Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Кауфман Донна: " Горячая Любовь Холодной Блондинки " - читать онлайн

Сохранить .
Горячая любовь холодной блондинки Донна Кауфман

        # Все в жизни Санни Чендлер, казалось, предопределено. Воспитанная в богатой семье, она окончила престижный университет и уже готовилась занять место в семейной корпорации, как вдруг взбунтовалась. Ей необходимо найти свой путь в жизни, испытать себя, посмотреть, на что она способна сама, без семейных капиталов. Санни уходит из дома и устраивается работать в итальянский ресторанчик…

        Донна Кауфман
        Горячая любовь холодной блондинки

        Пролог

        - Твое место в семье, во главе компании, - провозгласил Эдвин Чендлер, сердито глядя на внучку. - И забудь о глупостях вроде дурацкого отдыха, который тебе полагается.
        Сюзан Хаддон Чендлер упорно не отводила глаз от тонированного окна лимузина.
        - Сюзан, ты слушаешь меня? Грубости тебя не учили.
        Нет, устало подумала она, меня учили быть холодной, бесчувственной, полностью сосредоточенной на бизнесе и возможных подводных камнях, ему мешающих. Меня учили быть такой, как дед и бабушка. А любовь, жизнь и все, что ее привлекало, - побоку.
        И еще она терпеть не может, когда ее зовут Сюзан! Дед с бабушкой - единственные в мире, кто не называет ее Санни, Солнышко. Ласковое прозвище, оставленное ей папочкой. Немногое из того, что у нее сохранилось от родителей, погибших во время парусной регаты незадолго до ее пятого дня рождения.
        Она практически всегда знала, что судьба ее определена. Только все равно надеялась, что со временем обнаружится лазейка, через которую удастся ускользнуть. Или наберется достаточно причин, по которым будет легче смириться с неизбежным.
        Все, абсолютно все на ее курсе ждали времени получения диплома, как желанного мига свободы. Только не Санни! Для нее диплом означал, что отныне она будет навеки замурована в мрачном здании из серого гранита и стали, где располагается офис
«Чендлер Энтерпрайсиз». Теперь всю жизнь она будет курсировать между этим монстром и комнатами, выделенными ей в родовом особняке прапрабабушки с материнской стороны, там, где каждый ее шаг будет неукоснительно отслеживаться бабушкой и дедушкой.
        Санни украдкой взглянула на деда и расстроилась еще больше, если только такое было возможно.
        - Дедушка, я вовсе не хотела тебя огорчать, - начала она.
        - Тем не менее справилась ты с этим великолепно. Я не молодею день ото дня. Поэтому пора тебе покончить со своими глупостями.
        Деду семьдесят восемь. А он все еще работает, причем целую рабочую неделю, да и выходные частенько прихватывает. И так будет продолжаться, пока он не упадет когда-нибудь замертво, вероятнее всего, председательствуя на каком-либо заседании или заключая очередную многомиллионную сделку.
        - Я наконец-то закончила учебу. Неужели так глупо мечтать о небольшом отдыхе, времени, которое я смогу провести так, как мне захочется? - принялась она снова. - Ты прекрасно знаешь, как я благодарна вам с бабушкой за все, что вы для меня сделали. Я вовсе не пытаюсь увильнуть от своих обязанностей по отношению к фирме. - Брошенный им иронический взгляд только укрепил ее решимость. - Я твердо намерена занять свое место в компании, но ты ведь не собираешься уходить прямо сейчас. Мне всего двадцать пять. Вся моя последующая жизнь будет посвящена «Чендлер Энтерпрайсиз». Я прошу всего шесть месяцев…
        - В колледже у тебя было полно времени на собственные нужды.
        Нет, не было, упрямо мотнула головой Санни. Дед с бабушкой проследили, чтобы она вступила в университетский женский клуб, выбранный ими, чтобы в студенческом общежитии ее селили с девочками только из подходящих семейств. Они постоянно ее контролировали.
        - Я не собираюсь покидать тебя и бабушку. Я даже останусь здесь, в Чикаго. Мне просто надо узнать немного больше о том, что я из себя представляю…
        - Вот уж о чем тебе не стоит беспокоиться, так это о том, кто ты есть, Сюзан. А шесть месяцев с таким же успехом могут обернуться вечностью. Ты превосходно осведомлена о грядущем слиянии двух корпораций. Если ты когда-нибудь собираешься возглавить фирму, то сейчас самое время начать работать, чтобы быть в курсе всех дел. Я жду, что ты примешь участие во всех запланированных встречах, более того, надеюсь, что ты выступишь на них в качестве хозяйки, поможешь мне и Фрэнсис в деле, которое может оказаться одним из важнейших событий в истории «Чендлер Энтерпрайсиз». Ты прекрасно знаешь, что многое решается на светских раутах, а не в залах заседаний. Я надеюсь, ты покажешь себя, займешь положенное тебе место рядом со мной.
        Чем больше дед говорил о своих ожиданиях, тем страшнее становилось Санни. Надо уходить. Прямо сейчас.
        Лимузин вез их с ленча, где Эдвин обрисовал будущее внучки самым определенным образом. Санни окончательно и бесповоротно отдавалась в жертву «Чендлер Энтерпрайсиз». Ее охватил жуткий страх - казалось, войди она сейчас в серое здание фирмы, и двери захлопнутся за ней навсегда. У нее имеется диплом, соответствующее образование, ее тщательно обучали премудростям этикета, короче, дали все нужные знания и умения для выполнения предназначенных ей задач. Вот только никто не учел, есть ли у нее желание так жить.
        Она глядела в окно, все глубже погружаясь в бездну отчаяния. В глаза бросилось объявление: «Требуется кухонная прислуга. На полный рабочий день».
        - Водитель, остановите машину!
        - Сюзан! Какого дьявола!..
        - Остановите машину, будьте так добры.
        - Карл, не слушай ты ее…
        Но Карл уже вырулил к обочине, и Санни выскочила наружу. Напоследок наклонилась и умоляющим тоном еще раз попыталась сломить деда:
        - Я знаю, что тебе это непонятно. Мне очень жаль. Всего на шесть месяцев. А потом я буду самой лучшей из семейства Чендлеров, просто паинькой. Правда-правда.
        Лицо деда неожиданно приобрело лиловый окрас. Она даже испугалась, не хватил ли его сердечный приступ. Но стоило ей отойти на несколько шагов, как взрыв его ярости настиг ее.
        - Зато я превосходно понял, что ты еще более легкомысленна, чем мы с Фрэнсис предполагали! Ты очень огорчила меня, Сюзан. Твоя маленькая эскапада обойдется тебе куда дороже, чем мне. Очень скоро ты поймешь, что обладаешь весьма смутным представлением о жизни! Ты просишь шесть месяцев? Ты не протянешь и шести дней.
        - Я буду учиться. Способности у меня кое-какие есть. По крайней мере, судя по моим отметкам. - С этими словами она захлопнула дверь. Дверь в прошлое, в тот мир, который она знала.
        Развернувшись, она устремилась к маленькому итальянскому ресторанчику, замеченному ею с дороги. Открыла дверь и сняла объявление с витрины. Она понятия не имела, какие обязанности будут у нее на этой работе.
        В отражении стекла было видно, как лимузин плавно отъехал от обочины.
        - До свиданья, «Чендлер Энтерпрайсиз», - прошептала она. Взглянула на вывеску над дверями. - Привет, «Д’Анжело».

        Глава первая

        Дверь ресторана закрылась, и Санни погрузилась в атмосферу горячего, насыщенного запахами зала. Плавно крутящиеся вентиляторы неторопливо перемешивали аромат сосисок, специй и чего-то еще неизвестного, но весьма аппетитного. Рот мгновенно наполнился слюной, даже в животе заурчало.
        Обстановка подчеркивала домашний характер ресторанчика. Традиционные, обрамленные красной каймой скатерти, изящные свечи, белоснежные льняные салфетки на каждом столе. По центру зала - большие столы. Воображение мгновенно нарисовало за ними большие шумные компании. Вдоль стен расположились меньшие по размеру, спрятанные в альковах столики. Эти явно предназначались для романтических свиданий. Яркие итальянские пейзажи развешаны по стенам желтоватого оттенка, вьющиеся растения вплетаются в прорези решеток, разгораживающих альковы, изящно драпируют их.
        Как здесь уютно! Хаддон-холлу никогда таким не быть.
        Обстановка заворожила Санни. Судьба привела ее сюда не случайно, можно быть уверенной. Если у нее и оставались какие-либо сомнения относительно своего поступка, то сейчас она их отбросила без колебаний.
        Откуда-то сзади вынырнула пожилая женщина. Надетый на ней фартук говорил о ее принадлежности к штату ресторана. В высоту она была почти такая же, как в ширину, на голове - удивительно пышный пучок. Увидев Санни, стоящую посередине зала в объявлением в руках, она улыбнулась. Санни улыбнулась в ответ. Первый шажок на пути к устранению внезапно обнаружившейся дрожи в коленях.
        - Ты по объявлению? - спросила женщина. Акцент говорил о ее итальянских корнях.
        Санни шагнула, протянула руку.
        - Я Санни Чендлер, и да, я здесь по поводу работы.
        Женщина взяла руку и пожала ее так крепко, что Санни едва не вскрикнула от боли. Судя по морщинкам у глаз и пятнам на тыльной стороне протянутой ладони, ее собеседнице примерно столько же, сколько и деду. Санни она сразу понравилась.
        - Какая у тебя квалификация? Рекомендации?
        Санни замялась, но ненадолго. Распрямив плечи, она выдержала взгляд женщины и правдиво ответила:
        - Никаких рекомендаций, но я два года училась в Академии Джина Марка. - И ненавидела каждое мгновенье учебы. - И закончила с блеском. - Львиная доля усилий была приложена, чтобы досадить невыносимому Джину Марку.
        - И когда же ты получила этот сертификат?
        Лицо Санни загорелось, но осанка не утратила горделивости.
        - Мне было четырнадцать, мэм.
        Старушка расхохоталась. От всего сердца.
        - А в чем проблема? Я быстро учусь и буду стараться изо всех сил.
        - А нужна ли тебе эта работа, а? - Взмах руки велел Санни помолчать, прервал ее на полуслове. - Ты здесь, так что желание налицо. Что мне хочется знать, так это почему ты здесь. - Она указала на ближайший столик. - Присядь. И давай, говори, что тебя сегодня привело в «Д’Анжело». После этого я приму решение относительно твоего найма. Так что прошу, можешь считать это своим резюме.
        Санни села. Старушка тоже уселась и протянула ей руку.
        - Я Бенедиктина Д’Анжело. Все зовут меня мама Бенни.
        - Я буду рада называть вас мама Бенни, если вы мне позволите. Вы можете называть меня Санни.
        Женщина кивнула, сияющая улыбка снова воцарилась на ее лице.
        - Улыбка у тебя такая же солнечная, как и имя. И мне нравится твой стиль.
        Санни хмыкнула.
        - Взаимно.
        Бенни внимательно оглядела ее.
        - Твоя одежда стоит больше, чем ты сможешь заработать тут за несколько месяцев. А говоришь ты так, что ясно: у тебя имеются и другие дипломы, кроме полученного у Джина Марка. - Она перегнулась через стол, едва не пронзая Санни острым взглядом проницательных темных глаз. - Так почему бы нам не перейти прямо к делу?
        Санни улыбнулась, прямолинейность Бенни пришлась ей по душе. Этой женщине можно все рассказать.

* * *
        Мама Бенни нахмурилась.
        - Похоже, твой дедушка считает, что уважение можно заработать лишь одним путем. Д’Анжело так не поступают. У нас очень дружная семья, но наша любовь не эгоистична. К счастью, многие из Д’Анжело нашли свое счастье здесь. В ресторане работает уже третье поколение.
        - Откуда же тогда объявление?
        - Мой младший внук, Джо, в этом году заканчивает учиться. Он программист. Разрабатывает эти немыслимые компьютерные игры, на которых сейчас помешаны все дети. - Она пожала плечами, показывая, что такое увлечение ей непонятно. Но улыбка быстро вернулась на свое место. - Он очень умен, наш Джо. Учится превосходно. Но один из профессоров пригласил его поработать этим летом. У меня не оказалось никого, чтобы подменить Джо, поэтому и появилось объявление.
        Санни почувствовала, что ее ведет само провидение.
        - Так что, работа временная? Пока вы не подыщете кого-нибудь из членов семьи?
        - Там видно будет. - Мама Бенни снова внимательно оглядела Санни.
        Обстоятельства складываются замечательно, размышляла девушка. Они могут помочь решить проблемы друг друга, пока в том есть нужда. Когда придет время, она вернется к Чендлерам, а другой Д’Анжело займет ее место.
        - Мне кажется, я попала туда, куда надо.
        - Мне тоже так кажется. Но я буду честна с тобой, Санни. Я достаточно старомодна и хотела бы, чтобы на твоем месте оказалась итальянская девушка. Но я достаточно стара, чтобы принимать неожиданные решения, никого не спросясь. - Она моргнула, потом вернулась к делу. - Я собираюсь настаивать на месячном испытательном сроке. Нужно же убедиться, что ты и впрямь заслужила этот удивительный гастрономический диплом, о котором только что рассказывала.
        Санни покраснела, смутившись при воспоминании о своих недавних заверениях.
        - Я вас не подведу, мама Бенни.
        - Охотно верю, что ты постараешься. Так, остается еще одно, что нам надо уладить, прежде чем закрепить все на бумаге. Так, мелочь.
        Она получила работу! Санни была до того обрадована, что ничто другое ее уже не волновало.
        - Уверена, что знаю. Я…
        - Не спеши, не спеши. - Мама Бенни отодвинула стул и встала. - Пойдем-ка.
        Санни последовала за пожилой женщиной в глубь ресторана. Они прошли двойные двери, ведущие в кухню, и тут Санни оглушил стремительный поток итальянской речи, перемежаемый звоном посуды, бренчанием кастрюль и сковородок. Казалось, здесь идет оживленная перепалка.
        Она на мгновенье замерла, но мама Бенни взяла ее за руку и вытащила в коридор.
        - Пошли, пошли. Не обращай внимание на Карло. У него взрывной характер, но в душе он просто лапочка. Уж поверь.
        Санни отнюдь не была уверена в этом. Очередной эмоциональный взрыв Карло застал их уже снаружи, шум голосов прокатился по коридору, как ураган. И во что только она ввязалась?
        Она едва успела додумать эту мысль, когда мама Бенни подтащила ее к большой деревянной двери, стукнула в нее и открыла, не потрудившись подождать разрешения войти.
        - Никколо, я привела новую помощницу на кухне. Хочу, чтобы она приступила немедленно. Только вот бумаги надо оформить. - И прежде чем Санни успела что-то сообразить, мама Бенни вытолкнула ее вперед.
        Человека, оказавшегося перед ней, можно было по праву назвать заметным. И не только из-за его роста.
        Они находились в помещении склада, и он, видимо, занимался ревизией содержимого полок, держал в руках блокнот с пометками. Но в данный момент он уставился на нее. Не в пример маме Бенни, он не спешил приветствовать ее улыбкой.
        Черные брюки и белая рубашка с расстегнутым воротником. Закатанные рукава обнажают здоровенные ручищи. Через рубашку просвечивала майка. Сейчас такие не носят. Она и не догадывалась, что их еще выпускают. То, как под этой старомодной одеждой обрисовывались его грудь и плечи, приковало ее внимание. Санни быстро перевела взгляд на его лицо и испытала очередной приступ неловкости.
        Бездонные карие глаза обрамляли длинные ресницы, которые больше пристали женщине. А волосы просто манили запустить в них руку. Густые, темные и немного взъерошенные, словно он только что вышел из наполненной жарким духом кухни. Он бы хорошо вписался в тамошнюю обстановку - горячий и страстный, выкрикивающий что-то на своем стремительном итальянском. Санни обратила внимание на его губы. Яркие, сочные, даже сейчас, когда он изо всех сил сжал их. Мысли о наполненных жаркими испарениями комнатах и несдерживаемых эмоциях разогнали ее кровь. Обычно уравновешенная в любых ситуациях, Санни находилась теперь на грани потери самообладания. Как будто он щелкнул невидимым переключателем, и пошел неконтролируемый гормональный процесс - гулко забилось сердце, застучало в висках.
        Но стоило ему отвернуться - щелк! - переключатель вернулся в исходное положение.
        - На моей кухне не будет работать никто, хоть отдаленно на нее похожий.
        Мама Бенни парировала быстрой фразой на итальянском, которую Санни поняла только частично. Человек с ошеломляющей внешностью сразу поутих. Но гнев на милость не сменил. Наверное, это шеф-повар. Они все излишне темпераментны. Санни прояснила это для себя уже в четырнадцать. А то, что он обладает оболочкой, воплощающей предел мечтаний любой женщины, к делу не относится.
        Сама она тоже принадлежит к весьма распространенному типу тех сладких блондинок, что охотно изображают на рекламе - рядом с пальмами и автомобилями. Что вовсе не означает, будто ей нет места нигде, кроме как на рекламном плакате. В свое время она одержала победу над Джином Марком, который в части темперамента даст фору этому красавчику. И маму Бенни она смогла перетянуть на свою сторону. С этим малым все уладится - можно гарантировать. В конце концов, побеждать - то, что Чендлеры умеют лучше всего прочего. Интересно, что сказал бы дедушка, случись ему узнать, что эту работу она получила благодаря его воспитанию?
        Санни стояла, гордо выпрямившись, готовая вступить в сражение за всех белокурых, голубоглазых, изнеженных принцесс, когда мама Бенни неожиданно перехватила инициативу.
        - Санни Чендлер, этот до нелепости ограниченный молодой человек - мой внук Ник Д’Анжело. Несмотря на его очевидные недостатки, он прекрасно справляется с тем, что является его основной профессией. Он как раз представляет третье поколение Д’Анжело, занимающихся этим рестораном. - Она радостно улыбнулась, сглаживая возникшую неловкость. - Он твой новый босс.

        Глава вторая

        - Ты не против немного подождать за дверью? - Ник не дал молодой женщине и минуты на отрицательный ответ. Просто ухватил ее за руку и поволок к выходу.
        Надо ли удивляться, что она немедленно вывернулась, отказываясь от подобных услуг? Вот вам результат - когда мама Бенни сует свой нос куда не просят, жди серьезных неприятностей.
        - Спасибо, - вежливо поблагодарила новоприбывшая и решительно заявила: - Но я считаю, что, раз уж нам придется вместе работать, надо прийти к взаимопониманию прямо сейчас.
        Ник фыркнул, заметив одобрительную улыбку мамы Бенни.
        - Тогда я вас покидаю? Налаживайте контакт, - сказала та, выкатываясь вон с поразительной для ее фигуры скоростью.
        Ник заставил себя расслабить пальцы, гневно терзающие блокнот, и опять обернулся к очередной жертве матримониальных планов его родственников. Ясно, мама Бенни дошла до крайности. Эта особа даже не итальянка!
        - Я очень сожалею, но ты напрасно теряешь время.
        Мисс Чендлер уперла руки в бока.
        - Вам нужна работница на кухню или нет?
        Ник тяжело вздохнул.
        - Нужна. Я действительно намерен взять еще одну помощницу. Кстати, я занимаюсь не только наймом, но и увольнениями тоже, - сказал он со значением. - Мама Бенни хотела как лучше, но я буду откровенен. Эту работу она согласилась тебе дать, потому что ты молода и привлекательна.
        - Что ты говоришь! - язвительно откликнулась Санни. - Уверяю тебя, я и не рассчитывала, что меня возьмут кухонной прислугой, исходя лишь из внешних данных.
        Ник скрестил руки на груди.
        - В самом деле? А какая у тебя квалификация, позволь узнать? Хотя у нас всего семьдесят пять посадочных мест, мы предлагаем полное меню. Мне требуется человек, имеющий достаточный опыт в данной области. Ты имеешь хоть какое-то представление об итальянской кухне? Южной? Северной?

* * *
        Шквал его вопросов наглядно показывал, почему при всем желании он не может ее взять.
        Выглядела она бледненько. Ник попытался игнорировать возникшее чувство вины. Пускай даже у девушки есть свои основания и собственная печальная история, все равно он ее не примет. Конечно, можно объяснить все и не так сурово. Печально вздохнув, он переключился на более мягкие, убедительные тона.
        - Слушай, у меня на ближайшие десять дней намечены две свадьбы и одна большая вечеринка, не считая ежегодного уличного празднества. Если к трем часам завтрашнего дня все не будет готово, мать невесты меня живьем съест. У меня просто нет времени кого-то учить. Уверен, что ты найдешь себе еще что-нибудь. Сейчас рабочих мест навалом.
        Ник был доволен - постарался на славу и растолковал все очень доступно, но одного взгляда на нее было довольно, чтобы понять - все его добрые и мудрые слова пропали втуне.
        Где-то посередине между «матерью невесты» и «нету-времени-тебя-учить» ее подбородок упрямо выдвинулся вперед, показывая ниточку первоклассного жемчуга, украшающего ее шейку, а плечи под блузкой, явно сшитой на заказ, расправились. Ник поморщился. Надо было прислушаться к первоначальному порыву и просто вытолкать ее в шею с самого начала. Но девушка заговорила, и он обнаружил, что прислушивается. Зубки беленькие и ровные, губы абсолютно правильной формы и изогнуты как надо. К нему редко обращалось воплощенное совершенство.
        Хотя ему больше нравится, когда имеется небольшой дефект - зуб чуточку кривой или улыбка излишне широкая, брови немного неровные, что ли. Чтоб в произношении ощущался небольшой акцент, пожалуй. Бедра лучше широковатые, грудь - попышнее и волосы… много волос. Густые, кудрявые волосы, в которые хочется погрузить пальцы. Вот к таким женщинам обычно обращались его взоры.
        А не к таким холодным и белобрысым. Она словно отфильтрованная негазированная вода с кусочком лимона… Тьфу!..
        И все же он внимал каждому ее слову.
        - По правде сказать, - продолжала Санни свою защитную речь, - мне больше знакома западно-европейская кухня. Французская, к примеру. Мама Бенни дала мне испытательный срок - месяц. Ты, конечно, не можешь отказать мне в такой попытке. Короче, давай так: если я не выдержу, то сразу же ухожу, годится?
        Нет, подумал он, не годится. У него и месяца нет. И уж конечно, нет времени выяснять, что же в ней такого, что прочно приковывает его внимание. На это - никакого времени. Тогда зачем же он открывает рот и говорит - один месяц. И что он хочет, чтобы все было отражено на бумаге. Так, чтобы после увольнения она не смогла предъявить никаких претензий. Трудно, просто невозможно понять, откуда взялись эти слова.
        Девушка удовлетворенно улыбнулась, что жутко его разозлило. Может, она и пытается использовать свою внешность, но другой причины, по которой он все это произнес, кроме разыгравшихся гормонов, Ник придумать не мог. Она протянула ему руку, и он немедленно стал раздумывать о последствиях соприкосновения с ней.
        И чуть не расхохотался. Будь он проклят, если она низведет его до уровня неуклюжего тинэйджера, потеющего при одной мысли о поцелуе! Хотя сам он никогда не был неуклюжим - ни подростком, ни уже взрослым мужчиной. С женщинами всегда вел себя естественно. Уж с этой штучкой в свои двадцать восемь он справится шутя.
        Ник пожал ее руку. Теплая. Странно. Ему казалось, что такая хрупкая, изящной формы рука должна быть холодной.
        Теплая, хм? Он обнаружил, что заглядывает в синие глаза. Ледяная принцесса? Или белокурая искусительница?
        Выброси такие мысли из головы. Теперь она наемная работница, напомнил он себе. Никаких интимных отношений с подчиненными.
        - Итак, с чего мне начать? - выжидательно поглядела она на него.
        Он прочистил горло.
        - Осталось еще заполнить кое-какие бумаги. Разве тебя не интересует твое жалованье?
        Пришла ее очередь стушеваться.
        - Да, да, конечно. Очень интересует. Я просто предположила, что мне предложат столько же, сколько обычно дают новому работнику. - Принужденная улыбка.
        Они оба понимали, что происходящее мало похоже на обычный прием на работу.
        - Хм, значит, тебя не интересуют деньги? Зачем же тебе эта работа? Только честно.
        - Деньги меня всегда интересуют, - поправила его Санни. - Я получила соответствующее воспитание в корпорации Чендлеров,
        - Чендлеров? - Он прокрутил в голове предыдущие слова Бенни. - Санни Чендлер? Понятненько. «Чендлер Энтерпрайсиз»?
        - Да, у меня там кое-какие родственные связи. Ты ведь не выгонишь меня немедленно, а?
        - Почему я должен давать эту работу тебе, а не тому, кто в ней действительно нуждается?
        - Так ведь сейчас рабочих мест навалом. Никто не останется без работы потому, что ты нанял именно меня. Тогда почему нет? Я могу приступить к работе сей же миг.
        - К чему такая срочность?
        Ее улыбка немного померкла, но она немедленно вернула ее на место.
        - Мне бы не хотелось вдаваться в подробности. Впрочем, можешь спросить у Бенни, если желаешь. Я рассказала ей все и не взяла клятву хранить молчание.
        У Ника с губ помимо воли сорвалось проклятие. Если Бенни посчитала Санни одним из своих новых ценных приобретений, то черта с два он так легко от нее избавится.
        - Я согласилась на короткий испытательный срок, после которого могу быть уволена без вопросов. Этого мало?
        Ник умирал от желания выяснить, что же тут происходит, но будь он проклят, если побежит к Бенни. Так или иначе, а причину, по которой эта девица вторглась в его жизнь, он разузнает. Перед тем как выгнать ее вон и снова заняться работой.
        - Вообще-то, мне следовало нанять кого-нибудь с опытом.
        - Через месяц, если я окажусь непригодной, ты так и поступишь.
        - Ты талантливая спорщица. Тоже результат обучения в корпорации Чендлеров или это уже в хромосомах?
        Санни судорожно сжала и разжала кулаки. Нервничает? Никогда бы о ней такого не подумал.
        - Какие бумаги мне подписать? - спросила она.
        - Торопишься?
        Она усмехнулась прямо ему в лицо.
        - У меня всего месяц для того, чтобы произвести впечатление на своего босса. Я не собираюсь понапрасну терять время.
        - Бенни следовало бы отвести тебя на кухню и представить шеф-повару. Он-то и будет твоим непосредственным начальником. - Его улыбка становилась шире при виде появившейся тревоги в ее глазах. - А меня можешь считать исполнительным директором, скажем.
        - Шеф-повар… но ведь он не…
        - Карло, - усмехнулся он. - Вижу, вы уже встречались.
        Не стоит ему так откровенно радоваться ее испугу. Нехорошо. Но она так чертовски холодна и уверена в себе.
        Он одернул себя - если сегодня эта девица сбежит, в погоню он не кинется. Она просто из другого мира, с другой планеты.
        - Не знаю, где сейчас Бенни, - сказал он. - Почему бы мне не представить тебя Карло лично?
        - Желаешь полюбоваться на спектакль? - пробормотала она.
        - Что такое?..
        Она ослепительно улыбнулась ему, глаза ее говорили: она знает, что он слышал ее последнюю фразу.
        - Говорю, что жду не дождусь, чтобы поглядеть, как все обернется. - Она взмахнула рукой. - Веди.
        Ник распахнул дверь и простер вперед руку.
        - Дамы первые.
        - В пещеру ко льву? - сухо дополнила она. Он издал смешок.
        - Да уж, у львов обычно больше шансов, чем у гладиаторов.
        - Если только гладиаторы не вооружены острыми мечами.
        Чувство юмора ее вызывает восхищение. Конечно, сомнительно, что к концу дня от него что-нибудь останется, но все равно - очко в ее пользу. Ник немного смягчился. Всего один день - чего уж там!
        - Карло вовсе не такой уж страшный. Лает он сильнее, чем кусается.
        - Но ведь все-таки кусается, - заметила она. - По крайней мере мне так показалось. - Потом, тряхнув своей роскошной гривой, вышла в коридор. - Я могу укусить в ответ. Думаю, мы замечательно поладим.
        Улыбка у шедшего сзади Ника слегка полиняла. Возможно, этого-то он и опасался.

        Глава третья

        Одиннадцатью часами позже Санни рухнула на стул в закуточке кухни. Положив руки на стол, она уронила на них голову.
        - Лучше умереть, чем жить так изо дня в день. - Перед ее носом появился стакан воды со льдом. Она проглотила почти все его содержимое практически одним глотком, закрыла глаза, пытаясь продлить недолгое блаженство. Потом сдвинула наколку и попыталась убрать со лба прилипшие пряди волос. Подняв глаза на своего спасителя, обнаружила маму Бенни.
        Ник крутился весь вечер, как заводной. Но всякий раз, ловя ртом воздух в попытке отдышаться после очередного немилосердно тяжелого задания, выданного ей Карло, Санни ловила направленный на нее испытующий взгляд. Видимо, Ник рассчитывал, что она сделает какую-нибудь глупость, позволившую бы ему уволить ее без отлагательств.
        - Сегодня ты прекрасно себя показала, - с горделивым кивком поведала ей пожилая женщина.
        Санни моргнула, пытаясь пошевелить пальцами ног, занемевшими во взятых на сегодня взаймы тапочках.
        - Я выжила, - поправила она. - Во всяком случае, мне так кажется. Но как мне это удалось, для меня загадка.
        Мама Бенни уселась за стол напротив нее и сложила перед собой руки.
        - Завтра у тебя выйдет еще лучше.
        Санни гордо отметила про себя, что при этом замечании у нее хватило выдержки не устроить истерику. Еще одна такая ночь, и она на карачках поползет обратно к деду с бабушкой.
        Неизвестно откуда появился Ник, выбрал себе стул за соседним столом, оседлал его и улыбнулся Санни. При виде самодовольства, которым прямо-таки лоснилась его физиономия, Санни до скрипа стиснула зубы. Конечно, в данный момент она сильно напоминает переваренную лапшу, медленно сползающую по стенке - не самая подходящая внешность, если хочешь продемонстрировать холодное достоинство. На его месте она тоже, наверное, ухмылялась бы так.
        - Славно поработали сегодня, - миролюбиво заметил Ник. - Дали тебе шанс немного обвыкнуться, не спешить.
        Не спешить? Это называется не спешить? Санни судорожно глотнула то, что еще оставалось в стакане.
        - Она отлично поработала, Никколо, - сказала мама Бенни. - Девочка вовсю старается. И быстро всему научится, вот увидишь.
        Откликаясь на крики из задней комнаты, мама Бенни поднялась и, извинившись, оставила их одних. Вместе.
        Похоже, дела идут все хуже и хуже. Хотя куда уж хуже, непонятно.
        Казалось, что спор с дедом был тысячу лет назад. Накануне Санни приступила к работе с намерением доказать ему, что он не прав. После пятого или шестого визита Ника на кухню это намерение плавно преобразовалось в желание доказать Нику, что он не прав.
        В результате одолеть сегодняшний бесконечный марафон ей удалось исключительно на одном упрямстве. Сейчас же она была уверена, что скорее согласится съесть ворону перед Ником, дедом и всем советом директоров «Чендлер Энтерпрайсиз», чем выдержать еще одну подобную гонку. Санни открыла уже рот, приготовившись произнести слова, которых он от нее добивался, и смириться с унизительным «я ж тебя предупреждал», но он заговорил первым:
        - Я разговаривал с Карло перед его уходом. Он не слишком доволен, что мы тебя наняли.
        Она взглянула на него.
        - Я делала все, что он мне велел.
        - Основная его претензия к скорости. Когда ресторан полон, нам требуется человек, выполняющий все, что от него требуется. Хорошо выполнял и не тратил всю ночь на одно задание.
        Притухшая было злость начала постепенно разгораться, нервы натянулись.
        - Я не ставила себе задачу кого-то позлить. И делала все так быстро, как только могла.
        - Да-да, Карло говорил, что оценил твое желание довести выполнение задачи до идеала. Но мытье овощей не относится к изящным искусствам. Если ты желаешь продолжать тут работать, тебе следует делать работу побыстрее.
        Санни открыла рот, чтобы сообщить ему, что именно он может делать со своими овощами, мытыми или грязными, но, к собственному удивлению, произнесла:
        - Во сколько мне следует начать завтра? - И насладилась изумлением, блеснувшим в его темных глазах. - Если бы я пасовала перед трудностями, то никогда не смогла бы с отличием окончить университет, - сказала она, любуясь его внезапной сосредоточенностью. Видимо, другой награды за каторжный труд ей сегодня не получить, поэтому надо использовать по максимуму хотя бы то, что дают. - Если ты надеялся, что бульдожья тактика Карло заставит меня удрать без оглядки домой, ты просчитался.
        Господи боже, что она такое говорит? Она собирается повторить все опять?
        Санни глядела на морщинки, образовавшиеся в уголках его неотразимого рта. Того самого рта, который так мерзко ухмылялся совсем недавно. Да, решила она, так я сделаю. Надо только подыскать подходящие тапочки, залепить мозоли пластырем и заколки для волос взять пожестче.
        - Твоя смена начинается в четыре, - с трудом произнес он.
        - Я буду в три. - В ответ на его взлетевшие брови она добавила: - Я потрачу этот час на то, чтобы получше понять новые задания.
        - У меня нет времени тебя учить. Тебе надо было попросить…
        - Я уже говорила с Романо. Он тоже придет пораньше и поможет мне.
        - Охотно верю, - мрачно пробормотал Ник. Встал на ноги, поставил на место стул. - Мне еще надо с бумагами поработать. С сегодняшнего дня используй черный ход.
        Она подавила желание отсалютовать ему.
        - Да, сэр. - Он отвернулся и замер, когда она прибавила: - Спасибо.
        Обернулся к ней.
        - За что?
        - За то, что дал мне шанс, - искренне сказала Санни. - Мама Бенни будет мною гордиться. - И ты, добавила она мысленно. Впрочем, какое ее дело, что он о ней думает. - Ты, должно быть, счастлив, что у тебя есть бабушка, которая так тебя любит.
        Он взглянул на нее.
        - Ты говоришь, словно у тебя не так. Твоя бабушка, должно быть… - Он помолчал немного. - Фрэнсис. Фрэнсис Чендлер. - Рассмеялся. - Чего ты так вздрогнула? Может, у меня и нет университетского диплома, но газеты я читаю.
        Угораздило же его начать копаться в ее личной жизни! Санни поправила еще одну выбившуюся прядь и еще более выпрямилась. Спина протестующе заныла, но она проигнорировала эти глупости.
        Чендлеры никогда не показывают своей слабости врагам.
        - Мои дедушка и бабушка очень меня любят. Но только… выражают свою любовь по-другому, чем твои родственники.
        Обрывая разговор, она поднялась и чуть не взвыла от боли в ногах. Влезть в туфли на каблуках, в которых она сегодня сюда явилась - никогда! Возможно - никогда в жизни. Надо придумать, как бы незаметно проковылять через задний ход к своей… машине. И осеклась. Машины-то и нет! А поймать такси в час ночи - задача не из легких.
        - Можно мне позвонить из конторы? Один звонок в город.
        Минуту он молчал, потом смягчился, простер руку перед собой.
        - После вас.
        Санни потребовалось собрать остаток сил, чтобы идти перед ним, не прихрамывая.
        - Пойду заберу свои вещи.
        - Лучше сначала позвони, мне надо вернуться к работе.
        Она не стала спорить и лишь кивнула, слишком озабоченная вопросом, где сегодня переночевать.
        Он открыл дверь конторы и впустил ее, по дороге включив свет. Она оглянулась, осматриваясь. Узкая комнатка, старинный дубовый стол, заваленный бумагами, книгами и папками. На стенах - фотографии Ника с семьей и друзьями, какие-то торжества. Еще пара фотографий пожилого человека, который вполне мог оказаться его отцом или дедом.
        - Салваторе Д’Анжело, - пояснил он, уловил ее интерес. - Мой дедушка. Муж Бенни. Из Италии он приехал, когда ему было всего двадцать. В Америке основал свой собственный ресторан. Пять лет назад умер.
        - Мне очень жаль, - сказала она. - Они с Бенни, должно быть, отлично ладили.
        Ник остановился c ней рядом. Она уже собиралась отойти подальше, как он заговорил:
        - Папа Сал понимал людей. Всех соседей знал по именам. Всегда был в курсе, когда у кого какие неприятности, а уж назревающую свадьбу нутром чувствовал. К нему многие обращались за советом, и он никому не отказывал. Со знаменитостями обращался, словно они живут по соседству, а с соседями говорил, будто они величайшие из знаменитостей. Нам его ужасно не хватает.
        От таких проникновенных слов в глазах у нее защипало.
        - Ваша любовь - прекрасная награда за достойно прожитую жизнь, - заметила она. - Уверена, что Салваторе еще долго будет жить в сердцах тех, кто его знал.
        - Ты, вероятно, ему бы понравилась. - Санни замерла, когда его рука опустилась к ней на плечо. Он мгновенно убрал ее. - Сал обожал нарушать традиции.
        Санни проскользнула между ним и стеной и посмотрела ему в лицо.
        - Тяжело, должно быть, знать, что тебя постоянно с ним сравнивают. - Оказывается, у них есть нечто общее - изначальное бремя возложенных надежд на продолжение семейного дела.
        - Мои родители умерли, когда мы были детьми. Сал и Бенни нас поднимали, но, как старший, я всегда знал, что рестораном «Д’Анжело» придется заниматься мне. Сал постарался, чтобы ко времени его ухода я уже был готов встать ему на смену. - Он вызывающе оглядел Санни, и она решила, что мама Бенни рассказала ему ее историю.
        Ну и пусть. Она слишком устала для споров. Пусть думает о ней, что хочет. Он не отвел глаза, и она обнаружила, что тоже не может отвернуться. Сексуального очарования у этого парня в избытке и даже в переизбытке. И потом, какой голос. Стоило ему, вот как минуту назад, увлечься, начать говорить, как ей в голову полезли всякие неприличные мысли.
        Сердито засопев, она отвернулась к столу, пытаясь найти на нем телефон. Поймала свое отражение в висящем меж фотографий зеркале и едва сдержала истерический смешок. Так должен выглядеть енот, пробежавший марафон. Вот оно, прозрение! Тени расплылись вокруг глаз, волосы слиплись в грязные сосульки, кожа - липкая и блестящая. Два розовых пятна на щеках приятно гармонируют с красным носом.
        И он еще смеет говорить, что главный ее козырь - привлекательная внешность! Ага, конечно.
        - Мне пора позвонить, - сказала она. Определенно, пора выбираться отсюда и топать домой. Только что понимать под этим словом? В Хаддон-холл ехать нельзя, это точно. Роскошный номер в гостинице - тоже не тот вариант. День она провела, как работающая девушка. Ночь должна соответствовать. Но что же остается?..
        - Возьми!
        От звука его голоса прямо у себя за спиной она подпрыгнула. Обернулась, механически приняла подаваемый ей телефонный аппарат.
        - Спасибо.
        - Я выйду, чтобы ты могла поговорить.
        Как только дверь за ним закрылась, температура в комнате моментально упала градусов на двадцать. Или так показалось? Санни бессильно присела на краешек стола, глядя на телефон, но думая о своем новом боссе. Без толку отрицать, что он ее заинтриговал. Достаточно жесткий, чтобы с успехом руководить рестораном, достаточно мягкий, чтобы позволить своей бабушке собой командовать.
        Трубка в руке призывно гудела. Она встряхнулась, возвращаясь к сиюминутным проблемам. Нажала кнопку сброса и набрала номер. Вызвав такси, мысленно перебрала имеющиеся возможности. Их было немного, и в основе каждой ее кредитная карточка с неограниченным кредитом. Школьные подруги далеко. Даже если бы у нее и были с кем-то из них достаточно близкие отношения, все равно звонить так поздно неудобно.
        Внизу хлопнула дверь. А через секунду на пороге возникла еще одна версия Ника Д’Анжело - только повыше, похудее и помоложе. Черные джинсы болтаются вокруг тощих ног, сверху - черная же майка и кожаная куртка.
        - Какой приятный сюрприз, - сказал он. - А я уж начал думать, что старина Никколо помрет монахом. Кто же ты, малышка, и почему мой братец держит тебя тут взаперти? Если хочешь, я готов тебя спасти. - Он протянул руку. - Джо Д’Анжело, рыцарь в черной коже. - Улыбка на его лице оказалась невероятно заразительной.
        Настроение у Санни внезапно начало исправляться. Может, мужчины из клана Д’Анжело знают какой-то секрет? Она рассмеялась.
        - Боюсь, мой конь уже бьет копытом у черного хода. Но в любом случае спасибо за предложение. - И пожала его руку.
        Он удержал ее в своей, низко поклонился.
        - Всегда готов, прекрасная дама. - Запечатлев на тыльной стороне ее ладони поцелуй, отпустил Санни и выпрямился. - Как тебя зовут? Мой старший братец не затрудняет себя представлением семье своих девушек. Он откуда-то набрался вздорных идей, будто мы их отпугиваем. Так что давай, представляйся сама.
        - Мне кажется, скорее он должен бояться, что кто-нибудь их переманит.
        Его глаза изумленно расширились.
        - Живая. Неплохо, братишка. - Он рассмеялся.
        Смех был так же заразителен, как и улыбка. Интересно, как выглядел бы Ник, убавь он чуть-чуть суровости? Но, с другой стороны, к Джо никто не предъявлял таких требований, как к Нику.
        - Ты мне нравишься… так как, ты сказала, тебя зовут?
        - Я еще не сказала. Теперь говорю - Санни.
        - У тебя предусмотрительные родители. А мои? Какой-то Джозеф! - Он фыркнул. - Но ты меня не обманываешь? - Он покрутил головой. Его темные волосы были настолько коротки, что даже не шелохнулись. Еще одно отличие от брата. Забавно. Короткие волосы пристали скорее Нику, а не Джо. Длинная спутанная грива гораздо больше подходит последнему. Хмм. Но довольно загадок. Она не собирается посвятить себя изучению особенностей братьев Д’Анжело.
        - А мне кажется, Джозеф - отличное имя, - заявила Санни. - Очень мужественное.
        - Библейское. Как же, как же! Наслышан о мытарствах этого персонажа.
        Она рассмеялась.
        - В любом случае, мне кажется, что никакое имя помехой бы тебе не стало.
        Джо выстрелил в нее хитрой ухмылкой.
        - Вижу, моя слава бежит впереди меня. - Он придвинулся ближе. - Так все же, что ты делаешь в конторе у Ника?
        - Я новая работница и как раз готовилась уйти.
        - Брось! Ник тебя нанял?
        - Да, нанял. А почему ты спрашиваешь?
        - Мне жутко нравится, когда ты обливаешь меня этим восхитительным леденящим взором. Очень мило. Спорим, что Ник от твоих глаз просто на стенку лезет.
        - Не думаю, что твой брат реагирует так непосредственно. А нанял он меня потому, что ты покидаешь родное гнездо.
        Упоминание об отъезде его явно раздосадовало.
        - Знаю. Но мама Бенни и Ник понимают. Мне только казалось, что они отыщут кого-нибудь, не рассылая объявления во все газеты. - Он секунду внимательно изучал ее. - Разве что одна из моих родственниц вышла замуж, не поставив меня в известность, или, может, ты итальянка по линии троюродной прапрабабушки?
        Она снова рассмеялась.
        - Ни то, ни другое. Никаких итальянцев в моем роду.
        Ухмылка Джо вернулась на место.
        - Тогда, вероятно, мой братец наконец-то обрел здравый смысл.
        - На самом деле, это мама Бенни, которая…
        В комнату вошел Ник.
        - Санни, твое такси уже… привет, Джо. - Он приятельски обнял брата. - А я думал, что ты давным-давно подался на восток.
        - Так и было. Но Стив меня завернул. - Он повернулся к Санни. - Что за люди, а? Я хочу сказать, мы ведь определенно договорились - он снимает мою квартиру, пока меня не будет. А что получается? В последний момент он решает поселиться у своей подружки. Где справедливость, я спрашиваю?
        - Вероятно, ее предложение более заманчиво, - поддразнила Санни. И тут же сообразила - вот и выход! - Возможно, я смогу помочь.
        Ник шагнул вперед.
        - Нет. - Благожелательность, излучаемая им минуту назад, резко улетучилась.
        - Что значит нет? - Джо расплылся в широкой улыбке. - Дело касается только нас с дамой. - Он оглянулся через плечо и небрежно бросил: - Может, ты планировал, что она поселится у тебя?
        Ник нахмурился.
        - Я хочу сказать, что меня не касается, где она поселится, если будет являться вовремя на работу.
        - Замечательно! - подытожил Джо. - Потому что сложно опоздать, если жить наверху. - Он протянул руку. - Пошли, я тебе покажу квартиру, и мы обсудим условия.
        Санни моргнула.
        - Наверху? Ты живешь над рестораном?
        - Могу поклясться. Квартира отличная. Я ее хорошенько вычистил для Стива. Бездельника. Хотя, возможно, я ему обязан, как ты считаешь? - И он вытолкнул ее из конторы. А через плечо добавил: - Отмени такси, Ник. Оно ей не понадобится.
        Ник схватил Джо за плечо, Санни за руку и затащил обоих обратно.
        - Задержись на минутку. Она здесь очень ненадолго. Я кому-нибудь сдам твою квартиру. Просто оставь мне запасные ключи.
        - Извини меня, - сказала Санни, выворачиваясь из удерживающих ее рук Джо и вклиниваясь между двух братьев. - Я тоже считаю, что вопрос касается только меня и Джозефа. Даже если я не останусь тут работать, мне все равно нужно место, где жить.
        Ник зарычал:
        - Не делай этого, Джо!
        Требование брата не оказало на Джо никакого впечатления. Он пожал плечами.
        - Слушай, ведь это ты ее нанял.
        - Уж конечно, Чендлер может себе позволить что-нибудь более подходящее, чем квартирка из одной спальни в этой части города.
        Джо раскрыл рот, но Санни его опередила.
        - Эта Чендлер будет жить там, где посчитает нужным. В настоящий момент квартира Джо - самый подходящий вариант.
        Ник негромко выругался.
        - Я знал, что все обернется одной непростительной ошибкой.
        Джо похлопал брата по руке.
        - Не переживай так уж. Если Санни выдержала здесь целый день, значит, сильнее тех шести женщин, что не прошли испытания. А ведь они были твоими кузинами!..
        Санни внезапно почувствовала себя вознагражденной за все тяготы прошедшего дня. Одарив Ника торжествующей улыбкой, она позволила Джо увести себя.

        Глава четвертая

        Санни приоткрыла один глаз, посмотрела на часы и громко застонала. Не может быть, что уже пора, - она легла только пару минут назад. И тут же вспомнила: сегодня у нее выходной! Первый за неделю. Не надо вскакивать и мчаться, чтобы успеть до работы сделать самое неотложное. В ее распоряжении весь день. Она сонно улыбнулась и поглубже зарылась в одеяла.
        И сразу же испуганно подскочила. Стукнула входная дверь, в прихожей послышались чьи-то голоса. Внутри ее квартиры! Не успела она облизать моментально пересохшие губы, как нарушители спокойствия ввалились в комнату.
        - Ага, быстро вставай, соня. Нам без тебя не обойтись. Отцу Сартори, к примеру. А его терпение тебе известно, лучше его не раздражать. - В дверном проеме нарисовалась высокая интересная брюнетка. - Сюрприз, сюрприз.
        Санни натянула одеяло повыше и отбросила с лица волосы.
        - Вы кто? - Если б ей дали немного больше времени на то, чтоб проснуться, она сразу же заметила бы сходство. Но когда мимо высокой просочилась толстушка пониже ростом, всякие сомнения исчезли. - Сестры Ника?
        Низенькая замерла, с неподдельным интересом обернулась к высокой сестре.
        - Она сказала Ник, а не Джо. - И две похожие улыбки обласкали Санни, которая вмиг уразумела, какие мысли пронеслись в головах у обеих собеседниц.
        Она качнула головой.
        - Нет, нет, вы ошибаетесь. Я работаю на Ника. Помощница на кухне. А Джо сдал мне квартиру, потому что его друг от нее отказался. До воскресенья он поживет с мамой Бенни, а потом уедет учиться.
        Высокая одобрительно кивнула.
        - Хорошо соображает и за словом в карман не лезет. - Обе сестры хмыкнули. - Определенно не принадлежит к типу Ника или Джо. - Высокая шагнула вперед и протянула руку. - Извини за бесцеремонное вторжение, но поскольку мы уже здесь, то я Марина. - И она пожала руку Санни. - А это моя младшая сестра Андреа. Должна тебя предупредить, имеются еще две сестры, Рэйчел и Би Джей. Те самые младшие, если не считать Джо. Он - младенец.
        - Причем не только в смысле возраста, - добавила Андреа, разглядывая плакаты на стенах. - Сомневаюсь, что он позволил тебе тут внести что-то от себя, а?
        Санни улыбнулась.
        - Учитывая, что мне большую часть суток приходится разглядывать великолепные блюда, не вредно поглядеть на Хизер Локлир или Эль Макферсон. Их фигуры удержат от искушения, помогут поддерживать себя в форме.
        - Определенно не тип Джо, - согласилась Андреа. - Ладно, сейчас мы выметаемся из твоей спальни. У нас в порядке вещей забегать друг к другу, но если бы мы знали…
        -…по крайней мере мы бы сначала постучали, - с улыбкой закончила Марина. - А потом все равно вломились. - Судя по всему, уходить она не спешила. - Слушай, а когда ты начала работать? Обычно телеграф Д’Анжело работает оперативнее, но из-за только что начавшихся каникул, недавней выписки Сесилии с новорожденным из больницы и объявления Би Джей, которая, оказывается, в новом году ждет появления второго и третьего ребенка сразу… ну, ты понимаешь, темп жизни…
        -…ничуть не изменился, - со смехом завершила слишком длинную тираду сестры Андреа.
        Санни казалось, что она присутствует на теннисном турнире, причем ее голова используется вместо мячика, так часто приходилось крутить ею вправо-влево. Интересно, почему они постоянно договаривают друг за друга? Трудно представить, каково расти в семье со столь многочисленными родственниками. Уже не в первый раз она ощутила легкий укол зависти.
        - Должно быть, здорово иметь такую разветвленную сеть поддержки.
        - Да, точно, - без колебаний согласилась Марина. - Правда, тебя постоянно гонят из ванной, Ник и папа Сал вечно отпугивали наших ухажеров - странно, что мы вообще сумели выйти замуж, а нам еще приходилось мириться с мамой Бенни, пугающей учителей на родительских собраниях. - Ее улыбка смягчилась. - Но всегда находился кто-нибудь, кто помогал с домашним заданием, да и уборку со стиркой делить куда проще. Я так понимаю, что у тебя таких проблем не было.
        Санни качнула головой.
        - Со свиданиями у меня, может, было еще сложнее. Папа Сал и Ник, вместе взятые, блекнут на фоне моего единственного дедушки. Уборкой со стиркой занимались домработницы, няня помогала мне делать домашнее задание, а ванная была к моим услугах в любое время дня и ночи. - Ее собственная ванная, если уж на то пошло.
        - Домработницы и няни? - Андреа вздохнула и опустилась в кресло. - Мне нельзя поселиться вместе с твоей семьей? И взять моих детей?
        Марина удобно устроилась на краю кровати.
        - Но при наличии такой роскоши почему ты здесь? Раз уж мы так близко подружились, то, я полагаю, можно задать столь нескромный вопрос, - добавила она с ухмылкой.
        Она просто неотразима, подумала Санни. Да и Андреа - веселая и хорошенькая. У обеих густые темные волосы, сияющие карие глаза и чудная кожа. Гены Д’Анжело и тут себя показали. Бледная и белокурая, Санни должна была чувствовать себя на фоне этих ярких женщин бесцветной. Но почему-то не чувствовала. Обе ее собеседницы абсолютно лишены напыщенности и самолюбования и нравились ей.
        - Вообще-то жизнь здесь мало отличается от моей жизни в университете. Только плакаты у нас были другие. Я прекрасно приспособилась, а убирать приходится только за одной собой.
        Марина и Андреа переглянулись и разразились смехом.
        - Нам мало знакомо такое существование: университет или, скажем, уборка только за одной собой.
        Санни пожала плечами, но рассмеялась с ними вместе. Неделя выдалась неплохой, куда лучше, чем ожидалось. Она вымоталась ужасно, но это была хорошая усталость. Санни обнаружила, что наслаждается каждым мигом независимой жизни. Расцветает, как растение, попавшее в благоприятную среду.
        Можно было бы позвонить домой, она пару раз даже намеревалась так поступить - просто чтобы сообщить деду с бабушкой, что у нее все нормально, да ведь они и сами знали. Она иногда замечала Карла, курсирующего вдоль по улице на лимузине. Эдвин держит ее под присмотром - можно не сомневаться. Тем лучше. В последний раз она помахала Карлу - спасибо, деда на заднем сиденье не было - и уговорила его потихоньку привезти из дома кое-что из необходимых вещей, их могла собрать одна из экономок.
        Других контактов с семьей у нее не было. Но ничего иного не следовало и ожидать. Ни Эдвин, ни Фрэнсис не уступят. Они наверняка ждут, пока она сама приползет домой, чтобы после вволю обсудить последствия ее незрелого решения. Что ж, ждать им придется долго.
        - Значит, Ник нанял тебя на кухню? - спросила Андреа.
        Марина шикнула на сестру, обернулась к Санни:
        - Давно уже?
        - Неделю. Сегодня у меня первый выходной.
        - Ничего себе, - с изумлением прокомментировала услышанное Марина. - Новый мировой рекорд. И ты даже не говоришь по-итальянски, верно?
        Санни улыбнулась.
        - Я скоро научусь.
        - Как мы удачно попали сюда! - Андреа удовлетворенно потерла руки. - А то у нас никогда не было полного досье на нашего старшего братца. Но тут есть где разгуляться. Неделя с Ником и Карло - обоими сразу! Или ты просто чудо, или ситуация у тебя действительно катастрофическая.
        Марина скрестила ноги.
        - Не понимаю - зачем тебе тут работать?
        - Это долгая история, но после того, как я познакомилась с мамой Бенни, я поняла, что была права.
        - А после пяти минут с Карло?
        Санни рассмеялась. Она поняла, что нашла двух новых подружек. Причем подружек по собственному выбору. Момент нелепо торжественный для нее, впору рассмеяться над абсурдностью собственного ликования.
        - Ну и дальше? - спросила Андреа.
        Санни все рассказала им о своем деде. Потом добавила:
        - И Ник тоже посчитал, что я не выдержу. Мне пришлось доказывать и ему тоже. - Она пожала плечами в ответ на вопросительно поднятые брови Марины. - Я человек.
        - И женщина, - со значением произнесла Андреа.
        Санни поняла, куда та ведет.
        - Да, конечно, его внешность глаз не режет. Но здесь я ничего доказывать не собираюсь. - Что с того, что несколько раз она ловила его в тот момент, когда он внимательно ее разглядывал? Перед ней стояла задача состояться как личность, а не как любовница.
        - Все равно, я утверждаю, что ты заслужила награду, - сказала Андреа.
        Санни улыбнулась.
        - Довольно будет оговоренной суммы. Марина ухмыльнулась.
        - Думаю, ты внесешь приятное разнообразие в нашу жизнь. Слишком часто женщинам в этой семье приходится действовать за двоих. Иногда приятно поглядеть, как другие работают. Особенно если ты заставишь моего старшего братика побегать за его же деньги. Покажи ему, что не всякая готова упасть к нему в объятия, каким бы красавчиком он ни был. - Она снова внимательно посмотрела на Санни. - Ты сказала, что пока не увязла, верно?
        Санни покраснела.
        - Поверьте, я общаюсь с ним на исключительно деловой основе.
        Марина поднялась.
        - Ладно, в любом случае ты заслужила хороший отдых. - Она прервала протесты Санни. - Мы все прошли через кухню Ника. Спи, пока есть возможность.
        Андреа встала вслед за сестрой.
        - У нас тоже только небольшая передышка. Мужья Рэйчел и Би Джей присматривают за малышней, пока мы помогаем отцу Сартори с подготовкой праздника. Джон - муж Би Джей, отличный парень, но маленькая Ангелина - их единственная дочь. Дети в большом количестве его пугают.
        - Правда, Би Джей уже ждет близнецов. Мы просто обязаны помочь ему справиться со своими страхами, - добавила Андреа. - В нашей семье Джону придется привыкать к обилию детей.
        Санни мысленно посочувствовала бедняге Джону.
        - Близнецы?
        - Первые в семье Д’Анжело!
        - Джон никак не может осознать новость, - добавила Андреа.
        - Как будто у него есть выбор, - рассмеялась Марина. - Слушай, пошли наконец. Легкомысленно оставлять все празднество на отца Сартори.
        Санни одолело любопытство.
        - А что за праздник?
        - Традиционный летний, для всех соседей. Музыка, игры и танцы. И еда. Чтобы всем наесться вволю. Местные жители, - добавила она со смехом, - к питанию относятся серьезно. Остается еще три недели, но дел - масса. Д’Анжело - одни из главных организаторов.
        Марина потащила сестру к выходу, но та, уже выйдя, всунула голову обратно.
        - Мы никогда не откажемся от лишней пары рук, - заявила Андреа. - Спроси у Ника, что делать. До полудня мы тут. Или до того момента, пока мелюзга окончательно не выйдет из-под контроля.
        - Добро пожаловать к нам, Санни, - продекларировала Марина, и входная дверь за ними закрылась.
        Санни подскочила на постели. Спать больше совершенно не хотелось. Напротив, ее переполняла жажда деятельности. Достаточная, чтобы провести на ногах единственный выходной? Она подумала о двух женщинах, с которыми только что рассталась. Ей вдруг захотелось, чтобы ее приняли в их компанию.
        Она мечтала жить, как ей хочется. Но в самых диких фантазиях ей не пришло бы в голову выбрать нечто подобное. Такая жизнь каким-то образом сама ее выбрала. И Санни вовсе не была против.
        - Дедушка, поглядел бы ты сейчас на исполнительного директора своей компании.

        Глава пятая

        Санни замерла перед дверью конторы, колеблясь - постучать или нет? Она надеялась встретить маму Бенни, тогда не пришлось бы обращаться к Нику за разъяснениями, как найти отца Сартори. Но не повезло. Она постучала.
        - Да?
        - Это Санни. У меня один небольшой вопрос.
        - Войди.
        Он говорил резко, но Санни уже достаточно знала его, чтобы понять, злится он или просто недоволен тем, что отрывают от дела. Всего за неделю она выяснила, что управление даже небольшим ресторанчиком типа «Д’Анжело» состоит из решения нескончаемого ряда задач. Поразительно, за что только Ник не отвечал, и еще более поразительно, как ему удавалось держать под контролем всю массу работ. Она всунула голову в дверь. Виден был лишь темноволосый затылок. Он не взглянул на нее.
        На сей раз обычную его белую рубашку с засученными рукавами сменила выцветшая футболка, волосы казались еще более взлохмаченными. Словно он старательно их тормошил. И частенько.
        Она проигнорировала появившийся в пальцах зуд и вошла в комнату.
        - Мне нужны указания. Марина и Андреа сказали, чтоб я спросила у тебя.
        До того он злобно тыкал пальцем в калькулятор, но тут резко остановился и посмотрел на нее.
        - Что ты сказала?
        - Марина и Андреа сказали, чтобы я присоединялась сегодня к ним, и мне нужны указания. Они сказали, что следует спросить у тебя, - повторила Санни.
        - Какое отношение ты имеешь к моим сестрам? - подозрительно прищурился он.
        - Они меня пригласили. Этим утром.
        - Ты их даже не знаешь.
        Она улыбнулась.
        - Всех - нет, но двоих теперь определенно знаю.
        - С каких это пор?
        - С того момента, как они ввалились ко мне в спальню, разыскивая Джо.
        Ник смотрел на нее десять секунд, не меньше, потом швырнул на стол карандаш и откинулся на спинку стула.
        - Грандиозно.
        - Приятно, что тебе понравилось.
        - Ты понятия не имеешь, что это для меня значит.
        - Тебя это не касается. - Она развернулась. - Ладно, найду сама. Может, мистер Бертолуччи мне поможет.
        - Погоди.
        Она остановилась, оглянулась.
        - Извини, что я взвился. Утро выдалось поганое, а выходки Джо просто меня доконали. Что он тут насчитал - уму непостижимо! Интересно, куда он девает свои мозги, когда они не заняты очередной компьютерной программой.
        - Судя по плакатам на стенах его квартиры, могу высказать некоторые предположения, - сухо предположила Санни.
        Ей показалось, что уголки его губ слегка дрогнули. Улыбка у него все-таки потрясающая.
        - Если подождешь минут десять, я сам отведу тебя к отцу Сартори.
        Она убедила себя, что наполнившее ее чувство вовсе не паника, а удивление.
        - Да ну! Я знаю, ты занят. Просто объясни, куда идти. Я найду. Не волнуйся - не потеряюсь. Я хорошо ориентируюсь.
        Он открыто изучал ее. Паника продолжала нарастать. Перехватывать иногда взгляд-другой, а потом мучить себя предположениями об их значении - это одно. А прямое вызывающее разглядывание - нечто иное.
        - А как ты ориентируешься в цифрах и колонках?
        - Что? - Ей понадобилась секунда, чтобы осмыслить вопрос. Потом дошло. Она чуть не расхохоталась. Вот и ответ на вопрос о сексуальных притязаниях босса - оказалось, что интересуют его исключительно ее мозги. Проза жизни. Санни не позволила рвавшейся наружу ухмылке проявиться на лице. - Вообще-то неплохо ориентируюсь - что в колонках, что в цифрах.
        Ник рывком поднялся на ноги.
        - Отлично. Не можешь свести колонки пять и шесть, а потом сравнить результат с девятой? Мне надо заняться еще кое-чем, а потом мы наконец сможем отсюда выбраться. - Он мимоходом коснулся ее, проходя к двери, но, видимо, не ощутил того электрического разряда, что пронзил ее тело. - Я буду очень благодарен. - И ушел.
        Санни подошла к стулу и уселась. Он все еще хранил тепло его тела. Беспорядок полнейший. Удивительно, что Нику вообще удается как-то работать в таких условиях.

* * *
        От бухгалтерских способностей Ника у ее дедушки наверняка случился бы припадок. А она не была бы маленькой девочкой своего деда, если б не прониклась схожим негодованием. Те же пальцы, что ныли от желания пригладить волосы Ника, просто тянулись разобрать разбросанные бумажки. Но она воспротивилась. Она здесь не для того, чтобы управлять рестораном или указывать ему, как надо управлять. Хотя, если он заинтересуется, то можно подкинуть пару идей.
        Повздыхала, изучая лежащие на столе книги. Колонки цифр на широких светло-зеленых листах, толстый, похожий на кожаный переплет. Ей казалось, что таких больше не делают.
        - Компьютер, величайшее изобретение нашего времени, - бормотала она, - видимо, пока кажется ему устройством невиданной сложности. Хорошо, если он вообще слышал о его существовании.
        Она начала проглядывать цифры и практически сразу нашла место, где Джо сделал ошибку. Две цифры перепутал. Она исправила их и обвела красным две суммы окончательного итога. Потом, заинтересовавшись, просмотрела и другие колонки и обнаружила еще несколько ошибок. Через десять минут на пяти листах возникли ее пометки, сберегающие боссу несколько сот долларов. Хотела было поискать еще, но засомневалась, можно ли без спросу.
        Санни пошла искать Ника и, зайдя в маленькую кладовку, застыла с пересохшими губами. Ник был прямо перед ней - наклонившись, он рылся в стоящей на полу корзине. Джинсы. Она никогда до того не видела его в джинсах. Особенно в таких, что демонстрировали его бедра столь откровенно. Видимо, она издала какой-то звук, потому что он выпрямился и повернулся к ней.
        - Не нашла? Ну и ладно, оставь все как есть - я сам займусь чуть попозже, когда цифры перестанут мельтешить у меня перед глазами.
        Санни улыбнулась, воплощенное самодовольство.
        - Без проблем. Ошибка найдена и устранена. По правде сказать, я отыскала еще парочку. Там на бумажке отмечено. Слушай, ты не хочешь купить компьютер? Нужная вещь. Я бы моментально тебя научила. - Она махнула рукой в сторону полок. - Так. Надо чем помочь тут? Хотя в этом случае я буду настаивать на повременной оплате.
        Напряжение ушло с его лица, она просто кожей ощущала, как расслабляются вздувшиеся было мускулы плеч и рук. Он скрестил руки на груди, мышцы опять заиграли, и очень красиво, кстати.
        - Ты будешь настаивать? - передразнивал он ее деловой тон.
        - Ну… просто сегодня же мой выходной.
        - И ты планировала провести его, работая даром на отца Сартори.
        - Я думала, что будет весело.
        Ник наконец сделал то, чего не делал всю неделю. Он улыбнулся именно ей. Пытаясь справиться с легким головокружением, она засомневалась, была ли права, провоцируя его на эту улыбку.
        - Да. Марина и Андреа так рассказывали, что мне захотелось тоже принять участие.
        - Марина и Андреа дадут фору самому Тому Сойеру.
        - А ты считаешь, что ничего веселого в празднике нет?
        - Хм, чего говорить - событие крупное. И сулит много удовольствия многим. Но для меня - одну работу. Приятную работу, но работа есть работа.
        - Марина говорила, что Д’Анжело стали готовить угощение на праздник с самого начала - когда традиция только зарождалась.
        - Вижу, ты с моими сестрами пообщалась всласть.
        Вспоминая об их разговоре, Санни не могла сдержать улыбку.
        - Нельзя сказать, что ситуация напоминала традиционные встречи с подружками, но мы поладили.
        Улыбка померкла, вернулась настороженность.
        - Все-таки, какие у тебя планы, Санни? Ты заводишь дружбу с моими сестрами, со всей округой. Пытаешься проникнуть в жизнь другого слоя общества - этакие каникулы с параллельным обучением?
        - Мое представление о каникулах не предполагает работы по двадцать четыре часа в сутки, бешеной брани на итальянском, каждую секунду обрушивающейся на твою голову, и ежедневного отмачивания в горячей воде ноющих ног. - Она шагнула вперед, сознавая, что сейчас в любую минуту он может ее уволить, но ни капли о том не беспокоясь. - Я честно работаю, делаю все, что скажут, и имею право распоряжаться своим выходным, как хочу, включая работу на отца Сартори и болтовню с любым встречным, пусть даже и с твоими сестрами. Мне, представь, нравится заводить друзей и делать то, что хочется, не согласовывая свое расписание на неделю с шофером. - Ее нос практически уткнулся в его подбородок. - Если у тебя претензии к качеству моей работы, то, пожалуйста - дай мне знать. В другом случае, попрошу тебя оставить свои подозрения при себе. Твои сестры, если ты не заметил, тоже уже взрослые и способны сами за себя решать. - Она рванулась к выходу и проворчала вполголоса: - Поменяла одного диктатора на другого. Мне нужна тихая спокойная жизнь, несколько хороших друзей и работа. Чего тут дурного?
        Сильная рука быстро развернула ее, мгновенно отпрянула.
        - Погоди минуту.
        - Я уволена?
        - Пока нет.
        - Тогда до завтра ноги моей тут не будет.
        - Санни, ты можешь минуту подождать? Я пытаюсь извиниться.
        Она остановилась.
        - Для этого минута у меня найдется. Возможно, и две. - Она впилась в него глазами. - Извиняйся.
        Он ухмыльнулся. Ухмыльнулся!
        - Погоди! - Он поднял руку, когда она зарычала и снова двинулась к выходу. - Ничего не могу с собой поделать. Ты, наверное, будешь злиться еще больше, но уж очень ты миленькая, когда сердишься.
        - Замечательно. Если меня не уволили, то могу я теперь тихонько уйти?
        - Не надо. - Он тяжело вздохнул и запустил руки в свои волосы, приковывая ее внимание к их роскошным волнам. - Не знаю, почему я так взвился от сообщения, что ты сошлась с моими сестрицами. Хотя нет, знаю, конечно. Мои сестры по мере возможности отравляют мне жизнь. Я думал, что у них хватает пока хлопот со своими ежедневными драмами, но теперь, когда они тебя обнаружили…
        Гнев Санни тут же улетучился, а на смену ему пришло жгучее любопытство.
        - Что такого могли сделать твои сестры?
        Он прищурился.
        - Они замужем. Все четыре. И, начиная с прошлого месяца, у всех имеются дети. Какая-то заразная болезнь, и они считают, что все должны ее с ними разделять. Мне бы не хотелось, чтобы тебя затронули их проблемы.
        - По-моему, я должна посчитать себя оскорбленной.
        Губы Ника слегка дрогнули.
        - Никакого оскорбления не предполагалось. Я просто не отношусь к тем, кто женится. Я женат на своей работе. Просто предупреждаю тебя на всякий случай.
        - Кто сказал, что я из тех, кто выходит замуж? А если и так, то почему ты решил, что ты являешься подходящей кандидатурой? - Очень хотелось проделать брешь в его безграничном самомнении. К сожалению, оказалось, что боеприпасов у нее недостаточно. - Я говорю, что на данный момент меня никто не интересует. Мне просто приятна компания твоих сестер, и кажется, я выбрала неплохой способ поближе познакомиться с жизнью.
        - Не забудь, твой испытательный срок еще не кончился.

* * *
        Ник обнаружил, что в сотый раз за этот день поднимает глаза, утыкаясь взглядом в некую Санни Чендлер. Через минуту знакомства она сумела очаровать отца Сартори, объяснив, что хотя сама не католичка, но всегда восхищалась витражами и мозаикой католических соборов. Мистер Фабрицио пал следующей жертвой. На нем она опробовала свои недавно обретенные знания итальянского. Строгий, старых взглядов сапожник размяк, подобрел.
        Ник глухо зарычал. Бледная и белокурая, с гибкой фигурой и тонкими чертами лица, она казалась прозрачным бриллиантом среди броских и ярких полудрагоценных камней. И, как ни удивительно, вписывалась в общий фон.
        Правда, не все приняли ее с распростертыми объятиями. Миссис Тротта малость надулась. Но ведь миссис Тротта неоднократно пыталась выдать своих трех дочерей, всех по очереди, за Ника. Да и - он оглянулся - тут не одна мамаша, недовольная новоприбывшей. Некоторое время он наслаждался этим обстоятельством, но потом его взгляд снова вернулся к Санни. Предполагалось, что ее берут на временную работу. И уж совсем не предполагалось, что она будет вмешиваться в его жизнь.
        Он вспомнил слова Санни о том, что ей просто хочется поближе познакомиться с соседями, что он тут ни при чем. Плохо же она знает людей! Он будет при чем, хочет она того или нет. Потому что, помимо недовольных мамаш, присутствующих здесь, найдется уйма других ненормальных мам, которым доставит невиданное удовольствие его женитьба. На ком-нибудь. В особенности на пришелице со стороны. Потому что тогда они смогут утешиться: что ж, раз он выбрал не их дочерей, считая, что слишком хорош для них, вот, поглядите, чем все закончилось.
        Подружек Ник всегда старался выбрать подальше от дома, так, чтобы его личная жизнь оставалась неприкосновенной. Эти мамочки, с нетерпением ожидающие его женитьбы, просчитаются, и Санни Чендлер им не подмога. И вообще она ему не нравится. Прямая, как жердь, излишне уверенная в себе, высокомерная, самая… белокурая из всех блондинок, какие ему только встречались. Не говоря уж о том, что по части чувственности она проигрывает всякой другой.
        Нет уж! Ей не стать даже кандидаткой в подружки Ника Д’Анжело.
        Он отвернулся, чтобы не видеть, как она хохочет над какой-то шуткой Андреа, но их взгляды на мгновенье скрестились. Ее улыбка слегка поблекла.
        Ник с удивлением обнаружил, что опять смотрит на Санни, проверяя, так ли на самом деле. Но она уже снова была увлечена какой-то историей, рассказываемой Андреа.
        - Ты уже закончил тут?
        Рядом с ним стоял внук мистера Фабрицио Тони.
        - Отец Сартори не может решить, сколько столов надо поставить в этом году.
        Ник кивнул.
        - Иду. - Вставая и засовывая список недовыполненных дел в задний карман, намеренно не посмотрел на Санни. Хотя ему и хотелось.
        Тони припустился вперед, оставив позади Ника, упорно пытающегося думать только о столах. В прошлом году их было слишком много, танцевать неудобно. Но в позапрошлом день выдался очень жарким, и они сбились с ног, отыскивая места для пожилых людей, рано захотевших присесть. В этом году лето жаркое, надо учесть.
        Жаркое лето. Жаркое лето с холодной блондинкой.
        Он негромко выругался и вошел в полумрак церкви. Но даже святость места не могла охладить накал его страстей.
        Когда испытательный срок Санни истечет, ей придется уйти, внезапно решил Ник. Это единственное решение. Пока она здесь, он не в состоянии делать свою работу, во всяком случае так безупречно, как всегда.
        В глубине церкви спорили отец Сартори и двое других мужчин. Со своей скамьи на него глядела и понимающе улыбалась миссис Делаторри. Он вздохнул. Помех на пути у него предостаточно.
        Санни придется уйти. Или она уйдет, или он неминуемо окажется с ней в постели.
        Он даже думать себе об этом не позволял, но сейчас осознал, что такая мысль постоянно крутилась в подсознании. Миссис Делаторри подняла свое необъятное тело со скамьи, опустилась на колени, изобразила рукой подобие креста, потом снова улыбнулась ему и удалилась.
        Ник ощутил, что его скулы загорелись. Как будто она знала, насколько далеки от возвышенных его мысли. Но раз уж они забили его голову, придется их обдумать. Почему нет? Ничего другого не остается. Он хмыкнул.
        Что, если они с Санни окажутся в постели? Не сбежит ли она после домой к дедушке? Скорее всего. А он безболезненно расправится со своим непонятным влечением к ней и вообще выбросит ее из своей жизни.
        Чем больше Ник думал об этом, тем больше ему нравилась идея. Так куда забавнее, чем просто ее уволить. Тем более, что для увольнения, если говорить честно, оснований у него нет. Но она не сможет оставаться тут, если они переспят.
        Бесчестным он себя не ощущал. Они взрослые люди, и он не собирается ни к чему ее принуждать. Конечно, она на него работает, но ее зарплата, яснее ясного, не является для нее жизненно важной. И без этих денег проживет прекрасно. Нет, работа здесь не так уж ей необходима. С точки зрения отношений «мужчина - женщина» они на равных. Если ей захочется сказать нет и остаться у него работать, то пусть.
        Но после некоторых взглядов, которыми они обменялись за последнюю неделю, он не думал, что она скажет нет.
        Что ж, устроим ей небольшую экскурсию по запретным местам. Оба они получат удовольствие, а потом каждый отправится своим путем.

        Глава шестая

        Ник вышел из конторы и потащился по направлению к кухне. Неделя выдалась неважной и ничего хорошего в дальнейшем не сулила. Чего стоит перспектива неизбежной, ставшей почти привычной перепалки с Карло. Проблем достаточно. Бастуют водители грузовых машин, проклятая простуда скосила половину персонала - их возвращения в лучшем случае можно ожидать к концу недели, так что его планы соблазнить Санни потерпели сокрушительное фиаско. Ясно, отчего его связи никогда не были длительными. Ресторан был очень требовательной любовницей. И Ник впервые заметил, что ситуация его несколько раздражает.
        Непонятно почему. Предполагаемый флирт с Санни ничем не лучше любого другого, то есть не имеет совершенно никакого значения. Исходя из нынешнего положения дел, ему куда важнее иметь Санни на кухне, нежели у себя в постели. Давать ей повод уволиться сейчас просто неразумно.
        Грядет соседская свадьба, которую должен обслуживать их ресторан, да и лето в разгаре - наплыв посетителей неизменно растет. Постоянно приходится перерабатывать, возможность прижать эту ледышку в уединенном уголке представится не скоро.
        Ладно хоть дети на каникулах. Что означает - его взбалмошные сестрицы не могут явиться и внести свою лепту в создание первозданного хаоса. Как ему ни нужны лишние руки, дополнительные языки совершенно ни к чему. Мама Бенни, конечно, постоянно держит его в курсе семейных новостей. В ее глазах не угасал неизменный огонек любопытства, и он чувствовал, что пока надо поостеречься тащить Санни в постель. Если мама Бенни или сестры пронюхают о чем-нибудь подобном, то их планы насчет его будущего могут принять просто чудовищные очертания.
        Ник распахнул дверь, готовясь объявить Карло о задержке поставок, заранее зная, что подобное заявление чревато исключительно бурным началом дня, и столкнулся нос к носу, вернее тело к телу, с Санни.
        - Ой! - Она моментально отступила назад и вжалась в стену, пропуская его. - Извини, я не видела, что дверь открывается.
        - Все в порядке. - Ага, как же! Невинное прикосновение к фартуку, стягивающему ее излишне худую фигурку, привело все его тело в состояние повышенной готовности.
        Это знак свыше. Надо держаться от нее как можно дальше. Ей тут не место.
        - Мне надо поговорить с Карло, - хмуро сообщил он. Никаких глупостей - только работа. С ней можно только так. - Поставщики вовремя не приедут.
        Выражение ужаса на ее лице в точности отразило ее ощущения.
        - Вероятно, ты захочешь выйти на минутку, - добавил он, наклоняясь к ней поближе. Черт, какая она хорошенькая, когда щеки у нее горят так ярко. Куда доступнее, соблазнительнее. Он отодвинулся на пару дюймов подальше. - Почему бы тебе не сходить погулять? Зачем слушать вопли?..
        - Я могу сходить к мистеру Фабрицио - буду в непосредственной близости. Почему итальянцы так любят ругаться?
        - Своего рода искусство, которое мы пытаемся поднять до невиданных высот.
        Санни скрестила руки на груди. Ник попытался не глядеть, как четко обрисовались под фартуком ее маленькие округлые груди. Все-таки он постепенно деградирует: строит глазки, исходит слюнями - типичный влюбленный подросток.
        С фактами не поспоришь. Надо смириться с реальностью.
        - Я так и поняла, - сказала она.
        Он тупо размышлял, в курсе ли она, как звучит ее голос. Если бы только она знала, насколько ему хочется ее встряхнуть, чтоб слетело с нее это напускное спокойствие, чтобы издаваемые ею звуки стали более низкими, требовательными…
        - Во всяком случае, ты знакомишься с элементами чужой культуры, - жестко заметил он. - Посмотри на все с образовательной точки зрения.
        Уголки ее поджатого маленького рта слегка изогнулись. Ничего в жизни ему так сильно не хотелось попробовать на вкус, как эти губы…
        - Вначале возможность выучить новый язык казалась мне очень привлекательной, - заметила она, - но постепенно выяснилось, что восемьдесят процентов выученного нельзя повторить в смешанной компании - по правде, ни в какой компании, а это немного отравляет радость обучения.
        Ник усмехнулся. Сцапать бы ее сейчас в объятия… Вот такую - с прядями волос, прилипшими к щекам, пятнами соуса на подбородке, руками, покрасневшими от воды… А излагает, словно степенная матрона за чашечкой чая.
        - Пустяки, в моей кухне ты можешь использовать новые знания на все сто.
        Она бросила ему ответную улыбку.
        - Как любезно. - И прошла бочком мимо, стараясь не задеть его даже краешком одежды.
        Дверь за ней захлопнулась, и Ник подавил желание выйти следом. Он пояснил себе, что просто пытается отложить очередную схватку с Карло. А вовсе не потому, что хочет увидеть, как ветерок охладит ее щеки. Только когда его пальцы заныли, он понял, что до сих пор сжимает кулаки, борясь с желанием поправить влажные локоны, выбившиеся из-под наколки.
        Решительно расправив плечи, он маршевым шагом отправился туда, где его ожидали громы и молнии Карло. С шеф-поваром общаться все же безопаснее.

* * *
        Санни остановилась за дверями кухни и обернулась, пытаясь проникнуть взглядом сквозь них. Ник остался стоять там, где стоял, тело в напряжении, кулаки сжаты, потерянный взгляд.
        Вероятно, он пытается сообразить, как сообщить неутешительные новости Карло - ведь некоторые блюда в меню придется заменить. Приходится признать, что она излишне часто посматривает на Ника, вызывая неистовый гнев Карло, - вместо того чтобы витать в облаках, ей следовало полностью сосредоточиться на грязной посуде.
        Первую неделю Санни не уставала удивляться, зачем Ник держит такого темпераментного шеф-повара. Но потом попробовала некоторые блюда, приготовленные Карло, и поняла, что Карло был гениальным шеф-поваром. Кроме того, он приходился Нику троюродным кузеном. А семья - превыше всего.
        Откуда у людей столько родственников? На этой неделе ее дважды приглашали в гости к сестрам Ника. И оба раза она возвращалась домой оглушенная - неизменный результат от ни на мгновенье не прекращающегося шума.
        Ник больше ничего не говорил относительно ее дружбы с его сестрами. Вернее, если не учитывать последние пять минут, он с ней не говорил ни о чем, кроме как о работе. Сейчас она поняла, что немного разочарована. Не привыкла быть пустым местом.
        Охваченная презрением к самой себе, Санни потерла ноющую спину и направилась в сторону душевых.
        - Насколько, оказывается, у вас высокое мнение о собственной персоне, мисс Чендлер, - сухо бормотала она по дороге. Неприятно признавать, но дед все-таки прав относительно ее удаленности от реальной жизни.

* * *
        Несмотря на усталость, несколько ночей Санни провела без сна, пытаясь решить, что будет делать, если Ник оставит ее после окончания испытательного срока. Кухня ресторана «Д’Анжело» - не для нее. Пора признать: бурное кипение кастрюль и темпераментов ресторанного бизнеса ничего не говорят ее душе, но и холодные кабинеты «Чендлер Энтерпрайсиз» трогают ее не сильнее.
        Что же остается?
        Вломившись в душевую, она намочила бумажное полотенце и промокнула пылающие щеки. Ник говорил правду. Все, начиная с племянников и племянниц Ника и заканчивая местным булочником на углу, объединили их в пару.
        Прекратив растирать кожу, она мысленно воспроизвела краткий миг их с Ником столкновения в дверях. Что, если в ее новую жизнь включить маленький флирт? Флирт с настоящим мужчиной. Не сушеным карьеристом, пытающимся залезть вверх по корпоративной лестнице, которых раз за разом подсовывал ей дедушка. Ник Д’Анжело - безусловно, настоящий.
        Она обмахнула щеки, начавшие разгораться с новой силой.
        Но возможно ли флиртовать с ним и одновременно на него работать? Так, какие есть варианты? Можно подыскать другую работу, более подходящую, и остаться тут жить. Но какую работу? Она понятия не имела.
        Санни вышла из душевой и вздрогнула от обрушившихся на нее воплей, рвущихся из-под двери кухни. Может, действительно пойти прогуляться ненадолго?
        Выйдя из задней двери, она отметила признаки готовящегося празднества. Остается еще две недели. Столько же, сколько до конца ее испытательного срока. Участие в празднестве будет ее наградой. За мужество и выдержку. И поворотным пунктом в ее судьбе.

* * *
        Поглаживая щеку, Ник взглянул на часы на стене конторы. Час сорок пять ночи. От резкого движения спину заломило, он застонал. Долгий вышел день. Но, слава богу, Карло не уволился, они дотянули до прибытия грузовика с продуктами… и он оказался настолько занят, что практически не думал о Санни.
        В коридоре послышался какой-то звук. С удивившей его самого скоростью он поднялся и выглянул за дверь, не отдавая отчета в своих действиях. Санни шла мимо, направляясь к заднему входу.
        - Привет.
        Она подскочила, обернулась, рука прижата к сердцу.
        - Ох, ты меня напугал!
        Волосы ее превратились в спутанный влажный колтун на голове, едва удерживаемый покривившейся наколкой. Щеки скорее бледные, чем румяные, а глаза пустые от переутомления. Он не мог понять, на кого сейчас сердится сильнее - на нее, взявшуюся за работу, совершенно ей не подходящую, или на себя - за то, что позволяет ей так себя изматывать.
        - Что-то случилось? - спросила она.
        - Нет, я просто… - В глазах у нее блеснул какой-то огонек. Если он не ошибается, то это надежда?.. - Я знаю, что взвалил на тебя на этой неделе колоссальную нагрузку, но поверь, я очень ценю твое трудолюбие.
        Огонек угас.
        - Хорошо бы твоя высокая оценка отразилась на моей оплате.
        - Тебе в самом деле нужны деньги? - Он поднял руку, заметив загоревшийся в ее глазах гнев. - Я не пытаюсь выведывать. Просто не могу не удивляться. Мы оба знаем, что тебя воспитывали не для такой жизни.
        Она скрестила руки и прислонилась спиной к стене.
        - Для какой же жизни меня воспитывали?
        - Твоя семья отказала тебе в деньгах или еще что? - (Она продолжала упорно глядеть ему в лицо.) - Хорошо, хорошо, меня не касается. Просто неприятно, что ты так выматываешься.
        - Ты хочешь сказать, что если бы я сидела дома с дедушкой и бабушкой, то могла бы премило бездельничать, вместо того чтобы честно зарабатывать? Так, да?
        Он покачал головой, взлохматил волосы.
        - Я очень устал и не в состоянии подыскивать ответные реплики. Иди спать. Увидимся завтра. Если Тина и Роберто завтра появятся, то, возможно, я смогу перекинуть их на кухню и дать тебе возможность чуточку передохнуть.
        - Ерунда, - резко ответила Санни. - Если в понедельник у меня будет выходной, то волноваться не о чем. - Она отошла от стены, и его ладонь легла ей на руку.
        Она поглядела на его руку, потом ему в лицо, снова на руку.
        Он неохотно убрал руку. С какой радостью он последовал бы за ней наверх, в постель. И не для секса. Одно это смутило его невероятно. Желание уложить ее, сжать ее лицо своими ладонями, стереть с него усталость, глядеть, как она засыпает… Ужасная глупость!
        - Тебе заплатят. Вовремя. И дадут премию за переработку, конечно, - пробормотал он, отступая назад.
        Она кивнула, но глаз от него не оторвала.
        О чем, интересно, она думает? Чего хочет? Его?
        - Спокойной ночи, - произнес он низким голосом.
        - Спокойной ночи, - мягко откликнулась она.

        Глава седьмая

        - И что ты собираешься надеть? - Андреа перевернулась на кровати и охнула, когда ее четырехлетняя дочь плюхнулась прямо ей на живот.
        - Келли, мамочка трамплином быть не хочет. - Озорная темноволосая девчушка хихикнула и опять подскочила.
        Андреа издала устрашающий рык, опрокинула дочь на спину и навалилась сверху, тиская ее до тех пор, пока обе не начали изнемогать от смеха и визгов.
        Санни, смеясь, обернулась к гардеробу. Андреа умела обращаться с малышней. Как и все сестры Ника. А умеет ли она сама ладить с детьми? Раньше этот вопрос не приходил ей в голову.
        - Что надену? - Санни смеялась и глядела на шкаф. Туалеты ее поменялись. Разительно. Вещи, давно - казалось, лет сто назад - привезенные Карлом, висели в шкафу нетронутые. И как ей могло прийти в голову, что блузки и платья от известных дизайнеров могут тут пригодиться? Между прочим, вся эта одежда была повседневная - она носила ее в колледже.
        Сестры Ника потащили ее по магазинам после первой же получки. Она была жутко горда собой, успешно применив свои деловые способности на то, чтобы хватило имеющейся суммы. Кредитная карточка оставалась нетронутой, за исключением того раза, когда ей пришлось заплатить Джо за квартиру. А теперь Санни твердо решила жить по средствам. И живу, подумала она, трогая ярко-красное платье, купленное вчера. Гордость распирала ее, когда она обернулась к Андреа.
        - Я ж не иду на свадьбу. Буду помогать с готовкой. Самое оптимальное - черные брюки и белая куртка. - Повернулась, прижала куртку к груди. - Стильно, как считаешь?
        Андреа усадила дочку на колени и занялась ее хвостиками.
        - Всегда бывает время после свадьбы.
        Санни вздохнула. Без толку пытаться отвратить Андреа от ее бредовой идеи составления пар.
        - Тебя Ник везет на церемонию?
        Санни раздраженно закатила глаза.
        - Тебя ничем не проймешь! - Натянула белую куртку поверх хлопчатобумажной футболки, застегнулась на все пуговицы. - Это не свидание. Даже не пахнет свиданием.
        Дочка Андреа широко раскрыла глазенки.
        - Разве тебе не нравится мой дядя Никко?
        Санни, как ни крепилась, не могла не улыбнуться. Опустилась на колени перед пухленькой крошкой.
        - Все любят твоего дядю Никко. Он мой босс и исключительно уважаемый человек. - Поверх головы Келли она взглянула на Андреа. - Но тем все и ограничивается - и не изменится никогда.
        Андреа открыла было рот, но под угрожающим взглядом Санни снова его закрыла. Санни двинулась в ванную закрепить на голове наколку.
        - Кстати, относительно твоего дяди, - слышала она голос Андреа, - почему бы тебе не подняться наверх и не поглядеть, готов ли он к выходу?
        Келли проскакала к двери, а Андреа появилась в дверном проеме ванной. Она глядела на отражение Санни в зеркале.
        Санни повернулась, вынимая изо рта последнюю шпильку, и честно ответила:
        - Я здесь не навсегда, Андреа. Ник прав. Моя жизнь не тут.
        - Нет закона, запрещающего богатым девушкам выходить замуж за самостоятельных молодых людей, пусть даже они с другого конца города, - возразила Андреа.
        Санни прищурилась.
        - Нечестный прием. Ты знаешь - деньги тут ни при чем. Тут больше, чем разница культур. Ты понимаешь, с чем мне придется иметь дело, когда я вернусь в семью? Как я смогу совмещать свою жизнь с его? Он же возненавидит мой мир! - Она аккуратно отодвинула Андреа и прошла в спальню, села на кровать надеть туфли. - И вообще, откуда взялась дикая мысль, что я могу выйти замуж за этого парня?
        Андреа присела рядом, обняла Санни за талию.
        - Да, - сказала она с улыбкой, поймав взгляд Санни. - Откуда? А?
        Санни уткнулась подбородком в грудь и вздохнула.
        Андреа похлопала ее по плечу.
        - Мы бы и слова не сказали, но уже всем очевидно: вы настолько друг другу нравитесь, что прямо искры летят.
        Санни покачала головой.
        - Мне он нравится, это правда.
        - И ты ему тоже.
        У Санни тут были большие сомнения. Хотя, всякий раз, когда их взгляды скрещивались…
        - Как бы там ни было, у меня и так хлопот хватает.
        Андреа была всего на год старше Санни, но в глазах у нее отражалась вековая мудрость.
        - Чтобы влюбиться, любое время годится. Спроси себя, о чем ты будешь больше жалеть лет в восемьдесят. Что отказалась от работы, от места проживания? Или от человека, с которым могла бы прожить до конца дней? Если ничего не получится, ты хотя бы будешь в том уверена. А вот сейчас уйдешь - и никогда не узнаешь об этом.
        Санни не успела ответить, потому что в этот момент в комнату ворвалась Келли с истошным воплем:
        - Уже пора!

* * *
        Ник невольно задержал внимание на женихе и невесте. Прием проходит гладко. Настолько гладко, насколько вообще возможно в подобных случаях. Вино лилось рекой, оркестр играл вовсю, а присутствующих абсолютно не волновало, что марципанов было гораздо больше, чем наполеонов.
        - Они выглядят счастливыми, как думаешь?
        Ник обернулся и обнаружил рядом с собой Би Джей.
        - Что им остается - при таких-то затратах?
        Би Джей рассмеялась.
        - Как глупо с моей стороны ожидать, что ты увидишь здесь что-то, кроме счетов за провизию. Не знаю, зачем я и спросила. Сентиментальным ты не был никогда.
        Как ни странно, слова сестры задели Ника.
        - Я бываю сентиментальным в некоторых случаях, - возразил он. Поймав вопросительный взгляд, он секунду подумал и сказал: - На все домашние игрища я надеваю свою любимую фуфайку с медведями.
        Она шлепнула ладошкой по его плечу, и оба расхохотались.
        Ник выделил из толпы Санни, проталкивающуюся среди людей с подносом, уставленным бокалами с шампанским. Проницательный взгляд сестры внезапно стал физически ощутимым, поэтому он повернулся к ней и слегка подтолкнул локтем.
        - Спасибо, что заскочила сегодня. - Кивнул на ее живот. - Как малыши?
        Сосредоточенная улыбка появилась на ее лице, рука сама собой легла на живот.
        - Думаю, они тренируются перед вступлением в ряды скаутов. Барахтаются без передышки. - Она усмехнулась. - Спроси меня через месячишко и, гарантирую, услышишь массу свежих новостей.
        В порыве чувств он поцеловал ее в щеку.
        - Все идет превосходно, Барбара Джейн. Ты отличная мать. И не волнуйся, Джон подстроится. Или я сам его настрою, как надо.
        Он хотел пошутить, и потому слезы, выступившие на глазах у его маленькой сестренки, привели его в состояние шока.
        - Ох, Никколо. - Она внезапно обвила руками его шею, прижалась ближе. - Беру свои слова обратно. Что с того, что ты упрям и не желаешь видеть ничего у себя под носом! В качестве брата ты вовсе неплох.
        - Ну спасибо. - Он обнял ее. Гормоны беременных. Его сестры достаточно часто были беременными, и он усвоил: надо улыбаться, обниматься и со всем соглашаться.
        - Привет.
        Он обернулся и обнаружил рядом с собой Санни. Ее глаза сияли, лицо разгорелось.
        - По-моему, ты вполне можешь проработать еще часов восемь, - буркнул он.
        - Я вымотана, но это приятная усталость. - Она сияет так же, как и ее имя, заметил Ник и обнаружил, что совершенно очарован.
        Опасность, опасность, Ник Д’Анжело!
        - Просто я никогда раньше не видела большой итальянской свадьбы. Такой эмоциональной и шумной.
        - Разве свадьба может быть другой? Это праздник.
        Санни качнула головой.
        - У нас свадьба - прежде всего формальная процедура, где самое главное - заполучить на церемонию как можно больше важных персон, нужных людей. - Она пародийно подняла бровь, изобразила, как будто прикуривает сигарету: - Я вам скажу, дорогая, тут гораздо приличнее, чем у Маффи и Вернона в прошлом году. Как продуманно с их стороны снять для этого скромного торжества весь ресторан. О, там, кажется, Дональды? - Санни выронила воображаемую сигарету, оставив вместе в ней и напускной светский тон. - Все свадьбы, на которых я присутствовала, были идеальны для совершения нужных сделок. - Она рассмеялась. - Чем, по сути, они все и являлись.
        - Не хочу тебя разочаровывать, - сказал он, - но то же самое происходит и тут, только добавляются старинные обычаи. Традиции и семейные связи имеют в моем мире колоссальное значение. Соединение этих двух семей потребовало не меньших усилий, чем иная деловая операция.
        Санни пристально разглядывала невесту, отплясывающую со своим молодецки подпрыгивающим отцом.
        Ник проследил за ее взглядом. Шутки шутками, но перед ним внезапно пронеслось видение того, как он сам мог бы кружить по залу под ручку со своей дочерью в день ее свадьбы. Паника, неминуемо охватившая бы его при подобных мыслях еще пару недель назад, как ни странно, сейчас так и не возникла.
        - Ее папаша пока еще радуется - он не ознакомился с моим счетом.
        Санни усмехнулась.
        - Можешь сколько угодно сводить все к выгодам своего ресторана, но мои фантазии оставь мне, хорошо?
        Он придвинулся к ней поближе и проговорил, дыша в самое ухо:
        - А какие фантазии у тебя, Сани?

* * *
        Внезапно они оказались слишком близко друг от друга, и в комнате стало чересчур жарко.
        Я не должна его провоцировать. Санни попыталась сконцентрировать внимание на танцующих людях, но Ник заполнил собой всю зону ее обзора. Надежда, что вопрос был чисто риторическим, померкла, стоило заглянуть в его вопрошающие глаза.
        Она пожала плечами.
        - Ничего особенного. Просто я не была маленькой девочкой, выросшей с мечтами о пышном свадебном платье, планирующей мельчайшие детали венчания. Но… - Ее взгляд убегал от него. - Но сегодня было столько… Ну, звучит, должно быть, глупо и банально. Только сегодня здесь так много любви! Между невестой и женихом, конечно, но кроме того, еще и внутри их семей и между семьями. - Она посмотрела на него. - Изобилие нежности и любви. Возможно, если б я знала, что у меня будет нечто подобное, то тоже мечтала бы о собственной свадьбе.
        Он взял ее за подбородок, дрожь пробежала по ее телу.
        - Я думал, что все принцессы живут сказочной жизнью - с прекрасными принцами и свадьбами, как у Золушки.
        - Моя жизнь не очень-то похожа на ту сказку, которую ты представляешь.
        - Я только что пришел к тому же заключению. - Он придвинулся еще ближе. - Возможно, если ты расскажешь мне поподробнее, я смогу вынести более правдоподобное суждение.
        - Зачем? Чем тебе может быть интересна моя жизнь?
        Его пальцы замерли у ее щеки. Прядь волос выбилась из-под наколки, он заправил ее за ухо.
        - А может, мне интересен не столько твой мир, сколько ты сама.
        Санни не могла двинуться, едва дышала.
        - Почему? - спросила она, более не беспокоясь о своем голосе, звучащем откуда-то издалека. Именно здесь, именно сейчас, в зале, переполненном танцующими людьми, казалось правильным стоять рядом с самым замечательным человеком в мире и тонуть в его глазах. - Я просто твоя наемная работница.
        Ник хмыкнул, и ноги у нее едва не подкосились.
        - Ты никогда не была только наемной работницей. На тебе словно написано - ответственный руководитель крупной корпорации, принадлежу к престижному клубу и высшим социальным сферам.
        Вот так - мыльный пузырь лопнул, разлетелся радужными брызгами.
        Она отшатнулась назад, бешено вертящийся до того зал неожиданно замер, сфокусированный четко и ясно. Очень глупо было воображать невесть что.
        - В настоящий момент я всего лишь кухонная прислуга в ресторане «Д’Анжело». - Она расстегнула куртку и сорвала ее с себя. - И сюда пришла, чтобы избавиться от людей, которые считают, что я обязана быть кем-то - только потому, что меня готовили к определенной роли, потому, что я родилась в определенной семье. Ничего не могу поделать с тем, что я Чендлер, что меня так растили и воспитывали. Но ждать от меня чего-то только по этой причине я не позволю. Ты говорил, что хочешь узнать меня настоящую, а сам заведомо загоняешь в установленные рамки. - Куртка полетела ему в руки. - Я увольняюсь.
        - Санни, погоди!
        Она продолжила движение, набирая скорость, и замедлила шаги только в конце аллеи, ведущей от заднего крыльца кухни.
        Из двери выскочил Ник и резко затормозил прямо перед ней.
        - Санни, забери-ка. - Протянул ей куртку. - Я не хотел тебя обидеть. Просто высказал свое мнение, указал на очевидное.
        Она опять начала закипать.
        - Очевидное что?
        Рука его потянулась взъерошить волосы.
        - Слушай, даже ты должна признать, что малость не подходишь под обычный стандарт, по которому оценивают кухонную прислугу в ресторанах.
        Весь ее праведный гнев внезапно испарился, на место ему пришла усталость.
        - К несчастью, я не подхожу ни под какой стандарт. - Она повернулась, чтобы уйти. Куда идти - неизвестно, но оставаться здесь?..
        - Что ты стараешься доказать, Санни?
        - Ничего. Ничего особенного. Разве нельзя просто устроиться на работу? Я стараюсь, как могу. А в ответ прошу только одного: принимать меня такой, какая я есть.
        - Я уважаю твою работу. Знаю, что очень сложно начать делать то, к чему тебя совершенно не готовили. И я совсем не собирался тебя обижать. Разговор был о твоем мире, и я просто констатировал факт, что, как бы тяжело ты ни работала, но, глядя на тебя, никто не скажет, что ты родилась быть прислугой на кухне.
        - Почему? Тебе ж это подходит. Почему же недостаточно хорошо для меня? Если я хорошо исполняю свои обязанности, почему же все равно выгляжу не на месте?
        Он осмелился сделать шаг вперед, глядя на нее в упор. Она не отступила. Довольно отступлений, пронеслось у нее в голове.
        - Потому что, - тихо ответил он, - ты можешь хоть пять лет проработать на моей кухне, но я буду смотреть в твои синие глаза, на нежные черты твоего лица и представлять тебя в изысканной гостиной разливающей чай.
        - Но это воспитание, среда. Ничего не могу поделать со своей манерой речи или поведения. Нельзя только поэтому причислять меня к разряду снобов.
        - Да я это и не имел в виду. Просто такое поведение не укладывается в рамки нынешней твоей жизни, вот о чем речь.
        - Ну ладно. Но тут дело не в моем воспитании. - Она с трудом подыскивала нужные слова. - Просто… Я обнаружила, что работа в ресторане, пусть даже не только работа, а руководство рестораном - не для меня. Для тебя - да, это твое. Дело не в крови или воспитании, а в том, что вот тут. - Она стукнула кулачком в грудь. - Ты удивишься, но у вас с моим дедом много общего. Он всю жизнь объяснял мне, кто я и что я должна делать, как будто призвание передается по наследству. Ты вот смотришь на меня и тоже ждешь, что я буду жить так, как предопределено. Ни одного из вас не волнует, кто я на самом деле.
        - Кто же ты?
        Она раскинула руки в стороны. Злость на Ника прошла.
        - Не знаю! Какого дьявола вы требуете от меня ответа о моем призвании и о том, что я из себя представляю, когда ни разу в жизни не позволяли мне побыть собой хоть немного?
        Он улыбнулся, и она с трудом поборола искушение вцепиться ему ногтями в физиономию.
        - Что? - вырвалось у нее. - Что тут смешного?
        - Ты. Никогда не слышал от тебя бранных слов. Мне всегда казалось, что было бы забавно, если бы с тебя слетела твоя немыслимая холодность.
        - Забавно?..
        - Стой, я вовсе не собирался злить тебя с этой целью.

* * *
        Она замерла.
        Он придвинулся чуть ближе, его улыбка слегка поблекла.
        - О чем ты?
        - Неужели так важно, что мы думаем о тебе? Я, или твой дед, или еще кто? Какая тебе разница?
        Она открыла рот, чтобы защитить свою точку зрения, и… не нашла слов. Вопрос хорош. Проклятие! Она любит деда, пусть он и невероятно ограничен кое в чем.
        - Справедливо. - Его руки легли ей на плечи, притянули ее ближе. - А я? Какое значение имеет мое мнение?
        Его прикосновение поколебало остатки ее самообладания, но она ничего не сделала, чтобы нарушить контакт. Попыталась смотреть в другую сторону, но его глаза притягивали ее взгляд к себе. Требовали честного ответа. Сопротивляться она не стала.
        - Я правда не знаю. Но значение имеет. Я восхищаюсь тем, что ты делаешь и как здорово у тебя получается. Восхищаюсь и завидую. И еще вот что - тепло и близость между вами всеми, мне очень не хочется все это терять. Ваша семья мне нравится. И мне хочется, чтобы и я вам нравилась. Нравилась такой, какая есть сейчас. - В уголках ее рта родилась легкая улыбка. - Как бы чертовски нелепо не было данное зрелище!
        . - Может, тебе стоит попробовать стать счастливой? - сказал он тихо. - А остальное придет. Бери пример с тех, кто тебе важен. А другие не имеют значения.
        - Я стараюсь, Ник. Это куда сложнее, чем казалось вначале.
        - Может, ты хочешь сразу слишком многого. Не лучше ли сосредоточиться на мелочах? Шаг за шагом. И все получится.
        - Надеюсь.
        - Можно тебя спросить? - Он притянул Санни ближе, не отпуская ее плеч. - Ты действительно хочешь уйти из ресторана?
        - Не знаю. Но я не хочу бросать квартиру и вообще уезжать отсюда. Мне нравится твоя семья. Нравится здесь.
        - Ладно. Один шаг сделан. Можно кое о чем попросить?
        - Смотря о чем.
        - Ты не можешь остаться до конца месяца? Тогда мне будет легче найти замену. Конечно, если ты передумаешь, можешь оставаться, сколько захочешь.
        - То есть я прошла испытание, а?
        - У меня сложилось впечатление, что ты можешь пройти любое испытание, стоит тебе как следует захотеть.
        Она ухмыльнулась.
        - Спасибо. Лучшего комплимента я не получала. Я остаюсь. Подумаю, каким должен быть следующий маленький шаг.
        - Можно внести предложение? Тебе бы не хотелось меня поцеловать? У некоей Санни Чендлер, женщины, что стоит прямо передо мной, не появится ли подобное желание?
        На мгновение она замерла, переваривая только что произнесенные им слова, потом качнулась вперед, откликаясь:
        - Да.
        - Слава богу. С момента нашей встречи я сам не свой от желания попробовать твой рот на вкус. - Он опустил голову и осуществил желаемое.

        Глава восьмая

        Когда минутой позже Ник поднял голову, оба с трудом перевели дыхание.
        - Я… - она прокашлялась, - я… это еще один маленький шаг.
        - Ага. - Ник не мог подшучивать или оставаться холодным. Рот Санни Чендлер оказался чем-то невообразимым. - В мире не найдется шеф-повара, способного сотворить блюдо, что вкусом сравнится с тобой.
        Она рассмеялась.
        Весь его мир пошатнулся, а она смеется. Но ее глаза сияли, и Ник обнаружил, что смеется с ней вместе.
        - Эй, я не так часто прибегаю к поэтическим сравнениям. - Никогда. Никогда ему и в голову не приходило говорить такие слова.
        - Строка недурна.
        - Строка? Я не по этой части. - Она вопросительно подняла бровь, и он уступил. - Ну ладно, в возрасте Джо, возможно. Но мне никогда не требовалось прибегать к стихотворным упражнениям для общения с женщинами.
        Ее глаза чуть потемнели. Отлично.
        - Мои извинения. Предполагаю, что вторглась в запретную…
        - Не надо предполагать со мной, Санни. Честно - значит честно. Я стараюсь вести себя с тобой так же. - Он коснулся ее лица, пытаясь заглянуть в глаза. - Я говорил, что думаю. Твой рот… изысканное лакомство.
        К его удовольствию, она покраснела. Он провел пальцем по ее щеке.
        - Можешь удивляться. Я вообще-то… ты… ты действительно… твой поцелуй… - Она оборвала себя смехом. - Твой поцелуй, видимо, оказывает на меня такое действие. Язык заплетается.
        Он улыбнулся, склонил голову.
        - Позволь мне его освободить. - Второй поцелуй оказался не хуже первого. Вроде Ник и знал, чего ожидать, но когда он наконец заговорил, голос его сорвался. - Словно пиршество из семи блюд, а я все равно не насытился.
        Ее щеки снова расцвели румянцем. В тон к губам - алым и влажным после его поцелуев. От него потребовалось невиданное усилие, чтобы не сгрести ее в охапку и не отнести в спальню. Свою.
        - Ты… - ей пришлось кашлять, чтобы прочистить горло - ты просто прирожденный поэт. Не ожидала, что ты можешь быть таким милым.
        - Милым? Я не собирался быть милым. - По правде, он никаким быть не собирался. О том, чтобы выкинуть ее прочь из своей жизни, речи уже не шло.
        - Наповал сражающим. Если так пойдет и дальше, я привыкну, что меня сравнивают с едой.
        - Блюдами итальянской кухни. - Кончик его пальца обвел ее нижнюю губу - прикосновение, моментально вознагражденное непритворной дрожью. - Еда - слишком обыденное слово. - Санни отстранилась от его руки, но он не позволил ей отвести взгляд. - Знаю, что не имею права строить предположения относительно тебя, Санни, но твой вид вызывает чудные ассоциации. А вкус лишь подтверждает их.
        После его слов на ее губах неожиданно заиграла улыбка, которую иначе, как подначивающей, назвать было сложно. Хм. Точно, в глазах мелькнули чертенята. В этом она вся. Никогда не знаешь, чего ждать дальше.
        - Ладно, если быть честной, - сказала она, - у меня твой вид вызывает горячие ассоциации.
        Его тело не могло среагировать более живо.
        - Горячие? - переспросил он хрипло. Придвинулся ближе, вдавливая ее тело в свое. - Насколько горячие?
        - Как огонь, как страсть. - Она сглотнула, увидев его зубы, открывшиеся в улыбке. - Ты ведь очень страстный человек. Когда касается твоей семьи, работы…
        Он сжал ее в объятиях.
        - Из чего следует, что я страстный, когда касается… всего. Точно?
        - Точно, - слабо откликнулась Санни, и он снова поцеловал ее. - Господи боже, - произнесла она. - И что… что мы будем делать дальше? - выговорила она ему в шею.
        Что дальше? Либо сжимать ее по возможности крепче, либо взять прямо здесь, в аллее. Стена за ее спиной выглядела подходяще.
        - Не могу сказать про тебя, но я пока не насытился.
        Она улыбнулась ему.
        - Знаешь что? Я тоже.
        Большего и не требовалось. Простое признание, и он оказался на самом краю бездны.
        - Ты превосходно излагаешь свои пожелания, - процедил Ник, пытаясь вернуть контроль над своим телом. Ему еще следует закончить тут дела. Проклятие! - Позволь мне дойти до Констанции и передать дела Луи. - Она попыталась освободиться, но он продолжал удерживать ее, с благодарностью принимая ее согласие.
        - А после? - спросила Санни.
        А после я хочу уложить тебя в свою постель и не выпускать оттуда, пока мы оба не насытимся. Вот что ему хотелось сказать.
        - А после мы проведем время вместе, - сказал он. - Я смогу отыскать настоящую Санни, а ты - то, что тебе хочется узнать обо мне. Решай.
        Мечтательное выражение начало постепенно сползать с ее лица - реальность предъявляла свои права. Нет, нет - реальности ему не хотелось. Пусть забудет обо всем, хотя бы на время. Слишком скоро все исчезнет. Его мир, ее мир… пропасть между ними.
        Он поцеловал ее, так сильно, как только умел, привнося в поцелуй всю ярость своей жадной страсти. Так между ними не ощущалось пропасти. Да что там - у него никогда не было никого ближе, дороже.
        Когда он выпустил ее, она пошатнулась.
        - Мой транспорт вон там. Возьми ключи. Я сейчас. - Он втиснул ключи ей в ладонь, улыбнулся в растревоженное лицо и ушел раньше, чем здравый смысл вернулся к кому-либо из них.
        Идя по темному коридору, Ник изумлялся самому себе. Что он собирается делать?
        - Понять, - произнес вполголоса. Ему следует понять, что в этой женщине не отпускает его.

* * *
        В состоянии, близком к трансу, Санни отыскала средство передвижения Ника и открыла его. Уже сидя внутри, она осознала, что это не солидный седан делового человека, на котором он возил ее к отцу Сартори. Значит, у него две машины… Честно говоря, она предполагала наличие спортивной машины, типичной игрушки преуспевающего молодого холостяка. Но грузовик с четырьмя ведущими? И с десяти попыток бы не догадалась. Судя по внешнему виду машины, ее частенько гоняют по бездорожью. Забавно, она не могла и представить, что Ник способен к подобным играм.
        Она сделала в отношении его слишком много поспешных заключений. Так же, как и он - в отношении ее.
        Волосы забивались ей в рот, мешали дышать. Она всхлипнула, потянула вниз зеркало заднего вида.
        - О, господи, - вырвалось у нее. Похоже, самый важный шаг в своей жизни она совершила, выглядя как огородное пугало. Красная, словно вареный рак, растрепанная. Тушь потекла, волосы - просто кошмар.
        И он слагал стихотворные восхваления для такой растрепы?
        - Ха, ничего более жизненного представить себе невозможно! - Она в отчаянии помотала головой.
        Не передумал ли он? - пронеслось у нее в голове. Может, в эту минуту он уже горько сожалеет о происшедшем? А сама она - готова ли идти дальше?

* * *
        Ник появился из темной громады здания. Его наряд не изменился - те же черные брюки, белая рубашка, верный галстук-бабочка и черный пиджак - пример для всей команды, обслуживающей очередное торжество. Ветер растрепал волосы, черный пиджак подчеркивает упрямую линию подбородка. Разглядев ее внутри машины, он просиял. Улыбка, сводящая с ума.
        Ник открыл дверцу со стороны водителя, стащил с себя пиджак и галстук. Усаживаясь, небрежно бросил их на заднее сиденье.
        Захлопнул дверцу - и просторная до того кабина внезапно съежилась до малюсеньких размеров. Неужто она не так давно была в объятиях этого мужчины, позволяя опьянять себя поцелуями, от которых мир кружился в неистовом хороводе?
        Ее пальцы затрепетали от желания дотронуться до него. Есть ли у нее теперь такое право? Везде, всегда, когда бы ей ни захотелось? Вряд ли он скажет «нет». Слушай, Санни, разве ты здесь не затем, чтобы выяснить, что тебе хочется, и реализовать наконец свои желания?
        Она протянула руку и коснулась его. Распрямила завернувшийся воротник, поправила волосы. Чего ей действительно захотелось, так это притянуть его к себе, оказаться так близко, как только возможно.
        - Что? - спросил Ник, заметив нерешительность в ее глазах. Снял ее руку со своего затылка, повернул ладонью вверх и прижался к ней горячим долгим поцелуем. Потом, не давая Санни опомниться, видя, как тает она под его ласками, блеснул белоснежными зубами и неожиданно впился ими в нежную кожу.
        Ее сотрясала яростная дрожь, на секунду показалось, что одних этих ласк довольно, чтобы достичь вершины наслаждения.
        - Куда прикажете, миледи? - спросил он, не выпуская ее ладони из своих рук.
        Она попыталась ответить, хотя сама не представляла, что хочет сказать, но в горле запершило, слова не шли, только губы слегка дрогнули.
        - Предпочитаете развлекаться в помещении? - Он снова блеснул белозубой улыбкой. - Или на природе?
        Она с трудом проглотила комок в горле.
        - Я… в помещении…
        Глаза его, и так темные, вобрали в себя всю черноту окружающей их ночи. Ник потянул ее к себе, и она почти упала на сиденье, но он продолжал тащить, пока она не оказалась сидящей у него на коленях.
        О господи! Когда она думала о нем, как о настоящем мужчине, то даже вообразить себе не могла, до какой степени права. Люди, окружавшие ее раньше, не в состоянии внушить страсть такого рода - примитивную, сметающую любые препятствия.
        Впервые в жизни она засомневалась в своих способностях. Способностях удовлетворить подобное желание.
        Он, должно быть, почувствовал, потому что прервал поцелуй и спросил:
        - Что? Ты хочешь, чтобы я перестал? Слишком быстро? Слишком скоро?
        Она покачала головой.
        - Нет. - Взглянула на него, он отбросил с ее щеки прядь волос. - Но…
        - Но что? Ты привыкла к более изощренным методам ухаживания?
        На сей раз она не стала отпираться. Потому что он был прав.
        - Да, но не в том дело. - Нервно поежилась, и он снова успокаивающе провел рукой по ее волосам и лицу. - Просто ты очень искренен в своих чувствах, а я… привыкла обуздывать свои порывы, меня учили скрывать их, показывать лишь то, что положено. Ты… - Она улыбнулась. - Из-за тебя мне хочется неприличных вещей.
        - По мне, беды тут нет. Она потерлась о его щеку.
        - Что, если будет недостаточно? Если… меня окажется… недостаточно?
        Он расхохотался.
        - Поверь мне, Санни. Тебя достаточно. По правде, тебя так много, что я просто тону.
        Она печально усмехнулась.
        - Можно сказать, что и самый секс у меня всегда был упорядочен и распланирован.
        Ник снова рассмеялся, но не обидно. Его губы приблизились к ее губам.
        - Что ж, пора ломать стереотипы. - Его глаза глядели прямо, смеющиеся и уверенные и, самое главное, жаждущие ее. - Поцелуй меня, Санни. Ты поцелуй меня. Начнем с самого начала.
        Так она и поступила. И обнаружила, что с настоящим мужчиной примитивная, яростная первобытная страсть вполне доступна, проста и естественна. Захватывая в ладони его лицо, она наслаждалась колкостью свежей щетины, уже появившейся после утреннего бритья. Губы - полные, теплые и податливые. Хватка его рук становилась крепче, когда она погружала язык в его рот, сначала слегка, потом глубже, слыша зарождающийся в его горле стон. Вот оно! Первобытный инстинкт. И все лишь после поцелуя.
        При мысли о том, чем они закончат, ее тело начинало содрогаться в сладостной истоме. Плотские желания, которые она исступленно мечтала воплотить в жизнь. Прямо сейчас.
        - Отвези меня к себе, - хрипло проговорила она. Он поднял голову, заглядывая ей в глаза.
        - Буду счастлив отвезти тебя к себе. - Его голос тоже охрип.
        Она кивнула, понимая. Ей и самой не хотелось заниматься с ним любовью в постели его брата.

* * *
        Как они умудрились добраться до его квартиры, ни в кого не врезавшись, осталось загадкой. Большая часть пути прошла для Санни как в тумане. Его пальцы упорно не желали отрываться от ее коленей, а она с не меньшим упрямством исследовала губами его шею, а руками проверяла, действительно ли мышцы бедер так крепки, как казалось.
        Облик здания тоже не отложился у нее в памяти. Запомнилось только, что находилось оно на какой-то тихой улице. Время, пока он искал ключи от входной двери, тянулось невыносимо долго. Наперегонки они устремились вверх по лестнице, и всякая неловкость мгновенно прошла, когда он прижал ее к двери, впиваясь в губы жадным поцелуем. Она уже чуть не умоляла взять ее. В постели. Или прямо тут, на полу. Где угодно. Голова ее кружилась, перед глазами вспыхивали и гасли беспорядочные огни. Одно-единственное желание затмило все остальное.
        Ник открыл дверь, и они ввалились в его квартиру. Она не успела оценить его способности к оформлению дома или отсутствие таковых. Глаза ее не отрывались от него. Он захлопнул дверь, она привалилась к ней, они снова приникли друг к другу. Пуговицы его рубашки разлетались под ее пальцами, он тем временем расстегивал ее куртку.
        - Погоди, постой, - задыхаясь, шептал он. - Я не хочу заниматься с тобой любовью в прихожей. - Смешливая гримаса растекалась по его лицу, и она попыталась остановиться, перевести дух. Прийти в себя хоть чуть-чуть. - По крайней мере в первый раз.
        - Хочешь выпить или еще что?
        Она помотала головой.
        - Только тебя. Я просто хочу тебя.
        Его мгновенная реакция доставила ей ни с чем не сравнимое удовольствие. Он притянул ее ближе, подхватил на руки.
        - Слушай, я сама могу идти, - объявила она.
        - А мне хочется тебя нести. Вот только что понял, что всегда мечтал об этом.
        И она обнаружила, что тоже всегда об этом мечтала. Надо же! В жизни жест оказался не менее романтичным, чем обычно в кинофильмах.
        - Я не маленькая, - предостерегла она.
        Он усмехнулся и покачал ее в люльке своих рук.
        - Да и я тоже. - И понес ее через мелькнувшую коричнево-рыжеватыми пятнами гостиную, коротким коридором в спальню. Ее глаза блаженно закрылись, когда после короткого поцелуя они упали на постель.

        Глава девятая

        Нику хотелось как можно скорее ощутить всю ее под собой. Его руки, вытягивающие ее футболку из пояса брюк, тряслись.
        Она тоже дрожала. Он замер, заглянул ей в глаза.
        - Ты не передумала?
        Она замотала головой - громадные глаза на разгоревшемся лице, губы влажные и припухшие после его поцелуев.
        - Если… если я сделаю что-нибудь, что тебе будет неприятно, ты должна обещать мне, что немедленно скажешь… Слишком быстро, слишком жестко, слишком медленно - что угодно. Скажешь, да?
        Она протянула руку к его лицу. Сердце его сделало нырок, проваливаясь куда-то.
        - Обещаю, - сказала она мягко. Ее пальцы легли поверх его. - Позволь мне. - Она потащила футболку вверх и прочь, обнаруживая под ней белый кружевной бюстгальтер.
        - Словно разворачиваешь подарок. - Он провел большим пальцем по шелку, скрывающему один из напрягшихся сосков, радуясь буре, разыгравшейся в глубинах ее синих глаз. В ответ на его прикосновения ее тело выгнулось дугой к нему навстречу. - Ты такая изысканная, - прошептал он. - И даже не смей думать, что твое тело недостаточно страстно. Гляди, как оно откликается на мои ласки. - Он снова положил руку на шелк, на сей раз получив ответный стон. Просунув свой язык между ее зубами, он был вознагражден еще более громкими стонами.

* * *
        Никакими стихами невозможно было описать вкус ее тела на его языке. Сладостное совершенство. Странно, ведь он только начал постигать тайны ее тела. Было бы естественно, если бы случились оплошности, что-то получалось не так, но доводить ее до края, за которым начинался экстаз, выходило у него без усилий, он просто сам получал удовольствие. Когда она наконец пересекла грань, его бедра живо откликнулись, вдавились в матрас, наслаждение, которое он получил, удовлетворив ее, было почти так же сильно, как если бы он сам достиг кульминации. Он всегда считал себя неплохим любовником, заботящимся о партнерше, но сегодня все происходило в совершенно другом свете.
        Подхватив ее тело, он вознес ее вверх. Их взгляды скрестились, сила их союза не поддавалась описанию.
        Он удерживал ее в своих объятиях. Ему хотелось рассказать ей, что происходящее - событие отнюдь не ординарное для него. Настолько, что должно было бы ужаснуть его. Но он ничего не сказал, лишь по лицу его бродила улыбка.
        Санни поудобнее примостилась рядом, он чувствовал, что она тоже улыбается.
        - Несколько сотен лет назад ты неплохо бы преуспел.
        Он поцеловал ее в макушку.
        - В каком смысле?
        Она уперлась подбородком ему в грудь, заглянула в глаза.
        - Всех тогдашних первооткрывателей заткнул бы за пояс.
        Рассмеявшись, он легко дотронулся губами до кончика ее носа, потом, медленнее, до рта. Ее глаза снова приобрели мечтательное выражение. И это с ней делали его поцелуи. Ни с чем не сравнимое удовлетворение наполнило его.
        - Я мог бы проводить так каждую субботу.
        - Ага, - поддразнила она. - Хвастливая тирада великого трудоголика.
        - Я не трудоголик. И умею отдыхать с толком.
        - Нашел кому рассказывать!
        Он хмыкнул, но продолжал упорствовать:
        - Точно тебе говорю.
        - Сколько тебя знаю, контора - твой дом родной, не вылезаешь из нее до упора. И за те три недели, что я тут, ты ни разу не брал выходных.
        - Но я отдыхаю - может, не целый день, а так, понемножку. Вот сейчас, к примеру.
        Она сладострастно вздохнула.
        - За что я по гроб жизни буду благодарна Луи. - Вытянула руку, положив ее к нему на грудь. - Я знаю - ты очень любишь свою работу, в ней - твоя жизнь.
        - Да.
        - Очевидно, она дает тебе не меньше, чем ты ей.
        Он прикрыл ладонью ее пальцы.
        - Тут не просто гнет обязательств, хотя, видит бог, Бенни и Сал долбили нам о них с раннего детства. Я работаю не просто ради успеха или по семейной традиции.
        - И никакого давления со стороны? Как на продолжателя семейного дела?
        - Должно быть, было раньше. Но никакой проблемы не возникало - мне действительно хотелось этим заниматься. Я вырос в ресторане и представить себе не могу, что мог бы делать что-то другое.
        - А если бы тебе захотелось делать что-то еще, что сказала бы твоя семья?
        - Они огорчились бы, конечно, но думаю, потом поддержали бы меня, когда убедились, что занятие меня правда привлекает. Как в случае с Джо, скажем. - Продев свои пальцы сквозь ее, он поднес ее руку к губам, по очереди целуя каждый пальчик. - Мне очень жаль, что твоя семья не такая.
        - Повезло тебе иметь такую поддержку. Просто знать, что она всегда будет.
        - Да уж. Не представляю, что бы со мной было после смерти родителей, если бы не сестры и Джо.
        Она улыбнулась, но в ее глазах проглянула грусть.
        - Моим дедушке с бабушкой сложно пришлось - после смерти сына они возились со мной. Никогда не жаловались, никогда не показывали, что я для них - дополнительное бремя. Наоборот. Я была для них всем, и они демонстрировали свою привязанность, как только могли.
        - Может, тебя излишне опекали, слишком любили.
        - Разве можно любить слишком? Правда, я так и думала, пока не познакомилась с твоей семьей. Тут самый воздух пропитан любовью.
        - Да ну, скорее он пропитан шумом, - пошутил он, заслужив легкую улыбку.
        - К шуму привыкаешь постепенно. Мне нравится. И это ощущение теплоты по отношению друг к другу, даже в спорах. Любовь в твоей семье не душит, она поглощает. Я очень благодарна, что и меня приняли под свое крыло. Наводит на размышления.
        - Возможно, твои дед с бабушкой все надежды, возлагаемые ранее на сына, перенесли на тебя.
        - Совершенно верно. Папа с блеском вел дела фирмы. Я была слишком мала, когда они умерли, но подразумевалось, что его энтузиазм передался мне по наследству.
        - Но…
        Она помотала головой.
        - Я чувствую себя предательницей даже при одной мысли, что могу не принять на себя всей ответственности семьи. Словно не оправдываю ожиданий не только деда и бабушки, но и родителей. Я честно пыталась понять, что со мной не так, откуда во мне эгоизм, не позволяющий принять то, что мне предлагают.
        - Тяжелый груз для ребенка, да и для взрослого тоже.
        - Просто они никогда не считали, что это груз. Быть Чендлером - привилегия, они всегда гордились ею. Искренне. В «Чендлер Энтерпрайсиз» - вся их жизнь. Как для тебя - в твоем ресторане.
        Ник улыбнулся.
        - А ты оказалась паршивой овцой, ренегатом. Такие попадаются даже в лучших семьях. У нас, к примеру, такой Джо.
        Она фыркнула, и он был счастлив, что хоть на некоторое время из ее глаз исчезли смущение и боль.
        - Нет ничего плохого в желании самостоятельно принимать решения, жить своей жизнью, - сказал он. - То, что тебе велят любить кого-то, вовсе не значит, что ты действительно его полюбишь. Или что ты обязана.
        - Я знаю. Но я слишком много времени потратила, делая, что они требовали, надеясь, что мое отношение к жизни поменяется - а в результате до сих пор не знаю, чего хочу. Понадобились годы, чтобы не только убедиться в своем праве, но и решиться на реальный поступок.
        - И что же послужило толчком?
        В ее глазах что-то мелькнуло, такое, отчего по его коже пробежал холодок.
        - Так что? - Он повернул ее лицо к себе. - Только честно, Санни. Мы начали с этого, пусть и дальше так будет. Мне ты все можешь сказать.
        - На последних курсах я училась с удвоенной нагрузкой, закончила блестяще. Наступило время занять свое место рядом с дедушкой. Но я не могла. Не знаю, что-то во мне перевернулось. Мне потребовалось время. Я поняла, что если войду в офис и увижу дверь с моим именем на ней, то окончательно и бесповоротно растворюсь как личность. Поэтому я попросила немного времени.
        Холодок распространился по всему телу, проник к сердцу.
        - Немного времени?
        Она тихо вздохнула, посмотрела ему в глаза.
        - Шесть месяцев. Мне захотелось понять, что я такое, раньше, чем я стану тем, чего от меня ожидают.
        - Значит, ты все еще планируешь вернуться? - Сердце в груди болезненно трепетало. Позже. Позже будет время разобраться. Он отодвинул будущее в сторону. Но сердце все равно замерло, ожидая ответа.
        - Да. Я должна.

        Глава десятая

        - Почему должна?
        Санни заглянула в глаза Нику, не веря тому, что там увидела. Чего он от нее ждет? Разве то, что произошло, для него нечто большее, чем просто экстравагантный способ провести время? Как можно такому поверить? Куда заведут подобные фантазии?
        - Не могу объяснить, - мягко ответила она. Такие разговоры вовсе ни к чему. Она поддалась искушению провести с ним время. Совсем скоро придется расплачиваться за проявленную слабость.
        - Ты думаешь, что должна им? - спросил он. - Или решила, что совместная работа с дедушкой и есть настоящее твое призвание?
        Она отвернулась от его вопрошающего взгляда, но его рука немедленно обвилась вокруг нее, ладонь развернула спрятанное было лицо.
        - Ты не обязана делать того, чего не хочешь, - уверенно заявил Ник.
        - Знаю. Я не смогу удерживаться в установленных ими границах. Жить по тем правилам. Не хочу отдавать всю жизнь семейному бизнесу, поддерживать семейные традиции Чендлеров. Но… - она замерла, рывком прижалась к нему, поцеловала в губы, - но сейчас мне не хочется это обсуждать. Сейчас мне хочется радоваться нашим с тобой отношениям и не принимать в этот день никаких жизненно важных решений.
        - Уже вечер.
        Она взглянула в окно и обнаружила, что летнее солнце действительно уже садится.
        - Наверное, тебе давным-давно пора возвращаться к своим делам. Трудно поверить, что я могла быть настолько… безответственной. - Она попыталась отстраниться от него, но все та же железная рука, обвивающая ее талию, не позволила ей сделать ни одного лишнего движения.
        - Какая еще безответственность? Прием был практически закончен - да я уверен, Луи прекрасно справился сам. Если что не так, он давно уже дал бы о себе знать. Все нужные распоряжения я оставил.
        Санни впервые пришло в голову, что подумали окружающие. Они двое открыто сбежали с приема. Пересудам, верно, нет конца. Потом в голову пришла другая мысль. Две сестры Ника тоже обслуживали сегодняшний праздник. Ничего себе, какой же гормональный всплеск нужен, чтобы забыть о таком! Страшно представить последствия подобного легкомыслия.
        Ник усмехнулся.
        - Ты ведь не рассчитываешь на сохранение полнейшей тайны?
        Санни попыталась отпихнуть его, но Ник держал ее как в тисках. Слегка откинувшись, он потянул ее за собой.
        - Не сбежишь, - весело поддразнил он, но глаза оставались серьезными.
        - И не собираюсь. - Но в душе было меньше уверенности, нежели в словах. Просто необходимо хоть немного времени, чтобы осмыслить произошедшее. - Ты здорово вляпался, да? Твои никогда не делали секрета из своего пожелания увидеть нас вместе. Мне бы не хотелось разрушать их радужные надежды, обманывать ожидания.
        Он поднял ее кисть к своему лицу, прошелся губами по чувствительным изгибам запястья. Откуда он знает, каких мест следует касаться? Совсем недавно ей и самой они были неведомы.
        - Позволь мне беспокоиться о своей семье самому. - И опять град поцелуев осыпал запястье. - В данный момент я именно там, где мне хотелось бы оказаться. А все прочее пусть идет своим путем. - Он накрыл ее собой. - Сейчас мне хотелось бы заботиться лишь о тебе.
        - Мне и так неплохо. - Более того, просто замечательно, подумала она. Его тело было теплым, каждое движение будоражило кровь. Ее бедра уже начали двигаться в ответном танце, когда она заметила: - Кстати, относительно этики взаимоотношений с подчиненными - я просто в восхищении.
        Он хмыкнул, прижимаясь все сильнее.
        - Знаешь, мне нравится быть… в центре событий.
        - Да уж, - прошептала она, чувствуя, что он проник внутрь нее. Все мысли о том, что будет, когда они покинут спальню, как ветром сдуло. Осталось только удовольствие, наслаждение, настолько сильное, что сконцентрироваться на чем-то ином оказалось выше ее сил. - Боже всемогущий, да…

* * *
        Санни поглубже зарылась в подушку, приоткрыла глаза самую малость, чтобы узнать, который час. И тут же подскочила на кровати. Кровать не ее. И давно уже не вечер. И даже не ночь. В окно ярко светило солнце.
        Ее руки коснулась теплая ладонь.
        - Эй, иди назад.
        О боже! После любви она решила, что подремлет минутку-другую, а потом попросит Ника отвезти ее домой - ему и самому надо проверить, как дела в ресторане. Это происходило - она откинула волосы с лица, поискала глазами часы - девять часов назад.
        - Что такое? - Ник настойчиво требовал ее внимания.
        От одного взгляда на него у нее перехватило дыхание. Черноволосый, смуглый, распростертый на белоснежных простынях. Нельзя выглядеть настолько завораживающе привлекательным. Ее тело не могло не откликнуться на его призыв, не прислушиваясь ни к каким доводам здравого смысла.

* * *
        - Мне надо идти, - сказала она.
        - Если надо, то пойдешь. Однако могу я спросить, что произошло?
        - Ну, во-первых, разве тебе не надо уже быть в ресторане?
        Его улыбка осталась на месте, но радости в ней поубавилось.
        - Я уже большой мальчик и знаю, чего требует мой бизнес. Еще рано. Почему бы тебе не сообщить, что тебя беспокоит на самом деле?
        - Я… - Она заколебалась, потом решилась: - Я провела ночь не дома.
        - И что дальше?
        - Проводить ночь не дома не следует.
        Он долго разглядывал ее, потом спросил:
        - Кто издал такой закон? Ты? Или империя Чендлеров?
        - Это мой закон, хотя надо предполагать, в основу его легли ожидания Чендлеров.
        - Что за ожидания? - Ник приподнялся, облокотившись на подушку.
        Губы ее пересохли, она поспешно отвела глаза от того места, где простыня сползла, обнажая его бедра. Бедра, двигающиеся столь маняще…
        - Ночь, проведенная не дома, наводит на размышления, - быстро пробормотала она. - Относительно человека, с которым ты была.
        - Акт любви - каких размышлений он требует?
        Щеки ее запылали, но она упрямо гнула свое:
        - Думаю, что тебе лучше, чем кому другому, ясно: секс может быть обычным развлечением. И речь не идет о каких-либо чувствах и обязательствах.
        Он усмехнулся ее запальчивому тону.
        - Никогда бы не подумал, что у Чендлеров поощряется свободная любовь. Секс - в качестве развлекательной программы.
        К собственному удивлению, Санни рассмеялась.
        - Кончай издеваться. Ну пусть, пусть я паршивая овца. Отбилась от стада. И нет, нет, конечно, мой дедушка никогда не потакал моим порочным наклонностям - никто не советовал мне ложиться в постель со всеми подряд. По правде говоря, я вообще не особо увлекаюсь вещами такого рода. Хотя теперь ты в курсе, что я не была девственницей. Но все кандидаты на роль моих ухажеров обязательно проходили у Чендлеров строгий отбор.
        - Вот как? Следовательно, ни единого нежелательного элемента до сей поры не попадалось? Неужели ты постоянно подчинялась таким строгостям?
        - Рискуя довести твое самодовольство до крайности, - сухо сообщила она, - вынуждена признаться, что да, пока еще не попадалось. До тебя.
        Брови его взлетели.
        - Уж не настолько я выбиваюсь из общего стада?
        Она улыбнулась.
        - Поверь, выбиваешься. Я всегда старалась поступать согласно желаниям деда и бабушки - я ведь стольким им обязана. Во всяком случае, я встречалась с мужчинами, отвечавшими их запросам. И, честно говоря, большой жертвы с моей стороны тут не было.
        Огоньки в его глазах стали колючими.
        - А теперь?
        Она покраснела.
        - У меня впечатление, что я по максимуму насытила твое эго, поэтому вынуждена дипломатически уклониться от ответа на поставленный вопрос.
        - Ха, твои дипломатические способности заслуживают всяческих похвал.
        С подобной иронией он мог бы говорить с ребенком, но Санни обнаружила, что и сама того и гляди рассмеется. Было удивительно приятно раскрывать свои чувства и одновременно потешаться над ними.
        - Какой смысл притворяться? Одно могу сказать - в отношениях с мужчинами я всегда была достаточно осторожна, всегда заранее давала понять, что никакого серьезного продолжения не будет.
        - И они принимали твои правила игры? - Ник смеялся, словно подобные правила для него были чем-то невиданным. Словно сделал открытие. - Какая предусмотрительность, - посмеиваясь, продолжил он. - Секс на высшем дипломатическом уровне.
        Санни могла только пожать плечами.
        - Я никогда не боялась, что меня будут преследовать. Всегда изначально ставила точки над i. Ни к чему ранить чувства других людей.
        - О чем разговор! Никакой безответственности - сразу объявляем: сексом занимаемся только для развлечения.
        Она насупилась.
        - Я предельно честна и сейчас, что не говорит о какой-то бесчувственности. Обижать никого просто так мне не хочется. Но не хочется и излишне усложнять и запутывать жизнь - по-моему, это правильно.
        Вместо ответа Ник склонился к ней, провел пальцем по щеке, поиграл белокурым локоном.
        - И все же, почему ты оказалась нынче в моей постели? Я хорошо вписался в твою авантюру с бегством от Чендлеров? Это шанс немного усложнить жизнь перед возвращением в приличное общество? Уже утро, и тебе показалось, что я могу увидеть что-то там, где ничего такого не задумывалось? И ты пожалела, что сбилась с правильного пути?
        Она дернулась, отшатнулась от его прикосновений, но глаз не опустила.
        - Ты просишь от меня правды. Что ж, вот она: да. В некотором роде наша связь для меня действительно бунт против жизни по правилам.
        Он словно не расслышал ее слов.
        - И находясь здесь сегодня, ты на самом деле все серьезно запутываешь?
        Санни помолчала, пытаясь найти правильный ответ.
        - Должно быть, так. Отсюда и реакция соответствующая.
        Его челюсть дрогнула, на виске вздулась крохотная жилка. Только по этим приметам она вдруг поняла, насколько он напряжен.
        - Но ничего механического в наших с тобой отношениях не было, - поспешно добавила она. - Ты… не такой.
        - Ты считаешь, что я могу создать для тебя дополнительные проблемы? Перевернуть твою жизнь, если захочешь меня бросить?
        - Конечно, нет!
        В мгновение ока она оказалась опрокинутой на спину, воздух рывком вышел из придавленной груди. Его лицо вплотную приблизилось к ее лицу, голос был похож на рычание.
        - Откуда такая уверенность?
        Страха не было. Только возбуждение, предвкушение. И никакого страха. Есть чему ужаснуться.
        - Когда я вернусь домой, ты будешь жить, как жил, - задушенно протянула она. - Вспомни, разве не ты предупреждал, что брачные узы не для тебя? Я так понимаю, что то же самое относится и к любым долговременным отношениям.
        - А если я изменю свое решение?
        Ей такое даже в голову не приходило. Она открыла рот, но не нашлась, что сказать. Он яростно выдохнул.
        - Тогда послушай. Если ты попросишь меня оставить тебя в покое, я так и сделаю. Если ты желаешь уйти домой и больше никаких дел со мной не иметь, пожалуйста.
        - А если я не хочу, чтобы ты оставил меня в покое… по крайней мере сейчас… тогда что?
        Его глаза широко раскрылись, и все ее тело подалось к нему навстречу.
        - Тогда я скажу - забудь о правилах приличного общества и делай то, что хочется тебе. Ты всегда поступала так, как хотелось кому-то. Возможно, пришло время стать чуть эгоистичнее. Если все запутается, то так тому и быть. В реальной жизни иначе не бывает. - Он прижался сильнее, раздвинул коленом ее ноги. - И если сейчас тебе хочется меня, даже ненадолго, тогда, черт возьми, бери меня, Санни. Об остальном будем беспокоиться, когда такая необходимость возникнет.

        Глава одиннадцатая

        - Итак, во сколько он тебя подхватит? - Андреа аккуратно заправила выбившуюся белокурую прядь Санни под сетку для волос.
        Санни сделала большие глаза.
        - Что за выражения! Он вовсе меня не подхватит. В праздники мы работаем вместе. Это не свидание. Так же, как и не была свиданием наша работа на прошлой свадьбе.
        Глаза Андреа лукаво блеснули.
        - Сначала - нет, конечно, никто ничего и не говорит. - И всплеснула руками, видя, что Санни готова разразиться потоком возражений. - Да знаю. Просто очень приятно видеть вас двоих вместе.
        - Кому приятно? - сухо спросила Санни. Смеясь, Андреа протянула ей фартук.
        - Приятно всем, кто стоит достаточно далеко, чтобы не обжечься сыплющимися от вас искрами.
        Санни весело мотнула головой, подняла руки, позволив Андреа завязывать на ней тесемки фартука. Пока та хлопотала с завязками, Санни размышляла, насколько поменялась ее жизнь за последние четыре недели. Она привыкла, что рядом постоянно парочка сестер Ника, еще несколько кузин, дюжина ребятишек, а также шум и гам, неразлучные с их компанией.
        Мысль о возможности снова оказаться в одиночестве, вернуться к холодному, чопорному, излишне приличному стилю жизни переворачивала ее внутренности, заставляла желудок сжиматься. Андреа между тем обошла Санни кругом и, сияя победной улыбкой, обрушила на нее очередной шквал свежих новостей. Отвлекшись от тревожных мыслей, Санни отмела заботы прочь. Сегодняшний день - рабочий, но он обещает быть и днем удовольствий. После окончания смены у нее должно остаться время поучаствовать в уличном празднестве.
        Вместе с Ником.
        Двое младших сыновей Андреа влетели в комнату, громко вопя. Андреа моментально оттеснила их в крохотную гостиную.
        - Погоди, дай мне только прикрутить этих двоих к стульям, и я сразу вернусь. - Крики усилились, грозя оглушить любого, находящегося в непосредственной близости. - И засунуть в их рты по кляпу.
        Санни улыбнулась, продолжая думать о Нике. Жизнь в постоянном окружении его семьи существенно усложняла их отношения. Как бы осторожны они ни были, все подробности немедленно становились достоянием гласности. Ник посмеивался над этой суетой.
        Санни давно оставила попытки убедить окружающих, что не надо воспринимать их отношения всерьез, строить далеко идущие планы. Операция «Брачный союз» развернулась немедленно после того, как они вдвоем покинули памятный свадебный прием. Она пыталась отбросить в сторону мысли о том, что будет делать Ник в растревоженном муравейнике родственников, когда она отсюда уберется.
        - Но твои тридцать дней испытательного срока сегодня закончились, верно? - Андреа вернулась в комнату и хлопнулась на кровать.
        Санни вытянула шею, пытаясь заглянуть мимо Андреа в гостиную.
        - Что-то там подозрительно тихо. Ты правда им засунула кляпы? - пошутила она с опаской. Способность сестер Д’Анжело ловко обращаться с детьми давно уже вызывало у нее чувство благоговения. Тем более - с таким количеством детей. Андреа довольно улыбнулась.
        - Желе с кусочками фруктов. Не уступит лучшему кляпу.
        - Я не знала, что оно у меня есть.
        - А у тебя и не было. Но несколько дней назад я притащила немного тебе.
        - Ага, - растерянно согласилась Санни. - Какая глупость с моей стороны - не оценить желе с кусочками фруктов. Как я жила раньше?
        - Невероятно, - рассмеялась Андреа. - Обещаю вернуться позднее с ведром воды и тряпкой - убрать остатки пиршества.
        Санни даже глазом не моргнула. Очередное откровение жизни с Д’Анжелами. Случаются погромы. Частенько случаются. Она привыкла обходиться без упорядоченного положения всех вещей на своих местах, без стерильной чистоты. Честно говоря, уступка была одной из самых простых. Кто знал, что быть неряхой настолько весело?
        - Мама Бенни говорит, что ты остаешься. - Андреа пристально следила за ней.
        Санни поняла, что подтвердить данное заявление - все равно, что прокричать его с самой высокой колокольни на самой оживленной улице. Через час все будут в курсе. Но все равно они скоро узнают. Нику она уже сказала.
        - Я знала, что ты не сможешь уйти.
        Санни фыркнула. Фырканье. Новоприобретенная привычка, совсем не подходящая для истинной леди. Ей она жутко нравилась.
        - Да, мы заключили с Карло тайное соглашение. - Драматическим жестом она прижала руку к груди. - Не могу его бросить. Он умолял меня остаться.
        Андреа засмеялась.
        - Как же, как же. Знаем мы ваши причины. Ник будет сражен наповал.
        Санни тоже засмеялась, но продолжала:
        - Я провела несколько бессонных ночей, пытаясь решить, имею ли я право оставить
«Д’Анжело» и найти подходящую работу по соседству.
        Андреа изобразила изумление и негодование одновременно.
        Санни поспешила дать пояснения:
        - Все потому, что считаю - отношения с начальством должны быть исключительно деловыми. Всякие личные связи, как бы мимолетны они ни были, должны пресекаться в корне. - Андреа попыталась вклиниться, но Санни продолжала, будто и не заметила ее потуг: - Знаю, знаю, но приличия - первое, о чем следует думать.
        - Ник наверняка тебе растолковал, несколько нелепы подобные рассуждения. Боже мой, это семейный бизнес, мы все тут работает бок о бок с любимыми.
        Санни мудро пропустила замечание мимо ушей. Любовь. Трудно даже предположить, что Ник и любовь могут иметь что-то общее.
        Из кухни раздался громогласный победный клич. Обе женщины подскочили, покинув спальню как раз вовремя, чтобы успеть к наложению последних мазков нежно-голубого желатина на поверхность обеденного стола.
        Андреа осталась абсолютно спокойной. Быстрыми ловкими движениями она вытерла лица и руки сыновей и спихнула обоих со стульев.
        - Идите поищите дядю Ника. Через минуту мы спустимся.
        Санни наклонилась для обязательных липких поцелуев и объятий, с улыбкой проводила детей взглядом.
        - Как ловко ты с ними управляешься, Андреа. Надеюсь, из меня выйдет мама, хотя бы наполовину такая же хорошая.
        Глаза Андреа широко раскрылись. Санни даже подпрыгнула в попытке немедленно опровергнуть предположение, выраженное всем видом подруги.
        - Нет! И думать не смей! Я просто отвлеченно сказала. Даже не начинай, Андреа. Обещай мне.
        - Ладно. - Но блеск в ее глазах не потух. Санни с усилием подавила стон. - Но ты ведь любишь детей?
        Санни уставилась на нее. Лицо собеседницы - сама невинность. Санни оставалось лишь устало пожать плечами.
        - Пока у тебя в глазах горит этот нехороший огонек, я не собираюсь обсуждать подобные вопросы.
        - Я одного не пойму, - сказала Андреа наивно, - как ты собираешься увековечить воспитательные методы Чендлеров, будучи последней в роду?
        - Будь уверена, все запланировано давным-давно. Вероятнее всего, бабуля имеет собственные соображения по данному вопросу - она у нас отвечает за вопросы наследования. А мечты дедушки сосредоточены по большей части на ведении бизнеса. Но, думаю, в завещании уже прописано создание семьи и рождение двух-трех младенцев - как условие получения чего-нибудь там.
        Улыбка Андреа поблекла.
        - Прости, Санни. Я не имела права тебя дразнить.
        - Все в порядке. - Санни потрепала Андреа по руке. - Правда. А относительно заданного вопроса - я никогда не думала о собственных детях, да и никаких других детей в моем окружении никогда не было. Поэтому, какой я буду матерью, неизвестно. Не могу сказать, что в восторге относительно воспитания детей по канонам мира Чендлеров. - Она пожала плечами, подумав, что лучше бы и не затрагивала этих тонких материй.
        - Значит, ты не останешься. Во всяком случае, навсегда не останешься.
        Санни подняла глаза, встретила пристальный взгляд собеседницы.
        - Слушай, такого уговора не было с самого начала.
        - Время все меняет, Санни.
        Она обняла Андреа за плечи, притянула к себе.
        - Дружба с тобой открыла для меня целый мир. И где бы я ни была, здесь или там, я не планирую ее терять, договорились?
        - Договорились, но…
        - Но многого я пока и сама объяснить не могу.
        Андреа открыла рот для очередного возражения, но передумала и лишь кивнула:
        - Не станем портить сегодняшний день разговорами о будущем, ладно?
        С громадным облегчением Санни улыбнулась и кивнула.
        - Спасибо тебе.
        Но показная податливость Андреа улетучилась так же быстро, как и появилась. Она озорно подмигнула.
        - А кроме того, жизнь имеет особенность расставлять все по своим местам, когда совсем этого не ждешь. Ничего не закончилось, пока не закончилось.
        - Сдаюсь, - пробормотала Санни к несомненному восторгу Андреа.

* * *
        Верный своему слову, Ник вел честную игру. В один из выходных он повез ее кататься, превратив день в сплошную череду развлечений. При одном воспоминании об этом дне губы ее сами растянулись в улыбку. Потом она посерьезнела, вспомнив разговор, состоявшийся после. Обсуждение затянулось за полночь, Ник склонил ее к принятию твердого решения - она остается. Его аргументы вторили доводам Андреа. Ей хочется остаться, проводить с Ником как можно больше времени и так долго, как только можно. Следовательно, раз никто серьезно не пострадает, если она продолжит на него работать, то и ей переживать нечего.
        Ник свято соблюдал ее требование: на работе их отношения оставались исключительно деловыми. По его уверениям, у них всегда найдется масса времени вне ресторана. Иногда им даже удавалось выбираться из его спальни. И грузовика.
        Долгие трапезы вдвоем, неторопливые прогулки по паркам, вдоль городских улиц. Сколько Ник знал о городе, в котором оба они выросли! Каждая секунда, проведенная с ним, становилась открытием.
        Сегодня - особенный день. Хотя вся семья Ника знала, что они встречаются, появляться вдвоем среди его родственников они до сих пор избегали. Сегодня ситуация должна измениться.
        Ника, казалось, не особенно беспокоят последствия публичной демонстрации их отношений. Санни же считала событие грандиозным. Их увидит вся округа. Как следствие, жизнь легче не станет. Но приходится согласиться с ним, что дальше скрывать их отношения просто глупо. Стыдиться им нечего и прятаться тоже.
        В настоящий момент она там, где ей больше всего хочется находиться, а раз так, то больше и беспокоиться не о чем. Она счастлива. Действительно, по-настоящему. И довольно! Она получила больше, чем имела когда-либо в жизни.

* * *
        Андреа отыскала косметичку, постоянно хранящуюся в конторе у Ника, поправила волосы, глядя на себя в крохотное зеркальце на двери.
        - Я тебе еще раз говорю - надо было позвать твоих родных. Лучше дня не найти. У них была бы замечательная возможность со всеми познакомиться. И можешь не смотреть на меня так.
        - Тебе ведь не хотелось бы испортить сегодняшний день, верно?
        Андреа, как обычно, проигнорировала неугодную фразу, но выражение ее лица говорило о такой нежной привязанности, что Санни не смогла на нее рассердиться. Даже когда эти люди ее раздражают, она не перестает их любить. Возможно, именно тут заложен секрет настоящей семьи.
        - Ты недооцениваешь окружающих, - сказала Андреа. - Они обращались бы с твоими с величайшим уважением… и показали бы им, как надо веселиться по-настоящему.
        - Поверь, лучше не стоит. - Сколько ни старайся, Андреа ни за что не поймет. В семье Ника не могут уразуметь, что не каждая семья готова сплотиться в случае надобности. Абсолютное молчание со стороны Хаддон-холла - реальное тому подтверждение. В какой-то момент придется, конечно, вступить в контакт с дедом и бабушкой, но если сейчас они предпочитают поездки Карла мимо ресторана в качестве единственного источника информации - значит, так тому и быть.
        Перед выходом из конторы Андреа задержала ее. Озорное выражение из темных глаз исчезло.
        - Знаю, ты не хочешь обсуждать свое с Ником будущее.
        - Андреа…
        - Я должна сказать. Ни с кем никогда он не был таким, Санни. Мне хочется, чтобы ты знала. Для него все очень серьезно.
        Санни покачала головой.
        - Всего неделя прошла, Андреа.
        - Месяц. Но время тут ни при чем. Иногда сразу бывает понятно.
        Санни даже думать себе не позволяла об этом.
        - Тебя, должно быть, беспокоят его громогласные заявления о невозможности обязательств и подобные дурацкие высказывания, но, поверь, когда дойдет до дела, он окажется одним из самых…
        - Вопрос не в обязательствах, Андреа, или в их отсутствии. Просто… очень сложно объяснить сейчас.
        - Слушай, я тебе давала миллион шансов объяснить свою запутанную ситуацию.
        Санни тяжело вздохнула.
        - Да, конечно. Может, мне самой не очень хочется в ней разбираться. Мы решили побыть какое-то время вместе. Разве вам этого не достаточно?
        Андреа рассмеялась.
        - Мы итальянцы и Д’Анжело к тому же. Такого слова, как «достаточно», мы не знаем. - Она потрепала Санни по руке. - Но обещаю, больше давить не буду. Во всяком случае, сегодня. - Заметив скептический взгляд Санни, исправилась: - Обещаю заткнуться хотя бы на час. Не в моих правилах устраняться и безучастно глядеть, как люди губят свои жизни. - Она шагнула вперед по коридору, кинула через плечо: - Кроме того, у тебя будет достаточно хлопот с остальными. Значит, я могу сделать передышку и продумать другую, более результативную стратегию наступления.
        Санни оставалось лишь расхохотаться. Тут надо или смеяться, или рыдать…
        Андреа моментально вернулась, забрала ее лицо в свои ладони, целуя одну щеку, потом другую.
        - Мы тебя любим, Санни. Ты уже стала для нас частью семьи. Мы просто хотим тебе счастья. И Нику тоже.
        Сердце Санни растаяло.
        - Знаю, Андреа, - тихо согласилась она. - Знаю. Вы представить себе не можете, как много вы теперь для меня значите.
        - В таком случае пошли, покормим наконец голодающих, а после потанцуем - ох, как же мы будем танцевать!
        И, сопровождаемая улыбкой Санни, она ринулась к парадной двери ресторана, возле которой ее дети пристроились услаждать слух прохожих, распевая во всю мощь своих легких какую-то итальянскую арию.

* * *
        Ник глядел, как Маринины малыши захватили Санни в плен и втащили ее в круг танцующих. Уже за полночь, а пиршество в самом разгаре. И у него, и у Санни рабочая смена давно закончилась, но побыть с ней наедине никак не удавалось.
        Он бы должен сердиться, и в какой-то степени так оно и было. Ему хотелось держать ее в объятиях, окунуться с головой в волны музыки, наполняющей горячий летний воздух. Но время еще есть.
        А пока он с увлечением следил за ее передвижениями на первом уличном празднике, в котором она принимает участие.
        Первый уличный праздник? Предполагается, что будут и другие?
        Ник отмахнулся от промелькнувшей мысли, как и от других мыслей о будущем. Ему частенько теперь приходилось так поступать. День за днем. Виной тому непрерывное жужжание его родственников относительно их с Санни отношений. Он предполагал такого рода осложнения, но не думал, что настолько попадет под влияние их постоянных намеков и советов. Что делать - он и сам теперь часто задумывался, что было бы, если бы Санни осталась насовсем…
        Его глаза не могли оторваться от нее ни на секунду. Вот она ныряет в толпе, меняет партнеров, хохочет. Она его приворожила - никаких сомнений.
        Семья ее обожает. Она их - тоже. Их обоюдная привязанность сквозит в каждом взгляде, каждом жесте.
        Он обожает ее. Или невероятно близок к тому.
        И что? Она ясно дала понять, что он для нее всего лишь предмет флирта, повод к рискованному приключению. Но приключение закончится, и принцесса снова должна будет вернуться в свою заколдованную башню. Странно, как она цепляется за свое прошлое. Насколько он знал, ее дед с бабушкой не сделали ни единой попытки установить с ней контакт. Санни решила расправить крылья, а в результате родные от нее отвернулись. Отсюда вывод - она права, думая в первую очередь о собственных интересах. Судя по всему, добиться одобрения Чендлеров - задача не из легких. Можно положить на это всю жизнь… и потерять собственное «я».
        Санни вынырнула из гущи танцующих, схватила холодное пиво. Вот настоящая Санни. Женщина, кружащаяся в водовороте жизни, упивающаяся скоростью разворачивающихся событий. Надо убедить ее, что ее место тут.
        И если вдруг они оба обнаружат, что им по-настоящему хорошо вместе… что ж, подобный поворот событий все меньше пугал его.
        - Довольно, - пробормотал Ник и встал. Проложил себе путь через толпу, оказавшись перед ней.
        - Ты опоздал, - сообщила ему Рэйчел. - Все танцы Санни до конца вечера расписаны, кавалеры едва не разорвали ее саму на части. - Она рассмеялась, и окружающие последовали ее примеру. - В следующий раз придется тебе быть порасторопнее.
        Ник попытался улыбнуться, но улыбка получилась вымученной - сил отвечать на насмешки не осталось. Он должен почувствовать Санни в своих объятиях, утихомирить вихрь эмоций, всколыхнувшихся в его душе нынешней ночью. Плюнуть на все… сконцентрироваться только на ней одной.
        Ликование охватило его, когда оркестр, словно подслушав его мысленную мольбу, заиграл медленную, лирическую мелодию.
        - Может, все же остался один танец и для меня? - Он протянул руку.
        Она кивнула и поднялась, на лице - улыбка, в глазах - обещание. Кровь в его жилах закипела.
        Родственники и друзья отошли на задний план, забылись, как только она оказалась в его объятиях. Весь мир сосредоточился на укачивающей их плавной музыке, на женщине, движущейся рядом.
        - Санни. - Ничего более ему сказать не удалось. Она придвинулась чуть ближе, голова закружилась. Руки сжались сильнее, она уступала его напору, сливаясь с ним, положив голову на его плечо. Его губы коснулись нежного местечка прямо над ухом. - Я всю ночь изнывал от желания держать тебя вот так.
        - Чего же ты ждал? - пробормотала она.
        - Танец оказался бы последним для нас обоих. - Он тесно прижал её бедра к своим, впитывая ее прикосновения. - Мне хотелось, чтобы вначале ты по максимуму насладилась праздником. Стоит мне дотронуться до тебя, и я не отпущу тебя больше.
        Она застонала, ткнулась губами ему в шею.
        - В таком случае нам лучше танцевать по направлению к машине - иначе я могу не устоять и скомпрометировать себя неприличным поведением перед глазами всех знакомых и незнакомых.
        Ошалевший Ник еле поборол искушение схватить ее в охапку и унести отсюда. Горячим шепотом он поведал ей об этом в самое ухо. Ее глаза расширились.
        - Ты не посмеешь.
        - Не искушай меня.
        - Ты не смеешь устраивать такое представление. Я прекрасно могу дойти до машины собственными ногами.
        - Но подумай, покинуть бал на руках у возлюбленного - какая романтика!
        - С каких пор ты пытаешься быть романтичным?
        - А что такое?
        - Ты понимаешь, о чем я. Публичные выступления с романтической подоплекой. Нетрудно предугадать, как отреагирует твое семейство.
        Он развернул ее лицо к себе. Улыбка поблекла, лишь глаза блестели в полумраке.
        - По всей видимости, я постепенно утрачиваю опасения относительно мнения окружающих. В данный момент мои желания важнее.
        - Да, я почувствовала.
        Он взвыл.
        - Я говорил не об этом.
        Они уже практически остановились, не обращая внимания на другие пары.
        - О чем ты, Ник?
        Ему казалось, что все присутствующие затаили дыхание, впились в него глазами. Пусть. Весь его мир сейчас сосредоточился на той, что стояла перед ним, ожидая его ответа.
        Мысли вихрем пронеслись у него в голове. Сказать ли ей, что творится в его сердце? Но ему и самому не все еще понятно, что происходит. Тогда, возможно, стоит подождать? Вначале разобраться в себе самом? Или попробовать вместе с ней?
        А что, если она сбежит?
        Почти инстинктивно его руки, удерживающие ее талию, сжались крепче.
        - Ник?
        - Не здесь. Мне надо оказаться с тобой наедине. - И, более не раздумывая, он проделал то, о чем мечтал весь вечер. Подхватил ее на руки и унес.
        Восторги толпы гремели в его ушах, но самые громкие крики не могли отвлечь внимание Ника от женщины в его объятиях.

        Глава двенадцатая

        Когда они добрались до дома Ника, Санни уже задыхалась. С тех пор как они покинули празднество, не было произнесено ни слова.
        Ник сосредоточенно парковал машину, и она позволила себе взглянуть на него. Какая тайна скрывается в его темных глазах? Он так смотрел на нее во время танца. По коже пробегали мурашки, предвкушение чего-то необычайного переполняло ее.
        Что бы хотелось ей услышать тогда? И сейчас? Слова любви? Просьбу остаться насовсем? И то, и другое повергало ее в ужас. Она не готова. Не теперь. А может, и вообще никогда. Предполагалось, что все ограничится легким флиртом, дикой выходкой перед возвращением в рамки благопристойного поведения, домой.
        Дом.
        Она оглянулась. Узкие улочки, ряды домиков, притихших в ожидании утра, человек, ведущий ее за руку… куда? Впереди маячило нечто большее, чем еще одна восхитительная ночь в объятиях страсти.
        Надо бы остановиться, потребовать объяснений, узнать, что у него на уме. А то и вырваться, сбежать от необходимости принимать решения. Бежать и бежать. От решений, которые кому-нибудь не понравятся, ранят. Почему ее ставят в столь невыносимые условия? Она не желает ничего выбирать.
        Перед дверью Ник снова поднял ее на руки. Поцеловал.
        - Санни, - произнес хрипло.
        Она приложила пальчик к его губам.
        - Тсс. Войдем внутрь, Ник. - Ее широко открытые глаза были прикованы к его лицу, выражение которого пугало. - Возьми меня, Ник, - прошептала она.
        Последующие несколько минут прошли в вихре поцелуев. Одежда разлеталась в разные стороны, щедро усеивая весь путь от входной двери до постели.

* * *
        - Что ты вытворяешь… - он застонал, подчиняясь задаваемому ритму. - Чертовка.
        Его спина прогнулась, повторяя ее движение. Всегда так. Эротика, возведенная в превосходную степень, удовольствие, не поддающееся описанию словами. Страсть, в которой захлебываешься… по собственной воле.
        Он хмыкнул, откликаясь на ее очередной призыв к любовной игре.
        - Напомни мне почаще водить тебя на танцы.
        Она рассмеялась, смех перешел в протяжный стон - повинуясь толчкам его тела, ее мышцы сжимались, расслаблялись и снова сжимались, пропуская его внутрь, охватывая плотнее. И все повторялось из раза в раз. Наслаждение. Невероятное, ни с чем не сравнимое наслаждение.
        Она вцепилась в его плечи, ее волосы упали ему на лицо и грудь.
        Ник в блаженстве прикрыл глаза. Она знала, как возбуждают его касания ее волос, знала, потому что он сам ей в этом признавался. Много раз. Ей нравилось доставлять ему удовольствие. Всякий раз, когда они были вместе, ей удавалось узнать о нем чуточку больше, сделать их общее наслаждение чуточку полнее. Он заботился о том же и знал теперь ее тело, как никто другой никогда до этого. Их занятия любовью превращались в бесконечное желание отдать часть себя, когда удовольствие другого ставилось на первое место.
        Оба тяжело дышали, кожа покрылась капельками пота, сознание возвращалось плавными толчками.
        - Как тебе это удается?
        Она ожидала ухмылки и остроумной реплики, но он молчал, а выражение его лица… трудно сказать, что оно могло означать. Раньше такого не было. Хотя… может быть, один раз. Тогда, во время танца.
        - Оставайся со мной, Санни.
        - Я не собираюсь уходить. Сейчас, во всяком случае.
        - Я имел в виду не только нынешнюю ночь. О, боже!
        - О чем - о чем именно ты просишь? Жить с тобой или… еще что-то?
        Внезапно Санни засомневалась, хочет ли знать ответ. Она рассчитывала объясняться постепенно, шаг за шагом. Истинные чувства можно понять, имея на обдумывание следующего шага дни, может, даже недели. Но, выходит, придется перестраиваться на ходу. Все обрушилось на ее голову сразу. А она не готова!
        Ник перекатился на бок, потянул ее за собой. Ее голова оказалась лежащей у него на груди. Он приподнялся и взглянул ей в лицо.
        - Санни, я думал о тебе… о нас… всю эту неделю или почти всю. Знаю, предполагалось, что у нас будет всего лишь легкий флирт, развлечение, до того, как ты… как ты вернешься домой.
        Лицо его посуровело. Она протянула руку, погладила его щеку.
        - Ну конечно, развлечение. - Большой палец ее руки задержался на его губах. - А в чем дело?
        - Обещай мне только одно.
        - Что?
        - Обещай, что останешься так долго, чтобы мы смогли разобраться, чего хотим в действительности.
        - Я не готова давать обещания, Ник, - промямлила она, с горечью сознавая, что причиняет ему боль, но верная своему принципу быть честной с ним до конца.
        - Но…
        - Но у нас пока есть время. Полно времени на разговоры, планы и решения. Только не сейчас, хорошо?
        - Ладно. Но не могу обещать, что после нашего сегодняшнего торжественного отбытия с праздника моя семья уже не абонировала церковь и не наняла оркестр.
        Сердце в ее груди сделало скачок. Он не признавался ей в любви, не предлагал пожениться, но видения их свадьбы тем не менее неотступно преследовали ее. Прелестная церквушка, все семейство Ника, все их знакомые. В том, что в мечтаниях не появилась ее семья, Санни пока не отдавала себе отчет, не желая смотреть правде в лицо. Что за беда - помечтать о несбыточном, позволить себе забыться хоть на мгновение? Реальность всегда наготове - сразу отрезвит. Возможно, отрезвление будет достаточно болезненным.
        Все печальные мысли улетучились, как только Ник приступил к совершенно восхитительному покусыванию ее шеи.
        - Мы же не собираемся потратить остаток ночи на бесплодные разговоры - думаю, найдутся варианты более интересного времяпрепровождения.
        Санни изогнулась под его нежными руками, скользнувшими по ее телу вниз.
        - Мог бы спросить и мое мнение, - сказала она. Остальное поглотил ее протяжный вздох.

* * *
        Ник был недоволен собой. Он обошел машину кругом, собираясь открыть дверцу для Санни. И тихо страдая, что пропадает целых пять секунд, в течение которых следует пройти несколько шагов - в то время, когда ему хотелось бы не отрываться от Санни ни на миг. Опьянение недавней страстью постепенно отпускало. И все равно, когда он оказался с ней лицом к лицу и она улыбнулась ему навстречу, он подумал, что хочет вечно быть пьяным от ее улыбки.
        Еще прошлым вечером он хотел сказать ей, что любит ее, собирался объясниться сразу же, как только они окажутся наедине. Но после того как они договорились поехать к нему, понял, что она не готова. Нику становилось страшно от одного осознания того, насколько сильно в нем желание объясниться. Но… уже утро, а слова так и остались непроизнесенными.
        Она ступила на тротуар, хотела шагнуть в сторону, но он перехватил ее, обнял. И плевать, что подумает мистер Бертолуччи, если вздумает глазеть из окна.
        Ощутив его руки на своей талии, Санни сделала большие глаза.
        - Слушай, мне кажется, у тебя входит в привычку не выпускать меня из рук!
        Он уже готов был произнести давно заготовленные слова, но в очередной раз одернул себя. Нельзя действовать под влиянием импульса, давить, как принято среди его домашних. Объяснение придется опять отложить до лучших времен. После вчерашнего демарша им придется несладко. Но как сложно постоянно останавливаться!
        Слегка приподняв Санни над землей, Ник в который раз приник к желанным губам и вздрогнул, затравленно обернувшись на раздавшиеся аплодисменты. Парочка владельцев соседних магазинчиков, появившаяся как из-под земли, выражала свое откровенное одобрение. Немного скованно - не каждый день прилюдно выступаешь в роли героя-любовника - он поставил Санни на землю.
        - Представление окончено, ребята, - сообщил он зрителям, подмигнул раскрасневшейся Санни. Поправил воротничок на ее блузке. - Ты как, не трусишь?
        Она глубоко вздохнула, помотала головой.
        - Все в порядке. Гирлянд и лозунгов на ресторане не видно - добрый знак, верно?
        Ник хмыкнул. Она неплохо держится. Вопрос, выдержит ли он сам? Отыскав ее руку, он стиснул ее в своей.
        - Я только поднимусь наверх и переоденусь. Встретимся в конторе, договорились?
        Его ожидает кипа бумаг, накладные, не говоря уж о повседневной работе. А хотелось взбежать по ступенькам следом за ней и затащить ее в постель.
        - Санни? Никко? Это вы?
        - Может, не поздно сбежать? - фыркнула Санни. Из-за угла показалась тучная фигура мамы Бенни.
        - Вот вы где!
        - Опоздали, - тихонько проговорил Ник. Отходные пути были отрезаны - оставалось идти только вперед, в широко раскрытые объятия.
        Если бы Санни и попыталась что-то сказать, то слова непременно бы утонули в роскошной груди мамы Бенни, куда Санни ткнули лицом.
        Бенни внимательно оглядела обоих.
        - Итак, есть у вас что сообщить старухе? Ведь мне осталось не так уж долго жить! И я еще надеюсь успеть покачать на коленях малышей от своего старшего внука!
        Санни задохнулась, Ник заскрежетал зубами.
        - Бенни, умоляю тебя!
        Та сделала оскорбленное лицо.
        - В наши дни молодые люди не желают понимать намеков. И совершенно напрасно, я вам скажу. - Скрестив руки на груди, она вызывающе уставилась на них. Но в темных глазах было и нечто другое. Неуверенность?
        - Еще кто-нибудь явится? - поинтересовался Ник.
        Она с досадой всплеснула руками.
        - Я просто надеялась услышать хорошие новости, только и всего. Раньше, чем… - и воровато оглянулась через плечо, потом тяжело вздохнула, как будто приподнимая всем своим мощным телом навалившуюся невидимую ношу.
        Встревожившись, Ник ухватил ее за плечо. Сразу подоспела Санни.
        - Все нормально?
        Мама Бенни опять оглянулась назад, потом взяла Санни за руку, сжала.
        - Тут твоя бабушка. Сказала только, что хочет с тобой поговорить. Я звонила Никколо домой, но вы уже ушли. - Она помолчала, с беспокойством переводя глаза с Ника на Санни и наоборот. - Я напоила ее чаем. Она там тебя ждет.
        Санни застыла на месте, как вкопанная, глаза отразили волнение… и страх. Быстро справившись с собой, она ободряюще чмокнула маму Бенни в щеку.
        - Ничего. Все понятно. Не стоит беспокоиться. - Расправила плечи, кивнула Нику: - Мне, наверное, надо пойти поскорей узнать, что случилось.
        - Санни. - Он дернулся следом. Ему не хотелось отпускать ее. То, что должно сейчас произойти, может повлиять на всю его последующую жизнь.
        - Мне лучше одной пойти узнать, чего она хочет. А затем я сразу же приду к тебе в контору и все расскажу. Хорошо?
        Нет, ничего хорошего, хотелось закричать ему. Даже не пахнет ничем хорошим. Я только нашел тебя, только-только понял, что хочу удержать тебя рядом с собой навсегда. А теперь… что? Неужели все кончится, не успев начаться?..
        - Поверь мне, Ник. - Она взглянула ему прямо в глаза.
        Санни права. С самого начала причиной ее появления в его жизни стало то, что она решила жить самостоятельно. Если он не научится доверять ей, то окажется ничем не лучше ее семьи, постоянно стремившейся навязывать ей свои решения…
        Но как не просто позволить ей уйти, выпустить руку!
        - Если я тебе потребуюсь, все равно зачем, ты знаешь, где меня найти. - Буду метаться по конторе, как зверь в клетке, ожидая своего приговора.
        Она поцеловала его, не стесняясь присутствия Бенни и всех прочих.
        - Спасибо, Ник. За то, что понимаешь меня. Лучше, чем кто-либо другой.
        Он сглотнул, пожирая глазами ее удаляющуюся фигурку.
        Мама Бенни нашла и стиснула его ладонь.
        - Она правильно делает, наша Санни. Она сильная девочка.
        Зная, что все его сомнения отражаются на лице, Ник проговорил тихонько:
        - Я надеюсь. Я так надеюсь.

        Глава тринадцатая

        Санни обнаружила бабушку за одним из маленьких столиков, расставленных прямо за дверями. Прямая спина, надменная осанка. Санни чуть помедлила. Что-то не так.
        Кроме привычных черт, было в сидящей перед ней женщине что-то иное. Чувствовалась уязвимость - особенность, не присущая клану Чендлеров. Элегантная дама напротив будто ощетинилась, приготовилась защищаться.
        Раскаяние пронзило Санни насквозь, она заспешила через комнату.
        - Бабушка?
        Одного взгляда в бледно-голубые глаза Фрэнсис оказалось достаточно, чтобы подтвердить всколыхнувшиеся подозрения. Что-то произошло. Что-то очень плохое.
        - Присядь, Сюзан. Я хочу кое-что с тобой обсудить.
        Горло Санни дернулось, она присела на краешек стула напротив.
        - Что случилось?
        - Эдвин. С ним… у него был удар.
        - И как он? - Голос Санни дрогнул. Она с трудом удержалась, чтобы не схватить бабушку за руку, не попытаться жестом выказать ей свое участие. Вместо того, зная, что проявление любых чувств на людях заслужит суровое порицание, она лишь сцепила побелевшие на костяшках пальцы.
        - Сейчас он дома.
        У Санни вырвался облегченный вздох. Почему ей раньше не сообщили? Должно быть, дед какое-то время провел в больнице. Впрочем, теперь не о чем говорить. Фрэнсис держится превосходно, но происшедшее не прошло для нее незаметно.
        Кисти Санни заболели от усилий, прилагаемых, чтобы руки не разжались. Удивительно, как она изменилась всего за несколько недель. В семье Д’Анжело принято открыто выражать свои чувства и желания - и вот уже ей самой приходится сдерживаться изо всех сил. Потребность прикоснуться, поддержать, утешить стала ее второй натурой. Ожидающей такой же темпераментной ответной реакции. Сидя сейчас напротив бабушки, она понимала, что просто не сможет стать такой, какой была раньше. Не сумеет поступать так, как от нее ожидают. Сердце заныло - и было отчего.
        Слегка даже подчеркнутым движением она подняла руку и накрыла ею и чуть сжала бабушкину ладонь. Фрэнсис замерла, удивленно раскрывшиеся глаза явно выразили неудовольствие, но, заметила Санни с удовлетворением, ладони она не отняла.
        - Что случилось? - спросила Санни. - Он долго был в больнице? - Нет ли моей вины?
        Фрэнсис поджала губы. Сердце Санни упало - бабушка убрала руку, чтобы взять чашку и сделать глоток чая. Вежливая пауза была выдержана преднамеренно, чтобы дать Санни время справиться с эмоциями и вести себя уже должным образом. Сделать все правильно.
        Ни разу в жизни Санни не чувствовала себя в столь ложном положении. Не хотелось ей сидеть и спокойно осведомляться относительно здоровья дедушки. А хотелось рвануть к двери, таща Фрэнсис на буксире, схватить первое попавшееся такси, скорее добраться до деда.
        Но клятвы клятвами, а сколько ни обещай все изменить, есть вещи, которые не поменяются во веки веков.
        - Пожалуйста, - сказала Санни, старательно скрывая подступающее отчаяние, - просто расскажи, что случилось.
        Фрэнсис аккуратно поставила чашку на блюдечко.
        - Его кардиолог предполагает, что последние месяцы он слишком нервничал. Это слияние фирм - столько сложностей! Ему приходилось работать день и ночь.
        Санни уже с трудом справлялась с возрастающим чувством вины. Дедушка просил помочь, но она предпочла заняться собственными делами.
        - С ним никогда ничего не случалось, - пробормотала она. Глаза ее постепенно наполнялись слезами, искали взгляд бабушки. - Но он выздоровеет?
        - При соблюдении постельного режима и диеты, говорят, да. - Казалось, собеседница выпрямляется - по мере того как Санни сникает. - Пора бы тебе вернуться домой, Сюзан. Занять свое место наследницы рядом с Эдвином. Сделать предстоит еще очень много, и Эдвин не успокоится, пока кто-то из семьи Чендлеров не возьмет дело в свои руки.
        Мысли Санни заметались, как зверек, попавший в ловушку. Конечно, ей следует вернуться домой. Днем раньше, днем позже, она знала, что это неизбежно. Но сейчас? . Она не готова. Просто не готова.
        Хотя есть ли у нее выбор?
        - Машина на улице. Собирай вещи и поехали.
        Глаза Санни широко распахнулись.
        - Я не могу взять и уехать. Здесь у меня есть некоторые обязательства.
        - Месяц назад обязательства роли не сыграли, - строго заметила бабушка.
        Санни напомнила себе, что она уже взрослая и сама решает, как поступать. Но Фрэнсис знала ее слабые места. Вина в душе Санни на данный момент перевешивала все остальное. Даже осознание того, что ею манипулируют, ничего не меняло.
        - Мне надо пойти и рассказать, что произошло. - Бабушка не успела и глазом моргнуть, как пошатнувшаяся было решимость вернулась к Санни. Фрэнсис ее вырастила, и, желая того или нет, но кое-что Санни от нее переняла. - Надо позаботиться и еще кое о чем. Я хочу повидать дедушку. А потом вернусь сюда и соберусь. В Хаддон-холл приеду сразу после этого. - Если бабушка заметила, что Санни не назвала Хаддон-холл домом, то никак этого не показала. Интересно, что бы она сказала, если б узнала, что «Д’Анжело» за один месяц стал для нее более родным домом, чем место, где прошла вся остальная жизнь.
        Выражение лица бабушки оставалось бесстрастным, но в глазах промелькнула тень неудовольствия.
        - Боюсь, что твое присутствие в «Чендлер Энтерпрайсиз» необходимо немедленно. Эдвин отдыхает. Ты сможешь увидеть его, когда он встанет. - Она помедлила, потом добавила: - За твоими вещами я кого-нибудь пошлю. - Оглянулась вокруг и - Санни могла присягнуть - если б установленные правила поведения давали малейшее послабление, брезгливо бы поморщилась. Но и без того было ясно - Фрэнсис резко отрицательно относится к пребыванию Санни в подобном месте, не говоря уж о ее работе и проживании здесь.
        Неожиданно разозлившись, Санни решила не уступать ни на дюйм. Встала.
        - Благодарю за любезное предложение. Тем не менее, как я и сказала ранее - я сама вернусь и сделаю все, что надо. - И решительным жестом пресекла любые попытки бабушки возразить. - Я не имею права уклоняться от ответственности за «Чендлер Энтерпрайсиз». - Если не поставить точки над i прямо сейчас, то прошлый месяц можно считать прошедшим впустую. Возвращение получается немного не таким, как она планировала, но будь она проклята, если опять превратится в послушную маленькую Сюзан! - Но я уже говорила дедушке, что мне нужно время для себя. Мой долг перед тобой и дедушкой огромен настолько, что я никогда не смогу расплатиться. И все же я не считаю, что месяц, потраченный на себя перед тем, как посвятить всю оставшуюся жизнь компании, - из разряда невыполнимых желаний. Я решила остаться здесь и не жалею ни об одной проведенной тут минуте. Нравится это тебе или нет, но теперь есть и другие люди, рассчитывающие на меня.
        Подхватив сумочку, Фрэнсис поднялась.
        - Твой дед ожидает твоего появления. Даже больной, он организовал совет директоров с расширенной повесткой дня, который состоится через час. Поторопись.
        Санни промолчала. В оцепенении она следила за отбытием бабушки. Карл склонился у дверцы, подсаживая ее на заднее сиденье лимузина компании.
        Что бы ни случилось, Фрэнсис не собиралась уступать. Эдвин сколько угодно мог царствовать в «Чендлер Энтерпрайсиз», главой империи Чендлеров всегда была Фрэнсис. И все обязаны склоняться перед ее волей.
        Санни дрожала, глядя на отъезжающий лимузин. Потом обернулась на ресторан. Итак, она едет домой. Отчего же кажется, что, напротив, дом приходится покидать?
        С тяжелым сердцем она направилась в контору, к Нику и маме Бенни.
        Легко стукнула в дверь, и, не успела она дотронуться до ручки, как та распахнулась. Ник немедленно схватил ее в свои объятия и поцеловал. Следовало бы отстраниться. Вести себя по-другому нечестно по отношению к ним обоим. Но она не смогла. Хотелось замереть в его объятиях, впитывать поцелуи, хотя бы в последний раз. Что может быть дурного в прощальном поцелуе?
        Прервал его Ник. Даже не глядя ему в лицо, по внезапному напряжению его большого тела она почувствовала - он понял, что она хочет сказать. Что ей придется сказать.
        - Мне очень жаль, Ник, - прошептала она. Глаза, налитые слезами, темные и печальные, встретились с его глазами.
        - Все зависит только от тебя, Санни.
        - Ник. - Она помолчала, набрала в грудь воздуха, потом медленно выдохнула его. Надо попытаться не разорвать сердце на мелкие частички. Как сложно выпутаться из сложившейся ситуации - все труднее и труднее. - Мой дедушка очень болен.
        Пальцы, державшие ее за плечи, немедленно стали мягче.
        - Ох, Санни. Мне очень жаль.
        Странно, именно его мгновенное понимание едва не пробило брешь в и без того слабой броне ее самообладания. Он все понимает лучше других. Речь идет о семье, и это самое главное.
        - Сама я предпочла бы уйти не так и не сейчас.
        Ник прижал ее ближе, она хотела что-то сказать, но слова не шли. Не того она ждала.
        - Санни, наши отношения давно вышли за рамки так называемого флирта. - Она отвернулась, чтобы не видеть боли, искривившей его лицо. Он бережно приподнял пальцем ее подбородок. - Но если ты просто будешь ухаживать за дедушкой, пока он не поправится… разве это означает, что наши отношения кончатся?
        О Боже! Он не собирается отпустить ее. Внезапно, несмотря на вихрь мятущихся мыслей, бушующий в голове, она обнаружила, что улыбается.
        - Слушай, на одобрение Фрэнсис можешь не рассчитывать.
        - Правда?
        - Правда.
        Ник снова прижал ее, целуя с новой силой. Когда она открыла глаза, стараясь остановить сумасшедшее кружение комнаты, то обнаружила, что он по-прежнему стоит перед ней. Надежен по-прежнему, остается лишь придвинуться ближе, найти в нем свою опору.
        Неожиданно нахлынули новые сомнения. Не меняет ли она зависимость от требований собственной семьи на зависимость от поддержки Ника?
        - Не смей, - предостерег он. Она моргнула.
        - Что не сметь?
        - Не смей сомневаться в себе.
        - Я не сомневаюсь.
        - Сомневаешься. Я тебя знаю, Санни.
        Еще один момент истины для нее. Он ее знает. Настоящую. И хочет ее настоящую, со всеми недостатками.
        - Мне надо убедиться, что я действительно чего-то хочу и не хочу, - сказала она. - Понять, где кончается долг и начинается мое желание.
        - Ладно. Если я сейчас уйду, сказав, что мы никогда больше не встретимся, потому что я не хочу тебя видеть, сможешь ты тогда отправиться назад, к призывающему тебя долгу?
        Горло ее перехватило от одного лишь предположения, что он может не захотеть ее больше видеть.
        - Да, - прошептала она. - Но я…
        - Неужели, предлагая нам увидеться еще, ты просто уступаешь моему желанию?
        - Нет. То есть, я надеюсь, что ты тоже хочешь со мной встречаться, но, конечно, и мне этого хочется.
        - Тогда в чем дело? Пойми, тебе совсем не обязательно заниматься всем самой.
        - Обязательно. Именно мне. Никто больше не сможет.
        - Должен быть кто-то, кто сможет пойти на совет директоров за тебя, а потом отчитаться по полной программе.
        - Ник, это… - Внезапно его слова дошли до нее. - Погоди. Откуда ты узнал про совет директоров?
        Он улыбнулся с обезоруживающим простодушием.
        - Слушай, возможно, моей сдержанности хватит, чтобы отойти в сторонку, пока ты сражаешься со своими драконами. Поверь, пламя, извергаемое твоей бабушкой, видно невооруженным глазом, но позволить поджарить тебя, не попробовав вмешаться - чересчур. Я был наготове.
        Ей бы надо жутко разозлиться на него, но Санни не сумела. И кто б смог отвергнуть подобную заботливость?
        - В утешение тебе могу сообщить, что пытался оставаться в конторе.
        - Целых пять минут, верно?
        Он ухмыльнулся.
        - Если не шесть. - Потом посерьезнел. - Я очень сожалею по поводу твоего дедушки. Я пропустил эту часть. Зато относительно обязательств все слышал превосходно. Я хочу тебе кое-что сказать, Санни. Что бы они для тебя ни делали, сколько бы ни дали, у них нет права распоряжаться твоей жизнью.
        - Я знаю, Ник. Жизнь здесь научила меня ко многому относиться совсем по-другому. Но научила, между прочим, и тому, как важна семья. Возможно, сейчас кажется, что они не заслужили моей преданности, но так могло случиться потому, что я сама недостаточно ясно дала им понять, чего хочу. Я планировала все изменить. Не знаю, что я могла бы изменить. Но одно могу сказать достоверно - себя я изменить могу и не отступлю. И еще - не имею я права повернуться спиной к своей семье. Не сейчас.
        Ник помолчал, потом нежно провел пальцами по ее губам и едва слышно произнес:
        - Здесь у тебя тоже семья. Не поворачивайся спиной и к нам тоже.
        - О, Ник. - Она обхватила ладонями его лицо и поцеловала его, изливая в поцелуе все свои страхи, сомнения и надежды.
        А потом они оба молчали. Санни положила голову ему на плечо.
        - Знаешь, - наконец сказала она, - я всегда боролась со своим эгоизмом, но не слишком преуспела.
        Он фыркнул ей в шею.
        - Мне казалось, тебе, наоборот, надо научиться быть поэгоистичнее.
        - Ты понятия не имеешь, во что впутываешься, я имею в виду мою семью. У деда довольно жесткие понятия относительно устройства мира. А бабушка… сразу говорю, идея, что мы с тобой можем быть вместе, точно не найдет у нее ободрения.
        Ник склонился, чтобы смотреть ей прямо в глаза.
        - Mi cara mia[Моя дорогая (итал).] , если ты подстроилась под требования моей семьи, то будь уверена, и я как-нибудь переживу запросы твоей.
        Санни не знала, смеяться или плакать. Она никак не могла решить, стоит ли оттягивать разрыв, не лучше ль одним махом обрубить все связи - сомнения рвали ее на части. Но, учитывая перспективы ближайшего будущего, заслужила же она хоть небольшую отсрочку.

        Глава четырнадцатая

        Она ушла. Ник слепо глядел на колонки цифр перед собой. Конечно, до нее рукой подать - один телефонный звонок, двадцать минут езды. Все равно - тут ее нет. Ни наверху - играющей с одним из его неугомонных племянников, ни на кухне - демонстрирующей свой идеальный итальянский в процессе произнесения изощреннейших ругательств. Ее не было в его постели, в его объятиях, в пределах досягаемости.
        И ничего нельзя с этим поделать.
        Ему бы радоваться ее решению не рвать с ним окончательно - только радости почему-то не возникало.
        В контору вплыла Би Джей.
        - С каких пор ты даже не стучишься?
        - С тех самых, когда ты ворвался ко мне в ванную в момент примерки моего самого первого бюстгальтера.
        - Давай, вспомни еще что из древней истории.
        - Может, я и простила бы тебя, если бы ты не расписал увиденное с собственными мерзкими комментариями Бобби Тенненхолу.
        Настроение Ника начало улучшаться.
        - Видел бы он тебя сейчас, - ехидно указал он на грудь сестры, увеличившуюся пропорционально животу.
        - Ха-ха. Очень смешно.
        Ему необходимо было отвлечься.
        - Ладно, зачем явилась?
        Она осторожно присела напротив, лицо приняло надлежащее серьезное выражение.
        - Хочу поговорить с тобой о Санни.
        Он еле удержался от вздоха. Надеялся на что-нибудь другое?
        - А что такое? - Попытки уклониться от выбранного предмета разговора с Би Джей не пройдут.
        - Нам ее не хватает.
        А мне, значит, нет? - захотелось заорать ему. Сердце громко забухало в груди.
        - Нам всем, Ник. Детям, всем. Она стала частью семьи.
        - У нее есть своя семья, Бидж. Дедушка болен, ей надо помогать бабушке.
        - А после она вернется?
        Ник едва удержался от ругательства.
        - Не знаю. Знаю только, что ее семья настаивает на ее работе в компании. - Он поглядел в глаза Би Джей и выдохнул свое самое большое опасение: - Она может не вернуться. Никогда.
        - Это невозможно. Ты должен что-то предпринять.
        Он рассмеялся, хотя ничего смешного не видел.
        - Би Джей, она взрослая женщина. Взрослая, с обязательствами по отношению к другим людям, помимо нас. Даже если бы можно было что-то сделать, то я бы не стал. Потому что так нечестно по отношению к ней.
        Его маленькая сестра некоторое время молчала.
        - А что, если она только того от тебя и ждет?
        - Не пойму, о чем ты толкуешь. Санни сама решит. Она не хочет, чтобы я или кто другой решал за нее.
        Би Джей встала, всей своей немалой массой навалилась на стол.
        - Санни позволяет ее семье решать за нее, хотя это делает ее несчастной. Здесь она счастливее. Раз уж она соглашается доставлять удовольствие другим людям, то почему бы этими другими не оказаться тебе и нам? В конце концов, ей самой так лучше.
        - Вечно вы с вашими бредовыми идеями. - Он поднялся. Надо убираться отсюда, пока ему тоже не заморочили голову.
        Она удержала его за руку.
        - Подумай, Ник. Она несчастлива.
        - Тебе бы понравилось, если б наше семейство постоянно вмешивалось, когда ты решила выйти замуж за Джона?
        Сбить ее с толку не удавалось. Никакого смущения - напротив, она чмокнула его в щеку и хмыкнула.
        - О чем ты? Вы стали бы чинить мне препятствия? Но вы же любили Джона, так что не дурачь меня, пожалуйста.
        - Ага, так тебе же было бы лучше. Ты была слишком молода, чтобы заводить семью.
        - Откуда вам было знать, что я чувствую?
        - Вот именно. - Увидев понимание на ее лице, он улыбнулся. - А ты откуда знаешь, что чувствует Санни? Она любит и свою семью тоже. Ей очень трудно, и я отказываюсь становится дополнительным орудием давления. - Он поцеловал сестру в щеку.
        - За что?
        - За заботу. О Санни. И обо мне. - Сжал ее плечи. - Как бы ни было трудно, но мы должны уважать ее стремление принимать собственные решения.
        Именно в этот момент в дверь вломился Джо.
        - Привет, Никко! И ты, машинка для производства детей. Как делишки? - Он похлопал Ника по плечу и одарил сестру звонким поцелуем. - В чем причина всеобщего уныния? Что случилось?
        - Санни ушла, - сообщила Би Джей. - Я даю этому олуху пояснения относительно того, чего он лишается.
        - А, я в курсе, что тут ее нет, - сказал Джо. - Потому и вернулся. Опять надо квартирку пристраивать. И спасибо всем, кто обо мне беспокоился, кидался мне на шею и причитал, как им меня не хватало, кстати.
        Ник и Би Джей возвели глаза к небу.
        - По мне, никаких особых проблем, - настаивал Джо. - Она все равно в Чикаго, точно? Разве нельзя ей работать на Чендлеров и одновременно общаться с нами?
        - Колоссальный план, - отозвался Ник. Джо пожал плечами.
        - Дарю, дружище.
        - Мудрец двадцати одного года от роду, - сухо процедила Би Джей.
        Джо сделал большие глаза.
        - Здесь меня не поняли. - Он снова чмокнул сестру и ткнул Ника в грудь. - Пойду проведаю маму Бенни. Она уж точно обрадуется.
        Ник еще потирал пострадавшее место на груди, а Джо уже след простыл - дверь с шумом захлопнулась.
        - Что, если он прав?
        - Ой, ну не надо. В понимании Джо ухаживать за женщиной - купить ей пару хот-догов.
        - Я серьезно. Возможно, это сработает.
        - Она не показывается уже шесть дней.
        - Семь.
        - Пусть семь. Не желаешь ли заодно уточнить часы с минутами?
        Ник улыбнулся помимо воли.
        - Не валяй дурака. - Но он мог и секунды уточнить, и оба об этом знали.
        - Значит, ее нет уже семь дней, и сколько же раз ты за это время ее видел?
        - Ни разу. Но не по ее вине, - быстро добавил он. - Она приняла на себя громадную ответственность в связи со слиянием нескольких фирм, так что ей постоянно некогда. Но потом все будет по-другому.
        - Будет ли?
        Ник открыл было рот и сразу же закрыл. Потом сказал:
        - Надеюсь, Бидж. Я надеюсь.
        Настала очередь его сестры приподняться на носочки и, вытянувшись, запечатлеть на его щеке поцелуй.
        - Убедись тогда. Я уже сказала - не дай ей исчезнуть. Ты ее достоин, Никколо. И, что еще важнее, она достойна тебя. Помни это. Она единственная. Ты об этом знаешь, мы все знаем. Если ты не сделаешь хотя бы попытки, то потом никогда себе не простишь.
        Ник еще долго после ухода сестры стоял неподвижно.
        Никогда себе не простишь.
        - Да, - тихо повторил он, - но что, если я попытаюсь и ничего не выйдет? Тогда я тоже никогда себе не прощу.

* * *
        Предварительно убедившись, что дверь заперта на ключ, Санни сбросила с ног изящные туфельки на каблуках. Туфли, описав дугу, шлепнулись ровно посередине роскошного темно-синего ковра ее кабинета. Если бы можно было еще избавиться от трех секретарей и персонального помощника!
        - Мучение, - пробормотала она. - Настоящая пытка. - Интересно, что подумали бы исполнительные директора различных отделений компании Чендлеров, если б ей вздумалось надеть удобные растоптанные тапочки а ля кухня «Д’Анжело»? Представив их вытаращенные глаза и перекошенные физиономии, Санни вмиг повеселела.
        Массируя ноющие ступни, она не переставала прокручивать в голове возможные комбинации, связанные с грядущим слиянием. До дневного совещания надо ознакомиться с докладом Роджера, поговорить с Эстеллой и Палом. Посмотрела на часы - обеденное время уже прошло - нехорошо. На секунду предалась мечтам о спагетти Карло. Неожиданно пришло решение относительно работы отдела кадров - бросилась к столу и стала делать пометки.
        Через три часа, ответив на шесть телефонных звонков, Санни пришла в себя. У нее есть два часа до совещания с начальниками отделов, дедушка предварительно хочет все обговорить по телефону. Взглянула на календарь и сняла телефонную трубку позвонить Нику. Потом сообразила - он сейчас, должно быть, проводит еженедельное собрание персонала. Санни положила трубку на место.
        Ник. Ей ужасно его не хватает. И всей семьи Д’Анжело. В Хаддон-холле никогда не было холоднее. Потому она и проводит в офисе компании по шестнадцать часов в сутки. Тут по крайней мере было чем себя занять. И не думать о Нике. И выборе, который следует сделать.
        Ей не хватает его. Она хочет его не меньше, если не больше, чем в тот день, когда пришлось вернуться.
        Она ожидала непомерной нагрузки, одиночества. А вот на что не рассчитывала, так на свое увлечение работой. Нет. Будем честными. Страсть к работе. Упоение от работы. Как ни обидно признаваться - себе и деду с бабушкой - они были правы. Она рождена для подобной работы. Но что сказать Нику?
        Предстоит слияние нескольких фирм. Уменьшения нагрузки в будущем не ожидается - скорее наоборот. Выяснилось, что решение подобных проблем, требующих учета тысячи нюансов, организации производства, работы с людьми, да мало ли еще чего, пробуждает в ней невероятные силы, преисполняет такой энергией, как ничто другое. Кроме разве что ее чувств к Нику.
        И как же теперь поступить? Нельзя требовать от Ника, чтобы он довольствовался редкими крупицами свободного времени, которое иногда у нее станет появляться. Она сама ему не позволила бы. Но и отпустить его она не в состоянии. Больно от одной мысли - никогда его больше не видеть.
        Раздался сигнал внутреннего телефона, поток печальных мыслей прервался. Она нажала кнопку.
        - Да, Пегги?
        - Вас хочет видеть миссис Чендлер, мэм.
        Бабушка?
        - Попросите ее войти.
        Автоматически пригладив волосы, она поморщилась, впихивая уставшие ноги в туфли. Успела дойти до середины комнаты, когда дверь открылась и вошла Фрэнсис.
        - Бабушка, какой приятный сюрприз. - Санни не надо было особо вглядываться, чтобы отметить - бабушка чем-то встревожена. - Выпьешь чаю?
        - Нет, Сюзан, благодарю. Мне надо кое-что обсудить с тобой.
        Санни слегка приобняла бабушку и клюнула ее в щеку - обычай, с которым после ее возвращения Фрэнсис пришлось смириться. Ни единый мускул на лице старой леди не дрогнул. Она прошествовала мимо Санни к ряду кожаных стульев, выстроившихся напротив массивного сооружения, называемого здесь камином.
        Фрэнсис уселась с видом королевы, ожидающей изъявления верноподданнических чувств.
        Подавив огорченный вздох, Санни пересекла комнату и села напротив.
        - Что ты хочешь обсудить? - поинтересовалась вежливо. Сегодня она слишком устала, чтобы навязывать свой стиль общения. Придется играть по правилам Чендлеров.
        - Праздник, организуемый совместно с фирмой Мэдисонов.
        Санни кивнула, хотя и не понимала, к чему бабушка затеяла сейчас этот разговор, тем более наедине. Чендлеры занимались организацией приема для ведущих сотрудников нескольких организаций. Естественно, в надежде, что за шампанским и изысканными закусками некоторые особо скользкие вопросы будут решены к выгоде фирмы.
        - Не пойму, чем я могу помочь. Составить список гостей?
        - Господи, нет. Об этом позаботились многие месяцы назад.
        Санни ждала, но Фрэнсис молчала. Что же тогда она имеет в виду?
        - Ты уверена, что не будешь чай? - Первое правило поведения - если не знаешь, что сказать, предложи чаю или кофе.
        - Пожалуй. Спасибо.
        Санни отошла к столу, рассеянно перебирая возможные причины сегодняшнего визита бабушки. Механически позвонила Пегги с просьбой принести чай.
        - Бабушка, что случилось?
        Впервые в жизни, насколько Санни могла судить по своему опыту, лицо Фрэнсис сморщилось. Санни подскочила со стула, упала перед бабушкой на колени, схватила ее за руки. Холодные как лед и судорожно сжатые.
        - Что случилось? - Она терла ладони бабушки, надеясь вдохнуть в нее хоть немного тепла. - С ним все в порядке?
        Фрэнсис пыталась успокоиться, но, хотя лицо и сохраняло привычную маску, в глазах читался страх.
        - У него… еще один удар. - Голос дрожал, Санни даже показалось, что бабушка сейчас разрыдается.
        До сей поры ей было невдомек, насколько бабушка олицетворяла для нее нерушимую твердыню, о которую легко разбивались все жизненные напасти. Собственные потуги успокоить ее показались сейчас ей жалкими и эгоистичными. Никогда Санни не понимала, сколько сил и душевного равновесия черпала она от женщины, чьи беспомощные руки сжимала сейчас.
        - Он опять в больнице. Говорят, что все будет в порядке, но… - Голос Фрэнсис прервался, она отчаянно боролась со слезами. Можно было только догадываться, насколько унизительно было оказаться ей в подобном положении.
        Санни сделала попытку сохранить остатки достоинства величавой старухи. Она поднялась и вернулась к столу, нажала кнопку вызова.
        - Пегги, попросите подать машину миссис Чендлер к заднему подъезду. Спасибо.
        Обернулась к бабушке, которая уже встала, но выглядела немного потерянной.
        - Сюзан…
        - Я хочу, чтобы ты была с дедушкой. Скажи мне только, с кем мне поговорить относительно готовящегося праздника, и я им займусь.
        Бабушка кивнула, расправила плечи и направилась к двери. Перчатки и сумочка в руках. Обернулась.
        - Я оставлю список у твоего секретаря.
        - Хорошо.
        Фрэнсис приоткрыла дверь, остановилась и взглянула на Санни. Когда она заговорила, в голосе явственно слышалась дрожь.
        - Спасибо, Сюзан. Мы очень горды тобой, я и Эдвин. Ты выросла во взрослую самостоятельную женщину. Мы знали, что в трудной ситуации ты поступишь правильно. Ты великолепно справляешься. - И, шелестя шелком, удалилась.
        Измученная Санни рухнула на стул и залилась слезами.

        Глава пятнадцатая

        Санни скользила вдоль бального зала Хаддон-холла, звонко цокая по полу каблучками. Она пыталась сосредоточиться на предстоящем празднестве, на миллионах мелочей, от которых зависел его успех. Но мысли неизменно возвращались к главной проблеме, занимавшей ее последнее время, той, которая воочию предстанет перед ней сейчас. Ник.
        Они не виделись целых две недели. Да и разговаривали-то редко. Чем глубже ее засасывали дела «Чендлер Энтерпрайсиз», тем больше она тревожилась, что отношениям с Ником пришел конец.
        До сих пор Санни утешала себя необходимостью устроить кратковременную передышку. Но дальше тянуть невозможно. Надо выяснить, хочет ли он продолжения их отношений так же сильно, как и она. Уверенность ее с каждым днем таяла. Она перебирала в памяти подробности их последней ночи. Празднество, которое было так давно… и как будто вчера. Его взгляд, обращенный к ней - во время танца и после ночи любви. Много раз она мучила себя подобными воспоминаниями.
        Винсент, дворецкий Чендлеров, мягко вступил в комнату.
        - Ваш гость прибыл, мисс.
        - Проси его, Винсент.
        - Это она, мисс. Мадам Д’Анжело.
        Сердце Санни упало. Она ужасно скучала по сестрам Ника, но надеялась, они поймут, как разочарована она будет приходом любой из них. Но в зал вошла мама Бенни. Опираясь на трость, она медленно прошла навстречу Санни.
        - Мама Бенни, какой приятный сюрприз!
        - Знаю, ты ожидала Никколо, но возникла проблема с Карло, которую ему необходимо экстренно утрясти, поэтому я решила прийти вместо него. - Она огляделась. - У вас прелестный танцевальный зал.
        Санни хмыкнула.
        - Балы - образ жизни Чендлеров. - Отсутствие Ника ее очень огорчило, но когда мама Бенни приняла ее в свои теплые объятия и нежно поцеловала, слезы подступили к ее горлу. - Как я скучала, - пробормотала она.
        - Мы все тоже очень скучали, Санни. Когда же ты вернешься домой?
        Что ж, вопрос сразу по существу. Санни вздохнула, указала на стулья, стоящие в углу, рядом с французским окном.
        - Присядем.
        - Насколько я понимаю, тебе требуется помощь.
        Санни присела на краешек стула, зная, что Бенни не забыла предыдущего вопроса, но довольная и этой небольшой паузой.
        - Дедушке стало хуже. Он было поправился, а теперь снова в больнице. Фрэнсис разрывается на части, и я согласилась помочь в организации большого праздника в честь грядущего слияния фирм.
        - Мне очень неприятно слышать дурные новости об Эдвине, дорогая, - отозвалась Бенни, потрепав ее по руке.
        Стоило ей коснуться Санни, и плотину едва не прорвало. Санни с трудом удержалась от того, чтобы не уткнуться головой в плечо собеседнице и не прорыдать, как плохо ей без них. Но уроки Фрэнсис не прошли даром. Она спокойно улыбнулась.
        - Спасибо.
        - Чем мы можем тебе помочь?
        Всем. Она почти произнесла это вслух. Как она могла две недели обходиться без их щедрой любви? Сама удивляется.
        - Многие годы организацией подобных банкетов для нас занималась одна и та же фирма. Планировалось, что они поработают и в этот раз, - сообщила Санни. - Но сегодня утром я узнала, что их шеф-повар уволился, мало того - уехав, он прихватил с собой жену владельца заведения.
        Глаза мамы Бенни блеснули.
        - Интересный поворот событий.
        Уныние Санни внезапно уменьшилось.
        - Очень. И как мне ни стыдно сознаться, но небольшая помощь была бы как нельзя кстати.
        Впервые за время своего визита Бенни нахмурилась.
        - Ты стала для нас своей, Санни. И очень огорчила бы, обратись ты к кому другому. Насколько я поняла, тебе нужен кто-то, кто взял бы на себя обслуживание этого небольшого мероприятия.
        - Это празднество. Двести человек. Через две недели. - Она содрогнулась, представив масштабы предстоящей работы.
        Бенни только улыбнулась.
        - Бывало и хуже. Бабушка знает?
        Санни не надо было объяснять, что имеется в виду. Д’Анжело были незаменимы при организации свадеб, банкетов по поводу удачных сделок, храмовых праздников и тому подобного, но тут особенный случай. Она выдержала направленный на нее испытующий взгляд и ответила:
        - Фрэнсис поручила мне самой решать все вопросы, связанные с приемом. Я поступлю так, так считаю нужным, а ей останется лишь принять текущее положение дел. Если ей не понравится, то в другой раз она подыщет кого-нибудь другого.
        Бенни стукнула тростью об пол и улыбнулась.
        - Вот это по-нашему. - Потянулась и потрепала Санни по колену. - Мы тебя не подведем.
        Та вздохнула с облегчением.
        - Спасибо, мама Бенни. Ты не представляешь, что это для меня значит.
        - Ты понимаешь, куда обратилась за помощью. Так, а почему ты не спрашиваешь у меня о Никколо?
        Застигнутая врасплох, Санни некоторое время приходила в себя. Хитрые огоньки в глазах Бенни доказывали, что она того и добивалась.
        - Мальчик находится в постоянном унынии, раздражается по пустякам, на кухне при его приближении все трепещут.
        Санни рассмеялась, хотя сердце ее болезненно дернулось.
        - Не может быть. Он самый терпеливый человек на свете.
        Бенни взглянула строго.
        - Он не будет ждать вечно, Санни.
        Сердце Санни замерло.
        - Я и не прошу.
        - Так тогда о чем ты его просишь?
        Сказать было нечего.
        Бенни переместилась на стуле поближе к Санни, взяла ее за руку.
        - Хоть я уже и старуха, но настоящую любовь вижу издалека. Не позволь ему уйти. Ты лучшее, что у него было. - Выпустила руку и поднялась с неожиданной легкостью. - Помни. Ну ладно, с кем в этом музее мне поговорить относительно списка гостей и тому подобного?
        Санни собралась, нажала кнопку вызова Винсента, который появился с похвальной быстротой.
        - Да, мисс?
        - Не могли бы вы проводить миссис Д’Анжело в кабинет Мэри Энн? - Обернулась к маме Бенни и, повинуясь импульсу, кинулась ей на шею. - Ты - самая лучшая, мама Бенни, - прошептала той в ухо. - Вы все. Я никогда не забуду, что вы для меня сделали. Чем стали для меня.
        Винсент неодобрительно кашлянул, но Санни пренебрегла его завуалированными призывами к приличию. Тогда он величественно развернулся, готовый провести Бенни к помощнице Фрэнсис.
        - Если появятся вопросы, то обязательно позвони мне.
        Но Бенни уже беседовала с Винсентом. Тот послушно отвечал на вопросы о его семье и происхождении. Санни опустилась в кресло. Извечным семейным ценностям не требовалась ее помощь, чтобы проложить путь к самому черствому сердцу.

* * *
        Две недели. Ник мерил шагами холл. Именно столько времени прошло с момента обращения Санни к Д’Анжело за помощью в деле организации банкета. Две недели лихорадочных телефонных переговоров и нарастающего недоумения по поводу их зашедших в тупик отношений. Большинство деталей обговаривалось на уровне ее персонального секретаря, так что это никак не способствовало их с Санни сближению. Мама Бенни твердила о долге Санни перед семьей, о ее высокой ответственности. Ник мечтал лишь о встрече с нею. Она ему просто необходима - ясно, как день. Но она словно на другой планете. Он знал - Санни завалена работой. Но пусть бы она выразила хоть малейшее огорчение - Ник старался не думать об этом. Он и сам был занят больше обычного. Карло заявил, что к концу лета намерен уволиться - Ник понятия не имел, кем его заменить. Би Джей последнее время тяжело переносила беременность, чуть не каждый день ходила к врачу. Нику казалось, что его рвут на части.
        Ему бы радоваться, что Санни слишком занята и, в нынешней тяжелой ситуации, не обременяет его еще и дополнительными проблемами. Но она необходима ему! Больше, чем когда-либо. Он чувствовал пустоту. Пустоту, которую нечем заполнить.
        Он не сообщал Санни относительно Карло или Би Джей. Ей достаточно собственных забот. Хорошо зная ее натуру, он понимал, что она тоже, скорее всего, не все рассказывает ему, оберегая от излишних огорчений.
        Господи, пусть так и будет. Потому что его решение принято.
        После намеченного на сегодня празднества он ее отыщет. «Нет» в качестве ответа его никак не устроит. Остаток ночи они проведут вместе. Он скажет, что любит ее. И, если получится, как задумано, найдет способ не расставаться больше. Жить без нее, как сейчас, не получится.

«Господи Боже, - молился он про себя, рассеянно следя за гостями, понемногу заполняющими зал, - пускай она думает так же».

* * *
        Четырьмя часами позже Ник практически смирился с поражением. Ему так и не представилась возможность поговорить с Санни, зато он мог наблюдать за ней. Выглядела она сногсшибательно. Забранные назад и вверх волосы открывали гордый изгиб шеи. Платье небесно-голубого цвета сидело как влитое. Она улыбалась, танцевала, очаровывала всех присутствующих. Мужчины стремились оказаться поближе, женщины мечтали быть на ее месте. Не удивительно.
        Ник пытался убедить себя, что Санни просто выполняет свой долг перед семьей, пока случайно не услышал ее деловой разговор с группой джентльменов. В своих черных фраках те казались нелепыми пингвинами, столпившимися у предмета своего любопытства. Глаза Санни сияли. Голос звучал страстно. Каждый жест убеждал, что она совершенно увлечена тем, что делает, целиком отдавшись любимому занятию. Надо быть слепым, чтобы не видеть этого. Она наконец нашла свою цель в жизни.
        И хотя при виде такого увлечения работой его сердце болезненно сжималось, он не мог не чувствовать и другого. Гордости. Громадной гордости. Это его Санни царствовала в зале, полном расфуфыренных важных персон. Они заглядывали ей в глаза, пытались привлечь внимание, проталкивались ближе. К его Санни. Их Санни.

«Чендлер Энтерпрайсиз» получила назад свое самое большое сокровище. Тут ее место, в этой комнате, с этими людьми. Это ее занятие, это то, для чего она была рождена. Не по праву рождения, нет - по праву человека, отдающего душу любимому делу.
        Он уже понял. Услышал в ее голосе, но не хотел поверить. Интересно, понимает ли она сама, где ее место? Не в неприбранной кухне итальянского ресторана, не в маленькой городской квартирке. Нет. Именно здесь.
        А его место? Во всяком случае, тут ему места нет. Ник проверил, явились ли уборщики и посудомойки, достаточно ли шампанского. Убедился, что все предусмотрено. И вышел через служебный выход Хаддон-холла.

* * *
        Санни наконец урвала минутку, сославшись на необходимость отлучиться по хозяйству, нырнула в служебные помещения и торопливо пошла по направлению к кухне. Ника сегодня ей удалось увидеть только мельком. Она надеялась по крайней мере перекинуться с ним парой слов. Прием прошел куда удачнее, чем она смела ожидать. Ей удалось уломать генерального директора фирмы Мэдисонов пойти на уступки, и она уж проследит, чтобы на совещании в субботу утром они были зафиксированы письменно. Она спешила к кухне, позволив наконец губам расплыться в идиотской счастливой улыбке. Она победила!
        Эдвин будет гордиться ею. Улыбка сползла с лица. Ладно, он хотя бы признает, что она ничего не испортила. Ей не терпелось поделиться первой своей победой с человеком, значащим для нее больше других.
        Вращающаяся дверь шумно стукнула за ее спиной.
        - Не могли бы вы подсказать мне, где можно найти Ника Д’Анжело? - спросила она первого, кто попался ей по дороге. Должно быть, новенький - она его не знает.
        - Мне очень жаль, мисс, но он уже ушел. Позвольте мне провести вас к Луи.
        Она замерла, улыбки как не бывало.
        - Мисс?
        С трудом очнувшись, поглядела на официанта.
        - Нет, спасибо, ничего важного. - Повернулась и пошла к двери. Ничего важного? Черта с два.
        Она медленно брела по направлению к большому залу. Вечер не закончен, ей следует хотя бы попрощаться с собравшимися. Фрэнсис там, но отсутствие Санни заметят. Нельзя делать ничего такого, что сведет на нет победы сегодняшнего дня. Хоть бы знать, собирается ли Ник повидать ее после.
        Почему он ушел, ничего не сказав?
        Что-то с рестораном? Так поздно, едва ли. Может, ему показалось, что она слишком занята? Ее кольнуло чувство вины. За последние недели времени у нее действительно не было, но теперь, когда прием позади, все изменится.
        Она вошла в зал, ужасаясь, что позволила работе заслонить их с Ником отношения.
        А теперь неужели все потеряно?

        Глава шестнадцатая

        Ник прошел за Винсентом в гостиную Хаддон-холла. Путь, абсолютно непохожий на тот, по которому он удалился отсюда в прошлый раз. Глядя на антиквариат и подлинники известных художников, он размышлял, во сколько обошелся бы Чендлерам единственный визит его племянников и племянниц. Хотя подобное произойти не может.
        Он не собирался возвращаться сюда. Пришел только потому, что Бенни сказала - кто-то, не то Фрэнсис, не то ее помощница, собираются переговорить с ним о каких-то услугах его ресторана, требующихся их высокопоставленным знакомым. Нику было трудно представить, что окружение Санни внезапно воспылало страстью к итальянской кухне, но мало ли что может случиться. И даже если у них с Санни ничего не вышло, он достаточно деловой человек, чтобы не упускать случай завести новых клиентов.
        Оставалось лишь надеяться, что Фрэнсис не пригласит внучку присутствовать при разговоре. Ник знал, что Санни звонила несколько раз, но что ей сказать, решить не мог. Она, наверное, и сама уже поняла, что их дорожки разошлись. Ник хотел бы повидать ее и поговорить обо всем. И добьется своего…
        Когда поймет, что способен говорить на равных, а не пресмыкаться, ползая перед ней на коленях, умоляя вернуться к нему.
        По крайней мере сейчас она должна быть на работе, так что у него нет шанса случайно наткнуться на нее в коридоре.
        Винсент ввел его в помещение, роскошное даже по параметрам этого дома. Президент не погнушался бы подобной резиденцией. Что там - и король бы тоже, пожалуй. Сесть Ник отказался.
        - Могу я предложить вам выпить, сэр?
        - Нет, спасибо.
        - Мисс Чендлер скоро подойдет.
        Ник кивнул, после ухода Винсента огляделся. На более внимательный осмотр времени у него не хватило, потому что дверь снова открылась.
        - Бабушка, я не пойму, зачем нам… Ой! Ты.
        Сердце Ника подскочило, он резко обернулся. Слух его не подвел.
        - Санни.
        Она остановилась в дверном проеме. Темно-синий строгий костюм, волосы собраны на затылке - деловая женщина, способная в одиночку дирижировать собранием воротил бизнеса, каждый из которых старше ее по меньшей мере вдвое. Она выглядела, как истинная внучка Эдвина Чендлера.
        А не как любовница Ника Д’Анжело. Тем более не как его жена.
        Он вытер вспотевшие ладони о брюки.
        - Не ожидал.
        Судя по ее виду, она была готова к встрече не больше него.
        - Бабушка позвонила и договорилась о встрече. Сказала, неотложное дело.
        Оба замолчали. Ник с горечью подумал, что раньше такие неловкие паузы были им неведомы.
        - Санни…
        - Ник…
        Видя, что она не собирается продолжать, Ник заставил себя заговорить.
        - Я должен извиниться перед тобой.
        Она подняла одну бровь, и сердце его снова дрогнуло. Черт, как ему ее не хватало!
        - За что?
        - За то, что игнорировал твои звонки. - Стоять на одном месте становилось невыносимо. Он прошел к окну, повернул назад. - У тебя найдется пара свободных минут?
        Она прикрыла за собой дверь.
        - Учитывая, что бабушка скоро придет, думаю, у нас не больше минуты.
        Воистину отпрыск рода Чендлеров, учтивая и воспитанная, без намека на грубость. Как он ненавидит такой тип.
        - Мне стало бы лучше, если б ты закричала, обругала меня… или что-то подобное.
        - Поверь, я рассматривала такую возможность. - Ее губы изогнулись в легкой улыбке.
        Его сердечная боль лишь обострилась. Он шагнул к ней, но резко прервал движение, увидя промелькнувший на ее лице страх. Положение хуже, чем ему казалось.
        - Я не хотел обидеть тебя. Просто не знал, что сказать.
        - Почему ты со мной не поговорил? Ушел той ночью, не попрощавшись?
        - Потому что твоя жизнь здесь. Только слепой не заметит, что ты попала на благодатную почву, где расцветаешь на глазах. Не из-за требований семьи. Тут зов крови. Ты говорила, что не знаешь, чему бы хотела посвятить жизнь. Теперь, мне кажется, вопрос прояснился.
        - Ты прав. Прояснился.
        Он так и знал. И все равно в грудь вонзились тысячи невидимых кинжалов.
        - Да. Великолепно. О чем же тогда говорить?
        Маска холодной благовоспитанности слетела с ее лица.
        - Не знаю. Я думала, есть о чем. Неужели нам нечего сказать друг другу лишь потому, что найденная мною работа не оказалась в непосредственной близости от тебя? Я думала о тебе лучше. Думала, ты понимаешь.
        - Я и понимаю. Понимаю, что наши призвания разводят нас в разные стороны.
        - Каким образом? - Она яростно взмахнула рукой. - Конечно, у меня не будет много времени, а у тебя разве по-другому? Но я не отказываюсь быть с тобой. Если б можно было, я бы каждую свободную секунду проводила с тобой.
        - Только их не слишком много, свободных секунд. Недостаточно, чтобы построить прочные отношения.
        - Знаю. Я думала об этом. Если б ты не сбежал так поспешно тогда, то я рассказала бы тебе, какие решения приняла.
        Пульс Ника участился.
        - Что за решения?
        - Теперь, после того, как слияние фирм позади, я хотела сказать деду, что не готова следовать по его стопам. У него полно способных людей, куда больше подходящих для руководства компанией.
        - Но…
        - Позволь мне закончить. Хочу ли я на него работать? Несомненно. Ты прав, мне жутко нравится. Но это вот, - роскошное убранство комнаты не заслуживало такого пренебрежительно жеста, - не обязательно прилагается. Я не обязана выбирать это, если хочу работать на «Чендлер Энтерпрайсиз».
        Сердце Ника бешено заколотилось. Надежда снова пробудилась, но он опасался радоваться раньше времени.
        - Если бы ты хотя бы раз подошел к телефону, то я поделилась бы с тобой своими планами. Но нет, тебе было довольно единственный раз взглянуть на меня в этой роскошной обстановке, в дорогом платье от известного модельера, и ты сразу решил, что я для тебя слишком хороша. Знаешь, Ник Д’Анжело, возможно, так и есть в действительности, только мой адрес, банковский счет и гены тут ни при чем.
        - Санни, я…
        Но она обрушилась на него с новой силой.
        - Я заслуживаю лучшего, Ник. Заслуживаю, чтобы мне доверяли. Заслуживаю, чтобы к моему мнению прислушивались, если принимаются решения относительно моего будущего. Как ты мог вот так взять и решить, что для меня лучше!
        - Про гены речи нет, Санни, - тихо ответил он, воспользовавшись минутой, когда она переводила дух. - Я искренне считал, что для тебя так будет лучше.
        - Почему? - Огонь в ее голосе потух, но глаза по-прежнему метали молнии.
        - Твое место здесь. Но не мое. Не вижу, что можно сделать при подобной несостыковке.
        - И ты даже не хочешь дать мне возможность попробовать?
        - Четыре недели прошло, а никаких движений с твоей стороны я не заметил. - Поднял руку. - Да-да, я знаю о недавнем слиянии фирм, о твоем деятельном участии. Я даже не успел тебе сказать, как горжусь тобой.
        - Неужели?
        - Мне приятно, что ты довольна жизнью, своей работой. Я счастлив твоим счастьем. Здорово, если ты нашла себе дело, приносящее тебе такое же удовлетворение, как мне - управление рестораном.
        - Тогда почему ты ушел?
        - Потому что не хочу ставить тебя перед выбором. А ведь иначе пришлось бы выбирать. Именно тогда, когда ты нашла себя. Мне показалось нечестным настаивать. Говоря, что люблю тебя, в первую очередь я подразумеваю твое счастье.
        - Стой. Что ты сказал? - Она шагнула ближе.
        - Я люблю тебя, Санни. - Наклонившись, он коснулся пальцем ее щеки. - Не знаю ничего нежнее твоей кожи. - Голос трепетал от избытка чувств. - Будь счастлива. Довольно ты приноравливалась к другим. Настало время подумать о себе о своем счастье.
        Она потянулась к нему, убрала с его лба прядь волос.
        - Что, если ты - мое счастье? Я тоже люблю тебя, Ник.
        На свете не осталось ничего важнее.
        - С радостью продолжил бы наш разговор, но боюсь, если не обниму тебя немедленно, то взорвусь.
        Хмыкнув, Санни раскрыла объятия. Только крепко стиснув ее, Ник осознал, что она дрожит не меньше него.
        - Возьми меня, Ник.
        Страсть дурманила его голову. Казалось, нажми он чуть сильнее, и руки раздавят ее хрупкое тело. Вместо этого он почти благоговейно склонился к ее губам. Обретая свое божество.
        Она откликнулась, припала к нему, врастая в него, образуя с ним единое целое. Поцелуй длился и длился, а они все никак не могли насытиться им.
        Они были так поглощены друг другом, что не услышали ни звука открывшейся двери, ни предупредительного покашливания Винсента. Зато громогласного «слава богу» мамы Бенни нельзя было не услышать.
        Они прервали поцелуй, но не разомкнули объятий. По правде говоря, Ник не представлял, что вообще когда-либо согласится отпустить Санни от себя. Сердце его распирало от эмоций, лицо сияло.
        - Мама Бенни, ты что тут делаешь?
        - Навещаю приятельницу. - Обернувшись, она подмигнула. - Франни? Иди сюда, все вполне благопристойно.
        В комнату вошла Фрэнсис Чендлер. Санни и Ник оторопели, застыв наподобие скульптурной группы из двух фигур.
        - Франни? - не веря своим ушам, переспросил Ник.
        - Бабушка? - в унисон с ним произнесла Санни.

        Глава семнадцатая

        Фрэнсис слабо улыбнулась Бенни, подбородком указала на кресла в центре комнаты.
        - Почему бы нам не присесть?
        Ник подал Санни руку, и она судорожно вцепилась в нее, не отпуская, пока они не расселись: Бенни и Фрэнсис - на стулья с высокими спинками, они с Ником - на низенькую кушетку.
        Все молчали. Ник не знал, что сказать. Украдкой взглянув на Санни, он понял, что она в таком же затруднении.
        - Вероятно, вы оба удивлены моим сегодняшним приглашением, - начала Фрэнсис.
        - Идея была моя, - пояснила Бенни, с любовью созерцая парочку напротив. Наклонившись к ним, потрепала их по сплетенным рукам. - И я очень довольна результатом. - Потом она поглядела на Фрэнсис, и ее взгляд преисполнился лукавством. Она слегка хлопнула и по ее руке. - Я подумала, что если просто поговорю с твоей бабушкой, Санни, то все может разрешиться ко всеобщему удовольствию.
        - Почему ты посчитала нужным вмешиваться? - удивленно спросила Санни у бабушки. - Я ведь даже не упоминала Ника при тебе.
        - Я догадывалась. - В голосе Фрэнсис явно звучала обида.
        Санни смущенно попыталась оправдаться:
        - У тебя было множество проблем, мне не хотелось добавлять…
        - Ты думала, я не одобрю?
        Щеки Санни вспыхнули.
        - Я… пожалуй…
        Лицо Фрэнсис немного смягчилось.
        - Сюзан, я никогда не поощряла тебя к излишней откровенности. Но я надеялась, что, когда придет время, ты поставишь нас в известность. Хотя бы из уважения к человеку, которого полюбишь.
        - Я не стыжусь Ника. Иначе разве я пригласила бы его организовывать недавний прием?
        - Я не говорю о деловых качествах. Я совсем не сомневаюсь в его способностях в данной области. У нас теперь целый список тех, кто был на празднике и кто желает пригласить его для выполнения аналогичной работы.
        - Минутку, - вмешался Ник. - Я, между прочим, тоже тут, в этой комнате. - Но никто его не слушал.
        - Список? - переспросила Санни. Ник обернулся к ней.
        - Что тут такого невероятного?
        - Ничего, конечно. - Она крепко обняла его. - Это замечательно!
        - Видала? - сказала Бенни, призывая Фрэнсис к вниманию. - Я тебе говорила, что дело выгорит. Не тяни, не давай им расслабляться.
        Санни не разжала объятий, но отвести глаз от бабушки была не в силах.
        - Что у вас еще? - Сердце ее переполняли любовь и надежда, но внезапно туда закралось опасение. - Что-то относительно дедушки?
        - В некотором роде, - кивнула Фрэнсис. Увидев страх на лице внучки, она поспешила добавить: - Он спокойно отдыхает наверху. Опасности нет.
        Санни облегченно вздохнула.
        - Слава богу. - Ник сжал ее руку, и она благодарно ему улыбнулась. Сразу припомнилось, что следует делать дальше. - Бабушка, мне надо тебе кое-что сказать. Кроме работы в компании, я хочу иметь собственную жизнь. Я уже говорила с дедушкой. Он не захотел меня понять. Но все равно. Я не изменю своего решения.
        - Дорогая моя, прошу тебя. Мы все в курсе относительно твоего решения отдавать
«Чендлер Энтерпрайсиз» лишь часть жизни.
        - Правда? И дедушка? Что же он говорит?
        - Отложим вопросы бизнеса на потом, - вмешалась Бенни. - Ты снова уклоняешься в сторону, Франни.
        - А каким образом вы снова повстречались? - поинтересовалась Санни.
        - Я столкнулась с Франни в тот день, когда приходила обсудить организацию приема. Она как раз пришла, а я собиралась уходить после разговора с Мэри Энн. - Бенни одарила Фрэнсис добродушной улыбкой. Та явно была не в своей тарелке от общего пристального внимания. Санни не переставала удивляться, что бабушка позволяет так с собой обращаться.
        - Мы премило побеседовали о вас.
        - Да? - воскликнули хором Санни и Ник.
        - Да, - подтвердила Фрэнсис. - Так и было. У нас с Бенни обнаружилось много общего. В итоге мы пришли к выводу, что вам необходимо быть вместе.
        - Да?
        Лоб Фрэнсис прорезала недовольная морщинка, но Санни уже не могла сдерживать улыбку.
        - Франни хорошо понимает, что значит оказаться перед выбором - семейная честь или любовь.
        Улыбка Санни сползла с лица. Она внезапно подумала, какой, интересно, была бабушка в молодости.
        - Я всегда думала, что ты выбрала дедушку и жизнь в клане Чендлеров потому, что тебе так хотелось.
        - Моя семья много сделала для меня и, в свою очередь, ожидала многого взамен. Брак с Эдвином был во всеобщих интересах.
        - Ты хочешь сказать… что не любила его? - Санни самой было непонятно, почему она так шокирована. Бабушка и дедушка никогда не были образцовой парой, из тех, которых приводят в качестве примера для подражания. - Но ты так о нем заботилась…
        - Я заботилась о нас обоих. Мне приятно отметить, что награда за мои труды превзошла все наши ожидания. Не пойми меня превратно, Сюзан. Я очень уважаю твоего деда, так же, как и он меня.
        - Но… - Ее губы приоткрылись - по мере того как она начинала понимать. - Был кто-то другой, да?
        - Конечно! - Фрэнсис не сумела скрыть гримасу боли. - Но прошло уже больше пятидесяти лет.
        - Если бы тебя разлучили с Ником, смогла бы ты забыть? - вставила Бенни.
        Санни никогда еще не разговаривала с бабушкой откровеннее. К тому же при посторонних.
        - Нет. Ты бы помнила всю жизнь. И никогда бы не простила себе, что предпочла обязательства перед семьей собственному счастью. - Бабушка отвернулась, пытаясь скрыть переживания.
        Бенни подала реплику:
        - Вот что у нас общего, Никколо.
        Настал черед Ника изумиться.
        - Погоди-ка. Я точно знаю, что вы с Салом очень любили друг друга.
        Лицо Бенни просияло.
        - Да, ты прав, конечно. Ожидалось, что после смерти матери я останусь дома и помогу отцу поднимать младших братьев. Я была старшей, там было мое место.
        - Но ты не осталась, - прошептала Санни.
        - Нет. Я встретила Салваторе и приняла очень сложное для меня решение уехать с ним в Америку. Мне было всего семнадцать. Я очень беспокоилась об отце и братьях, но никогда не пожалела, что не отступилась от своего счастья. После того, как мы открыли ресторан, я побывала в Италии, говорила с отцом. Он был очень обижен и так и не простил меня. Но мои братья, оба счастливо женатые, поняли мое решение.
        - Бенни не хотела бы, - начала было Фрэнсис и поправилась, заметив взгляд Бенни. - Мы не хотели бы, чтоб ты встала перед необходимостью сделать выбор. Между семьей и любовью.
        Санни вскочила со стула, опустилась на колени перед бабушкой и обняла ее. Такое произошло впервые. Фрэнсис в который раз пыталась справиться с неловкостью. Потом сама обняла Санни, которая даже не рассчитывала на подобный жест с ее стороны. Усаживаясь опять рядом с Ником, Санни сияла.
        - Спасибо тебе. Это самый драгоценный дар, который я когда-либо от тебя получала. - И Санни пояснила: - Твоя любовь.
        Глаза Фрэнсис мгновенно налились слезами, поразившими и Санни, и ее саму.
        - О, дорогая, она всегда была твоей. Я знаю, мы постоянно пытались сдерживаться на людях, но даже не представляла… - Она замолкла, приняла от Бенни кружевной носовой платок и промокнула глаза.
        - Все в порядке, бабушка. Все в порядке. - Все действительно было в порядке. Санни была глубоко тронута сегодняшним объяснением с бабушкой, но достаточно трезво смотрела на вещи, чтобы понимать - кое-что измениться не может. Она сомневалась, что их с бабушкой отношения станут когда-нибудь столь же близкими, как у Ника с Бенни. - Знает ли дедушка об этом? - Ее глаза расширились. - Знает он, что… ты вышла за него, а любила кого-то другого?
        Фрэнсис кивнула.
        - Вполне вероятно, что мы не были образцовой влюбленной парой, Сюзан, но мы очень подходили друг другу. Твой дед - мой лучший и самый дорогой друг. Это более того, на что я могла надеяться.
        - Как и я.
        Все вздрогнули и обернулись к Эдвину, стоящему в дверях. Он был в халате и опирался на массивную трость.
        - О, милый, тебе нельзя еще вставать. - Фрэнсис поднялась и бросилась к нему.
        - Ну, ну, Фрэнсис. Я сам могу решить, куда пойти в собственном доме и насколько хорошо себя чувствую.
        Все помолчали.
        - Ты - мой лучший друг, Фрэнсис. Моя опора в жизни. Никто не имеет больше прав на мои любовь и уважение, чем ты.
        Все три женщины, присутствующие в комнате, уже готовы были расплакаться. Даже у Ника подозрительно защипало глаза.
        - Эдвин, пожалуйста, - попросила его Фрэнсис, приходя в отчаяние от столь необычного поведения супруга. - Это может подождать.
        Он медленно вошел в комнату.
        - Нет, не может. Последние две недели я много размышлял и пришел к выводу, что жизнь не прощает тем, кто всегда ждет подходящего случая. - Он кивнул внучке. - Сюзан, я должен извиниться перед тобой. Я привык считать, что ты принадлежишь клану Чендлеров. А когда ты вздумала упрямиться, я, вероятно, не проявил должного терпения.
        - Дедушка…
        Он направил трость в ее сторону, призывая помолчать, позволить ему закончить.
        - Я не был терпелив, потому что знал - здоровье мое меня подводит, и мне требовалось иметь тебя при себе. Твое решение найти свое место в жизни оказалось на редкость несвоевременным.
        - Если бы ты только мне сказал…
        - Нет. Я рад, что промолчал.
        - Но ты оказался прав, мне нравится работать в компании.
        - Но тебе требовалось больше. Тебе нужна была полная жизнь. Насколько я понимаю, этот молодой человек и его бабушка - часть этой жизни. - Он нашел глазами покрасневшую Бенни и кивнул. - Спасибо за откровенный разговор со мной и моей женой. Ваша мудрость указала нам правильный путь. Надеюсь, мы и в дальнейшем можем при случае ожидать подобной прямоты.
        Бенни рассмеялась, блестя глазами, полными непролившихся слез.
        - Почту за честь, Эдди.
        К его чести, вздрогнул он едва заметно. Санни проглотила смешок. И напряглась, потому что дед сказал:
        - Так, теперь Ник. Могу я называть вас Ник?
        Ник встал и протянул Эдвину руку:
        - Прошу вас, сэр.
        - Имеете ли вы понятие, во что впутываетесь?
        Ник усмехнулся.
        - Не думаю, сэр. Но я не из тех, кто показывает опасности спину.
        - Что ж, Сюзан вполне заслуживает данного определения.
        - Дедушка!
        Ник хмыкнул.
        - Должен признаться, что разделяю ваше беспокойство.
        - Прекрасно, прекрасно, - улыбнулся Эдвин. - Я вижу, мы придем к взаимопониманию. Что ж, парень, не останавливайся на достигнутом, не давай ей перевести дух. Ей необходимо иногда встряхнуться, а мы с Фрэнсис по своей природе не особенно приспособлены к резким движениям. - Он обернулся к жене. - Позвони Винсенту - пусть подаст лучшее шампанское.
        Ник понял, что получил добро от Эдвина. Не воспользоваться случаем было глупо. Он обнял Санни и поцеловал. Оторвавшись от ее губ, он намеренно избегал смотреть на кого-либо из присутствующих. Бенни, конечно, лучится одобрением, но что касается его будущих родственников - им требуется время, чтобы привыкнуть к публичному выражению эмоций. Ничего, он им предоставит много возможностей для этого.
        Ник прижал Санни ближе, собираясь увести ее, но внезапно остановился.
        - Погоди. Я забыл кое-что. Кое-что очень важное.
        - Что? - хором воскликнули Эдвин, Фрэнсис и Бенни. Их вопрошающие взгляды кого хочешь смутили бы.
        Держа Санни за руку, Ник подошел к Эдвину.
        - Я хочу официально попросить руки вашей внучки.
        Эдвин важно кивнул.
        - Решено. - Прищурился. - Только смотри, никаких возвратов потом.
        - Ни в коем случае. Такого в планах не значится. - Ник повернулся и опустился на одно колено.
        - Ник, прекрати - встань, пожалуйста. - Санни бросила взгляд на деда с бабушкой, потом на Бенни. - Ну хватит! - Что она делает? Ведь сейчас самый романтический, самый чудесный момент ее жизни.
        - Выйдешь ли ты за меня, Санни Чендлер?
        Она рассмеялась, хотя глаза наполнились слезами. Подняла Ника с колен и звучно чмокнула.
        - Да. Да, да, да! - Хмыкнула. - Что там дедушка советовал? Не давать мне перевести дух? Я согласна немедленно приступить к практической реализации этого совета.
        - И я тоже, - вздохнула Бенни. - Сентиментальность - мое слабое место.
        Ник подхватил смеющуюся Санни и двинулся к двери.
        - Они выберут имена нашим детям раньше, чем мы успеем назначить дату венчания, - шепнул он ей, оказавшись в холле. Потом застонал.
        - Что?
        - Мама Бенни немедленно разболтает сестрам.
        - Должна же и она получить свою долю удовольствия. - Санни погладила его по щеке, вызвав очередной стон. - Это абсолютно справедливо.
        У подножия лестницы Ник остановился.
        - Не думаю, что смогу дождаться, пока мы доберемся до дома. Которая из комнат твоя?
        Санни засмеялась, потянула его за собой в свою комнату. Заметив его взгляд, она прильнула к нему, шепнула прямо в ухо:
        - Я надеюсь переехать к тебе. Если ты не планируешь, конечно, обосноваться тут.
        Ник поплутал немного, но довольно скоро отыскал нужную дверь в спальню. Попытался быть тактичным.
        - У меня, хм, таких планов не было. - Увидел кипу матрасов и груду подушек, выполняющих тут роль постели. Увлекая Санни за собой, упал и зарылся в них. - Но возможен компромисс - перевезем твою постель ко мне на квартиру.
        - К нам на квартиру.
        Он глядел на ее прелестное лицо, все еще не мог поверить, что она принадлежит ему.
        - К нам на квартиру. В нашу жизнь.

        Эпилог

        Солнце село, и воздух постепенно остывал. Мерцающие лампочки бросали свет на близлежащие деревья. Столики сдвинули в сторону, чтобы все входящие могли видеть жениха и невесту. Андреа засопела, цепляясь за руку мужа.
        - Вместе они смотрятся еще лучше, чем я могла предположить. - Другой рукой она удерживала рядом с собой Келли. Платье подружки невесты было прелестно, вплетенные в косички цветы прекрасно с ним сочетались. Пятна соуса на подбородке были практически незаметны… так же, как и сочетавшиеся с ними пятна на лифе платья.
        Би Джей положила руку на тугой живот, улыбаясь своему мужу, чья рука нежно поглаживала ей спину. Возможно, она тоже разок пройдется в танце. Неожиданно ей стало гораздо лучше.
        Марина в сотый раз принялась отчитывать кого-то из своих детей, потом повернулась, чтобы наградить аплодисментами Ника, проделавшего сложное танцевальное па, вызвавшее бурный восторг собравшихся.
        Рэйчел втиснулась меж сестер.
        - Кто желает заключить пари, когда эта парочка обзаведется первенцем? - Вокруг засмеялись, потом дамы, сопровождаемые мужьями и детьми, ринулись танцевать.
        Бенни откинулась в кресле, жалея, что Сал не дожил до дня женитьбы своего старшего внука. Ее нога притоптывала в такт руладам оркестра, оказавшегося не таким уж и плохим. Идея принадлежала не ей, но раз уж Франни уступила, согласившись на бракосочетание не в доме и организованное к тому же Д’Анжело, то музыкой можно и поступиться. Она вздохнула, вспоминая службу. Ничего лучше и представить нельзя. Отец Сартори был неотразим, даже прослезился, когда Ник и Санни произносили свои клятвы.
        Она взглянула на Эдвина. Он держался молодцом, возможно, чуточку церемонно. Трудно не заметить восхищение, мелькающее в его глазах всякий раз, когда они устремлялись на Санни. Бенни улыбнулась. Она с ним поработает. Эдвин не потерян для общества.
        Взяв у проходящего мимо официанта два бокала с шампанским, она повернулась к Фрэнсис и подала той один бокал.
        - Я думаю, торжество удалось, не так ли? - Бенни попыталась скрыть улыбку при виде очередного отпрыска Д’Анжело, во весь дух промчавшегося мимо них. Двое других бежали по пятам. Франни казалась немного ошарашенной. Но ей не занимать здравого смысла, и кроме того, она хорошо воспитана. Бенни не сомневалась, что она адаптируется. Со временем.
        - Пожалуй, что так, - ответила наконец Фрэнсис. Ее спокойствие подкрепил немного больший, чем обычно, глоток.
        В этот момент подскочил Джо, звучно чмокнул бабушку в щеку.
        - Прекрасная синьорина, позвольте пригласить вас на танец?
        Бенни отмахнулась, хотя лицо ее расплылось от удовольствия.
        - Для танцев наверняка найдутся дамы помоложе меня. Иди-иди. - Она повернулась к Фрэнсис. - Симпатичный мальчик, верно? И умненький к тому же. Я говорила, что ему предлагают работу уже несколько компьютерных фирм?
        Рядом оказалась одна из представительниц семейства Д’Анжело. Ловко выхватив бокал шампанского из липких пальчиков ребенка, она весело улыбнулась, сунула бокал в руку растерявшейся Фрэнсис и упорхнула, таща на буксире круглолицего малыша.
        Бенни рассмеялась.
        - А что, правда, у нового генерального директора вашей компании внучка примерно того же возраста, что и Джо?
        Фрэнсис Чендлер кивнула, слабо улыбнулась и… осушила содержимое заляпанного бокала.

        notes

        Примечания

1

        Моя дорогая (итал).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к