Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Квик Аманда: " Жди До Полуночи " - читать онлайн

Сохранить .
Жди до полуночи Джейн Энн Кренц

        Что делать писательнице, автору приключенческих романов Кэролайн Фордайс, если Адам Хардести по недоразумению обвиняет ее в шантаже, убийстве и прочих преступлениях?
        Указать ему на дверь?
        Или - доказать свою невиновность, а заодно и пережить настоящее приключение, согласившись участвовать в расследовании Адама?
        Кэролайн выбрала второе... о, исключительно из профессионального интереса! Она не собирается подпадать под обаяние Адама, не намерена замечать его ухаживаний - и никогда не согласится ответить на его пылкую страсть!
        Вот только он придерживается совсем иного мнения!

        Аманда Квик
        Жди до полуночи

        Фрэнку - со всей моей любовью

        Пролог

        Последние годы правления королевы Виктории...

        ПОТРЯСАЮЩАЯ ДЕМОНСТРАЦИЯ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МЫСЛИ
        Гилберт Отфорд, корреспондент газеты «Флайинг интеллидженсер»
        Миссис Фордайс, знаменитая писательница, явила новые грани своего таланта, продемонстрировав поистине сверхъестественные способности в ходе спиритического сеанса. Аудитория состояла исключительно из дам, и круг приглашенных был весьма ограничен. Те, кому посчастливилось присутствовать на сеансе, описывают происходившее как нечто удивительное. Комната была почти полностью затемнена. Единственный источник света - неяркая лампа - располагался на столе, за которым сидела миссис Фордайс. Леди отвечала на вопросы и поразила гостей знаниями интересных подробностей жизни некоторых присутствующих.
        После сеанса ни у кого не осталось сомнений, что объяснением подобной осведомленности может служить лишь обладание действительно незаурядными способностями медиума, выходящими за границы разума обычного человека. Неизгладимое впечатление на присутствующих произвело то, что миссис Фордайс сообщила верные сведения и о людях, совершенно ей незнакомых.
        Столь успешная демонстрация привела к тому, что миссис Фордайс подверглась настоящей осаде: многие просили ее провести спиритический сеанс или использовать свои способности медиума для дальнейших откровений. Было высказано предложение познакомить миссис Фордайс с мистером Ридом, который - как наверняка известно нашим читателям - является председателем Общества исследований возможностей человеческого разума, штаб-квартира коего расположена в Уинтсрсетт-Хаус. К. сожалению, миссис Фордайс отклонила все предложения и ясно дала понять, что не намерена в дальнейшем проводить сеансы или демонстрировать свои исключительные способности медиума каким-либо другим способом.
        Нашим постоянным читателям наверняка известно, сколь сильно демонстрация необычайных возможностей разума сказывается на нервах медиума, особенно если обладателем этих способностей является дама, ибо по природе своей женщины - существа хрупкие и ранимые.
        Мистер Рид заявил нашему корреспонденту, что именно опасение за собственное душевное здоровье зачастую препятствует медиумам-женщинам выказать свои способности в полной мере. Истинная леди, подчеркнул мистер Рид, всегда обладает скромностью и деликатностью, что зачастую заставляет ее избегать демонстрации на публике своих сверхъестественных возможностей.

        Глава 1

        Вуаль скрывала лицо женщины. Полупрозрачная ткань пропиталась кровью и потемнела, но сквозь нее все же можно было различить призрачную бледность кожи и неподвижность черт. Женщина умерла - вернее, была убита - несколько часов назад.
        Вглядываясь в застывшие черты, Адам Хардссти не мог не отметить, что Элизабет Делмонт была красавицей. И фигура отличная. При падении женщины ее темно-синее платье задралось, явив взору постороннего мужчины стройные ноги в белых чулках. Рядом с телом валялась железная кочерга, которой убийца проломил голову своей жертвы.
        Адам осторожно двигался в полутемной комнате. Нужно во что бы то ни стало рассеять холодное оцепенение смерти, царившее в доме, и узнать, что же случилось здесь несколько часов назад. Он взял со стола свечу и наклонился, вглядываясь в неподвижные черты лица под вуалью. Шею Элизабет Делмонт обвивало ожерелье из голубых камней. В ушах тускло поблескивали такие же серьги. На полу, касаясь бледных безжизненных пальцев, лежали карманные часы. Стекло разбито или раздавлено, и стрелки замерли навсегда. Часы показывали полночь.
        Мужчина сверился с собственным хронометром. Два часа десять минут. Если предположить, что часы разбились во время борьбы, которая предшествовала убийству, то можно сделать вывод, что миссис Делмонт погибла около двух часов назад. Адам снова посмотрел на женщину. На ее груди поверх тщательно зашнурованного корсажа лежала брошь, отделанная черной эмалью. Вот уже много лет подобные вещи являлись непременным атрибутом траура: изображение дорогого усопшего, окаймленное черной рамкой. Брошь не была прикреплена к платью и выглядела так, словно ее специально положили на уже мертвое тело.
        Адам взял брошь и поднес ее ближе к мерцающему огоньку свечи, пытаясь получше рассмотреть портрет. Это оказался снимок молодой девушки, одетой в белое платье. Белокурую головку венчала свадебная вуаль. Невесте было не более восемнадцати-девятнадцати лет. Адам всматривался в фотографию. Лицо девушки казалось печальным, и это наводило на мысль, что она не ждала от предстоящего замужества особых радостей. Фотографию обрамлял локон светлых волос.
        Мужчина изучал снимок внимательно, стараясь запечатлеть в памяти каждую деталь. Закончив, он аккуратно вернул брошь на место. Полиция может счесть ее важной уликой... или даже ключом к раскрытию преступления.
        Комната, в которой произошло убийство, выглядела так, словно в ней бушевал смерч, сокрушивший и сломавший все, что попалось на его пути. Массивный стол, занимавший в помещении центральное место, был перевернут и явил любопытным взорам то, что надлежало тщательно скрывать от посторонних: необычный механизм, с помощью которого мадам Делмонт - весьма преуспевшая в нелегком ремесле медиума - приводила в движение этот массивный предмет мебели, поражая участников спиритических сеансов. Стол дрожал и подпрыгивал, что считалось свидетельством присутствия в помещении духов. Кроме механизма, в столе имелись потайные ящики. Сейчас они были выдвинуты и пусты. Адам осторожно закрыл один - так и есть: когда стол стоит нормально, ящик практически невозможно обнаружить. Подумав, Адам тщательно ощупал пальцами столешницу, надеясь отыскать еще какие-нибудь секреты, но ни тайников, ни скрытых механизмов более не нашлось. Лавируя меж опрокинутых стульев, Хардести рассматривал странный набор предметов, разбросанных по ковру. Флейта, труба, несколько колокольчиков. Возле шкафа валялись телескопическая удочка,
грифельная доска и штук пять висячих замков.
        Кроме того, на ковре лежала аккуратно отрубленная по локоть человеческая рука. Адам осторожно пошевелил ее носком ботинка. «Должно быть, воск, - решил он, - однако сделано мастерски: хорошей формы запястье, бледная кожа, голубоватые ногти и даже линии на ладони просматриваются совершенно четко».
        Сам Адам был убежденным материалистом и скептиком, а потому с презрением и насмешкой относился к современной моде на все потустороннее. Впрочем, он не сомневался, что найдутся люди, которые решат, что женщина-медиум пала жертвой опасных духов, которых сама же вызвала из небытия.
        Хардести вздохнул. В своей жизни он руководствовался несколькими разумными правилами. Одно из них гласило: стараться не быть замешанным в скандале. И вот, пожалуйста: из-за смерти этой Элизабет Делмонт он имеет все шансы оказаться втянутым в первоклассный скандал, который неминуемо попадет в газеты. Нужно сделать все возможное, чтобы избежать этого! Если он еще в силах что-то изменить...
        Хардести тщательно обыскал комнату, где произошло убийство. Именно здесь медиум проводила сеансы и здесь же скорее всего хранила свои секреты. Адам нашел еще три тайника - один в стене и два в полу, но дневника ни в одном из них не оказалось. Тогда он перешел в спальню на втором этаже и обыскал се столь же тщательно и методично. И с тем же результатом. Ничего. Единственной его добычей стал каталог «Тайны медиумов». В этом примечательном в своем роде издании заказчику предлагалось приобрести различные части человеческого тела (искусственные) для демонстраций процесса материализации; а также волшебные зеркала и даже оборудование для левитации (хитроумную систему проволок и ремешков, способную приподнять объект над полом). Потенциальным клиентам гарантировали соблюдение конфиденциальности и доставку заказов с соблюдением всех мер предосторожности.
        Адам вернулся вниз и уже направился было к черному ходу, решив, что дальше оставаться в доме опасно. Однако когда он проходил через полутемную гостиную, заставленную массивной мебелью, взгляд его упал на письменный стол. Поколебавшись, Адам решил задержаться и принялся торопливо открывать многочисленные ящички. Ни в одном из них не оказалось вожделенного дневника, но нашелся лист бумаги со списком имен и адресов. Там же стояла вчерашняя дата и время: девять часов вечера. Хардести решил, что это вполне может быть список приглашенных, посетивших вчерашний сеанс - последний сеанс Элизабет Делмонт.
        Одно из имен было подчеркнуто. Оно казалось смутно знакомым, но Адам никак не мог вспомнить, откуда он может знать это имя, и подобная неопределенность чрезвычайно его раздосадовала. Прекрасная память являлась профессиональным достоянием Адама. С ее помощью он начал зарабатывать на жизнь, собирая информацию и продавая ее. Много лет назад полуголодный и порядком оборванный мальчишка собирал слухи и сплетни на улицах большого города и умудрялся извлечь из этого вполне материальную пользу. Теперь Адам Хардести вращался в куда более высоких кругах, но кое-что оставалось неизменным. Единожды увиденное лицо или имя, произнесенное в его присутствии, навечно оставались в памяти Адама. Много лет назад информация и знание чужих секретов дали ему возможность выжить в городских трущобах и затем вложили в руки молодого человека мощный рычаг, с помощью которого он мог манипулировать людьми и таким образом обрел определенную власть. И наконец умение хранить чужие тайны и разумно использовать полученные сведения открыли перед ним двери в высшее общество Лондона.
        Адам заставил себя сконцентрироваться, пытаясь связать подчеркнутое имя с чем-то виденным или слышанным раньше. Вот оно - кто-то упоминал об этой женщине! Что-то связанное со статьей в газете. Но это определенно не могла быть респектабельная «Таймc», которую Адам каждый день прочитывал от корки до корки.
        Должно быть, какая-нибудь желтая газетенка - из тех, что гоняются за любым призраком скандала в надежде раздуть из него сенсацию и увеличить тираж. О чем же шла речь в той статье? Наследство и что-либо связанное с деньгами или титулом? Нет, такую информацию он непременно запомнил бы. Значит, что-то не важное. Но вот что?
        Хардести еще раз перечитал подчеркнутые слова:
        «Миссис Фордайс. Корли-лейн, 22».
        Что ж, на этот раз он не забудет.

        Глава 2

        В появлении этого загадочного джентльмена была какая-то тайна. Кэролайн Фордайс с любопытством разглядывала мужскую фигуру, возникшую на пороге ее кабинета. Этот человек выглядит не просто интригующе, его визит предвещает нечто волнующее... Адам Гроув. Имя абсолютно ей незнакомо. Предвкушение чего-то необыкновенного охватило молодую женщину. Чувство стран нос и даже немного пугающее.
        С другой стороны, таинственным незнакомцам положено появляться в сумерках, а не в девять часов утра. Существуют определенные правила... Леди, должным образом соблюдающая все общественные условности и требования приличия, не могла бы принять визитера в столь ранний час. Кэролайн вздохнула. Именно так - приличия и условности... Последние три года она жила, руководствуясь исключительно этими понятиями... и жизнь стала казаться ей ужасно скучной, ибо ровным счетом ничего не происходило в доме номер 22 по Корли-лейн.
        - Садитесь, прошу вас, мистер Гроув. - С этими словами Кэролайн встала из-за стола и отошла к окну. Окна выходили в сад, и нежные лучи утреннего солнца окружили ее фигуру сияющим ореолом. Мужчина, провожая ее взглядом, повернулся лицом к свету. Теперь Кэролайн могла хорошенько его рассмотреть. - Экономка передала мне вашу просьбу о встрече. Вы мотивировали столь ранний визит тем, что желаете обсудить дело исключительной важности, касающееся нас обоих.
        Кэролайн не могла не признать, что именно эти слова - «дело исключительной важности» - побудили ее принять незнакомца. И к черту не подходящий для визитов час и прочие условности! Слова имели привкус приключения и звучали под сводами этого дома совершенно чужеродной, но тем не менее восхитительной музыкой.
        Никто и никогда прежде не являлся в дом номер 22 на Корли-лейн с новостями исключительной важности, и Кэролайн была заинтригована. В последнее время ее жизнь стала слишком бедна событиями. Самым ярким эпизодом за весь прошлый месяц оказался визит девушки, чей отец держал рыбную лавку. Девица явилась с утра пораньше, чтобы посоветовать миссис Пламмер, экономке, воздержаться от покупки лосося, которого торговец собирался предложить ее вниманию. Рыба была с душком, и хитрый лавочник обработал се специальным составом, чтобы отбить неприятный запах. Но его дочь твердо заявила, что не желает нести ответственность за жизнь соседей и подвергать опасности отравления ни в чем не повинных людей. Миссис Пламмер, излагая Кэролайн подробности разговора, негодующе фыркнула и заявила, что и без этого вмешательства никогда бы не попалась на удочку торговца.
        - А то я не знаю все их трюки! Чай, не первый десяток лет живу на свете и не такого навидалась!
        Экономка прямо-таки пылала праведным гневом, и инцидент этот обсуждался в доме не один день. Это была самая важная и волнующая из всех новостей, залетевших на Корли-лейн за весь год.
        Кэролайн с тоской подумала, что джентльмен мог просто ошибиться адресом, когда же ошибка станет очевидна, он навсегда исчезнет с ее горизонта вместе со своими новостями исключительной важности. Что ж... Пусть так. Но пока есть хоть малейший шанс отвлечься от монотонности бытия, нужно воспользоваться Богом данной возможностью.
        - Благодарю вас, что согласились принять меня в столь ранний час, и прошу простить, что явился с визитом, не уведомив вас заранее, - произнес мистер Гроув.
        Кэролайн слушала его со все возрастающим волнением. Какой голос, подумать только! Низкий, глубокий, с нотками истинно мужской уверенности в собственном превосходстве. Она взглянула на посетителя с опаской. Похоже, этот человек обладает незаурядной волей. Любые отношения с подобного рода мужчинами всегда чреваты неприятностями, ибо эти господа идут к намеченной цели, сметая все на своем пути и не считаясь с чувствами окружающих.
        И тут Кэролайн поняла, что именно такой тип мужчины требовался ей в данную минуту. Да это просто подарок судьбы, ответ на часы долгих и мучительных раздумий! Сомнений нет: этот джентльмен - именно то, что нужно. Он просто идеально подходит для отведенной ему роли злодея.
        Молодая женщина нерешительно взглянула на стол, где наготове лежала стопка чистых листов и ручка. Надо бы набросать кое-что прямо сейчас, по ходу разговора. Но сделать это нужно крайне осторожно, чтобы не насторожить нежданного гостя и не спугнуть его раньше времени. Само собой, как только недоразумение выяснится, он растворится где-то там - в мире, куда ей никогда не попасть. Но сейчас его присутствие дает ей прекрасную возможность поправить свои дела, и было бы глупо не воспользоваться подобным шансом. И если она с независимым видом будет время от времени записывать пару слов, он и не обратит на это особого внимания.
        Кэролайн вернулась на свое место за столом, стараясь выглядеть как можно непринужденнее, и заметила:
        - Я решила, что обязана выслушать вас, коль скоро ваши новости носят столь важный и неотложный характер.
        - Поверьте, я не осмелился бы явиться без приглашения в столь ранний час, не будь мой визит продиктован настоятельной необходимостью поговорить с вами, - любезно заверил ее мистер Гроув.
        Кэролайн взяла ручку и, подарив гостю милую улыбку, пригласила его сесть.
        - Благодарю вас.
        Он сделал несколько шагов к стулу и теперь находился в светлой части комнаты. Кэролайн, сохраняя на лице подобающее приветливо незаинтересованное выражение, жадно разглядывала посетителя. Его костюм явно пошит у одного из лучших, а потому ужасно дорогих лондонских портных.
        «Я должна быть осторожной, - сказала себе Кэролайн. - Этот джентльмен явился ко мне из другого мира». О нет, она вовсе не имела в виду потусторонний мир, населенный призраками и душами умерших, изучение которого стало в последнее время повальным увлечением. Нет, просто этот человек принадлежал к сливкам общества, его верхним слоям. Люди, облеченные властью и богатством, иногда спускаются со своего Олимпа к тем, кого рассматривают как низший класс. Как правило, их появление не приносит ничего, кроме неприятностей. Именно с таким человеком Кэролайн столкнулась три года назад. Опыт оказался весьма болезненным, но она усвоила урок и не станет повторять собственную ошибку. Да, теперь ее жизнь монотонна и скучна, но, с другой стороны, достаточно комфортна и безмятежна. Кэролайн не собирается терять спокойствие, обретенное с таким трудом, ради человека из привилегированных слоев. И пусть мистер Гроув выглядит не только загадочным незнакомцем, но и джентльменом до кончиков ногтей - с ним следует быть очень и очень осторожной.
        Кэролайн внимательно разглядывала гостя, стараясь, чтобы ее любопытство не слишком бросалось в глаза. Высокий, подтянутый, хорошо сложен. Движения плавные и какие-то очень... экономные. Создавалось впечатление, что в случае необходимости этот человек может двигаться совершенно иначе. Быстро. Точно. Отразить нанесенный удар и... ответить смертельно опасным выпадом. Впрочем, он прекрасно контролирует свои эмоции и выглядит поистине безупречным джентльменом. Кэролайн удовлетворенно вздохнула - даже атмосфера в комнате изменилась, словно сам воздух наполнился ощущением мужской силы и энергии.
        На мгновение она почувствовала себя почти счастливой: вот он - идеальный прототип Эдмунда Дрейка.
        Стараясь выглядеть естественно («Пусть думает, что я составляю список покупок»), Кэролайн написала на чистом листе бумаги: «Наполняет комнату ощущением муж. силы и энергией».
        «Кроме того, мне необходимо описать его одежду», - решила девушка. Гость произвел на нее впечатление человека элегантного, хотя в его костюме не было и намека на погоню за модой. В этом сезоне мужчины носят кошмарные клетчатые брюки и, позабыв о вкусе и стиле, надевают к ним сорочки в горошек.
        Безупречный костюм мистера Гроува был выдержан в серых - глубоких серых - тонах. Единственным исключением являлась кипенно-белая сорочка. Уголки воротничка отогнуты назад; этот стиль с недавнего времени принят в высшем обществе и называется «распахнутые ворота». Все мужчины в один голос утверждали, что подобный фасон воротничка куда удобнее классического варианта с высокими прямыми уголками. Галстук мистера Гроува являл собой образчик безупречного вкуса.
        Кэролайн мысленно отметила, что именно так, и только так, должен быть одет Эдмунд Дрейк. Подумать только, она пыталась нарядить его в полосатые брюки и рубашку яркой расцветки! Подобное облачение пристало бы легкомысленному франту, но никак не таинственному злодею. Ее Эдмунд должен быть окружен аурой хоть и зловещей, но мужественности. И никаких полосочек, горошка и тем более клетки!
        Не глядя на бумагу, Кэролайн быстро написала: «Темно-серый костюм».
        - Похоже, я отвлек вас от написания письма. Еще раз приношу свои извинения, - подал голос Адам Гроув.
        - Ничего страшного, сэр. - Кэролайн улыбнулась ему как можно приветливее. - Просто список дел, которыми следует заняться именно сегодня.
        - Понимаю.
        «И волосы должны быть точно такими, - размышляла Кэролайн. - Темные, почти черные, чуть тронутые сединой на висках. Короткая строгая стрижка. Никаких усов и нелепых коротких бородок, столь модных в этом сезоне». С удовольствием разглядывая правильные черты лица мистера Гроува. девушка отметила, что на твердом подбородке и щеках лежит легкая тень... Похоже, джентльмен забыл побриться сегодня утром. Это весьма странно.
        «Определенно доброе провидение привело ко мне этого незваного гостя», - решила Кэролайн.
        Теперь она ясно видела, что не только костюм и прическа, но и внешность Эдмунда Дрейка нуждается в существенных изменениях. И о чем она только думала, когда пыталась сделать его красивым? Выразительность - вот что требуется. Четкие, холодные черты лица Адама Гроува наводили на мысль о непростом и яростном огне, закалившем характер этого человека. Таинственное прошлое, полная опасностей жизнь... да, это именно то, что нужно. «Резкие и выразительные черты лица», - написала она.
        Кэролайн была уверена, что с того места, где сидит гость, он никоим образом не может увидеть, что именно она пишет на листке бумаги. Во-первых, расстояние в несколько шагов уже служило неплохой преградой, но если даже предположить, что у Адама Гроува прямо-таки орлиное зрение, то на этот случай дополнительным прикрытием являлась довольно высокая резная отделка стола, образующая своего рода перила. Сплошь резьба и завитушки в стиле рококо. Молодая женщина чувствовала на себе пристальный взгляд гостя, но считала себя в относительной безопасности от его возможного любопытства. Оторвавшись от своих записей, она с улыбкой подняла глаза на мужчину, молча сидевшего напротив. Улыбка застыла на губах Кэролайн, едва она встретилась взглядом со своим гостем. Темно-зеленые глаза мистера Адама Гроува смотрели с холодной проницательностью, и это напугало Кэролайн. И все же автор приключенческих романов - существо неустрашимое, и она продолжала писать, почти не глядя на бумагу: «Изумрудные глаза. Возможно, светятся в темноте».
        - Еще несколько заметок на память, миссис Фордайс? - Теперь не только взгляд, но и тон гостя поражали холодностью.
        - Извините, но дела прежде всего. - Однако, не решаясь далее испытывать терпение джентльмена, Кэролайн торопливо отложила перо.
        Она внимательно взглянула на гостя и вдруг поняла, что он выглядит очень усталым. Тени под глазами, складки вокруг рта... Однако на дворе утро, с чего бы это джентльмену быть столь утомленным?
        - Не хотите ли чаю? - Кэролайн решила - чашечка крепкого бодрящего напитка пошла бы ему на пользу.
        - Нет, благодарю вас. Я не думаю, что мне стоит так долго злоупотреблять вашим гостеприимством.
        - Что ж... Тогда вы могли бы сообщить мне о цели вашего визита.
        - Пожалуй, я действительно перейду к делу. - Мистер Гроув сделал паузу, убедился, что внимание хозяйки принадлежит ему безраздельно, и продолжал:
        - Полагаю, вы были знакомы с женщиной по имени Элизабет Делмонт?
        На короткое мгновение Кэролайн растерялась и уже собиралась ответить отрицательно, как вдруг сообразила, что имя ей действительно знакомо.
        - Вы говорите о женщине-медиуме, которая живет на Хэмси-стрит? - уточнила она на всякий случай.
        - Именно.
        Кэролайн откинулась на спинку стула и воззрилась на посетителя с удивлением. Такого вопроса она никак не ожидала. Не важно, что увлечение сверхъестественным, медиумами и необычными возможностями человеческого разума захватило всю страну и все без исключения слои общества. Почему-то она была уверена, что такой человек, как Адам Гроув, не может разделять всеобщее помешательство. Не тот характер.
        - Я действительно знакома с этой женщиной, - осторожно сказала Кэролайн. - Более того, вчера вечером я и мои тетушки присутствовали на спиритическом сеансе, который миссис Делмонт проводила в своем доме. Но почему вас это интересует?
        - Элизабет Делмонт умерла. Кэролайн не верила своим ушам.
        - Простите? - Она решила, что ослышалась.
        - Элизабет Делмонт была убита в собственном доме вскоре после того, как закончила тот самый спиритический сеанс. - Голос мужчины звучал неестественно спокойно, и это мешало поверить в реальность происходящего.
        - Убита? - В горле вдруг возник противный комок, и Кэролайн с трудом сглотнула. - Вы уверены?
        - Я нашел ее сегодня ночью... Немногим позже двух часов.
        - Вы... вы нашли тело? - Этого просто не могло быть. Такие вещи не случаются в реальной жизни. И почему он так спокоен? - Не понимаю, как это могло произойти, - пробормотала она.
        - Кто-то проломил ей голову кочергой. Кэролайн словно окатили холодной водой. Пожалуй, зря она согласилась принять совершенно незнакомого человека, да еще в столь ранний час. И вот он сидит в ее кабинете и ровным голосом рассказывает, что этой ночью нашел убитую кем-то женщину... Девушка бросила быстрый взгляд на звонок. Позвать миссис Пламмер и избавиться от этого загадочного джентльмена? Это было бы самым правильным, здравый смысл подсказывал, что именно так и следует поступить... Но кроме здравого смысла, у Кэролайн имелось еще одно качество - она была ужасно любопытна. И вместо того чтобы позвонить экономке, она быстро спросила:
        - Позвольте узнать, а что привело вас в дом миссис Делмонт в два часа ночи?
        Слова едва сорвались с губ Кэролайн, а она уже пожалела о них. Надо же было сморозить подобное! Щеки вспыхнули предательским румянцем. Как глупо было с ее стороны задать джентльмену подобный вопрос! Ведь ответ очевиден. Адам Гроув хорош собой и богат. А миссис Делмонт была молода и весьма привлекательна. Ее прекрасная фигура и чувственность, которую она всячески подчеркивала, произвели большое впечатление даже на мистера Макдэниела, вдовца весьма преклонных лет, который присутствовал на вчерашнем спиритическом сеансе. Что уж говорить о молодом джентльмене из высшего общества? Там не привыкли отказывать себе в удовольствиях.
        - Вы ошибаетесь, миссис Фордайс, - мягко заметил гость, словно прочитав мысли Кэролайн. - Элизабет Делмонт вовсе не была моей любовницей. Откровенно говоря, я даже не был с ней знаком. А когда увидел ее этой ночью, то уже не было смысла представляться.
        - Понимаю... - Кэролайн изо всех сил старалась взять себя в руки. Не краснеть, не бледнеть и выглядеть умудренной жизнью. В конце концов, мистер Гроув считает ее вдовой; то есть женщиной, для которой нет тайны в отношениях между полами и которой известны нравы, царящие в обществе. - Простите мне этот вопрос, мистер Гроув. Разговор принял странное направление. Я понятия не имела, что миссис Делмонт умерла.
        - Она не просто умерла, а была убита... Вы сказали, что наша беседа кажется вам странной. Скажите, миссис Фордайс, если вы не предполагали, что речь пойдет о миссис Делмонт - почему же вы приняли меня в столь ранний час? Вы подумали, что мой визит связан с чем-то другим?
        - Вообще-то я решила, что вы просто ошиблись адресом, - вздохнула Кэролайн.
        - Но почему же вы приняли меня? Почему не поручили своей экономке выяснить, куда именно я направляюсь и зачем? - настаивал гость.
        - Должна признаться, что мне просто было любопытно... Вы упомянули о неотложном деле и исключительной важности. За все три года, что мы живем здесь, подобного не случалось. Да можно сказать, что вообще ничего не случалось, - печально добавила Кэролайн, чувствуя себя смущенной. Не так-то просто признаваться в столь беспардонном любопытстве практически незнакомому джентльмену.
        - Мы? - переспросил он. - Вы живете не одна?
        - Со мной живут мои тетушки. Сейчас их нет - они ушли на утреннюю прогулку. Тетя Эмма и тетя Милли свято верят в пользу моциона.
        - Я не видел их имен в списке приглашенных на спиритический сеанс, - нахмурился мужчина. - Ведь вы, кажется, упомянули, что вчера тетушки также посетили дом миссис Делмонт?
        Теперь пришла очередь Кэролайн хмурить брови. Ей все меньше нравилось направление их беседы. Было похоже, что мистер Гроув ее допрашивает.
        - Тетушки не захотели отпустить меня одну в столь поздний час, - медленно сказала она. - Миссис Делмонт не стала возражать против их присутствия.
        - А зачем вы вообще пошли на этот сеанс? Неужели вы действительно верите в то, что Элизабет Делмонт могла общаться с духами? - Он даже не пытался скрыть насмешку и презрение. Похоже, мистер Гроув сомневается в умственных способностях человека, который верит в подобные нелепицы.
        Сарказм гостя покоробил Кэролайн, и она принялась защищаться:
        - Хочу напомнить вам, сэр, что многие известные, уважаемые и образованные члены нашего общества весьма интересуются не исследованными пока способностями человеческого разума. И многие из них серьезно относятся к спиритуализму.
        - Коли так, то они глупцы, несмотря на ученость и положение в обществе.
        - В последние годы были созданы многочисленные клубы и научные общества, которые всерьез занимаются изучением психических возможностей человека и разоблачают тех медиумов, которые используют на сеансах разного рода мошеннические трюки. Проблемы непознанного поднимают некоторые научные журналы. - Девушка взяла со стола свежий номер «Нью дон». - Взять хотя бы это издание, - продолжала она. - Журнал выходит при поддержке Общества исследований возможностей человеческого разума, и все статьи самым тщательным образом подтверждаются фактами...
        - Ну да, тщательно подтвержденная фактами чушь! - Мужчина презрительным жестом отмел аргументы Кэролайн. - Любому способному логически мыслить человеку совершенно ясно, что тот, кто претендует на обладание сверхъестественными способностями, является либо сумасшедшим, либо шарлатаном.
        - Я вижу, вы весьма тверды в своих убеждениях, - не без сарказма заметила Кэролайн. - Но позвольте указать вам на то, что подобная твердость отнюдь не свидетельствует о гибком и способном к восприятию нового разуме.
        - А насколько ваш собственный разум готов к восприятию нового, миссис Фордайс? - насмешливо спросил гость. - Вы серьезно верите, что все эти стуки и явления на спиритических сеансах ни больше ни меньше как послания духов из потустороннего мира?
        - А знаете, это очень интересная тема, - оживилась Кэролайн. - Так получилось, что мне пришлось проводить своего рода исследование в этой области...
        - И обнаружили самого настоящего медиума, способного разговаривать с духами усопших? Уж не миссис ли Делмонт?
        - Ну, раз уж вы так настаиваете, признаюсь... Я тоже не верю, что люди, пусть даже и медиумы, могут общаться с духами.
        - Какое счастье слышать столь здравые речи! Я рад, что вы подтверждаете мнение, сложившееся у меня в первые минуты нашего знакомства: вы исключительно умная женщина.
        Но Кэролайн не желала сдаваться так быстро:
        - Однако позвольте напомнить вам, сэр, что область непознанного, изучению которой посвятили себя многие выдающиеся умы нашего времени, вовсе не ограничивается спиритическими сеансами. Я действительно не готова поверить в способность медиумов общаться с духами и призраками, но не могу так легко отвергнуть другие проявления необычных способностей человека. Есть целый ряд загадочных явлений, которые еще предстоит изучить и объяснить с научной точки зрения.
        Зеленые глаза, не мигая, уставились на нее. Улыбка покинула их темную глубину, и взгляд вдруг стал пугающе пронзительным:
        - Если вы не верите в сверхъестественные способности медиумов, то, что же привело вас вчера вечером на спиритический сеанс в дом Элизабет Делмонт?
        Кэролайн поняла, что допрос возобновился. Она опять нерешительно взглянула в сторону звонка.
        - Совершенно ни к чему звать на помощь экономку, - сухо заметил мистер Гроув. - С моей стороны вам ничто не угрожает. Но я хотел бы получить ответы на свои вопросы.
        - Вы ведете себя как полицейский, - нахмурилась Кэролайн.
        - Даю вам слово, что не имею никакого отношения к полиции.
        - Но тогда что вам здесь нужно, сэр? И к чему эти вопросы?
        - Мне нужна информация, - просто ответил он. - Так почему вы пошли на этот спиритический сеанс?
        «Какой, однако, настойчивый джентльмен», - подумала Кэролайн.
        - Я ведь уже объяснила вам, что провожу своего рода исследование, - терпеливо повторила девушка. - Что бы вы ни думали по поводу сверхъестественных явлений, я считаю эту область достойной самого пристального изучения.
        Мужчина покачал головой, и в ответе его прозвучало нескрываемое презрение:
        - Дешевые трюки и притворство. Ничего более. Никаких чудес.
        Кэролайн решила, что теперь ее очередь задать этому преисполненному скепсиса посетителю пару вопросов. Она выпрямилась и постаралась придать голосу уверенность и властность.
        - Я сожалею, что миссис Делмонт стала жертвой злодея и жизнь ее безвременно прервалась, - сказала она. - Тем не менее из ваших слов я так и не смогла понять, по какой же причине вы проявляете такой глубокий интерес к обстоятельствам ее смерти. Кроме того, если вы и миссис Делмонт не были... э-э... близкими друзьями, то, что же вы все-таки делали у нее в доме в два часа ночи?
        - У меня были свои причины для того, чтобы навестить Элизабет Делмонт в столь неурочный час. И причины весьма веские. Теперь, после ее смерти, я оказался в положении, еще более затруднительном... боюсь, мне придется заняться поисками убийцы.
        - О чем вы говорите? - Кэролайн была поражена услышанным. - Вы что, собираетесь сами разыскивать преступника? Убийцу?
        - Да.
        - Но это работа полиции, сэр, а никак не частного лица.
        - О, они, несомненно, проведут расследование. - Адам презрительно пожал плечами. - Но я очень сомневаюсь, что оно будет успешным. Скорее всего нашим доблестным полицейским не удастся поймать злодея.
        Кэролайн опять взялась за перо.
        - Это очень необычно, мистер Гроув, - пробормотала она. - Я поражена тем, что вы хотите провести расследование самостоятельно...
        Одновременно рука ее выводила на бумаге слова «упорный и безжалостный». Кэролайн почти не смотрела на бумагy и продолжала задумчиво говорить:
        Давайте проверим, правильно ли я поняла изложенные вами факты. Вы заявляете, что медиум Элизабет Делмонт была убита сегодня ночью, что вы обнаружили се тело и преисполнились решимости лично расследовать обстоятельства ее смерти... руководствуясь мотивами, которые не считаете нужным мне объяснить. И вы пришли ко мне, чтобы спросить: известно ли мне что-нибудь об убийстве миссис Делмонт?
        - Вы очень четко и ясно обрисовали ситуацию, - заметил мужчина. Глаза его, не отрываясь, следили за движениями пера.
        - Я буду счастлива поделиться с вами всей известной мне информацией, - ровным голосом продолжала Кэролайн, - если вы потрудитесь объяснить мне ваш повышенный интерес к этому делу.
        Несколько секунд в комнате царила тишина. Тикали часы в углу. Адам Гроув разглядывал сидящую перед ним женщину с удивлением ботаника, обнаружившего в хорошо изученной клумбе экземпляр неизвестного ему растения, которое совершенно невозможно классифицировать. Молчание затягивалось, но Кэролайн упорно ждала.
        - Что ж, - сказал наконец мужчина. - Я отвечу на ваши вопросы - на некоторые из ваших вопросов. Но я хочу, чтобы вы дали слово сохранить все услышанное в строжайшей тайне.
        - Конечно. Я охотно обещаю вам это, - отозвалась девушка, выводя на бумаге «скрытный».
        Мужчина двигался слишком быстро. Она не успела даже заметить, когда он вскочил со стула. Испуганная его неожиданным приближением, Кэролайн уронила ручку и едва удержалась от крика.
        - Что вы... - пролепетала она.
        Но Адам уже был рядом и недрогнувшей рукой схватил со стола исписанный лист. «А я-то жалела его - он выглядел таким усталым», - с негодованием подумала Кэролайн.
        - Отдайте немедленно. - Она попыталась выхватить у Гроува бумагу. - Что вы себе позволяете, сэр?
        - Меня чрезвычайно заинтересовал список ваших неотложных дел, мадам, - отозвался он, пробегая глазами по строчкам. Должно быть, написанное неприятно удивило его, ибо мистер Гроув воззрился на Кэролайн весьма холодно и резко спросил: - Что за черт? Темно-серый костюм? Резкие черты лица? Что это такое?
        - Не вижу ни малейшей причины давать какие-либо объяснения. Это мои личные записи, которые вас совершенно не касаются.
        - Не касаются? Но ведь я только что объяснял вам, что все происходящее необходимо сохранить в тайне. Это весьма деликатное дело, и, предав его огласке, мы спровоцируем громкий скандал... А когда дело доходит до скандалов, я всегда придерживаюсь одного правила...
        - У вас есть специальное правило относительно скандалов? - Кэролайн нахмурилась в недоумении. - Каково же оно, позвольте узнать?
        - Я всячески их избегаю.
        - Но ведь любой здравомыслящий человек поступает именно так! - Кэролайн никак не могла добраться до листка с записями, и это заставляло ее волноваться. В конце концов она решила, что в данной ситуации наилучшей тактикой будет демонстрация уверенности в себе, коей она на самом деле не испытывала. Девушка высокомерно вздернула подбородок и холодно заявила: - Поверьте мне, сэр, я, как и вы, не испытываю ни малейшего желания оказаться замешанной в скандальную историю. И у меня даже в мыслях не было обсуждать с кем-либо вне моей семьи подробности проводимого вам расследования.
        - Тогда к чему все эти записи?
        - Я просто старалась упорядочить свои мысли. - Была в растерянности. Что такого она написала? Уж скорее можно было опасаться, что он сочтет ее заметки смешными или нелепыми. Но этот странный человек почему-то отнесся к ничего не значащим словам очень серьезно.
        Тем временем Адам Гроув перечитал написанное и поинтересовался:
        - Поправьте меня, если я ошибаюсь, миссис Фордайс, но мне кажется, что кое-что здесь касается лично меня: внешность, одежда... и даже цвет глаз?
        - Что ж...
        - Я требую, мадам, чтобы вы объяснили мне, в чем смысл этих записей. Или, черт возьми, вы решили посвятить мне страничку в вашем личном дневнике?
        - Ничего подобного я делать не собиралась! И ваша персона не станет главной темой моего личного дневника! - Ответ прозвучал искренне и достаточно убедительно. Впрочем, это было нетрудно - ведь в данном случае Кэролайн говорила чистую правду.
        - Тогда, - в голосе мужчины зазвучала угроза, - я делаю вывод, что вы гораздо глубже связаны с делом об убийстве миссис Делмонт, чем кажется на первый взгляд.
        - Но это не так! - Теперь Кэролайн по-настоящему испугалась.
        - Любое действие человека всегда бывает логически обосновано. Должна быть какая-то причина для того, чтобы вы пожелали сделать эти заметки. Если запись разговора нужна вам не для личного дневника, то единственный вывод, который я могу сделать в данной ситуации, таков: вы намеревались использовать эти записи как материал для доклада своему сообщнику.
        - Сообщнику? - Девушка вскочила на ноги. Ее обуял такой ужас, что она с трудом держала себя в руках. - Это неслыханно, сэр! Какое право вы имеете обвинять меня в том, что я замешана в деле об убийстве?
        Мужчина резко протянул вперед руку, и листок со злополучными записями оказался перед глазами Кэролайн.
        - А как еще вы можете это объяснить? - рявкнул он. Из последних сил сохраняя самообладание, Кэролайн все же нашла в себе силы твердо заявить:
        - Я не обязана оправдываться перед вами. И позвольте вам напомнить, мистер Гроув, что это мой дом, и вы явились сюда без приглашения.
        Обвинение не понравилось Адаму.
        - Ваши слова можно истолковать так, будто я проник в дом силой или обманом. Вы же прекрасно знаете, что это не так. Разве не вы приказали экономке впустить меня?
        - Вы сказали, что пришли по делу и что это дело может оказаться важным для нас обоих. Но теперь я могу с уверенностью заявить, что вы ошиблись. Смерть Элизабет Делмонт много значит для вас, мистер Гроув, но не для меня.
        - А вот тут вы ошибаетесь, миссис Фордайс.
        - Ничего подобного! - Кэролайн слышала, что голос ее звенит и тон несколько резче, чем приличествует леди, но продолжала: - Меня совершенно не интересуют и не трогают обстоятельства, вызвавшие преступление, как и его детали.
        Адам молчал, внимательно глядя на молодую женщину и недоверчиво изогнув бровь. Пауза затягивалась. Кэролайн перевела дыхание и постаралась собраться с мыслями.
        - Впрочем, любой человек, узнав об ужасном преступлении, не может не испытывать сострадания к жертве и некоторого вполне простительного любопытства, - примирительным тоном сказала она.
        - Вы меня не убедили, миссис Фордайс, и я по-прежнему уверен, что ваш интерес к этому делу гораздо глубже, чем вы хотите показать... и это отнюдь не простое человеческое участие и естественное любопытство.
        - Но что именно заставляет вас так думать? - воскликнула Кэролайн. - Я впервые увидела миссис Делмонт вчера вечером. И откровенно говоря, не собиралась встречаться с ней в дальнейшем. Кроме того, позвольте напомнить, что я и мои тетушки были не единственными участниками этого спиритического сеанса. Там присутствовали еще двое: миссис Хауэлл и мистер Макдэниел.
        Адам подошел к окну и несколько секунд стоял молча, глядя на свежую зелень сада. Девушка отметила, что, несмотря на явную усталость, мужчина держится прямо и гордо, как военный.
        - Названные вами люди находятся в преклонном возрасте, - спокойно сказал он, - и не обладают ни силой, ни решимостью для того, чтобы раскроить кочергой череп крепкой молодой женщине, а потом перевернуть стол со стульями и устроить погром в квартире.
        - Вы с ними говорили? - спросила Кэролайн после недолгого раздумья.
        - Не было никакой необходимости общаться лично. Я провел небольшое расследование. Несколько вопросов и наблюдений, сделанных непосредственно в районе, где живут эти люди. Могу с уверенностью утверждать, что ни миссис Хауэлл, ни мистер Макдэниел не замешаны в убийстве.
        - Что ж, вынуждена согласиться с вами. Мне это тоже кажется маловероятным, - признала девушка.
        - Расскажите мне, как проходил этот сеанс, - неожиданно попросил Адам.
        - Вообще-то тут и рассказывать особенно нечего. - Кэролайн виновато развела руками. - Самый обычный спиритический сеанс. Стуки и прочее. Парочка материализации. Ну и на закуску финансовая консультация из потустороннего мира.
        - Финансовая консультация? - резко переспросил мужчина.
        - Именно так. Мистеру Макдэниелудухи сообщили, что в скором времени ему представится возможность весьма выгодно вложить деньги. Должна заметить, что в этом нет ничего необычного. Участникам подобных сеансов зачастую предсказывают получение наследства или какого-то неожиданного денежного поступления.
        - Понятно. - Теперь мистер Гроув повернулся спиной к окну и в упор смотрел на Кэролайн. Что-то новое, пугающее, появилось в его лице. - Значит, в ходе сеанса возник вопрос о деньгах? - тихо, с обманчивым спокойствием спросил он.
        Кэролайн испугалась. Пальцы се так сжимали спинку стула, что костяшки побелели. Что задумал этот страшный, непонятный человек? Тревога сжала грудь, и девушка едва могла дышать. Вдруг он отправится прямиком в полицию и выдвинет против нее обвинение в убийстве? Что станет с тетушками и с ней самой?
        Они невиновны, но что с того, если обвинение будет исходить от человека, обладающего властью и богатством? От джентльмена, принадлежащего к высшему обществу? Они в опасности, и единственный выход - бежать. Им придется немедленно покинуть Лондон. Все повторяется - опять бежать, сменить имя и исчезнуть, - как три года назад. Кэролайн пыталась привести мысли в порядок. Нет времени ехать в банк... Найдется ли дома достаточно денег? Так. Как только этот страшный человек уйдет, она отправит миссис Пламмер узнать расписание поездов, а сама начнет упаковывать вещи. Как быстро смогут собраться тетушки?
        Темные брови Адама нахмурились, он внимательно взглянул на молодую женщину:
        - С вами все в порядке, миссис Фордайс? Вы побледнели. Надеюсь, вы не собираетесь упасть в обморок?
        Кэролайн почудилась насмешка в его словах, и гнев на мгновение заглушил страх.
        - Вы только что угрожали мне и моим близким, сэр. Как я могу оставаться спокойной?
        - О чем вы говорите, мадам? С какой стати мне вам угрожать?
        - Вы только что обвинили меня - или меня и моих родственниц - в убийстве. Если вы заявите о своих подозрениях полиции, нас ждет арест и тюрьма. А потом, возможно, и виселица!
        - У вас разыгралось воображение, миссис Фордайс. Постарайтесь мыслить разумно. Даже если у меня есть какие-то подозрения и я поделюсь ими с полицией, что с того, если нет улик?
        - Боже, о чем вы говорите? Нет улик! Можно подумать, это кого-то остановит. Ни одна из нас не может доказать, что не выходила в ту ночь из дома.
        Поэтому теоретически кто-то мог вернуться в дом миссис Делмонт и убить ее. Никто не станет искать улики и забивать себе голову подобными мелочами. Вес решится, когда ваше слово - слово богатого и влиятельного человека - будет против нашего. Кто мы такие? Три беззащитные женщины среднего достатка без связей в обществе, а значит, не обладающие каким-либо влиянием. Если вам придет в голову обвинить нас в убийстве, у меня и моих близких нет ни малейшего шанса на торжество справедливости.
        - Возьмите себя в руки, мадам. Не нужно устраивать истерику.
        Гнев придал Кэролайн силы:
        - Как вы смеете? Что мне остается, кроме как впасть в истерику? Или, по-вашему, перспектива быть повешенной должна казаться мне привлекательной?
        - Ну, до виселицы пока далеко, - буркнул Адам.
        - А по-моему, очень даже близко.
        - Черт возьми, довольно уловок и препирательств!
        Мистер Гроув сделал шаг вперед, и Кэролайн метнулась в сторону, поставив меж ним и собой единственное доступное ей препятствие - стул.
        - Остановитесь и не смейте подходить ближе! - вскричала она: - Еще шаг - и я завизжу так, что сюда прибежит не только миссис Пламмер, но и соседи. И я скажу, что вы пытались меня убить. Клянусь!
        Адам застыл на месте, тяжело переводя дыхание.
        - Успокойтесь, миссис Фордайс. Мы оба слишком нервничаем. И попусту тратим время.
        - Я не могу успокоиться, когда мне угрожают арестом и тюрьмой.
        Адам вздохнул. Он уже справился с собой, и теперь тон его стал язвительным:
        - А вы никогда не думали о карьере в театре, миссис Фордайс? По-моему, в вас пропадает драматическая актриса.
        - Чтобы вы ни думали, моя реакция в данных обстоятельствах абсолютно оправданна, - решительно заявила Кэролайн.
        Несколько мгновений Адам Гроув молчал, и у девушки создалось впечатление, что противник корректирует планы военной операции. В конце концов он сказал уже гораздо более нейтральным тоном:
        - Я еще раз прошу вас успокоиться, мадам. У меня нет намерения обвинять вас или ваших тетушек в убийстве.
        - А почему я должна вам верить?
        - Вам придется поверить мне. - вдруг усталым жестом потер виски. - В данном случае меня не волнует, как быстро полиция поймает убийцу... и поймает ли вообще. Когда дело касается обыкновенных преступлений, они действуют довольно эффективно. Но ведь это не простое убийство, поэтому у меня есть основания сомневаться, что властям удастся распутать его.
        Кэролайн чувствовала, что Гроув говорит искренне, но она продолжала быть настороже. И стул по-прежнему служил барьером, разделявшим их.
        - Если вы не ожидаете возмездия, то почему же вас так интересует убийство миссис Элизабет Делмонт? - прищурившись, спросила она.
        - Я хочу найти дневник. Это моя единственная цель.
        - Дневник? Господи помилуй, какой еще дневник? - Кэролайн и не пыталась скрыть недоумение.
        - Тот, который был украден из дома Элизабет Делмонт этой ночью.
        Теперь девушка окончательно запуталась.
        - Вы ищете дневник миссис Делмонт? - неуверенно спросила она. - Что ж, могу заверить вас, что ни я, ни мои тетушки ничего не знаем о дневнике убитой. Во время сеанса я не заметила ничего похожего на дневник.
        Адам, который все это время очень внимательно наблюдал за Кэролайн, вздохнул и печально покачал головой.
        - Я верю, что вы говорите правду, миссис Фордайс. Похоже, мои заключения относительно вашей роли в этой истории были преждевременны и ошибочны.
        - Вот как, сэр? - Кэролайн позволила себе перевести дыхание и немного расслабиться.
        - Признаю также, что пришел сюда с целью застать вас врасплох и вынудить признаться, что именно вы забрали проклятую тетрадь... Или что вы дадите мне какой-то ключ... информацию, куда она могла подеваться.
        - Но почему же этот дневник так важен для вас?
        - Миссис Делмонт полагала, что сможет шантажировать меня с помощью этих записей. - Слова, сказанные ровным и невыразительным голосом, сопровождались улыбкой, от которой у Кэролайн мурашки побежали по спине. Похоже, мистер Гроув был не тот человек, которого можно шантажировать безнаказанно. Должно быть, жадность Элизабет Делмонт возобладала над осторожностью. Никто в здравом уме не стал бы связываться со столь опасным человеком.
        - Но что заставило вас думать, будто я обладаю какими-либо сведениями о пропавшем дневнике? - спросила она.
        - От одного из соседей я узнал, что в ту ночь миссис Делмонт отпустила экономку. То есть те, кто присутствовал на спиритическом сеансе, и были последними людьми, видевшими медиума живой. Не считая убийцы, конечно.
        - Что касается экономки, то вы абсолютно правы. Миссис Делмонт сама открыла нам дверь. Она даже сочла нужным объяснить, что всегда отпускает прислугу в тот вечер, когда проводит сеанс. Она, мол, не может сосредоточиться, если в доме находится кто-то, кроме непосредственных участников сеанса. Признаюсь, я подумала, что у нее на это может быть вполне определенная причина...
        - Да? - с интересом спросил Адам. - Какая же причина показалась вам наиболее вероятной, миссис Фордайс?
        - Что ж, она не так романтична, как объяснение, предложенное медиумом, но зато гораздо более правдоподобна. Я подумала, что миссис Делмонт отпускает прислугу, когда проводит спиритические сеансы, чтобы та не смогла подсмотреть, какие именно трюки медиум применяет в своей работе. Экономка могла бы потребовать деньги за молчание. Кроме того, известны случаи, когда другие медиумы подкупали прислугу конкурентов, чтобы разузнать секреты собратьев по цеху. Бывает также, что исследователи сверхъестественных возможностей человека платят прислуге за сведения о хозяевах.
        - Очень умно, - одобрительно произнес Адам. - Не могу не признать, что ваши выводы логичны и, похоже, близки к истине. Медиумы имеют причины опасаться прислуги и тщательно оберегают свои секреты.
        - Скажите, - спросила, в свою очередь, Кэролайн, - а как вы узнали мое имя и адрес?
        - В квартире убитой я нашел список людей, приглашенных на тот самый спиритический сеанс. Там были и адреса.
        - Ах, вот как, - пробормотала девушка.
        Против воли ее воображение быстро нарисовало картину: вот Адам Гроув быстро и умело обыскивает квартиру миссис Делмонт. А тело убитой лежит там же, распростертое на полу... Кэролайн попыталась изгнать из сознания наводящую ужас и дурноту картину. Должно быть, у этого человека железные нервы.
        - Остаток ночи и большую часть утра я провел, расспрашивая прислугу, извозчиков... - Адам заколебался, подбирая нужное слово, - и других людей, которые обретаются на улицах неподалеку от дома Делмонт. Я узнал кое-что интересное, например, установил, что у экономки имеется железное алиби. Она уезжала к своей дочери, у которой именно в эту ночь начались роды. Так что единственной оставшейся ниточкой было ваше, миссис Фордайс, имя в списке приглашенных на спиритический сеанс.
        - Неудивительно, что вы выглядите таким усталым, - сочувственно заметила Кэролайн. - Подумать только, всю ночь провести на ногах!
        - Простите меня за столь непрезентабельный внешний вид. - Адам смущенно потер подбородок.
        - В данных обстоятельствах подобные мелочи не имеют значения, - решительно сказала девушка. - Значит, вы пришли ко мне с целью запугать меня до такой степени, чтобы я созналась в заговоре или как минимум в преступных намерениях?
        - Что ж, в целом изложено верно. - Не было похоже, чтобы его мучило раскаяние за столь негуманный план.
        Кэролайн задумалась. Что мешает ему вернуться к первоначальным подозрениям? Хорошо бы найти кого-то другого на роль возможного преступника. Но вот кого?
        - А не могла ли миссис Делмонт стать жертвой взломщика? - предположила девушка. - Скажем, она застала его в момент грабежа, и он убил ее?
        - Я самым тщательным образом обыскал всю квартиру. На окнах и дверях нет следов взлома. Она сама впустила убийцу.
        Этот вывод не добавил Кэролайн уверенности в собственной безопасности.
        - Вы проявили вчера удивительную наблюдательность, мистер Гроув, - осторожно заметила она. - Ваше хладнокровие просто потрясает. Немного нашлось бы людей, способных действовать так последовательно и методично, после того как они обнаружили жертву жестокого убийства.
        - К сожалению, моя наблюдательность не принесла никаких плодов, - с досадой проговорил Адам. Потом добавил, поворачиваясь к двери: - Мне представляется, что я отнял у вас неоправданно много времени, миссис Фордайс. Хочу откланяться и надеюсь, что вы сохраните в тайне содержание нашей беседы.
        Он сделал несколько шагов к двери, но ответа так и не дождался.
        - Миссис Фордайс? Могу я быть уверенным, что вы не станете разглашать сказанное мной сегодня?
        Кэролайн собралась с силами и выпалила:
        - Это зависит от целого ряда обстоятельств, сэр. Мистер Гроув даже не рассердился. Ее слова, похоже, позабавили его. Цинично улыбаясь, Адам сказал:
        - Ну конечно! Как же я мог забыть? Молчание должно быть оплачено. Назовите цену, миссис Фордайс.
        Гнев охватил девушку. Да как он смеет!
        - Мое молчание нельзя купить, мистер Гроув. И мне не нужны ваши деньги. Безопасность моих близких и моя собственная кажется мне единственным, о чем стоит волноваться. И если над кем-то из нас нависнет угроза ареста, я, ни секунды не раздумывая, назову полиции ваше имя и сообщу все подробности сегодняшней беседы.
        - Мне кажется, полиция не доставит вам хлопот. Скорее всего там решат, что миссис Делмонт погибла от руки грабителя, и успокоятся на этом.
        - Почему вы так уверены в подобном исходе?
        - Потому что это самый простой путь. А офицеры нашей доблестной полиции не привыкли усложнять простые дела.
        - А если они найдут тот самый список присутствовавших на последнем спиритическом сеансе? Что помешает им возвести этих людей в ранг подозреваемых, как это сделали вы?
        Гроув сунул руку в карман и вынул смятый лист бумаги. Помахав им в воздухе, пояснил:
        - Они его не найдут.
        - Вы забрали список? - Кэролайн уставилась на листок, не веря своим глазам.
        - Не сомневаюсь, что эти имена никак не помогут раскрыть убийство.
        - Вот как, - пробормотала девушка. Она просто не знала, что еще можно сказать в данном случае.
        - Кстати, раз мы заговорили об именах, —как ни в чем не бывало продолжал мистер Адам Гроув. - Бесполезно сообщать мое имя полиции. Толку не будет.
        - Почему же? - холодно поинтересовалась Кэролайн. - Потому что джентльмен, обладающий богатством и положением в обществе, может не затрудняй, себя ответами на допросах?
        - Перед законом все равны, - меланхолично заметил мужчина. - Но дело не в этом, - он загадочно улыбался. - Не стоит называть полиции мое имя. Дело и том, что мистер Гроув - выдуманное. И как только я покину ваш дом, он растворятся в воздухе... как одна из тех материализации, которые так удачно демонстрируются некоторыми медиумами во время сеансов. Забавная параллель, вы не находите?
        - Боже мой! - Кэролайн опустилась на стул. Силы вдруг покинули ее. - Так вы назвались вымышленным именем?
        - Да. Не могу ли я попросить вас ответить еще на один вопрос?
        - Какой? - Кэролайн пыталась собраться с мыслями Мужчина помахал перед собой листком бумаги, который незадолго до того забрал у Кэролайн:
        - Для чего вы делали эти записи? Какого черта нам понадобилось описание моей особы?
        - Ах, это! - Девушка мрачно смотрела на листок. Потом устало сказала: - Видите ли, сэр, я писательница. Газета «Флайинг интеллидженсер» печатает мой роман... Серия публикаций, ну, вы понимаете - с продолжением. Вы читаете «Флайинг интеллидженсер»?
        - Нет. Насколько я помню, это одно из тех ужасных изданий, которые всегда гоняются за дешевыми сенсациями.
        - Ну, можно сказать и так...
        - Это газетенка, которая вытаскивает на свет божий и раздувает скандалы, а также смакует подробности преступлений. И все это с единственной
        целью - привлечь читателей и продать как можно больше экземпляров.
        - Понимаю, - кивнула Кэролайн. - Вы предпочитаете «Тайме».
        - Именно.
        - Так я и думала... - пробормотала она. - А скажите, сэр, это чтение не бывает иногда... не слишком увлекательно? Или даже скучновато?
        - «Тайме» всегда публикует взвешенные и проверенные данные, миссис Фордайс. Это замечательно - получать информацию достоверную и по существу.
        - Само собой... Тем не менее дело обстоит именно так: Флайинг интеллидженсер» печатает мой роман с продолжением. По условиям контракта я должна посылать моему издателю, мистеру Спраггету, по одной главе каждую педелю. И у меня возникла проблема с одним из персонажей. Его зовут Эдмунд Дрейк, и он одно из важных действующих лиц в моей истории. А я никак не могла решить, каким именно он должен быть. Поэтому мне не удавалось создать достаточно убедительный образ.
        - Вы хотите сказать, что моя внешность и одежда достанутся главному герою вашего романа? - Адам определенно был поражен.
        - Да нет, конечно. - Кэролайн взмахнула рукой, отметая столь нелепое предположение. - С чего вы взяли? Эдмунд Дрейк вовсе не главный герой. Он главный негодяй.

        Глава 3

        Глупо, но Адаму Хардести было неприятно, что его так однозначно определили в злодеи. Он возвращался домой на Лакстон-сквер и размышлял о только что состоявшейся встрече с миссис Фордайс. Человек - удивительное существо. Часто он беспокоится о пустяках и второстепенных деталях, норовя игнорировать проблемы большего масштаба. Именно таким нелогичным существом Адам казался себе сегодня. Неприятности и проблемы росли как снежный ком, подбираясь все ближе. А он - поди ж ты - волнуется о том, что какая-то дама-писательница составила о нем столь нелестное мнение.
        Кэролайн Фордайс решила, что он идеально подходит на роль злодея, и это задело Адама за живое. Он чувствовал, что дело здесь не только в его поведении или «резких чертах лица». Похоже, мадам невысокого мнения о всех представителях высшего общества.
        Хардести вынужден был признаться себе, что леди сразу же завоевала его прочное и безоговорочное уважение. Одного взгляда в умные и красивые карие глаза оказалось достаточно, чтобы Адам понял: с миссис Фордайс нужно держать ухо востро. Однако раз уж он решил быть откровенным с собой, пришлось добавить, что уважение было не самым сильным среди чувств, неожиданно нахлынувших на него во время их недолгого разговора. Адам сам поразился тому, что ни усталость, ни озабоченность множеством непростых проблем не помешали его телу так бурно среагировать на эту женщину. Восхитительную женщину.
        Черт побери, что такое с ним творится? Сильные чувства всегда приносят в жизнь массу осложнений. Адам понял это давным-давно и сделал самодисциплину обязательной частью своей жизни. Холодная голова и трезвый расчет - непременные атрибуты человека, желающего выжить, и не важно, вращается он в высшем обществе или обретается среди городских отбросов. Именно с этой точки зрения Адам всегда рассматривал свои связи. В результате ни одна из его интрижек не затягивалась надолго и не доставляла особых хлопот. Он сам установил правила, по которым жил, и до сих пор они неплохо служили ему. Ни к чему нарушать их теперь.
        Вот такие мысли крутились в голове мистера Хардести, и это были очень правильные мысли. Но в то же время Адам не мог избавиться от образа Кэролайн. Стоило на секунду ослабить контроль за собственным воображением, и он видел се сидящей за письменным столом: утреннее солнце освещает милую фигурку теплым светом и золотит волосы. Сегодня на Кэролайн было простое, но очаровательное платье цвета меди. Домашний наряд мягко подчеркивал женственные изгибы прекрасного тела, ибо лишен был многочисленных оборок и вставок, являвшихся непременной принадлежностью платья, предназначенного для выхода в свет. Высокая грудь и тонкая талия миссис Фордайс произвели на мужчину огромное впечатление именно потому, что были подарены природой, а не стали результатом умело скроенного корсажа и тугой шнуровки.
        Блестящие светло-каштановые волосы собраны в простой узел у основания нежной шеи... и она так грациозно держит голову... Должно быть, ей двадцать с небольшим. «Точно - не больше двадцати пяти», - решил Адам.
        Во время разговора Хардести поймал себя на том, что с наслаждением слушает голос Кэролайн. В нем ощущались теплота и нежность. В устах любой другой женщины подобные нотки звучали бы как призыв, но Адам чувствовал, что чарующий голос является неотъемлемой частью Кэролайн Фордайс, что это ее естественное качество... Одно из многих восхитительных качеств необыкновенной женщины. «Должно быть, эта женщина способна на сильнейшую страсть», - подумал он вдруг.
        Интересно, что произошло с ее мужем? От чего скончался мистер Фордайс? От старости? Болезни? Или имел место несчастный случай, например, на охоте... Как бы там ни было, вдова не носит глубокого траура, и Адам отметил это с явным облегчением. Королева, потеряв любимого мужа несколько лет назад, облачилась в траурные одежды, с которыми никак не хотела расставаться. Это положило начало своего рода моде, и иногда Адаму казалось, что половина женщин в Англии носит платья из черного крепа и траурные вуали. Еще более удивительным было то, что многие дамы умудрялись сочетать моднейшие аксессуары и элементы женского кокетства с одеянием скорби, превращая его в остромодный наряд.
        Он был внимателен, но не заметил никаких признаков траура - ни повязки, ни украшения с черной эмалью. «Возможно, - размышлял Адам, - мистер Фордайс не оставил глубокого следа в сердце своей жены, и она не прочь завести новые отношения? Однако сейчас не время», - решительно сказал он себе. Слишком многое поставлено на карту, и он не имеет права тратить время и силы на женщину, какой бы привлекательной она ни казалась.
        Хардести остановился на тротуаре, дожидаясь, пока проедет переполненный омнибус. Лошади с видимым усилием тянули тяжелую повозку. Наемный кеб направился в его сторону - извозчик надеялся, что хорошо одетый господин предпочтет поездку прогулке. Но Адам покачал головой. Пешком он доберется до дому гораздо быстрее. Он пересек улицу и свернул в темный проулок. Тут начинался заброшенный парк. Не раздумывая, мужчина шагал по заросшим травой тропинкам. Жизнь, которую он вел в молодости, снабдила его знаниями о самых темных закоулках и проходных дворах славного города Лондона, и теперь он мог дать фору любому извозчику.
        Неподалеку от дома Адам заметил мальчишку-газетчика. Тот продавал свежий выпуск «Флайинг интеллидженсер».
        Повинуясь непонятному импульсу, Адам преградил путь юному коммерсанту и потребовал газету.
        - Да, сэр! - Мальчишка спрятал деньги и полез в сумку за газетой. - Вам повезло, сэр, это последний экземпляр. Сегодня все расхватали очень быстро. Все хотят узнать, что же произошло дальше в романе миссис Фордайс. Вам тоже не терпится, верно?
        - Что ж, признаюсь, мне будет любопытно прочесть этот опус.
        - О, сегодняшний эпизод - совершенно особенный, - закатил глаза паренек. - Вам понравится! Каждая серия «Таинственного джентльмена» оказывается еще лучше предыдущей.
        - Правда? - Адам бросил взгляд на дешевый листок и увидел, что эпизод, подписанный К.Дж. Фордайс, занимает три полных колонки. - А как там поживает Эдмунд Дрейк? - спросил он вдруг. - Его еще не настигло справедливое возмездие?
        - Еще нет, сэр. Для этого пока рано. Дрейк по-прежнему ведет себя весьма загадочно, хотя ясно, что замыслил он недоброе. - Глаза мальчишки горели энтузиазмом. - Он явно плетет интригу против мисс Лидии Хоуп. Ну, которая главная героиня.
        - Что ж, злодеи, как правило, занимаются именно такими неприглядными делами: плетут интриги против хорошеньких девушек.
        - Вы правы, сэр, - с готовностью согласился мальчуган и жизнерадостно продолжал: - Но будьте уверены: с Эдмундом Дрейком непременно случится что-нибудь ужасное. Всех злодеев в романах миссис Фордайс всегда ждет страшный конец. В самой последней серии, разумеется.
        - О, буду ждать с нетерпением, - пробормотал Адам и, сунув газету под мышку, зашагал в сторону дома.
        Вскоре он уже поднимался по ступеням солидного особняка на Лакстон-сквер. Дверь распахнулась прежде, чем Адам успел достать ключ из кармана.
        - Добро пожаловать домой, сэр.
        Голос Мортона - как и подобает голосу настоящего дворецкого - звучал ровно, но лысина его в лучах утреннего солнца блестела приветливо, и Адам, улыбаясь, переступил порог. «Забавные существа эти дворецкие, - подумал он устало. - Вот ведь я ушел вчера в клуб, когда не было еще и девяти вечера. А пришел на следующий день после десяти утра. Неужели Мортону не интересно, где я шлялся всю ночь? Он прекрасный слуга - никаких вопросов, даже ни одного удивленного взгляда. А может, он так привык к эксцентричному поведению своих хозяев, что и впрямь перестал удивляться?»
        - Мистер Грендон только что приступил к завтраку, - негромко поведал дворецкий, забирая у Адама пальто и шляпу. - Не желаете ли присоединиться, сэр?
        - С превеликим удовольствием, Мортон! Уже иду.
        Пища требовалась ему так же, как сон. И еще нужно все рассказать Уилсону - невозможно далее скрывать плохие новости. Так почему бы не сделать это сейчас?
        Когда Адам вошел в столовую, Уилсон Грендон был погружен в утреннюю газету. Он оторвался от обзора политической ситуации на Ближнем Востоке и несколько секунд молча созерцал стоящего перед ним молодого человека. Потом снял очки в тонкой золотой оправе и отложил их в сторону.
        - Почему-то мне кажется, что твой поход не увенчался успехом, - заметил он.
        - Медиум была мертва, когда я пришел в дом. Кто-то убил ее.
        - Проклятие! - Седые брови Уилсона сошлись над крючковатым носом. - Ты уверен, что она убита?
        - В этом трудно было усомниться при виде трупа, - буркнул Адам и направился к буфету, на котором выстроился целый ряд блюд под колпаками. - В доме я дневника не нашел, а потому сделал вывод, что кто-то украл его. Я провел остаток ночи и большую часть утра, наводя справки и выясняя, что к чему.
        - Мы не предполагали, что дело закончится убийством, - задумчиво проговорил Уилсон. - Это неожиданный поворот.
        - Осмелюсь возразить. Мне подобное развитие событий представляется весьма логичным. - Адам вооружился серебряной вилкой и щедро заполнял свою тарелку яичницей и копченым лососем, - ситуация открывает для шантажа новые, прямо-таки неограниченные возможности. А, как известно, ради денег многие готовы на все, даже на убийство.
        - То есть ты уверен, что женщину-медиума убили из-за дневника? - с сомнением спросил Грендон.
        - Не уверен. - Хардести вернулся наконец к столу и сел, водрузив перед собой тарелку. - Но подобный вывод напрашивается сам собой.
        - Что ж, в таком случае тот, кто завладел дневником, очень скоро даст знать о себе.
        - Я не собираюсь сидеть и ждать, пока убийца явится ко мне и начнет шантажировать. - Адам набросился на еду, словно изголодавшийся хищник. - Я сделаю все, чтобы найти его первым.
        Уилсон отпил немного кофе и задумчиво спросил:
        - Тебе удалось узнать что-нибудь полезное в ходе сегодняшнего расследования?
        - Нет. Я было подумал, что нашел вполне приличного подозреваемого. Но это оказалась всего лишь умная и непредсказуемая леди, которая заявила, что я являюсь идеальным прототипом злодея для ее нового романа.
        - Как интересно! - Серые глаза Грендона вспыхнули. Теперь он слушал очень внимательно. - Расскажи-ка мне об этом поподробнее, мой мальчик.
        «Если у меня нет желания обсуждать какой-то аспект дела, то Уилсон обязательно зацепится именно за него», - с досадой подумал Адам. Он неторопливо мазал тост маслом и обдумывал свой ответ.
        - Да тут и рассказывать особо нечего, - пожал он плечами. - Я убедился, что эта дама не может быть причастна к преступлению.
        Уилсон откинулся на спинку стула и с интересом воззрился на молодого человека.
        - Знаешь ли, Адам, - сказал он, - уже не впервые нам с тобой приходится обсуждать за завтраком такие малоаппетитные вещи, как убийство или пропажа ценных документов.
        - Никогда прежде эти события не касались нашей семьи столь прямо и непосредственно, - сухо отозвался Адам.
        - И тем не менее у нас большой опыт совместных... если так можно выразиться, совещаний. Но я впервые слышу упоминание о женщине, которая не только умна и непредсказуема, но и способна использовать тебя в качестве модели для литературного героя, пусть и отрицательного. Ты можешь сердиться на меня, но я нахожу подобное развитие событий интригующим.
        - Повторяю: мне кажется, что эта леди не имеет отношения к нашему преступлению. - Адам яростно откусил от тоста.
        - Но она произвела на тебя впечатление.
        - Она способна впечатлить любого.
        - А знаешь, у французов есть проверенная веками поговорка: «Шерше ля фам».
        - Мы в Англии, и тут у нас все по-другому. - Адам по-прежнему был целиком сосредоточен на завтраке.
        - Не скажи. Сегодня, например, именно женщина повлияла на твое настроение.
        Адам вздохнул. Всегда трудно обманывать того, кто так хорошо тебя знает.
        - Хочу напомнить, что я провел бессонную ночь, - вздохнул он. - Немудрено, что я в дурном расположении духа.
        - Ничего подобного, - радостно возразил Уилсон. - Не нужно передергивать, мой мальчик. Мы столько пережили вместе, что с уверенностью могу заявить: чем больше риск и опасность, тем хладнокровнее и спокойнее ты становишься. Иногда это ледяное спокойствие пугает окружающих, и меня в том числе.
        Хардести взглянул на старика с упреком, но Уилсон проигнорировал его недовольство и продолжал:
        - Твое хладнокровие и постоянное самообладание могут навести на мысль, что ты вообще не подвержен человеческим страстям. Впрочем, подобные идеи могут возникнуть лишь у человека, знакомого с тобой поверхностно.
        Молодой человек замер, не донеся вилку до рта. Только этого не хватало!
        - При всем уважении к вам, сэр, я не хотел бы сейчас обсуждать то, что вы изволите называть «человеческими страстями».
        - Нет уж, позволь. Я-то прекрасно знаю, что ты способен на самые разные проявления страсти. И считаю, что ты должен направить эти самые страсти в творческое русло. То есть жениться и произвести на свет наследников немалого состояния рода Грендон Хардести.
        - У вас нет недостатка в наследниках, сэр. Джулия замужем, и у нее двое прелестных малышей. На будущий год состоится дебют Джессики. Она выйдет в свет, и я ни минуты не сомневаюсь, что ее засыплют предложениями руки и сердца. Как только она выйдет замуж, вас осчастливят очередным наследником. И ведь есть еще Натан. Правда, редко, но все же он поднимает голову от книг по философии и математике, и если в этот момент ему на глаза попадется симпатичная девушка, то вовсе не исключено, что он женится и также произведет на свет наследников.
        - Это не снимает с тебя ответственности. Ты старший брат, и тебе следовало жениться первым.
        Адам усилием воли подавил вспышку гнева и спокойно сказал:
        - Мне это кажется нелепым, сэр. Мы сидим и обсуждаем неудачи моей личной жизни. А ведь на данный момент у нас есть проблемы поважнее, и именно этим проблемам следует уделить максимум внимания. Я предлагаю незамедлительно вернуться к вопросу о пропавшем дневнике.
        - Что ж, если ты настаиваешь... - Уилсон поморщился. - Но сказать по чести, меня этот дневник заботит гораздо в меньшей степени, чем ты думаешь.
        - Я это заметил. Не соизволите ли объяснить, чем вызвано такое равнодушие? Будь оно все неладно, я просто не понимаю, как вы можете так безразлично относиться к перспективе нашего разоблачения!
        - Ну, мой мальчик, это же так просто. - Уилсон пожал узкими плечами. - Единственная ценность этой злополучной тетрадки состоит в том, что ее можно использовать как орудие для шантажа. Значит, рано или поздно новый владелец свяжется с тобой и потребует денег... Как это произошло в случае с миссис Делмонт. И тогда ты проследишь за ним и разыщешь безумца, который посмел угрожать нашему благополучию... Все это только вопрос времени.
        Логично, как всегда. Адам вздохнул. Старый софист, ласково подумал он. Однако слова Грендона, хоть они и несли некую толику здравого смысла, отнюдь не успокоили молодого человека.
        - Не в моих привычках сидеть и ждать, пока шантажист - он же, вполне вероятно, и убийца - заявится ко мне в гости со своими требованиями, - сухо сказал он.
        - Ну хорошо, - Уилсон вздохнул, - раз тебе недостает терпения ждать: найди своего шантажиста и разберись с ним... Тогда мы сможем вернуться к делам более интересным.
        Адам мысленно заскрипел зубами. Грендон вбил себе в голову, что должен его женить. Все остальное перестало интересовать старика. Он упорно доводил эту мысль до Адама, но тот сопротивлялся изо всех сил. Само собой, он привязан к своему наставнику, уважает его... можно даже сказать, что он испытывает к Уилсону сыновние чувства... но жениться ради того, чтобы выполнить прихоть Грендона, - нет уж, увольте.
        Уилсону перевалило за шестьдесят. Он был единственным отпрыском благородного, древнего, влиятельного и когда-то очень богатого рода. Но череда игроков и бездельников, носивших фамилию Грендон, пустила на ветер огромные богатства. Грендон, обладавший недюжинной силой воли и способностями, решил вернуть себе состояние. Он преуспел в этом и стал богаче, чем его могущественные и славные предки. Но тут его настигла потеря гораздо более страшная, чем любой финансовый крах, - он лишился любимой жены и детей.
        Пытаясь хоть как-то приглушить боль и заполнить пустоту жизни, Уилсон с головой ушел в бизнес, проворачивая невероятные комбинации, как в самой Англии, так и на континенте. Его могущество и влияние росли. Несколько раз он оказывал услуги правительству ее величества королевы.
        На Грендона работало множество людей в самых разных странах. Иногда до них доходили слухи о неких интригах или готовящихся заговорах. Подобные сведения Грендон своевременно передавал лицам, ответственным за безопасность его страны. Те, в свою очередь, иной раз предпочитали пользоваться связями и людьми Грендона. Это порой оказывалось надежнее, чем посылать собственных курьеров или полагаться на дипломатическую почту. Такое неформальное сотрудничество продолжалось уже много лет, и Адам, став однажды частью семьи Грендона, оказался связанным и с вопросами безопасности государства. Это, безусловно, можно было рассматривать как новый и весьма удачный виток его карьеры. У молодого человека хватило ума не потерять головы. Впрочем, он всегда рассматривал информацию как товар: ее можно купить, продать или украсть.
        Адам задумался и мысленно произвел кое-какие подсчеты. Трудно поверить, что прошло уже четырнадцать лет с тех пор, как он сам, Джулия, Джессика и Натан переехали в этот большой и пустой дом на Лакстон-сквер. С тех пор в лондонском высшем свете - да и в мире - многое изменилось. Изменились и они сами. Лишь способ, которым Адам зарабатывал деньги, оставался практически тем же, что и в начале его карьеры.
        Свет пребывал в уверенности, что молодые люди, которых приютил Грендон, являются не слишком близкими, но все же его родственниками. Тщательно продуманная легенда гласила, что поверенный Грендона, разбирая старые бумаги, наткнулся на упоминание о какой-то дальней и позабытой ветви его семейства. Уилсон Грендон разыскал родственников, выяснил, что они бедны как церковные мыши, и забрал их в свой шикарный особняк, чтобы сделать наследниками огромного состояния. Молодые люди, в свою очередь, оказались благодарными, почитали дядюшку и скрасили его одиночество - что от них и требовалось.
        Как во всякой хорошей легенде, вымысел в этой истории был умело перемешан с правдой. Они и в самом деле стали наследниками Грендона. А вот что касается родства, то тут все было сложнее, и Уилсон искренне надеялся, что ни одна живая душа в высшем обществе, где теперь вращались молодые члены его семьи, никогда не узнает правды.
        Последние годы он потихоньку вводил Адама в курс дела, перекладывая на его плечи тяжесть управления семейным бизнесом. Однако у Грендона оставалось время и для других занятий. Так, он решил озаботиться устройством личной жизни своего старшего наследника. Хардести был почтителен и сдержан, но упорно не желал жениться. Уилсон не позволял себе давить слишком сильно и вернулся к злободневной теме.
        - Каким образом ты собираешься выйти на след шантажиста? - спросил он.
        Адам налил себе из серебряного кофейника вторую чашку ароматного кофе и задумчиво сказал:
        - По-моему, ваш приятель Притлуэлл в последнее время весьма увлекся изучением необычных возможностей человеческого разума.
        - Притлуэлл! - Грендон презрительно фыркнул. - Да он рехнулся на старости лет. Впрочем, не он один. Многие в обществе словно с ума посходили... Это невероятно: образованные, уравновешенные люди напрочь лишились здравого смысла и здорового скептицизма и словно малые дети с восхищением взирают на шарлатана-медиума, который их дурачит! Основная ответственность за это безумие лежит, с моей точки зрения, на американцах! Тлетворное влияние приходит из того света.
        - Того света?
        - Я имел в виду Новый Свет - так ведь называют Америку. Оттуда прибыли к нам сестры Фокс, которые привезли все эти стуки и трюки, и Давенпорты с их еженедельными спиритическими посиделками, и Хоум...
        - А я думал, Хоум родом из Шотландии, - удивился Адам.
        - Что с того? Воспитание-то он получил в Америке.
        - Понятно. Что ж, это, безусловно, многое объясняет.
        - Вот именно! Впрочем, это не первая глупость, которую нам завезли из Америки... И, если мне позволено будет сделать прогноз, далеко не последняя. Что-то подсказывает мне, что нас ожидает много сюрпризов с той стороны Атлантического океана.
        - Вы, безусловно, правы, сэр, - Адам. - Но я, собственно, пытался сказать следующее: Притлуэлл мог поднабраться разных слухов и сведений, переходя с одного сеанса на другой и вращаясь среди сторонников спиритизма и прочих аномальных явлений человеческой психики.
        - Вполне вероятно. И что же?
        - Не могли бы вы побеседовать с ним об этом? Просто проявить некоторую заинтересованность и прощупать почву. Возможно, он знает что-то интересное об Элизабет Делмонт или о ком-то из ее окружения.
        Грендон встретил просьбу Адама с энтузиазмом.
        - Что ж, почему бы и нет? - воскликнул он. - Может, и впрямь всплывет что-нибудь необычное.
        «Чудесно, - подумал Адам, - это займет его на некоторое время, и он хоть ненадолго забудет о необходимости срочно меня женить».
        Молодой человек собирался продолжить кампанию по отвлечению Уилсона от своей личной жизни, но тут раздался характерный звук: хлопнула входная дверь. Адам бросил взгляд на часы и удивленно приподнял брови. В столь неурочный час к ним мог явиться лишь один человек.
        - Джулия приехала, - быстро сказал он. - Помните, ни слова о дневнике и убийстве. Совершенно ни к чему волновать ее.
        - Согласен, - кивнул Грендон. - Не стоит раньше времени тревожить девочку. Я буду нем как рыба.
        Звук легких быстрых шагов - и вот уже Джулия стоит на пороге. Мужчины встали.
        - Доброго утра вам обоим. - Молодая женщина сияла улыбкой. - Вы обещаете мужественно перенести очередное нашествие декораторов и рабочих?
        - Само собой, мы с радостью внесем наш скромный вклад в мероприятие, которое обещает стать главным событием сезона, - с готовностью воскликнул Грендон. - Не правда ли, Адам?
        - Пока этой банде запрещен доступ в библиотеку, да, - отозвался тот, отодвигая стул.
        Джулия состроила ему рожицу и села.
        - Не бойся, все знают, что библиотека - это святилище и доступ туда закрыт для простых смертных. Но если говорить серьезно, то следующие несколько дней здесь будет очень шумно. Нужно установить фонтаны и зеркала. Надеюсь, эффект будет именно таким, как я задумала.
        - Не сомневаюсь. - Адам сел и вернулся к тостам и кофе. - Похоже, твой замысел воплощается весьма успешно.
        - В целом да. Но сегодня утром мне пришлось сознаться Роберту, что я превысила смету расходов. Роскошь Римской империи оказалась удивительно дорогим удовольствием. И невероятно трудным для воплощения. Настолько трудным, что я даже начала сомневаться в своих силах.
        - Чепуха, дорогая. - Уилсон смотрел на молодую женщину с улыбкой. - Если есть на свете человек, который способен превратить бальный зал во дворец эпохи расцвета Римской империи, то это именно ты. Я ни минуты не сомневаюсь, что тебя ждет грандиозный успех. Ты поразишь свет, как это уже случилось в прошлом году.
        - Спасибо за то, что ты так уверен в моих силах. - Джулия налила себе чаю. - Но если все получится, как задумано, то успех будет принадлежать тебе, дядя Уилсон. Ничего не вышло бы, не согласись ты предоставить для моих экспериментов бальный зал в своем особняке. В моем доме просто нет места, чтобы устроить что-то большее, чем суаре или званый вечер.
        - Должен заметить, милая, что, несмотря на твои намеки, я по-прежнему считаю абсолютно правильным решение твоего мужа не вкладывать огромные средства в покупку городского дома, - сказал Грендон мягко. - Это было бы пустой тратой денег. Вы не так много времени проводите в городе, чтобы идти на такие расходы. Кроме того, у него и так хватает недвижимости, содержание которой обходится в кругленькую сумму.
        - Вынуждена с тобой согласиться, - кивнула Джулия. - Кстати, Роберт просил передать, что он собирается завтра вести детей на ярмарку в парк. Он велел спросить, не хочешь ли ты присоединиться к ним.
        - Я посмотрю свой ежедневник; возможно, у меня найдется время, - пробормотал старик, безуспешно пытаясь скрыть, насколько приятно ему получить это приглашение.
        Адам не сомневался, что время найдется и Грендон отправится в парк с двумя малолетними разбойниками и их отцом - графом Саутвудом. Впрочем, ради этой прогулки Уилсон не моргнув глазом отменил бы встречу с самой королевой.
        Джулия, с нежностью глядя на старика, добавила:
        - Поход в парк даст тебе возможность сбежать от пыли и шума. Прости меня, но работы будут продолжаться до конца недели - никак не меньше. Вас с Адамом ждут тяжелые времена.
        - Что ж, я все понимаю, - кивнул Уилсон. - Невозможно создать Римскую империю за один день.
        - Кстати, - отодвинула чашку, - утром я получила письмо от Джессики. Похоже, она неплохо себя чувствует в Дорсете. Родители ее подруги очень милые люди, и девочки проводят время на пикниках и балах.
        - А я получил весточку от Натана, - поделился Грендон. - Он пишет, что приедет в следующем месяце поздравить меня с днем рождения.
        - Как он там? - с искренней заботой спросила Джулия. - Я всегда беспокоюсь: мне кажется, что наш мальчик слишком много времени проводит за книгами.
        - Не стоит волноваться понапрасну, - успокоил ее Уилсон. - Мне кажется, твой брат счастлив, а это самое главное. Он обладает пытливым умом и вполне нашел себя. Натан хочет стать ученым и станет им.
        - Кто бы еще недавно мог подумать, что из него выйдет будущее светило науки, правда? - улыбнулась Джулия.
        Уилсон и молодая женщина переговаривались, обсуждая дела семьи. Адам сидел молча, погруженный в свои мысли. Во-первых, он все еще пребывал под впечатлением мрачных событий минувшей ночи и не особенно радужных перспектив. А во-вторых, после еды усталость наконец взяла свое. Теперь он мечтал добраться до кровати и немного поспать.
        - Что с тобой, Адам? - спросила вдруг сестра. - У тебя такой вид, словно твой разум бродит за много миль отсюда. Неужели мои планы обустройства бального зала наводят на тебя такую тоску?
        - Нет-нет, я просто думал о делах. Сегодня мне предстоит кое-чем заняться. - Адам бросил салфетку на стол. - Так что прошу меня извинить.
        Но было уже поздно. Джулия впилась в него пристальным взглядом заботливой сестры:
        - Что я вижу? Рубашка мятая... и ты сегодня не брился. На тебя это так не похоже!
        - Извини, но мне действительно пора. - Адам встал. - Приятного вам аппетита. Увидимся позже.
        - Ступай и отдохни хорошенько, мой мальчик, - напутствовал его Уилсон.
        - С чего это ему понадобился отдых? - Удивление на лице сестры сменилось подозрением. - Ты заболел?
        - Благодарю за заботу, но я абсолютно здоров. - Адам сунул под мышку экземпляр «Флайинг интеллиджснсер» и торопливо покинул столовую. Но не успел он добраться до лестницы, как услышал сзади легкие шаги и шелест юбок. Молодой человек подавил стон. Мог бы и догадаться, что так просто сестрица его не отпустит.
        - Я хотела бы сказать тебе кое-что. Удели мне минуту своего драгоценного времени. - Джулия была настроена решительно.
        - Что такое? - Адам направился в библиотеку и сел на привычное место за массивным письменным столом. - Ты ведь слышала, что сегодня у меня особенно много дел.
        Сестра вошла следом за ним и остановилась возле стола.
        - Я не сразу догадалась, но теперь это для меня очевидно. Дело не в том, что с утра ты не уделил достаточно внимания своему костюму, а в том, что ты только что вернулся. Ты отсутствовал всю ночь!
        - Джулия, есть вещи, которые джентльмен не станет обсуждать даже с собственной сестрой!
        - Ах вот как! Значит, мое предположение верно. Ты не ночевал дома. - Глаза засверкали; Джулию снедало любопытство. - Скажи, на этот раз все серьезно или это всего лишь очередная маленькая скучная интрижка?
        - Я и не предполагал, что моя личная жизнь кажется тебе скучной... Впрочем, в данном случае твое мнение абсолютно ничего не значит - все же это моя жизнь, и тебя она не касается.
        Резкий тон брата удивил Джулию. Она примирительно сказала: - Я не хотела тебя обидеть.
        - Знаю. - Хардести уже стало стыдно за свою вспышку, и он пошел на попятный. - Прости мне эту грубость. Уилсон прав - я должен отдохнуть.
        - Полагаю, твои недолгие романы кажутся мне скучными, потому что ты сам относишься к ним именно так, - задумчиво протянула Джулия. - Точно!
        - Что-то я потерял нить нашей беседы, - устало заметил Адам. - И было бы хорошо, если бы ты просто перестала меня мучить.
        - Да-да, - продолжала сестра, не обращая внимания на попытки Адама закончить разговор. - Я могла бы и раньше догадаться. Ни одна из твоих многочисленных связей не вдохновила тебя. Поэтому и мне они всегда казались такими незначительными. Всего лишь пустяковый эпизод.
        - Я как-то никогда не рассматривал подобные вещи как источник вдохновения.
        - Естественно. Чего еще можно ожидать, если твои романы с. женщинами проходят так же, как твои деловые встречи. Во-первых, они самым тщательным образом спланированы заранее. А во-вторых, ты ни на шаг не отступаешь от правил, которые сам же и придумал. Ни разу ни одна женщина не вызвала у тебя сильного чувства. Когда связь подходит к концу, ты всегда ощущаешь чуть ли не облегчение, словно выполнил некую рутинную процедуру и теперь можешь переходить к другим делам.
        - Я не понимаю, зачем ты мне все это говоришь.
        - Дело в том, что ты ни разу в жизни не позволил себе влюбиться, Адам. - Сестра выдержала паузу, стремясь придать больше веса своим словам. - Уилсон и я думаем, что тебе просто необходимо завести настоящий роман. Влюбиться, понимаешь?
        Адам скрипнул зубами и постарался говорить спокойно, хотя запасы его терпения заметно истощились:
        - Джулия, я тебя предупреждаю: не испытывай меня. Я только что выслушал от Уилсона лекцию о том, что я должен срочно жениться и обеспечить его наследниками. И поверь мне, я совершенно не в настроении выслушивать от тебя второй куплет той же песни.
        Но несносная сестрица проигнорировала его весьма прозрачные намеки и уселась в глубокое кожаное кресло. Расправила юбки и спросила, как ни в чем не бывало:
        - Кто твоя новая пассия, Адам? Жду не дождусь услышать ее имя.
        - Адам хотел было дать суровую отповедь излишне любопытной молодой леди, но затем передумал. Ему пришло в голову, что воображаемая интрижка может отвлечь Джулию и она не станет особенно докучать ему, пока он будет заниматься поисками дневника. Некоторую таинственность своих действий, как и неурочные отлучки из дома, удобнее всего объяснить именно любовной связью.
        Адам сделал вид, что перебирает какие-то бумаги на столе, потом сказал:
        - Ты же не думаешь, что я действительно назову тебе имя.
        - Я знаю, что ты придерживаешься в этой игре определенных правил, но сейчас не тот случай.
        - Эти правила применимы ко всем случаям.
        - Чепуха! По-моему, ты слишком большое значение придаешь всем этим ограничениям, которые сам и придумываешь. Ну же, братец, признавайся: ты провел эту ночь с Лилиан Тейт? Она давно строит тебе глазки. Ты наконец решил ответить ей взаимностью?
        - Что заставило тебя думать, будто я потратил целую ночь и часть утра на такую особу, как Лилиан Тейт? Да я с трудом выдерживаю один танец с ней. Боюсь, более длительный срок пребывания в ее обществе может оказаться для меня смертельным.
        - Однако она обладает достоинствами, которые, как мне кажется, могут тебя заинтересовать. Миссис Тейт очень красива и очень богата. К тому же она вдова и не скрывает, что замуж больше не собирается, но и скучать в одиночестве не намерена. Более того, она с удовольствием пользуется своей свободой. Таким образом, Лилиан Тейт отвечает большинству требований, которые ты обычно предъявляешь к возможным партнершам.
        - Вот как? - Адам сделал равнодушное лицо, стараясь выглядеть незаинтересованным.
        - Никто в целом свете не знает тебя так хорошо, как я, - уверенно заявила Джулия. - Ну, может, еще дядя Уилсон. Так вот, должна сказать тебе со всей откровенностью, что когда дело касается любовных интрижек, твои правила и ограничения, которыми ты их столь тщательно обставляешь, кажутся мне более чем странными. И в этом, как я теперь ясно вижу, Заключается твоя главная проблема.
        - Ты о чем? - Адам удивленно смотрел на сестру. Он не ожидал от нее столь подробного анализа своей личной жизни.
        - Ты упорно пытаешься прожить жизнь по правилам. Понимаешь? Господи, ну где ты видел человека, который руководствуется правилами во всем, даже в любовной интрижке?
        - Вы меня поражаете, мадам. - Адам насмешливо выгнул бровь. - До сего дня я пребывал в уверенности, что леди - настоящие леди - не обсуждают интимные связи мужчин.
        - Мне придется лишить тебя невинности в этом вопросе, - решительно сказала Джулия. - Все мои знакомые дамы находят эту тему самой интригующей и захватывающей. На любом чаепитии в светском салоне большая часть беседы состоит из обсуждения того, кто с кем встречается.
        - Боже, еще одна иллюзия разбита, - преувеличенно тяжело вздохнул Адам. - А я-то по простоте душевной полагал, что, встречаясь друг с другом, светские дамы беседуют о моде и новинках литературы.
        - Ай-ай-ай! - Молодая женщина с упреком покачала головой. - Для меня всегда было загадкой, почему джентльмены - даже лучшие из них - полагают, что женщины ничего не знают о реалиях жизни.
        С лица Адама разом исчезло выражение шутливого ужаса. Он сжал губы и серьезно произнес:
        - Да, ты действительно слишком много знаешь о неприглядных сторонах жизни. Боюсь, это моя вина. Я должен был защитить тебя от этого... тебя и малышей.
        - Не говори глупостей. - Теперь и Джулия стала серьезной. - Не смей даже думать так, слышишь, Адам? Ты берег нас, пока мы были детьми. Ни я, ни Джессика, ни Натан не выжили бы без твоей любви и заботы. Но сейчас мы говорим о другом. Неужели ты полагаешь, будто я не знаю, что ты ведешь далеко не... монашеский образ жизни?
        - Я как-то не осознавал, что ты так много думаешь о моей личной жизни, - растерянно проговорил Адам.
        - Я твоя сестра во всем, крове кровного родства, - мягко напомнила ему Джулия. - И меня не может не волновать твоя жизнь, в том числе и личная. Кстати. - Ее тонкие брови взметнулись вверх. - Помнится, ты уделял моей личной жизни самое пристальное внимание. Особенно когда я призналась тебе, что влюблена в Роберта.
        - Я должен был убедиться, что парень не охотник за деньгами. Не забывай: ты была богатой наследницей.
        - О да, ты уделил этой проблеме массу времени! Роберт до сих пор вздрагивает, вспоминая, что ему пришлось пережить, чтобы завоевать твое доверие и уважение. До тех пор, покаты не убедился во взаимности наших чувств, моему жениху пришлось трудновато. Он говорит, что ваши встречи походили на допросы в застенках инквизиции.
        - Странно, лично я не рассматривал наше общение в таком аспекте. Напротив, я считал, что подобные встречи помогут нам лучше узнать друг друга и даже установить дружеские отношения.
        - Особенно Роберту запомнилась рыбалка в Шотландии. - Джулия едва сдерживала смех. - Он говорит, что даже подумывал спихнуть тебя за борт в то бездонное озеро, где вы пытались удить рыбу. Единственное, что его остановило, это опасение: вдруг ты не утонешь? Он знал, что ты превосходный пловец.
        - Мы тогда отлично порыбачили.
        - А потом ты пригласил его на прогулку вдоль побережья, помнишь? Вы взяли яхту Уилсона и отправились в трехдневное путешествие. Бедняга Роберт не посмел отказаться: он до смерти боялся, что ты сочтешь его слабаком.
        - Погода была прекрасная.
        - Ему было ужасно плохо все три дня. Он до сих пор не может понять, откуда ты узнал, что он страдает морской болезнью.
        Адам загадочно улыбнулся:
        - У меня есть свои источники информации. Джулия решила вернуться к делам дня сегодняшнего.
        - Значит, ты не отрицаешь, что живо интересовался моей личной жизнью? Теперь я хочу вернуть должок и поучаствовать в устройстве твоей. Мне подобный расклад кажется честным. К сожалению, ты ни разу не предоставил мне случая хотя бы попереживать по-настоящему. Все твои связи были лишь незначительными эпизодами.
        - Мне жаль, что моя личная жизнь наводит на тебя скуку, но помочь ничем не могу. Кроме того, как ни досадно прерывать столь занимательную беседу, но хочу тебе напомнить, что на сегодняшний день у меня запланировано несколько важных дел. И еще я очень хотел бы отдохнуть.
        - Так ты не скажешь мне ее имя? - разочарованно спросила Джулия.
        - Нет.
        - Но к чему эти секреты? Рано или поздно я все равно узнаю, кто твоя новая пассия. Слухи в свете распространяются с невероятной скоростью. - Джулия осеклась и, склонив голову набок, задумчиво добавила: - Конечно, если эта дама вращается в высшем свете.
        Адам встал и взял со стола газету.
        - Прошу меня простить. Я иду к себе, чтобы немного отдохнуть.
        - Что ж, раз ты такой упрямый, я сдаюсь... пока сдаюсь. Но все же я не понимаю, почему ты не хочешь удовлетворить мое совершенно невинное любопытство, хотя все равно я все узнаю, и весьма скоро... - Она вдруг замолчала, с изумлением воззрившись на газету в руках брата. - А я и не знала, что ты читаешь «Флайинг интеллидженсер»... Как-то это не в твоем стиле. Там всегда печатают слухи и дешевые сенсации.
        - Уверяю тебя, это первый и единственный приобретенный мной выпуск, - сухо заверил ее Адам.
        - Тебе повезло, что успел ухватить вовремя. - Джулия направилась к двери, однако продолжала говорить: - Видишь ли, в этом издании печатают последний роман миссис Фордайс. Это весьма модная писательница, и весь тираж расходится очень быстро. Я распорядилась еще накануне, чтобы Уиллоуби пораньше отправился на поиски газетчика. Я не переживу, если не узнаю, что же произойдет в следующей главе «Таинственного джентльмена».
        - Я и понятия не имел, что ты читаешь романы миссис Фордайс, - хмыкнул Адам. Происходящее все больше напоминало ему перст судьбы.
        - Все читают романы миссис Фордайс! - безапелляционно заявила Джулия. - А ее последняя вещь мне особенно нравится. Там есть такой замечательный и загадочный негодяй по имени Эдмунд Дрейк. Его намерения пока неясны, но уже очевидно, что он строит козни главной героине, которую зовут Лидия Хоуп.
        - Я об этом слышал, - отозвался брат не слишком радостно. Челюсти его сжались. Эта дама и ее литературное творчество буквально преследуют его.
        Джулия на минутку задержалась в дверях:
        - А самое прекрасное - уверенность в торжестве справедливости. Ни минуты не сомневаюсь, что Дрейка ждет ужасный конец! У миссис Фордайс всегда так. Например, злодей из предыдущего романа был обречен провести остаток дней в сумасшедшем доме. Очень надеюсь, что мистера Эдмунда Дрейка ждет не менее страшное возмездие.
        Вскоре Адам смог наконец-то захлопнуть за собой дверь спальни и вкусить столь долгожданный отдых. Он освободился от пиджака и галстука, снял рубашку и растянулся на кровати, намереваясь обдумать ближайшие шаги, которые необходимо предпринять для возвращения дневника. Адам честно пытался сосредоточиться на делах, но почему-то его мысли упорно возвращались к Кэролайн Фордайс.
        Она абсолютно не похожа на женщин, с которыми у него прежде бывали интрижки. Но с другой стороны, если принимать всерьез все, что Джулия наговорила о его правилах, то... то миссис Фордайс вполне подходит. Она не является юной невинной девушкой, которую до замужества стерегут лучше, чем сундуке золотом. Примером тому его Джессика - она всегда под надежным и неусыпным присмотром. И так будет продолжаться до тех пор, пока ей не подыщут достойного мужа.
        С девушками Адам не связывался - слишком много хлопот, да и женить могут - не успеешь оглянуться. Так же старательно он избегал завязывать отношения с женами друзей и деловых партнеров. Но миссис Фордайс не относится и к этой категории. Она вдова и, несомненно, имеет некоторый опыт вращения в свете. Кроме того, лишь женщина, повидавшая кое-что в жизни, может написать мелодраматическую историю, изобилующую преступлениями и страстями.
        Он вспомнил обстановку в доме и платье, которое было на Кэролайн. Нельзя сказать, что она купается в роскоши. Скорее уровень благосостояния миссис Фордайс можно определить следующими словами: она обеспечивает себе и своим тетушкам вполне комфортное существование. Собственным пером. Она не принадлежит к сливкам общества и не вхожа в высший свет. «С другой стороны, - решил Адам, - в этом есть и свои преимущества - так будет меньше сплетен». Слухи о его связи не скоро дойдут до ушей заинтересованных лиц. Поймав себя на том, что самым тщательным образом планирует начало связи с Кэролайн Фордайс, Адам скрипнул зубами от злости. Ему следует сосредоточиться на дневнике и неотложных делах, а не думать о веселой вдовушке. Но, к сожалению, он оказался абсолютно неспособен думать ни о чем ином.

        Глава 4

        Когда после полудня Кэролайн снова вошла в свой кабинет, тетушки уже ждали ее. Они уютно устроились у камина и пили чай, но на лицах пожилых дам ясно читалось нетерпение.
        - Ну же! - Милли, как всегда, ринулась в бой первой.
        - Никаких сомнений. Загадочный джентльмен, который навестил меня сегодня утром, сказал правду. - Кэролайн села за письменный стол. - Элизабет Делмонт действительно была убита прошлой ночью, вскоре после того, как закончился спиритический сеанс. Признаюсь, мне жаль. Я питала некоторую надежду, что мистер Гроув - или кто он там на самом деле - окажется сумасшедшим... или человеком с дурным чувством юмора, обожающим глупые розыгрыши.
        - Расскажи, что ты видела на месте преступления - около дома Делмонт? - потребовала Эмма. Она сжала губы, ожидая ответа, и явно была готова услышать нечто страшное. Впрочем, по своему характеру пожилая леди была склонна к меланхолии, и ожидание бедствий было ее обычным состоянием.
        Кэролайн поставила локти на стол и положила подбородок на сплетенные пальцы.
        - У двери дома стоит констебль, а вокруг толпятся любопытные... ну и газетчики, конечно.
        - Я надеюсь, ты была осторожна? Тебя не могли узнать? - встревожилась Эмма.
        - Нет-нет. Я не стала подходить слишком близко, - успокоила ее Кэролайн. Подумав, она добавила: - Да меня все равно никто бы не узнал.
        - И все же нельзя пренебрегать разумными предосторожностями, особенно в таком неприятном деле, - напомнила ей тетушка Эмма. - Столь громкое преступление наверняка попадет в газеты. Нельзя допустить, чтобы твое имя связали с делом об убийстве. Особенно после той неудачной статьи... где говорилось, как ты демонстрировала сверхъестественные способности на вечере у Гарриет Хьюз.
        - Не напоминай мне, - простонала Кэролайн. - Эта демонстрация была ужасной ошибкой. Просто не понимаю, как я могла согласиться на ваши уговоры и позволила втравить себя в подобное безобразие!
        - Ну-ну, почему же безобразие? - легкомысленно отозвалась Милли. - Все получилось просто замечательно. Гарриет и ее подруги были в восторге. Ты произвела фурор, моя дорогая.
        - Но кто знает, какую небылицу могут измыслить газетные писаки, если станет известно, что Кэролайн была подле дома убитой женщины-медиума? - Эмма опять старалась предугадать худшее. - А если кто-то пронюхает, что наша девочка была среди присутствовавших на последнем для Делмонт спиритическом сеансе? Это может обернуться настоящей катастрофой!
        - Но ведь мистер Гроув со всей определенностью заявил, что не собирается передавать полиции список гостей, - напомнила Кэролайн. Она старалась говорить уверенно, но в душе се шевелился червь сомнения: а что, если мистер Гроув передумает?
        Эмма словно прочла ее мысли:
        Нельзя полагаться на слово этого загадочного джентльмена: кто знает, что взбредет ему в голову. Из твоего рассказа следует, что он весьма эксцентричен - и это еще мягко сказано. Вы только представьте себе - этот странный человек собирается лично заняться поисками убийцы!
        - Ты права: от джентльмена из высшего общества как-то не ожидаешь подобных действий, - согласилась Милли. - Интересно, а что именно было в том пропавшем дневнике? - Она на секунду задумалась, и лицо ее приняло мечтательное выражение; Милли обладала романтическим складом и богатой фантазией. Однако, перехватив неодобрительный взгляд Эммы, пожилая леди быстро спохватилась и со всей серьезностью заявила: - А уж то, что он назвался вымышленным именем, вообще никуда не годится. - Она неодобрительно покачала головой.
        «Да, все очень странно и непросто», - думала Кэролайн. После того как человек, назвавшийся Адамом Гроувом, ушел, она так и не смогла написать ни единой строчки. Словно его тень осталась и наполнила их мирную доселе жизнь загадками и неуверенностью.
        Кэролайн украдкой взглянула на тетушек. Они самые любимые, самые близкие для нее люди. Три года назад их жизнь превратилась в кошмар, и виновата в этом была именно она - Кэролайн. Нельзя допустить повторения чего-то подобного. Ее задача защитить свою семью.
        Когда мать Кэролайн умерда, приняв слишком большую дозу снотворного, девочке едва исполнилось два года. Тетушки взяли кроху к себе и посвятили свои жизни малышке. Она любила их и называла «тетя Эмма» и «тетя Милли», хотя родней по крови была лишь Эмма - сестра ее матери.
        Кэролайн искренне восхищалась своими тетушками не только потому, что две немолодые уже женщины не испугались ответственности и взвалили на себя содержание и воспитание маленького ребенка. Их жизнь - для постороннего взгляда весьма тихая и обыденная - в действительности была наполнена самыми разными увлечениями и делами. Пожилые дамы являли собой своего рода гармонию противоположностей, ибо были совершенно разными и по темпераменту, и по внешности.
        Высокая, прямая Эмма была красива, но сурова и холодна. Кроме того, она являлась завзятой пессимисткой, то есть имела привычку ждать от жизни всяческих неприятностей. Смеялась она нечасто, хоть и обладала природным чувством юмора. То, что юмор иной раз переходил в сарказм, еще раз напоминало окружающим о проницательности и нелегкой жизни Эммы. Впрочем, как и подобает истинной леди, она всегда держала себя в рамках приличий.
        Милли, невысокая, склонная к полноте и такая смешливая, что многие считали ее легкомысленной особой, была полной противоположностью подруге. Впрочем, она - как и Эмма - получила прекрасное образование и отличалась быстротой мысли и острым умом, однако предпочитала смотреть на мир через розовые романтические очки.
        Одевались тетушки соответственно складу характера: Эмма носила строгие платья темных тонов с минимумом ленточек и оборок. Ее привычка одеваться в траурные платья вдруг оказалась весьма своевременной - именно так выглядели многие теперешние модницы.
        Но мода никогда не бывает однообразной, и Милли выбрала другую крайность. Она обожала яркие цвета, смелый рисунок и покрой. Вот и сегодня красные с золотом полосы сочетались в ее костюме с черно-белой клеткой. Рукава и вырез платья были украшены бахромой, а из-под платья виднелись гофрированные оборки красной нижней юбки.
        Эмма налила племяннице чаю и с тревогой спросила:
        - Неужели ты думаешь, что убийца был там вчера и ждал, когда кончится сеанс? Что, если он таился где-то неподалеку, намереваясь воспользоваться
        случаем? Произошедшее кажется мне чудовищным... особенно если учесть, что преступник бродит на свободе.
        - Боже, какие мрачные у тебя мысли, Эмма! - Милли казалась скорее возбужденной и заинтригованной, чем испуганной, - признаться, мне ужасно понравился сеанс бедной миссис Делмонт. Особенно тот момент, когда из-под стола показалась призрачная рука. Это было так эффектно! Я лишь боялась, что мистер Макдэниел упадет в обморок, когда эти бледные пальцы дотронулись до его рукава.
        - Совершенно очевидно, что Элизабет Делмонт была мошенницей, - задумчиво сказала Кэролайн. - И подобные фокусы должны вызывать возмущение. Но, честно говоря, я скорее восхищаюсь этой женщиной. Она сделала карьеру - и какую! В наше время женщине не так-то просто стать профессионалом в какой-то области и самой зарабатывать на жизнь.
        - Ты права, милая, - кивнула Эмма. - Но скажи, не заметила ли ты чего-нибудь интересного, когда была на месте преступления?
        - Я подъехала к дому в экипаже, - принялась рассказывать Кэролайн, - и сразу же увидела молоденькую горничную, которая держалась отдельно от толпы и наблюдала за тем, что происходит у дома миссис Делмонт. Я попросила кучера остановиться подле нее. Девушка никак не могла знать, кто я такая, и поэтому мне показалось разумным расспросить ее о случившемся. Она охотно пересказала мне все слухи и сплетни, которыми обменивались люди в толпе.
        - И что же она сказала? - поторопила Милли.
        - Говорят, что вся мебель в комнате, где проводился спиритический сеанс, была перевернута. И что это работа сверхъестественных сил.
        - Естественно, подобная чушь неизбежна. Люди станут все валить на потусторонние силы, раз уж убитая оказалась медиумом, - презрительно заметила Эмма.
        - Еще много разговоров ходит о разбитых карманных часах, - продолжала Кэролайн.
        - А что такое с этими часами? - с любопытством спросила Милли.
        - Их нашли около тела. Полиция полагает, что часы разбились в момент убийства. - Кэролайн сделала глоток и поставила чашку. - Стрелки показывали полночь.
        - Как драматично. Словно в романе, - прошептала Милли.
        Губы Эммы сжались в тонкую полоску.
        - Не сомневаюсь, что во всех газетных отчетах рассказ об остановившихся часах займет почетное место.
        - А вдруг ее убил кто-то из клиентов? - предположила Милли. - Подумайте сами: вдруг какой-нибудь человек остался недоволен результатами переговоров миссис Делмонт с потусторонним миром. Люди, которые серьезно относятся к таким занятиям, зачастую бывают эмоционально нестабильны. Вдруг он потерял контроль над собой или решил отомстить медиуму за дурную весть?
        - Такое возможно, - протянула Кэролайн. - Но откровенно говоря, я много думала о случившемся и пришла к совершенно другим выводам.
        - Каким же? - поинтересовалась Эмма.
        - Загадочный джентльмен, который приходил с визитом сегодня утром, уверен, что тот, кто убил миссис Делмонт, охотился за неким дневником. Такое тоже не исключено. Однако возможно и другое. Я довольно много времени провела, общаясь с медиумами и членами Общества исследований возможностей человеческого разума. Среди них ни для кого не секрет, что у миссис Делмонт была соперница или, если хотите, завистница. Медиум Ирен Толлер.
        - Я помню, ты как-то говорила, что среди медиумов весьма высокая профессиональная конкуренция и они очень ревниво относятся к успехам друг друга, - подхватила Милли.
        - Нам остается надеяться, что полиция быстро арестует преступника, кто бы он ни был. И дело будет закрыто. И забыто, - сказала Эмма.
        «А что, если полиция не найдет убийцу? - с тревогой думала Кэролайн. - Вдруг они каким-то образом узнают о ее причастности к спиритическому сеансу и придут задавать вопросы - как мистер Адам Гроув сегодня? И как быть с самим мистером Гроувом? Если он не найдет этот драгоценный дневник, не явится ли он вновь расспрашивать и обвинять ее? Кроме того, он в любой момент может передать полиции список гостей, присутствовавших на последнем сеансе миссис Делмонт».
        О, конечно, этот джентльмен дал ей слово, что ничего подобного не случится. Но ей ли не знать, как мало значит слово человека из высшего общества.
        - Если бы тебе не пришло в голову сделать медиума одним из главных персонажей своего нового романа, девочка, ничего бы не случилось, - мрачно изрекла Эмма. - Ты не ходила бы в Уинтерсетт-Хаус изучать непознанные возможности человеческого разума, и мы никогда не оказались бы на том злополучном сеансе у миссис Делмонт.
        «Что толку теперь сожалеть о сделанном», - грустно думала Кэролайн. Цепочка совпадений и необдуманных шагов с ее стороны привела к тому, что она сама и ее любимые тетушки могут оказаться замешанными в грязной истории с убийством. И тогда не избежать громкого и публичного скандала... Скандала, который разрушит ее карьеру, а значит, и их финансовое благополучие.
        «Нет, - решительно сказала себе Кэролайн, - я не допущу этого». Нельзя просто сидеть и ждать, когда грянет катастрофа… Она обязана защитить тетушек. Нужно что-то предпринять, ибо на карту поставлена жизнь ее семьи.

        Глава 5

        Кэролайн снился сон. Это был вес тот же старый, но от этого не менее страшный кошмар.
        Подхватив тяжелые юбки, она бежала по скользкой и грязной тропинке - бежала изо всех сил, спасая свою жизнь. Сзади раздавался звук шагов бегущего следом человека. Шаги все приближались. Сердце девушки неистово колотилось, легким не хватало кислорода, и она хватала воздух широко открытым ртом.
        В начале безумной гонки Кэролайн удалось немного вырваться вперед: ужас придал ей сил. Но теперь она быстро уставала, платье казалось невероятно тяжелым. Оно сковывало движения, мешало бежать. Да еще маленький изящный зонтик от солнца, пристегнутый к поясу цепочкой, бил ее по ногам. Зонтик подарили ей ко дню рождения Эмма и Милли, и девушке ужасно нравилась эта милая вещица, но сейчас она превратилась в помеху, готовую в любой момент оказаться причиной гибели девушки.
        Кэролайн глотала воздух и старалась не думать, сколько еще она сможет бежать. Останавливаться нельзя, иначе ее ждет смерть.
        - Ты должна умереть, - раздался позади уверенный и спокойный, а потому особенно страшный голос. - Неужели не понимаешь? Если ты исчезнешь, он вернется ко мне!
        Кэролайн не ответила и не обернулась. Нужно смотреть под ноги. Стоит ей оступиться на скользкой тропинке и упасть - и она погибнет. Да и ни к чему было смотреть назад. Девушка знала, что женщина, бегущая за ней, сжимает в руке нож - большой нож для разделывания мяса - и готова нанести смертельный удар.
        - Ты должна умереть.
        Топ-топ-топ. Шаги звучат все ближе. Убийце легко бежать - ее не стесняет тяжелое тесное платье. И ей безразлично, что ее нагота прикрыта лишь тонкой ночной рубашкой, а на ногах пара легких домашних туфель.
        - Если ты исчезнешь, он вернется ко мне.
        Кэролайн казалось, что одежда ее весит больше, чем старинные рыцарские латы. Ноги ее налились свинцом, и в конце концов она все же оступилась...
        Девушка проснулась в холодном поту, с бешено бьющимся сердцем. Она понимала, что сон вернулся из-за событий последних дней - убийство медиума, визит загадочного незнакомца и страх за будущее семьи сказались на ее нервах. Впрочем, кошмар преследовал Кэролайн вот уже три года, с того самого дня... Иногда страшный сон не тревожил ее несколько ночей подряд, бывало, он не давал о себе знать даже несколько недель и Кэролайн начинала надеяться, что избавилась от него... что воспоминания наконец-то отступят и ночи се будут мирными. Но потом все повторялось: она бежала, спасая свою жизнь, и земля уходила у нее из-под ног... Иной раз так продолжалось несколько ночей подряд, и Кэролайн чувствовала себя несчастной и разбитой. А потом вновь наступало затишье.
        Она не пыталась снова заснуть, понимая, что все повторится с той же сводящей с ума достоверностью, и встала с постели. Накинула пеньюар и надела домашние туфли. Стараясь не шуметь, она прошла в кабинет, зажгла лампу и налила себе немного хереса. Кэролайн пила мелкими глотками сладкую, согревающую тело и душу жидкость и ждала, пока успокоится пульс и перестанут дрожать руки. Потом села к столу, положила перед собой стопку бумаги, ручку и взялась за роман.
        Прочь кошмары, убийство и таинственного мистера Гроува. У нее есть обязательства, и она должна выполнить свою работу. В конце недели ей необходимо представить мистеру Спраггету, издателю «Флайинг интсллиджснсер», следующую серию «Таинственного джентльмена». Для того чтобы поддерживать реноме известной писательницы, которая публикует истории с продолжением, Кэролайн приходилось придерживаться железного расписания. Новая глава должна появляться в газете каждые семь дней в течение двадцати шести недель. Глава содержит приблизительно пять тысяч слов. Каждая серия должна начинаться и заканчиваться невероятным происшествием, которое захватит внимание читателя, заставит его переживать и не позволит ему забыть о романе до следующей публикации. Интерес должен постоянно подогреваться, чтобы люди покупали «Флайинг интеллидженсер», сгорая от нетерпеливого желания узнать - что же произойдет дальше?
        Подобный жесткий график заставлял Кэролайн работать по нескольку часов в день. Бывало и так, что она начинала собирать материалы и выстраивать сюжет нового романа, хотя ей оставалось дописать еще несколько эпизодов предыдущего.
        Через какое-то время Кэролайн отложила ручку и перечитала написанное. Наконец-то ее главный негодяй Эдмунд Дрейк начал обретать плоть и кровь. Это было весьма кстати, ибо он слишком долго оставался в тени. Настало время вывести его на авансцену, с тем, чтобы он стал основным персонажем в оставшихся главах.

        Глава 6

        Два дня спустя Кэролайн сидела в последнем ряду лекционного зала и с нетерпением поглядывала на сцену. Вот наконец огни начали медленно гаснуть, и помещение погрузилось в таинственный полумрак. Единственным освещенным местом оставалась сцена, где стояли стол и стул. Неяркая лампа мерцала на столе, не столько разгоняя мрак, сколько подчеркивая его. Зрители в зале шушукались и вздыхали, взволнованные ожиданием чуда.
        Кэролайн отметила, что публика сегодня не слишком многочисленна. В последнем ряду она вообще села одна. Соперница - мертвая - вновь затмила Ирен Толлер. В этом можно было усмотреть горькую иронию судьбы. Правда, Элизабет Делмонт одержала подобную победу в последний раз. Уинтерсетт-Хаус гудел, потрясенный вестью о се смерти. Из уст в уста передавались самые невероятные, зачастую уже не имеющие никакого отношения к истине, детали. Среди поклонников непознанного и адептов таинственных учений царил настоящий ажиотаж, и лишь немногие захотели посетить заурядный спиритический сеанс, где Ирен Толлер собиралась продемонстрировать возможность записывать послания потустороннего мира для передачи их ныне живущим.
        Кэролайн вздрогнула. Полумрак в зале и возбуждение публики оказали на нее странное воздействие. Девушке вдруг стало не по себе. Словно чье-то присутствие угадывалось совсем рядом. Она кожей ощутила приближение чего-то...
        - день, миссис Фордайс, - раздался за ее спиной знакомый голос, и человек, представившийся ей как Адам Гроув, материализовался из темноты. - Какое удивительное, можно даже сказать поразительное совпадение. Впрочем, вдруг это и не совпадение вовсе, а результат деятельности каких-нибудь метафизических сил? Не возражаете, если я сяду рядом с вами?
        Кэролайн испугалась. Столь неожиданное явление загадочного незнакомца повергло ее в шок. Она едва сдержала крик и с трудом удержалась на стуле. Чуть оправившись от испуга, она рассердилась и посмотрела на мужчину весьма сурово, что, впрочем, не произвело на него ожидаемого ею впечатления. «Правда, - подумала Кэролайн, - тут так темно, что он мог и не разглядеть неодобрения на моем лице».
        - Мистер Гроув, - произнесла она сухо, - позвольте спросить, что вы здесь делаете?
        - Да то же, что и вы. - Он решительно уселся на соседний стул, так и не дождавшись ее разрешения. - Мне пришло в голову, что наблюдение за действиями Ирен Толлер может оказаться весьма полезным.
        - Вы за мной следили! - резко сказала молодая женщина, подбирая юбки, чтобы оказаться хоть чуть-чуть дальше от этого невозможного человека.
        - Не обижайтесь, но нет - не следил. - Мистер Гроув поудобнее устроился на стуле. - Однако я совершенно не удивился, увидев вас здесь. У меня было предчувствие, что наши пути пересекутся вновь.
        - Я не разговариваю с джентльменами, которые не были мне представлены должным образом. - Кэролайн постаралась, чтобы от ее слов веяло арктическим холодом.
        - Простите, я и забыл. Кажется, явившись к вам с весьма ранним визитом, я назвался вымышленным именем, не так ли?
        - Вы бессовестно обманули меня, сэр!
        - В общем, это правда, но, видите ли, я делал это для вашего же блага. Однако, коль уж судьба так настойчиво сталкивает нас, я готов представиться по всей форме. Адам Хардести, к вашим услугам, мадам.
        - Но почему я должна вам верить? Откуда мне знать, что теперь вы назвали свое настоящее имя?
        - Я буду счастлив привести вам любые доказательства относительно моего имени и благонадежности.
        Но Кэролайн проигнорировала это заявление и сердито продолжала:
        - Вы пришли сюда, потому что выяснили, что у миссис Толлер имелся мотив для убийства Элизабет Делмонт?
        - Очевидно, мы с вами слушали одни и те же сплетни.
        - В Уинтерсетт-Хаус их соперничество ни для кого не было секретом.
        - Должен ли я сделать вывод, что вы также решили провести небольшое расследование и именно поэтому пришли на сеанс миссис Толлер? - Адам огорченно покачал головой. - Неужели никто не предупреждал вас, что любопытство не просто порок, а еще и очень опасное качество?
        - Что ж, не стану скрывать - и правда весьма любопытна... или скорее любознательна. Но причина моего сегодняшнего появления здесь иная.
        - Неужели? И что же заставило вас взяться за расследование преступления самостоятельно, миссис Фордайс? Кажется, вы заверяли меня, что не имеете ни малейшего отношения к убийству. Или некий кусочек тайного знания все же вы сохранили для себя одной?
        - К сожалению, я не могу быть уверена, что меня не коснется расследование этого нашумевшего дела, - холодно ответила Кэролайн. - А потому я решила держать руку на пульсе и получше узнать общество, где вращалась покойная миссис Делмонт. Мне такой подход кажется весьма разумным.
        - Черта с два! - Адам негодующе скрестил руки на груди и уставился на шуструю леди. - Как вам только пришло в голову называть разумными подобные глупые и безрассудные действия? Дилетантство в таких делах крайне опасно!
        - У меня не было выбора. Я уже оказалась в опасности благодаря вам, сэр. Вы человек неугомонный и решительный! После вашего визита я много думала и пришла к выводу, что если вам не удастся найти подходящую кандидатуру на роль возможного убийцы, то вы можете вернуться к своей первоначальной версии о моей причастности к преступлению. И тогда мы с тетушками окажемся в положении обвиняемых.
        Воцарилось напряженное молчание. Адам переваривал услышанное. По выражению его лица Кэролайн без труда догадалась, что ее логические умозаключения не привели его в восторг.
        - Я вынужден признать, что был не слишком любезен в разговоре с вами тем утром и доставил вам несколько неприятных моментов, - произнес наконец Адам. —
        Но я совершенно ясно дал понять, что практически удовлетворен вашими объяснениями и не рассматриваю вас и ваших родственниц, как возможных участников этого преступления.
        - «Практически удовлетворен» звучит весьма забавно, но не слишком определенно, - не без язвительности указала Адаму молодая женщина. И, пресекая дальнейший спор, добавила: - Будьте добры, помолчите немного. Демонстрация начинается.
        Адам послушно замолчал, но Кэролайн ни секунды не сомневалась, что он захочет продолжить разговор позже, поэтому решила ускользнуть из зала сразу по окончании действа.
        На сцене появился невысокий человечек в щегольском костюме, полосатом жилете и модной сорочке в горошек. Он откашлялся и торжественно объявил:
        - Миссис Ирен Толлер продемонстрирует уважаемой публике возможности бессознательного письма.
        Раздались нестройные аплодисменты. Чуть качнулся занавес, и на сцену вышла женщина-медиум: высокая, статная, с отличной фигурой. Возраст дамы зачастую не так-то просто определить, но то, что Ирен Толлер уже не меньше тридцати, сомнений не вызывало. Кэролайн несколько раз встречала ее в коридорах Уинтсрсетт-Хаус. Она была бы красивой, если бы не некая излишняя резкость черт. Темные волосы, заплетенные во множество косичек, уложены в высокую сложную прическу. Ступая неторопливо, но твердо, женщина приблизилась к столу. У нее в руках было любопытное устройство. Оно состояло из деревянной платформы в форме сердечка с присоединенными к ней двумя колесиками и вертикально установленным карандашом. Такой прибор использовался для записи посланий из потустороннего мира и носил название «планшет». Устройство было изобретено несколько лет назад. Предполагалось, что медиум, впавший в транс, двигает платформу, но делает он это не по собственному желанию - платформа перемещается, следуя воле вызванного духа, и карандаш чертит на бумаге послание из потустороннего мира.
        - Это зрелище могло бы показаться забавным... если забыть о недавнем убийстве, - негромко сказал Адам.
        Ирен Толлер заняла место за столом и поставила перед собой планшет. Она подняла голову и впервые взглянула в зал. Кэролайн поразило выражение решимости на лице женщины.
        - Я приветствую вас. - Голос медиума звучал ясно и был хорошо слышен в каждом уголке зала. - Возможно, кто-то впервые пришел на сеанс демонстрации бессознательного письма, поэтому я начну с объяснения, как работает это устройство. Оно называется планшетом. Прежде всего вы должны понять, что существуют два мира: наш, сиюминутный и материальный, и потусторонний, куда отправляются души, покинувшие земную оболочку. Эти миры разделяет некий барьер... некоторые называют его вуалью. Только очень немногие люди могут проникнуть сквозь эту преграду. Я принадлежу именно к этой малочисленной и избранной группе. Любой медиум - и я в том числе - всего лишь канал, нить, связывающая два мира. И с моей помощью те, кто покинул наш мир, могут общаться с живущими в нем.
        В зале было тихо-тихо. Ирен Толлер удалось полностью завладеть вниманием присутствующих. Она водрузила планшет поверх листа бумаги и положила на его край кончики пальцев.
        - Я должна подготовиться, чтобы духи могли использовать мои руки для передачи своих сообщений. - Женщина говорила очень спокойно и решительно. Присутствующие жадно ловили каждое ее слово. - Когда я впаду в транс, пожалуйста, задавайте вопросы. Если духи захотят ответить, они воспользуются планшетом.
        По рядам прокатилась волна шепота и взволнованных вздохов. Кэролайн, хоть и исполненная здорового скептицизма, все же поймала себя на том, что с нетерпением ждет начала действа. Она даже подалась вперед, чтобы лучше видеть.
        - Не могу не предупредить, - тем же ровным голосом продолжала медиум, - что духи не всегда отвечают на вопросы, особенно если сеанс проходит при большом скоплении народа. Зачастую они предпочитают общаться на сеансах, проводимых в более узком кругу.
        Адам наклонился и негромко прошептал на ухо Кэролайн:
        - Звучит как реклама спиритических сеансов, которые мадам медиум проводит на дому. И уж наверняка они обходятся посетителям весьма недешево.
        - Будьте добры, не мешайте, - попросила Кэролайн. - Я хочу послушать не вас, а миссис Толлер.
        Меж тем на сцене Ирен Толлер входила в состояние транса. Глаза ее закрылись, и она мерно покачивалась на стуле.
        - Слушайте меня, создания, обитающие за пределами мира смертных. - Голос женщины звучал теперь ниже. Монотонно-заунывные интонации придавали словам зловещий смысл. - Мы призываем вас, о бессмертные духи, придите и поделитесь с нами своими знаниями и опытом. Мы просим вас... придите...
        Зал затаил дыхание. Кэролайн видела, что люди с нетерпением ждут чуда. Они с легкостью оставили логику и здравый смысл за порогом этого зала и теперь готовы были поверить в то, что Ирен Толлер вот-вот начнет общаться с потусторонним миром.
        - Людей, которые мечтают быть обманутыми, одурачить нетрудно, - мягко произнес Адам.
        Из горла Ирен вырывался теперь монотонный звук - полустон-полувздох. Кэролайн почувствовала, как по спине бегут мурашки. Потом женщина на сцене вдруг задвигалась - тело ее сотрясала дрожь.
        Аудитория заволновалась.
        Неожиданно миссис Толлер замолчала. Тело се напряглось, голова откинулась назад. Она словно распрямилась и казалась теперь старше и как-то значительнее. Плотно сомкнутые до этого момента веки дрогнули. Глаза открылись. Медиум смотрела в зал пустым, немигающим взглядом.
        - Духи здесь, - объявила она хриплым голосом, совершенно не похожим на ее прежний приятный и весьма волнующий голос. - Они здесь, в зале, невидимые и неслышимые для обычных людей. Духи ждут ваших вопросов. Спрашивайте.
        В разных концах зала раздалось несколько судорожных вздохов, кто-то заерзал, но несколько секунд зал безмолвствовал. Потом из середины кресел первого ряда неуверенно поднялся мужчина.
        - Простите, миссис Толлер. Я хотел бы спросить у духов, как там... в потустороннем мире.
        Несколько мгновений в зале царила мертвая тишина, а потом планшет задвигался под пальцами Ирен Толлер. Присутствующие в зале затаили дыхание. Кэролайн поймала себя на том, что и она задерживает вдох. Кэролайн невольно рассердилась на себя... а также и на мистера Адама Хардести, который, уж конечно, дышал весьма ровно и не был ни капельки взволнован происходящим. Но остальные завороженно следили за движением карандаша, скользившего по бумаге.
        Затем планшет замер. Ирен выглядела уставшей, словно запись послания отняла у нее массу сил. Она сдвинула планшет в сторону, взяла лежавший там лист бумаги и в неверном свете единственной лампы показала аудитории нацарапанное не слишком ровным почерком послание. Затем поднесла его к глазам и громко прочла:
        - «Здесь царят свет и гармония. Ни один человек, заключенный в бренную и смертную оболочку, не может вообразить и познать этот свет».
        По залу пробежал ропот удивления и восхищения.
        - Я не писатель, - шепотом поделился Адам со своей соседкой, - но даже я мог бы состряпать подобное письмецо.
        - Если вы не можете не комментировать происходящего, сэр, я попрошу вас поискать себе место в другой части зала, - тихо отозвалась Кэролайн. - Я стараюсь ничего не пропустить, и мне не хочется, чтобы меня отвлекали.
        - Не может быть, чтобы вы всерьез воспринимали этот спектакль.
        Кэролайн сделала вид, будто не слышала его слов.
        Тут со своего места в зале поднялась дама средних лет, горящая желанием задать вопрос медиуму. Костюм дамы свидетельствовал о глубоком трауре, а лицо почти скрывала черная вуаль.
        - Скажите, здесь ли дух моего мужа Джорджа? - спросила она дрожащим голосом. - Если да, то я хочу спросить - куда он спрятал те акции? Он поймет, о чем я... Я искала везде, но ничего не нашла... Эти акции - мое последнее спасение. Я в таком отчаянном положении... Если я не смогу найти их и выручить немного денег, мне придется продать дом...
        Все выжидательно уставились на сцену. Ирен Толлер положила кончики пальцев на планшет. В зале стояла мертвая тишина. Несколько секунд ничего не происходило. Кэролайн была уверена: медиум скажет, что Джорджа нет среди духов, которые почтили сегодняшнее собрание своим присутствием. Но тут, к се изумлению, планшет задвигался под пальцами миссис Толлер, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. Наконец запись прекратилась. Медиум откинулась на спинку стула с видом крайнего изнеможения. Она вынула бумагу из-под карандаша и громко прочла написанные на ней слова:
        - «За зеркалом, которое висит над камином».
        - Боже, я спасена! - воскликнула вдова, прижимая руки к груди. - Спасибо вам огромное, миссис Толлер! Как мне вас благодарить?
        - Благодарите дух своего мужа, мадам, - устало отозвалась медиум. - Я всего лишь канал, через который он смог передать вам нужную информацию.
        - Спасибо тебе, Джордж, где бы ты ни был. - Женщина возвела глаза к потолку и взволнованно всхлипнула. Потом торопливо начала пробираться к выходу. - Простите меня, - бормотала она. - Мне нужно немедленно заняться этими акциями.
        Женщина торопливо прошла через зал к выходу, мимо рядов зрителей, мимо Кэролайн и Адама. Прежде чем она исчезла за портьерой, прикрывающей дверь, девушка уловила запах лаванды.
        - А вот это было действительно интересно, - пробормотал Адам.
        В зале царило возбуждение. Люди громким шепотом обменивались впечатлениями, кто-то ахал. В одном из средних рядов быстро поднялся мужчина.
        - У меня тоже есть вопрос, миссис Толлер, - громко сказал он. - Если дух миссис Элизабет Делмонт где-нибудь неподалеку, спросите, кто ее убил.
        Все разговоры разом прекратились, и в зале наступила напряженная тишина. Ирен вдруг дернулась, рот ее открылся, но ни звука не донеслось до затаившей дыхание публики.
        Теперь Адам следил за происходящим очень и очень внимательно. Он подался вперед и не отрывал взгляда от лица миссис Толлер.
        - Я почти уверена - она объявит, что духа убитой здесь нет, - прошептала ему на ухо Кэролайн.
        - Не думаю... Смотрите, планшет двигается.
        Не веря своим глазам, Кэролайн следила, как карандаш чертит буквы на чистом листе бумаги. Ирен застонала. Тело ее сотрясала дрожь, казалось, она с трудом сохраняет равновесие на стуле.
        Когда планшет остановился, никто не издал ни звука. Публика застыла в напряженной тишине. Медиум отодвинула планшет, взяла бумагу в руки и довольно долго молча смотрела на неровные строчки. Напряжение аудитории достигло предела.
        Наконец миссис Толлер заговорила. Голос ее звучал словно скрежет железа по стеклу:
        - «Элизабет Делмонт была мошенницей. Она рассердила духов своими трюками и обманом. Невидимая рука нанесла удар. Это возмездие, полученное по заслугам».
        Должно быть, напряжение оказалось чрезмерным и для медиума. Ирен Толлер, словно лишившись последних сил, упала головой на стол. Прежде чем кто-либо успел двинуться, лампа на столе вдруг ярко вспыхнула и погасла. Зал погрузился в полную темноту.
        Кто-то вскрикнул. Раздались встревоженные голоса.
        - Дамы и господа, прошу вас сохранять спокойствие. Все совершенно нормально. Подобное случалось неоднократно в конце сеансов миссис Толлер. Общение с потусторонним миром требует огромного нервного и физического напряжения и является для медиума большим испытанием. Прошу вас не волноваться, сейчас будет свет.
        Кэролайн узнала голос невысокого человечка, который объявлял о начале сеанса. Через минуту зажегся свет. Сцена была пуста. Миссис Толлер и ее планшет исчезли.

        Глава 7

        - Довольно! - Адам схватил Кэролайн за руку и буквально заставил ее подняться. - Браунинг был абсолютно прав! Помните его произведение «Мистер Сладж, медиум»? Он писал о том, что любой человек, претендующий на связь с потусторонним миром, не более чем мошенник.
        - Позвольте напомнить вам, сэр, что жена этого скептика, мистера Браунинга, не побоялась признаться в том, что спиритический сеанс, проведенный Хоумом, произвел на нее огромное впечатление. Ходят слухи, что Хоум убедил ее не только в возможности контактов с духами, но и провел несколько очень удачных материализации.
        - При всем уважении к достопочтенной Элизабет Бэррет Браунинг я убежден, что она стала жертвой ловкого мошенника. - Адам направился к двери, по-прежнему крепко держа девушку за руку. - В этом нет ничего зазорного. Находясь в расцвете сил, Хоум сумел одурачить многих достойных людей. А мадам Браунинг была милой женщиной, и с ней приятно было поболтать о том о сем.
        Хардести вел свою спутницу к выходу, радуясь, что она не спорит и не сопротивляется. Кэролайн слушала его плавную речь и спокойно шла рядом. Но... но Адам уже осознал, что сделал ошибку, позволив себе прикоснуться к этой женщине. Что такого - придержать даму за локоток? Почему же его бросило в жар, едва пальцы ощутили нежную теплую кожу под тонкой тканью платья? Ему захотелось прижать женщину к себе и... не отпускать. Удивленный собственной реакцией, Адам искоса взглянул на свою спутницу.
        Сказать по правде, ничего особенного. Зеленое платье с белой отделкой по вороту и рукавам. Шлейф платья приколот к поясу, чтобы никто не наступил, да и ходить удобнее. Юбки в соответствии с последним криком моды образовывали пышно приподнятые складки, а сзади, чуть выше талии, красовался большой, зеленый с золотом бант. Когда Кэролайн шла, Хардести мог видеть мыски ее туфелек - зеленых, в тон платью. Волосы собраны в элегантную прическу; маленькая, отделанная цветочками шляпка кокетливо сдвинута набок.
        Неожиданно Адам осознал, что эта девушка очень привлекательна, и почувствовал, что изголодался по женской ласке...
        Они шли по коридору. Адам умолк. Теперь он вдыхал нежный запах - аромат молодой женщины, смешанный с запахом трав и цветов, - и пытался убедить себя в том, что это глупо - поддаться очарованию и вот так ни с того ни с сего потерять голову. «Я слишком стар и опытен, - говорил себе Адам Хардести. - Я пережил и повидал слишком много, в том числе и не самые приятные стороны жизни... Я не могу вот так попасть в плен к даме, пишущей интригующие романы. Это невозможно! Что же тогда со мной случилось?»
        Залы и коридоры Уинтерсетт-Хаус проплывали мимо. Вот библиотека, и уже виден холл. Для посетителей был доступен лишь первый этаж. Наверх никто из рядовых членов общества и праздной публики не допускался.
        Адам машинально отмстил, что дом выстроен в готическом стиле. Уинтерсетт-Хаус представлял собой огромное, но довольно уродливое и мрачное сооружение. Серый камень стен и темные панели отделки поглощали тот слабый свет, что проникал в узкие окна, и во всех помещениях царил вечный сумрак. «Именно то, что нужно для любителей потустороннего мира и всяких таинственных явлений», - мысленно усмехнулся Адам.
        Непосредственно у выхода он обратил внимание на двух мужчин, поглощенных беседой. Один выглядел лет на сорок - сорок пять и роста был весьма невысокого. Обделив его таким образом, природа спохватилась и снабдила коротышку мощным торсом и широкими плечами. Он носил очки, бакенбарды, сюртук его был помят, что вкупе с отсутствующим выражением лица позволяло предположить в нем ученого. Этот субъект потрясал какими-то фотографиями перед носом своего собеседника - изысканно одетого господина с внешностью аристократа. Породистое лицо с выражением не то усталости, не то скуки; правильные черты и темные волосы, чуть тронутые сединой на висках. «Наверняка пользуется бешеным успехом у женщин», - подумал Адам.
        - Высокого господина зовут мистер Джулиан Элсуорт, - прошептала Кэролайн. - На данный момент он самый модный медиум в Лондоне. Иногда он позволяет себе снизойти до демонстраций своих сверхспособностей здесь, в Уинтерсетт-Хаус. Но по большей части его сеансы предназначены для узкого круга людей, принадлежащих к высшим слоям общества.
        «Что-то слишком она им восхищается», - с досадой отметил Хардести.
        - Я о нем слышат, хоть и не был представлен, - неохотно признался он.
        - На этой неделе здесь состоится прием в его честь, - продолжала Кэролайн. - А затем он проведет сеанс. Вот уж там точно будет аншлаг.
        - А кто второй? Коротышка?
        - Это мистер Рид. Он президент Общества исследований возможностей человеческого разума и издатель журнала «Ньюдон».
        В этот момент Элсуорт поднял скучающий взгляд от фотографий, которые настойчиво совал ему мистер Рид. Он мельком взглянул на Адама, однако молодой человек явно не вызвал у него большого интереса. Зато когда его взгляд упал на Кэролайн, медиум так и расцвел приветливой улыбкой.
        - Миссис Фордайс! - воскликнул Элсуорт. - Как приятно снова встретить вас.
        - Мистер Элсуорт. - Кэролайн протянула ему затянутую в перчатку руку, потом вежливо поприветствовала второго джентльмена: - Здравствуйте, мистер Рид. Позвольте представить вам... - Она слегка замешкалась, не зная, какое имя следует назвать, но Адам быстро пришел ей на помощь.
        - Гроув, - сказал он. - Адам Гроув.
        Мужчины обменялись приветствиями. Впрочем, было совершенно очевидно, что внимание двух джентльменов безраздельно принадлежит миссис Фордайс, но никак не ее спутнику.
        Рид взирал на нее сквозь толстые стекла очков с серьезностью, которая позабавила Адама.
        - Я рад, что вы вернулись под своды этого дома, и приветствую ваше возвращение в Уинтерсетт-Хаус, - проговорил коротышка. - Надеюсь, вы здесь не просто с целью проведения одного из ваших литературных исследований, а решили наконец-то порадовать нас демонстрацией ваших собственных выдающихся возможностей?
        Адам нахмурился, рука его крепче сжала локоть спутницы. О каких, черт возьми, возможностях болтает этот недомерок?
        Кэролайн попыталась осторожно высвободить руку, и Адам торопливо ослабил хватку. Он рассердился, сообразив, что ведет себя как собственник, готовый защищать принадлежащее ему сокровище от пристального внимания посторонних. Однако он так и не отпустил Кэролайн. Почему-то - ему не хотелось думать о причинах - Адаму было приятно держать ее под руку и чувствовать, что она стоит так близко.
        Между тем Кэролайн вежливо улыбнулась Риду:
        - Мы ведь уже беседовали на эту тему, и я постаралась объяснить вам, что газетная статья была, мягко говоря, не совсем точна в том, что касается произошедшего на званом вечере у миссис Хьюз.
        - Но я разговаривал с самой миссис Хьюз, - настаивал Рид. - Увиденное в тот день произвело на нее большое впечатление.
        - Прошу вас, поверьте, я не обладаю никакими сверхъестественными способностями, а потому не представляю ни Малейшего интереса для вашего общества, - устало сказала Кэролайн.
        Рид сочувственно улыбнулся:
        - Я понимаю ваше нежелание афишировать свои способности, миссис Фордайс, но позвольте заметить, что вы напрасно беспокоитесь. Мне и в голову бы не пришло просить вас о публичном выступлении. Я желал бы лишь провести научное тестирование в строгом соответствии с правилами нашего общества и требованиями научной теории, последователем коей я являюсь.
        - Я вынуждена отклонить ваше лестное предложение, - твердо сказала молодая женщина.
        Элсуорт выгнул бровь и, чуть склонив голову, словно извиняясь за сарказм, сказал:
        - Вы чересчур скромны, мадам. Если верить той самой газетной статье, вы демонстрировали чудеса ясновидения, читая мысли присутствующих дам. Тем, кто был в тот вечер зван к миссис Хьюз, удивительно повезло.
        - К сожалению, мне нечего продемонстрировать на заседании достопочтенного общества, - настойчиво повторила Кэролайн.
        Рид печально покивал головой:
        - Ну, как скажете. Я и в мыслях не держу заставить вас действовать против вашей воли или причинить вам хоть малейшее неудобство. - Поколебавшись, он понизил голос и спросил: - Думаю, до вас уже дошла трагическая новость о кончине миссис Делмонт?
        - Это ужасно! - с чувством воскликнула Кэролайн.
        - Все члены нашего общества были в шоке, - поведал Рид, качая головой. - Элизабет Делмонт обладала большим талантом, и ее гибель - огромная потеря для всех нас.
        - Не все разделяют подобное мнение, - сказал Элсуорт, бросив красноречивый взгляд в сторону зала, где миссис Ирен Толлер только что проводила демонстрацию своих возможностей медиума.
        - Да-да, после выступления миссис Толлер у нас создалось именно такое впечатление, - вмешался Адам.
        - Боюсь, причина в соперничестве, - поморщился мистер Рид. - Ирен Толлер и Элизабет Делмонт испытывали ревность друг к другу. К сожалению, в среде медиумов подобные чувства не редкость.
        - Миссис Толлер дала понять, что в смерти Элизабет Делмонт повинны темные силы, явившиеся из потустороннего мира, - нейтральным тоном заметила Кэролайн.
        - Ну, если верить прессе, то убийство сопровождалось множеством необычных деталей, которые, несомненно, не только вызовут массу сплетен, но и помогут увеличить тиражи желтой прессы, - отозвался Элсуорт неодобрительно.
        - Каких именно деталей? - Адам постарался, чтобы в его тоне прозвучало лишь ленивое любопытство человека, которому нечем заняться.
        Рид испустил тяжкий вздох. И, понизив голос, принялся излагать подробности:
        - Есть сведения, что в комнате, где миссис Делмонт проводила спиритический сеанс, все было буквально перевернуто вверх дном. И выглядело не как дело рук человеческих, а как вмешательство потусторонних сил. Некая грозная сверхъестественная сила расшвыряла тяжелую деревянную мебель, словно это были детали кукольного домика. - Выдержав эффектную паузу, мистер Рид продолжал: - Кроме того, подле тела были найдены таинственные карманные часы.
        - Что же такого таинственного могло быть в карманных часах? - спросил Адам.
        - В газете сообщается, что часы были разбиты, - вмешался Элсуорт. - Полиция предполагает, что замершие на двенадцати часах ночи стрелки указывают на время, когда произошло убийство. Вы, должно быть, знаете, что полночь расценивается всеми адептами сверхъестественного как особенное время.
        - Многие считают, что именно в этот час приподнимается вуаль, то есть преграда, разделяющая мир смертных и потусторонний мир духов. В полночь преграду можно преодолеть. - Рид говорил с видам знатока. Помолчав, он добавил: - Все это очень тревожно и заставляет задуматься.
        - А что это за фотографии? - Кэролайн смотрела на снимки, которые коротышка по-прежнему держал в руках.
        - Ах да. - Мистер Рид оживился и протянул фотографии Кэролайн. - Я как раз показывал их мистеру Элсуорту.
        - Очень интересно. - Молодая женщина разглядывала изображения.
        Адам взглянул через ее плечо. Он увидел фотографию привлекательной молодой особы, сидящей на стуле с прямой спинкой. Позади ее головы виден был расплывчатый лик другой женщины, словно парящий в воздухе.
        - Фотография сделана одним из членов нашего общества во время спиритического сеанса. Как видите, есть весомые доказательства того, что эта женщина-медиум может проводить материализации.
        - Проблема в том, что никто в наши дни не воспринимает всерьез такие, как вы изволили выразиться, «доказательства», - кисло заметил Элсуорт. - Их слишком легко подделать.
        - Как и многое другое, - подхватил Адам. Кэролайн посмотрела на него с упреком, но он предпочел сделать вид, что не заметил этого.
        - Не пора ли нам идти, дорогая? Уже довольно поздно. - Хардести с улыбкой смотрел на женщину.
        Но та равнодушно ответила:
        - Я никуда не спешу.
        - Разве вы забыли, что у нас назначена встреча? - Адам легонько подталкивал девушку к двери.
        Кэролайн заколебалась, и Адаму показалось, что она сейчас заупрямится, а то и устроит сцену. Однако он ошибся - его спутница послушно начала прощаться с Ридом и Элсуортом.
        Когда они вышли из Уинтерсетт-Хаус, Кэролайн раскрыла хорошенький кружевной зонтик, прикрепленный к ее поясу, и с досадой сказала:
        - Право же, мистер Хардести, не стоило грубить этим милым людям. Мистер Рид не только председатель Общества исследования возможностей человеческого разума. Он действительно занимается научной работой и вполне серьезными исследованиями.
        - Научными исследованиями сверхъестественных возможностей человека? - насмешливо переспросил Адам. - Вам самой такое сочетание слов не кажется противоречивым?
        - А мистер Элсуорт считается столь же сильным медиумом, как и мистер Хоум. Говорят, он тоже умеет левитировать.
        - Да что вы? Ну раз вы верите в подобные забавные вещи, позвольте предложить вашему вниманию еще один интересный момент. Не хотите ли выгодно вложить деньги? У меня есть секретные, но совершенно точные данные, что в Уэльсе нашли алмазы. Причем камни буквально лежат на поверхности. Надо просто прийти с корзинкой, собрать - и миллионы у вас в кармане.
        - Это вовсе не смешно, сэр. К вашему сведению, мистер Элсуорт был несколько раз подвергнут самой тщательной проверке. Ученые, исследующие сверхъестественные способности человеческой психики, объявили его настоящим медиумом. Один из исследователей выдвинул теорию, что мистер Элсуорт и мистер Хоум произошли от вер-вольфов-оборотней. Именно этим и объясняются их столь необыкновенные способности.
        Адам молча смотрел на девушку, насмешливо вскинув брови.
        Кэролайн вспыхнула.
        - Что ж, - нехотя признала она. - Эта теория мне тоже кажется маловероятной. Однако хочу напомнить, что у мистера Элсуорта есть и еще кое-что общее с мистером Хоумом. Их сеансы посещают самые известные и высокопоставленные особы.
        - У меня для вас новость, мадам. Уж не знаю, порадует она вас или огорчит. Основываясь на собственном опыте общения с самыми известными и высокопоставленными особами, могу с уверенностью заявить, что они так же падки на сенсацию, как и остальные смертные. И их так же легко обмануть.
        - Говорят, что после смерти принца Альберта сама королева пожелала присутствовать на спиритическом сеансе.
        - Я тоже слышал эту историю. И она только подтверждает то, что я пытался вам сказать: люди горюют, скорбят о близких, и чувства эти не зависят от социального статуса. Человек, обезумевший от горя, легко становится жертвой мошенника.
        - Не понимаю, зачем я вообще трачу время, пытаясь вести с вами дискуссию по поводу научных исследований в области непознанных возможностей человека. Совершенно очевидно, что вы раз и навсегда все для себя решили и переубедить вас совершенно невозможно!
        - Это не совсем так, мадам. - Они спустились по широким ступеням, и теперь Адам уверенно направлял свою спутницу к карете, стоящей напротив парадного подъезда. Это была весьма неприметная и непритязательная карета, похожая на наемный кеб. Адам частенько пользовался именно ею, ибо на улицах подобный транспорт совершенно не привлекал 'внимания. - Я готов обсудить сверхъестественные способности одного конкретного лица, - объявил он.
        - Кого же именно? - Молодая женщина удивленно взглянула на него.
        - Ваши, миссис Фордайс, ваши. Жду не дождусь, когда же вы поведаете мне все детали того знаменательного чаепития у миссис Хьюз. Похоже, это событие произвело большое впечатление на окружающих, раз уж попало в газеты и так взбудоражило достопочтенного мистера Рида.
        Дэруард Рид смотрел вслед уходящим, пока они не исчезли из виду, миновав широкие двери Уинтерсетт-Хаус. Лишь тогда он вновь повернулся к своему собеседнику.
        Честно говоря, этот Джулиан Элсуорт не слишком импонировал мистеру Риду. Манеры аристократа, холодные умные глаза и странные возможности, не похожие на таланты других медиумов, заставляли коротышку нервничать. Он весьма неуютно чувствовал себя в обществе этого типа, заносчивость которого иной раз переходила всякие границы и начинала смахивать на презрение. Но приходилось терпеть, ибо с появлением в обществе Джулиана Элсуорта интерес к Уинтерсетт-Хаус возрос чрезвычайно, в том числе и среди членов высшего общества.
        - Чем больше миссис Фордайс отрицает наличие у нее каких-либо сверхъестественных способностей, тем больше я утверждаюсь в мысли, что она обладает ими в значительной степени. - Дэруард Рид, похоже, думал вслух, все еще пребывая под впечатлением недавнего разговора. - Нужно найти способ убедить ее внести посильный вклад в изучение необычных способностей и возможностей человека... Как бы заставить ее отбросить ложное смущение и все эти дамские условности?
        - Она добываетсвой хлеб писательским трудом, - пожал плечами Элсуорт. - С этой стороны и следует подступиться к даме. Если хотите привлечь ее на свою сторону и получить возможность влиять на миссис Фордайс - предложите ей контракт. Почему бы вам не опубликовать один из ее романов в своем журнале?
        Дэруард Рид уставился на Элсуорта, приоткрыв рот. Столь блестящее, сколь и простое предложение!
        - Боже, да это же великолепная идея! - Коротышка даже осип от волнения. - Если мне удастся заполучить ее роман для «Нью дон», я убью сразу двух зайцев - повышу тираж и привлеку массу новых читателей, которые с удовольствием примут участие в изучении проблемы... Я должен обдумать все самым тщательным образом.
        И он помчался в сторону своего кабинета, провожаемый насмешливым взглядом Джулиана Элсуорта. Ну и черт с ним, думал Рид. Он, конечно, сноб и вообще неприятный тип, но умница, каких мало.

        Глава 8

        - Поверьте, слухи о моих свсрхъестествснных способностях являются результатом недоразумения, - оправдывалась меж тем раздосадованная Кэролайн. - Так называемая демонстрация необычных возможностей была задумана как шутка с целью развлечь гостей миссис Хьюз.
        - Шутка?
        - Мои тетушки обычно по нескольку раз в неделю играют в карты с миссис Хьюз и ее приятельницами.
        Они придумали устроить сюрприз для всей компании и уговорили меня устроить розыгрыш. Тетя Милли и тетя Эмма знают, что я сейчас собираю материал для романа именно в среде медиумов и любителей всего сверхъестественного. В ходе своих изысканий я узнала несколько трюков, с помощью которых медиумы обманывают доверчивую публику. Мне казалось, что дамам будет интересно узнать подноготную этих чудес...
        - А миссис Хьюз приняла все за чистую монету?
        - Вот именно. Но самое ужасное - среди ее знакомых оказались несколько членов Общества исследования возможностей человеческого разума. И кто-то из них дал интервью газете «Флайинг интеллидженсер». - Кэролайн стиснула руки. Она была искренне расстроена. - Вот так и появилась статья, где бог знает что написано обо мне и о моих способностях творить чудеса. Это так неприятно... и я чувствую себя очень неловко...
        - Типичный прием журналистов, которые гоняются за дешевыми сенсациями. Они берут какой-нибудь незначительный и зачастую совершенно неинтересный факт и так его украшают и перевирают, что получается если и не драма, то уж мелодрама точно.
        - Вынуждена согласиться с вами. - Кэролайн вздохнула: - Наша пресса не всегда придерживается истины в изложении событий. Более того, журналисты редко бывают объективны и аккуратны в обращении с фактами. - Она замолчала и огляделась не без удивления: - А куда, собственно, мы направляемся? Мне нужно возвращаться на Корли-лейн. Я не успела дописать главу.
        - Я отвезу вас домой в своей карете, - любезно предложил Адам.
        - О! - Кэролайн колебалась. Мысль, что им придется ехать в его экипаже, вовсе не радовала молодую женщину, скорее уж она искала способ избежать подобной чести: Факт этот чрезвычайно раздосадовал Адама. Тем временем кучер Нед, увидев хозяина с дамой, спрыгнул с козел и распахнул дверцу кареты. Кэролайн сделала еще пару шагов и остановилась.
        - Благодарю за приглашение, мистер Хардести, но я приехала сюда в наемной карсте и собираюсь вернуться домой тем же способом.
        Нежелание сесть с ним в один экипаж расстроило Адама, хоть он и не желал в этом признаваться. Надо что-то придумать, чтобы переубедить се... Он лихорадочно соображал, выискивая убийственный аргумент в пользу совместного путешествия.
        - Что ж, миссис Фордайс, как вам угодно. - Голос Адама был лишен даже намека на сожаление. - Я предполагал воспользоваться дорогой, чтобы обсудить впечатления о сеансе Ирен Толлер, пока увиденное свежо в памяти. Но раз вы настаиваете...
        - Вы хотите сравнить наши впечатления? - Кэролайн удивленно взглянула на мужчину.
        - Я подумал, что так мы составили бы более полную картину происходящего. Вы ведь могли обратить внимание на детали, ускользнувшие от моего внимания, и наоборот.
        - Вы правы. Мне это не пришло в голову. - Глаза Кэролайн сверкнули.
        - Впрочем, если вам неприятна мысль о поездке в моей карете, не смею настаивать. Я всецело беру на себя вину за то, что наши отношения начались не слишком удачно и у вас сложилось обо мне неблагоприятное мнение.
        - М-м. - Девушка нерешительно смотрела в сторону кареты.
        Было совершенно очевидно, что она не слишком-то доверяет мистеру Хардести. Адам вдруг подумал, что вряд ли она колебалась бы так долго, будь на его месте Джулиан Элсуорт. Он торопливо перебрал несколько приманок и решил испробовать наиболее простой способ.
        - Не может быть, чтобы вы были настолько озабочены общественным мнением и возможностью сплетен, миссис Фордайс, - заметил он сухо. - В конце концов, вы вдова, а не девица на выданье, которой следует беречь свою репутацию. В этом случае мы могли бы оказаться вдвоем в карсте, только если бы я был вашим женихом. Но ведь все обстоит гораздо проще - вы уже были замужем.
        Этот небольшой пассаж вызвал совсем не ту реакцию, на которую рассчитывал молодой человек. Кэролайн вздрогнула, пальцы се сжали ручку кружевного зонтика, словно это было оружие. Голосом холодным как лед она заявила:
        - Я прекрасно осведомлена обо всех условностях, которые сопровождают леди на ее жизненном пути.
        - Я так и понял. Тогда в чем же проблема? Почему вы меня боитесь?
        - У меня есть все основания опасаться вас, сэр. В конце концов, я даже не знаю, кто вы такой.
        - Меня зовут Адам Хардести...
        - С какой стати я должна считать это имя настоящим? Вдруг вы выдумали его так же, как и предыдущее? Ну с, мистер Гроув?
        Адам достал из кармана визитную карточку, отпечатанную с большим вкусом на отличной бумаге, и протянул прямоугольничек Кэролайн:
        - Прошу вас, миссис Фордайс, это моя карточка. Она внимательно прочла все, что значилось на визитке, но продолжила столь же недоверчиво:
        - Это ничего не доказывает; карточки очень легко подделать.
        И вернула Адаму белый кусочек картона, держа его двумя пальцами, словно это была какая-то гадость, выловленная веточной канаве. Хардести нахмурился. Упрямство леди начинало действовать ему на нервы.
        - Не хотелось бы показаться чересчур смелым или задеть ваши чувства, мадам, но позвольте заметить, что ваша робость кажется мне наигранной. В конце концов, вы пишете романы...
        - И что из этого следует? - Все знают, что это значит.
        - Правда? Но я не понимаю. Просветите меня, мистер Хардести. Почему тот факт, что я пишу романы, имеет в данном случае какое-то значение?
        Несколько секунд Адам молча смотрел на молодую женщину, понимая, что позволил загнать себя в угол. Подумать только, такого с ним не случалось уже много лет! Делать было нечего, и он сказал, тщательно подбирая слова:
        - Не станете же вы отрицать, что в ваших романах происходит множество самых разных событий...
        - Не стану. И что из этого следует?
        Адам быстро оглядел улицу. Хорошо хоть вокруг не видно знакомых, да и вообще довольно пустынно. Только скандала на публике ему не хватает. Надо как-то вывернуться...
        - Человек, который пишет подобного рода романы, частенько использует в своих сюжетах довольно смелые ходы... - Он несколько понизил голос, не желая привлекать внимание к разговору, который становился все более рискованным.
        - А вы откуда это знаете, сэр? - насмешливо спросила Кэролайн. - Вы ясно дали понять, что в жизни не читали ни одного газетного романа.
        - Это было правдой до недавнего времени. Но потом мне довелось ознакомиться с содержанием последней главы «Таинственного джентльмена». В том единственном эпизоде, который я прочел, имелись упоминания об адюльтере, незаконной любовной связи, тайном браке и тайной беременности... ах да, еще об убийстве. Должен сказать, что все это довольно смелые темы и, на мой вкус, для одной серии их было многовато.
        - Я ценю ваше мнение, сэр. - Кэролайн одарила нахала ледяной улыбкой. - Но возможно, прежде чем судить об авторе, вы хотя бы соизволите дочитать роман до конца?
        - В этом нет необходимости. И так совершенно ясно, что Эдмунда Дрейка ждет ужасная судьба.
        Мой дядя и моя сестрица в один голос уверяли меня, что вы всегда жестоко наказываете негодяев.
        - Ваш дядя и ваша сестра читают мои романы? - Теперь она смотрела на него, не скрывая удовлетворения.
        - Боюсь, что да.
        - Чудесно! Это так приятно - знать, что кому-то нравится то, что я делаю.
        - Да... Так вот, я пытался сказать следующее...
        - Теперь я знаю, почему вас так заботит моральная сторона дела. - Кэролайн понимающе и тепло улыбалась ему, и Адам почувствовал себя полным идиотом. - Вполне разумно, что вы не желаете посвящать сестру в некоторые нелицеприятные подробности бытия. Спешу уверить вас, что никогда не вхожу в излишнюю детализацию. Кроме того, мои персонажи всегда получают по заслугам и добродетель неукоснительно торжествует над пороком, который повергается в прах и должным образом наказывается.
        - Именно такая судьба и ждет Эдмунда Дрейка, как я понимаю.
        - О да, но вам не стоит беспокоиться о нем. В конце концов, он всего лишь злодей. А положительный герой всегда достигает своей цели и женится на героине.
        Адам оперся рукой об экипаж и чуть склонился к женщине.
        - Скажите, миссис Фордайс, а вы никогда не путаетесь в своих персонажах? Кто должен быть добрым и положительным, а кто подлым негодяем?
        - Никогда, сэр. Разница между положительным и отрицательным героем слишком велика и для меня вполне очевидна...
        - Рад за вас, мадам, - пробормотал он. Эдмунд Дрейк был обречен.
        И тут Кэролайн догадалась, в чем дело.
        - Ах, вот оно что! - воскликнула она. - Я никак не могла понять, почему вы принимаете судьбу Дрейка так близко к сердцу. Вас беспокоит, что я использовала вашу внешность для моего героя, не так ли?
        Простите, но я вовсе не хотела оскорбить ваши чувства или обидеть вас, сэр.
        Адам молча смотрел на взволнованную женщину. Что может быть глупее: стоять здесь и рассуждать о положительных и отрицательных литературных персонажах? Он, должно быть, лишился ума.
        - Мои чувства тут совершенно ни при чем, мадам. Впрочем, чтобы вы не ощущали себя виноватой, я готов доказать свое расположение и необидчивость, доставив вас домой в целости и сохранности в моей карете.
        - М-м-м.
        - Если у вас все еще остаются сомнения, тот ли я, за кого себя выдаю, давайте обратимся к Неду за подтверждением.
        Все это время Нед стоял подле открытой дверцы, смотрел в сторону и старался не прислушиваться к странному разговору. Услышав свое имя, он вздрогнул и уставился на хозяина:
        - Сэр?
        - Прошу тебя, Нед, подтверди миссис Фордайс, что мое имя Адам Хардести и что я считаюсь достойным джентльменом и не имею привычки похищать женщин или заманивать их в карету с нечестивыми намерениями.
        Нед, открыв рот, таращился на хозяина. Потом он все же нашел силы подобрать отвисшую челюсть и взял себя в руки.
        - Я могу подтвердить слова мистера Хардести, мэм. - Голос слуги звучал искренне; единственное, что он себе позволил, - быстрый взгляд, полный упрека, который он бросил на своего господина. - Я уже много лет вожу его, так что вы не должны бояться, мэм.
        - Значит, вы за него ручаетесь, Нед? - с улыбкой спросила Кэролайн.
        - Так точно, мэм. И, ежели позволите, миссис Фордайс, я еще хочу сказать. Ваш последний роман вышел даже лучше, чем предыдущий. Та глава о
        пожаре и как мисс Энн спаслась из пламени - это здорово. Про убийство тоже интересно получилось - ну не оторваться.
        - Спасибо, Нед, - произнесла Кэролайн.
        - И вы не зря все это время держали Эдмунда Дрейка в тени. Он самый загадочный из всех ваших негодяев, и это ужасно здорово!
        - Я очень ценю ваше мнение, Нед. - Кэролайн даже зарделась от удовольствия и решительно поднялась в экипаж по лесенке, которую Нед опустил к ее ногам.
        - Ну уж очень хочется узнать, что с этим злыднем дальше будет, - продолжал Нед, подавая даме руку.
        - Как раз на этой неделе его судьба будет определена, - засмеялась Кэролайн. - Но как - не скажу, а то будет неинтересно.
        Адам смотрел, как она, склонившись и подобрав юбки, исчезает в полутьме его кареты. Вот перед глазами мелькнул зеленый с золотом бант. «Может, пора брать у Неда уроки? - с досадой думал он, усаживаясь в карету. - Тот за полминуты убедил леди довериться мне. Похоже, я теряю форму. Или дело в том, что я гожусь лишь на роль злодея? А Нед? Может, предложить его в качестве прототипа главного героя?»

        Глава 9

        «Я все же решилась на это», - думала Кэролайн, глядя на мужчину, сидящего напротив. Удивляясь собственной дерзости, она воспользовалась относительной свободой, которую ей обеспечивал статус вдовы. И вот теперь она в карете с джентльменом - и каким! Это самый восхитительный мужчина из всех, встреченных ею прежде: знакомых, незнакомых и просто героев книг.
        Жаль, что говорить они будут об убийстве - не слишком романтичная тема для беседы, но нельзя желать слишком многого.
        Кэролайн посмотрела на Адама. Тот устроился вполне удобно, вытянув ноги и опершись локтем о дверцу. Нужно держаться увереннее. Пусть думает, что для нее самое обычное дело - разъезжать по улицам Лондона в одной карете с мужчиной.
        - Думаю, можно с уверенностью сказать, что слухи о соперничестве Ирен Толлер и Элизабет Делмонт подтвердились. Любви друг к другу они явно не питали, - начал Хардести.
        - Вы правы. - Кэролайн изо всех сил старалась сосредоточиться. - Миссис Толлер даже не пыталась сделать вид, что смерть коллеги ее опечалила. Скорее наоборот - она рассматривает это убийство как возмездие за некие преступления.
        Адам насмешливо приподнял брови:
        - Не знаю, как насчет возмездия, но с уверенностью могу заявить, что ни один дух, какими бы мотивами он ни руководствовался, не стал бы покидать потусторонний мир, чтобы раскроить череп женщины таким прозаическим орудием, как каминные щипцы.
        - Я тоже так думаю. - Девушка невольно поежилась. - Это слишком уж похоже на преступление человека - так жестоко разделаться с ближним.
        Адам задумчиво смотрел в окно. После небольшой паузы он сказал:
        - Толлер явно недолюбливала соперницу. Или даже ненавидела. Ее сегодняшнее поведение говорит о сильном чувстве. Она может что-то знать об убийстве.
        - Мне только что пришло в голову, что миссис Толлер сама могла это сделать, - прошептала Кэролайн. - Ревность к профессиональным успехам соперницы и зависть могли толкнуть ее на убийство.
        - Это возможно, - кивнул Адам. - Но на данный момент меня больше волнуют детали преступления, которые стали известны прессе. Или не стали известны...
        - Вы читали утренние газеты? Все до единой поместили отчеты об убийстве и во всех подробностях расписали необычные детали преступления: разгром, учиненный в квартире, и разбитые часы, найденные рядом с телом жертвы.
        - Там было на что посмотреть, кроме мебели и часов, - меланхолично заметил Адам.
        - Не понимаю.
        - Когда я нашел тело Элизабет Делмонт, она лежала лицом вверх на ковре в той комнате, где проводился спиритический сеанс. Лицо ее было закрыто фатой, пропитавшейся кровью. Думаю, это сделал убийца.
        - Мой Бог, - прошептала потрясенная Кэролайн.
        - Кроме того, на груди женщины, на корсаже ее платья, лежала черная брошь - одна из столь модных нынче траурных безделушек - с портретом красивой молодой девушки, одетой в платье невесты. К портрету был прикреплен белокурый локон.
        - Вы хотите сказать, что брошь просто лежала на платье? Она не была приколота к корсажу?
        - Нет. Просто кто-то аккуратно положил ее на тело. Так же, как вуаль.
        Кэролайн вдруг стало холодно и неуютно. Она обхватила плеч и рукам и.
        - Да уж, странностей хоть отбавляй, - пробормотала она. - Брошь и вуаль указывают на что-то глубоко личное в качестве мотива преступления. Это никак не может быть жадная экономка или случайный грабитель.
        - Человек, убивавший ради дневника, тоже вряд ли мог так поступить, - размышлял Адам. - Не могу представить себе шантажиста, который стал бы столь драматично декорировать место преступления.
        - Если только он не хотел сбить полицию со следа, - быстро отозвалась Кэролайн. - Чтобы сыщики думали, что здесь присутствует личный мотив.
        Адам внимательно взглянул на собеседницу. Да уж, глупой ее не назовешь.
        - Это весьма интересное предположение, миссис Фордайс, - сказал он. - Отвлечь внимание охотника - это один из самых старых и самых действенных трюков. Некто мог украсть дневник, а затем оставить множество фальшивых улик, дабы сбить полицию с толку. Такое вполне возможно. Непонятно другое - почему все эти необычные детали не попали в газеты?
        - Все оказалось намного сложнее, чем мы полагали, - печально вздохнула Кэролайн. - Что вы думаете делать дальше?
        - Я хотел бы побольше узнать об Ирен Толлер. Откровенная неприязнь этой дамы к миссис Делмонт делает из нее прекрасную подозреваемую. Но она наверняка не станет отвечать на прямо поставленные вопросы... особенно если ей есть что скрывать.
        - Думаете, она не скажет правды?
        - Мне кажется, она просто соберет вещички и сбежит, если почувствует, что кто-то идет по ее следу. А мне бы очень не хотелось спугнуть миссис Толлер раньше времени. Сначала мы должны убедиться в ее причастности - или все же непричастности - к преступлению.
        - И что же вы намерены предпринять?
        - Если именно эта женщина убила Элизабет Делмонт и украла дневник, то наиболее вероятно, что он спрятан где-то в доме, - задумчиво сказал Адам. - Полагаю, мне стоит обыскать ее жилище.
        - Вы что, собираетесь вломиться в чужой дом? - Кэролайн подалась вперед. - Боже правый! Нельзя так рисковать! Если эта женщина убила однажды, она, не колеблясь, сделает это снова.
        Адам с удивлением рассматривал взволнованную девушку. Потом глаза его потемнели, и он тихо спросил:
        - Вы беспокоитесь о моей безопасности, миссис Фордайс?
        - Ничего подобного! Просто пытаюсь привнести в ваш план толику здравого смысла.
        - Жаль... На минуту мне показалось, что вы искренне озабочены моим благополучием.
        - Не нужно меня дразнить, мистер Хардести. - Кэролайн покачала головой и решила подойти к делу с другой стороны.
        - Послушайте, - сказала она, - если уж вы решились на столь опасный шаг, не лучше ли сначала хоть немного подготовиться? Мне кажется, было бы разумно сначала ознакомиться с планом дома, в который вы собираетесь проникнуть. К тому же это поможет вам сделать обыск более эффективным и быстрым.
        - И что вы предлагаете? - Адам с интересом смотрел на девушку.
        - Сегодня миссис Толлер совершенно откровенно рекламировала спиритические сеансы, которые она проводит для узкого круга лиц. Мы могли бы поприсутствовать на одном из этих мероприятий.
        - Что ж, - кивнул мужчина, - мысль хорошая. Впрочем, я излишне сдержан: это блестящая мысль. Будучи приглашенным на спиритический сеанс, я получу доступ в дом на вполне законных основаниях и смогу немного оглядеться. Мы сможем кое-что разузнать и о самой миссис Толлер. А знаете, - неожиданно весело воскликнул он, - оказывается, совсем неплохо иметь в союзницах автора авантюрных романов! Вы просто незаменимы в качестве консультанта.
        Кэролайн с замирающим сердцем смотрела на его губы: на них медленно появлялась улыбка - чувственная и неожиданно искренняя. «Я его совсем не знаю, - подумала вдруг девушка. - Это очень непростой человек, и его светский лоск - лишь оболочка, за которой прячется сложная и неоднозначная личность». Спохватившись, Кэролайн отвела взгляд и попыталась вернуть самообладание.
        - Естественно, на сеанс мы пойдем вместе, - заявила она. Улыбка исчезла, и лицо Адама вновь приобрело непроницаемое и несколько отстраненное выражение светского человека.
        - Не вижу необходимости втягивать вас в это дело, - сухо произнес он.
        - Позвольте вам заметить, сэр, - решительно возразила Кэролайн, - что мое присутствие успокоит возможные подозрения миссис Толлер.
        - А какие у нее могут возникнуть подозрения? Я никогда прежде не встречал миссис Толлер. Даже если предположить, что дневник украла именно она, я ничем не рискую. Каким образом Ирен Толлер может узнать, что я именно тот самый Адам Хардести, которого она собирается шантажировать?
        - Она могла обратить на вас внимание сегодня, во время демонстрации.
        Адам пренебрежительно взмахнул рукой.
        - Даже если это и произошло - ничего страшного. Она, так же как Рид и Элсуорт, будет думать, что я мистер Гроув. Не вижу ни малейшей причины, по которой мне нельзя прсетить спиритический сеанс. Я просто буду еще одним любителем острых ощущений - из тех, кто хотел бы вступить в контакт с неведомым.
        Кэролайн молчала, собираясь с мыслями. Было очевидно, что, если она хочет добиться участия в расследовании, ей придется изобрести множество убедительных аргументов. Она вовсе не хотела, чтобы этот решительный джентльмен действовал в одиночку. «Однако мне нужно быть осторожной», - сказала себе девушка. Адам Хардести вряд ли позволит навязать себе чужую волю... Но вот если проявить немного хитрости, то, возможно, она сможет манипулировать им. В конце концов, он всего лишь мужчина.
        - Видите ли, сэр, - начала Кэролайн, - мне не хотелось бы обидеть вас неосторожным словом, но ваше единоличное участие в дальнейшем расследовании может... э-э... - Она лихорадочно подбирала нужное слово, но как назло на ум не шло ничего подходящего. - Оно может привести к неловкости. Вряд ли Ирен Толлер будет с вами откровенна.
        - Почему это? - Адам все-таки обиделся. Во всяком случае, челюсть его агрессивно выдвинулась вперед, а брови сошлись в одну линию.
        Девушка бессильно вздохнула. Может, достать из сумки зеркальце и дать ему увидеть сурово сжатые губы, недобрый взгляд и раздувающиеся ноздри? Впрочем, это бессмысленно. Он не сможет оценить впечатление, которое его лицо производит на других людей... особенно на женщин.
        Кэролайн решила подойти с другой стороны. Что мужчины всегда превозносят как качество, присущее исключительно их полу? Умение мыслить логически. Вот и нужно использовать логику, чтобы заставить мистера Хардести сделать так, как нужно ей, Кэролайн.
        - Если Ирен Толлер действительно знает что-нибудь об убийстве, она наверняка будет настороже, - сказала девушка. - С другой стороны, даже если она невинна как младенец, убийство коллеги по цеху - женщины-медиума - должно было вывести ее из состояния душевного равновесия. А значит, она может вообще отказаться принимать незнакомцев. Я на ее месте именно так и сделала бы. Ограничила бы круг участников спиритических сеансов знакомыми людьми.
        - Вы действительно поступили бы именно так?
        - Несомненно.
        Адам скептически взглянул на свою спутницу. Но довод был построен на разумных предпосылках и логически обоснован, а потому он все же задумался.
        - А вы знакомы с миссис Толлер? - спросил он наконец.
        «Вот мы и добрались до нужного момента!» - торжествующе подумала Кэролайн.
        - Мы не были представлены друг другу, но я уверена, что она знает, кто я такая. В последнее время я довольно часто посещала Уинтерсетт-Хаус. На примере недавнего разговора с мистером Элсуортом и мистером Ридом вы могли убедиться, что меня неплохо знают в Обществе исследования возможностей человеческого разума.
        Губы Адама изогнулись в понимающей улыбке:
        - Иными словами, чтобы попасть в дом миссис Толлер, мне необходимы именно вы и никто другой?
        - Думаю, мое желание присутствовать на сеансе не покажется ей странным или необычным. Говоря по правде, я все равно собиралась посетить еще хотя бы один спиритический сеанс, так почему бы не напроситься к медиуму, который нас особенно интересует?
        Некоторое время Адам молча переваривал это заявление. Затем он наклонился вперед, уперев локти в колени, и голосом ярмарочного искусителя произнес:
        - Что ж, миссис Фордайс, если вам удастся организовать спиритический сеанс с участием Ирен Толлер, мы посетим его вместе.
        Кэролайн радостно вспыхнула и, не удержавшись, одарила мужчину лучезарной улыбкой. Она добилась своего!
        - Я напишу миссис Толлер сразу же, как только доберусь до дома. Мне кажется, она охотно примет предложение устроить сеанс для узкого круга лиц.
        - А вы позволите мне держать вас за руку?
        - Что? - Кэролайн замерла, и вся ее веселость разом улетучилась.
        Быстрым движением Адам задернул шторки на окне кареты, и внутри воцарился полумрак. Он придвинулся к ней или Кэролайн просто кажется, что большое тело оказалось как-то слишком близко?.. Адам взял руку Кэролайн в свои ладони и вкрадчиво произнес:
        - Я где-то слышал, что во время спиритического сеанса все присутствующие должны держаться за руки. Говорят, это каким-то образом увеличивает силу медиума...
        Девушка смотрела на эти большие и сильные руки и чувствовала, что ей катастрофически не хватает воздуха. Близость этого человека плохо действует на нее... Мысли ее разбегались.
        - Да, именно так обычно объясняют эту традицию - браться за руки во время сеанса, - поспешила сказать она. - Впрочем, есть и другое объяснение. Если гости держат друг друга за руки, то медиум может не волноваться, что какой-нибудь скептик попытается зажечь свет в самый неподходящий момент... или схватить объект материализации.
        - И таким образом разоблачить медиума, - закончил Адам.
        - Именно так.
        - Я с нетерпением буду ждать начала сеанса, миссис Фордайс. Ведь тогда мне представится случай вновь взять вас за руку.
        Кэролайн сидела неподвижно. Словно зачарованная следила она за мужчиной, который медленно - продуманно медленно - поднес ее руку к губам. Потом он вдруг повернул ее кисть ладонью кверху и чуть сдвинул зеленую ткань перчатки, обнажая нежную кожу и самое чувствительное место на запястье - там, где бьется пульс. Она, кажется, даже не дышала, глядя расширенными глазами на Адама. Губы его коснулись тонкой голубой жилки, и он почувствовал, как часто бьется сердце женщины.
        - Мистер Хардссти, - прошептала Кэролайн.
        - Зовите меня Адам. - Он поднял голову, не выпуская ее руку.
        - Адам, - послушно повторила Кэролайн, и имя обожгло губы, заставив кровь бежать быстрее.
        Он улыбнулся, словно ему было приятно слышать свое имя из ее уст. А потом наклонился еще ближе. Кэролайн осознала, что мужчина тянется к се губам. Он собирается поцеловать ее! Нужно было как-то справиться с ситуацией и что-то сказать... или сделать... Но она не успела. Их губы встретились, и мир погрузился в радужный туман.
        Девушку охватило чувство странное, но, несомненно, приятное. Любопытство, радость, удовольствие и возбуждение слились в один поток и заставили ее почувствовать головокружение. Руки сами собой легли на плечи мужчине. Едва Кэролайн коснулась его пиджака, из груди Адама вырвался звук, похожий на стон. Он схватил ее за плечи и прижал к себе. Поцелуй стал глубже, и Кэролайн окончательно утратила способность мыслить разумно. Остались лишь удивление и восхищение, она полностью растворилась в новых для нее ощущениях.
        И тут карета остановилась. Мужчина разжал объятия - Кэролайн отметила, как неохотно он отпустил ее. Отодвинулся и отдернул шторы.
        - Похоже, мы прибыли. - Взгляд его был столь откровенен, что щеки Кэролайн вспыхнули ярким румянцем. - Мне остается лишь сожалеть о том, что наше путешествие оказалось таким коротким.
        Она не нашлась, что ответить, и выглянула в окно. На пороге стояли тетушки и взирали на карету с нескрываемым изумлением. Выражение их лиц моментально вернуло Кэролайн к реальности.
        - Бог мой, - пробормотала она, - вам сейчас придется нелегко, сэр.
        - Понимаю. - разглядывал пожилых леди очень внимательно. - Значит, это и есть ваши тетушки?
        - Боюсь, что да.
        - Не нужно так волноваться. Я считаюсь вполне достойным членом общества. Не может быть, чтобы они так уж возражали против того, что я привез вас домой в своем экипаже.
        - Они будут очень настойчиво приглашать вас на чашку чая.
        - Ну и прекрасно! Я с удовольствием выпью чаю.
        - Нет-нет, вы не понимаете! Чай тут ни при чем. То есть чай будет, но будут и вопросы - и очень много.
        - Ничего страшного. - Адам выпрыгнул из кареты. - Я вполне в состоянии ответить на несколько вопросов. Кроме того, кто знает - а вдруг мне тоже представится возможность задать парочку своих?

        Глава 10

        Последние слова Хардести показались девушке несколько загадочными, но двадцать минут спустя Кэролайн не знала, что и думать об этом странном человеке. Он удобно устроился в кресле, положив ногу на ногу и всем своим видом показывая, что никуда не торопится. Пил чай, воздавая должное сдобе миссис Пламмер. Кэролайн взирала на него со все возрастающим удивлением. Не может быть, чтобы такому человеку - светскому, богатому - было интересно пить чай с ее тетушками. Но Адам не проявлял никаких признаков нетерпения или недовольства. Он взял еще одну тартинку с джемом и сказал:
        - Должно быть, племянница объяснила вам причину моей заинтересованности в этом деле? Я полагаю, что у Элизабет Делмонт находился некий дневник, имеющий для меня большое значение.
        Милли и Эмма дружно закивали. Сначала они держались с гостем вежливо, но весьма сдержанно. Однако Адам сумел расположить к себе пожилых леди, и теперь они улыбались ему весьма благосклонно.
        - Конечно, Кэролайн рассказала нам об этом дневнике, - подтвердила Милли.
        Эмма, хмуря брови, заметила:
        - Честно говоря, мы никак не можем представить, что же такого опасного он может содержать.
        - С сожалением должен известить вас, что не могу удовлетворить ваше вполне естественное любопытство, - сказал Адам. - Надеюсь, вы отнесетесь с пониманием к моей сдержанности. Видите ли, в этом дневнике содержится очень личная информация о дорогих мне людях.
        - А как вы узнали, что дневник попал в руки Элизабет Делмонт? - спросила Кэролайн.
        Адам помолчал несколько секунд, и девушка поняла, что он раздумывает, насколько много он может открыть своим новым друзьям.
        - Около недели назад я получил известие о кончине одной старой знакомой, Мод Гатли. Я был опечален, хотя смерть ее не была неожиданной. Дело в том, что уже долгое время Мод употребляла опиум. В последние годы наркотик сделался смыслом ее жизни и в конце концов убил ее.
        - Какая трагедия, - прошептала Милли.
        - А через несколько дней, - продолжал Адам, - я получил записку с угрозой предать гласности дневник Мод и требованием оставить в определенном месте крупную сумму денег. До того момента я и понятия не имел о существовании дневника. Разумеется, я тотчас навел справки и выяснил судьбу имущества Мод. То немногое, что осталось после смерти бедняжки, отошло ее кузине.
        - И вы выследили эту кузину? - предположила Эмма.
        - Да. Откровенно говоря, о том, что у Мод есть родственники, я тоже не знал. Она не раз повторяла, что совершенно одна на этом свете, и появление кузины стало для меня сюрпризом.
        - Просто удивительно, как быстро находится давно потерянная родня, если вдруг появляется возможность немного разбогатеть за счет завещателя, - сухо прокомментировала Эмма.
        Адам взглянул на тетушку с уважением и, согласно кивнув, продолжал:
        - Так или иначе напрашивался вывод, что эта самая кузина разбирала вещички Мод, наткнулась на дневник, ознакомилась с его содержанием и увидела возможность заработать деньги небольшим шантажом. Это она написала записку с требованием денег. Я предпринял небольшое расследование и узнал, что женщину, которая забрала имущество Мод, звали Элизабет Делмонт.
        - Подобные оперативность и проницательность сделали бы честь любому детективу, - заметила Милли.
        Адам потянулся за чаем.
        - Это было не так сложно, как кажется, - пояснил он. - Пара вопросов, заданных нужным людям, - и я получил адрес на Хэмси-стрит.
        «По его тону можно подумать, что все дело выеденного яйца не стоило и любой мог бы с легкостью собрать нужную информацию, - размышляла про себя Кэролайн. - Но ведь это не так. Начать с того, что Адам Хардести и Элизабет Делмонт принадлежат к совершенно разным слоям общества. А бедняжка Мод, о которой он вспомнил с такой искренней печалью? Наркоманка, оставившая после себя лишь несколько безделушек и дневник с чужими тайнами? На какой ступеньке социальной лестницы находилась она?» Что-то подсказывало Кэролайн, что на одной из самых нижних. Вероятность того, что обычный джентльмен из приличного общества мог быть знаком с подобными людьми, близка к нулю. А уж собрать информацию и установить связь между двумя женщинами было и того труднее. «Чем больше я узнаю мистера Хардести, тем более загадочным он мне представляется!» - сказала себе Кэролайн.
        - К великому моему сожалению, к тому моменту, как я добрался до дома миссис Делмонт, она была уже мертва, а дневник пропал, - продолжал Адам. - Вот так и получилось, что мне приходится теперь иметь дело с медиумами и потусторонними силами.
        - Кэролайн рассказала нам, что вы нашли у миссис Делмонт список гостей, приглашенных на ее последний спиритический сеанс. Среди прочих там было и имя нашей племянницы, - сказала Милли.
        - Я быстро убедился, что миссис Фордайс не имеет к этому делу прямого отношения. И постарался заверить ее, что ей не о чем беспокоиться, - любезно объяснил Адам. - Теперь представьте мое удивление, когда сегодня я приехал в Уинтерсетт-Хаус, чтобы присутствовать на демонстрации бессознательного письма. Я едва успел переступить порог лекционного зала, как увидел вашу племянницу. Она тоже пришла на сеанс миссис Толлер.
        Милли и Эмма неодобрительно взглянули на Кэролайн.
        - Видите ли, - мягко продолжал Адам, - я не верю в случайные совпадения, а потому не мог не прийти к выводу, что миссис Фордайс решила провести независимое расследование. У меня сложилось впечатление, что она не хочет доверить мне дальнейшее разбирательство этого дела.
        - Понимаете, сэр, - мрачно сказала Эмма, - в недавнем прошлом произошло нечто такое, что теперь мы не можем позволить себе стать участницами какого-либо скандала.
        - Да, поймите нас, мистер Хардести, - подхватила Милли. - Вы кажетесь вполне искренним, когда утверждаете, что не подозреваете Кэролайн в причастности к краже дневника и смерти Элизабет Делмонт. Но это сейчас. А если позже вы передумаете?
        - Это очень маловероятно, - сказал Адам. - Если только... если только вы не скрыли от меня чего-то важного, касающегося этого дела.
        Слова эти сопровождались пронзительным взглядом, который Адам бросил на девушку. Кэролайн почувствовала, что рука ее задрожала и фарфоровая чашечка со звоном стукнулась о блюдце. Она поспешно отставила в сторону чай и попыталась собраться с мыслями. Итак, мистер Хардести хочет получить внятное объяснение ее интереса к этому делу. Насколько она успела узнать этого человека, он не остановится, пока не получит четких ответов на свои вопросы. Возможно, стоит рассказать ему часть правды, чтобы он понял, насколько гибельным для их семьи может оказаться любое публичное разбирательство. Само собой, всей правды он не услышит - ни к чему давать в руки чужому человеку эту жизненно важную для них информацию.
        - Что ж, сэр, раз вы хотите услышать правду, я расскажу вам кое-что, - сказала она, гордо вздернув подбородок. - Три года назад мое имя было у всех на слуху в городе Бат. Имел место скандал очень неприятного свойства. И ни я, ни мои тетушки не можем позволить себе повторения подобного кошмара. Новый скандал неминуемо разрушит мою карьеру, а наше финансовое благополучие полностью зависит от моих писательских доходов.
        - Понимаю.
        Кэролайн внимательно следила за выражением лица мужчины и должна была признать, что он встретил известие о ее небезупречном прошлом не моргнув глазом. Однако он ведь не мог знать, о чем именно шла речь. Возможно, мистер Хардести предположил, что на свет божий выплыла какая-нибудь интрижка. Люди, принадлежащие к высшему обществу, особенно мужчины, смотрят на подобные шалости сквозь пальцы. К тому же Адам считает ее вдовой - то есть женщиной, имеющей определенный жизненный опыт. Ну и пусть. Она не собирается его разубеждать.
        Кэролайн вздохнула. Вряд ли он остался бы так же спокоен, если бы знал, какой именно скандал погубил ее репутацию и заставил бежать прочь из родного города. Теперь у нее новое имя и новая жизнь. И нужно сделать все, чтобы эта жизнь оставалась безоблачной.
        - Я намерена участвовать в вашем расследовании до тех пор, пока не отыщется дневник, - твердо сказала девушка. - Только так я могу гарантировать безопасность свою и своей семьи.
        Несколько секунд Адам в молчании разглядывал мыски своих ботинок, потом поднял на нее задумчивый взгляд и спросил:
        - Достаточно ли будет моего обещания держать вас в курсе расследования? Я могу подробно информировать вас о каждом новом шаге.
        - Нет, - покачала головой девушка. - Этого мало.
        - То есть вы мне не доверяете? - Голос звучал мягко, и на губах Адама даже промелькнула улыбка, но вопрос не слишком понравился Кэролайн.
        - Дело вовсе не в доверии, - быстро сказала она. И тут же поняла, что это было сказано слишком поспешно.
        - Дело именно в доверии, - со вздохом возразил Адам. Впрочем, Кэролайн с облегчением отметила, что он не выглядит обиженным. - Но я не буду спорить с вами по этому поводу. Признаюсь, на вашем месте я тоже поостерегся бы полагаться на человека, которого знаю недостаточно хорошо.
        Кэролайн кивнула, однако подумала, что эти слова можно расценить как завуалированный намек на то, что он тоже ничего определенного о ней не знает, а потому не имеет никаких оснований доверять ей.
        - Мы ценим, что вы отнеслись к нам с таким пониманием, сэр, - сказала Эмма.
        Хардести склонил голову в вежливом поклоне, а затем протянул руку за очередной тартинкой.
        - Что ж, - улыбнулась Милли. - Я рада, что нам удалось выяснить отношения и прийти к какому-то соглашению. Более того, я уверена, что Кэролайн окажется вам весьма полезной, сэр. Любители непознанного и необъяснимого обитают в замкнутом мирке, куда нелегко проникнуть постороннему. Кэролайн успела неплохо познакомиться со многими членами Общества исследователей возможностей человеческого разума. Думаю, ее связи и знакомства в этой среде окажутся для вас весьма ценным приобретением.
        - Кроме того, она поможет вам сэкономить массу времени и сделать расследование более эффективным, - Эмма.
        Адам взглянул на девушку с загадочной улыбкой: - Что ж, Кэролайн, похоже, в этом деле мы будем союзниками.

        Глава 11

        Ему просто повезло, что он узнал этого типа - Адама Хардести. Просто чертовски повезло. «Впрочем, мне грех жаловаться на судьбу, - сказал себе Джулиан Элсуорт. - Она баловала меня чаще, чем других...» По крайней мере так было до недавнего времени.
        Он развязал шелковый галстук, налил себе добрую порцию бренди, необходимую для восстановления душевных сил, и упал в кресло. В камине пылали дрова, и по комнате распространялось приятное тепло, но Элсуорт вдруг опять почувствовал озноб. Он сделал еще глоток бренди.
        Все произошло случайно. Элсуорт был в театре и разговаривал с приятелем, ожидая, пока схлынет толпа на лестнице. Они перемывали кости общим знакомым, и приятель указал ему на человека, который был членом одного с ним клуба, сказав, что это Адам Хардести. «Случайность, но весьма благоприятная для меня», - подумал Элсуорт. Сегодня этот светский лев скромно представился как мистер Гроув. Зачем, интересно, ему понадобилось прятаться за чужим именем?
        И это лишь один вопрос, на который Элсуорт не находил ответа. Были и другие: почему Хардести появился в обществе весьма симпатичной миссис Фордайс? Зачем он вообще явился на демонстрацию Ирен Толлер?
        Некоторое время Элсуорт пил и смотрел на огонь. Единственный вывод, который можно было сделать из всех предшествующих сегодняшнему вечеру событий, вовсе не радовал Элсуорта, однако выглядел достаточно логичным: Хардести идет по его, Джулиана, следу. Он охотится. И нужно срочно придумать какой-нибудь отвлекающий маневр, иначе этот тип неминуемо раскопает пару секретов, которые было бы крайне желательно сохранить в глубокой тайне.
        Джулиан Элсуорт закрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Перед его внутренним взором тотчас же возникла комната Элизабет Дслмонт. Так много крови... И ужасный запах... Ему просто не приходило в голову, что убийство может быть столь кровавым и отталкивающим. Элсуорт открыл глаза и обвел взглядом свою комнату. Изящная и дорогая обстановка, подобранная со вкусом и стоившая немалых денег. Наконец-то, после стольких лет, он оказался в достойном окружении. Занял место, принадлежащее ему по праву. Стал вхож в самые богатые и влиятельные слои светского общества. Этот мир должен был принадлежать ему с самого начала, по праву рождения... но звезды судили иначе, и он вынужден был идти к сегодняшнему благоденствию долгими и не всегда прямыми путями. И все потому, что его папа-аристократ вышвырнул на улицу беременную собственным отпрыском гувернантку.
        Джулиан Элсуорт приложил колоссальные усилия, чтобы вернуть себе наследство - власть, деньги и положение в обществе. И черта с два он позволит этому Хардести разрушить мир и благополучие, которые он создал с таким трудом.

        Глава 12

        Адам вошел в свой кабинет и уселся за огромный письменный стол красного дерева. Мысли его были заняты исключительно Кэролайн. Она полна секретов и не торопится с ними расставаться. Впрочем, обижаться не на что. У него самого много тщательно охраняемых тайн, и он тоже не собирается делиться ими с милой, но малознакомой женщиной. Адам искренне восхищался проницательностью и решительностью Кэролайн. Чем больше он ее узнавал, тем больше она ему нравилась.
        И все же, даже несмотря на столь очевидную симпатию, требовалось или подтвердить, или опровергнуть то, что она ему рассказала. Никогда не стоит иметь дело с человеком, о котором ничего не знаешь наверняка. Практика и опыт научили Адама, что это ведет к бесчисленным осложнениям.
        В дверь постучали.
        - Войдите.
        На пороге возник дворецкий:
        - К вам мистер Филби, сэр.
        - Спасибо, Мортон. Пригласите его войти.
        Спустя пару минут в комнату ворвался пухлый жизнерадостный Гарольд Филби. Он носил круглые очки и до невозможности модный костюм: клетчатые брюки, полосатый жилет и скроенный по последней моде сюртук.
        Вообще говоря, посетитель был одет не менее - а может, и более - стильно, чем его наниматель. Адам обозрел костюм Гарольда и, прикинув его стоимость, вздохнул. Впрочем, если считаешь человека своим доверенным лицом, поручаешь ему дела, требующие тонкости, и хочешь быть уверенным в исполнительности и молчаливости - глупо экономить на его зарплате.
        Гарольд служил Адаму уже более шести лет и ни разу не разочаровал своего хозяина. Этот круглошекий франт умеет хранить секреты.
        - Я получил ваше послание и прибыл немедленно, сэр, - сказал Гарольд.
        - Ценю вашу пунктуальность. Садитесь.
        Гарольд устроился у стола, поправил очки и достал из кармана маленький блокнотик и карандаш.
        - Похоже, дело срочное, сэр?
        - Я хочу, чтобы вы немедленно выехали в Бат. - Адам положил на стол ладони и говорил, тщательно подбирая слова. - Там вам нужно провести расследование - очень осторожно и деликатно - относительно скандальной истории, потрясшей местное общество три года назад.
        - Это касается какого-нибудь финансового вопроса? Деловое предприятие? - Гарольд быстро писал что-то в блокноте.
        - Нет, речь идет о частном лице. Миссис Кэролайн Фордайс. Узнайте об этой даме все, что сможете.
        - Миссис Фордайс? - Гарольд вскинул голову и уставился на своего работодателя сквозь круглые стекла очков. - Это, случайно, не тали миссис Фордайс? Автор романов, которые печатает «Флайинг интеллидженсер»?
        Адам ощутил укол недовольства. Известность Кэролайн начинала его раздражать.
        - Похоже, я единственный житель Лондона, который до недавнего времени ничегошеньки не слышал про эти ее романы.
        - Очень увлекательный сюжет, - расцвел Гарольд. - Заскучать невозможно, все время хочется узнать, что же будет дальше. Не могу не признаться, что ее последняя вещь нравится мне необычайно. Миссис Фордайс превзошла саму себя. Роман называется «Таинственный джентльмен»...
        - Да, я знаю. - Адам переплел пальцы и хрустнул суставами. - Кажется, главного негодяя зовут Эдмунд Дрейк.
        - А, значит, вы тоже не обошли своим вниманием творчество миссис Фордайс, сэр. До сего времени Эдмунд Дрейк не так уж часто появлялся на страницах романа, но тем интереснее! К тому же совершенно очевидно, что он лелеет самые недобрые мысли. Надо сказать, приятно сознавать, что рано или поздно его настигнет справедливое возмездие - миссис Фордайс всегда наказывает злодеев.
        Адам и хотел бы, да не мог оставить эту тему. Любопытство, оказалось сильнее гордости, и он спросил:
        - Скажите, Гордон, неужели то, что вы заранее знаете, кто главный негодяй, не делает роман скучным? Почему все ждут продолжения с таким нетерпением, если и так уже известно, что добродетель восторжествует и будет вознаграждена, а порок наказан? В чем же интрига? Где неожиданность? Зачем читать роман, если знаешь, чем все закончится?
        Несколько секунд толстячок таращился на мистера Хардести в немом изумлении. Затем в глазах его блеснул огонек понимания.
        - Похоже, вы не большой поклонник газетных романов, которые печатаются с продолжением, сэр, - заметил он с нескрываемым сочувствием.
        - Вы угадали, - отозвался Адам. - Среди моих грехов не числится любовь к подобного рода чтиву.
        - Позвольте, я попытаюсь вам объяснить. Вы совершенно правы: в приключенческих романах, которые печатают газеты, есть основа, которая воспринимается как данность. Главный герой обязательно женится на героине, а злодей понесет наказание за все пакости и интриги. Но ведь дело не в этом! Главное в романе - совершенно другое.
        - Да? Что же тогда в нем, черт возьми, главное?
        - Самое интересное - наблюдать за развитием сюжета. За тем, какими путями герои идут к своей судьбе. - Глаза Гарольда сверкали, и он даже руками всплеснул от избытка чувств. - В каждой главе случаются невероятные вещи, происходят странные, загадочные события, иной раз случаются такие повороты сюжета, что дух захватывает! Поэтому все и читают газетные романы, сэр. Не для того, чтобы узнать, чем все кончится, но чтобы насладиться закрученным сюжетом и небанальной интригой.
        - Я сохраню в памяти ваши слова на случай, если мне придет в голову прочесть еще что-нибудь из написанного миссис Фордайс, - сказал Адам. Глаза его сузились почти угрожающе, и он продолжал: - Но теперь вернемся к нашему закрученному сюжету и небанальной интриге. Думаю, вам стоит сразу же отправиться домой и уложить чемодан. Я хочу, чтобы вы выехали в Бат как можно скорее.
        - Конечно, сэр. - Гарольд вскочил.
        - Держите меня в курсе происходящего. И не скупитесь на телеграммы.

        Глава 13

        - Меня тревожит, что это расследование может оказаться опасным для нашей девочки. - Эмма поджала губы и с суровым видом уставилась в камин. Она сидела в кресле, а ноги ее покоились на маленькой скамеечке. Комната освещалась теплым светом пламени, но пожилая леди не желала поддаваться расслабляющему воздействию обстановки.
        Милли опустила книгу на колени и сняла очки. Многие годы они жили бок о бок, и Милли знала: Эмма долгие часы раздумывала о событиях последних дней и теперь готова обсудить непростую ситуацию, в которой оказалось их семейство.
        - Не думаю, что нам стоит так уж волноваться о безопасности Кэролайн, - сказала Милли, откладывая очки в сторону. - Мистер Хардести произвел на меня впечатление человека, который с удовольствием сам присмотрит за ней.
        - А кто защитит Кэролайн от самого мистера Хардести? - мрачно вопросила Эмма.
        Милли хотела было ответить что-нибудь ободряющее, но промолчала. Обычно они неплохо уравновешивали друг друга, подходя к любой проблеме с противоположных концов. Эмма всегда смотрела на вещи несколько мрачно, а Милли старательно нейтрализовала пессимизм подруги своим жизнелюбием.
        Вот и теперь первым ее порывом было стремление защитить Хардести. Мужчина понравился Милли необычайно, а инстинкт и жизненный опыт подсказывали, что ему можно доверять. Но с другой стороны, что она знает об этом джентльмене? Приходилось признать, что в данном случае имелись все основания для беспокойства и Эмма тревожится не напрасно.
        - Кэролайн умная девочка. И достаточно взрослая. Она справится даже с этим Адамом Хардести. - Милли старалась, чтобы слова ее звучали убедительно. - После того, что случилось три года назад, нам нет необходимости напоминать ей об осторожности и осмотрительности. Она не может не сознавать опасности своего положения.
        - Я не так уверена в ее разумности, - пробурчала Эмма. - Ты заметила, как они смотрели друг на друга?
        - Заметила. - Милли вздохнула.
        - Я все боялась, что гроза разразится прямо в гостиной. От них разве что молнии не летали!
        - Ты права, воздух был буквально наэлектризован. Эмма взглянула на подругу:
        - Ты не хуже меня знаешь, что любовная связь с таким человеком, как Хардести, не принесет Кэролайн ничего, кроме горя. Люди, обладающие деньгами и властью, женятся для того, чтобы увеличить богатство или влияние в обществе. Когда Хардести решит, что ему нужна жена, он выберет себе кого-нибудь равного по положению... какую-нибудь девицу высокого рода, да еще с приданым. Самое большее, на что может рассчитывать наша девочка, - необременительная интрижка.
        Милли молчала. Они ступили на зыбкую почву, и тема была достаточно щекотливой даже для разговора с родным и близким человеком. Наконец, собравшись с духом, Милли мягко спросила:
        - Ты уверена, что это будет так уж плохо?
        - Неужели ты можешь сомневаться! - Лицо Эммы вытянулось, и она с негодованием уставилась на подругу: - Это же будет катастрофа!
        - Ты сейчас думаешь о своей сестре, - тихо сказала Милли. - Но ведь Кэролайн совсем не похожа на свою мать. У нее совершенно другой характер. Это было очевидно уже тогда, когда она еще была младенцем. Наша девочка разумна и сильна духом. Ей не придет в голову сводить счеты с жизнью только потому, что любовник бросил се.
        - Я не хочу, чтобы он причинил Кэролайн боль, не хочу, чтобы она страдала. - Морщинистые веки Эммы опустились, прикрывая глаза. Разговор давался ей нелегко.
        - Это как раз тот случай, когда мы не можем защитить наше дитя. И если ей предстоит пережить это страдание - она его переживет. Рано или поздно каждая женщина сталкивается с этим. Так устроен мир. Мужчинам достаются развлечения, а нам - боль и слезы.
        - Я знаю. Но все же...
        - Позволь мне закончить. - Милли поднялась и подошла к креслу, где сидела Эмма. Опустила легкую руку на плечо подруги. - Когда твоя сестра умерла, мы взяли к себе девочку и решили заботиться о ней. Тогда же мы дали клятву - ты помнишь? Мы поклялись сделать все, чтобы она выросла сильной женщиной, способной на независимые суждения. Для этого мы не пожалели ни сил, ни денег и дали ей прекрасное образование. Мы учили ее следовать логике и видеть причины поступков как своих, так и чужих. Учили ее распоряжаться деньгами. Мы ясно дали ей понять, что она не должна выходить замуж только потому, что общество почитает брак обязательным для женщины. Если таково будет ее желание - то ради Бога. Но только когда она действительно этого захочет. Ей делали предложение дважды - по крайней мере про двоих претендентов на ее руку мы знаем наверняка, - но она отказала обоим.
        - Потому что она не была влюблена! - воскликнула Эмма. Лицо ее вспыхнуло, она крепко сжала руки. - Именно этого я и боюсь, Милли. Что, если она потеряет голову из-за Хардести? Влюбится в человека, который - ведь это очевидно - никогда не женится на ней?
        - Конечно, такое возможно. - Легкая ручка Милли тихонько гладила острые плечи подруги. —
        Но она уже не девочка. Я уверена - Кэролайн сможет принять разумное решение. Ну подумай сама: ей столько пришлось пережить, но она не впала в отчаяние. Более того, несмотря на тот ужасный скандал трехгодичной давности, она смогла сделать блестящую карьеру писательницы. Кэролайн могла бы выйти замуж и чувствовать себя защищенной. Такова цена брака без любви. Но этому жалкому существованию она предпочла трудности, с которыми сталкивается женщина, идущая по жизни своим путем. Женщина, способная преодолеть превратности судьбы, сделать карьеру и заработать деньги, сможет решить самостоятельно - стоит ли ей заводить роман с мужчиной, который никогда на ней не женится.
        Эмма устало улыбнулась и положила ладонь на руку Милли.
        - Ты права, дорогая. Ты всегда бываешь права в подобных случаях. Но я смотрю на Кэролайн и не могу не думать о Беатрис... И о том, что я не смогла защитить ее. Я поклялась себе, что сделаю все, чтобы уберечь се дочь.
        - Не нужно себя винить, милая. Мы ведь уже не раз обсуждали это, и я сотни раз говорила тебе и повторяю снова - ты ничего не могла сделать. Никто не смог бы спасти Беатрис. Но ты сделала все возможное, чтобы девочка не повторила судьбу матери. Кэролайн образованная, умная и сильная духом женщина. Она стала такой именно благодаря тебе. И ты по праву можешь считаться ее матерью. Причем образцовой.
        Эмма сжала руку подруги.
        - Не я одна. Мы вместе прошли этот путь и согрели девочку теплом наших сердец. Она такая же дочь тебе, как и мне.
        Подруги долго еще сидели молча и смотрели на огонь. Их связывала многолетняя дружба. Да что там дружба - они вместе воспитали свою девочку, и теперь у них была словно одна душа на двоих. И больше всего им хотелось, чтобы их Кэролайн стала счастливой.

        Глава 14

        На следующее утро Кэролайн отправила письмо, где сообщала о своем желании участвовать в спиритическом сеансе, который проводит миссис Ирен Толлер. Ответ пришел с поразительной быстротой. Тетушки и Кэролайн еще завтракали. Все трое были облачены в модные домашние туалеты. В этом сезоне до Лондона добралось новое поветрие французских модниц - носить дома удобно скроенные, свободные платья. Обитательницы дома номер двадцать два по Корли-лсйн были в восторге от новой моды. Нужно сказать, что фасон платьев был весьма скромен, но тем не менее в обществе подобные туалеты расценивались как весьма смелые именно из-за свободного покроя, без жестких вставок и шнуровок. Как это обычно бывает, новшество вызвало волну протеста. Одни кричали о падении нравов, другие предрекали, что мужья потеряют интерес к своим женам, если их прелести по утрам будут скрыты свободно скроенным платьем.
        Но женщины, восхищенные собственными ощущениями и комфортом, который предлагала новая мода, категорически не желали обращать внимание на мрачные прогнозы критиков. Кэролайн и ее тетушки могли вообще не считаться с общественным мнением, так как в доме двадцать два по Корли-лейн явно наблюдался дефицит мужей. Кэролайн же была просто уверена, что ни одна женщина в здравом рассудке не захочет больше надевать с утра туалет для выхода - с жестким корсетом, тугой шнуровкой, сшитый из тяжелой ткани.
        Кэролайн отложила вилку и вскрыла послание от миссис Толлер.
        - Вот! - Она торжествующе взмахнула письмом. - Я так и знала, что мне не составит никакого труда достать приглашение на сеанс. Разве я не говорила, что миссис Толлер будет счастлива заполучить популярную писательницу в свой дом?
        - Что в письме, дорогая? - Милли поставила чашку. - Прочти нам!
        Кэролайн принялась читать вслух:
        «Уважаемая миссис Фордайс!
        Я получила ваше письмо, в котором вы выражаете желание присутствовать на серьезном спиритическом сеансе, и с радостью сообщаю вам, что именно сегодня, в девять часов вечера, в моем доме состоится такой сеанс. Буду рада видеть вас и вашего помощника в моем доме. Уверяю, вы не будете разочарованы увиденным.
        Искренне ваша И.Толлер.
        P.S. Цены за посещение указаны ниже. Плата взимается до начала сеанса».
        Эмма аккуратно положила ложку на блюдечко.
        - Кэролайн, пообещай нам, что ты будешь осмотрительной и станешь вести себя осторожно. Мне по-прежнему не нравится эта детская попытка самостоятельно расследовать преступление. Это же убийство! Право, не знаю, что на тебя и мистера Хардести нашло.
        - С ними все будет в порядке, - бодро заявила Милли. - Ну что такого страшного может случиться во время спиритического сеанса? Кэролайн, дорогая, мы с Эммой сегодня идем в театр. Миссис Хьюз прислала нам приглашения. После спектакля мы наверняка отправимся к ней играть в карты и - уверена - задержимся допоздна. Не жди нас и ложись спать. А завтра утром расскажешь нам о представлении миссис Толлер со всеми мельчайшими подробностями.
        - Обязательно, - засмеялась Кэролайн. - Обещаю все-все запомнить. Или даже записать.
        - А что это за помощник, о котором упоминает миссис Толлер? - подозрительно спросила Эмма. - Неужели ты отвела эту роль мистеру Хардести?
        - Именно так я и сделала! - Кэролайн улыбалась, весьма довольная собственной изобретательностью. - Я представилась как писательница, которая неоднократно бывала в Уинтерсетт-Хаус, и объяснила, что собираю материал для нового романа. Ну и добавила, что на сеансе я буду в сопровождении помощника. Как видите, это нимало не смутило миссис Толлер.
        Милли с любопытством спросила:
        - А мистер Хардести знает, какую роль ему предстоит исполнять сегодня вечером?
        - Пока нет, - ответила Кэролайн. - Я просвещу его по пути на сеанс.
        - Как жаль, что нас с Эммой не будет рядом с вами во время этого разговора, - не без ехидства заметила Милли. - Беседа обещает быть на редкость увлекательной.
        - Почему ты так думаешь? - Девушка взяла тост и придвинула поближе джем.
        - Что-то подсказывает мне, что мистер Хардести не любит, когда им командуют.
        В половине девятого вечера Адам Хардести занял место в карете напротив Кэролайн и недоверчиво переспросил:
        - Вы представили меня в письме миссис Толлер как... кого?
        - Как моего помощника, - спокойно повторила Кэролайн. - А что я должна была написать? Представить вас как дальнего родственника? Такая ложь всегда чревата осложнениями. Кто-то может задать вопрос о прошлом или об общих знакомых - и вы попадете впросак.
        - Вы могли бы возвести меня в какой-нибудь более высокий ранг.
        - Вообще-то об этом я тоже думала. Но отказалась от подобного хода, потому что тогда наше совместное появление люди могли бы объяснить лишь близким знакомством... или того хуже - интимной связью. - Она мило улыбнулась и закончила: - Мне, право же, не хотелось ставить вас в неловкое положение и смущать такого рода предположениями.
        - Понятно. - Адам нахмурился.
        Сначала он не очень-то расстроился, узнав, что ему отвели роль человека столь невысокого ранга и что он будет выступать в роли помощника популярной писательницы. Это было скорее забавно, чем обидно. Но, услышав, что Кэролайн постаралась избежать намека на возможный роман меж ними, не захотев, чтобы их имена связали даже в досужей сплетне, он вдруг всерьез расстроился.
        «Должно быть, вчерашний поцелуй в карете не произвел на нее особого впечатления, - с грустью подумал Адам. - А на меня произвел - и это делает сей факт еще более печальным». Глупо, но он буквально не находил себе места и... да-да, тосковал без этой невозможной женщины.
        И вот они вдвоем в уединении закрытого экипажа. Кэролайн выглядит особенно очаровательно и загадочно в золотистом свете неяркой лампы. Сегодня ее туалет выдержан в теплых и сочных тонах: янтарного цвета корсет и темно-красная, с шоколадным отливом юбка. На пышных блестящих волосах чудом удерживается маленькая изящная шляпка, надетая под смелым углом.
        Адам вдруг поймал себя на мысли, что предстоящее посещение спиритического сеанса его совершенно не радует. Куда с большим удовольствием он отвез бы эту женщину в какое-нибудь укромное местечко, где они могли бы остаться вдвоем в уютной комнате с широкой кроватью...
        - Поверьте, я не хотела вас обидеть, и мне жаль, если вы огорчены отведенной вам на сегодня ролью, - мягко сказала Кэролайн. - Мне казалось, что это была очень неплохая мысль - выдать вас за моего помощника.
        - Что ж, в отсутствии фантазии вас не упрекнешь, - признал Хардести.
        - Насколько я помню, вы оставили все вопросы, связанные с организацией посещения спиритического сеанса, на мое усмотрение, - перешла в наступление молодая женщина.
        - На тот момент такой шаг представлялся мне весьма разумным. Однако теперь я думаю, что это было ошибочным решением.
        - Но неужели вы не понимаете, что роль помощника является для вас идеальным прикрытием! Кроме того, это не позволит связать наши имена и не даст людям повода сплетничать на наш счет.
        Адам заметил, что уголки рта у девушки подрагивают. Ах, вот как! Похоже, она в восторге от собственной шутки!
        - Что ж, повторю свой комплимент - вы весьма изобретательны, и, конечно, я ценю вашу заботу о моей репутации. Впрочем, вам не следовало об этом беспокоиться.
        - Почему?
        - Я бы не стал возражать, если бы вам вздумалось представить меня как своего любовника. Почему бы и нет?
        Глаза Кэролайн распахнулись. А губы приоткрылись, словно у удивленного ребенка.
        - О! - только и сказала она.
        Адам был вполне удовлетворен этой маленькой местью. Он откинулся на сиденье и вполне мирно спросил:
        - А что обычно входит в обязанности помощника знаменитой писательницы?
        - Понятия не имею, - несколько смущенно призналась Кэролайн. - Видите ли, у меня никогда прежде не было помощника.
        - Тогда я надую щеки для пущей важности и сделаю вид, будто все понимаю.
        - Ну что же, - неохотно согласилась Кэролайн. Ей вдруг показалось, что Адам и из этой никчемной роли сумеет подняться до руководящего положения. Кстати, о руководстве. Она совершенно забыла проинструктировать неофита, каковым, очевидно, являлся Хардести. - Вы знаете, что все участники спиритического сеанса придерживаются определенных правил? Они известны всем заинтересованным лицам и обязательны к исполнению.
        - Позвольте мне угадать, в чем заключается местный этикет. Думаю, никто не должен вслух сомневаться в подлинности и важности происходящего, что бы ни вытворял медиум и насколько бы странным ни казалось его поведение. Я прав?
        - Абсолютно.
        - Будучи лицом не слишком важным - ведь я всего лишь ваш помощник, мадам, - могу ли я попытаться зажечь свет в неподходящий момент или перевернуть стол, чтобы посмотреть, как устроен очередной трюк? - поинтересовался Адам, посматривая на Кэролайн.
        - Не смейте даже помышлять ни о чем подобном, сэр! - в ужасе воскликнула та, сурово взглянув на ослушника. - Позвольте напомнить вам, что наша цель состоит не в разоблачении медиума и возможного шарлатанства. Мы идем на этот спиритический сеанс для того, чтобы вы имели возможность поближе увидеть миссис Толлер, оценить методы ее работы, а также ознакомиться с планом ее дома.
        - Благодарю вас за то, что сумели столь четко сформулировать наши цели и при этом указали мне мое место, - склонил голову Адам.
        Дом Ирен Толлер располагался на спокойной улочке в приличном, хоть и не слишком богатом районе. На улице уже стемнело, и Адам обратил внимание на то, что весь второй этаж и большая часть первого погружены во мрак. Сквозь забранное толстым стеклом окно над парадной дверью просачивался бледный, зеленоватый свет.
        - Похоже, миссис Толлер привыкла экономить на освещении, - шепнул Адам на ухо Кэролайн.
        - Все люди ее профессии предпочитают полумрак. Такая уж у них работа.
        Дверь открыла экономка - невысокая плотная женщина средних лет, облаченная в платье из тусклой черной ткани. Его слегка оживляли белый передник и наколка на голове. Униформа идеальной прислуги.
        - Пожалуйста, сюда, - сказала женщина. - Все гости уже собрались, и сеанс начнется очень скоро. Вы можете отдать мне плату за посещение прямо сейчас.
        Адам потянул носом. От экономки слегка пахло лавандой. Почему-то женщина показалась ему знакомой. Он расплатился, продолжая внимательно разглядывать служанку миссис Толлер. Лицо ее он видит впервые, но голос и фигура... «Где же я мог ее видеть?» - гадал Адам.
        Экономка пошла вперед, указывая путь в гостиную. И тут Хардести вспомнил, где он видел эту женщину. Он бросил быстрый взгляд на Кэролайн, и та легким кивком подтвердила его догадку.
        Они видели экономку миссис Толлер в Уинтерсетт-Хаус не далее как вчера вечером. Только там она выступала в роли вдовы, которая никак не могла найти акции, спрятанные мужем. Черная вуаль скрывала лицо безутешной супруги, но узнать ее не составило труда. Видимо, женщина была не только прислугой, но и выступала в роли помощницы медиума.
        Вслед за Кэролайн Адам вошел в небольшую загроможденную мебелью гостиную. В камине пылал огонь. На видном месте висел портрет королевы. Естественно, в глубоком трауре.
        Вновь прибывшие познакомились с другими гостями. Две пожилые седые дамы в практичных шерстяных платьях представились как мисс Брик и миссис Трент. Подвижный мужчина лет тридцати пяти назвался Гилбертом Смитом. Светло-голубые глаза, песочного цвета волосы - совершенно не запоминающаяся внешность. Рубашка, пиджак, жилет и брюки выглядели прилично, но скромно. Словом, самый что ни на есть обычный джентльмен.
        Адам представился как мистер Гроув, и все приняли его слова без тени сомнения. «Это хорошо, - подумал он. - Никто меня не узнал». Впрочем, не
        стоило и волноваться. Эти люди не принадлежали к его обычному кругу.
        Кэролайн также назвала свое имя, и дамы тотчас же тихонько заахали.
        - Я счастлива познакомиться с вами, миссис Фордайс, - воскликнула мисс Брик. - Мы с миссис Трент получаем огромное удовольствие от ваших романов.
        - Это правда. - Миссис Трент всплеснула руками от избытка чувств. В глазах ее светился восторг: - Хочу вас поздравить, дорогая: Эдмунд Дрейк получился не просто негодяем. Это весьма таинственный, а оттого просто бесподобный злодей. Мы ждем не дождемся момента, когда для него настанет час расплаты. Какую судьбу вы уготовили этому ужасному человеку? Возможно, его лошадь понесет и он сорвется со скалы в море?
        Гилберт Смит, который до этого момента рассеянно крутил в руках свою трость, замер и стал с интересом прислушиваться к разговору. Он рассматривал Кэролайн внимательно, хотя и не слишком навязчиво. Тем не менее его интерес весьма не понравился Адаму.
        - А я думаю, что Дрейка застрелит главный герой - красавец Джонатан Сент-Клер! - воскликнула мисс Брик. - Это даст вам возможность в подробностях описать сцену гибели негодяя. Его агонию, предсмертные стоны и хрип... Искаженное страданием лицо и прочие детали.
        - Благодарю вас, дамы, за советы и предложения, - с вежливой улыбкой отвечала Кэролайн. Адам с восхищением смотрел на нее. Тон Кэролайн был приветливым, но как-то сразу стало понятно, что дальнейшие потуги присоединиться к литературному творчеству будут исключительно неуместны. - Открою вам секрет - я уже решила, каким будет финал у этой истории. Однако я позволю себе пока сохранить его в тайне, чтобы не лишать вас удовольствия следить за развитием сюжета. Надеюсь, концовка романа станет для всех настоящим сюрпризом... особенно в том, что касается судьбы Эдмунда Дрейка.
        Адам нахмурился. Он поймал себя на том, что каждый раз, как только имя злосчастного Эдмунда Дрейка упоминается в разговоре, его челюсти сжимаются и он готов прийти на выручку человеку, на которого ополчились решительно все. «Однако это невероятно глупо», - сказал он себе.
        С усилием улыбнувшись, Хардести произнес:
        - А вдруг миссис Фордайс поразит всех и помилует Дрейка? Вот это будет сюрприз так сюрприз, если он избежит горькой участи всех негодяев!
        Мисс Брик и миссис Трент уставились на молодого человека так, словно он у них на глазах лишился разума. Адаму же такая мысль явно пришлась по душе, и о» продолжал с еще большим энтузиазмом:
        - Вы же сами сказали, что любите неожиданные повороты сюжета. Представьте, каково будет изумление читающей публики, если Дрейк из негодяя превратится в героя и женится на героине!
        - Миссис Фордайс такого не сделает, - с глубоким убеждением сказала миссис Трент. - Никогда! Это невозможно!
        - Преступник не может стать главным героем, - вторила подруге мисс Брик. - Это абсолютно недопустимо!
        Гилберт Смит задумчиво воззрился на Адама:
        - А позвольте вас спросить, сэр, что привело вас на сегодняшний сеанс?
        - Мистер Гроув исполняет обязанности моего помощника, - беспечно обронила Кэролайн, прежде чем Адам успел открыть рот.
        - Да? - удивленно переспросил мистер Смит. - А в чем заключаются обязанности помощника писательницы?
        - Никогда не догадаетесь, - пробормотал Адам.
        Смит несколько секунд выжидательно смотрел на молодого человека, но, сообразив, что большего не добьется, переключил свое внимание на Кэролайн:
        - Должен признать, что нахожусь в полном недоумении, миссис Фордайс. Зачем известной писательнице посещать спиритический сеанс?
        - В моем новом романе появится медиум, - пояснила Кэролайн. - Поэтому я решила, что мне стоит посетить несколько сеансов и присмотреться к людям с необычными возможностями и талантами. Тогда я смогу создать на страницах своего романа более убедительный образ.
        Ее слова определенно произвели на окружающих впечатление.
        - О, так вы проводите своего рода исследование! - воскликнула мисс Брик.
        - Совершенно верно, - подтвердила Кэролайн.
        - Это удивительно интересно! - в один голос заявили дамы.
        Мистер Смит вновь уставился на Адама:
        - Так вы здесь для того, чтобы помогать в проведении этого самого исследования?
        - Моя работа невероятно увлекательна, - заявил Адам. - Скучать не приходится!
        В дверях возникла экономка - так неслышно, словно она была одним из потусторонних явлений.
        - Время пришло, - возвестила она с подобающей случаю торжественностью. - Миссис Толлер готова начать сеанс. Следуйте за мной.
        Гости послушно покинули гостиную и двинулись по полутемному коридору. Адам внимательно смотрел вокруг, запоминая расположение кухни и входа для слуг. Экономка открыла одну из дверей и сделала приглашающий жест. Один за другим гости вошли в затемненную комнату и расселись за столом, покрытым плотной скатертью. В центре стола горел единственный светильник, огонек которого был слишком мал, чтобы разогнать мрак в комнате: тени сгущались за спинами приглашенных, не позволяя рассмотреть детали интерьера и оставляя большую часть комнаты в загадочной темноте.
        Адам отодвинул стул для Кэролайн и сел рядом с ней. Он быстро огляделся. «В обстановке комнаты нет ничего случайного, - решил он. - Все продумано и служит одной цели - заморочить головы посетителям». Он взглянул на скатерть. Плотная ткань покрывала стол таким образом, что совершенно невозможно было заглянуть вниз или же нащупать наличие тайных пружин и прочих устройств. Темнота, царившая в помещении, не позволяла разглядеть потолок и стены комнаты, но Адам чувствовал, что пространство вокруг них слишком небольшое. Если исходить из пропорций дома и того расстояния, что они прошли по коридору, комната должна была быть больше. «Наверняка навесной потолок и двойные стены», - решил Адам.
        - Добрый вечер, дамы и господа, - сказала Ирен Толлер.
        Женщина стояла на пороге, и силуэт ее четко вырисовывался на фоне освещенного коридора. Адам обратил внимание на необычайно широкие юбки ее платья. Не то чтобы он был знатоком женской моды, просто совсем недавно Кэролайн объяснила ему, что женщины-медиумы, применяющие в своей практике различные трюки, частенько используют широкие юбки как своего рода склад необходимого в их ремесле оборудования.
        Миссис Толлер вошла в комнату. Мужчины встали. Мистер Смит бросился вперед, чтобы отодвинуть ей стул.
        - Благодарю вас, мистер Смит, - величественно кивнула хозяйка. Затем она повернулась к служанке: - Можешь идти, Бесс.
        - Слушаю, мэм. - Экономка покинула комнату и закрыла за собой дверь.
        Теперь единственным источником света в комнате был мерцающий огонек посередине большого стола.
        - Будьте добры, положите руки на стол, как это делаю я, - монотонно произнесла медиум, и две бледные ладони с тонкими пальцами легли на темную скатерть.
        «Ай-ай-ай, - вздохнул про себя Адам. - Кажется, мне не удастся подержать Кэролайн за руку. А я-то надеялся».
        - Убедительно прошу вас не убирать рук со стола, пока наш сеанс не закончится, - продолжала хозяйка. - Это позволит предотвратить любые недобросовестные попытки вмешаться в ход моей работы, а также сделает невозможным какое-либо мошенничество.
        Адам быстро оглядел присутствующих. Кэролайн сохраняла спокойное выражение лица, но остальные уже подпали под влияние от происходящего, и теперь на их лицах читалась уверенность, что подобная мера действительно сможет предотвратить обман. Адаму показалось это забавным, однако он, как и все остальные, послушно положил ладони на скатерть.
        Едва их руки коснулись скатерти, как с разных сторон послышались стук и другие странные звуки. Мисс Брик тихонько вскрикнула, миссис Трент застыла с открытым ртом.
        Звуки шли с разных сторон, в том числе из-под стола и из углов комнаты.
        - Что... что это? - испуганно прошептала миссис Трент.
        - Прошу вас не тревожиться, - ответила ей миссис Толлер. - Это мой наставник и проводник из мира духов подает знак. Его зовут Сеннефер. Когда-то он был жрецом в Древнем Египте. Это существо обладает огромными запасами тайных знаний. Я его медиум. Через меня дух Сеннефера будет общаться с вами. Но для того чтобы разговор стал возможен, мне нужно войти в транс.
        Женщина несколько секунд сидела неподвижно, затем тело ее начало дрожать. «Похоже на то, что мы уже видели в Уинтерсетт-Хаус», - отметил Адам. Медиум дергалась, ее сотрясали судороги. Адам перевел взгляд на неподвижно лежащие на столе руки. Интересно, все тело бьется в конвульсиях, а ладони совершенно неподвижны. Стол вдруг задрожал и ощутимо приподнялся над полом.
        - Потрясающе! - прошептал мистер Смит.
        - Господи помилуй, да он летает! - В голосе мисс Брик было больше испуга, чем восхищения.
        - Руки должны оставаться на столе! - приказала хозяйка, но теперь голос ее звучал иначе: он был более низким и резким, с властными нотками. Должно быть, теперь миссис Толлер вещала от имени Сеннефера.
        Адам быстро пересчитал прижатые к скатерти ладони. Все на месте. Стол приземлился на пол с глухим стуком и замер, вновь превратившись в надежный и респектабельный предмет мебели.
        - Смотрите, смотрите! Там что-то есть! - тоненько взвизгнула миссис Трент, глядя куда-то вверх.
        Адам проследил за взглядом ее испуганно распахнутых глаз. Над головами присутствующих проплыла едва заметная светящаяся тень. Бледное серебристое облачко описало круг и исчезло.
        - Бог мой! Что это? - пролепетала мисс Брик.
        Рядом с миссис Толлер возникла мертвенно-бледная рука. Присутствующие заворожено наблюдали, как тонкие пальцы медленно приближались к мисс Брик. Вот рука коснулась ее плеча. Пожилая дама издала сдавленный крик.
        - Не нужно бояться, - уверенно сказала миссис Толлер. - Дух не собирается причинить вам зло.
        Мисс Брик застыла в испуганной неподвижности. Ее расширенные глаза следили за призрачной рукой. Та медленно отодвигалась, отодвигалась и наконец пропала из виду, вернувшись то ли под стол, то ли в потусторонний мир.
        - Оно ко мне прикоснулось, - прошептала мисс Брик с благоговейным ужасом. - Материализованный дух коснулся меня.
        Прежде чем кто-нибудь смог ей ответить или как-то среагировать на происходящее, раздалась новая серия звуков: стук, скрип, а потом звон колокольчиков.
        - Сеннефер говорит, что это была материализация духа, который явился специально для того, чтобы пообщаться с кем-то из присутствующих здесь гостей.
        Миссис Толлер замолчала. Глаза ее закрылись; лицо исказилось судорогой. В следующее мгновение она вновь открыла глаза, но взгляд был рассеянным, словно миссис Толлер не видела никого из присутствующих.
        - Дух хочет передать послание миссис Трент и мисс Брик, - низким голосом объявила медиум.
        - Но я не понимаю, как это возможно?! - вопросила миссис Трент, явно испуганная и взволнованная.
        - Кто хочет поговорить с нами? - пискнула мисс Брик.
        Опять раздался звон колокольчиков.
        - Это послание... послание от друга... - Ирен Толлер говорила отрывисто, словно переводя на доступный пониманию гостей язык слова другой, чуждой всем, речи. - Послание от друга, который не так давно покинул вас. Год, может, чуть больше...
        - Неужели это миссис Селби? - прошептала миссис Трент.
        - Ну конечно! - Мисс Брик принялась озираться, а затем воскликнула: - Это вы, Хелен?
        Вновь откуда-то донеслись стук и звон колокольчиков.
        - Хелен Селби передает вам, своим добрым друзьям, привет.
        Стук и звон.
        - Она говорит, что может дать вам совет по поводу вложения денег.
        - Как это мило с ее стороны! - воскликнула миссис Трент.
        - Это было бы очень кстати, - добавила мисс Брик. - Что вы хотите нам сказать, дорогая?
        Стук, треск и звон колокольчиков.
        - В скором будущем вас посетит некий джентльмен, - монотонным голосом завела миссис Толлер. - Он предложит вам вариант вложения ваших капиталов. Если вы последуете его совету, то в течение года станете по-настоящему богаты.
        - А как зовут этого джентльмена? - благоговейно сложив руки, спросила миссис Трент.
        Последовала серия стуков и ударов.
        - Не могу сказать, - перевела медиум. - Но вы, несомненно, легко узнаете его, ибо он скажет, что некогда был знаком с Хелен Селби. Если вы также сошлетесь на дружбу с Хелен, он предложит вам произвести чрезвычайно выгодное капиталовложение.
        - Спасибо вам большое, Хелен, - прошептала мисс Брик.
        - Мы очень вам признательны, - поддержала ее миссис Трент.
        Гилберт Смит беспокойно задвигался на своем стуле и, кидая быстрые взгляды по сторонам, спросил:
        - Могу ли я попросить разрешения участвовать в этом выгодном дельце, миссис Селби? Меня зовут Гилберт Смит. К сожалению, мы не встречались прежде... при вашей жизни. Но думаю, сегодняшний разговор тоже можно счесть знакомством... своего рода.
        Его речь была прервана громким стуком и лязганьем. А потом вдруг все стихло.
        Миссис Толлер воззрилась на мужчину немигающим тяжелым взглядом и объявила:
        - Дух Хелен Селби был неприятно поражен вашей жадностью, мистер Смит. Она вернулась в иной мир и просила не тревожить ее более.
        - Понятненько, - пробормотал мистер Смит. - Что ж, попытаться-то все равно стоило.
        Откуда-то из темного угла раздался резкий неприятный звук. Все головы повернулись в том направлении, и гости уставились в темноту. «Похоже на скрип несмазанных петель», - подумал Адам. В то же мгновение он почувствовал, что стол опять поднимается в воздух. Раздалась целая серия стуков, а затем далекий звон колокольчиков.
        - Иной дух посетил нас, - торжественно объявила миссис Толлер. - У него есть послание для миссис Фордайс.
        Адам почувствовал, что Кэролайн, до того спокойно сидевшая рядом с ним, замерла в напряженном ожидании.
        - Чей это дух? - Голос ее звучал ровно, и Хардести ощутил чуть ли не гордость оттого, что молодая женщина так хорошо держит себя в руках.
        Перестукивание и позвякивание.
        - Не могу понять. - Миссис Толлер содрогалась и яростно всматривалась в никуда. Должно быть, это означало высшую степень концентрации.
        Стук.
        - Мне кажется, это мужчина... джентльмен. - Теперь она не колебалась, а уверенно объявила: - Ну конечно, это дух вашего покойного мужа!
        Кэролайн вздрогнула, а затем застыла, и Адам, ощущая эту неподвижность, почувствовал, как в его душе поднимается гнев. Эта глупая игра продолжается слишком долго. Как смеет эта мошенница мучить женщину? Грешно и нелепо сочинять послания от имени умершего близкого человека. «Нужно немедленно прекратить этот жестокий фарс», - решил он.
        - Прошу вас, подождите, - прошептала Кэролайн, угадав его намерения. - Со мной все в порядке. Я даже рада возможности пообщаться с моим дорогим Джереми. Его смерть была внезапной, и мы не успели толком попрощаться...
        Адам колебался. Интуиция требовала немедленно забрать женщину отсюда, оградить ее от возможных волнений и боли. Но что-то подсказывало мистеру Хардести, что Кэролайн может и не пойти навстречу его желаниям. «Она имеет право принимать решения самостоятельно», - напомнил он себе. И если Кэролайн настаивает на том, чтобы остаться и досмотреть представление до конца, у него нет выбора - он будет вместе с ней. Адам перевел дыхание и постарался успокоиться. Кэролайн умная женщина и не может не понимать, что Ирен Толлер мошенница и ведет нечестную игру.
        Но тут же в голову ему полезли мрачные мысли. Тоска по любимому безвременно ушедшему мужу даже самую разумную из женщин может сделать жертвой шарлатанки.
        Проклятие! Хардести сидел, впечатав ладони в ткань скатерти, и ругал себя за то, что позволил Кэролайн вмешаться в это расследование. Не дай он слабину - она не оказалась бы здесь сегодня и не страдала бы.
        Новая серия постукиваний и позвякиваний, и Ирен Толлер, взглянув на Кэролайн, торжественно объявила:
        - Джереми говорит, что по-прежнему любит вас и ждет там, на другом берегу вечной реки, с распростертыми объятиями. Когда-нибудь вы снова будете вместе и обретете наконец то счастье, которого лишились из-за его безвременной кончины.
        - Именно так он и сказал? - переспросила Кэролайн сдавленным голосом.
        Раздался звон. Медиум содрогнулась; руки ее, по-прежнему лежащие на столе, задрожали.
        - Дух говорит, что сегодня он не в силах продолжать общение с нашим миром, но будет с нетерпением ждать вашей следующей встречи - и чем скорее, тем лучше...
        Медиум замерла, а потом обмякла на стуле.
        - Все кончилось, - прошептала она. - Духи покинули нас... Прошу вас, уходите. Я совершенно выбилась из сил...
        Она уронила голову на руки. Дверь распахнулась. На пороге стояла экономка Бесс.
        - Сеанс окончен, - объявила она. - Вам нужно поскорее покинуть помещение, чтобы дать возможность миссис Толлер прийти в себя.

        Глава 15

        Карета двигалась по улицам Лондона в направлении Корли-лейн. Улицы, словно прозрачные газовые ленты, украшали полосы тумана. Внутри кареты было полутемно: Адам не стал зажигать лампу. Он решил, что после пережитого стресса Кэролайн будет более комфортно в темноте. Своего рода убежище.
        Хардести молчал, время от времени поглядывая на спутницу. Он все еще был зол на медиума за ту жестокую сцену с явлением духа Джереми. Адам никак не мог придумать, что сказать. Кэролайн смотрела в окно и куталась в шаль. Казалось, она была погружена в воспоминания.
        Хардести хотелось утешить девушку, проявить участие, в то же время он был не против высмеять зрелище, свидетелями которого они стали. Может быть, смех заставит Кэролайн отнестись к спиритическому сеансу как к воплощению обмана. Это было бы лучше всего, но... Но вдруг возможность поговорить с человеком, которого она любила, подарила Кэролайн ощущение спокойствия? Она ведь сказала, что они не успели попрощаться... Да и кто он такой, чтобы лишать ее возможности утешиться - даже если это утешение и является лишь плодом ее воображения?
        Хардести сжал губы. Сейчас он готов был удавить Ирен Толлер, эту чертову бабу, мошенницу и бессовестную лгунью. Как можно жить, творя такие гнусные дела? Должно быть, эта женщина начисто лишена совести. Он готов допустить, что спиритические сеансы могут служить развлечением для не слишком умных людей... или средством отбирать деньги у этих самых не слишком умных людей. Это как раз понятно: и мошенничество - тоже способ заработать на хлеб. Ему ли не знать, сколько их, этих способов... Но умышленно вызывать воспоминания о потере любимого, заставлять человека вновь переживать горе - это неоправданная жестокость, и он с удовольствием покарал бы за подобную гнусность.
        Снова бросив взгляд в сторону задумчивой Кэролайн, Адам поклялся, что, разобравшись с собственными делами, не пожалеет времени и сил, чтобы вывести Ирен Толлер на чистую воду и ославить как лгунью и шарлатанку.
        - Мне жаль, что вам пришлось вспомнить о печальных минутах вашей жизни, - сказал он, не в силах больше молчать.
        - Не думайте об этом, Адам. - Голос женщины звучал ровно. - В том, что произошло во время сеанса, не было вашей вины.
        - Неправда! Именно я виноват в том, что так получилось. Не следовало поддаваться на ваши уговоры и позволять вам посещать этот дом.
        - Нет-нет, вам не в чем себя упрекать, - торопливо возразила она. - Со мной все нормально, прошу вас, не волнуйтесь.
        - Вы расстроены.
        - Ни в малейшей степени. - В голосе Кэролайн зазвучало нетерпение.
        - Никто не мог бы равнодушно пройти через подобное испытание.
        - Что ж, это и правда было немного... - Она колебалась, словно не могла подобрать нужное слово. - Немного странное ощущение. Но поверьте, с моими нервами все в полном порядке, и я не собираюсь впадать в меланхолию и устраивать истерики.
        - Я ни минуты не сомневался в вашем самообладании! - Хардести смотрел на молодую женщину с восхищением. - Мы не так давно знакомы, Кэролайн, но я сразу понял, что вы обладаете исключительным характером и силой воли.
        Кэролайн, стараясь сохранить спокойствие, играла веером. Раскрыла, закрыла. Опять раскрыла. Потом сообразила, что резкие жесты выдают ее состояние.
        - Вы мне льстите, - пробормотала она.
        «Я делаю только хуже, продолжая говорить на эту болезненную для нее тему», - думал Адам, однако почему-то не мог остановиться.
        - Вы должны помнить, что Ирен Толлер - отъявленная мошенница, - твердо сказал он.
        - Я знаю.
        - Она беззастенчиво воспользовалась тем, что вы вдова, и преднамеренно задела ваши чувства.
        - Я прекрасно понимала, что происходит. - Кэролайн защелкнула веер и крепко сжала руки, чтобы не выдать резким движением своего состояния. Разговор был ей неприятен, но она никак не могла заставить Хардести сменить тему. - Это весьма распространенный среди медиумов трюк.
        Кулак Адама с тяжким звуком опустился на сиденье:
        - Жестоко так обманывать людей! Это делает ее занятия не просто нечестными, но и безнравственными.
        - Всегда найдутся люди, которые просто мечтают быть обманутыми, - откашлявшись, сказала Кэролайн.
        Карета въехала на относительно освещенный участок улицы: здесь горело несколько газовых фонарей подряд. Адам внимательно всмотрелся в лицо сидящей напротив женщины. Оно показалось ему бледным и напряженным. Похоже, она с трудом сдерживала слезы.
        - Должно быть, вы очень любили своего мужа, - проговорил он. - Примите мои соболезнования. Такая потеря...
        - Благодарю вас, - Кэролайн. Поколебавшись, она добавила: - Это произошло уже достаточно давно, и мне почти удалось оправиться от горя...
        Адам едва не застонал. Разговор явно шел в неверном направлении, и каждое его слово лишь усугубляло непростую ситуацию. Здравый смысл подсказывал Хардести, что надо замолчать и не открывать рта до самой Корли-лейн. Но он просто не мог заставить себя сдержаться. Мысль о том, что Кэролайн ждет возможной встречи с мужем - пусть и в иной жизни, - доставляла ему настоящие страдания. Словно в сердце поворачивался кинжал.
        - Полагаю, известие о том, что ваш любимый муж ждет вас на той стороне вечной реки, может служить некоторым утешением в вашем горе. - Выпалив это, Адам не поверил собственным ушам. Неужели это сказал он?
        - Достаточно! - Кэролайн резким движением открыла веер; раздался шуршащий звук. - Не говорите ничего больше, умоляю вас! Мне не хочется продолжать этот разговор.
        - Простите.
        «Что-то я сегодня повторяюсь, - с тоской подумал Адам. - За один сегодняшний день я извинялся больше, чем за весь прошлый год. К чему бы это?»
        - Я понимаю, что затронутая тема весьма болезненна для вас. И я не допущу, чтобы вы продолжали участвовать в спиритических сеансах. С моей стороны было ошибкой позволить вам прийти сюда.
        - Это не было ошибкой, - довольно резко возразила Кэролайн. - Если помните, таково было мое решение.
        - При первой же возможности я разоблачу Ирен Толлер и докажу всем, что она не более чем ловкая мошенница.
        - Даже не думайте! - В голосе Кэролайн прозвучал искренний страх. - Вы не можете позволить себе быть столь неосмотрительным. Уделив слишком большое внимание этому незначительному эпизоду, вы рискуете упустить что-то существенное в расследовании. Вдруг один этот ложный шаг приведет к раскрытию ваших секретов? Не забывайте, сэр, нам следует быть очень и очень осторожными!
        - Толлер должна быть наказана за жестокий и бессмысленный обман и за то испытание, которому она подвергла вас сегодня, - не сдавался Хардести. - Я не могу оставить подобные действия безнаказанными. Использовать скорбь и горе женщины, потерявшей близкого человека, недопустимо.
        Кэролайн судорожно вздохнула. «Бедняжка едва сдерживает слезы», - подумал Адам и торопливо извлек из кармана белоснежный платок. Увидев в руках мужчины шелковый прямоугольник, молодая женщина отрицательно покачала головой.
        - Мне не понадобится ваш платок, сэр, - тихо сказала она. - Признаюсь, я не так уж убита горем, как вам кажется. Наверное, мне следует рассказать вам правду, иначе вы не успокоитесь, пока не наделаете глупостей.
        - Правду о чем?
        - Видите ли, Ирен Толлер не единственная мошенница на свете. Я тоже лгала вам. Не было никакого Джереми Фордайса. Я его придумала.
        Адам во все глаза смотрел на свою спутницу. Ну и ну... Честно говоря, он предчувствовал, что эта женщина еще не раз удивит его. Но такой поворот событий не приходил ему в голову. Встряхнувшись, Хардести попытался навести порядок в своей голове и вынужден был признать, что не сопротивлялся обману и охотно верил сказанному Кэролайн. Почему? Просто ему очень хотелось верить, что перед ним светская женщина, вдова, достаточно искушенная и не связанная строжайшими ограничениями и условностями, соблюдения которых общество требует от незамужних женщин моложе тридцати лет.
        - Значит, вы никогда не были замужем? - осторожно спросил он.
        - Как ни прискорбно в этом признаться, нет. Не была. После скандала, случившегося в Чиллингеме три года назад, я решила, что жизнь моя будет намного легче, если окружающие будут считать меня вдовой, а не девушкой на выданье. Переехав в Лондон, я взяла себе новое имя. Теперь я не только издаю книги под фамилией Фордайс, но и живу с этим именем.
        Адам мысленно отметил, что, упоминая о скандале, Кэролайн назвала другой город. В прошлый раз речь шла о Бате. Он не стал заострять на этом внимание и спросил:
        - Может быть, теперь вы скажете мне свое настоящее имя?
        - Кэролайн Коннор, - поколебавшись, ответила девушка.
        Адам кивнул и вдруг осознал, что время уже позднее, а он в карете наедине с незамужней женщиной. Если бы все шло по правилам, никто не позволил бы ей находиться вне дома в столь поздний час без сопровождения. Да, думать, что Кэролайн - вдова, было гораздо удобнее.
        - Я понимаю, что мои новости вас не порадовали, - сказала Кэролайн. - Но вы не можете не знать, что жизнь незамужней женщины моего возраста ограничена множеством запретов и условностей. В провинции на эти вещи смотрят несколько проще, и люди там более терпимы. Они склонны давать другим хоть немного свободы. Но здесь, в городе, самостоятельная женщина, которая к тому же пытается делать карьеру, становится легкой добычей для всякого рода досужих сплетников. Прибавьте к этому то, что мое имя уже было связано со скандалом три года назад. К тому же я автор популярных романов. Представьте теперь, как нелегко мне приходится. Немыслимо было бы достичь моего нынешнего положения, оставаясь мисс Кэролайн Коннор. И я решила, что она должна исчезнуть.
        Адам вспомнил, сколько раз его сестрица Джулия, будучи незамужней девушкой, проклинала строгие правила, установленные обществом для незамужних девиц.
        - Конечно, я понимаю, что условности, соблюдения которых требует общество, могут раздражать, - осторожно начал Адам. - Но для этих правил есть серьезные причины. Наш мир таит в себе массу опасностей, особенно для женщин. И к сожалению, во всех слоях общества немало негодяев, которые только и ждут возможности воспользоваться беззащитностью женщины.
        - А самые опасные из этих типов принадлежат к высшим слоям нашего общества. - Голос Кэролайн стал хриплым и звучал едва слышно.
        Возникла напряженная пауза. Адам не спешил развивать опасную тему, но отметил для себя, что слова женщины и ее горестный тон могли означать лишь одно: в скандале, три года назад круто изменившем ее жизнь, был замешан мужчина из высшего общества.
        Тем временем Кэролайн удалось немного собраться с мыслями. Вздохнув, она заговорила почти спокойно:
        - Можете мне поверить, сэр: я вполне понимаю все опасности нашего времени. Нет нужды читать мне лекцию о необходимых предосторожностях и прочем...
        «Что ж, - сказал себе Адам, - она права. Эта женщина вольна называться тем именем, которое она для себя выбрала, и жить так, как считает нужным».
        - Простите, если обидел вас, - сказал он.
        - А вы простите меня за резкость... Но вы затронули болезненную для меня тему...
        - Я уже понял это. К сожалению, то, что ваш статус вдовы оказался вымышленным, еще больше осложняет и без того запутанную ситуацию.
        - Ничего подобного, - быстро возразила молодая женщина, - в наших отношениях это ничего не меняет.
        - Полноте. Не можете же вы всерьез полагать, что это возможно. - Адам удивленно взглянул на нее и укоризненно покачал головой.
        Кэролайн вздохнула и уставилась в окно. Потом негромко спросила:
        - Вы сердитесь?
        Адам задумался. Прислушавшись к собственным ощущениям, он не обнаружил никаких признаков гнева или злости, но ответ предпочел дать уклончивый:
        - Согласитесь, вы поставили меня в неловкое положение.
        - У вас нет никаких причин волноваться по этому поводу! - Кэролайн не на шутку встревожилась и старалась говорить как можно убедительнее. - Все вокруг считают меня вдовой, и я не собираюсь разуверять кого бы то ни было. Вы можете вести себя, как и раньше. Между нами все останется по-прежнему.
        - Вы действительно считаете, что это возможно? Молодая женщина с досадой пожала плечами. Ох уж эти мужчины!
        - Меня трудно назвать хрупким цветком, а потому я не требую столь деликатного обращения, - решительно заявила она. И, апеллируя к логике, добавила: - Вы сами заметили, что в моих романах есть ряд тем и моментов, которые предполагают наличие определенного опыта...
        - Ну что ж. - задумался, но потом все же возразил: - Однако даже будучи женщиной с определенным жизненным опытом, вы тем не менее, как и всякая женщина, должны думать о своей репутации.
        - Ничего подобного! - В словах Кэролайн зазвучала горечь. - Да, у Кэролайн Коннор была репутация, которую стоило беречь. Но три года назад она была не просто подмочена, но полностью погублена. Миссис Фордайс, как женщине, побывавшей замужем, беспокоиться не о чем, и она может делать карьеру и поступать так, как считает нужным.
        - Это зависит от точки зрения, с которой вы подходите к данному вопросу.
        - Кто бы мог подумать, что вы окажетесь таким пуританином? - Кэролайн смотрела на Хардести то ли с насмешкой, то ли с упреком. - Какие высокие моральные принципы!
        Адам вдруг растерянно улыбнулся и задумчиво сказал:
        - Знаете, я и сам удивляюсь собственным ощущениям... Раньше за мной подобного не водилось.
        Кэролайн сложила руки на груди, словно готовясь к защите. Мысок ее туфельки на высоком каблучке нетерпеливо постукивал по полу кареты. Стараясь не потерять самообладания, она произнесла:
        - Похоже, пришел мой черед извиняться. Поверьте, сэр, я не хотела поставить вас в. неловкое положение, как вы изволили выразиться.
        - Я понимаю, что вы сделали это не намеренно. Хардести склонил голову и, помедлив, добавил: - Вы имеете право защищать свои секреты, Кэролайн. Так же, как и я свои.
        - На том и порешим.
        Но Адам не считал разговор законченным. Несколько минут он сидел молча, прислушиваясь к своим ощущениям. С ним творилось что-то неладное. Больше всего на свете ему хотелось схватить сидящую напротив женщину, заключить ее в объятия и целовать до тех пор, пока она не позабудет того негодяя, что разрушил ее жизнь... Это желание буквально снедало его, но тут-то как раз не было ничего необычного. Необычным было то, что Хардести казалось недостаточным просто утешать и ласкать Кэролайн, ему нужно было что-то большее. Адам вдруг понял, что хочет поделиться с ней частичкой своей жизни. Он заставил женщину приоткрыть ее тайну. И теперь, чтобы уравновесить счет, он решил поведать ей один из своих секретов. Это было безумием, он всегда самым тщательным образом охранял свою прошлую и настоящую жизнь от посторонних. Но теперь этот безрассудный поступок казался ему единственно правильным.
        - Я прошу вас поехать со мной в другую часть города, - быстро сказал Хардести. - Я хочу вам кое-что показать.
        - Сегодня? Сейчас? - в недоумении переспросила Кэролайн.
        - Да. - Адам и сам не понимал, почему ее согласие так важно для него. Но он ждал его и чуть ли не молился, чтобы она поверила ему, позволила разделить с ней прошлое. - Клянусь, я не причиню вам вреда.
        - Я и не думала об этом. Почему-то я совершенно вас не боюсь, - задумчиво проговорила Кэролайн.
        «Должно быть, она откажется ехать с едва знакомым мужчиной неизвестно куда и зачем. И может, оно и к лучшему», - говорил себе Адам, стараясь не замечать, как колотится сердце в ожидании ее ответа. Словно вся его дальнейшая жизнь зависела сейчас от решения девушки.
        - Что ж, - сказала она наконец. - Сегодня тетушки вернутся поздно, так что беспокоиться по поводу моего опоздания некому... Едем.
        Адам привстал и, понимая, что отрезает себе путь к отступлению, крикнул Неду в окошечко адрес, по которому прежде всегда ездил один.

        Глава 16

        За окнами кареты было темно. Кэролайн охватило предчувствие чего-то необыкновенного. Эта поездка по ночному городу вдвоем с мужчиной - с совершенно необыкновенным мужчиной по имени Адам - обещала стать самым захватывающим приключением в ее жизни. Молодая женщина изо всех сил старалась не выдать своего волнения. Куда он везет ее? И что именно хочет ей показать?
        Было очевидно, что Адаму непросто далось решение поделиться с ней чем-то важным и значительным, и Кэролайн не рискнула тревожить его вопросами. «Пусть делает так, как считает нужным», - думала она.
        За окнами кареты одна за другой сменялись улицы, плохо узнаваемые из-за тумана и темноты. Кэролайн поежилась и поплотнее завернулась в шаль - они въехали в район, где не селились люди с достатком. Улочки стали уже, а фонари теперь попадались совсем редко. Дома вдоль дороги смотрели на путников пугающе темными окнами - редко где горел свет. Кареты и экипажи пропали, и Кэролайн становилось по-настоящему жутко, если она успевала заглянуть в одну из темных улочек, мимо которых они проезжали.
        На их пути оказалась ярко освещенная таверна. Сквозь не слишком чистые окна Кэролайн разглядела мужчин в одежде простолюдинов и нескольких женщин в поношенных платьях. Перед каждым посетителем заведения стоял стакан джина или кружка с пивом.
        - Не беспокойтесь, - мягко сказал Адам, внимательно наблюдавший за своей спутницей. - Это бедный район, но я хорошо знаю эти места. Вам ничто не угрожает.
        - Я не боюсь, - решительно сказала Кэролайн. «Пока я с вами, я и в самом деле ничего не боюсь», - добавила она про себя.
        Экипаж повернул и покатился по мрачному и темному переулку. Впереди бледным пятном выделялся свет газового фонаря. Подле него стояла женщина в старой, обтрепанной одежде. Услышав стук колес, она оживилась и, когда карета подъехала ближе, спустила с плеча шаль, выставляя напоказ обнаженную грудь.
        - Эй, сэр, я могу показать вам уютное местечко здесь неподалеку. И цена невысока... - Голос ее был резким и хриплым. Голос пьяницы. Вглядевшись в окно экипажа, женщина заметила Кэролайн. - Э, да вы уже нашли себе подружку на вечерок, как я погляжу? Ну, так, может, в другой раз. Я тут часто стою... Как будете проезжать, сэр, не забудьте. Меня зовут Нэн.
        - Мне жаль эту женщину, - прошептала Кэролайн.
        - Всего лишь жаль? Неужели вас не шокирует увиденное? - с любопытством спросил Адам.
        - Для меня не новость, что женщина, которая не имеет средств к существованию, может оказаться на улице.
        - Вы правы, - согласился Адам. Он сунул руку в карман и извлек небольшой сверток. Высунувшись в окно кареты, бросил сверток Нэн. Движение было столь ловким, что кулек шлепнулся прямо к ногам проститутки. Женщина подняла его и развернула.
        - Спасибо, добрый сэр, - закричала она, рассмотрев содержимое. - Храни вас Господь за вашу щедрость!
        Кэролайн видела, как проститутка поднесла сверток к губам, а потом бросилась бежать прочь. Темнота быстро поглотила ее худую фигурку. Молодая женщина задумалась. Деньги явно были приготовлены заранее и завернуты так, чтобы не рассыпались при падении. Да и движение, которым Адам достал и бросил сверток, казалось привычным для него. «Должно быть, он регулярно занимается такого рода благотворительностью», - решила она.
        - Когда я ехал этой же дорогой в прошлый раз, здесь стояла другая женщина, - произнес Хардести. - Она сильно кашляла. Возможно, та женщина уже умерла, а ее место теперь заняла Нэн.
        - Ей вы тоже дали денег? - спросила Кэролайн.
        - Да. И сказал, как пройти к приюту для бездомных, где можно получить ночлег и еду. Но вряд ли она пошла туда... Скорее всего потратила деньги на опиум или джин. Да и Нэн наверняка поступит так же.
        - Понимая это, вы все равно даете им деньги?
        - У многих из них есть дети, которых нужно кормить. - Голос Адама стал хриплым, а тени превратили лицо в суровую маску. - Иногда я вижу под этим фонарем малышей.
        Кэролайн промолчала. Она чувствовала боль и гнев, бушевавшие в душе сидящего рядом человека. Что сказать, чтобы не оскорбить его чувства? Прежде чем она успела найти нужные слова, экипаж сделал еще один поворот и остановился. Они оказались перед небольшим домом, в окнах которого не было света.
        - Идемте, - позвал ее Адам.
        Он выпрыгнул из кареты и помог выбраться Кэролайн.
        - Чуть дальше по улице есть таверна, - сказал Адам кучеру. - Зайди и выпей чего-нибудь горячего. Время у тебя есть. Когда мы будем готовы ехать домой, я тебе свистну.
        - Слушаю, сэр. - Нэд коснулся рукой козырька.
        Адам взял Кэролайн под руку и повел к темному входу. Достал из кармана ключ и открыл дверь. Они оказались в маленькой прихожей. Адам зажег лампу и направился вверх по узкой лестнице.
        - Сейчас здесь никто не живет, - негромко объяснил он. - Теперь этот дом принадлежит мне. Правда, я тут кое-что переделал.
        - Но зачем вам дом в таком месте? - Кэролайн была по-настоящему заинтригована.
        - У меня есть на него виды, - отозвался Адам, но уточнять ничего не стал, а она не осмелилась расспрашивать.
        Узкий коридор второго этажа привел их еще к одной запертой двери, которую Адам тоже открыл своим ключом. Распахнув дверь, он сделал шаг в сторону, и Кэролайн медленно вошла в темную комнату с низким потолком. Это бедное жилище отчего-то имело огромное значение для Адама Хардести, человека из высшего общества. Она понимала это и чувствовала, что все происходящее сейчас очень важно для него. Кэролайн внимательно огляделась. Чистота помещения лишь подчеркивала скудость обстановки. Камин с аккуратно сложенными и готовыми к растопке дровами. Одно окошко, прикрытое простенькой занавеской. Кушетка и стол. Никаких ковров на голом полу. В комнате вообще не было ничего личного.
        Адам вошел следом. Он закрыл за собой дверь, поставил лампу на стол и вдруг сказал:
        - До восемнадцати лет я жил здесь.
        Кэролайн, не веря своим ушам, смотрела на Хардести. Она понимала, что его спокойствие обманчиво и под маской равнодушия кипят эмоции.
        - Значит, вы не родились богатым? - осторожно спросила она.
        Он усмехнулся:
        - Моя мать работала в салоне у модистки. Она вышла замуж за моего отца, когда ей едва исполнилось восемнадцать. Он служил клерком в пароходной компании. Через два года после моего рождения он погиб в доках. Там произошла авария... В наследство матери достались его книги и обручальное кольцо. Она продала кольцо, чтобы заплатить за еду и жилье, но сохранила книги.
        Кэролайн смотрела на Хардести, и его рассказ казался ей абсолютно невероятным. Тем более что говорил мужчина ровным голосом, словно рассказывал не горестную историю своей семьи, а скучные факты из античной истории.
        - Должно быть, ваша бедная матушка была в отчаянии, - прошептала она.
        - Ей пришлось тяжело. Весь день она работала в магазине, а по вечерам учила меня читать и писать.
        - Ваша мать была храброй и сильной духом женщиной.
        - Да, она была именно такой. - Его лицо стало совсем непроницаемым. - Она умерла от лихорадки, когда мне было одиннадцать.
        - Боже мой, Адам, мне так жаль... Но как же вы выжили?
        - Мать обучила меня грамоте, но я получил и другое образование. Жизнь в этих местах заставляет быстро учиться многим вещам. Эта наука весьма пригодилась нам, когда мама заболела. И я смог прокормиться и сохранить жилье после того, как она умерла.
        - Но чем же вы зарабатывали на жизнь?
        - Я продавал информацию.
        - Не понимаю, - прошептала Кэролайн.
        - Помните Мод Гатли? Наркоманку, чей дневник я пытаюсь разыскать?
        - Конечно!
        Адам кивнул головой в сторону двери:
        - Она была проституткой и жила там, дальше по коридору. Клиенты частенько приходили сюда. Случалось, что кому-то из них хотелось поговорить, и они выбалтывали Мод кое-что важное. А она рассказывала эти секреты мне.
        - И вы ими торговали? - недоверчиво переспросила девушка.
        Мужчина холодно улыбнулся, и от этой улыбки у Кэролайн мурашки побежали по спине.
        - Желающие купить и продать секреты всегда были и будут. Особенно если информация касается людей из общества.
        - Мне это как-то никогда не приходило в голову.
        - В тс дни Мод была очень красива и почти не баловалась опиумом. Среди ее клиентов были джентльмены, обладавшие довольно высоким положением. Она собирала слухи и сплетни, а моим делом было найти покупателей на этот товар. Прибыль мы делили пополам, и должен заметить, это было весьма выгодное предприятие.
        - Какая необыкновенная история, - задумчиво проговорила Кэролайн, глядя на Адама. Теперь этот человек, уже не был для нее просто одним из скучающих богатых бездельников. Теперь она многое поняла и увидела по-новому.
        - Рад, что вам понравилось. - Он насмешливо выгнул бровь и тем же обманчиво-легким тоном продолжал: - Однако должен вас предупредить, что, если хоть слово из рассказанного мной появится в одном из ваших увлекательных романов, я буду весьма недоволен.
        - О! - Кэролайн, в свою очередь, приподняла брови и заявила: - Но я же обязательно изменю имена.
        - Боюсь, этого будет недостаточно.
        - Адам, я пошутила. Простите, мне просто захотелось немного подразнить вас. Ведь вы поняли это? Слава Богу! А теперь скажите мне, что произошло дальше?
        - Прошло несколько лет. За это время я обзавелся двумя сестричками и братом.
        - Как это обзавелся? Боюсь, я не совсем поняла, - растерянно проговорила Кэролайн.
        - Это в каждом случае происходило по-разному. Как-то судьба свела меня с сиротой, которую собирались продать в бордель. Это заведение обслуживало джентльменов, которые предпочитали невинных девочек младше двенадцати лет. Хозяин собирался выставить новенькую на аукцион и хорошенько на этом заработать.
        - Бог мой...
        - А потом я нашел на помойке девочку лет трех. Кто-то выбросил ее на мусорную кучу.
        - Адам, неужели такое возможно?
        - Как-то я проходил по улице и под фонарем увидел четырехлетнего мальчика. Родители велели ему просить милостыню и обещали забрать вечером. Но не пришли.
        - И вы всех их приняли и вырастили... Адам, я даже не знаю, что сказать. Господи, я и не предполагала...
        - Я в то время уже неплохо зарабатывал, - пожал он плечами. - И мог прокормить лишние рты. Кроме того, они составили веселую компанию и не давали мне скучать по вечерам.
        - А вы учили их читать и писать, как ваша мама когда-то учила вас?
        - Здесь не так много развлечений, поэтому учеба была главным из них.
        - Но как же оказалось, что вы покинули этот дом? - спросила Кэролайн, не в силах окончательно осознать услышанное.
        - В тот год мне исполнилось семнадцать лет. Так получилось, что мне в руки попала весьма важная информация. Сведения о готовящейся крупной афере. Я выгодно продал эти сведения новому клиенту. Этот человек был богат. К тому же он оказался вдовцом. Он смог избавить себя и своих друзей от угрозы если и не разорения, то довольно значительных финансовых потерь.
        Адам неожиданно замолчал, и Кэролайн, сгорая от нетерпения, воскликнула:
        - Умоляю вас, продолжайте!
        Хардести молча подошел к камину и, опустившись на одно колено, ловко разжег огонь. Некоторое время он задумчиво смотрел на набиравшее силу пламя. У девушки создалось впечатление, что он вспоминает прошлое и обдумывает, как много можно ей открыть. Наконец Адам вновь заговорил:
        - Мой новый клиент, богатый джентльмен, овдовел несколько лет назад, когда эпидемия лихорадки унесла жизни его жены и детей. Он был очень одинок. Несколько месяцев мы довольно много общались, связанные взаимовыгодными делами. А потом он предложил мне работать на него. Неофициально. Что-то вроде свободного агента.
        - Но вам было лишь семнадцать лет! Какого рода поручения он возлагал на вас?
        - Я уже говорил, что у меня имеется талант обнаруживать всяческие секреты. Ну а мой новый наставник имел своего рода талант собирать эти секреты. К тому времени я получал сведения не только от Мод. Владельцы питейных заведений, горничные, лакеи, парикмахеры - список людей, которые могут владеть важной информацией, просто бесконечен.
        - Вот это да! - Девушка ошарашено опустилась на край кушетки.
        - Мой наниматель стал относиться ко мне с отеческой заботой. И в один прекрасный день предложил переехать в его огромный, но такой пустой дом. Я объяснил, что не могу покинуть брата и сестер. Тогда он взял к себе нас всех. - Адам, сам того не замечая, заговорил мягче.
        - Должно быть, вы и эти малыши заполнили пустоту в его сердце, которая возникла после потери близких.
        - Он сказал что-то именно в этом духе. А потом ему пришла в голову мысль объявить нас дальними родственниками. Честно говоря, я не верил, что такой смелый блеф можно воплотить в жизнь. Но Уилсону это удалось. Он нанял педагогов, учителей танцев и этики, нас довольно долго учили и полировали. А потом Уилсон объявил нас своими родственниками и наследниками.
        - Это самая невероятная и восхитительная история из всех, что мне когда-либо приходилось слышать или выдумывать! - воскликнула Кэролайн.
        - Возможно, она и кажется восхитительной, если узнавать ее, так сказать, на слух. Но когда мы проживали все это, было не всегда так уж весело и забавно.
        - Я понимаю. - Голос девушки звучал нежно. - Так много печали и потерь. Неуверенности и опасностей. Верьте мне, сэр, я прекрасно понимаю, что ваша жизнь не приключенческий роман. И позвольте мне сказать, что я высоко ценю ваше доверие. Я никогда не предам вас.
        Адам взглянул на нее без улыбки:
        - Если бы я не был уверен, что могу доверять вам, Кэролайн, я никогда не рассказал бы вам о своем прошлом.
        - Кажется, теперь я знаю, что именно было в том дневнике. Там написана правда о вашем прошлом и прошлом ваших близких.
        - Да. Мод много лет жила рядом и знала о нашей семье все. Не понимаю, с чего ей вздумалось вести дневник. От скуки, должно быть. После ее смерти дневник достался Элизабет Делмонт, которая прочла его и решила использовать полученную информацию для шантажа.
        - Неудивительно, что вы так упорно разыскиваете этот дневник.
        - Уилсон уверяет меня, что наша семья достаточно могущественна и богата, чтобы справиться с любым скандалом. Что касается власти и богатства, то тут я с ним полностью согласен. Но боюсь, Уилсон склонен недооценивать проблему. Джулия вышла замуж, и ее муж, граф Саутвуд, достаточно влиятелен, чтобы защитить ее и свое доброе имя. Но есть еще Джессика. Будущий сезон станет ее дебютом в свете. Кто знает, как общество примет ее, если станет известно, что эту девочку нашли в куче мусора и абсолютно неизвестно, кем и чем были ее родители?
        - Я совершенно с вами согласна! - воскликнула Кэролайн. - Скандал - вещь непредсказуемая, и его не так-то легко погасить. Если он коснется молодой девушки, только начинающей выходить в свет, ей придется очень нелегко, ибо люди злы и возможно всякое...
        - Есть еще Натан, чье будущее тоже во многом зависит от общественного мнения. У него обнаружилась склонность к занятиям наукой, и он был весьма благосклонно принят в сообществе ученых. Чтобы добиться успеха, ему нужно стать членом нескольких обществ, где репутация кандидатов имеет огромное значение. Вряд ли ему будут рады, если выяснится, что в детстве он попрошайничал на улицах.
        - Знаете, Адам, я не могу не восхищаться вами. Такая преданность семье и желание защитить своих близких свидетельствуют о добром сердце и благородстве души.
        - О да, я действительно собираюсь защитить свою семью. - Губы Адама изогнулись в горькой улыбке. - Но в моих действиях нет никакого особого благородства. Видите ли, защищать их - моя обязанность.
        - Я знала, что вы смотрите на происходящее именно так.
        - Если кто и заслуживает восхищения, так это вы, Кэролайн, - сказал вдруг Адам.
        Девушка была удивлена и растеряна. Ее поразил не только смысл слов, но и та эмоциональная сила, с которой они были сказаны.
        - А мне показалось, что вы не очень-то одобряете тот образ жизни, который я веду, - пробормотала она. - Чужое имя и то, что я сама зарабатываю на жизнь...
        - Вам довелось многое пережить, но вы твердо перенесли все испытания и не сломались под ударами судьбы! - с искренним воодушевлением воскликнул Адам.
        - Я ничего не добилась бы в одиночку, - задумчиво сказала Кэролайн. - Если бы не поддержка тети Эммы и тети Милли, моя жизнь могла бы сложиться иначе. И я была бы другой.
        - Моя жизнь тоже стала бы иной, если бы не встреча сУилсоном Грендоном. Но помощь близких ни в коей мере не уменьшает ваших собственных заслуг. Вы смогли пережить скандал, подорвавший вашу репутацию, и не сдаться. У вас есть близкие, верность которым вы храните. Вы сумели использовать собственную изобретательность и способности к творчеству для того, чтобы сделать блестящую карьеру. Все эти качества вместе и каждое в отдельности заставляют меня восхищаться вами, Кэролайн.
        Девушка молчала. Ее охватило чувство глубокой радости. На сердце вдруг стало легко, и что-то, возможно, искреннее восхищение Адама, согрело ее душу. Никто прежде - ни мужчина, ни женщина - не говорил ей подобных слов. И ведь Адам Хардести действительно так думает - она не сомневалась в его искренности.
        Кэролайн тихонько вздохнула: Странное существо - женщина. Адам восхищается ею, но почему же после минутной радости ей вдруг стало грустно? Может, она ждала не этих слов?
        - Вы очень добры, - сказала она.
        Адам, которого захлестнули собственные мысли и эмоции, не заметил некоторой сдержанности тона девушки. Он шагнул к ней и, глядя Кэролайн в глаза, продолжал:
        - Вы спрашивали меня, зачем я привез вас сюда. Я решил, что должен поделиться с вами своими секретами, раз уж раскрыл ваши... Но это был только предлог. Глупо пытаться обмануть самого себя, правда?
        Атмосфера в комнате изменилась. Стены словно сомкнулись, и теперь Кэролайн остро почувствовала, что их здесь только двое и что-то очень важное происходит меж ними.
        Адам вдруг поднял руки и осторожно взял ее лицо в ладони.
        - Правда заключается в том, что я хочу быть с вами искренним. Вы должны знать, что тот тип, который явился к вам несколько дней назад и пытался допросить вас самым беспардонным образом, - это не совсем я.
        - Я знаю, - прошептала Кэролайн. Его теплые ладони, такие сильные, такие нежные, касались ее кожи, и девушка едва могла дышать. Тепло словно проникало сквозь кожу, горячими пузырьками пробиралось вглубь...
        - После нашей первой встречи вы, должно быть, сочли меня еще одним богатым и высокомерным аристократом, которого заботят лишь собственные прихоти. Я действительно вращаюсь теперь в высшем свете. Но по рождению я принадлежу совсем к другому классу. И хотя я ношу дорогую одежду, являюсь членом самых престижных клубов и веду дела со многими высокопоставленными особами, я до сих пор ощущаю себя немного самозванцем. Думаю, это чувство никогда не покинет меня. Люди, принимающие меня в своих домах и считающие своей ровней, не знают, кто я на самом деле, но я-то это знаю...
        - Я понимаю, - прошептала Кэролайн. Ее нежные руки коснулись его запястий.
        - Я привел вас сюда, чтобы вы поверили: я знаю, что значит бороться за выживание. Ради того, чтобы сохранить жизнь и добыть кусок хлеба, мне многое приходилось делать... Некоторые вещи могли бы вас шокировать.
        - Я не верю, что вы способны на что-то дурное.
        - Уж лучше вам поверить в это, - хрипло сказал Адам. - Не стану отягощать вашу память не слишком приятными подробностями, но в моей жизни случалось всякое... Я привел вас сюда с совершенно конкретной целью - дать вам понять, что я собой представляю. Пока я жил в этой комнате, жизнь преподала мне много жестоких уроков. Я усвоил их, и этот опыт повлиял на то, каким я стал. Такое невозможно ни забыть, ни изменить.
        - Я знаю, что вы можете быть высокомерным, - тихо произнесла Кэролайн. - Иногда даже упрямым... А еще у вас железная воля. Но я уверена - вы не из тех мужчин, что могут воспользоваться неопытностью женщины, а потом, наигравшись, отшвырнуть ее прочь... очернив и опозорив в глазах света.
        - Значит, теперь вы верите, что я никогда не причиню вреда ни вам, ни вашим тетушкам?
        - Да. Вы никогда не сможете разрушить чью-то жизнь ради выгоды или по одному подозрению. Правда - вот то, к чему вы стремитесь всей душой.
        Кэролайн заметила, что Адам перевел дыхание. Напряжение, владевшее им, несколько ослабло. Адам провел большим пальцем по теплым трепещущим губам молодой женщины.
        - Я благодарен вам за это доверие, - проговорил он, и Кэролайн удивилась глубине его голоса. Но не успела она подумать, чем вызваны хрипловатые нотки, как он спросил: - Могу я узнать, что именно в моих словах было решающим для вас?
        - Если вам так уж обязательно это знать, то пожалуйста: дело в моей интуиции. С самого начала я чувствовала, что вам можно доверять... Даже несмотря на то что вы назвались фальшивым именем и, следуя логике, были недостойны доверия.
        - Ну конечно, я был недостоин...
        - Я должна думать не только о себе.
        - Да, ведь есть еще Эмма и Милли.
        - Вот именно! Но сегодня... Сегодня вечером глупые трюки миссис Толлер привели вас в ярость, и вы решили наказать ее. Но преждевременное разоблачение может повредить вашему расследованию, а я этого вовсе не хочу.
        - И тогда, чтобы удержать меня от опрометчивого шага, вы открыли мне свой секрет.
        - Да.
        - А теперь и вы знаете кое-что о моих тайнах. - Взгляд Адама потеплел, и у Кэролайн перехватило дыхание. - Раз уж сегодня такая необычная ночь, я хочу раскрыть вам еще один секрет.
        - И что же это? - Голос был едва слышен, а сердце девушки замерло в ожидании и надежде.
        Адам нежно провел рукой по ее щеке:
        - Тот факт, что вы не вдова, значительно осложняет ситуацию. Но должен признать, я рад, что вы не в трауре и что нет человека, с которым вы мечтали бы соединиться вновь, пусть и в ином мире.
        - Но почему это так важно для вас?
        - Потому что я хочу поцеловать вас... Я хочу этого больше всего на свете и не желаю, чтобы между нами стояло привидение.
        - О да, - прошептала Кэролайн, - сейчас... Его поцелуй был столь страстным, что Кэролайн едва не лишилась чувств. Она вряд ли устояла бы на ногах, если бы не крепкие объятия Хардести.
        - Адам, - выдохнула она, совершенно позабыв об осторожности.
        - Такая страстная, такая милая, - шептал он, и его руки скользили по ее телу.
        Кэролайн обвила его шею руками и несмело коснулась губами твердых и горячих губ. То, что она ответила на ласку, послужило ему разрешением, и второй поцелуй был куда более откровенным и требовательным. В следующий момент Кэролайн почувствовала, что Адам распускает шнурки ее корсажа - хитроумно скроенная деталь одежды играла одновременно роль неизбежного корсета. Теперь он приоткрылся, словно доспехи воина.
        - Никогда не мог понять, как женщины носят подобные вещи, - пробормотал Адам. - Должно быть, ощущение такое, словно носишь на себе тесную клетку.
        - Но зато, когда клетка открывается, испытываешь просто фантастическое чувство, - мечтательно произнесла Кэролайн. Едва слова слетели с ее уст, как она с ужасом осознала их двусмысленность. - Боже, я не то хотела... я не имела в виду...
        Адам усмехнулся и быстро закрыл ей рот поцелуем. Потом сказал:
        - Не нужно ничего объяснять. Я все прекрасно понимаю.
        - Может, лучше я сама? - робко предложила Кэролайн.
        - Ни в коем случае! - И Адам принялся терпеливо расшнуровывать ее корсаж. - Это занятие напоминает мне праздник. Так разворачиваешь изысканно упакованный подарок. Никогда нельзя недооценивать прелести предвкушения.

        Глава 17

        Прошло много времени, и наконец они устали. Адам лег на спину. Одну руку он закинул за голову, а другой крепко прижал к себе Кэролайн. Молодая женщина свернулась калачиком под стареньким одеялом и лежала тихо-тихо, словно собиралась заснуть. «Это было бы прекрасно, - подумал Адам. - Но не сегодня».
        - И когда вы собирались рассказать мне правду? - спросил он.
        Адам понимал, что вопрос прозвучал резковато и скорее всего разрушил очарование момента. Но с другой стороны, может, это и к лучшему. То, что случилось, потрясло его до глубины души, и теперь ему было необходимо прийти в себя и принести в происходящее толику здравого смысла.
        Нескольких минут, проведенных в тишине и относительном спокойствии, хватило, чтобы бросить взгляд назад и обратить наконец внимание на те моменты, которые должны были бы сразу подсказать ему, что у Кэролайн нет никакого опыта интимных отношений с мужчиной. Почему же он был так слеп? Может, потому что так было проще? Удобнее? Адаму просто-напросто хотелось думать, что она на самом деле вдова. Когда Кэролайн опровергла эту весьма уютную версию, он утешился мыслью, что коли в прошлом леди было какое-то пятно, вызвавшее публичный скандал, то она не может быть абсолютно невинна. Но Кэролайн, как и всегда, оказалась полна сюрпризов.
        Теперь она подавила зевок, потянулась, словно, кошка, и сонно спросила:
        - Правду о чем? - Пальчики ее ног коснулись его ступней и потихоньку поползли выше. Но Адам не позволил себе расслабиться и упустить нить важного разговора.
        - О том, что вы девственница... были.
        Кэролайн замерла. Потом приподнялась на локте и воззрилась на него сверху вниз. Брови ее удивленно хмурились.
        - А я должна была предупредить вас?
        - Непременно, - твердо сказал он. Адам был недоволен в основном своей собственной глупостью. - Видите ли, у меня есть правило - никогда не ложиться в постель с невинными девушками.
        - Ах, так вот в чем дело! - Кэролайн слегка улыбнулась. - Все из-за очередного правила.
        - Вы хотите высмеять меня? - спросил он удивленно.
        - Давайте взглянем на ситуацию с точки зрения логики, - предложила Кэролайн. - Что подразумевается под словами «невинная девушка»? Это молодая, возможно, даже совсем юная леди, не имеющая жизненного опыта, которая должна строго беречь себя и свою репутацию для замужества. Я права?
        - В целом да, - осторожно согласился с ней Адам.
        Ох, неспроста она начала столь издалека! Адам прекрасно понял, что им собираются манипулировать. А Кэролайн, одарив его сияющей и уверенной улыбкой, продолжала:
        - Так вот. Я под это определение никоим образом не подхожу. Так что вам совершенно не о чем беспокоиться.
        - Совершенно? - Адам накрутил на палец ее длинный локон и чуть потянул.
        - Конечно! Давайте еще раз рассмотрим факты. - Кэролайн принялась загибать пальцы. - Во-первых, меня нельзя отнести не только к юным, но и к молодым леди. Мне двадцать семь лет. В этом возрасте общество уже не рассматривает женщину как кандидатку на брак.
        - Кэролайн...
        - Во-вторых, даже если случится невероятное и я встречу человека, который вдруг захочет на мне жениться, я обязана буду рассказать ему о скандале, который имел место три года назад. После этого все его намерения испарятся и разговаривать больше будет не о чем... Ни один порядочный человек из общества не захочет жениться на женщине, чья репутация была запятнана, чье имя смешали с грязью... Даже если она взяла себе новое имя и добилась известности и некоторой славы. Вот почему я не вижу ни малейшей надобности беречь себя для брачной ночи, которая все равно никогда не наступит.
        - Ваши в высшей степени логичные рассуждения имеют один изъян, - серьезно заметил Хардести.
        - Я еще не закончила, - перебила его Кэролайн. - Да, я была, строго говоря, девственницей... до недавнего момента. Но в то же время у меня есть определенный жизненный опыт. И я прекрасно понимала, чего хочу, когда ответила сегодня на ваши поцелуи. Пожалуйста, не воображайте, что воспользовались моей неопытностью и все такое. Скорее уж дело обстояло наоборот.
        - Не понял. - пораженный словами Кэролайн, сел и уставился на нее. - Вы пытаетесь сказать, что намеренно соблазнили меня?
        - Н-ну. - Она неопределенно пожала плечами.
        - Я этому не верю. Ни на минуту!
        - Собственно, это было не совсем так. С первой нашей встречи меня влекло к вам. Правда, поначалу я опасалась подвоха, но потом, когда поняла, что могу доверять вам... Я питала надежду, что и вы неравнодушны ко мне.
        - Кажется, я начинаю понимать...
        - Должна признать, что события развивались намного быстрее, чем я предполагала, - не моргнув глазом, продолжала Кэролайн. - Я не думала, что мы окажемся близки после столь короткого знакомства.
        - Признаюсь, и я не ожидал такого. - Адам нежно пропустил прядь ее волос меж пальцев. - Скажите мне, Кэролайн, - начал он, глядя ей в глаза, - если вы хотели испытать физическую близость - к чему было ждать так долго? Несомненно, у вас была масса возможностей.
        Молодая женщина с улыбкой покачала головой. Вопрос показался ей до смешного наивным.
        - Для женщины подобное приключение всегда сопряжено со множеством опасностей. Я не хотела рисковать, оказавшись в обществе не того человека.
        - Ах вот как... Значит, я оказался именно тем? Тем, кого вы ждали? - Адам не желал признаться даже самому себе, какое глубокое удовлетворение вызвали в его душе прозвучавшие сейчас слова.
        - Да... Вот почему сегодня я не колебалась ни секунды. - Произнося это, Кэролайн была серьезна, и у Адама не было ни тени сомнения в ее полной искренности.
        - И как? - Губы его коснулись ее уст. - Оправдал ли эксперимент ваши ожидания? Все именно так интересно и забавно, как вы и предполагали?
        - Более чем. Я вполне довольна.
        - Это невероятно. Я просто слов не могу найти... Что вы со мной делаете, Кэролайн!
        - Держите себя в руках, сэр; - Глаза Кэролайн смеялись, а пальчики осторожно пробирались по спине Адама вниз. - Если вы опасаетесь потерять выдержку, помните, что у меня есть щит и убежище, которое надежно защищает меня от всякого злословия и возможного скандала.
        - И что же это?
        - Это дух моего покойного мужа Джереми Фордайса, который так удачно оставил меня вдовой.
        - Что ж, признаю, иногда наличие духа оказывается чертовски удобным!
        Смеясь, они упали на кровать, и все остальное стало далеким и не важным.

        Глава 18

        В комнате, где обычно проходили спиритические сеансы, царил привычный полумрак. Ирен Толлер в одиночестве обдумывала план мести. На столе перед ней стоял большой бокал джина. «Я так долго была глупой и доверчивой куклой, - сказала она себе, - но теперь с этим покончено. С моих глаз упала пелена, и теперь я все вижу ясно».
        - За тебя, Элизабет Делмонт, где бы ты ни была. - Она отсалютовала бокалом и сделала большой глоток. Джин обжег горло. Женщина вытерла губы ладонью и забормотала: - Шлюхой ты была порядочной, но все же оказала мне услугу, с этим не поспоришь. Правду мне открыла. Хочешь верь, хочешь нет, но если бы я и впрямь могла вызывать духов, то я вытащила бы тебя из ада, чтобы поблагодарить как положено.
        Она отпила еще джина. Чувства ее притупились, и она лишь смутно ощущала, что в доме становится холодно. Бесс ушла, и камин, оставленный без присмотра, почти погас.
        - Да, я хотела бы поблагодарить тебя, Элизабет Делмонт, но вот не могу... - продолжала бормотать женщина, глядя в пустоту слезящимися глазами. - Впрочем, думаю, ты не в претензии, потому что все прекрасно понимаешь. Все мы, объединенные в славное племя медиумов, - самые настоящие шарлатаны и мошенники... Что уж тут говорить! Это и есть самая страшная тайна, которая связывает людей нашего ремесла...
        Миссис Толлер замолчала и предалась мрачным размышлениям о своем и впрямь непростом ремесле. Она стала медиумом более десяти лет назад. Тогда у нее было преимущество перед коллегами - она была молода и красива. Но и в те годы конкуренция в их среде была чрезвычайно высока, и, чтобы привлечь и удержать клиентов - то есть, чтобы свести концы с концами и заработать на хлеб, - ей приходилось проводить особые спиритические сеансы. Всегда находились джентльмены, которые желали встретиться с той или иной знаменитой куртизанкой прошлого.
        Мужчины платили деньги за то, чтобы овладеть ее телом и удовлетворить свои фантазии: побывать в объятиях женщины, чье сладострастие стало легендарным. И медиум, в которую по сценарию вселялся дух то царицы, то жрицы древнего культа, то знаменитой распутницы, старалась как можно лучше войти в нужный образ.
        Подобного рода сеансы не были чем-то исключительным - те, кто осваивал профессию с азов и не имел помощи и поддержки, шли на любые уловки, лишь бы найти клиентов и сделать себе имя. И что бы там люди ни болтали, это занятие не имеет такой уж прямой связи с древнейшей профессией. Ничего подобного! Ведь клиент оставался в уверенности, что обладал Клеопатрой, а медиум лишь служила своего рода посредником - а значит, в каком-то смысле сохраняла невинность.
        Миссис Толлер вздохнула. Что ни говори, работенка все равно была не из приятных. Но и выбора у нее тогда особого не было.
        Дело пошло лучше, когда она набила руку и сообразила добавить к своему арсеналу трюков планшет и явления материализации. Это оставляло за бортом ищущих секса джентльменов и приводило на ее сеансы более респектабельную публику. И все шло неплохо до тех пор, пока он не вошел в ее жизнь и не начал ставить условия. Это случилось несколько месяцев назад, и довольно долго она обманывала себя, считая, что с ее стороны эта связь обусловлена деловыми отношениями. Как же, как же! Влюбилась как кошка - вот и все отношения. «Как я могла быть такой дурой? - спрашивала себя женщина, глядя в стакан с мутноватой жидкостью. - Словно он околдовал меня...» Но теперь чары рухнули, сломанные самым древним и надежным волшебством - силой пролитой крови. «Господи, что за чушь лезет в голову, - попеняла она себе. - Уж я-то давным-давно не верю в подобный сверхъестественный бред».
        Вот месть - дело другое. Это достойная цель. Где-то скрипнул пол. Звук эхом прокатился по пустому темному дому и испугал женщину. Несколько секунд миссис Толлер сидела, вцепившись побелевшими пальцами в край стола, и слышала лишь бешеный стук собственного сердца. «Это просто дом, - убеждала она себя, - просто старые доски скрипят... Так бывает каждую ночь, и я слышала этот звук сотни раз». Постепенно ей удалось восстановить дыхание и немного успокоиться. Мысли миссис Толлер вернулись к делам насущным. Сегодняшний сеанс можно назвать на редкость удачным. Ей чертовски повезло, что эта миссис Фордайс пожелала присутствовать. Никогда прежде столь известная личность не удостаивала своим присутствием спиритические бдения миссис Толлер. Медиум знала, что Кэролайн Фордайс не относится к представительницам высшего света, но она известная писательница и ее романы читают все - от пэра до мальчишки-посыльного. И все прошло гладко... Единственный момент, который тревожил Ирен Толлер, - обращение к духу умершего мистера Фордайса. Во время сеанса этот ход показался ей удачным и своевременным, но потом она уже не
была так уверена в этом. Трюк с вызовом духа усопшего супруга всегда требовал огромной осторожности и неких предварительных данных. Кто знает, какие отношения на самом деле связывали ныне живущего супруга с усопшим. В памяти миссис Толлер слишком яркими оставались воспоминания о том ужасном вечере, когда она вызвала дух умершего мужа и оказалось, что жена, присутствовавшая на сеансе, ненавидела его. Да так сильно, что помогла ему отправиться в потусторонний мир.
        Сегодня, похоже, был не такой случай, и все шло неплохо... Миссис Фордайс реагировала на дух мужа несколько вяло, но вполне адекватно. Ирен Толлер даже не сомневалась в успехе, если бы в какой-то момент не встретилась взглядом с мистером Гроувом. Тот сидел рядом с писательницей словно сторожевой пес, и в глазах его была холодная ярость. Этот взгляд испугал медиума до боли в сердце. Несколько страшных секунд женщине казалось, что мистер Гроув собирается зажечь свет и разоблачить ее. Это было бы не так уж сложно. При ярком свете многое видится яснее. Наверняка все сразу же заметили бы, что руки, лежащие перед ней на столе, выполнены из воска. Необходимый трюк, чтобы она могла свободно манипулировать различными устройствами. Боже, как же она перепугалась. Но спасибо миссис Фордайс, ей удалось приструнить своего так называемого помощника. Вообще с этим человеком нужно быть настороже и никогда, ни при каких обстоятельствах не упоминать в его присутствии покойного Джереми Фордайса.
        Что же касается миссис Фордайс, то Ирен Толлер собиралась сделать все, чтобы поддержать столь полезное знакомство. Знаменитая писательница могла послужить для нее пропуском в общество.
        Само собой, все не так просто, и неписаные законы света регламентируют общение с потусторонним миром так же строго, как и порядки в нашем подлунном королевстве. Высшее общество не избежало увлечения спиритизмом, но там предпочитали медиумов, которые хоть каким-то краешком принадлежали к этому самому высшему обществу. Случалось, что знатные особы снисходили до посещения сеансов и медиумов, стоящих на низкой ступени социальной лестницы. Да, такое бывало... Но никогда ни одному спесивому аристократу не приходило и не придет в голову пригласить в свою изысканную гостиную ее, Ирен Толлер. Даже если предположить, что каким-то невероятным образом ей удастся войти в круг избранных, - кем она станет для них? Игрушкой, развлечением, чем-то вроде циркового уродца. Никогда члены благородных семей не будут обращаться с миссис Толлер как с ровней... Никто не будет смотреть на нее так, как они смотрят на Джулиана Элсуорта.
        Ирен Толлер негодующе фыркнула и отпила еще джина. Уж она-то могла бы порассказать этим заносчивым аристократам про их любимого Элсуорта, который гребет деньги лопатой... Поведать им правду про этого наглого выскочку.
        В доме опять что-то тоскливо скрипнуло. Женщина вздрогнула и бросила нерешительный взгляд в сторону тайника, куда она спрятала улики. Улики своего преступления. Избавиться от них не было никакой возможности - пока. Но уж она постарается с утра пораньше заняться этим. Самое надежное - засунуть окровавленное платье в мешок с камнями и выбросить в реку. Как говорится, концы в воду.
        Ах, как жалко платья. Оно было премиленькое, да к тому же это он его подарил... Но что ж теперь... Кто знал, что будет столько крови.
        Ей почудился порыв ветра в полутемной гостиной. Словно чей-то дух пролетел мимо... Или это душа убитой женщины позвала Ирен по имени? Пальцы медиума крепче обхватили бокал со спиртным. Какие глупости лезут в голову!
        - Ты ведь тоже оказалась обманутой, Элизабет Делмонт, - прошептала она в темноту. - Наивные дурочки. Нужно было сразу догадаться, что ни одной из нас не по силам тягаться с призраком.
        Еще глоток джина - просто чтобы успокоить нервы. Скоро он будет здесь. Нужно сохранить самообладание, чтобы выполнить задуманное - отомстить.
        Вот и негромкий стук в парадную дверь. Ирен вскочила, сердце заколотилось как. безумное. Ничего, ничего. Это от предвкушения. Предвкушения мести.
        Дом сегодня казался каким-то чересчур пустым и потому чужим и пугающим. Ирен вдруг пожалела, что отпустила Бесс. Впрочем, это все глупости. Она не могла бы выполнить задуманное при свидетелях.
        Внизу опять постучали. Ирен вздрогнула - звуки слишком походили на таинственные стуки, которые она сама производила во время сеансов, чтобы усилить впечатление на легковерных клиентов.
        Все обдумано и решено - но женщина никак не могла заставить себя двинуться с места. Что с ней такое, в конце концов? Сердце колотится... может, это от джина? Нет, к чему обманывать себя - это страх. Леденящий ужас сковал ее по рукам и ногам, лишив возможности двигаться. Ирен несколько раз глубоко вздохнула. Нет никаких причин бояться того, что ей предстоит. Она составила план - очень хороший план. Она не просто отомстит, но и заработает кучу денег - что может быть лучше?
        Ирен добралась до прихожей, еще раз глубоко вздохнула и распахнула дверь.
        - Я получил твое послание, - сказал он.
        - Входи.
        Мужчина перешагнул порог и посмотрел ей в лицо:
        - В последнее время ты сильно осложняешь мне жизнь.
        - А чего ты хотел? Думал, я позволю использовать себя, а потом выбросить? Думал, я прощу предательство? Ты обошелся со мной как с дешевой шлюхой!
        - Тебя это удивляет? А ведь ты хуже, чем дешевая шлюха, Ирен. Та хоть отрабатывает деньги, а ты еще и жульничаешь! Впрочем, сейчас это не важно. Не стоит ссориться по пустякам. Скажи, чего ты хочешь от меня?
        Женщина улыбнулась, хотя ее душила ненависть.
        - Пойдем в комнату, и я скажу тебе, чего я хочу в обмен на молчание. Думаю, ты согласишься на многое, лишь бы я не разболтала твои секреты газетчикам.
        - Что я слышу! Знаешь ли, дорогуша, это весьма похоже на шантаж.
        - Да что ты? Я предпочитаю называть это деловым предложением.
        Ирен повернулась и пошла вперед, направляясь в комнату, где принимала гостей и проводила спиритические сеансы. Мужчина шел следом.
        - Что-то подсказывает мне, что наш разговор будет не из приятных, - сказал он. - Не возражаешь, если я налью себе джина?
        - Возражаю! Больше ты от меня ничего не получишь, даже джина! - резко бросила Ирен. Она повернула голову, чтобы одарить гостя презрительным взглядом. Глаза ее расширились от ужаса - она заметила, что мужчина протягивает руку и берет со стола один из тяжелых медных подсвечников. Ирен поняла, что ошиблась. Фатальная ошибка в расчетах - она слишком полагалась на свои силы и недооценила противника.
        Ирен Толлер хотела крикнуть, хотела броситься бежать - но время ушло. Она ничего больше не успела. Мужчина ударил быстро и сильно. С губ женщины сорвался сдавленный стон, и она упала. Он нанес новый удар, а потом еще и еще. Через несколько минут ковер потемнел от крови. Наконец убийца понял, что женщина мертва.
        Завершив задуманное, мужчина почувствовал себя смертельно усталым. Пот заливал глаза, и дыхание со свистом вырывалось из груди. Несколько секунд он молча смотрел на распростертую у его ног жертву.
        - Шлюха и мошенница.
        Потом не спеша занялся комнатой. Наконец, удовлетворенный, оглядел дело рук своих и вынул из кармана часы. Пятнадцать минут первого.
        Мужчина аккуратно перевел стрелки и положил часы на пол рядом с телом. А затем с силой наступил на циферблат каблуком, круша стекло и хрупкий механизм. То, что осталось от часов, будет теперь всегда показывать только то время, которое выбрал он сам.
        Замершие навечно стрелки показывали полночь.

        Глава 19

        У Адама хватило мужества признаться себе, что у него нет сил бороться с желанием обладать этой женщиной. Никогда прежде не испытывал он подобной силы чувств.
        Вечер пролетел слишком быстро. Помня о необходимости вернуться, они с неохотой покинули ту бедную комнатку, где их было лишь двое. Хардести исполнял роль горничной, и в конце концов они справились с юбками и застежками, привели в порядок растрепавшиеся локоны, и миссис Фордайе вновь выглядела вполне респектабельно. Адам пристально разглядывал ее в полумраке кареты. Никто ни о чем не догадается. Только он может заметить изменившееся выражение прекрасных глаз. Новое знание изменило Кэролайн, подняло на новую высоту. Она осознала собственную женственность.
        Хардести вздохнул и попытался отвлечься, но не тут-то было. Его мысли решительно не желали менять направление, всецело подчинившись низменным желаниям плоти. Это несколько пугало его. Никогда еще столь сильное чувство к женщине не обуревало Адама Хардести. Просто наваждение какое-то. Сегодня они дважды занимались любовью. Адам получил, что хотел, и должен был бы ощущать законное удовлетворение. Вместо этого его грызла тревога и в голове вертелся лишь один вопрос. Когда? Когда он сможет увидеть ее снова? Обнять... Овладеть...
        Кэролайн не сказала и двух слов за все время, что они ехали до Корли-лейн. Она полностью ушла в себя. Адам, поглядывая на молодую женщину, терялся в догадках: перебирает ли она свои впечатления от испытанной близости или обдумывает, как бы использовать вновь обретенный опыт в очередной главе своего романа.
        Мысль о возможности прочесть в «Таинственном джентльмене» рассуждения Кэролайн о пережитом сегодня вечером показалась ему кощунственной.
        «Нет-нет, - сказал себе Адам, - это слишком. У меня разыгралось воображение. Такого просто не может быть».
        Вскоре карета остановилась, и толчок вывел Кэролайн из задумчивости. Она вздрогнула и выглянула в окно.
        - Боже, вот и мой дом! Как быстро пролетело время... Но ведь мы так и не успели обсудить наши дальнейшие шаги. В каком направлении вы намерены вести расследование?
        - У нас с вами есть оправдание, - улыбнулся Адам, открывая дверцу и выпрыгивая из карсты. - Сегодня нас отвлекло весьма важное дело. Я бы даже сказал - самое важное и самое замечательное.
        - О да. - Кэролайн рассмеялась и оперлась на его руку, выходя из кареты. Но в следующий миг лицо ее стало серьезным, и она с тревогой заглянула Адаму в глаза: - Надеюсь, вы не собираетесь сегодня ночью обыскивать дом миссис Толлер?
        - Нет-нет. - Хардести взял ее под руку и повел к дому. - Не сегодня. Я дождусь, пока она и ее горничная - она же помощница - покинут дом и отправятся в Уинтерсетт-Хаус. Если не ошибаюсь, очередной сеанс с участием миссис Толлер назначен на завтра во второй половине дня. Общение с потусторонним миром посредством планшета. Мы с вами уже были свидетелями подобной демонстрации ловкости рук.
        - Оказывается, вы прекрасно знаете расписание сеансов миссис Толлер, - удивилась Кэролайн.
        - Я специально поинтересовался ее планами на ближайшие несколько дней.
        - Ах да, я и забыла - вы же специалист по сбору информации и всегда все знаете... Что ж, должна сказать, что засну намного спокойнее, если буду уверена, что вы не собираетесь сегодня вечером проникнуть в ее дом.
        Хардести остановился на верхней ступени лестницы. Тон его стал серьезным, глаза смотрели требовательно:
        - Это не шутки. Нам непременно нужно обсудить то, что мы увидели во время сегодняшнего сеанса. Один момент - помимо упоминания мистера Фордайса - привлек мое внимание и показался мне очень важным. Вы позволите нанести вам визит завтра утром?
        - Конечно! - Кэролайн отвлеклась от поисков ключа и с любопытством спросила: - Что именно привлекло ваше внимание?
        - Возможность выгодного вложения денег, которую дух пообещал двум пожилым дамам.
        - Да, я помню этот момент, но мне кажется, вы преувеличиваете его значение. Это был ваш первый сеанс, не правда ли? Я же посетила несколько и могу с уверенностью заявить: прогнозы подобного рода не редкость. Медиумы частенько обещают кому-то из присутствующих скорое получение наследства или предрекают, что человек разбогатеет каким-то иным способом.
        - В данном случае предсказание удивило меня своей точностью, - медленно проговорил Хардести. Он забрал ключ из рук Кэролайн и вставил его в замочную скважину: - Если это просто очередная выдумка, то к чему оговаривать такие подробности, как появление человека, который назовется другом некоей покойной леди?
        - Вы правы, это звучит несколько необычно.
        - Если не ошибаюсь, при нашей первой встрече вы говорили, что Элизабет Делмонт сделала похожее предсказание кому-то из присутствовавших на ее сеансе.
        После короткого молчания Кэролайн кивнула:
        - Теперь, когда вы упомянули об этом, я вспомнила. Предсказания медиумов действительно звучали очень похоже! От имени явившегося на зов духа миссис Делмонт пообещала мистеру Макдэниелу, что вскоре к нему явится некий джентльмен и, сославшись на имя этого самого духа, предложит ему вариант весьма выгодного капиталовложения. Все было именно так... Но какое отношение эти факты имеют к убийству и пропавшему дневнику?
        - Может, и никакого. - Адам открыл дверь. - Но согласитесь, услышать от разных медиумов столь похоже сформулированные прогнозы достаточно странно. Это наводит на размышления.
        Кэролайн с неохотой переступила порог и, обернувшись, быстро спросила:
        - Вы считаете, что между женщинами-медиумами существовала некая договоренность? Они были как-то связаны?
        - Мне это кажется вполне вероятным.
        - Но Ирен Толлер и Элизабет Делмонт были соперницами!
        - Порой деньги связывают крепче, чем узы дружбы. И люди смиряют себя и отодвигают личную вражду на второй план. Массу примеров тому можно видеть в высшем свете. Множество браков основано на деньгах, и союзы эти достаточно прочны, хоть и объединяют абсолютно разных людей.
        - Ваши слова отдают цинизмом, Адам.
        - Вам так кажется с непривычки. Я смотрю на эти вещи проще, ибо давным-давно понял, что начинать изучение особенностей поведения той или иной человеческой особи нужно с вопроса о ее, этой особи, доходах. Это позволяет избавиться от многих иллюзий.
        - Удивительно тонкое наблюдение. Кстати, ваши слова напомнили мне о том доме на Стоун-стрит. Вы сказали, что у вас имеются какие-то виды на него. Что вы собираетесь с ним сделать?
        Несколько секунд Адам колебался, но все же не нашел веских причин скрывать свои намерения:
        - Я хочу устроить на Стоун-стрит приют для бездомных детей. Там они будут сыты и в безопасности. Кроме того, я позабочусь о том, чтобы их научили читать и писать. Это поможет детям найти свое место в жизни.
        - Я должна была бы догадаться, - тихо произнесла Кэролайн. Она смотрела на него со странной задумчивостью, и Адаму стало не по себе; он никак не мог понять, что означает этот взгляд.
        - И как же, интересно, вы могли об этом догадаться? - буркнул он, хмуря брови.
        - Не важно. До свидания, Адам.
        - Спокойной ночи, Кэролайн.
        - Скорей бы утро! - Она вдруг улыбнулась. - Засяду за новую главу пораньше. Знаете, меня переполняют свежие идеи!
        Некоторое время Адам в растерянности и недоумении стоял перед захлопнувшейся дверью. Идеи! Кто бы мог подумать! Другая на ее месте думала бы о своей репутации или беспокоилась, не забеременела ли... А Кэролайн Фордайс занята исключительно мыслями о продолжении своего романа!
        Раздумывая о возможных творческих планах миссис Фордайс, Адам испытывал смутное беспокойство. Что, черт возьми, она собирается там написать?

        Глава 20

        Кэролайн взглянула на часы: чуть больше половины десятого. Она положила ручку и перечитала строки, написанные за сегодняшнее утро.
        «Лидия начала подозревать, что Эдмунд Дрейк совсем не такой, каким казался на первый взгляд. Этот человек напоминал воина, облаченного в темные доспехи: внешняя суровость и жесткость призваны были охранять не только секреты прошлого и настоящего, но и ранимую душу благородного человека. Да, мистер Дрейк не из тех, кто открывается легко и приобретает множество друзей. Скорее напротив, при первом знакомстве впечатление о нем складывалось самое неблагоприятное. Но тревожные события последних дней позволили Лидии заглянуть за неприступную преграду, окружавшую душу Эдмунда. И девушка поняла, как жестоко она ошиблась, поторопившись заклеймить этого человека.
        Теперь, в свете новых знаний, она мысленно нарисовала портрет совсем другого человека. Дрейк, несомненно, был в плену сильных переживаний, страсти терзали его душу. Но он обладал железной волей и умел сдерживать свои страсти. Человек чести, он жил в соответствии с кодексом строгих правил. В наше время всеобщей распущенности многие из тех, кто называет себя джентльменом, не утруждаются более соблюдением законов чести. Но Эдмунд Дрейк сохранил в душе рыцарские каноны и следовал этим правилам, не интересуясь, что думают по этому поводу окружающие».
        Удовлетворенная результатами своих трудов, Кэролайн взяла чистый лист. Пока все идет замечательно. Столь неожиданное преображение Эдмунда Дрейка, несомненно, поразит читателей. Так, теперь, чтобы закончить главу, нужно сочинить какое-нибудь необыкновенное происшествие - и очередную часть романа можно считать готовой.
        Кэролайн задумчиво постукивала ручкой по чистому листу бумаги. Итак, что это будет? Лошади понесли, и герой остановил карету? Не годится, подобное уже было в одном из недавних эпизодов, а происшествия не должны повторяться, здесь очень важен правильный расчет. Она раздумывала еще некоторое время, а потом решила, что роману в целом не хватает страсти и именно здесь очень к месту будет любовная сцена с бушующими страстями... Но очень красивая... Что-то вроде того, что она сама испытала вчера в объятиях Адама.
        Некоторое время Кэролайн сидела, улыбаясь и безмятежно предаваясь приятным воспоминаниям, она чувствовала, как низ живота сводит сладкой судорогой. Решив, что эти эмоции вполне сойдут за вдохновение, Кэролайн схватилась за перо.
        «Лидия вглядывалась в лицо сидящего напротив мужчины. В полумраке кареты его глаза сверкали как угли, выхваченные из магического огня. Не успела она опомниться, как Эдмунд Дрейк заключил ее в объятия и прижал к своей могучей груди.
        - Моя милая, моя прекрасная Лидия, - прошептал он. - Когда я с тобой, я не могу контролировать...»
        - Миссис Фордайс?
        От неожиданности Кэролайн вздрогнула и выронила ручку. Слово «контролировать» обзавелось длинным хвостиком. Оторвав взгляд от бумаги, молодая женщина увидела миссис Пламмер, стоящую в дверях. Испуг сменился раздражением, но она постаралась не показать, насколько не вовремя явилась горничная, и сдержанно спросила:
        - В чем дело?
        - Простите, что беспокою вас, когда вы работаете, но вам письмо! Только что доставил мальчишка. - Горничная вошла в комнату и подала хозяйке конверт. - Принес его к кухонной двери только сию минуту.
        - Письмо? - Кэролайн с опаской смотрела на конверт. - Надеюсь, это не от редактора... Мистер Спраггет прекрасно знает, что новая глава не будет готова раньше конца недели! Это просто невероятно! Клянусь, если он не прекратит подгонять меня, я поищу себе другого издателя.
        - Нет-нет, это не от мистера Спраггета, - торопливо заверила хозяйку миссис Пламмер. - Мистер Спраггет, ежели хочет передать вам письмо с нарочным, то всегда посылает рыжего мальчишку по имени Том. А это письмо принес незнакомый паренек.
        «Должно быть, письмо от Адама», - решила Кэролайн. Не так уж много в этом городе людей, у которых есть повод писать ей. Губы ее уже дрогнули, готовясь сложиться в улыбку, а сердце застучало чаще от радостного предчувствия. Но в следующий момент ей пришло в голову, что письмо может означать невозможность встретиться - ведь Адам собирался зайти сегодня утром. Вдруг его планы изменились?
        - Спасибо, миссис Пламмер. - Кэролайн быстро выхватила письмо из рук горничной и торопливо разорвала конверт.
        «Дорогая миссис Фордайс.
        Я должна увидеть вас немедленно. Речь идет о чрезвычайно важном послании от потусторонних сил. К сожалению, это послание было получено мною вчера вечером уже после того, как вы покинули мой дом.
        Искренне ваша И.Толлер».
        - Как интересно, - пробормотала Кэролайн, перечитывая письмо снова, на этот раз не спеша. - Это записка от медиума.
        - От какого же из них, мадам?
        - От Ирен Толлер. Вчера я и мой... и мой знакомый мистер Хардести побывали на ее сеансе. - Кэролайн бросила письмо на стол, встала и беспокойно заходила по комнате. - Странная записка. Не понимаю, о чем идет речь.
        - Вы собираетесь куда-нибудь, мэм?
        - Конечно! Дело принимает новый, совершенно неожиданный оборот, и я не могу упустить такую возможность. Я бегу наверх переодеваться. - Уже в дверях она обернулась: - Миссис Пламмер, когда вернутся тетушки, передайте им, пожалуйста, что мне неожиданно и очень срочно пришлось отправиться на встречу с миссис Толлер. Но домой я непременно вернусь к обеду.
        - Хорошо, мэм.
        Кэролайн уже выбежала в коридор, но на полпути к лестнице ей пришла в голову новая мысль, и она вновь повернулась к служанке:
        - Вот еще что, миссис Пламмер. Мистер Хардести собирался нанести визит сегодня утром. Если он придет до того, как я вернусь, будьте добры, попросите его подождать. Думаю, я не задержусь надолго.
        - Хорошо, мэм.
        Кэролайн стояла на тротуаре, сгорая от нетерпения. Ей пришлось пропустить два кеба - новеньких и призывно блестящих черными боками. «Как это обидно, - думала она, - не иметь возможности использовать столь замечательный вид транспорта. Коляска с открытым верхом, кучер сидит позади и не загораживает обзор... да и по скорости и маневренности на узких лондонских улочках этот экипаж намного превосходит карету. Но вот поди ж ты: женщина, которую заметили бы разъезжающей в открытом экипаже, мгновенно лишилась бы доброй репутации». От позора не спасал даже статус вдовы. Как высказался один из светских сплетников: «Коли она позволяет себе столь быструю езду, значит, она столь же быстра на адюльтер».
        С трудом сохраняя самообладание, Кэролайн дождалась наконец кареты и, кусая губы от нетерпения, мысленно подгоняла неторопливого возницу. Слава Богу, все имеет свой конец, и поездка эта не стала исключением. Вот и дом Ирен Толлер. Кэролайн с удивлением отметила, что даже при дневном свете он выглядит удивительно мрачным и неприветливым. Молодая женщина в раздумье разглядывала непривлекательное здание с облупленным фасадом, размышляя, что могло так срочно понадобиться от нее миссис Толлер. Тут она заметила, что возле дома медиума начинает собираться толпа. Пока людей было немного, но по тому, как заинтересованно они взирали на зашторенные окна и крепко-накрепко запертую парадную дверь, Кэролайн предположила, что здесь произошло что-то действительно из ряда вон выходящее.
        Кэролайн медленно поднималась вверх по лестнице к парадной двери и жадно ловила обрывки разговоров, которые долетали до нее из толпы.
        - Я слышала, что злодей проник в дом и напал на хозяйку, когда та спала, - говорила женщина в белом крахмальном переднике горничной.
        - Не могу поверить, что это случилось на нашей улице, - бормотала молоденькая служанка, не сводя круглых от испуга глаз с парадной двери.
        - У нас тихий и приличный район! - недовольно восклицала пожилая матрона. - И никогда ничего подобного прежде не случалось!
        Эти разговоры заставили Кэролайн встревожиться по-настоящему. Она прекрасно помнила, что Адам собирался так или иначе проникнуть в дом миссис Толлер. Да, он говорил, что планирует это на вторую половину сегодняшнего дня, но кто знает? Вдруг Хардести передумал или какие-то обстоятельства заставили его поторопиться, и он отправился обыскивать дом вчера вечером? Или сегодня рано утром?
        - А кто это подошел к двери? - раздался громкий шепот за спиной Кэролайн. - Никогда прежде не видел здесь эту даму.
        Старательно игнорируя любопытство окружающих, Кэролайн решительно постучала в дверь.
        Господи, сделай так, чтобы Адам оказался ни при чем.
        Послышались тяжелые шаги, дверь распахнулась, и Кэролайн увидела перед собой огромного детину в форме констебля.
        - Что вам здесь нужно, мадам? - требовательно спросил он.
        Кэролайн вдруг испугалась. Что, если Адама поймали в тот момент, когда он обыскивал дом? Перед глазами ее замелькали картины одна страшнее другой: вот Хардести заковывают в кандалы, вот его тащат по темному коридору и швыряют в сырую и грязную камеру. Невероятным усилием воли она подавила панику и по возможности спокойно объяснила:
        - Сегодня утром я получила письмо от миссис Толлер с просьбой прийти незамедлительно... А что здесь происходит?
        - Письмо?.От медиума? - Констебль внимательно разглядывал ее. Кэролайн поежилась.
        - Да. Я пришла, чтобы встретиться с миссис Толлер по ее просьбе, - повторила она упрямо.
        За спиной констебля возник небольшого роста худой человечек в плохо сшитом костюме.
        - Что тут происходит, офицер?
        Кэролайн вздрогнула. Этот мужчина был дурно одет и невелик ростом, но она почему-то сразу поняла, что он куда умнее, а потому намного опаснее огромного неповоротливого констебля.
        - Тут пришла дама, инспектор, - принялся объяснять великан. - Говорит, что сегодня утром получила письмо от медиума.
        - Да что вы говорите? - Инспектор проскользнул вперед, и его цепкий взгляд остановился на Кэролайн. - Вот это уже по-настоящему интересно! Не могли бы вы представиться, мадам?
        - Меня зовут миссис Фордайс. - Выждав секунду и не услышав ответа, Кэролайн добавила: - Не помню, чтобы мы с вами прежде встречались.
        Она едва дышала от ужаса, но какая-то непонятная сила заставляла ее сохранять самообладание, говорить уверенным голосом и даже смотреть на инспектора неблагосклонно.
        - Инспектор Дж. Дж. Джексон, - представился тот. - К вашим услугам. Так что же привело вас в этот дом, мадам?
        - Я уже объяснила констеблю, что сегодня утром мне принесли письмо. В нем была просьба о незамедлительной встрече.
        За спиной инспектора появился еще один человек.
        - Доброе утро, миссис Фордайс, - сказал Адам. - Какая неожиданная встреча.
        Его голос и вежливая улыбка должны были означать, что их знакомство весьма поверхностно. Разумная предосторожность, и Кэролайн это понимала.
        В то же время ее охватил ужас. Худшие ожидания оправдывались: Адама поймали в доме миссис Толлер, и теперь он хочет, чтобы они сделали вид, будто едва знакомы... Он пытается защитить ее от этого инспектора с пристальным цепким взглядом.
        Подыгрывая Адаму, Кэролайн вежливо улыбнулась и механически ответила:
        - Приятно увидеть вас вновь, сэр. - Она не рискнула добавить имя, не зная, как именно Адам представился полиции: как Хардести или как Гроув. - Полагаю, вы тоже получили письмо от миссис Толлер с просьбой о встрече?
        - Так оно и было, - отозвался Адам. - Но, приехав сюда, я обнаружил в доме полицию.
        - Ах, вот оно что! - Кэролайн казалось, что холл опутан сетями... нет, липкой паутиной; и она наугад пробирается к свету, пытаясь не задеть особенно опасные нити, с ужасом ожидая, что любой неверный шаг привлечет к ней ненужное внимание, и тогда клейкие нити сомкнутся, опутывая ее по рукам и ногам...
        - Что же здесь произошло, инспектор? - Взирая на полицейского широко распахнутыми глазами, спросила она. - Кто-нибудь пострадал?
        - Можно сказать и так, - ворчливо отозвался тот. - Миссис Толлер умерла.
        - Умерла? - эхом переспросила Кэролайн, без сил опускаясь на стульчик подле вешалки. - Бог мой...
        - Ее убили в той самой комнате, где проводился спиритический сеанс. Должен заметить, что преступник буквально перевернул все вверх дном.
        - Все как при том первом убийстве, - с важным видом добавил констебль.
        - Миссис Толлер скончалась от ударов, нанесенных по голове, - продолжал инспектор Джексон.
        - Как и та первая дама-медиум, - опять вмешайся констебль.
        - Но это могло случиться только сегодня... совсем недавно... - пробормотала Кэролайн, изо всех сил пытаясь взять себя в руки и сохранить способность рассуждать здраво.
        - Убийство произошло в полночь, - торжественно объявил инспектор.
        - Как и то, первое, - добавил констебль.
        - Это невозможно! - воскликнула Кэролайн. - Сегодня утром я получила письмо от миссис Толлер! Его доставили, - она бросила взгляд на свои часики, - минут сорок назад.
        Джексон пожал плечами:
        - Возможно, она написала его вчера вечером и попросила свою экономку отправить письмо утром.
        - Кстати, - Кэролайн оглянулась, - а где экономка?
        - Еще не приходила, - ответил инспектор.
        - Но как вы узнали об убийстве? - спросила девушка.
        - Получили анонимное сообщение. Намек, так сказать. Такие вещи бывают частенько и весьма помогают нам в работе.
        - Но что заставляет вас думать, что миссис Толлер была убита именно в полночь? - упорствовала Кэролайн.
        Инспектор Джексон откашлялся, бросил быстрый взгляд на Адама и секунду колебался, словно не был уверен, стоит ли посвящать посетительницу в детали происшествия. Однако все же ответил:
        - Рядом с телом мы нашли часы, принадлежащие мистеру Хардести. Когда вы прибыли, мы совместными усилиями пытались выяснить, как такое могло случиться.
        Мистер Хардести. Значит, Адам назвал инспектору свое настоящее имя. Впрочем, трудно сказать, хорошо ли это.
        - Его часы? - медленно переспросила Кэролайн.
        - Как и в случае с убийством той первой женщины-медиума, - торжественно провозгласил констебль.
        Теперь Кэролайн вспомнила: Адам рассказывал, что видел на полу, рядом с телом Элизабет Делмонт, разбитые часы.
        - И все же я не понимаю, как часы могут помочь вам установить время преступления? - Она смотрела на инспектора почти жалобно, и тот не устоял перед искушением произвести впечатление:
        - Часы разбиты, - объявил он тоном фокусника. - Скорее всего это случилось во время борьбы. И стрелки остановились точно на двенадцати часах.
        - И вы полагаете, что часы принадлежат убийце?
        И инспектор, и констебль воззрились на Кэролайн, словно она спросила глупость. Ей стало страшно.
        - На часах, найденных возле тела миссис Толлер, выгравировано мое имя, - сказал Адам ровным голосом. Он стоял, скрестив руки на груди и прислонившись к косяку с абсолютно невозмутимым видом. Девушке показалось, что она ослышалась.
        - Этого не может быть! - Когда сказанное проникло в ее разум, Кэролайн вскочила на ноги и теперь переводила испуганный взгляд с равнодушно-спокойного Адама на весьма довольно ухмыляющегося инспектора.
        Все оказалось хуже, чем она думала. Совершено убийство, а это значит, что Адама могут повесить. На секунду Кэролайн показалось, что она сейчас упадет в обморок - так ужаснула ее эта мысль. Но молодая женщина постаралась взять себя в руки. Нужно что-то делать... Она бросила на Адама вопросительный взгляд, надеясь получить хоть какой-нибудь намек или совет, но выражение его лица оставалось отчужденно непроницаемым.
        - Таковы факты, мадам, - заявил инспектор. - Имя написано четко, и тут уж не ошибешься.
        Кэролайн резко повернулась, сделала шаг вперед и выпалила, глядя в хитрые глазки полицейского:
        - Уверяю вас, мистер Хардести не имеет никакого отношения к смерти миссис Толлер!
        Инспектор молча смотрел на нее. Брови его поползли вверх.
        - Миссис Фордайс, - мягко сказал Адам. - Думаю, будет лучше, если вы воздержитесь от дальнейших комментариев.
        Тон был очень спокойным, почти ласковым, но Кэролайн прекрасно поняла, что это приказ, а не просьба или совет. «Черта с два, - подумала она. - И не подумаю подчиниться».
        - Я не могу объяснить, каким образом часы мистера Хардести оказались на месте преступления, - сказала она решительно. - Но уверяю вас, инспектор, что в двенадцать ночи мистер Хардести никак не мог находиться в этом доме.
        - Миссис Фордайс, остановитесь! - Адам нахмурился. На скулах заходили желваки. - Вы и так сказали слишком много.
        - Могу я поинтересоваться, почему вы так уверены в местонахождении мистера Хардести? - вежливо спросил инспектор.
        - В полночь мистер Хардести был со мной, инспектор. - Кэролайн вздернула подбородок, и смело встретила взгляд любопытных глаз. - Вчера вечером миссис Толлер давала спиритический сеанс, на котором присутствовали мы оба - и я, и мистер Хардести. Остальные гости могут подтвердить, что мы уехали вместе в его карете.
        - Мистер Хардести заявил, что сеанс закончился около десяти часов вечера, - быстро сказал инспектор.
        - Да. - Кэролайн кивнула.
        - И как же далеко отсюда вы живете, мадам? - Инспектор рассматривал ее с явным интересом.
        - Примерно в получасе езды.
        - В таком случае у мистера Хардести оставалось предостаточно времени, чтобы вернуться сюда и совершить убийство, даже если он не торопясь проводил вас до дому, - торжествующе констатировал инспектор.
        Кэролайн рассердилась. Пользуясь тем, что ростом она была выше инспектора, молодая женщина взглянула на него сверху вниз, постаравшись выразить взглядом пренебрежительное отношение к умственным способностям полицейского.
        - Мистер Хардести и я не сразу поехали к моему дому. Мы провели несколько часов вдвоем, и он привез меня на Корли-лейн около двух часов ночи.
        - Это очень интересно, миссис Фордайс. - Инспектор извлек из кармана блокнот. - Вы были на вечеринке или в театре?
        - Мы провели это время вдвоем в комнате на Стоун-стрит. Нас отвез туда кучер мистера Хардести, и он же забрал несколько часов спустя.
        Адам вздохнул и, казалось, смирился с судьбой.
        - Вдвоем в комнате на Стоун-стрит, - негромко повторил инспектор Джексон, делая запись в блокноте. - Да, это очень интересно, миссис Фордайс. - Он бросил внимательный взгляд на Адама. - Я и не предполагал, что вы так хорошо знакомы.
        Кэролайн напомнила себе, что она светская женщина, к тому же вдова. Одарив инспектора высокомерной улыбкой, она заявила:
        - Что ж, признаю, инспектор, что мы с мистером Хардести поддерживаем дружеские отношения... я бы даже сказала близкие отношения. И, если потребуется, я не колеблясь дам свидетельские показания в суде о том, где именно он находился в момент убийства.
        В следующее мгновение ладонь Адама сомкнулась на ее запястье, а не терпящий возражения голос произнес:
        - Если вы не против, инспектор Джексон, я провожу миссис Фордайс домой. Если у вас будут еще вопросы, вы знаете, как меня найти.
        - Конечно, сэр. - Инспектор спрятал блокнот в карман.
        Адам вывел девушку на крыльцо. Когда они, спустившись с лестницы, пробирались сквозь плотную толпу, окружившую дом, где произошло преступление, к ним бросился мужчина. В руках у него был свежий номер газеты.
        - Миссис Фордайс, мистер Гроув! - окликнул он.
        - Мистер Смит? Что вы здесь делаете? - удивленно спросила Кэролайн.
        - Вообще-то меня зовут Отфорд. Гилберт Отфорд. - Он развернул газету и выставил ее перед собой словно плакат. - Когда мы встретились вчера на сеансе миссис Толлер, я не рискнул назваться настоящим именем. Я корреспондент из «Флайинг интеллидженсер»...
        - Да, мне знакомо ваше имя, - прервала его Кэролайн, мгновенно вспомнив старую обиду. - Вы написали обо мне ужасную статью! О якобы имевшей место демонстрации моих сверхъестественных способностей на вечере у миссис Хьюз. Абсолютно ни одного слова правды!
        - Как же, как же, это была прекрасная статья, но те новости давно устарели. - Глазки мистера Отфорда с нескрываемым любопытством бегали между Адамом и Кэролайн. - А скажите, это правда, что миссис Толлер была убита сегодня ночью?
        - Прежде поведайте нам, откуда вы узнали об убийстве, - быстро сказал Адам, не давая возможности Кэролайн ответить на обращенный к ней вопрос.
        Отфорд довольно ухмыльнулся и постарался придать своему лицу хитрое и одновременно значительное выражение.
        - Мы, газетчики, зависим от информаторов. С гордостью могу сказать, что мои поставщики информации весьма надежны и действуют очень оперативно.
        - Если тот опус, что вы написали обо мне, - это и есть образчик работы ваших информаторов, я бы на вашем месте не особенно полагалась на них, - фыркнула Кэролайн.
        Адам рассматривал газетчика с нескрываемым отвращением. Так хозяин смотрит на крысу, забежавшую во двор, размышляя, то ли пойти за крысоловкой, то ли просто взять палку и спихнуть ее в сточную канаву.
        - Ас какой целью вы посетили вчерашний сеанс миссис Толлер? - спросил он наконец.
        Газетчик воровато оглянулся и понизил голос так, чтобы никто из толпы не мог его услышать:
        - Я вам скажу, сэр, но хочу, чтобы это осталось между нами. Я провожу расследование. Хочу вывести медиумов на чистую воду, показать, что все они мошенники и шарлатаны. Публике это понравится. Народ имеет право знать, что его обманывают! Поэтому-то я и назвался вчера вымышленным именем. Я пришел на сеанс, так сказать, инкогнито.
        - Какое совпадение. - Адам извлек из кармана визитную карточку и уронил ее на подставленную мистером Отфордом ладонь. Кэролайн сообразила, что он брезгует прикасаться к газетчику. - Я вчера тоже скрыл свое имя. Меня зовут Адам Хардести, и я не являюсь помощником миссис Фордайс. Я ее близкий друг.
        Журналист уставился на карточку. Глаза его округлились, и он воскликнул, едва сдерживая волнение и охвативший его охотничий азарт:
        - Должен сказать, что это весьма примечательный факт, сэр. Фальшивое имя - это наводит на любопытные мысли! - Он быстро вынул из кармана блокнот и карандаш: - А не могли бы объяснить, почему вы оказались на месте преступления сегодня утром?
        Кэролайн с тревогой смотрела на газетчика. Она прекрасно понимала, что в его голове уже складывается очередная сенсационная история. «Это катастрофа», - подумала она.
        Быстрым движением Адам выхватил блокнот из рук журналиста.
        - Строго конфиденциально, Отфорд, могу сообщить вам, что мы - я и миссис Фордайс - помогаем полиции в расследовании преступления. А теперь слушайте внимательно: если имя леди появится на страницах вашей газетенки в связи с убийством, я найду вас - и очень быстро. Вы поняли меня, Отфорд?
        Газетчик попятился. Рот его несколько раз открывался беззвучно, как у рыбы, но в конце концов Отфорд все же обрел голос:
        - Вы не имеете права угрожать мне, сэр! Я джентльмен и представляю свободную прессу!
        - Что касается джентльменства, то тут вы себе безбожно льстите. Поэтому, если вас заботит собственное здоровье, мистер Отфорд, очень советую вам помнить мои слова.
        - Вы угрожаете...
        - Я никогда не угрожаю. Я даю обещание. А свое слово я держу - такое уж у меня правило. До свидания, мистер Отфорд.
        Адам подхватил Кэролайн под руку и повел ее к экипажу.

        Глава 21

        За всю дорогу до Корли-лейн Кэролайн не проронила ни слова. В мыслях ее царил полный хаос, и она боялась, что не совладает с голосом, если попытается заговорить. Адам сидел рядом, в позе его было небрежное изящество, и он спокойно смотрел в окно. Как ни старалась Кэролайн угадать, о чем думает этот человек, она была вынуждена признаться себе, что это абсолютно невозможно.
        Вот наконец и номер двадцать два. Девушка почти бегом направилась к двери. Оказавшись в доме, она вздохнула с облегчением: похоже, Милли и Эмма еще не вернулись с утренней прогулки. В кабинете Кэролайн упала на стул и воскликнула:
        - Боже, мы едва не пропали! Я до сих пор сама не своя...
        Адам остановился посреди комнаты, сунув руки в карманы, и задумчиво разглядывал молодую женщину.
        - Раз или два мне тоже показалось, что пахнет жареным, - с неохотой признался он.
        - Сейчас не время шутить, сэр! - Кэролайн нахмурилась. - Вы осознаете, что ваши угрозы - или, как вы изволили выразиться, обещания - могут и не подействовать и мистер Отфорд все-таки сочинит очередной пасквиль. Значит, велика вероятность, что наши имена появятся в газетной статье, посвященной убийству.
        - Не исключено, что такое возможно.
        - Уверяю вас, материал про влиятельного джентльмена, известную писательницу и убитого медиума окажется тем искушением, перед которым не устоит ни журналист, ни тем более его редактор мистер Спраггет. Попомните мое слово, в том или ином виде статья непременно увидит свет.
        - Пожалуй, вы правы. - Адам обвел комнату ищущим взглядом. - Скажите, у вас, случайно, нет бренди?
        - Как вы можете быть таким спокойным? - Кэролайн в изнеможении откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. - Мы того и гляди окажемся в центре очередного скандала, а вам, похоже, это абсолютно безразлично.
        - Не стоит недооценивать мою сообразительность. Я понимаю, что у нас есть некоторые проблемы.
        - Вот как? - Кэролайн сердито воззрилась на него. - Рада это слышать.
        - Так что насчет бренди? - невозмутимо продолжал Адам. - Конечно, еще довольно рано, но я не отказался бы от небольшой порции чего-нибудь укрепляющего. Утро выдалось нелегким.
        - В шкафчике есть херес, - сдалась Кэролайн.
        - Благодарю вас. - Адам открыл дверцу и достал графинчик. - Хотелось бы чего-нибудь покрепче, но за неимением лучшего сойдет и это. - Он выбрал бокал. - Мне жаль, что мысль о наших именах, упомянутых газетчиками рядом, так вас расстроила. Однако я хотел бы вам напомнить - это вы рассказали инспектору Джексону, что мы провели вместе часть прошлой ночи.
        Кэролайн всплеснула руками:
        - Но у меня не было другого выхода! Я должна была объяснить инспектору, что вы просто не могли убить миссис Толлер, потому, что в момент ее смерти были со мной.
        Некоторое время Хардести молчал, потом вздохнул и решительно сказал:
        - Честно говоря, именно этого вы не должны были делать. Я намеренно не назвал вашего имени и не сделал никакого намека на характер нашей связи.
        - Я догадалась, что вы пытались защитить меня, и благодарна вам за это... Но при данных обстоятельствах я просто не могла остаться в стороне.
        - Понимаю.- Адам отпил хереса. - Но не могу не сказать, что благоразумная женщина, заботящаяся о своей репутации, промолчала бы. Вы понимаете, что после вашего столь смелого заявления риск того, что вы окажетесь в центре громкого скандала, неизмеримо возрос?
        - Разве вы забыли, что я вдова? Этот статус дает мне достаточно свободы...
        - А если правда выплывет наружу и в обществе станет известно, что вы не вдова? Что это лишь маска? Тогда ваша репутация будет окончательно загублена!
        - Не понимаю, почему вас волнуют столь отдаленные и маловероятные последствия! Давайте постараемся сосредоточиться на более близких проблемах!
        Некоторое время Адам пил херес в молчании. Затем склонил голову и сказал:
        - Возможно, вы правы. Что сделано, то сделано. И мы должны продолжать наше расследование, исходя из фактов и ситуации сегодняшнего дня.
        - Вот и замечательно! - Кэролайн почувствовала себя намного лучше после того, как Хардести перестал упрекать ее в неблагоразумии. Ей совсем не нравилось выслушивать мораль и нравоучения. Она подалась вперед и сложила руки на письменном столе, как примерная ученица. - Скажите, у вас была возможность осмотреть место нового преступления? Вы видели гостиную миссис Толлер?
        - В общем-то да. Инспектор Джексон не возражал, чтобы я побродил по комнате.
        - Полагаю, вы не нашли никаких следов дневника.
        - Абсолютно никаких.
        - Про часы я уже знаю... А скажите, было ли еще что-то, напоминавшие убийство миссис Делмонт?
        - На месте убийства Ирен Толлер имелись все те детали, которые были упомянуты в газетных отчетах, освещающих убийство Элизабет Делмонт. Этот факт кажется мне весьма важным, - задумчиво сказал Хардести.
        - Детали, опубликованные в газетах? - Кэролайн не сразу уловила суть. - Вы хотите сказать, что в случае с миссис Толлер не было ни вуали, ни траурной броши?
        - Именно! Человек, убивший Ирен Толлер, руководствовался газетными статьями и выстроил по ним декорации места преступления.
        - Но отсюда следует единственный логичный вывод: убийц двое! Миссис Толлер стала жертвой другого преступника.
        - Мне такое предположение кажется весьма логичным, - кивнул Адам. - И мы опять возвращаемся к вопросу: что же стало с вуалью и брошью?
        - Их мог украсть кто-то из соседей... или даже констебль!
        - Не думаю. Помните ли вы, что говорилось в газетах о драгоценностях, надетых на миссис Делмонт в момент смерти?
        - Что-то такое было в «Флайинг интеллидженсер»... Кажется, речь шла о колье и паре сережек к нему.
        - Я видел эти вещи, - сказал Адам. - Это были весьма достойные украшения, и стоили они немалых денег. Обычный вор скорее польстился бы на них, а не на копеечную брошь и пропитанную кровью вуаль.
        Похоже, они зашли в тупик. После недолгого молчания Кэролайн решила попробовать подойти с другой стороны:
        - А что вы думаете про странную историю с часами?
        - Рядом с миссис Делмонт лежали сломанные часы, на которых имелись ее собственные инициалы. Я решил, что часы принадлежат ей. Они могли просто выпасть из кармана во время борьбы. Что же касается найденных сегодня часов - то они не мои, хоть на крышке и выгравировано мое имя.
        - Что же получается? - Страх холодной рукой сжал сердце Кэролайн. - Убийца специально купил часы, заказал граверу надпись и намеренно оставил рядом с телом? Все указывает на желание представить убийцей вас!
        - Вы очень живо изложили последовательность его действий. Думаю, все так и было.
        - Но, Адам, это ужасно!
        Хардести молча пил херес. Такое спокойствие выводило Кэролайн из равновесия не меньше, чем страх за этого невозможного человека.
        - Могу я спросить, почему вы так легкомысленно относитесь к тяжелейшим уликам, сфабрикованным против вас? - сердито спросила она.
        Его улыбка заставила девушку вздрогнуть.
        - Попытки подставить меня свидетельствуют о том, что мое расследование движется в правильном направлении.
        - Мне не нравится, когда прогресс в расследовании приводит к таким результатам! - Кэролайн перевела дыхание, взяла себя в руки и уже спокойнее закончила: - И еще я бы очень хотела узнать: кто послал письма от имени Ирен Толлер, которые сегодня утром так удачно привели нас на место преступления.
        - Да, похоже, что кто-то решил сильно облегчить жизнь полиции и организовал наше прибытие на место преступления весьма хитроумным способом.
        - Но кто и с какой целью мог это сделать?
        - Надеюсь, в свое время удастся раскрыть и эту тайну. Они помолчали. Первым нарушил тишину Хардести:
        - Кэролайн! - Да?
        - С вашей стороны было очень благородно и великодушно подтвердить мое алиби на вчерашнюю ночь. Благодарю вас.
        - Не стоит. - Она покраснела и оттого смутилась еще больше. - Я уверена, что в конце концов вам все равно удалось бы убедить инспектора в своей невиновности.
        - Не знаю, не знаю... В любом случае то, что вы подтвердили мое местонахождение в полночь, помогло существенно сократить и упростить разговор с полицией. Я ваш должник, Кэролайн.
        - Глупости! Сейчас нам нужно думать о другом. Вся эта история неминуемо попадет в прессу и наделает много шума. Известные личности плюс громкое убийство! В обществе начнутся неизбежные разговоры, полиция будет долго думать, и расследование затянется. Когда же всем надоест сплетничать о нас и скандал утихнет, интерес к этому делу остынет, и у убийцы появятся все шансы уйти безнаказанным.
        - Возможно, именно на это он и рассчитывает. - Губы Адама скривились в горькой усмешке. - Нужно признать, что его план почти гениален. Особенно если учесть, что все было придумано и выполнено в очень короткий срок.
        - Каким же будет наш следующий шаг? - Кэролайн потерла виски. Сказывалось нервное напряжение - голова у нее раскалывалась.
        - Я хочу сосредоточиться на финансовом аспекте. И Элизабет Делмонт, и Ирен Толлер предсказывали некоторым клиентам весьма выгодные капиталовложения. Здесь просматривается определенная схема. Я чувствую, что это звено, объединяющее обеих женщин.
        - Что ж, вполне возможно.
        - Да, но прежде чем мы сосредоточимся на расследовании в этом направлении, нам нужно уладить еще одно небольшое дельце.
        - Какое? - Кэролайн взглянула на Адама с подозрением. Что-то в его тоне насторожило ее.
        - Я хочу познакомить вас со своей семьей. И сделать это нужно до того, как они прочтут о вас в газетах.

        Глава 22

        Адам нашел Уилсона в клубе. Старик сидел в уютном кресле, пил кофе и читал свежий номер «Флайинг интеллидженсер».
        - Где тебя носило так долго? - Он взглянул на молодого человека поверх газетного листа. - По моим расчетам, ты должен был вернуться несколько часов назад. Кстати, - Уилсон полез в карман и вынул продолговатый конверт, - пока тебя не было, пришла телеграмма.
        Адам взял конверт, вскрыл его и бросил взгляд на подпись. Гарольд Филби. Его порученец был краток:
        «СОЖАЛЕЮ РАССЛЕДОВАНИЕ В ТУПИКЕ ТЧК»
        Адам медленно сложил листок и спросил Уилсона:
        - Не приходилось ли вам слышать о местечке под названием Чиллингем?
        - Есть такой городок - или скорее деревня - неподалеку от Бата, кажется, - ответил тот, подумав.
        Хардести жестом подозвал одного из слуг:
        - Перо и бумагу. Мне нужно послать телеграмму. Когда ему доставили все необходимое для письма, Адам составил послание для Филби:
        «ПОПРОБУЙТЕ РАСПОЛОЖЕННЫЙ НЕПОДАЛЕКУ ЧИЛЛИНГЕМ ТЧК ФАМИЛИЯ ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО КОННОР ТЧК НЕОБХОДИМО СОБЛЮДАТЬ КРАЙНЮЮ ОСТОРОЖНОСТЬ ТЧК»
        Адресовав телеграмму на адрес Филби в Бате, Адам отдал ее посыльному, который поспешил на почту, чтобы отослать телеграмму немедленно.
        Уилсон вопросительно приподнял седые брови:
        - И что все это значит?
        - Позже объясню.
        - Тогда расскажи мне об Ирен Толлер. Пыталась ли она получить с тебя деньги? Помнится, когда сегодня утром пришло письмо с просьбой явиться к ней незамедлительно, ты решил, что это очередная попытка шантажа. Так как, прогноз оправдался?
        - Нет. Ирен Толлер была убита прошлой ночью, и обстоятельства ее смерти сходны с теми, при которых была убита Элизабет Делмонт. Несколько жестоких ударов по голове. Все в комнате перевернуто вверх дном, часть вещей сломана.
        - Бог мой, ты это серьезно?
        - К сожалению, да.
        - Невероятно. - Уилсон был явно взволнован. Сделав глоток кофе, он продолжал: - Убийство второго медиума подольет масла в огонь, который и так уже изо всех сил раздувают некоторые издания. - Уилсон кивнул на лежащую рядом газету. - Я только что прочел статью какого-то типа по имени Отфорд. Он намекает, что смерть Делмонт - результат гнева сверхъестественных сил. Кретин. Что уж он придумает по поводу второго убийства, даже представить себе не могу.
        - К сожалению, этот Отфорд тоже может стать проблемой. - Адам устроился поудобнее и соединил кончики пальцев перед собой, словно собирался читать лекцию. - Но с ним я надеюсь справиться самостоятельно. Сейчас есть более важные проблемы. Моя теория состоит в том, что Делмонт и Толлер являлись частью некоей мошеннической финансовой схемы.
        - Ты прав, мальчик мой, - кивнул Уилсон. - Всегда нужно начинать с вопроса - кому это выгодно.
        - А я-то думал, что ваш совет «шерше ля фам», - проворчал Адам.
        - Женщины и деньги притягиваются друг к другу, и в поисках одного частенько натыкаешься на другое.
        - Простите мою дерзость, сэр. Но мужчины любят деньги не меньше представительниц прекрасного пола, поэтому ваш пассаж о женщинах и деньгах не кажется мне актуальным.
        - Ну и Бог с ним, - легко согласился старик. - Скажи лучше, удалось ли тебе обыскать дом Толлер?
        - Практически нет. Когда я приехал, там уже было полно полиции. Я бегло осмотрел гостиную, где проводился спиритический сеанс и где позже была убита миссис Толлер, а также часть прихожей. Но инспектор следовал за мной как тень, и я не мог в его присутствии заглядывать под ковры и рыться в ящиках стола. Кроме того, я почти уверен, что дневника в доме нет.
        - Ты полагаешь, что его забрал убийца?
        - Это лишь одна из возможностей... Но к сожалению, есть и другие.
        - Например?
        - У миссис Толлер была экономка, которая к тому же помогала ей во время проведения сеансов, то есть была посвящена во все трюки и тайны ремесла. Эта женщина пропала. От одного из соседей я узнал ее имя и собираюсь потратить время на ее поиски. - Адам сделал паузу, вздохнул и продолжал: - Должен отметить, что смерть Ирен Толлер лишь звено в целой цепи событий, которые наверняка заинтересуют вас.
        - Так рассказывай!
        - Полицейские нашли часы с моими инициалами рядом с телом миссис Толлер. Они уверены, что остановившиеся стрелки показывают время, когда произошло убийство.
        - Это действительно были твои часы? - резко спросил Уилсон. Теперь перед Адамом сидел совершенно другой человек. Исчез скучающий дядюшка, и его место занял старый прожженный делец, готовый направить весь свой опыт на то, чтобы вызволить своего товарища из переделки.
        - Нет. Это довольно дешевый механизм, и гравировка примитивна, но, к сожалению, мое имя написано совершенно правильно.
        - Это может означать только одно - убийца знает, что ты идешь по его следу, и пытается бросить на тебя подозрение, чтобы запутать полицию и лишить тебя возможности продолжать расследование.
        - Я пришел к таким же выводам. Более того, этот человек проявил удивительную изобретательность, а потому дальнейшие его шаги трудно предугадать. Я не хотел бы пугать Джулию, но, по-моему, настало время рассказать ей и графу Саутвуду о том, что происходит. Кто предупрежден, тот вооружен.
        - Ты прав. Они должны быть готовы отразить нападение, если до этого дойдет... - Старик внимательно разглядывал Адама. - Скажи-ка, полиция внесла тебя в список подозреваемых?
        - Инспектор был довольно навязчив, но мне повезло. Друг подтвердил, что в полночь я был занят совсем другими делами. Таким образом, у меня есть алиби на время убийства Толлер.
        - Я рад это слышать. - Уилсон заметно расслабился. - Это существенно улучшает ситуацию. Во сколько, ты говоришь, была убита миссис Толлер?
        - В полночь.
        - Да, после окончания спиритического сеанса прошло много времени. Должно быть, ты был в клубе? Тогда свидетелей будет предостаточно... - Уилсон презрительно фыркнул: - Если этот убийца так умен, как ты полагаешь, он должен был сначала убедиться, что алиби у тебя нет. Вот тогда его трюк с часами имел бы все шансы на успех.
        - Я не был в клубе.
        - А где же ты был? В театре?
        - Нет. Я был на Стоун-стрит.
        - В полночь?
        - Да.
        - Не понимаю... - Уилсон нахмурился. - Ты всегда ездишь в тот дом один. Кто же тот человек, что подтвердил твое алиби? Неужели ты взял с собой приятеля?
        - Это мой друг... миссис Фордайс.
        - Фордайс? - Брови старика поползли вверх. - Это какая же миссис Фордайс? Писательница?
        - Да.
        Неожиданно Уилсон рассердился:
        - Твои шуточки совершенно неуместны в подобной ситуации! Все может оказаться очень серьезным.
        - Это не шутки, сэр. Мужайтесь. Над нами собирается гроза, и я могу оказаться замешанным в громком скандале: убийство и связь с женщиной - знаменитой писательницей.

        Глава 23

        Кэролайн заняла привычное место за письменным столом. Тут она чувствовала себя достаточно уверенно, чтобы собраться с силами и взглянуть в глаза тетушкам. Те сидели напротив и смотрели на племянницу в ожидании новостей.
        - Я должна рассказать вам о том, что произошло, пока вас не было дома, - решительно начала Кэролайн. - Не все новости приятные, так что, прошу вас, наберитесь мужества и терпения.
        - Звучит интригующе! - радостно воскликнула Милли и устроилась поудобнее в ожидании нового развлечения. - Скорее расскажи нам все-все, детка.
        Эмма, которая сидела с прямой спиной и плотно сжатыми губами, разглядывала Кэролайн с видом врача, наблюдающего особо тяжелый случай.
        - Что с тобой? - спросила она.
        - Со мной все прекрасно. Просто... за последние часы столько всего произошло, что я никак не могу решить, с чего начать.
        - Да хоть с середины. - Милли сопроводила свои слова легкомысленным жестом.
        - Ну что ж... Этой ночью была убита еще одна женщина-медиум при обстоятельствах, которые весьма напоминают убийство Элизабет Делмонт.
        В комнате стало тихо. Кэролайн с тревогой вглядывалась в лица тетушек. Тиканье часов громом отдавалось в ушах.
        - Это ужасно. - Эмма выглядела потрясенной и растерянной. - Ужасно!
        Милли перестала улыбаться и торопливо спросила:
        - Еще одна женщина-медиум? И как же ее зовут?
        - Ирен Толлер.
        - Соперница Делмонт? - Милли сдвинула брови. - Насколько я помню, вы с мистером Хардести рассматривали ее как претендентку номер один на роль убийцы Элизабет Делмонт.
        - Да, нам это казалось весьма вероятным. Но ведь мы могли и ошибаться.
        Кэролайн собиралась подробно рассказать тетушкам о случившемся, но тут с улицы послышался стук копыт и шум подъезжающего экипажа. Когда звуки стихли, женщины переглянулись. Несомненно, карета остановилась перед их домом.
        - Интересно, кто бы это мог быть, - пробормотала Эмма.
        Все трое молча слушали, как кто-то взялся за медный молоток и постучал в дверь. Шаги миссис Пламмер. Скрип открываемой двери. Голоса, но слов не разобрать. Никто из дам не сознавал, что сердца их учащенно колотятся в страхе перед неизвестностью.
        Через несколько минут миссис Пламмер noявилась на пороге кабинета. Ее обветренное лицо покраснело еще больше. При этом экономка держалась удивительно прямо, расправив плечи, так что сразу стало очевидно, что она принесла новости чрезвычайной важности.
        Экономка откашлялась, но все же голос ее был несколько хрипловат от волнения:
        - Граф Саутвуд, леди Саутвуд, мистер Уилсон Грендон и мистер Хардести просят их принять. Должна ли я сказать им, что вы дома?
        Милли вскочила на ноги.
        - Граф и графиня? И мистер Грендон с ними? Боже, что подумают соседи?
        - Но почему мистер Хардести приехал вместе С родственниками? Может, они направлялись куда-то еще, и он перепутал адрес? - Эмма тоже встала и теперь растерянно взирала на экономку.
        - Нет, - сказала Кэролайн, чувствуя, как усталость наваливается на плечи. - Они приехали по нужному адресу. - Она кивнула экономке: - Проводите господ в гостиную.
        - Что происходит? - воскликнула Милли.
        - Почему это граф Саутвуд с женой являются к нам с визитом, да еще с утра? - вопрошала Эмма. - Да и мистер Грендон?
        - Это как раз и связано с, теми необычными и неприятными новостями, о которых я не успела вам рассказать, - вздохнула Кэролайн.
        - И что же это за новости? - почему-то шепотом спросила Эмма.
        - Полиция заподозрила мистера Хардести в убийстве Ирен Толлер.
        Эмма и Милли в полной растерянности уставились на племянницу.
        - По этому поводу можете не волноваться, так как я обеспечила ему алиби, - быстро продолжала Кэролайн. —
        Но есть и совсем плохая новость - вся эта история может в скором времени попасть в газеты.
        Джулия приняла от Милли чашку чая и с улыбкой обратилась к Кэролайн:
        - Должна признаться, миссис Фордайс, что я большая поклонница вашего таланта. Возможность встретиться с вами - настоящий сюрприз для меня.
        - Присоединяюсь к рядам поклонников, - сказал Уилсон, подхватив очередную тарталетку с блюда. - Кроме того, хочу со всей откровенностью заявить, что знакомство с вами - огромная перемена к лучшему для Адама. Прежние его друзья... - Он откусил довольно большой кусок и вынужден был сделать паузу.
        Его слова подхватил муж Джулии. Ричард, граф Саутвуд, очень понравился Кэролайн. Было очевидно, что этот человек рассудителен и спокоен, кроме того, большую часть времени он молча стоял за креслом жены, словно готовясь защитить ее от любой напасти. Бросив ироничный взгляд в сторону родственника, Ричарде готовностью подхватил:
        - Нам всем его знакомые казались нестерпимо скучными и какими-то... пыльными... Что, впрочем, неудивительно, если учесть, что Адам в жизни не прочел ни одной газеты, кроме «Таймс».
        Адам, удобно расположившийся возле окна, молча улыбался. Его вполне устраивало течение разговора, а на шпильки любящих родственников он стоически не обращал внимания.
        Кэролайн улыбалась, как и подобает радушной хозяйке, и умело поддерживала светскую беседу. Но в какие-то моменты все происходящее казалось ей абсолютно нереальным. Кто бы мог предположить, что граф и графиня, принадлежащие к самым аристократическим кругам лондонского высшего света, могут вот так запросто расположиться в ее гостиной и болтать о том о сем, словно они с ней давно знакомы. Впрочем, Адам ведь рассказал ей о необычном прошлом своей семьи... Должно быть, поэтому они и отличаются от заносчивых и высокомерных аристократов. В конце концов, они все же не совсем типичные представители касты избранных. И все же видеть улыбающиеся лица семейства Саутвуд и Грендона для Кэролайн было странно.
        Джулия, словно почувствовав, что первоначальное смущение несколько улеглось, перешла к делу.
        - Адам поведал нам о ваших недавних приключениях, - сказала она.
        - Мы знаем, что вы помогаете ему в поисках дневника, который очень важен для нас. Занятие, несомненно, увлекательное, - подхватил Уилсон.
        - Да уж, скучать им не приходится, - сухо заметила Эмма, сурово глядя на Адама. - Мы всегда старались предоставлять Кэролайн максимум свободы и не вмешиваться в ее жизнь, но теперь это приключение, в котором она увязла окончательно, становится опасным. Совершено уже два убийства! А мы даже не знаем, чем так важен этот документ для мистера Хардести, если он готов ради него рисковать столь многим.
        Милли серьезно кивнула:
        - Я полностью согласна с Эммой. Поскольку Кэролайн оказалась замешанной в деле об убийстве, мы должны знать, в чем заключается проблема. Тогда мы сможем представить, с какой стороны ожидать нападения и что нужно сделать, чтобы защитить Кэролайн.
        Племянница взглянула на пожилую даму с некоторым удивлением. Неистребимый оптимизм и смешливость тетушки заставили ее на время забыть, что эта женщина обладает сильным характером и острым умом.
        - Мистер Хардести рассказал мне достаточно, чтобы я могла представить себе всю важность пропавших документов, - поспешно сказала Кэролайн. - Думаю, этого достаточно и нет нужды вдаваться в детали.
        - Ваши тетушки волнуются за вашу жизнь, а потому имеют право знать больше, - мягко возразила Джулия.
        - Право же, это ни к чему... - начала Кэролайн.
        Но Джулия уже повернулась к настороженно следящим за ней старушкам и спокойно заявила:
        - Если опустить массу подробностей, то суть истории такова. В дневнике содержатся доказательства того, что ни я, ни мои братья и сестра не связаны между собой кровными узами. Кроме того, мы все искренне любим дядю Уилсона, но не являемся и его родственниками.
        - Но как такое возможно? - недоуменно спросила Эмма.
        - Когда-то наши родители просто вышвырнули нас на улицу. Если бы не Адам, у которого была привычка подбирать бродячих детишек, то я, Джессика и Натан скорее всего умерли бы еще в детстве.
        Ричард положил руку на плечо жены, словно стремясь придать ей сил и напомнить, что теперь он всегда будет рядом, чтобы оберегать и защищать ее. Джулия легко коснулась пальцами его запястья. Кэролайн незаметно вздохнула. «Надо же, как они любят друг друга, - подумала она. - Тут нельзя ошибиться - брак заключен по любви, и эти люди бесконечно счастливы, обретя друг друга».
        - В дневнике рассказана правда о нашем прошлом, - продолжала Джулия. - Адам полон решимости найти этот документ и уничтожить его. Для меня это уже не имеет большого значения, но Натан и Джессика еще очень молоды, а потому уязвимы. Особенно Джессика. Ей всего восемнадцать, и ее первый выход в свет должен состояться в этом сезоне.
        - Боже мой, в это невозможно поверить, - прошептала Милли, глядя на графиню круглыми от удивления глазами.
        Джулия улыбнулась Кэролайн:
        - Адам сказал, что вчера вечером вы ездили с ним на Стоун-стрит.
        Кэролайн чувствовала на себе взгляды тетушек, для которых известие о поездке было новостью. Она перевела дыхание. «Нельзя краснеть, будто я школьница, - сказала себе Кэролайн. - В конце концов, я теперь и правда имею некоторый жизненный опыт, а потому могу с полным правом вести себя как светская львица... или хотя бы как женщина, чей вдовий статус позволяет ей свободно заводить интрижки с джентльменами из аристократических кругов».
        - Адам немного рассказал мне о вашем прошлом и о том, как вы познакомились с мистером Грендоном, - сказала Кэролайн и сама удивилась, насколько спокойно звучит ее голос.
        - Раз уж Адам доверил вам тайну Стоун-стрит, то я также готова довериться вам, - просто сказала Джулия.
        - Не могу не согласиться с Джулией. - Уилсон подхватил с блюда еще одну тарталетку.
        - У Хардести, конечно, масса недостатков, - заявил Ричард. - Но когда дело касается семьи, он всегда очень осторожен, и, если уж он выбрал вас в качестве доверенного лица, нам всем остается лишь снять шляпу и последовать его примеру.
        - Благодарю вас, Саутвуд. - Губы Адама дрогнули в улыбке. - Я и не знал, что вы такого высокого мнения обо мне и моих суждениях.
        - У меня есть на то основания. - Ричард неожиданно усмехнулся. - Ведь в конце концов вы все же одобрили меня в качестве кандидата в мужья для Джулии, так что я не могу сомневаться в вашей прозорливости. По-видимому, вы умеете составить верное представление о человеке... даже если для этого вам требуются время и веские доказательства.
        - После того как ты, узнав правду обо мне, не сбежал, никто не сомневался в твоих душевных качествах, - нежно сказала Джулия.
        - О, мои душевные качества тут ни при чем! Невозможно было не влюбиться в такую красивую девушку. И такую храбрую...
        Джулия улыбалась, глядя на мужа влюбленными глазами.
        - Как романтично, - прошептала Милли, незаметно вытирая уголки глаз кружевным платочком.
        Уилсон откашлялся и решил вернуть разговор в деловое русло:
        - Я попытался убедить Адама, что наша семья обладает достаточным могуществом, чтобы справиться со слухами, которые появятся, если содержание дневника выплывет на свет божий. Но мальчик полон решимости найти проклятый документ и сжечь его прежде, чем это случится. Должен признать, это избавило бы нас от множества проблем. Больше всего меня беспокоит Джессика. Невозможно предсказать, как отреагирует общество на информацию о ее прошлом, а ведь девочке предстоит первый выход в свет.
        - Я тоже не хотел бы, чтобы наша семейная жизнь и происхождение моей жены стали предметом для сплетен, - нахмурившись, заявил Ричард.
        - Не забывайте, дети мои: шантаж - это прежде всего бизнес, - подытожил Уилсон. - лучший специалист в подобного рода делах - Адам.
        Вскоре визит подошел к концу, Саутвуды и мистер Грендон уселись в роскошную карету графа. Кэролайн с тетушками и Адам вышли проводить гостей. Ливрейный лакей уже убирал подножку, когда Джулия высунулась в окно кареты и взволнованно воскликнула:
        - Боже, так много всего надо было обсудить, что я чуть не забыла: послезавтра мы даем бал. Вы должны обязательно прийти, хорошо? - Она с улыбкой смотрела на Кэролайн и пожилых дам.
        - Нет-нет, - испуганно проговорила Кэролайн. - Мы не можем... К сожалению, это невозможно.
        - У вас другие планы? Как жаль! Хотя я понимаю, что бессовестно приглашать так поздно, буквально накануне...
        - Кэролайн права - мы не можем прийти, - покачала головой Эмма. - Но с вашей стороны было очень мило пригласить нас.
        - Может, вы еще подумаете? - принялась уговаривать их Джулия. - Вы должны все вместе показаться у нас на балу. Ведь слухи об Адаме и Кэролайн вот-вот просочатся в общество...
        - Как ни жаль, но это совершенно нереально, - отозвалась Милли. На лице ее было написано столь откровенное разочарование, что Адам насторожился.
        - А почему вы не можете пойти на бал? - поинтересовался он.
        - Ну... - Кэролайн вдруг умолкла, не в силах произнести неловкую фразу.
        - Это трудно объяснить, - пробормотала Эмма.
        - Проблема в платьях, - выпалила Милли, которая была все же самой смелой. - Нам просто не в чем пойти. То есть у нас вполне приличный гардероб - спасибо новому контракту Кэролайн, - однако нет платьев, в которых можно было бы появиться на балу в высшем обществе, где требуются шик и особая элегантность.
        - Ну конечно! - воскликнула Джулия. - Я могла бы и сама догадаться! Не беспокойтесь об этом. Давайте договоримся так: я заеду за вами завтра утром, и мы все вместе отправимся к моей портнихе. Она обо всем позаботится.
        - Но это немыслимо, - возразила Кэролайн. - Цена трех вечерних платьев...
        - Ну-ну. Не стоит думать о деньгах, - прервал ее Уилсон. - Просто скажите, чтобы портниха отправила счет Адаму.
        - Но как же это? - не могла успокоиться Кэролайн.
        - Вы можете рассматривать платья как вознаграждение, которое получаете от меня за помощь в расследовании убийства и поисках пропавшего дневника, - быстро сориентировался Адам.
        Кэролайн промолчала. С одной стороны, она не могла не признать, что Хардести предложил приемлемый вариант. Нос другой... Она почувствовала огромное разочарование - ведь это оказалось всего лишь деловое соглашение.

        Глава 24

        - И все же я чувствую себя неловко, - сказала Кэролайн. Адам вздохнул: молодая женщина последний час на все лады повторяла эту фразу.
        После того как Джулия, Ричард и Уилсон уехали, Адам и Кэролайн решили отправиться к мисс Брик и миссис Трент, хорошенько их порасспросить. Ведь эти дамы также присутствовали на последнем спиритическом сеансе миссис Толлер, и именно им медиум предсказала визит незнакомца и чрезвычайно выгодное финансовое предложение.
        Конечно, разговор с дамами был очень важен для дальнейшего расследования, но особенно важно было провести его безотлагательно - чтобы избежать расспросов Милли и Эммы. Поэтому Адам и Кэролайн, не откладывая, уселись в наемный экипаж и отправились на тихую зеленую . улочку, где проживали миссис Трент и мисс Брик.
        Всю дорогу разговор вертелся вокруг одной и той же темы, и в тоне Адама уже проскакивали нетерпеливые нотки.
        - Прошу вас, не беспокойтесь об этих дурацких платьях. Джулия большая модница, она проследит, чтобы вы все выглядели элегантно.
        - Но три вечерних платья со всеми необходимыми мелочами стоят безумно дорого! Это целое состояние!
        Адам воззрился на свою спутницу с нескрываемым удивлением:
        - Вы полагаете, я не представляю себе, сколько стоят дамские туалеты? Не волнуйтесь, мне это известно. Пока Саутвуд не заступил на почетный пост мужа Джулии, именно я оплачивал ее платья. Кстати, Джессика тоже любит наряжаться, и эта статья расходов по-прежнему проходит по моим бухгалтерским книгам.
        Экипаж остановился, и Адам сверился с адресом, написанным на листке бумаги:
        - Так, вот и нужный нам дом. Я предлагаю прервать разговор о платьях, тем более что мы сто раз уже все обсудили, и перейти наконец к расследованию.
        - Сто раз? Что значит - обсудили сто раз? Вы хотите сказать, что я повторяюсь?
        - Вовсе нет! Мне и в голову не могла прийти такая крамольная мысль. - Адам смотрел на нее честными глазами, лишь в уголках рта пряталась улыбка. - Ну, так как, готовы ли вы к разговору с миссис Трент и мисс Брик?
        Кэролайн постаралась сосредоточиться на предстоящей беседе.
        - Вполне готова. Полагаю, будет лучше, если вопросы буду задавать я. Если вы не забыли, мистер Гроув, вы всего лишь мой ассистент.
        - Постараюсь знать свое место.
        Они покинули карету и поднялись по ступенькам. Адам постучал. Дверь открыли довольно быстро. Они увидели молодую, неряшливо одетую горничную в несвежем переднике.
        - Что вам угодно? - спросила она.
        - Передайте миссис Трент и мисс Брик, что миссис Фордайс и мистер Гроув приехали, чтобы встретиться с ними. Мы хотели бы побеседовать с достопочтенными леди.
        - Подождите, пожалуйста - не слишком приветливо буркнула горничная.
        Несколько минут спустя она вернулась и провела Адама и Кэролайн в небольшую и довольно темную гостиную. Мисс Брик и миссис Трент были рады их видеть.
        - Ваш визит - большая честь для нас, миссис Фордайс! - воскликнула мисс Брик. - Среди наших знакомых никогда еще не было писательницы, к тому же столь известной. Не хотите ли чаю?
        - Это было бы чудесно, - улыбнулась Кэролайн, устраиваясь на диване. Она обратила внимание на то, что зеленый бархат обивки порядком потерт и местами изменил цвет от времени. Мебель, хотя за ней и ухаживали с должным рвением, была далеко не новая. - Благодарю вас за то, что согласились принять нас и ответить на несколько вопросов.
        Отойдя к камину, Адам принял непринужденную позу, однако Кэролайн видела, как пристально он наблюдает за пожилыми дамами. Судя по всему, ни миссис Трент, ни мисс Брик ничего не знали о смерти миссис Толлер.
        - Тот сеанс у миссис Толлер был поистине удивительным, - заметила мисс Брик.
        - Приятно получить весточку от старой подруги, пусть и из потустороннего мира, - добавила миссис Трент.
        - Как я уже упоминала перед сеансом, - начала Кэролайн, - я с помощью мистера Гроува изучаю медиумов и практику проведения спиритических сеансов. Один из основных вопросов, который я собираюсь исследовать, - насколько часто сбываются предсказания, сделанные медиумами.
        Миссис Трент покачала головой:
        - О, к данной проблеме нужно подходить со всей осторожностью: в наше время кругом полно мошенников. Но мы можем со всей искренностью заверить вас, что миссис Толлер обладает подлинным даром предвидения.
        - То есть вы действительно встретились с человеком, который передал вам привет от вашей покойной подруги и предложил сделать выгодное капиталовложение? - включился в разговор Адам.
        - О да, - радостно ответила мисс Брик. - Он приходил как раз сегодня. Довольно рано, должна отметить, - мы еще завтракали.
        - А не могли бы вы описать, как он выглядел? - спросил Адам.
        Этот несложный вопрос почему-то удивил и насторожил дам, что не укрылось от Кэролайн.
        - Это может пригодиться для моих исследований, - торопливо объяснила она.
        Дамы несколько успокоились и дружно закивали головами.
        - Что ж, дайте мне минутку, чтобы собраться с мыслями, - сказала мисс Брик. - Этого человека зовут мистер Джонс. Он очень сильно хромает, все его тело буквально передергивается самым немыслимым образом. Возможно, это следствие какого-нибудь недуга, перенесенного в детстве. Я слышала, такое случается...
        - Да-да, - подхватила миссис Трент. - Очень печально, тем более что мистер Джонс оказался прекрасным человеком. Настоящий джентльмен, и манеры такие приятные. Кстати, он носит очки в золотой оправе.
        - И бакенбарды, - поджала губы мисс Брик. - На мой взгляд, они нуждаются в большем уходе.
        Кэролайн вопросительно взглянула на Адама.
        - Значит, мистер Джонс хромал, - подытожил тот.
        - Да, и весьма сильно, - подтвердила мисс Брик.
        - А на какую ногу? - спросила Кэролайн.
        - Что? - удивилась пожилая дама, но тут же спохватилась. - Да, я поняла, что вы имеете в виду. Сказать по правде, вот так сразу не могу сообразить... Ты не помнишь, Салли?
        Миссис Трент нахмурила брови и углубилась в воспоминания.
        - Кажется, на левую. Впрочем, когда он шел по лестнице, мне показалось, что правая нога у него слабее... О Господи, не могу точно сказать!
        - Но этот джентльмен сослался на нашу усопшую подругу - как и предупреждала миссис Толлер - и предложил нам замечательный способ несколько увеличить наши капиталы.
        - Вы дали ему деньги? - спросила Кэролайн, надеясь, что худшее еще не произошло.
        - Было бы грешно не воспользоваться такой прекрасной возможностью, - с воодушевлением объявила миссис Трент. - Уж мы не стали упускать свой шанс!
        - Бог мой, - прошептала расстроенная Кэролайн.
        - А какого рода капиталовложение предложил вам мистер Джонс? - спросил Адам.
        Дамы заколебались, нерешительно переглядываясь. Наконец мисс Брик откашлялась и смущенно сказала:
        - Нам не хотелось бы показаться невежливыми... и не думайте, пожалуйста, что мы не хотим помочь вам... Но мистер Джонс предупредил, чтобы мы ни с кем не обсуждали сделанное им предложение.
        - Видите ли, если об этом станет известно, то начнется просто ужас что, - поспешила с объяснениями миссис Трент. - Все захотят приобрести акции. Пока соблюдается секретность и нет ажиотажа, акции можно спокойно распределить между своими.
        - О, я понимаю, понимаю... - быстро сказал Адам и с участливым видом поинтересовался: - Надеюсь, вы поместили акции в надежное место?
        - Не волнуйтесь! - Глаза мисс Брик весело блеснули. - Они спрятаны в очень надежном месте.
        - Вы не представляете, как я рад это слышать! Такое облегчение! - Хардести встретился глазами с Кэролайн и, придав голосу почтительные интонации, спросил: - Не пора ли нам, миссис Фордайс? Я полагаю, на сегодня нашу научную работу можно считать законченной.
        Миссис Трент и мисс Брик уставились на него в немом изумлении.
        - А как же чай? - пискнула мисс Брик. - Ведь вы еще не выпили чаю!
        - Мы еще не выпили чаю, мистер Гроув, - строго сказала Кэролайн.
        - Действительно. - Пальцы Адама выбили на каминной доске нетерпеливую дробь, а губы сложились в механическую улыбку. - Как же я мог забыть про чай?
        Прошло еще минут двадцать, когда Кэролайн наконец решила, что они могут откланяться, не слишком обидев гостеприимных хозяек. Едва они оказались на улице, Адам схватил Кэролайн за руку и воскликнул:
        - Я уж думал, мы никогда не выберемся из этого дома!
        - Понимаю ваше нетерпение, Адам, но было бы жестоко уйти, не выпив чаю и не побеседовав с леди. Для мисс Брик и миссис Трент это стало бы настоящим ударом.
        - Удар их ждет в скором будущем - когда они поймут, что акции, проданные добрым мистером Джонсом, ничего не стоят, - мрачно предрек Адам.
        - Я боялась, что вы это скажете. - Кэролайн поморщилась. - Как вы думаете, есть ли хоть малейший шанс, что этот загадочный мистер Джонс предложил им что-то реальное? Ну, может, просто не слишком выгодное?
        - Нет.
        Краткость и недвусмысленность ответа произвели на Кэролайн удручающее впечатление.
        - Пока вы расспрашивали дам о том, надежно ли спрятаны акции, мне пришла в голову одна мысль, - неуверенно сказала она.
        - И что же это за мысль?
        - Скажите, акции ведь выполняет гравер? Сначала рисунок, потом клише, а уж затем их печатают?
        - Да. - Хардести взглянул на свою спутницу с любопытством. Эта женщина не переставала удивлять его. - Зачастую документы украшаются виньетками и завитушками, а то и рисунками. Если это акции железных дорог, то вы увидите на бумаге паровоз, на акциях горнодобывающей компании скорее всего изобразят шахту. Но почему вы интересуетесь этим?
        - Мой издатель, мистер Спраггет, занимается издательским делом всю жизнь. Кажется, он даже унаследовал его. Так вот, он как-то рассказывал мне, что печатники очень гордятся своей работой, особенно если она предполагает некую долю искусства. Более того, мистер Спраггет говорил, что зачастую печатники подписывают свои изделия. Ставят на них особую отметку.
        Адам остановился так резко, что Кэролайн едва удержалась на ногах. Теперь он смотрел на нее с восхищением.
        - Какая прекрасная мысль, мадам! Более того - блестящая мысль! - Он поцеловал ее. - Если я смогу найти печатника, то, возможно, мне удастся что-нибудь разузнать о заказчике акций, то есть о нашем мистере Джонсе или его партнерах.
        Кэролайн, щеки которой горели после жаркого поцелуя, торопливо оглядела улицу. Слава Богу, кажется, нет никого из знакомых. Такое возмутительное зрелище, как леди и джентльмен, целующиеся посреди улицы, прошло совершенно незамеченным редкими и невнимательными прохожими.
        Между тем Адам обернулся и с задумчивым видом принялся разглядывать дом миссис Трент и мисс Брик.
        - Я бы очень хотел взглянуть на эти акции, - негромко сказал он.
        - Ни в коем случае, - тотчас отреагировала Кэролайн. - Адам, я хочу, чтобы вы пообещали не делать этого. Каждый раз, как вы отправляетесь обыскивать какой-нибудь дом, там непременно находят труп.
        - С вашей стороны нечестно утверждать подобные вещи, Кэролайн. Такое случилось лишь однажды - в случае с Элизабет Делмонт.
        - Это чуть было не случилось снова в доме Ирен Толлер. - Молодая женщина зябко передернула плечами. - Ведь вы собирались обыскать ее дом. Только представьте себе: если бы вы отправились туда на пару часов раньше, полицейские могли обнаружить вас в доме. Это заставило бы их гораздо внимательнее присмотреться к вам. Возможно, они даже не поверили бы в наше с вами алиби.
        - Все это глупости. Ведь у меня есть вы, и пока вы готовы подтверждать мое алиби на время убийств, я в полной безопасности. Никто не посмеет усомниться в словах знаменитой писательницы миссис Фордайс!
        Следующим пунктом в плане Хардести и Кэролайн было посещение мистера Макдэниела. Этот пожилой джентльмен получил предсказание о выгодном капиталовложении на сеансе миссис Делмонт.
        Мистер Макдэниел был несказанно рад свалившимся на него гостям. В отличие от миссис Трент и мисс Брик он охотно принялся рассказывать о своей удаче.
        - Все произошло в точности так, как предсказывала миссис Делмонт: ко мне явился мужчина по фамилии Джонс. Деловой человек, настоящий предприниматель. - Улыбаясь, мистер Макдэниел отсалютовал чашкой. Рука его дрожала так сильно, что он пролил чай себе на брюки, но даже не заметил этой досадной оплошности. - Спасибо духу, это был поистине добрый ангел. Очень вежливый и знающий джентльмен. Правда, он ужасно хромает, бедняга.
        - А еще что-нибудь вы помните, мистер Макдэниел? - спросил Адам.
        - Да не особенно. Большие бакенбарды. Похоже, мистеру Джонсу не мешало бы подстричься... Да, еще он был в очках. - На лице хозяина появилось озадаченное выражение. - А почему вы спрашиваете, сэр?
        - Не так давно человек, очень похожий по описанию на этого мистера Джонса, сделал мне весьма заманчивое предложение. - Адам с видом знатока многозначительно взглянул на мистера Макдэниела. - Он сослался на вас, и я подумал, что нелишним будет подъехать и узнать, что вы можете сказать о его предложении.
        «Ах, вот как, - удивилась Кэролайн, - оказывается, сочинять истории мистер Хардести умеет не хуже меня. Надо будет запомнить на будущее».
        Между тем мистер Макдэниел пришел в полный восторг:
        - Он предложил вам ту же прекрасную возможность подзаработать? Акции горнорудной компании?
        - Именно, - кивнул Адам. - Но, к сожалению, он не показал мне акции, и, сами понимаете, это меня несколько насторожило. Я счел неразумным отдавать ему деньги авансом.
        - Это странно. Мне он принес акции сразу же и передал их без малейших колебаний.
        - А нельзя ли мне взглянуть на бумаги? - голосом абсолютно незаинтересованного человека произнес Адам. - Я все же хотел бы убедиться в их подлинности.
        - Конечно, дорогой сэр, конечно! Это очень предусмотрительно с вашей стороны. Само собой, мистер Джонс предупредил меня, что я не должен обсуждать этот чрезвычайно выгодный проект с посторонними. Ну, вы ведь понимаете: число акций ограничено, и учредители не хотят ненужной огласки и ажиотажа. Но коли вам было сделано аналогичное предложение, то не вижу, почему бы нам не обменяться информацией. Полагаю, мистер Джонс также не стал бы возражать.
        - Благодарю вас, - с чувством произнес Адам.
        Мистер Макдэниел с трудом выбрался из кресла и медленно выпрямился, опираясь на трость. Он подошел к бюро, стоящему в углу комнаты, отпер нижний ящик и достал толстую пачку бумаг. Через секунду Адам уже стоял рядом с ним. Кэролайн поспешно подошла и встала рядом.
        Акции выглядели очень солидно. Голубоватая плотная бумага, затейливый шрифт, многочисленные завитушки которого складывались в надпись «Дрексфорд и К°». Здесь же имелось живописное изображение шахты, горняков и различной техники. Печать была самого высокого качества; рисунки, виньетки и надписи поражали проработкой деталей.
        - Они, несомненно, выглядят подлинными, - важно заявил Адам, передавая бумаги Кэролайн. - А что вы думаете, миссис Фордайс? Вы имеете отношение к миру печатного слова, а потому должны лучше разбираться в таких вещах.
        Когда бесценные документы перешли в ненадежные женские руки, мистер Макдэниел явно встревожился. Кэролайн одарила его ободряющей улыбкой и подняла лист, чтобы свет от окна падал на бумагу. Среди многочисленных завитушек и виньеток она отчетливо разглядела маленькую фигурку грифона. Геральдический зверь обвил хвостом букву «Б».
        - Качество печати выше всяких похвал, - одобрительно заметила она, передавая бумаги хозяину.
        - А что еще мистер Джонс рассказывал вам о своей компании? - спросил Адам.
        Получив обратно свои бесценные акции, мистер Макдэниел успокоился и охотно принялся рассказывать:
        - Они владеют золотодобывающей шахтой где-то в западной Африке. Человек, который нашел золото и основал компанию, умер прежде, чем она заработала. Шахта осталась его наследнику - совсем еще молодому человеку, который полон решимости продолжить начатое отцом и сделать добычу золота чрезвычайно выгодной.
        - Но молодой наследник нуждается в некотором первоначальном капитале, чтобы закупить все необходимое и начать разработки, - продолжил за него Адам.
        Кэролайн расслышала в его голосе саркастические нотки, но мистер Макдэниел принял слова гостя за чистую монету.
        - Именно так! - воскликнул он, с восторгом глядя на Адама. - Думаю, предварительный этап займет не так уж много времени. Я всегда говорил, что золотодобыча - дело, где просто нельзя не получить прибыль.
        - Очень тонкое наблюдение, сэр, - сказал Адам. - Теперь предложение мистера Джонса предстало в новом свете, и я готов встретиться с ним еще раз. Очень благодарен вам за помощь.
        - Не стоит. - Старик тщательно убрал акции в ящик бюро и повернул ключик в замке. - Признаюсь, поначалу я тоже весьма скептически отнесся к этому делу... Все же не каждый день получаешь послания с того света, обещающие выгодное капиталовложение.
        Но мистер Джонс явился буквально на следующий день после сеанса миссис Делмонт, и это меня убедило. Похоже, дама действительно обладала даром предвидения.
        - О да, столь же подлинным, как те акции, что вы получили, - мрачно отозвался Адам.

        Глава 25

        Когда они покинули дом мистера Макдэниела, шел уже шестой час вечера. На улице быстро сгущался туман, поглощая неяркий свет лондонского дня. Адам чувствовал, что Кэролайн с трудом сдерживает гнев. На ее лице застыло напряженное выражение, а спину она держала неестественно прямо.
        - Ну, так что? - спросил он, едва они спустились по ступеням. - Смогли вы разглядеть метку печатника на акциях?
        - Да. Думаю, я сумею описать ее мистеру Спраггету достаточно определенно. Но сегодня нам уже не удастся застать его в конторе. Скорее всего издатель давно ушел домой. Придется ждать до завтра.
        Кэролайн замолчала. Адам искоса поглядывал на расстроенное лицо молодой женщины, потом осторожно сказал:
        - Постарайтесь не принимать события так близко к сердцу. В случившемся нет вашей вины. Вы не смогли бы предотвратить мошенничество и не в состоянии помочь людям, ставшим жертвами мистера Джонса.
        - Они потеряют свои деньги.
        - Человек, который достаточно глуп, чтобы принять финансовый совет из потустороннего мира, не заслуживает другой доли.
        - Чушь! Вам легко это говорить, сэр, легко упражняться в остроумии... Но миссис Трент, мисс Брик и мистер Макдэниел не обладают ни вашими знаниями, ни вашим острым умом. Ни для кого из них эти деньги не были лишними. Они обеспечивали им достойную старость. А что теперь?
        - Им придется нелегко, согласен.
        Мимо них, стуча колесами, проехал кеб и быстро исчез в тумане, но Адам напрягся. Он почуял запах опасности. Чувство это было трудно описать, но он научился доверять собственным ощущениям, поскольку именно интуиция не раз спасала ему жизнь. Должно быть, это все тот же инстинкт выживания, который выработался у Адама еще в юности, когда он обменивал и продавал информацию в подозрительных переулках и темных подворотнях. Жизнь его с тех пор стала куда более комфортной, но инстинкт остался, и теперь Адаму чертовски хотелось оглянуться, и только усилием воли он сдерживался, понимая, что нужно изображать беспечность.
        - Вы ведь видели их дома. - Голос Кэролайн звенел от напряжения. - И не могли не заметить, что эти люди небогаты. Пожилые леди вообще едва сводят концы с концами. Я даже думать не хочу, что с ними станется, если они потеряют все свои накопления! Это может оказаться для них страшным ударом...
        - Возможно, - рассеянно ответил Адам.
        Он немного повернулся к своей спутнице и даже слегка склонил к ней голову. Со стороны создавалось впечатление, что он самым внимательным образом прислушивается к ее словам, но на самом деле он пытался определить, что происходит вокруг. Так и есть - краем глаза Хардести заметил фигуру, которая преследовала их, прячась в тумане.
        - Мы должны что-то предпринять, Адам! - решительно заявила Кэролайн.
        - Мы? - Он не мог не улыбнуться. - Это должно означать, что мне следует что-то сделать?
        - Идеально было бы поймать этого мистера Джонса и заставить его вернуть деньги, которые он обманом выманил у своих жертв. Но если это окажется невозможным, придется придумать что-то еще. Мы не можем допустить, чтобы эти люди впали в нищету по вине негодяя.
        - Не переживайте так, Кэролайн! - Еще один быстрый взгляд назад. Преследователь по-прежнему шел за ними, сохраняя дистанцию. - Я прослежу, чтобы миссис Трент, мисс Брик и мистер Макдэниел так или иначе получили отданные мистеру Джонсу средства.
        Кэролайн наклонила голову, края шляпки скрыли ее лицо, но Хардести успел заметить, что она осталась очень довольна его словами.
        - Спасибо, Адам. У вас доброе сердце. - Голос ее звучал почти нежно.
        - Хотел бы только надеяться, что список жертв мистера Джонса окажется не слишком длинным, - вздохнул он.
        - Да, кстати... Я тоже хотела бы знать, скольким еще людям этот мошенник всучил ничего не стоящие акции.
        - Кэролайн, у нас тут небольшая проблема...
        - Вы о чем?
        - Нас кто-то преследует.
        - Что? - Первым побуждением Кэролайн было остановиться и оглянуться.
        - Продолжайте идти вперед. - Сильная рука Адама не дала женщине замедлить движение. - И не подавайте виду, что вы знаете о преследовании.
        - Да, конечно. Я понимаю, что так и нужно, просто сначала растерялась... Как вы думаете, кто это?
        - Это я и собираюсь выяснить.
        Адам посмотрел вперед. Улица уходила вдаль, завешенная клочьями тумана. Нужно выбрать подходящее для ловушки место. Дома по обеим сторонам стояли плотно, между ними не было аллей или тропинок. Хорошо бы найти небольшой парк. И тогда туман очень пригодится.
        - Вот как мы поступим, - прошептал Адам. - Слушайте меня внимательно и делайте все в точности, как я скажу.

        Глава 26

        Они вошли в парк рука об руку. Как только впереди показалось первое могучее дерево, Адам подал условный знак, и Кэролайн продолжила путь одна, а Хардести бесшумно скользнул за дерево, низко растущие ветви которого образовали непроницаемый для взгляда полог. Спрятавшись в этом укрытии, Адам стал ждать.
        Из своего наблюдательного пункта он мог видеть то же, что и преследовавший их человек: силуэт женщины, которая медленно исчезала в глубине аллеи, полускрытая туманом. В полумраке и за пеленой тумана невозможно было догадаться, что она одна. Да и с чего бы преследователю думать, что его жертвы теперь порознь?
        Адам ждал, от души надеясь, что неизвестный будет рассуждать именно так. И удача улыбнулась ему. Едва Кэролайн скрылась во тьме аллеи, как со стороны улицы послышались тяжелые мужские шаги. Затем звук пропал - мужчина ступил на траву. И вот уже фигура, облаченная в серую куртку и низко надвинутую на глаза шляпу, спешит мимо дерева, за которым притаился Адам.
        Два быстрых шага - и Хардести схватил незнакомца за воротник и сильно дернул. Раздался треск рвущейся материи, человек вскрикнул, потерял равновесие и повалился на траву.
        - Мистер Отфорд, - мрачно констатировал Адам, глядя на поверженного человека. - Какой неприятный сюрприз.
        - Как вы смели напасть на меня? - Журналист, красный от гнева, поднял на него взгляд. - Это грубо и не по-джентльменски!
        - А знаете, я всерьез подумываю показать вам, насколько грубо и не по-джентльменски я могу себя вести, - задумчиво проговорил Адам.
        В этот момент из тумана появилась Кэролайн. Она придерживала юбки руками, и Хардести решил, что она бежала, забыв о том, что настоящей леди не должны быть присущи ни любопытство, ни спешка.
        - Мистер Отфорд! - воскликнула она. - Так это вы преследовали нас? И как, по-вашему, это называется?
        - Я имею полное право тут ходить! Это, в конце концов, общественное место. - Отфорд неловко поднялся на ноги и принялся отряхивать свой пиджак от грязи и травы. - Посмотрите, во что вы превратили мой костюм, Хардести! Вы-то можете позволить себе менять костюмы каждый день, но не все, знаете ли, так состоятельны.
        Адам сделал шаг вперед, и Отфорд шарахнулся от него, стукнувшись спиной о ствол дерева.
        - Не прикасайтесь ко мне! - завопил он. - Если только вы подойдете ближе, я позову констебля.
        - И что же вы надеялись узнать, следуя за нами? - с искренним интересом спросил Адам.
        - Говорю же вам, я совершенно случайно оказался на этой улице. - Отфорд бросил умоляющий взгляд на молодую женщину. - Мы с вами в некотором роде коллеги, миссис Фордайс. Вы должны понимать, что мной движет лишь профессиональный интерес.
        - Знаете, мистер Хардести, я склонна поверить этому человеку, - со вздохом сказала Кэролайн. - Мне почему-то трудно представить, чтобы мистер Отфорд мог замышлять какое-то злодейство против нас.
        - Вы меня не убедили. - Адам опять шагнул вперед, намеренно сокращая дистанцию между собой и перепуганным до полусмерти журналистом. - И вообще мне надоели вы и ваше вранье, Отфорд. Я ведь предупреждал вас, чтобы вы не вставали на моем пути и не попадались мне на глаза.
        Отфорд с трудом сглотнул, но все же оторвался от ствола и встал прямо. Адам понимал, что смелость ему придает исключительно присутствие Кэролайн и то, что она взирает на него с сочувствием. Газетчик решил, что в присутствии леди Хардести не рискнет причинить ему сколько-нибудь серьезный ущерб.
        - Да, сэр, я профессионал, - с чувством воскликнул Отфорд, - а корреспондент связан своего рода долгом перед обществом. Я обязан информировать общественность о том, что происходит, понимаете? Вы и миссис Фордайс каким-то образом причастны к делу об убийстве. Так вот, я должен, просто обязан выяснить, в чем тут дело. А потом написать правду в своей статье, чтобы публика была в курсе происходящего.
        - Вы работаете в газете, которая гоняется за дешевыми сенсациями любого рода, - презрительно парировал Адам. - И, насколько я знаю, правда волнует вас меньше всего.
        - Я протестую против подобных инсинуаций, сэр! Вы не имеете права обвинять меня в таких вещах. Я требую извинений!
        - Да что вы? - Тон Адама стал угрожающим. Отфорд быстро сделал шаг назад, глаза его расширились от страха, он вскрикнул:
        - Вы не смеете!
        - Вы продолжаете испытывать мое терпение, Отфорд. Еще чуть-чуть - и вы не оставите мне выбора.
        Теперь корреспондент запаниковал по-настоящему. Он нырнул в сторону, собираясь убежать. Быстрым движением Адам ухватил его за полы куртки, дернул на себя и бросил спиной на ствол дерева.
        - Адам, - мягко позвала Кэролайн, - прошу вас, не трогайте его. Я понимаю, что этот человек раздражает вас, но в чем-то он прав. Он газетчик и выполняет свой долг.
        - Вот, вы слышите, что сказала леди? - быстро подхватил Отфорд. - Я профессионал и делаю свою работу.
        - Неужели вы называете это работой? - бросил Адам. - Что ж, раз вы считаете себя деловым человеком - я предлагаю вам сделку. Вы честно ответите на мои вопросы, а я позволю вам уйти отсюда... невредимым.
        - Какие вопросы? - настороженно спросил Отфорд.
        - Как вам удалось раздобыть описание мест преступлений? Вы дали отчет о двух убийствах - миссис Толлер и миссис Делмонт. В обоих случаях статьи изобиловали подробностями.
        - У меня прекрасный источник. - Отфорд, все еще испуганный, не мог не чувствовать некоторой гордости, а потому выглядел весьма довольным собой. - Я не однажды имел с ним дело и полностью ему доверяю.
        - И как же зовут этого человека, заслужившего ваше доверие? - спросил Адам, встряхнув журналиста.
        - Настоящий газетчик никогда не открывает своих источников информации, - неуверенно сказал тот.
        Хардести молча смотрел на него. Отфорд откашлялся и промямлил:
        - Его зовут инспектор Джексон... хоть это и не ваше дело.
        - И вы ему доверяете?
        Отфорд попытался пожать плечами, что выглядело нелепо, поскольку спиной он был крепко прижат к дереву, а Адам держал его за лацканы пиджака.
        - Его информация всегда оказывалась заслуживающей доверия, - пробурчал газетчик.
        - И те подробности, которые он рассказал вам об убийстве Элизабет Делмонт, вы изложили в своей статье для «Флайинг интеллидженсер»?
        - Конечно! - Отфорд с опаской посмотрел в мрачное лицо Хардести и неуверенно добавил: - Само собой, я несколько сгустил краски... для возбуждения интереса публики, так сказать. Ну там, юбки у жертвы задраны выше некуда, сверхъестественные силы разгромили дом и так далее. Но в этом нет ничего противозаконного. Все газетчики так делали, делают и будут делать.
        - В это я охотно верю, - фыркнул Адам. Отфорд одарил его сердитым взглядом.
        - Если вам нужны какие-то дополнительные подробности, то советую спросить завтра у Джулиана Элсуорта.
        - Что вы имеете в виду? - Кэролайн насторожилась.
        - Да я видел сегодня объявление на стене Уинтерсетт-Хаус. Элсуорт даст завтра специальный сеанс - своего рода консультацию - для инспектора Джексона и членов Общества исследователей возможностей человеческого разума.
        - А какое отношение к демонстрации сверхъестественных возможностей мистера Элсуорта имеет инспектор Джексон? - с недоумением спросил Адам.
        - Элсуорт объявил, что может, используя свой дар, помочь полиции в расследовании убийств Элизабет Делмонт и Ирен Толлер. - Журналист презрительно хмыкнул. - Думаю, зрелище будет презабавное. Вы только представьте себе твердолобых полицейских, которые докатились до того, что просят помощи у человека, обладающего какими-то необыкновенными психическими способностями!
        - Ладно, Отфорд. - отпустил газетчика. - Постарайтесь, чтобы я не поймал вас, если вам опять вздумается следить за мной. В другой раз вам это так просто с рук не сойдет.
        Отфорд молча поправил галстук и шляпу и торопливо направился к выходу из парка.. Кэролайн задумчиво сказала:
        - Теперь мы можем быть уверены, что траурная брошь и окровавленная вуаль не попались на глаза полиции. В то же время, как вы сказали, случайный вор, забравшийся в дом, не польстился бы на подобные вещи.
        Адам, наблюдавший, как журналист исчезает в тумане, ответил не сразу.
        - Есть лишь одно разумное объяснение отсутствия вуали и броши. Кто-то был в доме после меня и убрал эти улики. Вопрос: зачем он это сделал?
        - Могу ли я предположить, что мы посетим завтра демонстрацию Джулиана Элсуорта в Уинтерсетт-Хаус? - улыбаясь, спросила Кэролайн.
        - Непременно. Ни за что не пропущу столь увлекательного зрелища. Кроме того, я помню ваши слова о том, что мне следует без предубеждения относиться ко всему, что касается сверхъестественных способностей человека... и прочей ерунды.

        Глава 27

        На следующий день лекционный зал в Уинтерсетт-Хаус был переполнен. Адаму и Кэролайн с трудом удалось пробиться сквозь толпу любопытствующей публики и занять два места в самом последнем ряду.
        - В одном таланте мистера Элсуорта я теперь не сомневаюсь ни минуты, - ворчал Адам, устраиваясь на стуле рядом с Кэролайн. - Этот человек прекрасный актер и знает, как завлечь публику на представление.
        - Я ведь говорила вам, что люди, изучающие сверхъестественные способности, самого высокого мнения о нем, - сказала Кэролайн. Она оглядывала разношерстную толпу и вдруг увидела знакомое лицо. - Смотрите, вон мистер Отфорд. Он стоит вон там, в группе других джентльменов, вооруженных блокнотами и карандашами. Должно быть, это корреспонденты разных изданий.
        Адам проследил за ее взглядом и неодобрительно покачал головой:
        - Ни минуты не сомневаюсь, что для полиции этот сеанс станет просто потерей времени, но очевидно и другое - отчеты о нем помогут увеличить тиражи газет.
        - Перестаньте ворчать, Адам. Вы пришли сюда добровольно. Более того, с большим желанием.
        - Я не мог не воспользоваться случаем. Нужно увидеть этого человека за работой.
        Что-то в тоне Хардести заставило Кэролайн внимательно взглянуть ему в глаза.
        - Вам не нравится мистер Элсуорт, я права? - проницательно предположила она. - Но почему? Насколько я знаю, вы случайно встречались пару раз, и он ничем вас не обидел.
        - Я ему не доверяю. Если хотите, можете отнести это на счет мужской интуиции.
        - Адам? - Кэролайн пыталась поймать его взгляд.
        - Да? - Он с преувеличенным вниманием разглядывал толпу.
        - А вы, часом, не ревнуете меня к мистеру Элсуорту?
        Несколько секунд Хардести молчал, и Кэролайн уже пожалела, что задала этот вопрос.
        - А у меня должны быть на то причины? - наконец нарушил молчание Адам.
        - Нет, конечно, нет!
        - Рад это слышать. Было бы очень непросто соперничать с человеком, который умеет левитировать или, не дай Бог, читать мысли.
        Слова Адама прозвучали шутливо, и Кэролайн успокоилась. Более того, этот незначительный эпизод поднял ей настроение. Ужасно приятно знать, что Хардести ревнует... ну, может, не стоит называть ревностью его недовольство... Но все же ему небезразлично, что она может питать некоторые теплые чувства к мистеру Элсуорту - и эта мысль чрезвычайно порадовала молодую женщину.
        - Знаете, сэр, - с улыбкой обратилась она к Адаму, - я ни минуты не сомневаюсь, что в случае необходимости вы тоже сможете левитировать и читать чужие мысли.
        Адам бросил на нее внимательный взгляд и собрался было что-то ответить, но тут занавес раздвинулся, и на сцену вышел человек. Публика, включая Кэролайн и Хардести, замерла. Все вытянули шеи и прислушались.
        - Прошу вашего внимания, леди и джентльмены, - объявил человек. - Как вы знаете, мистер Элсуорт великодушно согласился провести этот публичный сеанс и использовать свой талант медиума для того, чтобы помочь в расследовании преступлений, произошедших не так давно. Убийство двух медиумов повергло в шок все лондонское общество, а особенно тех, кто был связан с покойными общими интересами и талантами. Мистер Элсуорт продемонстрирует вам свои способности, но он настаивает на том, чтобы во время сеанса в зале никто не разговаривал и не шумел. Никто не должен входить в зал или покидать его. Мистер Элсуорт использует уникальные силы и способности, но талант его очень хрупок. Слишком громкий разговор или шум может помешать медиуму и сорвать проведение сеанса.
        Зал замер. Над толпой повисло ожидание чуда. Кэролайн разделяла скептицизм Хардести, когда дело касалось всего сверхъестественного, однако она поймала себя на том, что старается не производить лишнего шума и вообще едва жива от предвкушения чего-то необыкновенного. Вдруг Элсуорту действительно удастся помочь расследованию с помощью необычных возможностей своего разума?
        Свет стал меркнуть, и, по мере того как сгущался полумрак в зале, волнение публики нарастало. Огни гасли медленно, и наконец осталась гореть одна-единственная лампа - на столе в центре сцены. Около этого стола стояли два стула - больше на сцене ничего не было.
        - Позвольте представить вам инспектора Джексона, который будет разговаривать с мистером Элсуортом, - объявил ведущий.
        Занавес дрогнул, и на сцену вышел инспектор Джексон. Рассматривая представителя закона, Кэролайн решила, что тот явно чувствует себя не в своей тарелке. Поприветствовав публику коротким поклоном, полицейский сел на один из двух стульев в центре сцены.
        - Полагаю, мистер Элсуорт готов, - не совсем уверенно произнес ведущий. - Прошу вас, не аплодируйте. Медиум готовился к сеансу несколько часов, и не стоит нарушать его концентрацию.
        На сцене появился Элсуорт. Он двигался медленно, с большим достоинством. Седая прядь в его черных волосах эффектно выделялась при свете неяркой лампы. Время едва перевалило за полдень, но медиум облачился в вечерний костюм. Безупречно сшитые черные брюки и фрак сидели превосходно, а белоснежная сорочка и галстук бабочкой придавали мужчине элегантный вид.
        «Однако он неплохо разбирается в театральных эффектах», - подумала Кэролайн. Аристократическая внешность, породистые черты лица - все это подчеркивалось освещением и выглядело впечатляюще. Кэролайн подалась вперед, пытаясь получше рассмотреть медиума. Что-то необычное произошло с его глазами. Со столь большого расстояния трудно было как следует увидеть, но Кэролайн решила, что для усиления эффекта Элсуорт использовал театральный грим. Глаза точно подкрашены.
        Молодая женщина вздрогнула, почувствовав легкое прикосновение к руке. Адам. Она вопросительно взглянула на него. В полутемном зале было все же достаточно света, чтобы разобрать, с каким презрением и насмешкой он смотрит на сцену. «Да, я была права, - сказала себе Кэролайн, - вот и Адам заметил грим».
        Элсуорт медленно приблизился к столу. Инспектор Джексон, который скорее всего не очень представлял, что ему нужно делать, вскочил со стула, постоял несколько секунд словно в растерянности и опять сел. «Он нервничает, - подумала Кэролайн. - Впрочем, это естественно, любой на его месте волновался бы».
        - Инспектор. - Низкий голос медиума был прекрасно слышен в любом уголке зала. Элсуорт поклонился, и Кэролайн почудилась насмешка в его тоне и жесте. Затем он сел.
        - Мистер Элсуорт. - Голйс полицейского, высокий и нервный, резал слух. - Полицейское управление ценит ваше желание помочь следствию.
        Элсуорт кивнул и, протянув руку, убавил свет в лампе. Теперь публика видела четко только черты его аристократического лица и седую прядь волос. Инспектор Джексон был сведен до уровня едва различимой тени.
        - Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь полиции отыскать убийцу миссис Толлер и миссис Делмонт. Таков мой долг перед обществом. - Голос Элсуорта наполнил зал, и люди невольно затаили дыхание. - Задавайте ваши вопросы, инспектор.
        Джексон откашлялся, извлек из кармана блокнот и зашуршал страничками.
        - Не могли бы вы поговорить с духами миссис Толлер и миссис Делмонт, сэр? - спросил он, и было понятно, что полицейский чувствует себя глупо, задавая подобный вопрос. - Возможно, они могли бы назвать своего убийцу?
        - Нет, - спокойно ответил Элсуорт. - Я так не работаю. Я не могу вступать в контакт с миром духов, хотя некоторые мои коллеги, в том числе и миссис Делмонт и миссис Толлер, заявляют о своей способности вступать именно в прямой диалог с потусторонним миром. Откровенно говоря, я просто не верю, что можно вызвать дух человека из загробного мира.
        Несмотря на предупреждение ведущего, по залу прокатился вздох. Где-то зашептались, кто-то тихо вскрикнул.
        - Возможности моего разума отличаются от тех, что демонстрируют другие медиумы, - продолжал Элсуорт. - Людям, которые не обладают подобным даром, будет трудно понять суть дела, потому скажу лишь, что, будучи в состоянии транса, я могу провидеть некоторые вещи. Или, если угодно, понимать связь вещей и явлений глубже, чем это доступно большинству обычных людей.
        - В таком случае не можете ли вы, сэр, увидеть лицо убийцы? - спросил инспектор.
        - Я не смогу описать вам его внешность, так как невозможно по желанию вызвать фото преступника, - не без язвительности отозвался Элсуорт. - Но если вы принесли вещи, о которых я просил, то я постараюсь узнать что-нибудь о личности человека, который совершил эти ужасные преступления.
        - Что ж, - Джексон сунул руку в карман и извлек на свет какую-то небольшую вещицу, - вот одна из сережек миссис Делмонт.
        Из другого кармана полицейский достал небольшой кусочек расшитой льняной ткани.
        - Этот носовой платок принадлежал миссис Толлер.
        - Благодарю вас.
        Медиум взял вещи, принадлежавшие жертвам, и закрыл глаза.
        - Прошу вас дать мне немного времени на концентрацию, - глухо сказал он.
        В зале снова воцарилась неестественная тишина. Люди боялись шевельнуться или слишком громко вздохнуть. Через минуту темные глаза Элсуорта распахнулись, и он уставился поверх голов публики, словно там, среди теней, мог видеть нечто скрытое от взоров остальных. Черты лица его напряглись, глаза превратились в бездонные провалы. Кэролайн ощутила нервную дрожь. «Какой актер», - подумала она.
        - Ярость, - прошептал Элсуорт. - Убийца охвачен гневом, который граничит с безумием. Я вижу его в доме миссис Толлер... он наносит удар за ударом. Однажды он уже отнял у человека жизнь, и это придало ему храбрости. Он понимает, что во второй раз убить легче. Это даже приносит удовлетворение.
        Элсуорт умолк, и по залу прокатилась волна страха. Люди едва дышали.
        Инспектор Джексон поерзал на стуле. Похоже, он был не слишком уверен в себе и не очень хорошо представлял, какие вопросы следует задавать в такой обстановке.
        - А вы можете сказать, почему... э-э... в чем причина этого безумного гнева? - спросил он наконец.
        - Убийца полагает, что женщины обманули его, - мрачно ответствовал Элсуорт.
        Кэролайн почувствовала, как Хардести подался вперед. Теперь он был весь внимание. Очевидно, слова медиума произвели на него большое впечатление.
        - И как же, по-вашему, женщины-медиумы обманули убийцу? - Теперь Джексон говорил более твердо. Разговор начал несколько походить на привычный ему допрос, и полицейский вел себя все увереннее.
        - Они обе утверждали, что могут установить связь с потусторонним миром, и обе солгали.
        - А немного поподробнее об этой лжи, сэр? - Джексон приготовил блокнот. - Какие-нибудь детали?
        Довольно долго Элсуорт молчал, оставаясь совершенно неподвижным.
        - Он просил каждую из них о частном сеансе, и обе согласились, - ответил он наконец. - Во время сеанса убийца задавал вопросы, правильно ответить на которые мог только дух умершего человека. Делмонт и Толлер не умели вызывать духов, а потому дали неверные ответы. Тот человек понял, что они мошенницы, пришел в ярость и решил наказать их.
        - Давайте-ка уточним, сэр. - Инспектор Джексон заметно оживился. - Вы утверждаете, что убийца посещал сеансы обеих дам?
        Элсуорт заколебался, потом сказал:
        - Так я понял.
        По залу пронесся вздох удивления.
        Кэролайн, которая украдкой наблюдала за Адамом, заметила, что его, как и детектива Джексона, чрезвычайно заинтересовали слова Элсуорта. Они означали новый поворот в деле, который, хоть и не давал прямых улик, позволял направить расследование по новому пути. Кэролайн вдруг подумала, что, если бы Адам не попал благодаря дядюшке Уилсону в высшее общество и не стал богатым наследником, он мог бы сделаться прекрасным детективом.
        - А как давно проходили эти сеансы? - нажимал Джексон. - Вы можете указать дату?
        - Нет... боюсь, что нет. - Элсуорт с мученическим видом массировал виски. Все вдруг увидели, как он устал. - К сожалению, сегодня я уже ничем не смогу вам помочь и это вся информация, которую мне удалось получить. Столь интенсивное напряжение быстро истощает мои силы.
        - Тем не менее вы оказали нам неоценимую помощь, сэр, - с энтузиазмом воскликнул инспектор. - Если ваши... выводы правильны, то надо искать человека, который не так давно посетил сеансы обеих женщин-медиумов. Это существенно сужает круг подозреваемых.
        - Ни черта это не сужает, - пробормотал Адам. От его напряженного внимания не осталось и следа, теперь он поглядывал на сцену с презрительной усмешкой. - Этот тип - мошенник, как я и предполагал, - заявил он.
        Публика гудела, обсуждая сеанс и высказанные Элсуортом предположения. Ведущий выступил вперед.
        - Мистер Элсуорт закончил демонстрацию своего необычного таланта. Он благодарит всех присутствующих за внимание.
        Зал взорвался аплодисментами. Кэролайн нашла глазами Отфорда. Как и другие газетчики, он бросился к выходу. Элсуорт поднялся, поклонился залу и быстро исчез за занавесом, оставив инспектора в одиночестве. Джексон некоторое время нервно озирался, словно пытаясь сообразить, что ему делать дальше, потом встал и торопливо покинул сцену. Зажегся свет. Увидев, что Адам по-прежнему взирает на сцену и вид у него печальный, Кэролайн спросила:
        - О чем вы думаете?
        - Мне только что пришло в голову, что мистер Элсуорт очень талантливо провел маневр по отвлечению полиции от расследования убийств. Вы только представьте себе, сколько времени и сил понадобится полиции, чтобы составить более или менее полный список клиентов мужского пола, посетивших спиритические сеансы обеих дам. А потом им понадобится еще больше времени и сил, чтобы выяснить, есть ли у этих людей мотив для убийства или алиби. Это будет долгий, изматывающий и совершенно бесполезный труд.
        - То есть вы не верите в то, что мистер Элсуорт действительно обладает сверхъестественными силами, - констатировала Кэролайн.
        - Вы очень проницательны, дорогая. Я не верю в его сверхспособности.
        - Но для чего ему понадобилось напрашиваться на неприятности, устраивая этот сеанс? Подумайте сами, когда настоящего убийцу найдут, обман раскроется, и репутации Элсуорта будет нанесен большой урон.
        Адам нежно взял девушку под руку и повел к выходу.
        - Тут я вижу два возможных ответа. Первый заключается в том, что Элсуорт трезво взвесил все шансы и решил рискнуть.
        - О каких шансах вы говорите?
        - О реальных шансах поймать преступника. Честно сказать, они не очень велики. Но если инспектор Джексон потерпит неудачу, то никто не усмотрит вины медиума в неудачном исходе дела. Напротив, он сделал все, что было в его силах, чтобы помочь в расследовании.
        - Это интересная мысль. А что со вторым ответом? Адам нахмурился, тон его стал особенно серьезным:
        - Другая теория такова: Элсуорт действительно кое-что знает об убийствах и сознательно использовал сегодняшнее представление, чтобы запутать полицию и направить расследование по ложному следу.
        - Что вы говорите! - Кэролайн была поражена столь спокойно высказанным обвинением. - Вы думаете, что мистер Элсуорт как-то связан с этими убийствами?
        - Миссис Фордайс! Прошу вас, подождите! Мне нужно поговорить с вами.
        Адам и Кэролайн остановились, услышав позади голос медиума. Молодая женщина почувствовала, что рука Хардести инстинктивно сжалась, плотнее охватывая ее локоть. Он словно пытался сделать так, чтобы она оказалась вне досягаемости для другого мужчины. Кэролайн это было приятно, и, остро осознавая свою желанность, она рассеянно наблюдала, как Джулиан Элсуорт широкими шагами пересекает холл. На его лице застыло напряженное выражение. Кэролайн отметила, что он стер грим, но в спешке проделал это не слишком тщательно.
        Резко остановившись, медиум с насмешливой учтивостью поклонился Адаму:
        - Мистер Хардести, я полагаю. Правда, мне казалось, что ваше имя мистер Гроув. По-моему, при нашей предыдущей встрече вы именовали себя именно так. Должно быть, я запутался.
        - Ничего, Элсуорт, такое случается, - сухо отозвался Адам. - Я не сержусь на вас.
        Джулиан саркастически улыбнулся: - - Какое великодушие с вашей стороны! Я буквально вздохнул с облегчением... - Он повернулся к Кэролайн и совершенно другим - теплым и дружеским - тоном сказал: - Для меня большая честь видеть вас здесь, мадам. Я счастлив, что вы нашли время посетить сеанс демонстрации моих скромных способностей.
        - Ваш необычный талант произвел на меня большое впечатление, - сообщила Кэролайн.
        - Благодарю вас. - Джулиан понизил голос. - Я почувствовал ваше присутствие, когда находился в состоянии транса. Вы сидели там, в темном зале... И я понял, что должен предостеречь вас.
        - Предостеречь? От чего же? - быстро спросил Адам. Но Элсуорт начисто игнорировал его присутствие. Он обращался только к Кэролайн:
        - Будучи в трансе, я увидел вас сидящей в зале и осознал, что вам угрожает опасность.
        - О чем вы говорите? - прошептала Кэролайн. Адам сделал шаг вперед. От него исходила неприкрытая угроза.
        - Если вам есть что сказать, Элсуорт, - грозно прорычал он, - то говорите по существу.
        - К сожалению, я не могу сообщить вам подробности. - Взгляд, которым медиум одарил стоящего напротив мужчину, был полон холодной неприязни. - Единственное, что мне известно: опасность сгущается вокруг миссис Фордайс. Это как своего рода аура, понимаете? Я видел ее, находясь в состоянии транса.
        Элсуорт вновь обратился к Кэролайн, и взгляд его смягчился:
        - Я хотел бы указать вам на какую-то конкретную опасность, но это не в моих силах. Мне жаль, что я не мог узнать больше, мадам.
        - Нам действительно не помешали бы подробности, - сказал Адам с холодной улыбкой. - Возможно, тогда вы не выглядели бы в моих глазах обычным мошенником.
        Элсуорт не отводил глаз от Кэролайн и делал вид, что не слышит издевки.
        - Я прошу вас быть очень осторожной, миссис Фордайс. - Его приятный низкий голос был просто создан для того, чтобы убеждать. - Не доверяйте никому из своих знакомых... Вы можете положиться лишь на старых друзей - людей, которых знаете много лет.
        Взгляд медиума словно ненароком скользнул к Адаму, как бы иллюстрируя только что изреченное предупреждение. Затем Элсуорт круто повернулся и отошел.
        - Мерзавец, - выдохнул Адам. - Вы поняли? Ведь это он на меня намекал. Предупреждал, черт бы его взял.
        - На вас и еще на множество других людей. - Кэролайн постучала веером по руке своего спутника, и тот наконец посмотрел на нее. Его взгляд все еще горел огнем соперничества. - Как вы думаете, для чего он это сделал?
        - Отвлекающий маневр.
        Молодая женщина с удивлением взглянула на Адама. В голосе Хардести звучали мрачные нотки, и он был удивительно серьезен.
        - Вы действительно верите, что этот человек может оказаться убийцей? - спросила она.
        - Мне это кажется весьма вероятным.
        - Но мотив? Зачем ему могло понадобиться убить миссис Делмонт и миссис Толлер?
        - В основе этого преступления лежат деньги. Поверьте моему богатому опыту - это самый универсальный мотив, он прослеживается практически в любом преступлении.
        - Но Элсуорт совершенно не подходит под описание мистера Джонса, которое мы получили от пожилых дам и мистера Макдэниела! Джулиан не хромает, не носит очков в золотой оправе, и у него нет пышных бакенбард.
        - Неужели вы не поняли, что все эти отличительные и в высшей степени характерные черты - всего лишь маскарад? Я уверен в этом на сто процентов! А ведь мы сегодня убедились, что Элсуорт, несомненно, обладает актерским талантом.

        Глава 28

        - Добрый день, мистер Спраггет. - Кэролайн впорхнула в офис редактора и чуть не задохнулась сигарным дымом, которым были пропитаны комната и ее хозяин. Судорожно перевела дыхание и выпалила: - Я хочу познакомить вас с моим другом, мистером Хардести.
        - Миссис Фордайс! - Спраггет торопливо потушил сигару и поднялся из-за стола. - Какой сюрприз. - Кивком головы поприветствовав Адама, он промычал: - Рад... душевно рад знакомству, мистер Хардести, сэр.
        - Спраггет. - Адам выдержал эффектную паузу, затем плотно закрыл за собой дверь. Дверь была с панелью матового стекла, и оно жалобно задребезжало. Звон этот прозвучал для редактора сигналом тревоги. Меж тем Хардести, оставаясь у порога, скрестил руки на груди и сказал: - Никогда прежде не имел возможности взглянуть на издательство изнутри. Так вот где рождаются захватывающие дух сенсации, которыми славится «Флайинг интеллидженсер».
        Мистер Спраггет просиял. Даже очки его, казалось, заблестели ярче. Адам подумал, что редактор удивительно похож на терьера: невысокий, жилистый, полный беспокойной энергии и, похоже, также, как терьер, любящий совать свой нос куда надо и куда не следовало бы. И еще редактор отличался довольно обширной лысиной и перепачканными чернилами пальцами. Кабинет загромождали бумаги, несметное количество кофейных чашек, среди которых попадались также остатки бутербродов и булочек.
        - Наша газета считает своим долгом информировать публику обо всем, что происходит вокруг. Такова наша позиция, сэр, - торжественно провозгласил мистер Спраггет.
        - Да что вы говорите? - Холодная улыбка скривила губы Хардести. - В сегодняшнем утреннем выпуске я прочел материал об убийстве медиумов и должен заметить, что там масса весьма оригинальных выводов, которые стали для меня откровением.
        - Особенно то место, где упоминались часы мистера Хардести, найденные на месте второго убийства, - Кэролайн.
        - Факты - вещь неумолимая.
        - Правда? - Кэролайн развернула принесенную с собой газету и прочла вслух: - «Известная писательница объявила о том, что в момент, когда совершалось второе убийство, они с мистером Хардести находились вдвоем в частном доме. Данное высказывание и личные наблюдения нашего корреспондента не оставляют места для сомнений - эту пару связывают самые близкие отношения интимного характера. Похоже, миссис Фордайс умеет создавать захватывающие сцены и трогательные эпизоды не только на страницах своих романов, но и в жизни».
        - Возможно, это и не входило в ваши планы, миссис Фордайс, но вы и мистер Хардести стали героями новостей. - Спраггет, стараясь держаться уверенно, потер руки. - Тут ничего не поделаешь. Именно новости и сенсации «Флайинг интеллидженсер» печатает в первую очередь.
        - Хочу напомнить, что вы печатаете также и мои романы, сэр! - Кэролайн швырнула газету на стол издателя. - К сожалению, до истечения моего нынешнего контракта этот факт останется неизменным, но затем я поищу себе нового издателя.
        - Миссис Фордайс! - Редактор не на шутку встревожился. - Вы не должны принимать близко к сердцу этот материал, написанный Отфордом. Ничего личного...
        - А я принимаю его близко к сердцу! - Кэролайн решительно смахнула со стула кипу газет и села, эффектным жестом расправив юбки. - И когда речь зайдет о подписании контракта на публикацию моего нового романа, мистер Спраггет, я непременно вспомню о том, что именно в этой газете мое имя было использовано в скандальной публикации, которая нанесла огромный ущерб моей репутации.
        - Нет-нет... что вы такое говорите? А-а, это, должно быть, Бюро братьев Тиллотсон пытается переманить вас к себе! Интриганы! Негодяи! Если они украдут у меня моего лучшего автора, я на них в суд подам!
        - Возможно, братья Тиллотсон будут более почтительно относиться к моей репутации.
        Спраггет вытер пот со лба.
        - Но, простите, у меня просто не было выхода. Все газеты города собирались публиковать материал о вашей с мистером Хардести связи и причастности к убийствам. Ну подумайте сами, не мог же я промолчать! Как можно игнорировать подобную сенсацию, тем более будучи вашим издателем?
        - Никто и не говорит, что вы должны были ее игнорировать. Но вы не просто опубликовали статью, вы позволили своему писаке использовать все цветистые эпитеты, какие он только мог придумать, говоря о моей связи с мистером Хардести. А уж чего стоит описание нежного румянца, который покрывал мои щеки, когда я покидала место преступления в компании все того же мистера Хардести!
        - Ну-ну, миссис Фордайс...
        - Самое меньшее, что вы можете сделать, это предложить мне компенсацию за то, как беспардонно вы использовали мое имя для увеличения тиража вашей газеты.
        - Если вы собираетесь потребовать дополнительные деньги за ваш роман, то хочу напомнить вам, мадам, что мы связаны условиями контракта...
        - Успокойтесь, мистер Спраггет, я говорю не о деньгах. Нам нужна ваша помощь и профессиональный совет.
        - Ничего не понимаю! - Спраггет взирал на посетителей в полной растерянности.
        Кэролайн извлекла из кармана лист бумаги, на котором она постаралась как можно более точно изобразить знак, виденный на акциях мистера Макдэниела.
        - Этого грифона, обвивающего хвостом букву «Б», я увидела на акциях одной компании. Взгляните. Мистер Хардести и я хотим знать, кто был гравером и кто печатал эти бумаги.
        - Ну-ка, ну-ка. - Тревогу на лице издателя сменило любопытство. Он взял из рук Кэролайн листок и некоторое время разглядывал его; потом нахмурился. - Вы утверждаете, что видели этот знак на акциях?
        - Да. Вы его узнаете?
        - Мастер Бассингторп многие годы метил этим рисунком свои работы. Он всегда слыл виртуозом... но ходили разные слухи.
        - Бассингторп? - Адам с сомнением покачал головой. - Я слышал, что он ушел на покой.
        - Я тоже это слышал. Однако, - Спраггет вновь бросил взгляд на рисунок, - это, несомненно, его знак.
        - А какие слухи ходили об этом человеке? - заинтересовалась Кэролайн.
        - Да ничего особо ужасного, - передернул плечами редактор. - Поговаривали, что если вы не затрудняли себя посещением учебного заведения, но вам был очень нужен документ об образовании для медицинской или юридической практики, например, то можно было купить у Бассингторпа очень красивый и не вызывающий сомнений документ.
        - Что ж, спасибо за помощь, мистер Спраггет. - Кэролайн встала.
        - Минуточку. - В коротышке опять проснулся газетчик. - А к чему, собственно, был этот разговор? Неужели Бассингторп как-то связан с этими убийствами?
        - Мы пока не знаем, - сказал Адам, распахивая дверь и пропуская Кэролайн вперед. - Но на вашем месте я бы не стал посылать к нему репортера.
        - Почему бы и нет?
        - Этот человек зарабатывает на жизнь не совсем законным промыслом, а потому заинтересован в том, чтобы хранить в тайне подробности своих сделок. Кроме того, он всегда отличался осторожностью и сдержанностью. Не думаю, что с возрастом старик поглупел.
        Адам захлопнул за собой дверь кабинета, лишив Спраггета возможности задать новые вопросы.
        - Расскажите мне поподробнее о мистере Бассингторпе, - попросила Кэролайн, которая никогда еще не сталкивалась с подобной фигурой и потому сгорала от любопытства.
        - Говорили, что он может изготовить не только диплом любого университета, но и копии банкнот, весьма мало отличные от оригиналов.
        - Ах, вот как. Теперь понятно, почему вы охарактеризовали его как осторожного человека. Но если этот мастер никогда не сплетничает о своих заказчиках, каким же образом вы собираетесь получить от него нужную информацию?
        - Бассингторп еще не отошел от дел, когда я продавал информацию на улицах. Мне довелось оказать ему услугу... и не одну. Будем надеяться, что он не забыл этого и захочет отблагодарить меня.
        - Давайте, не теряя времени, отправимся к граверу немедленно!
        - Это не годится. - Адам покачал головой. - Бассингторп не тот человек, к которому приходят без приглашения и разрешения. Необходимо соблюсти кое-какие условности. Я пошлю ему весточку. Предложу выбрать время и место встречи. Будем надеяться, что он согласится.

        Глава 29

        Адам обвел глазами гостиную и вздохнул. Он много раз бывал в этой комнате и каждый раз заново переживал шок. Дизайнер, вдохновленный важностью задачи и грандиозностью замысла, решил, по-видимому, отринуть хороший вкус в угоду драматическому эффекту. Для описания получившегося интерьера слово «экстравагантный» было слишком мягким и безликим.
        Здесь господствовал красный цвет. Огромный диван и кресла были обтянуты малиновым шелком. Бархатные портьеры алого цвета ниспадали пышными складками и образовывали на полу рельеф цвета киновари. Красный с золотом ковер довершал обстановку. Над камином висела фотография королевы, облаченной в свой вечный траур. Такой портрет можно было найти практически в любом доме страны. Единственное, что отличало данный экземпляр, - рамка. Впрочем, множество других живописных произведений украшало стены, но сюжеты их были исполнены совершенно в ином ключе. Каждая картина изображала бесстрашного рыцаря, который спасал от какой-либо напасти даму неизбежно пышных форм, облаченную в легчайшие - а местами так просто прозрачные - одежды.
        Флоренс Стоутли обожала истории про рыцарей.
        Этой довольно полной женщине шел шестой десяток. Человек, впервые увидевший ее седые локоны, ямочки на щеках, живые глаза и озорную улыбку, принял бы ее за чью-то добрую бабушку или тетушку. На самом же деле Флоренс составила состояние, торгуя живым товаром: она содержала один из самых шикарных борделей в Лондоне.
        Официально она уже ушла на покой, но, чтобы не скучать, периодически использовала свой предпринимательский талант, участвуя в различных выгодных проектах. Многие недооценивали Флоренс Стоутли, считая ее недалекой особой. Адам никогда не заблуждался на этот счет. Он знал Флоренс с тех давних времен, когда она еще работала на улицах, и всегда относился к ней с неизменным уважением.
        В некоторых случаях Хардести и Флоренс Стоутли выступали в роли деловых партнеров, но интересы их лежали в несколько разных плоскостях. Адам занимался людьми, принадлежащими к высшему обществу, а Флоренс основное внимание уделяла тайной жизни воротил лондонского преступного мира.
        И все же они частенько бывали полезны друг другу, ибо интересы представителей аристократии и лидеров криминальных кругов славного города Лондона пересекались гораздо чаще, чем могли себе представить обычные граждане.
        - Я так рада видеть тебя снова, Адам! - Флоренс наливала чай из серебряного чайника, выполненного в виде дракона. - Давненько мы не встречались. Надеюсь, у Джулии и деток все хорошо?
        - Они здоровы и счастливы, спасибо, - отозвался Адам, удобно устроившийся в мягком кресле. - В настоящий момент моя сестрица занята организацией очередного невероятного бала, который затмит все остальные мероприятия сезона и заставит говорить о ней весь свет.
        - Уверена, это будет что-то необыкновенное. - Флоренс протянула ему чашку. - Камелота, которой был посвящен ее прошлогодний бал, обсуждали потом неделями.
        - Джулия считает, что половиной успеха обязана человеку, который подсказал ей сюжет, то есть тебе. - Адам с интересом разглядывал фарфоровую чашечку, на которой изящно и красочно художник изобразил сцены из жизни рыцарей Круглого стола. - Вижу, у тебя новый фарфор.
        - Милый, правда? - Флоренс устроилась поудобнее, расправила юбки и перешла к делу: - Я всегда рада помочь тебе, Адам. И я начала поиски пропавшей экономки, которая служила у убитой женщины-медиума, сразу же, как только получила твое письмо. Но с огорчением должна признаться, что пока похвастаться нечем.
        - Если и есть человек, который сможет разыскать Бесс Уэйли, то это ты, Флоренс. Ни у кого нет таких многочисленных и надежных информаторов. Но сегодня я пришел по другому делу. Оно важное и конфиденциальное настолько, что я не рискнул доверить его бумаге и предпочел явиться лично.
        - И что же это за дело?
        - Мне нужно передать весточку Бассингторпу, старому мошеннику, помнишь его? Он одно время был твоим клиентом. Возможно, ты все еще поддерживаешь с ним какие-то отношения?
        - Конечно! - Флоренс улыбнулась. - Он бывший клиент, но постоянный друг. Я передам ему, что ты просишь о встрече.
        - Спасибо, Флоренс.
        - Это все?
        - Пока да.
        Флоренс налила ему еще чаю.
        - Что ты думаешь об этом странном деле - об убитых медиумах? Ходят слухи, что они освободили какие-то темные потусторонние силы и поплатились за это.
        - Тот, кто убил этих женщин, принадлежит к нашему миру, уверяю тебя.
        - А могу я узнать, почему ты интересуешься этим делом?
        - Ты помнишь Мод Гатли? - спросил Адам.
        - Конечно. Очень печальная история. - Флоренс покачала головой. - Бедняжка так и не смогла освободиться от своей зависимости. Я знаю, ты много раз пытался помочь ей... Врачи и все такое. Но все оказалось напрасно.
        - У нее не хватило силы воли, чтобы победить опиум, - кивнул Хардести. - Так вот, оказывается, она вела дневник, который после ее смерти достался Элизабет Делмонт. Она попыталась шантажировать меня, и я не успел ничего предпринять. Дневник исчез в ту ночь, когда Делмонт была убита. А потом погибла Ирен Толлер, и ее смерть очень напоминала убийство Делмонт.
        - Вот оно что... Это многое объясняет. Мод ведь знала правду о тебе и Джулии? А уж о Натане и Джессике так наверняка!
        - Она знала все. - Адам помедлил, потом продолжал: - Толлер и Делмонт были мошенницами, которые предлагали людям сделать выгодные капиталовложения и обирали их. В этой схеме есть еще некий мужчина. Его описание весьма живописно: сильная хромота, пышные бакенбарды, очки в тонкой золотой оправе.
        - Полагаешь, все это маскировка?
        - Думаю, так оно и есть: слишком уж броские и хорошо запоминающиеся приметы.
        - Я согласна с тобой. Похоже, тут действует опытный мошенник. Но, - она в раздумье сдвинула брови, - если твой дневник попал к нему в руки, он не мог не подумать о шантаже. Почему же этот человек не связался с тобой и не потребовал денег?
        - Полагаю, он просто выжидает. Надеется потрепать мне нервы, - пояснил Адам.
        - Скорее всего он раздумывает, старается не наделать ошибок. Мошенник наверняка навел о тебе справки и должен теперь знать, что ему нельзя допустить ни одного промаха. Ибо если он хоть чем-то выдаст себя, мистер Хардести тут же воспользуется этим. Он прекрасно все понимает.
        Адам взглянул на Флоренс. Лицо его странным образом утратило всякое выражение.
        - Я все равно найду его, - негромко сказал он, и женщина поежилась.
        - Знаю, знаю, - поспешила ответить она. - Не забудь, я помню тебя с тех пор, как ты был еще вот таким мальчонкой. Ты и тогда был упорным и хитрым чертенком. И теперь не остановишься, пока не получишь то, к чему стремишься. Я только хочу, чтобы ты был осторожен, Адам Хардести. В этом деле уже есть два трупа, и мне не хотелось бы узнать, что ты стал третьим.
        - Спасибо за заботу. - Адам помолчал, обдумывая следующий вопрос. В конце концов, если кто и может помочь ему, то это Флоренс. У нее обширные связи, причем в самых разных слоях общества. - Скажи, не знаешь ли ты чего-нибудь интересного про людей, которые собираются вУинтерсетт-Хаус? В последнее время мне довелось встречаться с некоторыми из них. Все до одного занимаются исследованиями необычных талантов и возможностей человека - кто практически, кто теоретически. В целом это очень странная и разношерстная компания.
        - Просто не знаю, чем я могу тебе помочь. Эти люди всегда казались мне слегка чокнутыми, но довольно безобидными. Например, мистер Рид, глава общества. Он вдовец, годами скорбящий об умершей жене. И все эти годы он пытается тем или иным способом вступить в контакт с ее духом.
        - А что случилось с его женой?
        - Ее убили несколько лет назад. Тогда это было очень громкое дело, настоящая сенсация, все газеты буквально захлебывались... Сейчас-то я уж всех деталей не помню. Кажется, тело миссис Рид нашли в парке, недалеко от дома. Похоже, она пошла прогуляться. Кто-то напал на нее, изнасиловал и задушил. И все это случилось чуть ли не в день свадьбы.
        - Полиция нашла убийцу?
        - Нет. - Флоренс отпила чай и осторожно поставила чашечку на блюдце. - Думаю, это одна из причин, почему Дэруард Рид так рвется поговорить с ней. Наверняка он хочет спросить имя негодяя, чтобы привлечь его к ответственности за содеянное.
        - Я бы на его месте нашел иной способ разыскать убийцу. Не столь... психологический, - мрачно заметил Адам.
        - Я понимаю и даже согласна, что твой способ был бы результативнее, но не у всех есть такие связи. И далеко не все готовы применить силу, если понадобится. Тебя подобные мысли не останавливают, но очень многие не хотят марать руки.
        Адам решил, что не стоит дальше развивать эту тему, испросил:
        - Интересно, а почему Рид вообще так уверен в возможности связаться с женой и поговорить с ней?
        - Видишь ли, когда миссис Рид еще пребывала в нашем мире, она слыла довольно сильным медиумом. Думаю, это соображение играет не последнюю роль в рассуждениях Рида. Наверное, он полагает, что если кто и может пробиться сквозь завесу, разделяющую наши миры, так это дух человека, обладавшего при жизни сверхъестественными способностями.
        - Так, значит, миссис Рид была медиумом?
        - Ну да. Лет десять назад она пользовалась довольно большой популярностью. Давала сеансы, и порой их посещали весьма заметные персоны.
        - Она вращалась в высшем обществе?
        - Она принадлежала к семье, сделавшей деньги на торговле. Торговый флот. Но все ее родственники умерли, и девушка осталась одна... Кое-кто из моих знакомых бывал на ее сеансах.
        - Спасибо, Флоренс. Ты опять снабдила меня бесценной информацией. Я твой должник.
        - Не проблема. Ты легко можешь вернуть должок, поделившись со мной какой-нибудь великосветской сплетней.
        - Тебя интересует что-то конкретное? Спрашивай, я постараюсь ответить.
        - Помнишь небольшое заведение на Марбери-стрит? Туда обычно приходят джентльмены, которые любят некоторую жестокость. Их там связывают, немножко наказывают и все такое.
        - Помню, помню. Я слышал также, что миссис Торн, владевшая заведением, продала его.
        - Так оно и есть. Новая хозяйка, миссис Лэш, дама весьма амбициозная. Она хочет расширить дело и переехать в новое, более просторное помещение. Для этого, как ты понимаешь, нужны деньги. Она ищет инвесторов среди постоянных клиентов. Создается своего рода консорциум.
        - Вот как? - Хардести был искренне заинтересован услышанным. - Это весьма дельная мысль. Полагаю, инвесторы в основном принадлежат к высшим слоям общества?
        - Естественно. Миссис Лэш поручила мне навести справки о финансовом состоянии некоторых джентльменов, пожелавших вступить в консорциум. Женщина в ее положении должна быть осторожной. Прежде чем вступить в сделку с людьми, занимающими подобное положение, нужно все хорошенько проверить.
        Адам одобрительно кивал.
        - Я покажу тебе список. - Флоренс встала, подошла к письменному столу и выдвинула ящик. - Двоих я знаю, а вот трое остальных - полная неизвестность. Взгляни, вдруг ты сможешь мне помочь.
        Адам встал и взял список. Он прочел имена и в силу привычки запомнил их. Кроме того, подобная информация могла оказаться и весьма полезной.
        - А я и не знал, что Айвибридж и Милборн любят жестокие игры, - рассеянно заметил он. - Надо же, все как в самом пафосном политическом памфлете. Именно те люди, которые задирают нос, претендуют на чистоту деяний и помыслов и на всех перекрестках кричат о падении нравов, и оказываются самыми грязными лицемерами. Стоит им закрыть за собой дверь частного дома, как они начинают насиловать служанок и вкладывать деньги в бордели.
        - Все, кто внесен в этот список, обожают, когда их шлепают и... ну, сам понимаешь. Это старые клиенты. Очень надеюсь, что ты сможешь сообщить что-нибудь об их финансовом положении.
        - Миссис Лэш проявила похвальную предусмотрительность. Несомненно, ей ничего не удастся получить от этих высокопоставленных лицемеров, если кто-то из них окажется финансово несостоятельным.
        Адам кратко и четко изложил все, что знал о материальном положении особ, перечисленных в списке.
        - Спасибо, дружок. - Флоренс убрала список в стол. - Я сообщу миссис Лэш, что все ее инвесторы вполне платежеспособны.
        - Напомни ей, что, несмотря на этот отрадный факт, никому из этих людей нельзя доверять полностью.
        - Думаю, что она и так прекрасно все понимает.
        - Если ты больше ничего не хочешь узнать, то я вынужден проститься. - Адам склонился над пухлой ручкой Флоренс. - До свидания и спасибо. Я провел чудесный вечер.
        - Ты всегда такой милый. - Флоренс задумчиво смотрела на молодого человека. - Знаешь, когда я вижу тебя теперь - такого элегантного, прекрасно одетого и настоящего джентльмена по речи и манерам, - я едва могу поверить, что это и есть тот самый оборванный мальчишка, который иногда стучался ко мне и предлагал недорого купить секреты, которые выбалтывали клиенты Мод. Впрочем, хочешь - верь, хочешь - нет, но я всегда знала, что ты далеко пойдешь. - Правда? - Адам усмехнулся.
        - Единственное, в чем я не была уверена, так это в дорожке, по которой ты направляешься. Ведь и кривая была недалеко.
        - Один из уроков, преподанных мне жизнью, состоит в том, что дорожки эти не так уж далеко расходятся и часто идут параллельным курсом.
        - Ба, не делай такого лица и не произноси циничных слов, когда говоришь со мной, Адам Хардести. Может, кого ты и обманешь, но только не старушку Флоренс. Я знаю тебя слишком давно и помню, как ты спас детишек, которые стали твоей семьей. И про дома для бездомных детей, которые ты содержишь на свои деньги, я тоже знаю. Под ржавчиной твоего юмора висельника скрывается благородное сердце, которое сделало бы честь любому из рыцарей Круглого стола.
        Адам, пораженный этой тирадой, взглянул в раскрасневшееся лицо Флоренс. Потом взгляд его переместился на картину за ее спиной. Полотно изображало рыцаря, облаченного в великолепные, украшенные чеканкой доспехи. Рыцарь был окружен пристальным вниманием целой стайки нимф, одетых весьма фривольно.
        - Рыцарь, значит, - протянул Адам, пряча улыбку. - Тогда почему же меня не пытаются взять в плен красивые обнаженные женщины?
        - Возможно, потому, что ты всячески стараешься избегать скандалов. Это одно из правил, которые ты выдумал для себя сам и теперь неукоснительно соблюдаешь.
        Хардести уже разглядывал другую картину: рыцарь в сияющих золотом доспехах сжимал в объятиях нагую красотку. Адам вдруг вспомнил Кэролайн и то, как страстно она отвечала на его ласки, и кровь его быстрее побежала по жилам.
        - Знаешь, в последнее время я довольно часто отступаю от правил, - медленно сказал он.
        - Да уж, - рассмеялась Флоренс. - Ты умудрился даже в газеты попасть. Вот уж когда я удивилась! Кстати, это кое-что напомнило мне. С миссис Фордайс у тебя что-то серьезное или страстная, но кратковременная интрижка?
        - Ты знаешь миссис Фордайс?
        - Я обожаю ее романы, но лично, к сожалению, не знакома.
        - Хочешь, я тебе кое в чем признаюсь, Флоренс? Это страшный секрет, и я чувствую, что это унизительно, но мне кажется, она использует меня как своего рода образец. В частности, эта несносная писательница не постеснялась поставить меня в известность, что я послужил прототипом для героя ее последнего романа - Эдмунда Дрейка.
        - О! Но это же замечательно! Всех негодяев миссис Фордайс всегда наказывает с примерной жестокостью. Посмотрим, избежит ли Эдмунд Дрейк общей печальной участи.

        Глава 30

        Двери гостеприимного дома Флоренс Стоутли закрылись за спиной Хардести. Было уже довольно поздно, ночь и туман окутали город. Улица лежала у ног Адама словно широкая темная река, и ему предстояло ступить в ее мутные воды и добраться до своего причала. Само собой, это была вполне приличная улица, с тротуарами и фонарями вдоль них, но вот толку от освещения не было никакого. Цепочка светящихся шаров, скорее отражавших свет, чем дающих его, - вот и все, что можно было сказать о газовых фонарях. «Пусть это будут бакены на поверхности темной реки», - мысленно решил Адам, спускаясь по широким мраморным ступеням.
        Он предвидел туманную ночь и потому пришел пешком, ибо вечером экипажи двигались едва ли не на ощупь. И вот теперь, ступив в колышущийся мрак, Адам пустился в обратный путь, полагаясь на свою память и на карту Лондона, хранившуюся в ней. Это был весьма подробный план, где имелись и тропинки через парк, и тупиковые аллеи, и проходные дворики.
        Он двигался вдоль цепочки фонарей, иногда на их фоне проплывали смутные очертания людей и экипажей - медленные и лишенные шагов тени. Благодаря удивительному свойству тумана, звуки начинали жить своей жизнью, и иной раз шаги слышались только после того, как человек исчезал из виду.
        Хардести уверенно пересекал абсолютно темный, но, к счастью, не сильно заросший парк, и вдруг ему пришло в голову, что он находится не так уж далеко от Корли-лейн. Помнится, Кэролайн собиралась писать очередную главу сегодня вечером. Еще нет десяти, вряд ли она спит. Наверняка ей будет интересно услышать его отчет о визите к Флоренс Стоутли.
        Вздохнув, Адам признался себе, что просто ищет благовидный предлог, чтобы зайти к Кэролайн - увидеть ее, поговорить... «К черту предлоги, - решил он. - Все равно весь Лондон знает, что у нас роман. Это должно давать мне определенные привилегии».
        В конце концов он решил, что просто пройдет мимо ее дома. Если в окнах будет свет - можно и постучать, если нет - не судьба увидеть ее сегодня.
        Приняв столь мудрое решение, Хардести свернул в темный проулок, пересек еще один небольшой парк и вышел на узкую улочку. Круглые спинки булыжников, покрывавших мостовую со времен Средневековья, вытерлись и стали почти плоскими. «Сколько раз я ходил этой дорогой, - думал Адам. - Это было давно, когда я был молод и чертовски беден. Опасность всегда шла следом...» И в тот же миг он почуял, что и теперь она не оставила его. Чуткий слух уловил осторожные шаги за спиной. «Как интересно», - сказал себе Хардести, продолжая двигаться вперед и ничем не выдавая, что заметил преследование.
        Он знал, что чуть дальше по улице будет несколько домов с замечательно удобными входами.
        Углубленная в стену дверь или навес над входом создавали прекрасное укрытие: островок темноты, практически непроницаемый для людского взгляда. Адам выбрал одну из таких дверей и быстро скользнул во мрак, прижавшись спиной к каменной стене.
        Через несколько секунд звук шагов замер. Преследователь оказался в замешательстве: жертва вдруг словно растворилась в воздухе. Адам ждал, надеясь, что его маленький трюк не спугнет того, кто шел следом. Он весьма рассчитывал на близкое знакомство и интересную беседу. Вот шаги послышались вновь. Теперь человек торопился: должно быть, решил, что жертва просто ускорила шаг и нужно ее догнать.
        Хардести терпеливо ждал. Фонарь в конце улицы освещал лишь кусты на углу и наполнял улочку призрачными существами, сотканными из теней листвы. Разглядеть что-либо в трепещущих тенях было практически невозможно. Но сейчас это даже хорошо...
        Вот и фигура преследователя. Адам выскочил из своего укрытия и врезался в мужчину с такой силой, что они оба оказались на мостовой. Незнакомец принял на себя основной удар от падения. От неожиданности он выронил некий металлический предмет, который покатился по булыжникам с весьма характерным звуком.
        Человек, оглушенный падением, хрипло дышал. Адам вскочил на ноги, быстро нащупал и поднял нож, который выронил незнакомец.
        - Не двигайся, - негромко приказал Хардести. - Я вижу, ты пришел с оружием. Думаю, можно догадаться, что ты не собирался приглашать меня выпить в каком-нибудь уютном местечке. Чего же тебе нужно?
        Человек, с трудом переводя дыхание, прохрипел:
        - Послание. Я просто должен был передать вам кое-что. И не было причин нападать на меня.
        - Так говори. Что за послание и от кого...
        Хардести осекся. Шаги. Еще один. Адам развернулся навстречу новой опасности, но отодвинуться не успел: за спиной оказалась ограда. Негодяй изо всех сил пнул его ногой, обутой в грубый тяжелый башмак. Адам не смог избежать удара, хоть и подставил ребра вместо живота. Потеряв равновесие, он упал.
        - Можешь считать, что послание доставлено. А сейчас будет второе! - И громила занес ногу для нового удара. Извернувшись, Хардести поймал нападавшего за ногу, и тот, крикнув «Ах ты, поганец!», не сумел удержать равновесие и рухнул на землю.
        Тем временем первый из нападавших успел прийти в себя, поднялся и шагнул к лежащему Адаму. Тот быстро вскочил и повернулся лицом к новой угрозе. Увидев в его руках нож, негодяй нерешительно замер на месте.
        Второй громила с трудом встал на ноги и прохрипел:
        - Чего ты ждешь, Джорджи, черт бы тебя драл? Врежь ему хорошенько! Нужно его отделать за то, что он нас так приложил.
        - У него мой нож, Барт...
        - Это так, - сказал Адам. - Но я все же предпочту пользоваться своим. - Он уронил на землю нож Джорджи и, сунув руку за пазуху, достал свой клинок. Нежно коснувшись тускло блеснувшего лезвия, Адам добавил: - Так мне привычнее.
        Это заявление было встречено задумчивым молчанием.
        - А ведь мы не подряжались на поножовщину, - неуверенно подал голос Джорджи.
        - Точно, - торопливо поддержал дружка Барт. - Ошибочка вышла. Нам заплатили, и мы взялись доставить послание, вот и все дела.
        - Тогда почему вы на меня напали? - поинтересовался Адам.
        - Заказчик намекнул, что ежели мы вас того... немного отметелим, то вы это... лучше поймете, чего он хочет.
        - И кто же этот заказчик? Хромой тип с пышными бакенбардами?
        Несколько секунд громилы озадаченно сопели, потом Барт неуверенно спросил:
        - А как это вы узнали?
        - Не важно. Ну, раз уж мы все выяснили и вы потратили столько трудов, я хочу наконец услышать, чего хочет от меня этот господин.
        Джорджи откашлялся и торжественно произнес:
        - Вы должны перестать совать нос в некие финансовые схемы, которые вас совсем не касаются. - Адам едва сдержал улыбку. Громила словно отвечал вызубренный урок. - А если вы не послушаетесь и по-прежнему будете лезть, куда вас не просят, то некий дневник окажется в руках журналистов.
        - Спасибо, - вежливо сказал Адам. - Вы подтвердили мои подозрения. Теперь я знаю точно, что дневник попал в руки убийцы.
        - Убийцы? - испуганно переспросил Джорджи. - Эй, вы что это говорите?
        - Тот тип, которой нанял вас, чтобы доставить мне послание, недавно убил человека... А может быть, и двоих.
        - Да вы псих, - фыркнул Барт. - Человек, который нас нанял, - он не убийца. Что я, не отличу, что ли? Он деловой человек, за версту видать.
        - Я тоже деловой человек, - холодно заявил Адам. - И что с того?
        Он чуть подался вперед. Тускло блеснуло лезвие. Секундная тишина - и вот уже Барт и Джорджи улепетывают со всех ног, и стук их башмаков кажется оглушительным в темной пустоте улицы.

        Глава 31

        «Эдмунд, - шептала Лидия, и в голосе ее звучало отчаяние. - Вы не должны этого делать. Вскоре гнев ваш пройдет, и вы пожалеете о содеянном... Особенно когда узнаете всю правду. Клянусь всем святым, вы ошибаетесь - я невиновна...
        Но Дрейк не слушал ее мольбы, покрывая лицо и шею девушки страстными поцелуями. Он был словно пират или мародер, ворвавшийся в город и не знающий пощады. Жертва должна подчиниться - таков закон, и он не желал знать иных правил.
        Лидия чувствовала себя беспомощной и бессильной. Что может сделать женщина, распластанная под тяжестью мужского тела? Ярость и страсть оглушили Эдмунда, и он оставался глух к ее мольбам.
        Потом, когда разум вернется; он будет сожалеть... он придет в ужас от того, что натворил. Но будет поздно...
        Мысли Лидии метались в безуспешных поисках выхода. Что же делать? Она должна спасти себя... себя и его, ибо страдание выпадет на долю Дрейка тоже. Лидия мучительно пыталась найти выход, изо всех сил упираясь кулачками в его широкие плечи...»
        Кэролайн отложила перо, перечитала написанное и недовольно поджала губы. Нет, не то. Эдмунд Дрейк не контролирует свои действия. Это, несомненно, придает сцене дополнительное напряжение и страстность, но, с другой стороны, совершенно не в его характере. Вздохнув, Кэролайн решила переписать сцену и уже взяла ручку... но тут послышался стук в парадную дверь. «Надо же, - удивилась она, прислушиваясь, - Эмма и Милли вернулись так рано. Должно быть, спектакль оказался скучным, и они сбежали во время антракта».
        Стук повторился. Кэролайн вздохнула и поднялась из-за стола. Похоже, тетушки забыли ключи. На миссис Пламмер рассчитывать не приходится. Она уже приняла свою обычную успокоительную микстуру и удалилась на покой. Теперь можно палить из пушек и петь песни - разбудить экономку не удастся. После того как Кэролайн узнала, что чудодейственная микстура состоит из капель лауданума[1 - Лауданум - успокоительные капли на основе опиума] и солидной порции джина, ее перестал удивлять столь беспробудный сон экономки.
        Молодая женщина вышла в прихожую и, прежде чем открыть дверь, заглянула сквозь стеклянную вставку, служащую украшением и средством обзора одновременно. Увидев Адама, тяжело привалившегося к косяку, она испытала настоящий шок.
        Торопливо распахнув дверь, Кэролайн прошептала:
        - Адам, что вы здесь делаете в такой поздний час?
        - Это долгая история, - ответил он.
        Кэролайн заметила, каким взглядом он окинул ее, и вдруг вспомнила, что на ней лишь тапочки и ночная рубашка. Она вспыхнула, беспокойство ее все усиливалось. Кэролайн чувствовала, что мужчина, стоящий на пороге, пребывает в состоянии сильнейшего напряжения, и это пугало и тревожило ее.
        - Адам. - Она вглядывалась в странно неподвижное лицо. - Я вижу, что-то не так. Скажите же, что случилось?
        - Можно мне войти?
        - Конечно!
        Кэролайн отступила, и, с видимым усилием оторвавшись от косяка, Адам вошел в прихожую. Теперь она заметила, что в движениях Хардести нет той легкости и грации хищника, которая так восхищала ее обычно. Сейчас его крупное тело двигалось с трудом, а под правым глазом наливался кровоподтек.
        - Что с вами? Что произошло? - спросила она и сама же ответила: - Я вижу, что вам больно... Вы ранены?
        - Мне не помешал бы стаканчик того самого хереса, которым я угощался в прошлый раз, - проворчал Адам, швыряя шляпу на стол в углу. - А еще лучше два стаканчика.
        Кэролайн увидела, что он морщится, снимая плащ, и поспешила ему на помощь:
        - Давайте я. - Она осторожно стянула плащ и спросила: - Вы расскажете мне, что произошло?
        - А нельзя мне сначала получить немного хереса? Кэролайн отвела гостя в кабинет, усадила в удобное кресло и налила щедрую порцию хереса.
        Адам сделал долгий глоток и опустил стакан, то ли вздохнув, то ли застонав.
        - Сегодня вечером я вдруг понял, что уже не так молод, как был когда-то, - проворчал он. - Неудивительно, что все вокруг твердят мне: пора жениться.
        - Вы пугаете меня, - нахмурилась Кэролайн. - Прошу вас, расскажите же, что с вами случилось.
        Откинувшись на спинку кресла и закрыв глаза, Хардести принялся излагать события:
        - Сегодня вечером двое джентльменов, принадлежащих к криминальным кругам, передали мне некое послание. Суть его заключалась в том, что если я не перестану вести расследование финансовых махинаций, связанных с убийством медиумов, то известный мне дневник будет передан в газеты.
        - Вас могли убить, - прошептала Кэролайн. Сердце ее сжалось; она вдруг поняла, как больно было бы ей потерять этого человека.
        - Но ведь не убили же.
        Хардести открыл глаза, и, заглянув в их зеленую глубину, Кэролайн отшатнулась: на нее смотрели глаза хищного зверя - красивые и холодные. Девушке стало не по себе. Сегодня ночью сидящий перед ней человек был в опасности и справился с нею... но какой ценой? Насколько он сам подверг опасности других? Насколько вообще опасен этот человек? Эти размышления напомнили ей о его скованных движениях, и она сказала подобающим случаю тоном доброй самаритянки:
        - Мне показалось, что вы оберегали бок, когда снимали плащ. Возможно, у вас сломаны ребра.
        - Нет. - Адам осторожно пощупал бок и повторил: - Переломов нет, я уверен. Синяки, и только.
        - Подождите здесь. - Кэролайн уже спешила к двери. - Я принесу мазь, которую тетя Эмма применяет при ушибах.
        - Не стоит беспокоиться, - начал он, но девушка уже выскользнула из комнаты.
        Все необходимое хранилось в кухне, и Кэролайн быстро нашла чистый кусок полотна и мазь. Вернувшись в комнату, она обнаружила, что Адам уже покинул кресло. Теперь он стоял у стола и читал неоконченную главу, которую она сочиняла перед его приходом. При этом она механически отметила, что он налил себе второй стакан хереса.
        - Как же вы, черт возьми, могли допустить такое? - Адам насмешливо уставился на Кэролайн. - Эдмунд Дрейк набросился на мисс Лидию!
        - Видите ли, произошла чудовищная ошибка, - принялась объяснять Кэролайн, открывая баночку с мазью. - Эдмунд Дрейк полагает, что мисс Лидия обманула его. В гневе он вышел из себя и потерял голову от страсти.
        - Подобное оправдание годится только для сумасшедшего или негодяя, - бросил Адам.
        - Вы правы. - Кэролайн на секунду отвлеклась от повязки, которую готовила. - Я чувствовала, что с этой сценой не все в порядке. Она совершенно не в характере героя... Мне придется придумать другое объяснение его неразумному поведению.
        - К чему? По-моему, именно этого персонажа вы назначили главным негодяем. Ну, так ему и положено вести себя, словно он безумец. От отрицательного героя все именно этого и ждут, не так ли?
        - Не думайте об этом, - мягко сказала Кэролайн. Она приложила пропитанную лекарством салфетку к его разбитой скуле. - Подержите так, а я приготовлю повязку на ребра.
        Адам послушно прижал к лицу ткань и спросил:
        - А где Эмма и Милли?
        - В театре. Дома только я и миссис Пламмер, но она всегда спит очень крепко. Ну вот, повязка готова. Постойте спокойно, я помогу вам раздеться.
        Хардести молча стоял, пока она стягивала с него рубашку. Но Кэролайн услышала, как он скрипнул зубами, и старалась действовать как можно осторожнее. Вид его обнаженного торса отвлек ее от врачевания. «Я во второй раз вижу его вот таким, - думала молодая женщина, разглядывая завитки волос на широкой груди. - Ну и что? В конце концов, я имею на это право - ведь он мой любовник». Отогнав эти пришедшие не ко времени мысли, она аккуратно обернула его торс пропитанной лекарством тканью. Адам поморщился и одним глотком допил херес.
        - Я делаю вам больно? - с беспокойством спросила Кэролайн.
        - Нет. Мазь холодная.
        - Это хорошо. Ушибы проходят быстрее, если приложить холод.
        Адам смотрел, как она накладывает повязку и осторожно завязывает концы ткани.
        - Надеюсь, мазь изготовлена не на основе мышьяка?
        - О нет. Впрочем, тетушка, говоря, что это вещество неплохо помогает при ушибах, заметила, что она все же считает его опасным. Синяки и ссадины часто сопровождаются порезами и царапинами, и через них яд проникнет в кровь, что может привести к отравлению... Адам, те люди, что напали на вас... Как вы считаете, они могут иметь отношение к убийствам?
        - Уверен, что нет. Они заявили, что их нанял наш таинственный финансовый гений: хромой и с пышными бакенбардами.
        - Но что, если...
        Кэролайн не смогла договорить. Адам вдруг отбросил компресс, который прижимал к лицу, и, наклонившись, накрыл ее губы своими. Этот поцелуй был скорее страстным, чем нежным, и Кэролайн тотчас забыла, о чем они говорили.
        Когда Хардести оторвался от ее уст, ей пришлось ухватиться за его плечи, чтобы не упасть - так закружилась голова.
        - Адам...
        - Я не должен был приходить сюда. Нужно было отправляться домой.
        - Нет-нет, все в порядке. - Кэролайн постаралась справиться с голосом. - У нас, в конце концов, роман, так что вы имеете полное право быть здесь.
        - Правда? - Он взял ее лицо в ладони. - Я действительно имею право быть здесь? Наедине с вами? Вы правда так думаете? Ответьте мне, Кэролайн!
        - Ну конечно. - Она никак не могла понять, что его так тревожит, и потому чувствовала неуверенность. - Ведь мы любовники.
        - Любовники. - Адам повторил это слово почти с удивлением, словно никак не мог понять, что оно значит. - Да, я ваш любовник.
        И он поцеловал ее снова. Сердце Кэролайн колотилось, как крылья бабочки, бьющейся о стекло.
        - Вы не должны этого делать, - пробормотала она, с трудом переводя дыхание. - Сегодня на вашу долю выпало тяжелое испытание и... '
        - Я хочу вас.
        - Здесь? - Кэролайн решила, что ослышалась. - Сейчас?
        - Здесь. Сейчас. - О!
        - Вы сами сказали, что мы любовники. - Адам расстегнул ворот ее рубашки и коснулся губами бешено бьющейся жилки на нежной шее. - Чем же должны заниматься любовники? Разве не любовью?
        - В кабинете? - Кэролайн растерянно обвела взглядом шкафы и письменный стол.
        - Везде, где им этого захочется. - Еще одна пуговичка. - Любовники должны использовать любую возможность.
        - Ну, раз вы так считаете... - Кэролайн была в нерешительности. - Но вдруг кто-нибудь войдет и застанет нас здесь?
        - Мы будем переживать о том, что так случилось, когда это произойдет. Поцелуйте меня, Кэролайн.
        Она робко обвила шею Адама руками, боясь причинить ему боль.
        - Я же сказал, поцелуйте меня, - резко повторил он.
        Кэролайн вдохнула его запах: запах мужчины, побывавшего в битве. Он все еще полон был чуждой ей агрессивной энергией. Ей хотелось, чтобы ярость, кипевшая в нем, сменилась нежностью. Она коснулась его губ, желая успокоить, убаюкать лаской. В следующий момент он одним быстрым движением распахнул ее рубашку, и, ахнув, женщина оказалась на руках несносного и своенравного варвара. Почему-то Кэролайн была уверена, что он опустит ее на ковер - где еще можно лечь в кабинете? Но он посадил ее на край стола и развел колени, оказавшись стоящим меж ее бедер. Ошеломленная, она и не подумала возражать. А потом было поздно: руки Адама ласкали ее, приводя в исступление и заставляя желать его с новой силой.
        Кэролайн вдруг засмеялась: может, это и глупо - смеяться, извиваясь в руках мужчины от страсти, но ее чувство действительно было радостным: она знала, что, как бы агрессивен он ни был, как бы страстно ни желал ее, он всегда сохранит контроль над собой, ибо она для него дороже собственного удовольствия. Чувство своей значимости и защищенности было для нее новым и удивительно радостным.
        Адам быстро сбросил одежду.
        Кэролайн протянула руку и взяла его горячую и твердую плоть.
        - Это невероятно, - прошептала она, пораженная размером и тем, сколь трепетный и одновременно твердый предмет обжигает теплом ее ладонь.
        Он рассмеялся и опять начал ласкать ее, сводя с ума, даря наслаждение и подводя к той черте, когда нет больше сил ждать и когда жизнь останавливается для того, чтобы подняться на новую высоту наслаждения.
        - Адам...
        Тело Кэролайн выгнулось, сотрясаемое спазмом удовольствия. Все внутри сжималось и пульсировало. В следующий момент она почувствовала, как Адам рывком вошел в нее. Когда мужчина застонал и достиг своего пика, Кэролайн, сплетая ноги на его бедрах, познала еще одну тайну - радость от того, что смогла подарить ему подобное наслаждение. И еще она лелеяла маленькую надежду, что он не сможет пережить то же самое с другой... что их... занятия любовью всегда будут особенными.
        Одна эпоха сменилась другой: успокоилось дыхание, и мир перестал вращаться вокруг них и вновь не спеша поплыл вокруг солнца. Хардести с трудом оторвался от тела своей подруги и теперь бродил по кабинету, собирая и натягивая на себя одежду.
        - Мне пора идти. Скоро дернутся тетушки, а я не в том состоянии, чтобы вести светскую беседу.
        - Пообещайте мне, что возьмете кеб. Я не хочу, чтобы вы шли домой пешком.
        Улыбаясь, Адам снял ее со стола и аккуратно поставил на ноги.
        - После вашего восхитительного тонизирующего средства я чувствую себя обновленным, - заявил он, нежно целуя Кэролайн в нос.
        - Но что, если те двое громил опять нападут на вас? Адам ухмыльнулся:
        - Не думаю, что увижу их когда-нибудь еще. Спокойной ночи, милая. Я зайду завтра.
        Кэролайн смотрела на него и не верила своим глазам. Перед ней был прежний Адам: веселый, легкий в движениях, с насмешливой улыбкой. Неужели занятия любовью оказывают на мужчин столь целительное воздействие?
        Адам был уже у двери. Кэролайн бросилась следом и схватила его за руку:
        - Пообещайте мне, что будете осторожны!
        - Само собой.
        Он говорил слишком небрежно, но что она могла сделать? Кэролайн проводила Адама до двери и с тревогой смотрела вслед, пока широкоплечая фигура не скрылась в ночи.
        Захлопнув дверь и повернув ключ, она обессилено прислонилась к косяку. Прижалась лбом к прохладному дереву. «Все-таки мужчины ужасно странные существа», - думала известная писательница, чувствуя, как дрожат ее колени.
        Через некоторое время она вернулась в кабинет, села за письменный стол и вновь перечитала незаконченную главу. Теперь она показалась ей еще менее удачной. Немыслимо, чтобы Эдмунд Дрейк не мог контролировать свои порывы и поступки. Даже если он потерял голову от страсти, даже если он полагал, что мисс Лидия предала его, все равно - не такой он человек...
        «Подобное оправдание годится только для сумасшедшего или негодяя».
        Вдруг Кэролайн вспомнила слова Адама, сказанные им, когда она бинтовала его ребра: «Надеюсь, мазь изготовлена не на основе мышьяка?»
        И ее собственный ответ, что яд может попасть в кровь через малейшую царапину. Яд. Если Эдмунд Дрейк был отравлен, то он вполне мог действовать неразумно.
        Схватив перо, Кэролайн быстрым движением перечеркнула написанное ранее и принялась выводить новые строки:
        « Эдмунд, вы слышите меня? Ну же, сэр, вы должны меня послушать! - умоляла Лидия. - Вы не отдаете себе отчета в своих действиях... Мне кажется, вас отравили.
        - Отравили? - замер, уставившись на девушку расширенными зрачками. - Но кто и как мог отравить меня?
        - Я думаю, яд был подмешан в пирожные. После того как вы попробовали их, ваше поведение резко изменилось. Словно темное облако застилает вам разум...
        - Черт возьми, похоже, вы правы! - Лидия с облегчением заметила, как черты его лица немного расслабились. К Дрейку возвращался разум, а значит, и способность рассуждать здраво. Он потряс головой, словно надеялся побыстрее рассеять туман, обволокший его мозг. - Теперь я тоже чувствую что-то странное... Я сам не свой.
        Ужас исказил его черты, и Дрейк поднял на девушку потемневшие глаза:
        - Скажите, что я успел натворить? Простите меня, мисс Лидия, я уже никогда не смог бы причинить вам вред.
        - Я знаю. - Девушка села, торопливо оправив юбки. - Ничего страшного не случилось. А теперь нам нужно выяснить, как получилось, что вы обвинили меня в обмане... Я чиста пред вами, поверьте мне, сэр. Произошла ужасная ошибка...»
        «Ну вот, - удовлетворенно вздохнула Кэролайн, - так гораздо лучше. Эдмунд просто молодец». Впрочем, теперь перед ней встала другая проблема: нужно было срочно найти нового отрицательного героя. Что уж обманывать себя - Эдмунд Дрейк оказался не так плох, как Кэролайн думала вначале, и быстро завоевал сердце героини. Но закон жанра должен соблюдаться. В конце романа она обязана наказать негодяя, который и был во всем виноват. А до конца остается не так уж и много, всего несколько глав.

        Глава 32

        Бал графини Саутвуд стал самым значительным событием сезона. Успех был полный и заслуженный. Римские руины, воздвигнутые в залах, выглядели в высшей степени живописно и реалистично, фонтаны журчали все до одного и нигде не протекали. Джулия правила балом с уверенностью и изяществом прирожденной патрицианки. Несомненно, многие попытаются повторить римскую тему, но что с того - они будут лишь слабыми подражателями.
        Адам искренне радовался успеху сестры. Однако его ждали не только развлечения, но и дела. Он незаметно выскользнул из зала и прошел в библиотеку. Музыка и шум голосов медленно затихали за его спиной в коридорах и переходах большого дома. У Адама сегодня тоже был веский повод для радости. Кэролайн пришла на бал. Она была удивительно хороша в темно-красном вечернем платье, со множеством маленьких золотых цветочков, украшавших высокую прическу.
        Больше всего Адам был поражен тем, с каким восторгом гости отнеслись к присутствию миссис Фордайс; и не потому, что она, по слухам, состояла в близких отношениях с братом хозяйки дома. О нет, успех принадлежал всецело самой Кэролайн: ее чествовали как известную писательницу. Стоило ей появиться в зале, как плотная толпа поклонников окружила молодую женщину. Все горели желанием узнать, что ждет дальше Эдмунда Дрейка.
        Адам вошел в библиотеку и закрыл за собой дверь.
        - Я получил твою записку, Гарольд.
        Гарольд Филби перестал мерить шагами комнату и повернулся к хозяину. Адам увидел, что он встревожен. Стекла очков запотели от волнения.
        - Простите, что прервал такой приятный вечер, сэр, но я только что вернулся в Лондон и хотел сообщить вам результаты своего расследования. Мне кажется, они того стоят.
        - Бал никуда не денется, - небрежно отмахнулся Адам. - Кроме того, моего отсутствия никто и не заметит. У нас сегодня миссис Фордайс, и все увлечены только ею.
        - Понятно. - Гарольд внимательно разглядывал синяк на лице Адама: - Что с вами приключилось, сэр? Несчастный случай?
        - Это длинная и запутанная история. Расскажу позже, ладно?
        - Конечно. Так вот, - откашлялся Гарольд. - Информация, которую я привез, касается миссис Фордайс. Я выехал в меcтечко Чиллингем, как только получил вашу телеграмму. Должен сказать, это было нелегко, но мне все же удалось разузнать детали скандала, в котором она была замешана.
        - А знаешь, тут столько всего случилось, что я почти забыл, куда и зачем отправил тебя, - задумчиво сказал Адам. - Впрочем, это все глупости. Я готов выслушать твой доклад. Начинай.
        - Хочу предупредить, что это грустная и страшная история. В ней есть попытка убийства, лишившаяся рассудка женщина и любовная связь джентльмена и незамужней леди.
        - Мне следовало бы знать, что миссис Фордайс не привыкла ограничиваться полумерами, - сквозь зубы пробурчал Адам. - Если уж скандал, то по полной программе.
        - Очень важный момент этой истории состоит в том, что одним из ее участников является джентльмен, принадлежащий к аристократическим кругам.
        - Я так и думал, ведь девушку должен был кто-то соблазнить.
        - Вы, как всегда, правы, сэр. А имя этого джентльмена.
        Адам вздрогнул:
        - Я же его знаю!
        - Несомненно, сэр. Хочу также обратить ваше внимание на то, что этот господин и его жена сейчас находятся в Лондоне. Более того, они вращаются в высшем обществе. Должен ли я напомнить вам, сэр, что все общество собралось сегодня на бал вашей сестры, ибо это самое знаменательное событие сезона...
        - Проклятие! - Адам рванулся к двери. - Айвибридж наверняка бродит меж чертовых руин в бальном зале. Я должен найти Кэролайн прежде, чем они встретятся!
        «Я не должна впадать в панику, - уговаривала себя Кэролайн, - в конце-то концов, он меня не видел».
        Она поспешила в самый дальний конец бального зала и сквозь распахнутые французские окна попала на террасу. Здесь не было ни души, а в углу ее глазам предстало идеальное убежище - нечто вроде грота из искусственных камней, вход в который закрывал кусок изящно драпированного синего бархата с золотыми прищепками. Из грота доносилось умиротворяющее журчание воды.
        Джулия была предусмотрительной хозяйкой, а потому по саду и террасам оказалось разбросано достаточно много подобных уютных убежищ, где гости могли уединиться и отдохнуть от шума, музыки и любопытных глаз. Эти убежища годились для парочек, ищущих любовных утех, для страдающих мигренью матрон и для обсуждения деловых вопросов.
        Устремившись к спасительному гроту, Кэролайн от всей души надеялась, что он окажется незанятым. Так и оказалось - никто не заметил маленькую пещерку в дальнем конце полутемной террасы.
        Приподняв синий бархат, молодая женщина скользнула в убежище. Здесь стояла деревянная скамья и журчал небольшой фонтанчик - как в римском саду.
        Кэролайн без сил рухнула на скамью. Она глубоко дышала, пытаясь привести в порядок мысли и чувства. Какое счастье, что она заметила Айвибриджа, едва он вместе с женой вошел в зал. Сейчас она в безопасности. И вообще, с чего ей пришло в голову, что он станет разыскивать ее? Даже зная об успехе писательницы миссис Фордайс, Айвибридж никак не может связать это имя с Кэролайн Коннор. Она взяла этот псевдоним уже после отъезда из Чиллингема.
        Эмма и Милли весь последний час провели в одной из комнат, где для любителей были расставлены карточные столы. Нужно найти способ предупредить их об опасности, тогда они смогут исчезнуть прежде, чем Айвибридж столкнется с одной из них. Иначе может произойти непоправимое...
        Напуганная этой мыслью, Кэролайн поплотнее закрыла портьеру на входе. Если кто-то и набредет на грот, то решит, что уютное местечко уже занято, и не нарушит ее уединения.
        Нужно сосредоточиться и придумать план, как предупредить Милли и Эмму. Самое простое - послать им весточку с одним из лакеев. Затем останется только предупредить Адама, что она вынуждена спешно покинуть бал. Объяснения можно отложить на завтра.
        Ее слух различил приближающиеся шаги. Кэролайн замерла, чувствуя себя дичью в западне. Неужели Айвибридж заметил ее и пошел следом?
        - Надеюсь, вы не настолько устали от танцев, чтобы отказаться повальсировать немного со мной. - Адам одним движением откинул портьеру и теперь стоял у входа в грот. - Я понимаю, что вы сегодня сполна пожинаете плоды своей популярности и желающих потанцевать с вами больше чем достаточно, но хочу напомнить, что мы старые друзья и потому я рассчитываю на некоторые привилегии.
        Губы его улыбались, но глаза оставались темными и непроницаемыми. Или так только кажется из-за полумрака и колеблющихся на ветру свечей?
        - Адам! - Кэролайн почувствовала не просто облегчение - его появление было словно ответом на се молитвы. - Какое счастье, что это вы! Мне нужно уехать как можно скорее - назревает ужасный скандал...
        - Еще один? Последнее время скандалы следуют один за другим, а то и одновременно несколько. Я буквально потерял им счет.
        - Уверяю вас, этот отодвинет на задний план все остальные. Поверьте мне, будет лучше для всех, если я и тетушки быстро и незаметно покинем бал. И нужно организовать все так, чтобы нас никто не видел.
        - Похоже, я что-то пропустил. Какое-то неожиданное и удивительное событие. - Адам покачал головой. - После встречи с вами жизнь стала все больше походить на приключенческий роман.
        - Не время шутить, сэр! - Кэролайн вдруг осознала, что абсолютно не владеет собой: говорит слишком громко, да еще и размахивает веером. Она смутилась, приняла позу, полную сдержанного достоинства - как и подобает леди, - и произнесла ровным голосом: - Мне нужно было сразу признаться вам во всем, но мы были так увлечены и заняты расследованием убийств и всего, что связано с медиумами, что я как-то забыла о тех событиях в Чиллингеме.
        - Я не верю, что вы могли о них забыть.
        - Вы правы. Это было ужасно. Ужасно, ибо жизнь моя рушилась... и человек, ставший причиной несчастья, сейчас находится здесь, в этом доме! Если он увидит и узнает меня или тетушек, то все начнется сначала... Только теперь это будет в сто раз хуже.
        - Я полагаю, мы обсуждаем лорда Айвибриджа? - медленно спросил Адам.
        - Вы знаете? - Кэролайн почувствовала, как ледяная рука сжала сердце.
        - Я знаю, что он именно тот человек, который погубил репутацию мисс Коннор - то есть вашу. Детали мне неизвестны.
        - Боже, но как же... Как вы об этом узнали?
        - Честно говоря, это было нелегко, особенно если учесть, что вы, желая запутать меня, сказали, что все произошло в Бате.
        - Да, я уже и забыла. - Краска стыда залила щеки Кэролайн. Она чувствовала себя провинившейся девчонкой. - Простите меня за эту ложь, но в тот момент я не хотела давать вам правдивую информацию, так как... в то время я не могла...
        - Вы не доверяли мне тогда?
        - Я не знала вас так хорошо, как теперь, и была осторожна.
        - Я понимаю вас, если хочешь скрыть свое прошлое, нужно быть весьма осторожным. Мне ведь тоже приходится беспокоиться о своем прошлом, вы не забыли об этом?
        - Конечно, нет! Но сейчас мне необходимо найти способ незаметно предупредить тетушек и выскользнуть из дома. Надеюсь, вы мне поможете. В конце концов, у вас большой опыт.
        - А что вам приходит в голову?
        - Я подумываю о лестнице для слуг.
        - Это странно, но лично я могу думать только о танцах. Как насчет вальса?
        Кэролайн уставилась на Хардести, не веря своим ушам.
        - О чем вы говорите, Адам? Возможно, вы выпили лишнего?
        - Пока нет. Но ночь обещает быть долгой и полной интересных откровений, так что позже мне могут потребоваться укрепляющие дух напитки.
        - Я не понимаю, почему вы отказываетесь серьезно отнестись к весьма щекотливой ситуации, в которую мы попали. Поймите же, если Айвибридж увидит меня, Эмму или Милли, разгорится скандал, по сравнению с которым все наши предыдущие неприятности покажутся милыми и безобидными.
        Адам шагнул вперед и коснулся пальцем ее губ, призывая к молчанию.
        - Сначала мы пойдем танцевать, - сказал он. Обхватив Кэролайн за талию, он без труда извлек ее из убежища и повел туда, где звучала музыка и сияли огни бала.
        - Адам, постойте, вы не понимаете...
        - Если вы будете смотреть на меня так сердито, все решат, что мы ссоримся. Подумайте только, какую пищу для сплетен вы дадите великосветским болтунам!
        Кэролайн замолчала, потеряв надежду вразумить упрямца. Что ж, она сделала все, что могла, и честно пыталась предупредить его. Теперь от нее ничего не зависит. Они вошли в сверкающий огнями зал. Сильная рука Адама легла ей на талию - и они закружились под звуки бессмертного вальса. Кэролайн не могла не думать о том, как романтично и красиво они выглядят со стороны. Адам просто неотразим в вечернем костюме - властный, мужественный. «Я могла бы быть счастлива сегодня», - с грустью подумала она, подчиняясь музыке.
        Но разве можно чувствовать себя счастливой, когда кошмар неотвратимо приближался. Да, они составляли красивую пару, а потому головы присутствующих поворачивались в их сторону. Еще бы - загадочный и богатый мистер Хардести танцует с известной писательницей. Теперь Айвибридж просто не сможет не заметить ее.
        И неизбежное случилось. Но лишь в момент встречи Кэролайн поняла, что Адам спланировал все до мельчайших деталей. Они танцевали, двигаясь по залу, и вдруг он резко остановился, и Кэролайн увидела перед собой Айвибриджа, который смотрел на нее так, словно перед ним оказался призрак.
        - Айвибридж. - Голос Адама звучал ровно. - Приветствую вас.
        - Хардести. - Лорду не удалось быстро взять себя в руки. Он с трудом отвел взгляд от Кэролайн и взглянул на Адама. Тут его поджидал новый сюрприз. С изумлением взирая на разбитую скулу и синяк под глазом одного из самых известных светских львов, Айвибридж хрипло спросил: - Вы столкнулись с дверью, сэр?
        - Все не так просто. - Улыбка Хардести могла бы заморозить даже пламя в преисподней. - Дорогая, позвольте представить вам мистера Айвибриджа.
        Его семья владеет небольшим участком земли неподалеку от Чиллингема. Возможно, вы слышали об этой деревеньке. Говорят, живописное местечко, к тому же недалеко от Бата. Айвибридж, позвольте представить вам моего друга, миссис Фордайс. Полагаю, вы не могли не слышать этого имени - ее романы читает весь Лондон.
        Айвибридж начал приходить в себя. Губы его сжались, в глазах появилась угроза.
        - Мистер Айвибридж. - Кэролайн постаралась придать своему голосу холодную небрежность.
        То ли ее уверенность смутила противника, то ли он еще не решил, как ему выгоднее поступить в данной ситуации, но он лишь промямлил:
        - Миссис Фордайс, - и склонил голову в формальном поклоне.
        - Нам пора, дорогая. - Рука Адама уже увлекала Кэролайн прочь. - Мне кажется, я видел сестру, и она подавала нам знаки.
        Они растворились в толпе так быстро, что попрощаться с Айвибриджем не было ни возможности, ни необходимости.
        - Интересно, чего вы пытались добиться этим маневром? - шепотом спросила Кэролайн.
        - Я предпочитаю сражаться с врагом на моих условиях. А для этого его нужно заманить на свою территорию.
        - Ах, вот как. Это одно из ваших правил, я полагаю?
        - Совершенно верно.
        - Адам, я не знаю, что именно вы задумали, но меня не покидает беспокойство. - Кэролайн даже не пыталась скрыть волнения. Больше всего на свете ей хотелось сейчас убежать и спрятаться. - Вы и понятия не имеете, что вас ждет.
        - О, я уверен, что это выяснится довольно скоро. Наша жизнь стала похожа на один из ваших романов, а там, как я заметил, события очень быстро меняют друг друга. Думаю, скучать не придется.
        Они подошли к Джулии, которая беседовала с гостями.
        - Ах, вот и ты, Адам. - Графиня улыбнулась Кэролайн. - Я с удовольствием наблюдала, как вы танцуете. Все присутствующие единодушно отметили, что вы составили удивительно красивую пару. Истинное украшение вечера.
        - Если не возражаешь, я оставлю Кэролайн на твое попечение, - сказал сестре Адам. - У меня неотложное дело. Я буду в библиотеке.
        - Дела в такой вечер? Ты невозможен! Неужели нельзя было отложить все на завтра?
        - Боюсь, эта проблема не терпит отлагательств. - Адам поднес пальцы Кэролайн к губам и поцеловал. - Ты ведь проследишь, чтобы Уилсон был удостоен чести танцевать с миссис Фордайс, правда, сестричка?
        Джулия, которая уже поняла, что происходит что-то из ряда вон выходящее, не стала задавать вопросов и лишь кивнула, ободряя брата улыбкой.
        - Уверена, дядюшка Уилсон будет счастлив танцевать с Кэролайн.
        - Я ценю ваше участие. - Кэролайн растерянно переводила взгляд с брата на сестру. - Но я, честно говоря, не в настроении танцевать...
        - Какая жалость! - Уилсон уже стоял рядом, отечески улыбаясь ей. - А я-то надеялся. Но возможно, вы передумаете из уважения к моим сединам?
        - Но...
        Старый Грендон умел обращаться с женщинами не хуже своего названого племянника. Кэролайн и опомниться не успела, как они уже кружились в вальсе.
        - Не знаю, чего пытается добиться Адам, - грустно сказала молодая женщина. - Но он лишь усугубляет и без того ужасное положение, в котором мы все оказались.
        - Откровенно говоря, я понятия не имею, что происходит, - отозвался Уилсон, улыбаясь ей.
        - Джулия тоже, видимо, этого не знает. Но я уверен, что Адам полностью контролирует ситуацию.
        - Он лишь думает, что контролирует происходящее! Но он не может знать, что происходит на самом деле. Назревает ужасный скандал... - Кэролайн начала сбиваться с дыхания - для своих лет Уилсон оказался весьма энергичным танцором.
        - Опять скандал? - весело переспросил он. - Интересно, будет ли он более громким, чем нынешний?
        - Но Адам уверял меня, что у него есть правило - никогда не вмешиваться в публичные скандалы!
        - О, у Адама есть целый список разных правил на все случаи жизни. Но неужели он не рассказал вам о самом главном?
        - О каком?
        - Из каждого правила бывают исключения, дитя мое!

        Глава 33

        - Ненавижу роль гонца, приносящего плохие вести. - Айвибридж удобно устроился в одном из кожаных кресел. Он весь прямо таки излучал сочувствие и доброжелательность, но Адаму ничего не стоило разглядеть под этой маской удовлетворение человека, который принес грязные сплетни и собирается их со вкусом изложить. - Мы ведь с вами члены одного клуба. С моей стороны было бы не по-дружески умолчать о том, кто такая миссис Фордайс. Так называемая миссис!
        Адам, сидящий в кресле напротив, молча ждал продолжения. Поручив Кэролайн заботам Джулии, он вернулся в библиотеку, отослал усталого Филби в соседнюю комнату, снабдив его бутылкой кларета и сандвичами, а сам устроился ждать. Как он и думал, ожидание не затянулось: Айвибридж вскоре явился, сгорая от желания изложить свою версию событий.
        - Неужели вы забыли, какая судьба в древности ждала гонца, который приносил дурные вести? - По выражению лица и тону Хардести было совершенно невозможно определить, шутит он или говорит серьезно.
        Айвибридж моргнул и несколько напрягся, но потом опять захихикал и воскликнул:
        - Вот увидите, вы еще благодарить меня будете за эти сведения!
        - Вы думаете?
        - Конечно! Ни один мужчина не любит, когда его дурачат.
        - Вижу, вам не терпится поделиться со мной какими-то сведениями. Забавные сплетни?
        - Это не сплетни, сэр! Я собираюсь сообщить вам только факты. Во-первых, вашу даму зовут вовсе не миссис Фордайс. Ее настоящее имя - Кэролайн Коннор. Псевдоним она взяла, чтобы скрыть грехи своего прошлого. - Рассказчик облизнул губы и бросил недвусмысленный взгляд на поднос, где красовался солидный сосуд с бренди.
        Адам проигнорировал этот взгляд. Он не собирался тратить превосходное бренди на мерзавцев вроде Айвибриджа.
        - Если я вас правильно понял, вы собираетесь рассказать мне, какие именно факты из своего прошлого эта женщина так тщательно скрывает, - неторопливо проговорил он.
        - Не стану утомлять вас деталями, но несколько лет назад мисс Коннор оказалась в центре скандала, который полностью уничтожил ее репутацию.
        - Да что вы!
        - Я был поражен, осознав, что она сумела скрыться под новым именем и ведет спокойную жизнь. Впрочем, она всегда казалась мне умной женщиной.
        - Я тоже нахожу ее весьма разумной и изобретательной. - Адам сплел пальцы и старался не выдать своего отвращения к собеседнику раньше времени.
        - Вы же не станете отрицать, что эти качества необходимы авантюристке? - Айвибридж рассмеялся. - Согласен, она прелюбопытное создание, особенно если вы любите что-то неординарное. Но ее поведение вряд ли можно счесть приличествующим леди, не так ли?
        Адам смотрел на сидящего напротив него человека. Лицо его выражало некоторую заинтересованность, и ничего больше. Бедняга Айвибридж и предположить не мог, что его визави вот уже несколько минут перебирает в голове разные способы разделаться с ним. К сожалению, ни один из этих способов не казался Хардести достаточно жестоким. Кроме того, ему было очень жалко прекрасный ковер, который никто не смог бы отчистить от того количества крови, что он жаждал пролить.
        - Видимо, дама не в вашем вкусе? - спросил он.
        - После событий, случившихся в Чиллингеме, репутация этой женщины такова, что ни один джентльмен не решится связать с ней свое имя и представить ее своей семье. - Айвибридж многозначительно взглянул на Адама. - Уверен, вы меня понимаете.
        - Конечно. - Адам с тоской посмотрел на нож для разрезания бумаг, лежащий на столе. Серебро вообще-то мягкий металл, но у этого ножа достаточная длина и очень острый кончик... - Предлагаю вернуться к теме гонцов, которых убивали за дурные вести.
        - Что? - Айвибридж вытаращил глаза и невольно вжался в кресло.
        Дверь распахнулась, и в библиотеку ворвалась Кэролайн. Юбки ее алого платья разлетались, словно кровавый шлейф богини мщения. Следом шел Уилсон с выражением глубокой заинтересованности на лице.
        - Дорогая. - Адам встал. - Ваше появление - хоть и неожиданное - весьма меня радует.
        Но Кэролайн смотрела не на него. Ее взгляд был прикован к Айвибриджу, который даже не потрудился встать.
        - Вот вы где. - Она остановилась в центре комнаты, с ненавистью глядя на своего мучителя. - Я видела, как вы выскользнули из зала, и сразу же подумала, что вам не терпится изложить свою версию событий в Чиллингеме. Или я не права?
        Несколько секунд мужчина разглядывал ее оценивающим взглядом, потом обратился к Хардести:
        - Как я и говорил вам, поведение этой женщины далеко не то, что от идеала, но даже от общепринятых норм.
        Адам не обратил внимания на его слова.
        - Садитесь, дорогая, прошу вас. - Он протянул Кэролайн руку.
        Но та либо не желала садиться, либо просто не слышала обращенных к ней слов. Она смотрела на сидящего перед ней врага, и, если бы взгляд мог убивать, Айвибридж уже был бы трупом.
        Адам взглянул на Уилсона.
        - Прости, мой мальчик, - бодро отозвался тот, даже не пытаясь выглядеть виноватым. - Я не смог остановить эту целеустремленную леди. Лишь только она заметила, что Айвибридж покинул зал, тут же устремилась следом - прямо как гончая за лисой.
        «Я должен был это предвидеть, - сказал себе Адам. - Старик ни за что на свете не пропустит такого развлечения. И как теперь прикажете контролировать ситуацию?»
        - Что ж. - Было понятно, что сцены уже не избежать, так к чему откладывать? Адам скрестил руки на груди и произнес: - Вы разбудили мое любопытство, и теперь я хочу узнать, что же на самом деле произошло в Чиллингеме.
        - Об этом судачило все графство, - с мрачным удовольствием заявил Айвибридж.
        - Я сама расскажу вам, что случилось! - воскликнула Кэролайн.
        Она не успела даже начать. Дверь распахнулась, и в кабинет вошли Джулия и Ричард.
        - Леди Саутвуд. - Айвибридж вскочил на ноги и, демонстрируя преувеличенное почтение, призванное лишний раз унизить Кэролайн, отвесил Джулии глубокий поклон. - Мадам, я со всем почтением прошу вас удалиться. Те нелицеприятные факты, которые я хочу сообщить, не предназначены для ваших нежных ушей...
        - Не стоит беспокоиться о моих ушах, мистер Айвибридж, - холодно прервала его Джулия.
        - У моей жены крепкие нервы, Айвибридж, - бросил Ричард и повернулся к Адаму: - Что здесь, черт возьми, происходит?
        - Кэролайн собирается рассказать нам подробности скандала, в котором она была замешана три года назад.
        - Как интересно! - Джулия села и приготовилась слушать.
        - О да, не может быть ничего более занимательного, - подхватил ее муж, устраиваясь за креслом жены.
        На этот раз дверь не просто открылась - она ударилась бы о стену, если бы не специальный ограничитель на полу. Эмма и Милли, вне себя от беспокойства, ворвались в комнату. Выражение тревоги на их лицах сменилось гневом, едва они заметили Айвибриджа.
        - Что здесь делает этот, мерзавец? - воскликнула Милли.
        - Фу, что за выражения. - Айвибридж казался шокированным. - Впрочем, я предупреждал вас, Хардести. От этой семейки не приходится ждать соблюдения приличий. - Он с видом оскорбленного достоинства снова опустился в кресло.
        - Вы явились сюда, чтобы начать все сначала и опять посягнуть на репутацию и жизнь Кэролайн? - Эмма смотрела на мужчину с брезгливым отвращением.
        - Миссис Фордайс как раз собиралась все нам рассказать, - мягко заметил Ричард. - Прошу вас, мадам, продолжайте.
        - Не знаю, чего вы пытаетесь добиться, мисс Коннор, выставляя себя на публичное унижение, - скривился Айвибридж, - но уверен, вы сделаете себе же хуже.
        Джулия с интересом переспросила:
        - Коннор? Это ваше настоящее имя?
        - Да.
        - Продолжайте же. - Адам ободряюще кивнул Кэролайн.
        - Я постараюсь изложить события как можно короче, - начала та, собравшись с силами. - Мистер Айвибридж владеет поместьем недалеко от Чиллингема. Его семья живет там уже довольно долго.
        - Шесть поколений, - с гордостью заявил Айвибридж. Он никогда не упускал возможности подчеркнуть свое аристократическое происхождение и высокий социальный статус.
        - Три года назад мистер Айвибридж решил жениться, - продолжала Кэролайн. - Никто не делал секрета из того факта, что этот расчетливый господин ищет жену, которая могла бы увеличить своими землями его поместье. Именно поэтому он искал невесту среди местного дворянства. Некоторое время он ухаживал за мисс Авророй Кент, дочерью уважаемого человека и крупного землевладельца. Но по каким-то лишь ему известным причинам он не стал делать девушке предложение.
        - Оказалось, что финансовое положение семьи было не слишком прочным, - не моргнув глазом пояснил Айвибридж.
        - То есть приданое невесты оказалось меньше, чем вы ожидали, - холодно подытожила Кэролайн. - Тогда вы обратили свои взоры в другом направлении.
        - Моя дорогая Хелен, - кивнул Айвибридж. - Она оказалась прекрасной партией.
        - О да. Невеста была не только хорошенькой, но и владела большим участком земли, который граничил непосредственно с владениями Айвибриджа, - продолжала Кэролайн. - Но тут возникла небольшая проблема: мисс Аврора Кент не смогла смириться с тем, что ею так легко пренебрегли. Айвибридж поморщился:
        - Действительно, перемена моих намерений не лучшим образом сказалась на нервах девицы. Она начала вести себя по меньшей мере странно. Дважды являлась ко мне в дом, и оба раза без сопровождения, извольте заметить! Требовала назвать имя той, кого я предпочел ей. Устроила мне кошмарную сцену с угрозами!
        - Она была эмоционально неуравновешена? - тусклым тоном спросил Адам.
        - Похоже на то. - Айвибридж пожал плечами. - Вы только представьте, в какой ужас я пришел, когда понял, что едва не женился на этой ненормальной!
        - У мисс Авроры действительно было слабое здоровье, - продолжила Кэролайн. - И когда Айвибридж бросил ее, девушка стала буквально одержимой. И тогда Айвибридж решил, что не стоит открывать ей имя своей новой невесты, дабы не навлечь неприятности на богатую семью, с которой он собирался породниться.
        - Я боялся, что она что-нибудь сделает Хелен. - Айвибридж смотрел на мужчин, явно рассчитывая не просто на понимание, но и на одобрение.
        - Моей святой обязанностью было защитить свою будущую жену от этой безумной.
        - Как благородно, правда? - Руки Кэролайн сжались в кулаки. - И тогда он назвал бедной лишившейся разума девушке мое имя. Он сказал ей, что якобы собирается жениться на мне. И даже не соизволил предупредить меня об этом.
        - Как вы смеете обвинять меня в чем-то? - Лицо Айвибриджа исказилось от ярости.
        - Я обвиняю вас в том, как вы поступили со мной. И добавлю, что вами руководило желание отомстить.
        - Чушь, - быстро возразил Айвибридж. - Мы все знаем, что вы прекрасно умеете сочинять.
        - Вас взбесило, что я отвергла ваши ухаживания, - неумолимо продолжала Кэролайн. - Вы без обиняков предложили мне стать вашей любовницей, а когда я вам отказала, разозлились и не упустили случая отомстить.
        - Не смейте обвинять меня в поступках, недостойных джентльмена! - Айвибридж искоса взглянул на Адама. - Вы сами напросились! Ваше поведение было вызывающим и не подобало леди, которую вы из себя корчили. Представьте себе, эта женщина разгуливала по окрестностям одна, без должного сопровождения - что, интересно, я должен был о ней думать?
        Адам сидел, боясь шевельнуться. Он старался даже почти не дышать, и легкие уже жгло от недостатка кислорода. Если он на секунду ослабит контроль над собой, то неизбежно убьет мерзавца.
        - Что ж. Я действительно предпочитала обдумывать сюжеты, гуляя по полям, - призналась Кэролайн. - На подобные вещи в провинции всегда смотрели менее строго, чем в городе. Никто из соседей и не думал обо мне дурно, кроме вас. Вы решили на свой лад воспользоваться моим одиночеством, а когда я отвергла ваши авансы, пришли в ярость. И, реши в отомстить, вы указали на меня бедняжке, лишившейся разума по вашей вине.
        - И что же произошло потом? - спросила Джулия.
        - Однажды утром, когда я пошла на речку, Аврора бросилась за мной, - рассказывала Кэролайн. - Она преследовала меня, словно охотник дичь.
        - Господи помилуй, - прошептала Джулия.
        - Какие захватывающие подробности! - воскликнул Айвибридж. - Неудивительно, что мисс Коннор стала знаменитой писательницей.
        Теперь Кэролайн смотрела только на Адама.
        - Аврора подошла, когда я сидела под деревом и делала заметки. Я сразу поняла, что с ней что-то неладно. Бедная девушка выбежала из дома в ночной рубашке и домашних туфлях. Я заговорила с ней, спросила, как она себя чувствует... Но Аврора не слышала меня. Она все время твердила одни и те же слова...
        Адам встал. Он видел, что глаза Кэролайн наполняются ужасом. Она вновь переживала те жуткие минуты. Ее одиночество в центре комнаты вдруг показалось Адаму невыносимым, и он подошел и положил руки ей на плечи.
        Все присутствующие молчали, словно зачарованные страшной историей. Даже Айвибридж на время замолчал.
        - Что она говорила? - мягко спросил Хардести.
        - Она все время повторяла: «Ты должна уйти, понимаешь? Если тебя не станет, он вернется ко мне».
        Когда Кэролайн повторила слова безумной, голос ее зазвенел, как звенел он в устах бедняжки Авроры. Адам сжал плечи девушки - ему не хотелось, чтобы она возвращалась в тот день, - слишком уж страшными были воспоминания. Он чувствовал, что ее обнаженные плечи холодны, словно мрамор.
        - Что случилось потом? - спросил он.
        Теперь Кэролайн смотрела ему в глаза. Там была спасительная нежность, и это помогало ей выдерживать пытку. Только бы он не отвел взгляд, не перестал верить... ибо тогда... тогда ее затянет в черную воронку прошлого, и лишь Бог знает, чем все кончится... возможно, ее разум погаснет от ужаса, как свеча... как разум Авроры. Черпая силы в тепле рук Адама и нежности его взгляда, Кэролайн продолжала:
        - Она сжимала в руках нож... Я этого сначала не заметила, потому что она прятала нож за спину. Но потом она замахнулась и бросилась на меня... Она пыталась убить меня, Адам!
        Хардести прижал к себе напряженное дрожащее тело и тихонько сказал:
        - Ты выжила. Все уже позади. Все хорошо, Кэролайн. Я здесь.
        - Я побежала. - Теперь она бормотала, уткнувшись носом в его плечо. - Я хотела спастись, но запуталась в юбках и упала. Аврора бросилась на меня и пыталась добраться до горла, но мне удалось оттолкнуть ее и подняться на ноги. И я опять убегала...
        - Кэролайн! - Эмма шагнула вперед, не в силах выносить тягостную сцену. Адам краем глаза увидел, что Милли схватила подругу за руку и не дала ей подойти к племяннице.
        В тишине отчетливо прозвучал смех Айвибриджа:
        - Хочу заметить, что нож так и не нашли. Я имею все основания полагать, что это не более чем очередной виток фантазии мисс Коннор.
        - Я подобрала юбки и побежала к реке, - продолжала Кэролайн, не слыша его. - Она все время была сзади... слишком близко. Я понимала, что из-за тяжелого и неудобного платья мне не убежать от нее - ведь она то не была стеснена в движениях. Потом впереди показалась река, и я побежала по мосту. Но она уже догнала меня...
        - И что же вы сделали? - спросил Адам.
        - Я вспомнила про свой зонт. Он был пристегнут к поясу цепочкой... такая красивая, тетя Эмма и тетя Милли подарили ее мне надень рождения... Я отстегнула зонт и, повернувшись, ткнула им в сторону Авроры. Она оступилась и упала, инстинктивно пытаясь защитить глаза. Упала она на перила, слишком низкие... и свалилась в реку. Там было очень глубоко, а я знала, что Аврора не умеет плавать.
        - Она утонула? - спросил Адам.
        - Если бы все так легко и быстро закончилось! - встрял Айвибридж. - Как оказалось, наша мисс Коннор обладает еще одним неженским талантом - она прекрасно плавает. Поэтому она, нимало не заботясь о приличиях, скинула с себя платье и в одной сорочке бросилась в воду. Ей удалось вытащить несчастную полоумную на берег. Там их и нашел один из моих арендаторов: мокрых и в одном белье. Зрелище было шокирующим. Вся деревня обсуждала подробности не один месяц.
        - Что же случилось с Авророй? - спросил Ричард. - Ее поместили в дом для умалишенных?
        - Она покончила с собой... в тот же день, - ответила Кэролайн.
        - Украла пистолет своего отца и завершила то, что не удалось сделать реке, - фыркнул Айвибридж. - Так что все героические усилия мисс Коннор пропали втуне.
        - А нож? - спросил Адам.
        - Когда Аврора падала в реку, он был у нее в руке, - прошептала Кэролайн. - Скорее всего она уронила его в воду и он покоится под мостом, в толще ила.
        - Этот случай наделал много шума, - не без удовольствия констатировал Айвибридж. - В довершение всего поползли слухи, что у меня была связь с мисс Коннор. Это послужило последней каплей, которая переполнила чашу общественного терпения. Репутация мисс Коннор была погублена окончательно.
        Ричард сделал шаг вперед и поклонился Кэролайн:
        - Я хочу выразить свое восхищение вашим мужеством, мисс Коннор.
        Джулия уже стояла рядом с мужем.
        - Я присоединяюсь к словам моего супруга, Кэролайн. Ваша история глубоко тронула меня. Что же касается поведения мистера Айвибриджа, то оно недостойно джентльмена. Он показал, что такие понятия, как честь и благородство, ничего для него не значат.
        - Что вы такое говорите, мадам? - Айвибридж вытаращил на нее глаза. - Я джентльмен!
        - Ты права, дорогая. - Ричард в упор смотрел на Айвибриджа. - Вы не джентльмен.
        - Признаюсь, вы мне никогда особо не нравились, - подал голос Уилсон. - А после того, что мы услышали сегодня, я убедительно прошу вас немедленно покинуть этот дом. И никогда более не беспокоить нас.
        Айвибридж переводил ошеломленный взгляд с холодно замкнутого лица Ричарда на лицо Грендона, выражающее откровенную неприязнь. Казалось, он не верит своим ушам. Наконец до него дошло, что его роль в истории, приключившейся три года назад в Чиллингеме, ни у кого не вызывает ни сочувствия, ни даже понимания.
        - Я этого так не оставлю! - Изумление Айвибриджа сменилось яростью. - Я пытался оказать вам услугу, Хардести. Но коль вы желаете бросать вызов обществу, вступая в связь с женщиной, замешанной в скандале, с женщиной, которая собственными безрассудными поступками погубила свою репутацию, - дело ваше.
        - Вы правы. - Адам выпустил Кэролайн из объятий и, убедившись, что она твердо держится на ногах, направился в сторону Айвибриджа. - Это только мое дело. А теперь я хотел бы осветить еще один аспект проблемы и дать вам совет - не забудьте того, что я вам скажу.
        - Что вы имеете в виду? - Айвибридж с подозрением воззрился на Адама.
        - Мисс Коннор не только мой близкий друг. Я не хотел бы торопить события, но все же очень надеюсь, что леди примет мое предложение руки и сердца и согласится выйти за меня замуж.
        Джулия с интересом наблюдала за лицом Айвибриджа. Она никогда прежде не видела столь буквального воплощения выражения «отвисла челюсть». Мужчина стоял с открытым ртом и бессмысленно таращился на Хардести. Кэролайн тихо вскрикнула. «От неожиданности», - подумал Адам, несколько раздосадованный тем, что никто из родственников не выказал ни малейшего удивления.
        Теперь Хардести стоял прямо перед Айвибриджем и говорил, глядя в его бегающие глазки:
        - Думаю, вы понимаете, что, если слухи о том давнем событии в Чиллингеме начнут циркулировать в обществе, я буду очень недоволен.
        - Вы мне угрожаете, сэр? - возмутился Айвибридж.
        - Я буду настолько недоволен, что, не колеблясь ни минуты, расскажу всем и каждому о ваших выгодных капиталовложениях в некую собственность на Марбери-стрит.
        Все газеты будут захлебываться от восторга.
        - Я... я не понимаю, о чем вы говорите. - Лживый ответ прозвучал неубедительно. Неприкрытый ужас исказил черты Айвибриджа.
        - Неужели? Тогда я вам объясню. Одно дело покупать удовольствия в борделе: большая часть общества отнесется снисходительно к подобным развлечениям джентльмена, и совершенно другое - вкладывать деньги в такого рода предприятие, получая с него прибыль. Думаю, ваши друзья не будут в восторге, когда прочтут об этом в газетах.
        - Послушайте, я не знаю, где вы взяли эту сплетню... но вы в любом случае ничего не докажете.
        - А зачем доказывать? - Адам пожал плечами. - Знаете, статья в газете обладает совершенно особыми свойствами. Никто и не подумает искать доказательства или приводить проверенные факты, однако ущерб репутации будет нанесен и положение человека в обществе может пошатнуться. - Адам сделал паузу и безжалостно добавил: - Впрочем, не хочу оставлять вас в сомнениях. Я могу предоставить доказательства своих слов.
        - Я, собственно, и не собирался обсуждать с кем бы то ни было прошлое мисс Коннор, - пробормотал Айвибридж, с лица которого разом исчезли все краски. - Но вот моя жена... если она узнает леди...
        - Я рекомендую вам сделать так, чтобы она ее не узнала, - прервал его Адам. - И повторяю: если хоть малейший намек на то, что миссис Фордайс каким-то образом связана с событиями в Чиллингемс, дойдет до моих ушей, я не буду искать источник сплетен. Я сделаю вывод, что это ваша вина, Айвибридж, и буду действовать соответственно.
        - Но что, если кто-то еще узнает мисс Коннор и начнет сплетничать? Вы не можете возложить ответственность на меня!
        - Напротив, я возложу ее именно на вас. Поэтому я настоятельно рекомендую вам излечить свою жену от привычки сплетничать за чаем. А сейчас, - Адам бросил взгляд на часы, - у вас есть пять минут, чтобы найти свою супругу и покинуть этот дом.
        Так и не пришедший в себя Айвибридж, спотыкаясь, добрался до двери и буквально вывалился из кабинета.
        В библиотеке воцарилось недолгое молчание.
        Его нарушила тетушка Милли. Она шумно сложила и вновь развернула веер и наградила Адама одобрительной улыбкой:
        - Это была прекрасно сыгранная сцена, сэр. Кто бы мог подумать, что в завершение столь чудесного вечера мы сможем увидеть подобный спектакль.
        - У вас действительно есть доказательства того, что Айвибридж вкладывает деньги в бордель? - потрясенно спросила Эмма.
        Уилсон усмехнулся и ответил вместо племянника:
        - Вы можете быть в этом уверены, мадам. Адам в курсе всех тайн и секретов, какие только имеются у нашей аристократии.
        - Я рад, что могу вычеркнуть этого типа из списка гостей, - заявил Ричард. Он взял жену под руку, и они пошли к двери. - Я и приглашал-то его только потому, что наши с ним отцы были старыми знакомыми. Но родители наши умерли, и я не вижу причин поддерживать дальнейшие отношения с этим человеком. Что ты по этому поводу думаешь, дорогая?
        - Конечно, ты прав, - отозвалась Джулия.
        - Мы должны вернуться к гостям, - сказал Ричард и подмигнул Адаму. - Кстати, Хардести, примите мои поздравления в связи со скорым вступлением в брак... Я давно говорил, что вам пора жениться. Годы идут, знаете ли, и вы не становитесь моложе.
        - Благодарю вас, Саутвуд. Вы, как всегда, умеете порадовать. Напоминание о моем зрелом возрасте сейчас как нельзя более ко времени.
        - Не за что. Какие могут быть счеты между родственниками.
        Прежде чем дверь библиотеки закрылась, все услышали, как Ричард и Джулия от души захохотали.
        - Позволь мне присоединиться к поздравлениям Ричарда, Адам. - Уилсон улыбнулся и кивнул Кэролайн. - Я одобряю твой выбор, мой мальчик. Кэролайн станет тебе хорошей женой, и мы будем счастливы принять ее в нашу семью.
        - Как романтично, - пробормотала Милли, энергично обмахиваясь веером.
        Эмма без улыбки смотрела на Адама:
        - Я хочу спросить вас, мистер Хардести: вы действительно хотите жениться на моей племяннице? Или эта маленькая речь предназначалась исключительно для устранения Айвибриджа?
        - Конечно, хочет. - Уилсон подхватил Милли и Эмму и безжалостно повлек их к двери. - Адам придерживается очень строгих правил, когда дело касается женщин, и никогда не произнес бы подобных слов, не имей он совершенно твердых намерений.
        Тетушки, повинуясь напору Грендона, покинули библиотеку.
        И Адам обнаружил, что они с Кэролайн наконец-то остались вдвоем.
        - Адам...
        Она бросилась в его объятия и крепко обхватила за плечи, словно боялась потерять своего мужчину сию минуту и навечно. Хардести нежно прижимал к себе дрожащее тело Кэролайн и бездумно вдыхал аромат ее волос, чувствуя себя поглупевшим от счастья.
        - Я не могу поверить, что вы и ваша семья сделали это, - прошептала она.
        Хардести улыбнулся. «Вам и не нужно знать всего», - думал он. Угрозы, которые заставили Айвибриджа бежать из их дома, - это лишь малая толика того, что ждет негодяя в ближайшем будущем. Пара месяцев - и его настигнет настоящее возмездие. Очень скоро он обнаружит, что его перестали принимать в лучших домах.
        Его исключат из числа вкладчиков нескольких весьма выгодных частных консорциумов. Его перестанут пускать в клубы, где собираются члены высшего общества. Он заплатит за слезы Кэролайн. Но ей ни к чему об этом знать.
        - Этот человек мучил вас, а потому заслуживает наказания, - сказал Адам.
        - Я бесконечно ценю то, что вы поддержали меня. Но, - Кэролайн уронила руки и сделала шаг назад, - мне кажется, что в своем желании усмирить Айвибриджа, вы зашли слишком далеко.
        - Черт. Я боялся, что вы это скажете.

        Глава 34

        «Он опять слишком легкомысленно относится к происходящему, - подумала Кэролайн. - Возможно, мысль о последствиях просто не пришла ему в голову».
        - Это не смешно Адам, - с упреком сказала она. - Ваши близкие знают, как строго вы соблюдаете правила, которые сами же и установили.
        - Так и есть, - кивнул он.
        - После того, что вы только что наговорили Айвибриджу, они ждут, что вы объявите о помолвке. Право же, сэр, нельзя быть столь легкомысленным. О чем вы только думали?
        - Я думал о женитьбе, - ответил Адам просто. Он отошел к столу и налил себе бренди. - Что вас так удивляет? Право же, все присутствовавшие - ну, за исключением разве что Айвибриджа - решили, что мы составим прекрасную пару.
        Он задумчиво посмотрел в бокал. Свет вспыхивал на гранях хрусталя, окрашивая напиток в необыкновенные цвета. - Хотите бренди?
        - Нет, благодарю вас. Мне кажется, кто-то из нас должен сохранять трезвую голову.
        - Тогда пусть на сегодня это будет вашей обязанностью. - И Адам сделал приличный глоток.
        Кэролайн повернулась, взметнулись юбки, словно потревоженные языки пламени. Она мерила шагами комнату, пытаясь привести в порядок мысли и эмоции.
        - Прошу вас, не сочтите меня неблагодарной, - сказала она наконец. - Я глубоко признательна вам за то, что вы защитили меня от Айвибриджа... Даже не знаю, чем смогу отплатить за такую услугу...
        Произнося эту маленькую речь, молодая женщина искоса поглядывала на Адама, который, к ее удивлению, все больше мрачнел.
        - Я не хочу, чтобы вы чувствовали себя обязанной, - довольно холодно отозвался он. - Вы ничего мне не должны. Если помните, это я ходил у вас в должниках с того дня, как вы обеспечили мне алиби на момент убийства Ирен Толлер.
        - Глупости! Я лишь сказала инспектору правду.
        - Я сделал то же пять минут назад.
        - Но вы заявили Айвибриджу, что собираетесь на мне жениться!
        - Да. И что?
        Кэролайн вздохнула в изнеможении.
        - Я понимаю, что это было частью вашего блестящего плана. И ни минуты не сомневаюсь, что он побоится распускать обо мне слухи и сплетни, раз уж я считаюсь невестой самого мистера Хардести. Но вам все же не следовало заходить так далеко. Мне кажется, одного упоминания о борделе было достаточно - он и так дрожал от страха и не чаял, как унести от вас ноги.
        Адам снова отпил бренди и еще больше помрачнел.
        - Благодарю вас за теплый отзыв о моих способностях убеждать людей. Упоминание о тесной связи Айвибриджа с увеселительным заведением было весьма к месту, как вам кажется?
        - Со стратегической точки зрения это было безупречно! - Кэролайн не замечала, что хотя она и контролирует голос, но веер в ее руке рассекает воздух с яростным свистом. - Впрочем, все, что вы делаете, всегда бывает тщательно продумано и хорошо спланировано. И поэтому я никак не могу понять - как вы могли объявить во всеуслышание, что собираетесь на мне жениться?
        Адам присел на край стола и отпил еще бренди. Он не спешил, тщательно обдумывая вопрос.
        - Возможно, я сказал это потому, что таковы мои намерения, - произнес он наконец.
        Кэролайн замерла на месте. Адам мысленно задался вопросом, сдвинется ли она с этого узора на ковре, если кто-нибудь прямо сейчас закричит «Пожар»?
        - Но я не понимаю, что случилось, - беспомощно произнесла женщина. - Мне казалось, в наших отношениях все идет прекрасно...
        - У каждого своя точка зрения на происходящее. Так часто бывает.
        - Ах, вот оно что... - Кэролайн мгновенно сжалась и виновато взглянула на Адама. - Конечно, я должна была догадаться. Должно быть, вы разочарованы, ведь я недостаточно опытна... Но, знаете, я все всегда очень быстро схватываю!
        Адам смотрел на нее, и, как она ни старалась, ей ничего не удавалось прочесть на его лице.
        - Я хочу спросить вас, Кэролайн... Только ответьте мне правду. Я нужен вам только как прототип для героя вашей книги?
        - Нет, что вы! - Она была искренне удивлена вопросом.
        - Тогда, возможно, как развлечение... как игрушка? Кэролайн почувствовала, как жаркая волна заливает щеки.
        - Как вы можете даже предполагать такое?
        - Но если я не просто образец и не игрушка, то почему вы не желаете всерьез поговорить о браке?
        «Потому что вы ни разу не сказали, что страстно, безумно... или хотя бы просто нежно любите меня», - подумала она. Но было немыслимо произнести такое вслух, и Кэролайн вздохнула и постаралась изобрести аргумент, который был бы понятен мужчине - то есть некий логично звучащий довод.
        - Все дело во времени. Согласитесь, нелепо говорить о браке, если мы знакомы всего несколько дней.
        - Но мы неплохо подходим друг другу. А все остальные уверены, что мы просто созданы друг для друга.
        «Неплохо подходим»... м-да, это трудно назвать признанием в любви. Кэролайн не удержалась и не без любопытства спросила:
        - И чем же именно мы подходим друг другу?
        - Я знаю ваши секреты, а вы - мои. - И Адам улыбнулся ей своей неотразимой чувственной улыбкой.
        Эта улыбка чуть было не лишила Кэролайн возможности рассуждать здраво, но она упорно цеплялась за логику.
        - Что ж, это, несомненно, правда. Но разве это достаточная основа для прочного брака?
        - А почему нет? С моей точки зрения, этого вполне достаточно. - Адам поставил бокал на стол и шагнул к ней. - Но раз вы сомневаетесь, хочу напомнить, что у нас есть и другие общие интересы.
        - Какие же? - растерянно спросила Кэролайн.
        Она смотрела, как он приближается, и думала, что сейчас Хардести удивительно похож на пирата - с разбитой скулой и мрачным выражением лица. Кэролайн совсем не удивилась, когда он обнял ее и, целуя ямку у ключицы, прошептал:
        - Вот такие, например.
        Дрожь наслаждения сотрясла тело молодой женщины, но разум еще сопротивлялся. «Это путь в пропасть, - говорила она себе. - Нужно немедленно, сию же минуту развернуться и уйти». Но что-то мешало ей сдвинуться с места, а потом стало поздно, ибо поцелуи Адама произвели странный эффект: ей показалось, что кровь ее нагревается и все внутри тает от этого тепла. Предложение руки и сердца, сделанное так, словно они вступали в деловое соглашение, вдруг показалось не важным. Гораздо большее значение имели его руки - такие сильные и такие нежные.
        Язык Адама дразняще скользил по губам женщины, и каждое движение отзывалось где-то глубоко, приводя в смятение каждую клеточку ее тела. Потом поцелуй стал глубже, и голова Кэролайн закружилась так сильно, что ей пришлось крепко прижаться к большому и сильному телу мужчины - чтобы не упасть.
        Она вся состояла теперь лишь из чувств и эмоций, здравый смысл растворился в огне, который Хардести зажег в ее крови. Но, как ни странно, именно в этот горячечный момент вдруг наступило своего рода просветление. То, как сильно и страстно он желал ее, как помог ей удержаться и не погрузиться вновь в омут ужасных воспоминаний - вот самое главное. А то, что слова любви пока не даются ему... что ж, это можно понять. Жизнь, полная борьбы за выживание, даст о себе знать. Пройдя путь от полных опасности улиц до высшего света, молодой человек научился быть очень осторожным и контролировать каждое свое слово, каждый взгляд. Адам усвоил уроки, придумал правила, которые позволили ему оставаться собой, но обрекли его на одиночество. «Я должна уважать его стремление быть осторожным, - поняла Кэролайн. - Возможно, он все же предпочтет остаться одиноким и не захочет открывать свое сердце. Что ж, я рискну. Ибо Адам Хардести стоит того, чтобы ради его любви рискнуть всем».
        Осторожный стук в дверь громом ударил по ее натянутым нервам.
        Адам поднял голову и виновато сказал:
        - Мортон не стал бы нас беспокоить, если бы дело не требовало немедленного вмешательства. Извините меня, дорогая.
        Кэролайн осталась посреди комнаты в одиночестве. Она проследила, как Адам открыл дверь и выслушал короткую речь дворецкого. Тот говорил тихо и, как и подобает вышколенному слуге, не подал виду, что увидел в кабинете хозяина женщину. Затем Адам отдал какие-то распоряжения и, закрыв дверь, повернулся к Кэролайн.
        Что-то произошло. Молодая женщина вздохнула. Жаждущий ласк любовник исчез. Его место занял охотник, и мысли его уже бродили по темным улицам города.
        - Что случилось?
        - Мортон принес мне весточку от моей старой знакомой, Флоренс Стоутли. Она раздобыла для меня адрес дома, где укрылась экономка Ирен Толлер, Бесс Уэйли. Я должен спешить, пока эта женщина не сбежала снова.
        - Вы собираетесь повидать ее прямо сегодня?
        - Да. - Адам уже снимал смокинг. - Не хочу рисковать: вдруг ей придет в голову сменить адрес. Сейчас Мортон принесет мне другой пиджак и пару ботинок.
        - Я думаю, мне следует поехать с вами.
        - В этом нет ни малейшей необходимости. Кроме того, дом, который я собираюсь посетить, находится не в самом благополучном районе.
        - Адам, послушайте меня, я хочу вам помочь. Эта женщина сбежала, потому что напугана чем-то. Представьте себе, что она подумает, когда увидит вас на пороге, да еще в такой час. Возможно, мое присутствие успокоит ее, и она расскажет нам что-нибудь важное.
        Несколько секунд Адам колебался, потом кивнул:
        - Я прикажу принести вашу пелерину.

        Глава 35

        Район, где, по сведениям Флоренс Стоутли, нашла себе прибежище Бесс Уэйли, хоть и нельзя было назвать скопищем настоящих трущоб, однако мало кто рискнул бы выйти на эту темную улицу в столь поздний час без очень веской причины. Адам приказал Неду остановить экипаж, не доезжая до нужного дома. Ему не хотелось раньше времени спугнуть экономку стуком копыт и грохотом кареты.
        Они добрались до места довольно быстро, и Адам помог Кэролайн выйти из экипажа.
        - Ты все понял? - спросил он у Неда.
        - Да, сэр.
        Вздохнув, Хардести повернулся к своей спутнице и еще раз спросил:
        - Вы уверены, что хотите пойти со мной?
        - Мы все уже обсудили, Адам, и даже не один раз. Я иду с вами.
        Кэролайн проверила, надежно ли пристегнут длинный шлейф ее юбки. Она сочла эту предосторожность необходимой, не желая стеснять шаг.
        Адам смотрел на нее с восхищением: такая смелая, такая умная... Эти качества возбуждали его так же, как других мужчин возбуждает запах дорогих и изысканных духов. Впрочем, пахнет Кэролайн восхитительно, и Адам вовсе не был уверен, что это запах парфюма, а не ее собственный.
        Пока они ехали к месту назначения, он на скорую руку состряпал план действий и даже успел обсудить era с Кэролайн. Поэтому теперь, не теряя времени, они прошли по узкому переулочку и вышли на улицу позади нужного дома. Адам двигался вдоль темных домов, отсчитывая крохотные садики, пока они не дошли до того, который, по его расчетам, примыкал к дому Бесс. Как и все остальные, домик имел два выхода - один на улицу, другой - в сад за домом.
        Адам легко справился с замком калитки, они с Кэролайн тенями скользнули по дорожке и замерли подле двери.
        Через несколько минут с улицы донесся стук экипажа. Нед четко следовал полученным инструкциям. Вот экипаж остановился, и молодые люди расслышали звуки ударов - Нед колотил в парадную дверь.
        Довольно долго удары были единственными звуками в окрестностях. И без того тихая улочка словно затаилась. Адам занервничал: вдруг он рассчитал неправильно?
        Но вот в доме послышались торопливые шаги, и дверь кухни, ведущая в садик, распахнулась. В лунном свете они разглядели фигуру женщины, облаченную в халат и домашние туфли.
        - Полагаю, вы и есть Бесс Уэйли? - спросил Адам, выступая вперед.
        Бесс вскрикнула и застыла на месте.
        - Не подходите ко мне! - В голосе ее звучал ужас. - Не подходите! Прошу вас, я ничего никому не скажу. Клянусь! Только не трогайте меня...
        - Бесс, взгляните на меня, - мягко позвала Кэролайн. - Я миссис Фордайс. Вы меня помните? Успокойтесь, никто не причинит вам зла.
        - Миссис Фордайс? - Бесс изо всех сил вглядывалась в полумрак. - Это и в самом деле вы, мэм?
        - Конечно. А это мой помощник - мистер Гроув. Он тоже был на сеансе, помните?
        - Но что вы здесь делаете? В такой час?
        - Мы хотим вам помочь, - сказала Кэролайн.
        - Я не знаю. - Женщина едва не плакала. - Я услышала стук экипажа, а потом кто-то стал ломиться в парадную дверь. Я решила, что это либо он нашел меня, либо полиция... уж и не знаю, что хуже. Мне стало так страшно, что я, в чем была, бросилась бежать...
        - Давайте вернемся в дом. - Кэролайн взяла Бесс за руку и повела к двери. - На улице холодно, а нам нужно поговорить.
        Они оказались в маленькой, не слишком аккуратной кухоньке. Адам сел за стол, чтобы занимать поменьше места, а Кэролайн немедленно принялась греметь чайником и кружками. Он смотрел на нее и думал, насколько нереально выглядит красивая женщина в вечернем платье и шелковых туфельках, хозяйничающая в убогой обстановке бедного жилища. В то же время Кэролайн держалась уверенно, будто не раз бывала в доме. Она готовила чай с таким видом, словно это самая естественная вещь на свете - ночью в незнакомом доме пить чай с бывшей экономкой убитой женщины.
        Кэролайн постаралась как можно проще и без лишних деталей объяснить цель их столь позднего визита.
        - Значит, вы хотите найти того, кто убил миссис Толлер и миссис Делмонт? - спросила Бесс. Она все еще выглядела испуганной и с тревогой смотрела то на роскошную даму, которая была так добра к ней, то на мужчину с непроницаемым лицом, который молча сидел в углу. Перехватив се взгляд, Адам сказал:
        - Этот человек опасен, Бесс. Для всех нас будет лучше, если его поймают и он не сможет бесчинствовать дальше.
        - Вы не понимаете, - пробормотала Бесс.
        Хардести нахмурился. Женщина произносила эту фразу уже не в первый раз. Фактически это был ее единственный ответ на все вопросы, которые они пытались ей задавать.
        - Так постарайтесь нам объяснить, - терпеливо попросила Кэролайн. - Расскажите нам все, что знаете об этом деле. Тогда мы сможем понять, что происходит, и помочь.
        - Можете начать с того, почему вы сбежали из дома миссис Толлер, после того как она была убита, - подал голос Адам. - Вы видели убийцу и испугались, что он мог заметить вас?
        - Не видела я его, - пробормотала Бесс, все еще не склонная к особой откровенности. - Я нашла тело миссис Толлер рано утром, когда пришла к ней. Комната, где проходили сеансы, выглядела так, словно смерч прошел, но я сразу поняла, что это орудовали не воры. Ничего ценного-то не пропало...
        - Очень тонкое наблюдение, - заметил Адам.
        - Спасибо, сэр. - Бесс приободрилась было, но тут же вновь съежилась и принялась нервно теребить край скатерти. - А потом я нашла ее... Входная дверь была открыта... А на миссис Толлер было то же платье, что и накануне вечером, - платье для сеанса.
        - Так дверь была открыта? - переспросил Адам.
        - Она его ждала, - пробормотала экономка.
        - Кого ждала? - спросила Кэролайн. Она крутилась у плиты, однако не упускала нити разговора.
        - Любовника своего, кого же еще. - Бесс пожала плечами. - Она всегда отсылала меня, если он собирался прийти... Правда, в последнее время это случалось не так часто, как прежде, но в этот вечер они должны были встретиться.
        - Кто он? - спросил Адам и тут же перехватил укоризненный взгляд Кэролайн. Такая поспешность могла испугать женщину. Так и случилось.
        Бесс втянула голову в плечи и принялась хныкать:
        - Не знаю, сэр, клянусь, не знаю. Я и не видела его никогда. Они держали свою связь в тайне, и хозяйка всегда была очень осторожна. Говорила, он приказал, чтобы никто ничего не знал.
        - Пейте чай, Бесс. - Кэролайн, шурша шелковыми юбками, поставила на стол кружку с бодрящим напитком. - Я положила сахар и налила молока.
        Бесс обхватила чашку ладонями и уставилась на поднимавшийся от нее дымок, словно никогда прежде не видела ничего подобного.
        - Спасибо, мэм, - прошептала она.
        Кэролайн поставила вторую чашку перед Адамом и присела к столу.
        - Не торопитесь, Бесс, - мягко сказала она. - Пейте спокойно, мы никуда не торопимся. Значит, вы не знаете, как звали любовника миссис Толлер?
        - Нет, мэм. - Экономка осторожно отпила глоток чая и удовлетворенно вздохнула. - Он требовал, чтобы хозяйка была в доме одна, когда он приходит. Очень серьезный и строгий джентльмен.
        - А как миссис Толлер узнавала, в какой именно вечер он собирается ее навестить? - продолжала расспрашивать Кэролайн.
        - Не знаю, мэм. - Бесс выглядела растерянной. - Она просто знала, и все.
        - Может быть, он присылал записку или письмо?
        - Я не видела, - покачала головой женщина.
        - Но вы уверены, что именно он был в доме той ночью и убил вашу хозяйку? - спросил Адам.
        - Я точно знаю, что она ждала его в тот вечер. И уж как она была сердита! Думаю, они поссорились, и он се убил.
        Адам наклонился вперед, внимательно следя за лицом экономки, затем спросил:
        - А откуда вы знаете, что она была сердита на своего любовника?
        - Я работала с хозяйкой много лет, так что знала, когда она в каком настроении. Сначала-то я была просто прислугой, а уж потом стала ей помогать и в работе. Она знала, что мне можно доверять, понимаете...
        - Вы помогали ей проворачивать разные трюки, чтобы люди верили тому, что происходит на сеансах, - подсказал Адам.'
        Бесс вздохнула.
        - И она мне хорошо за это платила. Вряд ли я теперь найду такую работу.
        - А вы не знаете, почему миссис Толлер сердилась на своего любовника? - спросила Кэролайн.
        - Да еще бы! Все та же причина, что и у всех.
        - Он ей изменял? - Кэролайн изобразила удивление.
        - Да, мэм. - В голосе Бесс прозвучало искреннее негодование. - Да еще с кем - с ее же конкуренткой!
        - Элизабет Делмонт! - воскликнул Адам.
        - Так оно и было, сэр. И миссис Толлер страдала и плакала, бедняжка. А потом она перестала плакать и рассердилась по-настоящему. Я видела - она что-то задумала... Но решила, что она хочет высказать ему все, да и выгнать прочь. А уж что она на самом деле удумала да сделала, мне и в голову не пришло.
        - Ирен Толлер убила Элизабет Делмонт? - скорее утвердительно произнес, чем спросил Адам, для которого вдруг еще один фрагмент головоломки встал на место.
        - Да, сэр. - Голос экономки звучал едва слышно. Она, не отрываясь, смотрела в чашку с остатками чая. - Я и виду не подала, что знала об этом. Не осмелилась... Просто помалкивала и делала свою работу, как обычно.
        - Но как вы догадались? - спросила Кэролайн. Бесс пожала плечами.
        - Прислуга всегда замечает мелочи, особенно когда нарушается привычный порядок вещей. Вот, например, миссис Толлер и ее любовник. Они встречались несколько месяцев, и у них уже появились определенные правила.
        - Какие?
        - Да ничего особенного. Ну, она доставала бутылку его любимого бренди и держала всегда под рукой. Обычно они выпивали немного, прежде чем перейти к близости. Я потом находила в гостиной два бокала. Но в то утро, когда погибла миссис Делмонт, бокалов не было.
        - Что еще было не как обычно? - спросил Адам.
        - Когда я пришла на работу миссис Толлер была еще в ночной рубашке и халате, но вела себя очень странно. Мне подумалось, может, она заболела или еще что. Ее кровать была застлана, а она никогда не убирала постель сама. Я решила, что она даже не ложилась той ночью. А когда я открыла ее гардероб... уж тут напугалась по-настоящему.
        - Что же там было? - прошептала Кэролайн.
        - Дело не том, что там было, а в том, чего там не было. Не было ее любимого нового платья. Оно стоило кучу денег, и заплатил за него тот самый джентльмен - ее любовник. Куда, скажите на милость, могло подеваться шикарное платье?
        - Что же с ним случилось?
        Кэролайн побледнела, и Адам с тревогой посматривал на нес.
        - Вот и я спросила хозяйку, что стряслось с ее платьем. А миссис Толлер и говорит, что вчера вечером она шла по улице, а какой-то экипаж проезжал мимо да попал в лужу, и платье здорово забрызгало. Так сильно, что уж и исправить ничего нельзя, ну она и отослала его в благотворительную лавочку. Я сразу поняла, что она врет. Ни разу за все годы, что я у нее работала, она и копейки не дала на благотворительность. Всегда говорила, что они там все жулики и воры.
        - Так что же, по-вашему, случилось с платьем? - спросила Кэролайн.
        - Она спрятала его в комнате, где обычно проводила сеансы. Там были всякие потайные места. И нашла-то я его случайно. - Бесс крепче сжала кружку и опустила голову. - Просто убирала комнату после того сеанса, где вы оба были... Удивилась, зачем это хозяйка запихнула платье в потайной шкаф. А потом разглядела перепачканные кровью юбки. Тогда-то я и поняла, что натворила миссис Толлер. Перепугалась до смерти...
        - Я вас понимаю, - прошептала Кэролайн. - Должно быть, это было ужасно.
        - Да уж, мэм, - вздохнула Бесс. - Я даже решила поискать себе другую работу.
        - А как вы поступили с платьем? - спросил Адам.
        - Сунула обратно в шкаф и сделала вид, что в глаза его не видела. - Экономка помолчала, потом добавила: - Вряд ли она успела избавиться от него до того, как се убили. Наверное, платье так и лежит в том шкафу, если полиция его не нашла.
        Некоторое время все трое молча пили чай. Адам переваривал полученную информацию.
        - Значит, вы убежали в то утро, когда нашли тело миссис Толлер, потому что боялись и ее убийцу, и полицию? - спросил он наконец.
        - Да, сэр. - Бесс беспокойно задвигалась на стуле. - Я испугалась, что полиция арестует меня за убийство миссис Толлер. Подумают, что мы поругались из-за денег. Я и правда хотела, чтобы она платила мне побольше, ну, слово за слово... Соседи слышали, как мы спорим, и уж наверняка все выложили полицейским. А еще я боялась: вдруг ее любовник решит, что я слишком много знаю об их делах, и доберется до меня.
        - Вы имеете в виду те финансовые аферы, в которых принимала участие миссис Толлер? - уточнил Адам.
        - Вы и об этом знаете, сэр? - Бесс испуганно покосилась на Хардести и опять уставилась в свою кружку. - Из-за этого-то мы и повздорили. Я сообразила, что они проворачивают какие-то выгодные дела и он делится с ней прибылью. Ну и заявила, что уж коли я ей вроде как помощница, то и долю хочу получать со всех ее прибылей. Миссис Толлер рассердилась и велела мне держать язык за зубами. Пригрозила, что выгонит и не даст рекомендаций. Я тогда сказала, что ежели она меня лишит места, так я найду кому рассказать все о ее трюках. Сказать по правде, мы обе разошлись и орали в полный голос, так что, думаю, соседи что-то слышали.
        - Я хотел бы спросить вас еще кое о чем, Бесс, - сказал Адам. - А потом я дам вам денег, и вы сможете уехать куда-нибудь в безопасное место, и переждать там, пока мы отыщем убийцу миссис Толлер и передадим его в руки полиции.
        Бесс взглянула на него с благодарностью, но настороженность все же не покидала женщину.
        - Что вы хотите узнать, сэр? - встревожено спросила она.
        - Не знаете ли вы, по какой причине любовник миссис Толлер убил ее?
        - Я уж думала, думала, сэр. - Бесс вздохнула. - И решила так: он, должно быть, узнал, что она натворила с миссис Делмонт, и испугался, как бы она не наделала новых безумств. Может, он боялся, что она расскажет о его финансовых махинациях... Говорю вам, он очень скрытный и осторожный тип.
        - Опишите, пожалуйста, место преступления поподробнее, - попросил Адам.
        Некоторое время Бесс собиралась с мыслями, потом заговорила:
        - Там было очень много крови. Убийца разбил ей голову. Она лежала на спине, а рядом - карманные часы. Комната выглядела так, словно ураган прошел... я еще подумала - точь-в-точь как газеты описывали место убийства миссис Делмонт. Это показалось мне странным, ведь я-то знала наверняка, что миссис Делмонт убила моя хозяйка, а не ее любовник. И зачем ему понадобилось тратить время и силы на этот спектакль, не могу понять.
        - Было ли на теле или рядом что-то еще? - поинтересовался Адам. - Что-нибудь, показавшееся вам необычным? Что-то из траурных украшений или вуаль?
        - Нет, сэр, ничего такого я не видела.
        - И последний вопрос, Бесс. Это вы послали записки, побудившие нас с миссис Фордайс прийти на место преступления на следующее после убийства утро?
        Экономка уставилась на Адама непонимающим взглядом:
        - Что вы, сэр, не посылала я ничего! Я не чаяла побыстрее собрать вещички да уйти из этого дома. Мне ведь нужно было еще подыскать место, где можно спрятаться.
        Очутившись в уютном полумраке экипажа, Кэролайн в изнеможении откинулась на подушки. Она устала, но возбуждение после столь бурно проведенного вечера не оставляло ее. Голова кружилась и казалась слишком легкой, словно от вина. Тем не менее она изо всех сил старалась успокоиться и навести хоть какой-то порядок в мыслях.
        - Если Бесс права, то именно миссис Толлер убила Элизабет Делмонт, и причина преступления самая банальная - ревность. Причем ревность не профессиональная, а личная: она узнала, что любовник изменяет ей с другой.
        - Думаю, так оно и было, - отозвался Адам. - Тогда это Ирен Толлер оставила вуаль, разбитые часы и траурную брошь на месте преступления. Но вопрос, почему она это сделала, остается без ответа.
        - Возможно, эти вещи имели для нее какое-то особое значение. Но теперь мы сталкиваемся с другой загадкой: кто убрал их?
        - Может быть, тот самый загадочный любовник, который был одновременно и их деловым партнером. Если он пришел на свидание, заранее договорившись с миссис Делмонт, то он должен был найти все эти предметы около тела, как нашел их я. Он мог испугаться, что эти вещи вызовут у полиции повышенный интерес и каким-то образом выведут на него. Полицейские неизбежно начали бы задавать вопросы...
        - Которые могли бы привести к серьезным разоблачениям! - подхватила Кэролайн.
        - На данный момент такой вывод представляется мне единственно правильным и логичным.
        - Что вы собираетесь делать теперь? - Молодая женщина с трудом подавила зевок. Усталость брала свое - веки ее слипались.
        - Я собираюсь отвезти вас, домой, а потом вернуться к себе и поспать. Нам обоим нужен отдых. Ночь была длинной и весьма бурной.

        Глава 36

        На следующий день после обеда Хардести получил ответ от Бассингторпа. Старый мошенник соглашался встретиться с ним и назначил ему свидание в предместьях Лондона. Дом, где гравер ждал Адама, оказался затерянным в длинном и извилистом переулке, у которого даже не было названия. Впрочем, само здание выглядело вполне прилично.
        Когда Адам прибыл наместо, Бассингторп внимательно оглядел его сквозь очки и вздохнул.
        - Я старею, знаете ли, - проворчал он. - Глаза уже не те... теперь большую часть тонкой работы делает мой внук: у Мальчика талант. Хороший паренек.
        - Но вы же, наверное, руководите делом? - предположил Адам.
        - Само собой! - Мошенник фыркнул. - В нашей профессии приходится полагаться только на себя. Вдалбливаю это своим внукам. Вот моя младшая внучка - светлая голова, правда, не совсем в нашу породу. Рисовать не умеет совершенно, зато отличный нюх на цифры. А главное - достаточно здравого смысла, чтобы избегать неприятностей.
        - Значит, теперь печатает бумаги ваш внук? - спросил Адам.
        - Да, - гордо кивнул старик. - И прекрасно с этим справляется. Говорю это вовсе не потому, что он мне родня. Мальчик так же хорош, как я был в его возрасте.
        - Меня интересует один из ваших клиентов, - приступил к делу Адам. - Помнится, прежде вы всегда очень осторожно относились к людям, которые хотели сделать у вас заказ.
        Бассингторп, польщенный похвалой, поднял палец и тоном лектора принялся вещать:
        - Первое правило успеха в любой профессии - нужно знать, кто твой клиент. Тот, кто жадничает и хватается за любое предложение, заканчивает свои дни в тюрьме.
        - У меня есть основания полагать, что человек, заказавший вам сертификаты акций, - убийца. Не так давно он убил женщину-медиума по имени Ирен Толлер.
        - Вы уверены? - Бассингторп нахмурился.
        - Я еще веду расследование, а потому не рискну утверждать наверняка.
        - Что ж. - Бассингторп задумался. - Опыт общения с людьми у меня большой... да вы и сами знаете. Так вот, этот тип не показался мне убийцей. Скорее уж он походил на делового человека.
        - Возможно, вы правы. Но тем не менее этот человек - звено в цепи расследования, а потому мне очень нужно разыскать его.
        - Не думайте, что я не помню добра. В прежние времена вы меня не раз выручали, так что теперь и я с радостью помогу вам.
        - Благодарю вас, сэр. - Адам подался вперед. - Мне нужен человек, который сильно хромает при ходьбе и носит пышные бакенбарды.
        Бассингторп захихикал:
        - Точно-точно, он и ко мне заявился в таком виде. Но я стреляный воробей и принял обычные меры предосторожности. Мы встретились в чужом доме, так что адреса моего он не знает, а потом, когда мы обо всем договорились, я поручил одному из своих ребят проследить за ним.
        - И?.. - Адам едва сдерживал нетерпение.
        - Мальчик показал себя молодцом. Его зовут Гарри, и он из тех же мест, где родились вы сами. А уж кто, кто мальчишка, выросший на этих улицах, может проследить за человеком и остаться незамеченным!
        - Что же узнал Гарри?
        - Этот тип оказался неплохим актером. Он хромал до самого дома. Устал, должно быть. Впрочем, при его ремесле актерские данные необходимы...
        - Чем же он занимается?
        - Как ни смешно, он занимается исследованиями умственных способностей и всяких там необыкновенных возможностей. Хитрая бестия, доложу я вам! Не так давно он устроил для полиции настоящее представление. Заявил, что поможет им поймать преступника, который убил медиумов.
        - Прошу вас, входите, миссис Фордайс. - Дэруард Рид распахнул дверь в маленький тесный кабинет и широким жестом указал на стул. - Благодарю вас за то, что нашли время встретиться со мной. Я ценю это, так как понимаю, что вы очень занятая женщина. Ваши романы и другие... э-э... дела. - Он вдруг покраснел. - Теперь, когда вы... м-м... дружны с мистером Хардести, у вас появилось много новых забот. Визиты и все такое.
        - Вы правы. - Кэролайн села, оправила тяжелые складки темно-зеленого платья и сделала вид, что не заметила неловкости Рида. Женщине; которая завела роман с богатым и достаточно известным в обществе человеком, приходится привыкать к подобным моментам. Она улыбнулась и продолжала: - Я была приятно удивлена, получив ваше письмо. Для меня весьма лестно, что вы так интересуетесь моим творчеством.
        - О да, конечно! Я большой поклонник вашего таланта... Могу я предложить вам чаю? - Рид усердно изображал гостеприимного хозяина.
        - Благодарю вас.
        Пока он готовил чай, Кэролайн не без любопытства оглядывала кабинет. Чем-то он напоминал кабинет Спраггета; здесь тоже имелось огромное количество бумаг, книг и разнокалиберных папок. Одна полка была целиком занята подшивкой старых номеров «Нью дон».
        На стене висел портрет королевы.
        - Моя жена Сара очень увлекалась чтением романов, - неожиданно сказал Рид, водружая перед Кэролайн чашку чая. - Уверен, ей понравились бы ваши произведения. Не знаю, известно ли вам, что моя жена была медиумом и обладала уникальными психическими способностями. К несчастью, я потерял ее несколько лет назад. Какой-то негодяй, чудовище, напал на нее, когда она гуляла по парку недалеко от нашего дома... Это случилось на следующее утро после нашей свадьбы.
        - Примите мои соболезнования, мистер Рид.
        - Благодарю вас. С тех пор я живу лишь одной мыслью, одно желание руководит всеми моими помыслами: мне нужно поговорить с Сарой. Я хочу, чтобы она ответила мне из иного мира, куда ушла столь безвременно. Не побоюсь сказать, что в этом заключается смысл моей жизни.
        - Вот как, - пробормотала Кэролайн, чувствуя, как холодок неприятной змейкой пробирается по спине.
        Рид обвел рукой кабинет, включив в этот жест и всю мрачную громаду здания, в недрах которого они находились.
        - Этот дом был частью унаследованного ею имущества. Видите ли, моя жена происходила из богатой семьи. После ее кончины я остался жить и работать здесь, ибо мне всегда казалось, что духу проще вернуться в те места, которые он помнит, где он обитал при жизни человека.
        - Понимаю.
        - Но годы шли, а Сара не давала о себе знать. Тогда я посвятил все свои силы исследованиям природы человека, его способностей. Я создал Общество исследований возможностей человеческого разума и всячески поощрял медиумов и других неординарных людей развивать и изучать свой талант. Я продолжаю надеяться, что найдется человек, обладающий незаурядными способностями, который поможет мне получить ответы на вопросы, продолжающие меня терзать.
        - Ваш вклад в изучение необычных и сверхъестественных способностей человека трудно переоценить, - вежливо отозвалась Кэролайн. Разговор был тягостным, и она, пытаясь хоть немного восстановить душевное равновесие, сделала еще глоток крепчайшего чаю, который приготовил мистер Рид. Молоко и сахар немного смягчили напиток, и все же он был не слишком приятен на вкус.
        Рид сел за стол. Его широкие ладони легли на столешницу, и молодая женщина обратила внимание на траурные запонки, выполненные из черного янтаря и серебра.
        - Все, что я делал после смерти Сары, было подчинено единственной цели - установить с ней хоть какой-то контакт, получить ответы на вопросы, которые не дают мне покоя, - говорил мистер Рид. - Но все мои усилия оказались бесплодными. Никому не удалось вызвать дух Сары из небытия.
        - Возможно, на то имеются свои причины. Есть неподвластные нам силы, высшая воля, которая решает за людей в подобных делах. - Кэролайн, как могла, старалась утешить несчастного вдовца.
        Но Рид нахмурился и возразил:
        - Будь это и в самом деле так, медиумов бы просто не существовало. Но они есть! И моя Сара была медиумом... Она обладала потрясающими, выдающимися возможностями. Уверенность в ее необыкновенном даре дает мне силы продолжать изучение сверхъестественных способностей других. Я ни минуты не сомневаюсь, что рано или поздно найдется медиум, который сможет пробиться к ней сквозь вуаль, разделяющую наши миры. И когда это случится, я встречусь наконец с Сарой. Я узнаю ответ... И не только это! Я докажу всему миру, что изучение возможностей человеческого разума не просто блажь, это наука, имеющая право на существование. И наука не менее важная для общества, чем какая-нибудь физика или химия!
        - Я знаю, что вы не одиноки в своей вере. - Кэролайн помедлила. - Многие разделяют подобную точку зрения. И я от всей души желаю вам добиться успеха. Но мне показалось, вы пригласили меня сегодня, чтобы обсудить вопрос, не связанный с потусторонним миром? Это что-то материалистичное?
        - Не совсем так, мадам. Я много думал о том, каким образом расширить аудиторию, читающую «Нью дон», а также привлечь новых членов в наше общество. У меня есть теория, согласно которой успех тем ближе, чем больше людей принимает участие в его поисках.
        - Вполне логично.
        - Мне пришла в голову следующая идея: если «Нью дон» напечатает ваш роман, то тираж газеты увеличится, общество получит новых членов, среди которых - будем надеяться - найдутся и талантливые медиумы.
        Кэролайн нервно сглотнула. Горло казалось шершавым и сухим. «Не хватало только простудиться», - с тревогой подумала она.
        - Я польщена вашим предложением, мистер Рид, но вы уверены, что мой роман подойдет для вашего журнала? Все же это скорее научное издание.
        - Вы сами сказали мне, что одним из персонажей вашей следующей истории станет могущественный медиум, а в действие не раз будут вмешиваться потусторонние силы. Именно поэтому я предлагаю вам контракт на публикацию вашего будущего романа на страницах «Нью дон». Он будет печататься эпизодами, как и предыдущие ваши произведения.
        Кэролайн отпила еще глоток чаю. Во рту прочно поселилась болезненная сухость, горло горело.
        - Это весьма заманчивое предложение, мистер Рид, - дипломатично сказала она.
        - Я прекрасно понимаю, что ваш нынешний издатель учитывает немалый успех, который снискали уже опубликованные произведения, и потому увеличит сумму контракта. Все, о чем я прошу, - сообщите мне его условия и позвольте предложить вам еще более выгодный контракт. Признаюсь, я никогда не имел дела с подобными авторами и не знаю, какую сумму вы рассчитываете получить. Но, уверяю вас, мои средства не так уж малы. Поэтому мне бы хотелось надеяться, что мы с вами сможем прийти к взаимовыгодному соглашению.
        В дверь кто-то робко постучал.
        - Что такое, Миллер? - Рид не смог скрыть своего недовольства помехой, внезапно прервавшей их разговор.
        Дверь открылась, и на пороге возник молодой человек незапоминающейся наружности. Он неловко поклонился Кэролайн и смущенно откашлялся.
        - Простите, что прерываю, сэр, но вы сами просили предупредить вас, если приедет мистер Элсуорт.
        - Элсуорт? Он здесь?
        - Да, сэр, и он желает обсудить приготовления к демонстрации, которая состоится сегодня вечером. И потом прием... Он решил внести некоторые изменения в программу...
        - Как это некстати! - Рид поднялся на ноги. - Еще только три часа. Мы с ним договаривались встретиться в четыре.
        - Попросить его вернуться попозже?
        - Нет-нет, это невозможно: Он обидится, и Бог знает, что из этого выйдет! Он привлекает на свои сеансы такое количество великосветской публики, что приходится мириться с его капризами. Элсуорт нам необходим. Вы ведь знаете, какой это вспыльчивый человек!
        - Да, сэр, - прошелестел мистер Миллер.
        - Миссис Фордайс, вы простите меня, если я отлучусь на пару минут? - Рид застыл подле Кэролайн и смотрел на нее умоляющим взглядом. - Элсуорт непростой человек, и мне необходимо лично выслушать его пожелания.
        - Я все понимаю, - отозвалась Кэролайн. Она слушала причитания Рида вполуха, поглощенная и встревоженная собственными ощущениями. Ее вдруг охватил озноб, а к горлу подкатила тошнота. Но приступ быстро прошел, и она неуверенно сказала: - Возможно, нам стоит продолжить этот разговор в другой раз...
        - Нет-нет, умоляю, дайте мне всего несколько минут. Дождитесь меня здесь.
        И прежде чем Кэролайн успела придумать повод для того, чтобы распрощаться, Рид выскочил из кабинета, подталкивая перед собой растерянного мистера Миллера. Дверь за ними закрылась.
        Некоторое время молодая женщина сидела неподвижно и глубоко дышала, надеясь, что желудок успокоится и ощущение дурноты пройдет окончательно. Взгляд ее остановился на полупустой чашке со сладким горьковатым чаем, и строки, написанные ею не так давно, всплыли в памяти:
        «Вы не отдаете себе отчета в своих действиях... Мне кажется, вас отравили...»
        «Невозможно», - сказала она себе. Нужно взять себя в руки и не позволять воображению заходить слишком далеко. Тем более что у Рида нет никаких причин желать ей зла.
        Тем не менее молодая женщина чувствовала, что с ней творится что-то странное. Больше всего на свете ей сейчас хотелось добраться до дома, свернуться калачиком на кровати и спать, спать, спать... Кэролайн понадобилось собрать все силы, чтобы подняться со стула. Несколько секунд она потратила на то, чтобы обрести равновесие и усмирить вновь взбунтовавшийся желудок. Переждав приступ дурноты с плотно зажмуренными глазами, Кэролайн наконец осмелилась взглянуть на белый свет, повернулась к двери... и тут она увидела ее. Фотография висела на стене рядом с дверью, и прежде у посетительницы не было возможности се видеть.
        С портрета на Кэролайн смотрела девушка в элегантном платье. Длинная вуаль обрамляла красивое, но удивительно печальное лицо. Казалось, девушка не ждала от будущего ничего, кроме несчастий и боли, такой грустный у нее был вид.
        - Должно быть, ты и есть Сара Рид, - прошептала Кэролайн. - Ты в самом деле была медиумом и смогла проникнуть сквозь вуаль, скрывающую потусторонний мир от нас, смертных?
        Вуаль... это слово всколыхнуло что-то в памяти. И портрет... Кто рассказывал ей об этом?
        Волосы Сары уложены в прическу, модную лет десять назад. Похоже, она была блондинкой. Очень красивые волосы... Но почему это кажется сейчас таким важным?
        Не чувствуя ног, Кэролайн сделала несколько шагов и остановилась перед портретом. Ей было трудно сконцентрироваться на деталях, но она упорно заставляла себя думать. На Саре белоснежное платье и вуаль. Что же здесь необычного? Моду на белые подвенечные платья ввела королева Виктория, которая именно в таком наряде выходила замуж за своего ненаглядного Альберта. Не склонные следовать моде и сейчас выбирают другие цвета, но белый по-прежнему весьма популярен. Кэролайн наклонилась и заметила брошь, приколотую к корсажу платья. Это была брошь, покрытая черной эмалью.
        Ледяная рука страха сжала сердце молодой женщины. Мысли ее пребывали в смятении, и все же ей удалось вспомнить, что это Адам рассказывал про траурную брошь, найденную им на платье убитой Элизабет Делмонт. А еще он говорил, что к броши была прикреплена фотография молодой женщины, одетой в свадебное платье с длинной вуалью. И локон светлых волос обрамлял фотографию.
        Боже, так это она! Сквозь спутанное сознание в мозг Кэролайн проникла совершенно четкая мысль: нужно немедленно выбираться отсюда.
        И тут дверь кабинета распахнулась.
        - Миссис Фордайс. - Рид стоял на пороге, с тревогой и участием вглядываясь в ее лицо. - С вами все в порядке?
        - Нет. Прошу меня извинить, но я вдруг почувствовала себя плохо. - Кэролайн шагнула к выходу. - Мне нужно домой.
        - Позвольте мне помочь вам.
        Он закрыл дверь и шагнул к ней, протянув руки.
        - Нет! Не прикасайтесь ко мне, - прошептала Кэролайн, пытаясь отпрянуть в сторону.
        - Но я хочу помочь вам.
        - Нет! Я ухожу...
        Но комната вдруг закружилась перед ее глазами, и тьма наползала со всех сторон, мешая видеть. Кэролайн шарила вокруг, надеясь опереться на спинку стула. Однако силы изменили ей, и она стала опускаться на пол.
        - Не беспокойтесь, миссис Фордайс. Я позабочусь о вас.
        Рид подхватил ее на руки. В этом невысоком плотном человеке скрывалась недюжинная сила. Кэролайн хотела закричать, позвать на помощь, но тьма сомкнулась, поглотив ее сознание, и молодая женщина вдруг попала в странный мир - не сон и не явь. То ли транс, то ли греза. Серый туман колыхался вокруг, иногда сквозь него смутными и невразумительными фрагментами проступала реальность. «Может, я уже по другую сторону вуали? - подумалось ей.

        Глава 37

        Адам ждал. Словно хищник в ожидании заранее намеченной жертвы, затаился он в сумраке изысканно меблированной комнаты и терпеливо сносил скуку ожидания. Незадолго до шести часов в замке повернулся ключ. Вскоре Элсуорт вошел в комнату и направился к ближайшей лампе.
        Адам неслышно приблизился сзади, схватил мужчину за ворот и впечатал его в стену. Тот не ожидал нападения, потерял равновесие и рухнул на пол. Он попытался встать, но Адам предупредил:
        - Если шевельнете хотя бы пальцем, я его тут же сломаю.
        - Хардести? Какого черта? - Элсуорт замер на полу. - Что вам здесь нужно?
        - Я по поводу двух убийств и пропавшего дневника. - Адам не спеша зажег лампу. - Пришел потолковать с вами.
        - Вы рехнулись, сэр? Как вы смеете врываться в мой дом и обвинять меня в чем-то? С чего вы взяли, будто я имею отношение к этим убийствам?
        - У меня множество вопросов о смерти Элизабет Делмонт и Ирен Толлер. Я хочу, чтобы вы рассказали мне все, что вам известно. И быстро.
        - Да я едва знал этих мошенниц! Я не имею ровным счетом никакого отношения к их гибели - и вам никогда не доказать обратного! А теперь уходите, пока я не позвал констебля. У меня сегодня прием и важная демонстрация в Уинтерсетт-Хаус. Мне нужно время, чтобы подготовиться.
        - Если вы откажетесь отвечать на мои вопросы, вы не только не попадете на сегодняшний прием, но я постараюсь сделать так, чтобы ваша карьера в качестве модного в Лондоне медиума закончилась, причем уже сегодня вечером.
        - Вы угрожаете мне, сэр? - Элсуорт все никак не мог поверить в серьезность намерений своего странного гостя. - Вы угрожаете моей жизни?
        - Пока я угрожаю лишь вашему благополучию. Но все может измениться буквально в считанные минуты.
        - Ба! - Элсуорт несколько расслабился и даже ухмыльнулся. - Неужели вы всерьез полагаете, что ваши доводы смогут подействовать на людей, которые желают верить в чудеса? В таком случае вы просто болван. Обыватели обожают волшебников, а на данный момент я самый популярный медиум в городе. Людям угодно так думать, и потому это правда.
        - Вы не поняли меня, Элсуорт. Я имел в виду не фокусы медиума или волшебника. Я имел в виду ваши финансовые махинации.
        Адам взял со стола конверт и, открыв его, высыпал на ковер акции фирмы «Дрексфорд и К°».
        - Где вы это взяли? - Элсуорт мрачно смотрел на красиво отпечатанные бумаги.
        - В нижнем ящике вашего стола.
        - Послушайте, почему вы решили, что я должен что-то знать об этих акциях?
        - Гравер, который изготовил их по вашему заказу, мой старый приятель, - пояснил Адам. - Это очень осторожный человек, и после того, как вы заключили сделку, он велел своим людям проследить за вами. Видите ли, ему нравится знать, с кем он имеет дело. Это дает ему некую уверенность в собственной неуязвимости.
        - Ах, старый мошенник, - поморщился Элсуорт. - Надо было догадаться, что он может выкинуть что-то в этом роде. Впрочем, вам это вряд ли поможет. Он не станет свидетельствовать против меня. У него и самого есть, что скрывать от закона, так что...
        - А мне и не нужны свидетельства очевидцев, чтобы разрушить вашу карьеру. Вы, похоже, не понимаете, что я могу справиться с вами без помощи закона.
        - О чем это вы толкуете? - Элсуорт с тревогой разглядывал Хардссти.
        - Я просто расскажу вашу историю репортерам. Они будут визжать от восторга, описывая финансовые махинации, при помощи которых вы обирали людей. Да еще в компании с двумя женщинами, которые погибли насильственной смертью.
        - У вас нет никаких доказательств. - Голос Элсуорта потерял прежнюю силу.
        - О, вы не хуже меня знаете, что, когда речь идет о сенсации, газеты не заботятся о таких пустяках, как доказательства. Главное - броские заголовки, скандальные статьи и растущий тираж. Однако должен предупредить, газетная шумиха будет наименьшей из ваших неприятностей.
        - В каком смысле?
        - Позвольте напомнить вам, что я занимаю довольно высокое положение в свете, мягко сказал Адам. - Я наследник Уилсона Грендона и родственник графа Саутвуда. Меня, возможно, тоже ждет незавидная судьба, если сведения из дневника попадут в руки сплетников, но, прежде чем со мной будет покончено, я успею сделать так, что все двери, открытые для вас сейчас, захлопнутся, причем с такой силой, что эхо будет слышно по всей Англии. Вас не пустят на порог ни одного приличного дома.
        Некоторое время Элсуорт молча обдумывал перспективы.
        - А чего, собственно, вы хотите? - спросил он наконец.
        Адам взял в руки дневник Мод, который забрал из тайника под кроватью, и спросил:
        - Удовлетворите мое любопытство: где вы его нашли? Я той ночью обыскал дом миссис Делмонт весьма тщательно.
        - Я знал ее лучше, чем вы, сэр. Она даже считала меня коллегой - подумать только! Как-то я поинтересовался некоторыми трюками, и она устроила мне экскурсию по потайным местам своего дома. Там была куча всяких тайничков и забавных устройств. Элизабет ими очень гордилась. - Элсуорт хмыкнул. - Думаю, дама пыталась произвести на меня впечатление. Впрочем, надо отдать ей должное, она была значительно умнее многих ее товарок. Элизабет оборудовала зал, где проводила сеансы, секретными шкафами и отделениями. В одном из них я и нашел дневник.
        - Я его, к сожалению, пропустил, - пробормотал Адам. - Найди я тетрадку в ту ночь, в моей жизни не случилось бы многих неприятностей. Но для чего вы стали искать этот дневник?
        - Элизабет рассказала мне, что не так давно к ней в руки попала тетрадь, которая является прекрасным орудием шантажа. Говоря это, она была в полнейшем восторге. Как я уже говорил, Элизабет хотела, чтобы я воспринимал ее как равную, а не как шарлатанку, промышляющую остатками с барского стола. Обнаружив тело, я решил, что имеет смысл поискать эту столь многообещающую тетрадь. Скажу вам честно, я тоже собирался поживиться.
        - И вы нашли дневник.
        - Да. Но когда я прочел его, то решил, что не стоит связываться. Мне показалось, что это небезопасно.
        - Почему же вы пришли к такому выводу?
        - Я зарабатываю на жизнь, используя свой ум, - сухо пояснил Элсуорт. - И потому не могу позволить себе быть дураком. Я не хотел рисковать, пытаясь шантажировать такого могущественного и опасного человека, как вы, Хардести. Но вы начали расследовать убийства, и мне все же пришлось рискнуть. Я знал, что, продолжая копать, вы неминуемо наткнетесь на мои финансовые операции.
        - И тогда вы послали ту пару бродяг, которые должны были передать мне некое послание, не так ли?
        - Я занервничал. Дневник был моей единственной защитой.
        - Ну хорошо, с дневником мы разобрались, - сказал Адам. - Но почему вы забрали брошь и вуаль?
        - Брошь? Вуаль? - Элсуорт в недоумении уставился на собеседника.
        - Вуаль, которая пропиталась кровью миссис Делмонт. И траурную брошь, отделанную черной эмалью. Там была фотография молодой женщины в подвенечном платье с вуалью. И локон белокурых волос.
        - Вы уверены? - Элсуорт смотрел на Хардести расширившимися глазами.
        - Абсолютно. Когда я нашел тело Элизабет Делмонт, лицо ее закрывала вуаль, а на груди поверх корсажа лежала брошь. Я больше чем уверен, что Толлер намеренно обставила сцену преступления именно таким образом, но я совершенно не понимаю, почему она это сделала.
        Голос Элсуорта зазвучал напряженно, из него совершенно исчезла та наглость, с которой он отвечал на вопросы о дневнике и финансовых махинациях:
        - Я несколько раз бывал в кабинете Дэруарда Рида в Уинтерсетт-Хаус. Там на стене висит портрет молодой женщины.
        - И что?
        - Боюсь, все гораздо хуже, чем вам кажется.
        Прошло совсем немного времени, и Адам уже стучал в дверь дома на Корли-лейн. Миссис Пламмер открыла ему и заметно растерялась, когда Адам заявил, что желает видеть Кэролайн.
        - Она ушла после обеда, сэр. Получила письмо от мистера Рида из Общества исследователей... Как же их, Господи, ну вы же знаете! Письмо с предложением обсудить контракт на публикацию се нового романа. Я думала, что она скоро вернется, но ее до сих пор нет. Видимо, дела задержали.
        Адам заставил себя выглядеть спокойным, хотя сердце его болезненно сжалось от дурного предчувствия.
        - Кто-нибудь из пожилых леди дома?
        - Нет, сэр. Они отправились на ужин к друзьям. После ужина леди будут играть в карты и вернутся поздно. Что-то случилось, мистер Хардести?
        - Нет-нет. Все прекрасно, миссис Пламмер.
        Адам всегда лгал легко, однако сейчас ему почему-то стало страшно.

        Глава 38

        Очень нескоро Кэролайн вернулась в реальный мир. Она открыла глаза и уставилась в темный потолок. Прислушалась к своим ощущениям. Тошнота прекратилась. Молодая женщина села и вдруг вспомнила, как Рид на руках принес ее в комнату и опустил на кровать. Страх и отвращение сдавили горло. Что могло случиться, пока ее сознание блуждало по морю серого тумана?
        Кэролайн быстро вскочила с кровати и ощупала себя. Вздох облегчения походил на стон. Вся ее одежда была в порядке - чулки натянуты, нижние юбки на месте. Это вселяло некоторую уверенность. Она постаралась сосредоточиться и оживить смутные воспоминания. Туман, в котором она пребывала бог весть сколько времени, местами редел, и тогда сквозь него прорывались клочки реальности. Нет, если бы Рид что-то с ней сделал - или попытался сделать - она бы это запомнила. Видимо, несколько глотков отравленного чая не оказали на ее организм серьезного воздействия, и она не лишилась сознания окончательно. Да, теперь Кэролайн вспомнила. Рид не просто уложил ее на кровать, но и расправил юбки, целомудренно прикрыв ноги. Несколько успокоенная, Кэролайн оглядела полутемную спальню.
        Нужно выбраться отсюда, пока не вернулся Рид. Она бросилась к двери, смутно надеясь, что та окажется не заперта, но надежды ее разбились в прах - плотно закрытая дверь не подалась. Кэролайн приложила ухо к замочной скважине и прислушалась. До нее доносились отголоски праздника: людской гомон и музыка. Прием в честь Джулиана Элсуорта начался.
        Кэролайн бросилась к окну. Здесь ее ждало еще большее разочарование: рамы оказались наглухо забиты гвоздями. Сквозь стекло, обрамленное тяжелым деревом, она разглядела огромный запущенный сад. Комната располагалась в задней части дома. Трава, кусты и темные строения вдалеке казались серебристыми из-за тумана.
        К тому же расстояние до земли оказалось пугающе большим. Комната находилась на верхнем этаже огромного старого особняка Уинтерсетт-Хаус. Кэролайн прекрасно помнила свое первое впечатление от этого дома: толщиной стен и мрачностью он напомнил ей средневековый замок. И теперь это воспоминание породило неутешительный вывод: кричать бесполезно. Никто не услышит и не придет на помощь.
        Смятение холодными пальцами коснулось ее души, но Кэролайн не желала сдаваться без борьбы. Луна давала немного света, и она принялась тщательно осматривать комнату. Кровать, гардероб и стул. Обстановка вполне спартанская. Ни свечей, ни ламп в комнате не оказалось. Женщина распахнула гардероб и едва сдержала крик. Бог знает почему, она ожидала, что он окажется пустым. Но в гардеробе висело платье. Одно-единственное. Белое.
        Кэролайн вытащила платье и уставилась на несовременный наряд из белого атласа. Этот корсаж... Сомнений нет - перед ней свадебное платье Сары Рид. Белая длинная вуаль отыскалась на одной из полок. Она была аккуратно сложена. Кэролайн взяла кружева в руки и едва не уронила: на вуали виднелись пятна засохшей крови. В ящике гардероба Кэролайн нашла траурную брошь из черной эмали и пару белых перчаток.
        В изнеможении женщина опустилась на стул. Рано или поздно Рид вернется. Ей нужно придумать какой-то план. Она вдруг вспомнила слова Адама о том, что расследование нужно вести, опираясь на суть проблемы, потому что... потому что все остальное - трюки, призванные отвлечь внимание от главного... Вот она, ее единственная надежда. Трюк. Она должна отвлечь врага, обманув его.

        Глава 39

        Адам и Элсуорт, облаченный в вечерний костюм, ехали в Уинтерсетт-Хаус.
        - Нужно отвлечь внимание противника, - говорил Адам. - Вы обеспечите эту часть. Думаю, вам нет равных в подобных делах.
        - С вашего разрешения я приму эти слова как комплимент. - Элсуорт поправил белый галстук-бабочку. - Сделаю все возможное, но хочу вам напомнить, что даже самый талантливый фокусник может добиться успеха лишь в том случае, если публика желает быть обманутой. Я не могу отвечать за Рида. Тот вполне может уйти с демонстрации, если решит, что его ждут более важные... э-э... дела. И если он обнаружит, что вы обыскиваете дом, - не могу предсказать его поведение.
        - Играйте свою роль хорошо. - Адам провел рукой по пиджаку. Знакомое ощущение кожаных ножен, спрятанных во внутреннем кармане, вселяло уверенность. - А о себе я позабочусь сам.
        - Ну и прекрасно.
        Элсуорт подтянул перчатки, подхватил плащ и легко выпрыгнул из экипажа. У входа в здание он вдруг помедлил и, повернувшись к Адаму, сказал:
        - Можете мне не верить, Хардести, но я действительно желаю вам удачи. Мне чертовски нравятся романы миссис Фордайс, и я не смогу спать спокойно, если не узнаю, чем же закончилась история о «Таинственном джентльмене».
        - Тогда я прошу вас устроить сегодня потрясающую демонстрацию. Она должна захватить публику. Сделайте так, чтобы зрители забыли обо всем.
        Элсуорт склонил голову в поклоне и, повернувшись, направился к огням, которыми сиял парадный подъезд большого особняка.
        Адам остался в экипаже. Он смотрел на темные окна верхних этажей Уинтерсетт-Хаус и думал о том, что если Рид действительно похитил Кэролайн, то он прячет ее именно здесь - в этом огромном доме, который больше всего похож даже не на замок... а на склеп.
        Мысль о похищении трудно было назвать утешительной, но другие варианты были еще хуже, и Адам просто запретил себе думать о них. Логично предположить, что Рид не убьет женщину до тех пор, пока не достигнет своей цели... какова бы она ни была. Сегодняшняя демонстрация Элсуорта как нельзя кстати. Для Дэруарда Рида это весьма важное мероприятие, и Хардести очень надеялся, что глава общества исследований возможностей человеческого разума целиком посвятит себя работе и будет выполнять обязанности хозяина и распорядителя до окончания приема.
        Адам взглянул на подъезд. Элсуорт уже исчез за огромными дверями. Адам выбрался из экипажа, расплатился с кучером и шагнул в узкий переулок, примыкающий к штаб-квартире общества. Тьма поглотила его, скрыв от посторонних глаз.
        Он оказался в узком проулке, откуда дом, нависающий серой громадой, казался еще массивнее и больше. Темные окна слепо взирали на Адама. Где-то там его ждет Кэролайн. Он чувствовал ее страх. Нужно торопиться.
        Адам быстрым шагом двинулся вперед и довольно скоро уперся в высокую каменную стену, которая окружала сад особняка. Легко преодолев препятствие, он с удовлетворением отметил, что прежние навыки остались при нем, хотя прошло уже несколько лет с тех пор, как он штурмовал последнюю садовую ограду.
        Кэролайн провела руками по белому платью. Десять лет назад в моде были специальные чехлы, придававшие юбкам форму колокола. Такой чехол больше всего походил на клетку для канареек и надевался под платье. Без него юбки выглядели слишком просторными, словно платье было велико... Но сейчас так даже лучше. Чехол стал бы сильно стеснять движения, и ей ни за что не удалось бы залезть в гардероб.
        Кэролайн осторожно прикрыла дверцу, оставив узкую щелочку. Теперь она могла видеть больше чем половину спальни с частью кровати. Когда Рид войдет в комнату, ей надо постараться и рассчитать все правильно. Шанс на побег будет только один... Если он вообще будет.
        Кэролайн ждала. Ей казалось, что она провела полжизни в этом узком темном пространстве, хотя умом она понимала, что едва ли прошло больше часа. Нужно быть терпеливой. Нельзя расслабляться. Рид может вернуться в любую минуту. А может не появиться еще несколько часов.
        Ожидание в утробе гардероба оказалось не таким простым делом. Оно потребовало не только выдержки, но и большого физического напряжения. В целом Кэролайн оправилась от действия снадобья, хотя ее чувства и ощущения были еще не совсем адекватны. Звуки, доносившиеся с нижнего этажа, иногда принимали почти осязаемую форму и накатывались на нее как теплый морской прилив. Потом все вокруг вдруг начинало казаться зыбким, словно это и не реальность вовсе, а дурной сон. Сделай усилие - и проснешься дома, в своей постели. «Может, это оттого, что я надела платье убитой женщины?» - с содроганием думала Кэролайн.
        Она то ли задремала, то ли впала в забытье, из которого ее выдернул резкий металлический звук. В замке поворачивался ключ. Тело женщины моментально покрылось липким потом, а сердце бешено заколотилось от страха.
        «Я должна успокоиться, - сказала себе Кэролайн. - И не забыть придерживать юбки, чтобы они не помешали бежать. Если я упаду, как три года назад, то второго шанса у меня не будет. Он убьет меня».
        Сквозь щелку в дверце гардероба она видела, как со скрипом отворилась тяжелая дверь и на пол упал светлый круг от лампы.
        - Вы уже проснулись, миссис Фордайс? Прием внизу в самом разгаре. Элсуорт сегодня превзошел самого себя. Сейчас он центр внимания присутствующих, и я смог улучить минутку, чтобы проведать вас. Лекарство, которое мне пришлось использовать, иногда оказывает довольно неприятное действие.
        Рид вошел в комнату, не озаботившись закрыть за собой дверь. В одной руке он держал лампу, в другой - пистолет.
        - Все еще во власти Морфея? - Он сделал шаг к кровати и повыше поднял лампу. - Или просто притворяетесь? Да это и не важно. Скоро все кончится...
        Мужчина подошел к кровати почти вплотную и неожиданно остановился. Кэролайн затаила дыхание. Как и Рид, она смотрела на складки пышного темно-зеленого платья, освещенные дрожащим светом лампы... Она постаралась свернуть простыни и подушки так, чтобы максимально повторить контуры тела, и засунула их в платье. Но обман, незаметный даже с небольшого расстояния, вблизи становился очевидным.
        - Какая жалость, что вы позволили Хардести соблазнить себя, не подумав об ожидающем вас грандиозном скандале. - Рид сделал еще шаг вперед. - Неужели вам абсолютно безразлична ваша репутация? Вы просто пошли на поводу у своей слабой женской сущности - так же как Сара. Я не могу описать вам мое разочарование и ярость, когда в нашу первую ночь, в ночь после свадьбы, я обнаружил, что моя жена не ангел и не образец чистоты. Оказывается, у нее был любовник! Он умер. Но она никогда мне об этом не рассказывала. В день нашей свадьбы она приколола к корсажу траурную брошь, посвященную ему. Она приколола ее на свое прекрасное, белое подвенечное платье...
        Он был уже совсем рядом с кроватью.
        - Когда я понял, что обманут, гнев обуял меня. Думаю, это был какой-то темный дух из потустороннего мира... он вселился в меня и заставил сделать это. Он заставил меня взять шарф, обернуть им ее нежную шейку, а потом затягивать шарф... затягивать до тех пор, пока она не перестала...
        Рид вдруг умолк и, словно вернувшись из мира воспоминаний в настоящее, продолжил другим, будничным, тоном:
        - Потом я пришел в ужас от того, что совершил. Я был убит горем. Ну и конечно, мне нужно было избавиться от тела, чтобы никто не догадался, что именно произошло. Незадолго до рассвета я одел Сару в ее самое красивое платье и отнес в парк, расположенный напротив нашего дома. Брошь я оставил себе, а позже заменил портрет и прядь волос ее любовника на фотографию и локон моей жены. Но случилось то, чего я не предвидел. Сара стала преследовать меня...
        Теперь Рид смотрел прямо туда, где должно было находиться лицо лежащей женщины, но предусмотрительно высоко взбитая подушка мешала ему видеть что-то, кроме складок платья и белой пены постельного белья.
        - Вы та, кого я так долго ждал. Вы сумеете пробиться сквозь вуаль и поговорить с моей Сарой. И тогда я смогу наконец объяснить ей, что в ту ночь не владел собой... Я был одержим, а потому не виноват в том, что с ней случилось. Она все поймет и простит. И оставит наконец меня в покое!
        Мужчина откинул подушку, которая мешала ему видеть, и вскрикнул. Окаменев, он смотрел на платье, разложенное на кровати.
        «Пора, - поняла Кэролайн. - Лучшей возможности у меня не будет». Подхватив юбки белого платья, она распахнула дверцу гардероба, выскочила и побежала к двери.
        Рид повернулся на звук. Голос его прозвучал словно издалека:
        - Сара? Этого не может быть! Сара!
        Кэролайн выскочила за дверь и оказалась в полутемном коридоре. На одной из стен горел масляный светильник, и в его тусклых бликах она различила двери и бесконечный коридор, ведущий вправо и влево.
        Девушка заметалась, пытаясь разглядеть лестницу, но видела лишь запертые двери, уходящие в темноту. Сзади послышались шаги. Рид оправился от шока и начал охоту за беглянкой.
        - Сара, вернись!
        Необходимо было решить, в какую сторону бежать: направо или налево? Справа Кэролайн почудился блеск стекла в конце бесконечного коридора.
        Должно быть, это окно. Если там и нет главной лестницы, то вполне может оказаться лестница для слуг. И она побежала.
        - Сара, постой, нам нужно объясниться. Это не я убил тебя, дорогая! Я был одержим!
        Кэролайн бросила взгляд через плечо и увидела Рида, который догонял ее.
        - Скажи мне, что я должен сделать, чтобы ты оставила меня в покос? Твой дух преследует меня, я схожу с ума!
        Коридор наполнился грохотом. От стены брызнули щепки, и Кэролайн невольно шарахнулась в сторону. Окно уже близко, коридор почти кончился, а лестницы все нет. Может, попробовать какую-нибудь из дверей? Если ей удастся запереться в комнате, она выиграет немного времени.
        Но любая комната может оказаться новой ловушкой.
        - Сара!
        Грохот выстрела повторился, и окно впереди взорвалось осколками. Кэролайн остановилась. В душе ее шевельнулось отчаяние. И вдруг позади распахнулась одна из дверей, и она услышала голос Адама:
        - Стой, или ты покойник, Рид!
        - Хардести! - Рид остановился. Он был всего в нескольких шагах от Адама. То ли Кэролайн казалось, что все происходит неестественно медленно, то ли Рид действительно не спешил. Но дуло пистолета поднималось и поднималось, пока наконец не оказалось направленным в грудь Адама.
        - Нет! - закричала Кэролайн. Расстояние было слишком невелико, и она с ужасом поняла, что Рид не промахнется.
        Рука Адама, двигавшаяся почему-то в привычном темпе, сделала странный, плавный жест. Сталь блеснула в воздухе, и Рид вдруг дернулся и захрипел. Он успел выстрелить, но пальцы его уже разжались и пуля попала в стену. Тело безумца осело на пол. Адам ногой отшвырнул пистолет подальше и повернулся к Кэролайн:
        - Вы не ранены?
        Голос его все еще был полон холодной ярости, и Кэролайн поежилась.
        - Нет. - Она подобрала юбки и теперь медленно шла по коридору туда, где он стоял над телом поверженного врага. - Все в порядке. Он меня не тронул.
        Хардести, не двигаясь с места, протянул руку, и тогда Кэролайн побежала. Белое платье не стесняло движений, и через несколько секунд она оказалась в объятиях Адама, с радостью ощущая, как сильные руки мужчины сжимают ее тело, почти причиняя боль.
        Потом он отпустил ее и склонился над телом Рида. Кэролайн была уверена, что ее мучитель мертв, но, когда Адам перевернул его на спину, Рид застонал. Только сейчас молодая женщина увидела рукоять ножа, торчащую из его груди.
        Рид открыл глаза и посмотрел на Кэролайн. Глаза его уже туманила близкая смерть.
        - Все эти годы ты преследовала меня, - прохрипел он. - Теперь мы наконец встретимся там, за вуалью... моя Сара.
        Взгляд его потух, и он закрыл глаза.

        Глава 40

        На следующий день все собрались в библиотеке дома на Лакстон-сквер. Адам налил бренди Уилсону, Ричарду, Элсуорту и себе.
        Кэролайн, Джулия, Эмма и Милли ограничились чаем.
        Адам отнес графин на место и незаметно взглянул на Кэролайн. Под глазами у нее лежали тени, и напряжение вчерашнего вечера давало себя знать - женщина выглядела утомленной. Но глаза ее блестели: пережитый кошмар не сломил Кэролайн. Адам знал, что она быстро оправится от потрясения и тогда его ожидают новые сюрпризы и приключения.
        Хардести вздохнул. Те несколько минут, что он находился в коридоре Уинтерсетт-Хаус между Ридом и Кэролайн, будут сниться ему еще долго. Причем в кошмарных снах. Подумать страшно, что могло бы случиться, если бы он не набрел на ту лестницу или задержался на другом этаже.
        «Не нужно об этом думать, иначе можно сойти с ума», - остановил себя Адам.
        Он глотнул бренди, сел за письменный стол и сказал:
        - История получилась такой запутанной, потому что и Ирен Толлер, и Элизабет Делмонт имели связь не только с Элсуортом, но и с Ридом. Мистер Элсуорт создал своего рода деловое предприятие, и на него работали несколько медиумов, включая миссис Толлер и миссис Делмонт.
        - Но мое сотрудничество с ними было чисто деловым, - подал голос Элсуорт. - Я давно взял за правило не заводить интрижки с дамами, которые на меня работали. Практика показала, что романтические отношения вредят делам и ведут ко всякого рода осложнениям.
        - А вы знали, что Рид находился с этими дамами в гораздо более близких отношениях? - с любопытством спросила Кэролайн.
        - У меня были подозрения на этот счет, - признался Элсуорт. - В частности, меня удивило то, что Рид, который считал себя серьезным ученым, предоставил Ирен Толлер зал Уинтерсетт-Хаус для ее довольно любительски выполненных спектаклей с демонстрацией планшетного письма. Это было уж чересчур щедро, а потому подозрительно. Но я решил, что эта связь закончилась, так как Рид все больше внимания стал уделять миссис Делмонт.
        - А к вам он никогда не обращался с предложением провести сеанс с целью пообщаться со своей погибшей женой? - спросила Джулия.
        - Нет. - Элсуорт разглядывал бренди в своем бокале. - с самого начала дал понять, что ничем подобным заниматься не буду. Мой дар совершенно иного свойства.
        Ричард смерил медиума скептическим взглядом:
        - Позвольте задать вопрос, из чистого любопытства: сколько еще медиумов работают на вас, заставляя людей делать инвестиции?
        Элсуорт попытался принять вид независимый и обиженный одновременно и сказал:
        - Я не могу выдавать профессиональные секреты, сэр!
        - Мистер Элсуорт согласился вернуть деньги тем клиентам миссис Толлер и миссис Делмонт, которые успели передать ему свои сбережения. Не так ли, мистер Элсуорт? - Адам поднял глаза на медиума, и тот торопливо кивнул:
        - Да-да. - Печальный вздох вырвался из его груди.
        - Но если Толлер и Делмонт были мошенницами, а не настоящими медиумами, то почему к ним так благоволил Рид? - спросил Уилсон.
        Элсуорт презрительно сморщил свой аристократический нос и пустился в объяснения:
        - Рид был полным профаном и не мог отличить настоящего медиума от мошенника. Кроме того, он искренне верил в существование потустороннего мира и возможности связи с ним. Вы же помните, что он женился на медиуме? Само собой, он рассчитывал поживиться за счет приданого, но в сверхъестественные способности Сары он верил совершенно искренне.
        Адам с грохотом водрузил на письменный стол тяжелый том в кожаном переплете.
        - Это дневник Рида, - сказан он. - Сегодня утром я встречался с полицией в его кабинете, и мы нашли дневник в ящике стола. Похоже, Рида не слишком интересовали медиумы-мужчины. Он почему-то был уверен, что у женщины гораздо больше шансов вызвать дух его жены из потустороннего мира.
        - Он не одинок в своих убеждениях, - подал голос Элсуорт. - Многие специалисты, изучающие необычные способности, полагают, что женщины более талантливы в этой области. И преодоление вуали между нашим миром и миром духов дается им легче.
        Адам листал страницы, задерживаясь на именах и датах.
        - Похоже, Рид несколько лет действовал по одной и той же схеме. Он находил женщину-медиума, покровительствовал ей и непременно вступал с ней в близкие отношения, так как был уверен, что подобная связь благотворно сказывается на способностях женщины-медиума.
        - Да, я слышала о таком, - кивнула Кэролайн. - В обществе подобный вопрос обсуждался довольно часто.
        - После достаточно длительного периода подготовки Рид устраивал выбранной им женщине настоящую проверку в спальне Сары. Он был убежден, что дух Сары обитает именно в этой комнате. Если медиуму не удавалось добиться успеха, Рид начинал искать новую кандидатуру для своих целей.
        - Там, в этой комнате, он и убил Сару. В ночь после свадьбы, - прошептала Кэролайн.
        - Он все записал в дневнике, - подтвердил Адам. - Убедившись, что жена мертва, он надел на нее платье и вынес в парк, где тело и обнаружили на следующий день. Никто из слуг ничего не заподозрил, так как существует мнение, что на следующий день после брачной ночи молодая жена должна долго приходить в себя после пережитой травмы и потому может оставаться в своей спальне. Позже все решили, что она выскользнула из дома незамеченной с утра пораньше и отправилась на прогулку.
        Джулия в недоумении покачала головой:
        - Я не могу понять, почему женщины с такой готовностью бросались в объятия Рида. Он был не слишком симпатичным и начисто лишенным обаяния мужчиной. Тем не менее ни Толлер, ни Делмонт, ни другие медиумы не отвергли его.
        - Дело в том, что, вступая в связь с Дэруардом Ридом, женщина-медиум получала определенную выгоду, - пояснил Элсуорт. - Именно на нее проливался дождь щедрых пожертвований, которые поступали в фонд общества. Ей были обеспечены частые выступления в хороших залах, что поднимало ее репутацию и также увеличивало доходы.
        - Ну, это-то как раз понятно, - пробормотала Милли.
        - У нас ведь очень большая конкуренция, - заметил Элсуорт. - Особенно среди тех, кто начинает с азов.
        - Но Ирен Толлер совершила ошибку - она влюбилась в Рида, - продолжила повествование Кэролайн. - И, обнаружив, что он собирается бросить ее ради Элизабет Делмонт, она пришла в ярость и решила отомстить.
        - Думаю, ей было еще больнее оттого, что они с Делмонт были соперницами и в профессиональном смысле, - добавила Эмма. - Наверняка Толлер посчитала себя оскорбленной двойной изменой Рида.
        - Она прекрасно ориентировалась в Уинтерсетт-Хаус и бывала в спальне Сары, где проводила сеанс для Рида, пытаясь вызвать дух его жены, - подключился Адам. - Думаю, она выждала момент, когда Рида не было поблизости, пробралась наверх и взяла брошь и вуаль.
        - А в ту ночь, когда Ирен явилась к сопернице, она прихватила их с собой, - сказала Кэролайн. - Она оставила эти вещи на месте преступления, потому что они имели для нее огромное значение. Ведь они принадлежали женщине, которой был одержим Дэруард Рид.
        - А откуда взялись часы, которые нашли возле тела миссис Делмонт? - спросила Джулия. - Помните, о них еще писали в газетах?
        - Они принадлежали покойной, - объяснил Адам. - Это был подарок Рида. Должно быть, Толлер знала об этом и намеренно разбила часы. Я был первым, кто попал в дом Элизабет Делмонт, после того как его покинул убийца. И я видел всю мизансцену такой, как она была задумана, - вуаль, брошь и часы.
        - А потом приехал Рид, - подхватил цепочку повествования Уилсон. - Должно быть, он пришел в ужас, когда увидел на убитой брошь и вуаль своей жены. Полагаю, он сразу догадался, кто мог украсть вещи и убить женщину. Он забрал брошь и вуаль, но оставил часы, потому что они ничего для него не значили.
        - А последним явился я, - подал голос Элсуорт. - У меня была весьма насыщенная событиями ночь, и я пришел в дом к Элизабет лишь под утро.
        - И почему же вы решили нанести ей столь поздний визит? - с любопытством спросила Милли.
        - По некоторым признакам я пришел к выводу, что миссис Делмонт решила организовать свое собственное дело для извлечения денег из клиентов. Естественно, она кое-чему научилась у меня. Я решил немного припугнуть ее, чтобы она выбросила подобные мысли из головы. Тогда мы могли бы продолжить наше весьма плодотворное сотрудничество. Я нашел дверь открытой, прошел в гостиную и увидел тело.
        - И дневник Мод, - добавил Адам.
        Элсуорт небрежно махнул рукой и, слегка рисуясь, сказал:
        - Да, я не тот человек, который пройдет мимо такой прекрасной возможности заработать, поэтому я взял тетрадь. Но когда я прочел ее, у меня хватило ума понять, что это слишком рискованное предприятие, и я решил отказаться от идеи вытянуть из вас некоторую сумму.
        - Но было уже поздно, не так ли? - жизнерадостно спросила Милли. - Адам уже шел по вашему следу.
        Лицо Элсуорта приобрело весьма кислое выражение:
        - Я осознал размеры грозящей мне катастрофы, когда увидел Хардести вместе с миссис Фордайс после демонстрации Ирен Толлер. Что мне оставалось делать? Я предпринял несколько попыток направить ваше внимание в ложном направлении, даже устроил тот сеанс для полиции! Уверен был, что газеты раздуют из моего скромного выступления настоящую сенсацию. Помните, миссис Фордайс, мы с вами встретились после моего выступления? Я честно пытался предупредить вас о грозящей опасности. Надеялся, что вы оставите расследование, а действовать Хардести в одиночку просто не позволите. Когда эта тактика себя не оправдала, я обратился к другим средствам.
        - Вы наняли двоих негодяев, чтобы они напали на Адама! - сердито воскликнула Кэролайн.
        - Но что мне было делать, мадам? Я был близок к отчаянию.
        - Кто впал в настоящее отчаяние, так это Рид, - сказал Адам. - В его дневнике сказано, что он возлагал огромные надежды на Элизабет Делмонт. Он думал, что нашел наконец медиума, способного установить контакт с духом его жены. Но Толлер убила ее до того, как он смог организовать столь важный для него сеанс в спальне Сары. Потом он получил письмо, в котором Толлер выражала желание видеть его. Составлено послание было в приказном тоне. Рид решил, что дама будет шантажировать его, угрожая рассказать газетчикам о том, как именно Рид использует медиумов.
        - Поэтому он ее убил, - закончила за брата Джулия. - И постарался сделать так, чтобы сцена убийства повторила ту, что была описана в газетах. Он прекрасно знал, что журналисты сразу клюнут на эту приманку и оба убийства припишут одному исполнителю.
        Адам кивнул и продолжал:
        - Когда Элизабет Делмонт погибла, так и не успев поговорить с духом Сары, Рид решил, что миссис Фордайс не случайно попала в Уинтерсетт-Хаус. Он вбил себе в голову, что некие сверхъестественные силы направили ее именно к нему, Риду, и что она станет тем человеком, который наконец выполнит задуманное и даст ему возможность поговорить с женой. И вчера он заманил Кэролайн в ловушку.
        - Не понимаю, - нахмурилась Эмма. - Неужели он думал, что ему сойдет с рук похищение Кэролайн и то, что он собирался заставить ее участвовать в каком-то ужасном сеансе? Он должен был понять, что вы, Адам, не оставите исчезновение Кэролайн без внимания.
        - Мне кажется, он собирался убить ее после сеанса и представить сцену преступления как точное повторение двух предыдущих убийств, - мрачно сказал Уилсон. - Он привез бы ее тело на Корли-лейн ночью, рядом положил бы разбитые часы... и еще какие-нибудь улики, указующие на Адама.
        - Газеты не пожалели бы красок, живописуя историю о том, как известную писательницу убил любовник, человек, принадлежащий к высшему обществу. - Джулия даже вздрогнула, настолько ужаснула ее подобная перспектива.
        - Неужели он считал, что подобный план может сработать? - ошарашено спросила Милли.
        - Конечно, - уверенно отозвался Элсуорт. - Вы просто не понимаете, насколько люди, одержимые какой-то идеей, могут подчинить ей логику и здравый смысл. Рид желал верить, что он непременно поговорит с духом своей жены. Действия других людей и все происходящее казалось ему направленным именно к этой цели.
        - Скажите, - внимательно посмотрела на него Кэролайн, - это вы послали мне и Адаму письма от имени Ирен Толлер в то утро, когда она была убита?
        - О нет! - Элсуорт выставил вперед ладони, словно обороняясь..- Невиновен, ваша честь.
        - Письма отправил сам Рид. - Адам с шумом захлопнул толстую тетрадь. - Он же послал анонимное сообщение в полицию и нескольким газетам. Ему хотелось учинить полномасштабный скандал.
        - Должно быть, Рид надеялся, что тебя, Адам, арестуют, - задумчиво сказал Уилсон. - И уж наверняка он был уверен, что ты будешь под подозрением. Таким образом он надеялся разлучить тебя с Кэролайн. По замыслу Рида она должна была прийти в ужас при мысли, что ты причастен к скандалу с убийством, и отшатнуться от тебя. Он полагал, что женщина, стремясь сохранить свою репутацию, порвет с тобой всякие отношения.
        Адам с улыбкой взглянул на Кэролайн:
        - Должно быть, сам Рид не только не имел никаких сверхъестественных способностей, но и совершенно не разбирался в людях. Он и предположить не мог, что вы не испугаетесь скандала и обеспечите мне алиби, которое лишит полицию повода арестовать меня и даст мне возможность продолжить расследование.
        И Адам с радостью увидел, что Кэролайн тоже улыбнулась - впервые со вчерашнего дня.
        - Мистер Рид плохо разбирался в людях и уж совсем ничего не знал о писательницах. Нас хлебом не корми, дай только поучаствовать в такой истории.

        Глава 41

        Месяц спустя...
        - Удивительно! - Уилсон хлопнул по столу свежим номером «Флайинг интеллидженсер». - Вот уж такого развития событий я никак не мог предвидеть!
        Его голос эхом прокатился по столовой. Адам, который сосредоточенно мазал тост джемом, поднял взгляд на дядю:
        - Что-то рановато для столь бурных эмоций. Что вас так взбудоражило? Плохие новости на бирже?
        - К черту биржу! Есть кое-что поважнее. - Уилсон ткнул пальцем в газету. - Я только что дочитал последнюю главу «Таинственного джентльмена». Ты не поверишь, мой мальчик, но Эдмунд Дрейк, который в начале повествования был сугубо отрицательным героем, оказался замечательным человеком.
        Адам насторожился и опустил нож. Сердце его дрогнуло. Неужели он может надеяться?
        - Но я думал, что Дрейк там самый главный негодяй, - осторожно проговорил он.
        - Я тоже так думал... да и все остальные, полагаю. - Уилсон отхлебнул кофе. - Но все оказалось не так просто. В последнем эпизоде он спас мисс Лидию и полностью разоблачил этого напыщенного лицемера - Джонатана Сент-Клера.
        - Это тот, которого все считали главным положительным персонажем?
        - Вот именно. По правде говоря, он мне никогда не нравился. Слишком безупречные манеры и безгрешная жизнь. Скучноватый такой тип. Полагаю, мне следовало догадаться, что Кэролайн никогда не позволит ему жениться на мисс Лидии. Ей нужен был именно такой человек, как Дрейк.
        - Эдмунд Дрейк женится на мисс Лидии?
        - Ну да! Невероятный поворот событий. Жду не дождусь, что Джулия скажет по этому поводу. Уверен, сегодня утром весь Лондон читает и перечитывает последний эпизод, не веря своим глазам. Изобретательность миссис Фордайс поистине не знает границ. Ей вновь удалось поразить всех и привести историю к неожиданному и впечатляющему финалу. Это совершенно необыкновенная женщина.
        Адам швырнул салфетку на стол и встал:
        - Прошу меня извинить, сэр.
        - Что с тобой, мой мальчик? И какого черта ты не доел свой завтрак?
        - Еще раз прошу меня простить, сэр, но мне нужно уйти. Есть одно важное дело, которым я должен заняться безотлагательно.
        Несколько секунд Уилсон растерянно смотрел на него, потом выражение лица старого джентльмена изменилось. Он удовлетворенно улыбнулся и опять взялся за газету, обронив:
        - Будь добр, передай от меня привет Кэролайн.
        Она сидела в кабинете, наслаждалась солнечным светом, который лился сквозь широкие окна, лениво водила пером по бумаге, делая наброски для своего будущего романа.
        Когда Адам вошел в комнату, Кэролайн подняла на него взгляд и вздрогнула. Его глаза горели хищным огнем.
        - Адам, что случилось? Вы выглядите таким... озабоченным.
        Он быстро пересек кабинет и оказался совсем рядом.
        - Вы превратили Эдмунда Дрейка в положительного героя, - произнес он.
        - Да. И почему это вас так взволновало?
        Адам остановился у стола и, положив руки на его поверхность, навис над Кэролайн:
        - Но почему вы это сделали?
        Несколько секунд Кэролайн молчала, подбирая слова, потом осторожно сказала:
        - Мне такой поворот событий показался интересным. Кстати, я удивлена тем, что вы знаете, чем закончился роман. Мне казалось, вы решили ограничиться чтением лишь одного эпизода.
        - Уилсон не упустил случая просветить меня.
        - Понимаю. Но почему вас так волнует судьба Дрейка? Вы же говорили, что обычно не интересуетесь литературой такого сорта...
        Адам выпрямился и обошел стол. Он легко поднял Кэролайн со стула и поставил на ноги. Теперь они стояли лицом к лицу, и она видела, в каком напряжении находится Хардести. Он был словно натянутая струна.
        - Я решил, что теперь у меня больше шансов. - Адам пристально смотрел в глаза молодой женщине, словно боялся пропустить малейший оттенок чувства или мысли.
        - Шансов на что?
        - На вашу любовь. Я люблю вас и надеюсь, что вы ответите мне тем же.
        - Вы меня любите? - Кэролайн с восторженным изумлением всматривалась в его лицо.
        - С того самого момента, как впервые увидел вас в этой комнате.
        - Боже мой, Адам, я тоже люблю вас всем сердцем! - Задыхаясь от счастья, Кэролайн обвила его шею руками.
        - Значит, вы согласны перестать мучить меня и выйти за меня замуж?
        - Конечно! Признаюсь, мне ужасно хочется выйти за вас замуж, я только боялась, что ваше предложение продиктовано не любовью, а всего лишь долгом. Все знают, что вы всегда следуете правилам, и если вы считали себя обязанным...
        - Кэролайн. - Голос Адама звучал негромко, но женщина почувствовала - то, что он сейчас скажет, очень важно и идет от самого сердца. - Я люблю вас всей душой и буду любить до самой смерти... а если все же есть иной мир, то и после смерти тоже. Ваше ответное чувство делает меня счастливейшим человеком на земле. И вы должны знать, что чувства мои продиктованы не правилами, а сердцем. Я хочу обладать вами, просыпаться рядом и засыпать, держа вас в объятиях и зная, что вы счастливы со мной. Правила и благородство могут идти к черту! Я готов лгать, воровать и нарушать все человеческие законы, лишь бы получить вас.
        - Что же с вами случилось, сэр? - Кэролайн счастливо рассмеялась. - Какие речи! Неужели вы не хотите стать прототипом положительного героя моего нового романа?
        - Герои хороши именно в романах, - отозвался Адам, поглаживая большим пальцем ее губы. - А я всего лишь человек, который хочет, чтобы любимая женщина ответила ему взаимностью.
        - До конца моих дней, и если это возможно, то и после, - отозвалась Кэролайн, эхом повторяя его слова.
        Солнечный свет, падавший сквозь широкие окна, заливал золотом мужчину и женщину. Уста их слились в страстном поцелуе. Они позабыли обо всем и вернулись к реальности лишь при звуках знакомого голоса.
        - Здравствуйте, мистер Хардести, - сказала Эмма. - Вам не кажется, что для подобных забав несколько рановато?
        - Доброе утро, мадам. - Адам неохотно оторвался от губ возлюбленной. - Вынужден с вами не согласиться - отнюдь не рано. Скажу больше - после того, как мы поженимся, я думаю именно таким образом начинать каждый новый день.
        - Как романтично! - Милли вошла в комнату с чайным подносом и аккуратно опустила его на стол. - Кто хочет чаю?
        - Я, пожалуй, выпью чашечку, - отозвалась Кэролайн, по-прежнему заключенная в кольцо сильных рук. - Адам как раз пытался убедить меня, что он не годится в качестве образца для положительного героя моей новой книги.
        - Глупости! - воскликнула Милли, ловко разливая чай. - Он-то как раз и годится. Даже придумывать ничего не надо.
        - Абсолютно героическая личность, - подтвердила Эмма, усаживаясь.
        - Если вы соизволите переменить тему разговора, я буду вам весьма признателен, - подал голос Адам.
        - Ну что же, - тотчас отозвалась Кэролайн. - Мы можем обсудить мой новый роман. Я как раз набрасывала его начало, когда вы пришли.
        - Там будут медиумы и всякого рода исследования сверхъестественных возможностей человека?
        - Конечно! - Кэролайн сделала шаг к столу. - Адам будет меня вдохновлять...
        Хардести издал негромкий стон.
        - Дорогая, пожалуйста...
        - Успокойтесь, сэр, на этот раз я хочу воспользоваться не вашей внешностью и не чертами вашего характера.
        - Чем же тогда? Моими талантами финансиста? Кэролайн села за стол и взяла ручку. Серьезно глядя на Адама, она заявила:
        - Я имела в виду недюжинные силы вашего разума.
        Ваш дар... - Что? - Адам непонимающе уставился на нее.
        - Но это же очевидно!
        - Да? Что именно? И для кого?
        - Давайте рассмотрим факты, сэр. - Кэролайн изо всех сил старалась скрыть улыбку. - В наших приключениях бывали моменты, когда вы действовали, полагаясь на свою интуицию, и, должна признать, она ни разу вас не подвела. Разве это не является доказательством ваших необыкновенных талантов? Если вы пожелаете развить свой дар...
        - Чушь какая!
        Эмма подняла руку, заставив Адама замолчать, и торжественно кивнула:
        - Кэролайн, безусловно, права, сэр.
        - Конечно, наша девочка права! - улыбнулась ему Милли.
        - Я уверен, вы ни одного примера привести не сможете! - воскликнул растерявшийся Адам.
        - С самого начала вы провидели мое участие в этой истории, - лукаво блестя глазами, сказала Кэролайн. - Помните, вы пришли в этот дом наутро после смерти Элизабет Делмонт и в ходе нашего разговора обронили фразу о том, что со мной может случиться все, что угодно, если уж я оказалась замешана в этой истории. Вы оказались провидцем, так как теперь мы знаем - Дэруард Рид в то время уже думал обо мне как о преемнице Элизабет Делмонт. Ваше появление было не случайным...
        - Само собой, оно не было случайным! Только провидение тут ни при чем! Все дело в логике и здравом смысле. Я просто прочел ваше имя в списке гостей миссис Делмонт.
        - А тот вечер, что мы провели вдвоем в комнате на Стоун-стрит, - не моргнув глазом продолжала Кэролайн. - Если бы вы не выбрали именно эту ночь, чтобы соблазнить меня...
        - Черт, Кэролайн, остановитесь!
        Адам испуганно взглянул на тетушек, щеки его залила краска смущения. Дамы же лишь невозмутимо улыбались, глядя на его растерянность.
        - Были и другие моменты, которые поразили меня и кажутся мне несомненным доказательством ваших сверхъестественных способностей, сэр. Но наибольшее впечатление произвели на меня ваши слова, сказанные в тот вечер, когда вы пришли сюда, расправившись с громилами, нанятыми Элсуортом.
        - Что-то я не припомню, чтобы говорил что-то особо умное, - проворчал Хардести.
        - Вы прочли написанные мной строки романа, - мягко напомнила Кэролайн. - Это была сцена, в которой Эдмунд Дрейк собирался напасть на мисс Лидию и совершить непоправимое. Я пыталась объяснить это тем, что он потерял голову от страсти. Вы сказали, что только негодяй или сумасшедший может использовать подобное оправдание. Никто не имеет права применять насилие к женщине.
        - И что из этого?
        - Мне самой сцена казалась не слишком убедительной, но я не могла придумать ничего другого. Однако ваши слова заставили меня засомневаться, и тем же вечером я переписала этот кусок. Сам факт нападения исключить было невозможно, так как предыдущая часть уже была отослана мистеру Спраггету. Поэтому мне пришлось придумать иное объяснение неадекватному поведению Эдмунда Дрейка.
        Адам молча смотрел на Кэролайн, не понимая, к чему она клонит.
        - Это был яд! - воскликнула Эмма.
        - Ну конечно, - подхватила Милли. - Очень логично, но в то же время неожиданно.
        - Что логично? - переспросил Адам.
        - Прислушавшись к вашим советам, Кэролайн изменила причину временного помешательства Эдмунда Дрейка. Все дело было в отравленных пирожных.
        - Я не понимаю, какое отношение чертовы пирожные имеют к тому, что случилось с нами? - Адам взирал на дам в полной растерянности и даже с некоторой опаской.
        - В тот день, когда мистер Рид угощал меня чаем в своем кабинете, я вдруг почувствовала, что со мной происходит что-то странное. - Кэролайн стала абсолютно серьезной. - Я вспомнила сцену из своего романа, и мне пришло в голову, что мистер Рид пытается отравить меня. Я успела сделать всего пару глотков. Этого хватило, чтобы одурманить меня на короткое время, но я не потеряла сознания и довольно быстро пришла в себя. Благодаря этому мне удалось отвлечь внимание Рида и вырваться из той ужасной комнаты.
        - Что, в свою очередь, позволило вам, мистер Хардести, застрелить Рида, - продолжила Эмма. - Кто знает, как обернулось бы дело, сумей он удержать Кэролайн в заложницах.
        - И это небольшое совпадение привело вас к выводу, что я обладаю некими сверхъестественными способностями? - Адам с недоумением смотрел на женщин.
        - Наука лишь начала исследовать эту область, - напомнила ему Кэролайн. - Кто знает, какие открытия ждут человечество в дальнейшем?
        - Это самая дурацкая и нелогичная история из всех придуманных вами, - который наконец-то сообразил, что его безбожно дурачат, улыбнулся. Улыбка предназначалась Кэролайн и была столь чувственной, что у молодой женщины перехватило дыхание. - Но раз уж я собираюсь взять в жены писательницу, которая сочиняет бешено популярные романы, то мне, по-видимому, придется привыкать к таким вещам.
        Кэролайн слышала частые удары собственного сердца и чувствовала, как счастье наполняет каждую клеточку ее тела.
        - Не стоит переживать по этому поводу, сэр, - сказала она. - Вы можете быть уверены в самом главном - у всех моих историй всегда будет счастливый конец.

        Эпилог

        ИЗВЕСТНАЯ ПИСАТЕЛЬНИЦА ВЫХОДИТ ЗАМУЖ ЗА МИСТЕРА ХАРДЕСТИ
        Гилберт Отфорд, корреспондент газеты «Флайинг интеллидженсер»
        Известная и весьма популярная писательница Кэролайн Фордайс и мистер Адам Хардести недавно сочетались браком. Свадебная церемония поражала пышностью. Прием почтили своим присутствием многие аристократические фамилии и весь цвет высшего общества.
        Наши читатели наверняка помнят, что не так давно на долю этой пары выпали серьезные испытания. Они оказались участниками невероятной истории с убийствами, которые многие сведущие люди приписывают сверхъестественным силам. Временами казалось, что скандалы и подозрения будут вечно преследовать влюбленных, не оставляя им никакой надежды наличное счастье и безоблачное будущее.
        Но теперь мы рады сообщить вам, уважаемые читатели, что тучи рассеялись и над молодоженами в прямом и переносном смысле засияло солнце. Погода в день свадьбы выдалась чудесная. Все загадки и тайны запутанной истории разрешились самым необыкновенным образом.
        Все присутствующие в один голос заявили, что новобрачная выглядела абсолютно счастливой и была просто очаровательна. Молодой супруг смотрел на жену с восхищением, и ни у кого не возникло сомнений, что он горд и счастлив. Несомненно, искренняя любовь соединила два любящих сердца, и впереди супругов ждет долгая и счастливая жизнь.

        - Глазам своим не верю, - сказал Адам, швыряя газету на ночной столик и обнимая смеющуюся Кэролайн. - В кои-то веки в газете напечатали правду!

        notes

        Примечания

        1

        Лауданум - успокоительные капли на основе опиума

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к