Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Кауфман Донна / Корпорация Хрустальная Туфелька: " №02 Дорогой Прекрасный Принц " - читать онлайн

Сохранить .
«Дорогой Прекрасный Принц...» Донна Кауфман
        Корпорация "Хрустальная туфелька" #2
        У тридцатилетней Валери Вагнер есть все, о чем только можно мечтать. Интересная внешность, хорошая фигура, отменный вкус и перспективная работа. Да не где-нибудь, а в модном журнале с многообещающим названием «Хрустальный башмачок». И вот настал момент, когда ее карьера буквально висит на волоске. Она должна уговорить сняться для обложки первого номера журнала самого… Прекрасного Принца. Его настоящее имя окутано тайной, и никто не знает, как он выглядит, но его советами зачитываются все женщины. Ведь он тот самый необыкновенный мужчина, который их так понимает…
        Валери готова на многое, чтобы его фото красовалось на обложке, но еще не знает, какое любовное приключение ей это сулит!
        Донна Кауфман
        «Дорогой Прекрасный Принц...»
        Я женщина, которой повезло,
        поскольку всю жизнь меня окружали мужчины.
        И хотя не все они отличались красотой,
        в каждом из них было что-то от принца.
        Я посвящаю эту книгу им:
        Митчу, Спенсу, Брэндону и, конечно, Марку.
        Глава 1
        ЧЕСТНОСТЬ
        Основа успешных взаимоотношений - это честность. Вернее сказать, умение определить, когда ваша вторая половина нечестна с вами.
    Эрик Жермен, он же Прекрасный Принц
        В возрасте тридцати лет Валери Вагнер начала опасаться, что карьера в модельном бизнесе, о которой она мечтала с девяти лет, когда впервые открыла «Vogue», не более чем грандиозный и жестокий самообман и, возможно, потребуется медицинское вмешательство, чтобы избавиться от этого наваждения.
        Может, ее учительница, мисс Спэгни, была права. В четвертом классе она отослала домой юную поклонницу модных журналов, строго предупредив, чтобы та больше не пугала своих товарищей по учебе. Втайне Валери подумала, что мисс Спэгни и самой не мешало бы подкрасить глаза и взбить челку. Вероятно, тогда ей удалось бы скрыть глубокие морщины, образовавшиеся из-за того, что годами она хмурила брови на дерзких, независимых мыслителей.
        Однако Валери хватило благоразумия, чтобы понять: макияж и прическа - это не главное. Посмотрев на свою плоскую грудь, она задумалась... В шестом классе Валери была единственной девочкой, которая обходилась без бюстгальтера на уроках физкультуры, и это служило предметом ее тайной радости. В конце концов, будь у нее пышная грудь, она никогда не смогла бы выйти на подиум в Милане.
        К сожалению, Валери забыла о своем росте. В шестнадцать лет, даже на шпильках, соорудив на голове высокую прическу, она едва дотягивала до отметки пять футов восемь дюймов. Увы, модельный бизнес, в который Валери к тому времени была беззаветно влюблена, диктовал свои законы: рост модели должен был составлять не менее пяти футов десяти дюймов.
        Теперь уже девушка не возражала бы против роскошного бюста, но ее грудь так и не увеличилась в размерах.
        Неунывающая Валери задумала податься в дизайнеры. Раз ей не удалось пощеголять в дизайнерских моделях по подиуму, она будет создавать их. Идея была хорошая, но угловатые фигурки в платьицах-треугольничках, раскрашенные фломастером «Мэджик маркер», не могли обеспечить ей стипендию. Тем не менее Валери не утратила веру в себя, полагая, что скоро найдет свое призвание. Она решила, что выучится на мерчендайзера и будет работать закупщиком в каком-нибудь элитном магазине одежды. Валери мечтала о поездках в Париж, Лондон, Милан. Не важно, что шансов покрыть такие расходы самостоятельно у нее было не больше, чем открыть формулу холодного ядерного синтеза. В конце концов, она будет тратить не свои деньги, верно?
        А затем в ее жизни произошел Великий Прорыв. Когда Валери заканчивала учебу, ее отец, сотрудник брокерской фирмы, был переведен на работу в Чикаго. На летних каникулах Валери устроилась работать в журнал «Мадам» - тот, что для полных девочек, а не каталог проституток, - хотя за время работы телефонисткой ей пришлось выслушать все скабрезные шутки и непристойные замечания, какие только есть на свете. Но Валери не обращала внимания.
        Она попала в свою стихию.
        Очевидно, под влиянием «ELLE» она неправильно истолковала свое предназначение. Ее привлекали не люди, чьи фотографии красовались на глянцевых страницах. Ее притягивали сами глянцевые страницы. Журналы мод, сила, которая направляла развитие индустрии, определяла, что ныне гвоздь программы, а что безнадежно устарело... В этом состояло истинное призвание Валери, ее главная задача, ее профессиональная ниша.
        За десять лет Валери сменила дюжину таких шип. Не было такой работы, за которую бы она не бралась. Она переходила с места на место и после каждой неудачи чувствовала себя все более неудовлетворенной и подавленной. К счастью, ей подвернулся еще один шанс, прежде чем она отправилась к врачу за рецептом на антидепрессанты.
        Неожиданно Валери услышала, что владельцы «Хрустального башмачка, Инк.» - компании, помогающей клиентам сменить имидж и образ жизни, - ищут директора по связям с общественностью для нового глянцевого журнала «Хрустальный башмачок», который будет выходить раз в два месяца. Девушка поняла, что это как раз то, о чем она так долго мечтала. В ее карьере наступил переломный момент.
        Валери с легкостью преодолела предварительные испытания, про себя считая, что разыграла лучшее представление в своей жизни. Под представлением она подразумевала собеседования, поскольку на каждом из них она демонстрировала превосходную актерскую работу. Валери не обладала навыками, необходимыми для этой вакансии. Но когда ее это останавливало? Да, она долго искала свое место в жизни, но зато это позволило ей много узнать о других специальностях. Поэтому она была очень убедительна. Вообще-то, умение уговаривать людей было одним из главных ее талантов. Это точно.
        Поэтому, когда Мерседес Браунинг позвонила и сказала, что Валери получила работу в новом журнале, девушка восприняла это известие довольно спокойно.
        Гораздо сильнее ее удивляло то, что она так долго не могла распознать свое истинное призвание.
        И вот спустя шесть месяцев с того памятного дня Валери показала, на что способна, заключив невероятно удачный договор. Она не только заполучила Прекрасного Принца, загадочного и неуловимого автора популярных книг из серии «Помоги себе сам», в качестве официального представителя журнала и автора эксклюзивной рубрики - ей удалось уговорить эту таинственную личность явить свое лицо миру на обложке первого номера «Хрустального башмачка»!
        Валери пробралась сквозь толпу посетителей, расположившихся на открытой веранде ресторана «У Сонси», нового шикарного заведения, куда стекались всякие знаменитости, чтобы, как говорится, на других посмотреть и себя показать. Вообще-то, несмотря на безупречную репутацию прославленного шеф-повара Эндрю, никто не приходил сюда лишь затем, чтобы отведать тыкву, фаршированную олениной, или грудку утки мулар, приправленную гусиной печенью и инжиром.
        Однако сейчас Валери не интересовали необычные сочетания продуктов. Она наслаждалась своей победой и едва сдерживалась, чтобы не пуститься в пляс между столиками. Долгие годы исканий, размышлений и беспокойства, и все ради этой минуты! Черт возьми, иногда ей казалось, что этот момент никогда не наступит. И вот наконец она добилась своего. Более того, все получилось даже лучше, чем она рассчитывала.
        - Золушка удавилась бы от зависти, - пробормотала девушка себе под нос.
        Она нашла свой «Хрустальный башмачок» и своего Прекрасного Принца. У нее была даже своя крестная фея, да не одна, а целых три. Осталось добавить ко всему этому тыквенную карету, украшенную сверкающими драгоценными камнями, и сказка стала бы явью. Валери радостно улыбнулась своим мыслям. Кстати, ее новенький спортивный «БМВ» вполне мог сойти за карету. Короче, жизнь удалась!
        Завидев своих фей-крестных, девушка приветственно взмахнула рукой. Мерседес Браунинг, Аврора Фавро и Вивиан Депальма, учредительницы компании «Хрустальный башмачок, Инк.», а также владелицы журнала «Хрустальный башмачок», заметили ее, и одна из них кивнула, вторая помахала, а третья подняла бокал, пока Валери огибала последние несколько столиков, направляясь к ним.
        Валери распирало от самодовольства, и в глубине души она надеялась, что ее физиономия не слишком явно выражает эти чувства, - хотя, черт побери, разве каждый день человек переживает звездный час в своей карьере? Валери села напротив трех женщин.
        - Я обо всем договорилась, - торжественно объявила она. - Найджел согласился на участие в съемках. В понедельник утром мы сделаем снимок для обложки журнала.
        - Мы и не сомневались, что все получится! - воскликнула Вивиан, доставая бутылку шампанского «Кристаль» из ведерка со льдом, стоявшего на сервировочном столике. Ее длинные огненно-рыжие волосы были уложены в пышную прическу, макияж нанесен с нечеловеческой точностью, а наряд, как всегда, превосходил самые смелые ожидания. Достаточно сказать, что большинству женщин не пошел бы костюм в черно-белую полоску. Валери быстро усвоила, что Вивиан не принадлежала к «большинству женщин». Ей исполнилось шестьдесят восемь, но чувствовала она себя молодой и была самой сердечной из трех совладелиц журнала.
        - Давай я налью тебе шампанского, дорогая. Видит бог, ты это заслужила.
        - Определенно, нам следует это отметить должным образом, - степенно добавила Аврора, бросив неодобрительный взгляд на свою подругу. Вторая дама была задрапирована в легкий полупрозрачный шелк. Она воплощала в себе непринужденный южный шарм, однако за внешней утонченностью скрывался железный характер.
        - Итак, все в порядке? Я полагаю, ты переговорила с Элейн? У нас не возникнет никаких непредвиденных обстоятельств в последний момент? - Мерседес была, как обычно, серьезна. Валери всегда казалось, что в этой компании ей больше всего подходит роль ослика Иа, и она ничуть не удивилась, когда узнала, что до создания «Хрустального башмачка» Мерседес была директором частной школы-интерната для девочек в Новой Англии.
        - Ради бога, Мерси, дай малышке сделать глоток шампанского, прежде чем ты учинишь ей допрос. - Вивиан передала Валери бокал, затем вновь наполнила бокалы своих подруг. - Я уверена, что все будет хорошо.
        Она улыбнулась Валери, но ее взгляд остался проницательным.
        - Фактически ты самостоятельно провернула это предприятие, не так ли?
        Это замечание удивило Валери, но, судя по всему, Вивиан намеревалась сделать ей комплимент, поэтому девушка ответила с улыбкой:
        - Ну, я бы так не сказала. Элейн работает за десятерых. - Валери имела в виду главного редактора журнала. - Я просто благоговею перед ней.
        - Однако это ты подсказала, кого пригласить в качестве представителя журнала. Идея с оформлением обложки тоже принадлежит тебе, - заметила Вивиан.
        - Да, но мы представить себе не могли, что мистер Жермен не захочет иметь дело ни с кем, кроме меня. Я лишь делала то, что должна была, чтобы заключить с ним договор.
        - Несомненно, милочка. - Аврора махнула шарфом в сторону Вивиан. - И мы благодарны тебе за это. - Она подняла бокал и обратилась ко всем сидевшим за столиком: - Я пью за наше новое начинание, за энергичного директора, благодаря которому наш дебют запомнится надолго!
        - Да, да, - с готовностью поддержала подругу Вивиан. - И за мощный пинок под зад так называемым специалистам и завистливым конкурентам! Они утверждали, что мы совершаем глупость, приступая к созданию журнала в нынешних экономических условиях. Ха!
        Мерседес нахмурилась, однако осушила бокал вместе с остальными. Впрочем, не успели они допить шампанское, как она заговорила:
        - Ты напомнила мистеру Жермену, что фотосессия назначена на понедельник?
        Вивиан закатила глаза, а Валери уверила свою начальницу, что сделала все необходимое.
        - Мы с нетерпением ждем того момента, когда увидим мистера Жермена во плоти, - подхватила Аврора, слегка наклонившись вперед, так что кольца, которыми были унизаны ее пальцы, засверкали в отразившемся от бокала с шампанским солнечном свете.
        - Во плоти, которая, как ты нас уверяла, достойна предстать на обложке журнала, - напомнила Вивиан.
        - О, вы не будете разочарованы! - воскликнула Валери, чувствуя, как пузырьки шампанского приятно щекочут у нее в носу. Ах, ну можно ли представить что-нибудь лучше?
        - Если он действительно так красив, как ты описывала, я не понимаю, почему он так долго прятался от окружающих, - заметила Аврора.
        - Мне кажется, он не зациклен на собственной внешности, - отозвалась Валери, но втайне она разделяла недоумение Авроры.
        Эрик был высоким, около двух метров ростом. Этакий мускулистый и загорелый пляжный мальчик. Все американские женщины восхищались его вдумчивыми и серьезными замечаниями, касающимися мужской психологии. Он служил живым доказательством того, что заботливые и чуткие мужчины существуют. И при всем том Эрик был дьявольски красив. Валери была уверена: когда американки увидят его густые светлые волосы с выгоревшими на солнце прядями, которые по-мальчишечьи задорно ниспадают на широкий загорелый лоб, когда они узрят его ясные голубые глаза, его губы, которые вылепил сам Купидон, они, несомненно, испытают групповой оргазм. Во всяком случае, встреча с ним несколько выбила Валери из колеи.
        - Просто он немного застенчив.
        - Мягко говоря, - подхватила Мерседес. - Мы вынуждены были вести с ним переговоры по телефону.
        Бывшая директриса школы-интерната взяла салфетку и расправила ее на коленях, завидев официанта, несущего салат.
        Валери мысленно вознесла благодарность небесам за своевременное вмешательство. Мерседес была единственной, кто возражал против заключения договора с Эриком без предварительной встречи. Однако дело было сделано, и не имело смысла вновь начинать этот разговор.
        - Я надеюсь только, что этот человек стоит тех немыслимых денег, которые мы на него потратили, - продолжила Мерседес, когда молоденький официант удалился.
        Валери улыбнулась немного самодовольно:
        - Думаю, никто не будет разочарован. Вивиан прикрыла рот ладошкой:
        - Солнышко, если блеск в твоих глазах означает именно то, о чем я подумала...
        - Бога ради, Виви, смотри в свою тарелку, - возмутилась Аврора, а затем повернулась к Валери: - Так он и вправду «лакомый кусочек»?
        - Из десяти возможных баллов я поставила бы ему двенадцать. - Вивиан и Аврора дружно вздохнули. - И, несмотря на свою застенчивость, он держится очень дружелюбно. Вы будете довольны вложением денег. - Валери выловила дольку мандарина из-под аругулы и козьего сыра. Если бы это было в ее власти, она издала бы закон, запрещающий смешивать овощи и фрукты в одном салате. Возможно, поэтому она так недолго отвечала за кулинарный раздел в журнале «Ladies Home Weekly».- Эрик признался, что все началось с маленькой, стихийно сложившейся группы женщин, с которыми он анонимно болтал в Интернете. Нежданно-негаданно чат стал пользоваться популярностью, но Эрик по-прежнему скрывал свое имя. Полагаю, в то время у него были иные планы на будущее, а эту свою деятельность он рассматривал как нечто несерьезное. Он и подумать не мог, чем все обернется, а когда к нему пришел успех, ореол загадочности стал неотъемлемой частью его образа, и он оставил все как есть.
        - Мне кажется, мужчины будут недовольны тем, что он раскрывает тайны сильного пола, - заметила Аврора.
        - Но женщины точно оценят это, - вздохнула Вивиан.
        «О да, - подумала Валери, - несомненно». Материалы из рубрики «Дорогой Прекрасный Принц...», которую вел Эрик, были перепечатаны разными изданиями по всей стране, а его четыре книги (в основном компиляция старых статей, дополненных комментариями) несколько месяцев удерживали позиции в списке бестселлеров.
        - Вероятно, нам просто повезло. Как-то раз я увидела ту заметку, в которой говорилось, что Эрику предлагают продлить договор на публикацию его материалов, но он не торопится подписывать новый контракт. И тут я подумала: а что если мы предложим ему сотрудничество? Может, Прекрасному Принцу надоело заниматься одним и тем же или он просто устал скрываться от публики. Мне показалось, что нам удастся заинтересовать его. Вивиан вновь подняла бокал:
        - И нам действительно это удалось!
        - Ладно, ладно, - кивнула Аврора, сделала последний глоток и, прикрыв ладошкой рот, тихонько икнула. - Мы наилучшим образом потратили эти пятьсот тысяч.
        Мерседес глубоко вздохнула и залпом выпила все шампанское.
        Валери знала, что в понедельник ей удастся перетянуть на свою сторону даже Мерседес. Готовясь к встрече с Эриком, девушка опасалась, что таинственный автор окажется лысеющим парнем с пивным брюшком, который больше похож на сотрудника налогового управления, чем на знатока любовных хитросплетений. Как же она ошибалась. Да здравствует Золушка!
        - В понедельник, во время фотосессии, у вас будет возможность проверить, правильно ли вы потратили свои деньги.
        И тут у Валери зазвонил мобильник. Девушка извинилась, достала его из сумки и взглянула на экран. Это был Эрик.
        - Ну вот, помяни черта... - Валери улыбнулась и раскрыла телефон. - Привет, красавчик, мы как раз...
        - Валери?
        Одного этого слова оказалось достаточно, чтобы Валери поняла: что-то не так. Усилием воли она заставила свой голос звучать беззаботно и, как ей хотелось надеяться, сохранила безмятежное выражение лица.
        - Разумеется, это я. Что случилось?
        - Нам нужно поговорить. Немедленно. Это... это важно.
        Валери подняла взгляд и обнаружила, что три женщины выжидающе уставились на нее. Девушка улыбнулась и успокоительно кивнула, излучая уверенность. Актриса всегда останется актрисой.
        - Да, конечно. Мы с Мерседес, Авророй и Ви-виан как раз обедаем в ресторане. Отмечаем наш успех. Может, и ты...
        - Мне кажется, нам не стоит откладывать этот разговор, - обеспокоешю промолвил ее собеседник.
        - Одну минутку, - сказала Валери, стремясь подавить тревожное предчувствие. Она прикрыла трубку ладошкой и обратилась к своим собеседницам: - Я отойду. Это займет не больше минуты.
        Мерседес нахмурилась. Вивиан выглядела заинтригованной, Аврора озабоченной.
        - Возникли какие-то трудности, дорогая? - тихо спросила Аврора.
        - Нет, - покачала головой Валери. - Мне нужно обсудить кое-какие детали, касающиеся последних приготовлений.
        - Это он? - поинтересовалась Вивиан.
        - Он? - переспросила Валери, разыгрывая замешательство и быстро ища подходящий ответ. Отвечая на звонок, она сказала «привет, красавчик», не так ли? Черт. - Ах, ом! Нет, нет, это не он. Это... э... один из людей Найджела.
        Валери слегка наклонилась вперед и продолжила:
        - У него жуткий акцент, с трудом его понимаю.
        Вивиан и Аврора сочувственно улыбнулись. Складки на лбу у Мерседес немного разгладились. Валери воспользовалась заминкой и отодвинула свой стул.
        - Я сейчас вернусь.
        Одну за другой она перебирала причины, которые могли бы помешать Эрику, но ничего не приходило ей в голову. Может, у него на понедельник назначена другая встреча? В таком случае ему придется ее отменить. К тому же ей посчастливилось привлечь Найджела для участия в этом проекте, и она не упустит такую возможность. Они были так близки к цели.
        Миновав пару столиков, Валери продолжила разговор:
        - Итак, Эрик. Нас никто не слушает. Не знаю, что у тебя произошло, но уверена, мы все уладим. Твое беспокойство связано с фотосъемками в понедельник?
        - В каком-то смысле - да. Валери нахмурилась.
        - Я разговаривала с помощниками Найджела, и они подтвердили нашу договоренность. Это прекрасная возможность для всех нас, Эрик. Лучшего мастера трудно найти.
        - Я знаю.
        Голос Эрика был тихим и печальным. Валери остановилась у входа во внутреннее помещение ресторана. Мимо нее сновали официанты с подносами. Чтобы хоть как-то отгородиться от шума, Валери прикрыла ухо рукой, все еще надеясь, что скорбные интонации ей только померещились.
        - Итак, в чем дело?
        - Мне нужно... мне нужно поговорить с тобой, прежде чем мы предпримем дальнейшие шаги.
        Никакие слова ободрения не прогнали бы теперь тревогу, закравшуюся в душу девушки.
        - Но ведь мы обо всем договорились, не так ли?
        «И ты подписал контракт. На сумму с множеством нулей», - хотелось добавить Валери, но она сдержалась. И вовремя. Оглянувшись через плечо в сторону стола, она заметила, что все три дамы внимательно наблюдают за ней. Валери выдавила из себя улыбку и жестом дала понять, что вот-вот закончит разговор. Повернувшись спиной к владелицам «Хрустального башмачка», Валери спряталась в коридорчике для обслуживающего персонала.
        - Пожалуйста, расскажи мне все прямо сейчас. Я убеждена, что мы сможем решить любую проблему...
        - Валери, я гей, - выпалил Эрик.
        Он проговорил это так быстро, что до Валери не сразу дошел смысл сказанного. Когда она наконец закрыла рот и плотнее прижала телефон к уху, ей пришло в голову, что она ослышалась.
        - Прости, - пробормотала она, издав короткий натужный смешок. - Мне показалось, что ты...
        - Я сказал, что я гей. И это действительно так. Черт, я не хотел, чтобы это прозвучало так неожиданно!
        Наступила тишина, которую ничто на свете не могло нарушить. Валери застыла, как ледяное изваяние.
        - Я... Мы можем поговорить лично? - продолжил Эрик. - Не откладывая? Ты можешь уйти с обеда? Давай где-нибудь встретимся. Я... я понимаю, что должен был сказать тебе раньше. Я думал, что как-нибудь с этим справлюсь, но...
        Последняя фраза Эрика оказалась тем чудесным средством, которое вывело Валери из столбняка.
        - Прости, что ты сказал? Ты как-нибудь с этим справишься? Тебе придется справиться с этим. Ты подписал контракт.
        Валери знала, что ее голос звучит возбужденно. Даже слишком возбужденно. Но вся ее блестящая карьера грозила рухнуть, не успев начаться. Не долго же она радовалась жизни.
        - Я понимаю, что ты шокирована.
        - Шокирована?! Это мягко сказано. Да ты меня просто убил! - Валери сделала глубокий вдох, безуспешно пытаясь успокоиться. - Где ты? Нам действительно нужно поговорить. Я сейчас приеду.
        Эрик тяжело вздохнул:
        - Спасибо.
        Валери начала медленно осознавать случившееся. Прекрасный Принц. Мужчина, который умел видеть в женщине прежде всего человека^ а потом уже сексуальный объект... Этот мужчина оказался геем. Валери помотала головой. Этого следовало ожидать.
        —Я хочу, чтобы ты знала: я не желал тебе навредить, - смущенно промолвил Эрик. - Ни тебе, ни кому-нибудь другому.
        - Для парня, который дает женщинам советы, как вести себя с мужчинами, ты выбрал самый неуклюжий способ извиниться.
        Валери понимала, что ей следует держать себя в руках, но, очевидно, и ее актерское мастерство имело пределы.
        - Я знаю. Ты имеешь полное право обижаться на меня. Но, пожалуйста, не расстраивайся. Я найду способ, как все исправить. Обязательно.
        - Второе неудачное заявление, - зло прошипела Валери, так что проходивший мимо официант поспешил убраться подальше. - А может, ты вовсе не Прекрасный Принц?
        Последовала долгая пауза, затем Эрик проговорил:
        - Я тебя еле слышу. Слишком шумно. Перезвони мне, когда выйдешь из ресторана.
        И отключился. Валери уставилась на телефон, смутно надеясь, что если она постоит здесь подольше, то весь этот разговор останется лишь дурным сном. Хотя разве человеку в здравом уме может присниться такой кошмар?
        В голове у девушки роилось столько мыслей, что она не знала, с чего начать. Валери автоматически направилась к выходу из ресторана, но тут вспомнила о трех дамах, ждавших ее за обеденным столом. Дерьмо, трижды дерьмо! Она не могла уйти, ничего не объяснив. Но, черт возьми, что она должна была сказать? «Кстати, вы помните Прекрасного Принца? Того парня, которому вы отвалили полмиллиона баксов, чтобы он поддержал выпуск первого номера? Красавца, доказавшего женщинам всей планеты, что понимающие и заботливые мужчины существуют? Так вот, оказалось, что его понимание женской природы имеет более глубокие корни».
        Валери схватила стакан какого-то пойла с подноса случайно подвернувшегося официанта и опустошила его, прежде чем последний заметил пропажу. Несчастная девушка оглядела себя, словно ожидая, что ее голубой костюм от «Энн Тейлор» превратится в лохмотья, а бело-красный маленький автомобиль, стоявший на парковке, обернется тыквой.
        Ее счастье не продлилось даже до полуночи. Проклятье!
        Глава 2
        ОТКРОВЕНИЯ
        Во всех взаимоотношениях бывают и секреты, и разоблачения. Их долговечность зависит от умения управлять ситуацией после того, как первое стало вторым.
        Джек Ламберт не был Прекрасным Принцем. Не верите - спросите его бывшую жену. Или, если на то пошло, любую другую женщину. Вероятно, они согласились бы с определением прекрасный. Многие из них? Вполне возможно. Но царственно благородным? Этого качества не отметила бы ни одна из них.
        - Ты часом не перегрелся? Да я никогда не умел давать советы женщинам. - Джек ткнул Эрика локтем в живот и перешел в нападение.
        Эрик увернулся, подпрыгнул и отбил мяч, прежде чем он перевалился через обод корзины.
        - Я и не прошу тебя давать советы, - возразил Эрик. Он почти не запыхался, отбивая атаку, хотя летнее солнце безжалостно жгло их обоих. Ведя мяч, молодой человек медленно двигался по периметру поля, а Джек, как тень, следовал за ним. - Но поверь мне, это пойдет на пользу всем нам. Так мы решим и твою, и мою проблему.
        Проблема Джека состояла в том, что он потерял работу. До недавнего времени он был спортивным обозревателем международной информационной службы, но три дня назад информационное агентство купил преподобный Юн-Юн И, правый религиозный деятель, который из преподобного Муна[1 - Преподобный Мун Сун Мён - основатель секты «Церковь объединения», провозгласивший себя новым мессией. (Прим. ред.)] сделал мистера Роджерса[2 - Мистер Роджерс - ведущий детской программы на американском телевидении «По соседству с мистером Роджерсом». (Прим. ред.)]. В это время Джек находился в Дубае, где писал о женских соревнованиях по теннису. Он добирался домой два дня на четырех самолетах, пока не оказался в своей маленькой квартирке в Александрии. Разумеется, в штате Вирджиния, а не в Египте. Хотя после развода это не имело большого значения.
        Джек разгадал хитрость Эрика - что неудивительно, поскольку они вместе играли в баскетбол с одиннадцати лет, - и помешал своему приятелю совершить бросок. Перехватив мяч, Джек вновь перешел в наступление. Он весь взмок, изнемогая от жары. Прервавшись на мгновение, спортсмен снял футболку, обтер лицо, а затем обмотал ее вокруг головы на манер чалмы, надеясь, что хоть так защитит глаза от едкого пота, стекающего по лицу.
        - Как ты вообще узнал, что я вернулся? - поинтересовался он, уклоняясь от обсуждения больного вопроса.
        Эрик стянул с себя футболку и отбросил ее к ограде. Он явно не утратил форму за девять месяцев, минувшие со дня их расставания. «Этот подлец, наверное, даже в спортзал не ходит», - раздосадованно подумал Джек. Эрик был прирожденным спортсменом, и Джек никак не мог понять, почему его лучший друг вдруг решил вести рубрику житейских советов, вместо того чтобы, скажем, играть за NBA или MLB. Однако, видит бог, Джек достаточно общался с женщинами и усвоил одно: если на свете есть хоть один мужчина, который может им что-либо растолковать, это, несомненно, Эрик. Джек предпочитал писать о баскетболе или о прыжках в воду со скал. Во всяком случае, он хоть что-то смыслил в этом вопросе.
        Не сбавляя шаг, Джек передай мяч Эрику. Эрик вернул мяч в той же манере и сказал:
        - На прошлой неделе я прочитал в «Тайме», что досточтимый Юн-Юн стал владельцем «Стетс-Комм». По моим расчетам, максимум через четыре дня ты должен был вернуться в Вашингтон в поисках новой работы.
        Да, тут Эрик попал в точку. Но Джек не дал приятелю позлорадствовать.
        - И что, по-твоему, у меня нет шансов устроиться в другое агентство?
        Он перехватил мяч и двинулся к середине поля, схлопотав за свою смелость чувствительный тычок плечом и локтем под ребра.
        - Может, и есть, - рассмеявшись, ответил Эрик и повторил попытку забросить мяч на уровне кольца, на этот раз успешно. - Но подумай, Ламберт, - продолжил он с откровенной усмешкой, - как много информационных агентств ищут репортера, который пишет о пинг-понге?
        - Эй! - Джек сильно ударил по мячу и перешел в лобовую атаку на своего противника. Их тела столкнулись, Джек совершил бросок, но мяч отскочил от щита. - Я сказал это один раз, но могу повторить снова. Кто угодно может писать о баскетболе. Но нужен настоящий специалист, чтобы описать ралли Париж —Дакар, австралийский футбол или чемпионат мира по настольному теннису среди женщин и превратить статью в увлекательное чтиво.
        Эрик подобрал мяч, и Джек устремился за своим приятелем к кольцу. Подняв руки вверх, он готов был в любой момент воспрепятствовать броску.
        —И тут возникает следующий вопрос: какое отношение мои познания в спорте имеют к рубрике «Советы покинутым дамочкам»?
        - Мои читательницы вовсе не «покинутые дамочки», - резко возразил Эрик. Он развернулся, вынуждая своего противника пятиться, и одновременно выискивал благоприятную возможность для атаки. - Они умные, талантливые и заботливые женщины, которым надоело, что их водят за нос всякие козлы.
        Хотя Джек почти улегся на потную спину Эрика, он не разгадал маневр своего противника, и Эрик отыграл у него бросок на три очка. Джек подобрал мяч, а победитель, усмехнувшись, вытер пот со лба.
        - Включая тебя, будь уверен. Улыбнувшись - они давно уже превратили подтрунивание в искусство, - Джек резко бросил мяч в грудь Эрику.
        - Послушай, дружище, я никогда не говорил, будто знаю, чего хотят женщины. На самом деле я понятия не имею, что им нужно. Отсюда мое нынешнее семейное положение. Более того, я не желаю этого знать. Откровенно говоря, меня пугает их образ мыслей.
        Эрик хлопнул по мячу, обхватил его ладонями и с силой запустил им в Джека.
        - Нет, тебя напугал образ мыслей Шелби. Далеко не все женщины психопатки.
        - Шелби не была психопаткой. Не ты ли говорил об умных, талантливых и заботливых щинах? - рассмеялся Джек.
        Эрик возвел глаза к небу, однако через мгновение принял стойку, внимательно следя за движениями Джека.
        - Насколько я помню, ее не интересовали ничьи советы. Я по сей день не понимаю, почему тебе потребовалось без малого два года, чтобы разгадать ее игру.
        —Временное помрачение рассудка и недоработанное добрачное соглашение, - отозвался Джек. Прошло три года с тех пор, как он подписал бумаги о разводе и постарался вычеркнуть из своей памяти восемнадцать месяцев, проведенных вместе с Шелби, в девичестве Лейн... Это ему почти удалось. - Мудрый да разумеет: никогда не смешивай алкоголь, закат на южном побережье и женщин в бикини, скрепленных завязками тоньше зубной нити.
        Он перешел в яростное наступление, и два мускулистых тела шумно врезались друг в друга, когда оба мужчины зарычали, напряглись и одновременно подпрыгнули. Джек издал негодующий возглас, увидев, что мяч со свистом пролетел мимо кольца.
        - Возможно, тебе следовало читать мою колонку, а не свою спортивную статистику, - подколол приятеля Эрик, и наконец в его голосе появились некоторые признаки усталости. - Это избавило бы тебя от многих переживаний.
        Джек остановился и наклонился вперед, упершись руками в колени, чтобы восстановить дыхание.
        - И спасло бы солидную часть моих ныне не существующих доходов, - промолвил он.
        - В связи с чем предлагаю вернуться к моему предложению, - подхватил Эрик, но прервался на полуслове, отвел взгляд, а затем рассеянно посмотрел на мяч, продолжая автоматически стучать им о землю, как человек, глубоко погруженный в свои мысли.
        Джек выпрямился. Он прищурился, поскольку ветер унес случайное облачко и солнце светило ему прямо в лицо.
        - У тебя неприятности?
        - В какой-то мере. Но сначала... Я должен кое-что тебе сказать. В частности, это касается женщин в бикини - независимо от того, одобрены ли их купальники Американской ассоциацией стоматологов, и тех причин, по которым они никогда не будут представлять угрозы для меня.
        Теперь наступила очередь Джека застыть в молчаливом напряжении. Эрик был, как всегда, язвителен и насмешлив, однако, если бы Джек не знал его так хорошо, он поклялся бы, что за его колкими замечаниями скрывается страх. Тут до него дошло, и он простонал:
        - О нет! Черт, нет. Скажи мне, что я ошибаюсь! И хотя у меня появился бы замечательный повод для острот на многие годы вперед, ты слишком дорог мне, чтобы я пожелал тебе такое. Я не желаю слышать, что какая-то женщина наконец добралась до содержимого твоего кошелька. И даже если тебе кажется, что она задела твое сердце - при всем моем почтении к будущей миссис Жермен, - я бы прямо сейчас приступил к составлению брачного контракта. Прислушайся к совету друга, который сам по уши увяз в долгах.
        Эрик бросил мяч приятелю, вложив в удар чуть больше силы, чем требовалось.
        - Джек, ты все не так понял.
        Джек поймал мяч на уровне груди и взял его под мышку. Долгожданный миг наступил. Он смаковал каждое слово: какая тут игра, когда лучший друг вот-вот признается, что наконец влюбился.
        - Да, ты продержался достаточно долго, - рассмеялся Джек, покачав головой. - Еще один идеал развенчан. Глядя на тебя, я верил, что мужчина может жить долго и счастливо, оставаясь при этом холостяком.
        Эрик даже не улыбнулся. В действительности Джек никогда не видел его таким серьезным.
        - А ты никогда не задумывался, почему я до сих пор не женился? Почему у меня никогда не было постоянной подружки? Вернее, почему у меня вообще не было подружки?
        - Ох, только не вешай мне лапшу про одиночество. Ты пишешь трогательные статейки о том, чего хотят женщины, и мы оба прекрасно знаем, что любая из них с радостью бросится тебе на шею, лишь бы провести немного времени с мистером «Я Вас Понимаю». Хотя они даже не знают, кто ты такой. Черт, в старших классах твой девиз был «Не зацикливаться на одной», верно? Это был отличный ход, ты, гений хренов!
        По губам Эрика скользнула улыбка.
        - Ты все еще злишься, потому что в выпускном альбоме под моей фотографией написали: «Он достоин рекламировать „Кальвин Кляйн»»?
        Джек заржал и снова застучал мячом о землю.
        - Нет. Я далек от того, чтобы изображать из себя участника конкурса красоты.
        - Если, конечно, рядом нет Андреа Ралстон?
        На Джека нахлынули сладкие воспоминания.
        - Андреа, - вздохнул он, произнеся это имя как «Ах-НДРЕ-Ах». - Меня до сих пор возбуждают женщины, которые говорят с австралийским акцентом.
        - Наверное, ты испытываешь массу интересных ощущений, готовя репортаж об австралийском футболе?
        - О да, но я держу себя в руках. - Джек сделал бросок и подобрал мяч, но Эрик не пожелал вступать в игру. Когда Джек обернулся, он увидел, что его друг стоит на прежнем месте и глядит на него хмуро и рассеянно. Джек бросил ему мяч, но Эрик лишь поймал его и прижал к груди.
        - Какого черта, что случилось, приятель?
        К удивлению Джека, Эрик тихонько спросил:
        - А ты никогда не задавал себе вопроса, почему я так хорошо справляюсь со своей работой?
        —Мне кажется, мы обсудили вопрос о твоей гениальности, Кальвин.
        Но Эрик не рассмеялся шутке.
        - Это оказалось гораздо труднее, чем я мог себе представить, - пробормотал он себе под нос. - Ладно, знаешь что? Я искал простой способ рассказать тебе обо всем, но так ничего и не придумал. Я собирался сделать это давным-давно, но никак не мог решиться: боялся, что это разрушит наши отношения. Но теперь я влип, и влип серьезно, и... может, что ни делается, то к лучшему? - Эрик поднял взгляд и посмотрел в лицо Джеку. - Я просто все скажу тебе напрямую, и надеюсь, ты меня не подведешь.
        - Отлично, тогда и я наконец пойму, о чем идет речь.
        Эрик вздохнул:
        - У меня нет женщины, Джек. И не будет. Никогда. Я гей.
        У Джека отвисла челюсть.
        - Извини, мне послышалось, или ты действительно сказал, что...
        - Я гей! - Эрик почти кричал. - Голубой, если на то пошло. Гомосексуалист. - Он с силой запустил мячом в Джека. - Господи, ну почему все вы так усложняете мне задачу?
        Джек рефлекторно поймал мяч, как поймал бы любой другой посторонний предмет, летевший ему в руки. Черт, внезапно все стало совсем чужим. Он уставился на Эрика, который явно не шутил. Мокрый от пота, мужественный, мускулистый спортсмен. Парень, которого он дружески шлепал полотенцем в раздевалке для мальчиков. Парень, который в шутку хлопал его по заднице во время игры в футбол. Парень, с которым они сталкивались задами, отбивая теннисный мяч от стены на корте. Его лучший друг, с которым он познакомился в возрасте девяти лет. Задушевный приятель, ближе которого у Джека никого не было. С ним он молол всякую чепуху, трепался о женщинах. Говорил о жизни.
        Гей.
        Нет, это просто не укладывалось в голове.
        - Ну не молчи, приятель, - взмолился Эрик. Джек сделал глубокий вдох, потом медленно выдохнул. Несмотря на эмоциональное потрясение и полный хаос, царивший у него в голове, он сознавал важность момента и понимал, что должен повести себя правильно. Конечно, он такого не ожидал... Но что бы он ни чувствовал, в первую очередь Эрик был его другом. Черт, они были как одна семья. Он не мог об этом забыть.
        Но Джек не знал, с чего начать. Он бросил мяч Эрику, словно хотел продолжить игру как ни в чем не бывало. Как ни в чем не бывало?! Джеку стало смешно. А что, черт подери, ему оставалось?
        - Что значит «все вы»? - в конце концов промолвил он, ухватившись за обрывок информации, который поддавался рациональному анализу. - Кому еще ты сказал?
        - Тебе и Валери.
        Эрик провел быструю атаку на кольцо, затем вернул мяч приятелю. Он явно хотел сменить тему разговора. Во всяком случае сейчас.
        Джек выполнил бросок. Промазал.
        - Кто такая, к дьяволу, эта Валери? - поинтересовался он.
        - PR-директор «Хрустального башмачка». Я недавно подписал с ними договор о том, что буду представлять первый номер. Не знаю, слышал ли ты об этом, но компания «Хрустальный башмачок, Инк.» открывает новое подразделение в Потомаке. Их специализация - смена имиджа. Полное изменение внешнего вида и образа жизни. Их клиенты в основном женщины, но иногда они помогают и...
        —А, понятно. - Джек прицелился, бросил мяч и снова промазал. После этого он понял, что бессмысленно притворяться, будто ничего не произошло, и оставил мяч валяться на земле. Сняв футболку с головы, он обтер ею лицо. - Итак...
        Он не знал, что сказать дальше. Его мозг отказывался работать. В памяти мелькали картинки из прошлого, их прошлого, словно кто-то прокручивал видеофильм у него в голове. Джек и Эрик. Им по одиннадцать, и они гоняют мяч. Эрик Жермен. Защитник, звезда школьной команды по футболу. Шесть футов два дюйма, сто двадцать фунтов. Спортсмен года, по которому девчонки сходили с ума. Приятель, у которого он часто оставался ночевать, когда они учились в старших классах. Парень, которого он не раз видел голым и перед которым никогда не стеснялся раздеваться. Единственный человек, на которого он мог во всем положиться и которому он доверил бы даже свою жизнь. И все это время его друг скрывал от него свой секрет?
        - Как давно ты... знаешь? Э, узнал? - посерьезнев, спросил Джек.
        Эрик тихо вздохнул:
        - Я пытался не замечать этого в школьные годы, но, наверное, знал всю жизнь. - Он чуть усмехнулся, попробовал выдавить из себя смешок. - Если ты подумал о... В общем, ты понимаешь, то мой ответ - нет. Ты не в моем вкусе.
        Джек ясно видел, что за попыткой пошутить скрывается внутреннее напряжение. Недоверие сменилось чувством вины. Получается, что Эрик долгие годы тащил на себе этот груз, не доверяя Джеку настолько, чтобы рассказать ему правду? Да, это было тяжело. Очень тяжело, как оказалось. Но главное, Джек чувствовал себя так, словно он подвел человека, который значил для него больше, чем все остальные. Человека, так много сделавшего для него.
        —Итак, - Джек заговорил снова, изо всех сил стараясь не задеть самолюбие своего друга, - выходит, что, когда летом мы сидели в твоем домике на дереве и читали «Плейбой», ты действительно читал статьи из журнала?
        Эрик рассмеялся и немного расслабился:
        - Как правило.
        Джек покачал головой, приходя в себя от потрясения. И тут же в его голове возникли тысячи сопутствующих вопросов.
        - Но почему ты не сказал мне раньше? И не говори, что ты мне не доверял. Ты знаешь меня лучше, чем кто-либо другой.
        - Черт, Джек, я самому себе боялся признаться!
        Джек немного помолчал, потом спросил:
        - А твоя мама знала? Эрик кивнул.
        - Когда она догадалась? Эрик пожал плечами:
        - Понятия не имею. Возможно, намного раньше, чем я мог предположить. Она завела со мной разговор на эту тему сразу после того, как мы закончили колледж.
        Джек знал, что Эрик многим пожертвовал ради своей матери. Его отец умер, когда Эрик был еще ребенком, а его мать часто болела. Фактически ради нее Эрик оставил хорошую работу инженера в Калифорнии и вернулся домой. Он заботился о своей матери вплоть до ее смерти. После всего сказанного многие эпизоды из прошлого представились Джеку в новом свете.
        - Так вот почему ты устроился на работу в Сан-Франциско и отказался от четырехлетнего контракта с футбольной командой? А все эти отговорки насчет того, как надоел тебе футбол? Ты мне лапшу на уши вешал?
        - Не совсем. Постарайся понять, как мне было тяжело тогда, приятель. Старшие классы. В то время я утешал себя, говоря, что, видно, не встретил привлекательную девушку или мое созревание длилось дольше, чем у других.
        Джек не выдержал и громко рассмеялся:
        - Наверное, девчонки из группы поддержки животики надорвали бы со смеха, услышь они тебя сейчас.
        - Если бы ты только знал, в чем может убедить себя человек! Или разубедить. Когда нужда заставит.
        Джек ничего не ответил. Он безуспешно пытался представить себе, как Эрик жил все это время.
        - Не могу поверить, что ты никому не открыл своего секрета.
        - И зря. Хотя мне тоже не верится. Я думал, что мои мучения кончатся, когда я пойду в колледж. Все должно было измениться. Но затем я пролетел со стипендией, и...
        - И тут Мэрилендский университет предложил тебе выступать за их футбольную команду.
        - Точно. Учитывая состояние здоровья моей мамы, я не имел права упустить такую возможность. Но это означало, что, став игроком команды, я еще четыре года буду маяться в раздевалке и терпеть все прочее дерьмо. В общем, когда на последнем курсе одна фирма из Сан-Франциско предложила мне работу, я ухватился за этот шанс, как утопающий хватается за спасательный круг.
        Джек шепотом выругался. Он отлично знал, что случилось дальше. Эрик уехал, но не прошло и шести месяцев, как его мать серьезно заболела. Было очевидно, что она уже не встанет на ноги, и Эрик вернулся домой, чтобы ухаживать за ней. Он сменил несколько бесперспективных мест, лишь бы свести концы с концами. Между тем Джек устроился на достойную работу, предполагавшую командировки, и ездил туда, куда его пошлют. В то время ему казалось, что это - ступенька к чему-то большему, чем карьера спортивного обозревателя в крупной газете.
        Вскоре Джек осознал, что нашел свое призвание. Кроме Эрика у него не было близких друзей, и, по правде сказать, он не слишком в них нуждался. Он был чертовски занят. Ему нравилась жизнь в дороге. Более того, он с удовольствием писал статьи на темы, за которые никто не хотел браться, - о видах спорта, о которых большинство людей даже не слышали. По мере возможности он присылал деньги Эрику, зная, что его друг переживает не лучшие времена. Но Джек представить себе не мог, насколько трудно было Эрику.
        - Почему ты не признался тогда? - спросил он. - Я имею в виду, раз твоя мать знала, ты мог бы сказать? Она плохо восприняла это известие?
        - Нет, нет, нет. Именно она заставила меня принять предложение о работе в Сан-Франциско. И очень расстроилась, когда я все бросил и вернулся. Однако я не мог отправить ее на лечение. В то же время увезти ее за тридевять земель от родных мест, от ее друзей было бы жестоко.
        - Да, я помню, - промолвил Джек. Это был трудный период в жизни Эрика. - Жаль, что ты мне ничего не сказал. Вдруг я придумал бы что-нибудь. Кто знает, может, мне удалось бы тебе помочь. Помочь вам обоим.
        Он покачал головой, чувствуя себя виноватым.
        Эрик поднял мяч, и они вдвоем направились к ограде. Эрик взял свою футболку и надел ее.
        - Ты был рядом. Ты был единственным человеком, с которым я мог поделиться своими тревогами и проблемами, единственным, кто мог бы разделить со мной боль утраты.
        - Да, но...
        - Ты только-только начал строить карьеру, и лишь слепой не увидел бы, как ты увлечен своей работой. Я не хотел перекладывать на тебя свои трудности. Черт возьми, я и сам растерялся в тот момент. А затем появился тот пресловутый чат, и он помог мне заполнить пустоту, во всяком случае, на некоторое время. Эти беседы в Интернете давали мне... чувство свободы, что ли. Я мог общаться с людьми, не открывая им своего имени.
        Они покинули спортивную площадку, которая представляла собой часть рекреационной зоны, расположенной внутри жилого комплекса. Поднявшись на четвертый этаж, они оказались в квартире Джека.
        Джек чувствовал себя ужасно. Эрик, как никто другой, умел притворяться, что у него все хорошо и замечательно, но он-то, Джек, обязан был догадаться. Ему казалось, что в тот непростой период он сделал все, что мог, для своего друга. Однако теперь стало ясно, что его усилия были, мягко говоря, недостаточны.
        - Ты должен был сказать мне. Эрик покачал головой:
        - Вся эта история с общением в чате была не больше, чем интересная игра, которая неожиданно превратилась в нечто значительное. Я не думал и не гадал, что моя забава обернется чем-то серьезным и тем более станет профессией.
        Подружка из колледжа пригласила Эрика в чат, который часто посещали ее приятели. Шутя, она назвала Эрика принцем, которому все сойдет с рук. Из озорства Эрик взял себе прозвище Прекрасный Принц, но в конце концов все девушки стали обращаться к нему с проблемами, касающимися их взаимоотношений с мужчинами. Джек вспомнил, как он безжалостно дразнил Эрика, когда тот ввязался в дебаты по поводу анонимного секса под псевдонимом Мистер Сопереживание. Шутки кончились, когда одна из участниц чата заметила, что Эрик мог бы создать свой сайт, в котором он разъяснял бы причины мужских поступков обиженным женщинам. Так возникла рубрика «Дорогой Прекрасный Принц...».
        Зайдя в квартиру, Джек прямиком направился к холодильнику. Сейчас, как никогда, им нужно было выпить. Молодой человек вынул из холодильника две бутылки пива, открыл их и протянул одну Эрику. Затем приятели вместе вышли на балкон, где у Джека стояли два зеленых пластиковых кресла. Джек уделял мало внимания дизайну внутреннего или, вернее сказать, внешнего пространства. Поэтому и выбрал пластик, который не мог заплесневеть за время его отлучек. Да, его вкус нельзя было назвать изысканным.
        - Кроме того, - продолжил Эрик, - я думал, что ореол таинственности, которым я окружил свою персону, будет работать на меня. - Он криво усмехнулся. - В общем, ты понимаешь: днем я изображаю гетеросекуального парня, который ведет рубрику житейских советов, а ночью меняю ориентацию.
        - Ха-ха. Так в чем же дело? Или... - Джек умолк на мгновение, приводя в порядок мысли. - Значит, я был недалек от истины? То бишь ты ведешь двойную жизнь? Ты поддерживаешь с кем-нибудь... э, как бы сказать, особые отношения? В этом причина?
        Эрик покачал головой:
        - Я встречал мужчин, с которыми хотел бы познакомиться ближе. Но не решался на постоянные отношения. Моя мистификация обернулась против меня. Кто знал, что идея с «Прекрасным Принцем» пойдет нарасхват и газетные писаки будут охотиться за мной с фотоаппаратом? Меня и так мучают кошмары: мои фотографии на первой странице «The Globe», на которых я заснят при ужасном освещении в каком-нибудь гей-клубе на Дюпон-серкл.
        Эрик вздрогнул и отхлебнул пива.
        - Ты не представляешь, как мне хотелось открыться тебе. Миллион раз я готов был это сделать. Но... - Он замолчал и отвел взгляд. - Ведь ты для меня как брат. Единственный по-настоящему близкий мне человек. И откровенно говоря, мне не все равно, что ты обо мне подумаешь. Я... я не хотел упасть в твоих глазах. Наверное, я бы этого не вынес.
        - Господи, - сердито пробормотал Джек. - Неужели ты так плохо думаешь обо мне? Прекрати! Я действительно разозлюсь, если ты будешь продолжать в том же духе, так что заткнись, ладно? Теперь мне все известно, и это главное. И постарайся понять, я не собираюсь тебя бросать.
        Эрик повернулся к Джеку. На его лице были написаны облегчение и благодарность, и Джеку снова стало не по себе из-за того, что он накричал на друга. Одному богу известно, как он поступил бы и как повел бы себя на месте приятеля.
        - Я понимаю, что это может показаться странным, - заговорил Эрик, - но поверь мне, я остался прежним. Я все тот же парень, который ничуть не изменился. Просто так уж вышло, что я предпочитаю...
        - Хватит об этом, ладно? - отозвался Джек, не стесняясь признать, что ему потребуется время, чтобы приноровиться к новым обстоятельствам, сопутствующим неожиданному известию. Он одним глотком допил пиво. - Но если дело не в личных отношениях, тогда почему ты завязал этот разговор сейчас? Это имеет какое-то отношение к твоей работе в новом журнале?
        - Да. Я решил, что пора сбросить маску. Мне следовало возобновить договор, касающийся моей рубрики, но я не обращался к издателю с новыми предложениями. Я просто тянул время, потому что мне все это надоело. Я не знал, что делать. И тут появилась Валери.
        - Валери? А, это твоя цыпочка-директор? Эрик бросил на Джека быстрый взгляд.
        - Не называй ее цыпочкой. Она профессионал, который серьезно относится к своим обязанностям. Она... она мне нравится. Очень нравится. И вариант, который она предложила, действительно помог бы решить мои проблемы. Во всяком случае, так мне показалось сначала.
        - И о чем вы договорились? На что ты подписался?
        - Я согласился помочь им в раскрутке, а также обещал, что буду вести эксклюзивную рубрику в их журнале в течение первого года. Речь шла о шести номерах.
        - Ясно. И как все, что ты мне сказал, влияет на ваше соглашение?
        - Никак. При условии, что я и дальше буду держать свои предпочтения в секрете. Только я этого делать не собираюсь. Я больше так не могу. Но одно дело показать читателям свое лицо, и совсем другое - рассказать им всю правду о себе. В этом случае я разрушу карьеру Валери и выставлю «Хрустальный башмачок» посмешищем на всю страну.
        - И какое место ты отвел в своем плане мне?
        - Ну, я подумал, что ты мог бы в определенном смысле заменить меня. Стать моим телесным воплощением, так сказать.
        - Что, прости?
        Джек выпрямился, и его ноги, которые мирно покоились на перилах балкона, стукнули об пол.
        - У тебя это займет всего один день. По договору чье-то лицо должно появиться на обложке первого номера. Чье угодно, только не мое. Во всяком случае, не мое настоящее лицо.
        Этот разговор содержал столько несуразностей, что Джек не знал, какой вопрос задать.
        - Когда состоится съемка? - спросил он в надежде, что у них есть некоторое время в запасе и он найдет другое решение этой проблемы. Любое другое решение.
        - Э... в понедельник.
        Джек почесал затылок, не зная, смеяться ему или проклинать все на свете. Потом сделал и то и другое одновременно:
        - Ты не гений, а чертов псих! Даже если бы я очень захотел - а мне это совсем не нравится, - нам этот номер с рук не сойдет. Ты должен это понимать. Я имею в виду, что не вижу разумного выхода. Я понимаю твои мотивы, но не мог бы ты подождать еще немного? Пока не истечет твой контракт, например? Не так уж это и долго.
        - Нет, - отрезал Эрик, и, судя по его интонации, он был настроен серьезно.
        Имея смутное представление о тех проблемах и переживаниях, через которые Эрик прошел за эти годы, Джек не мог требовать, чтобы его друг пересмотрел свое решение.
        - Кроме того, - продолжил Эрик, - не важно, когда я сделаю признание, «Хрустальный башмачок» все рано поплатится за это. И моя карьера закончится. Гениальность моего плана состоит в том, что каждый получит желаемое и никто не пострадает.
        Не давая Джеку вставить ни словечка, он развивал свою идею:
        - Это всего лишь одна фотография на обложке журнала. Я займусь текстом интервью, которое появится в первом номере, и проведу беседу по телефону, как мы и договаривались с Валери. В последние годы я не раз участвовал в радиоэфирах.
        - Вот-вот. Возможно, люди не знают тебя в лицо или по имени, однако им знаком твой голос.
        - У нас обоих низкий голос. А бас он и есть бас. Радио искажает звук, особенно когда запись ведется вне студии. Тебе не придется много говорить во время фотосессии. Организаторы сами заинтересованы в том, чтобы все прошло как можно тише, пока первый номер не выйдет в свет. Поверь, это вовсе не проблема.
        - Видишь ли, ключевое слово здесь как раз проблема.
        - Я знаю, что прошу о многом, - прямо сказал Эрик. - Я это знаю.
        - О чем ты только думал, когда подписывал договор? Ладно, можешь не отвечать. - Джек тихо выругался. Ему не давала покоя мысль, что он и так подвел своего самого близкого друга, надолго покинув его. Особенно принимая во внимание все, чем он был обязан Эрику. С этой точки зрения несколько снимков, сделанных какими-то людьми для пользы дела, представлялись мелочью.
        - Поначалу мне казалось, что это блестящая идея. Я открою свое настоящее имя читателям и расскажу им всю правду о себе. Не важно, какова моя ориентация, на мои советы это никак не повлияет, - пояснил Эрик. - Но как бы я ни убеждал себя, что мы живем в просвещенном обществе, нам обоим хорошо известно, что моя откровенность до добра не доведет. И чем ближе был день съемок и чем лучше я узнавал Валери... Это чересчур важно для ее карьеры... В общем, я понял, что не могу так поступить. Ни с ней, ни с другими.
        Джек был уверен, что его приятель - один из самых чутких людей на земле. Он знал это, поскольку долгие годы Эрик ухаживал не только за своей больной матерью, но и заботился о нем, бесприютном Джеке.
        - Ты никогда не смог бы обманом выманить деньги у этих леди. Тебе следовало понимать это с самого начала.
        - Я не знаю, - промолвил Эрик. - Я был в отчаянии, почти обезумел. Когда Валери пришла ко мне и предложила сделку, я воспринял это как выигрыш в лотерею. Это был лучший выход из всех возможных. Поэтому я ухватился за свой шанс. В любом случае после драки кулаками не машут. Я подписал контракт.
        Джек молчал несколько долгих мгновений, затем медленно выдохнул и помолился про себя.
        - Итак, - произнес он, устремив взгляд на Эрика, - мне не придется давать советы, участвовать в интервью и тому подобное?
        В глазах Эрика вспыхнул огонек надежды, хотя молодой человек старался не радоваться раньше времени.
        - Думаю, нет. Ты должен будешь встретиться с Валери. Она единственная, кто будет знать о подмене.
        Джек недобро прищурился:
        - То есть как будет? Ты не сообщил ей о своем плане? Из твоих слов я понял, что она уже все знает.
        - Я сказал ей, что я гей. И что я не могу участвовать в фотосессии. Но я попросил ее не волноваться и обещал, что все улажу. Мы встретились с ней сегодня утром и побеседовали. Но я должен был обсудить свой замысел с тобой, прежде чем скажу ей хоть слово.
        - О, великолепно! Чертовски здорово! Она никогда не согласится. Ты понимаешь, что она может засудить тебя - да и меня заодно, раздув такое дело, что небесам станет жарко. Это мошенничество, Эрик. Мы не сможем...
        Но Эрик помотал головой:
        - Ее карьера тоже под ударом. Я неплохо узнал Валери. Она хороший, честный человек, который много работает. Даже слишком много, на мой взгляд. Как я понял, эта работа значит для нее всё. Судебное разбирательство похоронит журнал прежде, чем он вообще выйдет в свет, и ее карьера будет погребена вместе с ним. Полагаю, беспокоиться не о чем. Она согласится. Это ее единственный шанс.
        Сейчас Джека нимало не интересовала судьба незнакомого директора по связям. Он не желал ей зла, но то, что он узнал о своем друге, и так выбило его из колеи.
        - Ты полагаешь?
        - Мы разработаем детальный план завтра вечером. Мы ужинаем у нее.
        - Мы? Я правильно понял?
        - Ну конечно, это мой план. Я собирался позвонить ей после того, как поговорю с тобой.
        - Ты не слишком самоуверен, Питер Пэн?[3 - Питер Пэн - здесь сленг: мужчина средних лет, который проявляет интерес к молодым парням. (Здесь и далее примечания переводчика, если не указано иначе).] Эрик откинулся назад и ухмыльнулся, стремясь разрядить обстановку:
        - Ах, вот оно как? Я открыл душу своему лучшему другу, и он тут же начинает доставать меня шуточками про геев?
        - А ты хочешь, чтобы моя фотография с подписью «Прекрасный Принц» красовалась на обложке женского журнала, который выходит по всей стране. - Джек потер подбородок, изображая глубокую задумчивость. - М-да, мило, очень мило.
        Эрик рассмеялся:
        - Ладно, я обо всем позабочусь. И, как ты понимаешь, я намерен достойно вознаградить тебя за доставленное беспокойство...
        - Мне не нужны твои деньги, - отрезал Джек. Оказав услугу Эрику, он вполне мог заняться поисками работы. В конце концов, речь ведь шла всего лишь об одной фотосессии. - Мы оба знаем, сколь многим я тебе обязан.
        - Эй, я вовсе не хотел разыгрывать эту карту. Я не...
        - Я знаю. Именно поэтому я не приму от тебя ни цента. Ты спас мне жизнь. Меньшее, что я могу для тебя сделать, - это дать тебе шанс жить так, как ты хочешь.
        Эрик промолчал.
        Джек всегда чувствовал себя неуверенно, когда дело касалось проявления эмоций. Можете спросить Шелби.
        - Кроме того, когда моя физиономия появится на обложке журнала, все красотки будут моими, верно?
        Эрик расхохотался.
        - Можно подумать, тебе не хватает подружек. Но что верно, то верно: они все будут твоими. И тогда я смогу переправлять тебе все мешки с письмами.
        - Давай не будем с этим спешить.
        - И ты непременно получишь деньги. Я просто обязан это сделать, иначе буду чувствовать себя подлецом.
        - Богом клянусь, если ты еще раз заговоришь про них...
        - По договору мне причитается около полумиллиона долларов. Я могу себе это позволить, не так ли?
        У Джека челюсть отвисла от изумления. Некоторое время он не мог выдавить из себя ни звука. Эрик усмехнулся:
        - Я знал, что это произведет на тебя впечатление.
        - Сумма с пятью нулями за то, чтобы ты говорил женщинам то, что они желают услышать? Боже, приятель, да за такие деньги я сам готов вешать им лапшу на уши.
        - Было бы здорово, но вот беда: ты должен понимать, что им нужно. Женщины действительно хотят слышать то, что я им говорю.
        - Так вот что ты задумал! Я спасаю тебя из пекла, а ты извлекаешь выгоду из моей неспособности - как ты это назвал в своей колонке? - раскрыться? Откровенно выражать свои чувства? Эрик лишь ухмыльнулся и опрокинул в себя остатки пива.
        - Посмотри на это с другой стороны, приятель: мы с тобой вместе попадем в ад.
        - Можно подумать, я двигался в другом направлении, - простонал Джек.
        Глава 3
        ПЕРВЫЕ СВИДАНИЯ
        Когда мужчина приходит в ваш дом в первый раз, постарайтесь не придавать значения тому, что он ведет себя как пещерный человек. Поверьте, он нервничает не меньше вашего. Разница состоит в том, что мужчины не умеют справляться со своими эмоциями так искусно, как женщины. Женщина будет тихо переживать, поспеет ли обед к сроку... А мужчина будет изо всех сил стараться не сказать или не сделать чего-нибудь такого, что помешает ему тем или иным образом заработать очки. Иначе говоря, мужчина обязательно совершит ошибку. И при этом они заявляют, что женщины подвержены влиянию гормонов!
        Валери разложила столовое серебро, затем принялась поправлять салфетки, складывая их то так, то этак. Не то чтобы ее очень волновало, хорошо ли сервирован стол. Едва ли Эрик обратит на это внимание. Хотя, если хорошенько подумать, он может заметить.
        Она бы с удовольствием развлекала беседой кого угодно при условии, что ей не придется самой готовить еду и создавать соответствующую атмосферу. Она не любила принимать гостей у себя дома. Дом Валери был мило обставлен, однако ее способностей не хватало на то, чтобы стать хозяйкой изысканных вечеринок.
        Когда Валери надоело упражняться в оригами на льняных салфетках, она тяжело опустилась на один из четырех не сочетавшихся между собой стульев с резной спинкой, расставленных вокруг подновленного антикварного столика. В бессчетный раз она прокрутила в голове содержание разговора, который состоялся у нее с Эриком накануне. Она все еще не могла поверить, что это происходит с ней.
        Выйдя из ресторана, девушка отправилась на встречу с Эриком в парк, располагавшийся неподалеку от его дома в квартале Адаме Морган. Молодой человек взял ее за руку, и его прекрасное загорелое лицо выражало крайнее раскаяние. Его низкий мужественный голос звучал убедительно и спокойно, когда он прочувствованно объяснил Валери, что хочет быть самим собой, но не может обмануть ее ожидания. Валери поинтересовалась - немного нервно, - как она может не чувствовать себя обманутой, если ее протеже решил нарушить договор за семьдесят два часа до начала фотосъемок для первого номера журнала.
        Эрик рассказал ей свою историю, начиная с самого детства. И хотя Валери не могла не посочувствовать ему - только женщина с каменным сердцем осталась бы равнодушной, глядя в эти пронзительные голубые глаза, - она продолжала злиться. И не важно, что лицо Эрика вдруг залил чудесный румянец. Она не потеряет из-за него свою работу! Но что она могла поделать? Куда ей было идти?
        Она попыталась убедить его - и себя, - что ничего страшного не случится, если он во всем признается. У Валери было несколько друзей нетрадиционной ориентации, к которым она часто обращалась за советом. Фактически только они могли честно ответить на два жизненно важных вопроса: «Смотрится ли в этой юбке моя попка круглой, как у Дженнифер Лопес, или она напоминает задницу, выпирающую из поливального шланга?» и «Как приготовить романтический ужин, чтобы еда имела сказочный вид и райский вкус, и чтобы осталось хоть полчаса свободного времени... и чтобы, э-э, вообще не нужно было заниматься стряпней?»
        Но приятели Валери не подписывали контракт на шестизначную сумму. Спор длился от силы пять минут. Несомненно, ориентация Эрика имела большое значение. Легионы преданных поклонниц Прекрасного Принца, которые, по расчетам фей-крестных, должны были стать постоянными читательницами нового журнала, воспринимали Эрика как мужчину своей мечты - мужчину, который внушил им надежду, что когда-нибудь они найдут своего принца, мужчину, в котором воплотилось все, чего женщины ждут от сильного пола, мужчину, которого они могли бы ставить в пример своим мужьям и любовникам. И вдруг их кумир заявит: «Кстати, девочки, а я гей». Да все мужики животы надорвут от смеха. Женщины снова почувствуют себя преданными. А журнал «Хрустальный башмачок» станет всеобщим посмешищем.
        Эрик поклялся, что придумает план спасения, но до фотосъемок оставалось меньше сорока восьми часов, и Валери не представляла, как ему это удастся. Прошлым вечером Эрик позвонил ей, сказал, что нашел выход, и предложил обсудить детали за ужином в субботу. За ужином на три персоны.
        Валери посмотрела на тарелки и льняные салфетки, размышляя, разбирается ли адвокат Эрика в искусстве сервировки стола. Кого еще Эрик мог притащить с собой на встречу?
        Валери провела бессонную ночь, пытаясь разработать свой собственный план.
        Однако она вынуждена была признать неоспоримый факт: ей придется рассказать правду своим крестным феям. Журнал потерпит крах прежде, чем его первый номер увидит свет. В результате Валери и многие другие люди потеряют работу, не говоря уже о том, что пропадут огромные деньги, значительно превышающие гонорар, обещанный Эрику. Но разве у нее был выбор? И если Эрик явится в обществе адвоката, рассчитывая, что с его помощью увильнет от исполнения контрактных обязательств, их маленькая светская вечеринка закончится прежде, чем остынут горячие закуски. У фей-крестных, конечно же, есть своя армия юристов, и если Эрик намерен разыграть эту карту, то пусть готовится к войне.
        Впрочем, Валери этого уже не увидит. К тому времени она будет стоять в очереди на биржу труда.
        Девушка потянулась за бокалом вина, который она налила себе, как только подобные действия стали приемлемы с точки зрения социальных норм. Ну да, это случилось сразу после обеда. Но ведь была суббота, она целый день пререкалась с редакторами и висела на телефоне, внося изменения в расписание. Она заслужила этот ранний бокал вина. Или даже три.
        - Подайте на меня в суд, - пробормотала Валери и поперхнулась, когда до нее дошло, что в случае судебного разбирательства она, несомненно, станет одной из главных героинь процесса.
        «Интересно, сочтут ли мое черное платье от „Шанель» знаком покаяния, или я буду смотреться в нем холодно-отчужденной?» - рассеянно подумала Валери. Впрочем, это не имело значения. В любом случае, тюремный оранжевый плохо сочетается с ее светлой кожей и каштановыми волосами, уложенными в прическу.
        Зазвонил телефон. Валери заставила себя подняться со стула, автоматически поправила прическу и одернула деловой костюм-двойку, который она надела, хотя принимала гостей дома. Девушке казалось, что так ей будет проще удержаться в профессиональных рамках, если Эрик приведет с собой тяжелую артиллерию.
        У нее мелькнула надежда, что, может быть, Эрик одумался и решил-таки сняться на обложку журнала, как и было предусмотрено условиями контракта. Валери схватила трубку после второго звонка, однако, к ее удивлению, на противоположном конце провода раздался голос отца.
        - Привет папа, у вас все в порядке? Последовала короткая пауза, затем отец ответил:
        - Да, конечно. - И прочистил горло.
        Валери почудилась нотка недовольства: очевидно, отца задело ее предположение, что он позвонит ей только в случае неприятностей. Но в действительности так оно и было, поэтому Валери не чувствовала себя виноватой.
        - Как дела у мамы? - поинтересовалась она, мысленно дав себе пинок за то, что поторопилась сгладить неловкий момент. Ее взаимоотношения с родителями представляли собой целую череду неловких моментов.
        - Отлично. Она занята, как всегда. Сейчас она в Нью-Йорке на конференции, которая продлится два дня. Я просто... э-э, то есть мы оба хотели пожелать тебе успеха с выпуском первого номера. У тебя ведь все нормально?
        «Ты еще не потеряла работу?» - интерпретировала вопрос Валери. Ее мать была корпоративным юристом, отец - финансовым аналитиком, и оба они чувствовали себя гораздо уютнее в зале заседаний, чем дома, в своей гостиной. Валери была поздним ребенком - случайностью, которая застала врасплох ее крайне осторожных родителей. Весьма показательное начало, поскольку с момента зачатия Валери то и дело преподносила сюрпризы отцу и матери. Однако она отдавала должное их стараниям проявить себя с лучшей стороны.
        - Да, папа, пока все хорошо. - По существу это была чистая правда. До апокалипсиса в ее карьере оставалась еще четверть часа. - Передавай привет маме, когда будешь разговаривать с ней. Я пришлю каждому из вас по экземпляру первого номера журнала, когда он выйдет из печати.
        Возможно, этого никогда не произойдет, но сейчас не стоило упоминать об этом.
        - Здорово. Ну, тогда пока. Береги себя. И будь осторожна. Бдительность - это...
        - ...гарантия безопасности гражданина, - закончила Валери. - Да, папа, я знаю.
        Она едва сдержалась, чтобы не вздохнуть и не закатить глаза, как подросток, - обычно отцу требовалось не более десяти слов, чтобы низвести ее до этого уровня. В конце концов, детство Валери прошло в больших городах, затем, став взрослой и начав самостоятельную жизнь, она раз шесть переезжала из города в город. Ее ни разу не ограбили и не изнасиловали, она ни разу не попала под перекрестный огонь бандитских группировок, зато вдоволь наслушалась лекций на эту тему. И неизвестно, сколько лекций о безопасности дорожного движения и женщинах, пострадавших во время вынужденной остановки на обочине, пришлось бы выслушать Валери, если бы она сказала родителям, что недавно получила водительские права. Именно поэтому она ничего им не сказала. Валери попрощалась и повесила трубку, понимая, что отец желает ей добра - вернее, оба они, отец и мать, - однако втайне она сожалела, что ее родители допустили только одну ошибку в использовании противозачаточных средств: по крайней мере, у нее был бы брат или сестра, которым она могла бы пожаловаться на предков.
        Запищал таймер. Валери схватила бокал и, прихлебывая вино, отправилась на кухню, которая располагалась в небольшом помещении, оформленном в радостном желтом цвете. Выглянув в окно, девушка увидела, что на улице льет дождь, и это показалось ей знамением. Вчера, когда она спешила на обед со своими феями-крестными, стоял солнечный июньский денек. Затем - бац! - звонит Эрик и огорошивает ее своими новостями. И вот теперь небеса разверзлись над ее головой. Валери не требовалось божественного вмешательства, чтобы понять: ее последний шанс на успешную карьеру обернулся полным провалом.
        Надев кухонные рукавички, она вытащила из духовки поднос с канапе - полуфабрикат, который нужно было только разморозить и разогреть, и поставила его на стол. В этот момент сто сорок фунтов уныния приплелись на кухню, окинули ее мрачным взглядом и безвольно рухнули в узком проходе, испустив тяжкий вздох на случай, если Валери проигнорировала другие индикаторы настроения.
        - Я знаю, Гюнтер, знаю, - посочувствовала Валери своему огромному флегматичному сторожу. - Я должна была смириться с тем, что мне не суждена блестящая карьера в обществе ярких личностей. Может, бросить все и переехать в маленький городишко, открыть бутик в стильном отреставрированном доме с уютной квартиркой, располагающейся прямо над магазином? Со временем я перезнакомилась бы с соседями, стала членом местного сообщества, пустила корни.
        Валери оперлась на стол, скрестила щиколотки и, потягивая вино, посмотрела в выразительные глаза чудовища, представлявшего собой помесь мастифа и датского дога.
        - Похоже, тебя не прельщает такая перспектива. Ты мог бы стать магазинной собакой. Все посетители говорили бы тебе: «Привет». Дети заносили бы тебе угощение по дороге из школы, трепали бы тебя за уши и пожимали бы твои вечно грязные лапы. Ты стал бы городской достопримечательностью.
        Гюнтер только вздохнул и шумно перевалился на бок.
        - Да. Вот и я думаю так же. Мы не созданы для того, чтобы мирно состариться в Мейберри[4 - Мейберри - вымышленный городок в Северной Калифорнии, в котором происходит действие популярных комедийных сериалов.].
        Раздался звонок в дверь. Валери тоже вздохнула, выпрямилась и, сделав последний укрепляющий глоток, отставила бокал.
        - Нет, нет, - мягко сказала она, перешагивая через гигантского безучастного пса. - Не вставай. Я скажу убийце с топором, чтобы он не ходил на кухню, если ему дорога жизнь, хорошо? Ты должен защищать уродливый фарфор тетушки Ведьмы, а я возьму на себя оборону других укреплений.
        Гюнтер тяжело засопел в ответ.
        - «Девушке, которая живет одна, необходим защитник», - проговорила Валери, копируя интонации своего отца. - Да, конечно, если вышеупомянутый защитник знает, в чем состоят его обязанности.
        Она взяла Гюнтера щенком из собачьего приюта в Чикаго. Главным образом чтобы успокоить своего отца. И отчасти потому, что это был самый нескладный и самый большой щенок в приюте. Уже тогда жалобный взгляд и болтающиеся уши говорили все о его характере. Забудьте о Мерседес. Сходство Гюнтера с Иа было более очевидным. Остальные щенки скакали и тявкали. Но не Гюнтер. Он стоял, опираясь передними лапами на дверцу клетки, и провожал Валери несчастным взглядом, который она чувствовала даже спиной.
        - Я прошла мимо трех доберманов и двух ротвейлеров, но выбрала тебя, - напомнила девушка своему питомцу.
        Спустя семь лет и семь городов они по-прежнему были вместе. Хотя Валери подозревала, что в глазах своего воспитанника она так и осталась существом, наполняющим миску едой и сухим кормом. Что касается обязанностей, по мнению громадной псины, они сводились к поглощению всего, что находится ниже уровня стола. Однако Гюнтер каждый день встречал ее, когда она возвращалась домой. Так ли ужасно, что он не выражал чрезмерной любви к ней? Валери кормила его, выгуливала, постоянно снабжала косточками длиной с человеческую ногу. Взамен он терпел ее общество и выполнял некоторые ее требования. В их союзе было нечто, достойное внимания. Если бы содержать мужчину было так же просто, как собаку, Валери не жила бы одна.
        В дверь снова позвонили. Валери задержалась у зеркала, висевшего рядом с полкой для шляп, чтобы поправить прическу и подкрасить губы. «Можно подумать, его волнует мой внешний вид», - подумала она. Нельзя сказать, что она строила планы на развитие личных отношений с Эриком, поскольку считала неправильным смешивать работу и удовольствие. Кстати, это создавало определенные трудности, поскольку у Валери почти не оставалось свободного времени. Но Эрик был привлекательным мужчиной, и, повинуясь зову природы, она хотела выглядеть ослепительно при встрече с ним. Даже если он - в силу природных наклонностей - заинтересуется тем, одежду какой фирмы она предпочитает, а не тем, как сидит на ней облегающий костюм.
        Конечно, адвокат Эрика мог оказаться нормальным парнем, но каковы шансы, что он будет столь же красив, как его наниматель? Валери заставила себя улыбнуться и открыла дверь. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы сохранить улыбку на лице. Она не ожидала, что кто-нибудь сможет превзойти светловолосого Прекрасного Принца.
        Она ошиблась. В некотором смысле.
        Парень, который стоял рядом с Эриком, не был похож на златовласого Адониса. Скорее он являл собой его полную противоположность. Темные волосы с выгоревшими прядями - эффект, которого невозможно добиться ни в одном парикмахерском салоне, бронзовый загар, правильные черты лица (вероятно, незнакомец брился дважды в день), которые прорезали немногочисленные морщины, образовавшиеся от длительного пребывания на свежем воздухе. «Дикарь» - вот первое, что пришло Валери в голову. «Чертовски хорош!» - была ее вторая мысль. Она окинула мужчину взглядом, отметив, что бледно-зеленый свитер в рубчик удачно подчеркивает развитую грудную мускулатуру и мощные плечи, выцветшие, потертые джинсы идеально сидят на бедрах, а видавшие виды кроссовки «Dockers» обуты прямо на босые загорелые ноги.
        Если этот тип действительно адвокат, то Валери была готова хоть сегодня приступить к составлению плана по управлению имуществом (о чем, кстати, не раз напоминал ей отец).
        Запоздало сообразив, что невежливо пялиться на гостя, Валери протянула руку:
        - Валери Вагнер. Буду рада нашему знакомству.
        И только тут она взглянула в его невероятно чистые серые глаза, смотревшие на нее с насмешливым удивлением. Девушка почувствовала, как ее щеки заливает румянец.
        - Это мой друг, Джек Ламберт, - встрял Эрик, дабы внести ясность.
        Но Джек словно не заметил протянутую руку Валери. Вместо этого он пожал плечами и спросил:
        - Простите, мне повернуться или как? Может, вы хотите рассмотреть меня и сзади?
        Валери изумленно наморщила лоб:
        - Прошу прощения?
        Боже, неужели ее любопытство было столь очевидным?
        Эрик метнул предостерегающий взгляд на Джека:
        - Брось свои штучки. Она слишком умна, чтобы купиться на твои заигрывания.
        Джек нахмурился, притворяясь обиженным.
        - Я вовсе не заигрываю. И потом, разве я торговец, чтобы женщина могла на что-либо купиться. - Он улыбнулся Валери. - Он же гей. Что он знает о женщинах, верно?
        - Ничего, если не считать двух миллионов проданных книг, - парировал Эрик.
        Валери отступила на шаг назад.
        —Прошу вас, входите, - проговорила она, смущенно рассмеявшись: она ожидала чего угодно, но только не этого.
        - Клянусь, он вполне вменяемый, - уверил девушку Эрик, переступая порог.
        Джек вошел в дом, сохраняя на лице все то же удивленное выражение. Остановившись, он бросил взгляд через плечо и увидел, что Валери оценивающе его рассматривает.
        - Ну и?
        Валери пожала плечами.
        - По шкале от одного до десяти - где-то в районе трех с половиной, - выкрутилась она.
        Джек чуть прищурился, затем повернулся к Эрику:
        - Знаешь, по поводу нашего спора...
        - Я тебя предупреждал, - покачал головой Эрик. - Ты сейчас играешь совсем в другой лиге. Не нарывайся, иначе получишь по мозгам.
        Валери заметила, что мужчины обменялись быстрыми взглядами. Их объединял некий дух товарищества, взаимопонимание, не требующее слов, как между людьми, которые через многое прошли вместе. Что ж, они могут дурачиться сколько угодно, если Эрик намерен выполнить условия контракта. Но, возможно, эти парни готовят ей ловушку: флиртуют, выжидая, когда она утратит бдительность, а затем сообщат о какой-нибудь юридической закавыке. Однако какую бы игру они ни вели, Валери была основательно заинтригована.
        - Прошу вас, заходите, чувствуйте себя как дома. Хотите вина? Или пива?
        Джек прошел из угла в угол по комнате, которая служила одновременно гостиной и столовой. Он не пожелал садиться, а направился к маленькому изразцовому камину и принялся рассматривать фотографии в рамках, стоявшие на узкой каминной полке.
        —А ничего покрепче у вас нет? - спросил он, взяв фотографию, на которой были изображены родители девушки. Гордо улыбаясь, они стояли перед первой адвокатской конторой в Бостоне, где мать Валери работала задолго до рождения дочери.
        Валери не понравилась фамильярность, с которой Джек обращался с ее вещами. Да, она не знала этого человека, но кому повредит, если он посмотрит несколько семейных фотографий? «Наверное, дело в его чистых серых глазах», - решила она, когда Джек поставил фотографию на место и повернулся к ней с Эриком. Как мог его взгляд быть пронзительным и беззаботным одновременно? С этим парнем нужно держать ухо востро.
        - Вообще-то, - сказал Джек, - стоит особо отметить в договоре, чтобы я в любой момент мог получить глоток чего-нибудь крепкого.
        - В договоре? - Валери вопросительно взглянула на Эрика. «Кстати, где мой бокал с вином?» - внезапно подумала она, усилием воли подавляя легкий приступ паники. - О чем идет речь?
        Эрик сердито посмотрел на своего друга, затем обворожительно улыбнулся Валери:
        - Я обещал, что найду способ, как спасти ситуацию. И мне это удалось. Вернее, нам. Я выполню свои обязательства по договору.
        Валери облегченно вздохнула, чувствуя, что у нее закружилась голова.
        - Великолепно!
        - Я буду писать статьи для рубрики, - продолжил Эрик с некоторым напряжением в голосе. Его улыбка казалась слегка натянутой. - Ну а Джек согласился сняться на обложку журнала. Он станет лицом Прекрасного Принца, так сказать.
        Радостная улыбка Валери превратилась в гримасу.
        - Что? - с трудом выдавила она.
        - Никто не знает, как выглядит Прекрасный Принц, ведь так? - вмешался Джек. - Вот я и стану вашей моделью на обложку.
        Открыв рот, Валери переводила изумленный взгляд с одного мужчины на другого, как если бы они вдруг заговорили на неведомом языке. Впрочем, слова не имели значения. Зато теперь ей стало понятно, зачем Джек устроил шоу при входе в дом.
        - Вы шутите, - наконец выговорила несчастная девушка. - Это невозможно.
        Она села на первую попавшуюся горизонтальную поверхность, которая по случайности оказалась журнальным столиком. Несколько журналов упало на пол, но Валери не обратила на это внимания. Она единым духом опустошила бокал, отчего в голове у нее на время прояснилось, и снова посмотрела на стоявших перед ней мужчин.
        - Или возможно?
        И в этот момент она поняла, что пойдет на все, лишь бы сохранить работу.
        - Послушай, - начал Эрик спокойно и рассудительно. Ему удалось завладеть вниманием Валери, прежде чем девушка вскочила и заявила, что не станет слушать весь этот бред. - Кто будет знать о подмене, за исключением нас троих? Если мы захотим, чтобы наш план сработал, значит, он сработает. Бесспорно, мы оба и так слишком многим рискуем, поэтому давай хотя бы рассмотрим такую возможность.
        Валери чувствовала, что ей нужен еще один бокал вина. Она еще не тронулась умом, чтобы хоть на секунду принять всерьез этот идиотский план. Взглянув на Джека, Валери спросила первое, что пришло ей в голову:
        - А вы-то что будете с этого иметь? Беззаботная улыбка Джека слегка померкла.
        «Так, - отметила Валери, - похоже, он сам чувствует себя не в своей тарелке».
        —Я предложил ему...
        Джек прервал Эрика на полуслове:
        - Скажем так, я многим обязан своему другу, и остановимся на этом.
        - Ага, замечательно, - подхватила Валери. - Вы предлагаете устроить самую громкую фальсификацию столетия и хотите, чтобы я просто поверила вам? Я тебя даже не знаю.
        Эрик присел на подлокотник.
        - Значит ли это, что ты согласна с нашим планом?
        Валери встала и начала мерить шагами комнату.
        - Я не знаю.
        Она напряженно пыталась просчитать разнообразные и непредсказуемые последствия этой безумной затеи. Однако она не могла игнорировать тот неизбежный факт, что любой другой путь означал полное крушение ее карьеры.
        Паника всегда была плохим советчиком. Валери сделала глубокий успокаивающий вдох и повернулась к мужчинам. Указав на кресло и два стула с кожаными сиденьями, стоявших перед камином, она сказала:
        - Давайте сядем и подробно обсудим детали вашего... предложения.
        Джек покачал головой:
        - Будет лучше, если я продолжу ходить. Если я буду стоять или сидеть на одном месте, мне станет очевидна вся абсурдность этой идеи и наше собственное безрассудство.
        Валери уставилась на него:
        - Что? Но ты же говорил...
        - Я сказал, что сделаю все, чтобы помочь своему другу, - тут Джек устремил взгляд на Эрика, - но я никак не выразил своего отношения к самому плану.
        - Мы обо всем договорились, - промолвил Эрик, обращаясь к Валери. - Мы долго обсуждали этот вопрос и пришли к выводу...
        Он посмотрел на Джека, и Джек неохотно кивнул.
        - ...что это единственный способ спасти твою и мою карьеру, а также осчастливить все стороны, участвующие в этом предприятии.
        - Он прав. - Джек плюхнулся на ближайший стул и взглянул на Валери. - Я бы не отказался от пива, если предложение все еще в силе.
        «Королевское воспитание!» - подумала Валери, невольно удивившись, что он не взгромоздил ноги на журнальный столик. И этот тип станет американским Прекрасным Принцем?
        - И мне, пожалуйста, бутылочку, - подал голос Эрик. - Тебе помочь?
        - Нет, спасибо, - ответила Валери, пытаясь сосредоточиться. Активная работа - вот что ей требовалось. Ей нужно было чем-то занять руки, чтобы освободить разум и прикинуть дальнейшие шаги.
        - Я сейчас вернусь.
        Валери ушла - сбежала - на кухню. Судя по всему, это предприятие вызывало у Джека не больше оптимизма, чем у нее. Как мило! Но он пришел, напомнила она себе, и, возможно, в его двойственном отношении есть свой положительный момент. По крайней мере, он пытается мыслить рационально. Однако она все равно не понимала, почему он согласился. Это было чересчур, даже если их с Эриком связывала близкая дружба.
        Перешагнув через Гюнтера, который даже не пошевелился с тех пор, как она ушла, Валери достала две бутылки «Сэма Адамса» из холодильника и откупорила их. Раскладывая канапе на подносе, она поглядывала в сторону гостиной. Удивительно, сколь разными были эти два человека, которые, однако, не уступали друг другу, равно воплощая в себе мужское начало. Они сидели, развалившись в кожаных креслах, оба загорелые, мускулистые, оба в джинсах. Больше всего они были похожи на спортсменов, собравшихся воскресным днем посмотреть игру в компании своих приятелей. Не важно, какую игру. Для парней вроде них жизнь состояла из пива, чипсов и девушек-болельщиц в коротких юбках. Или мужчин в ярких облегающих шортах.
        И хотя Валери знала, что среди голубых встречаются мужчины разной комплекции, роста и профессии, ее разум, вернее, ее гормоны не могли смириться с тем, что привлекательный, прекрасно сложенный Эрик болеет за другую команду. Может, дело в том, что у нее слишком долго никого не было... Стоит ли уточнять, как долго? В любом случае это не повод сходить с ума по парню только потому, что рукава его футболки плотно облегают хорошо развитый бицепс или у него чувственная, завораживающая улыбка. Выложив несколько канапе на поднос, Валери подумала о Джеке. Да, она не смогла бы пройти равнодушно мимо такого мужчины. Ни за что на свете. Но Джек в роли Прекрасного Принца? Валери напрягла воображение. Конечно, у него удивительные глаза...
        - Как ты относишься к служебным романам, Гюнт?
        Гюнтер дважды ударил хвостом - проявление большого энтузиазма с его стороны. Увы, его волнение скорее всего объяснялось иными причинами: наверное, пес надеялся, что хозяйка уронит на пол бутерброд. Или шесть.
        - Да, спасибо. Я весьма ценю твою непостижимую собачью интуицию.
        Валери вернулась в гостиную, вооружившись закусками и решительной деловой улыбкой. Сейчас ей следует спасать свою задницу, а не мечтать о бедрах темноволосого красавца. Она оплачет свою потерю позже.
        - Итак, - сказала она, расставив на столе бутылки и горячие закуски и усевшись в кресло напротив гостей, - как именно вы с Эриком познакомились?
        - Мы дружим с детства. - Джек запихнул канапе в рот и запил его пивом, опорожнив сразу полбутылки.
        - Мы вместе ходили в школу, - пояснил Эрик. - Жили сначала по соседству, а некоторое время - даже вместе. Он...
        Эрик запнулся, уловив предостерегающий взгляд Джека, и просто добавил:
        - Мы вместе проводили свободное время. Играли в одной футбольной команде.
        - Полагаю, болельщицы были без ума от вас.
        Джек беспечно улыбнулся:
        - Спросите Мистера Защитника, который сидит здесь. Джо Король Вечеринок. Девчонки бегали за ним хвостиком.
        - Хочешь сказать, что ты был обделен женским вниманием? - полюбопытствовала Валери, удивленная полным отсутствием мужских амбиций. - Ты что, поздно повзрослел?
        Эрик расхохотался:
        - В школе Джек был типичным плохим мальчиком. Девчонки бегали и за ним тоже. - Молодой человек усмехнулся. - Только они выстраивались в очередь не у дверей раздевалки, а у задней дверцы его «чарджера» семьдесят второго года.
        - Наверное, не те девушки, которых можно привести домой, чтобы познакомить с папочкой, а? - Валери постаралась, чтобы ее голос звучал беззаботно, однако внутри у нее все сжалось. И эту личность она должна будет представить широкой публике в качестве Прекрасного Принца?
        - Они многое потеряли, поверьте мне, - отозвался Эрик, а Джек закатил глаза. Казалось, ему нравилось изображать плохого парня.
        Эрик наклонился вперед, прихлебывая пиво.
        - В конце концов, внешность бывает обманчива.
        Он сказал это без задней мысли, однако Валери почувствовала, что ее щеки слегка покраснели.
        - Я должна задать вам несколько вопросов. Вам обоим. Прежде чем мы двинемся дальше. - Она посмотрела в упор на молодых людей. - Без обид, но... Если я соглашусь на этот маленький подлог, откуда мне знать, что Джек не проболтается об истинном положении вещей в прессе?
        - Я не обману доверие Эрика, - решительно ответил Джек. Он подвинулся вперед и поставил пустую бутылку из-под пива прямо на журнальный столик, не обратив внимание на подставки, лежавшие рядом. - Если мы решимся на этот шаг, я не предам его. - Он посмотрел Валери в глаза. - Можешь рассчитывать на это.
        «Ого! - подумала Валери. - А он настроен серьезно». Этих парней явно связывала крепкая мужская дружба, зародившаяся в детстве. Валери стало любопытно, каково это - знать, что рядом с тобой есть человек, который придет тебе на помощь, не задавая вопросов. У девушки было немало знакомых и приятелей, но ни с кем из них ее не связывали по-настоящему дружеские отношения. Постоянная перемена работы и места жительства не способствовала установлению прочных связей. Если рассматривать эту проблему под таким углом, ее единственным верным другом оставался Гюнтер.
        Здорово. Вдохновляющие выводы.
        - Твоя преданность вызывает уважение, - сказала Валери, обращаясь к Джеку. - Но ты должен увидеть картину целиком. Мы не можем сказать заранее, сколь велик будет интерес средств массовой информации, после того как мы напечатаем фотографию Прекрасного Принца и опубликуем его интервью.
        —Интервью? - переспросил Джек и повернулся к Эрику: - Ты говорил, что мне не придется заниматься этим, Я просто не потяну.
        Эрик взглянул на Валери:
        - Я рассчитывал, что мы сможем публиковать статьи на основе телефонных бесед. То же самое относится к выступлениям по радио.
        Валери открыла рот, чтобы назвать его сумасшедшим, но так ничего и не сказала.
        - Это возможно, - ответила она после некоторых размышлений, только теперь понимая, как тщательно Эрик все продумал. Девушка еще не была готова сдаться, но, видя надежду и энтузиазм в глазах Эрика, она осознала, что рано или поздно этот блондин убедил бы ее.
        - Ты должен быть на виду, ведь ты новый представитель нашего журнала, - напомнила Валери. Прежде чем согласиться на мистификацию в отчаянной попытке спасти журнал, она должна была исследовать все подводные камни, на которые ее лодка может напороться впоследствии.
        - Не беспокойся, - махнул рукой Эрик. - На этот случай у меня тоже есть план. В договоре ничего конкретного не сказано относительно того, что именно я должен делать. Там лишь говорится, что мне следует содействовать популяризации и распространению первых шести номеров. Поэтому я подумал, что во время фотосъемок в понедельник мы можем сделать несколько фотографий Джека в разной одежде и на разном фоне. Тогда у тебя появится портфолио, которое ты сможешь использовать при подготовке следующих номеров, в моей рубрике и для пресс-релизов. Кроме того, мы скажем, что ничем другим я не занимаюсь. - Тут Эрик обворожительно улыбнулся. - Так что читатели смогут увидеть меня только на страницах «Хрустального башмачка». - Он откинулся назад, излучая мужское самодовольство. - Чем загадочней, тем интересней.
        Этот аргумент не вполне убедил Валери, но она должна была признать, что Эрик в чем-то прав.
        - Полагаю, ты сможешь использовать эти доводы в разговоре с Мерседес, Авророй и Виви-ан, - продолжил Эрик. - В конце концов, я установил нормы отношений, отказавшись встретиться с ними лично до подписания контракта. Они знают, как трепетно я отношусь к своему образу и как я был осторожен, чтобы избежать преждевременного публичного разоблачения.
        «Господи, неужели они это предвидели», - подумала Валери. Последние три месяца, предшествовавшие заключению сделки, напоминали американские горки. Эрик не стремился поднести себя на блюдечке с голубой каемочкой. Отнюдь. Он не желал работать с агентом или менеджером и очень четко диктовал, что будет и чего не будет делать. Девушка должна была признать, что владелицы журнала, возможно, не будут удивлены требованием автора.
        - Минутку! А как быть с именем? - вдруг спросил Джек. - Они ведь знают его, верно? Я имею в виду, что оно вписано в договор. Я должен не только притвориться Эриком, но и взять его имя?
        - Отсюда вытекает еще одна проблема, - подхватила Валери. - Все три женщины беседовали с тобой, хотя и коротко, во время телефонных переговоров, посвященных обсуждению условий сделки. Они втроем придут на съемки в понедельник, чтобы познакомиться лично.
        - Погодите, погодите, - взмолился Эрик. - Я ведь бесплотный дух. Я оставался невидимым с самого первого дня. Мое имя никогда не появлялось в документах и статьях. - Он сцепил пальцы и продолжил: - Что мешает мне представиться менеджером Джека? Я выступал его юридическим представителем, пока не был заключен договор, чтобы обеспечить его анонимность и защитить от непреднамеренной огласки.
        Валери попыталась протестовать, но Эрик отмахнулся:
        - Знаю, знаю, это эксцентрично, но что они могут с этим поделать?
        - Заявить, что их обманули, - цинично предположил Джек. - Подать в суд.
        - Нет, если ты появишься перед ними, произведешь хорошее впечатление и позволишь сделать пару снимков. Они получат то, за что заплатили, не так ли?
        Валери покачала головой:
        - Слишком сложно. Не думай, что эти женщины - легковерные простушки. Они непременно узнают, что он, - девушка указала рукой на Джека, - совсем не тот мужчина, которому они вручили чек на полмиллиона долларов. Они доверились мне, хотя вовсе не обязаны были это делать. Я уважаю их. И мне важно заслужить их уважение.
        Она опустила голову и негромко выругалась, когда до нее дошли истинные масштабы аферы, которую они намеревались провернуть.
        - Мы не можем так поступить, - тихо сказала она. - Я не могу так поступить.
        - Валери... - начал Эрик, но Джек прервал его.
        - А что произойдет, если мы откажемся от нашего плана? - спросил он. - Я серьезно. Эрик подписал договор, и он выполнит свои обязательства с моей помощью или без нее. Вы можете поместить его фото на обложку журнала, но он больше не станет лгать.
        Валери издевательски рассмеялась:
        - А как ты назовешь бессовестный обман, к которому вы предлагаете мне прибегнуть?
        - Назовем это реорганизацией, - ответил Джек. - Если мы сделаем все так, как задумали, Прекрасный Принц будет давать советы читателям. Журнал заполучит известного автора в качестве своего представителя, что обеспечит вам крупные тиражи. Все преимущества на вашей стороне.
        Эрик кивнул:
        - А я наконец смогу жить своей жизнью. Частным образом. Когда лицо Джека будет красоваться на обложке журнала, мне не придется все время оглядываться: вдруг кто-нибудь узнает, что парень, который учит женщин, как найти общий язык с мужчинами, сам не прочь обзавестись спутником жизни мужеского пола.
        Уголком глаза Валери заметила, что Джек чуть заметно вздрогнул. «Интересно, - подумала она, - неужели признание Эрика было для его друга детства такой же сногсшибательной новостью, как и для меня? Как он мог этого не знать?»
        - От нашей затеи никому не будет вреда, - резюмировал Джек.
        - Он прав, Валери, - сказал Эрик и, наклонившись, взял девушку за руку. Он был чертовски убедителен. И конечно, никому не стало хуже оттого, что он был трогательно мил в эту минуту. - Все останутся в выигрыше.
        Эрик сжал руку Валери между своими большими теплыми ладонями.
        - Читатели увидят лицо, которое будет сопутствовать имени. Лицо, которое я официально одобрил. И главное, советы под обложкой журнала будут по-прежнему исходить от меня. Никто не будет обманут.
        Валери откинулась в кресле.
        - В ваших устах все звучит так рационально, так просто.
        - Так оно и есть. Поверь мне. Валери глубоко вздохнула:
        - А что будет с Джеком?
        - А что будет со мной?
        Девушка посмотрела на Джека, пытаясь представить его на обложке вместо Эрика. Откровенно говоря, Эрик был просто находкой для первого номера нового журнала. Когда Валери впервые встретилась с Прекрасным Принцем лицом к лицу, она едва удержалась, чтобы не подпрыгнуть и не захлопать в ладоши от восторга. «Джекпот!» - подумала она в тот момент.
        Однако ей достался Джек.
        Полная противоположность Эрика. Свет и тьма, и это сравнение касалось не только цвета их волос. От утонченного красавца Эрика, казалось, исходило сияние. Джек, наоборот, был воплощением диких земных страстей. Ему больше подошла бы роль падшего ангела, чем сказочного принца.
        Донжуан, дающий советы женщинам. У него на лбу было написано, что он порочен. Его одноклассницы, наверное, просто слюнки пускали, когда он проходил мимо. И некоторые учительницы тоже, черт возьми! В его стройном и мускулистом теле чувствовалось внутреннее напряжение, которое свидетельствовало о неукротимой энергии. Судя по его внешнему виду, он относился к тем мужчинам, которые слишком любят жизнь, чтобы остановиться и проанализировать то, что с ними происходит. И тем более записать результаты своих наблюдений. Этот человек, несомненно, любил женщин и скорее всего пользовался их благосклонностью. Однако он не был похож на парня, который тратит время на размышления о глубоких проблемах, затрагивающих потребности женщин в долговременных отношениях. Скорее, он являлся источником этих проблем.
        Как сделать так, чтобы ваши встречи не ограничивались ужином на двоих?
        Он был великолепен в постели... Но почему он не перезвонил мне?
        Мужчина, о котором предупреждала тебя мама.
        Эти заголовки подошли бы к статьям, написанным о Джеке, но никак не к статьям, написанным Джеком.
        —Какая тебе выгода от всего этого? - прямо спросила Валери.
        - Я буду отчислять ему процент от суммы, которую получу по договору, - вмешался Эрик.
        Джек бросил на своего друга взгляд, в котором явно читалось: «Мы обсудим это позже», затем ответил:
        - Я в долгу перед ним, ясно? И хватит об этом.
        - А как насчет твоих знакомых? Людей, с которыми ты работаешь? - поинтересовалась Валери. - Они непременно узнают тебя и станут приставать с расспросами.
        - В основном я работал за границей. Обычно я проводил дома несколько дней в месяц. И, не в обиду тебе будет сказано, большинство моих знакомых, вероятно, никогда не станут читать «Хрустальный башмачок».
        - Ты удивишься...
        - Я тоже писатель, - неожиданно заявил Джек. - Поэтому мысль о том, что я написал пару книг, не покажется им совсем невероятной. И поверь мне... - Джек откинулся на спинку стула, сложив руки на груди, и на его губах впервые появился намек на настоящую улыбку, - ...все, кто меня знает, поймут, почему я держал в тайне свое alterego.
        —Да, конечно, вот только... - начала Валери, которую все еще мучили сомнения. - Я не хочу тебя обидеть, но ты не слишком похож на... принца.
        - Гей тебя больше устроит? - фыркнул Джек. - Что за лицемерие! И какая разница, в конце концов, как выглядит Прекрасный Принц?
        Человек, который пишет книги с советами, мог бы оказаться лысеющим философом с огромным кадыком, в очках с толстыми стеклами и черных носках, которые он носит, не снимая, даже во время занятий сексом через воскресенье. Разве то, что он может сказать, не важнее того, как он выглядит? И думаю, я буду не слишком далек от истины, если предположу, что именно такой совет он даст женщинам в первую очередь.
        Внезапно Валери обнаружила, что ее окружают рационально мыслящие мужчины. Интересно, где они были раньше, когда она искала парня, который не стремился бы затащить ее в постель после пятиминутной беседы за коктейлем?
        - Ты прав, - сказала она. - Прямо в точку. Но человек, который выглядит как Эрик, продаст в сотни раз больше журналов, чем некто, похожий на Барни Файфа[5 - Барни Файф - заместитель шерифа из американского комедийного сериала «Шоу Энди Гриффита», роль которого исполнял актер Дон Ноте.]. Так устроен мир.
        Джек внимательно посмотрел на девушку:
        - Ты считаешь, что из-за меня журнал не будет продаваться?
        У Валери внезапно пересохло в горле. Да, возможно, трудностей с продажей журнала не возникнет. Однако оставалась проблема доверия. Читательницы должны поверить, что этот мужчина с пронзительным взглядом знает о душе женщины не меньше, чем о ее теле. Валери сделала над собой усилие, чтобы не поежиться.
        - О чем именно ты пишешь? Ты публиковался?
        Джек нахмурился:
        - Да, я публиковался. А какая разница, о чем я пишу?
        - Важно, чтобы женщины почувствовали, что тебе можно доверять. Как явствует из твоего замечания по поводу «alter ego», ты имел дело преимущественно с мужской аудиторией? Что-нибудь о спорте, да? В это женщины точно поверят. Эрик улыбнулся:
        - Но они поверили бы в это, даже если бы дело касалось меня, не правда ли?
        С этим трудно было поспорить.
        - В общем, да, - признала Валери и тихонько вздохнула. - Ладно. Ты говоришь, что тебе можно доверять и что твоя преданность Эрику безгранична. Прежде чем мы двинемся дальше, я должна быть уверена, что вы доверяете мне.
        Она серьезно посмотрела на мужчин, сидевших перед ней.
        - Я знаю, чего хотят Мерседес, Аврора и Вивиан. Я знаю, чего хочу сама и что нужно предпринять, чтобы наш журнал состоялся. Мне нужна гарантия, что вы сделаете все, что я вам скажу, без лишних расспросов и пустых сожалений. О чем бы ни шла речь.
        - Я тут подумал, - заговорил Эрик. - А что, если я отправлюсь с вами на фотосессию? Как менеджер Джека и его юридический представитель я могу присутствовать на этом мероприятии и утрясти все недоразумения с владелицами журнала, ответить на вопросы, если таковые возникнут, восполнить пробелы и так далее.
        - Это неплохая идея.
        Задача существенно упростится, если Эрик Жермен сам скажет феям-крестным, что он был всего лишь подставным лицом, выступавшим от имени настоящего Прекрасного Принца. Возможно, Мерседес воспримет это болезненно, но что касается Вивиан и Авроры, Эрик мигом очарует их, так что они будут есть у него с ладони. Или с любой другой части тела, если он им позволит.
        - За одним исключением... Что если вы вдруг встретите своих знакомых? Кого-нибудь, кто знает одного из вас?
        —Съемки займут всего несколько часов, не так ли? - уточнил Джек.
        - Я думаю, ничего плохого не случится, - добавил Эрик. - Читательницы «Хрустального башмачка» получат то, что хотят.
        Если говорить о желаниях Валери, то она сейчас с удовольствием проглотила бы пригоршню «Эдвила»[6 - «Эдвил» - болеутоляющее и жаропонижающее средство.]. Предпочтительно с рюмкой бурбона.
        Глава 4
        ОДЕЖДА, ПОДХОДЯЩАЯ СЛУЧАЮ
        Мужчины не следят за модой. Во всяком случае, следят не слишком внимательно. О да, они заботятся о своем внешнем виде, когда хотят заманить вас в постель. Они даже позволят вам подобрать им гардероб и вывести их в свет, дабы доставить вам удовольствие. Но не обманывайте себя. У каждого мужчины в убийственном костюме от «Хьюго Босс» дома есть шкаф, забитый поношенными фланелевыми рубашками и вылинявшими футболками. И чтобы у вас не возникали сомнения, какой одеждой мужчина дорожит больше, просто попытайтесь пожертвовать его старый студенческий свитер благотворительной организации.
        -Входи, - сказал Джек, услышав звонок в дверь. Он остался стоять перед своим шкафом в спальне. - Я здесь.
        Молодой человек вытащил несколько рубашек и швырнул их на кровать позади себя. Уперев руки в бока, он с отвращением рассматривал одежду, болтавшуюся на вешалках. У него был только один костюм. В последний раз Джек надевал его на похороны дедушки своей бывшей жены пять лет назад. В то время наряд считался стильным.
        - Теперь понятно, почему шоу «Queer Eye for the Straight Guy»[7 - Шоу, в процессе которого пять «голубых» экспертов в области моды, интерьеров, кулинарии, культурных мероприятий, ухода за собой учат гетеросексуалов, как своим внешним видом, поведением и тонким вкусом очаровать подружку или поразить жену.] пользуется бешеным успехом, - продолжил он, услышав, как захлопнулась входная дверь. - Я определенно не отношусь к категории людей, которые следят за модой. Да и что в этом особенного, а? Что случилось с моим старым приятелем, который носил спортивные штаны, изодранные на коленках, и старую отцовскую фуфайку «Пени Стейт», пока она буквально не расползалась по швам?
        Джек устремил взгляд на одежду, сваленную на кровать.
        - Я знал этого парня. Сам был таким парнем. И вот я возвращаюсь домой и обнаруживаю, что ты носишь костюмы с отутюженными стрелками и манжетами. Ты готовишься к шоу или как?
        - Трудно сказать, - раздался женский голос из дверного проема. - Может, он просто повзрослел после окончания колледжа.
        Изогнувшись, Джек выглянул из-за дверцы шкафа.
        - Валери? - Он переступил через груду тряпок на полу, даже не попытавшись спрятать их в шкаф. Учитывая, что его кровать выглядела как прилавок на распродаже подержанных вещей, наводить порядок было поздно. - Извини, я ждал Эрика.
        Валери уставилась на хозяина квартиры с изумленной улыбкой.
        Джек и без нее знал, что выглядит непрезентабельно в полинявших спортивных штанах и футболке, оставшейся у него со времен игры в школьной команде.
        - Сегодня воскресенье. Это нормальный прикид для парня в воскресный день, - заявил он, скрестив руки на груди. - А ты что тут делаешь?
        Валери оставила без внимания столь негостеприимный тон и лишь слегка приподняла изящно выщипанную бровь. Они познакомились только вчера, но молодой человек уже отвел девушке надлежащее место в Индивидуальной Системе Классификации Джека Ламберта. Она попала в категорию «интересная, но не мой тип».
        Как и накануне вечером, Валери была одета в строгий деловой костюм. Хотя Джек должен был признать, что в ее стиле присутствовал намек на фантазию Джессики Рэббит[8 - Джессика Рэббит - вымышленный персонаж, созданный Гари Вульфом для фильма «Кто подставил кролика Роджера?», сексапильная мультяшная красотка.]. Возможно, это проявлялось в крое пиджака, подчеркивавшего ее талию, или в силуэте скромной, ниже колена юбки, которая облегала ее бедра ровно настолько, чтобы показать мужчинам, что эти самые бедра имеются. Хм.
        Однако даже самый лучший портной не смог бы придать пышности ее формам выше и ниже талии. К тому же она была брюнеткой. А Джеку больше нравились блондинки. Достаточно сказать, что Шелби была брюнеткой.
        Однако Джек исключил Валери из списка вероятных кандидатур и отнес к категории «игра не стоит свеч» совсем по другой причине. Прежде всего, у Джека и так хватало забот, чтобы усложнять себе жизнь еще и сексом. И не важно, что писали женщины в своих письмах Эрику, секс всегда усложнял жизнь. Конечно, Джек не желал признавать, что наконец попал в ситуацию, которую не хочется усложнять. Просто он немного нервничал. И от этого чувствовал себя... старым.
        - Я пришла, чтобы помочь тебе подобрать гардероб для съемок, - пояснила Валери, устремив взгляд на кровать, затем шагнула вперед и заглянула в шкаф. - И судя по всему, я как раз вовремя.
        Ну вот, теперь стой и жди, когда она выскажет свое мнение.
        Девушка протянула руку и извлекла на свет божий выцветшую спортивную фуфайку, номера на которой почти стерлись, и один наплечник, который выглядел так, словно попал под газонокосилку. После этого она перевела взгляд на Джека.
        - Удивительно, что ты не поленился повесить это на вешалку.
        Дело закрыто.
        Однако это не объясняло, почему Джек не смог сдержать улыбки, когда забирал у нее потрепанный предмет одежды.
        - Должен тебе сказать, - мягко начал он, убирая фуфайку в шкаф с такой осторожностью, словно в руках у него был дорогой наряд от лучших дизайнеров, - что эта футболка хранится у меня с десятого класса. Она принадлежала Тодду, старшему брату Мисти Берлангер, который был угловым в «Филадельфийских орлах». Мисти подарила ее мне во время нашего третьего свидания.
        - А, - кивнула Валери, - спортивная реликвия.
        - Ты не фанат футбола, как я вижу.
        - Почему же. Я люблю разные виды спорта и уже много лет болею за «Чикаго Булле». Однако мне никогда не приходило в голову хранить их форму в качестве сувенира.
        - Да, Мисти тоже думала, что я взял эти вещи потому, что был помешан на футболе. - Джек потер большим пальцем рукав. - Но хочешь, я открою тебе секрет? Я оставил их себе, потому что она спала в этой фуфайке.
        Возможно, ему не следовало провоцировать Валери. Система Классификации никогда не давала сбоев. Но Джек должен был признать: его порадовало, что в глазах девушки промелькнул огонек желания. Желания, из-за которого ее зрачки внезапно расширились и она бросила взгляд на его кровать.
        Молодой человек попытался проигнорировать тот факт, что искра проскочила в обоих направлениях. С тех пор как они с Шелби расстались, он стремился поддерживать с женщинами, встречавшимися на его пути, легкие, ни к чему не обязывающие отношения. Во время разрыва он испытал столько боли, что ему хватило бы на десять лет вперед. А может, и на всю жизнь. И Джек сомневался, что тесное общение с женщинами вроде Валери Вагнер может быть легким и беззаботным. Поразительным казалось лишь то, чем именно был вызван интерес Джека к Валери. Этой темноволосой особе была присуща врожденная склонность к лидерству, отношение к жизни, которое можно было охарактеризовать одной фразой: «Я знаю, что для вас лучше». По идее, эти качества должны были оттолкнуть Джека. Но между ним и Валери возникла некая аномалия, в силу которой Джеку страшно хотелось лишить девушку самоконтроля. Встряхнуть ее. Хоть немного.
        - Подарок, от которого невозможно отказаться, - криво улыбнулась Валери, быстро оправившись от замешательства. Так быстро, что Джек усомнился: а не померещилось ли ему все это? Почти померещилось. В любом случае неожиданные реакции интересовали Валери не меньше, чем его самого. И это не должно было его раздражать. Действительно, не должно.
        Девушка проскользнула мимо Джека и провела ревизию оставшихся рубашек, которые были такими же древними.
        - Я понимаю людей, которые хранят старые вещи из сентиментальных воспоминаний. Однако, на мой взгляд, это не должно становиться препятствием для покупки новой одежды.
        - В том-то и состоит одна из замечательных особенностей моей работы. Как правило, мне не приходится наряжаться.
        - Как... удобно. - Валери чуть-чуть скривила ротик. - Ты, должно быть, тратишь уйму денег на солнцезащитный крем.
        «Один ноль в пользу леди», - подумал Джек, все еще не желая быть заинтригованным. Но это вовсе не означало, что ему внезапно начали нравиться плоскогрудые брюнетки в облегающих костюмах. Это означало, что одной плоскогрудой брюнетке неожиданно удалось привлечь его внимание своей наблюдательностью и острым язычком. Беседа с ней превращалась в своего рода состязание.
        А Джек любил состязаться.
        - Я имел в виду, что в большинстве жизненных ситуаций я могу обойтись шортами цвета хаки, джинсами и парой-тройкой футболок. Меня это устраивает, - пояснил он и бросил взгляд на груду тряпья, накиданного поверх одеяла. - Но, если я правильно понимаю, это не совсем то, что требуется для фотомодели.
        Валери посмотрела на кучу одежды, разбросанной на полу и на кровати, которую Джек, к счастью, не забыл заправить. Во всяком случае, он натянул покрывало поверх простыней.
        - Да, ты прав, - вздохнула девушка. - Но не будем делать из этого проблему. Эрик предупредил меня о бедственном состоянии твоего гардероба - хотя, на мой взгляд, он был слишком снисходителен в своей оценке. Поэтому через час мы встречаемся со стилистом «Хрустального башмачка», которую зовут Джен Портер.
        - Со стилистом? - Джек нахмурился. - Знаешь, хочу предупредить тебя, что хождение по магазинам - если, конечно, речь не идет о какой-нибудь электронике - занимает в моем списке развлечений место непосредственно до китайской пытки водой[9 - Китайская пытка водой заключалась в том, что осужденному брили макушку и фиксировали под устройством, из которого на макушку медленно капала холодная вода; многие сходили с ума. (Прим. ред.)].
        —Я бы спросила, что такое китайская пытка водой, но боюсь, что ты мне ответишь.
        Джек не выдержал и рассмеялся:
        - Зато это рационально и просто. Валери кисло улыбнулась:
        - А я-то думала, что могу уговорить кого угодно на что угодно.
        - Так ты специалист по принуждению? Я ничуть не удивлен. Если бы я не знал правду, то предположил бы, что ты использовала совсем иные методы, когда убеждала Эрика сбросить маску.
        - Лестное замечание, - насмешливо фыркнула Валери. - И как обычно, отдает женофобией.
        - Это не женофобия, а обыкновенная честность. И потом, я говорил не только о женщинах. И мужчины и женщины используют качества, которыми их наделила природа, чтобы получить желаемое. Почему бы не воспользоваться тем, что тебе дано?
        - Действительно, почему? Думаю, мне должна польстить твоя уверенность в том, что я располагаю такими качествами. - Девушка очаровательно улыбнулась и продолжила: - Однако, чтобы в дальнейшем у нас не возникло недоразумений или неоправданных ожиданий с твоей стороны с учетом твоего отношения к женщинам, должна предупредить: я никогда не прибегала к вышеупомянутым методам воздействия, чтобы добиться своей цели.
        Ну вот, сам напросился. «Второе очко в пользу леди», - подумал Джек, решив, что лучше закончить игру, пока он не наделал глупостей, например не увлекся новой знакомой. За три года Индивидуальная Система Классификации не раз помогала Джеку спасти свою шкуру - и сердце. Не говоря уже об остатках средств на банковском счете.
        Он поднял руки, признавая поражение:
        - Я не хотел тебя обидеть, честно. Средства защиты и нападения - это инструмент, деловой капитал. Пока никто не пострадал и все соблюдают правила - ни враждебных действий, ни запрещенных приемов, ведь так?
        - Нечто вроде: «На войне и в любви все средства хороши»?
        Джек улыбнулся:
        - Да, что-то в этом духе. И учитывая, на что ты уговорила меня подписаться, ты явно умеешь пользоваться своим арсеналом.
        - Ты оказался замешанным в эту авантюру вовсе не потому, что я применяла некое оружие или средства убеждения. Ты вмешался во все это в силу каких-то обязательств перед Эриком. - Валери улыбнулась. - Но спасибо, что напомнил мне о моем арсенале. Только не рассчитывай, что ради успеха на работе я прибегну к обольщению.
        Джек засмеялся:
        - Мне кажется, что ты и так отлично справляешься со своей работой.
        Валери вновь перевела взгляд на одежду, валяющуюся на кровати.
        - Ну, это мы еще посмотрим. А вот чего мы точно не увидим, так это тебя в одном из этих нарядов.
        Она не вкладывала двойного смысла в эти слова, однако Джек мгновенно представил: Валери, нагая, раскинулась на его постели. Этот образ быстро и как-то слишком легко сменился другим - они вдвоем падают на кровать, путаясь в одежде и простынях. Джек кашлянул, прочищая горло:
        - Ну, я никогда не говорил, что из меня получится фотомодель. Я далек от этого.
        Валери перехватила устремленный на нее взгляд и в упор посмотрела на Джека, так что молодой человек задумался, не догадалась ли она о его тайных мыслях. Самое неприятное заключалось в том, что Джек не знал, желает он этого или нет.
        Затем на губах Валери возникла привычная деловая улыбка, и наваждение исчезло.
        - Ладно, сейчас мы это исправим.
        - Вот это меня и пугает.
        - Все средства хороши, - напомнила девушка, сверкнув глазами.
        Джек не разобрал, какого цвета ее глаза, но в этот момент они показались ему красивыми. Он тряхнул головой, стараясь избавиться от этих мыслей, и вытянул перед собой руки запястьями вверх.
        - Ну, веди меня к своему стилисту. Только обращайся со мной бережно.
        Валери рассмеялась:
        - Знаешь, а ты интересный человек.
        - Интересный в каком смысле?
        - Затрудняюсь ответить. У меня такое странное чувство, будто в тебе слились все мужчины, с которыми я когда-либо была знакома.
        - Ты говоришь это так, словно тебе неприятно.
        Валери едва заметно усмехнулась:
        - Я не говорила, слияние каких частей ты собой представляешь.
        - Вот как?
        Девушка вновь задержала на нем взгляд на мгновение, которое показалось слишком долгим. Они должны поскорее убраться из этой комнаты. Непосредственная близость к кровати пагубно влияла на его способность к рациональному мышлению. Очевидно, ему следовало задержаться в Дубае и принять предложение тренера из теннисной ассоциации насчет индивидуального курса массажа. Хотя сейчас Джек даже не мог вспомнить лица той массажистки.
        Валери первая отвела глаза.
        - Наверное, я подожду в гостиной, пока ты переоденешься, - беззаботно сказала она. Слишком беззаботно. - Затем мы пойдем и проверим, какой урон нам удастся нанести бюджету «Хрустального башмачка».
        - В этом нет необходимости.
        - Мы и так просим тебя о многом. Поверь, мы не ждем, что ты будешь платить за наряды из своего кармана.
        - Нет, дело не в этом. Я только сейчас понял, что вся эта затея со стилистом не имеет смысла. - «Потому что Бог существует», - добавил Джек про себя, вознося молчаливую благодарственную молитву. - Эрик принесет мне кое-какие вещи из своего гардероба, которые, по его мнению, подойдут. Он немного выше меня ростом, но размер у нас примерно одинаковый. Он должен появиться с минуты на минуту.
        - Вообще-то, он не придет. Мне удалось перенести интервью для журнала на сегодня, и сейчас Эрик разговаривает по телефону у себя дома. Я пришла вместо него. И у меня есть неплохая идея относительно того, как ублажить владелиц журнала. Очень хорошая идея. - Валери похлопала по сумке размером с небольшой портфель, висевшей у нее через плечо. - Я принесла с собой заметки.
        - Заметки? - Джек уставился на выпуклый боковой карман. - Мы договаривались о нескольких фотографиях, не так ли?
        - На самом деле все немного сложнее, но ты не беспокойся. Мы все спланировали. К счастью, у нас есть несколько вариантов того, как получить снимки, которые нам нужны. Сегодня утром мы подробно обсудили вопрос о том, чтобы сразу сделать несколько фотографий для следующих номеров.
        —Обсудили вопрос. Ты имеешь в виду владелиц компании?
        Валери кивнула:
        - Я упирала на сокращение бюджетных расходов, а также отметила, что мы получим преимущество, если сделаем как можно больше снимков в понедельник. У нас будет хороший выбор фотоматериалов при подготовке новых статей, а также мы сможем более гибко использовать возможности по раскрутке журнала, поскольку отпадет необходимость договариваться о времени съемок всякий раз, когда нам потребуется рекламный проспект. Мерседес восприняла мое предложение немного скептически, но, по большому счету, мне удалось заручиться их поддержкой. Они были явно заинтригованы продолжением игры в мистификацию. Мы сняли студию на четыре часа, но я полагаю, что процесс может затянуться, - все зависит от того, как часто дамы будут вмешиваться. - Тут девушка скривила губы, изображая улыбку. - Настройся сразу на то, что они будут делать это постоянно.
        - Они останутся до конца фотосессии? - Джек судорожно сглотнул, чувствуя, что у него комок подкатил к горлу. И с каждой секундой это ощущение только усиливалось.
        - Ты же не думаешь, что леди оставят свое приобретение ценой в полмиллиона долларов на милость фотографа? Нет, они будут обсуждать каждый снимок. Ты не представляешь, чего мне стоило убедить их подписать договор с Эриком без личной встречи. Мне повезло, что Эрик совершенно очаровал их во время телефонных переговоров, особенно Аврору и Вивиан. Черт, я должна была захватить с собой кассеты! - Валери махнула рукой. - Не важно, они у меня дома. Напомни мне, чтобы я отдала их тебе. На выходных ты их послушаешь, чтобы быть в курсе того, о чем говорилось.
        —Ты записывала телефонные переговоры?
        - Конечно. Учитывая, сколь высоки ставки, мне показалось разумным зафиксировать, кто что сказал и кто что пообещал. Это не займет у тебя много времени, честно.
        Джек схватил рубашку с кровати и запихнул обратно в шкаф. Он не думал об уборке. Ему просто нужно было занять себя чем-нибудь, чтобы подавить нервный спазм, который сжимал его внутренности, вызывая тошноту.
        - Значит, Эрик очаровал их? - попытался хихикнуть он, но с его губ слетел сдавленный, булькающий звук. - Он всегда умел ладить с людьми.
        Молодой человек повернулся к Валери, теребя в руках свитер.
        - Ты действительно считаешь, что американки устроят революцию, если узнают, что их Принц - гей?
        Валери нахмурилась:
        - Только не говори мне, что ты передумал. Только не сейчас.
        - Я не передумал. Серьезно, - поспешно проговорил Джек, когда девушка скрестила руки на груди. - Но житейские советы - это только советы, правильно? Какая им разница...
        Валери изумленно открыла рот.
        - Ты очень долго жил за границей, не так ли?
        Она выхватила свитер у Джека, быстро сложила его и положила на постель, затем взяла следующую вещь.
        Джек смущенно молчал. Очевидно, не он один сейчас пытался справиться со своими нервами. Конечно, карьера Валери тоже зависела от успеха их плана. Однако ей не придется стоять перед объективом фотоаппарата.
        - Ты должен понимать, какой репутацией Эрик пользуется у читательниц, - продолжила девушка. - Они поклоняются ему именно потому, что в их глазах он идеал мужчины. Он мужчина, который подхватит их на руки и перенесет через порог. И поверь мне, они мечтают, чтобы это был порог спальни. Даже если женщины согласятся простить и забыть, средства массовой информации этого не допустят. Он станет героем ток-шоу на долгие недели. - Валери покачала головой. - «Хрустальный башмачок» осмеют, не говоря уже о финансовых потерях, которые понесут крестные матери журнала. Джек испустил тяжелый вздох:
        - Я знал, что книги Эрика идут нарасхват, но я не представлял истинных масштабов...
        - Его последняя книга вышла пятисоттысячным тиражом в твердой обложке и тиражом миллион двести тысяч экземпляров - в мягкой. И это только на родине.
        Джек присвистнул:
        - Вот черт!
        - Именно. Соедини популярность его книг с ореолом таинственности, которым он окружил свою персону, и ты, несомненно, поймешь, что этот автор оправдает каждый цент, который мы в него вложили. У торговых представителей голова кругом идет от количества заказов, которые они получают. - Валери подняла глаза на своего собеседника. - Странно, что ты этого не знал. Ведь вы дружите с давних пор.
        - Я много путешествовал. Он заперся дома и писал. - Джек дернул плечом, но не смог прогнать легкое смущение и некоторое чувство вины. Он знал Эрика лучше всех на свете, но сейчас ему казалось, что они говорят о незнакомце. - Эрик - скромный парень. И мы не часто касались темы бизнеса. Я знал, что его дела идут хорошо, но, признаться честно, понятия не имел, что он добился таких успехов.
        —Ты хоть читал его книги? - полюбопытствовала Валери.
        Джек мотнул головой:
        - Я покупал их, чтобы - как бы это сказать? - поддержать его. Он знает, что я не люблю всю эту чепуху. Мы не раз шутили по этому поводу.
        - Чепуху! - повторила девушка. - Вы изображаете верных друзей, но ни разу не советовались друг с другом по поводу личных взаимоотношений?
        Джек сгреб оставшуюся одежду, намереваясь запихнуть ее в шкаф и запереть там до поры до времени. Уловив насмешку в вопросе Валери, он остановился, потом ухмыльнулся и ответил:
        - С женщинами? Нет.
        - Однако ты разведен, - моментально парировала Валери.
        Улыбка Джека померкла. Он не хотел, чтобы эта тема всплыла во вчерашнем разговоре за ужином. Шелби, как тяжелый случай ветряной оспы, оставила шрамы, которые долго не заживали.
        - Людям свойственно ошибаться. - Ему хотелось покончить с неприятным разговором, не срываясь на грубость. - Так получилось, что моя ошибка закончилась свадьбой.
        - Избыток алкоголя вредит даже самым рациональным и упорядоченным умам.
        Валери намеревалась подразнить Джека, но тот воспринял шутку болезненно.
        Запихнув одежду в шкаф, молодой человек захлопнул дверцы, чтобы вся груда не вывалилась наружу.
        - Как ты узнала о моем разводе? Прошлым вечером Джек испытал огромную благодарность к Эрику за то, что тот мгновенно среагировал на пинок Джека под столом и перевел разговор в другое русло, не вытаскивая из небытия страшилки о совместной жизни Джека и Шелби.
        - Эрик сказал мне сегодня утром.
        Джек скрестил руки и прислонился к дверце шкафа.
        - Просто так взял и сказал? Или ты его спросила? Зачем?
        Валери ответила ему твердым взглядом.
        - Я должна была убедиться, что меня больше не подстерегают никакие сюрпризы.
        - Не беспокойся о Шелби. Наши отношения с ней ограничиваются суммой, которую я перевожу на ее счет первого числа каждого месяца. - Мужчина старался, чтобы Валери не услышала горечи в его голосе. Или, что еще хуже, обиды. Он забыл о Шелби, выкинул ее из головы и сердца. Но боль поражения? Она еще не забылась.
        - Что, если к ней в руки попадет наш журнал?
        Джек загоготал:
        - Шелби читает?! Это из области фантастики.
        - Послушать тебя, так она прямо гений, а? Молодой человек бросил быстрый взгляд на дерзкую собеседницу:
        - Я был молод. И пытался затащить в постель отнюдь не ее мозги.
        Валери пожала плечами:
        - Эй, если она женила тебя на себе, значит, в голове у нее кое-что есть?
        - Да, калькулятор, не требующий подзарядки, - вздохнул Джек. - Послушай, все это в прошлом. Я много лет не разговаривал с ней, а если где и видел, то только на страницах журналов, если этого не удавалось избежать. Она из Перу и в Штатах бывает редко, только на съемках.
        - Ах, так она модель!
        Валери произнесли эти слова таким тоном, что Джек удивленно вскинул брови.
        - Послушай, в чем я перед тобой провинился, что ты столь низкого мнения обо мне? Между прочим, я оказываю тебе услугу. И если это касается моего замечания о методах воздействия, то я...
        Валери взмахнула рукой.
        - Нет. Ты абсолютно прав. Извини. - Она горько рассмеялась. - Не знаю, почему я все время пытаюсь тебя уколоть. - Ее улыбка смягчилась и стала более искренней. - Кажется, ты пробудил во мне злющего крокодила. - В ее светло-карих глазах промелькнула искорка. - Интересно, с чего бы это.
        Джек тоже улыбнулся, чувствуя, как его тело охватывает волнение, и тут же притормозил.
        - Да, пожалуй, чтобы понять человека, надо его знать.
        - Частично ты прав.
        Молодой человек недоуменно поднял бровь.
        - Каждый из нас преследует свои интересы, - пояснила Валери. - Меня заботит моя работа. Тебя - благополучие твоего товарища. Может, мы нападаем друг на друга, чтобы выяснить личные мотивы каждого. Должна признать, что меня мучит любопытство.
        - Из-за чего?
        - Я хочу знать правду: почему ты пошел на это ради Эрика.
        - Иначе говоря, ты меня подозреваешь?
        К чести Валери, она не стала этого отрицать.
        - Я не знаю тебя, а ставки очень высоки. И у меня нет выбора - я вынуждена положиться на Эрика.
        - Но ты не доверяешь мне.
        - Я этого не говорила.
        - Прошлым вечером ты повторяла это довольно часто.
        - Ладно, пусть будет так. Но можешь ли ты винить меня за это? Признание Эрика свалилось как снег на голову. И мое согласие поддержать эту авантюру свидетельствует о том, что мы попали в отчаянную ситуацию.
        - Вы могли бы подать на него в суд за нарушение договора.
        - Я обещала найти такой материал для статьи и обложки, который сразу поднимет престиж журнала. Ты представляешь себе, как трудно раскрутить новый журнал на современном рынке?
        - В общих чертах. Но это не твоя вина, что Эрик решил выйти из игры.
        - Я как ненормальная продвигала эту идею на протяжении последних трех месяцев. Механизм запущен. Торговые агенты построили всю стратегию продаж на основе первого номера. Первого номера, на обложке которого будет помещена фотография таинственного Прекрасного Принца. Не пройдет и месяца, как журнал разойдется по всем киоскам. Фотосъемка, от которой зависит моя дальнейшая судьба, назначена на завтра. У нас нет времени искать замену Эрику и начинать все сначала.
        Джек пожал плечами:
        - Можно сменить работу.
        - Для меня это не выход.
        - PR-директор - это востребованная профессия, особенно в таком политизированном городке, как этот.
        - Ты не понимаешь. Это... - Девушка замолчала, покачала головой, затем поправила прядку каштановых волос, которая упала ей на лоб. - Я не могу тебе этого объяснить. Скажем так, я отношусь к происходящему очень серьезно. Эта работа для меня все. Так же, как и для Эрика. Поэтому, вероятно, я хочу получить какие-нибудь гарантии от вас. И мне безразлично, что тебе неудобно или стыдно объяснить, почему ты готов стоять за своего друга до конца.
        - Видишь ли, я тоже не могу тебе всего объяснить. В твоей жизни был человек, ради которого ты была готова на все? - Обида? Зависть? Джек удивленно заметил, как облачко пробежало по лицу Валери. - Так вот, Эрик как раз такой человек для меня, - закончил он, внезапно почувствовав себя неуютно, словно стал случайным свидетелем интимной сцены.
        - Я понимаю, что мне ты ничего не должен, но...
        - Я всем обязан Эрику, - отрезал Джек. Ему совсем не хотелось вникать в проблемы Валери Вагнер. На данный момент его резерв человеколюбия был практически исчерпан. - Все остальное не имеет значения. Ты получишь то, что тебе нужно, потому что я не предам Эрика. Думаю, тебе этого будет достаточно.
        Валери вновь пристально посмотрела на него, однако теперь в ее взгляде не было никакого сексуального подтекста.
        Черт побери! Когда она кивнула, протянула ему свернутую рубашку и вышла из комнаты, Джек почувствовал, что его тянет к этой женщине сильнее, чем раньше. При этом Джек даже не посмотрел на маленький разрез, мелькнувший сзади на ее юбке.
        Прошло не меньше минуты, а Джек все еще стоял у шкафа.
        - Встреча со стилистом состоится через полчаса, - окликнула его Валери, позвякивая ключами. - А ехать по окружной дороге сейчас - смерти подобно.
        «Нет, - подумал Джек, хватая бумажник и выходя из квартиры вслед за своей новой знакомой. - Помогать другу в беде - вот это действительно смерти подобно».
        Глава 5
        ЗНАКИ
        Вы можете многое узнать о мужчине, наблюдая, как он ведет себя в критической ситуации. Особенно если беда случилась с вами. Он стоит на месте и отдает распоряжения? Он бессмысленно тратит время на поиски виноватых? Или он сначала бросается вам на помощь и лишь потом задает вопросы? Мужчина, который спешит к вам на помощь, готов принять участие в вашей судьбе. И мне ли объяснять вам, дамы, что участие - это благое дело.
        Через двадцать минут на грани жизни и смерти Валери свернула на аллею за своим домом и резко затормозила, сбив соседский мусорный бак и чудом не врезавшись в высокий забор, окружавший небольшой дворик.
        Девушка выключила зажигание, и Джек испустил долгий судорожный вздох, затем перекрестился, хотя не был католиком.
        - Где ты училась водить? - спросил он.
        Валери широко улыбнулась. В ее глазах еще горел огонек возбуждения.
        - Вообще-то, правильнее было бы спросить, когда я научилась водить. Если бы я знала, что езда по окружной дороге куда азартнее, чем гонки на электрических автомобильчиках, то давно получила бы права. Я выросла в городе и всю жизнь пользовалась общественным транспортом.
        - Вашингтон - это город, - услужливо напомнил Джек, стараясь успокоиться и снизить ритм сердцебиения до приемлемого уровня. - Здесь есть такая штука, которая называется метро. Станции по всему городу. Автобусы. Подземные переходы.
        - Офис журнала расположен в Вашингтоне, но штаб-квартира компании находится в Потомаке. Даже гонораров Эрика не хватит, чтобы разъезжать взад-вперед на такси. Конечно, хозяйки журнала разрешили мне пользоваться машиной компании - разумеется, вместе с шофером, - но сколь бы привлекательным ни казалось это предложение поначалу, первые восторги быстро утихли. У меня безумное, непредсказуемое расписание. Я не знаю заранее, когда мне потребуется машина. Не могу же я требовать, чтобы водитель целый день сидел в автомобиле на случай, если он мне понадобится. И потом, я предпочитаю быть хозяйкой своей судьбы. Так что, - Валери пожала плечами, - я решила получить права и внесла первый взнос за машину.
        Джек открыл дверцу и скользнул в узкую щель между автомобилем и кирпичной стеной соседского дома.
        - Здорово! Поздравляю! Но в следующий раз за руль сяду я.
        - Ага! - воскликнула Валери, выбираясь из машины со своей стороны. - Так ты шовинист, который считает, что мужчины водят машину лучше, чем женщины.
        - Нет, - ответил Джек. - Просто я осторожный человек.
        Он улыбнулся, возвышаясь над небольшим ярко-красным с белыми полосками автомобилем из серии «мини-купер», и лишь немного поморщился, когда кровь снова наконец стала поступать в затекшие ноги.
        - Кроме того, люблю быть хозяином своей судьбы.
        - Ты приготовился писать завещание только потому, что какой-то грузовик прижался к нам слишком близко?
        - Ты его подрезала. Он мог раздавить нас в лепешку. И любой суд в мире оправдал бы его.
        Валери фыркнула, явно недовольная услышанным.
        - И ты утверждаешь, что много путешествовал. Да по сравнению с парижскими автострадами окружная дорога в Вашингтоне - это учебная трасса с оранжевыми конусами, обозначающими место очередного поворота.
        Джек открыл скрипучие ворота заднего дворика, пропуская девушку вперед.
        - Ты была в Париже?
        - Несколько раз. На весенних показах, - пояснила Валери. - Я работала в нескольких журналах мод.
        Она вскользь бросила эту фразу, но Джек немедленно почувствовал, что за ее деланым безразличием кроется нечто большее. Ему вспомнилась реакция Валери, когда он предложил ей сменить работу. Будучи дотошным репортером, он немедленно заинтересовался, сколько рабочих мест она сменила, в скольких журналах и почему. Это ее не удовлетворяли условия работы или работодатели были недовольны ею?
        Только закрыв ворота, молодой человек догадался спросить:
        - А почему встреча назначена у тебя дома? Я думал, что мы поедем в офис.
        - Сегодня же воскресенье. Честно говоря, я попросила Джен немного поработать сверхурочно. Кроме того, тебе лучше не светиться.
        - Но ведь съемки уже завтра. Какая вам разница?
        - Мы заплатили уйму денег за эксклюзивное право представить Эрика общественности. Дюжина телевизионных агентств и столько же бульварных изданий готовы убить, чтобы выяснить, кто скрывается за маской Прекрасного Принца. Я не могу полагаться на случай. Даже съемки пройдут в тайном месте, о котором знают немногие.
        - Тебе не кажется, что все эти игры в «рыцарей плаща и кинжала» заходят слишком далеко?
        Валери снисходительно улыбнулась, поднимаясь по ступенькам к запертой задней двери.
        - Это жестокий мир, мистер Ламберт. Вручив кому-нибудь чек на шестизначную сумму за содействие в раскрутке нового журнала, ты тоже тщательно охранял бы свое достояние. Эрик - это наше достояние. Эрик, а теперь и ты.
        Пока Валери выуживала ключ от дома из огромной связки, Джек рассматривал маленький, но опрятный дворик. Местами трава росла неровно, но в целом газон был подстрижен довольно аккуратно. Ни цветов, ни плодовых деревьев, только ряд елей справа у задней части ограды, образовывал укромный закуток. Завершали картину массивный деревянный шезлонг, застланный толстым цветастым матрасом, и кованый железный столик. Джек старался не думать о том, как его новая знакомая загорает здесь в соблазнительном бикини. И, укрывшись за деревьями и стеной дома, развязывает тесемки крохотного лифчика, чтобы на теле не осталось противных белых полосок. Джек старался, совершенно искренне старался не думать об этом. Но, увы, в его воображении всплывали все новые и более красочные картинки.
        Внезапно Джек заметил изжеванную летающую тарелку и грязный теннисный мяч, и, к счастью, его мысли приняли иное направление.
        - У тебя есть собака? Валери открыла дверь.
        - Нет, у меня есть Гюнтер, - ответила она.
        - А что такое...
        Договорить Джек не успел, поскольку неожиданно в дверном проеме возник огромный пес, который рванулся вниз по ступенькам, едва не сбив молодого человека с ног. Нет, чудовище не выразило никакого энтузиазма по поводу гостей. Судя по всему, оно даже не заметило Джека. Пулей вылетев из дома, зверюга помчалась в дальний угол двора.
        - О нет! Нет, нет, нет! - завопила Валери, бросаясь в дом. - Я убью его!
        Джек в растерянности застыл на пороге, не зная, что делать: то ли пялиться на пса, который облегчался у забора, изливая столько жидкости, словно пробежал скачки «Прикнесс»[10 - «Прикнесс» - ежегодные скачки трехлеток на ипподроме «Пимлико» в Балтиморе, штат Мэриленд.] с полным мочевым пузырем, то ли войти в дом вслед за Валери.
        - Вчера вечером собака была здесь? Как я мог не заметить псину размером со слона?
        Гюнтер справил нужду, и это, как видно, отняло все его силы. В немом изумлении Джек смотрел, как пес неторопливо пересек двор, бесцеремонно забрался в шезлонг, застеленный матрасом, и завалился на бок с тяжелым вздохом, от которого кресло жалобно скрипнуло.
        Изысканно одетая, чересчур аккуратная женщина, которая вчера устроила ужин, напоминавший скорее собрание членов правления, чем светское мероприятие, не вязалась у Джека с представлением о типичной хозяйке собаки. Если, конечно, можно назвать собакой невероятное чудовище, которое принимало солнечные ванны на заднем дворе. Валери Вагнер могла держать дома кошку. Или какую-нибудь другую необычную, но сугубо декоративную тварь. Например, рыбку.
        Джек бросил последний взгляд на Гюнтера, который перевернулся на спину, поджав лапы и высунув язык. «Ладно, - содрогнувшись, подумал он, - по крайней мере, я решил проблему с фантазиями на тему бикини».
        - Осторожно, - крикнула Валери, прежде чем молодой человек переступил порог кухни. - Пол мокрый.
        Джек немедленно отступил на крыльцо, представив себе нечто более ужасное, чем грандиозный потоп под елкой. Но он быстро понял, что пол кухни залит обычной водой.
        - Что случилось? - спросил он и двинулся на цыпочках по квадратикам кафеля, ориентируясь на голос девушки.
        - Ванна переполнена.
        - Что?
        Джек выбрался из кухни и свернул в небольшой коридор, в котором благодаря тонкому коврику было немного суше.
        Ванная комната, выложенная черно-белым кафелем, находилась на противоположной стороне коридора. Там Джек и нашел Валери, которая разбрасывала цветные банные полотенца по полу. Ванна все еще была полна до краев, но вода шумно уходила в сливное отверстие. В раковине лежала груда мокрых тряпок.
        - Ты не мог бы заглянуть вон в тот шкафчик и достать мне оттуда несколько пляжных полотенец.
        - Пожалуйста.
        Джек подошел к шкафчику с раздвижными дверцами, открыл его и увидел на полках аккуратно сложенные и рассортированные по цветам скатерти и салфетки. Лишь опустив взгляд, он заметил, что нижнее отделение было до отказа забито пляжными полотенцами. Молодой человек вытащил всю стопку.
        - Ты часто ходишь на пляж? - поинтересовался он, передавая половину полотенец Валери, затем вернулся на кухню и расстелил на полу оставшуюся часть.
        Валери не ответила, продолжая яростно чертыхаться себе под нос. Когда Джек открыл шкаф, чтобы взять следующую партию полотенец, она пыталась запихнуть тряпку за унитаз. Черная плетеная корзина для белья, стоявшая на закрытой крышке, опасно подрагивала.
        - Богом клянусь, я в последний раз делаю это. Проклятая собака! Я верну тебя в приют, Гюнтер. Даже если мне придется заплатить им за это.
        - Пес во дворе, загорает. Это нормально или мне следует позвать его в дом?
        Валери метнула на Джека злой взгляд и вернулась к своему занятию.
        Только когда Джек нагнулся, чтобы вместе с Валери разложить полотенце за унитазом, он заметил огромную пластиковую скобу, которая прижимала крышку к горшку. Он удивленно посмотрел на Валери.
        - У тебя есть дети?
        - Нет. Как я уже сказала, у меня есть Гюнтер. Ты не хочешь забрать его с собой? Поскольку сейчас я готова отдать его. Со всеми потрохами. Я даже готова обеспечить тебе пожизненный запас пляжных полотенец.
        - Рискуя получить мокрым полотенцем по лицу, я все же осмелюсь спросить: как собака умудрилась затопить полдома?
        - Это не собака. Это отродье сатаны, которое загонит меня прямиком в ад. - Девушка швырнула очередное мокрое полотенце в раковину. Ванна наполовину опустела, и вода утекала все быстрее. Откинув влажные волосы со лба, Валери уселась на край ванны и неохотно начала возить по полу сухое полотенце босой ногой. Очевидно, между делом она успела снять туфли на высоком каблуке.
        Когда Джек увидел ее, взъерошенную и слегка растерянную, что-то дрогнуло в его душе. Умудренный опытом, он проигнорировал эти чувства и принялся выкручивать полотенца.
        - Значит, он переправит тебя через реку Стикс. Таков, по-твоему, план?
        - Как проницательно! Молодой человек пожал плечами:
        - Я делаю все от меня зависящее в это трудное время.
        - Да, с этим не поспоришь, - отозвалась Валери, и Джек понял, что она имела в виду не только мытье полов.
        - Ну а если серьезно, как собака могла наполнить ванну, да так, чтобы вода полилась через край?
        - Гюнтера постоянно мучит жажда, - сообщила девушка, и ее голос звучал одновременно жалобно и сердито. Словно она не понимала, почему ее опрятный мирок вдруг восстал против нее. Принимая во внимание события последних двух дней, ее негодование было вполне оправданно.
        - Ты что, используешь эту емкость как огромную миску для воды? - После того, что Джек увидел во дворе, такой вариант казался ему вполне правдоподобным.
        Валери бросила мокрое полотенце в опустевшую ванну.
        - Обычно я закрываю двери в эту и в другую ванную на втором этаже. Но сегодня утром творилось что-то невероятное. Мне нужно было сделать массу звонков, затем найти Эрика и договориться с ним об интервью по телефону. Могу поклясться, что заперла эту дверь, но, вероятно, защелка не сработала.
        Джек присел, облокотившись на стену.
        - Если ты не наливала воду в ванну, значит, это сделал Гюнтер? - спросил он, косясь на скобу, прижимающую крышку унитаза.
        Валери проследила за его взглядом.
        - Опустошив свою посудину для питья, Гюнтер лакает воду из унитаза. А потом всюду сует свою мокрую морду. - Девушку передернуло. - Не самый приятный способ просыпаться по утрам. Или среди ночи, если на то пошло. Одно время я оставляла крышку открытой, но потом подумала: мне тридцать, я живу одна, и у моего образа жизни должны быть свои преимущества. Ты со мной согласен?
        - Но вот же замок.
        - Который не что иное, как заноза в заднице. Если я запираю ванную на ночь, Гюнтер стучится лбом в дверь, пока я не встану и не открою ее или пока не налью ему воды в миску.
        - А днем он ведет себя иначе? Валери холодно улыбнулась:
        - Я не знаю. Днем я работаю.
        Джек окинул взглядом дверь. Пожалуй, Валери повезло: такой тяжеловес, как Гюнтер, запросто мог снести дверной косяк. Надеть на пса шлем, и он сможет выступать защитником «Краснокожих». Если хорошенько подумать, «Краснокожие» будут только рады, заполучив такого игрока.
        - Итак, когда Гюнтер не смог использовать унитаз в качестве личного бездонного колодца, он научился включать воду в ванной?
        - Это вышло случайно, - запротестовала Валери, как будто такие случайности происходят со многими людьми. - В апреле, когда у нас вдруг поднялась метель, Гюнтер вывалялся в грязи на заднем дворе. Шланг замерз, и мне пришлось отвести его в ванную. - Она перегнулась назад и указала на рычаг смесителя. - Чтобы включить воду, нужно повернуть рукоятку влево или вправо. Мой пес такой большой, что он постоянно задевал эту ручку, пока я пыталась его отмыть. Вообще-то, Гюнтер не любит купаться, но когда он увидел струю воды, бегущую из крана, ему стало любопытно. Он обожает пить из шланга. Только так мне удается удержать его рядом, когда я мою его во дворе.
        - Хорошо, что у него большой палец не противопоставляется остальным, как у человека.
        Валери нахмурилась, недовольная тем, что ее прервали.
        - Короче, когда я выкупала пса и закрыла кран, Гюнтер ткнулся носом в рукоятку и повернул ее. И тут я совершила огромную ошибку - засмеялась. Гюнтер воспринял это как игру. Простить себе не могу, что тогда посчитала все это забавным. Я не раз хотела вызвать сантехника, чтобы он установил другой кран, но у меня не было времени. Поэтому я просто запираю дверь.
        Джек отжал еще одно полотенце и бросил его к остальным в ванну.
        - Но почему вода полилась через край? Гюнтер научился затыкать отверстие пробкой и теперь может сам принимать ванны?
        Жаль, что он не писал юмористических очерков. Ему пришло в голову полдюжины способов, как переделать эту историю в газетную статью.
        Валери нагнулась и достала из ванны еще одну старую, изжеванную летающую тарелку.
        - Он постоянно таскает эту штуковину с собой. Приходит сюда, носом включает воду, бросает тарелку в ванну и ждет, когда вода поднимется, чтобы он мог утолить жажду. Думаю, остальное ты можешь додумать сам.
        - Плохо, что ты не научила Гюнтера забирать игрушку с собой, когда он напьется.
        - Он пытается, - печально вздохнула Валери. - Но боится погрузить морду в воду.
        Джек открыл рот и тут же закрыл, заметив, что глаза Валери угрожающе прищурились. Вероятно, ей не понравится, если он сейчас расхохочется.
        Раздался звонок в дверь.
        - Это Джен. Черт, посмотри только на этот бардак!
        В дверь снова позвонили. Валери резко вскочила, и ее ноги неожиданно заскользили по гладкому влажному полу.
        Джек рванулся вперед и в последний момент поймал девушку, обхватив ее за талию прежде, чем она рухнула на груду мокрых полотенец, до половины заполнивших ванну. Однако молодой человек не принял в расчет инерции движущегося тела, поскользнулся, потерял равновесие и, не выпуская Валери из объятий, налетел на туалетный столик, а затем довольно сильно ударился головой о зеркальный шкафчик-аптечку.
        - Господи Иисусе! - прорычал он, желая подняться. При малейшем движении у него перед глазами плясали звездочки.
        Цепляясь за рубашку и плечи Джека, Валери тоже попыталась встать, но неумышленно придавила коленом своего спасителя, отчего Джек взвыл.
        - Извини, - пробормотала она, между тем звонок над входной дверью зазвенел в третий раз. - Я не хотела.
        Она отползла в сторону, приподнялась, но нечаянно зацепилась ногой за мокрое полотенце и снова врезалась в Джека.
        Молодой человек схватил девушку прежде, чем она успела пошевелиться. Все-таки он рассчитывал, что когда-нибудь станет отцом.
        - Просто не двигайся, ладно?
        Валери подняла голову и попыталась сдуть влажные волосы, прилипшие к щеке.
        - Все это напоминает мне сериал «Третий не лишний»[11 - «Третий не лишний» - телесериал, который шел с большим успехом в 1977 —1984 годах. Сюжет построен на истории двух девушек, решивших пустить в качестве третьего жильца снимаемой ими квартиры мужчину. Джанет, Крисси, Джек и Ральф Ферли - это герои ситкома (комедии положений).].
        Неизвестно, что болело у Джека сильнее - голова или части тела, расположенные ниже пояса, однако, заглянув в карие глаза девушки, он невольно улыбнулся.
        - Тогда здесь определенно должен быть положительный герой.
        - Ты меня в этом убедил.
        На мгновение задумавшись, все ли он правильно сделал, Джек ответил:
        - Разумеется, ведь меня зовут Джек. Валери усмехнулась:
        - Тогда, наверное, я - Джанет.
        - Не Крисси?
        - Спасибо, у меня и так трудностей хватает.
        Джек рассмеялся. В дверь снова настойчиво позвонили.
        - Кажется, мистер Ферли теряет терпение.
        - Могу себе представить, - согласилась Валери, но ни один из них не пошевелился. - Ты часто смотришь ночные программы?
        - Я провожу много времени в маленьких заграничных гостиницах, так что капризничать мне не приходится. Иногда мне везет, и я нахожу хотя бы один англоязычный канал.
        - Я думала, что «Спасателей Малибу» можно смотреть на любом языке.
        Джек ухмыльнулся:
        - Верно, верно. Валери закатила глаза:
        - Мужчины!
        - Да, я знаю. Мы ничего не можем с этим поделать. Все мужчины пялятся на женщин в откровенных красных купальниках - это заложено в нашей ДНК. - Поддерживая девушку сзади, он осторожно помог ей подняться. - Эй, но каково пришлось бы вам без нас?
        Валери поправила свой промокший, измятый костюм.
        - Ну, при наличии достаточного количества батареек мы бы прекрасно справились.
        Сдавленно фыркнув от неожиданности, Джек смотрел вслед Валери, которая на цыпочках прошла по мокрой ковровой дорожке в гостиную, а оттуда направилась к парадной двери.
        - Красиво ушла. Ничего не скажешь, красиво.
        Молодой человек попытался рассмотреть в зеркале свой затылок, проверяя, образовалась ли там шишка. Втянув в себя воздух, когда кровь вновь заструилась по всем членам его затекшего, избитого тела, он прикинул ущерб, нанесенный ванной комнате и своей особе.
        Закончив уборку пола и забросив выжатые полотенца в ванну, Джек пришел к выводу, что времяпрепровождение в компании Валери Вагнер быстро превращается в контактный вид спорта. Причем такой, при котором парню следует обзавестись шлемом, наколенниками и, желательно, «ракушкой» для защиты главного достоинства мужчины.
        И все же, несмотря на некоторую худобу и невысокий рост - девушка была на полфута ниже него, - их отношения могли бы быть вполне гармоничными.
        К счастью для Джека, из прихожей донесся голос другой женщины, и молодой человек отвлекся от опасных мыслей. Да, это было чересчур, но он найдет себе другое развлечение, которое не закончится тесным общением с девицей, в чьей ванной он сейчас стоял. Что-нибудь соответствующее его нынешним вкусам. Например, блондинку с пышными формами, не склонную к долгим дискуссиям. Умным и не очень.
        Джек провел пальцами по волосам, отряхнул джинсы - теперь обе штанины промокли до колена. Затем молодой человек одернул на себе футболку и замер, сообразив, что он делает. Он прихорашивается. Но это не в его стиле! Кроме того, какая разница, как он выглядит. Все равно им сейчас займутся.
        Пожалуй, это был единственный случай, когда Джека не вдохновляла перспектива отдаться на милость двух женщин и разрешить им делать с собой все, что заблагорассудится. Вот уж точно, «Третий не лишний»!
        - Джек! - окликнула его Валери. - Не беспокойся насчет беспорядка. Выходи, познакомься с Джен. Она твоя большая поклонница.
        Последнюю фразу Валери можно было рассматривать как просто информацию, так и предупреждение.
        А может, Джеку это просто почудилось. Тем не менее, услышав новость, он застыл на месте. Вчера он обложился книжками Эрика, решив, что пролистает их на всякий случай. Самое страшное ждало его впереди. Ему предстояло принять участие в этих жутких фотосъемках. Справится ли он с этим испытанием?
        Однако действительно Джек осознал, что его ждет, когда вошел в гостиную и увидел Джен. Она таращилась на него с открытым ртом.
        - О боже! - выдохнула она. - Поверить не могу, что вижу перед собой Прекрасного Принца. Ох! Вы такой...
        Джен повернулась к Валери, улыбаясь до ушей и потрясенно хлопая глазами.
        - Женщины съедят его живьем, - провозгласила она, нервно смеясь, а затем снова перевела взгляд на Джека.
        Невысокая девчушка, ростом чуть больше полутора метров, дрожала от восторга с головы до пяток.
        - Извините, я не хотела вас обидеть, - спохватилась она, достала рулетку и развернула ее со щелчком. - Черт, одевать его будет крайне любопытно!
        «И раздевать», - читалось в ее подернутых поволокой глазах.
        В обычных условиях Джек только обрадовался бы такому повороту событий. Но даже он считал неправильным завлекать женщину в постель обманом, в том числе выдавая себя за другого. Конечно, после фотосессии...
        И тут до него дошло.
        Наверное, молодой человек не смог скрыть своих чувств, поскольку Валери нахмурилась и спросила:
        - В чем дело?
        - Давай ненадолго выйдем на кухню? - Он бросил взгляд на Джен. - Это займет всего пару минут.
        Не дожидаясь ответа, он развернулся и почти бегом покинул помещение. Наверное, хорошо, что он не сам приехал сюда, потому что еще пара секунд, и Джек забыл бы о своих обязательствах перед Эриком, с воплями бросился на улицу, сел в машину и направился бы в аэропорт. Пункт назначения: куда угодно, лишь бы подальше отсюда.
        - Что случилось? - повторила вопрос Валери, осторожно переступая через мокрые полотенца, все еще лежащие на полу кухни.
        - Я никому не смогу рассказать? Никогда? Или смогу?
        - О чем ты говоришь?
        Джек протиснулся в узкий проход рядом со столом, остановился, поглядев на развалившегося в кресле Гюнтера, и лишь затем сделал шаг по направлению к Валери.
        - О необходимости лгать, - ответил он, останавливаясь напротив нее. - Это не в моих привычках.
        - Отлично, - кивнула Валери, явно не понимая, к чему клонит молодой человек.
        - Может, я не тот парень, которого девушки приглашают домой, чтобы познакомить с мамой... Меня это вполне устраивает. Но я не подлец и не лжец.
        - Так, - медленно проговорила Валери. - Может, ты объяснишь мне, что именно тебя беспокоит?
        —Женщины. Особенно те, которые будут знать меня как Прекрасного Принца. - Джек скрестил руки на груди. - Каким тиражом вы планируете выпускать свой журнал?
        - Погоди, остынь. Ты имеешь в виду, что будет, если женщины станут узнавать тебя, Прекрасного Принца.
        - Я обещал, что приму участие в съемках, чтобы Эрик мог сохранить свою работу и наладить личную жизнь. И все, игра окончена. Но судя по реакции твоей подруги Джен...
        Джек уловил тень понимания в глазах девушки.
        - О! Ты думаешь, что тебе придется притворяться Прекрасным Принцем...
        - ...всегда. - Джек помолчал несколько секунд, с отвращением чувствуя, как у него внутри все холодеет от ужаса, поскольку собеседница не спешила развеять его тревоги.
        Валери прикусила нижнюю губу.
        - Я... Ты говорил, что работаешь в основном за границей? В... отдаленных регионах?
        Джек выпучил глаза.
        - Что?
        —Четверть миллиона, после того как начнется подписка, - тихо промолвила девушка. - Это только в США и Канаде.
        Видя, что кандидат на роль Прекрасного Принца пребывает в замешательстве, она добавила:
        - Это тираж «Хрустального башмачка». Хотя, как ты знаешь, мы заключили договор с Эриком на шесть номеров.
        - Ты хочешь сказать, что читатели забудут, как я выгляжу?
        Валери не торопилась отвечать.
        - Ну?
        - Э, да... Возможно. Во всяком случае, этого будет достаточно, чтобы тебя перестали узнавать на улицах. По крайней мере, в людных местах.
        Джека чуть не хватил удар. Прямо на кухне у Валери.
        - Но? - поинтересовался он, уловив нотки сомнения в ее голосе.
        - Но Эрик - наш представитель... Наш высокооплачиваемый представитель, и мы предполагаем использовать его лицо в рекламных целях. Он... Ты красивый мужчина. Естественно, женщинам нравятся красивые мужчины. Полагаю, реакция Джен служит тому доказательством. Поэтому мы, вероятно, будем публиковать твое фото рядом с каждой статьей Эрика.
        Джек начал ходить взад и вперед.
        - Ладно, ладно. В конце концов, это всего лишь на шесть месяцев.
        Потом он может устроиться внештатным корреспондентом где-нибудь за рубежом. Черт, он готов чистить креветок в Португалии, если это позволит ему укрыться от людских глаз, пока не отпадет необходимость врать.
        - Видишь ли...
        Джек повернулся вокруг своей оси.
        - Что? Что еще за «видишь ли»! Эрик сказал, что подписал контракт на шесть месяцев.
        - На шесть номеров. Журнал выходит раз в два месяца.
        - Год?! - Молодой человек вцепился себе в волосы. - Хорошо, хорошо. Но моя фотография появится на обложке только один раз.
        - Плюс фотографии, сопровождающие статью.
        - Убери их.
        Валери уставилась на несчастного парня.
        - Речь идет и о моей жизни, Валери. Я не хочу лгать людям, если меня остановят на улице. - Джек устало взглянул на нее. - Эрик продал миллионы своих книг, скрывая свое лицо.
        Ваш журнал тоже пойдет нарасхват, даже если моя фотография не будет появляться в каждом номере.
        Девушка вздохнула:
        - Решение зависит не только от меня, но я подумаю, что можно сделать.
        - У тебя получится. Давай покончим с этим цирком. - Молодой человек решительно двинулся мимо нее, но Валери остановила его, взяв за руку. Она в первый раз оказалась так близко с того момента, как они барахтались вместе на полу ванной.
        - Еще одна вещь, - сказала девушка.
        Джек посмотрел сначала на ее руку, затем взглянул ей в глаза. Он хотел бы разглядеть в них больше уверенности - веры в него и в успех всего предприятия. Но мог ли он винить Валери?
        - Что?
        - Ты должен остаться здесь.
        - Извини? Ты предлагаешь мне скрываться в твоем доме? Зачем?
        - Нет. - Валери покачала головой. - Я не имела в виду свой дом. Я подразумевала Соединенные Штаты, предпочтительно Вашингтон. Я не могу предсказать, какие требования предъявят к Эрику, когда первый номер выйдет в свет. Как ты понимаешь, я сделаю все возможное, чтобы свести их к минимуму, однако я не смогу отвечать отказом всякий раз, как возникает благоприятная возможность для рекламы журнала. В конце концов, я их директор по связям. Как я объясню подобное поведение хозяйкам компании?
        - Ты говорила, что мне нужно будет один раз прийти на съемки.
        - Я постараюсь, чтобы этим все и ограничилось. Обещаю. - Она твердо посмотрела на Джека. - Но обещаю только это.
        Молодой человек опустил руку, и ладонь Валери соскользнула.
        - Тогда остается только надеяться, что твое «постараюсь» - это чертовски сильная штука.
        Глава 6
        ХАРАКТЕР
        Вы немногое узнаете о мужчине, судя по его манере одеваться. Но вы сможете понять его гораздо лучше, понаблюдав, уютно ли он чувствует себя в своей собственной шкуре. Не смокинг украшает мужчину. Мужчина украшает смокинг.
        На следующее утро Валери нервно ходила взад-вперед, ожидая, когда Джек предстанет перед ней в новом облике. Фотограф и два его ассистента практически закончили установку оборудования. Хозяйки журнала еще не приехали. Эрик и Джен готовили Джека к первому этапу фотосъемок и, кажется, занимались этим целую вечность. Если дело и дальше так пойдет, они застрянут в студии до конца дня.
        - Из-за чего задержка? - крикнула Валери, прислушиваясь к происходящему за ширмами, которые отгораживали импровизированную раздевалку от остального помещения. - Найджел давно ждет вас.
        И это удовольствие обойдется нам в приличную сумму.
        Конечно, участие знаменитого Найджела Коула в создании обложки было вторым предметом ее гордости. Валери решилась пригласить его, исключительно руководствуясь принципом: не спросишь - не узнаешь. К ее великому удивлению, Найджел оказался тайным поклонником Прекрасного Принца. Впрочем, это была едва ли не единственная страсть Найджела, которую он скрывал.
        - Никаких задержек. Еще пара секунд трепетного ожидания, и он будет готов, - уверил девушку Эрик, появляясь из-за ширмы, а затем добавил с усмешкой: - Только не спрашивай, что у него трепещет.
        Прошло уже два часа, как они начали работать, однако Валери по-прежнему не могла отвести глаз от своего нового делового партнера. Впрочем, это был шаг вперед по сравнению с впечатлением от первой их встречи. Но кто мог предположить, что человек способен так измениться за сорок восемь часов?
        Вместо привычных брюк фирмы «Босс», кожаных ботинок «Шеллиз» и отутюженного пиджака «Пьер Карден», застегнутого на все пуговицы, на Эрике были надеты кожаные брюки «Дольче и Га-бана», почти непристойно облегающие его бедра, и темно-красный вязаный пуловер, который превосходно сидел на нем. От лохматой мальчишеской шевелюры не осталось и следа. Эрик сделал короткую стрижку, которая подчеркивала красивую форму черепа, и лишь спереди волосы были чуть длиннее, образуя живописный «ежик». Надо сказать, это сработало. Из Джорджа Клуни Эрик превратился в Джорджа Майкла. В его лучший период.
        «Я хочу этого парня», - возникла непрошеная мысль у Валери.
        Тут она заметила Джен, которая высунулась из-за ширмы.
        - Пожалуйста, скажи мне, что вы закончили, - взмолилась Валери.
        Вероятно, она зря выпила три чашки кофе. Нервы девушки гудели, как провода под напряжением, а перед ее внутренним взором полыхали слова «ОБМАН И МОШЕННИЧЕСТВО». Как неоновая надпись. Валери убедила себя, что ей станет лучше, когда начнется фотосъемка. И если повезет, это случится до прихода Мерседес, Вивиан и Авроры. Когда Джек окажется перед объективом Найджела, три дамы смогут только восхищаться им издалека. И чем дальше они будут держаться от Джека, тем лучше для Валери.
        —Мы закончили, - провозгласила Джен. Даже в серьезных очках от «Тины Фей» она выглядела как двенадцатилетняя девчонка, разыгрывающая из себя взрослую женщину. - Но я должна тебя предупредить...
        У Валери екнуло сердце:
        - Что?
        - Эй, все в порядке. Не нервничай, ладно? Ты же знаешь: я никогда тебя не подведу. Он - само совершенство. Больше ничего.
        «Если бы ты только знала», - подумала Валери. Но откуда Джен было знать? Никто не знал, кроме Эрика, Джека и Валери. Кроме Валери и больших неоновых букв.
        Валери и Джен вместе работали в журнале «Vanity Fair». Хотя Джен и выглядела на двенадцать лет, у нее было отменное чувство стиля, ничуть не хуже, чем у корифеев мира моды. Джен поручили одеть Хью Гранта в кожу и кольчужную сетку, полностью изменив его изысканный британский стиль. Как ни странно, Джен это удалось, причем довольно успешно. Этот номер «VF», в котором Хью впервые предстал в роли романтического героя и искателя приключений, разошелся едва ли не самым крупным тиражом. Кто бы мог предположить? Затем был Рассел Кроу, прогуливающийся в костюме из харрисского твида[12 - Харрисский твид - высококачественный твид ручного производства, вырабатывается на острове Харрис.] по английскому саду. И Джен вступила в игру.
        Ее имя стало синонимом нестандартных решений для журнальных обложек. Фотографы любили работать с Джен. Даже Найджел. И хотя близких друзей у Валери было немного, она считала, что может компенсировать их нехватку длинным списком деловых контактов, который заставил бы любого плакать от зависти. По своим каналам Валери узнала, что Джен ищет новую интересную работу, и немедленно обратилась за помощью к Вивиан. которая в прошлом сама подбирала костюмы звездам. Появление Джен стало третьей удачей Валери и заключительным элементом в создании убийственного трио.
        Впрочем, теперь слово «убийство» приобрело иное значение, и среди всех вариантов развития событий этот казался Валери наименее болезненным.
        - Мы знаем, что ты всегда творчески подходишь к делу, - начала девушка. - И в этом тебе нет равных. Но не забудь, что вчера мы договорились, что обложка должна быть более-менее традиционна. А вот со снимками, которые будут сопутствовать статьям в следующих номерах журнала, ты можешь импровизировать.
        Джен нахмурилась и окончательно выбралась из-за ширмы. В мешковатых брюках и коротком топике она казалась слишком молодой даже для того, чтобы приглядывать за детьми в качестве няни.
        - Ты хотела, чтобы я работала на тебя? Ты меня получила. Всю целиком, включая вдохновение, которое может осенить меня в любую минуту. - Миниатюрная женщина взмахнула рукой. - Не дергайся, пока не увидишь его.
        - Мы сняли студию до трех часов. Расписание Найджела... Впрочем, ты и без меня знаешь - ты и раньше с ним работала. Мне казалось, что мы сошлись на идее сказочного принца. Фрак, прическа и тому подобное. Неужели трудно...
        - Не трудно. Скучно. - Джен снова махнула рукой. - Я надела на него фрак. Но если этот парень - мечта всех женщин, значит, мы должны выйти за рамки традиционных сказочных образов. Читательницы «Хрустального башмачка» рассчитывают увидеть нечто большее, чем очередного элегантного зануду. - Джен отступила на шаг от ширмы. - Кроме того, я просто не могу упустить шанс поиграть с таким красавцем. Валери, клянусь, если ты увидишь его и у тебя не собьется дыхание, я последую твоему совету. Однако мне хотелось бы услышать мнение другого лица.
        - Доверься ей, - сказал Эрик и поднял вверх большие пальцы обеих рук.
        - Все готово, - окликнул их Найджел.
        Валери махнула фотографу, который беспокойно мерил шагами студию, и отметила, что от долговязого британца исходят почти осязаемые энергетические волны. Что это было - обычное волнение художника перед съемками или беспокойство Найджела объяснялось скорой встречей с Прекрасным Принцем? Может, она все же недооценила влияние, которое разоблачение окажет на международную аудиторию? Ведь даже великий Найджел Коул нервничает, как трехлетний ребенок, который в первый раз увидел «плей-до»[13 - «Плей-до» (play-doh) - нечто вроде пластилина, цветная, Единообразная субстанция, с которой дети могут развлекаться часами - мять в руках, лепить.].
        Найджел похлопывал ухоженными руками по штанинам свободных брюк и вытягивал шею, чтобы первым заметить Джека, когда тот выйдет из-за ширмы. Найджелу было под пятьдесят. У него были густые темные волосы, которые на висках изящно посеребрила седина, длинное лицо с заостренными чертами и светло-голубые глаза, наполовину прикрытые нависавшими веками. Его трудно было назвать красавцем, но в нем было нечто притягательное и загадочное, как в человеке, познавшем муки творчества.
        Когда Валери снова повернулась к Джен, она увидела, что Эрик пристально рассматривает Найджела.
        Отлично, только этого еще не хватало.
        - Будем надеяться, ты права.
        Джен лишь улыбнулась и, сделав шаг назад, театрально взмахнула рукой.
        - Женщины всего мира... и мужчины, - добавила она, кивком указав на Эрика и Найджела, которые подошли поближе, - разрешите представить вам... Прекрасного Принца.
        Валери показалось, что прошла целая вечность - достаточно, чтобы ее сердце замерло от внутреннего напряжения, - и наконец Джек вышел из-за ширмы.
        - Черт, - сдавленно прошептала Валери. Ей следовало сказать что-нибудь Джен, которая наверняка самодовольно ухмылялась в это мгновение, однако она не могла оторвать взгляд от мужчины, который стоял перед ней. И любая женщина, у которой в жилах течет красная кровь, поняла бы ее.
        На Джеке действительно был надет классический смокинг от Армани, который выбрали они с Джен, но это все, что осталось от образа Прекрасного Принца, о котором они условились.
        Джек был облачен в темное. Смокинг с черными атласными отворотами идеально сидел на нем. Накрахмаленная льняная рубашка жемчужно-серого цвета с плоскими отстроченными складками была расстегнута у горла. Джен не стала застегивать последние две пуговицы, чтобы выставить напоказ загорелую шею и подчеркнуть мужественную челюсть. Жемчужно-серый галстук-бабочка, подобранный в тон рубашке, свободно болтался вокруг открытого ворота, словно для того, чтобы привлечь внимание к волосам на груди мужчины.
        Нижнюю часть его костюма составляли свободные брюки, отделанные по низу тонкой атласной каймой. Широкий пояс подчеркивал узкие бедра и плоский живот. Впрочем, той же цели служил силуэт пиджака, расширявшийся кверху. Манжеты на рукавах были отвернуты, прикрывая костяшки загорелых пальцев, на которых отсутствовали какие-либо украшения. Ноги Джека тоже были загорелые. Валери заметила это, поскольку молодой человек шлепал по полу босиком.
        Кто же знал, что босые ноги, торчащие из-под черных брюк, смотрятся чертовски сексуально?
        Несомненно, Джен знала.
        Наконец Валери посмотрела в глаза Джеку и обнаружила, что во взгляде новоиспеченной фотомодели соединились возмущение и насмешливое удивление, если только такое сочетание в принципе возможно. Но именно это выражение лица делало облик Джека не просто земным и мужественным, а физически притягательным.
        Подбородок Джека покрывала легкая утренняя щетина, а волосы были искусно взлохмачены, словно Прекрасный Принц недавно встал с постели. И все женщины, несомненно, пожелали бы, чтобы это была именно их постель. А может, и некоторые мужчины. Валери не осмелилась оглянуться на Найджела. Противно смотреть, как мужчина пускает слюни.
        И потом, она все еще находилась в плену этих глаз. Рубашка и галстук в сочетании с черным костюмом и загорелой кожей дали невероятный эффект: серые глаза Джека как будто светились изнутри. Даже специального освещения для этого не требовалось. Валери казалось, что взгляд Джека проходит сквозь нее.
        Тут уголки его губ изогнулись в саркастической усмешке, и молодой человек спросил:
        - Ну как, я прошел тест?
        И - бах! - намек на улыбку довершил образ. Господи! Валери повернулась к Джен, и ей было плевать, что костюмерша просто лопалась от гордости. Она это заслужила.
        - Великолепно! Джен улыбнулась:
        - Вот поэтому мне и платят большие деньги. - Джен обернулась к Найджелу, который разглядывал Джека, не скрывая своего интереса. И восхищения. - У меня появилась еще одна идея. Надеюсь, вы не будете возражать. - Стилистка побежала к съемочной площадке, взмахом руки велев остальным следовать за ней. Схватив пурпурную бархатную подушку, обшитую золотыми кистями, и торговый знак компании - стеклянную туфельку в натуральную величину, которую обычно вручали участникам программ по смене имиджа, Джен передала оба предмета Джеку. - Я тут подумала: вместо того чтобы держать туфельку на бархатной подушке или стоять на одном колене, протягивая хрустальный башмачок, словно предлагаешь читательницам примерить его - хотя, конечно, нам потребуются такие снимки для статей в журнале...
        Не договорив, Джен подтащила Джека к белой драпировке, которая служила фоном, и начала крутить его туда-сюда, словно перед ней был не человек, а манекен: «Бедра ровно, плечи разверни, ноги поставь вот так...» Джен нимало не заботило, что поверх ее головы Джек то и дело бросал смущенные взгляды на Валери.
        Валери улыбнулась несчастной жертве и легонько повела плечом. Кто знает, может, процедура окажется более забавной, чем она ожидала.
        - Ладно, а теперь держи вот это, - распорядилась Джен и сунула молодому человеку подушку. - Вот так.
        Джек обхватил подушку рукой, держа ее в несколько небрежной манере.
        - Так, теперь возьми туфельку за каблучок. - Стилистка поправила его руку и вложила в пальцы башмачок наподобие хрустального бокала. - Отлично. А сейчас нам нужна бутылка шампанского. - Она развернулась, помчалась в раздевалку и через мгновение вынырнула с полупустой бутылкой.
        Валери послала удивленный взгляд Джеку, который улыбнулся ей в ответ и пожал плечами. Черт, этот парень обладал физической притягательностью. В смокинге или без него. Во всяком случае, сейчас совсем не смокинг завладел ее фантазиями.
        - Держи подушку под мышкой, возьми бутылку в ту же руку, - командовала Джен. - Обложка будет такой: ты пьешь шампанское из туфельки.
        - Джен... - попыталась вставить словечко Валери. Господи, они же готовят фотографии не для «Playgirl».
        Но Джек, чей взгляд неотступно преследовал ее, очевидно, понял, к чему клонит Джен. Его губы чуть изогнулись, и, глядя в упор на Валери, он налил немного шампанского в стеклянный башмачок. По-прежнему не отводя глаз, он отхлебнул из импровизированного бокала.
        - Так? - спросил он, чуть промокнув влажные губы рукавом.
        И когда он это сделал, возбуждение охватило всех присутствующих.
        Неожиданно Найджел защелкал фотоаппаратом и сделал серию снимков. Валери была столь захвачена маленькой сценой соблазнения, которую разыграл Джек, что забыла об остальных участниках фотосессии.
        - Отлично, - сказал Найджел, затем рявкнул: - Музыка!
        «Остановись, не делай этого», - изливали душу музыканты из группы «Frankie Goes to Hollywood»[14 - «FrankieGoestoHollywood» - музыкальная группа 80-х, «Relax, Don'tDoIt» - их хит.]. Такая мелочь, но казалось, что ударники стучали в такт щелчкам фотокамеры Найджела.
        - Да, да, - мурлыкал Найджел. - Налей шампанского в туфельку. Пей из нее, просто пей. Работай горлом. Еще раз. Фантастика! Теперь протяни туфельку ей.
        Словно выйдя из транса, Джек наконец перевел взгляд с Валери на Найджела и его аппаратуру и внезапно напрягся.
        - Нет, нет, - закричал Найджел. - Смотри на нее, приятель. Да, вот так. Забудь обо мне. Смотри на нее и пей за нее. Подай ей башмачок. Ты хочешь, чтобы она взяла его. Ты хочешь, чтобы она тоже отпила из него. Ты хочешь облить ее с ног до головы... Да, да! Прекрасно! Снято.
        Казалось, в этот момент Найджел был близок к оргазму.
        Валери это чувствовала. Она замерла, когда Джек направился к ней. Его насмешливая, дразнящая улыбка затягивала ее все глубже в ту мистификацию, которую они устроили. Но в том, как он смотрел на нее, ничего загадочного не было. Не важно, что этот парень больше похож на князя тьмы, чем на рыцаря в сверкающих доспехах. Да разве кто-нибудь обратит на это внимание, когда увидит то, что она видела сейчас?
        Окружающее пространство заполнила примитивная энергия, заставляя сердце Валери биться все быстрее в ритме, который уже никак не зависел от ритма музыки. Джек остановился меньше чем в десяти футах от нее, долил шампанского в хрустальную туфельку и поднес ее к губам. У девушки возникло такое чувство, что он стоял прямо перед ней: комната сжалась, музыка стала громче, ее сердце бешено колотилось. Ей казалось, что они остались вдвоем, и она наблюдала за его кадыком, пока он медленно пил шампанское, глядя ей прямо в глаза.
        Опустив туфельку, он сознательно вытер губы льняной манжетой. Пальцы Валери дрогнули в безотчетном стремлении прикоснуться к этим губам, почувствовать их тепло и влагу.
        Затем Джек поднял хрустальный башмачок, протягивая его девушке. «Фрэнки» увещевал ее: «Расслабься, не делай этого». Но Валери хотела это сделать, черт побери. Прямо здесь, прямо сейчас. Уголки губ Джека насмешливо приподнялись, в глазах зажегся дьявольский огонек, словно он читал ее мысли. Молодой человек сделал шаг вперед, готовясь налить шампанское. Ноги понесли Валери вперед.
        - Перерыв. Смена декораций. Продолжим через пять минут, - устало прорычал Найджел.
        Валери вздрогнула, затем быстро попятилась. Но все-таки она заметила, как Джек подмигнул ей, перед тем как вернуться на съемочную площадку. «Лукавый ублюдок», - подумала девушка. Но, черт возьми, ей хотелось догнать его. И проучить, чтобы мерзавец дважды подумал, прежде чем дразнить ее.
        - Черт, какая же я умница. - Джен удовлетворенно скрестила руки на груди. - И елки-палки, какой сексапильный мужчина. - Она ткнула Валери локтем в бок. - У вас купят больше журналов, чем вы сможете напечатать.
        Валери сглотнула, напрягая пересохшее горло. Сама же она взмокла с ног до головы.
        - Да, пожалуй, - прохрипела она. - Господи, Джен!
        - Я знаю, - отозвалась Джен, смеясь и обмахиваясь. - Настоящий Прекрасный Принц. Гляди, даже Стэнли от него без ума.
        - Не могу винить его за это, - пробормотала Валери, наблюдая, как Джек протянул пустую бутылку изнывающему ассистенту Найджела.
        - Если бы я только догадывалась, как он выглядит, когда читала его последнюю книгу... - Джен умолкла и прижала руку к сердцу. - Я перечитаю их все. Трудно поверить, что мужчина с такой внешностью способен понять, чего хочет женщина.
        Валери наконец отвела взгляд.
        - Он действительно дает хорошие советы.
        - Похоже, он во всем хорош. Он именно такой человек, каким представляется в своей рубрике.
        Веселый, остроумный, очаровательный. И даже более того - логичный, рациональный, уверенный в себе. Честно говоря, я не верила, что такие мужчины встречаются в реальной жизни. Подумать только, я почти дала себя убедить, что эти статьи написаны женщиной! - Джен оглянулась на Джека. - Но он существует! Он нашел свое место в жизни как мужчина и не боится это продемонстрировать. - Стилистка вздохнула. - И мне выпала честь одевать его. - Тут она подняла глаза на Валери. - И раздевать. Я должна была бы отказаться от гонорара ради этой привилегии. - Джен поправила волосы и добавила: - Впрочем, последнее не обязательно.
        Махнув рукой, она удалилась за ширму, чтобы подготовить одежду для следующего эпизода.
        Стэнли раздобыл еще одну бутылку шампанского. «Если дело пойдет так и дальше, они все напьются к концу съемок, - подумала Валери. - Хотя, может, оно и к лучшему».
        Пока Найджел объяснял Джеку, как преклонить колено и расположить подушку, на которой стояла хрустальная туфелька, к Валери подошел Эрик.
        - Он неплохо справляется со своей ролью, не правда ли?
        - Да, - согласилась Валери. - Это действительно так.
        Эрик улыбнулся.
        - Мне кажется, ты удивлена. Я сказал тебе, что все получится.
        - Дело еще не кончено. Нам удался только первый шаг. Младенческий шаг. Джек еще не общался с...
        И в этот момент в студию впорхнули, прошествовали, ворвались феи-крестные.
        - Ах, какая жалость, что мы опоздали! - запыхавшись, воскликнула Аврора - та, которая порхала, как бабочка. - Не знаю, о чем думал наш шофер, когда выбирал дорогу.
        - Возможно, он просто выполнял твои указания? - заметила Вивиан с ироничной улыбкой. Грациозно выступая, она проследовала за своей приятельницей. - Здравствуйте, дорогие мои! Где наш герой?
        - Ради бога, Виви, неужели ты не можешь подождать, пока нас представят, как подобает? - В помещение, широко шагая, вошла Мерседес - ну прямо Беатрис Артур из сериала «Золотой возраст»[15 - «Золотой возраст» - сериал телекомпании Эн-би-си, появился на экранах в 1985 году и входил в десятку лучших программ в 80-х годах. Беатрис Артур (настоящее имя: Бернис Франкель) исполняла роль Дороти Зборнак.]. - Где Валери?
        - Я здесь. - Валери махнула рукой, затем, полуобернувшись к Эрику, прошептала: - Соберись. Вот теперь начнется настоящее веселье.
        Хотя из всей троицы только Вивиан носила туфли на высоченных шпильках, она первая пересекла просторную студию, огибая осветительные приборы и переступая через кабели с ловкостью профессиональной танцовщицы из Лас-Вегаса.
        Валери не удивилась бы, узнав, что Вивиан танцевала в стрип-клубе на определенном этапе своей нескучной жизни. Во всяком случае, у нее был подходящий гардероб. И ноги. Пусть даже они были коротковаты. Хотя теперь ее телосложение наводило на мысль о пожарном гидранте, а не о танцовщице, и даже на высоких каблуках она оставалась самой низенькой из трех женщин.
        Некогда Вивиан пользовалась известностью как стилист и костюмер, работавший с голливудскими звездами, но и сейчас она любила произвести впечатление, появившись на публике в эффектном туалете. Сегодня в честь новой модели, чье лицо появится на глянцевой обложке журнала, она высоко взбила и закрепила лаком свои ярко-рыжие волосы. Густо подведенные глаза и хорошо скорректированные брови смотрелись выразительно благодаря румянам и четко прорисованному контуру губ. На женщине была надета короткая юбка, сшитая из мягкой черной кожи. Красные туфли на высоком каблуке с ремешком, застегивающимся вокруг щиколотки, удачно сочетались с черно-красной блузой, которая у талии затягивалась шнурком на манер корсета.
        Хотя талия Вивиан не становилась меньше в объеме, этот прием позволял придать воздушную пышность ее груди. Впрочем, экстравагантная дама первой признала бы, что каждые пять лет делает подтяжку и увеличивает размер бюста. Валери мечтала, чтобы когда-нибудь внешний вид Вивиан перестал вызывать у нее удивление. Хотя сомнительно, что она проработает в «Хрустальном башмачке» достаточно долго.
        - Ах, да вы только посмотрите! - вскричала Вивиан, откровенно восхищаясь Эриком. Вернее сказать, его кожаными штанами. И тем, как они сидели на нем. Женщина подмигнула Валери.- Я понимаю, почему ты никому не хотела его показывать, милочка.
        Затем она обратилась к Эрику:
        - Но хоть убей, я не могу понять, почему вы так долго прятались от нас. - Эрик улыбнулся, и Вивиан сделала вид, что падает в обморок. - Милый мальчик, - сказала она, взволнованно погладив его по руке. - Будьте осторожны, выбирая мишень для своих чар.
        Эрик коротко рассмеялся, и Валери втиснулась между ними.
        - Вивиан, я должна кое-что вам сказать. Всем вам, - громче произнесла она, привлекая внимание Авроры. - Это Эрик Жермен, но на самом деле он менеджер Прекрасного Принца. - Видя замешательство во взгляде своих покровительниц, девушка поспешила продолжить запланированную речь. - Я понимаю, что это сюрприз для всех нас, но Эрик является официальным представителем Прекрасного Принца, так что с юридической точки зрения это не вызовет проблем. Мы знаем, как тщательно Прекрасный Принц оберегает свою тайну. Он просто принял меры предосторожности, чтобы никакие случайности не помешали его появлению на обложке - и выходу первого номера журнала. - Валери повернулась к Эрику. - Это Вивиан Депальма. Эрик протянул руку:
        - Мисс Депальма. Мне было очень приятно работать с вами. Я рад, что могу наконец встретиться с вами лично.
        - Ах, дорогой, я наслаждалась, слушая ваш голос во время телефонных переговоров. - По телу Вивиан пробежала легкая дрожь, когда она взяла молодого человека за руку. - Видите ли, - продолжила она, окинув его оценивающим взглядом. - Мы ищем модели для следующих номеров. Вы никогда не позировали перед камерой? Возможно, вы расскажете мне об этом.
        И рыжеволосая дама игриво улыбнулась. Эрик расхохотался, сжимая руку Вивиан в своих ладонях.
        - Мне жаль, но должен сообщить вам, что никогда ничем подобным не занимался. Ни в профессиональном, ни в каком-либо другом смысле, - добавил он, подмигнув.
        Вивиан придвинулась ближе и взяла молодого человека под руку.
        - Ну, это можно изменить.
        - Ох, Виви, ради всего святого, дай бедному мальчику перевести дух, - встряла Аврора. Ее шелка колыхались, а голос был теплый и бархатный. Чуть заметный аристократический южный акцент выдавал в ней уроженку Чарлстона. Женщина протянула обе руки, унизанные тяжелыми кольцами. - Как я рада встрече с вами! - проговорила она, улыбаясь и томно прикрыв ресницы. - Меня зовут Аврора Фавро. Мы беседовали с вами по телефону частным образом.
        Последняя фраза явно предназначалась Ви-виан. Дамы вели бесконечную игру, состязаясь, у кого из них больше кавалеров.
        Человек неопытный и непосвященный сразу отдал бы пальму первенства Вивиан за хитрость - не говоря уже о числе сердечных побед, однако Валери общалась с обеими женщинами достаточно долго и знала, что не стоит недооценивать Аврору.
        Эрик ловко вывернулся из цепкого захвата Вивиан - что само по себе требовало недюжинного мастерства - и сжал руки Авроры в своих.
        - И я рад видеть вас, мисс Фавро. Но думаю, сейчас вы всего охотнее встретились бы с мужчиной, по-настоящему заслуживающим вашего внимания.
        - Дорогой, я никогда не обойду вниманием мужчину, который этого заслуживает.
        К собравшимся присоединилась Мерседес, которая успела налить себе бокал шампанского. Она оглядела Эрика, слабо улыбнулась ему и затем повернулась к Валери, всем своим видом демонстрируя, что недовольна своим новым приобретением.
        - Мне казалось, мы договорились, что обложка будет выполнена... в более традиционном стиле.
        Эрик протянул руку:
        - Должно быть, вы мисс Браунинг. Меня зовут Эрик Жермен, но я не ваш Прекрасный Принц.
        - Это как сказать, - промурлыкала Вивиан, мелкими глотками потягивая шампанское из своего бокала.
        Мерседес вскинула бровь.
        - Прошу прощения?
        - Я менеджер и юридический представитель вашего нового сотрудника.
        Валери снова стала объектом недовольства для Мерседес.
        - Что здесь происходит? Мы подписали договор с этим человеком, не так ли?
        Валери быстро повторила предыдущее объяснение, и Эрик помогал ей, как мог.
        Хмурые морщины на лбу Мерседес не разгладились.
        - В высшей степени необычно, - мрачно резюмировала она, выслушав рассказ. - Не могу сказать, что такой поворот событий вызывает у меня энтузиазм. Но что сделано - то сделано. Время - деньги, поэтому нам не следует тратить его попусту. - Она посмотрела на Эрика. - Не хочу обидеть вас, но мы договорились, что на съемках будут присутствовать только основные действующие лица. Даже Элейн не была приглашена.
        В этот момент из-за ширмы вынырнул Джек.
        - Поверьте мне, он однозначно принадлежит к этой категории. - Мужчина остановился рядом с Эриком и оглядел своего приятеля с головы до ног. - А еще он любит таскать вещи из чужих шкафов. Звонил Рики Мартин. Он требует, чтобы ты вернул его брюки.
        Эрик усмехнулся:
        - Только при условии, что он разрешит мне сделать это лично.
        Валери опустила голову и вознесла горячую молитву.
        Вивиан вопросительно подняла бровь:
        - Так вы?..
        - Боюсь, что да, - отозвался Эрик, притворно скорчив недовольную гримасу.
        Вивиан пожала плечами.
        - Что же, удовольствия должны быть доступны не только женщинам.
        - Говори за себя, - фыркнула Аврора. Мерседес повернулась лицом к Джеку, по-видимому решив не обращать внимания на своих ненасытных партнерш, милостиво улыбнулась и протянула руку:
        - Я Мерседес Браунинг. Я рада, что мы наконец-то встретились.
        К чести Джека, он даже не взглянул на Валери и Эрика в поисках поддержки. Открыто улыбнувшись, словно он был самым настоящим Прекрасным Принцем, молодой человек взял руку Мерседес и накрыл ее своей ладонью.
        - Меня зовут Джек Ламберт. Надеюсь, вы простите меня за эту хитрость. Я тоже счастлив встрече с вами.
        Вивиан сделала шаг назад, рассматривая Джека от его босых ног до расстегнутого воротника, затем тоже подала ему руку.
        - Я твердо верю, что это знакомство доставит нам обоим огромное удовольствие. - Улыбка Джека стала еще шире, когда он поздоровался за руку с рыжеволосой дамой. - Иначе зачем вообще заводить новые знакомства, не правда ли? - Вивиан вздохнула и подмигнула Валери. - Он стоил того, чтобы подождать.
        Аврора выступила вперед и протянула руку ладонью вниз. Только женщина, родившаяся и получившая воспитание на юге, могла проделать этот маневр с такой естественной грацией.
        Валери едва удержалась, чтобы не закатить глаза, когда Джек галантно склонился над протянутой рукой. Дамы поверили в их ложь. И даже Джек начинал вживаться в роль. Валери должна была скакать от восторга. Пока все шло прекрасно.
        Но она вздохнет с облегчением, когда эта часть спектакля завершится. При определенных условиях Джек мог изображать Прекрасного Принца, но он понятия не имеет, с кем затеял игру. Эта троица могла перехитрить лисицу в ее логове. Остается только надеяться, что ни одна из них не увидит содержимого шкафа, который стоит у Джека в спальне.
        К счастью, в этот момент Найджел захлопал в ладоши:
        - Пора! Пора!
        Появилась Джен, улыбнулась, кивнула феям-крестным и утащила Джека за ширму, чтобы сотворить с ним очередное чудо.
        Эрик направился вслед за ними.
        - Дамы, - промолвил он, отвесив легкий поклон, и скрылся в раздевалке.
        Вивиан и Аврора дружно вздохнули и сделали глоток шампанского.
        - Лично мне безразлично, гей он или нет. Выглядит очень аппетитно, - шепнула Аврора.
        - Да уж, так и съела бы, - согласилась с ней Вивиан.
        Мерседес пропустила мимо ушей комментарии своих подруг и устремила озабоченный взгляд на Валери.
        - Мы заключили договор с Найджелем на определенное время. По какой причине вы еще не приступили к работе?
        - Но мы уже приступили, - сообщила Валери. - Жду не дождусь, когда вы увидите пробные снимки. У нас будет столько отличных фотографий, что самым сложным окажется выбрать среди них одну.
        - Но он был босиком. И галстук развязан. Не говоря уже о лохматой голове.
        - Будто он только что встал с постели, - одобрительно вставила Вивиан.
        Аврора кивнула и поднесла бокал к губам. Мерседес сурово взглянула на легкомысленных приятельниц и спросила Валери:
        - Полагаю, вы не заставили его позировать в таком виде?
        Валери сжала руку Мерседес.
        - Я вас понимаю. Я тоже сомневалась поначалу. Но Джен - новатор по своей природе, поэтому мы ее и наняли. Доверьтесь ее интуиции.
        Я видела его перед камерами и знаю, что мы попали в яблочко.
        Мерседес нахмурилась:
        - Так или иначе, я буду чувствовать себя лучше, когда увижу пробные снимки. Да и ситуация в целом довольно необычная. Вы знали об их маленькой уловке?
        - Только что узнала, - выкрутилась Валери и вознесла безмолвную благодарственную молитву, когда внимание Мерседес привлек другой предмет.
        - Что он сейчас делает? - Она вытянула шею, как журавль, но не могла разглядеть, что происходит за ширмой.
        - Помните, я предлагала составить портфолио, чтобы у нас всегда были под рукой фотографии для будущих номеров и рекламных материалов? - Валери настойчиво уводила фей-крестных подальше от раздевалки, заманивая их к столику с едой, который был установлен в углу. - Джен предложила использовать несколько образов на основе тех заметок, которые я делала во время наших бесед. Мы подготовим как можно больше фотографий, на которых Прекрасный Принц будет изображен в разных ракурсах и разной одежде. Так мы сможем использовать имя Наиджела в других номерах... - Валери сделала паузу и, наклонившись к трем женщинам, закончила шепотом: - Не платя ему гонорар и не тратя деньги на аренду павильона.
        Аврора улыбнулась.
        - Ты, как всегда, умница. Заботишься о нашей выгоде, продумываешь все наперед. И несмотря на небольшой сюрприз, который ждал нас сегодня, мы остались весьма довольны. - Она обернулась к партнершам: - Не правда ли, дорогие?
        Валери задержала дыхание, но Мерседес и Вивиан улыбнулись и согласно кивнули.
        Через несколько мгновений Джек снова появился из-за ширмы.
        - Джинсы? - промолвила Вивиан, с сомнением глядя на Валери. - И... шотландка?
        Все три начали пробираться к съемочной площадке, но девушка удержала их:
        - Доверьтесь Джен. У нее полно отличных идей. Вы хотели что-нибудь домашнее и уютное, как противоположность формальным снимкам.
        - Когда мы говорили «домашнее», мы не имели в виду дворовую распродажу[16 - Дворовая распродажа - дешевая распродажа ненужной домашней утвари. Обычно организуется в выходной день во дворе или в гараже.].
        - О какой распродаже ты говоришь, Аврора! - рассердилась Вивиан. - Я пока еще в курсе последних модных веяний. И если я не ошибаюсь, это джинсы фирмы «Diesel», к тому же они бесподобно сидят на этом парне. А рубашка из новой коллекции «Thierry Mugler», которая поступит в продажу этой осенью. Кстати, как вам удалось ее достать?
        - Спросите Джен. Она просто чудо, - ответила Валери.
        Полинявшие джинсы сидели на Джеке как влитые, облегая его бедра. Мягкая рубашка с коротким рукавом из бело-зеленой клетчатой материи была надета на белую футболку. Наряд хорошо сочетался с загорелой кожей, и серые глаза Джека вновь наполнились внутренним светом. Теперь Прекрасный Принц выглядел спокойным и доступным.
        Декорации тоже претерпели изменения. На площадке появилась оконная рама из светлого дуба, занавешенная мягкой голубой тканью, а перед окном стояла пальма в горшке. На первом плане находился темно-зеленый пуф. Джен и Найджел совещались, решая, как усадить Джека для следующего раунда фотосессии.
        - Женщины хотят видеть в нем достижимую цель, - объясняла Джен. - Парня, которого они могут встретить на улице.
        Она надела на Джека очки в тонкой проволочной оправе. Джек тут же их снял. Последовали короткие переговоры, Найджел вставил замечание, затем очки вернулись на нос Джека. На колене у молодого человека лежала открытая книга. Джеку было велено взглянуть в камеру так, словно кто-то - очевидно, женщина - окликнул его по имени.
        - Должна заметить, я бы не отказалась встретить такого парня на улице, - не удержалась Вивиан. - Еще шампанского?
        Она наполнила до краев три бокала. Между тем Найджел подошел к Валери.
        - Ему нужна... мотивация, - пояснил он. - Он какой-то безжизненный.
        Когда Валери заартачилась, Джек усмехнулся и сказал:
        - Да, я безжизненный. Попробуй мотивировать меня.
        Феи-крестные зашушукались, а Валери вдруг захотелось придушить Джека за то, что он не может тихо и мирно выполнить свою часть работы. Она знала, что ей придется с ним нелегко. Кажется, все в ее жизни давалось ей с большим трудом.
        Чувствуя, что назревает проблема, Эрик сделал шаг вперед, но Валери подняла руку, останавливая его. Она послала своим покровительницам счастливую улыбку. В ответ Аврора принялась обмахиваться веером, а Вивиан подмигнула. Раз Найджел хочет, чтобы она участвовала в представлении, она будет участвовать. Не в ее интересах устраивать сцены, которые разрушат тщательно продуманный план действий. Но когда съемки закончатся, она побеседует с Джеком наедине.
        Судя по реакции женщин на Джека, которую Валери наблюдала сегодня, ей придется тщательно отбирать возможности для раскрутки журнала, чтобы дать мощный толчок к его развитию, после того как «Хрустальный башмачок» попадет в продажу.
        И если Джек думает, что может развлекаться, играя с ней в кошки-мышки, он скоро убедится, что ошибся.
        Глава 7
        ИНСТИНКТЫ
        Они есть у каждого из нас. Вопрос в том, когда мы должны следовать их зову, а когда - направить энергию в другое русло. Мужчины не слишком искусны в расшифровке намеков, поэтому не тратьте время на деликатность. Если его порыв не находит у вас отклика, дайте ему в руки баскетбольный мяч или отправьте в гольф-клуб, где он сможет поиграть на открытом воздухе.
        -Ты предпочел мне другого? - Прижав трубку ухом к плечу, Джек набирал текст и говорил по телефону. - Оставил меня ради какого-то биржевого аналитика.
        - Управляющего инвестиционным банком. Он гораздо красивей тебя, - возразил Эрик. - И что еще более важно, он угощает.
        - Да, но подаст ли он тебе холодное пиво, пиццу в глубокой тарелке и бейсбол на большом экране?
        - Меня волнует совсем не размер телевизионного экрана.
        Джек думал, что неплохо справился с проблемой сексуальных предпочтений. Но вот над сопутствующими образами ему предстояло поработать.
        - А мне всю жизнь твердили, что размер не имеет значения.
        Эрик рассмеялся:
        - Тебе соврали.
        Джек мгновенно парировал этот выпад:
        - Эй, я же не говорил, что это высказывание было адресовано лично мне.
        - Не забывай, я видел тебя голым. Джек заржал:
        - Да, я помню твой завистливый взгляд.
        - Но уж точно не похотливый.
        - Я сражен, - отозвался Джек, притворяясь опечаленным. - И двух недель не прошло с тех пор, как ты открыто заявил о своих наклонностях, и вот меня уже выбросили на обочину. А ты обещал, что ничего не изменится.
        Эрик хихикнул:
        - Я долгие годы наблюдал, как женщины делали из тебя дурака. Теперь пришел твой черед сидеть дома и беспокоиться за меня. Кроме того, ты остался один по собственной воле.
        - Я доволен своей жизнью.
        - Знаешь, - начал Эрик, и его голос стал серьезным, - прошел уже не год и не два. Тебе не кажется, что пора...
        - Что тебе пора на свидание? Да, кажется. Эрик не отшутился, как обычно, и Джек, вздохнув, продолжил:
        - Послушай, у меня все хорошо. Я уже и думать забыл о разводе...
        - Тебе не Шелби нужно забыть. Я знаю, что она тебя больше не волнует. Тебе нужно преодолеть страх перед неудачей.
        - Ты имеешь в виду опасения не оказаться на высоте в самый важный момент. Если тебе нужно поговорить об этом...
        - Ладно, ладно. Можешь меня не слушать. Ты же у нас профессионал. Я лишь хочу сказать, что ты слишком закрылся, на мой взгляд. А ведь человеческая жизнь так коротка.
        На этот раз удар достиг цели, и Джек понимал, что Эрик сделал это осознанно. Они оба знали, что такое непрожитая жизнь.
        - Эй, я просто пытаюсь жить весело. И пока меня не интересуют серьезные и длительные отношения.
        - Я не говорю: иди и найди себе кого-нибудь, с кем ты будешь жить долго и счастливо. Мне лишь кажется, что ты мог бы стать более восприимчивым к новым возможностям.
        Джек нахмурился:
        - У тебя есть на уме что-то конкретное? Что, у Брюса есть сестра?
        - Его зовут Брис. Нет, сестры у него нет. Никаких тайных намерений с моей стороны, - заявил Эрик, затем продолжил лукаво: - Конечно, я заметил пылкие взгляды во время фотосессии. Их хватило бы, чтоб растопить полярные льды. Впрочем, я не люблю совать нос в чужие дела.
        Джек рассмеялся:
        - Расскажи об этом кому-нибудь другому. А то, что ты видел, называется актерской игрой.
        - Это называется отрицанием.
        Джек нажал команду «Сохранить» и откинулся в кресле.
        - Ты серьезно считаешь, что в нынешней и без того запутанной ситуации я могу думать о романе с Валери?
        - Я всего лишь говорю о том, что видел.
        - Не ты ли твердил мне, что глупо чрезмерно увлекаться чем - или кем-либо, - если это происходит слишком быстро?
        - Это было до того, как я перестал скрывать свою сущность, - пошутил Эрик. - И осознал, как долго я не принимал себя. Лишь мне одному известно, в чем я себе отказывал.
        - Не буду с тобой спорить, - сказал Джек серьезно. - Однако мне кажется, что тебе самому имеет смысл воспользоваться этим советом сегодня вечером. Не к чему торопить события.
        - Я знаю Бриса довольно давно. И давно мечтал о таком человеке. Мне всегда казалось, что мы отлично поладим, но я не мог рисковать. Поэтому я поддерживал с ним дружеские отношения. Теперь в этом нет необходимости. - Тон Эрика сменился с мечтательного на веселый. - Не беспокойся, папочка, я знаю все о безопасном сексе.
        - Пошляк, - фыркнул Джек и повесил трубку, не дослушав, пока Эрик отсмеется.
        «Брис, Брюс, или как там его зовут, не упустил свой шанс», - подумал Джек, заканчивая электронное письмо. По крайней мере, он не проболтался, что Валери обещала зайти. Уже не в первый раз за последние две недели в его памяти всплыли события, произошедшие в павильоне для съемок. Эрик мог бы и не упоминать о пылких взглядах. Джек и сам отлично их помнил.
        К письму молодой человек прикрепил статью о Томасе Эрнандо, который выиграл соревнования на выставке «Крафтс» по флай-болу вместе со своей собакой, спрингер-спаниелем по кличке Таффи-Туда-Сюда, и отправил сообщение редактору «Евроспорта». Джек подрабатывал внештатным корреспондентом: писал популярные очерки о спортсменах, занимающихся самыми разными видами спорта, от джай-алай[17 - Джай-алай - игра в мяч, популярная в штате Флорида. Сходна с гандболом.] до пикл-бола[18 - Пикл-бол - игра, нечто среднее между бадминтоном и теннисом, в которой принимают участие четыре человека.]. Больших доходов ему это не приносило, но давало возможность оплатить счета, пока он не найдет постоянную работу.
        Джек сознательно игнорировал тот факт, что на микроволновке, среди кипы счетов, лежал чек на пятьдесят тысяч долларов. Эрик запихнул его туда во время своего последнего визита в начале недели, поскольку Джек упорно отказывался обсуждать денежные вопросы.
        Несмотря на обмен пылкими взглядами, он никогда не включил бы фотосъемки в список десяти любимых способов провести выходной. Ему не нравилось играть в переодевания. Равно как и позировать перед камерой. Джек предпочитал стоять сзади и слева с диктофоном в одной руке и блокнотом для записей в другой. Но если, изображая Фабио Лайта, он поможет Эрику выбраться из неприятностей, что ж - цена невысока. Джек искренне надеялся, что эти ребята знали, что делали, когда поместили его физиономию на журнальную обложку.
        Пожилые дамы из «Хрустального башмачка» остались им довольны. Но из его памяти не выходила реакция другой особы. Валери выглядела потрясенной, когда он появился на площадке в смокинге и босиком. Джек чувствовал себя глупо из-за взъерошенных волос и легкой щетины на подбородке. И это продолжалось, пока ему не взбрело в голову разыграть перед Валери сцену со стеклянной туфелькой. Валери была настроена чрезвычайно серьезно, и Джеку показалось, что будет забавно над ней покуражиться. Очень забавно, честно говоря.
        Слава богу, что хозяйки журнала не явились несколькими минутами раньше. Джек полагал, что увидит трех престарелых дуэний, которые давным-давно свели близкую дружбу с косметическим хирургом. Ничего подобного! Конечно, все три дамы были искусно причесаны и напомажены, однако более невероятных главных исполнительных директоров успешной компании Джек не мог себе представить. Валери не шутила, когда превозносила их деловую смекалку. И в первую очередь это касалось Вивиан Депальма. Хотя проницательный взгляд Мерседес Браунинг тоже мог напугать кого угодно.
        К счастью, Эрик выдумал срочную встречу, на которую они якобы должны были отправиться сразу после того, как Найджел сделает последний снимок. От внимания Джека не ускользнуло облегчение, появившееся в тот миг на лице Валери. Молодой человек готов был следовать указаниям своего приятеля, тем более что он даже не прикоснулся к пленкам с записями переговоров, однако недоверие Валери его задевало.
        Девушка появилась на пороге его квартиры через день и прочла ему лекцию о том, как важно, чтобы он залег на дно на случай, если кто-нибудь из участников съемок сболтнет лишнее. Она посоветовала Джеку обращаться напрямую к ней или к Эрику, если возникнут какие-либо вопросы или затруднения. Ах да, еще она попросила его почитать в свободное время книги Эрика. Просто на всякий случай.
        На всякий случай. Джек терпеть не мог эту фразу.
        Ее мобильник звонил не переставая, и в конце концов она умчалась как на пожар, а растерянный Джек остался один, к своей великой досаде осознав, что его влечение к этой женщине только усилилось. Что казалось странным, независимо от происшествия на съемках. На Валери был один из ее традиционных деловых костюмов. Макияж сдержанный, неброский, волосы безжалостно усмирены. Как начал понимать Джек, именно в этом состоял стиль «Хрустального башмачка». В этой девушке, казалось, не было ничего привлекательного. И все же чем-то она его зацепила. К счастью, сама того не сознавая.
        С того времени она звонила несколько раз, предлагая встретиться и обсудить различные варианты действий, в зависимости от того, как пойдут дела после выхода журнала в продажу. И всякий раз Джек отказывался под разными предлогами. Он убеждал себя, что сердится на Валери за недостаток веры в его способности, твердил себе, что ни один нормальный мужчина не впустит такую женщину в свою жизнь. Он ведь не хочет, чтобы она завела привычку приходить к нему, когда вздумается, ради составления повседневного расписания, - а она обязательно будет это делать, пусть даже неосознанно. Но спустя несколько дней, а вернее, ночей Джек начал подозревать, что избегает девушку по другим причинам: вероятно, он надеялся, что постепенно его интерес к ней угаснет сам собой.
        Звонок в дверь отвлек его от мыслей о Валери. Джек бросил взгляд на часы в нижнем углу монитора компьютера: семь часов двадцать девять минут тридцать секунд. Как раз вовремя.
        - Вот это да.
        Валери застала его врасплох сегодня утром, когда он углубился в сочинение статьи и рассеянно взял трубку, не посмотрев на определитель номера. На этот раз девушка не стала просить Джека о встрече, а просто предупредила, что придет к нему домой в семь тридцать, пообещав пустить по его следу Гюнтера, если не застанет его на месте. Затем, не дожидаясь ответа, она отключилась. И слава богу, поскольку Джека до слез насмешила ее угроза, хотя он сам не мог понять почему.
        В дверь снова позвонили. Джек выключил компьютер и встал из-за стола, внезапно осознав, что соскучился по своей новой приятельнице. Причем его чувства не имели ничего общего с делом, которое свело их вместе. К черту Эрика со всеми его теориями о пылких взглядах! «Это всего лишь бизнес», - пробормотал Джек. Кроме того, за исключением нескольких мгновений во время съемок, Валери не дала ему ни единого повода считать, что проблемы с концентрацией внимания были взаимными.
        Более чем когда-либо Джек пожалел, что Эрик бросил его на съедение волкам - точнее сказать, росомахам, - и почувствовал непреодолимое желание переодеть футболку и посмотреться в зеркало. Господи, что на него нашло? Джек открыл дверь и был застигнут врасплох второй раз за день.
        Поняв, на что уставился Джек, Валери бросила быстрый взгляд на свои ноги, затем подняла голову и, когда молодой человек наконец посмотрел ей в лицо, скорчила гримасу:
        - В чем дело? Ты никогда не видел женщину в джинсах?
        - Конечно видел. Просто я никогда не видел, чтобы ты надевала что-нибудь, кроме своих строгих деловых костюмчиков.
        На мгновение ему удалось сбить ее с толку, но Валери быстро оправилась:
        - Знаешь, у меня есть и другая одежда. Ты ведь не думаешь, что я сплю в строгих деловых костюмчиках, правда?
        Джек усмехнулся:
        - Вообще-то, я не был уверен.
        Он сделал шаг назад, жестом пригласив нахмурившуюся девушку войти.
        И только когда она прошла мимо него, молодой человек заметил ее портфель.
        - Заткнись, - буркнула Валери, даже не взглянув на него.
        - Разве я что-нибудь сказал? - невинно поинтересовался Джек.
        - Тебе не нужно ничего говорить. Твой взгляд был весьма красноречив.
        Она обратила внимание на выражение его глаз? Ни о чем другом Джек думать не мог. Боже, это нездорово. Пора найти себе подружку. Или чем-нибудь заняться. Чем угодно, лишь бы отвлечься от тех мыслей, которые посещали его каждый раз в присутствии Валери Вагнер. И с кем угодно, лишь бы это была не Валери Вагнер. Потому что иначе он совершит страшную глупость.
        В самом деле?
        Он был искренен с Эриком, когда говорил, что преодолел воспоминания о Шелби и разводе. Он совершенно серьезно заявил, что не хочет завязывать новый роман. Ладно, возможно, Эрик попал в точку, говоря о страхе перед неудачей. Никто не любит признаваться в собственных ошибках, и Джек не был исключением. Оглядываясь назад, он понимал, что брак с Шелби представлял собой импульсивное решение двух людей, находившихся под слишком сильным воздействием алкоголя и слишком сильно увлеченных друг другом, чтобы ясно сознавать долговременные последствия своих поступков. Здравомыслие то было или нет, но, когда Джек думал, что в его жизни может вновь начаться кавардак, сердце замирало у него в груди. И какая разница, по какой причине. Джек обязан был внять предупреждению.
        К тому же из всех женщин Валери была последней, кто смог бы переубедить его в этом. Они и так попали в трудную ситуацию. И Джек не хотел ее усложнять. Особенно посредством секса. Хотя, черт возьми, он, наверное, получил бы массу незабываемых впечатлений.
        Валери поставила портфель на узкий столик, отделявший кухню от комнаты, которая служила одновременно и гостиной, и столовой, и рабочим кабинетом. Громко щелкнув замками, она открыла крышку.
        - Сегодня я не надела деловой костюм, однако это не значит, что я пришла с частным визитом.
        Джек почувствовал, что его гостья нервничает, и придвинулся к ней, хотя сам только что убеждал себя держаться от нее подальше. Ему определенно нравилось подкалывать ее, заставляя забыть о хороших манерах бизнес-леди.
        Волосы девушки были аккуратно заколоты, а на лицо наложен безупречный макияж. Если забыть о ее одежде, можно было предположить, что она приехала прямо из своего офиса.
        - Так почему джинсы? Сегодня в «Хрустальном башмачке» «легкомысленный вторник»?
        Валери оставила возню с застежками и на мгновение прикрыла глаза:
        - Я собиралась приехать сюда сразу после работы, но у меня не было возможности заглянуть домой пораньше, чтобы выгулять Гюнтера.
        - Позволь предположить: еще один потоп?
        - Нет, просто еще один день с Гюнтером. - Валери повернулась к Джеку. - Ты действительно хочешь обсудить, почему я переоделась? Или мы вернемся к насущным вопросам? За последние две недели у меня сложилось впечатление, что ты очень занятой человек.
        Джек улыбнулся. Какая вспыльчивая!
        - Интересно, кто прерывался каждые пять минут, чтобы ответить на другие звонки во время нашего последнего разговора? По крайней мере, я знаю, когда выключить проклятый телефон и взять тайм-аут. - Он сделал шаг в ее сторону и, прислонившись к стойке, сложил руки на груди. - А ты?
        Валери отодвинулась. Совсем чуть-чуть, но это движение говорило о многом. Джек не должен был радоваться, не должен был поддаваться искушению. Однако, черт побери, он всегда делал то, чего не следовало делать. И за исключением женитьбы на Шелби, это были лучшие моменты в его жизни.
        - Я умею отдыхать и развлекаться. Кстати, эта пара джинсов у меня не единственная, - ответила Валери с поспешностью, которая заставляла сомневаться в сказанном.
        Джек посмотрел на ее джинсы. Это были синие, абсолютно новые брюки, и Джек не удивился бы, обнаружив на заднем кармане ярлычок с ценой. Молодой человек подавил улыбку, заметив отутюженные стрелки на передней части штанин. Кто гладил ее джинсы? Кто вообще их гладит? А вместо кроссовок или удобных босоножек она надела кожаные туфли на низком каблуке, которые лучше сочетались бы с одеждой делового стиля.
        - А пара шорт у тебя найдется? Или пара кед?
        Валери отмахнулась:
        - С чего ты завел этот разговор? Какая разница, что я делаю в свободное время и что ношу?
        - Я нахожу это любопытным. Девушка взглянула на него исподлобья:
        - Поверь, ничего интересного в этом нет.
        Довольный собой больше, чем следовало ожидать, Джек скрестил лодыжки и вольготно оперся спиной на стойку.
        - Как ты проводишь свободное время, Валери? Я имею в виду не свидания за ужином или хождение по клубам. Что ты делаешь в ленивые воскресные полдни? Или горячими летними ночами?
        Вот она, крохотная искра желания. Не для того ли он подшучивал и насмешничал над ней?
        Валери тоже сложила руки на груди. Только ее спина ни на что не опиралась и поза оставалась напряженной.
        - На что ты намекаешь?
        Джек небрежно вздернул плечо, размышляя, как далеко он может зайти.
        - Ни на что, ни на что. Если ты трудоголик, меня это не касается. Твоему начальству повезло с тобой.
        —Мне бы тоже хотелось так думать. Когда журнал выйдет и шумиха уляжется, и я смогу валять дурака.
        Она, несомненно, намекала, что у Джека масса времени, чтобы «валять дурака». Молодой человек молча улыбнулся.
        - Что? - спросила Валери.
        - Ты произнесла эти слова - «валять дурака» - таким тоном, словно речь шла о смертельном заболевании.
        - Вероятно, у меня пока не выработалась привычка беспечно мотаться по свету, как у тебя, - парировала девушка.
        Джек не обиделся на ее резкость. Наоборот, ему понравилось ее умение постоять за себя. Многообещающее начало.
        - Я серьезно отношусь к своей работе. И я рад, что она позволяет мне много путешествовать. Разница в том, что я отвожу работе определенное место в своей жизни и открыт новым перспективам. Я ценю то, что имею: у меня есть крыша над головой, и порой я получаю огромное удовольствие от того, чем занимаюсь, однако карьера не определяет мое бытие. Иначе говоря, хотя я всегда делаю все от меня зависящее, я понимаю, что не могу воспринимать себя или свою работу слишком серьезно.
        - Ты хочешь сказать, что я слишком серьезно отношусь к себе?
        - Нет. Ты умеешь посмеяться над собой и над жизнью. - Джек усмехнулся. - Иначе Гюнтер давным-давно вернулся бы в приют для животных, правильно? Но не слишком ли серьезно ты относишься к своей работе?
        - Это довольно поверхностное суждение, тебе не кажется?
        - Я лишь описываю истинное положение вещей. Я знаю, что статья о новой звезде крикета из Голландии доставит несколько приятных минут моим читателям и люди получат удовольствие, читая о том, о чем они имеют довольно смутное представление. Я также сознаю, что не внесу существенного вклада в историю мировой культуры. И меня это устраивает. Люди могут обогащаться из разных источников. Именно поэтому моя работа приносит мне радость. Нет смысла проводить непреодолимую границу между работой и игрой.
        - Как мило с твоей стороны. Джек рассмеялся:
        - Умение совмещать работу и игру противоречит твоим моральным принципам? Или ты считаешь, что я пишу статьи, лежа в постели героев своих публикаций? - Ему вспомнилась заметка, которую он только что закончил. - Не знаю, стал бы возражать Томас. Скорее всего, он был бы только рад, если бы его Таффи оказался в центре внимания.
        - Томас и Таффи? Ухмылка Джека померкла.
        - Не спрашивай.
        Валери иронично вздернула уголки губ:
        - Думаю, на этот раз я последую твоему совету.
        - Надо же когда-то начинать.
        Его гостья наконец смягчилась и немного расслабилась.
        - Знаешь, я вовсе не ставлю под сомнение твои этические воззрения. Просто на этой неделе выйдет первый номер журнала. До сих пор у нас было очень напряженное и насыщенное расписание. Множество людей трудились не покладая рук, чтобы это событие состоялось. Я понимаю, что мы не операции на мозге делаем, но карьеры многих сотрудников зависят от успеха нашего предприятия. Мы должны были сосредоточиться на поставленных задачах. Я люблю свою профессию не меньше твоего. И я долго ждала, пока передо мной откроется такая возможность. Именно поэтому я так серьезно отношусь к своей работе. Я хочу ее сохранить.
        Валери решительно потянулась к портфелю и расстегнула его.
        - Вот зачем я здесь. Ты спас шкуру многим из тех людей, о которых я только что говорила. В том числе и мою. Не хочу, чтобы у тебя сложилось впечатление, будто я не ценю твою помощь или забыла о тебе. Мы получили это сегодня днем, и я решила, что ты должен увидеть одним из первых. - Она достала из сумки плотный конверт и, хитро улыбнувшись, протянула его Джеку. - Я подумала, что будет весело вручить тебе посылку лично.
        Джек взял в руки бумажный пакет.
        - Браво. Что здесь? - спросил он, раскрывая зажим.
        - Э, мы соединили материалы номера некоторое время назад, но тянули с фотографией на обложку до последнего момента, чтобы надежнее сохранить тайну. - Валери сделала глубокий вздох. - Но теперь все готово. Поздравляю, Прекрасный Принц.
        И когда она сказала это, первый номер «Хрустального башмачка» скользнул Джеку в руки.
        Джек открыл рот, но не смог произнести ни звука. «Черт подери, - крутилось у него в голове. - Черт меня подери!» Он смотрел на себя. Только это был не он. На него смотрел незнакомый парень с волосами, взлохмаченными умелой рукой стилиста. Чужой человек в идеально сидевшем смокинге. Это не он протягивал стеклянную туфельку, наполненную шампанским. У него просто не могло быть такого хищного выражения глаз. Господи!
        Когда Найджел щелкал фотоаппаратом, все внимание Джека было сосредоточено на одной задаче: заставить Валери потерять самообладание. Проклятье! Ладно, соблазнить Валери. Но он всего лишь пошутил.
        Мужчина, который смотрел на него с обложки журнала, не развлекался.
        И вот та секунда, то мгновение, которое снова и снова всплывало в его памяти, было схвачено и выставлено напоказ перед всем миром. Джека обуревали противоречивые эмоции. Потом он задумался: что почувствовала Валери, когда увидела этот снимок? Она точно знала, кому он протягивал хрустальный башмачок.
        Валери пристроилась сбоку, чтобы рассмотреть снимок вместе с ним.
        - Ну и что ты думаешь? - спросила она, искоса взглянув на Джека. Звук еле сдерживаемого смеха привел молодого человека в чувство, во всяком случае на время.
        Он поднял голову, осознав, что Валери стоит рядом с ним.
        - Что ты находишь смешным?
        Она тоже считает, что он выглядит по-идиотски?
        - Тебя. Лишившегося дара речи.
        - Может, дар речи пропадает у меня регулярно. Откуда тебе знать?
        - Давай назовем это догадкой, основанной на жизненном опыте.
        Джек пристально посмотрел на девушку и вдруг заметил, что ее глаза бегают. Он попытался убедить себя, что всего лишь выбрал более приятную альтернативу, чем разглядывание своей физиономии на обложке. Но, возможно, здесь крылось нечто большее. После тех нескольких мгновений в ванной она не приближалась к нему на столь близкое расстояние. Но в своем воображении он представлял, что она находится к нему еще ближе, значительно ближе.
        Джек неотрывно смотрел в глаза своей гостье, наблюдая, как от него к ней перекидывается огонь. Возбуждение охватило их обоих, и сильнее, чем раньше. Проклятый Эрик и его дурацкие рассуждения о «возможностях»!
        - А с тобой такое бывает?
        - Что? - спросила Валери, и ее голос прервался на мгновение.
        Тело Джека напряглось.
        - Ты теряешь когда-нибудь дар речи?
        - Редко.
        Зрачки девушки медленно расширились.
        «Не делай этого, не делай, не делай, - кричал тоненький голосок в голове у Джека. - Все и так слишком запуталось». Но его рука уже двигалась. Однако Валери не пошевелилась. Ни когда он положил ей ладонь на затылок, ни когда начал сокращать расстояние между ее ртом и своим, ни когда он нежно прикусил ее нижнюю губу перед тем, как сказать:
        - Может, нам удастся это исправить.
        Ее губы пахли леденцами с перечной мятой. До конца своей жизни Джек будет помнить этот вкус как вкус Валери.
        Девушка не ответила на его поцелуй. Она даже не поощряла его. Но он не отстранился. Она позволяла ему изучать свой рот, давала возможность его губам прикоснуться к своим.
        Поцелуй получился скорее сладким, чем страстным. И не потому, что прикосновение к Валери вызвало у него ассоциацию с хрустящим леденцом. Просто нежное изучение было не в его стиле. Особенно после того, что он проделывал с этой женщиной в своем воображении последние две недели. И все-таки ощущение было такое, словно он нырнул вниз головой на мелководье.
        Из-за одного легкого поцелуя у него едва не сорвало крышу.
        И это была серьезная причина, чтобы разом покончить с недоразумением. Но даже оставив очаровательный ротик девушки, Джек не мог отпустить ее. Он продолжал целовать ее в щеку, за ушком, в шею, пока она не остановила его, отодвинувшись.
        Их тела не соприкасались - соприкасались только их губы, да рука Джека лежала на затылке у Валери. Когда девушка отступила на шаг, молодому человеку пришлось сдержать себя, чтобы не потянуться за ней.
        - По-моему, это неудачная идея, - сказала гостья, стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно. Но Джек уловил еле заметные нотки желания. Страсти.
        Когда он понял это, все в нем всколыхнулось. Что за дьявольщина?! Он должен радоваться, что Валери разделяет его эмоции. Конечно, вполне вероятно, что из-за плотного расписания у нее тоже в последнее время никого не было. Это все объясняло: два человека, в силу обстоятельств вынужденные подавлять свои сексуальные желания, искали удобный случай для разрядки. Вот и все. Как ни странно, разумное объяснение не принесло Джеку желаемого облегчения.
        - Трудно сказать, - ответил он, огибая стол. Почему бы и нет? Жизнь становилась все более интересной. - Мне казалось, это одна из лучших идей, которые приходили мне в голову.
        Валери пристально посмотрела ему в глаза, и, когда он сделал шаг по направлению к ней, она вдруг повернулась к нему спиной и со щелчком застегнула портфель. Щелчок замков, словно озвученный знак пунктуации, завершил предложение, которое началось их поцелуем. Интересно, она поставила в конце точку или восклицательный знак?
        Существовал лишь один способ узнать это. Джек бросил журнал на стойку и подошел ближе, пытаясь обнять девушку за стройную талию. Однако Валери схватила портфель и встала по другую сторону стола.
        - Валери...
        Девушка повернулась к нему, держа портфель перед собой, словно щит.
        - Джек, мне было приятно целоваться с тобой. Но я... Я не могу играть, когда я работаю. И тем более я не могу играть со своей работой. Ты - часть бизнеса. Это неправильно - смешивать дело и удовольствие.
        - Приятно? Тебе было приятно, и больше ничего?
        Валери удивленно рассмеялась:
        - И это все, что тебя интересует? Ты хочешь знать себе цену как мужчине?
        - Я хочу сказать, что знаю: это не был сногсшибательный поцелуй, и все же...
        Точка. Она поставила точку в конце этого предложения. Но, по мнению Джека, этот поцелуй, будь он нежный или страстный, заслуживал по крайней мере одного восклицательного знака. И, черт побери, Валери это понимала тоже.
        Девушка улыбнулась, покачала головой и направилась к двери.
        - Журнал поступит на прилавки магазинов в пятницу утром. В четверг вечером мы устраиваем прием в «Бентари». Ты, то есть не ты, а Эрик не обязан идти туда, но твой друг уже пообещал хозяйкам журнала - во всяком случае, на словах, - что ты появишься там хотя бы ненадолго. Надеюсь, ты его не подведешь.
        - Каковы предположительные масштабы гулянки?
        - Торжественный ужин в смокингах, - усмехнулась Валери. - Не беспокойся, мы попросим Джен принести тот смокинг, который использовали на съемках.
        - Я не о смокинге беспокоюсь. Почему ты не предупредила меня заранее?
        Валери задержалась в дверях.
        - По-моему, я пыталась. Ты читал книги Эрика?
        - Разумеется, - кивнул Джек. Пролистать, прочитать - невелика разница. - А что?
        - Прием начнется в восемь. Давай встретимся у меня за ужином, скажем, в шесть тридцать.
        Джек попытался представить, как будет изображать парня с обложки - публично. Лично, крупным планом. Перед другими людьми. Перед большим числом людей.
        - Ужин? - тупо переспросил он.
        - Да. Нам нужно время, чтобы все обговорить и разработать план. У меня уже есть несколько идей.
        - Кто бы сомневался, - пробормотал Джек, заслужив неодобрительный взгляд. Но он ничего не заметил, борясь с приступом паники. - Эрик там будет? Я имею в виду, можно пригласить его в качестве гостя или как-нибудь еще?
        - Я об этом позаботилась.
        - Он знал обо всем? Почему он мне не сказал? Впрочем, не важно. - Джек устало махнул рукой. Эрик был готов заключить в объятия весь мир - и черт знает кого еще, яростно наслаждаясь недавно обретенной свободой.
        Молодой человек привел нервы в порядок. В конце концов, он сам бесился из-за того, что Валери так и не поверила до конца в его способности, верно? Ладно, дружок, это твой шанс показать ей, чего ты стоишь.
        —Договорились, - заявил он, силясь изобразить беззаботную ухмылку. - Шесть тридцать. Четверг. Я приду.
        Валери понимающе улыбнулась:
        - Ты хочешь, чтобы я уладила вопрос со смокингом?
        - Нет. Я сам справлюсь.
        - Только постарайся сделать это сегодня вечером или завтра. До четверга ты даже носу не должен высовывать из квартиры. Я пришлю за тобой машину, поэтому ни о чем не беспокойся. Не снимай трубку, если только это не я или Эрик, и уж точно никому не открывай двери.
        - Зачем ты мне все это говоришь? - Джек больше не пытался скрыть беспокойство.
        - Ты хоть понимаешь, что намечается?
        - Когда я вижу выражение твоего лица, у меня пропадает всякое желание это знать. Тебе действительно нравится меня мучить? Что я тебе сделал плохого? Всего десять минут назад ты говорила, что благодарна мне за помощь.
        - Я по-прежнему тебе благодарна. Извини. Я снова должна просить у тебя прощения. Я не понимаю, почему все время провоцирую тебя. Это выходит как-то само собой. Но у меня сложилось такое впечатление, что ты привык быть главным. И я ничего не могу с собой поделать. Я всего лишь человек. И женщина. А женщинам нравится ставить в неловкое положение мужчин, привыкших быть главными. - Валери распахнула дверь, потрогала замок. - Запрись. Если тебе что-нибудь понадобится, звони.
        И ушла.
        Джек опустился на высокий стул, стоявший рядом со стойкой. Он избегал смотреть на журнал, на свое собственное лицо, красовавшееся на обложке. В этом было что-то противоестественное. Ни один человек не должен видеть себя в таком виде.
        Итак, что он будет делать с этим поцелуем? Гораздо проще думать об этом, чем о том, что его ждет через сорок восемь часов. Валери делала вид, что ничего не произошло. Ему следует поступить так же. Он должен сосредоточиться на вечеринке, на выходе журнала, а не на том, как раздеть Валери.
        Вот, опять. Он должен. У него всегда были нелады с этим словом.
        Глава 8
        РИСКОВАННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ
        Мужчина никогда не воспринимает бизнес исключительно как бизнес, особенно если его деловым партнером является женщина. Большинству мужчин будет трудно отказаться от возможности соединить дело и удовольствие. Важно помнить, что мужчина найдет возможность для получения удовольствия практически во всех деловых ситуациях.
        -Да, Аврора, он придет. Я обещаю.
        Валери шагала взад-вперед по комнате, поглядывая в окно. Куда запропастился этот проклятый лимузин. На часах было уже полседьмого. Яичные рулетики, которые она разморозила и испекла, остыли, поэтому пришлось их снова разогревать. В результате они покрылись хрустящей корочкой. И Понтер снова бухал головой о дверь ванной.
        - Отлично, дорогая. Я уже не раз говорила, что без твоей помощи нам не удалось бы организовать банкет с таким размахом. Но приезд Джека станет венцом наших усилий.
        - Да, - согласилась Валери. Если, конечно, он приедет. Она не разговаривала с Джеком со времени их последней встречи во вторник. Конечно, она пыталась связаться с ним, но он не отвечал ни по домашнему телефону, ни по мобильному.
        А значит, он не знал, что Валери организовала блиц-кампанию в средствах массовой информации. У нее не было выбора. После того как были разосланы приглашения, журналисты и телерепортеры не давали ей покоя, стремясь в числе первых увидеть Джека. Феи-крестные сходили с ума от восторга. От Джека требовалось выйти из лимузина на глазах у толпы, и «Хрустальный башмачок» немедленно получал местное, национальное и международное признание.
        Даже Валери удивилась тому, какой резонанс в прессе получило разоблачение Прекрасного Принца. Это существенно упрощало ее работу. Вернее, упростило бы, если бы ее клиент оказался более сговорчивым.
        И если бы они не лгали миллионам людей.
        Усилием воли Валери заставила себя забыть об этом. В который уже раз. Сейчас она должна была подготовить Джека к встрече с толпой репортеров. Девушка мучилась, не зная, стоит ли ей выкладывать Джеку всю правду. Выплеснув на него слишком много информации, она могла испугать его. Хотя, судя по всему, напугать этого парня было непросто.
        Ее немного успокаивал тот факт, что Эрик тоже будет на приеме. На случай, если Джеку потребуется поддержка. Эрик намеревался прибыть на место одновременно с ними и не отходить от Джека ни на шаг, пока все не кончится. Что произойдет очень быстро, решила для себя Валери. Джек задержится на банкете ровно настолько, чтобы его имя появилось в рубрике «Стиль жизни» Ллойда Грува из «Вашингтон пост», да еще представитель «Аксес Голливуд» получит обещанные пять минут. Все остальные пусть сами позаботятся о себе. Огромные плакаты с увеличенным изображением журнальной обложки были предусмотрительно развешаны по всем банкетному залу. Предприимчивый журналист мог просто встать перед одним из таких плакатов и оттуда вести свой репортаж.
        Включив вечерние новости, все американки увидят Джека с хрустальным башмачком в руке. И каждой из них покажется, что он предлагает туфельку именно ей, а его серые глаза говорят: «Вам подходит не только туфелька, но и я сам». Кто-кто, а Валери отлично знала этот взгляд - он прочно запечатлелся в ее памяти.
        Девушка с трудом заставила себя прислушаться к тому, что говорит Аврора. Именно поэтому она не должна была разрешать ему целовать себя. Она вышла на финишную прямую. Ей требовалось кристально ясное мышление. Однако несколько мгновений рядом с Джеком, и в ее душе воцарился хаос.
        - Ты рассказала ему, как трудно было выбрать фотографию для обложки? - между тем продолжала Аврора. - У нас просто глаза разбегались. Мы не зря потратились на мистера Коула. Должна признаться, поначалу я немного скептически отнеслась к этой идее, но ты отлично знала, что делаешь.
        - Я рада, что все прошло гладко. - Валери суеверно скрестила пальцы, молясь, чтобы удача сопутствовала ей и дальше.
        - Знаешь, Элейн на тебя не нахвалится.
        - Спасибо, - ответила девушка, ощутив острый укол совести. Черт побери, почему Эрик оказался «голубым» именно сейчас?
        - Ты помнишь, с каким недоверием мы восприняли твое предложение, однако ты выполнила все свои обещания и даже сверх того. Ты не поленилась пройти лишнюю милю, и мы хотим, чтобы ты знала: твое усердие не осталось незамеченным.
        - Я делала то, что должна была делать. Это доставило мне удовольствие. - Всего три недели назад ни о чем другом она и не мечтала.
        - Да, дорогая. Нам тоже так кажется. Мы с Мерси побеседовали после того, как были напечатаны пробные варианты обложки. Когда вся эта кутерьма с вечеринкой уляжется и журнал поступит в продажу, мы хотели бы кое-что обсудить с тобой. Относительно твоего будущего в «Хрустальном башмачке».
        Валери почувствовала, как у нее похолодело в животе. Судя по восторженному голосу Авроры, феи-крестные имели на нее виды. Девушка судорожно сглотнула:
        —Здорово.
        - У нас большие планы для тебя, дорогая, - объявила Аврора, подтверждая худшие опасения и самые смелые надежды Валери. Бедняжка сама не знала, чего ждать. - Ладно, мне нужно идти. Макияж в честь такого события отнимет у меня несколько больше времени, чем обычно.
        - Вы всех покорите, - уверила свою покровительницу Валери, на этот раз довольно искренне.
        Люди собирались вокруг Авроры, как бабочки вокруг фонаря. Пожилая женщина обладала широкой душой и добрым сердцем, как настоящая крестная фея. Эти размышления только усугубили чувство вины: Валери питала к своим начальницам не только уважение, но и неподдельную любовь. Со временем ей начала нравиться даже Мерседес. Девушка напомнила себе, что старается ради общего блага, и в первую очередь ради Авроры, Вивиан и Мерседес, но легче ей от этого не стало.
        - Встретимся через пару часов, - сказала на прощание Аврора. - Мы славно потрудились, а теперь будем веселиться!
        Валери повесила трубку и прижала кулачок к груди.
        - Веселиться! Почему все вокруг хотят веселиться? - Такие перепады вредны для здоровья. - Мне пока не до веселья.
        Девушка уставилась в окно. На улице моросил дождь, и погода была под стать ее настроению. «Не налить ли еще вина?» - мелькнула у нее мысль. Она уже выпила один бокал. Кроме того, сегодня вечером ей как минимум дважды придется пить шампанское, когда наступит время тостов. Валери ничего не ела с самого утра, поскольку очень нервничала. Наверное, вино не пойдет ей на пользу.
        Дорожка перед домом по-прежнему пустовала. Валери отвернулась. Проходя мимо зеркальных дверей шкафа, она запретила себе рассматривать свое отражение и отправилась прямиком на кухню, чтобы проверить, в каком состоянии ужин. Естественно, на кухне ничего не изменилось.
        Девушка надела черное платье от «Шанель». Аккуратно зачесав волосы назад, заколола их в классический французский узел, как у Одри Хепберн. Валери не злоупотребляла косметикой, пользуясь ей мало, но со вкусом. О том, что она собирается на торжественное мероприятие, говорили только нитка ровного жемчуга на шее и пара жемчужных сережек в ушах. Сережки достались Валери от бабушки и были самыми лучшими среди ее украшений. В целом наряд Валери можно было охарактеризовать как неброский, но элегантный. Главное, он не был крикливым.
        Этим вечером Валери намеревалась держаться в тени, избегая яркого света прожекторов, которые будут направлены на Джека.
        Девушка вытащила из духовки противень, на котором лежали темно-коричневые рулеты, и поставила его на стол, затем переложила на тарелки китайскую лапшу и цыпленка с кунжутом, которых она принесла домой в картонных коробках, и запихнула в микроволновку разогреваться. Пока она сновала по кухне, ей постоянно приходилось переступать через Гюнтера - пес оставил попытки прорваться в ванную и развалился на полу, изображая коврик.
        Где только черти носят Джека?
        Она налила в бокал вина, временами поглядывая в окно, выходившее на главную улицу. Внезапно послышался стук со стороны кухни, и без дальнейших предупреждений Джек вошел через заднюю дверь.
        С необычайным проворством Гюнтер вскочил на все четыре лапы. Валери взвизгнула, и белое вино колыхнулось в ее бокале.
        - Не выпускай его! - закричала она, и тут все содержимое бокала выплеснулось прямо на ее черное платье.
        Джек метнулся к двери, но было поздно: его отбросило к противоположной стене, и зверюга весом сто пятьдесят фунтов прошмыгнул мимо.
        - Господи! - возопил Джек и вдруг зашипел, приподняв согнутую в колене ногу: это Гюнтер неосторожно взмахнул хвостом и угодил ему прямо в пах. Между тем счастливый пес выскочил за дверь и ринулся вниз по ступенькам.
        - Нет!
        Валери выругалась, бросила бокал в раковину и схватила полотенце.
        - Какого черта! Ты хоть понимаешь, что сейчас наделал? - рявкнула она на Джека и бросилась к двери, но ей осталось только беспомощно наблюдать, как Гюнтер по очереди вывалялся в каждой луже на заднем дворе. - Не могу поверить, что это происходит именно со мной.
        - Тебе нужно повесить табличку на дверь, - выдавил Джек, торопливо пробираясь мимо нее на кухню. - Например: берегитесь хвоста. Так и убить можно.
        Валери поняла, что все ее планы, касающиеся сегодняшнего вечера, пошли насмарку.
        - Я специально вывела его на прогулку, перед тем как переоделась, чтобы он не просился наружу до моего возвращения.
        Джек выглянул во двор из-за ее спины. Как раз в этот момент Гюнтер потерся спиной о елку: дерево содрогнулось, а каскады воды с ее хвои обрушились на пса.
        - По-моему, он доволен жизнью. Почему ты не оставишь его здесь?
        - Идет дождь.
        - Это собака. Ничего с ним не случится. У него есть конура или что-нибудь в этом роде?
        Валери отвела взгляд:
        - Была. Я извела целое состояние на собачий домик.
        - И где же он? - Джек высунулся наружу. - Только не говори мне, что Гюнтер боится заходить внутрь.
        Валери отвернулась и побрела к раковине.
        - Он его сгрыз.
        Почувствовав, что тучи сгущаются, Джек подавил рвущийся наружу смешок.
        - Я не могу оставить его во дворе. Он убежит.
        - Перепрыгнет через забор? - поинтересовался Джек, с сомнением разглядывая собаку. - На мой взгляд, его спортивная форма... э... оставляет желать лучшего.
        - Нет, Гюнтер не любит прыгать. Он просто открывает ворота.
        Джек изумленно вытаращился:
        - Это еще один трюк, которому ты его случайно научила?
        Валери подняла руки:
        - Это не моя заслуга. Он еще в приюте стал специалистом по побегам. В принципе, мне нужно поставить наружную задвижку на ворота, но...
        - ...у тебя вечно не хватает времени, - закончил Джек, не обращая внимания на ее сердитый взгляд. - Необычный выбор питомца. Что, других щенков в приюте не было?
        Ни за что на свете она не признается в своем сентиментальном порыве.
        - Когда я переехала жить в другой город, мой отец решил, что мне нужна сторожевая собака. Гюнтер оказался самым большим щенком в приюте. - По крайней мере, эта часть истории соответствовала истине.
        Джек посмотрел на пса, который заполз под деревянный шезлонг и замер, удовлетворенно положив голову на передние лапы.
        - Размер имеет значение. Во всяком случае, так мне недавно сказали. Думаю, ни один человек не полезет во двор или в дом без приглашения.
        Он умолчал, что сторожевые способности Гюнтера ограничивались его чудовищными размерами.
        Валери вздохнула, затем взглянула на свое платье и чертыхнулась. Мокрое пятно расползлось практически по всему лифу и подолу.
        - Полагаю, когда ткань высохнет, след все равно останется.
        Девушка даже не взглянула на него.
        - Да, наверное, останется. - Взмахом руки она указала на стол. - Послушай, вон тарелки. Отнеси их на стол в гостиной, а я пока решу, во что мне переодеться. Противень с яичными рулетами стоит рядом с плитой. - И, не дожидаясь ответа, направилась к выходу.
        Валери готовилась переступить порог кухни, когда Джек поймал ее руку.
        - Валери, извини.
        Она обернулась, в первый раз посмотрев прямо на него. Проклятье! Она только что убедила себя, что именно волшебное мастерство Найджела преобразило Джека, и теперь его портрет украшал обложку «Хрустального башмачка». Но даже без утренней щетины и лохматой шевелюры этот мужчина производил на нее сильное впечатление.
        Заметив в девушке перемену, Джек разжал пальцы, сделал шаг назад и, разведя руки в стороны, осмотрел себя, потом снова поднял взгляд на нее.
        - Что-то не так?
        Только искреннее беспокойство в его голосе удержало Валери от того, чтобы сказать очередную гадость и восстановить дистанцию между ними. И в этот момент девушка поняла, почему она держится с ним столь вызывающе. Но Джек и в самом деле выглядел озабоченным, поэтому злая акула в ее душе притихла.
        На Джеке были светло-серый смокинг, белая рубашка, белый шелковый галстук и широкий пояс. Наряд оттенял его загорелую кожу, делая ее почти смуглой, и в то же время подчеркивал блестящие серые глаза.
        - Нет, все в порядке, - ответила Валери, с ужасом сознавая, что у нее садится голос. Она поняла свою ошибку только тогда, когда в глубине серых глаз вновь зажегся огонек. О, этот взгляд она помнила слишком хорошо. И Валери попятилась.
        - Честно говор51, я лучше чувствовал себя босиком, - усмехнулся Джек, потом его улыбка погасла, и он шагнул к девушке. - Мне действительно жаль, что ты из-за меня испортила платье. Может, я отнесу его в химчистку? Я буду только рад помочь.
        - Почему ты не подъехал к парадному входу? Я велела водителю...
        Джек фыркнул:
        - Ах да. Полагаю, нам нужно обсудить проблему с водителем. Только давай ты сначала переоденешься, ладно?
        - Что еще за проблема с водителем? ~ Валери была так расстроена из-за побега Гюнтера, что все остальное прошло мимо ее внимания. Она выглянула в окно. - Он что, за тобой не заехал? Ты поэтому опоздал?
        Джек взял девушку за плечи и развернул в сторону лестницы.
        - Иди переоденься. А я пока накрою на стол. Поговорим обо всем за едой.
        Валери быстро вывернулась, убеждая себя, что главная причина - это командами тон, который позволил себе Джек, а не озноб, пробежавший по ее телу от его прикосновения. Однако это не объясняло, почему она сбежала в спальню и заперла за собой дверь, вместо того чтобы взять ситуацию под контроль. Это был ее дом, она назначила эту встречу. В сущности, Джек работал на нее. Но как Валери ни торопилась, все же дверь она закрыла недостаточно быстро. Она успела-таки заметить, как на лице молодого человека появилась веселая улыбка. Она защелкнула замок с раздраженной гримасой:
        —Прекрасный Принц, чтоб его...
        Подойдя к шкафу, Валери начала перебирать одежду. Впрочем, она уже знала, на чем остановит выбор. В ее гардеробе висели два платья, которые Джен подогнала вручную и передала ей вчера. Однако Валери была не в восторге от этой идеи. Не то чтобы платья были недостаточно хороши для нее. Нет, Джен знала свое дело. Скорее, они были слишком шикарными. Первое платье - из красного шелка со скромным японским вырезом - идеально повторяло контуры ее тела, подчеркивая красивую фигуру. Второе платье было цвета морской волны и, в отличие от первого, более свободного покроя. Однако на этом платье спереди было декольте, а сзади - глубокий вырез. Так что, хотя Валери и не принадлежала к категории тех женщин, на которых все обращают внимание, в любом из этих нарядов ей будет трудно затеряться среди приглашенных.
        Девушка бросила взгляд на дверь спальни, невольно гадая, как отреагирует Джек на перемену в ее облике. Взвесив все, Валери потянулась за красным платьем. Оно лучше подойдет к уложенным в узел волосам. Девушка воткнула в прическу черные лакированные палочки, которые подарила ей Джен, и сменила белые жемчужные сережки на черные серьги, тоже из арсенала Джен. К счастью, черные босоножки годились и в том, и в этом случае.
        Переодевание и смена аксессуаров заняли у нее не более десяти минут. Валери покрутила в руках тюбик с красной помадой, однако решила, что это слишком. Одного взгляда в зеркало было достаточно, чтобы понять: еще немного, и она действительно накличет несчастье на свою голову.
        - Раз уж я не могу скрыть отсутствие выпуклостей, по крайней мере постараюсь прикрыть одеждой то малое, что имею.
        Одно хорошо: можно не беспокоиться, что она будет сверкать голой грудью или задом всякий раз, когда повернется или наклонится. И хотя особо сверкать ей было нечем, она предпочитала для таких демонстраций более приватную обстановку. Сделав глубокий вдох, Валери приклеила на лицо дежурную деловую улыбочку и спустилась по лестнице в гостиную. К своему удивлению обнаружив, что там никого нет.
        - Джек?
        Еда была на столе. Она вышла в коридор, прислушалась, но из ванной для гостей не доносилось ни звука.
        - Джек? - снова позвала она на всякий случай. Бесполезно. Нахмурившись, Валери направилась на кухню, но и там никого не было.
        - Куда он подевался?
        И тут она заметила пиджак, рубашку и кушак, из-под которых торчали ботинки Джека и его носки. Девушка изумленно открыла рот. Конечно, парень был нахальным, даже несколько заносчивым, но чтобы настолько... Она глянула в сторону гостиной, на закрытую дверь ванной и почувствовала, что теряет терпение. Если этот тип думал, что ему удастся затащить ее в постель после одного поцелуя и нескольких горячих взглядов, то она преподаст ему урок...
        Валери не успела закончить безмолвную тираду. Услышав возню на заднем дворе, она выглянула наружу. Ее рука непроизвольно прижалась к губам, хотя девушка и сама не знала, какой звук был готов с них сорваться - крик ужаса или безудержный хохот.
        - Господи, что он затеял? - пробормотала она, не отнимая ладони от лица. Впрочем, ответ был очевиден.
        Джек разделся по пояс, снял обувь и закатал брюки до колена. Заткнув за пояс полотенце, чтобы защитить одежду от грязных брызг, Джек шлепал по мокрому двору. В одной руке у него был шланг, в другой - изжеванная летающая тарелка.
        Он, несомненно, направлялся к Гюнтеру. Пес между тем изо всех сил старался выбраться из-под низкого шезлонга, прежде чем мужчина направит на него струю этой гадкой, противной воды.
        То, что произошло дальше, вызвало у Валери настоящее потрясение. Джек приказал Гюнтеру выйти - и зверюга его послушался! Джек позволил псу отхлебнуть воды из шланга, затем сунул ему в пасть игрушку и повел за ошейник к крыльцу. Конечно, Гюнтер мог вырваться в любой момент, если бы захотел, но он послушно трусил рядом с Джеком, словно не его вели, а он сам выбирал направление.
        - Может, он хочет пить, - прошептала Валери, припомнив, как пес ломился в ванную. Во всяком случае, ей хотелось верить в это предположение. Поскольку второй вариант вызывал у нее глубокое возмущение.
        Джек остановился в полуметре от крыльца и направил шланг на лапы Гюнтера. Пес счастливо грыз летающую тарелку, словно ему чесали брюшко, а не заставляли купаться. Девушка напряглась, когда Джек передвинул шланг, наведя струю воды на перепачканный грязью живот чудовища, но после непродолжительных почесываний за ушком и похлопываний по голове пес остался стоять на месте, словно его приучали к этому с рождения. Добиться этого можно было, только проявив недюжинную сноровку. Валери увлеченно следила за этим представлением, радуясь, что ей не придется отмывать Гюнтера самой, иначе она бы немного расстроилась. Ладно, она бы очень расстроилась. Неужели ни одно живое существо не могло устоять перед обаянием Джека?
        - Он не Прекрасный Принц, - буркнула она.- Он чертов Крысолов[20 - Крысолов - герой немецкого фольклора, который заманил крыс в реку, играя на флейте.].
        Гюнтер в последний раз жадно напился из шланга, и Джек закрыл воду. Затем молодой человек схватил одно из пляжных полотенец, которые предусмотрительно положил на крыльце. Рука Валери потянулась к дверной ручке. Гюнтер всегда воспринимал пляжное полотенце, как приглашение поиграть в перетягивание каната. А из этой игры пес всегда выходил победителем. Но в последнюю секунду словно какой-то демон вселился в девушку: она убрала руку и улыбнулась.
        - Ну, Крысолов, чтоб тебя... - пробормотала она. - Посмотрим, как ты с ним теперь совладаешь.
        Но в следующее мгновение ее самодовольная ухмылка растворилась. Возможно, ей не следовало удивляться, когда Гюнтер позволил Джеку обтереть свою массивную тушу и при этом разве что не мурлыкал, как чудовищный котенок-переросток. В утешение Валери получила возможность насладиться спектаклем, который бессознательно устроил Джек. Трудно было смотреть без восхищения, как играют мускулы на его руках и спине. Валери не знала, как ему удавалось поддерживать такую форму, и решила, что не хочет этого знать. Она сомневалась, что в местах, которые Джек посещает, можно найти хороший тренажерный зал. Без пояса его брюки свободно висели на талии, и, когда Джек нагнулся, чтобы протереть живот Гюнтеру, Валери не увидела границы, за которой загорелая кожа сменяется бледной. Это могло свести с ума любую женщину.
        Естественно, именно в этот момент Джек обернулся и улыбнулся ей через плечо.
        Нахальный ублюдок. Он знал, что она все это время стояла здесь и наблюдала за ним?
        Джек выпрямился, держа развернутое полотенце перед собой. Гюнтер отряхнулся, виляя всем телом, и молодой человек ласково потрепал пса по голове. Ну прямо лучшие друзья и все такое.
        Валери открыла дверь и впустила внутрь счастливого пса, едва удержавшись, чтобы по-детски не показать язык и Гюнтеру, и Джеку. Между тем Джек свернул шланг и собрал полотенца. В его исполнении купание собаки представлялось пустяковой задачей. Если бы Валери взялась повторить этот эксперимент, она сейчас была бы вся мокрая, как мышь, свалившаяся в реку. А Джек не вымок. Чудовищная несправедливость!
        - Ты не должен был этого делать, - сказала девушка с укором. - Ты мог испортить костюм.
        Джек улыбнулся, не обидевшись на ее неблагодарность, словно он и не ждал ничего взамен. Такое отношение задело и обеспокоило Валери.
        - Я взял смокинг напрокат.
        - Да, но хозяйки журнала были бы недовольны, если бы ты явился на прием в смокинге и джинсах.
        Джек снял полотенце, обмотанное вокруг талии, и смахнул несколько капель грязи со штанин.
        - По-моему, брюки не пострадали. Разве что их надо немного отгладить.
        Молодой человек поднял взгляд на хозяйку дома, сжимая полотенца в одной руке. Совершенное телосложение, развитая мускулатура, небрежно завернутые штаны и очаровательная улыбка. Разумеется, он знал, что неотразим.
        - Можно, я воспользуюсь твоей ванной, чтобы ополоснуть ноги?
        Конечно, это было свинство с ее стороны, особенно принимая во внимание, что Джек для нее сделал, однако Валери не смогла удержаться. Он заставил Гюнтера плясать под свою дудку, но будь она проклята, если поддастся на его уловки. Валери указала на шланг:
        - У тебя есть вода и полотенца.
        Джек упер кулаки в бедра, но его глаза по-прежнему озорно блестели.
        - Как я вижу, ты совсем не умеешь принимать чужую помощь. Я прав?
        - Я бы так не сказала. Определенные трудности у меня возникают только с людьми, которые считают, что могут вмешиваться и отдавать распоряжения, когда им заблагорассудится.
        - А, - кивнул он равнодушно. - Проблема власти.
        Невыносимый тип!
        - Единственная проблема, которая волнует меня сейчас, - это ужин и время, которого осталось слишком мало, чтобы подготовить тебя к сегодняшней встрече с журналистами.
        Улыбка Джека немного потускнела.
        - К встрече с журналистами? К какой еще встрече?
        - Вымой ноги, заходи в дом, и мы обсудим это за ужином.
        Тут Валери заметила черный «мустанг», припаркованный сразу за ее «БМВ».
        - А потом ты объяснишь мне, почему приехал сюда сам, а не на машине, которая должна была отвезти нас обоих на вечеринку.
        Девушка повернулась, собираясь уходить, но задержалась в дверях и бросила через плечо:
        - Спасибо за то, что позаботился о Гюнтере.
        Едва ли можно было считать эту фразу извинением за ее грубость или даже изъявлением благодарности. Валери это знала, но Джек просто кивнул и принялся мыть ноги.
        Чувствуя себя крайне неуютно, Валери налила две чашки чая со льдом - больше никакого вина - для себя и для своего гостя и села за стол. Она слышала шаги у задней двери, но не была готова к тому впечатлению, которое произведет на нее раздетый до пояса Джек. Наблюдая за ним со своего места, она испытывала... вдохновение. Когда же молодой человек оказался перед ней в столовой, она была просто потрясена. Он уже развернул закатанные штанины, и, как ни странно, его брюки выглядели вполне пристойно. Валери следовало отвернуться или углубиться в изучение своих записей, пока он надевал и застегивал рубашку. Но девушка не могла отвести от него глаз. Джек стоял вполоборота к ней, поэтому он не знал, смотрит она на него или нет. Казалось, его это не заботит. Может, он отказался от мысли соблазнить ее. То, что такие мысли его посещали, она догадывалась, памятуя о недавнем поцелуе. Вернее, она была абсолютно уверена.
        - Итак, что ты для меня приготовила сегодня вечером?
        Валери как раз сделала глоток чая, безуспешно пытаясь остудить свое разгоряченное воображение, и едва не подавилась, услышав вопрос.
        - Что?
        Джек повернулся к ней спиной и расстегнул молнию на брюках.
        У Валери пересохло в горле.
        - Встреча с журналистами, - напомнил ей Джек, словно не понимал, что с ней творится.
        И в который уже раз Валери подумала, как несправедливо, что у большинства мужчин не бывает целлюлита. Они никогда не научатся ценить полумрак и зажженные свечи. Иначе они не расстегивали бы ширинку в гостиной у женщины, чтобы заправить рубашку в брюки, абсолютно не заботясь о том, что кто-нибудь увидит их обнаженные бедра.
        Джек обернулся. В это время Валери грызла ноготь и таращилась на него. И только когда она отдернула руку и подняла взгляд - естественно, она таращилась не на его затылок, - у него на губах заиграла лукавая улыбка. Хоть раз она желала одержать верх над ним. Все равно как.
        Джек надел широкий пояс, но никак не мог совладать с застежкой, располагавшейся сзади.
        - Если ты...
        К своему ужасу, Валери вынуждена была замолчать и глотнуть чаю, чтобы промочить горло.
        - Если ты повернешь эту штуку застежкой вперед, тебе будет проще. А потом просто разверни ее, как надо. Это старый трюк с лифчиком.
        Джек вскинул бровь.
        - Я не знал, что ты умеешь проделывать трюки с лифчиком.
        - Очень смешно.
        Девушка подошла к нему и оттолкнула его руку:
        - Дай покажу.
        Джек развел руки в стороны:
        - Пожалуйста.
        Валери зашла мужчине за спину, решив, что оденет его и приведет в порядок, чтобы доказать себе, что может прикасаться к нему и вести вразумительную беседу.
        - Итак, объясни мне, где лимузин.
        - Лимузин приехал точно в назначенное время, но когда я спустился на первый этаж, то заметил на другой стороне улицы парня с фотоаппаратом. В нормальных условиях меня бы это не встревожило, но, будучи четью журналистской братии, я всегда узнаю объектив профессиональной камеры.
        Валери резко выпрямилась, не застегнув последний крючок.
        - Ты уверен, что он намеревался сфотографировать именно тебя? Почему ты так решил? - Она схватила Джека за руку и развернула его лицом к себе. - Я просила тебя быть осто...
        Джек заставил ее замолчать, приложив палец к ее губам. Но это ее только еще больше разозлило... и доказало, что она неравнодушна к его прикосновениям. Поэтому она ничего не сказала и позволила ему объясниться.
        - Я был осторожен. Думаю, фотограф сел на хвост шоферу. Не беспокойся, он меня не заметил. Я пробрался к стоянке через черный ход и рванул к своей машине. Меня никто не преследовал, но я несколько раз объехал вокруг твоего квартала, чтобы убедиться, что за твоим домом никто не наблюдает. Полагаю, это был репортер, охотившийся за сенсацией. - Джек скрестил руки на груди. - А может, он входит в твою банду корреспондентов.
        - Поверь, я не посылала никого следить за шофером или за тобой. Это бессмыслица.
        - Но ты пригласила представителей всех телеканалов и их филиалов на сегодняшнюю вечеринку, не так ли?
        - Вот об этом я и хотела с тобой поговорить. Валери собиралась было повернуться, но Джек удержал ее за плечо.
        Она высвободилась, хотя втайне испытывала тоску по его прикосновению. Черт. Действительно пора увеличить дистанцию между ними.
        Джек поболтал галстуком перед ее лицом.
        - Не могла бы ты помочь?
        Долю секунды Валери смотрела ему в глаза, пытаясь понять, действительно ему нужна помощь или он проверяет ее таким образом. Он понимает, как действует на нее его присутствие? Относится ли он к числу тех парней, которые умеют пробудить желание в женщине, даже если она не испытывает к ним приязни?
        Проблема заключалась в том, что Джек нравился Валери. В каком-то смысле. Она плохо его знала, но не могла оставить без внимания то, что ей было о нем известно. И это делало его опасным человеком. Ей нужно было сохранять ясный ум и холодную голову. Она схватила галстук и обвила его вокруг воротника, стараясь не думать о том, что стоит вплотную к нему. Ее взгляд был сосредоточен на узле.
        - Как долго будет продолжаться мое общение с прессой?
        - Не разговаривай и не двигай шеей. Дай мне завязать галстук.
        После трех попыток и нескольких ругательств это ей наконец удалось.
        Испустив вздох облегчения, Валери хотела сделать шаг назад, но Джек осторожно взял ее за подбородок и чуть приподнял ей голову. Они стояли так близко, что она поневоле заглянула ему в глаза, ожидая увидеть там насмешку или, что еще хуже, огонь желания. К ее удивлению, взгляд Джека был серьезным.
        - Что с тобой такое? - прошептал он, и в его голосе девушка услышала смятение, созвучное своим чувствам.
        - Что со мной такое? - не удержавшись, переспросила она.
        Джек качнул головой и опустил руку. Валери едва сдержала разочарованный вздох.
        - Пора ужинать. Кстати, красивое платье. Гораздо лучше, чем то, черное.
        Джек обошел ее и занял свое место за столом, но прежде подвинул стул и дождался, когда Валери сядет.
        - Джен выбрала его для меня, - сообщила девушка, все еще чувствуя, что была близка к пониманию чего-то важного, но упустила шанс разобраться во всем.
        Валери уселась, и они приступили к еде, попутно обсуждая план встречи, решая, что Джек может сказать и чего он говорить не должен, как будто между ними ничего не произошло.
        «Но ведь действительно ничего не произошло», - напомнила себе Валери.
        Но как она уже поняла, со временем ей будет все труднее убеждать себя в том, что она не хочет этого менять.
        Глава 9
        ЛУЧШЕЕ В ВАС
        Если вам повезет, вы встретите человека, который поможет вам раскрыть самые лучшие черты вашего характера. Если вам очень повезет, с его помощью вы откроете в себе хорошие качества, о которых даже не подозревали.
        Выйдя из машины у «Бентари», Джек полуобнял Валери за талию и улыбнулся. Он был уверен, что вечер пройдет гораздо лучше, чем ожидала его спутница. Валери составила длинный список того, что он должен и не должен делать. Можно подумать, что он слушал ее.
        Он без особого энтузиазма похвалил ее платье, хотя новый наряд ошеломил, оглушил и ослепил его. И в черном платье она выглядела очень привлекательно, однако красное, обтекавшее ее тело шелковым водопадом, потрясло его нервную систему. Оно скрывало все ее прелести и в то же время подчеркивало каждый изгиб ее тела. Как он мог сосредоточиться на глупом списке?
        Их тянуло друг к другу всякий раз, когда они оказывались рядом, и Джеку становилось все труднее убеждать себя в том, что не стоит торопить события. После сегодняшнего вечера его роль в этой мистификации будет завершена. Валери обещала, что сведет к минимуму его появления на публике в качестве представителя журнала. Эрик в качестве «менеджера» Джека будет отвечать на все прочие предложения. Те, которые Джек будет отклонять.
        Следовательно, исчезали все препятствия, из-за которых он не должен был сближаться с Валери. Используй свой шанс, любитель давать советы. Отгрворки Валери, типа нежелания смешивать дело и удовольствие, утратят смысл. Как только эта кутерьма закончится, Джек намеревался сесть на самолет и улететь туда, куда потребует работодатель. Работа внештатным корреспондентом понравилась Джеку куда больше, чем он ожидал, поэтому молодой человек прощупывал почву на предмет новых предложений. Он не возражал против дальних поездок, что расширяло его возможности. Джек считал, что беспокоиться о завтра нужно, когда это самое завтра наступит.
        Поэтому его заботил только день сегодняшний. И Валери.
        Два портье в высоких цилиндрах и при галстуках торжественно распахнули перед ними двери.
        Валери задержала шаг и бросила на Джека быстрый взгляд через плечо, перед тем как войти.
        - Готов? - спросила она, улыбаясь восторженно и как-то тревожно.
        - Не беспокойся, партнер, - кивнул Джек. Он провел много времени на другой стороне земного шара и мог точно сымитировать австралийский акцент.
        Валери чуть-чуть нахмурила брови:
        - Игры в сторону.
        Улыбка Джека превратилась в широкую ухмылку.
        - Какие игры?
        Во взгляде Валери появилось настоящее беспокойство, и Джек пожалел, что поддразнивал ее. Этот вечер был кульминацией ее трудов. Все, что она считала важным - в частности, свою работу, - зависело от исхода сегодняшнего мероприятия, приуроченного к выходу первого номера журнала.
        Рука Джека скользнула с талии девушки на ее бедра. Молодой человек прижал к себе свою спутницу так, что ее ушко оказалось вблизи его губ, и зашептал:
        - Я тебя не подведу. Только не уходи с вечеринки без меня.
        Валери, не отстраняясь, подняла на него взгляд - и это было последнее, что Джек запомнил, прежде чем его ослепили вспышки фотокамер и оглушил гул голосов, в котором сливались крики, вопросы, просьбы: «Посмотри сюда! Улыбочку! Кто эта малышка?»
        Он словно перенесся в параллельный мир. Или попал в мечту рок-звезды. Джек пришел к выводу, что ни одна из этих возможностей его не прельщает.
        Как сквозь плотный туман, до него донесся голос Валери:
        - Улыбнись, Джек. Кивни и продолжай идти. Она взяла его под руку и потащила вперед, и только тогда Джек понял, что стоит на месте, ослепленный первой волной фотовспышек. Растянув губы в улыбке, он механически кивал направо и налево, хотя его глаза по-прежнему ничего не видели.
        - Молодец, - инструктировала его Валери. - Главное миновать толпу, а там нас встретят хозяйки журнала, которые официально представят тебя собравшимся.
        - Официально, - повторил Джек, продолжая улыбаться и кивать во все стороны.
        - Нашим гостям. Они продемонстрируют обложку, затем представят тебя прессе. Потом мы смешаемся с толпой. Затем ты пять минут побеседуешь с Нэнси О'Делл.
        Нэнси О'Делл. Даже Джеку было знакомо это имя. «Господи, - подумал он. - Это какой-то дурной сон». Вернее, кошмар. Кто были все эти люди и какое им дело до парня, который пишет книжки с советами? Он начал понимать, почему Эрик скрывал свое имя. Очевидно, дело было не только в его сексуальной ориентации.
        Пальцы Валери крепко сжали его руку.
        - Ты внимательно слушал, что я тебе говорила за ужином?
        Она проговорила это сквозь зубы, поскольку, как и Джек, ни на секунду не переставала улыбаться. Разница состояла в том, что Валери не была похожа на оленя, ослепленного автомобильными фарами, а Джек опасался, что выглядит именно так.
        - Все хорошо. Я готов. Я справлюсь, ~ ответил Джек, хотя трудно сказать, кого он сейчас убеждал - ее или себя. В первый раз его посетили сомнения относительно благополучного исхода.
        - Ты проведешь три интервью для печати. Затем смешаешься с толпой, поговоришь с некоторыми нашими представителями и основными клиентами. Затем мы исчезнем.
        - Как много времени это займет? - спросил Джек, скрипнув зубами.
        - Два часа, максимум два с половиной.
        - Боже! - вздохнул молодой человек. Они миновали толпу репортеров, и вдруг окружающее пространство погрузилось в темноту.
        Валери обернулась и взмахнула руками, удерживая журналистов на расстоянии.
        - Спасибо за то, что вы пришли. Когда закончится презентация и официальное представление гостей, мы проведем несколько запланированных интервью. А пока чувствуйте себя как дома. Угощение и шампанское ждут вас. По краям зала мы установили столы, на которых вы найдете подробную информацию о том, что компания «Хрустальный башмачок» предлагает своим клиентам, а также буклеты с анонсом журнальных статей. Вы также можете сделать мини-массаж лица, маникюр или проконсультироваться с нашими стилистами, визажистами и парикмахерами.
        Пока Валери говорила, к Джеку постепенно вернулось зрение, и, к своему изумлению, он понял, что у дверей зала толпилось человек двадцать —двадцать пять. Ему показалось, что их было по крайней мере втрое больше.
        - А как насчет советов? - спросила низенькая женщина, стоявшая впереди основной группы. - Не согласится ли Прекрасный Принц провести несколько консультаций для собравшихся?
        Среди репортеров послышались смешки, поскольку женщина не сумела сдержать мечтательного вздоха. Валери беззаботно рассмеялась, и Джек поразился, как легко она вошла в роль. По ее виду никто бы не догадался, что она нервничает так же, как и он.
        - Вам придется немного подождать, как и всем нам. Вы сможете прочитать его рубрику в «Хрустальном башмачке», - отшутилась Валери. - Конечно, я с радостью назову вам электронный и обычный почтовый адрес, по которому вы сможете прислать свои вопросы.
        Джек тоже помахал рукой и кивнул, затем Валери увлекла его за темную занавеску и втолкнула в маленькую закулисную каморку. Там был накрыт столик, уставленный напитками и закусками. В комнате находились Джен, Эрик и еще один мужчина, которого Джек не знал.
        Джен бросилась к вошедшим с раскрытыми объятьями и радостно улыбнулась.
        - Ты выбрала красное платье! - воскликнула она, обращаясь к Валери. - Что я тебе говорила, а? Ну, идет тебе этот цвет или нет?
        Она взяла Валери за руку и, оттащив ее от Джека, заставила несколько раз повернуться:
        - Не понимаю, почему ты прячешь свою фигуру.
        Валери досадливо отмахнулась, но Джек заметил, что ее щеки покраснели.
        - Я надела красное платье, потому что облила вином черное.
        Джен рассмеялась и бросила быстрый взгляд на Джека:
        - Проследи, чтобы она как можно чаще проливала на себя вино, ладно?
        Тень беспокойства скользнула по лицу Валери, но лишь когда она искоса взглянула на Джека, молодой человек понял, что ее тревожит. Она не хотела, чтобы остальные получили неправильное представление о том, как и сколько времени они проводят вместе. В первую очередь это касалось Джен, которая видела их вместе пару раз и, подобно Эрику, не находила ничего плохого в том, что их могут связывать не только деловые отношения. Естественно, Джек не утерпел.
        Он широко улыбнулся и лукаво взглянул на Джен:
        - Обещаю, я сделаю все возможное, чтобы снять с нее наряд, который ты находишь неприемлемым.
        Джен согнулась от хохота. Валери изумленно открыла рот.
        Эрик потянул Джека за рукав:
        - Я вижу, ты неплохо справляешься со своей задачей, приятель?
        - Несколько дней у меня перед глазами будут стоять темные круги, но в целом все идет неплохо. - Джек наклонился и хлопнул Эрика по плечу. - Кто же знал, что ты такая горячая штучка, - продолжил он шепотом. - Ты видел фотографов у входа? Они были готовы разорвать тебя на части! Черт возьми, что такого особенного ты говоришь этим женщинам, а?
        Эрик устремил на своего друга предостерегающий взгляд, затем улыбнулся и сделал шаг назад, приглашая присоединиться к их разговору мужчину, который стоял рядом с ним, когда Джек вошел в комнатушку.
        - Брис, разреши тебе представить Джека Ламберта.
        Брис был одного роста с Эриком, но на этом их сходство заканчивалось. Новый друг Эрика был худощавым, его черные волосы, заплетенные в аккуратные косички, лежали на плечах, подчеркивая правильные черты лица и гладкую кожу, какой Джек никогда не видел у мужчины. Добавьте к этому глаза цвета виски и ослепительно белые зубы, и вы получите портрет красавца, словно сошедшего с рекламного плаката «Карибского бюро по туризму». Брис протянул руку.
        - Приятно познакомиться, - сказал он с легким британским акцентом.
        Джек бросил быстрый взгляд на Эрика, в котором читалась мольба: «Ну пожалуйста», но Эрик только самодовольно улыбнулся и горделиво выпятил грудь.
        Джек обменялся рукопожатием с новым знакомым.
        - Да, мне тоже приятно с вами познакомиться.
        Брис взглянул на Эрика, и в его глазах, несомненно, промелькнул огонек. Как ни странно, заметив это, Джек испытал не столько неловкость, сколько беспокойство. Эрик наслаждался своей новой жизнью, но Джек не мог избавиться от тревожного чувства, что его друг думает... совсем не головой.
        - Джек, это Брис Макграт.
        - Эрик много мне о вас рассказывал, - сказал Брис, сверкнув белозубой улыбкой. - Вы добились потрясающего успеха. Молодец!
        Он чуть наклонился вперед и продолжил:
        - Если вам когда-нибудь потребуется совет в области инвестиций, я с удовольствием помогу вам.
        - Спасибо, но пока мы довольны тем, как идут дела. - Улыбка Эрика потускнела, и Джек пошел на уступки. - Но я буду помнить о вашем предложении. Простите, вы не возражаете, если я на время уведу вашего, э... Эрик, можно тебя на пару слов?
        Невероятно, но Брис продолжал улыбаться.
        - Пожалуйста. Рад встрече с вами. Примите мои поздравления.
        У Джека ушло несколько секунд на то, чтобы вспомнить, с чем его поздравляют.
        - А, спасибо, - спохватился он, отводя Эрика в угол комнаты.
        Глядя через плечо своему другу, Джек спросил:
        - Где ты его откопал? В «Клубе страха»?
        - Ты просто завидуешь его акценту.
        - Да, немного. Откуда он?
        - С Виргинских островов Великобритании. Джек устремил на Эрика непроницаемый взгляд, затем тряхнул головой:
        - Это слишком просто. Эрик усмехнулся:
        - Ты поколотишь его, если он разобьет мне сердце, договорились?
        Джек смягчился:
        - Извини. Я уверен, что он хороший парень. Просто... Я не привык переживать за тебя. И знаешь, я потерял слишком много дорогих мне людей... Поэтому будь осторожен.
        - Не волнуйся, я не собираюсь делать глупости. - Эрик оглянулся на Бриса, и тот сразу расцвел. В ответ Эрик улыбнулся, сияя, как рождественская елка. - По крайней мере сейчас.
        И прежде чем Джек закатил глаза, Эрик кивнул в сторону Валери:
        - Кроме того, у тебя появилась дама сердца, о которой тебе нужно беспокоиться в первую очередь. Леди идет красный цвет.
        Джек был полностью согласен со старым приятелем, но менее всего ему сейчас требовалось поощрение со стороны любителя устраивать чужие судьбы.
        - У меня не было времени, чтобы обзавестись дамой сердца, - заметил он и махнул рукой в сторону занавески, за которой сейчас творилось невесть что. - Если ты помнишь, я был немного занят в последнее время.
        - Да, я знаю, - сокрушенно признал Эрик. - И я тебе очень обязан.
        Его взгляд снова скользнул в сторону Бриса, и он не смог сдержать своего восторга.
        - Даже больше, чем ты думаешь.
        - Теперь мы вошли в область избыточной информации.
        - Поверь, я ни капельки не преувеличиваю, Мистер Эволюция[22 - Мистер Эволюция (Mr. Evolution) - доктор Галапагос Финч, занимается просветительской деятельностью среди молодежи, ведет рубрику в Интернете, посвященную дарвинизму.].
        - Да пошел ты на...
        - Непременно, - осклабился Эрик.
        - Ладно, мне пора. Пресса - твоя, менеджер по связям, - сказал Джек и повернулся, чтобы уйти.
        Рассмеявшись, Эрик удержал его:
        - Ладно, ладно, извини. Видишь ли... - Его лицо просияло. Таким Джек своего друга никогда не видел. - Я знаю, это звучит легкомысленно. Но я чувствую себя невероятно. В первый раз я свободен. И если бы не ты...
        - Хватит об этом, договорились?
        - Хорошо. Но окажи мне еще одну услугу. Пожалуйста, обналичь чек, Джек. Судя по толпе, которая беснуется там, ты заслужил эти деньги.
        Джек промолчал.
        Эрик понял, что уговаривать его неразумно.
        - Вернемся к твоей личной жизни. Что происходит между тобой и Валери? И не надо вешать мне лапшу на уши насчет работы на публику. Публика - это последнее, о чем вы двое думали, когда входили в здание.
        - Говорю тебе, ничего не происходит, - уперся Джек, невольно переводя взгляд на Валери и Джен.
        «Пока», - добавил он про себя, наблюдая за девушкой. Вот Джен что-то сказала, и Валери рассмеялась, не забывая, однако, поглядывать то на часы, то на дверь. Всегда в работе. Кстати, о работе.
        - Ты останешься до самого конца? Или у тебя другие планы?
        - Нет, я пришел сегодня ради тебя, ради нас, - отозвался Эрик, переводя разговор к насущным проблемам. - Валери сказала, что ты читал мои книги. У тебя есть какие-нибудь вопросы или сомнения? Как твой «менеджер» я всегда буду рядом, и никто не посмеет возразить. Так что, если ты почувствуешь подвох или тебе попадется каверзный вопрос, один твой взгляд - и я вмешаюсь. Может, нам нужно придумать какой-нибудь знак...
        - Господи, ты начинаешь рассуждать прямо как Валери. Пара фотографий да несколько вопросов. Ничего сложного не предвидится.
        - Не ты ли моргал, как Мистер Магу[23 - Мистер Магу - близорукий, раздражительный и неловкий человечек, персонаж ряда мультфильмов (1940- 1960-е гг.)], по дороге сюда?
        - Меня застали врасплох. Это больше не повторится. В конце концов, я и сам журналист. Мы очень наблюдательны и умеем придумывать объяснения по ходу разговора. Все будет хорошо.
        Наконец появились феи-крестные - накрахмаленный лен (Мерседес), воздушные шелка (Аврора) и облегающий черный атлас. Как там ее?
        Мерседес окинула быстрым, проницательным взглядом комнату и людей, которые в ней находились. Аврора расцеловала Валери в обе щеки. Вивиан направилась к подносу и налила себе бокал шампанского. Джек едва успел поправить галстук, как они его окружили.
        - Вот он, - проворковала Аврора. - Наш герой.
        Вивиан сделала глоток шампанского и критически оглядела «героя».
        - Отлично выглядишь, дорогой мой. - Она ущипнула Джека за гладко выбритую щеку двумя пальчиками с длинными острыми ноготками. - Боже мой, да ты побрился.
        Только Вивиан умела вторгаться в личное пространство малознакомых личностей, не вызывая у них бурных протестов.
        - Извините, что мы не смогли встретить вас, когда вы приехали, - сказала Мерседес. Уголки ее рта были опущены. Джек начал думать, что это обычное выражение ее лица. - Нас, как всегда, задержали.
        - Ладно, Мерси, не начинай снова, - откликнулась Аврора.
        - Да, - подала голос Вивиан. - Она не виновата, что ей срочно потребовалось подогнать платье по фигуре. В этот особенный вечер ее наряд должен был стать вершиной совершенства. - Пригубив шампанского, Вивиан добавила: - Ну и как, ты довольна Йоханнесом, а?
        Аврора вспыхнула, а Вивиан скорчила невинную рожицу, хотя выражение ее лица могло обмануть только десятилетнего ребенка.
        - Послушайте, вы обе доведете меня до мигрени, - проворчала Мерседес.
        Валери подхватила два бокала с подноса и протянула один из них суровой даме. Второй бокал она оставила себе.
        - Итак, вечер обещает быть чудесным. Число гостей говорит само за себя. Только что заглянул Роб и сказал, что приготовления закончены. Джек, ты готов?
        Джека хватило лишь на то, чтобы молча кивнуть.
        - Если вы трое тоже готовы, то пора начинать презентацию.
        Аврора взмахнула веером.
        - Ах, как волнующе. - Она ущипнула Вивиан за руку. - Наш собственный журнал, Виви. Вэй перевернулся бы в могиле, если бы узнал, через что я прошла и чего достигла.
        Валери рассказала Джеку, что некогда Аврора была замужем за сенатором Вэйем Фавро. После смерти мужа - а случилось это лет десять назад - Аврора и две ее приятельницы, которые также находились на жизненном перепутье, решили основать свое дело. Управление компанией они осуществляли из дома Авроры, роскошного особняка в Потомаке.
        - Чушь, - возразила Мерседес. - Он бы тобой гордился.
        Аврора расхохоталась:
        - Ладно, ладно. Ты не хуже моего знаешь, что он думал. Мой муж считал, что женщины умеют только джулеп[24 - Джулеп - напиток из виски или коньяка с водой, сахаром, льдом и мятой.] подавать. Он не поверил бы, что женщина способна превратить дом своих предков в центр деловой империи. Или основать свой журнал. - Она отобрала у Вивиан бокал с шампанским. - Не будем возводить его в ранг святого только потому, что он умер.
        С этими словами Аврора допила остатки шампанского и, беззаботно улыбнувшись, спросила:
        - Ну, пойдем перевернем мир с ног на голову?
        Вивиан ее поддержала. Мерседес вздохнула, но в конце концов кивнула и двинулась к задней двери закулисной каморки. Аврора и Вивиан взялись за руки и последовали за Мерседес. Джеку показалось, что такой порядок построения был для них привычным.
        Валери выглянула в щелочку между черными блестящими занавесками, затем обернулась к трем дамам:
        - Подождите здесь. Я попрошу Роба проводить вас по лестнице на сцену.
        Она выскользнула за дверь, но через мгновение вернулась с вездесущим Робом, который, очевидно, был кем-то вроде помощника режиссера на этой вечеринке. Если Джек хоть что-то понимал, Валери сейчас была на грани нервного срыва, но она этого не показывала. Когда она передавала трех женщин на попечение Роба, ее глаза блестели, улыбка была спокойной и уверенной.
        Когда дамы взобрались по лестнице на маленькую трибуну, возведенную специально для презентации журнала, Валери махнула Джеку, подзывая его к себе.
        - Итак, слушай, что тебе нужно будет сделать...
        Ее уверенная улыбка и спокойствие внезапно исчезли.
        - В чем дело? - требовательно спросила она, когда Джек усмехнулся.
        - Ничего. Ты только что разыграла потрясающее представление для своих покровительниц.
        Валери не стала делать вид, что не поняла намека.
        - За это мне и платят. За умение сохранять лицо в любой ситуации. Желательно с выгодой для моих работодателей.
        - Знаешь, им повезло с тобой.
        Судя по реакции Валери, искренний комплимент застал ее врасплох. Впрочем, Джек и сам растерялся.
        - Посмотрим, сможешь ли ты сказать то же самое через пару часов.
        - Твоя вера в меня оставляет желать лучшего. Уголки ее губ приподнялись, но лишь на мгновение.
        - Дело не в том, что я не верю в тебя. Мне лишь не нравится, что ты относишься ко всему так... беспечно.
        —Я слишком многим обязан Эрику, чтобы вести себя беспечно. Но это - вечеринка. Поверь, я умею подать себя на вечеринках.
        Прежде чем Валери успела ответить, раздалось многоголосое оханье и аханье, затем шум аплодисментов и приветственные возгласы. Презентация журнала состоялась.
        - Итак, настал момент, которого все вы ждали, - провозгласила Вивиан. - Дорогие гости, представители прессы и все-все-все! Вы читали его книги, вы прислушивались к его советам... А если нет, пеняйте на себя, - добавила она, лукаво подмигнув. - Теперь он наш. И мы уговорили его составить вам компанию. Во всяком случае, на ближайшую пару часов. Приготовьтесь. В первый раз я представляю широкой общественности... мистера Джека Ламберта! Нашего дорого Прекрасного Принца!
        Внутренности Джека сжались, и он почувствовал, что его сейчас стошнит. И тогда он поступил так, как поступил бы любой уважающий себя мужчина, чтобы успокоить нервы перед тем, как устроить самую громкую фальсификацию со времен «Милли Ванилли»[25 - «Милли Ванилли» (Мi11iVani1li) - популярная группа 80-х годов; как оказалось, участники этой группы не пели, а только открывали рот под фонограмму. Название группы стало синонимом мошенничества, подлога.].
        Он заключил в объятия женщину, которая стояла к нему ближе всего, и крепко ее поцеловал.
        На мгновение кулачки Валери уперлись ему в грудь, потом разжались, и девушка вцепилась в лацканы его пиджака, подставив рот для поцелуя.
        Когда он остановился, ее глаза словно остекленели, а мягкие губы чуть приоткрылись.
        - Спасибо. Мне это было необходимо.
        - А... Да. Конечно. В любое время, - растерянно ответила она.
        - Осторожнее, я могу поймать тебя на слове. Кстати, мне понравилось ловить тебя и прижимать к себе.
        Валери быстро пришла в себя и нахмурилась.
        - Джек...
        Молодой человек приложил большой палец к ее губам.
        - Для тебя - Прекрасный Принц, - напомнил он и подмигнул, а затем шагнул в разрез между занавесками.
        Вспышки фотоаппаратов ослепили его, голова разламывалась от грома аплодисментов и приветственных воплей. Мир ждал.
        А он мог думать только о том, как поцеловал Валери Вагнер.
        С кривой улыбкой, столь характерной для Джека Ламберта, он поднялся на сцену.
        Глава 10
        СОВПАДЕНИЯ
        Легко сказать, что вы встретили подходящего человека в неподходящее время. Труднее попытаться с ним сблизиться, несмотря ни на что. Но все мы знаем, что пословица не врет: чем труднее, тем лучше.
        -Он нечто особенное, - сказала Аврора, склонившись к уху Валери, чтобы перекричать гул голосов.
        - Да, он такой, - пробормотала Валери.
        Джек не преувеличивал, когда говорил, что умеет находить общий язык с людьми. Но ее губы все еще жгло, хотя прошло несколько часов с тех пор, как он поцеловал ее.
        - Он неутомим, - добавила Вивиан, завистливо вздохнув. - Это хорошо.
        Валери улыбнулась рыжеволосой фее, хотя в душе не разделяла ее уверенности. Она планировала организовать два интервью для представителей информационных агентств, а затем - провести блиц-конференцию для репортеров, сведя вопросы к минимуму. Каждый журналист получил бы достаточно информации, чтобы сегодняшнее мероприятие удостоилось упоминания, а люди, заинтересовавшись, купили журнал в киоске. По расчетам Валери, вся процедура заняла бы около девяноста минут, максимум два часа, затем она быстро увезла бы Джека, вернув его в тщательно законспирированное убежище, где он предположительно вернулся бы к работе, неся утешение многим женщинам - и еще большее их число сводя с ума - посредством своих остроумных и своевременных советов.
        Прошло уже три часа, но шоу «Джек и Эрик» было в самом разгаре.
        В принципе, Валери удалось сохранить контроль над ситуацией во время десятиминутного интервью Джека с Нэнси О'Делл. Валери ловила каждое их слово со своего поста, располагавшегося в полутора метрах за спиной оператора. Она должна была признать, что Джек держался хорошо. Может, даже слишком. По сути, он поменялся с Нэнси ролями: дразнил ее, отказывался верить, что ей когда-либо мог понадобиться его совет, - в общем, флиртовал, уклоняясь от всех вопросов, кроме самых простых. Тех, ответы на которые они составили заранее.
        Интервью с представителями прессы прошло в более нервной обстановке, поскольку Валери беспокоилась, с какой стороны зайдут репортеры. Некоторые вопросы оказались неожиданными, но Джек ни разу не дрогнул. На самом деле он даже пару раз отмахнулся, когда она попыталась объявить, что время вышло. Но Валери не обратила внимания на его недовольство.
        Да, Джек сам был журналистом и прекрасно знал о скрытой в вопросах подоплеке, о подаче информации под определенным углом зрения, однако, судя по его поведению, он слишком вошел в роль. Валери ясно поняла это по адресованным ей подмигиваниям и самодовольным усмешкам, по тому, как в перерыве между интервью он сжал ей плечо и протянул бокал со словами: «Хочешь выпить? У меня все в порядке». Девушка знала, что, расслабившись, человек теряет бдительность, поэтому она изо всех сил старалась придерживаться расписания, не оставляя Джеку возможности погубить их всех.
        Когда последний репортер ушел с затуманенным взором, - Валери проследила, чтобы среди журналистов большинство составляли женщины, хотя кто поручится, что все они купятся на красивую внешность и легкий слог? - она велела Джеку еще раз обойти зал, попрощаться с владелицами журнала и ехать домой. Девушка была близка к тому, чтобы поверить в благополучный исход этого безумного вечера.
        О да, благополучный. Все развлекались от души. Кроме нее. Ей эти три часа показались катанием на американских горках. Она сгрызла целую упаковку желудочных средств.
        Эрик, который не отходил от Валери ни на шаг, пока не закончились интервью, решил вступить в игру на том этапе вечеринки, когда среди гостей начинается светская болтовня и пересуды. В какой-то момент сладкая парочка начала веселиться самостоятельно. К восторгу большинства присутствующих. Можно было подумать, что они заранее отрепетировали роли, однако они держались слишком беспечно, чтобы можно было заподозрить их в притворстве. Нет, эти двое были настоящими друзьями, их связывали особые отношения, которые могут установиться только постепенно. Приятели развлекали собравшихся, как опытные ветераны сцены.
        Несмотря на весь свой цинизм, Валери неожиданно поняла, что завидует им. Девушка не чувствовала себя одинокой лишь оттого, что ее друзья были рассеяны по разным городам, служившим вехами на пути ее карьеры. Но пока она наблюдала за мужчинами, ей вспомнилась речь Джека об умении совмещать работу и развлечения, и невольно Валери задумалась, не следует ли ей пересмотреть свой образ жизни.
        Эрик смеялся над остроумным замечанием Джека, и несколько человек, окружавших их, тоже веселились до упаду. Именно этого не хватало Валери. Близости и взаимопонимания, при которых люди заканчивают друг за друга недовершенные фразы, делят общий багаж опыта, так что случайное слово пробуждает у них одинаковые воспоминания, вызывает к жизни одни и те же забавные ассоциации. Это - единение, не подразумевавшее физического влечения. Душевное родство.
        Валери подумала о своей семье. Ее родители были настоящими профессионалами в своем деле. Они восхищались трудолюбием дочери, хотя отчаялись дождаться, когда она найдет свою нишу. Валери считала, что ей повезло: отец и мать сотню раз призывали ее остепениться, но они имели в виду карьеру, а не замужество. О да, они были бы рады, если бы она нашла подходящего мужчину и создала семью, но их собственный брак больше напоминал деловое сотрудничество, чем пылкий роман.
        Валери попыталась представить, как ее мама и папа нянчатся с внуками, и улыбнулась, осознав тщетность своих усилий. Они оба были трудоголиками, от которых она унаследовала настойчивость и целеустремленность. Говард и Эвелин близко общались со многими людьми, но все их знакомые были в первую очередь деловыми партнерами и лишь во вторую - друзьями. И хотя приятели Валери относились к другому кругу общества, девушка должна была признать, что в этом она пошла по стопам родителей. Все имена попадали в ее записную книжку исключительно в процессе деловых контактов.
        Раньше ее это не беспокоило. Но глядя на Джека и Эрика, она ощутила внутри непонятную пустоту.
        - Что загрустила? - спросила Аврора, подавая девушке фужер шампанского. Валери сделала малюсенький глоток, зная, что вскоре отставит бокал в сторону, как она уже делала полдюжины раз. Девушка не была готова праздновать победу. Вечеринка еще не кончилась.
        - Наблюдаю за нашим приобретением, - ответила Валери, чувствуя себя неловко оттого, что женщина заметила ее подавленное настроение.
        Какая ирония! Она тоскует о близкой дружбе, но испытывает неудобство и неловкость, когда представился шанс обрести ее.
        Валери слишком устала от голода и нервного напряжения, чтобы анализировать свои чувства прямо в зале.
        - Мы не зря потратили деньги, - пропела Вивиан, подходя к ним. - Ах, боже мой, ведь это Эрик? Как можно быть таким милашкой?
        - Виви, успокойся, - попыталась урезонить подругу Аврора, затем обратила сияющий взор на Валери. - Они и правда необыкновенная парочка, не так ли?
        Мерседес тоже присоединилась к своим приятельницам. Валери еще никогда не видела ее такой счастливой. Невольно она подумала, что по-настоящему невероятными были именно три эти женщины. Несмотря на разницу в характере, они умели поддерживать личные отношения, одновременно расширяя деловые связи. И снова у Валери сжалось сердце, но она испытала не столько жалость к себе, сколько радость от возможности был свидетелем их дружбы. Как знать, может, она чему-нибудь научится, если пробудет в их обществе достаточно долго.
        - Полагаю, можно считать, что вечер прошел на ура, - объявила Мерседес. Обернувшись к своей молодой помощнице, она взяла бокал и подождала, пока другие последуют ее примеру. - За ошеломляющий успех первого номера!
        Вивиан просияла и подняла бокал еще выше, чуть наклонив его в сторону Валери.
        - За женщину, которая раздобыла для нас Прекрасного Принца!
        - Мы издаем журнал, дамы! - воскликнула Аврора.
        Бокалы звякнули, и женщины пригубили шампанское. Все, кроме Валери, которая поднесла фужер к губам, но не смогла сделать и глоточка. Да, она раздобыла для них нечто. Но пусть этот вечер скорее закончится.
        Бросив взгляд поверх бокала, Валери увидела Джека. Как раз в это время Джек оглянулся и подмигнул ей. Девушка опустила бокал, нахмурилась и постучала по циферблату изящных часов на запястье.
        Беззвучно артикулируя слова, Джек ответил: «Еще рано». В это время Эрик заметил их немой диалог и вскинул руку с растопыренными пальцами. Пять минут.
        Валери кивнула и указала на выход за сценой, через который они должны были покинуть здание. Затем она обернулась к феям-крестным, намереваясь попрощаться, но Мерседес заговорила первой.
        - Я знаю, как изнурила тебя эта гонка, - начала она. - Мы все трудились не покладая рук и теперь, полагаю, с удовольствием устроим короткую передышку на выходные. Однако мы хотели бы встретиться с тобой в понедельник утром. Насколько я знаю, Элейн уже поручила тебе следующее задание, но нам нужно поговорить.
        Желудок Валери сжался в комочек, хотя сжиматься там, казалось, было просто нечему. Голос Мерседес звучал ровно, в нем не было ни намека на недовольство, однако ее просьба показалась Валери дурным предзнаменованием. Вероятно, девушке не давала покоя нечистая совесть.
        - У меня назначено несколько встреч на утро, но я постараюсь их перенести.
        - Дай нам знать, когда все устроишь, дорогая, - сказала Аврора. - Мы встретимся в центральном офисе компании, если ты не против. Мы могли бы прийти в издательство, но нам не хочется преуменьшать заслуги команды. Элейн отлично справляется со своими обязанностями, и мы не хотим, чтобы она думала, будто ее пытаются оставить в тени. Подготовительная работа по выпуску первого номера практически завершена, и в дальнейшем мы будем выступать в роли советников, как и обещали.
        - Вы хотите, чтобы Элейн тоже присутствовала на этой встрече? - спросила Валери, гадая, что ее ждет.
        - О нет, дорогая, - ответила Вивиан. - Ты будешь одна.
        Валери сглотнула, улыбнулась и кивнула:
        - Хорошо, тогда до понедельника.
        Она простилась со своими покровительницами, затем отыскала Элейн и Джен, сообщила им, что уезжает вместе с почетным гостем.
        - Сказочный успех! - воскликнула Элейн, салютуя Валери бокалом ненавистного шампанского. - Нам нужно поговорить.
        Валери чуть было не предложила ей купить билет и встать в очередь, но сдержалась.
        - Да, конечно. В любое время.
        - Давай встретимся за обедом на следующей неделе. - Элейн, по своему обыкновению, тараторила, как из пулемета, хотя была изрядно под хмельком. - Мы должны многое обсудить.
        Валери кивнула и отошла в сторонку вместе с Джен, а Элейн продолжила беседу с парочкой бизнесменов.
        - Интересно, почему именно ты стала той счастливицей, которая отвезет домой Прекрасного Принца? Оставайся здесь и веселись, а я, как человек бескорыстный, возьму на себя это трудное поручение.
        - Как ты великодушна!
        - Я знаю. Это одна из подкупающих особенностей моего характера.
        Джен сказала это в шутку, но Валери подумала, что ее приятельница действительно обладает покладистым характером. И открытой душой. Как Валери хотела бы, чтоб и ей передались эта живость и доброжелательность. Почему ей это дается с таким трудом? А крестные феи, которые разделяли удачи и неудачи в управлении компанией? И в первый раз девушке захотелось, чтобы у нее появился близкий друг, которому она могла бы доверять. Необходимость хранить секрет давила на нее все сильнее с каждым днем. Как здорово, наверное, было бы разделить с кем-нибудь эту ношу, обсудить проблему и, чего уж тут лукавить, просто посетовать на жизнь. Дело не в том, что ей хотелось кому-нибудь излить душу... Просто Валери приятно было бы знать, что такой человек есть.
        Джен устремила взгляд на что-то за спиной Валери.
        - Кажется, тебе подают сигнал.
        Валери оглянулась и увидела, что Эрик потихоньку увлекает Джека в сторону сцены.
        - Ясно, мне пора идти. Слава богу!
        —Эй, не сыпь мне соль на рану. Лучшие парни всегда достаются высоким девчонкам.
        - Но я же не высокая.
        Джен посмотрела на Валери снизу вверх.
        - С высоты моего роста все кажутся великанами.
        Валери рассмеялась, и постепенно напряжение покинуло ее плечи и шею. Еще несколько минут, и я буду дома.
        —Сделай одолжение коротышке, выясни, нет ли у Джека одиноких друзей. Черт, я не капризна. Его голубой приятель тоже очень симпатичный.
        - Джек свободен.
        Джен искоса взглянула на Валери:
        - Теоретически - да.
        - Что ты имеешь в виду?
        Джен забрала у Валери бокал и подтолкнула девушку в направлении черных занавесок.
        - Иди. И хотя бы иногда, для разнообразия, постарайся думать не только о работе.
        Валери нахмурилась. Неужели первый встречный с одного взгляда мог распознать в ней неудачницу, у которой нет личной жизни? Девушка знала ответ. Вопрос был в том, что она собирается предпринять по этому поводу.
        Джен допила шампанское из бокала Валери и помахала ей свободной рукой.
        - Иди уж. Он ждет.
        Валери сделала пару шагов, затем вдруг развернулась и выпалила:
        - Джен, если хочешь, э, давай пообедаем как-нибудь вместе. Или, может, сходим куда-нибудь? В нерабочее время?
        К чести для Джен, та не расхохоталась над неловким приглашением Валери. Наоборот, она обрадовалась.
        - С удовольствием. Я все еще плохо ориентируюсь в городе.
        - Я тоже. - Валери хорошо знала только расположение ресторанов, где обычно проводила деловые обеды и ужины. Она не была даже на Эспланаде[26 - Эспланада - отрезок музейно-парковой зоны в центре Вашингтона между Капитолием и мемориалом Линкольна.] и в Смитсоновском институте[27 - Смитсоновский институт - крупный комплекс культурно-просветительских и научных учреждений в Вашингтоне.].- Мы можем вместе побродить без цели.
        - Хорошая мысль. Давай договоримся точнее, после того как журнал поступит в продажу, ладно?
        Валери улыбнулась, испытывая нелепое торжество. Это был первый шаг, но, может быть, с помощью Джен она достигнет большего.
        - Отлично.
        Она продолжала улыбаться, когда наткнулась на Эрика и Бриса, стоявших перед черным занавесом.
        - Привет, ребята. Вы остаетесь или уходите?
        Мужчины обменялись взглядами, в которых светилось предвкушение.
        - Значит, уходите, - сделала вывод Валери.
        - Мы прекрасно провели вечер, - сказал Брис. - Спасибо за приглашение. Я полагаю, ваш журнал побьет все рекорды.
        - Спасибо.
        Она провела с приятелем Эрика не больше пяти минут, но он успел произвести на нее хорошее впечатление. Аккуратный, изящный костюм. Приятная внешность. Сногсшибательный акцент. За эти три недели Эрик добился больших успехов.
        - Рада была познакомиться.
        - Ты уверена, что Джек сможет выбраться отсюда незамеченным? - спросил Эрик.
        Валери кивнула.
        - Мы все продумали. После того как фотограф выследил лимузин, посланный за Джеком, мы решили не рисковать. Я заказала другой лимузин, и будем надеяться, он уведет за собой охотников за сенсацией. Пусть они выслеживают диких гусей по дороге в штаб-квартиру «Хрустального башмачка» в Мэриленде. Когда они догадаются, что их провели, Джек будет дома, в безопасности.
        «И я тоже», - подумала она.
        Вернувшись домой, она ляжет в постель, уставится в потолок и будет заново переживать события сегодняшнего дня в мельчайших деталях. Затем она прочтет молитву о том, чтобы материалы пресс-конференции продержались хотя бы пару новостных циклов, прежде чем репортеры переключатся на что-нибудь другое. И постарается уснуть, не видя кошмарных снов о том, что омерзительная правда выплыла наружу и все они стали главными героями «Неопровержимой улики».
        - Я считаю, что все прошло хорошо, - заметил Эрик. - А ты?
        Валери усмехнулась и быстро обняла молодого человека.
        —Да. И спасибо тебе за то, что ты не упускал Джека из виду во время неофициальной части вечеринки.
        Эрик удержал ее руки в своих.
        - Тебе спасибо, - сказал он, и в его глазах Валери прочитала все, что он не мог сказать в присутствии Бриса.
        - Скрести пальцы, чтобы не возникло осложнений в ближайшие три-четыре дня. - Девушка бросила взгляд на Бриса, и ее улыбка стала шире. - А пока наслаждайся своей новой жизнью. - И, наклонившись ближе, прошептала Эрику на ухо: - Он милашка.
        Улыбка Эрика стала шире.
        - Мне везет.
        Да, Эрику действительно повезло. Он выглядел счастливым и восторженным. Мужчина, который знал силу дружбы и готов был рискнуть всем, чтобы построить новые взаимоотношения. Месяц назад Валери сочла бы его сумасшедшим. Но сейчас она испытывала к нему уважение.
        - Я думаю, Брису тоже повезло. Только, прошу тебя, будь осторожен.
        - Все вдруг стали такими заботливыми... Но Валери пришло в голову кое-что другое.
        - Ты понимаешь, что не можешь рассказать ему...
        - Да, конечно. Наверное, такой компромисс - это не самая высокая цена. Я начинаю думать, что мне следовало отойти на второй план год назад. Я чувствую себя гораздо лучше, изображая менеджера Прекрасного Принца. Как знать, возможно, исполнив свои обязательства перед «Хрустальным башмачком», я вообще уйду на покой.
        Это звучало хорошо. Слишком хорошо. Четырнадцать идеальных рабочих мест назад Валери усвоила одну истину: если что-то кажется слишком хорошим, чтобы быть правдой, скорее всего жди подвоха. Но она верила, что, дорожа своей свободой, Эрик будет тщательно охранять их секрет. Он не подведет Джека и, как ей казалось, не подведет и ее.
        - Если что-нибудь понадобится, звони мне на мобильный, - сказал Эрик и подмигнул. - Но будем надеяться, что в ближайшие сорок восемь часов не случится ничего, кроме...
        - Все ясно, - прервала его Валери, невольно покраснев. - Звонить только в самом крайнем случае.
        Эрик чмокнул ее в щеку, затем повернулся к Брису.
        - Пошли?
        Брис кивнул, и его стильные косички дрогнули.
        - Конечно, дорогой.
        Когда они уходили, сердце Валери тревожно сжалось в груди, но девушка сказала себе, что легкая боль, сопутствующая сердцебиению, естественна, когда видишь, как люди влюбляются.
        Валери зашла за занавес, предполагая, что там ее ждет Джек. Однако маленькая комната была пуста. Черт. Эрик и Брис уже вышли через черный ход, но Валери все равно выбежала в служебный коридор. Джека там тоже не было. Может, он сел в лимузин?
        Валери вышла в промозглую темную ночь. На улице моросил мелкий дождик. Два лимузина стояли в ряд. Шофер одного сидел внутри, второй мок под дождем. Девушка наклонилась у первого лимузина, и стекло со стороны пассажира поползло вниз.
        - Вы не видели Джека Ламберта? - спросила она.
        - Я не заметил, чтобы он выходил, мэм.
        Валери посмотрела на водителя второй машины, но тот тоже отрицательно помотал головой.
        - Так, где его черти...
        Внезапно рядом послышалось характерное рычание мотора. Черный как ночь «мустанг» притормозил рядом с лимузинами. Стекло опустилось.
        - Хочешь прокатиться? Или ты поедешь домой на лимузине?
        Это был Джек. Без фрака и галстука, зато в рубашке с закатанными рукавами. И в солнцезащитных очках.
        - Сейчас час ночи. Зачем тебе темные очки? Джек снял очки и изогнул брови.
        - Хочу остаться инкогнито, малышка. Валери рассмеялась:
        - Я вижу.
        И тут начался ливень. Валери вскрикнула, когда первые тяжелые капли дождя упали на ее платье.
        Джек наклонился и открыл дверцу машины.
        - Садись скорее. Джен никогда не простит тебе, если ты испортишь свое чудесное платье.
        Валери оглянулась на водителя ближайшего лимузина, который усмехнулся и отрицательно мотнул головой. Затем шофер приоткрыл окошко и окликнул девушку.
        - Мы все равно уезжаем отсюда, к слову сказать, - сообщил он, подмигнул и поднял тонированное стекло, прежде чем Валери смогла объяснить, что он ошибся в своих предположениях.
        - Валери, садись.
        Один за другим лимузины медленно выехали со стоянки, и каждый двинулся в своем направлении.
        Валери села в «мустанг» и закрыла дверцу. Не успела она пристегнуться, как Джек развернулся, обогнул здание и направил автомобиль в противоположную сторону от той, куда поехали лимузины.
        - Разве ты не оставил машину у моего дома? И потом, мы договорились предпринять отвлекающий маневр с лимузином на случай...
        - За нами никто не следит. Брис знает одного из официантов, который работает в «Бентоне». Тот позвал приятеля, и, когда у них кончилась смена, они вместе съездили за моей машиной и пригнали ее сюда. Ребята неплохо на этом заработали. Поверь мне, все в порядке.
        Он въехал в узкий проулок, который вел на другую парковку - вокруг здания располагалось несколько стоянок для автомобилей, - и свернул на боковую улицу. Быстро оглядевшись, Джек снова развернулся и проехал два квартала в неверном направлении. Но прежде чем Валери успела что-либо сказать, Джек помчался по другой улице до первой свободной площадки, затем остановился и заглушил мотор.
        Сердце Валери сильно билось. Она бросила взгляд через плечо, но на мокрой улице было тихо.
        - Нас преследовали? Джек снял темные очки.
        - Нет, просто я всегда мечтал это сделать. Валери не знала, чего ей хочется больше —
        рассмеяться или поколотить наглеца. Она сделала и то и другое.
        - За что? - возопил Джек.
        - Ты хоть понимаешь, сколько нервов стоил мне этот вечер? И ты еще в игрушки играешь!
        - Нервов? Тебе? - расхохотался Джек. - Ты стояла в сторонке и только и делала, что посматривала то на часы, то на меня.
        - Если бы ты придерживался расписания, которое я наметила, мне не пришлось бы переживать.
        - Погоди-ка, разве не я беседовал с каждым человеком, к которому ты меня подводила? - Прежде чем Валери успела возразить, Джек поднял указательный палец, требуя тишины. - Разве не я потчевал их сведениями о своей биографии, которую мы слегка отредактировали по твоей указке? Они знают, что я спортивный репортер. Они знают, что я держал свое имя в тайне, поскольку не знал, как совместить два столь разных имиджа. Они также знают, что я решил выйти из тени, поскольку меня уволили с основной работы и я устал скрываться. Никаких сюрпризов, никаких скелетов в шкафу, которые всплывут на поверхность в самый неподходящий момент. Откровенно говоря, мне кажется, что сегодня вечером мое умение пудрить людям мозги было куда полезней, чем врожденное обаяние Эрика. И после этого ты упрекаешь меня за то, что я позволил себе немного развлечься?
        Валери молча смотрела на своего собеседника, и только капли дождя стучали по мягкому откидному верху, нарушая тишину. Наконец девушка вздохнула и заговорила:
        - Ладно. Ты прав. Просто я... - Она прервалась на полуслове, поскольку Джек вдруг повернулся и начал что-то искать на заднем сиденье. - Что ты делаешь?
        - Ищу, куда бы это записать. Ты признала, что я был, в сущности, прав.
        - Очень смешно. Ты прекрасно знаешь, что стояло на кону этим вечером. А ты болтался по залу, заговаривая со всеми подряд. Будь ты на моем месте, сам бы понял, как трудно стоять в стороне и наблюдать.
        В свете уличного фонаря Валери заметила, что Джек улыбается.
        - Наблюдать за тобой было бы куда интереснее, чем пожимать руки конгрессменам и притворяться, будто я верю, что эти старики женились по любви на молодых красотках.
        - Какой цинизм, - не выдержав, рассмеялась Валери.
        Джек устремил взгляд вперед, разглядывая улицу сквозь лобовое стекло.
        - Да, конечно, однако каждый имеет право на собственное мнение.
        Валери поняла, что он подразумевает свой развод. Во всяком случае, ей казалось, что именно в этом кроется источник его горечи.
        - Итак, больше никаких юных красоток в твоей жизни, как я понимаю.
        Джек засмеялся, но как-то невесело.
        - Нет. Однажды я уже допустил ошибку и больше не желаю возвращаться к прошлому.
        - Как долго вы были женаты? - Валери знала, что брак Джека продержался недолго, но никогда не интересовалась подробностями.
        - Восемнадцать месяцев и десять дней - дольше, чем следовало бы. - Молодой человек посмотрел на нее. - Это случилось давным-давно и теперь уже стало историей, ясно?
        - Похоже, ты не хочешь, чтобы история повторилась.
        - Мы должны учиться на собственных ошибках, не так ли?
        - Смотря какой урок ты извлек. Если из-за одного человека ты готов отказаться от всего того, что могло бы обогатить твою жизнь с другим, я не могу с тобой согласиться. По-моему, это свидетельствует не столько о мудрости, сколько о стремлении спрятать голову в песок.
        - А как давно вы женаты?
        Влажные щеки Валери слегка покраснели.
        - Если я не замужем, это не значит, что я не вижу, как живут супружеские пары. Надеюсь, одна ошибка не помешает мне воспользоваться другими возможностями в будущем.
        - У тебя есть близкий человек?
        Теперь Валери пожалела, что завела этот разговор. Она покачала головой:
        - С самого детства я переезжала из одного города в другой. В таких условиях трудно поддерживать дружеские отношения, не говоря уже о чем-то большем.
        - Тебе разбивали сердце?
        Валери едва заметно улыбнулась:
        - Ты сказал «разбивали», словно имел в виду «разжевали и выплюнули».
        Джек помолчал одно мгновение, потом кивнул:
        - Довольно точное определение, на мой взгляд.
        Валери откинулась назад, так чтобы лучше разглядеть своего спутника.
        - Извини, - тихо сказала она.
        - За что?
        - За то, что я лезу в твою личную жизнь. Ты прав. Я понятия не имею, через что ты прошел и что я чувствовала бы на твоем месте. Может, и я стала бы цинично относиться к любви.
        - Я никогда не относился к любви цинично, - возразил Джек, и в его голосе послышалось искреннее удивление.
        Валери вскинула бровь и искривила губы:
        - Пусть будет так.
        - Нет, серьезно. Я считаю, что влюбленность и любовь - это прекрасно. Но брак... Едва ли.
        - Почему?
        - В браке обе стороны должны прикладывать равные усилия, изо всех сил стремясь сохранить свой союз. Но даже если партнеры умеют общаться, слишком часто им приходится полагаться на свою интуицию, строить догадки.
        - Кажется, именно это называется доверием.
        - Возможно. Но доверие должно вознаграждаться доверием, не так ли?
        - А как это было в твоем случае? Джек отвел взгляд и ответил не сразу:
        - У нас все было гораздо сложнее.
        - Так всегда бывает во взаимоотношениях между людьми.
        Мужчина пожал плечами. Как показалось Валери, он сожалел, что позволил вовлечь себя в столь серьезный разговор.
        - Мне это напоминает ловушку. Один из партнеров не отвечает ожиданиям другого партнера, что причиняет боль им обоим.
        - Но сейчас тем не менее ты полностью открыт для новой любви, - иронично заметила Валери.
        Джек усмехнулся:
        - Я не считаю, что совершил ошибку, когда влюбился в Шелби. Может, я был слеп, но не глуп.
        - И все же она сумела внушить тебе стойкое отвращение к браку?!
        - Во всяком случае, она поселила глубокие сомнения в моем сердце. Но кто знает, может, однажды я встречу женщину, которая сведет меня с ума настолько, что я снова решусь жениться.
        Валери хихикнула:
        - Хочешь сказать, что здравомыслящий человек никогда не решится на такой шаг?
        - Я лишь хочу сказать, что не связываю свои мечты и надежды на счастье с браком. Может, ты видела больше примеров успешного партнерства, чем я, однако мне кажется, что я придерживаюсь здравого взгляда на жизнь.
        Валери посмотрела в окно.
        - Возможно.
        У нее сложилось впечатление, что отношение к браку сформировалось у Джека задолго до того, как он познакомился с Шелби. Ей захотелось больше узнать о его детстве, о родителях и семье. Однако она и так затронула слишком много сложных вопросов за один вечер.
        - Ну а ты?
        Валери кинула быстрый взгляд на Джека:
        - Что - я?
        - Ты говоришь, что много переезжала. Ты получила работу в «Хрустальном башмачке» и, несомненно, очень дорожишь ею. Ты готова на все ради успеха. Может, я ошибаюсь, но мне показалось, что в твоем карманном компьютере карьера значится первым номером в списке неотложных дел. Черт, я даже рискну предположить, что ты отвела под это с первого по десятый пункт. - Джек повел плечом. - Взаимоотношения с людьми и брак занимают не главное место в твоей голове, скорее они стоят на последнем месте. Ты призналась, что у тебя не хватает времени даже на то, чтобы завести друзей.
        Он был прав, но его монолог получился слишком... патетичным.
        - Послушать тебя - так я жизнь положила, чтобы сделать карьеру.
        - А это не так?
        Валери почувствовала себя неуютно.
        - Ты даже не знаешь меня. - Впрочем, она лукавила. В действительности ей начинало казаться, что Джек понимает ее слишком хорошо. - Пять дней в неделю я хожу по клубам и каждую субботу просыпаюсь в своей постели рядом с новым мужчиной.
        Джек рассмеялся. Валери сердито нахмурилась.
        - Все может быть, - откликнулся молодой человек, не желая отступать.
        - А если я так не делаю, это не значит, что я отказалась от мысли о любви и семье.
        - Ты просто решила повременить с этим?
        - Ничего подобного. В отличие от тебя, я не теряю надежды полюбить.
        - А я ничего подобного и не говорил.
        - И, - продолжила Валери, - я полагаю, что в конце концов эти отношения должны завершиться браком. Я не хочу всю жизнь влюбляться снова и снова, и так без конца. Кроме того, ты вовсе не любовь имел в виду. Ты болтал о том, чтобы с кем-нибудь переспать. Не то чтобы я возражала, но это абсолютно разные вещи.
        - Иначе говоря, если я полюблю кого-нибудь по-настоящему, то непременно захочу жениться.
        Валери пренебрежительно махнула рукой:
        - Назови это совместной жизнью или постоянным партнерством, как тебе будет угодно. Но, по-моему, ты не к этому стремишься.
        Джек чуть заметно пожал плечами. Валери рассмеялась:
        - Тебя прямо распирает от возмущения. Перспектива снова стать женатым человеком радует тебя не больше, чем необходимость позировать для журнальной обложки.
        - Спасибо, доктор Фил. Кажется, ты слишком много читала книги Эрика.
        Валери вскинула бровь:
        - В отличие от тебя. Хотя тебе следовало бы это сделать.
        По крайней мере, Джек не стал отпираться:
        - Я пролистал их.
        Валери погрозила ему пальцем:
        - Я внимательно слушала твои ничего не значащие ответы сегодня вечером. Держу пари, способность пороть чушь с умным видом не раз сослужила тебе хорошую службу в школе.
        Джек перехватил ее руку.
        - Думаешь, ты меня раскусила? - насмешливо спросил он. - Так вот чем ты занимаешься? Систематизируешь людей и каждого помещаешь в маленькую ячейку?
        Валери натянуто усмехнулась и отдернула руку.
        - Нет, это твое любимое занятие.
        К ее удивлению, Джек широко улыбнулся:
        - Да, но я, по крайней мере, не скрываю этого.
        - Значит, я права, - сказала Валери, осторожно уводя разговор в сторону... И от того, насколько ясно она понимает намерения Джека. - Ты ищешь не долговременных отношений, а возможность хорошо провести время.
        Джек вскинул голову:
        - Хочешь знать, к какой категории ты принадлежишь?
        Этот вопрос застал Валери врасплох. Она открыла рот, но не проронила не звука.
        - Интересная. Не мой тип. Возможно, все равно стоит попытаться.
        - Наверное, мне должно польстить, что ты готов сделать для меня исключение, - сдержанно заметила она, стараясь сохранить присутствие духа. Однако его насмешливый тон возымел действие: в ее памяти всплыл сегодняшний эпизод, когда Джек поцеловал ее, и другой случай, имевший место несколькими днями ранее, когда она зашла к нему домой. Она полагала, что для него эти поцелуи ничего не значили. Как и для нее. Однако Валери казалось, что убедить себя в этом трудно только ей.
        - Я думал об этом, - продолжил Джек. - Но решил, что это отнимет у меня слишком много сил.
        Валери опять застыла с открытым ртом. На этот раз от обиды. Скрестив руки на груди, она промолвила:
        - Так вот почему ты лез целоваться ко мне. Дважды. Ты решил, что женщина вроде меня - это именно то, что тебе нужно. Особа, которая думает только о карьере и не станет усложнять жизнь всякой сентиментальной чепухой. Отличная партнерша для постели, но не для брака.
        На лице Джека снова появилась озорная ухмылка.
        - Кажется, ты пытаешься меня уговорить?
        - Ты неисправим.
        Неизвестно, что собирался сказать Джек, но в этот момент он случайно взглянул в зеркало заднего вида и воскликнул:
        - Проклятье!
        Валери хотела обернуться, но он схватил ее за плечи.
        - Не надо. В чем дело?
        - Пригнись. - Молодой человек потянул ее вниз, потом остановился. - Нет, погоди, так будет еще хуже.
        Валери попыталась вырваться.
        - Черт возьми, о чем ты говоришь?
        - Придвинься ко мне!
        В следующее мгновение Валери почувствовала, как Джек обхватил ее и притянул к себе. Она уперлась ему в грудь руками.
        - Не сопротивляйся, - прошептал ее спутник, когда его губы оказались рядом с ее лицом. - За нами следят.
        Валери начала отбиваться еще энергичнее.
        - Вранье тебе не поможет!
        - Просто повернись ко мне лицом, - прошипел Джек, затем схватил ее подбородок и впился поцелуем в ее губы.
        Валери сопротивлялась несколько мгновений, потом вздохнула и сдалась. Джек перестал терзать ее рот и принялся целовать по-настоящему. Краем уха девушка услышала, как по мокрой улице проехала машина, но не придала этому значения.
        Джек прикоснулся пальцами к щеке Валери и развернул ее голову, плотнее приникая к ее рту.
        Лишь когда Валери услышала тихий стон и внезапно поняла, что этот звук исходит от нее, она пришла в себя и рванулась из объятий своего спутника.
        - Что ты себе позволяешь? - возмутилась она срывающимся голосом.
        Джек продолжал прижимать ее к себе и, когда она попыталась отодвинуться, только крепче сжал руки.
        - Я подумал, что, повернувшись лицом друг к другу, мы спрячемся от камеры.
        Валери замерла.
        - От камеры? От какой камеры?
        Она повернула голову, и ее тут же ослепила вспышка из бокового окна машины, которая была припаркована у противоположного тротуара. Валери не успела прийти в себя, как автомобиль с ревом сорвался с места.
        - От этой. - Джек с легкостью удержал ее, не позволив выскочить из машины. - Ты хочешь дать парню еще больше материала для репортажа?
        - Какому парню? - Валери уставилась на Джека. - Ты знаешь, кто это был?
        - Тот самый наглец, которого я засек перед моим домом. Я узнал его машину. Если бы ты сделала все, как я велел, он увидел бы всего-навсего парочку, которая целуется в машине под дождем. Наших лиц он бы не разглядел.
        - Но я... - Валери смолкла, понуро опустив голову. - Черт!
        Джек покачал головой и вздохнул.
        Девушка ущипнула его за руку. Со всей силы.
        - Ай! - вскрикнул от боли молодой человек.
        - Вот тебе и ай! Если бы ты не разыгрывал из себя неандертальца, этот поганец любовался бы, как мы сидим в машине на благопристойном расстоянии и мирно беседуем.
        - Солнышко, - ласково промолвил Джек, - это не имело бы значения. Никто не встречается ночью в машине, за несколько миль от дома, чтобы просто поговорить. Во всяком случае, под таким соусом все это подали бы читателям.
        - Ну, теперь мы существенно облегчили им задачу, не правда ли?
        Джек пожал плечами.
        - Я всего лишь хотел защитить тебя от репортера. Он знал, что я нахожусь в машине, но репутация Прекрасного Принца не пострадала бы оттого, что его застигли с неизвестной женщиной. Я без труда вывернулся бы. Читательницы Эрика, ждущие появления своего принца, только обрадовались бы, узнав, что Джек Ламберт, иначе известный как Прекрасный Принц, вышел на охоту. Поверь, мне известна психология женщин.
        - О, пожалуйста! - Валери раздраженно фыркнула. - Ничего ты о нас не знаешь.
        Впрочем, в одном Джек был прав, хотя она не хотела этого признавать. Решив действовать в открытую, он должен был играть по правилам.
        - Вероятно, ты рассматриваешь эту ситуацию как возможность внести парочку новых имен в свою записную книжку: вдруг не с кем будет пойти на танцы. И как ты понимаешь, я имею в виду танго в горизонтальном положении.
        Джек улыбнулся, не выразив ни малейшего раскаяния.
        - Я делаю одолжение своему другу. И если мое участие в этом предприятии сопряжено с некоторыми положительными моментами, так тому и быть. Думаю, ничего больше я на этом не заработаю.
        Валери нахмурилась:
        - Но Эрик сказал...
        - Забудь о том, что сказал Эрик. Забудь о том, что только что сказал тебе я. - Молодой человек включил зажигание. - Нам лучше уехать отсюда, пока этот любитель подглядывать снова не поймал нас в объектив.
        Валери погрузилась в свои мысли, пока Джек вел машину по улицам Вашингтона. Он остановился в проулке, находившемся на расстоянии одного квартала от парковки, откуда они уехали.
        - Что теперь? - спросила Валери. - По крайней мере, дождь прекратился.
        - Один из лимузинов вернулся. Может, он отвезет тебя домой вместо меня. На всякий случай.
        - Да, правильно. - Девушка открыла дверцу, но Джек положил ей руку на плечо, помешав выйти.
        - Послушай, я прошу прощения. Валери обернулась:
        - За что?
        - За любые свои действия, которые могут обернуться для тебя неприятностями, - пояснил ее спутник. - Хотя поцелуй почти того стоил.
        - Почти?
        —В следующий раз не напрягайся так. Постарайся получить удовольствие.
        - Ох, бога ради! - Валери выскользнула из машины и захлопнула дверцу, затем наклонилась к окошку, и Джек опустил стекло. - Следующего раза не будет.
        Молодой человек недовольно надул губы, но, как ни странно, это вышло у него очень мило.
        - Убедила.
        Валери сознавала, что не должна заглатывать наживку, но не могла совладать с собой.
        - В чем я тебя убедила?
        - В том, что ты подходящая женщина, которую я встретил в подходящее время.
        Валери рассмеялась:
        - Я самая неподходящая женщина для тебя из всех возможных. И пожалуй, ты выбрал самое неподходящее время.
        Джек ухмыльнулся:
        - Я знаю. Именно это меня убеждает.
        Глава 11
        ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР
        Как узнать, что вы встретили своего Единственного? Вы понимаете, что, каким бы длинным ни был ваш список «Почему мне не следует этого делать», вы будете возвращаться к нему снова и снова.
        -Черт, черт, черт, черт! - Джек бросил на стол бульварную газетенку и шлепнулся на высокий стул.
        - Чем ты думал, дьявол тебя побери?! - Эрик ходил взад-вперед по квартире Джека. - Заметь, я не спрашиваю тебя, о чем ты думал в этот момент.
        - Можно подумать, сегодня ночью ты думал о чем-нибудь, кроме задницы Бриса.
        Эрик замер, и по его губам скользнула улыбка.
        - У него милая задница, не так ли?
        - О, прошу тебя! Давай обойдемся без зрительных образов, пока я не выпью чашечку кофе, ладно? - Джек снова взял газету и, выругавшись, провел рукой по волосам. - Валери уже видела это?
        - Я звонил ей домой и на мобильный по дороге сюда. Глухо.
        - Отлично. Прямо охренеть можно. Джек разглядывал большие, плохого качества фотографии на первой странице газеты. Покупатели, ожидающие своей очереди у кассы супермаркета, получат прекрасный повод для сплетен и злословия. На одной фотографии были запечатлены мужчина и женщина, слившиеся в страстном поцелуе. На второй - дабы развеять сомнения относительно личности по крайней мере одного из целующихся - была изображена удивленная и растрепанная Валери. Конечно, Джек знал, что прическа Валери была взъерошена из-за дождя, но на фото все выглядело по-другому. Газетный заголовок гласил:
        ДИРЕКТОР ПО СВЯЗЯМ
        РАСПЛАЧИВАЕТСЯ С ПРИНЦЕМ
        ЗА ОКАЗАННЫЕ ИМ УСЛУГИ?
        Автор короткой статьи высказывал предположение, что беспринципный директор по связям «Хрустального башмачка» воспользовалась старым как мир способом, чтобы уговорить Джека сняться для обложки. Писака задавал вопрос, какие именно обещания Валери дала Прекрасному Принцу, если для их выполнения она уединилась с ним в машине.
        - Мы должны что-то сделать, - снова и снова повторял Эрик. - Мы должны принять меры, чтобы свести к минимуму ущерб, нанесенный журналу, его владелицам и Валери. Если, конечно, ее не увольняют. Вот где она может быть сейчас. Это объясняет, почему молчит ее мобильный.
        Молодой человек отшвырнул газетенку. Она приземлилась прямиком на книгу, которую Джек оставил открытой на диване вчера ночью. Подумать только, он был так расстроен разговором с Валери, что попытался найти ответы на некоторые вопросы в одной из книг Эрика. Но, по-видимому, ему нужно было нечто большее, чем книжные советы. Он свалял дурака. Весь вечер прошел без сучка и задоринки, и вдруг - бабах! - секундное помутнение рассудка, и все летит к чертям.
        - Что ты предлагаешь? - спросил Джек. Его приятель открыл рот, но настойчивый стук в дверь заглушил его слова. Махнув Джеку, чтобы тот не вставал, Эрик направился в прихожую.
        - Я открою. Кто знает, кого черт принес на этот раз, - заметил он, но, заглянув в глазок, быстро отпер замок.
        —Привет, - сказал он, впуская Валери в квартиру. - Мы все утро пытались связаться с тобой.
        - Я не отвечала на звонки с утра, поскольку сама звонила разным людям. - Она бросила газету на стол, потом заметила точно такой же экземпляр, валяющийся на диване. - Как я вижу, ты уже знаешь, к каким результатам привела твоя блестящая стратегия.
        - Ты уже говорила с хозяйками журнала?
        - О да, - ответила Валери. - У нас состоялся продолжительный разговор. - Она прошлась по комнате, прихлебывая кофе из кафе «Старбакс» и сердито поглядывая на Джека. - Я также беседовала со множеством репортеров - я даже не догадывалась, что их может быть так много. И судя по всему, все они в пятницу утром занимаются только тем, что читают эту проклятую «Стар».
        Джек поднялся со стула. - Валери, я...
        Девушка резко обернулась и посмотрела ему в лицо.
        - И думать не смей! Ты не испытывал не малейших сожалений ночью, когда безрассудно затеял игру в кошки-мышки с этим папарацци, так не оскорбляй меня сейчас.
        - Я не хотел...
        —Слишком поздно, - бросила Валери. - Иди прими душ и надень что-нибудь поприличнее. - Она повернулась к Эрику, пока Джек разглядывал свой наряд, состоявший из старых тренировочных штанов и футболки. - Помоги ему подобрать костюм из серии «среднестатистический молодой человек с хорошим потенциалом». Полагаю, джинсы и спортивная рубашка подойдут. Лучше в голубых тонах, чтобы подчеркнуть его глаза, но смягчить черты лица. - Затем она снова перевела взгляд на Джека. - И побрейся.
        —Могу я узнать, зачем все это нужно?
        - Затем, что ты не должен выглядеть как забулдыга ранним утром. Нам нужно, чтобы ты выглядел как милый парень, который живет по соседству.
        - А почему я должен изображать из себя милого парня!
        Раскрыв свой ежедневник, Валери бросила его на стол рядом с Джеком.
        - С чего мне начать? - спросила она, ведя изящным ноготком по набросанному от руки расписанию. Таблица была разделена на графы по часу и полчаса, и каждая ее строчка была заполнена.
        - Господи! - выдохнул Джек, забрал стаканчик с кофе из рук девушки и осушил его.
        Валери отобрала у него бумажный стакан.
        - Он тебе не поможет. А я помогу. Иди и приведи себя в порядок. Затем мы обсудим план боевых действий. - И, бросив взгляд на Эрика, она добавила: - Нам нужен кофе. И еда. Вы ели, ребята? Я на ногах с пяти утра и сейчас умираю от голода.
        Эрик махнул рукой:
        - Я займусь этим. Что творится на улице?
        - Кого заботит, какая сегодня погода? - рявкнул Джек. Он столько раз провел пальцами по волосам, что его шевелюра стояла дыбом.
        - Я не погоду имел в виду, - пояснил Эрик.
        - Пока я никого не заметила, - откликнулась Валери. - Когда ты приехал домой, Джек, за тобой не следили?
        Джек вздохнул. Когда все пошло наперекосяк? Впрочем, он знал ответ на этот вопрос. Когда он поцеловал Валери. Черт, даже раньше. Когда он решил, что хочет поцеловать Валери.
        - Наш дорогой папарацци дежурил у моего дома, когда я наконец вернулся.
        - Наконец?
        —Да, наконец. Я поколесил некоторое время по городу, ясно?
        Валери не стала допытываться насчет подробностей, и Джек подумал: пусть она считает, что он пытался сбить со следа других назойливых фотографов. На самом деле он ехал по городским улицам, размышляя, что ему делать с Валери. Вернее, как заставить себя держаться подальше от Валери. Фактически это было несложно. Как Джек полагал на тот момент, с профессиональной точки зрения он свои обязательства выполнил за исключением, возможно, одного-двух появлений на публике. Проблема состояла в том, что с личной точки зрения он не был готов расстаться со своей новой знакомой.
        - Никого больше ты не видел?
        - Нет. Когда этот парень сообразил, что я один, он потерял интерес. Наверное, отправился пристраивать фотографии, чтобы сегодня же получить свои денежки. - Джек отодвинул стул. - Послушай, я хочу...
        Валери подняла руку:
        - Ты хочешь принять душ. Эрик, я готова убить за кунжутный рогалик со сливочным сыром. Мне нужно сделать еще несколько звонков и отчитаться перед хозяйками журнала. - Сказав это, она бросила взгляд на Джека. - Что ты здесь стоишь? У нас примерно... - она посмотрела на часы, - пятьдесят пять минут. И нам многое нужно обсудить.
        Джек отдал честь.
        - Да, сэр. Слушаюсь, сэр.
        - Только не надо передо мной сейчас кривляться.
        «Ты не представляешь, чем я хотел бы заняться с тобой сейчас», - мелькнула у Джека мысль. Глядя, как Валери в темно-фиолетовом костюме, с аккуратно забранными волосами шагает по комнате, энергично отдавая распоряжения, молодой человек неожиданно осознал, что она нравится ему даже больше, чем раньше. У него чесались руки снять с нее пиджак, вытащить шпильки, которые держали ее прическу, погрузить пальцы в ее волосы и...
        Эрик прочистил горло, отвлекая внимание Джека от Валери, затем обнял приятеля за плечо и потащил его в сторону спальни.
        - Дружок, - прошептал он, убедившись, что Валери их не слышит, - умерь свой пыл или хотя бы постарайся демонстрировать его не столь явно.
        Джек стряхнул руку Эрика со своего плеча.
        - О чем ты говоришь, черт возьми? Эрик усмехнулся:
        - Ты отлично знаешь, о чем я говорю. Когда ты смотришь на Валери, у тебя в глазах полыхает огонь. Я лишь хочу предостеречь, что это может плохо кончиться для тебя или для нее, когда вы окажетесь перед камерой.
        - Камерой? Эрик кивнул:
        - Поэтому прими холодный душ. И побереги свои жаркие взгляды до тех пор, как все это закончится.
        - Мне нечего...
        Эрик бросил выразительный взгляд на своего Друга.
        - Умоляю! Ты бы видел себя со стороны. Или ее, когда она метает глазами молнии.
        - Это потому, что она готова испепелить меня на месте.
        - Да. Но сначала она зацелует тебя до смерти. Джек тихо выругался, но не стал отрицать, что его взволновало замечание Эрика.
        - Значит, по-твоему, она меня хочет?
        Эрик закатил глаза.
        - Может, следующие пятьдесят пять минут вы проведете наедине в твоей комнате, чтобы покончить с этим раз и навсегда? Похоже, ничего другого вам не остается.
        Джек обнял друга за шею, и они оба украдкой взглянули на Валери.
        - Боюсь, это займет больше часа.
        —Тогда тебе лучше опустить рычаг в положение «выключено», приятель. По крайней мере сейчас. - Эрик вывернулся из-под руки Джека, и его лицо стало серьезным. - Она многим рискует.
        Он не стал добавлять: «И я тоже».
        - Да, я знаю. Я буду паинькой. - Джек перекрестил сердце и поднял руку, сложив пальцы, как во время присяги. - Слово скаута.
        Грустно улыбнувшись, Эрик покачал головой и заставил Джека опустить руку.
        - Бой-скаут из тебя никудышный. Просто сделай все, что в твоих силах.
        Когда Джек вышел из душа, Валери и Эрик уже развернули оперативный штаб в его гостиной. Не хватало только экрана во всю стену и установки для презентации «Пауэр Пойнт». Джек сразу же представил себе Валери с длинной указкой в руке. Только ей следовало бы надеть туфли на высоких каблуках.
        - А вот и Джек, - промолвила Валери, окинув его оценивающим взглядом. Очевидно, джинсы и голубая хлопковая рубашка с коротким рукавом, надетая поверх футболки, произвели на нее хорошее впечатление, поскольку она добавила только: - Кофе на кухонном столе. Бери его и садись рядом. Я объясню план действий на сегодня.
        - Да, хозяйка, - пробормотал Джек, схватил чашку кофе, который, к его радости, еще не остыл, и вытащил рогалик из бумажного пакета, стоявшего рядом. - Где Эрик?
        - Он сказал, что у него остались незавершенные дела.
        - Да, и главное среди них - Брис.
        - Ревнуешь?
        Девушка не стала ждать ответа. Учитывая ее настроение сегодняшним утром, этот вопрос, очевидно, следовало расценивать как шутку. Вот только Валери, сама того не желая, попала точно в цель. Как ни странно, сердце Джека болезненно сжалось. Может, он столь остро отреагировал на замечание о Брисе потому, что происходящее приняло для него форму состязания. Глупость какая! Если его женитьба, последующий развод и скитания по миру, продолжавшиеся несколько лет, не разрушили их дружбу, то едва ли это было под силу новому приятелю Эрика.
        - Не беспокойся, - сказала Валери, неправильно истолковав его помрачневший взгляд.
        - Эрик будет ждать нас там, где назначено первое интервью.
        Джек тут же встрепенулся.
        - Первое? И сколько их будет всего? Валери указала на диван и пролистала свой блокнотик.
        - Пять. Господи!
        - Почему так много? Разве мы не можем встретиться с парочкой репортеров, а остальные пусть позаимствуют информацию у них? - Молодой человек примостился на подлокотник дивана и откусил рогалик. - И что они хотят узнать, в конце концов?
        - Мы проведем все пять интервью.
        Валери деловито записала что-то в блокнот, не удостоив его даже взгляда. И лишь тогда Джек заметил ее сексапильные очки. По правде сказать, это были обычные очки в темной оправе. Но в сочетании с волосами, уложенными в ракушку, поджатыми губками и шариковой ручкой, порхающей над бумагой, они создавали чертовски притягательный образ.
        - Поскольку, как выяснилось, - продолжила она, - представление, которое вы с Эриком устроили прошлым вечером, имело успех. - Девушка бросила быстрый взгляд на наручные часы. - Журнал поступил на прилавки два часа назад, и, по первым сведениям, продажи идут полным ходом.
        - Откуда ты знаешь?
        Валери посмотрела на мужчину поверх очков:
        - У нас есть свои способы проверить это. Черт, Джеку захотелось послать всех подальше, толкнуть ее на диван и...
        Валери нахмурилась:
        - Что?
        - Что - что?
        —Почему ты на меня так уставился?
        Джек пожал плечами и принялся жевать свой рогалик, заставляя себя сосредоточиться на более важной проблеме. Поскольку неприятности начались у него именно после того, как он дал волю рукам.
        Валери вздохнула и вернулась к своим записям.
        - Люди валом валят к газетным киоскам, и это, разумеется, хорошие новости, но нам нужно уладить шумиху, поднявшуюся из-за фотографии в «Стар».
        - Зачем, если это способствует увеличению продаж?
        - В любом случае мы должны держать ситуацию под контролем. Нам необходимо следить за тем, какое впечатление ты, вернее, Прекрасный Принц производит на публику. Мы не можем пустить все на самотек.
        Джека не интересовали эти проблемы, однако привычка спорить одержала в нем верх. Он поудобнее уселся на подлокотнике и спросил:
        - Почему? Какая разница, что пишет бульварная пресса или кто-нибудь еще, если благодаря этому журнал идет нарасхват? Через какое-то время в колонку последних новостей попадет какая-нибудь кинозвезда, которая развелась, забеременела или устроила пьяный дебош, а может, сообщение об инопланетном младенце. О нас забудут.
        - Да, но журнал продолжит свое существование, и мы будем публиковать статьи Эрика. Имидж и восприятие - это мощные факторы, поэтому общественный имидж «Хрустального башмачка» имеет большое значение. - Валери сняла очки и многозначительно посмотрела на Джека. - Мы вовсе не хотим, чтобы сомнительная газетенка раздула скандал вокруг журнала, едва он вышел в продажу.
        Джек соблаговолил изобразить некоторое смущение.
        - Да, конечно. Поверь, мне очень жаль.
        Он легонько ткнул ее локтем и, соскользнув с подлокотника, сел рядом с ней на диван. Заглянув в блокнот девушки, который она разложила на кофейном столике, молодой человек поинтересовался:
        - И каков наш план атаки? - Не дождавшись ответа, Джек посмотрел на свою гостью. Оказалось, что девушка разглядывает его с каким-то задумчивым выражением на лице. - Что? - спросил он. - Что я опять натворил? Я напортачил и, как хороший мальчик, готов понести наказание. Чего еще ты хочешь от меня?
        Недоумение на мгновение сменилось улыбкой, затем Валери тряхнула головой и снова уставилась в блокнот.
        - Ничего. Сегодня мне требуется только твое сотрудничество.
        Заинтригованный и немного уязвленный, Джек протянул руку и коснулся кончиками пальцев ее подбородка. Валери отшатнулась, и взгляд ее остался серьезным.
        - Только давай обойдемся без этого.
        - Без чего? Я лишь хотел...
        - Вот именно. Ты больше не можешь делать то, что тебе захочется. В том числе дотрагиваться до меня. - Она отодвинулась от Джека, так чтобы их ноги больше не соприкасались. Однако это был небольшой диван для двух человек. Около каждого подлокотника лежала подушка, поэтому свободного места было немного. - У нас и так хватает проблем.
        Хотя Джек неплохо изучил ее, или, может быть, именно по этой причине, он решил продолжить опасную тему:
        - Что означала твоя улыбка и покачивание головой? Разве я сделал что-нибудь смешное? Терпеть не могу, когда женщины так ведут себя.
        Валери снова улыбнулась.
        - Видишь? Как раз об этом я и говорил. Объясни, над чем ты смеешься.
        - Ты хочешь знать? Ладно. Хотя после моих слов ты, наверное, еще больше раздуешься от гордости, я рискну. В тебе есть что-то такое... Ты самонадеянный, немного высокомерный...
        - Высокомерный? Я не... Валери вскинула руку.
        - Ты просил меня объяснить - я объясняю. Как я уже сказала, ты самонадеянный, немного высокомерный тип, Мистер Я-Здесь-Главный-Я-Знаю-Что-Делать. - Она вздохнула с притворным отчаянием. - А потом ты, как большинство самонадеянных, высокомерных мужчин, попадаешь впросак, и выясняется, что ты вовсе не главный и не всегда знаешь, что делать.
        - Ты встречалась со многими самонадеянными, высокомерными мужчинами, не правда ли? - поддразнил ее Джек.
        - Нет, но на многих из них я работала. И хотя мы испытываем мимолетное пакостное удовольствие, наблюдая ваш провал, нам остается только смириться, поскольку вы не учитесь на своих ошибках, и мы знаем, что завтра вы снова будете вести себя дерзко и самоуверенно, как обычно. Джек рассмеялся.
        - Ясно? Ты понял? Ты даже не пытаешься этого отрицать. Ты можешь выкинуть какую-нибудь дурацкую шутку, потом невинно улыбнуться, искренне попросить прощения, и мы вздыхаем: «Ладно». И все потому, что ты чертовски мил в этот миг. Вот почему я улыбнулась.
        Джек усмехнулся, но Валери снова подняла руку, давая понять, что не закончила.
        - Однако это спонтанная реакция, которая не призвана поощрять глупых поступков.
        Джек наклонился ближе. Боже, она была восхитительна.
        Девушка замерла, на мгновение задержала дыхание, затем резко мотнула головой.
        - С обеих сторон. Господи! - Она попыталась встать, но Джек помешал ей, положив руку на плечо. - Джек! - В голосе Валери послышалось предостережение.
        - Могу я задать один вопрос? Валери вздохнула:
        - Хорошо, один вопрос.
        - Кому это повредит? Я серьезно говорю. Между нами что-то происходит. Не отрицай этого, - быстро проговорил он, когда девушка попыталась возразить. - Мы взрослые люди, к тому же свободные. И ты сама сказала, что женщины хотят видеть Прекрасного Принца доступным, живым человеком, который ходит на свидания.
        - Ты видел заголовок? Ты читал статью? Помнишь, какие предположения высказывались относительно того, как «Хрустальный башмачок» заполучил тебя? Извини, но мне не нравится, когда меня публично называют распутницей, даже если это делает тупая, грязная газетенка, ясно? —
        Валери сбросила руку Джека и отошла к кухонной стойке. - Мои родители увидят это.
        Она быстрыми шагами пересекла комнату, остановилась, повернувшись к нему спиной, и замолчала.
        Не дави на нее больше, идиот. Джек поставил чашку на кофейный столик, встал и направился к девушке, но замер, заметив, что она напряглась.
        - Ты говорила с ними?
        - Еще нет.
        - Хочешь, я с ними поговорю? Предложение Джека удивило ее. Впрочем, он и сам удивился, когда эти слова вырвались у него.
        - Спасибо, - ответила Валери после секундного замешательства. - Но нет. Я... я сама им все объясню. Они поймут. - Потом она издала короткий и невеселый смешок. - Кого я обманываю? Они никогда не понимали меня.
        Джек ничем не мог ей помочь. Он улыбнулся, подошел к Валери, хотел что-нибудь сказать - все равно что, лишь бы восстановить мир и хорошие отношения, но отдернул руку. Она ясно дала понять, что ее лучше не трогать.
        - Может, они недостаточно хорошо старались.
        Валери вздрогнула, но ничего не сказала. И Джеку показалось, что он лишь усугубил проблему.
        - Я хочу... - начала девушка, умолкла, потом продолжила: - Нет, мне нужно, чтобы ты обещал сегодня делать все так, как я скажу. Прошу тебя.
        Ее голос дрожал, и Джек тихо выругался себе под нос, потом сказал:
        - Валери, извини. Валери обернулась.
        - Одного раза хватит. Ты исчерпал свою квоту на сегодня.
        - Значит ли это, что у меня будет шанс завтра?
        - Будем надеяться, что нам не придется беспокоиться об этом завтра, хорошо? - ответила девушка с деланым оптимизмом. Ее глаза подозрительно блестели, и Джек почувствовал себя просто омерзительно. Едва ли такую женщину, как Валери, часто можно было выбить из колеи.
        - Хорошо, - согласился Джек, искренне желая искупить свою вину. - Но если ты передумаешь насчет разговора с мамой и папой, мое предложение остается в силе.
        Он отошел от нее, прежде чем пообещал что-нибудь еще. Обычно, когда особа женского пола давала волю своим чувствам или собиралась устроить сцену, Джеку хотелось уйти - черт, убежать - в противоположном направлении. Он не искал эмоциональных потрясений, особенно когда вокруг была масса возможностей для коротких, приятных романов. Но, похоже, Валери не относилась к числу тех женщин, от которых он готов был легко отказаться.
        Джек взял кофе и отошел за стойку, которая отделяла кухню от гостиной. Возможно, сейчас ему следует установить физическое препятствие между ними. Молодой человек восхищенно наблюдал, как быстро Валери овладела собой. Его решимость поколебалась, когда девушка снова надела очки, но он мужественно взял себя в руки:
        - Итак, какова наша боевая стратегия, мой генерал?
        - У нас намечено три беседы в прямом эфире. Первая будет длиться около сорока минут. Это Вашингтон, то есть местные читатели. Следующий на очереди Нью-Йорк, интервью с группой журналистов. Поговорим об этом отдельно. Ты должен быть особенно осторожен с ними, они постараются вытянуть из тебя все, что можно и... В общем, я записала свои замечания по этому поводу. И наконец, Северная Калифорния. Ты будешь беседовать с командой репортеров из вечерних новостей, представляющих район Залива. Но это будет вечером.
        - Прямой эфир? Но почему я, а не Эрик?
        - Мы обсуждали с ним это, но поскольку сегодня тебе предстоят еще два интервью, мы решили, что будет лучше установить определенную последовательность, так сказать, помочь тебе втянуться. После двух первых радиопередач ты отправишься на встречу с представителем «US Weekly». - Валери сняла очки и оторвала взгляд от блокнота. - А перед третьим выходом в эфир ты должен будешь появиться в раннем выпуске местных вечерних новостей. Это местная станция, но Вашингтон - большой город. Поэтому нам нужно будет подготовиться. Это ерунда по сравнению со всем остальным, но мы не можем допустить, чтобы ты вел себя слишком вызывающе или самоуверенно.
        - Как я понимаю, ты проследишь, чтобы этого не случилось.
        - Я сделаю все возможное, - спокойно ответила девушка.
        Джеку захотелось поддразнить ее, вывести из равновесия. Он не привык быть пассажиром, когда дело касалось флирта - того осторожного танца, который два человека исполняют друг перед другом, когда зарождается взаимное влечение. Может, проблема состояла в том, что им двигала некая сила, природу которой он не мог объяснить. Ни логически и рационально, ни как-нибудь иначе.
        Молодой человек опустил голову, и ему на глаза снова попался скандальный газетный заголовок. Он подумал о родителях Валери, о двух людях, которых он не знал и, возможно, никогда не узнает. Они будут рассматривать эти фотографии, сознавая, что все вокруг шушукаются об их дочери. И Джек нашел точку опоры, которая поможет ему справиться с безумным влечением. Валери не заслужила, чтобы о ней писали гадости в газете, и меньше всего ей хочется, чтобы он усугубил и без того непростую ситуацию.
        Настроив себя таким образом и твердо решив держать себя в руках, молодой человек обогнул стойку и сел напротив девушки.
        - Объясни, что, по-твоему, я должен им говорить. И чего не должен.
        Валери молча взглянула на него, словно ожидая, что он обратит все в шутку. Но Джек ничего не сказал, и она немного успокоилась. Может, она начала ему немного доверять. Или, по крайней мере, готова дать ему шанс. Так или иначе, они сделали первый шаг.
        Джек вспомнил их ночную беседу в машине. Они говорили о том, как общение, предположения и совпадение ожиданий могут разрушить или укрепить взаимоотношения.
        Удивительно, но Джек точно знал, что Валери будет неутомимо трудиться ради того, чтобы устранить последствия их фиаско. Впрочем, гораздо больше его поражало другое: он был одержим желанием доказать ей, что она может рассчитывать на него. В конце концов, доверие должно быть взаимным и все такое.
        Поэтому Джек сжал в ладонях кофейную чашку, откинулся назад и водрузил лодыжку одной ноги на колено другой.
        Он наблюдал, как Валери пролистывает свои записи, слушал, как она излагает краткое содержание статей, написанных Эриком, вникал в указания, которые она скороговоркой давала ему. Он позволил ей прочесть лекцию о том, как избегать нежелательных вопросов и подсовывать журналистам требуемую информацию независимо от того, какое направление примет интервью. Он был внимателен, фиксировал в уме детали, запоминал ее план.
        Но подсознательно Джек думал только о том, что Валери мимоходом разрушила всю его аккуратную Систему Классификации. В этой системе не было категории для такой женщины, как Валери Вагнер.
        Впрочем, он был близок к тому, чтобы ее создать.
        Вот уж действительно глупо.
        Глава 12
        ПРЕДВКУШЕНИЕ
        Когда вы решили, что держите ситуацию под контролем, происходит нечто необычное. Нечто, превосходящее ваши ожидания. Нечто, возбуждающее ваше любопытство. И тогда вы зависаете в сладкой нерешительности между «Осмелюсь ли я?» и «Могу ли я не осмелиться?»
        - Извини, я опоздал, - сказал Эрик, прокладывая себе путь сквозь толпу людей, пришедших в студию, чтобы послушать интервью.
        Валери бросила на него быстрый взгляд и вновь уставилась на съемочную площадку.
        - Где ты пропадал? - яростно прошептала она.
        - Меня задержали.
        Судя по возбужденному выражению его лица, девушка рискнула предположить, что или, вернее, кто задержал Эрика.
        - Как дела у Джека? - поинтересовался молодой человек. - Он покорит их всех, или я плохо знаю своего друга.
        Валери желала, чтобы ей передалась хоть часть уверенности Эрика. Она заметила, как репортер Четвертого каната засмеялась над шуткой Джека. И вспыхнула. В который раз.
        - Он неплохо держится.
        - Кто бы сомневался. Я слышал его выступление в прямом эфире. Он им всем устроил.
        Валери неохотно согласилась. Обе радиопередачи прошли даже лучше, чем она рассчитывала. Джек много путешествовал, писал о спорте и обладал хорошим чувством юмора. Это сочетание давало ему преимущество при общении с парнями из утренних новостей. На любой их заковыристый вопрос он давал остроумный ответ.
        Репортером «US Weekly» была женщина. Привлекательная внешность Джека и его мальчишеское обаяние с легким налетом донжуанства приводило женщин в экстаз. У Валери были все основания полагать, что статья будет опубликована под самым лестным заголовком.
        Так почему же она так злится? Можно подумать, что она ревнует. Что было бы, мягко говоря, неразумно. Она ни на что не претендовала и ничего не ждала. А даже если бы это было не так, Джек устроил великолепное представление, чтобы спасти ее. И Эрика.
        Но почему все это дается ему с такой легкостью?
        - Кажется, он получает удовольствие от того, что делает, - шепнул Эрик.
        - Да, - пробормотала Валери. Отчасти это объясняло причину ее беспокойства. Ее преследовала тень неудачи после вечеринки, посвященной появлению нового журнала. Но Джек сдержал слово: он следовал намеченному ею плану. В большей или меньшей степени. Именно тонкое различие между «больше» и «меньше» нервировало девушку.
        Эрик сжал ее плечо.
        - Не переживай. Женщины любят его. И судя по всему, сегодняшний день не исключение в этом отношении.
        - Итак, мистер Ламберт, - начала ведущая телепрограммы.
        - Зовите меня просто Джек, - прервал он ее, широко улыбаясь и держа себя раскованно.
        - Рубрика «Дорогой Прекрасный Принц...» создавалась как онлайновый проект. Начало было скромным, но вы завоевали успех, прославившись как автор постоянной рубрики, а также издали несколько книг, ставших национальными бестселлерами. Вам было трудно скрывать свое alteregoот друзей и близких?
        К этому времени Джеку задавали этот вопрос десятки раз. Валери могла слово в слово повторить его ответ.
        - Все мои родственники умерли, а близких друзей у меня мало. Характер моей основной работы был таков, что мне приходилось много путешествовать. Поэтому особых трудностей я не испытывал.
        Валери посмотрела на часы. Пять минут, и она вмешается. Отснятой пленки хватит с избытком, чтобы заполнить девяносто секунд эфирного времени, которые отведены для интервью с Джеком в шестичасовых новостях.
        - А ваши близкие друзья знали, что вы и есть Прекрасный Принц?
        - Мой менеджер знал. Мы с ним дружим с детства. И еще пара человек. Они с уважением отнеслись к просьбе не раскрывать мое имя.
        - Почему вы скрывались? Вы считали, что, будучи спортивным журналистом, подвергнетесь насмешкам за то, что даете советы особам, страдающим от безнадежной любви?
        - Мои читательницы не относятся к этой категории. Это умные женщины, которым интересно обсуждать ритуалы, сопровождающие установление отношений между мужчинами и женщинами.
        - Надо же, - прошептал Эрик. - Он слушал меня.
        Между тем Джек усмехнулся:
        - Мы все читаем рубрики советов в газетах, независимо от того, как сложилась наша жизнь. Человек устроен так, что его интересуют проблемы и заботы других людей. Иногда это помогает осознать то, что твои дела не так плохи.
        На этот раз ведущая томно улыбнулась. Вероятно, она подумала, что ее собеседник представляет собой легкую добычу.
        - Возможно. Но почему вы держали свое настоящее имя в тайне?
        - Честно? Я считал, что ореол загадочности только повысит популярность рубрики, которую ведет мужчина. - Джек снова усмехнулся. - И я оказался прав.
        Журналистка была настойчива, но Валери видела, что она с уважением относится к Джеку, ценя его прямые ответы.
        - А теперь? - полюбопытствовала она. Джек бросил короткий взгляд через плечо ведущей в ту сторону, где стояли Валери и Эрик.
        - Ничто не вечно. Я не раз думал о том, чтобы снять покров тайны, но не знал, как это лучше сделать.
        - Вы хотите сказать, что намеревались сделать это с пользой для себя?
        «А я надеялась, что это интервью будет пустяковым», - подумала Валери.
        Улыбка Джека стала чуть более напряженной.
        - Конечно, я считал, что имело смысл увязать мое признание с выходом книги или чем-нибудь подобным. И тут появились очаровательные дамы из «Хрустального башмачка», которые предложили мне работать на них. - Он пожал плечами, источая бесхитростное обаяние. Во всяком случае, так казалось со стороны. - Я расценил это как прекрасную возможность для всех нас.
        Улыбка журналистки стала широкой, как оскал хищника.
        «Вот только она не знает, - подумала Валери, - что Джек играл с ней все это время, подводя к вопросу, который она непременно задаст». Девушка была готова простить ведущей самодовольство. При условии, что та включит следующие несколько фраз в свой полутораминутный репортаж.
        - Вы упомянули очаровательных дам из «Хрустального башмачка». Как говорят, вы покинули торжественный прием вместе с PR-директором журнала. Что скрывается за этими слухами?
        - Мисс Вагнер проделала огромную работу, чтобы обеспечить успех презентации. Насколько я знаю, руководство компании ею довольно.
        - Но, судя по фотографиям, которые мы видели, вы тоже остались довольны ее работой.
        Джек укоризненно улыбнулся:
        - По моим сведениям, мы взрослые люди, не состоящие в браке, которые действовали по обоюдному согласию. Кроме того, я поступил бы не по-джентльменски, публично обсуждая моменты личной жизни, вам так не кажется?
        - Значит, вас следует считать парой?
        - Я этого не говорил.
        Ведущая наклонилась вперед, как бы давая понять: «Все останется строго между нами».
        - А что вы можете сказать?
        Валери напряглась. «Давай, Джек, - мысленно подбадривала она своего партнера. - Заканчивай это, и мы сможем убраться отсюда».
        - Причины, по которым я подписал контракт с «Хрустальным башмачком», были и остаются чисто профессиональными. В этом плане ничего не изменилось.
        - Но, возможно, изменились ваши отношения с директором по связям журнала?
        Валери надеялась, что Джек будет неотрывно смотреть на ведущую, не проявляя ни малейшего интереса к ней самой. Было очевидно, что журналистка почуяла, что запахло жареным, и постарается найти зацепку в ответе Джека.
        - Мисс Вагнер ставит работу на первое место. Она профессионал в своем деле.
        Ведущая хитро улыбнулась:
        - Вы искусно уходите от ответа. Именно так вы поступаете, давая советы читателям?
        Улыбка Джека была не менее лукавой.
        - Я бы не стал характеризовать мои советы таким образом. Возможно, вам стоит взять журнал за этот месяц и прочитать мою рубрику, чтобы вынести самостоятельное суждение.
        Журналистка рассмеялась и кивнула, словно признавая свое поражение, затем обернулась к камере, чтобы сказать несколько заключительных слов. Джек украдкой подмигнул Валери. Он улыбался и выглядел спокойным.
        Неужели только у нее сводит желудок от страха?
        - Когда начнется интервью с Северной Калифорнией? - спросил Эрик.
        - У нас есть час. Они позвонят в штаб-квартиру «Хрустального башмачка, Инк.». Потом у нас состоится встреча с хозяйками журнала.
        - Несмотря на скандальные фотографии, они должны быть довольны, что к их детищу проявляется повышенный интерес. - Эрик помахал рукой Джеку, с которого техники снимали микрофон.
        - Сегодня утром они не выглядели довольными, но, вероятно, их настроение изменилось. - Валери посмотрела Эрику в глаза. - Ну а как ты себя чувствуешь? Ни о чем не жалеешь?
        - Только о том, что доставил тебе неприятности и заставил волноваться.
        - А Джеку?
        Эрик усмехнулся, поглядывая на Джека, который в эту минуту дружески болтал с журналисткой при выключенных камерах.
        - Да, я просил его о многом. Однако он неплохо справляется. - Он перевел взгляд на Валери. - Ну а ты как? Держишься?
        Валери заставила себя улыбнуться и чуть заметно кивнула:
        - Понемногу.
        - Я убежден, что Джек никогда не поставил бы тебя в такую ситуацию нарочно, - сказал Эрик. - Он надежный парень. Джек хороший человек, хотя, может быть, слегка побитый жизнью, учитывая все, что он вынес.
        - Он немного рассказывал мне о себе. - Казалось, это замечание удивило Эрика, и улыбка Валери стала шире и естественней. - Полагаю, нет ничего странного в том, что он немного циничен. Возможно, и я стала бы такой на его месте. Но он действительно ведет себя очень благородно, когда дело касается вашей дружбы. Ваши отношения много для него значат. Джек считает, что ему повезло, поскольку в его жизни есть такой человек, как ты.
        - Нам обоим повезло, - согласился Эрик, задумчиво изучая Валери. - Знаешь, я бы никогда не подумал, что у вас что-то получится, но чем больше я гляжу на вас... Ты ему подходишь. - По его губам скользнула улыбка.- И, хочешь ты слышать это или нет, он подходит тебе.
        Валери слегка покраснела и попыталась скрыть смущение, картинно закатив глаза.
        - Все вдруг стали такими заботливыми... - передразнила она Эрика, повторив фразу, которую он сказал ей после вечеринки.
        - Только не торопись ставить на нем крест, - усмехнулся Эрик, хотя его голос звучал совершенно искренне. - Конечно, вы встретились не в самое удачное время, однако твои усилия будут вознаграждены.
        Валери не пожелала вступать в дискуссию на эту тему. Все и так слишком запуталось, поэтому ей совсем не хотелось размышлять о личных проблемах и тем более обсуждать их с лучшим другом Джека.
        - Кстати, раз уж мы заговорили о времени, как обстоят дела с Брисом?
        Глаза Эрика сверкнули, и молодой человек без колебаний ответил:
        - Прекрасно. Никогда в жизни я не был так счастлив. Наконец-то. Он потрясающий парень.
        В эту минуту к ним подошел Джек, обнял Эрика за широкие плечи и сказал:
        - А, юный влюбленный. Как это отвратительно!
        Валери кинула на него предостерегающий взгляд и буркнула:
        - Думай, что говоришь, Прекрасный Принц. Здесь полно микрофонов. Если вы готовы, пойдемте отсюда. Нам нужно ехать в Мэриленд. - Она обернулась к Эрику. - Мы едем на лимузине компании. Ты оставишь свою машину здесь или поедешь за нами?
        Щеки Эрика порозовели. Надо сказать, румянец был ему к лицу.
        - Я встречу вас там. Я знаю дорогу.
        Джек закатил глаза, разыгрывая возмущение, хотя было ясно, что он шутит.
        - Господи, не иначе как черноволосый красавчик прячется в его «ягуаре».
        - Брис раздумывает о том, чтобы купить такую же машину, поэтому я позволил ему прокатиться на моей, - весело пояснил Эрик, нимало не обидевшись на шпильку.
        - Кажется, твой пляжный мальчик катается не только на твоей машине, - съязвил Джек, ткнув Эрика кулаком в плечо.
        Эрик перехватил руку Джека и вывернул ее, продолжая безмятежно улыбаться.
        - Пожалуйста, перестань его так называть. Джек хихикнул и высвободился.
        - Как трогательно! Наверное, это истинная любовь, - провозгласил он и едва успел увернуться от дружеского тычка под ребра.
        Валери покачала головой, наблюдая за грубоватой игрой приятелей. Эрик был прав в одном:
        Джек - надежный парень. Не каждый мужчина, особенно такой, как Джек, способен был бы смириться с тем фактом, что его лучший друг - гей.
        - По крайней мере, я способен распознать ее, когда столкнусь с ней лицом к лицу, - многозначительно заметил Эрик.
        Валери почувствовала, что краска заливает ее щеки, и подтолкнула мужчин в сторону выхода, тщательно избегая встречаться взглядом с ними обоими.
        - Прошу вас, давайте поскорее доберемся до парковки, пока мы не упустили тот малый кредит доверия, который нам удалось сегодня получить.
        - Эй, - запротестовал Джек. - Мне кажется, я неплохо потрудился сегодня, раз уж я и сам не стесняюсь об этом сказать.
        - Учитывая, что ты главный виновник нынешних неприятностей...- начал Эрик, но Валери прервала его на полуслове:
        - Давайте оставим эту тему, ладно? Что сделано - то сделано, и мне кажется, что мы сумели обратить промах в выгоду.
        В принципе, так оно и было, если забыть о том, что всю неделю ее лицо будет светиться на первой полосе бульварной газетенки рядом с отвратительным заголовком. Валери решила, что станет заказывать продукты на дом, пока газета не исчезнет со стенда в близлежащем магазине. Троица остановилась рядом с лимузином.
        - Постарайся не отставать, - предупредила девушка Эрика. - Хозяйки журнала хотят, чтобы ты тоже присутствовал на встрече.
        Эрик вскинул брови:
        - Они объяснили причину?
        - Нет. Я думаю, что они приглашают тебя просто в качестве менеджера Джека. Впрочем, - по губам Валери скользнула легкая улыбка, - после того как ты появился в штанах от «Дольче и Габбана» на фотосъемках, Вивиан будет настаивать на твоем обязательном участии во всех последующих заседаниях. И поверь мне, она лишь укрепилась в своем мнении, увидев тебя в костюме от «Прада» прошлым вечером. Эрик усмехнулся:
        - Тогда, наверное, сегодня я надену колпак с колокольчиками.
        - Эй, не перебарщивай с этими «голубыми» штучками, - невозмутимо заметил Джек.
        Эрик расхохотался:
        - Увидимся на месте.
        Помахав рукой, он направился к своему новому сияющему автомобилю «ХК8», где его ждала новая сияющая любовь. Валери не хотела забивать себе голову тревожными мыслями об Эрике, поскольку ей вполне хватало забот с Джеком. Но ей нравился этот светловолосый парень. Очень нравился. И хотя он превратил ее жизнь в хаос, девушка знала, что он хороший, достойный человек. Валери проводила его взглядом, раздумывая, не слишком ли Эрик торопит события. «А может, я просто проецирую на него свои эмоции», - подумала она, посмотрев на Джека, который открыл перед ней дверцу машины.
        - Мы едем? - спросил Джек с веселой усмешкой. - Или мы будем стоять и с вожделением смотреть на то, чего не можем получить?
        - Я могла бы поменяться, если бы захотела, - парировала Валери, быстро приходя в себя.
        - Я говорил не о машине.
        Девушка улыбнулась и скользнула на заднее сиденье лимузина.
        - Я тоже.
        Джек бросил на нее выразительный взгляд и уселся напротив.
        - Если мужчина красив, это вовсе не значит, что все женщины испытывают к нему вожделение.
        Лимузин отъехал от тротуара и двинулся по Небраска-авеню.
        - Хочешь сказать, что, когда он впервые вошел в твою комнату, ты ничего не почувствовала? Даже легкого трепета?
        - Нет, - солгала Валери. - А ты? Джек рассмеялся:
        - Я знаю его с тех времен, когда мы оба были прыщавыми подростками и отращивали фальшивые усы. Даже если бы я был голубым, он не смог бы пробудить во мне желание.
        - Мне трудно представить вас неуклюжими подростками.
        - Поверь, все мальчишки в этом возрасте неуклюжие, даже если они сами считают иначе. В действительности чем более ловкими и бесшабашными они хотят казаться, тем более уязвимыми и глупыми они себя чувствуют.
        - Ты исходишь из собственного опыта? Джек пожал плечами, затем скорчил глупую рожу.
        Валери невольно фыркнула от смеха.
        - Полагаю, Эрик чувствовал себя куда более неловко, чем ты думал.
        Ее спутник тут же стал серьезен. Отвернувшись к окну, он промолвил:
        - Да, наверное.
        - Так как вы познакомились? Кто-то из вас говорил мне, что ты некоторое время жил с его семьей? - Валери убеждала себя, что ею движет чисто деловой интерес. Чем больше она узнает о Джеке, тем меньше сюрпризов он ей преподнесет. Но теперь ей стало ясно, что она была не вполне искренна с собой. Затаив дыхание, девушка ждала, что скажет ей Джек, будет ли он с нею откровенен. Она хотела узнать о нем больше. Как профессионал... и как женщина.
        - Я проводил много времени в его доме, - безразлично ответил Джек. Слишком безразлично.
        Он замолчал, и несколько секунд Валери размышляла, как далеко она может зайти в своих расспросах.
        - Семейные неурядицы? - спросила она, решив ограничиться обобщенной формулировкой.
        - В определенном смысле.
        Джек поерзал на сиденье, по-видимому чувствуя себя неуютно. Во всяком случае, это было трудно не заметить, если знать, на что смотреть.
        Нижнюю челюсть мужчины будто свело судорогой. Раньше Валери не видела Джека таким. Его плечи ссутулились, хотя обычно он держал спину ровно, и вся его поза выражала усталость.
        - А сейчас?
        Джек оторвался от окна и посмотрел на собеседницу. Выражение его глаз удивило Валери.
        - Что сейчас? - спросил он.
        - Твоя семья. Тебе удалось справиться с проблемами?
        Мгновение назад девушке приходилось вглядываться, чтобы догадаться о душевном дискомфорте, который испытывал Джек. А теперь? Это было очевидно.
        - У меня нет семьи, ты разве не помнишь? Эрик - это единственный близкий мне человек.
        - Я имела в виду... Не важно. Это не мое дело.
        Валери осознала, что знает о Джеке очень мало, учитывая ее повышенный интерес к нему. Большинство вопросов, на которые он отвечал в процессе интервью, касались его карьеры и причин, по которым он создал (хотя на самом деле это был Эрик) вокруг себя завесу таинственности. Никто не пытался заглянуть в его прошлое, предшествующее возникновению рубрики. И поскольку Джек без энтузиазма воспринял ее попытки что-нибудь разузнать, Валери решила не давить на него. До поры до времени.
        - Итак, - спросил молодой человек после продолжительной паузы, - мы восполнили ущерб, как ты считаешь?
        Они пересекли реку Потомак и поехали дальше в Мэриленд. Должна ли она выложить ему всю правду? Нужно ли ему знать, что он был великолепен? Да, если ему срочно требуется повысить свою самооценку.
        Но Джек Ламберт никогда не страдал заниженной самооценкой.
        - Думаю, мы на правильном пути, - сказала Валери.
        Губы Джека скривились в понимающей усмешке.
        - «На правильном пути». Ха.
        Валери не знала, как отнестись к тому, что молодой человек раскусил ее профессиональную уловку. Большинство людей, с которыми она имела дело в прошлом, были столь поглощены собой, что безоговорочно полагались на ее мнение. Валери довольно быстро поняла, что Джек не принадлежал к этому большинству. Но его плечи расслабились, скулы перестали выпирать, в глаза вернулся блеск. Они должны были пережить еще одно интервью и выдержать финальный поединок с феями-крестными. По мнению девушки, это стоило новой опасной вспышки ее либидо. Несомненно, она сможет держать себя в руках в течение получасовой поездки на машине.
        Джек посмотрел ей в глаза, и его улыбка стала шире.
        Так, вероятно, она была слишком самонадеянна. Валери кашлянула, надела очки и вытащила свой блокнот. Ее не заботило, что Джек поймет, почему она внезапно воздвигла преграду между ними. Девушка лишь надеялась, что он не переступит границу.
        - Нам нужно обсудить пару вопросов.
        - Думаешь, диджеи из Калифорнии приготовят мне что-нибудь такое, с чем мы еще не сталкивались? - спросил молодой человек серьезно.
        - Едва ли. Но вообще-то я не их имела в виду.
        - Тебя беспокоит встреча с владелицами журнала, да? Ты считаешь, что они все еще злятся из-за злополучных фотографий после моих сегодняшних выступлений?
        - Будем надеяться, что нет. В любом случае, я сомневаюсь, что у них будут претензии к тебе.
        - Хочешь сказать, что ты будешь отдуваться за нас обоих? Ты объяснила им, что это я предложил...
        - Все в порядке. Конечно, Мерседес была не в восторге от случившегося, но, откровенно говоря, Аврора и Вивиан не очень расстроились.
        На самом деле Валери точно знала, что они не сердились на нее. Пока другие не видели, Вивиан поздравила девушку, хлопнув ладонью о ее раскрытую ладонь, а во время утреннего собрания Аврора подмигнула ей и потрепала по плечу.
        - Но им хорошо известны двойные стандарты, которые общество применяет к парочке, застигнутой при компрометирующих обстоятельствах. - Валери натянуто улыбнулась. - Заметь, сразу же было высказано предположение, что я обольстила тебя ради заключения выгодной сделки, а не ты соблазнил меня, чтобы получить предложение о сотрудничестве.
        - Ну, мне кажется, мы эффективно уладили это недоразумение, не так ли? - Валери фыркнула, но Джек продожал: - Ладно, я знаю, как действуют средства массовой информации. И не нужно на меня так смотреть. Если я журналист, это вовсе не значит, что я подглядываю за знаменитостями. Боже упаси! Я пишу о керлинге и бочче. И поверь, герои моих статей были бы рады оказаться замешанными в скандале, если не из личных соображений, то хотя бы затем, чтобы привлечь внимание к своему загадочному виду спорта. Но я этим не занимаюсь.
        Валери грызла кончик своей ручки.
        - Я лишь хочу сказать, что журналисты, замешанные в эту историю, могут не разделять твоих взглядов. Они пойдут на все, чтобы продать больше газет, расширить зрительскую аудиторию или привлечь внимание радиослушателей. Нам остается только надеяться, что они удовлетворятся сведениями, полученными от нас сегодня, и употребят их в своих целях, не слишком приукрашивая факты.
        - Но если мы будем говорить не об интервью и не о встрече с владелицами журнала, тогда о чем?
        - Одно вытекает из другого. После этого раунда СМИ будут распространять информацию в течение нескольких новостных циклов, и предположительно через сорок восемь часов их интерес к твоей персоне иссякнет. Наступил конец недели, а в выходные с Капитолийского холма приходит мало известий. Основные информационно-развлекательные программы выйдут в эфир только в понедельник. К тому времени состоится премьера очередного фильма или какая-нибудь знаменитость объявит о начале мирового турне. История о Прекрасном Принце станет вчерашним днем. - Валери подняла глаза от своих записей. - И не важно, что скажут мои покровительницы, я собираюсь разыграть эту карту. Наша новая мантра звучит так: «Мы привлекли к себе больше внимания, чем могли надеяться, но нам не следует злоупотреблять радушием публики». Опасно перегибать палку. К тому же, если я не сумею использовать предоставленные возможности, я заслуживаю того, чтобы меня уволили. Эрик пишет статью для следующего номера, а ты, как мне кажется, хочешь вернуться к своей прежней жизни.
        Валери встретилась взглядом с Джеком и удивленно отметила необычайно серьезное выражение его лица.
        Лимузин тряхнуло. Они свернули с шоссе и въехали на длинную извилистую дорожку, которая вела к величественному дому в викторианском стиле, где располагалась штаб-квартира компании «Хрустальный башмачок, Инк.». Машина плавно остановилась, но Джек продолжал неотрывно смотреть на Валери.
        По широкой парадной лестнице, соединявшейся с просторной тенистой верандой, спустились Мерседес, Вивиан и Аврора. Они выглядели: Вивиан - возбужденной, Мерседес - озабоченной и Аврора - взволнованной.
        - Обещай, что будешь меня слушаться, - сказала Валери, чувствуя, что ее вновь охватывает тревога, а к ней совсем некстати примешивается влечение, которое Джек возбудил за последние несколько минут.
        - Я не уверен.
        У Валери отвисла челюсть.
        - Что ты хочешь этим сказать? - Она бросила быстрый взгляд на приближающихся женщин, затем снова уставилась на Джека. - Ты отлично держался весь день, так не начинай играть со мной в игры сейчас, ладно?
        - Я найду общий язык с твоими покровительницами. Я не это имел в виду.
        - Привет! - пропела Аврора, когда шофер обошел машину и встал у передней дверцы.
        Валери помахала ей, послав беззаботную, уверенную улыбку.
        - Тогда о чем ты говорил? - спросила она.
        - О том, хочу ли я вернуться к своей прежней жизни, - спокойно ответил Джек. - Видишь ли, мне начинает нравиться эта жизнь.
        Глава 13
        ИМПУЛЬСЫ
        Даже те мужчины, которые панически боятся обязательств, иногда совершают опрометчивые поступки. Конечно, их действия редко нацелены на ваши взаимоотношения. Обычно мужчины пытаются доказать некое на самом деле ошибочное предположение, которое они же и придумали. Вы заработаете дополнительные баллы, если не станете указывать им на это.
        Чаепитие было отложено до тех пор, пока Джек не закончит телефонное интервью с Сан-Франциско. Конечно, он испытывал некоторый дискомфорт, поскольку был вынужден трепаться о всякой ерунде с парнями из вечерних новостей под бдительным оком владелиц журнала. Тем не менее Джек полагал, что неплохо справился со своей задачей. Вообще-то это казалось странным для человека, который привык сам писать истории, а не быть героем одной из них. Он оглянулся на Валери, которая опять что-то строчила в своем неизменном блокнотике, и задумался, в какой мере его хорошее настроение объяснялось присутствием некой ироничной, агрессивной особы, чрезмерно увлеченной своей работой.
        - Чай подан на веранде позади дома, мисс Браунинг, - стоя в дверях, сообщил молодой человек в хлопковом пиджаке лимонно-желтого цвета - официальный цвет компании «Хрустальный башмачок, Инк.», КЭ.К быстро сообразил Джек.
        - Идем? - приветливо предложила Аврора.
        Валери поставила точку, отложив свои записи. Не важно, что они собой представляли - скорее всего критический разбор его выступления и ряд предложений на полях, которые могут пригодиться для следующего интервью. Джек не знал, что говорится в ее заметках насчет растущего нетерпения, с которым он ждал, когда девушка выскажет ему свое мнение в частной беседе. Он готов был выслушать что угодно при условии, что она сделает это в приватной беседе. Чем бы ни объяснялось его влечение, Джек понимал одно: уладив недоразумение, возникшее по его вине, он всерьез займется защитными механизмами Валери, которые срабатывают от малейшего прикосновения. Он хотел провести некоторое время с Валери наедине. Никаких блокнотов, никаких расписаний, никаких правил. Никакого Прекрасного Принца.
        Значит, ему нужно действовать быстро. Если Валери была права и его роль в их маленькой афере скоро будет доиграна, он сядет на самолет и улетит из страны, как только найдет работу. В «Ев-роспорте» от него ждали новых статей, и Джек был уверен, что при удачном стечении обстоятельств он получит предложение войти в штат. Возможно, в конце концов ему придется продать квартиру в Александрии, найти себе постоянное жилье на другом берегу Атлантического океана, но, черт возьми, почему нет? У него не было ни работы, ни семьи, которые удерживали бы его в Соединенных Штатах. Эрик, несомненно, располагал средствами, чтобы путешествовать, и, возможно, он найдет время навестить старого друга в водовороте новой общественной жизни.
        Джек и раньше подумывал о том, чтобы поселиться за границей, но считал, что это рефлекторная реакция на развод. Гордость не позволяла ему бежать, поджав хвост, в другую страну. Шелби могла так поступить, но не он.
        Если бы Джек встречался с ней дольше, чем пара наносекунд перед свадьбой, он узнал бы о своей жене это и многое другое. Они были ровесниками, но у Шелби, родившейся в Перу, было совсем другое детство. Ее отец был состоятельным человеком, поэтому она вела благополучную жизнь и всегда получала то, что хотела. Когда сотрудник, разыскивавший юные дарования, пригласил ее на работу в европейское модельное агентство, родители Шелби запретили ей подписывать контракт. Она должна была остаться дома, выйти замуж, создать семью. Своевольная девушка, не привыкшая получать отказ, сбежала из дому и вскоре нашла работу в Европе. Но, одержав победу на подиуме, она потерпела сокрушительное поражение в бытовой жизни.
        Шелби не умела распоряжаться деньгами и ничего не понимала в коммерции, да и не хотела учиться. Девушка тосковала о ласке и заботе, но, будучи крайне упрямой, не желала возвращаться домой к папе. Поэтому она выбрала другой путь: решила найти человека, который будет холить и лелеять ее, сделав центром своего мира. Как Джек узнал позже, у нее был целый ряд кандидатов. Но он один оказался настолько глуп - или пьян, чтобы жениться на ней.
        Эта мысль обычно вызывала у него раздражение, пробуждая чувство сожаления и вины. Сожаления - поскольку он повел себя, как дурак, и совершил опрометчивый шаг. Вины, пусть и неоправданной, - поскольку он не смог найти общий язык с Шелби и сделать ее счастливой, хотя и знал, что ее нисколько не заботило ни счастье с ним, ни благополучие. Джек предпочитал думать, что его злоключения остались в прошлом, потому что он повзрослел и поумнел, а не потому, что другая женщина вошла в его жизнь, свела его с ума и заставила забыть горькие уроки. И самый главный из них состоял в следующем: никогда не узнаешь, во что ты ввязался, пока не будет слишком поздно.
        Такая женщина, как Валери, никогда не станет смыслом его жизни. Они буквально двигались в противоположных направлениях. Но маленьким эпизодом? Джеку казалось, что вреда от этого никакого. В этот раз он будет держать ухо востро. Он не совершит глупых ошибок. Сначала он посмотрит, куда ведет путь, а потом сделает шаг.
        - Ты был великолепен, дорогой, - промурлыкала Вивиан, взяв его под руку, и повела из небольшого кабинета, в котором проходило интервью, на веранду за домом. Сжав его бицепс, женщина тихонько вздохнула. - Я поблагодарила тебя за то, что ты приберег свое разоблачение для нас? Мы искренне тебе признательны, ты знаешь.
        - Я был достойно вознагражден, - нашелся Джек.
        - Должна признаться, я по-прежнему не понимаю, почему ты тянул так долго. - Вивиан окинула молодого человека быстрым взглядом, уделив особое внимание пятой точке, и с улыбкой посмотрела ему в лицо, когда он остановился в дверях, пропуская ее на веранду.
        - Маркетинг. Привычка, - отозвался Джек. Вивиан слышала его ответы во время последнего интервью, поэтому он не стал распространяться на эту тему.
        - Однако тебе следует понимать, насколько возрос объем продаж, после того как ты выбрался из кокона и продемонстрировал всему миру, что Прекрасный Принц является принцем во всех отношениях.
        Джек усмехнулся:
        - Так уж и во всех. Вивиан рассмеялась:
        - Ты доказываешь мое утверждение. Женщинам не нужен принц, который не может иногда превратиться в разбойника.
        К счастью, Джеку не пришлось обсуждать эти вопросы, поскольку на облаке цветочных ароматов в комнату вплыла Аврора. Она задержалась рядом с Джеком, чтобы поцеловать его в щеку.
        - Извини меня за фамильярность, но ты такой милый, что я не знаю, как еще выразить мое расположение. - Аврора стерла след помады пальчиками, унизанными тяжелыми кольцами. - Кроме того, я не настолько нахальна или молода, чтобы рассчитывать на большее, - добавила она, озорно подмигнув, а затем искоса взглянула на Вивиан. - В отличие от некоторых, я стараюсь хоть немного соблюсти приличия.
        - У непристойного поведения есть свои преимущества, - лукаво улыбнулась Вивиан. Она отошла к дальнему краю укрытой тентом веранды и аккуратно вставила сигарету в изящный мундштук из слоновой кости, которому позавидовала бы даже Бетти Дэвис.
        «Принимая во внимание голливудские связи Вивиан, нельзя исключать, что эта вещица действительно принадлежала Бетти»[28 - Бетти Дэвис (Элизабет Рут, 1908 —1989) - выдающаяся драматическая и комедийная киноактриса.], - подумал Джек.
        - Стоит ли делать это, дорогая? - высокомерно спросила Аврора.
        Вивиан выдохнула длинную струйку табачного дыма и удовлетворенно вздохнула:
        - Обязательно.
        Аврора презрительно фыркнула, а затем вдруг подмигнула Джеку.
        - Не могу осуждать ее, - прошептала она. - Но, по-моему, лучший способ скрасить послеобеденные часы - это отличный секс.
        Джек поперхнулся от неожиданности и рассмеялся.
        Щеки Авроры мило покраснели, а в глазах промелькнула искорка.
        - Я придаю большое значение правилам хорошего тона, но мне еще рано хоронить себя.
        - О да, мадам, - признал Джек. - Действительно рано.
        Махнув шелковым шарфиком в сторону Джека, Аврора решила исследовать содержимое фруктовой вазы, возвышавшейся на сервировочном столике посреди тарелок с разными сортами хлеба, крекера, сыров и нарезанных овощей.
        - Какое изобилие, - заметил Джек, все еще стоя на своем посту у дверей, когда Валери появилась на веранде.
        - В «Хрустальном башмачке» вечернее чаепитие - это всегда выдающееся событие.
        - Я вижу. Где Мерседес?
        —Ее задержал кто-то из сотрудников. Кажется, у одной гостьи возникли разногласия с преподавателем языкознания.
        - Терпеть не могу, когда такое происходит, - невозмутимо отозвался Джек. Он был страшно доволен, когда легкая улыбка сменила хмурую гримасу, которая появилась на лице Валери сразу после их приезда. - И как долго, по-твоему, это продлится?
        - Понятия не имею. Не слишком долго. А что? У тебя свидание?
        Джек усмехнулся:
        - Пока не знаю. Что ты делаешь сегодня вечером?
        Валери закатила глаза:
        - Умоляю! Подумай, мы и так целый день занимались лишь тем, что опровергали слухи.
        - Вообще-то мы опровергали слухи насчет того, как я получил работу. О том, встречаемся мы или нет, речи не шло. Кстати, именно ты сказала, что бессмысленно отрицать очевидное: фотографии говорят сами за себя.
        - Я имела в виду неинформированных людей. По фотографиям невозможно судить о том, что произошло на самом деле. Только мы с тобой знаем, что это была твоя уловка.
        - Да, конечно, но, по-моему, репортерам импонирует мысль, что между нами что-то происходит. Нечто романтическое, а не пошлое.
        - Какая ирония, не правда ли? Принимая во внимание твои взгляды на любовь и романтику.
        Собственно говоря, журналисты радуются, что Прекрасный Принц вышел на охоту, поскольку они уверены: читателям это понравится. Мы сделали то, что должны были сделать. Я не хочу провоцировать еще одну бурю.
        - Валери? Джек? О чем шепчетесь? - окликнула их Вивиан. - Поделитесь с нами. Мерседес присоединится к нам, как только освободится.
        Валери с улыбкой посмотрела куда-то мимо Джека. Только он мог заметить, как подергивается ее щека.
        - Мы хотели дождаться Эрика. Он должен появиться с минуты на минуты. Ума не приложу, где он задержался. - И вполголоса, чтобы только Джек ее слышал, добавила: - Правильнее будет сказать, залежался.
        —Ну, хоть один из нас наслаждается жизнью. Валери усмехнулась:
        - Что же, ему пришлось ждать немного дольше, чем тебе. Кроме того, как я понимаю, ты за него рад. Наверное, ему тяжело жилось все эти годы.
        - Да, наверное. Губы Валери дрогнули.
        - Ты хочешь сказать... Ты ведь давно знаешь, что он гей, не так ли?
        Джек покачал головой:
        - Я узнал в тот же день, что и ты.
        - Ох. Я думала... - Девушка замолчала, качнув головой. - Не важно.
        Она не договорила, но ее невысказанное предположение задело Джека. Возможно, потому, что эта тема по-прежнему оставалась больной.
        - Да, я тоже об этом думал. У Эрика были свои причины.
        Выражение ее лица стало таким же серьезным, как и его тон.
        - Очевидно, это так. Полагаю, вам обоим пришлось нелегко.
        Тот факт, что девушка выразила участие, не должен был оказать на Джека никакого влияния. Возможно, дело было в том, что он ни с кем не мог поделиться своими переживаниями, рассказать о потрясении, которое вызвало неожиданное признание старого друга. Джеку казалось, что он неплохо справляется с ситуацией. Какого черта мусолить эту проблему? Нужно принимать вещи такими, какие они есть, верно? Пережить. Перешагнуть. И все. Так же, как и в случае с разводом.
        Однако это ни в коей мере не объясняло, зачем он посмотрел в глаза Валери, читая в ее взоре сочувствие, и сказал:
        - Ты права: было трудно. Да и сейчас нелегко. Но я стараюсь привыкнуть.
        - Тогда ты добился больших успехов. Я бы никогда не догадалась, что Эрик открылся тебе недавно. Ты хороший друг, Джек. Это сразу видно.
        - Спасибо. Я готов на все ради него.
        - Ты уже говорил об этом. Говорил, что ты обязан ему. Послушай... Только пойми меня правильно... Ты уверен, что не забыл рассказать мне что-нибудь важное, о чем я должна знать?
        Джек вздохнул, проклиная свой длинный язык. Когда он научится?
        - Ты хоть иногда можешь не думать о работе? Он хотел уйти, но Валери сжала его запястье и заставила войти в дом, туда, где их не увидят две пары любопытных глаз.
        - Извини, - сказала девушка, и в ее голосе звучало искреннее сожаление.
        - Пустяки, - ответил Джек, хотя знал, что лжет. Он просто хотел, чтобы это было так. Валери была нужна ему в постели. И нигде больше. Он хотел выкинуть ее из головы и уж точно не желал, чтобы она стала частью его жизни. - Ты говорила, что, наверное, скоро все закончится. Поскольку я не собираюсь задерживаться здесь дольше, чем нужно, тебе не придется ни о чем беспокоиться.
        - К чему ты клонишь? Ты уже нашел работу? Поскольку... - И тут зазвонил ее телефон. - Черт!
        Девушка вытащила мобильник и посмотрела на дисплей.
        - Подожди секундочку, не уходи. - Она раскрыла трубку и, переключившись на деловой тон, сказал: - Да, это Валери. Да, верно.
        Последовала пауза, после чего девушка посмотрела на Джека, широко раскрыв глаза.
        - Ты шутишь!
        Джек отвернулся, намереваясь выйти на веранду. Пусть Валери решает деловые вопросы. Он не желал продолжать этот разговор. Вообще, если у него осталась хоть капля разума, он дождется окончания встречи, а затем умчится отсюда как можно быстрее. Навсегда. Валери Вагнер доставляла слишком много хлопот. Он с самого начала знал, что так будет. Не следует игнорировать Систему Классификации Джека Ламберта.
        - Быть не может! - выдохнула Валери. - Нет, нет, я слушаю. Помехи. Да, продолжай. Когда? Когда они хотят это организовать?
        Она схватила Джека за руку и яростно затрясла головой, беззвучно артикулируя: «Не уходи». И тут появился Эрик, к счастью, без Бриса. Джек вырвал свою руку.
        - Поговорим позже.
        Не дожидаясь ответа, он потащил приятеля на веранду.
        - Что я пропустил? - весело спросил Эрик.
        Джек заметил на плечах и шее своего друга красноватые следы, по форме напоминающие бритвенное лезвие.
        - Не знаю, - ответил он, указывая на открытый ворот рубашки, которая была надета на Эрике. - Судя по всему, немногое.
        —Ах да, проезжая Потомак, мы свернули на живописную дорогу, и...
        - Господи, какой же ты распутник, - воскликнул Джек, разыгрывая возмущение.
        - Уж кто бы говорил, - парировал Эрик. - У меня уйдут годы, прежде чем я сравняюсь с тобой.
        - Э, мне кажется, тебе следует застегнуть рубашку и держаться в тени. Эти дамы очень наблюдательны. И я уверен, они получат массу удовольствия, смакуя подробности твоих приключений.
        Эрик едва успел застегнуть последнюю пуговицу и поднять воротник, когда на веранде показалась Мерседес.
        - Извините за задержку, - сказала она и, обернувшись к Вивиан и Авроре, чуть поморщилась. - Селеста.
        Ее подруги тут же скорчили гримасу. По-видимому, у Селесты, кем бы она ни была, разногласия возникали не только с преподавателем языкознания.
        Затем, изобразив на лице вежливую светскую улыбку, Мерседес обратилась к Джеку и Эрику:
        - Я рада видеть вас обоих. Надеюсь, день прошел удачно.
        - Да, мадам, - ответил Джек. - Полагаю, можно смело утверждать, что мы извлекли из произошедшего выгоду.
        - Прошу вас, садитесь. Полагаю, Валери освободится через минуту. - Мерседес указала на стол. - Угощайтесь. Вам подать чаю или бокал вина?
        - Благодарю, мне ничего не нужно, - сказал Джек.
        - Я буду вино. Белое, - заявил Эрик. - Какая прелесть!
        Джек выловил крупную клубничину из вазы и отправил ее в рот. Между тем Эрик наполнял маленькую салатную тарелочку.
        Он заметил, что Джек косо поглядывает на растущую гору еды, и, нимало не смущаясь, улыбнулся.
        - Как я понял, важно вовремя подзаправиться. Джек поднял руку, с трудом проглотив застрявшую в горле клубничину.
        - Спасибо.
        Эрик хихикнул и потянулся к ягодам, прихватив сразу три штуки.
        В это мгновение на веранду вышла Валери, и Джек тут же переключил внимание на нее. Молодой человек убеждал себя, что его заинтриговала нервная улыбка, которую девушка послала ему. Однако он начал подозревать, что выражение ее лица не играло никакой роли. Так, пора вплотную заняться вопросом о работе, которую ему предлагали в «Евроспорте». И как можно скорее.
        - Валери, дорогая, ты похожа на кота, который по ошибке проглотил канарейку, - воскликнула Аврора, жестом приглашая девушку к столу. - Хочешь чаю? Или вина?
        Валери покачала головой:
        - Я... Вообще-то, у меня есть новости. Давайте сядем.
        Три дамы чинно уселись в белые плетеные кресла вокруг стола, накрытого лимонно-желтой льняной скатертью.
        - Что случилось? - спросила Вивиан.
        - Надеюсь, не очередная кошмарная статья в бульварной газете? - поинтересовалась Мерседес.
        - Нет. - Валери бросила быстрый взгляд на Эрика и Джека, которые заняли позицию около белых колонн, окаймлявших веранду. Затем она надела свою лучшую деловую маску и улыбнулась своим покровительницам - Кажется, кампания, которую мы провели в средствах массовой информации, имела больший успех, чем мы могли надеяться.
        «Ой-ой», - подумал Джек. Это не предвещало ничего хорошего. Вопрос был лишь в том, насколько серьезно он влип. Стоявший рядом с ним Эрик тоже напрягся, но ничего не сказал.
        - «US Weekly» планировала опубликовать небольшую статью в колонке «Лица и судьбы». Мы рассчитывали, самое большее, на фотографию. Однако случилось так, что один из редакторов журнала «People» оказался сегодня в городе и услышал отрывок утренней радиопередачи с участием Джека. Они подумывали о том, чтобы напечатать короткую заметку о Джеке в рубрике «Профи», однако кто-то сказал, что «US Weekly» их опередили. Поскольку эти ребята не любят быть вторыми, мне позвонил их представитель и спросил, могут ли они дать этот материал в виде большой статьи.
        Джек заметил, что Валери не смотрит ни на него, ни на Эрика.
        - Это же потрясающе, дорогая! - воскликнула Аврора.
        - Если я правильно понимаю, ты еще не все сказала? - предположила Мерседес.
        Валери кивнула:
        - Да, у меня припасена еще пара сообщений. Аврора захлопала в ладоши:
        - Это же здорово, Виви!
        - Рассказывай, - приказала Мерседес.
        - Общеизвестно, что индустрия развлечений - это тесный мирок, где все друг друга знают. В общем, ассистент одного из сотрудников рассказал обо всем кому-то из шоу «Живой эфир с Чаком и Вики».- Тут Валери бросила на Джека короткий умоляющий взгляд. - Они позвонили Элейн около часа назад, пытаясь связаться со мной или с Эриком, и сообщили, что хотят пригласить тебя для участия в шоу. На следующей неделе.
        Вивиан расхохоталась. Аврора зааплодировала. Мерседес нахмурилась, словно никак не могла поверить, что это хорошие новости.
        Джек прекрасно понимал их чувства. Валери открыла свой блокнот.
        - Прежде чем мы примем решение, нам нужно кое-что обсудить. - Она махнула рукой в сторону Джека и Эрика. - Мы договаривались, что публичные выступления Прекрасного Принца будут ограничены. Сегодня мы уже вышли за пределы, обозначенные контрактом. Кроме того, слишком частые появления на публике таят в себе определенную опасность. Мы не хотим, чтобы Прекрасный Принц примелькался и надоел людям.
        - Несомненно, участие Джека в популярном ток-шоу привлечет к нам внимание, - сказала Аврора и повернулась в кресле, чтобы лучше видеть Джека и Эрика. - Ты ведь не будешь возражать против пары коротких интервью, не так ли? Ты произвел великолепное впечатление, так что даже удивительно, что тебя не пригласили сниматься раньше.
        - Ты определенно фотогеничен, - добавила Вивиан.
        Джеку потребовался всего один взгляд, чтобы понять: Валери не хочет, чтобы он принимал это предложение. Он видел, что за внешним ее спокойствием скрываются нервы, напряженные до предела. Он также понимал, что большая статья в журнале «People», принимая во внимание его огромную подписную базу, вкупе с участием в одном из самых популярных утренних ток-шоу страны представляют событие иного масштаба, чем его короткое появление в новостях на местной станции и пятнадцатиминутное выступление в прямом эфире в «автомобильное время»[29 - Автомобильное время (drivetime) - время, когда большинство радиослушателей находятся в пути на работу или с работы в автомобиле.].
        Конечно, Джеку не хотелось продолжать весь этот цирк. Он даже открыл рот, чтобы объяснить, почему выступает против слишком частого появления Прекрасного Принца на людях. Естественно, Эрик пришел бы на помощь и поддержал бы его, но тут Валери пару раз нервно щелкнула ручкой и сказала:
        - Да, это прекрасная возможность. Но мы наняли Джека, чтобы он вел эксклюзивную рубрику советов в «Хрустальном башмачке». Именно поэтому люди будут покупать журнал. Разумно ли ни с того ни с сего отдавать это преимущество другим? Платформой для его выступлений должен служить наш журнал, а не ток-шоу.
        И тут до Джека дошло, что она по-прежнему не верит в него, хотя сегодня он блестяще справился со своей задачей. Она считает, что он неминуемо провалит их план. Если бы Джек потратил несколько минут, чтобы все взвесить, он догадался бы, что Валери беспокоит совсем другое. Из-за частых появлений в средствах массовой информации его особа привлекла бы пристальный интерес журналистов. С другой стороны, если бы Джек принадлежал к той категории людей, которые все тщательно взвешивают и обдумывают, его просто не было бы здесь.
        Поэтому, прежде чем Эрик смог вмешаться и помочь Валери, Джек рванул вперед не глядя - из огня да в полымя.
        - В первую очередь, вы наняли меня в качестве своего публичного представителя, - сказал он.
        Эрик изумленно открыл рот.
        - Джек...
        Валери среагировала не сразу. Она повернула голову и уставилась на Джека.
        Молодой человек вежливо и доброжелательно улыбнулся, устремив взгляд на общество, собравшееся за столом.
        - Речь идет об одном интервью, нескольких фотографиях и о двухминутной беседе с хозяевами ток-шоу, не так ли? - Он пожал плечами. - Не вижу в этом проблемы. - А ты? - адресовал он вопрос Эрику.
        Эрик продолжал улыбаться, хотя был близок к тому, чтобы взглядом продырявить лоб приятеля.
        - Возможно, нам стоит обсудить это, - промолвил он, едва разжимая губы, и посмотрел на Валери. Кажется, девушка почувствовала себя лучше, найдя в нем своего сторонника.
        Что всерьез разозлило Джека.
        - Когда мы должны дать им ответ? - поинтересовался Эрик.
        - Боюсь, немедленно, - ответила Валери, по-видимому надеясь, что жесткие временные рамки дадут ей преимущество. - Агент из ток-шоу ждет, что я перезвоню ему прямо сейчас.
        Три дамы посмотрели по очереди на Валери, Эрика и Джека, синхронно поворачивая голову, как будто они судили теннисный матч на центральном корте в Уимблдоне.
        - Если вы не возражаете, мы обсудим это наедине, - предложил Эрик, беря Джека за локоть.
        Джек аккуратно высвободился.
        - Нет необходимости. Честно говоря, я не понимаю, из-за чего мы спорим. Как ваш представитель я должен иногда выступать в средствах массовой информации. Я считаю себя ответственным за ситуацию, в которой мы оказались сегодня утром, и я хочу сделать все возможное, чтобы исправить свою ошибку. Я уверен, что это поможет увеличить объем продаж журнала и благотворно скажется на реализации моих книг. Полагаю, в конечном счете все мы только выиграем.
        Феи-крестные дружно испустили вздох облегчения. Валери, наоборот, одарила его злющим взглядом. Джек улыбнулся. Он отучит эту красотку придираться к нему по мелочам. Или недооценивать его. Кроме того, эта задержка не окажет существенного влияния на его расписание. Через две-три недели он уедет. Тогда Валери не придется больше беспокоиться о том, что он скажет или сделает.
        - Фантастика, - ахнула Вивиан. - Если редакторы «People» настолько глупы, что помогают нам создать базу подписчиков за счет своих клиентов, нам же лучше.
        - Ты права, дорогая, - поддержала ее Аврора.
        - Это представляется хорошей возможностью для нас и для вас. Я благодарна вам за то, что вы не поленились пройти лишнюю милю, - сказала Мерседес, наконец чуть заметно улыбнувшись.
        - Пожалуйста, - ответил Джек.
        - Солнышко, почему ты не позвонишь прямо сейчас? - спросила Аврора, обращаясь к Валери.
        - Спасибо за гостеприимство, - промолвил Эрик. - Если вы не возражаете, мы с Джеком с вами попрощаемся. Нам нужно пересмотреть расписание и составить план в соответствии с ним.
        Аврора и Вивиан расстроились, но они не хотели портить впечатление от удачной сделки и потому быстро согласились.
        - Конечно. - Мерседес кивнула, как бы подводя итоги. - Естественно, «Хрустальный башмачок» возьмет на себя все расходы, связанные с мероприятием. Валери обеспечит вам транспорт и жилье.
        - Разумеется, - сказала Валери, натянуто улыбнувшись. Она схватила мобильный телефон и стопку бумаг и запихнула их в сумку.
        - Мы соберем вам угощение на тарелочку, чтобы вы могли взять его с собой? - предложила Аврора. - Вы не пили чай.
        - Не беспокойтесь, - ответила Валери за всех троих. - Нам еще многое нужно обговорить. - Повернувшись спиной к владелицам журнала, она послала Джеку убийственный взгляд. - Мы будем долго сидеть за столом, обсуждая подробности.
        - Непременно поужинайте, дорогие мои, - посоветовала ей Аврора. - Вам еще столько всего предстоит, поэтому вы должны хорошо заботиться о себе.
        - О, мы позаботимся, - уверила ее Валери. Проходя мимо Джека и Эрика, она пробормотала себе под нос: - На дороге, которая ведет прямиком в ад.
        Глава 14
        ПОЛОВОЕ ВЛЕЧЕНИЕ
        Страсть - это могучая сила. Она может оглушить вас, лишить дара речи, сделать невосприимчивым к реальности. Страсть - коварная штука. Она может вас убедить, что нет ничего важнее, чем утолить ее. Страсть губительна. И все-таки не страшитесь рискнуть, чтобы получить желаемое. Иначе она извернется и сама цапнет вас за пятку.
        Валери Вагнер была женщиной на грани.
        Вопрос в том, на грани чего? Ее карьера стремительно развивалась. Но всякий раз, когда она видела перед собой улыбающиеся лица фей-крестных, ее начинали терзать угрызения совести. И всякий раз, когда она смотрела на ухмыляющуюся физиономию источника своих душевных мук, ее влекло к нему все сильнее. Как бы Валери ни злилась, она ничего не могла с этим поделать.
        Это угнетало.
        - Они прибыли, - сообщила Трейси, ее новая помощница, по внутренней связи. - Я скажу, чтобы они шли в конференц-зал, мисс Вагнер?
        - Да, пожалуйста. И называй меня Валери, ладно?
        - Да, мисс Вагнер. - Секретарша осеклась и хихикнула. - Я хотела сказать, Валери.
        Валери вздохнула и собрала свои бумаги. Была ли она молодой? Наверное. Но ей хотелось верить, что она никогда не была такой пустышкой. Когда Элейн велела нанять человека, который возьмет на себя часть текущей работы, отнимавшей все больше времени, Валери втайне обрадовалась. У нее будут свои подчиненные! Она планировала заполучить энергичную, целеустремленную помощницу, которая жаждет найти себе достойное дело. Такую, какой она сама была в начале своей карьеры. И в середине. Вернее, всегда, вплоть до своего перехода в «Хрустальный башмачок».
        Но ей досталась Трейси. Исполненная благих намерений, неуклюжая Трейси, с ресницами, густо накрашенными тушью. Которая, помимо всего прочего, была племянницей Элейн. Ей было девятнадцать, она только что закончила школу и решила устроить перерыв перед поступлением в колледж. У Валери возникла мысль, что ее используют, дабы у Трейси не возникло желания затягивать этот самый перерыв. Во всяком случае, не прошло и двух дней после появления новой сотрудницы, как она прониклась важностью своей миссии.
        Уходя, Валери задержалась у рабочего стола своей подопечной. Трейси занималась тем, что обводила расписание цветными фломастерами. Валери оставалось надеяться, что ее ассистентка использует какую-нибудь систему, однако, бросив взгляд на компьютерную заставку из мультфильма «Губка Боб», она поняла, что такие определения, как «методичный» и «обдуманный», в данном случае не применимы.
        Валери положила короткий, аккуратно напечатанный список телефонных номеров на стол Трейси.
        - Пожалуйста, позвони этим людям. Тебе нужно всего лишь получить от них подтверждение, поэтому ты быстро справишься. Если кто-нибудь из них будет колебаться, попроси их связаться со мной. Если у них изменились планы, скажи им, что я перезвоню.
        Трейси оторвалась от своего шедевра и посмотрела на начальницу, как младенец, который только что выяснил, зачем нужна бумага.
        - Надеюсь, вы не возражаете, - сказала она, кивком указывая на настольный календарь и снимая колпачок с очередного фломастера. - Я люблю яркие цвета. Мне кажется, нашему миру не хватает ярких красок.
        - Ты прямо Питер Макс.
        - Кто?
        Валери с трудом сдержала тяжкий вздох.
        - Не важно. Только сначала обзвони людей по списку, договорились?
        Трейси закрыла фломастер и кивнула, тряхнув светлыми волосами.
        - Конечно, босс. - Она обмахнулась листком с телефонами. - Знаете, я все еще не могу поверить, что вы закадрили Прекрасного Принца.
        «Я не могу поверить, что хочу закадрить Прекрасного Принца», - подумала Валери, но вслух ничего не сказала.
        - Кто же знал, что он такой милашка? - восторженно продолжила Трейси. - Все мои подружки с ума сойдут, когда я расскажу им, что он стоял в паре шагов от меня и разговаривал...
        - Трейси, а как же телефонные звонки? - прервала ее трескотню Валери, слабо улыбнувшись.
        Ее помощница немедленно приняла серьезный, деловой вид - так, как она это себе представляла. У Рене Зельвегер получилось бы более убедительно.
        - Да, мисс Вагнер. - Валери вздохнула, и ассистентка, смущенно кашлянув, поправилась: - Валери. Я сейчас этим займусь.
        Покачав головой, Валери быстрым шагом направилась в конференц-зал. Почему, пообщавшись с Трейси несколько минут, она почувствовала себя на пять лет старше, чем была на самом деле? Затем она мысленно щелкнула переключателем и начала готовиться к встрече с Эриком и Джеком.
        Примерно двадцать семь часов назад Валери простилась с ними на пороге штаб-квартиры «Хрустального башмачка, Инк.», предварительно договорившись с Эриком, что он сам объяснит Джеку причины ее недовольства. После этого она закрутилась как белка в колесе, ни на минуту не выпуская из рук мобильника и карманного компьютера.
        Как оказалось, телефонные звонки, поступившие в пятницу утром, были только предвестниками лавины.
        - Боже, хоть бы только он играл по правилам и просто сказал «нет», как мы и договаривались, - пробормотала она.
        Поскольку если бы это произошло, она спокойно засыпала бы по ночам и перестала бы принимать «Ролэйдс»[30 - «Ролэйдс» (Rolaids) - товарный знак нейтрализатора кислотности в виде таблеток с разными вкусовыми добавками.] как приправу к каждому блюду. Конечно, когда ей удавалось что-нибудь перехватить.
        Валери толкнула дверь, ведущую в конференц-зал, твердо решив взять ситуацию в свои руки и не уступать ни дюйма, пока не убедится, что они движутся в одном направлении. В том, которое укажет она. А намеревалась она сделать следующее: отделаться от журналистов, чье любопытство они - вернее, Джек - возбудили до предела, и ни разу не поскользнуться при этом; не допустить, чтобы Джек грелся в лучах славы хоть на секунду дольше, чем это необходимо, и наконец свернуть эту чертову аферу. Тогда, наверное, она сможет вернуться к более гуманному и размеренному ритму жизни, как и положено директору по связям с общественностью, работающему в журнале, который выходит раз в два месяца. Не исключено, что некоторое время спустя она даже перестанет чувствовать себя виноватой, успокоится и будет наслаждаться успехом.
        Кто знает, может, ей даже удастся разобраться с причинами необъяснимого влечения, которое она испытывала к Джеку.
        Однако оптимизм Валери быстро угас, когда она увидела Джека, сидящего за столом и разговаривающего с незнакомой красоткой.
        - Полагаю, женщины бывают озадачены поведением мужчины так же часто, как мужчины - поведением женщин. Включая меня, - разглагольствовал Джек, ведя дружелюбную и несколько развязную (по мнению Валери) беседу. Конечно, Джек просто был самим собой, но от этого результат не менялся. - Поэтому я не могу помочь мужчинам, - продолжал он. - Но я стараюсь по мере возможности раскрыть тайны мужского пола женщинам.
        Когда Валери справилась с непрошеным приступом разочарования, которое немного смахивало на ревность, она соединила два очень важных фрагмента информации. Первое, Джек давал советы насчет взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Второе, маленький диктофон, который стоял перед незнакомкой, свидетельствовал, что дама записывает его комментарии. Следовательно, она была репортером.
        Когда Трейси сказала: «Они прибыли», Валери была уверена, что она имеет в виду Джека и Эрика.
        - Где Эрик? - выпалила девушка, думая лишь о том, что она должна немедленно прекратить этот фарс. Кроме того, ей требовалась поддержка.
        - Валери, как здорово, что ты пришла. - Джек снял ноги с черного стола, на который он непринужденно их закинул. - Эрик, как всегда, задерживается.
        Он явно пребывал в чертовски хорошем настроении, когда встал и указал на изящную, стройную, мило улыбающуюся блондинку.
        - Петра Макаби, разрешите представить вам Валери Вагнер. Валери, это - Петра. Она корреспондент британского журнала «Okay!». - Джек усмехнулся, довольный собой.
        «Пора с этим заканчивать», - подумала Валери.
        - Здравствуйте, - процедила она, изобразив нечто вроде улыбки.
        - Рада познакомиться, - ответила бойкая британка. Когда она встала, ее пышные волосы и пышные груди дерзко колыхнулись. В ней все было вызывающим.
        Валери была сыта по горло наглецами.
        - Валери работает директором по связям в «Хрустальном башмачке», - пояснил Джек.
        Молодая женщина изогнула аккуратно выщипанную бровь, и в ее блестящих голубых (а как же иначе) глазах мелькнуло узнавание:
        - А!
        Она могла не продолжать: «Та самая, с первой полосы бульварной газеты». Все и так было ясно.
        Петра протянула ей руку. Валери злорадно заметила, что ногти у журналистки были изгрызены, и хотя понимала, что ведет себя недостойно, ей было все равно.
        - Надеюсь, вы не возражаете против моего визита, - сказала Петра с очаровательным британским акцентом. - Обещаю вам, я буду писать только хорошее. - Улыбнувшись, англичанка с обожанием взглянула на Джека.- Как будто о нем можно сказать что-нибудь плохое.
        Джек ухмыльнулся, а Валери едва сдержалась, чтобы не состроить гримасу.
        - Да, конечно, я ценю интерес, который вы проявили к официальному представителю нашего журнала, но в данный момент его договор предполагает некоторые ограничения в том, что касается интервью. Джек, боюсь, я обещала, что ты встретишься с несколькими другими представителями прессы, так что мы рискуем выйти за рамки нашего соглашения. - Она обернулась к прыткой Петре. - Уверена, вы меня понимаете.
        В глазах Петры появился любопытный блеск.
        - О да, конечно. - Она поглядела сперва на Джека, потом на Валери и начала собирать вещи.
        Джек решил вмешаться:
        - Послушай, Валери, не торопись. Петра пишет статьи типа «Один день из жизни...». Я думал, ты будешь рада возможности представить журнал на европейском рынке.
        Петра убрала диктофон и застегнула свою модную сумку от «Гуччи».
        - Все в порядке, Джек. Полагаю, благодаря тебе я получила достаточно материала для работы. - Она улыбнулась Валери, и в ее взгляде читалось некоторое самодовольство. - Даже более чем достаточно.
        - По крайней мере, позвольте мне заказать для вас машину, - предложил Джек, неохотно смирившись с внезапным изменением в своих планах.
        Петра махнула рукой:
        - Я и так отняла у вас много времени и не хочу, чтобы из-за меня вы откладывали встречу с мисс Вагнер. Как я понимаю, она хочет обсудить с вами важные вопросы. Я сама могу позаботиться о себе. - Бросив последний лукавый взгляд на Валери, она надела красные солнцезащитные очки «Boomslang» и ушла.
        - В последнем я уверена, - пробормотала Валери, которую достало, что все подряд называют ее мисс Вагнер. Слишком уж это обращение соответствовало ее стервозному настроению. «День из жизни...», черт побери. Скорей уж «Ночь в моей постели».
        Джек закрыл дверь конференц-зала и повернулся к Валери, которая стояла, скрестив руки на груди.
        - Что все это значит? Мне действительно понравилась идея со статьей.
        - Мне кажется, что тебе нравится все, одетое в облегающий черный свитер.
        Губы Джека искривились в усмешке.
        - А-а.
        - Нечего акать! - Валери бросила записную книжку на стол. - И сотри эту развеселую ухмылку со своего лица. Разве Эрик ничего тебе не объяснил? Ты вообще понимаешь, что происходит?
        - Я не ухмыляюсь.
        Из горла Валери вырвалось рычание, и молодой человек поспешно поднял руку:
        - Я не буду веселиться.
        - Как я понимаю, ты и в самом деле начинаешь считать себя Прекрасным Принцем, не так ли? - Валери снова сложила руки. - Возможно, благодаря своему очарованию ты выдержишь еще несколько интервью и обольстишь нескольких репортерш, но не забывай, что я знаю правду. Я знаю, кто ты на самом деле.
        Джек подошел к ней ближе, и его взгляд вдруг стал очень сосредоточенным. Валери потребовалось сделать над собой усилие, но она осталась стоять на месте.
        Мужчина остановился в нескольких дюймах от нее.
        - Ты меня не знаешь, - тихо и веско промолвил он. - Ты ничего не знаешь обо мне, за исключением обрывков информации, которые я вынужден был тебе открыть, чтобы разыграть этот фарс.
        Валери сопротивлялась его интонациям, которые действовали на нее почти гипнотически, не позволяя разорвать визуальный контакт.
        - Я знаю одно, - сказала она, проклиная легкую дрожь в голосе. - Только что ты дал этой женщине материал для статьи, которая больше подходит для хроники скандалов, чем для очерка, который привлечет внимание широкой публики и принесет нам пользу.
        - Ничего подобного. У нас все было хорошо, пока ты не пришла.
        - Не сомневаюсь. - Валери услышала свой голос словно со стороны и только теперь поняла, как он звучит. Кажется, Джек подумал о том же, поскольку уголки его губ дрогнули. - Никого не интересует, чем ты занимаешься в свое свободное время. Однако у тебя нет свободного времени, пока мы не разберемся с твоим фиаско.
        - С каким фиаско? - спросил Джек, искренне озадаченный. - Я, конечно, понимаю, что никто из нас не ожидал такого поворота событий, но, насколько мне известно, журнал идет нарасхват, как горячие пирожки, и популярность Эрика растет с аналогичной скоростью.
        - Поэтому ты вылез вперед и наобещал невесть что хозяйкам компании, хотя знал, что я против? Хотя мы договорились этого не делать? Ты хотел помочь Эрику? Сомневаюсь, что он...
        - Нет, я сделал это по другой причине. Ты выглядела так, словно тебя вот-вот хватит удар, едва зашла речь о моем выступлении перед камерой. Давай начистоту, Валери: ты слишком много беспокоишься. И, откровенно говоря, я считаю, что ты недостаточно мне доверяешь.
        - Тебе? Это ты мне не доверяешь! После того как наша фотография попала на страницы желтой газетенки, ты обещал меня слушаться. Ты хотя бы подумал о том, что следует сообщить мне об этой миленькой беседе? Нет. Ты не представляешь, через что я прошла на выходных и как трудно мне было сохранять нашу тайну, делая вид, что я добросовестно выполняю свои обязанности. - Валери понимала, что должна успокоиться и взять себя в руки. Джек держался совершенно спокойно, и на его фоне она не только чувствовала себя истеричной ведьмой, но и выглядела так же. - И где Эрик, черт возьми? Он должен был...
        - ...присматривать за мной, - закончил за нее Джек. - Я знаю, ты считаешь меня тугодумом, но мне потребовалось не много времени, чтобы понять: ты не веришь, что я могу связать три фразы, если ты не изучила и не одобрила их. - Он наклонился к девушке и улыбнулся. - Хочешь верь, хочешь нет, но всего две-три недели назад я регулярно упражнялся в красноречии.
        Джек не пытался подольститься к ней. Он вообще ничего не предпринимал. А как же влечение, которое она чувствовала, когда он вторгался в ее личное пространство? Совершенно нормальная реакция, учитывая напряжение, в котором развивались их отношения. Она должна держать себя в руках. И ей это удастся.
        - Две или три недели назад твоя фотография не красовалась на обложке журнала. А после того представления, которое ты устроил перед прыткой Петрой, я могу с уверенностью сказать, что мои инстинкты не лгут.
        Глаза Джека блеснули. Ну и наглость.
        - Прыткая Петра, да? - Он протянул руку и провел кончиками пальцев по предплечью ее руки.
        Валери постаралась не обращать на него внимания. Не вздрогнуть, поддавшись импульсу. Она отказывалась признать, что волоски на ее руке встали дыбом, а по телу пробежали мурашки. Джек был невыносим, дерзок и доставлял ей массу хлопот. Какое ей дело, если он прикоснулся к ней.
        - Я не обратил внимания, - сообщил он. Валери рассмеялась:
        - Ох, умоляю, - но не отодвинулась. Разумеется, чтобы доказать, что его прикосновение не действует на нее. Нет. Вовсе нет. Абсолютный иммунитет.
        Улыбка Джека стала более явной.
        - Хотя, на мой взгляд, при всей своей прыткости она весьма наблюдательная особа. В действительности, - продолжил он, снова гладя руку Валери от локтя до запястья, - она ясно поняла, что за скрытые страсти бурлят в этой комнате.
        Страсти, которые никак не проявляли себя, пока ты не переступила порог.
        Лишь когда Джек нагнулся вперед, Валери признала поражение и отвернулась.
        - Думай, что хочешь, - буркнула она, открыла блокнот и постаралась сосредоточиться на своих записях. На чем угодно, кроме того, что этот дьявол делал с ней всякий раз, когда они оставались наедине. - Потому что Петра уже составила свое мнение. И она убедит в нем своих читателей.
        Джек позволил Валери отступить. Опершись спиной на стол, он скрестил ноги и сложил руки на груди.
        - Мне кажется, ты придаешь этому слишком большое значение. Я понимаю, что низкопробная газетенка, которая продается в супермаркетах, - это не лучшее средство повысить популярность. Однако сейчас речь идет совсем о другом. - Он выдал одну из своих самоуверенных улыбочек. - Кроме того, это будут английские супермаркеты. Чего нам бояться?
        Прежде чем Валери начала перечислять, что именно может случиться, молодой человек снова заговорил:
        - Все равно люди найдут предмет для пересудов. Во всяком случае, это привлечет их внимание к «Хрустальному башмачку».
        Валери скрипнула зубами.
        - Мы привлекли внимание людей своим положительным примером, так неужели теперь мы будем потворствовать их низменным прихотям? Не нужно, не отвечай. И бога ради, перестань так улыбаться.
        Джек хихикнул. Валери зло фыркнула и села за стол. Подумать только, она на секунду предположила, что они могли бы провести вместе ночь, когда все закончится. Очевидно, это последствия недосыпания. Или, что не менее вероятно, полного отсутствия личной жизни.
        - Нам нужно о многом поговорить. - Валери пихнула ногой стул, стоявший с противоположной стороны стола, и жестом предложила Джеку сесть, не заботясь, к каким выводам он придет.
        К ее облегчению, Джек обогнул стол и шлепнулся напротив нее.
        - Руби с плеча.
        - Не искушай меня. - Валери начала перебирать свои бумажки, стараясь не смотреть на собеседника. Ей нужно научиться сохранять спокойствие в его присутствии. Она никогда не была такой вспыльчивой и сварливой, пока не встретилась с ним. Сколько она себя помнила, ни один человек не мог разозлить ее так быстро, как Джек Ламберт. Правда, он же мог развеселить ее быстрее, чем кто-либо другой. В этом состояла половина ее проблемы. Вернее, две трети.
        - Эрик собирался прийти сегодня? - спросила Валери.
        - Вообще-то, Эрик считает, что может положиться на меня. Я знаю, это очень глупо с его стороны, - ответил Джек, с насмешкой пожав плечами. - Он говорил о встрече с агентом по недвижимости. Понятия не имею, что он там затеял, но я никогда не видел его таким счастливым и взволнованным, поэтому решил, что, наверное, и мне придется полагаться на себя. - Выражение его лица немного смягчилось, и Валери была удивлена, с какой неподдельной душевностью он говорил о своем лучшем друге. - Ладно, признаю: наверное, я погорячился, согласившись на публикацию в журнале «People» и участие в ток-шоу. Я не должен был поддаваться на твою провокацию.
        Валери откинулась назад.
        - Я не провоцировала тебя. Мы договорились, что ты отклонишь все новые предложения. Это не провокация, а ожидание, что ты выполнишь свое обещание. Насколько я помню, ты сам был за это решение. Даже Эрик согласился. Он был готов нас поддержать, но нет, тебе надо было сунуться, спасти положение, доказать, что ты...
        - Принц? - услужливо подсказал Джек. Валери швырнула в него карандаш.
        - Эй! - Джек вскинул руку, защищаясь, и карандаш упал на пол.
        - Вот это провокация, ясно? - огрызнулась Валери. - А теперь давай обсудим твое расписание на ближайшие дни.
        - Валери... Девушка подняла руку.
        - Мне следовало сказать: я объясню, каким будет твое расписание в ближайшие дни. Твой длинный язык виной тому, что мы сидим сейчас здесь.
        - Послушай, где именно я, по-твоему, могу проколоться?
        Валери положила руки на стол.
        - Я не знаю. Когда я вошла, ты давал советы. Одно то, что ты читал книги Эрика, не делает тебя... - Она прервалась, поскольку Джек внезапно смутился и отвел глаза. С губ девушки сорвался короткий, хриплый смешок. - Боже мой! Ты их не читал?
        - Я их просмотрел. Внимательно, - торопливо добавил молодой человек, затем вздохнул и откинулся на стуле. Валери продолжала хмуро смотреть на него. - Благодаря тебе я знаю краткое содержание его книг. Мы с Эриком много беседовали на эту тему. Я ведь не должен был давать советы, так зачем тратить время на чтение сотен страниц?
        - О, я не знаю. Может, затем, чтобы иметь представление, на чем ты якобы заработал немалые денежки? Знаешь, просто на всякий случай! Вдруг кто-нибудь спросит тебя об этом. - Валери вскочила, злясь прежде всего на себя за то, что утратила контроль над своими эмоциями. Повернувшись спиной к Джеку, она подошла к окну. - Черт! - выругалась она вполголоса и замерла, почувствовав, что Джек встал у нее за спиной. - Не понимаю, почему я позволяю тебе со мной так обращаться.
        - Я тоже не понимаю. Может, по той же причине, по которой я позволяю тебе так обращаться со мной.
        Молодой человек нежно обнял ее за плечи и повернул к себе лицом.
        Валери не могла заставить себя взглянуть ему в глаза.
        - Я знаю, что не был образцовым дублером. Я даже не могу объяснить, почему сделал то, что сделал. - Он крепче сжал пальцы. - Но ты начинаешь руководить и командовать, и в следующее мгновение я соглашаюсь на одно, хватаюсь за другое. Бросаюсь в бой.
        Наконец Валери подняла взгляд.
        - Ах, значит, это я во всем виновата.
        - Я этого не говорил. Может, мы оба ведем себя не самым лучшим образом. - Джек разжал пальцы и начал массировать ей плечи. - Ты очень напряжена.
        - У меня много забот. - Валери насмешливо прищурилась.
        Молодой человек надавил пальцами на ее плечи, и девушка едва не застонала от удовольствия, чувствуя, как уходит напряжение под его умелыми руками. Может, она действительно была слишком напряжена.
        - Знаешь, я и не думал давать советы, - тихо сказал Джек.
        Валери осознала, что непроизвольно закрыла глаза, пока ее собеседник массировал ей плечи. Она промолчала. В конце концов, они не спорили, и ей не хотелось выходить из блаженно-расслабленного состояния.
        - Я просто повторил то, что сказал мне Эрик, когда описывал свою работу.
        - Рано или поздно ты споткнешься. - Ее голос звучал сонно. - Тебе нельзя быть таким беспечным. Читатели воспринимают советы Эрика всерьез.
        - Я понимаю.
        Валери открыла глаза и взяла Джека за руки, заставляя его прекратить процедуру.
        - В самом деле?
        Молодой человек пристально посмотрел ей в глаза, прежде чем ответить.
        - Я не знаю. Если у меня возникают проблемы, я никогда не ищу ответы в книгах. - Он чуть заметно улыбнулся. - Впрочем, у меня есть Эрик, так что мне это ни к чему. Но я не принижаю значение этого источника информации для других, если ты этого боишься.
        Валери ничего не сказала. Она не знала, что сказать.
        - Думаю, в глубине души ты знаешь, что можешь доверять мне, - продолжил Джек. - Хотя бы потому, что я никогда не причиню вреда Эрику.
        - Я уверена, что ты никогда не сделаешь этого сознательно. Просто я считаю, что ты склонен к опрометчивым поступкам, и это пугает меня, поскольку на карту поставлено очень многое.
        - Чего именно ты боишься? Потерять работу?
        Валери на мгновение прикрыла глаза, потом снова открыла их.
        - Не стану обманывать: это одна из причин.
        - Но?
        - Но главная причина, по которой я не могу спать по ночам и все время злюсь, это ложь. Я не умею лгать, Джек. И я не смогу наслаждаться успехом, если мы достигнем его посредством лжи.
        - Книги Эрика существуют. Это правда.
        - Но Прекрасный Принц - нет. Во всяком случае, не такой, каким мы его изобразили.
        Джек не дал Валери убрать руки. Он развернул ее ладони и переплел свои пальцы с ее пальцами.
        - Прекрасный Принц - это Эрик. Но он гей. Поэтому мы дали публике такого Принца, который подходит на эту роль наилучшим образом. Вот и все.
        На губах Валери промелькнула невольная улыбка.
        - Я не уверена, что ты придешься им по вкусу, и в этом состоит еще одна моя проблема.
        Джек усмехнулся и, когда Валери отвернулась, разжал одну руку и осторожно взял девушку за подбородок, поворачивая ее лицом к себе.
        - Мы никому не причиняем вреда. И мы даем шанс Эрику жить так, как он хочет, не принося в жертву все то, чего он достиг. Ты сказала, что люди серьезно относятся к его советам. Вероятно, потому что это чертовски умные советы. Зачем все рубить под корень? Зачем внушать им сомнения относительно того, о чем он говорил им годами? Кому от этого станет легче?
        - Я не знаю.
        Джек провел пальцами по ее щеке. Валери не отстранилась, хотя понимала, что ей следовало бы прекратить это. Но ей было слишком хорошо. Ей казалось, что чувство вины довлеет над ней уже много лет. Было так приятно хоть на мгновение разделить эту ношу с кем-нибудь другим.
        - Я боюсь, что нам это выйдет боком. Не из-за моей работы. Но из-за того вреда, который это причинит хозяйкам компании, Эрику. - Она отвела руку Джека. - Они стали дороги мне. И наверное, я испугалась, что мы своими действиями нанесем им непоправимый вред.
        Эрик усмехнулся:
        - Это кое-что объясняет.
        - Что именно?
        - Наши напряженные отношения. Причину, по которой ты воспринимаешь меня как плохого парня или потенциально плохого парня. Ты делаешь из меня козла отпущения. Того человека, на которого можно переложить вину - хотя бы мысленно, - если наш план сорвется.
        Валери открыла рот, чтобы объяснить Джеку, как он заблуждается, но ничего не сказала. Возможно, потому, что в его словах была доля истины.
        - Ну, ты тоже во многом этому способствуешь.
        - Каким образом?
        - Например, так, - заявила девушка, делая шаг в сторону. - Ты провоцируешь меня, раздражаешь, а потом вдруг подходишь и становишься ласковым и понимающим. Прикасаешься ко мне и...
        - Мне нравится к тебе прикасаться. - Он погрузил пальцы в ее волосы и шаг за шагом заставил девушку отступить к окну.
        У Валери перехватило дыхание, когда он оказался так близко от нее. Однако она не вырывалась. Конечно, она могла убеждать себя, что все это бесполезно. Но она всего лишь придумала бы новую ложь.
        - Кстати, ты тоже меня провоцируешь и злишь.
        - Тогда почему наши ссоры все время заканчиваются вот так? - спросила Валери немного разочарованно.
        - Яркий пример сексуального напряжения. Валери схватила Джека за руки, но не стала отталкивать его, когда он наклонился и поцеловал ее. Это был короткий, быстрый поцелуй, за которым последовала целая серия более мягких и нежных поцелуев в шею.
        - Мы не должны этого делать, - задыхаясь, прошептала девушка.
        - Как бы я хотел, чтобы ты была права, - отозвался Джек, склоняясь к ее плечу.
        - Значит, ты тоже этого не хочешь?
        - Это создаст дополнительные трудности. А я не люблю усложнять себе жизнь. - Джек прижал руки Валери к стеклу, его дыхание стало неровным.
        - Тогда почему ты не остановишься? - Ей стало тяжело дышать, когда он теснее прижался к ней.
        - Может, это нечто большее, чем сексуальное напряжение?
        Валери не была в этом убеждена, и голос Джека звучал не слишком уверенно. Но момент был очень пикантный. Если бы ее юбка не была такой узкой, она могла бы обхватить ногами его бедра, и они оба получили бы то, что хотели.
        - Как такое могло случиться? Я свожу тебя с ума, - пролепетала она, - ты доводишь меня до безумия.
        - Это глупо. Я знаю.
        - И что?
        Джек поднял голову и взглянул на нее. Его серые глаза вдруг стали серебристыми. Желание, читавшееся в них, подействовало на нее столь же мощно, как прикосновения его рук и губ.
        - А то, - ответил Джек, - что я не могу остановиться. И не хочу. Я думаю о тебе, не могу забыть тебя. Все время. У меня голова идет кругом. - Он удивительно нежно погладил кончиками пальцев ее щеку. - Может, нам просто нужно переспать.
        Валери чуть улыбнулась. Ее позабавило то, с какой серьезностью Джек это сказал.
        - Ты так считаешь? Джек тоже улыбнулся:
        - Я не знаю, что думать. И по правде сказать, это на меня не похоже. Впрочем, в последнее время я - это совсем не я.
        - Знаешь, - заметила Валери, более серьезным тоном, чем намеревалась, - я начинаю думать, что ты был прав. Я тебя совсем не знаю.
        - Отлично! - Улыбка Джека стала шире. - Вот он, твой шанс.
        Он снова склонился к ней.
        - А что если я не захочу воспользоваться этим шансом?
        - Тогда прикажи мне остановиться. Теперь уже Валери развеселилась.
        - По-моему, я твержу тебе об этом битый час. Ох, это усмешка скверного мальчишки, которая заставляет ее сердце биться быстрее.
        - Тем не менее ты стоишь здесь и позволяешь мне обнимать себя. Не в первый раз.
        Валери рассмеялась:
        - Думаю, мне придется поработать над собой.
        - Давай, - подбодрил ее Джек и прижался к ее губам.
        И когда она сдалась, обвила руками его шею и была готова слиться с ним в поцелуе... Естественно, дверь конференц-зала распахнулась.
        Глава 15
        ПРЕЛЮДИЯ
        Как правило, мужчины не сразу понимают, что слово на букву «П» означает нечто большее, чем страстные ласки и глубокие поцелуи. Дамы, эти мужчины поддаются воспитанию. Рано или поздно они научатся. Однако опасно недооценивать мужчину, которого учить не нужно. У этого парня может быть масса недостатков, и все-таки он похитит ваше сердце. Я говорю о мужчине, который понимает, что самый мощный афродизиак в мире - это... умение вместе посмеяться.
        - Так, так, - изумленно промолвил Эрик. - А я-то думал, что только на мне штаны не держатся.
        Валери отпихнула Джека и сказала:
        - Именно поэтому я не хочу этого. С тобой я теряю чувство реальности. Господи!
        Джек не пытался остановить ее. Валери обошла вокруг стола, прихватив по пути свой неизменный блокнот. Можно подумать, они сидели на собрании и вдруг ни с того ни с сего начали страстно целоваться. Джек покачал головой и, грустно улыбнувшись, посмотрел на друга:
        - Ты всегда умел выбрать время! Эрик не смутился и ответил с улыбкой:
        - Как в тот раз, когда Джилл Локерман чуть было не ослабила бдительность, когда ты полез к ней под юбку.
        - Может, она и не стала бы возражать, - парировал Джек. - Я отрабатывал движения.
        - Движения, - фыркнул Эрик. - Женщина - это не подушка. Вообще-то, они реагируют.
        - Можно подумать, ты знаешь.
        - Да, - ответил Эрик.
        Валери смотрела на них, как на умалишенных.
        - Может, мы вернемся к делу? - Джек собирался что-то сказать, но девушка взглянула на него так, что он мигом прикусил язык. - И пожалуйста, без обезьянничанья.
        - Она сравнила тебя с приматом, - заметил Эрик. - Кажется, тебе нужно еще потренироваться.
        Валери смерила Эрика взглядом.
        - Дай мне совет: как женщине добиться толку от двух взрослых мужчин, которые, сойдясь вместе, и пяти минут не могут продержаться без плоских студенческих шуточек.
        Эрик почесал стриженый затылок, сделав вид, что размышляет, затем лучезарно улыбнулся:
        - Увы, боюсь, это неизлечимо.
        В кои-то веки Джек мудро решил воздержаться от участия в перепалке и сел за стол. Валери с Эриком последовали его примеру, и следующий час они провели за обсуждением предложений от газет и телестудий, которые наперебой приглашали Прекрасного Принца.
        Когда Валери наконец закрыла свой блокнот, Джек допил вторую чашку кофе и откинулся на стуле.
        - Не обижайся, приятель, - обратился он к Эрику, - но я не понимаю, что нашло на этих людей.
        - Ты недооцениваешь притягательную силу смазливой физиономии, - равнодушно ответил Эрик.
        - О да, я неотразим, - согласился Джек.
        - Он прав, - сказала Валери и быстро добавила: - Я имею в виду Эрика. Серьезно, возможно, все дело в том, что ты не совсем такой, каким они тебя представляли. Постарайся не задирать нос, но, по общему мнению, ты красивее, чем среднестатистический парень.
        - Ты мне льстишь, - отозвался Джек, закидывая ноги на стул, стоявший рядом с ним.
        - Смысл вот в чем: все надеялись, что Прекрасный Принц действительно окажется прекрасным, однако люди - циничные существа, поэтому они знали, что скорее всего их ожидания не оправдаются. И тут появляешься ты. Конечно, облик у тебя не совсем королевский. Немного шероховатый по краям. Более мужественный, чем ожидали читательницы. С изюминкой, которая привлекает внимание женщин.
        Джек чуть улыбнулся и посмотрел Валери в глаза.
        На этот раз девушка не занервничала, придерживаясь деловой линии поведения.
        - Ты твердо отстаивал свои позиции, беседуя с репортерами, будь они мужчинами или женщинами. Думаю, это усилило твою привлекательность. - Валери постучала карандашом по столу. - Но теперь ты будешь участвовать в более продолжительных, а значит, более содержательных интервью. Воодушевленная публика - это любопытная публика. Кто-нибудь начнет копаться в твоем прошлом и, естественно, узнает, что ты был женат. Мы должны подготовить объяснение, почему парень, который дает советы женщинам, не сумел сохранить свой брак.
        - Э, послушай, - начал Джек, разом теряя веселость, но Валери перебила его:
        - Возможно, ты считаешь, что их это не касается, но должна тебя предупредить: по их мнению, все твои поступки, мысли и слова имеют непосредственное отношение к ним. Иногда они придают огромное значение самым нелепым вещам.
        Джек поглядел на Эрика:
        - Я начинаю понимать, почему ты соблюдал конспирацию.
        Эрик пожал плечами:
        - Я и представить себе не мог, что наша затея примет такие масштабы.
        - Именно поэтому я хотела вывести тебя из игры. Ты должен был произвести сенсацию, а потом снова скрыться в своем убежище. Важно было сохранять элемент таинственности. От тебя требовалось разжечь интерес читателей и повысить объем продаж, но не доводить публику до умопомрачения.
        - А что думают хозяйки журнала? - поинтересовался Эрик.
        Валери вздохнула:
        - Ты еще спрашиваешь? Вивиан на седьмом небе от счастья. Аврора считает, что Джек почти так же хорош, как мятный джулеп. А Мерседес даже во сне слышит, как щелкает калькулятор.
        Джек теребил в руках бумажный стаканчик из-под кофе, разрывая загнутый ободок на длинные полоски.
        - По-видимому, никому не станет легче, если сейчас я скажу «извините». - Он сконфуженно улыбнулся. - В очередной раз.
        Валери внимательно посмотрела на молодого человека:
        - Нам станет легче, если ты отнесешься к делу серьезно. Все время, оставшееся до следующего интервью, мы с Эриком будем учить тебя, как отвечать на вопросы, которые, возможно, возникнут теперь, когда все помешались на Джеке Ламберте. Я имею в виду вопросы о браке, прежней работе, твоем детстве...
        Бам! - Джек опустил ноги на пол.
        - Нет, я не стану обсуждать эту тему.
        - Если ты будешь уклоняться от ответа, они станут копать глубже, - возразила Валери, заметив, как мужчины обменялись взглядами.
        - Уверен, мы что-нибудь придумаем, - сказал Эрик. - Предоставь это мне, ладно?
        Валери поглядела на них скептически, как всегда, но поняла, что она останется в меньшинстве.
        - Хорошо. Но пусть это будет нечто более интересное, чем реплика «без комментариев».
        - Не беспокойся.
        Валери невесело рассмеялась:
        - Ну да. Нет проблем.
        И тут в дверь постучали.
        - Видишь, как действует, - сказал Джек Эрику. - Стучатся, прежде чем зайти.
        Трейси просунула свой веснушчатый нос в комнату.
        - Э-э, мисс Вагнер... - Она прервалась, беспомощно закатила глаза, хихикнула, а затем продолжила: - Я хотела сказать, Валери. Кажется, э-э, возникли некоторые разногласия насчет расписания?..
        Как-то раз Джек провел в обществе ассистентки десять минут, но успел заметить ее привычку заканчивать каждое предложение вопросительной интонацией. Между тем Трейси увидела его, потом Эрика, и ее лицо стало пунцовым.
        - Спасибо, Трейси. Положи бумаги на мой стол. Я вернусь через минуту.
        Девушка открыла рот, но не произнесла ни слова. Ее взгляд был прикован к двум мужчинам. Наконец она кивнула, вздохнула и, прижав к груди желтый блокнот, попятилась к выходу.
        - Давайте назовем эту болезнь лихорадкой Прекрасного Принца, - предложил Эрик и тихо рассмеялся, когда из коридора послышался звук удара, словно Трейси держалась из последних сил, закрывая дверь конференц-зала, а выйдя наружу, потеряла сознание.
        Валери уже встала со своего места и принялась собирать вещи.
        - Пойду посмотрю, что там случилось, а ты, Эрик, приступай к обучению Джека. - Она выловила листок из кипы бумажек. - Вот список вопросов, которые ему могут задать. Вики, ведущая ток-шоу, непременно постарается перевести разговор на тему личной жизни. Это ее конек.
        Телефон Валери и ее пейджер зазвонили почти одновременно.
        - Ну вот, пошло-поехало, - пробормотала она, выходя из комнаты. Она держала бумаги в одной руке и, прищурившись, читала сообщение на пейджере, в то же время прижимая телефонную трубку ухом к плечу и открывая дверь каблуком.
        - Невероятная женщина, - сказал Эрик, когда дверь захлопнулась прежде, чем кто-нибудь из них успел помочь Валери выйти. - Боевая.
        Улыбнувшись, он повернулся к Джеку:
        - Не тот тип, который тебе обычно нравился, насколько я помню.
        - Полагаю, я тоже не ее тип, и вообще эти отношения не имеют будущего. Черт, возможно, они уже стали прошлым, благодаря тебе.
        Эрик коротко рассмеялся:
        - Ты недооцениваешь себя. Или ее. Но о чем ты думал, когда решил соблазнить ее на работе? Что если бы в дверь вошел не я, а ее легкомысленная ассистентка? Да все бульварные газеты города вцепились бы в эту новость. Девчонка выложила бы им все за просто так, им даже не пришлось бы предлагать ей деньги.
        - Я ничего не планировал заранее, ясно? Это случается между нами как-то само собой.
        Эрик уселся поудобнее.
        - По-моему, ты относишься к этому не так беспечно, как обычно. - Его лицо медленно расплылось в улыбке, когда Джек промолчал. - Кажется, назревает что-то серьезное.
        - Это какая-то дикая химическая смесь. Поверь. В реальной жизни мы бы постоянно набрасывались друг на друга.
        - Иногда это хорошо. - Эрик закинул руки за голову и удовлетворенно вздохнул. - Очень хорошо.
        - Пощади меня, - взмолился Джек. Эрик хмыкнул:
        - Я лишь хочу сказать, что иногда трудное начало объясняется подавленным разочарованием.
        - Я разговариваю с автором колонки советов или с моим другом, у которого наконец наладилась интимная жизнь?
        Эрик вызывающе вскинул голову:
        - Какая разница?
        Теперь уже Джек рассмеялся и покачал головой:
        - Черт, едва ли кто-нибудь сможет дать дельный совет относительно того, что мы делаем. Или не делаем, если уж на то пошло.
        - Это лишь уловка, которая удерживает вас от дальнейших шагов, не так ли?
        - С ее стороны? Да.
        - А с твоей?
        - Что на тебя вдруг нашло, доктор Рут?
        - Просто ответь на мой вопрос. Если бы мы не увязли в этой мистификации, ты, наверное, двинулся бы напролом, не гадая, куда заведет тебя этот путь, верно?
        - Честно говоря, если бы не эта мистификация, мы с ней вообще не встретились бы.
        - Значит, все дело в сходстве.
        - Говорю тебе, это химия. В ней и во мне есть нечто такое, что, соединяясь, мгновенно воспламеняется. В нормальных условиях, думаю, мы даже не взглянули бы друг на друга.
        - Но это произошло. Так что трудно судить. Люди часто убеждены, будто знают, что им нужно. Пока наконец не находят то, что им действительно подходит. Знаешь, шумиха в прессе не будет длиться вечно.
        Джек скрестил руки на груди:
        - Да, если бог существует.
        Эрик красноречиво взглянул на друга.
        - Знаю, знаю. С этой минуты я буду паинькой, обещаю.
        Эрик расхохотался:
        - Так что же? Ты пойдешь дальше, не так ли? Я имел в виду именно это, когда говорил, что тебе следует быть открытым новым возможностям.
        —Я должен вернуться к работе. Когда эта свистопляска закончится, я найду нормальную работу и уеду. Если между мной и Валери что-нибудь и произойдет, то это произойдет сейчас. Валери уже начала притормаживать, и, поскольку ты пресек мой порыв, по-моему, весь наш разговор теряет смысл.
        Эрик многозначительно улыбнулся.
        - Знаешь, для парня, который не занимался сексом...
        - ...уже пару часов... Джек ухмыльнулся:
        - Не сыпь мне соль на раны. Эрик лишь рассмеялся:
        - Послушай, возможно, у меня долго не было никаких отношений. По правде сказать, никогда. Но я внимательно наблюдал, обсуждал, анализировал. - Он подался вперед, становясь серьезным. - И могу сказать лишь одно: легко списать все на химию. Такое действительно происходит постоянно. Но, по моему опыту, когда условия не благоприятствуют, такие отношения прекращаются. Вы же не подходите друг другу, и ваша встреча произошла в самое неудачное время, однако вам очень трудно разойтись в разные стороны.
        - Может, мы оба упрямы и одержимы мыслью о сексе.
        - А может, вас удерживает вместе нечто большее, чем химия.
        Учитывая, что всего час назад Джек сказал нечто подобное Валери, слова Эрика не должны были встревожить его. Тем не менее у него возникло странное ощущение в области живота, а на лбу выступила холодная испарина.
        - Теперь я вспомнил, почему никогда не любил беседовать с тобой о женщинах. Ты мыслишь слишком аналитически, желая найти то, чего нет.
        - Однако именно я первым сказал тебе, что Шелби...
        Джек вскинул руку.
        - Пожалуйста, - попросил он. - Давай хоть раз поговорим о женщинах, не упоминая ее имени, ладно? Умоляю тебя.
        - Хорошо, хорошо. Но раз уж мы вспомнили о ней...
        Джек издал стон, но Эрик продолжал:
        - Я серьезно. Независимо от предыдущей темы я подумал, что, возможно, нам - или мне - следовало бы связаться с ней и рассказать о последних событиях. Просто на всякий случай.
        Джек посмотрел на Эрика как на безумца.
        - Знаешь, может, тебе стоит держаться в стороне. Поскольку любовь, похоть или черт знает что еще явно лишили тебя способности соображать. Ты в своем уме?
        - Я просто пытаюсь предусмотреть все варианты.
        - Ты же знаешь, что она сейчас где-нибудь на острове в крохотном купальнике соблазняет своего фотографа или кувыркается с ним в каком-нибудь другом экзотическом местечке. Чего она точно не делает, так это не читает американскую прессу и не смотрит американские телепрограммы. Уж поверь мне.
        Эрик, казалось, смирился.
        - Мне всего лишь пришла в голову такая идея.
        - Идиотская идея. Эрик рассмеялся:
        - Ужасно трогательно, учитывая актуальность женской темы в последние дни.
        - Будь снисходителен ко мне. Я никогда в жизни не говорил столько об отношениях между мужчиной и женщиной, тем более с незнакомцами - причем, заметь, с незнакомцами, которые тычут мне в лицо микрофоном. Просто не понимаю, как ты можешь это делать.
        Эрик улыбнулся и пожал плечами:
        —Что тебе сказать? Я нахожу человеческие взаимоотношения увлекательными.
        - Ладно, давай поговорим о чем-нибудь другом? Например, о том, где тебя носило последние два дня? Меня не интересуют непристойные подробности. Но даже парень, влюбившийся первый раз в жизни, должен о чем-то рассказать. Как у тебя дела? И какое отношение ко всему этому имеет агент по недвижимости?
        Чтобы уклониться от пристального анализа своей личной жизни, Джек был готов выслушать историю об отношениях Эрика и Бриса, рискуя узнать детали, о которых нормальный мужчина предпочел бы не слышать.
        Эрик был только рад угодить ему.
        - Помнишь, я говорил, что мы с Брисом любовались окрестностями Потомака по пути в «Хрустальный башмачок»? Нам обоим понравилось это спокойное и уютное местечко. Поэтому мы посовещались и решили кое-что там присмотреть.
        Несмотря на радостный тон Эрика, Джек видел, что его друг немного нервничает.
        - Так вы вместе... смотрели?
        - Я знаю, о чем ты подумал. События развиваются слишком быстро. Я понимаю это лучше, чем кто-либо другой. - Эрик умолк, потом вздохнул, и его лицо стало таким счастливым, что у Джека отпала всякая охота подтрунивать над ним. Эрик усмехнулся. - Со мной происходит то, что я считал самым страшным ночным кошмаром.
        Джеку вспомнился его бурный роман с Шелби. Только здесь не было пальм и коктейля Май-Тай. Судя по всему, Эрик потерял голову от любви.
        - Только будь осторожен. Ничего не подписывай второпях. Я хочу сказать: если это настоящее чувство, куда тебе спешить?
        - Если ты беспокоишься, что Брис охотится за моими деньгами, то зря. Ему нужно больше беспокоиться на этот счет, чем мне.
        - Что ты имеешь в виду?
        Эрик покрутил в руках стаканчик из-под кофе.
        - Ну... я размышлял. Последние две недели я чувствовал себя невероятно хорошо. И дело не только в Брисе. Я получил возможность быть самим собой, не опасаться, что обо мне подумают читатели. Пойми меня правильно: я искренне забочусь о них. И они многое дали мне. Но, в конце концов, они для меня чужие люди. А я позволил им управлять моей жизнью. Теперь я вернул себе свободу... - Он замолчал и дернул плечом. - Я и представить себе не мог, какое это счастье.
        - Ты хочешь сказать, что, возможно, бросишь писательскую деятельность?
        Эрик опустил голову, продолжая играть с кофейной чашкой.
        - Возможно. - Он поднял взгляд на Джека. - Ты считаешь, что это глупая идея?
        Теперь пришел черед Джека пожимать плечами.
        - Это твоя жизнь.
        - Но?
        - Я не знаю. Кажется, ты внезапно обрел все сразу. Ты получил возможность делать то, что хочешь, и не опасаться разоблачения. А благодаря шумихе, которую устроила пресса, твоя популярность взлетела до небес. Твои книги точно станут бестселлерами.
        - Я знаю, я и об этом думал. - Эрик бросил взгляд на часы и поднялся со стула. - Нам пора на самолет. Затем мы должны будем подготовиться к шоу «Чак и Вики».
        Джек встал. Он видел, что Эрик хочет сменить тему, и готов был ему подыграть. Однако как его друг он обязан был высказать то, что у него на душе.
        - Ты должен поступать так, как тебе нравится. Ты заслужил это право. Но прошло всего несколько недель. И мы пока не выбрались из нынешней переделки. Просто не принимай поспешных решений, ладно?
        В конференц-зал влетела Валери:
        - Ребята, вы готовы? Машина ждет. Вы все обсудили?
        - Все, что действительно важно, - ответил Эрик, а затем, обращаясь к Джеку, сказал: - Не буду, если и ты не будешь, - и указал глазами на Валери.
        Джек усмехнулся и придержал дверь, пока все они выходили из помещения. «Да, немногого стоит мое умение давать советы! Или принимать их», - подумал он, глядя на Валери, которая шла впереди него. Из-за того, что он не смог вовремя заткнуться, им предстоит провести бок о бок следующие три дня.
        Вопрос в том, сможет ли он совладать с собой, не пытаясь уговорить Валери соединить другие, более желанные части тела.
        Через семь часов Джек сидел в гримерной студии «А». Пока его волосы укладывали с гелем и пудрили лицо, чтобы кожа не блестела, он наблюдал за Валери. Девушка просматривала гардероб, который Джен подготовила для поездки в Нью-Йорк. Из-за грозы их самолет вылетел с опозданием из Национального аэропорта[32 - Национальный аэропорт (Национальный аэропорт имени Рональда Рейгана) - один из двух аэропортов Вашингтона.], а потом наземные службы задержали посадку по прибытии в аэропорт Ла-Гуардиа[33 - Ла-Гуардиа - один из трех аэропортов, обслуживающих Нью-Йорк.]. Они не успели зарегистрироваться в гостинице и вместо этого сразу поехали на студию со всем багажом. Валери вытащила чемодан Джека с одеждой - естественно, не тот, который собирал он сам, поскольку его личные вещи Эрик увез в отель «Плаза», равно как и остальные сумки. Кстати, об Эрике...
        - Где Эрик? Почему он еще не вернулся? Конечно, Брис не самый большой парень в мире, однако я уверен, что Эрик не засунул его в чемодан вместе с одеждой.
        Валери улыбнулась, но через мгновение снова принялась сортировать наряды, что-то бормоча себе под нос. Она разнервничалась во время перелета, и в конце концов Джек с Эриком молча уткнулись в развлекательный журнал для пассажиров, дабы избежать очередной лекции.
        - Кстати, вы заметили, сколько из этих чемоданов принадлежало ему? Господи, можно было подумать, что это у него выступление. Никто и не догадывался, что он такой модник. Этот щеголь был нагружен одеждой, как лошадь. А я-то считал, что это образное выражение.
        Мужчина-парикмахер уложил последнюю прядь волос и усмехнулся:
        - Милый, иногда одежда действительно красит человека. - При этом он выразительно посмотрел на полинявшие джинсы Джека и его мятую рубашку, затем отвернулся и принялся собирать свои инструменты.
        Гримерша тоже сделала последний взмах большой мягкой кисточкой, которой она пудрила Джеку лоб, и, наклонившись к нему, шепнула:
        - А иногда совершенно безразлично, во что мужчина одет. - Она подмигнула ему и начала складывать свои вещи в черную холщовую сумку огромных размеров. - Скоро они тебя позовут, ясно, дорогой?
        - Спасибо за помощь, - ответил Джек, улыбнулся и подмигнул, краем глаза заметив, как Валери возвела глаза к потолку. Когда гример и парикмахер ушли, он смог наконец взглянуть па себя в зеркало. - Может, я поспешил. Неужели это модно? По-моему, я мог просто не причесывать волосы, когда проснулся сегодня утром, - результат был бы тот же.
        Валери довольно долго рассматривала его, потом сказала:
        - Не трогай прическу. И не размажь косметику. Мужчины. Вы хуже, чем младенцы.
        - Забавно, я думал, ты будешь дергаться больше, чем мать, чье дитятко впервые декламирует стихи со сцены. Судя по всему, прическа и грим мне идут. - Джек откинулся на мягком стуле и положил ногу на ногу. - Итак, мамочка, что я надену по торжественному случаю? - Он стиснул руки. - Как ты думаешь, я им понравлюсь? Понравлюсь ли я им на самом деле?
        - Я не хочу нервировать или расстраивать тебя, но ты понимаешь, что сегодня предстанешь перед миллионами людей? Может, ты прекратишь наконец валять дурака?
        - Ну, прости за то, что я попытался хоть как-то разрядить атмосферу. Может, ты наконец поймешь, что твое напряжение и беспокойство плохо на меня влияют?
        Валери вытащила из чемодана пару черных брюк и голубую хлопковую рубашку с коротким рукавом, украшенную однотонной синей вышивкой в гавайском стиле, затем повернулась к Джеку:
        - Да, я вижу, как ты волнуешься. Даешь непрошеные советы персоналу, флиртуешь с гримером. Ты прямо комок нервов!
        - Я лезу с непрошеными советами, только когда нервничаю, - возразил молодой человек с преувеличенной серьезностью.
        Валери не выдержала и улыбнулась:
        - Ладно, ладно, извини. Я просто боюсь, что ты воспринимаешь все слишком легкомысленно. Это невероятно. Это грандиозно.
        - Мне нравится, когда женщины говорят мне об этом.
        - Видишь? Именно это я имею в виду.
        Джек оттолкнул стул. Он взял рубашку и брюки у Валери, повесил их на вешалку и потянулся к девушке.
        Валери отступила на шаг.
        - О нет. Пожалуйста, без рук. Я не выдержу, если ты ко мне прикоснешься. Не сейчас и уж точно не здесь. Кроме того, ты должен перео...
        Не дав ей договорить, он заключил ее в объятия и поцеловал. Валери вцепилась в его рубашку, но он не мог понять, хочет она его оттолкнуть или, наоборот, притянуть ближе. Главное, она не сопротивлялась. И когда Джек поднял голову - на несколько секунд позже, чем планировал, - они оба тяжело дышали.
        - Немедленно прекрати это, - потребовала Валери, но Джек не мог воспринимать серьезно слова, слетавшие с губ, которые он только что поцеловал.
        - Я лишь хотел помочь тебе освободиться от подавленных негативных эмоций.
        - Ага. Высокомерный, самонадеянный, сексуальный... и бескорыстный. Понятно, почему я не могу устоять.
        Джек склонил голову набок и улыбнулся:
        - Так ты находишь меня сексуальным? Издав жалобный стон, Валери оттолкнула его.
        - Держи, - приказала она, срывая брюки и рубашку с вешалки и кидая ему. - Переодевайся. Через пять минут тебя позовут за кулисы.
        Джек бросил одежду на стул и стянул свою помятую рубаху, рассмеявшись, когда Валери отвернулась.
        - Эй, я хотел получить поцелуй на удачу, как любой мужчина, отправляющийся на битву. Но даже у меня есть свои принципы. - Он снял джинсы, подождал немного, потом усмехнулся, заметив, что девушка исподтишка наблюдает за ним в зеркало. - Мне нужно хотя бы десять минут для полноценного интимного контакта.
        Валери фыркнула, выразив всю меру своего презрения, и повернулась к Джеку лицом как раз в тот момент, когда он застегивал брюки.
        - Ну ладно. Человек, которому требуется на это всего десять минут, не нарушит моих планов.
        Джек расхохотался, просунул руки в рукава рубашки и, все еще посмеиваясь, застегнул пуговицы.
        - Браво, мисс Вагнер, браво.
        Раздался тихий стук, и в комнату заглянула молодая женщина. Ее волосы были стянуты в растрепанный пучок, а на ухо надет наушник с микрофоном.
        - Ваш выход, мистер Ламберт.
        Джек растерянно посмотрел на Валери, неожиданно ощутив в груди холодок. Это было всего лишь очередное интервью. Он твердил себе об этом целый день. Молодой человек кивнул женщине, но, когда он с натугой выдавил из себя улыбку, ему стало ясно, что не одна Валери сейчас переживает за их дальнейшую судьбу. Просто он справлялся со стрессом несколько иначе, чем она. Однако, вспомнив поцелуй, Джек пришел к выводу, что его способ все-таки лучше.
        - Все будет хорошо, - прошептала Валери, выходя из комнаты впереди него.
        - Ого, теперь ты решила меня подбодрить.
        - Именно теперь тебе это необходимо, - парировала девушка.
        Следуя за сотрудницей телестудии, они прошли за кулисы, где Джеку прикрепили микрофон.
        - А теперь, - объявила ассистент режиссера, - все будет так, как мы это проделывали на репетиции перед шоу. Сейчас идет перерыв на рекламу. Когда мы вернемся в эфир, ведущие представят вас. Ждите, пока не услышите свое имя. Зрители начинают хлопать в ладоши, вы выходите в центр сцены, здороваетесь с Чаком и Вики, а затем садитесь на свободный стул между ними. Вы пробудете на сцене около восьми минут, ответите на несколько вопросов, потом мы снова включим рекламу - и все. - Женщина широко улыбнулась. - Вам понятно? Если есть вопросы, самое время их задать.
        - Мне все ясно, - уверил ее Джек.
        Ассистент режиссера сделала шаг назад и что-то сказала в микрофон. Заиграл оркестр, послышались приветственные возгласы, прожекторы снова зажглись, и ведущие начали говорить.
        У Джека перед глазами промелькнула вся его жизнь. Чем он обкурился, когда решил, что выдержит это испытание? «Это просто еще одно интервью. Это просто еще одно интервью», - шептал он, пытаясь успокоить сердцебиение. Он не слышал своих мыслей - не то что голоса ведущего, назвавшего его имя.
        Ассистент режиссера махнула ему рукой, показывая, что пора выходить на сцену. Но его ноги отказывались ему повиноваться. И вдруг Валери зашла ему за спину и чувствительно ущипнула его за зад.
        Джек от изумления открыл рот и рассмеялся.
        - Задай им жару, мой сладкий, - шепнула ему на ухо Валери.
        Так он и вышел на сцену, продолжая широко, и немного бесшабашно улыбаться, отчего женская часть аудитории радостно завопила.
        Глава 16
        РИСК
        Некоторые мужчины готовы рискнуть своей работой, достоинством и даже жизнью, прежде чем они осмелятся подвергнуть риску свое сердце. Особенно если однажды они уже отдали его и получили назад разбитым. Поэтому они всегда удивляются, когда выясняется, что их сердце умеет думать самостоятельно.
        Осталось две минуты. Валери сжала пальцы в кулачки, чтобы не грызть ногти. Боже, она не создана для такого безумного напряжения!
        - Итак, - наступала дотошная ведущая, - если мы правильно поняли, вы были женаты.
        - Да, был.
        Аудитория дружно затаила дыхание. Вики улыбнулась и положила ладонь на его руку - ну прямо сама доброта и наивность.
        «Очень убедительно, - подумала Валери. - Будем надеяться, Джек не забыл, что его видит и слышит во много раз больше людей, чем может вместить маленькая уютная студия».
        - Ваш брак продолжался недолго, ведь так? Что случилось?
        - Может ли мужчина, который дает советы женщинам, помочь самому себе? - вставил Чак, более агрессивный и язвительный представитель этой парочки. Среди зрителей раздалось хихиканье. - Чего стоит такой Принц, дамы?
        Смешки усилились. Напряжение в студии резко подскочило. Зрители шептались и ерзали на своих местах, надеясь, что их Принц сразит ведущего наповал.
        Валери ждала этого момента, зная, что Джек хорошо подготовился. Аудитория приняла его сторону, едва он появился на сцене.
        —Просто дай им стандартный ответ, и мы можем идти домой, - пробормотала Валери, надеясь, что хоть раз Джек поступит так, как они запланировали, и закончит интервью, не угодив в новую переделку.
        - Знаете, Вики, когда говорит ваше сердце, вы не слушаете ничьих советов. Даже своих собственных.
        Женщины в зале - они составляли примерно девяносто пять процентов аудитории - вздохнули и захлопали. Валери напряглась, ожидая финала.
        - Мы действуем спонтанно, не дожидаясь, когда остынет наша голова. - Джек устремил взгляд в аудиторию. - Или, что уж тут скрывать, другие части тела.
        Женщины впали в экстаз. Они смеялись, аплодировали.
        - Господи, - прошептала Валери - Он хочет соблазнить их гуртом.
        Но ее сердце начало биться быстрее. Джек справится. Она должна доверять ему больше. Она вспомнила его уловку в гримерке и поняла, что не решилась сдать своих позиций, сдвинувшись хотя бы на дюйм. И он тоже. «Хотя несколько лишних дюймов у него в запасе есть», - подумала она, припомнив, как он прижался к ней в конференц-зале «Хрустального башмачка».
        - К нашей чести, мы оба смогли признать свои ошибки, - продолжал Джек. - Думаю, мы довольно скоро поняли, что сделали неверный выбор, и, когда игнорировать очевидное больше не было возможности, мы разошлись.
        - Мучительный развод? - спросил Чак, очевидно надеясь вытянуть несколько грязных подробностей.
        Джек усмехнулся, легко переходя от доверительного дружеского чириканья с Вики к откровенному мужскому разговору с Чаком:
        - Нет. Никогда не враждуйте с адвокатом, получающим предварительный гонорар.
        Женщины разочарованно загудели, но несколько мужчин, явившихся на ток-шоу, разразились громкими аплодисментами, насмешив всех, включая Чака.
        Но в разговор снова вступила Вики, воплощая в себе всеобъемлющую заботу о женщинах.
        - Вы поддерживаете отношения со своей бывшей женой?
        Джек снова изменил тон беседы. Нежно улыбнувшись и положив руку на сердце, он сказал:
        - После эмоционального взрыва, подобного тому, который пережили мы, это было бы непросто. Но я желаю ей только добра и надеюсь, она испытывает такие же чувства ко мне. Иногда это лучшее, на что мы можем рассчитывать.
        Аудитория дружно вздохнула, и Вики сочувственно похлопала Джека по руке. Валери немного расслабила пальцы. Он сделал это. Девушка считала большой удачей, что никто не упомянул имя Шелби, стремясь добавить скандальный штришок к ее биографии. Впрочем, Валери рассчитывала, что ведущие проглядят эту зацепку, поскольку американская публика не знала Шелби, хотя перуанка добилась успеха на европейских подиумах и много снималась в рекламе.
        - Режиссер показывает мне, что у нас есть минута или две до перерыва. - Вики повернулась к Джеку с бодрой, оживленной улыбкой. - Вы не возражаете, если зрители выскажут свои замечания или зададут вопросы?
        Валери застыла. Организаторы ток-шоу должны были поставить ее в известность. Она вытянула шею и огляделась, пытаясь определить, на кого из ассистентов будет проще надавить. Хотя что она могла изменить? Ее подопечный уже попал в затруднительное положение. Валери чуть заметно покачала головой на случай, если Джек взглянет в сторону кулис, где она стояла. Как бы не так! Он всего лишь моргнул от неожиданности.
        - Конечно, я не стану возражать. В конце концов, именно им Прекрасный Принц обязан своим успехом.
        В зале послышался нарастающий шум аплодисментов, смешанных со свистками и выкриками. Среди зрителей появился один из сотрудников, который нес в руках микрофон. Вики указала на одну из женщин, поднявших руку. Валери с замиранием сердца смотрела, как она встает, чтобы представиться.
        - Привет, Вики. Привет, Чак. Меня зовут Пэм. Вообще-то, у меня нет вопросов. Я лишь хотела сказать Джеку, как мне помогли его книги.
        Немедленно раздались одобрительные аплодисменты из аудитории.
        - Я никак не могла добиться, чтобы мой парень воспринимал наши отношения всерьез. Я знала, что меня беспокоит, и твоя книга «Дорогая Я» лишь подтвердила мои сомнения. Я пыталась поговорить со своим парнем, как ты и предлагал, но мне не удавалось достучаться до него. Я была уверена, что если он прочитает твою книгу, то поймет меня. Но вы знаете мужчин. Он отказывался читать книгу с советами, касающимися личной жизни, да еще написанную парнем, который провозгласил себя Прекрасным Принцем.
        Остальные зрители закивали в знак согласия.
        - Потом он услышал твое выступление по радио и увидел твою фотографию на обложке журнала. - Женщина слегка покраснела. - Честно говоря, мы оба удивились, что ты, э-э, такой...
        Она прервалась, подбирая слова.
        - Такой сексапильный красавец? - пришла на помощь Вики.
        Пэм кивнула, безнадежно смутившись, когда вокруг раздались вопли и свистки.
        - Ты произвел неизгладимое впечатление на моего парня и, кажется, заставил его ревновать. Но, главное, он прочитал те главы книги, о которых я ему говорила. - Женщина оглянулась на людей, сидевших в зрительном зале. - Дамы, я хочу, чтобы вы знали. Если вы заставите своего парня прочитать одну из книг Джека, он, возможно, не станет принцем, но в ваших отношениях непременно появится шарм, которого нам всем так не хватает.
        Под одобрительные возгласы женщина села на свое место, а Джек продолжал смущенно улыбаться, что было ему к лицу.
        - Спасибо, - едва успел сказать он, и его захлестнула волна обожания, исходившая от зрителей.
        Валери снова вздохнула с облегчением. Конечно, этот мужчина был изворотлив, как лисица, однако он рисковал слишком быстро израсходовать все свои девять жизней. И тут у нее на коленях зажужжал мобильник. Девушка отступила вглубь кулис, стараясь не терять из виду то, что происходит на сцене, и лишь затем раскрыла трубку.
        - Валери Вагнер, - представилась она, стараясь говорить потише. - Элейн, здравствуй, я не могу... Что? Ты шутишь!
        На несколько мгновений разум Валери отключился, пока она переваривала неожиданное известие. Затем, прижав ухом телефон, девушка вытащила свой карманный компьютер, параллельно прислушиваясь к информации, которую изливала на нее Элейн.
        - Они ждут его завтра. Дейв готовит список из десяти лучших советов Прекрасного Принца.
        Дейв. Прямо как Дэвид Леттерман[34 - Дэвид Леттерман - знаменитый американский телеведущий, продюсер, бизнесмен.].
        - Я не уверена, что мы справимся, - сказала Валери, пытаясь на ходу составить план действий. И не грохнуться в обморок.
        - Они хотят, чтобы Джек сам зачитал список, - продолжала Элейн.
        - Ладно, ладно. Дай мне сначала переговорить с ним. Оставь мне их контактный телефон. - Она вбила номер в компьютер. - Когда им нужен ответ?
        - Вчера. Черт!
        - Я займусь этим.
        Валери сложила мобильник. В голове шумело от адреналина и напряжения, пока она пыталась обдумать возможные пути развития событий. И в этот миг перед ней раскрылась неумолимая истина. Это никогда не кончится. Не важно, что сделает Джек или чего он не сделает. Поезд отошел от станции... И теперь они не скоро смогут сойти.
        - У нас осталось время еще для одного вопроса, - объявила Вики, обращаясь к аудитории. - Кто-нибудь хочет попросить совета у Доктора Любовь?
        «Ой, милость божья, - подумала Валери, принуждая себя сосредоточиться на происходящем. - Доктор Любовь?» Этому конца-края не будет. Она молилась только, чтобы люди Дейва не видели этого. Перед ее глазами возник список для вечерней передачи: «Лучшие десять способов, которые Доктор Любовь рекомендует вам, чтобы исцелить разбитое сердце».
        Конечно, Джек будет в восторге. Она представила себе, как он самодовольно ухмыльнется, узнав, что его пригласили в шоу Леттермана. «Интересно, сколько таблеток „Ролэйдс» может съесть человек, прежде чем его почки зарастут камнями?» - промелькнуло у нее в голове.
        Другая женщина взяла микрофон. Валери прогнала все остальные мысли и сфокусировала внимание на ней, надеясь, что выступление окажется коротким. Тогда она сможет приступить к разрешению следующей проблемы, которая вполне способна довести ее до сердечного приступа.
        - Здравствуйте, меня зовут Марци. Я лишь хотела сказать... - Голос женщины сорвался. Она прижала пальцы к губам, и на ее глаза навернулись слезы.
        Валери задержала дыхание вместе с остальной аудиторией. Пожалуйста, мы так близки к финалу. Не усложняй ему задачу в последний момент.
        Марци глубоко вздохнула, затем продолжила:
        - Я два года жила с очень жестоким человеком. Я умная, образованная. Я даже подумать не могла, что попаду в этот порочный круг. Более того, я сознавала, что со мной происходит, но не знала, как вырваться. Мне было ясно, что я должна положить этому конец, но я боялась и... стыдилась признаться. Мы наметили день свадьбы, потратили деньги на приготовления, и все окружающие считали, что я нашла своего прекрасного принца. Только я знала правду, но не смела рассказать ее остальным.
        Женщина снова вздохнула, и Валери почувствовала, что присутствующие жаждут услышать продолжение.
        В студии вновь раздался охрипший от слез женский голос:
        - Я читала ваши книги. Я понимала, что вы правы, и я должна найти человека, который будет любить и уважать меня. Настоящего прекрасного принца. Но должна признаться, в глубине души я не верила в их... или даже в ваше существование. И вот ваша фотография появляется на обложке журнала. Доказательство того, что на свете есть добропорядочные мужчины. Может, это звучит глупо, но в тот момент я набралась храбрости и все рассказала моим друзьям и родственникам. Благодаря их любви и поддержке, а также судебному запрету, - добавила женщина, сухо улыбнувшись, хотя ее глаза были на мокром месте; по залу прокатился смешок, хотя зрители и сами утирали слезы, - я нашла в себе силы покончить с этим.
        Женщина судорожно втянула в себя воздух.
        - Я счастлива, что мне представилась возможность поблагодарить вас лично.
        Теперь она не сдерживала слез. Вики поднялась со стула и взмахом руки пригласила Марци подняться на сцену.
        Волей-неволей Джеку пришлось подойти к женщине и обняться с ней. Зрительницы радостно кричали и шмыгали носом. Когда Марци вернулась на свое место, они встали и зааплодировали ей и Джеку.
        Валери тоже утерла несколько слезинок. Вики расчувствовалась, и даже скупой на эмоции Чак сделал вид, что утирает глаза, прежде чем дать сигнал о начале рекламной паузы.
        Вики быстро взяла себя в руки и, уяснив, что сегодня у них особенный гость, предложила Джеку остаться на кулинарную часть, которую должен был вести другой участник шоу Эмерил Лагассе.
        Валери пробралась ближе к сцене, намереваясь привлечь внимание Джека и переговорить с ним. Но, к ее удивлению, сердечно поблагодарив ведущих, молодой человек вежливо отклонил предложение. При этом он ни разу не посмотрел в ее сторону. Он пожал руку Чаку и обнял Вики. Ясно понимая, что напали на золотую жилу, ведущие наперебой приглашали Джека приходить еще, может, даже принять участие в часовой передаче, во время которой он сможет проконсультировать желающих. Джек кивал, улыбался, уклоняясь от прямых ответов, затем помахал рукой зрителям и ушел со сцены.
        Валери была поражена. Он разыграл это представление именно так, как она того хотела. Она-то думала, что он захочет погреться в лучах своего триумфа. Она едва удержалась, чтобы от радости не броситься к нему на шею. Она думала, что он раздуется от гордости после той невероятной победы, которую только что одержал. Но, вместо того чтобы упиваться своими успехами, что было бы естественно для парня, в два счета завоевавшего национальное дневное телевидение, Джек взял ее за локоть и потащил в гримерку.
        Он улыбался, пока они шли сквозь толпу сотрудников телевидения, которые поздравляли его и похлопывали по спине. Всем казалось, что гость несколько ошеломлен, но искренне доволен, и только Валери знала Джека достаточно хорошо, чтобы заметить его напряженный подбородок, и только она чувствовала, как его пальцы сжимаются все сильнее после каждой вынужденной остановки, когда он должен был кому-нибудь кивнуть или ответить.
        Когда они вошли в гримерную, Джек быстро закрыл дверь и бросился собирать те немногие вещи, которые у него были с собой.
        - Нас уже ждет машина? - спросил он без улыбки. Его голос звучал почти сердито.
        Валери встала столбом посреди комнаты и уперла руки в бока.
        - Что случилось? Даже я должна признать, что ты выступил блестяще. Это было потрясающе. Конечно, не обошлось без моментов, когда ты заставил меня поволноваться, но в общем ты разнес их в пух и прах.
        Джек ничего не ответил. Вернее, он издал короткий рычащий звук, по-прежнему стоя спиной к Валери. Девушка схватила его за руку и развернула.
        - Ты не успел закончить, как мне позвонила Элейн и сообщила, что с ней связался агент из полуночного шоу Дэвида Леттермана. Он хотел поговорить с тобой или с Эриком. Он составляет список десяти лучших советов от Прекрасного Принца для шоу и предлагает тебе самому выступить с ним в эфире.
        - Надеюсь, ты отказалась. - Лицо Джека окаменело, его взгляд стал холодным, отсутствующим, недосягаемым. Несмотря на все их пререкания, между ними всегда присутствовал элемент подтрунивания, понимание того, что они друг друга стоят. Валери никогда его таким не видела.
        На самом деле она не была уверена, что Джек вообще может быть таким. Мистер Доверься-Мне-и - Перестань - Беспокоиться.
        - Ты отказываешься от предложения? Я не ослышалась?
        Джек вырвал свою руку, затем схватил одежду, в которой пришел на студию, свернул ее в комок и бросил на дно сумки.
        - Я думал, ты обрадуешься, - ответил он язвительно. - Я наконец-то пришел в себя.
        Затем он сорвал сумку с вешалки и спросил:
        - У нас с собой ничего больше нет? Пошли отсюда.
        - Но...
        - Никаких «но». Можешь говорить им что угодно, только вытащи меня из этого. За это тебе платят, не так ли?
        У Валери отвисла челюсть.
        - Разве не ты говорила, что я выполнил и перевыполнил свою часть сделки? - продолжил молодой человек. - Твоя правда. Более того, я готов признать, что ты была права с самого начала, а я вел себя как глупый осел. Мир пресытился Прекрасным Принцем. Пора последовать примеру Эрика и вернуться под завесу таинственности.
        С этими словами Джек открыл дверь и вышел, предоставив Валери самой решать, идти за ним следом или нет.
        Девушка догнала его в последний момент, когда он уже садился в машину. Она запрыгнула в лимузин и едва успела закрыть дверь, как автомобиль тронулся с места. Бросив сумочку на сиденье, она повернулась к Джеку, но он по-прежнему сидел с каменным лицом, как будто, кроме него, в машине никого не было. Или он хотел бы остаться один.
        - Что, черт возьми, происходит? Не будешь ли ты столь любезен, чтобы объяснить мне хотя бы это? С чего вдруг такая перемена? Что с тобой?
        Джек ответил не сразу.
        - Это уже не игра, - наконец проговорил он. - Ясно?
        - Ясно, - настороженно ответила Валери. - И это тебя бесит. Почему?
        Джек поднял на нее глаза:
        - Ты слышала эту женщину? Она считает, что я спас ее от судьбы, которая хуже смерти. Она увидела мое лицо, услышала мой голос и решила, что среди мужчин могут быть хорошие люди.
        - Ты хороший человек. Казалось, Джек вот-вот взорвется.
        - Я лгал ей! Она сказала, что я спас ее, но я лгал ей. Это... неправильно. Я знаю, каково это быть обманутым, понятно? И это выводит меня из себя. - Он отвел взгляд, уставившись в окно. - Раньше это была безобидная игра, - пробормотал он, - теперь - нет.
        Валери откинулась назад, немного задетая этим внезапным эмоциональным всплеском. У нее возникла мысль, что Джек говорил об Эрике. Она знала, что Джек понимает причины, по которым Эрик хранил свои сексуальные предпочтения в тайне, однако ей трудно было винить его, если он чувствовал себя немного обманутым. Впрочем, Джек скорее всего имел в виду Шелби. Но сейчас не было времени вникать в это.
        - Ты сам сказал, что мы никому не причиним вреда, верно? Мы и не причинили. Ты не причинил. Эта женщина получила помощь, в которой нуждалась.
        —Она верит, что Прекрасный Принц существует. Но на самом деле все это - одна большая фальсификация.
        - Она этого не знает. И потом, Прекрасный Принц существует. Просто мы заменили лицо Эрика на твое лицо. Эрик существует, и его советы не потеряли свою силу.
        Джек снова повернулся к ней:
        - Как ты думаешь, если бы эта женщина узнала, что Прекрасный Принц - гей, у которого до последнего времени не было практически никаких отношений, она все равно побежала бы к своим родственникам и рассказала им правду?
        - Я не знаю. Если бы она увидела лицо Эрика и услышала его выступление - вполне возможно. - Валери подвинулась, чтобы лучше видеть своего собеседника. - Послушай, я сама чувствую себя неловко. Ты знаешь это лучше, чем кто-либо другой. Но то, что произошло в студии, неплохо само по себе. Никто не пострадал.
        Джек выругался и тяжело вздохнул.
        - Ладно, пусть будет так. Но этому нужно положить конец. Мы уйдем достойно. Хватит. Мы зашли слишком далеко.
        Валери чуть заметно улыбнулась:
        - Как такое могло случиться?
        - Что?
        Девушка толкнула молодого человека локтем.
        - Я столько раз умоляла тебя остановиться и, даже рекламируя журнал, по возможности держаться в тени. А ты всегда был упрямым плохим мальчишкой. И вдруг все изменилось.
        Джек посмотрел на нее:
        - Считай, что я пристыжен. Я думал, тебе станет легче. Или ты действительно хочешь, чтобы я участвовал в шоу Леттермана?
        Валери покачала головой:
        - Час назад - нет. Но пока я наблюдала за тобой и за аудиторией, мне позвонили, и в конце концов я вынуждена была признать, что ты - общественное достояние, которое еще не надоело публике.
        - Значит, я буду участвовать в шоу Леттермана? - В голосе Джека не чувствовалось убежденности.
        Какая ирония!
        - Ты не обязан, нет. Дейв в любом случае подготовит список. Мы прославимся, и Прекрасный Принц останется в поле зрения читателей. После этого я попытаюсь свести на нет твои появления на публике, но теперь это будет значительно труднее. Хочешь знать правду? За тобой будут охотиться. По крайней мере, какое-то время.
        Джек прищурился.
        - Не беспокойся. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы оградить тебя от всего, но и хозяйки журнала имеют право голоса. По договору ты - или Эрик - тоже имеешь право голоса. Я постараюсь урегулировать этот вопрос. Но ты слишком глубоко увяз. - Валери усмехнулась. - Нам нужно действовать осмотрительно, иначе мы оба утонем.
        Джек посмотрел в окно. Он, несомненно, понимал ситуацию, и его гнев был обращен на себя. Как ни странно, хотя этот парень не раз доводил Валери до бешенства в течение последних двух недель, ее первым порывом было утешить его и хоть немного облегчить бремя вины.
        - У нас есть твои фотографии, - продолжила Валери. - Когда нам потребуется предъявить тебя публике, я сделаю это через печатные издания. Эрик обеспечит все остальное.
        - Я в этом не уверен.
        Теперь пришел черед Валери хмурить брови.
        - Что ты имеешь в виду?
        Джек вздохнул и наконец немного расслабился, хотя это больше напоминало резкий упадок сил.
        - Может, сейчас не лучшее время говорить об этом, но он подумывает уйти на покой. Осесть, обзавестись домом, как я понимаю.
        - Что? Но он подписал контракт, и...
        - Погоди. Он выполнит свои обязательства. Но он...- Джек замолчал, пожал плечами, - Счастлив. Удовлетворен. Я думаю, он готов перевернуть страницу и двигаться дальше.
        - Все дело в Брисе? Неужели у них так быстро завязались серьезные отношения?
        - Полагаю, Эрик считает, что нашел свою любовь, - пояснил Джек. - Я считаю, что это влюбленность. Он впервые смог привязаться к кому-то всем сердцем, и, на мой взгляд, он счастлив отчасти потому, что ему не нужно скрывать свои эмоции.
        - Думаешь, он поймет это раньше, чем совершит какую-нибудь глупость?
        - Я не знаю. Они подыскивают дом.
        - Господи.
        - Да. Я знаю. Я немного беспокоюсь из-за него. Кстати, а где он, черт побери?
        Надо же, Валери совершенно забыла об их компаньоне.
        - Он звонил мне из отеля. Там возникла небольшая проблема с комнатами. Э-э, с комнатой.
        Джек кинул взгляд на свою спутницу:
        - Я не понял.
        - Продюсер ток-шоу зарезервировал для нас апартаменты с двумя спальнями. Я забыла сказать, что твой менеджер путешествует с нами, и ему тоже потребуется комната.
        - Так давай снимем ему номер.
        - Именно это Эрик пытался сделать. В городе проходит какая-то конференция, поэтому в этой гостинице, как и в большинстве других, свободных мест нет. Эрик как раз беседовал с администратором, пытаясь найти что-нибудь подходящее, когда я разговаривала с ним в последний раз.
        - Но это же апартаменты. Там должен быть диван, правильно? Скажи ему, что он может поселиться с нами. Мы что-нибудь придумаем.
        - Я предлагала ему это, однако он заявил, что справится сам. Ты отлично держался, поэтому я решила, что тебе не понадобится его поддержка в студии, и сообщила Эрику, что он может делать все, что считает нужным.
        Лимузин остановился перед гостиницей, и портье в ливрее подошел, чтобы открыть дверь. Когда Валери и Джек выбрались с заднего сиденья машины, они увидели Эрика, который проходил через вращающуюся дверь... А позади него шел Брис.
        - Ага, - сказал Джек, огибая машину сзади и подходя к Валери, которая ждала, когда из багажника достанут сумку с одеждой.
        - Теперь я понимаю, - пробормотал он. - У этого парня, что, нет работы?
        Валери улыбнулась, с облегчением почувствовав под ногами привычную почву. Она знала, как справиться с добродушным подтруниванием. Однако девушка не могла не заметить, что за шутливыми интонациями скрывается глубокая озабоченность. Несмотря на эскапады Джека, выводившие ее из себя, она считала его хорошим человеком.
        Эрик подошел к краю тротуара и взял у шофера сумку.
        - Как я понимаю, выступление Джека имело грандиозный успех?
        - Не то слово, - ответила Валери и, как у них повелось, подставила Эрику щеку для поцелуя. - Привет, Брис, - добавила она, отмечая, что у Эрика были все основания влюбиться. На Бриса было приятно смотреть. И слушать тоже.
        - Здравствуйте, мисс Вагнер, - проговорил он, подавая ей руку и помогая подняться на поребрик. - Надеюсь, вы не будете возражать против моего присутствия, - добавил он с очаровательным британским выговором.
        —Зовите меня Валери, - попросила его девушка, невольно улыбнувшись его безукоризненным манерам. Забавно, но словечко «мисс» не вызвало у нее раздражения, когда оно было произнесено с акцентом. - Я не знала, что вы собираетесь приехать.
        Брис оглянулся на Эрика, который беседовал с Джеком, и глаза темноволосого островитянина заблестели.
        - Мы решили, что несколько дней, проведенные порознь, помогут остудить наши головы. - Брис снова посмотрел на Валери, и ей стало ясно: парень пропал. Очевидно, все влюбленные выглядят одинаково, независимо от пола. Его улыбка была нежной и чертовски притягательной. - Не прошло и восьми часов, как я сидел в «Асела Экспресс», направляясь на Пенсильванский вокзал[35 - Пенсильванский вокзал - железнодорожный вокзал в Нью-Йорке.].
        Валери рассмеялась.
        - Могу вас понять. - Она бросила взгляд на Эрика, который смеялся над рассказом Джека.- Высокий, загорелый, красивый. Как не влюбиться?
        Брис вздохнул и кивнул.
        - А также умный, веселый, щедрый и добрый. Я знаю, что он совсем недавно признался в своих предпочтениях, и я должен помочь ему освоиться в новой жизни. - Он поднял глаза на Валери, и девушка поняла, что за привлекательной внешностью скрывается проницательный и заботливый человек. - Но я встречался и с другими людьми, и мне бывает трудно вести себя правильно с хорошим человеком.
        - Но вы готовы попытаться. Вы оба взрослые люди, и ваши чувства не подчиняются никаким правилам.
        Валери улыбнулась, когда по лицу Бриса пробежала волна переживаний. Любовь бывает прекрасной. Ну и что, если в конце концов эти двое испытают душевную боль? Может, это небольшая цена за тот головокружительный восторг, который они испытывали сейчас?
        Девушка перевела взгляд на Джека. Вот бы и ее чувства столь же легко поддавались анализу. Пьянящее волнение? Да, и даже когда они спорили. А когда он прикасался к ней? Несомненно.
        Брис подошел ближе и проследил направление ее взгляда.
        - Ну а вы? Вы не хотите последовать своему же совету?
        Валери попыталась представить себе, что бы случилось, если бы она, подобно Эрику, дала волю своим чувствам, не заботясь о последствиях. Она покачала головой.
        - Я не знаю. - В Брисе было нечто умиротворяющее, спокойное, и Валери ответила с не характерной для нее прямотой. - Я много лет заботилась о том, чтобы сделать карьеру, найти свое место в жизни, поэтому все отношения, которые возникали у меня с другими людьми, были временными и довольно поверхностными. Я не стремилась к этому специально, все получалось как-то само собой. - Девушка пожала плечами. - Наверное, я рассуждала так: когда в моей жизни появится что-нибудь важное и постоянное, тогда я буду решать, как мне поступить.
        - И оно появилось?
        Валери усмехнулась, но немного грустно:
        - Я не уверена. Однако Джек четко сказал, что не планирует задерживаться здесь надолго, так что... - Она снова пожала плечами.
        Брис сжал ее руку и ослепительно улыбнулся.
        - Не торопитесь отказываться, - посоветовал он. - Вы понятия не имеете, что жизнь приготовила для вас, возможно, за следующим поворотом.
        «Если бы он только знал», - подумала Валери. За последнее время на ее долю выпало столько неожиданностей, что она едва успевала с ними справляться.
        - Это образное выражение, но в нем есть доля истины. Живите сегодняшним днем, - продолжил Брис. - Пусть завтрашний день сам позаботится о себе.
        Он обернулся, увидев, что Эрик и Джек направляются к ним.
        - «Полуночное шоу»? Ничего себе! - Эрик вопросительно посмотрел на Валери. - Впечатляет.
        Валери глазам своим не верила: Эрик был искренне рад. Казалось, его ни капли не волновало, что слава, которую заслужил он, достанется другому. Впрочем, Валери могла его понять: Эрику с избытком хватало внимания, которое он получал со стороны красивого и чуткого Бриса.
        Девушка повернулась к Джеку:
        - Значит ли это, что ты передумал и решил участвовать в шоу?
        - Нет. - Джек проигнорировал удивленный взгляд Эрика. По-видимому, за время короткой встречи они не успели обсудить самого главного. - Послушай, давай занесем это внутрь.
        Потом молодой человек поинтересовался, обращаясь к Эрику:
        - Так что там с комнатами? Мы могли бы... Щеки Эрика немного порозовели, а улыбку Бриса нельзя было назвать иначе, чем шаловливой.
        - Что ты сделал? - одновременно воскликнули Валери и Джек.
        - Не сердитесь, - попросил Эрик.
        - Поздно сердиться, как я понимаю. - Джек взглянул на Валери. - Не волнуйся, что бы он ни натворил, мы можем это изменить.
        - Это апартаменты с двумя спальнями, - пустился в объяснения Эрик, когда они вошли в просторный холл гостиницы. - И, учитывая, что на днях я застал вас...
        Он похлопал Валери по руке и продолжил:
        - Извини за бестактность. Но поскольку вас обоих поселили в одном номере... Я спросил себя, каковы шансы, что вы проснетесь утром в разных спальнях?
        Валери поперхнулась, хотя, что кривить душой, такая мысль приходила ей в голову. Надо жить одним днем. Или вечером.
        - Эрик... - начал Джек, но приятель прервал его на полуслове:
        - А когда на пороге неожиданно появился Брис... - Эрик бросил пылкий взгляд на брюнета, так что Валери и Джек немного покраснели, - я сделал вывод, что решение проблемы напрашивается само собой. Мы поселимся в одной комнате, а вы, ребята, возьмете себе другую.
        Валери и Джек выглядели ошарашенными.
        - Эрик, послушай, я... - начала Валери.
        - Не переживай. Джек - джентльмен, - успокоил ее Эрик. - Он ляжет на диване, если тебе так будет удобнее. Верно, приятель?
        Джек стоял с открытым ртом, очевидно лишившись дара речи.
        - Слушай, вот ключ, - восторженно сообщил Эрик, вложив ключ от номера в руку своему другу. - Это апартаменты Вандербилта.
        - А вы куда направляетесь? - спросил Джек, наконец обретя способность говорить.
        - Брис устроил мне сюрприз, впереди потрясающий вечер. Сегодня уже я вам не нужен?
        - Нет. - Валери взяла себя в руки. - У нас все будет хорошо.
        Эрик подмигнул ей.
        - Возможно, мы вернемся поздно. Я прочитал об одном клубе и решил разведать, что это за место.
        - Прогулка по Нью-Йорку с потрясающим мужчиной? - рассмеялся Брис. - Я просто обязан порисоваться.
        Эрик усмехнулся:
        - Черт, как я люблю эту жизнь.
        К счастью, Джеку и Валери ничего не пришлось отвечать, поскольку Эрик и Брис вышли из гостиницы, болтая и смеясь по дороге.
        - Ты прав, - заметила Валери. - Кажется, они оба счастливы.
        Джек встал рядом с ней, наблюдая, как Эрик и Брис миновали несколько такси, выстроившихся вдоль тротуара, и запрыгнули в длинный белый лимузин.
        - Хотел бы я сказать, что я продвинутый и достаточно либеральный, чтобы жить по соседству рядом с ними. Хотя, наверное, я чувствовал бы себя не менее странно, если бы Эрик вел сентиментальные разговоры с женщиной. Честное слово, я ждал, что они вот-вот перейдут на детское сюсюканье.
        - Посмотри на это с другой стороны: скорее всего они не вернутся до утра. Если нам повезет, мы их не увидим.
        Они направились к лифтам, избегая смотреть друг на друга. Джек сунул ключ в карман.
        - Что касается моего расписания...
        - Некоторые договоренности я не могу отменить, - предупредила Валери своего спутника. - Мы проведем здесь два дня. Точнее сказать, два с половиной. Я избавлю тебя от необходимости участвовать в шоу Леттермана, но...
        Джек нажал кнопку с надписью «Вверх».
        - Я все сделаю.
        - Сделаешь что? Какую часть?
        - Сделаю все, о чем мы уже договорились. Только обещай мне, что, когда мы уедем из Нью-Йорка, с этим будет покончено.
        - Ты уверен?
        - Разумеется, я не уверен. Но... - Джек смолк и пожал плечами. - Эрик довольно спокойно воспринял то, что случилось во время телепередачи.
        Он даже был доволен и, я бы сказал, польщен. Думаю, я смогу продержаться еще пару дней.
        - Если ты уверен.
        Джек посмотрел на собеседницу и криво усмехнулся.
        - Какого черта? Мы далеко продвинулись. Что еще может случиться?
        Двери лифта открылись. Джек обнял Валери за талию и повел ее по коридору. То, как он это сделал, неожиданная естественность его жеста заставила Валери встрепенуться, и... в кои-то веки она перестала думать о работе.
        Между ними снова возникло напряжение, как случалось и прежде в те моменты, когда они оставались одни. Валери вздрогнула, и рука Джека скользнула по ее спине.
        - Нервничаешь? Девушка подумала, что он дразнит ее, но в его глубоком голосе было что-то еще. Было ли? Валери не смела повернуть голову и взглянуть на него, чтобы узнать наверняка. Возможно ли, что он чувствует к ней - при условии, что он вообще к ней что-то испытывает - нечто большее, чем физическое притяжение? Он высказывал такое предположение раньше. Но... А как насчет нее? Конечно, при встрече с Джеком Ламбертом ей постоянно приходилось бороться с гормональными всплесками, однако стоит ли за этим что-нибудь большее?
        Итак, они шли по коридору в сказочный номер в отеле «Плаза». В пустой сказочный номер. Где они останутся вдвоем. Наедине.
        Действительно, что еще может случиться?
        Глава 17
        СОВМЕСТИМОСТЬ
        Иногда не столь важно найти то общее, что вас объединяет, сколь понять природу ваших различий и одновременно узнать нечто новое о самих себе.
        - Ого! - изумленно выдохнула Валери, когда Джек распахнул дверь номера.
        - Чак и Вики умеют принимать гостей.
        Джек подошел к столу, на котором стояли блюда с фруктами и сыром, а также две бутылки вина. Он улыбнулся и взял карточку.
        - «Благодарим Вас за то, что были нашим гостем», - прочитал он и вдруг расхохотался.
        - В чем дело? - спросила Валери и отправила кусочек сыра в рот. - Кажется, здесь побывала Златовласка и сняла пробу с этих лакомств.
        - Это был Злато-Эрик, который добавил постскриптум к записке.
        Валери выхватила сложенную карточку у Джека.
        - Погоди, там... - запротестовал молодой человек.
        Валери рассмеялась и сунула сырный кубик ему в рот.
        - «Оставьте мне немного клубники, - прочитала она, - иначе не заснете на полный желудок. С любовью, Эрик».
        - ...прикреплен подарок, - закончил предложение Джек, проглотив сыр.
        Валери развернула карточку, и ей в ладонь упали два пакетика с презервативами. Она рассмеялась.
        - Ну, по крайней мере, он хочет защитить тебя. Это проявление любви.
        —Не надо, - взмолился Джек. - Теперь я даже не могу послать его. Когда этот парень заявил, что он голубой, многие шутки потеряли остроту.
        Он подтрунивал над Валери, но выражение ее лица стало задумчивым. Она рассеянно жевала морковку.
        - Ты и в самом деле ничего не знал, а? Хотя Эрик выглядит очень мужественным. Я бы никогда не догадалась. Для тебя, наверное, это было полной неожиданностью.
        - Не то слово.
        Валери помолчала немного, затем заговорила снова:
        - Помнишь, там, в лимузине, ты сказал, что знаешь, каково быть обманутым. Ты это имел в виду?
        - Послушай, не забивай себе голову...
        - Просто я понимаю, почему ты себя так чувствуешь, хотя знаешь причины, побуждавшие Эрика хранить тайну. Но случай с женщиной на телестудии - это совсем другое дело.
        - Разница невелика, - отозвался Джек. Он ценил стремление Валери помочь, но не желал возвращаться к этой теме. - Главное, Эрик довольно быстро приспосабливается. Я привыкну.
        Он отобрал карточку и бросил ее на стол.
        - Итак, что мы делаем сегодня вечером?
        К счастью, Валери не возражала против обсуждения этого вопроса, но, к удивлению Джека, она сунула презервативы в карман его рубашки, похлопала его по груди и улыбнулась:
        - Мне нужно сделать несколько звонков, потом мы обсудим завтрашнее расписание. Немного порепетируем. Кроме того, нам нужно подобрать тебе костюм для вечернего ток-шоу, поскольку мы к нему не готовы, - сообщила девушка и взяла виноградину с подноса, но Джек отобрал у нее ягоду, прежде чем она запихнула ее в рот.
        - Эй!
        Может, пришло время последовать совету Эрика? Послать к черту все опасения и сделать то, что ему хочется, тогда, когда ему хочется? А Джек хотел Валери Вагнер. Здесь и сейчас. Желание одолевало его столь сильно, что он почти осязал ее рядом с собой.
        Молодой человек заставил заткнуться тоненький голосок в своей голове, который вопил: «Не торопись! Все обдумай! Не делай глупостей!» Он слишком хорошо понимал, что если остановится сейчас, то уже никогда не посмеет начать все сначала. И потом будет всю жизнь жалеть о своем решении.
        Джек двинулся к Валери, медленно, шаг за шагом заставляя ее отступать, пока она не уперлась спиной в высокую колонну, отделяющую приподнятую площадку у входа от гостиной, расположенной уровнем ниже.
        - Если я правильно тебя понял, мы проведем этот вечер вдвоем? - поинтересовался Джек и положил виноградину в рот девушке.
        Она зажала ягоду зубами и, глядя ему прямо в глаза, сжала пальцами его предплечья. Только когда Джек опустил руки, она проглотила виноград.
        - Я сказала, что нам нужно подготовиться к завтрашнему дню. У меня осталось несколько незавершенных дел. К тому же тебе надо выспаться. - Она улыбнулась. - Может, ты созвонишься с Эриком и Брисом и сходишь вместе с ними в клуб.
        Джек кисло усмехнулся:
        - Я бы так и поступил, но оставил дома свои кожаные штаны.
        Он с удовольствием отметил, как распахнулись ее ресницы и немного расширились зрачки.
        - Хм, - сказал молодой человек, снова поднимая руку и гладя волосы девушки, ниспадавшие на плечи. - Тебе нравится кожаная одежда?
        - Джек, - начала Валери, но лишь тихо застонала от удовольствия, когда пальцы Джека принялись массировать ее шею и затылок.
        - Ты немного напряжена.
        - Да ну? - притворно удивилась она, выдавив из себя ироничную улыбку. - Интересно, с чего бы это?
        - Ну, - откликнулся Джек, придвигаясь к ней ближе, - не знаю, как ты, а мне известен отличный способ подготовиться к напряженной работе в те дни, которые мы проведем в Нью-Йорке. Я собираюсь оттянуться на полную катушку сегодня ночью.
        - Не сомневаюсь, - сухо ответила Валери. Однако она расслабилась, и ее бедра мягко соприкоснулись с его бедрами. - Знаешь, - лениво заметила девушка, когда Джек провел второй рукой по ее плечу, потом обнял ее за талию, - если так дальше пойдет, мы лишь подтвердим, что Эрик был прав.
        Улыбка Джека стала озорной, и, наклонившись к ее лицу, он прошептал:
        - Да. Но он к этому привык. Он всегда оказывается прав. Во всяком случае, так все мы получим удовольствие. - И приник к губам Валери, о которых мечтал с того времени, как их прервали в прошлый раз. Ее губы были гораздо приятнее, чем воспоминания о них. Этот поцелуй стоил того риска, на который он пошел, и даже более того.
        Валери расслабилась, и ее обмякшее тело прижалось к его напряженному телу, некоторые части которого напрягались все больше. «Спасибо, господи», - вот и все, о чем Джек мог думать. Девушка так уютно устроилась в его объятиях, словно именно там было ее место. Это чувство ошеломило Джека. «Наконец-то», - крутилась в его голове неотвязная мысль, будто он ждал этого момента не два дня, а гораздо дольше. Быть может, всю жизнь.
        В мозгу снова прозвучал тревожный звоночек, но Джек заблокировал его. Он не был пьян, приобрел опыт и поумнел. Он мог удовлетворить свои желания, не испытывая потребности жениться на их первопричине.
        Но, черт возьми, он мог сделать процесс насыщения бесконечно длинным. И тем не менее все, что ему оставалось, - это тянуть время. Особенно теперь, когда ему не терпелось сорвать с Валери ее аккуратный костюмчик и погрузиться в изучение ее тела. В последнее время эта мысль превратилась в навязчивую идею. В действительности Джек не припоминал, чтобы ему когда-либо хотелось этого так... отчаянно - всплыло в его мозгу нужное слово.
        Руки Валери скользнули вверх по его плечам, и он притянул ее к себе. Их поцелуй становился все глубже, пока мир не поплыл у Джека перед глазами. Боже, он настолько потерял голову, что это становилось смешным. Но ему было слишком хорошо, чтобы беспокоиться. На этот раз не алкоголь затуманивал его сознание. Да, он был пьян, но его одурманивало не что-нибудь, а близость Валери. Наконец он совершенно отчетливо понял, где хотел оказаться. Он во всем разберется позже. Потом. Насладившись, насытившись ею, он протрезвеет и сможет воспринимать ее объективно. Фактически это проблема спроса и предложения. К нему вернется способность соображать, как только он достигнет внутреннего равновесия.
        Он провел руками по спине Валери, обхватил мягкие половинки и крепко прижал ее к себе. Ее тело было таким податливым, что он почувствовал, как в глубине его горла зарождается стон. Валери тоже застонала и немного изогнула спину. Джек готов был умолять ее: «Не заставляй меня больше ждать».
        Очевидно, она думала о том же. Пальцы Валери пробежали по его плечу, коснулись волос и...
        —Ой!
        Джек инстинктивно отпрянул назад, когда она запуталась в его волосах, сплошь покрытых гелем и лаком для укладки.
        - Не двигайся. Мое кольцо... - Валери осторожно высвободила украшение из его шевелюры и - Джек готов был в этом поклясться - хихикнула.
        Когда наконец он смог поднять голову и взглянуть на нее, в ее глазах еще светился озорной огонек.
        - Тебе доставляет удовольствие чужая боль? Я не знал об этой стороне твоего характера.
        Она покачала головой и, судя по веселому блеску ее глаз, ничуть не обиделась на его замечание. Именно это качество Джеку особенно нравилось в ней. Они понимали друг друга с полуслова, и при случае оба за словом в карман не лезли. Черт, это действовало возбуждающе.
        - Ну, ты многого обо мне не знаешь, - сказала Валери. - Но я не испытываю радости, причиняя боль другим. Просто мне никогда не приходилось заниматься сексом с парнем, у которого в волосах лака больше, чем у меня.
        Джек усмехнулся, снова положил ее руки себе на плечи.
        - Итак, вот что мы сейчас делаем? Занимаемся сексом?
        Взгляд девушки стал откровенно насмешливым, а в голосе появились ироничные нотки.
        - Ну, во всяком случае, мне так показалось. А как бы ты это назвал?
        Ее тело было плотно прижато к нему, и возбуждение Джека граничило с болью. Итак, как бы он это назвал? Джек поразился тому, что затронул этот вопрос, хоть и в шутку. Однако он не мог отрицать, что его задели слова Валери. Почему? Разве он ждал от этих отношений чего-то большего, чем секс, кайф, ночь, проведенная вместе? В таком случае напрашивался вопрос: чего, черт возьми, он хочет? Любви? Она не настолько вскружила ему голову. Он просто испытывал к ней дьявольское влечение. Верно? После долгого хождения вокруг да около любой нормальный мужчина чувствовал бы себя так же, не правда ли?
        Его сердцебиение участилось, и на этот раз не потому, что Валери прижималась к нему всем телом. Впервые беспокойство просочилось сквозь возведенные им барьеры. Джек знал, что делал здесь. Они оба знали. Валери наконец оказалась в его объятиях, и если он хоть что-то понимал - а в этом сомневаться не приходилось, - примерно через пять минут она разделась бы донага. Он не хотел упустить возможность раздеться одновременно с ней из-за эмоционального порыва, который можно легко списать на близкое к помешательству вожделение.
        - Просто это прозвучало так, словно мы старшеклассники, - отшутился он и шевельнул бедрами. - А я чувствую себя немного взрослее.
        Валери внимательно взглянула ему в глаза, и Джек замер, опасаясь, что все разрушил. Ему показалось, что прошла вечность, прежде чем она снова заговорила.
        - Тогда, - и в глазах девушки снова появился озорной блеск, - у меня есть очень взрослое предложение.
        Джек осмелился вздохнуть.
        - Какое?
        Валери провела ладонью по его груди, расстегнула одну пуговицу на рубашке, затем вторую.
        - Э-э... исповедь.
        Ее ноготки слегка царапнули ему по груди, и Джек на мгновение лишился голоса.
        - Исповедь?
        Он вздрогнул, когда ногти девушки скользнули вниз по его животу и замерли у пояса брюк.
        Валери развернулась, поменявшись с ним местами. Теперь Джек стоял, прижавшись спиной к колонне. И на этот раз он был только рад, что она взялась распоряжаться.
        Валери распахнула его рубашку, потянулась к нему, ущипнула за подбородок, затем ее руки переместились в область поясницы. Джек снова испытал сладостное ощущение, когда ее тело прижалось к нему. Он чувствовал бы себя еще лучше, если бы на ней было поменьше одежды. Молодой человек как раз собирался объяснить это, но Валери заговорила первой:
        - Я хочу сделать признание: я мечтала провести пальцами по твоим волосам с того самого дня, как мы вместе вытирали пол в моей ванной.
        Джек быстро погружался в оцепенение, вызванное гормональным всплеском, но слова девушки вернули его к реальности. Молодой человек изумленно открыл глаза (надо же, он и не заметил, когда закрыл их).
        - Честно?
        Валери кивнула. Она выглядела немного смущенной.
        - Так вот, - продолжала она, - я подумала: что если я возьму бутылку вина, а ты найдешь флакончик гостиничного шампуня и ванную? Включи горячую воду.
        Джек усмехнулся:
        - Это взрослая часть твоего предложения?
        - Тебе не кажется, что лучший способ запустить пальцы в твои волосы - это вымыть тебе голову?
        Джек считал, что возбужден до предела. Но по его бедрам пробежала дрожь, когда он представил себе, как они вдвоем, нагие, стоят под горячим душем, сплошь покрытые скользкой мыльной пеной.
        - И верно, лучше не придумаешь, - ответил он хрипло.
        И в этот момент в дверь постучали.
        - О нет, только не сейчас, - взмолился Джек, хватая Валери за руки. - Я не допущу, чтобы нас снова прервали.
        Он потянул ее вглубь апартаментов.
        - Служба доставки, - раздался голос за дверью.
        Валери высвободила руки.
        - Иди узнай, где тут душ.
        Джек сердито запыхтел. Им ужасно не везло, когда дело касалось их отношений.
        - Если ты не придешь через пять минут, я вернусь за тобой. Учти, я буду голым. И мне плевать, кого я приведу в смущение.
        Валери озорно улыбнулась:
        - Я выжду шесть минут, просто чтобы увидеть этот спектакль.
        Джек рассмеялся. Как ей все время удавалось найти нужный ответ? Он подумал, не раздеться ли ему прямо в гостиной, но стук в дверь повторился. Валери неохотно подтолкнула его в спину и пошла открывать дверь.
        Джеку понадобилось несколько минут, чтобы найти ванную. Во всяком случае, их ванную. К каждой спальне примыкала ванная комната. Судя по смятым простыням, первую спальню, в которую он сунулся, облюбовали Эрик и Брис. Не желая случайно увидеть то, от чего может упасть его, э-э, настроение, Джек быстро перебрался в их с Валери спальню и там нашел их собственную ванную.
        Она была огромная, богато украшенная. С одной стороны располагалась джакузи, установленная ниже уровня пола, со второй - просторная душевая кабинка со множеством встроенных насадок для распыления воды. Стены кабинки были покрыты зеркальной плиткой.
        - Хм, где будет веселее?
        - Это имеет значение?
        Джек обернулся и увидел Валери, которая держала в руках ведерко с бутылкой шампанского. Он усмехнулся:
        - Наверное, нет.
        Забрав у Валери ведерко, молодой человек поставил его на пол рядом с джакузи.
        - Позволь мне угадать: подарок от Эрика и Бриса?
        Валери покачала головой:
        - От хозяек журнала. Они видели ток-шоу и решили таким образом выразить тебе благодарность.
        - Очень мило с их стороны.
        Джек заметил, что девушка чем-то обеспокоена. Он знал, что зря позволил ей подойти к двери. Вот только ему не хотелось признавать, что его досада вызвана более глубокими чувствами, чем опасение получить отказ. Поскольку, признав это, он должен был бы признать и то, что Валери нужна ему не только ради нескольких часов безумного секса.
        - В чем дело? В записке сказано что-нибудь еще?
        Валери натянуто улыбнулась:
        - Они скоро будут здесь. Джек застыл.
        - Здесь? В этой комнате? Сейчас? Девушка рассмеялась:
        - Нет, нет. В городе. Они приезжают завтра. На передачу. Господи, видел бы ты свою физиономию!
        Джек открыл шампанское. Валери подпрыгнула и негромко вскрикнула, когда пробка вылетела из бутылки и отрикошетила от одного из зеркальных квадратиков.
        - В общем, так: с нашим везением я бы не удивился, если бы они явились прямо сюда сейчас, - сказал молодой человек. Он взял два бокала, которые Валери сунула в ведерко со льдом, наполнил их шампанским и передал один девушке.
        Она улыбнулась, сделала глоток и чуть-чуть поморщилась, когда пузырьки защекотали у нее в носу.
        - За то, чтобы Нью-Йорк стал твоим! - провозгласила она тост и, отведя взгляд, легонько почесала нос.
        «За то, чтобы ты стала моей», - как молния, сверкнули слова в мозгу Джека. Затем последовала короткая вспышка паники и долгое удивление. Он чокнулся с Валери и пригубил шампанское, смущенный своей оплошностью. «Стала моей на эту ночь», - мысленно поправился он. Может, на обе ночи, если повезет. Но, учитывая скорый приезд владелиц журнала, завтра ему такой шанс не представится. Но это именно шанс. Не начало чего-то большего. Чего-то длительного.
        Вроде... отношений.
        Он определенно должен побольше налегать на шампанское. Просто из предосторожности. Так, опять эта фраза.
        - Если мы будем мыть тебе голову, - заговорила Валери, - лучше начать с душа.
        - Начать?
        Девушка сделала шаг к нему.
        - Немного мыла, пены и расслабляющее погружение в массажную ванну...
        Все мысли насчет того, что последует дальше - во всяком случае, после душа, - испарились, когда Джек обнял ее рукой за талию и притянул к себе.
        - В кои-то веки я невероятно счастлив, что ты занялась составлением моего расписания, - сказал он. - Только сначала я хочу задать тебе один вопрос...
        Дурак! Соглашайся на то, что она тебе предлагает, будь благодарен и заткнись. Куда там. Заметка на память: эти дерьмовые советы разрушают твою жизнь. Не обращай на них внимания. Немедленно вернись в свое прежнее состояние бесчувственного мачо.
        Конечно, он будет одинок, зато не будет страдать от сексуальной озабоченности или душевной сумятицы.
        - Да?
        Одинок? О чем это он вдруг? Он не был одинок. Он был один, это верно. Разница огромная. - Допустим, ему нравится думать, что эта женщина может навсегда остаться в его жизни. Но это временное помешательство. Через два дня они не друг на друга будут лезть, а на стенку. Вероятно. Может быть. Но он все равно хотел узнать одну вещь.
        - Почему? - Джек улыбнулся и безуспешно попытался придать своему лицу безразличное выражение. - Я знаю, что между нами возникло невероятное притяжение, но...
        - Но хотя мое тело говорит «да», мой разум отвечает «нет»?
        - Примерно. Почему сейчас они в один голос говорят «да»?
        - Я очень собранная, целеустремленная личность. - Губы девушки изогнулись в ехидной усмешке. - Наверное, тебе будет трудно удержаться от комментариев, но, поскольку ты хочешь переспать со мной, ты меня устраиваешь.
        Джек сжал губы и пожал плечами. Потом ухмыльнулся и кивнул. Валери рассмеялась:
        - Помнишь наш ночной разговор, когда мы говорили с тобой о дружбе, развлечениях и о жизни во внерабочее время. В твоих словах была доля правды. Я часто отказывала себе в вещах, которые не имели отношения к достижению моей цели.
        - Ты имеешь в виду отличный секс?
        - Да, наверное, хотя я не монашка. Но ты заставил меня взглянуть на ситуацию со стороны и задать себе несколько трудных вопросов. - Она хитро улыбнулась. - Да, с тех пор как ты рядом, мне постоянно хочется уйти в самоволку из монастыря. Но ты... сложный человек.
        - Я? Брось, я простой парень. С примитивными потребностями.
        Валери вскинула голову.
        - Ты сказал, что я ничего о тебе не знаю. Но я начинаю потихоньку узнавать. И многое в тебе вызывает мое восхищение. Я серьезно, - заметила она, когда Джек рассмеялся. - Твоя дружба с Эриком, например. Твой взгляд на жизнь и умение видеть вещи в перспективе, сознавая степень их важности. Даже то, что ты отказываешься воспринимать серьезно многие проблемы, - хотя из-за тебя у меня началась бессонница.
        - Кажется, ты отлично все проанализировала и обобщила. Так что тебя смущает?
        Валери пожала плечами:
        - Прежде всего, ситуация, в которой все мы невольно оказались. Это все усложняет.
        - Поскольку препятствует осуществлению твоих занудных целей?
        - Да, - признала Валери.
        - Так что же изменилось? Валери снова пожала плечами:
        - У нас был удачный день. Дела идут невероятно хорошо. Кажется, у нас появилась возможность выйти с честью из этого предприятия. И я стараюсь преодолеть себя, пустить все на самотек, для разнообразия.
        - Поскольку твоя цель близка к осуществлению. Валери Вагнер, исполнительный директор журнала «Хрустальный башмачок».
        - По крайней мере, сейчас у меня появилась надежда, что все закончится именно так.
        - А не Армагеддоном, который, по-твоему, я просто обязан был навлечь на вас.
        - Вот-вот, - рассмеялась Валери. - Но, возможно, тебе будет интересно узнать, что это не единственный шаг, который я сделала в направлении новой жизни. В прошлый четверг, после вечеринки, я пригласила Джен на обед. На не деловой обед.
        Валери заявила об этом с неподдельной гордостью, но Джеку почему-то не захотелось подтрунивать над ней.
        - Наверное, в каком-то смысле я должна быть благодарна тебе за это, - продолжила девушка.
        - Мне? А я-то здесь при чем? - улыбнулся Джек. - Хотя, конечно, если это увеличит мои шансы сегодня, я с радостью приму твою благодарность.
        Валери улыбнулась, но ее глаза беспокойно бегали.
        - Ты не делал ничего особенного. Просто я наблюдала за вами с Эриком и в конце концов поняла, что мне не хватает близкого друга. В первый раз в жизни мне захотелось разделить с кем-нибудь свою ношу. Ты понимаешь? Мне сейчас так не хватает человека, которому можно поплакаться в жилетку. Это, конечно, не значит, что я бы ему все рассказала, - спохватилась она.
        Вот когда у Джека защемило сердце. Тревожно защемило. В Валери не было фальши. Он никогда не встречал такого прямого и честного человека. Да, эта девушка сводила его с ума, и она понимала это и обладала достаточным чувством юмора, чтобы посмеяться над собой. Более того, она помогала ему понять себя, и у них появлялся повод посмеяться вместе. А это все меняло.
        Он прижал ее к себе и наклонился, так что их лбы соприкоснулись.
        - Я знаю, что это не одно и то же, но пока наша затея не закончилась, ты всегда можешь прийти ко мне и пожаловаться. Заметь, я сказал «ко мне», а не «на меня», - добавил он с шутливой улыбкой. - В любое время, когда захочешь.
        Теперь ее глаза наполнились тревогой, и Джек удивился, что он сказал что-то не так.
        - Эй, я не имел в виду...
        —Я понимаю, что ты имел в виду. - Валери подняла голову и мягко поцеловала его в губы. - И спасибо тебе. Ты и в самом деле хороший человек, тебе это известно?
        - Да, конечно, так не дай ему пропасть, хорошо? - Сердце Джека перестало сжиматься, теперь оно колотилось как ненормальное. Молодому человеку пришлось сделать над собой усилие, чтобы вернуться на твердую почву. - Так вот почему мне сегодня вечером так повезло! Потому что я хороший человек.
        - Ну, - в тон ему ответила Валери, окинув его задумчивым взглядом, - я обнаружила, что нахожусь в шикарном гостиничном номере, в руке у меня бокал отличного шампанского, неподалеку - горячий душ и симпатичный парень, который явно хочет меня раздеть. И мне подумалось: может, я заслужила право на короткую передышку? Может, мы оба ее заслужили? В конце концов, кому, как не нам, известно, что поставлено на карту? Мы не собираемся делать глупости, которые подвергнут риску все достигнутое нами с таким трудом. Об остальном никому знать не обязательно... кроме нас.
        Вот она, мечта каждого мужчины. Женщина, которая желает его сейчас и не строит никаких планов на будущее. Не странно ли, что ему лишь сильнее захотелось, чтобы их отношения получили продолжение?
        - Отлично, поскольку я не хочу делить этот момент или тебя с кем-нибудь другим.
        Никогда.
        Он попятился, увлекая ее за собой к душевой кабинке, затем протянул руку и включил душ.
        Когда пар начал медленно подниматься, Валери поднесла свой бокал к его губам. Она стянула рубашку с его плеч, затем притянула к себе его руку, в которой он сжимал бокал, и тоже сделала глоток шампанского. Наклонившись, она покрыла холодными, шипучими поцелуями его грудь, затем выплеснула содержимое бокала ему на плечо. У Джека перехватило дыхание, когда капли холодного напитка коснулись его соска, а Валери быстро прикоснулась губами к другому. Он вздохнул и откинул голову. В этот миг он понял, что одной ночи ему будет мало. Слишком мало.
        Кто знал, что она окажется столь... смелой? Хотя он не должен был удивляться, что Валери возьмет инициативу в свои руки. Интересно только, насколько непредсказуемой может быть Мисс Пунктуальность и Тщательное Планирование.
        Джек допил последний глоток, затем не глядя положил оба бокала в раковину. Приподняв подбородок Валери, он приник к ее губам, так что холодное шампанское потекло ей в рот. Она застонала и открыла рот шире. Их поцелуй становился все более страстным. Джек повернул голову, теснее прижался к ее губам и шагнул под душ вместе со своей возлюбленной.
        - Джек, ~ - пробормотала она, пытаясь вырваться. - Мы же в одежде.
        - Да, - ответил он. - Иди сюда.
        Она засмеялась, когда он втащил ее прямо под струи воды. Они оба мгновенно промокли.
        Джек прижал ее спиной к стене кабинки, покрытой зеркальной плиткой.
        - Мне до смерти хотелось стащить с тебя одежду с самой первой нашей встречи.
        - Да, теперь ее действительно придется стаскивать, - рассмеялась Валери.
        - Проклятье, - усмехнулся Джек, покрывая поцелуями ее щеку и шею. - Это займет мучительно много времени.
        Он медленно расстегнул верхнюю пуговицу на ее блузке.
        - В самом деле? - спросила она томно, чуть прикрыв глаза. Валери тихо ахнула, когда его пальцы коснулись ее мокрой кожи. Их дыхание участилось, и Джек расстегнул вторую пуговицу, затем третью.
        - Непременно, - пообещал он, распахивая белую шелковую блузку.
        Мокрая материя стала полупрозрачной, поэтому ему было заранее известно, что он найдет под ней. На Валери был изящный кружевной бюстгальтер, который только подчеркивал ее прелести. Его всегда привлекали выпуклости - чем пышней, тем лучше. Поэтому он удивился тому, как разожгли его страсть маленькие упругие бугорки. Он приник ртом к одному из них, услышал, как Валери судорожно вздохнула, почувствовал, как изогнулась ее спина. Затем он потянулся к другой груди, сорвал с Валери лифчик и блузку и перебросил их через зеркальную перегородку.
        Он обхватил ее груди ладонями, и Валери прикрыла глаза. Она застонала, выгнулась, когда он сжал ее соски. Он исследовал каждый дюйм ее трепещущего тела, проводя ладони вдоль ее боков. Опустившись на колени, он взял ее за бедра и развернул лицом к стене. Она ахнула, когда ее обнаженная грудь соприкоснулась с мокрой плиткой, и Джек едва сдержался, чтобы не содрать с нее юбку.
        Он провел руками по ее бедрам, прижал руки к ягодицам. Сколько раз он видел, как она уходит от него? Сколько раз он представлял себе, как проделает это? Но происходящее все равно казалось ему нереальным, как сон.
        Джек расстегнул молнию и медленно стянул с нее юбку. Боже, как она была прекрасна! Он едва не проглотил язык.
        - Господи, - выдохнул он, обнаружив, что на Валери белый пояс с чулками и полупрозрачные трусики. Трусики были надеты поверх пояса, поэтому ему нужно было только стянуть их и...
        Хотя тело Валери трепетало от каждого его прикосновения, девушка рассмеялась:
        - Терпеть не могу колготки.
        —Я тоже, - признался Джек. Он провел пальцами по ее бедрам, прикоснулся к промокшим трусикам.
        Валери застонала. Джек снова развернул ее спиной к стенке, и ее руки тут же устремились к его волосам. Молодой человек улыбнулся, прижавшись щекой к внутренней стороне ее бедра.
        - Я тебе не говорил, что иногда твои простодушные порывы сводят меня с ума?
        - Насколько я помню, мы собирались вымыть тебе голову, - напомнила Валери и вздрогнула, когда он прижался губами к мокрой ткани ее трусиков. - Но, думаю, это может подождать.
        Она водила пальцами по его влажным волосам. Рука Джека скользнула под тонкую ткань ее трусиков. Он вздрогнул, когда почувствовал, как напряглась плоть его возлюбленной. Он приник губами к ее телу, наслаждаясь его ароматом.
        - Господи! - простонал Джек, чувствуя, как ее ногти царапают ему кожу, и от этого его возбуждение только возросло. Женщина извивалась все быстрее, сильнее, постанывая, и едва не потеряла равновесие, когда он довел ее до пика наслаждения.
        Они оба тяжело дышали, когда Джек стянул с нее трусики. Поднимаясь с колен, он запнулся и пожалел, что не разделся раньше. Теперь снять мокрые брюки будет непросто, а он в своем нетерпении был готов изорвать их в клочья. Вода стекала по его лицу и телу, и Джек заставил себя снизить темп. Уперев ладонь в стенку рядом с головой Валери, он постарался успокоиться.
        Валери смотрела на него огромными, дразнящими, затуманившимися от удовольствия глазами. Ее ленивая улыбка манила его все сильнее, когда ее руки коснулись пояса брюк.
        - Давай я помогу, - сказала она.
        Ее волосы, которые она всегда аккуратно закручивала в узел, растрепались. Пока она осторожно расстегивала молнию на его брюках, Джек нежно вытащил шпильки из ее прически, и мокрые пряди рассыпались по плечам Валери.
        - Ты такая красивая, - прошептал он, целуя ее в лоб, а затем в кончик носа.
        Валери негромко рассмеялась, и когда она заговорила, ее голос звучал низко и немного хрипловато.
        - Только мужчина, которому очень приспичило, мог сказать такое. Наверное, у меня под глазами растеклась тушь, а волосы...
        Джек поцеловал ее, не дав договорить. Он впился в ее губы с неистовством, которое удивило даже его самого. Понимает ли Валери, что в этот поцелуй он вложил все чувства, которые испытывал к ней, а не пытался заставить ее замолчать и напомнить, что ему нужно раздеться. Он выражал себя таким образом. Поскольку не представлял, какими словами можно описать тот безумный порыв, почти одержимость, которая овладела им, когда их тела соприкоснулись.
        Никогда, никогда прежде он не испытывал такой сильной потребности защищать, оберегать. Она пробуждала в нем все инстинкты, которые женщина может пробудить в мужчине. Все это показалось бы Джеку смешным, если бы у него сохранилась хоть малая толика здравого рассудка. Он никогда не превращался в первобытного дикаря, общаясь с женщинами, но дело было не только в этом. В его объятиях очутилась та представительница слабого пола, которая менее всего нуждалась в подобных проявлениях его мужской природы. Он никогда не встречал человека, способного позаботиться о себе лучше, чем Валери. Как ни странно, это лишь усиливало его чувства.
        Валери расстегнула молнию и осторожно стащила с него брюки вместе с облегающими трусами, наконец вернув Джеку свободу. Он оттолкнулся от стены и начал снимать с себя рубашку.
        Валери ласково убрала его руки.
        - В чем дело? - воспротивился Джек, удивившись настолько, насколько вообще это было возможно в его нынешнем состоянии. - По-моему, я в одной мокрой рубашке не буду смотреться так же сексуально, как ты в поясе и чулках. - Он окинул Валери взглядом и продолжил: - Воспоминание об этом навеки запечатлеется в моем мозгу. - Его губы тронула едва заметная улыбка. - Черт возьми, как теперь я буду смотреть на тебя в твоих любимых костюмах, не испытывая при этом...
        - Вот этого? - поинтересовалась Валери, опустила руку и провела ладонью по низу его живота.
        Джек дернулся, чуть не упал на кафельную стенку и с трудом кивнул, обнаружив, что ее ласковые прикосновения лишили его дара речи. Его рубашка свалилась на пол душа, а в руках у Валери оказался пакетик с презервативом, который она выудила из нагрудного кармашка.
        - О! - только и смог сказать Джек. Валери улыбнулась и надорвала пакетик зубами.
        Мужчина застонал, страстно желая перейти к следующему этапу, прежде чем его возлюбленная наденет ему эту проклятую штуковину. Сама мысль о том, что Валери прикоснется к...
        - О боже, - вздохнул он, когда она сделала это.
        Возможно, дело было в ее мимолетной улыбке, или в блеске ее глаз, или в чем-нибудь еще, но Джек полностью утратил контроль над собой. Она судорожно вздохнула, когда он сжал ее влажные, шелковистые бедра, прижал к стене и проник в нее одним махом. Валери обхватила его ногами и впилась ногтями Джеку в плечо. Мужчина пытался замедлить движения, но им овладело безумие. «Счастье», - эхом отдавалось в его мозгу, снова и снова, с каждым толчком. Он вдруг почувствовал такое умиротворение. Абсолютное доверие. Он просто безумец. Он знал, что такого не бывает. И все-таки волны новых ощущений снова и снова накатывали на него, и Джек больше не задавался вопросом, что связывает его с Валери. Он подумает об этом позже. Непременно.
        Сейчас он мог лишь прижимать ее к себе еще крепче и удерживать как самое дорогое сокровище, пока страсть бурлила в нем, выплескиваясь в ритмичных движениях. Но даже когда безудержный пыл утих, он не отпустил свою возлюбленную. Он не хотел, чтобы она покинула его. Джеку казалось, что он может стоять так, пока вода не остынет, но и тогда ничего не изменилось бы. Измученный и обессиленный, он больше не мог противиться своим чувствам. Он не мог больше убеждать себя, что Валери вызывает у него только физическое влечение.
        Он прижался губами к ее шее, уговаривая себя не совершать необдуманных поступков. Но понимая, что уже поздно.
        Глава 18
        ЛЮБОВЬ
        Женщины думают, что мужчины ищут секса, а не любви. Но мужчины хотят любить и быть любимыми. Только им трудно признать это. Гораздо проще делать вид, что их интересует секс.
        Валери уперлась руками в его грудь, и Джек наконец откинулся назад, отпуская ее. Но когда она, пошатываясь, сделала шаг в сторону, он снова заключил ее в объятия и прижал к себе.
        Слишком крепко, как показалось Валери, и это ее удивило.
        - Прости меня, - хрипло сказал молодой человек, ткнувшись носом ей в шею.
        - За что?
        Джек ослабил руки, но лишь для того, чтобы она могла устроиться поудобнее. Валери окончательно запуталась: нежность его прикосновений никак не вязалась с тем, что он делал совсем недавно. Но ей было уютно в его объятиях. Горячая вода хлестала ей в спину, а в душе бушевала буря эмоций. Оставалось только надеяться, что постепенно они улягутся и к ней вернется способность здраво рассуждать.
        Джек потерся носом о ее щеку. Валери подняла голову и взглянула на него. «Господи, как он красив», - подумала она. Темные мокрые волосы, разрумянившееся лицо, серые глаза, ставшие почти серебряными из-за капель воды, свисавших с густых ресниц. Сердце девушки глухо стукнуло в груди, когда в его глазах она увидела то же смятение, что овладело ею. Ей нельзя влюбляться в этого парня. Секс под горячим душем: да, да, да! Что-нибудь более серьезное? Нет, она же не сошла с ума.
        —Я причинил тебе боль? Я не хотел быть грубым. Не знаю, что на меня нашло. Я никогда раньше не терял контроль над собой. Я...
        - Все в порядке, - проговорила Валери, запрещая себе вкладывать особый смысл в его внезапное признание. - Хотя, конечно, теперь у меня надолго останутся отпечатки плитки на спине...
        Она хотела его подразнить, снять эмоциональное напряжение, которое они, очевидно, оба испытывали после близости, и вернуться к действительности. А действительность была такова: они - два взрослых человека, действующих по взаимному согласию, которым с первого раза удалось превратить секс в незабываемое переживание.
        Но беспокойство, которое сразу вспыхнуло в серых глазах Джека, остановило Валери и... заставило ее сердце сжаться. Она должна бежать отсюда, бежать от него, быстро собрать свои вещи и убраться ко всем чертям, пока не наделала глупостей. Иначе она начнет воображать себе всякую ерунду, например, что между ней и Джеком возможны серьезные отношения.
        - Я пошутила... Это было... Ты был... - Валери услышала в своем голосе трепет и благоговение и постаралась взять себя в руки. Приподнявшись на цыпочки, она поцеловала Джека в щеку. - Никаких жалоб. - Интересно, удалось ли ей изобразить дерзкую улыбку? - Так что мы будем делать с этим шампунем?
        Валери потянулась за флаконом, пытаясь выскользнуть из объятий Джека, но тот ее не пустил.
        - Валери...
        Она не должна была слушать то, что он сейчас скажет. А судя по выражению глаз, Джек собирался сказать ей нечто важное и глубоко личное. Позже он будет ей благодарен за то, что она избавила его от признаний. С этой мыслью Валери решительно высвободилась из рук мужчины. Не важно, что он чувствует сейчас - или думает, что чувствует. Все это не более чем побочное следствие того, что они только что пережили. Возможно, ей тоже кажется, что между ними произошло нечто большее, чем потрясающий секс. Ну и что? Со временем она успокоится. Воспоминания сотрутся. Она забудет выражение его глаз, когда он потерял контроль над собой и овладел ею. Господи, что он с ней сделал!
        Валери прогнала эту мысль и взяла мыло и шампунь.
        - Ты первый, ладно? - беззаботно сказала она, словно каждый день принимала душ в обществе мужчины, не снимая чулок и подвязок.
        Джек поймал ее за локоть, развернул лицом к себе. На его обворожительных губах не было насмешливой улыбки, в глазах так и не зажегся нахальный огонек. Он по-прежнему был серьезен и взволнован.
        - Иди сюда.
        - Джек... ± - начала Валери, но осеклась. Она не знала, что сказать ему.
        - Дай я... - Джек умолк, словно тоже растерялся. Он нежно прижал ее к себе, и неуверенность, которую они оба испытывали, заставила Валери прекратить сопротивление.
        Они молча стояли под струями душа. Некоторое время спустя Джек протянул руку за спину Валери и взял мыло и шампунь. Они сосредоточенно намыливали друг друга, не пытаясь превратить все в игру. Между ними возникло напряжение, и Валери позволила себе погрузиться в это настроение, насладиться его невероятной интенсивностью, хотя подозревала, что позже пожалеет об этом. Она никогда не испытывала ничего подобного.
        Они взяли белые махровые полотенца, висевшие на теплой сушилке, и принялись вытирать друг друга. Потом Джек подхватил Валери на руки и понес в спальню, оставив мокрые чулки, брюки и пояс валяться на полу. Так, словно это было самым естественным поступком в мире, он откинул одеяло, уложил ее на белые простыни и подушки, а затем и сам лег на кровать. На этот раз акт любви между ними был медленным, нежным и невероятно сладостным. Валери не ожидала от Джека Ламберта ничего подобного. Она медленно провела пальцами по его спине, изогнулась, когда он вошел в нее, и невольно вспомнила, каким негодяем он себя чувствовал перед теми женщинами в телестудии.
        «Если бы они только знали», - подумала она, прежде чем погрузиться в забытье.
        Вот уж действительно Прекрасный Принц.
        Валери не знала, сколько было времени, когда она проснулась, но в комнате было темно. За окнами тоже было темно. Она почувствовала тепло, исходящее от Джека, раньше, чем вспомнила, что произошло. Девушка повернула голову и обнаружила, что мужчина смотрит на нее, подперев голову рукой. В темноте она не могла разглядеть выражение его глаз и в глубине души понадеялась, что он тоже не сможет прочитать ее мысли.
        - Ты проголодалась? - спросил Джек пресекающимся, хриплым голосом.
        Валери хотела потянуться, насладиться негой и удовлетворением, которые она испытывала, и улыбнуться, прежде чем он снова набросится на нее. Однако она сдержалась. С большим трудом.
        - Я бы что-нибудь съела.
        В другое время Джек Ламберт наверняка усмехнулся бы и отпустил непристойную шутку. Но этого Джека Ламберта она не знала и потому не могла предсказать его действий.
        - Я могу заказать что-нибудь в номер. Или мы оденемся и сходим куда-нибудь. Как хочешь.
        - Сколько времени?
        - Это имеет значение?
        Валери не выдержала и улыбнулась.
        - В Нью-Йорке? Наверное, нет. - Она потянулась и усмехнулась, прежде чем поняла, что поддалась инстинкту. - Что ты хочешь делать?
        Ее зрение приспособилось к темноте, и, взглянув на Джека, она различила блеск в его глазах. По ее телу пробежала дрожь от удовольствия. Он ведь не предлагает... снова. Но при одной мысли об этом она ощутила трепет.
        Джек лениво провел пальцем по ее груди.
        - Не знаю, хватит ли мне решимости заняться тем, чем хочется.
        - Ты имеешь в виду прогулку по городу после такой... разминки или продолжение разминки в этой комнате? - хмыкнула Валери.
        - Да.
        Валери рассмеялась и заметила, как Джек улыбнулся, прежде чем поцеловать ее. Ее сердце затрепыхалось... и замерло.
        Черт!
        - Вообще-то, - заговорил Джек, переключившись на игривый тон несколько быстрее, чем ожидала Валери, - я размышлял, стоит ли, несмотря на возможную неловкость и даже бестактность, попросить, одолжить или украсть презервативы у наших соседей по номеру.
        - Ага, - кивнула Валери с насмешливой рассудительностью. - Я понимаю, в чем трудность.
        Она повернулась на бок и оперлась головой на руку, подражая Джеку.
        - Я могу сходить.
        Джек рассмеялся и, притянув ее к себе, резко перекатился на спину. От неожиданности Валери вскрикнула.
        - Я хочу отправиться с тобой на прогулку, - сказал молодой человек. - Пройтись по городу, осмотреть достопримечательности. - Он обнял ее. - Но я также хочу остаться с тобой здесь, наедине.
        На всякий случай. Он не произнес этих слов, но она догадалась. На всякий случай, ведь мир способен нарушить этот чудесный момент. И все испортить. Хотя это случится так или иначе, рано или поздно. Они оба это знали.
        При свете луны Джек и Валери посмотрели друг на друга.
        - Ужин в номер, - сказали они одновременно и рассмеялись.
        Пока Джек делал заказ, Валери отправилась в ванную. Ее должен был смутить вид мокрой одежды, беспорядочно разбросанной на кафельном полу, но вместо этого на нее волной нахлынули воспоминания. Как он разжигал ее страсть, как он овладел ею. И его нежное, почти покровительственное отношение к ней после того, как все закончилось. Она вздохнула и ополоснула лицо водой, избегая смотреть на себя в зеркало.
        Увидев-таки свое отражение, Валери поморщилась. Ее щеки и нос горели: легкая щетина Джека до красноты натерла ей лицо, а еще и шею. Влажные волосы девушки разлохматились, а от макияжа не осталось и следа. Ну прямо прекрасная принцесса, вырвавшаяся из лап злодея. Прекрасная... Едва ли.
        Они не распаковали чемоданы, поэтому Валери ничего не могла изменить прямо сейчас. Она провела пальцами по волосам, но они уже подсохли, поэтому вышло только хуже. Обреченно вздохнув, девушка завернулась в белое пушистое полотенце. Хорошо бы, Джек не включил свет в спальне. Скоро наступит утро, и холодный дневной свет положит конец всему, что, возможно, у них начиналось. И хотя Валери понимала, что зашла слишком далеко, она не хотела заканчивать все раньше, чем это необходимо.
        Джек действительно не стал включать свет. Он лишь зажег две высокие свечи, которые доставили вместе с едой. Откуда-то доносилась мягкая музыка. Но Валери не успела оценить обстановку, которую Джек пытался создать. Она неотрывно наблюдала за движениями его тела, пока он отодвигал тяжелый диван от стены. На молодом человеке были надеты спортивные шорты, и Валери заметила на кровати открытый чемодан, из которого было выброшено все барахло.
        - Что ты делаешь?
        - Настраиваюсь на романтический лад.
        - Ясно.
        Джек прервал свои хлопоты и обернулся к Валери:
        - Полагаю, Прекрасный Принц сумел бы обойтись без этого, но нам, простым парням, иногда приходится поднапрячься.
        Улыбнувшись, Валери сложила руки на груди и прислонилась к двери ванной.
        - Думаю, твоего обаяния хватит на десять принцев.
        Джек вернулся к своему прежнему занятию, пробурчав:
        - Жаль, что ты не сказала мне это, прежде чем я затеял перестановку. Интересно, из чего сделана эта штуковина? Из бетона?
        Валери подошла к противоположному краю дивана.
        - Давай помогу. А куда мы его тащим? Джек кивком указал себе за спину:
        - Сюда. К окну. Нет, - остановил он девушку, когда она начала разворачивать свой край. - Лицом к окну, чтобы смотреть на город.
        Он опустил диван и подошел к тяжелым шторам, раздвинув их вместе с тюлем. Валери встала позади него.
        - Впечатляет, - сказала она, глядя на город. Их номер располагался достаточно высоко, чтобы они могли увидеть и район, раскинувшийся внизу, и ночное небо, зато уличный шум до них практически не долетал. - Очень красиво.
        Девушка была тронута его усилиями больше, чем хотела себе признаться. Но Джек отчаянно ей нравился, так что она уже почти перестала с собой бороться.
        - Я подумал, что мы могли бы сесть здесь и поесть. Если, конечно, ты не хочешь...
        - Нет, все замечательно.
        На самом деле. Даже слишком замечательно. Кто бы мог подумать, что Джек романтик? Или стремится таковым стать. Краем глаза она заметила бисеринки пота, стекающие у него по щеке, и едва не рассмеялась.
        Они вместе смотрели в окно, и молодой человек прижал ее к себе.
        - Чему ты улыбаешься?
        - Просто так. Ты не совсем такой, каким я тебя считала. Но с другой стороны... С другой стороны, я не слишком хорошо тебя знаю.
        Но хочу узнать получше. Она не произнесла последнюю часть фразы вслух, но даже это вряд ли ей помогло. Она вспомнила, как Брис смотрел на Эрика... И у нее возникло подозрение, что сейчас она примерно так же смотрит на Джека.
        Джек ничего не ответил. Он отвел ее в сторону от окна, затем придвинул диван и подкатил тележку с едой.
        - Мадам, прошу к столу, - сказал он на отличном французском языке.
        - У тебя хорошее произношение, - заметила Валери. - На скольких языках ты говоришь?
        Она села, поджав ноги, на краешек дивана, и Джек постелил ей на колени салфетку. Задвинув кофейный столик в узкий проем между окном и диваном, он расставил на нем тарелки и лишь потом пристроился на другой стороне узкого двухместного дивана. Валери пальцами ног коснулась его бедра, и Джек принялся массировать ей ступни. Он сделал это так просто и так естественно, словно занимался этим каждый день. У Валери замерло сердце. Господи, она должна взять себя в руки, и как можно скорее.
        - Я всегда стараюсь выучить несколько фраз на языке той страны, где бываю. Как минимум чтобы заказать еду и дать указания водителю. А ты?
        - Я хорошо знаю французский и испанский, немного итальянский. Это все.
        Они сняли крышки со своих тарелок и следующие десять минут сосредоточенно жевали в уютной тишине. Наконец Валери оперлась на подушку и сделала глоток вина.
        - Тебе понравилось? - спросил Джек. Девушка кивнула. Волосы Джека высохли и легли неровной, взъерошенной волной, но это делало его неотразимым. У него было красивое тело. Не слишком мускулистое, но стройное и пропорционально сложенное. Она с восторгом вспоминала о каждой минуте, когда ее руки касались и обнимали его.
        - Еда меня больше не интересует.
        Джек искоса взглянул на нее и воткнул вилку в последний кусочек стейка.
        - Нет?
        Валери улыбнулась и покачала головой, пригубив вино.
        - Хм, - отозвался Джек, и уголки его губ приподнялись, пока он пережевывал и глотал мясо. - Тогда перейдем к десерту?
        - Может, позже, - сказала Валери и лишь тогда поняла, что собирается предложить, когда слова уже готовы были сорваться с ее губ. - Мне было бы интересно больше узнать о тебе.
        Она не знала, как отреагирует Джек. Она не исключала, что он может насторожиться или вообще замкнуться. Насколько она могла его изучить, он не оборвет ее грубо. Нет, скорее Джек обратит все в шутку и переведет разговор на другую тему, отвлекая ее внимание от предмета, который он не хотел бы обсуждать.
        Но молодой человек поступил не так, как она ожидала. Он промокнул рот льняной салфеткой, откинулся на подушку, прикрывавшую подлокотник, взял в руку бокал вина и уложил ноги так, чтобы они переплелись с ее ногами. Затем он устремил взгляд на Валери, и хотя его поза была расслабленной, в глазах читалось напряжение.
        - Например?
        Естественно, у Валери все вылетело из головы. Она не хотела углубляться в личные проблемы - вернее, хотела, но не с места в карьер - и не знала, где остановиться.
        - Например, как ты стал спортивным репортером?
        Джек искоса взглянул на нее.
        - Ты хочешь услышать другую историю, чем та, которую я рассказывал журналистам?
        - Я знаю, что ты помог девушке...
        - Кэнди Кеннер, - вздохнул Джек и поднял бокал в шутливом тосте.
        Валери только закатила глаза и продолжила, как ни в чем не бывало:
        - ...которая попросила тебя написать статью о футбольной команде для школьной газеты. Полагаю, за этим кроется нечто большее.
        - Если ты хочешь услышать интимные подробности того, что я делал с Кэнди...
        - Нет, я не хочу слышать непристойные подробности твоих похождений в старших классах, особенно с девушкой по имени Кэнди.
        - Она действительно была сладкой[36 - Кэнди (candy) - конфетка (англ.).]. Валери издала несчастный стон и помотала головой.
        - Давай сосредоточимся на спортивной журналистике.
        - С превеликим удовольствием, - ответил Джек, и в его словах было столько искренности, что у Валери защемило сердце. Она и Эрик перевернули всю его жизнь с ног на голову. Как легко она забыла об этом, жалея себя.
        - Но в колледже ты получал частичную спортивную стипендию и специализировался на физическом воспитании, - припомнила Валери. Она решила двигаться вперед, не желая останавливаться на сиюминутных проблемах. Пусть этот вечер будет посвящен ему. Им. - Следовательно, Кэнди не могла изменить твою жизнь.
        - И да, и нет. Она была моей первой любовью и первой... В общем, ты понимаешь.
        - Ясно. Наверное, у тебя с ней связаны особые воспоминания. По крайней мере, так бывает с некоторыми людьми.
        Джек усмехнулся:
        - Твой первый парень был не слишком горяч, а?
        - Очевидно, мне не стоило искать свою любовь среди членов комитета по подготовке выпускного альбома.
        - Нет никакой гарантии, что ты нашла бы ее среди игроков футбольной команды, - рассмеялся Джек.
        - У меня не было возможности это проверить. Я была не из тех девчонок, которые размахивают помпонами. Спортсмены на меня не западали. Да и вообще парни за мной не бегали.
        Джек неторопливо сделал глоток вина.
        - Трудно в это поверить.
        - Скажем так: я переживала экспериментальную фазу, занимаясь поисками себя. Думаю, я отпугивала большинство молодых людей. - Валери хихикнула. - Да что уж там, я знаю это наверняка. В то время меня не слишком заботило, как привлечь внимание противоположного пола. Пока другие девчонки завивали локоны и, жуя жвачку, крутились у мальчишеской раздевалки после уроков, я часами торчала в художественной мастерской, погрузившись в мир моды и гламура, гадая, какая следующая тенденция наделает шуму.
        - Хм, обычно парни не обходят вниманием моделей. Даже подростки не настолько глупы.
        - Видишь ли, обычно я на шаг или два опережала время. И хотя я была длинноногой и худой, мне никогда не удавалось обзавестись хорошим ухажером.
        Джек погладил ее коленку пальцами ног.
        - Но в конце концов ты им показала, да? Посмотри на себя сейчас.
        - О да, не сомневайся, - рассмеялась Валери. Молодой человек вскинул голову и посмотрел на нее.
        - Знаешь, что мне интересно? Ты несколько раз повторила, что эта работа - твой последний шанс. И Эрик мне так сказал. Что это значит? Насколько я понимаю, ты чертовски хорошо справляешься со своими обязанностями. Ты очень талантливая женщина.
        Валери и не думала, как много значит для нее его мнение. Ее первым побуждением было уйти от ответа. Они ступили на опасную почву.
        - Я думала, мы говорим о тебе.
        Джек послала ей улыбку, поднося бокал к губам.
        - В самом деле?
        - Ладно. Я поведаю тебе о своих неудачах, обнажу перед тобой свою душу, но потом ты расскажешь о себе что-нибудь личное, о чем не любишь говорить.
        - О каких неудачах? Ты не производишь впечатление человека, который смирится с неудачами. Ни в чем.
        Валери поставила свой бокал.
        - Я не знаю, что мне делать: то ли поблагодарить тебя, поскольку это был лучший комплимент в моей жизни, или истерически расхохотаться и воскликнуть: «Черт возьми, неужели я тебя провела!»
        - Ладно тебе, - серьезно заметил Джек. - Тогда объясни, что ты считаешь неудачей. Возможно, у нас с тобой разные представления о...
        - Мне тридцать лет. Я помешалась на индустрии моды, когда мне исполнилось девять, а начала работать в этой сфере с шестнадцати лет. И ни на одной работе я не продержалась дольше полутора лет.
        Джек не пытался скрыть свое удивление.
        - Тебя увольняли? Или тебе становилось скучно? Скука - это не провал, это лишь осознание того, что ты еще не нашла своего призвания.
        - Мне не всегда было скучно. И мне понадобилось двадцать лет, чтобы стать тем, кем я хотела.
        - Директором по связям? Валери кивнула:
        - Стать частью этого мира - вот о чем я всегда мечтала. Я перепробовала практически все профессии, которые ты только можешь себе представить. Я быстро уяснила себе, что не создана для того, чтобы демонстрировать и конструировать одежду или даже фотографировать моделей. Поэтому я устроилась работать в модный журнал и поняла, что попала в яблочко. Затем мне потребовалось еще десять лет, чтобы выяснить, что мне не нравится писать о моде, помогать тем, кто пишет о моде, заниматься редактированием, версткой или маркетингом. По сути, я была на грани того, чтобы махнуть на все рукой. - Она замолчала, взглянула на свой бокал, провела пальцем по его краю. - Ты знаешь, что значит отчаянно чего-то желать? До такой степени, что ты отказываешься верить, даже если все указывает на ошибочность твоего выбора?
        Девушка подняла голову, и Джек долго смотрел в ее глаза. Между ними возникло напряжение, которое постепенно нарастало. Наконец молодой человек тихо промолвил:
        - Совсем недавно я ответил бы «нет». Валери не знала, как понять его слова и как на них реагировать. Поэтому она смалодушничала, оставив их без внимания.
        - Именно эти чувства я испытывала в отношении мира моды. Я рано увлеклась им, хотя до сих пор не понимаю причины. И моя давняя страсть не желает умирать.
        - Думаю, я понимаю тебя намного лучше, чем ты можешь себе представить, - прошептал Джек.
        Жар и напор в его голосе заставили девушку затрепетать. Но втайне она этому обрадовалась.
        - В любом случае, - торопливо заговорила она, - мне подвернулась блестящая возможность, и практически сразу, всеми правдами и неправдами, я получила эту работу...
        - То есть ты никогда не занималась этим раньше?
        - То есть у меня никогда не было необходимой подготовки для тех профессий, которые я выбирала. Но я наблюдательна, трудолюбива и схватываю все на лету.
        - Иначе говоря, в этом - и черт его знает скольких других случаях - ты получила работу за счет своей способности убеждать, хотя не имела непосредственного опыта и рекомендаций?
        - Я не говорила, что у меня не было рекомендаций. Я могла представить кипу рекомендаций. Из любой области модельного бизнеса. - Девушка опустила голову, кисло улыбнулась и добавила: - За исключением той, куда стремилась попасть.
        - Значит, ты мастер заговаривать зубы. - Джек опередил ее, прежде чем Валери успела возразить. - Артистка, чья страсть и горячность убедят любого в той ерунде, которую ты хочешь внушить. Я это обожаю. Приблизительно в этом же состоит и моя работа. Я пишу о вещах, в которых ничего не смыслю, но нахожу увлекательными. Поэтому я стараюсь узнать ровно столько, сколько необходимо, чтобы сделать информацию об этих загадочных видах спорта доступной для среднестатистического читателя. Это бывает трудновато, но интересно. Возможно, платят за это не слишком много, но у меня есть возможность путешествовать по всему миру, видеть разные страны, заводить знакомства с людьми, которых иначе я никогда не встретил бы. По крайней мере, так было раньше. Валери нахмурилась, хотя не чувствовала обиды за то, что сказал о ней Джек. На самом деле он был очень близок к истине.
        - Но ты, несомненно, найдешь другую работу. Эрик сказал мне, что ты подрабатываешь в каком-то европейском агентстве.
        Джек кивнул:
        - Я пытаюсь. И возможно, устроюсь к ним на постоянную работу, когда закончится эта кутерьма. Если, конечно, они меня возьмут.
        - Ты думаешь, что эта история с Прекрасным Принцем заставит их передумать? - Валери стало стыдно, что она никогда не задумывалась о последствиях, которые их затея будет иметь для Джека. Эрик обещал, что он щедро заплатит Джеку за помощь, и потом Джек уже нашел работу внештатного корреспондента. Но только сейчас ей пришло в голову, что он, возможно, до конца жизни будет расплачиваться за то, что согласился помочь другу. И ей.
        - Я не знаю, - честно ответил Джек. - Надеюсь, что нет.
        - Но Эрик сказал мне, что у него есть план, и, по крайней мере, ты можешь...
        - У меня все хорошо, - оборвал девушку Джек, и выражение его лица стало немного напряженным. - Мне не нужно, чтобы Эрик держал меня за руку. Я согласился участвовать в этом предприятии, и даже если сначала я не понимал, во что лезу, все равно я внес свою лепту, чтобы раздуть все это сверх меры. - Он пожал плечами. - Со мной все будет в порядке, когда мы закончим.
        - Ты оказал огромную услугу своему другу.
        - Он это заслужил.
        - Ты уже намекал на это раньше. Что он такого сделал, чтобы заслужить такую самоотверженную преданность с твоей стороны? - Валери вскинула руку. - Обещаю, это не попадет ни в пресс-релизы, ни в интервью. Все останется между нами.
        Теперь Джек уставился на свой бокал с вином. И когда Валери решила, что не добьется от него ответа, молодой человек сказал:
        - Эрик спас мне жизнь.
        - Буквально?
        - Почти. - Джек поднял глаза. - Моя мать умерла, когда мне было одиннадцать. Автомобильная авария, пьяный водитель.
        - Мне жаль. - Ее сердце сжалось при мысли о том, что пришлось вынести Джеку в детстве. - Я даже представить себе не могла.
        - У тебя близкие отношения с родителями? Валери лишь пожала плечами:
        - Мои мама с папой никогда не планировали заводить детей, поэтому они восприняли родительские обязанности как своего рода деловое решение, включающее в себя корпоративную политику и управленческую стратегию. А я выросла столь непохожей на них, что они просто не знали, как со мной обращаться. Но они поддерживали меня и продолжают это делать. - По ее губам скользнула усмешка. - Хотя они стали бы гораздо счастливее, если бы я...
        - Позволь мне догадаться: они хотят, чтобы ты обзавелась семьей и подарила им внуков?
        Валери расхохоталась:
        - Господи, нет конечно! Ты шутишь! Они не знали, что делать со мной, и меньше всего им нужны внуки, с которыми тоже непонятно, что делать. Нет, мои родители мечтают, чтобы я нашла свое место в жизни и добилась процветания. Не обязательно в финансовом плане, хотя они оба преуспели в жизни. Нет, они мечтают, чтобы я нашла что-нибудь стоящее, в чем я смогу достичь успеха. - Валери отпила глоток вина. - Ну а твой отец? Что он думает о твоих скитаниях по миру?
        - Мой, э... мой отец тяжело пережил смерть мамы. У него случилось нечто вроде нервного расстройства.
        - Джек, прости, я не хотела...
        - Когда мне было шестнадцать, он покончил с собой.
        Валери оторопела.
        - Я тогда много времени проводил в доме Эрика. Его отец умер, когда он был ребенком, поэтому нас связывало нечто общее. И хотя у его мамы было слабое здоровье, она хорошо ко мне относилась, когда я приходил. Моего отца, когда он был жив, и отцом-то назвать было трудно, а других родственников у меня не было. Не то чтобы миссис Жермен напоминала мне мать, по которой я тосковал, но в их доме всегда было весело и уютно, не то, что у нас. И когда она чувствовала себя хорошо, там пахло свежей выпечкой. С тех пор я полюбил этот аромат. - Джек еле заметно улыбнулся. - Она обожала мыльные оперы, и, если мы с Эриком не успевали вовремя смыться, она просила нас отвезти ее на кресле-каталке в гостиную и заставляла вместе с ней смотреть одну-две «истории», как она их называла. - Молодой человек содрогнулся в притворном ужасе и рассмеялся. - Насколько я знаю, в подростковом возрасте Эрик проводил большую часть своего времени, смотря сериалы «Так устроен мир» и «Жизнь одна». Возможно, именно тогда у него возникла тяга давать советы. Так или иначе, я приходил к нему домой после школы, помогал по хозяйству, а
потом мы оба прятались в домике на дереве, который построил его дед на заднем дворе, когда Эрик был маленьким.
        Он умолк и снова опустил голову.
        - Я много раз оставался у них ночевать, и Эрик придумывал отговорки для своей мамы. Сейчас я думаю, что она все знала. Но в то время я понимал, что никогда не смогу отблагодарить своего друга, поскольку в его доме я нашел убежище. После того как умер мой отец, они фактически взяли меня к себе. После школы я работал в местном департаменте парков и активного отдыха, поэтому я много времени проводил в других местах, но все равно часто наведывался к Эрику и его матери. Через год мы окончили школу и вместе поступили в колледж. Эрик не получил никаких льгот, а мне выделили частичную стипендию и кое в чем помогали. Но если бы не Эрик и не миссис Жермен, я бы не справился. Одному богу известно, как бы я кончил. Наверное, опустился бы так же, как и мой отец. Мне было непросто, и я был сложным человеком, но Эрик всегда поддерживал меня. - Джек снова взглянул на Валери. - Так что, если говорить о возвращении долга, это капля в море.
        Валери поставила бокал на стол. Ее рука слегка дрожала.
        - У меня нет слов, - тихо сказала она.
        Ей хотелось обнять его, убаюкать, приласкать. Но девушка понимала, что Джек воспримет ее порыв как жалость, в которой он не нуждался. Конечно же, она могла стереть или смягчить грустные воспоминания.
        - Твоя дружба с Эриком вызывает у меня благоговение, - наконец сказала она. - Может, даже ревность. Или зависть. - Она посмотрела в глаза Джеку. - Ты сделал для него очень много. Я имею в виду не только то, что ты согласился вместо него сыграть роль Прекрасного Принца. Главное, ты принял его таким, какой он есть, не осуждая. Наверное, труднее всего на свете ему было признаться тебе. А ты даже глазом не моргнул. Вам обоим очень повезло.
        Джек тоже отставил бокал. Когда он потянулся к Валери, девушка заметила, что и у него слегка дрожат руки.
        - Иди ко мне, - тихо сказал Джек, обнял ее и, прижав к себе, откинулся назад.
        Ее голова покоилась у него на груди. Он обхватил ее лодыжки ногами, одной рукой гладя ее по спине, а второй - по волосам. Они лежали молча, и Валери слушала, как гулко бьется его сердце.
        - Спасибо тебе, - шепнул он, уткнувшись в ее волосы. Его голос был таким тихим, что девушка едва разобрала слова.
        В ответ она лишь прижала ладонь к его сердцу и замерла. Время шло медленно. Свечи потрескивали. А Валери лежала в объятиях Джека, сознавая, что, возможно, совершила самую большую ошибку в своей жизни. Она влюбилась. В самое неподходящее время и в самого неподходящего человека.
        Глава 19
        НА СЛЕДУЮЩЕЕ УТРО
        Поведение мужчины может быть неадекватным, но не всегда по тем причинам, которые вы предполагаете. Конечно, некоторые из них ведут себя неуклюже и бестактно, поскольку для них это - всего лишь одна ночь, и они опасаются, что вы воспримете все слишком серьезно. Но иногда они ведут себя неуклюже и бестактно потому, что для них эта ночь значила гораздо больше, чем они ожидали, и они боятся, что вы воспримете случившееся недостаточно серьезно. Просто они не знают, как вам это объяснить. Поэтому не торопите события, дайте мужчине шанс проявить себя с лучшей стороны.
        На следующее утро, обернув одно полотенце вокруг бедер и вытирая голову другим, Джек вышел из спальни и обнаружил, что Валери сидит за столом в гостиной, прижимая к уху телефон и постукивая ручкой по блокноту.
        Джек не стал ее прерывать. Вместо этого он прислонился спиной к дверному косяку и замер, наблюдая за своей возлюбленной. Ее волосы были уложены в аккуратный узел на затылке, сшитый на заказ костюм цвета манго элегантно облегал ее тело. Тело, которое Джек знал теперь очень хорошо. Каждый изгиб и ложбинку. Трепет пробежал по его коже... и сердце ее радостно откликнулось.
        Он проснулся один на диване, на котором они заснули вдвоем. Погасшие свечи и остатки недоеденного ужина были убраны, а его плечи были укутаны одеялом, прежде лежавшим на кровати. Джек услышал звук льющейся воды в ванной, и его первым желанием было присоединиться к Валери в душе, продолжить там, где они остановились прошлой ночью.
        Вот только когда они прервались, происходившее с ними меньше всего напоминало секс для разрядки напряжения, хотя именно с этого они начали. Все изменилось практически в тот миг, когда он прикоснулся к ней. Их близость была не только физической. Истории, рассказанные ими, сокровенные тайны, которые они друг другу доверили, и даже мгновения тишины - все имело значение. Что-то изменилось между ними, в них самих. Впрочем, говоря откровенно, эти перемены начались задолго до того, как они принялись срывать друг с друга одежду.
        Лежа один на диване, Джек впервые не испытал облегчения оттого, что избежал утренних объяснений. Волей-неволей напрашивался вывод, что с самого начала дело было не в сексе. Сам того не сознавая, он был обречен на опрометчивые поступки с их первой встречи, когда увидел ее ироничную улыбку. Просто раньше он не хотел признаваться себе в этом.
        Джек сознательно подождал, пока Валери примет душ, дал ей достаточно времени, чтобы одеться, и лишь затем отправился в ванную. Может, он поступил трусливо, но на него и так обрушилось слишком много переживаний. Он должен был все обдумать, разобраться, что, черт возьми, он чувствует, и решить, как вести себя дальше.
        Кроме того, какая-то часть его хотела знать, с какими мыслями Валери проснулась этим утром. Может, виной всему темнота, вино и безумный секс. Смех, тихий шепот, то, как она положила руку ему на сердце. Джек запретил себе думать об этом. Насколько он знал Валери, она весело выйдет из ванной, чмокнет его щеку или, что еще хуже, отпустит какую-нибудь шутку, а потом вернется к работе, словно прошлой ночью между ними не произошло ничего особенного.
        Джек сел на краю кровати. Ему нужно было во всем разобраться.
        Итак, какой реакции он ждет? Он хочет, чтобы Валери вошла и бросилась ему на шею от избытка чувств? Или будет лучше, если они оба согласятся считать этот эпизод мимолетной слабостью и вернутся к делам? Джек не знал, какой вариант ужасал его больше.
        Валери вышла из ванной прежде, чем он сделал выбор. И, как показалось Джеку, она смутилась, увидев его сидящим на кровати и разглядывающим дверь, а теперь и ее саму. Судя по всему, она тоже не была готова к этому. И это успокоило Джека как нельзя лучше. Если они оба не знают, как правильно поступить, значит, они не могут поступить неправильно.
        Молодой человек встал, подошел к Валери и провел пальцем по ее щеке. Она была одета, но ее волосы все еще были завернуты в полотенце, а лицо оставалось без макияжа.
        - Доброе утро, - сказал Джек.
        - Доброе утро, - с заминкой промолвила Валери.
        И Джеку пришлось собрать всю волю в кулак, поскольку ему как никогда захотелось заключить ее в объятия, покрыть поцелуями, сорвать элегантный костюмчик и увлечь на постель. Его удержало то, что мотивом его поступков было не влечение. Он боялся отпустить ее от себя.
        - Я... э... решила, что причешусь и сделаю макияж здесь, чтобы ты мог принять душ. - Она отодвинулась - самую малость, но этого было достаточно, чтобы Джек опустил руку. - Я заказала кофе в номер. И вчера вечером я так и не перезвонила... Кстати, нам еще нужно обсудить сегодняшнее расписание.
        «Итак, - подумал Джек, - все-таки бизнес». И эта мысль рассердила его, хотя злиться было глупо, поскольку он сам пребывал в замешательстве. Может, он бесился потому, что Валери совладала со своими чувствами быстрее и лучше него. Трудно сказать.
        Он отступил и, возвращаясь к привычной манере поведения, спросил:
        - Так что я сегодня надену?
        Девушка уловила изменение в его настроении, но просто махнула в сторону ванной.
        - Я повесила пару вещей на дверь.
        Зазвенел колокольчик, оповещающий о приходе персонала, обслуживающего номер, и Валери сбежала.
        Джек долго мылся под горячим душем, но так и не нашел ответа. Теперь он стоял в дверях, глядя на девушку, но его по-прежнему мучили сомнения. Он все еще не понимал, чего хочет. Впрочем, это было не совсем так. Он хотел Валери. Но в каком качестве и как надолго? «Навсегда», - промелькнуло у него в голове. Но однажды такое с ним случилось. И к чему это привело?
        Джек с ходу отмел этот вопрос. Нет. Такого с ним никогда не происходило. Он никогда не испытывал столь сильных чувств к другому человеку. И никогда он не понимал столь ясно, что нашел свою половинку. Он колесил по миру, не сознавая, чего ему недостает, чтобы обрести цельность, пока не очутился в объятиях Валери. Там он почувствовал себя дома. И это его пугало. Поскольку эти переживания усиливали все сомнения, которые у него были. Получится ли у него на этот раз? Захочет ли Валери приложить усилия наравне с ним, чтобы их отношения сложились?
        Господи, только послушайте его! Вот он стоит и размышляет о вечности, а она даже не подозревает о его чувствах. А что если он наберется храбрости и скажет ей? Кривая ухмылка пробежала по его губам. Зная Валери, он мог предположить, что она приведет ему множество причин, по которым ему не следует давать волю чувствам. И даже если она окажется права, это ничего не изменит. Главный вопрос заключался в том, что она думает о нем. И сможет ли он забыть о своих колебаниях хоть на время, чтобы спросить ее об этом.
        Он бросил взгляд на вторую спальню. Дверь в нее по-прежнему была открыта.
        - Интересно, что сейчас делают наши соседи? - проговорил он.
        От неожиданности Валери вздрогнула. Ее щеки вспыхнули, и Джек пожалел, что не прислушивался к тому, что она говорила по телефону и с кем она говорила.
        Валери опустила голову и понизила голос:
        - Да. Больше я ничего не могу сказать. Потому что он стоит рядом со мной. - Девушка вскинула глаза на Джека и смущенно усмехнулась. - Полотенце. Угу. Еще лучше. Я знаю!
        Она коротко рассмеялась, и Джек удивленно поднял брови. Ее низкий гортанный смех показался ему сексапильным, хотя неведомый собеседник Валери явно пошутил на его счет.
        - Послушай, мне пора, - сказала девушка громко. - Нет, у нас еще много дел. Нет, по работе. - Она снова засмеялась. - Я знаю. У меня та же проблема. Я постараюсь перезвонить тебе позже, после передачи.
        Наконец Валери положила трубку, прочистила горло и сделала глубокий вдох, прежде чем взглянуть на него.
        Джек прислонился к двери и сложил руки на груди.
        - Кто это был? Со стороны ваш разговор напоминал нечто вроде, э-э, заговора.
        Валери попыталась сохранить серьезную мину, но ее лицо просветлело. В ее глазах промелькнуло нечто похожее на удивление и, кажется, светлую грусть. И Джек почувствовал, что крохотная частица его сердца, которой он пока еще мог управлять, ускользнула из-под его власти. Но он не пытался этому воспрепятствовать.
        - Это была Джен, - ответила Валери.
        - А-а, - сказал Джек, словно это все объясняло. Впрочем, так оно и было. - Кажется, вы крепко сдружились?
        Валери наклонила голову набок.
        - Да. Возможно, мы подружимся. - Ее улыбка стала немного хитрой. - А что, ты ревнуешь?
        Джек оторвался от дверного косяка и шагнул в комнату.
        - Ха, может, в ней росту - метр с кепкой, но энергии хватит на целый ураган. А что будет, если вы объединитесь? Нам придется оповестить страны западного полушария, что в ближайшее время их жизнь изменится.
        Валери рассмеялась и потерла руки:
        - Ох, какой силой мы обладаем.
        Джек сделал еще шаг по направлению к ней, и девушка снова схватилась за свой блокнотик и ручки - хотя скорее всего она сделала это по привычке. Джек с удовольствием наблюдал за ее смятением и пытался примириться с ее нарождающейся дружбой с Джен.
        Однако ему хотелось направить ее мысли на другие недавно возникшие отношения. Отношения с ним.
        - Я разговаривала с агентом из шоу Леттермана, - сообщила Валери. Выражение ее лица изменилось, словно она пыталась прочитать его мысли.
        «Интересно, догадывается ли она о чем-нибудь и будет ли удивлена, если узнает правду», - размышлял Джек.
        - Они пригласили кого-то другого на передачу, однако они по-прежнему хотят, чтобы ты лично поделился со зрителями своими советами, - продолжила девушка. - Съемки назначены на сегодняшний вечер.
        «Она нервничает», - внезапно понял Джек, и ему показалось, что Валери беспокоит отнюдь не его выступление в качестве Прекрасного Принца. Это заинтриговало его и помогло обрести почву под ногами, в чем он сейчас так нуждался.
        - Похоже, у тебя есть план. А где наша сладкая парочка? - Он кивнул в сторону второй спальни.
        Валери поглядела на открытую дверь и пожала плечами.
        - Я не знаю. Когда я вышла в гостиную, дверь была открыта. Внутри никого не было. Я не уверена, что они вообще здесь ночевали. Никаких сообщений они не оставили. - Она постучала ручкой по блокноту. - Ты удивлен?
        - Я не удивлен. Во всяком случае не тем, что они не появлялись с прошлого вечера. Конечно, мне нелегко привыкнуть к тому, что у Эрика теперь новая жизнь. Он никогда не был распущенным или безответственным. - Джек вздохнул. - Хотя, может быть, он стал склонен к этому. - Молодой человек обошел стол и встал напротив Валери, облокотившись на стул. - Думаю, они появятся, когда - или где - мы их меньше всего ждем.
        - Наверное, ты прав. Если тебе станет легче, я тоже беспокоюсь о нем. Я понимаю, что мы с ним познакомились совсем недавно... - Девушка умолка, чуть улыбнулась и потянулась за чашкой с кофе. - Однако он нравится мне все больше. Я волнуюсь за него. И желаю ему счастья.
        Джек прикусил язык, чтобы не спросить, что нужно для счастья ей самой. Он и так знал ответ на этот вопрос: успешно провести эту кампанию в средствах массовой информации и вернуться к своей работе, которую она считала своим призванием и своей нишей в жизни. Он не знал одного: какое место в этих планах Валери отводит ему - если он вообще вписывается в ее планы.
        Джек радовался и переживал за нее. Теперь ему хотелось завершить начатое не только ради Эрика, но и ради нее. Валери много работала, поэтому она заслужила, чтобы ее усилия были оценены по достоинству. А он? Когда все закончится, Джек планировал отправиться навстречу неизведанному. Возможно, уехать за границу. Он уже не раз думал о том, чтобы продать квартиру, но потом изменил свое решение. В тот момент его больше заботило, как поддерживать отношения с Эриком, чаще проявлять дружеское участие. А теперь? Джеку начинало казаться, что Александрия располагается слишком близко к... К одному домику, который он полюбил целиком и полностью, включая чудовищного пса на заднем дворе. Может, в будущем их не ждет ничего, кроме коротких встреч, когда Джек будет приезжать в город. Он знал, что ему этого будет мало. Но, может, иного выбора нет.
        Внезапно Джек осознал, что пауза слишком затянулась и они с Валери пристально глядят друг на друга. Как всегда, воздух вокруг них стал накаляться, напряжение резко возросло, только на этот раз физическое влечение не играло существенной роли.
        Валери первая нарушила тишину:
        - Джек, я... По поводу прошлой ночи... Неизвестно, что она собиралась сказать, но тут двойные двери номера распахнулись и в апартаменты без предупреждения вошли владелицы «Хрустального башмачка».
        - Здравствуйте, здравствуйте, дорогие мои, - воскликнула Аврора. С ее появлением комната наполнилась ароматом духов «Уайт Даймонд».
        - Да уж, здравствуйте, - промолвила Вивиан, которая едва не врезалась Авроре в спину, когда увидела Джека.
        Только тут молодой человек сообразил, что на нем только полотенце и ничего более.
        - Прошу прощения, дамы, - проговорил он и слегка поклонился.
        - Тогда черный? - обратился он к Валери, словно они обсуждали его наряд на сегодня.
        - Нет, - девушка поддержала его игру. - Хаки и темно-синий.
        Она отошла в другой угол комнаты, когда в дверях наконец появилась Мерседес.
        - Какой приятный сюрприз!
        —Ты уверена? - Вивиан бросила взгляд на Джека, который скрылся в спальне и закрыл за собой дверь.
        Оставшись один, молодой человек прислонился к стене и сделал глубоких вдох. Он ничего не мог поделать с тем, что дверь второй спальни осталась открытой. Он лишь надеялся, что, увидев смятые простыни, три женщины решат, будто Валери спала там. Надуманные объяснения только усложнят ситуацию. Пока он брился и одевался, в его мозгу крутилась одна мысль: «Только бы Эрик и Брис оставались там, где они сейчас находятся».
        Когда Джек вернулся в гостиную, дамы продолжали щебетать. Вернее, щебетала Аврора. Вивиан включила телевизор с большим экраном и смотрела новости. Мерседес сидела напротив Валери и обсуждала какие-то вопросы.
        - А вот и он, - провозгласила Аврора при виде Джека и устремилась ему навстречу. Она взяла его руки и крепко сжала. У молодого человека возникла мысль, что количество перстней на ее пальцах следовало бы поубавить.
        Скрыв гримасу боли за улыбкой, он сказал:
        - Да, это и в самом деле я.
        - Я только что рассказывала Валери, что у тебя образовался свой фан-клуб.
        - Фан-клуб? - Джек бросил быстрый взгляд на девушку, которая что-то обсуждала с Мерседес.
        - Да, снаружи у гостиницы собралась целая толпа женщин, - продолжила Аврора. Она не скрывала восторга по поводу этого факта и, очевидно, предполагала, что Джек разделит ее чувства. - Полагаю, всем известно, где Чак и Вики разместили своих гостей.
        Ее глаза сверкнули, и она снова схватила Джека за руку.
        - Во всяком случае, они, как и положено, размахивают плакатами. Я еще не решила, что мне больше нравится: «Будь моим Принцем» или «Очаруй меня».
        - Лично мне больше всего понравилась надпись: «Принц - Горячая Штучка», - вставила Вивиан, сидевшая на подлокотнике дивана, и подмигнула Джеку. Она была одета, как обычно: свободная, ниспадающая мягкими складками блуза в черно-белую полоску и узкая черная мини-юбка с разрезом. Наряд дополняли темные чулки и серебристые босоножки на высоком тонком каблуке.
        - Как тебе не стыдно, Виви! - Аврора бросила укоризненный взгляд на Вивиан, затем снова посмотрела на Джека. - Мы как раз говорили, что не знаем, как выразить тебе свою благодарность. Я уверена, что ты сделал много больше, чем требовалось по договору, который подписал Эрик, но ты добился невероятного успеха.
        Вивиан взмахнула рукой, в которой держала сигарету в золотом мундштуке.
        - Не то слово. Ты так уверенно держишься перед камерами. И это делает тебя лакомым кусочком. - Рыжеволосая дама окинула Джека внимательным взглядом, который ясно говорил, что она так и съела бы его, если бы не значительная разница в возрасте. Во всяком случае, Джек надеялся, что Вивиан примет во внимание возрастной фактор.
        - Спасибо, - проговорил он, сделав над собой усилие.
        - Я не перестаю удивляться, что ты скрывался от публики так долго.
        Молодой человек почувствовал, что Валери быстро взглянула на него, но постарался сохранить безмятежное выражение лица.
        - Все вышло как нельзя лучше, так что, я считаю, права старая поговорка: что ни делается, все к лучшему.
        Продолжая улыбаться, Джек осторожно высвободил свои занемевшие пальцы из рук Авроры, подошел к сервировочному столику и налил себе чашку кофе.
        - Дамы, могу ли я что-нибудь вам предложить? - спросил он.
        - Я буду чай, - сказала Аврора.
        Вивиан послала ему многозначительную улыбку и снова повернулась к экрану телевизора. Мерседес прочистила горло.
        - Джек, Валери рассказала мне о приглашении участвовать в шоу Леттермана. Отличная работа. Еще раз примите нашу благодарность за готовность сделать больше, чем вы обязаны. Мы уже получаем потрясающие отчеты от наших дистрибьюторов. - Суровая дама улыбнулась, и Джек подумал, что ей следовало бы делать это чаще. Он и не догадывался, что улыбка может так смягчить черты ее лица.- Появление нашего журнала на рынке прошло с куда большим успехом, чем мы ожидали. И этим мы обязаны в первую очередь вам. Вообще-то, я только что сказала Валери, что по возвращении в Вашингтон нам нужно будет встретиться с вами и вашим менеджером, чтобы обсудить дополнение к договору. Мы должны компенсировать вам...
        Но Мерседес не успела закончить фразу. Внезапно Вивиан ахнула и прижала к груди свою золотую «волшебную палочку».
        - Что за черт!
        - В чем дело? - подскочила к ней Аврора. - Это Марго Фонтана и красавчик Бенджамин Стайлс, да? Я предсказывала, что их брак не продержится и месяца. Говорю вам, голливудские пары должны понять, что у них нет шансов, когда мужчина женится на женщине, более знаменитой, чем он. Их хрупкое эго просто не выдерживает.
        Она повернулась к Джеку и добавила:
        - Не обижайся, ладно?
        Джек отсалютовал ей чашкой с кофе и, радуясь, что ему больше не нужно выслушивать незаслуженных похвал, ответил:
        —Я не обижаюсь.
        - Тише, Аврора, - одернула приятельницу Вивиан. - Идите все сюда. Полагаю, нам всем это нужно видеть.
        Она обернулась к Джеку:
        - Особенно тебе.
        На экране телевизора появилось знакомое имя, и все, кто был в комнате, застыли на месте.
        - Прекрасный Принц. Кто он - принц или обманщик? Смотрите ток-шоу Брока Салливана сегодня утром в десять часов. Мы поговорим о самом знаменитом сердцееде Америки с его... бывшей женой. Бывшая миссис Ламберт, супермодель Шелби Лейн, выступит перед вами в нашей студии и расскажет, почему ее «бывший» не может быть Принцем.
        У Джека зазвенело в ушах, как только Брок Салливан произнес имя Шелби. Черт подери! Неужели ей мало того, что однажды она разрушила его жизнь!
        В то же мгновение затрезвонил телефон в номере и мобильник Валери.
        - Не отвечайте им, - распорядилась девушка. - Не отвечайте, пока мы не разберемся, что происходит.
        Джек посмотрел на Валери как на умалишенную. Он точно знал, что происходит или что произойдет. И судя по безумным искоркам в ее глазах, она тоже это знала. Их отделял всего один шаг от официального, крупномасштабного скандала. И - ура, ура! - как назло, вся троица была в сборе. Замечательно. Просто лучше не придумаешь, черт возьми!
        - Ты что-нибудь понимаешь, Валери? - спросила Мерседес, нахмурившись так, что по обеим сторонам ее рта пролегли глубокие морщины.
        - О господи, - воскликнула Аврора, прижав руки к губам. - Как вы думаете, что она им скажет?
        Южанка обернулась к Валери и Джеку:
        - Каковы могут быть последствия скандала? Ты ведь говорил о своем первом браке с Чаком и Вики?
        - Извините, я удивлена не меньше вашего, - сказала Валери. - По нашим последним сведениям Шелби была где-то в Европе на съемках.
        Вивиан постучала мундштуком по бедру.
        - Интересно, сколько ей заплатят за эти откровения. Не обижайся, Джек, но у нее должен быть мотив, раз она проехала полмира, чтобы рассказать о тебе и о вашей семейной жизни.
        Аврора снова сжала руку Джека в своих ладонях.
        - Не стоит ли за всем этим нечто такое, о чем нам следует знать, дорогой? Какой-нибудь неприятный момент в ваших отношениях, который она может раздуть сверх меры?
        - Я не был идеальным мужем, но между нами не произошло ничего такого, что публика сочла бы скандальным, - ответил Джек.
        Колесики в его мозгу вращались с огромной скоростью, пока он искал решение, пытаясь оказаться на шаг впереди того, что произошло или вот-вот должно было произойти. Но он не видел ни единого способа, как не допустить, чтобы правда выплыла наружу.
        Шелби знала и не любила Эрика, во-первых, потому, что эта неприязнь была взаимной, а во-вторых, она хотела, чтобы Джек уделял внимание только ей. Она в каждом видела угрозу своему благополучию, но особую опасность, по ее мнению, представлял лучший друг мужа. Однако она не знала, что Эрик - популярный писатель. Она никогда не спрашивала, чем он зарабатывает на жизнь. В принципе, ее не слишком интересовало даже то, чем зарабатывает на жизнь Джек. В этом была вся Шелби: ее интересовала только она сама.
        Конечно, многие не поверят, что жена не знала о скрытых талантах своего мужа. Но все это можно списать на ее домыслы. Она может не верить, что он сочинял не только статьи для спортивной рубрики, но доказать это ей не удастся. Джек бросил взгляд на Валери, прикидывая, как отозвать ее в сторонку и обсудить дальнейший план действий.
        И тут у него на поясе зажужжал мобильник. Джек протянул руку и снял телефон с ремня. Эрик. Женщины приклеились к экрану телевизора, ожидая повторения рекламного ролика, поэтому Джек повернулся к ним спиной и раскрыл трубку.
        - Послушай, - тихо сказал он, сразу переходя к делу, - быстро возвращайся сюда. Шелби в городе и...
        - Что? - в ужасе заорал Эрик. - Ах, дерьмо, так вот почему они звонили.
        - Она ничем не может навредить нам. Шелби ничего не сможет доказать. Нам нужно только продумать ответные меры. И учти, хозяйки журнала тоже здесь. - Джек умолк, когда до него дошли слова Эрика. - Погоди. Кто звонил? Что происходит? Где ты?
        - В Гринвич-виллидж[37 - Гринвич-виллидж - богемный район в Нью-Йорке.]. Послушай, я должен тебе кое-что тебе сказать. Брис, э... Он ушел.
        - Куда ушел?
        - Просто ушел. Когда я проснулся, его не было. Но теперь, кажется, я понимаю почему.
        Джек чувствовал, что Эрик расстроен, но его гораздо больше волновал дебют Шелби на телевидении, который должен был состояться в ближайшее время.
        - Послушай, я понимаю, что тебе паршиво, но мне нужно...
        —Нет, это ты послушай. - Эрик замолчал, выругался, потом заговорил снова: - Я... Прошлой ночью мы... Прошлая ночь была... - Он снова умолк, затем глубоко вздохнул и продолжил: - Это было потрясающе. Я... я рассказал ему все.
        Джек стиснул трубку.
        - Что ты ему рассказал?
        - Я люблю его, Джек. И я... я не мог ему лгать. Я не могу. Поэтому я все ему рассказал. Все.
        - Все? Ты имеешь в виду...
        - Да, - еле слышно ответил Эрик. - И вот я проснулся, а его нет.
        - Дерьмо, - подвел итоги Джек.
        - Хуже того. Я взял телефон, чтобы ему позвонить, и увидел, что кто-то пытался связаться со мной сегодня утром. Я... я спал, и, по-видимому, Брис ответил вместо меня. Я проверил, кто звонил. Это продюсер с ток-шоу Брока Салливана. Я подумал, что он искал меня, чтобы пригласить тебя для участия в программе.
        - Ох, мать твою... Ты ведь не думаешь, что он...
        - Именно об этом я и подумал. Я хочу сказать, что не ожидал такого от него. Мне показалось, что прошлой ночью он был тронут моим признанием, и я был потрясен, когда не нашел его утром. Я... - Эрик сновал замолчал, потом радостно воскликнул: - Стой! Я только что нашел его записку на зеркале в ванной. Он ушел на студию. Но не для того, чтобы нас выдать.
        Внезапно голос Эрика охрип.
        - Он хочет защитить меня. Господи! - Он слабо хихикнул, но чувствовалось, что его переполняют эмоции. - Кажется, я нашел своего Прекрасного Принца.
        Мысли Джека безудержно неслись вскачь.
        - Ты должен вернуться сюда. У нас самих назначено «живое» интервью. Думаю, мы придумаем, как это исправить.
        - Еду. И... прости меня.
        —Эй, это не твоя вина. Знаешь, не приезжай сюда. Давай встретимся на телестудии, хорошо?
        Джек захлопнул телефон, сделал глубокий вдох, потом медленно выдохнул. Сначала он посмотрел на Валери и чуть заметно покачал головой, затем перевел взгляд на трех дам.
        - Давайте все сядем. Мне нужно кое-что сказать вам.
        - Джек, - встревожилась Валери, - может, ты сначала мне объяснишь, в чем дело. Поверь: если у Эрика что-то случилось, мы сможем ему помочь. Не нужно выносить его проблемы на всеобщее обсуждение. - Она попыталась ободряюще улыбнуться хозяйкам журнала. - Кроме того, нам пора спускаться. Полагаю, машина уже ждет, и меньше чем через полчаса начнется твое выступление в программе «С добрым утром».
        - Но как быть с Броком Салливаном? - спросила Аврора. - Возможно, одной из нас следует остаться и посмотреть, чем все кончится?
        Но ее никто не слушал, все глаза были устремлены на Джека.
        - Возможно, вы решите позвонить на студию и отменить запись.
        Вот теперь владелицы «Хрустального башмачка», включая Аврору, действительно встревожились.
        - В чем проблема? - спросила Мерседес.
        - Это имеет какое-то отношение к твоей бывшей? - полюбопытствовала Вивиан. - Я уверена, что мы можем оспорить все, что она скажет. В принципе, ты можешь использовать свое выступление в утренней программе с этой целью. Хотя, если ты догадываешься, что она скажет, имеет смысл рассказать нам обо всем прямо сейчас.
        Валери чуть отошла, так чтобы ее не видели владелицы журнала, помотала головой и, проведя ребром ладони по горлу, указала на дверь спальни.
        «Давай поговорим. СЕЙЧАС», - беззвучно шевеля губами, сказала она.
        Джек уважал ее решимость бороться до конца, однако ему было ясно, что они потерпели фиаско. Им не удалось бы остановить ни Шелби, ни Бриса. Они должны были понимать, что рано или поздно все выплывет наружу. Хотя Джек и представить себе не мог, каким эффектным окажется падение Прекрасного Принца. Однако замечание Вивиан натолкнуло его на одну мысль. Он не мог изменить ход событий, но мог сделать королевский жест. Это не помогло бы ни ему, ни Эрику, но избавило бы хозяек журнала от нападок прессы, которых иначе избежать не удастся. И что еще более важно, это спасло бы Валери от увольнения. Ей нужно будет только подыграть.
        - Пожалуйста, садитесь, - попросил Джек, размышляя, как им сказать правду.
        Дамы расселись, кто на кресло, кто - на диван, за исключением Валери, которая так и осталась стоять, но Джек все еще и не придумал, с чего начать.
        - То, что я скажу, повергнет в шок вас всех, - объявил он, сделав особое ударение на слове «всех». Он мельком взглянул на Валери, умоляя ее подтвердить его историю. - Но я не Прекрасный Принц. Прекрасный Принц - это Эрик.
        У Мерседес отвисла челюсть. Аврора ахнула. Однако Вивиан только улыбнулась.
        - Так, так. Неспроста меня мучили сомнения.
        - Вы... вы знали? - раздался удрученный голос Валери. Впрочем, когда она встретилась глазами с Джеком, взгляд у нее был довольно сердитый.
        Вивиан пожала плечами:
        - Скажем так, у меня были подозрения насчет того, что Джек написал эти сентиментальные книжицы. - Она усмехнулась, повернувшись к Джеку. - Не обижайся, дорогой. Просто в тебе слишком сильно мужское начало. Но поверь, мы, женщины, любим тебя таким, какой ты есть.
        Валери и Аврора дружно разинули рты.
        Мерседес, однако, снова нахмурилась.
        - Что подвигло вас на такой обман? - спросила она.
        - Прежде всего, я хочу извиниться. Перед всеми вами. - Джек снова бросил быстрый взгляд на Валери. Если она притворится, что шокирована так же, как и все остальные, тогда, возможно, ей удастся сохранить работу. - Мы никому не хотели причинить вреда. Дело в том, что Эрик долго держал в секрете, гм, все. Годами. Он мечтал вырваться на свободу.
        - Ты хочешь сказать, что он лишь недавно объявил о своих предпочтениях? - удивилась Вивиан. - Очень интересно. Он продемонстрировал отменный вкус. Мне понравился его приятель. Как его зовут? Брис?
        Аврора и Мерседес уставились на Вивиан так, словно у нее во лбу открылся третий глаз.
        - Господи, Виви, - взмолилась Аврора. - Сейчас не время обсуждать их любовную жизнь. У нас назревает полномасштабный скандал.
        Джек посмотрел на часы, и его прошиб пот.
        - Да, Брис. Эрик действительно преуспел. Он хотел обрести личную жизнь, но не осмеливался из-за таинственного Прекрасного Принца. Он годами убеждал женщин, что Принц существует, и...
        - Он понимал, что они отвернутся от него, если узнаю, что Прекрасный Принц - гей, - закончила фразу Аврора и, вздохнув, прижала руку к груди. - Как трагично. Он такой приятный мужчина.
        Но взгляд Мерседес не стал добрее.
        - Скорее, он опасался, что его книги не будут продаваться.
        - Его не заботил этот вопрос, - покачал головой Джек. - Эрик вообще собирается отойти от дел, однако он беспокоился за читательниц.
        - И поэтому решил им солгать? - строго спросила Мерседес.
        - Нет, просто он... - Джек не знал, как им объяснить, а времени оставалось все меньше. Но когда Валери открыла рот, он поспешил вмешаться, чтобы она не обнаружила свою причастность к этой афере. - Он лишь хотел, чтобы все были счастливы. Однако он не планировал, что влюбится.
        Лицо Авроры смягчилось.
        - Эрик влюбился?
        - В Бриса? - уточнила Вивиан. - Так-так.
        - Давайте не будем уклоняться от темы, дамы, - вернула их на землю Мерседес. - Конечно, мило, что он кого-то себе нашел, но на кону наше доброе имя.
        - Да, вот почему я рассказываю вам все это. Эрик, э... В общем, Брис собирается защищать доброе имя Эрика.
        - Извини? - не выдержала Валери, которая наблюдала за их беседой, как за игрой в пинг-понг. - Он что? И как именно он собирается делать это? И зачем?
        - Эрик во всем признался Брису. Прошлой ночью.
        - Во всем? - как эхо, повторила Валери, побледнев.
        Джек кивнул:
        - Агент из шоу Брока Салливана позвонил этим утром, очевидно намереваясь пригласить меня на передачу с участием Шелби. Устроить очную ставку, так сказать. Только трубку взял Брис, и, когда он услышал, что Шелби собирается смешать с грязью меня и Эрика, он отправился...
        - Защищать честь любимого мужчины, - договорила за него Аврора, снс^а прижимая руку к сердцу.
        Вивиан расхохоталась:
        - Ох, мне это нравится.
        —Нравится? - переспросила Мерседес. - Да нас в порошок сотрут! Это же прямой эфир на национальном телевидении.
        - Ой, не надо все драматизировать, Мерси, - отмахнулась Вивиан.
        - Драма еще не началась, - фыркнула Мерседес. - Это шоу - настоящая змеиная яма. Они сделают посмешище из «Хрустального башмачка».
        - Они попытаются, - сказал Джек. - Но я им не позволю.
        - О чем ты говоришь? - встряла Валери. - Что ты собираешься делать?
        - Мы не можем знать, что Брис и Шелби скажут Броку Салливану, но всего через полчаса у меня самого намечено выступление в прямом эфире. Оно состоится перед программой Брока. - Молодой человек посмотрел на Валери, затем на трех других женщин. - Я пойду туда и расскажу им все. Мы выбьем почву из-под ног у Салливана. Не исключено, что и нам достанется, поэтому я заранее прошу у вас прощения. Мы не желали этого. Но даю вам слово: я сделаю все возможное, чтобы свести к минимуму ущерб, который может быть причинен вам, журналу или вашей компании. Я объявлю, что вы ни о чем не знали. Когда все закончится, мы вернемся сюда. Эрик пригласит своих адвокатов, и будем надеяться, нам удастся сообща урегулировать эту проблему.
        - Джек, послушай, нам нужно поговорить, - воскликнула Валери, запаниковав.
        Джек обернулся к ней:
        - Пожалуйста, останься здесь, ладно? Тебе предстоит отвечать на звонки и улаживать последствия. Только дождись, пока я закончу свое выступление, ясно? Прежде чем говорить с кем-нибудь.
        - Джек...
        - Обещай мне, Валери.
        Она молча посмотрела ему в глаза, и Джек знал, что она догадалась о его замысле. Она поняла, что он собирается сделать для «Хрустального башмачка». И для нее.
        - Мне нужно решить эту проблему, - сказал Джек. - Доверься мне.
        Она кивнула, но ничего не ответила. Ни правил, ни предложений, ни безудержной потребности держать все под контролем. И хотя на лице девушки были написаны мрачные предчувствия и ужас, ее глаза светились благодарностью и верой в него.
        Джек вызвал лифт, надеясь, что принял правильное решение. Теперь, завоевав доверие Валери, он ее не подведет.
        Он молился, чтобы не потерять то единственное, лишиться чего было выше его сил.
        Глава 20
        ДОВЕРИЕ
        Вы можете просить о доверии. Вас могут просить довериться. Вы даже можете убедить себя, что испытываете это чувство. Но настоящее доверие нужно заслужить. И вы никогда не узнаете его истинную цену, пока оно не подвергнется проверке.
        Больше всего Валери хотелось умчаться вслед за Джеком. Не потому, что она не доверяла ему. После ночи, которую они провели вместе, у нее не осталось ни малейших сомнений, что он сделает все, чтобы смягчить последствия скандала.
        - Валери, дорогая, - ласково заговорила с ней Аврора, - тебе было известно об их сговоре?
        Вот почему Валери хотела сбежать. Она не знала, как посмотрит в глаза феям-крестным, как объяснит им свою роль в этом надувательстве. Джек постарался снять с нее подозрения, устроив все так, будто план разработали они с Эриком. Валери понимала: если она скажет своим покровительницам, что понятия не имела о подмене, Эрик с Джеком подтвердят ее слова. Тогда, возможно, ей удастся сохранить работу. Впрочем, трудно представить себе худшее наказание, учитывая, что ближайшие несколько дней она будет утрясать проблемы и улаживать последствия.
        Но если Джек был готов держать ответ перед всей Америкой в живом эфире, Валери просто не имела права лгать трем женщинам, которые дали ей возможность попробовать себя в чем-то особенном. Возможность, которую она упустила по своей собственной вине.
        Поэтому она твердо посмотрела в глаза феям-крестным и сказала:
        —Да. Да, мне все было известно. Я знаю, что подвела вас. Я всех нас подвела, включая себя. Я мечтала получить эту работу больше, чем вы можете себе представить, но я готова подать заявление об увольнении. Я понимаю, что этого недостаточно и время упущено. Могу лишь сказать, что мне жаль. Очень, очень жаль.
        Взгляд Мерседес не предвещал ничего хорошего. Аврора выглядела крайне обиженной. И только лицо Вивиан выражало скорее задумчивость, чем какие-либо другие чувства.
        Именно Вивиан заговорила первой:
        - Мы обсудим твое увольнение немного позже. - Она указала на кресло, стоявшее напротив дивана, на котором расположились все три дамы. - Садись и расскажи нам все с самого начала. - Бросив взгляд на часы, рыжеволосая женщина добавила: - У нас есть еще время. - Видя, что Валери колеблется, она повторила приглашающий жест. - Садись и рассказывай.
        - Хорошо, только вам не кажется, что сначала мы должны связаться с Салливаном. Надо предупредить его, что Джек выступает в программе «С добрым утром».
        - Думаю, Брок Салливан и сам об этом знает, - заметила Мерседес. - Он рассчитывает, что его передача наделает больше шума, если выйдет в эфир после того, как Джек появится на канале у конкурентов, расточая очаровательные улыбки.
        - Но если Салливан узнает, что Джек собирается раскрыть карты, лишив его сенсации, тогда, возможно, он откажется от своих грязных планов. Конечно, ущерб будет нанесен, но, по крайней мере, Салливан и его команда не смогут нанести нам новых оскорблений или раздуть пламя негодования.
        - В этом что-то есть, - задумчиво сказала Мерседес.
        - Нет, нет, нет, - запротестовала Вивиан. - Пусть старый осел готовит свое дешевое шоу. После выступления Джека Салливан останется в дураках, и все его жареные факты не будут стоить ни цента. Ну а Шелби предстанет в глазах публики злой ведьмой, которая решила использовать своего бывшего мужа, дабы урвать пятнадцать минут славы.
        - Не знаю, - покачала головой Валери. - Может получиться только хуже.
        Аврора посмотрела на девушку, и в ее светло-голубых глазах по-прежнему читалось разочарование.
        - Брок Салливан в любом случае выйдет в эфир. Если мы предупредим его, он получит время, чтобы внести изменения в свою программу. Пусть он выпутывается, как знает.
        Мерседес вздохнула:
        - Да, конечно, ты права.
        - Как ты могла такое допустить? - жалобно спросила Аврора. - Почему?
        Валери почувствовала, как в животе у нее все сжалось, и в то же время испытала огромное облегчение, что больше не нужно ничего скрывать, беспокоясь о последствиях. Девушка наконец опустилась в кресло и сложила руки на коленях.
        - Мы уже подписали договор с Эриком, когда он сообщил мне, что не хочет больше скрывать свои пристрастия, - начала она и рассказала обо всех последующих событиях. - Журнал вот-вот должен был поступить в продажу, и перед нами стоял выбор: либо отменить выход первого номера, либо срочно найти замену. Эрик предложил Джека. Первоначально речь шла только о фотографии на обложке.
        - Но почему Джек согласился? - удивилась Аврора.
        - Из-за денег, конечно, - хмыкнула Мерседес.
        - По правде говоря, нет. Он отказался от денег, - возразила Валери. - Эрик предлагал заплатить ему, но Джек пошел на это по другой причине.
        - Тогда почему? Неужели он позволил втравить себя в такую историю, ничего не получив взамен?
        Валери прикусила губу. Она не могла открыть им сокровенную, печальную тайну, которую Джек поведал ей прошлой ночью.
        - У него были свои причины. Они с Эриком знакомы много лет. Эрик помог Джеку в трудные времена, и Джек считал, что ему представился шанс вернуть долг близкому другу.
        Вивиан поджала губы. Судя по ее виду, она была заинтригована.
        - Ты знаешь, что за этим кроется? Валери кивнула:
        - Да, но, боюсь, это глубоко личное. Вы можете спросить Джека, если хотите, однако он рассказал мне свою историю в доверительной беседе, и я не могу выдать его секрет.
        - В доверительной беседе? - Вивиан постучала мундштуком по костяшкам пальцев. - Как я понимаю, вы двое очень сблизились в последнее время.
        Валери не знала, куда клонит Вивиан, но решила, что сейчас не время для уклончивых ответов.
        - Да, - сказала она. - Да, это правда.
        - А то фото в газете... Ты говорила, что это мелкая оплошность. Случайность, допущенная впопыхах. Следует ли нам понимать, что были и другие случайности?
        Валери почувствовала, как ее щеки зарделись, но, к счастью, ей не пришлось отвечать на этот вопрос, поскольку вмешалась Аврора.
        - Послушай, - набросилась она на Вивиан, - неужели тебе мало тех неприятностей, которые свалились на нас? Зачем тебе вызнавать непристойные подробности?! - Повернувшись к Валери, Аврора продолжила: - Он тебя одурачил, не правда ли, дорогая? Ввел в заблуждение? Мы понимаем. Этот мошенник по-своему обаятелен. Как мой Вэй когда-то.
        Мерседес закатила глаза.
        - Ох, бога ради, Аврора! Обаяние Вэя сводилось к тому, что он бесконечно рассказывал ужасные истории о баталиях в сенате. - Она сурово взглянула на Валери. - Я понимаю, что отчаянная ситуация требует отчаянных мер. Не могу сказать, что одобряю твой поступок, но постараюсь сохранить беспристрастность, пока не услышу выступление Джека.
        - О! - воскликнула Вивиан. - Ток-шоу начинается!
        Вивиан сорвалась с места. Валери даже не предполагала, что можно перемещаться с такой скоростью на высоченных каблуках. Между тем остальные тоже встали и подошли поближе к телевизору. Как раз в это время ведущий Стив Сат-тер представил свою помощницу Джулию Нэш, а затем объявил, что она проведет особое, удивительное интервью в прямом эфире с гостем программы Джеком Ламбертом. Оператор переключился на другую камеру, и на экране появилось изображение толпы фанатов, собравшихся за пределами студии. Многие из присутствующих принесли с собой плакаты с надписями, выражавшими их любовь к Прекрасному Принцу.
        - О, вот плакат, который мне понравился! - обрадовалась Аврора. - «Очаруй меня!»
        - Тише, Аврора, - сказала Вивиан, придвигаясь ближе. - О, а вот и надпись: «Принц - Горячая Штучка».
        - Он и в самом деле привлек массу народу, - заметила Мерседес.
        Аврора прижала унизанные кольцами пальцы к губам.
        - Надеюсь, они не превратятся в разгневанное сборище, когда Джек скажет им правду. Мне это напоминает ужасные дни распродажи в Гарфинкеле в семидесятых. - Ее лицо приняло встревоженное выражение, и она стиснула руку Валери.
        Действительно, разгневанная толпа. Валери не верила, что этот кошмар происходит наяву. И ей некого винить, кроме себя. Она хотела закрыть глаза и заткнуть уши, но на экране возник Джек Ламберт. Молодой человек расположился в удобном кресле напротив жизнерадостной помощницы ведущего. Воплощение беспечности и легкомыслия. Джулия Нэш сегодня выглядела непривычно хмурой. «Вероятно, она, как умеет, пытается изобразить серьезность, - предположила Валери. - Ничего не скажешь, милая гримаса». Интервью, которое задумывалось как забавный пустячок, внезапно превратилось в нечто значительное. «Большой шаг вперед для Джулии», - угрюмо подумала Валери. Ну хоть кто-то получит шанс подняться по карьерной лестнице в результате этой неразберихи.
        - Итак, Джек, - начала Джулия, безуспешно пытаясь лишить свой голос привычной веселости, - мы планировали поговорить о ваших книгах и о взлете вашей популярности, который последовал после того, как вы впервые предстали перед публикой. Однако, если я правильно вас понимаю, вы хотите сообщить мне и телезрителям нечто важное.
        Ведущая наклонилась вперед, всем своим видом демонстрируя расположение и доверие. Очевидно, она заканчивала то же учебное заведение, что и остальные девушки, работающие на телевидении.
        - Доброе утро, Джулия. Спасибо, что вы предоставили мне возможность обратиться к телезрителям, среди которых, вероятно, есть и мои поклонники. Или, лучше сказать, поклонницы Прекрасного Принца.
        Джулия сделала над собой усилие, чтобы сохранить серьезное выражение лица.
        - Но, Джек, разве вы и Принц - не один и тот же человек?
        Валери прикусила губу и напряглась, когда Джек подвинулся в кресле.
        - Я должна была пойти с ним, - пробормотала она. - Должна была принять удар на себя. Не он это придумал, поэтому он не обязан отдуваться за всех.
        И ни где-нибудь, а на национальном телевидении.
        Аврора сжала ее руку. Вивиан устремила на девушку задумчивый взгляд. Мерседес только шикнула.
        - Вообще-то нет, - сказал Джек. Он повернулся лицом к камере. - Я должен сделать признание и надеюсь, зрители выслушают меня, прежде чем выносить поспешное суждение обо мне - или о Прекрасном Принце.
        Молодой человек снова посмотрел на Джулию.
        - Видите ли, на самом деле я не Прекрасный Принц.
        Джулия изо всех сил старалась сохранить глубокомысленную мину.
        - Серьезно? Так, судя по всему, в ближайшее время эта растяпа не получит повышение по службе. Валери рассеянно подумала о Стиве Саттере. Опытный телеведущий, наверное, локти кусает с досады, что отдал такой репортаж полной дурочке. Впрочем, это к лучшему: Стив выжал бы из этого интервью все, что мог, а Джулия позволит Джеку повернуть беседу в том направлении, в каком он сам захочет.
        - Тогда кто же вы? - поинтересовалась Джулия. - И где настоящий Прекрасный Принц?
        - Он здесь, - объявил Джек. - Ему как раз прикрепляют микрофон, и, если вы не возражаете, он присоединится ко мне на сцене.
        - О господи, - прошептала Мерседес. Валери затаила дыхание. Значит, Эрик пришел на студию вместе с Джеком? Телефоны снова зазвонили, но Валери даже не потрудилась их отключить.
        Вивиан просто сделала звук телевизора громче.
        - Это становится интересно, - сказала она, и Валери заметила оживленный блеск в глазах рыжеволосой женщины. Неужели этот спектакль доставляет ей удовольствие?
        - Но прежде чем он придет, - продолжал Джек, - я хочу объяснить, что произошло. И почему мы решились на такой шаг.
        - Прошу вас, - сказала Джулия, проявив чудеса находчивости.
        - Я - спортивный репортер, и все, что я говорил в предыдущих интервью, было правдой. За одним исключением. Я никогда не вел рубрику «Дорогой Прекрасный Принц» и тем более не писал книг. Это делал мой лучший друг Эрик Жермен.
        - Эрик Жермен, - повторила Джулия с таким видом, будто раскрыла одну из тайн вселенной. - Мне кажется знакомым это имя.
        - Он изображал моего менеджера, хотя на самом деле именно он является автором.
        Камеры переключились на толпу снаружи. Раскрыв рты, люди смотрели на большой уличный экран, по которому транслировалось шоу. Они выглядели не столько сердитыми, сколько изумленными. Валери надеялась, что это хороший знак.
        - Так зачем вам понадобилась эта мистификация? - спросила Джулия, когда камера снова переключилась на студию.
        - Ого, - усмехнулась Вивиан.- Я бы никогда не подумала, что она знает такое сложное слово.
        Валери рассмеялась бы, если бы ей не хотелось плакать.
        - Тише, Виви, - подала голос Аврора. - Она старается изо всех сил.
        - Слушайте, - призвала подруг к порядку Мерседес.
        - Несколько лет Эрик учил женщин, как найти Прекрасного Принца, и разъяснял мужскую точку зрения на отношения, надеясь, что это поможет женщинам наладить общение с их спутниками жизни.
        - И это ему неплохо удавалось, - заметила Джулия. - Я тоже с удовольствием читала его книги. - Она снова наклонилась вперед. - Но по какой причине он не пожелал открыться? - Сделав над собой усилие, она сменила серьезное выражение лица на озабоченное и сочувственное. - С ним... что-нибудь не так?
        - О господи! - Вивиан презрительно фыркнула. - Где они нашли эту разиню?
        - Знаешь, она могла бы воспользоваться услугами нашей компании, - заметила Аврора. - Мерси, проверь, не удастся ли нам пригласить ее сюда. Ей нужна наша помощь. Бедняжка! Разумеется, мы гарантируем ей конфиденциальность.
        - Не в том смысле, который вы подразумеваете, - ухмыльнулся Джек. - Вообще-то, он гораздо привлекательнее меня.
        Джулия вспыхнула и, мигом забыв о серьезности, снова стала легкомысленной помощницей ведущего.
        - Полагаю, наши зрители, во всяком случае женская часть аудитории, согласятся, что им было приятно смотреть на вас.
        Джек опустил подбородок, и его улыбка Погасла.
        - Спасибо, Джулия, но, боюсь, они не будут теперь столь благосклонны ко мне.
        - Итак, объясните нам, почему вы решили занять место своего друга. Своего лучшего друга, вы сказали? Как давно вы знаете Эрика?
        - Почти всю жизнь. Мы выросли вместе. В беде и в радости я всегда мог положиться на него. В нашей жизни бывали и тяжелые времена. Узнав, что Эрик попал в трудное положение, я обещал ему помочь. Я понимал, что поступаю неправильно, но мы искренне считали, что никому не причиним вреда. Согласившись стать лицом Прекрасного Принца, я дал Эрику возможность наладить личную жизнь. Он заслуживал этого, как никто другой, но начал терять надежду на то, что это когда-нибудь ему удастся.
        - Почему?
        - Он опасался, что читатели неправильно поймут его и будут предвзято относиться к советам, если узнают правду.
        Джулия чуть не подавилась своим микрофоном.
        - Правду о чем?
        - С вашего позволения, он сам все расскажет, когда придет сюда.
        - О, это потрясающе, - хохотнула Вивиан. - Посмотрим, что будет, когда эта тупица увидит Эрика.
        - Посмотрим, что будет, когда все женщины увидят Эрика, - прошептала Аврора.
        Вивиан самодовольно усмехнулась:
        - Готова поспорить, Брок Салливан сейчас кипятком писает!
        Валери нахмурилась. Феи-крестные считают, что все испытания позади? Мерседес по-прежнему выглядела расстроенной, но две другие дамы... Ладно, скоро станет ясно, чем все это закончится. Валери снова устремила взгляд на экран, хотя внутри у нее все переворачивалось.
        - Но сначала, - обратился Джек к ведущей, - позвольте мне кое-что сказать. Я согласился участвовать в этой истории, чтобы помочь другу. Моя задача состояла в том, чтобы стать лицом бренда. Я не воспринимал эту затею всерьез, но испытывал радость оттого, что могу оказать услугу Эрику. Однако, участвуя в теле - и радиопередачах, слушая отклики некоторых читателей, я начал понимать, сколь много значит для них мой друг. И не без основания. Эрик обладает превосходной интуицией и прекрасно разбирается в людях. Может, если бы я чаще прислушивался к нему, то не превратился бы в мужчину, который после развода пытался найти утешение в череде бессмысленных интрижек.
        Валери застыла. Бессмысленные интрижки? Ее горло сжалось. Так вот кем она была для него? Аврора крепче сжала ее руку, но Валери не осмелилась взглянуть ни на нее, ни на двух других женщин.
        - Мы все иногда можем прибегнуть к посторонней помощи или совету, - продолжил Джек. - Наверное, я считал себя выше этого. Мне казалось, что этот путь хорош для людей, которые хотят переложить на других вину за свои проблемы или просто отказываются отвечать за свои поступки в надежде, что кто-нибудь придет и исправит их ошибки. Но с тех пор я изменил свое мнение.
        - Почему?
        - Прежде всего благодаря встречам с читательницами. Я видел перед собой сильных, замечательных женщин, которые не спасовали перед трудностями. Они не знали, что предпринять, но, вместо того чтобы хныкать и сетовать на горькую долю, они искали решение. Эта точка зрения была для меня внове. И полагаю, в этом я не отличаюсь от большинства мужчин. Наша гордость мешает нам признать, что мы нуждаемся в помощи. Мы боимся сознаться, что наши проблемы происходят от наших недостатков, над которыми нужно работать.
        - А вам требуется помощь?
        - По правде сказать, да. Мы с женой оба приложили усилия, чтобы разрушить наш брак. Но, вместо того чтобы признать это и пересмотреть свои представления о браке и супружеских взаимоотношениях, я просто решил избегать романов, которые могли развиться во что-то серьезное.
        - Но ваши взгляды изменились?
        - Да. Во время этой... э... мистификации я встретил одну женщину.
        Валери напряглась. Вивиан напряглась от любопытства.
        - Я не проявил особого усердия в тот раз, когда впервые решил связать себя серьезными обязательствами. Поэтому трудно было предположить, что я осмелюсь завязать серьезные отношения в столь неподходящее время. Тем более с человеком, который тоже принимал участие в этом розыгрыше.
        Джулия пускала слюнки. Вот теперь она чувствовала себя в своей тарелке.
        - Вы имеете в виду женщину, вместе с которой вас сфотографировал корреспондент одной из газет около недели назад? Она работает в том же журнале, что и вы? То есть Эрик... Или это кто-то другой? - Джулия явно исчерпала свои ограниченные ресурсы.
        - Я не хочу называть имен. Эта женщина знает, что я говорю о ней.
        Джулия постаралась не подать виду, что разочарована. Валери почувствовала, что ее сейчас стошнит. Или она потеряет сознание. Что, черт возьми, он делает?
        Джек повернулся к камерам:
        - Но, как видно, нам не дано выбирать, когда мы влюбимся. И в кого. Мы можем только принять решение, как нам поступить дальше.
        Все три дамы дружно ахнули. У Валери перехватило дыхание.
        - Время было выбрано неудачно. И наши профессиональные устремления, как мы их понимали, - в первый раз по губам Джека скользнула тень нахальной усмешки, - влекли нас в разном направлении. Раньше я, наверное, выбрал бы самый простой путь. Путь, которому я всегда отдавал предпочтение: пока можешь, получай удовольствие, потом уходи.
        - А теперь?
        - Все эти разговоры о взаимоотношениях, примеры того, как другие боролись за свое счастье, заставили меня задуматься. - Джек вскользь глянул на камеры. - Мне по-прежнему страшно. Но в этот раз я не хочу уходить. Я хочу добиться своего. - Он улыбнулся и посмотрел на Джулию. - Эта женщина стоит того, чтобы за нее бороться.
        Оператор переключился на внешние камеры, дав панорамное изображение толпы. Женщины, стоявшие снаружи, прижимали руку к сердцу или хлюпали носом.
        Аврора тоже всхлипнула и вытащила платок из своего просторного рукава.
        - Ах, как это мило.
        - Блестяще! - Вивиан снова внимательно посмотрела на Валери, но, так ничего и не сказав, отвернулась к экрану.
        Валери все еще пребывала в полуобморочном состоянии. У нее кружилась голова и замирало сердце. Джек Ламберт действительно объявил в прямом эфире, что любит ее? Эта мысль пугала и вызывала радостное возбуждение. Но был ли он честен? Или, как считает Вивиан, Джек использовал этот прием, чтобы завоевать симпатии зрителей? Возможно, Джек надеется, что она поймет и не примет всерьез его признание?
        Джулия светилась от счастья.
        - В таком случае вы можете попросить совета у настоящего Прекрасного Принца. - Ведущая повернулась к камере. - Давайте поприветствуем Эрика Жермена.
        Эрик вышел на сцену, и Валери собрала воедино свои разрозненные мысли и чувства, заставив себя сосредоточиться на представлении, которое разворачивалось на экране.
        Джулия встала. Ее реакция была очевидной: увидев настоящего Прекрасного Принца, она замерла с открытым ртом.
        Волосы Эрика были всклокочены, только Валери была уверена, что на этот раз парикмахер здесь ни при чем. На приятеле Джека были надеты черные джинсы и свободная рубашка. И хотя Эрик немного нервничал, он был просто обворожителен.
        Включились внешние камеры. Кажется, фанаты, стоявшие на улице, разделяли мнение Валери. Над толпой пронеслись восторженные ахи и охи.
        Джулия указала рукой на третье кресло, которое поставили рядом с креслом, на котором сидел Джек.
        - Мистер Жермен, рада с вами познакомиться.
        - Пожалуйста, зовите меня Эриком, - сказал молодой человек. Его голос звучал более низко и хрипло, чем обычно.
        - Индюшонок спекся, - заявила Вивиан.
        - Прошу прощения, - возмутилась Аврора. - Юноша нервничает, что вполне объяснимо, но это не дает тебе права...
        Вивиан указала мундштуком на экран, точнее, на грудь Джулии. Сквозь облегающий свитер было видно, как заострились соски у ведущей.
        - Сбрызни ее жиром и ешь. Она готовенькая...
        - Вивиан, КЭ.К можно? - воскликнула Мерседес. - Ну почему ты не можешь обойтись без грубостей?
        - Ох! - Аврора слегка покраснела, приглядевшись к точке (вернее, к двум точкам), в которую ткнула Вивиан. - Я вижу.
        - Не только ты, но и вся Америка, - буркнула Вивиан. - И голову даю на отсечение, этот парень произвел впечатление не только на Джулию.
        Затем она обернулась к Мерседес:
        - Спорим на десять долларов, большинству женщин будет наплевать, в какую сторону качается его маятник.
        —Мы сейчас не в той ситуации, чтобы устраивать пари, - сказала Мерседес, но ее брови разошлись, а взгляд стал задумчивым. Она сложила руки и поудобнее устроилась на подлокотнике дивана.
        Валери не знала, сколько еще она выдержит. Она перестала понимать своих фей-крестных, телефоны продолжали надрываться, и трудно было представить, какой будет реакция публики, когда Эрик сделает свое признание. Ясно было одно: жизнерадостная Джулия опять ляпнет какую-нибудь глупость.
        Он меня любит. Он меня не любит.
        Эта мысль неустанно крутилась в мозгу Валери. Ее мир не просто рушился: он разлетелся на части, взорвавшись изнутри. Больше ни о чем она думать не могла.
        Возможно, Джек Ламберт ее любит.
        - Эрик, добро пожаловать, - сказала Джулия. Она мило улыбнулась, когда Джек и Эрик обнялись и похлопали друг друга по спине.
        - Ты не должен был этого делать, - тихо сказал Эрик Джеку, но микрофон уловил его слова.
        - Да, наверное, - ответил Джек и улыбнулся.
        - Вместе и в беде, и в радости, - вмешалась Джулия, снова весело заулыбавшись. - Итак, Эрик, буду откровенна: глядя на вас, трудно понять, почему вы просили Джека занять ваше место.- Потом, спохватившись, она обернулась к Джеку и продолжила: - Не обижайтесь, Джек, но, полагаю, любая женщина была бы счастлива исполнить роль Золушки, если бы Эрик приехал за ней на пресловутом белом коне.
        Снова в кадр попадает толпа. Женщины прыгают, кричат и свистят, выражая одобрение. Напряженно ожидая развязки, Валери сжала пальцы, так что ногти впились в ладони.
        Эрик покраснел и застенчиво улыбнулся:
        - Спасибо, Джулия. Спасибо.
        —Ах, камера только его и показывает, - сказала Аврора. - Виви, Мерси! Ну смотрите же! - Она вздохнула. - Какой красавчик.
        Выражение лица Эрика стало серьезным.
        - Видите ли, проблема в том, что я не ищу Золушку.
        - Ну да, он ищет Мальчика-с-пальчика, - пробормотала Вивиан и только усмехнулась, когда Аврора рассерженно махнула на нее шарфиком.
        - Нет? - Джулия попыталась снова принять серьезный вид, но в результате только смутилась и запуталась. - Вы хотите сказать, что мужчина, который столько лет помогал другим наладить отношения, предпочитает... одиночество?
        - Вообще-то, я не одинок. Больше не одинок. - Эрик смутился и украдкой взглянул на Джека в поисках поддержки.
        Только умница Джулия истолковала этот взгляд по-своему. Она изумленно открыла ротик и подъехала к ним ближе на своем кресле.
        - Правильно ли я поняла, что вы двое...
        - Нет! - хором ответили Джек и Эрик.
        - О господи! - воскликнула Мерседес. - Эта женщина - полная идиотка.
        - Эта женщина - наша спасительница, - провозгласила Вивиан. - Нам только на руку тот цирк, который она устроила. Ничего, кроме легкомысленной болтовни. Женщинам Эрик понравился, и если им придется выбирать между ним и Джеком, они будут кругами ходить вокруг этого милашки. Новости продержатся два сезона, от силы - три, и все закончится.
        - Надеюсь, закончится для них, а не для нашего журнала, - жалобно протянула Аврора. - Я была так счастлива, когда мы основали наше маленькое предприятие.
        - Все будет хорошо, - успокоила ее Мерседес. Уверенность, звучавшая в ее голосе, заставила Валери оторваться от экрана.
        Девушка очень хотела верить Вивиан, но понимала, что та ошибается. Странно, что Мерседес придерживается другого мнения.
        - Джек и я нашли свою любовь, - послышался голос Эрика, и Валери вновь уставилась в телевизор. - По сути дела, мы пришли сюда сегодня именно из-за моей половинки. Поначалу я решил не разрушать тот ореол таинственности, который сложился вокруг моей персоны. Мне казалось, что так будет лучше для всех. Если читательницы получат то, в чем они, с моей точки зрения, нуждались, я обрету свободу и смогу осуществить свою заветную мечту. А я хотел найти того единственного и неповторимого человека, с которым мы будем жить долго и счастливо.
        - Но что мешает вам воплотить оба своих желания? - спросила Джулия. - Чего, по-вашему, хотят ваши читательницы и что вы не можете им дать?
        Эрик молчал, поэтому Джек ободряюще хлопнул его по плечу.
        - Давай, приятель. Это любовь. - Он усмехнулся. - И поверь мне, ради нее стоит рискнуть.
        Аврора снова всхлипнула. Вивиан прочувствованно вздохнула.
        Сердце Валери перестало биться. Значит, он говорил правду? Он действительно любит ее?
        - Мои читательницы хотят найти хорошего мужчину, которого они смогут полюбить и который будет любить их, - запинаясь, промолвил Эрик. - И... я тоже.
        Джулия разинула рот. Толпа снаружи дружно выдохнула.
        - Я понял одно, - продолжил Эрик. - В каждом мужчине есть частица Прекрасного Принца. Вам лишь нужно найти такого человека, который даст вам силы, чтобы это понять. Для меня таким человеком стал Брис. Когда он решил, что мне угрожают неприятности, что я в опасности, он бросился на мою защиту. Он не размышлял о том, что ждет его и к каким последствиям это может привести. И я понимаю: если я хоть наполовину такой, каким он меня видит, мой долг - смело выступить в нашу защиту. Эрик посмотрел в камеру:
        - Я люблю тебя, Брис.
        - Ох, - хлюпнула Аврора. - Это было восхитительно.
        Вивиан промокнула уголки глаз. Кажется, даже Мерседес прослезилась.
        Люди, стоявшие за пределами студии, выглядели потрясенно и растроганно. Камера дала крупный план, и стало видно, что лишь некоторые отворачивались с неприязнью и отвращением.
        Эрик повернулся спиной к Джулии, и хотя его руки по-прежнему крепко сжимали подлокотники, он явно справился со своими эмоциями.
        - Вот в чем состоит мой секрет. Я гей. И я боялся, что, узнав об этом, мои читатели перестанут доверять моим советам, воспринимать их всерьез. Из-за этого страха я долгие годы жил, как узник. Мне не хватало веры в себя и в своих читательниц. Я сомневался, поймут ли они, что любовь и взаимоотношения - это тема, общая для всех, и что мои наблюдения верны, поскольку все мы стремимся к одному и тому же.
        - В конечном итоге все сводится к тому, что мы хотим найти свою единственную и неповторимую половинку, правильно? - жеманно сказала Джулия.
        - Именно. Надеюсь, мои читательницы поймут меня и примут мои извинения за то, что я недостаточно им доверял.
        Джулия взяла Эрика за руку и крепко сжала ее.
        - Уверена, если мы с ними хоть в чем-нибудь похожи, они вас поймут, - эмоционально заявила она, потом повернулась к камере, вздохнула и негромко рассмеялась. - Это было здорово, не правда ли? Мы снова увидимся с вами после перерыва. Стив будет беседовать с доктором Эдмундом Фридманом, который расскажет о десяти лучших способах защитить вашего питомца от летней жары.
        Вивиан выключила звук и бросила пульт на стол. Аврора взяла салфетку и шумно высморкалась. Мерседес не шевелилась, погрузившись в глубокие раздумья.
        Валери собирала свою решимость в кулак, готовясь к тому, что случится дальше.
        - Я понимаю, как вы разочарованы во мне из-за случившегося. Мне следовало рассказать вам обо всем, как только Эрик признался.
        - Да, - кивнула Мерседес. - Тебе следовало. Валери опустила голову.
        - Я знаю. Просто... Я понимаю, что моим поступкам нет оправдания, и не пытаюсь оправдываться... - Она подняла глаза и посмотрела на женщин. Они заслуживали объяснений. - Я влюбилась в мир моды, когда была подростком.
        - Мы знаем, - тихонько сказала Аврора.
        - Вы... знаете! - Валери умолкла, сбитая с толку.- Но...
        - Продолжай. Говори то, что ты хотела сказать, - велела Мерседес. - А потом скажем мы.
        Тщательно подбирая слова, Валери заставила себя продолжать:
        - Я мечтала о том, чтобы найти работу себе по душе, свое призвание. Мне и в голову не приходило, что это будет столь трудно. Я уже была готова сдаться, когда вдруг увидела ваше объявление. И когда я попала в «Хрустальный башмачок», встретила вас, побеседовала с вами и приступила к выполнению своих обязанностей, мне стало ясно, что наконец-то мои поиски увенчались успехом. - Девушка стиснула руки, потом их разжала. - Я признаю, что была не совсем искренна во время собеседования, однако я знала, что справлюсь и добьюсь успеха. Когда вы остановили свой выбор на мне, я решила, что приложу все силы, чтобы оправдать ваше доверие.
        Валери умолкла, поскольку в первый раз она смогла оценить истинные масштабы катастрофы. Все было кончено. Все, ради чего она трудилась. И ей некого было в этом винить, кроме себя.
        Она изо всех сил старалась сдержать рыдания, но все-таки шмыгнула носом, когда вновь встретилась взглядом с хозяйками журнала.
        - После того как мне удалось заключить договор с Прекрасным Принцем, мне казалось, что я на правильном пути. Поэтому, когда Эрик выложил мне всю правду о себе, я запаниковала. Мы оба запаниковали. - Валери больше не могла этого выносить. Она не могла смотреть в глаза своим феям-крестным: разочарование в их взоре ранило ее в самое сердце. - Извините. Я понимаю, что этим ничего не исправишь. И если мой поступок предполагает уголовную ответственность, я готова к этому. Но... - Ее голос осекся. - Нет, никаких «но». Мне нечем оправдаться перед вами. Извините.
        Вивиан фыркнула и встала с дивана.
        - Бога ради, мы закончили мучить бедную девочку?
        Мерседес сурово взглянула на Вивиан.
        - Полагаю, публичное признание своих грехов - это самое малое, что она должна нам, но, что еще важнее, - тут она перевела взгляд на Валери, - она должна это самой себе.
        Аврора подошла и взяла Валери за руки.
        - Дорогая, мы тебя обожаем. Мы знаем, как много ты работала, чтобы обеспечить выход журнала в продажу. На нас произвело такое впечатление твое усердие, что мы...
        - Не сейчас, Аврора, - сказала Мерседес. Аврора неодобрительно посмотрела на нее, затем похлопала Валери по руке и вздохнула.
        - Да, мы были разочарованы тем, что ты приняла неверное решение, но все мы совершаем ошибки, дорогая. По крайней мере многие из нас, - поправилась она, искоса взглянув на Мерседес.
        Вивиан встала:
        - Я хочу потолковать с вами обеими наедине, если, конечно, Валери не возражает.
        Валери не вполне понимала, о чем они говорят и что вообще происходит. Она переводила взгляд с Авроры на Вивиан, с Вивиан на Мерседес.
        - Конечно, я...
        - Я знаю, что ты хочешь обсудить, Вивиан, но это может подождать, - отрезала Мерседес.
        О чем тут говорить? Валери удивилась. Она изъявила готовность уволиться. Впрочем, может быть, речь идет о юридической стороне вопроса.
        - Прежде всего нам нужно сделать уйму звонков, - продолжала Мерседес. - В частности, нашим рекламным агентам. А еще мы должны немедленно созвать совещание. - Она посмотрела на часы. - Нам нужно забронировать билеты на самолет. Я хочу собрать вещи и как можно быстрее отправиться в обратный путь. Полагаю, нам поступило много телефонных звонков из средств массовой информации, но я не хочу встречаться с репортерами или выпускать пресс-релизы, пока мы не выясним, что собирается делать этот болван Брок Салливан. Не говоря уже о том, что сначала я намерена увидеться с сотрудниками журнала. С этого времени все решения будут приниматься коллегиально.
        Наконец Мерседес взглянула на Валери.
        - Ну, и долго ты будешь тут стоять? Мы ведь платим тебе за то, чтобы ты занималась этими мелочами, не так ли?
        Валери судорожно сглотнула, но у нее в горле все равно стоял ком.
        - Вы хотите, чтобы я этим занималась? - хрипло переспросила она.
        —Разве не ты говорила, что это работа твоей мечты?
        - Я... э... да... - Валери расправила плечи. Ее сердце билось так сильно, словно хотело выскочить из груди. - Да, конечно.
        Мерседес взмахнула ухоженной рукой, на которой практически не было колец.
        - Тогда воплощай свою мечту в жизнь. Мы не можем терять времени.
        Валери не знала, расплакаться или броситься Мерседес на шею. В конечном итоге она сделала и то и другое.
        Мерседес растерялась, но Валери отпустила ее и направилась к Авроре. Она обняла изысканную южанку, и слезы ручьем лились у нее из глаз.
        - Ну, ну, дорогая, - сказала Аврора, поглаживая ее по спине. - Мы преодолеем эти испытания сообща, как команда. Мы, прогрессивные женщины, должны держаться вместе.
        - Я больше никогда не подведу вас, клянусь. Затем вперед выступила Вивиан и сказала:
        - По-моему, у тебя осталось одно дело, которым ты должны заняться в первую очередь. Мужчина только что признался тебе в любви. Насколько я знаю, им не просто это сделать наедине, что уж говорить о национальном телевидении. Это требует смелости. - Она внимательно посмотрела на Валери. - Ну а ты? У тебя хватит смелости?
        - Вивиан, не вмешивайся, - проворчала Аврора.
        - Валери нужна нам здесь, - добавила Мерседес.
        Вивиан фыркнула и отмахнулась от обеих:
        - Работа приходит и уходит. - Она снова взглянула на Валери. - И эта работа от тебя никуда не денется, по крайней мере в ближайшее время. Мы уладим то, что необходимо уладить. Господи, мы же управляем многомиллионной корпорацией! Мы мало похожи на беспомощных женщин. И если мы не сможем замять маленький скандал, значит, я слишком хорошо о нас думала. - Вивиан взмахнула золотым мундштуком и усмехнулась. - А вот любовь - это редкий и драгоценный дар, она не всегда приходит в удобное время. И, по своему опыту скажу, не всегда ждет. - Она взяла Валери за плечи, развернула ее и подтолкнула к двери. - Карьера не согреет тебя ночью, а Джек согреет. Иди отыщи его.
        - Но... - Валери обернулась. - Я уверена, он поймет.
        Аврора и Мерседес встали рядом с Вивиан.
        - Несомненно, дорогая моя, - мягко улыбнулась Аврора. - Крепче держись за понимающих людей.
        Мерседес коротко кивнула:
        - Джеку и Эрику могут потребоваться твои профессиональные навыки, чтобы вытащить их со студии живыми и невредимыми.
        Ошеломленная новым поворотом событий, который последовал прежде, чем она оправилась от предыдущего потрясения, Валери не знала, что ей делать.
        - Нам нужно многое обсудить, - веско сказала Вивиан двум другим женщинам, потом обернулась к Валери: - Ты еще здесь? Беги, твой принц ждет.
        И, получив благословение самой непредсказуемой из трех фей-крестных, Валери выбежала из гостиничного номера и отправилась на поиски Джека.
        Теперь ее беспокоил только один вопрос: что она скажет ему, когда в конце концов найдет.
        Глава 21
        ПРЕДАННОСТЬ
        Женщины считают, что мужчины боятся брать на себя обязательства. И это правда. Но совсем по другим причинам, чем те, о которых думают женщины. Мужчины считают, что женщины рассматривают преданность как гарантию. Однако никто не может дать гарантий. Только обещание. Обещание хранить верность, доверять и надеяться. А еще упорно искать решение проблемы, даже когда это представляется невозможным.
        Джек стоял рядом с лимузином в тихом проулке, а Эрик сидел в машине и разговаривал по телефону с Брисом. К счастью, им ловко удалось избежать встречи с толпой. Судя по реакции людей в зале, а также по изображению, поступавшему с внешних видеокамер, они с Эриком сотворили чудо. Во всяком случае, на первом этапе. Джек полагал, что Валери сейчас отбивается от шквала телефонных звонков и в промежутках объясняется с владелицами журнала. Больше всего он хотел вернуться к ней и собирался сделать это, как только Эрик закончит беседовать с Брисом.
        На их счастье, Эрику удалось связаться с Брисом еще до начала передачи, поэтому из всех своих гостей Брок Салливан заполучил только Шелби... которой, как выяснилось, нечего разоблачать. Джек догадывался, что его бывшая жена страшно раздосадована провалом своего дебюта на телевидении, однако его это мало беспокоило.
        Мысль о ней сработала, как заклинание: дверь телестудии открылась, и появилась она. В действительности Джек дважды моргнул, дабы удостовериться, что ему не померещилось. Шелби вытащила сигарету, остановилась и тут заметила его. Если она и была удивлена, увидев бывшего мужа, то не подала виду.
        Ее темные волосы были зачесаны назад и забраны в хвост, яркий макияж нанесен неумело. При росте пять футов одиннадцать дюймов Шелби была худой, и ее облегающее платье висело на ней свободно, как на вешалке. Она была почти бесстыдно красива. Ей не нужно было прикладывать усилий, чтобы произвести впечатление: попав в людное помещение, она немедленно притягивала взгляды.
        - Привет, Джек, - сказала Шелби с приятным акцентом. Джек и забыл, какой красивый у нее голос, поскольку во время их последней встречи она визжала как резаная.
        - Привет, - ответил молодой человек и удивленно отметил, что, увидев ее, не испытал ни плохих, ни хороших чувств. - Как прошла передача?
        - Ладно-ладно. Ты ведь на меня не сердишься? - Шелби надула губки и послала ему улыбку из серии «бедная красивая девушка», но Джек не купился на ее уловку. Впрочем, к своей чести, Шелби повела себя довольно зрело, быстро отбросив притворство. - Надеюсь, ты не воспринял это как личное оскорбление. Ты знаешь, я не стала бы говорить ничего плохого про тебя.
        Джек рассмеялся:
        - Тогда зачем ты здесь? Если тебе нужны были деньги...
        Шелби оскорбленно вскинула голову:
        - Дело не в деньгах. Энрике, моему менеджеру, позвонили с передачи. - Она рассеянно приподняла изящное худенькое плечико. - Я пыталась пробиться на американский рынок, и мы решили, что это хорошая возможность для первого публичного выступления.
        Джек покачал головой, зная, что его бывшая жена сказала абсолютную правду. Некоторые вещи никогда не меняются. Шелби всегда будет думать, что мир вращаетоя вокруг нее.
        - Надеюсь, ты на меня не злишься, - продолжила она. - В конце концов, это я должна сердиться, что ты украл мою сенсацию. - Но ее губам скользнула улыбка. - Хотя, наверное, ты считаешь, что я это заслужила.
        Джек вспомнил, как тщательно он продумывал ответы на вопросы, касающиеся его женитьбы. Он объяснял, что они с женой совершенно не подходили друг другу, но, к счастью, сумели вовремя это понять и расстались, прежде чем их союз обернулся трагедией для них обоих. Забавно, но только сейчас, глядя на нее, разговаривая с ней, он осознал справедливость этого утверждения. Конечно, ничто не могло устранить ту боль, через которую он прошел, или смятение, породившее эмоциональную замкнутость. Однако Джек наконец похоронил чувство вины за то, что не сумел сохранить их брак.
        - Нет, - ответил он. - Я считаю, что ты заслуживаешь того счастья, которое сможешь найти. Как и все мы.
        Шелби удивленно вскинула изящную бровь:
        - Ну-ну, какое зрелое суждение.
        - Наверное, лучшее, что мы можем сделать - это не причинять друг другу страданий без нужды.
        - Наверное, я могла бы обвинить тебя в том, что ты сделал мне больно, но, памятуя о твоем публичном признании в любви, я полагаю, ты делал то, что считал необходимым. - Шелби улыбнулась. В кои-то веки она была искренна, но все равно в ее действиях присутствовал некий налет расчетливости.
        Впрочем, такова была природа Шелби. Если бы Джек понял это несколько лет назад, он избавил бы себя от сердечных мук.
        - Надеюсь, ты понимаешь, что я руководствовалась теми же мотивами.
        Джек кивнул, обнаружив, что теперь, когда все закончилось, он способен на великодушные жесты.
        - Что ты собираешься делать дальше? Шелби пожала плечами:
        - Энрике встречается с разными людьми. Я уверена, что наша поездка в Нью-Йорк не пройдет впустую.
        - Нет, - усмехнулся Джек. - Не пройдет. Стекло лимузина опустилось.
        - У меня все, - объявил Эрик. - О, привет Шелби. Сколько лет, сколько зим...
        Улыбка Шелби стала натянутой.
        - Очевидно, не слишком много.
        Эрик просто поднял окно, воздержавшись от препирательств. Джек с трудом скрыл ухмылку. Некоторые вещи действительно никогда не меняются.
        Шелби снова переключила внимание на своего бывшего мужа, приподнялась на цыпочки и поцеловала его в щеку.
        - Удачи тебе, Джек. Надеюсь, ты счастлив, - сказала она и большим пальцем стерла след помады. Затем легонько встряхнулась, чтобы оправить свое платье, быстро провела рукой по волосам, приглаживая прическу, изящно развернулась и скрылась за дверью телестудии. Ни дать ни взять - королева вошла в свой замок.
        - Она вся ваша, американцы. И не говорите, что я вас не предупреждал, - промолвил Джек, улыбнувшись и покачав головой, а потом забрался в лимузин.
        - Ого, готов поспорить, ты получил массу удовольствия, - криво усмехнулся Эрик, когда Джек уселся и закрыл за собой дверь. - Как при удалении больного зуба.
        - Вообще-то, все сложилось не так уж и плохо. Может, даже хорошо. Знаешь, я только что отправил на покой последнего призрака.
        - Понятно, - недоверчиво ответил Эрик. - Ты возвращаешься в гостиницу поговорить с Валери?
        Джек кивнул:
        - Как минимум, я хочу убедиться, что хозяйки журнала не переложили всю ответственность на ее плечи. Думаю, мы неплохо потрудились, чтобы оградить журнал от нападок. Эрик откинулся на сиденье.
        - Не могу поверить, что я это сделал. Джек чуть заметно улыбнулся:
        - Все к лучшему.
        - Я должен был признаться до того, как втянул тебя, Валери и «Хрустальный башмачок» в эту кутерьму.
        - Сделанного не вернешь. И потом, посмотри, что ты выиграл в результате сделки.
        Что он сам выиграл, если уж на то пошло. В его голове по-прежнему не укладывалось, что он признался Валери в любви в прямом эфире.
        Эрик сдержанно усмехнулся:
        - Сейчас главное - ничего не испортить.
        - Да.
        Теперь, когда они укрылись от ослепительных прожекторов и пристальных взоров публики, Джек почувствовал настоящее напряжение. Внутри у него все сжалось так, что он едва мог дышать.
        Он не знал, что делать дальше, что сказать Валери. Возможно, он найдет работу в Вашингтоне. Вероятно, он не сможет заниматься спортивными репортажами, как хотел бы, однако это позволит ему остаться рядом с Валери, по крайней мере пока не станет ясно, как сложатся их дальнейшие отношения. Впрочем, не исключено, что Валери уже осталась безработной. Эта мысль приводила Джека в ярость, однако этот факт открывал для него новые перспективы.
        - Как ты считаешь, есть ли у меня шанс уговорить Валери уехать со мной в Европу?
        Эрик усмехнулся:
        - Ты это серьезно?
        - Я не знаю. Я просто не хочу оставлять ее. Эрик покачал головой:
        - Трудно сказать. Она очень увлечена своей работой.
        —Да, но вполне возможно, что теперь у нее нет работы.
        Лицо Эрика вытянулось.
        - Эй, она знала, чем рискует. Мы все знали.
        - Чем это кончится, как ты думаешь? Я уже позвонил своему адвокату, и он выразил уверенность, что нам удастся избежать наказания за мошенничество.
        Джек поднял брови.
        - Адвокат выразил уверенность? - Он был так занят мыслями о Валери, что за весь день ни разу не подумал о юридических последствиях. - Ты считаешь, владелицы журнала подадут в суд?
        - Полагаю, мы скоро это узнаем. - Он указал на тротуар перед гостиницей. - Мы приехали. Скоро подойдет Брис. Я займусь этим вопросом, если ты не...
        - Нет, я с тобой.
        Эрик хотел что-то сказать, но вдруг осекся и указал на такси, стоявшее перед ними.
        - Ой, это же Валери!
        Джек выглянул в окно лимузина и увидел, как Валери села в желтый автомобиль. Машина отъехала прежде, чем он успел выскочить на улицу.
        Эрик открыл дверцу со своей стороны.
        - Я поднимусь в номер и постараюсь найти общий язык с хозяйками «Хрустального башмачка», а ты поезжай за ней.
        - Но...
        Эрик захлопнул дверцу и постучал по крыше лимузина.
        Джек не мог поверить, что сумеет выговорить это, но что еще ему оставалось? Наклонившись к перегородке, отделявшей его от водителя, он скомандовал:
        - Поезжайте за тем такси.
        Десять проклятых кварталов они петляли в потоке машин. Куда она направляется? Она уезжает из города? Уезжает от него? Даже не поговорив? Может, он перепугал ее своим признанием, сделанным прилюдно с экрана телевизора.
        Дурак, дурак!
        Он самодовольно считал, что узнал все о женщинах и отношениях с ними. И вот он потерял единственную, которую любил по-настоящему и за которую был готов бороться. Наблюдая, как ее такси движется вперед, останавливаясь у светофоров, Джек понял, что не представляет своей жизни без нее. Если она уйдет, это будет... неправильно. Абсолютно и полностью неправильно.
        Не важно. В этот раз он не сбежит и не спрячется, столкнувшись с трудностями.
        Когда они подъехали к Сорок пятой авеню, движение застопорилось, и Джек не выдержал.
        - Я сейчас вернусь, - сказал он шоферу, выскочил из лимузина и подбежал к одному из трех такси, стоявшему впереди них.
        - Валери! - постучал он в окно.
        Женщина, сидевшая в салоне, вздрогнула и уставилась на него, но это была не Валери. Джек прижал руку к груди, извиняясь, и бросился ко второму такси. Пусто. Как он мог упустить ее из виду? Молодой человек прошел вперед, но перед первым такси находился грузовик и две обычные легковые машины. Он повернул голову налево и направо, внимательно приглядываясь к морю машин и такси, стоявших в пробке на подъезде к Пятой авеню. Непонятно, как он потерял ее. И что еще хуже, как он будет ее искать. Машины тронулись с места, и у Джека не оставалось иного выбора, кроме как вернуться в лимузин.
        - Джек!
        Несмотря на уличный шум, гул моторов и гудки, он сразу узнал этот голос. Обернувшись, он увидел, что Валери идет к нему среди машин, не обращая внимания на сигналы и ругательства, которыми ее поливали водители.
        Обогнув два такси и грузовик, Джек направился к ней по средней полосе. Они остановились в полушаге друг от друга, словно не зная, что делать дальше.
        - Я думал, что потерял тебя, - сказал Джек. Водители ругались и сигналили, но ему было не до них. Его волновало лишь то, что он стоит перед ней. Какое ему дело, даже если он заблокировал движение до самого Нью-Джерси.
        Валери бросила взгляд на лимузин, который выруливал к тротуару.
        - Ты ехал за мной? А я отправилась искать тебя. Внезапно у Джека стало легко на сердце.
        - Да?
        Он хотел спросить, что она думает о шоу, но это было равносильно вопросу: «Любишь ли ты меня?» Все опасения вновь всколыхнулись в его душе. Теперь он не чувствовал себя таким храбрым, как раньше.
        - Хозяйки «Хрустального башмачка» подумали, что вам с Эриком может понадобиться помощь, чтобы уйти со студии незамеченными, - сказала Валери. Судя по выражению ее лица, она чувствовала себя так же неуверенно, как и он.
        Забавно, как быстро тебя порой подхватывает водоворот событий, грозящий утянуть на дно.
        - Ясно. - Джек не нашелся, что сказать. - Значит, у тебя все еще есть работа. Отлично.
        Вот только в голосе его было маловато энтузиазма.
        - Я не знаю, что у меня есть, - ответила Валери. Из-за автомобильных гудков и проклятий водителей они еле слышали друг друга.
        - Давай сядем в лимузин, поговорим. Валери кивнула. Джек первым достиг края тротуара, помог Валери сесть в машину и закрыл за ней дверцу.
        - Отель «Плаза», - сказал молодой человек шоферу.
        После уличного грохота их с Валери буквально ошеломила тишина в салоне. Джек сжал пальцы, впившись ногтями в ладони, поскольку больше всего ему сейчас хотелось прикоснуться к своей спутнице. После недолгой паузы они заговорили одновременно.
        - Что хозяйки журнала думают о шоу? - спросил Джек.
        - Эрик успел поговорить с Брисом? - поинтересовалась Валери.
        - Да, - первым ответил Джек. - Брис никуда не пошел. Я перекинулся парой слов с Шелби.
        Валери удивленно подняла брови, но промолчала, и Джек продолжал:
        - Она немного злилась за то, что я испортил ее большой американский дебют. Насколько я понял, менеджер Шелби решил использовать приглашение Салливана, чтобы представить свою клиентку местной публике, так сказать, проникнуть в самое сердце Америки.
        Валери ахнула.
        - На ток-шоу Брока Салливана? Ну и ну. Думаю, в следующий раз он предложит ей сняться для «Плейбоя», уверяя, что после этого ее будут воспринимать как серьезную актрису.
        Джек рассмеялся, хотя его сердце билось так, словно хотело выпрыгнуть из груди.
        Валери улыбнулась, но Джек заметил, что ее руки, лежащие на коленях, судорожно сжаты. Ему оставалось только гадать, к добру ли эти признаки скрытого волнения.
        - Хозяйки журнала были довольны, - наконец заговорила Валери. - Они даже растрогались. Трудно сказать, понимают ли они, что не все американцы отреагировали так, как ваши поклонники, собравшиеся под окнами телестудии. Но скоро все выяснится.
        Джек понимал ее беспокойство, когда она уставилась в окно лимузина.
        - Но они прислали тебя помочь нам с Эриком, а это значит, что ты пока в игре, не так ли?
        Валери снова повернулась лицом к собеседнику.
        - Я все им рассказала. Я благодарна тебе за то, что ты пытался защитить меня. Но я сама совершила ошибку. И я не могла допустить, чтобы вся вина пала на тебя. Я также не могла хранить в секрете ту роль, которую сыграла в этом обмане. Меня бы замучила совесть.
        Джек отлично понимал ее чувства.
        - Итак... Что ты будешь делать? Я имею в виду журнал. Твою работу, - спросил он.
        Валери посмотрела ему в глаза, сцепила пальцы, сглотнула и только потом ответила:
        - Я не знаю. Кажется, Мерседес хочет, чтобы я осталась, выполняла свои обязанности, улаживала последствия этой заварушки. Но Вивиан и Аврора... - Девушка легонько пожала плечами. - Я не вполне понимаю их. Они что-то задумали, и, наверное, это имеет отношение к той встрече, которая должна была состояться на этой неделе, но о которой все забыли из-за последних событий.
        Валери взглянула на свои руки, потом в окно. Она смотрела куда угодно, только не на него.
        Джек почувствовал, что его душа разрывается на части. Несомненно, она видела ток-шоу, но ни разу не упомянула о нем. Она даже не намекнула, что думает по поводу его признания. Молодой человек хотел сжать ее в объятиях, напомнить, сколь мощным было их взаимное притяжение, но он не мог пошевелиться. Он словно примерз к сиденью, впал в какой-то идиотский ступор, лишившись дара речи.
        Наконец Валери устремила взгляд на него.
        - Что... что ты собираешься теперь делать?
        «Это главным образом зависит от тебя», - хотел сказать Джек. Но Валери и так взвалила на себя огромную ношу. Джеку казалось несправедливым перекладывать на нее груз принятия решений. Она была близка к тому, чтобы осуществить свою заветную мечту. Если он действительно заботится о ней, то не имеет права приставать к ней сейчас с несвоевременными изъявлениями чувств.
        - Я не знаю точно, - ответил Джек. Это была чистая правда.
        - Ты говорил, что хочешь работать за границей. - Она снова стиснула руки.
        - Я могу найти работу где угодно. Работа - это всего лишь работа.
        Валери внимательно посмотрела на него, словно раздумывая, не скрыт ли в его словах какой-то намек.
        - Я имею в виду, - продолжил Джек, - что всегда могу найти интересную работу. Не важно, в Европе или здесь. Главное - любить то, что ты делаешь.
        - Да, - откликнулась Валери, опустив голову. - Да.
        Джек хотел коснуться пальцами ее лица, приподнять ей подбородок, посмотреть в ее глаза и спросить, любит ли она его. Он хотел сказать, что готов заниматься чем угодно, даже мыть посуду, если это даст ему возможность остаться с ней. Он был на грани того, чтобы просить ее об этом как о милости. И тут же в его душе возник импульс, побуждавший его спасаться бегством, выпрыгнуть из машины и идти не оглядываясь.
        Однако Джек понимал, что не сможет скрыться от своих чувств. И несмотря на страх, он не хотел бежать от них. Наоборот, ему хотелось исследовать их, погрузиться в них с головой. Поскольку еще никогда в жизни он не чувствовал себя лучше. Женщина, за которую стоит бороться. Ему бы только понять, как, черт возьми, открыться ей и в то же время не напугать своим напором.
        - Что... - начал он, но его голос сорвался. Джек прочистил горло. - Что бы ты сказала, если бы я нашел работу здесь? Не в Нью-Йорке, конечно, а где-нибудь в Вашингтоне.
        Он осознал, что рассматривает свои тесно сжатые кулаки, и заставил себя поднять взгляд.
        У девушки задрожал подбородок.
        - Я бы сказала, что после всего, что ты сделал, ты не обязан больше делать того, чего тебе не хочется.
        - Но я хочу. Я...
        Валери не дала ему договорить. Ее глаза стали бездонными, и Джек почувствовал, что летит в пропасть.
        - Я лишь хочу сказать, что ты прав. Я поняла, что нужно любить свою работу, но это не самая главная любовь в нашей жизни.
        Мир вокруг Джека замер.
        - Любовь не должна требовать жертв, - продолжала его возлюбленная, тщательно выбирая слова. - Но, мне кажется, она... не исключает взаимных уступок.
        - Я ничем не жертвую, оставаясь здесь, - хрипло проговорил Джек.
        Валери вскинула дрожащий подбородок и твердо посмотрела ему в глаза, хотя в ее голосе чувствовалось волнение, затем она глубоко вздохнула и сказала:
        - Я тоже, если даже мне придется искать работу за границей, - и улыбнулась.
        Улыбка получилась немного нервной, но Джек никогда в жизни не видел ничего прекраснее.
        - Я многое умею, и не только то, что предписывают мои обязанности.
        Джек понимал, сколь много она ему предложила.
        - Я не смею просить тебя об этом. Твоя работа значит для тебя больше...
        Валери улыбнулась. Кажется, она справилась со своими эмоциями. Эта женщина любит держать все под контролем. Если бы Джек немного успокоился, он, наверное, сумел бы посмеяться над этим.
        - Я готова все бросить именно потому, что знала: ты меня никогда об этом не попросишь, - пояснила Валери. - Обо мне никто не заботился так, как ты.
        Она взяла Джека за руку, и молодой человек сжал ее пальцы, опасаясь, как бы от избытка чувств не причинить ей боли. Он сомневался, что когда-нибудь выпустит ее ладонь по доброй воле.
        - И я тоже, - продолжила Валери, улыбаясь сквозь слезы, - никогда ни о ком не заботилась до такой степени, чтобы вопрос «что я делаю» значил для меня гораздо меньше, чем мысль о том, с кем рядом я нахожусь, пока занимаюсь любимым делом. - Она шмыгнула носом. - Вивиан сказала мне, что работа - это только работа. Но...
        Джек больше не владел собой. Он потянул Валери за руку, заставив ее пересесть с противоположного сиденья на место рядом с собой. Но, не удовольствовавшись этим, он обхватил ее и усадил к себе на колени. Закрыв глаза, он крепко обнял ее, дав себе слово, что сделает все, лишь бы она осталась с ним.
        Валери устремила на него ясный, сияющий взор, и Джек поцеловал мокрую дорожку, которая тянулась от уголка ее глаза.
        - Что «но»? - ласково спросил он.
        - Но такая любовь встречается не слишком часто. Если вообще встречается.
        - Я знаю, - сказал Джек. Никогда прежде он не вкладывал столько смысла в эти два слова.
        Валери подняла руку и прикоснулась к его щеке, и Джек еле сдержал вздох.
        - Джек...
        - Мы что-нибудь придумаем, - уверил он ее. - Ладно? Доверься мне. Мы найдем такой вариант, который устроит нас обоих. Я знаю: у нас получится.
        - Я тебе доверяю, - оказала Валери, и, несмотря на слезы, на ее лице заиграла широкая, лукавая улыбка. Улыбка, которую Джек надеялся видеть постоянно на протяжен ин многих лет. —
        Черт побери, я доверю тебе нечто гораздо более важное, чем моя карьера.
        Молодой человек нежно улыбнулся ей в ответ.
        - А разве есть что-нибудь важнее твоей карьеры?
        - Да, умник. - Внезапно Валери снова всхлипнула. - Мое сердце.
        Внезапно у Джека защипало глаза.
        - Да? - переспросил он внезапно осипшим голосом, потому что его горло сжалось.
        Валери кивнула.
        - Да. Раньше я его никому не доверяла, поэтому хорошенько заботься о нем.
        Джек притянул девушку к себе, так что их головы соприкоснулись.
        - Я жизни не пожалею, чтобы защитить его. - И наконец счастливо, блаженно поцеловал ее. Он крепко держал ее, изливая в этом поцелуе все свои чувства - и страх, и радость. - Я люблю тебя, Валери. Я должен был сказать тебе это лично. В первый раз это следует делать наедине.
        - Может, я смогу исправить твою оплошность. Хоть немного. Я люблю тебя, Джек Ламберт. - Валери усмехнулась. - Надо же, это звучит приятнее, чем я могла себе представить.
        - Ну, признаваться в любви вторым не так страшно, - рассмеялся Джек.
        - Я просто оцепенела от страха. Поверь мне. Джек прижал ее к себе.
        - Я тебе верю. - Он произнес эти слова с более серьезной интонацией, чем намеревался.
        Валери тоже покинуло шутливое настроение. Она обхватила его щеки ладонями, провела кончиками пальцев по его лбу и вискам.
        - Я знаю, что наш роман не входил в твои планы. И я никогда не буду воспринимать нашу любовь - или тебя - как нечто доставшееся мне случайно. Я знаю, что наши отношения особенные. - Она поцеловала Джека. - И я знаю, что ты особенный человек.
        Как оказалось, больше времени на признания у них не осталось, поскольку лимузин остановился перед отелем «Плаза». Владелицы «Хрустального башмачка» ждали их у входа.
        - Вот и они! - звонко воскликнула Аврора, помахав шелковым шарфиком, чтобы привлечь их внимание. Можно подумать, кто-нибудь мог пройти мимо невероятной троицы, не обратив на них внимания.
        - О, встречающая сторона, - объявил Джек и осторожно усадил Валери рядом с собой, пока она поправляла волосы. В какой-то миг ее аккуратный узел рассыпался.
        - Не нужно, - сказал молодой человек, когда Валери хотела снова заколоть их на затылке. - Распущенными они тоже красиво смотрятся. Такие мягкие, что к ним так и хочется прикоснуться. И...
        - Ты потрясающий парень. Джек усмехнулся:
        - Рад, что ты заметила.
        - О да, я заметила. Как ты думаешь, каковы наши шансы сбежать от этих женщин и найти комнату в городе? В любом городе?
        - Не искушай меня.
        Лимузин остановился, и феи-крестные направились к ним.
        - Надо же, а я собиралась заниматься только этим, - хитро улыбнулась Валери. - Причем как можно чаще.
        Она не стала ждать, пока шофер откроет ей дверь, и выпорхнула сама.
        Джек подумал, что со временем привыкнет любить женщину, которая любит все делать самостоятельно. Хотя в будущем он собирался показать ей, что иногда бывает приятно ослабить контроль и позволить другому позаботиться о себе.
        Боже, ну разве любовь не странная штука?
        Эпилог
        ЖИЗНЬ
        Когда вы считаете, что все продумали, Жизнь преподносит вам сюрприз. Но именно это делает ее захватывающей и непредсказуемой. Особенно если вы умеете гибко приспосабливаться ко всему новому. И готовы поделиться своими открытиями с тем, кого любите.
        - Гонки на гондолах?
        - Да.
        Валери смотрела из окна гостиницы на венецианские каналы.
        - Если кто и способен увлекательно поведать миру о состязаниях гондольеров, так это ты.
        Джек обнял ее за талию и поцеловал в затылок.
        - Я так рад, что в этот раз ты поехала со мной.
        - Я тоже. Дела идут гладко... Эй, не смейся, это действительно так. Во всяком случае по сравнению с тем, что было десять месяцев назад.
        - Ничто не может сравниться с тем хаосом, который предшествовал грандиозному открытию британского отделения «Хрустальный башмачок, Инкор-порейтед».
        Валери повернулась лицом к Джеку, не разрывая кольцо его рук. Она все еще испытывала головокружение, когда вспоминала о событиях десятимесячной давности.
        - Я до сих пор не могу забыть, какое потрясение испытала тем вечером в Нью-Йорке, когда Вивиан предложила мне эту работу. Я - и вдруг руководитель компании, специализирующейся на изменении имиджа!
        Это был самый лучший день в ее жизни. Трудно поверить, что он должен был стать самым ужасным днем. Джек объявил всему миру, что любит ее, а феи-крестные дали ей шанс осуществить заветную мечту.
        - Вивиан - умная женщина, - сказал Джек. - Она с самого начала знала, что эта работа как нельзя больше подходит Мисс Джил - Гламурных Дел Мастерице. И ты доказала, что они были правы.
        - Я стараюсь. Хвала богу и Джен. Не знаю, чтобы я делала, если бы она отказалась принять мое предложение и начать здесь новую жизнь.
        Джен стала правой рукой Валери. И ее лучшим другом. Валери чувствовала себя безмерно богатой.
        - Я все еще не могу поверить в реальность происходящего.
        Джек усмехнулся:
        - Я все еще не могу поверить, что ты реальна. Валери рассмеялась, когда Джек подхватил ее на руки, перешагнул через развалившегося Гюнтера - неразлучного товарища Джека по путешествиям в последнее время - и упал вместе с ней на кровать, накрыв ее своим телом.
        - Интересно, почему все твои проверки на реальность обязательно сводятся к сексу?
        - Ты жалуешься?
        Джек погрузил пальцы в ее волосы, такие пышные и шелковистые. Она распускала их всякий раз, когда они были вместе, поскольку Джеку это доставляло удовольствие. Да и Валери, по правде сказать, было приятно, когда он гладил их. Она блаженно вздохнула и пошевелилась.
        - Никаких жалоб.
        Джек уткнулся носом в ее шею.
        - Вот и хорошо.
        - Ой, я чуть не забыла тебе сказать. - Голос Валери звучал ниже, чем обычно. Джек продолжал свое исследование, расстегивая ее сарафан. Джеку нравились открытые платья. И, как выяснилось, Валери тоже. - Я получила сообщение от Эрика и Бриса. Если у них получится, они приедут в Лондон на выходные.
        Джек приподнял голову. Он как раз добрался до застежек ее кружевного бюстгальтера.
        - Ты хочешь сказать, что они найдут время в своем очень-очень напряженном расписании, посвященном праздному времяпрепровождению, чтобы заскочить к нам и поздороваться?
        Валери перекатилась на кровати, так что теперь Джек оказался внизу.
        - Ладно тебе, они счастливы.
        Брис и Эрик действительно были безумно счастливы. Им повезло, поскольку многие американцы были настроены не столь благожелательно, как женщины, собравшиеся у телестудии в тот достопамятный день много месяцев назад. Впрочем, «Хрустальный башмачок» оказался в выигрыше, поскольку скандал позволил увеличить объем продаж. Ну а когда Элейн уговорила Джорджа Клуни выступить в качестве нового представителя и сняться на обложку журнала, все было забыто и прощено.
        Однако Эрика простили не все. У него были свои поклонники и свои недоброжелатели. К числу последних принадлежал его издатель, который отозвал свое предложение о продлении договора. Поэтому, выполнив свои обязательства перед «Хрустальным башмачком», Эрик решил отойти от дел. Брис инвестировал заработанные Эриком деньги, и они вдвоем устроили себе продолжительные каникулы, которые пока были далеки от завершения.
        - Трудно представить себе более милую пару, - сказала Валери.
        - За исключением нас.
        Валери посмотрела в глаза Джеку, затем расстегнула несколько пуговиц на его рубашке.
        - Если бы мы могли отправиться в кругосветное плавание, не беспокоясь, что нас узнают.
        Я так счастлива, когда мне удается провести время наедине с тобой.
        - Да, и именно поэтому ты всегда сгораешь от желания.
        Валери сдалась и расстегнула оставшиеся пуговицы.
        - Что правда, то правда.
        notes
        Примечания
        1
        Преподобный Мун Сун Мён - основатель секты «Церковь объединения», провозгласивший себя новым мессией. (Прим. ред.)
        2
        Мистер Роджерс - ведущий детской программы на американском телевидении «По соседству с мистером Роджерсом». (Прим. ред.)
        3
        Питер Пэн - здесь сленг: мужчина средних лет, который проявляет интерес к молодым парням. (Здесь и далее примечания переводчика, если не указано иначе).
        4
        Мейберри - вымышленный городок в Северной Калифорнии, в котором происходит действие популярных комедийных сериалов.
        5
        Барни Файф - заместитель шерифа из американского комедийного сериала «Шоу Энди Гриффита», роль которого исполнял актер Дон Ноте.
        6
        «Эдвил» - болеутоляющее и жаропонижающее средство.
        7
        Шоу, в процессе которого пять «голубых» экспертов в области моды, интерьеров, кулинарии, культурных мероприятий, ухода за собой учат гетеросексуалов, как своим внешним видом, поведением и тонким вкусом очаровать подружку или поразить жену.
        8
        Джессика Рэббит - вымышленный персонаж, созданный Гари Вульфом для фильма «Кто подставил кролика Роджера?», сексапильная мультяшная красотка.
        9
        Китайская пытка водой заключалась в том, что осужденному брили макушку и фиксировали под устройством, из которого на макушку медленно капала холодная вода; многие сходили с ума. (Прим. ред.)
        10
        «Прикнесс» - ежегодные скачки трехлеток на ипподроме «Пимлико» в Балтиморе, штат Мэриленд.
        11
        «Третий не лишний» - телесериал, который шел с большим успехом в 1977 —1984 годах. Сюжет построен на истории двух девушек, решивших пустить в качестве третьего жильца снимаемой ими квартиры мужчину. Джанет, Крисси, Джек и Ральф Ферли - это герои ситкома (комедии положений).
        12
        Харрисский твид - высококачественный твид ручного производства, вырабатывается на острове Харрис.
        13
        «Плей-до» (play-doh) - нечто вроде пластилина, цветная, Единообразная субстанция, с которой дети могут развлекаться часами - мять в руках, лепить.
        14
        «FrankieGoestoHollywood» - музыкальная группа 80-х, «Relax, Don'tDoIt» - их хит.
        15
        «Золотой возраст» - сериал телекомпании Эн-би-си, появился на экранах в 1985 году и входил в десятку лучших программ в 80-х годах. Беатрис Артур (настоящее имя: Бернис Франкель) исполняла роль Дороти Зборнак.
        16
        Дворовая распродажа - дешевая распродажа ненужной домашней утвари. Обычно организуется в выходной день во дворе или в гараже.
        17
        Джай-алай - игра в мяч, популярная в штате Флорида. Сходна с гандболом.
        18
        Пикл-бол - игра, нечто среднее между бадминтоном и теннисом, в которой принимают участие четыре человека.
        19
        Обычно: «свободная пятница» (CasualFriday) - дает право сотрудникам в некоторых компаниях приходить на работу в повседневной одежде, а не в официальной форме, принятой в данной организации.
        20
        Крысолов - герой немецкого фольклора, который заманил крыс в реку, играя на флейте.
        21
        Вероятно, речь идет о фильме «Клуб страха» (второе переводное название «Остров ужасов»).
        22
        Мистер Эволюция (Mr. Evolution) - доктор Галапагос Финч, занимается просветительской деятельностью среди молодежи, ведет рубрику в Интернете, посвященную дарвинизму.
        23
        Мистер Магу - близорукий, раздражительный и неловкий человечек, персонаж ряда мультфильмов (1940- 1960-е гг.)
        24
        Джулеп - напиток из виски или коньяка с водой, сахаром, льдом и мятой.
        25
        «Милли Ванилли» (Мi11iVani1li) - популярная группа 80-х годов; как оказалось, участники этой группы не пели, а только открывали рот под фонограмму. Название группы стало синонимом мошенничества, подлога.
        26
        Эспланада - отрезок музейно-парковой зоны в центре Вашингтона между Капитолием и мемориалом Линкольна.
        27
        Смитсоновский институт - крупный комплекс культурно-просветительских и научных учреждений в Вашингтоне.
        28
        Бетти Дэвис (Элизабет Рут, 1908 —1989) - выдающаяся драматическая и комедийная киноактриса.
        29
        Автомобильное время (drivetime) - время, когда большинство радиослушателей находятся в пути на работу или с работы в автомобиле.
        30
        «Ролэйдс» (Rolaids) - товарный знак нейтрализатора кислотности в виде таблеток с разными вкусовыми добавками.
        31
        Рут Вестхеймер - известный сексолог.
        32
        Национальный аэропорт (Национальный аэропорт имени Рональда Рейгана) - один из двух аэропортов Вашингтона.
        33
        Ла-Гуардиа - один из трех аэропортов, обслуживающих Нью-Йорк.
        34
        Дэвид Леттерман - знаменитый американский телеведущий, продюсер, бизнесмен.
        35
        Пенсильванский вокзал - железнодорожный вокзал в Нью-Йорке.
        36
        Кэнди (candy) - конфетка (англ.).
        37
        Гринвич-виллидж - богемный район в Нью-Йорке.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к