Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Кейтс Кимберли: " Утренняя Песня " - читать онлайн

Сохранить .
Утренняя песня Кимберли Кейтс

        # Спасти маленького племянника от ужасной судьбы - ради этого юная Ханна Грей была готова НА ВСЕ!
        Даже - с риском для жизни бежать из родной Ирландии в Англию...
        Даже - поступить на работу к таинственному Остену Данте и записывать музыку, которую он сочиняет... И это при том, что девушка не знает ни одной ноты и панически боится Данте, о котором ходят странные, темные слухи...
        Но порой лишь один шаг отделяет не только ненависть от любви, но и страх - от ЖГУЧЕЙ СТРАСТИ... и однажды Ханне придется в этом убедиться!

        Кимберли Кейтс
        Утренняя песня

        Глава 1

        Как же Ханне хотелось, чтобы ребенок плакал, чтобы его крик вторил песне ветра, пронизывающего их насквозь.
        Но малыш молчал. Он устало шел рядом, его ручонка неподвижно лежала в ее руке, и это пугало.
        Пип измучен. Она и сама с трудом волочила ноги по жидкой грязи, ботинки, пропитавшись водой, отяжелели. Промокшее платье и тонкий плащ давят на плечи и грудь, вгоняя в озноб. Саквояж словно набит камнями, а не тряпьем, которое ей удалось прихватить второпях для себя и Пипа.
        Слава Богу, хоть дождь прекратился.
        Стремительно надвигалась ночь, с жадностью поглощая прорвавшийся сквозь тучи свет.
        Кажется, они с Пипом путешествуют уже целую вечность - сначала бросили вызов Ирландскому морю, пустившись в плавание в ветхой рыбачьей лодке, затем тряслись в почтовой карете, направлявшейся в глубь Англии.
        За две недели пути деньги, которые она взяла из ломбарда в далекой Ирландии, закончились.
        Ханне казалось, что они будут странствовать очень долго, пока Пип не вырастет, не превратится в мужчину, который может постоять за себя, ответить ударом на удар.
        Единственное, что обнадеживало: ей удалось выиграть немного драгоценного времени, она успеет исчезнуть. Но какой ценой? Она обманула тех, кто ей доверял, предала тех, кто от нее зависел, солгала и тихонько исчезла, а этого они ей никогда не простят.
        В животе заурчало, голод давал о себе знать. С тех пор как она съела несколько зеленых яблок, от которых ее вырвало, прошло уже три дня.
        Для пяти лет Пип был слишком мал. Розовые пухлые щечки стали бледными и впалыми, ручонки - тоненькими и движения неуверенными. Узкие плечики с поразительной стойкостью сопротивлялись ветру.
        Малыш ни разу не пожаловался, но она знала, что сил у него осталось совсем немного. Кашель, изнурявший его в течение нескольких недель, становился все тяжелее и тяжелее, то и дело сотрясая его впалую грудь. Ханна впала в отчаяние.
        Неужели они проделали такой путь лишь для того, чтобы умереть где-то на незнакомой дороге, чтобы голодать и мерзнуть в одиночестве?
        Нет! Она обещала заботиться о нем. Она защитит его, пусть даже ценой собственной жизни. Но она устала. Боже, как она устала! Горе тяжким бременем давило истерзанное сердце.
        - Еще немного, Пип, - подбадривала она ребенка.
        Он повернулся к ней, и в его огромных серо-зеленых глазах она прочла то, чего он ни разу не произнес вслух: «Я боюсь. Мне хочется есть. Пожалуйста, защити меня от него».
        Им нужно хотя бы немного отдохнуть. Выспаться, высушить одежду у божественно теплого огня.
        Нет, сейчас не время об этом думать. Нужно двигаться дальше. Она должна найти в себе силы, как находила на протяжении всего пути.
        Ханна переложила саквояж в левую руку, а правой подняла Пипа, прижав ребенка к себе так крепко, что почувствовала биение его сердца. Мальчик прильнул к ней. Этот жест свидетельствовал о доверии, тем более ценном, что его так трудно было завоевать.
        Сильно любить очень опасно. Именно этому Ханна научилась за прошедшие несколько месяцев. И вот теперь ее сердце снова могло быть разбито. Но она ничего не могла с этим поделать, не могла этому воспрепятствовать. При каждом взгляде на малыша она видела другое лицо, миловидное, с серо-зелеными глазами - цвета долины, окутанной туманом.

«Не дай ему страдать так, как страдала я!» - эта мольба будет преследовать ее вечно.
        Тельце Пипа сотряслось от кашля. Он подавил приступ, уткнувшись ей в плечо, и виновато заглянул в глаза. Сколько же раз за прошедшие годы его вынуждали ощущать себя виноватым, если он решил, что совершил ужасный грех, не сумев подавить кашель.
        Она поборола приступ гнева и запечатлела на его влажном виске теплый поцелуй.
        - Все хорошо, малыш, все хорошо. Просто прокашляйся.
        Ханна понимала, что здоровье ребенка подорвано тяжелым путешествием, длившимся уже более двух месяцев, и тревога ее росла с каждым днем. Легкие Пипа ослабли.
        Он уже несколько раз напугал ее - во время приступов кашля его губы синели, а глаза расширялись от страха.
        Надо найти какое-то пристанище, пока не поздно. Какую-нибудь временную работу, чтобы накормить Пипа, снять, как она обещала малышу, сказочный домик, укрытый от посторонних глаз в глуши йоркширских болот, чтобы никто не смог их найти.
        Когда она остановилась в то утро в деревеньке Ноддинг-Кросс, умоляя дать ей хоть какую-нибудь работу, пара жителей, находившихся поблизости от кузницы, сказали, что есть лишь одно место, где ей могут предложить работу.
        Она взглянула на вершину холма. Там вырисовывался из тумана силуэт дома, его окна светились во мгле.
        Этот дом нисколько не напоминал замок великана-людоеда, но жители деревни сказали, что с ним связана какая-то мрачная легенда о злой волшебнице, что там наверняка обитает дракон самого причудливого вида.
        Этот дракон в человечьем обличье посносил дома арендаторов, чтобы ничто не загораживало ему вид на ближайшее озеро.
        Он проглотил за прошедшие восемь месяцев дюжину помощников, а потом выплюнул их, измученных и бормочущих невесть что.
        Сбежав, эти люди пускались наутек по дороге в деревню, рассказывая такие ужасы, от которых кровь в жилах леденела. Хозяин поднимал их среди ночи, не давая отдохнуть и днем, заставляя работать без продыху и глотать пищу впопыхах прямо во время работы.
        - Лучше бы вам уйти и оставить малыша спокойно умирать у забора, - посоветовала скупая хозяйка, пряча корзину хлеба под чистой салфеткой.
        Ханна взглянула на влажные золотые волосы, прилипшие ко лбу Пипа, и решительно стиснула зубы. Да она вступит в сговор с самим дьяволом, лишь бы у мальчика был кров уже сегодня.
        - Это что, тот сумасшедший из Рейвенскара? - с ужасом спросил Пип.
        - Хозяин Рейвенскара, дорогой, хозяин.
        Малыш крепче сжал ручонками ее шею.
        - Женщина с хлебом сказала, что он сумасшедший.
        - Если нам повезет, он будет настолько зол, что выгонит еще нескольких слуг. Если ему понадобится, чтобы кто-то разжигал камин или чистил одежду, может, он впустит нас в дом.
        Пип прижался к ней еще сильнее.
        - Я не хочу в дом.
        - Тс-с. Это же ненадолго. Я никому не позволю обидеть тебя.
        Она не была уверена, что сможет выполнить свое обещание.
        К тому же ребенку нужен дом.
        Широкая коляска пронеслась серебристой лентой к главному входу. Свечи сверкали по обе стороны массивных двойных дверей, освещая золотом афинский портик с изящными белыми колоннами. Ханна нашла тропинку, ведущую к входу для слуг. Когда они двинулись вперед к дальней части дома, парадная дверь неожиданно распахнулась, и из нее буквально вылетел изможденный человек, заляпанный чернилами, с безумным взглядом, под мышкой у него был полуоткрытый чемодан. Вслед за ним вылетело несколько вещей.
        - Вернись, пока я тебе шею не сломал, идиот! - донесся низкий голос из глубины дома. - Я тебе еще не заплатил!
        Но даже упоминание о деньгах не заставило человека остановиться. Он подпрыгнул, будто его ткнули в спину раскаленным факелом, сбил Ханну с ног и торопливо побежал.
        Пип с ужасом отступил назад и спрятался за колонной, а Ханна не могла отвести глаз от человека, открывшего дверь, чтобы броситься в погоню. Она поняла, что перед ней Остен Данте, хозяин поместья Рейвенскар.
        При свете фонарей его глаза сверкнули синим пламенем, в его облике было нечто суровое и опасное, и от этого замирало сердце.
        Он был очень высокого роста, от него исходила энергия такой силы, что казалось, будто по его жилам струится заряд молнии, а не кровь.
        Аристократические скулы резко спускались к носу, прямому как клинок. Крупные волнистые пряди падали на лоб и брови, а раздвоенный подбородок свидетельствовал о безграничном упрямстве.
        - Какого черта...
        Мужчина резко остановился, чтобы не столкнуться с Ханной.
        - Уберите этот адский свет, чтобы я мог притащить за воротник этого дурака обратно! Сегодня вечером у меня чертовски много работы!
        Ханна не двигалась, стараясь преодолеть страх.
        - Полагаю, вы могли бы приковать его к стене, разумеется, если в тайной темнице у вас есть цепи.
        Это было все, что она выдавила из себя без предательской дрожи в голосе.
        Он окинул ее таким испепеляющим взглядом, что она поразилась, почему от ее промокшей насквозь одежды не повалил пар.
        - Знай я, что от этого будет какая-то польза, именно так и поступил бы. К сожалению, власти неразумно запретили пытки, даже если некоторые мерзавцы заслуживают их.
        Полные чувственные губы скривились от недовольства.
        - Вот дьявол, наверное, он уже на полпути к Ноддинг-Кросс.
        От мужчины веяло безрассудством, каждый мускул под изысканным сюртуком цвета красного вина и бежевыми бриджами свидетельствовал о том, что того, кто будет настолько глуп, чтобы идти против его воли, ожидает ад уже на земле.
        Ханна прочла множество книг по философии, находившихся в библиотеке отца. Философы, анализируя опасность опьянения властью, считали, что абсолютная власть более опасна, чем любая другая. Влияние этого человека распространялось на значительное расстояние, здесь оно было абсолютным: он властвовал на большом пространстве отсюда до Ноддинг-Кросс.
        Этот человек воплощал в себе все, что ненавидела и чего боялась Ханна. Она уже встречала таких мужчин. Ирландия кишела землевладельцами, живущими теперь в других местах, которые высосали все соки из поместий и тиранили собственные маленькие королевства.
        Может быть, у нее помутился рассудок и поэтому она привела Пипа в это место, снова предоставив власть над ним такому человеку. Однако это всего лишь временная мера. Они с Пипом не такие уж важные птицы, чтобы принять на свои головы ярость грозного Остена Данте.
        Бормоча проклятия, человек повернул к дому и начал подниматься по лестнице. Ханна не могла позволить ему захлопнуть дверь и схватила его за руку.
        - Сэр, подождите! Пожалуйста!
        Он обернулся и посмотрел на ее руку, вцепившуюся в его рукав.
        - Мне хотелось бы найти кров.
        Он нахмурился еще сильнее. Его глаза заблестели, а голос стал пугающе мягким:
        - Прежде чем рвать мой рукав, не могли бы вы дать мне кое-какие разъяснения? Кто вы такая, черт побери, и что делаете на моем пороге?
        Она испугалась бы меньше, если бы он просто наорал на нее.
        Ханна набралась смелости и заставила себя взглянуть в его горящие неприязнью глаза.
        - Я пришла сюда, чтобы оградить вас от неудобств, от необходимости доставить наручники из вашей темницы, сэр.
        - Что-о?! - удивился он.
        - Проходя по Ноддинг-Кросс, я услышала о ваших трудностях.
        - Неужели?
        Он усмехнулся.
        - И что же это за трудности? Как видите, я не отрастил три головы, не извергаю огонь, по крайней мере до того момента, пока меня всерьез не доведут. Но если бы я собирался кого-то поджечь, то сейчас для этого самое время.
        - Я слышала, находятся смельчаки, отважившиеся подолгу находиться у вас в услужении. Хочу испробовать свои силы - попросить вас нанять меня на работу.
        - Ну разумеется, - он рассмеялся с сарказмом, - я имею обыкновение нанимать бродяжек и давать им ключ от шкафа, где хранится серебро.
        Возмущение и стыд опалили щеки Ханны из-за его пренебрежительного отказа. Хотя она уже успела привыкнуть к тому, что к ней относились точно к грязи под ногами - как к чему-то надоедливому, от чего хочется побыстрее избавиться.
        Но ее самым большим счастьем и самым опасным недостатком всегда была гордость, она не позволила ей погибнуть, когда семья лишилась состояния. Высокомерие и презрение дурно воспитанного человека вызвали у Ханны гнев.
        Ей захотелось послать его к черту, но сдавленный кашель, раздавшийся из-за колонны, заставил ее прикусить язык. Ее спина будто налилась свинцом, а скрытый вызов заставил поднять подбородок вверх.
        - Сэр...
        Он прищурился.
        - Насколько я понимаю, меня приглашают на танец, мадам, но я не сумасшедший, чтобы впустить такую, как вы, в свой дом. Кроме того, у меня полностью укомплектован штат слуг, хотите верьте, хотите нет, они вполне терпимы к сменам моего настроения, если, разумеется, не считать проклятых помощников со слабыми позвоночниками.
        - Тогда вам, может быть, нужна женщина?
        - Женщина?
        Она думала, что самые тяжкие унижения уже позади, но презрение этого человека усилило их во сто крат, что она прочла в его глазах, и Ханна ужаснулась, когда поняла, что ее предложение он мог истолковать лишь в одном смысле. Ханна дала бы ему пощечину, если бы не услышала в этот момент приглушенный кашель малыша.
        - Соблазнительное предложение, но, боюсь, я должен отклонить его, - засмеялся он. - У меня более утонченный вкус.
        - Я не предлагала ничего подобного! - возмутилась она. - Хотела лишь сказать, что, может быть, вам нужна женщина для работы, с которой не справляются мужчины со слабыми позвоночниками.
        - Вы хотите наняться ко мне в помощники? Это смешно. Вы не можете заниматься тем, чем занимался Уиллоби.
        - Но вы не можете быть в этом уверены, поскольку не сказали, что это за работа.
        В это мгновение она не удивилась бы, если бы узнала, что в обязанности Уиллоби входило скармливание девственниц чудовищу, живущему под лестницей, и накрахмаливание шейных платков настоем из зубов младенцев.
        - Скажите, мисс... мисс... как там вас...
        - Мисс Ханна Грей... Грейстон, - торопливо солгала она.
        - Какими же талантами вы обладаете, мисс Грейстон? Кроме умения бегать по сельской местности с видом вымокшей кошки. Не думаю, что к вашим достоинствам относится умение записывать музыку.
        - М... музыку? - Она изумленно уставилась на него. Ее музыкальное образование ограничивалось пением кельтских народных песен, которые она когда-то слышала в поместье отца.
        - Да-да, музыку, - повторил он. - Мелодии, часто проигрываемые на инструментах типа фортепиано, обычно просто режут слух.
        - Я... я обожаю музыку.
        Это была правда. Она обожала музыку так, как обожала искусство Микеланджело, - с благоговейным трепетом и полным отсутствием способностей в этой области.
        - Но почему... то есть если вы композитор, почему сами не записываете музыку?
        - Почему не записываю музыку сам? - Он вытянул перед собой руки красивой формы - сильные, с длинными пальцами, таившие в себе мужественность. В свете, струившемся из двери, блеснуло кольцо с печаткой.
        - Тогда у меня пальцы были бы испачканы чернилами. Нет ничего более вульгарного.
        - Я... я умею это делать! - выпалила Ханна, совершенно сбитая с толку, пытаясь разглядеть выражение его лица.
        - Что делать? Быть крайне вульгарной?
        Его ироничная улыбка придала девушке спокойствия.
        - Я могу записывать музыку.
        Это была явная ложь, но умолять этого человека проявить великодушие было бы столь же бессмысленно, как и унизительно.
        Он смотрел на нее, явно пораженный.
        - Было бы безумием впустить в дом совершенно незнакомую мне женщину. Сомневаюсь, что у вас имеются рекомендательные письма с места вашей прежней работы.
        - А что, собственно, вы теряете? Если я не подойду, выгоните меня утром. А вдруг подойду?
        Он нахмурился.
        - Ваш облик наводит на некоторые размышления. Вы ходите по деревне, как попрошайка, но покрой вашего платья достаточно изыскан.
        - Я счастлива, что вам нравится работа моей портнихи, сэр.
        - Еще загадочнее то, что манера речи у вас, как у леди из благородного дома. Если быть точным, вы говорите с легким ирландским акцентом, но готов поспорить, что родились вы не в соломенной лачуге, несмотря на ваш нынешний вид.
        - До чего же вы высокомерны! Мое происхождение заслуживает такого же уважения, как и ваше, уверяю вас. Незапятнанная репутация, честное имя...
        Ханна стиснула зубы.
        - Нет, вы явно не служанка. Я посоветовал бы вам быть осторожнее, нанимаясь на работу. Я знаю множество хозяев, которые не станут раздумывать перед тем, как пустить в ход палку, чтобы выбить из слуг дерзость, подобную вашей. Вопрос в том, что делаете вы, покрывая столь славное имя позором, шляясь почти ночью неизвестно где и умоляя дать вам работу служанки?
        Она не осмелилась даже намекнуть ему, откуда пришла, - преследователи могут как-нибудь узнать об этом.
        - Это дело мое. А ваше - нанять меня или нет.
        Ханну охватило отчаяние, гордость не дала ей возможности продолжать. Она никогда в жизни не просила милостыню. Но мучительно осознавала присутствие малыша даже сейчас, когда он прятался за холодной каменной колонной.
        - Пожалуйста, сэр... умоляю вас.
        Она с трудом заставила себя произнести эти слова.
        - Я проделала очень большой путь, чтобы найти работу. Вы - моя последняя надежда.
        Она была почти уверена, что мистер Данте гордо прошествует в дом и с грохотом захлопнет дверь. Но он промолчал, лишь потер кончиками пальцев левый висок.
        - У вас есть семья, сэр?
        Он пристально посмотрел на нее и замер.
        - Деревенские жители могут сколько угодно утверждать, что я родился под каким-то камнем, но, хотите верьте, хотите нет, у меня есть семья, хотя и далеко отсюда.
        Его лицо исказилось от гнева.
        - Какая наглость! Впрочем, лучшего я, наверное, и не заслуживаю. Угораздило же меня встать там, где поворачивает карета, к тому же болтаю с вами.
        Он собирался вернуться в дом. Она по опыту знала, что сердце есть не у каждого, кто владеет большим состоянием. Этот человек с суровым лицом и горящими глазами казался гораздо более неумолимым, чем большинство таких людей.
        - Я умоляю о работе не только для себя... - начала Ханна, и в этот момент малыш не сдержался и кашлянул.
        - Проклятие! Что за шум? - вскипел Данте.
        - Это Пип.
        Данте вскинул бровь.
        - Пип? Ничего не говорите. Это какая-то новая чума из Вест-Индии.
        - Нет, сэр. Пип - маленький мальчик. Пип, подойди.
        Она молилась о том, что, если им позволят войти, Пипа по крайней мере накормят и хоть немного согреют. А попав в дом, она смогла бы обманывать этого человека, до тех пор пока ребенку не станет лучше.
        Пип очень осторожно показался из своего убежища, двигаясь к ней с таким видом, будто он мышь, бегущая под пристальным взглядом хищного ястреба. Вступив в полосу света, проникавшего из открытой двери, он остановился и замер.
        - Что за!..
        Данте выругался, когда тельце Пипа содрогнулось от кашля.
        Он бросил на Ханну яростный взгляд.
        - Вы что, с ума сошли - таскаете с собой ребенка в таком состоянии? Могли бы подождать, пока буря кончится!
        Ханне очень хотелось наградить его подходящим эпитетом, повернуться и уйти, но она не сделала этого ради Пипа.
        - Как жаль, что вы не смогли помочь нам советом, прежде чем мы отправились в дорогу. - Она произнесла эти слова очень отчетливо: было понятно, что у нее внутри все кипит от ярости. - Но мы уже здесь.
        - Где вы раздобыли ребенка, черт возьми?
        - Разве вы не знаете, сэр, откуда берутся дети? - Ханна ждала очередного приступа ярости этого чудовища.
        Вместо этого в его глазах появились искорки веселья.
        - Ну, кое-какие мысли на этот счет у меня имеются, мэм. Это ваш ребенок?
        - Да.
        Она заметила, как он скользнул взглядом по ее левой руке, на которой не было обручального кольца. Пусть думает о ней что хочет. По крайней мере не станет допытываться до истины.
        - Вы выбежали в погоню за тем несчастным и неистовствовали из-за того, что вам нужно закончить сегодня какую-то работу. Впустите нас, и я тут же займусь делом, буду работать всю ночь, если вы разрешите Пипу поспать у огня.
        Данте взглянул на нее, его глаза потемнели.
        - Ни за что.
        Сердце Ханны упало.
        - Вы такая мокрая, что испортите всю обивку. Кроме того, от вас пахнет, как от мокрой собаки. - Он поморщился. Но в следующий момент в его глазах появилось насмешливое выражение. - Впрочем, с этим можно обождать и до утра, тогда по крайней мере вы не будете действовать мне на нервы, - договорил он.
        - Извините, что мы такие мокрые и замерзшие, - огрызнулась Ханна.
        Она хотела добавить, что они с Пипом начнут потихоньку умирать с голоду у него на пороге, но замолчала, неожиданно осознав смысл его слов.
        - У... утра? Вы хотите сказать, что...
        Она не осмелилась произнести это вслух, слишком много разочарований ей пришлось пережить за прошедшие месяцы.
        - Симмонз! - крикнул Данте. Из двери вынырнул рослый лакей.
        - Да, хозяин. Хотите, чтобы я выставил их вон? - поинтересовался Симмонз, бросив взгляд на весьма сомнительного вида путников, которых занесла сюда буря.
        - Хочу, чтобы ты поместил их в комнату Уиллоби.
        - Уиллоби?
        Слуга растерялся.
        - Да, Симмонз. Этот трус отправился той же дорогой, что и все другие. Его заменит мисс Грейстон.
        - Неужели, сэр?
        Слуга никак не мог прийти в себя.
        - Вы хотите, чтобы... чтобы я разместил леди и юного джентльмена в комнате, которая находится через коридор напротив от вашей?
        Симмонз явно пытался удостовериться в том, что хозяин понимает, что за приказ он отдает.
        - Как же иначе я буду будить ее среди ночи, если меня посетит вдохновение, черт побери?
        - Да, сэр, но, может быть, вы хотите, чтобы я запер их в комнате?
        - Боишься, что они укокошат нас всех во сне? Ну, если у нее в этом узле и спрятан нож мясника, мне бы хотелось быть первой жертвой. По крайней мере не придется слушать крики служанок.
        - Да, сэр.
        - Мясной пирог, который сегодня подала кухарка, был явно хуже обычного. Чем скормить его собакам, отдай лучше им.
        У Ханны уже текли слюнки, но ее гордость была уязвлена. Ей отдадут то, что предназначалось собакам?!
        А чего ей ожидать? Что этот человек проводит их в собственную библиотеку, стащит с нее полусапожки и чулки, а потом собственными руками будет растирать окоченевшие ноги, чтобы согреть их?
        Но почему все внутри ее задрожало, когда она представила себе, как эти сильные пальцы касаются ее обнаженных лодыжек?
        Что за чувство охватило ее - благоразумную Ханну Грей, которую ничем не проймешь, у которой никогда не замирало сердце, не перехватывало дыхание, когда она встречалась с самыми привлекательными мужчинами?
        Что привело ее в волнение?
        - Мисс Грейстон.
        Она вздрогнула при звуке его хриплого голоса и густо покраснела, будто застигнутая врасплох, словно Данте прочел все ее непристойные и столь неуместные мысли.
        - Я буду в музыкальной комнате рано утром. Не опаздывайте. Вы уже слышали, каков мой нрав. Я бы не советовал вам рисковать.
        С этими словами он повернулся на каблуках и с надменным видом прошествовал в комнату в глубине дома. Раздалось несколько аккордов, несогласованных до странности, пробудивших в груди Ханны беспокойство, неуверенность и страх.
        Но у нее не было времени, чтобы задержаться, обдумать те странные чувства, которые вызвал в ней этот хозяин поместья Рейвенскар, пользующийся дурной славой. Симмонз уже вел их с Пипом по великолепному дому - сначала назад и в сторону, а потом в отдельно стоявшее здание, в котором располагалась кухня. Слуга суетился, готовя поднос с презренным мясным пирогом, не обращая внимания на благоговейный страх и вздохи Пипа, с которым тот рассматривал столы, ломившиеся от свежеиспеченного хлеба и корзин с яблоками, приготовленными для тортов, пирогов или фруктового пюре. Как же ей хотелось дать ему возможность отведать все эти лакомства, набить рот пудингами и пирожками, лизнуть осколок сахара, сверкавший в дальнем конце стола.
        Но даже если Остен Данте и был из тех, кто позволил бы такие шалости, печально подумала Ханна, Пип никогда не станет, визжа и смеясь, носиться по комнате, весь липкий от сахара.
        Она взяла малыша за руку, когда слуга направился обратно к главному зданию, а потом провел их вверх по служебной лестнице в широкий коридор, расписанный зеленью цвета первой весенней листвы, примороженной белизной. Стены украшали портреты, морские ястребы времен королевы Елизаветы в белой пене, отважные всадники, с улыбками более живыми, чем плюмажи, украшавшие их щегольские шляпы, портрет дамы со сдержанной улыбкой, которая, должно быть, проводила своего мужа на войну Алой и Белой роз.
        Ханна задумалась: а если бы те, кто изображен на портретах, узнали, что удача может покинуть их в мгновение ока? Они узнали бы, как короток путь от жемчужных ожерелий и бархатных плащей до одежды, вымокшей насквозь, и ночного неба вместо крыши над головой.
        Она споткнулась, ее влажные полусапожки хлюпали, оставляя мокрые следы на прекрасном мраморном полу. Симмонз широко распахнул дверь, и Ханна вошла в спальню, в которой все еще царил хаос, оставшийся после побега несчастного Уиллоби.
        Дверцы шкафа были распахнуты, рядом с умывальником валялся ботинок, из комода для белья торчала грубо заштопанная мужская рубашка, а на столе были разбросаны листы бумаги, испачканные чернилами, чернильница, перочинный нож и пучок перьев.
        Но за решеткой камина весело плясало пламя, в комнате стояла огромная кровать с так притягательно откинутым покрывалом, что Ханне тут же захотелось броситься на эту постель прямо в мокрой одежде, в которой она была. Но вместо этого она подвела Пипа поближе к огню и принялась снимать с него мокрую одежду.
        Она мельком взглянула на Симмонза, поставившего поднос на изящный позолоченный столик.
        - Даже не думайте о всяких глупостях, мисс, - предостерег ее лакей, смерив суровым взглядом, - хозяину, может, и все равно, если его убьют в собственной постели, а мне вот нет.
        - Сегодня я не собираюсь никого убивать, пожалуй, перенесу это на завтра.
        Симмонз издал низкий звук.
        - Уж лучше будьте осторожнее, мисс Грейстон. Хозяин - человек горячий.
        Ханна поморщилась.
        - Я поняла это, увидев, как бедный Уиллоби спасался бегством.
        - Уиллоби не первый, кто сбежал.
        - Я не убегу, - пообещала Ханна, когда Симмонз с величественным видом покинул комнату.
        Ей не придется бежать. Нет никакого сомнения, что хозяин завтра собственноручно вышвырнет ее. Если только она не найдет способ водить его за нос чуть подольше.
        Она выудила чудом оставшуюся сухой ночную рубашку из саквояжа и натянула на Пипа.
        - Отправляйтесь в постель, молодой человек, укройтесь этими прекрасными одеялами, а я принесу поднос с пирогом, и вы сможете поесть.
        Она ожидала, что Пип, как и любой другой ребенок, будет в восторге оттого, что его так балуют. Но вместо этого он закусил нижнюю губу и настороженно взглянул на кровать.
        - Что, если я накрошу в постель? Этот псих окончательно рехнется.
        - Хозяин, мой дорогой. Мы должны называть его хозяином. Он не узнает, что ты накрошил. У него под лестницей живет целая армия слуг, которая за ним убирает. Не волнуйся, милый. Ну, давай полезай, а то еще больше простудишься.
        Мальчик в который раз нерешительно взглянул на нее и вскарабкался на кровать с такой осторожностью, как будто покрывала на ней были сотканы из стекла.
        И все же, подавая ему большой кусок пирога, Ханна не могла не признать, что именно она вызовет утром гнев хозяина поместья Рейвенскар.
        Как же отреагирует Остен Данте, когда поймет, что она его обманула? Будет орать? Бушевать? Гнаться за ней полдороги до Ноддинг-Кросс, как гнался за своим предыдущим помощником?
        Ханна вздрогнула.
        Нет. Этот человек не запугает ее, разразившись проклятиями. Считает себя вправе проклинать любого более низкого происхождения, чем он, вымещать на ней свое раздражение и подчинять своей воле? Но она не подчинится ему.
        Однако страх не покидал Ханну.
        Она видела, каким опустошительным может быть гнев человека, обладающего огромной властью.
        - Нанна, - раздался из огромной кровати голосок Пипа. - Как ты думаешь, этот псих из Ревен не выгонит нас ночью? Няня говорила, что сассенаки так поступают с плохими мальчиками. С тех пор как появился этот страшный Кромвель, англичанам понравилось пожирать ирландских мальчиков.
        Ханна с радостью отказалась бы от причитающегося ей куска мясного пирога, если бы получила в обмен на это возможность высказать этой няньке все, что о ней думает.
        - Ну, это всего лишь выдумка, Пип. Подлые взрослые нарочно пугают детей, чтобы заставить их что-то сделать. Ты самый лучший мальчик во всей Англии. Что же до мистера Данте, у него слишком изысканный вкус, чтобы прельститься нами, малыш.
        Пип слизнул последние крошки пирога с нижней губы и расплылся в улыбке, такой трогательной, что сердце Ханны дрогнуло.
        - Я думаю, на небесах есть теплый очаг и мясные пироги, которые можно есть в кровати. - Он схватил руку Ханны и крепко сжал. - Я боюсь сумасшедших, Нанна.
        - Я знаю. Но тебе не придется с ним встречаться. Ты можешь оставаться здесь и учиться писать и читать свою книгу, как я тебя учила. А когда я закончу мою работу, покажешь мне все, чему научился.
        Она взяла у ребенка поднос, отставила в сторону и укутала мальчика одеялом до самого подбородка.
        - Думаешь, мы останемся здесь надолго?
        - Нет, дорогой, - призналась она, - но постараемся в полной мере использовать это время! А теперь спи, мой милый.
        Она тихо запела ребенку ирландскую песню, которую выучила давным-давно, когда была счастлива и чувствовала себя в безопасности. Тогда она верила, что в ее жизни ничего никогда не изменится.
        Пип засыпал.
        Ханна откинула с его лба влажные локоны, поцеловала.
        Затем переоделась в ночную рубашку, еще немного влажную, развесила мокрые вещи у камина.
        Она чувствовала, что приободрилась. Два часа назад она стояла на дороге. Сейчас оба они сыты и в тепле. И все же сегодняшняя удача лишь заставила ее осознать, насколько унылым стало их существование. Сама мысль, что придется к нему вернуться, была невыносима.
        В это мгновение порыв ветра ударил в оконное стекло, шевельнув бумагу на столе. Ханна прикрыла окно поплотнее.
        Она подошла к столу и принялась рассматривать разбросанные листы бумаги. Они были покрыты строчками, точками, палочками и странными символами. Такие записи она видела довольно часто когда ее сестра Элизабет училась игре на фортепиано, еще до того как умер их отец.
        Она схватила несколько листов. Ее сердце стучало как молот.
        Может, она и не в состоянии обещать Пипу, что у него всегда будут теплый очаг и мясные пироги, но чем точнее она сможет воспроизвести то, что написано на этих листах, тем дольше у ребенка будут крыша над головой и еда.
        Ее глаза слипались от усталости, пальцы были такими усталыми и замерзшими, что дрожали, но она все-таки села за стол, несмотря на боль во всем теле. Рассматривая одну из страниц, покрытых кляксами, она с горечью подумала, что никак не сможет разобраться к утру в этих нотных значках.
        Но несколько лет назад она самостоятельно выучила латынь и греческий по нескольким книгам, которые стащила из библиотеки отца. Она взяла на себя управление скудными семейными финансами и выучилась вести домашнее хозяйство, хотя до этого самостоятельно могла лишь расстегнуть платье.
        Сжав карандаш настолько крепко, чтобы унять дрожь в пальцах, Ханна выписывала каракули и черкала, сажая кляксы и чертыхаясь, до тех пор пока знаки не заплясали у нее перед глазами.
        Она не заметила, как уронила голову на стопку бумаги.
        Во сне ее преследовал человек с глазами, синими, как молнии, волосами, подобными полуночному морю, и лицом ангела, изгнанного из рая.
        Этот человек едва сдерживал овладевшие им чувства - страсть, гнев и нечто большее, нечто тайное и загадочное, от чего захватывало дух. В ее сердце обосновался страх, а в голове проносились многочисленные вопросы.
        Что будет, когда владелец поместья Рейвенскар раскроет ее обман? Нашли ли они с Пипом в этих стенах прибежище от бури?
        Или они попали в самый центр урагана?

        Глава 2

        Ханна вздрогнула и проснулась, как от удара молнии, ослепленная солнечным светом, с любопытством настойчиво проникавшим под ее слипшиеся ресницы. Все ее тело пронзила боль. Голова закружилась, она почувствовала испуг и смущение, когда вскочила и чуть было не опрокинула стул, на котором продремала всю ночь. К ее влажной правой щеке прилип лист бумаги. Она отлепила его и одновременно откинула с лица спутавшиеся волосы.
        Да где же это она? Она перевела взгляд с догорающего пламени в камине на то, что осталось от ужина, а потом взглянула на страницу, усеянную кляксами, которая все еще была зажата в ее руке.
        Сердце ушло в пятки, когда в памяти всплыли события прошлого вечера. Мистер Данте, запись нот... он приказал ей быть в музыкальной комнате рано утром.
        - Боже милостивый! - с трудом выговорила она, вставая, чтобы облачиться в относительно сухую, но безнадежно измятую одежду. - Пип! Пип, мне пора! Я опаздываю.
        Даже не взглянув в зеркало, она небрежно провела руками по спутанным волосам, заколов их в узел на затылке.
        Пип вылез из-под покрывала с широко раскрытыми глазами. Несмотря на свой юный возраст, ребенок слишком хорошо понимал, что случилась беда.
        - Но псих сказал, что ты должна быть там рано, или еще...
        - Пип, не называй его так, - взмолилась она. Прыгая то на одной, то на другой ноге, она натянула грязные полусапожки, не побеспокоившись о том, чтобы надеть чулки. При взгляде на раздосадованное лицо ребенка ее охватило раскаяние.
        - Не волнуйся, дорогой! Думаю, он и в самом деле псих, если не хуже. - Она поморщилась. - Все будет хорошо. Когда принесут завтрак, съешь все, что сможешь.
        - Может, не стоит? Может, стоит поесть немного, а остальное завернуть в салфетку и спрятать к тебе в саквояж, как ты это сделала на постоялом дворе.
        Ханна одарила его улыбкой.
        - Не беспокойся по этому поводу. Ешь сколько влезет. Я тебя люблю.
        Она поцеловала его в макушку и схватила стопку линованной бумаги.
        - Наина, подожди... тебе нужно...
        - Что бы там ни было, это может подождать до моего возвращения, - ответила она, устремляясь в коридор.
        Повернув три раза не в ту сторону, она наконец-то нашла музыкальную комнату. Из-за двери доносились звуки музыки, и Ханна впала в отчаяние. Музыка была громкой, в ней звучали досада и гнев. Ясно было одно: Данте в бешенстве.
        Ханна расправила плечи и торопливо вошла в комнату. В тот момент, когда она закрывала дверь, Данте повернулся на стуле, придвинутом к великолепному инструменту.
        Звуки музыки навели ее на мысль, что и сам он будет похож на ураган - взъерошенный и неопрятный.
        Но выглядел Данте безупречно. Элегантный костюм, волнистые волосы приглажены, выбилась лишь одна непокорная прядь. Как же этот человек с буйным нравом мог выглядеть таким лощеным? Лишь его взгляд выдавал кипевшие в нем страсти.
        - Мисс Грейстон, - произнес он с едкой насмешкой, - а что, в Ирландии слова «рано утром» имеют другое значение, не такое, как в Англии?
        - Простите меня, сэр.
        - Ни за что. Вы заставили меня мучиться в одиночестве целых четыре часа, и вы за это поплатитесь.
        Ханна затаила дыхание. Нет. Он не может уволить ее еще до того, как она хотя бы попытается... попытается что? Обмануть его? Одурачить?
        - Сэр, я...
        - Не волнуйтесь, девушка. Я не собираюсь выбрасывать вас на улицу. По крайней мере пока. А теперь доставайте чернила и перо, пока я не забыл арию.
        Ханна присела за столик рядом с фортепиано. Столик был установлен так, чтобы она видела его пальцы. Но разве можно записать движение ветра? Его пальцы бегали по клавишам с такой скоростью, что у нее потемнело в глазах. Его челюсти были сжаты, а брови сосредоточенно опущены.
        Она выписывала символы, над которыми трудилась всю ночь, так быстро, как только могла, но в них не было ни малейшего смысла. Вместо того чтобы напоминать быстрый поток, они выглядели искаженными и замаранными, размазанными и разбросанными со строчки на строчку.
        - Вы успели? - поинтересовался Данте по завершении первого пассажа и как-то странно посмотрел на нее.
        Она поцарапала бумагу еще немного и подняла голову.
        - По-моему, да. Проиграйте, пожалуйста, еще раз для верности.
        Он начал, потом резко остановился, снова уставившись на нее. Лицо его побагровело, на нем отразилось недовольство, синие глаза потемнели. Ханна недоумевала. Она не сделала ничего такого, что могло бы вызвать его гнев.
        - Я успела, - солгала она, надеясь, что выражение его лица смягчится.
        Он извлек еще несколько звуков, но они плохо сочетались между собой. Он перестал играть и разразился проклятиями.
        - Мало того что вы опоздали, так еще явились в таком виде!
        Ханна бросила перо и провела рукой по мятому платью.
        - Я не хотела тратить время на внешний вид, поскольку опаздывала.
        - Глядя на вас, можно сказать, что вы не стали бы этим заниматься, будь у вас даже три дня.
        - Но если я всего лишь записываю музыку, какое это имеет значение?
        - Это имеет значение для меня. Черт побери, вашего теперешнего вида достаточно, чтобы уничтожить мое любое творческое начинание. Вы заставляете меня кипеть от гнева.
        - Тогда, может быть, вам следует смотреть только на клавиши?
        - Так я и делаю, но когда смотрю на них, вижу лишь жуткое выражение вашего лица.
        Ее никогда не считали красавицей ни поклонники, ни она сама. Ее сестер природа одарила прекрасными локонами, щеками, похожими на лепестки роз, приятными улыбками, от которых на щеках появлялись ямочки, и голосами, звучавшими, словно серебряные колокольчики. И все же в презрении этого невыносимого человека было нечто, что проникло ей под кожу подобно ядовитым крапивным колючкам.
        - Сожалею, что не отвечаю вашим представлениям. Может быть, вы могли бы найти для меня мушки для маскировки?
        - В этом не будет ни малейшего смысла. Я вас уже видел.
        Он встал и зашагал к тому месту, где на деревянной подставке стояли графин с водой и два стакана. Он вынул из кармана носовой платок, смочил его водой, вернулся обратно и навис над ней.
        - Воспользуйтесь зеркалом, - резко произнес он и сунул ей в руки влажную ткань.
        Мучимая унижением и оскорбленная, но все-таки осознающая, что уже подвергла себя опасности из-за собственной медлительности и что рискует слишком многим, чтобы продолжать его сердить, она направилась к зеркалу в золоченой раме, висевшему рядом на стене. Она всматривалась в собственное отражение и раздумывала о том, можно ли скончаться от смущения. Если бы такая возможность была, она уже ожидала бы собственные похороны.
        Волосы, приглаженные второпях, выбились из пучка, а щеки, которые тяжкие испытания последних недель покрыли восковой бледностью, казалось, несли на себе печать какой-то ужасной инфекции. Черные пятна от этой инфекции тянулись через всю правую сторону лица. Не пятна... кляксы.
        Господи! Наверное, когда она заснула вчера вечером, написанные ею ноты еще не высохли. Именно это сделало ее более уязвимой, чем любой взгляд Остена Данте. Какое мерзкое ощущение.
        - У вас есть какое-нибудь средство для выведения пятен? - поинтересовалась она, стараясь сохранить достоинство, насколько это было возможно в данный момент.
        Он озадаченно посмотрел на нее.
        - Мне нужно вывести чернила.
        Он покраснел, затем нахмурился.
        - Сейчас нет. Слуга должен его привезти, кроме всего прочего. Придется воспользоваться водой.
        Она стиснула зубы, расправила платок и принялась так яростно оттирать чернила, что еще немного и кожа была бы стерта вместе с ними. Но ужаснее всего то, что она все время чувствовала на себе взгляд человека, отражавшегося в уголке зеркала. Его руки были сложены на груди, упрямая квадратная челюсть подчеркивала великолепие белоснежного шейного платка с безупречными складками, а выражение глаз было таким, будто он считал, что она нарочно расписала чернилами собственное лицо.
        Ее щеки стали огненно-красными, но, несмотря на все усилия, кляксы лишь немного посветлели.
        - Гром и молния! - прорычал он. - Такими темпами до следующего четверга мы не закончим. Дайте сюда эту проклятую тряпку.
        Она повернулась и увидела, что Данте приближается к ней, словно крадущийся волк. Он выхватил у нее из руки перепачканный платок. Поняв, что он намерен делать, она откинулась назад, но он опередил ее.
        Сжав ее подбородок удивительно мозолистыми пальцами, он поднял ее голову и повернул к свету.
        - Вы навели еще больший беспорядок, если это вообще возможно, - сказал он, принимаясь за работу.
        Вне всякого сомнения, он ожидал, что кляксы пропадут, как только ощутят гнев столь высокопоставленной персоны. Но кляксы принадлежали Ханне. Поэтому «напугать» их оказалось не так-то просто.
        Ханна охотнее соскребла бы глубокие следы кузнечных щипцов, чем подверглась насилию этого человека.
        Он находился слишком близко. Энергия, исходившая от него, была подобна разбушевавшейся буре, и сердце Ханны бешено застучало, а дыхание участилось.
        От него пахло недорогими духами, а болотным ветром, лавровым ромом и кожей. Ханна и представить себе не могла, что этот грубиян и невежда разбудит в ней доселе дремавшие чувства, о которых она и не подозревала.
        Он сдвинул брови и сжал губы.
        - Проклятие! - Данте отбросил испачканный платок. - Не стирается!
        - Тогда, пожалуй, надо оставить все как есть, - ответила Ханна. - Разумеется, если мои кляксы более важны, чем та ария, которую вы сочиняли.
        Данте отпустил ее подбородок.
        - Тут ничем не поможешь. Просто... просто передвиньте стол к другой стороне фортепиано, по крайней мере хоть часть вашего лица будет скрыта.
        Ханна плюхнулась на стул. Кажется, этот человек хочет очистить ее лицо с помощью музыки. Он решительно заиграл, словно пустился вскачь, увлекая за собой Ханну.
        Ее пальцы свела судорога, а челюсти болели - так сильно она их сжимала, чтобы не произнести вслух какое-нибудь едкое замечание из тех, что приходили на ум. Но он не обращал на нее внимания, лишь ударял по клавишам жестами Тора, мечущего молнии.
        Не прошло и часа, как Ханна поняла причину побега Уиллоби. Непонятно лишь, как этот человек вообще нашел в себе силы открыть дверь.
        Время шло, живот болел от напряжения - она пыталась скрыть свои каракули от мистера Данте так долго, как это было возможно. Она молилась, чтобы Пип получил завтрак и чай, потому что сама она не получила ни того ни другого.
        Служанка принесла поднос, но возвышенный и могущественный мистер Данте лишь взглянул на восхитительно пахнущие блюда, от которых у Ханны потекли слюнки.
        Ей удавалось отвлечь его всякий раз, как он пытался взглянуть на ее записи. Она то прикрывала их рукой, то просила повторить последний отрывок - словом, пустила в ход все хитрости, какие только смогла придумать.
        Каждая нацарапанная нота усиливала ее страх. Еще немного - и мистер Данте обнаружит, что она может записывать ноты не лучше, чем смывать чернила с лица.
        И он это обнаружил...
        Но Ханне было уже все равно. Она вытащила перо из судорожно сжатой руки и поднялась. Ей было плохо, она устала, глаза слипались.
        - Ну что? - прозвучал его голос в наступившей тишине.
        - Что - что?
        - Что вы думаете о моем сочинении?
        - Полагаю, для вас это не имеет никакого значения.
        - Ловкая увертка, мадам, но вам не удастся так просто уйти от ответа.
        - По-моему, это неплохо, но не хватает воображения! - выпалила она.
        Ох уж этот язык! Когда наконец она научится говорить приятную ложь, легко слетавшую с языка многих молодых женщин? Могла же сказать: «Вы - выдающийся талант... музыка завораживает... о великий и могучий бог фортепиано, позвольте мне преклонить перед вами колени...»
        Так нет же. Теперь он вышвырнет ее с Пипом на улицу. Прямо сейчас. Тем более когда увидит те значки, над которыми она трудилась весь день.
        Она подняла глаза, посмотрела ему в лицо и замерла, пораженная. Его синие глаза были широко распахнуты, челюсть отвисла, и в следующее мгновение он разразился хохотом. Он хохотал до слез.
        Ханна с опаской отступила. Интересно, когда он перестанет хохотать и начнет швырять ей вазы в голову? Кажется, прошла целая вечность, пока он, задыхаясь, не вытер следы слез кончиками пальцев.
        - Недостаток опрятности восполняется вашей смелостью, мисс Грейстон. Поздравляю, вы первая, кто отважился сказать мне правду. - Он поморщился. - Как будто я не знаю, что сочиняю чушь. Но буду довольствоваться этим, пока не научусь писать лучше. А вам придется забыть о своем великолепном музыкальном вкусе и слушать эту чушь.
        На этом мрачное веселье закончилось, он прошел к окну и принялся разглядывать зеленые рощи, простиравшиеся за ним. В каждом мускуле его тела ощущалось нетерпение.
        Остен Данте был одержим сочинительством музыки, оно сводило его с ума.
        Однако его страсть не походила на страсть человека, отчаянно пытающегося записать музыку, которая слишком быстро и живо звучала в его сознании. Это была скорее бурная страсть запертого в слишком тесном стойле дикого жеребца, рвущегося на волю. Интересно, какие невидимые барьеры удерживают хозяина поместья Рейвенскар?
        В дверь тихонько постучали. Данте повернулся.
        - Войдите.
        Появился лакей. Он нес серебряный поднос, на котором возвышалась целая стопка писем.
        - Свежая почта, сэр.
        Данте небрежно пожал плечами:
        - Ничего не могу с этим поделать.
        - Сэр, здесь письма от вашей матери и несколько от сестер.
        Радость на лице Данте сменилась унынием. Может быть, он опасался дурных вестей?
        - Положите их к остальным, - распорядился он, махнув рукой в сторону стола, стоявшего в углу. Ханна обернулась и с удивлением увидела, как лакей складывает принесенную пачку писем поверх целой горы нераспечатанных посланий.
        Мистер Данте подошел к стойке красного дерева, взял графин с бренди, налил стакан и залпом осушил.
        - Полагаю, для первого дня достаточно, мисс Грейстон. Идите и дайте вашим бедным оскорбленным ушам отдохнуть до утра.
        Она присела в неуклюжем реверансе и принялась собирать исписанные листы, с трудом веря в собственное везение. Если бы ей удалось удрать, не показав ему ту тарабарщину, которую она написала, Пип смог бы провести в теплой постели еще одну ночь.
        Она едва не побежала к двери.
        - Мисс Грейстон! - резким тоном произнес он. - Не уходите, дайте мне посмотреть листы.
        Ханна ощутила дрожь в коленях.
        - Вы играли так быстро, что некоторые фразы просто усеяны кляксами, - солгала Ханна, прижимая к груди стопку бумаги. - Я подумала, что перепишу их до утра.
        - Вы либо очень усердны, либо слишком небрежны.
        Он устремился к ней и взял листы. Ханна густо покраснела.
        Данте внимательно просмотрел листы. Молчание затягивалось, словно петля вокруг ее шеи. Наконец Ханна не выдержала:
        - Сэр, я... я могу все объяснить. Я несколько подзабыла ноты, а вы так быстро играете...
        Он посмотрел на нее. Она ожидала гневной тирады и чуть не упала в обморок, когда он одарил ее слабой улыбкой.
        - Вполне сносно, мисс Грейстон. Вы будете служить у меня, пока сможете выносить мой ритм работы. Но предлагаю вам получать жалованье, а не поступать, как этот дурак Уиллоби.
        Она отступила на шаг, пораженная. Он пытается усыпить ее бдительность, прежде чем наброситься на нее с кулаками и швырнуть в камин ту чушь, которую она нацарапала?
        - Я... вы шутите? - спросила она.
        - Значит, вам не нужна работа?
        - Да! То есть, разумеется, нужна, - ответила она с чувством облегчения и вины. - Похоже... вы... довольны мной?
        - Так оно и есть. Можете идти, мисс Грейстон. Надеюсь, завтра я буду иметь честь встретить вас в гостиной несколько раньше.
        - Да, сэр. Разумеется, сэр. «Вы что, с ума сошли, сэр?»
        Она тихонько проговорила это, когда собирала пачки нотных листов. Видимо, она скопировала их куда лучше, чем предполагала.
        Или это злая шутка с его стороны, месть за ее обман?
        Но разве она не поддалась тогда странным эмоциям, совсем ей несвойственным? Эти ощущения напоминали надвигающийся шторм. Или все дело было в том, что он, несмотря на желание проверить ее работу, видел перед собой лишь набор клякс, смысл которых был ему непонятен? Неужели он различал ноты не лучше Ханны?
        Нелепо. Смешно. И все же только так можно логически объяснить то, что он нанял ее. В этом случае ее с Пипом шансы остаться здесь возрастали в тысячи раз. Господь услышал ее молитвы. Сотворил чудо.
        Дойдя до двери, она обернулась и посмотрела на мистера Данте. В этот момент он показался ей таким одиноким, таким ранимым.
        Он вернулся к фортепиано. Ханна вдруг поняла, почему задержалась в тот момент, когда он снова сел к инструменту, а его пальцы забегали по клавишам.
        В этот раз она была просто ошеломлена. С кончиков его пальцев как будто струились и складывались в песню чувства. От этого дикого, стремительного полета к облакам захватывало дух.
        В середине пассажа он вдруг остановился, на лице его отразилось отчаяние, когда он ударил кулаком по клавишам.
        Ханна никогда не смогла бы объяснить, почему она поступила именно так, а не иначе. Она отважилась вернуться в комнату.
        - Мистер Данте, я ошибалась, когда говорила так о вашей музыке! - выпалила она. - Это было... прелестно.
        Раздался горький смешок.
        - Это не моя мелодия. Ее сочинил мой отец, когда ему было всего шесть лет. Как вы думаете, на него произвело бы впечатление то, что я сочинил сегодня?
        Кровь прилила к лицу Ханны, когда она увидела боль в его синих глазах.
        - Я... я не знаю вашего отца и не могу ответить на ваш вопрос...
        - Уверен, что можете, мисс Грейстон. Если только мой отец вдруг не разучился читать ноты.
        С этими словами он вскочил, выбежал из комнаты и позвал лакея.
        - Скажите Уидерзу, чтобы немедленно оседлали и привели Огнеборца.
        - Конечно, сэр. Но... ваш обед. Кухарка приготовила ваше любимое блюдо.
        - К дьяволу обед. Есть дела поважнее.
        Ханна подошла к окну, чтобы посмотреть, как он взлетел на поджарого чалого жеребца. После такого изнурительного дня у него больше сил, чем у нее в тот момент, когда она торопилась утром в музыкальную комнату.
        И куда же он направляется в столь неурочный час? Почему не падает от усталости? Ведь он исчерпал все силы, какие только могут быть у простого смертного, и вдобавок ничего не ел.
        Лакей вернулся в дом и обратился к Ханне:
        - Не знаю, зачем кухарка ему готовит. В большинстве случаев он не ест. Ну и хорошо. От этого стол в людской становится более изысканным. Вы и ваш мальчик сами убедитесь в этом сегодня. Это будет очередной праздник.
        - А куда... куда направился мистер Данте?
        Ханна не смогла сдержать любопытства, хотя знала, что это ее не касается, если бы даже он отправился на луну. Лакей пожал плечами:
        - Кто знает? К каменоломне, к мельнице, да мало ли куда. Может, он отправился со своими сочинениями к меднику и вернется только на рассвете. А может, через несколько часов. После того как спадет жар.
        - Значит, мистер Данте болен? - удивилась Ханна.
        - Ну да. Но его не сможет вылечить ни один врач, благослови его Бог.
        На лице лакея отразилась печаль. «Видимо, он привязан к хозяину», - не без удивления подумала Ханна.
        А она-то надеялась, что, как только этот человек уедет, все в доме спокойно вздохнут. Хотелось лишь одного: подняться к себе и рухнуть на кровать.
        Она нахмурилась. Неужели этот безжалостный человек страдает каким-то скрытым недугом? Неужели живущий в нем демон не дает ему покоя? Он не выглядит ни болезненным, ни слабым. Он просто пышет здоровьем. А какие крепкие у него мускулы! Ни один костюм не может их скрыть! Его аристократическое лицо покрыто бронзовым загаром, синие глаза сверкают.
        Что за мысли лезут ей в голову? Этот человек ей совершенно чужой. И она не станет о нем беспокоиться.
        Ее хорошенькие сестры утешали своих поклонников, когда у тех случались несчастья: то лошадь отказалась прыгнуть через изгородь, то жилет плохо сшит, то коляска, на которую поставлена огромная сумма, перевернулась во время скачек.
        Ханна подобной ерундой не занималась. Она думала, как переделать старое мамино платье в нечто симпатичное для Элизабет, как купить для мамы заморский кофе, которым она так восхищалась. Как продержаться последнюю неделю месяца, когда содержание уже потрачено.
        У нее никогда не было ни времени, ни желания разыгрывать сочувствующего ангела перед мужчинами, и она не собиралась заниматься этим сейчас.
        Особенно по отношению к такому мужчине, как мистер Данте, - живому и непостоянному, как ртуть, и полному мрачных загадок.
        Да он ей даже не нравился.
        Единственной целью ее пребывания в доме Остена Данте было получить небольшую передышку и рассчитать следующий шаг. У Пипа должна быть крыша над головой - так долго, как только это возможно. И хорошая еда. И удобная постель.
        А до мистера Данте ей нет никакого дела. Бог свидетель, у нее и так достаточно забот. Ей пришлось пойти даже на обман. А обман она всегда ненавидела.
        Но в сложившейся ситуации ей ничего другого не оставалось. Она сделала то, что должна была сделать, так же, как в ту ночь, когда они с Пипом незаметно скрылись во тьме.
        Она поднялась по лестнице в их с Пипом комнату. Перед дверью задержалась, чтобы натянуть на лицо улыбку. Пип хорошо улавливал настроение взрослых людей - этот урок самосохранения он усвоил, еще находясь у отца на коленях.
        Она прогнала эту мысль и открыла дверь. Сначала ей показалось, что ребенок исчез. В комнате царил такой порядок, словно ее только что покинула служанка. Ханну охватила тревога. Куда подевался Пип? Что с ним будет, если он не поладил с мистером Данте? Кажется, тот не очень любит детей.
        - Пип? Пип, ты где?
        Тут Ханна услышала шорох, донесшийся от занавешенного окна.
        - Я здесь.
        Она торопливо отодвинула занавеску, и сердце ее замерло. Пип забился в уголок, точно перепуганный мышонок. Он держал все вещи, которые она развесила на просушку прошлым вечером, а на коленях у него лежал узел, сделанный из салфетки, с одной стороны закапанной вишневым соком.
        - Что ты здесь делаешь, мой дорогой?
        - Жду, когда надо будет уходить. Еды хватит на несколько дней. Служанка принесла завтрак, а потом чай. Я сложил про запас куски получше.
        - Ах, Пип! Я же сказала, что ты должен наесться до отвала! - уныло проговорила Ханна.
        - Я очень много съел, - заявил Пип и отвернулся. От ощущения вины его щеки покрылись красными пятнами.
        Ханна была растрогана до глубины души: ребенок спрятал еду для нее.
        - Просто мой желудок съежился.
        Наверное, это было именно так: ребенок все прошедшие недели ел очень мало. При мысли об этом Ханне стало не по себе.
        - Ты... на меня сердишься, Нанна?
        - Нет, ангел мой. Конечно, нет. - Она ласково погладила его по голове. - Скоро мы спустимся вниз, в людскую, и пообедаем. Что же касается еды, которую ты отложил, можешь поклевать все эти вкусные кусочки завтра, а скоро ты будешь есть, как настоящая лошадь.
        Лошадь... Ханна запоздало пожалела о своих словах. Пип сжал губы и побледнел. Взгляд его стал испуганным, виноватым и очень-очень печальным. Она лягнула бы себя за такое легкомыслие.
        Ей пришлось оставить ребенка на целый день и сражаться с невыносимым мистером Данте.
        Ему не с кем было поговорить, некого взять за руку, когда на него нахлынули мрачные воспоминания. И зачем только она напомнила ему о катастрофе, из-за которой они убежали?
        Она взяла у него узел, отложила в сторону и подхватила Пипа на руки.
        - Мне тебя так не хватало во время работы. Наверное, здесь ужасно скучно.
        - Скучновато, - произнес Пип тоном, по которому Ханна поняла, что это была настоящая пытка. - Особенно когда я начинал размышлять.
        - О чем же ты размышлял, сокровище мое?
        - А что, если папа придет, когда тебя нет? А что, если он найдет меня и заберет? Я прислушивался, не грохочут ли его сапоги, пока голова не заболела.
        Неудивительно, что малютка прятался! Ханну обуяла лютая ненависть к человеку, который все еще имел над Пипом такую власть.
        - Он никогда не заберет тебя у меня, Пип. Клянусь. - Она крепко прижала его к себе. - Помнишь, что я тебе говорила? Мне известна тайна, а твой папа не хочет, чтобы эту тайну знал кто-то еще. Я оставила ему записку. Написала, чтобы он держался от нас подальше, иначе я всем расскажу его тайну.
        - Должно быть, он очень разозлился.
        - Не важно. Здесь мы в безопасности. Помнишь, что сказал медник, когда взял нас прокатиться на своей телеге?
        - Он сказал, что умеет водить за нос. Но я не знал тогда, что за нос он имел в виду.
        У Ханны потеплело на сердце при воспоминании о старом седом бродяге с глазами блестящими и хитрыми, как у лисы.
        - Правильно. Старый Тайто сказал, что нужно решить, куда ты отправишься, по всеобщему мнению окружающих, и сделать вид, будто ты туда и направился. А потом...
        - Бежать, бежать, бежать в противоположном направлении, - подхватил Пип.
        - Именно. Бежать в такое место, о котором никто и не подумает. В такое место, где тебя никто не знает и с которым тебя ничто не связывает.
        - Поэтому ты внушила всем на верфи, что мы собираемся в Америку. Ты расспрашивала, как можно попасть на корабль. И ты писала об этом бабушке и тетям.
        Она испытала глубокое чувство вины.
        - Да, конечно. Поэтому все будут искать не там, где надо, и, может быть, к тому моменту, когда все это поймут, станет невозможно отследить наш путь. Тогда все успокоятся и оставят нас в покое.
        Эти слова должны были принести утешение, но старый бродяга, давший ей такой хороший совет, никогда не заглядывал в глаза Мейсона Буда, никогда не видел жестокости, скрытой в них, точно отражение в волшебном зеркале, в которое могла заглянуть только она. Она была не единственной, кто знал, что скрывалось за этой изысканной улыбкой. Пип тоже заглядывал в это безобразное «зеркало», оставившее глубоко скрытые следы в его серо-зеленых глазах.
        Она вздрогнула. Буд относился к тем людям, которые загонят свою добычу насмерть, даже если ради этого им придется проскакать на лошади сквозь шквал огня.
        - Папа никогда не успокоится. - Пип прижался к ней еще сильнее и махнул ручонкой в сторону потемневшего окна. - Когда он узнает, что мы обманули его, то придет в еще большую ярость. И тогда никто его не остановит.
        Можно было не продолжать. Ханна знала, что Пип имеет в виду. Этот ужасный человек никогда не остановится, он всегда будет бить, терроризировать, заставлять всех рисковать, для того чтобы навлекать на себя его гнев и платить за это слишком высокую цену.
        - Он где-то здесь, - с трепетом проговорил Пип.
        - Он далеко отсюда.
        - Это неизвестно.
        - Помнишь, что я тебе сказала? Даже когда он выяснит, что мы не отправились в Америку, он потратит много времени, обыскивая другие места, опросит всех моих подруг по пансиону: мисс Адам, двоюродных сестер, друзей - всех, к кому я могла бы обратиться за помощью.
        Она не сказала, что ее мать и сестры первые укажут Мейсону Буду те места, в которых она могла бы укрыться. Но Ханна все равно их любила и очень тосковала по дому.
        Мейсон Буд обманывал куда более мудрых людей, чем мать, слабая и болезненная, или невинные сестры Ханны, мечтавшие о будущем счастье. Они все еще доверяли Мейсону и были столь же слепы, как и все в графстве Уиклоу.
        Но однажды Буд поймет, что Ханна его одурачила. Он будет охотиться на них с Пипом с еще большей яростью. И если найдет их...
        Об этом лучше не думать.
        В распоряжении Мейсона Буда находились неограниченная власть и деньги, а за его благообразным внешним видом скрывался демон злобной жестокости. Он уже доказал, что любой ценой готов достичь своей цели. Именно с ним мог бы договориться Остен Данте. Хуже того, любой суд страны будет на его стороне, когда он потребует вернуть сына.
        Ханна закрыла глаза и увидела безжалостные руки, пытающиеся вырвать Пипа из ее объятий. Этот кошмар мучил ее во время их бегства несколько раз. Она попыталась справиться с паникой. Нет. Самого страшного не случится. Буд не найдет их, а что касается хозяина поместья Рейвенскар, его достаточно просто обмануть. Он никогда не догадается, от чего они бежали.
        Разумеется, она никогда не раскроет эту тайну, а Пип панически боится мужчин. Он скорее подойдет к бешеному волку, чем к невыносимому Остену Данте.
        Она спрятала лицо в кудряшках Пипа, ее преследовали страстный ум и опасный, изучающий взгляд этого человека. Она знала достаточно много людей такого склада, чтобы быть в состоянии предсказать его действия в случае, если он узнает правду.
        Этот человек сам доставит их властям.
        Они должны быть далеко от этого поместья, прежде чем мистер Данте разгадает их тайну, потому что Пип прав.
        Может быть, она выгадала немного времени своей отчаянной игрой, но последствия могут оказаться самыми печальными.
        Охотник рыщет где-то рядом, украдкой приближаясь к ним в ночи.
        Он никогда не успокоится.

        Глава 3

        Наверное, он переутомился. Боль разлилась по всему телу Остена Данте. Под его взмокшей от пота одеждой было с полдюжины синяков, серьезную рану на правом предплечье он перевязал шейным платком. Но как бы он ни издевался над собственным телом, это не сможет умиротворить его непокорный ум. Его мысли все еще мчались с бешеной скоростью.
        Что же такое он сделал? Снова ускакал во тьму, будто мог как-то освободиться от чувства вины и от всех неудач, преследовавших его.
        Давно пора было понять, что бегство не может ничего изменить, разве что дать ему несколько часов передышки. Но когда он с неохотой возвращался в Рейвенскар, все становилось еще хуже, чем было. Дом сторожил его в ночи, зловеще поблескивая одиноким глазом-свечой. Ветер глумился над ним, путаясь в утеснике и вереске, пока музыкальная комната ждала момента, чтобы поглотить его, приговаривая его к мучениям в собственном аду.
        Этот ад он делит с испачканной чернилами ирландкой, чей язык настолько остер, что может содрать кожу с живого человека, а глаза такие страстные, такие беспокойные.
        Глаза человека, которого преследуют... преследуют демоны, как и самого Остена. Он ощутил отчаяние в достаточной мере, чтобы почувствовать его в ком-то другом.
        Данте остановил коня рядом с портиком, спешился и бросил поводья сонному груму. Проклятие! Ведь и так все было хуже некуда! Он менял одного неумеху-помощника на другого. Он сам создал невыносимую ситуацию, когда ввел в дом эту странную женщину. Откуда она появилась? От кого бежит? Да разве в этом дело? Ее явно занесла сюда судьба.
        Кто же ее послал? Ангел-хранитель или злой демон?
        - Мистер Данте, мистер Аттик вернулся из Лондона. Ждет вас в библиотеке, - доложил лакей.
        Данте нахмурился:
        - Но он должен был вернуться не ранее чем через три недели. Какого дьявола он делает в Рейвенскаре в столь неурочный час?
        - Не знаю, сэр.
        - Скажи ему, что бы там ни было, это может подождать до утра.
        - Да, сэр. Я ему передам. Но... кажется, что-то срочное.
        Остен с отвращением откинул волосы. Разумеется, срочно. Еще одна катастрофа в дневном аду.
        Он сжал челюсти и направился в библиотеку. Он не был там целую вечность, но Аттик взял за правило ждать его в библиотеке всякий раз, когда приезжал в Рейвенскар. Сейчас Уильям Аттик сидел в кожаном кресле у огня, держа в одной руке большую толстую книгу, в другой - бокал с бренди.
        Данте скорее согласился бы встретиться с отрядом стрелков, чем со взглядом этих пронизывающих карих глаз, которые слишком много повидали и слишком хорошо его знали. Остену было шесть, когда он впервые увидел Уильяма Аттика у кровати больного деда.
        Аттик доводился Остену кузеном, был беден как церковная мышь и жил из милости в Остен-Парке.
        За годы, последовавшие за поразительным выздоровлением деда, Аттик помогал Остену выбираться из многочисленных трудностей, выслушивал жалобы на равнодушного отца. Джозеф Данте был сентиментален, мог заплакать, видя смерть котенка дочери, слушая арию из оперы или строчку из поэмы. Его гораздо больше интересовали книги, чем охота на лис или разведение собак.
        Порой презрение деда и кузена к Джозефу Данте выливалось в раздражение к Остену, и все же было гораздо проще посмеиваться над отцом, чем видеть разочарование, омрачавшее его лицо.
        Одним ужасным утром, уже годы спустя, когда Остен, спотыкаясь, направлялся к карете, которая должна была навсегда увезти его из Остен-Парка, он заметил на сиденье Аттика. Аттик держал на коленях ящик с пожитками, а его глаза горели огнем. Остену понадобится кто-то, кому он мог бы доверять, раз его выгнал собственный отец, поэтому Аттик проявил настойчивость.
        - Какого черта вы вернулись раньше времени? - проворчал Остен, изо всех сил стараясь не выказать радости при встрече с этим седовласым человеком. - Я думал, смогу отдохнуть еще три недели.
        - Простите, что разочаровал вас. - Аттик захлопнул книгу и положил на стол рядом с собой. - Мне было очень приятно повидаться в Норфолке с сестрой и всеми остальными, но я не мог позволить себе развлекаться, несмотря на поразительную красоту этого озерного края. Я несколько раз видел во сне, как Энок Дигвид залил западный луг, а Симмонз сажал серебряный сервиз на поле, вспаханном под пар, чтобы вырастить побольше суповых ложек. Охваченный беспокойством, я вынужден был вернуться домой.
        - Это и есть срочное дело, из-за которого вы появились у меня на пороге в этот ужасный час?
        - Нет. Просто... когда я приехал, мне сказали... - Аттик помолчал и кашлянул. - Слуги в сильном волнении. Боятся, что их убьют в собственных постелях. Признаться, я ничего не понял из их болтовни.
        - Они все еще это обсуждают? Думаю, их больше волнует то, что я нашел замену Уиллоби.
        - Уиллоби? Он что, заболел? Надеюсь, вы не довели его до полного изнеможения?
        Данте пересек комнату, взял графин и налил немного бренди в бокал.
        - Могу вас заверить, что Уиллоби в полном порядке. Последнее, что я видел, были его пятки и локти, когда он бежал к Ноддинг-Кросс с такой скоростью, что мог бы перегнать мою лучшую гончую.
        - Он сбежал с работы?
        - Именно. Поэтому я искал ему замену.
        - Но нанимать слуг - моя обязанность.
        - Вас ждали не раньше чем через три недели. Я не собирался все это время сидеть сложа руки.
        - Простите, Остен. Разумеется, вы можете делать все, что пожелаете. Но у вас так много важных дел. Мне просто жаль ваше драгоценное время.
        - Могу сказать одно: мисс Грейстон не тратит ничьего времени, Аттик, - мрачно ответил Данте. - Она оказала бы честь любой армии, если бы служила в ней даже лейтенантом.
        - Значит, вам повезло. Осмелюсь спросить, кто именно порекомендовал вам эту... мисс Грейстон?
        - Порекомендовал?
        Данте допил бренди и поставил бокал на стол.
        - У кого она до этого работала? Эти люди наверняка прислали вам кое-какие сведения о ней. Вы позволите мне ознакомиться с ними?
        - Таких бумаг не существует.
        - Но... но... как... где вы ее нашли?
        - У парадных дверей, она вымокла до нитки.
        Если бы Данте сказал, что она призрак, который вернулся, чтобы их преследовать, Аттик не был бы так ошеломлен.
        - Вы шутите?
        - Я говорю совершенно серьезно.
        - Но... но что вы знаете об этой женщине?
        - Она умеет писать ноты, остра на язык, к тому же она ирландка.
        - Ирландка! - Аттик поморщился, словно наступил на мертвую крысу. - Все ирландцы - негодяи! Она, без сомнения, воровка!
        - Возможно, только она не очень-то хорошо этим зарабатывает, - огрызнулся Данте. - Вид у нее был такой, будто она не ела несколько недель.
        - Я должен просить вас обдумать все заново. Слишком опасно пускать таких людей в дом! Вполне возможно, что она находится здесь с какой-то низменной целью! Возможно, работает со взломщиком. Или же ее нанял один из ваших конкурентов по научному обществу, чтобы она украла одно из ваших изобретений. Непонятные вещи уже случались.
        Данте поморщился:
        - Если дело обстоит именно так, я сам помогу ей погрузить половину из них на телегу, и пусть разбирается с ними.
        - Но вы близки... так близки. Особенно в том, что касается жатки. Почему бы не внести небольшие изменения...
        - Я почти что изменил вид бедного Энока Дигвида, чуть было не укоротив его на голову, когда мы испытывали мою последнюю конструкцию. Я сломал ему ногу, а все могло быть гораздо хуже. Благодарение Богу, он достаточно ловок, чтобы увернуться. Наверное, навострился, бегая за детьми. Их у него шестнадцать, и еще один ожидается.
        Аттик вздрогнул.
        - Это совершенно неприлично, полное отсутствие сдержанности.
        Данте поднял бровь.
        - Будь он жеребцом, его бы до небес превознесли за такую производительность.
        Аттик покраснел - старый холостяк пришел в замешательство. Данте почувствовал резкую боль, в это мгновение он словно увидел самого себя много лет спустя - человека, который так долго жил один, что жена и дети были для него чем-то тревожным, таким, как жители другого мира.
        - Вернемся к вашим изобретениям. Уверен, с помощью того, что я купил в Лондоне, вы сможете устранить все дефекты.
        Данте вздохнул, прижав кончики пальцев к пылающему лбу.
        - Иногда я думаю, что вы, Аттик, увлечены моими изобретениями больше меня. Сомневаюсь, что радовался бы, если бы меня время от времени посылали бог знает куда ради какой-нибудь сумасбродной затеи. А еще хуже узнать, что я передумал и что мне нужно совершенно другое как раз в тот момент, когда ты вернулся в Рейвенскар.
        - Не беспокойтесь, я всегда позабочусь, чтобы у вас ни в чем не было недостатка, Остен. Именно поэтому...
        Простите мою навязчивость, но, если вы позволите мне действовать по собственному усмотрению, я был бы счастлив позвать эту ирландку и объявить ей, что ее услуги больше не требуются. Уверен, что найду вам подходящего помощника.
        - Я уже и так потратил слишком много времени. Да и ни один из помощников, которых вы до этого находили, не демонстрировал такой крепкой нервной системы. Мисс Грейстон могла бы спокойно сражаться с шестью артиллерийскими бригадами.
        - А вы поинтересовались, сэр, почему эта женщина бродила в одиночестве? И откуда она взялась? Нет ли у нее дурных привычек? Умение вести хозяйство - это подвиг. Необходим правильный подбор слуг. Один смутьян может разрушить все. Если эта женщина так умело сражается, как вы намекаете...
        - Это просто образное выражение, старина! Сомневаюсь, чтобы она выступала в кулачном бою!
        На лице Аттика появилось оскорбленное выражение.
        - Я просто прошу вас подумать...
        - Я подумал. Эта женщина останется до тех пор, пока не даст мне повода для увольнения. На том и закончим сегодняшнюю беседу, Аттик.
        - Да. Разумеется.
        Управляющий поклонился и зашагал к двери.
        - Интересно, а если она украдет столовое серебро, будет ли это достаточным поводом для ее увольнения? - едва слышно пробормотал он.
        - Только если она засунет столовое серебро между струнами фортепиано, - отозвался Данте. - Чертовски трудно играть, когда они дребезжат.
        У двери управляющий обернулся, его достоинство было унижено до последней степени.
        - А когда мне будет позволено встретиться с мисс Грейстон?
        - Очень скоро, старина.
        Данте потер висок. Напряжение возрастало. Аттик помолчал и снова заговорил:
        - Простите, что говорю вам это, сэр, но вид у вас такой, что вам непременно нужно поспать. Вы явно переутомились.
        Если бы это было так просто!
        Но большую часть ночи Остен провел в бегах. Пришла пора платить по счету.
        - Мне нужно переодеться, а потом я собираюсь снова приняться за работу. Пусть Симмонз скажет мисс Грейстон, что я буду ждать ее в музыкальной комнате через четверть часа.
        - Я за этим прослежу.
        Он хотел удалиться, но Данте окликнул его:
        - Аттик!
        - Да?
        Данте помолчал. Не надо спрашивать, бередить затянувшуюся рану. Но он не удержался.
        - Вы... видели кого-нибудь, когда были в Норфолке? Мою мать или сестер?
        - Проездом, - осторожно ответил управляющий. - Выглядят они неплохо.
        - Есть что-нибудь новенькое?
        Аттик помолчал, затем стал теребить пуговицу.
        - Ваша сестра, мисс Летиция, в апреле выходит замуж.
        Летти. Он вспомнил, какой видел ее перед отъездом.
        Непокорные локоны, порванные детские юбки, царапина на дерзком носике - она натолкнулась на низко висевшую ветку, когда шла по фруктовому саду, поглощенная чтением Мильтона. Восемь лет... А кажется, прошла целая вечность.
        - Кто ее будущий муж?
        - Ее жених - истинный джентльмен, мистер Фицхерберт. Единственный мужчина в Норфолке, который может процитировать больше греческих поэтов, чем сама мисс Летти.
        - Отец должен быть доволен.
        Острая боль пронзила Данте при воспоминании о том, какой гордостью светились глаза Джозефа Данте, когда тот смотрел на прилежную дочь.
        - Ваш отец в восторге. Говорят, он никогда не выглядел столь воодушевленным. Фицхерберт обладает теми качествами, которые ваш отец так ценит в мужчинах, - у него изящные манеры, он очень начитан. Читает на восьми языках, говорит - на шести. Они с Летти и ваш отец сидят до поздней ночи в библиотеке и спорят. Моя сестра говорит, что мистер Данте любит Фицхерберта, как родного сына.
        Аттик запнулся и покраснел.
        - Остен, мне очень жаль. Простите меня.
        - Ничего особенного. Я просил вас рассказать все, что вам известно.
        - Ох, чуть не забыл. Ваша матушка прислала вам небольшую посылку. Носовые платки с вашими инициалами. Я сказал Симмонзу, чтобы он отнес их к вам в комнату.
        Носовые платки, такой простой, такой домашний подарок.
        Это стало шуткой еще в те времена, когда он был чумазым мальчишкой. Все сокровища, которые он находил, - птичьи яйца, блестящие камушки, поврежденные лапки кроликов, - завязывались в полотняные носовые платки. Он весь был в царапинах и порезах.
        Энн Остен Данте никогда не жаловалась на то, как он использует ее подарки, - она лишь восхищалась каждым мальчишеским трофеем, который он приносил ей, начиная с блестящих перьев и кончая черной смородиной, согретой солнцем. Она говорила, что всегда может вышить еще один платок, но никто, кроме ее Остена, не знает, как удержать в ладонях солнечный день.
        Так было раньше. До того как он покинул родительский дом и переехал в развалившееся поместье деда. До того как красивое лицо матери стало мрачнеть всякий раз, когда она на него смотрела. До того как он ее разочаровал. До того как, совершив обман, вынужден был скрываться от семьи, которую так любил.
        Не проронив ни слова, Данте продолжал подниматься по лестнице.
        - Считаю своим долгом сообщить вам, что ваша матушка и мисс Летиция очень надеются, что вы будете присутствовать на свадьбе. Позволю себе заметить, что присутствовать там было бы неблагоразумно. Это лишь доставит всем неудобства. Понимаете, ваш отец... я совершенно уверен, его гнев по отношению к вам стал еще сильнее.
        - Они могут не обращать на меня внимания. Наверное, так будет лучше.
        Особенно после той бури, которая разразилась, когда Остен последний раз присутствовал на семейном торжестве. Данте внутренне содрогнулся, вспомнив залитое слезами лицо матери, кружевную шаль - подарок отца, свисавшую с одного плеча, словно крыло феи, попавшей в шторм, ее дрожащие руки, сжимающие рукав сына.
        - Остен, ты шутишь, скажи отцу, что это шутка!
        В тот отвратительный день ему исполнилось двадцать, и он достал бы матери луну с небес, будь это в его силах. Но катастрофа была неизбежна - два быка сошлись на узкой тропинке, кто-то должен был проиграть. Остен не проиграл. Он завладел положением и сам спрыгнул с утеса.
        Он сам расстался со всем, что любил, потому что не видел иного выхода. Лучше уж страдать от ненависти, чем от жалости. Боже избави, чтобы Джозеф Данте узнал, что его единственный сын...
        Даже сейчас Данте не мог облечь свою мысль в слова.
        Он осознал происходящее: у мистера Данте, похоже, снова есть сын...
        Неужели он опоздает, неужели он на ложном пути?
        Неужели невозможно восстановить мостик между ним и отцом, чье сердце он разбил?
        Нечего было надеяться на прощение отца, пока Данте не докажет... Что? Что он не безнадежный расточитель? Не позор для семьи?
        Есть только один способ добиться этого.
        Данте закрыл глаза и вспомнил голос Ханны Грейстон, высказавшей оценку его музыки:
«Полагаю, это хорошо, но недостает воображения!»
        Он знал правду, но пилюля не стала от этого слаще. Он изо всех сил старался замаскировать реальность иронией и даже немного возненавидел ее за то, что она облачила в словесную форму эту самую неприкрашенную реальность.

«Я знаю, что сочиняю чушь, но вам придется довольствоваться этим, пока я не научусь писать лучше...»
        Но что же делать, если он никогда не мог выразить что-то посредством музыки, если не мог выразить эмоции так естественно, так сильно, что их можно было бы передать лишь словами?
        Нет, он снова попытается это сделать. Он будет пробовать до тех пор, пока его пальцы не будут обливаться кровью также, как обливается его сердце. Существует множество способов принести извинения. Но есть лишь один, который наверняка примет отец.

* * *

        Ханна едва держалась на ногах от усталости. Но если бы безжалостный мистер Данте приказал ей обежать пять раз Ноддинг-Кросс в ночной рубашке, она не стала бы жаловаться. Так было не потому, что у нее перед глазами появился образ Пипа, крепко спавшего наверху. Просто сейчас они с Пипом были в безопасности.
        Стиснув зубы, Ханна в полном изнеможении записывала одну за другой музыкальные фразы, изо всех сил бо-рясь с дремотой.
        Она до крови кусала губу, подгибала, насколько это возможно, пальцы в полусапожках, надеясь, что острая боль не даст ей заснуть, но человек, сидевший за инструментом, рвался вперед с диким отчаянием.
        Ей хотелось ненавидеть его, этого эгоиста, но она не могла позволить себе тратить силы на эмоции. Она должна непрерывно наносить на бумагу дрожащей рукой мелкие бессмысленные значки. Возможно, это и есть наказание за попытку обмана. Надо всего лишь водить пером по бумаге. Может быть, если опереться на другую руку... лишь на мгновение, если положить голову рядом со страницей, она сможет царапать каракули. Не будет же он играть вечно.
        Закат окрасил окна в розовый цвет, когда Данте проиграл последний пассаж и взглянул на помощницу.
        - Следующая часть будет в до-минор...
        Не договорив, Данте разразился проклятиями.
        Голова Ханны Грейстон покоилась на изгибе руки, пряди каштановых волос упали на лицо, такое бледное, что оно казалось полупрозрачным. Перо прочертило через всю страницу волнистую линию и повисло в безвольных пальцах.
        Неужели он ее убил? Данте поморщился. Нет, Ханна Грейстон сделана из более крепкого материала. Но выглядела она такой же истерзанной, как его сестра Мэдлин, после того как три дня проплутала по лесу, охотясь за ценными экземплярами растений и заблудившись.
        Данте взглянул на спящую девушку.
        Мало кто назвал бы ее лицо красивым, но оно покоряло своей простотой.
        Он представил себе серебристо-серые глаза, проницательные и умные, теперь скрытые густыми ресницами. У нее были изящные брови, решительный подбородок, пухлые губы.
        Когда он увел ее с улицы, она выглядела сущим дьяволом в промокшей насквозь одежде, затем предстала перед ним с заляпанным чернилами лицом. И все-таки было в ней что-то, чего нельзя забыть.
        Сейчас, при первых отблесках заката, грозная мисс Грейстон казалась почти что хрупкой. На ее лицо с тонкими чертами падал розовый свет, лившийся из окна. Нежные губы казались беззащитными, под глазами залегли темные тени.
        Данте был поражен, когда понял, что даже он, известный своей жестокостью владелец поместья Рейвенскар, не столь бессердечен, чтобы разбудить ее и заставить записать конец того, что он сочинил.
        Что же ему с ней делать? Оставить спать за столом, пока сама не проснется?
        Нет. Она может упасть и сломать запястье. Тогда от нее не будет никакого толку. Его рука уже лежала на звонке, когда он неожиданно заколебался. Он ощутил почти что болезненное превосходство и подумал, что Ханна Грейстон не захочет, чтобы ее увидели в минуту слабости. В этом она походила на Данте.
        Итак, мисс Грейстон заснула за работой! Почему же, черт побери, он должен заботиться о ее самолюбии?
        Потому что именно он довел ее до крайности. Именно он тот мерзавец, который стер румянец с ее щек и очертил глаза темными кругами. Именно он повинен в том, что эта гордая голова склонилась. Он лишь раз взглянул на Ханну с момента ее запоздалого появления.
        Ему и в голову не приходило, что она может быть настолько утомлена.
        Решение было только одно.
        Данте пересек комнату, подошел к Ханне и подхватил ее на руки. Она что-то пробормотала.
        - Не бойся. Со мной ты будешь в безопасности...
        Интересно, кому адресованы эти слова?
        Данте ошеломленно взглянул ей в лицо. Ему никогда не понять, как лишенная средств к существованию, покинутая женщина, умоляющая дать ей работу, может быть похожей на императрицу, каленым железом удерживающую власть в своем королевстве.
        Нет, она не нежная, изящная женщина, ради которой мужчина готов сразиться с драконом. Ханна Грейстон не колеблясь рассечет чешуйчатый живот несчастного животного острыми ножницами, а потом, словно фурия, набросится на любого мужчину, который отважится подойти, чтобы ей помочь.
        На любого? По меньшей мере на такого, как хозяин Рейвенскара. Он видел, что она смотрит на него с презрением.
        Не то чтобы это его сильно беспокоило. Видит Бог, он уже к этому привык. Но почему в ее глазах появилось недоверие? Этого он понять не мог.
        Сейчас она так доверчиво прижалась к нему, что он чувствовал на шее ее легкое дыхание. Ее волосы были мягкими, как шелк.
        Что же он стоит здесь, как глупец? Ему и в голову не приходило вступить с ней в связь, Боже упаси. Он не настолько развратен, чтобы соблазнить собственную служанку. Вне всякого сомнения, мисс Грейстон найдет нечто более деликатное и неприметное для отрезания, чем воображаемый живот дракона, если Остен посмеет коснуться ее.
        Данте отнес ее наверх. В комнате Ханны потрескивали дрова в камине, огонь освещал большую кровать со смятыми покрывалами. Остен пришел в замешательство, когда представил себе, как Ханна свернулась в этом теплом гнездышке, как рассыпались по подушке ее волосы, а взгляд из затравленного стал спокойным.
        Когда в последний раз она спала в теплой постели? А когда ела досыта? Судя по ее худобе, очень давно.
        Лакеи не без гордости заявляли, что хозяин Рейвенскара мог бы пройти по костям собственных слуг, даже не услышав, как они хрустят у него под сапогами.
        Возможно, это так, но вовсе не потому, что Остену нет дела до слуг, просто голова у него забита совершенно другими вещами. А эта женщина вынуждает его слышать хруст костей, заставляет сомневаться во всем.
        Опуская ее на покрывала, Данте неожиданно заметил в дальнем углу кровати что-то темное. На горе подушек спал ребенок с золотистыми локонами и нежным белым личиком.
        Данте широко раскрыл глаза от изумления.
        Откуда он тут взялся? Сознание сработало молниеносно. Черт, ведь у нее же был ребенок, когда она появилась в тот первый вечер там, где поворачивают кареты. Как его звали? Попс? Плимптон? Пип?
        Да, точно, Пип. Данте о нем совершенно забыл. А она не обмолвилась о нем с тех пор ни единым словом.
        И какого дьявола эта женщина делала с мальчиком последние несколько дней? Она что, запирала его в шкафу? Остен по опыту знал, что на свете не существует ничего более опасного, чем праздный мальчишка. Но ни один из пологов кровати не подожжен, резные дубовые поручни не изрезаны ножом, белое белье не перекрашено в синий цвет. Данте поморщился, вспоминая собственные детские проделки.
        Положение с каждой минутой становилось все сложнее и сложнее. Он положил Ханну на кровать, хотел накрыть ее одеялом и удалиться. Он знал, что одежда ее стесняет, но не станет же он ее раздевать.
        Он ухмыльнулся, представив себе, как, проснувшись, она удивится, что на ней ночная рубашка. Искушаемый возможностью затронуть достоинство мисс Грейстон, он откажется от этой возможности. Она спала как убитая. Вызывало сомнения то, что несколько ярдов муслина, в которые она была завернута, не дадут ей отдохнуть. Он с досадой схватился за покрывала. Но, до того как их откинуть, он заметил ее стоптанные сапожки, все еще покрытые засохшей грязью.
        Стиснув зубы, он стал снимать их.
        Ему приходилось раздевать женщин. Но ни кружева, ни шелковые корсеты, ни корсажи с низким вырезом, обрамлявшим полную грудь, не вызывали у него такого трепета.
        Можно подумать, что он - зеленый юнец, пытающийся залезть под юбку к спящей пастушке.
        Скорее торопливо, чем нежно, он снял первый сапожок и поставил на пол. Но, повернувшись, чтобы снять второй, замер, остановив взгляд на изящном изгибе и маленьких пальцах.
        На ней не было чулок; кожа на ноге, слишком бледная, казалась уязвимой.
        Что же она с ней сделала? Он повернул ногу к свету и увидел на ней огромные волдыри, некоторые уже лопнули и заживали. Ранка на мизинце, похоже, гноилась.
        Данте очень осторожно стянул сапожок со второй ноги. Она оказалась в еще худшем состоянии, чем первая. Как же Ханне удавалось не хромать? Почему она ни разу не пожаловалась?
        Разумеется, из упрямства. Если бы Ханну Грейстон скармливали львам на арене в Древнем Риме, она скорее стала бы упрекать львов в том, что они неподобающим образом ведут себя за трапезой, чем доставила бы им удовольствие своими криками.
        Управляющий знал множество мазей и снадобий, но Ханна Грейстон не попросила даже бинтов. Гордость не позволила.
        Она предпочитала страдать молча, храня собственное достоинство. Данте это хорошо понимал, потому что сам был таким.
        Что же побудило эту женщину прийти в Рейвенскар и молить о помощи? Она сделала это ради мальчика.

«Пожалуйста... Умоляю...»
        Эти слова до сих пор звучали у Данте в ушах.
        Подумав, что спать в одежде ей будет неудобно, Данте ловкими движениями расстегнул застежки на ее спине, прямой, точно шомпол, раздвигая ткань, чтобы обнажить легкие выпуклости позвоночника, которые проступали между лопатками. Он остановился, когда показался корсаж, мягкий и свободный, наброшенный на одно плечо и сползавший с груди.
        Глядя на спящую Ханну, Остен пытался представить себе, как бы она выглядела, если полностью освободить ее от одежды.
        Однако тут же отбросил эту мысль и с нежностью, не присущей ему, накрыл Ханну одеялом. Мальчик захныкал во сне. Ханна повернулась и инстинктивно обняла его.
        - Тсс... милый. Никто... никогда тебя не обидит... еще раз...
        Еще раз? Что она имела в виду?
        Данте посмотрел на мальчика так, словно видел впервые. В ребенке ощущалась хрупкость - не в костях, хотя он и был маленьким и худым, скорее это была хрупкость духа. Именно это Ханна Грейстон и защищала со всей решимостью.
        Слова утешения, произнесенные, несмотря на собственное истощение, упрямый стоицизм, несмотря на стертые ноги. Кто же она, эта девушка?
        Он не мог позволить ей коснуться его сердца.
        Видит Бог, ему с лихвой хватало собственных страданий.
        И все же он не сдержался и откинул прядь темно-рыжих волос со щеки, испачканной чернилами.
        Он ошибался. В Ханне Грейстон было что-то нежное - кожа на упрямом подбородке оказалась бархатистой, как лепестки поздних роз, согретых солнцем.
        Остен почувствовал боль в груди. Он давно ни до кого не дотрагивался. И так же давно никто не дотрагивался до него, разве что слуга, поправлявший ему галстук или причесывавший его.
        Когда-то он страдал оттого, что его обнимает мать, морщился в ответ на поцелуи Мэдди или Летти. Он и не подозревал, какое это счастье и как сильно ему будет их не хватать.
        Интересно, Ханне тоже кого-то не хватает? Отца Пипа?
        Мужчины, который делил с ней ложе...
        Впрочем, его это не касается. Она служанка, только и всего. Его дело - следить за тем, чтобы ее хорошо кормили, чтобы у нее были жилье и теплая постель, чтобы платили за услуги. Его не касались чужие тайны. Так же как других не касались его собственные.
        Но он не позволит этой женщине погибнуть у него в доме от гнойной раны. Не хватало только, чтобы она слегла. Ведь тогда от нее не будет никакой пользы.
        Утром он вызовет мисс Ханну Грейстон к себе, и они придут к соглашению, будь проклята ее гордость.
        Остен вышел из комнаты, полный решимости выкинуть из головы Ханну Грейстон и мальчика еще до того, как забудется коротким сном.
        Как всегда, окно в его спальне было полуоткрыто, внутрь проникали запах болот и резкий ветер. Но нынешней ночью это лишь усиливало боль в груди и чувство одиночества.
        Данте ощущал, как ветер слегка касается его кожи, словно целует, - уже долгое время он был единственной возлюбленной Остена.
        Глядя на одинокую луну, таявшую в утреннем свете, он размышлял о том, кого могла оберегать Ханна Грейстон, когда бормотала во сне?

        Глава 4

        Она опоздала. Туман клубился вокруг ее босых ног, словно серебряная пыль, отдаленная музыка все сильнее увлекала ее в лабиринт лилий и вереска. Ханна подхватила юбки газового платья и побежала, пытаясь найти то место, откуда исходила музыка, зная, что должна записать ее, - божественные переливы арфы перемежались с непрерывным плачем ветра.
        Она почти отказалась от надежды найти это место, плюхнувшись у столетнего дуба друидов, искривленного и кряжистого, и в то же самое мгновение заметила дверь, скрытую от глаз огромными корнями дерева.
        Она устремилась вниз по винтовой лестнице. Музыка становилась все громче, нежнее, выразительнее. Внутри дерева должно было быть темнее, чем снаружи, но она оказалась в комнате, полной света.
        Он был там. Хозяин Рейвенскара. Его широкие плечи склонились над фортепиано, сделанным из стекла. Темные глаза блестели, повелевая ветру, морю, болотам и даже сердцу Ханны петь на каком-то примитивном языке, понятном ему одному.
        Она знала, что должна уловить его колдовскую мелодию и заполнить ею пустые страницы своей души. Ханна устремилась к столику в углу, схватила перо и чернила и принялась отчаянно царапать бумагу, зная, что он никогда не простит ей, если она подведет. А она не простит этого себе.
        Но музыка словно просачивалась у нее между пальцами.
        Она подняла голову и взглянула на человека, окруженного ярким пламенем свечей. Его темные волосы ниспадали на воротник, мужественное лицо было божественно красивым, синие глаза горели, как пылающие угли, их взгляд проникал ей в душу. Его руки летали над клавиатурой, словно птицы, исторгая из самого сердца инструмента неземные звуки.
        Глядя на его руки, Ханна представляла себе, как они ласкают ее с той же неистовой страстью. Перо в руке сломалось, чернила брызнули во все стороны и попали на одежду.
        - Вы знаете, что я не выношу чернильных пятен.
        Он стал ее раздевать, его чувственные пальцы касались ее груди, он покрывал поцелуями ее шею. Охваченная желанием, Ханна ценой невероятных усилий сопротивлялась.
        Внезапно в воздухе разнесся визг, который она слышала в ночных кошмарах. Пип! Он в руках Мейсона Буда!
        Она закричала и открыла полные ужаса глаза. Яркий свет лился сквозь окна их с Пипом комнаты.
        Одежда на ней была расстегнута и сползала с плеч точно так же, как и во сне, а ноги были босыми. Как она сюда попала? Пипа в комнате не было, и ее охватила паника.
        В дверь постучали:
        - Мисс Грейстон! Мисс Грейстон!
        Ханна вскочила с постели и отворила дверь.
        На пороге стояла розовощекая служанка, пряди рыжих волос вылезали из-под съехавшего набок чепца. По лицу девушки Ханна поняла, что дело не терпит отлагательства.
        - А, вот и вы, мисс, - произнесла девушка с облегчением. - Простите, что разбудила, но вас зовут вниз. Хозяин, кажется, не в духе. Все утро ворчал.
        - Утро? Не может быть...
        - Нет, мисс. Уже полдень миновал. Не знаю, чем хозяин так взволнован, но он сказал, что собирается разобраться с чем-то раз и навсегда.
        Кровь застыла у Ханны в жилах.
        - На вашем месте, мисс, я не стала бы противоречить хозяину, сказала бы ему все, что он пожелает. Иначе он придет в ярость.
        - Мой... Мой Пип, он пропал...
        - Не волнуйтесь. Малыша рано подняли по приказу хозяина, чтобы он вас не разбудил. Он был со мной, пока я приводила в порядок другие комнаты. Он все еще в Красной комнате. На одной полке нашел старый «Ноев ковчег».
        - Вы... вы забрали Пипа?
        Девушка весело улыбнулась.
        - Просто одолжила его ненадолго.
        Первым побуждением Ханны было схватить мальчика и ускользнуть из Рейвенскар-Хауса, пока не поздно. Прежде, чем мистер Данте узнает...
        Впрочем, вряд ли он узнал правду. Ее просто выбил из колеи ночной кошмар. Но это не причина, чтобы сломя голову бежать, лишив Пипа крыши над головой, теплой постели и еды.
        - Напрасно вы волнуетесь из-за малыша, мисс. Я уже помогла ему одеться и поскрести за ушами. У меня была целая куча братьев и сестер - целых восемь, когда я уехала из дому. Я так по ним скучаю. Но я поступила на работу в надежде, что помогу моему братишке Фредди пойти в школу. Фредди сияет, как начищенная пуговица. Он слишком умен, чтобы гнуть спину в шахте.
        Ханна начала застегивать платье, потом оглядела себя в зеркало. Измятая, взъерошенная, волосы всклокочены. При мысли, что она явится перед мистером Данте в таком виде, девушка почувствовала себя уязвленной. Она подошла к гардеробу и достала темно-зеленое платье. Оно застегивалось до самого горла, а сейчас ей хотелось укрыться от испытующего взгляда Данте, насколько это было возможно.
        - Позвольте, я вам помогу, - предложила девушка.
        - Нет, вы не должны...
        - Это доставит мне удовольствие. Мне всегда хотелось быть горничной леди. Но в Рейвенскар-Хаусе никогда не будет леди. Хозяин красив как дьявол, но ни одна женщина не согласится выйти за него при его бешеном характере.
        Девушка положила руки поверх трясущихся рук Ханны. Меньше всего Ханне хотелось обсуждать мистера Данте.
        И она решила сменить тему:
        - Спасибо за предложение присмотреть за Пипом. Он может быть пугливым...
        - Все они могут, как говорит моя мать, - заметила девушка, ловко застегивая на ней платье. - Просто надо их раздразнить и сделать так, чтобы они чувствовали себя уютно и безопасно. Вот и все.
        Ханна изумленно открыла рот.
        - На это мне не потребуется много времени, уверяю вас. Все эти братья и сестры, ерзающие, как щенки, я научилась одевать их быстро. Меня зовут Бекка.
        - Спасибо, Бекка. Я...
        - ...Ханна. Знаю. Вы такая нервная, что, будь вы лошадью, то и дело подергивали бы хвостом. Не беспокойтесь за мальчика. Идите к хозяину. Судя по его виду, ночью у него была горячка.
        Ханна покраснела. Горячка ночью? Кажется, это случилось с ними обоими. А этот вечер обещал быть еще хуже.
        В конце концов, она никогда не сталкивалась с мужчиной, который раздевал ее, пусть даже во сне.
        Господи, вряд ли он сделает это наяву!
        Сама мысль о том, что он способен на такой низкий поступок, нелепа.
        Собрав волосы в узел на затылке, Ханна с удовлетворением посмотрелась в зеркало и спустилась вниз. Шла неторопливо. Элизабет всегда говорила, что если бы Ханна была не Ханна, а Анна Болейн, она подбежала бы к плахе, положила голову и потребовала бы от палача, чтобы тот побыстрее шевелил топором. Но Остен Данте не тот противник, которого можно недооценивать. Главное - не показать, что она боится.
        Помедлив у двери кабинета, Ханна постучала.
        Войдя, Ханна не увидела на его лице ни злости, ни раздражения.
        - Вы сказали, что хотите меня видеть, - как ни в чем не бывало произнесла Ханна и тут же густо покраснела, вспомнив ночной кошмар.
        - Какого дьявола вы так обращаетесь с ребенком?
        Ханна похолодела и схватилась за кресло, чтобы не упасть.
        - Я... не знаю, что вы имеете в виду. - Ее голос дрогнул.
        - Я задал достаточно простой вопрос. Я работаю с вами уже два дня, да еще допоздна. И за все это время ни разу не видел мальчика. Не слышал даже его шепота. Я опросил слуг, и все они в один голос сказали, что тоже его не видели. Он словно привидение. Его не видно и не слышно. Такое впечатление, будто он прячется.
        - Пип... он не привык к незнакомым людям.
        Данте рассмеялся.
        - Думаю, вы ошибаетесь, мисс Грейстон. Я только этим утром вспомнил о существовании мальчика. И был очень удивлен, когда принес вас в постель и увидел его.
        - Это вы... вы...
        Ханна была в шоке. Надменный хозяин Рейвенскара несет ее по лестнице и укрывает одеялом?!
        Тревога охватила ее с еще большей силой, когда она вспомнила расстегнутое платье.
        Неужели это он расстегнул платье?
        - Мисс Грейстон, судя по вашему виду, вы не просто бродили вокруг в поисках работы, когда оказались у меня на пороге. Вы были в отчаянии. Просто чудо, что вы могли ходить, когда у вас ноги покрыты волдырями.
        Какое унижение! Он видел ее ноги.
        - У нас неделями не было ни приюта, ни еды, - призналась Ханна.
        - Неудивительно. Никто не может так исхудать и изголодаться, как беглец.
        - Почему вы думаете, что я бежала? - спросила она, стараясь говорить спокойно.
        - По некоторым признакам, они мне слишком хорошо известны. Кроме того, вы разговаривали во сне, прежде чем я успел положить вас на кровать.
        Что же такое она сказала? В голове промелькнуло несколько сцен - яркие пятна, отражавшие самые ужасные из ее опасений. Неужели она выдала какую-то часть правды?
        - Что я... сказала?
        - Вы сказали мальчику, что он не должен бояться, - мягко произнес Остен. - Что его никто не обидит, Ханна.
        Он назвал ее по имени. Сердце девушки взволнованно забилось.
        - Кого вы боитесь?
        - Никого! Наверное, я болтала во сне. Со мной это бывает.
        - Вы не боитесь, потому что находитесь в безопасности, пока остаетесь в стенах Рейвенскар-Хауса.
        На мгновение она задумалась: каково это - снова чувствовать себя в безопасности, хоть ненадолго разделяя с кем-то груз забот и тайны?
        Она, наверное, сошла с ума. Неужели она не знает по собственному опыту, как рискованно доверять кому-то сильному, обладающему властью? Будучи таким безрассудным, вспыльчивым и раздражительным, он представляет собой опасность для нее и... для Пипа тоже. Ни на минуту нельзя об этом забывать.
        - Я очень благодарна за ваше предложение, сэр, но мы с Пипом привыкли заботиться о себе сами.
        - В таком случае вы очень плохо с этим справлялись. Ханне показалось, что она получила пощечину.
        - У мальчика была лихорадка, когда вы сюда пришли, - с укором сказал Данте. - Вы умирали с голоду. Не протянули бы и трех дней, если бы я не совершил глупость и не впустил вас в дом.
        Это была жестокая правда, и Ханна изо всех сил старалась сохранять спокойствие.
        - Я бы что-нибудь придумала, - заявила она.
        - Неужели? Я не привык к неповиновению, мисс Грейстон. Я задал вам вопрос. Кого вы боитесь? Отца мальчика?
        Ханна с ужасом посмотрела на него.
        - Ради Бога, скажите правду. Иначе я не смогу вам помочь.
        Остену Данте невозможно отказать. Но всю правду она не расскажет. Только часть, чтобы ненадолго удовлетворить его любопытство.
        - Хотите знать, почему Пип такой пугливый? Сейчас объясню. Его отец самый жестокий человек из тех, кого я когда-либо знала. Ему доставляло удовольствие мучить тех, кто слабее его.
        - Он мучил мальчика?
        - Я не буду вдаваться в подробности, но Пип стал пугливым не без причины. Это вошло в его плоть и кровь.
        - А вы, Ханна? Этот садист мучил и вас?
        - Так, что не было сил терпеть! - выпалила она и покраснела, пожалев о сказанном, когда заметила, как пристально смотрит на нее Данте. - Что произошло между мной и отцом Пипа, вас не касается. У вас достаточно своих проблем, - попыталась она исправить положение.
        - И что же это за проблемы?
        - Семейные. В этом смысле вас не назовешь образцом для подражания.
        Глаза его гневно блеснули.
        - Мисс Грейстон, вы ничего не знаете о моей семье.
        - Знаю. На вашем письменном столе целая гора писем от вашей матери и сестер, но вы даже не потрудились их распечатать.
        Данте побагровел.
        - Последнее время я был очень занят. Едва ли они ждут от меня ответа.
        - Уверена, что ждут с нетерпением. Вы хоть представляете себе, как вам повезло? Родные вас любят, скучают по вас.
        - Мадам, вы забываетесь.
        - Нет. Это вы их забыли. Должно быть, они каждый день бегают на почту в надежде получить от вас весточку.
        Он замер на мгновение, а потом лениво пожал плечами.
        - Если дело обстоит именно так, значит, они - единственные оптимисты в Норфолке. Разумеется, надежда умирает последней. Летти ее еще не потеряла. Девочке всегда не хватало здравого смысла.
        Он улыбнулся.
        - Ах, мисс Грейстон, я даже на расстоянии слышу, как вы скрежещете зубами. Уж лучше выкладывайте все, чтобы не взорваться.
        - Мне нечего сказать. Это не мое дело.
        - Может быть, и не ваше, но готов поспорить, что вам есть что сказать. Вы невысокого мнения обо мне, не так ли? Вы - женщина с интуицией.
        - Я вообще о вас не думаю.
        - Ну же, мисс Грейстон, - подзадоривал ее Данте. - Говорите начистоту. Ведь вы не трусиха.
        - Я рано научилась не судить о подарке по обертке, пусть даже самой красивой. Значение имеет то, что находится внутри.
        Данте рассмеялся.
        - Как вы думаете, что у меня внутри, мисс Грейстон?
        - Меня это не касается.
        - Я вам приказываю, говорите правду. Так получай же!
        - Вы высокомерны, слишком равнодушны, чтобы щадить чувства других, и еще вы тщеславны. Иногда вы бываете великодушным, но не это главное. Вы как камень на дне реки, который ни на что не годится.
        - Это беспощадная характеристика, мадам.
        - Вы приказали мне говорить правду. Вы эгоистичны. У вас есть все - деньги, положение, власть. Вы даже не утруждаете себя тем, чтобы прочитать письма от вашей семьи.
        - Опять вы о том же?
        Ханну снедали боль и чувство утраты, она представляла себе сестер - малышку Теофанию с деревянным мечом и спутанными волосами, Харриет, вечно таскающую с собой набор для рисования и мечтающую поучиться у французского графика, Элизабет - красивую, румяную и упрямую. Если бы у нее в кармане лежало хоть несколько писем от них, она перечитывала бы их снова и снова, когда тоска по дому будет невыносимой.
        Но у нее нет такого сокровища, так же как нет и надежды когда-нибудь увидеть любимые лица.
        - Ничто не вечно, сэр. А вдруг вам перестанут писать? Вы захотите ответить, а будет некому. Тогда, уверяю вас, вы пожалеете, что оставляли все письма без ответа.
        - Мое время принадлежит мне, мисс Грейстон. Я нанял вас для записи музыки, а не для того, чтобы вы вмешивались в мои дела.
        Он отвернулся и пожал плечами.
        - Однако, если вас так волнует содержание этих писем, вы можете прочитать мне их. Боюсь, мои глаза слишком утомлены после сочинения музыки по ночам.
        Благодаря Бога за то, что ей удалось отвлечь его внимание от ее прошлого, Ханна подошла к письменному столу и взяла пачку писем.
        Она сломала печать и поднесла письмо к свету. Оно пахло розами, почерк был женский.
        - «Дорогой Остен, даже слов не нахожу, как ты груб! Ты должен приехать ко мне на свадьбу. Мое счастье не может быть полным без того, чтобы меня не поддразнивал мой любимый, мой самый чудесный на свете брат. Я вне себя от счастья, а мама занята подготовкой самой красивой свадьбы, которую здесь когда-либо праздновали. Она ничего не говорит, но я знаю, что она скучает по тебе гораздо сильнее, чем я. Иногда даже плачет.
        Может, и не стоило тебе об этом писать, но клянусь, что готова на все, только бы увидеть тебя. Пожалуйста, Остен, приезжай!»
        У Ханны болезненно сжалось сердце. Она подняла на него глаза. Он сидел на стуле, положив скрещенные ноги на стол, придавив каблуками громоздившиеся горой письма.
        Он спокойно разглядывал картину с изображением охотничьих собак, никак не отреагировав на письмо, которое Ханна прочла ему.
        - Летти склонна драматизировать события. Если с этим Фицхербертом у нее ничего не получится, она может стать неплохой актрисой. А теперь, раз уж вы начали, читайте дальше. По крайней мере я смогу сжечь все эти письма и убрать на столе.
        Скрепя сердце Ханна закончила чтение. Она живо представила себе всех членов семьи Данте. Его сестра, четырнадцатилетняя Мэдлин, горевала о смерти старой собаки Пагсли и сообщала, что похоронила ее тайком на церковном дворе, когда все уже спали. Пусть даже она попадет за это в ад, зато Пагсли отправится в рай. Мэдлин жаловалась, что никто ее не понимает. А вот Остен наверняка понял бы.
        Мнение родных о Данте ошеломило Ханну. Оно противоречило всему, что ей было о нем известно.
        Особенно девушку поразили письма матери. Простые, бесхитростные, с описанием ежедневных домашних хлопот, многочисленных сплетен. Она не скрывала свою печаль и присоединялась к просьбам дочерей, умоляя сына вернуться домой.
        Женщина, писавшая эти письма, никогда бы не воспользовалась основным материнским оружием - упреками и обвинениями. Не требовала бы от Остена, чтобы тот вернулся домой, как бы сильно ей этого ни хотелось. Она могла лишь просить.
        Да будь у Ханны такая мать, девушке не пришлось бы бежать из дома.
        И все же Ханна любила мать. Она была смешливой, красивой и веселой, пока любовь всей ее жизни не привезли домой на фермерской повозке раздавленным и сломленным.
        Ханне хотелось встряхнуть Остена Данте и трясти до тех пор, пока он не поймет, что нельзя незаслуженно причинять матери боль. Да еще такой замечательной матери. Глаза Ханны наполнились слезами, когда она дочитала письмо.
        Наступила тишина. Данте сидел, повернувшись лицом в тень, выстукивая крупным бриллиантом мелодию на столешнице. Откуда он взялся, этот камень?
        Он совершенно не соответствовал остальным изысканным украшениям комнаты.
        - Не думаю, что так уж трудно написать матери, хотя бы сообщить, что вы пока не свернули себе шею, - фыркнула Ханна.
        Данте встал и указал на стул.
        - Пожалуйста, если это доставит вам удовольствие, мисс Грейстон. Я продиктую, а вы напишете. Письменные принадлежности в среднем ящике.
        Она хотела послать его к черту, но пожалела бедную женщину, которая с тоской ждет письма. Порывшись в столе, достала все необходимое и приготовилась писать.
        Остен прошел к окну и стал диктовать:
        - «Дорогая матушка, прими поздравления с последними достижениями! Я был поражен, когда услышал, что тебе наконец-то удалось обручить Летти. К сожалению, не осмеливаюсь прибыть на церемонию лично. Чтобы не испортить ее.
        Не сомневаюсь, что рассказал бы Фицхерберту, какой у нее ужасный характер, или о том, сколько она тратит на портного, тогда жениху пришлось бы спасаться бегством. Кроме того, я уже обещал Фредрику Уолстону приехать в Шотландию поохотиться вместе с приятелями из Кембриджа.
        Возьми у моего банкира денег, сколько потребуется, на какую-нибудь безделушку в подарок. Ты знаешь, что ей нравится.
        Твой ужасно спешащий СЫН».
        Данте повернулся к Ханне. Она была в ярости.
        - Можете идти, - сказал он, махнув рукой. - Подпись я поставлю сам.
        - Не стоит утруждаться.
        Ханна поднялась, направилась к камину и, скомкав письмо, бросила его в огонь.
        - Какого дьявола? - заорал он.
        - В мои обязанности входит записывать музыку, - ответила она с презрением, - а не писать письма, которые могут разбить сердце вашей матери.
        Данте отвернулся.
        - Нет никакой необходимости разбивать сердце моей матери, мисс Грейстон. Я уже сделал это.

        Глава 5

        Остен Данте был в ярости. Зачем он позволил Ханне Грейстон бередить раны, о существовании которых никто не знал?
        С того самого дня, как он покинул Остен-Парк, ему ежедневно приходили письма от семьи. Они проследовали за ним через весь континент, потом в Рим и Венецию, Швейцарию и Испанию.
        Боль была так велика, что он бросал их нераспечатанными в огонь, глядя, как шипят и плавятся восковые печати. Это было все равно что предать огню собственное сердце. Но выбора у него не было. Куда тяжелее смотреть день за днем на эти письма - свидетельства того, как сильно он их оскорбил.
        Порой он распечатывал письма, чтобы провести пальцами по строчкам, почувствовать себя ближе к людям, которых любил и, несмотря на это, разочаровал. Ему хотелось знать, что пишут родные о своей жизни, частью которой он являлся когда-то.
        Содержание писем могло стать для него радостью и одновременно пыткой, могло усилить чувство его вины. Вернуть его в прошлое - в тот ужасный день, когда он покинул их, поклявшись никогда больше не возвращаться.
        Он взял со стола бриллиант, переливавшийся всеми цветами радуги. Это был его подарок матери ко дню ее рождения.
        Она с благодарностью принимала подаренные отцом цепочки и жемчужные ожерелья, хвалила рукоделие дочерей.
        Но никто, кроме Остена, не понимал, чего жаждет ее душа. Необычные бабочки, хранившиеся в склянках, спрессованные редкие красивые растения, располагавшиеся под стопками книг, камни, которые предстояло рассмотреть и изучить, а также исследовать с помощью научных журналов, над которыми она сосредоточенно проводила так много часов.
        Камень, который он собирался подарить матери, находился у него кармане, завернутый в носовой платок, когда он покидал Остен-Парк тем мрачным утром.
        Данте сделал свой выбор, выбор мужчины, пожертвовав восторгами юности.
        Теперь этот выбор казался еще более мрачным на фоне того, как Летти восторженно писала о браке с человеком, которого Остен никогда не видел, и горя Мэдлин по поводу смерти обожаемой собаки. Остену следовало бы быть там, чтобы как следует заняться этим Фицхербертом и удостовериться, что он достоин руки его сестренки. Ему следовало быть там, чтобы утешить Мэдди. Самому прокрасться на церковный двор и похоронить ее любимца. Он подарил ей этого щенка на то последнее Рождество, которое они отпраздновали всей семьей.
        А мать, Господи, ее смелость, ее печаль... он ощущал их, ему так ее не хватало.
        Черт бы побрал эту Ханну Грейстон! Он позвал ее для того, чтобы задать вопросы, на которые он имел полное право, ведь она живет у него в доме. Но она отразила его удары, как опытный фехтовальщик, обратив против него его же собственные слова, вызвав воспоминания и усилив чувство вины. Зачем он согласился прослушать эти письма?
        Он надеялся вопреки здравому смыслу получить хоть несколько строчек от человека, который ни разу не напомнил ему о себе за все это долгое время.
        Но Данте слишком хорошо знал своего отца - его непомерная гордость передалась Остену по наследству вместе с музыкальным даром, который явился для Данте своего рода проклятием.
        Данте бросил камень на стол.
        Какой же он дурак! Не сжигал письма лишь потому, что среди них могла оказаться весточка от отца.
        На что он надеялся? На прощение?
        Остен сунул руки в карманы и устремился к окну.
        Гораздо проще было бы порвать с отцом, окажись тот жестоким ублюдком, как муж Ханны.
        Данте закрыл глаза, вспомнив мальчика, который лежал на большой кровати. Теперь он понял, почему ребенок так пуглив. Он прятался от незнакомых людей, в том числе и от Остена.
        Остену так хочется узнать, что скрывает Ханна Грейстон. Но почему? Ведь у него множество слуг, он даже не знает всех по именам. А эта девушка раздразнила его, пробудила в нем того избалованного мальчишку, каким он когда-то был. Он терпеть не мог, когда ему перечили, и обладал удивительной способностью добиваться желаемого.
        Если Ханна Грейстон не ответит на интересующие его вопросы, на них ответит мальчик. Остен как-нибудь отвлечет ее, попросит помочь Бекке. А сам в это время займется мальчиком.
        При мысли об этом Остену стало не по себе. Впрочем, Ханна сама виновата. Не хочет рассказать правду. И Остену не остается ничего другого, как использовать ребенка. Но он постарается доставить мальчику удовольствие.
        Остен позвал лакея и задумался. Чтобы завоевать доверие Пипа, потребуются некоторые усилия, но к этому он готов.
        Есть способ завоевать доверие любого мальчишки.
        Четыре часа спустя Данте прислонился к стене у парадной двери, рассматривая лестницу. Он нетерпеливо постукивал по бедру хлыстом с серебряным набалдашником для верховой езды.
        Грум в это время прогуливал двух лошадей по каретному кругу. Огнеборца, жеребца Данте, и лоснящегося мерина цвета заката, приготовленного для мальчика.
        Остен довольно кивнул. Когда ему было столько же лет, сколько Пипу, он согласился бы стать убийцей, лишь бы получить возможность покататься на таком красивом животном.
        Тут Остен увидел направлявшегося к дому Аттика.
        Час от часу не легче! Этот человек становится надоедливым, как пчелиный рой.
        - Остен, как хорошо, что вы еще не ускакали. Я привез вам все нужные детали, но, кажется, с экспериментальным баком что-то не так. Энок Дигвид говорит, что он не того веса.
        - Разберусь с этим попозже, я сейчас занят. Потрясенный, Аттик уставился на хозяина.
        - Так заняты, что не можете обсудить трудности с баком? Случилось нечто непредвиденное, о чем я должен знать? Разумеется, я в вашем распоряжении.
        - Нет, ничего непредвиденного. Я отправляюсь на прогулку.
        - На прогулку? - поразился Аттик, взглянув на лошадь.
        Меньше всего он ожидал такого ответа.
        - Сэр... - начал он, но замолчал, когда из дома вышел Симмонз.
        Симмонз остановился перед Данте и поклонился.
        - Простите, сэр, но вы распорядились доложить, как только все будет готово. Я послал мисс Грейстон помогать Бекке в розовой гостиной. Окна комнаты выходят в сад, и оттуда она ничего не увидит. Луи пошел за мальчиком.
        - Мальчиком? - повторил Аттик, вопросительно подняв брови.
        - У мисс Грейстон есть сын, о котором я вспомнил только сегодня поутру. Хочу взять его на прогулку.
        - Ребенка служанки?
        - И вы этого не одобряете, не так ли, старый грубиян?
        - Простите, Остен, но я должен предостеречь вас. Это едва ли соответствует... Я хочу сказать, проявление любого предпочтения кому бы то ни было может быть опасно для спокойствия, царящего в поместье.
        Аттик покраснел.
        - Ах, но в этом-то и вся прелесть, Аттик. Ваша задача состоит в сохранении
«спокойствия, царящего в поместье». Я же волен поступать так, как пожелаю.
        Аттик не спускал с него глаз, и Данте почувствовал, что старик выискивает еще какой-либо аргумент.
        - Вам следовало бы спросить разрешения у матери, прежде чем...
        - Прежде чем взять его с собой, чтобы он прыгал через изгороди, рискуя сломать себе шею? Поверьте, у меня еще осталась капля здравого смысла. Закат, может, и выглядит как демон, но он кроток как ягненок. Мальчик будет в восторге. Кроме того, Аттик, едва ли в ваши обязанности входит проповедь приличий. Разве не вы говорили мне, что состоятельный землевладелец должен поступать по собственному усмотрению?
        - Да! Но я не имел в виду житейские заботы по управлению поместьем. Эти заботы вы должны предоставить мне. А сами вольны заниматься тем, чем пожелаете.
        - Сегодня я желаю покататься с Пипом на лошади. А теперь, будьте так добры, займитесь каким-нибудь полезным делом. Встретимся позже.
        Аттик замер. Данте явно задел гордость старого слуги.
        - Как вам угодно.
        Он отвесил поклон, повернулся и пошел прочь.
        В это мгновение появился Луи, но мальчик не держался за его руку, как ожидал Данте. Плечи Пипа были прямыми, лицо бледным, а в глазах притаился страх.
        Он то и дело оглядывался, видимо, ожидая, что вот-вот появится мать.
        Остен, ощутив укол совести, расплылся в улыбке и направился к мальчику.
        - Спасибо, что составил мне компанию, - произнес он с поклоном. - Ты знаешь, кто я такой?
        Ребенок судорожно сглотнул.
        - Вы псих из Рейвенскара! - выпалил мальчик и побледнел. - Ой, нет, Нанна сказала, что я не должен так говорить.
        Слова мальчика развеселили Остена, и он рассмеялся.
        - Кажется, в вашей семье все обладают острым языком, юный мистер Пип. Но может быть, вам не стоит называть меня так во всеуслышание? А то ведь и слуги станут меня так называть, верно?
        - Да, сэр. А теперь я, пожалуй, пойду наверх, пока Нанна меня не хватилась.
        - Нанна? Ты называешь мать Наиной?
        Мальчик окончательно растерялся.
        - Я часто путаю имена. Я называл ее так, когда был совсем маленьким, а теперь вырос, но все равно называю ее Нанна.
        - Понятно.
        Мальчик готов был удрать.
        - Подожди. У меня есть для тебя работа.
        Данте осторожно взял ребенка за руку. Он был поражен худобой этой руки и смущен тем, как Пип вздрогнул. И все же мальчик не двинулся с места, в его облике чувствовалась спокойная покорность. Да он будто смотрел на палача!
        Остен ощутил странное сходство с мальчиком. Он вспомнил, как другой мальчик вот так же стоял, как будто ожидая удара, удара, который так и не последовал. Однако страх не прошел.
        Данте испытал досаду, когда понял, что именно он причиняет мальчику страдания. Надо как-то успокоить его.
        - Я подумал, как бы получше использовать тебя, пока ты живешь в Рейвенскар-Хаусе. В конце концов, здесь все зарабатывают себе на хлеб.
        - Я... я мало на что гожусь. Папа всегда говорил...
        Ребенок замолчал и испуганно посмотрел на Остена.
        - С этим поручением ты справишься, малыш, - поспешно заверил его Данте.
        Пип вздохнул. Данте положил руку на узкую спину ребенка.
        - Ты справишься, малыш, - повторил он. - Я уверен. Пошли.
        Мальчик неохотно последовал за Остеном.
        - Ты мог бы ухаживать за Закатом. Последнее время я очень занят и не успеваю тренировать его.
        Пип посмотрел на небо.
        - Нанна рассказывала мне легенду о человеке, который возит солнце в колеснице.
        - Я не настолько всемогущ. Закат - это лошадь.
        - Э-э... лошадь?
        Данте ожидал, что мальчик обрадуется, однако глаза ребенка наполнились ужасом.
        Мальчики обычно садились на лошадей еще до того, как начинали ходить. Неужели этот бедняжка никогда не ездил на лошади? Ну что ж, Остен быстро его научит.
        Лучше всего побыстрее посадить его на лошадь, пока он не сообразил, с какой высоты придется падать. Если Остен что-то и знает о мальчиках, то не пройдет и десяти минут, как Пип будет ликовать.
        Данте махнул хлыстом, и грум подвел лошадей. Остен сжал поводья своей лошади.
        - Уидерз, помогите Пипу сесть в седло.
        - П-п-пожалуйста, - заикаясь, произнес Пип, - я...
        - Ты прекрасно справишься, мальчик. Закат кроток, как ягненок.
        Данте взлетел в седло и повернулся, чтобы посмотреть, как Уидерз сажает мальчика на лошадь. Лицо малыша стало серым, глаза наполнились ужасом.
        Данте нахмурился. Неужели он совершил ошибку? Но времени на раздумья не было.
        В это мгновение из груди ребенка вырвался какой-то странный звук.
        Данте охватила тревога.
        - Какого черта? Уидерз, снимите его, что-то не так!
        Грум попытался сделать это, но пальцы мальчика вцепились в гриву коня, словно абордажные крюки. Мерин качнулся в сторону, поднимая и опуская голову и дергая поводья, которые все еще держал грум.
        Данте соскочил на землю.
        - Подержите Заката, - приказал Данте груму и схватил руки Пипа. Они были ледяными.
        Данте с трудом их разжал и снял ребенка с лошади. Пип задыхался, его губы посинели.
        - Позовите мисс Грейстон! - завопил Данте. - Уидерз, возьмите Огнеборца и поезжайте за врачом. Скорее!
        Данте прижал мальчика к груди и вбежал в дом.
        Он положил ребенка на диванчик, пытаясь расстегнуть ему рубашку. В этот момент вбежала Ханна. Ее лицо окаменело от испуга, но она схватила руки Пипа, нисколько не удивившись.
        - Черт, с ним что-то случилось! - воскликнул Данте.
        - Это одышка.
        - С ним раньше такое бывало?
        - О, много раз. Так много... но, Пип, ты же так хорошо себя чувствовал, ангел мой! Что тебя взволновало?
        - Л... лошадь, - прохрипел ребенок, прижав кулачок к груди. - Я...
        - Снова кошмар? Никто больше не заставит тебя подходить к лошади. Разве я тебе этого не обещала?
        - Я просто посадил его на эту проклятую лошадь, - сказал Данте.
        - Вы посадили его на лошадь? Не спросив меня? Как вы могли? - Ханна едва сдерживала гнев.
        У Остена горели щеки.
        - Я просто хотел вывести его на солнце! - оправдывался Данте. - Господи, ведь он прячется в комнате, как привидение! Откуда мне было знать...
        На ресницах Ханны блеснули слезы. Она восприняла слова Данте как оскорбление.
        - Разве он не сказал вам, что боится?
        Он пытался. Теперь Остен был в этом уверен. Но Данте так рвался к цели, что не обратил на это внимания.
        - Прости... Нанна... Хотел быть мужчиной... боялся... - Пип прохрипел его же собственные слова. Неужели он забыл, насколько пагубным может оказаться бездумный приказ? - Боялся, что он... он будет тебя бить.
        - Матерь Божья. - Данте изумленно разинул рот. - Ее бить? Я никогда бы...
        Он вспомнил слова Ханны: «Отец Пипа был самым жестоким человеком из всех, кого я когда-либо знала». Неужели ребенок сел на лошадь, движимый ужасом? Неужели он боялся, что Данте будет бить мать, если он не подчинится?
        Он не знал, не подозревал... но это не важно. Вина за случившееся лежит на нем.
        - Ничего страшного, милый, - произнесла Ханна. - Постарайся успокоиться.
        - Успокоиться? Да мальчишка задыхается! Вы что, не видите?..
        Но Ханна не слушала его - она баюкала ребенка и гладила по голове.
        - Я знаю, у тебя болит грудь, ангел мой. Держись за меня. Я спою твою любимую песню. Станет тебе от этого легче?
        - Разумеется, нет, и вы прекрасно это знаете! Надо принять какие-то меры!
        Она посмотрела на него, ее глаза были полны ненависти и страха.
        - Я ничего не могу сделать! Господи, я никогда не видела, чтобы он так... чтобы ему было так плохо. И от вашего крика становится только хуже. Неужели вы еще недостаточно навредили?
        - Мой грум поехал за врачом, но, возможно, он доберется сюда лишь через несколько часов. Надо что-то делать.
        Он задумался, отчаянно пытаясь вспомнить что-то, что могло бы облегчить страдания ребенка. Может быть, какое-то лекарство, какие-то травы, которыми пользуются арендаторы.
        Арендаторы... Он неожиданно вспомнил полутемное помещение в доме арендатора и лицо матери, обезумевшей от страха, когда ребенок задыхался от кашля.
        - Бекка, принесите горячей воды и одеяло, - приказал Данте служанке, топтавшейся у двери.
        - Да, сэр.
        Девушка поспешно удалилась.
        - Зачем? Что вы собираетесь делать? - требовательно спросила Ханна.
        - Будь я проклят, если буду стоять здесь как идиот до самого приезда врача! Я знаю одно средство, оно может ему помочь.
        Казалось, прошла целая вечность, прежде чем появился лакей с большой бадьей воды, а за ним - Бекка, прижимавшая к груди одеяло.
        Данте выхватил Пипа из объятий Ханны, посадил на стул перед бадьей.
        - Пип, я укрою тебя с головой одеялом...
        - Нанна! - прохрипел мальчик, пытаясь дотянуться до ее руки. - Больно, я боюсь...
        - Вы его задушите! - воскликнула Ханна.
        - Он уже не может дышать! Одеяло будет удерживать пар внизу. Это поможет...
        Данте натянул над ребенком одеяло.
        - Вдыхай, малыш, - поторопил лакей.
        - Это бессмысленно! - воскликнула Ханна. - А что, если он обожжется паром?
        - Не обожжется! - заверил ее Данте. - Не приближайся слишком сильно, Пип. Просто наклонись. Доверься мне!
        - Довериться вам? - произнесла Ханна. - С какой это стати? Вы берете Пипа без моего разрешения и сажаете на лошадь. Это вы во всем виноваты!
        Остен и без нее это знал и терзался сознанием собственной вины.
        - Давай, Пип, - настаивал Данте, - дыши.
        А что, если усиленно работающие легкие ребенка потерпят поражение в этой борьбе? И все из-за того, что Данте вел себя как упрямый дурак. Есть ли более страшное наказание, чем наблюдать, как мальчик борется за каждый вдох?
        Он взглянул на Ханну. Как он мог подумать, что она суровая, холодная? Сейчас ее глаза были нежными, словно анютины глазки, и светились любовью. И еще в них были страдание, страх за жизнь ребенка, которого она обожала.
        Он вспомнил тот вечер, когда она умоляла его о приюте. Пип скрывался в это время в тени и кашлял...
        Увидев, что Ханна спит за столом, Данте задумался: что могло заставить такую гордую женщину умолять незнакомца о помощи? Теперь он это знал. Данте заключил бы любую сделку с дьяволом, только бы малыш почувствовал облегчение.

«Пожалуйста, Господи, - молился про себя Данте. - Не дай ему...»
        Умереть?
        Данте боялся даже думать об этом. Он был уверен, что его усилия не пропали даром, что он изменился. Но он ошибся. Все осталось по-прежнему. Любой ценой он готов добиваться своего.
        Он провел пальцами по волосам и подошел к столу, не отрывая глаз от ребенка, укрытого одеялом.
        Данте три раза добавлял в бадью горячую воду, пока Ханна терла ребенку спину и пела ему ирландскую колыбельную.
        В этой прекрасной мелодии, такой печальной и нежной, казалось, сосредоточилась любовь всех матерей.
        Остен замер, прислушиваясь к дыханию ребенка.
        В какой-то момент Ханна подняла глаза, и их взгляды встретились.
        - По-моему... по-моему, ему...
        Лучше. Данте понял, что она боится произнести это слово, будто некий злой дух только и ждет момента, чтобы наложить на мальчика злые чары. Данте положил руку мальчику на спину. Напряжение, в котором находился ребенок, несколько спало. Дыхание стало спокойнее.
        - Слава Богу!
        Данте закрыл глаза, к горлу подкатил комок.
        - Пип, ангел мой, как ты себя чувствуешь?
        - Я устал, я так устал... Очень хочется спать.
        Ханна откинула одеяло со взъерошенных локонов, и Данте увидел слезы облегчения у нее на ресницах. Огромные темные круги все еще оставались у Пипа под глазами, но губы снова стали розовыми.
        Данте ощутил необъяснимую потребность взять ребенка на руки, отнести в комнату наверху и уложить в постель. Но он уже достаточно напугал мальчика. Боже избави вызвать у Пипа новый приступ. Он сцепил руки за спиной.
        Ханна обняла ребенка. Пип прижался к ней, обвив руками ее шею.
        - Мне было страшно, - пробормотал он. - Не люблю темноту...
        Данте заметил многочисленные тени на этом юном и чистом лице. Это были тени других страхов: может быть, тени кого-то жестокого, того, кто мог ударить женщину, ударить ребенка?
        Ханна направилась с мальчиком к себе в комнату, но Данте поймал ее за руку. Она остановилась и взглянула на него поверх кудрявой головки Пипа, в ее глазах он прочел укор.
        Но Остен смотрел в лицо мальчику.
        - Я не понимал, насколько сильно ты боишься, Пип, - произнес Данте. - Иначе не посадил бы тебя на лошадь.
        Ребенок взглянул на него. Очень серьезно. Совсем как взрослый.
        - Открыть вам секрет? Я всего боюсь. А вы, мистер псих, ничего не боитесь. - В голосе малыша прозвучали нотки зависти.
        Остен подумал, что чувство страха известно ему гораздо лучше, чем мог себе представить этот малыш. Но как ему об этом сказать?
        - Пип, чувство страха присуще всем, - вмешалась Ханна. - Даже величественному и могущественному мистеру Данте, просто у него не хватает смелости в этом признаться.
        Данте побагровел. Эта женщина, как всегда, бьет быстро и точно в цель.
        Он отвернулся, глубоко засунув руки в карманы, она выскользнула из комнаты с яростью львицы, защищающей своего детеныша.
        Открыть вам секрет? Слова Пипа отдались эхом у него в голове.
        Нет. Данте прижал пальцы к горячему лбу. Там уже нет места для новых секретов. Слишком много у него своих собственных.

        Глава 6

        После того, что произошло с Пипом, Ханну все чаще и чаще одолевал страх. И это приводило ее в ярость.
        На девушку нахлынули воспоминания. Непрерывный холодный дождь, стекающий по спине, побелевшие губы Пипа, устало затаившегося рядом с ней, и мучительный голод. Она посмотрела на Пипа, свернувшегося на постели, затем перевела взгляд на столик у кровати, уставленный лекарствами. Бекка, служанка с большими глазами, рисовала тени на стене пламенем свечи, развлекая его с той достойной восхищения энергией, которой не хватало Ханне.
        Она с ужасом ждала, когда ее позовет Остен Данте. Мучительная неопределенность и безнадежность. Он спросит о страхах Пипа. А когда спросит...
        Ханна обхватила себя руками, вспоминая бурное выражение чувств, которое она видела столько раз, - раздраженность, безрассудство и железную волю, которой отваживались противостоять лишь немногие. Болезнь Пипа потрясла его больше, чем Ханна могла себе представить. И Остен Данте был не из тех людей, которые забудут о событиях предыдущего вечера, когда можно будет сказать, что все кончилось хорошо.
        Он потребует объяснений, и она больше не сможет отвертеться. Он потребует от нее правду - правду, которую она не осмеливалась ему поведать. А если она откажется? Он вышвырнет их с Пипом на улицу?
        Ханна пожала плечами. Когда она тайком увезла Пипа из Ирландии, она была такой спокойной, такой решительной, такой уверенной в своих силах. Она боялась, что верно, то верно. Только дурак не боялся бы гнева Мейсона Буда.
        Но где-то на протяжении бесконечного пути эти страхи приняли другие формы, качество и вкус. Голод стал привычным, так же как и холод, пробиравший до костей.
        И где-то по пути она потеряла уверенность в том, что достаточно сильна и достаточно умна, чтобы защитить ребенка, которого любила больше жизни.
        Что делать, если мистер Данте их выгонит?
        Услышав стук в дверь, она издала возглас удивления, повернулась и увидела Пипа и Бекку, ошеломленно смотревших на нее.
        - Я испугалась. - Она заставила себя улыбнуться. - Наверное, я слишком рассеянна.
        Ханна подошла к двери. За ней стоял Симмонз.
        - Мистер Данте желает немедленно видеть вас в музыкальной комнате, мисс.
        Ханна судорожно сглотнула. Она не забудет взять жалованье. Как долго они смогут питаться на то, что она заработала?
        Она последовала за Симмонзом с высоко поднятой головой, расправив плечи. Данте стоял у окна, сцепив за спиной руки. Из окна были видны плети розового винограда и яркие азалии, беспорядочно росшие среди множества заброшенных тропинок, посыпанных колотыми камнями.
        Данте был в одной рубашке, измятой и испачканной, куртка и жилет лежали на стуле. Бриллиантовая булавка, продав которую можно было бы несколько лет кормить и одевать Пипа, не беспокоясь о крове для него, была отброшена, словно битое стекло.
        Он был так напряжен, что Ханна не на шутку испугалась.
        - Сэр, мисс Грейстон явилась, - объявил лакей. Данте повернулся, жестом отпустил слугу, но не шелохнулся и не произнес ни слова.
        Напряжение все наоастало, и Ханна наконец не выдержала.
        - Вряд ли вы вызвали меня из-за оконного стекла. Впрочем, вы можете стоять так весь день, это ваше право.
        Он обернулся.
        - Вы прекрасно знаете, зачем я вас позвал, мадам. Пришло время держать ответ. Мальчик вчера чуть не умер из-за вас!
        - Из-за меня?! - выдохнула Ханна. - А я думала, из-за вас!
        - Неужели? И что же такого ужасного я сделал? Вы держали мальчика под замком с самого момента появления в этом доме, как будто он - заключенный. А перед этим бедняжка едва не погиб от того, что его таскали по дождю. Неудивительно, что мальчик такой болезненный и бледный.
        Ханна вздрогнула, как от удара кинжалом. Ей захотелось сказать, каких усилий ей стоило найти кров для Пипа. Захотелось дать пощечину этому высокомерному человеку, никогда не знавшему ни голода, ни нужды. Но она не доставит ему такого удовольствия.
        - Как вы смеете судить меня?
        - О, я бы осмелился как следует всыпать вам, мисс Грейстон. Этот ребенок чуть было не умер из-за того, что вы отказались ответить мне на несколько простых вопросов.
        - За деньги можно купить время, но не мою душу.
        Он тихонько выругался.
        - Вы хотите сделать меня ответственным за то, что произошло с Пипом. Так скажите мне, в чем состоял мой ужасный грех? В том, что я ненадолго вывел ребенка на солнце? В том, что предложил ему покататься на лошади?
        - Без моего разрешения! Вы даже не спросили меня!
        Он прищурился.
        - Я задал вам много вопросов, мадам. Но ни на один не получил ответа. И что мне было делать? Пойти за вами, когда вы помогали служанке, и спросить: «Простите, мисс Грейстон, а ваш сын будет полумертвым от страха, если я посажу его на лошадь? .
        - Вы могли написать мне записку или послать с вопросом слугу. Или выбрать множество других возможностей.
        - Я не привык спрашивать разрешения у моих слуг, мисс Грейстон.
        - Что ж, может быть, вам стоит к этому привыкнуть. Впрочем, для великого и могучего хозяина Рейвенскара это невозможно. - Ханна с трудом сдерживала ярость. - Слуги могут подумать, - продолжала она, - что они - люди, которым разрешается ощущать радость, боль и печаль. Это нарушит ваш стиль ведения хозяйства, и, Боже упаси, вам придется терпеть некоторые неудобства. Кроме того, все, что связано с Пипом и лошадью, бессмысленно. Зачем вам беспокоиться и брать Пипа на конную прогулку? Вряд ли вам доставляет удовольствие развлекать детей слуг.
        - Просто время от времени я ощущаю необъяснимую потребность сделать что-нибудь хорошее. - Он покраснел и отвел глаза. - Каждый английский мальчишка ездит верхом! - выпалил он. - Я пошел бы на убийство, чтобы покататься на такой лошади, как Закат, когда был в возрасте Пипа. Какой мальчишка не сделал бы этого?
        - Отец заставлял мальчика залезать на слишком горячую лошадь пять раз, а потом поклялся, что Пип будет ездить верхом, даже если они оба погибнут. А когда мать мальчика попыталась вмешаться, после того как лошадь сбросила его раз десять... это чудовище избило ее до полусмерти. - Ее глаза наполнились слезами. - Но на этом он не успокоился, - продолжила Ханна. - Он сказал Пипу, что не может унизиться перед друзьями, признавшись, что его сын не ездит верхом. И знаете, что он сделал, сэр?
        - Не представляю себе, - ответил Данте.
        - Пристрелил лошадь прямо на глазах у Пипа. - Она вытерла слезы тыльной стороной руки. - После этого негодяй сказал друзьям, что лошадь сломала ногу, когда Пип перепрыгивал через забор.
        Данте был смущен.
        - Пип ездил бы верхом на псах самого сатаны, если бы ему приказал отец.
        - Кто этот человек, черт побери? - спокойно спросил Данте. - Скажите.
        Ханна покраснела, неожиданно ощутив, насколько безрассудно поступила, рассказав эту историю. О чем только она думала?
        Если Данте обмолвится об этом кому-нибудь хотя бы словом, это может дойти до Буда, и он нападет на их след.
        - Я и так слишком много рассказала, - ответила она. Данте схватил ее за руку.
        - Проклятие, вы не можете рассказывать мне такие ужасы и думать, что я все это так оставлю. Вы должны ответить на мои вопросы. Вы живете в моем доме. Когда я думаю о том, что чуть было не произошло вчера из-за того, что вы не захотели отвечать на простой вопрос, у меня кровь стынет в жилах. Ради Бога, подумайте о мальчике. О том, что с ним происходит.
        - Я только об этом и думаю. - Помолчав, она добавила: - Но Пип мой, мне его любить, и мне из-за него волноваться. Вам он никто.
        - Проклятие, я не хочу пребывать в неведении в собственном доме. Вы мне расскажете, или...
        - Да я скорее окажусь на дороге, чем буду страдать от вашего вмешательства в дела, которые вас не касаются. Мы уйдем немедленно, если вы мне заплатите. - Она протянула руку.
        - Как бы не так!
        Он отказывается платить? Дело плохо. Понял, что она его обманывает? Выставляет дураком? Нет. В его голосе не было ни торжества, ни мрачного удовлетворения. Но не все ли равно, почему он отказывается ей платить? Итог один, и она не в силах что-либо сделать.
        Кто ей поможет? Едва ли она может обратиться к властям. Данте знает это. Он с самого начала подозревал, что она беглянка.
        Ханна содрогнулась при мысли, что Пип лишится крова.
        - Вы должны мне деньги, - настаивала она.
        - А вы должны мне все объяснить, но, похоже, ни один из нас не получит желаемого. Вы ведете опасную игру. Судя по тому, что вы рассказали, отец Пипа - настоящий сукин сын, способный на насилие. Вы не можете притворяться, будто этого зла не существует.
        - И что вы предлагаете?
        - Хватит упрямиться. Позвольте мне помочь вам.
        Он понятия не имел, с каким драконом ему предстоит драться. Не то взял бы свои слова обратно.
        Он предложил лишь потому, что ничего не знает. А когда узнает, поступит согласно закону. Или нет?
        С бьющимся сердцем Ханна смотрела в эти живые глаза и тонула в их огненно-синих глубинах. Наконец она решила рискнуть и довериться ему.
        Она отвернулась, вспомнив глаза, полные муки.
        Похолодевшие руки умирающей цеплялись за нее из последних сил. «Ты никогда не нарушала данных мне обещаний... Поклянись, что никогда не скажешь... Только так он будет в безопасности».
        - Предполагается, что я должна предоставить вам возможность помочь мне? Но, принимая во внимание письма, которые я читала вам вчера, вы не в состоянии помочь даже самому себе.
        Она заметила, как на его привлекательном лице отразились злость, удивление и глубокая боль. Ханна была потрясена. Возможно, именно сейчас перед ней - настоящий Остен Данте. Не желая показывать своей слабости, он повернулся на каблуках и стремительно покинул комнату.
        Ханну била дрожь.
        Черт бы его побрал! Черт бы побрал его высокомерие! Черт бы его побрал за отказ платить и за попытку ее принуждения. Она коснулась одежды на диванчике.
        Неожиданно что-то ударилось о ее полусапожок, она опустила глаза и увидела на ковре бриллиант.
        У нее сильно забилось сердце, когда камень подмигнул ей, словно глаз, обладающий волшебной силой, соблазняя ее, искушая, толкая на...
        На что? На воровство?
        Это не воровство. Не совсем воровство. Он отказался ей заплатить, а она сможет выручить за бриллиант пару шиллингов.
        Она пододвинулась ближе, не отрывая взгляда от сверкающего камня. У Остена Данте так много всего, он может разбрасывать бриллианты, словно кусочки льда.
        Так почему не воспользоваться случаем? Чтобы у Пипа были крыша над головой и пища.
        Но если ее поймают... Она содрогнулась, представив себе холодную камеру. Пипа у нее заберут, а потом - путь на виселицу и смерть.
        Она так сильно сжала руки, что ногти впились в ладони.
        Но разве не грозит ей виселица за то, что она уже сделала в Ирландии? И не для того она спасла Пипа от жестокости отца, чтобы он умер на улице с голоду!
        Ханна закрыла глаза, вспомнив холодный поздний вечер, муки голода, болезненно бледного, промокшего насквозь Пипа. Ханна схватила бриллиант. Булавка вонзилась глубоко в руку, но она даже не почувствовала боли и с сильно бьющимся сердцем побежала вверх по лестнице.
        Ханна засунула в саквояж последние вещи. Бриллиант спрятала в чулок. Дрожащими пальцами закрыла саквояж и вздрогнула, увидев в зеркале собственное отражение. Бледность покрыла лицо, только щеки горели. Нижняя губа искусана до крови.
        Она отправила Пипа и Бекку в сад. Будь они здесь, заподозрили бы неладное, глядя, как она мечется.
        Пусть погреются на солнышке. Упреки Данте подействовали. Она решила, что он прав и ребенку необходимо бывать на воздухе. Пока их не было, она успела собрать вещи и взять на кухне еду на несколько дней.
        Она завязала краюхи хлеба и гору яблок в одеяло, взятое с кровати, оно согреет их в дороге, пока они с Пипом не окажутся достаточно далеко от Рейвенскара, чтобы можно было продать булавку с бриллиантом. Но она не отважится на это до тех пор, пока они не покинут эту местность. Ханна боялась, что кто-нибудь узнает драгоценность и донесет на нее властям.
        Ханна не ожидала, что ощутит печаль, покидая комнату, где им с Пипом было по-настоящему тепло и где они ощущали себя в относительной безопасности.
        Как бы то ни было, Остен Данте спас Пипу жизнь в первый раз, когда впустил их в дом, промокших и голодных, и еще раз вчера, окунув голову Пипа в пар. Чем же она ему отплатила? Ложью.
        Даже обида из-за невыплаченных денег основывалась на обмане. Часы, которые он провел за фортепиано, были потрачены впустую, строчки, которые она исписала, были не чем иным, как белибердой. А теперь она обворовала его.
        Но у него так много всего, гораздо больше, чем ему когда-либо потребуется... Или она ошибается? За его высокомерной внешностью скрывалось что-то такое, чего она не понимала и что проявлялось, когда он думал, что никто на него не смотрит. Это выбивало Ханну из колеи.
        Она закрыла глаза, и перед ее мысленным взором предстал Остен, склонившийся над клавишами, с отчаянием во взгляде.
        Она едва с ним знакома, но кое-что о нем знает, и это не очень ей нравится. Но почему тогда ее беспокоит мысль, что он бесконечно одинок в своей изысканной музыкальной комнате? И почему чувствует себя предательницей не только потому, что украла бриллиант? Гораздо хуже, что она покидает Рейвенскар.
        Это смешно. Остен Данте будет рад избавиться от нее. Ведь она перевернула всю его жизнь. Она еще успеет покаяться, когда они с Пипом окажутся далеко отсюда.
        Взяв саквояж и тюк с одеялом, она выглянула в коридор. К ее великому облегчению, там не было ни души, и она вышла из комнаты.
        Ей казалось, что она шла целую вечность. Дважды ей пришлось прятаться в пустых комнатах, чтобы избежать встречи с бдительным Симмонзом.
        Наконец она добралась до входной двери и вышла. Спрятала узел под ближайшим кустом рододендрона и оглядела великолепно ухоженный сад в поисках Пипа. Но увидела только Бекку, покрасневшую и задыхающуюся после поцелуя помощника садовника.
        - Бекка, что ты делаешь?
        Девушка отскочила от своего кавалера и густо покраснела.
        - Простите, мадам, - произнес юноша. - Бекке попала в глаз соринка. Я вытащил ее и уже ухожу.
        Юноша поднял лопату и удалился через пролом в тисовой изгороди.
        - Ханна. Я просто... я не собиралась... бездельничать, - стала оправдываться Бекка.
        - Я думала, ты присматриваешь за Пипом.
        - Хозяин сказал, в этом нет необходимости, и увел мальчика.
        - И ты отпустила его? - У Ханны болезненно сжалось сердце. - И это после того, что произошло вчера?
        - Я не могу перечить хозяину! - выдохнула Бекка. - Он уволит меня, и я не смогу помочь брату уйти из шахты.

«Зачем ему понадобился Пип?» - в страхе подумала Ханна.
        Теперь ей придется снова встретиться с Данте. Одно дело - совершить воровство и удрать. Другое - украсть, а потом встретиться с Данте, который, казалось, все видит насквозь.
        Ханна взяла себя в руки. Ведь он не раскрыл ни одну ее ложь.
        Ей очень хотелось вернуться в комнату и подождать возвращения Пипа. Так было бы спокойнее. Но им необходимо оказаться как можно дальше от Рейвенскара уже сегодня вечером. Промедление может стать катастрофой. Кроме того, она опасалась оставлять Пипа с Остеном Данте после того, что случилось в прошлый раз.
        - Куда хозяин увел Пипа? - стараясь не выдать своего волнения, спросила Ханна.
        - По-моему, они пошли к конюшне. - Бекка теребила фартук. - Хозяин хотел что-то показать Пипу.
        - Конюшня? Опять лошади!
        Она чуть было не побежала по дорожке. Но когда добралась до конюшни, там никого не было.
        - Вы не видели мистера Данте? - поинтересовалась она у грума.
        - Думаю, он на заднем дворе.
        Приближаясь ко второй двери в задней части конюшни, Ханна услышала громкий, полный восхищения голос Пипа:
        - Она не останавливается! Почему?
        - Не бойся. Она просто знакомится с тобой. Ханна повернула за угол и увидела у одного из загонов.
        Пипа и Остена Данте. Пип сидел на траве, скрестив ноги, а Остен позади него на корточках. Широкие плечи защищали мальчика от мягких дуновений ветерка, а темная голова мужчины закрывала светлые кудри Пипа. Коричнево-белый пушистый комок в руках мальчика энергично вылизывал его лицо.
        - В чем дело? - громко крикнула Ханна.
        Данте поднял голову и выпрямился во весь рост, на лице его появилось смущение. В это мгновение ее увидел Пип.
        - Нанна! Нанна! Я самый счастливый мальчик на свете! Посмотри!
        УнегоТвруках был щенок спаниеля, очень маленький, с блестящими пуговками глаз. В загоне позади лежала собака, вокруг нее весело прыгали щенки.
        - Человек, который ухаживает за собаками, велел мне взять самого большого. Но потом я увидел этого. Ему так хотелось поиграть со мной, но другие его отталкивали, даже не давали ему поесть, потому что он самый маленький. Он был такой печальный.
        - Теперь он счастлив, - сказала Ханна, почесывая шелковистые ушки.
        - Мистер Данте сказал, что я могу назвать его как хочу. Это девочка, и я хочу назвать ее Лиззи.
        У Ханны болезненно сжалось сердце. Только бы не проговориться.
        - Элизабет, да? - поинтересовался Данте. - В честь королевы Елизаветы?
        - Нет. В честь ангела. - Глаза Пипа стали большими и умоляющими. - Как ты думаешь, она не будет против, Нанна?
        - Нет, Пип. Думаю, ей бы это очень понравилось. Она почувствовала на себе напряженный, испытующий взгляд Данте.
        - А кто этот ангел?
        Ханна похолодела. А что, если Пип расскажет Данте о Лиззи, которую они оставили?
        Ханна замерла. Нужно предостеречь Пипа. Но они скоро будут далеко от испытующего взгляда Остена Данте.
        - А что, у вас в Англии нет ангелов-хранителей? - нервно рассмеялась она. - Пип, пора отпустить щенка мистера Данте. Тебе нельзя находиться рядом с животными. Ты можешь заболеть.
        - Но я хорошо себя чувствую. И кроме того, Лиззи не его щенок. Он теперь мой.
        Глаза Пипа сияли. Ханна еще не видела его таким счастливым. У нее защемило сердце.
        - Мистер Данте просил прощения за лошадь и все остальное. Он хотел загладить вину, поэтому сказал, что я могу взять себе любого щенка, какого захочу.
        - Что? - задохнулась Ханна, но ребенок, очень чуткий к переменам в ее настроении, не заметил ее недовольства.
        - Многие хотят получить щенков. Грум сказал, что за них дерутся. Но я выбирал первым и выбрал Лиззи.
        Ханна взглянула на Остена Данте. Тот корчил рожицы, а опасно привлекательное лицо неожиданно приобрело заразительное мальчишеское выражение, когда он пожал широкими плечами.
        - Мисс Грейстон, я могу объяснить.
        - Объяснить? - тихонько прошипела Ханна, когда Пип отошел, снова разразившись смехом.
        - Разумеется, вы можете объяснить, но Пип не может взять щенка.
        - Почему? - искренне удивился Данте.

«Почему? Да потому что мы убегаем. Потому что я даже не знаю, смогу ли накормить Пипа, так что оставьте в покое щенка, особенно такого, который вырастет до размеров вон того охотничьего спаниеля».
        - Вы, конечно, понимаете, почему я хочу помочь мальчику успокоиться. Не волнуйтесь. В этот раз я поговорил с Пипом до того, как привел его сюда, чтобы не произошло никаких недоразумений. Он сказал, что любит собак.
        - Это совершенно не важно! - крикнула Ханна. - Он и коров любит, но это не значит, что он может взять себе корову!
        Пип поднял голову.
        - Пожалуйста, пожалуйста, разреши мне ее взять.
        Он крепко обнял щенка, словно боялся, что она отнимет его. Ханна ощутила боль от осознания того, сколько уже было отнято у этого малыша.
        - Лиззи не очень большая, - упрашивал он. - Она совсем мало ест. Я буду делиться с ней едой, так что никто и не заметит, что она здесь.
        Ребенок, познавший голод, предлагает поделиться едой. В конце концов, какое значение имеет пища, если он изголодался по чему-то теплому и полному любви?
        У нее разрывалось сердце при мысли, что ему надо отказать.
        - Пип, я не думаю...
        Она принялась объяснять, но Данте перебил ее.
        - Это настоящая жертва - кормить собаку со своей тарелки. Но едва ли в этом есть необходимость. - Он одарил мальчика такой ослепительной улыбкой, от которой растаял бы и камень. - Думаю, кладовые в Рейвенскаре достаточно вместительны, чтобы накормить маленького мальчика и щенка.
        - Может, оно и так, - огрызнулась Ханна, - но нас не будет з... - Она осеклась под ошеломленным взглядом Данте и быстро сменила тему. - Вы уже забыли про свой ультиматум, сэр?
        Данте вскинул бровь.
        - Ультиматум?
        - Во время нашей последней встречи вы поставили мне условие. Либо я расскажу вам то, что вы хотите знать, либо нам с Пипом придется покинуть Рейвенскар.
        Пип тихонько выдохнул.
        - Вы... вы так сказали? - спросил он у своего кумира.
        - Разумеется, нет! - воскликнул Данте, застигнутый врасплох, и изумленно взглянул на нее.
        - Неужели вы думаете, что я лишу ребенка крова из-за наших с вами разногласий? Не думал, что вы считаете меня таким чудовищем.
        Данте стиснул зубы, глаза его гневно сверкнули. В этот момент он напомнил Ханне Мейсона Буда.
        Но тут она взглянула на Пипа, который перестал смеяться. В его взгляде, устремленном на нее, была мольба. Прошла уже целая вечность с тех пор, как она видела его таким счастливым. Она думала, что он навсегда останется пугливым, тихим и унылым. Как маленький старичок.
        Но когда Остен Данте подарил ему щенка, у Пипа появилась надежда. Ему было кого защищать, о ком заботиться. Ханна не могла приободрить Пипа, сделать его нормальным ребенком, вся ее энергия была направлена на то, чтобы держать его вдали от жестокого отца.
        Неужели Данте не собирается их выгонять? Ханна задумалась. Но она уже упаковала вещи, взяла еду и украла булавку с бриллиантом. Узнай Остен Данте, что она воровка, не задумываясь вышвырнул бы их за ворота. Или нет?
        Данте положил руки на голову Пипа и заглянул ей в глаза. Его взгляд проник ей в самую душу.
        - Ханна, не уходите.
        Это прозвучало как просьба, а не приказ. Девушка с облегчением вздохнула. И в то же время ее обуял страх.
        Она слишком долго бежала. Бежала от Мейсона Буда, от раскаяния, от горя, готового раздавить ее. Как нарочно Пип упомянул имя ангела.
        Но остаться в Рейвенскаре рядом с человеком, который лезет в душу, соблазняет чувственной улыбкой и вспышками нежности, не оставляющими ее равнодушной, слишком опасно.
        Она все подготовила для побега. Что же делать?
        Она присела на корточки рядом с Пипом и погладила шелковистые уши щенка.
        - Привет, Лиззи, - пробормотала она, вглядываясь в черные пуговички глаз. - Я скучала...
        Что она говорит? А вдруг Данте услышит? Она бросила на него взгляд.
        - Оставайтесь, - сказал он.
        Она едва сдержала слезы.
        - Лиззи, - прошептала она, когда щенок лизнул ее руку. - Тебе очень повезло, что ты выбрала такого чудесного мальчика.
        Она почувствовала, что стены, которые воздвигло вокруг нее горе, рушатся.
        - Мне нужно... идти.
        Ханна встала и, несмотря на протесты Пипа и Данте, бросилась бежать.
        Она не заметила, как миновала сад, вошла в дом и взбежала по лестнице. Очнулась, лишь когда оказалась в комнате, прислонившись спиной к двери.
        Она закрыла глаза. Девушка гнала воспоминания, но они преследовали ее. Она никогда не задумывалась о том, насколько велика печаль малыша, сжимавшего в руках щенка.

«Ее зовут Лиззи... в честь ангела...»
        Лиззи... Она напоминала Ханне бабочку, на мгновение успокоившуюся у нее в руках.
        Годами Ханна наблюдала, как росли у сестры крылья - тонкие, раскрашенные нежными красками девичьих грез, казалось, Элизабет всегда будет подставлять лицо ветерку, ожидая, когда тот ее поднимет и унесет прочь.
        Увы, они не знали, что она летит в огонь...
        - Лиззи, - прошептала Ханна, - мне так тебя не хватает. Прости, прости за все...
        Ханна опустилась на кровать, дав наконец выход слезам.
        Открытое ветру болото за окном плясало у нее перед глазами, пока не изменило свои очертания, а оконные стекла не превратились в серые камни, а земля за дикой пустошью - в милую сердцу зелень Ирландии.

        Глава 7

        Ханна смотрела на сестру, затерявшуюся в огромной кровати. На ее щеках больше не играл румянец, золотистые волосы стали блеклыми и тонкими. Из глаз исчезли веселые искорки.
        - Ты пришла, - прошептала Лиззи со слезами на глазах. - Я боялась, что ты не придешь.
        - Как ты могла сомневаться? Разумеется, я приехала, как только получила письмо и узнала, что ты больна.
        Ханна взяла ее руку, такую хрупкую, что, казалось, та могла рассыпаться от одного лишь прикосновения. У нее сжалось сердце, когда она вспомнила, что, когда видела эту руку в последний раз, она была нежной, изящной, на пальце блеснуло обручальное кольцо, когда новобрачный подсаживал ее в изящную дорожную карету. Неужели это было всего шесть лет назад?
        Ханне показалось, что с тех пор прошла целая вечность.
        И все же она не ожидала увидеть Элизабет в таком состоянии. Цветущая невеста превратилась в тень, балансирующую на грани жизни и смерти.
        - О, Лиззи, почему ты не послала за мной раньше?
        - Не решалась. Ты столько раз приглашала меня приехать, но я так и не собралась.
        Ханна поморщилась при воспоминании о том, как сильно ее оскорбляли эти отказы, - необходимость присутствовать на вечере, посещение двора, светская жизнь захватили Элизабет с того момента, как она стала женой баронета.
        После смерти отца было больно смотреть, как Элизабет чахнет во вдовьем домишке на краю поместья их дяди, обходясь выгоревшими лентами и дважды перелицованными платьями.
        Ханна старалась радоваться переменам в жизни сестры, но с того дня, когда Элизабет впервые объявила об этом, Ханну смутили слова сестры.

«Одна из нас должна заключить достаточно удачный брак, чтобы спасти фамильное состояние. Поскольку ты никогда не покоришься воле мужчины, это должна сделать я..
»
        - Я знаю тебя, Ханна, - прошептала Элизабет. - Знаю, чего тебе стоило... поступиться гордостью и продолжать писать, продолжать спрашивать. Но после рождения Пипа письма приходили все реже и реже, а потом только на Рождество и на мой день рождения.
        Ханна вспомнила, как ей было больно: ведь ей ни разу не позволили взглянуть на крошечного племянника. Ребенка, которого она любила так же, как и сестру. Ничто, даже смерть отца, не потрясло ее столь сильно.
        Но все это в прошлом. А сейчас Элизабет страдает.
        - Я обидела тебя, Ханна. Я знаю. Но мне было так... - она помолчала, - так стыдно.
        Эти слова ранили сердце Ханны - ее любимая сестра, некогда восхищавшаяся поведением Ханны, чуждым условностей, которая поняла, что за твердостью и практичностью Ханны скрывается нежное сердце, стала стыдиться сестры, которую когда-то обожала.
        - Стыдно? - повторила Ханна, сравнивая серый вдовий домик с роскошным владением Мейсона Буда, а свои прямые грубоватые высказывания - с притворством света.
        - Именно это и говорили Харриет и Фанни, но я не хотела верить.
        Кровь бросилась Ханне в лицо.
        - И все это время Харриет и Фанни думали, что я их стыжусь? Мамы, тебя и нашего бедного покойного отца? Как я могла стыдиться вас, когда я вас всех так люблю?
        Ханна пошатнулась.
        - Но ты сказала...
        - Мне было стыдно за себя, Ханна. - В ее голосе послышались нотки горечи. - Стыдно за катастрофу, в которую я сама себя ввергла. За собственную слабость и беспомощность.
        - Лиззи, я не понимаю. - Ханна покачала головой, крепче сжав руку Элизабет. - Но сейчас это не важно. Мы найдем способ вылечить тебя. Должно же быть какое-то лекарство... что-то против этой болезни.
        - Лечение не поможет. Я не больна, Ханна. До моих ран не доберется ни один хирург. Они слишком глубоко.
        Ханна подняла край ночной рубашки сестры.
        - Но как... - У Ханны перехватило дыхание. Нежную кожу Элизабет покрывали кровоподтеки и синяки.
        - Что случилось? Карета перевернулась? Или ты упала с лошади?
        Элизабет отвернулась, прячась в подушке. На белой, как бумага, щеке выступило горячее пятно. Она вцепилась руками в одеяло.
        - Тебе никогда не нравился Мейсон. Помнишь, Ханна?
        Помнит ли она? Впервые увидев франтоватого англичанина, баронета с золотыми волосами с проседью и безукоризненными чертами лица, она возненавидела его. Казалось, что вместо лица у него маска, но никто, кроме Ханны, не видел, что за ней скрывается.
        Сколько раз мать и сестры бранили ее за то, что, по ее мнению, ни один мужчина не достоин ее драгоценной Лиззи, так оно и было, и Ханну охватили сомнения. Мейсон Буд владел обширными поместьями в Ирландии и Англии. Он был богат и титулован. Мелкопоместные нетитулованные соседи-дворяне шептались, что о лучшей партии бесприданница вроде Элизабет Грей и мечтать не могла.
        Он любил Лиззи по-своему. Был одурманен ею. Даже Ханна была вынуждена это признать. Однако мрачные предчувствия не покидали Ханну. Власть и деньги редко приносят счастье. В самом начале в Буде проявлялись черты собственника, он ревновал Лиззи даже к сестрам.
        - Помнишь мою свадьбу? Ты пыталась отговорить меня, умоляла хорошенько подумать.
        Ханна проклинала собственную искренность сотни раз, она боялась, что эта искренность будет стоить ее сестре любви. Мама уверяла, что именно язык Ханны - причина того, что ее не приглашают в новый дом Элизабет.
        - И какая тут связь?
        - Прямая, - устало признала Элизабет. - Ты была права в отношении Мейсона. У него. . довольно-таки плохой характер.
        Подозрение, слишком ужасное, чтобы высказать его вслух, сжало грудь Ханны.
        - Лиззи, что...
        - Он бьет собак, если недоволен ими, и лошадей, и... - Элизабет понизила голос до шепота, - и жену.
        - Нет! - Ханна задохнулась от ярости. - Это сделал с тобой муж? Клянусь, я убью его.
        - Нет! - Лиззи судорожно вцепилась в нее. - Это меня не спасет, Ханна. Лишь разрушит твою жизнь.
        - Ты не можешь требовать, чтобы я ничего не сделала с этим садистом!
        - Я его жена, часть его собственности. К несчастью, я сама спровоцировала его.
        - Спровоцировала? - воскликнула Ханна. - Из всех нас ты была самой веселой! Никогда мухи не обидела!
        - Я знала, когда на него находит, но не могла это остановить.
        - Что остановить? О, Лиззи, даже не пытайся убедить меня в том, что ты сама виновата!
        - Я всегда пыталась сделать так, чтобы ребенок был в безопасности, его прятали вместе с няней, когда Мейсон пребывал в ярости. Когда родился Пип, Мейсон так гордился, что у него появился сын, наследник.
        Элизабет умолкла на мгновение и продолжила:
        - Но когда выяснилось, что Пип слабенький, он пришел в бешенство. Заставлял ребенка делать то, что того пугало. Объяснял, что пытается сделать из Пипа мужчину. В тот день, когда я пострадала, он вызвал Пипа из детской и посадил на огромную норовистую лошадь.
        Элизабет тяжело задышала.
        - Лошадь была полудикой. Мальчик стал задыхаться. У Пипа всегда были слабые легкие. Он едва сдерживал слезы. Время от времени Мейсон заставлял его садиться на эту лошадь. А та сбрасывала Пипа. Я не могла... не могла этого больше выносить.
        В голосе ее звучала боль.
        - Я хотела, чтобы он побил меня, Ханна, а не мучил моего ребенка.
        Ханну терзали ужас, гнев, и картина, нарисованная Лиззи, была столь правдоподобной и ужасной, что Ханна испугалась, что ей станет плохо. Она представила себе, как Лиззи приманивает сумасшедшего, пытаясь отвлечь его ярость от ребенка.
        - Ну почему я не обратила внимания на твои письма и не приехала в Буд-Холл, несмотря на все, что ты писала? Я всю жизнь пренебрегала матерью и присматривала за тобой! Но нет, моя гордость была уязвлена. Я не могла рисковать... и все это время ты находилась в лапах чудовища! Этого я себе никогда не прощу.
        - Твоей вины в этом нет, Ханна. Сейчас у нас с тобой нет времени на сожаления. Я хочу тебя кое о чем попросить. Ханна, моя Ханна!..
        Слезы потекли из глаз Элизабет.
        - Я не могу спокойно умереть, зная, что оставляю ребенка на мучения.
        - Мейсон Буд никогда больше не причинит страданий ни одному из вас, - поклялась Ханна, стиснув зубы.
        - До того как Мейсон последний раз избил меня, я хотела бежать. Увезти Пипа в какое-нибудь безопасное место. Я зашила свои драгоценности в подкладку саквояжа и упаковала в него немного одежды. Но теперь я не могу бежать. Забери Пипа и увези далеко-далеко. Чтобы Мейсон его не нашел. Мой мальчик... мой бедный, бедный малыш.
        - Я позабочусь о нем, клянусь. Я заберу вас обоих домой, туда, где вы будете жить в мире и спокойствии.
        - Мейсон притащит нас обратно. Закон на его стороне. Мы не можем рисковать. Вся наша семья подвергнется опасности. Как бы мне хотелось не просить тебя о жертве...
        - Я все сделаю для тебя, Лиззи. Ты же знаешь.
        - Мейсон уехал на охоту. На следующий день после...
        - Он бросил тебя умирающей?
        - Он не знал. Он всегда уезжает после этого. Пропадает на некоторое время. Чтобы не видеть моих синяков. Нельзя терять времени. Ты должна забрать Пипа прямо сейчас.
        - Но, Лиззи, да я же только что обрела тебя снова! Как я могу уйти?
        - Я не боюсь умереть в одиночестве.
        - Лиззи, нет! Не проси меня об этом.
        - Разве ты не видишь, что другого выхода нет? Ханна, ты единственная не боялась смотреть в лицо реальности.
        Лиззи права. Ханна всегда была сильной.
        - Ты заберешь с собой все, что я люблю, - мягко проговорила Лиззи.
        Элизабет потянула шнур от звонка. Через мгновение показалась служанка. На ее пухлом лице было написано настоящее горе.
        - Миледи? - Глаза девушки покраснели от слез. - Вам принести снотворное? Доктор оставил его целую кучу.
        - Нет, спасибо, Энн. Приведите мастера Пипа. Я хочу, чтобы моя сестра... познакомилась с ним.
        - Конечно! Вы сразу повеселеете, когда увидите его. Милый молодой хозяин.
        Девушка неуклюже присела и удалилась.
        Ханна мечтала об этой встрече и годами представляла ее себе. Но не при таких трагических обстоятельствах. Оставить Лиззи умирать... Взять на себя заботу о ее сыне...
        Ханна понимала, насколько опасна ее задача.
        Если бы Элизабет забрала сына, ей пришлось бы столкнуться с ужасными последствиями этого шага. Если же это сделает Ханна, не являющаяся матерью ребенка, то заберет наследника пэра королевства... Хуже того, она никогда не видела ребенка. Как же этот малыш будет ей доверять?
        Ханна была ошеломлена, когда поняла, что ее бьет дрожь, и перешла в темный угол комнаты, пытаясь взять себя в руки, чтобы не испугать ребенка. Пип и так уже достаточно пережил.
        Через несколько минут она услышала тихий скрип и увидела худенькое личико заглянувшего в дверь ребенка.
        Его золотые локоны сияли, глаза были огромными, испуганными и полными муки.
        У Ханны сжалось сердце, когда она увидела копию Элизабет. Он даже не заметил Ханну, смотрел только на мать.
        - Мама!
        Он подошел к кровати, как только служанка вышла и тихонько закрыла дверь.
        - Пип!..
        В первый раз со времени приезда в Буд-Холл Ханна увидела, что Элизабет улыбается той ангельской улыбкой, которая очаровала не одного мужчину.
        - Мама, я знал, что ты еще здесь! Няня сказала, что ты уходишь! И никогда не вернешься. Но я знал, что ты не бросишь меня одного.
        - Няня сказала правду. Мне придется совершить путешествие, дорогой.
        Элизабет протянула сыну руку. Пип осторожно вполз на кровать.
        - А я не могу отправиться вместе с тобой?
        - Надеюсь, это произойдет не скоро. Понимаешь ли, я отбываю на небо.
        - Но это там, где... где мертвые?.. - Пип в ужасе вцепился ей в руку. - Нет, мама! Я буду хорошим мальчиком! Я всегда буду ездить на папиной лошади! Только не уходи!
        Ханна чувствовала, каких усилий Элизабет стоит сдерживать слезы.
        - Я не хочу уходить, Пип. Но я должна. Я не могу... не могу остаться.
        - Но я не хочу быть один! Мама, пожалуйста!
        Сердце Ханны рвалось из груди.
        - Это самый лучший выход, - сказала Элизабет с вынужденной веселостью. - Ты не будешь один, Пип. Помнишь, я тебе рассказывала про тетю Ханну?
        - Она заботилась о тебе, когда ты была маленькой девочкой. И ты все время перечитывала мне ее письма. Ты любишь ее больше всех на свете, не считая меня.
        - Теперь она позаботится о тебе. Она заберет тебя далеко-далеко, где тебе никогда не надо будет бояться. И каждый раз, когда вы будете обнимать друг друга, вы оба будете знать, что я все еще с вами. Здесь. - Элизабет прижала ручонку Пипа к своему сердцу. - И что я люблю вас.
        - Но я хочу, чтобы меня обнимала ты! Я хочу, чтобы это была ты!
        - Ханна! - вскрикнула Элизабет. - Помоги!
        Помочь? Как можно объяснить смерть, жестокость по отношению к ребенку? Существуют ли для этого какие-то слова? Но дело касалось Лиззи, ее Элизабет.
        Ханна вышла из тени, встала на колени и дотронулась до младенчески мягкой щеки Пипа.
        - Я тоже хочу, чтобы она осталась. Больше всего на свете. Но твоя мама... сломлена внутри.
        Серо-зеленые глаза ребенка блеснули. У него был взгляд, как у взрослого.
        - Это из-за папы, да?
        - Да, Пип.
        Он протянул руку. Ханна взяла ее, ощущая любовь Лиззи, все ее надежды и мечты, заключенные в теплом пожатии пальчиков ее сына.
        - Мы должны уходить, пока и меня не сломали.

        Повизгивание щенка вызвало слишком ясные и слишком острые воспоминания. Ханна вытерла слезы и повернулась как раз в тот момент, когда Пип вошел в комнату со спаниелем на руках.
        - Нанна, псих говорит, что щенки спят в конуре, а можно я уложу этого рядом с собой под оделяло?
        - Не стоит, Пип. Я не хочу, чтобы ты заболел.
        - Когда я был маленький, я боялся, и мне снились плохие сны, иногда я выскальзывал из детской, чтобы мама взяла меня к себе в постель. Там было тепло и мягко, а от нее пахло цветами. Мы делали вид, будто это волшебство такое, как невидимая стена Моргауза в легендах о короле Артуре. Она ограждала от всего плохого. Я хочу доказать Лиззи, что ее никто больше не укусит и не прогонит.
        - Я знаю, ты хорошо о ней позаботишься, ангел мой.
        - Как мама, которая изо всех сил пыталась позаботиться обо мне. Нанна, по-моему, Лиззи одиноко. - Пип погладил мордочку щенка. - Очень тяжело оставлять маму.
        Она откинула локоны с его лба.
        - Пип...
        Она раздумывала, как бы получше предостеречь его...
        - Помнишь, покидая Ирландию, мы обсуждали, что надо делать, чтобы оставаться в безопасности?
        - Говорить всем, что ты моя мама?
        - Да. Ты очень хорошо с этим справлялся, дорогой мой. Я лишь хочу, чтобы ты никогда никому не рассказывал о твоей настоящей маме. Даже мистеру Данте.
        - Мистер Данте никогда не расскажет папе, где мы. В его глазах ангелы. Он нарочно изображает сумасшедшего.

«Интересно, как отреагировал бы Остен Данте, если бы услышал, что о нем говорит Пип?» - с улыбкой подумала Ханна.
        Несколько успокоившись, Ханна потянулась и откинула одеяла. Пип улыбнулся и вскарабкался на кровать. Пока Ханна помогала ему раздеваться и натягивать ночную рубашку, Лиззи тянула за рукава, обнюхивала подушки и смешила Пипа.
        Ханна выглянула из окна на звезды, сиявшие в далеком раю, и помолилась о том, чтобы другая Лиззи, где бы она ни находилась, услышала, как радуется Пип подарку безрассудного, опасного человека с загадочными глазами.
        На какое-то время она останется в Рейвенскаре. С Остеном Данте, в его изысканной тюрьме, вместе с его фортепиано и письмами, которые он никогда не распечатывал. А потом, что самое важное, она вернет бриллиант и избавится от угрызений совести.
        Должен же быть способ исправить все, что она натворила.
        Нужно привести все в порядок. Она отнесет на место еду, а потом проберется в музыкальную комнату, после того как все заснут, и положит драгоценность на диванчик, туда, где она ее нашла.

        Глава 8

        Часы из позолоченной бронзы, стоявшие на камине, пробили два, когда Ханна выскользнула из постели. Лиззи, уютно устроившаяся на подушке рядом с Пипом, подняла шелковистую голову и взглянула на Ханну, потом зевнула и уткнулась носом в теплую шею Пипа.
        У Ханны кольнуло сердце, когда ручонка Пипа обняла покрепче меховой комочек, несмотря на то, что мальчик крепко спал. Пип был окрылен обещаниями Данте показать, как следует заботиться о собаке, расчесывать ей шерсть и кормить из рук.
        Пока Пип не переставая болтал об Остене Данте, сердце Ханны растаяло, как лед на весеннем солнце.
        Девушка подошла к столу и нащупала чулки, которые положила в саквояж. Вынув булавку, она зажала ее между пальцами и выскользнула в коридор.
        Дверь в спальню Остена была закрыта. Она видела это много раз, но ее никогда не интересовало, что находится за этой дверью. Ей вспомнилось, как потеплел взгляд Данте, а губы тронула улыбка при виде того, с каким восхищением Пип прижимает к груди щенка.
        Кто бы мог подумать, что сумасшедший хозяин Рейвенскара ощутит тайное одиночество, царившее в сердце мальчика? Что он может с нежностью касаться золотых локонов Пипа?
        Кто он? Загадка, подобная древним кельтским скульптурам, о которых ей рассказывала в детстве няня. Они постоянно меняют свой первоначальный облик.
        Разве не существует легенда про сказочного короля, плененного с помощью колдовских заклинаний? Разве он не освободился, когда дама его сердца взглянула ему в глаза и увидела его таким, каким он был на самом деле?
        Ханна сжимала булавку так сильно, что укололась, но даже обрадовалась жалящей боли, благодаря которой пришла в себя. Ей нужна была ясная голова, чтобы выполнить свою задачу. Мало ли кто может встретиться ей на пути.
        Она вздрогнула, когда сквозняк проник сквозь ночную рубашку. Стала спускаться с лестницы и вдруг остановилась. До нее донеслись тихие звуки. Это была колыбельная, которую она пела Пипу, когда тот задыхался. Кто-то играл на фортепиано.
        Перед ее мысленным взором предстал Остен Данте. Одинокий. Всегда одинокий в этом доме, полном людей. Одинокий до того момента, пока не опустился на корточки рядом с задумчивым малышом, державшим в руках щенка.
        Она закусила губу. Ангелы небесные! Надо немедленно вернуться к себе. Дождаться, пока он не поднимется в свою в комнату.
        Мгновение она колебалась. Что это? Безрассудный риск или первый честный поступок с тех пор, как Остен Данте укрыл ее и Пипа от дождя?
        Набрав в грудь воздуха, Ханна спустилась вниз и вошла в музыкальную комнату. В ночной рубашке она очень напоминала привидение.
        На рояле горели свечи и лежали письма. Кажется, с тех пор, как она прочитала их мистеру Данте, прошла целая вечность. Пламя свечи падало на его необычайно красивое лицо.
        На нем был халат в ярко-синюю и кремовую полоску, темные волосы взъерошены.
        До этого ни один мужчина не вызывал в ней желания. Видимо, пришло ее время. Ханну бросило в жар. И не в первый раз Остен Данте наводил ее на греховные мысли. Кровь забурлила в жилах.
        Ее сердце упало, когда он исполнил последние аккорды и закрыл лицо рукой. Она с трудом сдержалась, чтобы не дотронуться до темного шелка его волос.
        Она потрясла стол, чтобы он услышал шум.
        Он повернулся, посмотрел на нее, и ее сердце учащенно забилось.
        - Ханна, вы слышали, как я занимаюсь этой нелепицей?
        Он вымученно улыбнулся.
        - Вы не должны были сюда приходить. Я хотел дать вам хоть немного выспаться. Видит Бог, у вас был такой усталый вид, когда вечером вы пришли к стойлам.
        - Я пришла не для того, чтобы записывать музыку, разве что вы сами этого пожелаете.
        - Нет. Видите ли, я украл вашу песню. Она звучит гораздо лучше всего, что я пробарабанил на этом инструменте за последние месяцы.
        - Пожалуй, это справедливо.
        Ханна затаила дыхание, не желая уничтожать возникшее между ними чувство понимания.
        Но что общего у нее с Остеном Данте? Практичная женщина с острым языком и независимыми взглядами, смущавшими всех знакомых ей мужчин, и дворянин, необычайно красивый мужчина, обладавший деньгами и властью, впитанной им с молоком матери. Конечно же, она ему не ровня.
        - Я не понимаю, - произнес он, вопросительно щурясь.
        - Сегодня, когда я пришла за Пипом, я... я уже решила покинуть Рейвенскар. Мои вещи были упакованы и сложены под кустами азалий.
        Он заметно побледнел.
        - Но я не дал вам ни шиллинга! Где бы вы нашли еду и кров?
        - Мне пришлось бы... то есть я взяла кое-какую провизию...
        Оказалось труднее, чем она себе представляла, признаться в содеянном под этим гипнотическим взглядом.
        - Мистер Данте, я украла у вас вот это.
        Она вытянула руку и разжала пальцы, показывая булавку.
        Данте медленно перевел взгляд на ее раскрытую ладонь. Он долго молчал. Она терпеливо ждала, когда он заговорит. Потом не выдержала и нарушила молчание:
        - Вы снимали шейный платок, положили булавку сверху, вот я и взяла ее, ведь вы отказались мне заплатить за работу.
        Она запнулась. Заработала ли? Ее щеки горели от стыда, а ложь жгла язык. Она не заработала ничего, кроме презрения Остена Данте. Она с самого начала лгала ему.
        А теперь объясняет, что хотела обокрасть человека, который укрыл их с Пипом от дождя. Она могла дать объяснение всему, чему угодно, но правда по-прежнему была проста, безобразна и лежала в виде булавки на ее протянутой ладони.
        - Не важно, почему я это сделала, - призналась она. - Я это сделала. Если вы пожелаете, чтобы я покинула Рейвенскар, я это пойму.
        Господи, как долго он будет смотреть на ее руку? Никогда еще Ханна не видела его таким спокойным.
        Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он накрыл длинными пальцами ее ладонь. Его руки были жесткими, поразительно мозолистыми и такими сильными, что очаровали ее. Они были такими теплыми, что душа затрепетала. Он сомкнул ее пальцы вокруг драгоценности, его голос был низким и хриплым:
        - Оставьте это себе.
        - Ч... что?
        - Тогда, если вы опять решите по глупости сбежать, мне не придется думать о том, достаточно ли у вас с Пипом пищи и есть ли кров над головой.
        Ханна ошеломленно смотрела на него. Этот сильный, богатый человек беспокоится о ней и Пипе?
        Такое ей просто в голову не приходило. Но, глядя на выражение его лица, не приходилось сомневаться в искренности сказанного.
        - Но... но, сэр, вы не понимаете. Я... я украла это у вас.
        - Считайте, что это подарок.
        - Я не могу это принять, - запинаясь, произнесла она.
        Его губы сложились в улыбку, не похожую ни на одну из тех, что она видела прежде, - ироничную и одновременно теплую.
        - Вы же хотели это украсть? - мягко поинтересовался он.
        - Но... тогда все было по-другому! Должно быть, эта вещь стоит целое состояние!
        - Если хотите, будем считать, что этого разговора не было, и вы сможете украсть ее еще раз. Мой слуга снова будет упрекать меня в небрежности, а я пожму плечами и куплю другую булавку. Или, может быть...
        Он замолчал, его взгляд становился все напряженнее.
        - Может быть, все станет проще, если я попрошу кое-что взамен.
        - Да. То есть, нет... я...
        Ханна застыла, уверенная в том, что он снова начнет выпытывать у нее то, что его интересует.
        - Ничего особенного я не прошу, но, если вы согласитесь, это доставит мне большое удовольствие.
        Он все время смотрел на ее руку, и она вдруг осознала, что он держит ее в своей мускулистой, горячей ладони.
        - Зовите меня Остеном.
        - О... Остеном?
        - Очень давно никто не называл меня так.
        - Остен.
        Ее щеки горели. Рука дрожала. Его имя прозвучало в ее устах совершенно необычно. Как нечто пряное и сладкое, словно расплавленный шоколад.
        - Но я не думаю... То есть я хотела сказать, едва ли это соответствует...
        - Пожалуйста, Ханна.
        Во взгляде его была мольба. Выражение лица смягчилось. Высокомерия как не бывало.
        Сейчас самое время признаться, что она не умеет записывать ноты. Но как он отреагирует на ее обман? Потеряна музыка, та самая, которую он с таким трудом сочинял. Которая была для него наваждением и без которой он жить не мог.
        Музыкальная комната стала для них обоих тюрьмой. И все же проведенными здесь часами они очень дорожили. Для Ханны Остен Данте все еще оставался загадкой. Он мог приютить путников в непогоду и в то же время игнорировать письма своих близких.
        Пламя свечи отразилось в блестящей поверхности фортепиано.
        - Остен, можно задать вам вопрос?
        - Я задал их вам более чем достаточно. Не скажу, чтобы от этого была какая-то польза. - На его лице отразилось разочарование. - Так что это за загадочный вопрос, мадам?
        На губах Ханны появилась слабая улыбка.
        - Почему музыка имеет для вас такое большое значение?
        Подобного вопроса Остен не ожидал.
        - Что вы имеете в виду?
        - Почему вы занимаетесь музыкой с такой страстью?
        Она поняла, что зря затеяла этот разговор, но уже не могла остановиться.
        - Порой мне кажется, что вы ненавидите занятия музыкой, зачем же мучить себя?
        - Вы говорите так, потому что я напрочь лишен таланта. Не правда ли?
        - Нет.
        - Что «нет»?
        - Не надо этим шутить. Я лишь хочу стать вашим другом.
        Что за глупость она сморозила! Но слово не воробей, вылетит - не поймаешь.
        - Моим другом... - Он улыбнулся в раздумье. - С тех пор, как у меня был друг, прошло очень много времени. Не потому, что Чаффи... - Остен замолчал.
        До чего же он одинок! А ведь он добрый, великодушный. Они с Пипом наверняка не первые, кого он облагодетельствовал.
        Она чувствовала, что задела какие-то струны его души, где-то в самой глубине, которых еще никто не касался. Это и пугало ее, и радовало.
        - Пожалуйста, Остен, расскажите о музыке.
        Он внимательно смотрел на нее, не произнося ни слова. Видимо, не решаясь сказать то, что его давно мучило. И наконец заговорил:
        - Вы когда-нибудь расставались с кем-то, кого очень любили?
        Сердце Ханны болезненно сжалось. Она вспомнила умирающую Элизабет. Вспомнила, какой кошмар пришлось ей пережить.
        - Я...
        - Нет, - перебил ее Данте. - Вы никогда никому не позволите нанести вам удар, моя отважная Ханна.
        Он нежно провел пальцем по ее шелковистой щеке.
        - Вы ошибаетесь, - призналась она. - Я потеряла человека, которого любила больше всех в жизни, не считая Пипа.
        Он внимательно посмотрел на нее.
        - Тогда вы должны сделать все, чтобы с ним помириться, сказать, как сильно вы сожалеете.
        Она провела с Лиззи так мало времени. Они даже не успели сказать друг другу все, что хотели.
        - Иногда достаточно одного лишь прикосновения, - произнесла Ханна. - И не нужно никаких слов.
        Лицо Данте исказила боль.
        - Слова. Проклятые слова. Бессмыслица. Я не умею с ними обращаться. А ведь сказанные невпопад, они могут глубоко ранить.
        - Я тоже не умею с ними обращаться. Поэтому речь моя бывает грубой, хотя я этого не хочу.
        Данте печально улыбнулся.
        - А я оскорблял намеренно. Ранил словами, словно мечом, чтобы прогнать его, чтобы он не увидел...
        Он осекся, не в силах продолжать. Она погладила прядь его волос, упавшую на лоб, желая успокоить, словно ребенка. Что же этот человек натворил? Что он скрывает? Что заставляет его так страдать? Так ли уж важны подробности?
        - Порой мы боимся показать, какие мы на самом деле. Боимся кому-нибудь довериться. Всячески скрываем свои пороки.
        - Когда любишь, видишь только хорошее.
        - Если оно есть, это хорошее. Но если человек, по вашему выражению, бесполезен, словно камень на дне реки?
        - Я не должна была так говорить. Вы столько раз проявляли великодушие ко мне и к Пипу. И ничего не просили взамен. - Ей с трудом далось это признание. - А мне нечем вам отплатить, как бы я этого ни хотела.
        - Вы недооцениваете себя, Ханна, - мягко произнес он. - Вы можете предложить гораздо больше, чем представляете.
        Ее щеки опалил огонь, она опустила глаза, переведя взгляд с его лица чуть ниже, и тут же пожалела об этом, потому что уткнулась взглядом в глубокий вырез атласного халата, обрамлявшего твердую, мускулистую грудь. Бронзовые от солнца мускулы пульсировали в жидком золоте света, а темные волосы так и манили прикоснуться к ним.
        Интересно, каково это, прижать ладонь к его истерзанному сердцу? Почувствовать его губы на своих, чтобы он хоть ненадолго забыл о своем одиночестве?
        Эта мысль потрясла Ханну. Она, обладавшая железной волей, мечтала о сильных мужских руках, обнимавших ее.
        Его взгляд сквозь густые темные ресницы задержался на ее губах. Ему не нужно было дотрагиваться до ее губ своими. Она ощутила его напряжение всем телом, до самых кончиков пальцев.
        - Ханна... Я...
        Он дотронулся до ее затылка, схватил прядь волос и стал наматывать на ладонь.
        Она желала его и в то же время боялась.
        Остен приподнял ее голову, и у Ханны перехватило дыхание; время замерло, когда его чувственные губы, нежные и теплые, приблизились к ее губам и запечатлели на них поцелуй.
        Остен со стоном прижал ее к себе, ощутив каждый изгиб ее нежного тела под тонкой ночной рубашкой.
        Она была ошеломлена, почувствовав, что он весь дрожит.
        Что это? Желание? Казалось невероятным, что этот мужчина, столь совершенный, мог пожелать ее, скромную Ханну Грей.
        Он провел языком по ободку ее губ.
        - Открой рот, Ханна, - пробормотал он, - дай мне попробовать тебя изнутри.
        Эта мольба была такой опьяняющей, такой грешной и такой прекрасной.
        Она открылась ему и ощутила, как сильно он ее хочет.
        Он изучил ее рот, губы, кончик языка, заставляя ее изнывать от желания.
        Она так сильно сжала пальцы, что булавка впилась ей в руку.
        Ей показалось, что Данте коснулся ее затвердевших сосков.
        - Ханна, - выдохнул он, скользя ладонями по ее телу. - Ханна... Ханна... Ханна...
        Девушка застонала, ей хотелось, чтобы он обхватил ладонями ее грудь, хотелось чего-то большего...
        Ханна вздрогнула, когда он стал ласкать ее грудь и обхватил губами сосок.
        - О... О, пожалуйста, - взмолилась она. - Я не вынесу этого.
        - Не уходи от меня, Ханна. Я не причиню тебе боли, как он, - пообещал Остен.
        Он? Кого Остен имеет в виду? И тут ее осенило. Данте уверен, что Пип ее сын, что она спала с другим мужчиной и позволяла ему делать все, что делал с ней Данте. Он хочет взять ее к себе в постель и снять с нее ночную рубашку, чтобы между ними не осталось ничего, кроме ее лжи.
        И о чем только она думала, позволив ему обращаться с ней подобным образом? Разве ее положение и так не было рискованным? Она запаниковала.
        - Пожалуйста, прекратите!
        Он прервал поцелуй и отпрянул от нее, пораженный. Будто очнулся от волшебного сна.
        Что он о ней думает? После того как она повела себя так недостойно... Но она не может сказать ему правду.

«Я никогда не была в постели с мужчиной... меня никогда не целовали, пока ты...»
        - Я сожалею о случившемся, - произнесла Ханна, поднеся руку к губам, все еще дрожавшим от его поцелуев.
        - Не могу сказать то же самое, Ханна. Я не мог не прикоснуться к тебе. Да и ты, по-моему, была не против.
        Она ничего не сказала. Ей и не нужно было ничего говорить.
        Он все понимал, словно заглянул ей в душу.
        Он стоял, словно зачарованный, глядя ей вслед, когда она уходила.
        Кто бы мог подумать, что под убогой одеждой эта колючая, острая на язык Ханна скрывает тело, при виде которого у любого мужчины потекут слюнки? И все же было что-то более глубокое, чем просто красота лица или тела, от чего сердце Данте дрогнуло. Эту загадку ему предстояло разгадать.
        - Ханна! - остановил он ее. - Я никогда тебя не обижу. Ты веришь?
        Она остановилась, опершись изящной рукой о дверь и повернувшись ровно настолько, что он смог увидеть ее грудь, от которой дух захватывало.
        - Я знаю, что вы никогда меня не обидите. Но порой человек теряет контроль над собой. И тут уж ничего не поделаешь.
        - Ты имеешь в виду то, что произошло между нами? Сожалеешь об этом?
        - Я не должна была... - Она осеклась, потом едва слышно продолжила: - Это не ваша вина.
        - Хочешь сказать, что не надо было разгуливать в ночной рубашке? Кто-нибудь должен был предупредить тебя об этом в тот вечер, когда ты прибыла в Рейвенскар?
        Он поморщился.
        - У меня привычка целовать тех служанок, которых случайно встречу в ночной рубашке. Три недели назад я поймал экономку...
        - Не надо! Я знаю, вы хотели этого не больше, чем я. Повторяю, это не ваша вина. Я просто...
        Она замолчала, ее щеки пылали, былой бледности, когда он впервые увидел ее перед собственной дверью, и след простыл. Теперь она казалась ему настоящей красавицей.
        - Случившееся не изменит моих чувств.
        Это была ложь. Все изменилось в то самое мгновение, как он обнял ее.
        - Я хочу поблагодарить вас, сэр. За вашу доброту. Я... я этого не заслуживаю. - Голос ее дрогнул.
        - Остен, - резко поправил он ее.
        - Что?
        - Не сэр, а Остен.
        Она помедлила, опустив ресницы.
        - Остен. - Произнесенное с ирландским акцентом, его имя прозвучало на редкость лирично.
        Когда Ханна ушла, он с трудом сдержался, чтобы не побежать за ней, не подхватить на руки и не отнести к себе в спальню.
        Но он тут же прогнал эту мысль. Ханна создана для того, чтобы идти по жизни с гордо поднятой головой, а не стать на время его любовницей, превратиться в предмет сплетен прислуги.
        Он с отвращением вспомнил, как унизил ее сегодня, уподобившись отцу ее ребенка, этого негодяя.
        Как бы отчаянно ни желал он Ханну, он скорее отрежет себе руку, чем обидит ее. Она и так слишком много страдала. Осталась одна с внебрачным ребенком. Теперь ни один мужчина не возьмет ее замуж.
        Пятно, которое невозможно стереть. Ей пришлось бы довольствоваться положением любовницы, пожелай она отдаться какому-нибудь мужчине.
        Остен закрыл глаза, представив себе Ханну такой, какой она была шесть лет назад, - не кокетка с веером в руках, а скромная, целомудренная. Она все же отдалась кому-то, жестокому и грубому, или ее принудили к этому. Остен сжал кулаки. Теперь она лишена возможности иметь семью, любящего мужа, рожать детей.
        Сам Остен смотрел на супружество как на необходимость, своего рода сделку, чтобы произвести на свет наследника. И ничего хорошего от женитьбы не ждал. Скорее, боялся ее.
        Но Ханна пробудила в нем целую бурю чувств.
        Она заслуживает настоящей любви. Умного, смелого, честного спутника жизни. Полную противоположность Остену Данте.
        Он подошел к роялю и взял подсвечник. Данте крался по дому, который был таким пустынным всего неделю назад, и вспоминал смех Пипа, когда тот прижимал к себе щенка.
        Сердце бешено забилось, так же, как тогда, когда он увидел Ханну в ночной рубашке, с глазами нежными и такими печальными. Она чувствовала себя виноватой. Неужели из-за бриллиантовой булавки? Или за этим стояло что-то еще? Даже после того, как он сказал, что она может оставить безделушку себе, лицо ее не просветлело.
        Ему так отчаянно хотелось излечить ее. Но такой способностью он не обладал. Прочитав ему письма от родных, Ханна в гневе сказала, что он не может помочь даже самому себе.
        Он выскользнул из комнаты и поднялся по ступенькам, в который уже раз надеясь уснуть, но сон не шел к нему.
        Добравшись до двери Ханны, он остановился и услышал тихий шорох. Ханна еще не легла. Видимо, была расстроена, так же как и он.
        Стирала вкус его губ со своих? Томилась желанием, вспыхнувшим в ней, когда они прильнули друг к другу?
        Не важно, насколько сильно он ее хочет, он никогда не причинит ей вреда, как тот мерзавец. Просто хочет ей помочь.
        Только бы она снова не собралась бежать. Этого Остен боялся больше всего. Потерять ее навсегда? Такого Остен просто не вынесет.
        Если бы только она доверилась ему...
        Но с какой стати? Еще час назад она не сомневалась, что он способен выбросить их с Пипом на улицу и оставить умирать с голоду из-за того, что она осмелилась выказать ему неповиновение.
        Если бы она раскрыла ему свою тайну! Он защитил бы ее, но как этого добиться? Быть может, когда-нибудь она и решится на это, но будет уже слишком поздно.
        И тут Данте осенило. За последний год скопилось большое количество незаконченных дел. Он давным-давно не посещал своего лондонского стряпчего. Поехав туда, он мог бы навести справки и найти кого-нибудь, кто мог бы дать нужные сведения.
        Нанять соглядатая, чтобы раскрыть тайну Ханны? Сорвать покров с ее прошлого? Он никогда не был особенно щепетильным.
        Но эта мысль вызывала у него отвращение!
        Это будет предательством по отношению к Ханне. И все же... он хочет всего лишь защитить ее. Именно поэтому он ощутил жгучее желание узнать о ней все. Или существовала другая причина, нечто скрытое, нечто, что он был даже не в состоянии выразить словами?
        Прочь сомнения.
        Результат будет один и тот же. Что бы им ни двигало.
        Она будет здесь в безопасности. Он клянется. Какой бы страшной ни была ее тайна. Чего бы это ему ни стоило.
        Но простит ли его Ханна когда-нибудь?

        Глава 9

        В тот день, когда он приехал в Буд-Холл, обнаружив, что жена мертва, а сына похитили, Мейсон Буд поклялся, что Ханна Грей не спрячется от него даже в бездне ада. Она дорого заплатит за то, что сделала.
        Он сдерет с нее кожу и подвергнет тем же пыткам, которым из-за нее подвергался последние шесть лет. Из-за этой суки он потерял любовь жены. Она всегда стояла между ним и Элизабет...
        Ненависть кипела в жилах Мейсона Буда, словно яд, когда он направлял лошадь через холмы Уиклоу, его золотые волосы с проседью развевались на ветру, а зеленые глаза были холодны, словно бутылочное стекло.
        Ханна поступила подло, когда пыталась за час до свадьбы отговорить Элизабет выходить за него. Церковь была полна гостей, приглашенных на свадебное торжество. Этого он ей никогда не простит.
        После свадьбы Мейсон запретил жене общаться с сестрой и пускать ее на порог Буд-Холла.
        Но даже на расстоянии Ханна Грей пагубно влияла на его жену, и милая, нежная, уступчивая Элизабет начала выказывать неповиновение. Разумеется, не оставалось ничего другого, как отстегать ее плетью.
        Горе бурлило у него внутри, горячее и колючее. Да, в смерти Элизабет повинна Ханна. Но ей и этого было мало, и она решила украсть его сына.
        Хуже всего то, что не известно местонахождение наследника. И пол-Ирландии знало, что Пип пропал.
        Красная пелена ярости застилала Мейсону глаза.
        Ханна сделала из него дурака. И грозилась пойти дальше - разгласить его самую мрачную тайну. Она оставила его беспомощным, когда он носился по стране. Каждая дорога, которую ему удавалось отследить, вела в никуда. Каждое усилие, которое он предпринимал, было тщетным, будто он пытался поймать ветер.
        Но теперь появился шанс, что игра закончится в его пользу.
        Записка, которую Мейсон нашел у себя на письменном столе в Буд-Холле месяц назад, казалось, жгла карман его жилета и сжигала его жизнь. «Если вы посмеете последовать за нами, я расскажу все, что мне известно. Я разоблачу вас...»
        Интересно, понимала ли Ханна, что этой запиской подписала себе смертный приговор? А ведь она далеко не дура. Не сделала ли она все возможное, чтобы он искал ее до тех пор, пока ее изящная шейка не будет находиться у него в руках, а его пальцы не выжмут из нее жизнь?
        И все же эта мечта с каждым днем казалась все менее и менее осуществимой, пока шесть часов назад в Буд-Холле не появился слуга.
        Мейсон гнал лошадь через рощи, не отводя взгляда от серого каменного дома на вершине холма. Этот дом был такой же несуразный и невзрачный, как и сама Ханна.
        В этом доме он ухаживал за Элизабет и впервые возненавидел Ханну за то, что она во все вмешивалась. Эта женщина оставила след.

«Дорогой Мейсон, приезжай поскорее в Дав-Коттедж. Некий медник, пользующийся дурной репутацией, утверждающий, что помогал Ханне выкрасть Пипа, все еще находится в кухне. Мы делаем все, что в наших силах, чтобы удержать его до твоего приезда. Молю Бога, чтобы он помог тебе найти сына».
        Мейсону было все равно, к кому обращаться - к Богу или к дьяволу. Он продаст душу в обмен на Ханну Грей. Он должен остановить ее, пока она не осуществила свою угрозу. Пока не рассказала...
        Нет. Он ее найдет. Он заставит ее замолчать. Он вернет сына и сделает из него мужчину, даже если это убьет их обоих.
        Не успел Мейсон натянуть поводья, как дверь Дав-Коттеджа распахнулась и миссис Грей устремилась навстречу, а за ней по пятам следовали дочери.
        - Мейсон, дорогой! - выдохнула она. - Слава Богу, ты здесь! По-моему, этот медник и есть тот презренный человек, который уговорил Ханну совершить такое безумство. Он сказал, что хочет передать мне, что с ней все хорошо, сказал, что его дочь тоже однажды убежала, и вспомнил, как был расстроен, пока не узнал, что с ней все в порядке. Разве такой человек может сравнивать свои чувства с моими?
        - Должно быть, вам крайне неприятно, что вас потревожил такой низкий человек, - посочувствовал Мейсон. - Я сделаю все, чтобы он никогда больше не заговорил с вами.
        - Вы найдете Ханну, правда? - взмолилась миссис Грей, хватаясь за плащ Мейсона. - Как бы она ни поступила, но я ее мать. Боюсь, на нее так подействовала смерть Элизабет, что она утратила разум и увезла Пипа. Должно быть, ей кто-то помог.
        - О, обещаю вам помочь бедной Ханне, - поклялся Мейсон.
        По лицу миссис Грей заструились слезы.
        - Вы всегда так добры к нам, Мейсон. Хотя Ханне никогда не хватало ума оценить это, все остальные безмерно благодарны вам за вашу доброту. У меня нет слов благодарности за вашу попытку спасти Ханну от самой себя.
        Мейсон возликовал.
        - Где же медник, о котором мне рассказал посыльный?
        - Медник? - повторила миссис Грей. - Ах да, медник. Мы сделали все, что могли, но не сумели его удержать! Он уехал около получаса назад.
        - Почему вы не...
        Мейсон замолчал, закончив мысль про себя: «... не сказали этого сразу же, как я сюда приехал, вместо того чтобы тратить время на болтовню? Надо же быть такими идиотками!»
        Мейсон тихонько выругался, еле сдерживаясь от того, чтобы не схватить болтушку и не вытряхнуть из нее нужные сведения.
        - По какой дороге он поехал? - спросил он, взяв себя в руки.
        - На запад, - пискнула девятнадцатилетняя Харриет, указывая шляпкой в сторону дороги. - Я говорила маме, что не надо волноваться. Что вы догоните его, Мейсон. Вы же прекрасный наездник.
        - Мне нужно ехать.
        - Вам нужно сменить лошадь? - поинтересовалась Теофания, хватаясь за поводья. - Вы можете одолжить лошадь в большом доме.
        Поскачет он на одной из кляч Греев, как же! В конюшне нет ни одной, способной догнать даже домашнюю скотину. А медник скроется в тумане.
        - Спасибо за предложение. Брут справится.
        - Мы с девочками сделаем все, что сможем, чтобы помочь вам найти Ханну и бедного маленького Пипа.
        Внушительная грудь миссис Грей затрепетала.
        - Поторопитесь, дорогой. Мы будем молиться за вас!
        Мейсон коснулся рукой полей шляпы, пришпорил лошадь и помчался в направлении, указанном Харриет.
        Какое скопище бесполезных женщин! Он слышал, что старый сэр Люциус Грей разбился, упав с крыши дома. Это они его довели, лучше бы сбросил вместо себя жену.
        Он пригнулся к шее лошади, подгоняя ее.
        Он догонит медника. У каждого человека есть своя цена, а этого медника, должно быть, купить легче, чем большинство людей. Он предложит мерзавцу сколько потребуется за нужные сведения.
        А если медник настолько глуп, чтобы отказаться от денег, испробует другие способы. Менее приятные. Как сделал это с Элизабет.
        Кнутовище Мейсона уже пропиталось кровью, когда он навис над стариком, скорчившимся в пыли на дороге. Старик бросил предложенные деньги Буду в лицо.
        - Я предупреждал - не надо меня злить! - прорычал Буд, замахнувшись, чтобы нанести очередной удар. - Проклятие, куда пошла Ханна Грей с моим сыном?
        Медник попытался заставить себя опереться на локти, с ненавистью отплевываясь.
        - Убирайся в ад, дьявол! Она рассказала о тебе достаточно, я знаю таких, как ты. А остальное я видел в глазах мальчика! Я ничего тебе не скажу! Били меня и посильнее, но никогда не выбивали правду из Падрика Хасси. Леди и мальчик уже далеко. И я не предам их.
        Мейсон взглянул на его обветренное лицо, похожее на лицо карлика, и понял: он может содрать кожу с Хасси, но старый ирландец ничего не скажет. Проклятое неповиновение воспитано в ирландцах с детства.
        И все же у этого старого пса должна быть какая-то слабость... Нужно как-то заставить его говорить.
        Гнедая лошадь подковыляла к тележке медника, наступила на следы от колес, фыркнула и поискала глазами старика.
        На свою беду, медник с тревогой взглянул на лошадь.
        Конечно.
        Мейсон осклабился.
        - Может, ты и прав, старик, - глумливо произнес он с торжеством волка, собравшегося вонзить зубы в свою жертву. - С тобой я не могу ничего сделать. Но интересно... - Он подъехал к лошади и схватил ее за поводья. - Думаю, в дороге становится одиноко. Не с кем поговорить.
        - Не очень-то и хотелось.
        - Думаю, самое дорогое, что у тебя есть, - это лошадь.
        - К чему это ты, черт побери, клонишь? Лошадь, она и есть лошадь, - усмехнулся старик.
        Но его выдал блеск глаз.
        Мейсон отбросил хлыст, вынул из-за голенища нож, острое как бритва лезвие блеснуло на солнце.
        - Интересно, сколько может длиться агония лошади? Как думаешь, столько же, сколько у человека?
        - Ч... что это ты делаешь? Отойди от Финна!
        Мейсон занес лезвие над упругим сухожилием передней ноги лошади.
        - Маленький кусочек...
        Медник попытался подняться, но не смог.
        - Нет! Оставь лошадь в покое!
        - Будет плохо, если лошадь охромеет навсегда, - заметил Мейсон. - Тебе придется прирезать животное. - Он приподнял бровь. - Не думаю, что ты можешь позволить себе купить другую.
        - Ты сам дьявол! Неудивительно, что бедная леди так тебя боится, ты хуже чудовища!
        - Ты знаешь мне цену. Говори, старик, или ты вынудишь меня поглубже вонзить нож. Я не собираюсь терять весь день в спорах с тобой, пока эта женщина уходит все дальше и дальше. Считаю до трех.
        Старик заколебался.
        - Будь ты проклят! Ты не можешь...
        - Могу. И сделаю. Раз. Два...
        Лошадь заржала и вскинула голову, когда Мейсон прижал лезвие так сильно, что показалась кровь.
        - Нет! Стой! - пронзительно закричал старик. - Я тебе расскажу. Черт тебя побери! Я... расскажу.
        Медник вздохнул, его губы болезненно искривились.
        - Америка. Она собирается...
        - Врешь! - свирепо перебил Мейсон. - Я прочесал все дороги до Корк-Харбор. Она никогда не плавала на корабле.
        Нож вонзился глубже.
        - Ладно! Она не садилась на корабль! Я тайно посадил ее на рыбачью лодку.
        - Куда? Куда направилась лодка?
        Глаза старика блеснули. Мейсон понял, что сейчас услышит очередную ложь.
        - Не делай еще одной ошибки, старик. Мое терпение лопнуло. Не заставляй меня резать твою лошадь.
        - В Англию. Бог отправит твою черную душу в ад вместе с моей. Девушка поехала в Англию.
        - Куда? Говори...
        - Не знаю! Я велел ей забраться как можно дальше, где тебе никогда не придет в голову искать ее!
        - Где они должны были причалить?
        - Плимут.
        - Тогда будет достаточно просто отыскать там ее следы.
        - Надеюсь, ты никогда ее не найдешь! Надеюсь, ты утонешь!
        - Она говорила тебе, что украла моего сына, старик?
        - Да, и благословят ее за это Иисус, Мария и Иосиф. Я увидел в глазах мальчика то, что ты сделал!
        Старик полз к лошади, по его лицу текли слезы.
        - Гореть мне в аду за то, что я выдал ее тайну.
        - О, я ее найду.
        - Что ты собираешься сделать?
        - Вернуть сына.
        - А девушка? Что будет с девушкой?
        - Единственное, что можно сделать с бедной Ханной, - пробормотал Буд, недобро улыбаясь, - это убить ее.

        Глава 10

        Ханна напоследок взглянула на собственное отражение в зеркале. Взгляд ее из пронзительного стал робким и нерешительным.
        Она, наверное, сошла с ума, когда позволила ему так целовать себя, так дотрагиваться до себя. Следовало оттолкнуть его с негодованием, а не гореть в огне страсти.
        Надо было сказать ему, что играть с чувствами так же опасно, как с пороховой бочкой.
        Если бы все ограничивалось лишь огнем, воспламенившим их тела, все было бы гораздо проще. Но в синем пламени глаз Остена Данте ее манило нечто большее. Он коснулся не только ее тела, но и ее сердца. У них было много общего. Одиночество, тяжесть тайн, сковывавших душу, ощущение собственной вины и глубоко запрятанное горе.
        Но это не имело никакого значения. Даже задолго до того, как она выкрала Пипа у Мейсона Буда, Остен Данте был для нее недосягаем - из-за огромного состояния и положения в обществе.
        Совершила ли она нечто необратимое вчерашней ночью, когда не устояла перед Остеном?
        Возможно ли, что Остен Данте потерял голову так же, как она? Что так же, как она, был околдован и смущен? Или он просто хотел получить желаемое?
        Что он думает о ней? И как они будут теперь работать часами в музыкальной комнате?
        Она содрогнулась. Придется объяснить ему, что вчерашняя ночь была ошибкой. Что они оба устали. А она, тронутая тем, что он подарил ей бриллиант, совершенно забылась.
        В первый раз в жизни она собиралась поступить по велению сердца.
        Она крепко прижала руки к груди, словно для того, чтобы ослабить эти предательские чувства. Нужно немедленно спуститься и встретиться с Данте. Преодолев неловкость, установить разумные правила и границы, чтобы ничего подобного больше не повторилось.
        Она пойдет к Остену, расскажет ему о своих ощущениях, объяснит, почему позволила ему прошлой ночью такие вольности, почему никогда больше не должна так поступать.
        А какие именно причины могут на это быть? Этот мужчина, должно быть, знает, что нравится ей. И он верит, что она была любовницей другого мужчины и родила тому незаконного ребенка.
        Он предоставил им с Пипом пищу и кров в надежде на то, что она будет записывать его музыку. И все же это была еще одна ложь, еще один обман, еще одно обязательство, которое она не могла выполнить.
        Не должен ли Остен Данте получить нечто настоящее в обмен на свое великодушие?
        Ее щеки горели. О чем она думает? Неужели о том, чтобы отдаться этому человеку в благодарность за его великодушие?
        Она презирала себя за то, что в глубине души сама хотела войти в комнату Остена Данте, стащить с его плеч атласный халат, позволить ему уложить себя на мягкую постель и заняться с ним любовью. Запечатлеть в памяти каждую линию тела, каждый поцелуй, каждый вздох, чтобы, когда ей придется покинуть Рейвенскар, унести их с собой, как некое сокровище.
        Это было правдой. Она потеряла голову. Но единственное, что можно было сделать, - это спуститься в музыкальную комнату и дать понять Остену, что больше таких неожиданных встреч не будет. Они слишком опасны, учитывая, что есть человек, который гонится за ней и сыном.
        Более того, они опасны для сердца Ханны. Обладая такой красотой, от которой перехватывает дыхание, обаянием, а также положением в обществе и богатством, Остен Данте вскоре разочаруется в ней. И их связь прекратится. Но она не сможет позволить себе такое удовольствие. Слишком много горя ей пришлось пережить.
        Пригладив руками выцветшее платье, она решительно направилась в музыкальную комнату. Но оттуда не доносилось ни единого звука.
        В комнате никого не было, в камине ни огонька.
        В коридоре раздались шаги, и Ханна замерла, а когда обернулась, увидела человека, которого можно было бы принять за римского сенатора, живи он во времена Юлия Цезаря. Одетый в костюм для верховой езды, держа под мышкой узорчатый серебряный хлыст, он смотрел на нее с неприязнью. Ханна никогда его не видела.
        - Простите, я искала мистера Данте.
        - Он уехал еще до рассвета в Лондон.
        - В Лондон? Но он не упоминал... то есть он ничего мне не сказал о...
        Она запнулась, немного смутившись под пронзительным взглядом этого человека. Боже, неужели Остен так расстроен случившимся, что поспешил от нее скрыться?
        - Если мистер Данте не считает необходимым обсуждать отъезд с управляющим, который заботится о его землях, то едва ли будет разъяснять свои планы слуге вашего ранга, мадам.
        - Мы не встречались, сэр.
        - Я Уильям Аттик, кузен мистера Данте и его управляющий. Веду дела поместья и контролирую все, начиная со столба для ворот ценой пять шиллингов и заканчивая теми тысячами фунтов, которых стоит ведение здешнего хозяйства. Не трудитесь представляться. Я знаю, что вы мисс Грейстон. - Он насмешливо улыбнулся. - Я рекомендовал бы вам не заблуждаться насчет положения, которое я занимаю в доме. Мистер Данте поторопился нанять вас без моего ведома, я же не считаю возможным брать в услужение нищих с улицы. И как только вы дадите мне повод, я с большим удовольствием выброшу вас на дорогу, откуда вы явились.
        Ханна вскинула подбородок.
        - Не думаю, что мое положение настолько непрочно. Как раз вчера вечером мистер Данте попросил меня остаться. Вам не известно, когда он вернется в Рейвенскар?
        Слуга осуждающе поджал губы.
        - Когда пожелает. Это могут быть дни. Недели. Месяцы. Каждый год мистер Данте устраивает в конце июля праздник для арендаторов и часто на нем присутствует. Если это его развлекает.
        Ханна была поражена. Он вернется, когда ему надоест развлекаться? Девушка была смущена и разочарована. Почему он ей ничего не сказал?
        Но разве он обязан? У нее нет прав на Остена Данте. Она едва его знает.
        Но куда он поехал? Зачем? И почему вдруг она почувствовала себя такой одинокой и брошенной?
        Неужели она любит его?
        Ханна бросилась в сад, чтобы скрыть свой внезапный страх перед пронзительным взглядом Аттика.
        Зайдя за поросль азалий, она опустилась на каменную скамью. Сердце билось, ее объял ужас.
        Гром небесный, что она наделала?

        Остен проводил взглядом стряпчего, который скрылся за дверью, и остался наедине с человеком, развалившимся в кресле. Стряпчий, преданный друг семьи, поручился за этого человека.
        У Толливера Хокли были непомерно длинные ноги и изможденное лицо.
        - Насколько я понимаю, вы полицейский с Боу-стрит? - поинтересовался Данте, наливая себе стаканчик бренди из запасов стряпчего. - Говорят, вы расследовали несколько сложных дел.
        - Я работаю на Боу-стрит последние восемь лет, а также выполняю частные поручения.
        - Неужели?
        - Герцогиня Тетбери наняла меня для поимки негодяев, укравших ее драгоценности. Я уличил лакея, отравившего графа Клера. К моим услугам часто прибегает «Миллз банк».
        - Видимо, вам нравится ваша работа?
        - Вы спросили - я ответил. Думаю, вы хотите нанять человека, имеющего опыт работы в этой области, иначе меня сюда не позвали бы.
        В этом человеке было что-то отталкивающее. Вначале это смутило Данте, даже встревожило, но, поразмыслив, он решил, что человек с такой профессией просто не может быть другим. И все же лучше сразу обозначить границы.
        - Мистер Хокли, знаю по опыту, что самое опасное - это болтливый язык. Могу ли я рассчитывать на ваше молчание? Я пригласил вас сюда, чтобы обсудить одно деликатное дело, которое надо сохранить в тайне. Я хорошо заплачу.
        - Этого можно было не говорить. - Хокли расплылся в самодовольной улыбке. - Я пользуюсь таким спросом, что беру самые высокие гонорары. Так что публиковать в
«Таймс» объявление о вашем деле не собираюсь. Итак, приступим.
        Данте сурово взглянул на Хокли.
        - Это связано с женщиной.
        - Понятно. Речь идет о вашей любовнице?
        - Разумеется, нет!
        Данте с трудом сдержал возмущение.
        - Значит, о вашей жене?
        - Она не моя жена! - взревел он, почему-то ощутив укол совести.
        Гром и молния, именно этого он больше всего боялся. Кончится тем, что Ханна сведет его с ума.
        - Понятно. - Хокли произнес это таким тоном, словно ему все было ясно.
        Данте занервничал.
        - Она служит у меня. Подозреваю, что у нее какие-то неприятности. Хочу выяснить, чего или кого она боится.
        - Может быть, вам следует самому спросить об этом?
        - Мистер Хокли, я не дурак, - едва сдерживая ярость, произнес Данте. - Уже спрашивал, но ответа не получил.
        - Значит, она не хочет вам рассказывать?
        В глазах Хокли блеснул огонек любопытства.
        - Это само по себе примечательно. Женщина пребывает в отчаянии и все равно отказывается от вашей помощи? Обладающий властью, богатый мужчина, позволю себе предположить, не имеющий романтической привязанности, как вы сами? Мне бы хотелось встретиться с этой леди.
        - Это исключено! Она понятия не имеет, что я навожу справки. И никогда об этом не узнает. Никогда. Понятно?
        Данте покраснел от чувства вины и стыда.
        - Как пожелаете. Вопрос в том, с чего следует начать. Могли бы помочь рекомендательные письма тех, у кого эта женщина прежде служила.
        Данте покачал головой:
        - У меня нет таких писем.
        - Но вы же знали, кого нанимаете? Эта женщина не пришла к вам с улицы. Она не воровка, не убийца. Согласитесь, взять в дом совершенно неизвестного вам человека было бы безумием.
        Данте вскинул бровь.
        - Вы забываетесь, сэр.
        Хокли немного ослабил галстук.
        - Простите, сэр. Я лишь хочу вам услужить. Вы не могли бы рассказать об этой женщине все, что вам известно?
        До чего отвратительно выложить все, что знаешь о Ханне, те крупицы ее прошлой жизни, которые она доверила ему, совершенно незнакомому человеку. Данте долго колебался.
        - Сэр, - тихо произнес Хокли, - я знаю, что это трудно. Но я ничего не смогу сделать, не имея хоть какой-то информации. Если вы хотите помочь леди, расскажите мне все, что о ней знаете. Любые сведения, которые кажутся вам не относящимися к делу, могут содержать ключ к раскрытию тайны.
        А ведь Хокли прав. Данте либо должен рассказать Хокли все, что ему известно о Ханне, либо положиться на судьбу и вернуться в Рейвенскар.
        - Ну хорошо, я расскажу. Но если вы проболтаетесь, клянусь, вам от меня и в аду не скрыться.
        Хокли кивнул, сел к столу, достал бумагу и ручку.
        - Ее зовут Ханна Грейстон, - начал Данте. - У нее есть ребенок...
        Закончив свой рассказ, Данте спросил:
        - Мистер Хокли, вы сможете узнать то, что мне необходимо?
        Детектив поднялся, приглаживая редеющие волосы.
        - Я постараюсь. Но, сэр, должен вас предостеречь: бывает, что людям хочется узнать совсем не то, о чем они просят.
        - Да что вы такое говорите?
        - Эта женщина, умирающая с голоду, с незаконнорожденным ребенком, появилась невесть откуда и рассказала, как с ней плохо обращались. Вы же не знаете о ней почти ничего.
        - Я знаю все, что для меня имеет значение, - с горячностью заявил Данте. - Кроме того, чего именно она боится.
        - Вы можете со мной не согласиться, сэр, но некоторые женщины просто непревзойденные актрисы и...
        - Я не желаю слушать всякую чушь, - перебил его Данте.
        Хокли внимательно взглянул на него.
        - Я возьмусь за дело лишь при одном условии.
        - Что же это за условие?
        - Если я, например, выясню, что у нее проблемы с законом, вы все равно заплатите мне?
        - Разумеется. Но ничего похожего вы не узнаете о Ханне. - Данте гневно взглянул на собеседника. - Эта женщина - самый честный человек из всех, кого я когда-либо встречал.
        Хокли устало кивнул.
        - Не таковы ли они все, сэр? Я буду держать вас в курсе. Пришлю вам сведения, как только что-нибудь выясню.
        - Нет, мне не присылайте. Пришлите моему слуге, мистеру Уильяму Аттику, а он передаст мне.
        - Как пожелаете, сэр.
        Полицейский встал и поклонился.
        - Вы не пожалеете, что наняли меня.
        Данте смотрел ему вслед, где-то в глубине души раскаиваясь в том, что затеял всю эту историю.
        Если Ханна когда-нибудь узнает...
        Когда он представил себе разочарованную, разгневанную и обманутую Ханну, ему стало не по себе. Проклятие, он беспокоится без всяких на то оснований.
        Хокли - жадный человек. Он ничего не расскажет ни одной живой душе, пока Данте будет платить достаточно высокую цену.
        И он будет платить, сколько бы ни потребовалось, чтобы прогнать с лица Ханны Грейстон затравленное выражение.
        Но почему она часто бледнеет, а под глазами ложатся темные круги? Что ее волнует? Чего она боится?
        Возможно ли, что у нее проблемы с законом?
        Но ведь украла же она булавку с бриллиантом.
        Он объяснял это тем, что она впала в отчаяние, когда он отказался ей заплатить. Она пыталась вернуть драгоценность. Но может быть, это был не единственный случай в ее жизни?
        Он поморщился, вспомнив виноватое выражение ее глаз, когда он впустил ее к себе в дом, промокшую и голодную, с маленьким сыном.
        Силы небесные, а что, если Ханна совершила нечто ужасное и скрывается от правосудия?
        Он тщетно попытался отогнать от себя эту мысль. Возможно ли, что, обратившись к полицейскому, он предал ее?

        Глава 11

        Прошло восемь дней, но Данте так и не вернулся.
        Ханна воображала себе сотни возможных вариантов встречи, один мучительнее другого. Она не могла избавиться от чувства неловкости, возникшего в тот момент, когда она оказалась в его объятиях.
        Она просто хотела покончить со всем этим при первой же встрече. Но Остен Данте упорно продолжал усложнять ей жизнь.
        Как же он посмел уехать бог знает куда, не сказав ей ни слова? И это после того, что произошло между ними в музыкальной комнате, когда они целовались и она забыла обо всем на свете...
        Как же она могла совершить такую глупость? Ее жизнь теперь стала еще сложнее.
        Зачем мечтать о несбыточном? Остен Данте ей не пара. Сердце можно зажать в кулак. Эмоции не для нее. Они для таких ангелочков, каким была ее сестра Элизабет.
        Ханну бросил даже Пип. Мальчик подружился с псарем Раглзом и исчезал каждый день рано утром, взяв с собой Лиззи.
        Ханна пыталась помогать служанкам, но никак не могла сосредоточиться, роняла фарфор с камина, проявляя поразительную неловкость.
        Она вздохнула: ее положение становилось все хуже и хуже. Когда она вошла на кухню позавтракать, оживленный разговор за столом прекратился и все уставились на нее с явной враждебностью. Только Бекка и помощник садовника уткнулись в свои тарелки.
        Ханна похолодела от ужаса.
        - Доброе утро, кому я должна помогать сегодня?
        - Самой себе, по крайней мере с этим вы справитесь, - с циничной улыбкой ответила служанка буфетной.
        - Угомонись, Сэди Миллз! - прикрикнула на нее экономка.
        Ханна нахмурилась:
        - Что-нибудь не так?
        - Все в порядке, - ответила миссис Клей. - Но сегодня вам не надо вытирать пыль, есть более неотложные дела. Это приказ мистера Данте.
        - Он что, вернулся?
        У Ханны задрожали колени, и она ухватилась за край стола.
        - Он прибыл поздно ночью?
        - И это она у нас спрашивает? - обратился рассыльный к одному из младших садовников, лукаво взглянув на Ханну.
        - Ну хватит!
        Окрик экономки заставил всех замолчать.
        - Мисс Грейстон, мистер Аттик, управляющий, просит вас прийти в Зеленую гостиную.
        - Мистер Аттик?
        Она еще сильнее напряглась. Она не видела этого человека с того самого утра, когда они встретились у входа в музыкальную комнату.
        - А зачем я ему понадобилась?
        - Мистер Данте приказал, чтобы до его возвращения в Рейвенскар вы выполнили некоторые поручения, он не терпит безделья. Свои пожелания он передает нам через мистера Аттика. Джемма, проводите мисс Грейстон к мистеру Аттику.
        Служанка поднялась, бросив на Ханну ледяной взгляд. Почему они так переменили к ней свое отношение? Сбитая с толку, Ханна последовала за Джеммой.
        Женщина распахнула дверь в красивую комнату с зелеными стенами, покрытыми золотым узором. Эта комната была явно предназначена для приема самых уважаемых гостей.
        Там находился замечательный деревянный лев, достаточно большой, чтобы на нем можно было сидеть верхом, его лапы были прикреплены к качалке; на нескольких столах воевали полки игрушечных солдатиков. У камина стояли барабан и специальная палка в футляре.
        - Что все это значит?
        Ханна изумленно уставилась на представшие ее взору сокровища.
        - Это игрушки, мисс Грейстон. Очень дорогие, должен заметить.
        При звуке этого голоса Ханна замерла. Затем обернулась и увидела Уильяма Аттика. На нем был великолепный костюм. В руке он держал бокал с мадерой, на одном из пальцев сверкал крупный изумруд. Его одежда была столь же хорошего качества, как и одежда Остена Данте, только дороже. Неужели он мог себе это позволить? Ханна пришла в замешательство. Но разве она не замечала постоянных свидетельств щедрости Остена Данте? Выражение лица Аттика насторожило Ханну.
        - Я вижу, что они очень дорогие, только не понимаю, зачем они здесь?
        - Думаю, понимаете, мадам. Это подарки для мальчика. Мистер Данте прислал их из Лондона. И одежду тоже. А еще ткани - белый хлопок, льняное полотно, шерсть. Служанки помогут вам с шитьем.
        Сердце Ханны взволнованно забилось. Какая невероятная доброта со стороны Остена Данте и какое опасное великодушие. Данте делал все, чтобы они с Пипом остались здесь навсегда.
        Что будет, когда им придется столкнуться с неизбежным? Оставить Рейвенскар и Остена Данте?
        - Мистер Аттик, вы ведь не возражаете, что Пипу перепало кое-что из одежды?
        - Меня это не касается, - ледяным тоном ответил управляющий. - Полагаю, никто не поставит мистеру Данте в упрек, что он помогает изнуренному ребенку, не важно, в какой форме. Вопросы вызывает другой подарок.
        - А есть что-то еще?
        - Это для вас.
        Управляющий достал из-под вещей Пипа квадратный сверток.
        Онемев от изумления, Ханна подошла к диванчику.
        Муслин божественного нежно-голубого цвета.
        Ханне захотелось коснуться этой восхитительной ткани. И девушка пробежалась по ней пальцами.
        В Дав-Коттедж она старалась, чтобы у Элизабет, Харриет и Фанни были платья оттенков садовых цветов.
        - Но что... кто...
        - Успокойтесь, мисс Грейстон. Это для вас. Тут не может быть никаких сомнений.
        Правда была сладкой, пугающей и все же прекрасной.
        - Я не могу это принять. Разумеется, я очень ценю великодушие мистера Данте к Пипу. Да, ему нужна одежда, очень нужна. Но этот отрез на платье - это уже слишком. Тут, должно быть, какая-то ошибка.
        - Мистер Данте не ошибается, - резко оборвал ее Аттик. - Он даже прислал страницу из журнала мод, где показано, как следует сшить платье.
        Управляющий сунул Ханне листок бумаги. Она ошеломленно взглянула на него. У нее перехватило дыхание.
        Давным-давно в Ирландии она видела, как сестры сосредоточенно изучают рисунки и вздыхают над изысканными изображениями последних моделей. Элегантные дамы в ниспадающих нарядах с поднятыми волосами и в шляпках, усеянных цветами. Юбки, ниспадающие, словно лепестки лилий, из-под темных коротких жакетов и ротонд, томные руки, сжимающие веера или ридикюли. Но это платье было простым и невообразимо прекрасным.
        - Едва ли такое платье подходит для служанки, - нерешительно проговорила Ханна.
        - Может быть. Но хозяин Рейвенскара сам решает, что носить каждому из нас согласно занимаемому положению.
        Аттик посмотрел ей в глаза, и Ханна мгновенно поняла, почему так резко изменилось к ней отношение.
        - Мистер Данте несколько пристрастен в том, что он предпочитает видеть на своих дамах.
        Ее положение... Его дамы... Господи! Она бросила страницу на диванчик, от унижения у нее запылали щеки.
        - Я не его женщина. Произошла какая-то ошибка.
        - Неужели? Должен признать, я был несколько смущен, когда впервые узнал об отношении хозяина к вам. Но теперь все ясно. Ко времени своего возвращения в Рейвенскар-Хаус мистер Данте распорядился поместить мальчика в комнату радом с вашей, переднюю переоборудуют под детскую и перенесут туда игрушки. Вы будете жить в комнате одна, и это платье должно быть сшито в соответствии с его пожеланиями.
        - Мистер Аттик, меня наняли помощницей к хозяину. Я должна помогать ему записывать ноты. Вот и все.
        - Бросьте, мисс Грейстон. Поздновато разыгрывать невинность, не так ли? У вас есть внебрачный ребенок. И мистер Данте вправе надеяться, что вы не откажетесь разделить с ним ложе.
        Ханна почувствовала себя обнаженной под этим осуждающим взглядом.
        - Просто не верится, что мистер Данте мог подумать...
        Она не договорила. Это было слишком унизительно.
        Вне всякого сомнения, он привык брать любую женщину, какую хотел. И он был уверен, что она не девственница. Она внутренне содрогнулась, почувствовав себя оскорбленной.
        Неужели он полагал, что она так дешево себя ценит? Что продаст свое тело за красивое платье и дорогие игрушки для Пипа?
        - Мисс Грейстон, я нахожусь рядом с мистером Данте с тех пор, как он был ребенком, и я сопровождал его в путешествиях после его разрыва с отцом. Я понимаю его, как никто другой в мире. Поэтому позвольте мне взять на себя смелость и все вам объяснить. Совершенно ясно, чего от вас хочет мистер Данте. Должно быть, жизнь в деревне наскучила ему. Он не единственный джентльмен, который хотел бы развлечься в постели со служанкой.
        - Вы ошибаетесь! Он не мог...
        - Меня совершенно не касается, что происходит в постели моего хозяина, мадам. Однако разрешите вас предостеречь. Я не делаю исключений ни для кого, кто осмелился бы попытаться извлечь выгоду из его великодушия. Я советовал бы вам не проявлять властности и жадности.
        - Мне ничего этого не надо! Ни этого платья, ни игрушек для Пипа!
        - Вы можете обсудить ваши... желания с мистером Данте, когда тот вернется. Всех остальных не касаются вспышки вашего темперамента. Наши рабочие места зависят от того, насколько точно мы выполняем приказы мистера Данте, мадам. А когда он вернется в Рейвенскар, все будет сделано согласно его распоряжениям. Вы же не хотите, чтобы служанки из-за вас потеряли работу?
        Она оказалась в ловушке. Она не могла допустить, чтобы Бекка и другие служанки пострадали из-за нее.
        И все же она не позволит ему так оскорбить себя. Ей придется противостоять этой катастрофе, как и всем другим, неожиданно возникавшим в ее жизни, с поднятой головой и чувством собственного достоинства.
        - Хорошо, - проговорила она, спокойно взглянув в глаза Аттику. - Мы сошьем платье так, как того хочет хозяин.
        Когда оно будет готово, она швырнет его в лицо Остену Данте.

        Глава 12

        Данте направил Огнеборца по дороге в Рейвенскар, не в силах освободиться от охватившей его тревоги.
        С каждым шагом жеребца нетерпение Данте росло. Он словно чего-то ждал.
        Данте помнил это ощущение с самого детства, когда пальцы были в чернилах, когда спина болела от последней порки, а живот был набит невкусной школьной едой, которую он с трудом проглотил, прежде чем покинуть священные коридоры Итона.
        Пьяный от мальчишеского ликования, он высунул голову из окна дорожной кареты, присланной за ним дедом, ветер ерошил его волосы и холодил щеки, когда он смотрел, как незнакомый пейзаж озаряется солнечными лучами и сменяется холмами и долами столь любимого им Дербишира.
        Чем ближе он подъезжал к дому, тем медленнее, казалось, скакали лошади; тогда мальчик выпрыгнул из кареты и бросился через пустошь, поросшую вереском, чтобы добраться побыстрее.
        Карета должна была подъехать прямо к главному дому, где его ждал дед, приготовивший подарок - новую лошадь, новую собаку или новое ружье, - что-то из того, что, по мнению старика, может вызвать у мальчика восхищение. Но экипаж всегда подстерегало множество мелких разбойников в юбочках. Сестры - Летти и малышка Мэдлин - будут пританцовывать от нетерпения перед кирпичным домиком у ворот усадьбы семейства Данте. Матушка поднимется с любимой скамьи под дубом и, сияя улыбкой, заключит его в объятия. Он будет счастлив, но виду не покажет из мальчишеского упрямства. Он продемонстрирует им сокровища, которые удалось собрать за годы учебы, - изящные образы прошлого, вдавленные в камень, яйца птиц и блестящее перо ворона.
        Он почувствовал, что у него сдавило грудь от волнения. Вот на что были похожи эти переживания - на возвращение домой...
        Но почему вдруг у него появились такие ощущения?
        Потому что он купил игрушки и одежду для Пипа? Отчасти - да. Но если быть честным, волновало его совсем другое.
        Отрез голубого муслина, тонкого, мягкого, способного очаровать любую женщину.
        Он покупал материю на бриджи для Пипа, когда увидел этот муслин - великолепный подарок для Ханны - и не смог устоять.
        Он приказал торговцу прибавить это к заказу. Зачем? Он и сам не знал. Возможно, хотел облегчить совесть, после того как нанял Хокли для наведения справок о личной жизни Ханны.
        Если так, то поездка прошла замечательно. В последующие дни он почти забыл о полицейском, уверенный в том, что у Ханны нет проблем с законом. А именно это и собирался выяснять Хокли.
        Остен не подозревал, что покупка сюрприза для Ханны доставит ему удовольствие, какого он уже давно не испытывал. Но к удовольствию примешались и мрачные предчувствия.
        Он и фасон выбрал, просмотрев журнал мод и пропустив вычурные платья, отделанные оборками и кружевами, остановился на простом, очень изящном платье, которое подчеркнет неброскую красоту Ханны.
        Данте представил себе ее реакцию в тот момент, когда Аттик будет передавать подарки.
        Ханна, несомненно, будет ошеломлена и ощетинится.
        С того момента, как он задумал купить Пипу вещи, он понимал, что Ханна, с ее понятием о чести, воспротивится. Но он сумеет ее переубедить.
        С того времени, когда он был мальчишкой с липкими руками, таскавшим у повара куски от головы сахара, он умел мастерски очаровывать людей и добиваться от них желаемого. Но обаяние на Ханну не подействует.
        Приказы - единственное средство, чтобы сломить ее сопротивление. Приказы, посланные из Лондона. От имени хозяина поместья Рейвенскар.
        Ханна, конечно, разозлится, но к моменту его возвращения поутихнет. Ведь пройдут целые три недели. Тем более что в глубине души ей захочется принять его подарок. Впервые в жизни Остен страстно желал угодить леди. Он в первый раз отважился...
        Скоро он узнает, что думает Ханна по поводу платья. Из опыта общения с ней он знал, что она не будет ни ахать, ни охать, не будет смущаться, а скажет со всей откровенностью, что думает о его подарке, понравится это ему или нет.
        Данте направил Огнеборца за поворот, жеребец заторопился, почуяв запах конюшни. Рейвенскар-Хаус смутно вырисовывался на фоне серого неба, белые колонны сияли в сумерках, а в окнах мерцало пламя свечей.
        У Данте учащенно забилось сердце, и он еще ниже склонился к шее лошади, испытывая такое же сильное желание скорее добраться до места, как и животное.
        Скоро он увидит, какие эмоции отразятся на лице Ханны, и она не сможет их скрыть, как бы сильно ни старалась. Но сначала он сбросит одежду, покрытую дорожной пылью, и избавится от щетины. Прикажет слуге приготовить ванну и бритву. Покончив с этим, он позовет Ханну в Розовую гостиную.
        Что она скажет? Как себя поведет? Это невозможно было предвидеть.
        Терпение Данте было на пределе.

        Этого момента Ханна ждала три недели. Время лишь усилило ее возмущение и укрепило решимость.
        Оскорбленная до глубины души, она держала в руках только что сшитое платье.

«Мистер Данте ждет вас в Розовой гостиной, - сказал ухмыляющийся лакей. - Он приказал вам надеть голубое платье».
        Ей хотелось ответить: «Передайте мистеру Данте, чтобы убирался ко всем чертям».
        Но она предпочла личное общение с великим и могучим хозяином.
        Ханна сошла вниз, предвкушая сражение. Сердце предательски екнуло, стоило ей увидеть Остена в дверном проеме Розовой гостиной. Черные бриджи облегали мускулистые бедра. Булавка с сапфиром блестела на шейном платке, подвязанном под чисто выбритым подбородком. Черные волосы, откинутые с высокого лба, блестели, словно вороново крыло под солнцем.
        Его взгляд был полон самодовольства. На чувственных губах играла улыбка.
        Остен Данте не сомневался, что бедная Ханна будет благодарна за то, что ее приглашают к нему в постель и используют как обычную проститутку. Он играл в эту игру уже не раз.
        Как только он увидел ее, его лицо расцвело от удовольствия, но он тут же помрачнел, заметив измятую материю у нее в руках.
        Он нахмурился.
        - Разве платье не готово? Я думал, что отдал распоряжения...
        При виде его смущения Ханна еще больше разозлилась.
        - Не стоит беспокоиться. Оно готово, сэр. Ваш приказ выполнен.
        Она бросила ему платье. Он поймал его. Синие глаза сверкнули.
        - Вам, наверное, не понравился цвет?
        Тень разочарования мелькнула в его глазах.
        - Если вы предпочитаете другой, можно выписать из Лондона.
        - Покорнейше благодарю вас, сэр! Не утруждайте себя заботой обо мне, - ледяным тоном произнесла она.
        - О какой заботе вы говорите?
        Он замешкался, но когда наконец понял смысл сказанного, его глаза округлились. Он уныло улыбнулся.
        - Ханна, сожалею, если задел вашу гордость. Пожалуйста, примите платье в знак того, что я прощен. Все эти однообразные коричневые и серые цвета действовали на мой творческий процесс угнетающе. Вторгались в мою музыку. - Он улыбнулся с подкупающей теплотой. - Мы же не хотим, чтобы я писал только погребальные песни.
        - Лишь при условии, что хоронить будут вас, сэр!
        - Прошел по крайней мере месяц с тех пор, как вы намеревались меня убить.
        В чем дело? Он в замешательстве! Но он не ускользнет, прикрываясь улыбками и расспросами. Он подверг ее унижению. А она по глупости решила, что они пришли к взаимопониманию в ту памятную ночь, когда встретились в музыкальной комнате.
        Ханна вскинула подбородок и взглянула ему в глаза.
        - За те несколько недель, что вас не было, я многое поняла. Все слуги перешептываются у меня за спиной, одни игнорируют меня, другие пытаются заслужить мое расположение, надеясь... надеясь получить бог знает что благодаря моему влиянию.
        - Не могу представить, чтобы вы боялись кухонных пересудов. Особенно после того, как осадили меня, когда я был в ярости. Я выясню, в чем дело.
        - О, тут нет никакой особой тайны, уверяю вас. Все в Рейвенскаре знают, в каком неоплатном долгу я перед вами. Но вы плохо меня знаете!
        Улыбка сбежала с его лица. Он словно окаменел.
        - Платье - подарок, Ханна, - спокойно проговорил он, - а не акт благотворительности.
        - Разве это не плата за оказанные услуги? Точнее, предвкушаемые услуги? Должна признать, что игрушки для Пипа - очень ловкий ход. Но ведь ему придется расстаться с ними. Об этом вы подумали?
        - Они принадлежат ему.
        - Какое утешение!
        Она с трудом сдерживала слезы.
        - Я всего лишь закреплю льва-качалку у себя на голове, когда мы отправимся в путь!
        Он прищурился.
        - Но вы остаетесь. Разве мы не договорились?
        - Это было до того, как я поняла, насколько дешево вы меня цените.
        - Дешево? Это чертовски дорогие вещи, если хотите знать. Ханна, вы говорите неразумно.
        - Простите, но все это для меня так ново, великодушный сэр. Возможно, вы привыкли осыпать безделушками женщин, чтобы те подчинялись вам, но у меня свои жизненные принципы.
        - Вы ошибаетесь. Я ни к чему такому не привык. Никогда не дарил женщинам подарков, разве что веер. Делал подарки только матери и сестрам.
        - А, понятно. Другие ваши женщины требовали денег, а не вещей, да? Наличные по требованию.
        - Я сказал именно то, что хотел сказать, Ханна. Я вообще впервые купил женщине подарок.
        Он покраснел.
        - К чему все это?
        На мгновение она заколебалась, выведенная из равновесия ошеломленным выражением его лица. Это выражение заставило бы ее почувствовать себя виноватой, если бы не жестокая правда, которую ей выложил Уильям Аттик. Почему бы Остену Данте не посмотреть в лицо фактам, как это сделала она?
        - Наверное, я повела себя безрассудно, когда позволила вам дотрагиваться до меня и целовать меня в ту ночь в музыкальной комнате. Но я предпочла бы, чтобы вы были честным и сказали мне прямо в лицо, чего вы от меня ожидали, а не выдумывали бы эту идиотскую сделку. - Она запнулась и возненавидела себя за это. - Может быть, я даже согласилась бы уступить вам, чтобы отплатить за пищу, кров и все остальное.
        - Ханна, вы несете вздор.
        - Сейчас объясню. Вы хотите, чтобы я спала с вами? Так и скажите! Я буду торговать телом за пищу и кров для Пипа. Но будь я проклята, если стану вашей любовницей за новое платье! Так дешево я себя не продам!
        Его лицо стало белым как снег. Каждый мускул был напряжен. Он положил платье на секретер.
        - Мисс Грейстон, вы ошибаетесь. Я не собираюсь делать вас или любую другую женщину своей любовницей. Ни сейчас, ни потом.
        - Вы... вы что?
        - Мы обменялись несколькими поцелуями, это верно. Но разве я сделал что-то, от чего у вас создалось впечатление, будто я могу потребовать, чтобы вы стали моей любовницей в обмен на полный желудок вашего ребенка?
        Ханна вздрогнула, вспомнив, какое у него было выражение лица во время их первой встречи, когда он шествовал по Рейвенскар-Хаусу. Большинство мужчин вышвырнули бы изнуренную женщину с ребенком из своего поместья точно мусор. Большинство
«джентльменов» даже не стали бы смотреть на них, не говоря уже о том, чтобы впустить их в дом и убедиться, что они накормлены и согреты.
        У Остена Данте ужасный характер, он нетерпелив, высокомерен, упрям. Но он дал Ханне возможность увидеть в себе то, что изо всех сил старался скрыть от других. Он доверил ей свое истерзанное сердце.
        - Я... Нет. Вы всегда были добры.
        - Тогда откуда у вас эта вздорная мысль?
        - Мистер Аттик ясно сказал, что вы хотите сделать меня своей любовницей в обмен на... Слуги тоже в это поверили.
        - Ах вот в чем дело. Кухонные сплетни. Я и понятия не имел, что Аттик и слуги истолкуют единственное платье таким образом. Что они решат, будто между нами существует интрижка. Большинство из них работают у меня достаточно давно, чтобы знать, что я не позволяю себе подобных развлечений.
        Амурные подвиги были главной пищей большинства дворян, обладавших молодостью и красотой, состоянием и властью.
        Мало кто из них имел бы смелость сознаться в отсутствии подобных приключений кому-либо, в особенности женщине. Но, судя по взгляду Остена, в его словах сомневаться не приходилось.
        - Но вы... платье... все эти игрушки... Зачем вам присылать такие вещи, если только...
        Она замолчала.
        Остен договорил за нее:
        - ...если только я не хотел получить что-то взамен?
        Она отвернулась, но отрицать правду не могла. Она не умела лгать.
        - Да, - призналась она.
        Он дотронулся до сапфира, спрятанного в складках шейного платка.
        - Я хотел, чтобы вы почувствовали вкус счастья. Видит Бог, вам и мальчику его досталось совсем немного. Я хотел, чтобы у него были игрушки, хотел помочь прогнать тени, которые преследуют его, судя по взгляду. И я хотел, чтобы у вас было что-то красивое. Вы всегда волнуетесь о Пипе, о том, как он себя чувствует, о том, что ему нужно. В этот раз мне хотелось сделать приятное вам.
        Ханна прижала руку к груди.
        Всю жизнь она ждала кого-то, кто скажет ей эти слова, годами забывала о своих нуждах ради того, чтобы мать, сестры и отец ни в чем себе не отказывали. Годами ее жертвы оставались незамеченными. Даже Элизабет, понимавшая ее лучше всех, была убеждена, что Ханна довольна жизнью.
        Как странно, что Остен Данте видел гораздо больше ее родных. Понимал, что она мечтает о чем-то красивом. Только скрывает это.
        И чем она ему отплатила? Швырнула подарок в лицо, обвинила во всех смертных грехах, оскорбила до глубины души.
        Остен, который подарил Пипу щенка спаниеля и который подарил ей бриллиантовую булавку, исчез. Остался лишь хозяин поместья Рейвенскар. Ханна ощутила эту потерю всем своим существом.
        Какая же она дура! Они обменялись парочкой поцелуев. И это все! Как же она могла позволить Аттику убедить себя в том, что ее возжелал Остен Данте, да так сильно, что решил подкупить ее?! Какая нелепость!
        - Простите меня. Я думала...
        Он посмотрел ей в глаза.
        - Я понял, мисс Грейстон, какого вы обо мне мнения. Хотя, должен признать, предпочел бы быть бесчувственным, словно камень, чем неким чудовищем, способным силой затащить женщину в постель.
        - Это была ошибка! Сожалею, что неверно судила о вас. Но что еще я могла подумать?
        Взгляд синих глаз проник ей в душу, и она поняла, что больно ранила его.
        - Я думал, вы начинаете узнавать меня, Ханна, - спокойно произнес он.
        Ее гордость, ее проклятая гордость не позволит ей отвернуться.
        Иначе она расплачется.
        - Я так благодарна вам за подарки для Пипа. - Голос ее дрогнул. - Но что делать с платьем?
        Он пригладил волосы, и она вдруг заметила, как сильно он устал. Под глазами мешки. Широкие плечи опущены.
        - Делайте что хотите. Мне все равно.
        Он холодно поклонился и вышел из комнаты.
        Ханна была в отчаянии. Проклятый характер! До чего же она безрассудна, жестока. Как отплатила ему за его доброту, особенно к Пипу.
        Она вспомнила, каким счастливым был Пип, прижимая к себе щенка. Остен завоевал сердце ребенка, завоевал его доверие.
        Ханна медленно подошла к секретеру и коснулась платья. Она представить себе не могла, что Остеном, как всегда, двигало великодушие. Что он приготовил сюрприз, желая увидеть на ее лице улыбку.
        А она поверила Аттику, поверила грязным сплетням и оскорбила Остена.

«Я думал, вы начинаете узнавать меня...» Эти слова Данте, полные разочарования, всплыли у нее в памяти.
        В ту ночь, когда она собиралась вернуть бриллиант, он приподнял маску владельца Рейвенскара и открыл ей частичку своей души, исполненную нежности и благородства, которую скрывал от всех.
        Ханна судорожно сглотнула.
        Она оскорбила его. И теперь поздно сожалеть об этом. Ханна схватила платье так, будто видела его впервые. Остен сам выбирал его. Хотел доставить ей удовольствие. Такого красивого платья у нее еще не было.
        Она с нежностью сложила платье и унесла к себе в комнату, спрятав туда, где хранились локон Элизабет и дважды отреставрированная миниатюра с изображением смеющегося, любящего, беззаботного отца.

        Глава 13

        Уже горели свечи, когда Данте у себя в кабинете осушил второй бокал бренди. Он не представлял себе, сколько времени прошло после неприятного разговора, состоявшегося между ним и Ханной. Никто в доме не решался его потревожить.
        Хозяин Рейвенскара часто находился в дурном расположении духа, и это надо было пережить, как ураган. Но спокойный, тихий, безмолвный Данте... Это было нечто из ряда вон выходящее, и все попрятались от страха.
        Остен радовался, что никто его не беспокоит. Хорошо бы кто-нибудь из лакеев набрался смелости и просунул ему в дверь графин бренди.
        Проклятие. Как это могло случиться?
        Каким образом его тайные желания, в которых он самому себе не признавался, стали предметом всеобщего обсуждения?
        Когда он спросил у Ханны, с чего она взяла, что он хотел сделать ее своей любовницей, она честно ответила: «Мистер Аттик мне об этом сказал. Поэтому вы и прислали подарки».
        Пара безделушек в обмен на женское тело, тело Ханны... Сама по себе мысль об этом показалась ему чудовищной.
        Но что потрясло его до глубины души, так это ее согласие спать с ним, попроси он ее об этом, и почти враждебный взгляд, устремленный на него.
        Хуже всего было то, что он безумно хотел ее, но ему и в голову не приходило воспользоваться ее бедственным положением. Он согласился бы лечь с ней в постель лишь при условии, что она ответит ему взаимностью, охваченная страстью, испытывая влечение к нему.
        Господи, как же давно он не был близок с женщиной, не ощущал под ладонями бархата нежной кожи. Подавлял в себе желание и лишь перед самым восходом солнца давал ему волю.
        Но Ханна Грейстон проникла за его оборонительные рубежи, затронула ту часть его души, которая кровоточила с того самого момента, когда он увидел Ханну, насквозь промокшую и с больным мальчонкой, прятавшимся за колонной.
        Как же так получилось, что он привязался к Ханне Грейстон?
        Что захотел от нее того, чего не заслуживал? И как будет скрывать свои чувства теперь, когда среди слуг пошли сплетни?
        Он надеялся, что в постели, охваченная огнем страсти, она доверится ему и раскроет свою тайну, поселившую в ее серых глазах страх.
        Проклятие, о чем он думает? Он не может предложить Ханне Грейстон ничего, кроме защиты. Он уже давно решил не раскрывать этой простодушной женщине того, что его мучает, чтобы, упаси Боже, не увидеть в ее глазах жалости.
        Остен вызвал лакея. Мгновение спустя в дверь заглянул Мэтью Симмонз.
        - Да, сэр?
        - Немедленно позовите Аттика.
        - Хорошо, сэр.
        Лакей исчез, словно испарился. Остену показалось, что прошла целая вечность, прежде чем раздался стук в дверь.
        - Войдите.
        Уильям Аттик вошел в комнату с широкой улыбкой.
        - С возвращением, сэр. Вы будете обрадованы, когда узнаете, что в ваше отсутствие я действовал точно в соответствии с вашими указаниями. Барабаны для цистерн в порядке, хотя пришлось испробовать различные материалы, прежде чем нам это удалось, и...
        - Сейчас меня совершенно не интересуют цистерны.
        - Сэр?
        Аттик замер.
        - Что-нибудь случилось? Неужели вы все еще переживаете из-за того несчастного случая с Дигвидом? Это была незначительная ошибка...
        - Человек едва не лишился ноги! Но хуже всего то, что я так и не понял, почему машина работала неправильно. Я сотню раз рассматривал проект и производил расчеты. Всегда получалось одно и то же... Черт возьми! К изучению этого вопроса мы еще вернемся. А сейчас хочу обсудить с вами более неотложное дело.
        - Более неотложное? - ошеломленно повторил Аттик. - Не понимаю...
        - Вам не нужно понимать ничего, кроме того, что я вам сейчас скажу. Мои личные дела вас не касаются.
        Слуга обиженно поджал губы.
        - Само собой разумеется.
        - Рад это слышать.
        Данте пригвоздил его взглядом.
        - Впредь прошу запомнить, что если я решу завести любовницу, то сообщу ей об этом самостоятельно, без посторонней помощи.
        Аттик смутился.
        - Мисс Грейстон вам сказала?.. - Он прокашлялся и, с досадой развел руками. - Простите, сэр, если сказал лишнее. Но в соответствии с вашими распоряжениями я переселил мальчика в отдельную комнату. Проследил, чтобы служанки сшили именно то платье, которое вы пожелали. Ткань была необычайно красивая. Что еще я мог подумать, кроме того, что вы собираетесь... э-э... вступить в интимную связь с мисс Грейстон?
        - Я плачу вам не за то, чтобы вы что-то думали, Аттик. А за то, чтобы вы исполняли мои приказы. Ни больше ни меньше.
        Аттик замер.
        - Очевидно, я ошибся, мне очень жаль. Но не можете же вы так беспокоиться по поводу недоразумения, возникшего между вашим слугой и служанкой. Мисс Грейстон явно билась в истерике и раздула недоразумение до невероятных размеров.
        - Никогда в жизни не встречал более выдержанной женщины, - отрезал Остен. - Готов поспорить на лучшую охотничью собаку, что мисс Грейстон скорее способна довести до истерики других.
        Аттик смотрел на Данте так, будто тот всадил ему в спину нож.
        - Сэр, я не верю, что вы цените слово этой женщины выше моего. Разве плохо я служил вам все эти годы? Разве не старался быть вам другом? - В его голосе звучала обида. - Я даже пытался заменить вам отца, когда вас отверг собственный родитель. Какое-то ничтожное недоразумение со служанкой не должно испортить наших отношений.
        Данте подумал, что Аттик прав, однако все равно чувствовал к нему неприязнь.
        - Сэр... Остен. Самое лучшее, если Ханна Грейстон покинет этот дом. В ней есть нечто беспокойное. Я ей почему-то не доверяю. Женщина с таким умом - это неестественно. Это нарушение естественного порядка вещей.
        - Теперь я понимаю, почему вы никогда не могли договориться с моей матерью. Хотелось бы мне послушать ваш спор по этому вопросу.
        - Я никогда не считал, что должен унаследовать Рейвенскар вместо вас, как ошибочно полагала ваша матушка. Однако ее недоверие ко мне было вполне естественным. Но я доказал свою преданность вам сотни раз, разве не так? Я управлял вашим поместьем, вашими финансовыми делами, давая вам возможность работать над изобретениями. И даже в личных делах старался оказать вам поддержку. Да что там, я множество раз умолял вас помириться с семьей... если бы вы захотели обсудить этот вопрос...
        - Нет!
        Черт побери, у него и без того голова идет кругом.
        - Женщины, подобные мисс Грейстон, вносят в дом сумятицу. Со временем она начнет совать нос не в свои дела. Она независима и готова бросить вызов любому, если сочтет нужным.
        - Лишь благодаря этому она и Пип еще живы.
        - Вы когда-нибудь интересовались, почему она оказалась на улице?
        Данте отвернулся, чтобы скрыть свое волнение.
        - Я разберусь с мисс Грейстон сам. Не хочу, чтобы вы снова вмешивались в наши отношения. Вы поняли?
        - Да, сэр. Что-нибудь еще?
        Мгновение Остен колебался. Аттик занимался всей корреспонденцией с того момента, как Данте покинул Остен-Парк.
        Больше некому было довериться.
        - Кстати, есть еще кое-что. Я жду письмо от мистера Хокли. Дело очень важное. Сообщите мне, как только оно придет, даже если это будет ночью.
        - Как пожелаете, сэр.

«Как я пожелаю? - подумал Данте, отрывая взгляд от окна, за которым вереск раскрасил дальние болота в бледно-лиловый цвет. - Хотелось бы мне пустить часы вспять до того момента, когда я впервые обнял Ханну. Хотелось бы мне суметь прогнать ужасные мысли, из-за которых она разговаривает во сне. Хотелось бы мне, чтобы она поняла...»
        Что поняла? Почему он подарил ей платье? Да он и сам не знал, черт побери.
        - И все же я не понимаю, почему вы так сердитесь на меня, сэр. Это была ошибка, вот и все. Вы, несомненно, успокоили леди.
        Данте задумался. «Может быть, это и так, но а как же я? Я уже ощущал в мечтах вкус ее поцелуев, представлял ее себе в моей постели с рассыпанными по подушке волосами».
        Опасно, слишком опасно предаваться мечтам.
        Но слова зажгли свет в самых темных углах его сознания.
        Ханна... его любовница...
        - Оставьте меня, Аттик.
        Он произнес это так тихо, что Аттик побледнел.
        - Сэр... Остен, мальчик, послушайте меня... Будет гораздо лучше, если вы снова займетесь жаткой. Я никогда не смогу догадаться, что там не так, но вы настоящий гений по части подобных изобретений. Напишите в одно из научных обществ и представьте ваши находки, они наверняка вам помогут...
        Данте отвернулся, его кулаки были сжаты, а лицо неподвижно.
        - В данный момент это волнует меня меньше всего. Есть только одно дело, в которое я хочу внести ясность. Не вмешивайтесь в мои отношения с Ханной Грейстон. Понятно?
        - Да, сэр. Вполне.
        - А теперь оставьте меня, - приказал Остен.
        Управляющий повернулся и устремился из комнаты.
        Казалось, каждая клеточка его тела спрашивала: «Что вызвало такое раздражение хозяина?»
        Господи, почему он так зол на этого человека? Самый большой грех Аттика был в том, что он озвучил желания, которые Остен так яростно отрицал.
        Ему хотелось заполучить Ханну в свою постель, чувствовать ее под собой. Никогда еще он не желал женщину так сильно. Но он не может ее получить. Он ее не заслуживает.
        Остен закрыл глаза. Почему все-таки он подарил Ханне голубое муслиновое платье?
        Чтобы материал мог ласкать ее так, как никогда не могли бы ласкать его руки? Чтобы мог дотронуться до самых интимных мест, которые она так тщательно пыталась скрыть?
        Господи, что он наделал? Только бы она не догадалась о его тайных желаниях. Он сделает все, чтобы этого не случилось.

        Уильям Аттик пришпорил лошадь навстречу ветру. Проклятие, он с самого начала подозревал, что от этой ирландки будут неприятности, однако не предполагал, что дело зайдет так далеко.
        Настолько далеко, чтобы поколебать лояльность кузена по отношению к нему. Чтобы отвлечь внимание Данте от блестящих изобретений, которые были страстью этого дворянина, с тех пор как он покинул Остен-Парк.
        Это была опасность, которую Аттик не предусмотрел. С этой опасностью нужно разобраться сразу. Он не допустит, чтобы Данте изменил к нему отношение и чтобы ирландка совала нос не в свое дело.
        Она завоевала благосклонность Данте. Не стоит говорить, к чему это может привести.
        Он должен сделать так, чтобы Ханна Грейстон и мальчик покинули Рейвенскар как можно скорее.
        Он сделал все, чтобы оградить Данте от внешних влияний. Даже не дал ему возможности восстановить отношения с семьей. Разрыв длился уже много лет. А уж с ирландкой он справится без труда. Эту женщину даже хорошенькой не назовешь!
        Но между хозяином и Ханной Грейстон что-то назревает.
        Это необходимо немедленно прекратить.
        Губы управляющего сложились в мрачную улыбку. Если кто и мог их разлучить, так это он.
        Уильям всегда жил своим умом, с того самого дня, как его родители умерли, не оставив единственному сыну ни пенни.
        Аттику было восемнадцать, когда он понял, что не может позволить себе роскошь бездельничать в доме состоятельного деда, как это делали его родители. И он более чем успешно возмещал ущерб, нанесенный мезальянсом матери, когда в поместье приехала Энн Остен Данте с семьей...
        Аттик отогнал воспоминания и горечь. Что Бог ни делает, все к лучшему. Он рано понял, что у каждого есть своя слабость, и со временем научился их обнаруживать, используя на благо себе и Остену Данте. Однако никогда не рассказывал об этом кузену.
        И теперь Аттик снова воспользуется этой своей способностью на пользу хозяину. Он должен найти подходящее оружие. И тогда сможет выкинуть Ханну Грейстон из жизни Данте раз и навсегда. После чего все вернется на круги своя.

* * *

        Данте проснулся с таким ощущением, будто его переехала телега Энока Дигвида.
        Ханна снова, в который уже раз, удивила его.
        Он провел кончиками пальцев по тяжелым векам, пытаясь стереть ощущения вчерашнего дня - брошенное в него платье, Ханну, трепещущую от справедливого негодования. Вместо того чтобы сделать ей приятный сюрприз, он поставил ее в унизительное положение шлюхи хозяина Рейвенскара. И теперь все слуги насмехались над ней.
        Они не знали, что за все свои двадцать восемь лет Остен Данте никогда не имел любовницы и спал с женщинами, лишь когда становилось невмоготу. У него никогда не хватало смелости подпустить женщину к сердцу, пока острая на язык ирландка с красивыми глазами и пышными темно-рыжими волосами не вторглась в его замкнутый мир.
        Самым удивительным было то, насколько глубоко его задело недоверие Ханны. Пора бы ему привыкнуть, что он обманывал ожидания людей и разочаровывал их. Он думал, что стал невосприимчивым к этому, особенно когда общался с отцом.
        Тяжело было думать, что он все еще восприимчив к боли. Что не желает снять маску и стать самим собой.
        Больше всего ему хотелось сесть на Огнеборца и поскакать навстречу солнцу. Но сегодня у него не было такой возможности.
        Лакей, который приводил его по утрам в порядок, обычно медлительный, сегодня справился со своими обязанностями в мгновение ока.
        Данте собирался пройти в кабинет и ненадолго уединиться там.
        Нужно сделать все, чтобы Ханна Грейстон не догадалась о его чувствах. Она не должна узнать, что ей удалось ранить его так, как раньше это мог сделать лишь отец. Она не должна знать, что он впустил ее в свое сердце.
        Пусть его назовут трусом, но сегодня утром он не хочет с ней встречаться. Может быть, навестить кого-нибудь из арендаторов? Для этого ему потребуется преодолеть большое расстояние. Он поедет один, и у него будет достаточно времени для размышлений. Если только...
        Он увидел щенка, промчавшегося по коридору, за ним бежал златокудрый мальчик. Ну конечно! Пип - прекрасное решение! Мальчик может болтать о щенке без умолку. И отвлечет Остена от мрачных мыслей.
        - Пип! - позвал Данте.
        Мальчик робко выглянул из-за угла, прижимая к себе Лиззи.
        - Простите, сэр. Я постараюсь вести себя потише. Раньше это было просто, а сейчас гораздо сложнее.
        По крайней мере хоть этому можно порадоваться - ребенок прербражался на глазах.
        - Я не хочу, чтобы ты вел себя тихо, малыш. На самом деле сегодня мне самому не нравится тишина. Именно поэтому хотелось бы знать, не хочешь ли ты присоединиться ко мне в поездке по землям Рейвенскара?
        - Вы взяли бы меня... - Пип осекся и приуныл. - Я не могу, сэр, прошу прощения. Я боюсь ездить верхом.
        - Мы могли бы поехать в фаэтоне.
        - Фаэтон? - обрадовался Пип.
        Данте вздрогнул, услышав звук, который донесся с лестницы. Он сразу догадался, кто там стоит, еще до того, как Пип закричал:
        - Нанна! Меня берут на прогулку в фаэтоне! Будет именно так, как ты говорила, когда я очень устал от ходьбы.
        Пип сжал Данте руку, и Остен осознал, как дорого ему импульсивное прикосновение мальчика.
        - Мимо нас тогда проехал человек в фаэтоне, и Нанна сказала, что я должен представить себе, будто фаэтон волшебный, запряженный небесными лошадьми и может доставить нас куда угодно. В какое-нибудь красивое, веселое и безопасное место. Она сказала, что не ездила в фаэтоне с тех пор, как умер ее отец.
        Мальчик устремил на Данте свои серо-зеленые глаза.
        - А она не могла бы поехать с нами?
        - Пип, нет! Я не думаю... - Щеки Ханны залились румянцем. - Уверена, что мистер Данте не хочет, чтобы я... присоединилась.
        - Разумеется, хочет! Мистеру Данте ты тоже нравишься, не так ли, сэр?
        Данте перевел взгляд с Пипа на Ханну.
        Нужно во что бы то ни стало выбить из Пипа эту сумасшедшую идею. Найти какое-то логическое объяснение. Сказать, что сиденье в фаэтоне маленькое, трое на нем не поместятся, или что у Ханны есть срочная работа - переписать какое-нибудь его сочинение или пересчитать струны в фортепиано.
        Должно быть, было совсем просто избежать этого «несчастья». Так почему же он кланяется Ханне?
        - Я буду польщен, если вы к нам присоединитесь, мисс Грейстон. Конечно, я не могу похвастаться небесными лошадьми, лошади у меня земные, но хорошие.
        Ханна готова была провалиться сквозь землю.
        - Сэр, я...

«Давай, Ханна. Ты умная, так придумай, как нам выйти из этого положения».
        Пип распрямил плечи и задрал подбородок.
        - Я без тебя не поеду, - заявил мальчик.
        Было это упрямство или тайная гордость? Трудно сказать. Пип выбрал не самое подходящее время для их проявления, но Остен испытывал удовлетворение.
        - Вот видите, мисс Грейстон, - проговорил Остен, смахивая воображаемый кусочек корпии со светло-коричневой куртки для верховой езды. - Ваш материнский долг - составить нам компанию. Нам нужно ненадолго забрать Пипа от своры собак, иначе он будет лаять за ужином, вместо того чтобы просить повара передать ему пудинг.
        Он видел, что Ханна колеблется. Что у нее нет ни малейшего желания провести с ним день в фаэтоне. Но она не хотела огорчать Пипа.
        - Полагаю, я могла бы поехать, - сдалась она наконец. - Но прежде я должна извиниться перед вами за вчерашнюю грубость.
        Ханна? Извиняется? Чего это ей стоит? Остен окончательно растерялся. Меньше всего ему хотелось говорить о платье, особенно сейчас, когда на них смотрел Пип.
        - Все в порядке, - заявил Остен, зная, что это не так.
        Вмешательство Аттика действовало как злое колдовство, вызывая в воображении слово
«любовница». Атмосфера была накалена до предела. Словно мифическая Пандора обрушила на Остена и Ханну содержимое своего ящика.
        - Подождите, пока я схожу за шляпкой, - проговорила Ханна.
        Данте смотрел, как она взбегает по лестнице. Он видел, что девушка смущена не меньше, чем он.
        Остен чувствовал, что предстоящий день не сулит ничего хорошего.

        Глава 14

        Фаэтон был предназначен для быстрой езды по сельской местности, а великолепные серые лошади - для того чтобы упиваться ветром. Но даже устремись они к самому небу, все равно не смогли бы успокоить чувства, бушевавшие в груди Ханны.
        Чего бы она не отдала, только бы находиться подальше от Остена Данте. Она до сих пор не могла прийти в себя после сцены, разыгравшейся между ними прошлым вечером.
        Всю ночь она ворочалась с боку на бок в постели, большой, пустой и холодной. Пип теперь спал в отдельной комнате.
        Вне всякого сомнения, Остен был прав, когда предложил Пипу отдельную комнату. Видит Бог, как Ханне хотелось, чтобы страхи Пипа остались в прошлом, чтобы он стал самостоятельным.
        А собственная постель - первый шаг на пути к выздоровлению.
        Ханна не понимала, насколько сильно сама нуждалась в том, чтобы мальчик был рядом, ведь именно благодаря Пипу она держала в страхе собственных ночных демонов - одиночество и ощущение безысходности. Она знала, что их с Пипом одинокая жизнь не изменится до тех пор, пока за ней будет гнаться Мейсон Буд.
        Она поежилась. Мейсон... Где он теперь?
        Должен был уже пройти по ложному следу, который она для него оставила. Можно было не сомневаться, что он перешел от злости к убийственной ярости.
        - Нанна, что-нибудь случилось?
        Она увидела широко раскрытые, обеспокоенные глаза Пипа. Он словно пытался убрать с ее лица искусственную улыбку и рассмотреть то, что за ней скрывается. Она не может позволить ему это сделать.
        - Я просто любуюсь болотами. Они такие красивые, правда? Гораздо красивее, чем тогда, когда по нашим лицам текли струи дождя!
        - Но ты говорила, что мы полетим. - Вид у Пипа был огорченный. - Я боюсь.
        - Страх тут совершенно ни при чем, - вмешался Остен и подмигнул. - Это вопрос здравого смысла. Рейвенскар можно рассмотреть гораздо лучше, если лошади не торопятся.
        Сердце Ханны наполнилось чем-то похожим на боль при виде больших рук Остена, державших поводья и заставлявших лошадей послушно двигаться. Время от времени он бросал взгляды на Пипа, удостоверяясь, что личико мальчика не омрачил страх.
        Но Остен не мог бы сказать ничего, что защитило бы Пипа от голоса Мейсона Буда, эхом отдававшегося в его головке, поэтому в его серо-зеленых глазах порой появлялось затравленное выражение.
        - Но я очень боюсь. Я даже не стал бы держаться за поводья в ваших руках, как вы предлагали, чтобы вместе с вами править.
        - Попытаемся в другой раз. - Остен взъерошил волосы мальчика. - Когда мне удастся найти небесную лошадку, о которой тебе рассказывала Ханна.
        У Ханны сжалось сердце, когда Данте ловко сменил тему и заговорил о новых щенках, ожидаемых со дня на день, стараясь рассеять охватившее ребенка уныние.
        Пип без умолку болтал, Остен изо всех сил старался казаться веселым, но обмануть Ханну не мог. Напряжение между ними не ослабевало.
        Она ощущала каждый мускул под рукавом его куртки, каждый порыв ветра, шевеливший его густые темные волосы. Его руки, державшие поводья, были такими ловкими и сильными - она хорошо помнила их прикосновения.
        Даже ветер над болотами не мог прогнать его запах. Он был словно буря. Его смятение передалось и ей. И никто, кроме Остена Данте, не смог бы ее успокоить.
        Она отогнала от себя эту мысль, образы, пришедшие в голову, казались слишком живыми. Красивое лицо Остена парило над ней, его руки обнимали ее, губы владели ее губами.
        Она не пережила бы эту поездку на фаэтоне, если бы не справилась с проклятым воображением. Гораздо лучше сосредоточиться на землях Рейвенскара, попытаться разгадать загадку их владельца, чем вызывать в воображении вспыхнувшую страсть.
        Но, несмотря на то что она изо всех сил старалась сосредоточиться на земельных угодьях, простиравшихся вокруг нее, каждая миля, которую они проезжали, приводила ее в еще большее смятение. С каждым часом она ощущала себя все более растерянной, очарованной Остеном Данте.
        Ей все труднее и труднее становилось держать себя под контролем.
        Люди в Ноддинг-Кросс могли подумать, что владелец Рейвенскара лишился рассудка, но простые сельские жители, жившие на его землях, выражали ему свое искреннее уважение.
        На нее и на Пипа они смотрели с таким изумлением, будто их хозяин привез на поля Рейвенскара русалку с ребенком. Но как только им удавалось справиться с удивлением, они принимались болтать об урожае и домашнем скоте, детях и погоде.
        Наверное, их лендлорд и правда выстроил дома арендаторов так, чтобы ему было хорошо видно озеро из окна кабинета. Новенькие домики блестели свежестью и белизной и прекрасно смотрелись на фоне холмов и долин, а чистая соломенная кровля сверкала на солнце, словно золото.
        В хлевах, стоявших отдельно от жилых домов, обитали ухоженные коровы и гуси. Цветы вились по стенам и дверным проемам. И все, от мала до велика, останавливались, чтобы поприветствовать хозяина и поболтать о предстоящем празднике.
        Ханна вздрогнула, вспомнив поместье отца, полуразрушенное, запущенное. Он проиграл все, кроме маленького надела, поскольку это была наследуемая земля, которую не имели права отчуждать.
        Она любила каждый камень и каждое зеленое поле, но, даже будучи ребенком, беспокоилась из-за того, что видит ветхие жилища, в которых изможденные семьи ютились вместе с коровами и свиньями, а матери не держали колыбели у огня, а ставили их так, чтобы младшего ребенка не залило дождем через дыру в крыше.
        Она понимала, что что-то было неправильно, чувствовала это. А когда в перерывах между партиями в карты отец выслушивал ее детские опасения, его грудь сотрясалась от снисходительного смеха: «Так было всегда. Мрак во времена деда и деда его деда. Кто я такой, чтобы спорить с этим?
        Помнишь, мы нашли крольчат в норе? Эти люди подобны тем крольчатам - они находят удовольствие в том, что живут все вместе. Они не похожи на тебя и на меня».
        Она так любила отца. Смеющийся, веселый, красивый папа.
        Она так хотела ему верить.
        - Ханна? - Голос Остена вывел ее из задумчивости. - Что-то случилось?
        С тех пор как он помог ей сесть в фаэтон, он ни разу не взглянул ей в глаза. А сейчас внимательно смотрел на нее.
        - Ничего, - приглушенно ответила Ханна, поправив шляпку так, чтобы поля скрыли лицо. - Я лишь... витала в облаках.
        Он замолчал, но их взгляды встретились. Они были красноречивее всяких слов.
        - Мне нужно ненадолго остановиться у следующего дома, - сказал наконец Остен. - Но если желаете, я с удовольствием отвезу вас обратно.
        Больше всего на свете ей хотелось выйти из фаэтона, но это было бы проявлением слабости с ее стороны.
        - Нет. Не стоит беспокоиться. То есть я... я хочу сказать, что мне нравится быть на воздухе.
        Интересно, хватит ли у него смелости продемонстрировать разочарование? Показать, что он так же сильно мечтает избавиться от нее, как она от него.
        - Ну хорошо. - Он расправил плечи. - Вот то место, о котором я вам говорил. Это дом Энока Дигвида. Он прекрасный фермер, один из лучших арендаторов, на зависть любому лендлорду. Энок помогал мне размечать новые участки для строительства, а его жена Флосси придумала, как должно выглядеть жилье.
        Ханна вопросительно взглянула на Остена. Несмотря на явное смущение, теплота и уважение сквозили в его голосе, когда он говорил об арендаторе. Но времени на то, чтобы ломать голову над объяснением, не было. В этот момент из домика высыпала целая куча детей.
        - Мистер Данте приехал! Скорее! Прячьте сюрпризы! - пискнула малютка лет четырех, путаясь в подоле желтовато-коричневой юбки.
        Ошеломленный Пип свернулся калачиком в углу фаэтона, с испуганным видом глядя на детей, словно те могли укусить его. Ханна задалась вопросом, разрешали ли ему когда-нибудь играть с другими детьми.
        Девочка добралась до фаэтона и неуклюже присела в реверансе. Но Данте, похоже, был смущен таким бурным приемом точно так же, как Пип.
        Его глаза потемнели, а в глазах появилось чувство вины, когда он повернул к залитому солнцем углу дома, увитому розовым виноградом.
        Ханна увидела мужчину в инвалидном кресле на колесах, с широким румяным лицом, одетого в аккуратно заштопанную кожаную куртку. Он попытался встать с помощью двух крепких сыновей.
        - Ради Бога, Энок, сядь! - выкрикнул Остен. - Костоправ шкуру с меня спустит!
        Ханна заметила, что правая нога фермера находится в неподвижных деревянных лубках.
        - Доброе утро, сэр! - весело поздоровался арендатор. - В подземном царстве мне припомнят, что я не проявил к вам уважения.
        Ханна была поражена, когда увидела, что Остен густо покраснел.
        - Не глупи, Энок. Сядь, не то я усажу тебя силой.
        Фермер грузно опустился на стул, его губы исказила гримаса боли, но быстро исчезла. Ханна услышала, как Остен тихонько зашипел сквозь зубы, будто сам ощутил эту боль.
        Дигвид изумленно и в то же время с восторгом уставился на Ханну и Пипа.
        - Мадам, юный сэр, - проговорил Энок, неуклюже кивнув львиной гривой. - Добро пожаловать в дом.
        Остен нервно дернул пуговицу.
        - Это мисс Грейстон и ее сын Пип. Они гостят в Рейвенскар-Хаусе.
        - Сейчас? - Густые брови взлетели вверх. - Как же я рад, что у вас есть общество, сэр. Флосси будет просто в восторге. Она очень волнуется, что вы живете один в таком большом доме.
        - Один? - повторил Остен. - Да у меня полно слуг. Не дают мне ни минуты покоя.
        - Как скажете, сэр, - усмехнулся Дигвид.
        - Я... я помогаю Остену, то есть мистеру Данте, разбираться с его музыкальными сочинениями, - выпалила Ханна, не желая, чтобы Энок все неправильно понял. - Он нанял меня, чтобы...
        Чтобы что? Записывать ноты, хотя она не имела ни малейшего понятия о том, как это делается? Ханна ощутила стыд. Словно почувствовав это, Дигвид сказал:
        - Флосси испекла пироги с вишнями, сэр. Она будет очень горда, если вы возьмете один.
        - Спасибо, но я не могу...
        - Сэр, не обижайте меня! - Полная женщина с распущенными волосами и блестящими глазами показалась на пороге, держа в ловких руках самый восхитительный пирог из всех, какие когда-либо видела Ханна. - Я знаю, что он не так хорош, как те, что пекут в усадьбе, но этот с вишней, он еще теплый.
        У Ханны потекли слюнки, из-за всей этой истории с платьем она плохо позавтракала.
        Ей захотелось поколотить Остена, когда тот махнул рукой:
        - К сожалению, я не очень люблю вишни.
        Хозяйка взглянула на него с прищуром, с тем выражением лица, с каким матери испокон веку разоблачали выдумки непослушных мальчишек.
        - Значит, вы не любите вишни? Да вы дочиста вылизали тарелку из-под пирога в тот вечер, когда помогали вылечить Мейзи от коклюшного кашля.
        Она повернулась к Ханне с широкой улыбкой.
        - Самое потрясающее, что я когда-либо видела, - это как хозяин наклонял голову ребенка над паром и заставлял его вдыхать. Мы с Эноком были уверены, что потеряем ее, но хозяин не захотел сдаваться.
        Ханна взглянула на Остена. Он был пунцовым от смущения.
        - Не стоит так драматизировать, Флосси. Я просто проезжал мимо, когда у меня захромала лошадь. Ничего особенного не произошло.
        - Не говорите матери, которая едва не лишилась ребенка, что нет ничего особенного в том, что вы его спасли. Я много где пожила и знаю, что большинство лендлордов ускакали бы в противоположном направлении так быстро, как только их смогли бы унести лошади, если бы узнали, что в доме кто-то болеет. Вы и представить себе не можете, мисс, что для меня значило увидеть, что ему лучше и что он спокойно спит благодаря мистеру Данте.
        Ханна вспомнила, что точно так же он помог Пипу, когда у того начался приступ. Но тогда она не чувствовала благодарности к Остену, она все еще ощущала себя оскорбленной, страх подобрался к ней слишком близко, она задыхалась от собственных тайн. Ее сердце было не в состоянии признать, что она должна поблагодарить его.
        Но сейчас, уставившись на пирог Флосси Дигвид, Ханна вспомнила, как сильно ей хотелось есть, насколько несчастной и одинокой она была, когда в ее жизнь вторгся Остен Данте.
        - Да вы гляньте только, как леди смотрит на пирог! Клянусь, у нее на глазах слезы! Да она, должно быть, полуголодная! - торжествующе воскликнула Флосси. - А этот милый мальчуган тоже, наверное, голодный!
        - Больше нет, - пропищал Пип, отважившись встать на защиту своего кумира, - мистер Данте такого не допустит.
        В глазах Флосси появилось сочувствие.
        - Сэр, а вы слышали историю о малышах? Двое из них могут обгрызть пирог, пока их водят вокруг него. Или пройдет неделя, прежде чем вы вспомните, что их надо покормить! Да знаю я вас, сэр. Если вам нужно что-то закончить, вы и про собственный нос забудете, будто он не на вашем лице!
        Возможно ли, чтобы владелец поместья Рейвенскар выглядел более смущенным? Было нечто, согревающее сердце, в том, как этот могущественный, властный дворянин позволял Флосси Дигвид разговаривать с ним в полушутливом тоне.
        - Мадам, я не из тех, кто хвастается, - проговорила Флосси. - Но наш хозяин - самый умный человек во всей Англии, он изобретает вещи, которые никому и во сне не снились.
        Ханна замерла, пораженная новой гранью самого сложного из всех людей, которых она когда-либо знала.
        - Вы... изобретатель?
        Так вот куда он ездил поздно вечером, чтобы ослабить боль, преследовавшую его в музыкальной комнате.
        - Флосси преувеличивает. Я кое-что мастерю, но...
        - Мастерю? Ну надо же! Мистер Данте сказал, что у него будет горячая вода, и теперь горячая вода есть на каждом этаже усадьбы.
        - Горячая вода? Это невозможно! - Ханна помотала головой. - Это невозможно сделать.
        - Если кто и может это сделать, так только мистер Данте.
        Почему он...
        - Хватит, Флосси! Я сдаюсь! - Кажется, Остен был готов повеситься на собственном платке. - Я возьму пирог!
        - Конечно, сэр, - вставил Энок. - Вам понадобится вся сила, какую возможно заполучить. Я принесу скрипку, чтобы поиграть у вас на дне рождения. А мой старший сын принесет оловянную свистульку.
        - Дне рождения? - повторила Ханна.
        - По-моему, все поместье гудит о том, что произойдет через три дня. Вы слышали об этом? - поинтересовалась Флосси.
        Ханна перевела взгляд с Флосси на Остена.
        - Я слышала, что будет праздник, но никто не сказал, что будут праздновать день рождения мистера Данте.
        - Да-да, день рождения! - крикнул мальчик лет восьми.
        - Мистер Данте устраивает самые чудесные праздники во всем Йоркшире! Там бывают танцы, игры, да и призы можно выиграть! И все получают то, что хотят. В прошлый раз Томас получил оловянную свистульку. Хозяин старается сделать так, чтобы и у малышей была возможность что-нибудь выиграть.
        - Нам пора, - перебил Данте мальчика. - Я хотел узнать, нельзя ли взять вашего Кристофера на денек на этой неделе, Флосси. Чтобы они могли поиграть с Пипом, вместе побегать по саду.
        Флосси по-матерински взглянула на Пипа и мягко улыбнулась.
        - Сейчас Кристофера нет, он занимается овцами. Но он с удовольствием придет, я в этом уверена. И вам не нужно бояться, что он будет слишком сильно шуметь, мастер Пип. Кристофер знает, когда надо быть тихим, как мышь.
        Пип улыбнулся дрожащими губами.
        - Иногда я и сам люблю тишину.
        - А теперь, мисс Грейстон, если вы имеете хоть какое-то влияние на мистера Данте, попросите его отвезти вас к Поттерз-Лейк. Это заброшенный пруд в очень красивом местечке, туда редко кто ходит. Там тихо, сладко пахнет, а окрестности усыпаны цветами. Там и отведаете пирог.
        Ханне хотелось лишь сидеть у очага этой женщины и наслаждаться ее простой мудростью и теплотой. Эта женщина - мать, к которой могут подбежать дети и рассказать о том, что их беспокоит. Они могут быть уверены, что им в руку сунут кусок пирога и чмокнут в щеку. Она обязательно послушала бы...
        - Спасибо, миссис Дигвид.
        - Флосси. Просто Флосси.
        Женщина сжала руку Ханны загрубевшими от работы пальцами.
        - Я получила такое удовольствие от встречи с вами, мисс.
        Она сунула пирог Ханне в руки.
        - Позаботьтесь о хозяине за меня. - Она критически взглянула на Данте. - Он очень плохо заботится о себе.
        Что-то в болтовне хозяйки сильно смутило Остена, потому что в то же мгновение он оказался рядом с Ханной с поводьями в руках. Но, вместо того чтобы тронуть фаэтон с места, замешкался. Ханна почувствовала, что он наконец-то собрался спросить о том, ради чего сюда приехал.
        - Энок, нога... как она заживает?
        - Костоправ говорит, что достаточно хорошо. Мы закончим вашу новую жатку раньше, чем вы поймете, что произошло.
        - Жатку? - повторила Ханна. - Никогда не слышала о такой машине.
        - Однажды услышите, мисс. И каждый фермер в Англии будет славить мистера Остена Данте.
        - Энок, не надо. Когда мы экспериментировали в последний раз, ты чуть ногу не потерял. Я так и не понял, что пошло не так.
        - Мы ее в следующий раз починим, - настаивал фермер. - А насчет ноги не беспокойтесь, сэр. Энок Дигвид крепок как дуб.
        Он постучал по лубку.
        Ханна увидела, как Данте поморщился, Дигвид тоже это заметил.
        - Я никогда бы не рискнул ее испытывать, если бы не был уверен в безопасности конструкции, - настаивал Остен.
        - Вашей вины в этом нет, сэр, - ответил фермер. Но когда фаэтон отъехал от домика, сопровождаемый прощальными криками и взмахами рук, Ханна поняла, что Энок ошибался. Остена и в самом деле никто не винил. Но он винил себя сам.

        Глава 15

        Любой здравомыслящий человек отвез бы всех в Рейвенскар-Хаус, вернулся к себе в кабинет и приказал принести ему самый лучший бренди, какой есть в подвале. Но кажется, бессердечный хозяин Рейвенскара, наводивший ужас на всех жителей деревни Ноддинг-Кросс, был беззащитен перед парой умоляющих серо-зеленых глаз, затененных светлыми локонами мальчика.
        Он никогда не искал оправданий. Наряду с охотой, выпивкой, верховой ездой и стрельбой один из уроков, которые преподал ему дед, заключался в том, что состоятельный человек не должен ни перед кем отчитываться.
        И все же Остен был уверен, что мог бы найти какую-то причину для возвращения в Рейвенскар-Хаус, если бы постарался.
        Можно придумать, что лошади устали, что у него дела или достаточно просто сказать
«нет». Но вопросы Пипа о том, увидят ли они «то самое красивое озеро, о котором говорила женщина с пирогом», исключали мысль о возвращении.
        Проклятие! Когда этот эгоцентричный Остен Данте дошел до того, что стал обращать внимание на чувства других людей? Тот самый Остен Данте, которого боялись все в поместье, не смог вынести даже тени разочарования на лице мальчонки. Что же с ним произошло, черт возьми?
        Он взглянул на Пипа, дремавшего под сучковатым дубом, и решил, что ни за что не будет сожалеть о проявленной слабости.
        Крошки пирога и вишневый сок были смыты, капли воды все еще блестели на волосах Пипа, словно бриллианты. Вымокшие в пруду вещи мальчика были разложены на камне, а его тельце утонуло в сухой рубашке Данте. Длинные полумесяцы его ресниц прилипли к опаленным солнцем щекам.
        Данте лежат на спине в искрящейся прохладной воде и не мог сдержать улыбки.
        Кажется, обучение плаванию - утомительное занятие. К счастью, эта затея оказалась гораздо успешнее, чем скрытый мотив Данте, - ему хотелось охладить пламя, которое начало разгораться в крови от того, что Ханна Грейстон была так близко.
        Когда он занес Пипа на руках в воду и почувствовал, как ребенок доверчиво за него ухватился, он испытал то, что невозможно было передать никакими словами, - такая в этом была прелесть.
        Но даже раздевшись до пояса, плескаясь и плавая, дразня и окуная мальчика в воду, Данте постоянно ощущал присутствие женщины, усевшейся на огромный камень, выступавший над самой водой.
        От необычайно теплой погоды пряди рыжеватых волос прилипли к ее изящной шее и просто манили мужские пальцы нежно откинуть их. Ее чулки были засунуты в треснувшие, стоптанные ботинки, стоявшие в тени. Вода плескалась о босые ноги, изящные лодыжки обнажились, когда она приподняла юбку. Данте знал, что ей стоило огромных усилий не поднимать глаз, но, пока он резвился с Пипом, время от времени ощущал на себе ее внимательный взгляд.
        Он пытался угадать, о чем она думала, что чувствовала. Она выглядела такой красивой, такой тихой, что ему хотелось удержать ее вдали от того жестокого человека, который обижал ее, сделать так, чтобы она не узнала о полицейском с Боу-стрит, которому он заплатил за то, чтобы тот раскрыл ее тайны.
        Такое вероломство не прощается. И все же Остен знал, что рискнет гораздо большим, лишь бы она оставалась в безопасности.
        Даже когда Пип устал и выбрался на берег, чтобы отдохнуть, Данте остался в воде и плавал, пытаясь каждым гребком, каждым ударом по серебристой поверхности пруда отбросить ощущения вины и сожаления, а еще унять возбуждение в чреслах, которое он ощущал каждый раз, когда ловил на себе взгляд Ханны Грейстон.
        Проклятый Уильям Аттик! Это из-за него каждый взгляд, каждый вздох, каждое касание рук, когда он помогал ей сесть в фаэтон, напоминали о сплетнях и пересудах.
        Лучше всего выйти из воды, взять Пипа с Ханной и отправиться домой. Ведь он уже выполнил желание Пипа.
        Сейчас, когда Пип спал, ему хотелось затащить Ханну в пруд и обжечь ее усыпанные каплями губы поцелуем.
        Он представлял себе, как приведет ее сюда ночью, когда небо будет усыпано звездами, а луна прочертит серебряную дорожку через весь пруд. Он разденет ее и будет ласкать до тех пор, пока тела их не сольются в блаженстве.
        Данте следовало держаться от Ханны на почтительном расстоянии, но ее белая сверкающая лодыжка и нежные пальчики, трогающие воду, притягивали его словно магнитом. Волдыри и шрамы, которые он увидел, когда разул ее той ночью, зажили. Ему хотелось смыть и другие ее раны, сердечные и душевные, печаль, затаившуюся в серебристых глубинах ее глаз.
        Он подплыл к ней под водой и, когда оказался на расстоянии вытянутой руки, поднялся во весь рост и выпрямился. Она вздрогнула и отдернула ноги от края камня, на котором сидела.
        В это мгновение его заинтересовало, как бы она поступила, если бы он схватил ее за ногу и потянул в пруд. Если бы поцеловал ее настойчиво, горячо и требовательно.
        Он изо всех сил старался скрыть эмоции и решил подразнить ее.
        - А вы сами не хотели бы поучиться плавать? - спросил он, изогнув бровь. - Уверен, вы могли бы держаться на поверхности так же хорошо, как и Пип, просто вам нужно немного помочь.
        - Нет, спасибо, - ошеломленно произнесла Ханна.

«Вряд ли мне когда-нибудь пригодится умение плавать», - подумала она.

«Оно может понадобиться тебе, когда я здесь буду заниматься с тобой любовью, чтобы можно было загнать тебя в воду, поймать и щекотать, пока ты не рассмеешься и не исчезнут все твои страхи».
        Господи, что за мысли лезут ему в голову? Он ощущал на себе взгляд Ханны, скользивший по его поблескивавшим обнаженным плечам. Его охватила дрожь, когда он вспомнил, как она прижимала руку к его обнаженной груди.
        - Мой дед считал, что каждый должен уметь плавать. Потому что даже самая лучшая лошадь может сбросить в быструю реку. - Остен поморщился. - Еще мой дед имел обыкновение выпить рюмочку перед охотой на лис.
        - Он вас учил? Плавать, я имею в виду.
        - Нет, меня учил отец.
        При воспоминании об отце он, как обычно, почувствовал боль и решил сменить тему, но, к немалому своему удивлению, продолжил рассказ:
        - Тогда мы жили в Италии, в семейном доме моего отца. Он взял меня с собой на самое красивое озеро, какое я когда-либо видел. Я заходил в воду все глубже и глубже, несмотря на его предостережения. Вдруг он нырнул, подплыл ко мне, схватил за ногу и потянул вниз.
        - Представляю себе, как сильно вы испугались.
        - Вообще-то его маневр обернулся против него.
        При воспоминании об этом Данте не смог скрыть усмешки.
        - Мне нравилось, когда меня окунали в воду. Остаток дня он так и делал. Для меня это была игра.
        - Уверена, отец Пипа никогда не уделял ему времени... - Она осеклась. - Я хотела сказать...
        Он увидел страх в ее глазах.
        - Значит, ваш отец родом из Италии? - Она сменила тему. - Как же вы стали владельцем поместья в Англии?
        Остен еще ни с кем не говорил об этом.
        - Моя мать была любимой дочерью помещика, чьи имения располагались по всей Англии. Такая же своевольная, как и старик, она опозорила его, влюбившись в своего учителя музыки, а потом выйдя за него замуж. Помещик проклял ее. Она страдала. Но я никогда не видел более решительной женщины. - Он взглянул на Ханну и улыбнулся. - Пока не встретил вас.
        - Что же произошло?
        - Мы жили в Италии, дела отца шли неплохо. Но однажды от викария из прихода Остен-Парк пришло письмо. Он сообщил, что дед смертельно болен. Мы поехали в Англию, чтобы моя мать могла помириться с ним.
        - Слава Богу, ваша мать успела. Нет ничего ужаснее сожалений и позднего раскаяния. - На лице Ханны отразилась печаль. - Но для маленького мальчика это было, наверное, тяжелое испытание.
        Остен рассмеялся.
        - Для меня это было просто приключение. Деда я совсем не знал. И пришел в телячий восторг, когда путешествие подошло к концу, особенно когда обнаружил собачий питомник.
        Данте закрыл глаза и погрузился в воспоминания. Дербишир, зеленый, дикий и красивый, конюшни с породистыми лошадьми, псарня с самыми лучшими охотничьими собаками в графстве.
        - Когда по дому бродит смерть, никому нет дела до маленького мальчика. Я выпустил собак и пригнал всю свору в дом, чтобы показать их матери. Дед лежал в постели, Аттик держал его за руку. Не думаю, что Аттик отлучался куда-нибудь с тех пор, как дед заболел. Стряпчий ставил восковую печать в углу какого-то документа. Все всхлипывали, будто дед уже умер. Я ворвался в комнату в сопровождении собак, залез на кровать к деду и заявил, что, если бы у меня были такие превосходные собаки, я постарался бы не умирать.
        - Должно быть, он был потрясен, - с улыбкой промолвила Ханна.
        - Это самое малое, что можно сказать. В последующие годы он часто повторял, что воспользовался моим советом. Он отослал викария, вскрыл бумагу, написанную стряпчим, и велел моей матери отменить распоряжения насчет гроба. Потом заказал на завтрак бифштекс и бутылку кларета. Иногда я думаю, что вся его болезнь была уловкой, придуманной для того, чтобы дочь пересекла океан без всяких просьб с его стороны.
        - Чудесная история.
        - Не совсем. Дед был от меня в таком восторге, что через несколько недель предложил усыновить меня и сделать своим наследником. Он сказал, что предоставит моим родителям дом у самых ворот усадьбы, а я буду учиться быть английским джентльменом. Отец и мать проговорили всю ночь - я слышал их голоса и звук шагов отца.
        В конце концов родители приняли предложение деда. О возвращении в Италию не могло быть и речи.
        - Видимо, ваш дед очень любил вас.
        - Просто обожал. Я жил в усадьбе отдельно от родителей, но мог видеться с ними, как только пожелаю. Однако взгляды деда на воспитание резко отличались от взглядов моего отца. Скачки наперегонки с ветром за сворой собак, слава лучшего стрелка графства, способность выпить три бутылки спиртного и внятно говорить после этого - вот что вызывало у деда восторг. Мой отец был занят наукой, любил музыку и книги.
        Остен замолчал и после паузы заговорил уже более спокойно:
        - Было странно оставаться частью семьи и больше к ней не принадлежать. Наверное, если бы я достаточно громко протестовал, старику пришлось бы вернуть меня родителям. Но я решил остаться с дедом. Старик был тверд, но меня хорошо понимал. Во всяком случае, не требовал невозможного.
        - Думаю, для вас не существует ничего невозможного. При желании вы можете добиться чего угодно. Именно так думают Дигвиды.
        - Я не стал бы прислушиваться к тому, что говорят Энок с Флосси. - Остен криво улыбнулся. - Эти Дигвиды сумасшедшие. У них шестнадцать детей. Этого достаточно, чтобы не считаться с реальностью.
        Он на мгновение погрузил плечи в воду, поглаживая руками водную поверхность. Нужно было сменить тему, и Остен умолк.
        - Простите, но я так и не поняла. Вы изменили фамилию после того, как вас усыновил дед?
        - Официально - да. Но когда он умер, я... - Остен заколебался. - Я решил пользоваться той фамилией, которую получил при рождении, в любых ситуациях, кроме официальных. Как вы, наверное, успели заметить, я не очень-то считаюсь с мнением других.
        Она вопросительно посмотрела на него.
        - Я думала, вы поссорились со своими родственниками.
        - Так оно и есть.
        Они замолчали. Первой нарушила тишину Ханна.
        - Остен, хочу поблагодарить вас за сегодняшний день. За то, что вы были так терпеливы с Пипом. Он никогда этого не забудет.
        Данте встал в воде, доходившей ему до пояса, и пригладил волосы, чтобы скрыть смущение. Но в этот момент Ханна случайно коснулась ногой его груди.
        Остена бросило в жар, и он обхватил ладонью изящный изгиб ее ноги.
        У нее перехватило дыхание. Глаза расширились. Волна желания захлестнула обоих.
        Но почему она ошеломлена? Ведь она уже познала вкус страсти в ту ночь, когда был зачат ее сын?
        Остен отдернул руку.
        - По-моему, самое время отправляться назад, - с трудом выговорил Данте.
        Но его слова уже не имели никакого значения. После мимолетного прикосновения пути назад не было. Все изменилось.
        Он вылез из воды, перенес спящего Пипа в фаэтон, и они направились домой. Но даже ветер, холодивший влажное тело, не смог изгнать жара из его груди, ослабить напряжение в нижней части тела.
        Вероятно, грубые ошибки Аттика заставили его признать, что он хотел переспать с Ханной. А то, что произошло у пруда, осложнило дело.
        Данте больше не сомневался, что Ханна Грейстон тоже хочет его, однако пытается побороть в себе это желание.
        Но он не станет втягивать эту женщину в омут, который засасывает его все глубже и глубже.

        Ханна убаюкивала Пипа, пока Остен правил фаэтоном, двигавшимся по извилистой сельской дороге. Он был напряжен до предела, испытывая потребность гнать лошадей во весь опор. Однако сдерживал их, чтобы не разбудить Пипа.
        Бедро Ханны терлось о ногу Остена, обтянутую влажными бриджами.
        Она пыталась отстраниться от него, сохранить расстояние между ними, но, казалось, какой-то злой дух снова бросал ее к Остену.
        Под маской беспечности Остен Данте скрывал глубокую душевную боль и кровоточащие сердечные раны. Этот человек стал богачом, но потерял семью.
        Он не читал писем матери, но говорил о ней с тоской и печалью.
        Он считал себя виноватым в том, что арендатор сломал ногу, он спасал больного ребенка. Подобрал на улице ее с Пипом, умиравших от голода, дал им приют и еду. В его доме они на какое-то время даже забыли об опасности и отправились на озеро, где устроили пикник.
        Однако жизнь в Рейвечскар-Хаусе была всего лишь иллюзией.
        Покинув Ирландию, она так долго бежала от призрака Мейсона Буда, то и дело оглядываясь, прикидывая, сколько еще пройдет времени, пока он проверит все ее ложные следы.
        Как долго они с Пипом будут добираться до какой-нибудь заброшенной деревушки, чтобы там сменить имена и зажить тайной жизнью в домике, где Буд никогда их не найдет.
        Но за те несколько недель, что она провела под крышей Рейвенскар-Хауса, планы, которые она строила, отошли на задний план. Она увлеклась борьбой характеров, Остена и ее, ей нравились его юмор, восприимчивость, понимание и даже вспышки гнева.
        По ночам она с удовольствием наблюдала, как меняется красивое лицо Остена Данте, и ей не хотелось вспоминать о мытарствах, через которые им с Пипом пришлось пройти.
        До чего она глупа и безрассудна! Вообразила, будто они с Пипом могут остаться здесь навсегда, и не заметила, как влюбилась. И это было страшнее всего.
        Она любила этого загадочного мужчину с огненным темпераментом, неистовым умом и тайной болью.
        Она взглянула в лицо Остену, до которого не могла дотронуться, как до звезд.
        Но если она любит его, то не должна подвергать его опасности! Мейсон не пощадит и Данте, если, упаси Боже, обнаружит их здесь!
        Нужно бежать. Взять Пипа и умчаться подальше от этого места, от этого великолепного, великодушного человека, пока не поздно.
        В памяти всплыло одно из самых дорогих воспоминаний. Рука Остена, сжимающая ее пальцы вокруг бриллиантовой булавки, его голос, охрипший от переживаний, глаза, потемневшие от огорчения. «Оставьте это себе... тогда мне не придется думать о том, достаточно ли у вас пищи и есть ли кров над головой...»
        Нет. Она еще немного задержится, по крайней мере до его дня рождения. Маленькая дочка Дигвидов и все остальные арендаторы откровенно восхищались, когда говорили о предстоящем празднике - единственном шансе воздать почести великолепному лендлорду.
        Остен явно испытывал смущение, но Ханна чувствовала, что он дорожит отношением этих простых, добрых людей, живших на его земле. Их любовь согревала его, заполняла пустоту в сердце.
        Она останется на празднование дня его рождения. Сохранит в памяти каждое мгновение, каждую улыбку, каждое прикосновение рук.
        На следующее утро после праздника она покинет этого мужчину, это место, расстанется с мечтой. Навсегда уйдет из его жизни.

        Глава 16

        Рейвенскар просто бурлил от приготовлений. Кухня ломилась от пирогов, пирожных и пудингов, лучшие цветы были перевиты лентами и украшали расставленные на газоне столы.
        Пип гулял с маленьким Кристофером Дигвидом. Аттик удалился, он не забыл разговора с Остеном, оскорбившим его. Остен не возражал, полагая, что Ханна лишь обрадуется его отсутствию. И не ошибся, заметив это по выражению ее глаз.
        Даже в такой ситуации Остен испытывал необыкновенное беспокойство. Он будто бы чего-то ожидал... но чего? Подарков от сестер? Или от матери? Или, что еще смехотворнее, нежного послания от отца, который, казалось, хотел забыть о самом факте его существования?
        Он ненавидел этот день почти так же, как и Рождество. Все в поместье Рейвенскар будут возносить хвалы ему - великодушному лорду и хозяину. Что подумали бы эти добрые люди, узнай они, что этот праздник придуман для того, чтобы он хоть на день забыл в радостной суете все свои неудачи, забыл все?
        Хуже того - что подумала бы Ханна?
        Ханна... В последние несколько дней она вела себя так странно - то вся светилась, будто раскрыла какой-то удивительный секрет, то вдруг глаза ее затуманивало такое горе, что ему было больно на нее смотреть.
        Он пытался выяснить у нее, в чем дело, но она замыкалась в себе.
        Скорее бы этот праздник закончился и жизнь вошла в нормальное русло. Даже часы, которые они с Ханной проводили в музыкальной комнате, после его возвращения из Лондона стали более напряженными. Но будь он проклят, если его композиторские способности не улучшились.
        Он видел, что Ханна чем-то встревожена, но ни о чем ее не спрашивал.
        На это будет достаточно времени после праздника. А сейчас ему придется выйти наружу, где ждут арендаторы, и разломить, согласно обычаю, овсяную лепешку, положив тем самым начало празднику.
        Дойдя до лестничного пролета, он услышал какие-то нежные, почти тоскливые звуки. Музыка. Простая мелодия. Кто-то играл одним пальцем.
        Ханна. Он сразу ощутил ее присутствие. Что она там делает? Разве мало часов она провела в этой комнате? Но на этот раз что-то было не так - уж очень печально звучала мелодия.
        Она ждала его. Не хозяина поместья Рейвенскар, не нанимателя, а мужчину.
        Остен был ошеломлен. Он пересек коридор и распахнул дверь.
        Ханна мгновенно вскочила со стула и резко повернулась. Остен замер.
        Закатные лучи солнца освещали комнату, заливая Ханну розовым светом. В этот момент она была необычайно красива.
        Голубой муслин облегал ее грудь, юбка колыхалась, словно волны зачарованной реки. Волосы были замысловато уложены и сколоты шпильками. Специально для него. Остен понял это, и сердце болезненно сжалось. Она сделала это специально для него.
        В ее глазах он прочел нежность и раскаяние.
        - Ханна, - прошептал он.
        - Поздравляю вас с днем рождения, сэр - Она нервно теребила платье. - Хотя, по-моему, именно я получила самый лучший подарок.
        - Я думал, вы... вы избавились от него. Я про платье.
        - Вы сказали, что я могу делать с ним все, что хочу. И вот я надела его сегодня вечером. Оно такое красивое, вы не находите?
        Ее глаза мягко светились. Она презрела пересуды слуг и всего поместья ради того, чтобы доставить ему удовольствие увидеть ее в подаренном им платье.
        - Вы не должны были этого делать, - произнес он. - Я совершил ошибку, купив этот материал.
        - Правда?
        Она гладила складки так трепетно, что ей позавидовала бы любая актриса.
        - Как может быть ошибка такой совершенной?
        - Что вы имеете в виду?
        - Как вы догадались, Остен? Купить именно то, что я считаю прекрасным?
        - Я увидел сияние ваших глаз, когда вы думали, что на вас никто не смотрит.
        Он отвернулся, чтобы скрыть охватившее его волнение.
        - Насчет слуг... вы были правы. Видит Бог, как они сплетничают. Ханна, я...
        - Мне все равно, что говорят слуги. И не только слуги. Я знаю вас, Остен Данте. А это платье - самый прекрасный подарок из всех, которые я когда-либо получала.
        Она подошла и положила руку на его рукав.
        - Вы будете считать меня дураком, если я скажу, что представлял вас в этом платье несчетное количество раз. - Он помолчал, его щеки горели. - Но то, что я увидел сейчас, превзошло все мои ожидания. Вы выглядите как ангел, Ханна Грейстон.
        Ее печальная улыбка пронзила ему сердце.
        - Я столько всего натворила в последнее время, что вряд ли меня пустят в ворота рая.
        Данте был ошеломлен, когда она взяла его руки в свои.
        - Остен, мне очень жаль. Пожалуйста, разрешите поблагодарить вас за все, что вы сделали. За ваши подарки Пипу и мне.
        Ее взгляд проник ему в самое сердце.
        - Ну что вы! Какие-то мелочи.
        - Вы ошибаетесь. Никто не делал нам таких щедрых подарков.
        Он тонул в ее глазах и желал ее с такой страстью, что дух захватывало.
        - Позвольте мне, Ханна, и я дам вам гораздо больше.
        На ее ресницах блеснули слезы. Слезы радости.
        - Вы уже и так сделали слишком много. Есть нечто более ценное, что вы мне дали, этого не купишь ни за какие деньги.
        - Что вы имеете в виду, Ханна?
        - Вы вернули мне способность верить людям. Я поняла, что мир не так жесток, как я себе представляла. Что в нем есть добрые, благородные люди.
        Чего ей стоило признать, что она ошиблась? Ей - гордой и независимой?
        Он крепко держал ее за руки, борясь с желанием заключить в объятия. Ему хотелось целовать ее, обнимать, рассказать ей о своих чувствах. Но он не решился.
        Она подарила ему нечто более ценное, чем поцелуи.
        Свое доверие.
        Данте вспомнил проницательный взгляд Хокли и его мрачное предостережение.

«Ты не раскаешься, что доверилась мне, Ханна. Не важно, что выяснит этот человек. Я никогда не позволю обидеть тебя и Пипа».
        Но как ей сказать?

«Не беспокойся насчет детектива, которого я нанял, чтобы разузнать твои тайны. Совершенно не важно, что он нашел».
        Он почувствовал себя виноватым.
        - Ханна... Я хочу, чтобы сегодня вечером вы кое-что почувствовали. Хочу, чтобы вы знали...
        Он провел пальцем по нежному изгибу ее щеки.
        - Рейвенскар - теперь ваш дом, пока вам будет это угодно, - прошептал он.
        - Дом... - Она вздрогнула, словно от боли. - Остен, у нас с Пипом тоже есть для вас подарок. Мы кое-что сделали собственными руками. Попытались сказать вам, как много значит для нас ваша дружба.
        Она вынула что-то квадратное, завернутое в тонкую ткань.
        - Эту книгу мы сделали из писчей бумаги и тесьмы.
        Остен сжал сверток и судорожно сглотнул.
        - Пип рисовал рисунки, и мы вместе написали вам послания на каждой странице. Как бы мне хотелось, чтобы мы могли подарить вам что-то чудесное, но...
        - Это... чудесно.
        - Почему вы не открываете?
        Она улыбнулась ему нежной, застенчивой улыбкой. Пальцы Остена поглаживали сверток.
        - Вы не возражаете, если я пока уберу это? Продлю ожидание?
        Стук в дверь заставил их отпрянуть друг от друга, когда вошел улыбающийся Симмонз.
        - Сэр, все готово. Если вы немедленно не разломите овсяную лепешку, от нее ничего не останется. Дети всю общиплют.
        Остен сунул подарок в карман, испытав облегчение. Он неожиданно понял, почему всегда ненавидел подобные праздники, - потому что был один.
        Но сегодня он не один. Здесь Ханна. И Пип. У него есть цель.
        Он улыбнулся:
        - Лучше не заставлять детей ждать.
        Данте схватил руку Ханны и положил себе на локоть. День его рождения... время новых начинаний. Он почувствовал, что заново родился.

        Ханна запомнит этот вечер навсегда. Столы ломились от еды, которую очень скоро уничтожили собравшиеся.
        Остен открывал домашние подарки, восхищался ими, лишь ее с Пипом подарок все еще лежал у него в кармане.
        Каждый фермер и его жена восхищались небольшими подарками от самого лендлорда - материалом на новый фартук, шкатулкой для шитья или ножницами в форме журавля.
        Мужчины радовались кисетам с табаком и бутылкам бренди гораздо лучшего качества, чем они могли себе позволить. Новые шляпы и дамские шляпки украшали головы, из кармашков для часов свисали цепочки от хранившихся в них новых часов.
        Множество детей бегали вокруг с безделушками в руках - грошовыми волчками и тряпичными куколками, ярко раскрашенными барабанами с деревянными палочками. В бумажных кульках были плоские палочки перечной мяты и шоколадные яблоки, посыпанные сахаром. Анисовыми леденцами и лакрицей лакомились малыши, из оранжереи Рейвенскара принесли сочные апельсины.
        Оловянные свистульки свистели, собаки затеяли возню. На этот раз родителям не понадобилось присматривать за своими чадами.
        Каждый весело ворчал на тех малышей, что находились рядом с ними, как будто все они были одной большой семьей.
        Ханна с грустью подумала, что лишь они с Пипом не являются частью этой семьи.
        Каждая хозяйка и ее муж, каждый ребенок, от малышки Беллы Дигвид, не вынимавшей пальца изо рта, до рослого Томаса, всячески старались оказать радушный прием гостье хозяина.
        - Мисс Грейстон?
        Флосси Дигвид, подкравшаяся к ней, выглядела в розовой шляпке, подаренной ей Остеном, словно только что испеченное яблочко.
        - Я просто хотела вам сказать, что все мы рады вашему приезду в Рейвенскар-Хаус.
        Ханна покраснела и отвернулась. И увидела, как дети играют на газоне. Одни играли в кегли, другие пускали в озере бумажные кораблики, а некоторые бегали наперегонки.
        - Видите там моего Кристофера? - проговорила Флосси, с улыбкой проследив за взглядом Ханны. - В этом году ему приходится работать наравне с Томасом, нашим старшеньким, потому что бедняга Энок лежит с больной ногой. Но Томас гораздо проворнее Энока, почти все свободное время он бегает за своей возлюбленной, взгляните туда. - Она кивнула в сторону очаровательной девушки. - Кто знает, может, в этом году мои мальчики выиграют приз.
        - Энок, гонки? Я не понимаю.
        - Мистер Данте делает это главным событием дня - он собирает детей и их отцов для игр. Благодаря ему мальчишки и их отцы проводят вместе столько времени. Разве вы не знаете, что нужно тренироваться, если надеешься победить? А победа в гонках на день рождения хозяина - это дело чести.
        Сердце Ханны переполнилось чувствами, когда она увидела, что Остен находится среди них, его волосы растрепаны ветром, а шейный платок съехал набок. Свой красивый сюртук он где-то бросил - видимо, им накрыли какого-нибудь спящего ребенка.
        - Похоже, хозяин хочет сегодня присоединиться к играм, - проговорила Флосси. - В этом году он сам раздобыл мальчишку.
        В это мгновение Ханна увидела Пипа, прыгавшего рядом с Остеном, полоска материи связывала его короткую ногу с гораздо более длинной ногой Остена. Даже с такого расстояния ей было видно, что мальчик широко улыбается.
        Господи! У нее защемило сердце. Ее глаза загорелись, когда разные группы детей с отцами неловко прыгали к линии финиша.
        Они спотыкались и, кувыркаясь, превращались в смеющиеся шары, из которых были видны руки и ноги. Надо же! Какой подарок сделал всем им Остен.
        Время. Драгоценное время и приятные воспоминания, подаренные маленьким мальчиком, утратившим семью, но получившим состояние и великолепное поместье. Интересно, думал ли Остен о том, что та сделка оправдалась?
        В следующем состязании дети с отцами подошли к линии, где их готовил к старту полный арендатор с морковно-рыжими волосами. Темная голова Данте возвышалась над всеми.
        - Извините, Флосси. Я хочу... подойти поближе.
        - Разумеется, дорогая. Надо поддержать своих мужчин.
        Ханна подобрала юбки и сама бросилась бежать. Задыхаясь, она добралась до края компании как раз в тот момент, когда фермер взмахнул красным носовым платком, подав сигнал.
        - Вперед!
        - Нанна! - воскликнул Пип и помахал ей, вместо того чтобы бежать.
        Но в то же мгновение Остен подхватил ребенка, и оба они стремительно ринулись вперед, спотыкаясь и хохоча.
        Дважды Пип чуть не упал, и сердце Ханны замирало. Но каждый раз Остену удавалось сохранить равновесие. Когда же они наконец перекувырнулись на финише и упали в траву, Пип вскрикнул от боли. Ханна знала, что никогда не видела ничего более прекрасного, чем Остен, развязавший повязки и наклонившийся с серьезным видом для того, чтобы осмотреть царапину на колене Пипа.
        Ханна должна была быть рядом с ними обоими, ей хотелось дотронуться до них, удостовериться, что это было реальностью, а не сном.
        Остен поднял голову, услышав ее шаги.
        - Всего лишь небольшой несчастный случай, генерал.
        Остен шутливо отдал ей честь.
        - О, это всего лишь царапина, - с досадой проговорил Пип. - Мы проиграли.
        - А как вам мое предложение, полковник? - Остен ущипнул мальчика за курносый нос. - Мы будем тренироваться вдвоем весь год, так что в следующий раз сможем соревноваться на деньги.
        Эти слова были для Ханны словно удар ножа.
        - Мы могли бы тренироваться каждый день, - сказал Пип. - Наверное, я немного подрасту, и ноги у меня станут длиннее.
        - Судя по тому, как ты ешь, к следующему году ты вырастешь на дюжину дюймов. Правда, Ханна?
        Ей был невыносим взгляд этих синих глаз, эта исполненная нежности улыбка. Господи, все гораздо хуже, чем она думала. Она всего лишь хотела немного отдохнуть в Рейвенскаре. О том, чтобы остаться здесь, не могло быть и речи. Но с каждым днем становилось все труднее и труднее сделать то, что она должна была сделать, - покинуть это место и этого мужчину. Она ждала и находила оправдания. А теперь?
        Она была уверена лишь в одном. Нельзя позволять Пипу и Остену все больше сближаться, а потом разлучить их. Оба много страдали в жизни.
        Пип потерял мать. Остен - всех родных. Они пытаются заполнить пустоту друг другом. Это слишком жестоко - знать, что исцеление невозможно.
        Она отвернулась.
        - Мне хочется пить. Пойду за пуншем.
        Она боялась расплакаться и предпочла уйти, чтобы не опозориться. Добравшись до укромного уголка в саду, немного успокоилась.
        И все же она не удивилась, когда через несколько минут теплая и сильная рука с нежностью сжала ее руку.
        Она подняла голову и увидела Остена, склонившегося над ней, на его красивом лице было выражение озабоченности.
        - Ханна, что случилось?
        - Вы хоть представляете, какой вы хороший человек, Остен Данте? - Ее голос дрогнул. - Вы самый лучший из всех, кого я когда-либо знала.
        Он поморщился.
        - Должно быть, вы знали очень немногих, мисс Грейстон. Я имею в виду мужчин.
        - Этим людям так повезло с вами, - продолжала Ханна.
        - О да. - Остен провел рукой по волосам. - Им так же повезло, что мои предки хватались за эту землю, как прожорливые дети. А потом, не имея Бога в сердце, позволяли этим людям делать за них всю тяжелую работу, в то время как мое семейство опустошало их скудные кошельки. - Он цинично ухмыльнулся. - Когда я унаследовал это место, дома вдоль озера были непригодны даже для свиней. И полно всякой заразы. А влажность какая! Чудо, что они остались живы.
        Ханна была поражена.
        - Так вот почему вы снесли дома. Я-то слышала, будто вы сделали это, чтобы у вас был хороший вид из окна на озеро. Интересно, как люди до такого додумались?
        Остен примял носком сапога сорную траву.
        - Потрясает, с чего могут начаться подобные слухи.
        И все же блеск в его глазах вселил в Ханну уверенность в том, что он сам и пустил этот слух. Прости Господи сумасшедшего хозяина Рейвенскара.
        Он пожал плечами:
        - Дома были в таком ужасном состоянии, что не оставалось ничего другого, как снести их и попытаться построить что-нибудь получше.
        - И вы это сделали. Будь у моего отца хоть половина вашей проницательности, он не причинил бы нам столько страданий.
        Ханна замолчала.
        - Ваш отец? Разве он не был проницательным?
        Было безумием рассказывать Остену Данте о своем прошлом, но ей так хотелось излить ему душу.
        - Вся его проницательность была направлена на то, какое заключить пари. К сожалению. Ему было все равно, что это - азартная карточная игра или скачки. По-моему, он однажды выиграл тридцать фунтов, потому что угадал, сколько времени понадобится жуку, чтобы проползти через стол в пивной.
        Она изо всех сил старалась говорить веселым тоном. Но Остен хорошо понимал ее, и на лице его отразилось сочувствие.
        - И что, ваш отец удачно заключал пари?
        - По его словам, все было великолепно. Всегда на волосок от того, чтобы вернуть каждый проигранный шиллинг. Когда дела шли плохо, он обещал никогда больше не притрагиваться к картам, но даже в день смерти...

«Не надо, Ханна. - Она словно услышала свой голос - голос десятилетнего испуганного ребенка с разбитым сердцем - Не говори. Никогда никому не говори, что во всем виновата ты. Даже Лиззи больше не будет тебя любить».
        - Что же случилось в день его смерти?
        Остен взял ее за руку.
        - Это было в день рождения моей сестренки. Лиззи увидела куклу, которую ей хотелось. Я скопила немного денег - те шиллинги, что я заработала, пришивая пуговицы жене викария. Их было достаточно, чтобы купить Лиззи куклу. Папа знал, как... я была в нем разочарована. Он собирался в город и выпросил у меня деньги. Я заставила его пообещать, что он не вернется без куклы. Он сказал «Клянусь, что принесу красавицу для Лиззи, иначе пусть Бог поразит меня насмерть».
        Остен подвел ее к каменной скамье, но она не помнила, как добралась туда. Она была лишь благодарна за то, что может присесть. Его пальцы гладили ее волосы с такой нежностью.
        - В тот вечер я его ненавидела. Проходил час за часом, но он не вернулся. День рождения Лиззи был испорчен. Она выплакалась и заснула к тому времени, как я услышала звук подъехавшей повозки. Отец был мертв. Он все проиграл в кости и выпил при этом больше, чем следовало.
        - Господи, Ханна! Мне так жаль, милая. Так жаль.
        Он прижался губами к ее виску.
        - Это было не самым ужасным. Друг отца рассказал, что отец отчаянно пытался отыграть три фунта. Он сказал, что обещал выполнить какое-то поручение.
        Она с горечью улыбнулась.
        - Отец был человеком слова.
        Остен молча ждал, пока она найдет в себе силы, чтобы продолжить рассказ.
        - Отец поспорил со сквайром Уорблером, что перескочит с крыши паба «Танцующий медведь» на крышу магазина напротив. Никто не мог его остановить. Он попытался это сделать и упал.
        Остен крепко обнял ее.
        Она судорожно задышала, вспоминая, сколько раз видела во сне падающего отца.
        - Он сделал это из-за меня, Остен. Он умер, пытаясь отыграть деньги на куклу.
        Она плакала, и ей было все равно. Впервые в жизни Ханна Грей не прятала слезы.
        - Ты в этом не виновата, милая. Твой отец решил играть на деньги. И заключил то последнее пари. Неужели ты не понимаешь, Ханна? Рано или поздно это все равно случилось бы.
        Ханна прижалась к нему, ощущая его силу и доброту.
        - Ты... ты и правда так думаешь? Как же я мучилась, ведь я ненавидела его, Остен, когда Лиззи в ту ночь плакала. Я желала... лишь на мгновение, я желала...
        - Ты не желала отцу смерти, Ханна. Разве твоя мать тебе этого не говорила?
        - Мама об этом так и не узнала. Моя мать не такая, как твоя, Остен. Она... она делает все, что может. Она по-своему любит нас. Но она никогда не была сильной. После смерти отца она почти не выходила из спальни.
        - И все заботы легли на тебя, да?
        - А на кого же еще? Мы все потеряли. Пришлось переехать в домик, на который с трудом удалось наскрести денег.
        - Сколько тебе тогда было?
        - Десять.
        - Господи, как же ты выжила?
        - Сама не знаю. Со временем одна из моих сестер вышла замуж за богатого англичанина. Ее... муж... - Едва она выговорила это слово, как ощутила вкус желчи. - Он согласился помогать ее бедным родственникам. В то время это казалось единственной возможностью держаться на плаву и содержать дом, но я предпочла бы умереть с голоду.
        Остен прижался губами к ее волосам, и ей захотелось, чтобы ничего не менялось, - хотелось чувствовать себя в безопасности, окруженной заботой, вечно оставаться в его объятиях.
        - Ты забудешь о своих страхах, - пообещал он. - Я позабочусь о тебе, Ханна, клянусь.
        Она понимала, что это невозможно, но сознание того, что нашелся человек, который предложил ей кров, придавало ей силы двигаться дальше. Увы, она ничего не может дать ему взамен. Ханна закрыла глаза, вспоминая стопку нераспечатанных писем, вспомнила, как читала Остену эти письма. В тот день она считала его бессердечным и холодным. Но теперь поняла, что ошиблась.
        - Остен, пожалуйста. Прошу тебя лишь об одном. В конце концов я потеряла их всех, всю семью. Не могу объяснить, каким образом. Но я страдаю без них, тоскую.
        - Ханна...
        Она приложила пальцы к его губам и заставила замолчать.
        - Нет, позволь мне договорить. Пожалуйста. Ты первый, кому я рассказала правду об отце, я слишком поздно поняла, как сильно его любила. Слишком поздно, чтобы просить прощения. Но ты еще успеешь это сделать.
        Она почувствовала, как он замер, схватила руки Остена и крепко сжала.
        - Я читала письма твоей матери и сестер. Знаю, что происходит в твоем сердце, знаю, как сильно ты по ним скучаешь, хотя и скрываешь свои чувства. На этом празднике все вертится вокруг семьи. Думаю, это потому, что ты потерял собственную семью. Умоляю, помирись с родными.
        - Это невозможно, Ханна, - с болью в голосе произнес он.
        - Почему? Расскажи! Я же доверилась тебе!

«Пока не поздно. Пока мне не пришлось оставить тебя одного в этом великолепном доме, одного с письмами, которые ты никогда не распечатываешь, и музыкой, терзающей твою душу».
        - Мой отец хотел забыть о моем существовании. И я предоставил ему такую возможность, что справедливо.
        Неужели отец, который учил Остена плавать в далеком озере в Италии, который покинул родную страну ради сына, настолько бездушен? Нет. Она видела это по выражению лица Остена, на котором отразилась печаль, стоило ему вспомнить семью.
        - Я не верю.
        - Но это так, он отдал меня деду. И видит Бог, не одобрял методов его воспитания. Но сделать ничего не мог. Когда мы встречались, он пытался предостеречь меня, говорил, что однажды я попаду в такую беду, из которой меня не сможет вызволить даже дед. Отец был прав.
        - Что же произошло?
        - Я привез моего ближайшего друга домой из Итона на каникулы. Его звали Чарлз Эдвин Уоллис. Мы звали его Чаффи. Он был полный, с взъерошенными волосами, один глаз немного косил. Я подтрунивал над ним, но избил бы любого, кто посмел бы обидеть его.
        Ханне не стоило особого труда представить себе, как Остен защищает кого-то, кто слабее его. Скрывает собственную доброту за притворными издевками над мальчиком, которого в действительности защищает. И Чаффи Уоллис это хорошо понимал, так же как Ханна.
        - Я старался изо всех сил произвести на Чаффи впечатление, затевал рискованные игры. Лучшая яблоня в графстве росла в центре пастбища. Нам не разрешали туда ходить. Но я решил во что бы то ни стало сорвать с нее яблоко. Чаффи не был в восторге от моей затеи.
        Ханна видела, каких усилий стоит Остену рассказывать об этом, и крепко сжимала его руку.
        - Как обычно, я обогнал Чаффи. У него были такие короткие ноги, что он не мог быстро бегать. Я перемахнул через изгородь и почти добежал до дерева, когда услышал крик Чаффи. У фермера был бык, злой как черт, по прозвищу Чокнутый. Он наводил страх даже на самых отчаянных мальчишек в окрестностях Остен-Парка.
        - Бык?
        - Я увидел его краем глаза. Он настиг меня на полпути между деревом и изгородью.
        - Господи, Остен!
        - Дело было безнадежным, но я ринулся к изгороди, зная, что бык гонится за мной, слыша его топот, но неожиданно он сменил направление, и я увидел, что Чаффи машет плащом, изо всех сил пытаясь отвлечь быка от меня.
        Она ласково провела рукой по его лицу.
        - Я кричал Чаффи, чтобы он вышел за ограду и бежал, но Чаффи запаниковал, споткнулся, и бык…
        Остен замолчал. Ханна почувствовала, что он все еще страдает.
        - Чаффи умер в Остен-Парке раньше, чем его родители успели приехать из Суссекса. До сих пор помню, как он звал отца.
        - Это была ошибка, Остен. Роковая ошибка. Любящий отец простил бы сына.
        - Отец решил, что я повел себя, как всегда, безрассудно, зная, что бык там. Но я не знал.
        - Почему же ты ему об этом не сказал?
        Остен отвернулся.
        - Я не мог. Сейчас это уже не имеет значения. Были у нас с ним и другие стычки, прежде чем я покинул Остен-Парк навсегда. Он все больше и больше разочаровывался во мне, часто не имея на то никаких оснований.
        - Так сделай шаг ему навстречу. Постарайся изменить ситуацию.
        Он устремил на нее глаза, полные слез.
        - Сделай это сейчас. Не медли. Чтобы потом не раскаиваться.
        - Пожалуй, я наберусь смелости, но ты должна мне помочь. Моя сестра скоро выходит замуж. Если бы вы с Пипом поехали со мной...
        Ей представляется случай залечить старые раны Остена, дать ему возможность помириться с семьей. И все же придется ответить на его просьбу отказом.
        - Нет. Я... я не могу... Мы с Пипом им совершенно чужие. Подумай об этом, Остен.
        - Я уже подумал. Но я не хочу, чтобы между нами были какие-то тайны. Мне нужно тебе кое-что рассказать...
        Ханне стало не по себе при мысли, что завтра она покинет этого мужчину, причинив ему боль. Какие бы тайны он ни раскрыл ей, она не может остаться.
        - Не надо, - выдохнула она.
        - Мистер Данте! - донесся из сада голос.
        Они отскочили друг от друга. Ханна торопливо вытерла слезы.
        - Я здесь, - ответил Остен, поднявшись со скамейки и загораживая собой Ханну.
        - Простите, что помешал, сэр, - проговорил Симмонз. - Но Энок отказывается начинать танцы без вас, не хочет разочаровывать дам.
        Остен повернулся к ней.
        - Прости, Ханна, они ждут этого целый год. Мне нужно идти.
        - Конечно.
        - Я должен открыть танцы с дамой по собственному выбору...
        Он пристально посмотрел на нее.
        - В этом году Флосси Дигвид придется танцевать с сыном Кристофером. Надеюсь, ты окажешь мне честь?
        Он участвовал в соревнованиях вместе с Пипом, а теперь предлагал потанцевать под куполом звездного неба. Все выглядело так, будто... будто они трое - единое целое. Это была прекрасная иллюзия. Сон.
        Она улыбнулась ему, сердце разрывалось от осознания того, что она будет танцевать в объятиях Остена Данте один-единственный раз.
        - Я не очень хорошо танцую, - заметила она.
        Она станцует с ним, это будет своего рода прощанием.
        Он взял ее за руку и вывел из беседки на простор лужайки, где горело множество разноцветных фонариков.
        Синие, золотые, красные, зеленые, они рассеивали наступающую темноту.
        В толпе послышались шепот и аплодисменты.
        - Пусть хозяин выберет самую красивую девушку, - поддразнивала Флосси.
        Но Энок лишь фыркнул, когда Данте поклонился.
        - Играй, старина, - проговорил Остен, и по его сигналу заиграла музыка.
        Веселая, восхитительная скрипка пела в темноте. У Ханны перехватило дыхание. Энок выбрал ирландский танец, который, казалось, был рожден из сказочных снов и тумана и от которого ноги просились в полет. Она слышала эту мелодию в поместье отца, сладкие мелодии доносились из полуразвалившихся домов, люди пели, невзирая на ужасающую бедность. Для этого был нужен особенный настрой.
        Ханна и Остен исполнили все фигуры танца. Голубой муслин кружился вихрем вокруг ее ног, Остен ослепительно улыбался, гибкий и изящный. В его волосах отражались огни фонарей, ночь ласкала его прекрасное лицо, словно пальцы возлюбленной.
        Остен не сводил с Ханны глаз, ему страстно хотелось ощутить вкус ее губ. Он все теснее прижимал ее к себе, пока даже легкое дуновение ночного ветерка не показалось ему огромным пространством, разделявшим их.
        Ей хотелось, чтобы ночь длилась вечно. Остен подтрунивал над арендаторами, призывая их танцевать до восхода солнца, однако дети попрощались и их унесли, чтобы уложить спать. Пипа унес Симмонз. Младших Дигвидов - Томас и его возлюбленная. Наконец разошлись и все остальные.
        Тишина, наступившая в тот момент, когда Энок убрал скрипку в потрепанный футляр, обернулась для Ханны самой сладкой печалью, какую она когда-либо испытывала. Остен увлек ее в тень высокого дуба.
        - Знаешь, Ханна, я всегда ненавидел такие праздники. Чувствовал себя каким-то отрешенным, посторонним наблюдателем, у меня было ощущение, что никто даже не заметит, если я исчезну. Я с завистью смотрел на влюбленные пары. Так было до сегодняшнего вечера.
        На его губах появилась улыбка, от которой захватывало дух.
        - Но сегодня у меня были ты и Пип.
        Он приподнял ее лицо и так нежно поцеловал в губы, что у Ханны слезы навернулись на глаза. Ей хотелось раствориться в его объятиях, хотелось чего-то большего, неизведанного.
        Она застонала, но Остен отстранился, раскрасневшийся и задыхающийся. Она видела, чего стоило ему это благородное самопожертвование.
        - Поспи завтра подольше. Не надо приходить в музыкальную комнату. Я обещал помочь Томасу Дигвиду сделать чертежи нового дома. Кажется, он на празднике обзавелся невестой.
        Ханна подумала, что успеет уйти достаточно далеко, пока он ее хватится.
        Ханна позавидовала юному Тому и его возлюбленной. Впереди у них много-много счастливых дней.
        - До завтра, - выдохнул он, проведя большим пальцем по влажному изгибу ее нижней губы.
        Ханна подумала, что завтра ее здесь уже не будет. Она чувствовала на себе его пристальный взгляд, слезы душили ее.
        - До свидания, Остен, - произнесла она, повернулась и быстро ушла.

        Глава 17

        Ханна стояла у открытого окна в одной ночной рубашке. Из сада доносился сладкий аромат роз.
        Она трижды открывала дверь и прислушивалась к тихому шороху шагов, доносившихся из комнаты Остена.
        Стоит ей войти, и она снова ощутит на себе его пристальный взгляд, а может быть, и нежное прикосновение.
        Господи, неужели она сошла с ума? Страсть затуманила ей рассудок. Воображение рисовало картины одну соблазнительнее другой. Прикосновения мужчины. Ночь в его постели. Разве она не отказалась от всякой надежды на это в тот день, когда исполнила просьбу Элизабет, взяла Пипа и сбежала?
        Мейсон Буд разрушил ее жизнь. Ей от многого придется отказаться. Она никогда больше не увидит своих родственников. У нее нет будущего. Ей и в голову не могло прийти, что она влюбится. Что потеряет голову, очарованная темноволосым мужчиной.
        Остен. Ханна обхватила себя руками. Она должна покинуть его и бежать дальше.
        Но не сегодня. Нынешняя ночь принадлежит ей. Ханне так хотелось войти к нему, сказать, что она любит его, что хочет лечь с ним в постель, отдаться ему и стать женщиной.
        Но что подумает о ней Остен? Ханна сейчас во многом раскаивалась. В своем отношении к отцу и Элизабет. Чего-то она не сказала. Чего-то не сделала. И все ее проклятая гордость. Побывай она в Буд-Хаусе раньше, чем Мейсон нанес последний удар, Лиззи была бы жива.
        Остен никогда не узнает, насколько она была близка к тому, чтобы попросить его заняться с ней любовью.
        Но она всегда будет видеть одну тропу, на которую не свернула. Размышлять о том, что было бы, найди она в себе смелость воспользоваться выпавшим ей жребием.
        Любит ли он ее? Она видела в его глазах огонь желания, ощущала страсть в каждом прикосновении. Остен не обзавелся любовницей, как другие мужчины. Не задаривал женщин безделушками.
        Господи, хватит ли у нее смелости предложить ему не только свое тело, но и частицу своей души?
        Ветер подул в окно, будто предостерегая ее. Неумолимо близился рассвет. Остен ускачет работать над чертежами дома для Томаса Дигвида, а они с Пипом растают в болотной мгле.
        Если она не решится прямо сейчас, будет поздно.
        С сильно бьющимся сердцем Ханна вышла в коридор. Полоска света пробивалась из-под двери комнаты Остена.
        Собрав все свое мужество, Ханна пересекла коридор и тихо открыла дверь.
        Остен склонился над книгой, которую они с Пипом для него сделали, его пальцы бегали по строчкам, на лице отражались и радость, и боль, когда он рассматривал рисунки Пипа. Щенок с ушами длиннее ног. Пруд с двумя плещущимися в нем фигурами. Фаэтон с лошадью, пухлые облака.
        Остен повернулся на звук открываемой двери и удивленно вскинул брови.
        - Ханна? - Он с виноватым видом отбросил книгу, спрятав ее под брошенный шейный платок. - Что-нибудь случилось?
        - Нет. То есть да. Я...
        У нее перехватило дыхание. Расстегнутая рубашка обнажала часть его груди, золотисто-коричневой от загара.
        Боже милосердный, как же он прекрасен! Высокий, сильный и невыносимо красивый.
        - Пип заболел? - спросил он, направляясь к двери. - Проклятие, я ведь думал, что ему будет тяжело участвовать в беге!
        - Нет.
        Ханна схватила его за руку дрожащими пальцами.
        Остен испытал облегчение.
        - Тогда почему...
        - Я здесь потому... Я не могла заснуть. Я хотела...
        Она запнулась и густо покраснела.

«Я хотела попросить тебя заняться со мной любовью».
        Она теребила ленточку на ночной рубашке. О Боже, это оказалось труднее, чем она себе представляла.
        Она закусила губу и отвернулась.
        - Это глупо. Смешно. Я лучше уйду.
        Он встал позади нее, обхватив за плечи. Ее бросило в жар.
        - Ханна, ты же знаешь, что мне можно рассказать все, что угодно.
        Его теплое дыхание всколыхнуло волоски у нее на затылке, его голос был тихим и хриплым от страсти.
        Он повернул ее к себе, ее соски под ночной рубашкой почти что касались его обнаженной груди.
        От него пахло древесным дымом от костров и специями от пирогов, в глубокой синеве его глаз можно было утонуть.
        Молчание. О Господи, как же терпелив этот мужчина!
        - Я... мне нужно тебе кое-что сказать, - произнесла она, испытывая отчаянную потребность нарушить тишину.
        - Насчет... насчет платья?
        - Ни слова больше. Я... - Она закрыла ему рот ладонью. - Пожалуйста, послушай. Я не просто так разозлилась из-за... из-за кухонных сплетен. Это потому... - она судорожно сглотнула, - ...потому, что я и вправду хотела... Когда ты целовал меня, дотрагивался до меня...
        - Ханна! - резко произнес он. - Ты понимаешь, что говоришь?
        Она вздернула подбородок и долго смотрела ему в глаза.
        - Я снова хочу это испытать, и даже больше.

«Я хочу... этого».
        Она потянула ленту на вороте ночной рубашки, пока атласные петли не распустились и тонкий материал не упал, обнажив округлости ее груди. Взгляд Остена скользнул вниз, он задыхался, в его глазах пылала страсть. Ханна задрожала.
        - Ханна, мы не можем Я не хочу причинять тебе боль.
        Ее губы тронула улыбка.
        - Знаешь, я никому не говорила ничего подобного. Мне нужно, чтобы ты дотронулся до меня, Остен. Может быть, ты испытываешь то же самое по отношению ко мне?
        - Неужели ты не знаешь, что я не раз представлял себе, что ты у меня в постели, что я ласкаю твое тело?.. Пока мы с тобой танцевали... Я никогда не желал ни одну женщину так, как тебя. Но не имеет никакого значения, чего я хочу и какие желания я испытываю. Ты такая возвышенная, Ханна Грейстон, такая необыкновенная. Я не могу дать тебе то, чего ты заслуживаешь.
        - Я не прошу клятв в вечной любви, не мечтаю о поцелуях при луне, все это романтические мечты.
        - Но ты заслуживаешь того, чтобы мечтать, Ханна. - Его глаза потемнели. - Я душу бы отдал дьяволу, чтобы дать тебе эту возможность.
        - Мне не нужны мечты. Я хочу...
        Не в силах говорить, она провела пальцами по его груди. Сердце его бешено заколотилось.
        Так вот каков вкус страсти? Опьяняюще сладкое, острое, волнующее желание?
        - Проклятие, Ханна! Мы не можем этого сделать.
        Он застонал, когда она скользнула пальцами по его соскам и стянула рубашку с его плеч.
        По его телу пробежала волна наслаждения.
        - Ханна, ты уверена? Еще немного, и я не смогу остановиться.
        Она взяла его пальцы и обвела ими мягкую округлость своей груди.
        Остен не мог больше сдерживаться и стянул с нее рубашку.
        Ханна никогда не считала себя красавицей и вдруг испугалась, что он сочтет ее недостаточно привлекательной.
        Она закрыла глаза и затаила дыхание.
        А когда открыла их, увидела в его взгляде восхищение.
        - Да, именно такой я и представлял тебя. В ту ночь, в музыкальной комнате, ночная рубашка едва скрывала твое тело.
        Целуя ее, он прижимал ее к себе все сильнее и сильнее, словно хотел, чтобы их тела слились воедино навечно. Затем подхватил ее на руки и отнес на постель, занимавшую большую часть комнаты.
        - Тебе будет хорошо со мной, Ханна.
        Остен уложил ее на постель, хранившую его запах, на которой провел так много ночей, мечтая об этом мгновении.
        Он снял бриджи и лег рядом с ней, лаская ее грудь, покрывая поцелуями все ее тело.
        Господи, что он с ней делает? Ее соски затвердели и превратились в маленькие бутоны. Его губы слегка коснулись того места, где она ощущала покалывание, потом он втянул ее сосок в рот.
        - Остен...
        Она всхлипнула.
        Она не знала, не догадывалась, что мужчина может сосать ее грудь, словно младенец.
        - Я так хотел ощутить твой вкус, Ханна, - прошептал он.
        Затем положил руку ей на живот, постепенно продвигаясь все ниже и ниже, пока кончик мизинца не коснулся завитков треугольника между ног.
        Ханна замерла, открыв рот от изумления, когда его пальцы коснулись ее нежного горячего лона.
        - Все хорошо, Ханна. Клянусь, я не причиню тебе боли, как он.
        Остен думал, что она занималась этим раньше. Как будто она могла отдаться кому-нибудь, кроме него.
        - Остен. Остен, я...
        - Тс-с, любимая. Раздвинь ноги.
        Она подчинилась.
        - Ханна, ты само совершенство.
        Она откинула назад его волосы, прижимая его к себе. Она плакала, выкрикивала его имя, стонала, изнемогая от его ласк.
        - Я не могу... не могу больше ждать.
        Он сильным движением вошел в нее.
        Ханна закричала от боли.
        - Какого черта? Проклятие, Ханна, ты никогда...
        - Это не важно, Остен. Я этого хотела.
        Теперь он двигался в ней так осторожно и был таким нежным, что у Ханны наворачивались слезы на глаза. Но когда она провела руками по его спине и напряженным мышцам ягодиц, когда поднялась навстречу его бедрам, приглашая войти глубже, он потерял самообладание, забыв об осторожности.
        - Ханна, дорогая, я не хочу причинять тебе боль!
        - Пожалуйста, Остен, не думай об этом. Я хочу полностью насладиться.
        - Ханна... Мы должны вместе взлететь в заоблачные выси.
        Она изогнулась ему навстречу.
        Его рука проскользнула между их телами, а пальцы нашли крошечную точку, центр наслаждения. Он очертил ее легкими кругами, дотронулся до нее и продолжал двигаться с головокружительной быстротой.
        Она дрожала, извивалась под ним, ее голова металась по подушке, ноги крепко сжимали его бедра. Когда объятия ослабели, она почувствовала, как Данте замер и вошел в нее еще глубже.
        Тихий стон вырвался из самой глубины его сердца, когда он излил в нее семя.
        Ханна сдержала слезы при мысли о том, что она никогда больше не познает волшебство прикосновений Остена. Никогда не будет заниматься с ним любовью.
        Он сказал, что у него нет любовницы и было всего несколько подружек. И она верила ему. Остен так же, как она, защищал свое сердце. И все же Ханна испытывала стыд, потому что солгала ему, даже ложась с ним в постель. Ведь другого мужчины у нее не было. Обрадуется ли он, что стал первым? Или ложь бросит тень на все? Она боялась увидеть в его глазах разочарование, еще одну неправду между ними.

«Я люблю тебя». Ей так хотелось признаться ему в этом. Но она не решилась. Быть может, он был бы счастлив услышать это, быть может, тоже любит ее, но она об этом никогда не узнает.
        Впрочем, это не имеет значения. Ведь ничего не изменится. Будет только труднее уходить. Она любит Остена Данте и ни за что не потянет его за собой в трясину, не подвергнет опасности, исходящей от Мейсона Буда.
        На лице Остена отразилось раскаяние.
        - Почему? Почему ты не сказала, что никогда раньше не была с мужчиной? Я был бы нежнее. Я бы...
        - Ты не мог быть нежнее, Остен. Заниматься с тобой любовью - одно наслаждение. Это было прекрасно.
        - О Ханна!..
        Он погладил ее щеку.
        - Должно быть, ты сильно боялась из-за того, что тебя вынудили лгать. Ты - самый честный человек из всех, кого я когда-либо знал.
        У Ханны разрывалось сердце. Что будет, когда ложь выплывет наружу?
        - Ты ошибаешься, Остен.
        - Не думаю. Ханна, моя милая, смелая Ханна, неужели ты не доверяешь мне даже сейчас?
        У нее болезненно сжалось сердце.
        - Тогда разреши тебе помочь. Пип не твой сын?
        - Нет.
        - Никогда бы не подумал. Ты любишь его так, словно он твоя плоть и кровь.
        - Это правда.
        - Но кто он такой, Ханна? Как он к тебе попал?
        Господи, если бы она могла излить ему душу!
        - Скажу лишь одно: кроме меня, у него нет никого в целом мире.
        Остен откинул прядь ее волос.
        - Ты ошибаешься, - мягко возразил он. - У вас есть я.
        Эти слова дорогого стоили. Никогда в жизни ей не предлагали более ценного подарка.
        На этого человека можно положиться в самую трудную минуту жизни.
        - Остен, ты не знаешь... не можешь знать...
        Он взял ее лицо в ладони. Ей показалось, что он смотрит в самую глубину ее души.
        - Вот что я знаю: я перевернул бы рай и землю, чтобы защитить тебя, Ханна. Я люблю тебя.
        - Нет. Ты не можешь...
        - Я не хотел никого любить. Я не собирался. Но я увидел твою смелость тогда на дороге, в ту ночь, когда ты чуть ли не силой заставила меня впустить вас. Я смотрел на вас с Пипом, в тебе было что-то, что не давало мне покоя. Ханна, ты была такой упрямицей, что я не мог ничего с собой поделать. Временами я думал, что ты околдовала меня.
        - Остен, пожалуйста...
        - Ханна, я тебя знаю. Ты меня любишь. Иначе не легла бы со мной в постель.
        - Остен, я не могу здесь остаться. Я не пара тебе.
        - Ты считаешь, чго мои чувства настолько неглубоки, что я откажусь от тебя, прислушавшись к мнению света? Мне все равно, откуда ты взялась и кто твои родственники. Меня совершенно не интересует чужое мнение. Ты станешь моей женой, Ханна, сразу же, как я получу разрешение на брак. Никто больше не посмеет обидеть тебя.
        Провести всю жизнь в его объятиях, в его постели... Смеяться с ним, помогать ему заботиться об этой земле, рожать ему детей...
        - Остен, ты совершенно не знаешь меня. Часы, которые ты провел со мной в музыкальной комнате, потрачены напрасно.
        Он огорченно улыбнулся.
        - Ханна, сейчас не время обсуждать мою музыку.
        - Они потрачены напрасно не из-за тебя - из-за меня. Я тебе солгала. Я не умею писать ноты.
        Остен нахмурился.
        - Ноты... я наблюдал за тобой... я видел... - Он стиснул губы.
        - Я просто хотела найти ночлег. Боялась, что ты выгонишь нас. Мы были такими голодными, а Пип так замерз.
        - Но я не спрашиваю, почему ты так поступила. Вспомни, именно я нашел вас тем вечером.
        Было мучительно причинять ему страдания, но другого выхода не было.
        - Ты не раскрыл мой обман, и я подумала, что Пип хоть немного отдохнет, поест и согреется. Я не хотела причинить тебе зло.
        - Наверное, приняла меня за дурака, - проворчал он.
        - Нет.
        Она схватила его руку и крепко сжала.
        - На свете есть множество людей, не умеющих читать ноты. Для меня - настоящее чудо, что ты умеешь играть и сочинять музыку, не зная нот.
        Он вздрогнул, будто она задела его за живое.
        - Ханна, меня не интересует ни то ни другое. - Он взял ее руки в свои. - Ты представляешь, что я чувствовал, когда занимался с тобой любовью? Ты проложила дорогу к моему сердцу.
        О Господи, надо его остановить. Не нужно, чтобы он вверял ей душу. Она исчезнет из его жизни, когда взойдет солнце, и унесет с собой воспоминания об этой волшебной ночи.
        - Я хотел тебя так сильно, что это сводило меня с ума. Мне было необходимо быть с тобой, внутри тебя, быть частью тебя. Но я боролся с этим желанием, Ханна, пытаясь убедить себя, что спасаю твою честь. Но я спасал себя.
        - Ах, Остен!
        - Я с самого начала знал, что не смогу устоять перед тобой. Твоя смелость, твой ум, твоя доброта требовали жертв от того мужчины, который отважится тебя полюбить. Потом ты пришла ко мне в спальню, моя смелая, гордая Ханна. И отдалась мне, хотя я не достоин даже твоего мизинца. Ты ворвалась в мой дом, бросила мне вызов, возненавидела меня, а потом произошло чудо, и ты отдала мне сердце.
        - Нет, это ты его взял, - призналась она. - Против моей воли.

«И оно останется у тебя навсегда».
        - Я никогда не забуду того, что сегодня произошло. Не забуду запаха твоих волос, твоего восхищенного взгляда. Ты озарила светом мою жизнь, как озаряет землю луна.
        У этого мужчины душа поэта. Что с ним будет, когда она исчезнет?
        - Ханна, я хочу быть твоим мужем и отцом Пипу. - Он поднес ее руки к губам, поцеловал и заглянул ей в глаза. - Я жизнь за тебя отдам, - поклялся Остен.
        Именно так он и поступил бы. Она видела это по его глазам и чувствовала по тому, как он к ней прикасается. Остен, который столько сделал для своих арендаторов, будет сражаться до последнего вздоха за тех, кого любит.
        - Ханна, доверься мне, я вправе об этом просить.
        Она не отрываясь смотрела в его глаза. Мечтала навсегда остаться в его постели. У нее будет муж, который любит ее и будет любить детей, которых она ему родит. Ханна закрыла глаза, представив себе, как дарит Остену ребенка, а Пип в это время проскальзывает в дверь и с любопытством дотрагивается до щек малыша, нежных, словно лепестки роз.
        - Это невозможно.
        - Но почему, Ханна?..
        Они замерли от неожиданного стука в дверь. Ханну охватило чувство тревоги, она прижала покрывало к груди.
        - Какого черта...
        Остен выскользнул из постели и бросил ей рубашку, которую она поймала трясущимися пальцами.
        Она натянула ее, Остен торопливо влез в бриджи.
        - Я не хочу, чтобы меня беспокоили, - сказал он тому, кто стоял по ту сторону двери.
        - Простите, сэр, - извинился Симмонз. - Я никогда не разбудил бы вас, если бы не важное дело.
        Ханна продела руки в рукава. Господи, если ее здесь увидят...
        - Что бы это ни было, можно подождать до утра! - прогремел Остен, хватая рубашку и натягивая ее на себя.
        - Да, сэр. Но к сожалению, дело не терпит отлагательства, сэр. Мистер Аттик заверил меня, что вы строго-настрого распорядились сообщить вам, как только будет получено письмо.
        - Хватит болтать, Симмонз, - раздался из коридора нетерпеливый голос. - Я сам поговорю с кузеном.
        - Нет, черт побери!
        Побледнев, Остен рванулся к двери, но было уже поздно.
        Ханна с ужасом прижала к себе покрывало, когда Уильям Аттик широко распахнул дверь.
        Данте хотел вышвырнуть слугу из комнаты, но это ему не удалось.
        - Сэр, я...
        Проницательный взгляд Аттика скользнул мимо него, и Ханна пришла в ужас, когда он увидел ее среди покрывал. На лице Аттика появилось негодование.
        - Мисс Грейстон?!
        - Выйди, Аттик, немедленно! - отрезал Остен. - Поговорим у меня в кабинете.
        Губы слуги сложились в легкую улыбку, ранившую сердце Ханны.
        - Думаю, будет лучше, если мы все обсудим здесь, в присутствии Мисс Грейстон. В конце концов, дело касается ее.
        Остен побелел и весь напрягся.
        - Аттик!
        - Сэр, я получил известие от полицейского с Боу-стрит, которого вы наняли в Лондоне.
        - Б... Боу-стрит?
        Ханне показалось, что земля уходит у нее из-под ног.
        - Ты нанял детектива...
        Она встретилась с Остеном глазами и увидела в них муку.
        Он схватил ее за руку.
        - Ханна, я могу объяснить...
        - Это она должна объяснять, - заявил Аттик. - Эта женщина - воровка. Она украла сына баронета Англии.
        - Пип - сын моей сестры! Она умоляла забрать его.
        - Вы вырвали ребенка из рук умирающей матери. Чистая случайность, что мистер Хокли встретился с несчастным, отчаявшимся отцом. Хокли проверял судовые журналы, пытаясь проследить путь мисс Грейстон, когда из Ирландии прибыл сэр Мейсон Буд и начал наводить те же самые справки.
        Ханна задрожала всем телом.
        - Мейсон... здесь... в Англии?
        - Он на пути в Йоркшир, - бросил Аттик. - Наш долг держать вас взаперти, пока он не прибудет. А потом... - На губах Аттика появилась презрительная усмешка. - Если в Англии есть хоть какая-то справедливость, вас повесят, мадам.

        Глава 18

        - Уходи, Аттик, - спокойно произнес Остен.
        Ханна содрогнулась, узнав, что Мейсон Буд скоро будет здесь. Волшебство этой дивной ночи испарилось.
        - Она нарушила закон, сэр, - холодно заявил слуга, - и должна за это ответить. Если вы вмешаетесь, последствия могут оказаться непредсказуемыми.
        - Проклятие! Я же сказал: уходи!
        Аттик отвесил поклон, и они с лакеем удалились, закрыв за собой дверь. Наступила тишина. Остен провел рукой по волосам и повернулся к Ханне.
        - Ханна, я лишь хотел помочь тебе, чтобы ты была в безопасности. Поэтому и нанял Хокли.
        Он потянулся к ней, но она оттолкнула его руку.
        - Не приближайся ко мне!
        Она вылезла из постели, ошеломленная предательством Остена.
        - Пожалуй, я могла бы простить тебе, что ты нанял детектива, даже могла бы понять, по какой причине. Но ты знал, что страх не покидает меня! Я тебе достаточно рассказала. Как ты мог... Как ты мог допустить, чтобы все это прислали ему?
        - Аттик всегда разбирает мою корреспонденцию.

«Как только у него хватило наглости притвориться ошеломленным?»
        - Впрочем, это не важно. Я найду способ защитить...
        - Свою корреспонденцию? - с горечью перебила Ханна.
        - Ханна, все не так просто.
        - Тогда объясни, в чем дело!
        - У меня не было выбора! Хочешь знать, почему отец обвинил меня в смерти Чаффи?
        - Мне это не интересно. Я лишь хочу знать, почему ты...
        - Я пытаюсь тебе рассказать! - заорал он, сверкая глазами, испытывая стыд и ненавидя себя. - Вокруг того проклятого пастбища были развешаны знаки, - продолжал он, заметавшись по комнате, словно пойманный зверь. - Предупреждения о том ужасном быке. Ханна, их мог прочитать каждый дурак. - Он впился в нее взглядом. - Каждый дурак, кроме меня.
        - Не понимаю.
        - Я распорядился присылать письма Аттику, потому что... - он запнулся, - потому что не умею читать.
        Она усмехнулась.
        - Что за чушь ты несешь!
        Но когда Ханна взглянула на Остена, у него был такой жалкий, растерянный вид, что у нее перехватило дыхание.
        - Во мне что-то сломалось, я не смог научиться читать, как ни старался. И всячески это скрывал. Учителей уверял, что считаю любую учебу потерей времени, хотя это было не так.
        Ханна зашаталась под тяжестью тайны, которая, как она почувствовала, и есть источник его боли, причина, по которой он никого не подпускал к себе, чтобы кто-нибудь случайно не узнал правду.
        Его лицо горело от стыда, глаза лихорадочно блестели.
        - Ради Бога, Ханна, умей я читать, неужели не прочел бы письма сестер? Или матери? Но я не мог попросить Аттика прочесть их мне. Они были слишком личными для посторонних глаз.
        - Почему же ты меня попросил их прочесть?
        - Понятия не имею! Мне так хотелось услышать болтовню Летти и вздор Мэдди. Полные любви и заботы слова матери... - Он вздрогнул, на его лице отразились чувства, которые он слишком долго подавлял. - Ты бросила мне вызов, Ханна. И я воспользовался этой возможностью.
        Она вспомнила, как он слушал письма, как закрыл руками лицо, когда она их дочитала. Она считала его черствым, бездушным, но он старался изо всех сил скрыть свои уязвимость, одиночество и тоску.
        Теперь многое становилось понятным. Например, его задумчивость, когда он рассматривал книгу, сделанную ими с Пипом, - это была для него головоломка.
        - Теперь ты знаешь обо мне все. Знаешь, что я не чудовище и, если бы мог, давно бы им написал. Успокоил бы их - Он помолчал и продолжил: - Вот и все. Все безобразные подробности. Теперь ты удовлетворена? Ты единственная в мире, кому я рассказал правду, не считая Чаффи. Несчастный добряк. В Итоне он до полуночи читал мне вслух уроки, пока я их не запоминал. Я только так мог учиться. И как я ему за это отплатил? - Остен с горечью рассмеялся. - Он побежал в загон к быку, потому что знал, что я не умею читать. Он тщетно пытался отговорить меня от похода на пастбище, а потом ценой собственной жизни спас меня.
        У Ханны разрывалось сердце: его рана все еще кровоточила. Нелегко было признаться этому гордому человеку, талантливому изобретателю в том, что он не умеет читать! Он так искусно это скрывал, что никто до сих пор не раскрыл правды.
        Остен подошел к ней и крепко сжал ее руки.
        - Ханна, я знаю, что все испортил, когда нанял Хокли. Но я искренне хотел тебе помочь. Я люблю тебя. И сделаю все, чтобы ты не пострадала. Мы убежим вместе - ты, я и Пип. Куда-нибудь, где нас никогда не настигнет закон.
        Он согласен был отказаться ради нее от всего, что любил.
        - Но твоя земля, твои арендаторы... твои родные.
        - Да им только лучше будет! Разреши мне...
        Он нанял Хокли, это верно. Из-за него Мейсон Буд узнал о ее местонахождении. И все же он сделал это, чтобы помочь ей. Потому что она не доверилась ему.
        Но какую цену заплатит этот человек, если она бросится в его объятия и вверит ему свою и Пипа судьбу? Он потеряет возможность помириться с матерью и сестрами, которые его любят. Будет навсегда изгнан из страны, где так заботливо ухаживал за землей.
        Что будет со здешними обитателями - Эноком Дигвидом, его семьей и остальными? Придет ли Рейвенскар в запустение? Лендлорды типа Остена Данте так же редки, как и голубые бриллианты. А его работа, его изобретения? Он потеряет возможность заниматься ими, если останется с ней. Нет. Ханна не примет от него такой жертвы. Она слишком сильно любит его. Но он полон решимости, и вряд ли удастся его переубедить.
        - Остен, подумай, ты будешь вне закона, опозоришь свое доброе имя.
        - Мне все равно.
        - Ты не прав! Ты не знаешь, каково это быть беглецом, то и дело оглядываться, опасаясь преследования, не иметь никакого пристанища.
        - Мои руки будут твоим пристанищем, Ханна.
        - А что произойдет с Рейвенскаром? С людьми, которые от тебя зависят? Арендаторами?
        - Аттик за всем присмотрит.
        - Вряд ли он станет возиться с больным ребенком, как ты с Мейзи Дигвид. Или поможет влюбленному юноше проектировать дом для невесты. А как же твои родные? Летти и Мэдлин? Твоя мать? Они ждали, надеялись и молились о воссоединении с тобой целых восемь лет. Разве твоя мать не заслуживает того, чтобы увидеть тебя снова, чтобы обнять тебя, хотя бы ненадолго? Ты ее сын, ее первенец. Она никогда не прекращала любить тебя.
        - А как же ты, Ханна, ты и Пип? Господи, я люблю тебя! Как я могу отпустить вас обоих, зная об опасности, которой вы подвергаетесь?
        - Я каждый день буду благодарить Бога за то, что встретила тебя, потому что поняла, что люди бывают хорошими, достойными доверия и великодушными. Они могут нести ответственность за тех, кто находится на их попечении. Разве ты этого не понимаешь, Остен? Люди из Рейвенскара заслуживают получить от тебя нечто лучшее. Они от тебя зависят. Ты не можешь так просто повернуться и уйти, послать их к дьяволу и наплевать на свои обязанности. Я уйду, Остен, а ты останешься.
        Самым трудным было повернуться и направиться к двери, но Данте поймал ее и повернул к себе. Она ощутила тепло его тела, его напряжение, с мукой вспомнила трепет, изменивший его лицо, когда он впервые соединился с ней в единое целое.
        - Ты никуда не пойдешь.
        - Я должна уйти! Буд едет, а я скорее умру, чем дам ему снова притронуться к Пипу!
        - Он даже близко к тебе не подойдет, - горячо заявил Остен. - Клянусь! Ханна, существует только один способ освободить вас с Пипом. Убить его.
        Она мечтала о смерти Мейсона с той самой ночи, когда сбежала из Буд-Холла, о том, что тогда они освободятся от страха и получат возможность так устроить жизнь Пипа, что ему не придется оглядываться. Временами она надеялась, что сможет убить Буда сама. Но если это сделает Остен, его могут посадить в тюрьму... повесить...
        - И ты станешь убийцей? Разрушишь не только собственную жизнь, но и жизнь тех, кто тебя любит? Это не выход!
        - Господи Иисусе, я должен что-то сделать!
        - Убить Буда? Сбежать из Рейвенскара? Доказать, что ты безответственный глупец? Ты этого хочешь, Остен? Хочешь доказать, что твой отец прав?
        Остен не сдержал стона. Глаза его лихорадочно блестели.
        - Я ни за что не позволю вам с Пипом уйти отсюда одним.
        - И как вы собираетесь удержать меня здесь, сэр? Заковать в цепи?
        Он весело взглянул на нее.
        - Ты, как всегда, благоразумна. К сожалению, придется использовать винный подвал.
        - Что? Что ты...
        Она ругалась и пиналась, когда он подхватил ее на руки.
        - Проклятие, Данте, отпусти меня! - закричала она, когда он понес ее вниз. - Помогите! Кто-нибудь...
        Испуганные служанки в белых чепчиках высунулись в коридор, не веря своим глазам. Лакеи засуетились.
        - Несите ключ от винного подвала, - приказал Остен, добравшись до конца лестницы. - Мы должны ее запереть. Бекка, принеси вещи!
        Симмонз с подозрением взглянул на хозяина и с сочувствием на Ханну.
        - Но, сэр, вы не можете так просто...
        Аттик вышел из кабинета с руками, скрещенными на груди, и у Ханны застыла в жилах кровь, когда она увидела торжество на его лице.
        - Я знал, что вы поймете, сэр. А одеть ее - неплохая мысль. Ведь приедут судейские.
        - Никаких судейских не будет! - заорал Остен. - Я собираюсь спасти шею этой женщины, нравится ей это или нет.
        - Но, сэр, это несерьезно! - прошипел Аттик.
        - Еще как серьезно, ведь она вполне может выцарапать мне глаза.
        - Сэр, прошу вас, остановитесь и подумайте о последствиях столь поспешных действий, - взмолился Аттик, побледнев. - Трудно себе представить, что может случиться.
        - Открой дверь подвала или ищи себе работу где-нибудь в другом месте, старик!
        Испуганный Аттик взял ключи у дворецкого и побежал вперед, повинуясь приказу хозяина.
        - Остен, вы с ума сошли? Это опасно, незаконно.
        - Симмонз... старина... - выговорил Остен, отбиваясь от ударов Ханны и спускаясь по лестнице. - Терпеть этого не могу, но придется посадить под замок и его. А то, боюсь, этот мерзавец опять доберется до Пипа.
        Ханна принялась яростно браниться, когда Остен опустил ее на деревянный поддон, и боднула его. Два лакея вбежали и удерживали ее внизу, загораживая единственный путь к спасению.
        - Проклятие, пустите! - кричала Ханна.
        Почему ей никто не помогает?
        У нее сжалось сердце, когда раздался голосок Пипа:
        - Нанна? Что случилось с Нанной?
        - Пип!
        Слезы выступили у нее на глазах, когда она попыталась вырваться.
        - Пожалуйста, Остен! Отпусти нас, ради Бога! Ты не знаешь Мейсона! Не знаешь, на что он способен! Он избил мою сестру до смерти. Но она была его женой, и никто не мог этому помешать! Никто не мог доказать...
        Она увидела, что Симмонз поднял Пипа и передает мальчика в протянутые руки Остена. То, что Пип пошел на руки Остена, испугало Ханну.
        Господи, почему она позволила себе так сильно полюбить их обоих? Она не вынесет, если потеряет кого-то из них. А скоро появится сам дьявол.
        - Пип, - произнес Остен, поглаживая мальчика по голове. - Ты мне доверяешь, мальчик?
        - Д... да.
        Ханна знала, как трудно было Пипу довериться мужчине, знала, что Остен это понимал.
        - Но Нанна плачет. - Голос Пипа дрожал.
        - Нанна никогда не плачет. Тебе придется ненадолго остаться здесь. Ты можешь быть очень храбрым? - Мгновение он раздумывал, будто взвешивая то, что собирался сказать. Она увидела, как сверкнули его глаза, когда он решил сказать Пипу правду. - Твой отец приезжает в Рейвенскар.
        - П... папа?
        У Ханны сжалось сердце, когда она услышала в голосе ребенка неподдельный ужас. Он весь дрожал. Чего только Остен не делал, чтобы Пип снова стал веселым, забыл о своих страхах. И вот сейчас он снова стал прежним.
        - Он... он нас нашел?
        - Господи, Пип, прости! - выкрикнула она. - Мы не должны были оставаться здесь.
        - Пип, мальчик мой, послушай меня, - проговорил Остен, беря его на руки. - Я сделаю так, что твой отец никогда больше не обидит ни тебя, ни Ханну, клянусь. Ты мне веришь?
        - Но папа... папа ломает людей. Он их бьет, когда впадает в ярость. Из-за него мама ушла в рай. - Ребенок тихонько всхлипнул. - Я не хочу, чтобы ты ушел в рай. Не хочу, чтобы Ханна ушла туда без меня.
        Остен крепко прижал мальчика к себе.
        - Никто не собирается в рай, мальчик мой. Разве что в ад...
        Полный мрачной решимости, Остен обратился к лакею:
        - Симмонз, принеси щенка мастеру Пипу.
        Но Лиззи уже сопела и скулила в поисках мальчика. Остен опустил Пипа, взял извивающегося щенка и встал на колени перед Пипом.
        - Крепко держи Лиззи, Пип, пока я не вернусь и не выпущу вас отсюда, - сказал он, вручая ребенку щенка.
        Пип смотрел в глаза Остену так доверчиво, что разрывалось сердце. Придерживая Лиззи одной рукой, он положил другую на подбородок Остена.
        - Я снова боюсь. Как тогда на лошади.
        У Ханны перехватило дыхание, когда Остен запечатлел на щеке ребенка горячий поцелуй.
        - Я тоже боюсь. Боюсь потерять тебя и Ханну. Я так люблю вас обоих! Я в ярости оттого, что кто-то пытался вас обидеть. Ты такой сильный мальчик. Папа не смог сломить тебя в Ирландии. Жизнью клянусь, я не позволю сломить тебя здесь.
        Ханна никогда не любила его так, как сейчас.
        - Остен, ради Бога. Отпусти нас! Отпусти!
        Он обнял Пипа и встал.
        - Позаботьтесь о том, чтобы у них были пища и вода. Принесите им светильник. И слушайте все... - Он взглянул на слуг. - Никто ни словом не обмолвится о том, где находятся Пип и Ханна, или, клянусь, вы пожалеете о том, что появились на свет!
        С этим словами он удалился.
        Ханна упрашивала, молила, боролась, но слуги выполняли распоряжения Остена, их глаза были широко распахнуты, а лица полны сочувствия. «Это ради твоего же блага, дорогуша... Хозяин хочет, чтобы ты была в безопасности... Не бойся...»
        Слова утешения сводили ее с ума. Многое из того, что она говорила, вызывало у них негодование, но все, начиная с посыльного и кончая экономкой, поддержали решение хозяина запереть ее.
        Когда приказы Остена были исполнены, все вышли из подвала. И дверь с грохотом захлопнулась.
        Ханна вскочила и забарабанила в нее кулаками. Кто-то повернул ключ в замке, и все стихло.
        - Нанна?
        Она повернулась и увидела его - такого маленького и хрупкого, изо всех сил старающегося быть смелым.
        - Господи, Пип! - воскликнула она, упав на колени и протянув к нему руки. - Я не должна была оставаться здесь.
        Ханна заключила Пипа в объятия, и он вытер ей слезы.
        - Не плачь, Нанна. Разве ты не слышала? Мистер Данте сказал, что любит нас.
        Да, Остен Данте их любит. Его недоверчивое сердце сдалось, позволив разрушить стены, отгораживавшие его от мира.
        Ханне оставалось лишь молиться, чтобы эта любовь не стоила ему жизни.

        Глава 19

        Ее пальцы кровоточили от попыток открыть замок, суставы были покрыты рубцами и царапинами, голос охрип от криков о помощи.
        Пип наконец заснул, положив голову Ханне на колени.
        Господи, что происходит за дверью подвала? Не грозит ли Остену опасность? Ведь Буд их выследил...
        Она умоляла Остена отпустить ее, спасти от кошмара, в который Мейсон Буд превратил ее жизнь. Что собирается сделать этот мужчина с тайнами, недоверчивым сердцем, смелостью и глубокой печалью? Мужчина, которого считали... как она тогда сказала? Бесполезным, как гладкий камень? В действительности он самый лучший из мужчин, которых она когда-либо знала.
        Он может поплатиться за то, что им помогал, потерять земли и родственников. И, что хуже всего, попасть за решетку. А ведь он спас ее, когда увидел на пороге своего дома голодную, испуганную и одинокую.
        Силы небесные, если она не получит никаких известий, она сойдет с ума.
        В этот момент она услышала за дверью шаги. Ее сердце учащенно забилось, дыхание участилось.
        Осторожно переложив голову Пипа на подушку, принесенную Беккой, она неуклюже поднялась на ноги, сделала шаг и тут же наткнулась на дверь.
        - Остен? - тихонько позвала она, прижавшись щекой к шершавому дереву. - Это ты?
        - Тихо! Хочешь, чтобы нас услышал весь дом? - донесся из-за двери приглушенный голос.
        Она отступила, всматриваясь в темноту. Это не Остен. Кто бы это мог быть? Симмонз? Или другой лакей? Похоже, появились какие-то новости.
        В замке повернули ключ, дверь распахнулась. Она отшатнулась, ошеломленная. Таинственное свечение озаряло неровное лицо Уильяма Аттика, его седые волосы блестели, в руке он сжимал подсвечник.
        - Вы?! - выдохнула Ханна.
        - Вам стоит радоваться моему появлению. Я хочу выполнить ваше желание. Помочь вам бежать.
        Пламя свечи освещало непроницаемые глаза.
        - Вы собираетесь меня отпустить? - У Ханны перехватило дыхание. Она не могла в это поверить. - Но... но вы меня ненавидите.
        Аттик усмехнулся:
        - Вы мне отвратительны! Разыгрывать добродетельную женщину, оскорбленную девицу с единственной целью - залезть в постель к мистеру Данте!
        - Тогда зачем вам мне помогать?
        - Неужели не ясно? Я с самого начала хотел выгнать вас из Рейвенскара. Знал, что от вас будут одни неприятности. И оказался прав! Вы заставили Остена укрывать вас от правосудия. Будь проклято его доброе сердце!
        - Я не собиралась...
        - Думаете, это имеет значение? Дело сделано! Я изо всех сил старался воззвать к его разуму, но тщетно. Даже сейчас он не станет передавать вас властям. Так что остается одно - помочь вам исчезнуть. Все готово. Я сложил деньги и кое-что из ваших вещей, лошадь ждет вас у сарая, в котором Остен занимается конструированием изобретений. Это достаточно безопасно. Никто не заглядывал туда с тех пор, как Дигвид покалечился.
        - Почему я должна вам доверять?
        - А вы и не должны, можете остаться здесь и предоставить Остену возможность пытаться защитить вас. Тогда он потеряет все, возможно, даже жизнь. Вы этого хотите?
        - Разумеется, нет!
        Управляющий прав. Он с самого начала хотел, чтобы она покинула Рейвенскар. И сейчас им с Пипом представился случай незаметно уйти.
        Аттик взглянул на нее с отвращением.
        - Возьмите мальчишку и поторопитесь. Времени мало. Буд може появиться в любую минуту.
        - Но Остен не узнает, что мы ушли! Он может...
        - Я скажу ему, что вы исчезли, когда уже будет слишком поздно. А теперь торопитесь!
        Ханна подошла к Пипу и подхватила его на руки. Но щенок был бдительнее. Лиззи подняла шелковистые уши и направилась за ними, но Ханна закрыла животное в подвале. Щенок мог залаять.
        Было так мучительно оставлять подарок Остена - ведь Пип впервые засмеялся, увидев щенка. Еще труднее было представить себе, как она расскажет Пипу о том, что Лиззи нет, когда он проснется.
        Она крадучись проследовала за Аттиком, держась в тени и прислушиваясь к каждому шороху. Если какая-нибудь служанка из буфетной увидит ее, то раскричится на весь дом.
        Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Аттик открыл черный ход, выводя ее из дома в ночь. Холодные серебряные полосы лунного света проникали сквозь деревья, создавая ауру призрачности. Каждый шаг, отдалявший Ханну от Остена, заставлял ее страдать.
        - Я люблю тебя, Остен, - прошептала она.

«И именно поэтому должна уйти».
        Ханне тяжело было нести Пипа, и она то и дело спотыкалась в темноте, рискуя упасть.
        Наконец луна осветила здание, которое она уже видела, когда Остен показывал ей земли поместья.
        Это была тихая гавань Остена, место, где он занимался изобретательством. Тоска сжала ей грудь, когда Аттик распахнул дверь.
        - Положите мальчика на сено и помогите запрячь лошадь.
        - Да-да, сейчас.
        - Идите по проходу назад, - приказал Аттик. - Мне нужно найти уздечку.
        Слабое свечение поманило ее из глубины здания.
        Она повернулась к Аттику спиной, когда он исчез в проходе, по обе стороны которого стояли корзины, в которых, должно быть, лежали инструменты Остена. Она положила Пипа, досадуя, что придется оставить его, пусть ненадолго.
        Но чем скорее они окажутся вне досягаемости для Мейсона Буда, тем в большей безопасности будет мальчик.
        Она пригладила рукой его шелковистые волосы, когда он заволновался.
        - Тс-с, ангел мой. Все будет хорошо, обещаю.
        Она натянула нечто похожее на попону на тельце ребенка и направилась в затемненную часть помещения, куда проследовал слуга. Это оказалось в самом чреве огромного сарая. Она услышала тихий шорох за неуклюжими очертаниями одного из изобретений Остена.
        Она зацепилась юбкой за что-то почти у самой земли и остановилась.
        - Мистер Аттик, - тихонько позвала она. - Какие бы разногласия ни существовали между нами в прошлом, я благодарна вам за помощь.
        - Нет, мадам, это я должен вас благодарить. Получилось гораздо проще, чем я думал.
        Она начала поворачиваться и увидела фигуру, выступившую из тени у нее за спиной. Она задохнулась, когда Аттик бросил ее на землю, надавив коленом ей на ребра. Полоски кожи впились в запястья, когда он связал их и туго затянул, а потом проделал то же самое с ее лодыжками.
        - Пип! - закричала Ханна. - Пип!
        Аттик рассмеялся.
        - Я закрыл дверь. Мальчик вас не услышит.
        - Что... Что вы делаете? Зачем?
        - Вы стали причинять массу неудобств, мисс Грей. Причина этого должна быть устранена, - проговорил он, завязывая последние узлы. - Видите ли, я не могу допустить, чтобы вы лишили меня моего прибыльного места.
        Он смахнул с рукава соломинку, кольцо с изумрудом сверкнуло при свете фонаря.
        - Ах, вы не понимаете, как это должность слуги может быть прибыльной, да? Мой кузен - не тот человек, который интересуется утомительными деталями. - Аттик хищно ухмыльнулся. - Он говорил, лежа с вами в постели, что не умеет даже читать?
        Ханне, старавшейся освободиться от пут, стало не по себе от презрения, прозвучавшего в его голосе.
        - Я отвечаю за все поставки для его драгоценных изобретений. Разумеется, увеличиваю их стоимость в конторских книгах. И стал настоящим экспертом в том, как сделать, чтобы сломались разные важные детали, чтобы великий изобретатель заказал их побольше.
        Отвращение, охватившее Ханну, смешалось со смертельным страхом.
        - Энок, - выдохнула она, вспомнив увечье фермера и признание Остена, что Энок чуть было не остался без ноги - Энок Дигвид пострадал из-за вас.
        - Он не должен был пострадать, - ощетинился Аттик - Это была чистая случайность.
        - Он мог потерять ногу! Даже жизнь!
        Аттик смерил ее уничтожающим взглядом.
        - Вы думаете, я безнравственный человек, не так ли, мисс Грей? Я беру только часть того, что по праву принадлежало мне. Когда старый эсквайр умирал, он решил оставить все мне, усыновить меня. Я провел годы, заискивая перед стариком, всячески угождая ему. Документ уже был оформлен. Требовалась только подпись, когда прикатил Остен с семейством, чтобы попрощаться с умирающим. И все изменилось. Мой уважаемый кузен взял все, что принадлежало мне.
        - Наверное, дед презирал вас, считая слабаком и трусом, как и я!
        - Ни один слабак не сможет выжить, нет, не сможет преуспеть, будучи бедным родственником. Что бы вы обо мне ни думали, я не злой человек. Мой кузен счастлив тем, что возится со своими изобретениями, а мне вместо утраченной возможности стать землевладельцем удается утешать себя тем, что я набиваю кошелек. Он так богат, что никогда не хватится тех денег, что я вытаскиваю из его казны. Но вы - женщина достойная, мисс Грей. Именно поэтому я должен избавиться от вас, чтобы защитить свое положение.
        - Ваше положение? - Ханну чуть было не стошнило. - Главного вора?
        - Я многое сделал, чтобы оградить себя от неприятностей. Он никогда не ставит под вопрос мою преданность. Я избавляюсь от каждого, кто наводит ненужные справки о его делах. Возьмем, например, родных мистера Данте. Его мать достаточно умна, что весьма нежелательно для женщины. Его отец обожал сына, хотя и не понимал его. Я сделал все, чтобы окончательно поссорить их. Все было гораздо проще до того, как умер старый эсквайр. Хотя дед этого никогда не говорил, он явно решил использовать Остена для того, чтобы отомстить Джозефу Данте.
        Ханна почувствовала отвращение и ужас оттого, что Аттик и дед Остена натворили с отцом и сыном.
        - Да. Джозеф сделал так, чтобы любимая дочь эсквайра вступила в смехотворный мезальянс. Старик забрал сына Джозефа, дав мальчишке все, чего итальянец никогда не смог бы ему дать. Он восстановил мальчишку против него, использовав сотню хитроумных способов, но Джозеф Данте ничего не мог сделать, потому что был лишен всех законных прав на мальчишку. Мне пришлось достаточно потрудиться, чтобы они не помирились. Я даже жег письма, которые приходили от его отца.
        - Отец писал Остену? Боже мой!
        - Он, без сомнения, пытался помириться с ним. Я знал, что письма появятся. Джозеф Данте обладал горячим темпераментом и непомерной гордостью. Но любовь к сыну взяла верх.
        Если бы только Остен об этом узнал! Это исцелило бы множество ран в его сердце. Он рассказал бы отцу всю правду, и между ними воцарился бы мир.
        Но из-за Уильяма Аттика Остен по-прежнему будет оставаться в неведении. А его отец может сойти в могилу с мыслью, что сын отвернулся от него.
        - Вы не сможете поддерживать эту ложь вечно, Аттик, - запальчиво произнесла Ханна. - Они любят друг друга. Остен собирается поехать к Летти на свадьбу. Тогда вашей игре придет конец.
        - Значит, вам удалось навредить больше, чем я предполагал. Но это не важно. Уверен, сейчас Остену будет не до поездки. Особенно если я расскажу, как счастливо его отец живет без него.
        - Будь ты проклят!
        Ханна беспомощно дернулась.
        - Бросьте, мисс Грей. Вы умная женщина и должны понимать, в каком затруднительном положении я нахожусь. К сожалению, я вынужден отделаться от вас самым жестоким образом, но по-другому с вами нельзя. У меня нет выбора.
        - Люди оправдывались этим с незапамятных времен, собираясь совершить нечто презренное.
        Аттик поднял руку в знак протеста.
        - Это я пустил слух, что вы любовница хозяина, думал, вы уберетесь, но вы чрезвычайно упрямы. Сожалею, но у меня остался единственный способ избавить от вас хозяина.
        - Отпустите нас! Мы убежим далеко. Исчезнем. Я ничего так не хочу, как очутиться подальше от Остена! Чтобы не подвергать его опасности.
        - Теперь уже слишком поздно, - проговорил слуга. - Мистер Данте погонится за вами, поскольку он совершенно одурманен. Мой кузен может быть решителен до крайности. Нет, подготовлено более правильное решение.
        Что-то в голосе Аттика привело Ханну в ужас.
        - Что вы сделали?
        - Выполнил долг верного подданного Короны. Послал доверенного человека перехватить сэра Мейсона Буда по дороге в Рейвенскар и препроводить его сюда. Таким образом, он сможет отвезти вас в Лондон к властям и вернуть сына.
        У Ханны едва не разорвалось сердце.
        - Вы не можете так поступить! Пип - всего лишь ребенок! Буд убил его мать... и может убить его! Вы сказали, что вы не злой, так докажите это! Не отдавайте ни в чем не повинного мальчика в лапы этого чудовища!
        Аттик выглядел по-настоящему опечаленным.
        - Мне не пришлось бы принимать столь прискорбное решение, если бы вы поступили разумно - сбежали до того, как Данте вернется из Лондона.
        Ханна уловила движение в тени за спиной Аттика. Сердце подпрыгнуло, внутри забрезжила слабая надежда. Аттик оскалился.
        - Немного везения, и сэр Мейсон прибудет еще до наступления утра. И тогда, мисс Грей, я передам вас в его умелые руки.
        Ее объял страх, холодный и безжалостный, как в самых кошмарных снах. Но ее ужас возрос во сто крат, когда из тени показался Пип. Бледный, с затравленным взглядом.
        Господи! Он проснулся! Если бы только он мог сбежать, спастись...
        Ханна бросила взгляд на упаковочную клеть, прикинув расстояние между собой и тем местом, где стоял Аттик. Если бы она могла броситься в это пространство и сбить его с ног, у Пипа появился бы шанс.
        Единственный шанс.
        Она рванулась вперед, ухватив Аттика за ноги, свалила его, и в то же мгновение с ее губ сорвался пронзительный крик:
        - Пип, беги! Беги!
        Мальчуган застыл на мгновение, у Ханны остановилось сердце, когда она услышала, как из его груди вырвался хрип.
        Она поняла, что он задыхается. И все-таки Пип повернулся, звук его удаляющихся шагов заглушили свирепые проклятия Аттика.
        Ханна попыталась остановить управляющего, ухватившись за штанину связанными руками, но он освободился пинком, вскочил на ноги и помчался сквозь лабиринт упаковочных клетей.
        - Беги, Пип! - кричала она, молясь.
        Если бы только он мог добраться до дороги, может быть, его увидел бы там какой-нибудь арендатор или фермер. Помог бы ему...
        Но кто поверит бреду обезумевшего ребенка больше, чем управляющему? Реальность ужасала. И все же она не теряла надежды, взывая к небесам.
        - Элизабет, ради Бога, помоги ему. Он так мал, так испуган и одинок!
        Ханна старалась двигаться в том направлении, в котором пропали оба, пытаясь услышать хоть что-нибудь. От хриплого крика ее сердце ушло в пятки.
        - Проклятие! Малыш, не испытывай мое терпение!
        - Нанна... по... помоги мне...
        - Отпусти его, негодяй! - бессильно закричала она. - Отпусти!
        По ее лицу полились слезы, когда перед ней снова появился Аттик с Пипом, зажатым под мышкой. Пип ослабел от затрудненного дыхания, он не мог даже плакать. И все-таки он боролся. Ханна заметила маленький красный след от каблука на щеке негодяя.
        - Нанна, мне страшно...
        - Пожалуйста!
        Аттик взял веревку и связал Пипу руки.
        - Умоляю! Прислушайтесь к Пипу, он болен. Мы должны ему помочь! Вы не можете оставить его здесь!
        - Нет, могу. - С циничной ухмылкой Аттик бросил Пипа на пол рядом с ней. - И никто никогда не узнает, что это моих рук дело.
        Ханна опиралась руками о пол из обрезков досок, пытаясь добраться до Пипа, дотронуться до него. Она погладила его по щеке костяшками пальцев.
        - Медленно, ангел мой. Дыши медленно. Старайся преодолеть страх, тогда тебе станет легче.
        Но Пип не мог преодолеть страх, зная, что к ним приближается чудовище, чтобы забрать его.
        То самое чудовище, которое, как она поклялась собственной жизнью, никогда больше не дотронется до него.
        - Остен нас найдет! - крикнула она.
        - Вне всякого сомнения, Данте пошлет слуг прочесать все дороги, ведущие из Рейвенскара на двадцать миль вокруг, поскольку все подумают, что вы попытались уйти от этого места как можно дальше. Но, боюсь, вы слишком оптимистичны, надеясь на спасение, моя дорогая. Остен еще не знает, что вы пропали. А когда узнает, едва ли ему придет в голову искать вас здесь.
        Она впала в уныние. Аттик прав. Остен никогда не заглянет сюда, в это здание.
        Она пыталась освободиться от пут, охваченная страхом за малыша, беспомощно лежавшего рядом с ней. Губы у него посинели, глаза на безжизненном лице запали.
        Аттик посмотрел на часы, которые вынул из жилетного кармана.
        - А теперь прошу меня извинить. Я должен появиться в Рейвенскар-Хаусе, сделать вид, будто обеспокоен вашим исчезновением, и засунуть ключ от подвала в карман фартука одной из служанок. Чтобы обвинили ее. Лучше всего Бекке. Той самой, с которой вы подружились.
        - Не впутывайте Бекку! - Ханна вспомнила веселое лицо девушки, начало дружбы, которую Бекка так искренне предложила ей.
        - Кем-то нужно пожертвовать, чтобы умилостивить гнев Данте. Самое страшное, что может произойти, - девушку уволят. Может, даже посадят в тюрьму за помощь беглянке.
        - Мерзавец! Ты пугаешь Пипа! Ему и без того трудно дышать. Думаешь, Буд поблагодарит тебя, если найдет сына мертвым?
        - Если ребенок умрет, виноваты будете вы, мисс Грей, а не я. Не хотел бы я сообщить сэру Мейсону такую новость!
        Он направился к выходу.
        - Подождите! - воскликнула Ханна, вспомнив о бриллианте, спрятанном у нее в саквояже. - Если вы нас освободите, я хорошо заплачу вам.
        Аттик иронически усмехнулся:
        - Когда вы появились в Рейвенскаре, на вас не было даже приличного платья.
        - Я призналась Остену, что чуть было снова не убежала, и он подарил мне булавку для галстука с бриллиантом ценой в небольшое состояние, чтобы у нас с Пипом были деньги на еду. Она спрятана у меня в саквояже, в чулке. Отпустите нас, и она ваша.
        - К сожалению, вы допустили роковую ошибку, мисс Грей. - Он презрительно усмехнулся. - Булавка - моя добыча. Но, боюсь, опять придется обвинить во всем служанку. Интересно, что бывает за такую серьезную кражу? Вешают?
        Ханне хотелось кричать от отчаяния.

«Господи, Остен, где ты?»
        Но Остен еще не знал о том, что они исчезли. Как она могла пойти на такой риск? Довериться человеку, зная, что он ее враг? Она сама во всем виновата.
        - А теперь мне пора, - произнес Аттик. - Я должен впустить сэра Мейсона, когда он прибудет. Замки в этом здании созданы по специальному проекту Данте. Сомневаюсь, что сам Святой Петр смог бы пробраться в рай, если бы там на воротах были замки Остена. Кроме того, Хокли написал, что баронет предложил за вас двоих весьма значительную награду.
        - Нанна, - прохрипел Пип.
        - Не волнуйся, мальчик. - Аттик издевательски погладил его нежные локоны. - Твой папа скоро будет здесь и увезет тебя домой.
        Аттик удалился. Когда его шаги стихли, слышно было лишь, как хрипит Пип.

        Глава 20

        Остен загнал свинцовую пулю в ствол одного из серебряных пистолетов немецкой работы. Он жаждал крови.
        Он желал Мейсону Буду смерти. Хотел избавить мир от чудовища, от труса, который убил любимую сестру Ханны. Избавить мир от садиста, мучившего собственного сына. Мерзавца, который преследует Ханну.
        А сейчас Мейсон Буд грозил Рейвенскару.
        Данте подождет.
        - Сэр?
        Остен проверил заряд пистолета последний раз и поднял голову. Мэтью Симмонз стоял в дверном проеме, переминаясь с ноги на ногу, на его лице была написана тревога.
        - Кухарка печет сдобные булочки с изюмом и поинтересовалась, не отнесет ли кто-нибудь пару штук в подвал, как только они испекутся. Их так любит мастер Пип. Мы могли бы проверить, все ли в порядке с мисс Ханной и Пипом.
        - Проклятие! - Данте повернулся к лакею. - Если бы женщина была рассудительной, ее не пришлось бы сажать под замок! Но я ее знаю. Дай ей волю, она была бы уже на полпути к Шотландии, и я навсегда потерял бы ее. У меня не было выбора!
        - Я не осмелился бы подвергать сомнению ваше решение, сэр, - мягко проговорил Симмонз.
        - Разве? Я видел, какое у тебя было лицо, когда Аттик читал то проклятое письмо. Вы были в ужасе оттого, что я поручил детективу выведывать тайны Ханны. Я видел, как все слуги изумленно взирали на меня, когда я стащил Ханну по лестнице и запер.
        - Сэр, мы... мы были очень удивлены, - запинаясь, проговорил Симмонз. - И еще встревожены. Мы привыкли уважать эту леди, питаем к ней симпатию, наша тревога была вполне естественной...
        - Думаешь, я кровожадный зверь? Уверяю тебя, Симмонз, зверь тот, кто сюда направляется. - Остен ткнул пальцем в окно кабинета. - Он может появиться в Рейвенскаре в любой момент.
        Лакей взглянул на окно, словно Буд мог влететь в него, подобно дракону, забиравшему людей в рабство.
        - Что вы намерены предпринять, мистер Данте? Я имею в виду, когда прибудет сэр Мейсон.
        Проклятие, Симмонз задал вопрос, на который невозможно ответить. Остен поморщился, вспомнив слова Ханны. «Если ты убьешь Мейсона, что будет с людьми, которые от тебя зависят?»
        - Понятия не имею.
        Как же Остену хотелось отправить Буда в ад, где ему самое место. Но не время давать волю ярости. Он должен подумать, как обезопасить Ханну и Пипа. Собрав всю свою волю, он положил пистолет на полированную поверхность стола и стал заряжать второй. Лакей не уходил, и Данте посмотрел на него:
        - Что-нибудь еще, Симмонз?
        - Да, сэр. Мне кажется... я только...
        Лакей никак не мог выразить свою мысль, и это выводило Остена из себя.
        - Я просто подумал... мистер Аттик говорит, что мисс Грейстон нарушила закон.
        Остен повернулся к лакею:
        - Ты видел Пипа в тот день, когда мы посадили его на ту проклятую лошадь? Ты видел, как он испугался? Кровь Христова, ребенок едва мог дышать. Преступление Ханны в том, что она вырвала Пипа из когтей человека, который издевался над ним и убил его мать.
        - Что до меня, то я восхищаюсь мисс Грейстон, с ее стороны это был мужественный поступок. - Симмонз помолчал и сказал: - Боюсь, этот Буд заявится не один. А что, если он приведет с собой кого-нибудь из властей? Полицейских или судей, чтобы мисс Грейстон забрали в тюрьму?
        Остен не знал, как сможет защитить Ханну.
        - Тогда мне понадобятся еще пистолеты, - спокойно произнес он.
        Он заметил сочувствие на лице Симмонза.
        Будь у Остена даже дюжина пистолетов, это не изменило бы положения. Он жаждал крови Буда. Но убивать представителей закона?..
        Остен сжал зубы. Что делать? Эта мысль не отпускала его с того момента, как он захлопнул дверь подвала. Ярость и страх, боль и отчаяние, безнадежность и ненависть. Он видел их в чертах любимого лица, когда запирал ее.
        Ему хотелось забрать Ханну и Пипа, посадить в карету и понестись, подобно молниям, на побережье. Они сели бы на корабль и поплыли в любое место на земном шаре, где им не грозила бы опасность. Денег у него для этого достаточно.
        Но она слишком долго бежала от Буда, постоянно оглядываясь. Остен знал, что такое преследование. Когда бежишь по зыбучим пескам, и в любой момент земля может разверзнуться под ногами и поглотить тебя.
        Ханна никогда не сможет устроить собственную жизнь, пока этот ужас с Будом не кончится раз и навсегда. Остен же хотел жить с ней и Пипом. Впрочем, неизвестно, простит ли она его после того, что произошло сегодня.
        Нервы Остена были на пределе, а тут еще Симмонз уставился на него.
        - Послушай, старина, оставь меня в покое!
        - Да, сэр, но вы так и не ответили на мой вопрос.
        - Какой, к черту, вопрос?
        - Про сдобные булочки с изюмом, которые испекла кухарка. Можно отнести несколько штук в подвал?
        Проклятая кухарка, неужели она думает, что какие-то булочки способны излечить Пипа от ночных кошмаров? И все же Остена согревала мысль, что слуги беспокоятся о Ханне и ребенке.
        - Ладно, - сдался Остен. - Отнесите туда все, что необходимо. И еще, Симмонз... - Он помолчал мгновение. - Скажи им... скажи им, чтобы не боялись. Я скорее умру, чем позволю причинить им вред.
        - Не сомневаюсь в этом, сэр. - От полноты чувств Симмонз даже прослезился. - Если вам нужно помочь управляться с оружием, я почту за честь.
        - Не могу просить тебя об этом, Симмонз. Попадешь в тюрьму, а то и на виселицу.
        - Вы ни о чем меня не просили, сэр, - сказал Симмонз. - Я сам предложил. - С этими словами лакей поклонился и покинул комнату.
        Остен снова погрузился в размышления, перебирая в памяти все возможные варианты спасения Ханны и мальчика. Но не нашлось ни одного, гарантирующего им полную безопасность. Есть ли вообще какой-то выход?
        Существует целое хитросплетение законов, судов, правосудия и жестокости, где все постоянно меняется, и разобраться в этом почти невозможно.
        Жестокое обращение с женой? Но вмешиваться в семейные дела запрещено. Ребенок - собственность отца. Над ним издеваются, однако закон его не защитит.
        Знала ли Ханна, как рискует, когда взяла Пипа и сбежала? Какими ужасными могут быть последствия? Разумеется, знала. Но не придала этому никакого значения.
        Она просто выполнила просьбу отчаявшейся сестры и зацитила мальчика, которого любила.
        И вот теперь Остен искал способ, чтобы их защитить. Но может ли он покинуть Рейвенскар? Покинуть тех, кого полюбил? Покинуть землю, согретую теплом своего сердца? Он приложил столько усилий, чтобы люди, живущие на этой земле, поверили ему. Вселил в них надежду. Пользуется их уважением. Нет, он не может их бросить. Отец не простил бы емy такого вероломства. Хотя вряд ли он узнает об этом.
        И может ли он отказаться от надежды, которой Ханна наполнила его сердце? Она убедила его помириться с родственниками. Это была его давнишняя мечта. Нельзя жить мыслью, что никогда не увидишь ни сестер, ни матери.
        Данте подошел к окну и прищурился, оглядывая горизонт и ленту дороги к Рейвенскар-Хаусу. Все было пустынно, но напряжение его росло. В любой момент мог появиться всадник.
        Он должен сделать все, чтобы избавить Ханну от боли и страха, он не допустит, чтобы они с Пипом оказались во власти Буда.
        Время. Он должен изыскать какую-то возможность выиграть время, чтобы придумать, как разрешить ситуацию. Из глубины дома донеслись шум и тревожные крики. Сердце Остена бешено заколотилось. Неужели появился Буд? Остен схватил пистолеты, заткнул за пояс и направился к двери. Симмонз едва не сбил его с ног, глаза его округлились от ужаса. У Остена кровь застыла в жилах.
        - Что случилось?
        - Мисс Грейстон и мальчик, сэр... Я понес им булочки, с вашего разрешения, но когда вошел...
        Симмонз хрипло задышал.
        Остен схватил его за грудки и начал трясти.
        - Говори!
        - Сэр... дверь была открыта, а Пип и мисс Ханна... исчезли.
        - Исчезли?! - У Остена упало сердце. - Ты что, спятил?
        Даже Ханна не смогла бы сбежать из-за запертой двери!
        - Должно быть, их кто-то выпустил, сэр. Дверь была открыта, и...
        Остен пробежал по коридору, сбежал по лестнице и остановился у открытой двери подвала.
        Фонарь все еще горел, одеяла и подушки были на полу, нетронутую еду кто-то поставил в угол. Щенок, которого он подарил Пипу, сопел, испуганные глаза спаниеля взирали на Остена с молчаливой мольбой.
        - Как, черт возьми, это могло случиться? - воскликнул Остен.
        - Не знаю! Ключа не было. Мне пришлось искать запасной, чтобы открыть дверь.
        Господи, Ханна исчезла! Остен был в отчаянии. Она затерялась где-то среди холмов и болот, совершенно беззащитная.
        - Посадите всех здоровых мужчин Рейвенскара на лошадей и скажите, чтобы обыскали каждую дорогу и каждое поле в округе.
        - Да, сэр, но это очень много...
        - Мне все равно, сколько это займет времени и сколько сил придется приложить. Мы должны найти Ханну и Пипа до того, как их найдет Буд.
        С этими словами он выбежал наружу, сел на Огнеборца и поскакал во весь опор.

        Отчаяние охватило Ханну, когда она гладила искаженное страданием лицо Пипа, пытаясь его успокоить.
        Буд победил. Эта победа может стоить Пипу жизни. Возможно, он погибнет от побоев отца, так же как его мать.
        - Нанна, - прохрипел Пип, - не отдавай меня папе. Не позволяй ему обижать тебя, как он обижал маму.
        Ханне хотелось кричать от ярости и бессилия. Мольбы ребенка разрывали ей сердце. Она обещала Лиззи позаботиться о малыше.

«Элизабет, помоги мне!»
        - Я знаю, что тебе страшно, дорогой. - Она изо всех сил старалась говорить спокойно. - Но сейчас мы не будем думать о папе и о том, что он может сделать.

«Или мы оба сойдем с ума...»
        - Мне нужна твоя помощь, ангел мой. Ты такой смелый, такой смышленый. Тебе надо отсюда выбраться.
        - Но он меня связал.
        - Я знаю. Но мы попробуем освободить тебя от веревок.
        Ханна, которая тоже была связана, долго мучилась, пока наконец ей удалось развязать мальчику руки.
        Пип вскрикнул от боли, когда в его затекшие ручонки устремилась кровь.
        - Я знаю, что тебе больно, сокровище мое, - с облегчением выдохнула Ханна. - Но теперь нужно освободить от пут твои ноги. Ты можешь их развязать, милый? Потяни за веревку вот тут.
        Казалось, прошла целая вечность, прежде чем удалось развязать узлы.
        Ханна осмотрелась, пытаясь найти место, куда бы мог ускользнуть Пип, и увидела, что металлическая труба ведет из какого-то странного сооружения к внешней стене. Похоже на дымоход.
        - Взгляни, Пип. Может, нам удастся протолкнуть тебя наружу через эту трубу?
        Она подобралась поближе и попробовала трубу на прочность пинком обеих ног. Металл вздрогнул и поддался, Ханна увидела благословенную зелень, часть луга и кусочек неба.
        Ханна из последних сил стала колотить по трубе, пока та не отвалилась и не оставила в доске отверстие с неровными краями.
        - Слава Богу, - выдохнула она. - Как думаешь, дорогой, ты сможешь туда пролезть?
        - Думаю, да, - ответил Пип. - Но сначала нам надо развязать тебе руки.
        Он ощупал кожу у нее на запястьях.
        - Нет, ангел мой, - возразила она, - Тебе придется пойти одному.
        Пип побледнел.
        - Н... но...
        - Пип, времени нет. Ты должен найти Остена.
        Пип запаниковал.
        - Но я не хочу тебя бросать, - стоял на своем мальчик. - А что, если...
        Осознание того, что этот мальчуган скорее столкнется с отцом, чем бросит ее, ранило сердце Ханны. Но она сдержала слезы.
        - Со мной ничего не случится, милый, - заявила она. - Найди кого-нибудь, кому можешь доверять, например, Дигвидов или тех, с кем встречался на празднике. Попроси отвести тебя к Остену.
        - К Остену?
        - Скажи ему, что я там, где находятся его изобретения. Запомнишь?
        - Его тения, - отозвался Пип, трясясь всем телом.
        - Да, Пип... Передай ему, что я сожалею. Что доверяю ему самое ценное в моей жизни. Я знаю, он позаботится о тебе.
        - Н... но ты обещала маме позаботиться обо мне. Я не хочу тебя оставлять.
        Мальчик прижался к ней. Она почувствовала, что лицо у него мокрое от слез.

«Господи, помоги ему! Он так мал и так напуган».
        - Ты сможешь это сделать, Пип. Я знаю, ты сможешь добраться до Остена. А теперь поторопись. Прячься за деревьями или на полях, пока не увидишь кого-нибудь, кому можно довериться.
        Он сжал ее руки и не хотел отпускать.
        - Я люблю тебя, Пип. Обещай, что никогда не забудешь об этом.
        У Ханны перехватило дыхание. Он кивнул, уткнувшись ей в грудь.
        - А теперь поторопись, ангел мой. Беги, лети.
        - А что, если я не смогу... не смогу дышать, тогда я...
        - Ты справишься, Пип, - ответила Ханна, стараясь вселить в него уверенность. - Твоя мама тебе поможет.
        Пип выполз из небольшого отверстия.
        Она напряженно прислушивалась к его шагам. Вскоре они стихли. Лишь ветер шумел в траве. И где-то далеко кричали птицы.
        Ханна горячо молилась: «Пожалуйста, Остен... найди его. Лиззи, помоги Пипу!»
        Она пошарила в поисках чего-нибудь, что можно было бы использовать как оружие против чудовища, которое скоро появится. Нашла шило с гнутым концом под тюками бечевки и сжала онемевшими пальцами. Потом прислонилась к упаковочным ящикам и стала ждать.
        Дыра с неровными краями, через которую сбежал Пип, наполнилась солнечным светом, когда она услышала топот копыт.
        Щелкнул замок, раздались шаги.
        Ханна узнала бы их из тысячи. Нужно выиграть время, чтобы Пип не попал этому негодяю в руки.
        - Придай мне сил, Лиззи, - прошепталаХанна, вспомнив их последнюю встречу. Буд избил Лиззи до полусмерти, но не сломил ее духа. Она собиралась сбежать от него.
        Ханна вскинула подбородок, изо всех сил сжимая шило онемевшими пальцами. Ее Буд тоже не сломит. Если на небе есть Бог, возможно, нынешней ночью она отправит это чудовище в ад.

        Глава 21

        - Господи, только бы не стемнело, - молился Остен, словно в его силах было сдержать сгущающуюся мглу. Найти их в темноте будет во сто крат сложнее.
        Не слезая с седла, он осмотрел каждый холмик, каждый куст, каждую полосу дороги. Все тщетно.
        Ханна и Пип сбежали. Покинули Рейвенскар. Остен должен был предвидеть это. Надо было запереть ее в комнате, а не в подвале. По крайней мере она взяла бы булавку с бриллиантом, и на какое-то время ей хватило бы денег на еду и кров.
        Пока он их не найдет. А он их обязательно найдет.
        Если только Буд или полиция уже не нашли их.
        Но он даже думать не хогел об этом. Рука потянулась к пистолету, заткнутому за пояс.
        Он не мог представить свою гордую, смелую Ханну в тюрьме, где со стен сочится вода, а в углах скребутся крысы. Не мог представить себе, что Ханне грозит смертельная опасность, что ее разлучили с Пипом и отдали в руки этому негодяю Буду.
        Вдруг Остен заметил повозку, которая мчалась с головокружительной быстротой по дороге, подпрыгивая и дребезжа.
        Что за черт? Может, лошади сбежали? Остен пришпорил Огнеборца и поскакал по направлению к повозке, надеясь преградить ей путь. Но, спускаясь с холма, неожиданно увидел Энока, понукавшего лошадей. Его старший сын Томас сидел позади с мушкетом в руках.
        Что за черт? Остен остановился и разглядел крошечную фигурку, свернувшуюся в углу повозки, закутанную в одеяло.
        - Пип?!
        Господи! А где же Ханна? Остен устремился вниз, чтобы перехватить их.
        Энок увидел его в самый последний момент и так резко натянул поводья, что чуть было не вылетел из повозки.
        - Мистер Данте! Слава Богу, мы вас нашли! - выпалил Энок, дрожа всем телом. - Это чудо, клянусь вам. Когда мы отправились на поиски, мы не смогли найти Тома, поэтому ушли без него. Думаю, сами ангелы задержали его на поле ржи. Именно там Томас наткнулся на потерявшегося и едва дышавшего мальчика. Тот сказал, что должен вас найти.
        - Слава Богу, ты в безопасности, Пип!
        Остен соскочил с жеребца и взял испуганного ребенка на руки.
        - Пип, где Ханна?
        - Он... он так сильно затянул узлы, что я не смог ее освободить. Она заставила меня бежать.
        Остен посадил мальчика в повозку, взял его руки в свои и заглянул ему в глаза.
        - Кто ее связал? Твой отец?
        - Н... нет. Другой... другой человек. Такой высокий. Он...
        Остен с трудом сдерживался, чтобы не разразиться проклятиями. Ведь это еще больше напугает мальчика. Но было сущим мучением думать о том, что Ханну где-то держат в качестве пленницы. Не важно, кто связал ей руки. У них будет достаточно времени, чтобы это выяснить. Важно только одно - добраться до нее как можно скорее и освободить.
        - Где же она? - Остен сжал руки мальчика. - Ты можешь вспомнить?
        Ребенок вздрогнул, Остен опустил глаза и увидел свежие отметины на худеньких запястьях. Грубая пенька порезала нежную кожу, темные рубцы выступили на месте следов от веревки.
        - Господи, да ты же ранен!
        Это святотатство, он убьет того, кто так обошелся с ребенком.
        - Ну, не очень сильно. - Пип попытался высвободить руки и спрятать, но Остен ласково накрыл ладонью руку мальчика, чтобы хоть как-то утишить боль. - Нам пришлось снимать веревку с моих рук и ног, чтобы я смог... смог убежать. Это длилось очень долго. Но когда мы это сделали, Ханна заставила меня вылезти через дыру в трубе, хотя я не хотел оставлять ее одну.
        У Остена сжалось сердце. Ханна сделала все, чтобы спасти Пипа, а сама приготовилась к встрече с самим дьяволом.
        - Где она? Ты помнишь?
        - Она... она там, где ваши тения.
        - Тения? - переспросил Остен, совершенно не представляя себе, что мальчик имеет в виду. - Ты можешь рассказать, как выглядит это место?
        - Большой сарай с огромными трубами и инструментами, и...
        - Изобретения! Там, где я храню свои изобретения! Это сарай на другом конце поместья.
        Остен вскочил в седло.
        - Тот человек сказал, что приведет к нам папу, - произнес Пип. - Боюсь, он уже там. Мы очень долго развязывали веревки.
        Остен помрачнел.
        - Энок, отвези Пипа в Рейвенскар. Не спускай с него глаз. Стреляй в каждого, кто посмеет приблизиться к нему, слышишь?
        - С удовольствием, сэр, - пообещал Энок.
        - Нет! - воскликнул Пип. - Подождите! Ханна просила меня сказать вам, что любит вас, что доверяет вам. Сказала, что вы обо мне позаботитесь и что мне не нужно бояться.
        Она не боялась тюрьмы и ужасной смерти на виду у толпы. Не молила Остена поторопиться и спасти ее. Она беспокоилась лишь о Пипе и вверяла его заботам Остена.
        - Теперь ты в безопасности, мальчик мой. Я не позволю тебя обидеть.
        - Она сказала, чтобы я бежал. Сказала, что с ней все будет в порядке. Но если папа придет, а меня там не будет... - Глаза Пипа наполнились ужасом. - Мама пряталась, когда он на меня злился. Я залез в комод и не смог оттуда выбраться, а он бил ее. Ханну он тоже будет бить. Я не хочу, чтобы она умерла.
        - Я привезу тебе ее целой и невредимой, клянусь. - С этими словами Остен повернул лошадь и, пригнувшись к ее шее, поскакал.

        Ханна сжимала шило, пряча его в складках юбки. Ее била дрожь. Она не доставит Буду удовольствия, не покажет, как напугана. Он не увидит ничего, кроме презрения и насмешки.
        Наверное, она умрет, но, может быть, ей удастся забрать этого мерзавца с собой.
        Месяцами Мейсон Буд преследовал Ханну в ночных кошмарах. И вот сейчас она увидела его наяву. Золотые волосы с проседью блестели, словно бесовский ореол, зеленые глаза горели ненавистью.
        - Моя дражайшая свояченица, - усмехнулся он, презрительно оглядывая ее.
        Впервые Мейсон сбросил маску вежливости. Они так долго ненавидели друг друга, так долго были злейшими врагами. Только не показывали этого ради Элизабет, матери и сестер.
        - Я надеялась, что в данный момент вы плывете на корабле в Америку, - насмешливо произнесла Ханна. - Я молилась, чтобы вы упали за борт. Должна признать, я получила огромное удовольствие, узнав, что вы исколесили всю Ирландию.
        Мейсон напрягся.
        - Вы заставили меня побегать. Но ваш друг медник был счастлив помочь мне, когда я. . убедил его сделать это.
        - Тайто?
        Ханна вспомнила те несколько напряженных ночей, которые они провели у костра старика, вспомнила, как добр и великодушен он был, как помог им.
        - С ним ничего не случилось?
        - Думаете, мне было приятно бить старика? Но он заупрямился.

«Господи, должно быть, старик пострадал за свою доброту», - подумала Ханна.
        - Ваш никудышный отец так и не преподал вам самый важный урок в жизни. В охоте важен результат. Даже если лиса на какое-то время сумела обхитрить охотника, идущего по следу, все равно ей от него не уйти.
        - Никогда не думала, что у вас хватит смелости заняться таким опасным видом спорта. Одна лисичка против целой оравы людей со сворами собак? Да вы даже женщину с ребенком не смогли найти без посторонней помощи. Если бы не обратились к полицейским с Боу-стрит, все еще мотались бы по Англии.
        - Я нашел бы вас, вне всякого сомнения.
        - А где же ваш отряд? Не захотел участвовать в убийстве?
        - Мистер Аттик? Я попросил его съездить за полицией, чтобы вас отвезли в тюрьму. - Буд самодовольно ухмыльнулся. - Это дело семейное, дорогуша. Я сказал ему, что хочу встретиться с вами с глазу на глаз. Возможно, он вор и лжец, но вряд ли захочет обагрить руки кровью.
        - Он с радостью посмотрел бы, как меня повесят.
        - Ну, только издалека. Кроме того, мне не хотелось, чтобы он услышал, как вы клевещете на меня. Может быть, я и не искал бы вас, но вы имели глупость угрожать моей чести и моему доброму имени.
        - Вашей чести?! - с отвращением произнесла Ханна. - Вы убили собственную жену, и этого вполне достаточно, чтобы привести в ужас любого, кто об этом услышит.
        - Я любил Элизабет! - взревел Буд. - Но вам этого не понять. Вы старая дева. На вас и взглянуть никто не захочет!
        - Я знаю, что такое любовь, - заявила Ханна, вспомнив, как они с Остеном страстно ласкали друг друга. - Любовь не имеет ничего общего с насилием. А вы издевались над женой и сыном.
        - О да. Вы вечно навязываете всем свое мнение. Всегда стояли между мной и Элизабет, совали нос не в свое дело. Даже перед нашей свадьбой!
        Ханна старалась вызвать его ярость, чтобы он набросился на нее.
        - Я умоляла ее не выходить за вас до той самой минуты, когда она встретилась с вами у алтаря.
        - Но вам это не удалось. Она слишком сильно меня любила.
        - Она боялась нарушить условности, чувствовала себя обязанной выйти замуж ради семьи. Она уступила давлению со стороны матери и сестер. Все говорили, что это великолепная партия.
        - Она меня любила!
        Ханна вспомнила блеск в глазах сестры, когда та в первый раз танцевала с Мейсоном, вспомнила, как расцветали розовым цветом ее щеки, когда кто-нибудь упоминал его имя. Первые романтические порывы девушки.
        Самый сильный эликсир и самый опасный яд.
        - Может быть, поначалу она и любила вас. Но когда я приехала в Буд-Холл несколько месяцев назад, то увидела в ее глазах только ненависть к вам. Она умоляла меня забрать Пипа и увезти подальше от вашего смертоносного дыхания.
        На лице Мейсона появились отвращение и ярость.
        - Мальчишка! Никчемный мальчишка! Вечно она нянчилась с ним. Я дал ей все. Дорогие платья, драгоценности, я даже отремонтировал тот ветхий домик, в котором вы жили! Мы были счастливы. Обожали друг друга. Вы хоть можете себе представить, как я был горд, ведя под руку такую красавицу? А когда я узнал, что у нас будет ребенок, то просто обезумел от счастья. Мне нужен был наследник, которому я мог бы передать титул и земли.
        - Лиззи родила вам сына!
        - Лучше бы он умер при рождении! Но нет же! Этот писклявый слабак выжил. Из-за него моя Элизабет изменилась. Только он кашлянет, она укладывает его в постель. Она перестала ходить со мной на балы и приемы. Не отходила от него.
        - Она была хорошей матерью.
        - Я нанял няньку, чтобы та сидела у постели ребенка.
        Господи, так вот как это началось! Весь этот ужас, стоивший сестре жизни. Буд ревновал к собственному сыну?
        - Вы избивали Элизабет, - с ненавистью произнесла Ханна. - В этом и выражалась ваша любовь?
        - Я стыдился этого сына-слабака! Хотел сделать из мальчишки мужчину! Но она мешала мне. Любой на моем месте потерял бы терпение! Она знала, какой у меня характер!
        Надо вывести его из себя. Спровоцировать. Если он ринется на нее, она сможет вонзить шило ему в грудь. Но если промахнется, Мейсон, не задумываясь, убьет ее.
        - Она пыталась защитить свое дитя от вас. Вы издеваетесь над слабыми.
        - Все это чушь! Элизабет, хоть и была слишком добросердечной, в глубине души понимала, что я правильно поступаю.
        - Элизабет мне все рассказала, когда я приехала в Буд-Холл и нашла ее умирающей.
        - Элизабет знала, что я сделал это для ее же блага и для блага мальчишки! Она любила меня так же, как я ее!
        Ханна изо всех сил сжала шило.
        - Она хотела забрать Пипа и сбежать от вас, чтобы вы их никогда не нашли! Но вы избили ее, прежде чем она смогла это сделать! Вы посадили Пипа на эту жуткую лошадь...
        - Это ложь! - Злоба исказила лицо Буда.
        - Неужели? Как же я узнала о том, что может лишить вас доброго имени? Лиззи мне все рассказала, а ваш грум подтвердил.
        - Кто подтвердил?
        - Пока вы валяли дурака с никчемными дружками, слуги полюбили Лиззи. Они знали, как вы с ней обращаетесь. Но не могли вас остановить! Прежде чем я ушла с Пипом, грум поклялся, что все это правда.
        - Это просто нелепо!
        - Вы годами выигрывали все скачки графства и считались непобедимым. Но встретили соперника, способного одержать верх над вами.
        Он поджал губы и прищурился. На лице отразилась ярость.
        - Вы рехнулись! - выпалил Мейсон.
        - Нет, это вы рехнулись! Готовы пожертвовать всем, чтобы спасти свою дурацкую репутацию, напыщенный, трусливый дурак! Вы знали, что жеребенок горяч, но усадили на него Пипа. Жеребенок сбросил его, мальчик едва не убился и стал задыхаться. Грум подумал, что он умирает. Но это вас не остановило. В отчаянии грум послал за Лиззи. И когда Лиззи вмешалась, вы набросились на нее и избили!
        Мейсон в бешенстве сжал кулаки.
        - Я велел ей вернуться в дом.
        - Почему? Боялись, что Лиззи догадается о том, что уже известно груму? Она догадалась! Вы хотели, чтобы лошадь покалечилась, и использовали для этого Пипа.
        - Я заплатил за ту лошадь целое состояние! Она никогда не проигрывала скачки!
        Подумать только, какой ужас, его расстроило то, что он покалечил лошадь и об этом могут узнать, а что избил жену до полусмерти, его мало заботило. Но еще более отвратительно, что такое же мнение существовало и в обществе. Избивать жену можно, а вот мошенничать на скачках - Боже упаси!
        - Но лошадь должна была проиграть на следующий день, не так ли? Так что вам надо было найти способ спасти вашу смехотворную честь. И вы представили дело так, будто лошадь охромела из-за сына и ее пришлось пристрелить.
        - У вас нет никаких доказательств этого, - нагло ухмыльнулся Буд. - Никто бы вам не поверил!
        - Неужели? Вы пристрелили лошадь, не так ли? За день до скачек. Уж если вы догадались, что может победить другая лошадь, не думаете ли вы, что об этом мог догадаться и кто-то еще? Разве вся эта история не выглядит крайне подозрительно?
        - У вас нет доказательств! - повторил Мейсон.
        - Мне они не понадобятся, и вы это знаете. Но малейшее сомнение или намек - и ваши друзья по скачкам будут следить за каждым вашим движением, выспрашивать, выведывать. И в конце концов сообразят, что к чему...
        - Они никогда об этом не узнают. Неужели вы думаете, что я передам вас в руки правосудия, чтобы вы разболтали эту историю каждому, кто согласится вас выслушать? Надеюсь, вы догадались, что я собираюсь с вами сделать?
        У Ханны упало сердце, она распрощалась со всеми возможностями, которые раскрыл перед ней Остен, со всеми надеждами и с любовью.
        - Вы собираетесь меня убить, - Ханна сжала шило, - как убили свою жену?
        - Убил? - Буд поморщился. - Я не хотел, чтобы она умерла!
        - Не хотели? Вы избили ее и бросили, ускакав на охоту со своими дружками!
        - Я не мог видеть ее такой.
        Ханна усмехнулась:
        - Вы хотите сказать, что у вас не хватило смелости взглянуть на то, что вы с ней сделали! Но я это видела, и Пип видел! Она уходила из жизни, и мы не могли ей помочь! Могли только возненавидеть вас. Еще сильнее, чем прежде. Но вам не добраться до Пипа! Вы и пальцем не сможете его тронуть. Он в надежном месте.
        - Да он где-то здесь, прячется в углу. Если же нет, его будет легко выследить. Любой суд страны отдаст его мне. Да, Ханна, можете быть уверены, я найду сына!
        - Не пытайтесь разыгрывать отцовскую преданность, слушать тошно! Будь Пип лошадью, вы с удовольствием пристрелили бы и его!
        - Если бы не он, Элизабет была бы жива! - заорал Буд. - Я постараюсь, чтобы он этого никогда не забыл!
        - Вините меня, вините Пипа. Вините даже бедную Лиззи! Но это вы ее избили, Мейсон. Своими собственными руками!
        Глаза Буда потемнели, Ханна увидела ужас, который Элизабет, должно быть, видела множество раз, - несдерживаемая ярость и почти звериная жестокость.
        - Лиззи рассказала мне, какое вы животное! Знали бы вы, как она ненавидела вас! Само ваше присутствие ей было невыносимо.
        Он бросился на нее, Ханна выхватила шило и замахнулась, чтобы вонзить его поглубже, но дрожащие пальцы подвели ее, и шило уперлось в крепкую грудь Буда, потом поцарапало плечо и упало на пол.
        Буд издал яростный рев и ударил ее кулаком в челюсть.
        Ханна упала навзничь, у нее закружилась голова, она шарила вокруг в поисках шила, но, как только нащупала его, Буд ударил ее сапогом по пальцам с такой силой, что она едва не лишилась чувств, и отбросил шило далеко в сторону.
        - Ну давай, Мейсон! Ударь меня! Бей, как ты бил Элизабет! Или смелости не хватает?
        Он схватил ее за горло и стал душить.
        - За то, что ты суешь нос куда не следует, ты заслуживаешь смерти! В своих письмах Элизабет ты настраивала ее против меня!
        - Нет, это ты сам сделал!
        - Это ты! Ты и мальчишка! Но я разберусь с ним, как только расправлюсь с тобой.
        Мейсон бросил взгляд на громадные приспособления - страсть Остена - и осмотрел леса, которые возвышались над каким-то огромным полузаконченным металлическим корпусом. Буд рассмеялся так, что она похолодела.
        - Вы всегда совали нос не в свое дело, Ханна. Дело можно представить так, что вы пришли сюда из любопытства и произошел несчастный случай.
        Ханна поняла, что он задумал, и лягнула его, когда он схватил ее. И потащил на леса, все выше и выше. Она умрет. В этом нет сомнений.
        - Когда вас не станет, Ханна, ни одна живая душа не сможет отказать мне в правах на сына.
        - Вы его не любите! Он вам не нужен!
        - О, он мне нужен, даю вам слово. Он заставил меня убить женщину, которую я любил. И дорого заплатит за это.
        Остен... Где ты, Остен?
        Ханна не знала, добрался ли Пип до него, рассказал ли ему, где она находится. Не знала, в безопасности ли мальчик.
        Что делать? Как защитить Пипа? Буд втаскивал ее все выше и выше по лабиринту лесов.
        Дважды его сапоги соскальзывали, он едва не сорвался вниз. И Ханна приняла решение: она заберет Буда с собой в могилу. До доски, которая служила мостиком между двумя частями лесов, оставались считанные шаги. Ханна напряглась, чтобы перевесить Мейсона.
        Он поставил ногу на доску, когда неожиданно прозвучал резкий голос:
        - Отпусти ее, Буд, или я отправлю тебя в ад.
        Остен! Господи, неужели это не сон? Остен держал в каждой руке по пистолету. Глаза его пылали яростью.
        У Ханны появилась надежда.
        Но Буд отреагировал мгновенно, загородившись Ханной, как щитом. Доска у него под ногами закачалась, у Ханны бешено забилось сердце.
        - Что вы собираетесь сделать, мистер Данте? Пристрелить меня? Не стоит, я жду приезда полиции. Они уже едут сюда, мне на помощь.
        - Зовите хоть целую армию! Я готов на все, чтобы защитить Ханну и Пипа.
        - Героическая клятва. Но вы не сможете ее выполнить при всем желании.
        - Вы убили собственную жену! Я расскажу об этом судье.
        - Он скажет, что вас это не касается, и будет прав. Кстати, кто сказал, что я убил Элизабет? Ханна? Она - умственно неуравновешенная особа. Даже ее собственная мать и сестры присягнут в этом. Мальчик - мой сын, моя кровь, а она украла его.
        - Подлец! Надо было...
        - Я просто пытаюсь снять ее отсюда, - проговорил Буд ледяным тоном. - Она пыталась заколоть меня, видите кровь? Затем полезла сюда. Я подумал, что она свалится, и попытался ей помочь. Ведь скоро прибудет полиция.
        - Не смей делать ей больно! Отпусти ее! - крикнул Данте.
        - Мистер Данте, ради Бога, не надо! - раздался голос Аттика у Остена за спиной.
        Ханна увидела его и местных полицейских.
        Мейсон двинулся к центру конструкции, устремив взгляд на дверцу для загрузки, открывавшуюся наружу.
        - Этот человек с пистолетом - сумасшедший! Он думает, будто я пытаюсь ей навредить! Ради Бога, помогите мне, пока никто не пострадал.
        - Опустите пистолеты, мистер Данте, - сказал один из полицейских. - Ради этой женщины не стоит садиться в тюрьму.
        Но Ханна знала, что Остен готов пожертвовать собой ради нее и Пипа.
        - Не вмешивайтесь! - огрызнулся Остен.
        - Слишком поздно, и вы это хорошо знаете, - ответил полицейский. - Мы предоставим суду разобраться с этим делом.
        Суду? Мейсон выиграет, Остен будет уничтожен, а Пип окажется в руках чудовища.
        Вдруг полицейский замолчал, уставясь на Ханну и Буда, лицо его стало сосредоточенным и напряженным.
        - Они заберут у твоего любовника пистолет, - пробормотал Буд ей в ухо. - И тогда мне придется тебя уронить. Такая трагедия, но я потерял столько крови, когда ты меня ранила, ты вырывалась, и я больше не смог тебя удерживать.
        Буд прав. Его план дьявольски безупречен. Никто не поверит Остену, потому что он - ее любовник. Не поверят, потому что все видели представление, разыгранное Будом. Этот человек годами дурачил всю Ирландию.
        Существовал лишь один способ избавить Пипа от этого негодяя.
        Ханна в последний раз взглянула на Остена, вспоминая ту единственную ночь, что они провели в объятиях друг друга. Ей так много хотелось ему сказать, прежде всего - что она любит его, но в данный момент это было невозможно. Она молилась, чтобы ее услышало сердце Остена.

«Я люблю тебя.,. Я люблю тебя... Я люблю тебя...»
        - Ты готова умереть, Ханна? - прошептал Буд.
        Ханна обхватила ногами перемычку и изо всех сил подалась назад. Буд силился удержать равновесие, на его лице отразился страх.
        - Ханна! Ханна, нет! - закричал Остен.
        Один из полицейских влез на леса, пытаясь подхватить ее, и вдруг изменился в лице, видимо, услышав угрозы Буда. Но было слишком поздно.
        Доска закачалась, накренилась, дерево треснуло, Буд хватался за нее, потом пронзительно закричал...
        Ханна бросилась в пустое пространство, где ее ждала смерть.

        Глава 22

        Остен опустил пистолет и с криком устремился к Ханне. Но добраться до нее не было никакой возможности. Можно было лишь наблюдать, как она летит на лопасти, находящиеся внизу.
        Буд разбился насмерть. Остен ждал, что Ханна закричит, сердце рвалось у него из груди. Но неожиданно раздался глухой стук, и леса задрожали, когда Ханна ударилась о соединение двух распорок.
        Она безвольно повисла над смертоносными лезвиями, словно тряпичная кукла.
        Остен, скользя, влез по решетке наверх и уже через считанные мгновения осторожно освободил ее от пут и отнес вниз. Его охватило отчаяние.
        - Ханна! Ханна, не умирай!
        - Помогите ему, ради Бога!
        Дородный полицейский с одутловатым лицом попытался взять Ханну у Данте, но тот крепко держал ее.
        - Позовите врача! - крикнул Остен. - Поторопитесь, черт побери!
        Остен положил Ханну на сено и погладил ее лицо.
        - Ханна! Ханна, поговори со мной! Не уходи!
        Ее веки дрогнули.
        - Мейсон?..
        - Этот негодяй мертв.
        - Значит, Пип... в безопасности.
        Полицейский, который залез на леса, спрыгнул вниз.
        - Этот трус намеревался ее убить! Хотел сбросить ее вниз! Я слышал, как он угрожал ей.
        - Почему ты не доверилась мне, Ханна? - Голос Остена дрогнул. - Разве ты не знала, что я нашел бы способ защитить Пипа? И почему тебе обязательно было брать все на себя?
        - Только так можно было добиться того, что Мейсон его больше не обидит. Пипу нужен был... один из нас. Я знала, что вы позаботитесь друг о друге ради меня, если я уйду.
        - Ты никуда не уйдешь, черт побери! - перебил Остен. - Ты будешь жить, Ханна! И выйдешь за меня замуж!
        - Мне нужно... нужно тебе кое-что сказать... Я люблю тебя.
        - А я тебя. Так что не умирай.
        - Послушай... это Аттик выпустил нас из подвала и привел сюда. Это он рассказал Буду, где нас найти.
        Остен уставился на нее, не веря собственным ушам.
        - Он не дает тебе помириться с родными. Обкрадывает тебя, покупает материалы... дешевле. Именно поэтому... сломалась машина и пострадал Энок.
        Остен поднял глаза на кузена. Лицо Аттика было серым.
        - Она не знает, что говорит!
        Ярость и боль отразились на лице Остена. Он словно прозрел.
        Но с Аттиком он еще разберется. Остен погладил волосы Ханны.
        - Забудь об Аттике. Береги силы, любимая.
        - Разве ты не понимаешь? Тебе больше не нужно выражать страдания через музыку. Твой отец присылал тебе письма, Остен.
        Уж не бредит ли она?
        - Аттик... их сжигал. Твой отец любит тебя, Остен. - Она улыбнулась.
        Остен замер, потрясенный. Его раздирали надежда и мука.
        - Люби так Пипа, Остен. Будь ему отцом. Ради меня.
        - Мы будем заботиться о нем вместе. Ханна, ты столько выстрадала, чтобы встретить меня. - Остен прижал ее к груди и принялся укачивать, словно ребенка. - Ты не можешь умереть, Ханна. Я не смогу без тебя жить.
        - Обещай мне послать за родителями. Скажи отцу правду, Остен. Объясни, почему ты остался с дедом, и расскажи, что тогда случилось на пастбище. Пора вам обоим залечивать раны.
        - Я обещаю.
        Он зарылся лицом в ее волосы, с трудом сдерживая слезы.
        - Мы вместе поедем к моим родителям.
        - Скажи моей маме, Харриет и Фанни, что я их люблю и понимаю, почему они поверили Мейсону. Ему верили все в Уиклоу. Как бы мне хотелось с ними увидеться! Так трудно было покидать Ирландию с мыслью, что я никогда их больше не увижу. Ты скажешь им это?
        - Ты сама им это скажешь! Ты должна жить, Ханна. Позволь мне заботиться о тебе. Я осуществлю все твои мечты.
        Она подняла руку и дотронулась до его щеки, мокрой от слез.
        - Остен...
        - Что, любовь моя?
        - Я никогда ни о чем не мечтала до тебя.

        Казалось бы, Остен должен был радоваться. Ханна сидела в залитом солнцем саду и читала вслух, на ее щеках снова появился румянец. Остен буквально не отходил от Ханны, пока она находилась между жизнью и смертью. Он покинул ее спальню единственный раз, когда отправлял Уильяма Аттика в тюрьму.
        Аттик молил о милосердии. Остен мог бы простить кузена, если бы он только обкрадывал его.
        Но простить ему свой разрыв с родителями, то, что он сжигал письма отца, сломанную ногу Энока Дигвида и весь тот ужас, который пережила Ханна, было бы в высшей степени несправедливо. За подобные злодеяния Аттик заслуживал суровой кары.
        Аттик исчез навсегда. Мейсон Буд был мертв. Остен больше не страдал от одиночества, его любила самая замечательная женщина в мире.
        Пип бросал Лиззи каучуковый мячик, за ним шел по пятам Кристофер Дигвид. Ханну и Пипа никто больше не преследовал. Но появилась новая непредвиденная угроза. О ней знал только Остен.
        Майкл Феррарз, полицейский, принес извинения через несколько дней после того, как Мейсон отправился в ад. Он услышал, как Мейсон угрожал Ханне убить ее. С Ханны сняты все обвинения. Но не прошло и несколько дней, как Майкл Феррарз принес им страшную новость:

«Мистер Данте, я сделал все, что в моих силах, чтобы избежать этого, но не помогло. Мы должны связаться с законным опекуном ребенка. Он является наследником титула баронета, своего отца, и сэр Мейсон оставил в завещании подробные указания относительно человека, которому хочет поручить воспитание сына. Никто лучше меня не знает, скольким леди пожертвовала ради мальчика, но юный Пип не является ее собственным ребенком. Вам придется отдать мальчика...»
        Отдать Пипа совершенно чужому человеку, тому, кто его не любит и даже не знает? Опекуну, какому-то дальнему родственнику, который осиротел, воспитывался в Буд-Холле, а потом сбежал на море? Доверенному лицу Буда? Не приведи Бог, он может оказаться еще хуже самого Буда.
        Остен молился, чтобы получить хотя бы временную отсрочку на передачу Пипа опекуну. Он должен найти способ как-то обойти проклятое завещание Буда.
        Даже когда Феррарз известил его о том, что капитан Джон Берк уже находится в порту, Остен был не в состоянии сделать то, что подсказывала интуиция, - заняться этим самому и предложить любую цену за согласие капитана отказаться от опекунства.
        В эти мрачные дни Ханна находилась между жизнью и смертью, все еще сражаясь во сне с Мейсоном Будом.
        Успокоить ее мог только Остен.
        И Данте решил обратиться за помощью к отцу. Только ему Остен мог доверить это дело. Трудно выразить словами, каких усилий это стоило Остену, но он смирил свою гордость, позвал Мэтью Симмонза и попросил его написать отцу письмо.
        Остену так много хотелось сказать отцу, излить ему душу, но в письме это невозможно, и он лишь написал: «Я знаю, что не имею права просить тебя об этом, но только тебе я могу доверить это дело. Найди капитана Берка и привези в Рейвенскар, чтобы я смог спасти сына Ханны».
        Остен прислушивался к ее выразительному голосу - такому мягкому и исполненному радости, когда она читала ему вслух. Однако мысль о том, что предстоит последняя битва за Пипа, не давала покоя и мешала сосредоточиться.
        Он узнал, как опасно хранить тайны, узнал, что любовь - это честность и доверие. Но как он может рассказать ей, что некий капитан Берк претендует на Пипа в качестве опекуна? Ведь это убьет ее.
        Как бы сильно Ханна ни любила его, он не сможет заполнить пустоту в ее сердце, если у нее заберут Пипа. Не сможет исцелить рану в измученной душе Пипа, если мальчику придется расстаться с Ханной.
        - Остен, ты чем-то встревожен?
        Остен взглянул на нее. У Ханны все еще был болезненный вид. И он с ужасом подумал о том, что мог потерять ее.
        - Я укоротила последнее приключение бедного Одиссея так сильно, что Гомер, должно быть, перевернулся в гробу. Но ты, по-моему, не слушал. Предпочел бы что-нибудь другое?
        Остен покраснел и коснулся ее руки.
        - Прости, любимая, я просто...
        - Тебе уже не нужно ухаживать за мной. Врач говорит, что я быстро поправляюсь. Это настоящее чудо. - Она улыбнулась. - Может быть, это Лиззи мне помогла?
        Господи, сделай так, чтобы Лиззи сотворила еще одно чудо ради Ханны и малыша.
        - Вспомнил об Аттике?
        - Нет. Ты знаешь, я готов сдвинуть землю ради вас с Пипом, правда.

«Хотя и это не поможет».
        - Конечно, знаю.
        Ханна нахмурилась.
        - Остен, в чем дело?
        - Мистер Данте! Сэр! - Это был голос Мэтью Симмонза.
        Остен обрадовался его появлению.
        - Простите, сэр, но кое-кто хочет вас видеть. Пришел мистер Джозеф Данте.
        - Твой отец!
        Лицо Ханны расцвело улыбкой, глаза засияли. У Остена сжалось сердце.
        Остен встал и чмокнул ее в щеку. Он увидел, как Пип нырнул под куст азалии, чтобы достать из-под него щенка. Мгновение он раздумывал, не оставить ли Ханну в саду вместе с Пипом.
        Но это ничего не изменит.
        Что бы ни сулило будущее, они с Ханной встретят его вместе.
        - Ханна, мне нужно тебе кое-что сказать. Это касается Пипа.
        - Пипа?
        - Через несколько дней после твоего падения прибыл полицейский и сказал, что они начали поиски законного опекуна мальчика. Этот опекун назначен согласно завещанию Буда.
        Ханна побледнела.
        - Но Лиззи отдала его мне. Она... - Голос ее дрогнул. Ханна замолчала, и Остен ощутил ее боль.
        Ханна слишком умна, слишком рассудительна, чтобы не смотреть правде в глаза. Она всю жизнь пыталась спасти свое небольшое семейство от катастрофы, предвидя любую угрозу его безопасности. Неужели ее так изменила любовь? Неужели она не понимала, что гибель Буда не останется незамеченной и повлечет за собой определенные последствия?
        - Господи, Остен, они не могут забрать Пипа! Мы не должны этого допустить!
        - Я написал отцу и попросил его встретиться с этим капитаном Берком, рассказать ему историю Пипа и предложить любую цену.
        - Почему ты мне ничего не сказал?
        - После всего, что ты выстрадала? К тому же это ничего не изменило бы.
        Она судорожно сглотнула и оперлась о его руку. Им казалось, что они шли до дома целую вечность. Остен услышал отца раньше, чем увидел, - это были звуки рояля.
        Неужели это та самая тарабарщина, которую записала Ханна в те дни, когда они полюбили друг друга?
        Остен сжал руку Ханны, когда шел навстречу человеку, которого не видел так много лет, - навстречу отцу, в чьих руках сейчас находилось будущее Пипа.
        При виде отца у Остена болезненно сжалось сердце. Казалось, время повернуло вспять, Джозеф Данте почти не изменился. Он склонился над клавиатурой, глаза сверкали, темная прядь упала на лоб, только виски посеребрила седина.
        На лице Джозефа Данте отразились чувственность, страсть, боль художника, а также тоска по родной стране, от которой он отказался ради жены и сына. И надежда. Сердце Остена взволнованно забилось.
        - Отец!
        Джозеф Данте встал и медленно повернулся. В это мгновение исчезли годы, омраченные обидой, горечью и неприятием, в отцовских глазах осталась лишь любовь. Джозеф Данте внимательно смотрел на Остена. За те годы, что они не виделись, сын превратился в настоящего мужчину.
        Отец с трудом сдерживался, чтобы не заключить Остена в объятия. Видимо, боялся, что тот не ответит на его порыв. Остен хорошо его понимал.
        - Остен, - произнес он. - А вы, наверное...
        - Ханна. - Ханна подошла к нему, взяла его руки в свои. - Я так долго ждала встречи с вами.
        Джозеф Данте с нежностью смотрел на Ханну.
        - Я нашел капитана Берка и поговорил с ним на борту его корабля. Берк остался сиротой и воспитывался в Буд-Холле, пока в четырнадцать лет не ушел в море. Он назвал корабль «Избавление». Догадайтесь, почему?
        - Нет. Я просто... Пип... Он собирается забрать Пипа?
        - Капитан Берк уже подписал документы, передающие право опекунства над ребенком Остену.
        - Слава Богу! - выдохнула Ханна.
        Остен обнял ее.
        - Но почему... как тебе удалось его убедить?
        - Буды - дальние родственники капитана Берка, они взяли его на воспитание, когда тот остался круглым сиротой. Будучи ребенком, Берк пережил все те ужасы, которые, должно быть, выпали на долю вашего малыша. Отец сэра Мейсона бил его мать, а маленький Мейсон вымещал ярость на Берке. Капитан назвал корабль «Избавление», потому что море дало ему возможность бежать.
        Они с Будом так сильно ненавидели друг друга, что он был потрясен, когда его назначили опекуном Пипа. А когда я рассказал ему о вашей смелости, Ханна, о том, как сильно вы любите мальчика, капитан сказал, что вы заслуживаете того, чтобы ребенок был с вами. Он сказал, что будет вечно благодарить Бога за то, что вы смогли положить конец страданиям Пипа, дорогая моя.
        У Ханны текли слезы. Остен подумал, что она никогда не была так прекрасна.
        - Как мне отблагодарить вас за все, что вы для нас сделали, мистер Данте?
        - Девочка моя, я увидел сына впервые за много лет. Думаю, это ваша заслуга.
        - Она не давала мне ни минуты покоя, отец. Даже находясь в моих объятиях, когда я был в ужасе оттого, что она может умереть, она заставила меня обещать, что я встречусь с тобой, что скажу тебе...
        Остен замолчал. Ханна поднялась на цыпочки, поцеловала его в щеку, после чего покинула комнату.
        - Должно быть, ты презирал меня за то, что я не отвечал на твои письма.
        Отец печально улыбнулся.
        - Как я мог тебя винить? У меня даже не хватило смелости признаться твоей матери, что я их писал. Я просто надеялся, что однажды ты меня простишь.
        - Я не получал этих писем. Аттик их сжигал.
        - Я понимаю твою обиду, сын мой. Я часто бывал к тебе несправедлив.
        - Но я не поэтому их не читал...
        Остен осекся.
        - Остен, в чем дело? Ты можешь рассказать мне все?
        - Помнишь тот день, когда погиб мой друг Чаффи Уоллис?
        - Помню.
        - Ты был так зол на меня, так разочарован. Упрекал меня в том, что я пошел на пастбище, зная, что там находится бык. Ты никогда этого не говорил, но я знал, что ты винишь меня в гибели Чаффи.
        - Мальчишки делают глупости - пытаются доказать свою смелость совершенно сумасшедшими способами. Так повелось издревле. Я знал, что ты привязан к другу и очень переживаешь случившееся.
        - Отец, я не знал, что на пастбище есть бык.
        Джозеф Данте изумленно поднял брови.
        - Но по всей изгороди были развешаны предупредительные знаки.
        - Я не мог их прочитать.
        - Хочешь сказать, что не обратил внимания...
        - Нет, - перебил его Остен. - Чаффи единственный знал правду. Между нами было заключено соглашение. Я защищал его от обидчиков в Итоне, а он читал мне уроки, чтобы я мог пройти курс. Он знал, что я не умею читать. Я был на полпути к дереву, когда бык погнался за мной, но было уже поздно - он меня увидел. Чаффи выбежал на пастбище и принялся размахивать плащом, пытаясь отвлечь его.
        - Но как же так? Ты всегда был самым умным из моих детей.
        - Отец, я не умею читать. - Сказав это, Остен почувствовал огромное облегчение, словно раскрыл ужасную тайну. - Я всячески это скрывал, не хотел, чтобы ты считал меня тупицей.
        - Тупицей? - ошеломленно переспросил отец. - Да как ты мог такое подумать? Я постоянно удивлялся, что ты создаешь такие удивительные вещи буквально из ничего, а это, оказывается, потому, что ты не мог прочесть, что делали другие! В твоем воображении не существовало границ.
        - Но, отец, я...
        Невозможность происходящего потрясала - его величайший недостаток мог стать его величайшим даром.
        - Это я был тупицей! - перебил его отец. - Как я мог не замечать твоих страданий? Это все моя гордость, я был уверен, что ты забыл меня, отверг ради деда, достойного восхищения мальчишки, - любитель лошадей, охотник, богатый и властный человек, а не тихий музыкант. Ты так редко навещал нас, хотя дома были через дорогу. А когда приходил, избегал меня.
        - Я не хотел, чтобы ты увидел... догадался о правде. Деда не интересовали книги и учеба. Он хотел, чтобы я ездил верхом, стрелял и выпивал по три бутылки вина, да так, чтобы после этого не дрожали руки. Я не мог смотреть тебе в глаза, зная всю ту ложь, в которой жил.
        - Поэтому ты пинал мою гордость и достоинство, пока между нами не произошел разрыв.
        - Я думал, все будет проще, - сознался Остен. - Но это оказалось не так. И все же, пока меня не было, мне не приходилось опасаться, что ты будешь меня стыдиться. Не получив от тебя ни слова, я решил, что ты рад избавиться от меня.
        - О, мой дорогой мальчик, как ты мог хотя бы на мгновение подумать...
        - Я хотел, чтобы ты понял, как я сожалею обо всем, как мне тебя не хватает. Но не мог написать. Я попытался сделать это одним известным мне способом - сочинять музыку. Но моя музыка не передавала того, что творилось в моем сердце. Я хотел, чтобы музыка была совершенной.
        Джозеф Данте подошел к сыну и взял его лицо в ладони.
        - Помнишь, как за день до отъезда из Италии ты нашел птичье гнездо? Ты положил в него три гладких камушка и сказал, что это - пресс-папье.
        - Оно всегда стояло на твоем столе.
        - Оно и по сей день там. Ты подарил его мне, и я им очень дорожу. Иногда я думаю, что это был последний раз, когда я... - Голос отца дрогнул. - Ты получил земли, богатство и почести, когда мы приехали в Англию, твоя мать вновь обрела родной дом и любовь отца, а вот я... я потерял сына.
        - Отец...
        - Я не потерял его. Нет, просто отдал человеку, который ненавидел меня. Утешив себя тем, что делаю это для твоего же блага. Что он даст тебе то, что не смог дать я. Но это было мое заблуждение. Останься ты со мной, я бы понял, что ты страдаешь. Увидел бы в твоих глазах боль.
        - Я не мог допустить, чтобы ты увидел это, отец. - Остен судорожно сглотнул, - Я любил тебя больше всех. И так нуждался в твоей любви!..
        Джозеф Данте не сдержал слез и заключил сына в объятия.
        - Ты - душа моего сердца. Я полюбил тебя в тот момент, когда твоя мать взяла меня за руку и я понял по ее глазам, что у нас будет ребенок. Мой сын. Думаю, ты нашел такую же любовь, сынок.
        - Ханна изменила мою жизнь, отец. Вернула мне родных. Я собираюсь жениться на ней и стать отцом Пипу. Страшно подумать, что я мог ее потерять...
        - Но она с тобой, и вы счастливы.

        Ханна ходила по саду, восхищаясь голубизной неба, яркими цветами и тенями, в которых больше не было ни тайн, ни страхов.
        Остен разговаривал с отцом уже больше часа, и когда она заглянула в глаза Джозефу Данте, то поняла, что все будет в порядке.
        Лизи...
        Она подняла глаза к небу, облака как будто цеплялись за ветви деревьев, ветер танцевал в листве. Господи, чего бы только она не отдала за возможность, лишь одну-единственную возможность сказать Лиззи, что сдержала слово. Пип в безопасности. Мейсон мертв.
        Совсем еще юная, она заботилась о том, чтобы все было сделано, домашние были сыты и находились в безопасности, а ужин был оплачен. А потом увела Пипа и скиталась с ним.
        Всю жизнь она убегала от собственной беспомощности, внутренней пустоты и одиночества. О любви и счастье даже не мечтала, пока не пришла в Рейвенскар.
        - Ханна?
        Она повернулась и увидела Остена. На лице его была радость. Следы муки и многолетних страданий ушли навсегда. Прощение. Ничего не может быть прекраснее.
        - Я пытался найти тебя. Отец отсылает письмо моей матери и сестрам, чтобы они приехали в Рейвенскар как можно скорее. Я получил разрешение на брак, и мы можем пожениться, как только они приедут. Или ты хочешь, чтобы свадьба была более изысканной?
        - Нет. Я хочу, чтобы свадьба была такой, как платье, которое ты мне подарил, - милой и простой. И чтобы и мои родные увидели, как я счастлива.
        Остен улыбнулся и взял ее руки в свои.
        - Вообще-то этот вопрос уже улажен.
        - Что?
        - Я попросил Симмонза написать твоим родным и послал им деньги на дорогу. Через неделю они будут в Рейвенскаре.
        Ханна обняла этого чудесного, загадочного мужчину, который понимал самые тайные порывы ее сердца.
        - Как мне тебя благодарить?
        - Я хотел, чтобы наша свадьба была необыкновенной. И молю Бога, чтобы ты окончательно выздоровела. Должно быть, тебе тяжело думать, что твоя собственная мать помогла Буду найти тебя.
        - Буд был мастером обмана. Мама никогда не могла с ним сравниться.
        - Ты такое чудо, Ханна Грей, - ты умеешь прощать. И не помнишь зла. Ты с самого начала знала, как сильно я нуждался в том, чтобы примириться с родными и с самим собой.
        Остен дотронулся до ее лица так, словно она была редчайшим сокровищем.
        - Ты была права, Ханна. Насчет моего отца. Ему все равно, умею я читать или нет. Он даже считает, что причина, по которой я могу что-то изобретать, кроется в том, что мой ум не загроможден идеями других людей и не ограничен их правилами. Как ты думаешь, он прав?
        - Вполне возможно! - Ханна улыбнулась. - Я полюбила твоего отца. Он так же великодушен, как и ты.
        - Надеюсь. Он безумно любил мою мать, так же, как я тебя, Ханна. Вообще-то у меня есть для тебя кое-что, чтобы ты всегда помнила, как я люблю тебя. Подарок…
        - О, Остен, ты уже так много мне подарил!
        - Ты вернула мне родных, вернула мне жизнь. Подарила любовь. Подарила будущее.
        Он достал из кармана свиток, перевязанный серебряной ленточкой.
        Ханна смущенно посмотрела на него, развязала ленточку и развернула страницы.
        - Но... но это музыка, которую я испортила! Бессмысленные каракули! - Она была ошеломлена и раздосадована.
        Взгляд Остена проник ей в сердце.
        - Ты не права. Я думал, что сочиняю это в подарок отцу, но теперь понял, что эта музыка у меня внутри. Это мечты, которые мы осуществим вместе.
        Он дотронулся дрожащими пальцами до смятых страниц.
        - Это самая прекрасная музыка, Ханна. Песня нашей любви.
        Он заключил ее в объятия и нежно коснулся губами ее губ.
        - Послушай, ангел мой, - прошептал Остен, - я слышу эту песню у себя в сердце.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к