Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Кейтс Кимберли: " Украденные Небеса " - читать онлайн

Сохранить .
Украденные небеса Кимберли Кейтс

        # Тихий вдовец - идеальный супруг для благопристойной старой девы. Такова суть плана, который разработала юная дочь сэра Эйдана Кейна, от имени отца вступившая в переписку с мисс Норой Линтон - и ухитрившаяся пригласить будущую мачеху в фамильное имение.
        Но оказалось, что «тихий вдовец» - неотразимый красавец с бешеным кельтским нравом…
        А «благопристойная старая дева» - очаровательная девица, умная и язвительная, которая придерживается весьма невысокого мнения о привлекательных мужчинах…
        Скандала не миновать!
        Но… не зря же говорят, что от ненависти до любви - ОДИН ШАГ!

        Кимберли Кейтс
        Украденные небеса

        Глава 1

        Только безумец отважился бы скакать в одиночку по темной ночной дороге, где одна лишь луна служила маяком, указывавшим путь. Любой благоразумный путешественник заперся бы в карете и окружил бы себя для верности отрядом конной охраны, вооруженной мушкетами. А впереди кареты горели бы фонари, разгоняющие густые тени, во мраке которых могли таиться неведомые опасности.
        Но за многие годы, что сэр Эйдан Кейн отправлялся в путь по лабиринту дорог, ведущих в замок Раткеннон, он ни разу не прятался от ночи. Его душа тосковала по ночи, тосковала по ветру и диким просторам. Он упивался непостижимой красотой этой земли. Словно одержимый, пришпоривал он своего жеребца, понуждая его нестись все быстрее. Полы его плаща развевались за спиной, подобно крыльям черного ангела, а черты лица, казалось, были высечены из гранита.
        Ночь обступала его кольцом, проникала своим ледяным дыханием за ворот, ерошила рыжевато-каштановые кудри; словно играла с ним, выдавая смутные тени за зловещих обитателей ночи - кровожадных разбойников и безжалостных грабителей, прятавшихся, казалось, за каждым придорожным камнем и за каждым деревом.
        Но Эйдан был невозмутим - пустись все воинство Люцифера за ним в погоню, он и тогда не повел бы и бровью. Он стал заложником дьявола задолго до того, как впервые переспал с женщиной, задолго до того, как научился ходить.
        В эту ночь Эйдана Кейна гнали вперед совсем другие призраки - духи несчастных, павших жертвами вероломства и предательства многих поколений его предков, Кейнов из Раткеннона.
        Можно было не сомневаться: все обездоленные, пострадавшие из-за Кейнов, с радостью ухватились бы за возможность отправить Эйдана в преисподнюю, на встречу с его прародителями, но он и так уже подвергся терзаниям - терзаниям неизмеримо большим. Его мучило постоянное ожидание, ощущение нависшей угрозы, делавшееся все острее и мучительнее с каждым ударом копыт жеребца, мчавшегося к замку Раткеннон.
        Раткеннон. Военный трофей. Награда за бесчисленные предательства и коварные измены, ставшие для Эйдана единственным наследием, доставшимся ему от предков.
        На протяжении пяти столетий Кейны из Раткеннона исполняли роль остро отточенного клинка, прижатого к горлу западной Ирландии.
        И если беспокойные духи кельтов жаждали мести, то теперь - в этом Эйдан не сомневался - они были вполне удовлетворены, ведь последнее время все свои силы он направлял на то, чтобы обеспечить будущее единственного человека, которого рискнул полюбить.
        Эйдан еще ниже склонился к шее жеребца, и перед ним вновь возникли видения. Розовощекая девочка с пепельно-золотистыми кудряшками, вцепившись в его руку, тащит его посмотреть то ли на котят, то ли на гнездо с пятнистыми яйцами дрозда. Красивое, как фея, дитя понуждает своего пони перепрыгнуть через забор, ничуть не заботясь, что может упасть на землю.
        Кассандра…
        Эта девочка была необычайно смышленой и красивой, отважной и обаятельной, ничто не могло затмить исходившего от нее сияния. Ничто, кроме тьмы, поглотившей душу ее отца.
        Эйдан усилием воли отогнал терзавшие его мысли. Не может быть, что нет способа помочь Кассандре, защитить ее, отвезти в безопасное место, как он сделал однажды, когда привез ее в ирландский замок у моря.
        Вдыхая полной грудью свежий морской воздух, Эйдан пытался избавиться от удушливого запаха - казалось, запах, исходивший от рук любовницы, пропитал его насквозь.
        Эти дикие земли всегда были для него словно врата в иной мир, в иную жизнь. Каждый раз, когда он приезжал сюда, он чувствовал себя совершенно другим человеком. Человеком, достойным уважения. Те искры благородства, что еще тлели в его измученной душе, приобретали здесь блеск драгоценных камней.
        Но это было лишь жестоким заблуждением, ибо он раз за разом убеждался: человек, въезжающий в ворота Раткеннона, - иллюзия. Но девочка, ожидавшая его в покоях главной башни замка, всем сердцем верила в то, что он настоящий.
        Эйдан поднял глаза к великолепным резным башням Раткеннона, уже чуть тронутым мягким сиянием рассвета. Владевший им необъяснимый страх притуплял радость, которую он обычно испытывал при встрече с дочерью. В последний год этот страх все чаще терзал его душу. Его не оставляло чувство беспокойства, неотвязно твердившее, что этот крошечный островок красоты в море безумия и ужаса вот-вот уйдет от него как песок сквозь пальцы.
        Доехав до конюшен, Эйдан натянул поводья, заставив Отважного остановиться. И тотчас же к нему вышел низкорослый колченогий мужчина почтенного возраста; Гиббон Кейдегон, главный конюх Раткеннона, уже приступил к исполнению своих утренних обязанностей.
        - Добро пожаловать домой, сэр! - воскликнул Кейдегон. Расплывшись в улыбке, он добавил: - Сэр, я знаю одну молодую леди, которая будет в восторге, когда проснется. Она совсем извелась, гадая, приедете вы или нет.
        Эйдан спешился и передал Отважного одному из помощников главного конюха. Заставив себя улыбнуться, он проговорил:
        - Но я ведь получил приказ малышки предстать перед ее очами как можно быстрее.
        Кейдегон хмыкнул:
        - Мисс Кассандра уже не малышка, и она непременно напомнит вам об этом. Бедняжка ужасно волновалась, дожидаясь вас. Едва не заболела от переживаний. Последнее время вы были очень заняты, и мы не имели возможности видеться с вами столько, сколько нам бы хотелось. Простите, сэр, что говорю об этом.
        Эйдан покраснел и, не выдержав пронзительного взгляда Кейдегона, отвел глаза.
        - Я приезжаю, когда могу, - пробормотал он, пожимая плечами.
        Пожилой ирландец энергично закивал:
        - Да-да, сэр, я знаю… Но мисс Кассандра… Ваша дочь считает дни до вашего приезда. Только вчера вечером я сказал миссис Кейдегон, что не видел девочки, которая бы обожала своего отца так же, как наша дорогая принцесса.
        Эйдан невольно стиснул зубы. Если бы главный конюх вонзил своему хозяину в бок вилы, он не смог бы нанести ему более глубокую рану. Но почему же безграничная любовь дочери вызывала у него такое болезненное чувство? И когда это началось? Вероятно, это произошло в тот момент, когда он понял: со временем пелена спадет с глаз Кассандры, и она перестанет видеть в нем героя. К тому же Эйдан прекрасно понимал, что когда-нибудь дочь оставит его, и он уже чувствовал, какой тоскливой станет без нее его жизнь.
        - И мисс Кэсси целыми днями хлопотала из-за вашего дня рождения, - продолжал Кейдегон. - Маленькая плутовка даже вынудила возничего Шона отправиться в Дублин, чтобы привезти подарок, который она для вас приготовила. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, сэр. Ваша дочь совсем загоняла бедного Шона, потому что ей очень хочется устроить все наилучшим образом.
        - Неужели она отправила Шона в Дублин? Интересно, что она задумала?
        - Не имею ни малейшего представления, сэр. Но вероятно, нечто грандиозное. Представляете, девочка даже грозилась, что сама убежит в город, если мы не отправим карету. Уверен, она выполнила бы свою угрозу. Вы же знаете, какой бывает принцесса, когда на нее находит…
        Эйдан кивнул и пробормотал:
        - Да, прекрасно знаю. Девочка неисправима. Миссис Бриндл постоянно твердит об этом.
        - Миссис Бриндл?! - Пожилой ирландец рассмеялся. - Знаете, сэр, я уверен, что она только прикидывается строгой и требовательной, а на самом деле девчонка вьет из нее веревки, как, впрочем, из всех нас. Ведь именно миссис Бриндл позволила девочке поступить по-своему. Вероятно, этот сюрприз очень важен для мисс Кэсси. К тому же, сэр, никто лучше вас не знает, как она умеет уговаривать - всегда своего добивается. Вы и сами не в состоянии ей ни в чем отказать.
        - Дело в том, что я не в состоянии и себе ни в чем отказать, - проворчал Эйдан. - И обычно это заканчивается для меня самым плачевным образом. Да, Кейдегон, проследи, чтобы Отважный получил побольше овса.
        Кивнув главному конюху, Эйдан направился к замку. Молодой слуга, стоявший у входа, распахнул перед ним массивные двери, все еще украшенные гербом тех, кого Кейны несколько столетий назад лишили этой собственности. Едва взглянув на приветствовавшего его юношу, Эйдан быстро зашагал по коридору. Чувствуя какое-то странное стеснение в груди, он шел все быстрее. Дойдя до лестницы, не выдержал и помчался наверх, перепрыгивая через две ступеньки. Добравшись до покоев дочери, он на несколько секунд остановился, чтобы отдышаться, а затем осторожно отворил дверь.
        Солнечные лучи, проникавшие в комнату сквозь искусную огранку цветных стекол, вставленных в широкие окна, наполняли покои волшебным сиянием. Эти покои являлись самыми лучшими в замке, и едва ли можно было бы придумать что-нибудь более изысканное и роскошное, чем жилище Кассандры. Стены здесь были украшены чудесными коврами, расшитыми много веков назад искуснейшими французскими мастерами. Сказочные единороги, изображенные на коврах, склоняли головы к ногам прекрасных дев, отважные рыцари вступали в поединки с огнедышащими драконами, деревья роняли свои золотые и серебряные плоды в руки детей, а луга и поляны были усыпаны великолепнейшими цветами.
        Даже мебель в этих покоях была расписана в духе любимых сказок Кассандры Кейн: на платяном шкафу розового дерева и на комоде водили хороводы нимфы, дриады и изящные феи с прозрачными серебристыми крылышками. А столбики огромной кровати под балдахином были украшены цветочными гирляндами, выполненными столь искусно, что они казались живыми. Постель украшала драпировка яркого синевато-зеленого цвета, а на бархатных портьерах были вышиты крылатые кони, готовые взмыть в воздух.
        Но для Эйдана главным чудом в этой комнате всегда была дочка, сейчас сладко спавшая под одеялом, украшенным россыпью золотистых звездочек.
        Кассандра - шаловливый ангел, подлинное сокровище, оказавшееся в руках распутника, в руках человека, недостойного столь щедрого дара судьбы. И вот уже много лет сэр Эйдан Кейн думает лишь об одном - как бы не навредить девочке, как бы не погубить ее.
        Он пересек комнату, бесшумно ступая по роскошным коврам, доставленным в Раткеннон из дальних заморских стран, где выращивают пряности. Увидев позолоченное кресло, придвинутое к кровати, Эйдан вновь ощутил стеснение в груди. Со спинки кресла свисало одеяло, а на сиденье лежала шелковая подушечка. Об этих маленьких удобствах Кассандра позаботилась накануне вечером - она, конечно же, знала, что в ожидании ее пробуждения он займет свое обычное место.
        Эйдан навсегда запомнил тот день, когда дочь впервые попросила его поставить у ее кровати кресло - эта детская мольба до сих пор звучала у него в ушах. Ей только исполнилось семь лет, она еще не вполне оправилась после смерти матери, погибшей в дорожной катастрофе, едва не стоившей жизни и самой Кассандре.
        Малышка вцепилась в его руку и, глядя на него своими чудесными голубыми глазами, пролепетала: «Папа, когда приближается время твоего приезда, я просыпаюсь и просыпаюсь, и думаю, что ты уже здесь, и постоянно бегаю в твою комнату, пока с холодными ногами не падаю без сил. А если ты будешь спать в кресле рядом, то я, проснувшись, смогу до тебя дотянуться и убедиться, что ты наконец-то приехал, что ты настоящий».
        Разумеется, Эйдан не возражал, ведь ради дочери он был готов на все, так что вполне мог провести несколько часов в кресле, рядом с постелью малышки, только бы она не тревожилась. Правда, тогда он даже не подозревал, что эти дежурства станут драгоценнейшими минутами его жизни. Минутами, когда он мог любоваться очаровательным личиком Кассандры. Глядя на спящую дочь, Эйдан знал: с ней все в порядке, она счастлива и никто не сможет обидеть ее.
        Склонившись над кроватью, Эйдан отвел в сторону богато расшитую штору и увидел разметавшиеся по подушкам серебристо-пепельные локоны. На мгновение перед его мысленным взором возникли картины: маленькая девочка держит в руках куклу, которую он привез ей из Лондона; малышка сосет пальчики, сунув их в свой крохотный ротик. Эйдан потерял счет часам, проведенным в тревоге; он боялся, что дурная привычка испортит форму ее хорошеньких губок. Увы, с каждым прожитым днем к Кассандре неотвратимо приближались куда более грозные опасности…
        Она взрослела. У Эйдана защемило сердце, когда в утреннем свете перед ним предстало лицо девушки, которая вот-вот превратится в молодую женщину. Даже во сне ее черты, до боли знакомые, но странным образом изменившиеся, выражали ожидание.
        Грудь Эйдана полоснуло болью - он вдруг почувствовал неловкость, почувствовал себя лишним у кровати дочери. Неужели его ночным бдениям пришел конец?
        Да, похоже, пришло время навсегда убрать из комнаты дочери кресло с одеялом.
        К сожалению, с этим ничего нельзя было поделать, и Эйдан прекрасно это понимал. Более того, он знал, что со временем Кассандра покинет его, оставит так же, как когда-то оставила свою старую куклу.
        Эйдан закрыл глаза, вспоминая, как дочь расспрашивала его во время их последней встречи:

«А моя мама была красивой, когда ты впервые ее увидел на балу у генерала Мортона?»
        Эйдан попытался не выдать своих чувств.

«Да, она была очень красивая».
        Красивая и хитрая, эгоистичная и жадная до удовольствий. Глупая, испорченная, безмозглая девчонка, бросившаяся в объятия распутника, совершенно не думая о том, что тем самым обрекает своих близких на страдания.

«Миссис Бриндл говорит, что мама была первой красавицей сезона и что у нее был с десяток поклонников, готовых драться на дуэли за право подать ей крохотную рюмочку миндального ликера. Когда же она сбежала с тобой, трое из ее поклонников впали в глубочайшее уныние, так что их отправили на морское побережье лечиться, а еще один от отчаяния едва не застрелился. Как ты думаешь, у меня тоже будет много поклонников, когда в Лондоне откроется мой сезон?»
        Эйдану всегда было трудно говорить о Делии. Ему стоило огромного усилия скрывать ненависть к этой женщине, не давать презрению проявиться в голосе или во взгляде, чтобы не причинить боли единственному дорогому существу, увенчавшему его союз с Делией Марч.
        Но когда мечты о Лондоне - о балах и театрах, вальсах и флиртах - начали просачиваться в разговоры дочери, Эйдан наконец осознал весь ужас своего положения.

«Мой сезон в Лондоне…»
        Как часто эти слова звучали у него в ушах! Они мучили и терзали его сильнее, чем ранение в плечо, полученное во время дуэли.
        Его приводили в ужас мысли о том, что Кассандру посещают фантазии, которым не суждено осуществиться. Эйдан прекрасно сознавал свою ответственность за ее неизбежное разочарование; он слишком остро чувствовал свою вину, и эта боль вытравила в его душе незаживающую рану.
        Много лет назад он отвез свою дочку в безопасное место на берегу Ирландского моря. Маленькая принцесса объезжала свое личное королевство в позолоченной коляске, влекомой испанскими пони, которых Эйдан купил специально для нее. Заливаясь беззаботным смехом, она бросалась ему в объятия, и он не уставал ею восхищаться - его дочь была воистину чудесным ребенком.
        Но теперь над ними нависла опасность, которую он прежде никогда не брал в расчет: его ясноглазая малышка превращалась в юную женщину; и конечно же, для нее не существовало слова «невозможно», она даже не подозревала, что скандал десятилетней давности мог оказать какое-то влияние на ее жизнь. Увы, грехи родителей не могли не отразиться на репутации Кассандры.
        Эйдан отдал бы всю свою кровь до последней капли - только бы избавить дочь от страданий. Но в то время, когда он действительно мог кое-что сделать для Кассандры, он был слишком эгоистичным, слишком легкомысленным, а теперь стало поздно - многое уже изменилось, и время было упущено.
        Он осторожно прикоснулся кончиком пальца к шраму на лбу дочери, обычно скрытому под волосами. Эта белая полоска являлась зловещим напоминанием о том, что он едва не потерял Кассандру.
        В следующее мгновение ресницы девушки затрепетали, и на Эйдана уставились огромные голубые глаза. Кассандра восторженно вскрикнула и бросилась на шею отцу.
        - Папа, ты приехал! Если бы ты сегодня не появился, я была бы в отчаянии!
        Эйдан сдержанно хмыкнул и обнял дочь. Уткнувшись лицом в ее роскошные локоны, он пробормотал:
        - В отчаянии, говоришь? Ты меня пугаешь, принцесса. Что-то случилось?
        - Нет-нет! - воскликнула Кассандра. - Ничего не случилось, но просто… Просто прошла целая вечность с тех пор, как мы в последний раз виделись.
        - Всего три месяца, - усмехнулся Эйдан. - Правда, когда я уезжал, ты была еще ребенком, а теперь…
        Кассандра отстранилась и внимательно посмотрела на отца.
        - Но ты ведь тоже когда-то считал, что три месяца - это целая вечность. Папа, неужели ты забыл?
        На него смотрели широко раскрытые глаза пятнадцатилетней девушки - глаза, исполненные печали. Эйдан почувствовал, как его сердце сжалось от боли. Ему казалось, что он виноват перед дочерью уже хотя бы потому, что являлся ее отцом.
        Заставив себя улыбнуться, он проговорил:
        - Вероятно, я не торопился к тебе из боязни ошибиться со своими подарками, девочка. В прошлый приезд я привез тебе отрез муслина на платье, но, когда увидел, как ты выросла, был вынужден признать, что ткани едва хватит на нижнюю юбку.
        Губы девушки дрогнули в очаровательной улыбке, от которой у Эйдана защемило сердце.
        - На этот раз, папа, пришел мой черед удивить тебя подарком! В конце концов, не каждый день джентльмену исполняется… Сколько лет? Восемьдесят? Восемьдесят один? Да, почтенный старческий возраст…
        - Тридцать шесть, шалунья! - Эйдан рассмеялся и ущипнул дочь за щечку. - А встреча с тобой - лучший для меня подарок. Кроме, пожалуй, еще одного… Умоляю, скажи, что не испекла на этот раз для меня торт. В прошлый раз, если мне не изменяет память, твоя стряпня едва не стоила мне жизни.
        - В этом году я приготовила кое-что получше, - проговорила девушка с лукавой улыбкой. - Я так волновалась, что едва не сошла с ума. Но результат превзошел все ожидания. Этот подарок - именно то, что нужно.
        - Ты меня заинтриговала. - Эйдан обвел взглядом комнату. - Тебе ведь известно, что день рождения у меня сегодня, не так ли? Так когда же я получу свой подарок?
        Кассандра взяла платье, однако не торопилась одеваться.
        - Видишь ли, папа, она… то есть он… В общем, подарок пока что находится в пути, но скоро прибудет.
        - Так что же это за подарок? Может, я отгадаю? Во время своего прошлого визита я говорил тебе, что сквайр Фиппс собирается вязать свою восхитительную сучку пойнтера. Готов поставить на кон сотню фунтов, что ты послала в Дублин за одним из щенков!
        - В Дублин? Не имею понятия, о чем ты…
        - Можешь не притворяться, моя девочка. Кейдегон уже пожаловался мне, рассказал, как ты нещадно тиранила всех, требуя отправить в город карету за подарком! Но ты же знала, что я был в городе. Если бы ты только написала, я бы мог забрать ее сам и… Не нужно делать такую кислую мину. Уверяю тебя, подарок очень мне понравится.
        Кассандра побледнела как полотно.
        - Речь вовсе не о собаке! Это нечто гораздо более… более восхитительное.
        Эйдан приподнял брови.
        - Более восхитительное?.. Знаешь, ты меня по-настоящему заинтриговала. И вместе с тем почему-то взволновала… Интересно - почему?
        - Потому что вы слишком неповоротливы и консервативны, сэр. - Кассандра пристально взглянула на отца. - Нужно, чтобы вас кто-нибудь хорошенько встряхнул.
        - Ты полагаешь, плутовка, что сможешь изменить меня к лучшему? - Эйдан провел ладонью по своему заросшему щетиной подбородку. - Жаль, что я раньше не догадался… По дороге сюда я обогнал один экипаж, но в темноте не разглядел его как следует. Мне даже в голову не могло прийти, что это моя карета! Может, оседлать Отважного и отправиться на поиски? - Эйдан шагнул к двери, но Кассандра остановила его, схватив за руку.
        - Папа, нет! - Она в испуге покосилась на окно, словно с минуты на минуту ожидала появления гостей. - Ты должен побыстрее привести себя в порядок, чтобы выглядеть более привлекательно.
        - Я должен?.. С каких это пор тебя стал волновать мой внешний облик? - Эйдан взглянул на свое отражение в зеркале, и его губы искривились в горькой усмешке. Кассандра была права, сегодня он выглядел не очень-то привлекательно. Квадратный подбородок, заросший щетиной. Растрепанные ветром рыжевато-каштановые волосы, в беспорядке падающие на лоб. Покрасневшие от недосыпания глаза. Эффектный синяк на левой скуле, оставленный вазой. Небрежно повязанный галстук. И наконец, сапоги, покрытые толстым слоем дорожной пыли.
        - Состояние твоего платья оставляет желать лучшего, - констатировала Кассандра, покачав головой. - А твоя щетина едва не стерла мне в кровь щеку, когда ты меня поцеловал..
        Эйдан снова провел ладонью по подбородку.
        - Смею надеяться, что это не так уж страшно, поскольку у меня едва ли возникнет желание целовать мой подарок.
        Кассандра в смущении пробормотала:
        - Ты… ты мог бы по крайней мере привести себя в более пристойный вид ради меня. Потому что джентльмен… Ох, папа, что ты натворил на этот раз?!
        Эйдан в растерянности пожал плечами:
        - Не имею ни малейшего представления.
        - Что с твоим глазом? Только не смей говорить, что снова налетел на дверь в конюшне, потому что я тебе не поверю! Опять скажешь, что не принимал участия в кулачном бою в своем ужасном боксерском клубе?
        - Я даже не появлялся в Лондоне! - Эйдан осторожно прикоснулся пальцами к синяку и попытался придумать более или менее правдоподобное объяснение. - Видишь ли, когда я выехал из города, на меня напали… двое разбойников. Они хотели отобрать у меня кошелек.
        - Разбойники?! Ох, папочка, не смеши!
        - Да, разбойники. Их было не меньше четырех. И все здоровенные… - Эйдан отвернулся от дочери и прошелся по комнате. Затем подошел к окну.
        - Ты ведь сказал, что их было двое.
        - Видишь ли, я толком не помню. Во-первых, было темно. Во-вторых, я получил чувствительный удар по голове. Я… - Эйдан с облегчением вздохнул - к замку с громким стуком подъезжал экипаж. - Похоже, мне придется поведать тебе о своих злоключениях как-нибудь в другой раз. - Эйдан с улыбкой повернулся к дочери. - Кажется, к дому подъезжает мой подарок.
        - Ч-что?..
        - Карета! - Эйдан рассмеялся. - Бьюсь об заклад, ты сейчас же бросишься вниз.
        Девушка взвизгнула и бросилась к выходу. Но Эйдан ухватил ее за рукав и привлек к себе; она все еще была в ночной сорочке, а платье держала в руках.
        - Кассандра Виктория Кейн, вы еще не сменили свой ночной наряд. Молодой леди не пристало появляться перед слугами неодетой.
        - Я переоденусь, если ты меня подождешь. Нет, папа, подожди! Ведь это сюрприз!
        Эйдан снова рассмеялся и вышел за дверь. Производя оглушительный шум, он сбегал вниз по лестнице; Кассандра же тем временем совершала героические усилия, чтобы побыстрее переодеться. Разумеется, Эйдан не собирался лишать дочь удовольствия, он намеревался подождать ее у главных ворот замка. Но в этот момент парадная дверь распахнулась, и он увидел Шона О'Дея. Кучер тяжко вздохнул и, обращаясь к сопровождавшему его слуге, пробормотал:
        - О Господи, о Пресвятая Дева Мария, ты не поверишь, что на этот раз натворила мисс Кэсси. Хозяин сдерет с нас со всех шкуру, и клянусь, я не стану возражать.
        Тут кучер заметил Эйдана и, остановившись, уставился на него так, словно увидел самого Люцифера.
        Эйдан усмехнулся и проговорил:
        - Успокойся, старина, и не ругай девочку. Уверяю тебя, я не буду никого наказывать.
        О'Дей в растерянности развел руками:
        - Ох, сэр, так я и знал… Но все-таки я надеялся, что вы еще не приехали. Надеялся, что у нас будет время как-нибудь все устроить. Сэр, вы должны поверить мне на слово… Я не имел ни малейшего представления о затее мисс Кэсси, иначе ей ни за что не удалось бы уговорить меня поехать в Дублин, даже под страхом смерти. Но если бы я не поехал, что стало бы с ней? Я не знал, что с ней делать, когда забирал ее… Я не осмелился ей сказать…
        - Сказать кому и что?
        О'Дей захлопал глазами и пробормотал:
        - Как кому? Даме, сэр. Она торчала на пустынной площади в порту, как бородавка на носу Кейдегон. В руке у нее было письмо, и, конечно же, она думала, что его написали вы. Но я тотчас все понял, можете не сомневаться.
        Бессвязная болтовня О'Дея начала раздражать Эйдана. Он нахмурился и проворчал:
        - Что ты несешь? О чем ты?.. Расскажи обо всем по порядку. Что придумала девочка на этот раз? И ради всего святого, не смотри на меня так… будто Кэсси совершила убийство.
        - Это вы, сэр Эйдан, можете сейчас дойти до душегубства, как только увидите, что там скрывается! - О'Дей махнул рукой в сторону экипажа.
        Эйдан выругался сквозь зубы и решительно шагнул за порог. Окинув взглядом двор, он тотчас же увидел карету и слугу, выгружавшего из экипажа новенький дорожный сундук. И тут же, в нескольких метрах от кареты, стояла молодая и довольно стройная женщина с отрешенным взглядом.
        Эйдан сразу же обратил внимание на огромные карие глаза и на темные локоны, обрамлявшие треугольное личико, казавшееся несколько бледноватым под широкими полями шляпки. Тонкий стан незнакомки облегала ротонда голубого цвета, являвшаяся, судя по всему, верхом моды и элегантности. Но вместо того чтобы подчеркивать очарование молодой дамы, наряд придавал ей сходство с девочкой, примерившей шикарный туалет матери. Это впечатление еще больше усиливалось благодаря предмету в ее руках. Побелевшими пальцами она прижимала к себе куклу.
        Решив наконец выяснить, что так смутило О'Дея, Эйдан спустился по ступеням и подошел к незнакомке.
        - Что здесь происходит? - спросил он. - Возница рвет и мечет, но ничего объяснить не может.
        Женщина подняла на него свои жгучие темные глаза, и Эйдан опешил - улыбка совершенно преобразила ее лицо, она придавала ей редкостное обаяние.
        - Возница вел себя довольно странно, - ответила незнакомка. - Как будто произошло какое-то недоразумение. Не могли бы вы проводить меня к вашему хозяину? Я уверена, что все тут же прояснится.
        - К моему хозяину? - повторил Эйдан.
        - Да, мне нужен сэр Кейн из замка Раткеннон. Не могли бы вы проводить меня к нему?
        Эйдан пристально посмотрел на стоявшую перед ним женщину.
        - Простите, а зачем он вам понадобился?
        Женщина вспыхнула.
        - Это сугубо личное дело. Мне не хотелось бы обсуждать его с вами. Но смею вас заверить, он меня ждет.
        - Ждет?.. Ошибаетесь. Видите ли, я и есть Кейн.
        Дама в изумлении уставилась на Эйдана, и он вдруг особенно остро почувствовал, что выглядит не лучшим образом. Это ощущение окончательно вывело его из себя, и он в раздражении проговорил:
        - Так кто же вы такая?
        Дама наконец-то пришла в себя и с достоинством ответила:
        - Я Нора Линтон.
        Представившись, незнакомка посмотрела на него так, словно дала исчерпывающее объяснение. Эйдан мысленно выругался и нахмурился. Дама же в смущении пробормотала:
        - Неужели вы не помните? Это я ответила на ваше объявление. На объявление, которое вы поместили в лондонской «Тайме».
        Эйдан скрестил на груди руки и проворчал:
        - Я никогда не давал никаких объявлений.
        Дама взглянула на него с явным недоверием.
        - Как не давали? У меня в сумочке лежит ваше письмо. К тому же вы оплатили мне дорогу. Я приехала из Англии…
        - Я ничего не оплачивал! - рявкнул Эйдан.
        Тут дверь распахнулась, и на ступеньки выбежала Кассандра.
        - Мисс Линтон! - Девушка просияла и бросилась к даме. - Я Кассандра. Как замечательно, что мы наконец-то встретились.
        Гостья казалась озадаченной.
        - Кассандра?.. Но я полагала… Я думала… - Она снова покраснела и взглянула на куклу, которую держала в руках.
        - Вы думали, что я моложе, правда? - Кассандра рассмеялась. - Вы ведь привезли куклу для меня?
        Эйдан с удивлением уставился на дочь. Кассандра же, взяв куклу из рук гостьи, осторожно провела пальчиком по крошечной шляпке с пером.
        - Она прелестна! Я сохраню ее до того времени, когда у меня появится маленькая сес… - Девушка прикусила язык и сделала вид, что закашлялась.
        Эйдан снова нахмурился и проговорил:
        - Кэсси, ты знаешь эту даму? - Дочь молчала, и он продолжал: - Кассандра, так в чем же дело? Признавайся немедленно. Может, это шутка?
        - Шутка?.. - Дама побледнела. - Уж не хотите ли вы сказать, что не имели ни малейшего представления…
        - Это вовсе не шутка, папа. - Кассандра взяла англичанку под руку. - Мисс Линтон - это и есть подарок, о котором я тебе недавно говорила.
        - Мой подарок?.. - Эйдан на несколько секунд лишился дара речи. - Интересно, какую же роль ты ей отвела? Горничной? Гувернантки? - Он покосился на гостью.
        - Не говори глупостей, папа. - Кассандра нервно рассмеялась. - Гувернантка тебе не нужна.
        Эйдан шумно выдохнул и пробормотал:
        - Ты пригласила домой совершенно незнакомую женщину и утверждаешь, что она мой подарок, а потом заявляешь, что я говорю глупости. Дорогая, как это понимать?
        Кассандра снова промолчала, и Эйдан спросил:
        - Если мне не нужна гувернантка, тогда кто, по-твоему, мне нужен?
        Девушка с вызовом вскинула подбородок - в этот миг она очень походила на свою покойную мать - и заявила:
        - Тебе нужна жена.

        Глава 2

        - Жена?! - прорычал Эйдан. Ему показалось, что земля разверзлась у него под ногами. В нем клокотала ярость, но он не мог пошевелиться. Не смел из страха, что не устоит перед искушением выпороть дочь впервые в жизни.
        Взяв себя в руки, Эйдан шумно выдохнул. И вдруг, не удержавшись, разразился потоком проклятий. Кучер тут же скрылся за дверью, а рослый слуга, выгружавший сундук, укрылся за каретой.
        Гостья еще больше смутилась. Она опасливо поглядывала на Эйдана, словно ожидала, что он сейчас схватит кнут, оставленный кучером на козлах, и отстегает ее.
        Только Кассандра сохраняла самообладание. И она не желала сдаваться, ее лицо выражало твердую решимость.
        - Папа, если ты хоть на минуту успокоишься и взглянешь на вещи здраво, ты поймешь, что получил от меня просто идеальный подарок.
        - С таким же успехом ты могла бы поймать меня в капкан и сказать, что это подарок. Или же сунуть мою ногу в стремя и пустить Отважного в галоп, чтобы он протащил меня по земле с десяток миль! Жена?.. О Господи, Кэсси…
        - Папа, немедленно прекрати, - прошептала Кассандра. - Ты ведь все испортишь.
        - Ничего я не испорчу! - выпалил Эйдан. - Мне не нужна жена! И нет на свете такой силы, которая заставила бы меня жениться! Особенно на безмозглой курице, которая так рвется замуж, что готова выйти за первого встречного! Боже милостивый, она, должно быть, ненормальная!
        - Безусловно, вы правы.
        Услышав голос мисс Линтон, Эйдан вздрогнул от неожиданности. Повернувшись к ней, он вдруг почувствовал себя самым гнусным тираном на свете. В это мгновение она была похожа на полевой цветок, безжалостно растоптанный каблуком сапога. В ее потухших глазах, выделявшихся на бледном лице, он прочитал о крушении всех надежд, которые она возлагала на эту поездку, когда упаковывала свой новенький сундук и надевала украшенную цветами шляпку. И все же больше всего его поразили ее плечи, расправленные под голубой ротондой. Такие плечи бывают только у тех, кто привык сносить суровые удары судьбы.

«Но ведь она в отличие от Кассандры взрослая женщина, - говорил себе Эйдан. - Почему же она вела себя так неразумно, почему приехала сюда?»
        Словно прочитав его мысли, гостья проговорила:
        - Приехав сюда, я совершила необдуманный поступок. Но и ваша дочь поступила неправильно, когда решила осуществить свой план, не поставив вас в известность. Впрочем, нет смысла сердиться на ребенка. Думаю, вы должны ее простить.
        Эйдан тяжко вздохнул и пробормотал:
        - Господи, какой кошмар… Теперь мне придется подумать, как отправить вас обратно. Туда, откуда вы прибыли.
        - Папа, это вовсе не кошмар, - проговорила Кассандра с дрожью в голосе. - Ты просто не хочешь признать, что я права. Да-да, права. Если бы ты только почитал ее письма… В них столько доброты! Мисс Линтон такая же одинокая, как и ты, и нуждается в человеке, которого могла бы любить. Правда, она выражается по-другому, но я знаю…
        - Пожалуйста, не надо… - перебила мисс Линтон. - Я знаю, что в твоих действиях не было злого умысла, но, судя по всему, произошла ошибка. Нет нужды… усугублять ее, повторяя то, что написано в письмах.
        - Значит, ты вступила с мисс Линтон в переписку?! - прорычал Эйдан.
        - Не я, а ты. Я писала только то, что мог бы сказать ты, если бы осмелился дать волю своим истинным чувствам.
        У Эйдана перехватило дыхание при мысли о том, что пятнадцатилетняя девчонка, чья голова забита всякой романтической чепухой, писала письма от его имени. Последний раз он краснел в шестнадцатилетнем возрасте, когда отец привел его к своей тогдашней любовнице, чтобы избавить сына от тягостного бремени целомудрия. Но теперь, переводя взгляд с дочери на Нору Линтон, Эйдан ощутил, как его щеки заливает краска.
        - Мои истинные чувства? - процедил он сквозь зубы. - Позволь мне выразиться со всей ясностью, Кассандра. Мне не нужна жена.
        Девушка бросила на Нору умоляющий взгляд.
        - Папа скакал всю ночь напролет, - пробормотала она. - Он не сознает, что говорит. Если мы с ним сейчас на минутку…
        - К черту! - заорал Эйдан. - Я прекрасно знаю, что я…
        Кассандра схватила отца за руку и оттащила в сторону.
        - Возможно, тебе и не нужна жена, - проговорила она, понизив голос. - Но зато мне нужна мать, ты меня понимаешь?
        Эти слова заставили Эйдана отпрянуть.
        - Кэсси, но ты… - Ему даже в голову не приходило, что дочь думает об этом, что это ее мучит.
        - Неужели ты не понимаешь, папа? Когда я поеду в Лондон, я хочу быть как все.
        И тут Эйдан впервые осознал, насколько ограниченны его возможности. «Ты не похожа на других, - мысленно обратился он к дочери. - И никогда не станешь такой, как другие».
        Ему вспомнилось его отчаянное юношеское желание ничем не отличаться от других молодых людей, рвавшихся в Лондон, и он невольно поморщился.
        Кассандра же тем временем продолжала:
        - Папа, я хочу, чтобы у меня была мама, которая могла бы помогать мне в выборе нарядов и объяснять то, чего я не понимаю.
        Эйдану вдруг почудилось, что его лишили чего-то самого дорогого - что-то неуловимое словно уходило сквозь пальцы.
        - Но ты же всегда утверждала, что можешь делиться со мной всеми своими секретами.
        Кассандра снова схватила отца за руку и с силой сжала ее.
        - Папочка, я люблю тебя больше всех на свете. Но ты мужчина! Ты не можешь ничего знать… о некоторых вещах. Как, например, девушке узнать, что она влюбилась?
        - Во всяком случае, я точно знаю, что вышибу мозги у любого молокососа, который посмеет к тебе приблизиться.
        Эйдан на мгновение зажмурился, стараясь отогнать образ маленькой гордой Кэсси, пострадавшей от первой сердечной боли. Он почти не сомневался, что его девочке придется испытать в жизни не одно разочарование.
        Собравшись с мыслями - он попытался найти правильные слова, - Эйдан проговорил:
        - Не беспокойся, Кэсси, мы придумаем, что нам делать, когда придет время. Во всяком случае, до сих пор у нас не возникало с этим никаких трудностей. Разумеется, я прекрасно понимаю, как остро ты переживаешь потерю матери. И поверь мне, я твердо знаю одно: мисс Линтон ничем нам не поможет. Даже если она останется здесь, боль, которую ты чувствуешь, нисколько не уменьшится.
        - Но почему? - Кассандра пристально взглянула на отца. Эйдан молчал, и его дочь вновь заговорила:
        - Папочка, я очень хочу, чтобы у меня была мама. Мне никогда ничего так не хотелось. С первого дня, как я сюда приехала, я наблюдала за О'Деями и за их малышами. Я видела, как миссис О'Дей к ним относится. Я отдала бы все на свете, только бы иметь возможность броситься к маме, когда мне плохо или больно.
        Эйдан тотчас же вспомнил, как утешал дочку, когда ей случалось ободрать коленку или набить шишку. Но, увы, гораздо чаще она оставалась без его утешения, ведь он бывал в замке только наездами. Правда, он сделал все возможное, чтобы окружить Кассандру людьми, которые ее любили. И все это время Эйдан внушал себе, что дочь прекрасно обходится без матери. Но, как выяснилось, он ошибался. Оказалось, что Кассандра много думала об этом и очень переживала.
        Эйдан посмотрел на мисс Линтон. Бледная как полотно, она по-прежнему стояла рядом с экипажем. Неужели эта незнакомка могла дать Кассандре то, чего не мог дать он, отец? Могла ли она стать для Кэсси матерью? Могла ли стать ее защитницей и покровительницей?
        - Нет, нет и нет, черт подери, - проворчал Эйдан. - Будь я проклят, если даже попытаюсь… Кассандра, умоляю тебя, во имя всего святого… Пойми, это невозможно. Ну как ты это себе представляешь?
        - Я уже обо всем подумала, папа. Я очень долго думала.
        - Нет, Кэсси, с меня довольно! Видит Бог, ты ведешь себя как капризное дитя.
        Если бы только она была ребенком! Но сейчас он видел перед собой не девочку, а решительно настроенную юную женщину.
        - Если ты на ней не женишься, я никогда тебе этого не прощу! - заявила Кассандра. В ее глазах блеснули слезы, которые она всеми силами сдерживала. - Никогда! - В следующее мгновение она резко развернулась и бросилась к лестнице.
        Эйдан выругался сквозь зубы. Интересно, с каких пор его дочь, прежде такая милая, хотя и своенравная, стала страдать от припадков истерии, столь характерных для представительниц прекрасного пола? Когда он в последний раз с ней виделся, она казалась исключительно сдержанной и благоразумной… И все время спрашивала его:
«Папочка, ты счастлив?» Или: «Папочка, тебе когда-нибудь бывает одиноко?» На этот раз ей следовало бы спросить: «Папочка, ты не станешь возражать, если я превращу в ад твою жизнь?»
        Он был готов пообещать дочери все на свете, только бы она успокоилась. Но жениться?.. Сковать себя на всю оставшуюся жизнь оковами брака?..
        Эйдан снова посмотрел на женщину, стоявшую у кареты. Как же ее зовут? Нора Линдон? Или Миттон? А может, Линтон? Да-да, Нора Линтон - именно так.
        Как бы то ни было, но он не мог оставить ее посреди двора. Скрестив на груди руки, Эйдан направился к гостье. И почему-то она вдруг показалась ему необыкновенно хрупкой. Хрупкой и беззащитной.
        - Боюсь, мне ничего другого не остается, как проводить вас в дом, - пробормотал Эйдан. - Не оставлять же вас во дворе… А потом я придумаю, что с вами делать.
        - Вы мне ничем не обязаны, сэр, - проговорила мисс Линтон ледяным тоном, столь свойственным англичанкам. - Я уверена, что где-нибудь поблизости есть гостиница.
        - Вы правы. В пятидесяти милях отсюда. Но добраться туда можно только пешком. Полагаю, вам это не по силам, так что не стоит и пытаться.
        Она пристально взглянула ему в глаза.
        - Сэр Эйдан, вы достаточно ясно выразили свое отношение ко мне. И если вы полагаете, что я стану беспокоить вас после того, как вы накричали на меня и унизили, не обойдя вниманием ни мою внешность, ни умственные способности, то вы очень заблуждаетесь.
        Эйдан вдруг почувствовал себя последним негодяем. И это его ужасно разозлило. Главным образом потому, что мисс Линтон была права. Стараясь держать себя в руках, он проговорил:
        - Мне кажется, мы оба ведем себя довольно глупо. А вам так не кажется? Если вы не пойдете со мной в замок по доброй воле, я заброшу вас на плечо и просто внесу в дом.
        - Вы не посмеете! - Мисс Линтон предусмотрительно попятилась.
        - Не посмею? - Эйдан усмехнулся. - Видите ли, я скакал сюда из Дублина всю ночь напролет. К тому же я еще не совсем протрезвел… Впрочем, это не имеет значения. Имеет значение лишь то, что вы оказались здесь исключительно по воле моей безрассудной дочери, и следовательно, я несу за вас ответственность. Во всяком случае, в той мере, в какой мужчина может нести ответственность перед безмозглой… - Эйдан осекся и сделал вид, что закашлялся. - Видите ли, мисс Линтон, еще нет и девяти утра, но я уже могу с полной уверенностью утверждать, что сегодня самый худший день в моей жизни. В довершение всего именно в этот день меня угораздило появиться на свет. - Эйдан тотчас же понял, что его последние слова совершенно неуместны.
        - Поздравляю, сэр. И все же мне хотелось бы уехать отсюда как можно быстрее.
        Эйдан пожал плечами и пробормотал:
        - Уверяю вас, мисс Линтон, в данный момент я мечтаю только об одном - чтобы вы побыстрее уехали отсюда. Но пока это не случится, нам придется примириться с ситуацией. - Он подал знак молодому слуге. - Отнеси сундук дамы в голубую спальню.
        Слуга с удивлением уставился на хозяина.
        - В чем дело, Сайпс? Ты чего-то не понял? Щеки юноши залились краской.
        - Нет-нет, сэр, я все понял. Просто там давно никто не останавливался. Я уверен, что эта комната не готова для гостей.
        - Так подготовьте ее.
        - Слушаюсь, сэр. Я позабочусь, чтобы Роуз немедленно привела ее в порядок.
        Слуга поднял сундук на плечи и направился к парадному входу.
        - С комнатой что-то не так? - спросила Нора. - Мне бы не хотелось, чтобы из-за меня…
        - Теперь уже поздно об этом говорить, - перебил Эйдан. - Что же касается отведенных вам покоев, то, поверьте, они великолепны. - Он усмехнулся и добавил: - Это покои бывшей леди Кейн. Весьма подходящее для вас помещение, поскольку вы жаждали занять ее место. Вдруг я передумаю и пожелаю связать себя брачными узами? В таком случае есть смысл разместить вас поблизости, чтобы я имел возможность навестить вас, если у меня возникнет такое желание. Навестить ночью, разумеется.
        Эйдан сознавал, что перегибает палку, но он был готов сказать и не такое, только бы выбить из головы гостьи те романтические представления о женихе, которые, возможно, у нее сложились.
        Мисс Линтон залилась краской.
        - Сомневаюсь, что после всего сказанного вами я могла бы согласиться выйти за вас замуж. И если не хотите, чтобы у вас и под другим глазом появился синяк, то лучше проявите сдержанность.
        Эйдан осторожно прикоснулся к своему синяку и пробормотал:
        - Спасибо за совет. Что ж, Сайпс покажет вам вашу комнату.
        Он проводил Нору взглядом - она исчезла за дверью, за которой несколько минут назад скрылась убегающая в слезах Кассандра. Казалось, что прошла целая вечность с тех пор, как, посмеиваясь над дочерью, он выбежал на залитый солнечным светом двор.
        А теперь все переменилось. Кассандра разразилась слезами, а в голубой спальне поселилась женщина, которую он прежде никогда не видел.
        Вероятно, он поступил опрометчиво, предложив мисс Линтон комнату, смежную со своей. Но с другой стороны, во всем доме не было лучшего места для невесты, выбранной для него Кассандрой.
        Всякий раз глядя на англичанку, он будет вспоминать ночи, когда Делия в неистовстве изливала свое отвращение к Раткеннону - к слугам, замку и ко всему ирландскому. Но больше всего она ненавидела самого Эйдана.
        Поместив англичанку в покои, вызывавшие у него столь неприятные воспоминания о своем неудачном браке, Эйдан надеялся, что даже Кассандра не сможет его уговорить повторно сунуть шею в петлю супружества.
        А вдруг сможет?
        Снова взглянув на дверь, за которой исчезла незваная гостья, он вдруг почувствовал, что ему хочется броситься следом за ней, вытащить ее во двор, затолкать в карету и отправить куда-нибудь подальше.
        Мужчина, не дрогнувший перед французами, наступавшими под командованием Наполеона Бонапарта, внезапно испытал приступ страха. Он судорожно сглотнул и провел ладонью по лбу, покрывшемуся капельками холодного пота.
        В следующее мгновение Эйдан принял решение. Ему оставалось лишь одно: избавиться от англичанки. И чем быстрее, тем лучше.
        Нора брела следом за слугой, ощущая гнетущую пустоту в груди. Она потратила столько сил, пытаясь осуществить свою мечту, и в итоге потерпела полное поражение. К тому же выставила себя идиоткой перед этим суровым ирландцем.
        Она поморщилась, представив, как стояла на палубе у поручней, с надеждой вглядываясь в ирландский берег. И с отвращением вздрогнула, вспомнив, как затрепетало ее сердце, когда она увидела башни Раткеннона.
        Но наиболее болезненным было воспоминание о надежде, всколыхнувшейся в ее душе при получении первого письма, написанного сэром Эйданом Кейном. Теперь ей казалось странным, что красивый аккуратный почерк, столь не похожий на мужской, не вызвал у нее никаких подозрений. Вероятно, ей очень хотелось поверить в свою мечту. Да, она осмелилась мечтать о счастливом завтра и о человеке, которого сможет полюбить, о мужчине, который так же, как и она, стремился создать семью.
        Сколько же лет таила она в себе любовь, сохраняя се в секрете от всего мира, зная, что в холодном доме отчима это чувство не найдет отклика? Сколько лет она притворялась, что не считает себя одинокой, что ей хорошо и одной?
        Но потребность любить и быть любимой не покидала ее, и чувства вырвались наружу, когда к ней стали приходить эти письма. Увы, стопка писем сделала ее совершенно беззащитной, заставила обнажить душу… Но оказалось, что она нужна этому мужчине не больше, чем своему отчиму, не больше, чем остальным надменным красавцам из лондонского высшего общества.
        На глаза Норы навернулись слезы, но она не смела дать им волю.
        Вскинув подбородок, она прошла мимо глазевших на нее слуг и, по-прежнему следуя за слугой, стала подниматься по лестнице.
        Казалось, ей нетрудно было бы отгородиться от всего ледяной стеной отчужденности, за которой находила она защиту с того дня, как впервые вошла в дом своего отчима. С тех пор ни разу за долгие годы не позволила она Фарнсуорту увидеть боль, терзавшую ее. Однако испытываемые прежде чувства не шли ни в какое сравнение с нынешним отчаянием.
        О Господи, что она наделала? Словно мечтательная сумасбродка, отправилась в Ирландию, чтобы выйти замуж за человека, которого совершенно не знала. Ведь сэр Эйдан Кейн совсем не походил на человека, которого она ожидала увидеть, на человека, о котором мечтала. Скорее он являлся воплощением ее ночных кошмаров. Грубый, высокомерный, злобный… К тому же распутник и пьянчуга - это было написано на его красивом лице. Он безжалостно высмеял ее, унизил… И даже не сделал ни малейшей попытки проявить деликатность, скрыть свои истинные чувства.
        Разумеется, он считал ее на редкость глупой. И, конечно же, он ей не доверял. Более того, испытывал к ней отвращение.
        Глядя на Кейна, можно было подумать, что само слово «жена» звучало для него как проклятие. А она, наивная, полагала, что в Раткенноне ее ждет человек, метающий создать семью. О Боже, какая ужасная ошибка…
        Впрочем, ошибалась не только она. Письма «жениха» ввели в заблуждение и Ричарда, ее сводного брата, желавшего избавить сестру от омерзительного брака, уготованного ей его отцом. Именно Ричард передавал ей послания таинственного ирландца, и он же обеспечил ей приданое, осыпав подарками столь щедрыми и прекрасными, что у нее дух захватывало. Ему даже в голову не приходило, что письма писал вовсе не сэр Эйдан Кейн.
        Однако не следовало обвинять Кассандру. Девочка, писавшая ей письма от имени своего отца, руководствовалась самыми лучшими побуждениями, она даже не подозревала, что эта идея повергнет сэра Кейна в ужас. Судя по всему, Кассандра была доброй и отзывчивой девушкой, но при этом очень своенравной и своевольной. Во всяком случае, Нора сомневалась, что смогла бы стать подходящей матерью для юной красавицы, даже если бы ее отец встретил свою «невесту» с распростертыми объятиями. Она не представляла, как держаться, как вести себя с умной, очаровательной, самоуверенной красоткой, которая в отличие от Норы не просиживала в юности долгие часы перед зеркалом, грустно вздыхая; ей казалось, что у нее слишком уж невыразительные черты лица, слишком уж заурядные, как у какой-нибудь из девушек-служанок в доме Фарнсуорта.
        Дом Фарнсуорта… Одно лишь имя этого человека повергало ее в дрожь.

«Не оставлять же вас во дворе… А потом я придумаю, что с вами делать», - вспомнились ей слова Эйдана Кейна.
        Мысль о том, что ей придется вернуться в дом отчима, приводила ее в ужас. Вернуться отвергнутой и униженной - это было бы хуже всего. Она уже представляла, как будет злорадствовать Фарнсуорт, когда узнает о ее неудаче. Конечно же, он необычайно обрадуется, увидев свою гордую падчерицу, снова пришедшую к его порогу, чтобы отдаться на его милость. Однако не исключалась и другая возможность: отчим мог вообще не впустить ее в дом. Он мог воспользоваться ситуацией и выгнать ее на улицу.
        При этой мысли Нора стиснула зубы, едва удержавшись от стона. И все же она твердо решила, что к отчиму никогда не вернется, не доставит ему такого удовольствия. Она скорее умрет от голода.
        А впрочем, не стоит умирать, потому что и такой исход очень его порадовал бы. Она живо представила ликующего отчима: стоя над ее бездыханным телом, он указывал на нее своим толстым трясущимся пальцем и говорил о справедливом возмездии…
        Но если возвращаться в дом Фарнсуорта она не собирается, то куда же она пойдет? Рассчитывать на Ричарда не приходилось. Ни для кого не было секретом, что отец заставлял слуг следить за сыном и докладывать ему о каждом шаге своего наследника. Конечно, Ричард проявил необыкновенную щедрость, когда снабдил ее приданым, благословляя настоль неординарный брак. Однако глупо было бы рассчитывать на то, что он сможет и сейчас ей помочь.
        И все же у нее был выход… Ведь ее безрассудное бегство в Ирландию давало ей свободу поступить так, как она хотела до того, как начала получать письма от
«жениха». Возможно, ей удастся найти какую-нибудь работу и обосноваться там, где отчим ее никогда не отыщет. Может, попросить сэра Эйдана Кейна оказать ей содействие?
        Нора невольно поморщилась при этой мысли. Уж скорее сэр Эйдан Кейн придет к ней в комнату и, опустившись на одно колено, попросит ее руки.
        Тут из комнаты - в этот момент они проходили мимо двери - вышел полный розовощекий слуга в белой шапочке; в руках он держал охапку белья. Не обращая на толстяка внимания, Сайпс заглянул в комнату и прокричал:
        - Эй, Роуз, немедленно приходи в голубую спальню! Хозяин хочет, чтобы ее как можно быстрее привели в порядок!
        - Скажи ему, что для тех, кто там обитает, и так сгодится! - Дерзкая ирландская девушка одарила Сайпса улыбкой, разбившей, вероятно, не один десяток сердец. - Я очень сомневаюсь, что у привидения есть потребность в чистой постели.
        - У привидения, может, и нет, а вот этой даме не все равно. - Сайпс с грохотом опустил на пол сундук Норы. - Она останется в Раткенноне погостить, и сэр Эйдан приказал поселить ее в этих покоях.
        - Не могу поверить! - Молоденькая горничная в недоумении уставилась на Нору. - Неужто хозяин рехнулся?
        В этот момент из соседней двери вышла пожилая женщина в черном. Взглянув на девушку, она сказала:
        - Даже если чувство меры немного изменило сэру Эйдану, ты, Роуз, все равно не должна позволять себе на этот счет высказываться. Немедленно выполняй его распоряжения, или… Боже милосердный! - Женщина в черном замерла, глядя на Нору.
        - Эта леди прибыла прямехонько из Англии, - сообщил Сайпс. Склонившись к уху пожилой женщины, он вкратце поведал о том, что произошло во дворе.
        Выслушав рассказ слуги, женщина в черном побледнела и пробормотала:
        - Только не говорите мне, что весь этот путь заставила вас проделать наша взбалмошная девчонка. Неужели сэр Эйдан ничего не знал о вашем предстоящем приезде? Господи, кем же надо быть, чтобы решиться на столь необдуманный поступок и…
        - И приехать в Ирландию, чтобы выйти замуж за незнакомца? - перебила Нора, чувствуя, что у нее запылали щеки. - Не знаю. Но я уверена, что заслуживаю любые бедствия, которые еще могут пасть на мою голову.
        Нора отвернулась, чтобы скрыть слезы, внезапно навернувшиеся на глаза. Ее слова, похоже, озадачили пожилую женщину. Приблизившись к Норе, она проговорила:
        - Не стоит печалиться. Каким бы ветром вас сюда ни занесло, по всему видно, что вы настоящая леди. А я - Мод Бриндл, домоправительница сэра Эйдана и бывшая няня мисс Кассандры. Если малышка и впрямь повинна в проказе, о которой говорит Сайпс, то мне за нее стыдно.
        Нора заставила себя улыбнуться.
        - Уверяю вас, миссис Бриндл, это просто ошибка.
        - С мужчинами всегда так, - проговорила домоправительница. - Я похоронила своего мужа лет тридцать назад, и уж я-то знаю: мужчины ничего, кроме хлопот, не приносят, особенно такие, как сэр Эйдан.
        - Не стану с вами спорить. Я намерена уехать отсюда при первой же возможности.
        Домоправительница нахмурилась и заявила:
        - Думаю, вам придется пожить здесь какое-то время. Ох, не скоро вы забудете об этом… О, да вы ведь ужасно устали, едва на ногах стоите! Сайпс, поставь сундук в ту комнату, а потом скажи Нодди и Клэр, чтобы приготовили для дамы ванну. А кухарка пусть немедленно заварит чай. Бедняжка вот-вот упадет в обморок, она такая бледная… Пойдемте со мной, - добавила домоправительница, повернувшись к гостье.
        Миссис Бриндл понадобилось всего несколько минут, чтобы привести Нору в загадочную голубую спальню и усадить в кресло перед пылающим камином. И почти тотчас же в комнату вбежала Роуз, а за ней еще несколько горничных. Девушки начали наводить порядок, а миссис Бриндл, протянув Норе чашку крепкого чая, проговорила:
        - Мне не хотелось бы вас пугать, моя дорогая, но я обязана предупредить вас. Видите ли, сэр Эйдан ужинает ровно в шесть, и он очень не любит, когда опаздывают.
        Нора невольно вздрогнула и пробормотала:
        - Я сомневаюсь, что смогу проглотить хотя бы крошку. Я ужасно устала. Я бы предпочла сразу лечь в постель.
        - Что ж, ложитесь, если вам действительно этого хочется. - Домоправительница улыбнулась. - А тот, кто посмеет вас потревожить, будет иметь дело с Мод Бриндл. Помяните мое слово. Я понимаю, что вы боитесь господского гнева, но не стоит. У него характер истинного ирландца, это правда. Он вспыхивает моментально - как спичка. Но его гнев так же быстро угасает.
        Миссис Бриндл похлопала Нору по руке и вновь заговорила: - Отдыхайте, дорогая. Если захотите попозже побеседовать, то я с удовольствием вас выслушаю. Господь знает, что с мисс Кассандрой я научилась быть хорошей слушательницей. Девчонка способна болтать часами. С ней даже ее мать не сравнилась бы, когда была в таком возрасте… - Миссис Бриндл осеклась, и ее щеки чуть порозовели. - Но довольно! Кажется, я и сама слишком разговорилась. Вы сказали, что хотите отдохнуть, а я все болтаю и болтаю… Позвольте мне за вами поухаживать. Давайте я помогу вам раздеться и…
        - В этом нет необходимости, - перебила Нора. - Я сама справлюсь.
        Миссис Бриндл внимательно на нее посмотрела и с усмешкой заметила:
        - Насколько я могу судить, вам всегда приходится обходиться без посторонней помощи. Что ж, не буду вам мешать.
        Кивнув гостье, домоправительница направилась к выходу, и горничные тотчас же последовали за ней. Несколько секунд спустя щелкнул дверной замок, и Нора с облегчением вздохнула. Какое-то время она неподвижно сидела в кресле, потом, поднявшись на ноги, прошептала:
        - О Господи, как такое могло произойти?
        Нора действительно ужасно устала, но спать ей не хотелось. Расхаживая по комнате, она вспоминала свой последний разговор с Ричардом.

…Над морем стелился густой туман, и моросил мелкий дождь. От водяной пыли у нее щекотало в носу и раскраснелись щеки. Ее дрожащие пальцы крепко сжимали маленькую сумочку, а видавший виды дорожный сундук был рядом. Она стояла на пристани в одиночестве, никто ее не провожал. Впрочем, Нора и не ожидала, что кто-нибудь приедет с ней попрощаться. С ее матерью случился истерический припадок, а отчим, глядя на нее, злорадно ухмылялся. Отправляя ее навстречу будущему, к которому она так стремилась, он в душе надеялся, что неблагодарная девчонка наконец-то получит заслуженное наказание.
        - Нора? - раздался вдруг знакомый голос. Вздрогнув от неожиданности, она обернулась и увидела худощавого молодого человека, вылезавшего из блестящего черного экипажа. В руках он держал всевозможные свертки и пакеты. Нора улыбнулась и воскликнула:
        - Ричард, неужели ты?! - На глаза ее навернулись слезы благодарности. - Ричард, тебе не следовало приезжать!
        - Ты думаешь, я мог отпустить свою младшую сестричку не попрощавшись? - с улыбкой ответил ее сводный брат.
        - Но твой отец… Если он только узнает, что ты осмелился…
        - Что осмелился его ослушаться? - Молодой человек помрачнел. - Черт бы его побрал! Видит Бог, я готов высказать ему в лицо все, что о нем думаю. Мой отец бессердечный негодяй, напыщенный деспот, раз посмел обречь тебя на это.
        - Он ни на что меня не обрекал. Это путешествие - мой собственный выбор.
        - Твой собственный? Неужели ты действительно хочешь выйти замуж за незнакомца, живущего в Богом забытом краю?.. - На скулах Ричарда заиграли желваки. Он сложил на крышку ее сундука пакеты и свертки, потом пробормотал: - проклинаю свою слабость… Увы, я не придумал ничего лучше, чтобы помочь тебе. Как подумаю о жестокости моего отца…
        - Нет, Ричард, ты не должен его злить. Ты и так слишком долго испытываешь из-за меня его терпение. Независимо от того, что ждет меня в Ирландии, там мне будет гораздо лучше, чем здесь.
        - Нисколько не сомневаюсь! То, что собирался сделать с тобой отец… Это ужасно! Он хотел выдать тебя замуж за прыщавого юнца, который на целых семь лет моложе тебя! Клянусь, я едва не вызвал его на дуэль, когда увидел, как он приставал к тебе на вечеринке у Филдерлендов.
        - Но, к счастью, ты не вызвал его. Ты поступил гораздо умнее. Ты помог мне найти способ покончить с этим раз и навсегда.
        Ричард снова нахмурился.
        - Говоришь, гораздо умнее? О Господи, как я ругаю себя зато, что принес тебе это проклятое письмо. Возможно, этот ирландец ничуть не лучше, чем… - Ричард внезапно умолк, потом вдруг проворчал: - Возможно, он даже хуже.
        Нора попыталась улыбнуться.
        - А может, этот человек именно тот, кто мне нужен. Может, ты посылаешь меня в объятия моей истинной любви.
        Ричард вздохнул и пробормотал:
        - Пойми, Нора, я не хочу, чтобы ты снова страдала.
        Слова Ричарда заставили ее сердце болезненно сжаться.
        Она взяла сводного брата за руку и проговорила:
        - Не волнуйся, все будет хорошо. Я же не глупая девчонка, у которой в голове только нелепые фантазии о прекрасном завтра. Я сделала свой выбор и не собираюсь отступать, пусть даже мое замужество не будет райским блаженством.
        Тут Нора взглянула на свертки, громоздившиеся на ее сундуке, и спросила:
        - Что это такое? Неужели все это для меня?
        Ричард снова улыбнулся.
        - Конечно, для тебя, сестренка. Я подумал, что у невесты должно быть приданое.
        Нора не выдержала и расплакалась.
        - П-приданое? - пролепетала она. Ричард кивнул:
        - Разумеется. Я ведь знаю, что отец не купит тебе и носового платка, а твой наряд… - Он в смущении пробормотал: - У меня есть глаза, и я все прекрасно вижу. И уж если ты решила бежать к своему ирландцу, то должна выглядеть как невеста. Пусть у него от одного взгляда на тебя перехватит дыхание.
        - О, Ричард, я так тебе благодарна! Я никогда не была красавицей, но все же… - Как он догадался о ее тайных слезах, что проливала она над своим гардеробом, когда ее никто не видел? Как он узнал, в каком отчаянии она пребывала, когда пыталась сшить распоровшиеся швы или заменить полинявшие ленты?
        Краска стыда обожгла Норе щеки, когда она вспомнила, что всегда считала Ричарда черствым эгоистом, не способным замечать чужие печали. Но она не станет тратить время на сожаления, а примет нового Ричарда с открытым сердцем.
        Обрадовавшись, что сюрприз удался, Ричард взял самый большой сверток и с улыбкой сказал:
        - Первая вещь, которую мы отправим в мусорную корзину, - это… Это то, что на тебе.
        Он стащил с сестры ее старенький плащ, затем принялся разворачивать упаковочную бумагу. Несколько секунд спустя Нора увидела в свете фонаря изумительную голубую ротонду, отороченную белым лебяжьим пухом; сочетание было на редкость красивое - словно горный снег припорошил озеро, озаренное летним солнцем.
        Нора молча любовалась этим восхитительным нарядом; казалось, она не верила собственным глазам. Ричард же вдруг рассмеялся и, накинув ротонду ей на плечи, проговорил:
        - К ней есть еще и шляпка.
        Взяв лежавшую на сундуке картонку, он извлек из нее чудесную шляпку. Надев ее на Нору, Ричард отступил на шаг и окинул ее взглядом. Затем завязал ленты и сказал:
        - По-моему, очень даже неплохо.
        - Ричард, как же мне тебя отблагодарить? - Нора провела дрожащими пальцами по мягкому белому пуху.
        Он одарил ее ослепительной улыбкой и воскликнул:
        - К чему благодарить?! Добродетель - сама по себе награда, не правда ли? Главное, чтобы тебе удалось обольстить этого ирландца. Поверь, Нора, твое замужество и счастье станут для меня лучшей наградой.
        В этот момент к ним подошли кучер Ричарда и форейтор. Они принесли новенький блестящий сундук, раза в два больше того, что стоял подле Норы.
        - Мистер Пиггл, - Ричард снова улыбнулся, - можете забрать старый сундук мисс Линтон и распорядиться его содержимым по своему усмотрению.
        Нора в смущении пробормотала:
        - О, нет-нет, я не думаю… О, это вовсе не значит, что я неблагодарная…
        - Я не принимаю никаких возражений, дорогая сестрица. Я слишком хорошо тебя знаю. Уверен, ты бы предпочла сохранить новые вещи нетронутыми, а носила бы старые. Но я хочу, чтобы ты выглядела наилучшим образом. Ты должна носить то, что я для тебя купил.
        - Но я… - Она снова попыталась возразить, но увидела, что Ричард надул губы совсем как маленький мальчик, которого лишили сладкого. Нора рассмеялась и воскликнула: - Капризный мальчишка! Что ж, позволь хотя бы забрать кое-какие мелочи.
        Она открыла старый сундук и вынула из него шляпную коробку, в которой хранила одну сережку из пары, принадлежавшей когда-то ее прабабке, и куклу, которую подарил ей на Рождество отец незадолго до своей кончины. Эту куклу, одетую в обновленный наряд, она намеревалась подарить маленькой девочке, которая должна была стать ее дочерью.
        В доме Уинстона Фарнсуорта не было принято демонстрировать свои чувства, но Нора тем не менее обняла сводного брата и неожиданно для себя всхлипнула.
        - Я буду по тебе скучать. Не могу поверить, что теряю тебя теперь, когда мы наконец-то сблизились.
        - Я знаю, что это в высшей степени несправедливо. Но мы ведь расстаемся не навсегда, - пробормотал Ричард. - Я уверен, что время от времени ты будешь наведываться в Лондон. И я с удовольствием буду исполнять братские обязанности и заботиться о том, чтобы у тебя все было хорошо. Должен признаться, что уже договорился с одним из своих приятелей… Когда он будет в Ирландии, он навестит тебя в замке и ясно даст понять этому Кейну, какое сокровище я ему доверил.
        Нора почувствовала, что краснеет. Отстранившись от брата, она с мольбой в голосе проговорила:
        - О нет, пожалуйста… В этом нет необходимости.
        Ее беспокойство еще больше усилилось, когда Ричард приложил пальцы к ее губам, заставив замолчать.
        - Позволь мне самому судить, в чем состоят мои обязанности перед сестрой и что мне необходимо делать. Филипп Монтгомери уже выразил желание проверить, как ты там устроишься.
        - Филипп Монтгомери?! - в ужасе воскликнула Нора. Кто угодно, только не он! С четырнадцатилетнего возраста она питала к Монтгомери девичью влюбленность и знала, что этот элегантный аристократ догадывался о ее чувствах. - Ричард, неужели ты поделился с Филиппом Монтгомери всеми обстоятельствами этого дела?
        Ричард сделал вид, что обиделся.
        - Нет, разумеется. Я ведь не бесчувственный болван. Поверь, я представил все в довольно романтическом свете, сказал, что ирландец совершенно вскружил тебе голову. Конечно, поначалу Монтгомери из-за этой истории очень огорчился. Видишь ли, он с подозрением смотрит на всех ирландцев. Он считает, что они ужасно неблагодарные и никогда не ценили доброе отношение англичан.
        Нора тяжко вздохнула:
        - Ох, Ричард, мне потребуется какое-то время, чтобы привыкнуть к своему новому окружению. Привыкнуть к моему жениху и к его дочери. И мне бы не хотелось, чтобы это происходило в присутствии посторонних.
        Ричард усмехнулся и проговорил:
        - Сомневаюсь, что Монтгомери собирается поселиться в замке. Но все-таки имей в виду: когда выйдешь замуж, не пытайся прятаться от своих прежних знакомых. Пусть все узнают, что ты нашла свое счастье.
        Нора снова вздохнула:
        - Дай Бог, чтобы Филиппу Монтгомери было о чем рассказывать.
        Ричард взял сестру за руку и пристально посмотрел ей в глаза.
        - Не волнуйся, моя милая. Ты будешь счастлива, я уверен в этом.
        Ричард повернул голову и увидел, что началась посадка на корабль. Кутаясь в плащи, чтобы защититься от ненастья, пассажиры гуськом потянулись к трапу.
        Какое-то время Нора молча наблюдала за пришедшей в движение толпой. Затем пробормотала:
        - Погода такая ужасная.
        Ричард рассмеялся.
        - Да, верно. Но говорят, что морское путешествие, начинающееся в шторм, обычно заканчивается в прекрасный солнечный день.
        Нора тоже засмеялась.
        - Я постараюсь повторить твои мудрые слова другим жертвам кораблекрушения, когда мы пойдем ко дну. - Она взглянула на темное грозовое небо и пробормотала: - Как ты думаешь, Ричард, это дурной знак?
        Он пожал плечами:
        - Шторм - это всего-навсего шторм. На море такое часто случается, как тебе, должно быть, известно.
        Нора закусила губу, потом вдруг сказала:
        - Видишь ли, Ричард, мне бы хотелось иметь хоть какое-то представление об этом сэре Эйдане Кейне.
        Ричард издал страдальческий вздох.
        - Мне известно только то, что я сумел выяснить перед тем, как передал тебе его письмо. Эйдан Кейн - герой войны, он сумел спасти целый полк во время боевых действий на Пиренейском полуострове. А его жена погибла при трагических обстоятельствах. С тех пор как овдовел, он ведет замкнутый образ жизни в замке Раткеннон. Имеет дочь. Судя по всему, он одинок и несчастен, и я совершенно уверен, что ты нужна ему, Нора.

«Ты нужна ему…» Эти слова запали Норе в душу, хотя она догадывалась, что, вероятно, стала жертвой наиболее опасного из женских заблуждений - желания вылечить мужчину с раненым сердцем.
        Тихий смех Ричарда вернул ее к действительности.
        - Но если ты не поторопишься на посадку, то, возможно, вообще замуж не выйдешь.
        Нора взглянула на корабль. По трапу понимались последние из пассажиров. Заметив поблизости двух матросов, Ричард крикнул:
        - Эй, отнесите багаж мисс Линтон в ее каюту!
        Матросы тут же подхватили новенький сундук и понесли его на борт. Нора ощутила дыхание неизбежности, и ее охватила паника. В растерянности глядя на брата, она пробормотала:
        - Я не могу… Мне кажется, я не могу… О, Ричард, как ты думаешь, не совершаю ли я непоправимую ошибку?
        - Уверен, что ты поступаешь правильно.
        Нора бросилась к сводному брату и крепко обняла его на прощание.
        - Я никогда не забуду твою доброту, Ричард. Никогда. Клянусь перед Богом, что отблагодарю тебя за это.
        Он улыбнулся, и в его улыбке было что-то тревожное.
        - Надеюсь, ты не заставишь меня слишком долго ждать обещанную награду, дорогая. Видишь ли, я только что сделал три ставки, которые должны превратить меня в очень богатого человека, милая сестричка. И первая должна вот-вот принести плоды.
        Горящее полено в жарком зеве мраморного камина с громким треском и шипением распалось, возвращая Нору с омываемого дождем пирса в тихую спальню. Казалось, что прошла целая вечность с того момента, как она взошла по трапу на борт корабля и бросила прощальный взгляд на Ричарда, помахавшего ей рукой. Она покинула знакомое настоящее и устремилась к неизвестному будущему. Увы, это будущее представлялось ей теперь таким же тусклым, как и та жизнь, от которой она бежала.
        Невыразимое разочарование жгло огнем ее глаза и терзало душу. С тоской вспоминала она глупую молодую женщину, стоявшую совсем недавно под мелким английским дождем. Обуреваемая мечтами, от которых кружилась голова, она неосторожно позволила себе впервые в жизни впустить в душу надежду. Нет, она не уповала на счастливое завтра или на чудо. И не грезила о великих страстях, о которых повествовали легенды. Ей хотелось только довольства и умиротворения. Хотелось находиться рядом с человеком, который в ней нуждался.
        Но такого человека не оказалось. За каменными стенами Раткеннона ее ожидало ужасное разочарование, и ей оставалось лишь проливать слезы и ругать себя за проявленное легкомыслие.

        Глава 3

        Ричард Фарнсуорт в задумчивости смотрел на жену отца. У нее было необыкновенно бледное лицо и темные круги под глазами. Временами он испытывал жалость к этой женщине. Совсем недавно и он был таким же покорным, не смел и слова сказать наперекор своему отцу. Но теперь, глядя в лицо Корабет Линтон Фарнсуорт, он неизменно чувствовал какое-то странное смущение. Вероятно, из-за того, что лицо это являлось как бы напоминанием…
        - Я не хотела тебя беспокоить, мой милый, - проговорила Корабет, положив руку ему на плечо. - Я понимаю, что ты очень занят… Ведь ты принимаешь виконта Серлота и лорда Милхейвена. - Она бросила взгляд на дверь гостиной, за которой его ждали друзья. - Но я надеялась, что ты уже получил письмо…
        - Вы беспокоитесь о Норе? - спросил Ричард.
        Щеки женщины вспыхнули, словно ее уличили в супружеской неверности.
        - Твой отец будет очень недоволен, если узнает, что я интересовалась. Он требует, чтобы я изгнала ее из своего сердца. Но все же мать не может не волноваться. Ирландия - дикий край. И отправиться туда с намерением выйти замуж за человека, которого никогда прежде не видела… - По телу Корабет пробежала дрожь. - Это так опасно, Ричард. Опасно доверяться абсолютно незнакомому человеку. Что, если он жесток по отношению к ней?
        Ричарду не составило труда догадаться, почему его мачеха относилась к этому браку с такой опаской. Потому что сама жила с деспотом, который тиранил своих домашних, подчиняя всех своей воле. Одна только Нора отказалась ему повиноваться.
        - У нее все хорошо, - сказал Ричард. - Я в этом совершенно уверен. Вам не стоит так переживать. Вы же знаете, что это всегда выводит отца из себя. - Ричард с силой сжал руку мачехи. - Разве я вам не рассказывал, что навел справки о прошлом этого ирландского аристократа? Разве я не обещал о ней позаботиться? Неужели вы полагаете, что я мог отправить Нору на край света и забыть о ней?
        Корабет потупилась и пробормотала:
        - Ох, Ричард, даже не знаю, как тебя отблагодарить за доброту, проявленную к моей бедной девочке. Я, верно, ужасно глупая, что так мучаюсь.
        - Вы же знаете, как я люблю вас и мою маленькую сестренку. - Ричард попытался улыбнуться. - Сказать по правде, я уже договорился с приятелем, чтобы он навестил Нору и проверил, все ли у нее в порядке. Если этого мало, то я сам могу отправиться к ирландским берегам и самолично удостовериться, что этот Эйдан Кейн относится к моей сестре с должным уважением.
        - Неужели ты готов пойти на это ради Норы? - Глаза женщины наполнились слезами.
        - Конечно, готов. Как только представится возможность. - Ричард рассмеялся и добавил: - Боюсь, последнее время мне страшно не везет за карточным столом. Но вы ведь не скажете отцу, правда?
        Корабет с беспокойством взглянула на молодого человека:
        - Бедный мальчик, неужели дела настолько плохи? Может, я смогу тебе помочь? Мне выделена довольно приличная сумма для покупки прелестного колье, которое я видела в витрине магазина, но я буду счастлива использовать эти деньги иначе.
        - Нет-нет, я не могу на это пойти, - возразил Ричард. - Моя собственная беспечность довела меня до нынешнего состояния. Я сам должен заплатить за свои ошибки. Даже если меня посадят в долговую яму, я не возьму у вас ни пенни.
        - Обязательно возьмешь! - заявила Корабет с поразившей его горячностью. - Да, Ричард, я настаиваю. И если ты не позволишь мне сделать это для тебя, то я… я… - Ричард догадался, что мачеха подыскивает слова, которыми могла бы запугать его. - Я скажу отцу о твоих финансовых затруднениях, чтобы он мог тебе помочь.
        - Нет, только не это! - в ужасе воскликнул Ричард.
        - Именно так я и сделаю, если ты меня не послушаешь, - сказала Корабет. - А теперь иди к своим гостям, иначе они подумают, что ты плохо воспитан. Я не сомневаюсь, что тебе есть о чем поговорить с лордом Милхейвеном. Ведь он недавно вернулся с континента, не так ли?
        Ричард хмыкнул и легонько ущипнул Корабет за щеку. Ее лицо просветлело, и перед ним на мгновение возникла смутная тень красавицы, которой она была в прежние времена.
        - Вы очень добры ко мне, - сказал он. - Мне с трудом представляется, чтобы моя собственная мать могла быть добрее. Да упокой Господь ее душу.
        Его мать… Ричард был абсолютно уверен, что именно страх послужил причиной ее смерти. Но он постарался об этом не думать.
        Тут глаза Корабет снова увлажнились, и она сказала:
        - Мы должны заботиться друг о друге, мой милый мальчик. Ты же знаешь, что я тебя люблю.

«Она меня любит? - подумал Ричард. - Но она ведь совсем меня не знает».
        Он молча кивнул и направился в гостиную. Двое мужчин, сидевших за покрытым зеленым сукном игорным столом, подняли на него глаза. В этот день они уже вдосталь отведали лучшего бренди из погребов Уинстона Фарнсуорта и всласть насытились вниманием самых элегантных куртизанок Лондона.
        - Серлот только что поставил сотню фунтов на кон, - объявил лорд Милхейвен.
        Ричард хмыкнул.
        - Боюсь, что к Рождеству у Серлота не найдется и двух пенни. После того как я его обставлю, ему придется жениться на какой-нибудь слабохарактерной наследнице, чтобы не угодить в долговую тюрьму.
        - Новое пари? - Милхейвен насторожился и потряс коробочкой с игральными костями. - Это пари мы занесем в книгу ставок «Уайтс» или же устроим исключительно для собственного увеселения?
        - Бьюсь об заклад, что Фарнсуорт не захочет, чтобы об этом разнесли по всему Лондону! - заявил Серлот с ухмылкой.
        Милхейвен пробормотал:
        - Покажи мне его, Фарнсуорт. Хочется увидеть собственными глазами…
        Ричард подошел к книжному стеллажу в углу и, сняв с верхней полки фолиант в кожаном переплете, полистал страницы.
        - Мне с трудом верится, что все это время ты торчал в городе, чтобы узнать наши последние семейные новости, Милхейвен. Возможно, в этот самый момент моя сестрица идет к алтарю.
        - Не может быть! - Милхейвен расхохотался. - Кто же согласился надеть супружеское ярмо? Надеюсь, Монтгомери до этого не дошел! Семья вряд ли ему позволила бы.
        - Монтгомери? Чтобы он женился на женщине без приданого и титула? Да ни за что на свете! Хотя должен признаться, что я порой замечал какую-то грусть в его глазах, когда он смотрел на Нору. Но, боюсь, самое большее, на что Нора могла бы в его случае рассчитывать, - это краткосрочная связь. Нет, мой драгоценный Милхейвен, я подыскал для своей невзрачной сводной сестрицы куда более интересного женишка. Сэра Эйдана Кейна.
        Милхейвен с удивлением посмотрел на приятеля.
        - Ты совершенно бессердечный человек. Неужели ты отправил собственную сестру к этому чудовищу? Некоторые утверждают, что он убил…
        - Ты прекрасно знаешь, что все это глупые сплетни, - перебил Ричард, возвращаясь к игральному столу. - Я нашел Норе мужа, вот и все. - Он провел пальцем по золоченому теснению на кожаном переплете.
        Серлот плеснул себе в хрустальный бокал еще немного бренди.
        - Покажи Милхейвену книгу - и покончим с этим. Ричард протянул том приятелю. Тот полистал книгу и уставился на страницу, испещренную строчками. Потом вдруг воскликнул:
        - Тысяча фунтов, Фарнсуорт! Я заплачу тебе тысячу фунтов, если ты доведешь эти пари до развязки.
        Ричард с усмешкой проговорил:
        - Уверяю тебя, я приложу максимум усилий, чтобы завершить дело. И я непременно добьюсь того, о чем так долго мечтал. Я уничтожу сэра Эйдана Кейна.

        Сэр Эйдан Кейн сидел во главе длинного стола в столовой Раткеннона. Свечи в канделябрах давно оплыли, и остатки его ужина, съеденного им в одиночестве, были убраны. Время для него измерялось не столько тиканьем часов на каминной полке, сколько количеством стаканов выпитой мадеры.
        Праздничное застолье по случаю дня рождения - как можно было заранее предположить - превратилось в катастрофу. Кассандра явилась в столовую бледная и изможденная, как и подобает трагической героине на театральных подмостках. Долго и терпеливо ждала она прихода мисс Линтон, пока не узнала, что гостья, решив воздержаться от участия в семейном торжестве, попросила ее извинить. Так и не притронувшись к ужину, Кэсси удалилась к себе, и у Эйдана не хватило духа ее остановить.
        Остаток вечера Кассандра провела в уединении в своих покоях. Вероятно, она втайне надеялась услышать на каменных ступенях лестницы отцовские шаги - чтобы с полным правом разыграть перед ним еще одну драматическую сцену.
        Но в этот вечер Эйдан не отважился бы переступить порог комнаты дочери даже в том случае, если бы за ним гнались все головорезы Ирландии. Больше всего на свете он боялся, что пойдет у Кэсси на поводу и что поединок с ней закончится у алтаря, где его принесут в качестве человеческой жертвы.
        Эйдан поморщился. Если бы он остался в Дублине, то сейчас купался бы в ласках очаровательной и темпераментной Стейси. Или мог бы играть в кости в компании разудалых приятелей. И еще он мог бы мчаться в коляске, заставляя все остальные экипажи уступать ему дорогу и выслушивая в свой адрес проклятия, звучавшие для него упоительной музыкой. Однако вместо этого он торчал здесь, в то время как его дочь укрылась в своей цитадели наверху, а в комнате, смежной с его спальней, расположилась на ночь женщина, которую он никогда прежде не видел.
        Но он постарается, чтобы незнакомка в замке надолго не задержалась. Он срочно пошлет гонца, чтобы тот позаботился о скором отъезде в Лондон этой мисс Доры, Лоры или как там ее? Мисс Линтон. Завтра в это время англичанка будет уже в пути, а он займется более важными делами. Придется что-то придумать, чтобы дочь забыла о постигшем ее разочаровании. Возможно, ему придется купить ей новый наряд, или какую-нибудь безделушку, или ту чудную маленькую кобылку, которую Адам Данн объезжал в Беллилэре.
        Проклятие, он снова собирается повторить свою обычную ошибку - вознаградить строптивую девчонку за блажь! Сколько раз миссис Бриндл предупреждала его, что такая практика только портит ее характер. Обычно он пропускал подобные замечания мимо ушей. Но сейчас, столкнувшись с очередной проделкой упрямой Кассандры, Эйдан не мог не задуматься над словами старой ворчуньи. Что, если она права?
        Эйдан стиснул зубы. Вероятно, настало время всерьез взяться за дочь. Пора приучать ее к порядку, но как? Увы, Эйдан Кейн был не самым подходящим человеком для того, чтобы обучать дочь правилам хорошего тона. Пожалуй, его больше устроило бы бегство в Дублин или даже в Лондон. Пусть миссис Бриндл сама занимается укрощением Кассандры. Девочка, бесспорно, нуждалась в женской руке, в то время как дамы, с которыми общался Эйдан, при всем своем желании не могли служить для юной благовоспитанной леди достойным примером для подражания.
        И тут ему снова вспомнились слова дочери. Она заявила, что ей нужна мать. Сказала, что кто-то должен научить ее многим вещам, о которых он, ее отец…
        - Папа…
        В первое мгновение Эйдану показалось, что он ослышался. Но затем он бросил взгляд через плечо и увидел Кассандру, стоявшую в дверном проеме. На ней был очаровательный халатик, расшитый крошечными синими птицами. А глаза ее покраснели и опухли - было совершенно очевидно, что дочь плакала.
        Кэсси в нерешительности стояла на пороге, словно не знала, какой прием ожидать от отца.
        Будь Эйдан поумнее, то вспомнил бы о своих опасениях и проявил бы сдержанность. Но он раскрыл дочери объятия. Кассандра бросилась к нему, и Эйдан крепко обнял ее.
        - Папа, я очень сожалею, что мой сюрприз пришелся тебе не по душе. Я искренне верила, что со временем она тебе понравится.
        Эйдан погладил дочь по волосам.
        - Я не сомневаюсь, что ты действовала из лучших побуждений, мой ангел. Но ты не можешь распоряжаться судьбами других людей по собственному усмотрению.
        Кассандра судорожно сглотнула и всхлипнула. Эйдан вытащил из кармана носовой платок и осторожно утер глаза и щеки дочери. Но она снова всхлипнула, и ее плечики содрогнулись.
        - Я знаю, папа. Я понимаю, что это звучит по-детски, но я хотела, чтобы она была со мной. Я много думала об этом, поэтому и говорю с такой уверенностью.
        - Думала о чем, мой ангел?
        - О том, что самое худшее на свете - это одиночество.
        - Но я тебя никогда не оставлю одну, - проговорил Эйдан, поглаживая дочь по щеке.
        - А что со мной будет, если ты умрешь?
        Эйдан невольно вздрогнул - такого вопроса он никак не ожидал.
        - Кэсси, откуда у тебя такие нелепые мысли? Не стоит об этом думать.
        - Ты можешь заболеть, папа. С тобой может случиться все, что угодно. И тогда я останусь одна.
        - Несмотря на свой солидный возраст, - Эйдан улыбнулся, - умирать в ближайшее время я не собираюсь. Видишь ли, моя милая, ангелы не захотят со мной связываться, а дьявол побоится, что я посягну на его власть.
        - Не смешно, папа. Моя мама тоже не собиралась умирать, однако это все же случилось.
        Случилось? «Нет, - подумал Эйдан с горечью. - Ее смерть не была простой случайностью. Делия Кейн намеренно подвергла свою жизнь опасности. Ее ничуть не интересовали последствия, она хотела во что бы то ни стало отомстить мужу, которого ненавидела. Когда карета перевернулась, винить ей, кроме себя, было некого. Она вела себя беспечно и глупо, флиртуя с опасностью, как флиртовала со своими многочисленными любовниками».
        И тут ему в голову пришла ужасная мысль. Ведь и он сам, уезжая из Раткеннона, делал то же самое. Сколько раз по беспечности оказывался он в ситуации, когда взмах шпаги или щелчок пистолетного курка мог лишить его жизни! И он сотни раз мог свернуть себе шею и отправиться к праотцам, если бы во время скачки его сбросила лошадь или перевернулась коляска.
        Разумеется, он принял меры, чтобы в случае его смерти Кассандра не осталась без присмотра. Он доверил своим адвокатам солидные суммы, чтобы дочь могла вести тот образ жизни, к которому привыкла. Но кто защитит ее, кто согреет, кто будет ее любить… А об этом он не подумал, не желал думать. А вот Кассандра, судя по всему, часто об этом думала.
        - О, принцесса… - Эйдан погладил дочь по щеке. Она внимательно посмотрела на него и вдруг сказала:
        - Папа, прости, что я не предупредила тебя заранее о приезде мисс Линтон. Теперь я понимаю, что это, вероятно, была глупая затея. Но я подумала, что ты не откажешь мне и женишься на ней. Она писала такие чудесные письма. Такие… - Кассандра вытащила из кармана халатика перевязанную ленточкой пачку писем. - Я принесла их тебе. Я подумала, что ты, возможно, пожелаешь их прочитать… - Она на мгновение умолкла. - Поверь, папа, я очень тебя люблю. Прости, что испортила твой день рождения.
        С этими словами Кассандра выскользнула из объятий отца и направилась к двери.
        - Кэсси, - позвал Эйдан.
        Она остановилась и обернулась. Ее губы дрожали.
        - Дорогая, ты должна мне поверить… Кэсси, я сделаю все, что в моих силах, только бы ты была счастливой.
        - Правда сделаешь, папа? - Она пристально посмотрела ему в глаза.
        Не выдержав ее взгляда, Эйдан отвернулся и уставился на огонь, пылавший в камине. Хватит ли у него духу, чтобы повторить клятву верности, которую много лет назад он произносил, стоя рядом с Делией? Эта клятва им обоим принесла лишь несчастья.
        Проклятие! Он не мог на это решиться!
        - Папа, я не хочу быть одна… - внезапно проговорила Кассандра.
        В следующее мгновение она отвернулась и вышла из комнаты.
        Час проходил за часом, а Эйдан по-прежнему сидел у камина. Несколько раз он порывался швырнуть пачку писем в огонь, но что-то его удерживало. Наконец, собравшись с духом, он развязал тесьму, развернул одно из писем и стал читать…

«Я понимаю вашу боль, потребность иметь кого-то рядом, кто скрасил бы одиночество. Я и сама часто чувствую то же самое. Призраки прошлого могут быть ужасным бременем, но будущее без детей, дома и мужа ничем не лучше. Возможно, как вы говорите, мы могли бы найти способ помочь друг другу».
        Как говорит он? У Эйдана вспыхнули щеки и засосало под ложечкой. Боль? Одиночество? Проклятие!
        О Господи, что же Кассандра написала этой женщине? Что заставило Нору Линтон прислать такой ответ? Вероятно, Кэсси, когда писала от его имени, позаимствовала образ какого-то героя из своих волшебных сказок. Возможно, это был один из странствующих рыцарей. Но еще больше его тревожило другое… Что поведала дочь англичанке о его прошлом? Что написала о «призраках» замка Раткеннон?
        Эйдан провел ладонью по волосам и попытался успокоиться. Возможно, он напрасно нервничал. Ведь Кассандра ничего не могла знать о его тайных душевных муках. И конечно же, она ничего не знала о том, что на самом деле приключилось в ночь гибели ее матери. Он позаботился об этом, потому что предвидел, что правда погубит девочку.
        Скорее всего в своем письме Кассандра сгустила краски, представила все так, как бывает в мелодрамах на театральных подмостках. И, судя по всему, девчонка унаследовала от своих предков дар убеждения. Дар, заставлявший неприятеля открывать ворота осажденной крепости, едва ли мог подвести ее в столь простом деле, как уговорить одинокую женщину отправиться в Ирландию.
        Чтобы заставить женщину решиться на столь безрассудный поступок, Кассандра выбрала безотказную тактику - представила «жениха» в качестве израненного героя, измученного и несчастного. Что за чертовщина творится с женщинами, если они чуть ли не с колыбели стремятся прийти на помощь подобным страдальцам?
        Эйдан невольно поморщился. Он уже давно отказался от попыток постичь это самоубийственное женское стремление и довольствовался благами нежности и страсти в постелях любовниц, которые старались приручить его демонов. Демонов, с которыми он много лет благополучно уживался.
        Ни разу не пытался он выставить в более выгодном свете свою порочную натуру или свой распутный образ жизни. Никогда не скрывал он от женщин, что не имеет благородных порывов, которым они придавали столь неоправданно большое значение.
        Но похоже, Кассандру подобные угрызения совести не мучили, когда она вступила в переписку с женщиной, которую выбрала отцу в жены. Если ответ англичанки был отражением романтического бреда, написанного Кассандрой от его имени, то неудивительно, что эта дура появилась на его пороге с такими мечтательными глазами, полными надежды.
        Господи, трудно даже представить, какое разочарование испытала эта англичанка! Никакого сказочного принца! Никакого героя. Никакого рыцаря, готового опуститься перед ней на колени с предложением руки и сердца.
        Эйдан снова поморщился - он вдруг почувствовал себя уязвимым. И это ощущение ужасно раздражало. Не в силах больше прочитать ни слова, он сунул письма в карман. Черт бы их побрал! Обеих.
        Выругавшись сквозь зубы, он поднялся на ноги и подошел к столу. Залпом допив мадеру, Эйдан схватил подсвечник с зажженными свечами и бросился вон из комнаты. Он тотчас направился к лестнице, которая вела в покои замка, где остановилась незваная гостья.

        Глава 4

        Огонь в камине догорал, а свечи уже погасли. Но Нора никак не могла заставить себя вернуться в постель. Ей казалось, что она видит на пуховой перине призрачный отпечаток тела другой женщины, чувствует ее запах.
        Нора сочувствовала этой женщине, потому что бедняжке выпала участь быть женой Эйдана Кейна.
        Интересно, как она выглядела? И как ушла из жизни? Может, ее трагическая смерть так подействовала на любящего мужа, что он превратился в отъявленного негодяя? В письмах, которые Нора получала, кончина Делии Кейн была окутана ореолом тайны. Вероятно, Кассандра располагала весьма скудными сведениями о смерти матери, ведь взрослые в таких случаях обычно прибегают ко лжи, чтобы не расстраивать детей. Может, Эйдан Кейн разбил ее сердце?
        Он обладал внешностью, словно нарочно созданной для обольщения представительниц противоположного пола, что в конечном итоге толкало их к погибели.
        Любил ли он эту таинственную женщину? Может, его чувства к ней были столь велики, что ее смерть повергла его в пучину отчаяния? Видя страдания отца, дочь, вероятно, решила облегчить его боль, поэтому и подыскала замену…
        Значит, любовь? Однако это никак не вязалось с обликом Эйдана Кейна. Он представлялся ей человеком бурлящих страстей, темных и неукротимых… Но вообразить Кейна влюбленным, готовым выполнить любую прихоть женщины - это было столь же нереально, как мановением руки усмирить бушующее море.

«Может, расспросить одну из горничных? - подумала Нора. - Ведь слуги наверняка что-то знают о покойной жене хозяина». Но слуги смотрели на нее так, словно увидели какое-то диковинное существо, доставленное в замок из заморских стран. Так что едва ли они пожелают с ней беседовать.
        В любом случае теперь ей никто не поможет, даже если она захочет навести справки о покойной жене Эйдана Кейна. Было слишком поздно.
        Замок уже давно погрузился в тишину, и из-за двери, которая, судя по всему, вела в покои сэра Эйдана Кейна, тоже не доносилось ни звука.
        Нора чувствовала, что не сможет заснуть, и по-прежнему расхаживала по комнате. Ее пальцы нервно теребили концы розовой, как примула, шелковой завязки на ночной рубашке. При мысли о том, что эту сорочку купил для нее Ричард, Нора покраснела. Она до глубины души была тронута подарками брата, но отдала бы сейчас все на свете ради того, чтобы снова облачиться в свою старенькую ночную сорочку - строгую и простую, как она сама. К сожалению, Ричард забрал ее старые вещи и, наверное, выкинул. Ведь сводный брат был уверен, что в Ирландии она найдет свое счастье.
        Счастье…
        Бедный Ричард наверняка содрогнулся бы, если бы узнал, что за участь выпала ей на самом деле.
        Слезы обожгли ей глаза, когда она вспомнила, как брат передавал ей письмо, толкнувшее ее отправиться в это безумное путешествие. Он был абсолютно уверен, что поступает правильно. И она тоже осмелилась в это поверить, потому что ничего другого ей не оставалось.
        Нора смахнула с ресниц слезы и вдруг насторожилась; ей показалось, что она услышала доносившиеся из-за двери шаги. Причем это были явно мужские шаги - твердая мужская поступь.
        Слуга? Нет, едва ли. Нора почти не сомневалась, что это был сам Эйдан Кейн. Она чувствовала его присутствие даже сквозь толщу каменных стен и массивную дубовую дверь. В какой-то момент ей даже почудилось, что она слышит биение его сердца…
        Нора затаила дыхание. Почему-то она нисколько не сомневалась в том, что хозяин замка направляется к ней. И она не ошиблась: несколько секунд спустя раздался стук в дверь, а затем на пороге появился сэр Эйдан Кейн. В руке он держал канделябр с горящими свечами.
        Нора хотела броситься в постель, но ноги ей не повиновались. Как зачарованная, она смотрела на человека, застывшего в дверном проеме.

«Это покои бывшей леди Кейн, - вспомнились ей слова сэра Эйдана. - Весьма подходящее для вас помещение…»
        Тут он наконец-то переступил порог и захлопнул за собой дверь. Затем начал медленно приближаться к Норе. Она попятилась и пробормотала:
        - Ч-что вы здесь делаете? Я, кажется, вас предупреждала: если вы только посмеете…
        - Посмею? Что именно? Изнасиловать вас? - Кейн провел ладонью по своим растрепанным волосам. - Черт, если бы все было так просто. Но нет, я ворвался сюда не для того, чтобы предаться удовольствию. Мне придется выставить себя идиотом, если я начну выдвигать нелепые требования в попытке разрешить это ужасное недоразумение.
        У Норы по спине пробежали мурашки.
        - Как бы то ни было, вас никто не просил ко мне врываться. К тому же вам должно быть ясно, что развлекать гостей в такой час я не готова. У вас нет права…
        Он опустил канделябр на стол и проворчал:
        - Мужчину, доведенного до грани безумия, мало волнуют права женщины, в этом повинной, мисс… Простите, забыл…
        - Линтон.
        - Да-да, совершенно верно. Так что можете оставить ваши девичьи возражения при себе, мисс Линтон. В другом случае я мог бы польститься на женские прелести, но ваши подобного желания у меня не вызывают. Не только сейчас, но и вообще. Поймите меня правильно, я не хотел вас обидеть. Просто мне нравятся женщины другого типа. Более… - Он окинул ее взглядом и добавил: - Более сочные и цветущие.
        Норе следовало бы обрадоваться его откровениям и испытать облегчение, поскольку он, как выяснилось, не представлял для нее опасности. Но ничего подобного не произошло, напротив, слова сэра Эйдана обожгли ее, словно огнем. Вскинув подбородок, она с невозмутимым видом подошла к кровати, где лежал ее пеньюар из серебристого шелка. Повернувшись к Кейну спиной, Нора накинула пеньюар на плечи и затянула поясок. Обернувшись, сказала:
        - Поскольку у вас нет желания польститься на мои прелести, сэр Эйдан, предлагаю вам покинуть мою комнату, пока вы не погубили мою репутацию.
        - Черт побери, нам надо поговорить. Мы должны сейчас же во всем разобраться и покончить с этим раз и навсегда.
        Она взглянула на него с удивлением.
        - Покончить? С чем вы хотите покончить?
        - Мы должны решить, что нам делать с этим недоразумением.
        Нора пожала плечами:
        - Нам нечего решать. Я завтра уезжаю.
        - Я тоже на это рассчитывал, пока ко мне не пришла дочь, чтобы умолять… - Эйдан помрачнел и принялся расхаживать по комнате. Наконец вновь заговорил: - Мисс Линтон, я даже не представляю, как вам все это преподнести, поэтому рискну сказать напрямик, чтобы узнать ваше мнение. Вы, должно быть, уже заметили, что моя дочь невероятно упряма и своенравна. Настоящая маленькая бестия… Но у меня никого нет, кроме нее. А она… По какой-то необъяснимой причине она вбила себе в голову, что нуждается в матери.
        Нора на секунду зажмурилась, вспомнив о собственных страданиях в возрасте Кассандры. Тогда ей нестерпимо хотелось поскорее стать взрослой и в то же время иметь возможность зарыться лицом в мамины юбки и выплакаться вволю, поведав о своих печалях, страхах и сомнениях. Хотя от матери ее отделял всего лишь коридор, расстояние значения не имело - Корабет Линтон Фарнсуорт всегда была так же недостижима, как луна на небосводе.
        - В желании вашей дочери нет ничего странного. Она, вероятно, очень тоскует по матери. Они были близки с ней?
        - Близки? - Кейн невольно усмехнулся. - Мать Кассандры была бессердечной эгоисткой. Она произвела дочь на свет и тут же постаралась забыть о ее существовании.
        Нора ахнула и в изумлении уставилась на Кейна.
        - Можно подумать, что вы ненавидели свою жену. А ведь наверняка вы очень ее любили.
        - Любил? О да, поначалу я сходил по ней с ума. Меня приводили в трепет ее чувственные губы и ее роскошная грудь. К тому же многие лондонские аристократы с удовольствием перерезали бы мне горло, только бы затащить ее в свою постель. Особенно тешил меня тот факт, что ее глупая мать считала меня злобным змеем-искусителем, изгнанным из райского сада, ирландским демоном, стремившимся увлечь ее бесценную дочь в пучину порока. Бедняжка не догадывалась, что Делия относилась к числу женщин, обреченных доводить мужчин до безумия. В постели она была ненасытна.
        Нора в смущении потупилась и пробормотала:
        - Простите, я не должна была спрашивать. Я просто… - «Все последние часы я только и думала об этой женщине», - добавила она мысленно.
        Кейн пожал плечами и проворчал:
        - Не стоит извиняться. Меня никто за язык не тянул. Возможно, это мое единственное достоинство: я никогда не делаю попыток приукрасить правду о себе. Да, можете не опасаться, я никогда не стану выдавать себя за благородного героя.
        - Каким бы вы ни были, меня это не касается.
        - Касается, черт побери! Касается, если вы собираетесь выйти за меня замуж.
        - В-выйти за вас замуж? - Нора инстинктивно попятилась.
        Он посмотрел на нее с некоторым удивлением:
        - А разве не для этого вы сюда приехали? Разве не для того, чтобы связать себя священными узами брака? Вы ведь именно этого хотели, не так ли? Когда вместе с Кассандрой вы задумали эту нелепую интригу…
        - Это не интрига! - с горячностью возразила Нора. - Я искренне верила, что вам нужна жена. Верила, что вы на самом деле хотите жениться.
        Кейн рассмеялся и проговорил:
        - Брак для меня, мисс Линтон, все равно что чума. И вы должны меня понять. Трудно заставить человека жениться повторно после того, как он с трудом пережил один несчастливый брак. Я долго размышлял над сложившимися обстоятельствами и пришел к выводу: должен быть какой-то способ покончить с этим недоразумением. Покончить с наименьшими потерями для всех заинтересованных сторон.
        - Сэр Эйдан, я…
        - Помолчите и выслушайте меня до конца. Мне и так очень трудно говорить… Черт, нужно было сначала выпить еще стакана три мадеры, а потом приходить сюда. Но уже поздно.
        - Вы пьяны?
        - Судя по всему, не настолько, как мне хотелось бы. Но это поправимо. Вот только покончу с этим делом и… - Он скрестил на груди руки и заявил: - У меня есть к вам предложение.
        - К-какое?.. Какое предложение?
        - Кэсси хочет, чтобы вы остались, хотя девочки в ее возрасте сами не знают, чего хотят. Но я готов предположить, что она действительно может к вам привязаться. Если это произойдет, то я плюну на свои принципы и женюсь на вас.
        Нора на несколько мгновений лишилась дара речи. Наконец пробормотала:
        - Очень лестное предложение, сэр… Но, видите ли… Прошу меня простить, но я не могу принять ваше предложение.
        Кейн выругался вполголоса.
        - Мисс Линтон, поймите меня правильно. В моем предложении нет ничего лестного и романтического, и чем скорее вы избавитесь от своих нелепых заблуждений на сей счет, тем будет лучше для нас обоих. Я делаю вам деловое предложение, вот и все.
        - Деловое, говорите?
        - Да. Но прежде чем мы его заключим, я хочу убедиться, что вы правильно поняли мои условия.
        - П-понятно.
        - Наш с вами союз будет иметь формальный характер. У меня нет никакого желания пользоваться своими супружескими правами, и заводить других детей я не намерен. Менять свой образ жизни я тоже не собираюсь. Так что не потерплю от вас никаких упреков или жалоб.
        - А в чем заключается ваш образ жизни?
        - Когда я с Кассандрой, я веду себя, как ее отец. То есть забочусь о ней, балую и прочее. Когда же уезжаю из Раткеннона, то становлюсь совершенно другим человеком.
        - Другим?
        - Мисс Линтон, вы настаиваете на полной откровенности? - Он взглянул на нее с вызовом. - Что ж, слушайте. Например, на днях я за игорным столом обыграл семнадцатилетнего мальчишку - лишил его наследства. - Он поднес руку к свече, и на одном из его пальцев сверкнул изумрудом перстень. - Это кольцо принадлежало семье этого юноши со времен царствования Генриха VIII. Когда он поставил его на кон, чтобы вернуть проигранное, я завладел и кольцом.
        Нора невольно вздрогнула.
        - Я не хочу об этом знать.
        - А синяк под глазом мне поставила одна танцовщица, - продолжал Эйдан. - Она запустила в меня вазой, когда я отказался провести с ней ночь. Я был бы рад ей угодить, но обещал Кассандре прибыть в Раткеннон в свой день рождения.
        - Меня все это нисколько не интересует.
        - Но если вы хотите стать моей женой…
        - Не хочу! - выпалила Нора. - Как вы могли подумать, что я соглашусь…
        - Согласитесь унизиться до того, чтобы связать свое будущее с таким человеком, как я? - осведомился Эйдан. - Но ведь у вас, должно быть, имелись очень веские причины, раз вы рискнули проделать путь до Ирландии в поисках мужа. Возможно, вы поддались отчаянию. Или просто сглупили.
        Нора снова опустила глаза.
        - Я хотела, чтобы у меня был дом, вот и все.
        - Он у вас будет. В качестве моей жены вы станете хозяйкой Раткеннона до той поры, пока Кассандра не вырастет и не уедет отсюда. А потом, если захотите, я устрою вас в любом другом месте.
        - Но перед людьми и Богом мы по-прежнему будем являться мужем и женой, не так ли?
        - Мисс Линтон, можете не опасаться, что я опозорю вас скандалом развода. Если вас устроит сомнительная честь быть моей женой, то я возражать не стану.
        Норе вдруг показалось, что в комнате ужасно душно. Сделав глубокий вдох, она пробормотала:
        - Но я ведь вас совсем не знаю.
        - Однако этот факт ничуть не смущал вас, когда вы считали меня одиноким страдальцем, искавшим родственную душу. Я постараюсь упростить все до предела. Выразиться словами, понятными даже столь неискушенному человеку, как вы. Вам придется проявлять благоразумие, когда услышите обо мне… всякие слухи. И запомните: чем ужаснее обвинение, тем больше вероятности, что оно справедливо.
        - Но ваша дочь… Мне кажется, она вас обожает.
        - Не придавайте этому значения. Девочка пока что ничего не понимает, смотрит на меня как на героя. Хотя со временем она, конечно же, поймет, кто я такой.
        - Но ведь ясно, что вы любите ее.
        Эйдан кивнул:
        - Разумеется, люблю. Люблю так сильно, как только способен. Исключительно из-за любви к ней я и собираюсь заключить этот брак. Похоже, ее страшно волнует, что с ней станет в случае моей смерти. Она боится остаться одна.
        - Я прекрасно ее понимаю, - проговорила Нора. - На свете нет ничего более страшного, чем одиночество. Но она скоро повзрослеет и покинет дом, чтобы создать собственную семью. Со своей красотой и умом Кассандра без труда найдет себе мужа. Как только она войдет в высшее общество…
        - Как только она войдет в высшее общество, перед ней захлопнутся все двери, - перебил Кейн.
        Нора взглянула на него вопросительно, и он продолжал:
        - Видите ли, наследие, которым мы с Делией умудрились наделить нашу дочь в первые годы ее жизни, заставляет приличные семьи держаться от нее подальше.
        Нора понимала, что должна прекратить дальнейшие расспросы, что не стоит выпытывать у Эйдана Кейна сведения, ее не касавшиеся. Ведь у нее не было необходимости его понять или хотя бы приблизиться к пониманию движений его души, внезапно приоткрывшейся ей. И все же она не выдержала и проговорила:
        - Но все это было много лет назад. И Кассандра ни в чем не виновата. Возможно, все уже забыто.
        - Забыто? Вы наверняка должны представлять, мисс Линтон, каким злопамятным и жестоким бывает высший свет. Он не умеет прощать. Ни красота, ни ум, ни тем более состояние, нажитое неправедным путем, не в состоянии смыть пятно позора.
        - Вероятно, вы правы. - Нора отвернулась и подошла к окну. Глядя в темноту, продолжала: - Общество предпочтет видеть, как человек гордо умирает от голода. Разумеется, они будут выражать сочувствие. Да, они предпочитают жалеть и сочувствовать… И конечно же, им очень приятно видеть, до какой нищеты дошла внучка генерала Линтона.
        - Генерала Линтона? - Эйдан с удивлением взглянул на гостью. - Неужели вы имеете отношение к роду Линтонов из Стенвика?!
        - Стенвик уже давно нам не принадлежит, - проговорила Нора с горькой усмешкой. - Честь - единственное наше достояние.
        - Но зачем же женщине из рода Линтонов понадобилось плыть в Ирландию, чтобы связать свою судьбу с незнакомцем? Видит Бог, все двери в Лондоне должны быть открыты… - Кейн запнулся и пристально посмотрел на Нору - посмотрел уже совершенно другими глазами. - Мисс Линтон, что вы здесь делаете? Ведь ваши родственники, должно быть, сходят с ума от беспокойства.
        - Мои родственники? - Нора усмехнулась. - Я уверена, что они будут рады, если им удастся от меня отделаться.
        Кейн внимательно посмотрел на собеседницу. Какое-то время он молчал, потом вдруг проговорил:
        - Нора, простите меня за вопрос… Вы… ждете ребенка?
        - Ж-жду ребенка? - пролепетала она, глядя на него в изумлении. - Но я…
        - Прежде чем ответите, знайте: для меня это абсолютно ничего не меняет. Я прекрасно знаю, что существуют беспринципные мерзавцы, умеющие обольщать невинных девушек.
        В его словах прозвучало нескрываемое презрение, но не к тем, которых обольстили, а к обольстителям. И Нора впервые увидела совершенно другого Эйдана Кейна - человека, чем-то напоминавшего того, которого она знала по письмам Кассандры.
        - Нет никакого ребенка, и мое имя не обесчещено. Я просто… - Она судорожно сглотнула. - Я просто мешаю.
        - Мешаете?
        - Служу неприятным напоминанием о первом браке моей матери. Обуза в доме моего отчима. - Стараясь не выдать своих чувств, Нора усмехнулась. - Всем было бы гораздо проще, если бы меня не было.
        Кейн ненадолго задумался. Потом в раздражении проговорил:
        - Значит, это ваши родственники отправили вас в Ирландию? Неужели им не пришло в голову, что я мог оказаться… каким-нибудь монстром? - Он вдруг рассмеялся и добавил: - Впрочем, я и есть чудовище!
        Нора не удержалась от улыбки.
        - Вы действительно не совсем соответствуете тому образу, что у меня сложился благодаря письмам Кассандры. Но мужчина, который любит свое дитя, подобно вам, не может быть плохим человеком.
        - Нора, мы говорим совсем не о том. Видите ли, я пытаюсь понять, как могло случиться, что дама вашего воспитания и происхождения отважилась на столь безумный поступок. Что вас на это толкнуло?
        - Мой отчим решил выдать меня замуж. Замуж за юнца - необыкновенно мерзкого и гнусного. - Ее передернуло. - Если бы я отказалась подчиниться его воле, отчим выгнал бы меня на улицу.
        - Мне ужасно хочется познакомиться с вашим отчимом, - проворчал Кейн. - И хочется преподать ему урок… Вероятно, он не знает, как ему следует обращаться со своей падчерицей.
        - По правде сказать, я мечтала только об одном: хотела как можно быстрее покинуть его дом. Если бы кто-нибудь другой предложил мне руку и сердце, я бы не стала ни минуты раздумывать, а отчим был бы счастлив от меня избавиться. Но увы… Как вы соизволили заметить, я недостаточно сочная и цветущая. Добавьте сюда отсутствие приданого, и вы поймете, как невысоки были мои шансы на ярмарке невест.
        Кейн поморщился и пробормотал:
        - Вы просто неправильно меня поняли. Говоря «сочная и цветущая», я подразумевал, что вы относитесь… к другому типу женщин. То есть отличаетесь от моей покойной жены. Можно сказать, что это был комплимент. Что же касается моей жены… Видит Бог, ее поведение оставляло желать лучшего. Я мог войти в спальню Делии и застать ее в постели сразу с дюжиной мужчин. Но меня это нисколько не волновало. Впрочем, сейчас речь не о ней. Я говорю о вас. А вы… Судя по всему, вы благородная леди… - Эйдан внезапно умолк и потупился.
        - Не мучайте себя. - Нора попыталась улыбнуться. - Я прекрасно знаю, что вы имели в виду. И я уже давно смирилась с тем, что меня не считают красавицей. - Тогда почему сейчас, стоя рядом с этим мужчиной, она вдруг испытала острую боль сожаления, которую, как полагала, похоронила вместе с бальными туфельками и веером после сокрушительного провала на своем первом балу? - Как вы сказали, даже если мы с вами заключим это соглашение, оно будет иметь исключительно деловой характер. И не будет затрагивать наши чувства.
        - Безусловно. Наши чувства останутся в стороне. Но я постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы не причинить вам боли. Я… Впрочем, у нас еще будет время все это обсудить. Если, конечно, наша свадьба все же состоится. Во всяком случае, мой дом для вас открыт, и вы можете оставаться здесь так долго, сколько будете нуждаться в пристанище.
        - Проявление доброты? С вашей стороны, сэр?
        Нора пристально взглянула на него, и в какое-то мгновение ей показалось, что он отвел глаза, словно устыдился чего-то.
        - Не обольщайтесь, мисс Линтон. Я просто преследую свои личные цели. Если же это приносит пользу и другим, то, смею вас уверить, речь идет лишь о случайном совпадении. Хотите знать, почему я позволил вам задержаться здесь? Вероятно, только потому, что не желал огорчать Кассандру. К тому же Раткеннон - огромный замок, здесь хватит места для всех. Я мог бы без труда разместить здесь с десяток англичанок и при этом не имел бы ни малейшего представления о том, где все они находятся. - Он пристально взглянул на нее, и Нора почувствовала, как под взглядом его зеленых глаз ее пронзила дрожь. - Не исключено и другое, - продолжал Эйдан. - Возможно, такой отъявленный негодяй, как я, замыслил использовать вас, мисс Линтон, с какой-то своей тайной целью. Как бы то ни было, мне следует поторопиться и позаботиться о специальном разрешении на брак, чтобы нам не пришлось терять время на всякие формальности, если мы все же решим обвенчаться.
        - Но я думала, что мы… что брак… Я все еще не могу поверить, что вы хотите жениться…
        Кейн о чем-то задумался. Потом вдруг проговорил:
        - Мисс Линтон, а вы не догадываетесь, почему мне так везет за игральным столом?
        Она пожала плечами:
        - Я не разбираюсь в азартных играх.
        - Мне сопутствует удача, потому что я играю быстро и рискованно. Выбрав курс, я не имею привычки оглядываться… И если я решил на вас жениться, то непременно это сделаю.
        Он резко развернулся и направился к двери. У порога вдруг остановился и, обернувшись, сказал:
        - Я должен предупредить вас кое о чем…
        Нора кивнула:
        - Да, я вас слушаю.
        - Я часто меняю правила игры по собственному усмотрению, мисс Линтон. Я способен на обман и мошенничество. Это передалось мне по наследству.
        Нора судорожно сглотнула и невольно попятилась - Кейн отошел от двери и теперь медленно приближался к ней; при этом взгляд его был прикован к ее губам.
        - В чем дело, сэр? - пробормотала она.
        - Мисс Линтон, мне вдруг пришло в голову, что прежде я ни с кем не обручался. Мы с Делией бежали, поддавшись влиянию страсти. Впрочем, я не об этом… Видите ли, мне кажется, что мужчина должен поцеловать женщину, с которой помолвлен.
        - Но мы с вами не обручались! Возможно, ничего не… - Нора внезапно умолкла. Казалось, под взглядом Кейна она лишилась дара речи.
        Сейчас Эйдан находился совсем близко от нее. И он по-прежнему смотрел на ее губы. Тут он вдруг улыбнулся и проговорил:
        - Мы с вами и впрямь не обручены… Пока не обручены, но все же нам не следует забывать о традициях. То есть о традиционном поцелуе.
        Тут губы Кейна приблизились к ее губам, и Нора почувствовала жар его дыхания. Как ни странно, но ей вдруг захотелось, чтобы он прижался губами к ее губам, захотелось, чтобы сэр Эйдан ее поцеловал. Но он внезапно отступил на шаг, потом снова направился к двери. В следующее мгновение дверь за ним захлопнулась.
        Дрожа всем телом, Нора приложила к губам кончики пальцев. Нет, Эйдан Кейн был совсем не тот человек, о котором она мечтала. Он эгоистичный и жестокий. К тому же он ясно дал понять, что женщинам не стоит обольщаться на его счет и строить воздушные замки.

«Когда я покидаю дочь, то становлюсь совершенно другим человеком», - кажется, так он сказал.
        Нора подошла к туалетному столику, на котором стоял подсвечник с горящими свечами, покидая в спешке комнату, сэр Эйдан забыл его забрать.
        На полированной столешнице красного дерева все еще громоздились в беспорядке женские безделушки - хрустальный флакон из-под духов, полураскрытый веер с изображением сцены обольщения Венеры, серебряная шкатулка с изящными инициалами Д. ., выгравированными на крышке. И… записка?
        Да, у самого зеркала белел сложенный квадратик бумаги, скрепленный красной восковой печатью, оберегавшей послание от любопытства посторонних.
        Нора уставилась на записку. Она снова и снова перечитывала надпись, выведенную свежими чернилами: «Леди…»
        Может, это послание одного из любовников Делии Кейн? Нет, едва ли. Ведь сэр Эйдан сказал, что его жена умерла, когда Кассандре было пять лет от роду. Если бы письмо относилось к тому времени, то чернила давно бы выцвели, а бумага пожелтела.
        Но кому же в таком случае адресована записка? Неужели ей, Норе Линтон? Подобное представлялось совершенно невероятным, но все же…
        Одолеваемая зловещими предчувствиями, Нора взяла сложенный листок и тотчас же почувствовала, как по спине ее пробежали ледяные мурашки. Собравшись с духом, она сломала сургучную печать и прочитала написанные на клочке бумаги строчки, которые гласили:
        Три драмы суждено увидеть замку, Несущему проклятие убитого повстанца: Принцессу, запертую в башне, Хозяйку, павшую от рук злодея-мужа, И женщину, заблудшую у бездны ада. Беги, пока его огонь тебя не тронул.
        Нора замерла на несколько мгновений. Затем окинула взглядом комнату, словно ожидала увидеть призрак с пятнами чернил на прозрачных пальцах и таинственным предупреждением на овеянных холодом устах.
        Ненависть и горечь. Нора слышала, как эти едва сдерживаемые чувства прорывались в голосе сэра Эйдана Кейна. «Мать Кассандры была бессердечной эгоисткой… Верьте любым слухам обо мне… Возможно, они соответствуют действительности…» - кажется, так он говорил.
        О Господи, неужели… Нора похолодела. Неужели Эйдан Кейн убил свою жену, а эта записка - предупреждение?

        Глава 5

        Ночи в Раткенноне всегда тянулись бесконечно и были полны мучений. В дневные часы, когда по замку разносился веселый голосок Кассандры, Эйдан мог хотя бы на время забыться, мог подавить терзавшие его угрызения совести.
        Но после того как дочь удалялась в свои покои в башне замка, к Эйдану возвращалось привычное состояние тревожного напряжения, заставлявшее его бродить по коридорам. Он сам себе казался приговоренным к смертной казни узником, с ужасом внимавшим ударам молотка плотника, возводившего для него виселицу, на которой ему суждено было встретить свой неминуемый конец. Его мучила мысль, что ловушка, в которую он себя загнал, рано или поздно захлопнется, только он не знал, когда именно судьба нанесет ему завершающий удар.
        С ощущением собственной беспомощности Эйдан боролся единственным известным ему способом - изнурял себя ночными скачками, после которых возвращался в Раткеннон ужасно усталым, падал без сил на кровать и забывался тревожным сном. Только это позволяло ему не думать о своей жизни, не задумываться о будущем.
        Но в эту ночь, погоняя своего жеребца по бесконечным ирландским холмам, он думал о том, что его жизнь внезапно изменилась.
        И виновата в этом была темноглазая женщина - словно ангел, сошедший с небес, она даровала ему отпущение грехов.
        Нора Линтон.
        Это имя являлось ключом, способным отворить любые двери, даже двери самых лучших домов Лондона. Благодаря Норе Кассандра сможет войти в высшее общество, и для этого он, ее отец, должен был решиться на поступок, исполненный эгоизма и низости. Да, для этого ему, Эйдану Кейну, придется пожертвовать теми крохами порядочности, что еще сохранились в его душе. Но решиться на такой поступок было не так-то просто. Временами ему хотелось отказаться от своего замысла, хотелось посадить Нору в карету и отправить прочь, подальше от Раткеннона.
        Но ведь не он ее сюда пригласил… Она приехала в Раткеннон в надежде обрести мужа, а он только собирался дать ей то, что она искала. В Раткенноне злодей-отчим до нее не доберется, и у нее появится свой дом. А Кассандра не только обретет советчицу, но и получит доступ в высшее общество - во всяком случае, Эйдан очень на это надеялся.
        Он натянул поводья, едва успев остановить Отважного на краю уступа, и взглянул вниз - там по воде растекался лунный свет и рокотал прибой. Слушая музыку моря, Эйдан чувствовал, как его сердце наполняется уверенностью - теперь он уже не сомневался в успехе.
        Эйдан развернул жеребца и уже хотел отъехать от края утеса, но тут вдруг раздался какой-то странный звук. Придержав коня, он обвел взглядом нагромождение камней и заросли вереска, густо покрывавшие окрестные холмы. Может, ему просто почудилось?.

        До него доносились отчетливые шумы - шепот ветра в кронах деревьев и шорох мелких животных, скрывавшихся в траве. Но все это были самые обычные ночные звуки, к ним он давно уже привык. И все же… Эйдан вдруг почувствовал, как по спине его пробежали мурашки; в эти мгновения он был почти уверен, что кто-то наблюдал за ним, но кто именно?
        Впрочем, Эйдан Кейн никогда не питал иллюзий, он прекрасно знал: если бы взгляды, исполненные ненависти, могли убивать, то местный люд, населявший эти дикие ирландские пустоши, давно отправил бы его в могилу. Его смерть стала бы подходящей расплатой за гнусные деяния, совершаемые его предками на протяжении столетий.
        Снова осмотревшись, Эйдан нащупал рукоятку пистолета, который предусмотрительно сунул за голенище сапога, перед тем как отправиться на верховую прогулку. Затем, пришпорив Отважного, он выехал на дорогу, но тут конь вдруг взвился на дыбы, едва не сбросив седока. В следующее мгновение перед Эйданом возникла темная тень. Присмотревшись, он увидел мужчину, несшего на плечах юношу.
        - Что за дьявол? - пробормотал Эйдан. Лицо ирландца показалось ему знакомым.
        Тот взглянул на него с ненавистью и процедил:
        - Убирайся прочь, английский ублюдок.
        - Но твой мальчик нуждается в помощи. Позволь мне…
        - Он предпочтет истечь кровью на своей ирландской земле, но не позволит гнусному Кейну из Раткеннона перевязать его раны! Прочь с дороги! - прорычал незнакомец.
        И почти тотчас же раздался стук копыт, очевидно, мужчину и юношу кто-то преследовал. «Но в чем же они провинились?» - думал Эйдан. Прошло еще несколько секунд, и он увидел в лунном свете красные мундиры солдат и блеск золотых позументов на плечах офицеров. А затем послышалась английская речь.
        - Уверен, они не могли уйти далеко, сэр. По крайней мере одна пуля достала мальчишку. Готов поклясться, сэр.
        - Возможно, тебе удалось застрелить его, Дэнни, и сэкономить короне затраты на веревку. Но, думаю, палачи передерутся за право сунуть в петлю второго мерзавца.
        Выходит, эти люди приговорены к повешению. За совершенное преступление они должны поплатиться жизнью.
        Эйдан перевел взгляд на ирландца - и как раз вовремя. Тот сделал рывок к жеребцу, по-видимому, желая завладеть им, чтобы скрыться. Эйдан заставил Отважного отскочить в сторону и тем самым лишил незнакомца последнего шанса на спасение. Но правильно ли он поступил? Неужели он оставит этих людей, неужели отдаст их солдатам?
        В следующее мгновение Эйдан принял решение - он направил Отважного наперерез отряду, преследовавшему преступников.
        - Стой! Кто идет? - Навстречу Эйдану выехал английский офицер; солдаты же ощетинились пистолетами и мушкетами.
        Эйдан остановился и со смехом проговорил:
        - Не стреляйте, я сдаюсь! Только скажите, в чем я провинился! Попытался украсть луну? Нарушил покой чаек? Или совершил нечто более гнусное?
        - А как ты запоешь, если я проверю на твоей глотке остроту своей шпаги? - проворчал один из солдат.
        - Остроту шпаги? - Эйдан снова рассмеялся. - Во время моего последнего знакомства со шпагой его величество возложил ее мне на плечо, дабы возвести в рыцарское достоинство. Клянусь Богом, это было одно из самых запоминающихся событий в моей жизни.
        - Его величество?.. Рыцарское достоинство?.. Черт побери, кто вы? - пробормотал офицер.
        - Сэр Эйдан Кейн, ваш покорный слуга.
        - Сэр Эйдан?! - Офицер взглянул на него с удивлением. - Сэр, пожалуйста, не мешайте, мы выполняем чрезвычайно важное задание.
        - Важное задание? Простите, а какое именно?
        Офицер приосанился и заявил:
        - Мы преследуем шайку ирландских бунтовщиков, устроивших поджог конюшни Магнуса Маккига.
        - Маккига, говорите? - Эйдан всегда презирал этого напыщенного и самодовольного болвана. - Простите, я не ослышался?
        Офицер кивнул и проворчал:
        - Нет, сэр, не ослышались.
        - Уверен, что злоумышленники посчитали поджог актом милосердия, - продолжал Эйдан. - Знаете, лучше уж сразу покончить с муками лошадей, чем подвергать их ежедневному наказанию хлыстом, как делает Маккиг. Что ж, желаю вам удачной охоты, джентльмены. Но скажите, как выглядят ваши преступники? Не исключено, что я встречу их…
        - Среди них был один молокосос. Готов поклясться, что они учат свое отродье убивать и воровать едва ли не с колыбели. Не могу сказать, что знаю, как он выглядит, но он, судя по всему, ранен. А вот их главаря я непременно узнаю в лицо. Его зовут Донал Гилпатрик, будь он проклят.
        Эйдан на секунду отвел глаза. Теперь он понял, почему лицо ирландца показалось ему знакомым. Сделав над собой усилие, он снова взглянул на офицера и проговорил:
        - Я всегда считал, что сомнительная честь убивать Гилпатриков была узурпирована моими предками. Что ж, теперь я понимаю, почему вы до сих пор не арестовали негодяя.
        Офицер нахмурился и пробормотал:
        - Сэр, что вы имеете в виду?
        Эйдан заставил себя рассмеяться.
        - Вы идете не в ту сторону.
        - Не в ту?..
        - Я едва не наехал на двоих ирландцев, соответствующих вашему описанию. Это произошло в пяти милях к северу отсюда, неподалеку от развалин замка Алейн. Должен признать, что мальчишка тяжело ранен. Они мне сказали, что на них напал бык, когда они переходили чье-то поле.
        - Сэр, вы уверены?
        - Даю вам слово джентльмена, что это истинная правда! Мне весьма досадно, что негодяи шатаются где хотят! Судя по их поведению, можно подумать, что остров принадлежит им.
        - Я говорю не об этом, я просто…
        - Позволю себе заметить, что вы говорите чересчур много, - перебил Эйдан. - Боюсь, что ваши беглецы могут ускользнуть. Конечно, если вам угодно продолжить поиски в этом направлении, поступайте как знаете.
        - Сэр Эйдан, - обратился к нему один из солдат, - говорят, Гилпатрик в последнее время совершенно обнаглел. В округе поговаривают, что он и его бандиты замышляют нечто ужасное. Правда, сомневаюсь, что им удастся осуществить это злодеяние.
        Эйдан стиснул зубы. Черт, а что, если ирландцы и в самом деле задумали нечто недоброе, а он помогает им скрыться от правосудия?
        - Что именно они замышляют?
        - Неизвестно, сэр. Мы только слышали разговоры. Люди всякое говорят…

«Как бы то ни было, пустая болтовня не повод обрекать человека на смертную казнь», - решил Эйдан.
        Офицер же откашлялся и проговорил:
        - Сэр Эйдан, если вам станет известно что-нибудь важное, то вы, конечно же, проявите не менее рьяную преданность короне, чем во время войны на Пиренейском полуострове.
        - Смею вас заверить, что степень моей преданности никогда не меняется. Пожалуйста, дайте мне знать, если арестуете преступников. Мне бы не хотелось упустить возможность присутствовать на казни.
        - Не беспокойтесь, сэр Эйдан. Мы обязательно поймаем негодяев. Мы знаем, как расправляться с предателями.
        Кивнув на прощание Эйдану, офицер увлек свой отряд на север, в сторону развалин замка Алейн. Эйдан же выждал несколько минут, затем, въехав в заросли кустарника, прокричал:
        - Эй, Гилпатрик, солдаты уехали! Ты можешь хотя бы раз в жизни переступить через свою ирландскую гордость и позволить мне… - Он внезапно умолк и осмотрелся. - Тысяча проклятий, где же они? Эй, Гилпатрик, позволь помочь тебе! Мальчишка долго не протянет!
        Но ирландец словно сквозь землю провалился. Следы крови на земле - вот и все, что от них осталось.
        Выругавшись сквозь зубы, Эйдан повернул коня в сторону замка Раткеннон. Он решил, что пора заняться приготовлениями. Приготовлениями к свадьбе.

        Глава 6

        Как следует поздороваться с предполагаемым убийцей, если встретилась с ним за завтраком? Нора снова и снова задавала себе этот абсурдный вопрос, но, конечно же, не могла на него ответить.

«О, я вижу, вы читаете лондонскую „Тайме“, сэр Эйдан. Есть ли там поучительные статьи о наиболее удобном времени закапывать трупы среди розовых кустов?» Или лучше так: «Вчера вечером я получила невероятно любопытное послание. Я склонна верить, что какой-то шутник пытался мне сообщить, что вы убили свою жену. Признайтесь, что это правда!»
        Нора нахмурилась, ругая себя за чересчур живое воображение. Почти всю ночь она лежала без сна и думала о загадочном послании. Временами ей хотелось подняться и забаррикадироваться в своей спальне - она опасалась, что к ней вот-вот ворвется хозяин замка с ножом в руке… Но в конце концов она все же взяла себя в руки - было очевидно, что у сэра Эйдана нет причин убивать ее. Возможно, он действительно убил свою жену, но ведь с ней он прожил не один год, а она, Нора, только вчера приехала… Так что он едва ли станет лишать жизни совершенно незнакомого человека. К тому же Кассандра замучает отца вопросами, если вдруг окажется, что невеста, которую она «выписала» для сэра Эйдана, «внезапно скончалась».
        С этой мыслью Нора и уснула. А когда проснулась, то сразу же устремилась к конторке и написала письмо брату Ричарду вспомнила, что он просил ее сообщить о благополучном прибытии в дом сэра Эйдана. Разумеется, Нора не могла написать правду - ей очень не хотелось огорчать сводного брата. Она лишь сообщила о том, что находится в Раткенноне, и написала, что у нее все хорошо. Запечатав послание, Нора оделась и вышла из комнаты.
        И вот теперь она стояла у двери столовой и медлила, не решаясь войти. Внезапно раздался громкий смех, и в дверном проеме появился хозяин замка.
        - Итак, мисс Линтон, вы решили к нам присоединиться? Или мне распорядиться, чтобы вам подали завтрак в коридоре? - Эйдан снова рассмеялся, и Нора невольно попятилась. - Вы опоздали на завтрак, мисс Линтон. Должно быть, очень крепко спали. Что ж, это не так уж плохо. Значит, комната вам понравилась, не так ли?
        Нора прикусила дрожащие губы; ей хотелось сохранять достоинство, но это не очень-то у нее получалось.
        А Кейн, похоже, не замечал ее замешательства. Он еще больше смутил гостью, когда вдруг поднес к губам ее руку. Нора невольно вздрогнула. Сэр Эйдан же с улыбкой сказал:
        - Так как же? Вам понравилась комната?
        - Понравилась?.. - переспросила Нора. Ей вдруг представилось, что именно в этой комнате была убита жена сэра Эйдана. - Да-да, конечно, я прекрасно выспалась. - Она спрятала за спину руку, в которой держала конверт.
        Кейн же усмехнулся и проговорил:
        - Надеюсь, это письмо адресовано не мне? Ведь вы еще не уезжаете?
        - Нет, оно предназначено моему сводному брату. Я написала, что благополучно добралась и…
        - И что вас встретил во дворе самый настоящий монстр?
        Нора потупилась и пробормотала:
        - Нет-нет, я ничего об этом… Я написала, что у меня все в порядке, вот и все.
        Эйдан расплылся в улыбке и заявил:
        - Я намерен позаботиться о том, чтобы в будущем вам было чем поделиться со своим сводным братцем. - Он повернулся к служанке, стоявшей в конце коридора, и поманил ее к себе. - Роуз, подойди…
        Молоденькая горничная тотчас же подбежала к хозяину.
        - Да, сэр, я вас слушаю.
        Эйдан взял у Норы конверт и протянул его горничной.
        - Роуз, проследи, чтобы письмо мисс Линтон было отправлено. Похоже, ее брату не терпится узнать, что она благополучно прибыла в замок.
        - Но я ничего в этом не понимаю. Сэр, я не умею читать. Может, Сайпс сделает это лучше меня?
        - Мне все равно. Выполняй немедленно.
        Роуз взяла конверт и, поклонившись, поспешно удалилась.
        - Ну вот, теперь вашему сводному брату не о чем беспокоиться. Как вы думаете, может, мне самому написать ему? - Кейн понизил голос до шепота, и у Норы по спине пробежали мурашки. - Мужчине нравится сознавать, что женщина, о которой он заботился, попала в хорошие руки.
        Нора в смущении потупилась. Сэр Эйдан вел себя так, словно вчерашнего инцидента не было и в помине. Как будто вчера он не отчитывал гостью за легкомыслие и беспечность. Как будто не вломился к ней в спальню… Более всего озадачивала ослепительная улыбка сэра Эйдана. Даже его попытка поцеловать ее вчера в спальне смутила Нору меньше, чем эта обворожительная улыбка.
        Внезапно из столовой выпорхнула Кассандра и воскликнула:
        - Мисс Линтон, вы не представляете, какой у нас сегодня замечательный день! Папа согласился повезти нас на тинмартинскую ярмарку, чтобы мы с вами могли получше познакомиться. Мы устроим пикник! А если увидим что-нибудь интересное, то папа купит нам подарки.
        Нора вопросительно взглянула на Кейна:
        - На ярмарку? Вы решили поехать на ярмарку?
        Эйдан пожал плечами:
        - А почему бы и нет? Девочке всегда это ужасно нравилось. Кэсси обожает лакомиться сладостями и опустошать мои карманы, покупая себе ленточки и кружева. И она очень любит выпытывать у цыганок их колдовские секреты.
        - У цыган всегда все самое удивительное, - заявила Кэсси. - Яркие ленты и волшебные травы, зелья и всевозможные снадобья…
        Эйдан усмехнулся и пробормотал:
        - Но они воры. Все без исключения. Я до сих пор не могу понять, почему позволяю им меня грабить. Может, на этот раз я и впрямь найду что-нибудь полезное в их кибитках.
        - Но что полезного можно найти у цыган? - невольно вырвалось у Норы.
        Кейн пристально посмотрел на нее, и она почувствовала, что от его взгляда по телу ее словно разлилось тепло - точно такое же ощущение возникло у нее в тот момент, когда он хотел ее поцеловать.
        - Что мне нужно от цыган? - переспросил Эйдан с улыбкой. - Возможно, любовное зелье, чтобы очаровать мою невесту.
        - Я вовсе не невеста! - воскликнула Нора. Покосившись на Кассандру, она продолжала: - Сэр Эйдан, я полагала, мы все обсудили. Во всяком случае, нет необходимости говорить об этом сейчас.
        Глядя на нее все так же пристально, Кейн проговорил: - я почти уверен, что Тристан и Изольда тоже не предполагали, что им понадобится приворотное зелье. Однако они все-таки осушили кубок, связавший их навеки.
        - Связавший их? Или обрекающий на погибель? - Нора вопросительно смотрела на хозяина замка.
        Эйдан промолчал, но тут в беседу снова вмешалась Кассандра. Захлопав в ладоши, она воскликнула:
        - О, Тристан и Изольда! Это замечательная история, мисс Линтон! Они оба изо всех сил сопротивлялись охватившей их любви, не желая предавать мужа Изольды, но зелье оказалось столь сильным, что они не смогли ему противостоять. Да, не смогли…
        Нора в смущении отвернулась. Она прекрасно помнила, какое впечатление произвела на нее легенда о Тристане и Изольде, когда она впервые ее услышала. Когда-то Нора и сама мечтала о таком глубоком чувстве. Но впоследствии она усвоила: подобная любовь может быть у кого угодно, только не у нее.
        - Кэсси, если я вознамерюсь ухаживать за женщиной, то скорее всего проявлю больше мудрости и выберу другую историю, - пробормотал сэр Эйдан. - Да-да, мне следовало бы выбрать историю со счастливым концом. Вы со мной согласны, Нора?
        Нора… Он просто назвал ее по имени, но в его устах ее имя прозвучало удивительной музыкой. И она вдруг подумала, что ей хотелось бы слушать эту музыку снова и снова.
        Нора пристально взглянула на Кейна и тут же вновь отвернулась. Она совершенно не понимала этого человека. Ведь совсем недавно сэр Эйдан ясно дал ей понять, что с удовольствием избавился бы от нее. Более того, он приложил немало усилий, пытаясь внушить ей, что она совершит непоправимую ошибку, если выйдет за него замуж. И вот теперь он вдруг заговорил о любовных историях со счастливым концом… Что же это означало?

«Если я вознамерюсь ухаживать за женщиной…»
        Сама мысль о том, что сэр Эйдан Кейн мог направить на нее свои чары, приводила Нору в ужас, ибо она очень сомневалась в том, что сумела бы противостоять такому мужчине. Судя по всему, он в совершенстве владел искусством обольщения, и она, Нора, непременно уступила бы ему. Да, он обязательно ее перехитрит и разобьет ей сердце.
        Вскинув подбородок, она проговорила:
        - Если вы помните, сэр Эйдан, я не прошу за мной ухаживать. Если мы с вами придем к соглашению, то лишь из практических соображений. Наши отношения будут иметь сугубо деловую основу.
        Кассандра в недоумении нахмурилась:
        - Деловую основу? Что это значит?
        Краска смущения бросилась Норе в лицо, но сэр Эйдан с невозмутимым видом проговорил:
        - Кэсси, иди к кухарке, возьми у нее корзину, приготовленную для пикника, и жди нас у экипажа. - Девочка хотела что-то возразить, но Кейн добавил: - Если мы опоздаем, то все прелестные вещицы раскупят.
        Кассандра молча кивнула и бросилась к двери.
        - Прошу прощения, - пробормотала Нора, - я не хотела посвящать в это Кассандру. Ей не нужно знать, что наше соглашение… То есть что мы приняли решение…
        - Так было поначалу, - перебил Эйдан с улыбкой. Нора захлопала глазами.
        - Вы сказали, поначалу? - Пока он не попал под очарование ее красоты? Пока не разглядел за бледностью лица ее душу? Нет, скорее он ударился головой и повредился умом.
        Тут Эйдан сунул руку в карман и проговорил:
        - Так было до тех пор, пока я не прочел вот это.
        Нора в ужасе уставилась на пачку писем, перевязанную ленточкой. Это были послания, написанные ею возлюбленному, человеку, на самом деле не существовавшему.
        С того момента, как Нора переступила порог дома отчима, она научилась скрывать свои чувства. Уинстон Фарнсуорт терпеть не мог ее слез, проливаемых по усопшему отцу. Фарнсуорт заявил, что подобные эмоции - проявление слабости, и Нора поняла, что не следует демонстрировать свою слабость. Вот и теперь она решила, что не позволит Эйдану Кейну прикоснуться к самым нежным струнам ее души.
        - Отдайте их мне, - потребовала Нора. - Они мои. - Она попыталась вырвать письма у Кейна, но он проворно отвел руку.
        - Боюсь, что вынужден с вами не согласиться, мисс Линтон. - Эйдан сунул письма в карман жилета. - На них обозначено мое имя: сэру Эйдану Кейну, замок Раткеннон.
        - Но вы знаете, что они предназначались не вам! Я хочу сказать, что не вы мне писали… Я отвечала на письма другого человека.
        - Независимо от того, как эти письма попали мне в руки, я нахожу их содержание невероятно… откровенным.
        Нора с ужасом почувствовала, как у нее сжалось горло, а в глазах защипало. Увы, этот человек уже неоднократно видел ее уязвленной и растерянной. И все же она заставила себя вскинуть подбородок и нанесла удар единственным доступным ей оружием.
        - Насколько я помню, мои письма по откровенности не идут ни в какое сравнение с теми, что были написаны от вашего имени.
        Кейн поморщился, словно от зубной боли. Но тут же усмехнулся и проговорил:
        - Вам хорошо известно, что я их не писал. Можете бросить эти проклятые письма в огонь. А теперь нам пора. Коляска подана. Если вы хотите есть, то возьмите булочку с изюмом или смородиной, чтобы можно было подкрепиться в дороге. Что вы предпочитаете, моя любовь?
        - Я не ваша любовь, и мы не обручены. К тому же я не собираюсь обрекать себя на пытку и находиться в вашем обществе весь день. Тем более что вы ведете себя… как пациент лечебницы для душевнобольных!
        - При чем здесь лечебница для душевнобольных? Я же не явился к завтраку в ночной сорочке и бриджах для верховой езды, правда? - Эйдан окинул взглядом свой костюм и добавил: - Вроде бы все в порядке, не так ли? Хотя должен сказать, что мне пришлось провести бессонную ночь.
        Нора пожала плечами:
        - Если бессонница оказывает на ваш внешний облик столь благотворное воздействие, я бы посоветовала вам вообще отказаться ото сна.
        - Однако перемена вас не впечатлила, верно?
        - Сэр Эйдан, в данный момент я бы вам не поверила, что бы вы ни сказали. Даже если бы вы сказали, что небо синее, все равно не поверила бы.
        - Вы очень проницательная дама, мисс Линтон. Хотя есть мужчины, предпочитающие видеть своих жен глупыми и покорными.
        - А также сочными и цветущими, - выпалила Нора и тут же покраснела, разозлившись на себя из-за того, что позволила ему узнать, как сильно ее задело его замечание, сделанное накануне вечером. Как будто она хотела, чтобы он нашел ее привлекательной. Нет, она вовсе этого не хотела!
        Тут Кейн вдруг с улыбкой посмотрел на нее и спросил:
        - Нора, вы когда-нибудь гуляли в саду?
        - Вы сошли с ума! Какое это имеет отношение ко всему остальному?
        - Нора, вы можете меня послушать хотя бы секунду? Что вам первым делом бросается в глаза, когда вы входите в сад?
        - Сорняки, которые садовник не потрудился выполоть.
        Губы Кейна дрогнули в улыбке.
        - Что ж, меня это не удивляет. Но цветы, Нора. Какие из них вы замечаете первыми?
        - Вы, наверное, бредите! Я не… - Но тут до нее дошла бессмысленность спора с безумцем, и она выпалила: - Вероятно, розы!
        - Но почему?
        - Потому что они самые яркие. И самые красивые.
        - Не обязательно. Хотя при первом взгляде, вероятно, все так скажут. Но если вы немного пройдетесь и внимательно осмотритесь, то заметите и другие цветы, более прекрасные…

«Замечательно, - подумала Нора. - Похоже, я действительно связалась с безумцем…» Пожав плечами, она проговорила:
        - Прошу меня простить, но я совершенно не понимаю, какое отношение это имеет… ко всему остальному.
        - Вы когда-нибудь видели анютины глазки, растущие в расселине между камнями? Трудно представить что-либо более нежное и хрупкое. И все же, я полагаю, они куда сильнее и выносливее роз, выросших за оградой вашего сада. Человек может растоптать их сапогом, даже не заметив этого. Может пройти мимо и не увидеть, как солнечные лучи покрывают позолотой их лепестки.

«Что пытается он этим сказать?» - подумала Нора с некоторым раздражением. Остро ощущая его физическую близость - широкая грудь Кейна почти касалась ее груди, - она с трудом проглотила образовавшийся в горле ком. И тут ее внимание привлекли его глаза - невероятно зеленые в густом обрамлении темных ресниц. Глаза, в которых с момента своего появления в этом замке на ирландском берегу она видела множество самых противоречивых чувств. Потупившись, она пробормотала:
        - Я не понимаю, какое это имеет отношение к…
        - К вам? К нам? - Ей почудилось, что ее обдало волной жара. - Я просто подумал, что, возможно, сам того не подозревая, прошел безучастно мимо чего-то… прекрасного.
        Она не знала, почему его слова так больно ее задели.
        - Мне очень жаль.
        - Жаль? Но чего?
        - Что вы говорите… такие нелепые вещи.
        - Вы хотите сказать, что я не мог пройти мимо сокровища? Но вы забываете, что из-за этой самой слепоты я потерял почти пять лет жизни моей дочери. Все возможно, Нора. Спросите у Кэсси.
        Кассандра… Любимая и не знавшая ни в чем отказа. Кассандра, которая еще не сталкивалась с реальным миром, с его суровостью, уродством и жестокостью.

«Все возможно…»
        Эти слова Кейна эхом отозвались в душе Норы. Она на секунду закрыла глаза, вспоминая о загадочном послании, которое обнаружила в комнате покойной жены сэра Эйдана. В комнате женщины, возможно, умершей насильственной смертью… А потом перед ее мысленным взором возник еще один образ - вспыхнувшее в глазах Эйдана Кейна проявление душевной муки, презрения к самому себе и беспомощности, когда он говорил о неопределенности будущего дочери.
        Что из этого было иллюзорным, а что настоящим? И какая судьба ждет женщину, попытавшуюся найти ответы на эти вопросы?
        Ложки, черпаки и прочая жестяная утварь, сверкая в солнечных лучах, казались украшениями из серебра. Между рядами прилавков уже бродили ирландские фермеры, бойко торговавшиеся с продавцами. То и дело раздавался смех - обсуждались последние сплетни и новости. И со всех сторон раздавались голоса - торговцы расхваливали свои товары и призывали покупателей не скупиться.
        Стоял прекрасный ярмарочный день - об этом неустанно повторяла Кассандра, - и от разнообразия товаров у девочки разбегались глаза; она с восхищением разглядывала яркие безделушки, лежавшие на прилавках.
        Эйдан с улыбкой наблюдал, как дочь время от времени вскидывает руку, чтобы полюбоваться игрой солнечного света на маленьком коралловом браслете, который он ей купил. Ее пальцы были липкими от сладостей, а шляпка болталась на лентах за спиной. Возможно, он смог бы представить, что Кэсси снова стала маленькой девочкой, если бы не ее настойчивые попытки его женить и не назойливое внимание местных парней, то и дело предлагавших ей в подарок гирлянды на шею, сплетенные из полевых цветов. Благодарная улыбка, которой она одаривала их в ответ, вероятно, разбила в тот день не одно сердце - уж в этом-то Эйдан нисколько не сомневался.
        Внезапно Кэсси, взвизгнув от восторга, выпрыгнула из коляски и побежала к ярко разрисованным крытым повозкам, расположившимся на краю ярмарки. Эйдан нахмурился, когда увидел, что послужило приманкой для его своенравной дочери. Повернувшись к Норе, он проворчал:
        - Можно быть уверенным, что Кассандра всегда выберет самых грязных цыган.
        Подъехав к дочери, Эйдан выбрался из коляски. Кассандра же, склонившись над коллекцией трав и цветов, внимательно их рассматривала.
        - Мисс Линтон, вы слышали что-нибудь столь удивительное?! - воскликнула девочка. Повернувшись к англичанке, она сунула ей в руку пучок травы. - Эта женщина говорит, что если зашить такую траву в одежду, то никогда ничем не будешь болеть. А если сделать вытяжку из паслена и дать выпить человеку, то он поверит любой глупости, какую ты ему скажешь.
        - Очень удобно, - проворчал Эйдан. - Вероятно, мне стоит воспользоваться этим в другой раз, когда у тебя случится приступ упрямства и ты снова станешь со мной без устали спорить.
        Тряхнув локонами, Кассандра рассмеялась:
        - Лучше влей это в собственную кашу, папочка. Тогда не будешь сомневаться, что мисс Линтон - лучшая для тебя невеста.
        - Кассандра! - Нора вернула пучок тысячелистника на прилавок. На ее щеках вспыхнул румянец. - Кассандра, мне бы не хотелось, чтобы ты вела подобные разговоры.
        Эйдан перехватил взгляд Норы, адресованный цыганке с проницательными глазами, и уловил в нем тревогу.
        - Вам лучше быть ко всему готовой, моя дорогая, - предупредил он. - Когда Кассандра чего-то хочет, она ни за что не отстанет. Будет грызть вас, как собака кость, пока не добьется своего.
        Из-под широких полей шляпки на Эйдана уставились огромные темные глаза, и они показались ему слишком уж серьезными.
        - Сэр Эйдан, мы не всегда получаем то, чего хотим больше всего на свете. Этот урок рано или поздно придется Кассандре усвоить, хотите вы того или нет.
        Предупреждение Норы заставило Эйдана поморщиться, но не потому, что вызвало раздражение, а потому что ее слова были правдой. Он перевел взгляд на дочь. Кассандра уже перешла в другое место и теперь перебирала стеклянные пузырьки с загадочным содержимым.
        - От чего это? - осведомилась она, встряхнув бутылочку с розовой жидкостью.
        К ней подошла пожилая цыганка и, прищурившись, уставилась на пузырек.
        - О, этот настой обладает могучей силой. Невероятно могучей. Он лечит кровоточащее сердце.
        - Вы хотите сказать, что если человек страдает от сердцебиений, то это снадобье поможет от них избавиться? - спросила Кассандра. - Мне кажется, что у матери миссис Кейдегон слабое сердце. Мисс Линтон, как вы думаете, может, мне стоит купить это для нее?
        Эйдан заметил, что Нора еще больше смутилась, и пришел ей на помощь. Повернувшись к дочери, он заявил:
        - Ни в коем случае, Кэсси. Я не позволю тебе отравить бедную бабушку Кейдегон.
        - Ваш отец прав, - поддержала Кейна цыганка. - Это для сердца, которое кровоточит не от телесных ран, но от лезвия кинжала куда более страшного.
        Кэсси повела плечиком и снова сосредоточила внимание на том же флаконе.
        - Что это за лезвие кинжала?
        - Любовь.
        Цыганка вскинула на Нору пронзительный взгляд и осведомилась:
        - А вам знаком удар этого ножа, миледи?
        - Н-нет. Конечно, нет.
        - Вот как?! У вас глаза странника.
        - Странника? - удивилась Нора.
        - Того, кто странствует во времени в поисках… Хотите, чтобы я рассказала вам, чем закончится это путешествие и принесет ли оно встречу с ним?
        - С ним?
        - С морем для вашего шторма, с солнцем для вашей луны. С ним, кто есть вода кристальной чистоты для утоления испепеляющей вас жажды.
        - Нет, не хочу ничего об этом знать.
        - О, мисс Линтон, пожалуйста! - взмолилась Кассандра. - Пусть цыганка вам поколдует! У меня от восторга… бегают мурашки!
        Нора молча пожала плечами; ей очень не хотелось разочаровывать девочку.
        - Мне кажется, это будет забавно, - сказал Эйдан. Он взял Нору за руку и расстегнул пуговку на ее перчатке. - В конце концов все это просто игра.
        Тут Эйдан стащил с ее руки перчатку, и у Норы перехватило дыхание - ей почудилось, что его прикосновения обожгли ее. Но уже в следующее мгновение цыганка завладела ее рукой и внимательно посмотрела на ладонь.
        - О, вы забрались очень далеко, - пробормотала старуха. - Вы очень одинокая… Унесенная злобным ветром от острова за волнами.
        - Она догадалась, что вы из Англии, - прошептала Кассандра, едва дыша.
        - Ей известно, что я англичанка. Она поняла это по моему акценту, - сказала Нора.
        Цыганка пристально взглянула на нее и проговорила:
        - Вы сомневаетесь в правдивости моих слов? Может, ваша речь подсказала мне и другое?.. Я знаю, что у вас умер отец, когда вам было четыре года. Я права?
        Нора ахнула. Эйдан же почувствовал, как у него по спине поползли мурашки.
        - У вас, моя милая, словно сердце вырвали из груди. Он ушел. Все ушли. Ушли, оставив вас одну. - Цыганка прищелкнула языком и покачала головой. - Бедная малышка, брошенная в одиночестве в комнате, в крови?
        Эйдан невольно вздрогнул, и к горлу его подступила тошнота. Цыганка говорила о прошлом Норы Линтон, о ее прошлом, а не о комнате, где он разместил ее прошлой ночью. И все же, входя туда, он каждый раз задавался вопросом: на самом ли деле его руки в крови?
        - Вам предстоит пережить три великих испытания, - продолжала цыганка. - Большую любовь. Большую боль. И предательство мужчины.
        Эйдан замер. Слова цыганки показались ему пророческими. Судьба предупреждала о цене, которую придется заплатить Норе, если он на ней женится. Любовь? Но, став его женой, она никогда ее не узнает. Боль? Она изведает ее в избытке. А предательство - в этом Кейны из Раткеннона не имеют себе равных.
        - Нашла чем удивить! - вмешалась другая цыганка, отодвигая в сторону свою соплеменницу. - И это она называет предсказанием будущего! Объявить бедной леди, что ее обманет мужчина? Да я не знаю ни одной женщины, которой не изменяли хотя бы раз в жизни. Дайте лучше мне вашу ладонь, досточтимый сэр, и вы узнаете, что ждет вас завтра.
        Эйдану ужасно хотелось сунуть руки в карманы и уйти, посмеявшись над цыганским гаданием. Но все же что-то его остановило, возможно, любопытство. Он молча снял перчатку и протянул руку гадалке. Та внимательно посмотрела на его ладонь и пробормотала:
        - Печальна судьба ребенка, родившегося на неделе между воскресением Святого Духа и Троицыным днем, досточтимый сэр.
        Эйдан почувствовал, как от бормотания цыганки у него по спине пополз мороз.
        - Он действительно родился на неделе между воскресением Святого Духа и Троицыным днем! - воскликнула Кассандра. - Истинная правда! Мне говорила об этом миссис Кейдегон! Просто невероятно!
        - Нечему радоваться, моя милая, - предупредила цыганка. - Нет ничего хуже, чем родиться между этими двумя праздниками. Ребенок, увидевший свет в этот срок, обречен умереть насильственной смертью или… - Голос женщины понизился до шепота. - Или предать в руки смерти другого, того, чей черед еще не настал.
        Кассандра побледнела и пробормотала:
        - Предать в руки смерти? Что это значит?
        - Убийство, дитя мое. Ребенок, рожденный на неделе между воскресением Святого Духа и Троицыным днем, обречен совершить убийство.
        Эйдан похолодел. Нора же застонала, словно от боли.
        - Мой папа не может никого убить! - воскликнула Кассандра, потрясенная столь зловещим предсказанием. - Он отважный и очень добрый. Он был на войне героем!
        - Помолчи, Кэсси, - проговорил Эйдан, пытаясь скрыть свое замешательство. - Кэсси, я уверен, что гадалке совершенно не интересно слушать истории о моих подвигах. Кроме того, моя няня приняла меры, чтобы снять проклятие.
        - Ваша няня? - Нора уставилась на него широко раскрытыми глазами.
        Эйдан кивнул:
        - Да, няня. Она была очень суеверной и предупредила мою мать, что меня ждет злая судьба, которой можно избежать, если разрушить проклятие.
        - Разве это возможно, папочка?
        - Для этого нужно было выкопать могилу и положить меня в нее.
        - Милостивые небеса! - воскликнула Нора.
        - Какой ужас, папа! - Кассандра содрогнулась. Эйдан пожал плечами и вновь заговорил:
        - Подобная церемония, естественно, вызывала у моей матери отвращение. Но, учитывая груз грехов, доставшихся мне по наследству от предков, она посчитала разумным принять соответствующие меры предосторожности. И моя нянька, которую звали Данн, совершила надо мной магический обряд. Мне было тогда всего три дня от роду. Правда, я до сих пор не знаю, чем на самом деле закончилась для меня та ночь истинным спасением или испугом. Но, думаю, с нас довольно всей этой чертовщины. Я видел неподалеку отсюда очень аппетитные пирожные…
        - Но это еще не все, о чем мне поведала ваша ладонь, сэр, - заявила цыганка, преграждая ему путь к отступлению. - Я вижу на вашей ладони печать соглашения с дьяволом. Вернее, пари с самим Мефистофелем, заключенное вами много лет назад.
        Эйдан заглянул в темные, гипнотизировавшие его глаза колдуньи.
        - То пари давно проиграно, - проговорил он вполголоса.
        - Не уверена, сэр. Возможно, поединок только сейчас начинается, а победитель получит в награду вашу бессмертную душу.
        Эйдан заставил себя улыбнуться.
        - И я полагаю, добрая женщина, что у вас среди этих пузырьков найдется верное средство, способное обеспечить мне спасение? Какое-нибудь снадобье… Но должен предупредить: от посещения могил я наотрез отказываюсь. И от рябиновых веток над моей постелью - тоже. Чертовски неприятно, когда с них начинают осыпаться листья. Боюсь, нам с дьяволом придется сойтись в поединке с глазу на глаз. И если мне суждено попасть в ад, то во дворце Люцифера для Кейнов имеется персональная камера пыток, я ничуть в этом не сомневаюсь.
        Тут Эйдан взял Нору за руку и, покосившись на дочь, сказал:
        - Идем, Кэсси. Мы не можем стоять здесь весь день.
        - Но, папа, она… она еще не взглянула на мою ладонь. - В голосе девочки прозвучали нотки сомнения, словно Кэсси не была уверена, что хочет, чтобы ей поведали о ее будущем.
        - Мы уходим, Кассандра. Немедленно. - Порывшись в кармане, Эйдан извлек несколько гиней. - Честно говоря, не знаю, сколько стоит предсказание о том, что человека ожидает встреча с дьяволом, - пробормотал он, бросив монеты на ладонь цыганки. - Хотя полагаю, вы рассчитывали на хорошее вознаграждение. Но если позволите, то я хотел бы дать вам один совет. Не возражаете?
        Старуха кивнула.
        - Я бы предложил вам впредь, независимо от того, что вы прочитали на ладони человека, предсказывать ему богатство, счастье, настоящую любовь и большое уважение. Я уверен, что тогда ваши благодарные слушатели будут проявлять больше щедрости.
        Цыганка покачала головой:
        - Я говорю то, что вижу. Говорю только правду. Не нужно насмехаться над моим даром предвидения. Вам лучше прислушаться к моему предупреждению.
        Эйдан в ответ рассмеялся и, взяв Нору под руку, направился к коляске. Кассандра со вздохом последовала за отцом.

«Все это глупости, - Эйдан. - Цыганки всегда лгут». Но почему же каждый раз, когда он смотрел на Нору Линтон, он слышал шепот предостережения? И почему, заглядывая ей в глаза, он видел образ человека, предавшего ее?

        Глава 7

        Эйдан гнал лошадей как сумасшедший, и Нора то и дело хваталась за поручни экипажа. Напряжение, с утра сковавшее ее, словно льдом, за последние часы еще больше усилилось. Безумная скорость, с которой пара скакунов несла коляску, сама по себе вызывала ужас, но еще больше пугало выражение лица сэра Эйдана, пугали его глаза…
        С того момента, как они покинули ярмарку, он почти не разговаривал. И Кассандра тоже; похоже, она пребывала в состоянии задумчивости, и даже прибытие на ярмарку Гиббона Кейдегона с детьми не оживило девочку. Когда же сэр Эйдан сказал, что пора возвращаться домой, Кассандра вдруг заявила, что не желает возвращаться и хочет остаться с Кейдегонами.
        Нора могла бы перечислить тысячу причин, по которым не следовало идти у девочки на поводу. К тому же она подозревала, что Кассандра замышляла какую-то очередную авантюру. Однако сэр Эйдан не смог отказать дочери и позволил ей остаться на ярмарке. Впрочем, Нора заметила, что он пожалел о принятом решении, едва они подошли к экипажу. На обратной дороге она несколько раз пыталась завязать беседу, но в конце концов и сама погрузилась в молчание. В какой-то момент ей вдруг показалось, что они сбились с пути - на дороге не попадалось ни одного знакомого ориентира, - и она прокричала:
        - Разве мы здесь проезжали?!
        Бросив на нее мрачный взгляд через плечо, Эйдан чуть придержал коней и проговорил:
        - Нет, мы едем другой дорогой. Я решил отвезти вас туда, где мы сможем побыть наедине.
        Наедине? Нора невольно вздрогнула и в смущении пробормотала:
        - Но в Раткенноне наверняка найдется с десяток свободных комнат, где мы могли бы…
        - В замке слишком много слуг, - перебил Кейн. - Я им не доверяю. Они ужасно болтливы и, конечно же, любят подслушивать. Знаете ли, нет ничего более интересного, чем шпионить за хозяевами, а потом на каждом углу выдавать господские секреты.
        - Но я не знаю… Я не понимаю, к чему все это, - произнесла Нора с отчаянием в голосе.
        Похоже, она уже давно не понимала, что с ней происходило. Кейн же со своей стороны не стремился ее просвещать.
        Экипаж тем временем поднялся на вершину холма, и Нора, ошеломленная великолепием открывшегося пейзажа, забыла обо всем на свете.
        Раскинувшаяся внизу долина сверкала волшебной палитрой солнечного заката. Красный, оранжевый и золотой цвета невероятно ярких оттенков играли бликами на листве кустарников и на каменных оградах, а скалы величественно возвышались над морем, пенные волны которого разбивались о прибрежные камни. Уже одной этой картины хватило бы, чтобы исторгнуть возглас восторга у любого зрителя, но не она повергла Нору в восторг. Сердце ее замерло, когда она увидела в самом сердце долины величественные зубчатые стены из серого камня. Много веков назад война разрушила фасад замка, но время, как нежная любовница, залечило безобразную рану, и теперь казалось, что рука волшебницы разверзла стену, чтобы явить взору то, что скрывалось внутри.
        Золотистыми пятнами пестрел на камнях вливавшийся в окна закатный свет, и под высокими сводами взмывали вверх каменные спирали лестниц с обрывающимися площадками - казалось, с них можно было бы прыгнуть прямо к звездам.
        Нора смотрела на руины как завороженная. В Дублине она почти ничего не видела, так как была всецело поглощена мыслями о предстоящей встрече с женихом. А по дороге на ярмарку ее тревожило внезапное преображение Эйдана, и она то и дело вскидывала на него глаза, словно сидела рядом с хищником, готовым сожрать ее в любое мгновение.
        И вот теперь, глядя на раскинувшуюся перед ней поруганную красоту, она почувствовала, как у нее сжалось горло и защипало в глазах.
        Магия и туман, глубокая печаль и берущая за душу красота - не это ли составляло суть этой обреченной и бесконечно прекрасной страны? Здесь утраченные грезы казались проникнутыми красотой более пронзительной, чем сбывшиеся мечты в любом другом уголке земли. Однако за красотой угадывались переплетенные в тугой клубок необузданные страсти - темные и светлые. И точно такие же страсти бушевали в мужчине, сидевшем сейчас с ней рядом.
        - Что это за место? - прошептала Нора, когда Эйдан остановил экипаж возле живописной живой изгороди.
        - По-гэльски оно называется Кейслин-Алейн. Замок красоты.
        - Он действительно красив. Словно заколдованный замок.
        У Норы от смущения запылали щеки, когда она осознала, что подобные слова могла бы произнести романтически настроенная дочь Кейна.
        Эйдан же соскочил на землю и привязал коней к ветке кустарника, согнувшейся под тяжестью ароматных, пылающих пурпурными красками соцветий.
        - Заколдованный, говорите? Неудивительно, что вы покорили Кассандру. Впервые увидев этот замок, Кэсси сразу же населила его сказочным народцем и драконами. Порой и я смотрел на него ее глазами и почти видел фей и эльфов.
        Нора молча кивнула и попыталась представить, как этот поразительно красивый мужчина наблюдает за играми своей дочери. Но что произойдет, когда принцесса сэра Эйдана шагнет за границы своего волшебного замка и ступит в реальный мир? Как признал сам сэр Эйдан, мир встретит ее не с распростертыми объятиями и подарками, не с любовью и добротой, к которым она привыкла, но ощетинится когтями и клювами, станет мстить ей за давние грехи ее родителей.
        У Норы похолодело сердце, потому что она-то прекрасно знала, что значит выйти из своего уютного мирка в холод реальности, где тебе никто не поможет, даже отец, казавшийся до сих пор непобедимым. Опустошающая боль все, что досталось ей в наследство.
        Тут сэр Эйдан обошел коляску и помог Норе спуститься. Она уже приготовилась сойти по ступенькам, но он вдруг обхватил ее за талию, а затем поставил рядом с собой. Нора хотела возмутиться, но Кейн тут же отпустил ее и с улыбкой отступил на шаг. Вероятно, он поступил как галантный джентльмен, но все же ей показалось, что его ладони задержались на ее талии немного дольше, чем требовалось.
        Окинув взглядом развалины замка, Нора спросила:
        - Кому он принадлежал?
        - Кассандра сказала бы, что он до сих пор принадлежит волшебному народцу, феям и эльфам. На самом же деле этот замок - подарок одного ирландского вождя своей невесте.
        - Вождь, должно быть, очень любил девушку, если преподнес ей такой красивый подарок.
        - Боюсь, что их история не более радостная, чем легенда о Тристане и Изольде. - Эйдан пожал широкими плечами. - На эту мысль меня наталкивает тот факт, что даму, о которой идет речь, окрестили Мейр Тысяча Слез. Говорят, она была самой красивой и самой добродетельной женщиной, когда-либо ступавшей по ирландской земле.
        - Но почему она была такой несчастной? Потому что замок подвергся разрушению? Неудивительно, что это разбило ей сердце.
        - Нет, замок был разрушен гораздо позже, когда Кромвель превратил Ирландию в пепелище, - проговорил Эйдан с гримасой боли.
        - А что же случилось с Мейр Тысяча Слез? - спросила Нора; ей захотелось узнать побольше о женщине, для которой был сооружен замок красоты.
        - Согласно легенде, мой предок по имени Ирмон О'Кейганс заключил с одним из вождей пари. Он обещал сделать так, что жена другого вождя понесет в своем лоне ублюдка. В случае своего выигрыша он должен был получить сто голов скота и золотое ожерелье. Легенда гласит, что Ирмон, используя искусство друидов, изменил внешность и стал похожим на мужа Мейр, а затем под покровом темноты проник к жене вождя. Она приняла его без колебаний, потому что любила мужа больше жизни. Но искусство друидов не позволило Ирмону перенять и поведение вождя, и Мейр заподозрила неладное.
        Но она постаралась прогнать сомнения. Когда же родила сына, вся страна встретила это событие с большой радостью. Однако прошли годы, и мальчик вырос. Не имея ни малейшего сходства с вождем, которого она обожала, он стал зеркальным отражением моего предка, обладавшего, как и я, дурной славой человека, не способного пропустить ни одной юбки. Десять лет Мейр пользовалась всеобщей любовью. Особенно боготворил ее сам вождь. Но ничто не могло спасти ее от злых сплетен. К тому же, хотя она являлась женой вождя, у нее больше не было детей - только этот мальчик:
        - Но она не могла знать, не могла даже догадаться, - посетовала Нора со вздохом.
        - Да, верно, - согласился Эйдан. - Тогда она не знала, что неотвратимо приближается к неизбежному. В попытке очистить свое имя эта добрая женщина обратилась с мольбой к Пресвятой Деве, чтобы та помогла ей как-то доказать свою невиновность. Благословенная Богородица ответила ей во сне. Мейр Тысяча Слез собрала весь клан у подножия Холма ночных голосов, где была скала, обладавшая якобы волшебной силой. Сюда же Мейр велела привести моего предка. Мейр попросила Ирмона поклясться у священной скалы, что она была честной и верной женой вождю и никогда ему не изменяла.
        - И что было потом?
        - Мой предок положил руку на камень и попытался солгать. В этот момент какая-то неведомая сила, якобы заключенная в камне, повергла его на землю и сокрушила.
        Нору словно обдало холодной волной.
        - Вероятно, это просто сказки. Камень не может обладать…
        - Не важно, какая сила разоблачила ложь моего предка, - продолжал сэр Эйдан. - Во всяком случае, жена вождя сразу же поняла, что произошло. Сам факт; что она непреднамеренно предала своего мужа, стал для благородной леди нестерпимой болью. А сознание того, что ее сын оказался незаконным, было настоящей пыткой. Но больше всего страдала она из-за того, что вождь, в котором она не чаяла души, не смог простить ей своей поруганной чести. Его уязвленная гордость потребовала, чтобы он отказался от жены. Мейр впала в тоску и в конце концов бросилась вниз с высокой крепостной стены. Люди рассказывают, что и сейчас порой можно слышать ее стенания.
        - Какая трагическая история, - промолвила Нора со вздохом.
        Эйдан уклончиво пожал плечами:
        - Большинство историй имеют трагический конец, если действующие лица по глупости раскрывают свои сердечные тайны.
        Осторожно ступая среди валунов, поросших полевыми цветами, Нора приблизилась к стене замка красоты и приложила руку к изъеденному временем и непогодой камню. Ее ладонь словно обожгло болью, и она почти физически ощутила биение пульса людей, когда-то здесь обитавших, любивших и встретивших здесь свой конец.
        - Кассандра сказала бы, что эти легенды исполнены романтики, - прошептала она.
        Эйдан снова пожал плечами:
        - Скорее они чертовски унылые! Уже одной достаточно, чтобы мужчина навсегда отрекся от женщин. Да-да, подобные истории никогда не имеют счастливого конца. Скажите, вы можете представить, чтобы Тристан и Изольда в финале своей истории понеслись вприпрыжку в замок, чтобы беспечно предаться любовным утехам и грызть леденцы? Или представьте Орфея и Эвридику, играющих среди луговых цветов в блаженной радости. Нет, несчастные глупцы всегда находят один и тот же конец: всепоглощающую боль и смерть, неизменно героическую, конечно же. - Эйдан поморщился. - Как будто это может компенсировать все, через что им довелось пройти. Страдания и смерть - вот конечный результат всех этих легенд о любви, над которыми вы, женщины, любите проливать слезы.
        К своему удивлению, Нора поймала себя на том, что не может удержаться от улыбки.
        - Наверняка найдется история и со счастливым концом.
        - Во всяком случае, мне на ум ничего не приходит, - проворчал Эйдан. Он вдруг пристально взглянул на нее и добавил: - Интересно, чем закончится наша история? Нора, как вы думаете?
        Нора отвернулась и с деланной непринужденностью проговорила:
        - Мне хотелось бы надеяться, что вполне благополучно. Нам нужно только заранее договориться, чтобы исключить приступы ревности, роковое любовное зелье и тому подобные вещи. Но мне точно известно: наша история будет иметь конец. Учитывая же все остальные обстоятельства, можно утверждать: чем скорее это случится, тем лучше.
        - Значит, вы уже готовы расстаться со мной? - спросил он с улыбкой. - Интересно, смогу ли я заставить вас изменить решение?
        Ее пронзила дрожь, когда она почувствовала, как ей на плечи легли руки Эйдана. Он осторожно повернул ее лицом к себе и заглянул ей в глаза.
        - Нора, вы верите в судьбу?
        - В судьбу? - переспросила она шепотом.
        - Говорят, что некоторые события предопределены, как бы мы ни старались поступать по собственному усмотрению. Вы верите в это?
        - Конечно, нет. Я… - Она издала нервный смешок. - А впрочем, мне следует верить в судьбу. Да, пожалуй, я верю в нее. Об этом свидетельствуют мои поступки. Я словно утратила рассудок, когда получила ваше письмо… Письмо, адресованное женщине, готовой стать вашей невестой.
        - А как к вам попали письма Кассандры? - поинтересовался Эйдан.
        - У моего сводного брата есть приятель, у которого имеются знакомства в лондонской
«Таймс». Когда пришло письмо, приятель брата устроил целый спектакль - всем подряд демонстрировал его в клубе.
        - Замечательно… - Эйдан поморщился, и Нора без труда догадалась, что ему было неприятно слышать об этом. - Да, просто замечательно.
        - Когда Ричард увидел письмо, он решил, что оно предназначено именно мне, - продолжала Нора. - Брат знал о моем отчаянном положении, и он отдал его мне. А я подумала… - Нора почувствовала, что у нее запылали щеки, и потупилась.
        Эйдан же осторожно приподнял ее подбородок и заглянул ей в глаза.
        - Что вы подумали, Нора Линтон? - проговорил он невероятно ласковым голосом.
        - Я подумала, что вы предназначены мне судьбой. Как это, должно быть, нелепо, правда?
        - Если бы вы задали мне этот вопрос вчера, я, по-видимому, согласился бы с таким определением. Но сейчас я в этом не уверен.
        У Норы подскочило сердце, и пальцы затрепетали. Он совершенно ее запутал и обезоружил.
        - Нора, неужели вам уже не кажется, что мы нужны друг другу? - продолжал Эйдан.
        Быть нужной - разве не на это она рассчитывала, когда отправлялась в Ирландию? Да, именно об этом она мечтала. Мечтала о том, чтобы в ее жизни появилась цель и какой-то смысл. Мечтала о любви. Но сэр Эйдан, конечно же, не мог ее любить…
        Пожав плечами, Нора проговорила:
        - Сейчас мне нужен дом, вот и все. Исходя из того, что я вчера от вас услышала, об остальном мне следует забыть. А вы будете жить так, как привыкли.
        - А что бы вы сказали, если бы я признался: Нора, вы единственный человек на свете, который может протянуть мне руку и вытащить на берег?
        Произнесенные им слова соответствовали ее тайным мечтам, ее самым сумасбродным фантазиям, и Нора почувствовала, как у нее сжалось сердце.
        - Теперь я понимаю, откуда у Кассандры драматический дар, сэр Эйдан. Я не представляю, что могу сделать, чтобы… Как это вы соизволили выразиться? Чтобы вытащить вас на берег? Ведь вы, сэр Эйдан, плывете в противоположном направлении, вы стремительно удаляетесь от берега.
        Глаза Эйдана потемнели. В них светилась искренность, граничившая… с мольбой.
        - Вы могли бы открыть для Кассандры двери в высшее общество. Ваше имя поможет ей.
        У Норы упало сердце. Честное имя - это все, что досталось ей от отца в наследство.
        Эйдан же тем временем продолжал:
        - Красота Кассандры, мое богатство и имя Линтон обеспечат моей дочери должное уважение и покорят всех снобов - никто не посмотрит на нее косо. Вы знаете, как моя девочка умеет добиваться всего, чего хочет. Ей хватит нескольких недель, чтобы укротить светских львов в «Олмаксе» и заставить их есть из ее рук.
        - Вы полагаете, что триумф в «Олмаксе» станет залогом ее счастья? А вы, проводя время в высшем свете, стали бы счастливее?
        Глаза сэра Эйдана вспыхнули. Но он тут же взял себя в руки и сказал:
        - Кассандра совсем другая. Особенная. Если бы вы вышли за меня замуж, она смогла бы подняться надо мной и Делией и стать такой, какими нам не суждено было стать. Цельной, добродетельной, сильной, счастливой… Она заслуживает счастья.
        В его словах прозвучала неподдельная страсть, и Нора почувствовала, как у нее защемило сердце.
        Эйдан провел ладонью по волосам и пробормотал:
        - Нора, я прошу вас… Нет, умоляю… Нора, помогите нам.
        Взглянув на стоявшего перед ней мужчину, Нора отчетливо осознала, чего стоила ему эта просьба. В какое-то мгновение она ощутила безумное желание прикоснуться к нему - ей хотелось откинуть с его лба непослушную прядь. Но она почти тотчас же овладела собой. Было бы слишком опасно довериться Эйдану Кейну. «Этот человек - как чарующее пение сирен, он таит в себе смертельно опасный соблазн», - подумала Нора.
        Сейчас сэр Эйдан склонял ее к браку, но как согласиться на брак без любви, как принять его условия?
        Действительно, как выйти замуж за человека, который, надев ей на палец кольцо, тут же забудет о ее существовании?
        Деловое соглашение - кажется, так он это назвал. Но что она будет испытывать, наблюдая за любовными похождениями своего мужа? Что будет испытывать, зная, что он проводит время с женщинами, в обществе которых чувствует себя гораздо лучше, чем с ней?
        А когда Кассандра станет вполне самостоятельной, она, Нора, окажется лишней в этом доме, и муж избавится от нее, как от старого жилета.
        Пытаясь успокоиться, Нора сделала глубокий вдох, затем проговорила:
        - Сэр Эйдан, я понимаю, что выдумаете о будущем Кассандры, но вступить в брак, взять на себя священные обязательства и заранее знать, что обещания не имеют никакого значения…
        - Значит, вы мне солгали, когда сказали, что хотите иметь уютный дом? Следовательно, вы все-таки хотите испытать великую страсть? Как человек, едва не поплатившийся за это собственной жизнью, смею вас заверить: вы сильно переоцениваете ожидаемые удовольствия.
        Нора отвела глаза, но тут же, вспомнив о гордости Линтонов, снова взглянула на Эйдана и проговорила:
        - Вы хотите, чтобы я вышла за вас замуж и обеспечила будущее вашей дочери, защитила ее от унижений, если вдруг возникнет скандал, связанный с вашим прошлым, не так ли?
        Кейн кивнул:
        - Совершенно верно.
        - А если я выйду за вас замуж, что будет со мной? - продолжала Нора. - Допустим, я решусь помочь вам и стану вашей супругой, но что станет со мной, когда о Кассандре вам больше не придется беспокоиться? Как вы предполагаете устроить меня?
        - Как только вы справитесь с вашей задачей, я выполню любое ваше пожелание. Я сделаю все, что будет в моей власти, чего бы мне это ни стоило.
        - Сделаете все, что в вашей власти? - переспросила Нора.
        - Если вы избавите мою дочь от страданий, - продолжал Эйдан, не спуская глаз с ее лица, - я буду почитать вас, как ни одну другую женщину на свете.
        - Вероятно, я должна быть польщена, - заметила Нора. - Но мне казалось, сэр Эйдан, что вы не очень-то высокого мнения о представительницах слабого пола.
        Кейн нахмурился.
        - Нора, вы о чем?
        - Дело в том, что я достаточно насмотрелась на приятелей моего сводного брата, поэтому имею неплохое представление о мужчинах, подобных вам. Они засыпают подарками своих любовниц, красивых и умных, смелых и наглых. Когда же им приходится вспоминать о своих женах, они над ними потешаются, порой не стесняясь их присутствия, как будто обручальное кольцо на пальце женщины притупляет ее чувства.
        Эйдан поморщился и проворчал:
        - Вы полагаете, что я таким образом отплачу вам за избавление моей дочери от страданий?
        - Вам не придется надо мной насмехаться. Другие с удовольствием сделают это за вас.
        - Нора…
        Она подняла руку и вновь заговорила:
        - Неужели вы не можете представить, что скажут люди, что они будут болтать о нашем браке?
        - С какой стати? - удивился Эйдан.
        - Потому что… Взгляните на себя, - проговорила Нора с отчаянием в голосе. - И посмотрите на меня.
        Эйдан скрестил на груди руки и с невозмутимым видом заявил:
        - Я вижу только мужчину и женщину, и каждый из них нуждается в том, что может дать другой.
        - А люди увидят отчаявшуюся старую деву и мужчину, который ее не любит. Наблюдая вас в обществе других женщин, в свете будут считать, что вы стремитесь поскорее забыть о ночи, проведенной в моей постели. - Голос Норы дрогнул, и щеки запылали огнем, но она с жестокой прямотой закончила неприятную для нее мысль. - Если, конечно, они поверят, что вы вообще способны соблазниться моей постелью.
        Он пристально посмотрел ей в глаза, и у нее перехватило дыхание.
        - Нора, вы хотите лечь со мной в постель?
        Она нервно рассмеялась:
        - А если даже хочу? Неужели вы пойдете мне навстречу в обмен на услугу Кассандре?
        - Нора, я стараюсь быть с вами откровенным. Настолько откровенным, насколько это возможно. Если вы хотите, чтобы я стал вашим любовником, я уверен, что мы сумеем поладить.
        Его слова словно обожгли огнем ее сердце.
        - Сэр Эйдан, может, мы еще включим осуществление брачных отношений в стоимость моего согласия? И запишем в брачном контракте: сэр Эйдан Кейн торжественно клянется исполнять супружеский долг каждый месяц по вторникам…
        - Чего вы от меня добиваетесь?! - прорычал Эйдан. - Чтобы я сказал, что безумно вас люблю? Но мы оба знаем, что это ложь. По правде говоря, после того, что случилось с Делией, я не в состоянии полюбить ни одну женщину.
        - Вы уже достаточно ясно дали мне это понять.
        - Или вы требуете, чтобы я дал обещание, что никогда не взгляну на другую женщину? Может, хотите, чтобы я дрался на дуэли с каждым мерзавцем, который посмеет отпустить язвительное замечание по поводу нашего брака? И вообще, почему люди должны критиковать нас? В вопросах брака общество руководствуется куда более практичными соображениями, чем понятие столь эфемерное, как любовь. А что касается вашего опасения, что из-за моих измен над вами будут посмеиваться, то не стоит волноваться. Иметь любовников и любовниц в высшем обществе так же естественно, как потягивать миндальный ликер на раутах. Возможно, и вы в один прекрасный день встретите мужчину, который придется вам по душе. Можете не сомневаться, в подобном случае я пожелаю вам обоим приятного времяпрепровождения.
        Нора вздрогнула и залилась румянцем. Последние слова Эйдана показались ей ужасно оскорбительными, и она лихорадочно пыталась найти достойный ответ.
        - Проклятие! - воскликнул Эйдан. - Не смотрите на меня так, словно я омерзительный негодяй, притащивший вас сюда за волосы! Ведь, уезжая из Англии, вы намеревались… - Он вдруг осекся и прижал пальцы к вискам.
        - Намеревалась - что? - проговорила Нора.
        - Выйти замуж без оглядки.
        Нора промолчала, и Эйдан, тяжко вздохнув, продолжал:
        - Вероятно, в этом состоит моя ошибка, мисс Линтон. Видите ли, я неправильно держался с вами. Вероятно, я должен дать вам то, к чему вы так стремитесь.
        Нора сделала шаг назад и прислонилась спиной к каменной стене.
        - Нет! - воскликнула она, всеми силами стараясь скрыть охватившую ее тревогу. - Вы ошибаетесь, если думаете…
        - Если думаю - что именно? - с улыбкой осведомился Эйдан. Обхватив ее обеими руками за талию, он продолжал: - Если думаю, что вы приехали сюда, чтобы узнать, что такое мужская страсть, пока еще не слишком поздно?
        Нора судорожно сглотнула. Сердце ее гулко колотилось в груди.
        - За чем бы я сюда ни приехала, этого я здесь не нашла, смею вас заверить, сэр Эйдан.
        - Вам следует пасть на колени и благодарить за это Господа, мисс Линтон. Любовь - это яд по сравнению с обычной страстью. Любовь ослепляет тебя, проникает в твой костный мозг самым страшным ядом, делает тебя слабым, лишает всего - сил, чести, гордости…
        Нору потрясла глубина чувств, прозвучавших в его горьких словах, заставивших усомниться в его отказе от женщины, которую он однажды называл своей женой. Его слова пробудили в Норе любопытство. Как могла Делия Кейн столь жестоко ранить этого человека?
        Эйдан шумно перевел дух и вновь заговорил:
        - Позволь мне показать тебе, Нора… Позволь показать, насколько слаще страсть, чем пагубные узы, к которым ты ошибочно стремишься.
        Нора с удивлением уставилась на Эйдана. Но тут он вдруг склонился к ней, и его дыхание словно обожгло ее. И в следующее мгновение его губы прижались к ее губам, и Нора, потрясенная до глубины души, внезапно почувствовала, что ноги ее подгибаются… Она тихонько застонала и вцепилась в сюртук Эйдана. Эйдан же прижал ее к себе, и она почувствовала головокружение. А потом ей вдруг показалось, что она теряет рассудок в его объятиях. Когда же он наконец отстранился, Нора едва не вскрикнула от огорчения - ей хотелось, чтобы этот поцелуй продолжался бесконечно. Но тут Эйдан провел губами по ее шее и, опаляя своим горячим дыханием, пробормотал:
        - Убедились, моя дорогая? Я способен дать вам то, чего вам так не хватает, но я не могу обещать любви. Хотя в моей власти дать это. - Он накрыл ладонью округлость ее груди и провел большим пальцем по набухшему соску. - И не только это… Гораздо больше, Нора. Я могу вам все продемонстрировать, как только надену на ваш палец кольцо.
        Его слова стали ледяным душем, погасившим пламя, которое он разжег в ней своим поцелуем. В это мгновение Нора со всей отчетливостью и болью осознала: если Эйдан и ляжет с ней в постель, то лишь потому, что таково будет условие сделки. Это условие казалось слишком уж оскорбительным, и, упершись ладонями в грудь Эйдана, Нора оттолкнула его что было силы.
        - Нет, я не могу… Вы не можете заставить меня…
        Эйдан отступил на шаг и с усмешкой проговорил:
        - Не могу заставить?.. Вы о чем? Если речь идет о постели, то, мне кажется, вы давно уже этого хотите. Признайтесь, дорогая.
        Нора вспыхнула и едва не задохнулась от гнева.
        - Полагаете, я не понимаю, что вам от меня надо?! Вы решили подчинить меня своей воле и…
        - Мисс Линтон, я прекрасно все понимаю. И знаю, что вам нужно. Вам нужен мужчина.
        К глазам Норы подступили обжигающие слезы. Она с дрожью в голосе пролепетала:
        - Как вы смеете?
        Эйдан пожал плечами.
        - Вы скоро обнаружите, что на свете есть мало такого, на что я не осмелился бы. Я могу быть именно таким, каким вы меня считаете. Негодяем. Бессердечным мерзавцем, решившим использовать вас в своих корыстных целях. Но я еще и мужчина, который знает женское тело лучше, чем вы, моя сладкая невинность. Я знаю места, одно прикосновение к которым пальцами, губами или языком заставит вас забыть обо всех ваших принципах и молить меня продолжать ласки.
        Нора молчала. Она понимала, что должна дать отпор, однако не находила слов. Наконец, собравшись с духом, заявила:
        - Если это так, тогда мне непонятно, почему ваша жена пыталась найти утешение в постелях других мужчин.
        Кровь отхлынула от лица Эйдана, словно Нора вдруг всадила ему в грудь нож по самую рукоятку. На какое-то мгновение он растерялся, и в его глазах промелькнуло смятение.
        Нора ожидала, что сейчас Эйдан даст выход своему гневу, но он отступил от нее на несколько шагов и, криво усмехнувшись, проговорил:
        - Браво, мисс Линтон. Таким точным ударом могла бы гордиться даже Делия.
        С этими словами он отвернулся и не оглядываясь зашагал по каменным плитам в сторону экипажа. Чувствуя дрожь во всем теле, Нора молча смотрела ему вслед. Сэр Эйдан оскорбил ее, высмеял, и она просто ответила ему так, как должна была ответить. В конце концов он не оставил ей иного выбора - она защищалась так, как умела. Защищалась, чтобы сохранить оставшиеся у нее жалкие крохи гордости.
        Тогда почему же ей вдруг захотелось броситься следом за ним? Ей хотелось его утешить? Хотелось извиниться за свои слова? Ведь сэр Эйдан был во многом прав - она не могла этого не признать.

        Глава 8

        Кабинет в замке Раткеннон казался таким же мрачным, как и сам сэр Эйдан. Плотные бордовые шторы плотно закрывали окна, а темные панели, облицовывавшие стены, еще больше усиливали общее впечатление. Казалось, эту комнату населяли жуткие призраки, духи предков Кейна, почерневшие от пламени преисподней и праведного гнева тех, кого они предали.
        Выругавшись сквозь зубы, Эйдан поднялся с кресла и налил себе очередную порцию бренди; он уже несколько часов находился у себя в кабинете - выбравшись из забрызганного грязью экипажа, молча расстался с Норой и сразу же направился сюда.
        Эйдан пришел в эту комнату, желая забыться - залить спиртным свои печали, свою ярость и послать ко всем чертям проклятую Нору Линтон; он полагал, что это ему подвластно. Но здесь его одолевали другие видения - его снова терзали давние грехи, и с этим он ничего не мог поделать, не мог избавиться от мучивших его демонов.
        Сделав глоток бренди, Эйдан поставил бокал на письменный стол и прошелся по комнате. «Господи, что же я наделал?» - думал он.
        Прошлой ночью он принял решение жениться на Норе Линтон, чтобы воспользоваться ее именем для блага Кассандры. Эйдан поклялся, что приложит все силы, только бы добиться расположения англичанки. Он решил, что не поскупится на обещания и жаркие поцелуи, не пожалеет никаких красивых слов, даже если они будут заведомо лживы.
        Именно по этой причине он отправился на ярмарку, а затем, воспользовавшись отсутствием Кассандры, привез Нору к развалинам замка. По этой же причине он говорил англичанке ласковые слова и целовал ее - так искусный скрипач настраивает инструмент, чтобы сыграть на нем хорошо знакомую мелодию.
        Поначалу его план казался ему довольно простым, но потом… Потом выяснилось, что Нора разгадала его замысел, и он даже не счел нужным притворяться - без обиняков заявил, чего именно хочет добиться.
        Но, конечно же, Эйдан не подозревал, что этот поцелуй и его самого выведет из равновесия. Да, как ни странно, но он почувствовал влечение к Норе.
        Впрочем, все это уже не имело никакого значения. Он принял твердое решение, что никогда не станет любовником Норы Линтон.
        А она в этот момент, наверное, собиралась в дорогу - укладывала в сундук свои вещи, чтобы бежать от его хищных когтей, даже если ей придется преодолеть пешком весь путь до Дублина.
        Разумеется, она не собиралась выходить за него замуж, только сумасшедшая могла бы решиться на такое. А виноват в этом только он сам - он позволил Норе заглянуть в самые темные уголки его души, позволил увидеть сокрытое от людских глаз… И в результате подвел Кассандру и обрек себя на муки, не снившиеся даже изощренному на пытки Люциферу.
        Эйдан на мгновение закрыл глаза, и перед ним тотчас же возникло лицо Норы. Еще вчера ему не давал покоя один и тот же вопрос: какая женщина отважится пересечь море, чтобы выйти замуж за человека, которого никогда не видела? Теперь он, похоже, нашел ответ: женщина, доведенная до отчаяния, обиженная и уязвленная жестокостью тех, кто был призван ее защитить.
        Одинокая. Без друзей и поддержки.
        Возможно, в один прекрасный день и его дорогая Кассандра окажется в столь же отчаянном положении, несмотря на все его попытки уберечь ее от боли.
        Клинок кинжала, навеки вошедший в его душу, безжалостно повернулся, заставив Эйдана схватиться побелевшими пальцами за край стола.

«Нет! - мысленно воскликнул Эйдан. - Кассандру ждет совершенно другая судьба. Ведь я учил свою дочь быть смелой и отважной, уверенной в своих силах!» Да, он нисколько не сомневался: Кассандра Кейн в любой ситуации сумеет за себя постоять.
        Внезапно послышался тихий стук в дверь, и Эйдан вздрогнул от неожиданности. Пригладив ладонью волосы, он крикнул:
        - Войдите!
        В следующую секунду дверь открылась, и перед Эйданом появилась Кэсси. Он взглянул на нее с удивлением - ведь прежде дочь врывалась к нему без стука.
        - Папа, чем ты занят? - спросила она. - Мы ждем и ждем, а ты все не появляешься. Когда же мы начнем ужинать? Или ты хочешь, чтобы мисс Линтон подумала, что ты постоянно опаздываешь?
        - Мисс Линтон? - переспросил Эйдан. - Неужели она собралась ужинать?.. Видишь ли, дорогая, я был уверен, что после того, что произошло, она… - Он в смущении умолк.
        Кассандра приблизилась к отцу и проговорила:
        - А что случилось? Папа, ты сделал что-то не так?
        - А почему ты решила, что именно я сделал что-то не так? - проворчал Эйдан. - Разве не могла твоя бесценная мисс Линтон…
        - Что могла сделать мисс Линтон? - Кассандра рассмеялась. - Изнасиловать тебя по пути с ярмарки?
        Эйдан нахмурился и отвел глаза.
        - Кэсси, раз уж ты навязала мне эту женщину, то позволь мне самому за ней ухаживать.
        Кассандра снова засмеялась.
        - Папа, вероятно, это плохо у тебя получается, если ты сидишь здесь мрачнее тучи. И хотя мисс Линтон спустилась сегодня на ужин, я что-то не заметила, чтобы она без умолку болтала о том, как славно вы провели время, возвращаясь с ярмарки. Она все время молчит. Мне так и не удалось поговорить с ней по душам.
        Мысль о том, что Кэсси изводит Нору вопросами, показалась Эйдану невыносимой. Достаточно уже того, что он сам все испортил. Не хватало здесь только любопытной пятнадцатилетней девчонки!
        - Тысяча проклятий! - прорычал Эйдан. - Я приютил эту женщину под своей крышей! Я возил ее на ярмарку! Кэсси, какого дьявола тебе еще нужно? Чтобы мы бросились друг другу в объятия?
        Кассандра внимательно посмотрела на отца и заявила:
        - Я уверена, что ты мог бы приложить побольше усилий. Если бы ты только…
        - Не суй свой любопытный носик в мои личные дела. Я сам знаю, как ухаживать за женщинами.
        - Знаешь, как ухаживать? - Кассандра недоверчиво покачала головой. - Что-то я сомневаюсь…
        Эйдан тяжко вздохнул.
        - Дорогая, ты принимаешь желаемое за действительное. Если я согласился терпеть эту женщину у себя в доме, то это вовсе не означает, что теперь ты сможешь называть ее
«мамочка». Она еще может прийти к выводу, что мы не подходим друг другу.
        - Напротив, вы очень даже подходите друг другу. Идеально! Неужели ты полагаешь, что я, взявшись за поиски невесты, не рассмотрела всерьез все кандидатуры?
        - Кандидатуры? - Эйдан в изумлении уставился на дочь. - Не хочешь ли ты сказать, что найдется еще с десяток женщин, посвященных в детали моей личной жизни стараниями мисс Кассандры Кейн?
        - В общем-то мисс Линтон была единственной… - ответила Кэсси. - Только она откликнулась на объявление. Но она оказалась очень милой, и я сразу поняла, что это судьба.
        - Судьба? - переспросил Эйдан. И ему вспомнились его собственные слова: «Нора, вы верите в судьбу?» И еще: «Я вижу только мужчину и женщину, и каждый из них нуждается в том, что может дать другой».
        - Папа, как же ты не понимаешь?! Я уверена, что могу помочь…
        - Я уже получил от тебя помощь, - перебил Эйдан. - Премного благодарен! Прошу больше не вмешиваться! Надеюсь, мы хорошо поняли друг друга. Я хочу, чтобы ты дала мне торжественное обещание, Кассандра Виктория.
        Кэсси захлопала глазами и пробормотала:
        - Клянусь, папа… С этого момента я больше не буду…
        - Вмешиваться, - подсказал Эйдан.
        - Да-да, я буду стараться всеми силами, но…
        - Никаких «но». А теперь не будем заставлять мисс Линтон ждать.
        - Замечательно, папочка! Я только загляну на кухню, чтобы убедиться, что все в порядке. Я сегодня помогала кухарке взбивать твой любимый шоколадный торт! - В следующее мгновение Кассандра выбежала из комнаты.
        Эйдан улыбнулся и тоже направился к двери, причем шел нарочито медленно. Приблизившись к столовой, он остановился и прислушался - ему хотелось услышать веселый голосок Кассандры. Однако за дверью было подозрительно тихо.
        Эйдан вздохнул и проговорил:
        - Как всегда, отсутствует в самый неподходящий момент. А ведь именно сейчас ее вмешательство могло бы пригодиться. Хотя… Возможно, так даже лучше…
        Попытавшись придать лицу беспечное выражение, Эйдан вошел в комнату. Нора, стоявшая у окна, тут же подняла голову, и взгляды их встретились. К своему удивлению, Эйдан не заметил в ее глазах ни осуждения, ни ненависти, ни отвращения - в них было лишь раскаяние и даже сочувствие. К тому же она улыбалась! Да-да, на губах ее появилась едва заметная улыбка. Неужели Нора решила его простить?
        - Никак не могу привыкнуть, что здесь все утопает в зелени, - проговорила она. - У вас необыкновенно красиво.
        Эйдан в смущении пожал плечами и пробормотал:
        - Когда я долго здесь не бываю, мне тоже так кажется. И кажется, что в городе я задыхаюсь.
        Эйдан подошел к Норе и поднес к губам ее руку.
        - Мисс Линтон, вы оказали мне честь, решив отужинать с нами. Я весьма польщен и даже в какой-то степени удивлен.
        Нора потупилась и вполголоса проговорила:
        - Похоже, это очень важно для Кассандры, вот я и… - Она подняла голову, и их взгляды на мгновение встретились. - Она будет так разочарована, когда…
        Нора умолкла. В словах не было необходимости. Он все прочел в ее огромных глазах.
        - Значит, вы нас покидаете?
        Она кивнула.
        - Да. Чем скорее, тем лучше для Кассандры. Я не хочу, чтобы она тешила себя напрасными надеждами и стремилась к невозможному.
        Эйдан вдруг почувствовал стеснение в груди.
        - Нора, не уверен, что у меня найдутся слова, которые заставили бы вас передумать.
        Она пристально взглянула на него, а он тем временем продолжал:
        - Я знаю, что начали мы не очень хорошо. И сегодня днем…
        Ее щеки запылали огнем, и она с мольбой в голосе воскликнула:
        - Сэр Эйдан, пожалуйста… Я… я уже обо всем забыла.
        Эйдан же нисколько не сомневался в том, что все последние часы Нора думала только об их поцелуе. Немного помедлив, он с грустной улыбкой пробормотал:
        - Нора, я в растерянности… Я даже затрудняюсь определить свои чувства. Вероятно, мне следовало бы испытывать облегчение, ведь вы меня простили, не так ли?
        - Я… я уверена, что этот поцелуй мог бы быть восхитительным. То есть… насколько я могу судить, так как у меня почти нет опыта в делах подобного рода. И если бы обстоятельства сложились иначе, то я бы… Но сейчас я хочу только одного: поужинать с вами и побыстрее уехать отсюда.
        Тут Эйдан вдруг почувствовал, что ему хочется снова поцеловать ее, однако он сдержался. Он лишь легонько сжал ее руку.
        И в тот же момент дверь распахнулась, и в комнату вбежала Кассандра. Нора тотчас отступила от Эйдана, но Кэсси успела заметить их сплетенные пальцы. Ее глаза засияли нескрываемой радостью, и в этот миг Эйдан с болью осознал, как огорчится дочь из-за отъезда Норы.

        Глава 9

        - Идемте же за стол! - воскликнула Кассандра. - Все замечательно, но, к сожалению, некоторые люди непростительно опаздывают.
        Эйдан взял Нору под руку и подвел к столу.
        Обратная дорога в замок показалась ему бесконечной и мучительной, а часы, проведенные в стенах кабинета, томительно долгими. Но ужин, столь тщательно подготовленный Кассандрой, превратился в вечность, в самое страшное наказание… Видеть счастливое лицо дочери - это было выше его сил. К тому же Кэсси донимала Нору вопросами.
        - Мисс Линтон, а вы хотя бы раз участвовали в лондонском сезоне?
        Нора кивнула:
        - Да. Однажды.
        - А вам понравилось? - допытывалась Кэсси, вгрызаясь зубами в жареную куропатку. - Вы, наверное, посещали балы? И конечно же, танцевали до упаду с самыми красивыми мужчинами, не так ли?
        - По правде говоря, я большую часть времени пряталась за колоннами, мечтая о скорейшем завершении вечера, на котором присутствовала, - пробормотала Нора. Пригубив из своего бокала, она добавила: - А что касается моих кавалеров, то они… - На щеке Норы появилась ямочка, которую Эйдан прежде не замечал. - Увы, они не относились к числу тех, кто вызывает у женщин сердечный трепет.
        - Вы хотите сказать, они были неуклюжими, то есть плохими танцорами? А они… они пытались заманить вас в сад, чтобы поцеловать украдкой? - полюбопытствовала девочка.
        - Кассандра! - Эйдан нахмурился. - Ради Бога, дай мисс Линтон спокойно поужинать.
        - Она мне не мешает, - сказала Нора.
        - Папа, вот видишь? Она очень дружелюбная. Разве я тебе не говорила, что она самая идеальная и…
        - Кэсси!
        Кассандра умолкла, но Эйдану не стало легче, потому что дочь тотчас же затронула еще более неприятную тему.
        - Миссис Бриндл говорит, что у моей мамы были сотни поклонников. Она была королевой сезона. Самой красивой, остроумной и… Может, вы ее встречали? Маму тогда звали мисс Корделия Марч.
        - Нет, не встречала. Я уверена, что не могла бы посещать те вечера, на которых блистала признанная красавица, - пробормотала Нора, и Эйдан вдруг ощутил угрызения совести.
        - О!.. - воскликнула Кассандра, и щеки ее вспыхнули. Эйдан понял, что дочь осознала, насколько бестактными были ее вопросы. Немного помолчав, девочка проговорила: - Простите, мисс Линтон. Я не хотела, я не… Знаете, папа постоянно мне говорит, что я не должна совать нос в чужие дела, но, похоже, у меня это не очень-то получается. И еще папа говорит, что я ужасно любопытная…
        Нора с улыбкой ответила:
        - Ничего страшного, я уже давно преодолела разочарование, которое испытывала поначалу. Я научилась воспринимать подобные вещи как забавный фарс.
        - Фарс? - Эйдан невольно усмехнулся. - Пожалуй, я не смог бы придумать более подходящее сравнение, чтобы охарактеризовать безумие, охватывающее лондонское общество во время сезона.
        - Папа, ты просто не понимаешь, как это восхитительно! Я ничуть не сомневаюсь, что ужасно полюблю… - Кассандра осеклась и бросила на Нору виноватый взгляд. - Но, возможно, я заблуждаюсь. Судя по вашим рассказам, мисс Линтон, все это не так уж…
        Нора рассмеялась и проговорила:
        - Кассандра, мне трудно представить, чтобы ты пряталась за колоннами так же, как я когда-то. Но даже если попытаешься, то я уверена: найдутся предприимчивые джентльмены, которые непременно постараются выманить тебя оттуда.
        Кэсси снова оживилась.
        - Мисс Линтон, наверняка и за вами ухаживал какой-то джентльмен. У вас очень красивые глаза, особенно когда вы улыбаетесь, и с вами так приятно общаться… У вас удивительное чувство юмора.
        Эйдан поморщился и пробормотал:
        - Кэсси, перестань… Помолчи немного.
        - Вы слишком строги к ней, сэр Эйдан, - заметила Нора. - Я имею в виду - в данном случае. - Она снова рассмеялась и добавила: - Знаете, а мне есть чем похвастать. Первым моим кавалером был граф.
        - Неужели граф?! - воскликнула Кэсси. - Граф мог бы стать подходящим женихом, не так ли? Готова биться об заклад, что все красавицы, о которых вы упоминали, позеленели от зависти!
        - Боюсь, ненадолго. - На щеках Норы снова появились ямочки. - Видишь ли, лорд Лейвенсби имел неосторожность умереть, прежде чем решился на активные действия.
        - Как трагично! Неудивительно, что он оставил вас с разбитым сердцем! Он умер героем? Был как мой папа? Ведь папа воевал с Наполеоном на Пиренейском полуострове. Я писала вам об этом, верно?
        - Рассказы о сражениях - едва ли подходящая тема для ужина, - в смущении пробормотал Эйдан.
        Нора же с веселой улыбкой продолжала:
        - Кончина лорда Лейвенсби была не такой уж романтической. И если учесть обстоятельства, то она никого не удивила.
        - Обстоятельства? - переспросил Эйдан; улыбка Норы его заинтриговала.
        - Да, обстоятельства, - кивнула Нора. - Ему было восемьдесят шесть лет.
        - О, какой ужас! - Кассандра содрогнулась.
        - А следующим моим кавалером был лорд Билтмор. К сожалению, он очень походил на жабу. - Кассандра ахнула, а Нора рассмеялась. - Да-да, я нисколько не преувеличиваю. У него был огромный живот, который он любил обтягивать жилетами невообразимо пестрых расцветок. И его угораздило родиться с необычайно широким ртом, как бы рассекавшим надвое огромные круглые щеки. А когда он смеялся, то вместо смеха раздавалось какое-то кваканье.
        - Неправда, вы шутите!
        - Клянусь, это истинная правда. К счастью, матушка лорда вовремя увезла его от меня, и в конце концов он женился на богатой невесте с кроличьим личиком. Мне всегда было интересно узнать, какие у них родятся дети.
        - Мисс Линтон, но наверняка у вас был еще кто-то, более привлекательный. Еще какой-нибудь кавалер. Но только не морщинистый старик и не такой, который походил на жабу.
        Темные глаза на мгновение потупились, и на лице Норы промелькнула грустная улыбка.
        - Да, действительно, был один человек. Но я бы не назвала его своим кавалером. Он был одним из приятелей моего сводного брата. Однажды он вызволил меня из-за колонны.
        - Он был хорош собой?
        - Все светские красавицы были влюблены в Филиппа. Он был не только красивым, но и галантным. Боюсь, он смотрел на меня просто как на младшую сестренку. Но я всю жизнь буду благодарна ему за то, что тем вечером он пригласил меня на танец.
        - Благодарны? Почему же? - не удержался от вопроса Эйдан; он вдруг почувствовал необъяснимую неприязнь к этому галантному незнакомцу. - Сомневаюсь, что он очень утомился, сделав с вами несколько кругов по бальному залу.
        Нора вздохнула и проговорила:
        - По какой-то необъяснимой причине меня невзлюбила одна признанная красавица. Боюсь, что в своей ненависти ко мне она оказалась довольно язвительной. Филипп услышал несколько ее замечаний в мой адрес и…
        - И пришел вас спасать?! - воскликнула Кэсси. - Как герой в прекрасных французских романах?
        - Проклятие, - проворчал Эйдан. - Дорогая, если миссис Бриндл позволяет тебе забивать голову подобными глупостями, она за это поплатится.
        - Папа, я читала эти истории у Лили Метерлинк. Ее родители не так безнадежно старомодны! А теперь скажите, мисс Линтон, вы оба влюбились по уши?
        Нора снова вздохнула.
        - Если бы это случилось, я бы вряд ли сюда приехала.
        Эйдан нахмурился; почему-то ему очень не понравился рассказ про очаровательного галантного Филиппа. Он представил, как этот джентльмен целует Нору, и еще больше помрачнел.
        Тут Кэсси поднялась из-за стола и выбежала из столовой. Несколько минут спустя она появилась вместе со слугой - тот нес две тарелки с шоколадным тортом.
        - Ох, Кэсси, дорогая, я не смогу съесть ни кусочка, - пробормотал Эйдан; сейчас ему больше всего на свете хотелось, чтобы ужин поскорее закончился.
        - Папа, но я же так старалась… - Подбородок девочки дрогнул. - Мы с кухаркой испекли его специально для тебя. Что ж, если ты не хочешь…
        - Сэр Эйдан, вы могли бы по крайней мере попробовать, - неожиданно вмешалась Нора. - Жаль, что мне нельзя есть торт.
        Кассандра взглянула на нее с удивлением.
        - Нельзя? Но почему?
        - Если я съем даже самый маленький кусочек, то скоро покроюсь безобразными красными пятнами, - пояснила Нора. - А вы, - она с упреком посмотрела на Эйдана, - могли бы попробовать.
        Эйдан со вздохом придвинул к себе одну из тарелок, и Кассандра просияла. Повернувшись к Норе, она сказала:
        - Папа всегда надо мной смеется, когда я помогаю кухарке. Когда в прошлом году я испекла ему надень рождения торт, он вел себя отвратительно! Даже сказал, что не рискнул бы скормить его собакам из страха, что они сдохнут.
        - Кэсси, но ведь ты и сама не могла его есть, - пробурчал Эйдан и тут же заметил, что Нора снова взглянула на него с укоризной.
        - Но я учусь, - возразила Кассандра. - И кухарка говорит, что с каждым разом у меня получается все лучше. Мисс Линтон, может, все-таки попробуете?
        - Ох, не могу, - со вздохом ответила Нора. - Но выглядит он очень аппетитно. Что ты в него добавляла?
        Покосившись на отца, Кассандра с гордостью заявила:
        - Много сахара и ягоды, конечно. Свежие, прямо из сада. Ну и еще кое-что. - Она смущенно улыбнулась и добавила; - Но я обещала кухарке, что буду хранить это в секрете.
        Когда ужин наконец закончился, Кассандра схватила Нору за руку и увлекла ее в гостиную. Эйдан со вздохом последовал за ними - у него не было выбора. Расположившись в кресле, он прислушивался к болтовне дочери и ответам Норы; обе то и дело смеялись, и Эйдан постоянно ловил себя на том, что ему очень нравится смех англичанки. К тому же оказалось, что она не только умна, но и обладает прекрасным чувством юмора - Эйдан не мог этого не признать. Да, как ни странно, Нора нравилась ему все больше, и Эйдан, понимая это, злился и на нее, и на самого себя.
        В какой-то момент Кассандра вдруг повернулась к отцу и закричала:
        - Папа, что же ты молчишь?! Что с тобой случилось? В чем дело?
        Эйдан нахмурился и пробормотал:
        - Кэсси, я должен тебе кое-что сказать… Видишь ли, мисс Линтон завтра утром уезжает. Она покидает замок.
        Кассандра замерла на мгновение. Потом пролепетала:
        - Папа, но почему? Ведь все было так замечательно. Она… Мисс Линтон, вам ведь нравится Раткеннон? Вы находите его красивым, правда? Я знаю это наверняка! И потом… А как же я?
        Нора тяжко вздохнула:
        - Кассандра, дорогая, мне здесь очень понравилось. Замок действительно необычайно красив. Но все дело в том… - Она осеклась и покосилась на Эйдана.
        - Все дело в папе? Я знаю, он вел себя несдержанно, когда вы приехали, но он обещал, что будет за вами ухаживать. А папа умеет это делать, потому что все горничные по нему вздыхают и говорят, что он необыкновенно красивый и привлекательный.
        Нора снова взглянула на Эйдана, затем вполголоса проговорила:
        - Видишь ли, Кассандра, твоему отцу не нужна жена. Но он очень тебя любит и сделает все возможное, чтобы ты была счастливой. Вот только нельзя заставить людей полюбить друг друга, если они сами этого не могут.
        - Но вам нет нужды влюбляться сию секунду, - возразила Кассандра. - Хотя было бы замечательно, если бы так случилось. Но это совсем не обязательно, можно и без любви пожениться. Скажи ей, папа. Ведь вы с мамой не любили друг друга?
        При этих словах дочери Эйдан вздрогнул. Стараясь не смотреть на нее, он проговорил:
        - Ты ошибаешься, Кэсси. Мы с твоей мамой поначалу очень нравились друг другу, но со временем охладели… И только из-за тебя мы продолжали жить вместе.
        - У вас с мисс Линтон тоже появятся дети, мои маленькие братики и сестрички, которых я буду баловать. Это ведь сделает вас счастливой, мисс Линтон, правда? В своих письмах вы писали, что очень хотите иметь детей. Я уверена, у вас родятся замечательные малыши.
        Нора залилась краской, а перед мысленным взором Эйдана возникли постельные сцены. Затем он представил, как Нора выглядела бы, если бы была беременна. Интересно, что бы он испытывал, если бы это произошло?
        Ему вдруг вспомнилось, как отреагировала Делия, когда узнала о своей беременности. Она впадала то в истерику, то в ярость и смотрела на него с ненавистью, как будто он совершил нечто ужасное.
        Эйдан потупился и пробормотал:
        - Кэсси, не будет никаких детей. И не будет свадьбы.
        - Но ты же собирался за ней ухаживать! Папа, я ничего не понимаю…
        - Кассандра, уже поздно. Я допустил ошибку.
        - Ошибку? Папа, что ты сделал? Чем не угодил ей? Почему ты…
        - Кассандра, послушай меня, - проговорила Нора. - Твой отец ни в чем не виноват. Никто не виноват.
        - Тогда почему вы убегаете? Убегаете, как моя мать? - Девочка снова повернулась к Отцу; по щекам ее струились слезы. - Папа, почему ты вынуждаешь ее бежать от тебя?
        Эйдан в ужасе смотрел на дочь. «О Боже, неужели она действительно так считает? - думал он. - Неужели полагает, что я виновен в отступничестве Делии и в ее смерти?»
        - Кэсси, после того, что случилось с твоей матерью и со мной, ты должна понимать: мисс Линтон заслуживает лучшей участи, чем жизнь с человеком, который не сможет ее полюбить.
        - Я считаю, что ты мог бы ее полюбить. Мог бы, если бы приложил хоть немного усилий! И потом… Ведь ей некуда идти, папа!
        - Проклятие! - заорал Эйдан. - Кассандра, пойми, она не хочет здесь оставаться! Если не веришь мне, спроси у нее сама!
        Кассандра бросила на Нору полный отчаяния взгляд.
        - Но это несправедливо! - Девочка всхлипнула. - Я уже потеряла одну мать, и вот теперь… - Она разрыдалась и выбежала из гостиной.
        Эйдан повернулся к Норе и молча развел руками.
        - Я очень сожалею, - проговорила она с дрожью в голосе. - Может, пойти к ней?
        - Чтобы она еще больше привязалась к вам? О Господи, зачем вы приехали?! - Эйдану казалось, что сердце его вот-вот разорвется от боли.
        Нора хотела ответить, но не смогла. На глаза ее навернулись слезы, и она, не сказав ни слова, вышла из комнаты.

        Глава 10

        Нора расхаживала по своей спальне, бросая в дорожный сундук вещи; ей хотелось покинуть Раткеннон как можно быстрее, и, будь ее воля, она уехала бы прямо сейчас.

«О Господи, зачем вы приехали?!» - вспомнились ей слова Эйдана. С тех пор прошло уже несколько часов, но эти слова по-прежнему звучали у нее в ушах. Нора понимала, что Кассандре будет трудно смириться с ее отъездом. Следовательно, и сэру Эйдану придется нелегко - ведь он обожал свою дочь. Но, увы, о том, чтобы остаться, не могло быть и речи. Нора была абсолютно уверена, что должна покинуть Раткеннон. Но куда же она направится? Вправе ли она рассчитывать на великодушие Ричарда? Рискнет ли обратиться к сводному брату за помощью? Нора прекрасно знала, что произошло бы, если бы Уинстон Фарнсуорт обнаружил, что сын приютил непокорную падчерицу, публично его опозорившую своим отъездом.
        Было совершенно очевидно: даже если она вернется в Лондон, то не сможет долго жить у брата. К тому же ей ужасно не хотелось жить за чужой счет. Может, найти место гувернантки и посвятить себя воспитанию детей? Прежде она подумывала об этом, но теперь, после того как ее мечта о собственных детях потерпела крах, подобная идея уже не казалась ей привлекательной.
        Она предпочла бы нянчить своих собственных малышей… Детей со сверкающими зелеными глазами и с неотразимой улыбкой - такой же, как у Эйдана Кейна.
        Нора тяжко вздохнула и на мгновение закрыла глаза. Увы, у нее не будет возлюбленного с изумрудными глазами. И она не приложит его ладонь к своему животу, чтобы он ощутил волшебное биение новой жизни. Никогда не ляжет она в супружескую постель и не почувствует такого же головокружительного восторга, как в тот момент, когда сэр Эйдан прижался губами к ее губам.

«А может, остаться? Может, еще не поздно поговорить с ним?» - подумала Нора. Она посмотрела на дверь, соединявшую ее спальню с его покоями. Оттуда, из-за резной дубовой двери, доносились какие-то странные звуки, какой-то топот, словно Эйдан Кейн в ярости метался по комнате.

«Что я должен сделать, чтобы заставить вас передумать?» - кажется, так он сказал, когда они стояли у руин замка Кейслин-Алейн.
        Но почему он это сказал и почему смотрел на нее так пристально? Смотрел так, словно терял что-то очень для себя важное.
        Может, действительно пойти к нему? Но как уповать на счастье, когда их разделяет столько боли, столько вопросов и мрачных тайн?
        Нора взглянула на серебряную шкатулку, куда положила таинственную записку, и тотчас же вспомнила слова Кассандры - бросила отцу упрек, сказала, что именно из-за него ее мать оставила семью. Причем было видно, что обвинения дочери задели сэра Эйдана за живое. Его черты исказились от душевной боли.
        Но что же случилось той ночью, когда умерла Делия Кейн? На самом ли деле она сбежала из дома, как утверждает Кассандра? Неужели она добровольно устремилась навстречу смерти?
        Нора до боли прикусила губу. Она вдруг поняла, что хотела бы облегчить страдания Эйдана Кейна, даже если бы он действительно был виноват в смерти жены. А может, он ни в чем не виноват? Может, Кассандра напрасно его обвиняет?
        Как бы то ни было, этот человек по-прежнему оставался для нее непостижимой тайной. И к сожалению, она не могла устоять против его чар… Нора снова вспомнила о поцелуе Эйдана; ей хотелось бы забыть о нем, вычеркнуть его из своей памяти, но она прекрасно понимала, что не сумеет это сделать.
        Нора снова повернулась к дубовой двери и со вздохом прошептала:
        - Господи, ну почему все так обернулось? О, как же мне больно…
        Из груди ее вырвался стон, но она тут же умолкла и замерла, прислушиваясь. Ей показалось, что за дверью тоже кто-то стонал. «Может, просто почудилось?» - подумала Нора. Осторожно приблизившись к двери, она снова прислушалась. И вновь послышался тяжкий стон. А затем она услышала скрип кровати, словно кто-то метался по постели.

«Неужели сэр Эйдан? - думала Нора. - Да, конечно же, он… Кроме него, там никого не может быть».
        По-прежнему стоя у двери, Нора напряженно прислушивалась. Теперь она уже не сомневалась: Эйдан Кейн со стонами метался по постели. Но что же с ним? Может, ему плохо? Может быть, он болен?
        Нора не могла оставаться безучастной к страданиям человека, стонавшего в соседней комнате. Но с другой стороны, она не осмеливалась вломиться в спальню к совершенно чужому мужчине. Действительно, что она ему скажет? «Простите меня за вторжение, сэр Эйдан, но мне показалось, что вы стонете…» Звучит ужасно глупо.
        Нора решила лечь в постель и закрыть голову подушкой, чтобы ничего не слышать. Но тут опять раздался стон - теперь сэр Эйдан стонал гораздо громче.
        Нора поняла, что должна действовать. Набросив пеньюар, лежавший поверх открытого сундука, она запахнула его и снова подошла к дубовой двери. Собравшись с духом, постучала и тут же позвала:
        - Сэр Эйдан!..
        Кейн выругался, а затем послышался скрип пружин, и почти тотчас же раздался крик:
        - Черт подери, оставьте меня в покое! Неужели человеку нельзя спокойно умереть?
        Крепко стиснув зубы, Нора надавила на ручку и открыла дверь. В глаза ей сразу же бросилась широкая кровать с богатой резьбой и изящными столбиками, с которых ниспадали бархатные шторы цвета лесной зелени. На ночном столике рядом с кроватью поблескивал серебряный подсвечник, и пламя свечей отбрасывало на постель мерцающие оранжевые блики. Эйдана в постели не было; он стоял перед распахнутым окном в одних бриджах, и лунный свет заливал его обнаженные плечи.
        - Сэр Эйдан… - снова позвала Нора. Тут он повернулся к ней и прохрипел:
        - Убирайтесь отсюда!
        Нора уже хотела уйти, но Эйдан вдруг схватился за живот и простонал:
        - Проклятие… - Черты его исказились, а на лбу выступили капельки пота.
        - Что с вами?! - воскликнула Нора, бросаясь к нему. - Что случилось?
        - Не знаю, что со мной. У меня внутри все горит, - пробормотал Кейн, по-прежнему держась за живот, - бренди не помогло…
        - А где ваш камердинер? Нужно срочно позвать его.
        - Уже пытался. Вероятно, где-нибудь пьянствует…
        - Сэр Эйдан, разрешите вам помочь.
        Поддерживая Кейна, Нора попыталась подвести его к кровати, но ей это не удалось - было очевидно, что он не в состоянии сделать ни шага. Внезапно Эйдан покачнулся и, стараясь удержаться на ногах, взмахнул руками. Движения его были очень неловкими, и он случайно распустил шнурки ее пеньюара, затянутые слишком слабо. Пеньюар тут же распахнулся, и Эйдан уткнулся лицом в грудь Норы. Сквозь тонкую ткань легкой ночной сорочки она ощутила его прерывистое дыхание. Но Нора не обращала на это внимания. Она еще крепче обняла Эйдана и снова попыталась подвести его к кровати.
        Наконец им удалось сделать несколько шагов, но тут Нора задела ночной столик, и тотчас же раздался звон стекла - что-то упало на пол и разбилось.
        Эйдан вздрогнул и пробормотал:
        - Безумие… Весь дом может услышать…
        - Я очень надеюсь, что кто-нибудь услышит. Вам нужна помощь.
        - Нет, они не должны… Не должны вас здесь видеть.
        Его слова поразили Нору. Неужели сэр Эйдан заботится о ее чести?
        - Со мной все будет в порядке, - продолжал он. - Дайте только собраться с силами.
        Но в следующее мгновение Кейн снова покачнулся, а потом громко застонал.
        - Помогите! - закричала Нора. - Кто-нибудь, помогите!
        Вскоре послышался топот, кто-то бежал к двери, ведущей в голубую спальню. Затем раздался громкий стук, и Нора услышала мужской голос:
        - Мисс Линтон?! Что-то случилось?!
        - Помогите! Я здесь!
        Соседняя дверь с шумом распахнулась, а потом опять раздался мужской голос:
        - Мисс Линтон, где вы?
        Нора повернулась к дубовой двери и прокричала:
        - Я у сэра Эйдана в спальне! Помогите мне!
        Тут ноги Эйдана подогнулись, Нора не сумела его удержать, и они оба рухнули на пол.
        В следующее мгновение дверь распахнулась, и на пороге появился Сайпс. Он в ужасе уставился на полуголого хозяина, лежавшего на англичанке с обнаженной грудью. Нора хотела объяснить ситуацию, но, ошеломленная произошедшим, не могла вымолвить ни слова.
        - О Господи! - воскликнул Сайпс. Переступив порог, слуга пробормотал: - Сэр, я не могу… То есть вы не можете так поступать, сэр… Мэм, почему же раньше не… О Боже, я не могу позволить вам, сэр…
        - Замолчи же! - проревел Эйдан. - Убирайся отсюда!
        Нора снова попыталась заговорить, но из горла ее вырвался лишь хрип. Эйдан же сделал попытку приподняться и случайно надавил локтем на живот Норы. Она невольно вскрикнула и пролепетала:
        - Нет-нет, выделаете мне больно…
        Тут Сайпс наконец не выдержал и, шагнув к хозяину, ударил его кулаком в челюсть. Сэр Эйдан повалился навзничь и ударился затылком об пол. И тотчас же из груди его вырвался стон, а глаза словно подернулись туманом и закатились.
        - Господи, ты его убил! - пронзительно закричала Нора. Она склонилась над Кейном. - Эйдан… Эйдан, скажи что-нибудь…
        Но Кейн молчал, а лицо его покрылось смертельной бледностью.
        - Так ему и надо, - проворчал Сайпс. - С него с живого следовало бы содрать шкуру. Простите, что говорю так, мисс, но если бы не я, то он наверняка бы закончил свое гнусное дело.
        - Гнусное дело? - удивилась Нора. - Что ты имеешь в виду?
        Лицо молодого слуги залилось краской.
        - Ведь он хотел надругаться над вами, мисс Линтон. Он вас опозорил. Знаете, я слышал о нем всякие истории… О том, как он обращается с дамами. Но никогда бы не подумал, что он решится на такое здесь, в замке.
        Нора в ужасе смотрела на слугу; только теперь она поняла, что он подумал, как оценил ситуацию.
        Тут из коридора донесся шум - было очевидно, что вскоре в спальне сэра Эйдана появятся и другие слуги во главе с миссис Бриндл.
        Нора посмотрела на Эйдана, потом снова повернулась к слуге и с отчаянием в голосе воскликнула:
        - Нет, все не так! Все не так, как кажется!
        Через несколько секунд в комнату один за другим стали забегать слуги, и все они с нескрываемым любопытством смотрели на хозяина и на англичанку.
        Внезапно в спальню ворвалась Кассандра.
        - О нет! - воскликнула она. - Это не должно было подействовать так быстро! Я не думала, что это заставит его… Мисс Линтон, я прошу прощения. Мне очень жаль.
        - О чем ты?.. - спросила Нора. - Видишь ли, твой отец болен и…
        - Нет-нет! - перебила Кэсси. - Он вовсе не болен, и он вел бы себя в высшей степени достойно, если бы я не накормила его… Он не виноват! О, папа!..
        Кассандра опустилась перед отцом на колени и взяла его за руку.
        - Я просто хотела, чтобы ты влюбился, папа, а не набрасывался на мисс Линтон.
        Нора с удивлением посмотрела на девочку:
        - Кассандра, что за глупости? Твой отец на меня не набрасывался. Ему нужен доктор.
        -Доктор? - переспросила миссис Бриндл; она наконец-то обрела дар речи.
        - Да, доктор. И чем быстрее, тем лучше! Похоже, что сэр Эйдан серьезно болен. Нужно побыстрее уложить его в постель.
        Миссис Бриндл кивнула и распорядилась, чтобы принесли холодные компрессы. Слуги подняли сэра Эйдана с пола и перенесли на постель. Когда его уложили, он вдруг застонал и, открыв глаза, пробормотал:
        - Яд, похоже, это какой-то яд… Да-да, я уверен.
        - Не выдумывайте, - прошептала Нора, склонившись над ним. - Вы просто заболели. Но мы вызовем доктора, и вы скоро поправитесь.
        - Только не понимаю, каким образом… Но это яд. Чувствую так же, как и в тот раз…

«В тот раз? - думала Нора. - Что он имеет в виду? Неужели его когда-то пытались отравить?»
        Кассандра схватила отца за руку и с отчаянием в голосе воскликнула:
        - Папочка, пожалуйста, не умирай! Я же не могла тебя убить!
        Тут Нора повернулась к девочке и, отстранив ее от постели, проговорила:
        - Кассандра, немедленно прекрати. Ты сейчас не можешь помочь отцу, так что тебе лучше…
        - Это я во всем виновата! - закричала Кэсси. - Да, я! Малиновый сироп!..
        - Кассандра, не говори глупостей. И ни при чем здесь…
        - Вы не понимаете, - снова перебила девочка. - Я подмешала любовное зелье в малиновый сироп, которым полила его порцию торта.
        - Любовное зелье? - пробормотала Нора; до нее начал доходить смысл сказанного.
        - Да, зелье. Я купила его после того, как вы с папой уехали с ярмарки. Цыганки не могли решить, какое из них самое сильное, и тогда я купила все три. И все подмешала к малиновому сиропу.
        Нора в ужасе уставилась на девочку. Было очевидно, что Кассандра, пытаясь заставить отца жениться, действительно могла его отравить. Смешав все снадобья, она могла превратить вполне безобидные травы в смертельный ад.
        - Скажи, а что это за снадобья? - спросила Нора. - Цыганки ведь наверняка сказали тебе, что это за травы.
        - Нет-нет, они сказали, что если раскроют секрет своих порошков, то подвергнутся сглазу. Это были не травы, а порошки…
        Нора обернулась и взглянула на слуг.
        - Кто-то должен отправиться в цыганский табор, найти цыганок, продавших Кассандре порошки, и привести их сюда. Должно быть какое-то противоядие, какой-то способ ему помочь. Но нам нужно сначала узнать, что это такое.
        - Кажется, молодая мисс упомянула о сглазе, так что…
        - Это единственный способ помочь вашему хозяину! - перебила Нора. - Кто отправится к цыганкам?
        - Я пойду! - вызвался Сайпс. Кивнув Норе, он вышел из комнаты.
        Нора снова повернулась к мужчине, лежавшему на кровати.
        - Яд, - вырвалось из его потрескавшихся губ. - Она мертва… Как могла она… - Он вцепился в руку Норы и, сделав над собой усилие, вновь заговорил: - Помоги ей… Мой ребенок… Не дай ей забрать… - Эйдан внезапно умолк; казалось, он задыхался.
        Нора дрожащей рукой отвела с его покрытого испариной лба прядь волос.
        - Не оставляй ее, - прохрипел Эйдан, с трудом переводя дыхание. - Пожалуйста, не оставляй ее… одну.
        - Я не оставлю, - прошептала Нора, и сердце ее сжалось от сострадания к этому человеку. - Я помогу вам обоим. - Она покосилась на Кассандру - та смотрела на отца с невыразимым отчаянием в глазах - и мысленно поклялась, что сделает все возможное, чтобы спасти сэра Эйдана.

        Глава 11

        Камердинер искоса взглянул на Нору и проговорил:
        - Мисс Линтон, я должен возразить против присутствия дамы в апартаментах сэра Эйдана, поскольку он сейчас… Мисс, я уверен, что хозяин пришел бы в ужас, если бы осознал, что вы видели его не вполне одетым.
        Стиснув зубы, Нора заставила себя сдержаться - ей ужасно хотелось напомнить камердинеру, что она далеко не первая дама, видевшая Эйдана Кейна «не вполне одетым».
        - Мисс Линтон, вы должны уйти вместе с остальными, - продолжал камердинер, указывая на слуг, покидавших комнату. - А доктор скоро придет, так что не беспокойтесь за сэра Эйдана.
        - Нет, я останусь здесь до прибытия доктора, - заявила Нора. - Ваш хозяин попросил меня обо всем позаботиться, пока он нездоров, и я намерена выполнить его просьбу.
        Камердинер нахмурился.
        - Но мисс, как же вы не понимаете?.. Вам не следует здесь оставаться.
        - Перестаньте спорить и помогите вашему господину или отойдите в сторону! - взорвалась Нора; она чувствовала, что ее терпение на исходе. - Клянусь, что сама стащу с него штаны, если вы мне не поможете!
        Камердинер что-то проворчал сквозь зубы, однако на сей раз спорить не стал. Повернувшись к Кейдегону - кучер по-прежнему оставался в спальне хозяина, - он попросил его помочь, и они принялись раздевать сэра Эйдана.
        Нора с облегчением вздохнула. Осмотревшись, она нашла в шкафу свежее постельное белье, затем налила в тазик прохладной воды из кувшина, стоявшего на подставке в углу. Повернувшись к кровати, она увидела, что слуги, уже стащившие с хозяина бриджи, теперь пытались надеть на него ночную рубашку, а тот отчаянно отбивался, словно на него хотели набросить удавку.
        Нора отвела глаза и громко проговорила:
        - Лучше оставьте его в покое! Разве вы не видите, что только усиливаете его страдания?
        Камердинер хотел что-то возразить, но Кейдегон сказал:
        - Помолчи, мисс Линтон права. Это только раздражает его. Надо просто накрыть его одеялами и…
        Камердинер вспыхнул и заявил:
        - Но это же неприлично!..
        - Тогда убирайся отсюда, болван! - прорычал Кейдегон. - Мы и без тебя управимся!
        Нора взглянула на пожилого кучера и молча кивнула - она тоже считала, что камердинеру в спальне делать нечего.
        Камердинер резко развернулся и бросился вон из спальни, а Кейдегон, глядя на хозяина, с ласковой улыбкой проговорил:
        - Успокойся, Эйдан, успокойся, мой мальчик. - Склонившись над хозяином, кучер укрыл его одеялом. Затем, повернувшись к Норе, пробормотал: - Ну вот, мисс, теперь все в порядке. Я его укрыл и… - Старик отвернулся, но Нора успела заметить слезы, блеснувшие в его глазах. Или ей просто показалось?..
        Кучер же собрал одежду хозяина и, уже направляясь к двери, проговорил:
        - Не беспокойтесь, мисс, этот болван камердинер больше не будет вам досаждать. Поверьте мне, Гиббон Кейдегон слов на ветер не бросает.
        Оставшись наедине с сэром Эйданом, Нора повернулась к кровати. «О Господи, что же с ним делать?» - думала она. Посоветоваться было не с кем, а она не имела ни малейшего представления о том, как ухаживать за человеком, проглотившим яд.
        Собравшись с духом, Нора подхватила тазик с водой и полотенце и приблизилась к кровати. Поставив таз на столик, она отжала полотенце и утерла пот со лба Эйдана. Он вздрогнул и, задыхаясь, пробормотал:
        - Делия, пожалуйста… Делия, о Господи…
        Он звал свою жену? Звал женщину, которую, если верить его словам, не любил? Нора вдруг ощутила острую боль в груди, словно сердце ее пронзили клинком.
        - О Господи… Делия, не надо… Не делай этого!
        О чем он говорил? Конечно же, Эйдан бредил, но о чем он просил свою жену?
        Нора взяла его руку и поднесла к губам.
        - Я не сделаю ничего такого, чего ты не хочешь, - прошептала она, зная, что он услышит голос другой женщины.
        Эйдан судорожно сглотнул и вновь заговорил:
        - Делия, не убивай моего ребенка.
        - Нет-нет, не буду, - прошептала Нора. Она почувствовала, как по спине ее пробежали мурашки. О чем он просил? Неужели у них с женой были и другие дети? Или он говорил о Кассандре? Но что бы это могло значить?
        - Делия… Ненавижу… Нет, не дам… Убью…
        Тут за спиной Норы открылась дверь, и она невольно вскрикнула. Обернувшись, увидела заплаканную Кассандру. Девочка подошла к кровати и, всхлипывая, пробормотала:
        - Мисс Линтон, я пришла, чтобы посидеть с папой. Он всегда сидит рядом со мной, когда я болею - даже если я сплю. Он держит меня за руку и рассказывает разные истории. Мне всегда делается лучше уже оттого, что папа находится рядом. И он почувствует себя лучше, если я буду с ним.
        Нора задумалась. Она прекрасно понимала, что нельзя позволять пятнадцатилетней девочке слушать бред отца, слушать его бессвязные речи и стоны. Нора не сомневалась, что и сам Эйдан Кейн этого не одобрил бы. Но как сказать об этом его дочери?
        Взяв Кассандру за руку, Нора проговорила:
        - Пожалуйста, поверь мне… Твой отец, если бы смог, непременно сказал бы, что юной леди не пристало находиться в комнате больного джентльмена. И не беспокойся, он обязательно поправится.
        Кассандра нахмурилась и пробормотала:
        - Нельзя находиться в комнате больного? Но он же мой папа, и он болен. Почему же мне нельзя с ним посидеть?
        Нора тяжко вздохнула.
        - Постарайся понять… Ты должна поступать так, как хотел бы твой отец. А он хотел бы, чтобы ты сейчас ушла.
        Глаза Кассандры вспыхнули.
        - Но я нужна ему здесь! - заявила она.
        - Нет, ошибаешься. Ему очень не хотелось бы, чтобы ты смотрела, как он мучается, и переживала за него.
        Глаза девочки округлились.
        - Мисс Линтон, откуда вы знаете, что ему нужно? Вы с папой едва знакомы. Вы даже не питаете друг к другу…
        - Кэсси, пожалуйста, не надо об этом.
        - К тому же папа сказал, что вы уезжаете из Раткеннона, - продолжала Кассандра. - Так что не утруждайте себя, вам нет необходимости здесь задерживаться. До сих пор мы с папой прекрасно жили вдвоем. Будьте уверены, мы справимся и с этой… с этой болезнью. - Вскинув подбородок, Кассандра добавила: - Я знаю, что вам не терпится уехать отсюда.
        - Сейчас это не имеет значения. Я намерена оставаться здесь до тех пор, пока твой отец не поправится, - проговорила Нора.
        - И я тоже останусь здесь, - заявила девочка.
        Из груди Эйдана вырвался стон, и он что-то пробормотал.
        - Кассандра, ты должна немедленно уйти, - сказала Нора.
        Тут послышались шаги, и в дверях появился Кейдегон. Увидев его, Кассандра закричала:
        - Мистер Кейдегон, скажите ей, что она не должна здесь оставаться! Пусть уходит!
        - Нет, Кэсси, - возразил кучер, - нет, моя милая, это тебе надо уйти. Идем со старым Гиббоном, и я отведу тебя к себе, где ты сможешь поиграть с детьми.
        - Не хочу уходить! Не хочу!
        - Но тебе здесь нечего делать, - продолжал кучер. - А мисс Нора обо всем позаботится - так сказал твой отец. Пожалуйста, не упрямься, дорогая, идем со мной, и все будет хорошо.
        - Нет, вы не заставите меня бросить его! - Кассандра с рыданиями вцепилась в руку отца. - Папа, очнись! Скажи им, чтобы не прогоняли меня! Папочка!
        - Больно… - простонал Эйдан. - Делия, умоляю…
        Девочка в ужасе взглянула на отца.
        - Почему он разговаривает с мамой?
        - Мистер Кейдегон, нужно немедленно увести ее отсюда, - сказала Нора.
        Кучер кивнул и, взяв девочку за плечи, привлек к себе.
        - Нет, пожалуйста, не надо! - закричала Кассандра. - Не хочу уходить!
        - Идем, моя милая, - проговорил Кейдегон, увлекая девочку к двери.
        Кассандра разрыдалась, а потом вдруг прокричала сквозь слезы:
        - Вы об этом пожалеете! Когда папа придет в себя, вы об этом пожалеете!
        Уже на пороге Кассандра обернулась и пристально взглянула на Нору. Та невольно отвела глаза; она знала, что никогда не забудет этого взгляда.
        Тьма обступала Эйдана стеной, а он, прижимаясь к гриве коня, мчался все дальше и дальше; он знал, что должен успеть к ней, должен спасти ее.
        Должен спасти Кассандру.
        Его малышка затерялась где-то в чаще. Одна. Без него.
        Он скакал все дальше, но силы его убывали, и жизнь уходила из его тела.
        Кассандра… Господи, почему он проглядел? Почему не догадался, что происходит? Она, наверное, в ужасе… Она - на краю пропасти.
        Но он ее найдет. Должен найти. Когда же это случится, он убьет того, кто посмел посягнуть на его сокровище. Задушит собственными руками.
        Тут послышались чьи-то голоса, а затем дьявольский хохот, это демоны смеялись над ним и издевались.

«Папа! - в ужасе закричала Кассандра, когда демоны схватили ее и потащили. - Папа, помоги!»
        Звериный рык вырвался из горла Эйдана, и он ринулся во тьму.

«Кэсси, где ты?» - кричал он в отчаянии.
        Но его крики утонули в жутком хохоте.

«Возьмите меня! - закричал он демонам. - Возьмите меня вместо нее!»
        Смех не смолкал, и сердце его разрывалось от боли. Но все же он продолжал бороться, хотя сил у него уже почти не оставалось.
        И вдруг он ощутил прохладное прикосновение к своему разгоряченному лбу. А затем послышался голос - на сей раз тихий и ласковый, этот голос совершенно не походил на голоса демонов.

«Не бойся, все будет хорошо, не бойся».
        Но откуда этот голос здесь, в бездне ада? Может, ему почудилось? Тогда почему же он чувствует нежные прикосновения к своему лицу? И почему почувствовал облегчение?

«Я о ней позабочусь», - прошептал все тот же магический голос с английским акцентом.

«Английская фея? - удивился Эйдан. - Почему она здесь?»
        Однако он поверил этой фее и, успокоившись, заснул.
        Наконец он затих. «Возможно, Господь над ним смилостивился и даровал отдых», - подумала Нора. Уже пять дней сидела она у постели сэра Эйдана, пытаясь хоть как-то облегчить его страдания. Но даже доктор сомневался в благополучном исходе.
        Цыганок так и не нашли, а доктор не знал, как помочь больному; он лишь покачивал головой и говорил, что жизнь сэра Эйдана в руках Господа. Нора же ни на шаг не отходила от постели; она спала в кресле рядом с кроватью, а когда больной бредил, держала его за руку и шептала ласковые слова, пытаясь успокоить; И все эти дни ей не давала покоя одна и та же мысль: неужели все кошмары Эйдана когда-то были явью? В бреду он постоянно говорил об убийстве, об отравлении и о дочери, которую надо спасти.
        Кассандра же, всеми забытая, постоянно плакала. И теперь она ненавидела Нору из-за того, что та не разрешила впускать ее в комнату отца в любое время. Но миссис Бриндл также считала, что девочке не следует слишком часто заходить в спальню. Когда же ее пускали к отцу, она садилась у кровати и со слезами на глазах шептала:
        - Папочка, она не разрешает мне оставаться с тобой. Она заставляет меня уходить, иначе я никогда, никогда бы тебя не бросила. Папочка, прости, что я пригласила ее сюда.
        Слушая Кассандру, Нора не могла не чувствовать боли, и все же она понимала, что девочке хотя бы раз в день необходимо навещать отца. Когда Эйдан успокоился и заснул, она поднялась на ноги, подошла к двери и выглянула в коридор. Там, стоя у порога, дежурил Спайс, готовый в любой момент прийти ей на помощь.
        - Передай мисс Кассандре, что ей можно сейчас навестить отца, - сказала Нора молодому слуге.
        Тот кивнул и тут же удалился. Решив дождаться Кассандру в коридоре, Нора прислонилась к стене. Не успела она расслабиться, как услышала быстрые шаги, а затем увидела девочку. Подбежав к двери, Кэсси заявила:
        - Когда папа очнется, я непременно расскажу ему, как вы вели себя.
        - Мне очень жаль, что ты меня не понимаешь, дорогая, - сказала Нора, последовав за девочкой в комнату. Ей хотелось привлечь Кассандру к себе, прижать к груди, приласкать ее, но она понимала, что теперь это уже невозможно.
        - Я вас ненавижу! - выпалила Кассандра. - Я ужасно жалею, что писала вам.
        - Я знаю, - со вздохом проговорила Нора. Кассандра подошла к кровати и взяла отца за руку. Нора же, стоя у двери, со слезами на глазах наблюдала за ней; она вдруг почувствовала себя постаревшей и опустошенной. Тут к ней подошел Спайс и тихо проговорил:
        - Не огорчайтесь, маленькая мисс просто не понимает, что сэр Эйдан будет вам очень благодарен. Даже если ему придется благодарить вас из могилы…
        - Он не умрет, - сказала Нора. - Я этого не допущу. Сколько раз говорила она себе, что не позволит Эйдану проститься с жизнью, сколько раз клялась, что не позволит ему покинуть дочь… Но теперь она вдруг поняла, что происходило в ее душе. Поняла, что каким-то непостижимым образом оставила в этой мрачной комнате свое сердце, отдала его человеку, которому не было до нее никакого дела.
        Но почему же судьба заставила ее отправиться в Ирландию, зачем забросила ее в замок Раткеннон? Ответ мог быть только один: чтобы разбить ей сердце.
        Тут послышались стоны - сэра Эйдана снова терзали когти демонов. Значит, Кассандре следовало немедленно покинуть комнату.
        Приблизившись к девочке, Нора прошептала:
        - Сейчас тебе лучше уйти, ты будешь только мешать.
        - Нет-нет, этого слишком мало! - воскликнула Кассандра. - Позвольте мне еще побыть с ним! Я ему нужна!
        В комнате снова появился слуга. Обняв свою юную госпожу за плечи, он вывел ее из комнаты.
        Нора склонилась над сэром Эйданом и принялась успокаивать его. Но в ушах у нее еще долго звучали рыдания и отчаянные крики Кассандры.
        Тепло и свет. И какие-то мягкие шелковистые нити, оплетавшие его пальцы невидимой паутиной. Внезапно он почувствовал, что силы возвращаются к нему, и, сделав над собой усилие, разлепил веки.
        Женщина?.. Рядом с ним лежит женщина? Да, сомнений быть не могло. Ее голова покоилась рядом на подушке, а каштановые волосы, чуть прикрывавшие лицо, ниспадали на его руку - это и были «шелковые нити», которые он ощутил на своих пальцах, когда проснулся.
        И эта женщина спала, он слышал ее ровное дыхание. Но кто же она? И где он сейчас находился? Явно не в «Ядре и когте».
        Эйдан чуть приподнялся и провел ладонью по резному столбику кровати. Неужели Раткеннон? Да, он действительно находился у себя в замке. Но такого не может быть. Ведь он никогда не привозил сюда женщин. Вернее, с тех пор, как привез в Раткеннон Кассандру.
        И все же факт оставался фактом, не подлежащим сомнению. Рядом с ним лежала женщина. Более того, что-то в ней показалось ему знакомым. Но что именно? И почему она лежала с ним рядом?
        Пытаясь получше разглядеть ее черты, он убрал с лица женщины каштановые пряди и тут же замер в изумлении.
        Нора Линтон? Но она ведь собиралась уехать… Он прекрасно помнил, что распорядился насчет экипажа, который должен был доставить ее в Дублин. Он положил в конверт триста фунтов и велел кучеру незаметно сунуть деньги в ее сундук, так, чтобы женщина не знала. Этих денег ей должно было хватить на первое время, чтобы она могла где-то устроиться.
        Да, Нора должна была уехать. Именно по этой причине он влил в себя гораздо больше бренди, чем следовало бы. Он хотел забыться, хотел забыть ее чудесные глаза…
        - О Господи, Нора… - Он осторожно прикоснулся к ее плечу и вдруг понял, что произнес ее имя вслух.
        Она тут же шевельнулась и прошептала:
        - Успокойся, все в порядке. Все будет хорошо.
        Произнесенные ею слова звучали совершенно естественно, словно она повторяла их сотни раз.
        Тут глаза ее наконец-то открылись, и она приподняла голову. В следующее мгновение взгляды их встретились, и Эйдан вдруг понял, что никогда не видел таких прекрасных глаз, как у этой женщины.
        - Эйдан… - Она всхлипнула. - Эйдан… слава Богу! Не могу поверить, что ты… вы…
        - Ты такая бледная… - пробормотал он, глядя на нее с удивлением.
        Она вдруг рассмеялась и провела ладонью по волосам.
        - Я догадываюсь, что выгляжу не лучшим образом.
        - Да, действительно… Только почему-то… Почему-то мне хочется тебя поцеловать.
        Она снова рассмеялась и в смущении отвела глаза. Эйдан же осмотрелся и проговорил:
        - Черт возьми, а что здесь происходит?
        - Ты был болен, - ответила Нора. - Ты отравился.
        - Отравился? - Эйдан невольно вздрогнул. - Но какого дьявола… - Он попытался встать.
        - Нет-нет, не напрягайся! - воскликнула Нора. Она заставила его лечь и сказала: - Это был несчастный случай. Твоя дочь подмешала какие-то порошки…
        - О Боже, Кассандра! Что с ней?!
        - С ней все в порядке. Но она очень беспокоится за тебя. Я немедленно пошлю за ней.
        Вскочив с постели, Нора подбежала к двери и на несколько секунд вышла из комнаты. Вернувшись к постели, она в смущении пробормотала:
        - Полагаю, вы должны знать, что Кассандра очень мной недовольна. Теперь, вероятно, вам не составит труда убедить ее в том, что мне следует покинуть замок. - Нора улыбнулась, но губы ее дрожали. - Более того, при каждом удобном случае она не уставала повторять, что терпеть меня не может.
        - Терпеть не может?..
        - Видите ли, дело в том, что я… Я не пускала ее сюда, когда…
        Тут дверь распахнулась, и в комнату влетела Кассандра. Ее опухшие от слез голубые глаза пылали гневом. Увидев отца, она закричала:
        - Папа, папочка, я не могу поверить, что ты поправился! - Девочка бросилась в объятия Эйдана. - Папочка, прости! Я этого не хотела!
        Эйдан прижал дочь к груди и, поглаживая ее по волосам, проговорил:
        - Конечно, я поправился. Ты должна запомнить: ничто не заставит меня покинуть тебя.
        - И я тоже тебя не покину! Но она… - Девочка покосилась на Нору. - Она прогоняла меня! Она не позволяла мне оставаться с тобой!
        Эйдан взглянул на Нору, но та не сказала ни слова.
        - Папа, я пыталась прогнать ее, как ты хотел. Я ее ненавижу!
        - Ненавидишь? - Эйдан в изумлении уставился на дочь.
        - Да, ненавижу… - Кассандра всхлипнула. - Тебе было очень плохо, а она только изредка позволяла мне приходить к тебе в комнату!
        - Тише, Кэсси. - Эйдан снова взглянул на Нору, но она тут же отвернулась и ушла в свою комнату.

        Глава 12

        Эйдан заглянул в глаза дочери и спросил:
        - Кэсси, в чем дело?
        И тут Кассандру словно прорвало. Всхлипывая и утирая кулачками слезы, она говорила то о любовном зелье, купленном у цыганок, то об «ужасной англичанке», запрещавшей ей надолго оставаться в комнате. Наконец девочка умолкла и, по-прежнему всхлипывая, уткнулась лицом в грудь отца.
        Откровения Кассандры совершенно запутали Эйдана. Поглаживая плакавшую дочь по волосам, он думал о странном поведении англичанки. Действительно, зачем ей понадобилось оставаться с ним, когда в замке Раткеннон множество слуг? И почему она не позволяла девочке сидеть с больным отцом? Эйдан снова и снова задавал себе эти вопросы, однако ответов не находил.
        Когда Кассандра наконец-то успокоилась и уснула, Эйдан позвал слугу и велел, чтобы девочку перенесли в ее покои и вызвали к ней миссис Бриндл. Затем попросил, чтобы к нему пригласили мисс Линтон.
        Нора вошла в его комнату через четверть часа. В руках она держала белую соломенную шляпку, волосы ее были собраны на затылке, а измятое платье она сменила на другое, явно дорожное. И только глаза оставались прежними - грустными и усталыми. Но о чем она грустила? Этот вопрос не давал Эйдану покоя.
        Приблизившись к нему, она проговорила:
        - Надеюсь, вы не станете возражать, если я попрошу Шона заложить карету. Я хочу, чтобы он отвез меня в Дублин. Ведь вы еще до своей болезни распорядились на сей счет, не так ли? Откровенно говоря, я уже попросила об этом Шона.
        Как ни странно, но Эйдан вдруг почувствовал стеснение в груди. Да, он прекрасно помнил, что отдавал распоряжение насчет кареты, но сейчас ему почему-то не хотелось об этом говорить.
        - Мисс Линтон, я уверен только в одном: теперь Кассандра не станет возражать против вашего отъезда.
        Она кивнула:
        - Верно, не станет. Думаю, что даже не захочет со мной попрощаться.
        Эйдан внимательно посмотрел на стоявшую перед ним женщину и вдруг воскликнул:
        - Нора, что за глупости?! Что у вас с Кассандрой произошло?! Разрази меня гром, я ничего не понимаю! Ведь у вас с ней все было замечательно. А теперь… Девочка говорит, что ненавидит вас. Так что же произошло? Почему все так изменилось?
        Нора пожала плечами:
        - Имеет ли это какое-либо значение? Я полагала, что вы только обрадуетесь подобной перемене. Для девочки же будет лучше, если она избавится от своих прежних представлений о моей скромной персоне.
        - Нора, но почему вы не позволяли Кассандре сидеть со мной? Она уверена, что вы хотели ей досадить, что вы жестокая и деспотичная…
        - Наверное, ей так показалось. Я понимаю, что она очень переживала и хотела находиться рядом с вами, когда вы болели.
        - Но у вас ведь имелись веские причины не пускать ее ко мне?
        - Вам было очень плохо, и вы ужасно мучились от болей. К тому же вы бредили, и я решила, что ей не следует присутствовать, не следует слушать… - Нора внезапно умолкла и потупилась.
        - Не следует слушать?.. - Эйдан посмотрел на нее с удивлением.
        И тут он вдруг вспомнил… Вспомнил, что его мучили кошмары, мучили воспоминания…
        - О Господи, но ведь она не слышала, что я говорил о… Кассандра не слышала, что я говорил о Делии?
        - Нет-нет, не беспокойтесь. - Нора отрицательно покачала головой. - Она ничего не слышала. Даю вам слово.
        Эйдан с облегчением вздохнул, но тут же нахмурился. Пусть Кассандра ничего не слышала, зато эта женщина слышала все!
        Эйдан в смущении отвел глаза и пробормотал:
        - Мисс Линтон, Шон должен был положить вам в сундук конверт с тремя сотнями фунтов. Передайте ему, что я приказываю удвоить сумму за ваши услуги сиделки.
        Нора вспыхнула и, вскинув подбородок, заявила:
        - Мне не нужны ваши деньги! Вы не можете заплатить мне за то, что я сделала. Я предпочитаю…
        - Нет уж, вы их возьмете! Что вы собираетесь делать в Дублине? Нора, пожалуйста, умоляю…
        Эйдан увидел, как сверкнули ее глаза, и понял, что она сейчас развернется и молча выйдет из его комнаты. Ухватив Нору за руку, он привлек ее к себе. Она тихонько вскрикнула и попыталась высвободиться, но Эйдан еще крепче сжал ее запястье. Затем стащил с руки Норы перчатку и замер в изумлении. Руку ее сплошь покрывали кровоподтеки, оставленные его, Эйдана, пальцами. Вероятно, он сделал это, когда метался в бреду, а она пыталась его успокоить.
        Но почему же она позволяла?.. Почему позволяла делать себе больно?
        Тяжко вздохнув, Эйдан разжал пальцы и выпустил ее руку.
        - Ничего страшного, - пробормотала Нора. - У меня синяки легко появляются. Прошу вас, сэр Эйдан, забудьте об этом, как забыла я.
        Он отрицательно покачал головой:
        - Нет, я не забуду. И не забуду того, что вы для меня сделали. Того, что сделали для Кассандры. - Он снова вздохнул. - Скажите, Нора, почему вы остались?
        - Потому что вам было очень плохо.
        - Но вам-то какая забота?.. С первой же минуты вашего появления в Раткенноне я вел себя с вами просто ужасно. Так почему же вы не уехали?
        Она пожала плечами:
        - Потому что я не могла вас оставить.
        Эйдан вдруг снова вспомнил о Делии и невольно усмехнулся. Его жена не протянула бы ему руки, чтобы удержать от падения в бездну.
        Преданность. Упорство. Бескорыстие. Мужество. Эйдан прекрасно знал, насколько редко встречаются подобные качества. И он нисколько не сомневался: если Нора не бросила его, когда он нуждался в помощи, значит, она не оставит и его дочь. Но сможет ли он теперь смотреть ей в глаза? Ведь эта женщина заглянула в самые мрачные уголки его души…
        Он внимательно посмотрел на Нору и снова подумал о том, что у нее удивительные глаза - они светились добротой, сочувствием, пониманием…
        - Нора. - Эйдан судорожно сглотнул. - Нора, не делайте этого.
        - Вы о чем?
        - Не уезжайте.
        - Думаю, я могу отложить отъезд, пока вы нуждаетесь во мне. Но я уверена, что это продлится недолго.
        - Речь не о том, чтобы отложить отъезд. Я хочу, чтобы вы остались здесь. Навсегда.
        - Навсегда? Но я полагала, что мы договорились…
        - Я хочу, чтобы вы стали моей женой. Вы нужны мне. Вы нужны Кассандре. А мы… Я уверен, что мы тоже нужны вам.
        Шляпка выскользнула у нее из рук, и она, пытаясь ее поднять, наступила на поля.
        - То есть вы хотите сказать… Вы меня удивляете… - Нора тихонько всхлипнула.
        - Удивляю? Чем именно? Тем, что у меня хватило ума понять, какое сокровище я едва не упустил? Нора, я и сейчас не могу предложить вам свое сердце. Но я могу взять на себя заботу о вас, стать вашим защитником, чтобы вы больше не зависели от деспотичного отчима. У вас появится дом, о котором вы давно мечтали, и возможность создать собственную семью. У вас будет муж. Будет дочь.
        - Но вы сказали…
        - Я слишком много говорил, однако теперь…
        - Не хотите ли вы сказать, что все чудесным образом изменилось?
        Эйдан провел ладонью по волосам.
        - Дело в том, что все эти годы Кассандра находилась исключительно на моем попечении, и я никого не мог назначить ее опекуном. Разумеется, она ни в чем не нуждается. На ее счету достаточно денег, и она до конца своих дней может жить как принцесса. Ее финансовые дела ведут самые благонадежные поверенные во всем христианском мире, а все мои слуги готовы идти за ней хоть в огонь, хоть в воду.
        - Вы хорошо о ней позаботились.
        - Да, конечно. Лишь одно я так и не смог для нее сделать. Не смог найти того, кто взял бы на себя заботу о ней в случае моей смерти и стал бы ее опекуном. Я отметал все кандидатуры, которые рассматривал, - у всех было множество недостатков.
        - Я вас понимаю, - кивнула Нора. - Мне кажется, у вас замечательная дочь.
        - Даже сейчас, когда она ненавидит вас?
        Нора улыбнулась:
        - Даже сейчас.
        - Нора, если бы я мог выбрать человека, которому решился бы доверить Кассандру… Я думаю, что смог бы доверить ее только вам.
        Его слова застали Нору врасплох. Она в полной растерянности пробормотала:
        - Но вы же меня совсем не знаете…
        - Достаточно и того, что мне известно. Когда человек большую часть времени проводит за игральным столом, у него развивается шестое чувство, то есть способность видеть то, что скрывается за парадным фасадом, который люди возводят для защиты от посторонних глаз. Мне одного взгляда достаточно, чтобы раскусить лживую и подлую натуру. Я без труда могу угадать, когда игрок готов поставить на кон все свое состояние. И я безошибочно определяю, когда человек правдив и честен. Хотя сам я совсем не такой.
        - Но, сэр Эйдан…
        - Пожалуйста, Нора, выслушайте меня. Нора, я хочу, чтобы вы стали матерью моей дочери. Полагаю, что более надежного человека мне не найти.
        Какое-то время она молча смотрела на него.
        - Сэр Эйдан, но Кассандра…
        - Девчонке придется забыть обо всех своих капризах. Повторяю, лучше вас мне не найти.
        - Но она…
        - Нора, это мое решение, а не дочери. Более того, я уверен, что если потрачу десяток лет и объезжу всю Европу в поисках женщины на это место, то и тогда остановлю свой выбор на вас.
        Нора снова задумалась. Наконец пробормотала:
        - Но если я выйду за вас замуж… Сэр Эйдан, я хочу, чтобы мы были честными друг перед другом. Мне хотелось бы знать… Видите ли, лежа в бреду, вы говорили очень странные вещи… О Кассандре и Делии.
        Пальцы Эйдана впились в одеяло.
        - Что именно я говорил?
        - Вы следовали за Кассандрой, пытались ее найти. Якобы кто-то ее похитил. Вы все время говорили про какой-то яд и грозились убить того, кто похитил вашу дочь. Я поняла так, что это совершила Делия. Эйдан, вы…
        - Убил ли я свою жену? Нора, вы об этом хотели спросить?
        Она молча кивнула и отвела глаза.
        - Значит, до вас уже каким-то образом дошли эти отвратительные сплетни? Что ж, ничего удивительного. Я все ждал, когда это случится. Но скажите, вы поверили?
        Нора по-прежнему молчала, и он продолжал:
        - Вы не можете себе представить, сколько раз в ночных кошмарах я душил ее, расправляясь с ней за то, что она сделала, за то, что пыталась сделать с Кассандрой. Но когда я их нашел…
        Эйдан вдруг умолк и потянулся к халату, лежавшему у него в ногах. Накинув халат на плечи, он поднялся с кровати и принялся расхаживать по комнате. Наконец остановился у окна и вновь заговорил:
        - Вместе с Делией и Кассандрой мы провели в Раткенноне почти два года. Делия терпеть не могла замок. А меня ненавидела. Но я старался не придавать этому значения. Ведь здесь Кэсси была в полной безопасности. То есть была защищена от последствий скандала…
        Нора внимательно слушала; она прекрасно понимала, с каким трудом Эйдану дается каждое слово.
        - Увы, я недооценивал Делию… То есть не думал, что она решится на это… В ту ночь, когда моя жена умерла, была ужасная гроза. Шторм налетел с моря. Она пришла ко мне в кабинет с идиотской жалобой - якобы одна из горничных стащила из ее комнаты какую-то ленту. Я же пил бренди и, вероятно, был изрядно пьян. Мы с Делией о чем-то говорили, а потом она вдруг взяла мой бокал и наполнила его. - Эйдан криво усмехнулся. - Должен признаться, что подобная забота меня поразила. Но я ничего не заподозрил. Мне в голову не могло прийти, что она способна подсыпать яд.
        Яд… Это слово эхом прозвучало у Норы в ушах. Ей тотчас же вспомнились душераздирающие крики Эйдана - в бреду он часто упоминал какой-то яд.
        - Она хотела убить вас?
        - Нисколько не сомневаюсь. Во всяком случае, у меня есть все основания предполагать, что именно этого она хотела. Иначе зачем же подсыпать человеку яд?
        - И что же… Что произошло потом?
        - Когда мы только приехали в Раткеннон, Кейдегон подарил мне пса. И вот этот пес… Едва лишь Делия выскользнула из комнаты, Финн подошел ко мне и выбил из моей руки бокал - у него была такая отвратительная привычка. А затем принялся лакать разлитое по полу вино… - Эйдан тяжко вздохнул и, казалось, о чем-то задумался.
        - И что произошло?
        - Минут через сорок у него начались конвульсии. Когда же он затих, я ощутил действие яда и на себе.
        - О Боже!..
        - Вскоре я понял, что происходит, и бросился в комнату Кэсси.
        - Неужели вы подумали, что ваша жена могла убить собственного ребенка?
        - Делия на все была способна. К сожалению, я понял это слишком поздно. А нашу дочь она тоже ненавидела. Она говорила мне ужасные вещи… Якобы Кассандра не моя дочь, а ребенок одного из ее любовников. Но я ей не верил, Нора. Не верил, потому что чувствовал: Кассандра - мое дитя. А Делия… Она однажды пригрозила, что расскажет Кассандре… Скажет малышке, что она незаконнорожденный, нежеланный ребенок. Кроме того, Делия утверждала, что пыталась вытравить ее из своего чрева с помощью колдуньи. Многие из обитателей Раткеннона слышали, что я поклялся убить ее, если она скажет девочке хоть полслова.
        Нора по-прежнему внимательно слушала, но при этом то и дело ловила себя на том, что любуется Эйданом. Несмотря на бледность, он был невероятно хорош собой.
        - Я просил ее уехать, просил покинуть замок, но она ответила, что никогда не оставит Кэсси. Заявила, что девочка принадлежит ей. Как будто Кэсси - комнатная собачонка, которую можно повсюду таскать за собой на поводке. Ей не нужна была Кассандра. Делия ее не любила. Но она хотела превратить мою жизнь в ад и в конце концов придумала, как меня запугать. Она сказала, что если я заставлю ее уехать из Раткеннона, то она разыщет Кассандру, когда та вырастет, и расскажет, как я безжалостно их разлучил.
        - Но Кассандра вас боготворит, - пробормотала Нора. - Она бы никогда не поверила подобной лжи.
        - Даже я поверил Делии. Поверил, когда решил на ней жениться. Эта женщина была непревзойденной актрисой. У нее было множество поклонников, и она вила из них веревки, она разбила не один десяток сердец. Скажите, могла бы Кассандра противостоять подобному чудовищу?
        Нора невольно содрогнулась. Ей не составило труда представить, какое впечатление произвели бы откровения Делии на такую девочку, как Кассандра.
        - Когда я ворвался в спальню Кэсси, ее в кроватке уже не было. В то время миссис Бриндл была ее няней, и я сначала подумал, что она с Делией заодно. Но эта добрая женщина была ошеломлена и напугана… И тогда мне стало ясно: Делия забрала дочь и сбежала. Кэсси была отчаянно храброй, но она боялась одного - грозы. А в эти часы бушевала такая буря, что и взрослому делалось не по себе. Но хуже всего было другое: я не знал, сколько у меня времени, не знал, когда яд меня прикончит. И я не представлял, в какую сторону они направились. Но все же сел в седло и поскакал… Слава Богу, мне повстречался человек, видевший карету, - она мчалась в сторону побережья. Я был уверен, что у берега их ждал корабль, был уверен, что если не найду мою Кассандру, то уже никогда ее не увижу.
        Нора живо представила картину: Эйдан, с каждой минутой слабеющий от действия яда, мчится за похищенной дочерью… Вероятно, это была ужасная, изощренная пытка.
        - Небо озарялось молниями, а дождь потоками обрушивался на землю. Более страшной грозы я не припомню. Стихия разбушевалась, словно злобная мегера. А Делия, должно быть, заметила меня. Потому что карета вдруг сделала резкий поворот и понеслась по дороге у самого обрыва. Господи всемилостивый, я не верил собственным глазам. Эти люди, наверное, обезумели… Полагаю, что на козлах сидел любовник Делии, так как ни один кучер не решился бы гнать экипаж вдоль обрыва в такую ужасную непогоду.
        Эйдан подошел к камину и уставился на языки пламени, бросавшие зловещие отблески на его лицо.
        - Я слышал отчаянные крики Кассандры. Она звала меня… - Он судорожно сглотнул и вновь заговорил: - Если бы в тот момент Делия подвернулась мне под руку, я бы ее растерзал, не сомневаюсь. Я уже почти нагнал экипаж, но в этот момент одно колесо отвалилось, карета перевернулась и замерла на краю обрыва.
        - А Кассандра?.. - прошептала Нора.
        - Кэсси находилась внутри. В любую секунду экипаж мог рухнуть на скалы. Спешившись, я просунул руки… Я прекрасно помню… Помню, что Делия, пытаясь спастись, вцепилась в меня, отталкивая Кэсси в сторону. Кэсси пронзительно кричала. Я до сих пор слышу ее жуткий крик. А ее лицо… Ее лицо было в крови. Каким-то образом мне удалось взобраться на лошадь вместе с девочкой - я уже едва держался на ногах. Помню дикую скачку - я торопился доставить малышку в замок и вызвать доктора. Говорят, что у порога я упал и потерял сознание.
        - Но как вы выжили?
        - Кассандра постоянно меня звала. Я должен был сидеть с ней рядом и держать ее за руку.
        Эйдан умолк и снова прошелся по комнате. Нора же смотрела на него во все глаза; она вдруг поняла, что любит Эйдана Кейна.
        - Слава Богу, что вы оба остались живы… - пробормотала она наконец. - С трудом верится, что вы совсем не пострадали.
        - Нельзя сказать, что совсем не пострадали. У Кэсси остался на лбу небольшой шрам. Что же касается меня… - Эйдан поморщился. - Воспоминания о Делии будут преследовать меня всю жизнь. Как только я пришел в себя, сразу же послал людей на поиски. Но к тому времени Делия уже скончалась. А ее любовника так и не обнаружили, нашли только трость с золотым набалдашником в виде головы сокола.
        - Он сбежал?
        - После такого падения? Думаю, это было бы похоже на чудо. Вероятно, он разбился о скалы, а волны унесли его тело в море.
        - Но если все происходило именно так, то почему же люди считают, что это вы убили Делию? Мне кажется, вы должны были рассказать всем правду. А те, кто отправился на поиски, могли бы подтвердить ваши слова.
        - Когда Делию нашли, у нее были сломаны шейные позвонки. Можно было заключить, что ее задушили.
        - Она могла получить любые переломы, когда карета перевернулась, - заявила Нора. - Или тот мужчина, который…
        - Нашлись люди, утверждавшие, что ее любовник - плод моего воображения. Якобы я выдумал его, чтобы скрыть следы своего гнусного злодеяния.
        - Но вы же ее не убивали!
        Он внимательно посмотрел на нее, затем в смущении пробормотал:
        - Вы уверены, Нора? Порой я спрашиваю себя: может, я и впрямь сделал это в припадке безумия? Ведь одному Богу известно, сколько раз говорил я себе, что, если она еще хоть раз позволит себе, если она… Я вполне мог свернуть ей шею собственными руками и забыть об этом.
        Нора медленно приблизилась к нему и, взяв его лицо в ладони, заглянула в глаза.
        - Если бы Кассандре грозила опасность, вы бы не стали терять время на месть Делии, я уверена в этом. Теперь я уже неплохо знаю вас, Эйдан, поэтому не сомневаюсь: безопасность дочери - самое главное для вас.
        Он посмотрел на нее с нескрываемым изумлением, потом вдруг улыбнулся, и у Норы от этой улыбки перехватило дыхание.
        - Да, пожалуй, вы правы. Почему-то я об этом никогда не думал. Господи, Нора, возможно, что я не убивал ее. - Он провел ладонью по волосам и усмехнулся. - Хотя многим очень хочется верить, что именно я убил Делию. Видите ли, дело в том, что я Кейн из Раткеннона. А убийство жены - это нечто новое в истории замка. Ни один из моих предков не смог бы похвастать таким злодеянием.
        - А Кассандра?.. Она знает об этих сплетнях?
        - Конечно, нет! У меня много врагов, но ни один из них не осмелится сказать моей дочери об убийстве. А если кто-нибудь все же осмелится… - Эйдан внезапно умолк, но угроза, прозвучавшая в его голосе, была красноречивее любых слов. - Итак, вы узнали все, что хотели, Нора. Узнали правду и теперь… О Господи, что с вами? Нора, вы плачете?
        Она молча кивнула и всхлипнула. Эйдан утер большим пальцем слезу, стекавшую по ее щеке.
        - Нора, но почему?.. Вы плачете из-за Кэсси?
        - Нет, из-за вас.
        - Плачете из-за меня?.. - Он уставился на нее в полной растерянности. - Но, Нора, ведь я… - Эйдану казалось, что он вот-вот задохнется.
        Тут взгляды их встретились, и несколько мгновений они молча смотрели друг другу в глаза. Потом она вдруг улыбнулась сквозь слезы и проговорила:
        - Я согласна. Я выйду за вас замуж.
        Его взгляд словно гипнотизировал ее, околдовывал; ей казалось, она тонет в ярко-зеленых глазах, смотревших на нее все так же пристально.

«Но ведь он думает лишь о будущем дочери, - промелькнуло у Норы. - И только поэтому он предложил мне стать его женой».
        У Норы перехватило горло. О, как ей хотелось увидеть в его глазах свет любви… Но нет, в них была лишь благодарность.
        - Вы гораздо сильнее меня, Нора, - проговорил Эйдан срывающимся голосом. - Я от всего сердца обещаю… Обещаю, что сбудется то, о чем вы мечтали в тот день, когда отплыли в Ирландию. И еще… - Он помолчал, затем, откашлявшись, продолжал: - Нора, я хочу, чтобы наше венчание состоялось как можно быстрее. Как только будут закончены все необходимые приготовления. У меня уже имеется специальное разрешение. Я приобрел его перед ярмаркой, когда вы еще спали, - признался Эйдан, покраснев. - Видите ли, Нора, мне посчастливилось, что я сумел уговорить вас ответить согласием, поэтому я не хочу давать вам время изменить решение.
        Нора вспыхнула. Она была необычайно взволнована - ведь прежде ей не приходилось переживать ничего подобного.
        - Мы можем обвенчаться, когда вы пожелаете, - пробормотала она в смущении. - Мы ведь не собираемся… устраивать настоящую свадьбу - с платьем, со множеством гостей и прочим…
        Ему показалось, что в ее голосе прозвучали нотки грусти. Если так, то следовало развеять ее грусть, то есть устроить все как можно быстрее.
        - Я отправлю записку преподобному Родсу. Как только он найдет возможность уделить нам время, мы встретимся с ним в церкви Раткеннона. Он быстро сделает свое дело.
        Норе показалось, что слово «дело» было в данном случае совершенно неуместным, и ей вдруг отчаянно захотелось отложить венчание, захотелось немного повременить со столь ответственным шагом. Собравшись с духом, она сказала:
        - Но вам, вероятно, нужно подождать, пока вы не поправитесь окончательно, чтобы… -
«Господи, что я говорю?» - подумала Нора, заливаясь краской.
        Но Эйдан, казалось, не слышал ее слов. Пристально глядя на нее, он продолжал:
        - Я хочу все устроить должным образом, Нора. Хочу дать бал в вашу честь.
        - Бал? О, Эйдан, я не думаю… То есть я не уверена…
        - Не беспокойтесь, дорогая. Ничего особенного не будет. Просто соберем небольшой круг соседей, семьи друзей Кассандры. Немного музыки, танцы и легкий ужин… Девочка уже давно просит, чтобы я устроил подобное развлечение. Миссис Бриндл уверяет, что это вполне безопасно. Пусть девочка подготовится к светской жизни. Кроме того, я смогу представить вас всему графству в качестве леди Кейн. А моя маленькая плутовка получит возможность осуществить свою давнюю мечту.
        - Сомневаюсь, что это улучшит ее настроение, - пробормотала Нора.
        - Я беру Кассандру на себя. Я объясню ей… - Эйдан осекся и покраснел.

«Он, по-видимому, понял, - догадалась Нора, - что не сможет объяснить дочери, по какой причине ее выпроваживали из комнаты, где он метался в бреду. Ведь из его бессвязных речей она могла узнать ужасные тайны…»
        - Я Кассандре все объясню, - повторил Эйдан. - Малышка иногда бывает весьма благоразумной.
        Нора молча кивнула и отвернулась. Она очень надеялась, что Кассандра найдет в себе силы простить ее. Если же этого не произойдет… О, тогда ее жизнь превратится в нескончаемые мучения.

        Глава 13

        Сидя нарезной скамье в полной неподвижности, Нора напряженно следила за преподобным Родсом. Священник то и дело поглядывал на карманные часы, и было очевидно, что он нервничает. Начало церемонии откладывалось, причем откладывалось из-за того, что жених - ему давно уже следовало находиться в церкви - все не появлялся.
        Нервничала и Нора. «Может, он передумал? - спрашивала она себя. - А может, терзаемый призраками прошлого, просто не смог заставить себя решиться на этот шаг?
        Волнение ее еще больше усилилось, когда она вспомнила о своем разговоре с миссис Кейдегон; та встретила Нору у подножия лестницы и сказала:
        - Мисс Линтон, сэр Эйдан просил, чтобы мы с вами тотчас отправились в церковь. Он встретит нас уже там. Видите ли, у него возникли непредвиденные затруднения, которые он срочно должен разрешить.
        - А что случилось? - Нора с беспокойством взглянула на пожилую женщину. - Может, он заболел?
        - Нет-нет, не волнуйтесь, мисс. Наберитесь терпения, и все будет хорошо.

«Наберитесь терпения…» Эти слова все еще звучали у нее в ушах.
        Ожидание затягивалось, и вскоре стало ясно, что непредвиденные затруднения, о которых говорила миссис Кейдегон, не так-то просто разрешить.
        - Мисс Линтон!.. - Священник повернулся к Норе. - Мисс Линтон, мне не хотелось бы это говорить, но я предупреждал сэра Эйдана, что очень тороплюсь. Мне еще предстоит крестить ребенка, а затем совершить обряд венчания в другом месте. Весьма сожалею, но боюсь, я вынужден покинуть вас.
        Нора на секунду зажмурилась, ей показалось, что все поплыло у нее перед глазами.
        - Конечно, преподобный отец… Простите, что вам пришлось так долго ждать.
        Священник внимательно посмотрел на нее и, откашлявшись, проговорил:
        - Полагаю, что я мог бы подождать еще немного, если бы знал наверняка, что сэр Эйдан скоро появится.

«Если он вообще здесь появится», - подумала Нора.
        - Видите ли, преподобный отец, я не знаю, как скоро сэр Эйдан сможет освободиться. Думаю, что нам с вами придется встретиться в более благоприятное время.
        Роде снова откашлялся и в смущении пробормотал:
        - Мне очень неловко, мисс Линтон, но я действительно должен покинуть вас. Надеюсь, что с сэром Эйданом ничего страшного не случилось.
        - Да-да, конечно… Я уверена, что ничего страшного…
        Священник подошел к Норе и, взяв ее за руку, с улыбкой проговорил:
        - Вашему жениху очень повезло, он выбрал прекрасную спутницу жизни. Поверьте моему опыту, многие на вашем месте закатили бы истерику и подняли бы крик.
        Нора пожала плечами:
        - От криков и истерик только голова болит, и ни к чему хорошему они не приводят. Счастливого вам пути.
        Священник направился к боковой двери, но тут послышался громкий голос: - Родс, куда вы?!
        Нора вздрогнула от неожиданности и обернулась. В дверях центрального прохода стоял сэр Эйдан. Волосы его были растрепаны, а глаза метали молнии. Приблизившись к священнику, он сказал:
        - Не торопитесь, преподобный.
        - Сэр Эйдан, к сожалению, я… Сожалею, но мне пора ехать!
        - Вы уедете, как только обвенчаете нас.
        - Но, сэр, поймите…
        К ним подошла Нора.
        - Эйдан, что случилось? - спросила она, глядя на него с удивлением. - Почему ты так странно… А где же Кассандра?
        - У Кассандры разболелась голова. Она просит ее извинить.
        Нора судорожно сглотнула и пробормотала:
        - Но мы ведь не сможем без нее, правда? Наверное, следует отложить церемонию, не так ли?
        - Я не собираюсь ничего откладывать, - заявил Эйдан. - Мы решили обвенчаться сегодня, поэтому сегодня и обвенчаемся. Тем самым мы избавим преподобного Родса от новых хлопот. Мы и так злоупотребили его добротой.
        - Но, Эйдан, ведь он…
        - Надо поторопиться, дорогая. - Эйдан повернулся к священнику: - Не теряйте времени, Родс. Приступайте, пожалуйста. Думаю, вы вполне сможете управиться минут за пять.
        - Но, сэр Эйдан, так нельзя! - возмутился священник. - Ведь венчание - это священное таинство. К тому же торжественные клятвы…
        - Прекрасно. Пусть они остаются торжественными, но сделайте их покороче, чтобы мы могли поскорее с этим покончить.
        Нора попыталась возразить, но Эйдан схватил ее за руку и потащил к алтарю. Кейдегоны последовали за ними.

«Он едва взглянул на меня», - подумала Нора. Она вспомнила, сколько времени провела у зеркала, перед тем как спуститься, и тихонько вздохнула. Слушая, как преподобный Родс, заикаясь в спешке, произносит все положенные слова, она с грустью думала: «Когда Эйдан женился на Делии Марч, все было, наверное, совсем не так…»
        Тут священник, повысив голос, проговорил:
        - Согласны ли вы, сэр Эйдан Кейн, взять эту женщину в…
        - Да, согласен! - выпалил Эйдан. - Я беру ее в жены отныне и навеки. Чтобы любить, почитать и лелеять, пока смерть не разлучит нас.
        У Норы защипало в глазах, когда преподобный отец повернулся к ней и спросил:
        - А вы, Элеонора Линтон? Согласны ли вы взять этого мужчину в законные мужья?
        Нора почувствовала дрожь в коленях. Ей хотелось броситься к двери и убежать… Но куда она может бежать? Своего дома у нее не было, а сэр Эйдан Кейн предоставил ей убежище.
        - Мисс Линтон, согласны ли вы…
        - Она вас слышала, - перебил его Эйдан. - Нора, ты согласна?
        От его пристального взгляда у нее перехватило дыхание, и она пролепетала:
        - Да, я согласна.
        Удовлетворившись таким ответом, Роде продолжал:
        - Обещаете ли вы любить и почитать его, поддерживать и слушаться в болезни и во здравии, пока смерть не разлучит вас?
        Любить его? Сердце Норы отозвалось болью. Она-то его любила, но любит ли он ее? Если нет, то что же это будет за жизнь?
        Она кивнула:
        - Да, обещаю.
        Преподобный повернулся к Эйдану и спросил:
        - Сэр, у вас ведь есть кольцо?
        Эйдан запустил руку в карман сюртука и, вытащив кольцо, надел его Норе на палец.
        - Этим кольцом я с тобой венчаюсь.

«А я приношу себя в жертву твоей дочери, - подумала Нора. - Чтобы защитить и спасти ее».
        - И своим богатством я тебя наделяю, - продолжал Эйдан.

«Ты дашь мне дом, наряды, все, что я пожелаю, - мысленно отвечала Нора. - Но сможешь ли ты дать мне то, в чем я больше всего нуждаюсь?»
        - Объявляю вас мужем и женой! - подытожил Роде. Он захлопнул молитвенник и шагнул к столу, на котором лежало брачное свидетельство. - Вот перо и чернила. Поставьте ваши подписи.
        Взглянув на часы, Родс направился к выходу. У порога остановился и бросил через плечо:
        - Сэр, можете поцеловать свою жену.
        Эйдан витиевато расписался и протянул перо Норе. Как только она поставила свою подпись, он привлек ее к себе и поцеловал в губы. Тут же отстранившись, в смущении пробормотал:
        - Дорогая, прости, но мне нужно поторопиться. Я должен поговорить с Кэсси. Девочка ужасно упряма, но я попытаюсь уговорить ее. Возможно, она все-таки образумится и поймет… - Сообразив, что проговорился, Эйдан умолк и отвел глаза.
        У Норы защемило сердце.
        - Ужасно упряма?.. Уговорить ее?.. Что ты имеешь в виду? Ты же сказал, что у нее болит голова.
        - Похоже, голова у нее действительно не в порядке, - проворчал Эйдан. - Девчонка не понимает самых простых вещей.
        - Но ты утверждал, что Кассандра не возражает против нашего брака, и я тебе поверила. Значит, она была против? Она очень расстроена?
        Эйдан нахмурился.
        - Да, Кэсси переживает. Но это просто глупое упрямство. Я уверен, что она…
        - Как ты мог?! Как ты мог меня обмануть?! Почему ты мне ничего не сказал?
        - А если бы сказал, то как бы ты поступила? Что бы ты сделала, если бы знала правду?
        - Я бы никогда не вышла за тебя замуж! Во всяком случае, до тех пор, пока Кассандра не дала бы нам своего согласия.
        - Видишь ли, Нора, преподобный Родс чрезвычайно занятой человек. Если бы он нас сегодня не обвенчал, нам, возможно, пришлось бы ждать еще очень долго. А я не могу торчать в Раткенноне целую вечность. Я же говорил, что хочу устроить все как можно быстрее.
        - Но ты солгал! Ты начал мне лгать еще до того, как мы обвенчались! - воскликнула Нора.
        Эйдан пристально посмотрел на нее и с невозмутимым видом проговорил:
        - В первый же день твоего появления здесь я сказал, что меняю правила по своему собственному усмотрению. Когда у меня нет другого выхода, я лгу. Так что ты напрасно сердишься. Я ведь заранее предупредил об изъянах моего характера, не так ли? Пойдем к экипажу…
        - Я предпочитаю идти пешком. - Нора вскинула подбородок. - Во всяком случае, я с тобой в одну карету не сяду.
        - Ты можешь сесть в экипаж с миссис Кейдегон. Она с удовольствием послушает твои жалобы. - Эйдан криво усмехнулся и добавил: - Дочь заперлась у себя в спальне и отказывается со мной говорить, а жена не желает ехать со мной в одном экипаже. А ведь именно вы с Кассандрой все это устроили. Когда я ехал в Раткеннон, я понятия не имел…
        - Кассандра ни в чем не виновата, - перебила Нора. - Ты должен обвинять только меня. Если бы я не дала согласия на брак, ты был бы свободен.
        Эйдан вздохнул и пробормотал:
        - Нора, я не хотел тебя обидеть. Не думал, что у нас будет такое начало…
        - А каким бывает начало супружеской жизни? Я ведь впервые замужем, поэтому не знаю.
        - Нора, послушай…
        - Отправляйся к дочери, Эйдан, и постарайся загладить нашу вину перед ней.
        - Да, конечно… Я постараюсь. А ночью мы с тобой…
        - Нет! - заявила Нора. - Уж лучше я… Я проведу ночь в одиночестве!
        Эйдан нахмурился и пробормотал:
        - Как тебе угодно. - Не сказав больше ни слова, он направился к двери.
        Нора едва не разрыдалась, когда Эйдан вышел из церкви. Но к ней тут же подошла миссис Кейдегон. Взяв Нору за руку, она сказала:
        - Не нужно обращать внимания на капризы мисс Кэсси, дорогая. Все будет хорошо, поверьте мне.
        Нора молча кивнула и взглянула на обручальное кольцо, которое Эйдан надел ей на палец. Кольцо искрилось в потоках света, вливавшегося в окно. И тут ей в голову пришла ужасная мысль… Она вдруг подумала о том, что это кольцо, возможно, принадлежало бывшей жене Эйдана. И она тотчас же вспомнила его слова: «Я меняю правила по своему собственному усмотрению. Когда у меня нет другого выхода, я лгу».
        Если он солгал ей сейчас, то может быть, лгал и прежде, когда рассказывал о смерти Делии? Нора вздрогнула и остановилась у двери. Нет-нет, он не мог ее обмануть. Ведь в те минуты в глазах его была неподдельная боль…

«Что бы ты сделала, если бы знала правду?» - Эти слова до сих пор звучали у нее в ушах. «Я бы никогда не вышла за тебя замуж», - ответила она ему, ответила не задумываясь. Однако тут же добавила: «Во всяком случае, до тех пор, пока Кассандра не дала бы нам своего согласия».
        Кейдегоны вывели Нору на улицу, но даже под ласковыми лучами ирландского солнца она не могла унять дрожь.
        Сады Раткеннона были настоящим чудом, здесь каждый цветок и каждый куст, каждая статуя и каждая тропинка были созданы с единственной целью - доставлять радость маленькой принцессе. Нора бродила среди цветочного великолепия, с любопытством рассматривая скульптуры.
        Вот прекрасный Пегас, устремив глаза в небо, распростер в полете каменные крылья; к седлу же, закрепленному на широкой спине мифического коня, поднимались каменные ступеньки. Судя по всему, юная красавица частенько забиралась на волшебного коня, чтобы отправиться на поиски приключений.
        Из-за цветущей живой изгороди выглядывал дракон, оскаливший зубастую пасть и угрожавший разорвать своими острыми зубами и длинными когтями каждого, кто отважится сразиться с ним.
        А в дальнем конце сада находилась оранжерея - конечно же, и ее устроили специально для Кассандры. Разбивая этот сад, Эйдан стремился создать мир, принадлежавший только им двоим - отцу и дочери, хотел оградить Кассандру от горя, боли и предательства.
        Обогнув кустарник, Нора увидела величественное каменное кресло, походившее на королевский трон. Тяжко вздохнув, она опустилась на сиденье. На глаза ее навернулись слезы, которые она на сей раз даже не пыталась сдерживать. Слезы, которых ни Эйдан, ни Кассандра никогда не увидят. Слезы по мечте, которой не суждено было осуществиться…
        - Мисс Линтон! - раздался голос со стороны дорожки.
        Нора подняла голову и увидела Сайпса, к которому прониклась большим уважением.
        - Калви, я здесь! - прокричала она, назвав его по имени.
        Смахнув со щек слезы, Нора вскочила на ноги и укрылась в кустарнике, чтобы слуга не заметил ее покрасневших глаз. «Неужели его отправили за мной? - думала она. - Но кто именно? Эйдан? Или Кассандра?»
        - Калви, я кому-то понадобилась? - спросила она, когда слуга приблизился.
        - Да, мисс… простите, миледи. Вас хочет видеть один английский джентльмен.
        У Норы защемило сердце.
        - Но кто он?
        Сайпс протянул ей визитную карточку с золотым обрезом.
        - Я сказал ему, что сегодня у вас свадьба, но он настоял. Он казался очень расстроенным.
        - Нора?.. - послышался мужской голос.
        Карточка выпала из ее онемевших пальцев - она тотчас же узнала этот голос. К ней приближался лорд Филипп Монтгомери.
        Нора отступила на шаг назад и попыталась улыбнуться.
        - Филипп! - воскликнула она. - Филипп, какой сюрприз! Как ты здесь оказался?
        - Ричард заверил меня, что ты знаешь о моем визите, и он… - Филипп внезапно умолк и нахмурился.
        - Да-да, кажется, он что-то говорил об этом, - пробормотала Нора. - Но я не ожидала, что ты приедешь так скоро.
        - Не так уж скоро. - Филипп пристально смотрел на стоявшую перед ним женщину. Ее припухшие веки и покрасневшие глаза свидетельствовали о том, что она недавно плакала.
        Нора покраснела и потупилась. Она была почти уверена, что Филипп заметил следы слез, и сознавать это было невыносимо унизительно.
        - Нора, скажи, что случилось? Еще не поздно… - Филипп умолк и, покосившись на слугу, проговорил: - Вы можете идти.
        Сайпс вопросительно посмотрел на Нору.
        - Все в порядке, Калви. Мы с лордом Монтгомери старые друзья.
        Слуга молча кивнул и зашагал в сторону замка. Когда он скрылся из виду, Филипп спросил:
        - Неужели это правда?
        - Правда?.. Ты о чем?
        - Господи милостивый, я надеялся, что успею остановить тебя! Но слуга утверждает, что вы с Кейном уже обвенчались.
        Нора смотрела на Филиппа в полной растерянности. Почему он пытался ее остановить? И какое ему до этого дело?
        - Да, это правда, - сказала она. - Мы обвенчались сегодня утром. Но почему ты так странно на меня смотришь?
        Лицо Филиппа исказилось в гримасе. Он тяжко вздохнул и, не глядя на Нору проговорил:
        - Поверь, я не имею ни малейшего представления о замыслах Ричарда. И все же я удивлен… Как он мог?.. Почему втянул тебя в эту безумную авантюру? Как мог допустить?.. Ведь ты вышла замуж за совершенно незнакомого человека.
        - Но Ричард говорил, что рассказал тебе.
        - Перед твоим отъездом он сообщил мне, что ты собираешься связать судьбу с одним вдовцом из Ирландии. И якобы вы с ним уже давно состояли в переписке. Но он ни словом не обмолвился, что это Эйдан Кейн! О Господи, Эйдан Кейн!.. - Филипп брезгливо поморщился. - Нора, я… Когда я получил от Ричарда письмо, в котором он назвал имя твоего жениха… О Боже, я чуть с ума не сошел.

«Неужели он приехал сюда только из-за этого?.. Неужели переживает за меня?» - думала Нора.
        - Но я… - У нее перехватило горло, и она умолкла, не в силах вымолвить ни слова.
        - Это я во всем виноват, - пробормотал Филипп. - Я должен был отнестись к этому серьезнее. Должен был заставить Ричарда выложить все подробности. Мне следовало приехать к тебе раньше и…
        - Ошибаешься, Филипп. Ты ни в чем не виноват. Я сама приняла решение стать женой сэра Эйдана.
        - Но у тебя не было выхода. Твой отчим собирался выдать тебя за отвратительного юнца! Вероятно, ты находилась в отчаянном положении. А что сделал я, благородный лорд Монтгомери? Чем я помог тебе? Я даже не сказал тебе, как… - Он схватил ее за руки. - Нора, может быть, еще не поздно расторгнуть эту пародию на брак? Его можно аннулировать. Я уверен, Кейн не испытывает к тебе подлинных чувств. Он не в состоянии понять, какая ты замечательная… А ты слишком умна, чтобы влюбиться в такого негодяя.
        Нора потупилась и уставилась на свои руки. Обручальное кольцо, надетое ей на палец Эйданом, поблескивало в лучах солнца, пробивавшихся сквозь листья кустарника.
        - Но, Филипп, я…
        Нора вздрогнула, услышав шаги на дорожке. Подняв голову, она увидела Эйдана. Он шел прямо к ним, а следом за ним семенила Кассандра.
        Нора вспыхнула, словно ее застали с любовником, и бросилась к мужу. Взяв его под руку, она с робкой улыбкой проговорила:
        - Эйдан, я так… так рада, что ты пришел.
        Он криво усмехнулся:
        - У нас гость? Какая неожиданность! Но почему ты принимаешь гостя в саду? Может, в Англии так принято?
        Нора еще больше покраснела.
        - Эйдан, это мой старый друг, лорд Филипп Монтгомери.
        - Лорд Монтгомери? - переспросила Кассандра. Она внимательно посмотрела на англичанина. - О, папа, это ведь тот самый джентльмен, который выручил нашу Нору на балу! Нора, он ведь танцевал с вами?
        Норе хотелось сквозь землю провалиться.
        - Просто лорд Монтгомери… Он ко мне очень добр. А сейчас он направляется в свое поместье Слиго и по дороге заехал сюда.
        - В таком случае он сбился с пути, - проворчал Эйдан. - Слиго гораздо севернее. - Пристально взглянув на лорда Монтгомери, он добавил: - Вы, английские землевладельцы, здесь редкие гости. Поэтому объясняю: если поедете вдоль берега, то мимо не проедете.
        - Но, Эйдан!.. - воскликнула Нора. - Зачем ты так?.. Он просто заехал, чтобы проведать меня и пожелать мне счастья.
        - Да, конечно… - Эйдан снова усмехнулся. - Вероятно, я должен извиниться перед вами, Монтгомери. Но вы же сами понимаете, как это неприятно… Ищешь жену, а она любезничает в саду с каким-то незнакомцем.
        - Вероятно, я тоже должен принести свои извинения, - сказал Филипп. - Но вы должны меня понять: у Норы есть друзья даже в этой Богом забытой стране.
        Нора не сомневалась: если мужчины продолжат обмен любезностями в том же духе, то еще до захода солнца сойдутся на дуэли.
        - Ты ошибаешься, Филипп, - проговорила она с улыбкой. - У меня здесь уже появились друзья. Миссис Бриндл, а также супруги Кейдегоны - они прекрасные люди. И Кассандра…
        Нора снова улыбнулась и взглянула на девочку, которую любила ничуть не меньше, чем ее сумасбродного отца.
        - Кейдегоны? - переспросил Филипп. - Случайно, не лорд и леди Кейдегон из Финсборо?
        Кассандра взмахнула своими длинными ресницами и весело рассмеялась:
        - Нет-нет, речь идет о лорде и леди Кейдегон… из домика кучера. Гиббон Кейдегон заведует нашими конюшнями, а его жена - самая замечательная экономка во всей Ирландии.
        - Ты завела друзей среди слуг? - Филипп в изумлении уставился на Нору.
        - Уверяю вас, Нора просто пошутила, - сказал Эйдан. - Она приехала совсем недавно и все это время проводила со мной и с Кэсси.
        Филипп кивнул:
        - Охотно верю, Кейн. Более того, нисколько не сомневаюсь. Ведь вы, конечно же, постарались оградить Нору от тех, кто мог бы что-нибудь рассказать ей о вашем образе жизни.
        Эйдан вскинул подбородок и с вызовом в голосе проговорил:
        - Поверьте, лорд Монтгомери, я сплетен не боюсь. Что же касается моего образа жизни и моего прошлого, то обо всем этом Нора узнала от меня.
        - Не верю! - заявил англичанин. - Если бы она знала правду, то не вышла бы замуж за такого…
        - Филипп, перестань! Эйдан был исключительно откровенен. Кроме того, наши отношения никого не касаются, - добавила Нора. Ей было очень неприятно сознавать, что лорд Монтгомери осведомлен о скандалах, связанных с прошлым Эйдана. - Что ж, Филипп, спасибо за доброту и участие, - продолжала Нора. - Спасибо, что приехал навестить меня. Тебе, наверное, не терпится добраться до Слиго, но может быть, выпьешь с нами чаю, перед тем как отправиться в путь?
        - Нет, он должен остаться на бал! - раздался звонкий голосок Кассандры. Она ухватила англичанина за рукав. - Лорд Монтгомери, сегодня у нас состоится прием в честь Норы, и мы представим ее нашим соседям. Будут музыка, танцы и восхитительный ужин.
        - Кэсси, лорд Монтгомери очень торопится. - Эйдан строго посмотрел на дочь. - Я уверен, что ему не интересны наши убогие развлечения.
        - Но, папа, лорд Монтгомери так добр к Норе… И он знает, как неловко она себя чувствует на подобных вечерах.
        - Кассандра, о чем ты?! - возмутилась Нора. - Я уже не робкая девочка. Нет нужды задерживать лорда Монтгомери.
        Кассандра снова повернулась к англичанину и с ослепительной улыбкой проговорила:
        - Конечно, Нора никогда не признается в этом, но вы-то знаете, что я сказала правду. Я нисколько не сомневаюсь: она будет чувствовать себя гораздо увереннее, если вы останетесь. К тому же вы снова сможете прийти ей на по мощь, если ее никто не пригласит потанцевать.
        - Кэсси, неужели ты полагаешь, что моей жене понадобится помощь? - проворчал Эйдан. - Неужели ты думаешь, я позволю ей прятаться в тени колонн?
        Нора выразительно взглянула на мужа. Возможно, за колоннами он ее не оставит, но после венчания бросил одну в церкви.
        - Папочка, - не унималась Кассандра, - в делах такого рода ты невероятно беспечен. К тому же не забывай: будет очень неплохо, если Нора на своем первом балу в качестве хозяйки Раткеннона появится в сопровождении английского лорда.
        - Вы весьма благоразумная молодая леди, - изрек Филипп Монтгомери. - И на редкость предусмотрительная. Кто мог бы лучше позаботиться о Норе? Что ж, я почту за честь остаться.
        - В этом нет необходимости, Монтгомери, - заявил Эйдан. - Я и сам в состоянии позаботиться о своей жене.
        - Неужели? Полагаю, я должен в этом убедиться. - Филипп повернулся к Норе и пристально посмотрел ей в глаза. - Мне бы очень хотелось снова потанцевать с тобой. - Он едва заметно улыбнулся и поднес к губам ее руку. Покосившись на Эйдана, добавил: - А теперь, если ты не против, мне нужно заняться ночлегом. Помнится, в нескольких милях отсюда я проезжал какую-то гостиницу.
        - Какая гостиница?! - воскликнула Кассандра. - У нас в замке множество пустующих комнат! Папа, друг Норы должен остаться у нас, правда?
        Эйдан выразительно взглянул на дочь и сквозь зубы проговорил:
        - Конечно, Монтгомери может остаться, если пожелает. Но английские джентльмены зачастую предпочитают уединение гостиницы. Я нисколько не обижусь, если милорд отправится именно туда.
        Филипп и Эйдан смотрели друг на друга с нескрываемой ненавистью.
        - Вы ошибаетесь, сэр, - возразил Филипп. - Я с удовольствием проведу время в обществе очаровательной дамы. Если вы не против, я предупрежу своих слуг, что мы задержимся здесь ненадолго. - Отвесив изящный поклон, он направился к замку.
        Нора повернулась к Эйдану и невольно содрогнулась: глаза его пылали гневом. Уставившись на дочь, он закричал:
        - Кэсси, что ты себе позволяешь?! Зачем тебе понадобилось приглашать этого проклятого англичанина на бал?! И вообще, почему ты с ним любезничаешь?
        Кассандра захлопала глазами.
        - Но, папа, я подумала, что доставлю удовольствие Норе. Ты просил меня быть с ней поласковее, попытаться наладить отношения и загладить вину, потому что венчание уже состоялось и мне ничего другого не остается. - Она перевела взгляд на Нору. - Ведь вам хотелось бы, чтобы он присутствовал на балу, не так ли?

«Боже милосердный, зачем все это? - думала Нора. - И почему так произошло? Почему Филипп появился здесь именно сегодня, в день венчания?..»
        Сделав над собой усилие, Нора пробормотала:
        - Если уж он приехал, то, конечно, должен остаться.
        Тут Эйдан снова взглянул на дочь и проговорил:
        - Кассандра, скажи слугам, чтобы лорда Монтгомери разместили в покоях напротив моих.
        Нора в изумлении смотрела на мужа.
        - Но, Эйдан, я не понимаю… Почему?.. Ведь в замке много других комнат…
        Проводив взглядом дочь, Эйдан повернулся к жене и проговорил:
        - Он наш гость и, следовательно, должен находиться поближе к хозяевам. Ведь нам придется его развлекать, верно?
        - Я его не приглашала! Ты прекрасно это знаешь!
        - Ты ведь рада гостю? Когда я увидел тебя с ним в саду, мне показалось, что ты в восторге… Герой твоих девичьих грез примчался сюда… Для чего, любимая? Чтобы тебя спасти?
        Нора поморщилась.
        - Зачем ты так говоришь, Эйдан? Ведь я теперь твоя жена.
        - Да, разумеется. - Он усмехнулся. - И моя жена сразу же, после венчания заявила, что не ждет меня в своей постели.
        Нора потупилась.
        - Но я… Я так сказала только потому…
        - Не беспокойся, дорогая. Я не сомневаюсь, что сумею это пережить. Мне не впервые отказывает жена. А рядом с тобой для утешения будет лорд Монтгомери. Ведь вы с ним старые друзья, не так ли? - Резко развернувшись, Эйдан зашагал к замку.

«О Боже, - думала Нора, глядя вслед мужу. - Но почему, почему?..»

        Глава 14

«Негодяй не сводит с Норы глаз, - думал Эйдан, поглядывая на лорда Монтгомери. - А впрочем, какое мне до этого дело?»
        И действительно, ему, наверное, не стоило обращать на гостя внимание. Ведь он не был влюблен в свою жену… В свою вторую жену. Увы, с первой все было по-другому; он ужасно ревновал Делию и лишь на третий год их совместной жизни избавился от непростительной слабости. Это случилось в тот день, когда он дрался на дуэли с одним из любовников жены. Вина молодого человека состояла лишь в том, что он, поддавшись соблазну, испил отравы по имени Делия. К счастью, Эйдан не убил противника. Крепко прижимая раненого к земле, он смотрел, как хирург извлекал из его плеча пистолетную пулю. Он презирал себя в эти минуты и ненавидел женщину, толкнувшую их обоих на этот шаг. Его бросало в жар при мысли о том, что юноша испустил бы дух, если бы пуля прошла чуть ниже. Молодой англичанин едва не погиб - и ради чего? Ради женщины, которая его скоро забудет, ради проститутки в одеждах благородной дамы?..
        - Папа, ты что, не слышишь?! - Звонкий голосок дочери вывел его из задумчивости. - Нора уже три раза спросила, не хочешь ли ты поиграть с нами в карты?
        Эйдан вопросительно посмотрел на жену. Та в смущении пробормотала:
        - Я просто подумала, что тебе, вероятно, скучно на нас смотреть. Может, игра тебя развлечет?
        Эйдан рассмеялся и проговорил:
        - Я предпочитаю другие развлечения. Полагаю, что первая брачная ночь очень меня развлечет.
        Нора залилась румянцем.
        - Но я имела в виду фараон, вист или…
        - Не беспокойся, дорогая. По правде говоря, я не расположен предаваться подобного рода развлечениям. - Покосившись на гостя, Эйдан добавил: - Но если вам с Филиппом хочется развлечься за карточным столом, то я не стану вам мешать. Или тебе необходимо, чтобы я к вам присоединился?
        Нора вскинула подбородок и проговорила:
        - В этом нет ни малейшей необходимости. К тому же я сегодня ужасно устала, и мне не хочется играть. Если вы с Филиппом не против, я пойду к себе.
        - Но, дорогая, еще очень рано, - возразил Монтгомери. Поднявшись со стула, он направился к Норе. - Я пробуду здесь всего несколько дней. Неужели ты не хочешь пообщаться со мной?
        Эйдан пристально посмотрел на англичанина и заявил:
        - Она сказала, что очень устала. Монтгомери, вы что, не слышали? Поскольку ваш визит явился для нас полнейшей неожиданностью, вы вряд ли можете требовать от моей жены, чтобы она развлекала вас до утра. К тому же сегодня наша первая брачная ночь.
        Англичанин залился краской.
        - Кейн, я полагаю, что джентльмен не должен упоминать…
        - Сомневаюсь, что меня можно назвать джентльменом, - с усмешкой перебил Эйдан. - А теперь, милорд, можете пожелать моей жене спокойной ночи. - Эйдан поднялся с места. - Кассандра, тебе тоже пора в постель.
        - Папа, я не хочу…
        - Кэсси, завтра бал, и у тебя будет достаточно длинная ночь. А сейчас тебе пора в постель, - проговорил Эйдан, нахмурившись. - Отправляйся спать, иначе я не позволю тебе завтра присутствовать на балу. Пойми, ты ведешь себя как капризный ребенок.
        - Но, папа… - Кассандра покосилась на гостя; было очевидно, что ей очень не хотелось расставаться с лордом Монтгомери.
        Девочка побледнела, и глаза ее наполнились слезами. Эйдан же вдруг подумал:
«Почему мои отношения с дочерью стали такими сложными? Когда, в какой момент это произошло? Ведь еще совсем недавно все было так просто…»
        Он хотел окликнуть Кассандру, чтобы позволить ей остаться, но уже было поздно: в этот момент она попрощалась с Монтгомери. Затем, сдержанно кивнув Норе, направилась к выходу. И Эйдан не услышал привычное «Спокойной ночи, папочка», дочь не поцеловала его и даже не взглянула в его сторону. Если бы девочка хотела выбрать оружие, чтобы побольнее его ранить, то не придумала бы ничего лучше.
        Но на этом его мучения не закончились. Нора, тоже направлявшаяся к двери, внезапно остановилась и, вернувшись к чайному столику, вполголоса проговорила:
        - Похоже, я не настолько устала… Наверное, посижу еще немного, если вы не возражаете.
        - А мне кажется, что ты ужасно устала, дорогая, - возразил Эйдан. - По-моему, тебе действительно надо отдохнуть.
        Он внимательно посмотрел на жену. Ее пальцы теребили кружево лифа, и было очевидно, что она нервничает.

«Похоже, Нора не хочет оставлять нас с Монтгомери вдвоем», - подумал Эйдан. И он оказался прав. Его жена, покосившись на гостя, проговорила:
        - Эйдан, а ты разве не пойдешь со мной?
        Эйдан нахмурился. Ему действительно хотелось лечь с Норой в постель, но он молчал.
«Что эта женщина замыслила? - думал он. - Почему хочет увести меня от лорда Монтгомери? Вероятно, она очень боится за своего английского друга. Боится до такой степени, что даже согласна пустить мужа в свою постель, хотя совсем недавно отказывала ему в этом».
        Эйдан по-прежнему молчал. Он чувствовал, что сгорает от желания, но именно это его почему-то раздражало.
        - Дорогой, пожалуйста… - Нора подошла к нему и положила ладонь ему на грудь. На ее пальце блеснуло обручальное кольцо, принадлежавшее когда-то его матери. Оно давало ему право обладать этой женщиной.

«Неужели она действительно этого хочет? - думал Эйдан. - А может, она мечтает о другом мужчине? Может, мечтает о постели Филиппа Монтгомери?»
        Эйдан невольно сжал кулаки - ему вдруг вспомнилась Делия и вспомнились ее бесчисленные измены. «Но ведь Нора совсем другая, - говорил он себе, - она совершенно не похожа на Делию».
        - Эйдан, что же ты молчишь?
        В ее голосе была мольба. А ведь он обидел ее и обманул… Судорожно сглотнув, Эйдан пробормотал:
        - Я приду к тебе позже.
        - Я буду ждать, дорогой. - Она улыбнулась ему и, кивнув лорду Монтгомери, стоявшему у окна, вышла из гостиной.
        Как только дверь за Норой закрылась, раздался голос Монтгомери:
        - Кейн, ты ведь понимаешь, что недостоин ее? Ты не смеешь прикасаться даже к следам, что оставляют ее ноги.
        Эйдан смерил англичанина насмешливым взглядом.
        - Однако сегодня ночью я буду прикасаться не только к следам… И я имею на это полное право, что бы ты на сей счет ни думал.
        - Мерзавец, - процедил Монтгомери. - Ты воспользовался ее отчаянным положением! Если бы это было в моей власти, я бы…
        - Полагаю, что несколько лет назад все было в твоей власти. Ты мог бы позаботиться о будущем Норы. А теперь уже поздно. Скажи, где ты был, когда отчим хотел отдать Нору в жены какому-то слюнявому молокососу? Где ты был, когда она, отчаявшись, решила отправиться в Ирландию, чтобы стать женой совершенно незнакомого человека?
        - Но я заботился о Норе. Я…
        - Ты танцевал с ней на балу и поэтому считаешь, что имеешь какие-то права на нее? Ты полагаешь, что оказал ей неоценимую услугу, избавил ее от страданий? Возможно, ты думаешь, что совершил благодеяние, но я так не считаю. У меня другие принципы.
        - Принципы? У тебя вообще нет никаких принципов! Ты, Кейн, игрок без чести и без совести. А твоя покойная жена… У нее было столько любовников, что даже самые злобные языки сбились со счета.
        Эйдан побледнел, однако тотчас же взял себя в руки и с невозмутимым видом заявил:
        - А вот я со счета не сбивался. Их было тридцать шесть, если приплюсовать к ним и главного конюха леди Редмонд.
        Монтгомери поморщился.
        - Ты мне отвратителен.
        Эйдан усмехнулся и проговорил:
        - И все же ты приехал сюда. Могу только надеяться, что твое отвращение ко мне не позволит тебе надолго задержаться в Раткенноне.
        Монтгомери резко развернулся и направился к двери.
        - Милорд! - окликнул его Эйдан. Англичанин остановился.
        - Милорд, я бы посоветовал вам не делать никаких намеков моей дочери относительно аппетитов моей первой женушки. Если ты обмолвишься хоть словом, то очень об этом пожалеешь, поверь мне.
        - Ты мне угрожаешь, Кейн? - Монтгомери наконец-то повернулся к нему лицом.
        - Не угрожаю, а предупреждаю. И я слов на ветер не бросаю.
        Монтгомери с усмешкой пожал плечами.
        - Я не боюсь тебя, Кейн. Но ты ошибаешься, если полагаешь, что я стану нашептывать на ухо ребенку такие мерзости. Я никогда до этого не унижусь.
        - Очень рад за тебя.
        - Но, уверяю, найдутся другие, - продолжал Монтгомери. - Найдутся люди, которые расскажут твоей дочери всю правду. И если ты думаешь, что сможешь оградить ее от этого, то ты заблуждаешься. - С этими словами Монтгомери вышел из гостиной.
        Эйдан же еще долго расхаживал по комнате. Он понимал, что Монтгомери прав, и прекрасно знал, что произойдет с Кассандрой, когда она узнает правду о своей матери.
        Внезапно дверь отворилась, и в гостиную вошел Калви Сайпс.
        - Какого дьявола?! - заорал Эйдан.
        - Я только хотел пожелать вам с миледи счастья, - ответил слуга. - И еще хотел сообщить вам, сэр, что горничные… Они только что покинули ее спальню.
        Эйдан пристально взглянул на слугу.
        - Разве я просил докладывать мне об этом?
        - Нет, сэр, но я подумал…
        - Убирайся! - рявкнул Эйдан.
        Слуга молча поклонился и исчез за дверью.

«О Боже, - думал Эйдан, - неужели слуги собираются следить за мной? И если я ночью так и не зайду к ней, то завтра утром об этом узнает весь замок и Нора станет предметом насмешек».
        Эйдан снова принялся расхаживать по комнате. В конце концов он пришел к выводу, что ему следует провести ночь у жены.
        Сидя у себя в голубой спальне, Нора напряженно прислушивалась к каждому скрипу, к каждому шороху. Она ждала, что муж вот-вот появится, но за дубовой дверью, ведущей в его комнату, царила тишина. Несколько раз она вплотную подходила к двери в надежде услышать тяжелую поступь Эйдана, но слышала лишь бешеный стук своего сердца.

«Но он же обещал прийти, - думала Нора. - Неужели передумал, неужели все-таки решил не приходить, вспомнив мои слова, сказанные в церкви после венчания?»
        Внезапно послышались шаги, и Нора замерла; она была почти уверена, что это шаги мужа. Он шел по коридору и, судя по всему, не очень-то торопился. Наконец шаги стихли - Эйдан остановился у ее двери.
        Нора затаила дыхание, но сердце ее билось все быстрее, и ей казалось, что оно вот-вот выскочит из груди. Наконец раздался стук в дверь, стук такой громкий, что Нора вздрогнула от неожиданности. «О Боже, - промелькнуло у нее, - неужели он намерен поднять на ноги всю округу?»
        Она распахнула дверь в тот миг, когда Эйдан уже приготовился снова постучать. Отступив на шаг, Нора в смущении пробормотала:
        - Ты что, хочешь, чтобы тебя услышали все слуги?
        - Нет, моя дорогая. Только наш гость и те из слуг, которые шныряют где-то поблизости. - Эйдан вошел в комнату и затворил за собой дверь. - Ведь ты именно этого хотела, когда приглашала меня, не правда ли?
        Нора попятилась.
        - Эйдан, я не понимаю… Что ты имеешь в виду?
        - Ведь ты могла бы оказаться в очень затруднительном положении, верно? Новоиспеченный муж не явился к своей молодой жене - как ты это объяснила бы? Что ж, я к твоим услугам.
        У Норы подогнулись колени.
        - Я просто хотела, чтобы вы с Филиппом перестали… Чтобы перестали вести себя как…
        - Как именно? Как разъяренные жеребцы, не поделившие кобылу? Тебе следует его простить. Боюсь, он сильно преувеличивает свои заслуги перед тобой. Стоит добавить, что он весьма кстати опоздал, так что теперь может скрипеть зубами и в праведном гневе бить себя кулаком в грудь, не опасаясь, что ему придется расплатиться за свою галантность.
        - Расплатиться?
        - То есть жениться на тебе, дорогая. Закрыть тебя своей мужественной грудью от моих гнусных посягательств.
        - Ты ошибаешься, Эйдан. Филипп - просто мой друг. Человек, однажды проявивший ко мне доброту.
        - А я доброты не проявляю, верно? Или все-таки проявляю? Во всяком случае, я не такой негодяй, каким пытается изобразить меня Монтгомери. В конце концов я здесь, разве не так?
        Он окинул ее взглядом - на ней была лишь кружевная ночная рубашка - и принялся с ужасающей медлительностью расстегивать сюртук. Потом сбросил его со своих широких плеч и поиграл мышцами. Нора смотрела на него как завороженная. Она уже видела Эйдана Кейна без одежды; во время его болезни она проводила пальцами по мускулистой груди и по плечам и крепко прижималась к больному, пытаясь его успокоить, когда он метался в бреду. Тогда она и полюбила его, этого побитого жизнью и одолеваемого болью мужчину, поверженного героя, поведавшего ей о предательстве, которое искалечило его душу и изменило всю его жизнь. Но теперь, глядя в изумрудные глаза Эйдана, она испытывала беспокойство казался ускользающим и непостижимым, словно морской туман, опускавшийся на Раткеннон перед штормом.
        Бросив сюртук на низенький позолоченный стульчик, Эйдан стал расстегивать рубашку.
        Тут Нора наконец не выдержала и пробормотала:
        - Я думаю… Мне только… - Резко развернувшись, она бросилась к кровати и забралась под одеяло.
        - Какого дьявола? - проворчал Эйдан. - Пристально взглянув на жену, он вдруг рассмеялся и сказал: - Дорогая, мне кажется, ты неправильно истолковала мои намерения. Ведь днем ты ясно дала мне понять, что не ждешь меня в своей постели, не так ли?
        - Но я… Я подумала, что ты… - Нора только сейчас заметила, что муж расстегнул лишь верхние пуговицы рубашки; а теперь он закатывал рукава. - Я подумала, что ты пришел сюда, чтобы…
        - Чтобы лечь в постель с молодой женой? - Эйдан криво усмехнулся. - Нет, я пришел не для этого.
        - А для чего же?
        Он наклонился к стулу и запустил руку в карман сюртука. Затем взглянул на жену и с улыбкой проговорил:
        - Я пришел поиграть с тобой в фаро, дорогая. - Эйдан бросил на постель колоду карт.
        - В фаро? - Нора в изумлении уставилась на мужа.
        - Совершенно верно, дорогая. Нам ведь нужно как-то убить время, пока мы не убедимся, что все заинтересованные лица вполне удовлетворены развитием событий, то есть поверили, что мы с тобой провели ночь именно так, как должны проводить свою первую брачную ночь молодые супруги. А игра нас развлечет. Правда, я считаю, что интерес к игре должен подогреваться какой-нибудь ставкой.
        - Но у меня нет денег, - сказала Нора. Эйдан улегся поперек кровати и пробормотал:
        - Деньги - это ужасно скучно. Вот пуговицы - гораздо веселее.
        - П-пуговицы?
        Он кивнул и снова улыбнулся.
        - Да, пуговицы, дорогая. Ты не ослышалась.
        Повернувшись на бок, Эйдан принялся тасовать карты.
        Нора же смотрела на него с недоумением. «Может, он свихнулся? - думала она. - Играть с женой в карты вместо того, чтобы…»
        Дрожащими пальцами Нора взяла предназначенные ей карты. Она всегда считала, что очень неплохо играет в фаро, но странное поведение Эйдана настолько ее озадачило, что она постоянно делала опрометчивые ходы. Сбросив последнюю карту, Нора в растерянности посмотрела на мужа.
        - Я проиграла.
        - Пока только эту партию, моя дорогая. А теперь я потребую свой выигрыш.
        У нее перехватило дыхание, когда рука Эйдана потянулась к вороту ее ночной сорочки. Глядя ей прямо в глаза, он расстегнул верхнюю пуговку и осторожно провел кончиками пальцев по ее шее. Нора вздрогнула и пролепетала:
        - Я не уверена насчет пуговиц. Я…
        - Неужели это слишком много, Нора? Неужели молодой муж в свою первую брачную ночь не может хотя бы краем глаза взглянуть на то, что скрыто под ночной сорочкой жены?
        Нора прикусила губу.
        - Но, Эйдан, это неблагоразумно. Мы не можем… Это не…
        - Неприлично? Позволь не согласиться с тобой, дорогая. Я твой муж. Неужели мне откажут в этом маленьком удовольствии?
        Он пристально смотрел ей в глаза, и Нора, не выдержав его взгляда, отвернулась.
        - Ведь это только игра, - продолжал Эйдан. - Даю слово, что не стану посягать на тебя. - Он сверкнул лукавой улыбкой. - Если только ты сама меня об этом не попросишь.
        Она снова взглянула ему в глаза.
        - Нет, этого никогда не будет!
        Эйдан разразился громким заразительным смехом.
        - Вот что, дорогая… - проговорил он наконец. - Позволь предупредить: никогда не подзадоривай меня, потому что в таких случаях я всегда стараюсь доказать обратное.
        - Если так, то может быть, нам лучше не играть?
        - Почему же? - проговорил он с усмешкой. - Я ведь не могу выигрывать каждую партию. Так что и ты выиграешь, моя дорогая. Если очень постараешься, разумеется. Или ты сомневаешься в своих умственных способностях? Уверяю тебя, не стоит…
        Нора вспыхнула и процедила сквозь зубы:
        - Что ж, раздавай карты.
        На сей раз она сумела взять себя в руки и, не обращая внимания на улыбку Эйдана, тщательно обдумывала каждый ход. Сбросив последнюю карту, Нора воскликнула:
        - Ну вот, я выиграла!
        Эйдан сокрушенно покачал головой.
        - Значит, я должен чем-то пожертвовать, верно? Но чем же? Может, сапогом? Только в этом случае мне понадобится твоя помощь, чтобы стащить его. - Мне не нужен твой сапог! Я…
        - Но это то, что я поставил на кон. А карточные долги - долги чести. - В его глазах заплясали искры. - Помоги мне, Нора, иначе это гнусное преступление ляжет на мою совесть черным пятном. Дорогая, ведь речь идет о моей чести. Неужели ты хочешь, чтобы я и этого лишился?
        Он смотрел на нее с мольбой в глазах, и Нора почувствовала, что не сможет ему отказать. Выбравшись из-под одеяла, она ухватилась за сапог мужа и попыталась стащить его, но тщетно, сапог не поддавался. Краем глаза она заметила ухмылку на губах Эйдана. Выходит, он насмехался над ней! Нора стиснула зубы; она решила, что обязательно стащит сапог. Собравшись с силами, она рванула его на себя и повалилась на пол. Но Эйдан теперь остался только в одном сапоге.
        - Ты не ушиблась, дорогая? - проговорил он с сочувствием в голосе, хотя было совершенно очевидно, что он едва удерживается от смеха. - Бедняжка, не плачь, позволь мне поцеловать тебя.
        - Ты просто невыносимый! - выпалила Нора, запустив в мужа сапогом. - Теперь сам будешь снимать то, что пожелаешь поставить на кон! Что ж, продолжим игру…
        Они играли партию за партией, и Нора не уступала мужу; во всяком случае, она выиграла еще несколько партий. Когда же он выиграл в очередной раз, она дрогнувшим голосом проговорила:
        - Мы больше не можем играть. У меня не осталось пуговиц.
        Эйдан пожал плечами:
        - Что ж, в таком случае я одержал победу. Хотя мы могли бы поднять ставки, если ты, конечно, не возражаешь.
        Нору одолевало любопытство. «Интересно, как далеко он готов зайти в этой игре? - думала она, искоса поглядывая на мужа. - Какую цену запросит после того, как мы сыграем еще несколько партий?»
        - На этот раз… - Эйдан провел пальцами по вороту своей безукоризненно белой рубашки. - Нa этот раз я готов проявить великодушие. Если хочешь, можешь поставить на кон мою рубашку.
        - Твою рубашку? Но я не хочу, чтобы ты…
        - Чтобы я снял рубаху? Что ж, как пожелаешь, моя милая. Я просто хотел оказать тебе услугу. Я был уверен, что ты предпочтешь, чтобы я снял рубашку, а не ты спускала с плеч свою.
        Нора залилась румянцем; ей вдруг представилось, как руки мужа снимают с нее ночную сорочку, а пронзительные зеленые глаза изучают ее обнаженные груди… И тут она поняла, что хочет именно этого, хочет быть развязной и бесстыдной, - возможно, так на нее подействовал вызывающий взгляд Эйдана.
        Собравшись с духом, Нора проговорила:
        - Твою рубашку?.. Хорошо, согласна.
        Когда Эйдан снова сдал карты, Нора почувствовала, что на сей раз непременно проиграет. Так и произошло; сбросив последнюю карту, она со вздохом проговорила:
        - Ну вот, проиграла…
        Эйдан усмехнулся и, сняв рубашку, отбросил ее в сторону. На его груди и на плечах заиграли мышцы, и у Норы перехватило дыхание; она не могла отвести взгляд от обнаженного мужского торса.
        Эйдан в очередной раз раздал карты, но Нора то и дело ошибалась при ходах; она с трудом отличала короля от туза, так как вместо карт у нее перед глазами стояла картина: Эйдан привлекает ее к себе и целует, а затем прижимает к своей мускулистой груди, прижимает все крепче…
        Глядя на эту воображаемую картину, она чувствовала, как по телу ее одна за другой прокатываются горячие волны, а сердце бьется все быстрее и быстрее…
        - Нора, что же ты? - раздался голос мужа. Она взглянула на него вопросительно.
        - Твой ход, дорогая. - Он осторожно провел ладонью по ее щеке. - Или тебе наскучила игра?
        Нора судорожно сглотнула, однако не смогла произнести ни слова. Она вдруг подумала о том, что даже в грезах своих никогда не видела такого неотразимо красивого мужчину, как тот, что сидел сейчас на ее постели.
        - Нора, мы можем не продолжать, если ты не хочешь.
        Муж предложил ей сделать выбор. Дал ей возможность выйти из игры. Но почему? Потому что мучился угрызениями совести из-за всего того, что произошло в течение этого долгого дня? Или, может быть, он тоже…
        Заглянув в глаза Эйдана, Нора поняла: он испытывал те же чувства, что и она, и по телу его прокатывались такие же горячие волны.
        Эйдан обидел ее в церкви, он отнесся к их венчанию так, словно эта церемония для него совершенно ничего не значила. И все же он пришел к ней на ночь, потому что она попросила об этом. Он пришел, чтобы избавить ее от унижения. Так неужели она его отвергнет?
        Увы, Эйдан не мог предложить ей любовь, о которой она всем сердцем мечтала, но он предлагал ей сладкий яд своих поцелуев, он предлагал ей наслаждение… И разве она этого не хотела? Разве не хотела отдать свою девственность мужчине, в которого была влюблена?
        Собравшись с духом, Нора пристально взглянула на мужа и тихо проговорила:
        - Я хочу повысить ставку.
        - Слушаю тебя, дорогая.
        Не выдержав его взгляда, она отвернулась и прошептала:
        - Если я проиграю, то мы… то есть ты…
        - Что, моя дорогая?
        Она заставила себя посмотреть мужу в лицо.
        - То ты мною овладеешь, Эйдан.

        Глава 15

        Она видела, как потемнели его глаза, а ноздри расширились. Да, он желал ее - теперь в этом уже не могло быть сомнений.
        Дрожащими руками Нора начала раздавать карты, но Эйдан, ухватив ее за запястье, пристально посмотрел на нее.
        - Ты уверена, Нора? Скажи, ты действительно этого хочешь? Я буду проклинать себя всю жизнь, если ты принесешь свою девственность в жертву только из-за того, что в комнате напротив расположился Монтгомери. Нора, будь со мной откровенна. Скажи, ты в самом деле этого хочешь?

«Я ведь люблю его, - думала Нора. - Да, люблю, и это самое главное».
        Судорожно сглотнув, она прошептала:
        - Да, Эйдан…
        И он тотчас же привлек ее к себе и впился поцелуем в ее губы. Потом чуть отстранился и, заглянув ей в глаза, проговорил:
        - Если ты хочешь этого, Нора, то так и скажи. Скажи, дорогая, пожалуйста…
        - Да, Эйдан, хочу. Хочу, чтобы ты взял меня. Хочу, чтобы у нас с тобой была настоящая брачная ночь.
        Щеки ее пылали, а по телу пробегала дрожь. Она просила мужа, чтобы он взял ее, хотя прекрасно знала, что он не сможет ее полюбить. Но Нора чувствовала, что ее неудержимо влечет к этому мужчине, и ничего не могла с собой поделать.
        Тут он снова заглянул ей в глаза.
        - Сними сорочку, дорогая. Я должен тебя увидеть. Я хочу видеть тебя всю.
        Нора молча кивнула и еще больше покраснела. Она сгорала от стыда, потому что считала себя некрасивой. Но все же она выполнила просьбу мужа - и тотчас же зажмурилась, так как боялась увидеть в глазах Эйдана разочарование.
        - Нора, открой глаза, тебе нечего стыдиться. И знаешь, мне все еще не верится, что ты действительно хочешь… Я говорю так потому, что у меня уже была жена, с трудом выносившая мои ласки, и я очень боюсь, что история повторится.
        - Эйдан, но я же уже все сказала!.. Поверь, я действительно этого хочу. Ведь ты… Своей улыбкой ты мог бы обольстить и ангелов на небесах.
        Он тихо рассмеялся:
        - Мне не нужны ангелы на небесах. Мне нужен лишь один ангел - тот, которого я сделал своей женой. Но должен предупредить: я собираюсь сделать так, миледи, чтобы вы забыли обо всем на свете, чтобы узнали, что значит принадлежать мужчине целиком и полностью. И чтобы уже никогда не смотрели на других мужчин.
        - Но мне другой не нужен, я…
        Тут он принялся ласкать ее груди, и из горла Норы вырвался стон. Когда же пальцы его прикоснулись к ее лону, она пронзительно вскрикнула и безотчетно потянулась к его ремню. Эйдан тотчас же отстранился и распустил ремень. Затем расстегнул бриджи и, взяв Нору за руку, пробормотал:
        - Дорогая, ты хочешь прикоснуться ко мне, не так ли? Я тоже хочу этого. У тебя такие нежные, такие ласковые пальчики… Что ж, не бойся, моя милая, не бойся…
        Собравшись с духом, Нора прикоснулась к возбужденной мужской плоти, и тотчас же из горла Эйдана вырвался хриплый стон. В следующее мгновение он чуть приподнялся и, стащив с себя бриджи, бросил их на пол. Когда он снова повернулся к Норе, уже ничто не скрывало от нее его великолепную наготу.

«Ведь это мой муж… - думала она, глядя на него как завороженная. - Этот восхитительный, неистовый, безрассудный мужчина с пронзительными зелеными глазами и дьявольской улыбкой будет приходить ко мне в постель, когда пожелает…»
        Нора раскрыла объятия навстречу мужу, и он опустился на нее всей своей тяжестью. Она инстинктивно раздвинула ноги и прошептала:
        - Эйдан, пожалуйста… О, прошу тебя, пожалуйста…
        Глаза его вспыхнули зеленым пламенем, и он прохрипел:
        - Скажи мне, Нора, ты потом не пожалеешь о том, что…
        - О, Эйдан, я ведь уже все тебе сказала! Эйдан, пожалуйста… - Она судорожно сглотнула. - Пожалуйста, возьми меня. Я хочу, чтобы ты овладел мною, хочу…
        Эйдан прижал ладони к бедрам жены и, пристально глядя ей в глаза, прошептал:
        - Ты моя, Нора, моя… И пусть Господь меня покарает, если я позволю тебе забыть об этом.
        В следующее мгновение он вошел в нее, и Нора вскрикнула от резкой боли. Но боль почти тотчас же прошла, и на смену ей явились совершенно другие ощущения, прежде ей неведомые. Прикрыв глаза, она тихонько стонала; Эйдан же двигался все быстрее и быстрее, и в какой-то момент Нора вдруг почувствовала, как на нее накатилась горячая волна ни с чем не сравнимого наслаждения. И тут же из горла ее вырвался крик, и по телу пробежала дрожь. В следующую секунду раздался хриплый рык Эйдана, и он, придавив Нору к матрацу всем своим весом, излил в нее свое семя.
        Какое-то время они лежали без движения, лежали, тяжело дыша. Наконец Нора открыла глаза и поцеловала мужа в губы. Он молча ей улыбнулся и тоже ее поцеловал. Потом вдруг приподнялся и отодвинулся от нее. Причем Норе показалось, что муж нахмурился. Или же он просто о чем-то задумался?
        Но почему же он задумался? И о чем он мог сейчас думать? Что его беспокоило?
        А может, муж разочарован? Может, ему что-то не понравилось? Что ж, не исключено и такое. Ведь она далеко не красавица.
        Нора нащупала одеяло и прикрыла свою наготу. Заметив это, Эйдан почему-то еще больше помрачнел, однако промолчал. Она попыталась заглянуть ему в глаза и прошептала:
        - Эйдан, о чем ты думаешь?
        - Думаю?.. - Он вдруг улыбнулся. - Да, пожалуй… Видишь ли, моя дорогая, я думаю о том, что мы с тобой не прогадали, заключив брачное соглашение. - Подхватив с пола свои бриджи, Эйдан принялся одеваться. Затянув ремень, он снова улыбнулся и, взглянув на жену, проговорил: - Не огорчайся, дорогая. Если ты снова захочешь принять меня в своей постели, тебе будет достаточно лишь сказать об этом. Поверь, я с величайшим удовольствием откликнусь на твою просьбу и сделаю все возможное, чтобы надлежащим образом удовлетворить твои потребности.
        Нора в изумлении смотрела на мужа. Что это? Издевательство? После того, что они испытали? Было очевидно, что Эйдан пытался унизить ее, но почему?
        У нее запылали щеки, а в глазах защипало, но она все же удержалась от слез.
        - Эйдан, почему? - Нора пристально взглянула на мужа. - Почему ты говоришь мне такие ужасные вещи? И почему ведешь себя так странно?
        - Странно?.. - Он надел рубашку и принялся застегивать пуговицы.
        - Ты ведешь себя так, словно хочешь сделать мне больно.
        Эйдан пожал плечами и пробормотал:
        - Поверь, я вовсе не хотел тебя обидеть. Напротив, я собирался поздравить тебя. - Он окинул ее взглядом и с усмешкой продолжал: - Ты прекрасно выглядишь, дорогая. Именно так должна выглядеть новобрачная после ночи, проведенной в объятиях мужа. Уверяю, уже никто не усомнится в том, что молодые супруги провели свою первую брачную ночь в одной постели. Даже твой обожаемый Монтгомери в этом не усомнится.
        Нора вздрогнула и в ужасе уставилась на мужа. Неужели он говорил правду? Неужели только из-за Филиппа он пришел к ней этой ночью? Теперь понятно, почему он так громко говорил и так громко смеялся, играя с ней в карты. И понятно, почему так оглушительно стучал в дверь, когда появился у порога ее спальни. Эйдан оповещал весь замок о том, что явился к молодой жене, дабы исполнить свой супружеский долг.
        Да, муж пришел, чтобы заявить свои права на нее. Но он сделал это лишь потому, что хотел досадить Филиппу Монтгомери, человеку, в которого, как ей казалось, она когда-то была влюблена.
        Сделав над собой усилие, Нора взглянула мужу в глаза и проговорила:
        - Может, ты хотел бы, чтобы я поделилась с лордом Монтгомери впечатлениями о сегодняшней ночи? Может, хотел бы, чтобы я рассказала ему о твоей доблести?
        Он нахмурился и проговорил:
        - Нора, какого дьявола?.. Почему ты это говоришь?
        - А что же я, по-твоему, должна говорить? Ведь ты пришел сюда только из-за Филиппа, не так ли?
        Эйдан на мгновение смутился и пробормотал: - Нора, ты должна меня понять. Мне хотелось, чтобы Монтгомери осознал следующее: ты теперь моя, и я имею на тебя все права. Видишь ли, мне казалось, что наш гость сомневается в этом, хотя прекрасно видел, что на пальце у тебя обручальное кольцо. Да, Нора, ты моя. Отныне и навеки. В твоем сердце не будет места для другого мужчины… И в твоей постели также.
        Нора тяжко вздохнула и потупилась. Она знала, что муж прав. В ее сердце действительно не будет места для другого мужчины. Она любила Эйдана Кейна и всю жизнь будет любить только его. Но, увы, у нее не было надежды на то, что он когда-либо ее полюбит.

        Глава 16

        Прошло десять лет с тех пор, как бальный зал в Раткенноне оживлял гул голосов. Десять лет прошло с тех пор, как Делия Кейн царствовала здесь как прекрасная чародейка. И вот теперь в зале снова собрались гости, и снова играла музыка. В замке собрались ближайшие соседи сэра Эйдана; они приехали, чтобы поздравить его и познакомиться с новой леди Кейн.
        Эйдану следовало бы стоять рядом с Норой, представлять ее гостям и поддерживать беседу. Но он, совершенно безучастный, стоял в тени колонны. Его снова терзали воспоминания, и он думал о том, как когда-то вот так же наблюдал за гостями и гадал, кто из них собирается совратить его жену и кто уже переспал с Делией. «Нет, нельзя о ней вспоминать, - говорил себе Эйдан. - Ведь Делия в прошлом, а Нора совсем на нее не похожа, она совсем другая».
        И тут ему в голову пришла ужасная мысль… Он вдруг подумал о том, что прошлое может повториться. Глядя, как Филипп Монтгомери повсюду следует за Норой, он чувствовал, как в душе его просыпается ревность. Но неужели он действительно ревновал? И если ревновал, то почему? А может быть… Может, он любит Нору? Ошеломленный этой мыслью, Эйдан на несколько секунд прикрыл глаза. А когда открыл их, увидел все ту же картину: лорд Монтгомери улыбался и смеялся, любезничая с его женой.
        Эйдан уже хотел подойти к Норе, схватить ее за руку и увести подальше от англичанина. Но тут вдруг раздался звонкий голосок Кассандры.
        - Папа, что же ты тут стоишь?! От кого ты скрываешься? Папа, ведь гости хотят с тобой поговорить.
        Эйдан заставил себя улыбнуться.
        - Хотят со мной поговорить? А мне кажется, что они просто выведывают и вынюхивают, не пахнет ли очередным скандалом. Может, мне следует рассказать им всю правду о моей женитьбе? Может, сообщить, что невесту мне подыскала дочь и преподнесла в качестве подарка на день рождения? Могу представить, как обрадуются сплетники, - добавил Эйдан со смехом.
        Кассандра с укоризной взглянула на отца и проговорила:
        - Папа, не следует смеяться над такими вещами. И я полагаю, что ты должен уделять Норе больше внимания.
        - Похоже, что она и без меня не скучает, - процедил Эйдан сквозь зубы.
        В этот момент Монтгомери увлек Нору в дальний конец зала, и Эйдан видел, как Нора прильнула к англичанину, что-то говоря на ухо. А потом лорд Монтгомери взял Нору под руку и, осмотревшись, повел ее к дверям, выходившим в сад.
        У Эйдана перехватило дыхание, словно его ударили в солнечное сплетение. О Господи, сколько раз он был свидетелем подобной сцены? Делия постоянно исчезала со своими любовниками, при этом она не обращала ни малейшего внимания ни на Эйдана, ни на гостей, то есть вела себя так, будто ничего особенного не происходило. Гости же прекрасно все понимали; они с усмешками поглядывали на Эйдана и перешептывались.
        Тут Кассандра внимательно посмотрела на отца и проговорила:
        - О, папа, кажется, ты чем-то огорчен? Может, ты огорчен из-за того, что Нора танцевала с нашим гостем? Но если хочешь знать мое мнение, то это ты должен просить у нее прощения.
        Эйдан с удивлением взглянул на дочь:
        - Я должен просить прощения? Но почему?
        Кэсси передернула плечами.
        - Папа, ты прекрасно все понимаешь. Ведь ты даже не удосужился пригласить ее на танец! Так что сам виноват!
        Эйдан поморщился и проговорил:
        - Кассандра, но я…
        - Да-да, виноват, не возражай!
        Эйдан тяжко вздохнул. Он был вынужден признать, что дочь права. Ему действительно следовало находиться рядом с женой, а не смотреть, как ее развлекают другие. Точно так же он когда-то наблюдал за женой, флиртующей со своими многочисленными поклонниками. Но ведь Нора не Делия. И он не позволит Филиппу Монтгомери…
        Эйдан вдруг внимательно посмотрел на дочь и спросил:
        - Кэсси, но почему ты решила проявить заботу о Норе? Ведь совсем недавно ты ее ненавидела, не так ли?
        Кассандра вспыхнула и в смущении пробормотала:
        - Мне показалось, что я видела в ее глазах печаль… Словно она стоит у витрины модного магазина, но ее никто не приглашает зайти…
        При этих словах дочери Эйдан почувствовал себя виноватым. Кассандра же между тем продолжала:
        - Поначалу она была такой доброй, такой веселой, такой… отзывчивой. Да, я ужасно разозлилась на нее из-за того, что она прогоняла меня из твоей комнаты, когда ты болел. У меня не укладывалось в голове, как такая милая леди может быть такой… тиранкой. Но теперь я уже на нее не сержусь.
        - Проклятие… - проворчал Эйдан. - Ты все чертовски усложнила, маленькая плутовка. Я думаю, что вы, женщины, делаете все возможное, только бы довести мужчин до бешенства.
        - Но, папа, я вовсе не хочу тебя раздражать. Я хочу, чтобы ты нашел Нору и потанцевал с ней.
        - Я найду ее.
        С этими словами Эйдан решительно направился к двери, ведущей в сад. Гости приветствовали его, но он не обращал на них внимания. В эти мгновения он ничего не видел и не слышал и думал лишь об одном - о том, что его жену увел из зала заносчивый англичанин.
        Сад был освещен бумажными фонариками, мерцавшими розовыми, сиреневыми и зелеными огоньками. В лунном сиянии каменные скамейки отливали серебром, а статуи казались ожившими.
        Эйдан невольно замедлил шаги и осмотрелся. Наконец остановился в нерешительности. Тут откуда-то из-за кустов послышались голоса, и он подумал: «Может, окликнуть ее? Может, предупредить о своем приближении, чтобы она успела вывернуться из рук любовника?»
        Эйдан поморщился и пробормотал сквозь зубы:
        - Нет-нет, Нора не Делия.
        Эйдан быстро прошел по дорожке и, обогнув кусты, замер при виде открывшейся ему картины. Он увидел жену в объятиях англичанина, и с губ Норы срывался мелодичный серебристый смех.
        - О, Филипп, - она обвила руками его шею, - ты самый замечательный мужчина на свете! Я знала, что смогу на тебя рассчитывать, если мне понадобится помощь! Как отблагодарить тебя?
        - Хочешь, чтобы я сказал тебе, Нора? Хочешь, чтобы показал?
        Тут Монтгомери склонился над ней и поцеловал ее в губы.
        - Филипп! - ахнула Нора, изображая негодование. - Филипп, зачем?!
        Монтгомери запустил пальцы в шелк ее волос и прохрипел:
        - Нора, ты не можешь любить этого зверя, которого называешь своим мужем! Никто не станет осуждать тебя за то, что ты ищешь утешения в объятиях более достойного человека. Нора, позволь мне любить тебя.
        Эйдан в ярости сжал кулаки, и все поплыло у него перед глазами.
        - Филипп, я даже не знаю, что тебе сказать, - в растерянности пробормотала Нора. - Филипп, неужели ты не понимаешь?.. Ведь я же замужем за сэром Эйданом.
        В этот момент Эйдан вышел на освещенный участок сада и громко проговорил:
        - О, прошу вас, миледи, не придавайте столь большого значения свадебным клятвам, когда речь идет о ваших удовольствиях.
        Нора вскрикнула и вырвалась из рук Монтгомери.
        - Кейн, ты за нами следил, мерзавец! - прорычал англичанин. - Мне следовало бы догадаться, что ты затаился где-то в кустах, чтобы следить за нами.
        Эйдан криво усмехнулся.
        - Ошибаешься, я не скрывался. Я пришел сюда, чтобы пригласить свою молодую жену на танец. Просто вы с Норой не услышали мои шаги, потому что… Потому что слишком заняты.
        Нора прижала к груди руки, обтянутые перчатками, и с дрожью в голосе проговорила:
        - Эйдан, пожалуйста, не сердись. Возможно, ты подумал… Уверяю тебя, ты ошибаешься. Мы вышли в сад только потому…
        Эйдан рассмеялся.
        - Дорогая, ты забыла, что у меня есть кое-какой опыт в делах подобного рода. В роду Кейнов есть семейная традиция - забывать супружеские клятвы, когда они становятся помехой. Однако должен признаться, что не припомню ни одной жены, столь проворной. Забыть о клятвах уже на второй день после свадьбы!..
        - Но это ты утверждал, что наши обещания ничего не значат. Я же никогда…
        - Не утруждай себя объяснениями, - перебил Эй - дан. - Ты являла собой образец скромности, моя дорогая. Я полагаю, ты обняла этого мужчину за шею только для того, чтобы он вынул у тебя из глаза соринку, не так ли? Уверен, что именно этим своим подвигом он и заслужил… Как ты назвала его? Самым замечательным мужчиной на свете?
        Он ожидал, что жена покраснеет, потупится, но она, как ни странно, взглянула на него с вызовом:
        - Эйдан, почему ты пытаешься меня унизить? Почему не веришь мне? Пожалуйста, объясни…
        - Полагаю, что в данном случае объяснения не требуются. Если тебя обнимает мужчина и при этом говорит о любви, то все ясно, разве не так?
        - Даже если и так, какое тебе до этого дело?! - в ярости прокричал Монтгомери. - Не пройдет и недели, как ты уже будешь развлекаться в постели очередной красотки. Или, может быть, сразу с двумя, а, Кейн? Я говорю так только потому, что мне кое-что о тебе известно. Но твоя жена, к сожалению, ничего о тебе не знает. Ты ведь не пожелал ее просветить, не так ли? Или, может быть, ты и ее уже обучил всяким мерзким фокусам?
        Эйдан почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. Снова сжав кулаки, он шагнул к англичанину, но вовремя сдержался. Повернувшись к жене, он с угрозой в голосе проговорил:
        - Миледи, мне помнится, вы хотели рассказать нашему герою о том, что произошло между нами в первую брачную ночь. Так рассказали?
        - Конечно, нет! - возмутилась Нора.
        - Значит, вы не рассказали ему о наших маленьких играх? О заманчивых ставках?
        - Дорогой, пожалуйста, прекрати.
        Эйдан снова повернулся к англичанину и сквозь зубы процедил:
        - Монтгомери, вот что я скажу тебе. Ты ошибаешься, если думаешь, что Нора такая уж скромница. Смею тебя заверить, прошлой ночью она была на редкость смелой и решительной.
        - Негодяй! - взревел Монтгомери. - Я сделаю все, что в моих силах…
        - Филипп, перестань! - воскликнула Нора. - Пожалуйста, помолчи.
        - Монтгомери, запомни следующее. - В голосе Эйдана звенел металл. - Запомни, если ты когда-либо снова приблизишься к моей жене, ты очень об этом пожалеешь.
        Англичанин рассмеялся:
        - Красивые слова, Кейн! Ты и пальцем не пошевелил, когда твоя первая жена спала со всеми подряд! Думаешь, много времени понадобится, чтобы и Нора отвергла тебя, как когда-то Делия?
        Тут Эйдан наконец не выдержал. Размахнувшись, он ударил англичанина в лицо, и тотчас же послышался стон Филиппа Монтгомери; он попятился и прижал ладонь к губам.
        Эйдан снова шагнул к англичанину, но Нора закричала:
        - Прекратите! Прекратите немедленно!
        Монтгомери поморщился и пробормотал:
        - Нора, вот видишь, на что он способен? Этот человек способен на все… Неужели ты сможешь жить с таким мерзавцем?
        - Она моя жена, - заявил Эйдан. - Она моя, Монтгомери, запомни.
        - Твоя?! - взорвалась Нора. - Ты что, намерен запереть меня в башне? Ты считаешь, что я твоя собственность?
        - Успокойся, Нора.
        - Нет, Эйдан, это ты должен успокоиться! Неужели ты ревнуешь? Почему ты не веришь мне?
        - Но Монтгомери держал тебя в объятиях! Он целовал тебя!
        - И ты решил, что мне это понравилось? Эйдан пристально взглянул на жену.
        - Но почему же ты его обнимала?
        - Я обняла его за то, что он согласился поговорить со своей бабушкой, с герцогиней Уэр. Она могла бы помочь Кассандре, когда та появится в лондонском обществе.
        - Но он хотел, чтобы ты с ним бежала. Я прекрасно слышал, что он говорил!
        - Но ты не стал ждать, когда я отвечу ему, не правда ли? Ты был абсолютно уверен, что я тебя предала. Но тогда почему же я вышла за тебя замуж?
        - Потому что у тебя не было выбора.
        - Ошибаешься, Эйдан!
        - Нора, ты ничего не сумеешь объяснить этому негодяю! - закричал Монтгомери. - Поверь, Нора!
        Но она, даже не взглянув на англичанина, продолжала:
        - Да, Эйдан, ошибаешься. Я уверена, что сумела бы найти выход. А за тебя я вышла замуж только по одной причине. Я вышла за тебя, потому что…
        - Почему же? - Эйдан смотрел на жену все так же пристально. - Я слушаю тебя, дорогая.
        - Я вышла за тебя замуж, потому что я… - Нора на мгновение умолкла, потом прошептала: - Не могу открыть свое сердце… Не хочу, чтобы его растоптали. - Резко развернувшись, она побежала по тропинке, но не в сторону замка, а в противоположную.
        - Нора, куда ты?! - прокричал Эйдан вслед жене, но она даже не обернулась.

«Она сказала, что не может открыть свое сердце, - думал Эйдан. - Сказала, что не хочет, чтобы его растоптали. Но неужели Нора любит меня?» Ошеломленный этой мыслью, Эйдан смотрел на стройную женскую фигурку, пока она не исчезла во тьме.

«Не могу открыть свое сердце» - эти слова жены еще долго звучали у него в ушах.

        Глава 17

        Над землей клубился туман, и только бледный лунный свет, изредка пробивавшийся сквозь него, освещал тропинки, петлявшие среди густых кустарников.
        Нора не понимала, куда идет. Она знала только одно: ей надо бежать прочь от бального зала, прочь от Филиппа Монтгомери и от сэра Эйдана Кейна. Она все еще видела перед собой пылающие гневом глаза мужа. Он ужасно ревновал ее, но, увы, не любил и никогда не полюбит.
        А ведь она… Подумать только, она едва не сказала ему о своей любви.
        Нора почувствовала, что глаза ее наполнились слезами. Да, она чуть не призналась в своей любви, но вовремя опомнилась, вовремя сообразила, что подобное откровение сделает ее всецело зависимой от этого человека.

«Но ведь он уже и так завоевал мое сердце, - подумала Нора. - Если бы этого не произошло, я бы никогда не вышла за него замуж, никогда не позволила бы надеть мне на палец обручальное кольцо».
        Но почему же это произошло? Как случилось, что она полюбила сэра Эйдана? Должно быть, она сошла с ума. Потому что только безумная женщина могла полюбить такого человека, как Эйдан Кейн.
        Тут Нора наконец-то остановилась - перед ней высились развалины замка Кейслин-Алейн. Прекрасный и загадочный, замок, казалось, плыл в тумане, плыл ей навстречу, и Нора вдруг подумала, что именно там, среди древних руин, она сможет найти утешение.
        Немного помедлив, она направилась к замку и вскоре миновала невысокий каменный барьер - «каменное кольцо», как сказал ей Эйдан.
        И руины приняли ее в свои объятия, словно те, кто жил здесь когда-то и любил, протянули к ней свои руки, чтобы приласкать и утешить. Но сможет ли кто-нибудь ее утешить, если Эйдан Кейн никогда ее не полюбит?
        Нора пристроилась на камне, где сидел Эйдан в тот день, когда впервые ее поцеловал, и тяжко вздохнула. Она поняла, что и здесь, в жилище легендарной Мейр Тысяча Слез, ей не найти утешения.
        Это была волшебная ночь - ночь, когда лунный свет лишь изредка пробивается сквозь мглу и Кейслин-Алейн, как гласили легенды, плывет в тумане.
        Эйдан с детства знал все эти легенды и когда-то верил в них, но, став взрослым, лишь смеялся над рассказами местных жителей, говоривших, что в такие ночи человек, вступивший за «каменное кольцо», обретает утешение.
        Да, Эйдан смеялся над этими рассказами, однако сейчас, погоняя своего жеребца, он чувствовал: Нора ждет его где-то там, в туманной мгле.

«Нора ждет меня, - говорил он себе снова и снова. - Ждет среди развалин замка». Но почему он был в этом уверен? Эйдан не мог ответить на этот вопрос, но чувствовал, что его влекло к руинам, влекло к Норе, словно он был связан с ней какой-то невидимой нитью.
        Не доезжая до «каменного кольца», Эйдан придержал коня и осмотрелся. Да, он не ошибся… Ослепительно прекрасная в лунном сиянии, Нора в задумчивости сидела на камне - на этом же камне сидел и он, когда впервые ее поцеловал.
        Эйдан спешился и направился к «каменному кольцу». Внезапно под каблуком его хрустнула ветка, и Эйдан заметил, что Нора вздрогнула и повернулась к нему. В следующее мгновение он услышал, как она вздохнула, и сердце его сжалось; словно кто-то стиснул его в кулаке.

«Но что же я ей скажу?» - думал Эйдан. Он пытался найти слова, с которыми мог бы обратиться к Норе, но нужные слова на ум не приходили.
        Приблизившись к жене, Эйдан какое-то время молча смотрел на нее, потом вдруг спросил:
        - Ты когда-нибудь слышала легенду о волшебном поцелуе?
        Нора покачала головой, однако не произнесла ни слова.
        - А я впервые услышал ее, когда был маленьким мальчиком. Однажды ночью, такой же ночью, как эта, волшебный народец, населяющий окрестности, блуждал среди холмов, выискивая среди смертных влюбленных. Многие в наших местах говорят: если человек забредет внутрь волшебного кольца, то есть сюда, где мы сейчас находимся, он встретит деву неописуемой красоты, и якобы эта красавица увлечет его танцевать, а если он осмелится ее поцеловать, то она похитит его душу - и тогда он становится ее вечным пленником… С этого момента в его глазах появляется мечтательный блеск и он думает лишь о ней, о деве, похитившей его душу.
        Нора рассмеялась:
        - Здесь нет прекрасной девы, Эйдан.
        - Ты так думаешь? Знаешь, когда-то я смеялся над этой легендой, но сейчас…
        - Эйдан, не надо…
        - Не надо? Ты о чем?
        - Не нужно придумывать красивые истории, Эйдан. Мы оба прекрасно знаем, что я некрасивая. А простушка не может обольстить мужчину своим поцелуем.
        - Тогда откуда же у меня такое чувство? Откуда это сладостное безумие? Какие силы привели меня сюда? И почему я поверил… - Он внезапно умолк; ему вдруг подумалось, что он говорит как влюбленный юнец.
        Она пристально взглянула на него.
        - Поверил? Во что ты поверил?
        - Поверил в волшебное зелье, которое воспламеняет кровь мужчины. Поверил в волшебное кольцо и в легенды замка. Поверил даже в колдунью, облаченную в шелка цвета морской волны.
        Нора пожала плечами:
        - Но час назад ты ничего подобного не чувствовал. Ты бесился от ревности, ударил Филиппа.
        - Да, я его ударил, но он этого заслуживает. Потому что вы с Монтгомери…
        - Эйдан, прекрати. Поверь, я никогда не предам тебя. Я не смогу тебе изменить. Но это ровным счетом ничего не значит, правда? Мне навсегда досталась боль, оставленная в твоей душе Делией. Ты сумел открыть свое сердце Кассандре, потому что это безопасно. Она никогда не ранит тебя, как ранила Делия. Но ты никогда не откроешь свое сердце мне.
        Он тяжко вздохнул и, пожав плечами, сказал:
        - Но ведь ты прекрасно об этом знала, Нора. Ты знала, что я не смогу тебя полюбить, но все равно вышла за меня замуж. Позволь узнать, почему?
        Нора поднялась на ноги и, не глядя на мужа, промолвила:
        - Эйдан, я не желаю об этом говорить. Да и какая тебе разница, в конце концов? Ты получил то, что хотел. Кассандра получит доступ в высшее общество.
        - Но что ты получила взамен? Только не говори, что это кров и защита. Нора, скажи, почему ты согласилась стать моей женой?
        - Эйдан, я ужасно устала. У меня нет сил отвечать на твои вопросы. Я сейчас не в состоянии говорить об этом.
        - Но я хочу знать правду, Нора. Хочу узнать ее сейчас, немедленно…
        - Хочешь узнать… Чтобы еще крепче привязать меня к себе? Хочешь заточить меня в замке у моря? Эйдан, у тебя и так на руках все козырные карты. К тому же ты меняешь правила по собственному усмотрению. Зачем мне открывать тебе единственную карту, что у меня осталась? Тем более что эта карта недостойна твоего внимания.
        - Думаю, ты ошибаешься. Скажи мне правду, Нора, прошу тебя. Пожалуйста, скажи. Подобные секреты, раскрытые в таком месте, должны обладать магическими свойствами. - Эйдан взял жену за плечи и заглянул ей в глаза. - Нора, я слушаю тебя. Скажи мне правду.
        Она судорожно сглотнула и, стараясь не отводить глаза, проговорила:
        - Эйдан, я вышла за тебя замуж, потому что люблю тебя. Поверь, это правда. Я оказалась столь глупа, чтобы влюбиться в мужчину, которому не нужна. Влюбилась в мужчину, который никогда не ответит мне взаимностью.
        Ее слова проникли в сердце Эйдана сверкающими лучами чуда. И он, очарованный этой магией, снова заглянул в огромные карие глаза. Затем опустился на одно колено и проговорил:
        - Я не могу отдать тебе свое сердце, но торжественно клянусь: ты никогда не пожалеешь о том, что доверилась мне. Нора, поверь мне, пожалуйста.
        Она тихонько вздохнула и, прикоснувшись ладонью к щеке мужа, прошептала:
        - Я хочу верить…
        - Верить во что? В волшебный поцелуй феи и в любовное зелье, что связывает души навеки? Что ж, верь в это, если больше ни во что не можешь поверить.
        Эйдан поднялся на ноги и привлек жену к себе. Она прижалась к нему покрепче, и он принялся покрывать поцелуями ее лицо и шею. Наконец, отстранившись, хриплым шепотом проговорил:
        - О, Нора, я хочу взять тебя прямо сейчас, здесь… Я желаю тебя так, как не желал еще ни одну женщину. Я хочу, чтобы твои руки меня ласкали, мой ангел. - Ей не дано было узнать, чего стоило ему это признание. - А впрочем… Да, конечно, не здесь… Позволь увезти тебя в Раткеннон, дорогая.
        - Эйдан, нет, - выдохнула она. - Эйдан, я бы не хотела ехать в замок. Ведь здесь так прекрасно…
        Он нахмурился, однако промолчал. Нора взглянула на него с мольбой в глазах и прошептала:
        - Дорогой, ты не понял меня. Я хочу, чтобы это произошло именно здесь, в этом волшебном замке.
        Эйдан молча кивнул. Он и сам хотел того же. Сбросив с себя плащ, он расстелил его на земле, затем шагнул к Норе и принялся раздевать ее. Когда же на ней осталось лишь облачение из тумана и лунного света, Эйдан отступил на шаг и принялся расстегивать пуговицы своего сюртука. Но Нора тут же отстранила его руки и с улыбкой сказала:
        - Позволь мне…
        Дрожащими пальцами она расстегивала пуговицы его сюртука. Затем расстегнула жилет и, наконец, взялась за ремень.
        - О, Нора… - прошептал Эйдан, увлекая ее на ворох одежды. - О, милая, милая Нора, тебя, должно быть, прислал ко мне какой-то добрый дух, чтобы спасти меня от самого себя.
        Она всхлипнула от избытка чувств и обняла мужа за шею. В следующее мгновение он покрыл ее своим телом и почти тотчас же вошел в нее.
        - Я люблю тебя, Эйдан, люблю, - шептала она, раз за разом устремляясь ему навстречу.
        - Скажи мне это еще раз, скажи… - прохрипел он, заглядывая ей в глаза.
        - О, дорогой, люблю тебя, люб… - Нора внезапно умолкла, и Эйдан тут же приподнял голову - ему показалось, что он услышал стук копыт.
        - Сэр Эйдан! - раздался крик всадника. - Сэр Эйдан, ради всего святого, где вы?!
        Эйдан выругался сквозь зубы и поднялся на ноги. Собрав одежду Норы, он отвел ее в тень полуразрушенной стены. Проклятие, что там стряслось? Неужели Кассандра, заметив, что они с Норой исчезли, отправила людей на поиски?
        - Я здесь! - выкрикнул Эйдан. - Здесь, на развалинах!
        Он едва успел натянуть штаны, как появился всадник.
        Теперь Эйдан узнал его - это был Гиббон Кейдегон.
        - Слава Богу, что я нашел вас, сэр, - проговорил старый конюх. - Клянусь, я никогда не думал, что эти мерзавцы до такой степени обнаглеют.
        - В чем дело? - проворчал Эйдан, надевая рубашку.
        - Видите ли, сэр, мисс Кассандра вышла в сад, чтобы поискать вас и вашу леди. Но тут кто-то… Кто-то пытался ее похитить.
        - Похитить? Неужели кто-то из гостей?..
        - Нет-нет, сэр, гости ни в чем не виноваты. Я полагаю, кто-то хотел похитить ее с целью выкупа. И ваша молодая жена, сэр… Она тоже пропала. Мы боимся, что…
        - Она со мной, - перебил конюха Эйдан; он указал на Нору, стоявшую в тени полуразрушенной стены.
        - Ох, слава Богу, что с вами все в порядке, миледи. - Кучер с облегчением вздохнул и поклонился Норе. - Слава Богу, - повторил он дрогнувшим старческим голосом.
        - Но что же случилось? - спросил Эйдан. - Не хочешь ли ты сказать, что на Кассандру кто-то напал, когда она вышла в сад? Неужели кто-то посмел?.. Даже не верится…
        - Только взгляните на ногу бедного Калви, и сразу поверите. Он сорвал планы негодяев. Бился сразу с тремя противниками, и ему всадили в бедро пистолетную пулю.
        - О Боже… - пробормотал Эйдан; ему представилось, как мерзавцы в масках угрожают оружием его дочери. - Что с Кассандрой? Она не пострадала?
        - Теперь с ней все в порядке. Мы заперли девочку крепко-накрепко в ее комнате и приставили караул из самых надежных слуг. Она, конечно, до смерти перепугалась. Но больше всего она страшится, что те, кто пытался выкрасть ее, захватили госпожу. Малышка постоянно твердит, что слышала, как они говорили про леди Кейн.
        Эйдан невольно вздрогнул и инстинктивно привлек к себе Нору. Взглянув на нее, он пробормотал:
        - Тот, кто задумал это злодеяние, очень пожалеет…
        - За хирургом послали? - спросила Нора. - Кто-нибудь уже осмотрел Калви?
        - Да, доктор уже приехал. Калви - мальчик мужественный и отважный. Он ни словом не обмолвился о своей ране, пока мы не обеспечили безопасность мисс Кэсси. А потом, когда гости начали разъезжаться, он лишился чувств, и только тут мы увидели на его штанах кровь. Сэр Эйдан, если бы не его отвага, мы бы сейчас обшаривали окрестности в поисках маленькой мисси. Вы должны благодарить только Калви.
        Эйдан кивнул:
        - Да, верно. Похоже, что мне с ним до конца жизни не рассчитаться. Но кто же осмелился напасть на Кассандру? Кто посмел угрожать моей жене?
        - Трудно сказать, сэр. - Конюх пожал плечами. - Они натянули на головы мешки с прорезями для глаз. К тому же было темно. Калви говорит, что все произошло очень быстро. Он запомнил только их голоса - они явно ирландцы. Причем эти люди ненавидят вас, сэр.
        Эйдан криво усмехнулся.
        - Ирландцы, которые меня ненавидят? Таких добрая половина графства. Проклятие, чтоб им всем в аду гореть!
        Эйдан нисколько не преувеличивал, когда говорил, что его ненавидит половина графства, - но угрожать его близким, угрожать пятнадцатилетней девочке и женщине, отдавшей ему свое сердце…
        Не говоря ни слова, Эйдан взял жену за руку и направился к тому месту, где был привязан его жеребец. Запрыгнув в седло, он подхватил Нору, посадил ее впереди себя и тотчас же пустил коня в галоп. Он мчался по темной дороге и задавал себе один и тот же вопрос: «Кто это, кто посмел?..» Уже подъезжая к замку, Эйдан сквозь зубы пробормотал:
        - Клянусь, что непременно найду их, и тогда… - Хищная гримаса обезобразила его лицо. - Да, непременно найду… Преисподняя покажется им раем по сравнению с тем, что их ждет.

        Глава 18

        Кассандра наконец-то уснула, но Эйдан по-прежнему сидел рядом с ней даже во сне держала отца за руку. В мерцании свечей, стоявших на ночном столике, он видел темные круги под глазами Кассандры и крошечную царапинку на щеке - напоминание о схватке с негодяями, предпринявшими попытку ее похитить.
        Она была в состоянии шока, его смелая маленькая Кэсси, когда, увидев отца, бросилась ему навстречу. Затем девочка прильнула к Норе и стала умолять, чтобы та простила ее, она говорила, что очень переживает из-за того, что не пришла на венчание. Было совершенно очевидно, что девочка искренне раскаивается. Эйдан же, глядя на дочь, тоже мучился угрызениями совести.
        Внезапно за его спиной послышались шаги, но Эйдан даже не обернулся, он сразу же понял, что в комнату вошла Нора - она не могла не прийти.
        Осторожно приблизившись к мужу, Нора положила руки ему на плечи и тихонько вздохнула. Эйдану хотелось повернуться к ней и обнять ее, хотелось прижать ее к груди, но он по-прежнему сидел, глядя на дочь; его все еще терзала мысль о том, что малышку едва не похитили, а он, отец, не смог ее защитить.
        Нора снова вздохнула, и тут Эйдан наконец проговорил:
        - Ты знаешь, что Кассандра с ним никогда не расстается? - Он осторожно прикоснулся к медальону на шее дочери.
        - Очень красивый, - проронила Нора. - Странно, что я раньше не обращала на него внимания. Много лет назад похожий носила моя мать. Внутри медальона были две миниатюры - она и мой отец. Но после смерти папы мать перестала его носить, и это ужасно меня огорчило.
        - О, дорогая…
        - Это было давно, Эйдан. А медальон Кассандры действительно очень красивый. Это ты ей его подарил?
        - Нет, он принадлежал Делии. Вероятно, его ей преподнес один из любовников. - Эйдан провел пальцами по золотой застежке. - Они всегда дарили ей разные безделушки - бриллиантовые браслеты, кольца, нитки жемчуга для волос. В ночь, когда Делия погибла, она отдала медальон Кассандре, вероятно, чтобы ее задобрить, наверное, боялась, что девочка в момент побега поднимет крик. Мне ненавистен этот медальон. Каждый раз, когда вижу его, невольно вспоминаю, насколько близок я был к тому… Я думаю о том, что едва не потерял Кассандру навсегда. И я до сих пор вижу кровоточащую рану на ее лбу, до сих пор слышу ее крик. Не исключено, что этот медальон подарил Делии тот негодяй, который правил тогда лошадьми. Но, увы, Кассандре ужасно нравится эта проклятая побрякушка. Иногда меня мучает мысль… Мучает мысль о том, что если бы мне удалось избавиться от медальона, то удалось бы забыть Делию - вычеркнуть прошлое из памяти.
        Эйдан тяжко вздохнул, потом вновь заговорил:
        - Через восемь месяцев после гибели Делии я пробрался к Кэсси в спальню, когда она спала, и, незаметно сняв с ее шеи медальон, спрятал проклятую безделушку. Я хотел его уничтожить, расплющить, разбить молотком… До сих пор не понимаю, почему не сделал этого сразу, как только вышел из комнаты Кассандры. Этот медальон - словно символ моего бессилия, Нора. Бессилия перед Делией.
        - Но, Эйдан, почему же…
        - Не перебивай, пожалуйста. Так вот, я спрятал медальон. Когда же Кэсси обнаружила пропажу, с ней сделалась истерика - я никогда не видел ее такой… Поэтому пришлось вернуть малышке украшение. Я сделал вид, что чудесным образом нашел его. Тогда я выглядел в глазах дочери настоящим героем.
        - Ты действительно для нее герой. Самый настоящий. Когда мне стало ясно, что это она автор писем, приходивших ко мне в Англию, я поняла, насколько сильно она тебя любит.
        - Не меня, Нора, а вымышленного человека. Что же касается подлинного Эйдана Кейна…
        - Нет, ты герой, Эйдан. Для нее и для меня.
        - Но почему? Я с самого начала обращался с тобой просто ужасно.
        - Но ты был со мной честен. К тому же ты обожаешь свою дочь и с уважением относишься ко всем обитателям Раткеннона. И ты все-таки не отправил меня в Дублин немедленно, не прогнал меня. Ты позаботился обо мне, Эйдан, пусть даже и не хотел этого.
        - Черт побери, Нора, как ты не понимаешь… Ты ужасно наивная, моя дорогая.
        - Не такая уж наивная, Эйдан. И знаешь… Ведь ты сегодня сотворил чудо, когда мы были у развалин замка.
        Эйдан нахмурился и проворчал:
        - Увы, пока я творил это чудо, какие-то негодяи едва не похитили мою дочь. Они угрожали ей, Нора, представляешь?..
        - Но, дорогой, ты не можешь повсюду следовать за ней по пятам. Не нужно себя корить.
        Тут спящая Кассандра наконец-то выпустила руку отца, и он, поднявшись на ноги, подошел к окну. Первые лучи рассвета уже окрасили горизонт и осветили широкие просторы ирландского побережья - где-то там нашли прибежище негодяи, пытавшиеся похитить его дочь.
        - Я ее отец, - проговорил Эйдан сквозь зубы. - И я должен был…
        - Должен?.. Что именно ты должен был сделать? Предугадать, что неизвестные в масках попытаются выкрасть девочку из Раткеннона в разгар бала? Звучит абсурдно. Знаешь, я до сих пор не могу понять, зачем кому-то понадобилось делать это на глазах многочисленных свидетелей. Ведь Кэсси часто разгуливает по окрестностям без всякой охраны… Было бы гораздо проще похитить ее именно в это время.
        Эйдан с удивлением взглянул на жену - как ни странно, ему такая мысль в голову не приходила.
        - Пожалуй, ты права. Но главное сейчас - выяснить, кто эти мерзавцы. И теперь уж я не оставлю Кэсси без присмотра.
        - Да, конечно, разумная предосторожность не помешает, - согласилась Нора. - Но все-таки мне кажется, что после случившегося эти люди не отважатся снова напасть на девочку. Во всяком случае, в ближайшее время.
        - Я позволю себе усомниться в этом, - проворчал Эйдан.
        - Усомниться?
        - Видишь ли, они меня ненавидят и жаждут мести. А жажда мести - она лишает человека разума, и тогда уж безумец пойдет на любой риск.
        Нора внимательно посмотрела на мужа.
        - Ты считаешь, что эти люди хотят отомстить тебе? Считаешь, что только поэтому они решили похитить Кассандру? О, Эйдан, обещай, что не будешь понапрасну рисковать и сообщишь о случившемся властям.
        - Надо мной лишь посмеются. Они ненавидят меня ничуть не меньше, чем фермеры, Нора.
        - Но в данном случае это не имеет значения. Они обязаны…
        - Они сделают вид, что приняли меры. На самом же деле позволят негодяям скрыться. Нет, я сам их найду. Обязан найти, - добавил Эйдан, невольно сжимая кулаки.
        Нора подошла к нему сзади и положила руки ему на плечи.
        - Дорогой, ты их обязательно отыщешь, я знаю. Но теперь тебе нужно отдохнуть. Ты ничего не сможешь предпринять, пока Калви не очнется от снотворного, которым опоил его хирург. Отдохни, а когда он придет в себя…
        - Нет, я обыщу место, где это случилось. И опрошу всех, кто мог хоть что-то видеть.
        - Но ты очень устал, Эйдан. Не забывай, ты совсем недавно оправился от болезни. Пожалуйста, пойдем со мной.
        - Черт побери, Нора, не вмешивайся, пожалуйста.
        - Хорошо, прости.
        - Нет, дорогая, это ты меня прости. Я… О Боже, Нора, я даже не могу описать, что со мной творится. У меня душа рвется на части. Я думал, что малышка в безопасности. Верил, что ей ничто не угрожает, что ничего дурного с ней не может случиться. А теперь… Нора, пойми, я должен выяснить, кто посмел… Должен выяснить это как можно быстрее.
        - Да, я тебя понимаю. - Она поцеловала мужа в плечо и направилась к двери. У порога вдруг остановилась и, обернувшись, прошептала: - Эйдан…
        - Что еще?
        - Эйдан, я люблю тебя.
        У него перехватило горло, а в груди словно вспыхнуло пламя. Однако он по-прежнему стоял спиной к жене. Лишь когда ее шаги стихли где-то в конце коридора, Эйдан отвернулся от окна и, еще раз взглянув на спящую дочь, вышел из комнаты.
        Эйдан твердо решил: он найдет негодяев во что бы то ни стало, найдет их до того, как они попытаются снова посягнуть на Кассандру или на Нору. Он сделает все возможное, чтобы обезопасить дочь и жену.
        Нора вошла к себе в комнату и поежилась от холода. Огонь в камине не горел, вероятно, в суматохе, возникшей в связи с попыткой похищения Кассандры, его забыли развести.

«Без пламени в камине комната кажется какой-то незнакомой и неуютной, - думала Нора, вставляя в подсвечник зажженную свечу. - Впрочем, ничего удивительного - сейчас, после случившегося, во всем замке неуютно».
        Попытка похищения… Кто же мог задумать такое ужасное злодеяние? Становилось страшно при мысли о том, что могли сделать похитители с невинной девочкой, окажись она в их власти. Власть… Нора не сомневалась, что они использовали бы свою власть в полной мере.
        Она подошла к туалетному столику, уставленному флаконами и баночками, и машинально провела пальцем по серебряной шкатулке, принадлежавшей когда-то Делии Кейн, Нора ненавидела эту женщину. Ненавидела за то, что она сделала с Эйданом - ведь оставленное ею наследие до сих пор терзало и мучило его, и он никак не мог избавиться от ужасных воспоминаний.
        Тяжко вздохнув, Нора принялась наводить порядок на туалетном столике - несколько флаконов с духами она в спешке опрокинула накануне, когда готовилась к балу.
        Минут через пять Нора уже хотела отойти от столика, но вдруг замерла, в недоумении глядя на листок бумаги - его она раньше здесь не видела. Причем листок этот был испещрен до боли знакомым почерком. Судя по всему, записка была написана той же рукой, что и другая, найденная ею в день приезда в Раткеннон, - тогда она и заподозрила Эйдана Кейна в убийстве жены.
        Какое-то время Нора смотрела на листок, потом вдруг вздрогнула и бросила взгляд через плечо - ей показалось, что в тени рядом с кроватью кто-то прячется. И ей тут же вспомнились слова Гиббона Кейдегона. Тот говорил, что разбойники упоминали ее имя - якобы Калви слышал это.
        Нора отступила от столика и осмотрелась. Нет, в ее комнате никого не было. Да и кто бы из злоумышленников отважился сюда проникнуть? Ведь Эйдан повсюду выставил охрану…
        Судорожно сглотнув, Нора снова подошла к столику и дрожащей рукой взяла записку. Немного помедлив, прочитала следующее:
        Три опасности подстерегают Раткеннон…
        Девочка, ничего не знающая о западне.
        Леди, чьим сердцем отныне владеет развратник.
        Три ставки, что приведут их обеих к страданиям,
        которым не будет конца.
        В прошлый раз вы не вняли моим предупреждениям.
        Не будьте столь безрассудны теперь.
        Не спускайте с девочки сегодня глаз.
        Нора в ужасе смотрела на записку. «Неужели это послание появилось на туалетном столике еще до бала? - спрашивала она себя. - Да, наверное, до бала. Просто я, когда собиралась, не заметила ее, так как ужасно торопилась».
        Но что же это означало? Выходит, кто-то проник в ее комнату перед балом, чтобы предупредить о готовившемся похищении. Кто-то знал, что готовится преступление. И если Эйдан сумеет найти этого человека, то найдет и того, кто пытался похитить Кассандру.
        Нора откинула крышку серебряной шкатулки и достала оттуда листок, который спрятала в день приезда. Опрометью выскочив из спальни, она помчалась в кабинет мужа; ей казалось, что он сейчас именно там.
        Остановившись перед дверью, Нора постучала.
        - Черт побери, кто еще?! - заорал Эйдан. - Да заходите же!
        Она отворила дверь и проскользнула в комнату.
        - Нора, ты?.. - Повернувшись к стоявшему рядом Кейдегону, Эйдан сказал: - Подожди немного. - Снова взглянув на жену, он проговорил: - Дорогая, я думал, что ты уже легла…
        - Эйдан, я собиралась лечь. Я уже начала раздеваться, когда… - Нора покосилась на Гиббона Кейдегона и пробормотала: - Эйдан, мне нужно поговорить с тобой наедине.
        - Я чертовски занят сейчас. Пытаюсь выяснить, кто мог подготовить нападение на Кэсси. У меня нет времени…
        - Это касается Кассандры. Это очень важно. Пожалуйста, Эйдан.
        Он выругался вполголоса и велел конюху удалиться. Когда дверь за ним закрылась, Эйдан снова повернулся к жене:
        - Что ж, выкладывай. Только побыстрее, Нора.
        - Вот. - Она протянула мужу записки.
        Эйдан взял листки и вопросительно взглянул на жену.
        - Первую я обнаружила в день своего прибытия в Раткеннон, - пояснила Нора. - А вторая лежала на туалетном столике в моей спальне, и я нашла ее только сейчас. Но, похоже, кто-то хотел, чтобы я прочитала ее до бала.
        Эйдан направился к подсвечнику, стоявшему на столе, и прочел первую записку. Подняв глаза на Нору, он криво усмехнулся и проворчал:
        - Выходит, что кто-то решил стать твоим ангелом-хранителем? Что ж, я не сомневался, что до тебя дойдут сплетни. Но я не мог предположить, что это случится в первый же день, в день твоего приезда. Неудивительно, что ты тогда выглядела чертовски испуганной.
        Эйдан бросил первую записку на стол и стал читать вторую.
        - О Боже… - пробормотал он, в растерянности глядя на жену. - Но кто же…
        - Не знаю, Эйдан. Я никого у себя в комнате не видела. Ни в первый раз, ни сейчас.
        Эйдан ненадолго задумался, потом сказал:
        - Кто-то приходил в твои покои. И кто-то знал, что готовится похищение. Причем совершенно очевидно: этот человек - один из обитателей Раткеннона. Значит, надо непременно найти его и…
        - Совсем не обязательно, что этот человек из замка, - возразила Нора. - Замок такой огромный… Кто-то мог забраться в окно или каким-нибудь другим способом. Но я не думаю, что у тех, кто подкинул записки, были дурные намерения. Похоже, они стремились меня предупредить.
        - Предупредить о чем? Что ты собираешься выйти замуж за убийцу? Что мою дочь хотят похитить? Мерзавцы! Надо непременно их найти. Если они знали, что готовится преступление, то, вероятно, знают и многое другое.
        В этот момент в дверь кабинета постучали, и тут же вошла Роуз с ведерком торфа для растопки камина. Увидев записки, она замерла на несколько мгновений и побледнела. Потом пробормотала:
        - Ох, простите меня, сэр, я зайду чуть позже, чтобы…
        - Останься, Роуз, - приказал Эйдан.
        Горничная еще больше побледнела и кивнула:
        - Слушаюсь, сэр.
        Эйдан пристально взглянул на девушку и, протягивая ей листки, проговорил:
        - Полагаю, ты никогда не видела эти записки?
        Горничная в страхе попятилась и пробормотала:
        - Н-нет, сэр. Зачем они мне? Я ведь не умею читать.
        - Если так, то почему же ты побледнела? - Эйдан смотрел на служанку все так же пристально. - И почему у тебя дрожат руки?
        Девушка поставила ведро на пол и спрятала руки под фартуком.
        - Сэр, я…
        - У тебя есть мать и пятеро младших братьев и сестер, которых нужно прокормить, не так ли, Роуз? Они живут в домике неподалеку от Холма ночных голосов, верно?
        - Да, сэр.
        Покосившись на Нору, Эйдан продолжал:
        - И если бы тебя не наняли на службу в Раткеннон, то твоей семье пришлось бы несладко, так?
        - О, сэр, я ничего не знаю.
        - Роуз, я сделал себе состояние, читая, что написано на лицах игроков, сидящих за карточным столом. И я вижу, когда люди лгут. Немедленно расскажи мне правду, иначе тебя вышвырнут из замка, не заплатив ни шиллинга.
        Губы девушки задрожали, а на глаза навернулись слезы.
        - О, сэр, поверьте, я не хотела ничего плохого. Просто он был так добр к матушке и малышам. Да и просил-то о сущей безделице.
        - Кто просил? Черт возьми, назови имя!
        - Я не могу, или он… они… Ужасные вещи происходят с теми, кто их предает. Никто в долине не посмеет…
        - Гилпатрик? - спросил Эйдан.
        Девушка пронзительно вскрикнула, потом прошептала:
        - Это не я назвала имя. Я бы не смогла. Я…
        Роуз отступила еще на несколько шагов, но Эйдан подбежал к ней и, ухватив за руку, в ярости закричал:
        - Это был Гилпатрик?! Говори же! Он писал записки, а ты тайком подкладывала их в комнату леди Кейн, так?
        - Эйдан! - воскликнула Нора, бросаясь к мужу. - Эйдан, ты совсем запугал ее.
        - Если она не расскажет мне всю правду, то еще не так испугается! - Он внезапно умолк, потом пробормотал: - И все-таки я не понимаю… Не понимаю, зачем понадобилось Гилпатрику писать эти записки? Не вижу в этом никакого смысла…
        - Он опасался за леди, - всхлипнула Роуз. - Он только хотел ее предупредить.
        - Предупредить, что я убийца? Он хотел, чтобы она отказалась от венчания со мной?
        - Да, сэр.
        - Но эта записка оказалась у нее в комнате в первый же день, - сказал Эйдан. - Как же Гилпатрик узнал, что она приезжает? И как догадался, что она собирается выйти за меня замуж? Даже я тогда ни о чем не догадывался…
        - Я не знаю, сэр! Я не знаю!
        - А сегодня… Как он узнал о том, что должно было случиться сегодня. В чем смысл этой проклятой записки? Что за игру затеял этот мерзавец? Может, решил позабавиться перед тем, как похитить мою дочь?
        - Он не способен причинить зло ребенку! - воскликнула девушка.
        Было время, когда Эйдан мог бы в это поверить, даже несмотря на старую вражду, которую он и наследник Гилпатриков питали друг к другу. Но теперь он думал иначе. Во всяком случае, он нисколько не сомневался в том, что этот человек имел какое-то отношение к преступлению.
        - Но если Гилпатрик не способен причинить ребенку зло, то кто же проник ночью в сад? Кто напугал Кассандру? Кто ранил Калви? - Схватив девушку за плечи, Эйдан с силой встряхнул ее.
        Горничная снова всхлипнула.
        - О, сэр, поверьте, я не знаю… Я только оставила записки в комнате, вот и все.
        - Эйдан, ты делаешь ей больно, - сказала Нора. - Посмотри ей в глаза. Совершенно очевидно, что она и впрямь ничего не знает.
        - Тогда я узнаю правду от самого Гилпатрика! - прорычал Эйдан. - А ты, Роуз, скажешь, как его найти.
        - Нет! - Глаза горничной округлились. - Если я его предам…
        - Скажи, где его найти, - или твои услуги в замке больше не понадобятся.
        Девушка судорожно сглотнула.
        - У Стоящих Камней, сэр, - прошептала она наконец. - На Холме ночных голосов произойдет их встреча.
        Стоящие Камни. Неудивительно, что для собраний мятежников Гилпатрик выбрал именно это место. После наступления сумерек большинство фермеров предпочитали обходить Стоящие Камни стороной.
        - Когда должна состояться эта встреча? - Заметив, что Роуз отвела глаза, Эйдан с угрозой в голосе добавил: - Только не смей лгать. Иначе это будет твоя последняя ложь в стенах Раткеннона. Так когда же? Отвечай!
        Горничная, утирая слезы, пробормотала:
        - Сегодня ночью, сэр. Как только взойдет луна.
        Эйдан впился свирепым взглядом в глаза Роуз и сквозь зубы процедил:
        - Если ты мне солгала, то имей в виду: и ты, и все твои родственники… Вы все за это поплатитесь. - Он вывел девушку в коридор и, обратившись к слугам - они стояли у двери с пистолетами за поясом, - сказал: - Роуз всю ночь должна провести в своей комнате. Заприте ее на замок, заприте понадежнее, чтобы не улизнула.
        Слуги в замешательстве переглянулись. Наконец один из них кивнул:
        - Я позабочусь об этом, сэр.
        Эйдан стиснул зубы, глядя, как слуги уводят плачущую девушку. Увы, ему пришлось проявить твердость - только так можно было обезопасить Кассандру и Нору.
        - Эйдан… - Он почувствовал, как жена прикоснулась к его плечу. - Эйдан, что ты собираешься делать?
        Он вернулся в комнату и подошел к камину. Уставившись на огонь, пробормотал:
        - Я собираюсь найти Гилпатрика. Я заставлю его сказать, что все это значит.
        - Неужели ты отправишься в их логово один?
        - А что же мне делать? Может, назначить ему встречу в одном из лондонских клубов? Или подождать, когда он напишет моей жене новое послание? Увы, жена не торопится делиться со мной своими секретами.
        Нора побледнела.
        - Но я нашла записку совсем недавно. Уже после бала.
        - Первую записку ты нашла еще до нашего венчания, однако промолчала. Скажи, почему ты молчала?!
        - Вероятно, я должна была постучать в дверь твоей спальни и спросить: «Простите, сэр, вы действительно убили свою жену?» Пойми, Эйдан, у меня не было причины…
        - Не было причины рассказывать о записке? Почему? Потому что ты боялась, что это правда?
        Нора промолчала, но выражение ее лица было красноречивее любых слов.
        - Что же ты молчишь, дорогая? Ответь мне, пожалуйста.
        - Я спросила тебя про Делию. Спросила, когда ты поправился после болезни. Ты рассказал о том, что на самом деле произошло, и я поверила тебе. Я не показала тебе записку только потому, что знала: это причинит тебе боль.
        - Напрасно не показала. Если бы показала, я бы понял: что-то должно произойти. И тогда я бы не устроил этот проклятый бал! - Эйдан ударил кулаком по каминной полке и выругался сквозь зубы.
        Нора вздохнула и прошептала:
        - Выходит, я во всем виновата?
        - Я этого не говорил.
        - Не имеет значения. Ты так думаешь. И это избавляет тебя от необходимости смотреть правде в глаза.
        - Какой правде?! - взвился Эйдан, уязвленный словами жены. - Что ты хочешь этим сказать?
        - Что ты не в состоянии отгородить Кассандру от мира, как бы ни старался. Что ты не всесилен. И что в один прекрасный день она испытает боль - боль от жестоких слов и жестоких поступков, - а ты ничего не сможешь сделать, чтобы избавить ее от страданий.
        - Если бы мне не пришлось скакать ночью по холмам, чтобы найти тебя, я был бы на месте в тот момент, когда дочь больше всего во мне нуждалась.
        Он обидел Нору. Эйдан это почувствовал, потому что ее боль сжала словно тисками и его сердце. Взглянув на жену, он пробормотал:
        - Возвращайся к себе в комнату, Нора. А у меня сейчас важные дела, и мне некогда спорить с тобой.
        Он ожидал, что она разрыдается и убежит поступила бы на ее месте любая из знакомых ему женщин, - но Нора, пристально взглянув на него, спросила:
        - Так что же ты собираешься предпринять?
        - Собираюсь встретиться с мятежником. Я хочу узнать, хватит ли у негодяя духу держать ответ перед мужчиной, а не запугивать невинных детей.
        - Эйдан, этот человек ненавидит тебя.
        - Тогда, возможно, он не побоится выпустить мне в сердце пулю. Последние двадцать лет мерзавец только об этом и мечтает.
        Не сказав больше ни слова, Эйдан вышел из комнаты.

        Глава 19

        Окрестности Холма ночных голосов хранили тайны задолго до того, как первый бард коснулся пальцами арфы из мореного дуба. Серые камни, торчавшие из земли, вздымались вверх, причудливо изгибаясь, и Эйдан, глядя на них издали, подумал:
«Эти камни точно руки, воздетые в попытке вернуть затерявшиеся на небесах сокровища. Или же как костлявые пальцы проклятых людьми грешников, предпринявших отчаянную попытку вырваться из преисподней».
        В этом месте, в глубинах ирландских холмов, таилась какая-то таинственная сила, так что не было ничего удивительного в том, что именно здесь Гилпатрик встречался со своими людьми. «Вероятно, решили, что силы, заключенные в этих холмах и в этих камнях, каким-то образом им помогут», - думал Эйдан.
        Гилпатрик… Это имя всегда будоражило память Эйдана, и он невольно сжимал зубы от стыда и разочарования, постигшего его много лет назад. Они родились, чтобы ненавидеть друг друга, они с детства росли в ненависти, и оба хранили шрамы как память об одной из своих встреч.
        Да, Гилпатрик был его старым противником, опасным и одновременно понятным. Во всяком случае, так он считал до сегодняшнего дня.
        Эйдан пустил коня по узкой тропе, ведущей к вершине холма. Он чувствовал, что за ним наблюдают, и временами ему даже казалось, что он слышит щелчки курков и видит поблескивавшие в кустах дула пистолетов.
        Эйдан прекрасно знал: Донал Гилпатрик - отнюдь не дурак, иначе давно бы уже болтался на виселице, выданный предателем. К тому же этот человек с детства мечтал о том, чтобы отомстить Кейнам. Так что он, Эйдан, конечно же, поступил крайне опрометчиво, ринувшись ночью на поиски того, кто жаждал его смерти. Однако у него не было выхода, он должен был найти Гилпатрика как можно быстрее и позаботиться о безопасности дочери.

«Но почему же они пытались похитить Кэсси? - спрашивал он себя снова и снова. - Действительно, зачем?»
        Ответ мог быть только один: чтобы использовать Кассандру в качестве оружия против него, так как она - единственное оружие, которое дало бы врагам абсолютную власть над ним.

«Нет, - прошептал внутренний голос, - нет, ты ошибаешься. Не только Кассандра, теперь еще и Нора…»
        Да-да, конечно, Нора… И ее враги могли использовать как оружие против Эйдана Кейна. Он вспомнил, как жена провожала его в сумерках. Он уже хотел запрыгнуть в седло, но она вдруг положила руки ему на плечи и, пристально глядя в глаза, проговорила:
        - Эйдан, ты уверен, что должен ехать? Пойми, Кассандра гораздо больше нуждается в живом отце…
        И все-таки он поехал. Он должен был поехать. Что ж, теперь уже недолго ждать встречи с Гилпатриком. Еще минута-другая…
        Внезапно тишину ночи разорвал боевой гэльский клич, и с ветки, нависавшей над тропой, на него упало что-то тяжелое. Эйдан ожидал чего-то подобного, но все же не удержался в седле. Нападавший сбросил его на землю, а жеребец, громко заржав, шарахнулся в сторону и почти тотчас же исчез во тьме.
        Эйдан попытался подняться на ноги, но навалившийся на него противник - лицо бунтовщика скрывала маска - с силой ударил его кулаком в челюсть. Голова Эйдана откинулась назад, и все поплыло у него перед глазами; ему казалось, он вот-вот лишится чувств.
        Но уже несколько секунд спустя, сделав над собой усилие, Эйдан рванулся в сторону и сбросил с себя противника. Затем, опрокинув его на спину, он набросился на него со всей яростью.
        Эйдан успел нанести противнику лишь несколько ударов, когда кто-то схватил его сзади за волосы и дернул с такой силой, что он вскрикнул от боли. И тут же во мраке блеснуло лезвие ножа, и острие прижалось к его горлу.
        - Успокойся, Кейн, не горячись, - раздался приглушенный голос из-под холщовой маски. - Успокойся, иначе отправишься к праотцам.
        - У меня к тебе нет претензий, - проворчал Эйдан. - Я буду иметь дело только с Гилпатриком.
        Разбойник хмыкнул.
        - Наш хозяин исключительно разборчив, он не с каждым захочет иметь дело. Во всяком случае, он вряд ли снизойдет до того, чтобы общаться с предателями, с такими, как ты, Кейн.
        - Но Донал Гилпатрик прекрасно знает, каким образом Раткеннон перешел в руки Кейнов, - добавил второй ирландец. - И помнит, что стало с его отцом и с братьями.
        Эйдан стиснул зубы. Ему тут же вспомнился один из рассказов отца о том, как его, Эйдана, дед задумал уничтожить всех лордов-католиков из рода Гилпатриков; он хотел избавиться от тех, кто имел право претендовать на владение Раткенноном. И дед убил всех, лишь маленький Донал чудом остался жив.
        - Что же ты молчишь, мерзавец, - прошипел один из ирландцев и вдруг с силой пнул Эйдана сапогом в ребра.
        Эйдан громко вскрикнул и застонал; в глазах у него потемнело. Стараясь не потерять сознания, он процедил сквозь зубы:
        - Я знаю, что вы все мечтаете о моей смерти. И я с удовольствием предоставлю Гилпатрику шанс проявить свою храбрость в поединке со мной.
        - Ты в своем уме?! О чем ты?
        Эйдан судорожно сглотнул.
        - Я приехал, чтобы вызвать Донала Гилпатрика на поединок.
        - Похоже, он и впрямь спятил, - пробормотал один из разбойников. - Что будем с ним делать?..
        - Неужели вы боитесь? - продолжал Эйдан. - Неужели боитесь за своего главаря? Что ж, ничего удивительного. Ведь всем известно, что человек, в чьих жилах есть хоть капля английской крови, с легкостью справится с любым ирландцем. Да, я понимаю ваши опасения…
        - Лорд Донал, если бы захотел, нарезал бы ремней из твоей шкуры, - заявил разбойник, державший у горла Эйдана нож.
        - В таком случае я предлагаю ему попытать счастье. А еще лучше пари. Ставлю на кон тысячу фунтов, что ему меня не осилить. Но, конечно, если Гилпатрик струсит… - Эйдан внезапно умолк, так как понял, что дальнейшее подстрекательство может стоить ему жизни.
        Прошло несколько секунд, показавшихся Эйдану вечностью. Наконец разбойник с ножом выругался и проворчал:
        - Мы отведем тебя к Гилпатрику и порадуемся, когда он выпустит из тебя кишки. Тулли, надо связать ему руки.
        В следующую секунду Эйдану заломили руки за спину и перетянули запястья кожаным ремешком. Затем пленника повели вверх по склону. При этом разбойники то и дело подталкивали его в плечо, которое ужасно болело после падения с седла.
        Вскоре послышался гул голосов, а еще через несколько минут Эйдана вытолкнули на освещенную факелами полянку. И тотчас же воцарилась гробовая тишина; все смотрели на пленника с удивлением и с ненавистью.
        Эйдан осмотрелся и почти тотчас же увидел Гилпатрика - лицо его было обезображено широким белым шрамом. Но Эйдан прекрасно помнил, каким было это лицо, когда он впервые его увидел - в те мгновения ликующий Донал улыбался, так как ему удалось украсть яблоко в саду сквайра Данби, хотя тот держал там норовистого быка. Впрочем, бык наверняка поддел бы Донала на рога, если бы Эйдан вовремя не протянул мальчишке руку, когда он перелезал через ограду.
        Потом они вместе участвовали во многих других проказах, но знали друг друга только по имени - Донал и Эйдан; мальчики даже не подозревали, что являлись заклятыми врагами. Так продолжалось до тех пор, пока отец Эйдана не увидел их вместе…
        - Какого черта?! - взревел Гилпатрик. - Как ты здесь оказался?!
        - Он ехал сюда с таким видом, словно ему нечего бояться, - сказал разбойник с ножом. - Сказал, что намерен бросить тебе вызов.
        Глаза Гилпатрика сверкнули.
        - Вызов, Кейн?
        - Да, вызов, - кивнул Эйдан. - Хочу сразиться с тобой один на один. Только пусть твои сторожевые псы не вмешиваются.
        Ирландец внимательно посмотрел на своего заклятого врага.
        - Но почему ты вдруг решился? Вероятно, имеются веские причины, заставившие тебя после стольких лет искать встречи со мной.
        - Полагаю, ты жаждешь отомстить мне за украшение, которое я оставил на твоем лице. Вот я и приехал к тебе. Предлагаю заключить пари…
        - Пари?! - изумился Гилпатрик. - Но если я выиграю пари? Способен ли ты, Кейн, сдержать свое слово? Но у нас, Гилпатриков, слишком хорошая память. Когда мы в последний раз поверили тому, что говорили нам твои родичи, они заперли нас в зале и почти всех перебили. Даже детей не пощадили.
        Эйдан стиснул зубы.
        - Мои предки были мерзавцами, не так ли? Они объявили войну даже женщинам и детям. А ты, Гилпатрик? Где же твое благородство, которым ты так кичишься?
        - Черт подери, Кейн, что ты имеешь в виду?! На что намекаешь?
        - Я ни на что не намекаю. Я обвиняю. Ты подлый трус и негодяй. Я хочу сразиться с тобой на дуэли и предлагаю следующее: если мне удастся приставить к твоему горлу клинок, ты ответишь на все вопросы, которые я собираюсь тебе задать.
        - Какие вопросы?
        - Я хочу знать, что произошло в Раткенноне прошедшей ночью. Хочу знать, кто напал на невинного ребенка. Ведь тебе об этом кое-что известно, не правда ли? Ты же знаешь, кто угрожал моей дочери пистолетом?
        Гилпатрик побледнел и в негодовании воскликнул:
        - Ты говоришь о невинных детях, которым угрожают?! О детях, на которых нападают вооруженные люди?! О, мне это хорошо знакомо. - Гилпатрик сжал кулаки. - Но значит, тот, кто угрожал твоей дочери пистолетом, не нажал на курок? Она не пострадала?
        Эйдан отрицательно покачал головой.
        - К счастью, нет. Кассандра в безопасности. Но мне еще предстоит выяснить, кто посмел напасть на нее, кто отважился на это. Негодяи ранили моего слугу и бесследно исчезли. Кроме того, я хотел бы узнать, кто писал письма, которые тайком доставили в покои моей жены.
        Гилпатрик криво усмехнулся.
        - А ты уверен, что эти письма не от бывших любовников покойной леди Кейн? Могу представить, какая обширная у нее была переписка.
        Эйдан вспыхнул и в ярости прокричал:
        - Ты отлично знаешь, что они были адресованы Норе! Ты их подбросил, чтобы запугать ее!
        - Ни в коем случае. - Гилпатрик снова усмехнулся. - Я только хотел предупредить благородную даму, что она забрела в логово зверя.
        - Значит, ты не отрицаешь, что письма - твоих рук дело?
        - Записки? Охотно признаю, что писал их я, хотя не возьму в толк, как ты об этом догадался.
        - Не важно, как я догадался. Но позволь заметить: когда моей дочери угрожают, я могу быть таким же безжалостным, как любой из Кейнов. Но зачем тебе понадобилось похищать мою дочь?
        - Ты уверен, что это я хотел ее похитить?
        - А кто же еще? Ведь записка, в которой сообщалось, что Кассандра в опасности, написана твоей рукой. Ты знал о том, что готовится нападение. И если ты сам непричастен, то как же узнал об этом?
        - Действительно, как? И зачем я предупреждал тебя? Ведь только глупец мог оказать подобную услугу своему злейшему врагу, не так ли?
        - Издеваешься, Гилпатрик? Но скажи, как ты узнал, что в Раткеннон приезжает моя невеста. Тебе стало известно об этом раньше, чем мне, верно?
        Ирландец рассмеялся.
        - Может, у меня дар предвидения. Может, я могу предсказать твое будущее, Кейн, поскольку из-за твоих проклятых родичей у меня у самого нет будущего.
        - Гилпатрик, что за игру ты затеял?! - в ярости прокричал Эйдан. - Чего ты добиваешься?!
        - Чего добиваюсь? Только одного: я хочу, чтобы Ирландия стала свободной. Но давай поговорим о тебе, Кейн. Ты ведь чувствуешь свою беспомощность, не так ли? Неприятное ощущение, верно? Оно способно довести человека до безумия.
        - Выходит, ради этого ты все и задумал? Хочешь довести меня до безумия? Я предлагаю тебе более легкую победу. Давай скрестим шпаги, если не боишься.
        Гилпатрик снова рассмеялся.
        - Думаешь, что, насмехаясь над моей честью, сможешь заставить меня драться с тобой? Мне плевать, что ты думаешь обо мне, Кейн. Для меня гораздо важнее другое: я настоящий ирландец, ирландец до мозга костей. Я хозяин этой земли по праву, Кейн. Да, по праву. И мне не нужно тебе ничего доказывать.

«А ведь он прав, - подумал вдруг Эйдан. - Он всегда сможет смело смотреть своему сыну в глаза, и ему никогда не придется стыдиться своих предков. А вот Кассандра, которая рано или поздно узнает правду…»
        - Сразись со мной, Гилпатрик! - взревел Эйдан. - Сразись, черт побери!
        - Преподайте ему урок, милорд! - закричал один из ирландцев.
        - Да, Донал, покажи ему характер истинного ирландца! - прокричал другой.
        Гилпатрик обвел взглядом своих людей, затем снова повернулся к Эйдану.
        - Развяжите его, - проговорил он с невозмутимым видом. - Развяжите, я согласен с ним сразиться.
        Один из разбойников просунул нож между ладонями пленника и перерезал кожаные путы. Эйдан тут же почувствовал, как к онемевшим пальцам прилила кровь, и поморщился от боли. Стараясь вернуть рукам утраченную чувствительность, он принялся сжимать и разжимать пальцы. Взглянув на своего заклятого врага, спросил:
        - Как будем драться, Гилпатрик? Шпаги или пистолеты?
        - Мы можем вспомнить нашу первую схватку, Кейн. Никаких ножей и пистолетов. Будем драться голыми руками. Возможно, тебе это не понравится, ведь здесь нет твоего отца, поэтому никто не придет тебе на помощь, никто не вмешается.
        Эйдан в смущении потупился; перед его мысленным взором возник отчетливый образ отца, словно все случившееся в тот день произошло только вчера… Они с Доналом катались на пони - этот пони был любимцем Эйдана, - и мальчики прекрасно понимали друг друга, им даже в голову не приходило, что они могут стать врагами. Но именно в тот день отец Эйдана увидел их вместе. Кейн-старший был в ярости, он потребовал, чтобы сын задал «мерзавцу Гилпатрику» трепку, о которой тот никогда не забудет. Когда Эйдан отказался, отец вытащил из-за пояса пистолет и приставил ствол к шелковистой голове пони. Эйдан до сих пор помнил, как стоял тогда в полнейшей растерянности. В глазах у него щипало от навернувшихся слез, потому что он не мог ударить друга. И Донал пришел ему на помощь - он ударил первым.
        Эйдан усилием воли отогнал нахлынувшие воспоминания. Дружба двух наивных мальчишек давно канула в Лету теперь Гилпатрик был преступником, мятежником. И он осмелился угрожать Кассандре. Возможно, сам Гилпатрик не принимал участия в нападении, но он все равно был виновен, так как нападавшие выполняли его приказ этом не могло быть сомнений.
        Пристально взглянув на своего врага, Эйдан проговорил:
        - Я согласен на любые твои условия, Гилпатрик. Если тебе так уж хочется вспомнить нашу первую схватку, то я готов.
        Гилпатрик криво усмехнулся и сказал:
        - Голыми руками мы, пожалуй, биться не станем. Но и шпага меня не устраивает. Лучше воспользуемся оружием фермеров, Кейн. Вот, взгляни…
        Тут Гилпатрик шагнул к одному из разбойников и взял у него из рук косу, жутковатое лезвие которой напоминало огромный клык хищника. Взглянув на Эйдана, ирландец проговорил:
        - Ну, что скажешь, похититель Раткеннона? Хватит ли у тебя отваги драться со мной, если рядом не будет отряда английских головорезов?
        В толпе мятежников раздались язвительные смешки. И тут Гилпатрик вдруг размахнулся и с криком «Держи!» бросил смертоносное оружие. Эйдан попытался ухватить древко, однако не успел, и коса со звоном упала к его ногам.
        В толпе снова засмеялись.
        - Наш рыцарь даже не в состоянии взять оружие без помощи слуг, - съязвил один из разбойников. Он наклонился, поднял косу и, передавая ее Эйдану, проговорил: - Пожалуйста, сэр. Только, умоляю, обращайтесь с этим оружием осторожнее. Нам бы очень не хотелось, чтобы вы натерли мозоли на ваших нежных руках.
        Эйдан выругался и выхватил у разбойника косу - она оказалась ужасно неудобная, и он с трудом сомкнул пальцы вокруг древка. Он попытался сделать взмах косой и тут же ощутил острую боль в боку, - очевидно, у него были сломаны ребра.
        Что же касается Гилпатрика, то в его намерениях сомневаться не приходилось - ни один человек не выберет столь ужасное оружие, как коса, если не имеет намерения порезать противника в клочья.
        Эйдан снова выругался и стиснул зубы; он прекрасно понимал, что его шансы на победу смехотворно малы. К тому же он не имел возможности драться в полную меру своей ярости и силы, ведь мертвый разбойник не смог бы ответить на его вопросы.
        Словно прочитав его мысли, Гилпатрик злорадно ухмыльнулся и принялся ритмично помахивать косой. Пламя факелов поблескивало на лезвии его оружия, и блики света казались кровавыми пятнами. Пристально взглянув на Эйдана, он прокричал:
        - Начинай, Кейн! Начинай, если хватит смелости!
        Эйдан молча кивнул и пошире расставил ноги для устойчивости. Решив применить не острое лезвие, а толстое древко, он сделал стремительный выпад в сторону противника, но тот без труда увернулся.
        - Тебе придется хорошенько попотеть, Кейн! - прокричал Гилпатрик со смехом.
        Эйдан снова пошел в атаку, но ирландец отразил выпад своим оружием. От встречного удара, отозвавшегося в запястьях резкой болью, Эйдан едва не разжал пальцы, сжимавшие древко. И тут вдруг Гилпатрик ударил его в живот тупым концом косы. У Эйдана тотчас же перехватило дыхание и подогнулись колени; он отступил на несколько шагов и, покачнувшись, рухнул на землю. В глазах у него потемнело, и он почувствовал, что вот-вот провалится во тьму беспамятства.
        Эйдан стиснул зубы в ожидании жгучего укуса косы, однако удара не последовало. Собравшись с силами, он поднялся на ноги и, вскинув голову, увидел Гилпатрика. Тот стоял в десятке шагов от него и презрительно усмехался.
        - Похоже, Кейн, что мне не придется отвечать на твои вопросы. Если, конечно, ты не попросишь меня как следует.
        Крепко сжав в руках древко косы, Эйдан снова бросился на противника. Изловчившись, он ударил Гилпатрика тупым концом в солнечное сплетение. Ирландец со стоном отступил и громко выругался. Эйдан опять взмахнул своим оружием, целясь противнику под ребра, но тот на сей раз отразил удар и с расчетливой точностью легонько полоснул Эйдана лезвием по плечу. Причем было совершенно очевидно, что при желании Гилпатрик мог бы нанести врагу гораздо более серьезное ранение, мог бы одним ударом одержать победу.

«Но почему же он этого не сделал, почему не воспользовался таким шансом?» - спрашивал себя Эйдан.
        В конце концов он решил, что противник просто хотел с ним поиграть, хотел помучить его, прежде чем нанести смертельный удар.
        Еще крепче сжав в руках древко косы, Эйдан принялся кружить вокруг Гилпатрика, тот же внимательно следил за каждым его движением.
        - Донал, перестань дурачиться! - закричал один из разбойников. - Ты мог бы уже сто раз располосовать ему живот! Предатель Кейн наконец-то в твоих руках! Прикончи его!
        - Да, убей его, убей! - раздались голоса.
        И тут же залязгали клинки и послышались щелчки пистолетных курков. Эйдан понял: если Гилпатрик и не имел намерения его убивать, то все прочие явно не собирались щадить своего врага. И если бы ему все-таки удалось каким-то чудом одержать победу над ирландцем, то толпа разбойников тут же набросилась бы на него. И следовательно, его единственный шанс остаться в живых - это приставить к горлу Донала Гилпатрика лезвие косы. Только в том случае, если жизнь предводителя бунтовщиков будет в его руках, он сможет благополучно выбраться из этого ада. Заложник станет его путем к спасению и ключом к ответам на все вопросы.
        - Эй, держитесь подальше от Кейна! Не трогайте его! - прокричал Донал.
        Гилпатрик на мгновение повернулся к своим людям, и в этот момент Эйдан мог бы нанести удар - в таком случае он непременно одержал бы победу. Множество раз он поступался ради победы своей честью, однако сейчас сдержался, словно какие-то невидимые цепи удержали его на месте. А в следующую секунду Гилпатрик уже повернулся к противнику и снова вскинул свое оружие.
        Эйдан в ярости заскрежетал зубами; теперь он жалел о том, что упустил свой шанс, - ведь было очевидно, что Гилпатрик просто хотел поиграть со своей жертвой, прежде чем нанести последний удар.
        Издав звериный рык, Эйдан бросился на ирландца, из последних сил нанося удары тупым концом косы. И Гилпатрик отступил на десяток шагов; судя по всему, он не ожидал от противника такого натиска.
        Но уже через несколько секунд предводитель мятежников пошел в атаку, и тут же выяснилось, что он владел своим оружием в совершенстве - так учитель фехтования обращается с любимой рапирой.
        Гилпатрику потребовалось нанести всего лишь несколько ударов, чтобы сбить противника с ног и приставить к его горлу лезвие косы. И тут же перед мысленным взором Эйдана проплыли картины прошлого: Кассандра, бегущая навстречу радуге по росистому лугу, и Нора, озаренная лунным сиянием… И он с горечью подумал о том, что теперь уже никогда не увидит ни дочь, ни жену.
        Взглянув на своего врага, Эйдан прохрипел:
        - Убей меня. Убей, ты заслужил это право. Только поклянись, что оставишь в покое мою дочь и мою жену. Поклянись на Камне Правды, который убил моего предка, и я с радостью сойду в ад.
        Гилпатрик промолчал; он пристально смотрел на поверженного врага. Эйдан же подумал о том, что перед смертью, когда ударит фонтан его крови, он увидит Нору.

        Глава 20

        Ночь царапалась в окно и заглядывала в комнату башни насмешливым лунным глазом. Ночь наполняла спальню жуткими чудовищами, тянувшими к Норе свои острые когти. И все же она не уходила к себе, она час за часом расхаживала по комнате, временами поглядывая на Кассандру, безмятежно спавшую в своей постели. Нора знала, что именно этого ждал от нее Эйдан, именно поэтому он сделал ее своей женой. Он хотел, чтобы она позаботилась о Кэсси, если с ним что-нибудь случится.
        Но как же она могла утешить девочку, если и ее, взрослую женщину, мучили страхи? Ее сводила с ума мысль о том, что Эйдан, возможно, никогда не вернется.
        Расхаживая по комнате, Нора то и дело подносила к губам галстук Эйдана, который нашла на винтовой лестнице, ведущей в комнату Кассандры. Галстук мужа… Она вспомнила, как развязывала на нем узел, когда они с Эйданом раздевались перед развалинами замка Кейслин-Алейн. Но неужели этот галстук останется для нее единственным напоминанием о той чудесной ночи?
        Нет-нет, он жив. Она должна в это верить.
        Если бы с ним что-то случилось, если бы он пал от удара шпаги или от пистолетной пули, она бы непременно это почувствовала.
        Нора снова поднесла к губам галстук и, всхлипывая, прошептала:
        - Только не умирай, Эйдан, только не умирай…
        - Нора? - послышался вдруг сонный голосок Кассандры. Нора поспешно утерла слезы и повернулась к кровати.
        - Ты проснулась, Кассандра? Как спала, дорогая? Знаешь, кухарка еще накануне приготовила твои любимые…
        - Ничего мне не надо, - перебила девочка. - Хочу видеть папу. Приведи его, пожалуйста.
        - Видишь ли, моя милая, твоего папы сейчас нет в замке. Пока ты спала, он… - Нора присела на край кровати и взяла девочку за руку. - Ты только не беспокойся, Кэсси, он скоро вернется. Непременно вернется, я уверена. - К глазам Норы подступили слезы, и прелестные черты девочки утратили четкость.
        Кассандра нахмурилась и, выбираясь из-под одеяла, пробормотала:
        - Нора, в чем дело? Что случилось?
        Нора судорожно сглотнула и, собравшись с духом, проговорила:
        - Дорогая, твоему отцу стало кое-что известно о происшествии в саду. И он решил найти виновников.
        К удивлению Норы, Кассандра вздохнула с облегчением.
        - Ах, вот как… Тогда ничего страшного. Потому что папа - самый отважный рыцарь на свете! Он проучит этих негодяев!
        - Но он уехал один, - пролепетала Нора и тут же пожалела о своих словах. Девочка верила в могущество своего отца, и, конечно же, не следовало ее разубеждать.
        Однако Кэсси нисколько не смутилась.
        - Папа сражался в Испании с Наполеоном. Он за свою отвагу был возведен в рыцарское достоинство. Папа справится с любыми врагами.
        Нора молча отвернулась и вновь прижала к губам галстук Эйдана; она чувствовала, что вот-вот разрыдается, и пыталась сдержать слезы.
        Внезапно на плечо ей легла рука Кассандры, и Нора, повернувшись к девочке, увидела, что та смотрит на нее серьезными не по годам глазами.
        - Это папин? - спросила Кэсси, дотронувшись до галстука.
        Тут Нора наконец не выдержала; душившие ее слезы прорвались наружу и потекли по щекам.
        - О, Нора… - пробормотала девочка. - Значит, ты любишь его?
        Нора молча кивнула; она не могла вымолвить ни слова.
        - И ты боишься, что папа не вернется? - допытывалась Кассандра. - Ты думаешь, что он…
        - Кэсси, не говори так… Я не могу… Я этого не вынесу…
        - Папа не умрет, - заявила девочка. - Ты должна верить в него.
        - Но где мне взять уверенность, если он уехал один? Ведь с ним может случиться все, что угодно… - Нора всхлипнула, и Кассандра обняла ее за плечи. - Я хочу верить, пытаюсь, но это ужасно трудно.
        Кассандра улыбнулась и проговорила:
        - Когда я была совсем маленькой, я почти утратила веру. Я хотела верить в волшебство, но другие дети надо мной смеялись, потому что для меня существовали феи, эльфы и единороги. И однажды папа увидел, как я плачу. Я сказала ему, что прощаюсь со своим волшебным миром навеки. Сказала, что феи не существуют и только маленькие дети в них верят.
        Кассандра подвела Нору к окну и, усадив на скамеечку, продолжила рассказ:
        - И вот как-то поздним вечером папа поднял меня с постели и предложил отправиться в путешествие. Он отвез меня в Кейслин-Алейн. Мы вошли в волшебный круг, и он сказал, что мы сейчас выясним раз и навсегда, существуют ли феи на самом деле.
        У Норы перехватило горло; перед ней возник образ Эй-дана, решившего воплотить в жизнь мечты своей маленькой дочери.
        - И что было дальше? - пробормотала она, стараясь сдержать слезы.
        - Он встал на камень и сказал: «Подойди ко мне». Я подбежала к нему и увидела, что его ладони прижаты одна к другой. Он велел мне протянуть к нему руки и что-то в них вложил. И я тут же ощутила нежные прикосновения - словно от чьих-то волшебных крылышек. Это были феи. Так мне сказал папа.
        Нора снова всхлипнула. В сердце Эйдана было так много нерастраченной любви, но он не осмеливался в это поверить.
        - Но как он сотворил это чудо? - спросила она. - Как ему удалось?..
        - Папа днем побывал на руинах и поймал несколько бабочек, которых спрятал в хрустальную шкатулку… - Кассандра рассмеялась; было очевидно, что эти воспоминания для нее дороже всех богатств на свете. - А утром я отправилась к мальчишкам, к тем, что надо мной смеялись. И я сказала им, что они ошибались, сказала, что держала фей в руках. Они снова начали смеяться и заявили, что у меня нет доказательств.
        Кассандра помолчала, потом вновь заговорила:
        - А папа как раз возвращался из конюшни и услышал наш разговор. Он согласился с мальчишками, сказал, что их сомнения понятны и что я должна предъявить доказательства. Потом он взял меня за руку и подставил мою ладошку под лучи солнца. И на ней, на моей ладони, засверкали золотые искорки - это была пыльца от крылышек фей!
        - Но как же?.. - пробормотала Нора.
        - Папа соскреб немного позолоты с ножки стула и втер в мою ладонь, пока я спала. Но об этом я узнала через много лет, когда миссис Бриндл раскрыла мне его секрет. - Девочка улыбнулась и добавила: - Но папа и сейчас утверждает, что это были феи.
        Феи и единороги, крылатый Пегас и каскады сверкающих звезд… Мечты, которым Эйдан не смел предаваться, но которые сохранил для дочери. У Норы перехватило дыхание; закрыв глаза, она представила маленьких детей с яркими зелеными глазами и с крошечными феями в ладошках. И это были их с Эйданом дети.
        Открыв глаза, Нора взглянула на стоявшую рядом Кассандру и мысленно обратилась к мужу: «Эйдан, любимый, пожалуйста, возвращайся. Возвращайся побыстрее».
        Вглядываясь в таинственную темноту ирландской ночи, Нора молила волшебниц и фей, чтобы те уберегли ее мужа, чтобы помогли ему вернуться домой.

        Гилпатрик по-прежнему молчал, и Эйдан, глядя на него в упор, вновь заговорил:
        - Убей меня, но поклянись, что не тронешь мою дочь и… - не воюю с детьми, - заявил Гилпатрик. - И я не собираюсь тебя убивать. Во всяком случае, сейчас не собираюсь.
        Разбойники зашумели, выражая свое неудовольствие, но их предводитель отбросил косу в сторону и проговорил:
        - Жизнь за жизнь. Поэтому я и пощадил его.
        - Но кого пощадил Кейн?! - прокричал один из разбойников.
        - Моего сына.

«Его сына?» - удивился Эйдан. И тут ему вспомнилась та ночь, когда он случайно наткнулся на беглецов - Гилпатрик нес на плечах истекающего кровью юношу, и он, Эйдан, направил преследовавших их англичан по неверному следу.
        - Но твой сын умер, Донал! - раздался чей-то голос. Гилпатрик кивнул:
        - Да, умер. Но благодаря Кейну он умер на руках матери, в окружении сестер, а не в английском застенке. Он умер в покое, и его никто не пытал в надежде выведать ваши имена.
        Эйдан наконец-то поднялся на ноги и, взглянув на Гилпатрика, пробормотал:
        - Сожалею… Жаль, что не удалось спасти мальчишку.
        - Но благодаря тебе мой сын спокойно отдал Богу душу, - продолжал Гилпатрик. - И он умер как настоящий воин. Он бился за землю, омытую кровью его предков. Я всю жизнь мечтал, что когда-нибудь смогу вернуть ему эту землю, мечтал о том, чтобы…
        Гилпатрик умолк и отвернулся, словно вдруг осознал, что слишком уж разоткровенничался перед Кейном, своим заклятым врагом.
        Эйдан немного помолчал, потом спросил:
        - Значит, это не ты хотел похитить мою дочь? Да, конечно, не ты, теперь я точно знаю. Но кто же?
        Снова повернувшись к Эйдану, Гилпатрик проговорил:
        - Я по чистой случайности узнал об этом сговоре. Узнал, когда покупал порох у одного английского мерзавца. Этот человек знал, что мы с тобой ненавидим друг друга.
        - Узнал о сговоре? - переспросил Эйдан. Гилпатрик кивнул.
        - Этот англичанин полагал, что я порадуюсь твоему концу, Кейн. Я и сам так думал, пока не понял, что мерзавец ни перед чем не остановится, только бы увидеть тебя поверженным. У тебя могущественный враг, Кейн. Но именно его я не знаю.
        Враг, готовый на все? Враг, который замыслил похитить Кассандру, чтобы погубить ее отца? Из всех страхов, одолевавших Эйдана, этот был самым гнетущим.
        - Гилпатрик, расскажи мне все, что тебе известно.
        - Похищение твоей дочери - это суть одного из трех пари, заключенных с целью тебя уничтожить.
        - Три пари?
        - Англичане большие любители заключать пари. Кто-то таким образом развлекается. Этот человек хочет загнать тебя в угол и получить удовольствие.
        - Но в чем смысл?.. И кто они, эти люди?
        - Кто они, не знаю. Что же касается пари… Одна ставка - похищение твоей дочери. А другая как-то связана с твоей женой.
        - С Норой? - Эйдану почудилось, будто Гилпатрик всадил ему в живот лезвие косы. - Но ты ведь… Ты ведь наверняка еще что-то слышал…
        Ирландец пожал плечами:
        - В основном сплетни, шепот.
        - Но если это официальное пари, то должна быть где-то запись, - пробормотал Эйдан.
        Гилпатрик взглянул на него с усмешкой.
        - Говоришь, запись? Неужели ты полагаешь, что этот негодяй явился в какой-нибудь лондонский клуб и занес пари в специальную книгу? - Гилпатрик покачал головой. - Только сумасшедший решился бы на такое.
        - Сумасшедший? - процедил Эйдан сквозь зубы. - А может, тот, кто абсолютно уверен в своей неуязвимости?
        - Возможно, - согласился Гилпатрик. - К тому же эти негодяи не жалели золота, лишь бы добиться своего.
        - Золота?
        - Да, золота. Чтобы тебя уничтожить, они готовы очень щедро заплатить.
        - Но кто же они? Кто желает моей погибели? - Эйдан вдруг рассмеялся. - О Господи, гораздо легче перечислить тех, кто не желает мне зла.
        - Ради твоей дочери я бы назвал тебе имя негодяя, - продолжал Гилпатрик. - Но я действительно не знаю, кто он. Хотя в одном уверен: этот человек не только злопамятен, но и хитер, и он тщательно обдумывает каждый свой шаг. Так что берегись, Кейн. Не спускай с дочери глаз, потому что они непременно попытаются…
        - Нет, - перебил Эйдан. - Я не хочу ждать. У меня другая идея. Надо как можно быстрее разыскать того негодяя, который рассказал тебе о сговоре. Где его найти?
        Гилпатрик криво усмехнулся.
        - На кладбище Сент-Комсил. Когда я в последний раз прибыл на нашу очередную встречу, я обнаружил его в луже крови с перерезанным горлом. Порох и свинец, которыми он торговал, находились на месте. Доска одного из ящиков была оторвана, и на ней багровели кровавые следы. Перед смертью он каким-то образом умудрился просунуть в щель между досками письмо. Письмо было адресовано тебе. В нем он требовал плату за то, что предупредил тебя о готовившемся покушении на твою дочь.
        Эйдан невольно поежился. Неужели торговец умер только потому, что знал о покушении? Но кто же этот безжалостный враг? И что предпринять, чтобы обезопасить дочь и жену?
        - Выходит, ты забрал письмо? - спросил Эйдан; он в изумлении уставился на Гилпатрика.
        - Я просто передал информацию, - ответил ирландец. - Но не стал требовать золота.
        Теперь Эйдан смотрел на Гилпатрика уже совсем другими глазами. Этот человек, узнав о том, что Кэсси грозит опасность, забыл о ненависти к своему врагу и предупредил его о готовившемся покушении. Для Гилпатрика честь была важнее мести.
        А как же Гилпатрик узнал о приезде Норы? Как узнал о нем заранее? Ведь даже он, Эйдан, ни о чем не догадывался.
        - Но ты не все мне рассказал, Гилпатрик. Ты узнал, что Кассандре грозит опасность, потому что случайно наткнулся на записку. Но первое послание предназначалось Норе, не так ли? Эту записку доставили в замок, когда я еще ни о чем не знал, верно?
        Гилпатрик кивнул:
        - Да, Кейн, верно. Видишь ли, у нас, у Гилпатриков, всегда имелся в Раткенноне свой человек. Когда твоя дочь занялась поисками невесты для тебя, все ее письма перехватывались и прочитывались, а затем отправлялись по месту назначения. Вот я и подумал: если бы эта Нора Линтон была моей дочерью или сестрой, я бы непременно предупредил ее, сообщил бы, с кем она собирается связать свою судьбу.
        - С человеком, убившим свою жену, так?
        Гилпатрик поморщился.
        - Если и была когда-нибудь на свете женщина, достойная смерти, так это твоя прежняя жена. Хотя сейчас я сомневаюсь, что ты смог бы поднять на нее руку.
        Эйдан пожал плечами и пробормотал:
        - Так что же мне делать? Как разыскать негодяя, посмевшего заключить это проклятое пари? С чего начинать?
        - Для начала спрячь девочку понадежнее, - посоветовал Гилпатрик. - Если бы она была моей дочерью, я бы запер ее надежнее королевской сокровищницы. И сам проявлял осторожность. Эти люди постараются тебя убить при первой же возможности. В округе многие тебя ненавидят. Так что твоему врагу достаточно заплатить им за убийство всего несколько пенсов.
        - Один из слуг сказал, что негодяи говорили по-гэльски, - заметил Эйдан.
        - Это сужает круг поисков. Но уверяю тебя, Кейн, никто из моих людей не покушался на твою дочь. Это был кто-то другой. И еще… Если я вдруг что-то узнаю о твоем враге, немедленно сообщу тебе об этом.
        - Но я не понимаю… Почему ты это делаешь?
        - Потому что ты не хотел со мной драться, Кейн, когда твой отец пригрозил застрелить твоего пони. Мне пришлось первому нанести удар.
        Тут Гилпатрик подал знак, и к ним, прихрамывая, подошел один из разбойников. Он вел под уздцы Отважного.
        - Так что не сомневайся, Кейн. Если мне станет что-либо известно, я непременно дам тебе знать, - повторил Гилпатрик.
        Ирландец кивнул на прощание и направился к тропинке.
        - Донал…
        Почти тридцать лет прошло с тех пор, как Эйдан в последний раз произносил это имя. Целая вечность. Но казалось, что это было только вчера. Гилпатрик обернулся, и взгляды их встретились.
        - Донал, пусть твой сын получит ту часть Раткеннона, которую у него уже никто не отнимет, - проговорил Эйдан дрогнувшим голосом.
        - Ты о чем?
        - Усыпальница Гилпатриков цела. Я прикажу, чтобы тебе позволяли навещать его могилу в любое время дня и ночи.
        Ирландец в изумлении пробормотал:
        - Ты серьезно? Но почему?
        - Потому что это место принадлежит ему по праву, - ответил Эйдан. - Пусть мальчик покоится рядом со своими предками.

        Глава 21

        Все в гостинице «Репейник» вызывало отвращение, но расхаживающий по крохотной комнатке человек не замечал ни грязи на полу, ни темных разводов на стенах, ни паутины в углах.
        Любой здравомыслящий человек предпочел бы обойти за версту этот грязный притон, но Ричард Фарнсуорт готов был мириться с временными неудобствами, он готов был ждать столько, сколько потребуется.
        Однако терпение далось Ричарду дорогой ценой - слишком долго пришлось ему таить в своей душе черный яд. К счастью, ждать оставалось недолго, скоро ожидание закончится и месть наконец-то свершится.
        Они должны были вернуться с минуты на минуту. Люди, которых он нанял для того, чтобы получить желанный приз.
        Да, скоро Кассандра Кейн, дочь Эйдана Кейна, будет у него в руках.
        Она, разумеется, будет напугана. Гордая маленькая красавица, похищенная из отцовского замка. Но ждать от него жалости ей не следовало. Девчонке придется пережить такой же страх, какой пережил он, Ричард, когда впервые пересеклись их пути с Эйданом Кейном.
        Месть… Вернее, возмездие. Ради достижения этой цели он был готов на все. Был готов даже обесчестить юную девушку. Ричард поморщился при этой мысли, однако он твердо решил, что ни за что не отступится…
        В углу у камина дремал пьяный викарий. Он и совершит обряд венчания. Разрешение, лежавшее у Ричарда в кармане сюртука, гарантировало признание этого брака действительным, а фактическое осуществление супружеских отношений станет венцом дьявольского возмездия самому сатане не хватило бы воображения, чтобы придумать такое.
        Но наивысшим наслаждением станет тот момент, когда Кейн узнает, что и вторая жена его предала. Эта маленькая невзрачная мышка распахнула ворота замка, позволив врагу проникнуть за его стены.
        Фарнсуорт улыбнулся, представляя, как увидит в глазах Кейна отчаяние. Такое же унижение испытывал когда-то и он, Ричард…
        Тут послышался стук копыт, и Ричард едва не бросился вниз - ему хотелось как можно быстрее увидеть свою «невесту». Минуту спустя дверь открылась, но вместо красавицы порог комнаты переступили люди, нанятые им для похищения девушки. Все трое в смущении поглядывали на Ричарда, и ни один из них не произносил ни слова.
        - Где девчонка?! - прорычал Фарнсуорт.
        - Ее слишком хорошо охраняют. Даже армии не хватило бы, чтобы ее выкрасть, - проворчал один из троицы.
        - Мы ее почти схватили, - добавил другой. - Но тут вдруг появился слуга и… Мы, конечно, в него выстрелили, но девчонка воспользовалась заминкой и сбежала. И тут же на звук выстрела в сад выбежали гости, развлекавшиеся на балу. Нам еще повезло, что мы сумели унести ноги.
        Ричард в ярости сжал кулаки. Неужели Кейн снова одержал верх? А ведь победа, казалось, была так близка…
        Фарнсуорт прошелся по комнате, потом снова повернулся к стоявшей перед ним троице:
        - Болваны! Идиоты! Мне следовало бы вас пристрелить!
        Негодяи молча переглянулись; при этом один из них взялся за рукоять своего кинжала.
        - Но вы не стоите того, чтобы тратить на вас порох! - заорал Ричард. - Убирайтесь отсюда! Все трое! Но если кто-нибудь из вас проговорится… Тогда не ждите пощады. Всех троих пристрелю!
        Как только дверь закрылась, Ричард повернулся к викарию и увидел, что тот, проснувшись, таращит на него свои совиные глаза. Внезапно на лице викария появилась улыбка, и он спросил:
        - Что будем теперь делать, мой друг? Похоже, ваша пташка упорхнула…
        - Я сам собираюсь ее похитить. И если мне это удастся… - Ричард стиснул зубы. - Непременно удастся.
        Викарий снова улыбнулся.
        - Готов биться об заклад, что вы немедленно отправитесь к сэру Эйдану, чтобы пожелать ему доброго здравия. Угадал?
        Ричард кивнул:
        - Конечно, угадали. Пора нанести визит любимой сестренке. Она будет рада со мной увидеться. Она всегда мне рада.
        Несколько секунд спустя Ричард скрылся за дверью спальни, где намеревался провести брачную ночь с похищенной невестой. Он хотел побыстрее собраться, чтобы подъехать к Раткеннону еще до наступления сумерек.

        Эйдан с трудом поднимался по ступенькам лестницы замка. Наконец-то он у себя в замке. А ведь в какой-то момент казалось, что он уже никогда сюда не вернется…
        От ударов Гилпатрика, нанесенных тупым концом косы, грудную клетку разрывало от боли, а резаная рана на плече горела огнем, причем боль с каждым мгновением усиливалась.
        Однако телесные страдания не шли ни в какое сравнение с душевными муками. Оказалось, что Раткеннон, куда он привез Кассандру, чтобы защитить ее, никакой защиты не гарантировал - ведь именно здесь девочку едва не похитили. И самое ужасное в том, что малышке по-прежнему грозила опасность…
        Миновав коридор, Эйдан остановился у комнаты Норы. Немного помедлив, отворил дверь, осторожно переступил порог и замер, ошеломленный открывшейся картиной.
        Освещенная мерцающими свечами, Нора лежала на кровати. Она спала и во сне прижимала к лицу его белый галстук - Эйдан тотчас же узнал этот галстук.
        Стараясь ступать как можно тише, Эйдан приблизился к кровати. Теперь он увидел, что его жена плакала, перед тем как уснуть. Эта женщина проливала по нему слезы, прижимая к лицу его галстук. Она плакала из-за него, хотя он не стоил ни одной ее слезинки…
        Сердце Эйдана пронзила боль, еще более острая, чем та, что обожгла плечо, когда его задела коса Гилпатрика.
        Собравшись с духом, Эйдан наклонился и, прикоснувшись к руке жены, прошептал:
        - Нора…
        Она вздрогнула и тут же открыла глаза. Несколько мгновений она молча смотрела на него - смотрела так, словно видела впервые. Потом вскрикнула и с рыданиями бросилась ему на грудь. Эйдан обнял ее и крепко прижал к себе. Его плечо тотчас пронзила острая боль, но сейчас он не думал о боли.
        Внезапно отстранившись, Нора посмотрела ему в глаза и прошептала:
        - О, Эйдан, слава Богу… - Она снова всхлипнула. Он судорожно сглотнул и прошептал в ответ:
        - Не плачь, дорогая, со мной все в порядке.
        - А ты нашел людей, пытавшихся похитить Кассандру? О, тебя так долго не было, и я…
        - Я нашел Гилпатрика. Но он ни в чем не виноват. Он только пытался нас предупредить.
        Нора с удивлением посмотрела на мужа:
        - Я полагала, что вы враги…
        - Нас сделали врагами. Но все же он хороший человек, Нора. Я бы хотел, чтобы такой был со мной рядом, если бы мне пришлось отправиться на войну. Такому я бы доверил свою жизнь. Он сделал все, что мог, чтобы спасти мою дочь.
        - О, Эйдан… - Она вдруг нахмурилась, и он понял, что ее что-то тревожит.
        - Но это еще не все, дорогая. Я должен найти того, кто замыслил злодеяние. Гилпатрик кое-что сообщил мне и пообещал, что и впредь будет сообщать обо всем, что узнает. Тот, кто затеял со мной эту игру, - хитрый мерзавец. Он заключил пари, что уничтожит меня. Якобы существуют три ставки… Одна - это Кассандра, а вторая - ты.
        - Три ставки? Что это за ставки?
        - Я ничего не знаю, но в одном убежден: этот человек очень опасен.
        - Он должен ненавидеть тебя. Ты кого-то подозреваешь? Может, догадываешься?..
        - Нора, таких негодяев очень много. И любой из них из-за карточного долга с радостью перережет мне горло. Я долгие годы провел среди этих людей и прекрасно их знаю.
        - Эйдан, я не верю…
        - Не веришь, что я общался с подобными мерзавцами? Но я сказал тебе об этом в первый же день твоего появления в замке. О Боже, я и сам почти ничем от них не отличаюсь, поверь мне, Нора. Я вел такой образ жизни… Ты совсем меня не знаешь, дорогая. И я молю Бога, чтобы никогда не узнала.
        Тут Эйдан вдруг отодвинулся от жены, словно боялся, что, прикасаясь к нему, она испачкается. О, как же он ненавидел себя в эти мгновения, ненавидел и презирал…
        Нора же вскрикнула в ужасе и побледнела. Уставившись на плечо мужа, она прошептала:
        - Эйдан, ты ранен…
        Он покосился на свое плечо - рубашка была пропитана кровью - и с невозмутимым видом проговорил:
        - Это всего лишь царапина, не беспокойся.
        Но Нора вскочила с постели и, строго глядя на мужа, заявила:
        - Я с таким трудом поставила тебя на ноги, после того как ты отравился цыганским зельем, а ты снова подвергаешь себя опасности?!
        Она принялась стаскивать с Эйдана рубашку. Увидев рану, снова вскрикнула. Затем увидела ужасные синяки на груди и на ребрах и до боли закусила губу.
        Эйдан улыбнулся и пробормотал:
        - Дорогая, рана не опасная. Она просто так страшно выглядит. Поверь, у меня бывали и более серьезные ранения.
        На глаза Норы навернулись слезы, и губы ее задрожали. С трудом сдерживая рыдания, она спросила:
        - Эйдан, но почему же тебя ранили? Ведь ты сказал, что Гилпатрик хотел помочь…
        - Видишь ли, некоторые из разбойников не разделяют взгляды своего предводителя. А что касается поединка с Гилпатриком, то я сам вынудил его со мной драться. Так получилось… И повторяю, дорогая, не беспокойся. Надо только промыть рану, потом перебинтовать ребра, и все будет в порядке.
        Он подошел к кувшину с водой и поднял его, чтобы наполнить тазик. Боль острой стрелой пронзила грудь, и Эйдан тихо застонал. Нора тут же выхватила у него кувшин и сама налила в таз воду. Потом взяла мужа под руку и усадила в кресло.
        Он сидел, откинув назад голову, а нежные пальчики Норы осторожно обрабатывали его рану.

«О Господи, какое же это блаженство - ощущать ее прикосновения, - думал Эйдан. - Какое блаженство чувствовать ее любовь…»
        Она верила в него, хотя он этого не заслуживал. Она любила его, хотя он ничего не мог дать взамен. Она дарила ему волшебство, в то время как в его душе царили мрак и ужас.
        Нора - подлинное сокровище, которое следовало беречь. И ей ничто не угрожало бы, если бы у нее был другой, более достойный мужчина.
        При мысли о том, что жене грозит опасность, Эйдан вздрогнул и в ярости стиснул зубы. Она внимательно посмотрела на него и спросила:
        - Дорогой, о чем ты думаешь?
        Он промолчал, и Нора вновь заговорила:
        - Ты сказал, что я совсем тебя не знаю. Но я хочу узнать. Мне это необходимо. Расскажи о себе.
        Ему захотелось вскочить и накричать на нее, сказать, что правда о нем ее уничтожит и что ей нужно держаться от него подальше, во всяком случае, не заглядывать ему в душу, ибо то, что она там увидит… Господи, что она может там увидеть?
        Но тут он посмотрел в ее чудесные глаза и вдруг почувствовал, что ему хочется выговориться, хочется открыть свою душу - впервые в жизни Эйдан ощутил такую потребность. И тотчас же на него нахлынули воспоминания, и полились слова - слова, которые он прежде не посмел бы произнести.
        - Нора, у меня временами возникает такое чувство… мне кажется, что я впервые вышел на поле боя и меня уносят в темноту потоки крови… Я задыхаюсь, я не в силах слышать стоны умирающих, которым ничем не могу помочь. О Господи, что, если я не смогу спасти тебя или Кассандру? Что, если я…
        - Тебя за храбрость возвели в рыцарское достоинство, Эйдан. Ты спас всех, кого мог спасти. Мне Кассандра писала…
        - То, что писала Кассандра, - красивые сказки о герое, увенчанном лаврами. Да, я действительно спас своих солдат. Но при этом я спас и майора, заносчивого мерзавца. И меня возвели в рыцари за то, что я спас его. Напрасно я это сделал. Черт, лучше бы я выпустил в него пулю.
        - Не понимаю…
        - Видишь ли, этот негодяй думал лишь о своей карьере. И он отправил моих людей на бойню, чтобы по кровавой горе трупов вскарабкаться повыше… К сожалению, я только потом узнал о том, что именно он отдал такой приказ.
        - Значит, ты не виноват, Эйдан. Ведь ты ничего не знал…
        Он криво усмехнулся и пробормотал:
        - Да, не знал, но все же… А после войны… Я вернулся в Англию и женился, и война по сравнению с моей супружеской жизнью казалась водевилем. Когда Делия поняла, что беременна… Боже, как я радовался! Впервые в жизни я поверил, что судьба мне улыбнулась, что я получил шанс начать все сначала, все исправить и искупить…
        - Это и впрямь был твой шанс, Эйдан, и ты им воспользовался. Кассандра замечательная девочка.
        - Да, верно, замечательная… Но знаешь ли ты, что в первые пять лет я видел дочь всего лишь один раз? Дело в том… Делия потребовала, чтобы я держался подальше от дочери, и я подчинился. А ты можешь себе представить, что я узнал о рождении Кэсси лишь через три недели?.. Я тогда находился в Лондоне, метал кости за игральным столом. И вот один из знакомых ее родителей поздравил меня с рождением дочери. Именно таким образом я узнал о том, что стал отцом.
        - Да, вероятно, тебе было очень тяжело… - пробормотала Нора.
        Тяжко вздохнув, Эйдан продолжал:
        - Я скакал всю ночь, чтобы побыстрее добраться до поместья Марчей, родителей Делии. А моя жена уже уехала на воды отдыхать. Полагаю, ей не терпелось возобновить знакомства со своими прежними поклонниками.
        - Она оставила ребенка? - удивилась Нора.
        - Она забыла о существовании Кассандры сразу же после того, как начала подниматься с постели после родов. Казалось, что ребенок значил для нее не больше, чем букет увядших цветов.
        Эйдан снова вздохнул - было очевидно, что ему очень тяжело вспоминать прошлое.
        - И вот я поднялся в детскую и увидел Кэсси, лежавшую в колыбельке. На ней был маленький кружевной чепчик, и она была чертовски хорошенькая, такая невинная и беспомощная… Я даже боялся прикоснуться к ней, боялся сделать ей больно.
        - Ты уже тогда ее любил, - сказала Нора. - Как ты мог ее оставить?
        - Я оставил ее… чтобы спасти от такого отца, как я. От такого, каким я был тогда.
        - Но, Эйдан…
        - Мать Делии ненавидела меня. Она считала, что я дурно влияю на ее дочь. И все же в тот день она подошла ко мне. Гордая леди Марч снизошла до того, чтобы обратиться ко мне с просьбой. Она просила оставить Кэсси у нее.
        - Но Кассандра - твоя дочь. Ты любил ее и хотел, чтобы она была с тобой.
        У Эйдана подозрительно заблестели глаза, и он на мгновение отвернулся.
        - Леди Марч пообещала, что если я передам Кассандру в ее руки, то девочка ни в чем не будет знать отказа. Сказала, что у нее малышке будет гораздо лучше, чем со мной. И конечно же… - Эйдан судорожно сглотнул. - Черт побери, конечно, я не мог взять ребенка в свою комнату над таверной, правда? Так что пожилая дама рассуждала весьма здраво. Тот образ жизни, который вели мы с Делией… Впрочем, я уже подумывал о том, чтобы начать новую жизнь. Но что я мог предложить дочери? Полуразрушенный замок в Ирландии - именно таким он был тогда. Помню, как я стоял над колыбелью и смотрел на Кэсси, пытаясь запечатлеть в памяти ее образ… А она так забавно морщила носик и сосала крохотный пальчик…
        Нора вдруг всхлипнула, и Эйдан почувствовал, что сам едва удерживается от слез.
        - В конце концов мне пришлось покинуть Кассандру. В то время у меня не было другого выхода.
        Нора утерла слезы и пробормотала:
        - Это она во всем виновата… твоя первая жена.
        - Пять лет я держался в стороне, а Делия тем временем переспала с половиной Лондона. Я ужасно ревновал, ревновал до тех пор, пока чуть не убил на дуэли одного из любовников Делии. Вероятно, я в конце концов понял, что она не стоит того, чтобы убивать из-за нее человека. И как раз в то время случилось невероятное: я перестал проигрывать за игорным столом и теперь только выигрывал, постоянно выигрывал. Я знал, что Раткеннон - единственное, что я смогу оставить Кассандре в наследство, именно поэтому я привел замок в порядок - теперь у меня были на это средства. И я даже создал для Кэсси идеальную комнату; мне тогда казалось, что это единственный способ показать ей, что я ее люблю, что неустанно думаю о ней, что она всегда в моих мыслях и в моем сердце. Однажды, когда я проезжал в экипаже неподалеку от имения Марчей, у меня отлетело колесо. К счастью, отлетело, - добавил Эйдан с улыбкой. - Разумеется, я мог бы отправиться на ближайший постоялый двор, нанять другой экипаж и распорядиться, чтобы починили мой. Но я этого не сделал и зашел к Марчам. Конечно же, мое появление их не обрадовало. Но я сказал,
что хочу увидеть Кассандру, только увидеть - и все. И я действительно не собирался вмешиваться в ее жизнь, я просто… просто хотел взглянуть на нее и убедиться, что с ней все в порядке. Там я и познакомился с миссис Бриндл. Она тоже считала, что именно я развратил Делию, но все-таки проводила меня в сад, где находилась в это время моя дочь.
        Знаешь, Нора, говорят, что дети невинны, но они могут быть невероятно жестокими. Так вот, я нашел Кассандру на каменной скамеечке… Она горько плакала, потому что ее двоюродные братья и сестренки, с которыми она играла, издевались над ней, утверждали, что она не нужна своим родителям. Кэсси даже не знала, кто я такой, когда я пытался ее утешить.
        И тогда я принял решение. Я решил, что должен изменить жизнь своего ребенка. Я вырвал Делию из рук ее любовников, забросил азартные игры, забрал все деньги, которые выиграл, и отправился в Раткеннон, прихватив с собой ошеломленную малютку. Все остальное тебе известно. О ненависти Делии, о яде и о ее гибели. Я понимаю, что родителей не выбирают, но ангел, вручивший Кассандру нам с Делией, вероятно, совершил величайшую ошибку. Мне делается плохо, когда я думаю о потерянных годах, о невосполнимо утерянном времени…
        - Ты совершил чудо, Эйдан.
        - Разве? Может, я только все испортил? Ведь я не подготовил девочку к жизни… А ей когда-нибудь придется столкнуться с жестокой реальностью. Когда-нибудь ей откроется правда о Делии, обо мне. И тогда…
        - Мне кажется, что ты недооцениваешь любовь дочери к тебе, ее веру в тебя. Да, вероятно, она испытает шок. Но она знает, что ты любишь ее, Эйдан. И даже если ей станет что-то известно о твоем прошлом, у нее хватит золотой пыльцы.
        - Золотой пыльцы?
        - Она рассказала мне о бабочках и о золотой пыльце, приставшей к ее ладошкам.
        Эйдан невольно рассмеялся.
        - О Боже, еще одна ложь. Мне в этом не было равных.
        - Ты был волшебником.
        Он со вздохом покачал головой.
        - Нет, я создавал миражи, в то время как за стенами этого замка Кэсси ждут ужасные открытия. Ждет позорная правда о родителях. Но хуже всего другое: какой-то мерзавец пытается использовать ее в борьбе против меня. И я не знаю, смогу ли защитить свою дочь.
        - Ты делаешь то, что должен делать, Эйдан. Кассандра верит в тебя. И я верю в тебя. В твоем сердце столько любви… Я знаю, что у тебя достанет сил пройти и через это. Ты найдешь способ.
        Это был драгоценный подарок, на который Эйдан не мог и рассчитывать.
        - Ты почти заставила меня поверить в собственные силы, - прошептал он срывающимся голосом. - Столько лет я не верил в себя. Возможно, никогда бы не поверил…
        Нора потянулась к мужу и обняла его. Ее теплая щека прижалась к его обнаженной груди.
        Ему почудилось, будто он обнажил перед ней свою незащищенную душу, и нестерпимое желание найти укрытие в ее любви было сродни по силе с одержимостью. Однако, возможно, в ее бескорыстном даре заключалось проклятие. Эйдан знал, что если он не оправдает надежды Норы и не оправдает ожиданий Кассандры, то это погубит его окончательно и бесповоротно.
        - Эйдан… - прошептала она ему в ухо. - Эйдан, я люблю тебя.
        У него перехватило дыхание; ему хотелось сказать жене то же самое, но он почему-то не смог этого сделать. Прижавшись губами к ее губам, он попытался в поцелуе выразить то, что не сумел сказать словами.
        Когда Эйдан поднял голову, Нора заглянула ему в глаза и проговорила:
        - Я уверена, что мы найдем выход. Скажи только, с чего начать.
        - С чего начать? О Боже, если бы я знал… У меня множество врагов, Нора. Наверное, для начала следует побольше узнать о мерзавце, про которого мне рассказал Гилпатрик. Он уже мертв, но ведь должна существовать какая-то нить, ведущая к человеку, от которого он узнал о пари. Потом мне придется вспомнить всех моих заклятых врагов. Людей, у которых я выигрывал крупные суммы и которых побеждал на дуэлях. К сожалению, на это уйдет слишком много времени. А времени у Кассандры, возможно, нет. Никто не может сказать, когда негодяй нанесет очередной удар. О Господи, когда я думаю об этом, мне кажется, я схожу с ума. Вглядываясь в лица людей, я пытаюсь…
        Тут раздался стук в дверь, и Эйдан, нахмурившись, прокричал:
        - Прошу не беспокоить!
        - Но, сэр, - раздался из-за двери голос слуги, - какой-то джентльмен настаивает на встрече с леди Кейн. Он заявил, что не уедет, пока с ней не увидится.
        - Какого дьявола…
        - Это англичанин, сэр. Весьма благородной наружности.
        - Проклятие, неужели это опять Монтгомери?! Придется мне, очевидно, проверить, насколько крепка его челюсть.
        Нора в задумчивости покачала головой.
        - Не думаю, что это Филипп. Вчера вечером, когда гости разъезжались, он отправился в свое поместье в Слиго. Пожалуй, я спущусь на минуту, если ты не возражаешь.
        - Нет, возражаю. Вернее… я спущусь с тобой.
        Эйдан надел рубашку и снова поцеловал жену. Затем они вместе спустились по лестнице и направились в гостиную, куда слуга проводил нежданного гостя.
        Нора открыла дверь, переступила порог и замерла на несколько секунд. Потом с радостным криком бросилась в объятия англичанина.
        - Ричард! Слава Богу, что ты приехал!

        Глава 22

        Эйдан молча смотрел на англичанина; почему-то ему сразу же не понравился этот человек.
        - О, Нора, я так рад тебя видеть! - воскликнул Ричард. - И я сходил с ума от беспокойства, я проклинал себя сотни раз на день из-за того, что позволил тебе уехать. Господи, каким же я был глупцом…
        - Еще один поклонник с разбитым сердцем? - проговорил Эйдан с усмешкой.
        Нора повернулась к мужу и с улыбкой сказала:
        - Эйдан, дорогой, это человек, которого я люблю и которому полностью доверяю. Это Ричард Фарнсуорт, мой сводный брат.
        Эйдан нахмурился. Неприязнь, возникшая у него при первом же взгляде на незнакомца, только усилилась.
        - Ах, брат?.. Значит, это он отправил тебя в неизвестность, чтобы ты стала женой совершенно незнакомого человека.
        - Эйдан, не надо… - пробормотала Нора. Тут Фарнсуорт вдруг покраснел и потупился.
        - О, Нора, я ведь говорил уже, как мучился из-за своего легкомыслия. Разумеется, я не должен был отпускать тебя в Ирландию. Но ты счастлива?
        - О, Ричард, я…
        Но гость перебил Нору и вновь заговорил:
        - Ты знаешь, когда я навел справки о репутации Кейна… Господи, я чуть с ума не сошел.
        - Мне кажется, что моя репутация ни для кого не секрет, - заявил Эйдан. - При упоминании моего имени все сразу же вспоминают о скандалах и бесчинствах.
        - Эйдан, пожалуйста!.. Ричард сделал все, что было в его силах, чтобы помочь мне. Он знал лишь о твоих военных подвигах и…
        - Да, разумеется, он ни в чем не виноват, - проговорил Эйдан, покосившись на англичанина. Решив, что не стоит ссориться с братом Норы, добавил: - Видите ли, Фарнсуорт, у нас с Норой неприятности, и, возможно, поэтому вам показалось, что я не слишком гостеприимен. Но уверяю вас… - Эйдан на несколько секунд умолк, потом вдруг заявил: - Поскольку ты брат Норы, ты здесь желанный гость.
        Но даже ослепительная улыбка жены не улучшила настроения Эйдана. Он чувствовал, что англичанин ужасно ему не нравится, и ничего не мог с собой поделать.
        Чуть припадая на левую ногу, Фарнсуорт подошел к Эйдану и протянул ему руку. Тот колебался несколько мгновений, но все же пожал протянутую руку.
        - Извинения приняты, - объявил Фарнсуорт с наигранным весельем в голосе. - Да и может ли быть иначе? Мне трудно осуждать человека, приютившего мою сестренку. Увы, в нашем доме с ней обращались ужасно - и мой отец, и я.
        - Нет, Ричард! Ты был ко мне очень добр! - Нора повернулась к мужу. - Ты знаешь, Ричард даже приехал в порт, чтобы проводить меня. И он подарил мне новый дорожный сундук, а также кое-что из гардероба. Такому приданому могла бы позавидовать любая невеста.
        - О Боже, как будто несколько тряпок могли исправить то зло, которое я тебе причинил… - пробормотал Фарнсуорт. - Я поступил как глупец, ибо мог ввергнуть тебя в водоворот несчастий. Какими бы добрыми намерениями я ни руководствовался, Нора, Кейн прав. Ты жива и здорова только по милости Божьей. И осмелюсь ли я поинтересоваться… Ты счастлива, Нора? - Фарнсуорт взял сестру за подбородок и заглянул ей в глаза. - О, Нора, даже слепому ясно, что ты прониклась к своему мужу глубокой симпатией. И все же я вижу… Мне кажется, тебя что-то тревожит. Пожалуйста, дорогая, позволь брату Ричарду помочь тебе и на этот раз. Я сделаю для тебя все, что в моих силах.
        Улыбка Норы померкла.
        - Эйдан ведь уже сказал, что у нас… неприятности. И мне кажется… Возможно, ты действительно мог бы нам помочь.
        Эйдан невольно сжал кулаки. Ему вдруг пришло в голову, что если бы он оказался с Фарнсуортом за игорным столом, то непременно заподозрил бы его в шулерстве. Пристально глядя на жену, он заявил:
        - Нора, твой брат приехал, чтобы повидаться с тобой. Нет нужды посвящать его в наши дела.
        Фарнсуорт нахмурился и с озабоченным видом проговорил:
        - У вас действительно неприятности, Кейн? Но что же произошло? В любом случае ты можешь смело рассчитывать на мою помощь. Ведь мы теперь родственники, не так ли?
        Эйдан заставил себя улыбнуться и пробормотал:
        - Спасибо за предложение. Я обязательно им воспользуюсь, если возникнет такая необходимость.
        - Но, Эйдан, - Нора повернулась к мужу, - я уверена, что Ричард мог бы нам помочь. Я понимаю, что он кажется человеком несколько… - Она в смущении умолкла.
        Фарнсуорт рассмеялся.
        - Несколько легкомысленным, не так ли, сестренка?
        - Я вовсе не это хотела сказать! - воскликнула Нора. - Возможно, ты слишком эмоциональный.
        - Разумеется, - кивнул Фарнсуорт. - Я слишком эмоциональный, и следовательно, мне нельзя доверить вашу тайну.
        - Не глупи, Ричард, у нас нет от тебя никаких тайн. Видишь ли, вчера вечером дочь Эйдана пытались похитить. Это произошло в саду, и Кассандра лишь чудом не пострадала.
        - Похищение?! Разбойники?! - Фарнсуорт схватился за сердце, и глаза его округлились.
        - Мы не знаем, кто подготовил покушение. Но, к счастью, все обошлось.
        - О Боже, похитить ребенка! - ужаснулся Фарнсуорт. - Сколько ей лет?
        - Пятнадцать, - ответила Нора. - Эйдан тут же отправился на поиски злодеев, но они бесследно исчезли.
        - Но зачем похищать невинное дитя?
        - Чтобы отомстить мне! - прорычал Эйдан. Фарнсуорт помрачнел и проворчал сквозь зубы:
        - О Господи, какие мерзавцы. - Он ослабил узел галстука. - Страшно даже представить, что они могли бы сделать с невинной крошкой. Ее могли убить… Совершить над ней насилие…
        - Помолчи, Фарнсуорт! - взревел Эйдан. - Я не могу даже слышать об этом!
        Англичанин потупился и пробормотал:
        - О… Прошу меня простить. Я только… Я был так ошеломлен…
        - Но это еще не все, Ричард, - продолжала Нора. - Говорят, что этот негодяй даже заключил какие-то пари. Одно касается Кассандры, а второе - меня.
        Фарнсуорт решительно повернулся к Эйдану и спросил:
        - И что же ты собираешься предпринять, Кейн? - В этом вопросе отчетливо прозвучал вызов.
        - Собираюсь найти негодяя и расправиться с ним, - последовал ответ.
        - Ты уверен, что сможешь это сделать? Ведь твой враг… Похоже, что он на редкость хитер.
        - Но рано или поздно он совершит ошибку. А я подожду.
        Фарнсуорт провел ладонью по волосам.
        - Черт возьми, я обязан что-то предпринять. Ведь моя сестра в опасности! Возможно, тебе не нужна моя помощь, Кейн. Возможно, ты не одобряешь мое участие в судьбе Норы. Возможно, я тебе несимпатичен. Но тебе все же придется принять мою помощь. Мы должны найти негодяя.
        - Проклятие… - проворчал Эйдан. - Я мог обойтись и без…
        - Без меня, Кейн? Поверь, я мог бы вам помочь. Подумай как следует, прежде чем отказываться от моей помощи.
        - Эйдан, пожалуйста… - Нора положила руку на плечо мужа. - Ричард может нам помочь, я знаю. Ты только взгляни на себя. Тебе нужно отдохнуть и выспаться. К тому же ты ранен.
        - Ранен?! - воскликнул Ричард. - Ты хочешь сказать, что у Кейна была стычка с этим зверем? И тот улизнул?
        - Нет, черт подери. Если он попадется мне в руки, ему уже не вывернуться. Я… - Эйдан вспомнил о поединке с Гилпатриком. Нет, он не станет рассказывать Фарнсуорту об этом поединке. Об этом он мог рассказать только Норе.
        - Кейн, будь благоразумным. Сестра нуждается в моей помощи. Да и ты тоже. Я помогу тебе защитить дочь и жену.
        Эйдан пристально посмотрел на англичанина:
        - Защищать Кассандру и Нору - моя обязанность.
        - И ты, судя по всему, прекрасно справлялся со своими обязанностями, - с усмешкой проворчал Фарнсуорт. - Ох, прости, Кейн, я не хотел тебя обидеть. И я понимаю, что ты считаешь меня очень легкомысленным человеком - ведь я отпустил Нору в Ирландию без сопровождения. Но мне хочется загладить свою вину. Ты же не станешь возражать, верно?
        Эйдана одолевали дурные предчувствия, но он не мог отказать этому человеку. Не мог отказать брату Норы. Он взглянул на жену - Нора смотрела на него с мольбой в глазах, и было очевидно, что она ужасно переживает.
        Решив, что не следует отказываться от помощи, Эйдан снова повернулся к Ричарду, но тут из-за двери гостиной раздался голосок его дочери; девочка кричала:
        - Папа! Папа!
        Через несколько секунд дверь распахнулась, и на пороге появилась Кассандра.
        - Папа, миссис Бриндл сказала, что ты вернулся! Ты…
        Увидев красивого незнакомца, девочка замерла на мгновение. Затем жестом взрослой женщины откинула со лба локон и улыбнулась гостю.
        В этот миг Эйдану показалось, что его дочь внезапно повзрослела лет на пять. Она была удивительно хороша собой, и все в ней дышало восторгом предчувствия. С другой стороны, он никогда не видел ее такой настороженной.
        - Отец, почему ты не предупредил меня, что ждешь гостей? - спросила Кассандра. Она снова улыбнулась и сказала: - К сожалению, нас не представили… Я Кассандра Кейн.
        Фарнсуорт в изумлении смотрел на стоявшую перед ним юную красавицу. Наконец улыбнулся и проговорил:
        - Выходит, вы моя новая племянница. - Фарнсуорт шагнул к девушке и взял ее за руку. - Мисс Кейн, я очарован.

«Он таращится на нее так же, как я когда-то на Делию Марч, - промелькнуло у Эйдана. - Да, наверное, я так же смотрел на Делию, когда увидел ее впервые». Эйдан откашлялся и проговорил:
        - Кассандра, это Ричард Фарнсуорт, сводный брат Норы.
        - Милорд, я очень рада с вами познакомиться. - Кассандра озарила гостя еще более обворожительной улыбкой.
        - Называйте меня Ричардом, если только подобная фамильярность вас не смущает. - Покосившись на Эйдана, он добавил: - Ведь мы теперь родственники…
        Кассандра кивнула:
        - Да, конечно… Я думаю, что и папа так считает. Правда, папа? - Она посмотрела на отца.
        - Да, разумеется, - проворчал Эйдан. Кассандра снова повернулась к гостю.
        - Мне кажется, что Ричард - прекрасное имя. Я с удовольствием буду называть вас по имени, если вы, в свою очередь, будете называть меня Кассандрой.
        - Значит, договорились, Кассандра. А вам… тебе известно, что тебя назвали в честь троянской принцессы? Говорят, что улыбка похищенной красавицы Елены стоила тысячи спущенных на воду кораблей, но я готов поклясться: если бы моя хорошенькая племянница оказалась в стенах Трои, то все корабли без исключения подплывали бы к городу, чтобы выразить почтение не похищенной красавице, а тебе.
        - Какой прелестный рассказ! - в восторге воскликнула Кассандра.
        Эйдан поморщился и пробормотал:
        - Кэсси, дорогая, в следующем году ты будешь представлена обществу, поэтому запомни первое правило: не следует придавать значение подобному вздору. Это игра, которую не воспринимают всерьез.
        Фарнсуорт сверкнул белозубой улыбкой.
        - Я полагаю, что игрок вроде тебя должен знать: жизнь - это большая игра, и тот, кто выигрывает, готов идти на любой риск. В картах, в метании костей или… с женщинами. Потому что…
        - Ричард, ты не должен так шутить, - перебила Нора. - Боюсь, что после произошедшего вчера нам не до шуток.
        - Ох, прости, дорогая. - Ричард развел руками. - В любом случае Кассандра - сокровище, которое следует тщательно оберегать. И для меня было бы большой честью, если бы мне позволили ей служить.
        Он подал девушке руку, изящно согнутую в локте. Эйдан видел, как зарделись у дочери щеки и как она горделиво вскинула подбородок, впервые ощутив власть своей красоты.
        Ему захотелось выставить этого проклятого англичанина из комнаты, но тут Нора выразительно взглянула на него и, тронув за рукав, прошептала:
        - Не надо, Эйдан, пожалуйста… Мне будет очень приятно, если Ричард погостит у нас немного. Он может развлечь Кассандру и взять на себя роль ее стража. А ты тем временем сможешь заняться поисками злоумышленника.
        - Но твой брат…
        - Он будет заботиться о ней так же, как заботился обо мне.
        Эйдан молча пожал плечами. «Он будет заботиться о ней так же, как заботился обо мне. - Эти слова Норы все еще звучали у него в ушах. - Он будет заботиться…» Именно этого Эйдан опасался.
        И все же Нора была права: ему действительно требовалась помощь. К тому же этот англичанин - сводный брат его жены, и она ему доверяет…
        - Кейн… - К нему подошел Фарнсуорт. - Кейн, клянусь честью, со мной твоя дочь будет в полной безопасности. Тебе действительно следует отдохнуть, а потом продолжить поиски. Я же отныне беру на себя ответственность за все, что будет с твоей дочерью.
        Эйдан саркастически усмехнулся. Скорее земля низвергнется в море, чем он беспечно доверит свою дочь такому пустоголовому ничтожеству, как Ричард Фарнсуорт. Он позволил ему остаться только потому, что не хотел огорчать Нору.
        - Я не хотел бы возлагать на тебя, Фарнсуорт, столь тяжкое бремя.
        Англичанин пристально взглянул на него, и Эйдану вдруг почудилось, что в глазах его промелькнула угроза. Но уже в следующее мгновение Ричард расплылся в дружелюбной улыбке.
        - Уверяю тебя, с Кассандрой не случится ничего страшного. Напротив, она будет очень довольна. Ты ведь мне доверяешь, не так ли?
        Эйдан молча кивнул и вышел из комнаты. Однако его по-прежнему одолевало беспокойство. И почему-то вдруг вспомнилась ужасная ночь - та грозовая ночь, когда он преследовал экипаж Делии и слышал пронзительные крики Кассандры.
        С каретного двора, залитого ярким солнечным светом, в открытое окно врывался звонкий смех. Нора выглянула во двор и невольно залюбовалась пасторальной сценой, словно сошедшей с полотна Гейнсборо: безмятежные небеса, цветочные клумбы и юная златокудрая красавица в пене розовых юбок, играющая с очаровательным пони. Красавица радовалась не только лошадке, но и яркости дня, а также своему верному кавалеру. Лежа на густом травяном ковре, он сплетал для нее венок из луговых цветов.
        С момента приезда в Раткеннон Ричард Фарнсуорт почти постоянно находился рядом с Кассандрой и охранял ее с подкупающей преданностью. Эта преданность глубоко трогала Нору. Серьезность, с которой он относился к Кэсси, давала Норе основания думать, что ее брат, возможно, наконец-то остепенится и забудет о глупом позерстве и бессмысленных светских развлечениях.
        Ричард был удивительно добрым и заботливым. Как-то раз, оставшись с Норой наедине, он сказал, что хочет помочь, хочет сделать так, чтобы она, Нора, стала помощницей своему мужу в его поисках и ни на что не отвлекалась. Это, по словам Ричарда, и являлось причиной его особого внимания к дочери Эйдана Кейна. И это было самое малое, что он, ее брат, мог сделать для дорогой сестрицы. Кроме того, Ричард постоянно говорил о том, что чувствует себя виноватым - ведь он столько лет прожил рядом с сестрой, не понимая, что она нуждается в его помощи.
        Нора же была готова на все, только бы облегчить бремя забот мужа. Но таинственный противник Эйдана, очевидно, затаился на время. После появления в замке Ричарда он не подавал никаких признаков жизни, и это вызывало еще большее беспокойство - словно затишье перед бурей.
        - Ричард, это для меня?!
        Радостный крик Кэсси вывел Нору из задумчивости. Она увидела, как ее сводный брат проворно поднялся на ноги и легко, почти не прихрамывая, направился к Кассандре. Остановившись рядом с девушкой, он надел ей на голову сплетенный им венок.

«Интересно, как часто Эйдан вплетал в волосы дочери цветы или ленты?» - подумала Нора с болью в сердце, и ее мысли вернулись к мужу, сидевшему сейчас у себя в кабинете.
        - Миледи…
        Нора обернулась и увидела стоявшую в дверях Роуз. С той ночи, когда Эйдан умчался на встречу с Гилпатриком, она совершенно изменилась и теперь не скрывала своей пылкой преданности хозяевам. Ведь Эйдан не только простил ее, но и поблагодарил за честность.
        - Миледи, я хотела узнать, не могу ли я откровенно поговорить с вами. - Девушка умолкла на мгновение, потом в смущении добавила: - Вы с сэром Эйданом так переживаете…
        Нора улыбнулась служанке.
        - У нас все в порядке. Так о чем же ты хотела со мной поговорить?
        - О, пустяки… - потупилась.
        - Ты пришла сюда, чтобы о чем-то поговорить со мной, Роуз, ведь так? Что ж, я тебя слушаю.
        Щеки девушки вспыхнули.
        - Просто миссис Кейдегон заявила, что отправит вас и сэра Эйдана сегодня обедать под пистолетным дулом, если ничего другого ей не останется. Думаю, что окажу ей содействие. Вам обоим нужно поесть и хорошенько выспаться. Простите, что говорю об этом, но людям, которые хотели похитить мисс Кассандру… им ничего не придется делать, если вы продолжите в том же духе. Очень скоро вы оба совсем обессилеете, и злоумышленники смогут смело входить в замок, потому что вы не будете им помехой. Им достаточно будет дунуть, чтобы справиться с вами.
        Нора невольно рассмеялась.
        - Скажи миссис Кейдегон, что она права. Я сама прослежу, чтобы сэр Эйдан вышел к обеденному столу.
        Роуз улыбнулась.
        - Вы и в самом деле замечательная, миледи. Мы все так думаем - Гиббон Кейдегон, Калви и я.
        Ее приняли. Признали. Полюбили. Для Норы не было ничего дороже этого признания.
        - Вы самое лучшее, что могло случиться в жизни сэра Эйдана и мисс Кассандры, - продолжала девушка. - Это какое-то чудо, что вы появились здесь.

«Да, чудо», - подумала Нора. И действительно, только чудо могло привести ее в объятия мужчины, которого она полюбила. И это чудо подарило ей дом, дочь и надежду на будущее, надежду на то, что в один прекрасный день она завоюет израненное сердце Эйдана Кейна.
        Нора снова повернулась к окну и взглянула на залитый солнечным светом двор. Ричард стоял, склонившись над Кассандрой и чуть касаясь кончиками пальцев ее щеки, словно собирался вынуть из глаза девушки выпавшую ресничку.
        У Норы сжалось сердце. Возможно ли, что Господь дарует обитателям Раткеннона еще одно чудо? Со всей пылкостью, на какую была способна, Нора вознесла молитву к ангелам, чтобы они помогли Эйдану отыскать негодяев, угрожавших его дочери.

        Глава 23

        Кухарка потрудилась на славу и приготовила для Эйдана его любимые блюда, словно он был капризным ребенком, впервые поднявшимся с постели после долгой болезни. Перед ним на сверкающем фарфоре громоздились горы изысканной снеди, соблазнявшие самыми аппетитными запахами.
        Эйдана глубоко тронула искренняя забота суетившихся вокруг слуг; он постоянно ловил на себе их преданные взгляды. Причем было очевидно, что они нисколько не сомневались в его могуществе и верили в него - верили, что он, сэр Эйдан, непременно отвратит беду, постигшую Раткеннон на исходе того дня, когда был устроен свадебный бал.
        Но больше всего его тронула преданность Норы. Сидя напротив, она то и дело поглядывала на него, и в глазах ее была любовь. Жена тоже верила в него, хотя, конечно же, очень беспокоилась. Именно ее беспокойство и заставило Эйдана сесть за обеденный стол вместе со всеми - в последние дни он обедал и ужинал у себя в кабинете. Да, только ради спокойствия Норы он решил ненадолго отвлечься от своего расследования. Впрочем, имелась еще одна причина…
        - Итак, сэр Эйдан, как продвигается расследование?
        Голос Фарнсуорта вывел его из задумчивости. Эйдан повернулся к гостю и, немного помедлив, ответил:
        - Откровенно говоря, я кое-что обнаружил.
        - О, Эйдан, неужели?! - воскликнула Нора. - Я так и знала, я нисколько не сомневалась в этом…
        - Не стоит так радоваться, - перебил Эйдан. - Я не уверен, что это приведет к чему-то существенному. Мне уже не раз казалось, что я наконец-то вышел на след, но потом я убеждался, что ошибся.
        - Но теперь-то ты знаешь, что не ошибаешься! - воскликнула Нора. - Я это вижу по твоему лицу, Эйдан.
        - Возможно, не ошибаюсь. Время покажет.
        - Сколько времени тебе понадобится, папа? - спросила Кассандра.
        Эйдан пожал плечами:
        - Не могу сказать. Если все сложится удачно, то, возможно, многое решится уже сегодня вечером.
        - Значит, ты рассчитываешь прижать злодея к стенке сегодня вечером? - Фарнсуорт беспокойно ерзал на стуле. - Что ж, прекрасно, Кейн. Одному Богу известно, сколько времени ты на это потратил. - Он вдруг поднялся и принялся массировать ногу.
        Эйдан стиснул зубы. В тоне англичанина ему послышалась насмешка. Вероятно, брат Норы до сих пор обижался из-за того, что ему поначалу не доверяли.
        - Прошу простить меня за дурные манеры. - Ричард снова стал массировать ногу. - У меня всегда появляются боли в самый неподходящий момент. Сегодня с самого утра болит. Вероятно, к дождю.
        - А что с вашей ногой? - поинтересовалась Кассандра. - Я уже давно хотела спросить, но не решалась, считала, что это бестактность. Вы были ранены на войне? Мой папа воевал на Пиренеях. Он настоящий герой.
        - К сожалению, я не могу похвастать военными подвигами. - Фарнсуорт криво усмехнулся. - Я мчался по скользкой дороге в экипаже, и карета перевернулась - тогда была ужасная гроза. Трое суток я пролежал на камнях, пока меня не подобрал какой-то рыбак. Еще до катастрофы я знал, что бешеная скачка ничем хорошим не закончится, но от этого зависело мое будущее. Тогда я был слишком молод, поэтому сглупил.
        - Вы, вероятно, ужасно страдали! - воскликнула Кассандра. - Но как же случилось…
        - Кэсси, Ричард развлечет тебя рассказами о своей встрече со смертью чуть позже, - перебила Нора. - А сейчас мне бы хотелось послушать твоего отца. Так что же ты узнал, Эйдан?
        - Я отправил гонцов во все окрестные постоялые дворы и гостиницы. Они должны были собрать сведения обо всех подозрительных. Час назад вернулся Шон О'Дей. Он сообщил, что в одной из гостиниц как раз в день бала останавливался весьма примечательный джентльмен. Причем это была на редкость скверная гостиница, наверное, худшая в округе.
        - Вот как? - улыбнулся Ричард. - Но ты, кажется, сказал, что это был джентльмен, не так ли? Я уверен: у бедняги просто сломалась карета или захромала лошадь. Или ты полагаешь, что у него настолько странные вкусы? Полагаешь, он специально остановился в гостинице с блохами и клопами?
        Кассандра прыснула, а Фарнсуорт подмигнул ей. Заметив, что Эйдан нахмурился, англичанин смутился и пробормотал:
        - Прости, Кейн, я не хотел тебя обидеть. Я прекрасно понимаю, что ты на славу потрудился. Но что же сообщил твоему гонцу хозяин этой гостиницы? Он что-нибудь рассказал о таинственном госте?
        - Хозяина уже несколько дней никто не видел. Говорят, он поехал навестить свою дочь, недавно подарившую ему внука. Я пытался отыскать эту женщину, но безуспешно. Правда, люди говорят, что сегодня вечером хозяин вернется в свое заведение. Я намерен нанести ему визит.
        - Потрясающие новости! И как же называется это место? Куда ты намерен отправиться?
        - В гостиницу «Репейник».
        Англичанин пожал плечами.
        - Думаю, этот незнакомец не в своем уме. Даже название заведения не вызывает воодушевления. А впрочем… - Фарнсуорт нахмурился. - Все-таки будь осторожен, Кейн. Сегодня ужасная погода. Сегодня злой ветер. Возможно, тебе придется схватиться с самим дьяволом.
        Штормовой ветер гнал по безлунному небу грозовые тучи, и за окнами раскачивались ветви деревьев. Холодные сквозняки гуляли по коридорам замка, и во всех углах затаились жуткие тени, походившие на чудовища из ночных кошмаров.
        За окнами все чаще вспыхивали молнии, и далекие раскаты грома казались предвестниками беды.

«Как странно… - думала Нора. - Такое состояние, такие предчувствия я уже пережила однажды. Но когда?..»
        И тут она вспомнила… Такие же страшные предчувствия одолевали ее в ту ночь, когда она потеряла отца. Она тогда была совсем малышкой, но каким-то образом ей часто приходила в голову мысль о том, что это она виновата в смерти отца - если бы она как-нибудь удержала его от поездки, он, возможно, остался бы жив.

«Сегодня злой ветер», - предупредил Ричард.
        Да, ее брат был прав - она почти физически ощущала приближение беды. Более того, она знала, что и Эйдан чувствовал то же самое. Она это поняла по его взгляду, который перехватила за обеденным столом.
        Нора подошла к двери, ведущей в спальню Эйдана. Дверь была чуть приоткрыта. Немного помедлив, она распахнула ее и увидела широкие плечи мужа, бугрившиеся мышцами. Сидя на стуле, он натягивал сапоги для верховой езды. На кровати лежал сюртук, из-под которого выглядывала пара пистолетов.
        - Эйдан… - прошептала Нора.
        Он тут же поднял голову и улыбнулся.
        - Я почти готов, дорогая. Скоро поеду.
        - Эйдан, не уезжай! - невольно вырвалось у нее. - Во всяком случае, не сегодня.
        Он поднялся на ноги и подошел к жене. Прикоснувшись ладонью к ее щеке, проговорил:
        - Ты знаешь, что я должен ехать. Но не стоит беспокоиться, дорогая. На этот раз я беру с собой всех здоровых мужчин Раткеннона. Я собираюсь расставить их вокруг гостиницы, чтобы оттуда никто не улизнул. Хотя, может быть, я зря стараюсь. Возможно, этот незнакомец давно уже скрылся. Возможно, его вообще никогда не существовало. В таком случае мои поиски снова никуда не приведут.
        - Нет, Эйдан, ты чувствуешь, что на сей раз что-то должно произойти. Я вижу это по твоим глазам.
        - Да, не исключено, что сегодня вечером кое-что произойдет. Возможно, мне все-таки удастся схватить негодяя. Но что бы ни случилось, Нора… - У него перехватило дыхание, и он умолк на несколько мгновений. - Нора, что бы ни случилось сегодня, знай, я благодарен судьбе, что она забросила тебя в Раткеннон. И я благодарю Бога за то, что ты появилась в моей жизни.
        - Ты знаешь, я позабочусь о Кассандре и…
        - Дело не в Кассандре, - перебил Эйдан. - Дело во мне, Нора; Я благодарю Господа за тебя. - Он взял ее лицо в ладони и заглянул ей в глаза. - Если… когда я вернусь, мы могли бы начать все сначала. Когда все разрешится, позволишь ли ты мне стать настоящим мужем? Поверишь ли в чудо?
        В глазах ее блеснули слезы.
        - Эйдан, ты и есть мое чудо. Я люблю тебя.
        Тут он поцеловал ее, и его поцелуй был нежным и в то же время страстным, словно, целуя жену, он хотел передать ей свои самые сокровенные чувства - те чувства, которые не мог выразить словами.
        Наконец он отстранился и тут же отвернулся. Взяв с кровати пистолеты, Эйдан сунул их за пояс, и глаза его при этом сверкнули.
        Нора помогла мужу надеть сюртук и замерла на несколько мгновений. Ей хотелось броситься Эйдану на грудь, крепко обнять его и расплакаться. Но она сдержалась - ведь слезы сделали бы их расставание еще более тягостным.
        Они вместе вышли из комнаты и вместе подошли к лестнице. Спустившись с мужем вниз, Нора увидела брата, сидевшего в холле на позолоченном стуле. Причем было очевидно, что он ждал Эйдана.
        Услышав их шаги, Ричард Фарнсуорт повернулся к ним и расплылся в улыбке. Поднявшись на ноги, проговорил:
        - Все готово к отъезду и к битве с драконами, не так ли, отважный рыцарь?
        - Похоже, что да, - пробурчал Эйдан.
        - Пока ты не уехал, Кейн, я бы хотел поговорить с тобой. Расставить все точки над i в наших отношениях.
        - Фарнсуорт, сейчас меня совершенно не интересуют наши отношения, - заявил Эйдан. - Сейчас я думаю совсем о другом. - Он подозвал слугу и велел подать дорожный плащ.
        - Выходит, я не стою драгоценного внимания героя, не так ли? Выходит, я полнейшее ничтожество?
        - Ричард, перестань… - возмутилась Нора. - Эйдан сходит с ума от беспокойства. Ему предстоит выследить этого негодяя.
        - Я понимаю, - кивнул Ричард. - Что ж, сестрица, тогда я не стану отвлекать твоего отважного мужа и только скажу следующее… Я намерен доказать Эйдану Кейну, что являюсь достойным игроком, раз уж он решил метнуть сегодня кости.
        - Это не игра, Фарнсуорт.
        - Разве? Но ведь жизнь - игра. Игра с самим дьяволом. Интересно, кто же на сей раз одержит победу?
        Разразившись проклятиями, Эйдан выхватил плащ из рук слуги и накинул на плечи. Затем, не говоря ни слова, вышел в ночь.
        Нора тяжко вздохнула и повернулась к сводному брату:
        - Зачем тебе это надобилось, Ричард? Зачем его раздражать, зачем насмехаться над ним, когда он и так сходит с ума от тревоги. Ведь ему предстоит столкнуться с этим дьяволом, который его мучит.
        - Зачем насмехаться над Эйданом Кейном? - Фарнсуорт пристально взглянул на сестру. - Потому что он смеет вести себя как благородный рыцарь, хотя на самом деле является гнусным развратником. Но он обвел тебя вокруг пальца, он очаровал тебя, дорогая, не правда ли? Вероятно, это произошло в первую брачную ночь, когда он лишил тебя девственности.
        Нора в изумлении смотрела на брата. Ее щеки пылали от стыда, гнева и смущения.
        - Я думал, но… - Он внезапно умолк и выругался сквозь зубы.
        - Ричард, что с тобой?
        - Ничего. Уезжая из Лондона, я испытывал острую потребность сменить обстановку и поразвлечься. А твой бесценный и довольно воинственный муженек хорошо об этом позаботился. Мне теперь надолго хватит впечатлений. Однако провинциальная ирландская жизнь мне уже порядком поднадоела. Вероятно, настало время откланяться.
        - Но, Ричард…
        - Только, пожалуйста, не разыгрывай из себя опечаленную сестру. Смею предположить, что ты будешь счастлива от меня отделаться. К тому же дочка Кейна очень ко мне привязалась, не так ли? И тебе это не нравится, правда?
        - Ричард, она еще ребенок.
        - Но скоро превратится в женщину, будь уверена. И она не бледный пустоцвет, которому суждено завянуть на ветке, не обернувшись сладким плодом. И к тому времени, когда вы подкрепите ее расцветающую красоту состоянием любящего папеньки, у нее уже будет толпа поклонников, я нисколько в этом не сомневаюсь.
        - Ричард, прекрати! - Сейчас брат очень походил на своего отца, Уинстона Фарнсуорта, и это ошеломило Нору. Глядя ему прямо в глаза, она заявила: - Я думаю, Ричард, что тебе и впрямь пора проститься с нами.
        Тут Фарнсуорт вдруг рассмеялся и проговорил:
        - Пора? Да, пожалуй. Настало время. В конце концов, я увидел все, что хотел.
        - Что именно?
        - Увидел тебя счастливой, милая сестрица. И разделил твою радость. Тем не менее я должен сделать еще кое-что… Я обещал Кассандре, что вывезу ее сегодня на ночную прогулку и покажу созвездия. В ней проснулась истинная страсть к звездам. Во всяком случае, к ночным прогулкам в обществе весьма любезного джентльмена, разбередившего ее воображение. И в этом нет ничего удивительного, ведь она дочь своего отца.
        - После всего, что ты сказал, Ричард, я ни при каких обстоятельствах не позволю тебе взять ее на прогулку.
        Нора ожидала, что брат станет спорить, возражать, - слишком хорошо она его знала. Но Ричард, к ее удивлению, снова рассмеялся, и от этого смеха ей сделалось не по себе.
        - Твои желания, безусловно, должны выполняться, дорогая сестренка, не так ли? Ведь теперь ты хозяйка Раткеннона!
        Не проронив больше ни слова, Ричард начал подниматься по лестнице.
        - Ричард, подожди! - крикнула Нора.
        Но брат даже не обернулся. «Вероятно, он оскорбился из-за того, что Эйдан перед отъездом не счел нужным с ним поговорить, - думала Нора. - Наверное, Ричард очень расстроился, решил, что его здесь игнорируют…»
        Тяжко вздохнув, Нора направилась к себе. Ей следовало немного отдохнуть и успокоиться, а потом… Потом она пойдет к Ричарду и поговорит с ним. Попытается все ему объяснить, попытается его образумить и помириться, ведь Ричард… Конечно, брат был вспыльчивым, легкомысленным и немного эгоистичным, но он прекрасно к ней относился, он был так добр с ней… И самое главное: если бы не Ричард, она бы никогда не встретилась с Эйданом.
        Но Норе так и не удалось успокоиться. Расхаживая по своей спальне, она думала:
«Что-то должно случиться, в этот вечер непременно что-то случится…»
        В конце концов она не выдержала и вышла из комнаты. Пройдя по коридору, остановилась у двери Ричарда и, немного помедлив, постучала.
        В ответ молчание, тишина…
        У Норы неприятно заныло под ложечкой. Прошло не больше часа с тех пор, как Ричард оставил ее в холле. Не мог же он… Не мог же он собрать вещи и уехать, не попрощавшись.
        Решив, что брат не отвечает, потому что обиделся, Нора открыла дверь и переступила порог.
        Ричарда в комнате не было. Его вещей тоже. Правда, на кровати лежала какая-то книга в кожаном переплете, и Норе показалось, что из нее выглядывает листок бумаги. Неужели записка?..
        Нора подошла к кровати и увидела, что не ошиблась. «Кейну» было выведено поверх послания небрежным почерком Ричарда.
        Значит, Ричард все-таки уехал. Уехал, не попрощавшись. Вероятно, ей следовало раньше зайти к нему, она опоздала.
        Но зачем он оставил Эйдану записку? Разве не было бы проще адресовать гневное письмо ей, сестре?
        Нора взяла записку и на мгновение задумалась. Нет, записка предназначалась не ей. Но книга… Отложив листок, она подхватила томик и, пролистав страницы, прочитала:

«Три пари с целью уничтожить Эйдана Кейна».
        Нет, не может быть. Невозможно, невероятно… Зачем?.. Конечно, ее сводный брат - человек довольно легкомысленный, конечно, его шутки иногда выглядели странно, но такое…
        Нора вздрогнула, вспомнив, как Ричард смотрел на нее во время их последнего разговора в холле. Он смотрел на нее так, словно она его предала.
        Нора снова принялась читать, и книга выпала у нее из рук. «О Господи, - думала она, - зачем?.. Зачем ему это понадобилось? Почему Ричард так ненавидел Эйдана? Что их связывало?!»
        Собравшись с духом, она развернула записку. Пробежала глазами строчки, и у нее перехватило дыхание.

«Кейн!
        К тому времени, когда ты прочтешь это, твоя дочь будет в моей власти, станет моей женой, которую я посвящу в радости супружества. Конечно, ты попытаешься нас найти, попытаешься вырвать ее из моих когтей. Что ж, я очень на это надеюсь. Потому что в таком случае я убью тебя, Кейн, убью на глазах твоей дочери.
        И еще… Находясь на пути к вечным мукам, ты будешь знать: я всю оставшуюся жизнь посвящу тому, чтобы твоя дочь расплачивалась за твои грехи.
        Тебе придется смириться с этим, Кейн.
        Как ты себя чувствуешь, сознавая свою беспомощность?»
        Нора прижала руку к сердцу. «Неужели это правда? - думала она. - Неужели Ричард и в самом деле способен на такой гнусный поступок? Но где же… Где же сейчас Кассандра?!»
        Выбежав из комнаты, Нора помчалась по коридорам, в отчаянии выкрикивая имя девочки. Увидев одну из служанок, она остановилась и спросила:
        - Нодди, ты не видела мисс Кассандру?
        - Она вышла из замка с сэром Фарнсуортом, - ответила девушка.
        Нора похолодела.
        - А когда? Куда они направлялись?
        - Когда?.. - Девушка пожала плечами. - Может, час назад.
        Час назад? О Господи, сейчас они, наверное, уже далеко от замка. Но в таком случае Кассандра должна сообразить: происходит что-то странное… Неужели девочка ничего не заподозрила? Нет, наверное, не заподозрила, ведь Ричард был так добр с ней. А Эйдан…
        - О Боже… - простонала Нора. Только сейчас она осознала: Эйдан вернется слишком поздно и не сможет помочь Кассандре, он не сможет догнать похитителя и навеки потеряет дочь.
        Господи, он никогда себе этого не простит. И никогда не простит ее, свою жену.
        - Нет, не допущу!.. - Оттолкнув в сторону удивленную служанку, Нора бросилась в комнату мужа.
        Она тотчас же направилась к шкафу и вытащила оттуда бриджи Эйдана и его белую рубашку, источавшую запахи сандалового дерева и морского бриза. Переодевшись, Нора забежала к себе в комнату и надела ботинки для верховой езды. Затем помчалась в кабинет и в ящике стола нашла пару дуэльных пистолетов. Они были в ее руке тяжелыми и неуклюжими.
        - Миледи…
        Нора вздрогнула и, обернувшись, увидела стоявшую в дверях Роуз.
        - Миледи, что случилось?
        - Мой сводный брат увез Кассандру.
        Молоденькая ирландка побледнела и в ужасе уставилась на хозяйку.
        - Увез?
        - Он похитил ее, удрал с ней… О Господи!
        Тут губы девушки задрожали, и она вдруг расплакалась.
        - О, миледи, я должна была вам сказать… Но если бы я сказала… - всхлипнула. - Вы так переживали из-за сэра Эйдана, и я не хотела вас еще больше огорчать. К тому же я боялась, что вы выгоните меня из Раткеннона, потому что вы не поверили бы мне. Ведь когда служанка говорит подобные вещи о брате госпожи… О, миледи, я себе никогда этого не прощу.
        - Роуз, о чем ты?..
        - Ваш брат… Он пытался забраться мне под юбку в первый же вечер, когда сюда приехал. Но, поверьте, миледи, мне и в голову не могло прийти, что он увезет мисс Кассандру! Что же нам теперь делать? Почти все уехали с сэром Эйданом. А остальные мужчины ловят лошадей. Я как раз шла, чтобы сказать вам: Гиббон сообщил, что примерно час назад кто-то выпустил из конюшни всех лошадей. Все породистые лошади сэра Эйдана разбежались. Может, это устроил ваш братец?
        Нора молча кивнула. Теперь она уже не сомневалась: Ричард способен на все.
        - Я могу сходить за мужчинами, - предложила Роуз. - Может, поискать их?
        - Нет, искать слишком долго. Я сама поеду за Кассандрой.
        - Но, миледи, вы не можете! Если ваш брат… Если он посягнул на мисс Кассандру, то что же он сделает с вами?!
        - По моей вине Ричард проник в этот дом. Я и должна нести ответственность за все случившееся. Вот только… Я не знаю, откуда начинать поиски. Куда он мог ее увезти? Роуз, пожалуйста, подскажи что-нибудь.
        Девушка прикусила губу.
        - Ваш брат… Он уговаривал меня поехать с ним в один заброшенный домик. Его называют коттедж Нунан. Пытался соблазнить меня. И если он решил спрятать мисс Кассандру, то, возможно…
        Нора кивнула:
        - Да, Роуз, я тебя слушаю. Где находится этот домик?
        - Примерно в десяти милях к западу отсюда. Нужно сначала ехать в сторону цыганского табора, а потом скакать в сторону долины. Там есть дорога, уходящая влево. Домик в самом ее конце. Но вы все равно не сможете отправиться за ними в погоню. Нет лошадей.
        - Но, может быть, одна осталась? Господи, сделай так, чтобы осталась хотя бы одна лошадь! - Нора бросилась к двери, но тут же остановилась и, обернувшись к девушке, сказала: - Найди кого-нибудь, Роуз. Отправь человека за сэром Эйданом. Пусть ему передадут вот это. - Она вручила служанке кожаный томик и записку. - И пусть ищут моего брата на всех дорогах.
        Выбежав из комнаты, Нора бросилась к лестнице. Минуту спустя она уже подбегала к конюшням.
        Глава 24
        Эйдана сопровождала дюжина всадников. Конный отряд состоял из самых сильных и смелых людей, и все они были настроены весьма решительно, все горели желанием схватиться с негодяем, посмевшим угрожать их маленькой госпоже.

«Но кто же он? - спрашивал себя Эйдан. - Кто этот негодяй, посмевший посягнуть на Кэсси? И почему я все время вспоминаю сводного брата Норы?»
        Конечно, Фарнсуорт вел себя вызывающе и действовал ему на нервы. Но он сводный брат Норы, так что приходилось терпеть.
        Да, он терпел, однако в ушах у него все еще звучал насмешливый голос англичанина.

«Считай меня ответственным за все, что произойдет с твоей дочерью с этого момента…
        - кажется, так он сказал. И еще: «Но ведь жизнь - это игра. Игра с самим дьяволом. Интересно, кто же на сей раз одержит победу?»
        Разумеется, Фарнсуорт просто напыщенный индюк. Человек крайне неприятный, но вполне безобидный. И к сожалению, на редкость безответственный. Только безответственный болван мог отпустить Нору в Раткеннон без сопровождения.
        Но почему же он приехал сюда? Ведь отнюдь не пылкая любовь к сводной сестре привела его в Раткеннон. Но что же в таком случае? Действительно, зачем он явился в замок?
        И тут Эйдана осенило. Ему вспомнилась сцена за обеденным столом - тогда Фарнсуорт внезапно поднялся и принялся массировать ногу, а Кэсси спросила, что у него с ногой. Англичанин же усмехнулся и ответил: «Я мчался по скользкой дороге в экипаже, и карета перевернулась - тогда была ужасная гроза. Трое суток я пролежал на камнях, пока меня не подобрал какой-то рыбак».
        Скользкая дорога… Ужасная гроза… Карета перевернулась… Так неужели Фарнсуорт - это тот самый…
        Нет, не может быть. Невероятно. Конечно же, это просто совпадения.
        И все же было совершенно очевидно, что Ричард Фарнсуорт приехал в Раткеннон вовсе не из-за любви к сводной сестре. Но почему же он сюда приехал? И почему любезничал с Кэсси? Ведь он явно пытался понравиться малышке, в этом не могло быть сомнений.
        Внезапно небо прорезала вспышка молнии, и эта молния словно высветила перед Эйданом картину: они с Норой сидят у постели спящей Кэсси, и он показывает Норе медальон на шее девочки. А Нора сказала, что у ее матери был похожий, с двумя миниатюрами внутри. Похожий? Еще одно совпадение?
        Медальон подарил Делии один из ее любовников… Один из любовников…
        Тут сердце Эйдана будто стрелой пронзило. Нет, конечно же, не совпадения! Ведь они тогда так и не нашли любовника Делии, человека, управлявшего каретой.
        Ужасная гроза… Перевернувшийся экипаж… Трое суток на камнях…
        Господи, со дня кошмара той грозовой ночи прошло столько времени! Восемь лет. И если Фарнсуорт действительно тот самый человек… Эйдан на мгновение закрыл глаза, и ему вспомнилось, как Нора бросилась в объятия сводного брата. А затем познакомила его с Кассандрой, которую англичанин сразу же очаровал.
        Кассандра!
        Эйдан резко натянул поводья, заставив Отважного остановиться. Все всадники последовали его примеру.
        - Что случилось?! - заорал Шон О'Дей. - Сэр Эйдан, в чем дело?!
        - Я должен возвратиться в Раткеннон.
        - Но, сэр, это в обратном направлении. Негодяй, которого вы ищете, скрывается в гостинице.
        Эйдан в растерянности пожал плечами. «Что, если я ошибаюсь? - думал он. - Что, если Ричард ни в чем не виноват, а негодяй в „Репейнике“? В таком случае я только потеряю время, если вернусь в замок».
        - Пожалуй, я вернусь домой, а вы продолжайте путь.
        - Сэр, я не понимаю…
        - Делай то, что я приказал! - рявкнул Эйдан. Он всадил шпоры в бока своего жеребца, и тот, сорвавшись с места, галопом понесся в сторону замка.
        Отважный вихрем несся по темной дороге, но Эйдану показалось, что прошла целая вечность, прежде чем он остановился у ворот замка. И, увы, его ужасные предчувствия подтвердились. Подъехав к конюшне, он увидел заплаканную Роуз помогала Калви Сайпсу взобраться на лошадь, так как тот еще не совсем оправился после ранения.
        Заметив Эйдана, девушка закричала:
        - О, сэр, слава Богу, что вы вернулись! - Оставив Калви, она бросилась к хозяину.
        - Роуз, где Нора? Где Кассандра?
        - Вы должны ей помочь! Их… Пресвятая Мария, он увез молодую мисс!
        - Англичанин?! - воскликнул Эйдан. - Он увез Кассандру?!
        Но Эйдан и так уже знал ответ.
        - Да, он. А миледи отправилась за ним. Она оставила вам это. И просила вас поторопиться.
        Тут горничная сунула руку в карман передника и вытащила книгу в кожаном переплете. Она передала книгу хозяину, а потом протянула ему записку.
        Эйдан подъехал к ближайшему фонарю и раскрыл том. Пробежав глазами строчки, он вдруг почувствовал, что задыхается… И тотчас же все поплыло у него перед глазами, а сердце словно стиснула чья-то рука.
        Три ставки…
        Сэр Эйдан женится… Его жена переспит с другим мужчиной… Дочь Кейна будет похищена охотником за приданым…
        Негодяй продумал все до мелочей. Он долгие годы готовил свою месть и просчитал каждый шаг.
        И тут же перед ним возникло видение: Нора и Филипп Монтгомери в саду. Он обнимает ее и умоляет стать его возлюбленной. И там же, в саду, едва не похитили Кассандру… А затем в замке появляется Фарнсуорт, тотчас очаровавший малышку Кэсси.
        Да, именно для этого Фарнсуорт прибыл в Ирландию. Он появился здесь для того, чтобы уничтожить своего врага.
        Господи, возможно ли, чтобы Нора - его Нора - догадывалась об отведенной ей роли в этой дьявольской игре? Неужели она приехала сюда, сознавая…
        Нет, невозможно. Нора не способна на предательство. Конечно же, она была лишь орудием в руках негодяя. Конечно же, она не знала о замыслах брата.
        Отбросив кожаный том, Эйдан развернул записку. То, что он прочитал, показалось ему еще более отвратительным и гнусным, чем пари. Фарнсуорт высмеивал его, издевался над ним, глумился. Он похвалялся своей ловкостью, похвалялся своей местью.
        - Куда?! - прохрипел Эйдан. - Куда поехал Фарнсуорт?!
        - Не знаю. Возможно, в заброшенный домик Нунан.
        Коттедж Нунан был еще одним свидетельством вероломства и жестокости Кейнов. Обитателей домика выселили во времена его отца, выселили в тот момент, когда жена хозяина корчилась в родовых схватках. Молодого мужа застрелили, когда тот от безысходности и отчаяния бросился на своего господина. К горлу Эйдана подступила тошнота, когда он представил, что, возможно, стены этого дома сейчас слышат отчаянные крики его Кассандры.
        А что будет с Норой? О Господи, разве сможет его жена противостоять Фарнсуорту? Разве сможет противостоять этому чудовищу, даже если сумеет найти его?
        Эйдан выругался сквозь зубы. О, как же он глуп! Почему он не догадался вернуть домой Шона и остальных? Почему? Раненый Калви едва ли сможет держаться на лошади. И уж тем более не сможет отбить Кассандру у Фарнсуорта, если даже обнаружит их.
        Тяжко вздохнув, Эйдан повернулся к»служанке:
        - Роуз, тебе придется отправиться за Шоном и остальными мужчинами. Приведи их обратно. Мне нужна помощь, пойми!
        Девушка со страхом уставилась на лошадь Калви.
        - Я не знаю. Я не умею ездить на лошади… Ничего в них не смыслю…
        - У тебя получится, дорогая. Я знаю, у тебя получится, - приободрил девушку Эйдан. - Кэсси может находиться где угодно. Мне нужны помощники, чтобы обшарить все дороги и тропы.
        - Да, милорд, я постараюсь… - пролепетала Роуз. - Я попытаюсь их найти.
        Молча кивнув девушке, Эйдан направил своего жеребца к ближайшим воротам. Несколько мгновений спустя он исчез во тьме.
        Прислушиваясь к стуку копыт и ударам своего сердца, Эйдан думал о том, что этой ночью ему предстоит сразиться с самим дьяволом. И он обязан был победить в этой схватке, потому что на кон была поставлена душа его дочери. «И еще жизнь любимой», - подумал он неожиданно. Да, он любил Нору, теперь в этом уже не было сомнений.
        Ослепительные молнии отточенными стрелами пронзали небо, но Нора, обычно боявшаяся грозы, сейчас не обращала ни малейшего внимания ни на молнии, ни на раскаты грома. С каждым ударом копыт драгоценные минуты ускользали от нее, и ее страдания все усиливались. Ей представлялись ужасные сцены, представлялось то, что придется бедной Кассандре вытерпеть от Ричарда.
        И виновата в этом была она, Нора. Ведь только благодаря ей Ричард проник в Раткеннон, только из-за нее Кассандра оказалась в руках негодяя.
        Нора натянула поводья, понуждая лошадь остановиться, и осмотрелась в поисках дороги, о которой говорила Роуз. Тут очередная вспышка молнии осветила узкую тропу, и Нора поняла, что именно об этой дороге говорила молодая ирландка. Во всяком случае, другой дороги в этом месте не было. «Только бы не совершить еще одну ошибку», - Нора, поворачивая на тропинку.
        Тропа петляла и временами совершенно исчезала из виду, так что Норе приходилось то и дело останавливаться и отыскивать дорогу. «Неужели я еду не в ту сторону? - думала она. - Если я ошиблась, то до рассвета мне не отыскать нужную дорогу. И тогда я уже ничем не смогу помочь Кассандре».
        Она едва не разрыдалась от радости, когда заметила впереди какой-то огонек. Приблизившись к нему, Нора сразу же поняла, что это и есть заброшенный домик, о котором говорила Роуз. Домик казался ужасно ветхим, и было ясно, что в нем давно уже никто не жил. «Даже стекол в окнах нет», - подумала Нора.
        Подъехав к коттеджу, она спешилась и, оставив лошадь у кустарника, подбежала к двери. Распахнув ее, переступила порог и в ужасе замерла.
        Кассандра сидела на грязной подстилке, и мерцающий свет масляной лампы, стоявшей на колченогом стуле, окрашивал ее кожу в зловещие оттенки. Золотистые волосы с застрявшими в прядях листочками и травинками разметались по спине и по плечам, а разорванное платье девочки лежало рядом с ней на полу. Кэсси была в нижней сорочке, и одна бретелька сползла с плечика. Кисти ее рук были перетянуты шелковым шнуром, на локте алела ссадина, а на подбородке отчетливо проступал синяк. Ричард же, обнаженный до пояса, медленно приближался к ней.
        Когда дверь распахнулась, Кассандра вскрикнула, а Ричард вздрогнул и обернулся; при этом в глаза сразу же бросились свежие царапины, оставленные на его лице ногтями Кассандры.
        Рука Ричарда метнулась к перламутровой рукоятке пистолета, лежавшего поверх его сюртука, но в следующее мгновение он узнал Нору и замер в изумлении - было совершенно очевидно, что он никак не ожидал увидеть сестру.
        - Будь я проклят, - проворчал Ричард с усмешкой. - Кто бы мог подумать…
        - Ричард, ты сошел с ума! - воскликнула Нора. - Отпусти ее!
        - Нора! - Громкий крик Кассандры пронзил ей сердце. Девочка вскочила на ноги и сделала движение в сторону Норы, но Ричард преградил ей дорогу.
        - Не так быстро, моя дорогая. - Он сунул пистолет за пояс. - Мы пока еще не готовы принимать поздравления даже от сводной сестры, сделавшей реальным наш романтический союз. Но как только мы покончим с малоприятными формальностями первой брачной ночи…
        - Нет, ты не можешь на ней жениться, - заявила Нора. - Ты не можешь…
        - Сначала я намерен сделать девчонку своей. По правде говоря, я бы уже справился с этим, если бы она не умудрилась спрыгнуть с лошади и удрать от меня. Мне пришлось как следует потрудиться, чтобы поймать беглянку. Но, помяни мое слово, я научу малышку послушанию. Научу, как только сделаю ее своей женой.
        Ричард поднес ладонь к расцарапанной щеке.
        - Я никогда не выйду за тебя замуж! - выпалила Кассандра. - Нора, пожалуйста, помоги мне!
        - Нора не может тебе помочь, - с усмешкой проговорил Ричард. - Но, даже если бы она попыталась вмешаться, это не пошло бы никому на пользу. Как только твой драгоценный отец узнает о ее причастности к моим пари, он ее возненавидит. От нее все отвернутся, и она останется одна, никто не захочет иметь с ней дело. Но тебе не стоит беспокоиться о будущем Норы, Кассандра. Она получит в качестве награды за свое соучастие в моем плане полную материальную независимость, то есть кругленькую сумму из твоего приданого. Этих денег ей хватит, чтобы обеспечить себе безбедное существование.
        Нора уставилась на Ричарда в полном недоумении. «О Господи, - думала она, - неужели он рассчитывает на меня, неужели полагает, что я могу одобрить его ужасный план?»
        - О, Нора… - прошептала Кассандра. - Ты знала о его замысле заранее?
        - Нет, Кэсси, конечно, нет, - пробормотала Нора. - Он лжет, не верь ему.
        - Естественно, она ничего не знала, - подтвердил Ричард. - Это я наткнулся на твое письмо, и именно я все придумал. Увы, я не учел лишь одного… Не знал, что она так глупа, не думал, что она влюбится в такого развратного мерзавца, как твой отец. Это непредвиденное обстоятельство чертовски усложнило задачу.
        Нора сделала глубокий вдох. Немного успокоившись, проговорила:
        - Ричард, ты должен образумиться. Позволь ей уйти. Не знаю, какой демон в тебя вселился и толкнул на этот безумный шаг, но ты должен понять: Кассандра ни в чем не виновата. Она дитя. Будь милосерден…
        - Милосердие? Ты еще смеешь говорить о милосердии? По милости ее отца я три дня гнил на камнях со сломанными костями и ждал, когда смерть придет, чтобы положить конец моим страданиям. Если бы не рыбак, который нашел меня, я бы сдох на этих камнях. Вероятно, Кейн хотел именно этого.
        - Нет, я не верю… - Нора покачала головой. - Эйдан не такой, как ты думаешь. И вообще, при чем здесь Эйдан? Почему ты его ненавидишь? Какое отношение он имеет к этой катастрофе?
        - Какое отношение? Ты хочешь это узнать, дорогая сестричка? Что ж, я покажу тебе кое-что.
        Ричард подошел к Кассандре и подхватил пальцами медальон, висевший на тонкой цепочке на шее девочки. Сорвав цепочку, он швырнул украшение на грязный пол и раздавил каблуком. Затем поддел раздавленный медальон носком сапога и с усмешкой взглянул на Нору.
        - Узнаешь, дорогая сестричка?
        - Что это? Я ничего не понимаю, - пробормотала Нора.
        - Неужели не узнаешь? Видишь ли, джентльмен в знак любви должен дарить своей возлюбленной всякие безделушки, а мой отец всегда был скрягой. Я не мог сделать ни одной покупки и поэтому взял этот медальон из шкатулки твоей матери. Я подарил его Делии Кейн в ту ночь, когда мы сговорились бежать.
        Нора в изумлении уставилась на сводного брата. Ей тотчас же вспомнился рассказ Эйдана. Рассказ о том, как он преследовал жену и ее любовника, похитивших Кэсси. И почему-то вспомнилось, что тогда была такая же ночь, как эта, - так же сверкали молнии и гремел гром.
        - О Боже, Ричард… Значит, это был ты?.. - Нора осеклась и перевела взгляд на залитое слезами лицо Кассандры. Она понимала, что следует оградить девочку от ужасных откровений Ричарда, но было уже поздно.
        - Значит, это ты был тем человеком, который ждал нас с мамой в ту ночь? В ночь, когда случилось несчастье? - спросила Кэсси.
        Ричард кивнул:
        - Да, я. И я действительно любил Делию. Познакомившись с ней, я почувствовал себя… Почувствовал себя настоящим мужчиной, человеком, с которым нельзя не считаться. - Лицо Ричарда исказилось - было очевидно, что слова даются ему с величайшим трудом. - И я стал таким только благодаря ей.
        Нора невольно поежилась. Она знала: Ричард говорит правду. Ее брат был еще одним из тех, кого погубила эта женщина.
        Он судорожно сглотнул и вновь заговорил:
        - В ту ночь, когда перевернулась карета, я сломал ногу. Сломал при падении на камни. А моя рука…
        - Пожалуйста, не надо… - Нора покосилась на девочку та в ужасе смотрела на Ричарда.
        - Не надо? Не надо рассказывать правду этой гордой маленькой принцессе? Мне понадобился год, чтобы подняться с постели и снова научиться ходить. Но я еще ничего не сказал о боли! Впрочем, на физические страдания я не обращал внимания. Я решил отомстить Кейну, но не пулей. Пуля - это было бы слишком быстро и слишком милосердно. Я хотел, чтобы он прошел через тот ад, который достался мне, чтобы он знал бессилие, угнетавшее Делию все эти годы, пока она находилась в его власти.
        Кассандра тихонько всхлипнула, и сердце Норы сжалось.
        - Не слушай его, Кэсси. Этот человек - безумец.
        - Уверяю тебя, я в здравом уме. Ни один сумасшедший не додумался бы до такого идеального плана мести и не сумел бы его осуществить.
        - Ричард, поверь, как только Эйдан пришел в себя, он сразу же отправил на место катастрофы своих людей. Он сам находился на волосок от смерти, когда доставил Кассандру к доктору.
        - Ты полагаешь, что я тебе поверю? Он довел Делию до погибели и бросил меня умирать. И теперь я заставлю его заплатить за это.
        - Отыгравшись на невинной девочке?
        - Да, к несчастью. Но ничего не поделаешь. Девчонка - лучшее оружие против Кейна, и я намерен воспользоваться этим оружием без жалости.
        Нора пыталась найти какие-то слова, которые могли бы остановить Ричарда.
        - Пойми, Кассандра - дочь Делии. И если ты любил Делию, то как можешь причинить зло ее дочери?
        - Так будет лучше для всех. Кассандре лучше находиться подальше от такого отца. Боль потери девственности не такое уж несчастье. - Его губы исказила гримаса отвращения. - И видит Бог, я больше никогда не смогу к ней прикоснуться. Как мне пережить то, что она жива, а Делии нет на свете?
        - Делия возненавидела бы тебя за то, что ты причинил зло ее ребенку. Я уверена…
        - Что можешь ты знать о такой женщине, как Делия? Ничего! Ты не сможешь остановить меня, Нора. Никто не сможет.
        - Ричард, отпусти ее, и тогда…
        - Нет.
        Все было кончено. Нора поняла, что никто его не остановит. Даже дьявол не помешал бы ему исполнить задуманное.
        Собравшись с духом, Нора схватилась за рукоятку пистолета и выхватила его из-за пояса. Ее рука дрожала.
        - Я не позволю тебе посягнуть на Кассандру, если даже мне придется тебя застрелить.
        Ричард взглянул на нее с усмешкой.
        - Ты полагаешь, дорогая сестрица, что я поверю тебе. Думаешь, ты сможешь нажать на спусковой крючок? Думаешь, что сможешь убить своего сводного брата?
        Нора стиснула зубы и еще крепче сжала рукоятку оружия.
        - Я сделаю то, что должна сделать.
        - Неужели ты меня застрелишь? Застрелишь ради Эйдана Кейна? - Ричард рассмеялся. - Дорогая, не думал, что ты настолько глупа. Он начнет изменять тебе еще до того, как ты понесешь от него первого ребенка. Он будет развлекаться с красивыми женщинами, будет потешаться и издеваться над тобой. Всем известно, кто такой Эйдан Кейн. Он всегда выбирал самых привлекательных из женщин.
        Нора с отчаянием утопающего ухватилась за возможность отвлечь Ричарда, дать ему новый повод позлорадствовать.
        - Эйдан считает меня красивой.
        Ричард громко выругался и двинулся в ее сторону.
        - Боже, я никогда не мог понять, как этот негодяй сумел заставить Делию Марч выйти за него замуж! - воскликнул он, приблизившись еще на несколько шагов.
        Пистолет дрогнул в руке Норы.
        - Кассандра, встань и подойди ко мне.
        - Она никуда не пойдет, - заявил Ричард. - Я уже объяснил тебе, почему все будет так, как я решил.
        - Ричард, - взмолилась Нора, - не заставляй меня…
        - Стрелять? Уверяю тебя, ты не выстрелишь. А я… Я слишком долго ждал возможности отомстить, Нора. И не собираюсь упускать свой шанс теперь. Ты и так уже помешала мне выиграть одно пари, когда отказалась переспать с Монтгомери. Должен признаться, что эта ошибка обойдется мне в кругленькую сумму. Но не стоит оплакивать то, что не поддается исправлению, не так ли?
        - Филипп? Филипп знал о пари?
        Ошеломленная словами брата, Нора попятилась.
        - Благородный Филипп Монтгомери? Монтгомери вздыхал по тебе еще до того, как ты покинула Англию. Если бы у него водились денежки, то он и сам женился бы на тебе. Но нет, славному семейству Монтгомери нужны богатые невесты, а не такие, какой была ты. Когда, по моим расчетам, ты должна была уже сочетаться законным браком, я просто обмолвился об этом Филиппу, уточнив, что ты находишься в грязных лапах гнусного Эйдана Кейна. И Монтгомери поступил так, как я и ожидал. Отправился в Ирландию, чтобы стать твоим защитником. Я старался ради твоего блага, Нора. Хотел осуществить желание твоего сердца. Роман с Филиппом Монтгомери мог бы стать тебе наградой за участие в моей игре. Но нет, ты не захотела принять мой подарок. Ты всегда придерживалась собственных принципов.
        Ричард приблизился еще на несколько шагов. Его глаза сверкали, и Нора снова подумала о том, что даже дьявол не смог бы его остановить. Если она хочет спасти Кассандру, то ей придется нажать на этот проклятый курок.
        Ричард подошел уже совсем близко. Усмехнувшись, он проговорил:
        - Ты собираешься убить меня, Нора? У тебя хватит духу меня убить? Интересно, ты будешь смотреть, как я умираю?
        Перед ее мысленным взором возник Эйдан на развалинах замка Кейслин-Алейн. А потом она увидела бабочек в крохотных ладошках Кассандры…
        На мгновение закрыв глаза, Нора надавила на курок. Но в этот же миг Ричард выбросил вперед руку и перехватил оружие. Пружина сработала, но удар пришелся по пальцу Ричарда, и выстрела не последовало.
        Нора вцепилась в пистолет, пытаясь снова выстрелить, но Ричард вырвал оружие у нее из рук и в гневе закричал:
        - Ты все же нажала на курок! Ты готова убить своего брата ради распутного мерзавца вроде Эйдана Кейна?! Разве ты не понимаешь, что я собираюсь сделать для тебя?!
        Ричард вдруг размахнулся и с силой ударил Нору кулаком в лицо. Нора вскрикнула от боли, и в глазах у нее потемнело. Она чувствовала, что вот-вот потеряет сознание, но все же усилием воли ей удалось удержаться на ногах. В эти мгновения она думала об Эйдане, думала о том, что станет с ее возлюбленным, если с Кассандрой что-нибудь случится.
        Отступив на шаг, она попыталась нащупать за поясом бриджей второй пистолет, но Ричард, двигаясь с дьявольской быстротой, и на сей раз ее опередил. Выхватив у нее оружие, он заорал:
        - Черт побери, Нора, ты все испортила! Боюсь, что мне придется тебя пристрелить! Еще одна печальная необходимость. Не очень приятная сцена для глаз моей суженой, однако ты не оставляешь мне выбора.
        Нора похолодела. Она не сомневалась в том, что Ричард приведет свою угрозу в исполнение - это было написано на его лице. Пристально глядя на нее, он продолжал:
        - Тебе не следовало вмешиваться в мою игру, дорогая сестричка.
        - Нет! Нора! - Кассандра попыталась освободиться от пут. - Если ты выстрелишь в нее, кто-нибудь услышит!
        - Поблизости никого нет, - заявил Ричард. - Я об этом позаботился.
        Нора взглянула на девочку и в отчаянии воскликнула:
        - Кассандра, не бойся! Что бы со мной ни случилось, твой папа найдет тебя! Он найдет тебя и спасет. Ричард не сможет ничего сделать с твоей душой, моя дорогая. Помни об этом.
        - Фарнсуорт вообще ничего не сможет сделать! - раздался яростный крик.
        Нора повернулась к двери и воскликнула:
        - О, Эйдан! Ты нас нашел! Слава Богу!
        В следующее мгновение Ричард схватил ее за волосы и, рывком притянув к себе, приставил к ее горлу холодный ствол пистолета.
        Но Нора уже ничего не боялась - ведь перед ней в дверном проеме стоял Эйдан, и он был прекрасен и грозен, как кельтский воин, явившийся, чтобы спасти свою возлюбленную. В руке он сжимал пистолет, и глаза его сверкали гневом.
        Глядя в упор на Ричарда, Эйдан проговорил:
        - Фарнсуорт, я именно тот, кто тебе нужен. Не Нора и не Кассандра. Хочешь заключить новое пари? Вот оно: сегодня я убью тебя за то, что ты сделал, не сомневайся.
        - Попытаться тебе, конечно, никто не запрещает. Если только ты не боишься пожертвовать своей молодой женой, Кейн. Так как же, Кейн? Кем хочешь пожертвовать? Молодой женой или дочерью? В любом случае я выигрываю.
        - Ты действительно дьявол, Фарнсуорт.
        - Да, несомненно. Так что лучше опусти свой пистолет, Кейн. Или я нажму на курок.
        Фарнсуорт дернул Нору за волосы, и она вскрикнула от боли. Но тут же снова взглянула на мужа и с мольбой в голосе проговорила:
        - Не слушай его, Эйдан. Иначе он убьет тебя. А ты должен вызволить Кассандру…
        - Какое благородство, милая сестрица. Ты только что пыталась убить меня, но готова принести себя в жертву во имя любви к этому мерзавцу, ублажающему шлюх.
        Нора видела, как исказилось лицо Эйдана и как согнулся его побелевший от напряжения палец, приложенный к курку. В следующую секунду Фарнсуорт снова заговорил:
        - Так что же ты выбираешь, Кейн? Поторопись. Я бы предпочел как можно быстрее покончить с этим делом. Мне бы не хотелось заставлять твою дочь слишком долго ждать прелестей первой брачной ночи.
        Тут Нора наконец-то осознала весь ужас положения Эйдана. Она знала, что есть только один способ покончить с этим: самой спровоцировать брата нажать на спусковой крючок, чтобы он больше не вынуждал Эйдана мучиться дьявольским выбором. Только она приготовилась предпринять попытку освободиться, чтобы заставить Ричарда спустить курок, как услышала глухой стук - Эйдан бросил пистолет на пол.
        - Нет, - всхлипнула Нора. - Эйдан, нет! Зачем ты сделал это?..
        - Нора, я не могу допустить, чтобы он…
        Тут Фарнсуорт вдруг рассмеялся:
        - Должен признаться, что это проявление нежности меня несказанно удивляет, Кейн. Откуда такое благородство? Ведь тебе уже приходилось убивать женщин, не так ли?
        - Та женщина сама сделала выбор.
        - Та женщина? Почему такая неопределенность? Ах, тебе не хочется, чтобы Кассандра об этом знала, верно? Он говорит о твоей матери, любимая. У нее и впрямь не было выбора с того момента, как твой отец надел ей на палец обручальное кольцо. Расскажи, Кейн, что это значит, когда собственная жена тебя ненавидит? О чем ты думал, чувствуя, как подсыпанный ею яд разливается по твоим жилам? Ты знала об этом, Кассандра? Он превратил жизнь твоей матери в такой ад, что она даже пыталась отравить его.
        - Папа… - прозвучал жалобный голосок девочки.
        - Она отравила его, потому что только так получила возможность сбежать от него, - продолжал Ричард. - Но мерзавец не умер. Он бросился за нами в погоню, преследовал нас. Это из-за него экипаж перевернулся. Только из-за него…
        - Папа не виноват! Не виноват!
        Нора видела, что Эйдан едва сдерживает свою ярость. Видела, как он ищет способ атаковать Фарнсуорта, не подвергнув ее опасности.
        - Нет, именно Кейн виноват в этом! Это он убил Делию, хотя и не стрелял в нее! Что ему? Он пьянствовал и просаживал за картами состояния. А свою жену привез в Ирландию, заточил в замке и повесил ей на шею ребенка, которого она не хотела.
        - Но мама все-таки забрала меня с собой! - закричала Кассандра. - Я была с ней в экипаже! В ту ночь…
        - Кассандра, не слушай его! - прохрипела Нора. - Не верь…
        - Она ненавидела тебя, маленькая глупышка! - заорал Фарнсуорт. - Ненавидела тебя, потому что ты была вечным напоминанием о том, что она однажды польстилась на это ирландское отродье. Все ночи, что я держал ее в объятиях, она проклинала тот день, когда ты появилась на свет. Когда Делия согласилась бежать со мной, она сказала, что решила взять тебя с собой вовсе не потому, что ты была ей нужна. Она взяла тебя с собой, потому что хотела отомстить твоему отцу - слишком много ей пришлось от него вытерпеть.
        - Фарнсуорт, ты…
        Эйдан сделал шаг вперед. Его лицо побелело. Нора вскрикнула от боли, когда ствол пистолета еще глубже вонзился ей в горло. Фарнсуорт же тем временем продолжал:
        - Расскажи ей, Кейн. Расскажи своей дочери правду.
        - Какую правду?
        - Правду о себе, разумеется. Скажи ей о том, что тебя уже восемь лет не принимают ни в одном лондонском доме. И что ни одна достойная женщина не позволила бы тебе прикоснуться даже к подолу своего платья. Расскажи о том, что ты игрок, мошенник и дуэлянт, десятки раз дравшийся на дуэли из-за сомнительных прелестей очередной шлюхи. Кассандра, неужели ты не понимаешь, кто твой отец?
        - Я тебе не верю! - закричала девочка.
        - Скажи ей, Кейн. Скажи ей правду.
        Эйдан перевел взгляд на дочь. Судорожно сглотнув, пробормотал:
        - Кэсси, я… Это правда. Все до последнего слова.
        - Папа…
        Фарнсуорт громко рассмеялся - он торжествовал победу, его враг был повержен.
        - Это так, моя девочка. - Голос Эйдана дрогнул. - Фарнсуорт сказал обо мне истинную правду. Поэтому я и держал тебя в замке. Не хотел, чтобы ты узнала правду. Но теперь ты уже почти взрослая, Кэсси, и ты должна…
        Эйдан внезапно умолк; он пытался найти какой-то выход, он должен был вызволить Нору.
        Фарнсуорт же сохранял спокойствие; он нервничал только в те минуты, когда говорил о Делии.

«Разговоры о Делии - вот что выводит его из себя», - подумал Эйдан. И он решил воспользоваться этой слабостью противника - пусть даже Кэсси ужаснется, услышав его слова.
        Презрительно усмехнувшись, Эйдан проговорила:
        - Ты ведь любил ее, правда? Любил Делию, а, Фарнсуорт? О, несчастный глупец, ослепленный страстью.
        Фарнсуорт замер на мгновение, потом воскликнул:
        - Она была самой замечательной женщиной на свете! Но ты, разумеется, этого не понимал. Да, ты совершенно ее не понимал.
        Эйдан рассмеялся.
        - Множество мужчин понимали мою жену. Я даже не в состоянии их всех сосчитать. Она была шлюхой и коллекционировала мужские сердца, как некоторые коллекционируют засушенных бабочек. Но таких, как ты, ей было мало, и она стремилась к новым развлечениям.
        Фарнсуорт побледнел.
        - Не смей чернить ее, мерзавец! Она спала с другими мужчинами только потому, что для нее это был единственный способ избежать твоих домогательств! Но когда мы полюбили друг друга, она больше никого другого не желала. Ей больше никто не был нужен!
        - Это она тебе сказала?
        - Она любила меня! Только меня! Мы собирались начать новую жизнь в другом месте. Там, где ты не смог бы нас найти.
        - Мне было все равно - даже если бы вы с Делией обосновались в соседней спальне. Более того, я был бы только рад! Во всяком случае, имел бы представление, кто навещает ее в спальне. И Делия прекрасно знала: я и бровью не повел бы, если бы она сбежала хоть с полком солдат, но при условии, что оставила бы Кассандру в покое.
        Эйдан похолодел, когда заметил в глазах Фарнсуорта какой-то дикий, пугающий блеск. В эту минуту он со всей отчетливостью понял: Фарнсуорт может в любой момент нажать на спусковой крючок.
        - Делия должна была отплатить тебе, Кейн, за те страдания, которым ты ее подверг. Мы намеревались отделаться от Кассандры после прибытия во Францию. Хотели подбросить ее на крыльцо какой-нибудь хижины. Мы не собирались держать в своем доме твое отродье.
        При этих словах Эйдан едва не задохнулся от гнева. Он уже хотел броситься на англичанина, но, вовремя сдержавшись, вновь заговорил:
        - Значит, ты не побоялся испытать на себе всю силу моего гнева, лишь бы Делия могла осуществить свою безумную месть, не так ли? Великую страсть, очевидно, вы питали друг к другу, Фарнсуорт. Это трогает меня до глубины души.
        Фарнсуорт с усмешкой пожал плечами.
        - Но у меня есть к тебе один вопрос, - продолжал Эйдан. - Если Делия любила тебя столь самозабвенно, тогда почему же в день вашего побега я обнаружил ее в чулане с рослым помощником конюха?
        - Нет! - Лицо Фарнсуорта исказилось до неузнаваемости. Пистолет в его руке задрожал, царапая нежную кожу Норы. - Ты лжешь! Я не верю тебе!
        - Она вцепилась в его плечи и издавала стоны, уверяю тебя. Когда я наткнулся на них, она рассмеялась. Но теперь я знаю: она смеялась не надо мной, она смеялась над тобой.
        - Я не верю тебе!
        - Ты глупец, Фарнсуорт. Она просто дурачила тебя, водила за нос. И таких, как ты, было множество.
        Из груди Фарнсуорта вырвался яростный вопль, и он, взмахнув пистолетом, навел его на Эйдана.
        Этого момента Эйдан и дожидался. Он бросился на своего врага, а Нора вырвалась из его хватки и метнулась в сторону.
        Эйдан был выше и сильнее англичанина, но Фарнсуорт боролся с отчаянием сумасшедшего, и справиться с ним было не так-то просто - Эйдан почти сразу же это понял. Он слышал отчаянные крики Кассандры и видел ее искаженное ужасом лицо, - конечно же, девочку ужаснули слова отца, слова, сказанные им о ее матери.
        В какой-то момент Эйдан изловчился и нанес противнику сильнейший удар в челюсть. Англичанин попятился, но тут же снова бросился на врага и ударил его ногой под ребра. Раздался мерзкий треск, и Эйдана прорезала острая боль - удар пришелся в ребро, которое только начало срастаться.
        Эйдан отшатнулся; он пытался собраться с силами. Но тут Фарнсуорт схватил лежавшую на полу доску и, размахивая ею, принялся теснить противника.
        Отступая, Эйдан зацепился ногой за ножку стола и, не удержавшись, рухнул на пол. Фарнсуорт тут же взмахнул доской и нанес Эйдану удар в плечо. Затем отбросив свое оружие, вцепился противнику в горло.
        Оглушенный ударом, Эйдан не сразу собрался с силами; он задыхался и хрипел - англичанин все крепче сжимал его горло. В какой-то момент он почувствовал, что теряет сознание. «Еще несколько мгновений - и все будет кончено», - промелькнуло у него. Но тут Эйдан вспомнил о дочери, вспомнил о Норе - и силы чудесным образом вернулись к нему.
        Собрав волю в кулак, Эйдан согнул ногу в колене и нанес противнику удар в пах. Англичанин взвыл от боли, и пальцы его разжались. Эйдан попытался подняться на ноги, но тут вдруг почувствовал, как в щеку его уперлось что-то твердое и холодное. В следующее мгновение он понял, что это пистолет; оказывается, Фарнсуорт каким-то образом ухитрился подобрать его с пола.
        - Тебе конец, Кейн, - прошипел англичанин. - Тебе конец.
        Эйдан заметил краем глаза бледное лицо Норы; он знал: Нора - это последнее, что он видит. Сейчас пистолетный выстрел подведет итог его беспутной жизни. Больше всего он сожалел в этот миг о том, что так и не набрался смелости сказать Норе, что любит ее.
        Внезапно что-то словно вспыхнуло у него перед глазами. А затем на голову его противника обрушилась масляная лампа, зажатая в руках Норы. И тут же раздался звон стекла.
        Фарнсуорт дернулся, и пистолет выстрелил. Боль обожгла висок Эйдана, но пуля, к счастью, лишь содрала кожу на виске. Секунду спустя англичанина охватили языки пламени, и раздался его истошный вопль. Он рванулся к Норе, словно в этот момент истины хотел увлечь ее за собой в преисподнюю, но Эйдан, собравшись с силами, выбросил вперед руку и оттолкнул негодяя.
        На Эйдана дождем посыпались искры, опаляя кожу. Кассандра с визгом вскочила на ноги, когда англичанин, покачнувшись, повалился на подстилку. Подстилка, набитая сухой соломой, вспыхнула как факел.
        - Уходите! - прогремел голос Эйдана. - Кассандра, Нора, уходите!
        Сквозь завесу дыма он видел, как его дочь выбежала из дома, и слышал громкие крики Норы.
        - Нора, уходи! - снова закричал Эйдан. Затем схватил старое одеяло и предпринял отчаянную попытку сбить пламя с Фарнсуорта. Но было уже поздно - он вдруг почувствовал тошнотворный запах горелого мяса.
        И тут снова раздались отчаянные крики Норы. В следующее мгновение она подбежала к мужу и, ухватив его за рукав, потащила к двери.
        Эйдан отшвырнул в сторону одеяло и бросил последний взгляд на Фарнсуорта. На этом свете сводному брату Норы уже никто не мог помочь. Англичанин лежал на спине, и глаза его закатились, рот же раскрылся в безобразном оскале смерти.
        Эйдан обнял жену, и они, пошатываясь, пошли к двери. За порогом оба сразу же повалились на землю, и к ним тотчас же бросилась Кассандра. Не отпуская от себя Нору, Эйдан обнял дочь.
        - Все кончено, - пробормотал он. - Слава Богу, все кончено.
        Они сидели, прижавшись друг к другу, когда из темноты вынырнули всадники Шон О'Дей и Гиббон Кейдегон.

        Глава 25

        Раткеннон был ярко освещен фонарями, когда на дороге появился отряд мчавшихся галопом всадников. Слуги высыпали на лужайку перед замком. Их лица выражали тревогу, а губы еще продолжали шептать молитвы.
        Миссис Кейдегон прижимала к груди четки, а суровое лицо Мод Бриндл казалось постаревшим на несколько десятков лет. Роуз тоже выбежала навстречу всадникам и с дрожью в голосе проговорила:
        - Мисс Кассандра… Леди Кейн… Сними все в порядке?
        Нора, сидевшая в седле перед Эйданом, попыталась улыбнуться девушке и сказала:
        - Все в порядке, Роуз, не беспокойся. Спасибо тебе, ты нам очень помогла.
        - А мисс Кэсси? Где она? Она…
        Девушка умолкла, заметив лошадь Шона О'Дея. Шон с нежностью и осторожностью матери прижимал к себе спящую Кассандру, закутанную в плащ.
        - Маленькая принцесса спит, - сообщил Шон, погладив девочку по золотистым локонам. - Я отнесу ее в комнату, сэр Эйдан, если пожелаете.
        Эйдан передал Нору в руки Гиббона, затем проговорил:
        - Спасибо, Шон, но Кассандре и мне… нам нужно поговорить.
        Да, ему необходимо поговорить с дочерью, он чувствовал потребность выговориться, объяснить… Но какие слова могли нейтрализовать яд, влитый им в уши Кэсси в домике Нунан?
        Эйдан принял дочь из рук Шона О'Дея и отнес в замок, где столько времени держал ее вдали от всех бед и тревог.
        Но на свете не было такого места, где мог бы он спрятать свою девочку от правды, столь жестоко открытой ей Ричардом Фарнсуортом. Как не было возможности приукрасить человека, носившего имя Эйдан Кейн.
        Покои Кассандры в башне были освещены свечами. В камине весело потрескивал огонь, наполнявший комнату запахом торфяных болот и теплом.
        Со всей нежностью, на какую был способен, Эйдан положил дочь на постель, украшенную изображениями мифических существ. Ему нестерпимо хотелось задернуть занавески, расшитые крылатыми Пегасами, и оградить Кассандру от бури, потрясшей этой ночью ее юную душу.
        У Эйдана перехватило горло, и он всем существом пожалел, что его златокудрая малышка стала взрослой. Как бы ему хотелось снова увидеть ее маленькой, с пальчиком во рту и сладкой улыбкой на спящем личике, увидеть в окружении волшебных снов, в которых не было бы места ужасному наследию, доставшемуся ей от Делии.
        - Папа…
        Глаза девочки распахнулись, едва он опустил ее голову на подушку. Никогда не было Эйдану Кейну так бесконечно больно смотреть в лицо дочери.
        О Боже, что она хочет? Чего ждет от него? Оправданий? Думает, что он поможет ей забыть безобразную правду и излечит душевную боль? Неужели она полагает, что он еще способен поймать руками мечту, как во времена ее детства, когда он сунул ей в ладошки бабочек-фей?
        Эйдан присел на край кровати. Его сердце разрывалось от боли. В эту минуту он был готов заложить душу дьяволу, если бы хоть на волосок мог уменьшить страдания своего ребенка.
        - Кассандра, мне очень жаль, - пробормотал он. - Прости, что тебе пришлось узнать правду обо мне, о твоей матери таким ужасным способом. Я бы никогда не допустил, чтобы это случилось. Я думал, что могу оградить тебя от правды. Но я ошибался. Увы, прошлое нельзя зачеркнуть. Нельзя сделать из меня человека, которым бы ты гордилась. Я не герой, Кэсси.
        - Нет, папа, герой. И всегда им останешься.
        - Но я соответствую тому, что говорил обо мне Фарнсуорт… Это должно было тебя шокировать, причинить боль.
        - Больно слышать, когда подобные вещи о тебе говорят посторонние люди. А что у мамы было много любовников… Я уже знала об этом. И о тебе я тоже давным-давно слышала много плохого.
        - Ты знала? Но как ты могла… Откуда…
        - От других детей. Помнишь тот день, когда ты увидел меня плачущей якобы из-за того, что феи не существуют? На самом деле я плакала из-за другого. Мальчики рассказали мне столько ужасных вещей о тебе и о маме… Они сказали, что она была шлюхой и что ты ее убил.
        Эйдан в ужасе содрогнулся, вспомнив, какой маленькой была тогда Кассандра и как горько она рыдала у него на руках. Но она ни разу не обмолвилась о том великом страдании, что постигло ее детское сердце.
        - Господи, Кэсси… Но почему ты мне ничего не рассказала?
        - Ты всегда делался таким странным, когда я затевала разговор о маме. Порой я ловила твои взгляды на моем медальоне, и тогда я знала, что ты вспоминаешь ту злополучную ночь, когда перевернулась карета. Я не хотела, чтобы ты мучился, папочка. И возможно, я немного боялась, что это может оказаться правдой. Я была совсем маленькой, но я догадывалась, что вы оба глубоко несчастны. Я слышала иногда, как вы ссорились, слышала, как мама рассказывала о тебе ужасные вещи. - И все это время ты считала, что я ее убил?
        - Нет. Тем вечером, когда ты привез меня в Кейслин-Алейн ловить фей, я поняла: весь тот кошмар о тебе, который я слышала, не может быть правдой. Ты мой отец, и ты самый замечательный на свете.
        Вера. Слепая вера. Доверие. Вот сокровище, равного которому нет в целом мире. У Эйдана защипало в глазах и снова перехватило горло. Все страхи, терзавшие его эти долгие годы, оказались напрасными, а его безмерные страдания - бессмысленными. Выходит, он зря себя так изводил.
        - Боже, Кэсси… - Эйдан стиснул дочь в объятиях, уткнувшись лицом в ее волосы. - Я люблю тебя, принцесса.
        - Я не принцесса, папа. Мне пора выйти из своей заколдованной башни, ты так не считаешь?
        Эйдан отпрянул и внимательно посмотрел в прелестное личико дочери.
        - Ты права, мой ангел. Пора. - И тут он вдруг осознал, что будет ужасно скучать по своей маленькой девочке, внезапно превратившейся во взрослую женщину.
        Но она была права, его разумная, обожаемая дочь. Настало время снять цепи и замки с ее зачарованной башни, забыть прошлое и распахнуть двери перед будущим. Дочь начнет другую жизнь, новую и прекрасную. Начнет благодаря Норе.
        - Я люблю тебя, Кассандра, - снова прошептал Эйдан. - Мы вместе распахнем двери твоей башни.

        Она стояла у окнах омываемая первым сиянием рассвета. Чудесный ангел, который Эйдану и не снился. Второй шанс исправить все те ошибки, которые он успел совершить в жизни.
        Он на минуту замер в двери, что соединяла их комнаты. Замер подобно неуверенному юноше, пришедшему к даме своего сердца, чтобы признаться в любви. Но что мог он предложить ей после того ужаса, который пришлось ей пережить этой ночью? Что мог дать ей после предательства ее брата? Исчезнут ли когда-нибудь из ее чудесных глаз призраки этой ночи? Сможет ли она когда-либо снова смотреть ему в лицо и не видеть кровавых отблесков страшной смерти своего сводного брата?
        Они и так потеряли слишком много времени, когда не оценили всю меру счастья, дарованного им щедрой рукой капризной судьбы. Они едва не упустили свой шанс навеки. Но отныне он не станет ее торопить, не станет принуждать и ничего не сделает такого, что могло бы омрачить ее прекрасное лицо.
        - Нора… - прошептал он. - О чем ты думаешь?
        - О Ричарде, - последовал ответ. - Что теперь будет? Нужно сообщить моему отчиму.
        - Этот негодяй больше не причинит тебе зла. Твой сводный брат погиб в огне в одном из заброшенных домишек Ирландии. Несчастный случай. Никому ничего не нужно знать.
        - Не нужно знать, что я его убила?
        - Ты его не убивала. Ты не позволила ему убить меня и Кассандру. Он ведь и тебя хотел убить, - добавил Эйдан.
        - Я знаю. Но это было ужасно. То, как он умер. - Нора вздохнула. - И то, как он жил. Но хуже всего, что он вовлек меня в свое безумие, сделал невольной соучастницей своего замысла.
        - Нора, если бы Фарнсуорт не сделал тебя соучастницей, мы бы с тобой никогда не встретились. И ты никогда бы не стала моей женой.
        - Как сможешь ты смотреть на меня и не думать о том, какую потерю мог бы понести из-за меня? Ведь Кассандра… Я даже не в состоянии представить, что с ней могло случиться. Но еще страшнее сознавать, что это я виновата во всем, что произошло. Что из-за меня ей стало известно то, что ты всю жизнь пытался от нее скрыть.
        Губы Эйдана дрогнули в улыбке.
        - Похоже, что ты была права. Моя дочь сообщила мне, что больше не хочет жить в замке. Не хочет больше быть принцессой в башне, как бы мне ни хотелось удержать ее там. Что же касается той правды, что она услышала обо мне и Делии, то она еще до этого знала самое худшее. Она впервые услышала об этом много лет назад.
        - Кэсси знала?..
        - Но она сказала себе, что любит меня и не верит сплетням обо мне. Ей все равно, что я делал и как себя вел. Я имею в виду то, чем не могу гордиться. Похоже, что герою не обязательно быть безупречным. Ему достаточно просто делать из бабочек фей, читать сказки, коротать время у постели больного.
        - Я рада, Эйдан. Я очень рада.
        - Что бы ни случилось, когда Кэсси войдет в лондонское общество, она будет сильной и уверенной. Для триумфа ей этого будет довольно. Я знаю, я чувствую. Кассандра отныне готова самостоятельно сражаться со своими драконами. И я не собираюсь ей мешать.
        Эйдан шумно перевел дух. Руки у него дрожали, а сердце казалось слишком большим для его грудной клетки, и он боялся, что оно вот-вот выскочит из груди.
        - Выходит, что герою достаточно только любить свою дочь, - продолжал Эйдан. - Это позволяет мне думать, что… Позволяет надеяться, что мы с тобой могли бы начать все сначала. Могли бы начать, если бы я… любил тебя.
        Нора повернулась к нему - нереальная, как королева из сказки, хрупкая, как видение с руин замка Кейслин-Алейн. Женщина туманов и магии, женщина, поцеловавшая его в волшебном кругу замка красоты.
        - Но ты меня любишь? - спросила она.
        - С тех пор как Кассандра была маленькой крошкой, я боялся, что когда-нибудь наступит тот день, когда она вырастет. Я думал, что моя жизнь на этом закончится и у меня ничего не останется, кроме пустоты. Откуда мне было знать, Нора, что у меня появится шанс начать жизнь сначала? Но теперь я знаю, что у меня есть такой шанс. Знаю, что все можно исправить. Нора, стань моей женой.
        - Но я и так твоя жена.
        - Стань моей женой сегодня, в замке в Кейслин-Алейн. Я хочу, чтобы на нас светило солнце и чтобы предки благословили нас. Клятва, которую я дал тебе в церкви, была бездумной и потому бессмысленной. На этот раз я хочу, чтобы каждое слово стало сокровищем, которое я буду чтить и беречь всю оставшуюся жизнь, до последнего вздоха. Стань моей навечно, Нора. Позволь мне стать твоим, но не таким, какой я есть, а таким, каким надеюсь стать. С твоей помощью, мой ангел.
        Глаза ее увлажнились, и она бросилась в объятия мужа, бросилась в объятия любимого.
        С невыразимой нежностью он смыл следы копоти с ее щек, с ее волос. Потом облачил ее стройное тело в изысканное платье и, подхватив на руки, понес навстречу зарождающемуся дню, понес туда, где всегда стоял его конь.
        Любовь сверкала в ирландском небе и целовала кельтский ветер, когда конь нес их по залитым росой холмам. Любовь окутала замок красоты покровом нового волшебства и нового ожидания, когда распутный сэр Эйдан Кейн взял свою возлюбленную в жены, открыв ей свое сердце и свою душу.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к