Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Квинн Коллин: " Кружева И Ленты " - читать онлайн

Сохранить .
Кружева и ленты Коллин Квинн
        #
        Коллинн Квинн
        Кружева и ленты
        Дорогой читатель!
        День Святого Валентина был всегда одним из моих любимых праздников. Он отмечается в конце зимы, через два месяца после Рождественских каникул. Наступление этого праздника всегда так же желанно, как и появление первого подснежника.
        Еще детьми мы обменивались маленькими открытками-поздравлениями, посвященными дню Святого Валентина, прятали их в потайных местах, а потом посылали в знак дружбы своему избраннику или избраннице.
        И вот наступает этот счастливый день, четырнадцатое февраля.
        В день Святого Валентина вы держите в руках конверт, пытаясь продлить волнующее ожидание. Мальчик, о котором вы думали все это время, делает вид, что он тут не при чем, но это уже не важно. Вы абсолютно счастливы, потому что держите в руке конверт с поздравлением. И мальчик уже представляется вам рыцарем Гамелотом из древней легенды о короле Артуре.
        Обычай поздравлять возлюбленных известен нашей истории не одну сотню лет, но, я думаю, высшей точки он достиг в Викторианскую эпоху. Конец восемнадцатого века был отмечен Индустриальной революцией. Женщина тогда не могла заниматься бизнесом, поскольку это было приоритетом мужчин, и все же это было время великих перемен.
        В те далекие годы в Америке жила одна леди, которая добилась значительных успехов в бизнесе. Она занималась изготовлением поздравительных открыток к дню Святого Валентина. Поздравления же в те времена посылали не только к 14 февраля, но и в течение всего года. Это было проявлением внимания к женщине. Итак, работы предприимчивой леди хватало. Надо сказать, что открытки пользовались спросом, хотя и стоили очень дорого - тридцать долларов. По тем временам это было целое состояние. Женщина с успехом организовала дело по созданию любовных поздравлений. Тогда это было почти чудом. Она привозила из Англии кружева и другие необходимые материалы. Сама оформляла открытки и даже писала поэмы. Ее поздравления пользовались успехом.
        Я не переставала думать об этой удивительной женщине и ее искусстве. Я задавалась вопросами о том, что она чувствовала? Как к ее занятию относились соседи? Получала ли она сама поздравления? Любила ли она кого-нибудь? Так пришла идея романа
“Кружева и ленты”. Это мое поздравление к дню Святого Валентина всем женщинам.
        Счастливого вам праздника!
        Глава I
        Первые снежные хлопья медленно падали на крыши Филадельфии, очищая воздух от вечной сажи. Богатые женщины быстрыми шагами удалялись из театрального района, кутаясь от холода в меховые накидки, когда бездомные ирландцы прижимались к бочкам с горящим углем, пытаясь сохранить тепло.
        Клейтон Джирард сидел в своем роскошном экипаже и наблюдал за медленно падающим снегом. Было уже поздно; газовые фонари бросали свет на промозглые, сырые улицы. Луну закрывали тяжелые облака. В руках у Клейтона был конверт. Он некоторое время смотрел на него, потом достал открытку.
        Открытка была прекрасна. Лучшего нельзя придумать. Выдавленный рисунок был отделан английским кружевом и отпечатан на атласной бумаге, такой гладкой и нежной, что хотелось провести пальцем по красивому узору. Букетик незабудок, со вкусом украшенный маленькими серебряными бусинками, изображал центр, а поэма, которой предназначалось ранить сердце красавицы, была украшена искусными вензелями.
        Конечно же это было поздравление к дню Святого Валентина. Но это была необычная открытка. Она была сделана Викторией Викершем. Значит, она немало стоила, но главное - обещала завоевать сердце любой женщины.
        Клейтон иронически усмехнулся и вложил открытку в конверт, спрятав его в карман пальто. Если бы кто-то год назад сказал ему о подобной поездке, то Клейтон первый бы засмеялся и назвал его сумасшедшим. Но сейчас один из преуспевающих врачей Филадельфии был, кажется, влюблен. И именно по этой причине он ехал к изготовителю поздравлений к дню Святого Валентина.
        Экипаж остановился на Секонд Стрит перед маленькими уютными домиками и магазинами, которые совсем не изменились за последние десять лет. Действительно ли уже так давно он не был здесь? Когда Клейтон проходил мимо старых домиков с окнами, закрытыми зелеными ставнями, то понял, что все здесь осталось по-прежнему. Казалось, будто время остановилось на этой узкой улице с ее мостовой, выложенной булыжниками. Он мог только предположить, что все это оставалось так же свежо и для Виктории. Ведь со времени их последней встречи прошло уже десять лет. Клейтон вспомнил их первую встречу. Это было в школе. Виктории было восемь лет.
        Она выходила из класса, когда Дэнни Севарино закидал ее снежками. Девочка уронила книги. Испуганная и озадаченная, она отряхивала снег с волос, а мальчишки смеялись над ее старой одеждой. Девочка подняла глаза и посмотрела на обидчиков. Что-то в выражении ее лица потрясло Клейтона. Не думая, он ударил Дэнни, потом подошел к ней и стал сметать снег с пальто. Слезы застыли в глазах девочки, но она улыбнулась и спросила:
        - За что?
        Он улыбнулся ей в ответ и недоуменно пожал плечами:
        - Он хотел обратить на себя твое внимание. Ты ведь самая лучшая девочка в школе.
        Это была правда. Взгляд недоверия, который она бросила на него, сменился благодарностью. Потом они стали лучшими друзьями, проводили много времени вместе, коллекционировали светляков и белокрылых мотыльков, делились книжками и секретами, любовались кораблями на Франт Стрит. Когда Клейтон поступил в медицинский колледж, дружба, казалось, прервалась, но он никогда не забывал Викторию. Она была частью его прошлого, которое значило гораздо больше, чем он думал. Она была ему нужна и теперь. Клейтон улыбнулся, поняв всю нелепость этого. Ему хотелось знать, как она теперь относится к нему: сердится или отвергает, а может быть, вообще не хочет видеть. Через полчаса он получит ответ на эти вопросы.

* * *
        Виктория Викершем зевнула, потом взглянула на часы с кукушкой. Появилась маленькая птичка, заставившая улыбнуться уставшую молодую женщину; прокуковав девять раз, птичка исчезла в своем деревянном домике. Девять. Не удивительно, что она так устала. Вздохнув, женщина воткнула иголку в шелк и кружева открытки, стараясь не попасть в розы в центре. Полосатая кошка вытянулась на окне магазина, потом снова свернулась и задремала при свете лампы. Очевидно она привыкла к такого рода занятиям своей хозяйки. Пододвинув ближе лампу, Виктория поправила очки и попыталась вернуться к работе.
        До дня Святого Валентина оставалось две недели. Четырнадцать дней, чтобы закончить несколько сот ее творений. Это были знаки любви, которые получали филадельфийские джентльмены, чтобы подарить их своим возлюбленным. Виктория устало посмотрела на стопку любовных писем. Любовные поэмы следовало поместить внутри поздравлений. Она была довольна тем, что хорошо поработала во время длинной зимы, и теперь едва ли что-то нужно было добавлять к этим письмам от Викершем. Улыбаясь весело потрескивавшим поленьям в камине, она посмотрела на тяжелые хлопчатобумажные шторы, висевшие на окне, потом на чашку сливок, ожидавшую кота Леопольда. Да, они не были очень богаты, но у них были и куры во дворе, и хлеб на полке. Их образ жизни не позволял носить дорогую одежду, но Виктория с удовольствием смотрела на тетю, носившую теплые шерстяные накидки и шляпы. Кажется, день Святого Валентина обещал быть прибыльным.
        - Ты еще работаешь, дорогая? Виктория нежно улыбнулась тете Эстер, которая была похожа на волшебный круглый леденец. Свет лампы падал на ее волосы, делая их блестящими, а полная фигура была закутана в шерстяную шаль. Совершенно глухая и уже многое забывающая, Эстер все же сохранила привлекательность. Она спустилась в магазин из верхних комнат и теперь озабоченно оглядывала гору бумаги, кружева, стопку поэм, лежавших на прилавке.
        - Перед тем как пойти спать, я хочу еще поработать,- сказала Виктория. Выражение лица Эстер не изменилось. Тогда Виктория попыталась сменить тактику: - Ты ведь не хочешь разочаровывать мо лодых леди, не так ли?- спросила она.
        - Нет, конечно же.- Эстер мягко вздохнула трогая пальцем розовую сатиновую ленту. - Не ты выглядишь усталой, дорогая. Я только что говорила тете Эмме, что ты работаешь слишком много Тебе нужно больше отдыхать, встречаться с красивыми мужчинами! Я в твоем возрасте была царицей города.
        - Я представляю,- Виктория снова улыбнулась.- Расскажи мне еще о Джонатане. Был ли он на самом деле так красив?
        Эстер гордо взглянула на молодую женщину. Ее лицо покраснело, как у девушки:
        - Да, был. Я помню, он был высок, темноволос и смугл. И добр. Можно многое сказать о мужчине, судя по его глазам, дорогая. Помни это. У Джонатана были теплые голубые глаза, как два озера на рассвете. Я когда-нибудь рассказывала тебе о том, как он подарил мне фиалки?..
        Пока Эстер говорила, Виктория закончила вышивать поздравление. Она с детства слышала эти рассказы, но никогда не уставала от них, несмотря на бесконечные выпады тетушки Эммы против Эстер в том, что просители ее руки существовали лишь в ее фантазиях. Две женщины сидели, освещенные светом лампы, в этот поздний час, разделяя общее одиночество. Между ними существовало негласное соглашение, которое помогало Виктории скоротать часы за работой, а Эстер облегчить свою старость воспоминаниями молодости.

“Небольшая цена,- подумала Виктория,- за то, что сделала для меня эта старая леди”.
        - Хорошо, а почему бы не принести тебе стаканчик шелковичного вина? Тетя Эмма сделала его на прошлой неделе.
        Виктория содрогнулась. Вино Эммы было домашним джином, но молодая леди не могла себе позволить этого.
        - Спасибо. Не стоит. Почему бы тебе самой не выпить. Думаю, это будет полезно.
        - О да, конечно, дорогая. Спасибо, ты так добра.- Эстер налила стаканчик из графина и бросила на Викторию озабоченный взгляд: - Ты уверена, что ничего не хочешь? Горячего чаю, наконец? Есть чашка молока…
        - Нет. Мне ничего не надо. Спокойной ночи тетя Эстер.
        Усмехнувшись, Виктория вернулась к работе. Очевидно тетушка Эстер оказалась бы в затруднительном положении, не имей они дохода от продажи поздравлений. Виктория была признательна этим двум леди, которые взяли ее к себе, когда в железнодорожной катастрофе погибли ее родители. Тогда ей было семь лет, но она помнила этот день так отчетливо, словно все произошло вчера. Именно тетя Эстер привела ее к себе в дом на Секонд Стрит и пообещала всегда заботиться о ней. Виктория поправила упавшую прядь темных волос, положила голову на прилавок и потянулась за стопкой поэм. Где-то здесь в пачке был прекрасный экземпляр розового с серебром поздравления. Оно принадлежало новичку, только что пустившемуся в бурное море любви и горьких разочарований.
        Знакомая боль вернулась к Виктории, когда она перечитывала поэмы. Она уже и не воспринимала это как боль, постоянно вынашивая в себе это чувство. Полосатый кот замурлыкал и спрыгнул с подоконника, ласкаясь к хозяйке. Она же просматривала любовные письма и читала слова преданности, тоски и любви, слова, которые никто никогда не писал ей.
        Однажды был такой человек, точнее мальчик. Виктория мысленно поправила себя. Они дружили, когда были детьми. Она надеялась, что дружба когда-нибудь перерастет в другое чувство, как это случилось с ней. “Впрочем, ты превращаешься в совершенную дурочку,- одернула себя Виктория.- Скорее всего, ты повторишь судьбу тетушки Эстер, придумывая романы, которые якобы когда-то происходили, и этим заменишь счастье любви”. Грустно вздохнув и поправив очки, спустившиеся на кончик носа, она решила сосредоточиться на поэме и стала приклеивать ее на открытку.
        Минуту спустя она услышала стук подъехавшего экипажа и звук приближающихся шагов. Виктория с удивлением увидела, как входная дверь широко распахнулась, и в магазин вошел мужчина.- Извините, сэр, но магазин закрыт. Мужчина с головы до ног был осыпан снегом. “Джентльмен”, - подумала Виктория и поправила очки. Он стоял спиной и стряхивал снег с ботинок, стараясь не принести слякоть в комнату. Когда, наконец, мужчина повернулся, сердце ее бешено забилось.
        - Я знаю, что пришел слишком поздно…- голос его затих и вместо вежливых слов на лице появилась добрая улыбка.- Виктория.
        - Клейтон,- прошептала она.- Милосердный бог, действительно ли это он? Или я схожу с ума от мыслей о нем?
        В недоумении женщина отвела взгляд и посмотрела на графин с вином, стоящий на буфете, потом на стакан тети Эстер, который был почти полон.
        - Я рад видеть тебя снова,- вошедший приблизился и взял Викторию за руку. У него были ледяные пальцы. Он улыбнулся женщине: - Извини. На улице холодно… Я очень хотел увидеть тебя. Я много слышал о твоем магазине.
        Она кивнула в ответ и быстро оглядела комнату, как бы впервые ее увидев. Всюду висели ленты: они тянулись и к окнам, и к двери. Иголки торчали в стене, где попало. Шелковые нитки всевозможных расцветок свисали со стен, подобно оперению фантастических птиц. Полосатый кот запутался в куче кружева на полу. Повсюду в беспорядке лежали поэмы и книги, изумляя непривычный взгляд.
        Тетя Эмма не одобряла этот беспорядок, говоря, что не понимает, как можно работать в таких условиях. Виктория находила все это вполне сносным. Когда же поздравления стали приносить доход, даже тетя Эмма перестала ворчать.
        - Здесь… несколько неуютно,- Виктория покраснела, заметив удивление на его лице. Клейтон повернулся, и у нее перехватило дыхание.
        Он стал красивее, чем был прежде. Волосы, когда-то темно-коричневые, приобрели оттенок черного дерева. Они изящно спадали на лоб, не закрывая удивительных нежно-карих глаз. Рот был сострадателен и строг в одно и то же время. Исполнилось самое заветное желание Виктории. В смущении она направилась к стульям, стоящим у окна, напрасно стараясь поправить свои волосы.
        - Пожалуйста, садись. Извини, я даже не спросила… Выпьешь чаю или, может, что-нибудь другого? Я знаю, что на улице холодно.
        Клейтон мгновение смотрел на нее с доброй, искренней улыбкой:
        - Кофе, если можно. Я не могу пить чай, хотя семья меня не понимает.
        Виктория улыбнулась в ответ. Полосатый кот поднял голову из спутавшихся кружевных лент на полу и вновь принялся сражаться с ними, в то время как его хозяйка отправилась варить кофе.
        У Виктории дрожали руки, когда она зажигала плиту. Как рада она была тому, что он сейчас не видит ее.
        Он был здесь, он действительно был здесь. Ей хотелось смеяться, громко петь. Женщина усмехнулась, понимая нелепость собственных мыслей. Это глупо - быть сейчас счастливой. Да, тетя Эмма, наверное, так бы и подумала, но ничего невозможно было поделать с собой: Клейтон вернулся.
        Улыбка угасла при воспоминании о его долгом молчании, и сомнение закралось в душу. Она была всего лишь сиротой, взятой на воспитание эксцентричными тетушками. Бедная, всеми высмеиваемая и робкая девушка. Он же принадлежал к одной из первых семей в Филадельфии - богат, удачлив, знаменит.
        Как она осмелилась спросить о том, почему так давно ничего не слышала о нем?
        Вода закипела, и кофе убежал. Виктория схватила кофейник и обожгла руку. Вскрикнув, она потянулась за тряпкой и сняла его с плиты. Разлив кофе по чашкам, женщина вернулась в комнату.
        - Я надеюсь, все нормально. Правда, у меня убежал кофе.
        - Все замечательно,- ответил Клейтон.
        Он большим глотком отхлебнул кофе и едва не уронил чашку. Кофе был слишком горяч. Осторожно поставив чашку на столик, он улыбнулся:
        - Все прекрасно. Именно то, что я хотел. Ты знаешь, я так рад видеть тебя снова. Я думал о тебе. Мои сестры рассказывали о том, как хорошо идет твоя работа в магазине. Я рад за тебя.

“Почему?- мысленно прокричала ему Виктория.- Почему ты ни разу даже не написал?
” Но она лишь улыбнулась, опасаясь, что если задаст этот вопрос, то потеряет его дружбу.
        - Я тоже рада, что ты пришел, хотя прошло столько времени…
        Виктория вопросительно посмотрела на Клейтона.
        - Я знаю. Извини, мне давно нужно было повидать тебя и поговорить с тобой, но работа отнимает все мое время,- ответил мужчина.
        Виктория понимающе кивнула. Клейтон стал прекрасным доктором, его высоко ценили в городе. Кое-кто из его состоятельных знакомых недоумевал от того, что Клейтон тратил столько сил и времени на бедных, но деньги для Клейтона никогда не были проблемой и целью. Он был настоящим доктором и не делил пациентов на жителей фешенебельных и бедных кварталов.
        - У меня не было другой возможности приехать к тебе, честное слово,- произнес Клейтон.
        Сердце Виктории сжалось. Испытывал ли он те же чувства, что и она? В это верилось с трудом. Виктория опустила глаза, не смея надеяться на лучшее.
        - Я так по тебе скучала,- робко промолвила она.
        - А я по тебе. По дороге сюда я вспоминал наши школьные годы, нашу дружбу. Как ты думаешь, мы могли бы начать все снова? Эти воспоминания для меня очень важны.- Клейтон явно волновался.
        У Виктории забилось сердце. Она чувствовала себя самой счастливой из женщин. Все стихи, которые она когда-либо написала, ничего не значат по сравнению с этим единственным моментом.
        Виктория была готова заплакать. От слез ее удерживал только страх испортить впечатление от этих волнующих мгновений.
        Клейтон достал из кармана пальто газетную вырезку и протянул ее старой знакомой.
        - Ты, наверное, читала эту заметку?- Немного погодя, он добавил: - Ты можешь мне помочь?
        Виктория утвердительно кивнула. Она была готова на все для него. Развернув газету, Виктория увидела в ней фотографию молодой женщины, с которой раньше не встречалась.
        - Это Элизабет Честер,- сказал Клейтон нежно.- Я собираюсь жениться на ней и хотел бы попросить тебя помочь мне в этом.
        Глава II
        Виктория онемела, она не могла поверить в то, что сейчас услышала. Помочь ухаживать за другой женщиной? Наверное, она что-то неправильно поняла. Однако Клейтон продолжал, не меняя тона и не обращая на нее внимания:
        - Это звучит глупо, но я никогда не писал любовных писем. Я не могу выразить на бумаге того, что хочу сказать. Ты помнишь, какие ужасные сочинения я писал в школе? А ты придумывать такие замечательные поздравления к дню Святого Валентина. Вот я и подумал, что ты могла бы помочь мне.
        Виктория вспыхнула от гнева. Ее надежды рухнули. Клейтону было нужно только ее умение складно писать. Она для него ничего не значила.
        - Я был бы тебе очень признателен,- продолжал он.- Разумеется, я заплачу тебе, сколько надо.
        С большим трудом она смогла произнести одно слово:
        - Когда?- и, заметив его недоуменный взгляд, добавила: - Когда ты собираешься жениться?
        - Еще не знаю,- задумчиво ответил Клейтон.- Но я хочу сделать предложение в день Святого Валентина. Я не в состоянии долго ждать.
        Виктория вдруг вспомнила женщину, портрет которой увидела в газете. Элизабет Честер была избалованной дочерью весьма состоятельных родителей, живущих на Мэйн Лайн.
        Она слыла очень красивой, но пустой дамой, думающей только о своей внешности и танцах. Тем не менее мужчины сходили от нее с ума, стоило им лишь заглянуть в ее огромные серые глаза. По-видимому, Клейтон не был исключением.
        - А что говорят по этому поводу твои родители?- Виктория попыталась овладеть собой.- Они одобряют твой выбор?
        Клейтон утвердительно кивнул.
        - У мамы были некоторые возражения, но Элизабет прекрасная пара: ее семья хорошо известна в городе. Честеры пожертвовали много денег на больницу и вообще с уважением относятся к врачам.
        - Но как ты сам относишься к ней?- перебила его Виктория, и, заметив удивленный взгляд Клейтона, добавила, что ей это необходимо знать для составления письма.
        Последняя фраза успокоила Клейтона, и он улыбнулся.
        - Элизабет… такая красивая. Я никогда не видел такой красавицы. Она такая очаровательная, живая… Ты сама, наверное, помнишь ее по школе. Я очень счастлив.
        - А она разделяет твои чувства?- поинтересовалась Виктория.- Клейтон подумал и продолжил:
        - Она уклончива. Элизабет не такая, как другие женщины, которые все выбалтывают. Но я уверен, что мои чувства… взаимны. Я не могу смотреть на других женщин с тех пор, как ее увидел.

“Это заметно”, - подумала Виктория. Она не могла больше переносить этот разговор и, желая поскорее его закончить, по-деловому протянула руку Клейтону.
        - Значит, ты согласна?- с надеждой спросил он.
        - Мне надо подумать,- ответила Виктория и пояснила: - У меня сейчас и так много работы, я не хочу брать заказов больше, чем смогу выполнить.
        - Я понимаю.- Клейтон взял пальто и ласково улыбнулся.- Двух дней достаточно? Мы можем обсудить это за ланчем.
        Виктория скрепя сердце кивнула. Клейтон направился к выходу, но неожиданно остановился:
        - Мне действительно было приятно увидеть тебя. Ты значишь для меня очень много, Виктория. Ты напоминаешь мне… мою сестру.- Он улыбнулся и вышел.
        Когда дверь закрылась, Виктория опустилась на стул. Черт возьми! Кто он такой, чтобы врываться в ее жизнь и доставлять ей столько переживаний? Это было более мучительно, чем насмешки в детстве. Нет, боль, причиненная Клейтоном Джерардом, была гораздо ужасней.
        Неприятные воспоминания снова нахлынули на нее. Она вспомнила, как в десять лет Клейтон восхищался ее смекалкой, а два года спустя тайком учил ее игре в бейсбол в их особняке на Мэйн Лейн, смеясь над ее неловкостью и радуясь ее успехам. В шестнадцать лет все девочки хотели, чтобы он именно их пригласил на бал, но приглашена была Виктория. Тогда она отказалась, и Клейтон впервые рассердился на нее. Но Виктория не могла сказать ему, что у нее не было ни подходящего платья, ни туфель, ни перчаток. Так что Клейтону пришлось пригласить Мэри Анн Дрехсел, и Виктория очень тяжело переживала это.
        Сейчас она плакала, обхватив руками колени. Ее переполняла злость, но слова Клейтона не выходили из головы. Элизабет действительно была прекрасной парой доктору. Она богата, красива и могла содействовать его карьере. А Виктория Викершем была лишь племянницей двух старых дев, зарабатывающей на поздравлениях. Господи! Как только она могла допустить мысль о каких-то чувствах Клейтона к ней?

“Двух дней достаточно… ”
        Два дня. Она должна решить, сможет ли, забыв о собственных чувствах, помочь школьному товарищу добиться руки возлюбленной. Эта работа могла отнять у нее все силы. Она даже не знала, хватит ли у нее вообще сил для этого.

* * *
        - И я сказала Салли, изготовителю кружев, что нам нужно больше розового цвета ко дню Святого Валентина. Тебе так не кажется, дорогая?- спросила Эстер.
        Тетушка посмотрела на Викторию, которая сидела за кухонным столом и читала книгу. Утренний свет проникал в комнату через шторы, рисуя клетки на столе и стульях. Обычно лепет Эстер вызывал улыбку на лице ее племянницы, но сегодня Виктория, поглощенная работой, не обращала на нее никакого внимания.
        Задетая этим, Эстер обиделась и налила себе еще чашку чая:
        - Хотя бы скажите, что вы думаете по этому поводу?
        - Тише,- тетушка Эмма настороженно посмотрела на сестру, потом перевела взгляд на книги племянницы. Это была не такая работа, как обычно. Виктория выглядела сегодня обезумевшей от горя. Ее лицо, обычно открытое и приветливое, было бледным, как китайский фарфор.
        Нахмурившись, тетушка Эмма вспомнила стук колес какого-то экипажа накануне поздно вечером и мужской голос в магазине, это было так непривычно в это время, но, кажется, кое-что проясняло в сегодняшнем состоянии племянницы.
        Тетушка Эмма вздохнула. Она посмотрела из-под очков на племянницу и постучала пальцем по странице, над которой склонилась Виктория.
        - Это все тот фонд, который ты пытаешься создать для женщин, прикованных к больничной койке?
        Виктория подняла глаза.
        - Да. Ты же знаешь, что некоторые женщины выполняют для нас работу, находясь в больничной палате. Они так нуждаются в поддержке. У меня есть прекрасная идея, как заработать деньги, которые нужны для этого. Мне предложили прошлым вечером прибыльное дело. За другую работу я бы сейчас просто не взялась.
        Тетушка Эмма кивнула одобрительно.
        - Это благородно. Что это за дело, о котором ты говоришь?
        Волнуясь, Виктория отложила в сторону бухгалтерскую книгу:
        - Мне предложили помочь одному мужчине написать для его возлюбленной стихотворения и любовные послания. Я смогу даже сама назвать цифру гонорара.
        Пухлое лицо Эстер вспыхнуло.
        - Как хорошо, дорогая! Я все время вспоминаю старую деву, которой ты помогла выйти замуж, написав несколько писем для нее. Как ее звали?
        - Текери,- ответила Эмма.- Лиззи Текери.- И она снова повернулась к Виктории.- Ты возьмешься за эту работу?
        В ее голосе слышалось понимание, и Виктория утвердительно кивнула.
        - Мне нужны деньги и, наверное, я была бы просто дурой, если бы упустила эту возможность. Как говорит тетя Эстер, это было бы слишком легко для меня.- Улыбаясь, племянница повернулась к своим тетушкам и показала вырезку из газеты: - Теперь я надеюсь на вашу помощь в поиске сведений об Элизабет Честер. Что она любит, а что нет? Какие цвета ей нравятся? Вы знаете, что мне надо.
        - Это будет легко. О ней часто упоминают в этих ужасных газетах,- пролепетала тетушка Эмма.- Добудем для тебя нужную информацию. Ты узнаешь об Элизабет буквально все.

* * *
        День Святого Валентина всегда был ее любимым праздником до этого года. Все два дня после визита Клейтона Виктория напряженно размышляла, тщательно изучая информацию об Элизабет, которую ее тетушки добывали всевозможными путями, и все больше мрачнела.
        Элизабет мало изменилась с тех пор, как закончила школу. Ни один из ее знакомых не сказал о ней ни единого доброго слова, ее прислуга была того же мнения о хозяйке. Элизабет при этом вовсе не была таким ужасным человеком. Просто она не задумывалась над тем, как воспринимаются ее поступки окружающими. Ее любимым цветом был красный, любимые духи - французские, от маргариток она начинала чихать, ступни ее были слишком большие, и это она очень сильно переживала. Она носила блузки от Венемейнера и юбки от Уорнера. Она предпочитала перья цветам на шляпках, кружевные перчатки перчаткам без пальцев. Она носила синель летом и шиньоны зимой. Короче говоря, Элизабет гналась за последней модой и уделяла себе много времени.
        Виктория вздохнула и снова взялась за карандаш. Клейтон должен прийти с минуты на минуту, а она все еще не могла написать ни строчки, которая заставила бы сердце Элизабет растаять.

* * *
        - Сюда, пожалуйста, мистер Джерард.
        Виктория проследовала за метрдотелем к прекрасно сервированному столику около окна. Старенький ресторанчик “Городская Таверна” был прост и чудесен. Свежие цветы украшали столы, а оловянная посуда блестела на белоснежной скатерти. Оглядевшись, Виктория пришла в изумление от вида женщин, одетых по последней моде. В платьях всевозможных цветов они выглядели, как пионы летом.
        А мужчины! Они были так элегантны! Роскошные котелки, тросточки с жемчужными набалдашниками! За бокалом вина они обсуждали деловые вопросы или продлевали ланч в обществе дам. Виктория очень давно была здесь последний раз, и ей хотелось все внимательно рассмотреть. Она подумала, что тетя Эстер была права, когда говорила, что ее племянница сделалась затворницей.
        Пораженная этим зрелищем, Виктория не сразу сообразила, что Клейтон обратился к ней уже дважды.
        Она покраснела и посмотрела на него.
        - Что бы ты выпила? Чай или бокал вина?
        - Лучше чай.
        - А я предпочитаю виски.
        Официант кивнул, моментально вернулся с подносом, поставил напитки на стол и подал им меню. Виктория вздохнула:
        - Здесь так хорошо. Но нам не стоило выезжать в такой снегопад. Мы могли бы поговорить и у меня в магазине.
        Клейтон улыбнулся, и она поразилась необычной теплоте его взгляда.
        - Я не хотел бы обсуждать деловые проблемы здесь, но я представляю, как тетушка Эстер торчала бы у двери, пытаясь подслушать, а тетушка Эмма пришла бы давать нам советы. Я не думаю, что это помогло бы нашему делу.
        Виктория расхохоталась.
        - Они действительно ведут себя так, но я не знаю, что бы без них делала.
        Клейтон смотрел на нее и начинал понимать, как сильно он скучал по ней. Виктория была очень красива. У нее были восхитительные каштановые волосы и ясные голубые глаза. Жаль только, очки и вышедшие из моды шляпа и платье портили ее внешность. Казалось, она не задумывалась над своей внешностью. Виктория достала несколько книг и листов бумаги и разложила их на столе как раз в тот момент, когда официант появился в ожидании заказа.
        - Я абсолютно не разбираюсь в этом, извини,- пробормотала Виктория, глядя в меню. Большинство предлагаемых блюд было ей незнакомо, но она внимательно изучала их названия, боясь показаться невежественной.
        - Ты не будешь возражать, если я закажу для нас обоих?- предложил Клейтон.
        Виктория со скрываемой радостью согласилась. Официант выслушал заказ и исчез со словами: “Отлично, сэр. Принесу сейчас же”.
        Виктория стала искать в сумочке карандаш, явно чувствуя себя не в своей тарелке. Клейтон, успокаивая женщину, взял ее руку в свою. Виктория смущенно взглянула на него.
        - Давай пока не будем говорить о делах. У нас еще будет для этого время.
        Она согласилась, положила карандаш обратно и стала рассматривать переполненный зал.
        - Я не была здесь с… Я даже не могу вспомнить, когда это было в последний раз.
        Удивленный Клейтон посмотрел на улицу.
        - Но ты живешь в двух шагах отсюда. Виктория пожала плечами и сделала глоток чаю.
        - У меня всегда раньше не хватало денег, ты же знаешь.
        - А сейчас?- Клейтон показал на ее бумаги.- Все знают, что поздравления к дню Святого Валентина имеют огромный успех. Я думаю, ты не отказываешь себе в маленьких удовольствиях.
        - Вначале я влезла в долги и…- призналась Виктория, не ведая, что леди никогда не говорят о делах с джентльменами.- Дом требовал ремонта, тетя Эстер заболела, кроме того я вынуждена была вкладывать часть доходов в свой бизнес. На меня работают несколько надомниц, и мне надо было создать пенсионный фонд для них. Ты знаешь,- она склонила свое лицо к Клейтону,- ведь эти женщины совершенно беззащитны.
        Клейтон понимающе кивнул.
        - Помимо них в стране слишком много иммигрантов, ищущих работу. Это и создает такую ситуацию.
        - Но это несправедливо,- Виктория от негодования вспыхнула, но быстро взяла себя в руки, так как появился официант с супом.
        - Я знаю об этом, потому что я лечу детей таких родителей. У меня в больнице лежит целая семья, и у всех холера. Условия так ужасны, что их невозможно описать,- продолжал Клейтон.
        - Я не могу спокойно воспринимать это. Я должна помогать нуждающимся,- волнение Виктории чувствовалось в каждом ее слове.
        Клейтон посмотрел на нее сочувственно, он совсем не был удивлен. Виктория всегда проявляла сострадание к другим, даже когда они не заслуживали этого.
        - Я помню, как в свое время ты убеждала нас отдавать обеды нищим,- произнес он.
        - И они продавали их за выпивку,- улыбнулась Виктория.- Ты мне всегда об этом напоминал.
        - Но это не значит, что я держался в стороне,- возразил Клейтон.
        Что-то в выражении его лица смутило женщину, и она почувствовала себя неуверенно.

“Стоп!- сказала она себе строго.- Он хочет сейчас только одного: завоевать сердце Элизабет”.
        Виктория отвела взгляд. Клейтон был слишком близко, и он был так красив и обаятелен.
        Клейтон продолжил разговор:
        - Ты помнишь, как мы когда-то купались в Виссахиссо и ты испачкала одежду?
        - Тетя Эстер до сих пор думает, что я перепачкалась в школьной песочнице,- призналась Виктория.- Помнится, я делала вместе с тобой домашнюю работу, а мистер Кларк, проверив ее, написал в моей тетради “очень”, а в твоей “интересно”.
        Клейтон засмеялся.
        - Твой стиль невозможно не узнать. Официант принес рыбу, зелень и булочки.
        Клейтон продолжал делиться воспоминаниями, и Виктория чувствовала, как гнев, охвативший было ее, исчезает. Мысль, что этот человек, так много значивший для нее, никогда не будет принадлежать ей, уже не причиняла прежней боли. Она даже получала удовольствие от этой беседы. Пусть это будет только из-за Элизабет, но она сможет - видеть Клейтона еще две недели. Уже подали десерт, а они все еще оживленно разговаривали. Лишь когда зал опустел, Виктория поняла, сколько времени прошло. Смущенно она снова достала несколько листов бумаги.
        - Извини.- Клейтон тоже спохватился.- Я так великолепно провел время, что забыл о цели этой встречи.
        - Это я виновата,- успокоила его Виктория. Мужчина посмотрел с раздражением на часы и произнес:
        - Я вынужден вернуться на работу. Ты смогла бы что-нибудь сделать уже к концу недели? Я собирался увидеться с Элизабет в пятницу.
        У Виктории сжалось сердце, но она утвердительно кивнула.
        - Да. У меня уже есть кое-какая информация о ней. И я думаю, что к пятнице напишу что-нибудь.
        - Хорошо,- сказал Клейтон. Он поднялся, рассчитался с официантом и добавил: - Я получил огромное удовольствие от встречи с тобой. Спасибо. Твоя помощь мне очень нужна.
        Виктория, улыбаясь, складывала бумаги в сумочку. Она очень хорошо знала, что значит ее помощь.
        Глава III
        Забывать о работе было не в правилах Клейтона. Как только он надел докторский халат, то вспомнил, что приемная полна пациентов. Они встретили доктора довольно неприветливо: Клейтон, увлекшись разговором с Викторией, опоздал на двенадцать минут. Агнесса, его ассистентка, сердито посмотрела на шефа, но ничего не сказала. Клейтон должен был компенсировать упущенное время - вопрос был в том, как это лучше сделать. После приема он собирался заняться научной работой, навестить на дому одну пациентку и, наконец, встретиться с Элизабет. Но тут он поймал себя на мысли, что было бы хорошо снова увидеть Викторию. Причем Клейтон думал не о том, что связывало их, не об окружении Виктории. Он подумал о пенсионном фонде, который она пыталась создать. Это была не совсем обычная идея, идея достойная ее. Виктория понимала бедственное положение многих работающих женщин и хотела помочь им.
        Это было несколько странное желание для человека, занимающегося бизнесом, а тем более для привлекательной женщины, красота которой бросалась в глаза, несмотря на старомодную одежду. Казалось невероятным, что ей удалось открыть свое дело, к тому же пользующееся успехом. Удивительным было и то, что успех не изменил Викторию и она оставалась такой же простой и целомудренной, как и раньше. Клейтон вспомнил, что она заинтересовалась его работой. На ланче Виктория расспрашивала его о карьере, о практике об отношении к пациентам. Причем она интересовалась не из вежливого любопытства, а искренне, и он отвечал на ее вопросы тоже исчерпывающе и честно, как мог, получая радость от такого общения.
        Клейтон вдруг понял, что заново открывает Викторию. Сейчас она была уже не странноватой школьницей, а очень привлекательной женщиной.

“Господи! Что со мной? ” - думал он. В школе они были друзьями, и сейчас Клейтон ощутил, как сильно он скучал по ней все это время. Ему остро захотелось еще раз встретиться с ней, поговорить, рассказать о своей жизни. Элизабет никогда не смогла бы вытерпеть его разговора о медицине или о крови… Тут Клейтон почувствовал свою неискренность и отогнал эту мысль. Элизабет, как и многие женщины, была очень щепетильной, и если она чувствовала неловкость в некоторых деликатных вопросах, то это только подчеркивало ее женственность. Виктория была совершенно другим человеком и не считала, что те или иные вопросы нельзя обсуждать. Надо представить ее Элизабет, и они станут друзьями. Элизабет это понравилось бы, а Виктории очень помогло. Довольный своим решением, Клейтон пригласил первого пациента. Иногда наступали минуты, когда он с удовольствием отвлекался от работы (хотя это было не в его правилах), и сейчас был как раз такой момент. В памяти всплыли строки из поэмы сочиненной Викторией, строки о прекрасных глазах любимой, о сладостном ощущении полноты жизни, о предвкушении долгожданной встречи.
        Виктория испытала странное чувство, когда прочитала свое произведение вслух. Догадается ли Клейтон, что эти самые слова она мечтала услышать от него? Краска заливала лицо Виктории когда она передавала выполненный заказ Клейто ну Он посмотрел на нее с признательностью.
        - Это чудесно. Как мне тебя благодарить?
        Виктория смогла только отвести взгляд:
        - Не стоит благодарности. Для меня это средство зарабатывать на жизнь.
        - Я знаю, но все равно это прекрасно, не отступал Клейтон.- Я думаю, это самая лучшая вещь, которую я когда-либо читал. Я никогда и мечтать не мог написать что-либо подобное. У тебя фантастические способности. Я всегда восхищался ими.- Клейтон нежно улыбнулся Виктории.- Я уверен, Элизабет это очень понравится.
        - Мне надо идти - Виктория надела пальто. Она желала как можно быстрее убежать куда-нибудь из его кабинета. Она чувствовала себя раздетой и выставленной напоказ, ее чувства уже были превращены в товар и теперь должны были перейти в деньги. Боль опустошения становилась невыносимой.
        - Перед тем, как ты уйдешь, мне надо кое-что тебе сказать,- Клейтон остановил ее уже у двери, беря за руку.- Сегодня у Элизабет будет небольшой прием для нескольких друзей. И я бы был несказанно рад, если б ты пришла. Я уверен что и Элизабет будет довольна.
        Виктория с удивлением посмотрела на Клейтона.
        - Меня? Ты приглашаешь меня?
        - Конечно,- он усмехнулся.- Здесь нет ничего такого. Там будет моя сестра - ты помнишь ее по школе - и кое-кто еще. Обещай, что придешь.
        Это было соблазнительно: провести хоть немного времени рядом с ним, но Виктория прекрасно понимала, в чем было дело Без сомнения, Клей тон приглашал ее только из чувства благодарности. Он, конечно же, не собирался ее представить Элизабет как кого-то из своих друзей. Виктории стало не по себе.
        - Я… я не могу,- с трудом произнесла Вик тория и повернулась к двери - Извини, но я не могу.
        Клейтон стоял у дверей, на его лице сияла неотразимая улыбка.
        - Почему ты не хочешь придти? Ведь, насколько я знаю, у тебя нет других встреч в этот вечер. Если у тебя проблемы с транспортом, то я бы мог прислать за тобой экипаж.
        - Нет,- она лихорадочно придумывала ответ.- Я все объясню тебе. Видишь ли, мне кажется, нам не стоит продолжать наши встречи. Я написала для тебя письмо, сделаю поздравление к Дню Святого Валентина,- и, наверное, на этом следует остановиться.
        Виктория нашла в себе силы сказать эти горькие для нее слова. Она видела огорчение на его лице, но самой ей было еще тяжелее. Она понимала, что должна вырваться из этого заколдованного круга. Не в ее силах было составлять любовные письма к Элизабет, как бы она ни хотела помочь Клейтону. Викторию мучило и то, что она страшно боялась показать свои настоящие чувства к Клейтону, что он проникнет в ее тайну. Это и на самом деле могло положить конец их отношениям.
        - Извини, я сказал что-то оскорбительное для тебя?
        Он выглядел таким расстроенным, что Виктория поспешила все объяснить.
        - Нет, совсем нет. Просто я недостаточно знаю Элизабет,- она ухватилась за эту нить и быстро договорила.- Прошло столько лет с тех пор, как я видела Элизабет в последний раз. Я действительно слабо представляю себе, какая она сейчас, о чем она думает. Очень трудно писать стихи, которые бы запали в душу человека, когда ты вообще не имеешь о нем понятия.
        Клейтон все еще улыбался и не отпускал ее руку:
        - Это лишний раз доказывает, что тебе надо приехать. Я не смирюсь с твоим отказом, - добавил он, заметив на ее лице выражение протеста.- Это даст тебе возможность по-настоящему узнать Элизабет и установить с ней дружеские отношения. Ты помнишь ее по школе. В этот раз ты узнаешь ее как друга. Дело вовсе не в том, что это облегчит тебе работу, Элизабет вообще может помочь тебе. Она всех знает и может рекомендовать тебя в обществе. Виктория! Я хочу, чтобы ты была счастлива. Скажи, что ты все-таки сделаешь это для меня.
        Виктория закрыла глаза, сопротивляться становилось все труднее. Ей всегда было нелегко в чем-нибудь отказать ему, и время ни в малейшей степени не изменило ее. Не в силах дальше бороться с эмоциями, которые переполняли ее, она выдернула руку и посмотрела Клейтону в глаза:
        - Хорошо. Я приду!
        - Спасибо!- он сделал шаг в сторону и открыл дверь.- Мой экипаж заедет за тобой сегодня днем. Еще раз спасибо тебе, Виктория.
        Выйдя из кабинета, Виктория бросилась бежать изо всех сил вниз по ступенькам. Ей нужно было как можно быстрее покинуть этот дом, иначе она не смогла бы больше скрывать свои чувства.
        - Виктория Викершем?- Элизабет посмотрела на Клейтона как на сумасшедшего.- С какой стати ты пригласил Викторию?
        Что-то в тоне Элизабет насторожило Клейтона, но тут же он подумал, что его просьба была слишком неожиданной для нее. Однако он не мог назвать истинную причину, по которой виделся с Викторией. Это было бы чересчур странным.
        - Она так одинока, Элизабет, а у тебя столько знакомых. Я встретился с ней по прошествии многих лет и подумал, что было бы хорошо, если бы ты представила Викторию некоторым нашим друзьям.
        Глаза Элизабет сузились от гнева.
        - Никто из наших друзей ее не знает! Она не из нашего круга, и ты прекрасно знаешь, как все знакомые отнеслись бы к ней. Как только они узнают, чем она зарабатывает на жизнь, то посчитают ее сумасшедшей, а заодно и нас, за то, что мы ее пригласили.
        От раздражения Клейтон сжал зубы, но старался оставаться спокойным. Элизабет иногда не понимала, какую несла чушь.
        - Никто ничего не подумает до тех пор, пока мы не скажем, чем занимается Виктория. Никто даже не подумает, что Виктория и есть та Ви-кершем, которая составляет тексты поздравлений, если мы сами не представим ее в этом амплуа. Филадельфия большой город, и тот, кто сделал поздравления бизнесом, останется тайной. Даже если кто-то и слышал о Виктории, то вряд ли захочет дискредитировать женщину, ведущую дела с таким успехом. И твоя, и ее репутации будут вне опасности.
        - Я совсем не об этом,- примирительно сказала Элизабет, сознавая, что она не права.- Я имела в виду взгляды Виктории на жизнь.- Потом она продолжила.- Я очень хорошо помню Викторию по школе, она всегда была такой хорошенькой. Сейчас она так же выглядит?
        Нахмурившись, Клейтон ответил:
        - Да, все так же. Мне кажется, ты могла бы помочь ей в этом отношении. У Виктории изумительные природные данные, но одевается она так, как если бы хотела скрыть их. Ты наверняка смогла бы научить ее чему-то, познакомить с хорошими людьми. Мне бы хотелось, чтобы у нее был шанс пробиться наверх, ведь она так много работает.
        Элизабет улыбнулась, поправив прическу.
        - Ты говоришь об этом так серьезно. Похоже, у меня есть повод для ревности?
        Клейтон подумал, что она чересчур самонадеянна. Одетая в очаровательное шелковое платье, она была самой прекрасной женщиной, которую он когда-либо видел. Не знавшая горя и бедности, Элизабет, смеясь, слушала разговоры о том, что множество людей не так счастливы, как она. Зачастую Клейтону хотелось, чтобы она была не столь беспечной. Но стоило Элизабет засмеяться, он забывал о своем раздражении и начинал смеяться вместе с ней.
        - Что ты, у тебя нет ни малейшего повода для ревности, и ты прекрасно это знаешь. Но я был бы очень рад, если бы ты сделала это для меня.
        - Хорошо,- согласилась Элизабет.
        Она знала, что Виктория никогда не смогла бы похитить Клейтона у нее, так что можно было быть спокойной.
        - Я прослежу,- сказала она,- чтобы Виктория познакомилась с достойными людьми, а кроме того, представлю ее своему портному. Так что вскоре Виктория будет совсем другой женщиной, вот увидишь.

* * *
        - А это Уэйсериллсы, мистер Джордж Харрисон, миссис Джон Льюис…
        Виктория старалась запомнить все имена. Мэри, сестра Клейтона, в это время старательно рассказывала о роде занятий перечисленных людей.
        - Харрисон - сахар. Ты, наверное, помнишь со школы его дочь. Льюис - химикалии. Уэсериллс - торговля. Джейн была доктором, как Клейтон, но сейчас занимается изготовлением лекарств. Не беспокойся, скоро ты всех хорошо узнаешь.
        - Как ты это все помнишь?- спросила Виктория.
        Мэри лишь улыбнулась в ответ.
        - Это легко - мы росли вместе с этими людьми. Кроме того, эта информация необходима в деловых разговорах. Я научу тебя всему.
        Виктория посмотрела на Мэри с искренним восхищением, а потом перевела взгляд на свое платье. На ней было платье серого цвета с фижмами, которое, по уверению тети Эстер, было сшито по самой последней моде. Однако, как заметила Виктория, другие женщины носили только турнюры. Тут она поняла, что выглядит, по меньшей мере, безвкусно.
        - Виктория, я не видела тебя со школьной скамьи,- улыбнулась Элизабет, ее глаза при этом скользнули по платью старой знакомой.- Ты выглядишь… точно так же, как и тогда.
        Совершенно непроизвольно она подтвердила неприятные выводы Виктории. На Элизабет было прекрасное белое платье с кружевами и розами, которое подчеркивало ее фигуру и привлекало внимание каждым красивым изгибом. Ее волосы были искусно подобраны. Лицо абсолютно не нуждалось в косметике. Виктория задумалась на мгновение, зачем такой красивой женщине, как Элизабет, вообще заниматься в такой степени своей внешностью, но тут же прогнала эту завистливую, по ее мнению, мысль. Элизабет просто была прекрасной женщиной, понимающей, как привлечь к себе внимание.
        - Клейтон будет так счастлив, когда увидит, что ты приехала. Я была рада узнать, что он виделся с тобой,- произнесла Элизабет.
        - Да, и я была обрадована,- сказала Мэри, посмотрев на нее с любопытством.- Клейтон всегда верен друзьям, а вы были близки в школе.
        Виктория густо покраснела, посмотрела сначала на пол, потом на стены и сверкающие люстры. Догадывалась ли когда-нибудь Мэри о ее подлинных чувствах? Сестра Клейтона взяла ее руку и ободряюще пожала.
        Элизабет присоединилась к разговору.
        - Это было так давно,- сказала она.- Виктория, позволь мне представить тебя старой гвардии. Эти женщины весьма известны в обществе. Я уверена, им будет интересно познакомиться с тобой.
        Мэри согласно кивнула, и Виктория последовала за Элизабет к собравшимся. С каждым шагом она чувствовала себя все более испуганной при виде женщин в прелестных платьях и мужчин в прекрасно сшитых костюмах. Клейтон стоял около камина и, наклонив голову, слушал женщину, сидящую на пухлой софе. Он подарил подошедшим ослепительную улыбку, а потом одобрительно посмотрел на Элизабет, поддерживающую Викторию под руку.
        В это время группа старых женщин прекратила разговор, и Виктория почувствовала на себе их оценивающие взгляды. Ей захотелось убежать домой, к тете Эстер и ее ежевичному вину, к тете Эмме с ее стучащей по полу тростью. Она желала оказаться где угодно, но только не здесь, в обществе, к которому она не принадлежала. Как она могла согласиться и приехать на этот вечер? Все, конечно же, из-за Клейтона. Но разве может он ей помочь?
        - Марта Брукс, Винифред Биодлл, Эмилия Дрексел, это Виктория Викершем.- Элизабет грациозно улыбнулась и подвела Викторию ближе к дамам.- Вы слышали о поздравлениях Викершем? Виктория их изготовитель,- произнесла она.
        Женщины открыли от изумления рты. Элизабет вдруг обратила внимание на мужчину и женщину у входа.
        - О, да это Ратледжи. Мне надо с ними поговорить. Я вернусь скоро.
        Она удалилась, оставив Викторию наедине с дамами.
        - Так Вы и есть владелица предприятия Викершем?- спросила Эмилия, не скрывая удивления.
        Виктория с робостью ответила:
        - Да. Я делаю…
        - Зачем лишние слова, моя дорогая? Все прекрасно знают, чем Вы занимаетесь и что такое поздравление от Викершем.- Лицо Эмилии слегка покрылось краской. Она повернулась к другим женщинам и поделилась приятным воспоминанием: - Вы помните ту милую открытку с изображением ириса, которую я получила от Джонатана в прошлом году? Несомненно, это была открытка от Викершем.
        Женщины подступили ближе, в их глазах горело чувство любопытства и желание познакомиться с обладательницей такой известной фамилии.
        - Так это вы делаете?- спросила Марта с волнением в голосе.- Те знаменитые стихотворения - вы их сама пишете? И где вы находите такие чудесные кружева?
        - А духи?- Винифред вздохнула.- У меня в прошлом году на открытке была лилия, а в позапрошлом - розы.
        - У меня были ландыши и гелиотроп,- счастливо сказала Эмилия. Она посмотрела на Викторию с уважением.- Уже сама мысль, что кто-то такой же молодой, как вы, может начать этот бизнес, достойна уважения. Я говорила мужу, что женщины так же способны в этом отношении, как и мужчины, и я, на конец, докажу свою правоту.
        Все сразу же принялись говорить о Виктории, и она едва сдерживала искреннее удивление. Высший свет принял ее, все с удовольствием болтали с ней и расспрашивали о делах. Когда Виктория рассказывала о процессе изготовления поздравлений, то чувствовала к себе неподдельный интерес. Это было невероятно, но на лице Мэри, вновь подошедшей к ней, она прочитала то же изумление.
        - Представляете, Мэри! Она Викершем - та самая женщина, которая делает знаменитые поздравления,- говорили ей.
        - Конечно,- улыбнулась Мэри.- Виктория старый друг нашей семьи.
        - Вы непременно должны приехать ко мне в воскресенье на завтрак, Виктория,- сказала Марта обрадованно.- Мэри тоже придет, все будут в восторге от знакомства с Вами. Только обещайте, что именно я представлю своим гостям Викторию Викершем.
        - Буду счастлива видеть Вас у себя в пятницу вечером,- сказала Эмилия, явно недовольная тем, что ее опередила Марта.- По окончании приема мы поедем в театр.
        Виктория все еще не могла поверить в свой успех. Она призналась в этом Мэри, когда та увела ее от шумной компании, предложив чашку чая и пирожные.
        - Почему ты так удивлена?- спросила сестра Клейтона.- Клейтон умеет выбирать друзей. Я только не понимаю, почему ты не поддерживала с ним связи все это время. С тех пор, как брат побывал у тебя, он говорит только о тебе.
        Виктория чуть не поперхнулась:
        - На самом деле?
        - Да,- ответила Мэри.- Я так рада, что Клейтон нашел немного времени для себя. Он настолько поглощен своей работой, у него такое доброе сердце, что он занят весь день. А с тех пор, как Клейтон начал ухаживать за Элизабет, у него вообще нет свободного времени. Я сама редко его вижу.
        - Я знаю об этом, именно таким Клейтон необходим всем.- Виктория сразу же бросилась на его защиту.- Он рассказывал мне о людях, которых лечит в больнице. Они потеряли здоровье на производстве. Я не знаю, что бы они делали без него.
        У Мэри появились веселые искорки в глазах.
        - Я рада, что ты так считаешь. У людей высшего общества обычно нет сострадания к людям низшего класса. Мы с Клейтоном были когда-то бедными, поэтому легко понимаем проблемы рабочих. Наши родители потеряли состояние, но мы сами все вернули себе. Я думаю, Клейтон не забудет этого.
        Мэри взглянула на брата, который стоял с Элизабет в противоположном конце комнаты.
“Да, он был исключением во многих отношениях,- подумала она.- Но теперь появилась Виктория”.

* * *
        - Разве это не чудесно, что Викторию так быстро и легко приняли,- спросил Клейтон Элизабет, когда поймал взгляд Мэри.
        - Она собрала целую толпу вокруг себя. Я думаю, Виктория совершенно покорила нашу старую гвардию,- заметила Элизабет.
        Она посмотрела на женщин, оживленно беседующих с Викторией. Некоторое недовольство появилось на ее хорошеньком личике, когда она увидела некогда робкую изготовительницу поздравлений смеющейся и, кажется, довольной собой. Даже Марта Брукс, казалось, была покорена Викторией, во всяком случае поток ее речи не иссякал.
        - Это удивительно,- сказала Элизабет.- Кто бы мог подумать? Тем более, что в школе Виктория всегда отличалась безвкусицей.
        - Я никогда не думал, что она была безвкусной,- раздраженно произнес Клейтон.- Знаешь, Элизабет, тебе стоило бы иногда сначала подумать, прежде чем что-то сказать. Виктория мой старый и хороший друг. Я часто думаю о ней.
        Элизабет задумчиво посмотрела на него. Ее глаза сузились, а на лице появилась странная улыбка.
        - Ты прав, Клейтон. Я должна извиниться. Ты действительно слишком много думаешь о ней, придется учитывать это.
        Клейтон холодно улыбнулся ей и выпустил ее руку из своей.
        - Так вот вы где,- симпатичный молодой человек улыбнулся Мэри.- Мне не терпится узнать, долго ли ты собираешься держать это чудесное создание около себя, или все же представишь гостью нам.
        - Виктория, это мой кузен Филипп. У вас обоих есть что-то общее,- улыбнулась в ответ Мэри.- Виктория тоже имеет отношение к искусству.
        - Вы рисуете?- спросил Филипп, не скрывая восхищения.
        Виктория успела только покачать головой.
        - Нет, я…
        - Она известный изготовитель поздравлений ко дню Святого Валентина,- вступила в разговор Мэри.
        - Вы серьезно?- молодой человек перевел взгляд с кузины на Викторию, его улыбка сделалась шире.- Я слышал, некоторые женщины говорили, что Вы пишете потрясающие любовные поэмы?
        Виктория подтвердила, немного смущенная его вниманием:
        - Да. Видите, Вы уже все знаете.
        - Я видел их.- продолжал Филипп.- Они великолепны. Нет ничего подобного им. Как вы начинали?
        Виктория с удовольствием отвечала на его вопросы. Это оказалось не трудно, гораздо легче, чем она предполагала. Общение доставляло ей наслаждение, но неожиданно она поймала взгляд Клейтона, который на этот раз был не очень приветлив.
        Клейтон с Элизабет подошли к ним.
        - Вам не скучно?- спросил он Викторию, поворачиваясь спиной к Филиппу.
        Виктория хотела ответить, но еле сдержала смех, когда увидела гримасу на лице Филиппа.
        - Я прекрасно провожу время,- поблагодарила она.- Спасибо тебе за приглашение.
        - Клейтон, это было некрасиво с твоей стороны,- сказала Мэри, хотя в ее голосе проскальзывал смех.- Ты напугал кузена.
        - Извини,- ответил Клейтон, а потом обратился к Виктории.- Простите, я не хотел перебивать вас. Это все из-за Филиппа, я не могу выносить его с детства.
        - Клейтон не очень высоко ценит искусство,- добавила Мэри.- Он не понимает его очарования.
        - Только не такое искусство,- возразил Клейтон, увидев, как Филипп показывает знакомым на Викторию.
        Что-то странное было во всей этой ситуации, что-то, о чем Виктория не осмеливалась даже мечтать. Мэри одобряюще ей улыбнулась.
        - Ты сделала невозможное, Виктория,- заметила Элизабет. Она выглядела красивее, чем когда-либо, хотя ее улыбка казалась натянутой.- Кажется, у тебя большой успех! Даже Филипп влюбился.
        Она бросила на Клейтона многозначительный взгляд и взяла его руку в свою, давая понять этим жестом, кому он принадлежит.
        - Может быть, сказать прямо сейчас?- спросил Клейтон, пытаясь изобразить радостное возбуждение.
        - Да, конечно,- нетерпеливо ответила Элизабет, явно волнуясь.- Этим утром Клейтон прислал мне чудеснейшее стихотворение. Когда я прочитала его, у меня не осталось больше никаких сомнений. Я согласилась стать его женой.
        Глава IV
        Первой опомнилась Мэри. Посмотрев на побледневшее лицо Виктории, она взяла Элизабет за руку, как сестру, и с подчеркнутой любезностью улыбнулась ей.
        - Как чудесно! Поздравляю! Когда свадьба?
        - Не раньше, чем через шесть месяцев,- ответила Элизабет, не скрывая торжества.- Так много всего нужно успеть сделать. Мои родители очень счастливы. Они уже давно хотели этого.
        - Могу представить,- сказала Мэри с необычной интонацией в голосе.- Они должны быть очень довольны. Клейтон хороший улов.
        Улыбка Элизабет исчезла, она холодно посмотрела на Мэри:
        - Да, но, говорят, и я тоже.
        Клейтону становилось явно не по себе. Совершенно сбитый с толку, он смотрел на свою сестру. Наконец, Виктория разрядила обстановку:
        - Я уверена, что все, в конце концов, будут очень рады, и вы будете счастливы вместе. Я сказала тете Эмме, что приеду домой рано, поэтому прошу меня извинить.
        - Приглашаем тебя на свадьбу,- заявила Элизабет, приторно улыбаясь.- Ведь мы теперь снова стали друзьями.
        У Виктории улыбка не получалась, несмотря на все старания. Она хотела убежать прочь от переполнен ной счастьем Элизабет Сочувственные взгляды Мэри только усугубляли обстановку. Сестра Клейтона, должно быть, все уже разгадала и теперь пыталась поддержать ее. Это было почти оскорбительно.
        - Я провожу тебя к экипажу,- решительно сказал Клейтон, взяв Викторию за руку.
        Та начала было протестовать, но он настаивал на своем и отдал распоряжение дворецкому принести ее плащ.
        - В этом нет необходимости,- пыталась возражать Виктория.
        - Извини,- Клейтон вздохнул и печально улыбнулся.- Кажется, ты достигла в работе потрясающего эффекта, но мне хотелось бы сказать об этом наедине. Элизабет иногда не думает о том, что говорит.
        - Она не сказала ничего неприличного,- пробормотала Виктория.
        - Я знаю, она волновалась, но…- Клейтон не мог подобрать нужных слов, и на его лице появилось выражение досады.
        В это время Элизабет подошла к гостям, и все повернулись к Клейтону. Он помог Виктории надеть плащ, потом подождал, пока она застегнула пуговицы и поправила воротничок.
        - Я заеду к тебе завтра,- попрощался Клейтон.
        - Но ты не нуждаешься больше в моей помощи,- она указала на его невесту.- Теперь нет больше поводов для встреч.
        - Нет, есть,- улыбка Клейтона стала еще более унылой.- Элизабет так очарована стихотворением, что хочет, чтобы я написал ей еще. О нашей помолвке, по ее желанию, не будет официально объявлено до дня Святого Валентина. Это значит, что наше сотрудничество надо продолжить.
        Виктория отвела взгляд. Вроде бы, она должна была быть счастлива, так как снова сможет видеть его. Но мысль о необходимости писать для Элизабет была невыносима.
        - Я не знаю,- размышляла она вслух.
        - Пожалуйста, помоги мне,- умолял Клейтон.- Ты же знаешь, что мне никогда не написать самому. Единственный выход для меня - это рассказать Элизабет, что не я автор того послания, которое она сегодня читала.
        Виктория посмотрела в сторону Элизабет. Она была окружена почитателями. Нет, Элизабет не была бы в восторге, услышав правду. Виктория закрыла глаза и сказала, что согласна.
        - Я приеду завтра в конце дня. Тебя это устроит?- поинтересовался Клейтон. Когда Виктория согласилась, он пожал ее руку.- Ты самый лучший из моих друзей. Что бы я без тебя делал?
        Каким-то образом Виктории удалось изобразить подобие улыбки. К счастью, наконец-то подали экипаж, и она выбежала на улицу.
        - Я не буду плакать, я буду радоваться за него,- говорила себе Виктория, сознавая, что это неправда.
        Она была безнадежно влюблена в Клейтона, а он женится на Элизабет Честер.

* * *
        - Вы ведь Мэри Джерард?- Эстер ввела женщину в магазин и одобрительно закачала головой, изучая ее прелестную шляпку и модное платье.- Я помню вас маленькой девочкой. Уже тогда Вы были хорошенькой. Эмма, что ты скажешь?
        Эмма молча показала рукой на стул, а потом произнесла:
        - Виктория сейчас спустится. Может быть, пока выпьете чаю?
        - С удовольствием,- ответила Мэри.
        Она огляделась по сторонам и была приятно поражена увиденным. На столах лежали завершенные поздравления и целый ряд открыток, еще ждущих завершения. Эстер пришивала кружева цвета небеленого полотна на красное сердце и указывала на стопку заказов:
        - У нее даже нет времени для того, чтобы их просмотреть. Это будет самый лучший праздник из тех, что мы помним. Заказы так и сыплются.
        Мэри приветливо улыбнулась.
        - Я так рада за всех вас. Виктория заслуживает этого.
        - Да, мы тоже так думаем,- согласилась Эстер.
        Эмма подала чашечку чая Мэри, и та, не торопясь, сделала глоток. В комнате, залитой солнечным светом, царил беспорядок, который можно было назвать творческим. Вообще, дом оставлял приятное впечатление, и Мэри подумала, что Виктория обладает редким талантом и трудолюбием, если в это ужасное время, когда даже мужчинам тяжело содержать семью, она смогла достигнуть таких результатов.
        - Эти заказы нужно выполнить уже сегодня. Завтра появятся новые, и, видимо, придется купить еще розовых ниток…- с этими словами Виктория вошла в комнату и ошеломленная остановилась, увидев сестру Клейтона.- Мэри!- сказала она в удивлении.- Я очень рада тебя видеть.
        - Мы угостили ее чаем, дорогая. Ты видела ее шляпку? Какая она прелестная?- защебетала Эстер.- Когда я была молоденькой и за мной ухаживали мужчины, у меня была точно такая же.
        - Эстер, давай оставим их наедине, пусть поговорят.- Эмма строго посмотрела на сестру и, взяв ее за руку, повела к двери.
        - Была рада вас видеть, мисс Джерард,- сказала на прощание Эстер и последовала с недовольным видом за сестрой на кухню.
        Когда за ними закрылась дверь, Виктория обратилась к Мэри:
        - Извини. Они не всегда такие.
        - Не стоит извиняться, твои тетушки очаровательны,- искренне ответила Мэри.- Особенно Эстер. Ты молодец: всем нашла дело. Тебе можно позавидовать.
        Никогда прежде Виктории не говорили ничего подобного. Она совершенно терялась в такой ситуации.
        - У меня не было выбора. Но я уверена, что ты пришла сюда поговорить не об этом. Извини. Мне пришлось уехать вчера не в самый приятный момент. Это было необходимо: иначе я не успела бы выполнить всю работу.
        - Я знаю, ты очень занята. Не хотелось бы отнимать у тебя время, но мне необходимо поговорить с тобой о некоторых вещах,- начала Мэри и, поколебавшись, выпалила: - Виктория, как ты относишься к моему брату?
        Виктория почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног. После некоторой паузы, так и не преодолев волнения, она робко спросила:
        - Неужели это так заметно со стороны?
        - Не переживай, пожалуйста. Очень неприлично, с моей стороны, задавать такие вопросы, но я сильно беспокоюсь,- Мэри поставила чашку на стол и придвинулась к Виктории.- Извини меня за прямоту, но Клейтон мой брат и я не могу бездействовать. Он не может жениться на Элизабет, он не может.
        Надежда затеплилась в душе Виктории, и она спросила Мэри:
        - Но почему?
        - Элизабет не подходит брату. Ты тоже это понимаешь, я знаю, Элизабет вовсе не плохая девушка. Я уверена, что она будет чудесной женой, но для другого человека. Клейтону нужна другая женщина. Элизабет как маленькая девочка. Она хочет, чтобы ею восхищались, окружали вниманием, но она не имеет представления о настоящей любви. Я думаю, для Клейтона это просто увлечение, и брак был бы для него катастрофой.
        - Трудно сказать,- ответила Виктория, вспоминая слова Клейтона.- Он сказал, что это самая красивая женщина, которую когда-либо видел.
        Мэри с горестью кивнула.
        - Да, и она это знает. К сожалению, при всех своих достоинствах Клейтон такой же, как и все остальные мужчины. Он не видит обратной стороны ее красоты. Они не могут пожениться; просто не могут.
        Виктория отвела глаза в сторону. Она почувствовала, что испытывает радость. Ей было очень стыдно перед самой собой: ведь Клейтон все-таки был не ее мужчиной.
        - Но они поженятся,- возразила она.- Ты сама слышала вчера.
        Мэри покачала головой:
        - Это все благодаря твоей “помощи”. Я знаю, что ты помогаешь Клейтону покорить сердце Элизабет. Я видела послание.- И когда Виктория попыталась возразить, Мэри с улыбкой перебила ее: - Я знаю своего брата, он никогда не написал бы ничего подобного. Как только Элизабет показала мне стихотворение, я сразу же поняла, что только Виктория Викершем могла написать его. Мне сразу стало ясно, что Клейтон вспомнил о своей школьной привязанности, хотя, я думаю, это все равно рано или поздно случилось бы.
        - Что ты предлагаешь?
        Глаза Мэри блеснули задором.
        - Позволь мне помочь тебе выполнить просьбу брата. Я знаю, что именно нужно написать Клейтону. И самое главное: я хотела бы, чтобы мы были настоящими подругами. Ты чаще видишь Клейтона, имеешь возможность дать ему правильный совет.
        - Я не смогу!- воспротивилась Виктория, потрясенная предложением Мэри.- Ты хочешь обмануть брата.
        - Я вовсе не собираюсь обманывать его. Я только хочу раскрыть ему глаза на Элизабет. Ведь речь идет о браке. И если мы не вмешаемся, то Клейтон сломает себе жизнь.
        - Я не могу обманывать его.- Виктория была вне себя.- Это может причинить ему боль… Это неправильно.
        - Все же подумай об этом,- не сдавалась Мэри.- Если он женится на Элизабет, то в этом будешь виновата и ты. И если ты полагаешь, что это тяжело сделать сейчас, то подумай, как он будет чувствовать себя потом.
        Уже прощаясь с Викторией, Мэри добавила:
        - Я знаю, у тебя много работы, но почему бы тебе не заехать ко мне попозже? Сегодня вечером Клейтон уедет к Элизабет, так что у нас будет возможность обсудить все как следует.
        Виктория опомнилась только тогда, когда согласилась. Мэри вышла и села в экипаж. Неожиданно, к своей радости, Виктория поняла, что Мэри почему-то хотела, чтобы они с Клейтоном были вместе.

* * *
        - Моя дорогая, как зовут ту женщину, за которой ухаживает Клейтон Джирард?- спросила Эстер, оторвавшись от корреспонденции.
        Она с нахмуренным видом сжимала письмо в руке и внимательно смотрела на племянницу. Эмма взглянула на нее как на сумасшедшую.
        - Элизабет Честер. Ты знаешь это, Эстер. Мы потратили целый день на поиски информации о ней.
        - Да, конечно. Но вот что странно. Если это ее имя, тогда все лишено смысла.- Эстер непонимающим взглядом смотрела на письма перед собой.
        Виктория нахмурилась:
        - Что лишено смысла?
        - Дорогая, ты мне сказала, что мисс Честер выходит замуж за Клейтона?
        Виктория попыталась сохранить спокойствие и сделала еще один стежок.
        - Да, тетя Эстер, я сказала вам вчера, что Клейтон хочет жениться на ней через шесть месяцев.
        - Эстер,- недовольно спросила Эмма,- ты все еще пьешь вино за завтраком?
        Она с интересом понюхала чашку Эстер, не обращая внимания на раздраженную сестру. - Вроде бы нет!
        - Я пью только вечером, как вы прекрасно знаете, и исключительно для здоровья,- Эстер смогла преодолеть раздражение.- Но мне интересно, почему Элизабет Честер получает не одно поздравление к Дню Святого Валентина, если она почти уже вышла замуж за мистера Джерарда?
        - Что?- Эмма и Виктория, оставив работу, в изумлении уставились на Эстер.
        - Да, почему?- продолжала Эстер.- Вот эти поздравления. Одно от мистера Чарльза Инчерсола. Это тот милый молодой человек, которого мы видели в церкви, помнишь, дорогая? А второе от Натана Биддла. Его я не знаю. Стало быть, она пользуется популярностью?
        Эмма и Виктория переглянулись. Затем Виктория взяла поздравления и прочла их сама. Не оставалось абсолютно никаких сомнений. Они оба были адресованы Элизабет и оба были от ее поклонников, желающих выразить свою любовь. Послания не оставляли сомнений в чувствах их заказчиков.
        - Она видится с другими мужчинами,- торжественно заключила Эмма.
        Виктория услышала, как Эстер ахнула, когда, наконец, поняла, что за открытки она сделала.
        - Ты же не думаешь… О, это ужасно. Мистер Джерард такой хороший молодой человек.- Повернувшись к Виктории, она спросила с беспокойством: - Ты ему скажешь об этом, дорогая? Я уверена, он приедет сегодня.
        - Я не могу,- Виктория вновь принялась за работу.
        Эмма неодобрительно посмотрела на нее.
        - Почему? Ты думаешь, он не имеет права знать правду. Элизабет обманывает его. Она видится с другими мужчинами у него за спиной: у нас есть доказательства! Ты все еще собираешься помогать ему добиваться ее благосклонности?
        Виктория тяжело вздохнула и пожала плечами.
        - Что я могу сделать? Сообщение о двуличности Элизабет убьет его. Я не могу так с ним поступить.
        - Но это дает тебе отличную возможность…- начала было тетушка.
        - Нет!
        Обе женщины с удивлением посмотрели на Викторию, которая буквально кипела от гнева.
        - Я не использую эту информацию в собственных целях. Я не могу причинить ему такую боль. Если Клейтон захочет узнать об истинном лице Элизабет, он сделает это и сам. Он влюблен в нее и все равно не поверит.
        Эмма вздохнула, отложив шитье, и встала позади Виктории.
        - Я восхищаюсь тобой, но как ты сможешь и дальше писать стихи для Элизабет от имени друга? Ты думаешь, это честно?
        - Нет,- призналась Виктория с горечью.- Но я не знаю, как выйти из этого положения. Я уже согласилась Если я откажусь сейчас, то он поймет, что это неспроста.
        - И что ты собираешься делать?- поинтересовалась Эмма.
        Виктория задумалась.
        - Может быть, его сестра поможет мне найти решение.
        Глава V
        - Теперь, Виктория, не дыши, пока я не завяжу шнурки. И не делай такое испуганное лицо,- приговаривала Мэри, затягивая корсет, и добавила, расправив платье: - Ну, теперь порядок. Как ты думаешь?
        Взглянув в зеркало, Виктория не без смущения увидела широкий вырез на груди. Корсет делал ее талию похожей на осиную, а турнюр подчеркивал восхитительные изгибы. Она не могла подобрать нужных слов:
        - Это не… слишком…?
        - Это по последней моде,- пыталась придать ей смелости Мэри, разглаживая материал.- Хотя немного смело. Разумеется, на Элизабет будет что-то похожее, и если ты желаешь что-то другое…
        - Я надену его,- сказала Виктория без особого воодушевления, так как представила себе Элизабет, одетую во что-то необыкновенное, подобно принцессе из сказки.
        Она даже переменилась в лице, когда вспомнила о злосчастных поздравлениях, и спросила Мэри:
        - Почему она так поступает? Собирается замуж за твоего брата и в то же время встречается с другими мужчинами?
        - Наверное, боится упустить самую выгодную партию,- пожала плечами Мэри.- Другие ее поклонники очень богатые люди. Если ни у кого из них не появится серьезных намерений, то у нее останется Клейтон.
        Виктории стало не по себе от одной мысли, что для кого-то Клейтон - последняя кандидатура в списке женихов. Она снова посмотрела в зеркало и нахмурилась:
        - Ты уверена, что это платье подойдет для приема у Пауэллов?
        - Ты в нем великолепна,- уверила подругу Мэри.- Так ты скажешь Клейтону о цветах?
        Виктория утвердительно кивнула, но потом заметила:
        - Только я не понимаю одного. Маргаритки - прекрасный подарок, а, насколько мне помнится, ты хотела, чтобы Клейтон в данном случае не имел успеха.
        Мэри с загадочной улыбкой принялась за волосы Виктории и спокойно сказала:
        - Конечно, это хороший подарок, не считая тех случаев, когда они вызывают аллергию. Жаль, Клейтон может не знать об этом.
        - Да, действительно!- Виктория не смогла сдержать улыбку.
        - Я уверена: как только она посмотрит на букет, то обнаружит свои истинные чувства,- уверенно произнесла Мэри.- А очередное послание уже готово?
        Виктория достала листок бумаги и подала его сестре Клейтона.
        - Я написала так, как ты мне подсказала. Ты уверена в том, что нам надо именно так поступать?
        Я слышала, что Элизабет очень нервно воспринимает все, что касается ее больших ступней.
        На лице Мэри опять появилось озорное выражение.
        - Давай скажем, что ноги - самая заметная ее часть. Да, так и сделаем. Клейтону надо показать, на что она похожа на самом деле. Клейтон еще не видел твое сочинение?
        Когда Виктория в знак отрицания покачала головой, Мэри добавила:
        - Хорошо. Я думаю, самое подходящее время, чтобы передать ему стихотворение, будет прямо на приеме.- И, сделав последнее прикосновение к темным локонам Виктории, она поднесла зеркало, улыбаясь удивлению молодой женщины: - Как ты находишь это?
        - Я выгляжу… хорошо.
        Виктория с изумлением смотрела в зеркало. Это была правда: рекомендованная Мэри прическа лучше всего подходила к ее каштановым волосам. Без очков ее глаза казались огромными и такими же ясными и голубыми, как и у тети Эстер. Мэри отступила назад, восхищаясь результатом своей работы.
        - Ты выглядишь не просто хорошо, Клейтон не сможет оторвать глаз. У меня предчувствие, что это будет самый веселый прием, который мне доводилось видеть.

* * *
        Резиденция Пауэлов была еще более роскошной, чем у Джерардов или Честеров. Виктория в изумлении разглядывала мраморные ступени, высокие греческие окна, драпированные персидскими кружевами, мерцающую мебель из палисандрового дерева. Люстры сверкали, одетые в великолепные платья женщины и элегантные мужчины поднимали бокалы с дорогим шампанским.
        - Ничего не бойся,- шепнула Виктории Мэри, заметив, что подруга чувствует себя не очень уверенно в этой обстановке.- Иди, как я тебе показывала, плечи назад, голову выше.
        - Выходит, нелегко иметь много денег,- Виктория едва сдерживала смех, старательно следуя инструкциям Мэри.- Я думаю, изготавливать поздравления намного проще.
        - Конечно,- согласилась Мэри.- Позволь мне представить тебя Виндерам и Харперам. Они оба пожертвовали довольно много денег на больницу. Их жены умирают от желания познакомиться с тобой. Только помни: улыбайся и старайся выглядеть обворожительно.
        Виктория следовала за Мэри, уверенная, что если она будет все делать так, как та советовала, то успех ей обеспечен.

“Это так просто”, - думала она, грациозно раскланиваясь и улыбаясь. Она держала чашку именно так, как показала ей Мэри, ограничила себя одним сэндвичем и старалась внимательно слушать говорящих, а когда это было нужно, поддакивать. Как и раньше, ее слава изготовителя знаменитых поздравлений сделалась предметом всеобщего обсуждения.
        Все было прекрасно. Викторию принимали как никогда раньше. Ее улыбка сделалась особенно ослепительной, когда к ним присоединился Филипп, повторяющий комплименты ее платью и прическе, а также несколько других, не менее привлекательных мужчин, наперебой предлагавших ей то чаю, то сэндвич. Она беспечно смеялась над какой-то шуткой Мэри, когда вдруг заметила Клейтона и Элизабет в противоположном углу зала.
        У нее сильно забилось сердце, взгляд оказался прикованным к ним. Элизабет была настолько красива, что казалась почти неземной. На ней было бледно-голубое платье, подчеркивающее лучезарность улыбки. Она шла, деликатно взяв Клейтона под руку, ее смех был похож на звон колокольчика. Виктория взглянула на Клейтона. Он с обожанием смотрел на свою невесту, время от времени наклоняясь к ней и что-то шепча на ухо. Элизабет при этом заливалась смехом, очаровательно краснея.

“Здесь что-то не так,- подумала Виктория.- Клейтон любит Элизабет, это ясно, как божий день. То, что придумала Мэри, явно не получится”.
        Взглянув на платье, которое принадлежало не ей, она еще больше расстроилась. “Я не могу соперничать с Элизабет”, - пришло ей в голову. Как она только могла подумать, что Клейтон мог предпочесть ее этой даме.
        Вид Клейтона и Элизабет, идущих вместе, был непереносим, Виктории опять захотелось немедленно уйти.
        - Привет, Виктория,- громко поздоровалась Элизабет, осматривая бледно-лиловое платье.- Ты выглядишь прекрасно. Мне кажется, я уже где-то видела это платье. Мэри, это не твое?
        - Как тебе сказать, в общем да.- Мэри бросила на Элизабет взгляд, менее всего походивший на дружеский.- Как чудесно, что у нас обеих одинаковый размер. Виктория была у моего портного и заказала что-то сногсшибательное. К лету все будет готово.
        Элизабет снисходительно улыбнулась:
        - Вот увидите, что она встретится со своим избранником. Мы не хотим, чтобы Виктория оставалась слишком долго одинокой.
        - Я не думаю, что с этим могут быть проблемы,- Мэри многозначительно посмотрела на мужчин, держащихся на небольшой дистанции.
        - Кажется, Филипп и его друзья уже будто околдованы.
        - Идиот!- сказал Клейтон, глядя на Филиппа недобрым взглядом. Он повернулся к Виктории и не смог сдержать восхищения. Его глаза мгновение задержались на линии выреза, но Виктория могла поклясться, что увидела ярость на его лице и что-то еще, от чего ее сердце стало биться сильнее.
        - Это прекрасное платье, но ты могла бы дать ей что-нибудь более классическое. Ты же знаешь, каковы эти молодые люди на самом деле,- заметил он Мэри.
        - Прекрати,- отозвалась та.- Виктория не собирается одарить их всех своим вниманием, не так ли, дорогая?
        Виктория только было хотела сказать “нет”, но Мэри пристально посмотрела на нее. В первый раз в своей жизни Виктория воспользовалась способностью завлекать, вспомнив рассказы женщин, которым она писала письма. Стараясь скрыть улыбку, она потупила глаза, обещая про себя завтра утром пойти на исповедь.
        - Да, не всех Но они все такие милые, особенно Филипп Он даже пригласил меня на прогулку верхом Как ты думаешь, стоит поехать?
        Она посмотрела на Мэри широко открытыми глазами и сестра Клейтона одобрительно усмехнулась.
        - О, да. Он так тобой увлечен. Я думаю, это потрясающая идея. А ты как считаешь, Клейтон?
        Клейтон пробормотал что-то невнятное. Мэри сияла.
        Элизабет отвлекла Клейтона показывая на слугу в другом конце зала.
        - Клейтон, смотри слуга, кажется, обращается к тебе.
        Клейтон оторвал свой взгляд от Виктории и заметил дворецкого, пытающегося ему что-то сообщить. С улыбкой он повернулся к Элизабет и поцеловал ее руку.
        - Я сейчас приду. Надеюсь, вы меня извините?
        - Не задерживайся слишком долго, дорогой,- сладко проворковала Элизабет - Минута, проведенная без тебя, кажется вечностью.
        Клейтон неловко улыбнулся и направился к дверям, в то время, как Элизабет переключила свое внимание на молодую предпринимательницу.
        - Он такой красивый. Он написал мне еще одно стихотворение.
        - Я уверена, что он будет воспевать твои ноги, дорогая,- сказала вежливо Мэри, пока Виктория отпивала чай, и добавила.- Кстати, Элизабет, это не тебя я видела в опере накануне с Чарльзом Ингерсолом?
        Элизабет, не моргнув глазом, так же спокойно улыбнулась Мэри.
        - Да. Это мой старый друг Я думаю, он и сегодня здесь.
        - Какая жалость, что Клейтон не мог присоединиться к вам в опере. Но его работа отнимает так много времени. Это несправедливо, ты так не думаешь?- не унималась Мэри.
        Улыбка Элизабет угасла, она только собиралась ответить Мэри, как появился Клейтон с большим букетом маргариток. Когда он преподносил их невесте, в ее глазах появился невыразимый ужас:
        - Маргаритки! О, Господи, Клейтон, как - как ты мог!- Она громко чихнула, и целое облако лепестков поднялось в воздухе вокруг нее.- Возьми их,- она сердито сунула цветы обратно Клейтону, который смущенно смотрел на нее.- Убери их отсюда! Я не могу,- и она снова чихнула, потом еще и еще.
        Нос Элизабет порозовел, глаза слезились.
        - Сейчас!
        Клейтон взял букет, протянул его официанту и попросил воды. Мэри с состраданием вздохнула, потом протянула платок.
        - Бедняжка. Боюсь, мой брат все испортил. Маргаритки!
        - Никогда больше не дари мне маргариток!- наконец, смогла произнести Элизабет.- Ужасный сорняк!
        - Извини. Я не знал о твой чувствительности к цветам. Я только пытался сделать для тебя то, о чем ты просила.
        - Я знаю, я… ап-чи!- чихнула Элизабет, понимая, что выглядит совершенно неприглядно.
        По тону Клейтона она поняла, что обидела его, но чихание все усиливалось. Извинившись, она быстро вышла. Мэри пожимала плечами, изображая невинность. Клейтон последовал за невестой со странным выражением в глазах. Слабое чувство вины преследовало Викторию, но она напомнила себе о двух других поздравлениях. Элизабет едва не показала Клейтону свой настоящий облик. Это было как раз то, что ему необходимо было увидеть.
        Желая поправить положение, Клейтон протянул возлюбленной “свои” стихи:
        Прелесть женщины - не в изысканности манер,
        В стройных линиях ее ног,
        В ее очаровательных, изящных ножках,
        В крохотных ножках, ступающих по земле.
        Взгляд Элизабет был теперь совсем не ангельским. Ей, наконец, удалось справиться с чиханием и привести лицо в порядок. Она вернулась к Клейтону, ожидая услышать новые слова любви. Теперь же ей, задыхающейся от ярости, приходилось ломать руки в нерешительности и думать, как поступить, что сделать: то ли ударить Клейтона при всех, то ли отомстить ему по-другому.
        - Как ты посмел?- У нее яростно горели глаза.- Как ты мог написать такое.
        - В чем дело?- Клейтон недоуменно сжимая листок в руках, смотрел на свою невесту, как на сумасшедшую.
        - В том, что ты написал, я не нахожу ничего смешного, это совершенно безвкусно,- задыхалась от злобы Элизабет.
        - О чем ты говоришь?- он схватил ее за руку, не давая уйти.- Это, может быть, немного необычно, но здесь нет ничего плохого,- оправдывался Клейтон.
        - На самом деле?- Элизабет фыркнула, потом приподняла подол платья.
        Клейтон, ничего не понимая, опустил глаза на пол, он долго ничего не мог сообразить, пока не увидел ее ступни. Они у нее были какими угодно, но только не изящными. Он, наконец, осознал, что у нее был такой размер ступни, который он ни разу в жизни не встречал у женщин. Комизм этой ситуации был так силен, что Клейтон разразился смехом.
        - Здесь нет ничего смешного!- Элизабет била его кулачками в грудь, с каждым моментом распаляясь все больше.- Ты самый грубый, самый безмозглый мужчина, которого я когда-либо встречала! Я скорее умру, чем выйду за тебя замуж!
        Улыбка исчезла с лица Клейтона, он так сердито посмотрел на Элизабет, что ее гнев быстро улетучился.
        - Прости, что я поставил тебя в такое положение,- сказал он холодно.- Стихотворение было, конечно же, ошибкой, но я не думал, что так получится. Очевидно, мое предложение ничего не значит для тебя.
        - Извини,- быстро нашлась Элизабет, поняв, что рассердила его, а кроме того, показала себя не с лучшей стороны. Выдавив из себя улыбку, она кокетливо взглянула на Клейтона.- Я очень переживаю из-за своих ног.
        - Я вижу.
        Он позволил ей взять себя под руку, но все еще смотрел на нее так, как будто видел насквозь. Элизабет быстро поцеловала его в щеку.
        - Это было глупо с моей стороны, дорогой. Ты ведь простишь меня, не так ли?- она попыталась сменить тему.
        Клейтон улыбнулся ее ребяческой выходке и согласно кивнул.
        - Конечно. Давай забудем об этом. Все пошли на ланч, я думаю, мы должны присоединиться к остальным.

* * *
        Мэри и Виктория видели, как Клейтон вышел. В его облике и в том, как он вел свою невесту в столовую, чувствовалось напряжение. Мэри как-то ухитрилась усесться рядом с ними, и, сияя, спросила с совершенно невинным видом об их прогулке в саду:
        - Я слышала, что у Пауэллов отличные папоротники. Они вам понравились, Элизабет?
        Клейтон не очень приветливо посмотрел на нее, Элизабет извинилась и вышла. Дождавшись ее ухода, Клейтон сделал маленький глоток вина, а затем пристально посмотрел на сестру.
        - Еще немного, и я бы стал ругаться. Надеюсь, ты не приложила руку ко всему этому? - спросил он.
        - О чем ты говоришь?- вежливо ответила Мэри. Когда Клейтон ничего не сказал на это, она продолжила в том же тоне:
        - Перестань хмуриться и передай мне сэндвичи. Ты выглядишь гораздо старше, когда сердишься. Кстати, тебе не пора на работу?
        Он вынул из кармашка часы, проверяя время.
        - Из-за холеры больница переполнена. Мы работаем не покладая рук, но людей не хватает.
        - Неужели положение такое тяжелое?- спросила Виктория.
        Клейтон кивнул:
        - Я никогда не видел ничего подобного. Все палаты переполнены. У нас нет в достаточном количестве ни пищи, ни медикаментов. Больные ужасно страдают: мужчины, женщины, маленькие дети - большинство из них бедны, у них нет денег.
        Виктория вздрогнула, когда представила себе эту картину. В этот момент вернулась Элизабет.
        - Тебе нужна моя помощь?- спросила Виктория.- Я, хоть и не сестра милосердия, но могу подавать лекарства, менять постель.
        - Я тоже хотела бы помочь,- искренне сказала Мэри.
        Клейтон улыбнулся.
        - Очень благородно с вашей стороны, но больница не самое подходящее место для женщин. Я не знаю, сможете ли вы работать в таких условиях,- поделился сомнениями Клейтон.
        - О, это ерунда,- твердо заявила Мэри.- Нас это не остановит. Ведь у вас работает столько женщин-сиделок, а им это не мешает. Мы придем днем.
        Строго посмотрев на Клейтона, Мэри повернулась к Элизабет.
        - Ты пойдешь с нами?
        Элизабет побледнела.
        - Я… не могу. Я не перенесла бы этого.- Она улыбнулась Клейтону и мило пожала плечами.- Вы ничего не имеете против, правда?
        - Да, я понимаю,- не совсем обычным голосом произнес Клейтон и добавил, тепло улыбнувшись Мэри и Виктории: - С нетерпением буду ждать вас обеих сегодня. Всего хорошего, Элизабет.
        Глава VI
        Больничные палаты в действительности были еще хуже, чем можно было ожидать. Виктория была в ужасе, увидев истощенных взрослых мужчин, а также женщин и детей. Постели требовали быстрой смены, белье - стирки, полы - мытья. Повсюду царила бедность. Палаты были наполнены запахами больных и медикаментов. Не раз на глазах Виктории люди умирали. Клейтон же работал в этих условиях постоянно. Виктория восхищалась им. Он сочувствовал больным, выслушивал их жалобы и делал все, чтобы облегчить их страдания. Клейтон был чрезвычайно терпелив даже к тем, кто вопреки всему не следовал его советам и пил из зараженных источников. Он понимал людей и пользовался их уважением.
        К концу дня Клейтон выглядел смертельно уставшим, но все-таки, вытирая пот с лица, зашел в палату к Виктории.
        - Вы с Мэри славно потрудились сегодня. Как мне благодарить вас?- Он показал на вычищенные полы, чистые кровати и свежее белье.
        Виктория улыбнулась и нежно коснулась его лица.
        - Это тебя мне надо благодарить. Я должна признаться, что не имела полного представления о твоей работе вплоть до сегодняшнего дня. Боже, я даже не могла предполагать, что эпидемия - это так страшно.
        - К сожалению, это так.- Он вытер руки полотенцем и показал на кровати.- Я говорю им, что можно использовать только кипяченую воду, но они не понимают. Это трудно объяснить. К несчастью, очень много людей умирает.
        - Но ты столько сделал,- сказала Виктория.- Больные доверяют тебе.
        - Наверное,- согласился он и улыбнулся.- Извини, но так тяжело видеть их страдающими. У Коннелла Бойль большая семья, у него самая чудесная малышка, которую я когда-либо видел.- Улыбка исчезла с его лица, он сделал паузу. Казалось, он глядит куда-то внутрь себя.- Господи! Я надеюсь, что они заразились не все.
        Виктория утешительно прошептала ему:
        - Только ты можешь так много сделать.
        - Но можно и больше. Одна из причин, почему я хожу на приемы и званые вечера, заключается в том, что многие из наших знакомых имеют деньги и могут помочь, но их надо убедить. Я и убеждаю их.- Он горько улыбнулся, помогая Виктории надеть плащ. - Люди становятся более милосердными, пожертвования в прошлом году были весьма значительны.
        - Я рада,- взгляды их встретились, и какое-то время казалось, что время замедлило свой бег. Викторию переполняли чувства, она могла смотреть куда угодно, но только не на Клейтона.- Мне надо идти,- нежно прошептала она,- заняться поздравлениями.
        - Может, выпьем по чашечке кофе? Только по чашечке. Я не задержу тебя долго. Ненавижу оставаться один после работы, как сейчас,- сказал Клейтон.
        Улыбаясь, Виктория согласилась. Она сама много работала и могла это понять. Взглянув на доктора, она увидела, что от работы его волосы растрепались. Ей захотелось прикоснуться к нему, причесать волосы, вытереть пот, сделать еще что-нибудь хорошее для него.

“Что это с тобой происходит? У него есть невеста”, - напомнила она себе.
        - Теперь мы пойдем?- Клейтон протянул руку, и Виктория взяла ее.

* * *
        Она была так хороша, что он не мог не восхищаться ею. Клейтон следил за Викторией, за тем, как она садилась напротив него за столик в кафетерии. На ее лице была усталая, но искренняя улыбка. Она работала целый день не покладая рук в госпитале, но несмотря на смертельную усталость, всегда находила пару теплых слов для каждого больного. Виктория обладала даром протягивать руку помощи и утешения людям, напоминать им, что они нужны и что их ценят. Это и делало ее поздравления уникальными, ни на что не похожими. Особенно ярко ее искусство проявлялось в поздравлениях к дню Святого Валентина.
        Сейчас на ней было простое платье, которое подчеркивало ее изящную фигуру. Клейтону захотелось обнять Викторию, но он не радовался своим мыслям. Что с ним происходит? Он сделал предложение одной из красивейших женщин в городе, но все его мысли занимала Виктория. Он находил ее физически совершенной, но она волновала его и по другим причинам и значила для него сейчас больше, чем когда-либо.
        - Почему ты улыбаешься?- спросила Виктория, приглаживая волосы.- Я выгляжу страшилищем?
        Клейтон хотел было сказать ей, о чем он думает. Вместо этого он сделал глоток кофе. Поверит ли она?
        - Мистер Джирард?- Официант подошел к их столику, очевидно не решаясь прервать разговор, хотя всем своим видом давал понять, что должен передать какую-то важную информацию.
        Отодвинув кофе, Клейтон подозвал официанта.
        - Вас спрашивает какой-то мальчик,- передал тот ему.- Он говорит, что его зовут Питер Бойль и что у них в семье есть заболевшие. Я сказал ему, что вы очень устали, но он настаивал.
        - Все в порядке, пришли его сюда.- Выругавшись про себя, Клейтон представил себе Коннела Бойля. Его болезнь прогрессировала, и медицина уже мало чем могла помочь. Смерть была вопросом времени.
        Клейтон почувствовал полную беспомощность. Он посмотрел на Викторию, и она пожала его руку, как бы утешая.
        Маленький мальчик в мятой одежде, ожидавший доктора в фойе, робко вошел, как бы опасаясь того, что уже одно его присутствие испачкает обстановку вокруг. Он первым увидел Клейтона и стащил кепку с головы, открыв копну рыжих волос.
        - Они, сэр… моя семья… Они все заболели. Извините, что я беспокою вас, но мой папа попросил позвать именно вас, если это вдруг случится.
        Слезы ручьем лились по его щекам.
        - Я приду. Ты говоришь, они все больны?- Мальчик кивнул, и Клейтон снова выругался про себя. Семья Бойлей была многочисленной. Лечить их всех, давать им лекарства, окружать их заботой было почти невыполнимой задачей.
        - Ты живешь в ирландском квартале, к востоку от Спринг Гаден?
        Мальчик подтвердил это, и Клейтон поморщился: названный район был практически весь заражен. Все же он решил идти.
        - Я пойду с тобой,- Виктория встала и взяла свой плащ.
        - Нет, ты работала весь день. У тебя есть свое дело, тебе нужно заняться им,- ответил доктор.
        - Клейтон, я могу помочь.- Она улыбнулась и добавила.- Ты же знаешь меня. В своей работе я придерживаюсь собственного расписания. Я уже достаточно поработала над поздравлениями за последние несколько дней.
        Он посмотрел на нее, еще колеблясь.
        - Вообще мне нужна помощь.
        - Тогда я пойду,- Виктория зашагала впереди него, взяв мальчика за руку.
        Клейтон поспешил догнать их. Виктория, когда хотела, была упрямой женщиной, и совершенно бесполезно было ей противоречить.

* * *
        Полуразвалившийся многоквартирный дом Бойлей находился в самом бедном квартале. Виктория с ужасом смотрела на сломанные окна, текущую крышу, сточную канаву с запахом нечистот и на множество крыс, снующих тут и там. У жителей квартала не было денег ни на лекарство, ни на простыни, ни на что-то другое из самого необходимого.
        В одной из комнат на постели лежала Роза Бойль.
        Виктория огляделась вокруг и увидела детей, задыхающихся от болезни, бледных и уже почти обезумевших от сознания того, что им не выздороветь. Соседи приходили и уходили, что-то шепча друг другу и пытаясь чем-нибудь помочь.
        Меган, самая младшая, трогательно лежала на старом диване, подложив под голову старое отцовское пальто. Ее красивое личико, обрамленное черными волосами, было почти кукольным, ее глаза были поразительно голубыми и серьезными, как у взрослого. Зажав в руке потрепанную игрушку, она молча наблюдала, как Клейтон подходит к ней.
        - Так, так. Да ведь это моя маленькая подружка.
        У Виктории перехватило дыхание, когда он склонился над ребенком: доктор заметно волновался.
        - Я слышал, ты чувствуешь себя немного больной. Это правда?
        Меган кивнула, прижав к себе куклу.
        - Мой папа…
        - Он в больнице,- успокоил ее Клейтон, о нем заботятся. Сколько времени ты болеешь?
        Он слушал, как напрягая последние силы, маленькая девочка шепотом рассказывала историю своей болезни. У нее сильно билось сердце. Виктория закрыла глаза, заметив признаки близкой смерти. Конечно, Господь не мог допустить этого, он не мог отобрать жизнь у маленькой девочки, которая, по сути дела, еще и не жила. Взглянув на Меган, Виктория подумала о том, как несправедливо, что эта малышка никогда не окончит школу, никогда не выйдет замуж и у нее никогда не будет детей.
        Сдерживая слезы, она протянула Клейтону сумку и терпеливо ждала, пока он осмотрит ребенка. Когда он закончил осмотр, то укутал девочку плотнее и влил ей в рот полную ложку лекарства. Через несколько минут Меган мирно спала, и Клейтон с побледневшим лицом повернулся к Виктории.
        - Клейтон, она…- не закончила фразу женщина.
        - Я еще не знаю,- заметно обессиленный, он провел рукой по лицу.- Есть небольшой шанс, что это вирус, но кто знает! Посмотри на эти условия! Люди не могут в них жить.
        - Я знаю,- Виктория обняла его, желая утешить.- Ты сделал все, что было в твоих силах.
        - Я дал ей снотворного. Я ненавижу собственное бессилие. Только утром я смогу узнать, станет ли ей лучше. Сейчас я ничего не могу сделать,- в отчаянии говорил Клейтон.
        Виктория чуть не плакала, видя, как уютно свернулась калачиком под пальто маленькая девочка. Она молча вышла с Клейтоном и поблагодарила Бога за то, что он дал ей талант, позволявший зарабатывать на жизнь. У таких людей, как Бойли, этого дара не было.
        Легкая мгла окутывала уличные фонари. Клейтон с несчастным лицом обратился к Виктории:
        - Пожалуйста,- прошептал он, когда она взяла его под руку.- Я знаю, что не имею права просить тебя об этом, но не могла бы ты побыть еще немного со мной? Я не могу сейчас идти домой.
        Виктория понимающе кивнула, у нее текли слезы. Она сделала бы для него сейчас все.
        - Давай вернемся в магазин. Тетя Эстер и тетя Эмма останутся на ночь у своих подруг и не придут до утра. Мы будем одни и сможем поговорить.
        Клейтон помог ей сесть в экипаж. Он обращался с Викторией так, как если бы она была сделана из тончайшего фарфора. Прошла вечность, прежде чем они достигли Секонд Стрит. Маленький уютный кирпичный дом после трущобы казался привнесенным из другого мира. Виктория зашла внутрь, зажгла свет и согрела воды. Клейтон подошел к ней и, когда она подняла чайник, крепко ее обнял.
        - Я так хочу обнять тебя. Я чувствую…- начал он.
        Виктория знала, что он хотел сказать. У нее сжалось сердце. Поставив чайник, она повернулась к нему и обняла его за талию. Его губы коснулись ее губ.
        - Господи, Виктория, если бы ты знала, как давно я мечтал об этом…
        - Поцелуй меня, пожалуйста, Клейтон.
        Ее горячий шепот еще больше возбуждал его. Они слились в едином поцелуе, нежном и полном страсти. Потом он поднял ее на руки и понес к кушетке в гостиной. Виктория не сопротивлялась. Все преграды между ними рухнули. Сейчас они могли выразить все чувства, которые до этого момента им приходилось скрывать.
        Глава VII
        Их разбудил спрыгнувший со спинки кровати полосатый кот. Виктория мечтательно улыбалась, в то время как Клейтон проклинал кота.
        - Ненормальный зверь.
        Он поморщился и медленно встал, протягивая Виктории шаль. Клейтон заметил, что женщина покраснела и быстро набросила шаль на себя. Она никогда не была в такой ситуации раньше.
        Взяв свою одежду, Клейтон только сейчас в полной мере осознал то, что произошло между ними и как осложнилась теперь его жизнь. Она была невинной, в этом не было никаких сомнений. Кроме того, она была ему так нужна. То, что произошло между ними, было чем-то особенным. Клейтон отлично это понимал. Они любили друг друга с той страстью, которую он никогда даже не надеялся испытать к кому-либо. С другой стороны, он не мог просто так уйти от Элизабет. Это было делом чести. Он был связан с ней обязательством, клятвой. Их семьи уже готовились к свадьбе, и Элизабет, помимо всего прочего, так хотела этого…
        - Клейтон?- Виктория, заметив грусть в его глазах, потянулась к нему и взяла его за руку - Нам нужно поговорить.
        Он кивнул и сел возле нее. На его лице было написано смущение, и женщина начала первой.
        - В отношении этой ночи…- в ее улыбке было столько чувств, что у него дрогнуло сердце.- Это ни к чему тебя не обязывает. Я знаю, ты связан обязательством с Элизабет. И то, что случилось между нами… просто случилось. У тебя был трудный день, и тебе был кто-то нужен. Я понимаю это и совсем не считаю, что ты нарушил клятву.
        Чувства переполняли Клейтона, он думал, какая она все-таки удивительная, особенная женщина.
        - Виктория, прошу тебя. Это случилось по нашему взаимному влечению. Ты так много значишь для меня. Я не знаю, что делать и что сказать тебе сейчас. Но я никогда не изменю своему слову и не причиню боль другому человеку Я не сожалею ни об одном мгновении, проведенном с тобой. Ты понимаешь это?
        Виктория прошептала:
        - Да.
        Он оставался порядочным человеком; и это было одной из причин ее любви.
        - Я никогда не забуду тебя, Виктория.- Клейтон нежно коснулся ее волос и вытер слезу, катившуюся по ее щеке. Он остановился у выхода и плотно закрыл двери за собой.
        Теперь она даже не пыталась сдержать слез, бегущих по ее щекам. Инстинктивно она понимала, что это был конец их отношениям, понимала, на что она решилась… но минувшей ночью она испытала счастье быть с ним. И до самой смерти она пронесет память об этом, не забывая, что ей, Виктории Викершем, принадлежал мужчина, который был безмерно дорог ей, который был действительно увлечен ею…
        И которого она любила.

* * *
        Клейтон молча ехал в экипаже. Как ни пытался, он не мог избавиться от чувства вины. Боль полностью пронизывала его.
        Виктория. Господи, какая же это благородная женщина. Она отпустила его без единого упрека или гневного слова, ничего не требуя взамен. Она поняла даже то, что он был связан словом. Она отказалась от собственного счастья и позволила ему вернуться к невесте.
        До дня Святого Валентина оставалось совсем немного времени. Родители Элизабет официально объявят о помолвке. Странное гнетущее чувство возникло у Клейтона, когда он подумал о предстоящей свадьбе. Когда-то он был счастлив от одной мысли о ней. Но сейчас…
        Сейчас ему предстояло жить с мыслью о том, что могло бы быть и чего у него уже никогда не будет.

* * *
        - О, это замечательно, дорогая. Должна сказать, что ты превзошла самое себя.
        Эстер счастливо улыбалась, показывая на законченную поздравительную открытку, которую Виктория положила на стол около стопки конвертов кремового цвета и атласных поздравлений. Повсюду были разбросаны кружева, с которыми играл полосатый кот, рулоны розовой ленты валялись по всей комнате.
        Три женщины напряженно работали. Слова Эстер были первыми словами, которые она произнесла за последний час. Виктория еще раз придирчиво осматривала готовую работу. Ни одна открытка не должна быть отправлена, если она не сделана безукоризненно. Ведь это не просто поздравления, а признания в любви.
        - Да, это получилось очень мило,- согласилась Виктория, взглянув на шелковую с красным открытку.
        Повернув лампу, она посмотрела в книгу заказов. Кажется, они успеют выполнить все, несмотря на то, что произошло за последние две недели. Было приятно сознавать, что так много женщин получат объяснения в любви в день Святого Валентина, в день, который был так близок сердцу каждой женщины.
        На какое-то время она вспомнила о Клейтоне. Он поступил благородно. Он был вынужден так поступить.
        Послышался голос тети Эммы:
        - Это был удачный год для Викершем. Триста поздравлений!
        Наступил день Святого Валентина. Дул сильный, холодный ветер, шел снег. Работа была завершена, и Эмма раскладывала поздравления так, чтобы мальчишки, которых они нанимали, доставили их точно в срок.
        Эмма с любовью смотрела на ряды открыток.
        - Наконец-то все,- сказала она племяннице.- Я полагаю, у нас удачно закончился этот сезон, и у тебя достаточно денег для твоего пенсионного фонда.
        - Да,- согласилась Виктория, последний раз проверяя конверты.- Даже более чем достаточно. А если наши доходы будут расти, я смогу увеличить фонд без ущерба для дела. Это так приятно - помочь людям.- Она улыбнулась, затем продолжила счастливым голосом: - Я рассказывала вам о маленькой Меган Бойль. Клейтон сказал, что ей лучше.
        Тетушки внимательно посмотрели друг на друга при упоминании имени Клейтона. Виктория, казалось, была счастлива, хотя в выражении ее лица проскальзывала какая-то задумчивость. Эстер покачала головой:
        - Это прекрасно, дорогая. Однако, я думаю, ему должно быть стыдно от того, что сегодня объявляют его помолвку с Элизабет. Мне тяжело даже думать об этом.
        - Эстер!- резко перебила ее Эмма, а затем повернулась к племяннице: - Извини, Виктория. Эстер иногда не думает, о чем говорит.
        - Я всегда думаю,- обиделась Эстер, но по ее глазам было видно, что она сожалеет о том, что сказала.
        - Ничего страшного. Все в порядке. Это не так важно,- ласково ответила Виктория. - Клейтон - честный человек. Он дал слово Элизабет. Он никогда не лгал. И я снова с ним в дружеских отношениях, а этого более чем достаточно.
        Эмма промолчала, а Эстер отвела взгляд в сторону. Конечно же, они хорошо знали, что на самом деле этого было недостаточно, но тем не менее Элизабет Честер обручится сегодня с Клейтоном.
        И с этим ничего нельзя было поделать.

* * *
        Клейтон стоял на белых мраморных ступеньках особняка Честеров и любовался поздравлением для Элизабет. Оно было сделано Викторией как всегда изумительно.
        Он тщательно, наслаждаясь стилем автора, перечитывал стихи. В них больше не было скрытой насмешки. Теперь Клейтон был в этом уверен. Он серьезно расспросил сестру, и она созналась ему во всем. Мэри только поинтересовалась, когда Клейтон догадался о проделке и когда он понял, что Виктория его любит. Тогда он был вынужден напомнить ей о своем слове и о том, что нельзя нарушать обещания. На душе было тяжело, ему казалось, что он поступил неправильно. Самое страшное заключалось в том, что он не знал, как выйти из этого положения. Ведь сегодня предстояло сделать официальное предложение, и Элизабет наверняка согласится. Она станет его женой, его другом и помощником.
        Дворецкий проводил Клейтона в гостиную и сообщил, что мисс Элизабет скоро выйдет. Поздравительная открытка, казалось, делалась все более тяжелой. Он попытался представить Элизабет в качестве своей жены, но все, что нарисовало его воображение - это ее лицо в тот день, когда он подарил ей маргаритки. Он вспомнил, как много раз пытался рассказать Элизабет о своей жизни, своей работе, и в памяти всплыли ее изящные вздрагивания, которые он приписывал ее необыкновенной женской чуткости. Ему наконец-то стало понятно, что для нее были важны разговоры лишь о ней самой.
        Элизабет появилась в гостиной и закрыла за собой дверь. Куда-то исчезли ее прекрасная улыбка и манящий свет глаз. Сегодня эти глаза выглядели усталыми и потускневшими, а в улыбке не было очарования.
        - Клейтон, нам надо поговорить,- начала она.
        Вздохнув, Клейтон согласился.
        - Элизабет, если это все о том вечере, то…
        - Да, и еще кое о чем,- оборвала она его сердитым голосом.- Мы вынуждены были уйти с вечера у Моррисов. Ты должен понимать, что этот прием был важнее очередного посещения больных.
        - Элизабет, семья Бойлей тяжело заболела. Я не мог оставить их страдать всю ночь, - возражал Клейтон.
        - Но зато ты постоянно заставляешь страдать меня,- продолжала Элизабет.
        Клейтон был вне себя от возмущения. Обед для нее был важнее жизни ребенка.
        - Ты же знаешь об эпидемии холеры. Помогать людям - мой долг. Маленькая Меган…- продолжал он.
        - Клейтон, я боюсь, что мне придется сказать следующее: мы вряд ли будем вместе. Ты слишком занят своей работой, и все только и твердят об этом. Короче говоря, ты становишься занудой. Все, о чем ты можешь и способен рассуждать - это больница, больные и Виктория.- Она посмотрела на открытку в его руке и усмехнулась: - Сохрани это, Клейтон, или верни назад мисс Викершем. Я уверена, что она будет в восторге.
        Затем Элизабет быстро вышла из комнаты. Пораженный Клейтон стоял и смотрел на поздравительную карточку. Когда он выходил, то заметил еще две открытки, сделанные Викершем, на серебряном подносе. Он не мог спутать ни с чем ее красивый почерк, ее печать с ирисами. Клейтон горько усмехнулся, так как ситуация стала предельно ясной.
        Элизабет никогда не любила его. Она хотела получить его так, как капризный ребенок хочет получить новую игрушку. По положению в обществе он подходил ей, однако, не встретив привычного постоянного восхищения собой с его стороны, Элизабет вспомнила о запасных претендентах. Хотя Клейтон был отвергнут, он чувствовал огромное облегчение. Он был свободен, свободен делать то, что захочет, свободен любить и быть по-настоящему любимым. Когда он снова посмотрел на стихи и перечитал их, то наконец-то понял смысл, заключенный в них. Они были посвящены только ему одному. Эта божественная женщина, единственная во всем мире, которую он любил, любила его. Как же он был слеп раньше. Она знала об Элизабет все, в том числе и о других поздравлениях к дню Святого Валентина, но ничего не сказала ему, боясь причинить боль. Он чувствовал себя заново вернувшимся к жизни.

* * *
        - А рассказывала ли я вам о том, как Джонатан подарил мне цветы? Это было чудесно. Я хорошо это помню.
        - Эстер,- перебила Эмма.- Меньше всего Виктория хочет слышать о твоих романах. Ты понимаешь?
        Эстер выглядела уязвленной, и Виктории пришлось улыбнуться ей.
        - Я так не думаю. Сегодня самый подходящий день для воспоминаний. Расскажите, тетя Эстер.
        Старая женщина просияла и, бросив Эмме: “Я же говорила”, - начала рассказывать о человеке, образ которого она пронесла через всю свою жизнь.
        Вдруг в дверь постучали, и Эстер поднялась, чтобы открыть. Виктория была так погружена в работу, что не сразу заметила, как в помещение вошел мужчина и, сняв пальто, отдал его Эстер. Но когда она подняла глаза, то остолбенела: в комнату входил Клейтон Джирард.
        - Виктория,- произнес он.
        Она в изумлении уставилась на него, отказываясь верить своим глазам. Обе тетушки переглянулись и, как сговорившись, направились в кухню.
        - Это так любезно с вашей стороны, мистер Джирард. Мы принесем чай и пирожные, если вы не возражаете.
        Клейтон улыбнулся, заметив, что обе женщины спешат удалиться из комнаты, оставляя их наедине. Виктория поднялась, у нее бешено колотилось сердце, руки не находили себе места:
        - Клейтон? Ты уже помолвлен? Понравилась ли поздравительная открытка Элизабет?- спросила она.
        Он так радостно улыбнулся, что улыбка появилась и на лице Виктории, хотя она еще не пришла в себя полностью.
        Клейтон взял ее за руку и повел к кушетке. Всего лишь несколько дней назад они были так счастливы вместе, занимаясь любовью. Еще больше она изумилась, когда он достал хорошо знакомый конверт и протянул ей.
        - Открой.
        Она так удивленно смотрела на него, что ему самому пришлось распечатать его. Наконец что-то начало проясняться, и безумная радость стала охватывать Викторию, слезы потекли по ее щекам. Этого не могло быть, такое случается не с ней, в это нельзя поверить!
        - Прочитай,- сказал он нежно, наблюдая, как она открыла поздравление, обращаясь с ним так, будто это была величайшая драгоценность.
        Это были стихи, любовное письмо, написанное им самим. Она читала и уже не пыталась сдержать слез. Чувства переполняли ее, она повернулась к Клейтону и прижалась к его груди, а он бережно обнимал ее, шепча ласковые слова.
        - Я знаю, что мое письмо не так искусно, как твои, но я попытался написать его сам. Я люблю тебя, Виктория, и я хочу, чтобы ты всегда была в моей жизни. Выходи за меня замуж.
        - Клейтон.
        Теперь она, даже если бы захотела, не смогла бы остановить слезы радости. Виктория плакала и смеялась, обнимала его, пытаясь спрятать мокрое лицо. Он протянул ей платок.
        - Это означает, что ты согласна?- с надеждой спросил он, вытирая слезы счастья на ее щеках.
        - Да, Клейтон. Ты же знаешь это. О Господи, я думала, что потеряла тебя навсегда!
        - Что ты. Я был так слеп и так глуп. Пожалуйста, прости меня, если сможешь. Я люблю тебя, Виктория, и всегда любил только тебя. Ты мне нужна. Ты такая замечательная.
        Клейтон потянулся к ней и поцеловал. Их губы слились в страстном, долгом поцелуе. Некоторое время спустя появились Эстер и Эмма, несущие поднос с чаем и пирожными. Они улыбнулись друг другу.
        - Я думаю, дорогая сестра, что нам стоит отнести поднос обратно,- сказала Эстер.
        - Я думаю, дорогая Эстер, ты совершенно права,- ответила Эмма.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к