Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Кинсейл Лаура: " Летящая На Пламя " - читать онлайн

Сохранить .
Летящая на пламя Лаура Кинсейл
        # Юная англичанка по прихоти судьбы становится принцессой маленького государства на экзотическом Востоке - и это очень не правится коварным, искушенным в придворных интригах вельможам…
        Опасность поджидает ее за каждым углом, таится в каждом бокале, в каждом цветке. И не у кого просить помощи, кроме отчаянного моряка, запросившего взамен огромную плату - тело и душу принцессы…
        Любовь нельзя купить - это знают все.
        Но быть может, настоящий мужчина способен ее завоевать?..
        Лаура Кинсейл
        Летящая на пламя
        ПРОЛОГ
        Чертовски трудно быть героем. Капитан Шеридан Дрейк, стоя на палубе судна среди жаркого боя, оглушенный пушечными залпами, вытер рукавом пот и пороховую копоть с лица, пытаясь хоть что-то разглядеть за пеленой едкого дыма. В эту минуту он с тоской вспомнил об уроках латинского языка, которыми напрасно пренебрегал в детстве, будучи озорным непоседливым мальчишкой. Нет, ему следовало быть более усердным и слушаться своего старого учителя, тогда бы он смог стать юристом и открыть частную контору, а не подвергать свою жизнь смертельной опасности на военной службе.
        Адвокат - вот подходящая профессия для интеллигентного человека. Ты поздно ложишься и не спешишь вставать по утрам, в постель тебе подают горячий кофе и только что сваренные яйца…
        Нет, лучше об этом не думать сейчас, иначе у него начнутся галлюцинации - их плавание длилось уже сто тридцать семь дней, и все это время им приходилось только мечтать о яйцах и прочих деликатесах.
        Пушки не умолкали, и от их грохота палуба под ногами Дрейка ходила ходуном. По правому борту турецкое судно, перекинув парус, развернулось и теперь обстреливало противника картечью и ружейным огнем. Шеридан шмыгнул за мачты и с тоской оглянулся вокруг в поисках ближайшего люка, пытаясь спастись от неминуемой гибели. Он хотел скрыться незаметно в трюме, не желая погибать ни за грош в этой передряге.
        Ему вообще не нужно было подниматься на борт этого корабля, однако, что поделаешь - командование Британского военно-морского флота больше ценит безрассудную отвагу, чем трезвый ум, и всегда с особой трогательностью, граничащей с сентиментальностью, относится к своим героям. В течение всей прошедшей недели легендарный капитан Шеридан Дрейк имел сомнительную честь обедать здесь, на флагмане, в компании британских, французских и русских морских офицеров, разглагольствующих с возмущением о том, как коварные турки порабощают бедных греков. Шеридан при этом молчал, глядя с мрачным видом в свой бокал с вином. Сам он считал, что не следует совать нос в те войны, которые ведут между собой чужие народы - это их личное дело! Подобные застолья в глазах Шеридана. оправдывало только то, что офицеры каждые пять минут подымали бокалы и провозглашали тосты за его здоровье, - этот обычай нравился капитану Дрейку, а время, проведенное за бокалом доброго вина, казалось ему самым безобидным занятием из всех существующих на свете.
        Окружающие по-своему истолковывали угрюмое молчание Шеридана. Они считали старину Шерри доблестным воином, готовым, не щадя своей жизни, сражаться за Короля, Родину, Долг, Честь и другие столь же возвышенные понятия - что было неправдой. Капитан Дрейк славился своей отвагой, граничащей с безрассудством, когда дело доходило до жаркого боя. Но сам себя он считал чертовски трусливым малым, хотя, признайся он кому-нибудь в своем малодушии, ему вряд ли поверили бы.
        И вот старина Дрейк вынужден был подать в отставку. Ему предстояло прежде всего поклониться еще свежей могиле своего дорогого отца, которого он якобы всегда горячо любил, а затем посвятить себя заботам о сестре-калеке. Так, во всяком случае, он сказал своим сослуживцам. Что могло быть печальнее подобного конца, завершившего столь блестяще начавшуюся карьеру военного моряка?! Все офицеры могли воочию видеть, как терзается их бедный Шерри, как мучает его сама мысль о том, что он вынужден навсегда сойти на берег, передав свой корабль в чужие руки. Его, по всей видимости, нисколько не утешала мысль о том, что отец оставил ему в наследство огромное состояние.
        Моряков не смущало то, что сам «бедный» Шерри не произнес ни слова сожаления по поводу своей отставки. Они не догадывались о том, что капитан испытывал досаду, находясь здесь, на военном корабле, вместе с дюжиной престарелых адмиралов, настроенных довольно воинственно. Шеридан не стал также разочаровывать своих друзей рассказом о том, что его сестра - мнимая калека - на самом деле было прекрасной куртизанкой с черными очами, искушенной в искусстве любви, а сам он всю жизнь ненавидел своего почившего отца лютой ненавистью, впрочем, отец платил ему той же монетой. Что же касается огромного состояния, то оно, скорее всего, было завещано публичному дому в Спайтелфилде. Шеридан Дрейк умел держать язык за зубами и поэтому только мрачно улыбался в ответ на дружеские речи и ободряющие взгляды. Он никогда не лгал без крайней надобности.
        Однако сейчас не время было копаться в воспоминаниях и долго размышлять - на верхней палубе становилось слишком жарко даже для легендарных героев. Казалось, вице-адмирал Кодрингтон не желает замечать этого - и неудивительно, старый дурень перенесся в своем воображении на двадцать два года назад и представлял себе сейчас, что вновь командует военным судном в победоносной битве при Трафадгаре. Он, похоже, даже не заметил, что вражеские снаряды нанесли значительный ущерб его судну. У Шеридана перехватило дыхание от страха, когда он услышал характерный свист летящего снаряда. Он закрыл глаза и застонал.
        Палуба задрожала от очередного залпа орудия, этот грохот был заглушен плеском воды, в которую - слава Богу! - упал вражеский снаряд, так и не долетев до флагмана. Поднявшийся мощный фонтан брызг окатил Шеридана с головы до ног. Выругавшись в сердцах, он отряхнул свой темно-синий китель. Если один из этих проклятых снарядов все же упадет на палубу и разорвется, все судно, трюм которого начинен порохом, взлетит на воздух. И тогда уже будет не столь важно, с почестями или без оных проводили сослуживцы капитана Дрейка, подавшего в отставку, - мелкие кусочки его тела далеко разлетятся по заливу Наварино.
        Нет, Шеридан был по горло сыт всей этой бессмыслицей! Как всякий герой, наделенный разумом и инстинктом самосохранения, он составил план своего спасения. Конечно, это был довольно рискованный план, и дело могло не выгореть, но другого выхода у Дрейка не было, а обстоятельства заставляли действовать не раздумывая. Он выхватил свою шпагу, стараясь придать себе более решительный вид этим театральным жестом, и яростно устремился к Кодрингтону, стоявшему вместе с офицерами флагманского судна и наблюдавшему за спуском на воду шлюпки, - шлюпки, на борту которой Шеридан хотел во что бы то ни стало оказаться. Когда он уже почти вплотную приблизился к ним, снова раздался жуткий нарастающий звук летящего снаряда. Дрейк глянул туда, где возвышались мачты, и оцепенел, поняв, что все кончено" его план, его жизнь, его будущее - все рухнуло! Снаряд был послан точно в цель. Охваченный паникой, Шеридан не мог отделаться от одной мысли - ему подумалось, что с ним сыграли злую шутку. Он терпеть не мог злых шуток. То, что он оказался на военной службе, случилось в результате озорной шалости, и это иначе, чем злой
шуткой, не назовешь. И вот злая шутка, шутка - сродни черному юмору, обрывает его военную карьеру и саму жизнь! Надо же было такому случиться, чтобы Кодрингтон начал сражение именно сегодня, и чтобы он, Шеридан Дрейк, в этот момент как раз находился на флагманском корабле, и чтобы из всех снарядов, рвущихся и падающих в воду, один оказался предназначенным именно для него - капитана королевского военно-морского флота, уже едва было не вышедшего в отставку. В это страшное, затянувшееся мгновение, слыша дикий нарастающий рев снаряда, Шеридан попрощался со своей жизнью, которая, словно дымок, растает сейчас навсегда. До борта слишком далеко; предпринимать что-нибудь слишком поздно. Единственное, что он мог еще успеть сделать, - это шагнуть в сторону окружающих адмирала офицеров, смешавшись вместе с ними. Дрейк знал, что должен был умереть - умереть прямо сейчас и, может быть, в страшных муках, с развороченным животом и выпущенными кишками. Жуткая и жалкая смерть! Эта чудовищная мысль привела Шеридана в бешенство, он во всем обвинял одного Кодрингтона.
        Уши заложило от оглушительного взрыва, затем Дрейк услышал грохот и треск. Корабль задрожал и накренился. Что-то как будто оборвалось в душе Шеридана, у него было странное чувство, словно воздух сгустился и. стал таким влажным, что он не мог вздохнуть его, наполнить им свои легкие; плотная пелена окутала мозг, мешая ясно мыслить и воспринимать происходящее, но затем она медленно растаяла. Ярость и жажда мести охватили капитана Дрейка. Он замахнулся шпагой на адмирала, намереваясь вложить в удар всю свою силу. Вокруг них рвались снаряды, кричали люди, с треском ломались высокие мачты, падая на палубу и давя несчастных раненых.
        Судно накренилось, грозя перевернуться. Что-то больно ударило Шеридана в спину. Он зашатался и выпустил шпагу из рук. Падая, увлек за собою Кодрингтона, который рухнул на палубу под тяжестью его тела. Встав на четвереньки, Шеридан начал карабкаться по наклонной плоскости палубы, усеянной щепками и осколками снарядов. Оглянувшись назад, он увидел, что рядом с ним, чуть не задев его плечо и ногу, упала огромная мачта диаметром в три фута, ее обломки рассыпались во все стороны по палубе. Внезапно Шеридан явственно ощутил запах горящего пороха.
        Дрейку удалось встать на ватные ноги с третьей попытки.
        Кодрингтон лежал совершенно неподвижно, уткнувшись лицом в палубу. Шеридан шагнул к нему. Ему хотелось добить адмирала, пока тот оказался у его ног, беспомощно раскинув руки. Матросы что-то истошно кричали. Обломки снастей тем временем продолжали съезжать по наклонной плоскости палубы к корме. Огромное дымящееся бревно катилось прямо на адмирала, грозя раздавить его ноги.
        Шеридан хотел закричать, но крик застрял у него в горле. Внезапно ему в голову пришла трезвая мысль, что человек, имевший глупость начать это безумное сражение, не сможет сделать ничего для того, чтобы спасти себя. Он лишен здравого рассудка. И пока Кодрингтон со своей свитой лежали, словно олухи, ожидая, что корабль вот-вот взлетит на воздух, Шеридан, бормоча под нос проклятия, начал действовать. Он бросился по груде обломков, продолжавших двигаться под его ногами, к неразорвавшемуся снаряду и схватил его. Снаряд показался Дрейку очень тяжелым. И это ощущение тяжести вернуло Шеридана к реальности, выведя его из состояния шока. Он вдруг в полной мере осознал, что стоит посреди тонущего корабля и держит в руках готовый разорваться снаряд. Его охватило желание швырнуть это ядро с горящим фитилем за борт, но он хорошо знал, что у него ничего не выйдет - до борта слишком далеко.
        Когда он понял всю опасность ситуации, его мозг снова впал в оцепенение от охватившего Дрейка ужаса. В этот момент оторвалось последнее крепление, удерживающее еще огромную толстую мачту на месте, и та покатилась, грозя все смести на своем пути к увлекая за собой обломки снастей и обрывки парусов.
        У Шеридана было странное чувство, как будто он парит над палубой, а она скользит и убегает из-под ног. Внезапно острая боль обожгла его лодыжку, и он опрокинулся навзничь, осторожно прижимая к груди снаряд, как младенца. Боль в лодыжке усилилась и стала почти нестерпимой, что-то как будто тащило его за ногу, и на него начала с бешеной скоростью надвигаться корма - якоря, рулевое колесо, борт… А затем все исчезло, и вокруг уже не было ничего, кроме воздуха - открытого пространства. Но через секунду его свободный полет кончился, и Шеридан очутился в обжигающей ледяной воде, соленые волны сразу же хлынули ему в нос и в рот.
        Им владела только одна мысль - он не должен дышать, иначе захлебнется! Дрейк чувствовал, что идет ко дну, а его легкие готовы вот-вот лопнуть от боли. Пальцы сами собой разжались, он выпустил ядро и весь внутренне сжался, ожидая, что сейчас последует взрыв и его обожжет новая боль. Однако произошло совсем другое: его вдруг как будто вытолкнули из воды, и он судорожно глотнул воздух.
        Он чувствовал, что теряет сознание, и старался уцепиться за любой его проблеск, чтобы не дать угаснуть своим чувствам и мыслям, - погрузившись во мрак небытия. Что-то свалилось сверху ему на голову, и Шеридана снова охватила паника. Он умирал, он должен был умереть - от этой мысли капитана бросило в дрожь. Но он не терял самообладания, понимая, что ни в коем случае не должен пытаться кричать, иначе захлебнется. Нет, он не сделает вдоха, не пойдет на поводу у своих легких, разрываемых нестерпимой болью! Он не утонет - не доставит такого удовольствия этому ослу Кодрингтону, ведь он, Дрейк, уже по существу вышел в отставку, чтоб им всем пусто было!
        Внезапно пальцы Шеридана вцепились в какой-то обломок, слишком легкий, чтобы можно было опереться на него и вынырнуть на поверхность воды. И все же Дрейк попытался всплыть и ощутил вдруг прохладу морского воздуха, кровь перестала стучать у него в висках, он одновременно открыл глаза и сделал вдох, поперхнувшись соленой водой. Его бил судорожный кашель, а сзади в это время ему в спину врезался тупой конец огромного бревна. Шеридан ухватился за него, но тут накатила волна и отбросила тонущего Дрейка в сторону от спасительного бревна. Флагманский корабль и турецкий военный парусник тем временем удалились на четверть мили, все еще нещадно паля из всех пушек друг в друга.
        - Ублюдки! - прохрипел Шеридан.
        Он попытался лечь на плавающий на поверхности клубок толстых канатов, но они ушли под воду под тяжестью его тела, и ноги Шеридана запутались в них, как в тенетах. Он начал виться, стараясь выпутаться из силков, и это ему в конце концов удалось. Шеридан задыхался, силы его были на исходе. Грохоту не умолкавшей канонады вторило эхо, разнося ее звуки далеко по заливу. Белые клубы дыма скрывали линию горизонта и полоску земли вдали. Шеридан заметил проплывающий мимо него кусок бортовой обшивки и рывком устремился к нему, теряя последние силы. Он промахнулся, и обломок отнесло волной далеко в сторону.
        Следующая волна подняла Шеридана на свой гребень, и он увидел неподалеку покачивающееся на поверхности тело убитого турка, вокруг которого растекалось багровое пятно крови, окрасившей морскую воду. Шеридану показалось, что пятно растет, быстро увеличиваясь в размерах. Внезапно тело дернулось, как будто турок был все еще жив, и исчезло. Вынырнув на мгновение, словно поплавок, и вновь скрывшись из вида в морской пучине, оно оставило за собой на поверхности воды кровавый след.
        Шеридан закрыл глаза, его мутило. Истерический смех клокотал у него в горле, рвался из груди. Ему хотелось орать во всю глотку, ругаться последними словами, чтобы побороть охвативший его душу страх смерти. Но вместо этого он бросил в небеса довольно выспренное, исполненное патетики проклятье и тут же наглотался воды и закашлялся, отплевываясь и судорожно хватая ртом воздух.
        Пушки все еще громыхали, и эхо доносило до слуха Дрейка их отдаленные залпы. Он вдруг с горечью вспомнил о горячем кофе и свежесваренных яйцах. Накатившая волна смыла с его лица злые слезы.
        Он попытался плыть, работая усталыми руками медленно и вяло. Внезапно Шеридан почувствовал, что под ним проплыло что-то большое и темное, и внутренне содрогнулся, ощущая, как его мышцы оцепенели. Он плыл и молился. Да, чертовски трудно быть героем.
        Хроника Военно-Морского Флота
        Его Величества. Правительственный бюллетень от 14 ноября 1827 года.
        Содержание письма вице-адмирала сэра Эдварда Кодрингтона Его Королевскому Высочеству Герцогу Клэренсу, написанного 21 октября на борту судна «Азия».
        Сэр,
        я должен с чувством глубокого сожаления и уважения сообщить Вам в дополнение к моему официальному рапорту о доблестном поступке капитана Шеридана Дрейка, бывшего командира военного корабля «Сенчери». Вчера, в восемь часов утра, капитан Дрейк, исполняя мой приказ, передал командование судном «Сенчери» своему преемнику. И так как мы хотели с почестями проводить этого славного воина, хорошо послужившего Королю, я пригласил его на борт своего флагмана. К счастью для меня, - как потом выяснилось - капитан Дрейк принял приглашение. Как вы уже знаете из моего предыдущего рапорта, военно-морские силы Его Величества были неожиданно самым подлым образом атакованы и обстреляны. Когда же снаряд пятидюймового калибра снес фок-мачту, капитан Дрейк храбро бросился вперед и оттолкнул меня, сбив с ног, чем спас от неминуемой гибели под ее обломками. Более того, он самоотверженно кинулся к неразорвавшемуся снаряду, упавшему на палубу и грозившему разнести корабль в щепки, и, рискуя жизнью, поднял его и понес к борту, намереваясь бросить в воду и спасти тем самым не только лично меня, но и всех находившихся в то
время на борту. И хотя ему удалось выполнить задуманное, я должен с прискорбием доложить Вам, что при совершении столь благородного поступка капитан Дрейк был смыт волной за борт и погиб. Обращаюсь к Вашему Королевскому Высочеству с почтительнейшей просьбой обратить внимание на самоотверженный поступок капитана Дрейка, граничащий с самопожертвованием и достойный самой высокой похвалы.

    С глубоким уважением, Ваш покорнейший слуга
    Эдвард Кодрингтон.

«Лондон Таймс» от 15 ноября 1827 года.
        Его Королевское Величество предпринял беспрецедентный шаг, произведя недавно погибшего капитана Дрейка посмертно в Почетные Рыцари Ордена Бани; церемония состоялась вчера вечером. Как помнят наши читатели, капитан Дрейк мужественно бросился на помощь вице-адмиралу Эдварду Кодрингтону и спас его от неминуемой гибели - падающей мачты. А затем он пожертвовал своей жизнью, выбросив за борт неразорвавшийся снаряд, грозивший потопить флагманский корабль во время военного столкновения в Ионическом море, известного теперь как Наваринское сражение.
        Хотя многие у нас дома - в том числе, в правительственных кругах - сетуют по поводу нашего конфликта с бывшим союзником, Оттоманской империей, в результате которого и произошло это прискорбное сражение, Его Величество Своим поступком еще раз подтвердил, что беззаветная отвага и благородный подвиг моряков Королевского Флота во имя Родины будут по достоинству оценены.
        Хроника Военно-Морского Флота Его Величества. Правительственный бюллетень от 10 декабря 1827 года. Содержание письма вице-адмирала Эдварда Кодрингтона - Его Королевскому Высочеству Герцогу Клэренсу, написанного на борту судна «Азия» по горячим следам.
        Сэр,
        я рад сообщить Вашему Королевскому Высочеству о том, что капитан Шеридан Дрейк, считавшийся без вести пропавшим в открытом море, в гибели которого во время Наваринского сражения не приходилось сомневаться, цел и невредим.
        Капитан Дрейк доложил мне, что добрался вплавь до берега, где его подобрал один греческий рыбак вместе со своей дочерью, которая ухаживала за ним до полного выздоровления, после чего спасшийся вновь вернулся на службу.
        Я дал распоряжение капитану Дрейку немедленно отправиться в Плимут, а оттуда в Лондон, чтобы вручить эту депешу по назначению и явиться на службу к Его Королевскому Высочеству.

    С глубоким уважением, остаюсь Вашим покорнейшим слугой
    Эдвард Кодрингтон.

10 декабря. Военное Ведомство - кабинету лорда Чемберлена.
        Рассмотрев в соответствии с Вашим запросом дело капитана Дрейка, произведенного посмертно в Рыцари Бани, мы незамедлительно направляем его к Вам. Боюсь, что несмотря на досаду Его Величества по поводу неожиданного появления капитана, мы все же должны довести дело до конца и произвести его в Рыцари, иначе все мы будем смешно выглядеть в глазах общественности и несомненно столкнемся со множеством недоуменных вопросов со стороны подданных Его Величества.
        Смею надеяться, что Его Величество несколько успокоит тот факт, что наше ведомство предполагает и в дальнейшем использовать отвагу капитана Дрейка на пользу Отечеству.

    Палмерстон.
        Глава 1
        Олимпия Ориенская, хотя и была принцессой, не обладала впечатляющей внешностью. Она была среднего роста, слишком полная, чтобы называться изящной, и к тому же ей не хватало стати, чтобы быть представительной. Она жила не во дворце и даже не в своей родной стране. Более того, она никогда не видела ее.
        Олимпия родилась в Англии и сколько себя помнила, всегда жила в большом кирпичном доме, стены которого поросли плющом. Он стоял на главной улице Висбича, выходя парадным фасадом на набережную реки Нен, и отличался тем же строгим изяществом, что и остальные дома, принадлежавшие соседям, - состоятельным банкирам, адвокатам и землевладельцам. Они были разбросаны вдоль каналов, по берегам водоемов, у плотин и заводей этой болотистой местности, которая была, по мнению Олимпии, так не похожа на ее далекую страну - горные перевала Ориенса.
        Принцесса всегда одевалась с помощью опытной горничной и ежедневно пила чай вместе со своей компаньонкой, миссис Джулией Палм. Готовил обычно повар-немец. Кроме того, две служанки-женщины выполняли работу по дому и трое слуг мужчин присматривали за лошадьми на конюшне и за большим садом.
        В глубине сада стоял флигель, где жил мистер Стаббинс, обучавший принцессу иностранным языкам - французскому, итальянскому, немецкому и испанскому; кроме того, он преподавал ей право и основы философии, которые - как полагал сей ученый муж - необходимо было знать каждому просвещенному человеку. Он знакомил Олимпию с мыслителями-вольнодумцами, такими как Джефферсон, Руссо и, конечно, со своими собственными философскими воззрениями.
        Лежа в обитой желтым шелком спальне, окна которой выходили на реку, Олимпия предавалась мечтам о будущем, ей так хотелось раздвинуть границы своего тесного мирка. Она мечтала вернуться в Ориенс, на символическую родину, где она еще ни разу не была, и подарить своему народу демократию.
        Временами Олимпия ощущала в душе прилив таких сил, кипение такой жизненной энергии, что казалось, они способны были взорвать изнутри ее тесный, привычный мир. В такие минуты девушка неудержимо стремилась куда-то, ей хотелось подвигов и великих свершений. Она строила грандиозные планы, одним из пунктов которых непременно был мятеж, восстание в Ориенсе. Олимпии так надоело бездействие, ей опостылело вечное ожидание - ожидание того, когда же начнется ее настоящая жизнь!
        Она месяцами напролет читала, мечтала и слышала в своем воображении радостные крики приветствующей ее толпы и заливистый колокольный звон, возвещавший наступление свободы и демократии в городе, который она никогда не видела. Так продолжалось до тех пор, пока она не получила письмо, перевернувшее всю ее жизнь. Это произошло на прошлой неделе.
        Именно поэтому Олимпия оказалась сейчас здесь, в пустынной туманной болотистой местности, расположенной в нескольких милях от Висбича, и стояла на ступенях лестницы, вырубленной из песчаника, с благоговением глядя на запорошенные стены усадьбы Хазерлей.
        Сам дом представлял собой постройку в готическом стиле, мрачно выглядывавшую из-за высокого забора и устремившую в серое, низко нависшее небо нагромождение разнообразных шпилей, башенок и контрфорсов, украшенных многочисленными горгульями. Здесь жил сэр Шеридан Дрейк - потомок сэра Фрэнсиса, славный ветеран Наполеоновской и Бирманской войн, отмеченный наградами, участник боев в Канаде и в Карибском море; знаменитый морской капитан, произведенный недавно в Рыцари Почетного ордена Бани за самоотверженность и героизм, проявленные в Наваринском сражении.
        Олимпия вынула руку из муфты и проверила, хорошо ли закрыт пакет с фуксией в горшочке, которую она взяла с собой, намереваясь преподнести цветок славному капитану. Ей хотелось надеяться, что растение не замерзло во время ее продолжительной прогулки из города - сюда, в усадьбу. Это была одна-единственная выжившая фуксия из пяти посаженных ею в честь победы, одержанной в морском Наваринском сражении сразу же, как только Кембриджские и Норвиджские газеты сообщили о том, что сэр Шеридан возвращается домой. Конечно, домашнее растение, выращенное в горшочке, является не лучшим подарком, выражающим признательность герою за его беззаветную храбрость, но Олимпия не была искусна в рукоделии и потому не могла вышить для капитана Дрейка знамя или что-нибудь в этом роде. Она, конечно, с удовольствием подарила бы ему какое-нибудь живописное полотно с изображением морского боя, но это было ей не по средствам. Поэтому она в конце концов остановилась на цветке, выращенном ею, и присовокупила к нему еще один подарок, сделанный от чистого сердца - маленькую книжку на французском языке в кожаном переплете с золотым
обрезом. Это был «Общественный договор» Жан-Жака Руссо.
        Олимпия заранее составила себе мысленный портрет сэра Шеридана. Он, конечно, высок ростом и великолепен в своем темно-синем морском мундире и безупречно белых брюках, а на его плечах блестят золотые эполеты. Но он вовсе не красавчик, каких много среди моряков. Нет, Олимпия рисовала в своем воображении простое лицо - лицо, внушающее доверие, лицо, которое можно было бы назвать невзрачным, если бы не ясный свет добрых глаз, благородная чистота лба, да еще, возможно, несколько задорных веснушек на носу. Кроме того, ему должна была придавать обаяние трогательная манера опускать взор и заливаться краской смущения, когда он ловил на себе взгляд женщины.
        В течение нескольких дней Олимпия продумывала те слова, с которыми она обратится к нему. Девушка с трудом могла выразить свое восхищение его подвигом и содрогалась каждый раз, как только представляла себе этого храбреца, бросившегося наперерез рухнувшей мачте, чтобы спасти своего командира, а затем прыгнувшего за борт в кишащую акулами пучину, предотвращая взрыв неразорвавшегося снаряда, способного в щепки разнести корабль. Ей так хотелось выразить ему свое глубочайшее уважение; она хорошо понимала, что замерзшая фуксия, завернутая в бумагу, не в силах передать всю глубину ее чувств. И все же она мечтала, лежа без сна ночи напролет, когда в доме становилось удивительно тихо, а ее жизнь казалась ей маленькой и такой незначительной, что этот морской волк улыбнется, принимая из ее рук цветок, и все поймет. Он будет признателен ей и по достоинству оценит скромный дар девушки, который в ту минуту покажется ему дороже королевской золотой медали.
        Но все это были лишь мечты. А сейчас, стоя у его двери и чувствуя, как замирает ее сердце от ужаса, Олимпия утвердилась в худших подозрениях на свой счет - она поняла, что несмотря на свои самые страстные желания и мечты, она - страшная трусиха, лишенная всякого мужества.
        Взяв себя в руки, девушка дернула за цепочку, на которой висел колокольчик, и где-то далеко, в глубине дома раздался тихий перезвон. И сразу же с карниза портика сорвался большой ком снега и с глухим стуком упал рядом с ней на крыльцо, засыпав своей холодной крошкой плечи и шляпку девушки. Дверь усадьбы Хазерлей распахнулась в тот момент, когда Олимпия вытирала свое запорошенное лицо и убирала со лба сломанное перо зеленой шляпки, мешающее ей разглядеть того, кто стоял в дверном проеме.
        Это был маленький смуглый босоногий человечек в красной феске на бритой голове, за ним тянулся длинный шлейф из одеяла, в которое было завернуто его тщедушное тело. Слуга, не обращая никакого внимания на то, что Олимпия была вся в снегу, отвесил ей низкий поклон и подмел при этом свешивающимся с его руки краем одеяла каменный порог дома. Затем он снова устремил на нее взор своих маленьких черный глаз, сверкающих на круглом лице.
        - О, дорогая! - пропел он мелодичным высоким голосом. - Чем могу служить вам?
        Олимпия, вся в снегу, с большой каплей на кончике носа, готова была сквозь землю провалиться. Но зная, что все пути к отступлению отрезаны, она сделала вид, что ничего не произошло, и протянула в дрожащую руку слуги слегка влажную визитную карточку.
        - Ага, - сказал он и, сунув карточку под феску, посторонился, пропуская гостью вперед. Оставив входные двери открытыми, он проводил ее через прихожую в вестибюль, пол которого был выложен полированными белыми и розовыми мраморными плитами в шахматном порядки. В огромном вестибюле царил полумрак.
        Олимпия исподволь бросила взгляд на затененную нишу, где на фоне резных деревянных панелей висели пыльные боевые знамена и поблескивала сталь оружия. Здесь были палаши и сабли, боевые топоры, пики и пистолеты. Все предметы этого арсенала были расположены самым искусным образом, так что Олимпия с трудом смогла оторвать от него свой восхищенный взгляд.
        Не переставая кивать и кланяться, слуга попросил гостью подождать у подножия лестницы, ведущей наверх, и вместо того, чтобы подняться по ее ступеням, быстро и ловко, словно обезьяна, подтянулся на руках, ухватившись за перила, прыгнул и скрылся во мраке верхней площадки. Олимпия услышала шлепанье его босых ног по гладкому деревянному полу, а затем громкий голос, отдававшийся гулким эхом в огромном доме.
        - Шеридан-паша! - позвал слуга и тут же испуганно вскрикнул. Послышался звук оплеухи. - Шеридан-паша! Нет, нет! Я вовсе не спал!
        - Лживый пес! - раздался громкий мужской голос, доносящийся откуда-то из глубины. - Давай сюда одеяла!
        Слуга вновь закричал, а затем его крик перешел в горестный вой.
        - Шеридан-паша, умоляю вас! Вспомните о моих дочерях, о моей жене! Кто пошлет им денег на пропитание, когда я умру от холода, превратившись в окоченевший труп!
        - А кто им посылает деньги сейчас? - хмыкнул хозяин. - Ты вспоминаешь о них лишь тогда, когда тебе выгодно о них вспоминать. Да и какой от тебя толк? Посмотри, ты, ослиная шкура, видишь дыру в этой рубашке, как будто ее продел девятифунтовый снаряд? Кроме того, ты так и не принес мне теплую воду для бритья.
        Слуга начал быстро лопотать что-то жалобным тоном на непонятном Олимпии наречии, хотя она бегло говорила на пяти иностранных языках и могла сносно читать и писать еще на четырех. Низкий голос хозяина отвечал ему по-английски, потом под его тяжелыми шагами Заскрипели деревянные половицы - по-видимому, он направился по коридору, приближаясь к лестничной площадке.
        - Ну хорошо, пошли ее ко всем чертям! Проклятье, спасу нет от этих поклонниц в идиотских шляпках! - голос выдавал глубокое отвращение, испытываемое этим человеком к слабому полу. - Бабы! Прохода не дают! Пошли ее, знаешь, куда…
        И неистово бранясь, он наконец появился на верхней площадке - с обнаженным торсом и белым полотенцем, перекинутым через плечо. Капитан держал в одной руке подсвечник с мерцающей свечой, отбрасывающей тени на его голую грудь, а в другой руке он нес ворох одеял. Его замшевые брюки были заправлены в черные, начищенные до блеска сапоги.
        Заметив гостью, он сразу же замолчал и остановился. На его груди в тусклом свете свечи блеснул кулон в виде полумесяца. Капитан прикрыл его краем полотенца. Олимпия в волнении прижала к груди свои подарки и пристально взглянула на сэра Шеридана из-под низко нависшего надо лбом плюмажа шляпки. Хозяин, в свою очередь, разглядывал ее, застыв на лестнице. Молчание затягивалось, усугубляя неловкость.
        Капитан Дрейк был совсем не похож на того человека, образ которого сложился в воображении Олимпии. Да, он действительно высок ростом, но лицо его нельзя назвать невзрачным, не внушало оно и доверия, глаза капитана вовсе не казались добрыми. Одним словом, фантазия подвела Олимпию.
        Серые глаза, в упор разглядывавшие ее, были глубоки, проницательны и в то же время изменчивы, словно дым над костром. Лицо Шеридана можно было сравнить с ликом падшего ангела: холодное, с угрюмо сжатым ртом и орлиным профилем; в его взоре, которым он оценивающе окидывал гостью, светился дьявольский живой ум. От света канделябра, стоящего позади него, вокруг черноволосой головы Шеридана играл красноватый ореол, и каждый выдох, сделанный им в этом холодном помещении, окрашивался в золотистые изменчивые тона.
        Нет, он не был некрасив - напротив, капитан Дрейк отличался поразительной, пугающей красотой - той красотой, которая была присуща поблескивающему во мраке своей смертоносной сталью оружию, украшавшему нишу вестибюля.
        - Кто вы такая, черт возьми? - наконец спросил он.

«Спокойно», - сказала себе Олимпия, но это не помогло ей. Она постаралась расправить свои запорошенные снегом плечи - снег не таял, так как в доме было очень холодно - и взять себя в руки. Ей даже удалось сделать легкий реверанс.
        - Олимпия Сен-Леже к вашим услугам. Я живу по соседству и пришла, чтобы засвидетельствовать вам свое почтение и выразить радость по поводу того, что вы поселились в Хазерлее.
        Он еще раз глянул на нее, стоя на верхней площадке лестницы у перил и ничуть не смущаясь тем, что не одет.
        - Боже правый, - воскликнул он и почесал голую грудь. - Уверяю вас, я не стою подобной чести. Вам не следовало утруждать себя.
        Шеридан еще какое-то время молча смотрел на нее, склонив голову набок и прищурившись, - так наблюдает, наверное, полусонная пантера за мышью, - а затем повернулся и проревел куда-то вглубь дома:
        - Мустафа!
        - Шеридан-паша! - сразу же отозвался слуга. - Я вовсе не спал!
        - О Аллах! Ты, червяк, неужели ты не заметил, что мисс… гм… Сен-Леже, так, кажется?., промокла и замерзла. Дай ей одеяла!
        Мустафа снова появился, подхватил на лету ворох шерстяных одеял, которые его хозяин швырнул ему, и съехал вместе с ними вниз по перилам, в сумраке белели его широкие белые шаровары. Что-то шепча и вздыхая, Мустафа накинул на плечи Олимпии несколько теплых одеял, причем она заметила, что на шее слуги на золотой цепочке висит точно такой же кулон, как и на груди его господина - полумесяц с крошечной звездой. Она взглянула на сэра Шеридана, но тот уже спрятал свой кулон под полотенце.
        Мустафа, справившись со своим заданием, отступил на шаг и поклонился хозяину.
        - Вы примете гостью, да? Я приготовлю чай.
        Сэр Шеридан пробормотал что-то нечленораздельное, но Мустафа уже исчез за дверью под лестницей.
        - Я вовсе не собиралась отнимать у вас много времени, - поспешно сказала Олимпия.
        - Неужели? - он спустился вниз на одну ступеньку и уселся там, насмешливо поглядывая на гостью. - Тогда зачем же вы пришли?
        Во рту у Олимпии все пересохло, она заметно нервничала, понимая, что ей не следовало приходить. Он был не одет… Девушка чувствовала, что ей надо бежать отсюда. Как бы ей хотелось, чтобы сэр Шеридан превратился в эту минуту в того славного капитана, которого рисовало ее воображение, - некрасивого, веснушчатого, робкого мужчину. И, конечно, одетого.
        Она поправила одеяло, сползающее с плеча, и развернула горшочек с фуксией.
        - Я… я принесла вам вот это… подарок, - Олимпия изумлялась теперь тому, как ей в голову могла прийти такая глупая идея. - Это, конечно, очень скромный подарок. Не такой, какой я мечтала бы вам преподнести…
        Пальцы Олимпии окоченели от холода и стали непослушными. Вынув цветок из обертки, она увидела, что его листочки поникли от мороза, а яркие цветы увяли.
        - … в честь вашего приезда и самоотверженного подвига во имя родины… - бормотала она, кусая губы, чтобы не расплакаться. - Но боюсь… боюсь, что цветок завял от холода…
        - Правда? - сказал он. - Этого следовало ожидать.
        Олимпия взглянула на Шеридана и вынула принесенную для него книгу Руссо, а затем, приподняв подол юбки, сделала шаг, намереваясь подняться по лестнице.
        - Я хочу также подарить вам…
        - Стойте! - от его громогласного окрика Олимпия застыла на месте, оцепенев. - Не приближайтесь!
        - О, простите ради Бога! - опешив, воскликнула Олимпия, отступая назад. - Я вовсе не хотела…
        - Стойте там, где стоите. - Шеридан встал и спустился до середины лестницы, здесь он легко перемахнул через перила и спрыгнул на мраморный пол с громким стуком, отозвавшимся эхом в огромном вестибюле.
        Обогнув колонну, он направился к гостье мягкой поступью, в которой ощущалась врожденная грация. Он шел так, как ходят искусные канатоходцы, удерживая равновесие и как будто пробуя на прочность землю под ногами.
        - Первые десять ступенек этой лестницы очень ветхие, - объяснил он. - Они могут обвалиться в любой момент.
        Она взглянула сначала в его невозмутимое лицо, затем на ступени лестницы и снова на хозяина дома. При каждом повороте головы свисающие ей на лоб перья шляпы мерно колыхались.
        - Шутка, - сказал Шеридан.
        Он был намного выше ростом, чем ей вначале показалось. Смущение и робость, похоже, вообще не были свойственны капитану Дрейку. В этом отношении он очень походил на краснокожих индейцев, картинки из жизни которых Олимпия видела в какой-то книге.
        - В чем дело? Вы что, шуток не понимаете, мисс Сен-Леже? - Шеридан удивленно вскинул брови.
        - Простите. Я не поняла, что вы хотите меня рассмешить, - отозвалась она, а затем, замявшись на секунду, честно призналась: - Боюсь, что я не поняла и самой шутки.
        - Как это ни печально, но, похоже, вы напрочь лишены чувства юмора. Вы для этого слишком воспитаны, я бы так сказал. Наверняка вы никогда не предавались такой забаве, например, как обрывание крылышек у мух. Что, я попал в точку?
        Она уже хотела объяснить ему, что большинство жителей городка Висбич действительно считают ее человеком, лишенным чувства юмора, поскольку она никогда не смеется над такими вызывающими всеобщее веселье сценами, как коза, запутавшаяся рогами в живой изгороди, или пьяная кабацкая девка, упавшая в лужу. Но Олимпия сдержалась и не стала ему ничего объяснять, решив поменьше рассказывать о себе. Сэр Шеридан был очень странным человеком, приводившим ее в полное замешательство, и не в последнюю очередь тем, что был полураздет. Олимпии еще никогда не приводилось видеть вблизи полуобнаженного мужчину, впрочем, не только вблизи - если, конечно, не считать мраморных статуй. И хотя она старалась глядеть ему только в лицо, ей было трудно удержаться от того, чтобы не бросить взгляд из-под нависающих перьев шляпы на его грудь, плечи и мощную шею.
        Разглядывая его исподтишка, Олимпия с удивлением заметила, что на нем вовсе нет никакого кулона. Возможно, луч света упал на его мускулистую грудь, и возникла иллюзия, что на ней висит кулон в форме полумесяца. Кожа Шеридана была золотисто-смуглой, гладкой и волнующей. Олимпии хотелось прикоснуться к ней.
        - Мой отец, - словоохотливо продолжал тем временем хозяин дома, - любил это занятие, увлеченно калеча мух целыми часами. Вы знали его?
        - О, нет. К сожалению, я не была знакома с ним. Видите ли, он вел очень замкнутый образ жизни, переселившись сюда.
        Олимпия из вежливости умолчала о том, что мистер Дрейк-старший жил не просто уединенно, запершись в своем доме, построенном в пустынной местности на болотах, но что он не показывался даже своему слуге, оставляя ему в условленном месте записки с распоряжениями. В этих посланиях, в частности, слуге давались точные инструкции, куда повесить или поместить ту или иную картину, бронзовую скульптуру, средневековую рукопись, старинное оружие или драгоценность, только что приобретенные по приказу затворника его агентами. В течение целых пяти лет мистер Дрейк-старший и его загадочный дом были главной темой пересудов в Висбиче. Но через восемь лет обществу наконец наскучила эта тема, и все вновь заговорили о породистых бычках лорда Лейсестера и о погоде. И только совсем недавно город всколыхнули известия о смерти старого хозяина усадьбы Хазерлей и о приезде его знаменитого сына.
        - И это действительно так, - подтвердил сэр Шеридан. - Мало того, он, по-видимому, устроил здесь при строительстве дома для собственного развлечения несколько волчьих ям, надеясь, что в них попадется любопытный незваный гость, проявив неосмотрительность.
        - Правда? - Олимпия старалась глядеть ему прямо в лицо, но не могла совладать с собой, взгляд ее невольно скользил по обнаженному торсу мужчины.
        Он заметил это и решил подразнить ее: когда Олимпия в очередной раз скосила глаза на его грудь, Шеридан содрогнулся всем телом, передернув плечами, как будто от озноба, а затем скрестил руки на груди и потер ладонями бока.
        - Здесь чертовски холодно, - процедил он сквозь зубы.
        И это, действительно, было так, хотя Шеридан бросил эту фразу главным образом для того, чтобы побудить гостью заговорить наконец о цели своего визита-. Он хотел, в конце концов, знать, что ей надо от него, зачем она явилась в дом нежданно-негаданно, без приглашения. Шла ли речь о деньгах, или о шантаже, или, может быть, эта девушка пришла, чтобы соблазнить его, хотя, скорее всего, все было намного проще и обыденнее: она, вероятно, явилась сюда для того, чтобы иметь возможность впоследствии сплетничать в этом захолустье со своими кумушками о нем, похваляясь тем, что была в доме сэра Шеридана и говорила с ним наедине.
        Олимпия взглянула на него снизу вверх из-под мокрых, нелепо нависающих над ее лицом страусиных перьев, отбрасывающих тень на пухлые щеки и мягкую линию подбородка. Молча - похоже, она вообще была крайне немногословна - Олимпия сняла с себя одеяла, которые дал ей Мустафа, и Шеридан бросил украдкой взгляд на ее высокую пышную грудь. На ней был жакет из зеленоватого атласа, украшенный черной шелковой вышивкой.
        Шеридан знал толк в нынешней моде, поскольку имел возможность во время своего недавнего визита в Лондон хорошо изучить ее. Поэтому он сразу же по достоинству оценил наряд мисс Сен-Леже - это был дорогой модный жакет, покрой которого напоминал силуэт песочных часов. Однако, Шеридана, как всегда, не столько интересовало платье, сколько то, что скрывалось под ним. Но об этом трудно было судить по покрою одежды, здесь требовалось специальное исследование.
        И первым шагом к осуществлению его преступных замыслов явился лаконичный, полный достоинства отказ взять одеяла у гостьи. Шеридан отказывался до тех пор, пока Олимпия не начала буквально умолять его сделать это, готовая мерзнуть в одном платье в огромном холодном вестибюле. Это странное нелепое создание предложило капитану Дрейку надеть и ее теплый жакет, настаивая с пеной у рта на этом, так как, по ее мнению, он приехал сюда из теплых краев, с берегов Средиземного моря, и еще не привык к здешнему суровому климату. Она даже начала расстегивать пуговицы.
        Шеридан с изумлением наблюдал, как его гостья поспешно, с озабоченным видом развязывает пояс на жакете. Внезапно его охватили сильные сомнения: неужели она делала это без всякой задней мысли? Может быть, сейчас в комнату ворвется разгневанный отец и попробует заставить его жениться на этой девице? Когда Олимпия справилась со своими застежками и все же сбросила жакет, взору Шеридана предстала ее полная фигура, затянутая в модное зеленое платье, на ее груди висел дорогой бриллиантовый кулон. Шеридан оценивающе взглянул на протянутый ему жакет, мысленно прикидывая, сколько могут стоить жемчужные пуговицы и роскошная отделка. Нет, не похоже, чтобы за дверью караулил папаша, мечтающий повыгодней сбыть дочку с рук, - - с таким состоянием ему, пожалуй, подобные фокусы были просто ни к чему.
        - Мисс Сен-Леже, - обратился Шеридан к гостье таким дружеским тоном, каким мог бы обратиться паук к мухе, собираясь завлечь ее в свои сети, - мы оба замерзли, стоя здесь, в вестибюле. Может быть, вы разрешите мне пригласить вас в комнату, где нам будет более удобно вести беседу?
        Перья на шляпе плавно взмыли вверх и вновь опустились. У Шеридана было такое чувство, как будто он разговаривает с собакой, все понимающей, но лишенной дара человеческой речи. Он подавил в себе сильное желание присесть и заглянуть ей, наконец, снизу вверх прямо в лицо; вместо этого он накинул на плечи одеяло и взял гостью за руку, намереваясь проводить ее в маленький кабинет, расположенный на первом этаже рядом с главным входом. В прошлом в этой комнате жил слуга Дрейка-старшего, и поэтому в ней не было предметов антиквариата в таком количестве, как во всех остальных помещениях дома. Зато там стоял диван, достаточно широкий и удобный для осуществления преступных замыслов Шеридана.
        Вскоре появился Мустафа с подносом, на котором стояли чайник и чашечки. И пока Шеридан усаживал мисс Сен-Леже на кушетку, слуга усердно гремел углем в ведерке, пытаясь развести огонь в камине. В конце концов, Шеридану надоел этот грохот, и он послал Мустафу ко всем чертям - правда, по-арабски, чтобы не оскорблять слух дамы грубой бранью, - а затем сам развел огонь.
        - Разрешите помочь вам снять шляпку, - вежливо предложил он, усаживаясь рядом со своей гостьей.
        Олимпия съежилась и промолчала, поигрывая томиком Руссо, лежащим у нее на коленях.
        - Вы что, прячетесь от меня? - спросил Шеридан весело.
        Она замялась на секунду, а затем призналась со всей откровенностью:
        - Да. Мне кажется, это на самом деле так.
        Ему понравился ее голос, переливчатый, словно соболий мех. Шеридан протянул руку и решительно потянул за конец зеленой ленты, развязав узел.
        - Сожалею, мисс Сен-Леже, но я должен заявить вам, что имею полное право видеть лицо человека, которого принимаю у себя в доме. Откуда мне знать, может быть, вы принадлежите к секте стага и пришли, чтобы убить меня?
        Он хотел пошутить, совсем забыв, что она не понимает шуток.
        - Нет, - ответила Олимпия совершенно серьезно и покачала головой. - Почему вы решили, что я принадлежу к индийской секте душителей?
        Шеридан не стал извиняться за свою неловкую попытку сострить, а просто снял с ее головы огромную шляпу с пышными перьями. Она сразу же опустила голову, потупив взор, так что взгляду капитана предстала только ее гладкая макушка в обрамлении золотистых локонов и ровный пробор. Тогда он взял ее за подбородок, не обращая внимания на то, что она вздрогнула от его прикосновения, и поднял лицо, заставив взглянуть прямо на него.
        Его сразу же поразили ее зеленые глаза, широко открытые, как у совенка, и так же серьезно взирающие на мир. Круглые, щеки, прямой нос, маленький рот - самая обычная внешность. И все же в этих чертах, в выражении этого лица было что-то странное, поражающее воображение, - это лицо было сродни тем ликам, которые глядят на нас из чащи, прячутся в кронах деревьев, выглядывают из нор и густого кустарника, следя за нами немигающим взглядом, исполненным одновременно невинности и мудрости, древней, как само время. Если бы он заметил на ее лице кошачьи усы, это, кажется, нисколько не удивило бы Шеридана, так похожа была его гостья на маленького, настороженного дикого зверька.
        Ему захотелось ласково улыбнуться, у него было такое чувство, будто он отодвинул ветку и увидел соловья, сидящего у своего гнезда и строго взирающего не него, нарушителя покоя. Шеридан вдруг подумал, что ему следует вести себя более осторожно и осмотрительно, чтобы не напугать это случайно забредшее к нему странное создание.
        - Привет, - негромко произнес он, потрепав ее по пухлой щеке. - Счастлив познакомиться с вами, мисс Сен-Леже.
        Она протянула ему книгу.
        - Это для вас.
        Шеридан взглянул на маленький томик, раскрыл его на середине и прочел по-французски несколько строк сущего вздора о каком-то «общественном договоре», в соответствии с которым будто бы, если правитель заявит гражданину, что ему следует умереть во имя интересов государства, тот непременно так и должен поступить.
        Хорошенькая мысль! Шеридан от души надеялся, что общество осчастливило месье Руссо, отблагодарив его за подобные мысли и послав умирать на поле боя, где можно запросто получить пулю в живот или лишиться обеих ног при артиллерийском обстреле. Сам же Шеридан, которого посылали умирать чаще, чем это позволяли правила приличия и вежливости, - причем, постоянно во имя интересов кучки каких-то толстосумов и бюрократов - смотрел на подобную перспективу с некоторым скептицизмом.
        Шеридан захлопнул книгу и взглянул на титульный лист, на котором мисс Сен-Леже аккуратным почерком что-то написала по латыни. Но поскольку он завершил свое школьное образование в возрасте десяти лет, капитан Дрейк лишь солидно нахмурился и произнес многозначительное «гм-гм», постаравшись придать своему лицу глубокомысленное выражение. Он не хотел, чтобы Олимпия раньше времени изменила о нем свое мнение, а в том, что это мнение было восторженным, Шеридан нисколько не сомневался и рассчитывал извлечь из этого обстоятельства пользу раньше, чем у мисс Сен-Леже откроются глаза.
        - Благодарю вас, - сказал он, бросив на нее растроганный взгляд. - Вы мне льстите.
        Губы Олимпии дрогнули, и она улыбнулась; выражение полного удовлетворения озарило ее строгое, серьезное лицо. Такой открытой выразительной улыбки Шеридан никогда прежде не видел. Ему почему-то стало неловко, и он отвел взгляд в сторону. Олимпия была похожа на неземное существо, и в то же время в ней чувствовалось странное обаяние. Шеридану на секунду стало не по себе. Он был неравнодушен к красивым женщинам и любил их, как любит всякий нормальный мужчина. Но обаяние мисс Сен-Леже было совсем другого рода и будило в душе совсем другие чувства. Эта девушка всем своим обликом - обликом человека не от мира сего - затронула в нем какие-то сокровенные, полузабытые струны - струны души, сказал бы Шеридан, если бы считал, что его душу еще хоть что-то может тронуть.
        Прищурившись и полуоткинувшись на спинку дивана, Шеридан предался более привычному и приятному занятию: он стал разглядывать гостью. Ее платье модного покроя имело глубокий вырез, который заставил Шеридана убедиться в том, что Олимпия не прибегала ни к каким искусственным ухищрениям, и высокая пышная грудь досталась ей от природы. По ее плечам сбегал воротничок, сходясь у основания выреза, Открывавшего взгляду начало ложбинки на груда. Шеридан заерзал на месте и плотнее закутался в одеяло, стараясь скрыть свой интерес к гостье, а затем налил чай ей и себе. Не решаясь предпринять следующий шаг, приближающий его к заветной цели, Шеридан некоторое время смирно сидел рядышком с гостьей, словно школьник, прихлебывая чай.
        Он до сих пор так и не понял, зачем она явилась. Версия с «разгневанным папашей» отпала сама собой. Скорее всего, она пришла для того, чтобы попросить у него денег в пользу Общества Обездоленных Старых Дев; если это так, то она сильно просчиталась. Шеридан искоса взглянул на мисс Сен-Леже и увидел, что она в волнении кусает нижнюю губку, собираясь, по-видимому, с духом для того, чтобы начать разговор.
        Шеридан сделал еще несколько глотков, ожидая, когда же она заговорит. Поглядывая не нее, Шеридан испытывал приятное сладостное чувство покоя и умиротворения, что было вполне объяснимо после многих месяцев треволнений и вынужденного воздержания от всех мирских радостей. И он отдался этим чувствам. В этот момент Шеридан наслаждался сознанием того, что просто существует, испытывая тихую радость от ощущения холодка на своей щеке и тепла, исходящего от шерстяного одеяла, накинутого на голое тело; он чувствовал свою крепкую гибкую спину, опирающуюся на жесткий валик дивана. Военная служба научила Шеридана одной простой истине - в жизни, посреди ее безумств, так редки мгновения покоя, а потому надо уметь их ценить. Сам он искренне благодарил судьбу за подобные мгновения, относясь к ним с почти религиозным благоговением.
        Наконец, мисс Сен-Леже прекратила кусать свою губку. Похоже, ей было по душе то, что в комнате царило молчание, и она задумчиво и немо - словно кошка или собака - уставилась в огонь, полыхающий в камине. Глядя на ее профиль с крепким маленьким подбородком, Шеридан почему-то подумал о присущих этому созданию прямодушии и душевной ранимости. Ей следовало бы понадежнее скрывать от посторонних глаз подобные свойства души; во всяком случае, любая другая женщина из тех, которых Шеридан встречал на своем жизненном пути, именно так и поступила бы. Кроме того, незамужние девицы, чья красота идет уже на убыль, не ведут себя столь безрассудно в присутствии мужчины, а обычно вовсю кокетничают и стараются пошире раскинуть свои сети, надеясь, что новый знакомый попадет в них. Неужели этой девице никогда прежде не приходилось обольщать мужчин?
        Шеридан запутался во всех этих мыслях, обозвав себя тщеславным ублюдком. Ведь он действительно кичится своей дутой славой и тем неотразимым впечатлением, которое она всегда производит на баб. Но, с другой стороны, чего же еще хочет от него эта странная особа? Заявиться вот так, ни с того ни с сего, без приглашения, в одиночку… Конечно, сам он довольно долго плавал вдали от родных берегов, но недостаточно долго для того, чтобы за это время здесь успели бы измениться нравы и обычаи. Правила приличия все так же строги, и последствия подобного визита для этой девицы могут быть просто ужасны. И все же она явилась и вот сидит сейчас рядом с ним, сидит и молчит, не произнося ни слова, ни полслова. Если же она действительно всего лишь хотела преподнести ему увядший цветок в горшке и томик из серии подстрекательской пропагандисткой литературы, она могла бы отправить свои дары с посыльным. И ей, вне всяких сомнений, так и следовало поступить!
        Наблюдая за своей молчаливой гостьей, погруженной в глубокую задумчивость, Шеридан вдруг поразился одной простой, внезапно пришедшей ему в голову мысли. Мысль была очень смутной и едва уловимой, словно легкий дымок из камина или тусклый луч света, проникший сквозь витражное окно и упавший на золотистую головку гостьи, окрасив ее в радужный цвет, или легкий запах старого табака и пыли, пропитавший всю комнату… Шеридан подумал: «А что, если она пришла просто для того, чтобы вот так посидеть в тишине и покое рядом с ним?»
        Что-то внутри него, какой-то крохотный росток, о существовании которого он даже не подозревал, вдруг начал быстро расти, раскрывать свои трепещущие лепестки, как цветок, произрастающий в пустыне, в предчувствии приближающегося живительного дождя.
        Внезапно Олимпия повернула к нему голову и взглянула на Шеридана своим немигающим взглядом, исполненным древней мудростью, мудростью первозданной природы. Неожиданно для себя Шеридан начал мысленно умолять ее: «Позволь мне остаться здесь. Мне это так необходимо».
        - Я пришла, чтобы попросить вас об одном одолжении, - сказала она.
        Нарушив молчание, она как будто вдребезги разбила чудесное, волшебное настроение Шеридана. Если бы гостья вдруг плеснула ему в лицо остатки чая из своей чашки, казалось, это произвело бы на Шеридана меньшее впечатление. Он поставил свою чашку на блюдечко и улыбнулся.
        - Конечно, конечно, - Шеридан старался, чтобы в его голосе не слышалось насмешливых ноток, но не мог удержаться от иронии. - Итак, в чем заключается та просьба, с которой вы решили обратиться ко мне, мисс Сен-Леже?
        Олимпия мало-помалу пришла в себя, изумляясь долготерпению и гостеприимству хозяина дома. Она никак не ожидала, что он будет вот так долго, в полном молчании сидеть рядом с ней и ждать, пока она справится с охватившими все ее существо робостью и страхом. Ободренная им и испуганная тем, что ее отвага может вновь улетучится, если она будет медлить, Олимпия начала быстро, сбивчиво говорить:
        - Я знаю, что у меня нет никаких прав просить вас о чем бы то ни было… Но я просто в отчаянье… - она замялась, видя, что при этих словах Шеридан приподнял бровь, а затем продолжила скороговоркой: - Я должна уехать из этой страны, но я не знаю, как мне быть, и у меня нет никого, кто согласился бы помочь мне. Шеридан медленно встал со скрипнувшего от его движения дивана и, поставив свою чашку на столик, подошел к камину. Поправив сползающее с плеч одеяло, он взял кочергу и повертел ее в руках, уставившись на бронзовую ручку, а затем, повернувшись к камину, помешал угли в очаге. Наконец, он вновь обратился лицом к гостье и сухо спросил:
        - Что такое вы натворили?
        - О, нет, нет! - поспешно воскликнула она. - Вы не должны думать обо мне так дурно! Конечно, я понимаю, что не сумела вам все сразу объяснить, но… уверяю вас, я не совершила никакого преступления. Я вообще ничего не совершила, если уж на то пошло… И мне нет никакой нужды бежать из страны или скрываться. Просто мне надо как можно скорее добраться до Рима. На то есть… личные причины.
        И Олимпия до боли сжала кулачки.
        Шеридан искоса глянул на нее.
        - Так-так, понимаю. Значит, личные причины.
        Ей было очень трудно удержаться и не рассказать ему о действительных причинах своего срочного отъезда в Рим сейчас, когда он так груба намекнул на них. Но правда была столь ужасна и возмутительна, что Олимпия сделала почти невозможное - преодолев себя, она пришла сюда, осуществив наконец то, о чем так долго мечтала в тиши спальни.
        Шеридан все так же молча стоял у огня, одеяло упало с его плеча, и Олимпии хорошо была видна обнаженная спина. Она скользнула взглядом по его руке - от мускулистого предплечья до запястья и сильных, цепких пальцев, сжимающих кочергу Шеридан стоял на фоне Обоев янтарного цвета, мерцавших золотистыми отблесками пламени в сумраке комнаты.
        - Да, причины, толкнувшие меня на этот шаг, исключительно личные, - повторила она и потупила взор, а затем, как будто собравшись с духом, подняла голову и взглянула прямо на него. - Хотя, с другой стороны, все это делается во имя свободы. Я понимаю, что мои слова звучат, может быть, несколько странно. Но я… мне кажется, у меня есть некоторое политическое влияние, вы понимаете? И если меня все же принудят сделать то, чего я не хочу делать, это будет иметь ужасающие последствия для… для всей страны.
        - Боюсь, мисс Сен-Леже, что я не понял ни слова из того, что вы сейчас здесь наговорили.
        - Возможно, вы не поверите мне, - сказала она. - Я очень боюсь этого и потому не стала сразу открывать вам всей правды. Но если вы сочтете, что я обманываю вас, я не стану порицать вас за это. Ведь все это звучит слишком неправдоподобно. Я… я - не англичанка. Дело в том, что я… - Олимпия замялась и вновь низко склонила голову, пряча лицо. - Я та, кого обычно называют членом королевской фамилии. Король Николай Ориенский - мой дедушка.
        Кочерга с громким стуком упала на пол.
        - Честное слово, - добавила Олимпия.
        - Боже правый, - Шеридан во все глаза глядел на свою гостью. - Боже правый! Вы хотите сказать, что вы принцесса крови?
        Глава 2
        - Да. - Олимпия выпрямилась и застыла, сидя на жестком диванчике, набитом конским волосом. Сжав кулачки, она пристально, не мигая смотрела перед собой. - И я получила письмо из дома. Мой народ хочет, чтобы я вернулась в Ориенс.
        Вообще-то последнее утверждение было не совсем правдиво. Олимпия не собиралась делать подобное заявление, но слова сами слетели с ее губ, поскольку ей очень хотелось произвести выгодное впечатление на такого человека, как сэр Шеридан. Мало того, она с ужасом - как бы со стороны - снова услышала свой голос:
        - Мне сообщили, что народ требует моего возвращения в надежде, что я возглавлю революцию, в результате которой в стране установятся принципы свободы и демократии. Именно поэтому я должна отправиться на родину. Сэр Шеридан подмигнул ей:
        - Для того, чтобы возглавить революцию? Олимпия кивнула.
        - Что за странная идея, - сказал он, качая головой. Олимпия облизала кончиком языка пересохшие губы и понурила голову.
        - Вы наверняка думаете, что я слишком молода и неопытна для осуществления столь благородной цели. Но прошу вас, сэр Шеридан, не будьте столь строги… Ах, если бы вы только могли понять мои чаяния! Вы сами сражались за свободу, честь и человеческое достоинство. Во имя этих благородных идеалов вы рисковали своей жизнью. А теперь представьте себе, что значат эти святые понятия для меня! Ведь меня держат здесь, как птицу в клетке, я вынуждена жить в изгнании, как мне говорят, ради моей же безопасности. - Олимпия подняла голову и скорбно взглянула на Шеридана. - И вот я живу в холе, неге и полном достатке, в то время как мой народ прозябает в родном краю, страдая от гнета и бесправия. А я… я, на ком лежит ответственность за судьбы страны, хотя бы уже в силу одного моего статуса, еще ничего не сделала для того, чтобы помочь ему!
        Шеридан откашлялся и, хмуря брови, взглянул на свою гостью, как будто та была морской картой, оказавшейся очень неточной и постоянно вводившей его в заблуждение. Он начал что-то говорить, но внезапно замолчал и снова покачал головой:
        - Вы сразили меня наповал.
        - Я знаю, что кажусь сумасшедшей. Шеридан засмеялся:
        - Вне всякого сомнения.
        - Ах, прошу вас, думайте обо мне что хотите, только не отказывайте мне в своей помощи!
        Шеридан пристально взглянул на нее, а затем с легким смешком опять покачал головой. Опершись рукой о каминную полку, он поигрывал стоявшей там чернильницей.
        - Не спешите так, мисс Сен-Леже. Кстати, это ваше настоящее имя?
        - Да, но если быть точной, меня зовут Олимпия Франческа Мария Антония Елизавета. Династия Сен-Леже правила в Ориенсе со времен Карла Великого.
        Шеридан вновь задумчиво погладил перо и искоса взглянул на Олимпию. В этот момент он был похож на ленивого разомлевшего волка, который слегка навострил уши, заслышав далекий шум, еще не встревожившись, но уже насторожась.
        - Насколько я знаю, Ориенс находится во Французских Альпах, не так ли? В таком случае зачем же вам ехать в Рим, если вы хотите добраться до Ориенса?
        Олимпия сидела все так же прямо и неподвижно.
        - Альпы, в которых расположен Ориенс, вовсе не французские!
        - И тем не менее, - заметил Шеридан, - они находятся на значительном расстоянии от Рима.
        - Я должна проследовать именно через Рим совсем по другой причине. Я уже говорила вам, что не свободна в своих действиях.
        - Что значит «не свободна»? Олимпия потупила взор.
        - Так вы поможете мне?
        В воцарившейся тишине было слышно только, как потрескивает огонь в камине.
        - Мы зашли в тупик, мэм. Я не привык пускаться в сомнительные предприятия, имея неполную информацию о предстоящем деле.
        Поразмыслив, Олимпия решила, что, несмотря на его упреки, он все же не выставляет ее за дверь. Это было хорошим знаком. То, что он хочет все знать о ней и предстоящем деле, казалось вполне естественным. И у нее не было причин не доверять ему. Сэр Шеридан по натуре - приверженец свободы, он рисковал своей жизнью, сражаясь за свободу греков, страдающих под гнетом Оттоманской империи. Он доказал свою любовь к свободе на деле - в бою, в то время как сама она ничего еще не сделала во имя принципов демократии и справедливости.
        Нет, не его прямота останавливала Олимпию, а собственная трусость. Она все еще колебалась, не в силах преодолеть себя. Да, причиной ее скрытности были жалкая трусость и стыд, испытываемый оттого, что она не может сама справиться с обрушившимися на нее невзгодами. Но хуже всего был парализующий все ее существо страх, страх, от которого комок подкатывал к горлу и мешал говорить каждый раз, когда Олимпия бросала взгляд на Шеридана и видела не своего воображаемого героя, простого и надежного юношу с веснушчатым лицом, робеющего совсем по-мальчишески, а реального земного мужчину - из плоти и крови, самоуверенного, задающего ей острые вопросы по существу и желающего знать всю ее подноготную.
        Олимпия испытывала тайный страх еще и от мысли, что когда Шеридан узнает действительно все, он будет просто вынужден ей помочь, а это значит, события начнут развиваться с бешеной скоростью и для нее уже не будет дороги назад. Но справится ли она с той ролью, которую ей уготовила судьба? Олимпия сомневалась в этом и боялась оказаться не на высоте.
        - Все это так сложно, - пробормотала она. Шеридан хмыкнул:
        - Если это дело связано с европейской политикой, в которой сам черт ногу сломает, то я не сомневаюсь, что свихнусь от всех этих бредовых интриг и государственных интересов. И все же я готов рискнуть, выслушав вас.
        И видя его пристальный, слегка нетерпеливый взгляд, устремленный на нее, Олимпия отбросила прочь все сомнения.
        - Вы знаете, где расположен Ориенс? - спросила она, вздохнув.
        - Где-то между Францией и Савойей. Точка на карте размером с чаинку. - Шеридан выразительно махнул рукой. - Конечно, все это было до Бонапарта. А где эта страна находится сейчас, один Бог знает.
        - Там же, где и раньше, - заверила его Олимпия. - Венский конгресс объявил ее суверенным государством и восстановил на троне моего дедушку.
        - Какое счастье! Впрочем, я совсем забыл, у вас ведь в скором будущем произойдет революция. Интересно, такое развитие событий тоже предписал Венский конгресс одним из своих мудрых решений, или восстание явится чистой импровизацией?
        - Скорее импровизацией, - сказала Олимпия. - Разве конгресс уполномочен принимать подобные решения?
        Шеридан взглянул на нее, а затем вновь занялся пером и стал поглаживать его пальцами.
        - Смею заметить, кучка пьяных дипломатов способна на все. Однако прошу вас, продолжайте свой рассказ.
        Олимпия оправила складки на платье.
        - Понимаете, Ориенсу принадлежат лучшие горные тропы и перевалы, соединяющие Францию с Италией, - сказала она. - Они проходимы в любое время года, даже самой лютой и снежной зимой. Мой дедушка заключил договор с Британией на право пользования этими дорогами.
        - Гм. Получив взамен обещание оказать военную помощь в случае конфликта с чрезмерно дружелюбно настроенными соседями, я полагаю.
        - Нет, это было бы слишком корыстно с нашей стороны.
        - В самом деле? - Шеридану стало смешно. - Ну, тогда скажем так: ваша страна согласилась скорее стать шлюхой Великобритании, чем быть изнасилованной Францией. Ведь в этом меньше корысти, не так ли?
        Изумленная такой речью, Олимпия взглянула на него и залилась краской. Ее неутомимый язычок вновь начал облизывать пересохшие губы.
        - Вы снова пошутили, да? Мне так не хочется обижать вас тем, что я не смеюсь над вашими остротами, но я действительно очень часто не понимаю смысла шуток, - начала она поспешно оправдываться.
        - Меня это вовсе не огорчает. Я даже считаю подобное качество одним из достоинств человека. И все же мы до сих пор так и не дошли до сути дела…
        - Да-да, видите ли… - тихо сказала она, - моя страна слишком мала, и поэтому над ней вечно висит угроза потери суверенитета. В каком-то смысле эпоха наполеоновских войн помогла нам, так как великие государства мира, разбив агрессора, задумались над новым политическим устройством Европы и выразили активную заинтересованность в равновесии сил на континенте.
        - Ну да, конечно, - вздохнул Шеридан, - благословенное равновесие сил!
        Олимпия нахмурилась.
        - Вы говорите так, будто этот принцип вызывает у вас негодование.
        - В иерархии человеческих идей я ставлю его на одну ступеньку ниже идеи первородного греха. Звучит прекрасно, но на практике все это выглядит самым жалким образом. Именно из-за этого вашего хваленого принципа я чуть не отправился ко всем чертям в сражении при Наварино. Однако прошу прощения за отступление. - Шеридан сделал легкий поклон в ее сторону. - Я просто закоренелый циник.
        Олимпия слегка откашлялась, она с удовольствием выпила бы еще чая, но сэр Шеридан так пристально, не сводя глаз, смотрел на нее, что девушка боялась протянуть руку к чайнику и налить себе еще чашку. Она перевела дыхание и продолжала:
        - Я уже сказала, что мой дедушка избрал себе в союзники вашу страну. Но он очень стар… По правде говоря, я никогда в жизни не видела его, по он написал мне, что провозгласил наконец имя престолонаследника…
        Затянувшуюся паузу вновь прервал нетерпеливый голос Шеридана:
        - Ну и кто же он?
        Олимпия, чувствуя себя неловко под его пристальным взглядом, заерзала на месте.
        - Мой отец был старшим сыном в семье.
        - Ну и?..
        - Мои родители умерли, когда я была еще совсем маленькой. Из братьев отца остался в живых только один дядя - принц Клод Николя. По закону наследником трона должен стать именно он.
        - Салическое право, - заметил Шеридан. Он стоял, облокотившись одной рукой о мраморную каминную полку и поставив ногу на решетку камина. Пламя бросало красные отблески на его смуглый обнаженный торс, высвечивая мускулистую грудь. - Ну продолжайте, продолжайте! Я - весь внимание.
        - Клод Николя… одним словом, дедушка не любит его. Как, впрочем, не любит его и весь народ Ориенса. Дядя перешел в римско-католическое вероисповедание, в то время как почти все население нашей страны - особенно купцы и мастеровые - пресвитерианцы. Кроме того, он ярый монархист. Имея в своем личном распоряжении отряд гвардейцев, дядя мешает свободному политическому волеизъявлению народа, запрещая под угрозой расправы обсуждать любые вопросы, связанные с политикой. К тому же он завел дружбу с представителями русского посольства, что очень не нравится дедушке.
        - Еще бы, ведь это не по вкусу его союзникам-британцам.
        Олимпия грустно кивнула и понурила голову.
        - И тогда мой дедушка заявил, что в выборе наследника трона он будет руководствоваться не салическим правом, а другим законом. Кажется, этот принцип выбора престолонаследника называется неаполитанским правом, но я не уверена. Как бы то ни было, в своем письме он не стал излагать мне все эти подробности и юридические тонкости. Достаточно того, что такое право существует, тем более что двор и советники полностью поддержали дедушку в его решении.
        - Другими словами, он провозгласил вас наследницей своего престола.
        Олимпия подняла голову и кивнула. Шеридан заложил руки за спину и задумчиво уставился в пол.
        - А он знает о том, что вы замышляете развязать в стране гражданскую войну? - сухо спросил капитан Дрейк после продолжительного молчания.
        - Но я вовсе не хочу никакой войны! - в ужасе воскликнула Олимпия.
        - Однако вы ведь собираетесь устроить революцию.
        - Да… но это так, вообще… Ваша помощь нужна мне вовсе не для того, чтобы начать революцию, с этим я справилась бы и сама.
        - Правда? В таком случае я просто изумлен вашей блестящей - парадоксальной, я бы сказал, - логикой: возглавить революцию против себя самой - вот это мысль!
        - Сэр Шеридан, - воскликнула Олимпия, испытывая легкое раздражение от его непонятливости, - я вовсе не собираюсь поступать столь нелепым образом. Неужели вы не понимаете, что я никогда не взойду на трон? Но если бы все было так просто, если бы я могла вступить на престол и тут же отречься в пользу конституции и демократии, я сделала бы это с огромной радостью.
        Шеридан забарабанил пальцами по каминной полке и, склонив голову, вновь взглянул на Олимпию.
        - Да вы, как я посмотрю, настоящая радикалка.
        - Да! - воскликнула Олимпия, решительно тряхнув головой. - Но я не могу ждать, пока ко мне перейдет власть. Манифест, который издал мой дедушка, натворил множество бед. Мой дядя собирается…
        Олимпия замолчала и внезапно вспыхнула. Шеридан с интересом смотрел, как нежный румянец постепенно заливает все ее лицо до корней волос и шею. Нижняя губа задрожала, и Олимпия быстро прикусила ее, вновь низко опустив голову.
        - Все это так тяжело, - сказала она дрогнувшим голосом. Шеридан не упускал своего, когда ему предоставлялась такая явная возможность воспользоваться растерянностью женщины, которую срочно требовалось утешить. Быть может, подобное поведение было с ее стороны всего лишь уловкой, намеком, таким же прозрачным, как носовой платочек, который будто невзначай роняет женская рука. Его так и подмывало подойти к ней, поднять с земли воображаемый г.латок, утешить - и получить за это причитающееся ему вознаграждение. Но Шеридан не трогался с места. У его гостьи действительно был такой жалкий и скорбный вид, что, похоже, ей и вправду требовалось утешение, однако она даже не заметила, что уронила воображаемый кружевной платочек, бесполезно валявшийся сейчас у ее ног, и поэтому Шеридан не решился нагнуться за ним.
        Уж не заболел ли он, думал Шеридан с раздражением, не узнавая себя. Что за странные сантименты, откуда эта душевная смута и чувство омерзения к самому себе?
        Он неподвижно стоял у камина, выводя пальцем на покрытой пылью мраморной полке замысловатые узоры, и ждал. Через некоторое время Олимпия вновь вскинула подбородок и взглянула на Шеридана.
        - Мой дядя хочет жениться на мне, - вымолвила она, делая над собой усилие. - Он обратился к папе за разрешением вступить со мной в брак.
        Теперь Олимпия была пунцовой - то ли от возмущения по поводу столь противоестественного союза, то ли от отвращения к браку вообще - кто знает.
        - Вы скажете, что мне следует отказаться, - поспешно продолжала она, - конечно, я откажусь, но мой дедушка уже дряхлый старик, и дядя оказывает на него постоянное давление, он угрожает позвать русских гренадеров для того, чтобы подавить
«народные волнения», как он это называет. Если дедушку заставят дать свое согласие, а папа пришлет разрешение на брак, то боюсь… боюсь, мое собственное согласие даже не понадобится…
        Шеридан сочувственно вздохнул и мысленно поприветствовал принца Клода Николя как достойного соперника. У него, во всяком случае, был свой стиль. По словам этой крошки, он сделал прекрасный ход. Женившись на королеве и имея за спиной две такие силы, как Ватикан и русский царь, он станет истинным и единовластным правителем в своем крохотном Ориенсе… Причем его положение будет даже выгоднее, чем у любого другого короля, поскольку все шишки за непопулярные действия правительства достанутся на долю его супруги-королевы, которая таким образом превратится в козла отпущения.
        Шеридан сильно сомневался, что сам смог бы разработать более удачный план в такой ситуации, и эта мысль заставила его пожалеть о том, что ему в этом деле придется, по-видимому, выступать на противоположной стороне, имея столь сообразительного противника. Да и вообще надо признать, что Ориенсу крупно повезет, если во главе этого государства станет умный, безжалостный, хитрый политик, а не милая, пухленькая, загадочная революционерка.
        - Значит, вы намереваетесь отправиться в Рим для того, чтобы обратиться там с апелляцией к папе, - задумчиво сказал Шеридан.
        Олимпия взглянула на него своими широко распахнутыми зелеными глазами, в которых светилась яростная решимость и одновременно страх перед неведомой угрозой, как в глазах пугливой полевой мышки.
        - Да. Возможно, идя навстречу дяде и будучи введенным им в заблуждение, папа даст разрешение на брак, но когда я скажу ему, как оскорбительно для меня принимать участие в… - Олимпия вновь залилась краской, - в этой профанации брака и что я никогда не перейду в другое вероисповедание, он поймет, что надо мной учиняют насилие.
        - Смелое предположение, да вы оптимистка!
        - Но разве правда не на моей стороне? - неуверенно спросила она.
        Шеридан пожал плечами. Что он мог сказать ей, если она не понимает простых вещей: в надежде присоединить Ориенс к римско-католическому миру Ватикан закроет глаза на кровосмесительный брак, милостиво дав разрешение на него.
        - Так в чем же заключается ваша просьба ко мне, чем я могу помочь вам? Вы хотите, чтобы я сопровождал вас в Италию?
        - Нет-нет, - поспешно и смущенно остановила она его. - Разве я могу требовать так много? Я надеялась только на то, что вы поможете мне отправиться в путь.
        - То есть куплю вам билет на лондонский дилижанс?
        - Нет, я думала… думала, что существуют другие, тайные способы для людей, желающих оставаться незамеченными…
        - Все возможно. Но я ничего не знаю о них. Олимпия крутила бриллиантовый кулон, висевший у нее на шее, а Шеридан гадал, не был ли этот жест каким-то намеком, сигналом ему. Но, встретившись с ней глазами и увидев в ее взгляде невыразимую тревогу, он решил, что, к сожалению, это был вовсе не сигнал.
        - У меня создалось такое впечатление… - в замешательстве пробормотала она, - у вас такая репутация, что я решила… О, простите меня, но разве… разве у вас нет никаких связей с тайными организациями?
        Пройдя суровую школу жизни, Шеридан предпочитал держаться подальше от всяких организаций, особенно если они были тайными. Но гостья продолжала играть со своим бриллиантовым кулоном, и это заставило Шеридана вспомнить о том, что у него самого в карманах гуляет ветер. Поэтому он, откашлявшись, сказал:
        - Я бы с удовольствием помог вам. Но… как бы это поточнее выразиться… я ведь совсем недавно поселился в этих краях. - Он помолчал и, взглянув на нее, понял, что находится на верном пути. - Боюсь, что здесь я не смогу найти нужных связей.
        Как, впрочем, и в другом месте, но это уже было несущественно, поскольку Шеридан больше ни о чем другом не мог думать, кроме как о королевских драгоценностях, не выходивших у него из головы.
        - Но именно это мне от вас и нужно! - воскликнула Олимпия с отчаянием в голосе и уронила руку, которой терзала свой кулон. - Вы же понимаете, что я не могу путешествовать открыто. Конечно, до Лондона я могла бы добраться сама, но дальше… Я просто не знаю, что делать.
        Шеридан прислонился спиной к каминной полке и, поигрывая концом одеяла, начал лихорадочно размышлять. Его совершенно не вдохновляла перспектива поездки в Италию - на его взгляд, эта страна кишела бандитами и мелкими тиранами. Но соблазн был слишком велик. Деньги - вот главное, как ни вульгарно это звучит.
        Он еще раз внимательно взглянул на бриллиант, висевший у нее на шее, взвешивая разные варианты. Может быть, взять у нее плату за услуги вперед и бросить в порту Блэкуол? Или разыграть целый спектакль: нанять двух крепких парней, чтобы они напали на него в темном переулке в тот момент, когда она отдаст ему на хранение свои драгоценности, крикнуть ей, чтобы она бежала, а затем исчезнуть навсегда с ее горизонта? Не станет же она его разыскивать из-за каких-то побрякушек. Он может также продать полученные от нее сведения тем, кого они заинтересуют, а такие люди обязательно должны отыскаться, ведь она, в конце концов, принцесса, пусть и захудалой страны. Недаром она пришла к нему тайком, без сопровождающих…
        Черты лица Шеридана несколько смягчились. Хотя, конечно, если девица действует в одиночку, плата за его услуги не может быть слишком большой. Шеридану очень захотелось лучше рассмотреть бриллиант. Да, в нем по меньшей мере было три карата. Если у нее есть еще парочка подобных камней, то дельце может принести ему неплохой капиталец.
        - Я надеялась получить от вас рекомендательное письмо к карбонариям, - грустно сказала Олимпия.
        - Ах, к кар-бо-на-ри-ям! - протянул он. Олимпия закусила губу и потупила взор.
        - Конечно, они могут и не захотеть утруждать себя моими проблемами.
        Шеридан глубоко вздохнул. Теперь он понял, какого рода тайную организацию имела в виду эта девица, - это нелепое создание. Но он не мог взять в толк, почему ей взбрела в голову мысль о том, что он будто бы связан с кучкой чумазых итальянских мятежников, таких, как эти карбонарии. О Боже, при одной мысли о них у него потеют ладони!
        Но ведь Шеридану вовсе нет никакой нужды вступать с ними в контакт для того, чтобы добиться своей цели: выудить у этой девицы ее камешки. Бриллиантовый кулон мерцал в полумраке, маня и переливаясь всеми цветами радуги от падающего на него света, пробивающегося в комнату сквозь витражное окно. Да, Шеридану отчаянно нужны были деньги, причем срочно.

«Машаллах!» - как сказал бы Мустафа, или: «Что Господь ни делает, все к лучшему». Во всяком случае, к лучшему для него, отважного Шерри.
        - Карбонарии, - задумчиво повторил Шеридан. - Да, это будет сделать непросто… - И он почесал подбородок. А затем, как будто придя к какому-то решению, кивнул. - Думаю, что я смогу вам помочь!
        Лицо Олимпии просветлело. Теперь она выглядела окрыленной и одновременно испуганной.
        - Но все это сопряжено с опасностью, - добавил он. - Надеюсь, вы понимаете.
        Олимпия кивнула, нервно покусывая нижнюю губу. Шеридан выдержал паузу, а затем выпрямился и сказал как можно более убедительно:
        - Кстати, если вы уж действительно решились пуститься в столь опасное путешествие, я думаю, мне будет лучше отправиться вместе с вами.
        Олимпия замерла и, ошеломленная, взглянула на него. Шеридан развел руками, как бы показывая, что иначе и быть не может.
        - Понимаете, мне вряд ли удастся крепко спать по ночам, если я буду знать, что отправил вас одну в самое пекло.
        Она сразу же попалась на удочку.
        - Сэр Шеридан, - прошептала Олимпия, - вы истинно благородный человек.
        Ответом ей была скромная улыбка.
        - Так велит мне мой долг, мэм, - промолвил Шеридан после небольшой паузы и пожал плечами.
        - Но у вас нет передо мной никаких обязательств. - Она пристально взглянула на него и тут же опустила взор. - У вас есть долг только перед вашей страной. Вы беспокоитесь из-за меня, потому что слишком великодушны и добры.
        Вообще-то в его планы не входило беспокойство из-за нее; волнение у него вызывал только один вопрос: как выгоднее продать камешек, после того как он попадет к нему в руки. Но Шеридан знал, что играть роль героя - дело нелегкое; надо было уметь в нужное время тронуть нужную струну, соблюдая равновесие между правдой и вымыслом. Однако Шеридану нравилась эта порочная игра, она все больше захватывала его. Он был сыном своего отца - он считал, что, одурачивая эту девицу, дурачит весь мир, и именно в этом находил удовольствие. По своему опыту Шеридан знал, насколько простодушен мир, признавший его, капитана Дрейка, героем.
        - Ну хорошо, - сказал Шеридан, - не будем ломать копья, споря о том, что такое долг, когда на карту поставлены ваша свобода и свобода вашей страны. Солидарность борцов за свободу не знает границ и национальных различий, не правда ли?
        Олимпия пробормотала что-то нечленораздельное, выражая радость и полное согласие; она готова была расплакаться, Шеридан не мог не заметить это, тем более что он мнил себя знатоком женской психологии. Он снова уселся на диван рядом с гостьей и, налив чашку уже остывшего чая, сунул ее мисс Сен-Леже в руки, чтобы она успокоилась и не донимала его больше своим восторженным лепетом.
        - Подкрепитесь, - сказал он. - Мы недалеко продвинемся, если у вас глаза будут постоянно на мокром месте.
        Она взяла себя в руки и вскинула подбородок.
        - Конечно, вы правы.
        Шеридан невольно улыбнулся. Ему в голову пришла сумасбродная мысль - чмокнуть ее в носик. Но он понимал, что этого ни в коем случае нельзя было делать. Он хотел всего лишь слегка облапошить принцессу, облегчив ее карманы, но вовсе не собирался совращать и компрометировать. Бывший офицер не испытывал никакого желания быть приговоренным за оскорбление принцессы крови к смертной казни - пусть даже в далеком Ориенсе, Поэтому вместо поцелуя он просто похвалил ее:
        - Молодчина. А теперь давайте разработаем план действий. Я, конечно, сам организую ваш отъезд из Лондона в Италию, но вот путешествие до Лондона вызывает у меня ряд серьезных сомнений. Дело в том, что я долго плавал и совершенно забыл расписание дилижансов, но еще с большим трудом я могу представить себе, каким образом можно переправить вас незаметно отсюда в столицу.
        Олимпия глубоко вздохнула.
        - Я уже все продумала. Я отправлюсь пешком до Апуэлла и попрошу Фиша Стовелла доставить меня на своей плоскодонке по реке до Линна.
        - Прекрасная мысль. Но можно ли доверять этому вашему Фишу Стовеллу?
        - Фиш - мой хороший друг, - серьезно ответила она. - Я бы доверила ему даже свою жизнь.
        Шеридан не стал обсуждать вопрос о том, правомерно ли с ее стороны доверять свою жизнь человеку по имени Фиш.
        - А… простите меня, я не хочу совать нос в чужие дела, но, надеюсь, вы подумали о финансовой стороне дела? - спросил он и отвел глаза в сторону.
        - О, конечно! - Олимпия поставила свою чашку на стол и начала искать застежку на золотой цепочке, на которой висел кулон. - Вы должны взять вот это. Я не хотела опережать события и говорить с вами на эту тему до тех пор, пока не выяснила, что вы готовы помочь мне. Как вы думаете, этот кулон можно продать? С собой в дорогу я возьму все свои драгоценности. Эта вещица - всего лишь малая часть того, чем я располагаю.
        На ладони Шеридана мерцала золотая цепочка. Он поворачивал руку так и этак, сдерживая себя, чтобы не рассмеяться от удовольствия, а затем сжал пальцы в кулак.
        - Принцесса, - произнес он негромко, прижимая ее руку к своему кулаку с зажатым в нем бриллиантовым кулоном. - Вы уверены в том, что поступаете правильно?
        Олимпия от растерянности вновь закусила губу, а Шеридан вдруг понял, что зашел слишком далеко, но уже не мог остановиться. Она взглянула на него и кивнула.
        - Вы - мужественная и отважная леди.
        Шеридан думал, что этими словами смутит ее, но не тут-то было. Вместо того чтобы разомлеть от такой похвалы, Олимпия выпрямилась, перестала кусать свою губу, взглянула ему прямо в глаза и покачала головой.
        - Нет, - сказала она тихо, но решительно, - не говорите так. Я недостойна такой оценки.
        Шеридан задержал ее чуть подрагивающие пальцы в своей руке. Должно быть, ей было холодно. Однако его поразили мертвенно-бледный цвет лица Олимпии, огромные остановившиеся глаза и дрожащая нижняя губа. Шеридан понимал, что творится у нее в душе. Такой вид обычно бывает у неопытных юнг, наблюдающих, как их корабль идет на сближение с другим судном, когда кажется, они вот-вот столкнутся; такой мертвенно-бледный цвет лица обычно бывает у матроса, которого тащат на порку.
        Шеридан отпустил руку Олимпии и отошел от нее. Она продолжала сидеть, застыв в неподвижности и уставившись в пространство. Но затем ее лицо вновь оживилось, и она взглянула на своего кумира восхищенным взглядом. Она видела в нем героя, которым он никогда не был. Такое выражение благоговейного восторга Шеридан тоже видел не раз на лицах молодых моряков, веривших, что он, капитан Дрейк, поведет их к славе, хотя там, куда он действительно вел их, не было ничего, кроме грохота пушек, искалеченных человеческих тел и холодящего душу ужаса. Шеридану стало тошно, когда он заметил подобное выражение на лице своей гостьи, такой серьезной и торжественной. Этот воробышек решил, что сможет с его, капитана Дрейка, помощью стать орлом.
        Как бы не так! Шеридан не мог ничем помочь ей, а если бы даже и мог, то ни за что не стал бы делать этого.
        Он швырнул цепочку с кулоном ей на колени.
        - Заберите, - спокойно сказал он.
        Олимпия в замешательстве взглянула на свой кулон, а затем подняла взгляд на Шеридана. Выражение его лица было замкнутым и непроницаемым. Он явно прятал от нее глаза.
        - Заберите это, - повторил он и встал с дивана, оставив на нем ворох скомканных одеял. - И отправляйтесь домой. Я - испорченный малый, и вы должны об этом знать. Лгун и негодяй. Я обману вас, обворую и брошу.
        - Простите? - Олимпия явно не понимала, о чем он говорит.
        - Вы думаете, что я честный человек. Но, к сожалению, вы ошибаетесь, хотя, прошу вас, никому не рассказывайте об этом. Я хочу сохранить это в тайне, впрочем, если вы даже и проболтаетесь, вам все равно никто не поверит.
        Олимпия вздохнула с облегчением. На какое-то мгновение ей показалось, что он говорит совершенно искренне, но эта странная усмешка убедила ее в обратном.
        - Понимаю, - сказала она и с трудом улыбнулась. - Вы опять шутите.
        Лицо Шеридана вытянулось. Он, не говоря ни слова, уставился на гостью. Его черные, слегка вьющиеся волосы выделялись темным пятном на фоне золотистых обоев. Олимпии вдруг стало очень жаль, что она больше никогда не увидит этого человека в такой обстановке. Ей захотелось запомнить его, навсегда запечатлеть в памяти для того, чтобы долгими бессонными ночами вспоминать, рисуя в своем воображении эту линию плеч, мускулистую грудь, гладкую загорелую кожу.
        Олимпия опустила ресницы, чтобы Шеридан не догадался, о чем она сейчас думает. Ведь таким мыслям и мечтам можно предаваться лишь наедине с собой, ночью, лежа в своей постели. И так как Шеридан все еще молчал, девушка взяла золотую цепочку с кулоном и положила ее на столик рядом с его чашкой, а затем, захватив свой жакет, встала с дивана.
        - Мне пора уходить.
        Шеридан даже не двинулся с места, чтобы помочь ей надеть жакет. Олимпия с трудом, не попадая в рукава, надела его и начала застегивать, поглядывая на хозяина дома.
        - Если вы захотите связаться со мной, - сказала она, - передайте записку через моего друга Фиша. Я вижусь с ним каждый день.
        Шеридан взглянул на столик, на котором мерцал бриллиантовый кулон. Выражение его лица не укрылось от Олимпии, и она пришла в замешательство. Взяв шляпу и теребя в руках ее поля, она попыталась выразить ему свою признательность:
        - Я… сэр, я не могу… у меня нет слов, чтобы сказать, как я вам благодарна!
        Шеридан вскинул на нее холодный взгляд своих серых глаз, казавшихся ледяными в этой маленькой комнате с золотистыми обоями и пылающим огнем в камине.
        - Вам еще рано меня благодарить, - отозвался он, усмехаясь. От его усмешки Олимпии вновь стало не по себе. - Подождите немного, принцесса, вам еще не за что меня благодарить.
        Как всегда невозмутимая, миссис Плам расстелила на кровати в комнате Олимпии отрез серебристого атласа и отступила на шаг, любуясь им с задумчивым видом.
        - Как вам нравится эта ткань? - спросила она. Миссис Плам, чрезвычайно хорошенькая компаньонка с точеной фигуркой и узкой талией, обладала завидным вкусом и следила за тем, чтобы Олимпия одевалась по последней моде, хотя сама носила более чем скромные наряды, как и положено безутешной вдове.
        - Думаю, из нее выйдет очаровательное платье для прогулок.
        Мистер Стаббинс писал стихи миссис Плам, над которыми та смеялась, спрашивая его, зачем он, совсем еще ребенок, у которого молоко на губах не обсохло, тратит свое время на нее, пожилую женщину, и заигрывает с ней. Хотя Олимпия втайне думала, что Джулии нравятся ухаживания молодого человека. Сама Олимпия в юности страшно ревновала мистера Стаббинса, мягкие золотые кудри и горевшие революционным пылом карие глаза которого сводили: шестнадцатилетнюю девушку с ума.
        Но теперь, в свои двадцать четыре года, Олимпия уже избавилась от былого увлечения и считала его детским капризом, свойственным праздной аристократической молодежи.
        - Слишком кричаще, на мой взгляд, - ответила Олимпия, скосив глаза на серебристый атлас. - Я предпочитаю муслин.
        Миссис Плам пропустила ее замечание мимо ушей и только негромко фыркнула. По мнению Олимпии, Джулия кичилась тем, что служит в доме у настоящей принцессы, это как бы подымало ее в собственных глазах и глазах окружающих. Олимпия и мистер Стаббинс, конечно, в душе осуждали такие консервативные предрассудки, но не хотели высказываться на эту тему вслух, боясь встретить холодный надменный взгляд красивых глас миссис Плам.
        - У вашей модистки есть журнал с последними моделями, думаю, вы сможете найти себе там что-нибудь подходящее, - сказала Джулия. - Тем более что несколько образцов предназначены для полных дам.
        И Джулия окинула Олимпию взглядом своих прекрасных голубых, как всегда, непроницаемых глаз.
        - Вы этим утром долго гуляли, несмотря на холодную погоду, - заметила она.
        На секунду замявшись, Олимпия отвернулась к окну и промолвила:
        - Я оставила у капитана Дрейка свою визитную карточку. Эти слова прозвучали с вызовом, хотя Олимпия старалась говорить спокойно.
        - Вы поступили довольно неосмотрительно, - заметила Джулия ровным голосом.
        Компаньонка была совершенно права, и, понимая это, Олимпия начала поспешно оправдываться.
        - Он не принял меня, - солгала она. - Да мне этого и не нужно было, потому что я не собиралась наносить ему визит. Я считаю, что все живущие в округе должны засвидетельствовать ему свое почтение, и потому не вижу ничего предосудительного в том, что сделала это первой. Ведь сэр Шеридан - истинный герой, овеянный славой.
        - Да, так говорят, - отозвалась Джулия, поглаживая атлас. - Но вам неприлично заходить в дом к холостяку, каким бы героем он ни был. Надеюсь, в будущем вы не совершите еще раз подобной непростительной ошибки.
        Олимпия почувствовала, что краснеет.
        - Я всего лишь оставила у него в передней свою визитную карточку.
        - Люди любят сплетничать о подобных вещах, - продолжала Джулия. - Вы должны сохранять достоинство соответственно вашему положению в обществе.
        - Плевала я на мое положение! - закричала Олимпия со слезами на глазах. - Мне от него ни жарко, ни холодно.
        На красиво очерченных губах Джулии заиграла снисходительная улыбка.
        - И тем не менее… - строгим голосом сказала она. - Вы не должны больше посещать капитана Дрейка без сопровождающих лиц. Дайте мне слово, что вы не будете делать этого.
        Олимпия вскинула подбородок и кивнула.
        - Хорошо, - сказала она, тщательно выбирая слова. - Я обещаю больше никогда не навещать его в усадьбе Хазерлей.
        - Благодарю вас, - промолвила Джулия и взглянула на часы, стоявшие на каминной полке. - Сегодня вечером я должна отлучиться на часок, если, конечно, я вам не нужна.
        Олимпия кивнула и начала сворачивать ткань, расстеленную на ее кровати.
        Когда Джулия ушла, девушка остановилась у окна и долго смотрела на обледенелые берега реки, прижав к груди свернутый отрез атласа.
        Это был привычный пейзаж. Олимпия смотрела на него уже двадцать четыре года.
        Иногда ей хотелось отдать свою королевскую диадему Джулии, которая, во всяком случае, играла бы роль принцессы намного лучше, чем это делала она сама.
        Глава 3
        Шеридан лежал, опершись на руку, под сенью алькова своею отца и смотрел на женщину, которая долгое время была любовницей Дрейка-старшего. Она, склонив голову, застегнула последнюю пуговицу у ворота своего глухого, подчеркнуто скромного платья и поправила на нем крохотные бантики жестом элегантной, знающей себе цену потаскухи.
        - Джулия, - лениво промолвил Шеридан, - ты, как всегда, очаровательна.
        Он откинулся навзничь, заложив руки за голову. Его потную грудь и руки приятно холодил гулявший по спальне сквозняк.
        - Ты делаешь честь всему христианскому миру, особенно его слабой половине, - добавил он, взглянув на ее строгий наряд и простую прическу.
        Единственная свеча, горевшая в комнате, бросала пурпурные отсветы на черный атлас ее платья. Джулия склонилась над Шериданом и провела пальчиком по его губам. Его губы приоткрылись, и он ощутил солоноватый вкус - вкус удовлетворенной страсти. Шеридан перехватил руку Джулии у запястья и поцеловал ладонь. Она отняла ее и выпрямилась.
        - Итак, - произнес Шеридан, со вздохом откидываясь на подушки, - теперь мы должны перейти к делу, насколько я понимаю.
        Джулия присела рядом с ним на кровать и, проведя пальчиком по щеке Шеридана, начала щекотать его грудь. Он смахнул ее руку и сказал:
        - Давай оставим на время наши игры, дорогая. Итак, чего ты от меня хочешь?
        - Шеридан, - прошептала Джулия глухим от страсти голосом и начала нежно целовать его руку, больно сжавшую ее ладонь, как будто боль возбуждала ее.
        - Ты хочешь вновь занять в этом доме прежнее положение? - спросил он, милостиво позволяя ей целовать свою руку. Когда же она взглянула на него, Шеридан нарочно окинул ее стройную фигуру оценивающим взглядом. - Нельзя сказать, что у тебя нет таланта и опыта, к тому же ты, несмотря на свой возраст, замечательно хорошо сохранилась. Кстати, сколько тебе лет?
        Глаза Джулии вспыхнули страстью. Она опустила длинные ресницы и слегка укусила его ладонь. Шеридан усмехнулся и устремил задумчивый взор вверх, разглядывая купол висевшего над кроватью балдахина.
        - Мне было не больше шести лет, когда отец впервые привел тебя в дом и сделал своей шлюхой. И ты уже тогда была далеко не ребенком. С тех пор прошло около трех десятков лет. Так на сколько же лет ты меня старше? На восемнадцать? На двадцать? - Он отнял у нее руку. - Прости, дорогая, но вакансия все еще открыта, и я рассматриваю кандидатуры только тех претенденток, которые смогут подольше послужить мне на этом поприще.
        - Ты грязный ублюдок, - прошептала она. - И всегда им был.
        Шеридан откинул в сторону одеяло и сел на кровати.
        - Такой уж я уродился, весь в отца.
        - Твой отец был достаточно добр ко мне.
        - Неужели? - Шеридан взял одежду - В таком случае это большая новость для меня. - Он надел рубашку через голову. - Он оставил тебе денег?
        Джулия на секунду замерла. Шеридан отметил это про себя, продолжая все так же неторопливо одеваться. Джулия провела рукой по резьбе на спинке стоявшего возле кровати стула.
        - Ты разве не читал завещание?
        - Нет еще, - ответил он, застегивая жилет и отбрасывая в сторону скомканный шейный платок. - У меня на завтра назначена встреча с адвокатом. По правде говоря, я почти не надеюсь на наследство. Прости, но я должен предупредить тебя - не вздумай сесть на этот стул, если не хочешь, чтобы твою великолепную задницу окатили ледяной водой.
        Джулия, собиравшаяся уже было сесть, поспешно выпрямилась и бросила на Шеридана вопросительный взгляд.
        - Да-да, - кивнул он, - это еще один образчик восхитительного чувства юмора моего отца. В этом доме полно подобных фокусов, Матрасы на всех постелях, кроме этой, набиты гвоздями. Дверной колокольчик устроен таким образом, что на гостя, вздумавшего позвонить, обрушивается целый сугроб снега. Дверцы гардероба захлопываются и прищемляют вам руку сразу же, как только вы протягиваете ее, чтобы взять нужную вещь. А если вы, не дай Бог, станете не на ту лестничную ступеньку, она провалится у вас под ногами, и вы полетите в тартарары. - Шеридан натянул сапоги и встал. - Чертовски весело. Я однажды чуть ногу не сломал.
        Когда он поднял голову, то увидел, что Джулия как-то странно смотрит на него.
        - Я об этом не знала, - сказала она. - Я… я уехала до того, как он начал строить этот дом.
        - Ага, значит, он выставил тебя. Какой позор! Должно быть, ты чувствовала себя после этого так одиноко, привыкнув к изощренному разврату. Вы были прелестной парочкой, два настоящих исчадия ада!
        Джулия улыбнулась странной полуулыбкой, чуть тронувшей ее губы, и, подойдя к Шеридану, положила руки ему на плечи. Ее голубые глаза скользили по его открытой шее и напряженному лицу.
        - Когда я в последний раз видела тебя, - промолвила она, - тебе исполнилось шестнадцать лет, и все твое лицо было в прыщах.
        - А ты в ту пору была красивой продажной сучкой, точно такой же, как и сейчас, - сладким голосам сказал он. - Я страшно ревновал тебя к старику.
        Джулия, как будто не слыша его, смерила глазами широкий размах плеч Шеридана и продолжала:
        - Ты вырос сильным и стройным.
        - Спасибо.
        - И стал героем. Рыцарем Бани.
        Шеридан скромно кивнул. Джулия провела рукой по его густым черным волосам.
        - Я даже не думала, что ты станешь таким.
        - О, более того, мне кажется, я могу быть прекрасным рыцарем и в настоящей бане. - Шеридан потрепал ее по щеке. - Хочешь, докажу тебе это прямо сейчас?
        Улыбка исчезла с ее лица. Джулия глубоко вздохнула. Шеридан усмехнулся и оттолкнул ее.
        - Нет, пожалуй, здесь чертовски холодно для бани, - сказал он. - Я действительно, как ты верно подметила, давно вырос и возмужал, и меня не надо гладить по головке и говорить мне, что я - хороший мальчик, ведь это, в сущности, неправда, уверяю тебя. - Он взял расческу с туалетного столика. Расчесав густые волосы, Шеридан повернулся и с наигранным удивлением взглянул на Джулию, стоявшую посреди комнаты. - Ты все еще здесь? Чего же ты хочешь от меня, дорогая?
        Она молчала. Шеридан прошел мимо нее к гардеробу и достал сюртук.
        - Не денег же, в самом деле. Честно говоря, я совершенно на мели. Тебе следовало бы сперва поинтересоваться моим финансовым положением, а затем уже прыгать ко мне в постель. - Он накинул сюртук на плечи и снова искоса взглянул на Джулию. - Считай это одним из видов своей благотворительной деятельности. Или патриотическим поступком. Чем-то вроде пения британского гимна в честь возвратившегося домой героя.
        - Шеридан, - негромко сказала Джулия, - мне нужно поговорить с тобой.
        Тон, которым это было сказано, заставил его остановиться на пороге комнаты. Он полуобернулся и бросил на нее через плечо вопросительный взгляд.
        - Я могу избавить тебя от ненужной поездки к адвокату, - продолжала Джулия. - Я знаю все условия, изложенные в завещании твоего отца, пункт за пунктом.
        Шеридан прислонился спиной к дверному косяку и замер.
        - Да, конечно, я подозревал об этом. Все состояние переходит к тебе, не правда ли? - И видя, что Джулия молчит, он потер подбородок. - Ну ладно, в конце концов ты, славно потрудившись в его постели, сделала для старика больше, чем я.
        - Ты даже ни разу не приехал домой, не навестил его, - тихо сказала Джулия, и ее лицо стало печальным. - Ни разу за все это время!
        Этот исполненный невыразимой печали взгляд был, пожалуй, лучшим из всех ее фокусов. В детстве Шеридан по наивности часто позволял ей одурачивать себя. Но теперь, глядя в лицо очаровательной лгуньи, он чувствовал, как в глубине его души зреет какая-то опасная, неведомая сила, похожая на дремавшего волка, открывшего вдруг глаза, горящие золотистым огнем в непроглядном мраке. Шеридан сделал усилие над собой и кротко улыбнулся:
        - Я страшно не любил отца, ты же знаешь. Мои адмиралы никак не могли обойтись без меня, настаивая на том, что я непременно должен оставаться при исполнении своих служебных обязанностей, главной целью которых было уничтожение злополучных чужеземцев в интересах такого мира, каким он представляется его величеству.
        - В течение этих двадцати лет ты мог давно уже выйти в отставку.
        Проснувшийся волк все еще таился во тьме, следя оттуда за своей жертвой. Шеридан мысленно воздвиг каменную стену, кирпич за кирпичом, для того чтобы удержать свое второе «я» на безопасном расстоянии. Засунув руки, которые уже давно чесались, в карманы - от греха подальше, - он насмешливо спросил:
        - И что бы я, моя любовь, стал делать, выйдя в отставку? Джулия слегка пожала плечами и опустила глаза.
        - Ты мог бы заняться политикой, например. С твоей репутацией ты смог бы, наверное…
        - …спокойно умереть с голоду, так я думаю. Мне кажется, что для женщины твоих лет ты необычайно наивна, Джулия. Медали - вещь полезная, это несомненно, но для того, чтобы купить себе место в парламенте, нужны не они, а звонкая монета. Или ты думаешь, что отец дал бы мне денег? Ни за что на свете, уверяю тебя.
        - Но ты не можешь этого знать наверняка!
        - Однако я знаю это совершенно точно, дорогая, - сказал он. - Или ты все еще считаешь меня прежним десятилетним дурачком?
        Джулия наморщила гладкий лобик.
        - Но чем ты собираешься заняться теперь?
        Шеридан бросил сюртук на спинку стула. Подойдя к маленькому столику красного дерева, он взял с него пыльную бутылку, открыл ее и понюхал содержимое.
        - Как ты думаешь, это настоящее бренди или какая-нибудь подделка - очередная шуточка отца, от которой, выпив стаканчик, свалишься на пол и забавно так задергаешься в судорогах?
        - Меня беспокоит твое будущее, - продолжала тем временем Джулия.
        Шеридан пропустил ее слова мимо ушей и вновь поставил хрустальную бутылку на столик.
        - Лучше я дам сначала попробовать это Мустафе. Его все равно ничто не может убить. Я сам пытался сделать это не раз, но совершенно безуспешно.
        - Шеридан, - сказала Джулия, - чем ты собираешься заняться теперь?
        - Теперь - то есть когда у меня нет никаких надежд на будущее, это ты хотела сказать. - Шеридан повернулся к окну, за которым тихо угасал день. Его сумеречный свет лился в комнату, освещенную тусклой свечой. Шеридан оперся на подоконник. - Я думал об этом и подсчитал все свои богатства. У меня есть медали - думаю, что за каждую можно будет выручить по фартингу по меньшей мере. За эполеты я еще возьму пятнадцать гиней, если, конечно, хорошенько почищу их. Кроме того, я могу заложить свою парадную шпагу. - Шеридан помассировал рукой затылок. - Но скорее всего я ничего не стану продавать из своих сокровищ. Ведь я - рыцарь. Я велю на дверях камеры в долговой тюрьме повесить табличку: «Убивал драконов. Спасал принцесс. Но главным образом сражался на море, где совершал по случаю безрассудные подвиги».
        - У тебя много долгов?
        - О да. Но самое интересное, что я не получил никакого удовольствия от этих денег, запутавшись в долгах по недоразумению! Черт бы побрал мою легковерность. - Шеридан засмеялся и взглянул на Джулию. - Ты можешь себе представить, что всего лишь несколько лет назад я снова попался на удочку, позволив околпачить себя как последний идиот! Я вновь поверил моему отцу, который на этот раз предложил мне взаймы денег, чтобы я вложил их в им же рекомендованное дело. Это был один из этих проклятых железнодорожных проектов - какой-то новый локомотивный двигатель, если ты в этом что-нибудь понимаешь. Я был уверен - уверен, заметь себе! - что получу хорошие деньги и это позволит мне уже через год оставить службу на флоте.
        Слегка поджав красивые губы, Джулия стояла и слушала его. Шеридан тряхнул головой и уставился в окно, продолжая свой рассказ:
        - А надо сказать, к тому времени я уже созрел для отставки, служба осточертела мне. Чего стоит одна стоянка у берегов Бирмы, куда мы попали в сезон дождей и проторчали там целых шесть месяцев в ожидании наших солдат, этих молокососов, удерживавших в это время Рангун. От нестерпимой жары наши съестные припасы начали быстро портиться, повсюду вонь, мухи, бесконечный дождь. Девятнадцать из двадцати матросов моего судна умерли от дизентерии или холеры или какой-то другой чертовой болезни, названия которой я, право, не знаю. И каждый раз в час отлива на отмелях показывались разлагающиеся трупы, выброшенные за борт в течение тех страшных месяцев. Никакого наземного транспорта, только вонючая река, по которой доставляли почту. И вдруг в этом аду мне вручают письмо; его привез приличного вида малый, прибывший на яхте и пригласивший меня к себе на борт отобедать. Нам подали пирог с олениной, жареного фазана, лимонный пудинг и свежие рогалики. Ты знаешь, что такое свежие рогалики, какой у них восхитительный вкус? Они мягкие. Мягкие! Я чуть не расплакался. А затем парень передал мне письмо от отца и все
объяснил, представив документы, и я…
        В комнате воцарилась тишина. Шеридан слышал только свое дыхание и стук бешено колотящегося сердца. Он злился на самого себя за проявленную им тогда слабость, в результате которой лишился всех с трудом скопленных сбережений и накликал на свою голову неисчислимые беды.
        - Ты, наверное, уже догадалась, чем закончилась вся эта история? - Шеридан отошел от подоконника. - Проект лопнул, парламент отклонил его, не дав разрешения и не выделив субсидий. Думаю, что причиной тому были опасения, что шум локомотива потревожит послеобеденный сон двух леди - старых дев, - проживающих вблизи железнодорожного полотна. Но самое страшное для меня открылось тогда, когда выяснилось, что в подписанных документах имеется статья, в соответствии с которой я должен взять на себя - то есть записать себе в счет долга - доли тех вкладчиков, которые пожелают продать свои паи. А теперь слушай! Мой дражайший отец решил сыграть со мной шутку и продал за бесценок ростовщику в Сен-Мари-Аксе мой вексель, и теперь этот малый преследует меня, требуя отдать причитающиеся ему четыреста тысяч фунтов. Джулия ахнула.
        - Четыреста тысяч?! - воскликнула она ошеломленно. Шеридан улыбнулся:
        - Согласись, что это действительно очень смешная история. Но не обращай на меня внимания, Джулия, у тебя есть наследство, и я не собираюсь причинять тебе беспокойство. Ростовщик пока стесняется нажать как следует на такого героя, каким являюсь я, но, думаю, будет лучше, если я побыстрее смоюсь отсюда. - Шеридан встряхнул свой сюртук и надел его. - Я немедленно отправлюсь в Индию, украду там себе деревянную плошку и усядусь на углу какой-нибудь улицы вместе с другими нищими, придав лицу соответствующее выражение.
        Джулия все так же неподвижно стояла, задумчиво глядя на Шеридана. Ее застывшая фигура казалась изваянной из белого и черного мрамора. Шеридан начал терять терпение и собирался уже послать ее ко всем чертям, когда она внезапно вышла из оцепенения и, нахмурившись, резко спросила:
        - Это правда?
        - Неужели ты думаешь, что мне все это приснилось? - воскликнул он. - Если бы! Я приехал сюда не для того, чтобы оплакивать старого ублюдка, протянувшего наконец ноги. Я знал, что он не оставит мне ни гроша, если будет составлять завещание, поэтому надеялся, что он умер без него. Похоже, мне не повезло.
        Шеридан криво усмехнулся.
        - Да, - промолвила Джулия, - тебе не повезло.
        - Ну ладно, - сказал Шеридан, завершая разговор. - Спасибо, что пришла, проявила ко мне сочувствие. Или, может быть, ты явилась, чтобы попросить меня убраться отсюда? Наверное, этот дом тоже принадлежит тебе? Хотя предупреждаю тебя, что это чертовски холодный мавзолей, наполненный зловещими фокусами. - Шеридан обвел взглядом комнату. - К тому же очень мрачный и безобразный.
        Джулия глубоко вздохнула.
        - Мне понятна твоя горечь, иного я и не ожидала. И все же я надеялась, что мы лучше поладим друг с другом.
        - Ты очень добра. Но зачем нам вообще ладить друг с другом? Для этого нет никаких оснований. Я, конечно, люблю баб с опытом и изюминкой, но и только. Никаких условий и обязательств, никаких сделок, упаси меня Бог! Я сейчас же начну собирать свои…
        - Шеридан, - перебила она его. - Подожди минуту и выслушай меня. Твой отец все же оставил тебе свое состояние.
        Шеридан застыл на месте. Сначала его охватило изумление. Оправившись немного, он вдруг заметил, что стоит посреди комнаты и смотрит на Джулию, разинув рот. Шеридан закрыл его, и тут же все его существо пронзила неистовая радость. Он почувствовал огромное облегчение, тысячи мыслей роились у него в голове. В его воображении вставали картины одна заманчивее другой. Какие перспективы открывались перед ним, какая чудесная жизнь - жизнь, полная уюта и долгожданного покоя, ожидала теперь его! Он мог отправиться в путешествие первым классом по Европе, посетить знаменитые центры мировой культуры, услышать чудесную музыку… о Боже, музыку! Он сможет поехать в Вену и насладиться там божественными звуками Бетховена, Шуберта, Мендельсона… Господи, да он сможет купить себе свой оркестр, заказать любому композитору симфонию или оперу. И еще он обязательно заведет себе повара-француза, который будет каждое утро печь ему мягкие рогалики - столько, сколько он, его хозяин, сможет съесть! Он будет соблазнять женщин, лежа на мягких белых рогаликах. Шеридан взглянул на высокую грудь Джулии, все еще думая об аромате
сладких, теплых, только что испеченных булочек, и вдруг поймал себя на том, что глупо смеется. Он тут же прекратил идиотское хихиканье и взял себя в руки.
        - Джулия, - произнес Шеридан, - Джулия, ты не обманываешь меня, моя любовь? Не делай этого. Это слишком жестоко.
        Джулия покачала головой. Ее губы были плотно сжаты в одну напряженную линию, но Шеридан решил, что ее лицо исказило чувство зависти. Зачем ей было лгать? Голова у Шеридана кружилась, и в порыве великодушия он вдруг выпалил:
        - Ты можешь остаться жить здесь. Нет, не именно здесь, конечно, потому что я намерен снести до основания это каменное чудище. Я построю тебе дом - там, где ты захочешь, и ты сможешь спокойно доживать в нем свой век. Обещаю тебе сделать это!
        Посреди этой тирады он вдруг осознал, что говорит. Ему вовсе не хотелось вешать себе на шею заботы о стареющей шлюхе, особенно такой, которая не задумываясь всадит нож ему под ребра, если это хоть немного позабавит ее или принесет выгоду. Шеридан прекрасно знал, что прячется под этой маской материнского сострадания.
        Хотя, конечно, обещания - это всего лишь слова, звук пустой. А в Джулии, как он видел теперь, все же сохранились еще добрые чувства. Шеридан широко улыбнулся и протянул ей руку:
        - Мы, я и мой старик, очень многим обязаны тебе.
        Его рука повисла в воздухе. Джулия стояла не шевелясь, молча наблюдая за ним. Шеридан похолодел, его охватили дурные предчувствия.
        - Ты сказала - нам лучше поладить друг с другом? - вдруг вспомнил он, все еще протягивая ей руку.
        Джулия сухо улыбнулась одними губами. Шеридану стало не по себе. Он опустил руку, заподозрив неладное. Все это дело дурно пахло, от него несло такой вонью, как от всех шуточек его отца.
        - В чем дело? - спросил Шеридан, зло прищурившись.
        Джулия провела кончиком языка по губам так, как облизывается довольная кошка, наевшаяся сметаны. В глазах у Шеридана потемнело, он потерял самообладание, охваченный жгучей ненавистью. Волк вновь проснулся в нем, требуя крови.
        - Черт бы тебя побрал, говори, где тут ловушка?!
        Джулия отступила на шаг, ее зрачки расширились от страха, и, взглянув на сжатые кулаки Шеридана, она еще дальше отпрянула от него, невольно вздрогнув.
        Подобным образом вели себя шлюхи в публичных домах, бродяги на задворках и нищие во всех портах мира, а их Шеридан достаточно повидал на своем веку. Джулия решила, что сейчас он ее ударит. И поняв это, Шеридан сразу же пришел в себя. Волны бешенства, нахлынувшие на него, улеглись, он опомнился и, тяжело дыша, взглянул на стоявшую перед ним женщину, чувствуя легкое головокружение.
        Внезапно ему показалось, что он сейчас разрыдается, как ребенок. Тогда Шеридан схватил бутылку и тщательно прицелился Джулии в голову, давая ей время увернуться. Бутылка пролетела выше ее головы и вдребезги разбилась о стену, оклеенную яркими обоями. От грохота и звона стекла у Шеридана полегчало на душе. Джулия стояла все так же прямо, чуть заметно дрожа.
        - Ты закончил? - спросила она, видя, что он остыл.
        Шеридан обошел вокруг нее с непроницаемым выражением лица, за которым скрывалась душевная смута. Сделав круг и убедившись в том, что к нему вернулось самообладание, Шеридан остановился за спиной Джулии. Он ждал, наблюдая, как деревенеют ее шея и затылок. Затем он взял чернильницу и швырнул ее на пол. Джулия подпрыгнула от испуга.
        - Возможно, я закончил, - сказал он кротко, - а возможно, и нет.
        Она глубоко вздохнула, а затем резко повернулась к нему лицом.
        - Забавляйся, герой! - прошипела она. - Избей меня, если хочешь. Искалечь, убей! А потом посмотришь, что с тобой произойдет.
        Идиотское положение. Похоже, Джулия готова ко всему, у нее, по-видимому, есть какое-то неоспоримое преимущество перед ним. Шеридан зло прищурился, чуя ловушку.
        - Ну так в чем же все-таки дело? Какое-то условие в завещании отца? - спросил он. - Неужели я должен жениться на тебе?
        Джулия расхохоталась.
        - А ты бы женился?
        Шеридан взглянул на нее. Несмотря на всю ее настороженность, он прекрасно видел по ее самоуверенному поведению, что у Джулии на руках все козыри.
        - Это еще не худший вариант, - сказал он, пожимая плечами, а затем погладил ее по щеке и добавил: - Далеко не худший.
        Она опустила ресницы и замерла на секунду. Шеридан продолжал ласкать ее, взяв за подбородок и потянувшись к ней, чтобы поцеловать. На душе у него кошки скребли. Ему следовало ожидать подобного подвоха. Старик подразнил его деньгами, а затем толкнул в объятия истасканной шлюхи. Вот это шутка!
        Хотя, конечно, Джулию еще нельзя было назвать такой уж истасканной. Она припала к нему всем телом. Их поцелуй длился долго. Когда же Шеридан отпустил ее, она откинула голову с полузакрытыми глазами и прошептала:
        - Черт бы тебя побрал, тебя, красивого и лживого ублюдка…
        Шеридан не хотел, чтобы его побрал черт, и к тому же все, что он сейчас делал, отвечало вкусам и влечениям самой Джулии Плам. И то, что он грубо обходился с ней, тоже нравилось этой похотливой шлюхе. Шеридан сжал ее в объятиях и попробовал еще раз поцеловать. Но она оттолкнула его.
        - Хватит! - сказала Джулия, стараясь восстановить неровное дыхание, и вскинула голову. - Я хочу тебе кое-что сказать.
        Но по ее глазам Шеридан видел, что если он будет настаивать на своем, она не устоит и сдастся. Однако ему захотелось унизить ее, дать ей понять, как смешно и нелепо она выглядит сейчас, стоя перед ним с высоко вздымающейся в сладострастной истоме грудью и полуоткрытыми губами, жаждущими поцелуя.
        - О Боже мой, Джулия, - насмешливо сказал он. - Как я могу устоять, когда ты так старательно обольщаешь меня?
        Джулия тут же поджала губы, кровь прихлынула к ее лицу.
        - Я вовсе не собиралась обольщать тебя… - сказала она. - Ах ты, тварь! Я тебе этого не прощу, ты не должен был так себя вести!
        Шеридан с интересом наблюдал за ней; ее лицо чуть подергивалось от сдерживаемого гнева, по нему пробегали тени.
        - Почему же? - кротко спросил он. - Или я тебе чем-то обязан, Джулия?
        И вновь надменная злая усмешка тронула ее губы.
        - Ты ничем не обязан мне. И все же ты должен относиться ко мне со всем уважением. И ты будешь именно так относиться ко мне, мой голубок, клянусь тебе, будешь! Ты будешь являться по первому моему зову и уходить только тогда, когда я разрешу. А я буду посмеиваться над тобой; вот увидишь, так оно и будет.
        У Шеридана мурашки забегали по коже: Джулия, конечно, сильно нервничала и была напугана, но не так, как он сам в этот момент. Его повергли в смятение самоуверенность и злость, которыми дышали ее слова. Такая демонстративная самоуверенность была свойственна лишь бывалым морякам, а не потаскухам с Ист-Эида. Шеридан хмуро уставился на нее, этот угрюмый взгляд на мгновение смутил Джулию, но к ней тут же вернулось самообладание, и она, высоко держа голову, отвернулась, выражая тем самым полное презрение.
        - Все состояние находится под опекой, - спокойно сказала она. - Формально оно принадлежит только тебе, но практически им распоряжается другой человек. В качестве опекуна выступает адвокат твоего отца. - Она вполоборота взглянула на Шеридана. - Ты сам не имеешь права дотрагиваться до этих денег. Опекун будет выдавать тебе определенные суммы по своему усмотрению. На него возложено лишь одно обязательство, а именно…
        Шеридан замер в напряженном ожидании. А Джулия умело держала паузу, как заправская актриса в одной из мелодрам театра «Ковент-Гарден».
        - …действовать исключительно и беспрекословно в соответствии с распоряжениями - в завещании, кстати, сказано «по прихоти» - одной особы.
        Шеридан сделал шаг в ее сторону и остановился. Джулия, улыбаясь ему, упивалась своей победой.
        - И этой особой, как ты уже догадался, являюсь я.
        - Как это здорово, - верещала гостья, хлопая в пухлые ладоши и с благоговением поглядывая на Шеридана. - Все позеленеют от зависти, миссис Плам, абсолютно все. Как хорошо, что меня осенила мысль зайти к вам сегодня утром.

«Да уж, - подумал Шеридан, - ты явилась как нельзя кстати».
        Дама взяла свою чашку с чаем и отпила немного, не в силах успокоиться от охватившего ее нервного возбуждения. Шеридан с тоской подумал о стаканчике бренди. Он в отчаянии окинул взглядом со вкусом обставленную гостиную Джулии, но не заметил ничего примечательного, кроме изящной шкатулки для рукоделия, из которой торчали ножницы и выглядывали разноцветные мотки шелковых ниток.
        - Вы должны мне все-все рассказать, капитан Дрейк… Ах нет, я неправильно обратилась к вам! Мне следует называть вас «сэр», да-да, сэр Дрейк. Вот так будет лучше! Видите, какие мы все здесь, в этой глуши, невежды. Я даже не знаю, как мне правильно обращаться к вам!
        - Зовите меня Шеридан, этого будет вполне достаточно, мэм, - отозвался он. Шеридан вовсе не хотел, чтобы гостья утруждала себя столь непосильной для нее умственной работой, которая грозила серьезным переутомлением мозга человеку, непривычному к ней.
        - О, как вы снисходительны! Но я не могу быть столь фамильярной. Нет, я должна называть вас сэр Шеридан и никак иначе. Ну давайте начнем, сэр Шеридан? Расскажите мне, как вы спасли флот?
        Ей-богу, эти женщины просто невозможны!
        - Прошу вас, мэм, не надо. - Шеридан сдержанно улыбнулся. - Я не спасал флот.
        Дама недоверчиво взглянула на него.
        - Вы ужасно скромны. Но ведь вы спасли адмирала, а это одно и то же, думаю, что все согласятся со мной. «Увяз коготок, всей птичке пропасть» - так, кажется, говорит старая пословица. Правда, я не совсем уверена, подходит ли она к данному случаю, ну да ладно. Дело не в том. Я хочу сказать, короли и военачальники олицетворяют государство. И если вы спасли адмирала, то это значит, вы спасли саму Англию. Броситься под падающую мачту, чтобы спасти адмирала, - вы только подумайте, миссис Плам! И вот я встречаю этого героя здесь, в вашей гостиной!
        Шеридан собирался уже было пуститься в объяснения и поведать не в меру восторженной гостье о том, что на него в тот момент нашло затмение и он намеревался расправиться со старым болваном. Но интеллект дамы явно не справился бы с информацией, несущей такую суровую правду жизни, и поэтому Шеридан сдержался и не стал откровенничать.
        Джулия внимала своей гостье с холодной улыбкой, пока та охала и ахала, сгорая от любопытства и возбуждения. Шеридан молча помешивал ложечкой чай, уйдя в себя.
        За окнами уютного особняка, расположенного на берегу реки, шел дождь со снегом. Такая погода стояла с того самого дня, когда Шеридан Дрейк впервые после долгой разлуки ступил на землю Англии, из чего он сделал заключение, что на родине был установлен новый национальный климат, за который, по-видимому, проголосовало большинство в парламенте. Ледяная крошка царапала по стеклам и налипала на них, расчерчивая окна вдоль и поперек и делая их похожими на тюремные решетки.
        Шеридан поймал на себе взгляд Джулии. Она, должно быть, прочитала по выражению его угрюмого лица, что в нем закипает раздражение, и поспешила выпроводить гостью за дверь, под холодный мокрый снег.
        Как только дама вышла из гостиной, шурша пышными кружевными юбками, Шеридан тут же вскочил с места и начал вышагивать по комнате взад и вперед. Джулия, проводив гостью, вернулась и села на свое место за столик, сервированный к чаю.
        - Ну вот, - сказала она, - эта глупая курица наконец-то ушла. Садись, не беспокойся, я больше никого не приму, обещаю тебе. Никто больше не будет мучить тебя.
        Шеридан остановился и взглянул на Джулию сверху вниз. Испытывая мрачное удовлетворение, он представил себе эту женщину, связанную по рукам и ногам и растянутую палачом на козлах, где она могла наконец в полной мере постичь смысл слова «мучение» так, как постиг его он, Шеридан. Он пристально и напряженно смотрел на нее, спрашивая себя уже не в первый раз, знала ли Джулия о самой великолепной шутке отца, знала ли она о том, что старик как-то позвал его, десятилетнего, только что вернувшегося из школы, к себе и сообщил о том, что мечта всей его жизни сбывается: он едет в Вену учиться музыке у лучших мастеров; корабль уже стоит в гавани, вот имя капитана, который доставит его в Австрию, вот его новая одежда и дорожный сундучок и несколько веселых добрых слуг, которые будут приглядывать за ним во время путешествия…
        - Шеридан, - окликнула его Джулия, - садись же.
        Это было невыносимо. Теперь он ни днем, ни ночью не мог избавиться от Джулии, она утешала его, нежила, увещевала, говорила, что ему делать и как поступать.
        - Шеридан, - снова позвала она.
        Теперь уже Шеридан всерьез мечтал об одиночной камере в долговой тюрьме или о бегстве в Индию. Он сел.
        - Ее высочество скоро вернется с прогулки, - сообщила Джулия, вынимая из шкатулки для рукоделия незаконченную вышивку.
        Шеридан обхватил ладонями голову и, уперев локти в колени, начал горестно раскачиваться из стороны в сторону, уставившись на свои сапоги.
        - Неужели в этом доме нет ничего спиртного? - недовольно спросил он.
        - Что, нервы? - Джулия взглянула на него, оторвавшись от рукоделия. - А я-то думала, что ты способен убить любую леди наповал, оставшись при этом равнодушным.
        - Блестящая мысль. Видит Бог, я бы с наслаждением убил тебя, но ведь ты не леди.
        - Не понимаю, куда запропастилась принцесса. Я просила ее остаться дома сегодня утром, но ее высочество вынуждена гулять в любую погоду из-за своей склонности к полноте. Боюсь, она простынет, если пойдет в Апуэлл.
        - По мне, так пусть она идет пешком хоть до Пекина, - отрезал Шеридан. - Надеюсь, что она именно это и сделает.
        - Должна сказать, что ты совершенно неправильно ведешь себя в этой ситуации. Мне кажется, что перед тобой открываются прекрасные возможности.
        Шеридан сдержал себя и встал.
        - Я явился сюда для того, чтобы спасти принцессу от дракона, не так ли? - спросил он кротко и махнул рукой. - Мы, рыцари, до безумия любим заниматься этим делом. Но что я получу за это?
        - Принцессу, - сказала Джулия как нечто само собой разумеющееся и низко склонилась над рукоделием, чтобы он не увидел злой улыбки, игравшей на ее губах.
        - О, это так забавно, не правда ли? - Шеридан прищурившись взглянул на Джулию. - Ты поймала меня в капкан, в этом я теперь не сомневаюсь. Пообещав заплатить мой долг, ты заставила меня делать за тебя грязную работу, а затем, когда дело будет сделано, ты снова начнешь торг, хитро придумано, а? Пройдет неделя, другая, а потом за мной явится констебль.
        - Я не допущу, чтобы за тобой явился констебль, дорогой. Она положила рукоделие на колени и взглянула на него.
        - Когда ты сделаешь то, что я тебе велела, я обязательно оплачу твой долг, - сказала Джулия. Она опять улыбнулась своей странной улыбкой и склонилась над работой. - Ведь мы не можем позволить, чтобы какой-то констебль арестовал принца Ориенского, а вот взять под арест Шеридана Дрейка ему будет очень легко.
        Шеридан принял к сведению ее слова, хотя, конечно, со стороны Джулии это было верхом нахальства. То, что она хотела от него, не так возмущало Шеридана, как сам факт шантажа с ее стороны. Конечно, все делалось во имя высоких национальных интересов. В последнее время его с удручающим постоянством шантажировали и эксплуатировали именно во имя национальных интересов. Стреляли, морили голодом, топили и чуть не задушили однажды. Если б кто-нибудь спросил его месяц назад, хочет ли он жениться на принцессе, расплатиться с долгами и жить как король до конца своих дней, он от радости расцеловал бы даже лягушку и просил бы ее руки - или перепончатой лапы, - считая за честь взять ее в жены.
        Шеридан отвернулся от Джулии и выглянул в заиндевевшее окно на пустынную улицу. Глупо было сопротивляться неизбежному. У Джулии родилась прекрасная идея, поддержанная и высоко оцененная министерством иностранных дел, хотя как, черт возьми, сумели договориться две эти стороны, для Шеридана оставалось загадкой. Джулия совершенно не годилась для воспитания принцессы, она никогда не принадлежала к высшему обществу. Скорее всего это отец Шеридана создал ей положение и дал рекомендации, что можно было считать его очередным розыгрышем. Если в наши дни члены королевской фамилии запросто общаются с подобной публикой, то, что же, Шеридану вполне подходит такая компания.
        Конечно, у него был серьезный изъян - отсутствие королевской крови в жилах. Но Джулия приготовила документы, которые возвеличивали его, подчеркивая рыцарское звание капитана Дрейка, его доблесть, отмеченную медалями, и то, что он потомок славного сэра Френсиса. Более того, составителям родословной удалось найти в Шеридане каплю голубой крови - прадед со стороны его матери был якобы эрцгерцогом Прусского королевства и имел такое длинное имя, что оно простиралось от одной государственной границы этой крохотной страны до другой. Шеридан, честно говоря, не вникал в подробности этого щекотливого дела. Если министерство иностранных дел изо всех сил старается сделать из него принца, это трудности министерства.
        Услышав, как хлопнула входная дверь, Джулия отложила в сторону рукоделие и поднялась. Шеридан приосанился, готовясь к обольщению принцессы.
        - Я пришлю ее прямо к тебе, - бросила через плечо Джулия, уже берясь за ручку двери. - Не забывай, что поставлено на карту, Шеридан. Не подводи меня.
        Это напоминание было лишним. Разве мог он забыть свой долг в четыреста тысяч фунтов, даже если бы очень сильно захотел?
        Глава 4
        Увидев капитана Шеридана Дрейка второй раз в своей жизни, Олимпия пришла в еще большее замешательство, чем при первой встрече с ним.
        Он стоял у камина, чуть улыбаясь ей, в сине-белой форме морского офицера, с золотыми эполетами и медалями, с большой звездой на груди и надетой через плечо красной орденской лентой. Когда Олимпия в смущении замерла на пороге, он приветствовал ее учтивым низким поклоном в строгом соответствии с этикетом. Бахрома на его эполетах искрилась и мерцала, а с эфеса парадной шпаги свешивался золотистый темляк.
        Олимпия услышала, как за ее спиной закрылась дверь, и поняла, что Джулия оставила их наедине. Мертвую тишину нарушали лишь тихое гудение огня в камине, легкое потрескивание горящего угля да царапанье ледяной снежной крошки по стеклам окон гостиной. Олимпия вдруг поймала себя на том, что не сводит глаз с белых перчаток сэра Шеридана, мерцающих на фоне темно-синего, словно непроглядная ночь, мундира. Офицер сделал шаг ей навстречу, держа одну руку на эфесе шпаги, а другую протягивая Олимпии. Взяв руку девушки, он едва коснулся ее губами, а затем плавно опустил и отошел на шаг. Все это было до того вежливо и официально, так не похоже на их первую встречу неделю назад, что Олимпия втянула голову в плечи и выпалила:
        - О, пожалуйста, не надо, я ведь не принцесса! - И она тут же всплеснула руками, чувствуя, что несет вздор. - То есть я, конечно, принцесса, но мне это самой противно, и я не хочу… чтобы вы вели себя подобным образом.
        Она закусила губу и, собравшись с духом, сделала глубокий реверанс.
        - Это я должна оказывать вам всяческое почтение, - прошептала она.
        Олимпия еще раз присела перед ним на дрожащих коленях. В комнате стояла гробовая тишина.
        - Ну хватит, перестаньте, - весело сказал Шеридан, беря ее за руку. - Если уж мы с вами оба такие вежливые и предупредительные, давайте считать, что мы квиты и побережем свои спины от чрезмерно учтивых поклонов.
        Олимпия почувствовала, как затянутая в перчатку рука Шеридана тронула ее подбородок, и приподняла лицо.
        - Глупая принцесса, - услышала она его ласковый голос. - Неужели вас никто не научил правилам игры?
        Олимпия не знала, что ей ответить на подобный вопрос. Она взглянула на гостя и увидела его глаза с поволокой, мягкую линию чувственного рта, маленький бледный шрам на брови… Он улыбался ей добродушно и чуть насмешливо. У Олимпии замерло, а затем бешено заколотилось сердце.
        - Вам необходим хороший наставник, - строго сказал он. - В вас совершенно не ощущается величия. Сам я однажды видел, как держит себя настоящий король. Вы должны вот так вскинуть вверх подбородок… - И он приподнял ее голову. - И смотреть на меня как бы сверху вниз, говоря: «Молодец, старина, честь Англии требует…» и все такое прочее. И затем вы ударяете меня плашмя шпагой по плечу - при этом я в глубине души молю Бога, чтобы вы были не слишком пьяны и не поранили мне горло, - кладете руку на мою орденскую ленту и предлагаете выпить еще по стаканчику ромового пунша, а потом приняться за сливки, взбитые с вином и сахаром, и меренги. Просто, правда? - И Шеридан, чуть склонив голову, взглянул на нее. - Но боюсь, с вас сойдет десять потов, пока вы не добьетесь нужного эффекта.
        Олимпия никак не могла справиться со смущением, она не знала, куда он клонит, чего хочет. Шеридан был просто великолепен в морской форме… а Джулия оставила их наедине; она даже не представила их друг другу, а ведь компаньонка вроде бы не знала, что они знакомы. Олимпия испугалась, ей показалось, что произошло что-то ужасное. Может быть, Шеридан пришел для того, чтобы решительно отказать ей в своей помощи? Олимпия боялась этого и одновременно, к своему стыду, надеялась, что он так и сделает.
        - Глупости, - вымолвила она, решив до конца быть разумной и последовательной. - Вы сильно преувеличиваете.
        Шеридан снова улыбнулся, он был совсем другим сейчас и казался в своей парадной морской форме более пугающим и далеким. Олимпия пыталась собраться с мыслями, справиться со смущением и другими эмоциями, поднимающимися в ее душе всякий раз, когда она бросала взгляд на Шеридана.
        - Вы, конечно, хотите знать, зачем я пришел сюда? - спросил гость.
        Олимпия с опаской посмотрела на дверь, а затем вновь на Шеридана.
        - Случилось что-нибудь непредвиденное? - спросила она, понизив голос.
        - Смотря с какой стороны на это взглянуть, я бы так ответил, - спокойно произнес Шеридан. - Присядьте, принцесса.
        Он подвел Олимпию к креслу, стоявшему у камина.
        Девушка села и с тревогой взглянула на него. Поправив шпагу на боку, Шеридан устроился в кресле напротив нее, положив одну руку на колено и опустив другую. Он не сводил с Олимпии пристальных серых глаз.
        - Похоже, что вашими проблемами, помимо нас, решил заняться еще кое-кто там, наверху, - начал он без предисловий. - В правительстве разработали план, который лишит вашего дядю всяких надежд на брак с вами.
        Олимпия почувствовала, как мурашки забегали у нее по коже, и ей стало зябко в шерстяном платье с длинными рукавами.
        - Я получил секретное послание от лорда Палмерстона, - продолжал Шеридан. - Возможно, вы слышали о нем, он является гордостью военного ведомства и берется решать все самые запутанные дела, которые только существуют на свете, в том числе и политическое урегулирование ситуации в Ориенсе, а также судьбы принцесс, находящихся в изгнании. Он сильно не любит вашего дядю и считает, что вам следует немедленно выйти замуж, чтобы избавиться от его домогательств.
        - Выйти замуж… - повторила Олимпия словно эхо, и ее вновь бросило в жар.
        - Такая мысль никогда не приходила вам в голову?
        - Нет. То есть, конечно, приходила, но я думала, что я… - Олимпия осеклась. - Я полагала, что дедушка найдет мне достойного жениха. А за кого думает выдать меня лорд Палмерстон?
        Шеридан улыбнулся и, подняв выразительно брови, промолчал. Олимпия нахмурилась.
        - Не понимаю, как он может надеяться, что я немедленно выйду замуж, если у него, конечно, нет на примете какого-нибудь принца. Кроме того, надо принять во внимание надвигающуюся революцию в Ориенсе. Я не могу выходить замуж. Я должна ехать на родину. Думаю, наш план был намного лучше. - Она снова понизила голос. - Вы уже продали бриллиант?
        Шеридан опустил глаза и стал разглядывать свои белые перчатки.
        - Я еще занимаюсь этим.
        - Прекрасно, - сказала она. - Надеюсь, подготовка к путешествию идет полным ходом? Когда, вы считаете, я могу выехать в Линн?
        - Несмотря на весь свой революционный пыл, - заметил вдруг Шеридан, - вы слишком подвержены снобизму.
        - Снобизму? - растерялась Олимпия. Он взглянул на нее в упор.
        - Вы, по всей видимости, считаете, что можете выйти замуж лишь за человека, принадлежащего к одному из королевских домов.
        - Да, - сказала Олимпия, - ведь я - принцесса.
        Некоторое время Шеридан смотрел ей в глаза, выражавшие полное недоумение, а затем встал и отвернулся. Луч света блеснул на ножнах его шпаги, когда он проходил по комнате. Подойдя к секретеру, он взял с него пресс-папье из горного хрусталя, повертел его в руках и вновь поставил на место.
        - В таком случае не будем больше говорить на эту тему. Олимпия сжала руки, глядя перед собой на скамеечку для ног. Все ее мысли в эту минуту были заняты предстоящим побегом, последние две недели она не могла думать ни о чем другом. Ей хотелось задать Шеридану тысячу вопросов, но она очень робела перед ним. Олимпия надеялась, что Шеридан не станет откладывать их отъезд из-за этих нелепых планов на замужество…
        Олимпия замерла, внезапно ее осенила догадка. Судорожно вздохнув, она взглянула на Шеридана. Он стоял боком к ней, у секретера. Олимпии был хорошо виден его профиль. Услышав ее невольный вздох, он скосил глаза в сторону принцессы и тут же снова отвел их, делая вид, что рассматривает книги на застекленных полках.
        - Не может быть! - воскликнула Олимпия. - Не может быть, чтобы это были вы. Неужели кому-то в голову пришла мысль, что мне следует выйти замуж за вас!
        На лице Шеридана появилось подобие улыбки. Он сцепил за спиной руки в белых перчатках.
        - Вам вовсе не следует этого делать, если вы находите отвратительной даже саму мысль о подобном союзе.
        - О нет! Я совсем другое имела в виду… Я хочу сказать, что это просто невозможно, это абсурд. Видите ли… не в том дело, что я не вышла бы за вас замуж, нет, конечно, я… - И Олимпия закрыла в ужасе рот ладонью, испугавшись того, что мелет такой вздор.
        - Я - простолюдин, человек толпы, - спокойно признал Шеридан.
        - Нет, вы - герой!
        - Ну хорошо. Прошу простить меня, - притворно весело сказал Шеридан, - я просто не подумал, что у вас может возникнуть подобное возражение.
        Олимпия отвернулась и стала смотреть на огонь.
        - Но вы ведь не хотите жениться на мне. У вас не могло возникнуть такого желания.
        В комнате воцарилась мертвая тишина; казалось, не слышно было ни потрескивания огня, ни стука ледяной метели в окно. Для Олимпии все эти знакомые звуки заглушались шумом крови в ушах и гулким биением собственного сердца. Но тут заскрипели половицы, и Олимпия поняла, что Шеридан направляется к ней. Он опустился на одно колено перед оробевшей девушкой и, взяв ее лицо в свои ладони, заглянул ей в глаза.
        - Я могу назвать тысячу причин, по которым вы можете не захотеть выйти за меня замуж, - ласково сказал он. - Но на свете не существует ни одной причины, которая заставила бы меня отказаться от женитьбы на вас.
        - Вас заставляют жениться на мне, я уверена в этом, - прошептала она.
        Он погладил ее по щеке, и она ощутила прикосновение мягкой теплой лайки его перчатки к своей коже.
        - Нет, я не такой уж незаменимый, просто я подхожу им по всем статьям. - Шеридан встал и, подойдя к окну, взглянул на непогоду и медленно текущую холодную реку. - Если вы не согласитесь выйти за меня замуж, вам просто предложат другой список подходящих кандидатур.
        Олимпия не знала, что и сказать. Последние две недели она жила как в лихорадке, преодолевая череду препятствий, встающих у нее на пути, для того чтобы броситься очертя голову в неведомое ей, опасное будущее. А теперь у нее было такое чувство, как будто, пока она сломя голову мчалась к новым барьерам, чтобы, собравшись с духом, преодолеть их, они исчезли, растаяв в воздухе, и она полетела в никуда, сорвавшись с кручи. Она никак не могла взять в толк, что же с ней происходит.
        - Хотите, я перечислю все выгоды, которые сулит нам наш брак? - спросил Шеридан. - Прежде всего, конечно, он лишит вашего дядю возможности обвенчаться с вами. Затем - он укрепит союз двух наших государств. Конечно, я - не принц, но, возможно, мне удастся очень скоро завоевать популярность в Ориенсе, ведь все думают, что я - лихой парень, доблестно сражавшийся с турками. Кроме того, мне сообщили, что ваш дедушка сочтет наш брак вполне… приемлемым. Это избавит вас от необходимости мчаться сломя голову в Ватикан, да и Ориенсу, похоже, в таком случае не понадобится революция, так как конституционное государственное устройство может быть установлено вполне мирным, легальным путем. Кстати, именно на такое развитие политических событий очень надеется наш друг лорд Палмерстон.
        Олимпия сцепила руки на коленях и кивнула. Все это было так просто, словно игра в шахматы, и действительно, этот план, казалось, быстрее приведет к желанной цели, чем ее собственный. Он был разумен и надежен; этот план, в конце концов, одобрил ее дедушка и поддерживает британское правительство.
        И главное, главное, Олимпия всей душой хотела, чтобы этот план претворился в жизнь. Она не смела взглянуть на Шеридана, опасаясь, что разразится безудержными слезами. Выйти замуж за капитана Дрейка, стать его женой, отдать ему всю свою жизнь, всю душу!
        Олимпии казалось, что на ее глазах осуществляется самая сокровенная, заветная мечта, долгое время лелеемая в сердце.
        - Но зачем все это? - спросила она, глядя на белые перчатки Шеридана, как будто обращалась к ним. - Когда вы неделю назад согласились помочь мне, это так изумило и потрясло меня. Но сегодняшнее ваше предложение! Я просто не знаю. - У Олимпии перехватило горло от душившего ее волнения. - Зачем вы жертвуете собой, зачем пытаетесь принести свою жизнь на алтарь чужой вам страны?
        - Вы хотите знать правду? Я жажду богатства, положения, власти… - Шеридан помолчал. - Этой причины вполне достаточно для того, чтобы жениться на принцессе.
        - Вы разыгрываете меня.
        - Думайте что хотите. Считайте, я поступаю так, потому что я - герой и истинный друг свободы.
        Олимпия внимательно взглянула на него. Свет из окна падал на его лицо, и в серых глазах Шеридана мерцал таинственный огонек. Вглядевшись в его лицо, Олимпия решила, что он не шутит и не смеется над ней. Перед ней стоял сильный суровый мужчина, чью мрачноватую красоту несколько портил маленький шрам на левой брови, отчетливо выделявшийся в сумрачном свете зимнего дня.
        - А сейчас вы пытаетесь разыграть самого себя, - сказала Олимпия. - И вы не ответили на мой вопрос.
        - Ответил. - Шеридан улыбнулся. - Я дал вам целых два превосходных ответа.
        - Я вас не понимаю. - Олимпия беспокойно заерзала в кресле. - Я уже говорила вам, что подчас не улавливаю смысла шуток. Поэтому прошу вас, будьте серьезны.
        Шеридан отвесил ей легкий поклон.
        - Прошу прощения, ваше высочество. Я постараюсь обуздать свое непристойное легкомыслие.
        - Благодарю вас, - произнесла Олимпия, внимательно наблюдая за выражением его лица, и, видя, что оно совершенно серьезно, добавила: - Пожалуйста… Я не хочу быть назойливой, я хочу только понять. Никак не могу поверить в то, что вы сделали мне предложение не по принуждению, - Олимпия кусала губы от волнения и смущения. - Я не смогу смириться с тем, что вас заставили жениться на мне.
        - Я уже сказал вам, что это не так.
        - Но…
        - Вы что, хотите обвинить меня во лжи?
        Олимпия слегка отпрянула, услышав эти слова, сказанные резким тоном, а затем вздохнула.
        - Да. Думаю, что вы вполне способны солгать. Именно в этом случае. Для того чтобы пощадить мои чувства. Вы же отлично знаете, что после отмены монархии у меня не будет ни богатства, ни власти, поэтому причина вашего согласия на брак не в них. - Олимпия потупила взор и стала разглядывать свои руки. - Кроме того, я прекрасно сознаю, что лишена привлекательности. Я слишком полная, у меня чересчур маленький рот и излишне густые брови, хотя, конечно, последний недостаток может быть устранен с помощью некоторых косметических средств. Но в целом мне кажется… - Ее голос дрогнул. - Это слишком несправедливо - даже во имя дела свободы - просить вас жертвовать собой и жениться на непривлекательной женщине только ради того, чтобы иметь возможность повлиять на ход событий в стране, интересы которой вам совершенно чужды.
        - Мне нравятся ваши брови. В них чувствуется характер.
        Олимпия закрыла лицо рукой.
        - Простите, но я… мне так неприятно, что вы постоянно подшучиваете надо мной. Особенно по поводу моей внешности.
        - Подшучиваю? Да я… - Шеридан возвел глаза к потолку. - Боюсь, что ваше неумение отличить шутку от комплимента серьезно затруднит мои попытки ухаживать за вами.
        - Да, я действительно не умею отличать одно от другого! - в отчаянии воскликнула Олимпия. - Я никогда не понимала юмора. А то, что вы сказали, будто бы в моих бровях чувствуется характер, вовсе не кажется мне комплиментом. Мало того, я вообще не нахожу в ваших словах никакого смысла. Разве у бровей может быть характер? Поэтому я и сделала вывод, что вы пошутили. Если бы вы сказали, что, по вашему мнению, у меня есть характер или что мои брови… красивые, тогда я сочла бы это за комплимент.
        Когда поток ее слов иссяк, в комнате снова установилась тишина. Олимпия сидела некоторое время, молча глядя на свои сжатые руки, а затем встала и, шурша юбками, подошла к чайному столику. Она остановилась и низко склонила голову, чувствуя, как глупо и жалко прозвучали ее слова. Ведь речь шла о судьбе ее народа, и потому не время было думать о себе и своих амбициях.
        Послышался скрип половиц, и Олимпия ощутила всем своим существом, что Шеридан подошел к ней и остановился рядом. От него исходило тепло, и его близость повергла Олимпию в оцепенение.
        - У вас замечательный характер, принцесса. И очень милые брови. Ваш подбородок очарователен, а глаза восхитительно сияют. Ваша фигура… просто великолепна. Я бы даже сказал, если позволите, слишком великолепна. И вообще, мне чертовски трудно держать себя в руках и помнить, что я - джентльмен. - Он взял ее за плечи и повернул лицом к себе. - Ради Бога, неужели вы действительно думаете, что я пришел сюда, чтобы обсуждать какие-то умопомрачительные философские проблемы?
        Олимпия провела кончиком языка по пересохшим губам. Шеридан крепко держал ее за плечи, а позади стоял стол, отрезая ей путь к отступлению.
        Все, что он говорил, представлялось Олимпии сущим вздором, сказанным, конечно, с лучшими намерениями; ей так приятно было слышать все это из уст Шеридана! Приятно и страшно, потому что всю свою сознательную жизнь она боролась с аристократическим тщеславием, время от времени просыпавшимся в ее душе. Это тщеславие выражалось в заботе о своей внешности. Она радовалась, что была некрасива; испытывала гордость оттого, что компаньонка больше заботилась о ее гардеробе, чем она сама. Но порой, когда Олимпия смотрелась в зеркало и видела свои круглые щеки, густые брови, маленький рот и до смешного большие совиные глаза - черты, в которых не было ничего от классических пропорций, - она со стыдом признавалась себе, что завидует Джулии, у которой были тонкое лицо и стройная шея.
        В звенящей тишине Шеридан придвинулся ближе и, дотронувшись до несовершенной шеи Олимпии, поднял ее несовершенное лицо за несовершенный подбородок, а затем припал своими губами к ее мягким, чуть дрожащим губам.
        И Олимпия потеряла голову, она влюбилась в капитана Дрейка раз и навсегда. Беспомощно, безнадежно, хорошо понимая, сколько горя может принести ей это чувство. Она почти физически ощущала, как отрава любви входит в нее капля за каплей с этим поцелуем. Рот казался Олимпии открытой раной, которую терзали губы Шеридана, хотя он обращался с принцессой нежно и бережно; у нее было такое странное чувство, как будто ее душу вынули и заменили другой, принадлежащей уже не столько ей самой, сколько ему, Шеридану.
        К ужасу Олимпии, ее новое, беспомощное, рабское «я» самозабвенно отвечало на поцелуй мужчины. Ее губы раскрылись навстречу его жадным губам, а пальцы судорожно сжатых рук разжались, ладони заскользили по груди Шеридана, и у нее вырвался тихий сдавленный стон.
        На мгновение объятия его рук ослабли, но, прежде чем Олимпия успела вырваться из них, Шеридан вновь сцепил пальцы на ее затылке, и она ощутила его жаркое неровное дыхание на своем лице. Шеридан осыпал глаза, лоб и губы Олимпии быстрыми поцелуями.
        - Принцесса, - шептал он, - моя глупая принцесса…
        Девушка опустила ресницы. Ей было невыносимо трудно смотреть на него. В ее горле застрял комок, ей хотелось плакать от радости и жалости к себе. Доброта, все дело было в его душевной доброте! Олимпия знала, что он целовал ее только потому, что был очень добр и хотел пощадить ее чувства, не травмировать ее ранимую душу своей холодностью. И разве он виноват в том, что не понял главного? Не понял, что от его объятий и поцелуев ей еще больнее и горше. Она мечтала о любви ночи напролет с самого детства, задолго до того, как встретила его, Шеридана, и герой ее детских грез принял облик реального земного мужчины…
        Олимпия вырвалась из его объятий и отступила в сторону, но он не дал ей далеко уйти, его крепкая рука поймала ее. Шеридан прижал девушку к груди и, склонившись, припал губами к ее шее. Он не целовал ее, а просто крепко держал в своих руках. Олимпия замерла, все ее существо трепетало. Она понимала, что Шеридан заявляет свои права на обладание ею, и не могла сопротивляться.
        Был момент, когда она всерьез подумала о том, что, пожалуй, может выйти за него замуж ради благополучия родной страны. Ведь у политики своя логика, которая подчас противоречит человеческому здравому смыслу.
        Официальная церемония бракосочетания, благословение британского правительства, письмо в Ориенс, и вот планы дяди терпят полный крах. Олимпия ни разу не видела принца Клода Николя. Представляя его себе, она никогда не рисовала лицо, не воссоздавала в воображении образ живого человека, а чувствовала лишь исходящую от него холодную агрессивность и непомерную гордость, сеющую вокруг смерть. Принцесса находилась в изгнании по вине Клода Николя.
        Рука сэра Шеридана легла на ее талию.
        - Принцесса, - промолвил он, - разрешите мне быть вашим защитником.
        Олимпия замерла, а затем, схватив Шеридана за обшитый золотым галуном рукав, с силой оттолкнула его и быстро отошла в противоположный угол комнаты. Остановившись у окна, Олимпия долго смотрела на падающий мокрый снег, скрестив руки на груди и потирая ладонями предплечья.
        - Принц Клод Николя, - наконец нарушила она молчание, - мой дядя - убийца. Он убил моих родителей. Лорд Палмерстон сказал вам об этом? - Она почувствовала, как дрожит ее голос, и постаралась справиться с волнением. - Вы отдаете себе отчет в том, что, женившись на мне, вы подвергнете свою жизнь серьезнейшей опасности?
        Ответом ей было долгое молчание.
        - Неужели вы думаете, что я боюсь? - наконец сказал Шеридан.
        - Нет! - воскликнула Олимпия, повернувшись лицом к нему. - Это я боюсь! Я трусиха, я страшная, подлая, последняя трусиха! Я живу всю свою жизнь, дрожа от страха, и мечтаю о любой доле - доле крестьянки, молочницы, - лишь бы не быть тем, чем являюсь я! Я не могу выйти замуж ни за вас, ни за кого-либо другого из чувства самосохранения, из чувства страха за свою жизнь. Это было бы так подло с моей стороны, так эгоистично! Я не могу уклоняться от долга перед своим народом и делом свободы, не могу перекладывать всю ответственность со своих плеч на ваши, подвергая еще одну жизнь смертельной опасности…
        Шеридан видел, как побледнела Олимпия от терзавшей ее душевной муки и чувства стыда за свою столь взволнованную тираду. Он улыбнулся и тряхнул головой.
        - Вы успокоили меня. Я уже начинал опасаться, что сделал предложение холодной, бесчувственной женщине, которую ничто не может вывести из себя.
        - Вы опять смеетесь надо мной, - простонала она. - Как вы можете? Вы предлагаете мне свою защиту, сэр Шеридан, и не знаете, с какой легкостью я могла бы согласиться принять ее! Но как долго вы сумеете выстоять, оказавшись на пути моего дяди? Он настоящее чудовище, уверяю вас. Он не остановится ни перед чем, он может убить вас в вашей собственной постели, и что тогда буду делать я? Как я переживу вашу гибель?
        - Уверяю вас, во всех этих обстоятельствах я тоже вижу много трагических моментов, - сказал Шеридан и поклонился. - Кроме того, я понимаю, что моя настойчивость переходит все границы. Вам необходимо время для того, чтобы поразмыслить над моим предложением. Поэтому разрешите, ваше высочество, откланяться, мне давно пора уходить.
        В тот момент, когда привратник в прихожей уже протягивал Шеридану его шляпу с пером и плащ, в предплечье гостя впились длинные острые ноготки. Это была Джулия. Она немедленно увлекла капитана Дрейка в столовую и закрыла дверь за собой.
        - Ну как?
        Он положил шляпу на буфет и взглянул на Джулию.
        - Почему, черт возьми, ты не сказала мне о том, что дядя крошки - настоящий головорез?
        - Говори тише! Она согласна?
        - Что значит, она согласна? - зашипел он. - Я не согласен, мадам! Или ты думаешь, что я собираюсь сам себе подписать смертный приговор?
        - Какая чушь! Клод Николя не тронет тебя. Когда ты женишься на Олимпии, ты сразу же окажешься под защитой правительства его величества.
        - О да, можно подумать, что это меняет все дело, ты и впрямь успокоила меня! В этом случае я проживу на неделю дольше, только и всего!
        В буфете стояла бутылка портвейна. Шеридан плеснул в стакан хорошую порцию и одним глотком осушил его. - Принцессе нужна твоя помощь.
        Капитан выпил еще стакан вина.
        - Тогда попробуй заставить взяться за это дело еще какого-нибудь бедолагу.
        - У нас нет времени. Ты идеально подходишь по всем статьям. И потом, - добавила она с многозначительной улыбкой на губах, - мне нет никакой необходимости искать кого-то другого.
        - Неужели ты думаешь, что я сошел с ума? - огрызнулся он. - Четыреста тысяч фунтов - немалые деньги, но мертвецу они и даром не нужны. Этот Клод Николя - хладнокровный убийца и негодяй, который прекрасно знает, как ему заполучить власть. Я не сумасшедший, чтобы вставать на его пути.
        Джулия прищурилась и зло взглянула на него.
        - Я так и знала, что ты совсем не изменился. Все эти разговоры о твоем героизме - сплошное надувательство. - И она, подойдя к окну, провела рукой по зеленой шелковой занавеске. - Ты был маленьким трусишкой в детстве, таким, в сущности, и остался.
        - Мне плевать на твое мнение обо мне! - отрезал Шеридан и почти швырнул пустой стакан на серебряный поднос. - Прощайте, миссис Плам. Был счастлив возобновить наше знакомство, но боюсь, что в ближайшее время мне необходимо будет срочно уехать. Дела, знаете ли.
        Шеридан не стал ждать, пока привратник откроет ему дверь. Распахнув ее, он выбежал в незастегнутом, развевающемся плаще на улицу. Дверь с громким стуком захлопнулась за ним. Шеридану не надо было ждать, пока ему подадут лошадь, поскольку из-за отсутствия денег он так и не купил ее. Он уже проделал сегодня пешком путь в четыре мили по бездорожью из своей усадьбы до Уисбича, а теперь ему предстояло вернуться назад по той же непролазной грязи.
        Железные ворота с лязгом захлопнулись за ним. Капитан направился по улице вдоль медленно катящей свои воды реки, морщась от порывов холодного ветра и колючей ледяной крупы, бьющей ему в разгоряченное лицо. Он сердился на самого себя за то, что злые упреки Джулии задели его за живое. Да, он действительно был трусом; он никогда не вступал в схватку, если у него была возможность благополучно спастись бегством. Но ему было невыносимо больно слышать это из уст наглой шлюхи, которая сама носа не высунет из своего будуара, если на небе только набегут тучки, обещая дождь.
        Шеридан давно уже заметил, что больше всех любят судить своего ближнего наиболее подлые и низкие люди, которых можно причислить к отбросам человеческого общества. Они испытывают особое удовлетворение, находя недостатки окружающих. Почему его так задевало то, что думает о нем Джулия, почему в десять лет его так занимало мнение отца? Шеридан не мог этого понять. Но горькая правда заключалась в том, что он ничего не мог с собой поделать, и если он что-то и ненавидел в своем характере, то именно эту слабость.
        Через некоторое время, успокоившись, Шеридан почувствовал, что холодный ветер начинает пробирать его до костей. Но тут он заметил кабачок «Роза и крест» и, войдя в него, бесцеремонно прогнал из-за столика, находящегося в самом углу, румяного круглощекого школьного учителя, посоветовав ему пойти прямо сейчас в школу и выпороть парочку своих учеников, которые, несомненно, этого заслуживают. Учитель сначала как будто не желал собирать разложенные на столе книги и уходить, но, несмотря на все свое пыхтение, выражавшее крайнюю степень недовольства, он, конечно, не мог соперничать с морским офицером, одетым в парадную форму со шпагой и к тому же находящимся в отвратительном расположении духа, о чем свидетельствовал его хмурый вид. Шеридан долго сидел в темном углу, потягивая эль и размышляя над создавшейся ситуацией, представлявшейся ему безвыходной. Он не обращал внимания на сидевших за столиками местных жителей, бросавших на него подозрительные взгляды и перешептывавшихся между собой.
        Ему надо было как можно быстрее бежать из города. Но как это сделать? Шеридану, конечно, не жаль было расставаться с каменным чудищем, выстроенным его отцом, или с этим болотистым, унылым краем, где уже целый месяц шел дождь со снегом. Но у него не было денег на переезд.
        Шеридану пришла в голову мысль продать бриллиант ее революционного высочества, который, казалось, уже прожег дырку в подкладке плаща, куда он зашил его. Нет, Шеридан вынужден был отказаться от этой мысли. Одно дело - красиво обвести принцессу вокруг пальца, а другое - совершить заурядную кражу; нет, такой рискованный поступок не для него. Он слишком ценит свой душевный покой. Шеридан давно уже передумал продавать бриллиантовый кулон, здраво рассудив, что, сбывая с рук фамильные драгоценности королевской семьи в глухом провинциальном городке, обязательно привлечет к себе всеобщее внимание. Одним словом, это была совершенно идиотская затея, хотя поначалу, очарованный полным надежды взглядом странных зеленых глаз одной известной особы, он считал эту мысль вполне здравой.
        Внезапно он ощутил в душе желание никуда не ехать, остаться здесь, где он мог наслаждаться вместе с принцессой невинными радостями… Но Шеридан тут же оборвал себя, криво усмехнувшись. Какие уж там невинные радости, черт бы их побрал! Он откинул голову, прислонившись к деревянной перегородке, и закрыл глаза. Шеридан испытывал к принцессе Серой Мышке самые грешные земные чувства.
        В его воображении на мгновение возникла теплая мягкая постель и его голова, покоящаяся на удивительно нежной пышной груди. Сладострастные желания, которые она возбуждала в нем, удивили его самого. Они не были похожи на чувства, которые он когда-либо испытывал к другим женщинам. Скорее они были сродни жгучей тоске по миру и душевному покою. Неистовое желание овладеть ею странным образом связывалось в его душе с уверенностью, что тем самым он обретет наконец безмятежность и покой, растворившись в ней, словно она была не смешной круглолицей девчонкой, а какой-то первобытной стихией: непроходимым девственным лесом или бескрайней степью.
        Шеридан открыл глаза и уставился на деревянную потолочную балку, а затем глубоко вздохнул, чувствуя отвращение к самому себе, и осушил кружку с элем.
        Он решил изменить ход своих мыслей. А что, если Джулия права и ему действительно нечего бояться Клода Николя? Ведь он поверил девчонке на слово, вообразив, что ее дядя и впрямь убийца. Если бы это было так, его наверняка повесили бы пли казнили каким-нибудь другим способом, принятым в Ориен-се. Что же касается самой принцессы, то она была очень склонна к романтическим преувеличениям, что сказалось и на ее отношении к самому Шеридану, в героизм которого она раз и навсегда свято уверовала. Однако Шеридан привык доверять своему внутреннему голосу, а тот подсказывал ему держаться подальше от принца Клода Николя.
        С другой стороны, Шеридан получил послание из военного ведомства, которое ему лично доставил один офицер, служивший при Палмерстоне. Он держался очень вежливо, но чертовски серьезно и настойчиво внушал капитану одну и ту же мысль: он, сэр Шеридан Дрейк, должен еще раз послужить своей стране, для чего ему необходимо связать свою судьбу с судьбой чужеземной принцессы. В послании содержалось множество намеков на то, что Шеридан слишком рано оставил военную службу.

«Приходит время, когда человек чувствует, что должен вложить свой меч в ножны и почить на заслуженных лаврах, но даже и тогда в нем еще живет стремление послужить своей родине на другом, мирном поприще - законодательном или дипломатическом…» - подобный бред убедил Шеридана в том, что в военном ведомстве его считают полным идиотом.
        Несмотря на кажущуюся мягкость тона, в подтексте послания слышались стальные нотки приказа, что подтвердили действия Джулии, принявшейся запугивать Шеридана финансовыми трудностями. Шеридан подозревал, что этот парень, Палмерстон, ничуть не уступает старине Клоду Николя - по крайней мере в жестокости.
        Вся эта история вообще дурно пахла, как подветренный берег, когда дуют зловонные ветры: у Шеридана создавалось такое впечатление, будто между ростовщиками, Клодом Николя и правительством его величества существует какая-то хорошо налаженная связь. Во всяком случае, ему, капитану Дрейку, некуда было от них деться, разве что жениться на принцессе, которая, похоже, вовсе не была в восторге от этой идеи. В душе Шеридана шевельнулась жалость к Олимпии, испытавшей на своей шкуре, что значит быть преследуемой и гонимой сильными мира сего. Кроме того, она - единственная из всех - встревожилась за Шеридана.
        Он невольно нащупал бриллиантовый кулон, зашитый под подкладку плаща, и недовольно взглянул сквозь дверной проем в коридор, по которому в этот момент проходили два серьезных, бородатых еврея, одетых в традиционные длиннополые сюртуки. Они шли один за другим и поглядывали в зал из-под широких полей своих шляп с низкой тульей.
        Шеридану надоели мрачные мысли, и он решил немного развеяться и повеселиться. Это было нетрудно сделать. Местные жители, состоятельные завсегдатаи кабачка, давно уже выяснили, кто он такой, и через некоторое время засыпали капитана Дрейка вопросами о его службе на флоте. Его угостили бесплатным обедом, состоявшим из бараньих отбивных, а остатки сложили в корзинку для Мустафы.
        Когда на улице стемнело, Шеридан отправился домой в двуколке школьного учителя, которого он недавно так бесцеремонно согнал с места. По дороге подвыпивший капитан пел молодому человеку матросские песенки и давал мудрые советы о том, как соблазнять женщин в иностранных портах.
        Спрыгнув с двуколки на ступеньки дома в Хазерлее, Шеридан крепко пожал руку своему новому знакомому. Когда коляска, подрагивая на ухабах, быстро скрылась в сгустившихся сумерках, Шеридан повернулся и взглянул на чернеющую громаду отцовского дома без единого огонька в окнах. Никто не ждал Шеридана и не спешил, чтобы открыть дверь и впустить его в дом.
        Тяжелая входная дверь закрылась за ним с завыванием, похожим на стон заблудшей души. Шеридан прошел в маленький кабинет, расположенный рядом, и развел в камине огонь.
        Мустафы нигде не было видно. Наверное, он спал, свернувшись калачиком, в комнате наверху на единственной нормальной кровати в доме и, конечно же, забрал себе все одеяла.
        При красноватом свете, отбрасываемом горящим в камине углем, Шеридан подошел к подоконнику и взглянул на горшок с фуксией. Среди увядших стеблей к жизни пробивались два новых зеленых ростка. Шеридан немного подогрел воду в чайнике, проверил рукой ее температуру и осторожно полил растение.
        Он подумывал уже прилечь на диван и поспать, но все не решался, опасаясь, что его вновь начнут терзать кошмары. Такое всегда случалось, когда он ложился спать, находясь в дурном расположении духа. Поэтому Шеридан предпочел провести бессонную ночь.
        Он зажег свечу и уселся за стол. Поискав в ящиках бумагу и чернила, он погрузился на минуту в задумчивость, подперев подбородок рукой.
        Но вот он криво усмехнулся, заточил гусиное перо и начал писать.
        Глава 5
        Высокочтимому виконту Палмерстону, секретарю военного ведомства.
        Сэр!
        Я пишу это письмо второпях, всем сердцем надеясь, что оно дойдет до Вас. Через несколько часов ее высочество и я отплываем из порта Линна. Предложенный Вами план не нашел поддержки у принцессы. С Божьей помощью мне удалось отговорить ее от неразумной попытки бежать в Рим для встречи с папой. Надо сказать, отличительным качеством принцессы является ни с чем не сравнимая неустрашимость. Но как бы то ни было, я, конечно, сумел бы вернуть ее под надзор опекунов, если бы планы ее высочества не стали известны нашим недругам. На принцессу было совершено покушение. Являлось ли его целью похищение или нечто худшее, я не знаю, но мне удалось временно спрятать ее в надежном месте. Я искренне надеюсь, что Вы одобрите мои действия, и считаю настоятельно необходимым немедленно увезти ее высочество отсюда в более безопасное место, хотя я не могу назвать его здесь, в этом письме, опасаясь, что оно попадет в чужие руки. Принимая во внимание то обстоятельство, что мы вынуждены будем путешествовать вместе, я, конечно, настоятельно потребую выполнения главного пункта Вашего первоначального плана. Заверяю Вас, что
буду свято хранить жизнь и честь принцессы, не щадя самого себя. С нетерпением жду Ваших дальнейших действий, в результате которых - я уверен - Вам удастся устранить грозящую принцессе опасность. А пока обещаю связаться с Вами при первой возможности.

    Ваш покорный слуга Ш. Дрейк.
        Принцесса!
        Покинув Вас и поразмыслив хорошенько над сложившейся ситуацией, я пришел к заключению, что Вы были совершенно правы. План, предложенный Палмерстоном, не совсем удачен и ведет нас к цели долгим путем, отдаляя тот день, когда в Ориенсе должна произойти неизбежная развязка. Поэтому я предлагаю Вам начать незамедлительно действовать на свой страх и риск.
        Завтра утром отправляйтесь на прогулку как можно раньше, но так, чтобы это не вызвало подозрений у Ваших домочадцев. Идите прямо туда, где Вы обычно встречаетесь со Стовеллом, он уже будет в курсе и сопроводит Вас к месту назначения.
        Не берите с собой никакого багажа, кроме тех необходимых вещей, о которых мы с Вами заранее договорились, - постарайтесь не возбуждать лишних подозрений. Нам необходимо выиграть время, прежде чем Вас хватятся. Единственное, что вы должны сделать накануне, - это написать письмо папе, которое он должен получить до нашего приезда. Опишите подробно все свои обстоятельства так, как Вы о них рассказывали мне. Очень важно, чтобы Вы были как можно более убедительны, ведь мы можем задержаться в пути, и Ваше письмо, которое должно дойти до Рима прежде, чем папа примет окончательное решение по поводу Вашего брака с дядей, будет иметь, таким образом, решающее значение. Но ни в коем случае не отправляйте письмо сами. Вы отдадите его мне сразу же, как только мы встретимся, и я отправлю его по своим надежным каналам.
        Если Вы хотите, чтобы мы победили, Вы должны отныне точно следовать всем моим указаниям. И главное, мышка, одевайся теплее.
        Ваш покорный слуга и друг Ш. Дрейк.
        P. S. Уничтожьте это письмо сразу же по прочтении.
        Его высочеству, принцу Клоду Николя Ориенскому.
        Сэр!
        Будучи, по моему глубокому убеждению, человеком, заботящимся о благополучии своей семьи и относящимся с особой любовью к ее высочеству принцессе Олимпии, Вы, смею надеяться, простите мне мою дерзость, с которой я осмеливаюсь обращаться лично к Вам в этом письме. Я пишу строго конфиденциально по делу чрезвычайной важности, не терпящему отлагательств.
        Вместе с моим письмом Вы получите послание принцессы, написанное ею собственноручно и, к счастью, перехваченное мной, прежде чем оно было отправлено адресату. Как вы увидите, принцесса совершенно неопытна в вопросах политики и отличается достойной сожаления импульсивностью, качеством, которое она с течением лет, повзрослев, несомненно, преодолеет в себе. А пока, думаю, в интересах всех озабоченных ее судьбой будет разумно держать ее под неусыпным надзором и по мере возможности отдалять ту минуту, когда она примет в свои руки власть в государстве.
        Будучи искренним другом Вашей страны, я взял на себя заботу о ее высочестве, отправив ее в надежное место на время, пока в Ориенсе царит нестабильность. Будьте уверены, что я сумею убедить ее не предпринимать никаких активных действий. Несмотря на импульсивность, свойственную юности, принцесса, в сущности, очень хорошая девочка, и это дает мне право быть уверенным в том, что впоследствии она будет всегда прислушиваться к мудрым советам своего дяди.
        Не сомневаюсь, что Вы изъявите желание, чтобы Ваша племянница жила в комфорте, соответствующем ее положению. Для этого будет достаточно одного Вашего кредитного поручительства, составленного на имя Мустафы Эффенди Мурада и отправленного в Белград, в расположение турецкого гарнизона.
        Прошу Вас не мучить себя напрасной тревогой по поводу того, что принцесса находится именно там, где сейчас свирепствует страшная эпидемия. Уверяю Вас, ни я, ни она даже не думаем ехать в этот город.

    Доброжелатель.
        На рассвете Олимпия уже плыла в плоскодонке по протоке между болотистыми берегами. Слыша приближение лодки, со спокойной глади воды и из прибрежных зарослей целые стаи водоплавающих птиц взмывали ввысь, нарушая тишину этих заповедных мест хлопаньем крыльев. Их силуэты ясно вырисовывались на фоне окрашенного первыми лучами зари утреннего неба. Птиц было так много, что казалось, они могут заслонить собой солнце, закрыть все небо. Кружа поодиночке и целыми стаями, они направлялись в сторону моря.
        В утреннем морозном воздухе от дыхания шел пар. Олимпия, одетая в брюки из плотной тяжелой ткани и толстый вязаный свитер, который Фиш подарил ей несколько лет назад, сидела в лодке, съежившись и нахохлившись, как воробей. В шерстяных рукавицах, сапожках, в которые были заправлены ее брюки, в слишком большой для нее шляпе с широкими полями, опущенными вниз и скрывающими ее волосы, Олимпия походила на какое-то диковинное животное. «Настоящий болотный тигр» - так сказал Фиш.
        В эту минуту она действительно предпочла бы участь дикого хищника, обитающего здесь на болотах, и провела бы остаток жизни в этом угрюмом и прекрасном краю; ей так не хотелось покидать места, ставшие для нее родными, и пускаться в путь, где ее подстерегали неведомые опасности. Олимпия любила болота. И в этом была заслуга Фиша, он научил ее наблюдать за птицами, узнавая их по полету. Она умела чистить и заряжать ружье, а затем класть его плашмя на колени и гихо подплывать к уткам. Она знала, как правильно расставлять сети на угрей и зуйков. Олимпия не страшась ходила по болоту, когда надо было подобрать подстреленную дичь.
        Джулия была, конечно, красива, умна и очаровательна. Она прочла много книг и немало путешествовала в своей жизни. Видела Лондон, Париж, Рим. Фиш Стовелл не умел ни читать, ни писать и никогда не бывал дальше Линна, где кончались топи. Он жил один на болоте, в домике, который затопляло во время половодья через каждые три года. Джулия была компаньонкой Олимпии, а Фиш - ее семьей. При встрече он ничего не сказал ей, кроме самых необходимых слов, касавшихся лодки и шлюзов на канале, ведущем в Линн. Этот канал соединялся с широким руслом Ауз и зимой, когда шли дожди, становился судоходным. Плоскодонка проплывала мимо многочисленных лихтеров, груженных углем и стоявших на причале. Заметив на горизонте шпили и башни Линна, Олимпия закусила губу от волнения.
        - Где ты должен меня оставить? - спросила она Фиша, нарушая наконец молчание.
        - В таверне «Гренландия».
        Больше он ничего не сказал. Олимпия видела, что русло реки в этом месте стало необычно широким, а количество судов, двигавшихся по водной глади, увеличилось. Плоскодонка Фиша казалась теперь такой маленькой среди них. Увидев настоящие парусники и торговые суда, Олимпия в волнении сжала кулаки.
        - Я его здесь не найду, - убежденно сказала она.
        - Если ты его здесь не найдешь, я отвезу тебя домой, - спокойно возразил Фиш.
        Олимпия повернулась и внимательно взглянула в обветренное лицо Фиша, на котором выделялась седая борода. Он бросил на нее ободряющий взгляд, кивнул, а затем встал и направил лодку, умело работая веслом, в один из городских каналов. Олимпия спрыгнула на землю и помогла Фишу привязать лодку, причалившую как раз напротив здания таможни.
        Никто не обращал на них никакого внимания: обычный житель озерного края с тремя мешками дичи, перекинутыми через плечо, и коренастый полный паренек, закутанный до подбородка в побитый молью шарф.
        Фиш продал дичь мяснику на Королевской улице, а затем они направились к таверне, завсегдатаями которой были китобои.
        Ноги Олимпии заплетались, девушка невольно замедлила шаг, чувствуя, как гулко бьется сердце у нее в груди. Если бы она не шла по пятам Фиша, который приказал ей не отставать, то, пожалуй, вообще остановилась бы или повернула назад.
        На пороге «Гренландии» Олимпия подняла глаза и взглянула на массивную деревянную дверь. Еще было не поздно дернуть своего спутника за рукав, кивнуть в сторону реки и вернуться назад. Фиш не бросил бы ей ни слова упрека. Он не сводил с нее вопросительного взгляда, ожидая окончательного решения. Олимпия спрашивала себя, чувствует ли он сейчас такую же грусть от предстоящей разлуки, как и она, сжимается ли его сердце при мысли, что отныне он остается совершенно один посреди бескрайних болот.
        Взгляд карих, умудренных жизненным опытом глаз Фиша скользил по лицу Олимпии, как скользил обычно по озерам и топям. Он сунул руку в карман и вытащил небольшой полотняный мешочек.
        - Вот, - сказал он, - возьми это, мой мальчик. Олимпия сразу же догадалась, что в мешочке лежит старая губная гармошка Фиша. Она открыла было рот для того, чтобы возразить, но тут же передумала, не желая портить последние минуты перед разлукой со своим старым добрым другом. На ее глаза навернулись слезы. Девушка наморщила нос, а затем утерла его рукавом, словно деревенский мальчишка.
        Олимпия быстро кивнула Фишу, надеясь, что он все поймет, и тот распахнул перед ней дверь. Войдя вслед за девушкой, он уселся в кресло у огня. Олимпия уже было хотела сесть рядом с ним, но он вскинул голову и приказал:
        - Сядь туда, малыш!
        Сначала Олимпия пришла в изумление от такого тона, но затем догадалась, что, играя роль мальчика, она должна знать свое место. Фиш отдавал дань этому заведению, отсылая парнишку туда, где находились самые холодные и неудобные места. Олимпия уселась там, куда приказал Фиш, у самого крайнего стола, где сильно дуло от двери.
        Она никогда прежде не бывала в тавернах, тем более в таких грязных и задымленных, где завсегдатаями были в основном матросы с китобойных судов. Кругом царили полумрак и страшная духота, пахло мокрой шерстью, рыбой, дешевыми духами и еще чем-то трудно определимым.
        Время от времени Олимпия бросала взгляды исподлобья вокруг себя, осматриваясь в помещении, где за столиками сидели посетители. Она не могла себе представить, что одним из гостей подобного заведения может быть сэр Шеридан. В последний раз, когда Олимпия видела его, он предстал перед ней во всем блеске и, казалось, своим присутствием мог бы оказать честь любому роскошному дворцу. Чувствуя в душе легкую панику, Олимпия начала сомневаться в том, правильно ли понял Фиш инструкции капитана Дрейка.
        Фиш тем временем выпил свой эль, пододвинул стул поближе к камину и уставился в огонь. Он, казалось, не обращал никакого внимания на окружающих, в том числе и на Олимпию, которая с тревогой поглядывала на него, не зная, что делать. Она не смела ничего сказать, а только каждый раз поворачивалась на звук открывающейся входной двери и смотрела на порог, видя лишь ноги входящего.
        Фиш допивал седьмую кружку эля, когда на лестнице, ведущей из внутренних покоев, послышались чьи-то тяжелые шаги. Олимпия взглянула на спускающихся по ступенькам и тут же безразлично отвела глаза в сторону. Это были два человека. Один из них держался в тени, а другой подошел к Олимпии и остановился рядом с ее столиком.
        - Это твой парнишка? - Он обратился к Фишу хрипловатым голосом, который девушка слышала впервые.
        - Да, - не сразу прозвучал ответ.
        И тут же к столику Олимпии подошел второй незнакомец.
        - Он ищет работу?
        Последовала длинная пауза, а затем Фиш, к ужасу Олимпии, ответил:
        - Может быть.
        Олимпия, кипя от негодования, взглянула на своего друга.
        - Встань-ка, мальчик, - сказал незнакомец. Олимпия вновь бросила на Фиша укоризненный взгляд.
        Но тот только равнодушно кивнул. Олимпия не на шутку перепугалась и вскочила с лавки.
        Из-под шляпы она увидела лишь просторный свитер и темное пальто незнакомца. Он взял девушку за подбородок. Олимпия упорно не открывала глаз, зажмурив их от страха и пытаясь дышать ровно и глубоко, чтобы не упасть в обморок. Гул голосов в помещении стих, все взоры обратились в их сторону.
        - Прекрасно! - сказал мужчина, стоявший рядом с ней, бесстрастным тоном.
        Услышав этот голос, Олимпия воспряла духом. Она взглянула в упор на стоявшего рядом с ней человека и сразу же узнала знакомые черты, серые глаза и маленький шрам на левой брови, несмотря на то что лицо Шеридана заросло щетиной и было покрыто грязью. Олимпия испытала чувство облегчения, ее колени от волнения подкосились, и она чуть не рухнула на пол.
        - Сколько ты просишь? - промолвил сэр Шеридан все тем же довольно развязным тоном.
        Краем глаза Олимпия увидела, что Фиш пожал плечами и ничего не ответил.
        - Он будет юнгой, его ждет легкая работенка! - И сэр Шеридан, проведя пальцами по щеке Олимпии, улыбнулся. - Очень легкая!
        Грубый, раскатистый хохот потряс таверну.
        - Не продешеви, папаша, - сказал кто-то. - У этого парня полно денег.
        - Четыре фунта, - назвал свою цену тот, кто первым подошел к Олимпии. Предложение было встречено, воплями и свистом всех присутствующих.
        Фиш побагровел.
        - Думаю, что этого мало, - пробормотал он.
        - Шесть.
        - Маме мальчика это не понравится. Она без ума от него, - сказал Фиш. - Что я ей скажу, а?
        - Скажи ей, что он уплыл из Лондона на судне «Фаль-кон», оснащенном двадцатью двумя пушками и направляющемся в Китай, - промолвил сэр Шеридан. - Скажи ей еще, что мальчишка привезет ей оттуда красивую шелковую шаль.
        Фиш нахмурился, слыша смех и шум, не умолкавшие в зале.
        - Значит, ты и есть капитан этого судна?
        Сэр Шеридан улыбнулся и покачал головой, делая вид, что подобное предположение позабавило его.
        - Нет, помощник.
        - Этот «Фалькон» - торговое судно? - Голос Фиша прозвучал довольно резко. - Какой груз вы везете?
        - Опий. Это очень выгодное дельце, уверяю тебя. Твой мальчишка выбьется в люди, если будет хорошо вести себя.
        - Слишком уж он изнежен, - с сомнением заявил первый мужчина. - Посмотри на его кожу! Гладкая и чистая, как у девчонки. Да к тому же он жирный, словно морская свинка!
        - Ну ладно, - остановил его сэр Шеридан примирительным тоном, - успокойся, я сам все хорошо вижу, и мне это нравится.
        Зал взревел. Напарник сэра Шеридана выпятил нижнюю губу, выражая тем самым свое полное презрение.
        - Неужели ты не видишь, что мальчишка необычайно робок? Да это же настоящий маменькин сынок, который, будь его воля, спрятался бы за ее юбку!
        Сэр Шеридан внимательно оглядел Олимпию с ласковой улыбкой на губах.
        - Ладно, - сказал наконец недовольным тоном первый мужчина, - я понимаю, зачем он тебе нужен, для этих целей он вполне подойдет. Десять фунтов за этого маленького содомита. Это мое последнее слово.
        Олимпия не смела поднять глаза на Фиша. В зале стало тихо, все напряженно ждали.
        - По рукам, - сказал наконец Фиш еле слышным голосом.
        И тут же в таверне снова поднялся шум, матросы оживленно обсуждали сделку, смеялись над Фишем, который, по их мнению, продешевил, поздравляли мальчишку с тем, что он нашел себе теплое местечко, поглядывая в сторону сэра Шеридана. Фиш назвал Олимпию Томом и подписал какие-то бумаги.
        Прежде чем она успела сказать своему другу «прощай», напарник сэра Шеридана сграбастал ее за плечи и вытолкнул на улицу. Олимпии хотелось закричать, вырваться из его рук и вернуться назад в таверну. Эта сделка показалась ей вдруг настоящей, и она испугалась. Но сэр Шеридан вышел сразу же вслед за ними, и Олимпия сдержалась.
        Они остановились на улице, и сэр Шеридан заплатил мужчине двадцать фунтов за бумаги, которые подписал Фиш.
        Затем сэр Шеридан убрал документы под свитер, обнял Олимпию за плечи и потрепал ее по щеке.
        - Жирный, как морская свинка, так, кажется, назвали тебя, мой милый? Будем надеяться, что таким ты и останешься, несмотря на предстоящие трудности долгого пути.
        Мужчина, заключивший сделку с Фишем, окинул ее ироническим взглядом.
        - Я всегда говорю таким, как ты: «Следуй всем указаниям своего хозяина, и с тобой не случится ничего плохого», - он осклабился, - делай все, что он от тебя потребует. Все, заметь себе! Тебя купили для того, чтобы ты доставлял своему хозяину удовольствие; не отказывай ему ни в чем и не перечь! Иначе сильно пожалеешь о том, что не послушался меня.
        - Ладно, хватит, можешь проваливать. Ты напугал мальчишку до полусмерти. Возвращайся в свою берлогу, мой друг, и дожидайся следующего клиента. - И он повернулся в другую сторону, увлекая Олимпию за собой. - Вонючий ублюдок! - тихо добавил сэр Шеридан, когда они немного отошли, направляясь к реке.
        Пройдя несколько ярдов, Шеридан остановился и, купив у уличного торговца пакетик со сладостями, протянул его Олимпии.
        - Вы отлично держались, - заявил он, бросив взгляд в сторону таверны и вновь обнимая Олимпию за плечи. - А сейчас нам предстоит сесть на корабль. Ведите себя так, как будто вы… глупый ребенок. Если хотите, можете поплакать, это как раз то, что нужно.
        - Но я хотела попрощаться с Фишем!
        - Ешьте конфеты, - сказал Шеридан, как будто не слышал ее слов.
        - Я не хочу. Неужели мы не можем на минутку вернуться… и…
        Шеридан крепче обнял ее, вцепившись сильными пальцами в плечо Олимпии. Она вскрикнула от боли и попыталась вырваться.
        - Этого нельзя делать. Ешьте конфеты, - зло одернул ее Шеридан, причем его тон никак не вязался с ласковой улыбкой и нежным взглядом, устремленным на Олимпию. - Этот вонючий вербовщик до сих пор не спускает с нас глаз. Неужели вы хотите, чтобы он догадался, кто вы, рассмотрев вас вблизи? Даже если он и не поймет, что вы женщина, его может охватить праведный гнев истинного христианина к такому содомиту, как я, и он украдет вас, чтобы перепродать тому, кто предложит хорошую цену.
        - Украдет меня! - испуганно воскликнула Олимпия.
        - Вот именно. А если вы думаете, что мне приятно выдавать себя за содомита, то вы жестоко ошибаетесь. Из-за этого мне пришлось заплатить за вас двойную цену.
        Олимпия взглянула на него огромными глазами и ничего не сказала.
        - Ешьте конфеты, - произнес он еще раз. - Нам нужно быстрее уходить отсюда.
        Олимпия сунула в рот леденец.
        - Ну вот и отлично, - сказал Шеридан и потрепал ее по щеке. - Молчите, никому ничего не говорите.
        Но он не трогался с места и вдруг, все так же крепко обнимая Олимпию за плечи, наклонился и поцеловал ее. Ошеломленная, Олимпия вся сжалась и попыталась вырваться, но Шеридан цепко держал ее в своих руках, его щетина больно колола нежный подбородок девушки.

«О Господи!» - подумала Олимпия, испытывая ужас и одновременно блаженство.
        Шеридан выпрямился.
        - Ну вот, - упрекнул он сам себя за несдержанность, - этот поцелуй навсегда испортил мою репутацию в глазах женщин близлежащих кварталов.
        Их каюта на борту судна «Джон Кэпбелл» была совсем крохотной. Шеридан за время своей службы на флоте привык к более просторным помещениям, хотя и скромно обставленным. Нагнув голову, чтобы не задеть потолок, Шеридан прошел по узкому коридору и, распахнув дверь каюты, пропустил Олимпию вперед.
        Он не мог войти вслед за ней, а должен был дожидаться, пока она не заберется на единственную койку и не освободит место для него у порога, Шеридан постоял немного в коридоре, видя, какой ужас отразился на лице Олимпии, и пряча улыбку.
        Она бросила взгляд вокруг и застыла в растерянности. Одетая в смешную шляпу, нахлобученную на лоб, и старый изношенный свитер, Олимпия имела сейчас очень забавный вид.
        - Здесь так тесно…
        - Зато здесь есть иллюминатор, - бодро заявил Шеридан. - Посмотрите, какой вид открывается нашему взору!
        Олимпия хмуро взглянула на грязное круглое окно с зеленоватым стеклом.
        - А ваша каюта находится рядом?
        Он не стал сразу же сообщать ей неприятную новость, решив немного подготовить девушку. На пороге он подхватил ее за талию и посадил на койку. Девушка была довольно тяжелой, закутанной в толстую шерстяную одежду, сквозь которую ее тело даже не прощупывалось. Шеридан почувствовал сильное искушение потрогать ее еще раз и выяснить, насколько верно было его первое впечатление, но не решился это делать. Встав вплотную рядом с койкой, он с трудом закрыл за собой дверь.
        - Моя каюта здесь! - сообщил он наконец.
        - Здесь? Но этого не может быть.
        - Почему же?
        Она взглянула на него с ужасом.
        - Я не могу оставаться здесь с вами, - возмущенно сказала Олимпия - Вам же негде спать, кроме как…
        Она замолчала, охнула и закрыла лицо руками.
        - Вы должны потерпеть всего лишь одну ночь, - сказал он, обращаясь к ее шляпе, поля которой скрывали лицо девушки. - Завтра мы прибудем в Рамсгейт. Думаю, что принцесса, решившаяся на такой дерзкий побег, должна уметь смиряться со многими неудобствами.
        Олимпия сжала руки.
        - Ах, если бы только я могла попрощаться с Фишем! Ее голос дрожал. Шеридан знал два способа, как обращаться с плачущими женщинами, причем первый из них не годился, поскольку ее высочество была своеобразной девушкой и Шеридану представлялось чертовски затруднительным прямо сейчас перейти к ее обольщению.
        Поэтому он приготовился бежать в коридор. Отступив на шаг, он наткнулся спиной на дверь каюты.
        - Вы написали письмо? - спросил Шеридан.
        Она кивнула и засопела, доставая его из-под свитера. Не глядя на капитана Дрейка, Олимпия протянула ему объемистый пакет. Шеридан вскрыл его, заметив, что принцесса даже не запечатала пакет как следует. Какая небрежность! Ему захотелось обругать ее последними словами. Ведь в пакете, кроме письма, лежали драгоценности. Однако он сдержал себя, рассудив, что недипломатично поступать подобным образом сейчас, на столь ранней стадии их знакомства.
        Вынув письмо, Шеридан бросил пакет на колени Олимпии. По кровати рассыпались жемчужные серьги, броши, усыпанные сапфирами, браслеты с бриллиантами и золотые кольца. Шеридан даже не взглянул в их сторону, как будто они его вовсе не интересовали.
        - Мы отплывем, когда начнется прилив, - сказал Шеридан. - Около полуночи. А сейчас мне нужно немедленно отправить это письмо.
        Олимпия кивнула, не поднимая головы.
        - Не выходите из каюты, - приказал он.
        Она немного замялась, а затем снова кивнула. Шеридан прищурился, заметив эту заминку.
        - Я знаю, о чем вы думаете, - сказал он. - Но вы не должны пытаться разыскать Фиша. Вы не должны выходить на палубу. Вы не должны открывать дверь каюты. - Он резким движением поднял ее лицо за подбородок. - Даже если этот чертов корабль начнет тонуть. Вы меня хорошо поняли?
        У нее был испуганный вид, и это понравилось Шеридану. Он стиснул пальцами ее подбородок, ожидая ответа. Олимпия быстро-быстро заморгала и попыталась кивнуть.
        - Вот и прекрасно, - удовлетворенно сказал Шеридан. - И смотрите, ведите себя хорошо, иначе мне придется всыпать вам по вашей королевской заднице.
        Олимпия потупила взор и залилась краской.
        - Я только хотела попрощаться с Фишем.
        - Ну хорошо. Вы свободны. Можете отправляться на все четыре стороны: возвращайтесь в таверну к своему другу. Он скорее всего все еще торчит там и рыдает над кружкой эля, проклиная себя за то, что пошел у вас на поводу. - Шеридан взглянул в ее широко распахнутые зеленые глаза. - Возвращайтесь вместе с Фишем домой. Ваше высокоблагородное высочество. Вы ведь все равно отказываетесь провести со мной ночь в этой каюте.
        Губы Олимпии дрожали. Она устремила на Шеридана жалкий взгляд, в ее глазах блестели слезы; на ее перепачканном круглом лице все еще выделялись красные отпечатки от его пальцев. Внезапно Шеридан испытал желание обнять ее и прижать к груди, но поборол в себе эту слабость.
        - Господи! - только и вымолвил он, толкнув дверь плечом. - Да делайте вы что хотите!
        И с этими словами Шеридан вышел, раздраженно хлопнув дверью. Когда он дошел до почтовой станции, расположенной на набережной, он все еще пребывал в отвратительном расположении духа. Вместо того чтобы войти в здание почты, Шеридан толкнул соседнюю дверь, ведущую в таверну, и уселся там за столик, с тоской размышляя о том, что будет делать, если, вернувшись на корабль, обнаружит, что Олимпия ушла.
        От подобной мысли ему стало нехорошо. Он вдруг заметил, что оставил сгоряча все драгоценности в каюте, у принцессы, - от этого действительно с ума можно было сойти. И главное, он теперь не мог отправить письма - не мог, потому что не знал, что именно предпримет Олимпия, и не вернется ли она домой. Этот угрюмый старый олух Фиш Стовелл отвезет принцессу в Уисбич по первому ее требованию. Он наверняка ждет сейчас, надеясь, что она передумает, старый сентиментальный дурак! Он прекрасно справился с заданием, строго следуя указаниям Шеридана, изложенным в письме к нему. Однако в конце устроенного ими в таверне спектакля в голосе Фиша капитан уловил чертовски странные нотки.

«Ну и пусть уходит», - угрюмо подумал Шеридан. Если она уже через два часа после отъезда соскучилась по дому, что будет дальше? Принцесса превратится в страшную обузу для него в этом трудном путешествии. Ему следовало бы заранее предвидеть, что она испугается его и убежит. Ну что ж, если она хочет попрощаться с другом, в добрый час! Он не смеет ее задерживать! Проклятые бабы… Шеридан не выносил их сантиментов. А для принцессы, намеревающейся начать в своей стране гражданскую войну, подобное поведение было просто смешным.
        Шеридан внимательно осмотрел со всех сторон запечатанное письмо Олимпии, адресованное папе римскому. Достаточно было подержать его над паром, поднимающимся от подогретого эля, и печать отклеилась от бумаги. Пробежав глазами содержание письма, Шеридан убедился, что оно было написано очень эмоционально и изображало Клода Николя таким негодяем, чудовищные деяния которого достойны сатаны. Шеридан вновь запечатал послание и проверил письма, написанные им самим Палмерстону и злодею принцу Клоду Николя. Они лежали во внутреннем кармане пальто, дожидаясь своего часа. Шеридан погрузился в глубокую задумчивость, грызя фалангу пальца, которая скоро начала кровоточить.
        Эта проклятая принцесса разрушила все его планы! Шеридан так тщательно все продумал, чтобы избежать риска, сделав свой излюбленный тактический ход. Но он не может отослать письма, пока не узнает, что на уме у этой маленькой вздорной девчонки. Он не стал вынимать письма из кармана, а решил как следует напиться и вернуться на корабль. Шеридан потратил на выпивку свои последние деньги, которые выручил от продажи золотой цепочки Олимпии. Эти же деньги пошли на билеты до Рамсгейта и на выкуп Олимпии у вербовщика - этот спектакль необходимо было разыграть для того, чтобы сбить Джулию со следа. Сам бриллиантовый кулон находился сейчас у Мустафы, который выехал вперед и должен был встретить их в Рамсгейте. В том, что изворотливый Мустафа сумеет сохранить бриллиант, Шеридан не сомневался.
        Но даже от этой мысли настроение Шеридана ничуть не улучшилось. Между тем на улице стемнело. Шеридану ужасно не хотелось возвращаться на корабль, и он тянул время, пока не заметил, что, во-первых, у него кончились деньги, а во-вторых, он вполне может опоздать к отплытию судна. Если Олимпия вернулась домой, а сам он не доберется до Рамсгейта, где его ждет бриллиант, то это будет для него катастрофой. Он окажется на мели.
        Шеридан поспешил, чуть покачиваясь, к пристани по безлюдным улицам спящего города. Вахтенный на борту «Джона Кэмпбелла» уже готовился к отплытию вниз по реке, так как вода быстро прибывала. Шеридан взошел по трапу, который не успели убрать, и с облегчением, словно пьяный, благополучно добравшийся до дома, встал у поручней, слушая тихие голоса и поскрипывание снастей и глядя на медленно текущую прозрачную воду, игравшую бликами отражающихся огней. Шеридан потер свои холодные щеки и вдохнул полной грудью морозный зимний воздух, начиная трезветь. Где-то на нижней палубе тишину нарушали приглушенные звуки губной гармоники, на которой- какой-то бездарь, лишенный всяких музыкальных способностей, старательно выводил незамысловатый мотивчик.
        Шеридан спустился вниз и остановился у дверей своей каюты; из-за нее, оказывается, и неслись эти душераздирающие звуки, которые трудно было назвать музыкой. Шеридан распахнул дверь. Звуки сразу же утихли. Шеридан постоял еще немного в проходе, пока его глаза не привыкли к темноте.
        - Я думала, что вы не вернетесь, - прошептала Олимпия. Шеридан прислонился к косяку. Он не мог разглядеть ее в темноте и видел только лишь темный силуэт девушки.
        - Прошу вас, встаньте, - попросил он и тут же услышал шорох: она встала с койки и прижалась к стене, давая ему возможность войти. Шеридан проскользнул мимо, идя на ощупь, пока не нашел сетку гамака, висящего высоко над койкой.
        Он с большим трудом погрузился в гамак и удобно устроился в нем. Сетка сразу же сильно провисла под тяжестью его тела. Шеридан заметил, что его голову отделяет от потолка всего лишь четыре дюйма, и постарался это запомнить - поскольку утром, когда он будет вставать, это наблюдение может ему очень пригодиться. Затем он накрылся одеялом и промолвил, обращаясь к Олимпии:
        - Все в порядке. Вы можете ложиться спать.
        Впотьмах Олимпия наткнулась головой на гамак, провисший над ее койкой, и Шеридан начал раскачиваться, чтобы дать ей возможность сориентироваться. Она ощупала его руку, лежавшую вдоль тела, и поняла, что он находится в гамаке.
        - О, - изумилась Олимпия, - да это же гамак!
        - Гм.
        - Вы удобно устроились?
        - О, очень удобно! - заверил он ее и услышал, как принцесса устраивается внизу на своей койке. Нечаянно задев его, она раз семь извинилась и наконец затихла. В установившейся тишине слышались только поскрипывание палубы да плеск воды. Шеридан скрестил руки на груди и начал слегка раскачиваться.
        Олимпия, лежа на койке внизу, не могла заснуть, она обкусывала ногти, устремив взор вверх, в непроглядную тьму.
        - Сэр Шеридан? Он хмыкнул.
        - Я ведь так и не пошла назад в таверну, чтобы простится с Фишем.
        Он снова хмыкнул, выражая тем самым полное безразличие к ее образу действий.
        Олимпия беспокойно заерзала.
        - Фиш отдал мне свою гармонику. Вы не будете возражать, если я немного поиграю на ней?
        - О Господи!
        - Только несколько минут. Я пытаюсь научиться играть. Вы не будете возражать?
        Шеридан заворочался в своем гамаке, так что потолочные балки громко заскрипели.
        - Валяйте, я заткну уши.
        Олимпия привстала на локтях и поднесла инструмент к губам. Тесное пространство каюты наполнилось жалобными звуками, чуть дрожащими в ночной тишине, - нежными и печальными. Так играл Фиш, сидя в дождливый день у костра. Воспроизводя мелодию, Олимпия чувствовала близость своего друга, как будто никогда с ним и не расставалась. Затем она попыталась сыграть любимую песню Фиша и начала пробовать одну ноту за другой, однако у нее ничего не получалось. Она снова и снова старалась подобрать мотив, но все было тщетно. В конце концов у Олимпии что-то начало получаться, но это была скорее пародия на ту песню, которую обычно играл Фиш.
        - Дайте мне эту чертову штуковину, - сказал вдруг сэр Шеридан и, опустив руки, пошарил в темноте, задев Олимпию.
        Она прижала гармонику к груди.
        - Не надо. Я больше не буду играть.
        - Дайте мне ее, - повторил он настойчиво. В его голосе слышались железные нотки, которые она уже научилась распознавать. Поэтому, пусть неохотно, она разрешила ему взять гармонику из своих рук.
        Шеридан продул инструмент, а затем послышался перелив гаммы. Олимпия замерла, готовая в любую минуту потребовать, чтобы он вернул ей назад подарок Фиша.
        Но тут Шеридан заиграл. Тихая сладкая мелодия «Гринсливз» поплыла в воздухе. Шеридан украшал незатейливый мотив трелями и переливами. Это было так необычно для Олимпии, что она затаила дыхание: Фиш не умел извлекать такие ласкающие слух звуки из своего инструмента. Изумленная Олимпия слушала музыку, глядя в темноту. Звуки казались неземными, воздушными, необычными, это был не сам мотив, а его мастерские вариации, звучавшие, словно легкий веселый разговор двух задушевных друзей.
        Шеридан закончил играть песню «Гринсливз» и начал выводить другую мелодию, которую Олимпия никогда прежде не слышала. В ней ощущался четкий ритм, так что девушке захотелось отстукивать его такт. Шеридан все играл и играл, одна мелодия сменяла другую.
        Здесь были старинные, хорошо знакомые песни, а также необычные композиции, в которых подчас слышался диссонанс, - но вся эта музыка свободно и широко лилась, украшая и согревая холодную зимнюю ночь. Призрачные звуки, казалось, возникали ниоткуда. Олимпия не могла видеть Шеридана, хотя знала, что он здесь, рядом, - герой, спасший адмирала и флагманский корабль; капитан, однажды поцеловавший ее так страстно; человек, исполнявший настоящую музыку, в то время как она сама не смогла сыграть на том же инструменте ничего, кроме незатейливого мотива. И главное, музыка, которую он играл, была его собственной, необычной по ритму и композиции. Ее невозможно было повторить.
        Слушая Шеридана, Олимпия пришла к заключению, что волшебство музыки было ей самой недоступно, оно существовало вне ее. Она никогда не смогла бы научиться так играть, как это делал Шеридан, потому что просто не способна была извлекать такие необычные, невесомые звуки из этого маленького музыкального инструмента, сделанного из тростника и металла. Ей не помогли бы годы учебы. Более того, она и не хотела учиться. Она хотела только слушать и слушать. Вечно слушать эту прекрасную музыку.
        Глава 6
        Из Рамсгейта они отплыли на судне почтового ведомства, державшем курс на Мадейру и Гибралтар. Проведя две недели в обществе сэра Шеридана, Олимпия не могла не изумиться его осторожности и предусмотрительности. Она сама уже с трудом узнавала себя в краснощеком подростке, которого разыгрывала на людях. Поэтому девушка просто не верила, что кто-то мог проследить весь их путь во время скитаний по Рамсгейту, где они несколько раз меняли имена и переезжали с квартиры на квартиру в самых бедных кварталах.
        И вот наконец в одночасье они превратились из бедняков, одетых в старую поношенную одежду, в состоятельную пару - путешествующего по свету джентльмена и его сестру-калеку, которую он будто бы вез на лечение. Вскоре к ним присоединился Мустафа, неизвестно откуда взявшийся и исполнявший роль слуги, повара и мальчика на побегушках. Он везде успевал, и поэтому нанятая Шериданом для Олимпии служанка лишь помогала ей одеваться, не имея других забот. Что само по себе, по мнению Олимпии, было неплохо, поскольку девица отличалась удивительной ленью и готова была спать целыми сутками. Олимпия не имела ни малейшего желания жаловаться на нее. Днем она сидела на палубе в кресле, втиснутом в узкое пространство между мачтой и канатом, свернутым кольцом. Ее единственной собеседницей была чахоточная леди, отдыхавшая в соседнем кресле. Время от времени к Олимпии подходил сэр Шеридан, чтобы поинтересоваться ее самочувствием; Мустафа поправлял плед, и оба вновь исчезали с поразительной быстротой по каким-то своим мужским делам, в которые Олимпия не была посвящена.
        Девушка сидела, глядя на море и размышляя с беспокойством, а порой и отчаянием, о том обороте, который приняли события. Отправляясь в это путешествие, она ждала от него всего чего угодно, но только не скуки. Последние две недели она провела взаперти, с тоской глядя на изношенные вылинявшие занавески, облупленные тазы и грязные окна дешевых квартир, которые они снимали. Ей было запрещено выходить на улицу, разговаривать с людьми, а кроме того, она почти не видела своего отважного защитника, который целыми днями был занят, готовясь к отъезду, а ночи проводил неизвестно где.
        Когда она однажды осмелилась спросить его, где он бывает по ночам, Шеридан ответил, что это не ее дело и ей не следует повсюду совать нос.
        Олимпия живо представила себе тайные встречи с членами нелегальных организаций, явки и пароли, письма, подписанные вымышленными именами руководителей подпольных групп, и ее охватил трепет восторга, несмотря на легкое раздражение от того, что Шеридан ничего не хотел ей об этом рассказывать.
        После обеда на верхнюю палубу поднимался старший сын чахоточной леди и уводил ее в каюту, чтобы она могла вздремнуть там часок-другой. А за Олимпией никто не приходил, и ей становилось обидно. Она вынуждена была долгие часы просиживать в одиночестве на палубе, поскольку якобы не могла самостоятельно спуститься в свою каюту, будучи «калекой».
        Однажды к Олимпии, сидевшей в полном одиночестве, подошел матрос с ведром дегтя в руках. Он робко кивнул девушке, и его песочного цвета косичка чуть дернулась в такт движению головы. Матрос присел на корточки около ее кресла и начал замазывать дегтем трещины в палубе рядом с мачтой. Работая, он беспрестанно зевал.
        - Вас, должно быть, клонит в сон, - сказала Олимпия, пытаясь завязать разговор.
        Парень вздрогнул и, повернувшись к Олимпии, с изумлением посмотрел на нее.
        - Мэм?
        - Я сказала, что вас, должно быть, клонит в сон. Вы зевнули три раза подряд.
        - А-а! - протянул он и пожал плечами. - Это оттого, мэм, что мы все здесь мало спим. Четыре часа отдыха, и снова заступай на вахту.
        - Четыре часа? - удивилась Олимпия. - Но почему так мало?
        - Таков приказ капитана, мэм. И простите, мэм, но нам запрещено разговаривать во время вахты, тем более с пассажирами.
        - Но почему? - возмущенно спросила она. Парень снова пожал плечами.
        - Не могу знать, мэм, - сказал он и многозначительно взглянул на Олимпию. - Так приказал капитан.
        Олимпия помолчала, а матрос снова принялся за работу. Задумавшись, она начала, как всегда, покусывать нижнюю губу, но когда парень нагнулся совсем рядом с ее креслом, она снова заговорила с ним шепотом:
        - Капитан, наверное, жестоко с вами обращается? Матрос замер, а затем оглянулся по сторонам и, не сказав ни слова, продолжил свою работу. Не поднимая головы, он промолвил, понизив голос:
        - Да, он очень крут. Работаешь целыми днями без выходных и даже словом не можешь ни с кем перемолвиться. Нас кормят хуже, чем собак. Тухлой солониной.
        - Тухлой! А вы говорили ему об этом?
        Матрос бросил на нее быстрый взгляд и снова опустил голову.
        - Простой матрос не имеет права разговаривать с капитаном, мэм. Это не положено. Капитан отдает приказы, а мы их выполняем. Мы не смеем жаловаться, мэм.
        - Но тогда чем же вы отличаетесь от рабов? Неужели у вас нет никаких прав?
        Парень не ответил ей. Олимпия кипела от негодования, чувствуя, как бешено бьется сердце у нее в груди.
        - Сэр, - горячо зашептала она, - я думаю… я полагаю, что смогу помочь вам.
        Парень бросил на нее удивленный взгляд.
        - Я прекрасно сумею справиться с этим делом, - убежденно заявила она. - Я точно знаю, как облегчить вашу участь и сделать так, чтобы справедливость восторжествовала.
        Говоря это, Олимпия имела в виду те многочисленные политические памфлеты и трактаты, которые успела прочитать за свою жизнь и которые содержали подстрекательские идеи общественного преобразования на якобы справедливый лад. Однако, видя по выражению лица, что матрос не верит ей, Олимпия не удержалась и выпалила:
        - Вы, наверное, думаете, что я всего лишь слабая женщина, но, уверяю вас… - Она осеклась, вовремя спохватившись. Парень глядел на нее во все глаза. Придя в сильное смущение, Олимпия продолжала: - Вы можете полностью доверять мне. Я должна сказать вам по секрету - только это строго конфиденциально, - что я путешествую инкогнито с… - Олимпия закусила губу, - …с братом. Возможно, вы не узнали его, но это капитан Шеридан Дрейк. Только прошу вас, никому об этом не говорите! Будучи сторонниками демократии, мы с ним направляемся сейчас… в одно место, где вскоре произойдет революция.
        Матрос открыл рот от изумления.
        - О Боже! - выдохнул он. - На борту этой посудины сам капитан Дрейк? Настоящий герой?
        Олимпия кивнула.
        - Вы все верно поняли, но только никому ни слова об этом.
        Парень облизал пересохшие от волнения губы и замотал головой. Олимпия улыбнулась.
        - Теперь вы понимаете, что я действительно могу помочь вам, если вы будете делать то, что я скажу. Вы согласны?
        Он вытер губы рукавом. Олимпия увидела, как на его загорелом горле заходил кадык.
        - О Боже! - повторил матрос. - Можете рассчитывать на меня, мэм, я с вами!
        Олимпия скрыла от него охвативший ее восторг. Все происходило так, как она и представляла себе: одного дуновения свежего ветра свободы достаточно для того, чтобы несчастный угнетенный человек расправил плечи. Лицо матроса просветлело, оно дышало теперь радостью и благоговением. Сердце Олимпии трепетало в груди от сознания того, что источником этой светлой радости была она сама.
        Нет, она не подведет этого несчастного. Олимпия явственно слышала зов судьбы.
        - Я все знаю! - воскликнул Шеридан, с громким стуком закрывая за собой дверь, и привалился плечом к косяку. Он грозно взглянул на Олимпию. - Мне следовало привязать вас к койке!
        Олимпия слегка оправилась от неожиданности и облегченно вздохнула.
        - Вы напугали меня! - сказала она и вновь устремила взгляд на широкую доску, лежавшую у нее на коленях. На ней были разложены письменные принадлежности. - Я чуть не посадила кляксу на текст петиции. Но все равно я рада, что вы пришли. Знаете, как плохо питаются матросы на этом судне? Какие у них жалкие порции? Им дают тухлую солонину! Клянусь вам, что это так! А галеты? В них уже черви завелись! - Олимпия содрогнулась от ужаса. - Я вскрыла одну пачку и сама смогла убедиться в этом. Такая еда не годится даже для животных. А капитан к тому же приказал команде заступать на вахту через каждые четыре часа, сделав из одного рабочего дня целых два. Это просто не укладывается в голове. И вот я хочу спросить, как вы думаете, два фунта сливового пирога в день на человека укрепит здоровье матросов?
        - Угомонитесь! Да, теперь я понимаю, что должен был посадить вас в мешок и утопить. Дайте мне эту бумагу. - Он выхватил ее из рук Олимпии, пробежал глазами, поморщился и, смяв в кулаке, бросил на пол. Бумажный шарик подкатился к ногам Олимпии, а затем снова к двери, так как корабль сильно качало.
        - Я что-то сделала не так? - тревожно спросила Олимпия.
        Шеридан бросил на нее испепеляющий взгляд. Он был мрачнее тучи. В тишине до слуха Олимпии донеслись ставшие за десять дней плавания привычными звуки: скрип деревянных снастей, шум вздымающихся волн, завывание ветра.
        Олимпия провела кончиком языка по пересохшим губам.
        - Я что-то сделала не так, да?
        - Вы - моя сестра-калека, - отрезал он. - Мы направляемся в Италию, где вы сможете поправить здоровье.
        Олимпия с готовностью кивнула.
        - Так почему же, - спросил Шеридан со скрытой угрозой в голосе, - вдруг выясняется, что вся команда ждет начала восстания на борту судна, целью которого является защита прав человека? - Шеридан зло сощурил глаза. - И почему, черт возьми, матросы думают, что… именно я его возглавлю?
        Олимпия откинулась назад и прислонилась спиной к стене каюты.
        - Нет-нет, я никогда открыто не утверждала, что…
        - И почему, - перебил ее Шеридан, - один из матросов пригрозил первому помощнику, обозлившись на то, что не получил дополнительной порции рома?
        - О… вы не должны неправильно истолковывать мои поступки. Эти бедняги, в сущности, умирают от голода, имея столь скудный рацион. А тот матрос наверняка не собирался пускать в ход нож. Он хотел только подчеркнуть…
        - «Подчеркнуть»! Ради Бога, мэм. Это был нож, нож! Опасное холодное оружие, которым матрос угрожал офицеру! Этот ублюдок должен благодарить Господа Бога за то, что родился под счастливой звездой и этим кораблем командую не я!
        - А что бы сделали вы на месте капитана? - в замешательстве спросила Олимпия. - Неужели застрелили бы беднягу?
        - Я сделал бы так, что ему самому захотелось бы, чтобы его пристрелили. - Сэр Шеридан наклонился к Олимпии, опершись руками о край койки. - Послушайте, черт бы вас побрал, неужели вы думаете, что команде на этом корабле действительно приходится туго? Что их на самом деле кто-то обижает? Нет, они живут вполне нормально. Черви в галетах - это чепуха, я ел пищу намного хуже и могу вам рассказать, что такое настоящая обида и беда. Беда - это когда матрос должен работать, а у него от цинги так набухли десны, что он дышать не может, захлебываясь кровью. Беда - это когда офицер забивает насмерть матроса за то, что тот забыл поднять сигнальный флажок. Беда - это когда капитан, спятивший параноик, приказавший соблюдать на борту полное молчание на протяжении всего плавания, вдруг лишает двести матросов их порции питьевой воды за то, что его приказ нарушен. - Губы Шеридана скривились. - И как вы думаете, почему? Потому что он услышал, как один из офицеров хмыкнул, хмыкнул, хотя на корабле вот уже месяц стояла гробовая тишина! - Шеридан наклонился над Олимпией. - Я знаю, что такое беда. Ваши подстрекательские
речи ведут не к восстановлению справедливости, а к бессмысленному бунту на корабле.
        Олимпии удалось выдержать его тяжелый взгляд.
        - Не понимаю. Я думала, что вы захотите мне помочь.
        - Я не помогаю идиотам.
        Презрение, слышавшееся в его голосе, было столь же оскорбительным, как пощечина. Олимпия негромко вскрикнула от обиды и разочарования; некоторое время она не могла произнести ни слова, чувствуя, что в горле стоит комок.
        - Почему я должен помогать вам? - продолжал Шеридан, заглушая голосом громкий скрип корабельных снастей. - Если бы я вдруг захотел, чтобы меня расстреляли завтра на рассвете, я, пожалуй, действительно совершил бы какое-нибудь дерзкое преступление, но, уверяю вас, более занимательное, чем заговор с целью мятежа в союзе с такой витающей в облаках идиоткой, как вы.
        Олимпия открыла было рот, чтобы ответить, но ничего не могла сказать, а только тяжело вздохнула. Близость Шеридана сковывала ее; она чувствовала себя на этой койке как будто в тюрьме и боялась пошевелиться. Корабль качало, и при каждом толчке она чуть не сталкивалась нос к носу с Шериданом.
        - Но ведь это все во имя дела свободы и демократии! - чуть не плача воскликнула Олимпия.
        - О Боже! - Шеридан отпрянул от нее. - Из-за вас я, пожалуй, лишусь обеда!
        - У вас есть по крайней мере обед, которого вы можете лишиться!
        - Ну и что? У меня его очень часто не было, поэтому меня всегда радует возможность хорошо поесть. - И Шеридан уцепился за потолочную балку, чувствуя, как неожиданно корабль резко накренился. - А вы, что вы, черт возьми, знаете о голоде? Вы в жизни никогда не пропустили обеда, судя по вашему упитанному виду!
        Олимпия зажала рот рукой, стараясь не заплакать. Ведь мужественный человек не должен плакать или отворачиваться от истины, пусть даже беспощадной и глубоко ранящей душу.
        - Вставайте! - приказал Шеридан. - Я буду последним дураком, если оставлю вас здесь дописывать проклятые петиции, за которые меня, быть может, вздернут на рее. Если уж кто-то и должен за все это поплатиться, то этим человеком, несомненно, будете вы и, надеюсь, с радостью вызоветесь пострадать за дело свободы.
        Олимпия, чувствуя стальные нотки в его голосе, молча повиновалась, хотя ноги не слушались ее. Она старалась идти с высоко поднятой головой, но из-за качки и железной хватки Шеридана, вцепившегося ей в плечо, двигалась довольно неловко. Олимпия споткнулась на ступеньках трапа и чуть не упала. Шеридан подхватил ее за талию и поднял на палубу.
        Девушка прищурилась от яркого солнечного света, бьющего в глаза. Шеридан, поддерживая ее под руку, увлек в сторону юта, где работали матросы. Заметив их, Олимпия огляделась вокруг в поисках путей к отступлению, но Шеридан крепко держал ее за руку.
        Матросы, занятые каждый своим делом, тоже увидели ее и начали переговариваться между собой. Послышалось шарканье ног, и на ют поднялось еще несколько членов экипажа. Один из матросов кивнул Олимпии. Это был парень с косичкой песочного цвета, который помогал ей составлять петицию. Мало-помалу матросы побросали свою работу и уставились на Олимпию. Она взглянула на капитанский мостик и увидела, что стоявший у рулевого колеса офицер наклонился и тронул за плечо капитана, высокого худощавого человека с большими неловкими руками. Тот моментально повернулся и взглянул на столпившихся на юте матросов.
        - Что, черт возьми, все это значит? - рявкнул капитан. Олимпия вдруг почувствовала, что Шеридан отпустил ее руку. Она повернулась и с ужасом заметила, что он бесследно исчез, оставив ее один на один с командой. Олимпию охватила паника. Матросов становилось все больше и больше, они подтягивались к капитанскому мостику, увлекая за собой девушку. Ее колени подкосились, и она чуть не упала, но тут один из матросов с ухмылкой поддержал ее. Олимпия увидела, что у многих из них в руках поблескивают ножи и железные заточки.
        - Стойте! - потребовал капитан. - Ни с места.
        Но никто не обратил на его слова ни малейшего внимания. Толпа, шаркая ногами по деревянной палубе, медленно надвигалась, не выпуская Олимпию из своих цепких объятий. Дойдя до ступенек трапа, ведущего на капитанский мостик, матросы как будто по молчаливому уговору остановились. И сразу же все голоса смолкли, слышны были лишь шум ветра и волн да поскрипывание снастей. Капитан с бесстрастным выражением лица следил за действиями команды, вынув пистолет и держа его наготове.
        Олимпия затрепетала от ужаса, дуло пистолета, казалось, было направлено прямо на нее, стоящую у самого мостика. Она ничего не видела вокруг, кроме этого страшного оружия; ничего не чувствовала, кроме дыхания напирающих сзади матросов и нижней ступеньки трапа, впившейся ей в лодыжку. В ушах Олимпии шумела кровь, сердце бешено колотилось.
        - Мэм, - обратился к ней капитан, и его голос показался Олимпии странно далеким. - Я не могу в это поверить! Вам и вашему брату должно быть стыдно за подобные поступки!
        Олимпия судорожно сглотнула и подняла глаза на капитана. Выражение его лица все еще было непроницаемым, но его палец поглаживал курок пистолета. Рисуя в своем воображении этот решающий момент, Олимпия всегда представляла рядом с собой сэра Шеридана; ей слышался его твердый, требовательный голос, зачитывающий жалобы матросов, голос, которому не может не внять любой разумный человек. Теперь же, оставшись одна и пытаясь подыскать нужные слова, Олимпия с ужасом заметила, что у нее кружится голова и она близка к обмороку. Образ отважного сэра Шеридана, решительно выступающего на защиту прав человека, растаял в воздухе - сейчас в этой суровой реальности у ног капитана стояло съежившееся трусливое существо, способное в любую минуту грохнуться в обморок.
        - Чего ты хочешь? - Капитан устремил гневный взгляд на стоявшего рядом с Олимпией матроса. - Говори, а то пожалеешь!
        Толпа загудела.
        - Мы хотим Дрейка, - сказал матрос, и на Олимпию пахнуло перегаром. - Мы хотим, чтобы капитаном у нас был порядочный человек. Мы хотим Дрейка.
        Олимпия с удивлением повернулась к нему.
        - Нет! - воскликнула она и ухватилась за его руку, так как корабль снова резко качнуло. - Вы хотите вовсе не этого!
        Матрос вырвал у нее свою руку и, перекрывая громким голосом гул взбудораженной толпы, продолжал:
        - Именно этого мы хотим! Мы все знаем капитана Дрейка, знаем, что он совершил! Мы знаем, что он будет относиться к нам по справедливости! Он даст нам столько рома, сколько мы захотим, потому что он всегда давал своей команде много рома!
        - Нет-нет, вы неправильно поняли! - воскликнула Олимпия, слыша громкие одобрительные возгласы моряков. - При чем тут ром? Вы же хотите предъявить свои справедливые требования: улучшение питания, отдых…
        - Дрейк! Мы требуем Дрейка! - скандировала толпа, заглушая ее слова; матросы потрясали в такт своим возгласам ножами и заточками. - Дрейка… Дрейка… Дрейка…
        Олимпия оглянулась по сторонам. Между тем капитан и два его помощника, вооруженные пистолетами, прицелились в толпу. Капитан грозно поглядывал на Олимпию. Скандирование становилось все более громким и настойчивым. Олимпия почувствовала, как ее толкают в спину напирающие сзади матросы, пытающиеся пробраться к трапу. В этот момент она увидела, как капитан навел дуло своего пистолета прямо на нее. Но тут он покачнулся, сбившись с прицела, и громко выругался, а затем вновь напел пистолет на Олимпию и тех, кто стоял у трапа. «Нет, он не сделает этого», - думала девушка, с ужасом глядя на пистолет. Внезапно ее снова сильно толкнули в спину, она зашаталась, послышался громкий треск, что-то ударилось ей в плечо, раздался выстрел…

«Он застрелил меня», - мелькнуло в голове Олимпии, и она рухнула на колени. Ошеломленная толпа на мгновение замерла. Олимпия подняла голову, ее плечо жгло огнем. Она взглянула на капитана и увидела, что его пистолет поднят дулом вверх - он стрелял в небо. Плечо не кровоточило, и Олимпия поняла, что это не огнестрельная рана - ее, по-видимому, ударили сзади железным болтом.
        От сильной боли у нее кружилась голова, перед глазами шли круги, шум в ушах усилился, а все остальные звуки доносились теперь приглушенно. Усилием воли Олимпия подавила приступ тошноты, и ее голова безвольно упала на ступеньку трапа, о которую она опиралась руками.
        Подняв через несколько мгновений лицо, Олимпия увидела сэра Шеридана, который стоял, прислонившись спиной к борту, скрестив руки на груди, и наблюдал за всем происходящим с насмешливой улыбкой, как, наверное, поглядывал бы падший ангел на собрание благочестивых святых. Олимпия почувствовала облегчение: он здесь! Он прекратит это безобразие! Сэр Шеридан поставит все на свои места!
        Но Шеридан не стал произносить зажигательных речей или взывать к разуму собравшихся. Подождав, пока шум стихнет, он сказал:
        - Оставьте свою сумасбродную затею! Надеюсь, что вы, пьяные шалопаи, не считаете меня круглым идиотом, который захочет стать вашим капитаном? - Его губы скривились в усмешке. - Да я скорее возьму под свое начало полдюжины приходских священников и буду с ними плавать на речной барже!
        Озадаченные такой речью, матросы смущенно молчали.
        - Они лучше справились бы со своей работой, чем вы, - добавил он.
        - Он шутит! - крикнул кто-то.
        - Шучу? - Шеридан обвел собравшихся презрительным взглядом. - Да будь я вашим капитаном, я бы перевешал половину из вас; судно еле двигается, а я вовсе не хочу состариться здесь, на борту вашей посудины, отрастив седую бороду, прежде чем мы дотащимся до Рима. Вон та французская галоша, которая плывет за нами по правому борту, скоро обгонит нас, к вашему стыду.
        Олимпия в отчаянии опустила глаза. Она наконец поняла, что сэр Шеридан, несмотря на свое боевое прошлое и пережитые тяготы жизни, не захотел встать на защиту интересов этих обездоленных матросов, оставшись безучастным к ним. Из толпы между тем раздались обиженные и возмущенные возгласы. Некоторые матросы, повернув головы, смотрели в сторону французского корабля, плывущего за ними по правому борту.
        Сэр Шеридан начал насвистывать «Марсельезу». Его холодное презрение задело за живое даже капитана, который вопреки всем ожиданиям начал защищать свою команду.
        - Они прекрасно справлялись со своей работой, - резко возразил он, - пока вы не посеяли смуту и не отвлекли их от выполнения своих прямых обязанностей.
        - Правда? - Сэр Шеридан грустно покачал головой, словно не веря капитану. - Ставлю пятьдесят гиней за то, что французский бриг обгонит нас к тому времени, когда ударит восемь склянок.
        - Ставлю сто против! - взревел капитан.
        Сэр Шеридан бросил оценивающий взгляд в сторону французского судна и криво усмехнулся.
        - Как я могу упустить столь выгодное пари? По рукам!
        Матросы разразились грубыми криками, свистом и гиканьем. Но Шеридан не обратил на это никакого внимания, он был явно доволен собой. Капитан начал отдавать отрывистые команды, а матросы бросились по своим местам, работая с остервенением. Олимпия осталась одна. Она сидела у ступеней трапа, ведущего на капитанский мостик, и не могла понять, что же произошло. Как будто и не было пистолетного выстрела, не было попытки мятежа и петиции обездоленных матросов…
        Сэр Шеридан выиграл пари, несмотря на все старания капитана и его экипажа. Через некоторое время весть об этом облетела весь корабль, о ней узнали даже пассажиры. Вскоре на корме столпились взволнованные болельщики, вцепившись руками в поручни. Их не пугали даже высокие волны, от брызг которых многие вымокли за несколько часов до нитки. Даже молчаливая пара кареглазых евреев-ювелиров вышла на верхнюю палубу, чтобы понаблюдать за состязанием. Но когда пробило восемь склянок, крики и свист умолкли, сменившись мрачным молчанием. Французский бриг был далеко впереди.
        Сэр Шеридан проводил Олимпию в каюту. Там он зажег лампу, поскольку уже сгустились сумерки. В этот момент он показался ем усталым и чем-то опечаленным, а вовсе не сердитым, чего она очень боялась. Олимпия непроизвольно придвинулась ближе к нему. Но Шеридан следил за ней боковым зрением, и прежде чем она успела дотронуться рукой до его плеча, он взглянул на нее с мрачной усмешкой.
        - Ну что, - резко спросил он, - вам понравился бунт, мэм? Может быть, устроим еще один подобный в скором времени?
        Ошарашенная, Олимпия отпрянула от него. Усевшись на свою койку, она потупила взор.
        - Я все испортила.
        - «Испортила» - это не то слово. Вас чуть не застрелили, а меня могли бы запросто линчевать; теперь нас наверняка высадят на Мадейре. Все это ужасно. Но все же этот парень так и не смог снести выстрелом половину черепа такой благородной леди, как вы. Духу не хватило.
        Олимпия в ужасе замерла.
        - Я не верю, что капитан мог выстрелить в меня, - промолвила она неуверенным тоном.
        - Конечно, нет. Именно поэтому я и позаботился, чтобы его мишенью стали вы, а не я.
        Девушка открыла рот от изумления, а затем нахмурилась.
        - Неужели вы заранее знали, что капитан вытащит пистолет?
        Шеридан поставил лампу в закрепленную на столе медную колбу. Мигающий от сильной качки язычок пламени отбрасывал на стены тесной каюты причудливые отсветы.
        - Матросы были вооружены холодным оружием, моя дорогая. Я не думаю, что в такой ситуации капитан стал бы петь церковные гимны.
        - Значит, вы намеренно оставили меня одну?
        - Кто-то ведь должен был испить эту чашу до дна. Я здраво рассудил, что этим человеком должны быть именно вы.
        - Но ведь я… - начала было Олимпия, но тут же осеклась и покраснела.
        - Принцесса, хотите вы сказать? Леди? Начинающая анархистка? Конечно, все эти бунты и восстания - грязное дело. И вы наверняка полагали, что самую черную работу за вас сделают мужчины.
        Олимпия закусила губу.
        - Нет, это неправда. Я только думала, что они прислушаются к вашим словам с большей готовностью.
        - Нет, - вкрадчиво сказал он. - Они меня застрелили бы с большей готовностью, чем вас, в этом вся разница. Меня тут же застрелили бы, мадам, и потому-то мне сразу же не понравилось это дело. Вот я и подставил вас вместо себя, поскольку вся эта чертова затея в первую очередь принадлежала вам. Я знал, что капитан - джентльмен и вряд ли выстрелит в женщину, тем более в пассажирку. - Шеридан помолчал и снова усмехнулся, поглядывая на Олимпию. - Ей-богу, вряд ли он стал бы стрелять. Олимпия вскинула голову.
        - Я готова встретить лицом к лицу смертельную опасность во имя свободы.
        - Ну конечно, вы же крепки, как скала, и могли бы оказать достойное сопротивление этому парню, капитану.
        - Да! - воскликнула Олимпия. - Я должна быть сильной и отважной!
        Шеридан засмеялся.
        - Ну что ж, смейтесь! - Олимпия задохнулась от возмущения. - Вы можете смеяться надо мной, сколько хотите. Да, я не такая, как вы; мне не хватает мужества. Но я стараюсь научиться быть мужественной и отважной. Вы можете возразить мне, заявив, что я не мужчина, у меня нет боевого опыта и поэтому ничего не получится. Вы можете заявить, что мне следует сидеть, не высовываясь, в каком-нибудь безопасном месте и заниматься рукоделием, но, уверяю вас, что в этом мое призвание! Я знаю свой долг. Как бы я хотела родиться мужчиной, таким, как вы, который не мучается нелепыми страхами. Но Бог не дал мне подобного преимущества, и поэтому я должна сама на практике научиться мужеству и отваге. Сегодня я потерпела поражение, не смогла выдавить из себя ни слова, в то время как мне следовало обратиться к людям с убедительной речью. А вместо этого я испугалась какого-то пистолета. В следующий раз…
        - В следующий раз?! - изумленно воскликнул Шеридан и прислонился плечом к дверному косяку. - Да вы действительно сумасшедшая.
        - Нет, я не сумасшедшая, мне просто не хватает опыта, - упрямо сказала Олимпия, - вы могли бы научить меня, если бы захотели.
        Шеридан поморщился.
        - Научить - чему?
        - Быть мужественной и отважной, - ответила Олимпия и, взглянув на Шеридана восхищенным взглядом, продолжала: - Я видела, как вы сегодня заставили людей забыть свои намерения. Вы не дрогнули перед лицом опасности, не сплоховали. Я хочу быть такой же, как вы.
        Шеридан сердито взглянул на нее. Глупая девчонка, почему она вбила себе в голову, будто он - Господь всемогущий?
        - Вы не знаете и знать не можете, какой я на самом деле.
        Но на Олимпию его слова не произвели ни малейшего впечатления. Она не сводила с него своих серьезных, огромных зеленых глаз, глядевших с немым обожанием. Чувство горечи шевельнулось в душе Шеридана. Конечно, она ничего не подозревала о его тайных мыслях и сокровенных желаниях. Не знала о том положении, в котором он находился, о сумятице его чувств, о том, с каким ужасом он взирал сегодня на капитана, нацелившего на нее пистолет, а затем опустившего его. В этот момент сердце в груди Шеридана, казалось, окаменело. Если бы с Олимпией что-нибудь случилось, он вряд ли сумел бы объяснить Палмерстону или Клоду Николя, что с принцессой расправились при попытке поднять бунт на корабле.
        Да и сам он не был в восторге от такой перспективы. За три недели совместного путешествия он успел хорошо присмотреться к ней и изучил каждый изгиб ее нежного тела, каждый его контур, плавную линию щек и изящную форму ее ушей. Ему следовало держаться подальше от нее, если он хотел избежать ненужных мучений. Так он и поступал. На свою беду, Шеридан очень скоро обнаружил, что нанятая им для Олимпии служанка скрывает под своими пышными юбками и ватными накладками плоское, как доска, тело. Шеридан терпеть не мог худосочных женщин. И как ни пытался заставить себя пойти на компромисс, не мог пересилить свое отвращение, хотя девица была не прочь поразвлечься с ним. Шеридан устал разыгрывать из себя героя. Эта игра до последней степени опостылела ему.
        - Принцесса, - сказал он, стараясь быть искренним, - мужеству нельзя научиться, и вы прекрасно это знаете.
        Она потупила взор.
        - Я думала… я надеялась, что смогу, что для этого есть свои правила, которые можно выучить и повторять, как заповедь, когда испытываешь страх.
        Шеридан не мог удержаться от смеха.
        - Что-то вроде «Чур меня, чур!». - Он присел рядом с ней на край кровати. - Как раз это заклинание я твержу постоянно, когда мне становится невмоготу.
        Олимпия вздохнула.
        - Вы опять смеетесь надо мной. Но я уверена, что вы никогда не испытываете страха.
        Шеридан робко погладил ее по руке и, видя, что она не возражает, начал нежно ласкать ее ладонь и запястье. Олимпия опустила взгляд на свои руки, а затем взглянула на него, кусая от смущения губы.
        - Принцесса, - пробормотал Шеридан, глядя ей в глаза, и поднес руку Олимпии к своим губам.
        Это было так просто! Он хорошо видел, что она млеет от его прикосновений, он чувствовал, как трепещут ее пальцы. Олимпия взглянула на него затуманенным взором, в котором светилось такое восхищение, как будто он был небесным видением, а не человеком из плоти и крови.
        - Сэр Шеридан, я… - И она быстро провела розовым язычком по губам, как будто дразня его. Шеридан сильнее сжал ее руку. - Сэр Шеридан, я хотела сказать вам… то, что вы сделали сегодня… вы были просто великолепны… Вы были…
        Он остановил поток ее слов, прижав палец к ее губам.
        - Не надо, - пробормотал он. - Замолчите.
        - Но я только хотела сказать, что вы самый мужественный, самый доблестный…
        - Замолчите, - повторил он и поцеловал ее.
        Его поцелуй не был нежным, хотя Шеридану так хотелось быть с ней ласковым и предупредительным. Но на этот раз она не на шутку рассердила его, и он решил дать ей понять, что он вовсе не вымышленный принц, герой ее девичьих грез, а, черт возьми, живой мужчина.
        Он обнял ее за талию и чуть не застонал от радости, поняв, что у него под руками не корсет из китового уса, а самая настоящая женская плоть, мягкая, нежная, теплая. Его ладони невольно заскользили по ее телу. Их поцелуй был долгим. Шеридан попытался опрокинуть Олимпию на кровать, и она действительно упала на спину под тяжестью его тела, ошеломленная тем, как он обращался с ней. Она тихо застонала, испытывая незнакомые ощущения, пугавшие ее. Ей не хватало воздуха, и она начала задыхаться. Руки Шеридана еще крепче обхватили ее за талию и внезапно начали скользить по груди Олимпии.
        Ощущения от прикосновения его рук были столь ошеломляющими, что Олимпия начала извиваться, стараясь прервать затянувшийся поцелуй. Но Шеридан не выпускал ее из своих сильных рук, вновь и вновь поглаживая сосок. Дрожь возбуждения пробежала по всему телу Олимпии, и она вновь тихо застонала от пронзившей все ее существо сладкой муки. Шеридан понял, что она сейчас испытывает, улыбнулся и вновь начал целовать ее, лаская руками тело девушки и пытаясь разжечь в ней огонь сладострастия. Он хотел взять ее прямо здесь и прямо сейчас. Она сводила его с ума долгое время - такая близкая и такая недоступная. Поэтому, как в душный летний зной, Шеридан жаждал сейчас освежительной грозы, за которой, он знал, последуют умиротворение и покой.
        Несмотря на свои пышные формы, Олимпия была по сравнению с Шериданом мала ростом. Она казалась ему такой мягкой и нежной, словно пушистый игрушечный птенец или новорожденный ягненок. Он перестал целовать девушку и, зарывшись лицом в ее волосы, положил голову ей на теплое плечо, не выпуская ее из объятий. Она слабо сопротивлялась.
        - Сэр Шеридан, прошу вас, не надо!
        Он не обращал внимания на ее лепет; женщины всегда несут всякий вздор, уцепившись при этом мертвой хваткой за шею мужчины. Конечно, Олимпия не цеплялась за его шею, а, напротив, отталкивала его от себя, и поэтому Шеридан перехватил ее руки и крепко прижал к койке, а затем начал ласкать языком маленькое, изящной формы ушко Олимпии, ощущая солоноватый вкус и аромат пахнущего лимоном мыла. Он сам купил это мыло для нее, походив по магазинам Рамсгейта в поисках того, что, как он считал, необходимо женщине в дороге. В выборе покупок он ориентировался на свой собственный вкус и поэтому купил Олимпии лимонное мыло, белые атласные перчатки и пару ботиночек на изящных невысоких каблучках с жемчужными пуговичками. Такие ботиночки были совершенно не нужны в плавании, но, стоя в магазине и разглядывая их, Шеридан представлял себе, с каким наслаждением он будет расстегивать их, открывая нежные лодыжки Олимпии. У него перехватило горло от этой картины, и он тут же выложил за ботиночки десять гиней. В конце концов, Олимпия была принцессой!
        - Прошу вас, - шептала она, задыхаясь, ему в ухо, - прошу вас, не надо, вы же не хотите этого делать!
        - Именно этого я и хочу! - решительно сказал он, взяв загорелой рукой ее за нежный молочно-белый подбородок. Поцеловав Олимпию в обе румяные пухлые щечки, он повторил: - Я хочу этого, принцесса!
        - О… нет… - прошептала она. Ее била мелкая дрожь. Шеридан снова коснулся губами ее губ и улыбнулся ей, он находил неискушенность и наивность девушки ужасно обольстительными и не мог преодолеть соблазн. Вообще-то у Шеридана не было никакого опыта в общении с девственницами. Он обычно заявлял, что такие девицы ему не по карману, они чертовски дорого ценят себя. Но сейчас Шеридан не в силах был сопротивляться своему чувству, все другие ощущения отошли на задний план - страх перед Палмерстоном и Клодом Николя, страх смерти и нищеты. Он чувствовал только ее легкое дыхание на своей щеке и нежную шелковистую кожу. Он так страстно хотел ее. И прежде чем Олимпия вновь заговорила, Шеридан начал осыпать ее губы быстрыми поцелуями, шепча после каждого:
        - Моя глупая… нежная… прекрасная… принцесса…
        - Нет, не надо! - В ее голосе зазвучали нотки отчаяния. - Это невеликодушно, я знаю, вы не хотите быть жестоким со мной!
        Он начал легонько покусывать ее нижнюю губу. Тогда Олимпия, словно попавший в силки заяц, принялась изо всех сил вырываться, отталкивая Шеридана локтями и коленями. Но Шеридан находился в более выгодном положении и сумел воспользоваться им. Ему не доставляло особого труда поймать ее руки и не дать ей вырваться. Скользнув рукой по нижней части ее тела, Шеридан обнаружил, что в пылу борьбы у Олимпии незаметно для нее самой задрался подол платья, открыв ноги. Когда Шеридан дотронулся до ее обнаженного бедра, он совсем потерял голову, отбросив всякие церемонии и боязнь лишить ее королевское высочество чистоты и невинности.
        Олимпия вскрикнула, протестуя против подобной дерзости, но Шеридан закрыл ей рот поцелуем и начал ласкать ее мягкий живот, чувствуя, как его охватывает возбуждение.
        - Вы так прекрасны, принцесса, - шептал он, не узнавая собственный голос, ставший вдруг хрипловатым и неестественно напряженным. Сила охватившей страсти испугала его самого. - Вы чертовски прекрасны, принцесса!
        - Нет! - закричала Олимпия и рванулась что было сил, ударив Шеридана в висок.
        Он взревел и растерянно заморгал - перед его глазами поплыли радужные круги. Когда же он снова пришел в себя, то увидел, что Олимпия сидит, сжавшись в комок, в углу койки, натянув подол юбки на ноги, и рыдает.
        - Как вы могли? - причитала она сквозь слезы. - Как вы только могли? Я знаю, что рассердила вас, но издеваться надо мной - ниже вашего достоинства!
        Шеридан потер ушибленный висок и ошарашенно уставился на нее, ничего не понимая.
        - Я знаю, что я некрасива! Зачем вы смеетесь надо мной?
        - Смеюсь? Смеюсь… - пробормотал он, собираясь с мыслями.
        - Я уверена, что вы не хотели ничего такого, - продолжала она, всхлипывая. - Я вообще не могла себе представить, что вы вдруг… Я имею в виду, что вы так добры и благородны; вам на долю досталось столько переживаний из-за меня сегодня, я ведь отлично понимаю, что вы спасли нас всех от кровопролития. Теперь я хорошо вижу, что все испортила, сама во всем виновата. - Олимпия понурила голову. - Но все же если я и заслуживаю наказания, то я предпочла бы публичную порку, но не подобные издевательства!
        Шеридан бросил на Олимпию недовольный взгляд и сел.
        - Первый раз в жизни слышу такой вздор, - заявил он и, схватив ее за руки, продолжал: - Слушайте, прекратите ныть и слушайте. Вы слышите, что там происходит?
        У Олимпии перехватило горло от волнения. Сквозь привычные шумы она явственно расслышала крики и вопли людей, едва доносившиеся сюда.
        - Слышали? - грозно спросил Шеридан. - Если вы действительно хотите, чтобы вас выпороли, поднимитесь на палубу. Там вас свяжут и высекут, как и всех остальных матросов.
        Олимпия оцепенела от ужаса.
        - О Боже, - еле слышно прошептала она. Шеридан отпустил ее и откинулся на спинку койки.
        - Отправляйтесь туда! Не бойтесь, капитан не тронет вас, он слишком сентиментален для этого. Но вы сможете облегчить муки несчастных, перевязав их кровоточащие спины.
        Олимпия сжала руки так, что костяшки пальцев побелели, и уставилась на дверь. Шеридан видел, как дрожит ее подбородок. Золотистые волосы рассыпались по спине.
        - Что, боитесь, что вас стошнит при виде этой сцены? - спросил он. - А я думал, что вы готовы преодолеть все трудности во имя дела свободы!
        Олимпия выпрямилась и вытерла слезы. Но через мгновение, закрыв рот рукой и вновь разрыдавшись, она в отчаянии замотала головой.
        - Понимаю. Вы не можете, - фыркнул Шеридан. - Как-нибудь в другой раз, да?
        Олимпия закрыла руками лицо и отвернулась от него. Жалкое, нелепое создание. Шеридан смотрел на нее, размышляя над тем, какая это наивная, глупая и возвышенно мыслящая девица. Именно такие люди, ратующие за общественное благополучие, но ни черта не смыслящие в жизни, разжигают войны своими подстрекательскими речами и глупым философствованием на пустом месте, хотя их самих пугает даже вид заряженной пушки. А такие, как он сам, капитан Дрейк, должны за все расплачиваться.
        Да, вся эта затея закончится как нельзя более печально. Путешествовать с этой дамой так же безопасно, как пройти по горящему дому с бочонком пороха в руках. Шеридан с горькой иронией подумал о том, что оказал бы большую услугу Ориенсу и всему остальному миру, если бы незаметно выбросил эту безумную девицу за борт.
        Некоторое время он пристально смотрел на нее. А затем вдруг, не давая себе отчета в том, что делает, погладил ее по голове. Она вздрогнула от неожиданности и взглянула на него широко распахнутыми, несчастными глазами. Шеридан увидел перед собой лесную чащу во время дождя: глубина глаз стала темно-зеленой от туманящих ее слез, а длинные мокрые ресницы слиплись и торчали, словно черные иголки.
        Шеридан подавил вздох и прижал Олимпию к груди, дав ей возможность поплакать вволю над своими глупыми разбившимися мечтами. В этот момент он подумал о том, что у него самого наверняка тоже когда-то были мечты, хотя он не мог вспомнить, в чем же, черт возьми, они заключались.
        Глава 7
        В первый вечер их пребывания на Мадейре Олимпия не могла заснуть. Она попыталась это сделать, но у нее ничего не выходило, так как, разыгрывая роль сестры-калеки, она легла спать слишком рано, когда за окнами еще не стемнело. Олимпия запахнула полы своего кружевного пеньюара и вышла на террасу.
        Море играло в красноватых отсветах вечернего заката. Дул мягкий, ласковый ветерок. Кроны апельсиновых деревьев и банановых пальм слегка шумели под дуновением свежего бриза, и их шелест сливался с переливами струн испанской гитары.
        Один английский виноторговец предложил сэру Шеридану и его сестре свой кров, узнав, что они остановятся на некоторое время на Мадейре. Герою сражения при Наварино невозможно было путешествовать инкогнито. Как только прибыла местная почта, жители тотчас же узнали, что капитан Дрейк находится среди них. Олимпия устала изображать приветственные улыбки. Гостеприимство мистера Стодарда просто не знало пределов. Званый обед плавно перешел в вечеринку в честь сэра Шеридана. Все представители английской общины острова имели возможность быть представленными почетным гостям.
        Олимпия слышала, как переговариваются между собой приехавшие на этот вечер гости.
        Все двери в доме были распахнуты настежь, ловя прохладу. Прислушавшись, Олимпия поняла, что звуки гитары доносились из помещения, находящегося поблизости. Но единственной комнатой, которая располагалась рядом с ее собственной, была комната, занятая вещами сэра Шеридана.
        Оказывается, это он играл так нежно и сладко, перебирая струны. Когда Олимпия вошла в это маленькое, похожее на кладовку помещение, он устремил на нее взгляд своих серых глаз.
        - Что вы тут забыли, мэм? - спросил он. - Или вы замышляете новый заговор? В таком случае смею вам заметить, что у вас ровным счетом ничего не получится!
        - Простите меня, но я услышала музыку, - сказала Олимпия. - И подумала вдруг, что в вашей комнате есть кто-то посторонний. Кто-то чужой, кому не следует здесь находиться.
        - Музыкант-воришка, - сказал сэр Шеридан и прислонил инструмент к стене. - Подлый трус, - добавил он серьезным тоном. - Советую вам избегать ухаживаний виолончелистов, у них разбой в крови, как и фуги. - Сидя на краю кровати, он вдруг потянулся к ней и обнял за талию.
        Олимпия резко отпрянула.
        - Мне следует пожелать спокойной ночи и удалиться, - промолвила она.
        Но девушка так и не двинулась с места, как будто ее подошвы приросли к полу. Шеридан встал.
        - Спокойной ночи! - сказал он.
        Олимпия не сводила глаз с его обнаженной груди, на которую закат отбрасывал красноватые тени, подчеркивая рельефные формы сильных мышц.
        - Спокойной ночи, принцесса, - повторил он подчеркнуто строго.
        Олимпия перевела взгляд на его плечи, затем на губы и, наконец, взглянула прямо в глаза.
        - Вы действительно считаете, что я красива? - выпалила она вдруг и, спохватившись, прикрыла рот рукой.
        - Я считаю, - мягко сказал он, - что если вы сейчас же не уберетесь отсюда вместе со своим прозрачным пеньюаром, зелеными глазами и неприлично распущенными волосами, мы оба очень сильно пожалеем об этом.
        - Но может быть… вы не станете возражать… - Олимпия сложила руки на груди. - Я не могу заснуть. Можно, я побуду немного с вами?
        Шеридан вздохнул и закрыл глаза.
        - Спаси меня, Господь! - промолвил он, сжав кулаки, как будто его охватило непреодолимое желание крушить все вокруг. - Согласитесь, Олимпия, я дал вам хороший дружеский совет. К тому же вполне разумный. Убирайтесь отсюда к чертовой матери и держитесь подальше от меня!
        Некоторое время Шеридан стоял неподвижно, закрыв глаза и сжав зубы.
        - Вы еще здесь? - наконец спросил он.
        - Да.
        - Ну ладно, - вздохнул капитан, выражая тем самым полное смирение. - Значит, мне надо просто не замечать вас. Я лягу к вам спиной и попытаюсь заснуть. В противном случае, боюсь, может произойти непоправимое, за что несколько влиятельных людей сразу же захотят рассчитаться со мной.
        Не глядя на Олимпию, он упал ничком на постель и закрыл голову подушкой. Девушка сделала еще один шаг к кровати и остановилась. Конечно, Шеридан был прав, и ей не следовало оставаться здесь. Это было неразумно. Олимпия сама не понимала, что делает и чего хочет от Шеридана. Дрожа всем телом, она еще ближе подошла к нему, разглядывая его сильные босые ступни, лодыжки, бедра и широкую спину. Внезапно ее взгляд задержался на плече Шеридана, и Олимпия нахмурилась. При первой их встрече в мрачной усадьбе Хазерлей она не заметила этих шрамов, испещривших всю спину и плечи Шеридана. Она подошла к самой кровати и дотронулась пальчиком до одного из шрамов, ощутив тепло его тела. Затем она провела пальцем вдоль всей линии, сливавшейся в один рубец, идущий от плеча через лопатку и заканчивающийся на ребрах. Шеридан передернул плечами.
        - О Боже! - промолвил он приглушенным голосом, уткнувшись лицом в подушку. - Зачем вы это делаете?
        - Вас били кнутом, - прошептала она. - Вас пороли. Шеридан вздохнул, чувствуя прикосновение ее руки к своему телу.
        - У меня прекрасная память. Вам нет никакой необходимости пересказывать мне эпизоды моей жизни.
        - Кто порол вас? - не унималась Олимпия. - За что? Когда это было?
        Шеридан отбросил подушку в сторону, поднялся на кровати, опершись на одну руку, и недовольно взглянул на Олимпию.
        - За что? За то, что я был когда-то паршивым ублюдком. К тому же мир полон идиотов и идиоток. И сейчас передо мной как раз одна из них.
        Олимпия обиженно поджала губы, но не тронулась с места. Ее щеки пылали. Шеридан смерил девушку взглядом с головы до ног и, откинувшись на подушку, прикрыл глаза рукой.
        - Прошу вас, оставьте меня, - сказал он, следя за ней из-под ладони. - Прошлой ночью я совсем обезумел, но вы сами виноваты, моя дорогая. Вы - яд, чистейший яд, отрава. Уходите отсюда.
        Олимпия отшатнулась от него, как если бы он ударил ее.
        - О, простите. Конечно, конечно. Как это глупо с моей стороны!
        Да, она действительно яд. Олимпия никогда не верила в то, что красива, и слова Шеридана еще раз убедили ее в этом.
        - Спокойной ночи, - быстро сказала она и торопливо вышла на террасу, где ее ослепило южное вечернее солнце, стоящее низко над горизонтом. Ах, в какой сочувственной усмешке скривились бы красивые губы миссис Плам, если бы ей довелось стать свидетельницей унижения Олимпии в тот момент? Как бы она покачала головой и сказала, что Олимпия сама во всем виновата, поскольку слишком часто предается пустым мечтам.
        Войдя в свою комнату, Олимпия опустилась на прохладный изразцовый пол у кровати. Став на колени и сложив руки, она произнесла свою ежевечернюю молитву. В этот момент ей так хотелось исчезнуть, раствориться в воздухе, превратившись в легкокрылого мотылька.
        Ах, если бы вся эта унизительная для нее сцена разыгралась на глазах какого-нибудь другого человека, а не сэра Шеридана! «Яд!»
        И подумать только, насколько капитан Дрейк предан делу свободы! Он готов был пойти ради него на страшные жертвы - жениться на ней, такой уродине, притворяться, что восторгается ею, стараясь пощадить ее чувства.
        Но теперь даже его рыцарская учтивость отказала ему. Он рассердился на нее так, что больше не мог притворяться, и сказал всю правду. Она жалкая неудачница, не способная даже сделать первый шаг к той цели, к которой всегда стремилась. «Яд, чистейший яд, отрава!»
        Олимпия подняла голову и увидела свою размытую розоватую тень на кровати и выбеленных стенах. А рядом с этой тенью еще одну - большую, занимающую почти все пространство комнаты. Девушка оглянулась и вскочила на ноги.
        - Не обижайтесь на меня, - сказал сэр Шеридан, стоявший на пороге, прислонившись к дверному косяку. - А когда снова будете молиться, вставьте и за меня словечко, хорошо? Помолитесь за Шеридана Дрейка, рыцаря ордена Бани, бывшего капитана, бесцеремонного ублюдка и бессердечного пса. Думаю, старик напряжет свою память и припомнит меня.
        Олимпия взглянула на него сквозь пелену слез.
        - Не плачьте, - сказал Шеридан.
        Но девушка не могла успокоиться, слезы сами текли по ее щекам, и, устыдившись своей слабости, она опустила голову.
        Шеридан подошел к ней, неслышно ступая босыми ногами.
        - Черт побери, - выругался он в сердцах и прижал ее к своей груди. - Вы сделали из меня круглого идиота!
        Пальцы Шеридана запутались в густой копне ее волос. Он сжал в горсти шелковые пряди и потянул, причинив ей сильную боль, а затем припал губами к губам Олимпии. Его поцелуй не был нежным, Олимпия чувствовала, что он хочет выместить на ней свою злость. Обхватив обеими руками девушку за талию, Шеридан прижал ее к себе, чувствуя соски ее высокой груди, скрытой только тонким шелком и смятыми кружевами пеньюара. Окружающий мир исчез, теперь для Шеридана существовала только ее мягкая, нежная плоть, ее губы, чуть солоноватый вкус которых он ощущал на своем языке, пышные формы ее маленького тела и бархатистая кожа. Он чувствовал, что еще немного - и совсем потеряет голову, он не мог больше сопротивляться своим желаниям, не мог бороться с ними. Все это было так бессмысленно! И хотя Шеридан знал, что, поддавшись минутной слабости, тем самым погубит себя, его уже, казалось, ничто не могло остановить.
        Олимпия тоже обняла его и начала гладить по спине, чувствуя, какая у него гладкая кожа и крепкие, напряженные мускулы. Она не могла найти на ощупь рубцы и шрамы, оставленные кнутом. Но, вспомнив о них, Олимпия почувствовала, как ее охватили жгучая страсть, желание любить и ласкать этого человека. Сгорая от сладкой муки в его объятиях, она ощущала себя частицей его самого.
        - Ну хватит… - выдохнул он, отрываясь от нее. - Хватит. О Боже, это же самоубийство! Надо остановиться.
        Но он все еще не выпускал Олимпию из объятий. И, по-видимому, не мог остановиться. Собрав на спине ее волосы в ладонь, он начал целовать нежную шею. Олимпия своим розовым язычком лизнула его плечо, ощущая вкус разгоряченного тела. Он застонал от страсти и увлек ее на кровать, навалившись на нее всем телом. Шеридан приподнялся на локтях и, тихо чертыхнувшись, припал губами к ее шее. Олимпия почувствовала, как он судорожными движениями задирает подол ее ночной рубашки, и ощутила холодок вечернего воздуха на обнажившихся ногах и бедрах. Шеридан положил ладонь на округлый живот Олимпии и застонал от возбуждения. Он склонился и начал целовать ее грудь через тонкий шелк пеньюара. Олимпия вскрикнула от боли и наслаждения, чувствуя, как он покусывает ее сосок.
        Рука Шеридана, впавшего в полузабытье, скользнула по бедру Олимпии… Он страстно хотел ее, лаская горячее влажное лоно. Олимпия подалась навстречу ему, бедра затрепетали. А когда его дерзкие ласки стали еще смелее, она неровно задышала и судорожно сжала ноги.
        Его губы продолжали играть с ее сосками, а рука оттягивала голову Олимпии назад, вцепившись в шелковистые пряди волос. Олимпия застонала. В эту минуту Шеридан почувствовал яростное желание овладеть ею силой, смять ее, лишить невинности.
        Но когда он попытался приподняться, чтобы стащить с себя брюки, она не дала ему это сделать, уцепившись руками за шею и прижимая его лицо к своей груди. Олимпия находилась в экстазе, она стонала, судорожно выгибая спину. Шеридану так хотелось разделить ее восторг, но он уже начал приходить в себя, свет суровой реальности забрезжил перед ним, заставив вовремя одуматься.
        Шеридан оттолкнул Олимпию, сел на кровати и огляделся.
        Дверь на террасу была открыта настежь, и в комнату проникали лучи заходящего солнца. Снизу из сада доносились голоса гостей, ведущих светскую беседу.
        - О Всемогущий! - воскликнул Шеридан и вскочил с кровати. У него ломило все тело, он не смел взглянуть на Олимпию, опасаясь, что не сможет побороть искушения при виде ее обнаженных бедер. Смерти подобно видеть ее, смерти подобно оставаться здесь, необходимо было справиться с собой. Он провел дрожащими руками по лицу и пробормотал:
        - Ах ты, безумная тварь, у которой мозги в заднице… О Господи, что я делаю!
        - Сэр Шеридан! - послышался еле слышный шепот за его спиной.
        Шеридан, не оборачиваясь, решительным шагом направился к двери.
        - Ложитесь спать, - резко бросил он через плечо. - И не вздумайте ходить за мной, иначе я вас просто убью!
        Быстро миновав безлюдную террасу, Шеридан вошел в свою комнату и тут же запер дверь на засов. Схватившись за шнур колокольчика, он дважды позвонил. А затем начал беспокойно расхаживать по скудно обставленной комнате, не зная, куда себя деть. Он взял со стола пустую цветочную вазу, повертел ее в руках и поставил на место, затем подошел к тазику с тепловатой водой и сполоснул лицо.
        Он не мог справиться со своим возбуждением и не знал, как ему быть дальше. Черт бы побрал эту девицу с ее слезами и наивным лицом, черт бы побрал ее очаровательную пухлую задницу, которая свела его с ума до такой степени, что он побежал за девчонкой, словно сопливый полоумный подросток. Шеридан бросился на кровать и, закинув руки за голову, уставился в потолок.
        Наконец в его комнату на зов колокольчика явился заспанный и недовольный Мустафа.
        - Мне нужна служанка, - коротко бросил ему Шеридан. - Лили, Лавиния, или как там, черт возьми, ее зовут?
        - Мэри, - зевнул Мустафа и поклонился. - Считайте, что она уже здесь, мой паша.
        И, шаркая ногами, Мустафа вышел из комнаты. Шеридан сел на кровати, мучаясь от неприятных ощущений внизу живота. Он опять думал об Олимпии, спрашивая себя, легла ли она уже спать, и рисуя в своем воображении соблазнительные картины. Представив ее лежащей на жесткой постели с широко раскинутыми ногами и высоко поднятым подолом ночной рубашки, Шеридан застонал и уронил голову на руки.
        В этот момент в дверь тихо постучали, и в комнату проскользнула служанка, нанятая им для принцессы. Шеридан воспрянул духом, с надеждой глядя на нее. Она была сухопарой девицей, но Шеридан находился в таком отчаянии, что ему уже было все равно. Он встал и схватил женщину за руку. Она не стала разыгрывать из себя недотрогу, не стала лить притворных слез. Она прижалась к Шеридану своим костлявым телом и дохнула на него винными парами. Шеридан отвернул лицо в сторону и обнял девицу за плечи.
        Но он так и не смог преодолеть отвращение. Он вспоминал в эту минуту пышную белоснежную грудь Олимпии. Взглянув в лицо млеющей служанки, прижимавшейся к нему, Шеридан увидел, что ее глаза закрыты, а рот полуоткрыт. И в этот момент она показалась ему похожей на отвратительную ворону: черные волосы были словно оперение, а рот - как жадно раскрытый клюв.
        После этого все его попытки были обречены на неудачу. Но он все еше не сдавался. Шеридан нащупал ее худосочную грудь, провел рукой по ягодицам и почувствовал такое отвращение, что готов был задушить эту девицу голыми руками. Шеридан оттолкнул ее и сказал:
        - Вы зря побеспокоились.
        Служанка в изумлении отпрянула и заморгала, ничего не понимая. А затем на ее худом лице появилось выражение смертельной обиды.
        - Зря побеспокоилась? Я целый день занималась тяжелой работой, а вы оторвали меня от обеда, и вот, когда я прибежала к вам по первому вашему зову, вы вдруг говорите мне, что я зря побеспокоилась!
        - Вот именно. - Шеридан уселся на единственный стул, стоявший в комнате, и окинул девицу холодным взглядом. - Передайте Мустафе, чтобы он заплатил вам несколько монет за причиненное беспокойство.
        - Знаешь, кто ты? Ты спятивший ублюдок, понятно? Я давно ждала, когда ты позовешь меня, потому что ты показался мне таким симпатичным парнем. Я напрасно прождала две недели, и вот, черт возьми, когда ты наконец позвал меня, оказывается, при этом наложил в штаны, а потому просишь меня не беспокоиться!
        Шеридан вскочил на ноги и замахнулся на служанку. Его кулак задел цветочную вазу, которая разбилась на мелкие осколки.
        Служанка охнула и тут же убежала. Шеридан упал ничком на кровать. Он понимал, что ему надо бежать, другого выхода не было. Его тщательно разработанный план рухнул. Если он пойдет на поводу у Палмерстона и женится на принцессе, то обречет себя на верную смерть. А если передаст ее Клоду Николя - обесчещенную и, может быть, к тому времени уже беременную, - то за его жизнь никто не даст и ломаного гроша. Если же он и дальше останется с ней, если будет каждый день видеть перед собой соблазнительное тело, чувствовать легкие прикосновения нежных пальцев к своей руке, а хуже всего, если он будет вынужден и дальше терпеть эту пытку, не смея заключить ее в объятия, он просто сойдет с ума.
        Ему надо бежать от нее во что бы то ни стало.
        Олимпия никак не могла собраться с мыслями. В глубине души она чувствовала себя виноватой в том, что две недели своего пребывания на Мадейре почти совсем забыла о цели этой поездки, погрузившись в мир грез, сладкая отрава которых казалась ей порой подлинным счастьем. Из глубокой задумчивости Олимпию вывел голос мистера Сто-дарда, который вышел в сад и сообщил девушке, что сэр Шеридан вернулся с паланкином и ожидает ее для того, чтобы вместе отправиться на званый обед.
        Олимпия в эту минуту как раз думала о сэре Шеридане и потому сильно смутилась. Она вспомнила его ласки, так возбудившие ее совсем недавно, и свой экстаз. Нет, он не должен больше прикасаться к ней! Этого нельзя допустить. Но по ночам Олимпия грезила о его ласках и ничего не могла с собой поделать. Она ругала себя за эти пустые мечты, которым предавалась в то время, как он целыми днями занимался подготовкой к дальнейшему путешествию, разыскивая нужных людей и пытаясь продать ее драгоценности, чтобы выручить деньги.
        Сегодня вечером их пригласили пообедать на борту английского судна «Терьер», стоявшего в гавани Фанчел. Капитан судна Френсис Фицхью просил их быть его личными гостями. Сердце Олимпии забилось в груди от сильного волнения, когда она увидела сэра Шеридана, стоявшего перед домом на соседней маленькой улочке. Рядом с ним стояли крытые носилки. Хозяин дома помог даме удобно устроиться в них и подал ей шаль. А затем сэр Шеридан, пожав ему руку, уселся на сиденье рядом с Олимпией. Носильщики-португальцы подняли паланкин и двинулись в путь. Мощенная булыжником улочка была слишком крутой и узкой для любого вида транспорта, кроме подобных носилок.
        - Вот возьмите… - сказал вдруг сэр Шеридан и достал из внутреннего кармана сапфировый кулон с редким оттенком, усыпанный бриллиантами. Это была одна из драгоценностей Олимпии, которые она отдала капитану Дрейку на продажу. - Это как нельзя лучше подходит к вашему платью.
        Олимпия, которая никогда не придавала особого значения своим нарядам, вспыхнула от удовольствия, когда он надел ей кулон на шею. Шеридан дотронулся до камня еще раз, поправляя его, и коснулся при этом ключиц Олимпии.
        - Благодарю вас, - сказала она и потупила взор, чтобы скрыть от него обуревавшие ее чувства.
        Олимпия влюбилась в капитана Дрейка с первого взгляда и с тех пор душой и телом принадлежала только ему. Но она всегда считала, что ее чувство останется безответным, что она вечно будет молча, на расстоянии обожать его, будучи коренастой некрасивой девчонкой со слишком густыми уродливыми бровями, в то время как он в ее представлении был знаменитым героем.
        Она никак не могла поверить в то, что сэр Шеридан вдруг ответит на ее любовь, почувствует к ней влечение… Когда он в первый раз поцеловал ее и назвал красивой, Олимпия решила, что сэр Шеридан смеется над ней, хотя зачем он это делает, она не могла понять. И вдруг оказалось, что все не так просто, что он испытывает к ней глубокое серьезное чувство. Олимпия видела, что он не лгал ей. Он так нежно утешал ее, когда она плакала, как никто никогда еще не утешал девушку в жизни.
        Все это было просто невероятно и походило на прекрасный сон.
        Капитан Шеридан Дрейк, отважный, мужественный, всеми любимый, самый обаятельный и восхитительный мужчина, знаменитый герой, моряк, любит ее, Олимпию!
        Неудивительно, что у Олимпии голова шла кругом. Она была почти напугана свалившимся на нее счастьем.
        В этот предзакатный час их странный экипаж миновал экзотические заросли высоких цветущих кактусов и пальм. И когда впереди показалась широкая улица, расположенная у подножия горы, сэр Шеридан приказал португальцам остановиться и, положив руку на плечо Олимпии, сказал:
        - Пойдемте дальше пешком.
        Сердце Олимпии замерло от смешанного чувства ужаса и восторга. Она поняла, что он хочет ей сказать что-то важное. До сих пор, несмотря на то что они были уже две недели вместе, они очень редко разговаривали, перекидываясь отдельными словами и обмениваясь многозначительными взглядами и короткими пылкими ласками.
        Олимпия быстро кивнула, хотя у нее от волнения в горле стоял комок. Он помог ей выйти из паланкина, отпустил носильщиков и, взяв Олимпию под руку, направился вместе с ней по взбирающейся вверх улочке.
        - Если со мной что-нибудь случится, - начал Шеридан без предисловия, - я прошу вас, идите сразу же к капитану Фицхью и просите у него покровительства. Он отвезет вас…
        - О Боже! - воскликнула Олимпия, останавливаясь посреди улицы. - Что может случиться с вами? Что вы имеете в виду?
        - Он отвезет вас в британское консульство и подробно расскажет там о том положении, в котором вы оказались, - спокойно продолжал он. - Главное, убедите его в том, что сам лорд Палмерстон заинтересован в вашей безопасности.
        Олимпия не могла прийти в себя от охватившей ее тревоги.
        - Но что с вами может случиться? Мы пробыли тут всего лишь несколько недель. Уверяю вас, нам ничто не грозит. Почему вы вдруг заговорили об этом?
        Шеридан молчал, глядя мимо нее туда, где в сгустившихся сумерках чуть поблескивала спокойная гладь моря. Там стояло судно «Терьер», освещенное красными, зелеными и белыми фонариками, - на нем ждали гостей. А неподалеку вырисовывался четкий силуэт большого мрачного корабля, направлявшегося в Австралию с партией каторжников на борту. К пристани приближалась шлюпка, которую, по-видимому, послал капитан Фицхью за своими гостями. Олимпии было очень приятно то, какое внимание оказывал капитан судна «Терьер» сэру Шеридану. Как только этот корабль бросил якорь у берегов Мадейры, Фицхью четыре раза побывал в гостях у капитана Дрейка и вот теперь давал обед в его честь на борту своего судна. Сэр Шеридан снова взглянул на Олимпию.
        - Фицхью еще очень молод и потому слишком своеволен, но я надеюсь, что в трудную минуту он не подведет. Я был бы очень рад, если бы вы выразили желание остаться на его корабле, где были бы в полной безопасности. Но, к сожалению, он держит курс на Патагонию и к берегам Огненной Земли.
        - Какая чушь! - Голос Олимпии дрогнул. - Вы, наверное, опять смеетесь надо мной, говоря подобные вещи.
        И она быстро пошла вперед. Он догнал ее и, схватив за руку, повернул лицом к себе. Теплый свет, лившийся из открытой двери таверны на улицу, освещал лицо Шеридана. Оно было серьезно и озабоченно, у красивого рта залегли складки недовольства и раздражения.
        - Я вовсе не смеюсь над вами, принцесса, - промолвил он. - Мне грозит опасность. Именно мне, а не вам.
        - Этого не может быть. - Олимпия затаила дыхание. - Нет. Если существует какая-то опасность, то мы должны разделить ее. А вы хотите отослать меня в безопасное место для того, чтобы встретить ее один на один. Я не допущу этого и никуда не поеду отсюда!
        Он погладил ее по щеке.
        - Послушайте меня, дорогая. Мир не вращается исключительно вокруг вас, запомните это. Я беспокоюсь о вашей безопасности, поэтому и хочу принять заранее все необходимые меры. - Он помолчал и улыбнулся. - Будьте уверены, что вам лично грозит пока одно - потерять вашего верного друга и соратника по борьбе. И прошу вас, не питайте романтических иллюзий, не пытайтесь разделить со мной смертельную опасность. Вы сделаете так, как я вам скажу. Остальное вас не касается.
        - Так в чем же все-таки дело?
        Шеридан покачал головой и снова взял Олимпию за руку.
        - Помните только то, что я сказал вам о Фицхью. Олимпия не тронулась с места.
        - В чем дело, я хочу знать! - упрямо повторила она.
        - Пойдемте, любовь моя. Нам не следует опаздывать.
        - Шеридан, скажите мне всю правду. Я имею право все знать. Олимпия увидела холодный блеск в его прищуренных глазах.
        - Вы придаете моим словам слишком большое значение. Я хотел только убедиться в том, что вы будете действовать благоразумно в случае, если со мной вдруг что-нибудь произойдет. Но это не означает, что я сдамся без боя.
        - Так, значит, опасность все-таки существует?
        - Жизнь сама по себе - чертовски опасная штука, мадам.
        - Я запрещаю вам называть меня «мадам» таким развязным тоном! И играть словами. Если вы не желаете видеть во мне соратника по борьбе, тогда по крайней мере уважайте мое человеческое достоинство! Неужели вы думаете, что я буду стоять в стороне, зная о грозящей вам опасности, и затем спокойно уеду, занявшись своими проблемами после того, как вы погибнете? Вы, человек, который так много сделал для меня! - Она пристально взглянула на него, сжав его руки. - Скажите мне, что случилось. Я ничего не стану предпринимать без вашего разрешения, клянусь вам. Но я должна все знать.
        Некоторое время Шеридан молчал. Прохладный вечерний бриз играл в его волосах. Олимпия чувствовала, как гулко бьется сердце от любви к этому человеку и страха за его жизнь.
        - Стага, - наконец коротко промолвил он.
        Глава 8
        - О Боже, - выдохнула Олимпия, вцепившись в руку Шеридана, и невольно огляделась вокруг. - Душители!
        - Не бойтесь, их нет поблизости. - Его голос звучал сухо и чуть насмешливо.
        Мягко освободив свою руку из ее судорожно вцепившихся пальцев, Шеридан взял ее под локоть и повел по улице, спускавшейся к набережной. Он казался вполне спокойным и беспечным, но у Олимпии от его слов потемнело в глазах, и она никак не могла прийти в себя.
        - Вы уверены в том, что вас преследуют именно они? Какие у вас основания утверждать это? - прошептала она.
        - Я это точно знаю, - ответил он обычным голосом, не пытаясь понизить его. - Помните, я вам рассказывал о них?
        Олимпия отлично помнила это. Шеридан как-то получил приказ высадиться на берег в Индии вместе с отрядом матросов для того, чтобы сопроводить в один из английских фортов груз золота. В джунглях моряки внезапно заболели холерой, болезнь не пощадила никого. Шеридан был единственным человеком в отряде, оставшимся в живых, но и ему пришлось туго. Когда он уже находился в беспамятстве, его нашел и подобрал в джунглях один состоятельный индийский юноша из касты брахманов, который путешествовал в сопровождении слуг. Он ухаживал за Шериданом, заставлял его пить соленую воду, а затем уступил ему своего пони, поскольку больной был еще слишком слаб и не мог самостоятельно передвигаться. Юноша, которого звали Ферингия и которому было не больше четырнадцати лет от роду, поведал Шеридану о том, что они берегли казенное золото, пока больной находился в бреду. Как и многие другие богатые индийцы, принадлежавшие к высшим кастам, юноша прекрасно говорил по-английски. Он убедил Шеридана продолжить путь вместе со свитой до Калькутты, где стоял английский гарнизон.
        Сэр Шеридан был прекрасным рассказчиком и умел завораживать слушателей. Внимая ему, Олимпия живо представляла себе подростка, помогающего Шеридану сесть на пони и бредущего весь долгий путь до очередного привала пешком по джунглям, в которых стояла невыносимая духота, пахло гнилью, раздавались пронзительные, душераздирающие крики попугаев и обезьян.
        Олимпия ощущала во рту вкус испеченных на углях лепешек, которыми индусы делились с Шериданом, она чувствовала, как наяву, запах разведенного костра… Больной быстро восстанавливал силы.
        Олимпия помнила, что именно в этом месте своего рассказа сэр Шеридан вытащил из кармана желтый шарф и начал поигрывать им. Внезапно он погрузился в глубокую задумчивость, потягивая вино из бокала. Казалось, эта история наскучила ему. А его слушатели в эту минуту напряженно ждали продолжения рассказа, с замиранием сердца предчувствуя, что сейчас случится нечто страшное и банда отъявленных головорезов набросится в джунглях на маленький отряд.
        - Однако вам, должно быть, наскучило слушать такую длинную историю, - сказал вдруг Шеридан. - Давайте поговорим о чем-нибудь другом.
        Все, конечно, начали бурно возражать. Тогда Шеридан улыбнулся, пожал плечами и, вытащив из кармана португальский эскудо, начал с отсутствующим видом разглядывать его, вертя в руке. Причем желтый шарф был все еще зажат в его кулаке.
        - Может быть, миссис Стодард нам лучше что-нибудь сыграет на фортепиано, - предложил Шеридан, вставая. Он подошел к окну, спиной к которому сидела Олимпия, и приоткрыл ставни, впуская свежий воздух.
        - Я решительно против, - заявила тетя хозяина дома голосом, не терпящим возражений. - Сегодня за обедом вы обещали рассказать жуткую историю про головорезов, и я требую, чтобы вы немедленно выполнили свое обещание.
        Олимпия наблюдала за Шериданом краем глаза и видела, что он все еще поигрывает желтым шелковым шарфом. А затем рассказчик положил в него эскудо и завязал узелок.
        - Ну хорошо, - наконец снова заговорил он. - На чем я остановился?
        - На том, что вас чуть не задушили, - весело сказал мистер Стодард.
        Сэр Шеридан улыбнулся ему.
        - Ага, вспомнил. Это был как раз вечер накануне нападения на меня банды душителей. Мы поужинали и расселись вокруг костра, слушая, как Ферингия играет на цитре и поет. Вы когда-нибудь слышали цитру? Нет? Никто из вас никогда не слышал цитру? - Шеридан помолчал немного, а затем продолжал: - Я, наверное, настоящий фанатик музыки, потому что был потрясен чудесной игрой юноши, неописуемо гармоничным звучанием цитры, но я не стану долго останавливаться на этом. Скажу только, что я сразу же попросил его научить меня играть на его инструменте. И воспоминания об этом доставляют мне истинное удовольствие. Я сидел на сейфе с золотом, держа на коленях эту большую изящную штуковину, издававшую такие мелодичные звуки. Где-то высоко над нашими головами кричала ночная сова, а один из слуг Ферингии стоял в это время на часах, вооруженный до зубов. Мы чувствовали себя в полной безопасности. И не забывайте, что я выжил только благодаря этому замечательному юноше. - Шеридан покачал головой. - Я никогда не забуду его! Он представлялся мне воплощением благородства, учтивости и терпения. Он стоял рядом со мной и,
нагнувшись над моим плечом, показывал, как надо извлекать звуки из этого струнного инструмента. А затем юноша приказал подать нам табак. - Шеридан остановился и взглянул вверх. - Миссис Стодард, мне, по-видимому, все же следует закрыть окно. Боюсь, что к нам в комнату залетела летучая мышь.
        Олимпия проследила за взглядами всех присутствующих, устремленными вверх.
        И вдруг ее горло обожгло огнем, она начала задыхаться. Воздуха не хватало, и сердце Олимпии выпрыгивало из груди. Она отчаянно пыталась ухватиться за шелковую петлю, стянувшую ей горло, но чьи-то сильные пальцы перехватили ее руки у запястий и сжали, как в тисках. Она начала крутиться и извиваться на своем стуле, судорожно хватая воздух открытым ртом. И вот когда ее уже охватила паника, а взор начал туманиться, петля упала с шеи, и Олимпия вздохнула полной грудью.
        Сэр Шеридан засмеялся, а все присутствующие, потрясенные увиденной сценой, разразились взволнованными восклицаниями.
        - Я не смог бы сделать это один. Мне потребовались бы шамси - помощники, которые должны были крепко держать ее за руки до тех пор, пока она не умрет. Именно такими помощниками и были двое слуг юноши - не считая его наставника, стоявшего на часах, потому что он был еще слишком юн, а я являлся первой жертвой, которую он должен был убить собственноручно во имя своей богини. - Шеридан взглянул на дрожащую Олимпию. - Вот вам наглядный урок. Никогда не доверяйте доброму самаритянину, встретившемуся на дорогах Индии.
        - Боже праведный! - воскликнула миссис Стодард и бросилась к Олимпии. - Дорогая мисс Дрейк, надеюсь, с вами все в порядке? Сэр Шеридан, хочу заметить вам, что ваша сестра - живой человек, а вовсе не объект для… для подобных демонстраций. О, моя дорогая! Я чуть не умерла от страха!
        - Я подумал, что вы захотите увидеть все своими глазами, представить себе этих головорезов воочию прямо здесь, у себя в гостиной, - невинным тоном произнес Шеридан.
        Олимпия засмеялась, хотя ее все еще била мелкая дрожь. Но она постаралась успокоить миссис Стодард.
        - О, со мной все в полном порядке, я чувствую себя превосходно. Просто я немного испугалась от неожиданности. Прошу вас, не ругайте брата. Я считаю, что это была замечательная демонстрация.
        - Да, очень впечатляющая, - подтвердил хозяин дома. - Но не хотите ли вы уверить нас в том, что этот четырнадцатилетний мальчик, Ферингия, этот ребенок, который подружился с вами и, по существу, выходил вас, - убийца?
        - Стага означает «обманщик», - сказал Шеридан и, снова сев, братски похлопал Олимпию по плечу. - Я не очень грубо обошелся с тобой, дорогая? У тебя действительно все в порядке?
        - Все отлично, - подтвердила Олимпия, хотя кровь до сих пор шумела у нее в ушах.
        Вообще-то она очень испугалась, но ни за что на свете не хотела признаваться в этом. Кроме того, она действительно имела теперь возможность понять, что именно пережил бедный беззащитный Шеридан в индийских джунглях.
        - Неужели помощники душителя крепко держали твои руки? Как же тебе удалось спастись?
        Шеридан пожал плечами:
        - Дело в том, что я по натуре довольно недоверчивый человек и ничего не могу с этим поделать. Очень скоро у меня возникли сильные подозрения. - Шеридан намотал шарфик на свой кулак. - Позже я узнал, что тот, кого посвящают в члены секты, в качестве своей первой жертвы выбирает кого-нибудь старого или слабого. Им запрещается убивать больных, поэтому они, как правило, ждут подходящего момента для жертвоприношения - уже выздоровел, но еще слаб. Крик совы был именно таким знаком. - Шеридан хитро усмехнулся. - Но думаю, я все же сумел их одурачить.
        - Так вы догадались, что они были из секты убийц? - спросил мистер Стодард.
        - Нет, конечно. Ведь все это случилось, дай Бог памяти, лет десять назад, не меньше. Никто из англичан еще не знал тогда толком о том, что существует подобное объединение убийц, и я тоже никогда не слышал о них. Просто мне сразу же показались чертовски странными все эти проявления сочувствия и дружеской симпатии.
        - Но ведь они спасли вашу жизнь, не так ли? Выходили вас, поставили на ноги, - с возмущением сказала миссис Стодард. - Каким же надо быть циником, чтобы после всего этого относиться к своим благодетелям с недоверием!
        Шеридан некоторое время пристально смотрел на нее, а затем произнес:
        - У нас с вами совершенно разный жизненный опыт, мэм.
        - Значит, вы одержали верх над ними? - спросил хозяин дома. - Расправились сразу со всеми?
        - К сожалению, ничего такого героического мне не довелось совершить, - признался Шеридан. - Случилось что-то невероятное, они вдруг выпустили меня из своих рук и отскочили в сторону, как будто обожглись. Несколько мгновений мы молча стояли и смотрели друг на друга, а в это время мимо нас с глухим негромким уханьем пролетела сова. - Шеридан взглянул на желтый шарфик в своих руках. - В этот момент на меня нашло озарение. Меня вдруг осенило, что все дело в сове. Я указал на нее рукой, и слава Богу, что она в этот момент не села на ветку, не перестала кричать. Бедняги пришли в ужас.
        - Неужели их повергла в ужас какая-то сова? - ошеломленно спросил один из гостей.
        - У них не было никаких оснований бояться меня. Эти парни никогда не отступают, если уж задумали убить кого-нибудь. Но они живут в постоянном страхе перед знамениями, которые посылает их богиня. Тихий крик совы - один из самых дурных знаков. Они, конечно, не идиоты и не отпускают свою жертву на свободу, опасаясь, что та наговорит много лишнего. Если бы я дал им время, они быстро договорились бы, как расправиться со мной. - Шеридан улыбнулся. - Поэтому я тут же заявил им, что хочу вступить в их секту.
        Да, Олимпия прекрасно помнила весь этот рассказ Шеридана о тайной секте душителей, которые приносят людей в жертву богине разрушения Кали. Она как-то вечером с ужасом выслушала историю скитаний капитана Дрейка, длившихся целый год, когда вместе с юным Ферингией и его слугами он бродил по бескрайним равнинам и джунглям Индостана. Они переходили с места на место, повинуясь знамениям, которые посылала им богиня, и преследуя одну цель, - найти жертву, войти к ней в доверие и убить. Шеридан изображал из себя только что выздоровевшего англичанина, продолжающего свой путь с группой надежных попутчиков. Он вынужден был притворяться, что принадлежит к секте душой и телом, и поэтому участвовал во всех их ритуалах и обрядах. И все же индийцы относились к нему с недоверием и так тщательно следили за ним, что не было ни малейшей возможности бежать или обмануть сектантов. Каждый раз, ложась спать, Шеридан не был уверен, что доживет до утра и его не задушат во сне. И вот наконец ему удалось улизнуть от них и добраться до британского судьи. Он выступил с обвинением против этой банды изуверов, но ему никто не
поверил; все сочли, что на психике капитана Дрейка сказались последствия болезни и пережитых лишений. И Ферингия со своими последователями был отпущен на свободу, где мог продолжать безнаказанно убивать ни в чем не повинных людей.
        Но Олимпия помнила также и то, что никто в этот вечер не осмелился задать Шеридану вопрос, вертевшийся у нее на языке: был ли он сам посвящен в тот год в члены секты, пройдя период подготовки, и использовал ли хоть раз желтый шарфик по назначению? Конечно, Олимпия была уверена, что нет, поэтому она и не стала задавать этот вопрос.
        Шеридан нарисовал картину жизни этих убийц, исполненной суеверным страхом и протекавшей по своим сакральным законам. Им запрещалось убивать женщин, они обязаны были хоронить жертвы с соблюдением особых ритуалов. Шеридан перевел слушателям слова гимна, обращенного к кровожадной богине Кали: «Поскольку ты любишь выжженную землю, я превратил в нее свое сердце, чтобы ты, о темноликая, могла являться в нем и танцевать свой танец вечности…»
        Кроме того, Шеридан объяснил некоторые условные знаки и слова этой секты: «байед» являлось приказом душить жертву; фраза «томбако ка ло», то есть «принеси табак», была сигналом к нападению. Сэр Шеридан своим жутким рассказом потряс в тот вечер всех присутствующих.
        И теперь Олимпии снова стало не по себе, ей так хотелось сейчас прижаться к этому сильному человеку, ища у него защиты, но она сдержала себя.
        - Впрочем, - снова заговорил Шеридан, высвобождая свою руку из судорожно вцепившихся в нее пальцев Олимпии, - я жалею теперь, что в тот вечер рассказал вам обо всем. Мне и в голову не могло прийти, что мой рассказ произведет на вас такое впечатление. Я проговорился тогда, что убийцы поклялись отомстить мне, когда я убежал и предал их, но ведь с тех пор прошло уже десять лет и столько воды утекло! Я слышал, что некий Слимен изгнал секту с территории Индии. Иногда я думаю, что опасность мне просто померещилась, все это чистое совпадение!
        - Да, - горячо поддержала его Олимпия. - В этом нет никаких сомнений.
        Он взглянул на нее сверху вниз и усмехнулся.
        - И все же вы сомневаетесь. Но подумайте, каким образом им удалось меня разыскать?
        - Возможно, они следили за нами от самого Уисбича. Шеридан засмеялся:
        - Как они могли это сделать? Плыть за нами на тех же кораблях? Но я бы это сразу заметил.
        - Вы говорили, что они умеют переодеваться, изменяя свой облик почти до неузнаваемости.
        - Но не до такой степени, чтобы я их не узнал. Во-первых, они никогда не снимают своих тюрбанов. Конечно, они не привлекли бы к себе внимания где-нибудь в Бенгалии. Но думаю, что в Рамсгейте они бросались бы в глаза в своих экзотических головных уборах, Олимпия немного успокоилась, ей действительно показалось невероятным, что здесь, на Мадейре, вдруг появятся индийские душители, о которых десять лет не было ни слуху ни духу.
        - Вы славная девочка, - сказал Шеридан, видя, что Олимпия повеселела. - Мне не следовало болтать всей этой чепухи. А вот и наша шлюпка с почетным эскортом.
        Сидя за столом в каюте «Терьера», Шеридан чувствовал себя древним стариком, уставшим от жизни, по сравнению с двумя молодыми созданиями, переполненными юношеским энтузиазмом.
        Капитан Фицхью был едва ли старше принцессы Олимпии и изо всех сил старался произвести благоприятное впечатление на капитана Дрейка и его сестру. Он говорил слишком громко и высказывал собственное мнение по любому, даже самому незначительному поводу. Причем в его высказываниях явно не хватало здравого смысла, хотя они не были безнадежно глупыми, во всяком случае, до тех пор, пока Фицхью не касался вопросов религии. Но даже Шеридан вынужден был признать тот факт, что молодой капитан был хорошим моряком и прекрасным гидрографом, обладая качествами, которые не могли не вызывать уважения при любых обстоятельствах. Да, при любых обстоятельствах, кроме одного: неаккуратно составленная навигационная карта служила для военного трибунала убедительным доказательством наличия злого умысла человека, составлявшего ее, и преступной попытки пустить ко дну один из кораблей его величества. Шеридан не раз на практике сталкивался с такими картами.
        Фицхью был исключительно предупредителен с Олимпией и заметно робел перед ней, краснея каждый раз, как только встречался с ней взглядом. Он оторвал одного из своих ученых геологов от обеда в кубрике, вызвав его в свою каюту для того, чтобы тот оценил редкостный сапфир, висевший на шее Олимпии. Судя по всем признакам, решил Шеридан, этот парень набивался ему в зятья. Прискорбно, но факт оставался фактом: причина настойчивости молодого человека, четыре раза посещавшего Шеридана и пригласившего его наконец на борт своего судна, теперь была очевидна. Он хотел насладиться обществом Олимпии, а не самого Шеридана, каким бы героем тот ни был.
        Щенок! Шеридан огляделся вокруг и заметил, как изящно обставлена каюта Фицхью, имевшего, по-видимому, неплохое состояние, и воспылал презрением к молодому человеку. Он брезгливо всмотрелся в содержимое хрустального бокала, как будто надеялся увидеть там плавающую щепку или дохлую муху. Вообще-то ему в эту минуту хотелось обнаружить в родословной молодого человека какой-нибудь порочащий его факт - вроде дяди, повешенного за государственную измену и содомию. В таком случае Шеридан с огромным удовольствием мог бы во всеуслышание заявить этому розовощекому капитану, что он не имеет ни малейшего права жениться на принцессе, хотя и прочитал все те французские подстрекательские книжонки, которые она постоянно цитирует.
        Но конечно, Олимпия сама могла броситься на шею Фицхью, ей никто не помешал бы это сделать. Ну и черт с ней, пусть делает что хочет, Шеридана это больше не волнует. Слава Богу, он скоро сбудет ее с рук! Капитан Дрейк хорошо знал людей, подобных этому Фицхью, - тот никогда не станет обманывать женщину, не будет пытаться воспользоваться ее неопытностью. Нет, он ляжет с ней в постель, как истинный рыцарь, предварительно обвенчавшись. Удивительно, что при таком подходе к делу род человеческий еще не пресекся!
        Шеридан наблюдал, как эти двое застенчиво беседуют, освещенные пламенем горящей лампы, и чувствовал себя глубоким стариком. У него ныло левое колено. Не рано ли для ревматизма, ведь ему всего лишь тридцать шесть лет? Но тут он вдруг подумал, что ему никак не может быть тридцати шести, ведь сейчас конец января, а точнее, двадцать первое января 1828 года… Шеридан сосредоточенно нахмурился: значит, вчера, оказывается, был его день рождения, и ему исполнилось тридцать восемь лет. Старик!
        - Я никогда этого не забуду, - сказал Фицхью и бросил взгляд на Шеридана. - И вы, конечно, тоже, сэр, смею утверждать это!
        Шеридан поставил на стол свой бокал.
        - Да, было дело, - отозвался он, понятия не имея, о чем говорит Фицхью.
        - Это случилось в 1822 году, - продолжал свой рассказ Фицхью, обращаясь к Олимпии. - Я был тогда еще гардемарином.
        Шеридан постарался быстро вспомнить название корабля, которым он командовал в том году, и, произнеся его вслух, попал в точку.
        - Милый, добрый старина «Рипалс»! - вздохнув, подтвердил Фицхью. - Как это было давно, - добавил молодой человек, словно вспоминал о чем-то, произошедшем за несколько десятков лет до потопа.
        - Шесть лет назад, - проворчал Шеридан, - и у этого корабля, черт его возьми, была огромная течь в кормовом отсеке.
        Фицхью повернулся к Олимпии с веселым видом, от которого Шеридан чуть не взревел.
        - Какой бы корабль ни взял под свое командование ваш брат, мисс Дрейк, тот сразу же получает известность на флоте как музыкальный клуб. Мы должны были распевать мадригалы, поднимая паруса.
        Шеридан сложил руки подзорной трубой и взглянул, прищурившись, на молодого человека.
        - Вам, я думаю, следовало бы тогда перейти на другой, более достойный вас корабль и начать там свою службу.
        - Я не сделал бы этого ни за что на свете! - с неожиданной горячностью заявил Фицхью. - Я горд тем, что служил на борту «Рипалса», и знаю, зачем вы заставляли нас петь во время работы, - таким образом вы убеждались, что наша морская подготовка достигла хорошего уровня и мы не растеряемся в любой критической ситуации. Мы могли тогда обогнать любые суда. Наш экипаж был самым дисциплинированным на всем военном флоте, второго такого я не встречал за всю свою жизнь.

«Это оттого, черт возьми, что ты еще мало видел, щенок, - зло подумал Шеридан. - Поживи с мое, а потом рассуждай».
        Но принцесса с восхищением смотрела на капитана Дрейка, жадно ловя каждое слово Фицхью. Она была так очарована Шериданом, так беззаветно верила ему, что казалось, принялась бы тут же щипать траву, если бы он заявил ей вдруг, что она овца. Хотя Шеридан, подумав, здраво рассудил, что такая диета ей очень скоро надоела бы.
        Как бы то ни было, вскоре, по всей видимости, она выйдет замуж за Фицхью. Что не так и плохо. Во всяком случае, у Шеридана не было никаких причин огорчаться по этому поводу. Хотя, конечно, расстроило его совсем другое: он вдруг понял, что к нему незаметно подкралась старость… Капитан взглянул на часы, висевшие позади Фицхью, и решил, что им пора уходить. Они начали прощаться, причем Шеридан не спускал с Олимпии ревнивого взора. Нет, она не была чересчур ласкова с Фицхью. Видно, хотя этот парень и был молод, ему не хватало обаяния. И к тому же он не был героем.
        Когда гости садились в шлюпку, на палубе в их честь раздались звуки боцманской дудки - Шеридану был приятен этот знак внимания к нему, отставному морскому офицеру. Он поднял руку и помахал гостеприимному Фицхью.
        Сойдя на берег, Шеридан предложил Олимпии пройтись немного пешком по набережной… Видя, с какой радостной готовностью она приняла его предложение, Шеридан внезапно почувствовал угрызения совести. Что за доверчивая дуреха, черт бы ее побрал! Темная ночь, опустившаяся на остров, как нельзя лучше подходила для осуществления его планов. На воде играли блики, бросавшие отсветы на лицо Олимпии и делавшие его удивительно прекрасным. Недаром сияющие глаза и трепетная улыбка девушки вызвали сегодня восхищение Фицхью. Этот проклятый парень буквально млел, беседуя с Олимпией наивно-доверительным тоном и все ближе наклоняясь к ней, чтобы иметь возможность заглянуть в вырез ее платья. Все же, по-видимому, этот щенок не такой уж недотепа, как вначале показалось Шеридану.
        - Я посоветовал бы вам снять сейчас сапфир и передать его мне на хранение, - предложил Шеридан. - Ведь в такой темноте ничего не стоит потерять камень.
        - Это было бы очень досадно, правда? - Олимпия остановилась и подождала, пока Шеридан расстегнет застежку на цепочке и снимет с ее шеи кулон. - Вы всегда продумываете все до мелочей.
        - Конечно, - подтвердил он, ему бы очень хотелось, чтобы это действительно было так.
        Взяв девушку под руку, Шеридан направился вдоль набережной, напевая мелодию одной старинной песенки. Его одолевали грешные мысли. А Олимпия тем временем крепче прижалась к его руке. Шеридан улыбнулся и обнял ее за талию.
        - Мне так нравится ваше пение, - робко сказала она и потупила взор.
        Шеридан даже споткнулся на ровном месте от неожиданности.
        - Пение? - удивленно спросил он, взглянув на ее опущенную голову.
        - Я слышала однажды, как вы поете, когда вы оставили дверь своей комнаты открытой.
        Шеридан смущенно кашлянул. Он и не предполагал, что пел так громко.
        - Я вовсе не хотел никого тревожить.
        - Вы ничуть не потревожили меня. Это было чудесно! Я лежала в постели и слушала, пока не уснула.
        В воображении Шеридана живо возникла эта сцена, и его охватило сладостное чувство. Он рассеянно кивнул двум идущим навстречу прохожим - евреям, плывшим вместе с ними на корабле из Рамсгейта. В тусклом лунном свете их лица смутно белели, словно размытые пятна.
        - Моя любимая песня - «Гринсливз», - смущенно пролепетала Олимпия.
        Дойдя до конца набережной, они остановились. Олимпия взглянула в лицо Шеридану.
        - Прошу вас, спойте ее для меня.
        Шеридан чувствовал себя крайне неловко - как карточный шулер, которого внезапно поймали за руку. Никто никогда не вводил его в такое смущение.
        - Ну хорошо, - пробормотал он.
        Она потерлась щекой о его плечо робким быстрым движением и начала петь. Низкий, чуть хрипловатый голос Олимпии не всегда брал верные ноты. Шеридан закрыл глаза. Черт бы ее побрал. Это безбожно - так перевирать мотив. Да за подобное ее удушить мало. Олимпия повернулась лицом к нему и тронула его за руку.
        Нет, это было просто невыносимо! И Шеридан начал тихонечко, а затем все громче ей подпевать, он делал это сначала только для того, чтобы она не сбивалась с ритма, но музыка, как всегда, захватила его. Он заметил, что Олимпия почти сразу умолкла, заслушавшись его пением, и обнял девушку. Мелодия старинной песни лилась плавно и свободно. Он пропел несколько куплетов тихим голосом, прижавшись разгоряченным лбом к ее лбу и покачиваясь в такт песне. Когда мелодия оборвалась, он поцеловал Олимпию, следя боковым зрением за приближающимися к ним темными фигурами.
        Шеридан крепко обнял ее и отпустил, отступив на несколько шагов - на безопасное расстояние.
        Олимпия с удивлением смотрела на него. Она едва могла разглядеть в темноте выражение его лица, но оно показалось ей очень странным - страстным и в то же время огорченным. У Олимпии было впечатление, что на нее из темноты смотрит угрюмый, неуверенный в своей правоте ангел, явивший ей сокровенное чудо и настороженно ожидающий, что она па это скажет.
        Олимпия ободряюще улыбнулась, но тут произошло нечто страшное, и тихая ночь превратилась в кошмар.
        Глава 9
        В темноте быстро двигались какие-то едва различимые тени. Олимпия хотела закричать, но у нее вырвался лишь приглушенный стон: кто-то засунул ей кляп в рот. Лицо Шеридана неожиданно исчезло, растворившись во тьме. Она услышала его изумленный возглас, но перед глазами Олимпии было черным-черно, и девушка не видела ни зги. Кто-то крепко держал ее руки, немилосердно сжимая их, словно в тисках, а затем внезапно толкнул. Почувствовав сильный удар, она отлетела в сторону и упала на мостовую, задыхаясь от боли и мешавшего ей дышать кляпа.
        В темноте явственно слышались звуки возни, шарканье ног, а затем раздался крик Шеридана:
        - Подождите… Какого дьявола…
        Во мраке мелькнула какая-то узкая светлая лента. Голос Шеридана перешел в хрип.
        Стага!
        Ужас обуял Олимпию, она вскочила на ноги, чуть не задохнувшись от душившего ее кляпа, и бросилась туда, откуда доносился голос Шеридана и где мелькали тени бандитов. Оказавшись в самой гуще схватки, она натолкнулась на человека, одетого в сюртук из грубой шерсти, и сбила его с ног. На мгновение Олимпия увидела перед собой лицо Шеридана, искаженное яростью. Он рванулся и ударил плечом нападавших, которые тут же рухнули к его ногам, увлекая за собой Олимпию. Она упала на одного из убийц. Он тяжело дышал. Его черная шляпа скатилась с головы, и девушка увидела, что под ней была чалма. Судорожно хватая ртом воздух, она попыталась прижать к земле извивающегося под ней бородатого индийца. Но кто-то схватил ее сзади и оттолкнул в сторону. Это был Шеридан, обращавшийся с ней, словно с куклой. Капитан бросился на нападавшего, но тот уже вскочил на ноги, и Шеридан упал на мостовую, ругаясь и тяжело дыша.
        - Ублюдки, черт бы их побрал! - Олимпия услышала его приближающиеся шаги, и над ней в темноте выросла фигура Шеридана. - Эти шуты гороховые пытались убить меня!
        Из груди Олимпии вырвался приглушенный крик, и она встала на колени, цепляясь руками за ногу Шеридана. Силы оставили ее. Шеридан погладил девушку по голове и опустился рядом с ней на булыжную мостовую.
        - Мерзавцы! - Он вырвал кляп изо рта Олимпии. - Грязные, тупые ублюдки! Я не знал… я никогда не предполагал… О Господи… С вами все в порядке?
        Олимпия не могла отдышаться.
        - Это были… те евреи… - Она говорила с легкой хрипотцой, переводя дыхание. - То есть на самом деле не евреи… а переодетые убийцы… вы помните?
        Шеридан сжал ее плечи сильными руками и устремил взор в темноту, туда, где исчезли нападавшие.
        - Евреи? - недоуменно переспросил он.
        - Да нет… на самом деле это были переодетые душители… в шляпах, понимаете? Они плыли на корабле, вместе с нами… а сегодня вечером… на набережной они следили за нами!
        - На корабле? Нет, этого не может быть! - все еще недоумевал Шеридан, растерянно приглаживая волосы рукой.
        - На них были шляпы! - настаивала на своем Олимпия. - Я упала на одного из них, с его головы свалилась эта самая шляпа, а под ней оказалась чалма!
        Шеридан пристально взглянул на нее, и Олимпия поняла по выражению его лица, что наконец он начал о чем-то догадываться.
        - О Боже! - простонал Шеридан и схватился за горло. - Кто бы мог подумать!
        - Но вы же понимали по каким-то признакам, что убийцы где-то рядом. - Олимпия до сих пор еще не могла отдышаться. - Нам следовало бы относиться к ним более серьезно. Пойдемте, мне кажется, что нам надо немедленно уходить отсюда…
        Внезапно в их разговор вмешался чей-то незнакомый голос с сильным акцентом.
        - С вами случилось несчастье, сеньор? - Послышались шаги. - Вам нужна помощь?
        Сэр Шеридан окаменел как громом пораженный и уставился в ту сторону, откуда раздался голос.
        - Сеньор, - сказал второй незнакомец, - мы видели, как вы и сеньора пошли в эту сторону. Но здесь гулять небезопасно.
        Олимпия тоже повернула голову туда, откуда доносились голоса, незнакомцы приближались, но их все еще не было видно в темноте. Судя по звукам шагов, их было несколько человек. Шеридан погладил девушку по голове.
        - Вот и помощь подоспела, - сказал он, - оставайтесь здесь и сидите тихо, а я попрошу их сходить за паланкином.
        И прежде чем Олимпия успела что-нибудь возразить, он поднялся и двинулся навстречу незнакомцам, растворившись во мраке.
        - Байед, - сказал один из чужеземцев на своем языке. - Томбако ка ло.
        К четырем часам утра Олимпию охватило отчаяние. Она была безутешна. Поиски, не давшие никаких результатов, пришлось наконец прекратить.

«Шеридан, Шеридан, Шеридан», - стучало у нее в висках.
        Слезы неудержимым потоком хлынули из глаз, и она закрыла лицо руками. Олимпия не могла поверить в то, что капитана Дрейка уже нет в живых.
        - О, моя дорогая, - сочувственно произносила миссис Стодард, обнимая девушку.
        - Подождем до рассвета, - участливо говорил мистер Стодард. - Вы недооцениваете вашего брата, мисс Дрейк. Он выбирался из худших переделок.
        Но сам мистер Стодард не питал иллюзий, как, впрочем, и обе дамы. Все они помнили рассказ Шеридана: душители убивают свою жертву и исчезают вместе с ней, чтобы расчленить и предать земле тело с соблюдением всех ритуалов.
        Олимпия уже потеряла всякую надежду. Если бы Шеридану удалось спастись, он наверняка был бы сейчас рядом с ней. Но он растаял во мраке, и Олимпия отчетливо слышала роковую команду, за которой последовала короткая схватка, и все стихло.
        Напрасно было искать тех незнакомцев, которым принадлежали услышанные ею во тьме голоса. Они бесследно исчезли, канули во мрак. Во время тщетных поисков при свете факела Олимпия нашла только шляпу Шеридана.
        - Вы должны постараться заснуть.
        Миссис Стодард проводила Олимпию в ее спальню. Руки хозяйки дома заметно дрожали.
        - Я прикажу повару приготовить ячменный отвар. Олимпия была как в тумане. Она с отсутствующим видом выпила чай из целебных трав и позволила горничной раздеть себя, а затем села на кровать и устремила взор в темноту.

«Шеридан, Шеридан…»
        Все произошло так неожиданно и походило скорее на вымысел, нежели на реальность. Только что она видела перед собой живого и близкого Шеридана, слышала его голос, и вдруг… Он пропал, исчез, скрылся навеки. Умер.
        Олимпия вспомнила рассказ Шеридана о том, что делают эти убийцы со своими задушенными жертвами перед погребением, - выпускают внутренности и расчленяют во имя Канкали, бога, поедающего людей. У Олимпии закружилась голова. Внезапно она услышала, что кто-то скребется в ее дверь. Через некоторое время дверь медленно отворилась.
        - Исмаилии, мэм, - раздался шепот. - Простите меня, простите.
        Олимпия узнала тонкий голосок Мустафы и затаила дыхание, стараясь взять себя в руки.
        - Входи, - вымолвила она, все еще плохо соображая.
        Он проскользнул в комнату, прикрывая рукой огонек свечи и поминутно кланяясь. Мустафа был одет в белые шаровары и рубаху, на голове у него была красная феска. Он опустился на колени перед Олимпией и отбил поклон, коснувшись лбом пола у ее ног.
        - Эмирийити… моя принцесса. - Он поднял голову, заливаясь слезами. Его смуглое лицо выражало отчаяние. - Это правда?
        Олимпия кусала губы, чтобы не расплакаться. У нее перехватило горло. Она кивнула и, зажмурив глаза, начала раскачиваться из стороны в сторону.
        Мустафа завыл тонким голосом. Обняв ее лодыжки, он прижался лицом к ногам Олимпии, обутым в домашние туфли. Из его груди вырвался горестный стон, перешедший в заунывный вой, который, казалось, наполнил собой всю комнату. Звуки отражались от стен, замирали и вновь нарастали - мелодичные и призрачные.
        Олимпия слушала этот плач, и из глаз ее сами собой катились слезы. У нее было такое чувство, будто душа превратилась в темную, безмолвную, безжизненную пустыню.
        Скорбный голос Мустафы вдруг прервался, и он всхлипнул. Олимпия склонилась над беднягой и тронула его за плечо. Он поднял лицо и припал щекой к колену Олимпии, как дитя, нуждающееся в утешении.
        - Эмирийити, что мы будем делать?
        - Я не знаю, - прошептала она.
        - Меня не было с ним, не было в тот момент, когда аллах призвал его к себе. О мой хозяин, прости меня, ленивого лежебоку, пса, сына свиньи. О аллах, если бы я был в тот момент рядом с моим хозяином!
        Олимпия покачала головой:
        - Ничто не изменилось бы. Ты не смог бы помочь ему.
        - Мне следовало быть в тот момент рядом с моим хозяином. Он спас мне жизнь, он спас жизнь великому султану, и тогда султан подарил меня ему, приказав, чтобы я берег и охранял его. Двадцать лет мы были вместе. - Голос Мустафы дрожал от слез. - А теперь я погиб, я убью себя!
        - Не надо, Мустафа, не делай глупостей, - сказала Олимпия, качая головой.
        Тщедушного египтянина била мелкая дрожь.
        - О прекраснейшая, ты не знала его! Это был великий человек, султан любил его как брата. Если бы мы были сейчас в Стамбуле, всемогущий султан Махмуд Бессмертный велел бы задушить нас обоих за то, что мы не уберегли этого человека!
        Олимпия судорожно вздохнула, чувствуя в душе пустоту. Она отупела от слез и слишком устала для того, чтобы разбираться в словах Мустафы.
        - Шеридан-паша! - стонал Мустафа с искаженным от горя лицом. - Мой паша! О, если бы вы могли видеть его в то время, когда он был рабом султана. Он был резвым юношей, отчаянным, словно бедуинский воин, и прекрасным, как женщина. Его били каждый день за дерзость!
        В конце концов смысл слов Мустафы дошел до сознания Олимпии.
        - Раб… - прошептала она. - Он был рабом султана? Мустафа бросил на нее испуганный взгляд, вздрогнув, как будто только сейчас вспомнил, что она находится рядом. Он сразу же всполошился.
        - О прекраснейшая, я подлый лгун! Никогда не слушай меня!
        Олимпия вопросительно взглянула на него. Мустафа понурил голову.
        - Впрочем, теперь это не имеет никакого значения. Она устремила взор на маленького египтянина.
        - Да, - медленно произнесла она. - Теперь это не важно.
        Они притихли, Мустафа беззвучно плакал, уткнувшись лицом в колени Олимпии.
        - Я даже не могу похоронить его, - снова заговорил он. - Мы должны сейчас говорить о нем, чтобы Аллах знал, что мой паша не покинут и не забыт людьми.
        Олимпия закрыла глаза. Ей так хотелось остаться сейчас одной, но она напомнила себе о том, что Мустафа был знаком с Шериданом намного дольше, чем она.
        - Он был отважным человеком, Эмирийити, - сказал Мустафа почтительным тоном. - Ты видела, как он умер. Прошу тебя, расскажи мне, как он встретил свой конец. Мне необходимо описать султану мужество моего паши, его славную кончину.
        - Я не видела, как погиб сэр Шеридан. Было очень темно.
        - Но он дрался, как лев? - плаксиво настаивал на своем Мустафа.
        - Да, - сказала Олимпия, смахивая ладонью слезы с лица. - Я уверена в этом.
        - Как лев. Словно разъяренный черный джинн, он бросился на них, но убийц было слишком много, трусливые псы! Его сабля свистела, рассекая воздух, двоих он уложил на месте, а затем убил еще пятерых, но из засады выскочило еще больше врагов, и они одолели его…
        - Но у него не было сабли! - В голосе Олимпии слышались нотки раздражения. - Он вообще не был вооружен.
        - Скоты! Варвары! Дерьмо! Всемогущий султан отомстит им; они не скроются от него. Скажи мне, как выглядели разбойники, и я направлю гнев султана на этих вонючих свиней.
        - Я не знаю, я ничего не знаю! - расплакалась Олимпия, уронив голову на руки.
        Она рассказала Мустафе все, что произошло: что сначала на них напали два человека, переодетые евреями, но они сумели убежать. А потом Шеридан устремился навстречу незнакомцам, окликнувшим их.
        - Он пошел навстречу каким-то незнакомым людям? - недоверчиво переспросил ее Мустафа. - Сразу после того, как на вас напали?
        - Да. Он думал, что они хотят помочь нам.
        - Но у него ведь не было никакого оружия, о прекраснейшая!
        Олимпия покачала головой. Мустафа сел на пятки.
        - Это было неразумно.
        - Во всем виновата я одна. Мне следовало остановить его, убедить в необходимости уехать поскорее в безопасное место, как только он заметил, что на острове появились люди из секты стага.
        Глаза Мустафы полезли на лоб от удивления. Он вдруг насторожился и внимательно посмотрел на Олимпию.
        - Ты хочешь сказать, моя принцесса, что Шеридан-паша догадывался о готовящемся на него нападении?
        - Он говорил мне, что по каким-то признакам догадался об этом. Это было сегодня вечером. Он хотел, чтобы я сразу шла к капитану Фицхью, если с ним самим вдруг что-нибудь слу-слу-слу-чится… - Олимпия разрыдалась. - Но какая теперь разница, если уже ничего не поправишь.
        Мустафа помолчал, наморщив в задумчивости лоб под феской, надетой на гладко выбритую голову.
        - Крепись, моя дорогая. На все воля Аллаха, - промолвил он и поцеловал ее руку, - я сам отправлюсь к султану. Смерть Шеридана-паши не останется неотмщенной, клянусь тебе. О прекраснейшая, не убивайся так! Мы поедем вместе. Мы возьмем лучшие из твоих драгоценностей и подарим их султану, тогда он сразу поймет, что мой хозяин был величайшим пашой…
        - Даже этого я не могу сделать! - Олимпия отняла у него свою руку. - Мои драгоценности пропали, они были у сэра Шеридана.
        - Нет-нет, не волнуйся понапрасну. Он отдал их мне на хранение.
        - Но они были у него нынче вечером, - сказала Олимпия. - Он хотел выбрать что-нибудь на продажу, чтобы оплатить дорогу до Рима.
        - Нет, - решительно покачал головой Мустафа, - ты ошибаешься, Эмирийити. Он ничего не говорил мне об этом, я один знал место, где спрятаны драгоценности. - И египтянин приложил руку к груди, на то место, где у него всегда висел полумесяц со звездой на цепочке, скрытый в складках белой просторной рубахи.
        Олимпия в отчаянии прикрыла глаза, мечтая только об одному чтобы Мустафа ушел. В ее душе закипало раздражение, ей хотелось вытолкать слугу из комнаты.
        - Уверяю тебя, что драгоценности сегодня вечером были у сэра Шеридана. Он попросил меня надеть сапфировый кулон, когда мы направлялись в гости. На борту корабля я даже показывала его одному ученому-геологу.
        Из груди Мустафы вырвался душераздирающий вопль, и он вдруг так мотнул головой, что его феска чуть не упала на пол. Некоторое время египтянин неподвижно сидел, разглядывая свои белые шаровары. Затем он вскинул голову, ошеломленно взглянул на Олимпию, вскочил на ноги и молча исчез за дверью.
        Олимпия сразу же почувствовала себя виноватой за резкие слова. Она печально смотрела вслед тщедушному слуге. Но в тот момент, когда она собиралась уже отправиться за ним и попросить у него прощения, Мустафа вновь появился на пороге ее комнаты.
        Он остановился на мгновение, его смуглое лицо было багровым от гнева, а все тело била такая дрожь, что трепетали широкие рукава его рубахи. Мустафа издал звук, похожий на шипение взбесившегося дикого кота.
        - Христианская свинья! - завопил он. - Шакал! Брат всякой гнусности! Он жив! Он вовсе и не думал погибать! - Мустафа расцарапал себе лицо, оставив на нем глубокие отметины. - Змеиное отродье, крокодилий выродок! - Он стал кидаться на стену и колотить в нее, отскакивая при каждом ударе назад и выплясывая бешеный танец босыми ногами. - Он бросил нас! Я отдам его кишки голодным псам! Я оставлю его одного в пустыне! Я всажу ему нож в спину и плюну в лицо! - Мустафа перешел на визг и начал биться головой о стену. - Он бросил нас! Бросил! Олимпия вскочила на ноги.
        - Так он не погиб?!
        - Я убью его своими руками, - визжал Мустафа. Олимпия попыталась остановить беснующегося египтянина.
        - Мустафа! - Она крепко ухватилась за его широкий рукав. - Мустафа!
        Он был таким маленьким и невесомым, что Олимпия, казалось, могла бы запросто оторвать его от земли, но в тот момент, когда она прикоснулась к нему, он повернулся, обнял девушку и, рухнув к ее ногам, начал целовать туфли.
        - Возьми меня с собой! Я выслежу его для тебя, как верный пес. Я задушу предателя его же собственным поясом! Я принесу его голову и брошу ее к твоим ногам, набив череп соломой!
        - Но откуда ты знаешь, что он не погиб? С чего ты взял это? - допытывалась Олимпия, стараясь перекричать его визг.
        Мустафа начал биться лбом об пол.
        - Это же был хитрый трюк! Трюк, трюк! О прекраснейшая, прости меня за то, что я был так недогадлив и не разглядел это сразу. Вонючий пес, лживая змея, он забрал все драгоценности и попытался обмануть нас с помощью розыгрыша. Это нападение, эта стага - всего лишь трюк, подлый фокус, который помог ему скрыться от нас. Я знаю своего пашу. Он никогда - никогда! - не стал бы пренебрегать опасностью, угрожающей его жизни. А теперь смотри сюда, Эмирийити. - Мустафа стащил с бритой головы феску, и из нее на пол упал кожаный мешочек. Слуга высыпал на свою дрожащую ладонь его содержимое. Это были не представляющие никакой ценности гладкие морские камешки и стекляшки. - Драгоценности были здесь еще сегодня днем. И подвеска султана была надежно спрятана на моей груди, как приказал мне мой паша, поскольку он не любил снов, которые начинали сниться ему, если кто-нибудь видел подвеску на его груди. - Мустафа пал ниц, и камешки рассыпались по полу. - Но я уснул… - Внезапно он осекся и закричал: - Он мне подсыпал какого-то снадобья! Да, он подсыпал мне сонного зелья в кофе! Теперь я точно знаю это! Именно из-за
этого я спал как убитый, спал, как ленивый осел, весь день напролет!
        Олимпия уставилась на россыпь камней и стекляшек, валявшихся на полу. Ей трудно было дышать. Трюк!
        Она закрыла глаза, стараясь восстановить в памяти всю картину покушения. Было очень темно. Что он говорил и с каким выражением лица? Ее сердце ликовало при мысли, что Шеридан жив, но ее разум восставал против совершенного им вероломства. Силы оставили Олимпию, ее колени подкашивались.

«Ублюдки, черт бы их побрал», - сказал Шеридан. Но те люди, переодетые в евреев, с тюрбанами, спрятанными под шляпами, сели вместе с ними на борт судна еще в Рамсгейте… «Они пытались убить меня!» Возмущенный голос Шеридана, в котором одновременно слышалось изумление, до сих пор звучал в ушах Олимпии. Капитан был явно удивлен этим обстоятельством, несмотря на все жуткие истории о стаге, которые сам рассказывал. Совершенно ясно, что на них в этот вечер напали две разные шайки. Одни бандиты говорили с сильным португальским акцентом, а другие действовали молча.

«О Боже, - простонал тогда Шеридан. - Кто бы мог подумать?»
        Олимпия застыла на месте.
        - Это были настоящие убийцы! - воскликнула она. - Те, которые носили на головах тюрбаны.
        - Ну и что, если даже они и были настоящими убийцами? - возмутился Мустафа. - Ты растолкала их и спасла его. - И он собрал с пола горсть морских камешков. - А что сделал он? Вот его благодарность за все!
        Олимпия провела ладонью по лбу, стараясь сосредоточиться.
        - Но… но, может быть, он забрал с собой драгоценности из предосторожности? Или… как приманку… чтобы увести бандитов за собой? Сбить со следа тех, кто охотится за нами?
        - Почему же тогда он не сказал мне об этом? Почему? Послушай меня, принцесса! Из этой гавани сегодня перед рассветом выходит в море какой-то корабль. Я уверен, что Шеридан-паша на его борту!
        - Нет! - жалобно воскликнула Олимпия. - Он не может гак поступить с нами.
        Мустафа хмыкнул и, растопырив пальцы на руке, начал загибать их по очереди.
        - Он бросил меня в Стамбуле. Он бросил меня в Испании, в Альбуэре. Он продал меня пиратам в Новом Орлеане, Лаффит-паше. Он отплыл из Рангуна, оставив меня на берегу. Он подарил меня как-то одному адмиралу, но тот вернул меня ему обратно. Пять раз Шеридан-паша пытался отделаться от меня с помощью своих трюков. Он вполне способен на подобные поступки, о прекраснейшая. Уверяю вас. Он, конечно, сможет всегда оправдаться, найти самые благородные объяснения своим действиям, уж будьте уверены. Он заставит вас поверить в то, что ночь - это день. Но взгляните. - И Мустафа указал на свою голую грудь, видневшуюся в вороте рубахи. - Он забрал у меня тескери, охранное свидетельство султана. Это мог сделать только Шеридан-паша - зачем какому-нибудь вору кусочек меди, не имеющий никакой ценности для того, кто не знает, что это такое? Кто, кроме моего паши, снял бы эту подвеску с моей шеи? И кто знал, где спрятан этот знак? Нет, это не покушение на жизнь, не несчастный случай. Он сознательно бросил нас, все рассчитав и взяв с собой тескери, без которого не мог уехать.
        - Но… но как он мог украсть мои драгоценности, словно простой воришка…
        Мустафа возмущенно взглянул на нее.
        - Я вовсе не говорил об этом! Он не простой воришка.
        - Но ты же сам обвинил его в этом.
        - Нет, он вовсе не подлый, недостойный вор. - Мустафа возвел глаза к потолку и продолжал мечтательно: - Мой паша - иль-Абу-Гоуш, Отец Лжи, исполненный притворства и коварства, увенчанный хитростью и здравомыслием. - Слуга вновь взглянул на Олимпию. - Это мы слишком просты, принцесса, слишком простодушны. Мы глупцы. Тебе следовало бы лучше знать его.
        - О чем ты говоришь? - Олимпия сжала руки от негодования. - Ведь я доверяла ему всем сердцем.
        - Ай-ай-ай! Хорошо еще, что он взял только твои драгоценности. А теперь подумай, что случилось по его вине.
        - Я до сих пор не могу в это поверить. Просто не могу! Мне кажется, что их украл кто-то другой.
        - Да нет же, - поморщился Мустафа. - На такую хитрую проделку способен только Шеридан-паша и никто другой! О Аллах акбар! Хорошо еще, что нам удалось раскусить его, пока не поздно. - И Мустафа прижался лбом к ее лодыжкам, словно верный пес, обожающий свою хозяйку. - Что же мы будем теперь делать, принцесса?
        - Я… я не знаю. - Олимпия кусала губы, находясь в полном замешательстве.
        - Может быть, ты прикажешь, чтобы твой презренный раб отправился в гавань и навел справки о корабле, на котором хочет улизнуть этот гнусный британский дьявол?
        Олимпия опустила голову.
        - Я не знаю. Я все еще не могу в это поверить. Не могу… - Ее голос задрожал, и она замолчала.
        - Я пойду и сделаю все, что ты скажешь, о прекраснейшая. Клянусь, ты не уступаешь в хитрости и уме Шеридану-паше. А красотою ты затмеваешь Полярную Звезду.
        Комок подкатил к горлу Олимпии, на ее глаза набежали слезы.
        - Я - жирная, тупая трусиха. Мустафа вскинул голову.
        - Все, созданное Аллахом, - прекрасно, - сказал он. - Ты похожа на газель, моя принцесса. Твои глаза - словно прохладные зеленоватые воды оазиса; твои волосы . - словно утреннее солнце; твои руки и ноги достойны восхищения, о возлюбленная моего коварного паши. А теперь я отправлюсь на пристань.
        Когда дверь за ним закрылась, Олимпия устремила невидящий взор на стену.

«Идите к Фицхью, - сказал ей Шеридан, притворяясь, что озабочен ее судьбой. - Если со мной вдруг что-нибудь случится».
        Как это благородно звучит! Как это самоотверженно и мужественно с его стороны!
        Какой же дурой она, должно быть, выглядела в его глазах. Тупой, безрассудной, маленькой дурой с наивными, как у теленка, глазами!
        Олимпия содрогнулась. Никогда в жизни она не испытывала еще такого жгучего стыда. Оцепенение начало проходить, и в душе ее закипала ярость от пережитого унижения. Встав, она наступила на рассыпанные на полу стекляшки и камешки.
        Олимпия нагнулась, подобрала с пола браслет из жести и поддельных камней и начала мять и ломать его в руках.
        Кто он такой? Он подло обманул ее, обокрал, обвел вокруг пальца и думает, что она убежит поджав хвост, словно побитая дворняжка? Нет, он не дождется этого! Ведь она принцесса. Ее предки участвовали в переходе Ганнибала через Альпы; они стояли рядом с Карлом Великим, когда тот вступил натром Священной Римской империи; она находится в кровном родстве с австрийскими Габсбургами, французскими королями и Ватиканом.
        А кто он такой? Совершенное ничтожество. Выходец из семьи какого-то англичанина незнатного происхождения. Да к тому же незаконнорожденный!
        О да! Она отправится к капитану Фицхью. Они с Мустафой выследят вероломного предателя. Они непременно разыщут его. И тогда…
        Тогда она сделает то, что не удалось сделать душителям. Она убьет его своими руками.
        Глава 10
        - Вы очаровательная женщина, мисс Дрейк, - сказал капитан Фицхью. - У вас есть политическое чутье, и вы в курсе всей международной ситуации.
        - Благодарю вас, - сказала Олимпия и налила ему еще чашечку чая, не расплескав его, хотя «Терьер» шел полным ходом.
        Пробыв три месяца на борту гидрографического судна, миновавшего воды Атлантики и медленно приближавшегося к берегам Южной Америки, Олимпия стала здесь своим человеком. Ежедневное чаепитие и беседа с молодым капитаном превратились уже в привычку, таким образом Олимпия благодарила Фицхью за его внимание и заботу. А тому это, по всей видимости, очень нравилось. Во всяком случае, Фицхью подчеркивал это не раз.
        - Нам всем должно быть стыдно за то, что такая образованная и наделенная талантами леди, как вы, не может найти применения своим дарованиям в каком-нибудь другом, более цивилизованном краю, - часто говорил он.
        - Да, - отвечала она, - Австралия… Я, честно говоря, никогда не думала…
        - Простите меня. - На его лице отразилась печаль. - Я вовсе не имел в виду то, что вы подумали. Напротив, я уверен, что порт Джексон придется вам по душе. И даже покажется вам, столь впечатлительной натуре, очень любопытным.
        - Я уверена, что увижу много интересного, - сказала Олимпия.
        Она до сих пор не могла поверить в то, что отважилась отправиться на борту судна
«Терьер» к мысу Горн. Ей казалось невероятным уже то, что она отправилась в Рим вместе с сэром Шериданом, но новое путешествие поражало ее воображение. Это было плавание на край света, причем себя она выдавала за сестру героя, который, в сущности, не был таковым… а был подлым изменником и, может быть, уже мертвецом к этому времени, кто знает? Возможно, его давно убили, расчленили и похоронили в безымянной могиле.
        - Конечно, вы должны следовать указаниям своего брата, - сказал Фицхью.
        - Да, - кивнула Олимпия, - мне ничего не остается делать.
        Взглянув на молодого человека, она увидела по выражению его лица, что он крайне озабочен. Но Фицхью тут же взял себя в руки.
        - Как жаль, что ваш брат… не оставил никаких распоряжений по поводу вашего возвращения в Англию.
        - С… - Олимпия вовремя прикусила язык, чуть не сказав «сэр» и тем самым чуть не выдав себя с головой, ведь она выступала в роли сестры Дрейка. - Шеридан всегда говорил, что я должна отправиться к нашей кузине, если, не дай Бог, с ним что-нибудь случится.
        - Да, но как раз сейчас… мне кажется, что… Простите меня, но Австралия…
        Олимпия опустила голову, страшась в душе, что он станет спорить с ней или задавать вопросы, на которые ей не захочется отвечать.
        - Все в порядке, капитан.
        Они помолчали. Капитан Фицхью выглядел очень огорченным. Олимпия в душе радовалась, что он не знал, куда она на самом деле направлялась. Она стремилась добраться вовсе не до Австралии и не до какой-то далекой кузины. Олимпии надо было попасть на Суматру, в местечко Китарадью. Эти экзотические названия звучали для нее как музыка, услышанная во сне. Олимпии представлялись дикие острова, непроходимые джунгли, змеи и лютые людоеды с горящими глазами.
        Мустафа уверил ее в том, что Шеридан направится именно туда. Если капитан Дрейк, отставной офицер его величества военно-морского флота, паша, бывший раб султана, а ныне знаменитый герой, украл драгоценности на огромную сумму, то куда же ему еще податься, как не на Суматру? На этом диком острове он мог бы прожить до конца своих дней как богатый раджа, без забот и хлопот, в компании таких же мошенников, уже давно обосновавшихся там.
        По глубокому убеждению Мустафы, Шеридан бежал с острова Мадейра на судне, переправлявшем партию каторжников. Оно стояло в гавани рядом с «Терьером». И действительно, этот корабль снялся с якоря незадолго перед рассветом, взяв курс на Австралию. Мустафа, человек, не в первый раз преследующий капитана Дрейка, советовал нагнать это судно у берегов Австралии, что, несомненно, имело смысл.
        С другой стороны, Олимпия понимала, что ей следует немедленно вернуться в Англию. Временами она впадала в панику. И только смутное чувство нереальности всего происходящего вокруг спасало ее от истерики. Впрочем, она всегда отличалась малодушием и знала это. Ей надо было вернуться на родину, но она до сих пор не знала, как это сделать и что нужно совершить для того, чтобы ее народ был счастлив. Все ее детские мечты о спасении соотечественников от тирании сводились к одному - она прибудет на родную землю и все уладит. Но как?
        Нет, ей следовало вернуться в Англию. Теперь она ясно сознавала, что ей угрожают более серьезные опасности, чем предстоящее замужество. В минуту ярости и горя она поддалась слабости и дала себя увлечь в опасное предприятие. Она вверила свою судьбу в руки странного маленького раба, очень бойкого на язык, с которого с поразительной легкостью слетали и ложь, и комплименты. Все произошло так быстро в те несколько дней после исчезновения сэра Шеридана. Олимпия была просто не способна здраво рассуждать тогда, ее душу терзали ярость и стыд. Мустафа предложил ей выход из создавшегося положения, и она согласилась с ним. Доводы Мустафы звучали так убедительно, что Олимпия послушалась его совета.
        И вот она плыла на этом корабле. Мустафа, оказывается, украл одну из драгоценностей, когда они находились у него на хранении; он показал ее с гордостью: египтянин был искренне доволен собой, перехитрив хотя бы в этом своего хозяина. В ходе погони за Шериданом им предстояло расстаться с этим чудесным жемчужным ожерельем - бусина за бусиной. Порой Олимпия думала, что Мустафа украл и все остальное, а потом свалил всю вину на Шеридана.
        Но чтобы поверить в это, ей надо было прежде поверить в то, что Шеридан мертв.
        Капитан Фицхью и слышать ничего не хотел о деньгах - тем более от сестры погибшего моряка. Но они с Мустафой могли добраться на его корабле только до Южной Америки. Мустафа говорил, что они сядут на другой корабль в Монтевидео. Все это звучало правдоподобно, но у Олимпии было тяжело на душе.
        - Мисс Дрейк, - сказал капитан Фицхью, - мне, конечно, не следует… я, может быть… - Он смутился и покраснел, когда она взглянула на него. - Я хочу сказать… мы еще плохо знаем друг друга, но я восхищен вами. Я… прошу прощения за то, что, может быть, кажусь навязчивым, но я страшно боюсь за вас. Я просто не знаю, как я смогу оставить вас одну в Ла-Плата.
        Олимпия смущенно кусала губы. «Не оставляй меня!» - хотелось ей крикнуть, но она только сдержанно сказала:
        - По-видимому, другого выхода у меня нет.
        - Но что будет, если вам не удастся найти подходящее судно? Вы можете ждать неделями, месяцами в этом кишащем ядовитыми змеями краю. Если бы у вас были знакомые в Буэнос-Айресе! Но вы путешествуете лишь со своей горничной и этим странноватым низкорослым парнем, служившим у вашего брата; никто из них не вызывает у меня особого доверия - простите уж мою прямоту.
        Фицхью поставил на блюдце свою чашку, встал и начал прохаживаться по каюте, в которой сэру Шеридану нужно было бы пригнуть голову, чтобы не задеть потолок, в то время как молодой капитан мог двигаться свободно, не рискуя набить себе шишку.
        - Я размышляю над этим уже в течение нескольких недель. Через полмесяца мы будем в Монтевидео. Но, мисс Дрейк… я уверен, что просто не смогу бросить вас…
        - Что же вы предлагаете? - спросила Олимпия, напрягая голосовые связки, чтобы заглушить шум волн и скрип корабельных снастей.
        Капитан Фицхью внезапно бросился к ней, стал на одно колено и схватил ее руки.
        - Мисс Дрейк. - От волнения он сглотнул слюну, отвел глаза в сторону, встретившись с ее взглядом, и тут же снова посмотрел на нее. - Окажите мне честь…
        Олимпия была потрясена. Она ожидала всего, чего угодно, но только не этого. Молодой человек крепче сжал ее руку в своих горячих влажных ладонях.
        - Окажите мне честь, станьте моей женой, мисс Дрейк, - твердым голосом сказал он. Его щеки пылали.
        С палубы донеслись голоса и отдаваемые офицерами команды, еле слышные здесь, в каюте. Капитан Фицхью инстинктивно устремил взгляд вверх и прислушался, но, поняв, что все в порядке, снова взглянул на Олимпию и продолжал:
        - Тогда вы сможете остаться со мной здесь, на борту корабля. Вам не надо будет ехать в Австралию к своей кузине. Конечно, жизнь на судне не совсем подходит для леди, но вы прекрасный моряк… Я давно наблюдаю за вами. Как только мы выполним свое задание, мы сразу же вернемся в Англию. Возможно, это случится уже через год. Самое большое - через шестнадцать месяцев. Я не жду вашего ответа прямо сейчас, мы…
        Кто-то постучал в дверь каюты. Капитан Фицхью успел вскочить на ноги прежде, чем на пороге показался второй помощник, который был по крайней мере лет на десять старше своего капитана.
        - Нас окликнули со встречного судна, сэр, - сказал помощник. - С брига «Федра», следующего из Салема в Сидней. Капитан Уэбстер хочет поговорить с вами, сэр. Мистер Гудмер спрашивает, не соизволите ли вы выйти на палубу.
        Капитан Фицхью оцепенел, кровь отхлынула от его лица.
        - Они плывут в Сидней, вы говорите?
        - Да, сэр. Десять дней назад они вышли из Салема. Олимпия поймала испуганный взгляд капитана Фицхью.
        Казалось, он что-то хотел сказать или ждал реакции Олимпии.
        - Судно идет в Порт-Джексон, - внезапно заговорил он. - Это гавань Сиднея.
        Олимпия не могла произнести ни слова от волнения. Фицхью пристально смотрел на нее. Олимпия не знала, что ей делать. Ей стоило только подать какой-нибудь знак - улыбнуться или кивнуть, и Фицхью остался бы в каюте, распорядившись ответить сигнальными флажками кораблю, капитан которого набивался к ним в гости, вежливым отказом. Фицхью уже не раз за время плавания поступал подобным образом.
        Но она не хотела подавать какие-то знаки. Все в ее жизни происходило теперь так неожиданно: недели смертельной скуки вдруг окончились, и Олимпии надо было быстро принимать решение. Она хорошо знала, чего не хочет, но до сих пор не могла взять в толк, чего же хочет на самом деле. Олимпия почувствовала, что страшно трусит, боится принимать решение. Пауза затягивалась: помощник ждал, что скажет капитан Фицхью, а капитан Фицхью ждал, что скажет Олимпия. С верхней палубы снова послышались крики.
        - Ладно, - наконец произнес капитан Фицхью и кашлянул. - Я иду.
        Он отвесил Олимпии поклон и вышел из каюты.
        Олимпия сидела на палубе, закутавшись в свой плащ, и наблюдала за восходом солнца. Холодный ветер обжигал ее щеки и играл звездно-полосатым флагом, висевшим высоко на мачте. «Федра» стояла на якоре, штормовые волны безжалостно били в ее корпус, под порывами ледяного ветра скрипели снасти. С наветренной стороны виднелся каменистый угрюмый берег, о который разбивались мрачные серые волны.
        Капитан Уэбстер, проходивший мимо Олимпии, остановился и поздоровался с ней. Это был словоохотливый добродушный человек, успевший за неделю, которую Олимпия провела на борту его судна, подробно рассказать ей о жизни своих удивительно неинтересных детей - сына и дочери, и собирался уже начать все сначала, поскольку мог говорить о них бесконечно.
        - Мы зашли сюда, чтобы пополнить запасы питьевой воды, мисс Дрейк, - громким голосом сказал капитан, стараясь перекричать штормовой ветер, и встал так, чтобы заслонить девушку от его порывов. Олимпия поблагодарила его улыбкой. - Стоянка может продлиться целый день, но нам надо заправить все фляги. Это необходимая мера предосторожности перед тем, как мы обогнем мыс Горн.
        - А где мы сейчас?
        - У Фолклендских островов, - ответил он и, повернувшись, указал рукой на берег. - Это Нью-Айленд. А там Свон, а на горизонте - Малун. Очаровательное местечко, не правда ли?
        Олимпия и представить себе не могла, что на земле существуют столь безотрадные гнетущие пейзажи. Она сама выросла в краю болот, но их оживляли птицы, огромными шумными стаями кружившие над угрюмыми топями и озерами. Здесь же не было видно никакой живности, кроме одинокого, казавшегося жалким альбатроса, спрятавшего голову под крыло и качавшегося на вздымающихся волнах.
        - Вы так считаете? - удивленно спросила Олимпия капитана, и тот рассмеялся.
        Она растерянно взглянула на него и только тут поняла, что он пошутил. Девушка улыбнулась из вежливости.
        - Здесь живут люди?
        - Ну что вы, конечно, нет. Кто же станет жить на этих забытых Богом скалах, где не растет ничего, кроме мха. Сюда порой заходят зверобойные и китобойные суда, но люди не задерживаются здесь надолго.
        Олимпия взглянула туда, где возвышался мрачный утес, поросший коричневатым мхом. Даже морская пена в этих местах казалась серой. Ветер гнал огромные волны, с шумом разбивавшиеся о скалы. Глаза Олимпии слезились, а уши горели от холода, кончик носа занемел, но она не хотела уходить в духоту каюты, где стояли спертый воздух и вонь из трюма. Девушка еще в сумерках вышла сегодня на палубу и следила теперь за тем, как матросы спускали шлюпку на воду.
        - Что за черт! - воскликнул вдруг капитан Уэбстер, нахмурившись. Он смотрел куда-то на восток, где сквозь тучи просвечивало бледное размытое пятно восходящего солнца.
        Над мрачными холмами острова Свон в небо поднимался столб белого дыма. Олимпии показалось, что это обыкновенное облако, но капитан продолжал пристально всматриваться в горизонт. Подошедший старший помощник тоже внимательно посмотрел в ту сторону.
        - Как ты думаешь, что это такое? - спросил его капитан Уэбстер.
        - Это дым, сэр, - ответил старший помощник. - Таково мое мнение.
        - Охотники на тюленей со зверобойного судна? Старпом пожал плечами.
        - Возможно, сэр. - Он помолчал, а затем добавил: - Хотя здесь немного осталось тюленей.
        Капитан Уэбстер, пощипывая свои усы, надолго задумался.
        - Просигналь шлюпке, чтобы она возвращалась.
        - Слушаюсь, сэр.
        Старпом повернулся и зычным голосом окликнул матросов, сидевших в отчалившей шлюпке. А капитан Уэбстер тем временем продолжал о чем-то размышлять, следя за белым пятном на горизонте.
        - Нет, это не на Своне, - пробормотал он, нахмурившись, - это где-то дальше. Возможно, на той стороне Малуна.
        - Это корабль, да? - спросила Олимпия.
        - Что вы говорите? - Капитан резко повернулся к ней, насупив косматые брови, как будто только сейчас вспомнил, что она стоит рядом. - Не хотите ли спуститься вниз, мисс Дрейк? Здесь такой сильный ветер.
        - Нет, благодарю вас. Этот дым представляет собой какую-то опасность?
        Он усмехнулся и похлопал Олимпию по плечу.
        - Не беспокойтесь. Вообще-то в этих широтах можно встретиться с испанскими пиратами, но скорее всего это просто мои соотечественники, янки со зверобойного судна. Они разделились на несколько отрядов и теперь подают сигналы друг другу. Однако мой девиз, мисс Дрейк, - осторожность и еще раз осторожность. Поэтому мы со всей тщательностью произведем разведку.
        Олимпия вынуждена была вернуться в свою каюту. Судно снялось с якоря и двинулось вдоль скалистых берегов. В каюте Олимпия увидела закутанного в одеяла Мустафу, он пил горячий кофе и что-то бормотал себе под нос на родном языке. Горничная, которую Шеридан нанял для Олимпии, - казалось, с тех пор прошла целая вечность! - похрапывала, лежа на измятой постели.
        Олимпия с тоской вспомнила «Терьер» и аккуратную каюту капитана Фицхью, вспомнила чудесную террасу на Мадейре, с которой открывался прекрасный вид на прибрежные сады и море. Вспомнила свою комнату в Уисбиче, уютную и чистую хижину Фиша. Она попыталась также вспомнить ту глупую принцессу, которая отправилась в это безумное путешествие, и не могла. Она больше не ощущала себя принцессой, как не ощущала себя революционеркой и защитницей прав человека.
        Она чувствовала душевную опустошенность. И полное отупение.
        Когда Олимпия со вздохом села на койку, Мустафа спрыгнул на пол и прижался лбом к ее коленям.
        - Мы найдем его, о прекраснейшая. Не волнуйся! Олимпия ничего не ответила. Она не верила в то, что им удастся разыскать Шеридана, и, главное, плохо представляла себе, что будет делать, если они вдруг и впрямь отыщут его. Прислонившись к переборке, она закрыла глаза, ее голова покачивалась в такт движению судна, которое держало курс… куда-то. Олимпии было безразлично, куда именно они плывут и зачем и что с ней произойдет, когда она наконец доберется до этого неведомого места.
        Весь день с «Федры» следили за дымом. Олимпия время от времени выходила на палубу, смотрела на скалистые берега, мимо которых проплывало судно. Они оставили позади уже несколько островов, миновали большую мрачную бухту, а столб дыма все еще стоял на далеком горизонте.
        - Чтоб мне провалиться на этом месте, но, похоже, дым поднимается с Анаканской гряды, - промолвил капитан Уэбстер, опуская подзорную трубу. - Кому понадобилось разбивать лагерь на этих скалах?
        Старпом поморщился.
        - Думаю, что это не испанцы, сэр. Нет, это исключено. Там слишком много рифов и нет возможности бросить якорь большому судну. Вряд ли это и зверобои - очень уж неподходящее место для промысла.
        Капитан Уэбстер начал беспокойно вышагивать у рулевого колеса. Затем он снова подошел к борту, у которого стояли Олимпия и старпом.
        - По всей видимости, на этих жутких скалах живет какой-то несчастный, потерпевший кораблекрушение.
        Старпом озадаченно взглянул на капитана.
        - Возможно, это так, сэр.
        - Мы должны разыскать его.
        - Но это может быть хитрым трюком, сэр. Засадой. Капитан вновь поднял свою подзорную трубу и вгляделся в ту сторону, где виднелись унылые крохотные островки.
        - Я ничего не вижу, никаких признаков судна. Где же здесь засада?
        - Не знаю, сэр, не знаю.
        - Ладно. Я думаю, нам все же следует добраться туда и все разведать. - Капитан Уэбстер сложил подзорную трубу. - Если мы не рискнем ради того, чтобы помочь нашим товарищам-морякам, мы вряд ли будем иметь право называть себя христианами, вы согласны со мной, мисс Дрейк? Но я считаю, будет лучше, если вы пока побудете внизу вместе со своими слугами.
        Олимпия подчинилась его требованию. Сидя у иллюминатора, она уныло размышляла о том, что ей, возможно, придется провести остаток своих дней в плену у испанских пиратов, - она, конечно, мечтала не о такой жизни, но что поделаешь? Когда по углам каюты начали сгущаться вечерние тени, в коридоре раздался хриплый голос капитана Уэбстера, спускающегося по трапу. Он был явно доволен собой.
        - Я принес вам великолепные новости, мисс Дрейк! - пророкотал он, входя в каюту. - Мы только что выручили из беды несколько ваших соотечественников.
        Он поднял Олимпию с места, подав ей узловатую, покрытую светлым пушком руку.
        - Это действительно было кораблекрушение - британский фрегат разбился о рифы. Спаслось довольно много людей, судя по тому, что я видел на берегу. Их по крайней мере человек тридцать. Сейчас к нам на борт доставят офицеров и несколько матросов с затонувшего корабля. Если хотите, можете подняться на палубу.
        Олимпия и Мустафа поспешили вслед за капитаном. Большая шлюпка «Федры» как раз подплывала к борту судна с первой партией спасенных. Пока на борту корабля плотник прилаживал деревянную лестницу, Олимпия подошла к борту и нагнулась, пытаясь разглядеть в густых сумерках тех, кто находился в лодке. Люди, сидевшие в ней, были еле различимы в полумраке, но они возбужденно кричали и размахивали руками. Олимпия тоже начала махать им в ответ, продвигаясь вдоль борта, охваченная общим волнением.
        Первым на борт «Федры» поднялся коренастый, невысокого роста человек в рваном синем мундире с перепачканными грязью эполетами, судя но которым это был капитан. Он усмехнулся, сплюнул на палубу и крепко пожал руку капитану Уэбстеру под одобрительный гул сгрудившейся вокруг них команды.
        Затем на борт поднялись еще десять человек в красных мундирах, довольно рваных и грязных, за время пребывания на острове они отрастили косматые бороды. Было уже почти совсем темно, когда на палубу корабля поднялся последний моряк с разбившегося судна. Он быстро вскарабкался по лестнице и легко перепрыгнул через поручни. Это был очень рослый парень, он повернулся лицом к шлюпке и помог взобраться на борт матросу с «Федры», который доставил их. Справившись со своим делом, он выпрямился и осмотрелся вокруг. У этого моряка, единственного из всех спасенных, было чисто выбритое лицо.
        Вглядевшись в него, Олимпия изумленно заморгала и схватила Мустафу за руку. Высокий моряк обменялся крепким рукопожатием с одним из матросов «Федры», грубовато похлопав его по плечу, а затем повернулся, и на его радостно ухмыляющееся лицо упал свет от фонаря. Заметив Олимпию, не спускавшую с пего глаз, он вдруг замер, улыбка застыла у него на губах, а затем медленно сошла. Они оба будто окаменели, пристально глядя друг на друга посреди царившей на палубе радостной суматохи и веселых приветственных криков.
        - Черт возьми, - вымолвил наконец Шеридан Дрейк. - Черт меня возьми!
        Глава 11
        Ярость охватила Олимпию, жгучая ярость, от которой было трудно дышать. Это чувство испепеляло ее душу, жгло изнутри, и казалось, пламя могло перекинуться на любой предмет, до какого бы она ни дотронулась.
        До самой последней минуты Олимпия не верила, что Шеридан жив, что он оказался предателем. Как бы Мустафа ни уверял ее, какие бы доводы ни приводил, она выслушивала его, поступала так, как он советовал, но в душе не верила ни единому его слову. Олимпия жила в ожидании чуда, не желая смириться со смертью Шеридана, и в то же время она не могла до конца поверить в его предательство. Она действовала как во сне. Ей грезилось, что она может каким-то чудесным образом отыскать его, и когда это случится, она обретет в капитане Дрейке того мужчину, о котором всегда мечтала.
        Но теперь, стоя на палубе в двух шагах от него и глядя ему в лицо - лицо падшего ангела с дымчатого цвета глазами и красивой формы ртом, мрачно сжатым сейчас, - она окончательно простилась со своими иллюзиями.
        Герой, которого она любила всем своим существом, не погиб. Нет. Он просто никогда не существовал. А этот тип… этот вор, этот лгун, этот негодяй не был сэром Шериданом Дрейком. В ее душе больше не было любви к этому человеку, он сам растоптал, уничтожил ее, предал огню и пустил пепел по ветру. Но на месте прежнего чувства зародилось новое, не менее сильное - ненависть!
        Олимпия зажмурилась, как от яркого света. Когда она вновь открыла глаза, он все так же стоял перед ней, глядя на нее с хорошо знакомым выражением легкого недоумения на лице. Олимпии захотелось задушить его. Шеридан двинулся к девушке, а она в это время от охватившей ее жгучей ненависти не могла даже пошевелиться или что-нибудь вымолвить.
        - Прибыли, чтобы распространить идеи демократии среди здешних пингвинов, принцесса? - произнес он.
        - Подонок! - бросила ему в лицо Олимпия. Это было самое грубое оскорбление из тех, которые она знала, хотя в данный момент оно казалось ей недостаточно сильным и выразительным.
        Шеридан перевел взгляд с Олимпии на Мустафу, который с поразительным спокойствием воспринял тот факт, что их поиски столь неожиданно увенчались успехом. Капитан Дрейк протянул руку ладонью вверх, не сводя глаз со своего слуги. Мустафа шаркнул ножкой, отвесил хозяину два торопливых поклона, а затем вытащил вдруг из-под одеял, в которые был закутан, нитку жемчуга и положил ее в руку Шеридана, приведя таким поступком Олимпию в полное изумление и ярость.
        - Одну минутку! - воскликнула Олимпия и, бросившись к Шеридану, попыталась вырвать у него ожерелье. Однако в его руке уже ничего не было.
        - Отдайте мне жемчуг! Что вы делаете? Это же мое ожерелье!
        Шеридан хмуро взглянул на нее.
        - Тихо! - сказал он. - Не затевайте скандал, мэм.
        - А я как раз хочу скандала! Где мой жемчуг? Где остальные мои драгоценности? Я…
        - Заткнитесь! - прошипел он. - Все в полной сохранности, в надежном месте.
        - В таком случае отдайте мне их! Неужели вы думаете, что я буду молчать, чтобы спасти вас от позора? Спасти подлого коварного вора!
        - Ради Бога…
        - Капитан! - закричала Олимпия, пылая от гнева, так громко, что все взоры невольно обратились на них. - Капитан Уэбстер! Я прошу вас взять этого человека под стражу. Он - вор!
        Капитан повернулся к ним, прерывая свой разговор с только что прибывшими на борт его судна моряками.
        - Что случилось?
        - Он взял мой жемчуг. - Олимпия схватила Шеридана за руку, и ей удалось даже в порыве неистовства заставить его сделать шаг навстречу капитану. - Он положил ожерелье прямо на моих глазах себе в карман. И это после того, как он украл у меня на Мадейре все остальные драгоценности.
        - Украл ваши… - Капитан Уэбстер не договорил и нахмурился. - Вы это серьезно, мисс Дрейк?
        - Да! Он обманул меня в Фанчеле и завладел всеми моими драгоценностями. А только что этот человек отнял у меня… вернее, у Мустафы, мое ожерелье. Обыщите его, и вы найдете жемчуг!
        - Не надо так волноваться, мисс! Успокойтесь. - Капитан пригладил выбившуюся прядку своих легких седых волос надо лбом. - Это какое-то недоразумение. Бедняги долго пробыли на скалистом необитаемом острове, несколько дней назад у них кончились продукты. Может быть, этот парень просто немного спятил? Эй, дружище, как тебя зовут?
        Шеридан прислонился к борту и, скрестив руки на груди, окинул Олимпию взглядом, в котором сквозили досада и раздражение. На его губах играла мрачная улыбка.
        - Дрейк, Шеридан Дрейк, сэр. А эта женщина, как я понял, опять выдает себя за мою сестру.
        - Выдает!.. - изумленно ахнула Олимпия и потеряла дар речи.
        - Так вы знакомы друг с другом? - удивленно спросил капитан Уэбстер, переводя взгляд с Шеридана на Олимпию, и его лицо заметно помрачнело. - В таком случае что все это значит? Что это за история с обманом?
        - Это был даже не обман, - воскликнула Олимпия, - а самая обыкновенная кража. Могу я с вами поговорить с глазу на глаз, капитан? Я постараюсь вам все объяснить.
        Капитан Уэбстер поколебался немного, оглянувшись вокруг и видя горящие любопытством глаза своих матросов и бородатых моряков затонувшего судна.
        - У меня нет времени на разговоры. Я должен в первую очередь позаботиться об этих людях, разместить их на корабле, накормить, а также отправить продукты питания на остров, где заночуют остальные матросы с потерпевшего кораблекрушение судна, поскольку уже стемнело.
        - Да, конечно, я все понимаю, но он - вор! Я клянусь вам, что этот человек украл мои драгоценности стоимостью в несколько тысяч фунтов, а только что отобрал мой жемчуг! Если его немедленно не посадить под замок, то неизвестно, что еще он вздумает стащить.
        - Простите меня, мисс… гм! - Уэбстер замялся и кашлянул, - …мисс Дрейк, вы слишком резки. Ведь у нас еще нет никаких доказательств…
        - Обыщите его! Выверните его левый карман, и там вы найдете мой жемчуг.
        - Эй! - Один из спасенных моряков, тот, который был одет в капитанский китель не по росту, внезапно бросился к Уэбстеру, схватил его одной рукой за грудки и приставил к подбородку дуло пистолета. - Обыщи его, живо!
        Старпом «Федры» кинулся было на помощь к своему капитану, которому угрожала серьезная опасность, но два моряка из экипажа потонувшего корабля сбили его с ног, и все трое покатились по палубе. Через несколько мгновений один из двух бородачей встал, вытирая с довольной ухмылкой окровавленный нож о свой сюртук. Старпом
«Федры» лежал на палубе ничком, совершенно неподвижно. Второй бородач пнул тело помощника ногой. Тот не пошевелился. На палубе стало вдруг так тихо, что были слышны только завывания ветра да скрип фонаря, раскачивающегося на мачте.
        - Кол! - крикнул человек, угрожавший расправой капитану Уэбстеру, и показал подбородком на Шеридана. - Раздень его. И найди у него жемчуг. А ты, Билл, пройдись по каютам, обыщи весь корабль и прикончи всех офицеров. Живо! Да не вздумай трогать матросов, они нам еще пригодятся.
        - Послушайте, вы понимаете, что хотите сделать? Вы хорошо подумали, прежде чем принять такое решение? - сказал капитан Уэбстер твердым голосом, но его узловатые руки заметно дрожали.
        Коренастый ткнул его пистолетом в челюсть.
        - Считай, что ты уже умер, старик, и не зли меня больше. Не забывай, что я тебе сказал!
        Олимпия бросила на Шеридана испуганный взгляд. Он стоял неподвижно, молча наблюдая, и, по всей видимости, нисколько не был удивлен всем происходящим. Когда огромный детина по имени Кол схватил его, он не оказал ему ни малейшего сопротивления и лишь еще раз взглянул в глаза Олимпии, его взор выражал злость и презрение. Но тут Кол толкнул Шеридана обеими руками, и тот отлетел к мачтам, сильно ударившись о них спиной. Шеридан сумел удержаться на ногах, снова выпрямился и, выполняя приказ Кола, снял свой сюртук и протянул его моряку.
        Кол разорвал его пополам, обшарил каждую складку, но ничего не нашел. Затем Шеридан поочередно отдал пирату свой пистолет, жилет, рубашку и, наконец, сапоги, оставшись на ледяном ветру босым и полураздетым. Жемчуга не было.
        - Что это у тебя? - Кол схватил поблескивающий на груди Шеридана кулон в виде полумесяца.
        - Это всего лишь медь, - сказал Шеридан, сбрасывая руку Кола со своей груди.
        Но Кол крепко ухватился за кулон и сначала пробовал металл на зуб, затем поскреб его ножом и внимательно взглянул на него при тусклом свете фонаря.
        - Да-а, - протянул он разочарованно и выпустил кулон, висевший на цепочке, из рук. Медный полумесяц снова упал на грудь Шеридана. - Дешевка. Гони сюда жемчуг, парень!
        - Да нет у меня этого проклятого жемчуга! - Шеридан развел руками. - Где он? Ты видишь его на мне? - Он усмехнулся, видя, с каким азартом Кол рвет его одежду в клочья. - Не забудь отодрать подметки у сапог.
        Но тут Кол залепил ему такую затрещину, что Шеридан покачнулся, на секунду потеряв равновесие.
        - Ну ладно, - проговорил он, потирая свою скулу, по которой пришелся удар. - Я принимаю твои доводы.
        Он повернулся к Мустафе и заговорил по-арабски. Слуга что-то переспросил, и несколько минут они горячо спорили, в то время как остальные моряки смотрели па них с возрастающим нетерпением. Когда вышедший из себя Кол сделал шаг в его сторону, Шеридан вскинул голову и что-то коротко приказал слуге резким тоном. Мустафа, шаркая ногами, вышел вперед, и все увидели на его ладони отливающую матовой белизной нитку жемчуга. Кол схватил ее, но тут последовал резкий окрик главаря, и рослый парень неохотно отдал ему ожерелье, которое коренастый спрятал во внутренний карман своего морского кителя.
        - А все остальное тоже у этого маленького ублюдка? - спросил главарь. - Давай-ка сюда все.
        - Остальное на острове.
        - Где?
        - Без меня не найдете, я покажу.
        - Так кто такая все же эта толстушка? - Главарь кивнул в сторону Олимпии.
        Шеридан взглянул на нее, чуть заметная судорога пробежала по его телу, ледяной ветер трепал его темные волосы. Он отвел глаза в сторону и сказал:
        - Это моя сестра.
        Кол сделал угрожающее движение. Олимпия открыла было рот, но Шеридан опередил ее.
        - Это моя сестра, - резким тоном повторил он. - Она стащила жемчуг у своей госпожи в Фанчеле. Мы должны были встретиться в Порт-Джексоне. - На его губах появилась кривая ухмылка. - Как вы успели заметить, между нами произошла небольшая размолвка.
        Главарь пристально взглянул на Олимпию, не убирая пистолет, в упор наставленный на капитана Уэбстера.
        - В таком случае это очень ловкая девица, - воскликнул он, скептически сдвинув брови. - Кем она служила?
        - Горничной, - отвечал капитан Дрейк.
        - Думаю, что эта сучка сама могла бы отвечать, а? Шеридан увернулся от удара, который хотел нанести ему Кол.
        - Конечно, - сказал он. - Только знаешь, этому парню не следует бить меня. Я сегодня и так чересчур сговорчивый.
        - Как звали твою хозяйку, девочка?
        Олимпия провела кончиком языка по пересохшим губам, чувствуя по тому, как все взоры устремились на нее, что от ее ответа зависело что-то очень важное. Ей невольно захотелось разоблачить всю эту ложь и оправдаться в глазах пораженного подобным развитием событий капитана Уэбстера, доказав свою непричастность к темным делам, о которых шла речь. Она хотела решительно заявить о том, что никогда не была воровкой и сестрой вора и от всего сердца желает прекратить всякие отношения с Шериданом Дрейком, который, по существу, совершенно чужой ей человек.
        Но она понимала, что ей грозит смертельная опасность. Олимпия знала, что в случае, если они догадаются, кто она такая, ей несдобровать. Бандиты сделают ее своей заложницей, вечной пленницей, которая, по мнению этих отчаянных людей, сможет приносить им деньги. Олимпия давно поняла, что представляют собой эти люди, - они были каторжниками с транспортного судна, которое, по-видимому, потерпело кораблекрушение. А морскую форму, снятую с убитых или погибших моряков, они надели для того, чтобы обмануть на первых порах своих спасителей. Олимпия тряхнула головой и попыталась унять дрожь в руках.
        - Я служила у… у миссис Стодард, но нитку жемчуга я стащила у одной ее гостьи, - добавила она для большей достоверности.
        Главарь хитро взглянул на нее.
        - Тогда расскажи-ка мне о том, что знает каждая горничная. - Коренастый поморщил нос. - Расскажи мне, как надо выводить пятна с шелка.
        - А… - Олимпия вздохнула, пытаясь вспомнить, что делали в таких случаях ее служанки. - А какие пятна?
        - Любые, моя кошечка.
        - Шелк замачивают в молоке, вот и все, - сказала она наобум, понимая, что у нее нет времени на раздумья.
        - Ну да, - недовольно сказал Шеридан, и Олимпия сразу же поняла по выражению лица главаря, что попала пальцем в небо. - Неудивительно, что тебя выгоняли из всех домов, в которые мне удавалось тебя пристраивать, и я понимаю теперь, почему ты испортила половину моих жилетов. Простите мою сестру, джентльмены, она…
        - Она - не твоя сестра, - отрезал главарь. - И она - вовсе не горничная, это так же очевидно, как то, что меня зовут Боб Бакхорс. Кто эта девица?
        Шеридан закатил глаза.
        - О Господи! Чего вы добиваетесь? Кого вы хотите видеть на ее месте? Какую-нибудь принцессу, черт возьми? Она моя сестра. Жемчуг у вас, завтра я покажу вам место, где спрятаны остальные драгоценности. - И Шеридан похлопал себя по голому телу, ежась от холода. - Однако верните мне мои сапоги и дайте какую-нибудь одежду, или вам придется расспрашивать пингвинов о том, где я зарыл сокровища.
        - Я буду допрашивать по этому поводу тебя, и никого больше, и не вздумай врать и изворачиваться, - сказал Бакхорс. - Свяжите их покрепче. - Он толкнул капитана Уэбстера. - А эту баранью котлету посадите под замок так, чтобы никто из членов экипажа до пего не добрался.
        В первый и, пожалуй, последний раз в своей жизни Шеридан выступал в роли уголовного преступника. И хотя к этой роли его толкало само провидение - он ведь был незаконнорожденным сыном человека со странностями, - она претила ему.
        На этот раз он, похоже, подорвался на собственной мине. После страшного кораблекрушения в этом глухом, Богом забытом месте вдруг появляется принцесса и начинает во всеуслышание трещать о своих проклятых драгоценностях, стоя перед шайкой отчаянных головорезов, отпетых каторжников, спасшихся с затонувшего транспортного судна. Кроме них и Шеридана, из экипажа судна уцелел только один полковник, чокнутый малый. Этот несчастный сразу же заявил, что теперь он является командиром конвоя, и заверил преступников в том, что доставит их к месту назначения при первой же возможности. Уголовникам, конечно, вовсе не понравилась такая перспектива, и они тут же застрелили полковника, поплатившегося за отсутствие смекалки.
        Шеридан, видя, какой оборот принимают события, постарался запастись всем необходимым. Он обзавелся крепким канатом, смастерил плот из обломков корабля, прибитых к берегу, раздобыл продукты питания. Каторжники в это время были заняты совсем другими заботами - такими, например, как драки со смертельным исходом за оставшийся бочонок рома. Шеридан возблагодарил Бога за то, что «Федра» отыскала их прежде, чем эти дикари начали изготавливать каменные копья для охоты друг на друга и занялись людоедством после десятинедельного пребывания в этих мрачных местах. Но Бог, проявив милость свою, одновременно решил воздать Шеридану за его тяжкие грехи, устроив так, что на борту спасшего их судна оказалась эта вечно сеющая вокруг себя разлад и смуту особа.
        Но участь Олимпии в этой ситуации была достойна еще большей жалости, чем его собственная. Она смотрела сейчас на Шеридана широко раскрытыми глазами, в которых отражались такой ужас, злость и растерянность, что он испугался, как бы она еще чего-нибудь не натворила с перепугу. Поэтому Шеридан взглянул на нее в упор, стараясь внушить принцессе одну-единственную мысль: «Молчи, веди себя тихо, доверься мне целиком, я сам буду с ними говорить».
        Когда Шеридану связали руки, недоверчивый Бакхорс подошел к нему, чтобы проверить, крепки ли веревки. А затем главарь бандитов, одетый в потрепанный китель покойного капитана транспортного судна, подошел к связанной Олимпии и начал ощупывать ее. Олимпия задохнулась от негодования, когда этот мерзкий тип фамильярно дал ей пинка под зад.
        - Отведите ее в капитанскую каюту, - распорядился он. - Я займусь ею.
        Придя в ярость и не сознавая, что он делает, Шеридан шагнул к Бакхорсу, чтобы остановить его. Но когда он уже готов был наброситься на главаря, пнуть его ногой, ему в живот уперлось дуло пистолета. И тут же Кол нанес ему неожиданный сильный удар по шее, сбив с ног. Шеридан рухнул на колени со связанными за спиной руками.
        В ушах у него зазвенело, но ему удалось подняться на ноги, прежде чем головорезам пришла блестящая мысль забить его ногами до смерти, что, похоже, было их любимым развлечением.
        - Не трогайте меня, - торопливо сказал он, - иначе я забуду то, что собирался вам сказать.
        Бандиты отвели Шеридана вниз, вытащив на палубу для расправы двух офицеров, которым повезло намного меньше, чем ему. Это были второй и третий помощники капитана. Остальные члены экипажа «Федры», безоружные и лишенные своих командиров, с ужасом взирали на все происходящее. Беспощадность, с которой действовали головорезы, произвела впечатление на матросов «Федры» и внушила невольное опасение даже самым законопослушным из них, на что, впрочем, и рассчитывали бандиты.
        В кают-компании Кол привязал Шеридана к стулу. В углу комнаты кто-то зашевелился и всхлипнул, и Шеридан увидел, что с пола быстро поднялась сухопарая горничная Олимпии и, не глядя на него, вышла за дверь.
        Вскоре ее, Олимпию и Мустафу втолкнули в каюту капитана. Никто не побеспокоился, чтобы найти Шеридану какую-нибудь одежду, и он страшно замерз, пока Бакхорс, сидя напротив, допрашивал его.
        - Итак, где же спрятаны остальные драгоценности?
        - На острове, - сказал Шеридан. - Я уже говорил, что завтра утром покажу вам это место.
        - Скажи, где они, и я добуду их прямо сейчас. Ты и этот маленький негодяй ведете себя, словно поганые язычники. О чем вы там болтали между собой на варварской тарабарщине? Ты слишком хитер и ловок, а я таких терпеть не могу!
        Шеридан искоса взглянул на Бакхорса.
        - Я не обманываю вас. Если ты настаиваешь, я скажу тебе прямо сейчас, где спрятаны драгоценности. Но вы все равно не сможете отыскать их в такой темноте. И ты будешь круглым дураком, если попытаешься добраться до берега при таком прибое. Матросы не станут тебя и слушать.
        - Но старый болван как раз собирался отослать шлюпку назад, - сказал главарь, зло поглядывая на Шеридана.
        - Готов держать пари, что капитан собирался переправить на берег продукты питания для оставшихся там, а вовсе не людей. Он взял бы крепкие бочонки и пустил вплавь к берегу, чтобы прибой выбросил их на землю.
        Бакхорс задумчиво нахмурился, а затем махнул одному из своих разбойников.
        - Иди к этому старому дураку и спроси его, что он собирается делать.
        Тот моментально исчез за дверью. Шеридан тем временем спрашивал себя, что надумала Олимпия. Не пришла ли ей в голову очередная сумасбродная идея, и не задумала ли она сгоряча бежать, например, через иллюминатор. В таком случае она просто застрянет в круглом отверстии и не сможет двинуться ни туда, ни сюда. Впрочем, это не самая страшная опасность, нависшая над ней сейчас.
        - Кто она, Дрейк? - спросил снова каторжник.
        - Моя сестра, Бакхорс.
        Главарь встал подбоченясь. В это время по ступеням трапа загромыхали сапоги посланного им с поручением разбойника.
        - Этот старик совсем спятил. Весь трясется. По словам Билла, он боится, что на родине его отдадут под суд за все случившееся. Но все же мне удалось вытащить из него то, что я хотел. Он сказал, что собирается связать вместе пару ящиков с провизией, обернуть их в парусину и бросить в море, поскольку такой волной их обязательно прибьет к берегу.
        Бакхорс пристально взглянул на Шеридана.
        - Итак, признавайся, откуда ты мог это знать?
        - Я служил на флоте. Бакхорс засопел.
        - Кем?
        Шеридан холодно взглянул на каторжника.
        - Я был капитаном британского военного судна, если уж на то пошло.
        На губах главаря заиграла отвратительная ухмылка.
        - Ах так! Значит, ты был морским офицером, командовал военным судном, а потом вместе со своей сестрой стал карманником. - Он кивнул Колу, и тот подошел к Шеридану. - Говори мне правду!
        - Бакхорс! - закричал каторжник по имени Билл, ворвавшийся в кают-компанию, запыхавшись от волнения. - Бакхорс… этот старик умер, умер прямо на наших глазах.
        - Черт бы вас побрал! - взревел Бакхорс. - Я же говорил вам.
        - Я даже не дотронулся до него, клянусь. На нем нет ни одной царапины, можешь проверить. Он вдруг начал задыхаться, упал на пол и стал белым, как простыня.
        - А ты уверен, что он умер?
        - Никаких сомнений. Иди и посмотри сам. И даже если он еще дышит, то вряд ли уже способен командовать судном.
        Бакхорс выругался в сердцах. Он начал в ярости расхаживать по каюте, а затем вдруг ударил кулаком в переборку, резко повернулся и взглянул на Шеридана.
        - Послушай, ты сумеешь управлять этим кораблем, а? Шеридан смерил взглядом коренастого пирата, на котором синий китель трещал по швам.
        - Нет, если ты хоть пальцем тронешь мою сестру, - медленно и отчетливо проговорил он.
        В каюте стало тихо. Где-то под порывами ветра скрипели снасти и оторвавшиеся доски обшивки били о борт с глухим стуком.
        - А с чего ты взял, что я положил глаз на эту злючку? - спросил Бакхорс. - Мне больше понравилась вторая девица.
        - В таком случае вели развязать меня, - сказал Шеридан. - И дай мне одежду.
        Бакхорс назвал его ловкачом и приказал, чтобы в кают-компанию привели Олимпию и Мустафу. Первой вошла Олимпия. Увидев ее понурую голову и удрученное лицо, Шеридан с огромным облегчением подумал, что самое страшное уже позади и у них есть шанс вырваться из рук бандитов.
        Бакхорс отправился в каюту капитана, чтобы поразвлечься там с горничной Олимпии. Шеридан погрузился в молчание, сочтя за лучшее сидеть тихо, поскольку его стражник в красном мундире, похоже, так и искал предлог для того, чтобы сломать ему пару ребер.
        Коротая время, Шеридан разглядывал свою принцессу. Она подняла на него взгляд, который пронзил его, словно отравленная стрела. Ее ярко-зеленые глаза, казалось, способны были уничтожить его светившейся в них жгучей ненавистью.
        Шеридану стало не по себе. Он вдруг мрачно подумал, что, не желая в этом признаться самому себе, сильно скучал по ней и что чувство, шевельнувшееся в нем в тот момент, когда он неожиданно увидел Олимпию на палубе, было не столько досадой, сколько волнением от встречи.
        Сама же Олимпия в этот момент словно оцепенела от страха. Шеридан понимал, в каком состоянии она находится, потому что хорошо знал ее. Сейчас она сидела, опустив плечи, и была похожа на нахохлившегося воробья. Шеридан не раз видел ее в минуты сильного испуга с опущенной головой и потупленным взором. И хотя она бросала на Шеридана время от времени из-под густых ресниц взгляды, исполненные ужаса, Шеридан знал, с каким благоговением и бесконечным доверием она может смотреть на него, человека, которого считала героем.
        Однако этого больше не случится. Олимпии раскусила его и теперь видит насквозь.
        Шеридан не испытывал особого сожаления по этому поводу. В течение трех последних месяцев он вообще не думал о ней. Или считал, что не думает. Его жизнь шла своим чередом без потрясений, если не считать частых ночных кошмаров, от которых он просыпался в холодном поту, но в них он не мог винить Олимпию. Он бросил ее из-за того, что она казалась ему жутким бременем со всеми своими революционными идеями, невинностью и проклятыми зелеными глазами, которые чуть не свели его с ума.
        А теперь он пытался договориться с этим убийцей и негодяем Бакхорсом, в то время как любой другой здравомыслящий человек на его месте ради своего спасения и выгоды продал бы принцессу. Если бы она не подняла шум из-за своих чертовых драгоценностей, Бакхорс и остальные каторжники действовали бы по заранее намеченному плану, то есть главарь разыгрывал бы из себя капитана, а другие преступники - матросов и пассажиров затонувшего судна, они вели бы себя тише воды ниже травы и мирно слиняли бы в первом же порту.
        А вместо этого уголовники превратились теперь в неуправляемую шайку убийц, от которых можно было ждать всего, чего угодно.
        Шеридан терпеть не мог отчаянных, на все готовых людей. Его челюсть все еще болела от удара Кола, и ему казалось сейчас, что он запросто мог бы выбросить эту сумасшедшую девицу за борт, предварительно посалив ее в мешок, если бы у него была такая возможность.
        За дверью каюты послышались шаги. Олимпия вскинула голову и в ужасе посмотрела в ту сторону. Дверь рывком распахнулась, и на пороге показался Бакхорс, поправляя брюки.
        Шеридан напрягся всем телом, видя по выражению лица главаря каторжников, что тот в ярости.
        - Лживый ублюдок! - Бакхорс сжал плечо Шеридана одной рукой, а другой нанес сильный удар ему в живот.
        От страшной боли у Шеридана круги поплыли перед глазами. Ему нечем было дышать, казалось, что сердце сейчас выскочит из груди. В этот момент его ударили чем-то тяжелым в ухо, боль наслаивалась на боль. Он уже почти ничего не чувствовал, не мог ни дышать, ни думать, ни видеть.
        Шеридан не знал, сколько времени прошло, не вот разрывающая его тело боль начала возвращаться, а вместе с ней он услышал как бы издалека отдельные звуки, складывающиеся в слова и фразы, и наконец различил очертания и краски окружающего мира. Он вдохнул полной грудью воздух, почувствовав при этом острую боль.
        - Кто она, Дрейк?
        Некоторое время Шеридан молча сидел, моргая глазами, перед которыми все расплывалось, и пытался понять смысл услышанных им слов. Его била мелкая дрожь.
        - Моя сестра, - хрипло ответил он.
        Сквозь туман Шеридан ясно увидел склонившееся над ним лицо Бакхорса.
        - Ну хорошо, упрямый осел.
        Шеридан перевел глаза на стоявшего рядом с главарем человека. Это была сухопарая горничная Олимпии, смотревшая на него с выражением дикого ужаса на лице. Бакхорс снова отвел в сторону кулак, готовясь замахнуться и нанести новый удар. Шеридан смотрел на эту чуть отведенную руку с чувством обреченности. Бакхорс вновь склонился над ним.
        - Эта девка говорит, что ты врешь. Она утверждает, что вы оба вели себя вовсе не так, как ведут себя брат и сестра.
        - Она ошибается, - вяло сказал Шеридан.
        Бакхорс вложил в удар всю свою силу. Шеридан содрогнулся всем телом от боли и на мгновение потерял сознание. Затем он как бы сквозь дымку услышал свой собственный крик п чей-то горестный возглас и начал понемногу приходить в себя. Но тут же новый удар, от которого Шеридан задохнулся, пришелся по его виску. Он стал клониться набок, но третий удар по другому уху вернул его в прежнее положение, как куклу, которую дергают за веревочки.
        Какое-то время он, видимо, находился в забытьи, но вот мрак начал рассеиваться и отступать. Шеридан открыл глаза. Перед ним стоял Бакхорс, черты лица которого расплывались, меркли и вновь возникали, словно в кошмаре.
        - О, не надо, - послышался умоляющий женский голос. - Не бейте его больше.
        Шеридан облизал сухие губы. Его прикушенный язык пощипывало, губы кровоточили. Он испытывал страшную горечь, так как понял своим воспаленным разумом, что защищавший его голос принадлежал вовсе не Олимпии.

«Ах так. Прекрасно. Я сейчас все скажу… Клод Николя, принц…» Шеридан закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться.
        - Я не буду его бить, - сказал Бакхорс. - Но пусть тогда этот ловкач ответит мне на вопрос: кто она?
        - Сестра, - глухо сказал Шеридан. - Моя сестра.
        Он уже напряг мышцы своего раздираемого болью тела, когда новый удар настиг его. В ушах Шеридана стоял звон, он хрипел, пытаясь поймать воздух открытым ртом, сердце бешено колотилось, сознание вновь заволокло пеленой, а в глазах зарябило от мельтешения ярких точек.

«На этот раз я все им скажу…» Бакхорс тряхнул стул, на котором сидел Шеридан.
        - Она не сестра тебе. Мы все это прекрасно знаем, черт возьми. Так кто же она?
        Шеридан открыл рот, но его язык еле шевелился. Сделав над собой усилие, он прошептал:
        - Сестра.
        Боковым зрением Шеридан заметил, что Бакхорс снова делает замах. Судорога пробежала по всему телу Шеридана, он чувствовал себя совершенно беспомощным.

«Не делай этого. Не надо. Я все скажу. Скажу», - мысленно молил он бандита.
        - Ты убьешь его, Бакхорс, - раздался чей-то далекий голос. - И мы не сможем выбраться отсюда.
        Шеридан приготовился к удару, но его не последовало.
        - Выберемся. Я придумаю что-нибудь, - послышался голос Бакхорса.
        - Да, как же, черт бы тебя побрал. - В голосе, принадлежавшем, по-видимому, Колу, звучало нетерпение. - Таким образом ты все равно ничего не добьешься от него. Он скорее сдохнет, чем что-нибудь тебе скажет. Да он, похоже, уже ничего и не может сказать!
        - Так что же ты предлагаешь? Выбивать признание из нее, из этой девчонки?
        Шеридан подавил приступ тошноты, подкатившей к горлу, и поднял голову.
        - Нет, я знаю другой способ, более надежный, и, главное, этот парень останется жив. Он скажет нам все, если эта девица действительно чего-нибудь стоит. Мне надо только полотенце и немного воды.
        Бакхорс сильно толкнул спинку стула, на котором сидел Шеридан, и тот больно ударился затылком о переббрку. У него закружилась голова.
        - Тогда сходи и принеси все, что тебе нужно. Бакхорс похлопал Кола по спине.
        Шеридан еле слышно вздохнул, чувствуя огромное облегчение от того, что его прекратили бить. Он сидел, опустив голову; все его тело горело огнем. Вокруг него двигались и разговаривали какие-то люди, но он не обращал на них никакого внимания, сосредоточившись на резкой боли, которую ему причинял каждый вдох и выдох.
        - Я не буду бить тебя, - сказал Кол, ухмыляясь.

«О Боже», - всполошился Шеридан, и его сердцг учащенно забилось. Он закрыл глаза.
        - Несите все это сюда. Ставьте. Вот так, - раздался снова голос Кола, обращавшегося к вошедшим матросам.
        Шеридан замер, с ужасом ожидая, что последует дальше. А Кол нарочно тянул, разглагольствуя о синяках и ссадинах Шеридана, оставшихся на его теле от побоев Бакхорса.
        - Ну ладно, приступим, - наконец мягко сказал Кол. - Итак, мистер Дрейк, кто эта маленькая леди?
        Шеридан открыл глаза и взглянул на рослого уголовника, а затем перевел взгляд на полотенце, ведро с водой и кувшин. От дружеского тона Кола по его спине забегали мурашки.
        - Значит, вы не хотите говорить на эту тему, я правильно вас понял? - Кол покачал головой. - Ну как вам не стыдно. Вам должно быть чертовски стыдно!
        Он склонился над Шериданом и положил ему на лицо развернутое полотенце. Послышался звук льющейся воды, и Шеридан ощутил, как струйки побежали по полотенцу, пропитывая ткань.
        Сначала он почувствовал только прикосновение влажной материи к лицу, которая приятно холодила его воспаленную кожу.
        Но затем Шеридану стало трудно дышать. Влажное полотенце плотно облегало его лицо, и при каждом вдохе ткань засасывало в ноздри и в рот. Вскоре вода начала сочиться, проникая струйками в его носоглотку. Шеридан проглотил воду и закрыл рот, пытаясь дышать носом, но кто-то наклонил назад его стул, схватил Шеридана за волосы, запрокинув его голову, и Шеридан почувствовал, как струйки воды текут по его лбу и щекам. Он сделал вдох и захлебнулся.
        Шеридан начал вырываться, судорожно дергаясь и пытаясь освободиться от руки, вцепившейся ему в волосы.

«Я скажу тебе! Все скажу! Все скажу!» - стучало у него в голове.
        Он еще не произнес ни слова, а только захрипел, но стул тут же опустился на все четыре ножки, а с лица Шеридана убрали полотенце. Он нагнулся, кашляя и хватая ртом воздух.
        - Она не стоит таких мук, правда? - ласково спросил Кол. - Убей меня, но никто в целом мире не стоит таких мук.
        Шеридан был не в силах поднять голову, но он взглянул исподлобья в угол каюты, туда, где сидела Олимпия. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, в которых отражался животный страх. Все пропало.
        - Уф-ф! - тихо выдохнул Шеридан, чувствуя, как последние силы покидают его. Он понял, что она сдалась, она сломлена. А значит, его молчание бессмысленно. Она все равно сейчас признается во всем.

«Я скажу им все», - решил он.
        - Так кто же она? - прошептал Кол.

«Вот сейчас, сейчас я им все скажу». Послышался плеск воды, наливаемой в кувшин.

«О Боже, смилуйся надо мной. Я скажу, я все скажу…»
        Глава 12
        Олимпия вздрогнула от испуга, когда хлопнула дверь каюты. Она панически боялась Бакхорса, до смерти боялась всех этих уголовников и ничего не могла с собой поделать. Она молча наблюдала за тем, как плотный коренастый Бакхорс всем своим телом навалился на Шеридана и припечатал его к стене. Она молча наблюдала за тем, как Кол накрыл лицо Шеридана, запрокинул его голову и начал лить сверху воду. Она видела, как задыхался Шеридан, как дергался, хрипел и бился в судорогах. Но у Олимпии было такое чувство, будто ее отделяет от всего происходящего стена из толстого стекла.
        Звук шагов возвращающегося Бакхорса вывел ее из оцепенения, и новая волна животного ужаса захлестнула девушку. Она съежилась и прижалась спиной к стене, но Бакхорс лишь скользнул по ней взглядом и остановился перед Шериданом. Тот сидел, опустив голову, чуть нагнувшись вперед, насколько это позволяли веревки, которыми он был привязан к стулу. С его волос на обмякшее тело стекала вода.
        - Ты вроде бы не собирался убивать его, - резко бросил Бакхорс своему подручному.
        - Он жив, - отозвался Кол.
        - Но он же не дышит!
        Кол толкнул ногой стул, и Шеридан упал вместе с ним на пол с глухим стоном. По его телу пробежала судорога, и он закашлялся.
        - Он так и не рассказал тебе ничего интересного, как я понимаю? - усмехнулся Бакхорс, поднимая с пола мокрое полотенце.
        Кол пожал плечами.
        - Я вылил на него пять ведер воды. Но все бесполезно. Скорее всего ему нечего нам сказать.
        Оба бандита взглянули на Олимпию, и у нее потемнело в глазах от ужаса.
        - Вставай, - приказал ей Бакхорс.
        Она повиновалась, хотя колени ее подкашивались, а ноги были ватными.
        - Развяжи ее и запри обоих в какой-нибудь каюте. - Бакхорс махнул рукой Колу, а затем обратился к Олимпии: - Я хочу, чтобы ты поставила этого ловкача на ноги к рассвету. Он должен быть в полной форме, слышишь? Я поручаю это тебе, сестренка.
        Ее провели в каюту убитого старпома, расположенную напротив кают-компании. Сквозь открытую дверь на нее падал свет. Олимпия села на койку и начала растирать свои опухшие запястья. В дверной проем она видела, как Кол разрезал веревку, которой Шеридан был привязан к стулу, валявшемуся сейчас на полу. Шеридан перевернулся на спину, приподнялся на локтях и снова закашлялся. Чтобы поднять его на ноги, потребовались усилия трех человек. Он стоял, чуть покачиваясь, несколько мгновений, пока Кол не втолкнул его в каюту старпома, где Шеридан упал на койку рядом с Олимпией. Бандит рывком закрыл дверь.
        Они оказались в полной темноте. Олимпия слышала тяжелое дыхание Шеридана, его хриплый надрывный кашель, чувствовала прикосновение его влажного тела к своему бедру.
        Она встала, пошарила в темноте и зажгла на ощупь масляную лампу. Мерцающее пламя озарило все помещение тусклым светом.
        Шеридан лежал на боку, поджав ноги. По его телу пробегали судороги. Он открыл глаза и вытянул руки, сжимая и разжимая пальцы, как будто хватался за воздух. Затем он уткнулся лицом в постель, и его начало рвать водой. Наконец он затих, тяжело дыша. Через некоторое время Шеридан, с трудом опершись на дрожащую руку, чуть приподнялся и позвал сиплым шепотом:
        - Принцесса!
        Олимпия стояла у стола, глядя на него: его била мелкая дрожь, мокрые волосы прилипли ко лбу.
        - Вы заслужили это, - прошептала она зло. - Заслужили, слышите?
        Он тяжело вздохнул.
        - Плохо, - пробормотал он глухо и еле внятно, чуть не упав навзничь.
        - Ненавижу! - произнесла Олимпия с жаром. - Грязный, мерзкий, подлый обманщик. Вор. Предатель. Свинья!
        Шеридан покачал головой и попытался то ли засмеяться, то ли что-то сказать, но вновь закашлялся. Затем он протянул к девушке руку и, взяв ее за запястье, потянул к себе, приглашая сесть рядом.
        - Я же предупреждал вас, - просипел он.
        - Оставьте меня в покое! - Олимпия вырвала руку.
        - Принцесса, - он закрыл на мгновение лицо руками, - принцесса, я им ничего не сказал.
        - Ублюдок, - бросила она ему.
        Он поднял на нее взгляд, в котором светилось такое недоумение и горечь, что на мгновение Олимпии стало стыдно.
        - Я ничего не сказал им, - прохрипел он. - Я мог бы сказать… и тогда бы они не…
        Его снова начал бить кашель. Олимпия зло прищурила глаза.
        - Я презираю вас.
        Он пришел в замешательство и некоторое время растерянно моргал, на его бровях и ресницах все еще блестели капельки воды.
        - Вы не понимаете. Вы… не знаете…
        - Я все понимаю, - сказала она и снова оттолкнула его руку, протянутую к ней. - Вы думаете, что, поскольку вы не предали меня в очередной раз, я ужаснусь тому, что они сделали с вами. Мне действительно следовало бы пожалеть вас. Но я не чувствую ни капли жалости. Я ненавижу вас до глубины души, «сэр» Шеридан. Я ненавижу взс до такой степени, что мечтала бы быть на месте одного из тех, кто избивал вас.
        Он долго смотрел на нее. Растерянность и замешательство постепенно исчезли с его лица, густые ресницы опустились, а губы сжались в одну суровую линию.
        - Хорошо, я все понял, - проговорил он. - И приму это к сведению в следующий раз.
        - Встаньте, если можете! - резким от усталости голосом воскликнула Олимпия. - Вы испортили одеяло.
        Он бросил на нее испепеляющий взгляд, исполненный затаенной обиды, - словно мятежный Люцифер, вынашивающий новые опасные замыслы, - но подчинился ее требованию. Шеридан с трудом встал с койки, из груди его вырвался хрип, и он, согнувшись в три погибели, зашелся в приступе сильного кашля. Затем, немного отдышавшись, он снял с постели мокрое одеяло и бросил его в угол. Проходя мимо Олимпии, Шеридан заглянул в стоявший рядом с ней шкафчик.
        - Одеял больше нет, - сообщил он, тяжело дыша. - Вы не будете возражать, ваше, черт бы вас побрал, высочество, если я воспользуюсь одеждой этого несчастного малого? - И, снова закашлявшись, Шеридан начал рыться в шкафчике. - Или вы хотите, чтобы я умер от холода за все совершенные мною злодеяния?
        - Мне все равно. Делайте что хотите. Шеридан покачал головой.
        - Нет, вам не должно быть все равно. Если я заболею или умру к рассвету, наш общий друг Бакхорс вынет из вас душу, дорогая сестричка.
        Олимпия закусила губу, пытаясь убедить себя в том, что, несмотря на смертельную обиду, нанесенную ей на Мадейре, Шеридан в данных обстоятельствах является, по существу, ее единственным защитником. Однако ненависть ее была сильнее рассудка.
        - Вы все равно не сможете вести этот корабль, потому что вы скорее всего вовсе не Шеридан Дрейк. Я не удивлюсь, если узнаю, что вы убили настоящего Дрейка еще до прибытия в Норфолк и стали выдавать себя за него.
        Шеридан прислонился спиной к шкафчику и откинул голову назад. Большая капля упала с его волос на ключицу, и он поежился.
        - Думаю, у вас есть возможность выяснить все это со временем, если вы захотите, - промолвил он слабым голосом, ему было, по-видимому, нехорошо. Внезапно лицо Шеридана покрылось мертвенной бледностью и окаменело, его колени подкосились, и он, захрипев, стал медленно сползать вдоль шкафчика на пол, схватившись за живот.
        У Олимпии сжалось сердце от жалости и сочувствия к нему. Она не привыкла быть жестокой и, наверное, испытала бы жалость даже к змее, если бы та выглядела такой же несчастной.
        Впрочем, он и был самой настоящей змеей в ее глазах.
        - Вот, возьмите. - Она сняла свой плащ и накинула его на плечи Шеридана, сидевшего на полу.
        Он сразу же закутался в пего, судорожно вцепившись руками в ткань с такой силой, что побелели костяшки пальцев, и тут же замер, уткнувшись лбом в колени. Казалось, Шеридан даже не дышал.
        Через некоторое время он откинул голову, привалившись затылком к шкафчику, и начал глубоко дышать, испытывая, по-видимому, некоторое облегчение.
        - О Боже, - пробормотал он. - Как бы я хотел, чтобы все это наконец кончилось.
        Олимпия нахмурилась.
        - В чем дело? - спросила она. Он еле заметно пожал плечами.
        - Ничего страшного, ничего такого, что могло бы огорчить вас. Просто очередной приступ боли - остаточные явления после разговора с вежливым мистером Бакхорсом, - медленно сказал он. - Впрочем, сейчас уже все прошло. Однако, скажу прямо, это довольно неприятно, когда тебе льют воду через нос.
        Олимпия поджала губы.
        - Вы можете встать?
        - Конечно, - сказал он, не двигаясь с места. Олимпия некоторое время молча ждала, а затем нетерпеливо склонилась над ним.
        - Мне показалось, вы сказали, что можете встать.
        - Завтра. Или на следующей неделе. Нет… - Шеридан наклонил голову, - не прикасайтесь к моему лицу. Благодарю вас, вы очень добры.
        Олимпия выпрямилась и нахмурилась, разглядывая его. Она обнаружила не так уж много следов от побоев: испачканная кровью рука, которой он утирал разбитые кровоточащие губы, и синяк под левым глазом.
        - На мой взгляд, вы не выглядите серьезно пострадавшим.
        - Когда-нибудь, - вкрадчиво сказал он, - я хорошенько изобью вас, чтобы вы расширили свой жизненный опыт.
        Она взглянула на него, ее глаза сверкали гневом.
        - Вы уже в достаточной степени расширили мой жизненный опыт, уверяю вас. Вставайте. Вы должны лечь спать, чтобы завтра быть в полной форме. Эти люди надеются на вас.
        Шеридан взглянул на нее потемневшими от холодной ярости серыми глазами, которые казались ледяными в тусклом свете масляной лампы.
        - Вы решили, принцесса, связать свою судьбу с кем-то другим?
        Олимпия подошла к нему вплотную, собираясь резко ответить, но мысль о Бакхорсе, Коле и остальных головорезах заставила ее несколько остыть.
        - Я не собираюсь ни с кем связывать свою судьбу, - наконец сказала она жестким тоном. - Вы и ваше предательство очень многому научили меня, уверяю вас.
        - Это был первый урок. Он обычно самый трудный, - сказал Шеридан и, взявшись за ручку на дверце шкафчика, поднялся на ноги. Дотронувшись кончиками пальцев до щеки, он охнул, и на его лице появилась гримаса боли.
        Олимпия следила за тем, как он идет, шатаясь словно пьяный, и вспоминала героя в блестящем капитанском кителе, с золотой звездой, со сверкающими эполетами и в белых перчатках. Непрошеные слезы навернулись у нее на глаза. Она отвернулась, делая вид, что поправляет постель, хотя ее взор заволокло влажной пеленой.
        - Да, это был очень трудный урок, - прошептала она. Когда Олимпия снова повернулась лицом к Шеридану, справившись со своей слабостью, он уже стоял совершенно прямо, прислонившись спиной к шкафу. Его глаза были закрыты. На взгляд Олимпии, он вел себя как-то странно, впав в своего рода меланхолию, тогда как любой здравомыслящий человек на его месте испытывал бы, наверное, совсем другие эмоции - чувство вины, отчаяния, гнева или страха. Плащ сползал с его плеч, грозя вот-вот упасть, но Шеридана это, похоже, ничуть не волновало.
        - Ложитесь спать, - сказала Олимпия.
        Он открыл глаза. На мгновение ей показалось, что Шеридан хочет что-то сказать, но затем он молча двинулся к койке, осторожно ступая, словно дряхлый старик. Олимпия подхватила плащ, сползший с плеча Шеридана, и накрыла его.
        Он схватил девушку за руку:
        - И вы тоже ложитесь, принцесса.
        - Что?! - Олимпия попыталась вырвать у него руку.
        - Но не можете же вы простоять вот так всю ночь.
        - Здесь есть стул. Я буду спать на нем. Это вам надо иметь свежую голову, а не мне.
        Он не отпускал ее.
        - В таком случае согрейте меня, не дайте мне простудиться. - Он уговаривал ее с таким жаром и настойчивостью, что Олимпия совершенно перестала понимать, чего же он собственно хочет. - Мы не должны разочаровать завтра утром вашего… вашего друга Бакхорса.
        Олимпия вырвала руку, погасила лампу и нащупала стул. Он был очень жестким и холодным.
        - Принцесса, - раздался из темноты тихий умоляющий голос.
        Она вздохнула и присела на краешек постели. Шеридан снова взял ее руку и заставил Олимпию улечься рядом с ним. Постель была влажной и холодной. Девушка нарочно повернулась к нему спиной и отодвинулась на самый край койки.
        Шеридан откашлялся, а затем медленно укрыл ее плащом дрожащими руками. Олимпия вновь почувствовала, как к ее горлу подкатывает комок, в носу у нее защипало, и на глаза навернулись слезы. Шеридан положил руку на ее голову.
        - Принцесса, - сказал он, - я рассчитывал, что вы вернетесь домой.
        Она не ответила. Слезы неудержимым потоком хлынули из ее глаз, капая на влажную постель.
        - Так… - продолжал хриплый голос за ее спиной, - …какого же черта вы отправились вслед за мной?
        Утро было пасмурным. Шеридана всю ночь мучили кошмары, ему снилось поле битвы, на котором он наткнулся на искалеченное тело, лежащее ничком, перевернул его, вгляделся в лицо и увидел, что это женщина. Ее окровавленная рука потянулась вдруг к его горлу. Но когда он вонзил в нее свой штык, защищаясь, ее лицо внезапно превратилось в его собственное, однако было уже поздно, штык глубоко вошел прямо ему в живот. Шеридан проснулся, задыхаясь от страшной боли.
        Он тихо лежал некоторое время, напрягая мышцы живота и пытаясь прийти в себя. Когда приступ боли миновал, ее королевское высочество заворочалась во сне и нечаянно ударила его локтем в живот. У Шеридана перехватило дыхание, и ему снова потребовалась целая минута, чтобы справиться с приступом боли.
        Он с трудом встал с кровати, чувствуя страшный голод. Но все это были привычные для него неудобства.
        Он попробовал потянуться, чтобы выяснить, что именно у него повреждено. Особенно острой болью отдавалась левая сторона тела. Прикушенный язык распух и тоже сильно болел.
        Шеридан вздохнул и с тихим стоном поднял левую руку, чтобы снять через голову цепочку с тескери. Затем он надел рубашку, делая над собой усилие. Его лицо исказилось от боли. Процесс облачения в одежду убитого старпома превратился для Шеридана в настоящую пытку. Все его тело ныло, и ему казалось, будто накануне по его ребрам прошелся слон. Очень медленно и осторожно Шеридан переоделся в сухие брюки и сунул кулон в форме полумесяца в карман, пряча его с чувством облегчения, которое всегда испытывал, когда снимал этот подарок султана. Шеридан взглянул на себя в зеркало. Его лицо выглядело странно, почти пугающе - синеватые виски, огромный синяк на скуле и щеки, заросшие щетиной. Малейшее прикосновение к лицу причиняло боль. Взглянув на бритвенные принадлежности, аккуратно разложенные на полочке перед зеркалом, Шеридан поморщился и уже было отвернулся, но тут его взгляд упал на кровать.
        Принцесса лежала, свернувшись калачиком и укрывшись плащом до подбородка. Ее волосы рассыпались легкой сияющей волной, чуть мерцая в рассветных сумерках. Повернувшись снова к зеркалу, Шеридан с отвращением взглянул на себя - бледного, изнуренного, заросшего щетиной, похожего па призрак - и решил все же побриться.
        Бреясь, он размышлял над состоянием своего психического здоровья. У него были серьезные сомнения на этот счет, поскольку он занимался сейчас совершенно ненужным делом. Каждое прикосновение причиняло ему дьявольскую боль, вода была страшно холодной. Более того, критически оглядев свое чисто выбритое лицо, он убедился, что не стал выглядеть лучше. Скорее наоборот. Но все же он довел дело до конца, тихо чертыхаясь, а затем с трудом натянул бушлат погибшего старпома. Бушлат жал ему в плечах. Но у Шеридана и так ломило все тело, поэтому он легко смирился еще с одним неудобством.
        Обыскав медленно, шаг за шагом, ничего не пропуская, всю каюту и особенно шкафчик, Шеридан набил карманы всякой всячиной, положив туда кремень, швейные иголки, мыло, коробочку с дорожными шахматами, две сальные свечи, - в общем, все, что могло пригодиться. У него были дурные предчувствия, а в таких случаях он всегда действовал, как беспризорный мальчишка, ожидая самого худшего и готовясь к новым передрягам.
        В ходе этого бесшумного грабежа он подошел к Олимпии, чтобы снять с крюка на переборке, у которой стояла кровать, приглянувшуюся ему подзорную трубу. Но внезапно остановился, залюбовавшись сияющей волной волос, ниспадавшей с постели. Шеридан осторожно погладил пальцами одну из прядей. Волосы были мягкими и пушистыми. Шеридан невольно вспомнил маленькие ботиночки с жемчужными пуговицами, которые купил для Олимпии. Интересно, что с ними стало? Скорее всего она выбросила их за борт. Да, похоже, он сильно досадил ей.

«Первый урок, принцесса, обычно самый трудный…»
        Шеридан отвернулся. Закрыв глаза, он снова прислонился спиной к шкафчику и вслушался в звуки, доносившиеся до него сквозь сон всю ночь напролет. Это был вой ветра и скрип снастей корабля, который сильно качало на волнах. Шеридан взялся за ручку двери, и та неожиданно подалась. Она не была заперта!
        Шеридан выглянул в коридор и увидел, что Кол крепко спит, похрапывая, в предрассветных сумерках, привалившись к переборке. Осторожно переступив через его вытянутые ноги, Шеридан отыскал то место, куда он незаметно бросил свой нож накануне вечером. Он завернул его в тряпку и засунул за пояс под бушлат. Сделав все это, Шеридан поднялся по трапу на палубу.
        Как он и предполагал, часовых не было. Штормовой ветер трепал волосы Шеридана, был час прилива. Шеридан сразу же понял, что корабль попал в беду, якорная цепь была готова вот-вот оборваться, в результате чего судно неминуемо бросило бы штормовой волной на скалы.
        - Бак… - взревел Шеридан и тут же схватился за грудь, почувствовав острую боль, -
…хорс, - закончил он более спокойным тоном и добавил: - Мне нужна помощь матросов!
        Не дожидаясь ответа, Шеридан устремился на бак. По дороге он переступил через окоченевшее тело старпома, валявшееся в луже замерзшей крови, и, превозмогая адскую боль в животе, нагнулся, чтобы забрать теплую шапку погибшего. Натянув ее на голову, Шеридан вошел в носовой кубрик и поднял матросов - правда, далеко не всех, так как накануне оставшиеся в живых члены экипажа добрались до запасов спиртного и залили им свое горе и досаду, проявив слабость, которой подвержены многие моряки, особенно когда попадают в критическую ситуацию. Но прежде чем Шеридан дал им четкие указания, по трапу на бак взобрался взбешенный главарь уголовников вместе с Колом.
        - Стоять! - заорал Бакхорс, направив дуло пистолета на Шеридана. - Ты, ловкач! А ну прекрати самоуправство!
        - Сейчас идет прилив, - начал объяснять Шеридан, стараясь сохранить хладнокровие, хотя это непросто было сделать, стоя под дулом заряженного пистолета. - Якорной цепи не хватит, чтобы нас удержать. Мы скоро или потащим якорь за собой, или сорвемся с него, надо срочно что-то делать.
        Бакхорс перевел свой пистолет на стоявшего рядом матроса.
        - Что все это значит? Он говорит правду? Молодой матрос с тревогой взглянул на бандита.
        - Не знаю, сэр.
        - Как не знаешь?! Ты моряк или нет? - Бакхорс спустил курок, целясь в ноги матросу. Пуля попала в палубную доску. Молодой моряк с испуганным криком отпрыгнул в сторону.
        - Я не знаю! - завопил он. - Правда, не знаю Я в первый раз вышел в море!
        - Ладно. В таком случае не попадайся больше мне на глаза, понял? От тебя все равно нет никакого прока. - Бакхорс навел пистолет на остальных членов экипажа. - А вы что скажете? Этот ублюдок прав? По моему глубокому убеждению, он бессовестно лжет. Как вы думаете?
        Огромный негр, стоявший, скрестив руки на груди, начал беспокойно переминаться с ноги на ногу.
        - Он лжет, сэр. Конечно, лжет. Капитан Уэбстер был опытным моряком, он никогда бы не совершил такой непростительной ошибки.
        - Ради Бога, посмотрите на якорную цепь, - взмолился Шеридан. - А прилив еще продолжается!
        Бакхорс направил оружие еще на одного матроса.
        - А ты как считаешь? Не кажется ли тебе, что этот джентльмен хочет ввести нас в заблуждение?
        Матросы начали возбужденно спорить между собой. Шеридан ждал, чувствуя, как корабль рвется со своей ставшей слишком короткой привязи. Кто-то вцепился в его предплечье. Шеридан повернул голову и увидел рядом с собой Олимпию, жмурящуюся на сильном ветру.
        - Что случилось? - свистящим шепотом спросила она.
        - Демократия в действии, - отозвался он, кисло улыбаясь. - Мы проводим открытое голосование по вопросу о том, сорвется ли наше судно с якоря и разобьется ли вследствие этого вон о те скалы.
        Олимпия испуганно посмотрела в ту сторону, куда показал Шеридан. Там бушующие волны с грохотом разбивались о мрачный скалистый берег, яростно пенясь. Олимпия вновь перевела взгляд на Шеридана.
        - Вы пошутили, да?
        Он пропустил ее вопрос мимо ушей, вновь сосредоточившись на обсуждении животрепещущего вопроса. Некоторые матросы были согласны с утверждением Шеридана, но никто не стал настаивать на своем перед лицом смертельной опасности, видя заряженный пистолет Бакхорса. Через некоторое время все пришли к единодушному мнению: Шеридан совсем не прав.
        - Проклятие, - пробормотал Шеридан.
        - Что такое, Дрейк? - воскликнул Бакхорс. - Ты что-то сказал, но мы не расслышали.
        Шеридан мрачно усмехнулся.
        - Я просто выразил свое личное недовольство по поводу того, что мне придется в течение этого морского путешествия пережить второе кораблекрушение. Мы ведь, я думаю, все здесь имеем право высказать свое мнение.
        - Мне-ни-е, ты говоришь? Меня вовсе не интересует твое мнение! - Бакхорс махнул пистолетом в сторону матросов. - А вы давайте пошевеливайтесь, спускайте шлюпку на воду. Его благородие мистер Дрейк должен показать нам нечто важное, во всяком случае, я очень рассчитываю на это.
        Лодку удалось спустить только с третьей попытки. Шеридан сидел на крышке люка, молча наблюдая за неумелыми действиями команды и ни во что не вмешиваясь. Он предпочитал держать язык за зубами отчасти из-за плохого расположения духа, а отчасти из инстинкта самосохранения. Когда пустая шлюпка закачалась на бурных волнах, ударяясь с глухим стуком о корпус корабля, Бакхорс отступил назад и жестом указал на трап:
        - Ты спустишься первым, Дрейк. А затем твоя сестра. Шеридан с беспокойством взглянул на главаря. То, что Бакхорс распорядился взять Олимпию с собой, было зловещим предзнаменованием. Но тут Кол сильно толкнул Шеридана в спину, так что острая боль пронзила его, отозвавшись в ребрах. Шеридан кивнул и начал спускаться в лодку, пока Бакхорс и Кол тщательно вооружались, запасаясь патронами. Они взяли с собой еще три пистолета. Этого оружия им вполне хватило бы для того, чтобы разделаться с дюжиной своих приятелей, ставших для них обузой.
        Спуститься вниз по лестнице и сесть в качающуюся на штормовой волне лодку было очень непросто. Ледяные брызги летели в лицо Шеридану, внизу вздымались зеленоватые волны, но ему удалось выбрать нужный момент и прыгнуть в лодку. Боль, которую он испытал при приземлении, на секунду парализовала его, но он сумел сохранить равновесие и не свалиться за борт.
        Взглянув вверх, он увидел, что Олимпия перегнулась через поручни и с ужасом смотрит на бушующее море. Кол и Бакхорс, похоже, тоже не испытывали особой радости при мысли, что придется спускаться по шаткой лестнице и прыгать в лодку, вздымающуюся на волне в человеческий рост. Но тут Бакхорс поторопил Олимпию. Бросив на пирата испуганный взгляд, она запахнула свой плащ и перелезла через борт так, как это сделал до нее Шеридан. Сердце Шеридана ушло в пятки от страха, когда он увидел, как вздрогнула Олимпия, почувствовав, что корабль сильно тряхнуло. Бакхорс, тоже заметивший это, по-своему отреагировал на заминку девушки. Он зло заорал на нее и ударил Олимпию по пальцам, судорожно вцепившимся в ванты.
        - А ну стой, подлец! Не смей трогать ее! - раздался дикий крик Шеридана, который, казалось, заглушил рев ветра и грохот волн.
        Бакхорс отшатнулся. Грудную клетку Шеридана разрывала невыносимая боль, но у него не было времени жалеть себя. Он схватил весло и попытался подогнать шлюпку вплотную к корпусу корабля.
        - Вонючий ублюдок, - бормотал он. - Негодяй. - Он взглянул вверх и сложил руки рупором. - Олимпия! Слушай меня внимательно! Слушай только меня!
        Олимпия застыла в развевающемся на ветру плаще, уцепившись за ванты, и не подала ни единого знака, свидетельствующего о том, что она его слышала.
        - Кивни! - крикнул Шеридан громким, требовательным голосом, абсолютно уверенный в том, что только так можно привести в чувство обезумевших от страха гардемаринов и охваченных паникой принцесс. - Кивни два раза головой!
        Она два раза судорожно тряхнула копной своих светлых волос, которые нещадно трепал ветер.
        - Что, черт возьми, ты… - начал было Бакхорс.
        - Молчать! - бесцеремонно оборвал его Шеридан. В этот момент он был похож на начальника конвоя, прикрикнувшего на посмевшего открыть рот каторжника. - Олимпия, - снова прокричал он, - когда я скажу «шагай», ты сделаешь один шаг вниз. Ни раньше, ни позже. Понятно?
        Она не шевельнулась. - Ты поняла?! - взревел он.
        Она быстро кивнула.
        - Шагай!
        Олимпия поставила ногу на перекладину лестницы. Шеридан в это время лихорадочно поднимал паруса на шлюпке, чтобы та более устойчиво держалась на штормовой волне.
        - Шагай!
        Олимпия послушно сделала еще один шаг вниз. Снасти заскрипели, и поднятый на шлюпке парус тут же надулся.
        - Шагай!
        Она шагнула, и подол ее платья лизнула высокая волна, пена коснулась ее ног. Шеридан начал маневрировать, поворачивая руль так, чтобы корма шлюпки подошла вплотную к корпусу судна. Чувствуя, что лодку поднимает на волне, он крикнул:
        - Шагай! Отпускай руки!
        Его бушлат лопнул на плечах по швам, когда он, вытянув вверх руки, схватил Олимпию. Рухнув на дно шлюпки и увлекая ее за собой, Шеридан чувствовал адскую боль в груди, его ребра хрустнули, и ему на мгновение нечем стало дышать.
        - Молодец! - воскликнул он и зарылся лицом в ее волосы. - Ты справилась, ты сумела сделать все как нужно! Ты великолепная принцесса, черт побери!
        Последние слова он произнес еле слышно, чувствуя, как дрожит все ее тело, пряди влажных волос хлестали его по лицу на штормовом ветру. Он порывисто обнял ее и отпустил.
        Тем временем Бакхорс перелез через борт и начал спускаться по шаткой лестнице. Увидев это, Шеридан почувствовал, что в него неожиданно вселился дьявол.
        Со злобной ухмылкой на губах он выпустил из рук руль, и шлюпка отошла от корпуса судна, сместившись в сторону от лестницы. Бакхорс, глянув вниз через плечо, сердито заорал, и Кол наставил пистолет на сидевших в лодке Шеридана и Олимпию.
        Но тут случилось то, что предсказывал Шеридан. Якорная цепь не выдержала силы натяжения и лопнула, судно накренилось, лестница закачалась. Бакхорс судорожно ухватился за висевший рядом канат, ноги его соскочили с перекладины, и он потерял точку опоры. Теперь главарь висел над морской пучиной, вопя не своим голосом и дергая ногами.
        - Отчаливаем! - заорал Шеридан и бросился к рулю. Лодка медленно отвалилась от кормы нависшего над ней судна и начала удаляться от него. Шеридан, оглянувшись, увидел, что Бакхорс все еще неистово бьется, уцепившись за канат и зависнув над пучиной. Кол, ухватившись за веревку, пытался выручить своего главаря из беды. А вся остальная команда рассыпалась по кораблю, видя, что тот сорвался с якоря и идет полным ходом кормой вперед на рифы.
        Внезапно раздался негромкий выстрел, заглушаемый завываниями ветра и шумом волн. Но пуля прошла мимо плывущих в лодке.
        - Я предвидел это! - воскликнул Шеридан. - О Боже, я знал, что корабль сорвет с якоря. Так им и надо. - Он дотянулся до ведра, плававшего на дне, где уже плескалась ледяная вода, и бросил его Олимпии. - Вот к чему приводит анархия, принцесса. Живо вычерпывайте воду!
        Глава 13
        - Куда мы плывем? - вскричала Олимпия. - Разве мы не возвращаемся на судно?
        - К этим псам, сорвавшимся с цепи? - отозвался Шеридан, переходя к борту лодки и наклоняясь над ним, чтобы уменьшить крен корпуса. - Идите сюда, на этот борт, быстро! Да вычерпывайте воду, черт вас возьми. Я же сказал!
        Олимпия выплескивала воду за борт, черпая ее ведром. Ее пальцы окоченели, а руки дрожали от страха и холода. Не успела она пережить один ужас, как судьба обрушила на нее новое испытание - теперь Олимпия находилась посреди бушующих волн, так что со всех сторон, куда ни глянь, ее окружали пенные гребни, словно живые существа, вздымаясь над головой девушки и обдавая фонтанами брызг.
        - Скажите, мы плывем к земле? - в отчаянии вновь закричала она. - Что мы делаем?
        Шеридан оглянулся на «Федру». Когда он вновь обратил свое лицо к Олимпии, то показался ей настоящим морским дьяволом - в шерстяной шапке, из-под которой торчали его длинные влажные волосы, с улыбкой на губах посреди этого хаоса вздымающихся волн. Его глаза были сейчас цвета ледяной воды.
        - Один Бог знает, - прокричал он. - Но по крайней мере нас теперь не пристрелят, как собак, недрогнувшей рукой такие типы, как этот мистер Бакхорс.
        Олимпия продолжала старательно вычерпывать воду, время от времени бросая взгляд через плечо на удаляющуюся «Федру». Со шлюпки, окруженной бушующей стихией, были теперь хорошо видны лишь высокие мачты судна. Порывы бешеного ветра развернули несколько парусов, и они развевались, словно белые цветы на фоне серого непогожего неба.
        - Но что будет с «Федрой»? Она разобьется о скалы?
        - Откуда я знаю? Вероятно, они до сих пор спорят об этом.
        Олимпия замолчала, сжав зубы. Порывистый ветер бросал ей в лицо ледяную крошку, больно коловшую ее нежные щеки. Снова взглянув на судно, она увидела, что на нем развернулись почти все паруса, закрыв мачты.
        - Но что будет с Мустафой, если «Федра» действительно разобьется о скалы?
        Шеридан ничего не ответил ей. Закинув голову, он взглянул на парус шлюпки и вытер ладонью капли морской воды с лица.
        - Неужели вы вот так просто бросите его? - вскричала она.
        - Конечно. Осмелюсь заметить, в этой ситуации я совершенно бессилен.
        - Мы должны вернуться! Мы сможем победить Бакхорса!
        - Вы что, с ума сошли? - Большая волна, накатившая на них, обдала фонтаном брызг брюки и сапоги Шеридана. - Кого вы имеете в виду под словом «мы»? Кто вступит в борьбу с Бакхорсом?
        Глаза Олимпии сверкали гневом.
        - Я имела в виду, конечно, не вас, вы - всего лишь подлый трус!
        - Совершенно верно. Если бы у меня была возможность выстрелить в спину Бакхорса, причем наверняка, я бы сделал это. Но мне вряд ли представится подобный случай.
        - Вы не можете бросить Мустафу в беде, - взвизгнула Олимпия.
        - Я не вернусь на корабль! - заорал Шеридан, выходя из себя. - Пираты собирались убить нас, черт бы вас побрал! И вообще, мы пойдем ко дну, если вы будете вычерпывать воду из лодки такими темпами!
        - Он же ваш друг! Ваш многолетний спутник! Если бы в вас было хоть что-нибудь отдаленно напоминающее настоящего мужчину… - Олимпия замолчала и начала неистово работать ведром. - Что будет с ним, если корабль разобьется?
        - Я ничем не могу помочь этому проклятому кораблю. - Шеридан вдруг согнулся в три погибели и зашелся в сильном кашле. - Жадные… ублюдки… - продолжал он, восстанавливая дыхание. - Они сами подписали себе смертный приговор. Они не могли потратить полчаса на то, чтобы закрепить цепь, им не терпелось добраться до этих чертовых драгоценностей.
        - До моих драгоценностей?!
        - Вы слышали, что я вам сказал? - заорал снова Шеридан. - Они… - Голос его сорвался, и он снова закашлялся, схватившись обеими руками за руль, а затем хрипло продолжал: - Они собирались убить нас! У меня появилась возможность спастись, и я воспользовался ею. - Шеридан судорожно вздохнул. - Я не собираюсь возвращаться и рисковать своей головой даже во имя милосердия. Мустафе не следовало пускаться в погоню за мной, и он это отлично знал. Впрочем, как не следовало этого делать и вам вместе с вашей худосочной маленькой шлю… девицей, которая проболталась Бакхор-су о том, что вы не моя сестра. - В лице Шеридана в эту минуту было что-то дьявольское. - Пусть эта сучка утонет, черт с ней.
        - Вы… вы мне омерзительны! - воскликнула Олимпия, продолжая в бешеном темпе вычерпывать воду. - Омерзительны! Вы - подлец!
        - Прекрасно. У вас, оказывается, живой ум. Но вам придется смириться с моими недостатками, если вы хотите выжить.
        - Трус! Трусливая свинья! Глаза бы мои на вас не глядели! - Олимпия швырнула в сердцах ведро и сжала озябшие пальцы в кулачки. - Я бы… - внезапно она зарыдала и отвернулась от него, подставив лицо ледяному ветру. - О Боже!
        - А ну за работу! - прикрикнул на нее Шеридан резким тоном. - Черпайте воду!
        Несмотря на свое громкое заявление, Шеридан старался держаться поблизости от
«Федры», не выпуская судно из виду. Он делал это, конечно, не потому, что его волновала участь тех, кто находился на борту брига, нет, он просто не лукавил перед принцессой, когда говорил о своих планах. Их действительно не было, он не знал, что делать дальше.
        О высадке на берег не могло быть и речи. Там их поджидала еще по крайней мере дюжина отпетых уголовников, которые запросто могли убить их, увидев, что «Федра» идет ко дну. Если же кораблю удастся спастись, то Бакхорс - или Кол, если главарь по воле провидения все же упал с лестницы и погиб, - обязательно доберется до этих скал в поисках спрятанных сокровищ и, конечно, его самого, Шеридана.
        Шеридан был абсолютно уверен в том, что эти два головореза задумали массовую расправу. Он видел пистолеты, которыми вооружались Бакхорс и Кол, собираясь высадиться на берег. Вообще-то Шеридан не имел никаких оснований винить их в подобных преступных замыслах, потому что с точки зрения подлеца бандиты были совершенно правы и поступали мудро. Им надо было избавиться от всех свидетелей, чтобы, вернувшись на корабль, спокойно заявить, что они не нашли никаких драгоценностей. Прекрасная идея! Зачем делить добычу на всех, когда можно этого не делать?
        В общении с такими негодяями, как Бакхорс, Шеридана всегда утешала мысль о том, что их действия легко предугадывались.
        Погода тем временем еще больше испортилась. Пошел дождь со снегом, и дальний угрюмый берег заволокло непроглядной пеленой. Ветер швырял колючую ледяную крупу в лицо. Шеридан дал указания Олимпии и встал у руля, держась поодаль от «Федры» и в то же время не теряя из виду ее парусов. Судно, идя задним ходом, успешно миновало рифы и вышло из опасной зоны прибоя. То ли на «Федре» нашли хорошего моряка, то ли бандитам незаслуженно повезло.
        Шеридан насквозь продрог и почувствовал, что сильно закусил губу, только когда ощутил во рту вкус крови. Шеридан долго смотрел, прищурившись, на нахохлившуюся фигурку Олимпии. Сидя на корточках, она все еще вычерпывала воду ведром, время от времени поднося окоченевшие пальцы ко рту, чтобы немного согреть их своим дыханием.
        Конечно, не такого товарища для столь опасного путешествия выбрал бы себе Шеридан, если бы у него был выбор.
        - Приободритесь, - сказал он. - Представьте, что у нас назначено приятное свидание на другом конце города.
        Зафиксировав ногой руль и сжав зубы в предчувствии нового приступа острой боли, Шеридан потянулся и направил парус по ветру. Шлюпку сильно дернуло, подбросило на волне, и она быстро устремилась прочь от «Федры» туда, где, как от всей души надеялся Шеридан, находился сейчас еще невидимый берег острова Английский Малун.
        Через несколько часов пути руки и ноги Олимпии занемели, она уже не чувствовала их от холода.
        Пошел снег. Белые пушистые хлопья налипали на ресницы и застилали взор. Ботинки и чулки Олимпии давно промокли в ледяной воде, плескавшейся на дне шлюпки.
        Но она упрямо продолжала вычерпывать воду, сосредоточив все свое внимание на этом деле. Ее пальцы так окоченели, что она с трудом удерживала ведро, но высокие волны перехлестывали через борт, и вода все прибывала и прибывала. Олимпия поймала себя на том, что думает о волнах как о своих личных врагах, злых живых тварях, которые, притаившись, ждут того момента, когда она почти полностью вычерпает воду и соберется передохнуть, чтобы снова обрушиться на борт ледяным потоком, почти затопляя лодку.
        Перед лицом этой смертельной схватки с пенистыми бешеными волнами, грозившими поглотить шлюпку, вопрос о том, что делает Шеридан и куда он держит курс, померк. Угроза, исходившая от Бакхорса, казалась теперь далекой и банальной, а мысль о тепле и уюте - несбыточной. Для Олимпии существовала сейчас только эта суровая реальность.
        Один раз - несколько часов назад - Олимпия спросила Шеридана, каким образом он определяет нужный курс, и тот ответил, что вообще никак его не определяет.
        Но Олимпия продолжала упорно вычерпывать воду, несмотря ни на что. У нее могли сдать нервы, мог отказать разум, но руки все равно продолжали бы методично работать.
        - Земля! - вдруг воскликнул Шеридан, произнеся это слово после многочасового молчания, которое, казалось, длилось целую вечность. Он тут же зашелся в кашле, потеряв на мгновение контроль над рулевым колесом, и лодка сразу же сделала опасный крен, зачерпнув бортом воду. Олимпия испуганно закричала, и Шеридан снова ухватился обеими руками за руль.
        Усердно работая, Олимпия услышала вдруг за своей спиной хрип Шеридана, похожий на предсмертный стон, она в ужасе обернулась, но увидела, что он просто пытается достать весла, одновременно фиксируя руль ногой.
        - Я помогу, - сказала она.
        Он сначала бросил на нее недовольный взгляд, а затем кивнул, хмыкнув.
        - С подветренной стороны буруны. Возьмите пару весел и держите их, пока я…
        - Я умею обращаться с веслами, - отрезала она. - Вы хотите вставить их в уключины?
        Он взглянул на нее, прищурившись от сильного ветра, бьющего прямо в лицо. У Олимпии было такое чувство, будто ее разглядывает не человек, а айсберг.
        - Хорошо, - сказал он наконец, - вставьте весла в уключины, ваше высочество.
        Олимпия принялась за дело, работая окоченевшими пальцами. Когда шлюпка взмыла вверх на волне, она окинула взглядом море и увидела линию прибоя. У девушки упало сердце при мысли, что придется идти сквозь эти пенные буруны на веслах.
        - Течение поможет нам, - сказал Шеридан за ее спиной, как будто прочитав эти мысли.
        На шлюпке было десять пар уключин - значит, чтобы привести ее в движение, требовалось десять крепких гребцов. Сама Олимпия умела управлять легкой маленькой плоскодо-ночкой, скользящей по покрытой рябью глади канала или протока в Норфолке, но большая парусная шлюпка в бушующем море была ей не по силам.
        Она встала лицом к корме и вставила в пазы центральных уключин длинные весла.
        - Сядьте и держите весла, - распорядился Шеридан. - А я попытаюсь убрать парус. Постарайтесь придать лодке устойчивое положение.
        Как только он отпустил руль, лодка заходила ходуном, штормовые волны играли суденышком как скорлупкой. Олимпия бешено заработала веслами, опустив в воду правое и загребая пену и ледяную воду левым.
        Шеридан в это время быстро убирал парус. Мокрое холодное полотнище упало прямо на плечо Олимпии. Та сразу же отреагировала, сказав что-то в сердцах, и только когда Шеридан бросил на нее изумленный взгляд, до нее дошло, что ругательство, невольно вырвавшееся у нее, было из арсенала самого матерого морского волка, привыкшего к сквернословию. Наконец Шеридан справился со своей работой. Закрепив парус канатом и встав на колени на сиденье напротив Олимпии, протянул руки, чтобы перехватить весла. Его большие ладони накрыли ее пальцы и показались девушке такими же ледяными, как вода за бортом. Ей стало больно, и она с большим трудом вытащила свои руки. Шеридан сделал сильный гребок, причем лицо его исказилось от боли.
        - Проклятие, - пробормотал он и тут же улыбнулся вымученной улыбкой. - Так обычно ругаемся мы - более воспитанные моряки.
        Олимпия начала растирать свои ноющие руки, не обращая на его слова никакого внимания.
        У границы ревущего прибоя Шеридан налег на весла. Он греб изо всех сил, тяжело дыша, из его рта вырывался пар. Лодка взмыла на огромной волне высоко вверх и тут же упала вниз словно в пропасть.
        - О Боже! - Шеридан не сводил глаз с пенистых бурунов. - Не знаю, сможем ли мы справиться с этими волнами.
        Олимпия впала от холода и страха в такое оцепенение, что не могла ничего сказать по поводу его опасений. Она сидела у руля, чувствуя, как у нее трясутся поджилки.
        - Вы умеете править лодкой? - спросил Шеридан. Она кивнула.
        - Прекрасно. Мы дождемся следующей большой волны, и, когда корма начнет подниматься, я постараюсь удержать лодку на гребне. Ваша задача - правильно держать курс, иначе мы пропали. Когда нас выбросит на берег, я попытаюсь быстро оттащить лодку, чтобы ее снова не смыло в море.
        Олимпия окинула его оценивающим взглядом, хорошо помня все его мучительные стоны и гримасы боли.
        - А вы в состоянии все это сделать?
        - А что, вы хотите занять мое место?
        - Я просто подумала, что у вас сильные ушибы.
        - Да, сильные. Я их получил по вашей милости, пытаясь доказать вам, какой я герой.
        Он казался совершенно спокойным, улыбался и даже шутил. Но его взгляд был странно застывшим. И Олимпия невольно спросила себя: неужели Шеридан боится? Сама она была напугана до полусмерти.

«Не могу, не могу, не могу», - стучало у нее в висках, когда волны вздымали лодку на свои гребни, а затем она круто падала вниз.
        Шеридан не оставил Олимпии времени на раздумья, он начал изо всех сил грести. Чудовищных размеров волна накатила и подняла вверх корму лодки. От грохота у Олимпии заложило уши. Она вцепилась в руль, стараясь справиться с ним. Шеридан издал истошный крик, делая последнее отчаянное усилие, чтобы взмыть на гребень волны, а затем бросил весла, которые исчезли в пучине вод. Волна вздымалась все выше и выше, она несла лодку на себе, словно норовистый сказочный конь, расходясь у носа шлюпки двумя серебряными веерами.
        Олимпия с ужасом видела, как внизу - всего лишь в нескольких дюймах - мелькают острые рифы, волна пронесла лодку над ними, и вот уже девушка заметила впереди долгожданный берег. Грохочущая волна выбросила их на песок, обдав ледяным ливнем и отступив назад, оставляя за собой клочья пены.
        Прежде чем Олимпия успела пошевелиться, Шеридан уже стоял по пояс в воде и тащил лодку на берег. Он изо всех сил упирался ногами в песок, приседая так, что вода доходила ему до подбородка. И вот наконец днище шлюпки заскрежетало по песку. Шеридан тащил лодку дальше, перекинув канат через плечо, его промокший до нитки бушлат давно уже лопнул по швам, и когда Шеридан напрягал мускулы, в прорехах белела рубашка.
        К тому времени, когда Олимпия спрыгнула на берег, Шеридан уже вытащил шлюпку из воды и стоял у носовой части, тяжело дыша и кашляя. А на берег тем временем шла стеной новая штормовая волна.
        Девушка, дрожа всем телом, прислонилась к корпусу шлюпки. Ее поташнивало от голода и пережитого страха. Она сглотнула, чтобы избавиться от подступившего к горлу комка, и оглянулась вокруг.
        Уже почти стемнело. Олимпия смогла разглядеть только песчаную полоску берега, на которой тут и там виднелись плоские валуны и огромные каменные глыбы, а также крутой откос, удаленный от них на значительное расстояние. Опять пошел снег.
        - Ну и что дальше? - спросила Олимпия. Шеридан глубоко вздохнул и отвесил ей поклон.
        - Если мадам соизволит указать, где ее дорожный сундук и коробка со шляпами…
        Олимпия скрестила на груди руки, пытаясь унять дрожь.
        - Зачем вы паясничаете? - В ее голосе слышалось отчаяние. - Мы обречены здесь на верную гибель. Вымокшие до нитки. Замерзшие. Без огня, без еды, без крова. Мы неминуемо погибнем!
        Шеридан состроил кислую физиономию.
        - Нет, мне чертовски не везет, вот незадача! Оказаться на необитаемом острове вдвоем с особой, находящейся в столь мрачном расположении духа, - это ли не несчастье?
        - Скоро совсем стемнеет.
        - Я это знаю.
        - Становится все холоднее и холоднее. Мы умрем от переохлаждения, не дожив до утра, если не примем каких-нибудь мер.
        Он взглянул на нее со смирением.
        - Теперь я понимаю, откуда у вас все эти мысли об общественной справедливости. У вас ярко выраженный революционный темперамент.
        На глаза Олимпии навернулись слезы, она еле сдерживала их.
        - Все мои мысли сейчас только об одном: как бы остаться в живых, - прошептала она.
        - Ну вот еще. Вы опережаете события. - Усмешка играла на губах Шеридана, но глаза его светились мрачным огнем. - Вы ведь, в конце концов, еще живы и здоровы, хотя, конечно, чувствуете себя отвратительно, это понятно. Однако не спешите себя хоронить. - Шеридан тронул девушку за подбородок, его пальцы были холодными и шершавыми. - А знаете, ваше высочество, вы - прекрасный рулевой!
        Олимпия оттолкнула его руку, не в силах взглянуть ему в лицо. Она не находила в душе прежней ненависти к этому человеку, возможно, потому, что очень устала и чувствовала себя такой несчастной, что не могла позволить себе сейчас сильных эмоций. Он взял ее за руку.
        - Вы порезались.
        Олимпия взглянула на ладонь и увидела кровь. Между указательным и большим пальцами виднелась кровоточащая ссадина.
        - Я ничего не чувствую, - промолвила она и закусила губу, понимая, что вот-вот расплачется самым глупым образом. - Я так замерзла, что д-даже ничего н-не чувствую.
        - Ну и прекрасно. Значит, вам не будет больно, когда я начну промывать рану.
        Шеридан подвел ее к воде, взял за руку и вымыл рану ледяной морской водой из ведра. Затем он, поеживаясь, снял бушлат и расстегнул рубашку.
        Олимпия затаила дыхание, глядя на его грудь.
        - О Боже! У вас вся грудь в синяках и кровоподтеках.
        - Отвратительное зрелище, правда? Это наглядный пример того, что случается с людьми, которым огорченные принцессы поверяют свои секреты, - добавил он.
        Олимпия подавила чувство сострадания и жалости.
        - Это случается с теми людьми, которые бессовестно лгут и нагло воруют, - заявила она жестко.
        - Вот, возьмите. - Шеридан оторвал рукав от рубашки. - Лишенный всякой порядочности, я самым эгоистичным образом перевяжу сейчас вашу рану лоскутом, оторванным от своей последней рубашки. И после этого вы смеете утверждать, что я не желаю вам добра? - Он помог ей перевязать ладонь, крепко стянув рану.
        Олимпия наблюдала, как он вновь надел рубашку, у которой остался один-единственный рукав, и, содрогаясь от холода, накинул мокрый бушлат. Девушка уже хотела было сказать «спасибо», но это слово застряло у нее в горле. Это по его милости она оказалась здесь, так за что же ей его благодарить? Она была бы сейчас сыта и согрета в… Уисбиче? Ориенсе? Риме?
        Олимпия не знала, да и не хотела знать этого. Любой вариант был лучше, чем нынешнее бедственное положение, в котором она оказалась.
        - Я хочу есть, - промолвила принцесса.
        - И я тоже. - Шеридан оглядел пустынный берег. - У вас есть какая-нибудь идея?
        - Нет.
        - Хорошо, в таком случае я считаю, нам следует улечься прямо здесь и ждать прихода смерти. Может быть, вы умрете первой, и тогда я смогу поужинать ножкой принцессы.
        В сгущающихся сумерках черты лица Шеридана были все еще хорошо различимы - даже сейчас он был неотразим. Или, вернее, именно сейчас, когда его красоту подчеркивал угрюмый величественный ландшафт скалистого берега и бушующего моря. Холод мучил Олимпию, ночь внушала ей ужас, но Шеридан, казалось, был сродни всем этим стихиям, он представлялся принцессе одиноким духом, порождением серой вечерней мглы.
        Капитан протянул ей ведро.
        - Принесите пресной воды, пока еще окончательно не стемнело. А я позабочусь о месте для ночлега.
        Олимпия повернулась и пошла вдоль берега, поглядывая на крутой откос, взобраться на который было невозможно.
        Снег валил теперь крупными хлопьями, устилая землю. Юбка Олимпии обледенела и била по ногам. Промокшая до нитки, несмотря на плотный плащ, Олимпия начала мерзнуть на ветру, превращаясь в ледышку.
        С каждым шагом ей было все труднее и труднее передвигать окоченевшие ноги. Она споткнулась о бревно, упала, с большим трудом встала на ноги и пошла, пошатываясь, дальше.
        Когда девушка наконец отыскала то место, где можно было взобраться на откос, она остановилась в задумчивости, не в силах вспомнить, зачем она искала этот пологий подъем. Ее била такая адская дрожь, что она еле стояла на ногах.
        Олимпия попыталась взобраться на откос, цепляясь за клочки сухой травы и мха, но сделать это было очень трудно. Пальцы не слушались ее. Снег, казалось, нарочно летел прямо ей в глаза, налипая на ресницы. Олимпия попыталась смахнуть его рукой и задела пальцами нос. Она не почувствовала ни пальцев, ни собственного носа. Это было признаком какой-то грозившей ей опасности… Но какой? Мысли Олимпии путались, она не могла сосредоточиться.
        Вокруг слышался только жуткий вой ветра и рев бушующего моря, волны которого то с грохотом бились о берег, то вновь отступали. Девушка помогала себе локтями и коленями, карабкаясь из последних сил. Обледеневшая одежда царапала кожу и растирала ее в кровь. Взобравшись на откос, Олимпия оказалась в окружении больших валунов, поросших косматым мхом. Ночь уже опустилась на остров, но от снега исходило сияние. Олимпия начала плутать между камней и скал.
        Неожиданно вскрикнув, она упала и на мгновение задохнулась от боли, ее правую руку жгло как огнем. Она взглянула вправо и увидела, что рука, пробив тонкую корку льда, полощется в студеной воде ручья. Она всхлипнула и отдернула ее.
        Посидев еще немного, Олимпия решила, что ей следует встать на ноги. Но тело отказывалось повиноваться, девушка никак не могла собраться с силами. Голова раскалывалась от боли. Слезы замерзали на ее щеках и ресницах. Олимпия сидела и слушала, как горестно плачет над нею ветер.
        Ей вдруг страшно захотелось спать. Веки стали тяжелыми и начали слипаться. Было очень холодно. Олимпия знала, что Шеридан будет на нее сердиться. Он ведь ждет ее с водой, а она не может идти. Все равно они погибнут здесь. Так или иначе погибнут. Лучше уж просто заснуть и не проснуться. Она будет спать, и во сне ей, может быть, станет теплее. Хоть немного, хоть чуточку.
        Шеридан долго шел по следам Олимпии, отпечатавшимся на снегу. Но он прошел бы мимо нее, приняв лежащую на земле девушку за очередной валун, если бы не споткнулся.
        Он упал па колени рядом с ней и, обхватив ее, почувствовал, что вся ее одежда обледенела.
        - О Боже… проснись… - Он вцепился пальцами в ее плечо и неистово затряс девушку. - Открой глаза… о Боже, проснись!
        Она застонала и пошевелилась.
        - Спать… хочу спать… - всхлипнула Олимпия.
        - О эти бабы с их куриными мозгами, - пробормотал Шеридан, закрывая на мгновение глаза.
        Он снова затряс ее, ощущая в душе нарастающий ужас.
        Видя, что она не реагирует, он подтащил Олимпию к двум большим мшистым кочкам, закрывавшим их от ветра. Ее одежда хрустела ото льда. Шеридан выпрямился, окинул взглядом местность, почти скрытую во мгле, и начал драть сухую траву и мох с ближайшей кочки, которая была выше человеческого роста. Он снял с нее дерн, а затем принялся за вторую кочку, устраивая мягкую постель с подветренной стороны.
        Затем Шеридан стащил с Олимпии обледеневшую одежду. Пока он возился с ее пуговицами и застежками, она постанывала и что-то еле слышно бормотала.
        - Так холодно… Я умру…
        - Глупости, - сказал Шеридан, с трудом переводя дыхание от изнеможения.
        - Я не могу… не могу… Я умру…
        - Ты не умрешь, моя дорогая. - Он стащил с нее платье, обнажив ее полное тело в белых панталонах. - Хотя это в твоем духе, в подобной мученической смерти было бы нечто мелодраматическое. Жаль только, что в радиусе трех тысяч миль нет ни одного тирана, в борьбе с которым можно было бы пожертвовать собственной жизнью.
        Он положил ее на постель из сухих трав, навалил сверху мягкого мха и прикрыл его плащом Олимпии. Затем Шеридан сам зарылся в эту постель, предварительно раздевшись, и с трудом снял с Олимпии ее влажные панталоны. Прижал к себе обнаженное тело девушки и чихнул от пыли, исходящей от сухой травы.
        Он начал растирать ее ладонями, крепко обняв и уткнувшись лицом в ее шею. Он пытался согреть Олимпию своим дыханием. Через некоторое время ее закоченевшее тело начало согреваться. Олимпия была такая женственная, что, несмотря на холод и пережитые треволнения, Шеридан почувствовал, как его усталое измученное тело начало реагировать на близость обнаженной девушки.
        Шеридан не знал, плакать ему или смеяться. Он был, по-видимому, закоренелым бабником, поскольку даже в подобных обстоятельствах похотливые мысли не оставляли его. Но он ничего не мог с собой поделать и решил воспользоваться представившейся возможностью для того, чтобы утолить свое желание, желание изголодавшегося мужчины.
        Шеридан отдавал себе отчет в том, что, когда он растирал ладонями все уголки тела Олимпии, согревал ее шею и грудь теплом своего дыхания, прижимая девушку к себе, им двигало в первую очередь сладострастие, а не благородное чувство заботы о ближнем.
        Он поднял холодную руку Олимпии и поцеловал ее запястье, прижавшись к нему губами, чтобы пощупать пульс. Ритм сердца выравнивался и постепенно становился все более четким. Затем Шеридан начал ласкать грудь, живот и все интимные уголки тела девушки, обняв ее за талию и просунув ногу между ног спящей.
        - Я… сейчас… умру, - пробормотала Олимпия во сне.
        - Да, - подтвердил он, медленно и осторожно касаясь девственного лона. - Умрешь и окажешься на небесах.
        Глава 14
        - Как вы смеете!
        Шеридан моментально проснулся и задохнулся от боли. Были ранние утренние сумерки. Он обхватил руками свою грудь и закусил губу, чтобы не застонать. Олимпия рвала и метала в бешенстве, разыскивая одежду.
        Своими неистовыми порывистыми движениями она раскидала их гнездышко из сухих трав и мха, и теперь на обнаженного Шеридана падали ледяные хлопья снега. Он молчал, восстанавливая дыхание после яростной атаки ее локтей и коленей. Наконец Олимпия нашла свой плащ и завернулась в него. Шеридан начал мерзнуть.
        - О, у меня кружится голова, - промолвила Олимпия, зарывшись лицом в полы своего плаща.
        - Вам надо… выпить воды, - с трудом промолвил Шеридан. И хотя все его тело страшно болело, ему удалось разыскать в ворохе сухой травы свои брюки, еще влажные, но все же согретые теплом их тел.
        Каждое движение давалось Шеридану с большим трудом. Его дыхание было затруднено, лицо искажено гримасой боли. Дрожа всем телом, он нашел свои носки, вытряс из них сухой мох, надел их, а затем натянул брюки.
        Скромность не относилась к числу отличительных качеств Шеридана. Одеваясь, он бросил взгляд на Олимпию и заметил, что она с любопытством разглядывает его тело.
        - Что, производит некоторое впечатление?
        Ее лицо было бледным, она бросила на него растерянный взгляд.
        - Это так… необычно… Я никогда не видела. - Она закрыла глаза. - О, как кружится голова.
        - Я очень рад, что доставил вам удовольствие. Но, думаю, вам лучше пока прилечь.
        Шеридан с большим трудом надел рубашку, чувствуя, как у него ломит все тело. Олимпия послушно улеглась, натянув на себя плащ.
        - Я себя очень плохо чувствую. Я, наверное, заболела, - жалобно промолвила она.
        Шеридан тем временем, превозмогая ломоту в теле, надел бушлат. Он тоже чувствовал себя больным и разбитым и умирал от голода, вспомнив, что ел тридцать шесть часов назад. Его сапоги заледенели. Натягивая их, Шеридан заскрипел зубами от боли, тяжело дыша.
        Был лютый холод. По низко нависшему небу быстро бежали снеговые облака, на востоке чуть брезжила полоска рассвета. Тонкий покров снега устилал замерзшую землю. Над морским простором кружила одинокая чайка. Шеридан встал наконец на колени, а затем с трудом поднялся на ноги, отряхивая налипший снег и ледяную крошку с одежды. Подхватив ведро, он подошел к ручью, у которого нашел накануне вечером Олимпию, и, пробив каблуком тонкую корочку льда, начал черпать студеную воду пригоршнями и пить. А затем, набрав ведро, вернулся к Олимпии, неподвижно лежащей на ворохе сухой травы.
        Она зашевелилась и попыталась отпрянуть от него, закутавшись поплотнее в плащ. Но Шеридан опустился на колени рядом с ней и приказал строгим тоном:
        - Иди сюда. Неужели ты думаешь, я не знаю, какая ты там, под плащом? Я провел с тобой ночь и имел возможность ознакомиться…
        - Нет! Не может быть! - Олимпия судорожно закуталась в плащ и, приподнявшись на локте, уставилась на него. Ее дыхание стало прерывистым и неровным, а пар, выходивший изо рта, смешивался с дыханием Шеридана.
        Капитан подал ей ведро.
        - Пей.
        Олимпия сложила свои ладошки, но ее руки дрожали, и вся вода пролилась.
        - Пей, ради Бога, пей! У меня уже не хватает никакого терпения. Пей!
        Олимпия закусила губу.
        - Зачем вы беспокоитесь? - прошептала она. - Оглянитесь в-вокруг. Мы все равно п-погибнем!
        Шеридану захотелось потрясти ее за плечи как следует, чтобы привести наконец в чувство.
        - Пей, - снова сказал он.
        Она задрожала всем телом, а затем начала безутешно рыдать.
        - У н-нас все р-равно нет никаких с-съест-ных припасов. Н-нет огня. Нет крова. Н-нет сухой одежды. Мы не сможем выжить. Что нам делать?
        Шеридан взглянул на нее. Бледные лучи рассвета озаряли пряди ее спутанных волос, которыми играл ветер. Обняв Олимпию, Шеридан ощутил трепет ее тела.
        - Я не знаю, - честно ответил он. Она судорожно вздохнула.
        - Почему вы не позволили Бакхорсу сразу же застрелить нас и положить тем самым конец нашим страданиям?
        - Что за странный вопрос, черт возьми! Просто я хотел остаться в живых, разве это не понятно? - Он взял из ее рук ведро и поставил его у своих ног. - Я хотел остаться в живых и, главное, знаю, как это сделать. Я знаю, как мне продержаться день. Не день, так минуту по крайней мере! Я умею выживать!
        Он пошел к берегу, с трудом переставляя ноги, которые сильно болели, но передумал и вдруг остановился.
        - Я заберу ведро, - сказал он, - поскольку вы, ваше высочество, все равно решили свести счеты с жизнью. Простите меня за то, что я не могу пристрелить вас и тем облегчить ваши страдания, но у меня кто-то украл ружье. - Он угрюмо взглянул на нее. - Вы умрете где-то к полуночи, будьте уверены. Я приду завтра утром, чтобы забрать ваш плащ. Он мне еще пригодится.
        Олимпия лежала, дрожа и злясь на себя, Шеридана и весь мир. В ее висках стучала кровь, голова раскалывалась, словно железный колокол, она страдала от холода, голода и жажды. Олимпия хотела бы умереть, но сознавала, что у нее нет мужества даже на это. Ей было страшно умереть здесь, на необитаемом острове, одной, от голода и холода. Какая ужасная смерть!
        Она пошарила вокруг и нашла свою влажную холодную одежду, а затем попыталась сесть. Всякий раз, поднимая голову, она чувствовала приступ тошноты и головокружения. Немного отдышавшись, Олимпия все же с большим трудом надела на голое тело свое не успевшее высохнуть платье, хотя застегнуть его не смогла. Сорочку и панталоны она отложила в сторону. Олимпия снова прилегла на бок, натянув на себя дрожащими пальцами плащ. Она лежала, глядя на заснеженные кочки, и слушала, как бешено бьется сердце у нее.
        Девушка надеялась, что Шеридан вернется. Но он не вернулся.
        Наконец, когда уже солнце начало меркнуть, Олимпия попыталась встать на колени, преодолевая слабость. Голод и злость на Шеридана заставляли ее действовать. Она с трудом держалась на ногах. Ее тошнило. Олимпия мучительно долго добиралась до ручья, который, казалось, находился за сто миль от нее. Лунка, пробитая Шериданом, вновь затянулась корочкой льда. Олимпия стояла над ручьем и плакала, чувствуя, что у нее нет сил добыть воды.
        Затем, опустившись на четвереньки, она нагнулась над ручьем, ощущая боль в руке, с которой сползла повязка, наложенная Шериданом. Она долго-долго сидела, бессмысленно уставившись на тонкую корочку льда, а затем с трудом проломила ее и зачерпнула пригоршней студеную воду.
        Вода обожгла горло, от холода зашлись зубы, на мгновение девушке показалось, что ее желудок исторгнет ледяную влагу назад. Но, сделав несколько глотков, она убедилась, что тошнота понемногу проходит и ей становится легче.
        Почувствовав это, Олимпия подумала даже, что, возможно, ей удастся выжить, чем черт не шутит?
        Но голова ее все еще раскалывалась от страшной боли. В ее прежней жизни - как называла она теперь свое житье-бытье в Англии - это было верным признаком чувства голода. Во время охоты вместе с Фишем Олимпии часто приходилось подолгу сидеть в засаде, подкарауливая зуйков, или собирать подстреленных диких уток. В таких случаях, возвращаясь ближе к полудню в хижину Фиша, она гребла из последних сил, изнемогая от голода и чувствуя, как ее голова раскалывается от жуткой боли. Но там, в хижине, ее ждала сытная еда: печенье, которое она брала из дома, чашка горячего чая с сахаром и сливками, поджаренный хлеб с маслом… Здесь всего этого не было и быть не могло.
        Олимпия закусила дрожащую губу. От слабости она уже не могла даже плакать. Медленно и осторожно Олимпия встала на колени, а затем поднялась на ноги. Неожиданно с соседней кочки взлетела сова. Она закружилась над головой девушки, а затем вновь села неподалеку, уставясь на нее своими круглыми немигающими желтыми глазами.
        Первый раз в жизни Олимпию заинтересовало, можно ли есть жареных сов и какие они на вкус?
        Хотя, конечно, она не могла проверить это, поскольку у нее не было ни ружья, ни огня.
        Ветер обжигал щеки. Девушка слышала немолчный рев моря, доносившийся с той стороны, куда ушел Шеридан. На снегу до сих пор была видна цепочка его следов. По берегам ручья возвышался сухостой в рост человека. Пожухлые растения шелестели под порывами ветра, эти звуки напоминали ропот толпы, сгрудившейся вокруг Олимпии и следящей за каждым ее движением. Она сделала несколько неуверенных шагов на негнущихся окоченевших ногах, тихо постанывая от боли, и вскоре увидела побережье.
        Штормовой ветер бил ей в лицо. Олимпия окинула взглядом белый песок, линию прибоя и черные скалы. Она заметила шлюпку, спрятанную Шериданом под навесом скалы и замаскированную мхом и сухой травой со стороны моря.
        Шеридана нигде не было видно. Даже его следы смыл прилив, который успел смениться отливом за то время, пока она лежала, не находя в себе сил встать.

«Прекрасно, - подумала Олимпия мстительно, - надеюсь, что он утонул. Или сломал ногу и умер от болевого шока. Надеюсь, что я никогда больше не увижу его!»
        Олимпия еще раз внимательно оглядела мрачное побережье и скалистый остров, простиравшийся за ее спиной. Нигде не было видно ни малейших признаков жизни.
        Поплотнее закутавшись в плащ, она начала спускаться с откоса к морю, чтобы разыскать Шеридана.
        Уже близился вечер, когда Шеридан вновь отправился к ручью. В руке он нес ведро со своей скудной добычей - крабом, дюжиной мидий и пучком морских водорослей. Это было все, что ему удалось раздобыть на обед. Под мышкей, бережно прижимая к себе, словно это были золотые слитки, Шеридан держал три доски. Целый день он не присел, прошагав несколько миль по побережью, взбираясь на крутые скалы, заходя по пояс в ледяную воду. Однажды, когда огромный пенистый бурун окатил его неожиданно с головы до ног, застав врасплох, а затем отшвырнул мощной волной на скалы, Шеридан чуть не упустил ведро.
        И хотя ему удалось спасти его, он потерял всех мидий, на сбор которых потратил целое утро. У него не было сил снова собирать их, поэтому Шеридан отправился к ручью с той добычей, которая у него еще оставалась. Он промок, замерз и умирал от голода. Он должен был срочно поесть, кроме того, ему не давала покоя мысль о том, что ее высочество, без сомнения, начнет жаловаться и обвинять его во всех смертных грехах.
        Но капитан не нашел Олимпию на прежнем месте. Ее нигде не было видно. Он постоял некоторое время на берегу замерзшего ручья, дрожа всем телом и хмурясь. Затем поставил на землю ведро, положил доски и снова спустился к воде. Он подошел к шлюпке и позвал Олимпию. Она не отзывалась.
        Шеридан обнаружил возле лодки ее следы, но по ним трудно было судить, когда именно Олимпия прошла здесь. Цепочка следов тянулась вдоль побережья и терялась в зарослях сухостоя. Шеридан уже хотел оставить поиски, здраво рассудив, что, если у принцессы были силы уйти так далеко и потеряться, то она, несомненно, в хорошей форме и сумеет вернуться живой и невредимой. Но тут в зарослях показалась ее полная фигура.
        Девушка поправила одной рукой плащ, накинутый на плечи, и взглянула на Шеридана.
        - Где вы были? - недовольным тоном спросила принцесса. Шеридан окинул девушку завистливым взглядом: длинный плащ с капюшоном доходил ей до пят. Он опустил глаза и насмешливо поклонился ей.
        - После того как вы на чем свет стоит отругали меня, я чуть не лишил себя жизни, но затем передумал и решил, что будет лучше, если я все-таки раздобуду что-нибудь на обед, ваше высочество.
        - Вы вовсе не обязаны были обременять себя этим.
        - Простите, но, по-моему, мы уже обсудили эту тему и даже провели референдум по данному вопросу.
        Несмотря на то что Олимпия не ела уже целые сутки, ее румяные щеки были такими же пухлыми, как всегда. Голод не отразился на ее внешнем облике. Она даже выглядела более полной, чем обычно, благодаря плотной шерстяной одежде. Шеридан молча стоял, разглядывая ее круглое лицо, обрамленное светлыми волосами, выбившимися из-под капюшона. Он поймал себя на том, что испытывал огромное облегчение и радость, снова увидев ее. Из этого Шеридан заключил, что в подобных отчаянных обстоятельствах даже такая компания лучше, чем одиночество.
        - Ну хорошо, - наконец согласилась Олимпия. - Однако вы наверняка ничего не нашли.
        Шеридана не могли не обидеть такие слова, он хотел гордо промолчать, но не выдержал.
        - Я нашел краба, несколько мидий и три доски, - угрюмо сказал он, испытывая досаду на себя за то, что не сумел промолчать.
        - И все?
        - Да пошли вы к черту! - резко сказал он и отвернулся.
        - Подождите!
        Он остановился и обернулся к ней с недовольным выражением лица. В огромных зеленых глазах Олимпии мерцал какой-то странный огонек, ее губы чуть подрагивали от еле сдерживаемой улыбки.
        - Вы раздобыли дрова? Отлично. А вы сумеете разжечь костер?
        - У меня есть кремень, - пожал плечами Шеридан. - Но не надейтесь, что вам доведется всю ночь греться у пылающего костра. Три доски - это слишком мало.
        - Ну, а это на нем мы, надеюсь, сможем приготовить? - Голос Олимпии звучал как-то странно. И тут она распахнула плащ и показала Шеридану то, что держала под ним.
        Шеридан растерянно заморгал.
        - О Боже! - воскликнул он, и глаза его полезли на лоб от изумления. - Боже!
        В чуть дрожащих руках Олимпия держала гуся! Настоящего жирного гуся, уже ощипанного и выпотрошенного. И это здесь, на краю света, посреди угрюмого необитаемого острова, затерянного в безбрежном океане.
        - Я поймала его в силок, - рассказывала Олимпия, сидя у костерка. Шеридан соорудил щит от ветра из паруса и развел огонь. - Здесь неподалеку протекает небольшой ручей, к которому слетается стая. Я сделала силок из ленточек от своей… - она покраснела, - э-э…
        - Сорочки, - сказал Шеридан, ободряюще улыбаясь. - Не надо смущаться, я достаточно взрослый человек и прекрасно знаю, что такое корсет, нижние юбки, панталоны. Тем более что все это я покупал для вас. - Он раскрыл раковину мидии, вытащенную из костра, и на его заросшем лице заиграла усмешка. - Хотя, черт возьми, у меня в этом отношении дурной вкус.
        Олимпия опустила голову и начала насаживать гуся на вертел, которым служила длинная щепка от весла, сожалея о том, что однажды пожаловалась Мустафе, что на ее новом белье слишком много отделок из дорогих кружев и лент. Мустафа, по всей видимости, сразу же передал эти слова своему хозяину.
        - Я не говорила о том, что у вас дурной вкус, я просто считала такое белье слишком экстравагантным.
        Шеридан выковырял пластинкой из китового уса, взятой из корсета Олимпии, мидию из раковины и бросил ее в ведро к остальным моллюскам. Затем он, прищурившись, взглянул на девушку.
        - Я люблю экстравагантность. Если бы вы вышли за меня замуж, я наряжал бы вас в подобную одежду с ног до головы.
        Олимпия отвернулась и стала смотреть в огонь.
        - К счастью, я не вышла за вас замуж.
        - Не знаю, не знаю… - сказал Шеридан, бросая в ведро чисто вымытые морские водоросли. - Мы, потерпевшие кораблекрушение, сейчас одни на необитаемом острове, и даже если нас спасут, - Шеридан помешал в ведре дары моря, - боюсь, вам будет не так-то легко отделаться от меня.
        - Да я скорее стану уличной проституткой, - заявила Олимпия.
        Шеридан на минуту замер, перестав помешивать варево, и искоса взглянул на Олимпию своими серыми, словно вечерняя мгла, глазами.
        - Как вы предпочитаете есть мидий, краба и водоросли - в виде первого или второго блюда? - спросил он.
        - Так, чтобы этим можно было наесться, - сказала она, вновь принимаясь за гуся.
        - В таком случае мы съедим все это в виде начинки для гуся. Думаю, что суп из морских водорослей успеет нам еще сто раз надоесть.
        И с этими словами Шеридан протянул Олимпии ведро. Олимпия с сомнением взглянула на его содержимое.
        - Вы уверены, что эти водоросли съедобны?
        - Китайцы считают их деликатесом. Это морской латук. А вот эти… - и Шеридан указал на мясистые красноватые листья, плававшие рядом с зеленоватыми, прозрачными, - эти похожи на водоросли, которые едят на побережье, предварительно высушив их. У них, правда, отвратительный вкус, но они вполне съедобны. Я старался устроить для вас уютное жилище, но вы вправе рассчитывать на комнату с видом на океан.
        Олимпия взглянула на него в замешательстве, не зная, что и сказать.
        На закате ветер утих, хотя стоял все такой же лютый холод. Море продолжало штормить. Гусь с начинкой из морских водорослей висел над костром на самодельном вертеле. Время от времени Олимпия поворачивала гуся над пламенем, следя за тем, как заботливо и старательно Шеридан поддерживает огонь в костре, подкладывая туда стебли сухой травы и мох. Пламя отбрасывало красноватые отблески на перевернутую шлюпку и освещало лицо Шеридана, когда он становился на колени, чтобы подбросить сухостой в огонь. В эти минуты он был похож на самого дьявола, разводящего огонь в аду, где подвергались вечным мукам погибшие души.
        Олимпия все поворачивала и поворачивала вертел, чувствуя, как сосет у нее под ложечкой от голода. От запаха жарящегося мяса, который далеко вокруг распространял ветер, у нее текли слюнки. Гусь постепенно покрывался аппетитной корочкой, его жир шипел и капал в огонь. Шеридан взял костяную пластинку и соскоблил прозрачные капли с гусиной тушки.
        - Съешьте это. Не пропадать же добру.
        Олимпия закусила губу и взяла костяную пластинку, блестящую от расплавленного жира, который потек по пальцам девушки. Она облизала их, и этот запах и вкус горячего аппетитного жира - единственной пищи, съеденной ею за многие часы продолжающегося кошмара, холода и голода, заставил Олимпию заплакать. Она сидела, съежившись у огня, лизала китовую кость, извлеченную из корсета, поворачивала вертел, на котором зажаривался гусь, и роняла молчаливые слезы. Шеридан насмешливо взглянул на нее.
        - Простите меня, - промолвила Олимпия, вытирая ладонью мокрое лицо.
        - Ничего, плачьте на здоровье. Любая чувствительная душа расплакалась бы при виде поджаристой корочки на жирном гусе, - сказал Шеридан и пожал плечами. - Мне самому хочется рыдать.
        - Я не знаю, почему плачу. Просто… этот гусь… - Олимпия всхлипнула и вновь смахнула слезы рукой. - Нет, пожалуй, вы не способны это понять.
        Шеридан ничего не сказал Олимпии. Она долго смотрела на зажаривающегося гуся, а затем отважилась перевести взгляд на Шеридана. Он чуть заметно улыбался, глядя на нее.
        - В первый раз за все это время, - воскликнула она дрогнувшим голосом, - я сделала что-то действительно… жизненно важное! Мне кажется… вы считаете меня… очень глупой.
        Шеридан опустился на корточки, взял пластинку, аккуратно снял жир с гуся, уселся по-турецки рядом с Олимпией и, закрыв глаза от блаженства, начал пробовать долгожданную еду.
        - По своей исторической значимости, - сказал он, задумчиво глядя на пластинку, - ваша удачная охота на этого гуся, на мой взгляд, равна принятию Великой хартии и такому событию, как второе явление Христа.
        Взглянув на него сквозь пелену слез, Олимпия не могла не улыбнуться нелепости такого умозаключения.
        - Мы должны запомнить нынешнее событие во всех подробностях, - продолжал Шеридан, - чтобы иметь возможность дать все необходимые сведения для энциклопедии, где это достопамятное событие будет, конечно, описано на трех страницах и займет свое место перед статьей о Гутенберге и отпечатанной им Библии. Составители статьи о нашем гусе могут, например, задать нам вопрос о том, сколько времени ушло на его приготовление. Вы готовы ответить на него?
        Олимпия с тоской взглянула на вертел.
        - Я бы ответила, что, по моему мнению, он жарился десять тысяч лет.
        Шеридан разразился таким громовым смехом, что Олимпия вздрогнула от неожиданности. Но его хохот, как ни странно, успокоил ее, и она робко улыбнулась ему в ответ.
        Шеридан снова собрал на костяную пластинку жир и передал ее девушке.
        - Без сомнения, эта птица будет известна будущим поколениям просто под именем Гусь, - заметил он. - Но я считаю, что значительность данного события требует большей пышности в именовании этой водоплавающей птицы. И поэтому предлагаю именовать ее отныне Славным Гусем Ее Королевского Высочества Принцессы Олимпии Ориенской, острова Английский Малун и группы Богом Забытых Островов. Таким образом, как вы видите, статья о нашем гусе будет помещена под буквой «С».
        - Да, но в любом случае статья о фельдмаршале Веллингтоне, к нашему стыду, будет помещена в энциклопедии впереди статьи о Славном Гусе.
        - Тогда мы назовем его Более чем Славный Гусь. В конце концов, кто такой этот ничтожный фельдмаршал? Ну разбил он Наполеона при Ватерлоо, и что дальше?
        Олимпия невольно засмеялась.
        - Что? Вы смеетесь? - Шеридан изобразил на своем лице удивление. - Вы сразу изменились и очень похорошели.
        Он порывисто обнял девушку за плечи и прижался лбом к ее лбу. Олимпия на секунду застыла от неожиданности и тут же отпрянула от него. Но ей некуда было убежать, да и Шеридан не позволил бы это сделать. Вечерний воздух был таким холодным, остров - таким безлюдным, а положение - таким отчаянным, что Олимпия застыла на месте не решаясь отодвинуться от Шеридана.
        Он тем временем снял гуся с вертела и, используя маникюрные ножницы Олимпии и свой нож, разделил его на две равные порции. Вместо ложек и вилок пошли в ход пальцы и пластины из китового уса.
        Олимпия вонзила зубы в сочное мясо со слегка обуглившейся корочкой и зажмурилась от блаженства. Гусь был очень вкусным, несмотря на то что на зубах скрипел песок, а начинка из морских водорослей имела неприятный солоноватый привкус. Олимпия была так голодна, что съела и начинку из водорослей и мидий, хотя подобной еды ее желудок мог и не выдержать. Когда они съели половину гуся, Шеридан снова обнял Олимпию за плечи и перехватил ее руку, тянущуюся за очередным куском.
        - На сегодня хватит, мой прожорливый мышонок. Оставим это на завтрак.
        Олимпия смутилась и отдернула руку.
        - Да-да, конечно… - пробормотала она.
        Она сидела не шевелясь, чувствуя тяжесть его руки, лежащей на ее плечах, и не зная, куда спрятать глаза от смущения.
        - Но вы должны съесть еще хотя бы кусочек. Я уверена, что вашему организму требуется больше пищи, чем моему, - промолвила она убежденно.
        - Я привык довольствоваться и куда более умеренным количеством еды. А вы не привыкли к лишениям. - Он крепче обнял ее. - Кроме того, мне необходимо держать вас в хорошей форме, чтобы вы могли и дальше удачно охотиться на гусей к нашему столу.
        Олимпия взглянула ему в глаза, испытывая мучительное желание вновь примириться с этим человеком, поверить в надежность объятий его крепких рук, которые, казалось, могут защитить ее не только от опасности, но даже от страха и усталости, накативших на нее теперь, когда она утолила голод. Шеридан казался таким надежным, таким веселым, бодрым, уверенным в себе, в то время как сама Олимпия могла в любой момент впасть в панику.
        Шеридан улыбнулся девушке, глядя на нее сверху вниз. Все сомнения Олимпии развеялись словно дым. Она позволила себе наконец расслабиться, уютно устроившись в его объятиях.
        - Вы, наверное, бывали еще и не в таких переделках, - сказала она.
        - В куда худших, - подтвердил он.
        Шеридан наслаждался теплом, исходившим от нее, хотя ее руки и щеки были холодными как лед.
        - Расскажите о самом опасном приключении в вашей жизни, - попросила она, стараясь отвлечься от мыслей, смущавших ее.
        Он с недовольным видом взглянул на девушку.
        - Уверяю вас, это не самая интересная тема для разговора.
        - Я знаю, что вы пережили на своем веку несколько ужасных сражений.
        Шеридан ничего не ответил и прекратил поглаживать ее по плечу.
        Олимпия искоса взглянула на него. Он пристально вглядывался вдаль, где сгущались сумерки. Девушка заметила, что по его лицу пробежала тень.
        - Простите, - сказала Олимпия. - Я не хотела расстраивать вас.
        - Не извиняйтесь, вполне естественно, что вы об этом спросили, - сказал Шеридан и вновь замолчал.
        - А вам никогда не приходила в голову мысль оставить флот? Я имею в виду, после окончания войны.
        - Мадам, я тридцать лет жил лишь одной мечтой - оставить службу на флоте.
        - Но вы так долго не подавали в отставку.
        Шеридан начертил что-то ножом на песке и тут же стер рисунок.
        - Однажды я попытался воплотить свою мечту в жизнь.
        - И что из этого вышло?
        - Ничего, выйдя в отставку, я бы оказался без средств к существованию. Мне эта мысль очень не нравилась.
        Пар от его дыхания смешивался с дыханием Олимпии. Шеридан снова взглянул на свой нож и начертил на песке круг с точкой посередине.
        - Я боялся, - добавил он мягко, - что в таком случае могу убить кого-нибудь.
        Олимпия нахмурилась. Они встретились взглядами. Шеридан долго пристально смотрел на девушку, затем пожал плечами и криво усмехнулся. И прежде чем она успела увернуться, наклонился и чмокнул ее в лоб.
        - Глядите веселей, принцесса, ведь мы все еще живы, несмотря ни на что.
        - Неужели вас не пугает наше положение? - спросила она тихо, потупив взор.
        - А вас пугает?
        - До смерти.
        Он немного помолчал, а затем снова заговорил спокойным тоном:
        - Вы никоим образом не должны признаваться в этом, иначе ваши обожаемые народные массы не пойдут за вами. Они решат, что вам не хватает мужества и отваги.
        Олимпия вскинула на Шеридана изумленный взгляд.
        - Так, значит, вы тоже боитесь?
        - У меня просто душа в пятки уходит от страха. Но за тридцать лет военной службы так привыкаешь к этому состоянию, что начинаешь с успехом притворяться смелым человеком.
        Олимпия все так же хмуро смотрела на него.
        - Неужели вы думаете, что герои никогда не испытывают страха, принцесса? - На губах Шеридана играла насмешливая улыбка. - Неужели вы считаете, что драконы вблизи выглядят более безобидно? Нет, принцесса. Вблизи они намного страшнее. - По лицу Шеридана пробегали красноватые блики, придавая ему странное, пугающее выражение, которое обычно имеет языческая маска.
        Девушке пришла в голову мысль, что он сам походил в эту минуту на дракона. А может быть, и действительно был им.
        - Но в конце концов вы избавлялись от всех страхов, разве не так? Во всяком случае, от большинства из них, - сказала Олимпия, вспомнив вдруг все зло, которое этот человек причинил ей, и стараясь не выдать свой гнев и отчаяние. - Или все ваше геройство - один сплошной обман?
        Шеридан пожал плечами:
        - Я слишком желторотый для того, чтобы обманывать драконов. Но когда один из них связывает тебя веревками и начинает бить в живот, не говоря уже об ударах, наносимых по голове, и о попытках задушить тебя, ты понимаешь, что самое время сматываться с места событий, сохраняя по мере возможности свое достоинство. Мне жаль, что вы оказались втянутой в подобного рода ситуацию, она не для принцесс, к которым, кстати, драконы питают особую слабость.
        - Я думала, что герои созданы именно для того, чтобы спасать принцесс, - заявила Олимпия.
        - Да, но вас же до сих пор не съели, не так ли? В этом, кстати, есть моя несомненная заслуга. И потом, мы, герои, вовсе не созданы для того, чтобы помогать пустоголовым принцессам в их поисках. У нас свой жизненный путь, свои надежды. Но об этом почему-то никто не думает. От нас ждут единственного - мы должны спасти принцессу, а после этого жить долго и счастливо. При этом я никогда не слышат о том, что должен предпринять бедняга, который с риском для жизни спас такую принцессу, которая предпочла революцию замужеству и заявила, что скорее станет проституткой, чем выйдет за него замуж. Олимпия слегка отодвинулась от Шеридана.
        - Возможно, ему следует украсть ее драгоценности, - язвительно сказала она.
        К полному изумлению Олимпии, Шеридан снова попытался обнять ее, но получил решительный отпор. Однако, несмотря на сопротивление Олимпии, ему удалось снова заключить девушку в свои крепкие объятия.
        - Вы получите назад ваши проклятые драгоценности, - прошептал он, зарывшись лицом в ее волосы.
        - Отпустите меня! Я ненавижу вас, - промолвила Олимпия.
        - Я же сказал, что все верну вам и улажу это дело, черт вас возьми!
        - Уладите дело! - воскликнула она с возмущением и, вырвавшись из его рук, вскочила на ноги. Ее лицо пылало гневом. - Вы так ничего и не поняли! У вас нет никакого представления о том, что такое порядочность, законность, честь! Уже ничего невозможно уладить! Ведь я считала вас героем, настоящим героем, достойным уважения, восхищения и… и любви. - Она ударила по торчащему из костра краю горящей доски, и в небо взметнулся сноп искр. - Я любила вас! Вы понимаете это? Я любила вас, а вы… вы предали меня, ограбили и бросили. Оставили одну, а ведь я так доверяла вам и была предана всем своим существом. Я следила за сообщениями о вас в печати с пятнадцатилетнего возраста, делала вырезки из «Хроники военно-морского флота» и наклеивала их себе в альбом, я дорожила этими скупыми сообщениями о награждении вас медалями, о ваших кораблях, о ваших подвигах. Каждую ночь, засыпая, я мечтала о встрече с вами! - Олимпия закрыла глаза и крепко сжала руки, чувствуя, что сейчас расплачется. - Я любила вас… - Ее голос сорвался. - Я любила вас… а вы… вы меня предали.
        Слезы хлынули из ее глаз и потекли по холодным щекам горячим потоком. В тишине слышны были только завывания ветра да потрескивание костра. Губы Олимпии дрожали, она прижала к ним кулак и отвернулась от Шеридана, не в силах больше смотреть на него.
        - Вы в самом деле любили меня? - Его голос звучал совершенно спокойно и чуть насмешливо. - Но вы же совсем не знали меня.
        - Совершенно верно! В этом-то все и дело. Шеридан помолчал немного.
        - Да, возможно, вы и любили меня, - сказал он изменившимся голосом.
        Олимпия гневно взглянула на него.
        - О Боже, зачем я все это говорю вам? Кто вы такой? Вор! Подлец!
        Он сидел, обхватив руками колени, и смотрел на нее снизу вверх. Лицо его заметно помрачнело, на нем теперь не было видно следа насмешливости, а шрамы проступили более отчетливо.
        - Когда я отрекся в душе от всех законов нравственности, мне еще не было и четырнадцати лет. Я стремился только к одному - выжить. Я вам уже говорил однажды, принцесса, главное, что я действительно умею, - это выживать.
        Олимпия поплотнее закуталась в плащ.
        - Но как можно вести такое бессмысленное существование? - В ее голосе слышалось негодование.
        Шеридан пристально смотрел в огонь. Затем, тяжело вздохнув, он снова посмотрел на Олимпию глазами, полными грусти.
        - Почему же бессмысленное? Смысл - в надежде. Я всегда надеюсь на что-то. Надеюсь, что завтрашний день принесет какие-то перемены к лучшему, что утром я снова увижу рассвет, что гардемарина с моего корабля отзовут на берег прежде, чем его разорвет шальной снаряд, что я опять услышу смех одной знакомой принцессы. Разве во всем этом нет смысла?
        И Шеридан начал укладывать недоеденного гуся в ведро с водорослями.
        - А мне кажется, - сказала Олимпия дрогнувшим голосом, - что смысл жизни только в одном - в стремлении сделать этот мир лучше.
        - Как?
        - Вы сами знаете как. И вы сами немало сделали, не желая того, для воплощения этой цели в жизнь, борясь с несправедливостью и тиранией.
        - Ну да, именно так пишут газеты, - сказал Шеридан и склонился над догорающим костром, чтобы засыпать раскаленные угли песком. - Все это чушь собачья. Однажды я пытался внушить то же самое одному арабскому корсару. Берберы захватили мой корабль, уничтожив одним-единственным залпом наши пушки на нижней палубе. Это был неплохой выстрел для берберов, надо сказать. Так вот, это может показаться странным, но наши враги, напротив, считают, что тираны - это мы, и это убеждение рождает в их душах ожесточенность. - Шеридан немного помолчал, лицо его казалось странно застывшим. - С моей стороны было глупо недооценивать это явление. Я потерял тогда много своих людей. - Шеридан снова взглянул на Олимпию. - Вы понимаете теперь, что я давно обречен на адские муки и меня ждет геенна огненная. У меня на душе более страшный грех, чем кража каких-то драгоценностей.
        Олимпия выдержала его взгляд и долго не сводила глаз с Шеридана. В ее сердце шевельнулось какое-то странное чувство, похожее на дуновение холодного морского ветра, который трепал сейчас волосы девушки.
        - Вы пытаетесь разжалобить меня, - резко сказала она. Шеридан тихо засмеялся и встал.
        - Возможно, это и так. - Отблески затухающего костра озаряли его лицо и руки, а черные волосы и одежда Шеридана сливались с мраком ночи. - Почему бы и нет? Просто мне стало так одиноко среди драконов.
        Глава 15
        Она лежала в своей спальне, закутавшись в одеяло, так что наружу торчал только нос. Мистер Стаббинс в ореоле своих золотистых волос склонился над ней и строго нахмурился.
        - Вы должны это выпить, - сказал он. - История учит нас, что воля народа побеждает тиранию. Поэтому пейте.
        Она попыталась пошевелиться и не могла. Ее голова налилась свинцовой тяжестью. Учитель был одет в военную форму, на которой в полумраке поблескивали галуны и эполеты.
        - Я хочу сражаться, - воскликнул он. - Хочу погибнуть на поле битвы. Не бойтесь.
        И он молниеносно выхватил свой меч из ножен. Ужас охватил Олимпию. Она повернулась на другой бок и уставилась в темноту, чувствуя, что там кто-то есть: она слышала дыхание этого существа и, ощутив жаркое прикосновение, попыталась вскочить на ноги, убежать, но вдруг очутилась на земле. Кто-то навалился на нее, пригвоздив своим телом и не давая возможности вырваться.
        Придя в ужас, она запрокинула голову и увидела огромную черную фигуру с изящным хвостом - чудище из ее ночных кошмаров.

«Дракон, - подумала Олимпия, - какой красивый!»
        - За народное дело! - закричал вдруг мистер Стаббинс, размахивая мечом.

«Нет, - пыталась остановить его Олимпия, - нет, это же дракон!»
        Но она не могла произнести ни слова. Меч сверкал в темноте, а дракон, словно огромный дикий кот, отливая серебристо-черной шерстью, сражался молча.
        Затем оказалось, что человек в военной форме лежит бездыханный на земле, истекая кровью, от которой почернели его блестящие эполеты и галуны.
        - Он мертв, - сказал дракон, крепко держа ее в своих объятиях и не давая ей возможности подбежать к поверженному.
        Олимпия долго смотрела на искалеченное, лежащее в неестественной позе тело, пока кровь растекалась по всей палубе, окрашивая ее в алый цвет.
        - Ты убил его! - закричала Олимпия. - Я так любила тебя, а ты убил его.
        Дракон крепче вцепился в ее плечи.
        - Я не дракон. Я - мужчина.
        - Я ненавижу тебя, ненавижу, ненавижу!
        Он прижался своим животом к ее животу и начал осыпать се плечи и грудь жаркими поцелуями. Его горячее тело, навалившееся на нее, будило в ней сладострастное желание.
        - Я хочу коснуться тебя, - прошептал он, кладя руку ей на бедро.
        - О Боже. - Она задрожала всем телом и начала извиваться под ним. - Ты не имеешь права. Пусти меня!
        Но его дерзкая ладонь уже скользнула между ее бедер и начала ласкать их внутреннюю сторону, продвигаясь выше - к сокровенным уголкам ее тела. Олимпия застонала, чувствуя, как его плоть входит в ее лоно.
        - Нет, - всхлипнула она, но ее руки сами собой начали гладить его мускулистую спину и плечи. - Я ненавижу тебя. Зачем ты это делаешь?
        Он ничего не ответил, целуя ее шею и лаская ее тело, отчего по нему пробегали судороги, и Олимпия испытывала сладострастное чувство.
        - Я ненавижу тебя, - сказала она и начала вновь биться и извиваться в отчаянии. - О, как я тебя ненавижу!
        Она застонала.
        Его тело, казалось, обволакивало ее, будило в ней страсть. Она ощущала его поцелуи на своих губах и шее. Олимпия попыталась рассмотреть дракона и увидела его светящиеся в темноте серебристые глаза.
        - Я - мужчина, - прошептал он. - Мужчина!
        - Нет! - кричала она. - Я не могу! Не надо!
        Но несмотря на свои отчаянные крики, она изо всех сил прижимала к себе его тело, сгорая от стыда и страсти. - Пожалуйста, - твердила она, - ну пожалуйста…
        Он снова навалился на нее, и она потонула в черном огне, в мерцающей бездне, плача от унижения и дрожа всем телом от блаженства.
        Олимпия открыла глаза, все еще чувствуя возбуждение, пережитое во сне. Она заворочалась под своим одеялом, сшитым из котиковых шкур, и взглянула туда, где спал Шеридан.
        Он лежал в футе от нее. Рассеянный солнечный свет проникал сквозь крышу из мха в их сложенную из камней хижину и падал на песчаный пол.
        Снаружи доносились крики грачей, хлопанье крыльев и шум моря, не смолкавший ни на минуту.
        Олимпия долго смотрела на Шеридана, который лежал, вытянувшись под ее плащом, служившим ему одеялом с тех пор, как они добыли достаточное количество котиковых шкур для того, чтобы устроить ей настоящую постель в этой старой, полуразвалившейся хижине зверобоев.
        Солнечные зайчики играли на руке Шеридана, вытянутой в сторону Олимпии, как будто он во сне порывался дотронуться до нее. Олимпия видела, как дрожит жилка на его запястье, она разглядывала уже почти зажившие мозоли на его руке, которые он набил мокрыми веслами.
        Лишенный ореола героизма, он представлялся теперь Олимпии низким и бесчестным человеком. Его вечные насмешки выводили ее из себя. Но особенно мучила девушку постоянная близость мужчины. Олимпия закрыла глаза, легла ничком и уткнулась лицом в мягкий мех.
        Она ненавидела его, и все же ее любимым занятием было разглядывать спящего Шеридана. Олимпия знала, что он вор, трус, негодяй, но ничего не могла с собой поделать. Это было так унизительно, горько, невыносимо!
        Ее пальцы заскользили по нежному котиковому меху к его руке. И застыли… В приснившемся сне его рука ласкала ее тело, воспламеняла ее.
        Олимпия дотронулась до ладони Шеридана. Он лежал все так же неподвижно и ровно, глубоко дышал. Конечно, он очень устал. Вчера весь день Шеридан таскал огромные валуны с близлежащего холма, а Олимпия нарезала мох для крыши. К вечеру они кое-как привели в порядок хижину. Однако попытки Олимпии поймать гуся не увенчались успехом. Стая стала более осторожной, не удалось им собрать и мидий, поскольку начался прилив. Шеридану пришлось довольствоваться горстью моллюсков, сваренных в бульоне из водорослей и гусиных косточек. Правда, от последнего гуся еще оставалась грудка, но Шеридан упрямо отказывался взять ее, заявляя, что ее должна съесть Олимпия.
        Олимпия погладила его руку, которая была такой большой и сильной. По сравнению с ней ладошка самой Олимпии казалась маленькой и пухлой. Она хотела помочь ему сегодня таскать камни, но он прогнал ее, заявив, что она только путается у него под ногами и вообще может так проголодаться от этой работы, что он вынужден будет опять отдать ей свою порцию. Шеридан велел ей идти на берег ручья и попытаться раздобыть гуся на ужин.
        Иногда Олимпии было очень трудно ненавидеть его.
        Ей нравилось охотиться за гусями до тех пор, пока охота оканчивалась удачей. Но вот уже второй день подряд она не могла поймать ни одной птицы. А на горизонте не было видно ни одного судна - будь то «Федра» или какой-нибудь другой корабль.
        В хижине не было холодно, потому что они жгли торф в очаге. Платье и нижнее белье Олимпии висели над очагом на вешалке, сделанной из китового уса, и сохли, а сама девушка спала нагишом.
        Плащ, которым был укрыт Шеридан, сполз у него с плеча, и Олимпия вспомнила свой сон - его тело, навалившееся на нее, свои ощущения от его смелых ласк… Сердце девушки учащенно забилось, она прижала ладонь к руке Шеридана.
        Ей так хотелось стащить с него плащ, чтобы ее взору открылось его мускулистое тело. Олимпия начала поглаживать кончиками пальцев его ладонь и запястье, ощущая мозоли натруженной руки. Казалось очень странным то, что она лежит рядом с этим человеком, дотрагивается до него… Снова вспомнился сон, томление плоти, вспыхнувшее в ней, и он, Шеридан, в образе дракона…
        Олимпия подняла глаза и увидела, что Шеридан не спит и наблюдает за ней.
        Олимпия хотела отдернуть руку, но передумала, решив притвориться, что все это делала бессознательно, во сне. Но затем она поняла, что ей не удастся обмануть его, однако все равно не смогла бы отдернуть руку, потому что впала в оцепенение.
        Шеридан улыбнулся ей туманной улыбкой сонного человека и начал поглаживать ее ладонь большим пальцем.
        Олимпия провела кончиком языка по губам. Если бы он грубо обращался с ней или что-нибудь сказал, она непременно отняла бы свою руку. Но Шеридан так нежно ласкал ее, а затем склонил голову и поцеловал тыльную сторону ее ладони.
        - Я бы очень хотел этого, - пробормотал он, сжимая пальцы. - Очень хотел, - Шеридан зажмурился от блаженства. - Но лучше не надо, принцесса. Лучше не здесь…
        Олимпия отдернула руку, моментально придя в себя. Шеридан придвинулся ближе к ней и, опершись на локоть, взглянул на нее насмешливым взглядом.
        - Будучи вашим премьер-министром, я вынужден сообщить вам со всей откровенностью, что хотя я и изматываю себя целыми днями тяжелой работой, вам все же небезопасно будить меня подобным образом по утрам.
        - Что вы имеете в виду?!
        Его взгляд стал совершенно серьезным.
        - Думаю, вы это прекрасно знаете, - ответил он. Олимпия почувствовала, как кровь прилила к ее щекам. Она быстро отвернулась и стала разглядывать потолок хижины.
        - Будьте так добры, выйдите на минутку, мне надо одеться.
        Шеридан криво усмехнулся, отбросил плащ и встал. Олимпия, все еще притворяясь, что разглядывает потолок, наблюдала за ним исподтишка. Он спал в брюках, но они были расстегнуты. Когда Шеридан, подойдя к очагу, где висела рубашка, повернулся в профиль, Олимпия чуть не вскрикнула от испуга. Чуть пониже его живота сильно топорщилась ткань от огромной опухоли.
        - Вы заболели? - спросила она обеспокоенно. Шеридан удивленно взглянул на нее и покачал головой.
        - Я чертовски измотан и хочу есть. А что, разве я выгляжу больным?
        - А вот это вздутие? Вам не больно?
        - Вздутие? - недоуменно спросил Шеридан, а затем, догадавшись, о чем она говорит, усмехнулся: - Ах, это…
        По его ухмылке Олимпия поняла, что опять сказала что-то нелепое и он потешается над ней.
        - Впрочем, меня это не касается! - заявила она, надув губы и отворачиваясь. - Даже если вы распухнете и побагровеете, меня это ничуть не тронет.
        - Это может случиться, только если я надолго задержу дыхание. А замеченное вами вздутие - это болезнь совсем другого рода, моя принцесса.
        - Мне все ясно, - сказала она с холодной величественностью.
        - Послушайте, я действительно начинаю подозревать, что вы совершенно ничего не знаете. Хотите, я вас просвещу на этот счет? Я думаю, мне следует сделать это. В таком случае мы будем лучше понимать друг друга.
        - Вам не нужно просвещать меня, я все знаю и понимаю, - сделала она довольно смелое заявление.
        Он покачал головой, на его черные волосы упал солнечный зайчик.
        - Вы не знаете самых элементарных вещей. Мне следовало бы уже давно догадаться об этом по вашим высказываниям и тому сумбуру, который царит в вашей головке. - Он натянул свой бушлат, взял с вешалки одежду Олимпии и направился к двери. - Не уходите никуда, - весело сказал он. - Через несколько минут ваш любимый профессор прочитает вам свою знаменитую лекцию о том, что такое скромность и нравственность в жизни современной женщины.
        - Да вы знаете о нравственности меньше шкодливого кота! - закричала Олимпия ему вслед, чувствуя себя как в капкане, поскольку он унес ее одежду. - И о скромности тоже.
        - Я вам даю пятнадцать минут на туалет! - крикнул он снаружи. - И советую быть на месте к тому времени, когда я вернусь, иначе у нас не получится никакой лекции, а выйдет сплошное безобразие.
        Олимпия вскочила с постели и в страшной спешке справила утреннюю нужду. Задолго до того, как Шеридан вернулся, она уже лежала, натянув меховое одеяло до подбородка и дрожа всем телом не столько от злости на капитана, сколько от волнения и сладостного возбуждения, навеянного ее сегодняшним сном. Сон был таким же невыносимым и безнравственным, каким Олимпии представлялся сам Шеридан. И таким же соблазнительным. Она не могла справиться с искушением, вспоминая Мадейру и то, до какого блаженного состояния довели ее руки Шеридана.
        Олимпия настороженно прислушивалась, ожидая, что произойдет дальше, но слышала лишь возню тюленей на берегу. Когда Шеридан наконец переступил порог хижины, Олимпия притворилась спящей. Почуяв горьковатый дым, она поняла, что он развел огонь в очаге. Однако ее жалкие попытки действительно уснуть были тщетны. Внезапно Шеридан уселся рядом с ней, и его нога уперлась в бедро девушки. Он чем-то зашуршал, и Олимпия открыла глаза.
        К ее полному изумлению, Шеридан разворачивал маленький кулечек конфет, завернутых в вощеную бумагу.
        Она села на кровати, вовремя вспомнив, что ей надо прикрыться меховым одеялом. - Что это такое? - Завтрак.
        - Где вы это нашли?
        Шеридан улыбнулся, протягивая ей три леденцовые палочки, раскрашенные по спирали в зеленоватую и белую полоску.
        - Наш погибший приятель, старпом «Федры», был, по-видимому, сладкоежкой. Я нашел это в его каюте и хранил леденцы до особого случая.
        - О, - застонала Олимпия, - о Боже! Вы и представить себе не можете, как я мечтала о конфетах!
        - Честно говоря, я подозревал об этом. - Шеридан вынул нож и разрезал одну из палочек пополам, на равные части. - Вот ваша доля, моя мышка.
        Он положил конфету на ее ладонь, один за другим сжал ее пальчики в кулак и поцеловал его прежде, чем Олимпия успела отдернуть руку. Шеридан растянулся рядом с девушкой, засунув свою конфету в рот. Он был, как всегда, чисто выбрит, несмотря на то что необходимо было экономить их единственный кусок мыла. Олимпия закуталась с головой в меховое одеяло, наслаждаясь леденцом.
        Шеридан вдруг с громким хрустом раскусил свой леденец, взглянул на Олимпию и наконец заговорил.
        - Вы знаете, откуда берутся дети? - спросил он. Олимпия чуть не подавилась конфетой.
        - Я имею в виду сам процесс, - продолжал он, - а не сказку о том, что люди женятся, а затем идут искать свое дитя в капусте.
        Олимпия покраснела как рак и замотала головой.
        - Прекрасно, - сказал Шеридан, - во всяком случае, у нас нет превратных идей на этот счет, какие обычно бывают у тринадцатилетнего гардемарина, наслушавшегося разных нелепостей и сделавшего еще более нелепые умозаключения. Но я уверен, что вы вполне созрели для того, чтобы узнать правду.
        - Я никогда не думала об этом, - сдержанно сказала Олимпия.
        - Неужели? - Шеридан вскинул бровь. - Значит, вы не только девственница, но и страшная лгунья.
        - Мне приходили в голову подобные мысли, но я не придавала им значения, - поправилась она.
        - Почему вы дотронулись до моей руки сегодня утром? - спросил он резко.
        Олимпия смущенно отвернулась.
        - Я не дотрагивалась до вашей руки, я презираю вас.
        - Да, конечно, мы уже много раз говорили на эту тему. Я - негодяй и подлец, который снится каждой девице в страшных ночных кошмарах и наводит на нее дикий ужас. - Шеридан взглянул на Олимпию сквозь полуопущенные ресницы и улыбнулся. - Но некоторым девицам нравится именно дьявол, не так ли? Олимпия замерла.
        - Что за чушь! Я хочу встать и одеться!
        - Ради Бога, - вкрадчиво сказал он.
        Она сверкнула на него своими огромными глазами, светившимися гневом, чувствуя себя как в ловушке, совершенно голая под меховым одеялом и потому беспомощная. Но Шеридан не двинулся с места.
        - Неужели вы не хотите знать истину обо всем этом? - спросил он. - Знание - сила, принцесса. Разве ваш ученый наставник никогда не просвещал вас на этот счет?
        Олимпия с ненавистью смотрела на него.
        - Вы же мечтали о том, чтобы заполучить в руки средство, с помощью которого вы могли бы мучить меня. Так вот, у вас есть верный способ жестоко отомстить мне.
        - Так я и поверила в то, что вы стремитесь открыть мне способ, с помощью которого я могла бы мучить вас.
        - Я действительно собираюсь это сделать, - сказал он, опуская ресницы.
        - Но зачем это вам?
        - Это игра, принцесса. Я объясню вам ее правила, но это еще не значит, что вы непременно выиграете.
        Олимпия фыркнула.
        - Я уверена, что если это игра, то вы обязательно обманете меня.
        Он склонил голову к плечу.
        - Вообще-то разговор о том, что такое обман в подобного рода игре, завел бы нас очень далеко. Например, обман ли это, когда твой партнер не испытывает приятных эмоций? - Он снова взглянул на нее. - Но правила этой игры очень расплывчаты, это, по существу, своего рода состязание, поэтому-то я и прошу вас быть настойчивой и добиваться своего. Если вы, конечно, хотите выиграть.
        Эта продолжительная тирада, произнесенная с лукавой улыбкой, заставила Олимпию тоже приподняться на локтях, натянув одеяло до подбородка.
        - Послушайте, - сказала она нетерпеливо, - мне надоели ваши намеки и недомолвки. Если вы хотите мне что-то сказать, говорите прямо.
        Он взял Олимпию за плечи и, взглянув на рассыпавшиеся волосы девушки, припал к ее губам. Она застонала, выражая тем самым протест и невольно выдавая охватившее ее возбуждение. Шеридан крепче сжал ее руку. Олимпия чувствовала сладкий привкус леденца на его языке, от Шеридана пахло конфетой и морской солью. Все было так неожиданно и восхитительно.
        До слуха Олимпии доносился шум моря, и, внемля этим звукам, она как будто растворилась в поцелуе. Но тут Шеридан внезапно отпрянул от нее, и Олимпия удивленно взглянула в его серебристые глаза, подернутые легкой дымкой и обрамленные густыми черными ресницами.
        - Я выразился достаточно прямо? - пробормотал он.
        - Отпустите меня.
        - Только когда кончится лекция. Учтите, что в ходе нее я вынужден буду прибегнуть еще несколько раз к столь же наглядным демонстрациям. - И он вновь склонился над ней и стал осыпать ее поцелуями. - Не сопротивляйся мне, мой мышонок. Я не причиню тебе вреда.
        Олимпия закрыла глаза, ее подбородок мелко дрожал, а по всему телу разливалась нега.
        - Но вы все равно причините мне вред, - прошептала она. - Все равно причините…
        Он прекратил целовать ее. И они помолчали, слушая крики тюленей на берегу.
        Когда Олимпия вновь подняла на него взгляд, она увидела, что он в упор смотрит на нее. Шеридан больше не улыбался и был очень серьезен, даже мрачен. Он отвел взгляд и уставился в огонь очага.
        - Если вы стремитесь вызвать во мне чувство вины и сожаления за содеянное, то вы напали не на того человека.
        - Я ничего от вас не хочу. Ничего! Шеридан вновь бросил на нее пылкий взгляд.
        - Вы лжете, принцесса.
        Она почувствовала, что краснеет от его пристального внимания.
        - В отличие от вас, - заявил он, - я прекрасно знаю, что именно вы хотите от меня. Причем ваше желание вполне согласуется с моим собственным. Но помня о том, что мы с вами, черт возьми, находимся на необитаемом острове и пробудем здесь неизвестно сколько времени, я не желаю взваливать на свои плечи заботы о трех людях вместо двоих.
        - Трех?!
        - Я не желаю заботиться о ребенке, - сказал он. - Я не хочу, чтобы вы забеременели. Во всяком случае, здесь.
        Олимпия покраснела как маков цвет.
        - Но этого не может произойти! - воскликнула она, скрывая за веселостью тона свое волнение и растерянность. - Мы ведь не женаты!
        - Неужели вы думаете, что при церемонии бракосочетания достают волшебную палочку и с ее помощью новобрачная беременеет прямо тут же, у алтаря? Нет, все это происходит совсем не так. Если бы вы соизволили опуститься на грешную землю со своей высоты и согласились выслушать меня, я постарался бы вам все растолковать.
        - Ну и как все это происходит? - тревожно спросила она, а затем ей в голову пришла ужасная мысль, и Олимпия испуганно посмотрела на Шеридана. - Вы поцеловали меня! - И тут же она вспомнила его дерзкие ласки на Мадейре. - И… и дотрагивались до меня… О Боже!
        Шеридан разразился заливистым смехом.
        - Да, действительно! - хохотал он. - А вас еще не поташнивает? Голова не кружится? Особенно по утрам?
        Олимпия села на кровать, закутавшись в одеяло.
        - Меня тошнит! Но причиной тошноты являетесь вы! Продолжайте! Расскажите мне все, но если вы соврете мне, клянусь, вы об этом очень пожалеете.
        - Я трепещу от страха, вы запугали меня, - усмехнулся Шеридан, разглядывая ее оголившееся плечо. - Ну хорошо, слушайте. Только забудьте всякий вздор о женской чести и долге, которым вас пичкали с детства. Вспомните лучше о том, что вы чувствовали сегодня утром, когда дотронулись до меня.
        Олимпия провела кончиком языка по губам, отводя глаза в сторону.
        - Говорите честно, не робейте. Здесь, кроме вас, только я - старый презренный Шеридан, вор, трус и наглец. Больше никто вас не услышит. А то, что подумаю я о вас, вам ведь все равно, не так ли?
        - Совершенно верно.
        - Ну вот, видите, - усмехнулся он. - Итак, скажите, что вы почувствовали, дотронувшись до моей руки?
        Олимпия заерзала, натягивая на себя меховое одеяло.
        - Беспокойство? - допытывался Шеридан. - Волнение? Вожделение?
        Она закусила губу.
        - Где?
        Она ничего не ответила, потому что не могла произнести ни слова, чувствуя, как при взгляде на него в ней опять нарастает возбуждение, навеянное сном.
        - Вот здесь, - ответил за нее Шеридан, развалившийся на кровати, словно ленивый кот, и указал на место чуть ниже своего живота. Олимпия проследила за его рукой, скользнувшей еще ниже. - И здесь.
        И его ладонь застыла на том месте, где девушка заметила сегодня утром странную опухоль. Она ощутила жар и возбуждение в своей крови, вспомнив сон и Мадейру. Олимпия вдруг почувствовала жжение в том месте, на которое показывал Шеридан.
        - Я испытываю те же самые чувства, - заверил он ее. - Особенно когда вижу вас или думаю о вас, о том, что скрыто от моего взора… - Он мечтательно зажмурился, улыбаясь дьявольской улыбкой. - Я часто думаю о ваших лодыжках… они такие изящные, словно точеные… Я думаю о том, какие они нежные на ощупь. Мне хочется поцеловать их, ощутить теплоту и гладкость кожи. - И он убрал свою руку. - Посмотрите. Видите?
        Олимпия растерянно заморгала, видя, как на ее глазах вновь образуется опухоль чуть пониже его живота. Она вспыхнула до корней волос.
        - Я не болен, принцесса, просто я - мужчина, и я хочу вас.
        - Но чего вы хотите от меня? - Ее голос подозрительно дрожал.
        - Несмотря на все доводы рассудка, я хочу сделать вам ребенка. - Заметив, что она потрясена его словами, он покачал головой. - Но в этом нет никакого извращения. Такими создал нас Господь Бог. Всех до единого. Мои желания не зависят от меня и не объясняются моей испорченностью, вы понимаете это? Если бы вы оказались здесь, на необитаемом острове, с золотоволосым Фицхью, он испытывал бы к вам те же самые чувства. А может быть, даже в более сильной форме, потому что он еще слишком молод и не умеет сдерживать свои страсти. Он, конечно же, не признался бы в этом вам и себе, поскольку этот молодой человек относится к породе добродетельных дураков, каких много в мире.
        Олимпия закрыла глаза, учащенно дыша.
        Мысль о том, что она будет носить под сердцем дитя Шеридана, казалась ей очень странной - не то чтобы она была ей отвратительна, но Олимпия испытывала смешанное чувство обиды и возмущения.
        - Что касается вас, - продолжал Шеридан, - ваших ощущений в тот момент, когда вы дотронулись до меня, а также самой причины, по которой вы это сделали, то все это звенья одной цепи. Все это естественно и обусловлено самой природой, поверьте мне, я не лгу, принцесса. Если какой-нибудь святоша начнет убеждать вас в обратном или захочет пристыдить вас, просто прогоните его. Он глуп и ничего не смыслит в жизни. Бог даровал нам это наслаждение, самое сильное из всех, которые я знаю.
        Охватившее ее возбуждение Олимпия вряд ли назвала бы наслаждением, скорее это была пытка.
        - Я хочу, чтобы это немедленно прекратилось, - пробормотала она, уткнувшись лицом в котиковый мех.
        - Да, но для этого необходимо будет в короткий срок построить две отдельные хижины или отправить меня в ссылку на другой остров…
        - Нет! - Олимпию охватил ужас при одной мысли об этом. - Нет, не… не покидайте меня. Я… Мне кажется, что нам будет лучше вместе.
        - Прекрасно, я тоже не расположен заниматься строительством, тем более что это вряд ли поможет. Когда подобные желания овладевают тобой, от них невозможно отделаться, и любая случайная встреча может воспламенить с новой силой.
        - А если мы оба будем думать о чем-нибудь другом? - с надеждой спросила Олимпия. - Может быть, это поможет нам отвлечься?
        Он окинул ее затуманенным взором, и на его губах заиграла обольстительная улыбка.
        - Вы полагаете?
        Олимпия взглянула на его плечи, руки, темные волосы, густые брови, жесткую линию подбородка и сильную шею и закрыла лицо руками.
        - Но почему, почему? - застонала она. - Почему именно вы? Я же ненавижу вас.
        - Благодарю вас, я польщен. Уверен, что особенно невыносимы для вас мой великолепный внешний вид и выразительные глаза.
        - Я ненавижу вас.
        Олимпия зарыдала и уткнулась лицом в колени, обхватив их руками. Она пыталась спрятаться от его проницательного взгляда и скрыть правду, которая заключалась в том, что, глядя на Шеридана, она не могла не любоваться его фигурой, сильным мускулистым телом, исполненным мужской грации в каждом движении. Она не могла не ощущать его прикосновений, его ласк. Олимпия несколько месяцев провела на корабле вместе с капитаном Фицхью, но у нее ни разу не возникло ни малейшего желания близости с ним. К Шеридану же она испытывала подлинную страсть, которая становилась все сильнее с каждым днем.
        - Зачем вам понадобилось рассказывать все это? - жалобно спросила она. - Мы могли бы жить, как прежде, без всех этих сложностей.
        Шеридан резко сел на кровати и повернулся к ней.
        - О, простите меня, мисс Невинность, но ведь не я, а вы первая начали заигрывать со мной, когда я спал.
        С первого дня нашего знакомства вы пялите на меня свои наивные овечьи глаза, а у меня уже терпение на исходе. Из-за вас я и так столько времени живу как на вулкане, черт бы вас побрал. Если вы еще подобным образом дотронетесь до меня, я могу не выдержать и тогда покажу вам в натуре, как это происходит. Причем рождения ребенка можно будет не опасаться, так как я достаточно опытен в подобных делах.
        Олимпия закрыла рот руками, не сводя с него глаз и чувствуя, как бешено бьется сердце у нее в груди. В ушах стоял гул, казалось, еще немного, и она лишится чувств. Всем своим существом девушка стремилась к Шеридану.
        - Вы действительно все это можете? - прошептала она глухо, не сознавая, что говорит.
        Он переменился в лице, выражение ярости сменилось настороженностью. - Да.
        - Тогда… - Олимпия осеклась от волнения.
        Стало тихо, только на крыше шелестела сухая трава под порывами ветра, а на полу играли солнечные блики.
        - Чего вы хотите? - негромко спросил он.
        Олимпия закрыла глаза, но даже теперь она всем своим существом ощущала его присутствие. Ее рука соскользнула с колен и остановилась в дюйме от руки Шеридана. Он сидел совершенно неподвижно.
        - Вы дадите мне право дотрагиваться до вас, - произнесла она полуутвердительно, полувопросительно.
        Олимпия закусила губу, невольно вспоминая сегодняшний сон. Ей снился дракон, прекрасный и ужасный. «Я - мужчина, - говорил он. - Я хочу тебя».
        - Да, я этого хочу, - прошептала Олимпия и дотронулась до руки Шеридана. - Хочу.
        Глава 16
        - О Господи, - пробормотал Шеридан, охваченный внезапными сомнениями.
        С его стороны это была шутка или, вернее, маленькая месть за резкость ее тона и язвительные замечания. Он не ожидал, что она вдруг так легко уступит ему.
        С первого дня пребывания на необитаемом острове Шеридан внутренне смирился с мыслью о том, что обречен на бесконечные муки. Но другого выхода не было. Он видел, что Олимпии тоже нелегко и что она сражается со своими собственными демонами. Шеридан часто ловил на себе взгляды Олимпии, но держался на расстоянии, зная, что ее удерживает от последнего шага чувство ненависти к нему. И вдруг все преграды исчезли. Только теперь Шеридан понял, что он наделал. Стена, разделявшая их и казавшаяся такой незыблемой, рухнула от одного толчка. Олимпия смотрела теперь на него с таким робким восхищением, словно лесная птичка. Меховое одеяло сползло с ее плеча, и Шеридан видел ее пухлую обнаженную руку и локоть с ямочкой.
        Дыхание Шеридана стеснилось в груди. Олимпия была так хороша и к тому же не желала убирать свою ладонь с его руки. Шеридан в отчаянии отвернулся.
        Приближалась зима. Шеридана не мог обмануть сегодняшний погожий денек. Скоро наступят лютые холода, и им крупно повезет, если они сумеют их пережить. Ему необходимо было сейчас встать, уйти из этой хижины и начать строить себе другое пристанище. Ему никак нельзя было оставаться с ней; безумно было думать, что, дотронувшись сейчас до нее, он сумеет сохранить хладнокровие и самообладание.
        И все же Шеридан не мог уйти. Он зашел уже слишком далеко.
        - Ложитесь, - бросил он Олимпии, стараясь не смотреть на нее.
        Она молча, с уморительной торжественностью выполнила команду. Олимпия воспринимала все так серьезно и подчинялась ему так беспрекословно, как будто наступил Судный день. Шеридан в растерянности провел рукой по волосам и взглянул на Олимпию. Он не знал, что ему делать, с чего начать. В этом случае ему вряд ли мог пригодиться богатый опыт его распутной молодости, когда он заговаривал зубы смазливым легкодоступным девицам, а затем увлекал их в близлежащий бордель, где развлекался с ними до утра. Шеридан лихорадочно вспоминал, что именно говорил им тогда, но не мог припомнить подходящих слов, кроме пошлых шуточек и нелепых нравоучений, которые читал им для забавы, да и сами эти девицы были беспечными потаскушками, разряженными и размалеванными, их дешевые духи не могли перебить стойкого запаха пота.
        Нет, Шеридан не мог обратиться сейчас к Олимпии с теми же словами. Он тяжело вздохнул и закрыл глаза, чтобы собраться с мыслями.
        Шеридан страшно жалел, что затеял все это. Испытывать подобные чувства и не сметь дотронуться до Олимпии было самоубийством.
        - Вы хотите дотронуться до меня, - произнес наконец он, поднося ее ладонь к своим губам. - Я тоже хочу этого. Я покажу вам, как это делается… На теле есть такие места, прикосновение к которым доставляет настоящее наслаждение.
        Олимпия облизала губы, и, глядя на кончик ее розового язычка, Шеридан почувствовал возбуждение.
        - Вполне возможно… что я начну забываться. Если я сделаю хоть что-то, что вам не понравится, скажите мне сразу же, и я… я прекращу. - Он перевел дыхание.
        Они помолчали.
        - Я думаю, что вы могли бы стать настоящим героем, - грустно сказала Олимпия.
        - Сомневаюсь в этом.
        Шеридан снял бушлат и стащил через голову рубашку с одним-единственным рукавом. В хижине было довольно прохладно. Растянувшись рядом с Олимпией, Шеридан положил ее ладонь себе на грудь и накрыл своей рукой.
        - Быть негодяем иногда чертовски приятно и выгодно, - промолвил он, - особенно если держишь в своих объятиях прекрасную женщину.
        Олимпия беспокойно заерзала под своим меховым одеялом.
        - Я вовсе не прекрасная женщина.
        Он крепко сжал ее пальцы в своей руке.
        - К сожалению, я должен заявить вам, что вы понятия не имеете о том, о чем я говорю. Впрочем, в этом нет ничего удивительного.
        - Но я же толстая! - воскликнула она с замиранием сердца, робко пытаясь вырвать руку, которую Шеридан увлекал все дальше.
        Но он только крепче сжал ее, тяжело дыша. Их руки дошли наконец до ремня на его брюках. Шеридан закрыл глаза.
        - Здесь, - промолвил он, тяжело дыша.
        - О! - испуганно воскликнула Олимпия.
        - Все в порядке. Слышите? Все в полном порядке… Не… не отнимайте у меня руку…
        - Но я же могу причинить вам боль!
        - Нет, - сказал он, качая головой. - Нет!
        Он медленно разжал пальцы и, выпустив ее ладонь, быстро расстегнул брюки, снова схватив запястье Олимпии в тот момент, когда она уже хотела отдернуть руку. А затем мягко, но решительно положил ее пальцы на распаленную плоть, зарывшись лицом в волосы девушки и до крови закусив губу.
        - Вы дрожите, - робко сказала она.
        - Это от наслаждения, - отозвался он изменившимся голосом. - Мне очень приятно.
        - Но я чувствую себя не в своей тарелке. Шеридан коснулся ее щеки губами.
        - Почему?
        - Потому что… - Она от волнения чуть сжимала и разжимала пальцы, и у Шеридана от этих судорожных движений шла голова кругом. - По-моему, это не должно мне нравиться.
        - Но это все же вам нравится, не так ли?
        Она не ответила, однако ее щеки вспыхнули ярким румянцем. Шеридан убрал руку, но Олимпия так и не разжала пальцы. Через некоторое время она в смущении спрятала лицо на его плече. Ее пальцы начали легко двигаться, чуть касаясь его кожи и исследуя незнакомые уголки его тела. Шеридан притянул голову Олимпии к груди и прижался к ее волосам губами.
        - О Боже, - простонал он. - Хватит… надо остановиться… Олимпия тут же отдернула руку, и Шеридан слегка ослабил объятия.
        - Теперь вы видите… - промолвил он, пытаясь восстановить дыхание, - каким образом вы можете мучить меня.
        Олимпия широко раскрыла глаза от изумления, глядя на то место, до которого только что дотрагивалась. А затем, вскинув глаза на Шеридана, она некоторое время следила за выражением его лица, как следит кошка за канарейкой, и ее рука снова скользнула вниз.
        - Достаточно, я сказал! - взревел Шеридан и перехватил ее руку. - Нам пора двигаться дальше.
        Олимпия закусила губу.
        - Еще немного…
        - Я вижу, чего тебе хочется, маленькая проказница. Но я не желаю, чтобы ты разглядывала меня и трогала, закутавшись в одеяло. - Он склонился над ней и прижался губами к ее виску. - Я тоже хочу посмотреть на тебя.
        Он почувствовал, как она оцепенела.
        - Ты мне позволишь это сделать? - пробормотал он. Она не ответила. Шеридан тоже замолчал и, прижав ее к себе, начал осыпать поцелуями лоб и виски девушки, которые горели огнем. Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь щели в крыше, бросали блики на его спину и плечи.
        - Ну хорошо, - еле слышно прошептала Олимпия. Шеридан улыбнулся, а Олимпия зажмурилась, окаменев от страха, как будто ее ждала страшная пытка.
        - Откройте глаза, принцесса, - нежно сказал он. - Взгляните на меня.
        Ее ресницы дрогнули, но, даже открыв глаза, она старалась не смотреть на него.
        - Принцесса!
        - Я не могу, - сказала она.
        Шеридан подождал немного. Ее губы задрожали, и она снова закрыла глаза.
        - Я не могу, не могу!
        - Но почему?
        - Я такая толстая, такая жирная!
        - Вы очаровательны, - промолвил он. Она замотала головой:
        - Вы сразу же почувствуете ко мне отвращение. У меня ужасная фигура.
        - Вы великолепны, - сказал он. Она снова покачала головой и хотела что-то сказать, но он перебил ее: - Да, вы просто великолепны. С чего вы, черт возьми, взяли, что можете правильно судить о женской фигуре и ее прелестях? Если вы и дальше будете придерживаться подобных превратных представлений, то вам действительно лучше заняться революцией.
        - Но…
        Шеридан ухватился за меховое одеяло и медленно стащил его.
        Олимпия была прекрасна! Впрочем, такой он себе ее и представлял. Эта бессовестная старая кошка Джулия убедила свою подопечную в том, что она толстая и уродливая. Нежность и жалость охватила Шеридана при виде того, как неистово кусает Олимпия губы и дрожит - не столько от холода, сколько от страха и смущения; ее руки были вытянуты по швам и сжаты в маленькие трогательные кулачки.
        - Послушайте, - промолвил он хрипловатым голосом, - послушайте меня, принцесса. На земле не существует мужчины, который не согласился бы продать душу дьяволу за одну лишь возможность взглянуть на вас так, как смотрю сейчас я. - Шеридан глубоко вздохнул. - И я вам сейчас скажу, почему это так. Я начну с ваших волос, которыми я давно уже любуюсь. Они напоминают солнечный утренний свет. Я могу рассказать вам о тех чувствах, которые испытываю, просыпаясь по утрам рядом с вами, обнаженной и прекрасной, лежащей в ореоле светлой копны рассыпавшихся волос, - такой я вижу вас сейчас… - Он на мгновение закрыл глаза, не в силах совладать со своими чувствами и эротическими фантазиями, роящимися у него в голове. - А затем я бы рассказал вам о ваших милых зеленых глазах, о том, какие у вас длинные золотистые ресницы и темные густые брови - брови, имеющие свой собственный характер, что вообще-то очень необычно для бровей.
        - Вы опять смеетесь надо мной, - прошептала Олимпия.
        - А я-то думал, что вы меня уже хорошо знаете, - сказал он. - Я думал, что вы уже догадались, что мне трудно бывает сказать правду и тогда я говорю ее как бы в шутку, поддразнивая вас чуть-чуть.
        Олимпия взглянула на улыбающегося Шеридана и вновь провела кончиком языка по губам. Шеридан перестал улыбаться, его обдало жаром.
        - У вас восхитительный подбородок, - сказал он. - Его так и хочется поцеловать. У вас прекрасные плечи, не костлявые, как у какой-нибудь сухопарой, недокормленной продавщицы. Они такие белые, гладкие, мягкие. - Шеридан склонился над ней. - Такие белые, как алебастр.
        Он поцеловал ложбинку на ее полной груди и ощутил губами ее гладкую, как фарфор, теплую податливую кожу. Она была такой соблазнительно мягкой и благоухающей, что Шеридан снова прерывисто задышал.
        - О Боже, - прошептал он в упоении и начал ласкать ее грудь, закрыв глаза на секунду, а затем продолжал: - Какая прекрасная, круглая, упругая грудь совершенной формы. - У него пересохли губы от возбуждения. - О, какие восхитительные розовые соски! Я давно уже мечтал припасть к ним губами.
        Олимпия взглянула на него изумленно. Шеридан дотронулся до ее талии.
        - Какая идеальная талия! - Его ладони поглаживали живот девушки. - Какие изящные пропорции, какая великолепная линия бедер, а этот… - У него перехватило дыхание. - Этот очаровательный живот с атласной кожей. Как плавно он переходит к волне завитков, полыхающих золотом, словно солнце, и мягких на ощупь, словно шелк. - Голос Шеридана дрогнул. - Нет, я просто схожу с ума.
        Олимпия смотрела на него с нарастающим изумлением, как будто он действительно спятил.
        - Так я, по-вашему, симпатичная? - прошептала она.
        - Восхитительная, - прошептал он. - Я никогда не думал, что я…
        Он осекся, не в силах больше говорить, и прильнул к ней всем телом, тяжело дыша. У Олимпии тоже перехватило дыхание. Его пальцы раздвинули ее ноги и начали ласкать интимные уголки тела. Она снова начала извиваться и постанывать в его руках, сгорая от стыда и вожделения. Олимпия хотела закрыть глаза, но не могла отвести их от лица Шеридана, искаженного страстью. Наконец он убрал руку, и она ощутила прикосновение его твердой набухшей плоти. Олимпия застонала. Шеридан взглянул на нее и насмешливо улыбнулся. Кровь горячей волной прилила к лицу Олимпии, она постаралась оттолкнуть его, но не могла.
        - О нет, я не отпущу вас, - сказал он, продолжая ритмично двигаться, - Ваша попытка оттолкнуть меня говорит только о том, что вы страшная ханжа и лицемерка, Я думаю, что вы захотите доказать мне обратное.
        Олимпия попыталась восстановить дыхание, но это было трудно сделать: Шеридан смотрел на нее в упор, навалившись всем телом и продолжая совершать ритмичные телодвижения, от которых Олимпию била дрожь.
        Внезапно он отпустил ее, стал на колени между раздвинутыми ногами девушки и начал целовать ее бедра. А затем Олимпия ощутила прикосновение его плоти, но теперь она почти вторглась в ее лоно, отчего у Олимпии захватило дух. Это были такие необычные ощущения для нее, что Олимпии стало не по себе.
        - Что мы делаем? - пробормотала она, задыхаясь от возбуждения.
        - Совершаем ошибку, - . глухим голосом сказал он.
        Она почувствовала его осторожные движения. По телу Шеридана пробегали судороги. Олимпия испытывала приятные ощущения, но ей хотелось чего-то большего. Она начала двигаться в такт ему.
        - Не делай этого! - выдохнул он, схватив ее за ноги. - Не делай, слышишь?
        Теперь Олимпия могла видеть лишь черные всклокоченные волосы Шеридана и его плечи с напряженными мышцами. Он крепко держал ее колени. Но Олимпия ничего не могла с собой поделать, се бедра вновь начали вздыматься в такт его телодвижениям. Шеридан застонал, по его телу снова пробежала судорога, он слегка отпрянул от нее, но Олимпия сжала коленями его талию. Ее возбуждение нарастало - ей так хотелось еще чего-то, и казалось, что если она будет правильно двигаться, то непременно этого добьется.
        - О Боже, - стонал Шеридан. - Не надо, не шевелись, не двигайся!
        Олимпия сняла его руки со своих бедер и положила его пальцы на то место, которое он недавно ласкал и которое воспламенялось от одного его прикосновения.
        Шеридан поднял голову и взглянул на нее, его грудь тяжело вздымалась.
        - Пожалуйста, - прошептала она.
        Он бросил на нее пылающий взгляд, в эту минуту Шеридан был похож на огненного дракона, приснившегося Олимпии нынешней ночью. А затем он начал все глубже входить в нее, лаская Олимпию, которая ощутила нарастающую боль и одновременно блаженство.
        Она застонала и прижала Шеридана к себе, но он, стараясь действовать все так же осторожно, продолжал ласкать Олимпию, приводя ее в экстаз. Она задыхалась, стонала и извивалась в его руках, а потом начала неистово кричать.
        Олимпия выкрикивала его имя. Шеридан теперь крепко держал ее, подсунув ладони под ягодицы. Она чувствовала, как его твердая плоть уперлась в ее живот. Шеридан содрогнулся всем телом.
        - Боже! - хрипло крикнул он и зарылся лицом в волосы Олимпии. - Боже!
        Он крепче прижал ее к себе; казалось, он готов был умереть.
        Олимпия задыхалась, ей не хватало воздуха в его неистовых объятиях, она чувствовала, как по ее животу течет какая-то теплая влага. Шеридан глубоко вздохнул и ослабил свою хватку, из его груди вырвался звук, похожий на всхлип плачущего ребенка.
        Олимпия лежала в полном изнеможении. Она выскользнула из его объятий, тяжело дыша, и с любопытством взглянула на него. Она попробовала пальчиком влагу на своем животе, но Шеридан перехватил ее руку и вновь обнял девушку, зарывшись лицом в ее волосы.
        - Надеюсь, ты больше не думаешь, что я - не настоящий герой!
        Олимпия случайно обнаружила, что Шеридан прячет от нее пингвиненка.
        Она ушла собирать крапиву, хотя истинной причиной ее ухода было не намерение сварить суп, а стремление держаться подальше от Шеридана. Она долго шла, погруженная в свои мысли, которые временами вгоняли ее в краску и заставляли сердце сжиматься от смущения. Олимпия пересекла весь остров и вышла на противоположный скалистый берег. По небу быстро бежали облака, отбрасывая мрачные тени на свинцовые воды океана.
        Стадо тюленей расположилось на самом берегу. Глянув вниз, Олимпия заметила Шеридана. Она отпрянула от обрыва и хотела бежать, словно перепуганный заяц, пока Шеридан ее не увидел. Но куда она могла убежать от него здесь, на маленьком острове? Наступит ночь, и они вновь лягут спать вместе под одной крышей. Она наблюдала за ним некоторое время, немного нервничая, но затем, заметив, что он застыл в неподвижности, начала беспокоиться.
        Положив собранную крапиву в заросли сухостоя, Олимпия поплотнее завернулась в свой плащ и начала осторожно спускаться вниз. Несколько раз она окликала Шеридана, но ветер относил звуки в сторону. Подойдя поближе и замедлив шаг, Олимпия рассмотрела, что капитан сидит на корточках на скале спиной к ней.
        Она отмахнулась от летящего прямо на нее грача и остановилась в нескольких ярдах от замерзшего Шеридана, запахивая полы плаща на ледяном порывистом ветру. Шеридан не замечал ее, погруженный в свое занятие. Он добывал мякоть моллюсков из раковин. У его ног прыгал серебристый комок пуха, поднимаясь время от времени на короткие лапы. Пингвин раскрывал клюв, издавая резкие пронзительные звуки, когда Шеридан запаздывал с кормом, слишком долго возясь с очередным моллюском. Склонив голову, пингвиненок кружился, словно пьяный, помахивая одним крылом и вытянув в сторону другое, которое было перевязано. Приглядевшись, Олимпия поняла, что это была одна из ее подвязок для чулок, пропавшая таинственным образом три дня назад.
        Внезапно на голову Шеридана спикировал грач, и тот, схватив весло, замахал им над головой, ругаясь и опираясь рукой о землю, чтобы удержать равновесие. Большая пригоршня моллюсков выпала у него из рук и раскатилась по земле, на них тут же налетела стая грачей, а пушистый комочек запрыгал у ног Шеридана с жалобным писком, пощипывая его клювом за колени.
        - Мерзкие твари! - Шеридан встал на ноги, все еще не замечая Олимпию, и отбросил ногой в сторону несколько особенно наглых птиц, которые начали нападать на неуклюже переваливающегося с боку на бок пингвиненка. - Оставьте бедного малыша в покое, вы слышали?
        Грачи продолжали драться из-за моллюсков, а пингвиненок все так же жалобно поглядывал на Шеридана, размахивая здоровым крылом и издавая душераздирающие крики.
        - Ладно, успокойся, - сказал ему Шеридан, - ты же знаешь, что я тоже чертовски голоден.
        Но малыш был безутешен. Олимпия зажала рот рукой.
        - Ну хорошо, - сказал Шеридан, отогнал веслом грачей и быстро поднял с земли моллюсков. Но на него тут же налетели прожорливые птицы, норовя побольнее клюнуть. - О Боже, если я из-за этого потеряю руку… - мрачно бормотал Шеридан, выковыривая мякоть из раковины и поднося ее на кончике ножа пингвиненку. - Ах ты, мячик в перьях, держись от меня подальше, не смей трогать мои сапоги, они мне еще пригодятся, а если ты будешь клевать мое колено, я отнесу тебя к ее высочеству, вот тогда попляшешь! Она сделает из тебя жаркое. Поверь мне, ее высочество не задумываясь расправится с любым малым во имя правого дела. - Пингвиненок хлопал крылом и пронзительно верещал. Шеридан вынул из раковины еще одного моллюска. - Значит, мои слова не произвели на тебя никакого впечатления, да? А зря! Она наводит ужас на всех здешних гусей, потому что хладнокровно сворачивает им шеи. Она ощиплет тебя и поджарит, прежде чем ты успеешь пикнуть.
        - Я вовсе не собираюсь это делать! - возмущенно воскликнула Олимпия.
        Шеридан вздрогнул и обернулся. Стая грачей поднялась в воздух, а затем вновь набросилась на рассыпанных по земле моллюсков. Пингвиненок прибился к ногам Шеридана и уселся там.
        Шеридан покраснел от смущения, застигнутый врасплох.
        - Что вы тут делаете?
        Спрятав улыбку, Олимпия наблюдала за тем, как пингвиненок чистит клювом свой пух.
        - Я увидела вас со скалы и решила, что вы поранились.
        - Я цел и невредим.
        - Теперь вижу.
        Шеридан побагровел. Олимпия с интересом наблюдала за ним, она еще ни разу не видела Шеридана Дрейка в таком замешательстве.
        - Я нашел его, - начал рассказывать он, как бы оправдываясь. - Птенец отбился от стаи, а эти проклятые грачи пытались заклевать его, и он не смел высунуть голову из расщелины скалы.
        Шеридан вновь замахнулся веслом на огромных птиц. Они разлетелись в разные стороны, но буквально через мгновение вернулись и продолжили свое сражение за добычу.
        Пингвиненок закинул головку, взглянул на Шеридана и издал протяжный крик, выражавший, по-видимому, возмущение.
        - Вы опять ведете себя как настоящий герой, - сказала Олимпия.
        - Я противен самому себе, - шутливо заметил Шеридан. - Стараюсь быть хамом, но это у меня не получается.
        Олимпия оглядела его высокую стройную фигуру в рваном бушлате. Он стоял под порывами резкого ветра с веслом в руках, словно рыцарь со своим копьем; на мысе его сапога устроился серебристый комочек пуха, пингвиненок, который, по-видимому, относился к Шеридану с полным доверием.
        - Иногда мне кажется, что вы не особенно сильно стараетесь, - тихо произнесла она.
        Шеридан опустил глаза. Пингвиненок заерзал, удобнее устраиваясь, поморгал своими круглыми черными глазками и закрыл их, удовлетворенно вздохнув.
        - Разве? - спросил Шеридан. - В таком случае мне придется сожалеть об этом до конца жизни.
        И он вновь замахнулся веслом на обнаглевших грачей.
        Неделю спустя Олимпия стояла, тяжело дыша, на коленях и наблюдала за тем, как Шеридан ковыряет промерзшую землю куском железного обода от бочонка. Они работали на штормовом ветру недалеко от хижины. Олимпия выбрасывала землю из ямы жестяным ведром.
        Яма была необходима им для разведения сигнального костра. С приходом зимних шквальных ветров не так-то просто стало разжигать и поддерживать огонь. Шеридан на минуту остановился и вытер пот с лица. Олимпия тут же отвернулась, не желая, чтобы он заметил, как она разглядывает его. Новые ощущения и впечатления захватили ее целиком. Девушку удивили слова Шеридана о том, что мужчина и женщина - это искра и огонь, что ее тело создано для наслаждений. Все это звучало так грубо и так волнующе!
        Но Шеридан даже не посмотрел в ее сторону. Он бросил взгляд на скалы, где сидела стая грачей, порывы ледяного ветра раздували их черное оперение.
        Появление в хижине пингвиненка внесло кое-какие изменения в их быт. Теперь Шеридан постоянно с особой настороженностью следил за грачами и каждый день собирал моллюсков для птенца. Птицы и прежде слетались к их хижине в надежде, что им перепадут отбросы и объедки со стола, но теперь с появлением пингвиненка количество птиц заметно увеличилось. Дверь, где сидел птенец, была занавешена куском парусины, но все равно прожорливые создания чуяли добычу и ждали своего часа.
        - Ублюдки, - произнес Шеридан и бросил в птиц камень.
        Грачи с криком взмыли в воздух, а Шеридан вновь принялся рыть землю. Но вскоре он опять выпрямился, чертыхаясь; вот уже пятый раз подряд Шеридан задел локтем висевший у него через плечо нож в ножнах, сшитых из тюленьей кожи. Он отбросил обломок обода в сторону.
        - Нет, так дело не пойдет. - Шеридан снял ремень, на котором висел нож, через голову и бросил его на землю.
        - Я так и знала, что ножны получатся очень неуклюжими, - сказала Олимпия, поднимая нож и кладя его на валун. - Я сошью другие.
        - Хорошо, сшей.
        Шеридан снова принялся копать землю. Олимпия опустила голову, пряча улыбку. Идея сделать ножны принадлежала ему, а сшила их Олимпия, используя бечевку и толстую иглу, и в результате ножны оказались очень неудобными. Она хотела сделать их по-своему, но Шеридан не позволил ей. Нож был жизненно необходимым предметом. Маникюрные ножницы Олимпии не могли заменить его. Стальным, слегка искривленным лезвием своего малайского ножа Шеридан рубил доски, нарезал дерн и с легкостью строгал китовый ус.
        Откинув со лба волосы, Олимпия наблюдала за ритмичной работой Шеридана и вспоминала прошедшую ночь: его освещенное огнем очага лицо, грудь и руки, его напряженные мышцы и шею, его экстаз в минуты близости, доставлявший наслаждение в одинаковой мере и ему самому, и ей. Олимпия вспыхнула до корней волос, припомнив то, чему он учил ее. Ей казалось, что, как только Шеридан дотрагивался до нее, она превращалась в другого человека, лишенного всякого стыда и предрассудков. Самого Шеридана невозможно было остановить, пристыдить или смутить. Он просто говорил, что у него лопнуло терпение, и начинал целовать ее до тех пор, пока она не забывала все на свете.
        Шеридан не бросал слов на ветер, он научил ее довольно тонким вещам, касавшимся женской физиологии. Он объяснил ей, что такое месячный цикл и что такое потеря девственности; предостерег от различных извращений, если какой-нибудь наглец предложит их ей, рассказав, что именно является в этом отношении естественным и общепринятым; прочитал ей целую лекцию о том, что такое беременность, каковы ее первые признаки, способы ее предотвращения. Через неделю Олимпия стала во всех этих вопросах столь же сведущей, как уличная девка, о чем ей с кривой ухмылкой не преминул сообщить Шеридан. Когда же она, обидевшись на такие слова, нахмурилась, он придал своему лицу невинное выражение и добавил, что, насколько он помнит, она сама выразила однажды желание стать уличной девкой.
        Олимпия ничего не могла поделать с ним. Внезапно ее внимание привлекли громкие крики и хлопанье крыльев. Взглянув в ту сторону, откуда доносились эти звуки, Олимпия вскочила на ноги и с визгом бросилась к грачам, атаковавшим блестящую ручку брошенного на землю ножа.
        Птицы моментально взмыли в воздух, но ремешок от ножен зацепился за когти одной из них, и она, отчаянно махая крыльями, взлетела над головой Олимпии, так что девушка уже не могла схватить нож.
        Взбешенный Шеридан громко взревел, и в грача полетел камень, но воришка уже был далеко, подхваченный воздушными потоками. Большая черная птица закружилась над островом. Шеридан бросился вперед, следя за ней и намного опередив Олимпию, которая, подхватив юбки и задыхаясь от быстрого бега, отстала от него. Грач сел на скалу, но, как только Шеридан подбежал ближе, проклятая птица вновь взмыла в воздух вместе с ножом, болтающимся в ножнах.
        Запыхавшаяся Олимпия бежала все медленнее, пока вообще не перешла на шаг, потеряв из виду и Шеридана, и грача. Наконец она села на валун и взглянула на мыс скалы, выдававшийся далеко в море. Внезапно она снова увидела Шеридана, появившегося у самого обрыва. Олимпия замерла. Он наклонился, глядя в бушующую пропасть, а затем отступил от ее края и потряс кулаком, обращенным в небо.
        Олимпия закрыла глаза, которые слезились от порывов холодного ветра, бьющего ей прямо в лицо. Как они будут теперь обходиться без ножа? Им они резали сухостой, торф для очага, добывали моллюсков, которые спасали их от голодной смерти, когда удача отворачивалась от них и они не могли добыть никакой другой пищи. Теперь Шеридан уже не сможет каждый день бриться, а этого правила он придерживался все время неукоснительно. Олимпия подозревала, что это был один из способов поддержать свой моральный дух, а следовательно, и дух самой Олимпии.
        Она пришла в отчаяние. Такой, казалось бы, пустяк - наглая птица и минутная потеря бдительности, и вот уже их жизнь под угрозой.
        Вскоре вернулся Шеридан. Он был мрачнее тучи. Проходя мимо валуна, он даже не замедлил шаг, бросив на ходу:
        - Пойдем. Ты мне нужна.
        Олимпия вскочила на ноги и последовала за ним.
        - Нож пропал?
        - Похоже на то.
        Тон, которым это было сказано, отбил у Олимпии всякую охоту задавать дальнейшие вопросы. Она вдруг почувствовала себя во всем виноватой. Ей следовало быть внимательной и не упускать нож из виду.
        В хижине Шеридан собрал все канаты, которые они сняли со шлюпки. Сердце Олимпии тревожно сжалось; ее опасения подтвердились, когда Шеридан молча направился назад на обрывистый мыс скаты, нависший над морем.
        На вершине скалы Олимпия совсем выбилась из сил. Стоя на ледяном порывистом ветру, Шеридан взял ее за локоть и указал вниз:
        - Взгляни.
        Она осторожно взглянула, слегка наклонившись над краем. Далеко внизу об огромные валуны с грохотом разбивались пенистые зеленоватые волны. Олимпия вгляделась повнимательнее, щурясь от ветра, и наконец увидела нож. Он висел высоко над морем и был все еще в ножнах, ремешок которых зацепился за выступ скалы.
        Олимпия отпрянула от края пропасти, ухватившись за руку Шеридана.
        - Мы должны, - громко сказал он, стараясь перекричать грохот прибоя, - достать его во что бы то ни стало.
        Олимпия облизала обветренные губы.
        - Спуститься вниз по канату?
        - Да, если, конечно, у тебя нет крыльев. - Шеридан тронул скрученный канат, висевший у него через плечо. - Надеюсь, этого хватит.
        Олимпия нахмурилась, оглядевшись вокруг, - поверхность скалы была совершенно ровной.
        - Но как его прикрепить? Шеридан взглянул на нее в упор.
        - Один из нас будет держать канат, а другой по нему спустится вниз.
        - Но я не справлюсь! - воскликнула Олимпия. - Я не удержу тебя!
        Он пожал плечами и криво усмехнулся:
        - Ну что ж, зато я совершенно уверен, что удержу тебя.
        - О Боже. - еле слышно промолвила Олимпия, у которой душа ушла в пятки.
        Шеридан не сводил с нее изучающего взгляда, слегка приподняв черную бровь. Олимпия судорожно вздохнула. В ее душе снова закипела ненависть к этому человеку; ей хотелось обругать его, назвать трусом, и в то же время она почувствовала, что он прав. У них не было другого выхода. Один из них должен был спуститься вниз. Олимпия никак не могла надеяться на то, что сумеет удержать Шеридана. Она в отчаянии закрыла глаза, ее сердце бешено колотилось в груди.
        - Я не смогу. Я знаю, что не смогу это сделать…
        Шеридан молчал, Олимпия ожидала, что он начнет спорить с ней, давать советы, ободрять… Но он упорно молчал. Открыв глаза, она увидела, что он все так же пристально смотрит на нее.
        - Я боюсь, - сказала она дрожащим голосом. Он молча ждал.
        - Должно быть, существует какой-то другой выход… - В ее голосе слышалась мольба. - Я не могу. О Боже, неужели я должна это сделать?!
        Он все так же терпеливо ждал, не спуская с нее глаз.
        - Да, я должна это сделать, - со вздохом сказала она. - Мы не сможем выжить без ножа.
        - Я не дам тебе сорваться, - спокойно сказал он.
        - Значит, мне придется спуститься с обрыва. - Она никак не могла справиться с дрожью в голосе. - Ну что ж… я готова.
        Шеридан взял ее лицо в ладони и крепко поцеловал. Олимпия прижалась к его груди и судорожно вцепилась в него, как будто это была сама жизнь.
        Но внезапно она сама прервала их долгий поцелуй и решительно освободилась из его объятий. Олимпия хотела - если уж у нее не было другого выхода - начать спуск не откладывая, а там будь что будет!
        Шеридан, по-видимому, хорошо представлял ее состояние и сразу же начал готовить канат. Подойдя к краю пропасти, он спустил его вниз и посмотрел, достает ли веревка до скалы, на которой висел нож. Удовлетворенно кивнув, Шеридан снова вытащил канат.
        - Иди сюда, - велел он. - Снимай плащ. Я сейчас обвяжу тебя концом каната вокруг талии - это необходимая мера предосторожности. - Он быстро и ловко обвязал вокруг нее канат. Олимпия дрожала всем телом, стоя на пронизывающем ледяном ветру. - Я завязал канат морским узлом, это очень надежно, у меня в этом отношении богатый опыт, можешь не сомневаться.
        Он подергал узел, проверяя его прочность. Олимпия нервно засмеялась. Шеридан удивленно потряс ее за плечо.
        - Ради Бога, прекрати. Тебе кажутся забавными опасности и неприятности, Когда-нибудь я растолкую тебе, что такое настоящее чувство юмора.
        Олимпия снова услышала как будто со стороны свое нервное хихиканье.
        - Дыши, - приказал Шеридан, и Олимпия только сейчас заметила, что затаила дыхание и не дышит. Она сделала глубокий судорожный вдох. - Медленно и ровно. Вот так.
        Шеридан тем временем взялся за другой конец каната. Олимпия была слишком напряжена, чтобы задавать ему вопросы. А он подобрал ее юбки и просунул конец каната между ног девушки, закрепив его на бедрах, пустил по ложбинке на груди, обвязал плечи, подложив на спину девушке сложенный плащ.
        - Ну вот, пройдись-ка. Чувствуешь канат?
        Судорога пробежала по телу Олимпии, когда она почувствовала колючее прикосновение грубой пеньки к голым ногам.
        - Значит, ты будешь держать канат в руках?
        - Нет, не совсем так. Я обвяжусь им, вот так, вокруг тела.
        - Ты не должен этого делать! А если я сорвусь? Я же могу утащить тебя за собой в пропасть.
        - Ну и хорошо. Это избавит меня от необходимости бросаться за тобой с обрыва, терзаясь чувством вины. - Он дотронулся до ее холодной щеки. - Я же сказал, что не дам тебе сорваться, мышка.
        Олимпии так хотелось прижаться к нему сейчас, ощутить себя под его защитой в полной безопасности. Но то, что она должна была сделать, никто не мог сделать за нее. Ей следовало вновь уверовать в этого человека, потому что больше не на кого было надеяться здесь. Она на секунду зажмурилась.
        - Ты не дашь мне сорваться, - твердила она как заклинание. - Ты не дашь мне сорваться.
        - Конечно, нет, ведь я буду привязан к другому концу каната!
        Из груди Олимпии вновь вырвался истерический смешок, но она подавила его и двинулась к краю пропасти. Отчаянно прыгнув с кручи, она чуть не потеряла сознание. Но впившийся в тело канат привел ее в чувство. Ладони Олимпии жгло огнем, она держалась обеими руками за грубый канат, стараясь облегчить давление на него своего тела. Ее вдруг охватило странное чувство раскованности. Ледяной ветер холодил ее ноги, но тело чудесным образом обрело свободу и удерживало равновесие с такой легкостью, о которой Олимпия и не подозревала. Она знала, что ей не следует смотреть вниз. Последнее, что она видела, прежде чем устремила взор на серую шершавую стену скалы, было лицо Шеридана, на котором застыла кривая ухмылка. Возможно, это была гримаса боли и напряжения, когда канат, которым он был обвязан, рванулся под тяжестью ее тела. Теперь же перед глазами Олимпии проплывала дюйм за дюймом скала. Взгляд девушки время от времени заволакивало от боли, холода и неимоверных усилий.
        Через некоторое время она достигла уровня скалы, на которой висел нож. Олимпия вытянула одну руку и попыталась схватить его, но он раскачивался на длинном ремешке под порывами ветра вне пределов досягаемости. Олимпия закусила губу и со стоном рванулась в направлении ножа. Ей удалось схватить его.
        Боясь выронить нож, она осторожно подтащила его к себе и надела ремешок от ножен на руку. Только после этого Олимпия крикнула Шеридану, чтобы тот вытаскивал ее наверх. Но он как будто не слышал. Она висела, слегка раскачиваясь, над пучиной бушующих волн. Олимпию охватила паника, она осознала, в какой опасности сейчас находится. Девушка снова истошно закричала, но опять не получила ответа.
        Но вот наконец канат дрогнул. Олимпия уперлась ногой о скалу, помогая Шеридану тащить себя наверх. Сердце Олимпии бешено колотилось в груди. «Два, три, четыре…» - считала она шаги, подтягиваясь на руках, ей так хотелось остановиться и передохнуть. Олимпия сбилась со счета. Но она не могла остановиться, подчиняясь ритму рывков каната. Еще один шаг, еще один, последний, и вот уже над краем скалы появилось лицо Шеридана. Оно было сейчас действительно искажено страшной гримасой. Он изо всех сил упирался ногами и рывками, напрягая все тело, тащил канат. Олимпия уперлась коленом о край площадки и упала ничком на землю, зажав в руке висевший на боку нож. Через секунду она поднялась на ноги и закричала, не помня себя от радости:
        - Я сумела! Я смогла достать его!
        Шеридан бросил на землю канат и устремился к ней. Он обнял девушку так крепко, что той показалось, будто она сейчас задохнется. Шеридан тяжело дышал.
        - Я сумела! - бормотала Олимпия, уткнувшись лицом в его плечо.
        - Да, да… - задыхаясь, шептал Шеридан, обнимая ее. - Все отлично, черт побери… просто великолепно…
        Он поцеловал ее в ухо, и она услышала, как тяжело и хрипло он дышит, не в силах восстановить дыхание. Последнее, что она запомнила, прежде чем лишилась чувств, было его дрожащее мелкой дрожью плечо.
        Глава 17
        Снаружи завывал холодный ветер, под его порывами шуршал мох, которым была покрыта хижина. Быстро исчезал в темноте вырывающийся из трубы столб дыма от разведенного очага. Олимпия задумчиво помешивала жидкое варево в ведре. Их обычной пищей были морские водоросли и мидии, морские водоросли и моллюски, морские водоросли и гусь, когда Олимпии удавалось его раздобыть. Но несколько недель назад стая улетела в теплые края прочь от зимних холодов. Олимпия сидела у очага, уставившись невидящим взором в огонь. Ее снедала тревога.
        В углу зашуршал Наполеон. Почистив перышки, он направился вразвалочку к Олимпии и улегся рядом с ней на животик.
        - Да-да, я знаю, - вполголоса сказала она, нарушая унылую тишину хижины. - Ты очаровательный малыш.
        Наполеон издал радостный крик, как бы соглашаясь с ней. Подросший пингвин наконец полинял. Его серебристый пух сначала сменился грязно-серыми перышками, а затем Наполеон оделся в черный сюртук с белым элегантным жилетом; на головке у него появился красно-желтый задорный хохолок. Он оказывал знаки внимания как Олимпии, так и Шеридану и, принимая из их рук моллюсков или маленькую рыбку, забавно благодарил обоих поклонами или пронзительными восторженными криками. Каждое утро, когда люди уходили на поиски пищи, пингвин провожал их несколько ярдов, издавая истошные крики и едва поспевая за ними. Он передвигался вперевалку, растопырив в стороны маленькие крылышки. Наполеон был неустрашим, он никогда не обходил преграды, смело взбираясь на самые крутые скалы, и отважно спрыгивал вниз с большой высоты на розовые лапки. Через некоторое время, видя, что люди уходят все дальше и дальше, он смирялся с тем, что ему предстоит коротать весь день в одиночестве, возвращался и, усевшись на пороге хижины, принимался терпеливо ждать хозяев. Здесь он чувствовал себя в полной безопасности, так как в любую минуту мог
нырнуть за парусиновый полог, спасаясь от хищных грачей.
        Олимпия улыбнулась пингвину, который скрашивал ее одиночество, устроившись рядом. Уже стемнело, и тревога Олимпии превратилась в страх.
        Сквозь вой ветра вдруг послышался посторонний звук, и Олимпия, тут же вскинув голову, насторожилась. Когда же она разобрала, что это хрустит снег под быстрыми шагами приближающегося к хижине человека, то облегченно вздохнула и на секунду закрыла глаза от радости.
        Вскочив на ноги и перепрыгнув через негодующего Наполеона, разразившегося обиженным криком и клюнувшего ее в ногу, она устремилась к двери, распахнула полог и высунула голову наружу, где царил жуткий холод и не было видно ни зги.
        - Куда ты пропал? Я уже собиралась идти искать тебя. Шеридан снял с плеча большой мешок, сшитый из тюленьей кожи, и занес его в хижину.
        - Я провел почти весь день в одной из здешних очаровательных ям. Не понимаю, зачем люди изобретают бассейны и бани, когда на земле существуют подобные восхитительные уголки.
        - О Боже! - ахнула Олимпия, когда Шеридан, хромая, вышел на свет. Он вымок до нитки и был покрыт с ног до головы грязью. Девушка припала к его рукам, как будто он мог исчезнуть в любую минуту.
        Шеридан прижался щекой к волосам Олимпии. Некоторое время они стояли молча, крепко обнявшись.
        - Ты не ранен?
        - Слегка подвернул ногу. - Он поцеловал ее в макушку. - Ничего серьезного. Мне в конце концов удалось выбраться из этой чертовой ловушки.
        Олимпия знала эти ямы, их вырыли зверобои для своих сигнальных костров на торфянике; костры горели целыми месяцами, превращая яму в ловушку, замаскированную сверху тонким слоем мха. Человек проваливался и оказывался в трясине, глубина которой достигала пятнадцати футов, а ширина - тридцати.
        - Мне следовало отправиться на поиски, - воскликнула Олимпия.
        - Не волнуйся, я обожаю рыть себе проходы через трясину куском железного обода.
        - Мне жаль тебя!
        - Я думал, что ты в это время занимаешься охотой на гусей. - Шеридан коснулся ее волос. - И рассчитывал, что ты хватишься меня только под утро. Но, честно говоря, мне так не хотелось проводить ночь, стоя по щиколотку в ледяной воде, - Он сжал ее руку. - У меня на этот вечер были совсем другие планы.
        Олимпия взглянула на него. Он улыбался ей, в его серебристо-серых глазах полыхали отсветы от огня, перепачканное лицо казалось в этот момент маской демона.
        Склонившись над Олимпией, Шеридан припал к ее губам. Его поцелуй был грубым, исполненным неистовой страсти. Шеридан крепко сжимал Олимпию в объятиях. Она ощущала на губах вкус грязи и пота, но все равно поцелуи Шеридана казались ей сладостными и желанными.
        Олимпия испытала разочарование, когда он вдруг выпустил ее из своих объятий и направился к очагу, принюхиваясь к запахам.
        - Морские водоросли? - хмуро спросил он.
        - Фирменный суп острова Английский Малун, - попыталась пошутить Олимпия.
        Но вместо того чтобы засмеяться, Шеридан только поморщился, так он обычно реагировал на шутки Олимпии.
        - Опять? Мы же ели это варево вчера вечером. - Он прошел, прихрамывая, к огню и сел перед ним на песчаный пол хижины. - Я вынужден буду сменить повара, если ты не внесешь разнообразие в наше меню.
        Шеридан взял большую раковину, заменявшую ему тарелку, и налил в нее из ведра дымящегося супа. Выпив его залпом, он вытер рукой рот. Наполеон распушил перья, отряхнулся и заковылял в дальний угол хижины. Шеридан бросил перед пингвином охапку сухой травы, чтобы на него не падал свет от горящего очага, и Наполеон, устроившись поудобнее, затих.
        - Есть еще крабы, - сказала Олимпия.
        - Отлично, - промолвил Шеридан, и его лицо просветлело. - Ты ангел.
        Олимпия подняла с земли свой плащ, в который были завернуты крабы, пойманные ею с помощью сети, сплетенной из сухих трав и ремешков, вырезанных из тюленьей кожи. Шеридан осторожно заглянул внутрь.
        - Черт возьми, вот это да!
        - Я поймала их на гусиные потроха, - сказала Олимпия. Шеридан осторожно вынул сетку с уловом, завернутую в плащ, и бросил в ведро сначала одного краба, а затем другого. Третий чуть не схватил его за палец клешней, но Шеридан вовремя отдернул руку. Поместив в горячую воду шесть из десяти пойманных крабов, Шеридан снова связал узлом шерстяной плащ и отложил его в сторонку. Он всегда беспокоился о том, что они будут есть завтра, и экономил продукты питания.
        - Нет, ты действительно ангел, - снова похвалил он девушку.
        Щеки Олимпии зарделись румянцем. Шеридан искоса взглянул на нее.
        - Иди-ка сюда, ангел, - позвал он.
        Она пересекла хижину и села рядом с ним, он обнял ее и тронул перепачканной грязью рукой за подбородок.
        - Никогда не ходи искать меня в темноте, моя мышка. Я тертый калач, и если не смогу выбраться из передряги до рассвета, значит, мне уже никто и ничто не поможет.
        Олимпия опустила голову ему на плечо. Ее пугала сила чувства, которое она испытывала к этому человеку. Мысль о том, что она может потерять его, казалась ей невыносимой. Сейчас она, пожалуй, смогла бы выжить без него - в отремонтированной им хижине, питаясь той пищей, которую они научились добывать. Да, физически она могла бы выжить, но душа ее умерла бы.
        Теперь Олимпии казалось странным то, что она считала Шеридана трусом и негодяем. Порой, когда он уходил один из хижины для того, чтобы нарезать торф или насобирать съедобных моллюсков на берегу, Олимпия вспоминала о краже драгоценностей. Но ей уже казалось, будто все это произошло с кем-то другим, таким же далеким сейчас, как далек был образ военного офицера в белых перчатках и синем отделанном золотым галуном мундире от нынешнего Шеридана, сидящего рядом с ней в разорванном грязном бушлате.
        Шеридан встал и выпил воды из парусинового бурдюка. Поглядывая на себя в крошечное зеркало, стоявшее на полочке, он сполоснул лицо. Когда он снова повернулся к Олимпии, та не могла удержаться от смеха.
        - Ты похож на настоящего негра! Она оторвала лоскут от льняной нижней юбки, смочила ткань и, подойдя к Шеридану, стерла следы грязи с его лица. Когда она приподнялась на цыпочки, чтобы дотянуться до его лба, он нежно поцеловал ее запястье. Олимпия теснее прижалась к нему, и Шеридан припал губами к ее виску, а затем к щеке. Губы Олимпии невольно раскрылись навстречу его губам. Сначала поцелуй был нежным, почти братским, но затем Шеридан крепче сжал ее в объятиях, охваченный страстью. Его руки скользнули по талии Олимпии и остановились на бедрах, он крепче прижал их к себе. Олимпия и Шеридан были одни на острове, и поэтому она могла, не испытывая стыда, делать все, что ей хотелось, доставляя удовольствие себе и ему. Олимпия постепенно поняла, что была очень темпераментной и чувственной по натуре. Более того, она поняла причину своего постоянного беспокойства и пустоты, терзавших ее душу все годы и служивших источником безумных грез о славе.
        Теперь она счастлива. Счастлива здесь, в этом угрюмом краю, ведя полуголодный образ жизни, в холоде и вечной сырости, каждый день делая неимоверные усилия в борьбе за существование. Олимпия радовалась тему, что по утрам просыпалась, лежа в его объятиях под одеялом из котикового меха. Она старалась раздобыть побольше еды, зная, что заслужит тем самым его улыбку и похвалу, что Шеридан будет есть этих крабов словно манну небесную. Она с радостью пожертвовала своей единственной нижней юбкой для того, чтобы стереть грязь с его лица, предвкушая то мгновение, когда он начнет целовать ее.
        Шеридан взял в ладони ее лицо и прижался лбом к ее лбу.
        - Передо мной стоит нелегкий выбор, - пробормотал он, - поесть или поразвлечься с тобой.
        - И то и другое, - промолвила она.
        - Ты права. Но вопрос в том, делать ли это одновременно или в порядке очередности?
        Олимпия мягко сняла его руки со своих плеч.
        - Тебе надо поесть, ты, должно быть, умираешь от голода.
        - Чувство голода никогда не покидает меня. - Он попытался снова обнять Олимпию, но она увернулась. - Ну хорошо, мамочка, давай сначала поужинаем.
        Олимпия быстро наелась крабом и мидиями, сваренными с морскими водорослями, но она знала по опыту, что это чувство сытости очень обманчиво и скоро пройдет. После ужина она развела огонь в очаге и положила сушить торф, который принес Шеридан. Сам Шеридан в это время устроился на меховом одеяле, предварительно сняв мокрую одежду и повесив ее сушиться у очага. Он сидел совершенно голый, закрывшись по пояс тюленьей шкурой и откинувшись на валун, застеленный накидкой из меха котика. Олимпия хорошо видела, что, несмотря на всю свою браваду, он страшно устал. К тому времени, когда она закончила мыть кухонную утварь, которой они обзавелись, Шеридан уже дремал. Затем Олимпия сходила на берег, чтобы проверить сигнальные костры, и принесла свежих водорослей для живых крабов, оставленных на завтрак. Вернувшись в хижину, Олимпия постояла у постели, разглядывая спящего Шеридана, темноволосая голова которого безвольно склонилась на плечо. На его шее пульсировала жилка. Ей в глаза бросился шрам, рассекавший его бровь. Олимпия знала, что это ранение Шеридан получил во время морского сражения при Трафальгаре.
Сейчас он казался ей таким беззащитным, каждый день его подстерегала смертельная опасность. Стоило Шеридану сделать неверный шаг, упасть в более глубокую яму, и он мог сломать себе шею. Он отлично знал это, но все равно каждый день отправлялся за торфом, который был необходим для того, чтобы разводить огонь в очаге хижины и поддерживать сигнальные костры.
        Часто по вечерам Шеридан играл на губной гармошке Фиша и учил Олимпию петь разные песни, тяжело вздыхая, когда она брала неверную ноту. Порой он сам сочинял мелодии и стихи, в которых рассказывалось о событиях, произошедших за день, а Олимпия слушала его, сидя у огня.
        Олимпии так хотелось, чтобы он сегодня спокойно поспал и отдохнул, и поэтому она старалась не шуметь. Но крабы так громко возились в жестяном ведре, что Шеридан внезапно проснулся, засопел и начал тереть спросонья глаза. Олимпия набросила сеть на ведро, чтобы крабы не выползли наружу.
        - Принцесса, - позвал ее Шеридан, протянув руку, - я не хочу спать. Иди сюда.
        Она скинула мокрые ботинки и носки и, закутав ноги в меховое одеяло, села рядом с ним. Шеридан прижал девушку к теплой груди и начал расстегивать пуговицы на спинке ее платья, лаская мочку уха Олимпии губами.
        Олимпия улыбнулась и тронула его за руку.
        - Тебе надо отдохнуть сегодня.
        - Я не устал, - прошептал он, целуя ее шею.
        - Лгун. Ты слишком утомился для любовных утех. Расстегнув застежки, он погладил обнаженную спину Олимпии.
        - Только после смерти я почувствую себя слишком утомленным для этого.
        Олимпия перехватила его вторую руку.
        - Попробуй мысленно переключиться на что-нибудь другое. Где бы ты хотел жить, если бы у тебя была возможность выбирать?
        - В Вене, - не задумываясь ответил Шеридан.
        - В Вене? - удивленно переспросила Олимпия. Он начал слегка покусывать ее обнаженное плечо.
        - Да, в Австрии. Особенно хорошо там весной. Мы бы танцевали с тобой вальсы Штрауса, на тебе было бы алое платье вот с таким декольте, - и он провел рукой по ее груди, - из воздушной ткани, подол при каждом твоем движении изящно взмывал бы вверх, открывая туфельки и твои точеные лодыжки. - Он закрыл глаза, его теплое дыхание согревало плечо Олимпии. - А после последнего танца я увел бы тебя, раскрасневшуюся и запыхавшуюся, мимо караулов королевского стража по широкой лестнице в спальню с огромной кроватью под золотистым бархатным балдахином, откуда мы все еще могли бы слышать далекую чудную музыку. И я взял бы тебя на руки и уложил бы на кровать… склонился бы над тобой и начал бы целовать твою прекрасную грудь и твои очаровательные ножки, изящные лодыжки, икры, белоснежные великолепные бедра и твою восхитительную розовую… гм… - Он припал губами к ее шее. - И на тебе не было бы в этот момент никакого нижнего белья, ровным счетом ничего. Олимпия зажала рот рукой, чтобы не расхохотаться над этими фантазиями.
        - А ты когда-нибудь был в Вене?
        Он покачал головой, прижавшись губами к ее волосам.
        - Тогда надо признать, что у тебя богатое воображение.
        - О чем же еще я могу мечтать здесь, копаясь каждый день в мокром торфянике, - такими темпами я, наверное, скоро пророю туннель в Китай. Кроме того, не забывай, я добрых четверть века провел на флоте. Так что воображение и фантазия - это моя вторая жизнь, - говорил он, стаскивая с нее платье. - А где бы ты хотела оказаться сейчас?
        Олимпия, закусив губу, потупила взор и пожала плечами.
        - Так где же все-таки? - настойчиво расспрашивал ее Шеридан. - В Риме? В Париже? В каком-нибудь тропическом райском уголке?
        - Если честно… я бы предпочла остаться здесь.
        - Здесь?! Какого дьявола! На этом острове?
        - Да, здесь.
        - Ты совершенно спятила. - Он приподнял ее лицо за подбородок и чмокнул в нос. - Но почему?
        Она опустила глаза.
        - Потому что ты здесь. Шеридан замер.
        - Я?
        Она кивнула.
        - Я? - еще раз переспросил он. Олимпия опустила глаза. - Да.
        - Подлый сэр Шеридан, король всех ублюдков? - изменившимся голосом спросил он. - Нет, ты не можешь этого хотеть.
        Шеридан опустил прекрасные густые ресницы, и Олимпия не могла разглядеть выражения его глаз, но она видела, что вокруг его рта залегла горькая морщинка.
        - Нет, я хочу именно этого, - упрямо сказала она.
        - По-твоему, я должен весело рассмеяться? - криво усмехнулся он. - Это что, одна из твоих неудачных по пыток пошутить?
        Она взяла его руку, сжатую в кулак, и прижала к себе, а затем начала разжимать палец за пальцем.
        - Я не шучу, ты сделал меня счастливой. Неужели ты не можешь этого понять?
        Он засмеялся и взглянул на нее с несколько смущенным видом.
        - Я не понимаю, каким образом я мог сделать тебя счастливой в таких ужасных обстоятельствах, если, конечно, не считать счастьем необходимость убиваться целый день на тяжелой работе и есть скудную пищу по вечерам. Наши любовные утехи - слишком ничтожное воздаяние за все эти лишения. Кроме того, ты все еще девственница, кто бы мог подумать, что я сумею вести себя столь сдержанно и благородно? Ей-богу, я удивляюсь, что все еще жив.
        - Мне нравится, как мы живем.
        - Еще бы! Ведь это я, а не ты должен всегда сохранять хладнокровие и самообладание, даже в самых крайних обстоятельствах. Должен заботиться обо всем.
        - Да, я знаю, что тебе трудно, - сказала она, глядя ему в глаза.
        На губах Шеридана заиграла кривая усмешка, и он отвернулся от Олимпии.
        - Но я не боюсь лишений, - сказала она. - Мелочи жизни не волнуют меня. Конечно, я не отказалась бы от горячей булочки с маслом, я хотела бы, чтобы ты был всегда сыт. - Она склонила голову ему на плечо. - Ведь ты так много работаешь.
        - Принцесса, о моя принцесса, - бормотал он в полузабытьи и, найдя руку девушки под меховым одеялом, крепко сжал ее.
        Олимпия наблюдала за ним краем глаза, любуясь изящной линией подбородка и широкими скулами. На его виске все еще виднелась застывшая грязь, почти скрытая прядкой волос. Поглаживая его ладонь, Олимпия задела свежую мозоль, и Шеридан непроизвольно отдернул руку.
        - Итак, ты бы хотела остаться на этом острове, потому что я нахожусь здесь, - произнес Шеридан, искоса поглядывая на Олимпию.
        Она кивнула.
        - Тогда будь так добра, представь себе, что мне не составляет труда сделать тебя счастливой в любой другой точке земного шара.
        Олимпия улыбнулась.
        - Представь, что мы сидим в цветущем саду на лужайке, залитой солнцем.
        - А кругом кусты сирени, - мечтательно добавила она.
        - Да, сирень и розы. А еще розовато-белые камелии, которые к лицу тебе. Что еще?
        Олимпия закрыла глаза.
        - Фиалки в тени раскидистых деревьев. Статуя Афродиты… и певчие птицы, клюющие зерна с ее плеча.
        - Представь себе, что мы едим пирожные.
        - И клубнику. И пьем шампанское.
        - Гм-м… Шампанское - это ты хорошо придумала. И я, будучи подлецом и ублюдком, конечно же, усердно потчую тебя вином, пока ты не наберешься как следует и не станешь уступчивой.
        - Действительно подлец! - сказала Олимпия, гладя его по щеке, и поцеловала в висок.
        - И вот представь себе, что твои волосы рассыпались по плечам и в них заиграли солнечные блики. О, какое великолепное зрелище! Представь себе… - Он замолчал. В воцарившейся тишине был слышен вой ветра, бушующего за стенами хижины. - Представь себе, что я попросил твоей руки.
        Олимпия замерла. Она взглянула па него, но не могла разглядеть лица.
        - Скажи, ты обрадовалась бы, услышав мое предложение? - прошептал он.
        Олимпия провела кончиком языка по губам. Кровь гулко стучала у нее в висках, и на минуту она потеряла дар речи.
        - Я люблю тебя, моя мышка, - сказал Шеридан. - Я люблю тебя.
        Но Олимпия все еще не могла произнести ни слова. Она смотрела сверху вниз на темноволосую голову прислонившегося к ее плечу Шеридана, на глаза ее набежали слезы.
        Все казалось ей таким странным, не похожим на ее мечты и грезы. Жизнь, полная лишений, где не было места политике, славе, где не было ни героев, ни принцесс, где значение имели только самые простые, обыденные вещи: еда, чтобы продержаться хотя бы еще один день, топливо, чтобы согреться, и чувство, возникшее между ними за эти долгие месяцы жестокой борьбы за существование.
        Молчание затягивалось, и Олимпия почувствовала, как напряглось тело Шеридана. Наконец он глубоко вздохнул и произнес:
        - Я веду себя как сентиментальный болван. - Шеридан закинул руки за голову и хмуро уставился в пространство. - Не обращай на мои слова внимания, это все результат полуголодного существования.
        Олимпия закусила губу. Она молчала, со стыдом вспоминая свои слова, сказанные неосторожно несколько месяцев назад. Тогда она призналась, что любит его. Но в ту пору она была еще такой глупой, эгоистичной, слепой, малодушной и, конечно же, не понимала смысла этих слов. Она любила не его, живого человека, а свою мечту, свою призрачную фантазию. Но теперь она хорошо знала Шеридана и не хотела бросать слов на ветер.
        Парусиновый полог, закрывавший дверной проем, шуршал под порывами ветра. Олимпия следила за красноватыми языками пламени и размышляла о любви, о том, как трудно найти слова, чтобы выразить ее чувства. Через некоторое время она достала маленький мешочек, в котором лежали ее маникюрные ножницы, иголки, губная гармошка и леденцовая палочка с налипшими на нее песчинками.
        Олимпия взглянула на спящего Шеридана - он лежал с закрытыми глазами в неудобной позе.
        - Шеридан, - позвала она.
        Он ничего не ответил. Олимпия слышала только, как тяжело дышит спящий.
        Улыбнувшись, она сунула леденец в его руку и улеглась под меховое одеяло рядом с ним.
        - Представь себе, - шепнула она, - что я сказала «да».
        Когда стоны Шеридана разбудили Олимпию, в хижине стоял полумрак от тлеющих в очаге углей. Во сне она, как всегда, ворочалась, толкая его локтем в спину. Шеридан лежал теперь, закрыв голову руками и содрогаясь всем телом от клокочущих хрипов, вырывавшихся из его груди.
        - Шеридан!
        Олимпия потрясла его за плечо. Он внезапно встал на колени, схватил свой нож и, тяжело, надрывно дыша, начал озираться вокруг. Взгляд его был диким и пугающим.
        Олимпия застыла, поглядывая то на сверкающее лезвие ножа, то на лицо Шеридана.
        - Тебе приснился страшный сон, - осторожно сказала она. Он взглянул на Олимпию, а затем на нож в своей руке. И только тут пришел в себя, его напряженные мышцы расслабились, он опустил плечи и отбросил нож в сторону.
        - Мне показалось, что кто-то приставил штык к моей спине.
        - Это я тебя толкнула локтем во сне, - сказала Олимпия, кусая губы. - Прости.
        Он глубоко вздохнул и провел рукой по волосам. Губы его слегка подрагивали, а затем застыли в горькой улыбке. Шеридан уставился на песчаный пол хижины.
        Олимпия тронула рукой его колено.
        - Черт побери! Но почему я такой? Что со мной происходит?
        Он запрокинул голову и взглянул на потолок. Олимпия взяла его руку в свои ладони и крепко сжала ее, стараясь успокоить Шеридана, словно испуганного ребенка.
        - Все в порядке, - сказала она. - Спи.
        Его губы снова дрогнули, и он вдруг закрыл лицо руками.
        - Все в порядке, Шеридан, - повторила она. - Я здесь. Мы с тобой в безопасности.
        Он молча покачал головой, не отнимая рук от лица.
        - У тебя часто бывают ночные кошмары? - мягко спросила она.
        - Отстань. Дай мне прийти в себя.
        Он встал, пряча лицо от Олимпии, поднял нож и положил его на полочку подальше от себя. Затем снова улегся, повернувшись спиной к ней, и укрылся с головой меховым одеялом.
        Олимпия лежала не шевелясь, глядя ему в спину, а затем обняла и прижалась щекой к его теплой лопатке.
        Шеридан что-то проворчал и попытался освободиться из ее рук.
        - Я не достоин тебя, - пробормотал он тихо. - Я проклятый маньяк, не стою тебя.
        Она подняла голову и погладила его по лбу, нежно убрав прядь густых волос с его виска. Шеридан глубоко, судорожно вздохнул и затих, но мышцы его тела оставались все такими же напряженными, а дыхание неровным, поэтому Олимпия так и не узнала, удалось ли ему заснуть в эту ночь.
        Глава 18
        Однажды Шеридан вернулся в хижину раньше обычного.
        Олимпия оторвалась от своего занятия - она варила в ведре мыло из золы от морских водорослей и тюленьего жира - и вопросительно взглянула на него.
        Наполеон радостно захлопал крылышками и заспешил вперевалку навстречу Шеридану. Толстый откормленный пингвин закружил на одном месте, выполняя свою обычную приветственную церемонию. Шеридан остановился, глядя на ликующего Наполеона, бурно выражающего свой восторг по поводу возвращения хозяина.
        - Пингвины вернулись, - сказал Шеридан и прошел мимо приветствующей его птицы, не приласкав ее, как обычно. Обиженный Наполеон бросился за ним вслед, споткнулся и упал ничком. Вскочив на лапки, пингвин недоуменно огляделся, заметил груду камешков, которые собрал на прошлой неделе, схватил в клюв один из них и с торжественным видом положил его к ногам Олимпии, туда, где уже лежали несколько подобных камешков, принесенных им хозяйке в течение дня.
        Олимпия закусила губу. Пингвины вернулись, а это значит, что Наполеон вновь должен уйти к своим сородичам в стаю. Хилый малыш превратился в сильного здорового пингвина. Он часто плескался и плавал между скал, а затем выскакивал из воды, как стойкий оловянный солдатик, и спешил в хижину, где устраивался в углу и ждал прихода Шеридана, который загораживал его охапкой сухой травы от света. Но с приближением весны Наполеон становился беспокойным, он все чаще кружился на месте, выполняя свой приветственный танец с завидным упорством, носил с места на место гладкие морские камешки, каждый раз в грустной задумчивости замирая перед ними; при этом он забавно склонял голову то в одну, то в другую сторону, как бы недоумевая, зачем это он сложил их сюда. Шеридан как-то сказал Олимпии, что пингвину нужна самка.
        В хижине Шеридан сел на песчаный пол и, засунув руки в карманы, прислонился спиной к сложенной из камней стене. Наполеон, который за полчаса до прихода хозяина наелся моллюсков из рук Олимпии, заковылял своей смешной походкой вразвалку к Шеридану и устроился между его ног.
        Но Шеридан отогнал от себя пингвина, и тот разразился обиженным криком и закружился в своем обычном танце, усердно кланяясь Шеридану, а затем выжидающе взглянул на него.
        - Ты ошибся, малыш, я не гожусь тебе в друзья, а тем более в подруги, - сказал Шеридан.
        Наполеон подошел к очагу, взял в клюв вырезанную из китового уса ложку, вернулся и положил ее у ног хозяина, виляя хвостиком.
        - Ну и глуп же ты, братец, - сказал Шеридан. Он бросил ложку на полку и взглянул на Олимпию. - Дай мне свой плащ, я заверну в него пингвина и отнесу его на берег.
        Раньше Олимпия не понимала, почему он бывает порой таким резким, жестким и даже грубым.
        - Можно, я пойду с тобой?
        Шеридан встал, хмуро поглядывая на Наполеона.
        - Зачем?
        - Я так хочу.
        - Ты слишком занята, у тебя много дел по хозяйству. Я вернусь еще до заката.
        Он взял плащ и завернул в него ничего не подозревающего Наполеона. Пингвин начал было вырываться и кричать, но тут же успокоился и затих. Шеридан, сунув узел под мышку, направился к двери.
        - Ты же знаешь, я тоже буду сильно скучать по нему, - тихо сказала Олимпия.
        Шеридан обернулся на пороге. Пингвин издал приглушенный крик, еле слышный из-за немолчного рокота волн.
        - Черт возьми, - пробормотал Шеридан. - Ну ладно, раз так, пойдем вместе.
        И он протянул ей руку. Как только их пальцы сплелись, Шеридан крепко пожал ей ладонь, и Олимпии передалось его состояние. Она затаила дыхание и взглянула ему в глаза, но он быстро подтолкнул ее к выходу.
        - Только не хнычь, черт бы тебя побрал, - грубовато сказал он. - Терпеть этого не могу.
        Олимпия опустила голову, чтобы Шеридан не заметил выражения ее лица.
        - Да, я знаю это, - сказала она, чувствуя, как его крепкая рука легла на ее талию.
        Колония пингвинов расположилась на подветренной стороне острова, где морские пенистые волны с грохотом разбивались о пологий скалистый берег. За линией прибоя на вздымающихся волнах виднелись черные точки - плавающие пингвины; они время от времени ныряли под воду, спасаясь от морских львов, бросающихся в море прямо со скал.
        Пингвины собирались целыми стаями, чтобы противостоять своим врагам. Но все равно время от времени кто-нибудь из них попадал в пасть морскому льву. Пингвины выскакивали из моря, как маленькие торпеды, и собирались на террасе скалы, где они расхаживали вперевалку или ползали на брюхе, помогая себе крыльями.
        На берегу их тоже подстерегала серьезная опасность - тюлени, которые нападали на слабых и больных пингвинов, отбившихся от колонии, расположившейся на скале. И эта дорога от прибрежной полосы до скал, где десятки тысяч маленьких наполеонов строили себе гнезда из гладких морских камешков, была дорогой жизни, на которой птиц ежеминутно подстерегала смерть. Но все равно нельзя было без улыбки смотреть на этих прыгающих и суетящихся увальней, размахивающих крылышками, похожими на плавники. Они вернулись домой, чтобы выводить потомство.
        Как только Наполеон услышал истошные крики своих сородичей, он сейчас же начал вторить им. Шеридан крепче прижал к себе узел. Они остановились на вершине пологой скалы, глядя на неуклюжие черно-белые фигурки птиц, снующих по берегу.
        - Сейчас их немного меньше, - заметил Шеридан.
        Пингвины не обращали на появление людей никакого внимания. Можно было спокойно расхаживать между ними. Правда, когда Шеридан и Олимпия слишком близко подходили к сложенному из камешков гнезду, пингвины начинали клеваться. Олимпия поморщилась от сильной вони.
        Шеридан нашел свободную площадку и, развернув шерстяной плащ, выпустил Наполеона. Пингвин изо всех сил захлопал крылышками и, не оглядываясь, устремился к ближайшему гнезду.
        Если люди, казалось, не вызывали у пингвинов особого беспокойства, появление Наполеона наделало в колонии настоящий переполох. К нему сразу же бросилось несколько разъяренных птиц, громко верещавших и махавших крылышками. Они сбили беднягу с ног. Наполеон вновь поднялся, отскочил назад, но и там его атаковали столь же яростно старожилы колонии. Бедняга попытался оказать им сопротивление, но ничего не вышло, он устремился в другую сторону, но отовсюду на него сыпались удары.
        Олимпия хотела броситься к нему на подмогу, но Шеридан остановил ее.
        - Они же убьют его! - воскликнула Олимпия.
        - Мы ничем не можем помочь ему, - возразил Шеридан. Олимпия хмуро наблюдала за царящей вокруг суматохой.
        Теперь она, пожалуй, не смогла бы отличить Наполеона от остальных пингвинов, если бы не агрессивность последних. Воспитанник Шеридана выделялся только тем, что с громкими криками пытался увернуться от теснивших его со всех сторон сородичей, спускаясь под их напором все ниже и ниже по скале.
        - Боже мой, что мы наделали! Неужели они ненавидят этого беднягу из-за нас? - простонала Олимпия.
        Шеридан молча наблюдал за происходящим.
        - Посмотри! - внезапно сказал он.
        Наполеона мало-помалу вытеснили с участка гнездовий туда, где расположилась группа пингвинов, лениво взирающих на мир и на тех своих соплеменников, кто усердно собирал камешки и суетился вокруг своего гнезда. Наполеон, преследуемый одним особенно агрессивно настроенным сородичем, который чуть не выщипал все перья из его хвостика, стремглав влетел туда.
        Олимпия сразу же насторожилась, ожидая, что на него нападут. И действительно возник небольшой переполох, когда ворвавшийся в тесные ряды неподвижно сидящих птиц Наполеон налетел на одного из дремлющих пингвинов. Стая заволновалась, раздались недовольные крики. Когда, успокоившись, пингвин отошел к своему гнезду и стал мирно чистить клювом оперение, волнение среди птиц улеглось. Олимпия с удивлением заметила, что Наполеон смешался с остальными сородичами и стал совершенно не отличим от них. Шеридан засмеялся.
        - Итак, наш Наполеон принят в Клуб скучающих молодых холостяков.
        - Или, может быть, стал одним из изгоев. Капитан обнял Олимпию.
        - Не думаю. Это сильный и красивый пингвин. Когда он встретит свою подружку, то не упустит ее. - Шеридан взглянул сверху вниз на Олимпию с улыбкой на устах. - Не забывай, кто его воспитатель!
        - Ты думаешь, что это меня может успокоить? Теперь я, напротив, уверена, что он свяжется с дурной компанией!
        Шеридан шутливо ущипнул ее, и Олимпия взвизгнула. Затем он наклонился к ней и поцеловал в висок.
        - Прежде чем мы узнаем, удалось ли тебе внушить моему воспитаннику свои высокие моральные идеи, я, пожалуй, проверю прямо сейчас, обладаешь ли ты сама склонностью к греху!
        - Но не здесь же, право! - Олимпия задохнулась от возмущения и попыталась вырваться из его рук в тот момент, когда он начал уже расстегивать ей платье на спине.
        - А где? - спросил он, целуя ее в шею. - Где, по-твоему, мы должны заняться этим?
        - Ну хорошо, я…
        - На вершине скалы? - Шеридан схватил ее на руки и начал взбираться по пологому откосу.
        - Подожди! - Олимпия ударила его по плечу. - Я слишком тяжелая. Ты надорвешься!
        Он засмеялся.
        - Я же не надорвался, ежедневно таская валуны и сырой торф! Не будь такой занудой. Кроме того, ты сильно похудела за последнее время. - Правда? - радостно спросила Олимпия.
        - Ей-богу. И как только мы снова вернемся в лоно цивилизации, я начну откармливать тебя конфетами и пудингами.
        Он взошел на гребень откоса, где гулял ветер, и опустил ее на ноги.
        - Мне действительно кажется, что платье сидит на мне более свободно, - довольная собой, заявила Олимпия, ощупывая свою талию.
        Шеридан хмыкнул и погладил ее грудь.
        - Ты понятия не имеешь, что такое красивая женская фигура. Ты просто чахнешь на глазах.
        - Я бы этого не сказала.
        - Ты становишься прозрачной, я должен… - Он заключил ее в объятия.
        - Шеридан, - внезапно прервала его Олимпия, замирая на месте, и вдруг рванулась вперед, указывая на море: - Посмотри!
        - Слава Богу! - без конца повторял капитан Фицхью. - Слава Богу!
        Он обнял Олимпию за плечи сразу же, как только она ступила на борт «Терьера», и прижал ее к груди, но, вовремя опомнившись, выпустил девушку из объятий, отступил на шаг и неловко подал руку поднявшемуся по трапу Шеридану.
        - Честно говоря, я уже не рассчитывал найти вас в живых, сэр! Это просто чудо! Милость Божья!
        Шеридан пожал протянутую руку и взглянул на шеренгу выстроившихся морских офицеров, туда, где сидел закутанный в одеяло Мустафа.
        - Похоже, - сухо заметил Шеридан, - что чудо произошло не без помощи некоторых вполне земных созданий.
        Слуга поклонился ему.
        - Машаллах! - воскликнул он.
        - Впрочем, это вполне понятно.
        - Да, ваш слуга - великолепный парень. Он сбежал с «Федры», когда та, стараясь остаться незамеченной, ненадолго бросила якорь в гавани Буэнос-Айреса, и сразу же разыскал меня. Вам чертовски повезло, что я находился в это время в порту, потому что вряд ли кто-нибудь, кроме меня, поверил бы Мустафе. - Говоря все это, капитан Фицхью не сводил глаз с Олимпии. - Я сам с трудом поверил в эту невероятную историю. Но можете не сомневаться, капитан Дрейк, мы сумели найти управу на разбойников, захвативших «Федру». Американский консул, правда, начал тянуть волынку, рассуждая о необходимости судебного процесса и запроса о выдаче этих головорезов, но, к счастью, нашелся другой, менее щепетильный янки, капитан с американского фрегата, который, узнав о судьбе Уэбстера, перевешал негодяев без суда и следствия. Однако что же мы тут стоим? Прошу вас, пойдемте… - И капитан Фицхью взял даму под руку. - Мы поговорим обо всем этом позже. А сейчас вам надо переодеться и хорошенько поесть. Я взял ваши дорожные сундуки с «Федры», мисс Дрейк. Ваша каюта готова и ждет вас. Кок по моему приказу готовит сейчас ваш любимый
мясной пирог и скоро подаст его на стол. В Аргентине мы сделали изрядный запас говядины и муки.
        - Рогалики… - мечтательно произнес Шеридан, - свежие рогалики…
        Фицхью улыбнулся.
        - Лейтенант! - обратился он к офицеру, стоявшему рядом с ним. - Сообщите о желании мистера Дрейка стюарду. Пусть подадут к столу свежие рогалики.
        Олимпия и Шеридан обменялись многозначительными взглядами, сгорая от нетерпения сесть за обеденный стол. Но затем они вынуждены были расстаться. Олимпия направилась в свою просторную, безупречно чистую каюту, которую занимала раньше, а Шеридан - туда, куда его определил капитан Фицхью.
        Сев на настоящий стул - впервые за эти месяцы, - Олимпия огляделась. Все здесь было ей до боли знакомо. Посреди каюты стояла пушка, словно живое, затаившееся на время существо, ждущее своего часа и готовое разразиться оглушительным грохотом в случае опасности. Стенные шкафчики из красного лакированного дерева сияли, начищенные медные ручки блестели в лучах солнца. Постель была заправлена тщательно, с аккуратностью, присущей военным.
        Олимпия вспомнила о своей меховой постели в хижине, согретой теплом любимого, и внезапно почувствовала, что к горлу подступил комок.
        Стук в дверь отвлек ее от грустных мыслей. В каюту вошел Мустафа. Он принес походную ванну - Олимпия не видела подобного с тех пор, как покинула Уисбич, - два ведра горячей воды, коробку с сахарным хрустящим печеньем и пахнущее лавандой, отглаженное платье из ее сундука. Мустафа упал на колени, отбил ей поклон и поцеловал туфельку. И не успела Олимпия поблагодарить его за спасение, как египтянин уже заспешил к выходу, бормоча извинения за то, что вынужден покинуть ее, так как его ждет паша.
        Олимпия с наслаждением погрузилась в ванну. Смыв въевшуюся за многие месяцы морскую соль, она высушила волосы и постаралась уложить их в прическу. Занимаясь всем этим, она незаметно съела все печенье.
        Олимпия отвыкла от нижнего белья, и ей было странно надевать удивительно мягкие чулки из тонкой шерсти, льняную сорочку, смешные подвязки и нижние юбки. Корсет она вообще отложила в сторону. Дорожное изумрудно-зеленое платье из кашемира было ей теперь великовато, но надевавшаяся сверху мантилья с бледно-желтыми лентами скрывала этот недостаток. Взглянув на себя в зеркало стенного шкафчика, Олимпия удивилась тому, как хорошо она выглядела, несмотря на то что у нее было обветрено лицо.
        Она закусила губу от смущения при мысли о том, что Шеридан увидит ее сейчас во всем великолепии - причесанной и одетой в наряд, который он сам купил ей. Олимпия присела, чтобы застегнуть жемчужные пуговицы на изящных ботинках из белой замши, которые ей принес Мустафа.
        Шеридан уже поджидал ее в кают-компании, он был одет в чей-то серый сюртук и стоял у иллюминаторов, тянущихся вдоль кормы, глядя на остров, на берегу которого виднелась их покинутая хижина, похожая на груду камней.
        Стол под белоснежной скатертью, накрытый в кают-компании, был уставлен хрустальной и серебряной посудой, мерцавшей, как полузабытый сон о далеком цивилизованном мире.
        Олимпия взяла Шеридана за руку. Он оглядел ее с ног до головы. Девушка робко подняла на него взгляд, ожидая увидеть улыбку, согревавшую ее этой зимой на необитаемом острове.
        Но Шеридан не улыбался. Он смотрел на нее холодно, словно чужой человек. Его темные волосы, которые она сама стригла своими маникюрными ножницами при свете дымящего очага, теперь были аккуратно причесаны чьей-то мастерской рукой. Серый шейный платок и гофрированная манишка придавали ему элегантный вид. Этот человек был далеким и не похожим на мужчину в перепачканной грязью рубашке с оторванным рукавом, мужчину, которого Олимпия знала и с которым жила все эти месяцы вдвоем на необитаемом острове.
        Сердце Олимпии сжалось от внезапного страха. Между ними словно разверзлась глубокая пропасть, как будто новая одежда сделала их совершенно другими людьми. Мир, казавшийся таким простым и понятным, зашатался и грозил вот-вот рухнуть. Шеридан вновь взглянул на далекий берег.
        - Скажи мне честно, - промолвил он, - кем для тебя является этот Фицхью?
        Олимпия пришла в замешательство.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Не притворяйся, будто не понимаешь, в чем дело. - Шеридан нетерпеливо повернулся к ней, отступив на шаг от окна. - Тебе нечего так смущаться. Мы находимся теперь среди людей, а не прохлаждаемся вдвоем в райском уголке, где нас никто не тревожил. Я должен знать, откуда ветер дует.
        Олимпия закусила губу, но прежде чем она успела что-нибудь сказать, в кают-компанию вошел стюард с большим подносом, а за ним офицеры корабля. Капитан Фицхью усадил Олимпию рядом с собой во главе стола, а старший помощник, обменявшись с Шериданом приветственным рукопожатием, указал ему место напротив.
        - Вы действительно хорошо выглядите, мисс Дрейк, - сказал капитан Фицхью, - как будто вы и не страдали все эти месяцы от страшных лишений, словно вам и не грозила смертельная опасность еще несколько часов назад.
        - Благодарю вас. - Олимпия хотела быть вежливой, но невольно чувствовала в душе раздражение на капитана за его излишнее внимание к себе. - Но поверьте мне, было бы слишком большим преувеличением утверждать, что всего лишь несколько часов назад нам грозила смертельная опасность.
        Он многозначительно посмотрел на нее.
        - Вы в моих глазах настоящая героиня и должны знать об этом.
        Олимпия заерзала на стуле, чувствуя себя неловко под его восхищенным взглядом. Сидящий напротив нее Шеридан молча иронически улыбался. Олимпия обрадовалась, когда подоспевший стюард поставил перед ней серебряное блюдо и, сняв с него крышку, представил взору всех присутствующих еще дымящийся пирог с аппетитной золотистой корочкой.
        - Какой чудесный запах! - воскликнула Олимпия, пользуясь возможностью перевести разговор на другую тему.
        Капитан Фицхью сам ухаживал за Олимпией, он положил ей на тарелку овоши, кусок мясного пирога и два рогалика с кремом.
        - Джентльмены, - сказал капитан, поднимая свой бокал, - выпьем за благополучное вызволение из беды нашей дорогой, отважной мисс Дрейк и ее доблестного брата!
        Послышался гул одобрения и мелодичный перезвон хрусталя.
        Олимпия опустила глаза. Она чувствовала себя очень неловко оттого, что все мужчины, сидевшие за столом, обратили на нее взоры. Все, кроме Шеридана, который молча смотрел на свой бокал с вином, медленно вращая его.
        - Позвольте мне заверить вас в том, что очень скоро мы вернем вас в лоно цивилизованного мира, - заявил Фицхью, - а пока, я надеюсь, вы не сочтете наше общество слишком тягостным для вас. К сожалению, я получил приказ срочно отправиться в Аравийское море. Мы должны подавить там волнение среди невольников. Уверен, что сэр Шеридан рад слышать это!
        - О, бесконечно счастлив, - отозвался Шеридан и сделал большой глоток вина.
        - Надеюсь, мы сможем рассчитывать на ваш совет при разработке плана операции, как человека опытного.
        - Я готов дать совет, - сказал Шеридан самым любезным тоном и положил себе морковь, предложенную стюардом. - Если, конечно, это может вам пригодиться.
        Фицхью кивнул, его мальчишеское веснушчатое лицо светилось энтузиазмом.
        - Нам повезло, ведь вы прекрасно осведомлены об этих разбойниках, поскольку имеете не только опыт борьбы с ними, но и знаете их мир изнутри, побывав в свое время в шкуре раба, когда вас продали…
        Звук брошенной на стол серебряной вилки заглушил слова Фицхью. Шеридан смотрел на него с таким выражением лица, которого Олимпия никогда не видела у него прежде.
        - Это подлая ложь, - тихо сказал он.
        Фицхью покраснел до корней волос. Он посмотрел в глаза Шеридана и нахмурился. За столом воцарилась мертвая тишина. Шеридан бросил в лицо капитана убийственные слова, по существу, публично обвинив его во лжи. Фицхью оказался перед выбором; проглотить это оскорбление или вызвать Дрейка на дуэль. Капитан откашлялся.
        - Примите мои глубочайшие извинения, сэр. Я совершил непростительную ошибку. Но вы, конечно, не считаете, что я… солгал… то есть что я солгал намеренно. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду!
        Олимпия решительным жестом бросила свою салфетку на стол.
        - Это я во всем виновата, - скороговоркой сказала она. - Я неправильно истолковала слова Мустафы и ввела в заблуждение капитана Фицхью.
        Шеридан взглянул на нее. Он казался ей подавленным, и во всех его движениях сквозило напряжение.
        - Да, это заблуждение, - сказал он, стараясь говорить обычным тоном, но слова его прозвучали как-то неестественно.
        Олимпия широко улыбнулась капитану Фицхью, отчаянно пытаясь замять неловкость и отвлечь внимание на себя, поскольку реакция Шеридана казалась очень странной и, пожалуй, красноречиво свидетельствовала о том, что в словах Фицхью содержалась доля правды. Олимпия понятия не имела, почему эта тема так задела за живое Шеридана, но она инстинктивно бросилась ему на помощь.
        - Ради Бога, простите меня! У меня слишком богатое воображение, поэтому вам не следует полностью доверять моим словам, когда я рассказываю о приключениях брата. Я так горжусь им, что могу невольно что-нибудь преувеличить.
        - Это вполне понятно, - сказал капитан Фицхью. - Поэтому я умоляю сэра Шеридана извинить меня за глупость и бестактность.
        - Ничего страшного. - Шеридан взял вилку, затем снова отложил ее и сделал какой-то не вполне вразумительный жест. - Все это пустяки, и давайте забудем… - Он схватил свой бокал и сделал большой глоток. - Я бы тоже поверил всему, что сказала бы мне очаровательная девушка.
        Все с облегчением вздохнули. Фицхью заметно повеселел и ласково улыбнулся Олимпии.
        - Да, действительно, мужчина все время должен быть настороже, иначе он может попасть впросак, - произнес он.
        На губах Шеридана заиграла кривая усмешка, и он снова отпил вина из бокала.
        - Сэр Шеридан, - вскричал Фицхью с энтузиазмом и остановил Шеридана, готового уже впиться зубами в свежий рогалик с кремом. - Вы должны рассказать нам все с самого начала о том, каким образом вам удалось выжить. Ведь мы уже считали вас погибшими и лежащими в какой-нибудь безымянной могиле. Без сомнения, ваше приключение достойно того, чтобы о нем рассказать.
        Шеридан положил рогалик в тарелку. Казалось, к нему вновь вернулось все его самообладание. Олимпия заметила, с какой грустью он смотрит на свою тарелку, где лежала почти нетронутая еда.
        - Это не так интересно, как вам кажется, - сказал он. - Если, конечно, вы не хотите услышать историю одной большой глупости.
        Пальцы Олимпии, в которых она держала вилку, судорожно сжались. Она совсем забыла историю с драгоценностями, из-за которой она сама, в сущности, и оказалась здесь. Вполне естественно, что капитан Фицхью ожидал объяснений. Ведь в последний раз, когда Олимпия видела его, она разыгрывала скорбь по поводу гибели брата и держала путь в Австралию. И вдруг оказалось, что ее брат жив и находится за шесть тысяч миль от места своего исчезновения. Вся эта история не могла не показаться чрезвычайно странной.
        - Все это старо как мир, - сказал Шеридан. - Я потерял бдительность и поплатился за это.
        - Но как вам удалось вырваться из рук этих головорезов? - спросил Фицхью.
        - Головорезов? - озадаченно переспросил Шеридан.
        - Ну да, головорезов, которые напали на вас на пристани в Фанчеле! - воскликнул Фицхью и засмеялся. - Не могли же вы забыть об этом.
        Шеридан откусил кусочек пирога и начал хмуро жевать. Но внезапно его лицо прояснилось. Он насмешливо взглянул на Олимпию.
        - Моя дорогая сестра, ты слишком романтично настроена. Боюсь, что богатое воображение мисс Дрейк сыграло с вами дурную шутку. Последнего настоящего головореза в своей жизни я встретил, пожалуй, на дороге в Джабалпур. Это было очень давно.
        - Но они же были из секты стага! - возразила Олимпия по инерции.
        - Если бы это было так, я не выглядел бы сейчас настоящим дураком в глазах присутствующих.
        - В таком случае что же произошло на самом деле? - спросил Фицхью. - Мы полагали, что вас убили эти индийские дикари, совершив тем самым акт мести. Поскольку вы, на их взгляд, предали их мерзкое братство и пытались привлечь этих убийц к судебной ответственности.
        Шеридан со смущенным видом потер переносицу.
        - Да… видите ли… это было чертовски давно. И знаете, вся эта история на самом деле выглядит менее драматично. Если вы хотите знать скучную правду, на меня напали и ограбили какие-то уголовники с корабля, перевозившего каторжников.
        - Это были душители из секты стага, - настаивала Олимпия, - они произносили именно те слова, о которых ты мне говорил.
        - Неужели? - Шеридан насмешливо взглянул на Олимпию.
        - Да! «Байед» и «Тимбало».
        - «Томбако», - поправил он ее, - «томбако ка ло». - Шеридан чуть заметно улыбнулся и подмигнул капитану Фицхью. - Видите ли, незадолго до того, как все это произошло, я рассказывал сестре о моих приключениях в Индии.
        Веснушчатое лицо Фицхью залилось краской. Он снисходительно улыбнулся.
        - Мне все ясно, - сказал он и бросил выразительный взгляд в сторону Олимпии. - Теперь я вижу, что вы неверно истолковали события, мисс Дрейк, приняв португальцев за индийцев.
        - Нет! - упрямо возразила Олимпия. - На них были тюрбаны! Как вы это объясните?
        Шеридан улыбнулся и разломил второй рогалик.
        - Разве? Я этого не заметил.
        - Но я же говорила тебе об этом! - Олимпия начала волноваться, возмущенная тем, что он намеренно искажает события.
        - Да, я действительно припоминаю, что ты мне говорила об этом. Но было чертовски темно, моя дорогая. Прости меня, но я не могу подтвердить твои слова, поскольку сам ничего подобного не заметил.
        - Да, на них были тюрбаны, можешь в этом не сомневаться! Под шляпами.
        Шеридан намазал маслом рогалик.
        - Хорошо, хорошо, не буду возражать. Ты совершенно права.
        Олимпия обвела взглядом всех сидящих за столом мужчин, снисходительно улыбавшихся ей, и сразу же замолчала, занявшись своим пирогом.
        - Значит, вы считаете, что на вас напали уголовники с транспортного брига? - задал вопрос Фицхью после небольшой паузы.
        - Да, поскольку я очнулся на этом судне с пустыми карманами и кандалами на ногах. Причем конвойный настойчиво уверял меня в том, что мое имя внесено в список осужденных и зовут меня Том Никол.
        - Но почему вас похитили? Не понимаю! - удивился Фицхью. - Насколько я знаю, за вас не требовали выкупа.
        Шеридан положил свою вилку на стол.
        - А никакого выкупа и не требовалось. Я словно олух царя небесного, рассказал накануне приличного вида господам о том, что понесу драгоценности сестры на оценку, сообщив им час и место, где буду проходить. По-видимому, сообщником этих господ являлся один из конвойных офицеров с «Федры».
        Олимпия вскинула голову.
        - Так это был лейтенант… - Она нахмурилась. - Я только помню, что его фамилия начиналась с буквы «С».
        - Стейси, - сказал Шеридан и подцепил на вилку кусочек вареной морковки. - Закопченный негодяй. Хотя о мертвых не говорят плохо.

«О, значит, он уже мертв, - подумала Олимпия, - как это кстати!» Она улыбнулась Шеридану.
        - По твоей вине у меня пропали все мои драгоценности. Особенно мне жаль изумрудную тиару тети Матильды.
        Шеридан с изумлением взглянул на Олимпию, его рука замерла на полпути к блюду с мясным пирогом.
        - Тебе жаль твоих драгоценностей? Что ты имеешь в виду?
        - Именно то, что мне их будет не хватать, - вкрадчиво сказала она. - Вообще-то я, пожалуй, вполне смогу обойтись и без них. Но вот тиару мне искренне жаль.
        Шеридан наклонился вперед и понизил голос:
        - Нет, ты шутишь…
        Олимпия встретилась с ним взглядом. Его взгляд был пристальным и серьезным, в нем не ощущалось ни насмешки, ни притворства. Олимпию охватили сомнения, она уже ровным счетом ничего не понимала.
        - Да, но я… - растерянно пробормотала она.
        - Где драгоценности? - резко спросил Шеридан. - Ты проверяла в своих дорожных сундуках? Они пропали на «Федре»?
        Олимпия открыла рот от изумления.
        - Нет… - нерешительно сказала она. - Их не могло быть на «Федре». Они были у тебя в тот момент, когда на тебя напали.
        Шеридан закрыл глаза и откинулся на спинку стула.
        - О Боже! Значит, ты не видела их с тех пор, как покинула Мадейру!
        Олимпия с удивлением уставилась на Шеридана. Она действительно ничего не понимала, поскольку отлично видела, что Шеридан не притворяется.
        - Нет, - медленно произнесла она. - Я думала, что ты… - Она не договорила.
        - Я их не брал. - Шеридан прикрыл глаза руками. - У меня был с собой только твой кулон из гелиотропа, ведь мы направлялись на званый ужин, и я не мог взять с собой объемистый сверток, мне просто некуда было бы его положить.
        - Да-да, - вмешался вдруг капитан Фицхью, - мисс Дрейк показывала нам этот чудесный камень.
        - Остальные драгоценности оставались на прежнем месте, - убежденно сказал Шеридан. - А теперь ты вдруг заявляешь, что они исчезли!
        Олимпия кивнула.
        - Проклятие! - Шеридан встал и отшвырнул в сердцах стул в сторону. - Простите меня, но… - Он саданул кулаком по спинке стула - Проклятие!
        - Здесь какое-то недоразумение, - пробормотал капитан Фицхью, чувствуя себя неловко. - Возможно, произошла досадная ошибка.
        - Когда ты обнаружила, что драгоценности пропали? - спросил Шеридан.
        Олимпия облизала пересохшие от волнения губы.
        - Сразу после… после нападения. Мустафа заглянул в тайник, но там не было ничего, кроме фальшивых камней.
        Шеридан сурово взглянул на нее, а затем его темная бровь поползла вверх.
        - Это правда? - Он отступил на шаг. - Ради Бога, простите меня, джентльмены, я должен покинуть вас на одну минуту.
        И он быстрым шагом вышел из кают-компании. За столом воцарилось неловкое молчание. В душу Олимпии между тем закрались ужасные подозрения - неужели она, введенная в заблуждение Мустафой, превратно истолковала события той ужасной ночи и вынесла в своем сердце несправедливый приговор ни в чем не повинному человеку, радуясь, что он страдает. Та ночь на пристани, когда произошло разбойное нападение, была так давно, Олимпия тогда очень испугалась и в темноте не много могла разглядеть. Она наверняка ошиблась.
        Теперь ей не стоило большого труда найти оправдание для Шеридана. Напротив, ей было невыносимо больно думать о нем как о воре и лгуне после того, как они пережили вместе столько опасностей и лишений. Конечно, Шеридан сказал уголовникам, что спрятал драгоценности на острове - Олимпия сама это слышала, - но ведь он сделал это для того, чтобы спасти свою жизнь и жизнь Олимпии. Он солгал бандитам! Несколько позже он признался им, что никаких драгоценностей не было и нет. Каждый шаг Шеридана был осмысленным и вел к спасению. Даже высадка на необитаемый остров была вполне оправдана, как теперь понимала Олимпия. Иначе им грозила бы смерть от рук Бакхорса и Кола.
        Дверь в кают-компанию снова распахнулась. Вошел Шеридан, а за ним семенил Мустафа, понурив голову и спотыкаясь на каждом шагу. Слуга, шаркая ногами, устремился к Олимпии и упал перед ней на колени.
        - Эмирийити! - Он стукнулся лбом о ножку ее стула. - Мне нет прощения! Я - пес, презренный шакал! Я солгал тебе, моя принцесса. Возвел подлую ложь ка моего пашу! Твои драгоценности все это время находились у меня, их никто не крал. Кроме того, все мои рассказы - сплошная выдумка и ложь. Это я сам был рабом, я находился в рабском состоянии до тех пор, пока мой замечательный, великодушный паша не выкупил меня из неволи и не велел мне быть его слугой и повсюду следовать за ним, да вознаградит его Аллах крепкими сыновьями и прекрасными дочерьми! - Крупные слезы потекли по его щекам. Мустафа схватил руку Олимпии и поцеловал ее. - Эмирийити, я желал тебе только добра. Я просто хотел отыскать своего господина, потому что не мог вынести разлуки с ним! Я бы умер! Умоляю, вступись за меня, попроси его…
        - Хватит ныть! - оборвал слугу Шеридан и кивнул головой в сторону выхода.
        Мустафа в последний раз поцеловал руку Олимпии и, не переставая кланяться, исчез за дверью. Капитан Фицхью насупился.
        - Какой странный парень.
        - Распустивший сопли воришка, которого вывели на чистую воду. Вот и все, черт бы его побрал! - Шеридан взглянул на Олимпию. - Твои драгоценности лежат в твоей каюте. Они были все это время у Мустафы. Прошу прощения, господа, за то, что вынужден был прервать обед.
        И он, вновь вооружившись ножом и вилкой, начал сосредоточенно есть.
        Глава 19
        Шеридан лежал в своей каюте со стаканом шерри в руке и старался свыкнуться с новыми для него ощущениями сытости, тепла и уюта. Кроме того, он пытался придумать какой-нибудь предлог для того, чтобы иметь возможность провести сегодня ночь в каюте Олимпии или пригласить ее на ночь к себе. Может быть, ему стоит притвориться, будто у него открылась старая рана, которую якобы может залечить только его дорогая сестра, обладающая особым даром выхаживать больных?
        Шеридан усмехнулся, представив, что сейчас чувствуют двадцать два офицера и две сотни матросов «Терьера», имея на борту столь очаровательную девушку.

«Мечтать не вредно, мои золотые», - подумал он, не испытывая ни малейших угрызений совести.
        Однако, несмотря на всю свою внешнюю браваду, Шеридан в разлуке с Олимпией чувствовал себя несчастным и потерянным. Ему было явно не по себе, Ему казалось, что такая привычная для него обстановка фрегата грозила навсегда лишить его душу мира и покоя, отобрав у него Олимпию. Шеридану очень хотелось, чтобы она была сейчас здесь, рядом с ним. Ему хотелось просто прижать ее к себе и не выпускать из рук.
        За столом она пыталась подыграть в трудную минуту. Шеридан с удовольствием расцеловал бы ее за это. Олимпия не стала перечить ему, опровергать его слова, а напротив, постаралась выручить, когда он совсем запутался. Шеридану становилось нехорошо при мысли о том, каким нелепым он, по-видимому, казался Олимпии. Он терпеть не мог, когда его называли рабом, он просто не выносил этого, и все же он вел себя за столом в присутствии всех офицеров самым неподобающим образом.
        Шеридана мучили дурные предчувствия. Он был недоволен собой и окружающим его миром, и его вновь по ночам начали терзать кошмары.
        Шеридан решил приставить к Олимпии Мустафу - от греха подальше, поскольку юный пылкий Фицхью мог в любой момент потерять голову. Сейчас опасность была не столь велика, поскольку судно лишь недавно покинуло гавань Буэнос-Айреса. Однако через несколько месяцев плавания страсти могут стать неуправляемыми. Благородным, чистосердечным ублюдкам, подобным этому Фицхью, нельзя доверять. Они ведут себя до поры до времени вполне прилично и сдержанно и вдруг в тот момент, когда ты меньше всего этого ожидаешь, превращаются в одержимых безумцев.
        Пока Шеридан, лежа на койке, предавался своим невеселым мыслям, Мустафа, понуро сидя на полу, без умолку бормотал что-то себе под нос. Когда до слуха Шеридана стали доноситься отдельные членораздельно произнесенные фразы, он хмуро посмотрел на Мустафу. Тот сидел, опустив плечи, закрыв лицо руками, и без конца оправдывался на арабском языке.
        - Прости меня, о мой господин! Я старался изо всех сил услужить тебе; я достал драгоценности принцессы из тайников на острове, куда ты спрятал их благодаря своей бесконечной мудрости и прозорливости; я во всем следовал твоим хитроумным распоряжениям; я хранил все эти сокровища, рискуя собственной жизнью. - Мустафа возвел глаза к потолку и протянул руки к своему хозяину. - Я привел тебе на помощь этот корабль, это великолепное судно, принадлежащее твоему султану Георгу; я следил за твоей возлюбленной, не спуская с нее глаз ни днем, ни ночью; я привел в замешательство твоих врагов…
        - Ты бы лучше заткнулся! - резко оборвал его Шеридан, сказав эту фразу по-английски.
        Мустафа пал ниц.
        - О мой паша, - взмолился он, - высокочтимый и могущественный повелитель океанов. Излучающий милосердие…
        - Замолчи. Тогда, может быть, я просто вырежу твой поганый язык и не стану сдирать с тебя заживо кожу.
        - Поверь мне, я не собирался этого делать! - взвизгнул Мустафа, продолжая говорить на родном языке. - Все это произошло в минуты затмения, когда я думал, что навеки потерял тебя!
        Шеридан резко сел и, дотянувшись до Мустафы, схватил его за руку.
        - О сын свиньи, - зашипел он на него тоже по-арабски, - пусть Аллах проклянет твою жалкую плоть, пусть ты сдохнешь в одиночестве, забытым и оставленным всеми; пусть твой труп будет брошен мухам и сгниет, если ты хотя бы еще раз назовешь меня рабом!
        В дверь тихо постучали. Шеридан не спускал глаз со слуги, и Мустафа пал ниц, закрыв лицо руками.
        - Живо посмотри, кто это пришел! - распорядился Шеридан, доставая бутылку хереса.
        Мустафа вскочил на ноги и бросился к двери. К удивлению Шеридана, на пороге стоял капитан Фицхью.
        - Простите за беспокойство, - сказал молодой человек. - Я хотел бы переговорить с вами с глазу на глаз. Сначала я собирался отложить этот разговор, но… - Он замялся и вздохнул. - Вы не заняты сейчас?
        - Я к вашим услугам.
        Шеридан поставил стакан на столик и направился к двери, слегка пригибаясь, чтобы не задеть притолоку.
        - Нет-нет… здесь нам будет вполне удобно, - поспешно остановил его Фицхью.
        Шеридан взглянул на него с легким удивлением. По морским законам было не принято, чтобы капитан судна лично приходил за кем-нибудь, вызывая его к себе на разговор, - это считалось огромной честью. Еще более необычным было желание Фицхью вести разговор не в своей просторной капитанской каюте, а в каюте пассажира. Шеридан занимал маленькое помещение на нижней палубе рядом с каютой судового врача, где до него жил шестой помощник капитана вместе с судовым капелланом.
        Мустафа, пользуясь удобным случаем, прокрался за спиной Фицхью к двери и убежал. Шеридан отступил на шаг, давая дорогу капитану, который уже переступил порог.
        - Хотите выпить немного вашего великолепного хереса? - вежливо спросил Шеридан, беря бутылку.
        - Да, я… мне бы это не помешало! - Фицхью покраснел, чувствуя себя неловко в тесном помещении.
        Шеридан налил ему бокал вина и прислонился к стойке кровати, пытаясь потесниться и в то же время не желая садиться в присутствии Фицхью, который, хотя и был, в сущности, еще зеленым юнцом, являлся все же капитаном судна и их спасителем.
        Быстро сообразив, какой сегодня день недели, Шеридан поднял свой стакан и произнес в соответствии с флотской традицией тост, провозглашаемый по вторникам.
        - За победу в войне и быстрое продвижение по службе! - воскликнул Шеридан, а затем, не видя причин, по которым он мог бы отказать капитану в той или иной услуге, добавил: - Надеюсь, вы понимаете, что у меня просто не хватает слов для того, чтобы выразить вам свою благодарность. И поэтому вы обяжете меня, если обратитесь с какой-нибудь просьбой, которую я непременно постараюсь удовлетворить.
        Фицхью смущенно отмахнулся и покачал головой:
        - Все это сущие пустяки. Я просто не мог поступить иначе, зная, что мисс Дрейк… и вы, конечно… мои соотечественники, в беде и все такое… - Он снова залился румянцем и закусил губу. - И потом, я всего лишь чуть-чуть отклонился от курса, чтобы зайти сюда на острова.
        - И все же я благодарю вас за помощь. Надеюсь, мы не будем для вас обузой во время этого плавания, которое, как я понял, будет довольно продолжительным.
        - Ерунда! Вы морской офицер в отставке, имеющий прекрасный послужной список! К тому же я сделал запасы продуктов питания в Буэнос-Айресе с расчетом на вас обоих.
        - Очень предусмотрительно, - одобрил Шеридан. Фицхью глубоко вздохнул.
        - Я рад, что все это благополучно закончилось. Когда ваш слуга - как, черт возьми, его зовут? Мустафа? - пришел ко мне, я не могу похвастаться, что до конца поверил ему. Когда же я хорошенько поразмыслил, что могло произойти… я сразу же позаботился о том, чтобы этих уголовников побыстрее вздернули на рее. - Фицхью мрачно улыбнулся. - Это было, черт возьми, великолепное зрелище. Этот янки, капитан с американского судна, очень умело сделал виселицы, так что при повешении у негодяев не ломались шейные позвонки. Несколько уголовников продолжали дрыгать ногами в воздухе даже спустя полчаса после того, как из-под их ног выбили скамейку. - Фицхью весело тряхнул головой. - Так им и надо, они заслужили подобные мучения. Подонки! О Боже, я не могу себе представить, что мисс Дрейк находилась в такой опасности. Я молился за нее. Честно говоря, я не мог думать ни о чем другом. Я лишился сна от страха за ее жизнь.
        Шеридан взглянул на свой стакан, поглаживая пальцем его край.
        - Я уверен, что она рассказывала вам о своем пребывании на борту моего корабля, - робко сказал Фицхью.
        - Я чувствую себя в неоплатном долгу перед вами.
        - Нет. Для меня это было настоящим наслаждением. Я высоко ценю ее общество. - Фицхью открыто взглянул в глаза Шеридану и тут же смущенно опустил взор. - Я в восторге от вашей сестры, сэр Шеридан, просто в восторге.
        Шеридан поигрывал своим стаканом с золотистым шерри. Молчание затягивалось. Фицхью облизал пересохшие от волнения губы. Шеридан ожидал, что молодой человек начнет сейчас запинаться и заикаться от смущения, но капитан взял себя в руки и прямо взглянул в глаза Дрейку.
        - Я прошу у вас разрешения, сэр, ухаживать за вашей сестрой, поскольку имею самые серьезные намерения. Думаю, что вы найдете мою семью вполне достойной для того, чтобы породниться с вами. Мы из рода Фицхью графства Суррей, мой старший брат владеет родовым поместьем в Баршеме, а моя мать - урожденная Бентинк. Я независим в материальном отношении и имею годовой доход в восемнадцать тысяч. Пока я служу на королевском флоте, моими делами управляет брат. Теперь вы можете себе представить, какой у меня за эти годы скопился капитал. Его вполне хватит на приобретение дома и обзаведение необходимым хозяйством. За все это время я почти не тратил своих денег.
        Шеридан припомнил хрустальную и серебряную посуду, белые льняные скатерти, хороший херес и занавески из камки, украшавшие каюту капитана.
        - Так ли это? - с сомнением спросил он. Фицхью бросил на него тревожный взгляд.
        - Возможно, вы думаете, что мой доход слишком скромен для того, чтобы содержать вашу сестру подобающим образом? Но кроме того, я получаю жалованье и могу надеяться на наградные деньги. Хотя, конечно, в мирное время это весьма хрупкие надежды, потому я не буду кривить душой. Но я… - Фицхью осекся. - Я верю, что смогу сделать мисс Дрейк счастливой. Она сама дала мне… повод надеяться на это.
        - Правда? - Шеридан широко улыбнулся, продемонстрировав ряд крупных, белых, крепко сжатых зубов. - Она почему-то мне об этом ничего не сказала.
        Слова Шеридана остудили горячую голову Фицхью как холодный душ. Молодой человек зарделся от смущения. Шеридан с непроницаемым выражением лица рассматривал его. Всего лишь восемнадцать тысяч фунтов годового дохода… Интересно, как бедняге удавалось прожить на эти деньги? Ведь за такие гроши при всем желании не купишь даже Лондонский мост. Фицхью залпом осушил свой бокал.
        - Думаю, это произошло оттого, что мисс Дрейк не предполагала вновь свидеться со мной.
        Шеридан, с языка которого готова была сорваться новая ложь, сдержался. Ему надо было продолжать играть свою роль, как, впрочем, и Олимпии. Если она сразу же даст этому влюбленному щенку от ворот поворот, то их положение на корабле чертовски осложнится.
        - Ну хорошо, я поговорю с ней об этом. Вы понимаете, что я имею в виду? - И Шеридан сжал плечо молодого человека, разыгрывая из себя старшего брата. - Вы - прекрасный человек, Фицхью, просто замечательный человек.
        И с этими словами Шеридан поднял свой стакан, взглянув поверх него на капитана, веснушчатое лицо которого озарилось несмелой улыбкой.

«Да, ты замечательный человек, - думал между тем Шеридан, - главное, не оставляй надежд, желторотый добропорядочный олух».
        Услышав стук в дверь, Олимпия выглянула в коридор и увидела Шеридана. В дверном проеме четко вырисовывался ее силуэт, освещенный горящей в каюте лампой. Белокурые волосы падали ей на плечи, она была одета в ночную рубашку из тонкой фланели. Шеридан бросил на девушку тревожный взгляд, оглянулся по сторонам, а затем, втолкнув Олимпию в каюту, вошел следом и запер за собой дверь на ключ.
        - О Боже, ты понимаешь, что ты делаешь? Разве можно сразу же открывать дверь, услышав стук? Неужели ты не знаешь, сколько мужчин на борту этого корабля? К тому же ты неодета!
        Олимпия накинула на плечи халат.
        - О, Шеридан, - воскликнула она, - как я рада, что ты пришел. Я хотела попросить у тебя прощения. - Она поцеловала тыльную сторону его ладони и прижала ее к щеке. - Как я была не права! Какой я была дурой! Прости меня. - Олимпия теснее прижалась своей полной грудью к его груди, так что у Шеридана захватило дух. - Я теперь просто не могу понять, каким образом этому жалкому человеку удалось заставить меня поверить в то, что ты мог совершить кражу! Шеридан… сможешь ли ты простить меня? Ведь я должна была знать, что ты невиновен. Я должна была верить тебе!
        Он положил ладонь на ее бедро, ощущая соблазнительно гладкую кожу под тонкой фланелью. Прижавшись губами к ее волосам, он замер на несколько мгновений, лихорадочно размышляя, как ему быть. Он и не предполагал, что она клюнет на эту удочку, приняв за чистую монету его бредовый рассказ.
        Олимпия еще плотнее прижалась к нему. Шеридан с наслаждением вдохнул аромат ее волос. Да, истина была такой отвратительной и неудобной во всех отношениях. Если бы он сейчас выпалил ей сгоряча всю правду, то еще неизвестно, как бы Олимпия отреагировала на это. Вообще-то она, похоже, давно простила его, но они об этом ни разу не говорили откровенно. Кроме того, обстановка резко изменилась. Отныне они вновь были окружены людьми, среди которых находился и этот олух, Фицхью, черт бы его побрал. Теперь Олимпия вполне могла обратиться за помощью и утешением к другому мужчине…
        Жгучая ревность охватила Шеридана. Одна мысль о том, что Фицхью мог дотронуться до Олимпии, приводила Шеридана в ярость. А ведь молодой человек хотел жениться на ней и получить право тащить ее в постель каждый раз, как только ему это заблагорассудится. Причем его, законного супруга, не будут приводить в отчаяние мысли о возможных последствиях. Нет, это было просто невыносимо.
        - Я прощаю тебя, - прошептал Шеридан, - конечно, прощаю!
        Олимпия судорожно вздохнула, почувствовав огромное облегчение. Но затем она оттолкнула Шеридана и серьезно взглянула на него.
        - Ты ведь не станешь наказывать Мустафу? Я считаю… я просто уверена, что он не хотел сделать ничего дурного, хотя, может быть, это звучит несколько странно…
        - Если это действительно так, значит, на свете еще существуют чудеса.
        Шеридан вновь обнял девушку. Отбросив пряди шелковистых волос, он начал целовать мочку уха и шею.
        - Я знаю, как мне быть с Мустафой, - бормотал он. - Но давай отвлечемся от этих неприятных мыслей. Я устал от них. Мустафа и так уже залил слезами мои сапоги, любезно одолженные кем-то.
        Олимпия прижалась лбом к его плечу и, лукаво улыбаясь, начала расстегивать пуговицы на жилете. У Шеридана захватило дух. Он снял с нее халат, поцеловал ложбинку на ее груди сквозь тонкую ткань и медленно опустился на колени.
        Олимпия со вздохом облегчения и радости прижала его голову к себе. Она испытывала удивительное чувство покоя от того, что Шеридан, исполненный страсти и желания, вновь был с ней. Сев на пятки, Шеридан провел руками по ее ногам, пока не добрался до точеных лодыжек, чуть скрытых подолом длинной ночной рубашки.
        Возбуждение охватило Олимпию, она прислонилась к перегородке каюты, прикрыв глаза. Шеридан тем временем начал медленно поднимать подол ночной рубашки, целуя обнаженные ноги и бедра Олимпии.
        - Ты пахнешь цветами, - хрипловатым голосом произнес он.
        Олимпия засмеялась:
        - Должно быть, это непривычно для тебя.
        - О, моя сладчайшая принцесса. - Шеридан прижался лицом к нижней части живота Олимпии и втянул в себя воздух. - Ты всегда благоухаешь, словно небесное создание!
        Олимпия учащенно задышала, почувствовав, как его язык коснулся самой чувствительной точки тела, отчего ее бросило в жар.
        - Шеридан, - застонала она, запустив пальцы в его густые волнистые волосы.
        Он промычал ей что-то в ответ и, крепко обхватив ладонями ее ягодицы, теснее прижал Олимпию к себе и впился в ее лоно горячим ртом. Она начала извиваться в его руках от сладостной муки, пытаясь сдержать рвущиеся из груди крики и стоны.
        Он довел ее своими ласками и поцелуями почти до экстаза. Ее судорожно сжатые пальцы разжались, и, задыхаясь, Олимпия начала умолять его продолжить свои ласки. Но Шеридан встал с колен, снял с Олимпии рубашку, а затем припал губами к ее губам, лаская грудь. Она вновь застонала от наслаждения, чувствуя, как ей в живот упирается его набухшая плоть. Медленно - пуговица за пуговицей - она начала расстегивать его брюки, дразня Шеридана неспешностью движений, пока он не оттолкнул ее руку и не сделал все сам.
        - Проклятая цивилизация, - пробормотал он. - Кто придумал эту нелепую одежду?
        Олимпия взглянула на него с улыбкой, испытывая новые ощущения. Она впервые находилась обнаженной в руках одетого мужчины.
        - А мне нравится одежда, - прошептала она. - На мой взгляд, ты выглядишь совершенно очаровательно… элегантно… и… так обольстительно…
        Он опустил длинные ресницы, скрывая пылающий страстью взгляд.
        - Действительно ты так считаешь? - Он поцеловал ее в подбородок. Его выпущенное на волю горячее, налившееся кровью копье уперлось в обнаженный живот Олимпии. - В таком случае я не буду раздеваться.
        - Отлично, - пробормотала она.
        Он хрипло засмеялся и начал легонько покусывать ее шею. Шеридан прижал Олимпию спиной к стене, она хорошо знала, чего он хочет. Изогнувшись всем телом, она раздвинула ноги, чтобы впустить его напряженную плоть.
        Шеридан застонал от наслаждения, и этот звук еще больше воспламенил Олимпию. Он, как всегда, не вошел в нее до конца, а скользнул по ее увлажнившейся промежности. По телу Олимпии пробегали судороги, она тяжела дышала. Прижавшись спиной к покрытой лаком перегородке каюты, она ощущала жар от каждого прикосновения Шеридана.
        Она изгибалась, трепеща и напрягая шею, при каждом скользящем движении его копья. Но ей так хотелось, чтобы оно наконец пронзило ее. Это желание становилось непреодолимым. Шеридан объяснил ей, что она не должна требовать этого, иначе может забеременеть, но Олимпии с каждым разом было все труднее и труднее сдерживать себя в минуты близости.
        В порыве страсти она попыталась направить его удары в цель.
        - Шеридан, - простонала Олимпия, - Шеридан, ну пожалуйста, сделай то, что я хочу. Возьми меня.
        Его пальцы впились ей в ягодицы.
        - Принцесса… - выдохнул он приглушенно, прижавшись губами к ее волосам.
        - Я хочу, чтобы ты вошел в меня… Меня не волнуют последствия. - Она повернула голову и поцеловала его в шею, ощутив на своих губах привкус соленого мужского пота. - Ну пожалуйста. Теперь уже все равно, ведь мы можем пожениться хоть завтра. Мы можем сказать команде всю правду. О Боже… ну пожалуйста…
        - Нет! - Шеридан тяжело дышал. - Не заставляй меня, я все равно не способен сейчас ни о чем думать.
        Олимпия подняла одно колено так, чтобы следующий его удар непременно пронзил ее, и, застонав от наслаждения, устремилась навстречу ему. Шеридан тут же словно окаменел.
        - Нет… - простонал он.
        Некоторое время он все так же держал ее на весу, прижав спиной к стене, и пытался восстановить дыхание. Его плечи дрожали. Он тряхнул в отчаянии головой.
        Олимпия задвигалась в его руках, пытаясь довершить то, к чему так страстно стремилась, и чувствуя, что Шеридан колеблется. Она знала, что он мог довести ее до экстаза другим способом, но на этот раз Олимпия хотела большего. Она хотела настоящего слияния с ним, хотела раз и навсегда стать его женщиной.
        - Ну пожалуйста, - шептала она, поглаживая его по горячему взмокшему затылку. - Пожалуйста, Шеридан…
        Внезапно он резко оттолкнул ее от себя, припечатав к стене.
        - Черт бы тебя побрал! - зло выругался он. - Чего ты хочешь от меня, чего добиваешься? Неужели ты думаешь, что я сам не хочу этого, но ведь ты отлично знаешь, насколько это рискованно! - Он закрыл глаза и откинул голову, на его шее пульсировала жилка. - Нет. Нет.
        Олимпия поцеловала его мускулистое плечо.
        - Пожалуйста, - снова прошептала она и попыталась смелыми ласками вновь возбудить его, надеясь, что он потеряет голову. Когда по телу Шеридана пробежала судорога, Олимпия обхватила руками его бедра и залепетала: - Это будет так хорошо… так хорошо…
        - К черту! - взревел Шеридан и отпрянул от нее.
        Разочарованная, Олимпия видела теперь только его напряженную спину. Шеридан застегнул брюки, а затем, повернувшись к ней и все еще тяжело дыша, заговорил, вцепившись в ручку двери так, что побелели костяшки его пальцев:
        - Мне надо поговорить с тобой. Не соизволит ли ваше королевское высочество надеть халат?
        - Шеридан…
        - Оденься!
        Олимпия схватила измятую фланелевую рубашку с пола и натянула ее через голову.
        - Ну вот, ты доволен? Может быть, ты прикажешь мне еще в одеяло завернуться?
        - Это не помешало бы.
        Олимпия плюхнулась на койку и накрылась одеялом - не из-за Шеридана, а потому что в каюте, в которой совсем недавно было так жарко, теперь ее бил озноб.
        - Вот так, - сказала она. - Ты можешь повернуться и без боязни взглянуть на меня, Я не собираюсь приставать к тебе.
        Шеридан отошел от двери и сел на ее дорожный сундук, ие глядя на девушку. Казалось, Шеридан увидел на полу что-то чрезвычайно любопытное, - так пристально он разглядывал доски у своих ног.
        Олимпия с грустью смотрела на его ширинку, видя, что ткань брюк все еще сильно топорщилась.
        - Прости меня, - сказала она. - И не злись понапрасну. Шеридан провел рукой по волосам и нахмурился.
        - Я тоже не хотел обидеть тебя, - сказал он глухо. - Но пойми, я не могу допустить, чтобы с тобой случилась беда. Но, Боже, если бы ты знала, как мне трудно, неужели ты хочешь сделать мою жизнь невыносимой? Я ведь не святой, Олимпия.
        Он тяжело вздохнул. Глядя на его застывший профиль, Олимпия вдруг почувствовала угрызения совести. Любовь захлестнула ее с новой силой.
        - А кому нужны святые? - тихо спросила она. - Я бы предпочла падшего ангела.
        Он криво усмехнулся и искоса взглянул на нее.
        - Из меня вряд ли получится падший ангел, потому что мне, в сущности, неоткуда падать. Я никогда не был добродетельным. Кстати, как оказалось, добродетель у тебя тоже не в чести.
        Олимпия поджала губы, чувствуя, что краснеет.
        - Да, но если бы мы поженились, - начала оправдываться она, - то в нашем поведении не было бы ничего порочного. Напротив, оно выглядело бы вполне добродетельным.
«Кто нашел жену, тот нашел благо» - так говорится в Книге притч Соломоновых.
        - О Боже, ты совсем спятила, если можешь цитировать Священное писание после того, что ты мне говорила пять минут назад.
        - Да ты ханжа! - изумленно воскликнула Олимпия, глядя на него во все глаза.
        - Я не ханжа, просто я стараюсь не терять головы. Мы не женаты, запомни это! И ради Бога не забывай, что все на этом корабле считают нас братом и сестрой! - Шеридан нервно потер висок. - У меня стынет в жилах кровь при мысли о тех последствиях, которые может иметь моя уступчивость!
        - Но ведь мы могли бы им сказать всю правду. Какое это было бы облегчение! И капеллан тут же обвенчал бы нас.
        - Нет, ты совершенно не умеешь трезво мыслить, - сказал Шеридан.
        - Мой дядя теперь никак не сможет добраться до нас. Так чего же нам бояться? С тех пор как мы покинули Англию, все обстоятельства изменились. - Олимпия пристально смотрела в глаза Шеридану, пытаясь внушить ему те чувства, которые испытывала сейчас сама.
        Он, храня непроницаемое выражение лица, некоторое время выдерживал ее упорный взгляд, но затем все же отвел глаза в сторону.
        - Да, все изменилось с тех пор, - сказал он. Олимпия хмуро наблюдала за ним. Шеридан поигрывал замочком дорожного сундука, на котором сидел, опустив глаза, так что Олимпия не могла разглядеть выражение его лица. Впервые за все это время в ее сердце шевельнулся страх.
        - Ты же сам предлагал мне выйти за тебя замуж, - сказала она. - Там, на острове, помнишь? Или это была шутка?
        Замочек на сундуке звякнул.
        - Нет, это была не шутка, - сказал Шеридан, упорно глядя в пол.
        Олимпия перевела дух и замерла в ожидании.
        - Но я не помню, что ты сказала мне в ответ на это предложение, - язвительно добавил он, продолжая позвякивать замочком.
        Олимпии хотелось сейчас броситься ему на шею и прижать к груди, но вместо этого она сказала:
        - Ты заснул и поэтому не слышал моего ответа. Шеридан откинулся назад, прислонившись спиной к стене. Глаза его были закрыты.
        - Мне кажется, что я спал все последнее время. - Он тряхнул головой. - Спал и видел сны.
        - Сны? - прошептала Олимпия. - Да, совершенно фантастические.
        Горло Олимпии перехватило, и она с трудом могла говорить.
        - Так, значит, теперь ты уже не хочешь жениться на мне?
        - По здравом размышлении эта идея кажется мне глупой и опасной. Подобная затея могла бы мне дорого обойтись.
        Олимпия оцепенела. Она сидела с закрытыми глазами и не могла дышать от боли, которую причинили его слова.
        - У тебя же есть голова на плечах, - резко сказал он. - Сейчас мы оба зависим от Фицхью. Подумай, что он сделает, если ты скажешь ему правду! Наш драгоценный капитан не отличается особым милосердием, ты же слышала, какая участь по его милости постигла Бакхорса и остальную шайку.
        - Они это заслужили, потому что были настоящими убийцами.
        - Конечно, эти негодяи заслужили подобную смерть, но молодой человек, по-видимому, становится довольно кровожадным, когда речь, как ему кажется, заходит о справедливом возмездии, вот в чем дело. Я хорошо знаю подобный тип людей, поскольку постоянно сталкивался с ними в жизни. Сам он не может позволить себе обычные человеческие удовольствия из-за жестких моральных принципов, впитанных им с молоком матери, но приходит в неописуемый восторг и возбуждение от того, что с кого-то другого заживо сдирают шкуру во имя справедливости. - Шеридан встал и начал расхаживать из угла в угол крошечной каюты. - И в довершение всего этот желторотый ублюдок воображает, что влюблен в тебя. Он вне себя от страсти. Теперь посуди сама, что он сделает, если узнает правду? Узнает, что я не твой брат, а мошенник, похитивший обожаемый предмет его страсти и склонивший ее к интимной близости?
        - Он вовсе не такой, каким ты его изображаешь. И потом, ты не похищал меня.
        - А где доказательства? - Шеридан покачал темноволосой головой. - Мы же постоянно лгали все это время, дорогая. И если мы сейчас все поставим с ног на голову, то потеряем к себе всякое доверие. Тем более что правда в нашем случае больше похожа на вымысел, чем ложь. Фицхью никогда в жизни не поверит в то, что ты - принцесса, и уж наверняка посмеется над тем, что я взялся сопровождать тебя с целью помочь разжечь пожар революции в твоей стране. - На красивых губах Шеридана заиграла усмешка. - Фицхью действительно похож на самодовольного школяра, но он не так глуп, как кажется. Просто ему мешают розовые очки, сквозь которые он смотрит на тебя, иначе он давно бы уже понял, в чем дело. Даже Бакхорс сразу же заметил, что мы лжем.
        - Но в конце концов он поверил нам.
        - Нет, он так и не поверил, - сказал Шеридан и устремил на Олимпию яростный взгляд. - Просто он понял, что не сумеет выбить из меня правду. Кроме того, я нужен был ему живым. Фицхью я не нужен. Я для него никто, а ведь он здесь, на борту судна, полный хозяин. Не забывайте об этом, мадам. Он - царь и бог. Если в приступе ревности он задумает расправиться со мной, ему никто не посмеет возразить. Вы можете запросто убить меня, принцесса. Засечь плетью. - В его голосе слышалась насмешка. - Ненамеренно, конечно. «Как жаль, - скажет он, - этот несчастный ублюдок выглядел таким крепким. Кто бы мог подумать, что он не выдержит и двух сотен ударов? Ему просто не повезло. Однако этот парень сам виноват, он ведь так долго водил нас за нос».
        Олимпия хмуро наблюдала за тем, как Шеридан мечется по тесной каюте, словно в клетке.
        - Я не верю, что капитан Фицхью такой, каким ты себе его представляешь. Тем более что я его знаю намного лучше. Я ни разу не видела, чтобы он выходил из себя. Он всегда вел себя очень благожелательно и осмотрительно, как рассудительный и добрый человек.
        Шеридан устремил на нее пылающий гневом взгляд.
        - В таком случае выходи за него замуж, - зло сказал он, - раз уж он кажется тебе таким образцом совершенства. Ведь сам я злой, эгоистичный и неуравновешенный по натуре и выхожу из себя по меньшей мере два раза в день. - Шеридан отвернулся и засунул руки в карманы. - Кстати, он уже обращался ко мне за подобным разрешением. Надеюсь, он не рухнет в обморок, когда я ему сообщу радостную новость о том, что ты согласна.
        Олимпия с грустью и отчаянием во взоре смотрела на него, закутавшись в одеяло и дрожа всем телом.
        - Зачем ты все это говоришь? Что произошло?
        - Ничего, просто восторжествовала правда жизни, реальность, вновь вступившая в свои права. Я знаю, что ты с ней не в ладах.
        Шеридан искоса взглянул на Олимпию, насмешливо вскинув бровь.
        Олимпия сидела, обхватив руками колени. Глядя на него сейчас, она вспоминала лицо Шеридана, освещенное огнем очага. Он так терпеливо и старательно вырезал ей расческу из китового уса, когда она сломала свою старую, пытаясь расчесать слипшиеся, спутанные на ветру волосы. Вспомнила она и нежные осторожные прикосновения Шеридана, когда он, видя ее слезы боли и нетерпения, сам принялся расчесывать волосы. Глядя сейчас на его кривую, полную сарказма ухмылку, она подумала о том, что реальность - вещь более запутанная и обескураживающая, чем прядь спутанных волос.
        - Ну хорошо, - наконец сказала она, - оставим все как есть.
        Она думала, что он ответит сейчас что-нибудь в резком тоне, и приготовилась дать ему отпор. Но Шеридан молчал, прислонившись к перегородке из лакированного дерева, в которой отражался его профиль. Олимпия поправила на себе одеяло.
        - Это было всего лишь одним из возможных вариантов развития событий.
        Шеридан встал и, подойдя к Олимпии, обнял за плечи. Он долго и пристально смотрел ей в глаза. Его взгляд был непроницаемым и слегка туманным, словно марево над костром.
        - Я хочу, чтобы ты верила мне, - сказал он.
        - А я и не могу иначе. - Ее голос звучал хрипловато. - Я же люблю тебя.
        Тень пробежала по лицу Шеридана. Олимпия так и не поняла, был ли это испуг, шок, ликование или какое-то другое чувство. Шеридан наклонился к ней и, коснувшись лбом ее лба, покачал головой.
        - Да, я люблю тебя, - повторила Олимпия.
        - Глупая принцесса, я же сказал, что не женюсь на тебе, поскольку не желаю рисковать своей шкурой. Так за что же ты продолжаешь любить такого подлого парня, как я?
        Олимпия нахмурилась.
        - Ты что, напрашиваешься на комплименты?
        - Боже упаси, я не такой дурак. Просто проверяю, стала ли ты за это гремя более разумной, во всяком случае, по отношению ко мне. С радостью констатирую, что ты осталась такой же неразумной, как прежде. - Он встал, покачал головой и направился к двери. Отворив ее, он помедлил на пороге, криво усмехаясь. - Даю слово, что в скором будущем не премину воспользоваться этим.
        - Эмирийити! - послышался голос Мустафы в коридоре, и он поскребся в дверь.
        Распахнув ее, Олимпия увидела слугу, одетого в белые шаровары и рубаху, с красной феской на голове, в руках он держал свернутые одеяла.
        - О моя принцесса, где ты прикажешь мне лечь спать? Шеридан-паша сказал, что я могу располагаться за твоей дверью или в каюте, если ты позволишь.
        Олимпия начала было возражать, но слуга, исполняя, по-видимому, приказ своего господина, заявил ей, что ему все же лучше расположиться на ночлег у нее в каюте.
        - В каюте? Но это крайне неприлично!
        - Ты права, принцесса, сияющая совершенством ума и тела! Я пекусь не о своих удобствах, они для меня - ничто, для меня было бы честью в коридоре у твоего порога. Я с радостью вынес бы все эти ужасные сквозняки и пинки английских матросов в тяжелых ботинках, о прекраснейшая! Я бы терпел побои, синяки, переломы пальцев, если бы только ты благожелательно взглянула на меня…
        - Ну хорошо. - Олимпия взяла его за локоть и втащила в каюту. - Но что подумают все остальные!
        Мустафа, низко поклонившись, сделал жест, как будто намереваясь приподнять ее подол и поцеловать его.
        - Они поймут, что твоя милость не знает границ и что тысячи несчастных преклоняют колени, благодаря тебя за милосердие. Они узнают также, что я, чьим уделом стало прислуживать в гареме великого султана, был полностью обезоружен в свое время и потому защищал твою жизнь ценой собственной жизни.
        - Какой вздор! Действительно, Мустафа, ты выражаешься иногда просто возмутительно. А главное, врешь. Мне следовало бы разругаться с тобой в пух и прах за то, что ты наговорил на сэра Шеридана и к тому же украл мои драгоценности в то время, когда я была вне себя от горя, считая его погибшим. Ты просто воспользовался моей растерянностью. - Олимпия нахмурилась и тяжело вздохнула. - Однако я подозреваю, что ты просто не умеешь вести себя иначе, я права? Ты знаешь о совести не больше обезьянки.
        Карие глаза египтянина широко распахнулись от обиды и удивления.
        - Эмирийити! - воскликнул он серьезным тоном. - Я выполняю приказы своего паши, я ни разу не солгал тебе по своей воле, а лишь по распоряжению моего господина - да хранит его Аллах!
        - Ни разу не солгал? - Олимпия задохнулась от возмущения. - Как можно быть таким наглым, не понимаю! - Она покачала головой. - Впрочем, мне не следует слишком сердиться на тебя. Ты вряд ли сам сознаешь, когда говоришь правду. И все же ты поступил очень и очень нехорошо, ты украл мои драгоценности и свалил вину на своего господина.
        Мустафа, казалось, пришел в ужас от ее слов.
        - О нет! Прости меня, моя принцесса, но ты сама ничего не поняла во всей этой истории. Я не крал твоих драгоценностей, Эмирийити! Я бы никогда не осмелился этого сделать. Их взял Шеридан-паша, но теперь мы оба утверждаем, что это сделал я, поскольку не хотим, чтобы этот похожий на глупого верблюда капитан арестовал пашу, словно обычного уголовника. - Золотая кисточка на феске слуги подрагивала в такт его взволнованным словам. - Ты должна говорить то же самое. Разве он не приказал тебе это?
        - Конечно, нет, Мустафа, тебе не надо бояться меня и из-за этого так безбожно лгать. Я сама уже замолвила словечко за тебя перед сэром Шериданом, и он обещал не наказывать тебя слишком сурово. Но прошу тебя, Мустафа, прекрати выдумывать разные нелепые истории. Когда я вспоминаю твой рассказ о том, как сэр Шеридан будто бы был рабом какого-то султана, я просто в ужас прихожу! Знаешь, это уже слишком!
        Мустафа глядел на Олимпию во все глаза, как будто ее слова привели его в полное замешательство. Затем он заморгал и сказал без всякого выражения:
        - Благодарю тебя, Эмирийити, благодарю за доброту и покровительство!
        Еще раз низко поклонившись, Мустафа начал расстилать одеяла на полу. При этом луч света упал на кулон в форме полумесяца, свесившийся с его шеи.
        Олимпия нахмурилась и села на постель. Какое-то неприятное чувство шевельнулось у нее в душе.
        - Мустафа, что это висит у тебя на цепочке? - спросила она.
        Мустафа застыл, затем быстро повернулся к ней и выпрямился.
        - Это называется тескери хилаал, моя принцесса.
        - Правда? - Олимпия наблюдала, как он складывает одеяла в изголовье, сооружая себе подушку. - Прости, это не мое дело, но все же… - Олимпия закусила губу. - Не означает ли это, что твой господин не является христианином?
        Мустафа долго молчал, разглаживая и поправляя свою постель.
        - Ты, возможно, опять скажешь, что я сочиняю и лгу, - обиделся он и взглянул на Олимпию с достоинством.
        - А ты не собираешься этого делать? - Олимпия старалась говорить строго.
        Мустафа замялся и задумчиво взглянул на девушку, закутавшуюся до подбородка в одеяло.
        - Нет, Эмирийити, я никогда больше не солгу тебе. Сегодня я понял, что не должен делать этого.
        Она одобрительно кивнула.
        - Очень хорошо.
        - Я скажу тебе чистую правду, клянусь молоком моей матери. Тескери - это… - Мустафа нахмурился, подыскивая нужное слово, - это талисман - знак благоволения великого султана. В мои обязанности входит следить за тем, чтобы Шеридан-паша носил его, поскольку ношение тескери почетно, кроме того, этот знак оберегает моего господина от врагов. Ты знаешь, Эмирийити, как преданно и усердно я служу моему паше. Порой я стараюсь быть построже с ним и уговариваю его надеть тескери. Когда я брею моего господина, я всегда сам надеваю этот знак ему на шею. Иногда он носит его в течение дня. Или даже недели. Когда мы ушли из флота, Шеридан-паша носил его в течение месяца. Но зачастую… - Мустафа передернул плечами. - Зачастую в него вселяется настоящий бес, и тогда он даже не может смотреть на знак великого султана и не выносит мысли о том, что окружающие узнают о тескери, принадлежащем ему, сэру Шеридану. Тогда я храню этот знак у себя на груди. - Мустафа снял цепочку с кулоном через голову и протянул ее Олимпии. - Видишь надпись на нем? Там говорится, что человек, которому принадлежит этот хилаал, является
любимым и преданным ра… - Внезапно Мустафа осекся и, возведя очи к потолку, начал что-то быстро лопотать на своем родном языке. Затем он вновь обратился к Олимпии взволнованным тоном: - Прости меня, моя принцесса. Я чуть не солгал тебе. Итак, человек, которому принадлежит этот хилаал - в надписи он указан, чтобы никто больше не воспользовался этим знаком, - заслужил любовь Аллаха и султана Махмуда, являющегося его тенью на земле, и тот, по чьей вине упадет хотя бы один волосок с головы этого человека, будет изгнан на край света и уничтожен их могуществом, вселяющим ужас в души смертных.
        Олимпия повертела медный полумесяц в руках, разглядывая изящную вязь арабской надписи и орнамент, выгравированный на металле, через который шла глубокая зигзагообразная царапина. Перед мысленным взором Олимпии возникла картина - палуба
«Федры», освещенная горящим факелом, и уголовник Кол, пробующий на зуб металл кулона, висящего на шее Шеридана, а затем царапающий полумесяц своим ножом.
        Олимпия погрузилась в глубокую задумчивость. Мустафа стал на колени у изножья ее койки, поглядывая на девушку темными проницательными глазами.
        - Этот знак был на Шеридане, когда мы нашли его на острове, - сказала Олимпия.
        Мустафа опустил голову, так что девушка видела только яркую феску, прикрывавшую его макушку.
        - Но, Эмирийити, ты же понимаешь, что я ничего не придумал…
        Олимпия хмуро смотрела на маленького египтянина.
        - Я не лгал тебе, когда говорил, что Шеридан-паша взял тескери хилаал вместе с твоими драгоценностями. Уже тогда могла прийти тебе в голову мысль, что он планировал свой побег и, украв твои сокровища, купил билет на транспортное судно. Впрочем, я не буду вдаваться во все эти подробности, иначе ты опять решишь, что я сочиняю небылицы.
        Олимпия прижала руку к губам.
        - Никаких небылиц, никаких фантазий, о высокочтимая моя принцесса! - продолжал Мустафа. - Я не стану рассказывать тебе о том, что он спрятал твои драгоценности на острове после того, как вместе с уголовниками пережил кораблекрушение, а затем сообщил об этом мне, причем в присутствии всех остальных, пользуясь моим родным языком и жестами. Он объяснил мне точное местонахождение сокровищ.
        - Точное местонахождение? - с сомнением переспросила Олимпия.
        - Правда, мой паша показал себя при этом мудрым, отважным и ловким? Он притворился, что спорит со мной из-за твоего жемчуга, а сам давал мне необходимые распоряжения в присутствии своих врагов. Впрочем, что я такое говорю? Я же обещал тебе не лгать!
        Мустафа прижался лбом к краю постели и схватил Олимпию за лодыжки. Она тут же спрятала ноги под одеяло и с укоризной взглянула на слугу.
        - Прошу тебя, Мустафа, - сказала она. - Не делай этого. Мустафа снова сел прямо, виновато поглядывая на Олимпию.
        - Прости меня, моя принцесса. Я недостоин дотронуться даже до бахромы на твоем одеянии. Поэтому я не буду пытаться возвысить свою ничтожную персону ложью о том, что это я достал твои драгоценности из тайника после того, как ты и мой паша покинули «Федру».
        Олимпия вся сжалась, не сводя глаз с Мустафы.
        - Я недостойный пес и сын пса. Но я больше не буду тебе лгать. Я буду лгать тебе о том, что, когда эти одержимые шайтаном каторжники высадились на остров, намереваясь начать поиск твоих драгоценностей, они принялись убивать друг друга и приказали мне хоронить мертвых. - Мустафа снова низко поклонился Олимпии. - Знай же, Эмирийити, что я слишком глуп и подл и потому допускаю страшную ошибку, уверяя тебя в том, что воспользовался удобным случаем и, когда за мной никто не следил, потихоньку достал сокровища из тайника.
        Олимпия почувствовала, как у нее перехватило дыхание. Она закусила губу, стараясь не выдать обуревавших ее чувств.
        - Но все, я обещал тебе не лгать. И потому поверь, что я не прятал драгоценности на борту «Федры», пока судно не стало на якорь в Буэнос-Айресе, а мой Шеридан - паша никогда не был любовником твоей миссис Джулии Плам. Он даже и не думал иметь с ней свидание в тот день, когда ты впервые явилась к нему с просьбой о помощи. И мой господин не делал тебе предложения выйти за него замуж только потому, что эта Джулия заставила его, пригрозив лишить денег отца. Я даже не заикнусь тебе обо всем этом, потому что ты все равно не поверишь мне. Ведь все это ложь, Эмирийити, сплошная ложь, а я не хочу лгать.
        И Мустафа, сев по-турецки, начал раскачивайся в полузабытьи.
        Олимпия, чувствуя подступивший к горлу комок, зажмурилась и откинулась на подушку, закрыв лицо руками. Все ложь, все сплошная ложь. Олимпия не имела никакого права гневаться на Шеридана. Единственное, что она могла позволить себе, это назвать себя наивной дурой и, сжав зубы, зарыться лицом в подушку и так пролежать всю ночь, ругая себя последними словами.
        Но сначала именно гнев захлестнул ее. Она снова возненавидела Шеридана с неистовой силой за то, что он предал, ограбил, лишил ее всех иллюзий и бросил. Как он мог? Как он только мог! Да, теперь Олимпия по-настоящему ненавидела его!
        Гневаться и ненавидеть было легче, чем ощущать страшную боль в сердце.
        Олимпия лежала всю ночь, не смыкая глаз и слушая, как тоненько, на высоких нотах посапывает Мустафа.
        Шеридан как-то сказал, что все эти последние месяцы спал и видел сны. И он был совершенно прав. Олимпия считала, что простила его за то, что он бросил ее, но, оказывается, ей удалось лишь на время забыть об этом. Реальный мир отступил, а затем неожиданно вернулся, и Олимпия вновь обнаружила, что ей не хватает смелости смотреть правде в глаза, что она страшная трусиха. Иначе как объяснить ту готовность, с которой она проглотила сочиненную на ходу небылицу, оправдывающую Шеридана в ее глазах? С какой радостью она ухватилась за мысль о том, что он невиновен, хотя факты с очевидностью свидетельствовали об обратном.
        И уж конечно, сам Шеридан не стал разубеждать ее. Он ведь знал, какая она, в сущности, наивная дура, и воспользовался ее легковерностью и глупостью. Что же касается его сердечного отношения к ней на острове, то оно вполне объяснялось эгоизмом Шеридана. Олимпия была ему тогда жизненно необходима, она помогала выжить. Она владела навыками охоты на гусей, собирала съедобных моллюсков и составляла ему компанию в качестве собеседницы и любовницы. Она была ему более полезна тогда как друг, нежели как враг.
        Точно так же, как теперь она была более полезна ему в качестве мнимой сестры, нежели в качестве жены.
        Как все просто! Этот мужчина был истинным реалистом. Реалистом и негодяем. А еще лгуном и притворщиком. Рыцарь в ветхих одеждах с заснувшим пингвиненком у ног.
        Джулия… Джулия… Джулия… Он был любовником Джулии. Великолепной, грациозной, всегда сохраняющей самообладание Джулии. Как он, должно быть, смеялся в душе над неопытностью Олимпии!
        О, какой же она была дурой, влюбленной дурой! Впрочем, почему была? Она до сих пор в душе надеется, что Шеридан каким-то таинственным образом изменится и она сможет доверять ему.
        Нет, ей нельзя доверять ему, нельзя верить ни единому его слову!
        Олимпия больше не испытывала гнева, и даже горечь покинула ее сердце, вместо нее она почувствовала теперь в душе глухое отчаяние и разочарование от того, что мечта не вынесла столкновения с действительностью, которая опять одержала верх. Олимпии не было больно при мысли о том, что она не видела тех вещей, которые не желала видеть, обманывая таким образом саму себя.
        Но она вряд ли могла обвинить себя в том, что дважды поддалась обаянию Шеридана и поверила ему, - уж слишком опытным лгуном и обольстителем был капитан Дрейк. Более того, она знала, что если бы предоставила сейчас ему возможность оправдаться, он вновь сумел бы убедить ее в своей правоте и заставил бы поверить в то, что любит ее так, как никого никогда не любил.
        Но разве он может любить ее, краснощекую глупую толстушку? Она просто сошла с ума, если могла хоть на минуту поверить в это. Обыкновенный здравый смысл должен был остановить ее. Что общего она могла иметь с таким человеком, как Шеридан Дрейк? У нее не было ничего, что могло бы привлечь его, - ни красоты, ни ума, ни опытности в любовных утехах. Она вела себя как упрямый капризный ребенок и была со всей своей потешной серьезностью, прямотой и добропорядочностью прекрасной мишенью для его беспощадных шуточек.

«Верь мне», - сказал он ей недавно, словно дьявол-обольститель. В душе он смеется над теми идеалами, которые Олимпия все еще исповедует, несмотря ни на что. И она добьется своего! Когда-нибудь ей удастся сделать что-нибудь доброе для людей. Шеридан же - потерянный для общества человек, не соблюдающий законов чести, дружбы, истины и даже просто приличия. Он хуже Мустафы, который выполняет приказы своего паши, не отличая добра от зла.
        Шеридан все прекрасно понимает, но ведет себя словно демоническое дитя и лжет на каждом шагу не моргнув глазом.
        Глава 20
        Во второй половине дня Фицхью обычно пил чай. По мнению Шеридана, этот ритуал уже сам по себе характеризовал молодого человека. Шеридан принял приглашение явиться на следующий день после полудня в кают-компанию и увидел стол, накрытый кружевной скатертью и уставленный изящным фарфором. В довершение всего посреди стола красовалась ваза с живыми - розовыми и белыми - тюльпанами. Полукругом, открывая живописный вид с кормы, стояли три позолоченных французских кресла. Одним словом, кают-компания в этот час смахивала скорее на гостиную богатого дома, если не обращать внимания на подрагивание цветов, вызванное движением судна, а также на неплотно задернутые шторы из дорогой камки, в просветах между которыми виднелись четыре пушки, повернутые жерлами к задраенным сейчас амбразурам.
        Олимпия и Фицхью были уже здесь. Олимпия обернулась на звук открывающейся двери, и у Шеридана при взгляде на девушку упало сердце. Ему потребовалось собрать всю волю в кулак, чтобы подавить свои эмоции. Чувствуя легкую тошноту, он сосредоточил внимание на спешащем к нему с протянутой рукой Фицхью.
        - Добрый день! Проходите, садитесь, мисс Дрейк сейчас разольет чай. - Капитан был в эту минуту похож на человека, пробежавшего кросс: его лицо пылало, а дыхание было прерывистым и неровным. Пожимая руку Шеридану, молодой человек многозначительно улыбался и, понизив голос, сказал: - Она призналась мне, что вы успели переговорить с ней. Благодарю вас, сэр. Я счастливейший из смертных.
        И прежде чем Шеридан успел что-нибудь ответить, Фицхью подвел его к столу. Шеридан поцеловал руку Олимпии и вопросительно взглянул в ее широко распахнутые зеленые глаза. Она вежливо улыбнулась ему в ответ.
        - Вы, наверное, хотите сами сообщить вашему брату новость? - спросил Фицхью.
        Олимпия сцепила руки, лежащие на коленях, продолжая все так же пристально смотреть на Шеридана.
        - Я думаю, что он сам уже обо всем догадался, - сказала она.
        - У вас есть какие-то новости? - покровительственным тоном спросил Шеридан, пытаясь скрыть тревогу.
        События, похоже, начали развиваться более стремительно, чем он предполагал. Шеридан ругал себя за то, что не успел научить Олимпию, как надо обходиться с этим Фицхью, как правильно вести себя. Но судя по счастливому виду последнего, принцесса отлично справилась со своей задачей. Олимпия застенчиво потупила взор.
        - Капитан Фицхью сделал мне предложение.
        - А-а! - Шеридан понимающе кивнул и обругал в душе этого молодого дурня за поспешность. Неужели он думает, что является неотразимым и может без долгих ухаживаний сразу же предлагать руку и сердце?
        Олимпия вновь встретилась глазами с Шериданом и заявила:
        - И я приняла его.
        - Приняла? - Голос Шеридана сорвался. Как ни старался он скрыть в этот момент обуревавшие его чувства, у него ничего не получилось - такой сокрушительный удар нанесла ему Олимпия.
        - Да! - вскричал пылкий Фицхью. - Если вам мое поведение кажется слишком поспешным, умоляю вас вспомнить о том, что мы с вашей сестрой знакомы уже довольно долго.
        Шеридан почувствовал, как неимоверная тяжесть сдавила его грудь. Ему не хватало воздуха. Он перевел взгляд на зардевшегося нежным румянцем, улыбающегося Фицхью, ожидающего, что он скажет.
        - Отлично, я…
        Шеридан не мог подыскать нужных слов. У него не было сил, чтобы с достоинством выйти из этого затруднительного положения. Ошеломленный, Шеридан снова повернулся к Олимпии и встретил безмятежный взгляд ее чистых зеленых глаз. Что, черт возьми, она задумала?
        - По-моему… то есть я… - Шеридан отчаянно пытался говорить естественным голосом. - Я рад за вас. Конечно, рад! Хотя официальное предложение сделано, на мой взгляд, излишне поспешно.
        - Конечно, - промолвил Фицхью и быстро кивнул. - С вашей стороны это вполне понятная реакция. Странно было ожидать, что вы до конца поймете и прочувствуете, насколько мы с вашей сестрой стали близки за месяцы совместного плавания, когда вас, увы, не было с нами.
        Шеридан взглянул на молодого человека, и в глазах у него все потемнело. Ужасные подозрения закрались в его душу. Он вдруг представил себе эту самую каюту и в ней Олимпию и Фицхью. Они проводили здесь время наедине в течение долгих недель. Фицхью разговаривал с ней, обнимал ее…
        - Мы каждый день пили вместе чай, - сказала Олимпия, с улыбкой глядя на Фицхью, что было для Шеридана подтверждением его самых мрачных опасений.
        Подумать только, еще совсем недавно эта маленькая потаскушка сгорала от страсти в его объятиях и умоляла овладеть ею! Она просила его жениться на ней! А сейчас…
        - Мы как раз обсуждали вопрос о дне свадьбы. - Фицхью ласково улыбнулся, поглядывая на свою избранницу. - С моей точки зрения, чем скорее мы поженимся, тем лучше. Но я хочу соблюсти все формальности. Я просто настаиваю на этом! Пожалуй, две недели будет нам достаточно для того, чтобы сделать все необходимые приготовления. Надо будет обить бархатом диван, испечь свадебный пирог. Возможно, это не займет слишком много времени. Кроме того, мисс… - Фицхью внезапно широко улыбнулся и взял Олимпию за руку, - то есть я хотел сказать, Олимпия должна подумать о свадебном наряде.
        - Да, - согласилась она, - у меня есть шелк цвета слоновой кости, но я хотела бы украсить платье какой-нибудь отделкой.
        Фицхью поцеловал ее руку.
        - Я уже подумал об этом. Посмотри. - Он быстро подвел Олимпию к шкафу и, выдвинув один из ящиков, достал оттуда небольшой сверток. Развернув шуршащую бумагу, молодой человек показал невесте кружева из серебряной нити и мелкий жемчуг.
        - О-о! - воскликнула Олимпия и осторожно дотронулась до воздушных кружев, а затем прижала пальцы к губам. - О, дорогой, ты разве…
        - Я купил их в Буэнос-Айресе. Я подумал… я надеялся, что когда найду тебя… то… Они тебе нравятся? - Фицхью схватил Олимпию за руки. - О, дорогая Олли, ты плачешь? Но ты ведь теперь в полной безопасности. Отныне ты находишься под моей защитой. Я больше не спущу с тебя глаз!
        Олимпия опустила голову. Шеридан тупо смотрел на сплетенные руки жениха и невесты. Он все еще ждал какого-нибудь жеста или тайного знака, свидетельствовавшего о том, что все это происходило не всерьез.
        - Через две недели, - нежно промолвила Олимпия. Фицхью держал в своих покрытых веснушками руках ее пальцы.
        - Тогда, может быть, назовем точную дату нашей свадьбы?
        Шеридан застыл в оцепенении. Вот сейчас она найдет какую-нибудь отговорку, попросит время на обдумывание… Ему следовало немедленно вмешаться, прийти ей на помощь, найти какую-нибудь вескую извинительную причину для отсрочки. Но разум Шеридана, казалось, был парализован.
        - Хорошо, - сказала Олимпия, не сводя глаз с Фицхью. - Третье ноября?
        У Шеридана перехватило дыхание и внезапно закружилась голова. Он был сражен. Резко повернувшись, он отошел к столу и начал звенеть чайной посудой, слыша, как за его спиной Фицхью называет Олимпию своей дорогой Олли и сообщает ей, что сегодня вечером они непременно отпразднуют это событие, пригласив к столу всех офицеров судна и заказав коку лучшие блюда.
        - Надеюсь, сэр, что вы окажете нам честь, официально объявив всем о предстоящей свадьбе, - сказал капитан, подходя к Шеридану, который в этот момент как раз подносил к губам чашку.
        Фарфоровая чашечка внезапно дрогнула в его руке и, ударившись о край стола, покатилась по турецкому ковру, устилавшему пол, а ее отбитая ручка отлетела в сторону.
        - Простите, - пробормотал Шеридан, которого душили злость и отчаяние.
        Фицхью поднял разбитую чашку.
        - Стыдитесь, старина. - Он положил руку на плечо Шеридана. - Неужели вы за это время так отвыкли от корабельной качки?
        И Фицхью, опустив руку, повернулся к Олимпии. Шеридан уставился испепеляющим взглядом в спину молодого человека, сгорая от ненависти и презрения.
        Олимпия, шурша юбками, подошла к столу, являя собой само воплощение женской застенчивости и стыдливости. Казалось, что она была сделана из воска. Шеридан пытался встретиться с ней взглядом, но она, разлив чай, села за стол, так и не взглянув на него. Чувство недоумения и разочарования переросло в панику. Шеридан не верил в реальность происходящего. Он просто не мог поверить! Особенно после их свидания. После всего, что между ними было!
        Шеридану казалось, что чай отдает горечью. Он держал блюдце обеими руками и не сводил глаз с Олимпии, сознавая с болью в сердце, что похож сейчас на побитую собаку, жаждущую одного-единственного доброго слова. Но Шеридан понимал, что его жалкий вид не растрогает Олимпию, потому что она даже не взглянет на него, поскольку он больше не вызывает у нее интереса.
        Внезапно с ужасающей ясностью он начал понимать, что сделал роковую ошибку.
        Он неправильно истолковал привязанность и физическое влечение Олимпии, приняв их за любовь. Ее симпатия к нему, родившаяся из чувства жгучей ненависти, объяснялась тем, что они находились в полной изоляции от внешнего мира на необитаемом острове и были нужны друг другу как воздух. Они вместе вели борьбу за существование, делили друг с другом горе и радость, вместе встречали каждое утро, считая своей маленькой победой то, что сумели пережить еще один день и еще одну ночь.
        Шеридан думал, что все это оставит в их душах неизгладимый след, что это и есть, в сущности, любовь. В их последнюю ночь, когда он был так озабочен тем, как бы спасти собственную шкуру, Олимпия сказала, что любит и доверяет ему, и Шеридан был уверен в искренности ее слов. В ту минуту ему казалось, что он готов умереть за нее, не раздумывая броситься на ее защиту, он убил бы ради нее любого члена команды, если… если бы это было морское сражение, а не мирное время. А теперь ему оставалось только глупо пошутить, скрывая тем самым свои истинные чувства, а затем умолкнуть и уступить.
        Но он поверил за это время в то, что Олимпия любит его. Да, она действительно любила его, как ни странно! Подобное убеждение шло вразрез со всем его прежним опытом, нажитым за годы полного одиночества. Но Шеридан убедил себя в искреннем чувстве Олимпии. И вот теперь он видел, что ошибался.
        - Знаешь, - застенчиво сказала Олимпия, - я никогда не думала, что моя свадьба состоится на борту корабля.
        Фицхью погладил ее по руке.
        - Думаю, что мы, немного постаравшись, сможем очень мило отпраздновать это событие, сделав его незабываемым. Надеюсь, ты не считаешь обязательным для себя венчание в церкви?
        Олимпия заколебалась.
        - Нет, конечно, но, если честно, я думала, что когда-нибудь буду венчаться в церкви, - сказала она, слегка покраснев. - Это, наверное, детская мечта, скорее даже фантазия, и о ней не стоит говорить.
        - Нет, расскажи мне, о чем еще ты мечтала в своем детстве, - настаивал Фицхью, поступая очень опрометчиво, но таким уж недалеким человеком он был.
        - О нет, иначе ты, пожалуй, решишь, что я безнадежная фантазерка, оторванная от жизни, - запротестовала Олимпия, искоса поглядывая на своего жениха.
        - Но именно это мне и нравится в тебе! - сказал Фицхью, наклоняясь к ней. - Ты так хорошо разбираешься в делах международной политики, и в то же время ты можешь быть такой…

«Соблазнительной, - мысленно закончил за него Шеридан. - Восхитительная грудь, бедра, точеные лодыжки. О Боже! Я отлично знаю, на что ты, похотливый козел, намекаешь».
        - …такой наивной. Поведай мне свои мечты, и я постараюсь сделать для тебя все, что в моих силах.
        - О нет, - возразила Олимпия. - Это просто невыполнимо, я не могу требовать от тебя так много.
        - Если я смогу, я непременно исполню твое желание. Олимпия затаила дыхание.
        - Ну хорошо… только не считай меня слишком глупой. Дело в том, что с тех пор как, будучи маленькой девочкой, я прочитала о городе на семи холмах, моей мечтой стало… венчаться… - Олимпия робко взглянула на Фицхью и закончила: - В Риме. В церкви Санта-Мария и непременно при лунном свете.
        В воцарившейся тишине, казалось, слышнее стали звуки движения судна.
        - В Риме… - растерянно проговорил Фицхью после паузы, не в силах справиться с изумлением.
        Шеридан не сводил с Олимпии пристального взора.
        Итак, она хочет ехать в Рим. Это вполне естественно! Рим был целью ее путешествия, а Фицхью она выбрала своим новым провожатым туда.
        Шеридан потерял бдительность и поплатился за это. Его просто надули. Он забыл суровые уроки, которые преподала ему жизнь, и вот результат.
        Дрейк едва расслышал ответ Фицхью, который пробормотал, что должен обдумать, каким образом они смогут попасть в Рим. Шеридан молчал. Он внезапно утратил чувство реальности, и это было пугающе страшно. Он думал, что придет в бешенство от всего происходящего, а вместо этого его как будто подменили, он находился здесь, в каюте, и в то же время как бы отсутствовал. Шеридан посмотрел на Олимпию, и она показалась ему незнакомым человеком, которого он никогда не встречал прежде. Тогда он взглянул на свою чашку и руки, и они тоже показались ему чужими.
        Очень осторожно Шеридан поставил чашку на блюдечко, обдумывая каждое свое движение: встал, с трудом повернулся и пошел к двери. Фицхью что-то спросил у него, но Шеридан не обратил внимания на слова молодого человека. При всем желании он бы не смог ответить ему. Шеридан вышел из каюты, закрыл за собой дверь и постоял в коридоре в нерешительности, как бы не узнавая окружающих предметов. Все они изменили свое местонахождение, и Шеридан изумленно озирался вокруг, не понимая, куда он попал и что с ним происходит. Его охватил панический ужас, но он заставил себя двинуться вперед.
        Голова Шеридана раскалывалась от боли. В висках пульсировала кровь. Его бросило в холодный пот, и он стиснул зубы, чтобы не закричать от непонятного страха. Шеридан спустился по трапу и вышел на палубу, где располагались пушки, около которых суетились два матроса и гардемарин. Шеридан взглянул на светловолосую голову мальчика, склонившегося над лафетом.
        - Харланд! - воскликнул он.
        Трое моряков изумленно взглянули на него.
        - Сэр? - вежливо спросил один из них.
        - Ради Бога, Харланд… - Шеридан чувствовал, как растет его раздражение. Его поташнивало, а боль в голове усиливалась. Шеридан гневно взглянул на светловолосого парнишку. - Что, черт возьми, ты здесь делаешь?
        Гардемарин испуганно смотрел на него.
        - Простите, сэр, - наконец пролепетал он. - Но меня зовут Стивенсон.
        Шеридан сердито посмотрел на него, ему трудно было сосредоточиться из-за гула, стоявшего в ушах. Он закрыл их ладонями, пытаясь прекратить этот шум, но ничего не получалось. Шеридан зажмурил глаза и вдруг понял, что это были за звуки. Береговая батарея! Враг стреляет по судну, снаряды падают совсем близко, а он, Шеридан, не готов к отбору.
        - Харланд! Передай мистеру Райту, чтобы все приготовились!
        Гардемарин застыл на месте, раскрыв рот от изумления.
        - Быстрее, черт возьми! - заорал он. - Нас обстреливают. Мистер Райт… судно необходимо развернуть. Как дрожит палуба! А канонада грохочет все ближе, все громче. Мистер Райт! - крикнул Шеридан. - Поднять паруса!
        Но корабль все не разворачивался. И внезапно, словно посреди ночного кошмара, Шеридан понял, что он не развернется! Судно прямиком идет к берегу, с которого по нему палят пушки. Залпы звучали все громче.
        - Мистер Райт! - заорал Шеридан, стараясь заглушить грохот канонады. - Выполняйте приказ, черт возьми!
        Шеридана охватило бешенство, он готов был рвать и метать и в припадке неистовства бросился на спустившегося сюда офицера, который и пальцем не пошевелил, чтобы выполнить его команду, в то время как судно подвергалось такой опасности. В тот момент, когда пальцы разъяренного Шеридана сомкнулись на горле офицера, шум в ушах Дрейка стал просто невыносимым, ему казалось, что голова вот-вот лопнет словно мыльный пузырь. Кто-то навалился на него сзади. Шеридан начал извиваться, стараясь вырваться и изрытая страшные проклятия. Он схватился за нож, когда почувствовал, что враги окружают его, и, отпрыгнув в сторону, внезапно сильно ударился головой о какое-то препятствие. Перед его глазами поплыли круги, и он рухнул на палубу, чувствуя боль и ужас поражения.
        Очнувшись, Шеридан понял, что лежит на спине и ему трудно дышать. Открыв глаза, он увидел, что на его груди сидит один из матросов, тяжело дыша ему прямо в лиио, а второй крепко держит его руки.
        Шеридан растерянно и недоуменно вгляделся в лицо навалившегося на него человека. Ужас и ярость утихли в его душе, не слышно было теперь и пушечной стрельбы. Шеридан разжал кулак, в котором держал нож, и, взглянув на него, понял, что это все было только плодом его воображения.
        Навалившийся на него матрос с опаской наблюдал за Шериданом. Шеридан закрыл глаза и попытался расслабить тело, чувствуя, как больно вцепился мертвой хваткой второй парень в его запястья. Вскоре, правда, он немного ослабил свои тиски, виля, что Шеридан успокоился.
        - С вами все в порядке, сэр? Вы пришли в себя? - спросил юноша, стараясь даже в этой ситуации быть почтительным.
        Шеридан глубоко вздохнул и кивнул. Матрос сразу же отпустил его. Они оба встали, окруженные толпой потрясенных зрителей. Шеридан взглянул на совершенно незнакомого ему гардемарина. Тот смотрел на него во все глаза с настороженным любопытством.
        Шеридану стало стыдно. Он оправил одежду, не решаясь взглянуть на окружающих. Дрейк не помнил, что с ним происходило и что он натворил, но ему было явно не но себе.
        - Он с ума сошел, ли? - со смешком спросил юный гардемарин.
        Но матрос, который за минуту до этого сидел на груди Шеридана. схватил мальчика за ворот.
        - Послушай, ты, салага, он вовсе не сумасшедший, тебе самому остается только мечтать стать таким достойным человеком, как этот парень, хоть когда-нибудь!
        Ошеломленный, гардемарин с изумлением взглянул на своего старшего товарища.
        - И не вздумайте болтать обо всем этом, слышите? - распорядился матрос, сердито поглядывая на окружающих. - Держите язык за зубами.
        Гардемарин с готовностью кивнул:
        - Я никому не скажу об этом, сэр. Остальные тоже согласились хранить молчание.
        - Молодчина, - одобрил пожилой матрос. - Когда-нибудь ты, пожалуй, дослужишься до капитана судна и тогда поймешь, что случилось.
        Услышав эти слова, мальчик выпрямился и застыл по стойке смирно. Теперь он смотрел на Шеридана с уважением. Но Дрейку стало не по себе от светившегося в глазах гардемарина обожания. Он знал, чего от него ждали другие, - они ждали, что он сейчас расправит плечи, кивнет свысока и уйдет, не проронив ни слова, гордо вскинув голову. Но Шеридан не в силах был так поступить. Его била нервная дрожь. Он боялся, что снова услышит грохот вражеских пушек, отлично зная, что их не было в помине. Он опасался, что снова утратит чувство реальности.
        Шеридан зашагал мимо строя глазеющих на него матросов, но вдруг замер, положив руку на пушку. Он уже отчетливо соображал, где находится и как пройти к своей каюте, но перед его мысленным взором все еще стоял образ другого судна, и Шеридан прижал пальцы к холодному металлическому стволу пушки, чтобы прийти в себя.
        Внезапно на руку Шеридана легла чья-то теплая ладонь.
        - Я провожу вас в вашу каюту, сэр, - произнес юный голос. Это был светловолосый гардемарин.
        - Оставь меня, - резко сказал Шеридан, отдергивая руку. - Ради всего святого, оставь меня.
        И Шеридан бросился прочь по проходу, не заботясь о том, что подумали о нем матросы. Вбежав в свою каюту, он закрыл дверь и сел на койку, стараясь перевести дыхание. Застонав, он прикрыл руками глаза, со стыдом вспоминая все происшедшее.
        Шеридан пытался подавить в себе гнев, но все его попытки были тщетны. Это пугало его, он знал, что в таком состоянии был способен на убийство. Однажды одна старуха в разрушенном арабском городе перед смертью прокляла его, призвав на его голову демонов, которые должны были в конце концов поглотить Шеридана. Тогда он не принял всерьез это проклятие, поскольку его разум отвергал всякие чудеса и колдовство. Но теперь Шеридан явственно ощущал присутствие этих демонов и был уверен, что они разорвут его, если он поддастся им.
        - Нет, - стонал Шеридан, схватившись за голову и ритмично раскачиваясь. - Нет.
        Он не мог себе этого позволить, он не мог причинить зло людям, он не хотел убивать.
        Шеридан отчаянно стремился к миру и покою в своей душе и вокруг. Принцесса оказалась миражом в пустыне, который манил его мечтой о счастье, - но вот он дотронулся до нее, и она превратилась в прах, в песок все той же бесконечной пустыни, окружавшей Шеридана. Именно поэтому в его душе возродился демон, жаждущий крови.
        Шеридан долго сидел на койке, сжав голову руками, а потом встал и запер дверь каюты изнутри.
        Олимпию мучило чувство вины перед капитаном Фицхью. С ее стороны было подло использовать его в личных целях. Однако она решила сдержать слово и выйти за него замуж… если, конечно, он захочет этого после того, как она признается ему во всем.
        Вообще-то у Олимпии на этот счет были серьезные сомнения. Френсис Фицхью представлялся ей слишком прямолинейным и консервативно настроенным человеком. Он вряд ли бы понял, что виной всему было стечение обстоятельств. Он никогда не простил бы ее за то, что она опустилась до лжи, что она забыла свои высокие цели ради низменных удовольствий, стала слишком похожа на Шеридана.
        Постепенно Олимпия, сама не сознавая того, утратила свою наивность. И теперь она странным образом чувствовала, как будто была намного старше своего жениха. Она не хотела обижать его, но он сам так и напрашивался на это, поскольку был слишком наивным и представлял мир исключительно в черно-белых красках, не замечая полутонов и не чувствуя подводных течений, которые имеет любое событие. Фицхью долго стоял лицом к лицу с Шериданом, говорил с ним, но так и не заметил тех чувств, которые тот испытывал, услышан поразившую его новость.
        Олимпия все заметила. Она видела выражение лица Шеридана. Сначала, когда она объявила ему о предстоящей свадьбе, он был ошеломлен. Затем ошеломление сменилось неверием и реальность происходящего, в конце концов Шеридан, по-видимому, почувствовал себя до глубины души оскорбленным.
        Она решила твердо стоять на своем. Она ожидала, что Шеридан придет в ярость, попробует сбить ее с намеченного пути и вернуть под свое влияние. Но она не учла, что он был слишком коварен и ловок для того, чтобы действовать столь прямолинейно. Шеридан избрал более эффективный, на его взгляд, образ действий и не стал разыгрывать приступ безумной ревности, попытавшись сыграть на тайных струнах души Олимпии, что само по себе уже вызывало у последней сильное недоверие.
        По всей видимости., для Шеридана не явилось неожиданностью все происходящее; во всяком случае, он не был по-настоящему задет за живое, как показалось Олимпии.

«Все это лишь игра, принцесса, - сказал он ей однажды, - в ней нет никаких правил».
        Да, эта игра действительно была лишена всяких правил. И если Френсис почувствует себя до глубины души уязвленным, то будет в этом сам виноват. Не надо слепо доверять первым встречным. Точно так же сурово жизнь наказала саму Олимпию, но теперь уже она была тертым калачом.
        Только через неделю Френсис согласился венчаться с ней в Риме, обещав попросить разрешение на отпуск у своего командования в связи с бракосочетанием, после того как выполнит задание в Аравийском море. Фицхью держался довольно бодро и вел себя с ней самым достойным образом. Однако Олимпия не могла не заметить того, что он стал к ней более требовательным и придирчивым.
        Девушка давно уже не видела Шеридана - с того самого дня, когда тот внезапно покинул кают-компанию. Он, по-видимому, не появлялся теперь на людях, не выходил к столу или даже просто на палубу, чтобы подышать свежим воздухом. Олимпия понимала, что он хитрит, притворяется страдающим и безутешным и ждет, что она бросится к нему, вымолит у него прошение и горячо расцелует его.
        Но Олимпия решила стоять па своем. Хотя ей так хотелось увидеть Шеридана.
        Шеридан боялся закрыть глаза, потому что ему сразу же начинали мерещиться кошмары. Он не смыкал век до тех пор, пока не напивался до бесчувствия бренди, присланным ему Фицхью.
        Состояние бодрствования не приносило ему облегчения. В голову лезли страшные мысли и воспоминания: горы трупов, виденные им в Бирме, или дикие шуточки его отца, жертвой которых часто был ребенок. Шеридан не мог забыть также несчастного старика, которого убили на его глазах. Казалось, будто внутри его прорвало какую-то плотину, сдерживавшую эти картины и образы, и вот они неудержимой волной нахлынули теперь на него.
        Когда Шеридан засыпал, ему начинали сниться кошмары, а когда просыпался, его принимались мучить жуткие картины прошлого. Он видел разбросанные по палубе останки гардемарина Харланда, разорванного на куски снарядом, и слышал бесконечные стоны и причитания мистера Райта, который мучился в предсмертной агонии целые сутки. «Принеси мне водички, мама. Мама, я умираю от жажды. Ну пожалуйста, мама, пожалуйста, а то я сейчас заплачу», - слышалось издалека.
        Шеридану самому хотелось плакать. И убивать. Казалось, за это время он переродился в какого-то нового, незнакомого человека. И в то же время он прекрасно знал его, этого человека. Да, он знал его…
        Это была одна из его личин, таившихся до поры до времени в глубине души. Это был хищный волк, жаждавший крови, любивший смерть и умевший убивать. Только он мог выжить в этой жестокой жизни.
        Именно поэтому Шеридан не смел выйти за порог своей каюты. Он приказал Мустафе запереть себя снаружи, пил и довольно несвязно размышлял о своей жизни. Его мечтой с детства была музыка, хотя сейчас это звучало довольно смешно. Шеридан долго ждал того момента, когда сможет всего себя посвятить этому призванию. И вот, когда умер его отец, казалось, это долгожданное время наступило…
        Однако вскоре он понял, что было уже слишком поздно. Он опоздал на несколько десятилетий. Как он мог надеяться на то, что в нем до сих пор продолжает звучать музыка? Нет, ее давно уже заглушили залпы орудий, ее убил запах смерти и пороха. Ту музыку, которую теперь была способна породить его душа, никто не захочет слушать, как никто не захотел слушать возмутительной правды о человеке, которого по ошибке произвели в герои.
        Порой Шеридану снилась его принцесса, и ему страшно хотелось плакать. Но он не мог плакать.
        Мустафа ухаживал за ним как за ребенком. Но Шеридан воспринимал действительность очень смутно, сквозь призму сна.
        Однажды кто-то постучал в дверь и сказал, что капитан желает видеть сэра Шеридана. Через некоторое время посыльный удалился, но затем вновь пришел, требуя более настоятельно, чтобы мистер Дрейк явился к капитану. Вскоре в дверь начали барабанить, а требование превратилось в приказ. Шеридан равнодушно поглядывал на дверь, поглаживая пальцами ствол пистолета, лежавшего рядом с его подушкой, а затем нащупал курок. Это было страшное искушение - ему стоило сделать всего лишь одно движение, и его кошмарам сразу же пришел бы конец. Его бы не терзали больше приступы беспричинного ужаса и гнева, когда он временами боялся сам себя. На него не накатывали бы волны черного страха. Он бы навеки заснул.
        Жизнь и смерть слились для Шеридана в единое целое. Он был уже, по существу, мертв многие годы, так почему же он медлил, цепляясь за жизнь? Шеридан сам не мог этого попять. Но способность выжить в любой ситуации он всегда считал своим единственным истинным талантом.
        Глава 21
        Олимпия уже давно не видела Шеридана. Она прогуливалась по палубе, наблюдая за работой матросов, или просто смотрела на морские волны. В душе у нее нарастало беспокойство, но она пыталась взять себя в руки. Ведь это игра, и Олимпия не хотела проигрывать. На этот раз она не уступит первой.
        Мало-помалу Олимпия запуталась в своих мыслях и чувствах и перестала себя понимать. С одной стороны, ей хотелось броситься в каюту Шеридана, а с другой - она представляла себе, как он сам придет к ней, раскаиваясь в содеянном, и примется умолять ее выйти за него замуж. В конце концов Олимпия начала сильно сомневаться в чистоте своих тайных помыслов. Вместо того чтобы стремиться к высокой цели и с помощью капитана Фицхью попытаться добраться до Рима, а затем до Ориенса, она в душе питала низменные надежды заставить Шеридана безумно ревновать ее.
        Теперь Ориенс и его проблемы казались такими далекими, а тоска по Шеридану такой гнетущей, что Олимпия была совершенно сбита с толку и не понимала, чего же на самом деле хочет.
        Она часто стояла у полированных поручней борта на носовой части корабля и следила за тем, как судно рассекало зеленые волны, увенчанные белыми пенистыми гребнями. Олимпия предпочитала дышать свежим воздухом именно здесь, а не на корме, где располагалась капитанская каюта. По этому поводу капитан Фицхью уже не раз выказывал ей свое недовольство. Френсис все больше входил в роль жениха, становясь требовательным к ней и придирчивым.
        Когда Олимпия пыталась представить супружескую жизнь с ним, она чувствовала глубокое беспокойство. Более того, ей становилось не по себе, но она дала слово, и теперь все зависело от решения самого Фицхью, который, по ее замыслу, должен был узнать всю правду об Олимпии из ее уст в день их приезда в Рим.
        - Простите, мэм, - раздался рядом звонкий голос. Олимпия повернулась и увидела одного из гардемаринов, совсем еще мальчика, которому было от силы тринадцать лет. Он был одет в синий парусиновый костюм, отделанный золотым галуном, его щеки раскраснелись от бьющего в лицо ветра. У Олимпии всегда вызывало удивление то, что такие, в сущности, дети, как этот мальчик, оторваны от дома и служат на флоте, словно взрослые мужчины. Этому мальчугану, по мнению Олимпии, следовало бы жить сейчас вместе со своей матерью и ходить в школу, а не направляться на военном судне к чужим далеким берегам для того, чтобы подавлять там восстание рабов.
        Олимпия тепло улыбнулась гардемарину и, прочитав имя, вышитое на его воротничке, поздоровалась.
        - Доброе утро, мистер Стивенсон.
        - Я очень надеюсь, мэм, что вы простите меня за дерзость, - скороговоркой сказал он, - но я… то есть не только я, но и многие другие… мы хотим узнать, стало ли сэру Шеридану лучше?
        Олимпия с удивлением взглянула на него.
        - Простите… но я не совсем вас понимаю.
        Мальчик, не зная, куда спрятать руки от смущения, сцепил их за спиной.
        - Но мы заметили, мэм, что он совсем перестал выходить на палубу… То есть с тех самых пор как… - Он закусил губу. - Кроме того, мы слышали, что он не появляется даже за столом, и вот мы очень обеспокоены, вы же понимаете… После всего, что мы видели, мэм… Олимпия нахмурилась.
        - Я знаю, что это ваша тайна и о ней никому нельзя говорить, - снова заговорил он! - Вам не следует беспокоиться, что я, или Баркер, или мистер Джексон, или матросы, обслуживающие пушки, проболтаемся, а кроме нас, этого больше никто не видел.
        - Так что же вы видели?
        - Ну… - Гардемарин начал переминаться с ноги на ногу. - Один из его… припадков… вы же знаете. Когда сэр Шеридан воображает себя кем-то другим и готовится к бою. Он пристал к Баркеру и начал называть его мистером Райтом, а затем просто взбесился, когда мы не выполнили его команду «Свистать всех наверх!». Сначала я очень испугался, мэм, но мистер Джексон растолковал мне, что происходит. И вот мы… мы очень надеемся, что сэр Шеридан поправляется. Мистер Джексон рассказал мне обо всех подвигах капитана Дрейка, и я хочу сказать, мэм… - Мальчик замялся. - Я не думаю, что он вспомнит меня, но я буду обязан вам, если вы передадите ему, как я себя ругаю за то, что подумал, будто он сошел с ума. Я так сожалею об этом! От всего сердца надеюсь, что сэру Шеридану уже намного лучше. Вы передадите ему мои слова, мэм?
        Судорожно вцепившись пальцами в перила, Олимпия молча смотрела на светловолосого мальчика, стоящего перед ней.
        - Он называл меня Харландом, мэм, - сказал он, немного помолчав. - Вы, случайно, не знаете, кто это такой?
        - Нет, - тихо ответила Олимпия. - К сожалению, не знаю.
        - Я просто думал… может быть, вы знаете… и что, может быть, этот человек совершил что-нибудь выдающееся.
        Олимпия заставила себя улыбнуться.
        - Наверное, так оно и есть, - сказала она. Стивенсон опустил голову.
        - Так вы передадите ему, мэм, что я вам сказал?
        - Передам. Конечно, передам. Я пойду к нему прямо сейчас и передам все, что вы сказали.
        Напротив двери, ведущей в каюту Шеридана, сидел на корточках Мустафа. Олимпия отпустила матроса, провожавшего ее вниз по трапу, и гневно взглянула на слугу.
        - Почему ты не сказал мне, что сэр Шеридан болен? - возмущенно спросила она, проходя к двери.
        Мустафа встал и преградил ей путь, глядя на Олимпию своими карими глазами.
        - Он не хочет тебя видеть, Эмирийити.
        - Нет, он хочет, - надменно заявила она тоном, не терпящим возражений, - открой дверь.
        Мустафа задумчиво смотрел на нее. Его худощавое лицо, казалось, еще больше похудело и вытянулось от забот и тревоги. Но Олимпия упорно не отводила взгляда, и Мустафа наконец пожал плечами и отступил в сторону. Олимпия толкнула дверь, открывавшуюся внутрь.
        На мгновение ей показалось, что она ошиблась каютой. Человек, находившийся здесь, не был похож на Шеридана. Это был обросший густой черной щетиной незнакомец неопрятного вида в измятой одежде. Он валялся на койке и безучастно смотрел на бутылку бренди, которую держал в руках.
        Олимпия тихо ахнула. Шеридан посмотрел на нее, а затем снова отвернулся. Сердце Олимпии замерло. Он дотронулся кончиками пальцев до своих век и тяжело вздохнул. Его рука заметно дрожала.
        - Шеридан, - сказала Олимпия, - ради Бога, что случилось?
        - Ничего, - ответил он после небольшой паузы.
        - Ты болен. - Олимпия двинулась к нему, намереваясь пощупать его лоб.
        - Нет. - Шеридан оттолкнул ее руку. - Я не болен. Оставь меня, я хочу побыть один.
        Олимпия закусила губу, отступая на шаг.
        - Я позову судового врача.
        - Нет. - Шеридан стремительно сел на кровати, производя впечатление вполне крепкого, здорового человека. - Никого не зови.
        Олимпия остановилась в нерешительности. Шеридан с отсутствующим видом опустил глаза, от него исходил сладковатый запах бренди, смешанный с запахом морской соли.
        - Ну же, уходи! - сказал он. - Я не хочу… Черт возьми! Убирайся прочь, я не расположен сейчас к вежливым беседам за чайным столом.
        - Что случилось? - снова спросила Олимпия. Шеридан сердито нахмурился, все еще избегая смотреть ей в глаза, и тряхнул головой.
        - Но я не могу поверить, что с тобой все в порядке. - Она вновь приблизилась к нему, ожидая, что он сейчас оттолкнет ее.
        Но вместо этого Шеридан прижал кулак к губам и судорожно вздохнул. Быстро закрыв глаза, он схватил бутылку бренди и сделал большой глоток.
        Олимпия взяла бутылку из его рук и отставила ее в сторону. Она хотела присесть на край его койки, но, увидев пистолет, лежавший рядом с подушкой, осторожно взяла его.
        - Ожидаешь нападения?
        Шеридан взглянул на оружие и тут же молниеносным движением выхватил пистолет из руки Олимпии. Его пальцы привычно легли на рукоятку и курок. Он прицелился, и на одно мгновение Олимпии показалось, что Шеридан сейчас выстрелит в невидимую цель.
        - Я чистил его, - бесцветным голосом сообщил он и, повернув пистолет дулом к себе, уставился в него как загипнотизированный. Голос Шеридана звучал очень странно, а густая щетина мешала Олимпии разглядеть выражение его лица.
        - Почему ты прячешься здесь? - резко спросила она. Шеридан пожал плечами.
        - Неужели это… - она запнулась, - из-за Френсиса и меня?
        - Кто такой, черт возьми, этот Френсис? - Шеридан бросил искоса взгляд на Олимпию, поглаживая пальцами ствол пистолета. - Ты имеешь в виду этого недоноска Фицхью?
        Шеридан вскинул оружие и прицелился в бутылку с бренди. У Олимпии упало сердце, когда его палец внезапно нажал на курок.
        Раздался негромкий щелчок, пистолет был не заряжен.
        - Вот так, - безучастно сказал Шеридан, - и мозги твоего дорогого Френсиса растекутся по стене.
        Внезапно по его лицу пробежала тень. Шеридан облизал сухие губы и уставился в перегородку каюты, тяжело дыша.
        - О Боже, - прошептал он и застонал. - О Боже!
        - Что с тобой, Шеридан?
        Он вздрогнул от неожиданности, дико взглянув на Олимпию, как будто она испугала его. Ему потребовалось время, прежде чем он мог снова сосредоточиться.
        - Пусть этот напыщенный петух держится от меня подальше, - зло сказал он. - Иначе я убью его.
        Олимпия с удивлением взглянула на него и задумчиво скрестила руки на груди. Если это была его очередная попытка сбить ее с толку и вывести из равновесия, то, надо признаться, она удалась. Его обросшее лицо выглядело бледным и изможденным. Вокруг рта залегли жесткие складки. Олимпии так хотелось дотронуться до его щеки, провести рукой по колючей щетине и обнять Шеридана, согреть и успокоить его. Но теперь между ними стояла Джулия. И Олимпии не следовало об этом забывать. Джулия и вероломство Шеридана.
        - Зачем ты заперся здесь? - снова начала допытываться она.
        - Так нужно, - отозвался он.
        - Нет, Шеридан, это вовсе не нужно… Если ты это делаешь из-за меня, если хочешь, чтобы я пришла к тебе, то я…
        - Нет! - неожиданно воскликнул Шеридан. - Нет, я не хотел, чтобы ты приходила. Убирайся отсюда, оставь меня одного. - Он вскочил и схватил ее за плечи. - Ты не понимаешь, как это опасно! Я не хотел… - Он осекся и внезапно так крепко обнял Олимпию, что у нее захватило дух. - Что мне делать? Что мне делать? - безостановочно бормотал он как заклинание. - Я не хотел, чтобы ты видела меня. Ведь корабль все равно не развернется, ты это понимаешь? Я хотел жить, я просто хотел жить. О Боже, прости меня, прости, прости!
        Шеридан, дрожа всем телом, все крепче сжимал Олимпию в своих железных объятиях, не выпуская из рук пистолет. Его холодное дуло упиралось девушке в ухо. Шеридан вряд ли сознавал в эту минуту, что Олимпия находилась рядом с ним, он был в полузабытьи и не переставая бормотал бессвязные фразы. Она не знала, что делать. Все сомнения в его неискренности рассеялись как дым. Теперь Олимпия ясно видела, что Шеридан болен, он не в себе. Это не было игрой. Но девушка не знала, почему с ним приключилась такая беда и как ему помочь. О, если бы на ее месте была Джулия, она наверняка сумела бы справиться с его болезнью. Она бы знала, что делать. Олимпия была в полной растерянности, испуганная и беспомощная.
        - Шеридан. - Она постаралась говорить твердо. - Ты мне делаешь больно.
        Он застонал и прекратил свои причитания.
        - Мне больно, Шеридан, - повторила она громче, отталкивая его.
        Он выпустил ее из объятий так неожиданно, что Олимпия чуть не упала навзничь.
        - Уходи, - глухо сказал он.
        Девушка, хватая ртом воздух, замерла, прислонившись спиной к двери.
        - Я не уйду, пока ты мне не скажешь, что случилось. Он, все еще не глядя на нее, сел на кровать и выпил глоток бренди из бутылки.
        - Ничего не случилось.
        - Шеридан, - сказала Олимпия, в отчаянии кусая губы, - я хочу помочь тебе. - Она была уже не в силах сдерживать себя, из глубины ее души рвались роковые слова. И вот, несмотря на Джулию, несмотря ни на что, она промолвила: - Я люблю тебя.
        Серые глаза Шеридана взглянули на нее в упор. А затем он начал смеяться. Это был странный смех, похожий одновременно и на истерический хохот, и на глухие рыдания. Шеридан откинулся на подушку и прикрыл глаза руками.
        - Ты не можешь любить меня, потому что ты не знаешь меня. Если бы ты знала, кто я такой, ты никогда бы не… - Его голос сорвался, и он глубоко вздохнул. - Ты не захотела бы даже находиться со мной в одном помещении, поверь мне на слово.
        Что бы на это ответила Джулия? Она не была мягкосердечной и поэтому действовала бы твердо. Прежде всего она все бы взвесила на весах разума.
        - Думаю, - медленно заговорила Олимпия, - что я знаю тебя достаточно хорошо. Я знаю, что ты можешь быть негодяем. Ты обокрал меня, предал и постоянно лгал мне. У тебя нет нравственных принципов и нет никаких идеалов в жизни. Ты всегда в первую очередь думаешь только о себе и поэтому временами поступаешь как трус. - Олимпия помолчала. - Впрочем, я сама теперь не знаю, что такое трусость. И что такое героизм. Я совсем запуталась в этих понятиях. Но я знаю одно - и этому я научилась у тебя, - я знаю, что значит быть мужественным. Быть мужественным - значит, собрав свою волю в кулак, продолжать начатое, стоять на своем, бороться до конца. Чтобы быть мужественным, надо иметь железное сердце. И оно у тебя есть.
        Шеридан лежал не шелохнувшись, все так же закрыв лицо руками. Олимпия видела, как вздымается его грудь. В воцарившейся тишине слышны были только звуки движения судна.
        - Ты хотела сказать, сердце из дуба, - неожиданно произнес он совершенно спокойным тоном. - Я ведь моряк, моя дорогая, а мы используем железо как балласт.
        Шеридан убрал руки с лица, и Олимпия увидела, как он преобразился. Прежний болезненный истеричный незнакомец исчез, и теперь перед ней был снова Шеридан, циничный и самоуверенный, с кривой усмешкой на устах.
        - Прости за то, что вынужден разочаровать тебя. Будучи действительно, как ты верно подметила, негодяем, вором и лжецом, я все же не могу согласиться с твоим последним утверждением и претендовать на какое-то особое мужество. - Шеридан сел и провел рукой по волосам, а затем покачал головой. - Ты не любишь меня. А если ты когда-то и была влюблена в меня, то только по своей глупости и наивности. Мы отлично провели время, но теперь ты взялась за ум, и это правильно. Послушайся меня и выходи замуж за этого Фицхью. Поезжай с ним в Рим, а потом начинай свою революцию. А со мной будет все в порядке. - Он пристально и сурово смотрел ей в глаза. - Живи, принцесса, ведь ты едва начала жить.
        В его взгляде и тоне было что-то очень странное… Но Олимпия никак не могла попять, что же ее так поразило. Слова Шеридана звучали вполне разумно. Он по крайней мере снова производил впечатление человека, находящегося в здравом уме, хотя от его фраз у Олимпии защемило сердце.
        - Ты уверен, что с тобой все в порядке? - спросила она. - Да.
        Олимпия с сомнением взглянула на него.
        - В таком случае, надеюсь, ты поднимешься сегодня на ужин?
        Темные ресницы Шеридана медленно опустились. Он пожал плечами:
        - Если ты этого хочешь.
        - А сейчас, может быть, ты прогуляешься вместе со мной по палубе?
        Шеридан взглянул на свой пистолет и, помолчав, сказал:
        - Дай мне время привести себя в порядок.
        - Надеюсь, через час ты будешь готов?
        - Да, - отозвался Шеридан, не отрывая взгляда от оружия. - Через час я буду уже готов.
        - Отлично.
        Олимпия почувствовала огромное облегчение. Как хорошо, что ей удалось нащупать верный тон в разговоре с ним! Она открыла дверь и обернулась на пороге.
        - Я буду ждать тебя в кают-компании. Он молча смотрел на нее.
        - Итак, через час, - повторила Олимпия тоном строгой наставницы и вышла за дверь.
        Но прежде чем закрыть ее, она услышала спокойный голос Шеридана:
        - Прощай, принцесса.
        Шеридан отослал Мустафу по делам, а затем тщательно и осторожно зарядил пистолет и приставил дуло к виску.
        На этот раз осечки не будет. Теперь он понял, что ждал прихода Олимпии и потому медлил. Ему хотелось взглянуть на нее в последний раз. Ему хотелось… Чего? Дать ей понять, почему он это делает?
        Шеридан терзался угрызениями совести. Зачем он тронул ее чистую душу? Зачем прикоснулся к ней? Ведь сам он отравлен смертоносным ядом, которым заражает и отравляет все вокруг. Эти мысли причиняли Шеридану неимоверные страдания, но он прятал их от Олимпии, не желая признаться ей во всем. Он хотел уберечь ее от жестокой правды. Глупая, наивная принцесса, так храбро рассуждавшая о революционном насилии и ничего не понимающая в реальном мире. Но революция, о которой она мечтала, ничем не будет отличаться от обыкновенной войны. Друзья, враги и все остальные люди погибнут в страшной бойне среди рек крови и огня пожарищ.
        Но разве Шеридан мог раскрыть глаза Олимпии? Вот Фиц-хыо, тому, пожалуй, удастся задержать ее в мире иллюзий и защитить ее мечты от суровой правды жизни.
        Шеридан размышлял об этом, лежа на койке и чувствуя прижатое к виску холодное металлическое дуло пистолета. Внезапно его. пронзила страшная мысль. Он хотел уберечь Олимпию от жестокой жизни, а сам готовил ей такой ужасный «сюрприз». Если он действительно сделает это, если он убьет себя, то превратит все ее дальнейшее существование в настоящий ад, заставив ее каяться и терзаться до конца дней.
        Команде не удастся скрыть от нее случившееся. Фицхью, конечно, постарается сделать это, он будет врать и изворачиваться, придумает что-нибудь, но все равно обязательно найдется человек на корабле, который выложит Олимпии всю правду. Или хуже… Шеридан тихо выругался… Он же обещал зайти за ней через час в кают-компанию. А что, если она, не дождавшись, спустится сюда? У Шеридана мурашки побежали по спине при мысли о том, какая картина предстанет ее взору. Пистолет выскользнул из его руки.
        Нет, он не может так поступить с ней. Он не может даже допустить возможности того, что Олимпия обнаружит его тело. И поэтому он должен найти другое место для сведения счетов с жизнью.
        Шеридан отложил в сторону оружие и взглянул на него с мрачной тоской. Однако он все же решил отложить выполнение своего замысла до более удобного случая, чувствуя свою ответственность за судьбу Олимпии.
        Шеридан начал обдумывать другие способы ухода из жизни - более тихие и бескровные, но отвергал их один за другим. Постепенно он понял, что действительно был страшным трусом, поскольку не мог вынести даже самой мысли о том, что причинит ей боль, нанесет душевную рану. Шеридан не хотел ничем омрачать ей жизнь. Ведь Олимпия может решить, что именно она виновата во всем. Она может прийти к выводу, что он покончил с собой из-за ее помолвки с Фицхью, и будет казнить себя за это всю жизнь.
        Шеридан даже засмеялся при этой мысли. Он, только он один был виноват во всем. Он и должен нести наказание. И чтобы сорвать на чем-нибудь свою злость, вызванную новой отсрочкой, Шеридан взял со стола первый попавшийся предмет - переплетенный
«Первоначальный выверенный список морских офицеров его величества королевского флота» Стила - и начал методично вырывать страницу за страницей, комкая их и бросая на стол. А затем он дрожащими от ярости руками разорвал в клочья обложку.
        Олимпия ждала Шеридана в кают-компании, хмурясь каждый раз, когда начинали бить склянки. Вошедший стюард, сервировавший стол к чаю, предложил ей полакомиться сахарным печеньем. Олимпия взяла печенье, с отсутствующим видом надкусила его и отложила в сторону, мучительно размышляя над тем, что ей сказал Шеридан. Она не слышала звука закрывающейся за стюардом двери, и когда Френсис внезапно заговорил с ней, девушка едва не подпрыгнула от неожиданности.
        - Олли, моя дорогая, - улыбнулся он, снимая шляпу. Щеки молодого человека раскраснелись от ветра. - Ты рано поднялась к чаю. Я надеюсь, что ты вняла моим советам и вместо того, чтобы проводить все утро, стоя на носу корабля, провела его здесь.
        Олимпия сдержала себя, чтобы не наговорить ему колкостей.
        - Добрый день, Френсис, - только промолвила она, сунув в рот надкушенное печенье.
        Она отлично знала, что ему это не понравится. Фицхью решил, что его невесте следует быть более стройной и подтянутой, и замучил ее советами по поводу того, как ей нужно питаться. И действительно, видя, с каким энтузиазмом она жует, он слегка нахмурился, но ничего не сказал, а только надул губы и отвернулся к столу. Олимпия взглянула на его правильный решительный профиль, и ей захотелось раздуться до невероятных размеров, стать огромной, как слон, только для того, чтобы досадить Френсису.
        - Чем ты занималась сегодня утром? - спросил он. Олимпия замялась.
        - Я ходила проведать брата.
        Френсис бросил на нее многозначительный взгляд.
        - Понимаю, - сказал он. - Надеюсь, этот визит не разочаровал тебя? Он решил примириться с тобой?
        - Я не понимаю, о чем ты говоришь, - сказала Олимпия, похолодев.
        Фицхью с недовольным видом поджал губы.
        - Как о чем? О том, что он, по-видимому, все же вынужден будет простить тебя за то, что ты приняла мое предложение. Мне сразу же стало ясно как белый день, что вы разругались в пух и прах. Ты же давно не виделась с ним. - Фицхью нахмурился, перебирая столовое серебро. - Я пытался поговорить с ним, но он не захотел видеть меня. Должен прямо сказать, что с его стороны довольно неучтиво поступать подобным образом. В конце концов он дал мне разрешение ухаживать за тобой. Олимпия потупила взор.
        - Я думаю… что его мучают какие-то сомнения.
        - Если его беспокоит родословная семейства Фицхью, то она безупречна, лучшей семьи ему не найти! - заявил Френсис несколько вызывающим тоном.
        В подтексте его слов, несомненно, был намек на то, что Дрейки - бастарды, незаконнорожденные, в отличие от него самого. Олимпия почувствовала, как в ней закипает обида за оскорбление, нанесенное Шеридану. Ее давно уже смущал начальный слог фамилии Фицхью. Что это за Фиц, откуда оно взялось? Но она опять - уже в который раз! - решила не обострять отношения и промолчала.
        - Шеридан скоро выйдет, чтобы прогуляться со мной по палубе.
        - Так, значит, он все же простил тебя! - воскликнул Френсис по-детски радостно.
        - Да… мне так показалось.
        - Может быть, мне следует пойти вместе с вами? Олимпия беспокойно заерзала в кресле, вспомнив вдруг о странностях в поведении и речах Шеридана. Ей казалось, что все эти отклонения лучше скрыть от Френсиса.
        - Я думаю… что в этот раз… тебе не стоит этого делать. Оживление на лице Френсиса сменилось выражением недовольства.
        - Понимаю, - произнес он с некоторым раздражением. - Но я хотел бы знать, почему, черт возьми, ему не подходит моя кандидатура в качестве зятя? Надеюсь, ты выяснишь это.
        Последняя фраза звучала скорее как требование, нежели как просьба.
        - Я уверена, что ты ему кажешься вполне подходящим по всем статьям, - поспешно сказала Олимпия, стараясь успокоить Фицхью. - Здесь дело в другом.
        - Ну хорошо, но я не могу взять в толк, что именно заставляет его вести себя таким образом, - недовольным тоном заметил Фицхью, и его лицо покрылось красными пятнами от негодования. - Я просил его подняться ко мне и объясниться. Дважды посылал за ним! Затем я просто приказал ему явиться сюда, но он проигнорировал мой приказ. Скажу тебе прямо, что если бы кто-нибудь другой на этом корабле проявил подобное неповиновение, то он давно бы уже получил триста ударов плеткой! - Фицхью сжал кулак. - Ты знаешь, какое разлагающее воздействие на дисциплину оказывает его обращение со мной? Члены экипажа смеются за моей спиной! Я уже приказал заковать в кандалы четырех матросов, пока… - Он осекся. - А ты как раз собираешься прогуляться по палубе. Я теперь не знаю, что и делать. Может быть, мне приказать высечь этих четверых на твоих глазах? - Капитан вздохнул и налил себе чашку чая. - Ей-богу, от всего этого можно застрелиться.
        Последнее слово поразило Олимпию, она замерла. «Застрелиться»… Она вдруг вспомнила зачарованный взгляд Шеридана, когда он смотрел в дуло пистолета. И снова услышала тихое «Прощай, принцесса», сорвавшееся с его уст. Олимпия в ужасе закрыла рот рукой.
        - О Боже! - прошептала она. - О Боже!
        Не помня себя от страха, Олимпия бросилась к двери, не обращая внимания на изумленное восклицание Френсиса, несущееся ей вслед. Она стрелой промчалась по коридору, подхватив юбки, сбежала вниз по трапу и, чуть не сбив с ног какого-то матроса, устремилась к двери в каюту Шеридана.
        Мустафы нигде не было видно. Олимпия толкнула дверь, подергала за дверную ручку, но каюта была заперта.
        - Шеридан! - что было силы закричала Олимпия, трясясь от страха; ее сердце, казалось, сейчас выскочит из груди. - Шеридан! О Боже, открой дверь, пожалуйста, прошу тебя, открой дверь!
        Бронзовая ручка повернулась, и Олимпия влетела в тесное помещение каюты.
        Шеридан отступил в сторону. Он был обнажен по пояс и вытирал о полотенце, висевшее у него через плечо, бритву.
        Олимпия вздохнула с облегчением. Перед ее глазами все еще плыли круги от пережитого волнения. Он поддержал ее за руку.
        - Все в порядке. Садись, - сказал он.
        Олимпия бросилась ему на шею и прижалась к его груди.
        - Шеридан, - промолвила она дрогнувшим голосом. - О Господи, как ты меня напугал!
        Он погладил ее по голове.
        - Все в порядке, - повторил он. - Все в полном порядке, принцесса.
        Она ощутила тепло, исходящее от дорогого ей человека, и прижалась лицом к его груди, заплакав от счастья, что он жив. Шеридан протянул руку и захлопнул дверь перед носом любопытных матросов, с изумлением взиравших па эту сцепу.
        Олимпия внезапно отпрянула от пего и быстро огляделась вокруг.
        - Где он? - спросила она.
        Шеридан прислонился к умывальнику и вопросительно взглянул на девушку. Он был опять чисто выбрит, и все же в нем чувствовалась перемена, Это был уже не прежний Шеридан.
        - Где он? - снова повторила Олимпия, близкая к истерике. - Неужели ты думаешь, что я позволю тебе держать его здесь?
        Шеридан все так же молча смотрел на нее. Ее падший ангел был, как всегда, красив мрачноватой красотой: серые, словно лед, глаза; черные, как ночная тьма, волосы; правильные черты лица, прекрасно сложенное тело. Олимпия отвернулась от него и начала дрожащими руками перетряхивать постель.
        Она нашла пистолет под кучей скомканных бумажек и обрывков картона. Ей было жутко дотрагиваться до оружия, но Олимпия справилась с собой и, схватив пистолет обеими руками, прижала его к груди, готовясь дать отпор, если Шеридан захочет отобрать у нес оружие. Но он и пальцем не пошевелил.
        - Принцесса, - спокойно сказал Шеридан, - если бы я решил убить себя, для этого нашлось бы много других способов.
        Олимпия пристально вгляделась в его бесстрастное лицо, пытаясь убедить себя в том, что он говорит искренне. А затем она закрыла глаза, чувствуя, как по ее шекам неудержимым потоком бегут слезы.
        - Что это? Зачем это? Неужели я во всем виновата? - шептала она. - Что я такое натворила? Я сделаю все, что ты пожелаешь. Хочешь, я оставлю тебя, хочешь, вернусь. Что я могу сделать для тебя? Если бы я была…
        Олимпия помолчала и продолжила фразу про себя: «Джулией, а не такой жирной и глупой, какая я есть. Я так люблю тебя, Шеридан, но я не знаю, что мне делать».
        - Ты ни в чем не виновата, - сказал он. Олимпия облизала соленые от слез губы.
        - В таком случае что случилось? - В се голосе слышалась мольба. - Шеридан… скажи, что могло произойти?
        Выражение его глаз внезапно изменилось, и Олимпия увидела в них такую боль, что невольно сделала шаг по направлению к Шеридану, чуть не выронив пистолет из рук. Он отвернулся.
        - Ты ни в чем не виновата, - снова резко повторил он. - Ты вообще здесь ни при чем, понимаешь?
        Олимпия в растерянности остановилась посреди каюты.
        - Я не верю тебе.
        Шеридан устало закрыл глаза и прислонился к перегородке каюты. Губы Олимпии дрожали.
        - Обещай мне, - сказала она, - что ты не сделаешь этого. Что ты никогда в жизни не поднимешь на себя руку. Обещай.
        Он не ответил. Олимпия смотрела на него с нарастающим ужасом.
        - Шеридан! - воскликнула она, не в силах больше терпеть эту муку.
        - Ну хорошо, хорошо, ради Бога. - Он круто повернулся к ней. - Я обещаю. Довольна?
        Он вытер лицо полотенцем и, бросив его на койку, подошел к рубашке, висевшей на крючке, вбитом в перегородку рядом с дверью. Надев ее через голову, Шеридан, не обращая внимания на Олимпию, будто ее и не было в каюте, прошел к умывальнику и начал завязывать шейный платок.
        Олимпия напряженно следила за его движениями. Ей так хотелось почувствовать облегчение и наконец успокоиться. Хотелось всем сердцем поверить его обещанию. Но Шеридан был отпетым лжецом. Он, вероятно, не сдержал в своей жизни ни одного данного им обещания.
        Глава 22
        Горячий ветер с благоухающим ароматом цветущих растений дул с побережья. Закрыв глаза, Олимпия представляла себе тенистые сады и фонтаны оазисов, расположенных посреди пустыни. Она стояла на палубе «Терьера» рядом с Френсисом и Шериданом, наблюдая закат солнца, отражавшийся в спокойных водах залива Адена, по которому скользили сотни лодок мелких торговцев.
        Четыре месяца они добирались до Аравийского полуострова, обогнув мыс Доброй Надежды, причем три из них провели у восточного побережья Африки, пытаясь преодолеть сильные течения и встречные шквальные ветра. Френсис был раздосадован тем, что упустил возможность встретиться с другими военными судами, уже вышедшими к этому времени из порта Аден, где «Терьер» попал в мертвый штиль.
        Стояла жуткая жара. Олимпия взглянула на мужчин. По виску и щеке Шеридана стекали струйки пота;
        Френсис был красным как рак, пряди его полос прилипли к измокшему лбу, и по ним струилась влага, так что казалось, будто ему на голову вылили ведро воды.
        Бедный, глупый Френсис, он никогда не позволил бы этого, но втайне наверняка был бы доволен, если бы его действительно окатили холодной водой. Олимпия с завистью взглянула на матросов, драивших палубу, выливая на нее ведра прохладной морской воды и не забывая время от времени принимать холодный душ, В такую жару все двести членов экипажа получили разрешение в любое время выходить на палубу, независимо от того, стояли они на вахте или нет. Олимпия тоже страдала от духоты и чувствовала, как намокло ее платье от пота, хотя солнце уже стояло низко над горизонтом. Шеридан прокричал что-то по-арабски торговцам фруктами, облепившим на своих лодках их судно. Олимпия, перегнувшись через поручни, с вожделением смотрела на корзины, полные свежих плодов, которых она не видела с тех пор, как «Терьер» покинул порт в Мозамбике.
        - Надо быть осторожнее, Фицхью, - сказал тем временем Шеридан, обращаясь к молодому капитану. - Дайте предупредительный выстрел и скажите, чтобы эти парни держались от нас подальше, пока мы идем на буксире.
        Олимпия взглянула через плечо на Френсиса и увидела, как застыло его лицо, хотя это был первый совет, который дал ему Шеридан с тех пор, как они поднялись на борт
«Терьера". С того страшного дня, когда Олимпия пыталась отобрать у него оружие, Шеридан вел себя как вполне нормальный человек; он каждый раз выходил к столу, прогуливался с Олимпией по палубе, шутил, но вокруг него как будто выросла незримая стена. Олимпия заглядывала ему в глаза, но они были совершенно непроницаемы.
        Френсис, по всей видимости, был уязвлен до глубины души. Он чувствовал ту неприязнь, которую Шеридан испытывал к нему, и тем более не мог допустить пренебрежительного к себе отношения будущего родственника, хотя тот был неизменно любезен с ним и не давал никаких поводов Френсису заподозрить его в высокомерии и снисходительности.
        Равнодушие и уступчивость Шеридана пугали Олимпию. В его нынешнем поведении было что-то неестественное. Олимпия слишком хорошо знала его. Но за три месяца она начала привыкать к его сговорчивости и безотказности. Что бы она пи попросила, он сразу же шел ей навстречу - была ли это игра в карты, прогулка по палубе или чаепитие. В конце концов столь демонстративная, не свойственная ему любезность начала сводить ее с ума.
        Поэтому его предостережение, выраженное в мягкой форме, не могло не привлечь внимания Олимпии. Она повернулась к Шеридану.
        Он смотрел на торговое суденышко, делая вид, что не замечает, как насупился после его слов Френсис.
        - Зачем, черт возьми, беспокоиться по этому поводу? - возразил наконец молодой человек, вытирая мокрый лоб влажным носовым платком. - Неужели вы испугались этих развалюшек? - И, помедлив, он сухо добавил в соответствии с этикетом: - Сэр.
        Олимпия вопросительно взглянула на араба-лоцмана, который с бесстрастным видом стоял в нескольких шагах от нее, а затем с тревогой перевела взгляд на Шеридана. Ей показалось, что невидимая стена, окружавшая его, исчезла, а перед ней предстал прежний Шеридан, который, несомненно, чувствовал сейчас опасность, исходившую от этой пестрой торговой флотилии.
        - Френсис, - сказала Олимпия, - может быть, тебе стоит прислушаться…
        - Прости, дорогая, - перебил ее Френсис, - но тебе нет никакой необходимости вмешиваться в мои дела и давать мне советы.
        Олимпия замолчала. Первое торговое суденышко стукнулось о борт «Терьера». Двое торговцев, одетых в яркие халаты, начали наперебой пронзительными голосами расхваливать свой товар, изъясняясь на ломаном английском языке. Они выглядели довольно безобидно. Тем более что «Терьер» был военным кораблем с восемьюдесятью пушками.
        За первой лодкой к борту судна пристали другие суденышки, расположившись у амбразур. Команда «Терьера» высыпала на палубу и сгрудилась у поручней борта, переговариваясь с торговцами и обмениваясь впечатлениями друг с другом. Среди матросов находился и Мустафа. Он потянул за рукав одного из стоявших рядом с ним моряков и указал тому вниз на лодку. Матросы тем временем спустили веревки и подняли на борт корзину с финиками на пробу.
        Внезапно Шеридан крепко схватил Олимпию за локоть и увлек ее прочь от борта. Сердце Олимпии бешено заколотилось. Она поняла, что сейчас должно что-то произойти. Френсис посмотрел им вслед, и Олимпия бросила ему на ходу:
        - Здесь очень жарко. Думаю, что внизу будет прохладнее.
        - Я присоединюсь к вам, когда мы отвяжемся от этих незваных гостей, - ответил жених, вытирая пот со лба.
        Дойдя до трапа, Олимпия увидела, что одномачтовые арабские суденышки облепили и противоположный борт «Терьера». Они, казалось, преследовали самые мирные цели, но поведение Шеридана свидетельствовало об обратном. Количество разноцветных торговых лодок все увеличивалось, они окружили корабль плотным кольцом, и в этом ощущалось нечто зловещее. Воздух дрожал от несмолкаемых пронзительных криков.
        В этот момент на палубе появился первый торговец в пестрых ярких одеждах. Он перемахнул через борт так резво, что Олимпия, вздрогнув, остановилась от неожиданности у самого трапа. Но араб тоже не двигался дальше, он только кричал во все горло, размахивая руками перед носом у казначея судна и показывая рукой на деревянный бочонок, который притащил с лодки, возводил глаза к небесам, как бы призывая их на помощь в споре с этим чужеземцем.
        Шеридан потянул Олимпию за руку, и она спустилась с ним по трапу, чувствуя, как от волнения у нее стучит кровь в висках. Оказавшись на душной нижней палубе, Шеридан подошел к пушкам, около которых на полках было сложено оружие. Вынув шпагу из ножен, он вновь вложил ее, а затем выбрал два пистолета. Шум на верхней палубе с каждой минутой становился все громче. Ловкими умелыми движениями Шеридан зарядил оба пистолета с дула, быстро работая шомполом, а затем протянул один из них Олимпии.
        - Не отходи от меня, - распорядился он.
        Она взглянула на него и узнала прежнего Шеридана - человека, который уже не один раз спасал ей жизнь. Она кивнула, не задавая лишних вопросов.
        Они прошли к тралу, ведущему наверх, и стали под лестницей в тесном глухом закутке, расположенном под самым люком. Положив руку на эфес шпаги, Шеридан запрокинул голову и стал напряженно ждать, поглядывая вверх, откуда доносились крики, обрывки разговоров и взрывы смеха. Олимпия в изнеможении прислонилась спиной к перегородке, пот ручьями стекал ей за ворот. Тяжелый пистолет оттягивал руку, и ей невольно припомнилась сцена в каюте Шеридана. Олимпия взглянула на его напряженную спину, гадая, что он такое задумал.
        И вообще, какую опасность увидел Шеридан? Возможно, он сам не отдавал себе в этом отчета. Олимпия по опыту знала, что Шеридан чует опасность, как дикие звери, каким-то обостренным шестым чувством. Минуты бежали одна за другой, и Олимпия начала уже думать, что хорошо развитый инстинкт самосохранения на этот раз подвел Шеридана. Сверху доносился гул голосов, не предвещавший никакой опасности. Люди на палубе громко переговаривались друг с другом на смеси разных языков, стараясь прийти к взаимопониманию. Олимпия убрала со лба влажные прядки волос и вытерла руку о платье, чтобы оружие не скользило в ней.
        - Я схожу с ума, - неожиданно пробормотал Шеридан. Олимпия застыла, напряженно наблюдая за ним.
        - Я просто схожу с ума. - В его голосе слышалась тревога. - Ведь ровным счетом ничего не произошло. Так с чего я взял, что нам грозит опасность?
        Олимпия тронула его за плечо. Он вздрогнул от неожиданности и схватился за шпагу, резко повернувшись, как будто забыл, что она находится рядом.
        - Ты считаешь, что нам ничто не грозит? - спросила она.
        - О Господи! - Шеридан закрыл глаза и прислонился к перегородке, расслабив напряженные мышцы тела. Теперь он выглядел подавленным и растерянным. - Что со мной происходит?
        Олимпия положила ладонь на его руку.
        - Скажи мне, почему ты спустился сюда? Он понурил голову и удрученно покачал ею:
        - Прости, но иногда мне кажется… то есть я совершенно уверен… - Он взглянул на нее по-детски прямо и беззащитно. - Я мгновенно оценил наше положение, ты понимаешь, о чем я говорю? Мы были безоружны, не имели никаких путей к отступлению, у нас не было доступа к пушкам. В таких обстоятельствах нас ждало только поражение. Все это сильно смахивает на засаду, на ловушку. - Шеридан повысил голос. - Ты понимаешь, что я хочу сказать? Я должен быть всегда начеку, всегда наготове. Я несу ответственность, понимаешь?
        - Шеридан… - тихо сказала Олимпия и облизала пересохшие губы.
        - Я знаю, - мрачно отозвался он. - Я знаю, что не являюсь капитаном этого судна. О Боже… мне трудно все это объяснить… но порой мне кажется, что именно я командую здесь. - Он откинул голову и прислонился затылком к стене. - Может быть, я… схожу с ума…
        Олимпия вложила свои пальцы в его руку и, ничего не говоря, крепко сжала их. Наверху своим чередом шла торговля, слышались оживленные голоса, спорящие о цене дынь и фиников. А Шеридан стоял в полумраке у трапа с лицом, покрытым испариной, и закрытыми глазами.
        С верхней палубы донесся громкий взрыв смеха. Шеридан мгновенно открыл глаза и насторожился, замерев. Сквозь гул голосов вновь послышался чей-то громкий крик, но уже не похожий на смех.
        Раздались топот десятков ног и взволнованные крики. Олимпия услышала выстрел и снова чей-то вопль, а затем гул голосов перешел в оглушительный рев.
        Шеридан резко повернулся лицом к люку как раз в тот момент, когда на верхней ступеньке трапа показались босые ноги одного из матросов. Он сделал три шага вниз и упал как подкошенный с громким стуком на нижнюю палубу, Спина Шеридана загораживала Олимпии обзор, и та могла видеть только вытянутую ногу упавшего. Он не кричал, не пытался подняться, не шевелился.
        Шеридан, казалось, не обратил внимания на упавшего матроса, он не сводил глаз с люка. Олимпия затаила дыхание, увидев яркие полы халата одного из торговцев, ступившего на верхнюю ступеньку трапа, но тут Шеридан оттеснил ее в дальний угол закутка, обнажив шпагу. Торговец начал осторожно спускаться вниз, он был обут в сандалии, одет в полосатый халат и вооружен кинжалом.
        Шеридан молниеносно сделал выпад шпагой, и Олимпии на секунду показалось, что тонкий клинок совершенно исчез в складках пышного одеяния в зеленую и красную полоску. Но вот он вновь появился, окрашенный алой кровью. Торговец захрипел и с глухим стуком упал на палубу к их ногам.
        Олимпия разглядела лицо араба. Из уголка его рта струилась кровь. С верхней палубы теперь явственно доносились звуки завязавшегося там сражения.
        По трапу стремительно скатились два матроса, схватили кинжалы и снова бросились наверх, в самую гущу схватки. На другом трапе, ведущем на нижнюю палубу, тоже послышался шум торопливых шагов - моряки вооружались, чтобы сдержать натиск арабов. А тем временем Шеридан заколол еще одного пирата, пытавшегося спуститься вниз. Тот громко вскрикнул, зашатался и упал на бок. Шеридан взглянул вверх и вышел из-под лестницы. Подойдя к корчившемуся на палубе арабу, он пронзил клинком его сердце, а затем поднял кинжал убитого и снова отступил в темный закуток.
        Олимпия не могла разглядеть выражения лица Шеридана, но она хорошо видела пульсирующую жилку на его руке, которая сжимала эфес шпаги.
        В противоположном конце коридора запестрели халаты, там арабы настигли двух спустившихся по второму трапу матросов, которые ожесточенно отбивались от наседавших врагов. Но силы были слишком не равны. Олимпия видела, как напряглись мышцы спины Шеридана; он поднял пистолет и прицелился, просунув ствол между перекладинами трапа. Олимпия могла уже отчетливо разглядеть смуглые, искаженные злобой лица арабов, приближающихся к ним; за долю секунды она отметила про себя, что эфесы их кривых сабель были украшены драгоценными камнями, пояса вытканы из золотых нитей, а у одного из них, яростно ощерившегося, зубы покрывал коричневый налет. Шеридан выстрелил.
        У Олимпии заложило уши от грохота, прокатившегося эхом по коридору, Два пирата рухнули как подкошенные. Шеридан выскочил навстречу остальным головорезам и начал одного за другим поражать их своим молниеносным клинком, действуя легко, словно танцуя.
        Внезапно свет, падавший из люка, померк, и Олимпия, бросив взгляд наверх, увидела, что по их трапу спускается еще один араб. Он спрыгнул с середины лестницы на палубу и устремился сзади на Шеридана, подняв кривую саблю.
        Не успев еще ничего сообразить, Олимпия вскинула свой пистолет и нажала на курок. Не проронив ни звука, араб рухнул на палубу, и на его светлом халате качало быстро растекаться алое пятно.
        Олимпия закрыла рот рукой, дрожа всем телом. Шеридан тем временем вступил в поединок с последним противником. Он нанес ему удар в плечо, а затем, сделав обманный выпад, поразил его в самое сердце. Олимпия видела, как клинок вошел в тело араба почти до половины и пират вцепился в него руками, уже падая, как будто пытался остановить смерть.
        Шеридан быстро склонился над человеком, в которого выстрелила Олимпия, и по брошенному на нее взгляду она поняла, что араб мертв. Но больше всего ее пугало лицо Шеридана. Оно застыло в неестественном спокойствии, а глаза светились холодным огнем. На губах его играла дьявольская улыбка. Он отвернулся, как будто не желая больше замечать ее присутствия здесь, и переступил через распростертое тело.
        Подойдя к скорчившемуся, стонущему арабу, лежавшему на палубе, Шеридан склонился над ним, откинул его голову и перерезал горло.
        Олимпия с ужасом наблюдала за его действиями. Он стремительно проносился над распростертыми телами, словно ангел мести, следящий за тем, чтобы возмездие было полным и неотвратимым. До сознания Олимпии вдруг дошло, что звуки схватки на верхней палубе уже стихли. Оттуда теперь время от времени доносились громкие голоса, переговаривающиеся по-арабски. Олимпия задрожала как осиновый лист. Шеридан остановился у трапа и взглянул вверх. Его грудь тяжело вздымалась, но лицо было совершенно спокойно, а глаза горели неистовым огнем. Он ждал. Его сюртук был разорван на плече, и оттуда выглядывали клочья окровавленной рубашки.
        Но несмотря на рану, он не выпускал шпагу из руки, которая как будто слилась с эфесом.
        У Олимпии закружилась голова, словно это она была ранена, а не он. В ушах у нее шумело. Она видела, как Шеридан поднял шпагу и что-то прокричал. Но она не могла разобрать слов. Олимпия собрала всю свою волю в кулак, стараясь не упасть в обморок.
        Шеридан взял пистолет из ее рук, разжав судорожно сжатые пальцы девушки. Его руки была забрызганы кровью. Олимпия чувствовала этот приторный запах. Она отшатнулась, с ужасом взглянув на Шеридана.
        Их взгляды встретились. Выражение жуткого спокойствия исчезло с лица Шеридана, сменившись охватившим его смущением.
        - В чем дело? - спросил он.
        - Не прикасайся ко мне! - воскликнула Олимпия. - Я не хочу, чтобы ты до меня дотрагивался.
        Она тут же пожалела о том, что эти слова вырвались у нее. Они были так злы и несправедливы. Олимпия видела, что они ранили Шеридана в самое сердце. Он побледнел и опустил руку.
        - Ты весь в крови, - попыталась объяснить она свою вспышку. - Я просто испугалась…
        Лицо Шеридана застыло и стало непроницаемым.
        - Ты меня испугалась?! Меня?! - вскричал он. - Я же защищал тебя! Убивал их из-за тебя! Или ты думаешь, это доставляет мне большое удовольствие? Взгляни на меня! Ты даже не хочешь взглянуть на меня!
        Его голос гремел по всей нижней палубе, подхваченный эхом.
        Олимпия чувствовала себя в его руках, вцепившихся в ее плечи мертвой хваткой, как в ловушке. А между тем вокруг них начали собираться молчаливые зрители - арабы. В голосе Шеридана теперь слышалась мольба. Похоже, он даже не замечал пиратов, стоя к ним спиной и тряся Олимпию за плечи.
        - Чего ты хочешь? - кричал он. - Я должен был убивать. Ты понимаешь, что это я делал не по собственной воле? Понимаешь?
        Хотя Олимпия и находилась в страхе и оцепенении, она заметила, что на груди Шеридана висит его тескери хилаал.
        - Я делал это не по своей воле, - снова простонал Шеридан и упал на колени. Из его груди вырвался страшный хриплый звук, похожий на рыдание, и он начал неистово вытирать свои окровавленные руки об одежду. Один из арабов вышел вперед и, дотронувшись до руки Шеридана, негромко заговорил с ним.
        Шеридан молниеносно вскочил на ноги и схватил пистолет, но он был не заряжен. Тогда Шеридан замахнулся, намереваясь раскроить пирату голову тяжелым оружием. Но араб легко увернулся, а его соплеменники плотным кольцом окружили Шеридана, который оказывал им отчаянное сопротивление, будучи совершенно безоружным. Олимпия закричала, в ужасе ожидая, что Шеридан сейчас упадет окровавленный, зарубленный кривыми саблями. Но арабы не обнажили свои клинки, оставив их в усыпанных драгоценными камнями ножнах. Используя свое превосходство в численности и силе, они в конце концов скрутили руки Шеридану. Он закрыл глаза и откинул голову, тяжело дыша.
        - Ты - принцесса, - неожиданно сказал араб, который первым вышел для переговоров с Шериданом.
        Олимпия вздрогнула от изумления и повернулась к нему. Она никак не ожидала, что этот человек заговорит по-английски. Облизав от волнения губы, девушка промолчала, решив не отвечать пирату.
        - Это мой корабль, - продолжал араб и широко ухмыльнулся, так что блеснули золотые коронки на его зубах. Взгляд его карих глаз, обрамленных густыми черными ресницами, был нежно-бархатистым, как у женщины, но опаленное солнцем лицо выглядело старым и морщинистым. Араб кивнул в сторону Шеридана: - Он заявил, что везет тебя в подарок султану Махмуду. Это правда?
        Олимпия не знала, что ответить. Она боялась взглянуть на Шеридана. Главарь пиратов терпеливо ждал.
        - Английский корабль. И сам этот человек - англичанин, - наконец снова заговорил араб. - Сначала я не поверил ему. Но на нем тескери, и он говорит на языке Аллаха, как один из наших собратьев. Он сражается словно вихрь и в то же время поворачивается спиной к своим врагам, чтобы вести спор с женщиной. Все это слишком загадочно, а я не люблю загадок. - Араб тронул длинным указательным пальцем подбородок Олимпии и поднял ее лицо. - Я хочу услышать твой ответ.
        Олимпия отвернулась. Шеридан снова что-то произнес по-арабски, Его слова, похоже, заинтересовали главаря. Они обменялись несколькими фразами, и Шеридан оттолкнул от себя пиратов, державших его за плечи. Главарь рассмеялся.
        - Давай продолжим беседу на твоем языке, мой друг. Наша возлюбленная сестра должна слышать, что ты хочешь продать ее в наложницы султану. Я по опыту знаю, что английские леди не считают это для себя большой честью.
        - Кого интересуют мнения женщины? - отрезал Шеридан. - Отвези нас к султану, и ты получишь от него вознаграждение.
        - Возможно, это и так. - Араб сплюнул, отвернувшись в сторону. - Только чем может султан вознаградить меня? Великий Махмуд не имеет здесь, на нашей земле, почти никакого влияния. Этот корабль нужен нам для джихада, священной войны с неверными. Мы должны очистить нашу землю и наши воды от скверны, а не искать милости какого-то турка.
        - Убей этих англичан, и тут же явятся другие, чтобы сровнять с землей твой город и перестрелять вас всех до единого из орудий своих военных кораблей, - сказал Шеридан.
        Пират надменно вскинул голову.
        - Англичане - ничтожные песчинки в пустыне!
        - Но зато у них больше пушек, - мрачно заявил Шеридан. - У них нет чести. Их корабли бросят якорь вдали от берега, чтобы твои одномачтовые суденышки не смогли добраться до них, и обрушат огненный шквал на город. За одного убитого тобой английского моряка они уничтожат десять ваших женщин и детей. А затем они высадятся на берег и убьют остальных. Город Аден исчезнет с лица земли. Он превратится в пепел. Я это знаю, - на скулах Шеридана заходили желваки, - потому что сам участвовал в подобных карательных акциях.
        Пират долго и пристально смотрел на Шеридана. Затем его взгляд скользнул по телам, распростертым по палубе. Шеридан заколол семерых арабов, и еще одного застрелила Олимпия. Главарь неожиданно улыбнулся.
        - Хочешь вступить в наши ряды? - спросил он вкрадчиво. - Ты хороший воин. Мы будем поставлять тебе противников, чтобы ты мог упиваться их кровью.
        - Я не хочу крови, - твердо сказал Шеридан и сжал зубы. Араб громко засмеялся.
        - Длань Аллаха коснулась тебя, о беспощадный истребитель женщин и детей. Я буду называть тебя Иль-Магнуун, то есть Бесноватый, который сражается, словно десять дьяволов, а затем вдруг поворачивается спиной к своим врагам для того, чтобы молить о чем-то одну-единственную женщину так, будто перед ним целый гарем. - И главарь пренебрежительно махнул в сторону Олимпии унизанной перстнями рукой, а затем искоса взглянул на Шеридана. - Почему ты так поступил?
        Шеридан ответил ему холодным взглядом, не проронив ни слова.
        - Почему ты повернулся к нам спиной? - настойчиво повторил пират. - Неужели мы для тебя, о воин, слишком ничтожные и слабые противники? И ты можешь с нами покончить одним ударом своей шпаги?
        - Нет.
        - В таком случае ты думал, что мы любим тебя и потому не тронем? Ты не испытывал ни малейшего страха перед нами. Или, может быть, ты считаешь нас женщинами, не способными отомстить за смерть своих соплеменников?
        - Нет.
        - Ответь же, почему ты так поступил? - Пират задумчиво разглядывал Шеридана. - Я хочу знать, что делает человека столь отчаянно храбрым.
        - Это называется не храбростью, - произнес Шеридан так, будто говорил не о себе, а о ком-то другом. - Это называется глупостью. Я, честно говоря, не знаю, почему так поступил.
        Главарь перевел взгляд на Олимпию.
        - Он что, сумасшедший?
        Вопрос был задан самым серьезным тоном. Олимпия чувствовала, что за ним что-то кроется. Главарь не сводил с нее глаз, и она, выдержав его пристальный взгляд, решила сказать правду.
        - По ночам его мучают кошмары, и порой он выражается очень странно, - ответила она, - как будто воображает себя другим человеком.
        Шеридан сердито взглянул на нее. Главарь кивнул. Похоже, слова Олимпии подтвердили его предположение. Оглянувшись на своих воинов, он сказал им что-то по-арабски, и те заспорили, перебивая друг друга. Шеридан молча слушал их спор. Олимпия видела, как напряглись мышцы его тела. Внезапно он рванулся к пирату в синем халате.
        - Нет! - крикнул Шеридан и прежде, чем его успели остановить, выхватил у кого-то кинжал и, прижав своего противника к стене, приставил острие клинка к тому месту, где проходит сонная артерия. - Я тебе глотку перережу, я скормлю твой труп шакалам и точно так же поступлю с твоими приятелями, если вы ее хоть пальцем тронете. - Голова пирата задергалась, по шее заструилась кровь. - Ты слышишь меня, сукин сын?
        Лицо араба исказила гримаса ужаса. Он вряд ли понял слова Шеридана, произнесенные по-английски, но намерения англичанина были слишком недвусмысленными. Никто из присутствующих не сомневался, что Шеридан был способен вот так, на глазах у всех, заколоть человека.
        Главарь, забавлявшийся, по-видимому, этой сценой, задал какой-то вопрос на родном языке, и припертый к стене пират быстро ответил сдавленным голосом. Шеридан оттолкнул свою жертву в сторону и с кинжалом в руке повернулся к остальным арабам.
        - Ну, кто следующий? - рявкнул он.
        - Успокойся, - сказал главарь. - Прекрати издавать воинственные крики и дай твоим врагам спокойно вздохнуть, о зачинатель смертоубийственных боен!
        Пальцы Шеридана судорожно сжались на рукоятке кинжала. Он опустил руку, но не двинулся с места, все так же упрямо закрывая своей спиной Олимпию, как будто мог в одиночку защитить ее от целой толпы вооруженных людей. Главарь тем временем снова оглядел своих воинов и стал с ними о чем-то советоваться. Те одобрительно загудели. Он глянул на Олимпию.
        - Мы решили не убивать этих английских моряков и не сжигать их судно. И не потому, что мы испугались возмездия, нет. Просто мы чтим Аллаха, который вещает устами этого безумного англичанина. Мы не станем также продавать тебя, разлучая с ним, поскольку убедились, что Аллах не хочет этого.

«Спасибо, - мысленно возблагодарила Олимпия Аллаха, - спасибо, спасибо, Господь, как бы тебя ни называли».
        Но Шеридан не двигался с места, все так же крепко сжимая кинжал. По-видимому, слова главаря нисколько не успокоили его. Олимпия собралась с силами и твердо сказала:
        - Думаю, что ты поступаешь мудро.
        Пират улыбнулся ей, блеснув золотыми зубами.
        - О голубка, знаешь ли ты, кого встретила на своем пути? - Он ткнул указательным пальцем себя в грудь. - Я - Салаидин по прозвищу Морской Скорпион. Не слышу твоих рыданий!
        - Я просто решила, что это не поможет, - откровенно призналась Олимпия.
        Он залился отрывистым лающим смехом, хотя Олимпия и не думала шутить, она говорила вполне серьезно. Когда главарь снова обратился к своим людям, Олимпия поняла, что речь идет о ней. Пираты разглядывали ее и кивали головами, некоторые из них осклабились, словно волки. Салаидин указал рукой на Шеридана:
        - Ты далеко едешь с ним?
        - Очень далеко.
        - Он говорит, что является твоим охранником.
        Олимпия закусила губу.
        - Да.
        - Но ведь ты боишься его.
        Олимпия растерянно взглянула на пирата.
        - Боюсь? Нет, уверяю тебя, что это не так.
        - И все же я прав, - с уверенностью сказал Салаидин. - Ты - женщина, а он настоящий головорез. Но пути Аллаха неисповедимы, да будет благословенно его имя. - Главарь покачал головой и продолжал говорить с Олимпией так, как будто Шеридана не было рядом. - Итак, раз Аллах повелевает нам отказаться от нашей победы, мы повинуемся, но в его руках находятся судьбы людей, которых мы захватили. Поэтому я спрашиваю тебя, английская принцесса, - ты видела, что мы в точности выполняем веления нашего Бога, - как можно обезопасить этих английских моряков, чтобы они не напали на нас после того, как мы их отпустим?
        Олимпия инстинктивно бросила вопросительный взгляд на Шеридана.
        - Думаю, что он сможет лучше разъяснить вам это, чем я.
        - Если он заговорит, мы его, конечно, выслушаем, потому что устами этого безумца говорят сами небеса, но ведь я не колдун, чтобы задавать вопросы самому небу. - Салаидин лукаво улыбнулся. - Ведь в таком случае я бы не мог оспорить ответы.
        Олимпия снова устремила на Шеридана растерянный взгляд, надеясь, что он вступит в разговор и поможет ей, но он молчал. С каждой минутой вся эта сцена все больше начинала походить на кошмарный сон. Олимпии вдруг захотелось смеяться. Но Салаидин ждал ответа, положив руку на эфес кривой сабли, а его смуглые воины стояли вокруг, словно стая хищных волков, окруживших свою жертву.
        - Много людей погибло? - осторожно спросила Олимпия. Салаидин взмахнул рукой. Один из его воинов легко взбежал наверх по трапу, навел справки и быстро вернулся назад.
        - Убито тридцать пять неверных, - сообщил он главарю. - И девять слуг Аллаха, из них восемь пади от руки Иль-Магнууна, - добавил он, бросив на Шеридана почтительный взгляд.
        Олимпия глубоко вздохнула.
        - А что стало с капитаном?
        - Он жив. Ранен. Но не тяжело.
        Олимпия закрыла глаза, стараясь успокоиться, а затем вновь взглянула на Салаидина. То, что она задумала, было довольно рискованно, но она не знала другого способа, как предотвратить дальнейшую расправу над людьми. Конечно, если пираты просто освободят корабль и отпустят всех оставшихся в живых членов экипажа, Френсис непременно захочет отомстить за все, и она не сможет помешать ему уничтожить дома невинных жителей города, как это и предсказывал Шеридан.
        - Кто-нибудь еще знает, что ты говоришь по-английски? - спросила Олимпия.
        Салаидин задумался.
        - Нет, думаю, что никто.
        - Мы намеревались застать здесь несколько других британских военных кораблей. Ты знаешь, они заходили сюда?
        Лицо главаря омрачилось.
        - Да. Но, к сожалению, я в то время отлучился из города по делам. Они требовали воды, но у жителей ее нет в достаточном количестве, и поэтому корабли, должно быть, отправились в Моха за водой. - Салаидин махнул рукой. - Здешний султан - настоящий простофиля. Он мог бы привезти воду из Моха и выгодно продать ее англичанам, но вместо этого он ведет себя, как пугливая лань, и при появлении англичан отдает им даром все, что мы имеем. Ха! Мне следовало бы самому быть султаном, но при мысли об этом меня охватывает смертная скука.
        Олимпия закусила губу, ее душил истерический смех. Ей было смешно видеть перед собой этого пирата в экзотическом халате, с кривой саблей, украшенной драгоценными камнями, и слышать, что он не хочет быть султаном, поскольку это для него скука смертная.
        - Когда мы сдерем с него шкуру и повесим его на воротах, нам не надо будет больше раболепствовать перед неверными, - добавил Салаидин. - У него, правда, есть колдун, который покровительствует ему, но я не боюсь мелких ничтожных демонов. Тем более что теперь я получил знак свыше - ко мне явился Иль-Магнуун. Это доказательство моей силы, мне стоит лишь шепнуть одно слово, и султан побежит от меня, словно пугливый ягненок. - Пират взглянул на Олимпию. - Но мы должны умиротворить этих англичан, иначе они разнесут весь город, и жители перестанут уважать меня.
        Олимпия пристально смотрела на главаря, решая в уме непростую задачу. Она не стала оспаривать его слова, представлявшие собой жуткую смесь суеверий п мыслей Макиавелли, а только сказала:
        - Тебе надо убедить капитана Фицхью в том, что произошла ошибка.
        Салаидин кивнул.
        - Скажи мне конкретно, что я должен сделать.
        - Ну хорошо… Думаю, тебе следует притвориться испуганным и сказать, что вас предупредили о заходе в порт французского военного корабля под чужим флагом, который-де намеревался захватить город… а вы будто бы просто оборонялись…
        - Кроме того, я вручу им богатые дары, - загорелся Салаидин, - мы пригласим их на берег и поведем офицеров во дворец. Мы будем унижаться перед ними и молить о прощении. Мы скажем, будто бы намеревались изгнать французов, а англичане, напротив, являются для нас всегда дорогими гостями, и да благословит Аллах час их прибытия к нашим берегам! - Араб покачал головой. - Жаль, что они не смогут в качестве дара от меня принять рабов. У меня есть великолепные белые невольники, датчане с брига, захваченного у берегов Занзибара, я бы ими, пожалуй, пожертвовал для такого случая!
        - Ни в коем случае не предлагай им рабов, - строго предупредила его Олимпия.
        - Не буду. Я же все прекрасно понимаю. Их совершенно не интересуют рабы. - Он хитро улыбнулся ей. - Вот султан Махмуд, воображающий, что правит всей землей, - совсем другое дело. Он будет доволен, получив тебя, моя белая голубка.
        Глава 23
        Олимпию продали за пятнадцать тысяч золотых пиастров. Она узнала об этом от Шеридана, который обошелся турецкому паше вдвое дороже. Салаидин оказался не только пиратом, но и хитрым дельцом, умеющим хорошо сбыть свой товар. Он не стал продавать Олимпию и Шеридана местным мятежным, нищим арабам, а перевез их на своих одномачтовых суденышках в Джидду, где их купил работорговец, занимавшийся сбытом невольниц. Он переправил их с торговым караваном в Басру к одному персу, который надеялся выручить за них хорошие деньги, уговорив помощника калифа отвезти Олимпию и Шеридана в Багдад к великому султану.
        События последних недель казались Олимпии странными. Она пыталась осознать сам факт того, что является предметом купли-продажи, словно породистая кобыла. Однако все происходило не так, как она себе это представляла. Более того, все казалось ей нереальным на фоне экзотических пейзажей, в непривычной обстановке восточной роскоши и пестроты, посреди жаркой пустыни. Олимпию окружали люди, одетые в разноцветные халаты и говорившие па непонятном ей языке.
        Хотя она и Шеридан были живым товаром, с ними обращались по-царски. Они останавливались в богатых домах, занимая комнаты, окна которых выходили в тенистые сады; их перевозили на быстроногих белых сирийских верблюдах под охраной вооруженных всадников - бедуинских воинов. За них платили крупные суммы кочевым племенам, контролировавшим караванные пути в пустыне и нещадно грабившим путешественников.
        Однако никакая стража, никакие охранники в мире не могли защитить от самой пустыни. Днем стояла жуткая жара, и люди изнывали от зноя в шатрах, делая переходы только в ночное время, когда становилось страшно холодно. Олимпия постоянно испытывала жажду, но даже вода, которую она пила, пахла верблюжьей шерстью.
        Их пища состояла из риса, заправленного прогорклым маслом, и верблюжьего мяса, обжаренного в жире. Готовили служанки, абиссинские девушки с вечно грязными руками.
        Шатер Олимпии был ярко-зеленого цвета с позолоченным полумесяцем на шпиле. В дороге она сидела на закрытых алых носилках с медными ручками, которые были укреплены на двух верблюдах. Носилки покачивались во время движения, будто палуба
«Терьера».
        Олимпия как-то пожаловалась Шеридану на неудобства. Его приводили к ней в шатер каждое утро, когда караван останавливался на отдых после ночного перехода. Охранники Шеридана, бдительно следившие за ним, доводили его до входа в шатер Олимпии и здесь, низко кланяясь, уходили к себе. Шеридан стал за это время очень неразговорчивым, но он заметил как-то, что чувствует себя неплохо в роли сумасшедшего, к словам которого прислушиваются, словно к оракулу. Олимпия и сама ощущала, как растет суеверный ужас окружающих и с каким благоговением они относятся к Шеридану. Точно так же, как обычно рождаются слухи в какой-нибудь английской деревне, слава Шеридана, отважного воина и пророка, становилась все более громкой среди арабов, слух о нем передавался из уст в уста, обрастая новыми подробностями.
        В ответ на жалобы Олимпии по поводу неудобных носилок, в которых ее сильно укачивало, Шеридан коротко сказал:
        - Тогда сойди с них и сядь верхом на верблюда.
        Олимпия просто хотела завязать с ним разговор. Шеридан вновь отгородился от нес непроницаемой стеной и говорил очень мало, хотя с арабами охотно болтал на их родном языке и даже смеялся.
        - Но мне это вряд ли разрешат, как ты думаешь? - спросила Олимпия. Она сидела на мягком диване, поджав под себя ноги и задумчиво теребя шаровары из темного шелка, которые ее заставили надеть вместе с легкой рубахой навыпуск. За месяцы, проведенные на борту «Терьера», Олимпия вновь располнела, несмотря на все усилия Френсиса. - Ведь женщины, по местным законам, не должны показываться на людях.
        - Женщины, требующие к себе уважения. Я уверен, что ты предпочла бы, чтобы тебя исключили из их числа.
        - Спасибо за откровенность, - промолвила она, поднося к губам чашку с чаем, которую подала служанка, и стараясь скрыть обиду, охватившую ее от столь жестоких слов.
        Установилась гнетущая тишина. Шеридан наконец не выдержал и, устало вздохнув, сказал:
        - Я не то имел в виду, что ты подумала.
        Олимпия закусила губу, не сводя глаз с чашки чая. Теперь они были словно чужие друг другу люди. Шеридан приходил и ложился спать, не дотронувшись до нее. Он даже не заговаривал с Олимпией, если она сама первая не задавала ему вопросов. Это было просто невыносимо. Они не имели права друг на друга в этой чужой стране. Олимпии хотелось снова быть вместе с Шериданом, жить с ним в дружбе и любви так, как они жили на острове. Но она знала, что это невозможно, что при первой же попытке сблизиться Шеридан оттолкнет ее от себя.
        Он был так нужен ей сейчас. У нее на языке вертелось множество вопросов, невысказанных страхов, опасений и сомнений. «Какая опасность нам грозит? О чем ты все время думаешь? Что ты чувствуешь? Почему ты отдалился от меня? Может быть, ты меня ненавидишь? Или все еще любишь?» Но Олимпия не отваживалась заговорить обо всем этом с Шериданом. О, если бы она была Джулией!
        - Я имел в виду, - внезапно снова заговорил Шеридан, - что как ты будешь вести себя, так они и будут относиться к тебе. Если хочешь ехать верхом, пожалуйста, садись и поезжай. - Шеридан криво усмехнулся и, взяв чубук, который служанка зажгла для него, начал выпускать струйки ароматного дыма. - Браваду здесь высоко ценят.
        - Я знаю, - отозвалась Олимпия.
        Она не стала продолжать разговор, полагая, что это пустое дело, поскольку Шеридан начал курить трубку. Она пила чай, мрачно поглядывая на него.
        Олимпия по опыту знала, что вскоре под действием наркотического зелья он расслабится, его лицо расплывется в довольной улыбке, веки начнут смыкаться… и он будет воспринимать со снисходительностью и терпением все, что бы Олимпия ни сказала ему. И она вновь испытает чувство отчаяния и бессилия, как комар, пытающийся разбудить слона.
        Олимпия взглянула па длинный чубук, на глубоко затягивающегося Шеридана, испытывающего, по-видимому, блаженство, и ее охватила горечь. Она ненавидела эту трубку, ненавидела за то, что она давала Шеридану те же чувства покоя и удовлетворенности, которые он раньше испытывал только после минут близости с ней, Олимпией.
        Она с грустью смотрела па Шеридана, который сидел, скрестив ноги, в зеленоватом свете, просачивающемся сквозь ткань шатра, одетый в арабский халат. Он снял со своей взъерошенной головы феску и, развязав кушак с бахромой, положил его рядом с собой на циновку.
        Олимпия вспомнила то время, когда между ними существовали совсем другие отношения.
        - Шеридан… - прошептала она. - О, Шеридан… как бы я хотела, чтобы мы никогда не покидали наш остров.
        Шеридан еще не утратил чувства реальности под действием наркотического зелья, которое курил, и взглянул в глаза Олимпии.
        - Не надо, принцесса, - устало сказал он. - Прошу тебя, не надо.
        В горле у Олимпии запершило, и из глаз неудержимым потоком хлынули слезы. Сквозь их пелену она заметила, что Шеридан наблюдает за ней. Затем он медленно опустил голову и закрыл лицо руками, чтобы скрыть его выражение.
        Ближе к вечеру, как обычно, у входа в шатер вновь появились слуги. Молодая абиссинка закутала Олимпию с головы до ног в кусок темной ткани и закрыла лицо белой чадрой. Верблюды и носилки уже поджидали Олимпию.
        Сквозь чадру она оглядела караван, готовый двинуться в путь. Вокруг нее - снова бедуины и торговцы, разодетые с роскошью и великолепием, характерными для Востока. В лучах предзакатного солнца поблескивало оружие. Мимо проносились всадники на резвящихся конях, ревели навьюченные верблюды, отбрасывавшие длинные тени на песок. Олимпия взглянула па Шеридана. Он находился в нескольких ярдах от нее - уже сидел верхом на своем верблюде и ничем не отличался от бедуинов, одетых в белые просторные одежды. Из-за пояса у него торчали кинжал с серебряной рукояткой и сабля, а на плече висел мушкет. В пустыне всегда следует быть вооруженным и готовым к внезапному нападению, будь даже сумасшедшим рабом или пророком. Здесь некуда бежать, негде скрыться. Шеридан не смотрел на Олимпию, беседуя с двумя кочевниками устрашающего вида, которые были приставлены к нему в качестве охранников.
        Сегодня в шатре он больше не проронил ни слова. Откинувшись на спину и закрыв глаза, с наслаждением затягивался дымом, пока по его затуманившемуся взору Олимпия не поняла, что он уже все на свете забыл - и ее, и охранников, и пустыню. Выражение муки исчезло с его лица, и он с безразличным видом смотрел на Олимпию, растянувшись на диване, обитом шелком.
        Вспомнив его безучастный, невидящий взгляд, Олимпия пришла в ярость. Как ей бороться с этим? Как она может надеяться достучаться до него, когда он каждый раз прячется за глухую стену, впадая в полное оцепенение, как только они остаются наедине? А теперь, когда он находится в сознании, ее ждут эти дурацкие носилки, в которых она вынуждена будет сидеть, словно мумия, до полуночи, пока караван снова не остановится на привал.
        Нет, Джулия не стала бы терпеть подобного издевательства.
        У носилок Олимпию ждали один из бедуинов и слуга. Всадник махнул рукой девушке и что-то крикнул, показывая на открытую дверцу носилок. Охваченная внезапной решимостью, Олимпия вызывающе вскинула подбородок и зашагала к ближайшему верблюду. Сбросив с себя чадру, она тряхнула головой, ее волосы рассыпались по плечам и спине. Девушка сердито глянула на ошеломленного подобным поведением араба, сидевшего верхом на одногорбом верблюде.
        - Слезай, - приказала ему Олимпия по-английски и показала рукой на землю.
        - О Аллах, - пробормотал тот, не сводя с нее глаз как зачарованный.
        Олимпия уловила шорох за своей спиной и поняла, что всадники тихо спешиваются, чтобы вмешаться в происходящее. Но девушка подавила в душе страх, припомнив, как Джулия обращалась обычно со строптивыми конюхами. Олимпия не стала терять лишних слов и, схватив свесившийся повод, потянула за него, заставляя верблюда опуститься на землю.
        - Нак! Нак! - Ей удалось издать гортанные звуки команды, которую она каждый день слышала от арабов.
        Верблюд жалобно взвыл и опустился на колени. Бедуин, сидевший у него на спине, завопил, протестуя против самоуправства Олимпии, и пнул верблюда ногой в бок. Тот снова начал подниматься на задние ноги, но Олимпия уже успела вцепиться руками в луку седла, а ногу закинуть на шею животному. И прежде чем верблюд встал на все четыре ноги, . она изо всех сил одной рукой толкнула всадника.
        Тот потерял равновесие скорее от изумления, чем от толчка. Верблюд начал быстро кружиться на одном месте, чувствуя, что висящий у него на боку человек тянет его за повод всем своим весом. Бедуин упал па землю, а Олимпия, ухватившись руками за попону, довольно неуклюже вскарабкалась в седло, поджала под себя ноги и, вновь надев чадру, чтобы защитить лицо от палящего солнца, повернулась к Шеридану.
        - Ну как? - спросила она.
        Вокруг стояла мертвая тишина, прерываемая только криками верблюдов и голосами ссорящихся где-то в конце каравана торговцев.
        Один из бедуинов начал громко смеяться. И хотя его никто не поддержал, но никто не стал и стаскивать Олимпию снова на землю.
        Сброшенный араб устремил на нее испепеляющий взгляд. Девушка вежливо кивнула ему и сказала:
        - Ла муакза.
        Этой фразе ее научил Салаидин, и она означала примерно следующее: «Надеюсь, я никого не обидела». Бедуин оглянулся на своих бесстрастно взирающих на все происходящее соплеменников, как будто ожидал, что они вмешаются. Но никто не тронулся с места. Араб сделал шаг по направлению к Олимпии, еще раз оглянулся вокруг и снова отошел.
        - Магхлисс. - пробормотал он и зашагал к лошадям.
        - Великолепный выбор! - похвалил ее Шеридан. Он подъехал к Олимпии, как только караван тронулся в путь. К ее удивлению, Шеридан улыбался. - Все считают, что ты слишком строго наказала беднягу, ограбившего недавно караван из Дамаска, ты отобрала у него верблюда эмира.
        Олимпия бросила взгляд на упряжь животного и только тут заметила, что она намного роскошнее, чем у остальных верблюдов. Очень скоро Олимпия сильно пожалела о том, что предпочла ехать верхом, так как при каждом движении, которое делал верблюд, она больно ударялась спиной о высокую спинку седла. Но зато Шеридан теперь ехал рядом с ней, а воздух был чистым, сухим и ароматным. Солнце уже село за цепь далеких гор, и горизонт окрасился в пурпурный цвет. На мгновение Олимпия ощутила радость бытия, хотя ее сердце сжималось от тревоги.
        Через несколько часов взошла луна, освещая серебристым светом белые отложения соли на поверхности бесплодной почвы пустыни. Мимо в жуткой призрачной тишине двигался караван - длинная цепь животных и людей. Молчание нарушали лишь конные бедуины, тихо переговаривавшиеся между собой, объезжая колонну вьючных животных. Олимпия временами впадала в легкую дрему, откидываясь на высокую спинку седла. Очнувшись в очередной раз, она увидела, что Шеридан, ехавший рядом, взял в руку поводья ее верблюда и ведет его.
        - О, прошу прощения, - смущенно пробормотала она, поняв, что выронила поводья во сне.
        - Все в порядке, - спокойно отозвался он.
        Олимпия взглянула на него, удивленная дружеским тоном, от которого уже давно отвыкла. Его фигура в белых просторных одеждах, казалось, мерцала призрачным огнем. Лицо Шеридана пряталось в тени, были видны только подбородок и губы.
        Некоторое время они ехали молча по залитой лунным светом пустыне. В прохладном воздухе чувствовался едкий запах верблюжьего пота. Очертание горной цепи на горизонте скрылось в легком мареве поднимающегося над землей нагретого за день воздуха.
        - Ты чувствуешь, что изменилась с тех пор, как убила человека? - внезапно спросил Шеридан.
        Она взглянула на него. Вопрос вообще-то был довольно бесцеремонным и даже жестоким, но тон, которым он был задан, смягчал это впечатление.
        Помолчав немного, Олимпия честно ответила:
        - Я просто стараюсь не думать об этом.
        - Ну да, конечно, - грустно сказал он.
        Олимпия могла бы дотронуться до него, если бы протянула руку. И ей очень хотелось сделать это, но она боялась. Она, как всегда, попыталась представить себе, что бы сделала на ее месте Джулия, но на этот раз воображение отказало ей. Она ощутила себя беспомощной, глупой и ни на что на свете не способной.
        - Я не хочу жить, - глухо сказал Шеридан. Отчаяние, звучавшее в его голосе, поразило Олимпию до глубины души; ее сердце устремилось навстречу Шеридану. Она больше не могла рассуждать и взвешивать каждый свой поступок. Отбросив все сомнения и опасения, Олимпия протянула руку и положила свою ладонь на руку Шеридана. Это прикосновение длилось секунду, а затем неловкое движение верблюда прервало их рукопожатие.
        - Шеридан, - тихо промолвила Олимпия, - скажи мне, что случилось.
        - Хорошо, я расскажу тебе все, - медленно произнес он, опустив голову и пряча от нее лицо, и опять замолчал.
        - Я жду, не таись.
        - Я боюсь, ты не поймешь и просто возненавидишь меня или, того хуже, начнешь презирать. - Он поднял голову и устремил взгляд в небо. - Да и как ты меня можешь понять!
        В его голосе слышалось страдание. Олимпия молчала, хотя ей хотелось возразить ему, спорить, доказывать, что она сумеет все понять. Однако жизнь столько раз наказывала ее за самоуверенность, и поэтому Олимпия воздержалась от громких заявлений.
        Деревянные седла поскрипывали в такт движениям верблюдов. Девушка следила за тем, как мимо проплывают однообразные пейзажи бесплодной пустыни.
        - Я не настоящий, меня будто подменили, - снова заговорил Шеридан. - То есть я хочу сказать, что не ощущаю себя… Впрочем, это невозможно объяснить… Я как будто неживой. Я хожу, разговариваю, ем, но, в сущности, мертв. Меня нет здесь. - Шеридан глубоко, судорожно вздохнул. - Меня нет здесь!
        Олимпия взглянула на него, смущенная такими словами и пораженная тоской, звучавшей в его голосе.
        - Я никогда не смогу вернуться домой, - продолжал Шеридан. Теперь его слова лились безудержным потоком, как сквозь брешь взорванной плотины. - Я очень хотел вернуться домой, я так хотел оставить флот! Я ненавижу службу. Из-за чего? У нас не было ни одной нормальной войны, ни одного достойного противника. И тем не менее нас заставляли… - Из груди Шеридана вырвался звук, похожий на глухое рыдание. - Черт бы побрал их всех, тех, кто сидит в Уайтхолле, дымя своими трубками и жирея. Именно они отдали мне приказ подавить волнения рабов. Я преследовал невольников, ловил их, усмирял. А эти ублюдки бросили мой корабль на произвол судьбы, а потом подожгли его, чтобы замести следы.
        Он замолчал, воцарилась тишина.
        - Невольников заковали в кандалы… Я до сих пор слышу их звон… До сих пор!
        Олимпия ухватилась обеими руками за луку седла. Ей стало нехорошо, она не промолвила ни слова, ожидая, что он скажет дальше.
        - Я хотел выйти в отставку сразу после этой истории. - Голос Шеридана дрожал, он не поднимал головы. - Хотя в этом случае я мог рассчитывать только на половину пенсии.
        Тогда я подумал: к чертовой матери, лучше остаться без средств к существованию, чем участвовать во всем этом кошмаре. И я ушел со службы, но ты же знаешь, черт возьми, что у меня нет дома. Не понимаю, почему я решил…
        Шеридан замолчал на полуслове. В лунном свете цепочка длинноногих верблюдов, мерно покачиваясь, продвигалась вперед. Шеридан долго молчал, а потом вновь заговорил.
        - Я возненавидел их всех! - воскликнул он. - Я возненавидел их накрахмаленные воротнички, их модные шляпы, тупых чиновников, расхаживающих с надменным аристократичным видом и являющихся на службу в полдень, поскольку весь вечер накануне они вальсировали с дочерью какого-нибудь лорда, а всю оставшуюся ночь предавались разгулу. Я узнал, что медали - пустые побрякушки, они не дают средств к существованию. Я узнал, что нельзя спорить с герцогским сынком, который ничего не смыслит в морском деле, даже если это грозит гибелью целому кораблю. Я понял, что для меня существует один-единственный способ зарабатывать деньги на жизнь - это стать любовником какой-нибудь богатой шлюхи, которая родила своему барону достаточное количество наследников и честно заслужила тем самым свои бриллианты. И вот, не долго думая, я так и сделал. Олимпия, это были тупые пошлые сучки; как я их ненавидел! Они постоянно рассказывали своим друзьям, какой я герой… А меня расспрашивали о моих подвигах, интересуясь, как все было. Меня спрашивали, боялся ли я и больно ли, когда в тебя попадает пуля… - Шеридан горько засмеялся. - О
Боже, какие это были идиотки! Они спрашивали, сколько кораблей я потопил и сколько человек убил… как будто, черт возьми, я веду точный подсчет. Кроме того, они непременно хотели знать, что чувствует человек при этом… - Голос Шеридана дрогнул. - Но я им не стал говорить правду; впрочем, они и не поняли бы ее.
        Олимпия теребила бахрому седла, думая о том, что сама задавала Шеридану подобные вопросы. Теперь, застрелив человека, она вроде бы должна знать ответы на них, однако Олимпия помнила только светлый халат и быстро растекающееся по нему пятно алой крови. Она спрашивала себя, были ли у этого человека дети, был ли он добрым или жестоким по натуре, но внезапно обрывала себя и старалась все забыть. Она радовалась тому, что не видела его лица.
        Но для того чтобы спасти жизнь Шеридану, она опять пошла бы на убийство.
        А он тем временем смотрел на мрачный пейзаж, простирающийся вокруг пустыни.
        - Я неудачник, - продолжал Шеридан, качая головой, - потерпевший поражение. Чертова цивилизация! Я всегда мечтал вернуться в большой мир, к людям. Но когда мне удалось сделать это, я вдруг почувствовал себя лишним и захотел свести счеты с жизнью.
        Олимпия подумала о том, как сильно переменился Шеридан за это время. На острове он был совсем другим.
        - Так вот в чем дело! - мягко сказала она. - Тебе опостылел цивилизованный мир?
        - Нет. Я сам себе опостылел. Все дело во мне самом. - Его голос звучал теперь напряженно. - Мне не следовало ненавидеть людей; у меня не было причин сердиться на них. Ведь все люди вокруг… нормальные. Они живут обычной жизнью. Они не испытывают тех странных чувств, которые испытываю я, им не снятся кошмары, у них не бывает видений. У них… у них не возникает желания сделать то, что хочу сделать я.
        Олимпия закусила губу, чувствуя, что Шеридан близок к нервному срыву.
        - А что ты хочешь сделать? - тихо спросила она с замиранием сердца.
        Помолчав немного, он прошептал:
        - Ты все равно не поймешь.
        - И все же скажи, - как можно мягче промолвила она, - что ты хочешь сделать?
        Он долго не отвечал, отвернувшись от нее, а затем сказал скороговоркой, понизив голос:
        - Я хочу драться, хочу вновь оказаться посреди сражения. Я хочу, чтобы на нас снова напали, и я мог расправиться с этими людьми. Я бы чувствовал себя намного лучше, если бы убил кого-нибудь. - Шеридан застонал. - А может быть, убили бы меня самого. В таком случае это было бы еще лучше.
        - Шеридан… - Олимпия прижала ладонь к своим губам. - Откуда у тебя такие мысли?
        - Я же говорил, что ты меня не поймешь.
        Сердце Олимпии бешено колотилось в груди, а голос дрожал.
        - Но я хочу, чтобы ты мне объяснил все. Воцарилась тишина, молчание затягивалось, и Олимпия уже решила, что ей больше ничего не удастся вытянуть из него.
        - Мне так жутко! - воскликнул Шеридан. - Как будто я не вполне живой человек. Мне давно уже нужно было бы умереть. Ведь все мои друзья умерли, мои люди погибли… - И снова из его груди вырвался стон. - О Боже, я скоро начну бросаться на первых встречных. Впервые за все это время я чувствую сейчас себя самим собой. Я, наверное, одержимый и скоро убью кого-нибудь.
        Его слова отчетливо звучали в тишине пустыни - такие обыкновенные и такие ужасные по своей сути.
        - Я знаю, что это произошло со мной здесь, - снова заговорил он. - В Адене…
        Олимпия вспомнила холодный взгляд Шеридана, склонившегося над трупами убитых им арабов, вспомнила его непостижимое дьявольское спокойствие. В его глазах тогда не было ни страха, ни отвращения, ничего, кроме желания крушить и сеять смерть.
        - Я хочу стать снова собой прежним, но не могу. Не могу! Я не хочу никому причинять зла. Но я мертв, я больше не существую… Я не знаю, что мне делать…
        Олимпия пришла в ужас. Она боялась не за себя, а за него, Шеридана. Ведь его желание крушить и убивать могло обернуться против него самого. Олимпия до сих пор с замиранием сердца вспоминала, как пристально он смотрел в дуло пистолета там, в своей каюте на борту «Терьера».
        - Я не знаю, что со мной произошло, - пробормотал Шеридан, - я ничего не понимаю.
        Олимпия тоже ничего не понимала, но она знала, когда все это началось. Она до сих пор не могла забыть выражение лица Шеридана, когда он услышал, что она дала согласие выйти замуж за Френсиса. И хотя сам Шеридан отрицал это, но Олимпия была уверена, что все началось именно с той минуты, а значит, во всем была виновата она сама.
        - Шеридан, - спросила Олимпия дрогнувшим голосом, - ты, наверное, хочешь убить меня?
        - Нет! - в ужасе воскликнул он и, повернувшись к девушке, схватил ее за плечо. - Только не тебя, клянусь, принцесса, я никогда не подниму на тебя руку! О Боже!
        Его судорожно сжатые пальцы больно впились ей в плечо, но она даже не шевельнулась.
        - Но ведь ты, должно быть, злишься на меня после всего, что я сделала. Я сказала, что люблю тебя и доверяю тебе, а затем переметнулась к Френсису.
        - Все равно я должен защищать тебя, - горячо возразил Шеридан.
        - Я бы на твоем месте пришла в ярость от такого предательства!
        Шеридан убрал руку с ее плеча.
        - Я должен защищать тебя, - снова повторил он, но на этот раз в его голосе послышались нотки тревоги.
        - Так ты не сердишься на меня?
        Он замялся.
        - Скажи, Шеридан, ты не сердишься на меня?
        - Почему ты спрашиваешь меня об этом? Я устал! - взорвался он. - Я устал убивать людей и причинять им боль!
        Олимпия поежилась от ночного холода.
        - Но ты ведь только что сказал, что чувствовал бы себя лучше, если бы убил кого-нибудь.
        - Не просто кого-нибудь, а врага! - воскликнул он. - Врага, а не тебя. Я должен защищать тебя, принцесса. Я не хочу причинять тебе боль.
        - Да-да, я верю тебе, - искренне сказала Олимпия. - Я просто хотела выяснить, сердишься ли ты на меня.
        - Я уже сказал, что никогда не причиню тебе вреда! - Его голос звучал все взволнованнее. - Как тебе вообще могло прийти в голову такое?
        Олимпия пристально взглянула на него.
        - Но ведь это не одно и то же, - задумчиво сказала она. - Можно сердиться на человека, но не желать его смерти.
        Шеридан не ответил. Олимпия видела, как он тронул рукой свой висок.
        - Ты, должно быть, до сих пор сердишься на меня, Шеридан, - повторила она. - Признайся, меня это, конечно, огорчит, но я переживу как-нибудь, только скажи правду.
        - У меня болит голова, - раздраженно сказал он. Олимпия снова вспомнила о Джулии, пытаясь представить себе, что бы она предприняла сейчас на ее месте в такой безнадежной ситуации. Но внезапно она поняла, что Джулия ничего не стала бы делать, она отступилась бы от Шеридана. Возможно, она была его любовницей, но самолюбивая красавица не стала бы спасать погибающего человека, стоящего на краю пропасти.
        В первый раз в жизни Олимпия была рада тому, что она - не Джулия.
        Здесь, посреди пустыни Олимпии открылась истина. Да, Джулия была красивее, умнее, образованнее, но она не любила Шеридана! Олимпия сильно сомневалась в том, что она вообще была способна кого-нибудь любить. Воспитанная этой холодной, равнодушной женщиной, являющейся внешне образцом совершенства, Олимпия, пожалуй, никогда в жизни не узнала бы, что такое любовь, дружба и верность, если бы над одиноким ребенком не сжалился Фиш Стовелл. Он проводил с девочкой долгие часы на болотах Норфолка и согревал ее душу человеческим теплом.
        Олимпия, конечно, могла сейчас отвернуться от Шеридана, одержимого демоном, жаждущим крови. Она могла бы сказать, что он опасен… но ведь этот кровожадный демон защищал ее самоотверженно и верно на борту «Терьера», и девушка не могла этого забыть!
        Любовь принимает иногда очень причудливые формы. Волк, проживший много лет в лесной трущобе, - не комнатная собачка, но и он временами тоскует по очагу и домашнему уюту.
        Луна освещала силуэты верблюдов, взбиравшихся на холм и исчезавших за его гребнем. Когда Олимпия и Шеридан тоже оказались на вершине холма, перед ними открылся величественный вид на долину, залитую призрачным светом. Внизу извивалась цепочка каравана, уходящего вдаль.
        - Как бы я хотел, чтобы эта ночь никогда не кончалась, - прошептал Шеридан. - А еще я хотел бы никогда не рождаться на свет.
        В его голосе слышалась такая боль, что у Олимпии комок подкатил к горлу. Ее верблюд, покачиваясь, медленно спускался с косогора и снова занял свое место в колонне.
        - Спой что-нибудь для меня, - попросила она. Шеридан взглянул на нее, но в темноте Олимпия не могла разглядеть выражения его лица. Ночь становилась все беспросветнее, луна ушла за облака.
        Он запел чуть хрипловато и сначала неуверенно, как будто забыл слова песни. Над песками пустыни поплыла мелодия «Гринсливз». Голоса тихо переговаривавшихся людей затихли. Когда наступила полночь, прекрасный голос Шеридана окреп, набрал глубину и звучность. Олимпию охватили сладостные воспоминания о родных краях и о днях, проведенных на острове.
        Путешественники разбивали лагерь уже в полной темноте, чтобы отдохнуть немного в шатрах до нового сигнала собираться в дорогу, который должен был прозвучать перед самым рассветом. Шеридан остался в шатре Олимпии по собственной воле и отказался от чубука. Он отослал служанку и погасил лампу.
        Лежа в ночной прохладе на ковре рядом с Олимпией, он обнял ее, погладил по щеке и волосам и нежно дотронулся до круглого подбородка девушки. Олимпия поцеловала его ладонь и обняла Шеридана.
        В их объятиях не было страсти, а лишь жажда быть вместе - чувство, которое они испытывали в течение многих месяцев, живя на необитаемом острове. Как и тогда, Олимпия повернулась на бок и удобно устроилась, положив голову на плечо Шеридана.
        - Ты так прекрасна, - прошептал он в темноте, - ты - самое замечательное создание из всех, которых я когда-либо знал в жизни.
        Глава 24
        - Я знаю, как все это будет, - сказал Шеридан Олимпии, вздохнув, когда придворные маги начали пристально вглядываться в свои жаровни, наполненные раскаленными углями. Они должны были решить: пора ли им вести этого прорицателя, безумного чужеземца, к паше Исхаку, могущественному визирю Восточной Анатолии, или нет. - У этого паши хворая жена или сын, страдающий косоглазием. А между тем от меня ждут одного: когда на моих губах выступит пена и я начну двадцать девять раз подряд повторять что-нибудь вроде бессмысленной фразы: «Кит заплачет ровно в полночь».
        Олимпия закусила губу, наблюдая за тремя евнухами, одетыми в белые одежды. Они неслышно ступали своей грациозной мягкой поступью, похожие на сказочных насекомых. Олимпия и Шеридан стояли у арки ворот, ведущих в сад, каменная ограда которого изнутри была выложена узорной плиткой с синим, зеленым и золотым орнаментом.
        Шеридан был по-своему прав - от него действительно ожидали диких выходок, хотя сам он вел себя совсем иначе. Шеридан обычно кланялся в восточной манере, а затем заводил с хозяевами дома обстоятельную беседу по-арабски; Олимпия в это время сидела здесь же без чадры в присутствии мужчин, которые могли видеть женское лицо, пожалуй, только в собственном гареме. Как и предсказывал Шеридан, его вежливость и здравомыслие вкупе со спокойным, полным достоинства поведением Олимпии, свободным от привычных для арабов условностей, производили более благоприятное впечатление на окружающих, чем припадки и судороги, которые были свойственны бродячим дервишам и прорицателям Востока.
        Наконец Шеридану и Олимпии сообщили, что они должны ждать еще пять часов, прежде чем наступит благоприятный момент для встречи с пашой. Девушка понурила голову, услышав это известие: она очень устала, проведя в седле целую ночь и все утро, пока они спускались с нагорий Курдистана. А затем служанки, прислуживающие в гареме паши, искупали ее, натерли тело благовониями и одели в роскошный наряд. Олимпия была так утомлена долгой дорогой, что ее не могли взбодрить даже сказочная красота дворца Исхак-паши и мечети с минаретами, похожие на видения из «Тысячи и одной ночи». У подножия холма, где располагался дворцовый ансамбль, простиралась зеленая долина, а на горизонте в красноватой дымке виднелась снежная вершина далекой горы Арарат.
        Шеридан попытался успокоить Олимпию - он хорошо знал местные обычаи и этикет. Олимпия кивнула, тяжело вздыхая. Но, взглянув на усталое лицо девушки, Шеридан помрачнел, в его глазах блеснул холодный огонек, он что-то отрывисто бросил арабам и взял Олимпию за локоть.
        Обычно об их приходе хозяину дома докладывал слуга или евнух шептал на ушко высокопоставленному лицу их имена - так было во время визитов в дома богатеев и сановников на всем пути из Джидды в Багдад. Но сейчас Шеридан не стал соблюдать эти условности, он быстро увлек Олимпию через сад в небольшой внутренний дворик, где бил фонтан, а оттуда - в покои Исхак-паши, который в это время возлежал на подушках дивана, стоявшего на возвышении в центре зала для приемов.
        Шеридан довольно небрежно поклонился и, к ужасу Олимпии, не сняв обуви, двинулся между низкими скамеечками, где сидели, сгорбившись, гости и просители паши, к возвышению, устеленному коврами. Не раздумывая он вступил на ковер и усадил ошеломленную Олимпию прямо на диван рядом со старым толстым визирем. А затем с бесстрастным видом Шеридан уселся сам по другую сторону от хозяина дома. На груди Шеридана поблескивал тескери хилаал, бросавшийся в глаза окружающим. Сам он был одет теперь по-турецки - в шаровары, просторную рубаху из красного бархата, украшенную вышивкой, однако вместо восточных туфель на нем были европейские сапоги. Шеридан, хлопнув в ладоши, возлег на диван визиря, вытянув ноги.
        Исхак-паша, на голове которого возвышался украшенный перьями тюрбан, побледнел. Олимпия затаила дыхание. Она уже достаточно хорошо знала восточный этикет и понимала, что они нарушили его, нанеся визирю смертельное оскорбление. Но когда, внезапно прервав гробовое молчание, гости начали один за другим вставать и приветствовать низкими поклонами Шеридана и Олимпию, изумленная девушка поняла, что правитель всего этого края дрожит от страха, а вовсе не от ярости.
        Олимпия взглянула на Шеридана и была поражена выражением его лица. Он хранил ледяное спокойствие, лишь его глаза пламенели холодным огнем. В эту минуту он действительно был похож на пророка. В него вновь вселился демон, как и в день битвы с пиратами на борту «Терьера».
        - Мы вызываем благоговейный ужас, - сказал Шеридан по-английски загробным голосом, как будто уже начал изрекать приговоры судьбы. - Этот маленький бочонок жира думал, что приобрел две дорогие игрушки, и намеревался порадовать ими султана, ожидая от него за это вознаграждения. - Шеридан угрожающе улыбнулся несчастному паше, поглаживая свой тескери, как будто это было его оружие. - Но дело обернулось совсем иначе, не правда ли, мой дорогой мешок с дерьмом? Мы не собираемся развлекать тебя. Мы устали и хотим спать; вообще-то мы ловкие ребята, даже Мустафа не смог бы придраться к тому, как мы обвели тебя вокруг пальца. Жаль, что его нет сейчас с нами, но мы, пожалуй, справимся и без него. Кстати, вот и трубки. - Шеридан с угрюмым видом оглядел всех присутствующих и продолжал говорить по-английски: - Притворись, что затягиваешься, а затем изобрази на лице отвращение и с царственным видом отбрось трубку в сторону.
        Шеридан кивнул, и сейчас же к помосту из дальнего конца зала устремились слуги. Они положили на столик перед каждым гостем по длинной трубке. Олимпия взглянула на поданный ей чубук, мундштук которого был усыпан драгоценными камнями, и поднесла его ко рту. Она чуть не задохнулась от крепкого запаха табака и постаралась сдержать кашель.
        - Ких! - фыркнула она, произнося междометие, которым бедуины обычно вспугивали залезшую в мешок с зерном крысу, пытаясь ее прогнать, и отбросила мундштук.
        Слуга, стоявший рядом, с ужасом взглянул на нее. Он мгновенно поднял трубку, исчез и вскоре вернулся с другой, украшенной еще более роскошно, чем первая. Но Олимпия отвергла и ее. Визирь вспотел от волнения и обратился к Шеридану, выражая свою тревогу.
        После того как слуга вынес еще две трубки, а визирь уже, похоже, был близок к сердечному приступу, Шеридан сжалился над ними и распорядился, чтобы подали чай.
        Шеридан начал задавать визирю отрывистые вопросы, а тот с готовностью давал на них пространные ответы. Когда наконец они встали, чтобы уйти, Исхак-паша тоже вскочил на ноги и проводил их до выхода из зала, все время повторяя какую-то фразу. Оставшись наедине с Шериданом, нагруженным фигами и пирожками с сыром, Олимпия спросила, что с такой серьезностью твердил им визирь.
        - Он провожал нас фразой, которой провожают только самых высоких, почетных гостей, - ответил тот, мрачно улыбаясь. - «Будьте счастливы и богаты, как наследный принц!
        Так примерно это переводится. Мы буквально ошеломили старика.
        Олимпия глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. У нее до сих пор болезненно сжималось сердце при мысли о том, как они обошлись с влиятельным сановником в его собственном дворце.
        - У тебя на удивление крепкие нервы, - заметила она.
        - Запомни, что мы находимся теперь не на Аравийском полуострове, а на территории Османской империи, и поэтому вот этот знак, - Шеридан указал на висевший на его груди тескери, - откроет мне все двери. Именно он произвел такое неизгладимое впечатление на этого жирного борова, Исхак-пашу.
        - Шеридан, что с нами будет дальше?
        Он помолчал, задумчиво глядя на циновку, на которой они сидели.
        - Я не знаю, - ответил он и пожал плечами. - Исхак говорит, что во все провинции разослан указ султана. Великий Махмуд желает видеть безумного англичанина, на груди которого висит полумесяц. Это может сулить нам и добро, и зло. Похоже также, что Фицхью не терял времени даром, он сразу же обратился к британскому послу в Стамбуле, требуя вернуть ему невесту и возместить убытки, причиненные нападением на корабль. Поэтому нас, оказывается, давно уже ждали в Османской империи.
        Олимпия опустила глаза, а затем огляделась в комнате, предоставленной им пашой. Она была очень простой, уютной и милой. На полу лежали пестрые мягкие коврики, а стены были выложены узорными керамическими плитками с росписью, до слуха доносилось тихое журчание фонтанов со двора.
        - Мы находимся в опасности?
        Шеридан засмеялся и, вытянув ноги, прислонился спиной к низкому диванчику.
        - Ты совсем не изменилась! Конечно, нам грозит вполне реальная опасность. То, что этот Исхак-паша потеет от страха в нашем присутствии и подобострастно расшаркивается, вовсе не означает, что он питает к нам добрые чувства. Он великодушен к нам только до тех пор, пока мы имеем наглость вытирать свои сапоги об его диван. А мы это делаем только потому, что чувствуем поддержку султана, вернее, его заинтересованность в нас. Но как только Исхак-паша узнает, что султан отвернулся от нас, мы дорого заплатим за нанесенное ему оскорбление. Он расправится с нами с восточной изощренной жестокостью.
        Олимпия с сомнением взглянула на Шеридана.
        - В таком случае зачем мы так рисковали, не лучше ли было бы оставаться вежливыми, соблюдая местные обычаи?
        - Просто мне показалось, что ты не желаешь простаивать часами в ожидании, когда небесные светила примут нужное расположение, позволяющее нам переступить порог дворца.
        - Да, пожалуй, ты прав, - вздохнула она.
        - Надо сказать, что у них здесь чрезвычайно медлительные звезды, слишком лениво двигающиеся по небосклону, - пробормотал Шеридан, подкладывая под голову обшитую бархатом подушку и удобно устраиваясь на ковре.
        Олимпия пыталась улыбнуться, но все равно не могла унять тревогу, охватившую ее. Шеридан дотронулся до ее щеки.
        - Я позабочусь о тебе, принцесса…
        Она опустила голову. В комнате стало тихо, слышны были лишь шелест листьев да журчание воды. Шеридан медленно опустил ресницы, скользнув взглядом по фигуре Олимпии. Издалека донесся протяжный голос муэдзина, созывающего верных слуг Аллаха на вечернюю молитву.
        - Они разодели тебя как попугая, - заметил Шеридан. Впервые с тех пор, как они покинули остров, он сделал замечание по поводу ее внешности. Олимпия тут же скинула с себя тяжелый халат из парчи, в котором ходила во дворец паши, и внезапно залилась краской смущения, бросив взгляд на себя. На ней были тонкие шаровары, расшитые цветочным узором, и блуза из прозрачной ткани, сквозь которую просвечивала ее грудь. Поверх блузы был надет узкий распашной кафтанчик в тон шароварам, выглядевший более скромно, но плотно облегавший фигуру девушки.
        - Я страшно растолстела, - сказала Олимпия. Шеридан закинул руки за голову и молча улыбнулся. Олимпия сидела, поджав под себя ноги, и поглядывала на Шеридана, думая, попросит он сейчас трубку с гашишем или нет. После перехода через пустыню он ежедневно продолжал курить одурманивающее зелье, избегая тем самым любых попыток Олимпии поговорить с ним о том затруднительном положении, в котором они оказались. Олимпия не. тратила сил впустую и не пыталась пробить глухую стену, которой он отгородился от нее, но она внимательно наблюдала за ним. Как ни странно, сегодня Шеридан не стал просить служанку принести ему чубук. Он нежно погладил Олим-пию по руке и бедру, покрытому легким шелком.
        - Я ничего не забыл, - произнес он как бы про себя, - я думаю о тебе каждый день.
        Олимпия закрыла глаза. По всему ее телу разлилась сладкая истома. Она так давно была лишена его нежности, однако одно-единственное прикосновение руки Шеридана к ее бедру разбудило в душе знакомое волнение, словно искра, зажегшая огонь.
        Ей так хотелось его ласки. Олимпия поймала руку Шеридана и сжала ее в своей.
        - Шеридан, - мягко спросила она, - как ты себя чувствуешь?
        Она думала, что он притворится, будто бы не понял вопроса. Но Шеридан, похоже, ждал его. Он задумался на мгновение, как будто прислушиваясь к себе, а затем ответил:
        - Я чувствую себя совершенно нормально. - Он снова прижал руку к ее бедру, его лицо озарилось улыбкой. - По-моему, даже чертовски здорово!
        Олимпия глубоко вздохнула. Казалось, в стене между ними наконец появилась трещина. Не зная еще, права она или нет, и руководствуясь своим женским чутьем, Олимпия протянула руку навстречу этому человеку, в глубине серебристых глаз которого как будто виделся дикий волчий нрав. Ей так хотелось вернуть Шеридана в мир реальности.
        - А как ты чувствовал себя там, в приемном зале визиря? - спросила она, поигрывая пальцами его загорелой руки, лежащей у нее на бедре, поглаживая и лаская их. Его пальцы мгновенно сжались в кулак. Шеридан не сразу ответил.
        - Я не помню, - наконец резко бросил он.
        Олимпия ощутила, как напряглись его мышцы. Она попыталась заставить его снова расслабиться.
        - Нет, ты должен помнить это, - мягко настаивала она. - Ведь мы были там совсем недавно.
        - Я чувствовал себя прекрасно, - сказал Шеридан и убрал свою руку с ее бедра.
        Олимпия взяла его руку и снова положила на прежнее место, поглаживая тыльную сторону.
        - Ты ведь не считал себя мертвым, правда?
        Она почувствовала, как расслабились его мышцы. Он уставился в сводчатый потолок, выложенный золотистыми и небесно-голубыми керамическими плитками и расписанный стилизованными цветами и арабскими письменами.
        Олимпия продолжала поглаживать его руку, не зная, что еще сказать.
        - Нет. - Внезапно он заговорил шепотом: - Мне кажется, что нет. - Шеридан нахмурился, не сводя глаз с потолка. - То, что мы самовольно вошли туда сегодня, было чертовски рискованным шагом. Но они хотели заставить тебя простаивать у ворот часами, а ты выглядела такой измученной, была похожа на увядший цветок, такая прекрасная в своих роскошных новых одеждах и такая поникшая от усталости, что я не мог поступить иначе. - Он взглянул на нее. - Я должен был это сделать. Иногда па меня накатывает какое-то странное состояние, и я не могу остановиться, тогда иду напролом. В ту минуту я готов был убить всякого, кто попытался бы задержать нас.
        Лицо Шеридана снова застыло, как будто собственные слова не понравились ему. Олимпия снова почувствовала в нем кровожадного волка, готового вонзиться своими клыками в человеческую плоть.
        - Спасибо, - сказала она, пытаясь поддержать разговор. - Я рада, что ты всегда готов прийти мне на выручку.
        Шеридан недоверчиво глянул на нее. Олимпия понимала, что он борется с самим собой, словно пытается сдержать в себе зверя. Но что будет, если этот зверь одолеет Шеридана?
        Олимпия подняла его тяжелую руку и начала осыпать ее поцелуями. Шеридан наблюдал за ней. «Вернись ко мне, - молила девушка мысленно. - Я верю в тебя. Верю, что есть другой выход из этого тупика, в который ты попал». Однако взгляд Шеридана оставался все таким же настороженным. Но вот наконец уголки его губ дрогнули, и он смущенно засмеялся.
        - Ты рада? - В его вопросе слышались надежда и сомнение. Шеридан показался Олимпии в эту минуту по-детски незащищенным.
        - Да, - ответила она, сжимая его руку. - Очень рада.
        - Это просто отлично, - сказал он. - Это вселяет в меня уверенность и надежду. Теперь я точно знаю, что мне делать, как себя вести и что говорить. Я теперь знаю, чего хочу: я хочу опекать тебя и защищать. И я сумею уберечь тебя от опасностей. Я заставлю всех считаться с тобой и относиться к тебе должным образом. Знаешь, это чувство наполняет меня гордостью и отвагой.
        Олимпия улыбнулась и, наклонившись к нему, поцеловала Шеридана.
        - Я тоже горжусь тобой, - сказала она и взглянула ему в глаза, опасаясь снова увидеть в них волка, кровожадного демона, с которым бесполезно разговаривать. - Тебе удастся уберечь нас от всех опасностей, и при этом тебе не надо будет никого убивать.
        - Но я должен буду делать это, - заявил он с выражением неожиданной ярости в лице.
        - Нет, Шеридан, вовсе не надо, потому что в этом нет никакого смысла и после убийства ты будешь чувствовать себя еще хуже.
        Шеридан учащенно задышал.
        - Я не хочу убивать, но что-то внутри меня заставляет думать об этом… Я ничего не могу с собой поделать. Мне надо держать себя в узде, если же я потеряю контроль над собой… - Шеридан застонал. - Если бы ты знала, что я сделал… ты бы возненавидела меня.
        Олимпия дотронулась до его щеки.
        - Я никогда не возненавижу тебя, Шеридан. Обещаю тебе. Клянусь тебе всем сердцем.
        Он закрыл глаза и порывисто обнял ее, прижав к своей груди.
        - Почему ты хотела бросить меня? Почему?
        - Потому что я была дурой, - прошептала Олимпия. - Дурой и трусихой.
        - Ты испугалась меня и до сих пор боишься.
        - Нет! - Она выскользнула из его объятий и посмотрела ему в глаза. - Нет. Послушай меня, я все скажу. Я испугалась не тебя, а Джулии.
        Шеридан изумленно уставился на нее.
        - Я боюсь ее, потому что она красивая, потому что всегда знает, как себя вести и что сказать. Именно поэтому я и хотела уйти к Френсису. Ведь я знаю, что никогда не буду такой, как она. - Олимпия закусила губу. - Я ревновала тебя, потому что ты любил ее.
        Шеридан смотрел на нее, хмуря густые брови.
        - Я любил Джулию? - недоуменно переспросил он. Она смущенно пожала плечами, стыдясь своей откровенности.
        - Так ты говоришь о Джулии Плам? - снова медленно произнес он, начиная наконец понимать, в чем дело.
        Олимпия прижалась щекой к его груди и кивнула.
        - О Боже! Да ты действительно считаешь меня безнадежным идиотом!
        Олимпия, все еще пряча лицо, замерла, не веря своим ушам.
        - Я просто ненавижу эту стерву!
        - Мустафа сказал… - Олимпия затаила дыхание. - Сказал, что она была твоей любовницей.
        - Можно подумать, что он много знает обо всем этом.
        Кровь застучала в висках Олимпии, ее сердце гулко колотилось в груди. А что, если слуга опять солгал ей? Помолчав немного, она все же не смогла сдержаться и спросила:
        - Так она на самом деле была твоей любовницей? Шеридан повернулся и погладил Олимпию по голове. Его рука заметно дрожала.
        - Ты ревнуешь меня? Ревнуешь к Джулии? Олимпия потупила взор.
        - Но как же мне не ревновать тебя?
        - Бедная, слепая принцесса. Разве можно ревновать к Джулии? - Шеридан покачал головой. - Да, ей бы это, конечно, понравилось! Она была бы в восторге, услышав твои слова. Готов поспорить, что эта холодная сучка попортила тебе много крови за то время, пока ты находилась на ее попечении.
        Олимпия с трудом заставила себя улыбнуться.
        - Все было не так ужасно, как тебе кажется. Мне вообще казалось, что она не очень-то заботилась обо мне.
        - Джулия не понимает смысла слова «заботиться». И я уверен, что она действительно испортила тебе много крови, принцесса. Она заставила тебя поверить в то, что ты некрасива, что у тебя плохая фигура, поэтому ты боялась меня, пряча свое тело, казавшееся тебе уродливым. - Шеридан провел рукой по бедру Олимпии, не сводя глаз с ее груди, просвечивающей сквозь прозрачную ткань. - Никогда не верь ей. Ты прекрасна. Ты совершенна.
        Олимпии так хотелось поверить ему, но это было очень трудно сделать. Она слегка отодвинулась, и его рука упала на ковер.
        - Мне кажется, что ты ее очень хорошо знаешь.
        - Она была любовницей моего отца. - Шеридан горько улыбнулся, видя, что Олимпия изумлена. - Я удивил тебя? Да, я действительно чертовски хорошо знаю Джулию. Она впервые соблазнила меня, когда мне было шестнадцать лет и я находился дома на побывке. В то время я, правда, думал, что инициатива исходила от меня. Я хотел напакостить отцу, ты понимаешь? Но с годами, приобретя жизненный опыт, я понял, что все было наоборот. Как в этом конкретном случае, так и во многих других.
        - Так она была любовницей твоего отца? - повторила Олимпия, не в силах оправиться от потрясения.
        - Ну да, бывшая любовница, - сказал Шеридан и махнул рукой. - По всей видимости, старик выгнал ее много лет назад, и она вынуждена была искать себе место, чтобы заработать на жизнь.
        Но Олимпия все еще никак не могла свыкнуться с мыслью о том, что Джулия, всегда одетая со строгой элегантностью в черное платье и так пекущаяся о репутации своей подопечной, была долгое время любовницей богатого старика. Возможно ли такое?
        - М-мустафа говорил мне…
        - Могу представить, что именно он мог сказать. Да, она действительно явилась ко мне, когда я, выйдя в отставку, вернулся домой. И я воспользовался ее приходом в своих целях… Я ведь всегда подчеркиваю, что не святой. А Джулии только того и надо было, она готова была заманить меня в ловушку…
        Он осекся и нахмурился. Олимпию охватила тревога, и она положила ладонь на руку Шеридана.
        - О чем ты?
        Он отвернулся в сторону.
        - Так, ни о чем. Ничего серьезного.
        Шеридан загрустил и погрузился в задумчивость. А потом снова повернулся к Олимпии и, не говоря ни слова, крепко обнял ее.
        Олимпия закрыла глаза и прижалась к его груди, чувствуя сквозь тонкий шелк своей одежды напряженное тело Шеридана, одетого в бархатную рубаху. Его пальцы беспокойно теребили прядку густых волос девушки.
        - О Господи, какой же я жалкий ублюдок, - еле слышно прошептал он, прижавшись губами к ее шее. - Я люблю тебя. - Голос Шеридана сорвался. - Я очень люблю тебя, принцесса.
        - Я тоже люблю тебя, - отозвалась она, погладив его по щеке.
        Шеридан застонал и покачал головой. Он выпустил ее из объятий и начал ходить по комнате из угла в угол.
        - Ты не можешь любить меня, не можешь, - сказал он с усилием. - Ты даже не знаешь…
        Он оборвал себя, безнадежно махнув рукой.
        - О завещании твоего отца? - спросила Олимпия и села на ковре. - И о том, что именно Джулия заставила тебя сделать мне предложение? Я знаю об этом. Мустафа все рассказал мне.
        Олимпия опустила глаза.
        - Но на моей совести есть кое-что и похуже. Олимпия бросила на него настороженный взгляд.
        - Я написал письмо твоему дяде. Я думал, что смогу продать тебя ему, когда мы прибудем в Рим. Но это было до того, как мы с тобой…
        Олимпия смотрела на него в упор, не сводя глаз. За окнами смеркалось, тени в маленьком саду становились все длиннее.
        Шеридан со вздохом прислонился спиной к облицованной изразцами стене. Закрыв лицо руками, он в отчаянии замотал головой.
        - Я все равно люблю тебя, Шеридан. Он опустил руки и уставился в пол.
        - Ты связалась с Фицхью из-за того, что я негодяй и мошенник, ведь правда?
        - Так я говорила самой себе, - честно призналась Олимпия. - Но я думаю… я думаю, что сделала это прежде всего из-за Джулии. Когда я узнала, что вы с ней были любовниками… - Она пожала плечами. - Я решила, что ничего не значу для тебя.
        - Да ты для меня - все! - воскликнул он.
        Олимпия взглянула на него, но Шеридан опустил голову, избегая ее взгляда.
        - Ты единственный смысл моей жизни, - продолжал он. - Я доставлю тебя в Рим живой и невредимой и никому не позволю тронуть тебя хотя бы пальцем.
        Олимпия встала и, подойдя к нему, взяла его руки в свои.
        - Что ты имеешь в виду, говоря, что я - единственный смысл твоей жизни?
        Шеридан взглянул на их переплетенные руки. Олимпия пригладила его волосы и дотронулась до маленького шрама, рассекавшего бровь Шеридана.
        - Я начал морскую службу в десять лет, принцесса, - тихо сказал он. - Мой отец однажды заявил мне, что отправляет меня в Вену, где я смогу учиться музыке. Но это была шутка. Старик очень любил разыгрывать окружающих. Я думаю, он все же намеревался вскоре забрать меня, вернуть домой. - На скулах Шеридана заходили желваки. - Просто не могу поверить в такую жестокость. Но ведь я был совсем ребенком, гардемарином - одним из десяти тысяч подобных мне, а тут еще началась война с французами… Одним словом, отец так и не явился за мной. Может быть, он не смог меня разыскать.
        Шеридан нахмурился, теребя пальцы Олимпии. Олимпия крепко сжала его руку в своей.
        - Но как это ужасно! Это несправедливо - посылать детей на войну!
        - Нет, все выглядело не так уж и плохо, - продолжал он, подыскивая слова и запинаясь. - Не знаю, понимаешь ли ты, что такое тесная связь человека с другими людьми. Это больше чем дружба. На корабле между людьми возникает нерушимый союз. Что грозит всем, грозит и тебе. Когда в первый раз по нашему кораблю был произведен выстрел, я так испугался, что даже не мог закричать. Меня пробрал понос, я издал неприличный утробный звук и наложил в штаны. Представляешь, какая это была вонь? А тем временем от порохового дыма вокруг нечем было дышать. Каждый раз, когда корабль содрогался от нового залпа, я думал, что мы идем на дно. Кроме меня, на судне был еще один гардемарин, прослуживший на флоте уже несколько лет. Он увидел меня в таком жалком состоянии, в котором я находился. Я оцепенел от ужаса и стыда и готов был хлопнуться в обморок. И тогда этот парнишка крикнул мне что-то смешное и глупое, какую-то шутку - я даже не помню какую. Я сразу же начал смеяться, и он тоже засмеялся. Представляешь, мы стояли и смеялись посреди кромешного ада. - У Шеридана нервно заходил кадык. - Его звали Гарри Давер. Не знаю,
что с ним стало потом…
        Олимпия пристально смотрела в лицо Шеридана, такое далекое сейчас, когда он погрузился в воспоминания.
        - Первые месяцы, - рассказывал он, - я в часы, свободные от вахты, забирался под одеяло в свой гамак, какая бы жара ни стояла в каюте, и плакал. Возможно, так продолжалось не только первые месяцы, но и первые годы моей службы. Я хотел домой. Мне было так одиноко и страшно, и я чувствовал себя совершенно беспомощным. - Шеридан закусил губу. - Мне действительно было очень страшно.
        - Еще бы, тебе ведь было всего десять лет! - сочувственно воскликнула Олимпия, погладив его по щеке.
        - Мне было страшно на протяжении всех лет службы. Я не хотел умирать. Не хотел погибнуть подобным образом, не хотел быть разорванным на куски снарядом. - Шеридан тряхнул головой. - Но через некоторое время с тобой начинают происходить перемены. Ты перестаешь испытывать леденящий страх, привыкаешь к ужасам войны. Например, " ты видишь оторванную голову человека и думаешь: какое забавное зрелище. И ничего не чувствуешь! Ничего! Но… но она продолжает стоять у тебя перед глазами какое-то время. А затем, когда ты однажды ложишься спать, она начинает тебе сниться. И снится, и снится вновь… - Шеридан перешел на еле слышный шепот. - Вот и сейчас я все еще вижу ее…
        Олимпия молча обняла его за шею и прижалась щекой к его груди.
        - Я не понимаю, что со мной произошло на этот раз, - сказал он дрожащим голосом. - Я был в полном порядке. Иногда мне снились страшные сны, но это было совсем другое.
        Этот ужас постоянно со мной, он подстерегает меня; я смотрю в зеркало и вижу другого человека, меня мучают воспоминания… Страшные мысли могут настигнуть меня в любую минуту посреди разговора, когда я ем или одеваюсь. Раньше со мной такого не было, я не просыпался ночью, и мне не являлись видения наяву. Теперь же ужас держит меня в своих когтях и не хочет отпускать. - Шеридан прижался губами к волосам Олимпии и застонал. - Это, наверное, наказание за мои грехи. Мне кажется, что я должен умереть и попасть в ад… Но я не могу умереть сейчас, я должен охранять тебя.
        - О, Шеридан!
        - Не плачь, - сказал Шеридан и крепче прижал ее к себе. - Ничего не бойся. Я смогу уберечь тебя от любой опасности, на этот раз я не подведу.
        - Я боюсь не за себя, а за тебя!
        Шеридан взял ее лицо в ладони и поцеловал в губы.
        - Не бойся за меня. Меня нисколько не волнует, где я и что со мной, только бы ты была рядом. Я люблю тебя.
        Она подняла на него затуманенный от набежавших слез взор.
        - Что же нам делать?
        - Ты ни в чем не виновата и ничего не можешь сделать для меня. Все дело во мне самом.
        - Я люблю тебя, Шеридан! Он прижался лбом к ее лбу.
        - Ты не должна любить меня, принцесса. Я просто хочу побыть с тобой еще какое-то время. Я постоянно думаю о тебе, наблюдаю за тобой. Я был так горд тобой, когда ты вдруг, словно взбесившись, отобрала у этого проклятого араба его верблюда. Ты такая красивая, умная, отважная, и мне так хочется пожить с тобой, как мы жили на острове, - в любви и согласии. - Шеридан зарылся лицом в волосы Олимпии. - Но ты не должна доверять своим чувствам, принцесса, не должна. Если ты им доверишься, если решишь, что мы опять вместе, я разрушу твои иллюзии в пух и прах, так что от них ничего не останется.
        - Нет, - сказала она, - жизнь не может быть такой жестокой.
        Шеридан крепко сжимал ее в объятиях.
        - Наивная принцесса… Прекрасная и нежная принцесса…
        - Ты не можешь так поступать со мной. Мы должны… Внезапно до них донесся чей-то голос. Шеридан встрепенулся и выпустил Олимпию из объятий.
        В комнату вошли трое высоких евнухов с нежной кожей лица в роскошных парчовых рубахах и фесках.
        Один из них сделал шаг вперед и поклонился Олимпии, указав ей на дверь хлыстом, являвшимся непременным атрибутом поста смотрителя сераля. Из всей его речи, произнесенной по-турецки, Олимпия уловила только одно слово - «гарем».
        - Нет, она останется со мной! - воскликнул Шеридан и заслонил Олимпию широкой спиной. Вскинув голову, он что-то резко бросил по-турецки.
        Слуга снова поклонился, рассыпаясь в извинениях, но затем опять решительным жестом указал Олимпии на дверь, приказывая следовать за собой.
        Олимпия вцепилась в руку Шеридана, не желая разлучаться с ним. Почувствовав, как напряглись его мускулы, она взглянула ему в лицо. Он был страшно бледен. Олимпия сразу же уловила перемену, произошедшую в нем. Волк вновь проснулся в душе Шеридана, он настороженно следил за каждым движением евнухов, готовый броситься на них и предвкушая кровавую схватку.
        - Шеридан, - позвала Олимпия, сжимая его руку.
        Но он не слышал ее. Евнух подошел еще ближе, его безбородое лицо казалось совершенно безмятежным. Он учтиво поклонился Шеридану.
        - Я уверена, что произошла какая-то ошибка, - сказала Олимпия, качая головой. Она чувствовала, что напряжение Шеридана нарастает по мере того, как слуга дюйм за дюймом приближается к ним. Олимпия решительно указала на себя, затем на землю.
        - Я останусь здесь, с ним, - внятно произнесла она.
        Но евнух подошел к ней и, поклонившись, собрался уже было силой увести Олимпию из комнаты. И тут Шеридан взорвался. Оттолкнув Олимпию так, что она чуть не упала на пол, он набросился с кулаками на евнуха. Тот попробовал защититься, подняв свои пухлые ручки, но Шеридан наносил ему удар за ударом. Двое других слуг с пронзительным визгом подбежали к взбесившемуся чужеземцу. Но тот тут же сбил с ног одного из них. Олимпия бросилась к Шеридану, увертываясь от ударов хлыста, и пыталась оттащить его, опасаясь, что он может убить евнуха.
        Внезапно в него вцепились сильные руки - это подоспели стражники, громко крича и бряцая оружием. Они вынесли из комнаты потерявшего сознание евнуха, на побледневшем лице которого явственно проступали синяки и кровоподтеки от побоев, нанесенных ему Шериданом. Сам Шеридан, хотя его и удерживали несколько стражников, все еще продолжал сопротивляться, вырываясь из их рук и, словно злая цепная собака, стараясь дотянуться до двух других евнухов. Он изрыгал неистовые проклятия на английском, арабском и других языках, которых Олимпия никогда не слышала.
        - Шеридан, - снова и снова повторяла она, - все в порядке. Я никуда не уйду отсюда… Шеридан… послушай меня… ну пожалуйста… я здесь, с тобой. Я никуда не уйду.
        Но он, казалось, не слышал ее. Стражники сменяли друг друга, пытаясь удержать исступленно бьющегося в их руках Шеридана. Он уже рычал, задыхаясь и громко хрипя. Наконец стражники ударили его головой о стену, и он рухнул на колени.
        Через несколько мгновений Шеридан поднял голову, быстро оглядел комнату, увидел, что Олимпия все еще здесь, и потерял сознание. Стражники один за другим покинули комнату. Последний обернулся, поклонился Олимпии и, указав глазами на Шеридана, сочувственно покачал головой. Дверь закрылась.
        В комнате уже стемнело. Шеридан сидел на полу у стены, сгорбившись, обхватив руками колени и низко опустив голову. Время от времени по его телу пробегали судороги, но он не трогался с места, как будто решил до конца оставаться на своем посту, не теряя бдительности и встречая лицом к лицу любую опасность, подстерегающую их черной беспросветной ночью.
        Олимпия не смела окликнуть его. Она напрасно надеялась, что сможет приручить волка. Что сможет достучаться до души Шеридана, проявляя любовь и терпение.
        Ей не удалось даже приблизиться к заветной цели. Она снова потерпела поражение.
        Глава 25
        На пути из резиденции Исхак-паши в Стамбул Шеридан настороженно прислушивался и приглядывался, стараясь всегда быть начеку. Он чувствовал себя свободно и раскованно, путешествуя рядом с Олимпией по дорогам Анатолии, бегущим по холмам, поросшим лесом. Шеридан все подмечал, наблюдая, как зимний ветер приподнимает чадру Олимпии, и следя за роскошным караваном, снаряженным Исхак-пашой.
        В горах шел снег, и по ночам Шеридан сжимал Олимпию в объятиях, чтобы согреть ее. Он часто спрашивал себя, что думает о нем Олимпия, - ведь он не искал близости с ней, как будто не испытывал больше страсти. Однако это было не так. Он хотел ее, по не мог переступить черту и снова вернуться к жизни, вернуться в реальный мир из мира своих фантазий и видений. Казалось, так недавно они еще были вместе, но даже и тогда, в минуты близости, Шеридан не осмелился по-настоящему овладеть Олимпией. Хотя она просила его об этом…
        Он заерзал в седле, ощущая, как нарастает возбуждение в его теле, и постарался отогнать от себя мысли, грозящие вывести его из равновесия. Но помимо своей воли он вновь видел перед собой соблазнительные картины: обнаженную Олимпию в порыве страсти, гибкую и цепкую, словно вьющееся вечнозеленое растение. Он вспомнил исходивший от нее пряный запах, похожий на дымок от соснового костра. Эти воспоминания обожгли и воспламенили его.
        - Шеридан!
        Он вздрогнул и очнулся, заметив, как изменились окрестности. Они выехали из леса и оказались в небольшой деревушке, расположенной на холме. Впереди, у его подножия, поблескивали голубые воды залива и виднелись остроконечные кипарисы, растущие вдоль берега. Теплый ветерок доносил благоухание первых весенних цветов.
        - Что они собираются с нами делать? - тихо спросила Олимпия.
        Шеридан прислушался к возбужденным голосам провожатых и стражников.
        - Сегодня мы должны отправиться дальше в Бейкоз. Это на Босфоре, - сказал он и помолчал. Внезапно сердце Шеридана сильно забилось в груди, он почувствовал неотвратимость надвигающихся событий, как будто дремавшая до этого где-то далеко за горизонтом реальность вдруг стремительно двинулась навстречу ему. - Там мы остановимся, - добавил он. - И будем ждать султана, который лично выехал к нам навстречу.
        Шеридан стоял на террасе дворца, расположенного на берегу, и пытался стряхнуть с себя оцепенение и душевную лень, мешавшую ему сосредоточиться. Внизу, за небольшой платановой рощицей у самой кромки воды, мелькали силуэты женщин в пестрых ярких одеждах. Они набирали воду в большие глиняные кувшины.
        Поджидая Олимпию, которая ушла принимать ванну, Шеридан разглядывал разноцветные лодки на горизонте и экзотические белые купола и минареты вдали, на том берегу, где начиналась Европа. Шеридану трудно было поверить в то, что Махмуд выехал им навстречу. Это был бы поистине добрый знак. Сердце Шеридана замирало от тревоги. Однажды он прождал несколько недель в густонаселенных покоях дворца Топкапи, прежде чем его позвали в приемный зал султана. Шеридан прекрасно помнил этот причудливый лабиринт крохотных комнаток, а также бесконечные отсрочки встречи и придворные церемонии. В Топкапи он узнал, что такое восточное терпение, однако пустая трата времени всегда раздражала его. Хотя, конечно, тогда он был намного моложе.
        Теперь же Шеридан внезапно испытал желание навсегда остаться здесь, в этом прелестном уголке земли, где темно-зеленые деревья оживляют кронами берега Европы и Азии. Шеридан понятия не имел, чей это дворец. Возможно, это была одна из летних резиденций Махмуда. А может быть, султан подарил этот особняк великому визирю. Как бы то ни было, но хозяин дворца держался в тени.
        В сотый раз Шеридан задумался над словами Олимпии. Она сказала, что никогда не сможет возненавидеть его и благодарна за желание помочь ей. Она уверяла его в том, что он способен защитить ее. Шеридан пытался поверить в это, он повторял слова Олимпии про себя. Но страх мешал ему.
        За его спиной Олимпия вошла в комнату и отослала слуг. Закрыв глаза, Шеридан стал ждать. Сначала до него донеслось легкое благоухание, затем он услышал перезвон серебряных колокольчиков на ее туфлях. И наконец, Шеридан ощутил исходящее от нее тепло, когда она остановилась рядом. Он открыл глаза и взглянул на Олимпию.
        Она теребила одну из своих косичек, ниспадавших из-под легкого шарфа с бахромой, повязанного вокруг ее головы.
        - То, что султан едет к нам навстречу, это великая честь, правда? - заговорила она возбужденно.
        Шеридан шумно вздохнул.
        - Это чертовски великая честь, - подтвердил он. - Я не знаю, что и думать.
        - Слуги только об этом и говорят. Ко мне приставили переводчицу, ты об этом знаешь? Очень милую молодую гречанку. Она переводила мне все, что слышала вокруг. Я такого наслушалась! Одна служанка сказала, что у меня наверняка парик, а другая - что мне следует выбрить… - Олимпия осеклась и залилась краской стыда.
        - Интимные места? - закончил за нее Шеридан, ухмыляясь.
        Олимпия оперлась о перила террасы и бросила на Шеридана задорный взгляд.
        - Я понимаю, что это местные правила приличия.
        - Скорее всего.
        - А ты сам следуешь им?
        - Нет. Но ведь я знаменитый пророк, человек со странностями. Я, пожалуй, взгляну на внутренности жертвенного животного и скажу, следуешь ли ты местным обычаям. - Он искоса посмотрел на нее. - В самом деле, когда я думаю о милых белокурых завитках на твоем теле, мне кажется, что на свете нет ничего важнее их спасения.
        - Не беспокойся они… на месте, - вспыхнув от смущения, проговорила она.
        Олимпия упорно не спускала с него исполненного надежды взгляда, чуть приоткрыв губы. Шеридан поздно понял, куда завел их разговор. Его охватило такое сильное плотское желание, что на мгновение у него потемнело в глазах, а в ушах гулко застучала кровь.
        Он застыл на месте. Олимпия не сводила с него глаз, концы прозрачного шарфа, обшитого бахромой, падали ей на плечо. Воздушное турецкое платье свободного покроя делало Олимпию обольстительной. Шеридан мог разглядеть под тонкой тканью ее соски и тени под высокой грудью. По восточным меркам она была довольно скромно одета, но и в таком наряде казалась Шеридану ослепительной.
        Он сжал кулаки. Его охватило отчаянное желание обнять Олимпию, и в то же время он усилием воли сдерживал себя. Какая-то часть его сознания противилась и удерживала его от последнего шага. Он был похож сейчас на упрямого ребенка, прячущегося в тени, очарованного блеском чудесной игрушки и все же страшащегося дотронуться до нее. Шеридан видел, как надежда меркнет в глазах Олимпии. Наконец она резко отвернулась от него и стала смотреть на спокойные воды пролива.
        Решительно вскинув пухлый подбородок, Олимпия перевела разговор на другую тему и промолвила довольно холодно:
        - Поскольку завтра мы, по всей видимости, встретимся с султаном, думаю, мне пора узнать, каким образом этот полумесяц, который ты носишь на груди, попал к тебе.
        Шеридан потупил взор. Помолчав немного, он все же ответил:
        - Я оказал как-то услугу султану. Это было чертовски давно.
        - Услугу?
        Шеридан пожал плечами.
        - Я был не один… мы спасли ему жизнь, ..
        Олимпия с любопытством взглянула на него. Шеридан тем временем рассматривал сверкающие воды пролива, окаймленного темно-зелеными холмами.
        - Это была дурацкая попытка дворцового переворота. Я просто не хочу говорить об этом.
        Олимпия склонила голову и чуть заметно улыбнулась.
        - Значит, всего лишь дурацкая попытка дворцового переворота и небольшое дельце, в результате которого была спасена жизнь султана…
        - Послушай, оставь меня в покое! - Шеридан чувствовал, как в нем закипает злость. Он терпеть не мог разговаривать на эту тему, потому что от подобных воспоминаний у него к горлу подкатывал комок. - Прекрати доказывать мне, будто я герой, черт возьми! Я не герой, и, думаю, ты сама уже успела в этом убедиться.
        Олимпия закусила губу.
        - Ну хорошо. Ты не герой, - продолжала она спокойным тоном. - Но я хочу знать, почему султан решил оказать тебе такую честь. Думаю, что я имею на это право.
        Шеридан отвел взгляд от блистающей в лучах солнца поверхности пролива. У него болела голова. Но Олимпия была, несомненно, права: он должен посвятить ее во все тонкости того положения, в котором они сейчас находились. Во всяком случае, надо было рассказать ей хотя бы то, что он знал. Тем более что Шеридан видел решимость девушки не отступать, пока он все не расскажет.
        - Махмуд был единокровным братом сидевшего в то время на троне султана, - начал Шеридан. - И первым наследником. Люди здесь не слишком разборчивы в средствах, когда речь заходит о политике и власти… - Шеридан пренебрежительно махнул рукой. - С давних пор у них сложился обычай заточать наследных принцев в особых покоях дворца, называемых клеткой, чтобы уберечь их от искушения поднять мятеж или возглавить заговор. - Шеридан нахмурился, погрузившись в воспоминания, а затем вновь продолжал, решив побыстрее рассказать всю эту историю своей внимательной слушательнице: - Чтобы не наскучить тебе затейливыми подробностями в византийском духе, скажу только, что начался мятеж, в результате которого племянник Махмуда взял под контроль всю власть в стране. У османов существует еще один примечательный обычай: они убивают всех наследников трона своего свергнутого соперника, что является, конечно, довольно целесообразным средством удержаться у власти, однако чертовски грязным и, главное, сулит тебе дорогу в загробной жизни прямиком в ад. Поэтому новый правитель, оказавшийся разумным малым, решил поступить иначе.
Он посадил обоих - и Махмуда, и его брата - в клетку. - Взглянув на Олимпию, Шеридан нравоучительно заметил: Во, вам, принцесса, урок политической недальновидности, потому что всегда отыщется человек, который захочет восстало вить на троне бывшего правителя. Мягкосердечный узурпатор был зарезан, но прежде, осознав свою ошибку, он послал наемных убийц в клетку, чтобы те задушили Махмуда и его брата. Однако им удалось убить только брата, Махмуд бежал.
        Олимпия смотрела на Шеридана большими глазами, ловя каждое его слово.
        - Но какова же твоя роль во всей этой истории?
        - Она была не слишком значительной. Будучи в то время совсем еще зеленым, я умел ловко подкрадываться, разведывая обстановку и подслушивая разговоры, особенно в гареме. Таким образом я первым заметил, что к покоям приближаются люди с крепкой тетивой в руках. Сначала они вошли к брату Махмуда, там разгорелась отчаянная схватка. К счастью, я остался в стороне от нее. Одним словом, мне удалось показать Махмуду путь к спасению - по крышам.
        - А-а, - протянула Олимпия, и они оба устремили взгляды на водную гладь. Где-то внизу в ветвях деревьев запел соловей.
        - Сколько тебе тогда было лет? - спросила Олимпия.
        - Один Бог знает. Пожалуй, восемнадцать, а может быть, девятнадцать.
        - А почему ты находился тогда во дворце? - осторожно задала она мучивший ее вопрос.
        Шеридан, конечно, понимал, что рано или поздно дойдет очередь и до этого вопроса. Он глубоко вздохнул и честно признался:
        - Я был рабом, ты уже слышала об этом. - Шеридан старался не смотреть на Олимпию.
        - Я думала…
        - Да, я заставил Мустафу солгать. Я не люблю, когда об этом распространяются. А тебе самой это понравилось бы?
        - Нет, - сказала она упавшим голосом. - Наверняка нет. Шеридан обратил внимание Олимпии на красивую яхту, которая бросила якорь в бухте, напротив окон их дворца. Он надеялся, что принцесса оставит эту неприятную тему. Голова Шеридана раскалывалась, а в ушах шумела кровь.
        - Да, прекрасное судно, - согласилась Олимпия и тут же вернулась к прежнему предмету разговора: - Но ведь ты не виноват в том, что был рабом. И потом, ты спас султана.
        - Кто говорит о том, что я виноват? Послушай, давай перейдем к какому-нибудь другому, не менее волнующему эпизоду моей героической биографии.
        Олимпия выразительно посмотрела на тескери, который Шеридан теперь не таясь носил на груди поверх одежды.
        - Очевидно, султан высоко оценил твою услугу.
        - Он был тоже молод в то время. И одинок. Поэтому он искал друзей, а главное, имел возможность их покупать.
        - Так он и тебя купил себе в друзья? Шеридан раздраженно передернул плечами.
        - Можно сказать и так.
        - Ну хорошо, задам вопрос по-другому. Когда ты помог ему избежать смерти, он в награду даровал тебе свободу?
        - Нет, нынешние султаны не столь великодушны и щедры, - насмешливо сказал Шеридан. - Они не предлагают исполнить три заветных желания и не дарят джиннов. Махмуд хотел, чтобы я оставался здесь, подле него. Он по-своему любил меня и потому имел все основания не отпускать от себя.
        - Тогда каким же образом ты уехал отсюда?
        - Я бежал. Я давно уже задумал побег - поэтому, кстати, я так хорошо знал дорогу по крышам. Но поскольку этот путь стал известен Махмуду, мне потребовался целый год для того, чтобы разработать новый план побега.
        - Каким же образом ты в конце концов выбрался из дворца? Шеридан пристально вгляделся в ее горящее любопытством лицо и живо представил себе, как его рассказ незамедлительно будет передан гречанке-переводчице, а от нее станет известен всему Стамбулу.
        - Я вряд ли расскажу тебе когда-нибудь об этом. На лице Олимпии отразилась обида.
        - Но почему?
        - Возможно, мне придется еще раз воспользоваться тем же способом.
        - Для побега? Сейчас? Шеридан пожал плечами.
        - Но ведь Махмуд не имеет больше никакого права называть тебя своим рабом. Ты такой же свободный человек, как и я!
        Шеридан молчал, выразительно глядя на Олимпию. Зрачки ее расширились от ужаса.
        - Нет, я все равно не верю! - воскликнула она. - Британский посол не допустит этого.
        Шеридан кивнул, не желая спорить с ней по этому поводу. Он не хотел раньше времени пугать ее. Олимпия сорвала гвоздику, растущую в горшке на террасе, и, понюхав ее, с отсутствующим видом начала мять цветок. - А как ты попал в рабство?
        Шеридан надеялся, что уже удовлетворил ее любопытство, поэтому от нового вопроса удрученно опустил голову и потер виски, решив ничего не отвечать.
        - Тебя захватили в плен? Наверное, вместе с другими членами экипажа твоего корабля?
        - Нет, - буркнул он.
        - Значит, тебя одного? Шеридан нахмурился.
        - Разыгралась буря, - сказал он. - А наш капитан был дурак дураком. Поэтому корабль разбился, налетев на скалы у Имроза. Все погибли. - Он помолчал, чувствуя на себе пристальный взгляд Олимпии. - Все, кроме меня.
        Олимпия сжала его руку. Спасительное оцепенение покинуло Шеридана, и он вновь ощутил боль незаживающей душевной раны. Скорбь о погибших и чувство вины с прежней силой пронзили его, отозвавшись новым приступом головной боли. В ушах Шеридана стоял оглушительный шум.
        - Мне надо было умереть вместе с ними, - прошептал он. Олимпия мягко, но настойчиво повернула его голову к себе и взглянула ему в глаза.
        - Я рада, что этого не случилось. Ты нужен мне.
        - Нет, ты ничего не понимаешь. Это же были мои товарищи, моя команда.
        - Мне это все равно, - заявила она, крепко сжимая его руки в своих и не сводя с Шеридана пристального взгляда. - Может быть, я слишком эгоистична и несправедлива, но я не знала тех людей, Шеридан. Я знаю тебя. И люблю тебя.
        Он не делал попыток освободить свои руки, зная, что Олимпия - единственный якорь, удерживающий его в этой жизни. В ее глазах отражалась зелень сада и прибрежных кипарисов, они были серьезны и чисты, словно пение соловья в густой кроне. В этой девушке ощущался тот мир и покой, которого так жаждал Шеридан и которого боялся. Нет, он не мог шагнуть навстречу этой безмятежности и чистоте.
        Пальцы Шеридана выскользнули из ее рук. Олимпия опустила голову. Не говоря ни слова, она повернулась и направилась в комнату, где уже сгустились сумерки. Звон серебряных колокольчиков на ее туфельках замер вдали.
        Олимпию разбудили на рассвете, искупали, умастили благовониями, одели и накрасили, так что вскоре она начала ощущать себя большой размалеванной куклой. Пока служанки занимались ее туалетом, в маленькую бухту вошла целая эскадра военных судов и встала на якорь. Под дворцовой террасой в саду на побережье раскинулись пестрые шатры, расхаживали люди, одетые по-турецки и по-европейски, а также суетились слуги.
        Шеридан выглядел великолепно, он сменил восточный наряд на сине-белую форму британского военно-морского флота. Его золотые эполеты сверкали в лучах южного солнца, когда они с Олимпией шли в сопровождении своих слуг к шатрам. Их довольно холодно принял один из министров султана. Этот высокопоставленный сановник указал рукой на скамеечку, обитую бархатом, стоящую у его ног.
        Шеридан не обратил никакого внимания на этот молчаливый жест человека, облаченного властью, и подвел Олимпию к дивану - как и во время недавнего визита к визирю, - правда, на этот раз он не стал вытирать о диван свои сапоги. Все присутствующие сделали вид, что ничего не произошло. Скамеечку тихо убрали вместе с ширмой, за которой, как догадалась Олимпия, должна была скрыться от глаз мужчин она сама.
        Затем присутствующие обменялись велеречивыми приветствиями и комплиментами. Гречанка шепотом переводила Олимпии все речи, низко наклонившись к ее уху и не смея поднять глаза на министра султана. Олимпия услышала, что ее здесь величают не иначе как досточтимой принцессой Ори-енса и всего христианского мира, пользующейся любовью народов, населяющих пространства от Китая и Индии до Фолклендских островов, дочерью покорителей Франции, сестрой королей Англии и кузиной лордов всей Европы. Шеридана же слуги министра назвали спасителем султана, господином его океанов, гонителем его врагов. Знаменосцем его штандарта, шествующим по просторам земли, пророком Аллаха, другом бедняков и грозой предателей. Затем им дали понять, что они здесь желанные гости, что их появление здесь благословил сам Аллах, а перечень их достоинств и заслуг необъятен, как сама земля. Олимпия также узнала, что ее красота затмевает свет луны, звезд и других небесных светил, а славные подвиги Шеридана будут воспевать десять поколений потомков.
        После того как была выражена общая надежда на то, что оба гостя проживут по меньшей мере еще тысячу лет, их наконец оставили в покое и разрешили удалиться в отдельный шатер, где они смогли приступить к обеду.
        В общей сложности на стол было подано тридцать два разных блюда. Не успели их убрать, как на кораблях загрохотали пушки, и раздались приветственные крики толп народа, собравшегося у ограды сада. Когда прозвучал второй залп салюта, прокатившийся эхом по всей бухте, Шеридан и Олимпия вышли из шатра и увидели, как из-за ближайшей горной гряды, выступающей в море, выплыла лодка султана, покрытая позолотой, с серебряными веслами, сверкавшими па солнце.
        Из шатра, стоявшего у ступеней, спускавшихся к воде, вывели белого арабского скакуна; таких прекрасных копей Олимпия никогда в жизни не видела. На нем была драгоценная упряжь, блестевшая золотом и многоцветными камнями. В тот момент, когда лодка султана коснулась берега, несколько рядов высоких пажей в тюрбанах, украшенных павлиньими перьями, загородили обзор Шеридану и Олимпии.
        - Это сделано для того, чтобы уберечь великого султана от дурного глаза, - шепотом сообщила гречанка Олимпии.
        Наконец они увидели султана, медленно продвигавшегося верхом на белом арабском скакуне иод громкие приветственные крики войск и оглушительные вопли толпы.
        Олимпию предупредили, что султан не сразу примет их, а сначала удалится в свой шатер, чтобы отдохнуть там в течение продолжительного времени. Однако буквально через несколько минут после того, как великий Махмуд исчез в самом большом и роскошном шатре, за Олимпией и Шериданом явился чернокожий евнух. Кто-то торопливо набросил на голову девушке прозрачный шарф - средство предосторожности от дурного глаза чужеземки, и их ввели в шатер Махмуда, султана всего подлунного мира.
        На фоне восточной роскоши и великолепия сам Махмуд выглядел очень скромно. Он был одет в военный мундир европейского покроя, брюки и сапоги со шпорами, какие носил фельдмаршал Веллингтон. Единственным украшением его наряда был бриллиант, сверкавший на синей феске султана. Он встретил гостей, стоя перед своим тропом, представлявшим собой просторное кресло с мягкой обивкой и подушками. Махмуд не был высок ростом, в его фигуре не ощушалось ничего величественного, он, пожалуй, был немного старше Шеридана. Кроме него, в шатре находилось только двое вооруженных слуг.
        Махмуд несколько секунд молча смотрел па вошедших карими глазами. У него были тонкие черты липа и такие темные волосы и брови, что цвет лица казался неестественно бледным. Олимпия не знала, как ей быть: следовало ли ей поклониться, пасть на колени или продолжать молча стоять перед султаном. Но тут он сам, издав низкий гортанный крик, быстрым шагом устремился к ним и заключил Шеридана в крепкие объятия. Похлопав его по плечам, Махмуд горячо расцеловал своего бывшего раба. Затем, отступив на шаг, но все еще держа Шеридана за плечи, он обнажил в улыбке белоснежные зубы и сильно тряхнул гостя. Никто до сих пор не проронил ни единого слова. Махмуд беззвучно плакал, слезы катились по его гладким белым щекам и редкой бородке клинышком.
        - Друг мой! - воскликнул он наконец хрипловатым голосом, произнося английские слова с сильным акцентом.
        Шеридан прижал правую руку к сердцу и поклонился. Махмуд улыбнулся и вернулся к трону. Сев, он кивком головы указал на скамью, стоявшую у его ног. На этот раз Шеридан подчинился и сел на указанное ему место.
        Олимпия продолжала стоять, чувствуя себя очень неловко. Махмуд взглянул на нее, хлопнул в ладоши и что-то сказал одному из слуг. Девушку подвели к Шеридану и посадили рядом с ним на ковер. Гречанка стала на колени за ее спиной.
        - Я переведу вам все, что здесь будет говориться, мадам, - прошептала она.
        - Прошу вас, скажите султану, что я очень благодарна ему, - попросила Олимпия.
        Гречанка дрожащим голосом произнесла несколько фраз. Махмуд улыбнулся и о чем-то спросил Шеридана.
        - Он спрашивает, принадлежите ли вы покорителю морей, мадам, - прошептала переводчица.
        Шеридан ответил утвердительно, повергнув тем самым Олимпию в полное замешательство.
        - Можно мне взглянуть на нее? - спросил Махмуд.
        И только когда Шеридан поднял с лица Олимпии шарф, она догадалась, что именно его Махмуд назвал покорителем морей.
        - Утренняя роза, - промолвил Махмуд. - Жемчужина. Она прекрасна, ее щеки словно бутоны, а волосы как цвет зари. Покоритель морей всегда хорошо разбирался в женской красоте.
        Олимпия почувствовала, что краснеет.
        - Я согласен принять твой подарок, - переводила гречанка слова султана. - Она доставит мне истинное наслаждение.
        Олимпия испуганно взглянула на переводчицу.
        - К несчастью, при всем моем почтении к тебе я не могу отдать ее, - ответил Шеридан по-турецки, и гречанка тотчас же перевела его слова Олимпии. - Мы женаты.
        Махмуд недовольно поморщился. Ответ Шеридана, по-видимому, озадачил его. - Мне сообщили, что ты привез мне подарок.
        - Я явился с пустыми руками, - ответил Шеридан. - Мне принадлежит только воздух, которым я дышу, и больше ничего.
        В шатре воцарилось молчание.
        - Ты, как видно, не стал богаче с тех пор, как покинул меня.
        - Нет, не стал. Махмуд улыбнулся.
        - Ты правильно сделал, что вернулся. У меня есть работа для тебя, за которую ты получишь хорошее вознаграждение.
        Шеридан промолчал.
        - Скажи ему, что ты сопровождаешь меня в Рим, - шепнула Олимпия Шеридану.
        Но он даже не взглянул на нее, продолжая хранить молчание.
        - Я потерял много кораблей и моряков в сражении при Наварино, - продолжал султан. - И по воле Аллаха мне представляется счастливый случай для того, чтобы провести реформы на флоте, я хочу перестроить его на английский лад. Ты поможешь мне в этом, будешь наблюдать за строительством новых кораблей и обучишь командный состав моего флота морскому делу и основам военной стратегии. Я сделаю тебя великим адмиралом.
        Олимпия перепугалась, что Шеридан останется здесь, в Турции, и вскочила на ноги.
        - Скажи султану, - обратилась она к переводчице, - что Шеридан уже является адмиралом военно-морского флота Ориенса и потому не может пойти на службу к султану.
        Гречанка от ужаса потеряла дар речи.
        - Скажи ему это немедленно, - настаивала Олимпия. Девушка быстро заговорила еле слышным голосом и, замолчав, отбила несколько земных поклонов.
        - Она перевела ему мои слова? - спросила Олимпия у Шеридана.
        Тот метнул в ее сторону сердитый взгляд.
        - Да, - бросил он ей, - да садись же ты, черт бы тебя побрал!
        Олимпия снова уселась не спеша на роскошный ковер, не спуская глаз с Махмуда. Она пялилась на него не потому, что считала себя особой королевского рода, принцессой Ориенса и прочее и прочее. Нет, Олимпия просто надеялась навести на султана порчу своим дурным глазом.
        - И еще скажи ему… - снова начала она.
        - Олимпия, - тихо сказал Шеридан, не глядя в ее сторону, - ты видишь стражу?
        Она посмотрела на охранников, стоящих по обеим сторонам от трона с бесстрастными липами; их обнаженные кривые сабли тускло поблескивали в полумраке шатра.
        - Стоит только султану взмахнуть рукой, - продолжал Шеридан спокойным тоном, - и наши головы вынесут отсюда в серебряных чашах.
        Олимпия закусила губу и снова взглянула на молчаливых стражников. Внезапно она вскинула подбородок и опять обратилась к переводчице:
        - Скажи ему, что я не хочу оскорблять его, но я - принцесса, и, если он прикажет казнить меня, разразится международный скандал.
        Гречанка, путаясь и заикаясь, что-то пролепетала по-турецки.
        Махмуд криво усмехнулся в свою подстриженную бородку и произнес несколько слов.
        - Он говорит, что мадам напоминает ему его мать, - прошептала переводчица на ухо Олимпии.
        - Благодарю вас, - громко промолвила та. Махмуд засмеялся.
        - Покоритель морей взял себе в жены настоящую львицу. У меня много сестер и дочерей, - продолжал он. - Я подарю тебе одну из них, пусть грызутся и оставят тебя в покое, чтобы ты мог мирно покуривать свою трубку, не слушая их вздора.
        Олимпия застыла на месте, а Шеридан постарался осторожно ответить Махмуду, обходя стороной опасную тему:
        - Ты напомнил мне о том, как я постарел, Махмуд. Неужели твои дочери стали совсем взрослыми?
        - Да, у меня очень красивые дочери. А у тебя нет детей?
        - Нет. Я бездетен.
        Махмуд бросил неодобрительный взгляд на Олимпию. Девушке хотелось во всеуслышание заявить, что она вовсе не виновата в этом, однако она в конце концов решила, что обсуждать подобный вопрос ниже ее достоинства.
        - Жизнь быстротечна, - печально вздохнул Махмуд. - Тебе обязательно надо завести детей, мой друг. Если ты останешься у меня, тебе не придется больше нищенствовать, у тебя появится много друзей и большая семья.
        Шеридан снова погрузился в молчание, ничего не отвечая султану. Олимпия взяла его руку. Очень долго он как бы не замечал этого, а затем крепко сжал ее пальцы.
        - Бог дает мне то, что считает нужным, - перевела гречанка слова Шеридана. - И надо сказать, что он даро вал мне большее счастье, чем я этого заслуживаю.
        Махмуд не сводил темных глаз с гостей.
        - Ты скромен в своих запросах, и это хорошо, это милость Божья. Мне недавно рассказывали о твоих подвигах. - Махмуд помолчал, давая время переводчице перевести его слова для Олимпии. - Я всегда любил тебя и поэтому многие годы разыскивал повсюду, ты знаешь об этом? По твоему следу шли мои люди. Но никто из них не знал твоего английского имени, а человек, носящий на груди мой полумесяц, даже не удосужился подать мне хоть какую-то весточку о себе.
        Переводчица задохнулась от ужаса, услышав ответ Шеридана. Олимпия с тревогой выслушала перевод.
        - Несмотря на все мое почтение к тебе, я не хотел, чтобы ты получил подобную весточку.
        Махмуд застыл на месте, положив руки на колени. Только его глаза беспокойно бегали по лицам присутствующих.
        - Ты помнишь тот день, когда мы встретились с тобой? - проговорил Махмуд, и гречанка начала быстро переводить: - В тот день я впервые отважился выйти за пределы дворца, и вот на улице Нафи я увидел тебя, ты прятался от своего хозяина и собак. Помнишь, каким сочувствием я проникся к тебе? Видя, что ты сильно избит, я открыл свое имя твоему хозяину и приказал ему отдать тебя мне.
        Шеридан кивком головы подтвердил справедливость его слов.
        - Я никогда не забуду, - продолжал султан, - как вокруг нас собралась большая толпа народа, узнавшего своего принца, как люди давились и толкались, а я был настолько глуп, что испугался их. Тогда ты, сохраняя спокойствие и здравомыслие, вывел меня из толпы живым и невредимым. Так ты впервые выручил меня. А затем мы много раз отправлялись с тобой в город, переодевшись. И наконец, когда псы узурпатора - пусть они вечно горят в аду - явились, чтобы убить меня и Селима, ты вновь спас меня. Я ничего не забыл. Мы очень похожи друг на друга. Мы оба любим гулять за оградами дворцов.
        - Нет, мы не похожи друг на друга, Махмуд, - последовал ответ Шеридана. - Дворцы и ограды принадлежат тебе, а не мне.
        Султан помолчал немного, а затем взглянул на Олимпию и неожиданно обратился к ней.
        - Он спрашивает, - шепотом заговорила переводчица, - нравится ли вам дворец в Бейкозе?
        - О да. Он великолепен, - ответила Олимпия, обрадовавшись, что султан перевел разговор на другую тему. - Просто восхитителен.
        Темные глаза Махмуда вновь остановились на Шеридане.
        - Я подарю его тебе.
        Шеридан незаметно сжал руку Олимпии. Но прежде чем он успел что-нибудь ответить, султан продолжал:
        - Великий адмирал моего флота должен иметь достойную резиденцию Главный евнух будет следить за ведением хозяйства, слугами и казной. Пост, который я тебе предлагаю, очень выгоден, мой друг. Ты быстро разбогатеешь. Многие высокопоставленные люди будут рады услужить тебе. Тебя завалят подарками.
        - Лучше бы ты заставил их служить своему отечеству, а не мне, - произнес Шеридан с легкой улыбкой, заигравшей вдруг у него на устах, - Раз уж ты собираешься проводить реформы в своих вооруженных силах.
        Махмуд, не обижаясь на его слова, обнажил в улыбке белоснежные зубы.
        - Как раз этим ты и займешься.
        Шеридан вскинул подбородок и что-то сказал ровным тихим голосом.
        Улыбка моментально исчезла с лица султана; переводчица молчала, дрожа от страха. Олимпия вопросительно взглянула на нее, и девушка, взяв себя в руки, еле слышно прошептала:
        - Он говорит: нет, я не буду заниматься этим. Потому что… о, мадам… он говорит, что готов верно служить только одному человеку на земле и этот человек - вы, мадам.
        Олимпия увидела, что взгляд Махмуда прикован к ней. Он сидел, задумчиво поглаживая свою бородку; на его пальцах сверкали три огромных бриллианта. Внезапно Махмуд снова заговорил таким же мягким, ровным тоном, как и Шеридан.
        Олимпия вынуждена была ущипнуть дрожащую гречанку, чтобы привести ее в чувство.
        - Султан говорит… - пролепетала та, еще ниже опуская голову, - говорит: «Она в моих руках, поэтому ты будешь верно служить мне».
        Воцарилась мертвая тишина, которую снова прервал султан.
        - Я прав? - торопливо перевела гречанка.
        Шеридан начал что-то отвечать, медленно, запинаясь на каждом слове.
        - Пока она будет находиться в безопасности, - дрожащим голосом шептала переводчица, - я буду служить тебе. Но только до этих пор.
        Некоторое время Махмуд молча взирал на Шеридана, поджав губы. В этот момент он был похож на обидчивого капризного мальчишку, не терпящего, чтобы ему перечили. Переводчицу била мелкая дрожь от страха. Казалось, этот невысокий насупившийся человек сейчас поднимет руку, унизанную бриллиантовыми перстнями, и головы гостей мгновенно слетят с плеч.
        Махмуд хлопнул в ладоши. Гречанка тихо вскрикнула, и Олимпия затаила дыхание. За их спинами у входа в шатер послышался шорох.
        Шеридан встал, и Олимпия обернулась На ковре позади них стояли несколько европейцев, каждого из них поддерживал за правый локоть евнух. Среди вошедших были высокий, белокурый, элегантно одетый мужчина, еще два незнакомца невысокого роста, а также капитан Френси Фицхбю и… миссис Джулия Плам.
        Глава 26
        Шеридан лежал, устремив взор в темноту. Внутри у него все дрожало, он с горечью думал о том, что у него отняли Олимпию, а он не смог ничего сделать, чтобы остановить их - Джулию, Фицхью и этого безмозглого светловолосого принца, взявшегося неизвестно откуда. Сюда прибыл британский посол со всеми своими пушками, со всей своей мощью. У Шеридана не было никаких шансов вернуть Олимпию. Если, конечно, не вмешается Махмуд. Но Махмуд не хотел помогать ему.
        Султан поймал Шеридана в ловушку, произведя его одним мановением руки в великого адмирала и своего раба, потому что все министры Махмуда, начиная с великого визиря, были рабами султана в глазах жителей Османской империи. Они правили страной и все же были рабами, чья жизнь зависела от капризов абсолютного монарха. Конечно, подобные же порядки существовали и на британском флоте, отличие заключалось только в том, что на Востоке вещи назывались своими именами.
        Его отчаянная попытка открытого неповиновения султану ни к чему не привела. Правда, Шеридан сам не знал, чего ожидал добиться подобным образом. Во всяком случае, ему даже в голову не пришло, что в шатер войдут Джулия и британский посол с предписанием на его арест и своими планами относительно будущего принцессы. Почему он не просчитал все варианты во время столь длительных переходов по пустыне и горам? В каких облаках, черт возьми, он витал до сих пор?
        Шеридан встал со своей мягкой постели и прошел на террасу. В водах Босфора дрожали отражения звезд, здесь и там виднелись огоньки рыбацких лодок.
        А теперь они выдадут Олимпию замуж за этого белокурого верзилу, как объявила Джулия. Какой-то неизвестно откуда взявшийся принц! Политическая ситуация в мире за это время изменилась, и Шеридан не стал бы делать то, что намеревался сделать год назад. Этот парень, по-видимому, действительно собирался восстановить закон и справедливость на европейском континенте, если только его свяжут брачными узами с Олимпией Ориенской. Слава Богу, сам Шеридан не успел вступить с принцессой в брак, иначе он давно уже был бы мертв.
        Этот несчастный истеричный ублюдок Фицхью пытался заговорить с султаном пять раз. Конечно, молодой капитан теперь, когда он узнал всю правду, не хотел претендовать на Олимпию, но он пылал гневом праведным и желал отомстить за свою поруганную честь. Собственные оскорбленные чувства в его душе перемешались с чувством патриотизма и страхом перед приговором общественного мнения, а также другими, не относящимися к делу эмоциями. В конце концов Махмуд устал от его многословия и велел ему удалиться.
        Шеридан провел ладонями по лицу и тяжело вздохнул. Сегодня выдался чертовски трудный день. И все же случившееся представлялось ему совершенно неизбежным. В сознании этого Шеридан черпал силы. Он стоял сейчас один в полной темноте, ощущая себя беспомощным и жалким, и все же он постепенно обретал равновесие в этом мире. Сложившаяся ситуация была для него вполне привычной - он ощущал себя одиноким, никому ничем не обязанным, не ждущим ни от кого милости, не имеющим друзей, не питающим иллюзий. Таким он был до тою, как встретил Олимпию. Он привык к одному - ежедневной службе, службе, отнимающей все силы.
        Шеридан был зол на Джулию, Махмуда и британских дипломатических лиц, однако держал себя в руках. Он не хотел набрасываться на стражу сейчас словно безумный, вступая в неравную схватку с вооруженными людьми.
        Когда Олимпию увели от него, в душе Шеридана как будто что-то сломалось. Он понял, что напрасно надеялся обрести любовь. Его уделом было одиночество, к которому он уже давно привык.
        Жизнь на острове заставила его забыть об этом, он погрузился в новую для него стихию любви и согласия с миром.
        Но теперь он чувствовал себя намного лучше, намного увереннее, распрощавшись со своими иллюзиями. Будущее представлялось ему не таким уж мрачным. Махмуду нужен был великий адмирал - Шеридан готов был сыграть эту роль. Он мог бы жить как король, содержать гарем, покуривать свою трубку и проводить дни в погоне за богатством и почестями, лобызая ноги султана.
        Шеридан всматривался в темные кроны деревьев, ощущая внутреннюю опустошенность. Он думал об Олимпии, вспоминал ее округлые груди, прикрытые полупрозрачной тканью. Внезапно ему пришло в голову, что завтра утром ее увезут отсюда. Шеридан жалел только об одном - о том, что он не лишил ее девственности и теперь Олимпия достанется бравому тевтону, солдафону с грудью, украшенной медалями, который набросится на нее, словно застоявшийся жеребец.
        Некоторое время Шеридан с горечью размышлял над подобной несправедливостью. Во дворце все было тихо. Тишину нарушали только журчание фонтанов да шелест листьев в саду. Шеридан медленно повернулся, на его губах заиграла улыбка. Держа мерцающую лампу в руках, одетый в роскошный халат, отороченный собольим мехом, Шеридан не спеша вышел из своих новых покоев.
        Олимпии снилось, что она убегает от евнухов султана, которые гонятся за ней с кнутами и саблями. Она пытается разыскать Шеридана, но его нигде нет - ни в покоях дворца, ни во внутренних двориках, ни в садах. Но когда она уже была близка к отчаянию, он неожиданно появляется и шепчет ее имя в темноте, заключает в объятия, и Олимпия чувствует себя надежно защищенной и укрытой от преследователей… Она обхватила его своими руками и ощутила на губах поцелуй, страстный и долгий. Внезапно проснувшись, Олимпия поняла, что Шеридан действительно здесь, и тихо вскрикнула от радости.
        Олимпия хотела назвать его по имени, но он снова уложил ее на подушки, тусклый свет лампы озарял его профиль.
        - Молчи, - прошептал он, и Олимпия ощутила теплое дыхание на своей щеке. - Ты хочешь быть моей?
        - А разве мы…
        Он прервал ее речь, закрыв ей рот поцелуем. В его действиях было что-то странное, непонятное девушке. Вместо того чтобы сообщить ей план побега, он начал решительно расстегивать жемчужные пуговицы на ее кафтанчике, а затем, распахнув его, принялся ласкать ее обнаженную грудь.
        Навалившись на нее всем телом, он начал быстро и грубо срывать с Олимпии шелк, перехватив одной рукой ее руки, закинутые за голову, В тусклом свете лампы Олимпия хорошо видела его возбужденное, разгоряченное лицо.
        - Шеридан, что с тобой? - прошептала она в недоумении.
        - Отдай мне свою любовь, - пробормотал он, осыпая ее поцелуями. - Будь моей.
        На Шеридане не было никакой одежды, очень скоро он раздел и Олимпию, и она ощутила прикосновение его горячего тела к своей коже. Он раздвинул ее ноги, и Олимпия тоненько вскрикнула, испугавшись его одержимости. Но тут волна плотского желания накатила на нее.
        Радость охватила Олимпию, она устремилась навстречу Шеридану. Она так давно хотела этого, она будет навеки его женщиной, что сделает невозможным для нее вступление в брак с каким-то незнакомцем. Она вытерпела вчера унизительную процедуру врачебного осмотра, но им придется убедиться, что отныне и навсегда она принадлежит только Шеридану.
        - Да, да, - прошептала она, раскрываясь ему навстречу, словно бутон цветка. - Да, пожалуйста.
        Олимпия откинула голову назад и прерывисто задышала, почувствовав боль, когда Шеридан не медля сильным толчком вошел в ее лоно. Но сильнее боли было испытываемое ею торжество. Теперь этот надутый принц, такой холодный и надменный, наверняка откажется от нее.
        Поцелуи Шеридана обжигали Олимпию, словно языки пламени, его пальцы, судорожно сжатые на запястьях, жгли кожу. Тихие стоны вырвались из груди Олимпии, Ее напряженное тело начало двигаться в такт его мощным толчкам. Шеридан, казалось, наполнил для нее весь мир. Она ощущала внутри себя его плоть, в ушах у нее стоял шум от хриплых звуков, вырывавшихся из его груди, перед глазами маячили его плечо и шея, покрытые испариной. Он был повсюду, и она принадлежала ему вся без остатка.
        Олимпия прижалась к плечу Шеридана, а он продолжал все так же ритмично двигаться. Теперь ему не надо было держать себя постоянно под контролем, как прежде. Раньше Шеридан в первую очередь старался доставить удовольствие ей, забывая о себе, и никогда не позволял себе достичь экстаза, который сейчас охватил их обоих, Олимпии казалось, будто их тела слились и растворились в чувственном восторге. Эти ощущения были такими яркими, такими живыми и реальными, не похожими на ее прежние грезы.
        Руки Олимпии скользнули вниз по телу Шеридана, и она начала ласкать те уголки, которые раньше не осмеливалась. Судорога пробежала по его телу, он застонал и крепче прижал ее к себе. Олимпия ликовала - ей казалась восхитительной та свобода, с которой она могла теперь доставлять удовольствие Шеридану.
        Сама Олимпия уже несколько раз достигала апогея страсти, волны чувственного восторга накатывали на нее, сливаясь в одну симфонию наслаждения. Наконец тело Шеридана забилось в конвульсиях, он тяжело задышал, и мышцы его расслабились. Олимпия ощущала на губах соленый привкус его пота, все еще не выпуская его обмякшее тело из своих объятий. Ее собственное тело болело и ломило, лоно, в котором Шеридан оставил свое семя, частицу себя, жгло огнем. Хотя Олимпия чувствовала себя разбитой, обессиленной, она радовалась тому, что произошло.
        Олимпия закрыла глаза и тихо засмеялась. Долгое время Шеридан был погружен в полузабытье. Он чувствовал только, как дышит, но не мог сосредоточиться хотя бы на одной мысли или пошевелиться. Поэтому он просто лежал, растворившись в покое, испытывая радость бытия и не заботясь о том, где он и что делает. Однако постепенно в его сознание начала вторгаться действительность. Его разгоряченное тело холодила ночная прохлада. Он почувствовал чье-то легкое прикосновение к своей спине и плечам, а на щеке влагу.
        Ощущения наконец слились в один образ: принцесса! Шеридан приподнялся на локтях и взглянул на нее. Она была так прекрасна! Он взял ее лицо в ладони.
        - Почему ты плачешь?
        Олимпия подняла на него свой взгляд, и в тусклом свете горящей лампы ее глаза показались Шеридану ярко-зелеными.
        - Мне немного больно, - прошептала она и, закусив губу, улыбнулась. Зелень ее глаз вновь подернулась пеленой набежавших слез.
        - О Господи, - пробормотал Шеридан, начиная понимать ее состояние.
        Олимпия замотала головой, успокаивая его.
        - Ничего страшного. Все в порядке.
        - Я не думал… Я не хотел…
        - Я знаю, знаю. - Олимпия пробежала рукой по его волосам. - Только не говори, что ты сожалеешь обо всем случившемся. Пожалуйста.
        Шеридан нахмурился, глядя на нее.
        - Но я действительно сожалею.
        - А я нет. Ни капельки. Я рада, что так все вышло, Шеридан! - Она притянула его к себе и поцеловала влажными от слез губами. - Рада!
        Он осторожно смахнул большим пальцем капли слез с ее лица, но на их месте появились новые. Сердце Шеридана сжалось от душевной боли.
        Он выпустил ее из объятий и привстал, видя, что Олимпия замерла и закусила губу. Но она тут же улыбнулась ему.
        На атласном халате, лежавшем под Олимпией, виднелось небольшое темное пятно крови. Шеридан внутренне похолодел и закрыл глаза. У него было такое чувство, будто он, оказавшись крайне неловким, разбил драгоценный сосуд, который так долго держал в руках.
        Шеридан пристально следил за тем, как Олимпия садится, тихо постанывая. Ее округлые ягодицы мерцали жемчужным светом, пышная грудь при каждом движении слегка колыхалась, снова пробуждая в Шеридане огонь желания. Он ненавидел самого себя в эту минуту.
        - Вот, - произнесла Олимпия, поджав ноги и показывая на пятно. - Это нам поможет. - Она улыбнулась Шеридану. - Я люблю тебя.
        К горлу Шеридана подкатил комок. Он не мог произнести ни слова. Ему так хотелось обнять ее, прижать к груди, чтобы защитить и уберечь ото всех жизненных напастей. Но он знал, что сам способен нанести ей сокрушительный удар, заставить страдать.
        Олимпия обхватила руками поджатые ноги и прижалась щекой к колену, глядя на Шеридана. Он упорно смотрел в пол, боясь не справиться с собой, - уж слишком обольстительна была в этот момент Олимпия.
        - Я хочу немедленно сообщить эту новость Джулии, - сказала она. - И этому принцу Гарольду. Ты знаешь, что по его распоряжению меня вчера подвергли медицинскому осмотру? Он хотел удостовериться, что я девственница. Я так сильно толкнула врача ногой, когда он мне сделал больно!
        Олимпия надула губы при воспоминании об этой обиде. Шеридан улыбнулся через силу.
        - Ах ты, злая мышка! Губы Олимпии дрогнули.
        - Им все же удалось кое-как осмотреть меня. Но то, что сейчас произошло, все меняет. - Она взяла его руку и поцеловала ее. - Спасибо тебе, спасибо.
        Шеридан почувствовал, что его сердце сейчас разорвется на кусочки.
        - Не будь глупой, принцесса. - Он вырвал у нее руку.
        - Нет, в этом случае я поступлю вполне разумно. Моя новость произведет нужный эффект. Все будет великолепно. Видел бы ты выражение облегчения на лице принца Гарольда, когда ему сообщили о том, что я девственница. Этот задавака не потерпит, чтобы ему всучили испорченный товар.
        Шеридан нахмурился и сердито взглянул на нее.
        - Ты вовсе не испорченный товар, черт возьми Не болтай чепухи!
        - Нет, я испорчена! И могу это доказать!
        Олимпия шаловливо улыбнулась, поглаживая перепачканный кровью атлас халата. Шеридан схватил ее руку и крепко сжал.
        - Не говори об этом никому, слышишь? И особенно принцу Гарольду, даже после свадьбы.
        - Какой свадьбы? Я считала, что таким способом вообще избавлюсь от самой возможности замужества, Ведь этот способ - наиболее верный. Простой побег вряд ли мог бы помочь мне. Имея на руках разрешение моего дедушки, они могли бы обвенчать меня в мое отсутствие!
        Этот разговор об обычных подтасовках, к которым прибегали сильные мира сего, помог Шеридану прийти в себя. Он вновь обрел душевное равновесие. Олимпия все еще верила в него, она рассматривала его приход как воплощение смелого плана своего спасения. А между тем со стороны Шеридана это был просто эгоистический поступок, в котором выразилось его желание в последний раз насладиться ее телом и показать нос победителям. Но за все надо платить, и поэтому теперь он вынужден был нанести Олимпии душевную рану, признавшись в очередном предательстве - последнем, как он надеялся, собираясь навсегда расстаться с ней.
        - Даже если тебе удастся избежать этого замужества, что ты собираешься делать дальше? - спросил он с наигранным безразличием.
        Она недоуменно взглянула на него.
        - Теперь, когда ты, по твоему выражению, «испорченный товар», - добавил он, прежде чем она успела что-либо ответить.
        - Я… я думала, что ты отвезешь меня в Рим. Или в Ориенс, - растерянно промолвила ослепительно прекрасная в своей наготе Олимпия, склонив голову.
        - С чего ты, черт возьми, решила, что я захочу сопровождать тебя туда?
        Он промолвил это беззаботным тоном и сразу же увидел, как Олимпия переменилась в лице.
        - Так ты не отвезешь меня в Рим? - тихо спросила она.
        - Махмуд дал мне выгодную государственную должность и подарил роскошный дворец, слуг, женщин, власть! А что можешь предложить мне ты?
        Олимпия молча смотрела на него широко раскрытыми, изумленными глазами.
        - Революцию? - насмешливо спросил он. - Новые скитания? Ведь от твоих проклятых драгоценностей уже почти ничего не осталось. - Он скользнул взглядом по ее телу. - Или, может быть, ты думаешь, что я не смогу жить без тех наслаждений, которые мне доставляет «испорченный товар»?
        Шеридан видел выражение боли, промелькнувшее в ее глазах. Ему хотелось, чтобы она рассердилась на него. В горле Шеридана стоял комок, но он усилием воли подавил свою слабость и продолжал резким тоном:
        - Ты ни на что не способна, принцесса. Ты не сможешь начать революцию, если даже каким-нибудь чудом доберешься до Ориенса. Вспомни о том, что ты устроила на борту корабля и к чему привел небольшой бунт. Но в Ориенсе тебе не удастся сделать ничего подобного - британцы, Джулия и твой дядя не допустят этого. Они слишком умны и дальновидны не в пример тебе. Ты не сможешь вырваться из их рук, ты не сможешь также остаться здесь. Я этого не хочу. У меня другие планы на будущее, и для тебя в них нет места.
        Олимпия начала дрожать всем телом.
        - Будь умницей, - добавил Шеридан. - Отправляйся туда, куда тебе скажут. Веди себя разумно, оставь свои глупости хотя бы на этот раз.
        Губы Олимпии беззвучно шевелились, а взгляд отражал пустоту, как будто она смотрела на Шеридана, но не видела его. У него было скверно на душе, но он должен был сказать ей все до конца.
        - Сейчас я уйду, и мы больше никогда не увидимся. Завтра утром ты уедешь в Стамбул, мы даже не сумеем проститься, потому что я отправляюсь по приказу султана инспектировать его флот.
        Шеридан встал и надел свой халат, отороченный собольим мехом. Олимпия даже не взглянула на него. Он бросил на нее долгий прощальный взгляд, стараясь запечатлеть в памяти ее ресницы, поток золотистых волос, руки, грудь, изящные ступни.
        Затем он взял со стола горящую лампу и быстро вышел из комнаты, заперев за собой тяжелую дверь.
        Пламя лампы высвечивало из темноты сине-красные плитки облицовки стен, арки и своды коридора, по которому Шеридан возвращался в свои покои - туда, где его ждали безопасность, одиночество и полное бесчувствие.
        Войдя к себе, он потушил лампу и сел по-турецки, устремив взор в темноту. У него было тяжело на душе. Невыносимо тяжело. Шеридану казалось, что он вот-вот разрыдается. Но этого не произошло.
        Он долго сидел, глядя в пустоту сухими глазами.
        После отъезда Олимпии сердце Шеридана окаменело. Султан Махмуд распорядился произвести чистку в кадровом составе флота. И вот Шеридан в первый раз взошел на палубу флагманского корабля и распорядился зачитать приговор, содержащий сфабрикованные нелепые обвинения против одного из капитанов. Затем он увидел, как этого несчастного уводят вниз по трапу, а через некоторое время палач вынес на подносе голову казненного. Шеридан усилием воли заставил себя заняться написанием рапорта, чувствуя, как дрожат руки.
        Во второй раз, присутствуя на подобной экзекуции, Шеридан курил чубук, и руки у него уже не дрожали. В третий раз он уже обменивался шутками со вновь назначенным капитаном судна, разглядывая представленную им на подносе голову казненного, которую затем отослали во дворец султану как свидетельство свершившейся казни.
        Правители Османской империи всегда расправлялись с неугодными им подданными с завидным хладнокровием - быстро и ловко. Правда, иногда их жестокость приводила к народным волнениям и бунтам, однако именно она в конце концов обеспечила жизнестойкость государства в течение пяти столетий.
        Главное в этой мясорубке было уберечь свою голову.
        Кроме поста адмирала, Шеридан получил также должность правителя четырех городов в Анатолии. Мустафа, покинувший свиту Фицхью и вновь вернувшийся к старому хозяину, чувствовал себя теперь в своей стихии. Он расхаживал по коридорам дворца Шеридана, помахивая хлыстом из кожи носорога, и наводил благоговейный ужас на всех рабов и слуг. Египтянин принялся с большим энтузиазмом выполнять приказ своего господина, распорядившегося пополнить его гарем, и каждый день представлял на суд Шеридана закутанных с головы до ног женщин. Вернувшись домой, Шеридан каждый вечер совершал свой обычный ритуал: он приказывал привести к нему вновь доставленную партию женщин, снять с каждой чадру, распустить волосы и вымыть лицо, чтобы проверить, не накрашена ли она.
        Шеридан иногда изумлялся, глядя на себя со стороны. Он всегда выбирал для своего гарема темноволосых кареглазых женщин со стройными фигурами. Однажды Мустафа с лукавым видом представил его вниманию пышнотелую русскую девушку с белокурыми волосами и зелеными глазами, привезенную афганским купцом, клявшимся, что купил ее в Кабуле у одного китайского чародея. Девушка говорила по-французски и обладала хорошими манерами, выдававшими ее аристократическое происхождение. Когда Шеридан распорядился отослать ее в российское консульство, она упала к его ногам и расплакалась. Шеридан не стал выяснять, были ли это слезы радости или ужаса. Его это не волновало, он просто хотел быстрее избавиться от девушки.
        За этот фокус он избил Мустафу его же собственным хлыстом, и в течение двух недель слуга буквально ползал на брюхе в присутствии хозяина, тяжело переживая унижение. В последнее время благодаря высокому положению и богатствам, дарованным ему за то, что он помог вернуть любимого англичанина султану, Мустафа не позволял обходиться с собой пренебрежительно.
        Шеридан никогда не навещал гарем. Вечерами он сидел на террасе дворца, курил гашиш и любовался морем на закате. Иногда по его распоряжению Мустафа приводил в покои нескольких наложниц, и Шеридан выбирал одну из них для того, чтобы ее подготовили к его сегодняшнему визиту, Но он так и не мог решиться посетить гарем.
        Порой Шеридан с любопытством наблюдал за собой. Он действовал всегда хладнокровно, умело льстил султану, заводил дружбу с нужными людьми, осыпал подарками своих сторонников, никогда не ел до тех пор, пока слуга не попробует блюдо, сосредоточивал в руках власть и богатство и чувствовал, как увеличивается пропасть между ним и реальным миром. Однако он уверял себя, что все в порядке. Он не утратил жизненно важных инстинктов, а, напротив, развил их, поскольку его восприятие было постоянно обострено. Так, однажды, покидая свою приемную, Шеридан почувствовал, что кто-то идет за ним следом.
        В обязанности Мустафы входило наблюдать за посетителями, среди которых было много просителей. Их делили на разные категории в зависимости от заслуг, рода прошений и толщины кошелька. Капитанская должность в реорганизованном флоте Махмуда стоила недешево. Шеридан в качестве великого адмирала мог своей властью даровать эту должность любому просителю. Но он настаивал на хороших знаниях морскою дела и устраивал экзамены даже самым богатым соискателям этой должности.
        Несколько высокомерных сыновей высокопоставленных сановников не прошли испытания, и Шеридан решил, что крадущаяся за ним по пятам тень принадлежит наемнику одного из этих обиженных молодых людей. Он не ускорил шаг, а только подивился, каким образом этот парень намеревается проскользнуть в его личные апартаменты мимо стражников.
        Двери за его спиной закрылись. Оказавшись в своих покоях, Шеридан взмахом руки отослал чернокожего слугу и огляделся в комнате. Опустив решетки на окнах, Шеридан вышел на террасу и стал ждать.
        Прошло четверть часа. Внезапно он увидел тень, движущуюся под аркадой, ведущей из его покоев в гарем. Шеридан изумился. Какая дерзость! Кто мог осмелиться проникнуть в его гарем? На такое изощренное оскорбление был, пожалуй, способен только мусульманин. Шеридан нарочно повернулся спиной к аркам.
        На его приманку сразу же клюнули. Шеридан услышал тихий шелест шелковой ткани у себя за спиной и изготовился к внезапной атаке, он выхватил кинжал и, развернувшись, ударил ногой в тяжелом сапоге по ногам человека, одетого в восточный халат. Тот, тихо выругавшись по-английски, упал на помост террасы.
        Шеридан приставил острие клинка к горлу нападавшего, лихорадочно размышляя, кто этот человек. Он не убийца, так как, нападая со спины, имел возможность всадить нож в Шеридана, однако не сделал этого, первым делом попытавшись защитить самого себя. Этот человек не был турком. Кто же он тогда? Зачем явился?
        - Я друг, - хриплым шепотом произнес наконец человек по-английски. - Я принес вам послание.
        Шеридан вдруг подумал, что этого гонца послала Олимпия, и коснулся кончиком лезвия кожи незнакомца, расцарапав ее.
        - Подождите, подождите! - взмолился тот. - Выслушайте меня сначала, ради Бога! Вы посылали письмо… Клоду Николя… я принес ответ от него.
        Шеридан облегченно вздохнул.
        - Да вы просто идиот! - воскликнул Шеридан, убирая кинжал и вставая с незнакомца. - Вам следовало явиться ко мне в приемный зал и в порядке очереди вручить свое послание. С тех пор как я отправил то проклятое письмо принцу, прошел уже, черт возьми, целый год!
        У незнакомца был угрюмый вид. Он сел на полу, с опаской поглядывая на кинжал, который Шеридан все еше держал в руке. Он был похож на итальянца - карие глаза и смуглая кожа позволяли ему легко затеряться среди темноволосых tv-рок, выдавая себя за одного из них.
        - Я пытался прорваться к вам на прием, но меня не пускал ваш маленький евнух, он и слушать ничего не хотел о моем деле, так как боится, что вы уедете отсюда.
        - А вы хотите, чтобы я отправился куда-то?
        - Незамедлительно.
        Шеридан вопросительно поднял брови.
        - Незамедлительно, - повторил гонец. - А потом вы сможете вернуться сюда и наслаждаться всей этой роскошью. - Он обвел комнату рукой. - Клод Николя сможет уберечь вас от одной крупной неприятности, если вы окажете ему маленькую услугу.
        - Я сам сумею уберечь себя от всех возможных неприятностей.
        Шеридан лениво поигрывал кинжалом.
        - Вы уверены?
        Шеридан пропустил мимо ушей этот вопрос и покачал головой, сухо улыбнувшись.
        - По всей вероятности, старина Клод Николя слишком отстал от хода событий. Я не смог бы оказать ему требуемую услугу, даже если бы хотел этого. Он ведь наверняка думает, что принцесса все еще у меня в руках?
        - Нет. С этим вопросом все в порядке. Свадьба принцессы с Гарольдом Браунфельским, которую организовали британцы, должна состояться в Ориенсе. Как только Олимпия пересечет границу, она окажется в руках Клода Николя.
        Шеридан сразу же насторожился. Проведя большим пальцем по лезвию, он почувствовал, что по его руке потекла струйка крови, и с удивлением уставился на окровавленный клинок.
        - Так чего же еще хочет неугомонный принц?
        - Помешать самой свадьбе. Он захочет отделаться от принцессы раз и навсегда. Она стала слишком опасной, поскольку вокруг ее имени объединяются все мятежные группы и партии. Устранив ее, Клод Николя устранит саму возможность их объединения, раздробив силы заговорщиков.
        Шеридан потрогал ранку на пальце и размазал кровь по ладони.
        - Чего же он хочет от меня?
        - Ничего особенного или грозящего вам опасностью. Принц хочет только, чтобы вы приехали па свадьбу Вы должны помешать церемонии бракосочетания, не допустить ее. Вам надо будет заявить, что эта женщина жила с вами в течение последнего года и зачала ребенка вне брака.
        - И это все? - Шеридан вскинул на незнакомца насмешливый взгляд.
        Гонец нахмурился. Луч света упал на его лицо, и Шеридан увидел, что «итальянец» намного моложе, чем это показалось ему сначала.
        - Я понимаю, что это чертовски грязное дельце. Но ваше участие в нем спасет по крайней мере жизнь принцессы. Народ не захочет провозглашать ее своей правительницей после того, как она будет опозорена подобным образом. Гарольд тоже не захочет взять ее в жены. Поэтому Олимпия может тихо уйти со сцены и удалиться за пределы страны.
        - Ваш Клод, похоже, истинный альтруист. У него золотое сердце, не правда ли?
        - Не отказывайтесь помочь нам, Дрейк. Теперь вам известны ставки. Вам необходимо ехать, ведь, в конце концов, вас никто не заставлял писать то первое письмо! Вам удалось свить здесь уютное гнездышко, и вы думаете, что теперь находитесь в безопасности. Но это далеко не так. Вы забыли одно обстоятельство.
        - Какое же?
        Незнакомец искоса взглянул на Шеридана.
        - Однажды ночью вы возляжете посреди своего гарема, и ваши женщины будут навевать прохладу опахалами… Однако среди них окажется одна, которая накинет вам на шею желтую петлю и задушит, вы и пикнуть не успеете. Потому что под чадрами и вуалями могут скрываться не только женщины.
        Шеридан взглянул на гонца - он не ожидал услышать такую глупость.
        - Вы говорите о так называемой стаге? И по вашему мнению, именно это они могут сделать?
        - Откуда мне знать, что они могут сделать? Но эти профессиональные убийцы идут по вашему следу, Дрейк. Клод Николя держит их под своим контролем Если вы появитесь на свадьбе, он сделает вам маленькое одолжение и позаботится о вашей безопасности.
        В комнате стало тихо. Шеридан зажал порез на большом пальце.
        - Почему я должен верить вам? - спросил Шеридан. - Стага никому не подотчетна.
        - И все же я не лгу. Смотрите. - Незнакомец вытащил из-под халата желтый шарф и индийский рупий, произнес несколько слов на тайном языке стага и ловко завязал монету в узел на конце шарфа. - Этого доказательства для вас достаточно? Вы понимаете, что этому я мог научиться только у убийц стага, душителей? После того как вы покинули Мадейру, они рассчитывали настигнуть вас в Ориенсе, поскольку видели, как вы любезничаете с принцессой. Но Ориенс - маленькая страна. Очень скоро Клод Николя пронюхал об их приезде. Теперь они у него в руках. Их секту изгнали из Индии, и в этом они обвиняют вас. Клод Николя знает, где вы, а убийцы не знают. - Гонец бросил шарф на колени Шеридану. - Пока не знают.
        Шеридан поднял шарф.
        - А вы умеете душить при помощи этого?
        - Нет. Я всего лишь гонец.
        Поигрывая длинным куском шелковой ткани, Шеридан улыбнулся.
        - А я умею.
        Незнакомец боязливо поежился.
        - Послушайте, не надо так смотреть на меня. Я ведь хочу оказать вам услугу.
        - За определенную плату.
        - Очень незначительную. Вам легко будет выполнить просьбу Клода Николя. И никакого риска! Попросите султана отпустить вас ненадолго на свадьбу дорогого друга. Через два месяца вы вернетесь и вновь будете наслаждаться всеми мыслимыми удовольствиями. - Незнакомец окинул многозначительным взглядом роскошно обставленную комнату. - Вы же не дурак, Дрейк, это совершенно очевидно. Я бы никогда не явился к вам с подобным предложением, если бы оно не заслуживало вашего внимания.
        - Да вы просто благодетель! Незнакомец пожал плечами и усмехнулся.
        - Думаю, мы с вами сговоримся. Вы занимаете в этой стране очень высокий пост, и мне бы не хотелось, чтобы однажды утром ваш бездыханный труп оказался в водах Босфора. Надеюсь, что, вернувшись назад, вы помянете меня добром.
        Шеридан не боялся стага, он даже испытывал к ним своего рода причастность. Было что-то притягательное в мгновенной тихой смерти.
        - Я все понимаю, - сказал наконец Шеридан, все еще держа кинжал в руках.
        - Вот и отлично, - промолвил незнакомец и улыбнулся. - Кроме того, мне очень не нравится мысль о том, что эту симпатичную малышку могут убить выстрелом в спину во время свадебной церемонии наемники ее же собственного дяди. Я не хочу показаться брюзгой, но все это выглядело бы, на мой взгляд, слишком жестоко. - Гонец потер подбородок. - Я только однажды видел принцессу, и она показалась мне очень красивой. Правда, может быть, у нее дурной характер, не мне судить. Вы знаете ее лучше, чем я.
        - Я думал, что Клод Николя сам собирался жениться на ней, - стараясь говорить ровным голосом, промолвил Шеридан.
        - Принцесса слишком много доставляет ему беспокойств, разъезжает по всему свету с парнями, подобными вам. - Незнакомец очаровательно улыбнулся и добавил: - И мне. Возможно, я смогу утешить ее, когда она сойдет со сцены, а? Прекрасная идея, не правда ли?
        - Может быть, - сказал Шеридан, продолжая вертеть кинжал в руках.
        Незнакомец подождал немного, а затем встал.
        - Свадьба состоится ровно через месяц, Дрейк. Вы сделаете то, о чем вас просит Клод Николя?
        На клинке кинжала блеснул луч полуденного солнца. Шеридан сжал рукоять и поднял кинжал острием вверх.
        - Да, - сказал он, разглядывая смертоносное лезвие. - Сделаю.
        Глава 27
        Шеридан сидел в последнем ряду огромного собора, который был размером почти с весь Ориенс. Он занял место у прохода, в его кармане лежал пистолет. Шеридан был исполнен холодной решимости достичь своей цели. Он сомневался, что сможет сегодня выйти живым из храма, но принцесса выйдет отсюда целой и невредимой.
        Гости в роскошных нарядах уже собрались, слышался гул голосов и шелест женских юбок, а с улицы, заглушая шум в соборе, доносился взволнованный гомон огромной толпы. Шеридан не ожидал, что на церемонию бракосочетания соберутся почти все граждане страны. Люди запрудили улицы и ждали выхода своей принцессы, вернувшейся из изгнания. Они никогда не видели ее, но она превратилась для них в государственный символ. Вокруг ее имени консолидировались враждующие политические группировки, ее незримое присутствие побуждало даже консервативно настроенных торговцев ратовать за ниспровержение существующей власти. Услышав весть о свадьбе Олимпии, крестьяне покинули свои дома и явились к собору с гирляндами цветов и лавровыми венками.
        Если Шеридан осмелится сделать то, на что надеялся Клод Николя, эти люди разорвут его на части, За его спиной по обеим сторонам двери стояли два стражника. Это были люди из секты стага. Шеридан постоянно ощущал их присутствие. Клод Николя одел их в алые мундиры почетного караула, выдавая за бенгальских улан.
        Однако Шеридан знал этих людей в лицо, как и они знали его самого.
        Это был, по всей видимости, запасной план Клода Николя. Он, конечно, не собирался стрелять в Олимпию в церкви - принц не был столь глуп. Шеридана вкратце посвятили в детали. Если его публичное заявление не возымеет нужного действия и свадьба все же состоится, Клод Николя возьмет назад свое обещание пощадить жизнь принцессы. Душители из стага поедут в качестве форейторов в карете молодых, отправляющейся в горный замок, где предполагается, что молодожены проведут свой медовый месяц. Ни Олимпия, ни ее молодой супруг назад уже никогда не вернутся. Душители хорошо умеют прятать тела. А Клод Николя хорошо умеет избавляться от наемных убийц, заметая следы.
        Шеридан взглянул на золотые эполеты и аксельбанты принца Клода Николя. Да, этот человек тщателен и аккуратен, этого у него не отнять. Он, пожалуй, все предусмотрел, во всяком случае, все, что может предусмотреть здравомыслящий человек.
        Однако Шеридан, по меркам Клода Николя, вовсе не обладал здравомыслием. Ему была не дорога собственная жизнь, и поэтому он не собирался вставать и обличать Олимпию. Нет, он дождется, когда обряд бракосочетания будет завершен, а затем увидит, как мимо него под музыку пройдут Олимпия, ее супруг, их свита и, наконец, принц Клод Николя. Вот тогда Шеридан бросится на него и убьет.
        Шеридан рассчитывал скрыться с места преступления: Мустафа ждал его с лошадью у дверей ризницы, но из-за толпы, запрудившей все улицы, бегство представлялось Шеридану теперь невозможным.
        Впрочем, ему это было все равно. Он давно уже призывал смерть, Только бы удалось спасти Олимпию от рук врагов! Шеридану казалось, что он спасет все ценности этого мира, все, что есть хорошего в жизни. Ради этой цели не жаль было пожертвовать жизнью. Шеридан ощущал себя в долгу перед всеми погибшими товарищами.

«Почему они? Почему не я?» - постоянно спрашивал он себя и не находил ответа.
        Поэтому Шеридан хотел своим поступком раз и навсегда ответить на мучивший его вопрос.
        Олимпия услышала звуки органа и громкие приветственные крики толпы, собравшейся снаружи. Вокруг нее суетились фрейлины, одергивая и поправляя ее наряд дрожащими от волнения пальчиками и пронзительно оживленными голосами заглушая музыку и шум с улицы. Все они тайком пробрались в храм, чтобы не возбуждать недовольства толпы, как объяснил Олимпии дядя.
        Принц Клод Николя сразу же показался Олимпии очень добрым. Он был высок ростом, худощав и довольно терпеливо относился к постоянному ворчанию и жалобам ее дедушки. Когда он смотрел сквозь толстые стекла очков на министров двора, то скорее походил на робкого школьника. Дядя в течение нескольких часов обстоятельно разъяснял ей политическую ситуацию в Ориенсе и даже не пытался выговаривать ей за сумасбродный побег. Год назад она была бы изумлена и обрадована таким приемом и все приняла бы за чистую монету. Но теперь Олимпия стала осторожнее, она слушала, наблюдала и делала свои выводы.
        Она была окружена лжецами. Джулия, Клод Николя, принц Гарольд и британские дипломаты - все притворно улыбались и чему-то радовались, за исключением вечно раздраженного старого дедушки Олимпии, который недовольно поглядывал на нее из-под косматых нависших бровей и жаловался на несварение желудка. Он был единственным человеком при дворе, которому Олимпия доверяла.
        Олимпия не хотела лгать окружающим, одевшись в девственно-белый наряд невесты. Она во всем призналась, но никто и слушать ее не хотел. Эта свадьба должна была непременно состояться, и ничто, казалось, не могло расстроить ее. Принц Гарольд готов был поступиться своей гордостью и взять в жены ту, которая принадлежала другому мужчине, иначе в стране могли возникнуть политические беспорядки. Жених продолжал улыбаться, но по выражению его глаз Олимпия поняла, что дорого заплатит ему за унижение.
        Олимпия стояла, прижимая букет к животу и вспоминая свои тщетные надежды на то, что носит под сердцем дитя Шеридана, его частицу. Ей так хотелось этого, но надежды ее не оправдались.
        Ей было очень тяжело думать о Шеридане. Но она вновь и вновь возвращалась к мыслям о нем. У Олимпии было странное чувство, что в их последнюю ночь с ней был не он, а кто-то чужой и если она вернется к Шеридану, он молча примет ее с нежностью и лаской.
        Эта мысль придавала ей силы. Олимпия вспомнила ту минуту, когда они стояли на скале необитаемого острова. Шеридан тогда лишь молча взглянул на нее, не пытаясь ни подбадривать, ни заставлять силон, ни уговаривать ее спуститься вниз за ножом, Он просто ждал, что она все поймет и сделает необходимое, а главное, поверит, что он не даст ей сорваться вниз.
        Олимпия знала, что ей делать теперь. Несмотря на бившую ее дрожь, она взяла себя в руки и направилась вместе с сопровождавшими ее фрейлинами в собор. Здесь ее встретил дядя, он подал племяннице руку, и они повернулись лицом к арке входа. Заполнившие просторное помещение храма люди в роскошных одеждах были аристократами и роялистами - друзьями и сторонниками дяди. Когда Олимпия и Клод Николя под звуки приглушенной музыки шли по проходу к алтарю, все встали со своих мест. Олимпия оглядывала гостей, но их лица начали расплываться у нее перед глазами. Впереди, высоко над алтарем, светился великолепный витраж, сквозь который проникали, окрашиваясь в яркие топа, лучи солнца, слепившие Олимпии глаза.
        Все еще глядя на витражное окно, она почувствовала, что Клод Николя отпустил ее руку. Олимпия взглянула в сторону алтаря и увидела стоявшего перед ним принца Гарольда. Звуки органа умолкли, и сразу же прекратился гул голосов людей, стоявших снаружи.
        Церемония бракосочетания в протестантском храме шла на французском языке, но Олимпия не слушала ее, выжидая подходящий момент. Она все продумала и рассчитала. Ее загнали в ловушку, обложили со всех сторон. Если бы ей удалось бежать, они все равно провели бы венчание в ее отсутствие. Но одного не учли ее враги - Олимпия могла помешать их планам, сделав публичное заявление, к которому она сейчас и готовилась.
        В храме стояла полная тишина, Олимпия слышала лишь громкий стук собственного сердца. Поэтому она скорее поняла по движению губ принца Гарольда, чем расслышала, что он произносит клятву. Тихо, словно шелест листьев сквозь завывание ветра, до ее слуха донеслись слова священника. Он спрашива