Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Кинсейл Лаура: " Цветы Из Бури " - читать онлайн

Сохранить .
Цветы из бури Лаура Кинсейл
        # Американская писательница Лаура Кинсэйл пишет в жанре гак называемого
«исторического романса». Действие этого любовно-авантюрного романа происходит в Англии XVIII века. Прелестная Архимедия Тиммс дочь бедного математика влюблена в блестящего герцога Жерво, который тяжело страдает от болезни, на первый взгляд неизлечимой…
        Лаура Кинсейл
        Цветы из бури
        Пролог
        Он любил радикальных политиков и обожал шоколад. Пять лет назад почтенная мисс Лейси-Грей падала в обморок, когда ей предлагали потанцевать, - такие случаи друзья находили бесконечно забавными и имели удовольствие вспоминать о них, поднимая свои бокалы. Ходила сплетня, что предложение выйти замуж искалечит девушке жизнь, а предложение другого рода убьет ее на месте.
        Поскольку голова Кристиана лежала на очаровательном изгибе ее тела, а пальцы вяло ласкали кожу между чулком и желто-голубой подвязкой, он мог допустить, что друзья ошибались в своих предсказаниях. Лейси-Грей казалась ему очень активной. Ее лодыжки были красиво скрещены, мягко качаясь над ним.
        Кристиан дотронулся рукой до ее ягодицы, поцеловал ямочку на пояснице и привстал, опираясь на локоть.
        - Когда Сазерленд будет дома?
        - Через две недели, не раньше.
        Бывшая мисс Лейси-Грей с улыбкой перевернулась на спину, обнажив немного отяжелевшую грудь и полнеющую талию. Они были любовниками уже три месяца. Кристиан отметил про себя эти еле уловимые изменения и молча опустил ресницы.
        - Я бы хотела, чтобы он никогда не приезжал, - сказала она и закинула руки за голову. - Это было бы чудесно.
        - Лучше шоколада, - ответил он.
        - На самом деле?
        Кристиан огляделся. На столике замерла в ожидании высокая кружка. Мягко выпускал пар чайник, стоявший на каминной полке.
        - Извини.
        Он поднялся с постели.
        - Ты гнусный человек.
        Кристиан поклонился, подмигнул, взял чайник, налил кипятку в холодное молоко, точно половину наполовину, соскреб остатки шоколада в чашку. Босыми ступнями он чувствовал холод и шелковистость ковра.
        - Не могу представить, как ты пьешь это без сахара, - сказала Лейси-Грей.
        - Ты моя сладость, дорогая, - быстро ответил Кристиан, глотнув горьковатый напиток. Он стоял обнаженный у стола. - Что еще?
        Она попыталась сделать измученную гримасу, потом улыбнулась… Затем вновь закинула руки назад, вздохнула, изогнувшись дугой и скользя ногами по кровати.
        - О! Я надеюсь, Сазерленд никогда сюда не придет.
        - Да нет. Лучше бы ты заполучила его домой, моя девочка.
        Пристально посмотрев на свои руки, опустила их и снова сморщилась.
        - У него нет желания.
        - Ну-ну, - цинично возразил Кристиан.
        Опустив руку на живот, она взглянула на него.
        Тогда он отодвинул шоколад, наклонился и, поцеловав ее грудь и шею, погладил волосы.
        Она обвила руками его плечи и крепко сжала их. Ее уверенность вновь возбудила его. Он прижался к ней лицом и, пока она держала его как утопающий, он воспользовался моментом еще больше запятнать ее репутацию. Казалось, ей это нравилось. Бог знал, что он делал.
        Свеча оплывала на лестничном цоколе, освещая левую руку и драпировку мраморной копии Цереры, сентиментально наблюдающей из-за снопа пшеницы. Кристиан тихо шагнул на верхнюю ступеньку за вошедшими. Несколько недель назад он установил мирные отношения со швейцаром, аккуратно оставляя ему у подсвечника стопку монет. Сейчас он считал деньга в кармане, ощупывая их через перчатку.
        Неожиданно внизу послышался звук шагов. Он остановился на лестничной площадке. Рука замерла на поручне.
        - Эди? - мужской голос раздавался в холле слабым эхом.
        Черт побери!
        Кристиан замер. Лесли Сазерленд поднимался по лестнице, расстегивая пальто.
        - Эди? - повторил он, приглаживая рыжие баки и глядя вверх.
        В холле тикали часы. Кристиан никогда не замечал их прежде, но в эту минуту тишины они вели бесстыдный, непрерывный счет: Один… два… три… четыре…
        Это произошло на счет четыре.
        Полуулыбка исчезла с лица Сазерленда. Его губы приоткрылись. Кристиан не проявил себя и ничего не делал. Лицо Сазерленда становилось все белее и белее, пока не закрылся рот и к лицу вновь не прилила краска. Белой осталась только полоса вокруг носа и губ.
        Шесть… семь… восемь…
        Кристиан подумал как-то пошутить в свой адрес, нельзя же было сказать только классическое:
        - Рано возвращаетесь домой, не так ли?
        Слова застряли у него на губах, Сазерленд был в состоянии шока. Неприятное сильное онемение правой руки заставило Кристиана почувствовать, с какой силой он нажимал на поручень лестницы. Он не двигался, ощущение покалывания продолжало усиливаться. Его охватило странное чувство, будто лестница под ним задвигалась сама.
        Кристиан еще сильнее сжал пальцы, потом их разомкнул. Это движение привлекло внимание Сазерленда.
        - Дрянь, - проговорил он неестественно мягким тоном. - Я убью тебя.
        У него было неправильное произношение: ударное G, слишком много J и X. Хотя это совершенно не соответствовало ситуации, в мозгу Кристиана вертелись звуки его имени: Шевро, Шевро - Шевро.
        Ничего не говоря, он вытянул руку и с трудом сжал пальцы. Рука стала тяжелой и нечувствительной, в пальцах появился сильный зуд.
        - Твои друзья, - Сазерленд произнес это немного громче и более агрессивно. - Назови своих друзей.
        - Дюрам. И полковник Фейн.
        Это было неизбежно. Но его удивило странное ощущение, в котором он находился.
        Часы отсчитали еще десять секунд. Они смотрели друг на друга.
        - Ты мерзавец. Убирайся из моего дома!
        Крик был какой-то сдавленный. Сазерленд стоял красный и так тяжело дышал, что Кристиан подумал о том, как бы он не упал в апоплексическом ударе.
        - Хорошо, - спокойно сказал Кристиан. Спустившись вниз, он прошел мимо стоявшего неподвижно человека, лицо которого не выражало никаких эмоций. Но Кристиану не хотелось быть причиной смерти человека в его собственной прихожей.
        Он почувствовал, как ему хочется на свежий воздух. Его состояние напоминало опьянение. Правая рука все еще казалась безжизненной и неловкой, когда он дотронулся до двери. Пошатываясь, он остановился на пороге.
        Было полнолуние, голубой туман, медленно поднимаясь, струился вокруг черного ряда домов. Кристиан ухватился за железный поручень, вглядываясь вдаль. С ним было что-то неладно. Голова кружилась, подступила тошнота, было не по себе. Пронеслась дикая мысль, что его отравили.
        Эди? Шоколад. Могла ли Эди отравить его? Какого черта?
        Сердце быстро забилось, он попытался успокоиться.
        Через несколько минут холодный воздух, казалось, освежил его. Он отошел от поручня, глубоко вздохнул и почувствовал себя лучше. Впереди на ступеньках лежал темный предмет. Присмотревшись, Кристиан понял, что это его шляпа. Но наклоняться не стал. Экипаж ждал его через две улицы. Кристиан рассеянно посмотрел на шляпу, затем пошел дальше. Он не мог понять, почему Эди хотела отравить его. Его угнетала эта мысль. Но теперь Кристиан чувствовал себя лучше. Когда он добрался до своей одноконной двухместной кареты, кучер вскочил со своего места и открыл дверь.
        Собаки Кэсс и Дьявол выскочили, радостно виляя хвостами. Кристиан прислонился к одной стороне экипажа, дав возможность собакам запрыгнуть обратно, и потрепал их за ушами одной рукой. В карете Кэсс уютно улегся Кристиану на ноги, а Дьявол уткнулся носом в перчатку.
        Когда экипаж тронулся, Кристиан захотел снять шляпу и обнаружил, что ее нет. Он откинулся на сиденье. Сазерленд. Сазерленд жаждет удовлетворения. Но Кристиану хотелось только заснуть. Он согнул правую руку вопреки томительной свинцовой слабости и вяло подумал: «Хорошо, что я левша, иначе стало бы невозможно держать пистолет…»
        Глава 1
        - Все понятно. Несомненно, я никогда не буду. Как можно ожидать реального внимания от человека, - Архимедия Тиммс сделала паузу, подыскивая подходящие слова, - такого сорта, папа?
        - Можешь налить мне чашку чая, Мэдди? - спросил ее отец таким дружелюбным голосом, что у кого угодно отпало бы желание спорить.
        - Он герцог, с одной стороны, - сказала она через плечо, проходя через столовую в поисках Жеральдины, так как звонок в гостиной сломался. За то время, пока Мэдди нашла служанку, поставила кипятить воду и вернулась, она не потеряла нить размышлений.
        - Маловероятно, что герцог серьезно заботится о таких делах, совершенно ясно, ведь интегрирование не было готово к прошлой неделе.
        - Не надо быть нетерпеливой, Мэдди. В таких делах необходима бесконечная осторожность. Он не спешит, а потому я восхищаюсь им. - Его пальцы нашли изогнутую деревянную цифру «2» и вставили ее на место как образец «S».
        - Да, да, он не торопится. Он за городом… и в городе занят… кутежом… Он не уважает как твою репутацию, так и свою собственную.
        Отец улыбнулся, пристально глядя перед собой в поисках знака умножения, а затем добавил найденный знак к последовательности деревянных букв и цифр на красной суконной скатерти. Его пальцы пробегали по блокам, прикосновением проверяя каждый из них.
        - Ты точно знаешь о кутежах, Мэдди?
        - Почитай газеты. Нет ни одного приема, который пропустил бы этой весной. А ваш общий научный труд? Мне следовало бы отменить его публикацию. Знаю, он не хочет думать об этом. Президент Милнер будет сильно раздражен. И правильно, так как известно, кто займет место Жерво на возвышении.
        - Мэдди, напиши уравнения на грифельной доске, а я отвечу на вопросы.
        - Если Друг Милнер позволит, - задумчиво сказала она. - Он скажет, что это самое нестандартное.
        - Не обращай внимания. Мы наслаждаемся твоим присутствием, Мэдди. Мы всегда рады видеть тебя. Друг Милнер однажды сказал мне, что женское лицо придает блеск любому собранию.
        - Разумеется, я пойду с тобой. - Она посмотрела на горничную, поставившую на стол поднос. Мэдди налила отцу чашку чая, дотронувшись до его руки. От многолетней работы его пальцы стали бледными и мягкими, но морщин на лице не было, несмотря на возраст. Он всегда был немного рассеянным, даже до того, как потерял зрение. По правде говоря, его жизнь здесь не очень изменилась после перенесенной несколько лет назад тяжелой болезни. Только теперь он опирался на руку Мэдди во время ежедневных прогулок или ежемесячных собраний Аналитического общества, пользовался разными деревянными печатными формами и диктовал во время математических занятий.
        - Ты сегодня позволишь герцогу поговорить о дифференциалах? - спросил он.
        Мэдди недовольно поморщилась, что можно было сделать совершенно спокойно после ухода Жеральдины.
        - Да, папа, - ответила она, стараясь говорить без раздражения. - Я еще раз сообщу герцогу.
        Проснувшись, Кристиан сразу же подумал о незаконченном интегрировании. Он сбросил одеяла, прогнав с постели Кэсса и Дьявола, и энергично потряс рукой, пытаясь избавиться от покалывания и зуда. Собаки заскулили у двери, и он их выпустил на улицу. Неприятное онемение пальцев медленно проходило. Он работал кулаком, пил шоколад, сидя в своей просторной одежде, и листал страницы вычислений, сделанные им и Тиммсом.
        Различие было очевидным: Тиммс писал мелко, изящно, компактно. Почерк в небрежных записях Кристиана был совершенно иным. С первых школьных дней Кристиан боролся против необходимости писать правой рукой и пользовался левой, с угрюмым молчанием перенося наказания учителей, и до сих пор писать ему было нелегко.
        В это утро записи Тиммса показались Кристиану настолько мелкими, что он не смог их прочитать. Текст расплывался перед глазами, доведя Кристиана до головной боли.
        Очевидно, он прошлым вечером слегка перебрал. Взяв перо, отточенное секретарем под удобным для руки углом, он начал работать, не обращая внимания на уже сделанные записи. Было совсем не трудно забыться в ярком невозмутимом мире функций и гиперболических дистанций. Символы на странице могли скользить и дрожать, но уравнения в голове напоминали классическую музыку. Он закрыл глаза и продолжал писать, сморщившись от боли, сверлящей правый глаз.
        К тому времени, когда Кристиан вычислил последний дифференциал и собрался позвонить Кальвину, чтобы попросить принести завтрак, ему неожиданно показалось, что он как будто очнулся от транса и впервые увидел свою спальню с палладиевыми колоннами по бокам кровати, бордюром из штукатурки, деревянной стенной панелью и голубыми бумажными обоями выбранными той женщиной, имя которой вспомнить он не мог. Размышления о женщинах привели Кристиана к приятной мысли об Эди, и он отдал Кальвину распоряжение послать ей перед чаем одну орхидею.
        - Как прикажете, ваша светлость. - Швейцар слегка поклонился. - Внизу мистер Дарэм и полковник Фейн. Они хотят встретиться с вами. Сказать, что вашей светлости сегодня нет дома?
        - Разве похоже, что меня нет дома? - Он вытянул ноги, откинулся в кресле и посмотрел на часы. - О боже, уже половина первого. Как долго они ждут там? Пригласи их ко мне. Пригласи.
        Кристиан не стремился перед старыми, верными друзьями выглядеть лучше, чем он был на самом деле. Потерев голову, которая постоянно и сильно болела, он на минуту закрыл глаза.
        - Эге, как ты тут? Все царапаешь как курица лапой? - Ленивый голос Дарэма звучал несколько удивленно. - В такую-то минуту. Ты невозмутим, как айсберг…
        Кристиан открыл глаза и снова закрыл их.
        - О боже, это для священника.
        - Как раз вовремя. Ты выглядишь так, словно готов к последним обрядам, дружище.
        - Можно подумать, ты что-то об этом знаешь, - он приоткрыл один глаз.
        - Я мог поискать что-нибудь для тебя. - Дарэму через одиннадцать лет после того, как Бо убежал от своих кредиторов во Францию все еще нравится манера говорить и стиль одежды Брюммеля. Своими светлыми волосами и решительными движениями он напоминал яркий контрапункт среди томных арий. Отвратительное одеяние его было единственной уступкой почтенному призванию, а Кристиан - его единственным спонсором. Он подарил землю герцогов Жерво и право на приход в Матью Глейд - щедрый церковный приход для друга. Это была особая благосклонность, если учесть, что Дарэм не обладал чертами характера, необходимыми пастору.
        Фейн и собаки вошли за ним, а Дьявол цапнул за ботинок Фейна, когда гвардеец появился, сияя золотыми шнурками и алой полковой формой, вращая на пальце шляпу. Он бросил шляпу в сторону Кристиана.
        - Сазерленд передает это тебе.
        Кристиан поймал ее. Затем убрал передние лапы Дьявола со своих коленей.
        - Черт знает, что ты говоришь. Сазерленд?
        - Они утверждают, что ты оставил свою шляпу у его двери прошлой ночью.
        - Кто утверждает?
        - Как думаешь, кто? - Фейн тяжело повалился в кресло. - Его проклятые секунданты, вот кто утверждает.
        Кристиан усмехнулся, несмотря на головную боль.
        - Вот как? Он уже вернулся? И сразу вызвал меня на дуэль?
        - Чтоб тебе пусто было, Шев, никто не находит это забавным, - сказал Дарэм. - Сазерленд чертовски хорошо стреляет.
        Фейн погладил голову Кэсси, а потом убрал черный собачий волос с красного пальто.
        - Срок - завтра утром. Если тебя это устроит, конечно. Мы предлагаем пистолеты, но ты можешь выбрать сабли.
        Кристиан опять закрыл и открыл глаза. Головная боль оглушала его. Он не мог даже думать.
        - Да-а, неудачно… Встретиться в его прихожей… - мрачно добавил Фейн. - Клянусь, он не искал улик против тебя и мадам Сазерленд. Случай, вот и все. Ты надеялся, что этот глупый ублюдок оставит все в тайне? Не так ли? А он рассчитывает убить тебя, раз он умеет это делать. Долгое путешествие на континент или повешение, если он не сумеет вовремя удрать. Боже, Шев, я сам донесу на него, если он убьет тебя.
        Кристиан посмотрел на Фейна с беспокойством и подумал, что это, должно быть, самая изысканная острота, которую он не был расположен принять. Но никто не улыбался, а Фейн выглядел просто скверно.
        - Секунданты Сазерленда вызвали вас этим утром? - спросил Кристиан.
        - Карточки пришли в восемь, - Дарэм помахал рукой. - В девять часов они были на лестнице в Албани. Он кипит, Жерво. И жаждет крови.
        - Они сказали, что я был в его доме?
        - А разве ты не был?
        Кристиан уставился на свои носки. Он никак не мог припомнить, что же произошло прошлой ночью.
        - Боже, я, видимо, был очень пьян.
        - Эге, ты что же, ничего не помнишь?
        Кристиан отрицательно покачал головой. У него не было чувства, что он много пил. Он не помнил, как начал пить. У него болела голова, рука… Он просто чувствовал себя как-то странно.
        - Черт возьми, - сказал Дарэм, сев в кресло. - Какая-то путаница.
        - Не имеет значения. - Кристиан потрогал пальцами переносицу. - Значит, завтра? Слишком быстро…
        - Когда?
        - Я отдаю статью завтра вечером. Значит, встретимся в среду утром.
        - Сдаешь статью, - удивился Фейн.
        - Математическую статью.
        Полковник уставился на него.
        - Статью, Фейн, - терпеливо повторил Кристиан. - Ты вообще-то читал в армии?
        - Иногда, - ответил Фейн.
        - Шев - настоящий Исаак Ньютон. - Дарэм откинулся в кресле и скрестил ноги. - Хотя ты бы никогда этого не подумал, глядя на него, правда? Ты выглядишь чертовски плохо, Жерво.
        - Я и чувствую себя так же, - сказал Кристиан. Левой рукой он погладил собаку и вздохнул. - Проклятье. А я только что отправил ей красную орхидею.
        Белый, элегантный, только что построенный загородный дом в Белгрейв Сквейр был оскорблением для Мэдди. Все, что касалось герцога Жерво, оскорбляло ее. Как член Общества Друзей она полагала, что должна проявить заботу, уводя герцога от танцев, азартных игр и праздного времяпрепровождения, но, по правде говоря, ее божественную внутреннюю сущность не слишком интересовало его душевное состояние. На самом деле она ощущала настоящий антагонизм к мужчинам. При обычных обстоятельствах Мэдди не подумала бы о нем. Ей не приходилось никогда много слышать о герцоге Жерво, пока он не начал по каким-то непонятным причинам писать письма в журнал Лондонского Аналитического Общества и стал занимать какое-то невидимое место в маленьком доме Тиммса в Челси.
        Она всегда читала журнал вслух своему отцу и, конечно, это она написала под диктовку ответ на опубликованное письмо герцога с запросом о монографии Тиммса о решении уравнений пятой степени. С тех пор прошло почти шесть месяцев, в ящиках на окнах рос сладкий горох, и тюльпаны красными всполохами выделялись на фоне бледных стен. Мэдди стала постоянной гостьей в Белгрейв Сквейр.
        Она никогда не видела самого Жерво. Она вообще не заглядывалась на мужчин. А герцог никогда не обратил бы внимания на женщину такого скромного квакерского поведения, как она. Он лично не посещал собраний Аналитического Общества, у него были более аристократичные и сомнительные способы времяпрепровождения.
        И вот Архимедия Тиммс появилась на пороге его благородного дома с копией последней работы отца, переписанной ее аккуратным почерком. Забрав бумаги, старший лакей Кальвин проводил ее в нишу гостиной, предложил шоколад, унес записи Тиммса и оставил ее чуть ли не на три с половиной часа, заставив ждать своего возвращения с запиской и несколькими исписанными ручкой листами. Ряды уравнений были выписаны так, словно буквы, цифры и дуги представляли большую эстетическую ценность, чем математический результат.
        Чаще всего Кальвин возвращался с обещанием герцога, завтра. А когда она приходила на следующий день, назывался другой срок, потом еще - до тех пор, пока она не теряла терпение. К этому добавлялось спокойное, но несколько растущее возбуждение отца, связанное с тематикой их совместной с Жерво работы. Вся жизнь отца была в математике, неопровержимое доказательство теоремы поставило весь смысл его существования не для личной славы из-за такого достижения, а из любви к науке. Он считал герцога чудом, удивительным благом в своей жизни и воспринимал нерегулярное общение с этим человеком с бесконечным терпением.
        По правде говоря, Мэдди испугалась, что она немного ревнует. Как светилось лицо отца, когда она, наконец, вернулась от Жерво с новым набором уравнений и аксиом, как он был потрясен, а потом глубоко удовлетворен, когда она прочитала ему все, и он обнаружил новое вычисление, выполненное с особой тщательностью. Да, можно было позавидовать такому счастью, ведь для нее в математике не было ничего, кроме бесконечного набора символов. Эта наука напоминала ей послание на иностранном языке, которое можно прочитать и произнести, но нельзя понять. Некоторые люди были просто рождены математиками, а Мэдди, несмотря на счастливые надежды отца, даже назвавшего ее в честь Архимеда, была не из их числа.
        А герцог Жерво был несомненным талантом. Кроме того, он был распутным, безрассудным, экстравагантным и галантным игроком, любителем женщин, покровителем искусств, художников, музыкантов и писателей. В скандальных газетах он проходил под призрачными инициалами Г.Ж. Его подвиги описывались довольно часто. У Мэдди появилось занятие интересоваться его жизнью. Говоря откровенно, он был повеса. Тиммсу было безразлично все, для него значение имел только талант. Но Жерво был герцогом, и об этом Мэдди вспоминала гораздо чаще, чем отец, говоря точнее, всякий раз, когда она ждала его в гостиной. А теперь, дав два месяца назад согласие написать вместе с Тиммсом работу и даже снизойдя до предварительного представления материалов на ежемесячном собрании Аналитического Общества, Жерво, очевидно, забыл об этом и ему даже нельзя было надоедать просьбами закончить последний этап вычислений.
        По меньшей мере, Мэдди надеялась, что он забыл. У нее было опасение, что герцог может сыграть с отцом ужасную шутку. В самых страшных ночных кошмарах ей представлялось, как Жерво приходит в Аналитическое Общество со своими шокирующими друзьями, может быть, навеселе, с сомнительными женщинами и выставляет отца и всех членов общества на посмешище. У нее не было реальной причины подозревать, что он так поступит, но отец был очень огорчен и смущен перед своими друзьями-математиками из-за поведения этого аристократа - слишком ленивого, чтобы жить в соответствии с обстоятельствами, а не распущенностью. Жерво просто убивал свободное время, а для ее отца - в этой статье содержался источник жизненной силы.
        Она поднялась по ступенькам под портиком белого загородного дома, думая послать герцогу вместе с вежливым и скромным запросом отца записку со своими замечаниями. Несмотря на то, что у нее в душе никогда не было смелости поговорить с Жерво наедине, она была уверена, что не оробеет перед его титулом. Ее не беспокоил разговор с ним - это знак, что ее порывы в согласии с волей Господа. На основе библейского равенства людей она чувствовала, что все, что может указать на заблуждения и грехи герцога перед Господом, должно пойти ему на пользу.
        Кальвин привычно улыбался, впуская Мэдди в дом и передавая ей плоскую кожаную папку.
        - Передайте, пожалуйста, мистеру Тиммсу с поклоном от его светлости, - сказал он при этом. - Герцог просил сообщить мистеру Тиммсу, что его светлость посетит завтра вечером собрание Аналитического Общества вместе с сэром Чарльзом Милнером и с благодарностью примет дальнейшие приглашения сотрудничества.
        Мэдди взяла папку в руки.
        - О! - сказала она, - он закончил…
        Кальвин сделал вид, что не заметил ее удивления, но выжидательно кивнул в сторону гостиной.
        - Не хотите шоколада, мисс?
        - Шоколада? - Мэдди собралась с мыслями. - Нет, мне пора идти. Я должна сразу передать расчеты отцу.
        - Как вам угодно, мисс.
        Такое внезапное и неожиданное внимание к своему обещанию со стороны необязательного герцога вызывало у Мэдди чувство раздражения, а не удовольствия. Гнусный человек! В самый последний момент закончив с дифференциалами, он втравил всех в неразбериху и беспокойство и полагает при этом, что он обладает всеми правами, просто обращаясь с президентом Милнером.
        - Скажу откровенно, мой друг, - проговорила она со строгим выражением лица, приготовленным для самого герцога. - Я надеюсь, что Жерво достаточно поработал над своим докладом. Боюсь, у моего отца не будет времени ему помочь.
        Кальвин ласково посмотрел на нее.
        - Его светлость не рассчитывал на совет мистера Тиммса. - Он, как всегда, выделил голосом почетное звание.
        Мэдди поняла, что ему не понравилась ее скромная речь, где она не назвала его мирской должности. Мэдди было наплевать на это. И дальше она стала бы называть его по фамилии, как это делает скромный квакер.
        Минуту она стояла молча, постукивая ногой.
        - Можно поговорить с ним?
        - Сожалею, но его светлости нет дома.
        Нога Мэдди стала постукивать чаще.
        - Понятно. Как неудачно. В таком случае, передайте ему благодарность от моего отца.
        Кристиан лежал в постели, на лбу у него была тряпка с сильно пахнущей камфарой. Он хмыкнул, услышав царапанье Кальвина в дверь.
        - Приходила мисс Архимедия Тиммс, ваша светлость. Она забрала документы.
        - Хорошо.
        Наступила тишина.
        - Врач придет через четверть часа, если я пошлю за ним, ваша светлость.
        - Не нуждаюсь в этих коновалах. Я скоро уйду, - сказал Кристиан в ответ.
        Швейцар пробормотал что-то в знак согласия. Дверь за ним закрылась. Кристиан снял тряпку с головы и подумал, не умрет ли он от головной боли, прежде чем встретится с Сазерлендом?
        Глава 2
        Вечернее собрание Аналитического Общества на третий день имело оглушительный успех. Для Тиммсов это собрание началось еще днем, когда в их современный дом на Верхней Чейн Роу пришел напудренный лакей в ливрее и с запиской, написанной характерным почерком герцога Жерво. Он пришлет машину, чтобы доставить мистера Тиммса на собрание в половине восьмого. После собрания он просит мистера Тиммса и его дочь оказать ему честь поужинать с ним и мистером Чарльзом Милнером в Белгрейв Сквейр. После этого их проводят домой в собственном экипаже.
        - Папа! - воскликнула Мэдди с ужасом, понизив голос до шепота, чтобы не услышал лакей у входа в гостиную. - Мы не сможем.
        - Не сможем? - спросил отец. - Я не думаю, что можно прийти на собрание, а затем отказаться от ужина с Жерво.
        Она покраснела.
        - Потерянное время и праздные разговоры. Он дурной человек. Я знаю, что ты восхищаешься научными знаниями, но его характер ужасен!
        - Я такого же мнения, - ответил он неохотно. - Но разве мы первыми бросим в него камень?
        - Я сомневаюсь, что мы будем первыми. - Легким движением она бросила записку герцога в огонь. Дорогая тяжелая бумага съежилась, слабо задымилась, ударившись о медную решетку. - Это не значит бросать камни, это просто нежелание общаться с человеком!
        Отец развернулся в сторону горящей записки, а потом сосредоточил внимание на ее голосе.
        - Всего один вечер.
        - Ты можешь идти. Я вернусь сразу же, как только закончится собрание.
        - Мэдди? - Отец нахмурился. - Ты боишься его.
        - Конечно, нет! Почему я должна бояться?
        - Я подумал, может быть… он обманул тебя?
        Мэдди хмыкнула.
        - Он заставлял меня часами ждать в своей дурацкой гостиной. Я могу описать тебе обои на стенах во всех подробностях. Это голубые шпалеры на белом фоне с розовыми мальвами в пересечениях линий, с шестнадцатью лепестками, тремя листочками с желтой сердцевиной.
        Брови Тиммса расправились.
        - Я опасался, что он сказал тебе что-то неприятное.
        - Он никогда ничего не говорил мне по простой причине, что никогда не видел меня. Но ты вспомнишь мое слово: он худший из аристократов. Распутный, безнравственный и безбожный. Мы скромные люди, мы не должны принимать его предложение.
        Отец долго сидел молча. Потом поднял брови и задумчиво сказал:
        - Но я хочу, чтобы мы пообедали с ним, Мэдди.
        Его пальцы играли с деревянной буквой «Y», вращая ее на красном сукне. Масляная лампа у его плеча не горела в тусклом северном свете уже полдня, отцу был безразличен недостаток освещения.
        Она сжала кулаки и поставила на них подбородок.
        - О, папа!
        - Не обращаешь ли ты на это слишком много внимания, девочка Мэдди?
        Она вздохнула и ничего больше не говоря открыла дверь, чтобы сообщить медлительному лакею, что они примут приглашение герцога на ужин.
        Желая скрыть свою растерянность, Мэдди отправила отца наверх переодеться в свой костюм «для собраний» и побриться, что было необходимо. Затем она занялась собственным гардеробом. Еще до послания от Жерво она собиралась надеть свое серое шелковое платье как подобавшее особому случаю. Сейчас у нее возникло два искушения: одеться так, будто обеды с герцогом для них с отцом обычное занятие или же появиться на ужине в Белгрейв Сквейр в наряде, который больше бы подходил для лазания по помойным ящикам.
        В придачу к тому, а это само по себе греховно, что придется одеться соответственно принадлежности к светским повесам, ее выбор ограничивался материальными возможностями. Гардеробик Мэдди оставлял желать лучшего. Ее семья была далеко не из самых блестящих в Обществе Друзей. Но они всегда должны были носить одежду, подобающую порядочным и честным людям и вести простые и честные разговоры. Строгое серо-стальное шелковое платье с твердым воротником было лучшим в ее гардеробе. Прямые линии покроя, высокая, правда уже вышедшая из моды талия не давали платью возможности претендовать на большее, чем оно было: лучшей утренней одеждой простой квакерской девушки в последние четыре года.
        Мэдди взглянула на черное платье, в котором выполняла обязанности сиделки или ходила за покупками. Оно было чистым и приличным, но заметно потертым на локтях. Нельзя, чтобы папины товарищи по Обществу подумали, что для нее важность случая, по которому они собираются, не имеет никакого значения.
        В конце концов Мэдди все же решила надеть шелковое платье, а чтобы выразить свое отношение к греховному поведению герцога, сняла белый воротник. Она разложила платье перед собой и осталась довольной его видом. Ей нравилось, что на платье нет никаких украшений.
        Другая проблема - что делать с волосами? Белый накрахмаленный капор, который она носила, смотрелся слишком обыденно. На этот раз Мэдди решила воспользоваться познаниями, полученными от матери, которая кое-что знала об обычаях и нравах общества. Тем более приходилось учитывать, что собрание математиков будет особенным.
        Она решила переплести свою косу. Даже само по себе расчесывание волос уже было нелегкой задачей. Мэдди унаследовала от матери длинные густые волосы и никогда не стригла их. После того как она заплела косу и уложила ее короной на голове, Мэдди достала коробку со дна своего выдвижного ящика в шкафу и вытащила оттуда жемчужное ожерелье своей матери.
        Нет, поначалу она не собиралась надевать жемчуг на шею, но, немного подумав, решила, что в волосах жемчуг будет не очень заметен, что будет своеобразным компромиссом между язычеством и фанатизмом.
        Но когда она спустилась вниз, предварительно убедившись, что отец оделся как надо, выдержка и уверенность на время покинули ее. Она испугалась, что жемчуг в волосах будет выглядеть очень глупо. Посоветоваться было не с кем, в доме, кроме папы и Джеральдины, никого не было. Безуспешно Мэдди пыталась разглядеть себя в отражении на серебряном чайном подносе. В этот момент на лестнице раздались неторопливые папины шаги.
        В дверь постучали, и она побежала на кухню за Джеральдиной, поскольку звонок не работал, хотя хозяин дома обещал починить его еще днем. Убедившись, что папа благополучно спустился с лестницы, она взглянула на лакея. Он подал папе руку и помог подняться в черную блестящую карету с голубым гербом на дверце, на котором парил белый феникс, окруженный шестью золотыми геральдическими лилиями. Вдруг лакей поклонился и протянул Мэдди руку. Ей не оставалось ничего иного как подчиниться. Лекционный зал в Королевском Институте на Олбемери-стрит представлял собой амфитеатр с удобными скамьями примерно мест на девятьсот. И обычно он был слишком велик для собраний членов Аналитического Общества. Тех, кого интересовала философия чистой математики и кто разбирался в ней, собиралось обычно так мало, что они занимали только четыре ряда возле возвышения, остальная же часть зала не освещалась и отвечала им гулким эхом.
        Однако когда экипаж выехал на Олбемери-стрит, тротуар оказался заполнен джентльменами, ожидавшими возможности войти в институт. Мэдди даже испугалась, подумав, что, может быть, они что-то перепутали. Но нет, здесь был сам президент Милнер, кругленький и приветливый. Он подошел к двери экипажа и, подав руку Тиммсу, помог ему спуститься. Потом вышла Мэдди, а толпа на лестнице расступилась, пропуская их и приветствуя поклонами.
        - Рад служить вам, мисс Тиммс! Пойдемте в читальный зал, - сказал Милнер, приглашая Тиммса с дочерью пройти. - Герцог с нетерпением ждет вас.
        Мэдди усмехнулась, поскольку сомневалась в способностях герцога на такие чувства. Несколько растерялась она в переполненном зале, задержавшись у раздевалки, где царил беспорядок. Но ее выручил вежливый джентльмен, один из постоянных членов Общества, который помог ей снять шаль.
        - Кто все эти люди? - шепотом спросила она у него.
        - Полагаю, они пришли посмотреть на герцога-математика.
        Мэдди недовольно поморщилась.
        - Нечто вроде ученого поросенка?
        Он пожал плечами и взял ее за руку:
        - Передайте мои лучшие пожелания мистеру Тиммсу. Я много жду от его лекции.
        Мэдди кивнула и отвернулась. «Как же это в духе Жерво, - подумала она, - обращать все в цирк». Она должна была ожидать этого. Из ее отца собираются сделать посмешище.
        У закрытой двери в читальный зал Мэдди чуть задержалась, вспомнив о жемчуге в волосах. Кажется, никто не обратил на него внимания. Она дотронулась рукой до косы, чтобы проверить, на месте ли ожерелье.
        Оно было на месте. Мэдди нащупала его и сообразила, что у нее довольно глупый вид. Бестолковая эксцентричная старая дева! Что ж удивляться? К тому же квакерша, то есть принадлежащая к странным людям. И нацепила жемчуг на свою туго заплетенную косу! Эта мысль заставила ее смутиться: что подумает о ней бессовестный герцог?
        Ну что ж, чему быть, того не миновать. Пусть она повергнет его в шок. Возможно, ему еще не приходилось обедать с девушками, подобными Архимедии Тиммс. И с улыбкой на устах она толкнула дверь.
        В конце слабо освещенной комнаты за столом, на котором обычно лежавшие газеты были отложены в сторону, сидел ее отец в своей широкополой шляпе. Президента Милнера здесь не было. Другой мужчина, освещенный пламенем свечей, склонился над листом бумаги с таким вниманием, с каким школьники или студенты пишут экзаменационные работы. Его локти были несколько расставлены в стороны, что давало возможность оценить высококачественную работу портного, сшившего его синий костюм. Небрежным жестом он откинул свои темные волосы и моментально стал похож на сумасшедшего поэта.
        Не успела Мэдди подойти поближе, как он резко отложил в сторону ручку, выпрямился, и, взглянув на нее, улыбнулся.
        Теперь он не напоминал ни студента, ни поэта, он был галантным кавалером.
        - Мисс Тиммс, - сказал он. Так, как может говорить только герцог: мягко, нежно, с легким поклоном.
        Голубые глаза. Прямой и сильный нос. Очень благородно носил он прекрасно сшитый синий костюм. Но почему-то, несмотря на светский лоск, он мог быть бы своим человеком и среди пиратов.
        Он создавал впечатление хорошо контролируемой энергии. В нем не было никаких черт вырождения, никакой слабости. Отец Мэдди рядом с ним казался бледным и жалким, его как будто не было видно.
        - Моя дочь Архимедия, - сказал Тиммс. - Мэдди, герцог Жерво.
        Он произнес его имя очень правильно: «Ж», а не «Дж», как произносят обычно англичане, а вместо «лысо произнес долгое ударное „о“. То есть он не сказал
„Джервольк“, как бы поступил обычный английский провинциал, а „Жерво“, как и подобает произносить фамилию французского происхождения.
        Мэдди протянула руку, избавив себя от необходимости не то, чтобы присесть в реверансе, но даже кивнуть, то есть поступила как честный прямой человек и Друг. Она промямлила «Добрый вечер», хотя не была в этом уверена. Этот день беспокоил и волновал. Злой день, сегодня она бросила вызов Богу и Правде. К тому же нельзя сказать, что ей была неприятна встреча с герцогом, поэтому она добавила «друг мой». Его же приветствие не было столь сухим.
        - Я испытываю огромное, истинное удовольствие быть к вашим услугам, мисс. - Он слегка приподнял ее руку, немного отведя. - Должен извиниться перед вами за часы ожидания в моем доме. Последние два дня меня мучают проклятые головные боли.
        Мэдди подумала, что ко всем остальным дням это, видимо, не относится.
        - Надеюсь, ты выздоровел, - Тиммс явно выразил свою озабоченность самочувствием герцога. «Бедный, наивный папа, - подумала Мэдди. - Он всегда говорит правду. И, конечно, поверил».
        - Вполне, - герцог улыбнулся и с видом заговорщика посмотрел на Мэдди. - Мисс Архимедия, по-моему, сомневается.
        Ее отец улыбнулся.
        - Да, она устроила настоящее землетрясение у нас дома из-за этой статьи.
        - Папа!
        В этот момент в комнату вошел президент Милнер, подняв руки, как фокусник-иллюзионист:
        - Мисс Тиммс, мистер Тиммс - вы пришли вовремя. Мы с герцогом последуем за вами.
        - Мисс Тиммс, вы не против моего общества, - герцог взял ее за руку. Она удивленно посмотрела на него. - Если вы позволите… - добавил герцог, глядя ей прямо в глаза.
        Мэдди поняла, что именно таким взглядом он обвораживал женщин, заставляя подчиниться его воле. Даже она, в свои двадцать восемь лет, она, которой однажды делал предложение один хороший врач, с болезненным сожалением выслушавший отказ, а после чего предложивший свою руку и сердце Джейн Хуттон и через полгода покинувший квакерские собрания, даже она, Мэдди, почувствовала магическую силу его взгляда.
        Поэтому когда герцог протянул ей пачку бумаг и попросил написать на доске формулы, о которых он будет говорить, это как-то ослабило напряжение. Она посмотрела на бумаги…
        - А ты разве сам не хочешь… Доска рядом с трибуной. Большинство выступающих…
        - Нет, - просто ответил он.
        - Проходите, проходите, - мистер Милнер открыл дверь, отметив, что зал почти полон. - Пойдем наконец. Мистер Тиммс?
        Жерво взял Тиммса под руку, провел в зал и посадил в первый ряд. Президент взмахом руки указал на стулья в президиуме. За ней последовал герцог. Его шаги гулко звучали по деревянному настилу. Он вежливо пододвинул ей стул и элегантно присел рядом.
        Зал затих, когда на трибуну вышел президент Милнер, поправил свет в маленькой газовой лампе и откашлялся. Мэдди смотрела на множество лиц в зале. Почти на каждом человеке был белый воротник, что напоминало какую-то форму. Она была на многих собраниях, как Аналитического Общества, так и Общества Друзей, сидя где-нибудь на задних скамьях рядом с отцом, но никогда ей не приходилось видеть перед собой такую большую аудиторию. Она старалась убедить себя, что на нее никто не смотрит, а все внимательно слушают президента, призвавшего собрание к тишине и порядку и выступавшего со вступительной речью по бумаге. Было хорошо видно, что не все смотрят на говорящего президента, несколько человек из ближних рядов явно разглядывали ее и герцога. Она не могла разобраться в своих чувствах и ощущениях, даже забыв о шелковом платье и жемчуге в волосах.
        Краем глаза Мэдди видела, как спокойно и уверенно сидит рядом с ней герцог в своем прекрасном костюме. Его руки в белых перчатках спокойно лежали у него на коленях. Мэдди тоже перестала сжимать и разжимать свои пальцы. Он абсолютно не реагировал на то внимание, которое было обращено на него, когда Милнер представил его как Кристиана Николаса Фрэнсиса Ланглендского, его светлость герцога Жерво, эрла Лангленда и виконта Глейда, пожелавшего выступить перед Лондонским Аналитическим Обществом в этот вечер.
        Когда раздались аплодисменты, герцог встал. У него в руках не было никаких записей, поскольку все бумаги он передал Мэдди. Она не подозревала о его таланте говорить приятным голосом в непринужденной манере. Он грустно объявил, что посвящает эту лекцию своему покойному наставнику, мистеру Пиплсу, выдающемуся ученому, уважаемому и почитаемому своими учениками. Герцог искренне сожалел, что тот умер.
        Кое-кто в зале засмеялся. Улыбнулся даже сам Тиммс.
        Смех герцог воспринял болезненно. Он сказал о том, что очень переживает смерть своего учителя, написавшего важные страницы в книге, обожаемой им. Особенно ему интересны те планы, где изложен параллельный постулат Евклида, а также те, где говорится о дифференциальной геометрии. Потом герцог легко перешел к изложению своей теории и, начав произносить формулы, кивнул выжидательно Мэдди.
        Она вскочила со стула, взяла мел и стала заполнять большую доску различными формулами. Она немного разбиралась в почерке герцога, но кое-где не совсем уверенно понимала то, что им было написано. Однако Мэдди старалась не делать ошибок, полностью сосредоточившись на правильности переписываемых формул и чертежах. Многолетняя совместная работа с отцом позволяла ей уверенно читать текст, и она спокойно иллюстрировала на доске то, что говорил Жерво: писала одни формулы, стирала другие, и вновь писала и писала. Один раз Мэдди чуть замешкалась, слишком долго рассматривала чертеж. Тогда Жерво сделал паузу, посмотрел на нее, и она быстро стерла написанные формулы и написала новые. В конце концов Мэдди так приноровилась, что уже опережала герцога. Он еще доказывал предыдущие формулы, а на доске были уже написаны следующие. Когда Мэдди с облегчением дописала последнюю формулу и немедленно вернулась к своему стулу, в зале стал нарастать шум. Жерво продолжал говорить, а собравшиеся стали медленно вставать. Один, другой, третий… Все смотрели на доску.
        Кто-то зааплодировал. Редкие аплодисменты переросли в овацию, в которой потонули последние слова герцога.
        Он прекратил говорить, обернулся с улыбкой на Мэдди и сделал движение, чтобы помочь Тиммсу подняться на трибуну. Но Милнер опередил его.
        Аплодисменты грянули с новой силой. Весь зал вибрировал от шума. Мэдди встала и с удовольствием пожала руку отцу. Он держал ее руку и улыбался с таким восторгом и счастьем, какого Мэдди не видела уже шесть лет, прошедших со дня смерти матери.
        Зал ревел. Жерво выступил вперед, держа за руку Тиммса, потому что тот, стесняясь, не хотел идти. В улыбке герцога неожиданно появилась некоторая застенчивость. На какое-то мгновение он стал похож на неуклюжего парня, полного невинного энтузиазма. Он повернулся к Мэдди и взял ее за руку, поклонился и посмотрел ей в глаза.
        Герцог наклонился к ней так близко, что она чувствовала его тепло, его дыхание и запах сандалового дерева:
        - Что вы об этом думаете, мисс Архимедия? - спросил он.
        - Что ты имеешь в виду?
        - А то, - ответил за него президент Милнер, - что мы доказали геометрию вне Евклида, моя девочка! Взорвали параллельный постулат! Целая новая Вселенная! Господи, похоже это… - Он хлопнул Тиммса и герцога по плечам и крикнул: - Вы - волшебники! Волшебники! Волшебники!
        - Это твоя заслуга, друг мой, - сказал Тиммс, в шестой раз, как насчитала Мэдди. - Это необходимо подчеркнуть. Жерво покачал головой и сделал глоток вина.
        - Чепуха, мистер Тиммс, - он слабо улыбнулся. - Вы проделали самую трудную работу - записали все, как надо.
        Все четверо сидели в доме герцога у окна за столом в красивой комнате с видом на темный сквер. Раньше Мэдди здесь никогда не была. Голубой ситец на стенах и удобные стулья произвели на нее впечатление. Она никогда не думала, что мужчина способен создать такой уют.
        Герцог выглядел холостяком. Он сидел, отодвинув стул от стола и положив ногу на ногу. Мэдди старалась держать спину прямо и позволяла себе осторожно оглядывать комнату.
        Тиммс раскраснелся и выглядел несколько рассеянным, как будто никак не мог поверить, что все происходившее в этот вечер правда. За экзотическим блюдом из рыбы и аспарагуса герцог неожиданно предложил ему возглавить математическую кафедру в новом колледже, который собирались открыть его друзья-политики, исходя только из желания учить студентов современным знаниям, избегая различных религиозных проверок при вступлении.
        Мэдди не сразу сообразила, что герцог, будучи богатым человеком, может оказать отцу такую поддержку. Однако, действительно, Жерво очень умен, последовательно выполняет свои обещания и, похоже, неплохо к ним относится. Даже Милнер, Друг Милнер, сначала сомневавшийся в разумности этого шага, сидел, погруженный в приятные мечты. И, конечно, когда герцог заявил, что готов поддержать кандидатуру отца на руководство математической кафедрой, Мэдди почувствовала прилив воодушевления. Конечно, не хотелось бы иметь в качестве покровителя светского повесу, чье имя фигурирует на газетных страницах, но в их положении не выбирают. Она представила себе новый дом, большой, с садом и исправленным звонком.
        В этот момент, когда они витали в облаках, Друг Милнер попросил разрешения выйти покурить. Он оставил дверь приоткрытой, и в тот же миг раздался какой-то шум и шорох, после чего в двери появился сеттер, с шелковисто-белой шерстью, покрытой крупными черными пятнами, как будто обрызганной черной краской. Лишь мельком взглянув на герцога, собака сразу направилась к Мэдди. Встав передними лапами ей на колени, пес ткнул розовым носом ей в подбородок.
        - Дьявол! - строгая команда заставила собаку оглянуться на хозяине. Однако лап с колен Мэдди не убрал. Она улыбнулась и потрепала его за уши.
        - Ты плохой песик, - тихонько говорила она, как будто по секрету. - Ты плохо, очень плохо себя ведешь.
        Дьявол с обожанием посмотрел ей в глаза, очередная строгая команда герцога заставила собаку мигнуть, как бы извиняясь, и соскочить на пол. Жерво посмотрел на любимца долгим пристальным взглядом, и через мгновение Дьявол поджал хвост и быстро убрался из комнаты. Его хозяин, невозмутимо поднявшись со стула, закрыл за ним дверь.
        Появление Дьявола и его изгнание из комнаты несколько разрядило обстановку. Мэдди рассматривала белоснежную скатерть, в то время как герцог рассыпался в извинениях. Ей показалось, что Жерво имеет все основания счесть их за неотесанных людей. Так много молчания было за столом, что ему и Другу Милнеру приходилось постоянно заполнять паузы. Мэдди же не привыкла просто так болтать о пустяках, она много и старательно училась в школе, и всегда выполнять библейское правило: «Говори как можно меньше». Мэдди не в состоянии была говорить о том, чего она не знала. Она любила собак, но у нее их никогда не было. А на улице она видела только дворняжек. Поэтому ей было неудобно обсуждать эту тему с Жерво, который скорее всего разбирался в породах собак и сразу понял бы, что она ничего не знает.
        Мэдди очень хотелось спросить у него, сколько стоит та замечательная ткань, которой обтянуты стулья, но у нее не поворачивался язык. В строгих квакерских домах не было такой роскоши, как раскрашенный ситец или живопись на стенах. Единственной картиной в доме Тиммсов был неуклюжий рисунок, изображавший невольнический корабль, напоминавший о людских страданиях. Пока она разглядывала орнамент на стенах, Жерво заговорил:
        - Давно ли вы потеряли зрение, мистер Тиммс? - спросил он.
        Мэдди замерла, удивленная таким прямым вопросом. Но отец мягко ответил:
        - Много лет назад. Почти… пятнадцать, правда Мэдди?
        - Восемнадцать, папа, - сказала она тихо.
        - А, - он кивнул. - И каждый из этих лет я прожил нормально благодаря тебе, Мэдди, моя девочка. Жерво сидел спокойно, положив локоть на ручку кресла. Его подбородок опирался на кулак.
        - Получается, вы не видели свою дочь с тех пор, как она была ребенком? Ведь так? - спросил он. - Вы позволите, я расскажу, какая она?
        Мэдди не была готова к такому предложению. Но на лице Тиммса появился интерес. Все ее возражения умерли, когда она услышала слова папы.
        - Ты действительно этого хочешь? Действительно?
        Жерво смотрел на Мэдди. Она почувствовала, как щеки запылали жаром. Он улыбнулся и сказал:
        - С удовольствием.
        И наклонил голову, вглядываясь в нее.
        - Мы заставили ее покраснеть. Очень красиво. Я думаю, именно так туман краснеет на рассвете. Вы помните, что я имею в виду?
        - Да, - сказал Тиммс совершенно серьезно.
        - Ее лицо выражает достоинство, но не строгость, оно чуть мягче. Она так изумительно вскидывает подбородок, что заставляет мужчин замолкать. Она выше вас, хоть и не намного, но кажется высокой. Правда, если сравнивать со мной… Она на целых пять дюймов ниже шести футов, - сказал он рассудительно. - Мне кажется, у нее цветущий, здоровый вид. Она не толста, но и не худа.
        - Напоминает хорошую молочную корову! - отозвалась Мэдди.
        - Сейчас о цвете ее лица можно сказать, что он близок к светлому кларету. Щеки и шея тоже. Если судить о коже, то она немного бледновата.
        Приложив руку к груди, Мэдди подумала, что вырез на платье, наверно, слишком большой.
        - Папа… - она посмотрела на отца, на губах которого застыла улыбка.
        - Ее волосы, - продолжал Жерво, - при свечах отливают золотом. Да нет, не золотом. Еще богаче. Они похожи на свет, проходящий через темный эль, когда вы его разливаете. Она заплела косу и уложила ее вокруг головы. Я уверен, она хотела достичь эффекта строгости и совершенно не осознавала, что из этого получится. О! Хочется представить себе волосы распущенными и почувствовать их между своих пальцев.
        - Не нужно так шутить, - тихо попросил Тиммс.
        - Простите меня, мистер. Трудно сдержаться. Так вот, форма носа говорит об особенностях характера. Не думаю, что можно назвать его совершенным. Однако очень решительный… Носик девушки. Носик леди. Прекрасно гармонирует с подбородком. Но глаза… Я боюсь, что глаза полностью разрушают все мои представления о… ней. У нее очень хорошенький ротик, хотя она нечасто улыбается. - Он сделал глоток вина. - Но будем откровенны. Я видел, как она не раз улыбалась вам, чего нельзя сказать обо мне. А глаза то ли золотистые, не то карие… глаза газели. Вы думаете, что смотрите на меня строго, мисс Тиммс? Нет… - Он покачал головой. - Мисс Тиммс, приношу вам свои соболезнования, у вас не получается строгого взгляда старой девы. Из-под ваших замечательных ресниц на меня смотрят прекрасные глаза.
        В его доме, за его столом Мэдди казалось невозможным высказать все негодование, вызванное его рассуждениями. Но ее отец был явно взволнован.
        - Мэдди, - прошептал он. - У тебя взгляд твоей матери…
        - Конечно, папа, - сказала она беспомощно. - Разве никто не говорил тебе об этом?
        - Нет, никто.
        Он произнес это, не выражая никаких чувств, но в отблеске свечей стали отчетливо видны слезы на глазах старика.
        - Папа, - сказала она, дотронувшись до его руки. Он погладил руку дочери и, пальцами коснулся ее лица, затем медленно провел по щекам и ресницам. Она непроизвольно сжала руки, почувствовав, что готова заплакать.
        Ее отец выглядел счастливым, как будто он увидел впервые дочь после восемнадцатилетней разлуки.
        - О! Спасибо, Друг, - Тиммс повернул лицо к герцогу. - Благодарю за один из самых лучших дней в моей жизни.
        Жерво не ответил. Он как будто ничего не слышал. Герцог смотрел на скатерть. Его синие глаза казались задумчивыми, на лице застыла грустная улыбка.
        Глава 3

«Ничего красивого нет в утреннем тумане, вопреки извечному утверждению. Ничего поэтичного, - подумал Кристиан. - Все бело-серое. Трава мокрая и темная, голоса неприятно режут раннюю тишину».
        Он мог слышать даже свое дыхание, когда брал пистолет из шкатулки, предложенной Дарэмом.
        Он не думал о смерти этим утром, а тем более не собирался никого убивать. Чувствуя себя виноватым, Кристиан считал для себя делом чести просто встать под выстрел. А там будь что будет. Он сам обязан выстрелить в воздух. Так… Сазерленд может попасть в него. Да. Скорее всего, так и будет. Но Кристиан не думал, что может умереть.
        Ему показалось странным такое состояние. Полтора десятка лет назад он стоял под огнем дуэльного пистолета. Первый раз в жизни, в семнадцать лет. Тогда его еще можно было извинить за уверенность в собственной неуязвимости. Но сейчас Кристиан посмотрел вокруг… Светлеющее небо, молодые листочки на деревьях… Ему показалась невозможной мысль, что он все это видит последний раз в жизни…
        Если ранят, то… об этом он решил тоже не думать. Кристиан почувствовал, как учащенно забилось сердце, когда он вышел на площадку, даже не оглянувшись на шедшего рядом Сазерленда.
        Вялый, апатичный голос Дарэма дал команду остановиться.
        Кристиан повернулся.
        Сазерленд поднял пистолет. Кристиан видел в лице противника желание убить его. Этот человек намерен совершить казнь. Он жаждет мести. Кристиан почувствовал свой учащенный пульс, отдававшийся в ушах.
        - Джентльмены, - произнес Дарэм, поднимая носовой платок…
        Боль пронзила голову Кристиана. Дикая, странная боль. Он взглянул на Сазерленда, дважды моргнул, не понимая, почему он не слышал выстрела, сразившего его.
        Дарэм снова заговорил. Кристиан не слышал его слов. Лицо Сазерленда было перекошено, он что-то кричал. Кристиан ничего не понимал, но Сазерленд держал пистолет, нацеленный в него.
        Кристиан пытался поднять правую руку. Он покосился на Сазерленда, стараясь что-либо увидеть. Дарэм произнес какое-то слово. Из его пальцев упала на землю бледная ткань.
        Кристиан слышал выстрел и свист, видел клубок белого дыма у пистолета Сазерленда и решил, что тот промахнулся. Однако падал сам Кристиан, а Сазерленд спокойно стоял.
        Кристиан медленно клонился к земле, его пистолет в этот момент выстрелил.
        Что произошло? В него попала пуля?
        Дарэм и Фейн быстро подошли к нему. Он почувствовал, что падает, падает, падает… но земля все еще далеко. Слова летали вокруг него, порхали в воздухе. Он не понимал их смысла. Он пробовал протянуть правую руку, чтобы опереться на плечо, но не смог даже поднять ее. Он старался увидеть кровь, но, ничего не понимая, недоуменно смотрел на друзей.
        - Что случилось? - спросил он.
        Случилось? Нет. Нет, нет, нет, нет.
        Фейн тряхнул головой и ухмыльнулся с выражением триумфа на лице. Дарэм улыбался.
        - Фейн, - Кристиан схватил полковника левой рукой. - Что произошло?
        Нет, нет, нет, нет, нет.
        Он слышал себя. Он в ужасе закрыл рот, стараясь правильно выразиться, тяжело дыша сквозь зубы.
        - Фейн! - крикнул он.
        Друзья пристально смотрели на Кристиана. Он держал Фейна за руку. Половина лица другого человека была скрыта от Кристиана в каком-то сером тумане. Удары сердца отзывались тяжелым барабанным боем… Он хотел отпустить Фейна и протереть глаза. Но руки не слушались. И сказать он ничего не мог. Кристиан мог только опираться всем телом на плечо друга, а весь мир уходил, ускользал от него… Темнота заволакивала его сознание, лишив его глаз, всего на свете…
        В этот день Мэдди чувствовала себя прекрасно, и хорошее утро только прибавило ей радости. Она быстро шла по Кингс-роуд мимо новых строений на Итон-сквер, неожиданно для себя восхитившись их архитектурой, заметив, что они напоминают по стилю дом герцога на Белгрейв-Сквейр.
        Утром, за завтраком, они с отцом ни о чем не говорили, за исключением университетской кафедры, которую ему предстояло занять. Жерво говорил, что это учебное заведение, названное Лондонским университетом, откроет свои двери в будущем году. Но профессора начнут работу очень скоро, возможно, уже в сентябре. Подготовительная работа на Гоувер-стрит уже идет вовсю. И Мэдди решила, что после визита на Белгрейв-Сквейр она может сходить на Блумсбери посмотреть, какие там дома.
        Готовясь к визиту, Мэдди взяла с собой только письмо, которое они с отцом сочинили вместе. В нем выражалась благодарность герцогу за ужин и теплый прием, а также восхищение блистательным выступлением герцога перед членами Аналитического Общества. Немного поспорив, Мэдди с отцом нашли слова признательности за предоставление Тиммсу математической кафедры. Мэдди настаивала на более сдержанных выражениях радости, чем ее отец, но так или иначе, сделать это было необходимо хотя бы ради приличия.
        Она повернула за угол, вышла на площадь и остановилась. Конечно, это обычное явление, коща у дома богатых людей собираются оборванцы, надеясь, что им бросят монетку. Но сейчас здесь стояла целая толпа очень разных людей, окружавших зеленый экипаж.
        Мэдди сжала губы. Вокруг на тротуаре рассыпана солома. Экипаж, запряженный парой отличных серых лошадей, похож на коляску врача. Пока она стояла в нерешительности, с другой стороны площади появилась большая карета, украшенная различными геральдическими знаками и гербом. Толпа любопытных расступилась. Человек, державший под уздцы лошадей, запряженных в экипаж, отвел их в сторону, освобождая место карете, остановившейся прямо у дверей дома.
        Из кареты, опираясь на руку лакея, вышла старая леди и направилась к дому, придерживая черную юбку. Мэдди увидела, как к ней бросился Кальвин и, взяв ее под руку, повел по ступеням. В это время из экипажа вышла еще одна леди, но неожиданно ей стало плохо и она зашаталась. Слуга поддержал ее и ввел в дом. Дверь за ними захлопнулась.
        Небольшая группа людей, стоявших поодаль, о чем-то тихо переговаривалась. Мэдди не знала, как поступить, но ее ноги медленно, шаг за шагом, понесли ее вперед.
        Мимо толпы прошел мальчик, обогнув угол, он увидел Мэдди. Она нерешительно остановилась. Он подошел к ней.
        - Доброе утро, мисс. Вам уже сказали?
        Она взглянула наверх. Окна были зашторены. Как будто в доме кто-то серьезно болен…
        - Нет. Я ничего не знаю.
        - Этот его светлость, месье. Застрелен.
        - Застрелен? - прошептала Мэдди. Мальчик кивнул в сторону кареты.
        - Вызвали родственников, - сказал он. - Но уже поздно, так говорит Том, а он работает здесь на конюшне. Он видел, как они выехали еще до рассвета. Потом видел, как привезли его светлость. Дуэль, мисс. Была дуэль, на которой его убили. Умер, не успели довезти до дома. - Он пожал плечами. - Хотя врача вызывали, наверное. Ждали членов его семьи.
        Мэдди смотрела на дом, не говоря ни слова. Вдруг она услышала приглушенные голоса. Потом издалека донесся женский вопль, плач, стоны. У Мэдди пересохло в горле. Ей стало плохо. Из толпы любопытные смотрели на нее, обмениваясь друг с другом понимающими взглядами.
        Она сжала руки. Она не могла ни о чем думать. Она не могла поверить. Еще вечером трудно было представить себе человека более энергичного и радостного, чем граф Жерво.
        Дуэль. Бессмысленный, глупый обмен выстрелами. Случайность, и жизни больше нет.
        Как это могло произойти? Ее разум отказывался верить. Мэдди слышала о нем как о светском повесе. И если дуэль произошла бы до вчерашнего дня, она отнеслась бы к гибели герцога спокойно. Ну да, утром застрелен на дуэли. Но теперь эта новость потрясла ее до глубины души. Она повернулась, пошла прочь, не видя перед собой дороги. Вчера он знал, что его ждет. Когда прошлым вечером герцог сидел с ними, улыбался, говорил о геометрии и описывал ее внешность отцу, он знал, что через несколько часов с ним может произойти.
        Понимание этого было за пределами возможностей ее разума. Она потеряла мать и несколько друзей, но все они умерли от болезней. И были гораздо старше герцога. А сейчас все казалось нереальным. А как же родная мать? Милостивый Боже, что она переживала? Мэдди была уверена, что это она так ужасно кричала в доме.
        Мэдди чувствовала себя так, будто она была там, с ними, и предоставляла им свою помощь. Все, что могла. Однако она вдруг обнаружила, что вместо этого оказалась в своем маленьком домишке. Ее отец, улыбаясь поднял голову.
        - Уже вернулась, Мэдди, девочка моя.
        - О, папа! - сказала она.
        Его улыбка исчезла. Он выпрямился.
        - Что случилось?
        - Мне трудно понять… Я не… - она застонала, схватившись за дверную ручку. - Он умер, папа! Его убили! Сегодня утром на дуэли.
        Ее отец сидел, не шелохнувшись, держа руки на подлокотниках кресла. После долгого молчания он произнес:
        - Умер.
        Мэдди встала возле отца на колени и приникла к нему.
        - Такой удар.
        Его пальцы покоились на ее голове. На ней сегодня не было капора. Коса была уложена короной, как вчера вечером. Он погладил ее. Дотронулся до шеи, до щеки и почувствовал, что у нее текут слезы.
        Мэдди подняла голову.
        - Не понимаю, почему я… почему я должна плакать. Я недолюбливала его!
        Он погладил ее. Она лежала на его ноге, бессмысленно глядя в угол комнаты.
        - Не могу в это поверить, - прошептала она. - Не могу.
        Глава 4
        Блайтдейл Холл, с его розовыми кирпичными стенами, пилястрами, арками из белого камня, показался Мэдди похожим на аппетитный хорошо украшенный тортик. Новое убежище кузена Эдвардса включало в себя значительную часть Бакингхемширской местности. Там росли шикарные розы, был парк с оленями и черные лебеди плавали в озере. Все это успокаивающе воздействовало на пациентов кузена Эдвардса.
        Кузен отца Мэдди доктор Эдвардс Тиммс осуществлял руководство Блайтдейлом в современной и туманной манере. Каждый из его подопечных имел собственного слугу-опекуна. Кузен Эдвардс был увлечен своей работой. С энтузиазмом рассказывал он о своих методах лечения, одновременно отрезая себе ломтики бекона и предлагая Мэдди еще один ломтик копченой рыбы или еще чашечку кофе.
        Мэдди иногда слышала женский плач - очень неприятные звуки - но кузен Эдвардс, казалось, ничего не замечал. Через некоторое время крики стихли. Она допила свой кофе и приготовилась к встрече с людьми и выяснению своих обязанностей.
        Кузен Эдвардс заверил Мэдди, что от нее потребуется всего лишь внимание и аккуратность. Что же касается самой работы, то она будет несложной. В любом случае было невозможно отказаться от приглашения кузена Эдвардса, которому сейчас не могла помочь жена, занятая с третьим ребенком, тем более что предложение кузена поступило как раз в то время, когда Тиммсу отказали в университете, где он рассчитывал получить место на кафедре математики. Письмо от Генри Бругема выражало сожаление по поводу изъятия вклада, сделанного в фонд университета герцогом Жерво, математическая кафедра стала содержаться за счет денег другого джентльмена, не пожелавшего назвать своего имени, но предложившего своего кандидата на руководство кафедрой.
        Действительно, Бакингхемшир и Блайтдейл в это осеннее утро выглядели превосходно. Солнечный свет согревал недавно покрашенные желтые стены столовой, искрился на серебре и прекрасных фарфоровых тарелках, оставшихся от разорившегося баронета вместе с картинами и мебелью. Повсюду в доме чувствовался запах свежего воска и новых портьер.
        - Я не позволил, чтобы здесь осталось хоть что-нибудь, навевающее грусть, - подчеркнул кузен Эдвардс.
        Все выглядело мирно и аккуратно и очень отличалось от представления Мэдди о квакерском образе жизни. Но зато вполне соответствовало изысканным вкусам пациентов кузена Эдвардса. Однако снова послышался отдаленный плач, прорвавшийся сквозь закрытые двери, как заблудившийся днем призрак.
        - Начнем, пожалуй, кузен? - доктор вытер рот салфеткой и поднял колокольчик, стоявший у локтя. - Дженни, позовите Блекуэла, чтобы он сопроводил мистера Тиммса в гостиную.
        Служанка присела в реверансе, поправила передник и удалилась. Вскоре пришел вызванный ею санитар. Все происходило в полном молчании. Когда они ушли, кузен Эдвардс проводил Мэдди в ее кабинет на первом этаже.
        - Почта. - Он кивнул в сторону стоявшей на письменном столе корзины.
        У кузена Эдвардса были такие же мягкие, добродушные черты лица, как и у ее отца. Но черные глаза казались быстрыми и осмысленными, и он часто поджимал губы. Кузен Эдвардс не придерживался правил Общества Друзей, как в манере говорить, так и в одежде. Воротник на его костюме не выглядел строгим, но зато был сшит из очень дорогой ткани. Мэдди прекрасно понимала, Кузен Эдвардс имел основания быть довольным собой как наиболее преуспевающий член семейства Тиммсов. Он имел репутацию хорошего врача и был хозяином превосходного владения - Блайтдейла.
        - В твои обязанности входит, - объяснил он, - сортировка всех писем. Письма для меня вскрывай и клади обратно в корзину. Те же, что приходят на имя пациентов, необходимо приобщить к историям болезни.
        Она удивленно подняла глаза.
        - Копии, да?
        - Нет. Именно письма. Если, если ты сочтешь, что содержание их достаточно важно или необычно, приноси мне.
        - Извините… Но я не вполне понимаю… - Она дотронулась до пачки писем. - Означает ли это, что… Пациентам не позволено читать писем?
        - Я придерживаюсь строгого правила, цель которого - защита спокойствия наших пациентов. Связь с семьями может перевозбудить их. Мы рекомендуем родственникам не писать писем, но, как видишь, они настойчивы.
        - О! - сказала Мэдди.
        - И я напоминаю, что мы имеем дело с больными людьми. Поэтому должен просить тебя следить за своей речью. Некоторые из них могут быть оскорблены… фамильярностью… - Он слегка покраснел под прямым взглядом Мэдди. - Среди нас, конечно - вопросов нет. Но лучше так разговаривать, чтобы никто из пациентов не слышал.
        - Я постараюсь, но…
        - Уверен, у тебя получится. А теперь позволь мне взять эту книгу. Я должен познакомить тебя с пациентами и персоналом. Мы живем здесь одной большой семьей. Важно, чтобы ты отнеслась к здешнему образу жизни соответственно. Я ощущаю себя отцом каждой бедной души, поселившейся в Блайтдейле. Ты поймешь, что пациенты очень похожи на детей. Если ты поймешь это, то избежишь ошибок.
        - Да, - согласилась она. - В этом доме плакала женщина, пели какие-то люди, а мужской голос истерично кричал, перебивая их.
        - Ты привыкнешь, - сказал кузен Эдвардс, слегка улыбнувшись. - Здесь есть выздоравливающие, но некоторые очень больны.
        - Да, - Мэдди вздохнула. - Я понимаю.
        В Блайтдейл Холле находилось пятнадцать пациентов. Пятнадцать несчастных человек, которые, однако, оказались все же удачливыми, потому что их семьи могли оплатить пребывание и лечение в самом дорогом сумасшедшем доме страны. Благодаря блестящей репутации доктора Эдвардса Тиммса, особенностям его моральной и медикаментозной терапии, Блайтдейл считался еще более изысканным местом, чем Тайсхерст Хаус доктора Ньюингтона в Сассексе. Семьи больных не отваживались приезжать в Блайтдейл, хотя любого посетителя всегда готовы были принять в любое время и показать все, что здесь было. Доктор ничего не скрывал, ибо в доме не происходило ничего антигуманного, ничего скверного. Применялись в основном современные методы лечения: диета, холодные ванны, успокоительные и реабилитационные процедуры.
        Леди шили или гуляли в саду, играли в бадминтон, принимали успокоительный чай из трав, иногда им позволялось рисовать. Джентльмены жили приблизительно так же. Только вместо шитья они занимались гимнастикой, играли в шахматы или разбирали книги в библиотеке. Гуляли по лугу и роще, собирали цветы и листья. Каждый, кто мог, имел право посещать еженедельные научные лекции или играть в карты. К больным приезжал викарий англиканской церкви, но большей частью нерегулярно.
        - Блайтдейл занимает особое место среди психиатрических клиник, - заверил Мэдди кузен Эдвардс, - здесь проходят лечение как мужчины, так и женщины, здесь у каждого пациента свой санитар. - Он провел ее в гостиную, где собралась группа людей, и они пели вокруг флейтиста. Ужасных криков было не слышно, но один мужчина пел, стоя в смирительной рубашке, с рукавами, завязанными за спиной. Как только Мэдди и доктор Тиммс вошли, он с надеждой посмотрел на них.
        - Вы заберете меня домой? - спросил мужчина в смирительной рубашке. - Мне нужно сегодня ехать домой.
        - Сегодня, - сказал кузен Эдвардс, - Келли поведет вас на прогулку.
        Лицо пациента стало багроветь.
        - Но я должен ехать домой! Моя жена умирает!
        Доктор Эдвардс выразительно взглянул на санитара. Келли сказал:
        - Давайте присядем и отдохнем, мистер Джон.
        - Она зовет меня. Я спаситель Иисуса Христа! - Мужчина рванулся вперед. Келли схватил его за смирительную рубашку. - Я действительно спаситель Бога! Моя жена умирает за меня! Она пожертвовала жизнью ради меня! Я спасен, вы слышите меня! Она пожертвовала жизнью ради меня! Я спасен, вы слышите меня, сэр? Я говорю вам, что я…
        Его голос становился все громче и громче, речь зазвучала быстрее, когда Келли повел его к двери. Остальные пациенты - трое мужчин и пятеро дам - не выражали никакого интереса к происходящему, кроме одного певца, который развеселился. Довольно красивая девушка, одетая в элегантный халатик, тихо сидела, равнодушно глядя в окно и тихо говоря сама с собой. Смех тенора неожиданно замолк, и он ударил себя по губам, извиняющимся взглядом посмотрев на Мэдди.
        Дикий крик удалялся. Кузен Эдвардс стал знакомить Мэдди сначала с пациентам, а затем с санитарами. Он делал записи в своей книге и протягивал ее Мэдди, чтобы она могла познакомиться с некоторыми особенностями больных.
        - Мисс Сусанна. Больна меланхолией, - сказал он. - Состояние тяжелое. Как вы себя чувствуете сегодня, мисс Сусанна?
        - Хорошо, - сказала девушка бесстрастно.
        - Вы поете?
        - Нет, спасибо, доктор.

«Ум, заполненный опасными предчувствиями, - читала Мэдди. - Плохой аппетит, беспокойный сон. Разговоры о самоубийстве, были попытки утопиться. В прошлом жила хорошо и счастливо. Меланхолия последовала за нарушениями в менструальном цикле. Причина - перенапряжение умственной деятельности: учеба и другие интеллектуальные занятия».
        Он улыбнулся, похлопал мисс Сусанну по плечу, и они с Мэдди пошли дальше.
        Миссис Хамфри, страдала от деменции и прогрессивной идиотии. Леди приветливо улыбнулась и спросила, не принадлежит ли она к семье Каннингемов.
        - Нет, - ответила Мэдди. - Я Архимедия Тиммс.
        - Я видела вас в Индии, - миссис Хамфри разговаривала голосом обиженного ребенка. - Вы забрали мою одежду.
        - Нет. Вы… ошибаетесь.
        - В полседьмого, - миссис Хамфри кивнула. - Будут шляпы.

«Не узнает мужа или детей, - читала Мэдди в книге доктора. - Деменция и прогрессивная детериорация интеллекта вызвана климактерическими расстройствами».
        - Пожалуйста, отведите миссис Хамфри в ее комнату, - обратился доктор к санитарке, слегка нахмурившись. - Должен просить вас повнимательнее относиться к проблемам гигиены.
        Как догадалась Мэдди, пациенты в гостиной представляли собой наиболее послушную часть обитателей Блайтдейла. Мастер Филипп ощущал себя заброшенным, вся пища казалась ему странной на вкус. Он смеялся тогда, когда слышал что-нибудь грустное, потому что иначе начинал сильно переживать. Леди Эммалина настаивала на своем сиротстве, уверяя, что она потеряла родителей, поскольку тех казнили на гильотине. Когда кузен Эдвардс вежливо напомнил леди, что ее родители - лорд и леди Кеткарт очень даже здоровы и проживают в Лейсестершире, она проинформировала собравшихся, что у нее исчез пупок, как будто это подтверждало ее предыдущее заявление.
        За исключением находившихся в гостиной, другие пациенты содержались в комнатах за двойными дверьми, сделанными из твердых пород дерева и железных решеток. Мебели там не было, если не считать кровати для пациента и раскладушки для санитара.
        Мэдди прочла в книге: «Мания опасная и разрушительная, стремление все крушить, вызванное чрезмерным увлечением религией».
        В другом случае: «Неистовая эпилепсия, все время приходится обуздывать».
        В третьем случае: «Деменция, непонятная речь, галлюцинации, недержание, атрофия чувств».
        И даже с этими пациентами кузен Эдвардс разговаривал лично и повторял Мэдди преимущества правильного режима, хорошей пищи и дисциплины для восстановления самоконтроля и отвлечения больного ума от нездоровых мыслей.
        Мэдди пыталась верить ему. Она старалась принять обыденный тон доктора и оптимистический юмор, но, честно говоря, ей очень хотелось уехать, лечь на свою кровать в Челси и плакать, вспоминая об этих несчастных. Мэдди думала о себе как о сильной, мужественной женщине, опытной сиделке, но то, что она увидела за день пребывания в Блайтдейл Холле, вынести казалось невозможным.
        - А… мы бреемся, - Кузен Эдвардс, посмотрел сквозь решетку, заменявшую дверь в комнату, где содержались наиболее опасные пациенты. Он помедлил, прежде чем дотронуться до замка и, склонившись к Мэдди, прошептал: - Один из наиболее трагических случаев.
        Мэдди поджала губы, мысленно желая, чтобы доктор Эдвардс ничего больше не говорил. Ей стало неприятно знакомиться с обитателями сумасшедшего дома.
        - Добрый день, - доктор вошел в комнату. - Приветствую вас, сэр. Как поживаете?
        Пациент ничего не ответил, а санитар сказал:
        - Не такой уж плохой день, доктор. Не такой уж плохой.
        Мэдди в конце концов заставила себя войти и поднять голову. Дородный санитар правил бритву на ремне. Коротко стриженный, он напоминал призового боксера. В нескольких футах от него, в светлых брюках и белой рубашке без рукавов, стоял мужчина и смотрел в окно, положив одну руку на спинку кровати.
        - Друг мой, - Мэдди заставила себя произнести приветствие, стараясь говорить самым нормальным тоном.
        Неожиданно мужчина повернулся к ней. Его голубые глаза горели, темные волосы спадали на лоб. Он был похож на пойманного и связанного пирата после битвы в бухте.
        Мэдди лишилась дара речи.
        Он молча смотрел на нее. Никаких эмоций.
        - Это он, - прошептала Мэдди.
        Он слегка опустил лицо, глядя на нее из-под ресниц. Гнев, страсть, все это было написано на его лице. Челюсти сжаты, несвязанная рука размахивала из стороны в сторону.
        - Не можешь меня вспомнить? - настойчиво спросила она. - Я Мэдди Тиммс. Архимедия Тиммс.
        - О, так вы знакомы? - спросил с удивлением кузен Эдвардс.
        Мэдди отвернулась.
        - Ну да, папа и я… Это герцог Жерво, разве не так?
        - Ну, ну. Действительно, так и есть. Мистер Кристиан приехал к нам погостить.
        Мистер Кристиан смотрел на кузена Эдвардса такими глазами, будто хотел разорвать ему горло голыми руками.
        Кузен улыбнулся пациенту.
        - Какое приятное совпадение. - Он жестом указал на Мэдди. - Вы узнаете мисс Тиммс, мистер Кристиан?
        Жерво перевел взгляд с кузена Эдвардса на Мэдди, потом снова на доктора. Потом он отвернулся к окну и уперся головой в решетку.
        - Он мало что понимает, - пояснил кузен Эдвардс. - Разум двухлетнего ребенка. Как я говорил, болезни предшествовала целая история моральной нечистоплотности, неожиданно выродившаяся в деменцию. И мания. Целых два дня он был в бессознательном состоянии. А ранее в коме. Все признаки жизни были настолько подавлены, что его считали мертвым.
        - Да, - тихо произнесла Мэдди. - Значит… мы думали… его убили…
        - История, между прочим, очень интересная. Совершенно конфиденциально, конечно. Ты не должна делать наш разговор предметом широкой огласки. Но для нашего пациента болезнь началась с дела чести, которое разрешалось дуэлью на пистолетах. Он не был ранен, но переживания и эмоции вызвали у него тяжелейший припадок. Доктор объявил его мертвым и приказал вынести тело, но собаки герцога не подпустили к нему санитаров из морга. - Кузен Эдвардс покачал головой. - Все сначала подумали, что собаки просто вели себя странно. Но через какое-то мгновение у герцога появились признаки жизни. Появилось сердцебиение, пульс. Он пришел в сознание, остался в состоянии маниакальной идиотии. - Кузен Эдвардс сделал пометку в своей книге, посмотрел задумчиво на Жерво и написал что-то еще. Потом звучно захлопнул книгу и передал ее Мэдди. - Конечно, ты знаешь, что отсутствие моральных дисциплин приводит разум к иррациональности. Он не говорит, руководствуется примитивными эмоциями. Обычные явления в таких случаях, когда первоначальные основания пропадают и извращаются. Здесь нарушения, потеря морального смысла, что развило
первобытные инстинкты и желания, закончившиеся нарушением прежних культурных привычек. Физически же он вполне силен. Правду я говорю, Ларкин?
        Санитар утвердительно хмыкнул.
        - Ага, так и есть. Размахивает правой рукой. Левую я привязал. - Он положил бритву.
        - Давать минимум возможностей для движений, - распорядился кузен Эдвардс, кивнув. - Физически он очень силен, но опустился до животного уровня.
        Ларкин подошел к ним.
        - Видите, как он себя ведет. Вчера мы вынуждены были надеть на него смирительную рубашку и держать его вдвоем.
        Мэдди опустила глаза, не в состоянии пошевелиться, встретиться с его умными, молчаливыми глазами. Она чувствовала себя разбитой, несчастной, невозможно поверить в то, что он здесь.
        Она сжала книгу в руках.
        - Он вылечится?
        - А… - Кузен выпятил нижнюю губу и поднял брови. - Не хочу скрывать, что случай очень серьезный. Его мать хорошая женщина, христианка, она фанатично предана идее милосердия и благости церкви. По ее словам, сын долгое время вел себя неподобающе. Мятежный дух. Страстность. Ненормальные привычки… - Доктор вздохнул. - Ну да. Я так и говорю… Если мы не сможем вылечить его в Блайтдейле, значит, его невозможно вылечить вообще.
        Мэдди словно окаменела.
        - А какое лечение проводится?
        - Самое важное для него - режим, необходимый для восстановления правильной деятельности мозга. Цикл упражнений для успокоения его души, ванны, разумеется, чтение вслух, в общем, все подобрано для стимулирования интеллектуальной деятельности и воспитания сдержанности. Запрещено рисование. Ручки, и другие пишущие предметы могут спровоцировать его к проявлению насилия. Лекарства он не принимает. Увы, пока мы не видели никакого прогресса в его состоянии. Видимо, мы попробуем провести время с нашими старыми пациентами. Или, скорее, сначала выпустим больного погулять вместе с другими маньяками, чтобы избавить его от ощущения изолированности.
        Жерво скрестил руки на груди. Мэдди подняла голову и взглянула на него. Лицо герцога приняло несколько циничное выражение. Он посмотрел на нее с полуулыбкой, затронувшей только одну сторону рта.
        Это впечатляло. Жерво снова стал верен себе: наглый аристократ. Мэдди ждала хотя бы одного слова или знака внимания. Но нет. Герцог только улыбался и смотрел на нее с интересом, что напомнило ей тот памятный вечер, когда он описал ее внешность слепому отцу.
        - Жерво, - обратилась она к нему, сделав шаг вперед. - Мой папа тоже здесь. Джон Тиммс. Ты с ним вместе работал над новой геометрией.
        Его улыбка незаметно исчезла. Он внимательно смотрел на нее, чуть склонив голову в сторону, герцог напоминал собаку, задумавшуюся над загадочностью человеческого поведения. Мэдди заметила, что он внимательно следил за движениями ее губ, хотя не был глухим, поскольку сразу повернулся на звук ее голоса.
        - Можно ли моему папе навестить тебя? - спросила Мэдди.
        Он вежливо наклонил голову в знак согласия.
        Мэдди почувствовала прилив возбуждения. Да он прекрасно соображает! Она посмотрела на кузена Эдвардса. Доктор только покачал головой.
        - Он старается продемонстрировать вежливость. Маньяки могут быть довольно хитрыми. Спроси его тем же тоном, может, он король Испании?
        Мэдди не могла сделать такого дешевого трюка. Она не хотела поверить, что за такими умными глазами скрывается разум двухлетнего ребенка. Она спросила:
        - Не ожидал меня здесь увидеть?
        Цепь зазвенела. Герцог согласился с ней и потряс головой.
        Мэдди поняла, что он ответил «нет».
        - Ты не понимаешь меня? - в растерянности спросила она.
        Он не отреагировал.
        - Мне жаль, - Мэдди расстроилась. - Жаль, что с тобой такое случилось.
        Он ответил циничной улыбкой и протянул ей закованную в цепи руку и отвесил поклон. Мэдди автоматически протянула ему руку. Герцог наклонился… и неожиданно дернул ее к себе, прижал к груди. Его закованная рука схватила Мэдди за горло.
        - Бритва! - закричал доктор Эдвардс. - Господи! Ларкин!
        Появился санитар, принеся воду, за которой собственно и выходил в коридор. Он уронил чашку, разлив жидкость на ковер и шагнул к ним. Но Жерво издал звук, от которого кровь застыла в жилах, одновременно приставив бритву к челюсти Мэдди.
        Ларкин замер на месте. Мэдди уголком глаза могла видеть большой палец Жерво на острие бритвы, Ларкина, кузена Эдвардса и служанку, замершую в дверях. Все словно окаменели. Жерво прижал Мэдди к себе. Его свистящее дыхание раздавалось ей прямо в ухо.
        - Не борись с ним, - тихо произнес кузен Эдвардс. - Вообще ничего не делай.
        А Мэдди и не думала бороться. Он очень больно сжал ее. Она не могла бы найти в себе силы, чтобы сопротивляться его захвату. Герцог был напряжен, силен, горяч.
        Рядом с ними стоял столик для бритья. Герцог подтащил его поближе. Кузен Эдвардс начал говорить мягким, добрым голосом, но Жерво игнорировал его. Он отвел бритву от горла Мэдди и направил бритвенное лезвие прямо в центр стола.
        Он крепко держал Мэдди. Она чувствовала движение его мускулов, чувствовала, как он повернул запястье и прочертил одну линию, скрестив с ней другую. Когда Ларкин сделал шаг по направлению к ним, лезвие тут же вернулось к горлу.
        Она слышала его дыхание и биение его сердца рядом со своим.
        - Позволь ему, - сказал кузен Эдвардс. - Позволь ему закончить.
        Жерво ждал, держа бритву и едва не касаясь лезвием ее шеи. Кузен Эдвардс кивнул.
        - Можете продолжать, мистер Кристиан.
        В тот же момент Жерво в центре пересекавшихся линий нарисовал синусоиду вдоль оси.
        Он уронил бритву, со звоном ударившуюся о стол, затем положил руку ей на голову, заставляя посмотреть вниз на нацарапанную фигуру.
        Его рука ослабла, он отпустил ее, но Мэдди продолжала стоять, глядя на стол.
        Мэдди обернулась и увидела в глазах Жерво ожидание, концентрацию внимания… Она чувствовала, что он зависит от нее, зависит от того, поймет она его или нет.
        Мэдди точно знала, что изображена математическая фигура, но не понимала ее значения.
        - Подождите! - Она сжала его руки. - Подождите! - Мэдди повернулась к Ларкину и кузену Эдвардсу. - Не наказывайте его, не причиняйте боли! - воскликнула она, выбежав из комнаты.
        В гостиной санитар читал отцу книгу.
        - Папа! - Мэдди подбежала к отцу и схватила за руку. - Что это значит?
        Его указательным пальцем она начертала крест на полированной поверхности стола, а потом синусоиду вдоль него.
        - Периодическая функция, - ответил отец.
        Мэдди перевела дыхание, схватила ручку и лист бумаги:
        - Как она определяется?
        - Бесконечный ряд. Ты хочешь это выяснить?
        - Да все, что можно! Все об этом. Этот вопрос задали тебе. Необходимо ответить.
        - Мне? Что…
        - Папа! Все объясню потом, сейчас я должна быстро вернуться. Как можно скорее! Расскажи мне только о периодической функции, как у мсье Фурье. Как она записывается? Начинается с «синус X равен…»?
        - Синусовая функциональная прогрессия. Или у тебя косинус?
        - А графики отличаются, да? Тогда… - она сжала губы и закрыла глаза. - Кривая начинается… в пересечении осей.
        - Тогда это синусовая функция. Синус X равен X минус X в кубе, деленный на факториал трех плюс X в пятой степени, на факториал пяти минус X в седьмой степени, на факториал семи и так далее.
        - Да, да! - Мэдди записала знакомые символы, стараясь сделать их большими и отчетливыми. - О, папа, ты не представляешь! Я скоро вернусь и расскажу тебе!
        Она пробежала через комнату в стиле барокко… через мраморный зал, наверх по лестнице… Пол, покрытый коврами, скрипел под ее ногами. Когда Мэдди достигла цели, она обнаружила, что ее просьбы были проигнорированы. Ларкин вместе с другими санитарами прижали Жерво лицом к стене и возились с рукавами его смирительной рубашки.
        Как только Мэдди остановилась в дверях, они отпустили герцога. Жерво не поворачивался, не двигался и не боролся, только опустил голову.
        - Я хотела, чтобы вы не…
        - Кузина Мэдди! - обратился к ней Эдвардс. - Ты вполне оправилась? Не хотела бы ты прилечь? Какая беда! Для Ларкина непозволительно было оставлять бритву в пределах досягаемости больного! Мы должны быть абсолютно аккуратными. Всегда. Я не должен был позволять тебе входить сюда.
        - Все в порядке. Это - синусовая функция! О!
        Жерво, опершись плечом о стену, повернулся, и Мэдди почувствовала на себе его укоризненный взгляд.
        - Изображение, сделанное им, - она показала бумагу, - это - синусовая функция.
        - Да… как я говорил тебе… инструменты для письма любого вида перевозбуждают его мозг. Мы не можем заранее предугадать, что он сделает без всякого смысла.
        - Но тут есть смысл! Эта функция позволяет…
        - Нет! Нет. Его необходимо оставить в покое. Не надо, кузина Мэдди! - Голос доктора Эдвардса стал строже. Он вырвал лист бумаги из ее рук и скомкал. - Не показывайте ему ничего, что может вызвать волнение.
        Она остановилась. Жерво смотрел на нее.
        - Это - синусовая функция, - сказала Мэдди, не обращая внимания на кузена.
        Если она ожидала какой-то реакции или понимания, то ничего не добилась. Жерво только посмотрел на нее, как будто их разделяла стеклянная стена. Он не слышал ее голоса.
        Глава 5
        Ушли прочь… ушли… все ушли, но негодяй бреет, собаки за дверь, спальня, никакой возможности уединиться, пол падает вниз… грубая пища застревает в горле… есть или нет.
        Каз-мад.
        Каз-мад.
        Кровати, привязанная рука, нога. Как животное, жирный розовый… хвост крючком. Слово пропало, пропало, всегда только… далеко. Его голова болела, но он не мог вспомнить имя.
        Каз-мад. Он пытался сказать беззвучно, двигая языком.
        Он боялся произносить слова громко. Нет, нет, нет - вот, как это прозвучит.
        Не говори, откажись.
        В нем царил бесконечный страх. Они все говорили очень быстро… они мямлили… бормотали… они не давали ему возможности понять.
        Положи руки… Я! Господи, неправильно. Проклятые звери. Ванна с кровью. Часы у бродяг в саду. Неистовство. Битва. СТЫДНО. Привязали кресло, бунт, шум, сумасшедшие, отняли у него друзей, собственный дом, собственную жизнь.
        Он лежал, разглядывая тени на потолке, наблюдая овал, касавшийся стены, и совершенно не обращал внимания на то, что потолок украсили специально, чтобы приятно было находиться в этой комнате. Вдали, из гостиной, послышался стон, который издал один из сумасшедших. Огон напугал Кристиана, потому что такой же звук в любую минуту готов вырваться из его горла и груди. Звук отчаяния.
        Заперт здесь надолго… надолго… сумасшедший.
        Иногда он пытался понять, определить, кто же, собственно, держит его здесь, кто пожелал лишить его прошлого. Он вспомнил лица, порой он давал им имена, иногда мог думать о них.
        Так было и с Каз-мад. Он смотрел на нее: какие-то белые… Он забыл слово, обозначающее то, что он увидел в ее волосах. Говорила с ним. Знаю, знаю.
        Слушай. Слушай хорошо, хорошо, хорошо.
        Каз-мад кажется правильной и неправильной. Но когда он старался думать о ней много, у него начиналась тошнота от напряжения.
        По коридору шаги. Знакомый звук, тревожный, потому что он не знает, что с ним собираются делать на этот раз. Свет замигал, тени от двери задергались дикими крыльями по потолку. Он услышал звук замка и звуки, говорящие о том, что его часовой просыпается.
        Женский шепот, потом ее профиль при свете свечи, когда она склонилась в углу над раскладушкой. Двое говорили о чем-то непонятном, но очень озабоченно, после чего обезьяна-охранник встал и ушел из комнаты.
        Она поставила свечу на подоконник. Повернулась к нему. Невыносимо было позволить ей смотреть на его унижение. Он закрыл глаза и решил уснуть, желая, чтобы вернулись его беспокойные сны:

…Спальня, где его будят собаки, имя, самосознание. СЛОВА! Слова, понятные слова, произносимые - чтобы прошли эти безумные грезы.
        - Эрво, - произносит кто-то еще какое-то непонятное слово.
        Она коснулась его плеча. Стыд заставил его поджать челюсть и отвернуться. Гордость заставила сжать кулаки и ударить по цепям. Он почувствовал некоторое удовлетворение, увидев ее тревогу, и посмотрел на нее высокомерно.
        Она напряженно улыбнулась.
        - Функции, - сказала она. - Ряды Бротанифити. Она подала ему бумагу. При свете свечи ясно и отчетливо были видны написанные чернилами знаки: ДА!
        Да, да, да, - хотелось кричать ему, - ты слышишь меня, ты понимаешь меня. Я здесь.
        Но он ничего не делал и не говорил. Вдруг ему стало страшно двигаться, он боялся испугать ее, боялся, что она уйдет. Она стала для него бесценным сокровищем, драгоценным бриллиантом. Сознательным усилием он расслабился, разжал кулаки, опустил скованные руки вниз на кровать. Он посмотрел ей в глаза и сделал короткий, выразительный кивок.
        - Синусовая функция, - сказала она с усилием (ему послышалось «новая фусия»). - Да?

«Да, - подумал он. - Да». Он подумал, что мог бы сказать «Да». Но не получилось. Тогда он снова кивнул.
        - Новая, - повторила она, - новая фусия.
        Новая фусия. Си и новая фусия. Снова вертелось в его голове. Сифон, синов, фуси, что-то смешалось, два диска, колеса вертятся.
        - Новая фусия, - сказала она снова, встала возле него на колени и протянула бумагу.
        Он смотрел на символы. Он знал, что здесь изображено. Он понимал их значение.
        Синусовая функция. Конечно.
        Синусовая функция. Он вздрогнул. Свет свечи задрожал. По ее лицу забегали тени. Ресницы… прекрасная мисс…
        Она улыбалась. Это было как утро. У него легко стало на сердце. Он понял, что любит. Изнемогает от нежности.
        - Сину… совая… функция, - сказала его возлюбленная. Ребенок, не ребенок, глупышка, не ребенок повторяет.
        - Секант, - сказал он. - Косекант.
        - Нет. Синус.
        - Тангенс. Котангенс. Угол.
        - Понятно. Математика. Тригонометрия. Параллельная аксиома, параллельные прямые, перпендикулярные прямые. Боже, геометрия - это просто. Почему он не мог вспомнить такие простые вещи?
        Он очень старался. Он напряг руки, закованные в цепи.
        - Ах… - Это было так больно. Он знал это. Не получается. - Ах, она. Каз-мад.
        Он любил ее. Ему не хотелось, чтобы она уходила и оставляла его здесь одного.
        Она вопросительно подняла голову.
        - Кто?
        Его пальцы бережно погладили ее руку. Он смотрел ей в глаза, пытаясь говорить. Каждое слово давалось с болью:
        - Имя! Она?
        Она улыбнулась снова:
        - Мэдди.
        Ну да, так оно и есть. Мэдди. Мэдди-девочка.
        - Мм… - вот и все, что получилось, и он в отчаянии сжал зубы.
        - Мэдди, - сказала она.
        Он кивнул. Он боялся, что этого недостаточно. Может быть, она не знает, что он понимает ее.
        - Синус, да. - Он повторил это успешно. - Косинус. Тангенс. - Его пальцы ласкали ее руку. Он хотел сказать: «не уходи», а получилось: - Не… не… не…
        Она вздохнула и стала вставать. Он понял, что она уходит, и отчаянно затряс головой: «Нет. Оставайся, не уходи. Подожди еще, не сейчас!»
        Но вместо этого получилось:
        - Не… не… не… не…
        - Тисысы. Киде. (Тихо, слышишь, кто-то идет), - сказала она и приложила палец к губам.
        Он смотрел на нее. Он о чем-то думал. Этот жест. Но не понимал, что. Какой-то шум исчез вдали. Дом наполнен какими-то зверями.
        Ее рука легла ему на плечо. Он поднял голову, прижав щеку к ее руке. Побудь со мной, Мэдди. Не уходи. Но получилось:
        - Не… Мннн… Не!..
        Он застонал, отворачиваясь от нее.
        Она положила ему на лицо свои холодные пальцы. Убрала волосы с его лба. Он закрыл глаза. Он лежал спокойно.
        - Сёбушо, - прошептала она. - Сёбушо.
        Сёбушо. Сёбутрошо. «Все будет хорошо».
        Он не сразу понял. Это выплыло откуда-то из его подсознания. Интуиция.
        Но что-то произошло. Что-то, что надо беречь. Она встала, забрала свечу и бумагу. Она сказала, что все будет хорошо, и он почти понял ее.
        Мэдди поджала губы, аккуратно вкладывая брошюру о Блайтдейле в письмо, адресованное леди Скал. Кузен Эдвардс описал, какое благотворное лечение ожидает его сестру, если она приедет в Блайтдейл. Стоимость лечения шесть гиней в неделю. Он приглашал леди Скал приехать и посмотреть. В брошюре изображался чудесный домик, сад с гуляющими людьми, озеро и черные лебеди.
        Правда, ничего не говорилось о металлических звуках, которые раздаются на всю гостиную и будят всех каждое утро, о сердитых нотациях кузена Эдвардса за то, что Мэдди отослала Ларкина прочь и тайно посещала герцога Жерво.
        Мэдди подшивала письма к историям болезни. Кузен Эдвардс читал письма, адресованные ему. Он диктовал ей письмо, а ее пальцы слегка дрожали. Раздавались металлические звуки. Вам. Тангенс. Вам. Минус. Вам. Игрек. Вам. Икс. Вам. Маона. Вам. Маона. Вам. Она. Она. Она. Звуки отчаяния.
        В этот вечер она не думала о нем, как о больном человеке. Эдвардс сказал правду. Не надо было беспокоить Жерво. Не надо было видеться с ним. Все в доме возбуждены. Другие пациенты нервничают. Мэдди слышала, как кузен Эдвардс дал указания Ларкину объяснить мистеру Кристиану, что его поместят в отдельную специальную комнату, если к полудню он не успокоится.
        Мэдди уже знала, что такое отдельная специальная комната. Она представляла собой важную часть моральной терапии, практикуемой в Блайтдейле. Оказывалось влияние на поведение пациентов с использованием их чувства собственного достоинства.
        Кузен Эдвардс дал Мэдди книгу мистера Тьюка «Описание ухода» о знаменитом квакерском сумасшедшем доме в Йорке, где впервые вошло в практику гуманное и моральное лечение больных.
        Брошюра о Блайтдейле отражала опыт, накопленный кузеном Эдвардсом за восемь лет работы. Согласно его методике, с больными нужно разговаривать, пока они не научатся понимать обращенные к ним слова. С ними нужно общаться вежливо, по-доброму, но обязательно убедить, что условия их содержания зависят исключительно от самоконтроля. Если пациенты вели себя не так, как следует, их наказывали, то есть изолировали.
        В полдвенадцатого, когда кузен Эдвардс пошел навестить жену, повсюду в коридорах слышали металлический звук и дикий животный крик. Мэдди понимала, что она отчасти виновата в его наказании, и поэтому, желая как-то поправить ошибку, она попросила служанку показать ей, где находится комната изоляции. Они подошли к лестнице в подвал.
        - Третья дверь справа, мисс. Сразу за новой ванной комнатой.
        Спускаясь по лестнице, Мэдди обратила внимание, что с каждым поворотом становится тише и тише. Там было холодно, очень чисто, но темно. Третья дверь справа вела в маленькую комнату без окон с деревянным полом и скамьей, прикрепленной к одной из стен.
        Не так уж здесь было ужасно, как она себе представляла. Обычная комната. Чистая, сухая, прохладная. На скамейке Библия. В обстановке этой маленькой комнаты Мэдди вдруг увидела истинного квакера в кузене Эдвардсе, хотя ей казалось, что он так далек от всего этого.
        Комната как бы располагала к восприятию спокойного голоса. Неяркий, спокойный свет. Стоя в центре комнаты, она подумала, что Жерво будет здесь хорошо.
        Ее стала беспокоить тишина. Она провела значительную часть своей жизни в молчаливых Собраниях и никогда не чувствовала неудобств. Она слышала, ждала, верила, что действительно можно ощутить внутренний свет.
        Сейчас она думала о герцоге. Неистовство в его лице. Ломаные звуки. Это все, что издает его голос.
        Прошлой ночью она не могла спать. Она лежала без сна. Точно так же, как тогда, когда умерла ее мать. Она старалась понять и принять то, что было неприемлемо.
        Молчание, тишина. Теплая тишина дома и семьи, где слова не нужны. Наполненная принцами и цветами тишина опустевшего сада.
        Он не говорил ничего… Ни единого слова. Записи, методически заносившиеся в книгу кузеном Эдвардсом, повторяли изо дня в день одно и то же: необщителен, свиреп, необуздан…
        Кузен Эдвардс назвал это деменцией. Слабоумие, моральное нездоровье. Человек опускается до животного уровня.
        Мэдди посмотрела на Библию, но не смогла дотронуться до нее. Она привыкла думать о заповедях, как о полезном и необходимом в жизни слове, но никогда не воспринимала их более чем руководство Богом над ее действиями, в ее сердце. Находясь в пустой, абсолютно тихой комнате, она почувствовала, как прозрение, истина приходят к ней. Она поняла, в чем состоит ее миссия.
        Человек, находившийся наверху, пытавшийся сокрушить свою клетку, звал ЕЕ. Для него эта комната будет не духовным местом, а тюрьмой. Наказанием. Угрозой наказания. Он не понимает тишину. Не знает тишину так, как знает она.
        Мэдди подняла голову. Неправда, что у него разум двухлетнего ребенка. Он не потерял разума.
        Он не сошел с ума. Его сводят с ума. Эта мысль прозвучала настолько ясно, что ей показалось, будто кто-то произнес это вслух.
        Мэдди почувствовала, что некое состояние, которым она была охвачена, теперь покинуло ее. Комната стала вдруг грустной, маленькой изолированной камерой в глубине холодного подвала.
        Жерво не потерял рассудка. Он произносил слова. В противном случае он не мог бы понимать то, что говорят ему.
        Его крики, его отчаяние становились все более разумными. Это - не крики маньяка, сошедшего с ума, это крики здорового человека, оказавшегося в чрезвычайно отчаянном положении. Он не видит никаких других путей, чтобы избавиться от этого состояния, кроме как силой вырваться из него. Он, утонченный герцог, знающий периодические функции, ряды Фурье, он, создавший новую геометрию, он, живший свободной жизнью аристократа, теперь был здесь и страдал от этого.
        Мэдди ощущала, что никогда ей не приходилось так явственно слышать голос Бога. Она не относилась и к числу тех людей, которым был дан дар выступать на Собраниях. Мэдди вела простую, обыденную жизнь.
        Но сейчас она получила благословение.
        Мэдди почувствовала, что на нее возложены особые обязанности. Она не понимала, как доказать тот факт, что Господь возложил на нее обязанности быть с Жерво в его беде. Она твердо знала, как поступить. В конце концов Господь не простит ее. Ясно было только одно: она не должна бросать герцога в беде.
        Кузен Эдвардс будет недоволен, в этом Мэдди не сомневалась. Он категорически запретил ей ходить в коридор буйнопомешанных, у него была масса возражений и аргументов против ее намерений.
        Она многое обдумала, пока поднялась наверх по лестнице. Ритмичный звон цепей становился все громче… Она ошиблась. Она неправильно представляла себе действительность. Она не годилась для той задачи, которую решила на себя возложить. Ну что она знает о душевных болезнях или их лечении? Вой, который сопровождал лязг цепей, ну никак не походил на человеческий голос. Весь сумасшедший дом замер, слушая эти звуки. Не слышно ни бормотания, ни бессмысленного трепа. Как будто все занимались только тем, что прислушивались к звону цепей и истошному крику.
        Мэдди повернула за угол. В коридоре сидел Ларкин на откидной табуретке. Кожа на его голове просвечивала сквозь короткую стрижку волос. Карманные часы он держал на колене, лениво позвякивая цепочкой в такт лязганью цепей в камере.
        - Через три минуты пойдем, - громко объявил он, не обращаясь, собственно, ни к кому.
        Теперь звон цепей раздавался без пауз. Ларкин взглянул на Мэдди и, узнав ее, вскочил. Откидная табуретка хлопнулась о стену.
        - О, Друг Ларкин. - Произнесла Мэдди торжественно. - Я пришла поговорить с Жерво.
        Лязг цепей прекратился.
        Пронзительная тишина, казалось, зазвенела в ее ушах. Ларкин переводил взгляд с дверей камеры Жерво на Мэдди. Он сказал:
        - Мисс, вам нельзя тут находиться.
        Его голос звучал как-то странно, подобно эху давно умерших голосов.
        - И тем не менее я пришла.
        - Послушайте… Вы мне вчера вечером такое устроили… Больше не надо.
        - О, ты должен пойти и позвать моего кузена. Конечно, я не желаю доставлять тебе беспокойство.
        - Я не могу, мисс. Через минуту я должен отвести больного в отдельную комнату для наказания. Вы обязаны покинуть коридор.
        - Ты должен был отвести его туда, если он не успокоится до полудня. Правильно? - Мэдди кивнула в сторону двери. - Видишь, он затих.
        Как бы подтверждая ее слова, стали бить часы в холле.
        Ларкину, похоже, не понравился такой поворот событий. Мэдди шагнула вперед, и он предупредительно поднял руку.
        - Нет, мисс, сделайте одолжение. Не дергайте его больше, пожалуйста! Ах, мисс, будьте столь любезны…
        Жерво стоял за дверью. Его руки сжимали железные прутья. Когда герцог увидел ее, его пальцы расслабились, губы зашевелились, как будто он собирался что-то сказать. Потом он вдруг отвесил вежливый поклон и протянул руку между прутьями, как будто бы собирался поздороваться с дамой на светском рауте.
        - Нет! - Ларкин шагнул вперед. - Мисс, он может убить вас, удушить, если вы немедленно не отойдете от решетки.
        Мэдди хорошо понимала, что это тоже не исключено. В тот момент, когда она застыла в нерешительности, Жерво почувствовал ее страх. Его рука сжалась. Он отвернулся от двери, двигаясь как призрак. Молчаливая фигура замерла на фоне окна. Он стоял и смотрел в сторону.
        Мэдди поняла, что проиграла. Голос Ларкина был голосом холодного рассудка, голосом зла, который возражал ей и призывал ее выступить против своей собственной Правды. Первое испытание - и она споткнулась.
        Какое-то время Мэдди смотрела на Жерво, а потом повернулась к Ларкину.
        - Пожалуйста, пойди и попроси моего кузена прийти сюда. Ты должен сказать ему, что мне необходимо поговорить с ним.
        Санитар пытливо смотрел на нее.
        - Не знаю, что вы хотите, мисс, но я не собираюсь уходить отсюда и позволять вам делать что-либо глупое.
        - Я просто побуду здесь, - сказала она. - Обещаю тебе, больше ничего делать не буду.
        - А что, если он опять подымет шум. Сейчас-то он тихенький, но вы можете раздразнить его.
        - Жерво. - Мэдди подошла к двери и сквозь прутья протянула руку, несмотря на неистовые протесты Ларкина. - Если я останусь здесь, это разозлит тебя?
        Он, обернувшись, посмотрел на нее.
        - Последствия на вашей совести, мисс! - предупредил Ларкин. - На вашей совести! После того что он учудил вчера…
        Жерво подарил этому человеку взгляд крайнего презрения. Задержав несколько секунд взгляд на Мэдди, он отвернулся к стене.
        Это было сильнее, чем пощечина. Мэдди опустила руку.
        - Пожалуйста, иди и позови моего кузена, - твердо сказала она Ларкину.
        - А вы точно не будете ничего делать, пока я не приду?
        Мэдди присела.
        - Не буду.
        - Не могу верить вам, - пробормотал санитар, тряхнул головой и исчез за углом. Воцарилась тишина. Жерво продолжал смотреть в окно.
        - Хам, - неожиданно произнес он, и посмотрел через плечо на Мэдди, приподняв одну бровь как бы демонстрируя вызов.
        - Да, - сказала она, энергично кивая. - Самый настоящий хам.
        Он скрестил руки на груди и оперся плечом об оконную решетку. Бледный кавалер-заключенный, молчаливо стоящий в своей камере. Медленная улыбка искривила его рот.
        Если он сумасшедший, нельзя доверять ему. Вчера он также прислонился головой к решетке и смотрел на нее, стоя в очень благородной позе, а через мгновение прижал бритву к ее горлу.
        - Будь осторожнее, - нашептывал ей разум. - Он силен, он пугающе силен. Он психически нездоров.
        Мэдди посмотрела на Жерво.
        - Хам, - повторила она задумчиво.
        - Хам, - сказал он с явным облегчением. Мэдди сложила руки.
        - Получается, что у нас единое мнение по этому поводу?
        Он ничего не сказал, но посмотрел на нее через железную решетку со светской иронической улыбкой.
        - Полагаю, об этом даже речи быть не может, - возмутился кузен Эдвардс, обращаясь к Мэдди. - Ты же в этом совершенно не разбираешься, ничего не понимаешь. Ты не можешь быть личным санитаром при герцоге. Это полный абсурд. Подумай о той опасности, которой ты подвергаешься, кузина Мэдди! Нельзя забыть вчерашний инцидент.
        - Я не забыла. И верю…
        - Да, очень хорошо, я понимаю… Но здесь не собрание квакеров, моя дорогая. Это сумасшедший дом.
        Она грустно взглянула на него.
        - А разве Бога нет в этом доме?
        Ларкин хмыкнул. Кузен Эдвардс слегка покраснел и строго взглянул на санитара.
        - Разумеется, Бог здесь.
        - Меня благословил Господь! - повторила Мэдди уверенным тоном.
        Кузен Эдвардс поджал губы.
        - Я не подумал, что у тебя такие намерения, но если ты действительно хочешь работать с пациентами, я могу назначить тебя в помощь акушерке в дневную смену.
        - При других обстоятельствах я с радостью согласилась бы стать помощницей акушерки, - ответила Мэдди, - но я должна поддержать Жерво.
        Доктор покраснел.
        - Я поражен, что тебе вообще пришла в голову подобная мысль, кузина Мэдди.
        - Я исполняла обязанности сиделки большую часть своей жизни. У меня есть опыт обращения с больными. - Мэдди продолжала говорить тихим голосом. - Мое решение согласовано с герцогом.
        - Ну… ну… - кузен Эдвардс покачал головой и улыбнулся. - Как вам могла прийти в голову такая фантазия?
        - В затворничестве, - просто ответила она. - Там я узнала, что есть Свет и Правда.
        - Я сам вам расскажу о свете и правде, мисс, - воскликнул Ларкин. - Когда он сломает вам шею, вы все поймете!
        - Он не причинит мне вреда, - ответила Мэдди.
        - Вы ничего не понимаете, мисс! Он регулярно впадает в буйство; как-то раз он чуть не оторвал мне руку, а ведь я - крупный парень, как видите. А вас он в секунду уничтожит.
        - И все же, - возразила Мэдди, - когда герцог увидит, что я пришла поговорить с ним, он будет вести себя тихо. Ларкин нахмурился.
        - Ничего подобного, вы не знаете его, мисс. Вы здесь всего лишь один день. К этому маньяку нельзя поворачиваться спиной!
        - К сожалению, это правда, кузина Мэдди. Тебя, должно быть, ввели в заблуждение проблески рассудка у пациента. При его диагнозе это возможно. Мы стараемся поощрять разумное и цивилизованное поведение, но горькая правда заключается в том, что герцог не в том состоянии, когда ему можно доверять или рассматривать его как разумное человеческое существо.
        Опыт собрания научил Мэдди разумно и тонко вести спор. В глаза ошибающегося нужно смотреть твердо и уверенно. Сейчас она смотрела на кузена Эдвардса, не мигая.
        - Это значит… - Он откашлялся. - Нет, я неверно выразился. Конечно, он человек, создание Божье, как и все мы. Но я отвечаю за ваше благополучие.
        - Вы также отвечаете и за его благополучие.
        - Дорогая моя, вы не сможете ухаживать за ним. Абсурд. Я не могу дать разрешения.
        Она не стала возражать. Никакие аргументы сейчас на него не подействовали бы. Она не готовилась заранее к такому разговору; если Бог пожелает, нужные слова придут сами.
        Казалось, кузен Эдвардс стал испытывать неудобство под ее пристальным взглядом.
        - Это невозможно. Боюсь, что вы просто не понимаете, что хотите сделать.
        - Кузен Эдвардс, это вы не понимаете моих намерений.
        Он хмуро посмотрел на нее.
        - Вспомните, что дает нам Свет, - мягко произнесла Мэдди. - Неужели вы отказались от него?
        Он продолжал недовольно смотреть на нее.
        - Не знаю, как насчет «света», - с вызовом произнес Ларкин, - но ничего глупее я никогда не слышал, доктор. Прошу прощения, что отнимаю у вас время, но она ни о чем не хотела слушать, кроме как о благословении.
        Доктор Эдвардс посмотрел на своего помощника. Когда он снова перевел взгляд на кузину, она продолжала стоять неподвижно. Ларкин что-то ворчал о свете, откровениях, невежественной чепухе, с каждым словом глубоко оскорбляя чувства и веру Мэдди.
        Кузен Эдвардс молчал. Она уловила тот момент, когда он перестал быть упорствующим квакером, раздраженным вечным презрением к своему происхождению, и начал смотреть и слушать.
        Наконец комментарии Ларкина превратились в усталое бурчание. Запертый в комнате Жерво казался тенью, следящей за ними сквозь прутья белой и неподвижной решетки. Огромная ожидающая тишина заполнила дом.
        Кузен Эдвардс повернулся к Ларкину и попросил у него ключ.
        Глава 6
        Что говорить, все аргументы разбежались в разные стороны при виде краснокожей Обезьяны и невозмутимой Мэдди. Кристиан не мог за ними угнаться. Он удивился, когда человек, управлявший всем, - низенький, толстый, с бесцветным маникюром - раскрыл дверь. Он изумился, когда она одна вошла к нему. Она казалась немного испуганной. Возможно, у нее были на то причины, но ему это не понравилось. Не вреди, никогда не причиняй вреда женщине, черт побери!
        После минутного колебания она пересекла комнату. Ее рука удивила его: она словно взялась из ниоткуда. Взрыв. Звук. Неожиданный шум. Не знал. Спрятать вещи. Раз - и нет. ПОЧЕМУ! Он разозлился. Он испугался. Он хотел, чтобы все вещи оставались на своих местах.
        Он посмотрел на нее. Рукопожатие, мужское, правой рукой. Но он не шелохнулся. Он стоял беспомощный, чувствуя растерянность и обиду, сжимая и разжимая пальцы правой руки. Он заглядывал ей в глаза. Ненормальная неподвижность. Будучи не в состоянии объяснить, он тяжело дышал, с усилием напрягаясь, чтобы заставить свое тело подчиниться его намерениям.
        Потом она крепко сжала его руку, подняла ее вверх. Потом опустила.
        Он ощутил ее пальцы, мягкие и прохладные, как туман, поднимающийся из-за горизонта. Он знал, что хотел сделать нечто более галантное: он поднес ее руку к своим губам и запечатлел легкий поцелуй, слегка пожимая ее пальцы.
        Скромная девушка покраснела. Какие красивые глаза…
        Он улыбнулся ей. Она облизнула губы. Обезьяна что-то предостерегающе зашипела. Кристиан посмотрел через ее плечо, сквозь решетки и понял, что вывел своего тюремщика из равновесия. Настанет время, когда он поплатится за это.
        Другой, кровавый медик… Кровь. - Другой, он только стоял рядом с выражением заинтересованности и отеческой заботы. Кристиан догадался, что его проверяют. Он снова переключил внимание на Мэдди, напряженно изучая ее, не желая упустить свой шанс. Обезьяна был снаружи. Она - внутри. Он не мог позволить себе упустить такую возможность.
        Когда она сделала ему знак садиться, он сел. Когда предложила воду, он выпил. Когда она заговорила, он уставился на ее губы и попытался вникнуть в смысл слетающих с них слов.
        Его разозлило, что он ничего не мог сделать. Все злило, злило с тех пор, когда он вынырнул из темноты и бессилия. Без слов. Без самого себя. Он с трудом сдерживался. Хотелось схватить что-нибудь и бросить. Но бросать было нечего. Они вынесли отсюда все, что можно сдвинуть с места.
        Мэдди - девочка - мягко, с ожиданием посмотрела на него. Он вовремя спохватился, что теперь не должен давать волю своим желаниям.
        Когда появился поднос с невыносимым бараньим рисовым супом, хлебным пудингом и простой водой, он сел и долго смотрел на еду, в душе яростно протестуя. Она стояла рядом, потом взяла в руки ложку.
        Нет. Нет, этого он не вынесет. Он чуть не швырнул поднос с супом и всем остальным через всю камеру. Что-то сдерживало. Вместо этого он протянул руку, схватил ее за кисть и стал неподвижно держать ее. Просто держать, а потом как мог спокойнее начал опускать ее вниз, пока ложка не очутилась на подносе.
        Она разжала руку и выпустила ложку. Он поднял ее и съел их плебейский харч. Как разглядываемое животное в зоопарке! Его душа до самого донышка так наполнилась злобой и отвращением, что каждый глоток давался ему в борьбе с самим собой. Но он сделал это. Сделал, чтобы удержать ее и досадить Обезьяне единственным возможным ему способом.
        Это тоже было испытанием. Он прошел его. Впервые с тех пор, как он очнулся от наркотического оцепенения, в котором они доставили его сюда, он добровольно сел и поел как человек.
        Он подумал о своем поваре у себя дома, о блюдах, названия которых проносились у него в голове. О любимом шоколаде.
        Он вспомнил жирный бараний суп и чуть не поперхнулся ненавистью.
        Но Мэдди улыбнулась, это заставляло его чувствовать себя сердитым и довольным одновременно. Он мог простить ее. Бедняжка! Она лучше ржаного пудинга с пивом.
        Квакер. Да, квакер, но он не мог сказать этого вслух, да и не собирался этого делать.
        Он выдержал их проклятое испытание, и очи позволили ей остаться с ним, сидя за пределами его камеры. Дрожащие от слабости мускулы… его одолела усталость. Он навалился на решетку, не желая терять ее из виду. Говори… Не могу… Скажи, Мэдди-девочка… Останься. Останься.
        Хотя бы до ночи, когда вернется Обезьяна. Кристиан побаивался, он не хотел давать повода для применения силы. Он лежал на своей узкой койке, словно послушная собака.
        Ожидая подходящего момента… Он и Обезьяна знали это.
        Утром она снова пришла вместе с «кровавым». Говорят какую-то тарабарщину… Писать книгу? Что в этой книге? Ложь. Ложь. Справочник. Течет кровь? Ванна? Боже, спаси меня…
        Пришли еще двое тюремщиков, и он понял, что ему предстоит принять ванну. Он бросил взгляд на Мэдди, всего один взгляд, вкладывая в него страстную мольбу.
        Она ободряюще улыбнулась.
        Она не знала. Ему оставалось поверить, что она не имела ни малейшего понятия о том, что будет происходить, когда он подумал об этом, ему не хотелось, чтобы она все видела.
        Обычно с ним находились трое тюремщиков, но сейчас он контролировал себя. Он позволил связать ему руки кожаными ремнями. Обыкновенно использовали смирительную рубашку, но если он будет спокоен, у них не возникнет повода для подобных действий на глазах этого наманикюренного докторишки. Кристиан знал. Он стал знатоком ожидания. От плохого к худшему. Кожаные ремни. Наручники. Кресло. Смирительная рубашка. Койка.
        Он не стал смотреть на Мэдди. Мысленно он перенесся отсюда. В этом была единственная надежда продержаться здесь. Вместе с тюремщиками он спустился по ступеням в подвал, позволил им надеть на лицо кожаную маску, раздеть его, вслепую провести и оставить в бесконечном ожидании, когда его толкнут прямо в ванну.
        Лед! Леденящий душу, обжигающий холод! Они окунули его несколько раз, металлический прут, придерживал голову под водой. В третий раз прут удерживал его под водой до тех пор, пока у него не стеснило грудь, а руки не стали судорожно цепляться за края. Он по-настоящему испугался. Долго. Когда он вынырнул, Обезьяна заглянул в прорези для глаз.
        Кристиан встретился с ним взглядом. Маска плотно облегала его рот и нос. Он задыхался от холода. Тело сводило судорогой. Его вытащили из воды. Дрожа он стоял, прислушиваясь к разговору. Безмолвный, не видя ничего, кроме полоски света перед собой.
        Обезьяна что-то произнес за спиной Кристиан и накинул полотенце ему на плечи. Кристиан тяжело шагнул назад, развернулся вполоборота и толкнул Обезьяну плечом.
        Его тюремщик попытался сохранить равновесие, но его пальцы скользнули по мокрой коже Кристиана, и он с криком упал в воду. Ледяные брызги полетели в разные стороны. Ванна оказала на Обезьяну такое же действие, как на Кристиана. Двое других тюремщиков сочли происшествие забавным, по подвалу прокатилось эхо хохота. Кристиан стоял неподвижно, не улыбаясь даже под маской. Он остался на месте, чувствуя Обезьяну за своей спиной. Вода капала на каменный пол. Металлический прут ударил его поперек спины, вызвав взрыв боли, перебив дыхание, заставив его потерять равновесие… - Тюремщики остановили Обезьяну, чем предотвратили настоящее избиение.
        Они следили друг за другом. Они знали, что Кристиана сегодня продержали под водой слишком долго. И в конце концов, пациент тоже может пошутить. Кристиану, вернувшемуся в свою камеру, пришлось воспользоваться услугами Мэдди в качестве камердинера.
        Кристиан посмотрел на одежды, приготовленные для него. Он не крестьянин.
        - Нет, - сказал он и скрестил руки, пытаясь не стучать зубами от холода, сдержать дрожь тела и стерпеть боль, отзывающуюся по всей спине.
        Обезьяна позвал бы подмогу, связал бы его и напялил смирительную рубашку. Кристиан решил посмотреть, что сделает Мэдди. Он пытался скрыть дрожь, возникающую при каждом вздохе. Волосы были мокрыми, он продрог до костей. Ему совсем не хотелось сражаться и добиться появления Обезьяны. Ему была отчаянно необходима Мэдди-девочка. Ее спокойная, выпрямленная фигура, сидящая в кресле по ту сторону камеры. Белая фигура… Шапочка… Покой.
        - Не то? - спросила она. Он нахмурился. Не то? Что она хочет сказать?
        Подходящую одежду! Хотелось ему произнести. Это грубое, плохо сшитое тряпье!
        Он схватил белье, пытаясь показать неуклюжие швы, неровные петли… Но не смог сделать этого. Он просто держал в руках белье. Растерянность. Разрыв между намерением и результатом.
        Зарычав, он швырнул одежду. Его тело снова содрогнулось в сильных конвульсиях.
        - Что с вами? - спросила Мэдди.
        Она коснулась его руки. Он не мог стоять неподвижно, не мог унять дрожь и отвлечься от невыносимой боли. Он отдернул руку и подошел к окну, прижавшись к решетке, казавшейся обжигающе горячей под его замерзшими пальцами.
        Долгое время она молча стояла у него за спиной. Он знал, что она заметила дрожь. Какая разница? Он попытался расслабиться.
        Латунная рукоятка, соединенная со звонком, заскрипела. Кристиану захотелось повеситься, но они все предусмотрели. Они занимались этим годами. Тупоголовый тюремщик, вроде Обезьяны, обладал сверхъестественной способностью ожидать сопротивления и противостоять ему. Кристиан был выше, быстрее, моложе. Одному Богу было известно, но он надеялся, что у него сохранилось больше мозгов. Зато Обезьяне все было известно. Бритва и инцидент в ванной стали первой реальной победой Кристиана. Его спина пульсировала болью там, где ее коснулся железный прут, вызывая резкие содрогания, когда он шевелился. Он услышал в коридоре голос Обезьяны и напрягся. Его мускулы вновь стали конвульсивно сокращаться. Но звука открываемой двери не последовало.
        Мэдди заговорила, Обезьяна стал возражать, но потом неохотно согласился. Шаги стали удаляться.
        Кристиан обернулся. Мэдди-девочка смотрела на него, немного морщась и покусывая нижнюю губку. Встретившись с ним глазами, она быстро улыбнулась.
        - Я послала за углями, - сказала она.
        Послала за углями?
        Она указала на пустой камин, обняла себя руками и задрожала.
        Угли. Угли. Огонь, да. Да, они не делали этого прежде.
        Ему захотелось поблагодарить ее, но он не смог. Только кивнул.
        Она подняла брошенную одежду и предложила ему одеться. Кристиан попробовал что-то сказать, шевеля пальцами.
        - Не понимаю, - она беспомощно смотрела на него.
        Он заскрипел зубами и вздрогнул. Ладно. Попытайся снова. Он дотронулся до ее рукава, проведя пальцами по шву. Потом он провел рукой по шву на рубашке.
        Она посмотрела на свою руку, потом на него.
        - Простите, - она покачала головой. - Не понимаю.
        Он сдался. Показал жестом, чтобы она ушла. Мэдди продолжала стоять. Он взял ее за плечо, развернул и подтолкнул к двери.
        Она упрямо продолжала стоять. Пришел Обезьяна, принес совок углей. Кристиан немного подался назад. Загорелся огонь, они о чем-то невнятно заговорили. Обезьяна пожимал плечами, кивал, соглашаясь с ней, бросая на Кристиана нейтральные взгляды и, уходя, прикрыл дверь.
        Кристиан уставился на нее. Не думать… Ради Бога… Одеваться перед ней!
        Но она осталась. Она подошла к нему, коснулась пуговиц на его халате и принялась расстегивать их, словно занималась этим всю жизнь.
        Кристиан перехватил ее руку и оттолкнул ее, издав звук негодования. Он указал на дверь и снова слегка подтолкнул ее.
        - Позвать Ларкина? - спросила она.
        Он глубоко вздохнул, пытаясь подобрать слова.
        - Не… е…
        Она, казалось, не понимала всей глубины его привязанности к ней. Он опять попытался заговорить с ней.
        - Ларкина? - снова спросила она, протянув руку к звонку.
        Вдруг он понял, что она собирается вызвать Обезьяну.
        - Нет! - он покачал головой. - Нет!
        - Я сиделка, - она ткнула себя в грудь. Он задрожал. Он старался держаться от нее на почтительном расстоянии.
        - Сестра, - сказала она. - Сиделка. Сестра.
        Ах, сестра? Нянька, сиделка. Значит, он должен позволить ей раздеть его, как инвалида?
        Мэдди втайне испытала облегчение, когда в уголках его рта заиграла знакомая ироническая улыбка. Ясно было, что герцог испытывает ее. Если Ларкин и кузен Эдвардс вернутся и увидят его неодетым, станет ясно, что она не может справиться с подопечным.
        Пока кузен Эдвардс не принял окончательного решения по поводу Жерво, ей предстояло во что бы то ни стало показать, что герцог под ее вниманием не становится менее управляемым.
        Это оказалось сложнее, чем она ожидала. Очень трудно было помнить о том, что его поведение выпадает за рамки обыкновенной логики. В чем состоял интерес к его платью и его вещам в то время, когда ему было холодно? Ей захотелось одеть его потеплее и высушить волосы, а потом, позже вечером, когда ее место займет Ларкин, она собиралась изучить особенности терапевтических ванн.
        На этот раз, когда Мэдди взяла в руки рубашку и шагнула вперед, Жерво стоял, не шевелясь, позволив ей приблизиться. Мэдди одевала отца тысячу раз, она привыкла и выработала целую систему. Жерво не возражал, когда она повернулась к кровати, хотя при этом слегка поморщился.
        Мэдди снова принялась расстегивать халат. Когда она справилась с первой пуговицей, то заметила, что он внимательно за ней наблюдает. Его лицо находилось совсем рядом. Дойдя до третьей пуговицы, Мэдди сообразила, что этот человек - не ее отец… К шестой пуговице его дыхание, тихое и равномерное, стало казаться более интимным, чем соответствовало ситуации.
        Она подняла глаза. Он протянул руку и провел указательным пальцем по ее подбородку, слегка приподняв его. Их глаза были на одном уровне, на расстоянии всего нескольких дюймов.
        Его - темно-синие.
        Мэдди отклонилась и выпрямилась. Ее туфли громко стукнули по деревянному полу. Жерво объявил себя хозяином положения. Он встал, не сказав ни слова, слегка приподнял брови, словно спрашивая, желает ли она продолжения. Мэдди взглянула на распахнувшийся халат и отвела глаза. Он повел плечами. Халат соскользнул и упал к его ногам. Он протянул руку за рубашкой.
        Мэдди действительно имела огромный опыт сиделки. Она купала и переодевала немало пациентов, причем не только женщин. Ее часто приглашали, когда кому-то из членов Собрания требовалась помощь. И, естественно, она всегда заботилась об отце.
        Он не был ее отцом. Он не был ни ребенком, ни больным, ни старым. В такой ситуации Мэдди оказалась впервые. Рядом был мужчина - рослый, крепкий, сильный, стоявший совершенно обнаженным, с рукой, протянутой к рубашке.
        Каждая клеточка в ней хотела швырнуть ему одежду и выбежать из комнаты.
        Но Мэдди видела усмешку, издевательскую и злую. Его фигура казалась внушительной в маленькой комнате. Широкоплечий, могучий, он производил впечатление на нее.
        И знал это.
        Жерво добился своего. По крайней мере, чувство, которое она испытала, немного напоминало страх. Она увидела силу, но также увидела и симметричность, и великолепные мускулы. В ее смятении была доля простого восхищения тем, каким высоким, стройным и надменным создал его Господь.
        А Бог действительно славно потрудился. Казалось, любоваться им было не более грешно, чем восхищаться полетом ястреба над полями. Ястреб для нее, городской жительницы, был чудом, а обнаженная фигура мужчины - не менее романтична.
        Мэдди подала ему рубашку. Он натянул ее, издав легкое шипение. Белый хлопок свободно ниспадал до бедер. Он прошел мимо, словно она не существовала, и взял чулки и бриджи.
        Мэдди отвернулась к окну, ясно поняв адресованное ей послание. Она сложила руки, переплетя пальцы, испытывая желание извиниться, но слишком раздосадованная, чтобы сказать первое слово.
        Мирское высокомерие и жестокость не были теми качествами, которые ее учили уважать. Но, с другой стороны, было прекрасно, что, несмотря на пребывание в подобном месте, на болезнь, Жерво с презрением относился к тому, что его раздражало. Он был не просто человеческим существом, он был герцогом и не позволял никому оспаривать это. И уж тем более какой-то обыкновенной квакерской сиделке.
        Мэдди ждала, пока все звуки за ее спиной стихнут. Когда она собралась повернуться, он положил руку ей на плечо.
        Жерво более или менее оделся. Жилет, бриджи и незастегнутый камзол. Манжеты, казалось, затерялись где-то в рукавах камзола. Он стоял, хмуро глядя на нее. Затем отступил назад и протянул вперед руки.
        Это был до странного ранимый, неуклюжий и вынужденный жест. Он смотрел не на нее, а на свои запястья, оскорбленный и рассерженный одновременно. Мэдди скользнула пальцами в рукава, вытащила одну за другой непокорные манжеты и застегнула их. Потом посмотрела на герцога.

«Нет», - как будто сказал он, порывисто кивнув. Она приняла его жест за согласие, решив, что поступила верно.
        Бриджи застегивались по бокам. Мэдди подождала, пока Жерво на этот раз попросит ее. Она усвоила урок. Герцог попробовал застегнуть пуговицу с левой стороны, но издал хриплое восклицание и схватил Мэдди за руку. Она шагнула ближе, быстро застегнула пуговицы с обеих сторон, заправила в бриджи рубашку и отступила назад.
        За свою работу она заслужила еще один кивок. Его высокомерие развеяло всякий намек на личные отношения. Он взял со стола галстук и подал ей.
        Мэдди завязала его, встав на цыпочки, а он стоял, наклонив голову. Когда она закончила, Жерво потрогал узел - простой, как она завязывала своему отцу, - и нетерпеливо покачал головой.
        - Я не умею по-другому, - Мэдди развела руками.
        На мгновение она испугалась, что он рассердится. Лицо герцога исказила зловещая гримаса, но затем рот расслабился. Жерво поднял раздраженный взгляд к потолку и, показав на распахнутую жилетку, потребовал, чтобы ее также застегнули.
        Мэдди сделала это. Одежда плохо сидела на нем, была ужасно сшита и даже не подходила по размеру. Мэдди сразу подумала, что герцога, видимо, это должно сильно раздражать.
        Жерво, казалось, уже ни на что не обращал внимания, а отвернулся от Мэдди, взял полотенце, чтобы высушить волосы, и щетку, лежавшую рядом с металлической раковиной.
        Причесав левую половину головы левой рукой, он остановился, положив расческу на стол, и замер на мгновение, рассматривая ее. Потом посмотрел на Мэдди, сгибая и разгибая пальцы. Затем закрыл глаза, нащупал расческу, поднял ее правой рукой и причесал правую половину головы.
        Единственным разумным объяснением столь странного ритуала было его смущение. Он снова посмотрел на нее, с вызовом подняв подбородок, и бросил расческу, со стуком упавшую на стол.
        Мэдди сделала вид, что не видела ничего странного в его действиях. Она указала на огонь, наконец-то разгоревшийся и начавший согревать помещение.
        - Присядь и согрейся, Друг мой…
        Немного поколебавшись, что, казалось, было присуще всем его реакциям на ее действия, он придвинул к камину стул и сел на него верхом, подпер рукой подбородок, словно скучающий носильщик, ожидающий дальнейших приказаний.
        Мэдди открыла деревянную дверь и прошла в длинную комнату, расположенную рядом с камерой Жерво. Чистое постельное белье стопкой лежало прямо за дверью. Мэдди заправила кровать, удивляясь, зачем тут были ремни и наручники, которые приходилось все время отодвигать в сторону, пока она меняла белье. Она знала, что он наблюдает за ней. Вместо того чтобы положить «путы» поверх застеленной кровати, как это обычно делалось, Мэдди подняла матрас и запихнула их под него, не без некоторого отвращения.
        Когда она встала, поправляя выбившиеся из-под капора волосы, улыбка Жерво вознаградила ее за труды. Он скрипнул зубами и произнес:
        - Обезьяна!
        Потом он попытался еще что-то сказать, издавая полузвуки и проглатывая начальные слоги. Наконец он издал возглас отчаяния, сделал движение, будто его силой волокли к кровати:
        - Вон!
        Мэдди села на матрас. Она пожала плечами.
        - Пусть отрабатывает.
        Жерво отдал ей честь и улыбнулся. При этом он казался несколько развязным.
        - Не хотите ли чаю?
        - Чай… - повторил он.
        - Хотите?
        Он не смотрел на нее.
        - Чай… Чай… Чай…
        Он прикрыл глаза.
        Чай? Чай. Линии на перевернутой плоскости. Дело в том, к чему все это? Линия - это узкая полоса. Ее оконечностями являются точки. Прямая линия - линия с равно расположенными на ней точками. Чай… Чай… Чай…
        Он открыл глаза и, облизнув губы, посмотрел на нее. Его челюсти снова напряглись.
        - Ха-а-а… а!
        Он с силой выдохнул воздух. Где-то вдалеке пронзительно завопил пациент, застучав по металлу, требуя, чтобы доктор Тиммс и Святой Дух пришли сразиться с ним.
        Жерво сжал спинку стула и прижался к ней лицом.

«Он в своем уме, - упрямо твердила Мэдди. - Он абсолютно в своем уме…»
        Она собрала грязное постельное белье, и, взяв банный халат и полотенце, направилась к двери. Замок громко щелкнул, когда она повернула ключ. Решетка зазвенела, когда Мэдди захлопнула дверь. Жерво не пошевелился, не поднял голову, но его пальцы, сжимавшие спинку стула, побелели от напряжения.
        В его портфеле лежало пятнадцать писем от леди де Марли и шестьдесят одно от герцогини, его матери. Мэдди просмотрела большинство из них. Герцогиня писала сыну каждый день, и, казалось, ее слова с поразительной легкостью слетали с кончика пера. Она писала о своей евангелистской деятельности, о помыслах и молитвах. Герцогиня не сомневалась, что сын поправится. Она выражала абсолютную уверенность в надежности моральной терапии доктора Тиммса и говорила, что лечение Кристиана в Блайтдейле для нее утешение. Она просила сына подумать о последствиях своей озлобленности, умоляла вернуться на тропу истины, преодолеть гордыню, тщеславие и леность, отречься от соблазнов. Все письма герцогини были написаны в том же духе. Возразить что-либо против наставлений матери сыну было невозможно, но письма между тем разозлили Мэдди.
        Она сочла леди де Марли более рассудительной. Ее письма адресовались не Жерво, а доктору, причем в каждом леди интересовалась состоянием здоровья герцога и прогнозировала будущее. В четвертом письме, которое Мэдди читала, удалось найти то, что нужно: упоминание о сопровождавшем герцога багаже и прилагаемый список его гардероба.
        Она отнесла список кузену Эдвардсу. Он в кабинете заканчивал свои ежедневные записи.
        - Он тих, - сказал доктор, не объясняя, о ком идет речь. - Я заглядывал к нему, пока вы обедали. - Кузен Эдвардс со вздохом откинулся на спинку стула. - Что я думаю? Возможно, это только совпадение. Я не чувствую облегчения, оставляя вас один на один с таким тяжелым пациентом…
        Мэдди решила проигнорировать оттенок нерешительности в его голосе.
        - Я закончила заполнять счета. Ты будешь диктовать?
        - Да, да, конечно. Но разве ты не выполняешь других обязанностей?
        - Я буду делать все, что необходимо. Я не возражаю против работы по вечерам, пока меня отец не попросит о помощи.
        - Мне это не нравится. Не нравится.
        Мэдди молчала.
        - Я удивлен, даже шокирован, что твой отец поддержал это решение. Глубоко поражен, учитывая, что тебе будет постоянно грозить опасность.
        - Папа очень привязан к Жерво.
        - Боюсь, того Жерво, которого он знал, больше нет. Он умер. Мои объяснения ни к чему не привели. Вы с отцом одинаково упрямы.
        Мэдди снова промолчала.
        - У Блайтдейла есть определенная репутация. Если пациент причинит тебе вред… Ты понимаешь, о чем я говорю? - Его лицо густо покраснело. Он вытащил ключ из кармана жилета и принялся внимательно его разглядывать. - Кузина, это может погубить меня.
        - Мне очень жаль, - искренне сказала Мэдди. - Но я… Как я могу отвергнуть Участие? Я никогда не думала… Я никогда не испытывала столь глубокого и сильного стремления. Все прежнее кажется… бездуховным.
        Кузен Эдвардс выдвинул ящик стола, пошарил в нем и вытащил трубку, набил ее табаком и закурил. Сладковатый запах наполнил комнату.
        - Хорошо. Возьми эту тетрадь, - резко произнес он. - Я хочу, чтобы ты записала все дневные наблюдения. Понаблюдаем еще немного. Будь осторожна, Мэдди. Прошу тебя, очень осторожна.
        - Обещаю.
        Он глубоко затянулся.
        - Вскоре он отправится в Лондон на освидетельствование.
        - Освидетельствование?
        - Да. Это необходимо для пациентов, у которых есть собственность. В зависимости от решения компетентной комиссии его должны объявить недееспособным и назначить опекуна. Конечно, приятного мало. Больные, как правило, становятся буйными, оказавшись на публике и слушая многочисленные вопросы. Скажу тебе честно, не представляю, что с ним будет. Я слышал, сегодня утром он опрокинул Ларкина в ванну. Его необходимо наказать.
        - Опрокинул? - Мэдди закусила губу. - Ты уверен?
        - Конечно. Неужели ты думаешь, мои сотрудники способны соврать?
        - Жерво очень замерз, когда его привели в камеру. Он весь дрожал.
        - Ничего удивительного. Он принимал холодную ванну.
        - Не думаю, что такая мера полезна для его здоровья…
        Кузен Эдвардс отложил трубку в сторону.
        - Когда получила свое медицинское свидетельство, кузина Мэдди?
        Она решила, что не в ее интересах отвечать на вопрос доктора. Сейчас ей не хотелось оставлять за собой последнее слово.
        Он вычистил трубку серебряным крючком и подозрительно посмотрел на нее.
        - Возможно, если в ближайшее время ничего не случится, ты будешь сопровождать нас в Лондон. Думаешь, с ним можно справиться?
        - Да, - ответила она в надежде, что эта уверенность пришла откуда-то свыше. От более великой силы.
        - Хотя без Ларкина мы не обойдемся.
        Мэдди протянула список, обнаруженный в папке.
        - Его семья прислала одежду. То, что на нем сейчас, не годится.
        - Мы не выдаем буйным пациентам дорогую одежду. Они могут разорвать ее.
        - Только в том случае, если она не подходит им.
        Кузен Эдвардс покачал головой.
        - Когда-нибудь ты все узнаешь. И далеко не все будет утешительным. Можешь одеть его в эти дорогостоящие одежды.
        Глава 7
        В тишине пустынной гостиной Мэдди казалось странным и дерзким открывать сейф Жерво - словно она прокралась в чужой дом в отсутствие хозяев. Было странно и как-то больно дотрагиваться до вещей, к которым она не имела отношения. В сейфе находился ключ к сундуку, золотые часы с тяжелой официальной пломбой и увеличительным стеклом, висевшим на цепочке; массивное золотое кольцо-печатка, бритвенный прибор с ручкой из слоновой кости и пара шпор с ремнями из оленьей кожи.
        Мэдди взглянула на кольцо и подняла его к свечке, направив на него увеличительное стекло. Металл был отполирован. По размеру он годился ей разве что на большой палец. Под геральдической лилией и хохолком феникса был вырезан девиз: «A bon chat, bon rat».

«Хорошей кошке - хорошая мышка».
        А если кто не понимал французского, рядом на английском было сделано дополнение:

«Нашла коса на камень».
        Мудрое и довольно дерзкое высказывание. Мэдди сунула кольцо в карман, захватив ключ от сундука и шпоры. В городе джентльмены повсюду носили шпоры, они как бы стали неотъемлемой частью модной одежды.
        На чердаке среди прочих коробок и чемоданов свет канделябра незамедлительно выхватил отблеск элегантного черного лакированного сундука с визитной карточкой герцога, вставленной в латунную подставку. В сундуке было полно отличнейшей одежды: рубашки тонкого полотна; теплое белье - мягкое, как кожа у нее под подбородком; отделанные шелком пальто, проложенные листами серебристой папиросной бумаги, с пуговицами из перламутра и вышитые подтяжки.
        Мэдди перебирала веши в сундуке совершенно с другим чувством. Эй не казалось это невежливым. Он никогда не притрагивался к этим вещам, все было новым, пахло краской и травами. Она попыталась вспомнить, что было надето на герцоге в тот вечер, когда они с отцом обедали вместе с ним, и вынула темно-зеленый пиджак.
        Мэдди никогда ярко не одевалась, следуя консервативному вкусу. Сейчас же она выбрала жилетку, расшитую золотыми и пурпурными нитями, решив, что комбинация полосок цвета ржавчины и загара не так бросится в глаза. Наконец она достала пару сапог и отнесла все эти вещи в свою комнату.
        Переписав и развесив графики ухода за пациентами, Мэдди выяснила, что никому другому не назначались терапевтические ванны, кроме Жерво. Мужчин с интервалом в четверть часа предполагалось побрить. В бумагах кузена Эдвардса напротив фамилии герцога значился Ларкин. Мэдди исправила его имя на свое. Она сочла возможным делать незначительные поправки.
        Однако когда Мэдди вошла в комнату Жерво, Ларкин находился уже там, держа тазик с полотенцем. Она не обратила внимания на дурное настроение санитара, а просто взяла тазик у него из рук. Бритва перекатывалась по дну, издавая неприятный металлический звук.
        - Вам потребуется помощь, мисс. Предупреждаю вас. Капля воды попала ей на палец. Она удивленно посмотрела на мутную мыльную пену. Вода грязная.
        - Вы не правы. Посмотрите внимательно. Я после Харри тазик вымыл.
        Она перевела взгляд с явно несвежего полотенца, висевшего у него через плечо, на бритву. Ручка была уже старая, вытертая, но само лезвие острое, хотя и щербатое.
        В своей камере Жерво был уже в простом сюртуке. Чуть повыше локтей его руки были перехвачены ремнями и привязаны к специальным кольцам в стене. Глаза его горели по-волчьи.
        Мэдди несколько секунд стояла, не шевелясь, потом она сказала Ларкину голосом, в котором сквозила боль:
        - Принесите горячей воды. Я скоро вернусь.
        Смирительная рубашка бесила его, и Обезьяна знал это. Кристиан вспоминал ужасные кошмары, страх, пересиливающий разум и гордость, рождавший первобытный порыв, заставляющий его каждый раз сопротивляться, хотя он уже давно знал, что не может победить.
        Горло его болело: Обезьяна опять придумал нечто новенькое. Индийский резиновый жгут доводил Кристиана до бессознательности, дикого ужаса. Он лежал, прикованный к постели. Секундная темнота. И вот он выныривает из нее, задыхаясь, рефлекторно сопротивляясь, прижатый лицом к полу, с коленом у себя на шее и ноющей болью в спине. Трое тюремщиков склонились над ним, весело переговариваясь между собой. Они подняли его. Он все еще не пришел в себя, не восстановил дыхание. Он знал, что смирительная рубашка - невольный ужас, полная беспомощность, отсутствие равновесия и невозможность защититься; легкий толчок, и он падал в любом направлении из-за связанных за спиной рук. Каждое его движение было странным, неожиданным. Тело теряло связь с мозгом, суставы не повиновались ему, ноги отказывались держать… Тюремщик с кратким веселым восклицанием на лету поймал его и прислонил к стене.
        Кристиан встретился с ним взглядом, и тюремщик быстро опустил глаза. Он потрепал Кристиана по щеке и что-то по-отечески сказал. Пока Кристиан стоял униженный, скованный, дыша, словно бешеный бык, дополнительное подкрепление ушло и Обезьяна вернулся к своей утренней рутине. Кристиан пришел в ярость. Он очень хотел, чтобы пришла Мэдди, и боялся, что она войдет именно сейчас, прежде чем все будет кончено.
        Но Обезьяна, закончив дело и записав свои гадости в журнал, ушел, оставив его в одиночестве. Кристиан был готов убить Ларкина.
        Когда-нибудь. Когда-нибудь.
        Но думал он о другом. Он думал о выражении лица Обезьяны, маске ужаса. Потребуется много времени. Однажды Кристиан видел, как людей вешали и четвертовали. Он запомнил лицо одного осужденного, который ждал своей очереди и наблюдал казнь. Палач резал, рубил… Страх. Борьба. Судороги. Спазмы. Приговоренный съежился, подвывал. Лицо его стало темным, язык распух в преддверии агонии, которую ему предстояло вынести.
        Кристиан с невероятным наслаждением думал об этом.
        Вошла Мэдди. Она явно влияла на него. Переход от ночи ко дню. От мистических ночных кошмаров к очищающему дневному свету. Он едва мог вынести это. Он раньше считал, что уже дошел до предела. Но каждое утро Мэдди приносила свет, а потом оставляла его в темноте с Обезьяной, чье настроение ухудшалось каждую ночь. Кристиан начал понимать, что раньше были «цветочки». Горло болело от жгута. Он молил Бога, чтобы семья не забыла его. Его имя и титул защитят его, так легко затянуть удавку чуть туже. Он чувствовал себя покинутым, забитым, никому не нужным. Или во всей вселенной не осталось ничего, кроме его камеры, коридора и вида за окном?
        И Мэдди. Мэдди-девочка. Она стоит в коридоре и внимательно смотрит на него, держа в руках тазик для бритья.
        Обезьяна ненавидел его. Кристиан видел это по его глазам. Ненависть усиливалась с каждым небольшим разногласием, а иногда по таким поводам, о которых Кристиан и понятия не имел. Он боялся за Мэдди, не хотел ее видеть и с нетерпением ждал ее прихода. Он не находил слов, чтобы предупредить ее, и боялся остаться в одиночестве.
        Мэдди выглядела потрясенной, как в тот раз, когда впервые увидела его. Ее фигура как-то сникла. Кристиан мечтал услышать ее голос, походивший на журчание речки. Когда она говорила, он закрывал глаза и представлял себе, что все понимает.
        Вода? Леса?
        Он открыл глаза. Ее не было. Сквозь прутья решетки на него смотрел Обезьяна - не улыбаясь, не злясь, не гримасничая. Долгий изучающий взгляд. Потом Ларкин моргнул, негромко свистнул Жерво, словно собаке, и пошел по коридору.
        Когда Мэдди вернулась, она не позволила Обезьяне войти, приоткрыв дверь так, чтобы только проскользнуть внутрь камеры. Когда Обезьяна попытался протиснуться вслед за ней с ведром воды, решетка громко лязгнула.
        Кристиан видел лицо Обезьяны, когда вода пролилась ему на ноги. Мэдди-девочка поставила медный тазик на стол и повернулась к тюремщику.
        - Что вы наделали!
        Обезьяна не свирепо, а обиженно посмотрел на нее.
        - Поставьте тут, - Ее голос был таким твердым и выдержанным, что поразил даже Кристиана. - Возвращайтесь к своим обязанностям.
        Рот Обезьяны уродливо зашевелился. Со стуком поставив ведро, тюремщик удалился.
        Не мешкая ни секунды, Мэдди подошла к Кристиану и стала развязывать ремни. Она, не смотря на него, резкими рывками освобождала его руки.
        - Не могу расстегнуть пряжку, - Мэдди все еще не глядела на него. Ее щеки пылали от гнева.
        Он закрыл глаза. Это было единственное, что он мог сделать. Потом опустился вниз, согнув обе ноги одновременно. Встав на колени, еле сдерживая стоны, он стал ждать, распрямив плечи и глядя прямо перед собой.
        С минуту Мэдди стояла неподвижно. Он знал, она думала о его странном поведении. Он стиснул зубы.
        Прочь! Вся грязь прочь!
        - Это было не обязательно, - она преклонила колени и расстегнула рубашку, освобождая руки, заломленные за спину. Затем стащила рубашку с его плеч, оставив торс обнаженным.
        Прошло несколько секунд, прежде чем Кристиан почувствовал свои руки. Он попробовал пошевелиться, но боль в спине взорвалась с новой силой. Через несколько минут пальцы на руках перестали неметь. Немного размяв суставы, он оттолкнулся от пола и встал. Мэдди тоже поднялась, стряхивая пыль с юбки.
        Он взял ее за плечи, притянул ближе к себе и поцеловал в губы.
        Поцелуй был кратким и крепким. Он тут же отпустил ее и оттолкнул, чтобы ее замедленная реакция не успела превратиться в страх. Сюрприз. Он наблюдал за ней, видел, как по ее лицу пробежал шок, смущение и негодование.
        - Друг! - смутившись, произнесла Мэдди.
        - Друг! - эхом отозвался он.
        Ответ, невольный, бессмысленный. Кристиан посмотрел на нее, Мэдди-девочку. Красные щеки. Гордый подбородок. Вздернутый носик. Он знал немало женщин более элегантных и миловидных, но никогда не видел никого красивее Мэдди в ее накрахмаленной штуке. Белой. Голова. Сахар? Мэдди стояла в этой тюремной камере.
        - Любовь, - сказал он, - любовь.
        Он удивил ее и удивился сам. Они стояли и смотрели друг на друга. Серый утренний свет падал сквозь оконную решетку, освещал ее щеки и густые ресницы.
        Ее строгие губы поджались. Она держала в руках смирительную рубашку.
        - Вас легко победить.
        - Друг, - повторил он с неуверенной улыбкой. - Мэдди. Друг?
        - Только друг? - она насмешливо посмотрела на него. - Настоящий кавалер!
        Кавалер?
        Этого он не мог сказать. Да и не пытался. Ее лицо было по-прежнему красным. Нервы на пределе. Он был оскорблен, что она превратила все в шутку. Что-то проворчав, он отвернулся.
        - Повернись! - воскликнула она.
        Он сел на стул. Каждое движение причиняло боль. Он был совершенно уверен, что его… его… что? Внутри, белое, твердое, изрезанное. Он был ранен. Треск. Кость. Он посмотрел на нее молча, вызывающе.
        - Упал? - спросила она. Подойдя, Мэдди коснулась его обнаженной спины. Он напрягся в ожидании, но ее прикосновение было легким, как перышко.
        - Больно?
        Он покачал головой:
        - Нет.
        Ее пальцы двинулись дальше; от следующего прикосновения он вздрогнул и хрипло застонал сквозь зубы.
        - А… а… - она снова провела вдоль кости. - Здесь?
        Кристиан кивнул. Она продолжала дотрагиваться до его спины. Он снова издал короткий утвердительный стон.
        - Перелом, - сказала Мэдди. - Надо наложить повязку. Упал?
        До него дошло, что он понимает ее. Точнее, догадывается о значении сказанных слов. Он попытался ответить ей.
        - Упал.
        Естественно, он не может пожаловаться на Обезьяну. Он прекрасно понимал, к чему это может привести.
        - Каким образом?
        Он пристально смотрел на нее.
        - Где?
        Кристиан пожал плечами. Необдуманное движение вызвало сильную боль.
        Он ухватился за спинку стула, наклонил ее, пытаясь жестами что-то объяснить.
        - Ах, стул! Стул перевернулся?
        Он кивнул.
        - Надо быть осторожнее, - она протянула руку и коснулась его плеча. - Двигайся медленно. Не торопись.
        Торопливость.
        Он был именно таким. Ему не следовало целовать ее. Он смутился. Посмотрите на него. Посмотрите на него здесь, в этом месте. Он словно зверь, лишь только воем и жестами может выражать свои мысли. Он не мог даже сам застегнуть себе… - что, что?
        Кристиан посмотрел на то, о чем он думал. Эти штуки на ногах. Но слова, оставались недосягаемыми, невозможными для произнесения.
        Проклятье.
        Черт побери, черт, черт, черт. Проклятье!
        Эти-то слова он знал. Он даже мог их произнести. Все остальное казалось недосягаемым.
        Мэдди протянула ему тазик для бритья и провела по нему пальцами.
        - Чистый.
        Он кивнул.
        Она подошла к двери и открыла ее, наклонившись, чтобы взять ведро. Кристиан неожиданно подумал, что сбежать сейчас было бы несложно. Он вскочил. Мэдди повернулась. Замок защелкнулся.
        Кристиан смотрел на нее, тяжело дыша.
        У него закружилась от волнения голова. Он ощущал возбуждение и какой-то необъяснимый страх. Если. Если удастся выбраться из камеры - что он будет делать? Куда он пойдет? Бежать. Бежать! Да. Его тело было готово, но мозг, казалось, находился в замешательстве. Налево, направо - куда ему повернуть? Именно это было жизненно важно. Там будут лестницы. Лестницы, двери, углы, стены… Проклятье!
        Мэдди-девочка настороженно смотрела на него. Он осознал, что стоит, сжав кулаки, весь напряженный, готовый взорваться.
        - Что случилось?
        Он взял бы ее с собой. Она ему нужна. Мысль о том, чтобы выйти в мир одному, казалась пугающей и притягательной. Ему это казалось настолько необходимо, что даже в глазах потемнело.
        Мэдди с ожиданием смотрела на него.
        Он еле держался, положил руку на спинку стула и снова сел.
        Она улыбнулась. Кристиан вздохнул и разжал руки.
        - Вот, - сказала она. - Возьми бритву.
        Он удивился.
        - Вот.
        Бритва возникла у него прямо перед носом. Он продолжал смотреть. В ее руке лежала настоящая бритва, а не мясницкий нож Обезьяны. Такая бритва была у него.
        Его собственная бритва.
        И его собственное - палец, золото, семья.
        - Кольцо, - сказала она.
        Его кольцо.
        Он взял у нее кольцо левой рукой.
        - Ты помнишь это кольцо?
        Конечно, он помнил. Это была его печатка. Но он не мог сообразить, что надо делать с кольцом.
        - Не помнишь? - она протянула руку.
        - Нет! - его пальцы крепко сжались. Если бы она дала ему время подумать!
        Кристиан взял кольцо, прижал к тыльной стороне руки. Неправильно. Он расправил пальцы. Мысленно он видел кольцо на своем пальце, но не мог сообразить, как оно попало туда.
        Возможно, он в самом деле сошел с ума. Ему казалось, что он смотрит на коробку, знает, что открыть ее очень просто, и… продолжает вертеть в руках, не в силах найти крышку.
        Он начал сердиться. Его собственное проклятое кольцо!
        Кристиан закрыл глаза. Иногда это помогало. Он ощупал кольцо, покатал его в левой руке, потом накрыл ладонью. Повернул правую руку ладонью вниз, кольцо скатилось на пол.
        Боже мой!
        Тяжело дыша, он смотрел на кольцо. Опять возобновилась резь в глазах.
        Мэдди подняла кольцо. Кристиану показалось, что она хочет убрать его в карман.
        Он встал, схватил стул и швырнул его в стену. Во все стороны полетели щепки.
        - Нет. - Кристиан громко вскрикнул и протянул руку.
        - Что случилось?
        - Дай!
        Мэдди вспыхнула. Гордо вскинув голову, она указала ему на стул.
        - Садись.
        Он яростно зашипел от нетерпения. Она спрятала кольцо за спину. Ему ничего не стоило схватить ее за руку и вырвать у нее кольцо. Она вскрикнула и уронила кольцо и бритву.
        Кристиан схватил печатку и положил на стол. Держась за край стола левой рукой, он положил правую на стол, продел кончик среднего пальца внутрь кольца и, помогая себе левой рукой, с трудом надел печатку на палец.
        Он устал. Но печатка находилась у него на пальце, там, где и должна была быть. Он все проделал сам и с победным видом посмотрел на Мэдди.
        Она отодвинулась ближе к двери, потирая запястье и массируя пальцы.
        Он повернулся и замер, глядя на нее.
        Ему пришло в голову, что он сделал ей больно.
        Что с ним происходит?
        Кристиан не знал, что делать. Он немного постоял, потирая внутреннюю сторону кольца большим пальцем. Мэдди выглядела плохо.
        Смутившись, Кристиан повернулся и попробовал поднять стул, нашел кусок отскочившей от стены штукатурки и осторожно вставил его на место.
        Бритва лежала на полу возле окна. Он поднял ее. Мэдди тонко вскрикнула и схватилась за дверь позади себя. В руке у нее был ключ.
        Какая наивность. Два шага - и у него была бы она, ключ и свобода… Обезьяна никогда не дал бы ему такой возможности.
        Кристиан держал бритву в руках. Мэдди окаменела от ужаса. Ему не понравился ее взгляд… Его раздражало, что она так по-глупому смело себя вела. Что если он действительно сумасшедший? Он мог убить ее в десять секунд. Она не смогла бы опередить его и отпереть дверь. Обезьяна все знал. Обезьяна не допускал ошибок.
        Здесь кругом сумасшедшие. Почему никто не предупредил ее, чтобы она была осторожней?
        Он посмотрел на бритву, потом положил ее рядом с медным тазиком и сел на стул, пытаясь выглядеть раскаявшимся.
        Ему это плохо удавалось. Если бы он мог говорить, то был бы самим собой. Цветы, письма, бриллианты, вальсы… - Кристиан знал, как обезоружить своенравную женщину.
        Мэдди очень долго смотрела на него.
        Потом она снова покрутила рукой. Сухо улыбаясь, произнесла:
        - Ты похож на провинившегося щенка. Что случилось? Ну, черт побери!
        - Таким ты мне больше нравишься! - Мэдди рассмеялась, и он понял, что его раскаяние превратилось в угрюмость. Но ее напряжение исчезло. Она опустила ключ в карман и подошла к столу.
        Он сидел неподвижно. Хорошая бритва и умелые движения сделали процедуру бритья приятной, даже несмотря на остывшую воду. Сидя спиной к Мэдди, он старался поднимать голову выше, чтобы ей было удобнее.
        Кристиан, скосив глаза, наблюдал за ней. Ее квакерский наряд, оживленный лишь белым перекрещенным шарфиком на шее, не подразумевал наблюдения под таким углом. Он даже видел обнаженную часть ее груди. Приятное зрелище - развлечение для школьников. Но ему так мало было позволено.
        Мэдди завершила процедуру бритья слишком быстро. Он смотрел, как она чистит бритву и тазик опытными движениями, и понял, что должны чувствовать тигры в зоопарке, видя соблазн совсем рядом со своей клеткой. Но искушение находилось где-то у него внутри. Она собрала бритвенные принадлежности и унесла их. Если один явный шанс, такой легкий… Решетка захлопнулась.
        Но она придет еще раз. Ему пришлось задуматься. Надо взять под контроль свой затуманенный мозг и думать.
        Глава 8
        В тот момент, когда он увидел новую одежду, Мэдди почувствовала, как быстро поднялось его настроение. Хотя он всего лишь посмотрел на вещи и слегка прикоснулся к ним, на его лице было написано нечто большее, чем просто желание переодеться.
        Мэдди подумала, что он хочет обнять ее, она отступила назад, но он только толкнул ее в плечо. Она с готовностью подчинилась ему, отступив в холл и закрыв массивную деревянную дверь за собой. Через несколько минут резкий стук изнутри дал ей понять, что можно войти. Он нетерпеливо протянул руки. Она быстро справилась с запонками и повязала ему шарф. Кристиан поставил свой сапог на стул, сдвинул одну из шпор на каблук и, придерживая ремешок, дернул головой, чтобы она подошла.
        Мэдди наклонилась, застегнула пряжкой ремень поперек, затянув его на роскошном черном сапоге. Гладком, блестящем, дорогом. Никаких волдырей и испачканных краской чулок. Никаких усилий, чтобы разносить такие сапоги.
        Она почувствовала его внимание, напряженное и пристальное. Когда она нашла крошечное отверстие для пряжки, он коснулся ее рук в изучающем контакте точно так же, как обычно ее отец ощупывал предметы, чтобы опознать их.
        Мэдди заметила движение. Теперь он мог видеть, что делали ее пальцы, когда она просовывала конец ремешка через пряжку. Он переменил ноги и сдвинул другую шпору. Его рука повисла над свисавшим ремнем, затем он положил ее поперек сапога.
        - Здесь, - Мэдди взяла его руку в свои, сомкнула его пальцы вокруг ремня и пряжки. У них ничего не получалось, помогая Кристиану, Мэдди старалась не замечать возрастающего ритма его дыхания и напряжения мускулов. Она чувствовала его, как пугающий потенциал для взрыва.
        Наконец-то ремень попал в пряжку. Мэдди придержала его, чтобы он не выскользнул оттуда, и зажала его конец в пальцах Кристиана. Руки Жерво - неловкие, как у ребенка, но в то же время твердые и мощные, как у сильного мужчины, были слишком большими, чтобы легко и быстро справиться с таким тонким делом.
        Мэдди прижала большой палец Кристиана к запору. Удивительно, но он нашел отверстие с первой попытки. От успеха и ярости Кристиан издал шумный вздох.
        Еще одна попытка. Еще одна неудача. Кристиан тихо застонал. Но он продолжал держать ремень и застежку мертвой хваткой. Мэдди с усилием подтолкнула его палец, чтобы затянуть ремешок.
        - Теперь продень его внутрь, - сказала она.
        Она взглянула на него. Его лицо было близко-близко. Никогда так близко рядом с ней не находился мужчина. Кристиан посмотрел на нее из-под черных ресниц. Он закрыл глаза и двигал руками. Ремень проскользнул в пряжку.
        - Ты сделал все хорошо.
        Мэдди отошла в сторону.
        Кристиан выпрямился, но его сапог все еще опирался на стул.
        Они оба дышали так, как будто пробежали огромное расстояние.
        - Иди, - с трудом произнес он и улыбнулся ей.
        Она подняла глаза и увидела перед собой элегантного, щеголеватого джентльмена. И он смотрел на нее, полный предчувствия, загоревшийся в ожидании.
        - Иди, - с резким выдохом снова произнес он.
        Ничего не говоря, она покачала головой.
        Ей было нечего сказать. Во всем виноват ее собственный невежественный энтузиазм. Когда Мэдди подбирала одежду, она не думала о том, что это костюм для занятий верховой ездой. Она кое-что знала о его вкусах, пристрастиях, думала, что зеленое пойдет к цвету ржавчины и загару.
        Кристиан молчал, ироничная улыбка застыла в уголке рта. Он смотрел на нее пристально, как будто только сосредоточенность могла дать ему то, что он хотел бы найти.
        Мэдди сжала губы, не в силах исправить ошибку. Она вновь покачала головой.
        От разочарования его лицо стало цвета темного подтаявшего льда. Он бросил на нее всего лишь один вопросительный взгляд, а затем отвернулся. Его рука нависла над пряжкой, затем он схватил левый сапог, дернул его вверх и рывком высвободил шпору.
        К Мэдди он стоял в профиль.
        Спокойное и сильное чувство изрезало его рот и щеку. Он не делал никаких движений, просто стоял неподвижно, но Мэдди обнаружила, что ее ноги ведут ее назад по направлению к двери и безопасности.
        Она дотянулась до ключа в своем кармане. Кристиан повернулся к ней, и она поняла, что никогда не видела на его лице выражения той глубины злобы и презрения. Нить страха сформировалась и закрутилась в спираль. В горле пересохло. Мэдди, глядя в пол, вставила ключ в замок, опасаясь повернуться к нему спиной. Она распахнула решетку и проскользнула в коридор. Железная дверь никогда не закрывалась тихо; она всегда неприятно громыхала. Кристиан пошел к двери. Мэдди машинально отпрянула от решетки. Одну за другой Кристиан поднял шпоры и уронил их через решетку. Металлический удар об пол, глухой стук.
        Кристиан лежал на кровати, прислушиваясь к звукам сумасшедшего дома!
        Он ненавидел ее. Фальшивая. Набожная сука. Прийти к нему после всего, что он пережил, преподнести ему его собственные маленькие безумные игры. Что могло быть грубее? Ванна со льдом? Что ему ждать? О! Нет! Все еще хуже. Тоньше. Опустошающее.
        Заставить его надеяться. Заставить поверить. Заставить его выглядеть дураком. Беспомощным, неумелым идиотом!
        Он увидел, как они уходили. Куда? Как? Почему, но это не имело значения. Только уйти. Только его свобода. Прочь из клетки! Но только с ней. Он не уверен, что может один находиться снаружи.
        Он ненавидел ее.
        Ненавидел ее.
        Ненависть. Ненависть. Ненависть. Обида. Холод. Кровь. Неверная сука.
        Но откуда было это озлобление, отличное от той чистой и честной злобы, которую он имел на Обезьяну. Обезьяна видел в нем шевелящийся кусок мяса, быка, которого можно связать и исколотить, как любого бешеного и опасного немого зверя в этом месте. Но Кристиан понимал, что, пока Мэдди не пришла и не сбросила его смотрителя, ничего личного между ними не было. Только теперь для него. И для нее.
        Он ненавидел ее. Ему было стыдно. Его спина болела от наказания Обезьяны. Одежда мешала дышать. То, что унижение, крах надежды и разочарование могли быть более лютыми, чем все, что делал Обезьяна, явилось для него горьким открытием. Он доверял ей. Позволил ей видеть свое смущение и слышать, как он говорит. Помогать его рукам в их неловкой бесполезности. Она принесла его собственную одежду, помогла закрепить ремнями шпоры, сделала его миражом себя самого. Почему? Почему? Почему? Мэдди-девочка?
        Зачем подавать надежду? Для того чтобы тут же отнять? Только ради удовольствия властно покачать головой? И выйти за дверь, встав в коридоре с ключом в руке. Отступить туда, куда он не мог пойти?
        Не мог. Не хотел. Боялся идти один.
        Кристиан провел руками по своим глазам и волосам, игнорируя острую боль в спине. Он никогда не знал, что будет трусом, будет бояться того, чего хочется так сильно. Он ненавидел ее. Она показала ему сущность его самого. Он предпочел свою звериную камеру возможности вырвать ключ из ее руки и самостоятельно выйти из этой двери. Кристиан скатился с кровати, тяжело дыша от обиды. Он прокрался по комнате, потрогав каждую из немногих вещей в ней. Любые перемены сердили его. Он боялся, что только нездоровый человек так сильно мог бы разволноваться из-за таких мелочей, и старался не думать об этом. Но не мог. Он посмотрел на свои сапоги. Безумец. Сумасшедшее, немое животное. Он схватился за решетку на двери и стал трясти ее.
        Ты слышишь? Мэдди-девочка. Я не понимаю себя. Я не ощущаю гордости. Больной. Стыд. Одежда. Куртка. Сапоги. Шпоры. Я не могу уйти? Понимаешь?
        Он яростно тряхнул решетку. Он знал, что она слышит его. Он знал, что она сидит в кресле рядом, но вне его поля зрения. Мэдди не появилась. Он посидел, встал, снова обошел комнату. Вдруг ему в голову пришла мысль, никогда в реальной жизни он о таком не подумал бы. Безумие! Но сейчас понятие чести не существовало. Только грубая сила. И еще он хотел заставить ее узнать, что значит быть сломленным до последней глубины позора, каково потерять всякий остаток уважения к самому себе. Пусть она ощутит собственный стыд. Ведь она соблазнила его до горячего унижения.
        Чопорная старая дева. Пуританка. Он уже точно знал, как ему поступать.
        Она не вернулась. Кристиан провел долгий день, запертый в комнате, как будто он просто сидел, скучая в одиночестве, одетый в жилет с жемчужными запонками и вышитые подтяжки. С наступлением темноты какие-то звуки во внутреннем дворе привлекли его к окну. Он наблюдал, как Обезьяна и несколько других смотрителей разделили и загнали в дом группу людей. Кареты укатили прочь, на улице остались Мэдди и молодой человек, разговаривавшие о чем-то очень серьезно. Кристиан не мог слышать их беседы. Опершись щекой о решетку, он наблюдал, как она слушала, видел, как она кивала и улыбалась, когда молодой человек почему-то головокружительно смеялся. Еще один лунатик. Кристиан презирал ее покровительственную вежливость. Она бы улыбалась и кивала точно так же и ему. Не так ли? Проявляем снисходительность к сумасшедшим, детям и животным.
        Но только не к нему. Она не имеет права так думать о нем. Вместо Мэдди появился Обезьяна и принес ему обед. Смотритель торопился и, казалось, не обращал внимания на настроение Кристиана. Только когда он позволил заковать себя в кандалы без сопротивления, Обезьяна нахмурился. Кристиан встретил его размышляющий взгляд с холодным безразличием.
        - Душитель задумался о смысле жизни? - Обезьяна усмехнулся и почти дружески хлопнул его по плечу.
        Кристиан вспомнил обо всех методичных и кровавых способах убить Обезьяну. Он впился в смотрителя немигающим взглядом. Обезьяна, заворчав, убрал руку. Они поняли друг друга.
        Лежать прикованным, думать о соблазне. Такое не укладывается в рамки реальности. Свирепость. Юмор. Пришлось целиком проглотить свое несчастье, посмотреть в лицо правде. Придется считать, что возникло простое неудобство. Муж. Или любовник. Неправильный поэтажный план с далекими отдельными спальнями в загородном доме. Любопытная тетка или кузина. Или любое другое препятствие, которое обойти в преследовании окончательной цели. Вызов.
        Кристиан хорошо знал женщин. Он испугал ее. Это придется исправить. И он был больным. Она считала себя его сиделкой. Что до того… Он думал о том, как она смотрела на него, когда он стоял перед ней голым. Квакерша, старая дева, благонравная сиделка. Нет визга. Побега. Шок. Скандал.
        Любопытно.
        Он посмотрел в темноту, медленно улыбнувшись. Он мог это сделать. Будь он проклят, если не сможет.
        - Мы повезем его на прогулку завтра. Попробуем. До деревни и обратно. В карете. Ты отнесла ему новую одежду? Мэдди стояла перед письменным столом кузена Эдвардса.
        - Да.
        Он взглянул на ее скудные записи в книге.
        - Не пропускай подробности. Будь повнимательнее. Как отвечает? Как реагирует?.. Что он делал с вещами?
        Мэдди сначала сжала руки, но потом развела их в стороны.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Его реакцию. Попытку снять вещи или порвать?
        - Нет. О нет. Ничего… ничего такого.
        - Совсем никакой реакции?
        - Он был… Он с трудом одевался… Я полагаю, из-за этого рассердился. Я помогла ему пристегнуть шпоры.
        - Шпоры? - кузен Эдвардс откинулся на спинку кресла. - Зачем ему шпоры, дорогая?
        - С сапогами… Я думала… Все джентльмены в городе… Кажется, они всегда носят шпоры?
        - Носят? - кузен Эдвардс заворчал. - Мода, не так ли? - Он посмотрел на ее записи. - Брился… Одевался… И ничего? Был спокоен весь день?
        - Да. За исключением… Он был немного… - Она подбирала слова. - Беспокойным. Утром он стучал в дверь, но недолго. И не кричал.
        Кузен Эдвардс закрыл записную книжку.
        - Я полагаю, ты, возможно, начинаешь оказывать некоторое успокаивающее влияние. Немного же осталось от прежнего герцога, такого, каким он попал к нам. Он слишком гордо ведет себя в присутствии леди. Но можно использовать это качество для поощрения самообладания. Приготовь ему одежду на завтра. Посмотрим на его самочувствие и реакцию. Предупреди Ларкина, что мы поедем в одиннадцать.
        Утром Мэдди вошла в комнату Жерво, немного склонив голову и сразу отступив в сторону, чтобы Ларкин вышел. Она выбрала одежду и принесла уже давно, надеясь, что Ларкин возьмет вещи в коридоре и оденет Кристиана. После долгой молитвы и медитации она решила, что перешла подлинные границы своей Возможности, отклонилась от божественного направления своего Внутреннего Света. С одной стороны, ей хотелось уйти от его проблем в сторону, но в то же время что-то требовало от нее помогать ему всем, чем возможно. Она полночи молилась, но так и не знала, что делать. Сейчас Мэдди пришла потому, что кузен Эдвардс приказал ей посмотреть, готов ли Жерво для прогулки. В этот момент она не знала, как ей поступать в дальнейшем.
        Когда решетка закрылась, Ларкин обернулся:
        - Вы хотите дать это ему, мисс? - Он показал на кольцо. Мэдди кивнула.
        - Если зажать это кольцо в кулак, - сказал Ларкин, - можно оставить отметину на всю жизнь. А вам - разбить челюсть, как яйцо.
        Она молчала.
        - Не давайте ему кольцо, - произнес Ларкин и, взяв узел белья и одежды, вышел из камеры.
        Мэдди повернулась к Жерво. Он стоял у окна. На нем была серая куртка, пурпурный с золотом жилет, брюки более темного тона и элегантные туфли.
        Ларкин закрепил пуговицы, а шейный платок завязал обычным, утилитарный квадратом. Но Жерво выглядел аристократом несмотря ни на что.
        Он стоически посмотрел на нее, а затем отвесил легкий поклон.
        - Друг…
        Он слегка улыбнулся. Мэдди прошла дальше в комнату, но когда он пошевелился, она остановилась на безопасном расстоянии от него.
        Неожиданно Кристиан встал на колени, медленным, осторожным движением потянулся под кровать и вытащил из темного пространства что-то, похожее на грубый белый камень. Мэдди собралась броситься к двери, но Кристиан встал, не угрожая, протянул ей сырой предмет.
        Это был кусок штукатурки, который он утром отбил от стены. Мэдди молча смотрела на него, а Жерво сделал шаг ближе к ней, положил кусок штукатурки ей в руки и издал тихий звук, трогая плоскую поверхность пальцем. На руке Кристиана остались следы пыли. Мэдди посмотрела на штукатурку и разглядела царапины на лицевой стороне обломка. Наклон по направлению к свету проявил их. Несмотря на криво нацарапанные буквы, она узнала почерк Жерво.
        Прелестная.
        Мэдди.
        Сожалею.
        Она не отводила глаз от крошившегося подношения.
        - Хорошо. Да. Ты сожалеешь. - Мэдди продолжала отводить глаза, поджав губы. - Я тоже сожалею.
        Кристиан коснулся ее подбородка.
        - Извини, - сказала Мэдди. - Из-за одежды. Понимаешь? - Она не могла больше ничего добавить, а только посмотрела в его глаза - драматичные, черно-синего цвета. Слабая-слабая улыбка, казалось, появилась на его лице. Кристиан ласково провел по ее щеке. Мэдди неуверенно отодвинулась, - Ты хочешь поехать в деревню сегодня? - спросила она. Его лицо неопределенно изменилось и утратило улыбку. Он пристально смотрел на ее губы.
        - Поехать, - повторила она. - Поездка. Деревня.
        - Поехать.
        Она кивнула:
        - Поехать в деревню.
        - Мэдди-девушка едет?
        - Ты. Ты, Жерво. Ты едешь.
        Он кивнул и коснулся ее руки.
        - Мэдди-девушка… едет?
        - О! Да, я должна поехать. Тоже. Если ты хочешь. Он открыто улыбнулся. Мэдди сжала в руке кусок штукатурки и ответила Кристиану короткой и нервной улыбкой.
        Сопровождаемый Обезьяной и еще одним санитаром, Кристиан вышел на улицу, задержав взгляд на непорочной фигуре Мэдди-девушки, на ее черном платье с белым воротником, на нелепом совке для сахара на ее голове. Он почувствовал холодное солнце на своем лице, услышал скрип сбруи, звук шагов по гравию на подъездной дороге.
        Кристиан чувствовал себя ошеломленным внешним миром, светом, открытой далью, лужайками, озером, деревьями. Раньше ему казалось, что при первой возможности он побежит сломя голову. Но теперь главное было - суметь подавить в себе желание вернуться обратно в камеру. Мэдди и гордость заставляли двигаться вперед. Он не бесхребетный лунатик. Не здесь! Не теперь.
        Карета ждала их. Слуга помог Мэдди, Кристиан последовал за ней. Когда он поднимался, боль пронзила спину, он едва не застонал. В карете пахло трубочным дымом и несвежей лавандовой водой. Раздражала массивная вульгарность, дорогая ткань и бархат, отделанный пурпуром.
        Кристиан почувствовал, как его без всякой причины охватывает паника. Он боялся, что кто-нибудь увидит его. От него потребуют понимания болтающих незнакомцев. От него будут ждать разговора. Он чуть не потерял равновесия, схватившись за ремень и руку Мэдди.
        Она повернулась и посмотрела на него. Пока Обезьяна и санитар занимали переднее сиденье, Кристиан крепко сжал ее руку и не собирался ее отпускать. Санитар ласково улыбнулся.
        - Немного испугались? - спросил он. - Ничего страшного, обыкновенная суета.
        Кристиан отреагировал на ухмылку толстяка явным презрением. Раз он предпочел держаться за то, что ему казалось надежным, то это никого не касается. Тем более - не дворянина, выглядевшего смехотворно в бриджах и сапогах со шпорами. В его жалкой провинциальной жизни, судя по всему, был праздник, когда он вылезал из своей деревенской собачьей тележки и садился на чистокровную лошадь.
        Знакомые звуки от лошадиной сбруи, низкий резонанс от копыт упряжки. Карета немного накренилась и покатила.
        Кристиан позволил санитару прижать себя спиной к подушкам, вызывая тупую боль в его ране. Он сосредоточился. Надо непременно сдерживаться, наблюдать за пейзажем, не искать слов, не говорить о вещах, которые назвать он не в силах. Подъездная аллея была длинной и ровной, но из всех в карете он был единственным, кто держался за ремень для равновесия. Кристиан сделал попытку приказать своей руке выпустить ремень, стараясь вспомнить, насколько все вокруг обычно. Карета. Внешний мир. Трава. Деревья, к осени ставшие яркими.
        Карета достигла ворот имения и выехала на петляющую дорогу между газонами и шпалерами. На фоне бледного золота полей пшеницы пастбища казались все еще ярко-зелеными. Кристиан пристально смотрел из окна, чувствуя себя неловко.
        Жатва. Работа. Арендаторы. Поденщики, гремящие чем-то металлическим. Устойчивый ритм… Не то…
        У него был шок. Ужасное яркое воспоминание замка Жерво, Уэлльских болот и дикой местности. Ничего похожего на этот наманикюренный пейзаж. Ему следовало быть там. А он забыл об этом. Как он мог забыть? Овечья шерсть… Работа… Арендаторы. Арендаторы. Арендаторы…
        В его владениях должна начаться жатва. Кто занимается этим? Неожиданно в деревне оказались несколько оштукатуренных коттеджей с красными крышами. Церковь. Пивная под вывеской с черным быком. Карета замедлила ход и остановилась перед таверной, покачиваясь, пока лакей открывал дверь. Кристиан чувствовал себя удивленным и взволнованным, все еще стараясь думать о своем доме и жатве.
        Он опять схватился за ремень для равновесия, и вновь сжал сильно руку Мэдди. Санитар вышел и стоял у ступенек кареты, глядя на Кристиана с льстивой и выжидающей улыбкой. Добродушный хозяин пивного зала с непринужденным приветствием вышел к двери, вытирая руки о фартук.
        Кристиан не двигался. Он не хотел останавливаться здесь, не хотел ни с кем встречаться.
        - Идешь? - спросил санитар.
        Кристиан свирепо посмотрел на него.
        - Вставай, - Обезьяна встал, нагнувшись под низким потолком, и показал жестом, чтобы Кристиан шел впереди него.
        Кристиан оперся спиной о сиденье, несмотря на сильную боль, и издал низкое злобное рычание. Он не хотел унижаться. Его взгляд, адресованный Мэдди, был полон отчаяния.
        Но она улыбнулась ему как раз той ободряющей улыбкой, которую дарила накануне смеявшемуся молодому безумцу. Терпеливая няня - своим детям. Кристиан понял, что все играют маленькую пьесу, в которой каждый знал свою роль. Хозяин, ожидавший карету. Тихая деревня, Обезьяна, стоявший рядом, - воплощение настоящего внешнего мира. Но Кристиан здесь не находился. Он был все еще заперт в сумасшедшем доме. Только стены его расширились.
        Там не было публики. А здесь можно его унизить. Мэдди знала, что он лунатик. И они ждали. Он мог разразиться воплями безумия, а они только улыбнулись бы мягкими улыбками и надели на него цепи.
        Рука Мэдди беспокойно пошевелилась, несмотря на то, что она сохраняла ободряющее выражение лица. Кристиан знал, что она боялась того, что он хотел сделать. Она не могла скрыть этого. Именно ее боязнь заставила его выпустить ее руку, встать и спуститься из кареты, как цивилизованный человек - он не хотел, чтобы она боялась его. Он хотел, чтобы она боялась себя - маленькая, покровительствующая, терпеливая… Ты, старая дева…
        Стоя у кареты, она опять улыбнулась. Кристиан вынес и это.
        Он был классическим учеником, послушным и уступчивым. Он был спокоен.
        Он был очень, очень хорошим и покладистым.
        Мэдди медленно расслабилась. Прогулка, казалось, начиналась хорошо. У Жерво первоначальное напряжение исчезло. Он разглядывал деревню с небрежным интересом, как будто его никогда ничего не беспокоило, хотя рука Мэдди все еще ощущала остаточную боль от того, как он сильно сжимал ее руку.
        - Давайте пройдемся по свежему воздуху, - предложил кузен Эдвардс.
        - Священник, мистер Пембер, хотел бы быть представленным господину Жерво. Дом священника находится за общинным выгоном.
        Мэдди собралась без промедления пойти по указанному адресу, но тут она увидела искорки паники, отразившиеся в глазах Жерво. Он сомневался, скользя напряженным взглядом по ее лицу. Затем произошло какое-то странное превращение, и он подавил смущение. Держался самостоятельно. Догнав ироничным взглядом удалявшегося кузена Эдвардса, Жерво подошел к Мэдди и предложил сопровождать ее. Его любезность вызвала в ней странную робость. Он взял ее ладонь на свою руку совершенно естественно. Возможно, для него так и было, но Мэдди никогда не ходила под руку с мужчиной, за исключением отца или отдельных случаев в Собрании, носивших официальный характер.
        Мэдди понимала, что Жерво был герцогом и джентльменом. Когда Жерво привычным жестом положил свою руку поверх ее пальцев, он продемонстрировал всем, что не стоит забывать о его происхождении и положении в обществе. Она - незамужняя квакерша - должна была почувствовать себя польщенной и, возможно, вообразить маленький греховный намек, что значит быть герцогиней. Даже, если это она и ее герцог - потерянный и расстроенный дух.
        Идти пришлось через общинный выгон. Ларкин шел за ними по пятам. Мэдди было очень неудобно. По узкой протоптанной тропинке могла пройти только она, а Жерво, стараясь двигаться как можно ровнее, вынужден был шагать по траве. Как много леди он, должно быть, так сопровождал, легко, приятно и непринужденно! Когда они подошли к лужайке, он задержался, как будто им предстояло преодолеть препятствие - перейти многолюдную лондонскую улицу. У ворот дома священника Кристиан, слегка поклонившись, пропустил Мэдди вперед, придерживая калитку.
        Она прошла через калитку, а Жерво резко отдернул руку, отчего калитка быстро захлопнулась. Услышав резкий стук и ворчание Ларкина за своей спиной, Мэдди посмотрела на Жерво. Он поднял бровь и взглянул на нее с выражением аристократической томности.
        Мистер Пембер ждал гостей в холле, заранее проинструктированный письмом кузена Эдвардса. Мэдди считала, что именно такие, как мистер Пембер, - худшие из тех, с кем она привыкла иметь дело согласно своим взглядам и убеждениям. Подобострастность и довольство викария, его дом, полный свечей, ламп, мягких диванов, ковров и блюд с цукатами, вызывали в ней раздражение.
        Несколько минут разговора, и Мэдди убедилась, что мистер Пембер, хотя любезен и добр, но совершенно неприятен.
        Неудивительно, что престарелая герцогиня нашла его достойным быть представленным своему сыну. Викария переполняли как раз те религиозные чувства, о которых леди так пространно рассуждала в своих письмах.
        Мистер Пембер сразу же после знакомства начал говорить с Жерво. Мягким и добрым голосом, глядя на молодого герцога из-за квадратных очков и постоянно вынимая носовой платок, он произносил длинные речи о возмездии за пороки, о моральной развращенности и справедливом наказании.
        Мэдди надеялась, что Кристиан ничего не понял, он стоял, как бы думая о чем-то своем, не реагируя на ханжескую деревенскую болтовню. Герцог просто смотрел на викария с выражением вежливой скуки, а приняв чай от экономки, он взглянул поверх своей чашки и округлого женского плеча на Мэдди и улыбнулся ей тайной улыбкой, проницательной и тонкой.
        В этой гостиной, сидя между викарием и своим кузеном, Мэдди чувствовала себя ближе к Жерво, чем когда-нибудь. Даже наедине с ним, в зарешеченной комнате ее не покидало ощущение, что они не понимают друг друга. Здесь же общение между ними казалось совершенным. Мгновенно возникло согласие по поводу маленького общества и его раздражающего благочестивого спектакля.
        Жерво взял свою чашку и встал, разглядывая из окна сад за домом. Проповедь викария прекратилась. По-видимому, даже он был не способен продолжать говорить перед таким очевидным безразличием.
        В недолгой тишине Жерво произнес:
        - Кошка.
        Выражение лица мистера Пембера стало почти комичным. Мэдди видела, как он быстро переоценил герцога по нисходящей линии. Викарий кивнул и смущенно засмеялся:
        - О да. Милая кошечка, не так ли?
        Жерво посмотрел на Мэдди, поставил свою чашку на подоконник, сделал жест рукой, чтобы она подошла к нему.
        - О дорогой! - спросил мистер Пембер, когда Жерво шагнул в сторону двери. - Он хочет выйти на улицу?
        Герцог остановился рядом со стулом Мэдди, повернулся к мистеру Пемберу и голосом командира полка повторил:
        - Кошка.
        Рука Кристиана упала на плечо Мэдди. Он сильно подтолкнул ее локтем.
        - Все в порядке. Выйди с ним на улицу, кузина Мэдди. Позволь ему посмотреть на кошку, если он хочет. Только оставайтесь внутри садовой стены.
        Она с радостью поднялась. Экономка провела их через кухню в сад. У высокой кирпичной стены спаржа мерцала перистой желтизной и блестела семенами. Морковь была посажена короткими, ровными рядами. Пройдя по саду несколько футов, Мэдди обратила внимание на изумительное зрелище: на фоне боковой стены яркие, огромные диски георгинов - красные и оранжевые, бело-розовые, качавшиеся на высоте не менее семи футов, были в своем осеннем расцвете. О таком саде Мэдди всегда мечтала. Практичность удачно сочеталась здесь с чем-то ярким и чудесным, доставляющим радость собственной фантазии.
        Некрасивая, желто-полосатая кошка с облезлым хвостом, исчезла за георгинами. Мэдди не думала, что Жерво действительно заинтересовался ею. Она полагала, что Кристиан использовал кошку как предлог, чтобы избежать разговоров в гостиной, но герцог отправился за убежавшим животным в тенистую аллею.
        Мэдди в ожидании остановилась. Кристиан шелестел цветами, которые весело закачались, сдвинутые рукой герцога.
        Кошка неожиданно появилась на стене и, зашипев в ту сторону, где скрылся Жерво, вновь исчезла. В саду стало тихо. Мэдди наклонила голову в надежде, что Кристиан сейчас выйдет из кустов. Она слышала приглушенный смех в гостиной и странный, слабый, скрипучий шум легкого ветра.
        Она осторожно пошла вперед, засомневавшись в Жерво. А вдруг он выпрыгнет и схватит ее… Вдруг? Мэдди приподняла юбку над грязной дорожкой и наклонилась, пытаясь разглядеть пространство в тени стены за густым кустом георгинов.
        Кристиан стоял, прислонившись к кирпичной стене. В руке он держал пятнистого котенка, а другие - их было три или четыре - ползали, мяукали, спотыкались, падали у его ног. Погладив крошечное животное большим пальцем, он взглянул на Мэдди с манящей улыбкой.
        Глава 9
        Она не знала, что делать.
        В узком проходе за георгинами Кристиан наклонился, чтобы поднять другого котенка и удержать на ладони пятнистый и черный клубок одновременно. Котята, пискляво пошипев друг на друга, неуклюже устраивались в его руке. Мэдди подошла поближе, осторожно обойдя котят у его ног. Кристиан позволил Мэдди погладить мягкие шубки малышей указательным пальцем. Когда он прижал пятнистый комочек к ее руке, Мэдди взяла котенка, чувствуя булавочные уколы крошечных когтей.
        В этот момент Мэдди вспомнила детство, когда она ползала под столом в гостиной, окруженная складками, свисавшими до пола и создававшими необыкновенное замкнутое пространство. Сейчас пространство грез строилось из растений и кирпича. Шелестела зеленая стена. Не было искусственных духов, сладких и бесполезных, но были запахи земли, ароматы растений.
        Из-под капора, не поднимая лица, она взглянула на Жерво. Герцог стоял, прислонившись плечом к кирпичной стене, держа котенка в руке.
        На лице Кристиана все еще держался тот слабый, но уже известный Мэдди намек на улыбку. Он приподнял котенка к ее лицу. Мэдди почувствовала тепло у своей щеки. Она как бы ощущала движение в руке герцога.
        Расширенные голубые глаза котенка смотрели на Мэдди на уровне ее виска. Маленькая лапка поднялась и вцепилась в твердые поля ее капора, но сил не хватило, чтобы сдвинуть головной убор с места, хотя крошечные зубы и когти старались как могли. Жерво весело улыбнулся и опустил ладонь. С яростным мяукающим горестным сопрано котенок повис на краях капора, натянув его Мэдди на глаза. Вокруг поднялся ужасный крик, но Жерво не дал несчастному упасть, подставив руки.
        Мэдди попыталась поправить капор и сдвинуть его назад. Но котенок в ее другой руке собрался ползти вверх по платью.
        Жерво потянулся к ней. Она решила, что он хочет забрать котенка, но Кристиан поймал завязку капора и слегка потянул. Завязка поддалась, он снял капор и поднял над своей головой.
        Мэдди, стараясь побороть возникшее чувство беспомощности, отвела глаза и прижала пятнистого котенка к своему платью. Кристиан откровенно смеялся.
        Мэдди протянула руку, попытавшись достать капор, который Жерво держал высоко над головой. Но Кристиан резким движением перебросил капор через стену. Котенок в руках Мэдди жалобно пискнул, она чуть не потеряла равновесия, стараясь не выронить пятнистый комочек и не наступить на остальных котят, крутившихся под ногами. Кристиан даже не пошевелился. Он усмехнулся. На мгновение его опустошающие темно-синие глаза наклонились к ней. Минутой позже он снова придал своему выражению серьезную и добродетельную важность.
        - Мой капор! - решительное осуждение возымело эффект камня, брошенного в туман. - Чудовище…
        Мэдди видела, как легкое неодобрение мелькнуло на его лице и исчезло в гордом безразличии. Кристиан не понял слов, но не хотел этого показать.
        - Ты злой! - она продолжала возмущаться.
        Кристиан стал разглядывать георгины, чуть наклонив голову, как будто рассуждая, согласиться с ее мнением или не стоит.
        - Зачем ты это сделал? - заявила она. - Ты же не маленький.
        Кристиан, казалось, был доволен. Он качал котенка в своей руке, поглаживая его черные ушки большим пальцем. Мэдди наклонилась и положила своего котенка на землю, приласкав остальных, прижавшихся к ее ногам. Пока она поднималась, Кристиан поймал ее руку. В первое мгновение она могла бы просто повернуться и уйти от его прикосновения, но Мэдди колебалась, и пожатие его руки стало чем-то большим. Оно не было сильным, но ощущалось каждой клеточкой ее тела. Черный котенок стал карабкаться по куртке Кристиана. Мэдди чувствовала, что она не может поднять глаза на Кристиана.
        Он наклонился и стал собирать всех котят, которые со слабым писклявым мяуканьем вырывались и царапались.
        Наконец ему удалось справиться с ними. Кристиан сделал шаг в сторону Мэдди и посадил двоих котят ей на плечи. Котята пищали, хныкали и каждую секунду могли свалиться. Кристиан с невозмутимым видом стал пристраивать остальных к Мэдди на плечи.
        Не прошло и минуты, как вокруг шеи у Мэдди образовался мягкий, щекочущий, но сильно орущий шарф. Кристиан придерживал шевелящийся воротник.
        Ритмичные, энергичные жалобы котят звенели у нее в ушах. Даже если бы она попыталась отступить назад, то не смогла бы, не уронив пушистые комочки на землю. Она поняла, что ее поймали в ловушку, и застыла на месте. Он коснулся своими губами ее губ так легко, что это казалось простым теплым дыханием. Мэдди даже не успела возразить. Он улыбался и, держа котят около ее ушей, ласкал протестующих животных. Мэдди глубоко вдохнула.
        Жерво отступил назад и поймал падающего полосатого котенка, издав звук, отдаленно напоминающий смех.
        Мэдди наклонилась, и маленький град котят посыпался на мягкую почву. Оказавшись на траве, котята побежали с комичной неустойчивостью в тень между кустами георгинов.
        - Кузина Мэдди?
        Голос доктора заставил ее повернуться.
        - Кузина Мэдди? - голос стал резче. - Где ты?
        - Здесь. - Она вышла быстро из-за кустов. Кузен Эдвардс торопливо шел к ним.
        - У него приступ? Есть видения?
        - Нет! Подожди… - Мэдди встала между ним и Жерво.
        - Он не в себе? - поинтересовался кузен Эдвардс, пристально разглядывая Жерво.
        - Нет! Ничего подобного.
        Кузен Эдвардс немного расслабился.
        - Пытается бежать?
        - Там котята. Мы играли с котятами.
        - Здесь? - доктор старался все время держать Жерво в поле зрения, очевидно, остерегаясь своего пациента. - Тебе не следовало уходить так далеко. Пойдемте, господин Кристиан. Пора домой.
        Только сейчас Мэдди поняла, что ее раздражает вкрадчивый голос кузена Эдвардса. Она повернулась и пошла в дом.
        - Где ваш капор, мисс? - спросила экономка.
        - Его сдуло ветром за стену.
        - О! - экономка казалась немного озадаченной. - Пойти поискать его?
        - Не стоит. Если кто-нибудь найдет его, передайте нам, пожалуйста. - Она старалась держаться прямо и невозмутимо: безупречная и спокойная помощница доктора.
        Жерво вошел в дом большими шагами и, отвесив мистеру Пемберу поклон, с видом снисходительного авторитета повернул к двери.
        Жерво задержался около Мэдди. Она колебалась между своей ролью помощницы доктора и галантно предложенной рукой Жерво. С одной стороны, кузен Эдвардс с его законными и правильными требованиями, с другой - котята у ее лица, молча смеющиеся глаза Жерво сейчас. Он смотрел на нее. Она понимала, что он полностью распоряжается ее существом, - ее рукой на его руке, ее одеждой, ее развлечениями, ее временем и ее чувством.
        В минуту откровения Мэдди осознала, что сам Дьявол смотрел на нее глазами джентльмена: что ее Возможность служить Жерво - реальный и опасный соблазн.
        Она была глупо тщеславна, считая, что несчастье явилось для герцога божественным уроком. В нем ничего не было, чтобы унизить ее. Хотя это не трудно. Она старалась быть добродетельной и обманчиво гордилась этим через пропасть их положения в жизни: аристократ и незамужняя квакерша - леди из Челси. Но Бог низвел герцога Жерво до уровня Мэдди. И сейчас на равных Дьявол улыбался котятам и ей… Мэдди почувствовала укол в сердце, как будто крошечный коготь ухватился за нее для безопасности. Она не пошевелилась, чтобы взять его руку. Кристиан не сразу, но понял это. Он стоял рядом с ней слишком долго, потом посмотрел вниз и надел шляпу. Он держал перчатки. Мэдди знала, что сам он надеть их не сможет. Она потянулась, чтобы помочь, но он остановил ее убийственным взглядом, сжал перчатку в руке и вышел в дверь.
        Кузен Эдвардс стоял у письменного стола и шумно пил чан, перечитывая записи, сделанные во время поездки. Он кивнул, поставил чашку на письменный стол и бросил записную книжку на его полированную поверхность. Золотистая жидкость пролилась на блюдце.
        - Я полагаю, что мы действительно кое-что нащупали. Герцогу намного лучше. Я никогда не думал, что к нам придет удача при первой попытке.
        Мэдди взяла книжку.
        - Я правильно описала его состояние?
        - Адекватно. Лучше, чем вчера. Нужно только добавить подробности о его поведении в саду. Он последовал за кошкой на клумбу, это понятно, но ты могла бы добавить описание его отношения к котятам. Он был агрессивен или нежен? Он пытался говорить? Он выделял одного из котят или вел себя одинаково по отношению ко всем.
        Доктор сделал еще один большой глоток чая.
        - У меня профессиональное чутье, кузина Мэдди. Мы ранее не пользовались услугами сиделок. Это беспрецедентно. Но я начинаю осознавать, что можно естественно расширить возможности нашей социальной терапии. Если гармоничное общение мужчины и женщины полезно для поддержания контроля у небуйных пациентов, не исключено, что в этом будет немало пользы в лечении буйного пациента.
        Его голос стал приобретать привычную монотонность. Он посмотрел в дальний угол, чуть приподнял подбородок, как бы представляя себе ту статью, которую он мог написать на эту тему. Затем вновь обратился к Мэдди.
        - Некоторые завистники бросают тень на нашу методику, связанную с общением полов. Но изучение случая пригодности не оставит места для сомнения. Завтра можешь пройтись со своим подопечным по дому и саду.
        Он постучал по краю письменного стола.
        - Но, возможно, мы сохраним присутствие Ларкина на большом расстоянии. Пока мы держали его в пределах минутной досягаемости, но за пределами комнаты герцога это станет слишком очевидным.
        Мэдди не была абсолютно уверена, что она готова совсем обходиться без Ларкина.
        - Мне кажется, вместо прогулки лучше навестить моего отца.
        - Превосходная идея. Начать с визита в семейную гостиную. И попытаться заставить его понять, какой наградой для него это является. Очень немногие пациенты когда-либо приглашаются в семейную гостиную, и только самые благонравные. Если он отреагирует хорошо, будем продолжать до прогулки на улице. Запомни, чрезвычайно важно - обеспечить немедленную награду за хорошее поведение. А если сразу отвести его обратно в комнату, на положительный эффект можно не рассчитывать.
        - О-о-о…
        Он взглянул на нее. Мэдди испугалась, что на ее лице отразился страх и сомнение. Кузен Эдвардс сделал паузу и нахмурился. Она подумала о своей Возможности и ее долге перед Жерво. Но то, что предлагал кузен, делалось на благо герцога. Она не могла отказаться, но неожиданно для себя обнаружила, что ей страшно оставаться наедине с Кристианом.
        Кузен Эдвардс с трудом открыл ящик письменного стола, вытащил серебряную цепочку и подтолкнул ее к Мэдди.
        - Всегда держи при себе свисток.
        Чувству его гордости не было предела. Его переполняла решимость. Кристиан видел, что он добился успехов не столько по ее растерянности в случае с котятами, сколько по ее дальнейшей реакции. Она не могла смотреть на него и коснуться его руки.
        Прекрасно. Он очень устал и возвращался, двигаясь только из чувства решительности. Они стали говорить быстрее, искажая звуки. Он почувствовал, как его слабое понимание ускользает. Он отпустил его. Утомительная, неясная, прозрачная головная боль. Исчезни. Не беспокой. Иногда. Просто. Нет.
        С утра он вернул себе энергию и девушку Мэдди. Из своего кресла он наблюдал, как она склонилась над его постелью, разглаживая белье до бессмысленной аккуратности. Он сидел, думая об удовольствиях. С удовлетворением от досягаемости он позволил себе кое-что вообразить - роскошь, на которую он здесь ранее не осмеливался.
        При всех он не позволил ей притворяться сиделкой и предлагать ему помощь. Он дал волю своему характеру взять над ними верх с ее стороны. Это была только природная женская защитная реакция - естественное отступление после его первого порыва. В бальном зале это был бы легкий хлопок веером или легкомысленный флирт с другими мужчинами. Подобный подход к жизненным ситуациям был ему знаком до мозга костей. Она выпрямилась и повернулась. Он ей лениво улыбнулся, что имело как раз тот эффект, которого он хотел: взволнованный, небольшой перенос внимания на какое-нибудь глупое занятие. В данном случае она стала вытирать передником уже вытертый от пыли стол. Но она не надела сегодня на голову совок для сахара! Солнце создавало радугу на ее тугих волосах цвета золотистого пива, скрученных стародевичьим узлом.
        Он позволил себе фантазию, увидев ее волосы свободно рассыпавшимися по ее обнаженным плечам.
        Она пригладила вниз свою юбку.
        - Ты сегодня хочешь увидеть господина Тиммса?
        Видение распалось. Он схватился за подлокотники.
        - Медленно, - больше он ничего не сумел выдавить из себя.
        - Милость, - добавила она, - Тиммс.
        - Тиммс, - с трудом повторил он.
        - Математика. Тиммс.
        В голове просветлело. Он старался произнести фамилию.
        - Максимум равняется Тиммс. Евклид. Да. Аксиома о параллелях независима от других евклидовых аксиом. Она не может быть выведена из них.
        Она смотрела на него, как на сумасшедшего. Но он не был сумасшедшим. Он мог говорить о математике. Вот и все.
        - Идем? - спросила она. - К Тиммсу?
        Идти к ее отцу? Он издал звук изумленного согласия и встал. Обезьяна опять надел на него приличную одежду. Девушка-Мэдди закрепила его манжеты. Он почувствовал себя полным надежд и немного неуверенным, опасаясь, что с ним обращаются как не с совсем нормальным человеком.
        Она вышла за дверь, оставила ее открытой. Кристиан вышел за Мэдди. Когда они проходили мимо одной из комнат, мужчина, находившийся там, что-то сердито забормотал и стал тянуться к Мэдди через железные прутья. Но она уже прошла вперед, и человек схватился за руку Кристиана. Пальцы сумасшедшего сначала отпустили его, поглаживая и нервно подергивая. Безумное выражение лица у мужчины сменилось замешательством, как будто он не понимал, что происходит. Волосы у мужчины были причесаны только с одной стороны, а с другой дико торчали вверх.
        Кристиан не понимал, что этот человек начал тихо шептать. Его бессмысленные глаза уставились в глаза герцога. Буря, безжизненная и живая одновременно. Кристиан не мог отвести от него глаз. Выглядеть, как этот? Этот?
        Он ужаснулся. Не этот… Нет!
        Кристиан смущенно посмотрел на Мэдди и отдернул руки. Он хотел сказать ей, заставить понять, что он не безумный. Но ничего не выходило. Ни тех искаженных слогов, которых он добился недавно. Ни даже простого подражания тому, что он слышал. Все покинуло его. Все, что начало возвращаться. Когда Мэдди говорила, ее слова казались бессмыслицей: путаница звуков.
        Не безумен! Нет! Нет! Нет!
        Кристиан не мог двинуться с места. Она что-то говорила. Он ничего не понял. Он только знал, что ему пришлось подавить ощущение безумия внутри себя. Надо вести себя нормально. Необходимо. Надо. Это было в тот момент самым решающим в творении Бога - он должен был пойти вперед по коридору, спокойный и разумный в своих действиях.
        Квадрат гипотенузы прямоугольного треугольника равен сумме квадратов двух других сторон. Теорема дала ему силы. Он был нормальным. Он был самим собой. Он шел с ней навестить ее отца.
        Сумма квадратов проекций плоской фигуры на три взаимно перпендикулярные плоскости равна квадрату площади фигуры.
        Он мог спокойно идти вперед. Кроме проекций, он думал и о своем увлечении: воображаемой геометрии за пределами Евклида.
        Через точку С, лежащую вне линии АВ может быть проведена в этой плоскости более чем одна линия, не пересекающаяся с АВ. Она существовала: логическая геометрия, которая описывала свойства физического пространства, построенного в прямом противоречии с постулатом параллельности. Евклидова аксиома о параллелях не выдерживала, хотя математики пытались найти ее строгое доказательство со времен древних греков. Он знал людей, гораздо более безумных, чем он, людей, которые всю жизнь искали неопровержимые доказательства, губили себя, свои семьи, свое здоровье. Более мудрые отказывались от поисков, а они с Тиммсом вернулись к этому и нашли ответ в обратном. Он вспомнил что-то, что-то на краю большого смятения… Дождь. Небо темное. Звук… Гром! Он помнил лица, соединенные ладони, движущийся… Звук, звук соединенных ладоней… Ладоней. Аналитическое Общество…
        Тиммс. Статья. Да. Да.
        Тиммс. Кристиан обнаружил, что он в состоянии двигаться. Он легко отошел от комнаты безумца. Он владел собой, проходя вниз по лестнице роскошного загородного дома. Тиммс поймет. Кристиан шел увидеться с ним.
        - Папа, он здесь. Герцог.
        Мэдди закрыла дверь гостиной. Жерво быстро прошел к креслу Тиммса и посмотрел на рассыпанные на столе деревянные буквы и цифры. Герцог пристально разглядывал точное расположение тригонометрического уравнения. Он схватил руку отца Мэдди.
        - Друг мой! - Тиммс улыбнулся с глубокой теплотой, которая заставила что-то измениться в лице Кристиана. - Я мучительно скучал по тебе.
        Герцог встал на колени и прижал руку старика к своему лбу. Тиммс повернул лицо к Кристиану и свободной рукой погладил его по голове.
        - Друг мой! - повторял он.
        Жерво издал неясный гортанный звук, низкое ворчание, которое так или иначе передало больше любви и удовольствия, чем любые слова, которые Мэдди когда-либо слышала. Он открыл глаза, встал и, выпустив руку ее отца, коснулся деревянной формулы. Его указательный палец гладил цифры. Кристиан произнес.
        - Тангенс половины пограничного угла пи X здесь, отрицательный показатель степени, - Он положил знак минус. - Да? - И посмотрел на Тиммса.
        Он немедленно нащупал резные символы.
        - Да. Я согласен. Вычислите для единицы «X». - Кристиан молчал несколько мгновений, изучая таблицу.
        - Пограничный угол. Сорок. Двадцать четыре. - Он внимательно посмотрел на Тиммса. - Для статьи?
        - Па… - стиснул зубы Жерво. - Пах-х. - Он оттолкнулся от стола и стал вымеривать шагами комнату. - Да, да. Пах-х…
        - «X» равен одному, - невозмутимо проговорил отец Мэдди. - Я все подсчитаю на бумаге.
        Жерво остановился возле окна. За стеклом тени облаков мерно пересекали подъездную аллею и газон. Они накатились на лицо Жерво и схлынули. Непонятно, на что смотрит Кристиан: на небо или на тени.
        Он бросил короткий взгляд на Мэдди, затем снова прошелся по комнате, стараясь не отдаляться от стола, словно он его притягивал. Затем снова остановился перед тригонометрическим уравнением.
        - Рассчитайте в физическом пространстве. Не теоретическом, а физическом.
        - На каком примере? Расстояния слишком велики.
        Жерво попытался что-то сказать, но у него ничего не получилось. Он прошел к окну и вскинул руку, показывая на что-то за стеклом и одновременно разглядывая Мэдди.
        - Небо? - спросила она. Он резко кивнул.
        - Небо. Темное.
        - А, - понял ее отец. - Значит, звезды?
        - Звезды, - подтвердил Кристиан.
        Глава 10
        Лапласова «Небесная механика» на французском, Гауссова «Теория мотуо на латыни, со ссылками к Кеплеровой „Астрономии нова“ и Ньютоновым „Принципам“… Мэдди провела за книгами отца все утро, сидя за столом и склоняясь головой то над одной из них, то над другой. Жерво, похоже, не мог прочитать слов, но различал цифры и математические уравнения, был в состоянии даже воспроизвести их, если бы хотел. Но, судя по всему, ему больше нравилось забирать очередной томик у нее из рук, нетерпеливо пролистывать его в поисках нужных таблиц, затем возвращать ей книгу, чтобы она громко читала их. Потом они с Тиммсом сопоставляли, составляли и переделывали уравнения звездного параллакса, горячо спорили об уместности оглашения величин расстояний, которые обещали оказаться просто абсурдно огромными.
        Ее отец стоял на консервативной точке зрения и утверждал, что они навлекут на себя град насмешек, если будут настаивать на таких немыслимых цифрах. Когда наступала очередь Жерво выдвинуть свой аргумент, он просто колотил кулаком по столу, от чего символы подпрыгивали и едва не рушили всю картину. Не нужно быть именитым предсказателем, чтобы догадаться, кто становился победителем в споре..
        Через час Мэдди ошиблась, предположив, что ему хочется прогуляться на свежем воздухе. На высказанное предположение она получила только грустный вздох от своего отца, что следовало расценивать как отказ. Что же касается самого Жерво, то, насколько она поняла, в его взгляде больше всего было насмешки и скепсиса. Указательным пальцем правой руки он повелительно ткнул в раскрытую книгу Гаусса, лежавшую у нее на коленях. Мэдди опустила голову и продолжила чтение вслух.
        Когда в комнате появилась служанка и принесла завтрак для ее отца, мужчины уже прошли начальную стадию дискуссии и были погружены в арифметические вычисления. Сначала они не обратили на принесенный поднос никакого внимания. Потом, однако, герцог отделил ровно половину порции, сел за стол и начал есть, не прекращая оперировать астрономическими квадратами астрономических величин.
        Мэдди беспомощно взглянула на служанку и распорядилась, чтобы ей тоже принесли поесть. И Кристиану, конечно…
        Она съела свою порцию, устремив неподвижный взгляд в книгу. Попалось трудное место. Жерво, по-видимому, уже здорово надоело вертеть деревяшками, и он уже несколько раз просил у Мэдди ручку. Но она делала вид, что не понимает, о чем речь. Мэдди все время помнила наставления кузена Эдвардса, считавшего, что Жерво не стоит брать в руки пишущий или чертежный инструмент. Впрочем, ей казалось, что она немного переборщила с деревянными символами. С опаской Мэдди отмечала, что движения Кристиана становятся все более резкими. Создавалось впечатление, что ему противно даже глядеть на деревянные цифры. Он держал голову, чуть склонив ее в сторону и сосредоточенно маневрируя деревяшками на столе, то зловеще хмурился, то вовсе закрывал глаза. Он поднимал одну из цифр, напряженно перебирал ее в руке и только после длинной паузы вновь клал на стол.
        Говорить Кристиан стал лучше. Временами ему удавались отдельные фразы, даже не относящиеся к математике. Впрочем, все его внимание сосредоточивалось на расчетах. Наблюдая за оживленным состоянием Кристиана, Мэдди подумала, что вряд ли он был намного спокойнее до случившегося с ним несчастья. Она хорошо распознавала одержимость настоящего ученого, когда ей приходилось иметь дело с математиками.
        Мэдди сидела на стуле в нескольких футах от стола и испытывала странное чувство ревности. Свисток покоился на ее шее. Она вдруг отчетливо осознала, что страстно желает выйти с Кристианом на улицу.
        В полдень в гостиную заглянул кузен Эдвардс. Мэдди спокойно поднялась со своего места и подошла к двери, чтобы поговорить с ним. Их тихие голоса не произвели никакого впечатления на герцога. Похоже, он их даже не слышал. Отец же на секунду повернулся на звук разговора, прислушался, но тут же вернулся к расчетам. Доктор внимательно наблюдал, как Жерво передвигает деревянные символы, рассматривает получившуюся картинку, затем меняет ее… Мэдди подозревала, что кузену математика кажется всего лишь бессмысленным, хотя и увлекательным занятием. Что-то вроде мозгового тренинга. Но Жерво произвел на доктора удовлетворительное впечатление.
        Кузен Эдвардс ушел. Дверь закрылась. К удивлению Мэдди, Жерво тут же сбил значение величины угла, которое только что определил, откинулся на стуле и взглянул ей в глаза.
        Тиммс продолжал работать. Его руки порхали над деревяшками, он был погружен в вычисления. Жерво оглянулся на него, потом снова перевел взгляд на нее и… поднялся со стула.
        Казалось, Тиммс уловил какие-то изменения, произошедшие в комнате. На какую-то секунду он повернулся в сторону Жерво, но тут же снова вернулся к своему занятию. Герцог прошел к окну, тряхнул головой и расслабленно выдохнул. Затем он взглянул через плечо на Мэдди.
        Она прижалась спиной к двери.
        - Ты хочешь пойти погулять?
        Он не ответил. Он так на нее смотрел, что ее пальцы непроизвольно нащупали и сжали дверную ручку. Знаменитый пиратский взгляд герцога Жерво. Спокойный и нечистый.
        Он прошел к книжному шкафу, склонив голову набок и чуть нахмурясь, пробежался глазами по названиям, выведенным на корешках. Затем дошел до секретера… до читального стола… Он описывал медленный круг по комнате, неумолимо приближаясь к ней…
        Она могла выскочить за дверь, ей ничто не мешало так поступить. Если бы она была точно уверена, что он желает выйти… Но Мэдди стояла на месте. Ее пальцы медленно ощупывали дверную ручку…
        Ее отец склонился над арифметическими расчетами, не реагируя на окружающий мир. Он не знал, где стоит она, а где Жерво, в этом Мэдди не сомневалась. Герцог двигался по комнате бесшумно, ничем не привлекая к себе внимания. Наконец он остановился прямо перед ней. На расстоянии вытянутой руки. Вокруг было столько пространства, а он стоял к ней так близко!.. Почти так же, как тогда, когда она завязывала ему галстук. Его дыхание было совсем близко.
        На ней не было капора, и только теперь Мэдди поняла, насколько комфортнее ощущать на лице тень и чувствовать опасную дистанцию.
        - Погулять? - еле слышно повторила она:
        Кристиан неподвижно стоял перед ней. Близко. Абсурдно близко. Голубые глаза, черные ресницы - как бы улыбающиеся ресницы…
        Жерво перевел взгляд на ее грудь. Цинично улыбнувшись, он коснулся серебряного свистка пальцами, приподнял его и поднес так близко к лицу Мэдди, что мундштук коснулся ее губ.
        От ее легкого дыхания свисток издал тонкий и тихий звук, напоминавший потерявшегося цыпленка.
        Тиммс тут же, прислушиваясь, поднял голову.
        - Мэдди? - сказал он. Она отодвинула свисток.
        - Да, папа?
        - Похоже, воробей упал в печную трубу. Ты слышала?
        Жерво поднял руки и уперся кулаками в дверной косяк по обе стороны от нее. При этом он не выпустил свистка, и цепочка натянулась на ее горле. Ловушка. Его улыбка превратилась в насмешку.
        - Не слышала, - ответила Мэдди, прижимаясь сильнее к двери. - Я… Я спрошу садовника… Пусть посмотрит.
        Тиммс, очевидно, удовлетворился ответом, потому что сразу вернулся к своим вычислениям. Мэдди была потрясена. Казалось непостижимым, что она сейчас стоит, не смея пошевелиться, не смея оттолкнуть этого мужчину, освободиться и даже позвать отца.
        Жерво оперся на одну руку, а другой провел свистком по изгибу ее уха, разглядывая Мэдди с убийственной открытостью. Затем холодное серебро коснулось ее подбородка. Описав дугу, свисток поднялся к губам, остановился, затем упал обратно под подбородок, потом снова стал восходить вверх…
        Кристиан наклонился к ней. Дыхание Мэдди слабо пело в серебряный свисток. Кристиан прижался губами к свистку с другой стороны. Бессмысленный поцелуй через металл…
        Свисток проскользнул между его пальцами. Мэдди почувствовала его на своей груди. В этот момент губы Кристиана прикоснулись к ее губам. Удивительно легкое, теплое прикосновение…
        Он так просто отодвинул в сторону ее скромность, целомудрие, слабую защищенность. И она так легко поддалась…
        Мэдди стояла неподвижно, омываемая легким как перышко ощущением прикосновения к ее губам. Дыхание Кристиана слилось с ее дыханием. Казалось, внутри зажегся божественный свет. Яркий луч, наполнявший ее сознание восторгом. Этот мужчина с закрытыми глазами… его удивительно длинные темные ресницы смиренно опустились… Даже в богатстве и роскоши его ресниц чувствовалась греховность.
        По ее губам скользнул его язык, словно она была имбирной лепешкой, которую смакуют по кусочку. Он нежно зажал ее нижнюю губу между своими зубами, чуть поддразнивая. В ее теле распустился большой цветок. Она ощущала цветение телесного блаженства.
        Она понимала, что их желания находятся в одной плоскости, идут навстречу одно другому. Мэдди слегка приоткрыла рот. Он тут же среагировал глубоким и жадным поцелуем. Его руки скользнули вниз и, притянув к себе, обняли ее.
        Его поцелуй пробудил в Мэдди странное, болезненное чувство, как будто по ней прошел электрический ток. Ее руки зашевелились, пытаясь что-нибудь нащупать. Но безуспешно. Он был везде, со всех сторон… Его объятие было всеобъемлющим, оно отрезало ее от внешнего мира. Он нежно провел раскрытыми ладонями по ее волосам. Словно приласкал своего ребенка… Одновременно он продолжал целовать ее, глубоко проникая в ее рот. Их языки теперь обнялись так же, как и тела.
        Вдруг он прервал поцелуй, отклонился и заглянул ей в лицо. Оба дышали глубоко, но тихо… Все их действия не нарушали тишины. И ее отец, сидевший в двух ярдах от них, ничего не слышал и ни о чем не догадывался.
        Она чувствовала, как отчаянно бьется пульс в ее ушах. Она начала осознавать, что происходит с ней. Душа вернулась к ней из каких-то потаенных глубин воли, трясины тщеславия и плотского наслаждения.
        Жерво смотрел на нее. Мэдди наконец нашла в себе силы поднять на него глаза.
        Это был сам дьявол! Он беззаботно улыбался, от него исходили нежность и тепло… Мэдди и представить себе такого не могла, ежедневно обращаясь к Богу, когда она умоляла спасти в покое ее душу, одарить герцога божественной милостью. Она подумать не могла, что сам сатана будет гладить ее волосы, окружать ее теплом и запахами земли… Мэдди представляла себе его нечистым и отвратительным, но созданный ею образ, как выяснилось, оказался неверным.
        Кристиан взглянул на нее сверху вниз, тепло его улыбки переросло в тягучую иронию. Он взял в руку локон, выбившийся из прически, и откинул его назад. Он перенес тяжесть тела с одной ноги на другую, и в этот момент скрипнул пол.
        Тиммс вздохнул и откинулся на стуле, словно этот звук явился для него заранее обговоренным сигналом.
        - Устрашающая штука, - проговорил он, качая головой. Разумеется, отец Мэдди имел в виду свои астрономические расчеты. - Непостижимо! Я ни за что не поверил бы в результат! Но ведь я вызвал его сам!
        Жерво развернулся в его сторону, подошел к столу, оперся о край и склонился над полученными расчетами, чуть склонив голову набок.
        - Ну, как ты думаешь? Я прав? - спросил ее отец, повернувшись к нахмуренному лицу размышляющего Кристиана.
        Герцог на секунду взглянул на Мэдди. Он коснулся рукой только что выведенной формулы, которая выражала расстояние от Земли до Солнца в цифрах. Полученный результат лежал уже в области их новой макрогеометрии.
        - Звезды, - проговорил Жерво. Мэдди обратила внимание на загоревшееся страстью лицо Кристиана. - Бес… конечность.
        И он улыбнулся так, как будто владел всем этим: расстоянием и пространством, звездами и бесконечностью… Как будто он владел и ею…
        Тишина.
        Гладкие стены, гладкие скамьи. Все простое, молчаливое, словно окоченевшее. Все замерло в ожидании тихого и слабого голоса Бога. Женщина в платье из серой шерсти, которая стояла напротив Мэдди, не замечала, что на самом верху ее воротника треснула пуговица. Когда она наклонила голову, из-под ее шляпки выскользнула одна-единственная, редкая прядь темных волос.
        Это был малый сход, в квадратной зале сидело всего около дюжины квакеров. Все были тихими и неподвижными. Никто не оглядывался по сторонам. Никто не разговаривал. Все были заняты тем, что слушали. Вернее, прислушивались к себе.
        Мэдди неподвижно глядела на выбившуюся прядь волос у сидевшей напротив женщины. Она чувствовала то, чего никогда не ощущала в молитвенном доме, где проходили сходы: она была здесь одинокой, окруженной чужими людьми. Здесь все сидели неподвижно, с опущенными глазами, молчали, будучи погруженными в особое одухотворенное состояние. Такой же должна быть и Мэдди. И раньше она всегда была такой. Мэдди глядела на редкую прядь волос и думала о герцоге. Она скользнула взглядом по голым торжественным стенам и вспомнила его улыбку: насмешливую и одновременно восторженную. Очевидно, часть улыбки посвящалась ей, а остальное - звездам и бесконечности.
        Бесконечность. Порой даже это казалось аморальным. И как он посмел шутить с бесконечностью?! Ведь это дело только Господа! Как он посмел заключить ее в несколько формул и распластать на сукне стола?! Может быть, поэтому-то Бог и послал Жерво несчастье - за спесь, греховность, за попытки вывернуть наизнанку саму вселенную, за попытку рассчитать то, что лежит за пределами мира, который Бог даровал Человеку.
        Мэдди не понимала новой геометрии, но хорошо чувствовала ее силу. Она слышала восторг в голосе отца. Числа, звезды, параллакс… бесконечность.
        Мэдди вдруг обнаружила, что поднялась со своего места. Встав, она беспомощно замерла. Ее одолевали потоки из тысяч слов и мыслей. Но это никак не было связано с именем Господа. Много раз за свою жизнь она становилась свидетельницей, когда среди общего молчания вдруг кто-то вскакивал и начинал что-то говорить. Но сама она прежде никогда так не поступала. Она ни разу не поднималась со своей скамьи раньше других.
        Ни одно из тех слов, которые были готовы сорваться с ее языка, не было словом Божьим. Да и не могло быть. Все ее мысли сосредоточились на мужской улыбке, на бесконечности. Она невидящими глазами смотрела прямо перед собой и чувствовала, как он склоняется над ней, как его губы касаются ее губ, как она принимает его ласку, не отталкивая…
        Помещение наполнил дробный стук ее каблуков по доскам пола. До деревянной двери от той скамьи, на которой она сидела, оказалось всего пять шагов. Мэдди распахнула дверь, давая свету доступ в мрачные глубины. Она щурилась на ярком солнце. Застоявшийся восковой дух молитвенного дома начал быстро растворяться в потоках прохладного свежего воздуха, врывавшихся с улицы. Одинокая корова белой масти с грязно-желтыми пятнами на боках торжественно и приветливо взглянула на Мэдди и побрела по выгону дальше.
        Мэдди сделала последний шаг и обняла себя за плечи. Лицо ее скрывала тень от шляпы. Впрочем, вокруг никого не было, кто мог бы смотреть на нее. К тому же, ей казалось, что сейчас ничего скрыть невозможно: без всякого труда можно заглянуть ей прямо в сердце.
        Кристиан ждал ее. Утром она не пришла. Появился только Обезьяна. Да и то в дурном настроении. Ларкин принес Библию, прорванную в трех местах. Пока Кристиан стоял, прикованный за одну руку, охранник зачитывал стихи из книги. Делал он это безразлично, как будто оглашал сухие объявления. Кристиан не слушал их и только глядел то на дверь, то в окно в ожидании Мэдди. Она все не шла.
        Кристиан намеревался унизить ее, но это чувство обратилось против него же. Жгло сознание, что он ее не дождется, что она его избегает.
        Хуже того, он мучился страстным желанием. Кристиан принес его с собой в эту камеру. Объятие… Ощущение ее тела… Но он также принес с собой и ощущение, что он не сможет удовлетворить своего желания. Не сможет. Хочет, но не сможет. Раньше ему довольно легко удавалось отключать свое внимание от бесполезных и неприятных дум. Теперь же ничего не получалось: он думал только об одном. Глупо! Глупо желать женщину, до которой не можешь даже дотронуться… Он всегда добивался того, чего можно было добиваться. Но сейчас с каждой минутой желание возрастало. Оно стало резким и отчетливым, как непрекращающаяся боль в спине. Кристиан боялся, что Мэдди больше не придет. Он с отчаянием смотрел в окно. Обезьяна ушел. Стало темнеть. А он продолжал смотреть в окно и ждать. Она все не шла.
        Ей было так стыдно… Когда она вошла в первый раз, то даже не взглянула на него. Сняла постель и ушла.
        Все.
        Это было утром. Днем, согласно расписанию, им предстояла прогулка в саду.
        Она молилась, чтобы пошел дождь. Знала, что малодушна, и понимала, что Господь не услышит ее жалкие просьбы. Так и получилось. День выдался спокойным, тихим, почти теплым. В небе плыли светло-серые клочья облаков, сквозь которые проступала голубизна. Мэдди прошла через ярко-желтую столовую и задержалась в верхнем коридоре, прежде чем вернуться к его двери.
        Сердце сильно билось в груди. Внутренний голос увещевал: «Ты еще можешь вернуться». Мэдди ступала так тихо, что Жерво скорее всего и не слышал ее приближения. Можно было так же незаметно уйти. Она могла оставить его в комнате и вернуться к своим секретарским обязанностям.
        Сегодня пациенты были молчаливы и спокойны. Сделав несколько неслышных шажков, Мэдди заглянула в дверь.
        Кристиан стоял у окна, выглядывая наружу. Одна его рука сжимала прут решетки. И вдруг Мэдди стало ужасно стыдно. Как она могла позволить себе даже подумать о том, чтобы оставить его здесь, в сумрачной камере, когда ее долгом перед Богом, кузеном Эдвардсом, перед самим Кристианом, было вывести его на солнечный свет.
        Мэдди вставила ключ в замок. Кристиан обернулся. С минуту он смотрел на нее… Такой взгляд было невозможно оценить, измерить… Между ними возникла бесконечность…
        Нет, долг здесь ни при чем.
        Его голубые глаза жгли ее лицо. Огромные ресницы. Строгие, великолепной формы черты лица. Загадка. Бесконечность и… падение. Все ниже и ниже. Ниже и ниже. Как во сне.
        Кристиан перестал сверлить Мэдди устрашающим взглядом, утопив его в своих роскошных черных ресницах. Затем он посмотрел в сторону. Как только она вошла в комнату, Жерво сразу сделал шаг назад, словно хотел сохранить определившуюся между ними дистанцию.
        - Я пришла за тобой, - произнесла Мэдди, сделав неуверенный жест рукой в сторону двери. - Пойдем в сад. Слабая улыбка исказила его губы. Он ничего не ответил.
        - На прогулку. В сад, - повторила она, настежь распахивая дверь. - Ты пойдешь?
        Кристиан сделал галантный жест, давая ей понять, что он выйдет из камеры только после нее.
        Жерво уважал ее сдержанность и не настаивал, чтобы она подошла к нему поближе. Он смирился с ее ролью проводника и мягко ступал следом за ней по гравию дорожек среди многочисленных кустов роз.
        Мэдди шла довольно быстро, обходя свисавшие на дорожку цветы, иногда наклоняясь, чтобы собрать опавшую листву и вырвать замеченные сорняки. Цветение роз было в самом разгаре, даже от легкого прикосновения с кустов обильно сыпались лепестки.
        Кристиан представил ее роскошным цветком, который точно так же может упасть к нему в руки. Розы, склонив экстравагантные головы, соглашались с его мыслями, но Мэдди оставалась чопорной и неприступной, скрывая лицо под широкими полями шляпки.
        Он не видел ее глаз, и все-таки напряжения особого не чувствовалось. И в этом была ее заслуга. Мэдди прошла до конца аллеи и остановилась. Здесь же была скамейка, усыпанная опавшими листьями красноватых оттенков. Она не села, а стала вдруг внимательно изучать листву, словно в этом состояла ее обязанность. Кристиан пошел к ней, медленно передвигаясь по укромной аллее, ощетинившейся с двух сторон длинными розовыми шипами.
        Мэдди обернулась. Она все поняла.
        И очень испугалась. Она затаила дыхание. Небольшой малиновый листочек ловко увернулся от широких полей шляпы и устроился на ее плече.
        Кристиан протянул руку и прижал листок пальцами.
        Мэдди в напряжении замерла. Близость его руки она чувствовала всем своим телом. Он выждал паузу… Прикосновение казалось таким же легким, как и тот поцелуй…
        Краска залила ее щеки. Ожидание. Ее карие глаза за трепетными ресницами, казалось, изменили цвет и стали золотистыми. Она смотрела с ужасом и восторгом. Кристиан убрал руку и отступил назад.
        Качнув головой, Мэдди быстро прошла мимо него. С какой-то внутренней загадочной улыбкой Кристиан направился следом за ней.
        Свободна… С его согласия. С его соизволения. Значит, в нем еще остались силы, раз он имел возможность удержать ее, если бы захотел, мог поцеловать ее под осыпавшейся листвой…
        Мэдди решила больше не задерживаться в саду и вышла прямо к воротам. Кристиан неспешно двигался за ней, не уменьшая образовавшейся дистанции. Им овладело чувство лени и расслабления. За воротами сада находился просторный внутренний дворик, до отказа забитый душевнобольными и их охранниками. Ближе всего к Кристиану оказался сумасшедший, который жил на другой стороне коридора. Безумца вел на привязи Обезьяна.
        Кристиану сразу не понравился дворик, живо напомнивший ему арену цирка, по которой бегают дрессированные животные под руководством хлыста своего хозяина. Кристиан остановился в воротах. Мэдди прошла далеко, а звать ее криками не хотелось.
        Им неожиданно овладела апатия. Он стоял на месте и, обшаривая двор взглядом, искал Мэдди. Обезьяна и сумасшедший приближались, загораживая дорогу. Безумный беспрестанно покачивал головой, натягивал веревку и что-то бормотал себе под нос. Обезьяна наклонился к уху своего подопечного. Сумасшедший тут же взглянул на Кристиана. Пустые глаза, пустой взгляд, ледяной…
        - Эй, а кто за этим смотрит! - хрипло крикнул Обезьяна, поравнявшись с Жерво.
        Кристиан на какую-то долю секунды различил вдали Мэдди. Вдруг вблизи раздался истерический вопль, от которого заложило ухо! Не успел Кристиан ничего понять, как на него откуда-то обрушился сильнейший удар. Кто-то схватил его за воротник и потянул вниз. Галстук превратился в красную удавку на шее. На секунду он увидел над собой лицо сумасшедшего. Тот что-то визжал и беспрерывно колотил Кристиана кулаками по голове и лицу.
        Жерво стал бороться. Он схватил подбородок буйного и стал отталкивать его от себя. В спину ударила сильная боль. Кристиан рассвирепел. Он изловчился и нанес мощный удар кулаком психу прямо в лицо, но тот, однако, никак не отреагировал. Крючковатые руки раздирали Кристиану горло. Псих испустил победный вопль, когда его пальцы сомкнулись кольцом на шее Кристиана. Клацнули зубы. Очевидно, он и их вознамерился пустить в ход… Кристиану удалось подмять психа под себя. Он присел на колени и провел короткую серию ударов крепко сжатыми кулаками.
        Хватка на его горле заметно ослабла. Кристиан ударил еще пару раз. Кулаки погружались во что-то мягкое, податливое. Видимо, псих уже потерял чувствительность и готов был потерять сознание, если уже не потерял… Кристиан прочно сидел на коленях и продолжал бить. Спина дико болела. Он тяжело, с хрипами дышал и месил подмятого под себя врага. Он ненавидел этого сумасшедшего, чувствовал к нему отвращение и страстно желал избавиться от кошмара… Даже если для этого пришлось бы превратить врага в бесформенную окровавленную кучу мяса…
        Но тут явился Обезьяна. Сильные руки схватили Кристиана за плечи. Отовсюду к месту драки сбегались люди. Кристиан окончательно потерял из виду Мэдди. Все его тело горело и разламывалось от боли. На языке он чувствовал вкус крови.
        Бросила меня!
        Вот уже четверо охранников оттаскивали его от психа!
        Мэдди!
        Когда она вдруг появилась в поле его зрения - наступил второй шок. Не было, не было - и вдруг появилась! Он смотрел на нее с упреком, горечью и болью.
        Бросила посреди этой гадкой пустыни! Мэдди! Бросила! Обрекла на драку со зверем! На драку, в которой сам становишься зверем! Дьявол! К черту тебя, Мэдди! К черту! Бросила!..
        Мэдди словно лишилась дара речи. Она стояла на месте, не чувствуя своего тела и боясь пошевелиться. На нее устремился дикий взгляд. Она заметила, что у Кристиана сильно рассечена губа и из раны обильно сочится кровь. Разорванная на три лоскута рубашка выбилась из жилета. Ларкин распорядился, чтобы его утащили в дом.
        - Вы его слишком далеко от себя отпустили, мисс, - грубовато заметил он.
        - О Боже… - прошептала она.
        - Он набросился на моего пациента, как бульдог. Без всяких провокации. Вы видели, как он бил его?
        Мэдди не видела, как все началось. Она обернулась только тогда, когда тот несчастный истошно заорал. Настолько душераздирающе, что от его вопля кровь стыла в жилах. Они с Жерво стали кататься в пыли и… Да, Жерво бил его… Бил даже тогда, когда тот уже затих.
        - Доктору не стоит знать об этом, мисс.
        Мэдди было трудно говорить, да она и не сразу поняла, о чем ее просили.
        - О таких случаях мы стараемся никому не говорить. А в дальнейшем старайтесь не отходить от него так далеко.
        - Хорошо, - прошептала Мэдди, глядя, как Жерво заталкивают в двери дома.
        Ларкин положил руку ей на плечо.
        - Теперь понимаете, мисс, почему мы не выдаем буйным хорошую одежду? - Он ухмыльнулся. - Мы знаем, что делаем, мисс. Не так ли?
        Господин Уильям, человек, который дрался с Кристианом, проснулся или, вернее, очнулся, связанным в лазарете. Он лихорадочно повторял:
        - Иисусе, это же дьявол!
        Его утверждение многократно срывалось с дрожащих уст с какой-то маниакальной настойчивостью.
        Жерво был водворен в свою камеру. И снова прикован. Он сидел на кровати в одних брюках, для приличия ему наложили повязку на грудную клетку. Мэдди плотно прикрыла за собой дверь и подошла к нему.
        - Зачем? - спросила она.
        Он - красивый и дикий - поднял глаза. Его волосы покрывала пыль, лицо хранило следы засохшей крови. Она с нетерпением облизнула губы.
        - Зачем ты избил его?
        Он простонал, качнул головой, потом буркнул:
        - Убить!
        - Нет! Нет! Я не верю! Ты не хотел убивать! Но… зачем ты на него все-таки набросился?
        Он глянул на нее, как на мистическое видение. Затем снова покачал головой и опустил глаза.
        - Ты понимаешь мой вопрос? - тихо спросила она. Качая головой, он склонялся все ниже и ниже, словно кто-то давил на его затылок.
        Мэдди присела на корточки.
        - Я хочу понять, - медленно проговорила она. - Объясни, зачем?
        Он шевельнул губами.
        - Убить! - Его ресницы дрогнули и поднялись. Он бросил на нее странный взгляд. В нем была горькая мольба. - Мн… Меня.
        Он сжал кулак и ударил себя в грудь. Его рот скривился в немой гримасе. Потом он отвернулся.
        Мэдди не поняла: то ли он ответил на ее вопрос, то ли о чем-то попросил. Неуверенным движением она коснулась рукой его виска и стала медленно гладить волосы на его поникшей голове. Кристиан на секунду отшатнулся, как будто испугавшись, затем расслабился и прижался головой к ее руке.
        - Все будет хорошо, - прошептала она.
        Жерво издал какой-то непонятный звук, походивший на горестный смешок. Затем еле заметно его тело стало покачиваться из стороны в сторону - как могучее дерево при сильном ветре. Это было красноречивее всяких слов.
        - Можно мне протереть твое лицо?
        Кристиан не ответил. Мэдди налила немного воды из оловянного кувшина в тазик, затем взяла свежее полотенце, которое принесла с собой. Вновь присев на корточки, Мэдди стала мокрым краем полотенца промокать кровь на его лице. Он прикрыл глаза. Потом она промыла глубокие царапины на его руках, поднялась на ноги и хотела отойти… Звякнула цепь. Он протянул руку, обнял ее за талию и осторожно уперся лбом в ее бедро. Цепь натянулась. Мэдди положила руку ему на плечо.
        В таком положении они оставались неподвижно довольно долго. Казалось, так пройдет целая ночь… Но скоро в крепкую деревянную дверь камеры постучались.
        За решеткой показался Ларкин.
        - Доктор все знает, - коротко бросил он. - До утра герцог должен остаться один.
        После завтрака Мэдди вызвал кузен Эдвардс. Он сидел за своим столом с пером в руке. Перед ним лежал раскрытый журнал.
        - Так не пойдет, - сказал он, не поднимая глаз. - Я разочарован.
        - Я… Я прошу прощения, - с предельной искренностью ответила Мэдди. - Я необдуманно позволила себе слишком далеко уйти от него.
        - Хорошо еще, что, по-видимому, господин Уильям не сильно пострадал. У его семьи хорошие связи с Хантингтонами из Уайтхевена, если ты этого раньше не знала. А герцог… в последнее время он проявляет определенную склонность к проявлению жестокости. Теперь-то я сомневаюсь, что он повредил себе ребра в результате несчастного случая. Возможно, и тут была заурядная драка.
        Доктор Эдвардс вопросительно посмотрел на нее, как будто выясняя, не скрывает ли она что-нибудь от него.
        - О нет. Мне сам Жерво показывал, как упал стул.
        - Возможно, возможно. - И все же… Ларкин сразу не доложил мне о таком серьезном происшествии. И ты тоже, кузина! Вы заслуживаете замечания.
        Мэдди опустила голову, покорно принимая упреки. Он записал что-то в журнале.
        После паузы кузен Эдвардс продолжил:
        - Твои доклады играют позитивную роль. Скажи, не проявлял ли герцог по отношению к тебе агрессивности и склонности к насилию?
        Мэдди ответила, не поднимая глаз:
        - Абсолютно никакой склонности к насилию я в его поведении не замечала.
        - Может, тебе… не… неудобно за ним ухаживать?
        Она подняла голову.
        - По отношению ко мне герцог ведет себя очень корректно.
        - И все же мне придется распорядиться о некотором ограничении его передвижений. На время, разумеется. Ты будешь продолжать ухаживать за ним. Но только когда он будет связан. Либо в присутствии охранника-мужчины. Посмотрим, даст ли подобная мера результат. Жаль, жаль… А я-то думал, что все идет хорошо. Был немало удивлен, когда мне сообщили, что драку спровоцировал именно Жерво. Сам бы я, признаюсь, подумал на господина Уильяма. Последние две недели с ним неоднократно случались серьезные приступы…
        И снова он вопросительно посмотрел на Мэдди. Вопросительно-изучающе.
        - Я не видела, кто начал первым, - сказала она.
        - В следующий раз следует быть внимательнее.
        - Я буду внимательнее. Непременно. За случившееся я прошу прощения. Это моя вина.
        Глава 11
        Мэдди пыталась объяснить Жерво, куда они едут, но не знала, что из ее слов он понимает, а что - нет. Кристиан сидел прямо и неподвижно. Внешне он выглядел холодно и неприступно, но чувствовалось, что внутри у него все горит и клокочет. Связанные руки герцога до локтей были затянуты в кожаные краги. Крепко сжав пальцами обеих рук дверцу в экипаже, он мрачно глядел в окно. Такой пронзительный, сверлящий взгляд Мэдди замечала у него во время математических занятий. Но тогда он составлял формулы и уравнения, а теперь провожал глазами самые прозаические предметы ландшафта - стог сена, колесо мельницы… Причем он смотрел на них так тяжело и внимательно, как будто считал их коварными врагами, которые в любой момент без всякого предупреждения могут наброситься на проезжающую карету.
        Мэдди чувствовала, что в нем назревает взрыв, и очень боялась развития такого опасного состояния. Они с отцом сидели напротив него, и она время от времени беззвучно молилась, чтобы ничего страшного не случилось.
        Ларкин ехал на крыше экипажа и просто не успел бы оказать помощь в случае непредвиденных обстоятельств. Мэдди понимала Жерво и сочувствовала ему, но сейчас видела, что он выходит из-под ее слабого контроля. В последние дни доктор Эдвардс обрушил на герцога целый дождь своих тестов и экспериментальных проб. Правда, со времени той памятной драки Жерво все две недели находился в подавленном, но управляемом состоянии. Поэтому кузен Эдвардс решил поощрить его, оставив в карете с Мэдди без охраны. Но она чувствовала, что ситуация развивается независимо от нее.
        Только одно присутствие Мэдди способствовало спокойному и приличному поведению герцога. Хотя она не была ни светской леди, ни аристократкой, а просто Архимедией Тиммс.
        Было очевидно, что приспособление «а-ля намордник», стянувшее Кристиану руки, выводит его из себя и ставит на грань самоконтроля.
        Когда экипаж остановился на шумной почтовой станции, двор которой был забит путешественниками, лошадьми и ругающимися конюхами, Жерво хрипло выдохнул, сверкнул страшным и одновременно затравленным взглядом и решительно отказался выходить. Мэдди поплотнее задернула шторки на окнах кареты. Когда к ним подошел кузен Эдвардс, она объяснила ему, что герцог не желает выходить из кареты. Кузен Эдвардс не всегда сразу понимал, в чем дело. Он перевел взгляд с Мэдди на Жерво, который смотрел на доктора зловеще и настороженно, как кошка смотрит на фонарик в погребе.
        - В таком случае сделаем еще одну остановку в другом месте, - решил кузен Эдвардс. Мэдди облегченно вздохнула.
        - Если ты поможешь папе выйти и напоишь его чаем, я могу остаться здесь, - сказала она.
        Следующая остановка была в тихом, крохотном, старинном городке, удобно расположенном на дне лесистой ложбины. Главная улица была пустынной. Двери трактира были широко распахнуты, а внутри - темно и тихо. Мэдди подала руку отцу и вдруг с удивлением обнаружила, что Жерво тоже собирается подняться. Его движения были очень неуклюжи и нелепы.
        Она хотела ему помочь, но он кивком дал понять, что ни в чем не нуждается. Оказавшись на улице, Кристиан взглянул вперед, где вдоль дороги виднелись заросшие зеленью кирпичные коттеджи с косыми шиферными крышами и садами, обнесенными стенами, повторявшими своими изогнутыми линиями контуры склона. В общем-то, это был самый настоящий старинный городок. Жерво оглянулся на Мэдди. Она видела, как напряглась нижняя часть его лица. Он хотел что-то сказать…
        - Па… - буркнул он, затем добавил: - Потерян…
        - Вовсе нет, нет, уверяю вас, господин Кристиан, - подошел к ним кузен Эдвардс. - Об этом можете не беспокоиться. Согласен, мы немного уклонились от основной дороги, но отнюдь не заблудились и совершенно точно знаем свое местоположение. Это Чалфонт Святого Жиля.
        Жерво с досадой поморщился и фыркнул.
        - Потерянный…
        - Говорю же вам: мы не потерялись! Не потерялись!
        - Святого Жиля… - задумчиво проговорил Тиммс, как будто хотел вспомнить что-то очень интересное.
        - Потерянный! - настойчиво проговорил герцог. Кузен Эдвардс продолжал утешать его, стараясь не отчаиваться.
        - Нет же! Мы не потерялись, а значит, и вы не потерялись. Ларкин, присмотрите за герцогом. И поосторожнее… Что-то меня начинает беспокоить его состояние.
        Жерво стоял рядом с кузеном Эдвардсом, упрямо глядя ему в глаза.
        - Болван! - вдруг совершенно четко проговорил он. - Потерянный!
        - Ничего, ничего, - делая успокаивающий жест рукой, согласился кузен Эдвардс. Он был невозмутим, однако оглядел стоящего перед ним Жерво довольно критично. - Боюсь, мы имеем дело с неожиданным случаем развития маниакального момента. Начальные симптомы сходятся: неуважение к окружающим и брань. Не волнуйтесь; герцог. Мы освободим вам руки, как только доберемся до места.
        - Пойдемте со мной, господин Кристиан, - сказал Ларкин, взяв герцога под руку. Жерво резко отшатнулся и вырвал руку. Он устремил горящий взгляд на Мэдди. Смотрел так, как будто она в чем-то виновата. Она растерялась. Он развернулся и решительно зашагал в сторону трактира. Ларкин последовал за ним, как хорошо выдрессированная собака-поводырь.
        У Мэдди пересохли губы. Она провела по ним языком.
        - Ты хочешь чаю, папа?
        Ее отец резко повернулся. Было видно, что ее вопрос вывел его из глубокой задумчивости.
        - Чаю? Нет, нет. Давай лучше немного прогуляемся, девочка Мэдди.

«Девочка Мэдди…» Как странно! Как непривычно было слышать свое уменьшительное имя, произнесенное ясно, четко и без напряжения! Она уже привыкла к мучительным разговорным потугам Жерво. Вернее, не привыкла, а стала близко принимать их к сердцу. Мэдди не сомневалась, что Кристиан хочет сказать гораздо больше, чем может.
        Все еще сильно волнуясь, она взяла отца под руку. Некоторое время они шли в полном молчании. Наконец Мэдди не выдержала и воскликнула:
        - Надеюсь, он не потеряет над собой контроль и не станет буйствовать.
        - Буйствовать? Герцог?
        Мэдди никогда не рассказывала отцу о драке во дворе. Она пригладила манжету на рукаве, не спеша расправив ее пальцами.
        - Герцог выглядит очень… беспокойным. Я думаю, кузен Эдвардс предпочел бы отправить с ним в карете не нас с тобой, а Ларкина.
        - Ты боишься?
        Удивление отца заставило Мэдди отчасти устыдиться своих чувств.
        - Ты не знаешь его, папа. Страсть и переживания ему противопоказаны. Он не руководствуется разумом, а при этом обладает большой физической силой.
        - А мне кажется, что он вполне разумен, - возразил Тиммс. - Ведь назвал же он кузена Эдвардса болваном.
        - Папа!
        Он добродушно улыбнулся и остановился.
        - Где мы находимся? Мы поднимаемся по склону, не так ли? Посмотри внимательнее. Есть ли там с левой стороны коттедж… М… Из красного кирпича с высокой печной трубой и зарослями виноградника со стороны сада?
        - О да! Вон он, я вижу его! Ты был здесь раньше?
        - Да что ты, конечно, был! Посмотри, есть ли там табличка?
        Мэдди кивнула.
        - Написано: «Хижина Мильтона».
        Ее отец ничего не сказал, только выразительно глянул на нее. Мэдди немного поморщилась, как будто что-то вспоминая.
        Через несколько секунд она рассмеялась.
        - Господи! А он и правда болван! И я тоже! И мы не потерялись, и он не потерялся! - Смешно пародируя интонацию кузена Эдвардса, она торжественно проговорила: - Вам незачем беспокоиться, господин Кристиан. Мы совершенно точно знаем наше местоположение, господин Кристиан. Чалфонт Святого Жиля. Боже! Это «Потерянный Рай»!
        - Тот самый дом, где Мильтон написал свое произведение. Когда ты была совсем крошкой, мы как-то останавливались здесь.
        - Представляю, что о нас думает герцог! Ты помнишь выражение его лица, когда кузен Эдвардс терпеливо объяснял ему, что мы не потерялись? О папа!.. - Мэдди прикусила губу, и смех прошел сам собой. У нее дрогнул голос, когда она сказала: - А папа, я знаю! Ему невыносимо тяжело переживать такое состояние! То, что с ним случилось… Он ненавидит свое теперешнее состояние.
        - Герцог нуждается в тебе, девочка Мэдди, - сказал отец, положив свою ладонь ей на руку. - Ему необходимо, чтобы ты ему верила. Даже когда боишься.
        - Я не думала… Я не уверена… Я постоянно молюсь… Раньше было легче, понятнее, а теперь…
        Она запнулась. Отец стоял молча, не убирая своей ладони с ее руки.

«Он поцеловал меня, папа!»
        Она ужасно хотела сказать отцу эти слова, но она не решалась. Не могла. Мэдди должна была оттолкнуть герцога в ту роковую минуту. Без всякого прощения. Герцог был другом ее отца, а она… Она тогда даже не шевельнулась. Она подумала, что, возможно, сама соблазнила Жерво, что, возможно, дьявол сидит и в ней самой… И заставляет строить герцогу глазки. Мэдди вдруг вспомнила сход, который был две недели назад. И слова, которые говорились на нем. Тогда-то Мэдди было все равно. Она даже не слушала проповедь, но теперь эти слова ясно вспомнились ей, как будто сам Господь распорядился так, чтобы она обратилась к ним: «Все наши радости, удовольствия и выгоды, - вещи, услаждающие телесное, - в результате оказываются не чем иным, как суетой сует и пустой бессмыслицей. Смирением мы должны противостоять всем соблазнам телесного мира».
        Мэдди не чувствовала в душе смирения. Наоборот, в ней неистово бились радости и удовольствия, суета сует и пустая бессмыслица. Она чувствовала себя греховной и слабой, чужой самой себе. Ей было страшно.
        - Я не… Я не знаю, что делать, - с болью в голосе произнесла она. - Не знаю!
        Ее отец поднял голову. После долгой паузы он медленно проговорил:
        - Это очень тяжко, девочка Мэдди?
        Она не могла рассказать ему. Не могла.
        - Похоже, что очень, - наконец сумела ответить она.
        - В таком случае, может быть, тебе лучше отправиться домой?
        Она уже думала и об этом. О возвращении в Чан-Роу к тихой и мирной жизни, единственными соблазнами и искушениями которой была возможность поворчать на служанку или позавидовать красивым нарядам соседских девчонок. Вернуться домой - это означало бросить Кристиана на попечение Ларкина и кузена Эдвардса, на общение с господином Уильямом, на мертвую тишину тюремной камеры, нарушаемую только железным звоном…
        - Действительно, лучше всего было бы вернуться домой. И я вернулась бы, - с отчаянием воскликнула Мэдди. - Но я… Не могу!
        Он погладил ее по руке.
        - Ты добрая и великодушная, девочка Мэдди.
        - О папа! - сказала Мэдди. - Я совсем не такая!
        На это он лишь улыбнулся, как будто она была просто-напросто эмоциональным ребенком. Но Мэдди точно знала, что она не была ни доброй, ни хорошей. Просто неотрывные узы связывали ее с землей, дьяволом и человеком.
        В Лондон они въезжали уже в сумерках. Проведя всего месяц за пределами большого города, Мэдди уже успела отвыкнуть от городских запахов, шума и многолюдности. Сейчас; лондонская суета ее отталкивала, казалась неприятной. Не замедляя хода, карета промчалась мимо Гайд-Парка и оказалась на Оксфорд-стрит. Здесь горели яркие вечерние огни, в свете которых сверкали лакированные бока экипажей, стоявших в ожидании своих хозяев. Многочисленные леди и джентльмены суетились на тротуарах, хлопая дверьми всевозможных лавок и различных заведений. Тут заходили к серебряных дел мастеру, к владельцу клуба любителей спиритизма, к ювелиру, к хозяину магазина модных тканей и к кондитеру. Тысяча наименований товаров и зрелищ! Все освещено, начищено до блеска и выставлено на всеобщее обозрение.
        Герцог внимательно смотрел в окно кареты, время от времени бросая на Мэдди косые взгляды, как будто подозревая, что вся окружающая обстановка иллюзии - создана ею. Она, может быть, и попробовала объяснить ему все, но только чувствовала, что Кристиан сейчас ничего не поймет. А, может быть, и не нужно ничего объяснять. Она заметила в нем еле сдерживаемую радость и поняла: Жерво думал, что возвращается домой.
        Когда карета свернула с Оксфорд-стрит на модные боковые улочки, он протянул ей связанные руки и с мольбой в голосе выдавил:
        - Сними.
        Карета вылетела на площадь. В этом районе жили аристократы. Мэдди слышала доносившиеся крики лакеев и возгласы прохожих, шарахающихся в разные стороны от колес кареты.
        - Прошу… - хрипло проговорил он. В его голосе чувствовалась уже не мольба, а угроза взрыва.
        У домов суетились многочисленные ливрейные лакеи - к домам подъезжали экипажи. Один особняк расположился в самом заметном и престижном месте площади, выделялся среди других симметричностью и классичностью стиля. Это здание не сильно отличалось от дома герцога на Белгрейв-Сквейр, но выглядело более просторным и каким-то холодным в своем одиноком совершенстве. У входа единственная ступенька упиралась в небольшую дверь, один вид которой был негостеприимный.
        Когда карета остановилась, дверь открылась и на тротуар упал свет. Мэдди увидела дворецкого Кальвина, который сделал шаг в сторону, освобождая проход в дом. Затем вышла одетая в глухое черное платье вдовствующая герцогиня, которая с помощью Кальвина решительно направилась к экипажу кузена Эдвардса.
        Мэдди нащупала в темноте связанные руки Жерво, притянула к себе и лихорадочно стала распутывать шнуровку. Она едва успела закончить, как дверца кареты открылась.
        Краги упали в темноту кареты. Мэдди толкнула их ногой под сиденье. Жерво издал нечленораздельный звук, в котором можно было уловить нотки признательности. В сумрак кареты заглянул луч фонаря и тут же раздался мощный голос герцогини:
        - Кристиан!
        Она тут же замолчала, как будто не знала, как продолжить. Затем герцогиня вдруг сделала быстрый шаг назад. Раздался шорох ее черных юбок. К ней тут же подскочил лакей. Герцогиня прикрыла глаза и положила руку на шею.
        - Нет… не здесь! Уходите! Я не могу себя превозмочь! - Она широко открыла глаза. - Уходите все! Люди смотрят. Сейчас сбегутся любопытные. Кто-нибудь его наверняка узнает! О нет! - Она повернулась к кузену Эдвардсу и указала на темневшую вдали аллею, заворачивающую за дом. - Подъезжайте к этому входу! Да, туда!
        - Нет! - неожиданно сказал герцог.
        Его мать оглянулась так резко, что все сразу же затихли. Даже если бы это слово было произнесено одной из лошадей, герцогиня и то, наверное, не была бы столь шокирована. Они с сыном вообще очень мало были похожи друг на друга. Герцогиня была седеющей блондинкой, в то время как Жерво - брюнетом. Ее кожа казалась слишком бледной, опять-таки в противоположность сыну. Фигура герцогини была тоньше и стройнее, а цвет ее глаз лишь слабо отражал небесную синеву глаз Жерво. Но теперь ее лицо осветилось небывалой надеждой. Мэдди так хорошо знала это выражение. Точно такая же страсть бывала в глазах ее сына, когда он занимался математикой. Она сделала пару неуверенных шагов к дверце кареты.
        - Кристиан? Ты ска…
        Запнувшись на полуслове, герцогиня оглянулась на кузена Эдвардса.
        - В последнее время наметились определенные улучшения, - сказал доктор. - Я полагаю, ваша светлость останутся довольны.
        Жерво подхватил свою шляпу и сделал знак Мэдди и ее отцу выйти из кареты. Она повиновалась, помогая Тиммгу сойти с подножки. Герцогиня молча смотрела на них.
        - Это мисс Архимедия Тиммс и ее отец - мистер Джон Тиммс, ваша светлость. Больше других за герцогом ухаживала именно мисс Тиммс. Особый случай. Мы не могли себе позволить обращаться с герцогом, как с другими пациентами. При первой возможности я буду счастлив посвятить вас во все подробности, но мы добились успеха, вы сами это видите.
        Вдовствующая герцогиня не обращала ни малейшего внимания ни на Мэдди, ни на ее отца. Она неотрывно смотрела на сына, который выходил из кареты. Жерво, сухо улыбнувшись, поклонился матери.
        Он молчал, стоя у дверцы кареты, как бы вежливо ожидая указания, куда идти. Герцогиня продолжала разглядывать Кристиана. Все ее тело мелко подрагивало. Потом она судорожно всхлипнула, быстро подошла к сыну и уткнулась лицом в его плечо.
        На секунду Жерво, казалось, окаменел. Но потом Мэдди заметила, что он смотрит поверх головы обнимавшей его матери. Надвигался взрыв. Извержение вулкана! Не нужно было слов. Она хорошо знала выражение его лица, предвещавшее бурю. Его левая рука судорожно сжалась в кулак.
        Но тут его взгляд натолкнулся на Мэдди. Она испугалась того, что герцогиня ничего не замечала. Он не мог говорить. По-видимому, его душила ярость, лютый гнев. Неизвестно на что и на кого. В воздухе витал дух сильной опасности.
        Мэдди в ужасе замерла, безмолвно моля о спасении.
        Кристиан в изнеможении закрыл глаза. Глубоко вздохнув, он поднял подрагивающую правую руку и нежно положил матери на голову. От этого прикосновения ее прорвало: она зарыдала взахлеб.
        Самый рискованный момент, похоже, остался позади. Кристиан стоял неподвижно и неловко гладил мать по волосам. Его движения были осторожными и неуверенными, как будто он держал маленького ребенка, с которым не знал, как обращаться. Но его левая рука все еще оставалась сжатой в крепкий кулак.
        Герцогиня чуть отклонилась и подняла лицо, нервно теребя пальцами воротник сына.
        - Кристиан. - Она поймала его правую руку и прижала к своей груди. - Молись Господу нашему! Я постоянно в молитвах! Это… Это чудо, что с тобой стало!
        - Улучшение, ваша светлость, - вмешался кузен Эдвардс. - Улучшение, основанное на строго научном лечении. Но до выздоровления еще далеко…
        - Чудо! Мы должны опуститься на колени и воздать хвалу небу! - Герцогиня судорожно сжала руку сына. - Ты обязан это сделать первым, Кристиан! Наказание было ниспослано тебе за грехи. Но сейчас ты прощен и должен благодарить Господа за чудесное избавление! - Она наклонила голову в экзальтации. - О Господь всемогущий, кто дарует жизнь и отнимает ее, кто за все наши грехи…
        Жерво самостоятельно освободился из объятий матери и быстро пошел к дому. Кальвин в два прыжка подскочил к двери и широко распахнул ее.
        Герцогиня в одиночестве закончила свою скорую молитву, беззвучно шевеля губами, а затем также ушла в дом. За ней по пятам последовал кузен Эдвардс. Кальвин выглянул в дверь:
        - Мисс Тиммс? Мистер Тиммс?
        В холле он на какую-то минуту оказался один. Потом он услышал сзади звук приближающихся торопливых шагов. Обернулся, ожидая увидеть девочку Мэдди, однако за ним стояла мать, все еще бормотавшая себе под нос какие-то набожные бредни. Он забыл ее… Почти забыл. И вспомнил только тогда, когда она с рыданиями бросилась к нему на грудь. Тогда же он осознал, что она-то и обрекла его на жизнь в тюремной камере, на общение с Обезьяной.
        В холле Кристиан, еле сдерживаясь, избежал ее объятий. Он чувствовал, что мир потеряет для него равновесие, если в поле зрения сейчас же не появится девочка Мэдди. И вот он увидел в проеме дверей ее хрупкую фигурку. Все хорошо. Теперь Кристиан снова мог контролировать себя. Итак, она была рядом, это значило, что он может спокойно продвигаться дальше. Держа руку на изогнутых перилах, Жерво стал подниматься по лестнице из красного дерева.
        Он был хозяином в этом доме. Это ощущение казалось странным, смущающим и одновременно справедливым. Он не имел понятия о том, когда последний раз ходил по этому холлу, поднимался по этой лестнице, но знал наверняка: все это принадлежит ему. Все, что есть здесь, должно повиноваться ему. Даже мать находилась здесь с его соизволения.
        Вдруг Кристиану пришло в голову, что сам он по-настоящему никогда не жил в этом доме. Никогда не был хозяином. В памяти остались времена далекого прошлого: год, проведенный в Сити, балы в честь его сестер, дорога домой - в замок Жерво. Вот где был его дом! Сердце защемило при воспоминании о темном средневековом силуэте, башнях со спиральными лесенками, печными трубами и бесконечными залами.
        Вот теперь он туда и пойдет. Сейчас, когда он получил свободу. Домой. В замок Жерво.
        В гостиной герцога поджидали две сестры. Он неслышно подошел к раскрытой двери и взглянул на них. Сестры его не видели и переговаривались между собой приглушенными голосами. Было видно, что они чем-то обеспокоены и очень нервничают. За спиной Кристиана на лестнице раздался громкий звук шагов. Сестры обернулись и увидели брата. Как странно они посмотрели на него!.. Как будто он был мертвецом. Прозрачным. Ходячим трупом. Кристиан глядел на их изумленные, испуганные лица и начинал понимать, что происходит.
        Он знал, что они ждали. Безумца, скованного цепями, которого занесли бы наверх на носилках. Неудивительно, что они волновались.
        Герцогиня, подойдя сзади, взяла Кристиана крепко за руку и ввела в гостиную. Она продолжала говорить, захлебываясь, быстро, суетливо и назойливо. Кристиан сразу же утомился.
        Клеменсия… Он выхватил ее имя из речи герцогини и вспомнил: Клем. Вместе с именем первой сестры к нему пришло и имя второй - Шарлотта. Сестры поднялись с кресел, подошли к брату и робко коснулись губами его щеки, шурша кружевными рукавами и взмахивая пухленькими ручками, которыми несмело ощупывали его. Кристиан смутился, не зная, как себя вести, как отвечать на их поспешные неуловимые улыбочки. Платья сестер казались ему слишком яркими и пестрыми, а прически удивляли обилием различных локонов и завитушек.
        Кристиан снова обернулся в поисках Мэдди, но увидел только доктора, который заканчивал восхождение по лестнице. Жерво понял, что она все еще стоит внизу, в холле, рядом с растерявшимся отцом. В шляпке и плаще.
        Кристиан повернулся и вышел из гостиной. Дойдя до середины лестницы, он подал голос, чтобы привлечь ее внимание. Мэдди подняла глаза, и он увидел на ее лице выражение долгожданного облегчения. Сказав что-то Кальвину, она распустила завязку на воротничке, сняла плащ и пошла под руку с отцом вверх по лестнице. Кристиан не двигался с места до тех пор, пока они не поравнялись с ним.
        Кристиан до сих пор не сказал ни слова в обществе своих родственников и знакомых. Он молчаливо прошел обратно в гостиную, где велась бессмысленная приглушенная беседа.
        Дом ему понравился. Все на своих местах. Мраморные столики с гнутыми золочеными ножками, такие же стулья, обитые богатой зеленой материей. Мебель была значительно старше его по возрасту. Со дня своего рождения Кристиан не помнил, чтобы ее хоть раз передвигали.
        Время от времени ему приходилось оборачиваться, чтобы убедиться, что Мэдди еще здесь. Никто с ней не разговаривал, никто даже стула не предложил ни ей, ни ее отцу. Как будто их не было в комнате. Он рассердился. Красноречиво посмотрел на Шарлотту, надеясь, что она проявит по отношению к гостям элементарную вежливость.
        Однако сестра ничего не поняла и только смутилась.
        - А не рано ли выпускать его? - робко обратилась она с вопросом к доктору.
        Выпускать! Как будто он был каким-то опасным животным, чтобы его держали взаперти! Это мой дом! Я - хозяин. Здесь все принадлежит мне… И платья, и кружева, все капризы и кредиты. Все!..
        О, он знал своих сестренок! Им нужно было от Кристиана только одно - его подпись на каких-то бумажках! Им хотелось иметь солидную прибавку к средствам своих мужей!
        Кристиан с раздражением отметил, что сестры даже не потрудились как следует позаботиться о своем внешнем виде.
        Кристиан стал подозревать, что Клем и Шарлотта только для того и сидят сейчас в гостиной, чтобы добиться в удобный момент… его состояния! Он с тревогой ждал той минуты, когда они заикнутся об этом, потому что не знал, как им отвечать. Все, что было в его жизни до камеры и Обезьяны, подернулось плотной дымкой. Он не мог припомнить, делал ли он что-либо по финансовому обеспечению своих сестер.
        Кристиан отвернулся от них и стал глядеть на камин, в котором играли язычки бодрого огня. Ему хотелось, чтобы сестры поскорее оставили его наедине с девочкой Мэдди.
        - Ты чем-то рассержен? - раздался в тишине голос Клеменсии. - Крис?
        Кристиан понял, что к нему обращаются. Сцепив руки за спиной, он повернулся к сестре и устремил на нее тяжелый взгляд.
        - Рассержен?.. - неуверенно повторила она.
        Кристиан увидел девочку Мэдди, которая стояла в стороне от других. Подойдя к стене и вырвав из общего ряда пару стульев, он выставил их на середину комнаты, опустив на пол с таким стуком, что всем сразу стало ясно, чем он был рассержен. Мэдди поначалу смутилась, но он подтолкнул к ней стул поближе, и она, опустив глаза, присела. Затем Кристиан предложил стул ее отцу.
        Вся семья смотрела на него так, как будто никакого улучшения в его состоянии, несмотря на заверения доктора, не произошло.
        Клем начала что-то говорить, но осеклась, так как со стороны лестницы раздался дробный стук клюки - верный симптом приближения тетушки Весты. Этот звук был отлично известен Кристиану, он помнил его с самого детства.
        С саркастической улыбкой он поставил поближе к камину любимый стул своей тетки: французской работы, тяжелого дерева, с маленькими пташками и цветочками на обивке, массивными золочеными подлокотниками и ножками в виде драконьих когтей. Драконий трон… С поклоном он повернулся к дверному проему, в котором появилась тетушка. Бледность ее лица резко контрастировала с черным соболем на платье. Это был ее траур по отцу, мужу, брату… А, может, и по Кристиану - кто знает? Траур она носила всегда и не снимала ни при каких обстоятельствах.
        - Ты хорошо выглядишь, Жерво, - объявила леди де Марли, подходя к Кристиану.
        Мэдди сразу узнала ее. Не требовалось особых представлений, чтобы понять: перед ней автор тех строгих и колких писем из герцогской почты в Блайтдейл Холл; леди, которая посылала великолепно сшитое платье вместо сусальных сантиментов; леди, которая решительным шагом вошла в дом на Белгрейв-Сквейр в то утро, когда Мэдди заступила на дежурство.
        Одна из молодых дам помогла леди де Марли опуститься на кресло, приготовленное для нее Кристианом. Ее брови походили на сморщенные белые листочки, губы и щеки были тонко, но заметно подкрашены. Она подняла вверх палец правой руки и объявила:
        - Мне стакан красного вина.
        Герцог чуть склонил голову набок и после некоторого колебания дернул за шнур звонка около камина.
        - Вы расстроите себе пищеварение, тетушка Веста, - предупредила одна из сестер Кристиана. Леди де Марли пропустила ее замечание мимо ушей. Вообще она, казалось, никого не замечала в комнате, кроме своего племянника. Она пристально смотрела туда, где замер Жерво.
        - Молодой человек, встань так, чтобы я тебя видела, - распорядилась она и показала, концом своей роскошной клюки на место перед собой.
        Кристиан прошел туда, куда было сказано. Леди де Марли медленно оглядела герцога с головы до ног. Вместе с ней смотрела на Жерво и Мэдди. Ее взору предстал красивый элегантный джентльмен. Красивее и элегантнее бывают только в мечтах.
        - Такое впечатление, как будто ты только что из французского мюзик-холла, куда ходил «в охотничьем галстуке. А где печатка? - вдруг спросила леди де Марли.
        - А! - спохватился кузен Эдвардс, опустив руку в карман. - Я принес ее, миледи. Мне казалось, что лучше оставить ее у меня до нашего приезда. Для безопасности.
        - Теперь вы уже приехали, если не ошибаюсь.
        - Конечно, конечно, - засуетился кузен Эдвардс, подходя к ней с самыми подобострастными поклонами, на которые был только способен.
        Одним движением леди де Марли приняла коробочку из его рук и тут же передала ее Кристиану.
        Мэдди не знала, видел ли кто-нибудь в эту секунду выражение лица герцога. Он взял коробочку и взглянул на нее.
        В дверях появился слуга, которого вызвали минуту назад. Пока леди де Марли отдавала распоряжения по поводу вина, Жерво бросил быстрый взгляд на Мэдди.
        Она, как будто пряча что-то в кулачке, сунула руку в карман своей юбки, стараясь сделать это так, чтобы не заметили присутствующие.
        Жерво нащупал свой грудной карман и опустил туда коробочку, одновременно с благодарностью улыбнувшись.
        - Ты хорошо выглядишь, Жерво, - повторила леди де Марли. - Не буду скрывать; я удивлена. Как это вам удалось, доктор Тиммс? Из вашего последнего доклада я поняла, что достигнут определенный успех. Так ли это?
        - Совершенно верно, миледи, - восторженно произнес кузен Эдвардс. - Для данного случая мы применили новейший метод терапии. И добились прогресса, о котором и не мечтали!
        - Новый метод, вы говорите? - она с подозрением взглянула на кузена Эдвардса. - В чем его суть?
        - Общий процесс лечения разбивается на два главных направления: социальное и нравственное. Новый метод дал возможность сделать больше, чем при обычной терапии. Мы в Блайтдейл Холле установили, что регулируемое общение полов может оказать поразительный эффект на восстановление у больных ощущения самоконтроля и самоорганизации. Я вам уже говорил об этом, миледи, если помните. Но, конечно, к буйным больным должен применяться иной подход. Мы не можем сводить их с нормальными людьми до тех пор, пока не будем уверены, что они признают хотя бы зачатки нормального человеческого поведения. Как я сообщал вашей светлости, уважаемый господин герцог никак не мог осилить стандартного минимума. Он оставался мрачным, агрессивным, непредсказуемым, порой одержимым маниакальными идеями. Все это выявилось при его общении с медперсоналом. К счастью, не так давно к нам приехала моя кузина мисс Тиммс. Я знал ее как девушку, наделенную безупречными нравственными принципами, мягким и гибким женским характером. Она стала основной сиделкой господина герцога. Разумеется, в дневное время. Я предполагал, что под ее влиянием
господин герцог, может быть, даже независимо от себя, как-то мобилизует остатки самоконтроля и самообладания. Полагаю, вы согласитесь с тем, что мои ожидания не были напрасными.
        Он изо всех сил старался не демонстрировать своего триумфа и держаться строго научного тона, однако не мог скрыть радости и удовлетворения. Пока доктор Эдвардс говорил, леди де Марли ни разу даже не взглянула в его сторону, но едва он закончил, она устремила долгий изучающий взгляд на своего племянника.
        Затем леди де Марли повернулась к Мэдди.
        - Вы и есть та самая мисс Тиммс? - строго и требовательно спросила она.
        Мэдди поднялась со стула.
        - Да, миледи. А это мой отец Джон Тиммс.
        - Садитесь же.
        Мэдди стало не по себе от внимательного взгляда темных глаз миледи.
        - Когда я видела своего племянника в последний раз, - произнесла леди де Марли, - он был рычащим зверем, привязанным к кровати. Кристиан тогда рассек себе ладонь до кости, пытаясь выместить злобу на оконном стекле в спальне. А лакею, приставленному к нему, он сломал руку, когда тот попытался остановить его буйство. Между прочим, Жерво едва не задушил мужа своей сестры. Он не мог сам есть, его приходилось кормить. Он говорил, как полный идиот. Рычал. Ревел. Выл, как животное. Словом, герцог Жерво был безмозглым чудовищем. - Леди де Марли устремила на Мэдди пронзительный взгляд. - Я хочу получить от вас объяснения, как вам удалось добиться изменений.
        Мэдди подняла голову и посмотрела леди де Марли прямо в лицо.
        - Он не безмозглый, - жестко сказала она. - И не чудовище.
        Леди де Марли ничего на это не ответила. Наступила тяжелая пауза. Затем, криво усмехнувшись, она проговорила:
        - Значит, мисс, ему удалось ловко провести меня.
        - Я считаю… - Мэдди посмотрела на доктора Эдвардса. Судя по выражению его лица, он был не очень-то рад тому, что слово получила кузина. Но в конце концов он ведь не запрещал ей выражать свое мнение. - Я считаю, что герцог в своем уме. И не более идиот, чем вы или я.
        Леди де Марли вскинула брови.
        - Вы посмотрите на эту квакершу! Гордячка!
        - Я не демонстрирую вам своих качеств, миледи. Просто я объяснила вам…
        - В мои времена вашу манеру говорить, мисс, считали непристойной. Здесь присутствует ваш кузен. Специалист, врач. Ему, наверное, лучше знать…
        Мэдди скользила взглядом по платью леди де Марли, все больше и больше склоняясь к мысли поговорить с этой аристократкой по-простому. О, Мэдди встречала светских женщин, подобных леди де Марли! Любой спор они готовы превратить в наставления. Но Мэдди сдержалась. Отец всегда учил ее не поддаваться сиюминутному настроению.
        Кузен Эдвардс насупился. Мэдди вспомнила о том, что давала ему обещание не использовать манеру общения квакеров при разговоре с посторонними. Поздно, однако, но вспомнила. Мэдди решила говорить вежливо, но без извинений и унижений. Иначе леди де Марли стала бы относиться к ней только хуже.
        - Итак, - величаво поворачиваясь к герцогу, проговорила его тетушка. - Мисс Тиммс уверяет, что ты вполне в здравом уме.
        Жерво не шевельнулся.
        - Ну же, мальчик? Что ты скажешь? - Он чуть наклонил голову.
        - Ты понимаешь меня?
        Кристиан неуверенно оглянулся на Мэдди.
        - Не смотреть на нее! - тут же выкрикнула тетушка Веста и стукнула клюкой по полу. - Я с тобой разговариваю. Ты слышишь меня или нет?
        Его губы шевельнулись и напряглись. Кристиан один раз коротко кивнул и тут же углубился в созерцание стоящего перед ним бокового столика. А он действительно заслуживал созерцания. Его черно-мраморная поверхность поддерживалась не обычными ножками, а двумя огромными золотыми птицами, которые распустили крылья так, как будто стряхивали с их концов пламя. Мэдди решила бы, что ничего подобного по богатству и роскоши в мире и быть не может, если бы не увидела точно такой же столик в другом конце комнаты у камина.
        Леди де Марли еще раз требовательно ударила клюкой об пол. Она нахмурилась.
        - У нас мало времени, чтобы спокойно пережидать твое упрямство, мой мальчик! Бог знает сколько лет мы шли у тебя на поводу из-за твоих причуд и капризов! Диких и бездумных! Ты вел себя, как краснокожий! Час расплаты настал! Ни за что не поверю, что порядочный разумный человек мог быть втянутым в варварский обмен выстрелами! Да еще и сойти с ума…
        Только напряжение губ герцога говорило о том, что он еще слушает свою тетушку. Леди де Марли замолчала, ожидая реакции племянника. Ее не последовало. Тогда она шумно выдохнула, откинулась на спинку кресла и убежденно проговорила:
        - Дурачок! Классический дурачок! - Затем она вспомнила про Мэдди и устремила на нее взгляд, исполненный строгого упрека. - Ну и где же ваше улучшение?
        - Если бы вы говорили… несколько медленнее, - робко подала голос Мэдди.
        - Но вы же считаете, что он нормальный человек.
        Мэдди опять поднялась со стула.
        - Повторяю: герцог нормальный человек. Он все понимает, но нужно проявить по отношению к нему терпение.
        - Мисс Тиммс! Завтра, в десять часов утра, он предстанет перед лордом-канцлером! Мне удалось договориться, чтобы освидетельствование носило частный характер. Суд не созывается. Пока! - С этими словами она взглянула на притаившихся сестер герцога. - Но коршуны уже кружат над богатой добычей. И не собираются от нее отказываться. Мисс Тиммс! Если вы не хотите, чтобы завтра или чуть позже предмет вашего поклонения был официально объявлен идиотом со всеми вытекающими из этого последствиями, то советую поскорее употребить всю вашу безупречную нравственность и хваленую женственность для того, чтобы племянник осознал надвигающуюся на него опасность.
        Ее слова поглотила тяжелая и неловкая тишина. Дверь в гостиную отворилась, и появился слуга. Леди де Марли взяла бокал с подноса, пригубила и отставила в сторону, не спуская взгляда с Жерво. Затем она поднялась с кресла.
        - Мисс Тиммс остается здесь на ночь. Остальных прошу оставить нас!
        Вдовствующая герцогиня обомлела.
        - Но доктор Тиммс…
        Леди де Марли резко оборвала ее:
        - Ему что, негде провести ночь? «Глусестер» устроит?
        - Да, миледи, - дважды поклонился кузен Эдвардс.
        - Я хотела побеседовать с доктором, - жалобно проговорила герцогиня. - Я хотела узнать, каково состояние Кристиана…
        - Милая моя! - повысила голос леди де Марли, сухо глядя на герцогиню. - Если вы до сих пор так и не поняли, каково его состояние, доктор бессилен будет вам что-либо объяснить. Во всяком случае разговор можно перенести на завтра. Вы позавтракаете с нами, доктор? В восемь часов?
        - Сочту за честь, миледи. Позвольте вызвать ночного охранника для господина Кристиана? - спросил кузен Эдвардс.
        - Это необходимо, мисс Тиммс?
        Чувствуя сильное смущение от диктаторского тона и взгляда леди де Марли, Мэдди ответила:
        - Я считаю, что это было бы разумно.
        - Может, вы и правы, но, на мой взгляд, лишняя прислуга в доме совсем ни к чему. Уверена, вы способны справиться сами. - Она посмотрела на лакея. - Распорядитесь, чтобы приготовили постель для мисс Тиммс в герцогской туалетной.
        Мэдди чувствовала, что ее ноги вросли в пол. Она глазами провожала величественную старуху, которая, стуча по полу клюкой, направилась к выходу. У самой двери леди де Марли остановилась и обернулась.
        - Я вижу, вы стеснительны… С обязанностями ночной няньки справитесь?
        - Да, - еле слышно ответила Мэдди.
        - А мальчик все-таки форменный идиот. Я уверена в этом до тех пор, пока вы не докажете мне обратное. Позаботьтесь, чтобы он сегодня ночью ничего не натворил.
        Глава 12
        Мэдди помнила роскошь Блайтдейл Холла, но комфортабельность и богатство герцогского дома на Белгрейв-Сквейр превосходила все, что ей до сих пор приходилось видеть. Мэдди и представить себе не могла, что за бледноватыми фасадами таких домов, как этот, может скрываться такая сказка: лакеи одеты, как принцы, в белоснежный атлас, отороченный голубыми и серебряными кружевами. Стены в красном бархате украшены огромными картинами и замысловатой лепниной в бело-золотых тонах. Ковры вбирают в себя шум шагов. Повсюду сверкают канделябры.
        Когда ливрейный лакей показал ей герцогскую туалетную, Мэдди с трудом сдержала эмоции. Однако, как только слуга оставил ее, она не смогла подавить рвущегося из сердца возгласа восторга. Мэдди разглядывала потолок, ходила по комнате как зачарованная, спотыкаясь о свою дорожную сумочку.
        Волшебный абсурд. Туалетная комната была выкрашена в синий цвет. Огромные фронтоны, окаймленные замысловатыми золотыми лианами, над дверью. Да только ли это! Над фронтонами висели круглые портреты торжественно выглядевших джентльменов, окруженные томными золочеными херувимами, купающимися в цветах. Все золотое. Затем голубой бархат, восходивший к сводчатому потолку, на котором сверкал удивительный буйный рисунок, окруженный строгими рядами листвы и различных шишечек. Золотом выписана каждая незначительная деталь. Комната купалась в золоте. Мэдди засомневалась, можно ли заснуть посреди такого великолепия. Дверь в спальню герцога была распахнута. До Мэдди донесся голос вдовствующей герцогини. Подойдя к проему, Мэдди осторожно заглянула в спальню и прижалась щекой к сверкающей панели дверного косяка.
        - Тебе хорошо, Кристиан? - неуверенным голосом спрашивала герцогиня, стоя в дверях, которые вели из спальни в холл.
        В комнате суетилась горничная, застилавшая Кристиану постель. Жерво не обращал абсолютно никакого внимания на женщин. Он осматривал спальню, причем так тщательно, как будто хотел запомнить наизусть расположение предметов.
        Спальня была также синей, но не такой яркой, как туалетная, а с более мягким оттенком. Мэдди широко раскрытыми глазами смотрела на переднюю спинку герцогской кровати, поднимавшуюся по стене почти до потолка и заканчивавшуюся там красивым изгибом в виде огромной морской волны. Стены были обиты шелком. Единственное разнообразие в цвете давал роскошный восточный ковер. Он был сине-зеленым и занимал все пространство между стенами.
        Жерво посмотрел на свое отражение в зеркале. Затем, увидев что-то за спиной, тотчас обернулся. Мэдди поняла, что герцог заметил ее. Он ей улыбнулся и даже немного расслабился.
        Пришлось войти в спальню. Вдовствующая герцогиня сразу же повернулась к ней.
        - А, мисс Тиммс! Как вы считаете, вам случайно не понадобится… - Она, смутившись, запнулась. - Я имела в виду… Как на ваш взгляд… Есть ли риск, что он э-э… Может встать ночью?
        Мэдди поняла, что герцогиня боится сына и предлагает привязать его к кровати. И, хотя Мэдди была совсем не уверена в Жерво, предложение его матери показалось ей кощунственным. Именно потому, что такое предложение исходило от его собственной матери.
        - Вы можете запереть дверь, если хотите, - суховато ответила Мэдди.
        - Да, да… Наверно, так будет лучше. А окна… - Она вновь замолчала. - Словом, вы позвоните, если возникнут проблемы. В холле всю ночь будет дежурить лакей. Мне кажется… Мне кажется, что ему гораздо лучше, и что он, конечно, не станет… как тогда… я говорю об окнах.
        Мэдди обернулась. Она вспомнила, как Жерво был прикован к койке в Блайтдейл Холле, но все же не могла представить себе, что же надо натворить, чтобы так испугать собственную семью?
        - Окна, Жерво, - тихо сказала она, подходя к нему. - Ты ведь не будешь бить стекла?
        Кристиан кивнул. Она была не уверена, что он все понял. Но он кивнул.
        - Ну-с, я вас покидаю, - проговорила от двери герцогиня. - Чай вам принесут. - Герцогиня еще раз посмотрела на сына. - Доброй ночи, Кристиан. Доброй ночи.
        Он едва заметно кивнул ей и скривил губы в вынужденной у улыбке. Горничная прошла мимо Мэдди в туалетную комнату, чтобы приготовить постель.
        - Я буду молиться за тебя, - пообещала герцогиня и скрылась за дверью. Звякнул ключ.
        Кристиан сел на постель, потянулся, а затем рухнул на мягкую перину.
        Дома. Дома.
        Он удовлетворенно вздохнул.
        Отныне ни Обезьяны, ни цепей, ни кошмаров… Кристиан не обиделся на разнос, устроенный тетушкой-драконом. Он привык к таким выступлениям и про себя называл их - «бесовскими колокольчиками». Он даже был рад ее допросу.
        И девочка-Мэдди осталась с ним. Она - это все, что он привез из того страшного дома. И если бы ему разрешили что-то взять оттуда… Он взял бы только Мэдди.
        Удивительный необыкновенный мир! Родная мать заперла его на ночь с очаровательной девушкой.
        Ня-ня. Так сказала тетушка Веста. Кристиан улыбнулся, вспомнив это слово.
        Кристиан согнул ноги и уперся пяткой в край кровати, отдаваясь во власть своего воображения, которое чертило перед его мысленным взором разнообразные, в том числе и самые дикие варианты развития ночного сюжета. Он вздохнул. Фантазировать, конечно, приятно и интересно, но реальность отличается от фантазий коренным образом. В семье, конечно же, не знают, что эта девушка давно с ним на «ты», да и он с ней. Впрочем, даже если б знали, ничего не изменилось бы. Она сейчас находилась в его власти, но именно поэтому, как подсказывал ему внутренний голос, он должен чувствовать ответственность. Кристиан понимал, что время изящного соблазнения прошло и настоящая ситуация более располагала к наступательному ухаживанию, которое может себе позволить господин по отношению к домашней прислуге.
        Размышляя над этим, Кристиан нахмурился и не сразу понял, что Мэдди снова появилась в его комнате. Наконец он услышал свое имя. Кристиан поднял на нее удивленный взгляд.
        - Нам надо поговорить, - коротко сообщила Мэдди.
        - А… - Он еще больше нахмурился.
        - По-го-во-рить, - повторила она более четко.
        Кристиан сел, придвинулся ближе к передней спинке, откинулся на подушки, освобождая тем самым место на кровати для Мэдди.
        - Поговорить… - проговорил он и улыбнулся. Ему понравилось, с какой легкостью далось это слово.
        Однако Мэдди отвергла кровать и присела на стул.
        - Ты понимаешь, что будет завтра?
        - За… втра.
        - Будут слушать, - сказала она.
        - Я… слушать, - раздражаясь, ответил он.
        - Слуша-ние, - поправилась она. - Лорд-канцлер.
        Канц… Канцор? Кристиан не помнил лорда с такой фамилией.
        - Кан… дос? - спросил он.
        Неужели она имеет в виду сына Бэкингема? Маркиз Кандос, насколько ему было известно, не имел никаких проблем со слухом. А уж Кандоса-то он знал отлично, они вместе путешествовали из Лондона в Париж. Конечно, маркиз очень экстравагантен и иногда позволяет себе разные выходки, но вот что касается ушей, то тут у него все было в норме. Насколько Кристиан помнил…
        - Слуша-ние, - настойчиво повторяла она, - слушание!
        Непонятно! Кандос никак не мог быть глухим…
        Мэдди покачала головой, взмахнула в расстройстве руками и тяжело вздохнула. Он знал, что не в состоянии понять то, что она ему говорит. У него появилось желание во что-нибудь ударить кулаком, что-нибудь разбить, расколотить! С рассерженным бормотанием он перекатился по кровати на противоположную сторону.
        Тут послышался звук поворачиваемого в замке ключа, дверь открылась и в спальню вошел лакей. Он подозрительно покосился на Кристиана, затем молча стал снимать с приборов салфетки и разливать дымящийся чай.
        Мясные пирожки и тонко нарезанный хлеб с маслом выглядели очень аппетитно и красиво. Цивилизованно. Кристиан поднялся и подошел к столику. Лакей немного растерялся при его приближении, и одна чашка выскользнула из его рук. Слава Богу, она упала прямо на свое блюдце и не разбилась. Лакей повернулся к герцогу лицом.
        Кристиан остановился. Никогда в жизни слуги не смотрели на него с такой настороженностью! Как будто он головорез, появившийся перед порядочным человеком из ночной темноты в узком переулке!
        У Кристиана возникло такое чувство, словно его сильно ударили по лицу. Он отступил назад и замер.
        - Может, его следует связать, мисс? - тихо спросил лакей Мэдди.
        Кристиан понял его слова. Кровь прилила к лицу. Откуда вылез этот грубиян, мерзавец?! Как он посмел?! Кристиан потрясенно повернулся к девочке Мэдди. Какая беспомощность! Он почувствовал, что не может не только уволить этого негодяя, но даже приказать ему покинуть спальню!
        - Нет, - ответила Мэдди. Ну что же!..
        - Не боитесь? - поинтересовался лакей. Что?! Бояться?! Кого?.. Его?! Мэдди отрицательно покачала головой. Лакей снова взял чайник, не спуская косого взгляда с Кристиана.
        - А ведь он мне руку сломал, мисс, - тихо произнес лакей, все еще обращаясь к Мэдди, Кристиан сдержаться не мог. Будто кто-то мокрой плеткой хлестнул его по лицу.
        - Вон!!! - Жерво подскочил к лакею вплотную. - Сукин сын, педераст, ублюдок! Вон!!
        В ту же секунду он осознал смысл произнесенных слов. Осознал то, как громко и насколько четко они у него вырвались! Кристиан ошарашенно переглянулся с лакеем, затем они оба посмотрели на Мэдди.
        Она бессильно опустилась на стул.
        Кристиан кивнул, что означало извинение. Затем его взгляд снова наткнулся на лакея, которому он ничего не мог сказать, кроме очередной порции брани, вертевшейся у него на языке.
        - Вам лучше уйти, - поднимаясь, проговорила Мэдди.
        Лакей спокойно поставил чайник на место, снял с руки полотенце, шаркнул ногой и вышел.
        Мэдди подошла к оставленному столику и закончила разливать чай. Красиво разложив на тарелке еду, она подошла к самой кровати герцога.
        - Никакая рука… - дрожащим голосом проговорил Кристиан, пытаясь тем самым опровергнуть заявление нахального лакея. - Не видел никогда… его…
        - Хорошо, ешь, - устало произнесла Мэдди. Кристиан насупился, обнял себя за плечи, как будто ему было холодно, и прислонился спиной к стене.
        - Поверь!
        - Ешь.
        Он отшатнулся от еды.
        - Поверь! Девочка Мэдди!
        Ее губы дрогнули.
        - Ты избил человека.
        Она не верила герцогу. Она верила лакею. Кристиан с силой стукнул кулаком по стене.
        Ее губы вновь дрогнули и чуть скривились.
        - Ты был бо-лен, - четко и раздельно проговорила Мэдди. - Ты не пом-нишь.
        Он вскочил и стал нервно расхаживать по комнате.
        - Нет! - Затем оглянулся и снова с яростью в голосе повторил: - Нет! Нет! Нет! Не…
        - Жерво!
        Она крикнула так неожиданно и так громко, что Кристиан замер на месте.
        - Завтра лорд-канцлер будет тебя слушать. Ты должен доказать ему, что не болен. Надо показать себя разумным.
        - Кто? - выкрикнул Кристиан. - Слушать? Он… глухой?
        - Нет, - ответила Мэдди.
        Он внимательно смотрел ей в лицо, стараясь уловить смысл сказанного.
        - Какой лорд? - спросил Кристиан спокойнее.
        - Канцлер. Лорд-канцлер. Надо идти на слуша-ние.
        Жерво чувствовал, что она говорит нечто важное. Необходимо понять… Необходимо!..
        - Прийти… слушать… - беспомощно повторял он.
        - Слушание!
        Кристиан покачал головой, словно стремясь отделаться от навязчивой идеи. Он знал, что ему нужно будет сходить к глухому старику-лорду, которому обязательно захочется что-то услышать.
        Видимо, Мэдди на какое-то время заснула, потому, что, открыв глаза, испытала ощущение пробуждения. На какую-то секунду она увидела перед собой зловещий глаз, не сразу сообразив, что это рисунок на потолке. Она села на кровати. Неожиданно возникло ощущение страха.
        - Жерво!
        Она увидела в дальнем углу какое-то движение. Вдруг от стены, где была дверь в спальню, отделился черный силуэт. Ледяной ужас клещами схватил ее сердце, которое неистово заколотилось в груди, пытаясь вырваться.
        - Мэдди, - проговорил он в тишине.
        Впрочем, у него был слишком неуверенный голос. Она с облегчением вздохнула и почувствовала, как расслабляются сведенные страхом мышцы.
        - Что случилось? - тихо спросила Мэдди. На изумрудно-зеленый халат герцога падал слабый свет ночника.
        - Девочка Мэдди. Ты… говорила… Слуша-ние. Лорд… Официально…
        Она прикусила губу.
        - Да. Официальное слушание. Освидетельствование, проверка твоего состояния здоровья.
        Хотя света было мало, она увидела, как округлились его глаза.
        - Проверка… Мне?!
        - Да, - тихо сказала она.
        Кристиан перевел потрясенный взгляд на лампу, а затем на блестящую полированную поверхность гардеробного стола. Он качнул головой. Мэдди прижала колени к груди и замерла, наблюдая за герцогом.
        Внезапно он опять стал внимательно разглядывать Мэдди. При слабом освещении его взгляд казался… просто демоническим! Кристиан схватил Мэдди за руку и сел рядом. Кровать громко скрипнула.
        - Назад? - прошептал герцог. Мэдди уловила настойчивую требовательность его шепота. - Отослать… Назад?!
        Кристиан сильно сжал ее руку. Ей стало больно. Но Мэдди терпела, зная, что так ему легче. Если убрать руку, он останется совсем без опоры, без душевного равновесия…
        - Я не знаю, - с грустью произнесла Мэдди. Жерво в изнеможении прикрыл глаза.
        - Только не назад… Плохое… Безумное… место! - Кристиан на секунду открыл глаза, взглянул на Мэдди и решительно произнес: - Нет!
        Она хотела солгать, сказать, что черное белое, а ложь - истина. Но не могла. Самое простое в ее теперешнем положении - сказать, что она не знает. Но даже это не было правдой, и она с трудом произнесла эти слова, потому что они были отступлением от ее жизненных принципов.
        - Ты должен завтра показать свой разум, - сказала она. - Говори спокойно. Ты должен доказать им, что они ошибаются.
        Кристиан продолжал сжимать ее руку.
        - Ты можешь, - тихо проговорила она, закусив губу, чтобы не застонать от боли.
        Кристиан посмотрел на дверь. Мэдди сразу поняла, о чем он думает.
        - Заперто? - хрипло спросил он. Она не стала врать. Лучше уж вообще промолчать. Кристиан отпустил ее руку и прошел к двери. Ручка поддалась удивительно легко.
        Он придержал дверь и обернулся.
        - Идти, - сказал он сквозь зубы.
        Мэдди продолжала сидеть неподвижно.
        Кристиан смотрел на нее, держась за дверную ручку.
        - Двум… идти, - выдавил он. - Оба.
        - Нет, - прошептала Мэдди. - Я не могу. И ты не должен.
        Жерво нахмурился, как будто своими словами она воздвигла непреодолимое препятствие на его пути. Осторожным движением Кристиан раскрыл дверь чуть шире и выглянул, скрываясь за дверным косяком. Луч света из холла упал на его лицо. Лицо дьявола…
        Губы герцога скривились в презрительной усмешке. Он закрыл дверь.
        - Да, сломал, - сказал он. - Руку.
        Ее глаза понемногу привыкали к слабому освещению. Он повернулся к Мэдди лицом и прислонился спиной к двери.
        - Девочка Мэдди, - произнес он. - Назад… на… - Он запнулся на полуслове. - На смерть…
        Она не смогла ничего ответить.
        Кристиан подошел к Мэдди, присел рядом и протянул к ней руки.
        - Только не… назад! Нет!
        - Не мне принимать решение.
        - Идти! - в его голосе звучала мольба. - Сейчас!
        Не зная, что делать, она подтолкнула его вперед.
        - Тогда иди! Я не стану тебя останавливать…
        Кристиан остался на месте и покачал головой.
        - Двоим. Двоим идти.
        - Нет, - несчастным голосом возразила она. - Невозможно!
        Кристиан склонил голову, из его уст вырвался звук, похожий на стон.
        - Нет… один… не… Мэдди! - Жерво обнял ее. - Не могу! - Он притянул ее к себе и прижался лицом к ее груди. - Мэдди! Девочка Мэдди! Не один! Не могу!..
        Кристиан надавил подбородком на ее шею. Мэдди поняла, что он таким образом просит уйти вместе с ним. Жерво разрывался между ней и свободой. Мэдди поняла, что Кристиан не уйдет. Даже если бы дверь была заперта, а она отдала бы ему ключ, но он все равно не ушел бы.
        У него не хватало для этого мужества. Даже на себя самого, не говоря о двоих…
        Но, с другой стороны… Возвращаться в то страшное место… В камеру… К Обезьяне…
        Жерво прижался к ней всем телом. Мэдди чувствовала, что его бьет дрожь, и догадалась, какими мыслями она вызвана. Кристиан испугался.
        - Жерво, - Мэдди коснулась рукой его волос. Она говорила как будто через силу. - Завтра. Ты должен успокоиться. Доказать, что ты не болен. Ты должен показать свой здравый ум!
        - Мэдди, - приглушенно отозвался Кристиан.
        Это было все, что он мог сказать.
        Кристиан качнул головой. У него не было ни здравого ума… Ни психической уравновешенности… Ему оставалось только бежать. Жерво весь дрожал.
        Мэдди склонила голову, прижалась своей щекой к его лицу. Ее рука медленно гладила его волосы. Жерво чуть повернул голову. Мэдди стала для него самым дорогим существом во вселенной, единственной связью с реальностью. Кристиан издал какой-то звук, наполненный страстью. Он пытался сказать ей то, что нельзя выразить словами; хотел просить ее быть рядом с ним.
        Жерво услышал, как она судорожно вздохнула. По ее щеке побежал тоненький соленый ручеек. Мэдди прошептала:
        - Бог свидетель, я, наверное, люблю тебя…
        Кристиан вздрогнул. Мощнейший импульс прошел по его мышцам. Что она сказала?! Ему не послышалось?! Он отпрянул и посмотрел на Мэдди удивленными глазами.
        Слабый свет отражался на мягком изгибе ее шеи, на подбородке, на щеках… Но Кристиан не видел ее глаз. Он почувствовал прикосновение руки Мэдди к своей руке. Потом это ощущение исчезло, видимо, она убрала руку.
        Жерво почувствовал сильное смущение. Черт возьми, он слишком глуп, чтобы понять ее! Кристиану казалось, что он не ослышался, но переспросить он не мог.
        Мэдди освободилась от его объятий и опустила глаза.
        Затем Кристиан поднялся. Ему хотелось идти куда-то, выбраться из хаоса. Хуже всего было то, что она плакала. Это его раздражало. Жалость? Или другая причина?
        Почему она плакала? Из-за того, что он - животное, которое боится покинуть свою клетку? Из-за того, что он не может сказать ни слова? Из-за того, что в его голове вертится какой-то беспорядочный мусор вместо обыкновенных мыслей нормального человека? Кристиан ушел в темный конец комнаты, где спали портреты его отца, деда и прадеда. Он упал лицом вниз на кровать и, раскинув руки, прижался щекой к прохладным шелковистым простыням. Ребра саднили. Если бы Жерво помнил хоть одну молитву, то стал бы молиться. Он попросил бы у Господа мужества и помощи, хотя никогда прежде этого не делал.
        Жерво считал, что Бог ничего ему не должен. Кристиан был уверен, что имел все, только растерял, растратил… Горящие пламенем озера и воющие демоны никогда еще не вставали так отчетливо перед его мысленным взором, никогда еще не пугали его так сильно…
        Черт возьми… Теперь он знал, как выглядит ад.
        Глава 13
        Юридическая корпорация «Линкольнз Инн» выглядела так, как будто здесь был целый провинциальный городок. Листва бесшумно опадала с величественных деревьев, зеленели лужайки, мир и покой молитвенного дома нарушали лишь шорохи шагов нескольких человек, проходивших по Заваленной опавшими листьями аллее в своих черных мантиях… Навстречу сумеркам. Здесь, в центре Лондона, самым громким звуком был крик вороны, сидевшей на ветке. А внизу, по аллеям и дорожкам, торжественно и медленно бродили ее черные братья и сестры, останавливаясь времени ми и осматриваясь по сторонам.
        Мэдди сидела с отцом у самого окна, слева от нее стоял кузен Эдвардс, справа - Жерво. Ларкин - в нескольких шагах.
        В комнате было много народа. У камина на красивых креслах отдыхали вдовствующая герцогиня и леди де Марли. За ними расположились леди Клеменсия, леди Шарлотта и еще две сестры Жерво. Мужья всех четырех молодых дам стояли тесной группой в другом конце комнаты, тихо переговаривались между собой и время от времени обращались с вопросами к мужчине в парике, который стоял в дверях и перебирал какие-то бумаги.
        Леди де Марли настояла, чтобы Мэдди и ее отец присутствовали здесь. Торжественно мрачный, тихоголосый адвокат уже допросил Тиммсов в отдельной комнате, выясняя особенности поведения герцога и вообще все, что с ним связано. Интересовался, сколько времени Тиммс занимается математикой. Когда Мэдди и ее отцу позволили уйти, она понятия не имела, что из всего этого может получиться.
        Затем пришел советник и увел куда-то леди де Марли и Жерво. Когда Кристиан вернулся, Мэдди заметила, что уровень внутреннего напряжения у него значительно повысился, хотя внешне он был тих и спокоен. Теперь Жерво стоял рядом с ней и безучастно смотрел в окно. Герцог был безупречно одет слугой-камердинером, который без всяких церемоний выставил утром Мэдди из его туалетной комнаты. На нем был не цветистый, а белый жилет без всяких украшений, белые бриджи до колен и темно-синий пиджак, о котором с удовлетворением отозвалась леди де Марли. Она же и порекомендовала его в ультимативной форме. Герцог выглядел строго, совсем как квакер. Только Мэдди никогда не видела у квакеров такого выражения лица… Пожалуй, только однажды, когда одного исключили из церковной общины, отказав в праве посещать молитвенные сходы.
        Собственно, то же самое ждало и бедного Жерво. Во всяком случае, Мэдди так оценивала ситуацию. Его хотели лишить прав, от него отрекались, его изгоняли. Изгоняли из семьи, из привычного мира. Они уже достаточно долго просидели все вместе в этой комнате, чтобы Мэдди все поняла. Ей никто ничего не говорил, но она все поняла. Отречься от него хотели его же родственники: сестры, их мужья, даже мать… Даже мать! На стороне Жерво и Мэдди оставалась только одна леди де Марли. Больше рассчитывать было не на кого. Наконец леди де Марли, а за ней и все остальные поднялись со своих мест, однако к лорду-канцлеру звали одного герцога.
        Леди де Марли раздраженно ударила концом своей трости по полу и села обратно.
        - Не подведи меня, - прошипела она племяннику.
        В дверях Кристиана поджидал адвокат. Он был, как и все здесь, в парике. Адвокат отличался от остальных квадратной челюстью и отсутствием всякого выражения на лице. Жерво бросил в сторону Мэдди беспомощный взгляд. Она судорожно обняла себя за плечи. Было невозможно сказать все, что хотелось. Мэдди стало очень больно и обидно, потому что в самую ответственную минуту она не могла подойти к Кристиану и внушить ему мужество и веру.
        - Ваша светлость, - сказал адвокат. - Господин лорд ждет вас.
        По лицу герцога пробежала гримаса… ненависти. Он был напуган. Жерво посмотрел на членов своей семьи, переводя взгляд со своих сестер на их мужей, затем на мать… Как будто запоминал их лица. Затем герцог быстро прошел туда, куда показывал адвокат.
        Иногда сознание Кристиана на какое-то мгновение прояснялось и вновь восстанавливалась его связь с реальностью. Когда Жерво увидел человека, к которому шел, его как будто осенило. Он узнал его: Линдхерст… Канцлерская мантия… Кристиан вспомнил его! Герцогу как будто открылась целая часть прожитой, но уже забытой жизни.
        Линдхерст нервно барабанил пальцами по столу. Когда Жерво вошел в кабинет, лорд-канцлер прекратил стучать и поднял глаза. Когда Линдхерст понял, что Кристиан стоит совершенно тихо и спокойно, он облегченно вздохнул. Тревога ушла с его лица. Линдхерст встал из-за стола и направился к герцогу, протягивая руку.
        Кристиан знал его. Линдхерст считался не самым гнусным старикашкой в Палате Лордов. Так значит, теперь он - лорд-канцлер! Лихо. Смело. Доходно. Кристиан стал смутно вспоминать детали. Кризис консерваторов, бесконечные разговоры, споры, чувство неопределенности… Он поморщился, но так и не вспомнил, как давно все это было. Жерво не имел понятия и о том, что происходило после. Какое сейчас правительство, кто стоит во главе его…
        Революции, по крайней мере, не было. Это ясно. У Линдхерста другой стиль. Хотя вот стал лорд-канцлером…
        Линдхерст хлопнул Кристиана по плечу и потряс его руку. Жерво словно ударило током. Линдхерст не сразу отдернул руку. Кристиан попытался улыбнуться.
        - Неплохо выглядите, сэр! Очень хорошо!
        Кристиан кивнул.
        - Ну проходите, садитесь. Поговорим кое о чем. Я хочу услышать ответы на два-три вопроса. Словом, много времени наша беседа не отнимет…
        Линдхерст указал на стул перед камином, затем сам сел рядом. Кружева на его мантии заколыхались. Он снял верхнее парадное одеяние и передал его клерку, который выскользнул в дверь и торжественно удалился с пурпурным свертком в руках. Линдхерст водрузил на нос очки. В комнате находилось еще несколько человек, которые стояли чуть поодаль и шуршали бумагами.
        - Несколько простых вопросов, сэр, а?
        Он кинул на Кристиана взгляд, в котором было смущение и вместе с тем надежда. Прокашлялся. Человек в парике подал ему какие-то бумажки.
        С минуту Линдхерст сидел неподвижно, разглядывая разрозненные листки. Затем, не поднимая на Жерво глаз, он спросил:
        - Ваше полное имя, сэр.
        Кристиан судорожно схватился руками за шишечки на подлокотниках стула. В камине подрагивал огонь. У него дико колотилось сердце.
        После неловкой паузы Линдхерст поднял на него глаза и повторил:
        - Имя?
        Кристиан Ричард Николас Френсис Лангленд.
        Нет, он не может выговорить это вслух!
        Страх стал подступать к горлу. Слова не хотели срываться с языка. У него участилось дыхание. Жерво испуганно взглянул на Линдхерста, отчаянно пытаясь обратить шумные выдохи в слова.
        Один из находившихся в кабинете что-то быстро сказал. Кристиану эти слова показались беспорядочным набором звуков. Ему на колени положили несколько листов бумаги и дали перо.
        Жерво дотронулся концом пера до поверхности листа. Ничего не произошло. Затем он взял перо левой рукой. Кристиан попытался представить себе буквы, их очертания, попробовал сообразить, с чего начать. Он искоса взглянул на Линдхерста и увидел, что тот подался вперед и озабоченно смотрит на чистый лист бумаги.
        - Вы можете написать свое имя?
        Кристиан откинулся на спинку стула. Обезьяна… Страшное место… Его снова запрут там! Он почувствовал, как немеют руки. В голове уже царил только страх, который отгонял возникающие слова как можно дальше от языка, разбивал их и смешивал между собой, превращая в бессмысленную груду мусора. Надежды не оставалось.
        Люди в париках смотрели на Кристиана мрачно-торжественно. Ему вспомнилось его последнее выступление в Палате Лордов. Он говорил тогда об образовании, механических обществах, науке… И Линдхерста прекрасно помнил. Тогда он что-то торопливо писал, очевидно, конспектируя доклад, и изредка перешептывался с соседями - обычное занятие тори. А теперь лорд-канцлер и его помощники смотрят на герцога Жерво так же, как близкие родственники, собравшись у смертного одра, глядят на умирающего. Взгляды соответствующие, тяжеловатые и одновременно любопытные.
        Кристиан был одним из них, одет так же, как и они, когда-то сидел в Палате Лордов… Судьба… Случилось же с ним такое!..
        Линдхерст шумно вздохнул, откинулся на своем стуле, покачал головой и сделал какую-то запись в блокноте.
        Смертный ужас опалил мозг Кристиана. Он опустил растерянный взгляд на чистый лист бумаги, и вдруг неожиданно для себя вывел на нем алгебраическое выражение расстояния между двумя точками с учетом ортогональной оси.
        - Что это? - спросил Линдхерст, заглядывая в листок Кристиана.
        Один из людей в парике, тот, у которого была квадратная челюсть, что-то сказал канцлеру на ухо.
        - А! - тут же кивнул Линдхерст, поправляя очки. Он взглянул на Кристиана. - А ну-ка… Можете написать число двадцать?
        Двадцать? Все присутствующие с ожиданием смотрели на его лист. Кристиан понял, что его просят вывести эту цифру. На этот раз рука уже охотнее подчинилась герцогу. Он написал на листе: «20».
        - А теперь от одного до двадцати, пожалуйста.
        Чувствуя прилив уверенности, Кристиан изобразил на бумаге набор последовательных чисел так, как делают математики: «1, 2, 3… 20».
        Линдхерст, казалось, еще чего-то ждал. Потом он вздохнул и еще раз покачал головой. В одно мгновение уверенность Кристиана улетучилась без следа. Он сделал что-то неправильно! Ужас ледяными кольцами вновь стал подниматься по его телу…
        Человек в парике опять что-то негромко сказал, и Линдхерст отсутствующе кивнул. Через минуту дверь в кабинет открылась и клерк ввел мать Кристиана. Жерво поднялся. Герцогиня даже не посмотрела на сына, а просто остановилась у двери. Прошла минута, клерк коснулся ее руки, и она молча покинула кабинет. Дверь закрылась.
        Кристиан постоял еще с минуту, пребывая в замешательстве. Затем снова сел.
        - Вы знаете эту женщину?
        В нем стал закипать гнев. Игра! Просто игра, с помощью которой они хотели повеселиться!..
        - Кто это была?
        Да как они смеют!..
        - Имя? - не отставал Линдхерст.
        Кристиан закрыл глаза. Он попытался сказать им имя матери. Голова гудела. Язык как будто онемел. Ничего не вышло.
        - Вы не знаете?
        Черт! Шумно выдыхая сквозь зубы, Кристиан устремил на Линдхерста прямой взгляд.
        Один из людей в парике взял с каминной полки подсвечник и поставил на стол перед Кристианом. Затем он подал ему листок бумаги, свернутый в фитиль.
        Фитиль и свеча. Бумага и огонь… Кристиан на знал, куда девать руки, за что браться сначала, а за что - потом.
        Линдхерст взял у него из руки фитиль, ткнул в угли и дождался, пока тот разгорелся. Затем протянул фитиль Кристиану.
        Кристиан осторожно принял горящую трубочку. Он напряженно смотрел на сине-желтый язычок пламени и бело-серый дымок.
        Один из людей в парике перегнулся через плечо герцога и сильно дунул на фитиль, загасив огонь.
        Кристиан нахмурился. Они должны дать ему время. Но времени ему никто не давал. Выражение лица человека в парике вызвало в Жерво приступ ярости, но он сдержался. Прикрыв глаза, герцог нащупал на углу стола подсвечник и взял его в руку.
        Он сейчас покажет им! Кристиан взглянул на фитиль, прислонил его к свече и чуть наклонил голову, чтобы лучше видеть. Правой рукой герцог перевернул свечу. Левой ткнул дымящийся конец фитиля в воск. Микроскопические кусочки сажи посыпались ему на колени. Жерво перевернул подсвечник и снова ткнул туда фитиль. Вдруг бумага сломалась у него в руках и упала на пол. Кристиан в отчаянии посмотрел на нее.
        Линдхерст что-то промычал себе под нос и сделал очередную запись в блокноте. Клерк осторожно взял из рук Кристиана перевернутый подсвечник, потом он передал лорд-канцлеру несколько денежных купюр и пригоршню монет. Линдхерст перегнулся к Кристиану и высыпал деньги ему на колени.
        - Сосчитайте.
        Кристиан поднес к лицу однофунтовую банкноту. Он взглянул на Линдхерста. Лорд-канцлер встретил его затравленный взгляд доброй улыбкой. Сочувствующей.. В его улыбке читалась жалость…
        Жерво швырнул банкноту на пол, резко встал и бросил бумагу в огонь. Монеты со звоном покатились в разные стороны.
        - Нет! Нет! Нет! Нет! - Это было единственное слово, которое далось ему. - Нет! Нет! Нет! Нет!
        Сердце лихорадочно стучало. Он чувствовал себя загнанным зверем. К нему обращены испуганные взгляды.
        Сумасшедший! Сумасшедший! Назад в камеру! Назад в цепи! Для того чтобы умереть! Или еще хуже - жить!
        Сумасшедший! О Боже! Проклятый и приговоренный безумец! Сумасшедший!
        Чтобы успокоить его, в кабинет позвали Мэдди и кузена Эдвардса. Мэдди вошла, чувствуя, как бешено колотится сердце. Погрома она не увидела… Жерво не буйствовал. Он неподвижно стоял у перевернутого стула. Около стены стояли изумленные, притихшие адвокаты и лорд-канцлер.
        Жерво увидел Мэдди. Он поднял и сразу же уронил руки, показывая свои боль и отчаяние.
        Кузен Эдвардс поставил стул как надо и спокойно обратился к герцогу:
        - Успокойтесь. Не заставляйте нас прибегать к смирительной рубашке. Неужели вы хотите появиться в таком виде перед вашей матушкой?
        Жерво ударил его.
        Кузен Эдвардс зашатался, нелепо взмахнул руками, и, получив еще пару ударов, полетел спиной на им же поставленный стул. Адвокаты, все как один, бесстрашно устремились к Жерво, стремясь остановить избиение. С полминуты продолжалась суматоха: шум, удары, охи, крики, отчаянно скрипел пол… Затем появился Ларкин. Профессиональным боксерским ударом слева он уложил герцога лицом на стол. Несмотря на то, что за руки Кристиана цепко держали двое адвокатов, герцог попытался вырваться. Ларкин прижал его сверху и замкнул свои сильные руки на его горле.
        Борьба прекратилась. Хрипя и откашливаясь, герцог перестал делать попытки освободиться. Он просто закрыл глаза и отвернулся.
        Ларкин медленно разжал побелевшие руки, сунул в нагрудный карман резиновый кастет. Адвокаты подняли с пола слетевшие во время драки парики. Они выглядели растерянно и неловко. Ларкин сказал им:
        - Поднимите его, сэры. Он больше не будет дурить.
        Жерво поставили на ноги. Казалось, он ничего не замечал. Герцог стоял, глядя в пол. Когда его отпустили, он так и остался стоять неподвижно. Его великолепный пиджак был разорван на плече, из дыры выглядывала белая сорочка.
        Кузен Эдвардс подошел к герцогу, профессионально натянул краги Кристиану на руки и туго зашнуровал. Чувствовалась большая практика. Из губы у него сочилась кровь. На лице Жерво следов драки не осталось, хотя он получил удар намного сильнее, чем доктор.
        - Что случилось, - раздался в кабинете ледяной голос леди де Марли.
        Лорд-канцлер, с грустью рассматривавший треснувшую оправу очков, поднял на нее глаза, развел руками и только проговорил:
        - Миледи…
        За спиной леди де Марли появилась вдовствующая герцогиня. Дальше толпились прочие члены его семьи. Мэдди оттеснили в угол. Проходя мимо, ее оттолкнул кто-то из мужей сестер герцога. Он, правда, обернувшись, бросил короткое: «Прошу прощения», но, кажется, без большого чувства.
        Жерво стоял неподвижно со связанными руками и невидяще глядел в пол.
        Лорд-канцлер оглядел собравшихся, потом суховато и раздраженно сказал:
        - Ну, что ж… Раз вы все здесь, позвольте сообщить вам мое решение по поданному ходатайству о признании его светлости Кристиана Ленгленда, герцога Жерво… душевнобольным.
        Леди де Марли угрожающе стукнула концом своей клюки и диктаторским голосом начала:
        - Линдхерст…
        - Миледи! - решительно прервал ее лорд-канцлер. - Позвольте…
        С этими словами он опустился в кресло перед камином и показал леди де Марли на кресло рядом. Посмотрев на клерка, Линдхерст потянул за чем-то руку.
        Тот засуетился, поднял с пола бумаги и тут же протянул их лорду-канцлеру. Он разложил их в требуемом порядке и поднес сломанные очки к глазам.
        - Я проверял герцога с целью выяснить, в состоянии ли он самостоятельно вести дела? И что же? Он не мог произнести вслух свое имя, не смог написать его. Герцог продемонстрировал свою неспособность сосчитать от одного до двадцати. Насколько я понял, он не узнал свою мать. Во всяком случае, не назвал ее. Ему было предложено зажечь свечу в подсвечнике. Он не смог. Когда герцога попросили определить сумму выложенных денег, он швырнул их в огонь. Все это… - Лорд-канцлер повысил голос, заметив, что леди де Марли собирается перебить его. - Все это является основанием для удовлетворения поступившего к нам ходатайства, миледи!
        Леди де Марли подалась вперед, сурово посмотрела на лорда-канцлера и тут же откинулась обратно на спинку кресла.
        - Ваша светлость, прошу не забывать, что перед вами герцог Жерво! - ее взгляд мог испепелить что угодно. - Герцог Жерво!
        Наступила решающая минута. В конфликте сошлись два главных человека, две мощные воли… В комнате повисла напряженная тишина. Клерки и члены семьи герцога затаились, боясь шевельнуться. Все наблюдали за безмолвным поединком леди де Марли и лорда-канцлера. Что же касается самого Жерво, то он ничего не видел, так как не поднимал головы, продолжая обреченно взирать на пол.
        Наконец Линдхерст откашлялся и стал шуршать бумагами.
        - Итак, мы имеем ходатайство, поданное в интересах и от имени ее светлости вдовствующей герцогини Жерво, лордом Тилгейта, лордом Маннингом и мистером Персивалем. Совместно и от каждого в отдельности. Так. Так, так, так… По вопросу о признании душевнобольным… Да, душевнобольным. Позвольте-ка… - Он оглянулся на одного из своих советников. - Мистер Темпл, в документах какая-то ошибка?.. Я полагал, требовалось установить обычное расстройство психики, что я и сделал в результате проверки герцога. - Он окинул слушающую его аудиторию бесстрастным взглядом. - Для меня совершенно ясно, что в данном случае мы имеем дело с расстройством рассудка, видимо, временным и неглубоким, но никак не с душевной болезнью. Особенно в той форме, которая указана в ходатайстве, - идиотизм. Признаков идиотизма проверкой не замечено. Разумеется, вы можете внести изменения в ходатайство и заново подать его на рассмотрение. Тогда мы вернемся к этому вопросу.
        Мэдди не могла понять, почему леди де Марли так ликует. Отсрочку дела Жерво она почему-то восприняла как свою полную победу. Что касается мужей сестер Кристиана, тихо переговаривавшихся между собой, то было совершенно ясно, что они не удовлетворены решением лорда-канцлера. Когда леди де Марли величественным шагом прошла к двери, Мэдди расслышала, как один из мужей прошептал:
        - Боже правый, еще как минимум полгода?! - Она обернулась и увидела, как этот человек поймал за руку проходящего мимо адвоката и воскликнул: - Но ведь к тому времени поместье может прийти в окончательный упадок!
        Остальные мужья зашикали на него. Мэдди прошла в холл. Сестры герцога и их мужья провожали ее мрачными взглядами, отступив к стене. Мэдди задержалась у лестницы.
        Через шеренгу зрителей прошел, опустив глаза, и Жерво. Слева его сопровождал Ларкин, справа - кузен Эдвардс. Кристиан шел как преступник. Связанный. Он ни на кого не обращал внимания, как будто был совершенно один. Проходя мимо Мэдди, Кристиан сделал попытку остановиться, но Ларкин бесцеремонно толкнул его вперед. Они ушли.
        В нем не осталось ни ненависти, ни гнева, ни печали. Он говорил, что умрет, если его отправят обратно в Блайтдейл Холл. Мэдди на минуту показалось, что он уже умер. Она хотела протянуть руку, чтобы дотронуться до него, но… не сделала этого.
        Нет. Так лучше. Лучше не останавливать его. Не заставлять вновь переживать. Не выводить из прострации. Так легче. За ее спиной тихо переговаривались члены его семьи. Мэдди приподняла подол юбки и стала быстро спускаться по лестнице.
        Личный будуар тетушки Весты был заставлен черной полированной мебелью в восточном стиле. Леди де Марли удобно расположилась в кресле на своем любимом месте - перед камином. Вокруг нес было расставлено множество фарфоровых сосудов синего и белого цвета. Некоторые казались внешне совсем простенькими, а другие поражали изящной работой, рисунками драконов и мифических зверей. Леди де Марли поднесла к лицу одну склянку, глубоко вдохнула нюхательную соль, затем открыла глаза и сразу же устремила строгий взгляд на Мэдди.
        - Мисс Тиммс, - сказала она. - Я требую от вас сделать так, чтобы герцог понял то, что я собираюсь ему сказать. Для этого вас сюда и пригласили.
        - Хорошо.
        - Черт возьми! Когда обращаетесь ко мне, говорите «миледи».
        - Это не в наших принципах, - тихо, но твердо ответила Мэдди.
        Леди де Марли изумленно подняла брови.
        - Вы поглядите на нее!
        Ей показалось, что достаточно этого колкого замечания, и она переключила все внимание на герцога. Кристиан стоял неподвижно. Руки его стягивали зашнурованные краги. Преступник чистой воды… Леди де Марли еще раз вдохнула нюхательной соли и отставила склянку в сторону.
        - Снимите с него эти… перчатки, - она поморщилась, как будто одно только слово резало ей слух и оскорбляло взор.
        Мэдди с удовольствием выполнила ее распоряжение. Жерво затаил дыхание. Освободившись от краг, он развел руки, несколько раз сжал и разжал кулаки, затем внимательно рассмотрел свои ладони. Потом Кристиан поднял глаза на Мэдди и коротко кивнул ей в знак благодарности.
        Леди де Марли стукнула тростью об пол, привлекая к себе внимание.
        - Мальчишка! Ты хотя бы понимаешь, что сегодня произошло?
        - Помедленнее, - тихо посоветовала Мэдди.
        Старуха недовольно поморщилась.
        - Жерво!
        Он взглянул на тетушку.
        - Ты слышишь меня? - ворчливо проговорила она. - Ты сегодня подвел меня. Очень подвел!
        Губы Кристиана шевельнулись. Он стал чаще дышать, с шумом вдыхая и выдыхая. Было ясно, что он пытается что-то сказать. Отчаянно пытается. Леди де Марли не оборвала его неловких усилий и терпеливо ждала.
        - Веста! - наконец, вырвалось у него. - Только не назад! Боже! Если… любите! Если… - Жерво неожиданно схватил Мэдди за руку и подтолкнул ее к тетке. - Скажи!
        Мэдди почувствовала, как его пальцы сильно сжали ее тонкое запястье. Кристиан что-то промычал, тряхнув ее за руку.
        - Скажи, - снова получилось у него.
        - Он не желает возвращаться в Блайтдейл, леди де Марли. Кажется, он хочет, чтобы я вам сказала именно это.
        - Разумеется. - При этом тетушка Веста даже не взглянула на Мэдди.
        Жерво испустил горький стон и, отодвинув Мэдди в сторону, быстро ушел в дальний угол комнаты.
        - Убей… сейчас, - хрипло проговорил он оттуда. Затем повернулся к своей тетушке, схватился рукой за резную спинку черного китайского стула. - Только не назад!
        Леди де Марли, еле заметно кивая, смотрела на него.
        - Назад ты, тем не менее, вернешься, - с жестокой твердостью произнесла она. - Такова воля твоей матери.
        Ее слова заставили Мэдди вмешаться в разговор.
        - Но, может, вам удастся…
        - Мисс Тиммс! - возмущенно оборвала девушку леди де Марли.
        Мэдди умолкла.
        - Мисс Тиммс, вы говорили, что герцог способен на связную речь, - уже не так строго, но зато язвительно проговорила тетушка.
        - Порой ему это удается, - тихо ответила Мэдди. - Но не всегда.
        - Как часто? В каких ситуациях? При каких обстоятельствах? Скажите хотя бы сейчас! Я хочу знать!
        - Я полагаю… когда он сильно рассержен. Когда он чего-нибудь очень хочет. Когда… - Она замолчала, подбирая нужное слово. - Когда что-то чрезвычайно важно для него.
        - Понятно.
        Леди де Марли крепко сжала набалдашник своей трости и прикрыла глаза. Наступила недолгая пауза.
        - Жерво, - не открывая глаз, проговорила тетушка. - Ты вернешься туда, понятно? Назад.
        Он крепче вцепился в спинку китайского стула.
        - Назад?!
        Это слово было сейчас для него самым страшным. Он произнес его дрожащим голосом, не скрывая ужаса.
        - Да. - Леди де Марли открыла глаза. И постучала клюкой по полу. - Ты непременно вернешься туда… Если не сделаешь то, что я от тебя потребую.
        Опершись на клюку, она тяжело поднялась с кресла. Жерво не шевелясь наблюдал, как она приближается к нему, шурша шелками при каждом движении. Леди де Марли остановилась в двух шагах от племянника, всей тяжестью всего своего тела опираясь на клюку. Они смерили друг друга тяжелыми взглядами, стоя по разные стороны китайского стула.
        - Итак, Жерво. Ты не вернешься назад, если… - Она пронзительно заглянула в глубину его синих глаз. - Если согласишься…
        Лицо герцога потемнело от переживаемых чувств и настороженности.
        - Сог… лашусь?
        - Согласишься… жениться!
        Он склонил голову чуть набок. Мэдди видела, что он колеблется.
        - Да-с, дорогой мальчик! Же-ни-ться! - четко и раздельно повторила леди де Марли. - Жениться. Ты удержишь за собой, - а вернее, за Жерво, - герцогскую собственность. И не вернешься в Блайтдейл. Об этом я позабочусь.
        Мэдди, следившая за выражением его лица, увидела, что он все понял. Вместе с тем его лицо исказила гримаса негодования. Для него предложение тетушки было оскорблением. Личным оскорблением аристократа. Вмешательством в его личную жизнь и будущие планы. Он отпустил стул и сделал шаг назад.
        - Да, - выдавил он.
        Все что угодно, только не назад!
        Глава 14
        - Выражаю свою волю, - вслух прочитала Мэдди.
        Пальцы герцога сжались вокруг рукоятки тяжелой печати. Губы его напряглись. Он наклонил голову и оставил на бумаге очередной четкий оттиск, одновременно сделав мучительное усилие, попробовав сказать слово. Вот уже целый день, как она, закрывшись с ним в библиотеке, декламирует вслух элементы брачной церемонии, а он пытается членораздельно повторить их. Герцог даже не смотрел на тот сложный узор из оттисков, который он набил за весь день на бумаге. С помощью печати Кристиан создавал для себя благоприятный ритм и, подстраиваясь под него, пытался повторять слова вслед за Мэдди. Он не отрывал глаз от ее губ вот уже в течение нескольких часов.
        - Вы… Выр-ррр… во… лллл… - промычал он, в отчаянном усилии скривив лицо.
        - Выражаю свою волю, - поправила она, снова прочитав по книге начальную фразу.
        Кристиан взглянул на нее через стол. Напряжение сильно изменило его лицо. Он был как лед и тьма, глаза - как глубокая водная впадина. Губы герцога отчаянно скривились, однако так и не произвели какого-либо звука.
        Мэдди вновь опустила глаза в книгу. И еще раз взглянула на записку леди де Марли, где она перечислила имена, которые необходимо было вставить в супружескую клятву. За день Мэдди сумела все их выучить наизусть.
        - Я, Кристиан Ричард Николас Френсис Лангленд…
        - Кристиан Ричард, - сказал он. - Кристиан Ричард… Ннн… Клас. - Он сглотнул, клацнув зубами. - Фра… Фрэ… Ланг.
        - Беру тебя…
        - Ббб… у… ба, - почти простонал он.
        Мэдди стала читать дальше, как будто у него получилось все предыдущее. Хотя сейчас она уже очень сильно сомневалась, что у него вообще когда-нибудь это получится. Леди де Марли усадила их здесь сразу после завтрака, а сейчас прошло уже обеденное время и время ужина. Мэдди была на грани отчаяния.
        Она провела языком по пересохшим губам, вздохнула и снова стала читать. В ее голосе чувствовалась не просто усталость, а настоящее изнеможение.
        - Беру тебя, Анна Роза.
        - Беру тебя, Анна Роза, - тут же повторил он.
        Последняя фраза далась ему с удивительной четкостью. Мэдди подняла на него глаза. Он тоже с изумлением посмотрел на нее. Герцог удивился своему успеху нисколько не меньше Мэдди.
        Девушка широко улыбнулась.
        - Ну, вот, то-то!
        Он тоже улыбнулся и даже покраснел от радостного смущения.
        - Беру тебя, Анна Роза, - повторил он, кивая на каждый слог.
        - Беру тебя, Анна Роза Бернис Тротмэн.
        Его улыбка поблекла. Он нахмурился и решительно тряхнул головой.
        - Беру тебя, Анна Роза…
        - Бер-нис Трот-мэн.
        - Беру тебя, Анна Роза Бернис Тротмэн…
        - Ура! - в сильном возбуждении воскликнула Мэдди. - Правильно! Теперь заново!
        Он перебил ее, продолжая ритмично кивать и машинально делать печатью очередные оттиски:
        - Кристиан Ричард Ник'лас Лангленд. Кристиан Ричард Ник'лас Лангленд. Я… Кристиан Ричард Николас Лангленд! - Он поднялся из-за стола и отшвырнул стул в сторону. - Я, Кристиан Ричард Николас Лангленд. Лангленд. Кристиан. Я, Кристиан Ричард Николас Френсис Лангленд. Лангленд! - Он хрипло расхохотался, схватил со стола печать и стал отбивать ею такт каждого слова: - Я, Кристиан Ричард Ник'лас Френсис Лангленд!
        Его громкий голос и сильное возбуждение немного напугали ее. Мэдди закрыла книгу и стала подниматься из-за стола.
        - На сегодня, думаю, можно поставить точку…
        - Нет! - закричал он в ужасе, как будто от этого зависела его жизнь. Он выхватил из ее рук книгу и снова раскрыл ее. - Девочка Мэдди! Беру тебя, Анна Роза Бернис Тротмэн…
        Мэдди заколебалась. Он поймал ее руку и больно сжал.
        Мэдди согласно кивнула. Он отпустил ее. Мэдди вновь склонилась над книгой.
        - …В свои законные жены. - Это словосочетание было сложнее предыдущих, так как плохо укладывалось в ритмичную последовательность. Поэтому Мэдди пришлось произнести ее с неправильной интонацией, но зато в ритме: - В сво-и закон-ны е-же ны.
        - В свои законные жены.
        Она сочла, что и с этой фразой он практически справился.
        - С передачей собственности и владений.
        - С передачей собственности… владений.
        С этого дня и навечно, в радости и в горе, в богатстве и бедности, в здравии и хворобе… Что там еще говорилось в тексте супружеской клятвы, утвержденной английской церковью и братством квакеров? Теперь труднейшее было пройдено и остальное оставалось делом техники. Слова складывались в строчки, а строчки - в связный текст, такой простой и одновременно такой сложный. Герцог был еще далек от совершенства, он попросту проглатывал те элементы клятвы, которые не укладывались в такт и ритм. Но улучшение было налицо, наполняло его уверенностью в своих силах и радовало. Он мерил комнату огромными шагами, кивая в такт словам, настаивая, чтобы Мэдди читала строчки клятвы снова и снова, а он повторял их.
        Наконец он подошел к ней, положил свои руки ей на плечи и громко, как молитву небу, продекламировал:
        - Выражаю свою волю. Я, Кристиан Ричард Николас Френсис Лангленд. Беру тебя, Анна Роза Бернис Тротмэн. В свои законные жены. С передачей собственности и владений. С этого дня и навечно. В радости и в горе. В здравии и хворобе. В богатстве и бедности. Я буду любить тебя и лелеять. Пока смерть не разлучит нас. - У него хрустнули пальцы на левой руке, которой он сам себе дирижировал. - Согласно. Священной воле Божьей. И в этом. Даю свое честное слово. Ха! - Он порывисто обнял Мэдди и засмеялся, гордясь тем, что одолел-таки полный текст клятвы.
        Мэдди чуть склонила голову набок. Она не видела его лица из-за широких полей шляпки. Да и не хотела. Шляпка служила ей верной защитой от красивой улыбки и темно-синих глаз герцога.
        Кристиан вернулся в реальный мир. Теперь он будет обручен с женщиной. Он станет мужем и не вернется в Блайтдейл Холл.
        Быстрым движением Мэдди закрыла книгу, освободилась из его объятий и поднялась из-за стола.
        - Я сообщу леди де Марли, что ты в состоянии принести клятву.
        Она была тут же призвана к тетушке Весте. Леди де Марли лежала в кровати и ела ужин со специального подноса на ножках в окружении экзотических птиц и восточных фигур китайской спальни. Мэдди встала перед ней, опустив руки.
        - Так вы считаете, что он способен сделать то, что требуется? - в очередной раз пригубив чай, требовательно спросила леди де Марли.
        - Нужно еще немного поработать, тогда у него все получится очень сносно.
        - Шесть месяцев, мисс Тиммс. Шесть месяцев - срок, который отвел нам Линдхерст. Лучше не тянуть до последнего, хотя советник объяснил, что ходатайство с изменениями вряд ли быстрее пройдет по бюрократическим инстанциям, чем предыдущее. - Она швырнула чайную ложку на поднос. - Давайте не будем ждать полгода. К разбирательству необходимо провернуть это дело и озаботить молодую жену вопросом рождения младенца. Вы хоть осознаете в полной мере всю важность задуманного?
        - Вы говорите о женитьбе, леди?
        - Я говорю о наследнике. Пока его нет. Конечно, всякий порядочный человек давно бы уже позаботился об этом, но что поделаешь, если у тебя безмозглая мамаша, которая каждый божий день много лет только и занимается тем, что пилит тебя насчет того, чтобы ты «исправился и женился»? Результат понятен: к алтарю тебя не затащишь. Кристиан презирает свою мамашу за ее приставания. И я могу понять его чувство. Но, с другой стороны, только окончательный болван, вбивший себе в голову иллюзию бессмертия, мог так наплевать и оставить ничем не защищенным свои владения. Впрочем, он и есть окончательный болван, о чем я не устаю ему говорить. А теперь еще…
        Вдруг голос ее изменился, и она как-то неловко закашлялась. Пришлось замолчать и передохнуть. Мэдди поняла, что возраст дает о себе знать. Пришлось лихорадочно подносить ко рту чашку с чаем и делать несколько судорожных глотков. Чашка звякнула, когда тетушка своей бессильной рукой поставила ее на место.
        С полминуты она приходила в себя, затем фыркнула и спокойно продолжила:
        - Вот так. И произошло то, что должно было произойти. Кем он стал? Собственность и имение Жерво висят на волоске! - Она говорила теперь громко, компенсируя силой голоса вынужденную паузу. - Мы обязаны спасти то, что можем спасти. Если нет продолжателя рода, а сам Кристиан находится в таком состоянии, то герцогство передается под власть короны. Теперь вы понимаете, милая, насколько велики ставки? У Жерво нет наследника. А идиот, как известно, не имеет права жениться. Если мы не успеем женить его за оставшиеся шесть месяцев до нового разбирательства, которое, я уверена, закончится не в его пользу… Все будет потеряно.
        Мэдди молчала. Потрясли слова тетушки Весты. Раньше она не подозревала, что для леди де Марли первостепенное значение имеет такая бездушная категория, как герцогство. А теперь она еще хочет насильно женить герцога, шантажируя его альтернативой возвращения в ужасные камеры Блайтдейла… Все это выглядело несправедливым и неприличным.
        - Но… Анна Тротмэн? - неуверенно и робко спросила Мэдди. - Разве она хочет выйти за него замуж?
        - Не забывай, девочка, что речь идет о герцоге Жерво.
        - Даже с учетом…
        Леди де Марли со стуком поставила чашку на поднос.
        - Месяц назад мы обо всем договорились с ее отцом! Их семейка из мелкопоместных и нетитулованных. Когда-то, очень давно, они были связаны с герцогами Рутлендами, но не имеют от этого родства никаких прав на наследование. Мистеру Тротмэну вернули разве что членство в парламенте от какого-то незначительного провинциального округа в Хантингдоншире. Приданое за его дочерью - какие-то жалкие десять тысяч фунтов. А что они получают взамен? Великолепное имение, которое будет давать жене герцога пять тысяч двести фунтов годового дохода. Надеюсь, вы, милая моя, не станете возражать, что для дочери Тротмэна наш Кристиан - весьма выгодная партия? Я уверена, мисс Тротмэн уже возомнила себя страшно везучей молодой леди.
        - Но она не знает…
        Леди де Марли как-то сразу заинтересовалась тостом, который держала в руках. Стала его внимательно разглядывать, осторожно откусывать маленькие кусочки. После паузы она, однако, ответила:
        - Ей известно, что Кристиан в свое время заболел. Однако мы решили с ее отцом, что вряд ли есть смысл посвящать девушку в подробности. Юное создание склонно давать волю своему воображению. Это было бы ни к чему.
        - В таком случае, леди де Марли, этот брак не может считаться справедливым перед Богом.
        - Ты просто нахалка!
        - Я говорю, что думаю.
        - Да к тому же грубая и невоспитанная! Надо же! Брак, справедливый перед Богом! Вы посмотрите на нее! Церемония будет проведена по всем правилам английской церкви - чего еще вам надо? Чепуха, милая моя! Ну, что ты еще придумаешь? Тебя волнует, как будет чувствовать себя бедняжка в кровати с нашим болваном? Пусть это тебя не беспокоит! Этот брак будет считаться честным и справедливым! Да и вообще, что ты в этом понимаешь?
        - Я знаю, что истина и справедливость не могут иметь в своей основе стремления удержаться наверху социальной лестницы.
        Леди де Марли с грохотом швырнула на поднос серебряный столовый нож.
        - Негодница! Замолчи сейчас же! Ты что же, считаешь меня обманщицей?!
        Мэдди перевела дух, но не потупила взгляда.
        - Вы себя лучше знаете.
        - Так вот, хорошенько запомни на будущее, девочка! Хватит! С меня достаточно твоей оскорбительной болтовни! Он герцог! Она станет герцогиней! И я не вижу препятствий, которые могут возникнуть! Конечно, существует риск. Может родиться неполноценный ребенок, но я уповаю на то, что в нашем роду не было умалишенных или безумных. Ни одного, если не считать его глуповатой мамаши. В этом я не сомневаюсь. Мистер Тротмэн в курсе дела.
        Мэдди не сдавалась.
        - Она отвергнет герцога, когда все узнает. Она станет унижать его.
        - Вот этого она делать не будет! - резко возразила леди де Марли. - Я признаю, что вы великодушная сердечная девушка. И буду с вами столь же откровенной. Дело в том, что вы не принадлежите к нашему кругу, а потому не понимаете наших привычек, наших представлений о том, что ценно, а что нет. Мисс Тротмэн станет высокочтимой леди. У нее появится собственный дом. Вот этот. Свои слуги и горничные. Доступ к великим мира сего. Могущество. Состояние, которое она не сможет растратить, даже если захочет. Наконец, этот брак существенно поможет ее отцу в политической карьере. Будет обеспечено будущее всей ее семьи. Так вот, ради всего этого она будет добросовестно исполнять свой долг перед мужем. Ее родители прекрасно все понимают. Сейчас у нее могут быть в голове какие угодно мысли и чувства. Я уверена, что по здравом размышлении мисс Тротмэн окажется способной разглядеть все преимущества, которые даст ей это замужество.
        - А герцог?
        - Это уже не ваше дело.
        - Но… Предположим, у него появится наследник. Тогда жене, возможно, захочется избавиться от такого мужа…
        - Вы начинаете испытывать мое терпение, мисс Тиммс. Кто вам сказал, что я предпочту ее Кристиану? Да и потом, она очень послушная девочка. Мужья сестер Жерво не получат бразды правления. Мамаша тоже останется в сторонке. Мисс Тротмэн, я полагаю, прекрасно знает, кому она будет обязана своим счастьем.
        Мэдди все еще терзалась тревогой за судьбу герцога.
        Леди де Марли заметила это.
        - Мисс Тиммс, - сказала она мягче. - Это последний живой сын моего брата. Это последний человек в моей семье, который дорог мне. Когда вы переживете своего мужа, детей и всех близких, поймете, что это значит.
        - Но если вы любите Кристиана, - почему же не избавите его от ужаса Блайтдейла без всяких условий? Ее брови удивленно приподнялись.
        - А кто вам сказал, что я люблю его? Жерво дорог мне, но это совсем другое. Или он женится, мисс, или вернется обратно. Клянусь вам. Вы передайте ему это и постарайтесь сделать так, чтобы он все хорошенько прочувствовал. - Она поправила подушки. - Очень важно, чтобы герцог научился четко произносить супружескую клятву, девочка моя. Тут многое от вас зависит. А теперь, прошу вас, уберите поднос, я буду спать.
        Когда Мэдди вошла вместе с Жерво в гостиную, там вес были в сборе: Тротмэны, леди де Марли и вдовствующая герцогиня. Не вставая со своего кресла, тетушка Веста проговорила:
        - Жерво, это мистер и миссис Тротмэн.
        Отец семейства невесты, хорошо одетый, энергичный джентльмен, тут же шагнул вперед, неслышно ступая по ковру. Посторонним сразу бросались в глаза его румяные щеки. Он протянул руку.
        Жерво посмотрел на нее без интереса, затем поднял взгляд на лицо джентльмена и еле заметно кивнул.
        - Сэр, - быстро проговорил Тротмэн, кивая в ответ и тем самым стараясь сгладить возникшую неловкость. - Визит к вам для меня - большая честь. Позвольте представить мою жену. - Он слегка повернулся назад. Стоявшая за ним красивая маленькая женщина тут же присела в глубоком реверансе. - А вот, - продолжал Тротмэн, - моя дочь Анна. - Отеческой улыбкой он подал ей знак приблизиться к герцогу. - Анни, не прячься. Сегодня она очень смущается… Вы, конечно, извините ее, сэр. Первое знакомство… Ну, подойди же к нам, милая, познакомься с герцогом.
        Из-за спины матери показалась обещанная невеста. Встав рядом с отцом, она на секунду подняла на герцога робкий взгляд и тут же присела в реверансе. Мэдди успела рассмотреть ее, отметив, что невеста очень юная и слишком бледная.
        Такая же, как тетушка Веста. Но щеки были румяные, как и у отца. Испуганно-смущенное личико казалось слишком круглым, но, тем не менее, девушка была очень мила. На ней было зеленое платье с множеством лент и белых кружевных оборок. Если черный строгий костюм Жерво делал его отчасти похожим на волка, то юная Тротмэн напоминала испуганного ягненка.
        Мэдди видела, как герцог скользит изучающим взглядом по изящной прическе своей невесты, плечам, по рукавам с буфами, тонкой талии. И все же - как молода! Мэдди не дала бы ей и семнадцати и, судя по всему, она была недалека от истины в своих предположениях.
        Герцог выглядел бесстрастным. На реверанс Анны он ответил еле заметным кивком, исполненным молчаливого, но безупречного такта. Он стоял, выпрямившись, и практически открыто рассматривал свою нареченную из-под длинных ресниц.
        - Очень милая девушка, не правда ли, Кристиан? Красивая, скромная, благочестивая! - Выплывая вперед, проговорила вдовствующая герцогиня. - Миссис Тротмэн и ее дочь являются активистками общины, которая занимается постройкой церквей.
        Леди де Марли, опираясь на клюку, с трудом подняла свое массивное тело с кресла.
        - Насколько мне помнится, мистер Тротмэн выражал желание посмотреть библиотеку, - объявила она. - Давайте предоставим молодых людей самим себе. На некоторое время. Мисс Тиммс, вы останетесь. Позвоните, чтобы вам подали освежающие напитки и чего-нибудь перекусить.
        Мэдди была рада поручению - все-таки хоть какое-то занятие. Вдовствующая герцогиня очень не хотела уходить, Но тетушка Веста настояла, говоря, что без ее помощи она не обойдется. Обе женщины покинули комнату. За ними, не желая отставать, удалилась и чета Тротмэнов. Жерво проводил их кривой ухмылкой.
        Когда дверь за ними закрылась, Кристиан тут же повернулся и отошел к окну. Он стоял к барышням спиной, глядя через стекло на улицу.
        Невеста заметно покраснела. Сцепив руки, она стояла на одном месте как вкопанная и смотрела в пол перед собой.
        - Может, вы присядете? - спросила ее Мэдди, почувствовав себя здесь временной хозяйкой.
        Анна Тротмэн взглянула на нее, затем молниеносно и исподтишка посмотрела в сторону герцога.
        - Да, - еле слышно прошептала она.
        Мэдди поднесла к камину два кресла, еще одно, поодаль, поставила для себя. Именно в это-то кресло и поспешила девушка.
        - Прошу вас сесть сюда, - мягко возразила Мэдди, показывая на кресло перед камином.
        Она решила попытаться познакомить Анну с Жерво поближе. Ведь им, в конце концов, вместе жить…
        Анна Тротмэн неохотно присела на краешек того кресла, на которое ей было указано. Она сидела, выпрямив спину и опустив глаза. Ее ручки, сжатые в кулачки, покоились на коленях. Мэдди посмотрела на Жерво, но он только саркастически ухмыльнулся. Она нахмурилась и показала ему глазами на приготовленное для него кресло. Он удивленно приподнял брови и остался стоять на месте, демонстрируя решительный и холодный отказ подчиниться.
        Мэдди села на свое место. Ей пришлось наклониться вперед, чтобы видеть лицо Анны Тротмэн.
        - Меня зовут Мэдди Тиммс, - сказала она бодро.
        Девушка кивнула. Она бросила на Мэдди короткий диковатый взгляд и снова опустила глаза.
        К счастью, в этот момент появился слуга с чайным подносом, что на несколько минут прервало неловкую паузу и вынужденность бездействия. Мэдди тут же засуетилась возле подноса, разливая чай и спрашивая герцога и его невесту о молоке и сахаре. Юная леди отказалась от сладких пирожков.
        - У меня сейчас нет аппетита, - тихонько сказала она.
        Мэдди отнесла чашку Жерво, который продолжал изучать через окно окрестности дома. Он прислонился к тяжелым портьерам, без возражений принял чашку, но пить чай не стал.
        Мэдди вернулась к камину. Неловкая пауза вновь стала затягиваться. Мэдди пожалела, что не обучена искусству вести пустые разговоры.
        - Герцог очень любит математику, - произнесла она.
        Анна взглянула на нее так, как будто Мэдди говорила на каком-то африканском диалекте.
        - Они с моим отцом разработали принципы новой геометрии, - упрямо продолжала Мэдди. - В Аналитическом Обществе им по этому поводу устроили настоящую овацию. Вам нравится математика, мисс Тротмэн?
        Девушка растерянно моргнула.
        - Совсем нет.
        - Я бы могла вам порекомендовать некоторые книжки. По-моему, супруги должны жить во многом общими интересами. Если, например, жена разделяет то или иное увлечение мужа, ей это только в радость. А вы как считаете? И вообще, у каждого человека есть какое-нибудь любимое занятие. Я, к примеру, обожаю возиться в саду. А вам что нравится?
        Анна Тротмэн провела языком по пересохшим губам, прежде чем ответить.
        - Ездить на балы, - сказала она. - И танцевать. Правда, я еще ни разу не была там. Меня не вывозили в свет. Мама говорит, что теперь пришло время, и что когда… - Она еще раз метнула в сторону герцога короткий и осторожный взгляд. - После… Меня представят ко двору. У меня будет атласное платье со шлейфом. В моей прическе будут перья. И я буду носить бриллианты.
        Мэдди поднялась с кресла. Она направилась в сторону Жерво, но, не доходя до него, остановилась и отчетливо произнесла:
        - Анна Тротмэн любит танцевать на балах.
        Герцог был занят созерцанием чайной чашки. Голос Мэдди прервал его размышления, и он поднял на нее глаза.
        - Танцевать, - выразительно повторила Мэдди. - Анна Тротмэн любит танцевать. Любит ездить на балы.
        При этом известии брови Жерво удивленно приподнялись. Преувеличенно удивленно.
        Мэдди вздохнула и вернулась к молодой леди у камина.
        - Герцог болел и… Если вы будете произносить фразы медленно и раздельно, то сможете прекрасно общаться с ним.
        - Он сумасшедший, да? - горячо зашептала Анна Тротмэн. - Вчера его сестра рассказала мне, что он едва не убил своего лакея!
        - Он не сумасшедший, - заверила ее Мэдди. Девушка вся дрожала. Задыхаясь от волнения, она спросила:
        - А правда, что его держали в доме для умалишенных? Он был закован в цепи?!
        Мэдди поджала губы.
        - Это правда!.. - по-своему расценив молчание Мэдди, задохнувшись от страха, решила Анна. Ее чашка упала на поднос. Она поднялась с кресла. - Я вижу это по вашему лицу! - Она в третий раз скользнула взглядом по фигуре Жерво. - Отвратительно! Я не желаю общаться с ним! Я не хочу, чтобы он дотрагивался до меня!
        - В таком случае, по-моему, вам не следовало давать согласие на замужество, - спокойным тоном ответила Мэдди.
        Анна Тротмэн устремила на нее немного растерянный взгляд.
        - Все говорят, что я должна.
        Мэдди не могла поддержать назревавшее в душе девушки неповиновение, но и не хотела хорошо отзываться о решении ее родителей. Это было бы… нечестно. Ей оставалось надеяться только на то, что девочка сама разберется в своих проблемах.
        - Я должна. Я буду герцогиней, - воскликнула Анна приглушенно. - Герцогиней!
        Жерво скривил губы в усмешке. Он наконец-то оторвался от окна, обогнул Мэдди и стал приближаться к Анне Тротмэн. Та медленно отступала назад. Щеки ее горели.
        - Не смейте! - вскрикнула она, прижавшись спиной к позолоченному столику. - Не смейте дотрагиваться до меня! Мисс Тиммс!!!
        Герцог поймал ее рукой за подбородок и заставил смотреть прямо на него. Бедняжка была на грани истерики. Его другая рука медленно двигалась по ее широкому поясу на платье, его пальцы четко выделялись на белом атласе. Затем его ладонь поползла выше, бесцеремонно подминая под себя все кружева, оборки, рюши, которые окаймляли ее открытый корсаж.
        Когда Анна попыталась вырваться, он схватил ее за руку, притянул к себе и обнял. Девушка стала отчаянно бороться, тяжело и шумно дыша.
        - Непристойно, неприлично! - кричала она дрожащим голосом. - Отпустите меня!
        Но он только крепче прижимал невесту к себе.
        - Дотрагиваюсь… когда хочу… - хрипло проговорил герцог.
        Жестокая интонация парализовала Анну. Она затаила дыхание и уставилась на него, как оцепеневший от ужаса зверек на охотника, пришедшего проверить свой капкан. Мэдди поднялась с кресла.
        - Жерво, - сказала она.
        Он отпустил Анну. Она тут же отскочила и стала отряхивать свои шелка и ленточки. Метнув на Мэдди испуганный взгляд, она подхватила юбки и бросилась вон из комнаты. Дверь грохнула.
        - Анна Роза Бернис Тротмэн.
        С каждым словом его правый кулак ритмично сжимался и разжимался. Он взглянул на Мэдди из-под сумрачных бровей.
        - Ты испугал ее своими действиями.
        - Сука, - четко и раздельно произнес он. Страшная ухмылка скривила его рот. Он подошел к камину и взял в руки миниатюрную фарфоровую статуэтку. Затем он с силой швырнул ее прямо в очаг. Статуэтка разлетелась на мелкие кусочки. Мэдди содрогнулась, но решительно сделала шаг вперед, чтобы успокоить герцога.
        Вторая фигурка была брошена прямо ей под ноги. Жерво тут же схватил третью, намереваясь сделать с ней то же самое. Мэдди остановилась.
        Герцог швырнул статуэтку. Она разбилась. Мелкие осколки попали Мэдди на платье.
        - Мое, - сказал герцог. - Ломаю. - Он окинул взглядом богато украшенную комнату. - Ломаю все.
        Мэдди отвернулась.
        - Отлично! - зловеще проговорила она. - Ломай! На то ты и герцог! Можешь разбить здесь все!
        Она бросила на него внимательный взгляд через плечо. Герцог, казалось, не понял перемены ее настроения. Тогда Мэдди добавила:
        - Только теперь она не выйдет за тебя замуж. Придется вернуться в Блайтдейл!
        - Анна Роза Бернис Тротмэн, - ухмыльнулся он, наступая ногой на крошки фарфоровых осколков.
        - Тебя отошлют назад! - повысила голос Мэдди. - Назад!
        Это наконец привлекло его внимание. Он прищурился.
        - Нет.
        - Если не будет свадьбы, то… назад.
        Он нахмурился.
        - Если… сва…
        Мэдди указала на дверь, через которую минуту назад убежала его нареченная.
        - Теперь она не выйдет за тебя замуж! Откажется!
        Кристиан сконцентрировал внимание на лице Мэдди, как бы обдумывая сказанное. Наступила тишина. Затем… Затем он рассмеялся.
        - Откажется? - он отрицательно покачал головой и опустился на стул с позолоченными ножками. - Сумасшедший… Отвратительно… Дотрагиваться!.. - Он скорчил гримасу брезгливости и сделал отталкивающий жест, очень похожий на жест Анны Тротмэн. Жерво снова рассмеялся. - Девочка Мэдди. Думаешь… откажется?
        Сразу после ужина вдовствующая герцогиня почтила своим визитом Мэдди в диковатой роскоши туалетной комнаты герцога. Она попросила девушку помолиться вместе с ней. В течение довольно продолжительного времени она неистово благодарила Господа за то, что он послал их семье Анну Тротмэн, доктора Тиммса с его помощниками Ларкиным и мисс Тиммс, которым удалось с позволения доброго Провидения, ибо без Провидения любая человеческая помощь бессильна, наставить ее сына на путь исправления и возрождения.
        Мэдди поняла, что герцогиня неспроста так щедро расточает похвалы в ее адрес, и от этого ей стало как-то не по себе. Произнеся последнее «аминь», герцогиня заняла единственный во всей комнате стул. Мэдди поднялась и присела на краешек своей временной постели.
        Герцогиня сложила руки у себя на коленях.
        - Мисс Тиммс, я имела долгую беседу с вашим дядюшкой, и не стану скрывать, выразила ему свое удивление и недоумение по поводу того, что моего сына привезли из Блайтдейла. Я полагаю, вы прекрасно знаете, на ком лежит ответственность, но не будем больше говорить об этом. Скажу вам сейчас, так же, как я сказала об этом доктору Тиммсу, что рассматривала и продолжаю рассматривать сложившуюся ситуацию как… экспериментальную. - Ее пальцы беспокойно бегали по платью, как будто она наигрывала пьеску на клавесине. - Герцог должен жениться. Тут спорить никто не станет. И кстати, именно поэтому я разрешила ему выехать из Блайтдейла. Но в том случае, если будет замечен рецидив потери самоконтроля и доктор Тиммс со мной согласится, он должен быть немедленно возвращен обратно. Предполагаю, что вы останетесь у нас до свадьбы герцога и, возможно, чуть дольше. Мисс Анна Тротмэн просила вас задержаться, чтобы помочь ей разобраться в состоянии своего жениха? Значит, попросит. И я думаю, вы согласитесь. Для своего возраста она очень уравновешенная и спокойная девушка, добрая христианка к тому же. Раньше я и
представить себе такого не могла, невеста моего сына. - Она поджала губы и потом продолжила: - Конечно, ее происхождение нельзя назвать достойным для жены герцога, но, я считаю, все мы должны благодарить Господа за то, что он послал нам ее. Принимая во внимание сложившиеся обстоятельства, мы можем даже говорить о везении. Мисс Тиммс, вы не представляете, сколько ночей я провела без сна в неустанных молитвах за него… Не могу передать вам…
        Она замолчала. Мэдди сидела неподвижно. Герцогиня потупила взор. По ее щекам катились безмолвные слезы. Внезапно она поднялась и быстро направилась к двери, ведущей в холл.
        - Его тетушка… - сказала она, обернувшись к Мэдди. - Леди де Марли. Она думает только о герцогстве. Но сердце подсказывает мне, что об этом думать еще рано. Он должен вернуться. И, думаю, вернется. Блайтдейл предлагает самый эффективный способ психического восстановления. Там он снова будет окружен вашей заботой. Возможно, под наблюдением доктора Эдвардса он будет навещать жену. - Она взялась за ручку двери и вновь обернулась. - Так для всех будет лучше.
        - Леди де Марли обещала ему иное, - возразила Мэдди.
        - Ну что ж, - печально, но решительно проговорила вдовствующая герцогиня. - Увидим. Увидим. Вы должны информировать меня обо всех изменениях в его состоянии, мисс Тиммс. У леди де Марли могут быть свои причуды, но я его мать! И лучше других знаю, что пойдет ему на пользу, а что будет во вред. Уверена, что мы поймем друг друга с мисс Тротмэн после свадьбы. Решение будет принимать жена Кристиана. Даже леди де Марли придется поубавить свои амбиции. А мисс Тротмэн добрая, разумная девушка…
        Кристиан стоял неподвижно и позволял одевать себя в придворный мундир из темно-коричневого бархата с серебряными пуговицами; длинный, расшитый буйным рисунком жилет.
        Мэдди ошибалась: девочка слишком сильно хотела стать герцогиней, чтобы отказаться от венчания.
        Свирепый, отвратительный псих. Конченый человек - приговорен и уже почти повешен. Теперь он принадлежит им. У него ничего не осталось своего. Он был беспомощен… Практически мертв! Но об этом он пока не думал, его душил гнев, отчего горели скулы.
        Так значит, она не хочет, чтобы он дотрагивался до нее? Да он презирал ее! Недозрелый глупый теленок! Платьице… Отсутствие ума… Верх блаженства - танцульки на балах… Благоговейный ужас! Это неприлично! Театральщина.
        Она стала его судьбой, его крестом.
        Он понял свою тетушку. Семейное дело. Хладнокровно рассчитанный бизнес, который вершился без всякого учета его личных желаний… Кристиан понял, что это его долг, ему придется его оплатить во имя многолетней незапятнанности имени Ланглендов.
        Кроме того… Хуже того! Замок Жерво мог оказаться в руках чужих людей. Тогда он немногим будет отличаться от сумасшедшего дома с его камерами, смирительными рубашками и цепями.
        Он много думал. Всю эту ночь и всю предыдущую, лежа в постели своего отца и деда. Женитьба, потомство, наследник… Его роль во всем этом… Он не привык думать о себе в таком ключе, он всегда оставлял это женщинам, которые не могли жить без такой чепухи.
        Взять в жены купленную кобылу. Он попытался представить себя в постели с мисс Тротмэн, в фамилии которой сразу усмотрел нечто лошадиное. Его рот скривился, им овладел зловещий юмор. Этого стоило опасаться. Герцогиня, не кобыла и не теленок, тут оставалось только расплакаться.
        Он проведет с ней брачную ночь, сделает сына, Господь поможет ему, а затем вернется аист с младенцем. Она может оставаться в городе и танцевать до упаду, разыгрывать из себя герцогиню до самой смерти. А Мэдди… Девочку Мэдди он, разумеется, возьмет с собой. Он не мог жить без Мэдди. Он ей подарит абсолютно все драгоценности, котят, поцелуи.
        Принадлежа к сообществу квакеров, Мэдди не захочет стать любовницей. Да ему это тоже не то чтобы уж очень нравилось. Но другой возможности им не оставили. Придется жить любовниками, что делать? Но, забирая у нее невинность, он отдаст ей все, чего она только не пожелает.
        Они будут жить все вместе: он, она, ее отец и наследник. Кристиан заулыбался, представив себе перспективу. Хорошая будет жизнь. Достойная. Нисколько не похожая на ту, которую ему уготовили. А ему уготовили не жизнь, а какое-то половинчатое существование. И он уже чувствовал, что живет только наполовину.
        Кристиан попытался вспомнить строки супружеской клятвы, но ничего не получалось. Ничего, когда он услышит их, то все вспомнит.
        Камердинер стал чистить его костюм. Кристиан взглянул на свое отражение в зеркале. Да, он видел себя только наполовину, каким-то нереальным… Ему стало неловко, и он отвернулся.
        Герцог.
        Герцогиня.
        Кристиан не хотел ее. Он ее слишком мало знал, чтобы даже ненавидеть. Но Жерво с тревогой ждал наступления того дня, когда их судьбы будут накрепко связаны между собой. Он знал сотни мужчин, которые пускались во все тяжкие, лишь бы не возвращаться домой к своим женам. Это его немного успокаивало.
        Камердинер пригладил швы на плечах и отложил щетку.
        Кристиан почувствовал себя вполне готовым, чтобы стать сто первым.
        Глава 15
        В пустынной церкви гуляло эхо. Окна замерзли и подернулись дымкой от холодного утреннего тумана. Кристиан присутствовал на всех без исключения свадьбах своих сестер, которые были удивительно немноголюдными, но его свадьба обещала быть еще тише. Церемония проходила в приходской церкви, где он никогда не бывал. Сначала вошел он, потом его мать с тетушкой, затем небольшой караван Тротмэнов, доктор с Обезьяной и, конечно же, Мэдди. Лицо у нес казалось спокойным, как и цвет ее скромного платья, поверх которого был наброшен черный плащ. Она заняла самую дальнюю скамейку.
        Не говоря ни слова, мистер Тротмэн провел свою дочь к простому алтарю. Было холодно. Если не считать румянца на щеках, невесту так отполировали ее няньки, что она походила на каменное изваяние.
        В бледных шуршащих шелках Анна Тротмэн встала рядом с ним. Он слышал, как за ее спиной шепчутся родственники. Она даже не взглянула на него. Викарий начал говорить. Кристиан сделал глубокий вздох и чуть склонил голову, пытаясь прислушаться.
        Вскоре герцог запутался и потерял нить смысла. Текст церемонии слился для него в сплошной и ничего не значащий набор фраз. Он стиснул зубы.
        Священник сделал паузу, глянув поверх голов жениха и невесты на немногочисленную аудиторию. Затем он продолжил чтение, бросив короткий взгляд сначала на Кристиана, а затем на его невесту. Кристиану показалось, что речь идет о возможных препятствиях и о дне Страшного Суда. Жерво чувствовал, что момент его речи неукротимо приближается.
        От морозного дыхания воздух перед ним побелел. Он попытался контролировать свои вдохи и выдохи, сглотнул, сконцентрировался. Заметил, что руки его непроизвольно сжались в кулаки. Попытался разжать. Разжались, но сжались снова.
        Священник посмотрел на него. Кристиан услышал свое имя. Но быстро! Слишком быстро! Звуки перемешались между собой, слились в монотонный непонятный гул и закончились на вопросительной ноте. Вся церковь замерла в ожидании.
        Выражаю свою волю.
        Теперь Кристиан вспомнил, с чего следует начать. Он точно знал, что ему нужно говорить. Сотню раз он повторял клятву от начала до конца перед Мэдди. Все было здорово. Он смотрел на то, как она кивает в такт, и без труда говорил. Он задышал чаще и более шумно, пытаясь начать.
        Молчание. Ничего. Священник не сводил с него взгляда. Мисс Тротмэн, не мигая, смотрела вперед.
        Кристиан разжал кулак. Он знал слова! Просто не мог произнести их! Не мог! Не мог! Рука снова сжалась в кулак. От напряжения закололо в спине. Он почувствовал головокружение.
        - Жерво! - проник в его мятущееся сознание повелительный голос тетушки. Эхо пробежало по кирпичным стенам, по стеклам окон и уперлось в него. - Говори или вернешься в Блайтдейл!
        Сумасшедший дом… Вновь цепи… Вновь как затравленное животное…
        Нет…
        Нет, нет, нет!!!
        Кристиан не глядел на тетушку, он смотрел прямо в глаза священнику, как будто чего-то настоятельно требуя от него. Резонирующий голос леди де Марли утих.
        Она не сделает этого. Не посмеет вновь отправить его в то страшное место. Кристиан не верил ее словам. Это какое-то недоразумение. Она думает, что он бросает ей вызов, но на самом деле ведь это же не так. Он старается!
        Выражаю свою волю, выражаю свою волю… Нет слов! Только не назад, о Боже!
        Кристиан боролся. Но… молчание. Молчание… Ни единого слова! Он не мог произнести ни строчки. Ни слова. Ничего. Он вспомнил свое половинчатое, какое-то беспомощное отражение в зеркале. Мисс Тротмэн продолжала стоять как вкопанная, только быстро провела языком по губам.
        - Ты понимаешь меня, Жерво? - Спустился на него со сводчатого потолка голос тетушки. - Ты понимаешь?! В Блайтдейл!
        Кристиан повернулся к ней. Леди де Марли встала, тяжело опираясь на клюку. Он отлично видел, как тетушка мелкомелко сотрясается от гнева.
        - Блайтдейл! - повторила она. - Это слово отозвалось сильным, долгим эхом, которое накатывало на Кристиана снова и снова.
        Назад! В психушку, в психушку, в психушку!
        Мисс Тротмэн походила на монумент. Стоячий труп.
        Священник поднял свою книгу повыше и снова назвал Кристиана по имени. Затем он повторил вопрос, который снова слился и спутался для герцога:
        - Беррррливывжжжж-ен?
        Кристиан сделал еще одну отчаянную попытку ответить. Он ни за что не вернется в Блайтдейл, но сейчас необходимо произнести текст клятвы, а слова никак не хотели слетать с языка. Напряжение его воли было столь велико, что к головокружению прибавилась тошнота. Комедия не могла так дальше продолжаться. В каменной решимости он развернулся спиной к священнику и стал отыскивать взглядом Мэдди. Она сидела не шевелясь. Их взгляды встретились, но она продолжала пребывать в неподвижности. Даже не моргнула. А Кристиан молча умолял ее помочь произнести клятву, просил задать привычный ритмичный темп, под который он мог бы подстроиться.
        - Отведите его в ризницу! - рявкнула тетушка, тяжело выбираясь из своего ряда в проход.
        Со скамьи встала его мать. Священник неловко откашлялся и закрыл книгу. Кристиан заметил Обезьяну, выглядевшего нелепо в своем взятом напрокат костюме. Охранник поднялся и уже направился к алтарю.
        Кристиан тоже пошел. Он покинул мисс Тротмэн и пошел, казалось, к охраннику. За спиной Обезьяны к алтарю пробирались его мать и тетушка Веста. Кристиан как будто шел к ним, но неожиданно изменил направление и бросился к той скамье, на которой все еще неподвижно сидела Мэдди.
        Он взял ее за руку и потянул на себя, заставляя встать. Никак не отвечая на изумленный взгляд Обезьяны, который успел подбежать к нему, Кристиан направился в ризницу. Мэдди он тащил за собой насильно.
        За ним последовали и другие. Кристиан пропустил в ризницу Мэдди, а затем вошел туда сам и… закрыл дверь.
        Ключа не было. Кристиан задвинул засов. Мэдди что-то воскликнула, но он стремительно потащил ее вперед. Боковая дверь оказалась запертой, но ключ висел рядом на стене. Кристиан схватился за него, но правая рука онемела во время неудачной церемонии, и ему было трудно попасть ключом в замочную скважину. Тогда он отпустил Мэдди и взялся за ключ двумя руками.
        Дверь в ризницу содрогалась, из-за нее доносились возбужденные мужские голоса. Мэдди повернулась к той двери. Засов гулял в своих подставках. Кристиан уронил ключ на пол, зарычал, поднял его и дернул Мэдди за плащ. Через минуту-другую они догадаются о его намерениях и выбегут на улицу.
        Кристиан схватил Мэдди за руку, дал ей ключ и потянул к двери.
        - Нет! - закричала она. - Я не могу!
        Он схватил ее запястье обеими руками и с силой потянул к замочной скважине. Мэдди стала всхлипывать. Но Кристиан, несмотря на то, что и сам был готов разрыдаться, крепко держал ее. Он не был способен сейчас даже назвать ее имени, не говоря уж о том, чтобы умолять и просить ее об одном простом движении - до ужаса простом, о движении, от которого теперь зависела его жизнь. Кристиан готов был упасть перед ней на колени, но не мог ничего сделать.
        Поняв, что Мэдди не будет открывать дверь, он врезался в нее плечом. Дерево заскрипело. Кристиан ударил еще раз, не обращая внимания на ноющую боль в руке и спине. Толстая деревянная дверь не поддавалась, хотя и трещала. Кристиан продолжал отчаянные попытки вырваться на свободу. Мэдди, плача в голос, пыталась оттащить его от двери, пока он окончательно не расшибся. Крики с другой стороны прекратились, в дверь перестали ломиться. Кристиан понял, что у него остались считанные секунды.
        Мэдди что-то кричала ему, но он не мог ее расслышать из-за грохота сотрясающейся под его мощными ударами двери.
        Наконец до его сознания долетело одно ее слово:
        - Стой! Подожди!
        Он обернулся к ней.
        - Подожди же!
        Мэдди пыталась оттащить его в сторону и добраться до двери.
        Кристиан недоуменно смотрел на нее. Он посторонился. Мэдди тут же всунула в замочную скважину ключ и повернула его. Один-единственный оборот… Дверь открылась…
        Оказалось, что дверь выходила на боковой дворик. Кристиан вновь схватил Мэдди за руку и дернул так резко, что она упала на ступеньках невысокого крыльца. Подвернувшуюся под ноги калитку Кристиан снес одним пинком.
        Мэдди поднялась и побежала вслед за ним. Через несколько секунд они оказались на старом кладбище.
        Скользя по высокой траве, Мэдди торопливо бежала за герцогом. Откуда-то из-за спины донесся было далекий крик погони, но потом все затихло и слышался только шорох кладбищенской травы. Беглецов окружал плотный влажный туман и могильные плиты. Герцог казался темным призраком на зловещем фоне. Мэдди убедилась, что он не перестал быть человеком только тогда, когда Кристиан обернулся, желая проверить, не отстает ли она.
        Жерво двигался очень быстро, как будто знал дорогу. Мэдди почти не глядела под ноги и в результате споткнулась о могильный камень. Она удержала равновесие и побежала дальше, но через несколько шагов ее юбка запуталась в причудливом розовом кусте, ощетинившемся длинными шипами вперемежку с умирающей поседевшей листвой. Мэдди остановилась и попробовала освободиться, но вышло еще хуже - зацепился за шипы и ее плащ. Она крикнула. Кристиан вернулся и рывком освободил ее, не обращая внимания на порванную одежду. Он вновь схватил ее за руку, и они побежали дальше.
        Ноги у Мэдди промокли от холодной росы. Наконец где-то впереди из тумана выплыли кирпичные очертания. Кристиан повернулся и побежал с Мэдди вдоль стены, огибая могильные плиты и надгробья. Один раз они чуть не врезались в покосившийся каменный памятник, на котором были изображены ангелы с пообтрепавшимися кончиками крыльев, которые задумчиво взирали на поросшую мхом эпитафию.
        За стеной шла жизнь. Мэдди слышала звуки дорожного движения, крики уличных торговцев. Там был город. Какой сильный все-таки контраст с влажными и неясными силуэтами зловещих каменных изваяний кладбища! Еще один неприглядный обычай: метить могилы, ставить памятники. Она предпочитала традиции квакеров - открытые и чистые земли, на которых дух долго не задерживается.
        Жерво завернул за угол. Продравшись через мокрые ветви старого дерева, они оказались перед каменным гробом. Герцог заскочил на него, едва не поскользнувшись на влажной опавшей листве, и подал руку Мэдди.
        В его действиях было что-то детское. Наверное, он все-таки знал это место и не раз мальчишкой лазил здесь по стене. Вот и сейчас, как только Мэдди оказалась на плите, он быстро взобрался на стену и оттуда протянул руки, чтобы подтянуть Мэдди. Он не обращал ровно никакого внимания на то, что может разорвать свой богато украшенный костюм или потерять орден, который болтался у него на груди. Кристиан протягивал к ней руки.
        Мэдди содрогнулась. Жерво что-то нетерпеливо промычал. Где-то сзади громко шуршала опавшая листва. Мэдди показалось, что она услышала голос кузена Эдвардса.
        Руки герцога сомкнулись за ее спиной и вздернули Мэдди вверх. Он держал ее очень сильно, и ей было больно. Никогда прежде ей не приходилось находиться в столь нелепой и неловкой позе - верхом на стене. Кирпичи цеплялись за чулки. Шляпка съехала набок, и ей было не видно, как далеко до земли на другой стороне стены. Она неловко попыталась поправить свою шляпу и подтянуть вниз юбку, которая задралась выше колен.
        Жерво нагнулся, развязал у нее под подбородком ленты и забросил шляпку обратно на кладбище, где она зацепилась за обломанную ветку дерева и повисла высоко над землей.
        Он усмехнулся. В голове у Мэдди пронеслась мысль, что сейчас он поцелует ее, некрасивую, странноватую Архимедию Тиммс, прямо здесь, на стене, в юбке, задранной почти до головы, когда вот-вот их настигнут Ларкин и кузен Эдвардс.
        Кристиан не поцеловал ее. Он перекинул ногу через стену и спрыгнул на землю. Мэдди изо всех сил старалась не закричать, когда он протянул к ней руки.
        Она едва сознавала, что делает. Все произошло так быстро, что у Мэдди не было времени на раздумья. Почему она оказалась здесь? Как какая-то дочь неотесанного торговца углем! А герцог пытается снять ее со стены. Из проулка отвратительно несло помоями и ночными горшками…
        - Уходи! - шептала она. - Уходи! Я ничего им не скажу…
        Кристиан потянул ее за юбку, приподнялся, дернул за руку, и она потеряла равновесие. Мэдди пыталась сопротивляться, но, содрав кожу на руках, жалобно всхлипнула и упала вниз. Плечо Кристиана спасло ее голову от безжалостных камней.
        Держась за его камзол, Мэдди с трудом поднялась на колени. Вот теперь-то, когда они сидели в сыром, промозглом проулке, он и поцеловал Мэдди: сильно и больно, придерживая рукой ее голову.
        Мэдди отпрянула. Встала на ноги. Ее платье порвалось, волосы растрепались, руки кровоточили… А он улыбался ей… Мэдди хотелось плакать…
        Жерво встал, отряхнул камзол и попытался одной рукой отколоть серебряную звезду со своей ленты. Ничего не получилось, и он с раздражением бросил это занятие. У него был такой расхристанный вид, как у тех гуляк, которые с песнями расходятся по домам на рассвете, в то время, когда все приличные горожане метут ступеньки перед своими дверьми и выносят из каминов пепел.
        - И что теперь? - Мэдди не могла унять дрожь в голосе. - Куда идти?
        Жерво прикоснулся к ее голове, тщетно пытаясь убрать выбившуюся прядь волос. Мэдди раздраженно поймала се, нашла выскочившую шпильку и как могла заколола растрепанные волосы. Кристиан обошел вокруг нее и снял с юбки и плаща налипшие на них листья.
        Ее лучшее, стального цвета платье промокло, порвалось, погибло безнадежно. Кроме того, Мэдди ожидало порицание, а возможно, и наказание, ее могли изгнать из рядов Друзей и даже посадить в тюрьму за похищение герцога Жерво.
        Мэдди не знала, что делать. Возвращаться назад нельзя.
        Невозможно было допустить, чтобы герцога снова упекли в Блайтдейл. В то же время аморально женить его только из-за сохранения владений. Совершенно очевидно, что его свадьба с Анной Тротмэн вершилась против воли Божией. Ведь Кристиан не раз повторял клятву, но когда наступил решающий момент, он не смог произнести ни слова - выше этой Истины для Мэдди ничего не существовало. Но что предпринять сейчас, она даже не могла себе представить.
        Герцог же взял ее за руку, присвоив себе право принимать решения. Настойчиво и властно он повлек Мэдди за собой. Из грязного проулка они вышли на улицу.
        Мэдди накрыла голову капюшоном, и все равно ей казалось, что она привлекает внимание прохожих. Улица была ей незнакома, Мэдди никогда не была в этом районе. По обеим сторонам тянулись и исчезали в тумане дома. Правда, они значительно отличались от дома Жерво и ему подобных. Но все же превосходили все то, к чему Мэдди была привычна. Откуда-то из тумана доносился аромат жареных яблок, но продавца обнаруживал лишь бесплотный мелодичный женский голос. Голос терялся в отзвуках топота лошадиных копыт.
        Мимо двигались экипажи. Из тумана им навстречу выехал кэб, запряженный единственной хромой лошадью, грустно цокающей по мостовой.
        Со стороны церкви от невидимого угла послышались крики. Жерво повернулся, его пальцы крепко сжали руку Мэдди.
        Кристиан вышел на мостовую, преграждая путь кэбу. Лошадь дернула головой.
        - Тпру, стой! - воскликнул возница, натягивая вожжи, как будто несчастное животное ни за что не остановилось бы по своей собственной воле. - Поберегите даму, господин! - Возница прислушался к шумам в тумане, но потом снова обратился к Мэдди и герцогу. - Вас подвезти, милорд и миледи? - спросил он без особой надежды. - Быстро как молния, со всеми удобствами.
        Кэбмен был изрядно удивлен, когда Жерво направился к дверце экипажа, но поспешно слез с козел, предложил Мэдди и герцогу помощь и осыпал их комплиментами. Тем временем крики и топот бегущих ног становились все громче и громче.
        Кэбмен посмотрел в ту сторону и затем спросил Жерво:
        - Куда прикажете, милорд?
        Герцог так стиснул руку Мэдди, что она охнула. Переведя дыхание, она сказала:
        - Челси… Нет! - Туда нельзя, там ее знают. Голоса приближались. У нее не оставалось времени на раздумья. О, скорее! Времени на размышления не оставалось. - Ладгейт-Хилл!
        - Джон Спринт доставит вас туда в одну секунду, вот увидите! - Возница захлопнул дверь, и через минуту она услышала, как он щелкнул лошадь кнутом. Как ни странно, они поехали довольно быстро, преследователи отстали, и скоро шум погони сменился скрипом и громыханием жалкого экипажа.
        Мэдди откинулась на спинку сиденья.
        - Мы не должны были этого делать. Не должны! - Она прикрыла рукой рот. - А… у вас есть деньги?
        Жерво не ответил, нахмурился и схватился за ремень. В его глазах было недоумение, как будто он не понимал ее слов.
        - Деньги! - воскликнула Мэдди, не в силах скрыть отчаяние.
        Жерво нерешительно посмотрел на нее. Мэдди тихо застонала.
        - У меня нет даже шиллинга…
        - Шиллинга, - по своей привычке Кристиан повторил последнее слово, сердито заворчал и хмуро отвернулся. Кэб свернул за угол и, подбросив их на выбоине, заскрипел колесами. Жерво положил ноги на сиденье напротив и толкнул ее плечом.
        Внезапно он рассмеялся.
        - Мэдди-девочка. - Он нагнулся и сорвал пряжку со своей парадной туфли. - Деньги.
        Глава 16
        Мэдди в жизни не держала сразу столько денег. Она так и шла по улице с портмоне в руках, опасаясь спрятать его.
        Сотни фунтов, казалось, оправдывали их побег - теперь возвращаться назад было не обязательно.
        После того как Мэдди расплатилась с возницей, Жерво посмотрел на нее так, как будто спрашивал, что делать дальше. Он крепко держал ее за локоть и в этом чувствовалась странная смесь зависимости от нее и в то же время покровительства.
        Когда герцог шел рядом с ней, ни один мальчишка с тачкой не кричал на нее, что она загораживает дорогу, ни один сварливый прохожий не сталкивал ее на грязную мостовую, а скорее сам уступал ей путь.
        Герцог был широкоплеч и выглядел величественно, а в его синих глазах отражалось беспокойство, недоумение, которое возникает, когда смотришь на небо в последний миг исчезающих сумерек, на единственную звезду над головой; когда разрушается привычная иллюзия и надежный небесный свод растворяется и обнаруживает свою подлинную, поражающую воображение бездонность.
        Так же и она чувствовала, что распался весь понятный ей мир; трудно было себе представить, что Архимедия Тиммс стоит на кишащей народом улице и не знает, что ей делать с герцогом Жерво.
        Не придумав ничего лучшего, она пошла вперед. Она должна найти место, где он будет чувствовать себя вне опасности. Какое бы наказание ни грозило ей, к вечеру Мэдди должна повидать отца, - иначе он будет очень беспокоиться, когда узнает, что она сбежала вместе с герцогом.
        Она не совсем представляла себе, какие законы и правила нарушила и какие обвинения ей предъявят, но в том, что леди де Марли знала их отлично, Мэдди не сомневалась.
        Все страдания, которые сопровождали его, должны быть перенесены. Но она боялась того, что станет с отцом, если ее посадят в тюрьму. Герцог сжал ее руку и заставил Мэдди остановиться. Прямо перед ними из-под вывески «Белль Соваж» сопровождаемый пронзительными звуками, выехал экипаж, заскрежетал колесами по улице.
        Как только он потерялся среди других экипажей в сгустившемся тумане, Жерво повлек Мэдди за собой в ворота постоялого двора. Помощник конюха, ловко орудовавший метлой, очищая проход от грязи и лошадиного помета, проворно отскочил, пробормотал нечто приветственное и дал им дорогу.
        Пассажиры столпились внутри двора вместе со своими саквояжами, баулами и тюками. Загружался еще один экипаж, черно-желтый, до Ньюмаркета, лошади стучали подковами по булыжникам.
        Жерво сразу направился за билетами. В дверях он пропустил вперед Мэдди и слегка подтолкнул ее. Они еле протиснулись в толпе, окружавшей кассу. Несмотря на необычные одежды Мэдди и герцога, никто не обратил на них ни малейшего внимания. Служащие были слишком заняты закидыванием пакетов в оберточной бумаге, горой возвышавшихся за прилавком, в ячейки, клиенты приставали к ним с вопросами или пытались привлечь внимание какого-нибудь носильщика.
        Жерво прижал ее в угол, стал спиной к собравшимся и нагнулся к ее уху.
        - Едем, - попытался он сказать шепотом. Тихо не вышло, но в общем шуме это не имело значения. Мэдди взглянула на него.
        - Куда?
        Вопрос, по-видимому, был выше его понимания.
        - Едем, - повторил он. - Двое.
        - Я - нет, - решительно ответила она.
        Какая-то дама с двумя маленькими девочками на руках протиснулась за его спиной к хвосту той очереди, что покороче. Жерво положил руку на плечо Мэдди.
        - Двое, - повторил он настойчиво.
        - Я не могу…
        Его пальцы впились ей в кожу.
        - Домой. Шер… - он заскрипел зубами от усилия, - … во.
        Сама по себе это была не такая уж плохая идея, разве что Мэдди не имела представления, где находился его дом и каким образом он сможет добраться туда. Кроме того, не было никакой гарантии, что его родственники снова не отправят герцога в сумасшедший дом.
        - Домой, - настаивал он. - Мэдди-девочка.
        - Где твой дом? - спросила она. - Где?
        Вопрос озадачил его. Кристиан заворчал, отпустил Мэдди и повернул ее лицом к стене. Оказалось, что на стене, к которой он ее прижал, висели почтовые квитанции и пожелтевшая, с ободранными краями карта Англии, причем краска вблизи Лондона была протерта до дыр и покрылась трещинами от долгого пользования. Жерво показал рукой на ту часть карты, которая сохранилась лучше всего, далеко на запад, туда, где зеленая краска Англии встречалась с красной краской Уэльса.
        - Нет! Вы не можете так далеко ехать один.
        Он снова схватил ее за плечо. Мэдди чувствовала спиной его близость, Кристиан почти обнимал ее, сдвинув капюшон с ее головы. Он обвил Мэдди руками и прижал к себе, прямо там, среди желающих уехать на дилижансе.
        - Двое, - сказал он ей на ухо. - Домой.
        Мэдди попыталась отстраниться, но он не пускал ее, снова зажав между собой и стеной с картой. Она не знала, как ей быть. Кое-кто из покупающих билеты стал обращать на них внимание. Мэдди воображала, как эти люди возмущаются и осуждают ее, а что еще они могли думать о ней, в разорванной юбке, с непокрытой головой, в объятиях мужчины. Он почти касался губами ее уха.
        - Мэдди-девочка… свадьба.
        Еще несколько человек вошли в комнату, протискиваясь за спиной Жерво. На одном из них была шляпа с широкими полями, безошибочный отличительный знак квакера. Мэдди в ужасе наклонила голову пониже. Она не успела разглядеть, кто это был, но любой приезжий Друг, появившийся здесь по делу, мог звать ее по ежегодным собраниям. Мэдди уткнулась лицом в плечо Жерво, чтобы ее не увидели. Кристиан обнял ее, издавая мягкие, ласковые звуки.
        Мэдди не смела поднять глаза. Она не пыталась освободиться. Кристиан был для нее защитой, большой и надежной.
        Она воображала, что все присутствующие смотрят на них, ужасаются и показывают пальцами. Но вокруг продолжался нормальный деловой шум, раздавался стук башмаков, крики носильщиков, рожок Ньюмаркетского дилижанса, выезжавшего на улицу.
        Рука Кристиана соскользнула с ее талии. Мэдди почувствовала, как герцог что-то ищет у себя в карманах. Она все еще не осмеливалась поднять голову, опасаясь, что ее могут увидеть. Жерво нащупал ее руку и вложил в нее маленькую коробочку.
        Мэдди взяла коробочку, низко склонив голову и смотря немного в сторону, чтобы увидеть, ушел ли неизвестный Друг. Жерво с нетерпеливым мычанием неловко ткнул большим пальцем в коробочку на ее ладони.
        Крышка открылась. Так же тайком, низко опустив лицо, она увидела блеск золота и разноцветное сияние. Кольцо для Анны Тротмэн?
        Он подцепил кольцо на свой указательный палец, и коробочка упала. В этом тесном углу, склонив вместе головы, они создали свой крошечный обособленный мирок. Мэдди недоуменно следила, как он кладет кольцо на свою ладонь и затем пытается надеть его на ее палец.
        - Свадьба. - Он коснулся губами ее уха. - Мэдди… свадьба. Домой.
        Она уставилась на кольцо и на его пальцы.
        - Нет! - Мэдди решительно стала натягивать на голову капюшон. - Вы не должны… нет. Как вы только до этого додумались?
        Она сунула коробочку ему в руку и повернулась. Закрыв капюшоном лицо, Мэдди пробралась сквозь толпу пассажиров и поспешно вышла во двор. Оказавшись на улице, она немного отошла от двери и остановилась. Ее лицо горело. Она старалась как можно ниже надвинуть капюшон на лицо.
        Вслед за ней вышел и герцог. Она стояла у него на виду, но он, казалось, не замечал ее. Он остановился в нерешительности, блестящий, великолепный джентльмен среди обыденного окружения. Заблудившийся придворный, в богатом бархате и тяжелых украшениях, с королевской голубой лентой и орденом, но потерявший ощущение не только чувства времени но и места.
        На него смотрели. Мэдди видела застывшее беспокойство в его неподвижной позе. Он стоял, боясь пошевелиться, как будто любой шаг в любом направлении мог привести его к пропасти. Скованная сила, одинокая и чуждая.
        Его взгляд блуждал по двору. Мэдди стояла совсем близко от Кристиана, он мог дотронуться до нее, но она как будто превратилась в предмет багажа. Жерво даже не смотрел в ее сторону. От него исходило колоссальное напряжение, и в то же время неподвижность. Казалось, он вот-вот разорвется на части.
        Мэдди произнесла его имя, глухо прозвучавшее из-под капюшона. Это подействовало. Он повернулся.
        Его лицо вспыхнуло. Он, казалось, удивился, что Мэдди оказалась в такой близости от него.
        - Нет… уходить! - грубо сказал он. - Один… не могу. Останься. Ты… останься!
        - Я не знаю, что делать с тобой! - Капюшон мешал ей говорить. - Я не могу остаться с тобой! И не могу отвезти тебя обратно!
        - Шер… - он положил руки на ее плечи и резко толкнул, - …во! - Он еще раз толкнул ее, принуждая немного отступить. - Дом. Свадьба. Мэдди. Девочка-Мэдди… Да! - Под его напором она неровно двигалась спиной назад по двору. - Нет… сумасшедший… место! Свадьба… Мэдди!
        - Нет, - сказала она, судорожно глотнув воздух и изо всех сил натянув на голову капюшон, чтобы скрыть лицо. К ним приближался тот самый квакер, в темной шляпе и камзоле простого покроя, которого она видела в билетной кассе.
        Мэдди смотрела из-под капюшона, как незнакомец положил руку на плечо Жерво.
        - Погодите, Друг. Вы слишком назойливы.
        Жерво так посмотрел, как будто незнакомец плюнул ему в лицо. На какой-то миг Мэдди испугалась, что он сейчас развернется и ударит его так же, как и кузена Эдвардса. Квакер был человек среднего роста, чисто выбритый и ясноглазый, по возрасту не старше самой Мэдди. Ей он был совершенно незнаком. Добрый человек, не побоявшийся разгневанного аристократа.
        Герцог стряхнул с себя его руку, бросив разгневанный взгляд на Мэдди, как бы ожидая от нее объяснений.
        - Благодарю тебя, Друг, - быстро сказала она, желая успокоить Жерво. - Но мне не нужна помощь.
        Квакер удивленно посмотрел на нее. У Мэдди упало сердце.
        - Вы уже вступили в Жизнь? - спросил он.
        Она потупилась. Ей очень хотелось бы соврать ему, наговорить кучу лжи, чтобы как-то исправить оплошность, выдававшую ее сильнее, чем квакерское платье и скромная шляпка. Но она не могла так поступить; этот человек не представлял угрозы для Жерво, она же была озабочена только спасением своего собственного имени перед одним из Друзей. Она едва подняла глаза.
        - Да.
        Жерво схватил ее за локоть. Прикосновение было не грубым, но твердым. Герцог тревожными глазами следил за квакером.
        - Он не причинил вам зла? - спросил человек, встретившись глазами с Кристианом. - Я не допущу, чтобы вы поднимали на нее руку. Успокойтесь и идите с богом!
        Квакер говорил спокойно, по-доброму. Мэдди почувствовала прилив благодарности и чувство духовного родства с этим человеком. Он был для нее островком разума среди бурных волн неопределенности. В своей простой шляпе с широкими полями и скромном камзоле он был ей гораздо ближе, с ним ей было надежнее и спокойнее, чем с этим непредсказуемым, сердитым незнакомцем в бархате и королевской ленте с орденом.
        Квакеру не понравилось, что Жерво не ответил.
        - Ты не хочешь отвечать как честный человек?
        Жерво до боли сжал ее руку.
        Мэдди тронула квакера за грубую ткань рукава.
        - Друг, - мягко сказала она, не обращая внимания на то, как Жерво молча сжимал ее руку, пытаясь оттащить от незнакомца. Ей пришла в голову идея. - От неожиданности я сказала совсем не те слова, которые нужно.
        Мэдди подняла глаза и увидела вопрос в спокойном честном взгляде квакера.
        - Я действительно нуждаюсь в помощи. Ты можешь ее мне оказать?
        - Конечно, - ответил он, и это единственное слово освободило плечи Мэдди от непосильной ноши.
        В то время как Жерво сидел за столом в таверне в позе недовольного монарха, далеко отодвинув стул от стола, вытянув ноги и сложив руки крестом на ленте со звездой, Мэдди, близко склонившись к молодому квакеру, посвящала его в свои трудности. Когда она закончила свой рассказ, Ричард Гиль сделал глоток эля и задумчиво посмотрел на герцога.
        Жерво Кристиан ответил ему мрачным и дерзким взглядом из-под черных ресниц. Кристиан не хотел идти в эту харчевню; он старался удержать Мэдди, но она настаивала, и он пошел следом, желая быть с ней рядом. Он все время молчал, и Мэдди не знала, понимает ли он то, что она рассказывала Ричарду Гилю, однако всем своим видом Жерво подчеркивал оскорбленное достоинство, как будто она, заведя новое знакомство, тем самым унизила его.
        Ричард тоже молчал, пытаясь осмыслить ее рассказ. Мэдди терпеливо ждала. Она была рада, что встретила человека, который не принимал поспешных решений, а старался прежде обдумать их. Ей было приятно находиться в его обществе. Молодой Друг был красив, отличался размеренными движениями, волевым лицом и решительным видом, что внушало доверие.
        Мэдди была уверена, что он ни разу не был на Ежегодных Лондонских Встречах, на которых Друзья собирались, чтобы обсудить свои дела за год, и сомневалась, что видела его на менее представительных Квартальных и Ежемесячных встречах, где квакеры общались духовно. На Ежегодные Встречи съезжались квакерские семьи со всей Англии. Если бы на них присутствовал Ричард Гиль, она бы вспомнила его. Для того чтобы знать, кто самый влиятельный, кто женат, а кто нет, женщинам не обязательно было самим участвовать в мужских встречах.
        Считалось само собой разумеющимся, что если молодая женщина желала выйти замуж, то наилучшим выходом для нее в этой ситуации было посещать Лондонские Ежегодные Встречи, где одна из главных обязанностей Женского Собрания состояла в том, чтобы подбирать подходящие для этого пары - процесс, который, естественно, сводился к тому, чтобы обсуждать и давать свою оценку имеющимся на данный момент холостякам брачного возраста. Мэдди была совершенно уверена, что Ричард Гиль не попадал в поле зрения Женского Собрания ни в каком смысле: ни в брачном, ни в ином другом. Правда, трудно было сказать, каким делом он мог заниматься. Ричард Гиль пришел на постоялый двор, чтобы забрать тяжелую небольшую коробку, с которой он обращался весьма осторожно. Сейчас эта коробка стояла на столе около него, обклеенная целой серией круглых этикеток со странными надписями вроде: «Клаудиана, 4-й ряд, розовый», «Знамя Трафальгара, 1-й ряд, библомен», «Граф Кларенс, 4-й рад, бизард».
        Слуга принес мясной пудинг и вареную капусту, Жерво поморщился. Он жадно пил эль, а Мэдди тем временем намазала маслом три куска хлеба и раздала всем по одному.
        Она склонила голову в краткой молитве. Ричард снял шляпу. Жерво ничего не сделал, только следил за ними недобрым взглядом, сгорбившись на своем стуле и скрестив на груди руки.
        Ричард снова надел шляпу и принялся за пудинг. Немногие молодые люди из числа знакомых Мэдди так строго придерживались правил Простой Речи и Одежды. Ричардом она восхищалась. Ей было даже обидно, что она сидит перед ним без шляпы, в разорванной юбке. Хотелось выглядеть аккуратной и приличной.
        Мэдди посмотрела на Жерво. Он ничего не ел, а только пристально следил за ней - и какой бы чистой красотой ни отличался Ричард Гиль, герцог значил для нее нечто большее. Кристиан был ее тенью, был связан с ней поцелуем… Его ласковые руки на ее волосах…
        Мэдди вспыхнула, чувствуя себя лгуньей, обманщицей. Она выдавала Жерво за больного, а себя за его сиделку. Внезапно Мэдди поняла всю фальшь этого фарса - какая сиделка пустится в бега вместе с больным против желания его семьи? Какая сиделка позволит, чтобы ее целовали? Что подумал бы о ней Ричард Гиль, если бы узнал об этом? А не признаться ему - значит, солгать молчанием. Это недостойно. Тот, кто хочет встать на путь истины, так поступать не должен.
        - Вы считаете, что он нормален? - спросил Ричард. Мэдди вздрогнула от неожиданности. Она подняла глаза.
        - Да. Он как будто не буйствует.
        Она отломила кусок хлеба, слегка усмехнувшись.
        - Он герцог. Это не безумие. Совсем не то.
        Ричард откусил еще кусок.
        - Значит, герцоги себя так ведут?
        - На большее он не способен.
        Жерво вскинул голову. Он скучал. Посмотрев то на Мэдди, то на Ричарда, он поднял свой эль и выпил.
        - Он не понимает нашего разговора? - спросил Ричард.
        - Не знаю. Мне кажется, если понимает, то немного.
        - Отвези его домой, в семью.
        Мэдди встрепенулась.
        - Нет.
        Жерво посмотрел на нее. Скука исчезла.
        - Ты не имеешь права держать его у себя, если его родственники считают, что он должен жить в уединении. Он принадлежит своей семье.
        - Нет. Его там не понимают. Они не знают, каково там быть.
        - В доме твоего кузена?
        - Это приют для умалишенных. А он не безумен.
        - Он не может говорить. Как он будет жить?
        Она поглубже закуталась в свой плащ.
        - Не один. Он не может жить один.
        - Тогда как? Ведь у него нет друзей…
        - Я… - Мэдди умолкла. Она поняла, что не знает этого. Она взглянула на Жерво. - Друг? - спросила Мэдди. - Есть ли у тебя близкий друг?
        Он настороженно перевел взгляд на Ричарда.
        - Нет, - сказала она. - Я не имею в виду квакеров. Просто приятелей. Ваших товарищей.
        Кристиан замялся. Потом показал рукой на нее.
        - Жерво! - в ее голосе зазвучало отчаяние. - Неужели нет никого, кто хорошо к тебе относится?
        Он сжал руку. Большой золотой перстень-печатка сверкнул на его пальце. Кристиан злобно посмотрел на Ричарда, удобно устраиваясь на своем стуле.
        - А, может быть, Жерво… вы останетесь с ним? - она кивнула в сторону квакера. - С Ричардом Гилем?
        - Архимедия… - начал было Ричард.
        - Только до тех пор, пока я съезжу домой и предупрежу отца, что со мной все в порядке, - поспешно сказала Мэдди. - Если бы ты остался с ним совсем ненадолго. На несколько часов.
        - Дело не в этом. Дело в том, что его следует отправить назад.
        - Я не могу этого сделать! - воскликнула она, подавшись вперед. - Ты никак этого не поймешь.
        Жерво напряженно следил за ней. Правая рука ритмично сжималась в кулак и разжималась. Левой рукой он обхватил кружку эля, но пить не стал.
        - Прошу тебя, - обратилась она к Ричарду Гилю. По лбу квакера пробежали мелкие морщинки сомнения. Мэдди увидела беспокойство в его ясных серых глазах.
        - Прошу, - прошептала она. - Сделай это своей Заботой.
        К такой просьбе ни один Друг не мог отнестись легкомысленно. Ричард нахмурился, глядя в свою тарелку. Он закрыл глаза. Мэдди ждала и умоляла Господа помочь ей, хотя знала, что так делать нельзя. Нельзя просить Бога, чтобы победила ее собственная воля, но удержаться от этого у нее не было сил. Мэдди не могла вернуться с Жерво назад - это была единственная Истина, которую она знала твердо; невозможно представить его снова в Блайтдейл Холле.
        Ричард глубоко вздохнул и посмотрел на нее.
        - Хорошо, пусть это будет моей Заботой. О том, надо ли ему возвращаться, я подумаю позже.
        Мэдди не совсем поняла, значило ли это, что Ричард будет ждать ее здесь вместе с герцогом или нет? Но не успела задать вопрос, потому что Жерво стукнул кружкой с элем об стол. Он встал, отбросив ногой стул, и рывком поднял Мэдди на ноги.
        - Назад, - воскликнул Кристиан, заскрипел зубами и добавил: - Друг!
        Жерво потащил ее за собой и так крепко держал, что она не могла вырваться. Она слышала, что Ричард что-то говорил им вслед, видела, как спешил на помощь слуга, чтобы не выпустить его из-за стола, но Жерво тащил ее к двери с непостижимой силой.
        Мэдди сопротивлялась, пыталась вернуться назад. Жерво легко пересилил ее, она и не представляла, какой силой он обладал. Когда Мэдди упиралась ногами, он попросту волок ее. Она изворачивалась, но Жерво снова хватал ее за шею и безжалостно тащил за собой.
        - Жерво! Ричард! Я не могу - помогите!
        Краем глаза она увидела Ричарда, потом слугу и потеряла их из вида, споткнувшись на пороге и чуть не выпав из таверны в уличную толпу.
        - Друг! - воскликнул Жерво, продираясь сквозь народ и волоча ее за собой. - Дерн.
        Он остановил экипаж точно так же, как предыдущий, - просто выйдя на середину улицы. Лошадь взвилась на дыбы, ее копыта упали в дюйме от его ног, возница заорал и чуть не столкнулся с другим экипажем. Жерво схватил лошадь за уздечку.
        - Олбан! - закричал он.
        - Господи Иисусе! Хорошо. Олбани, так и быть, - отозвался возница. - Отпустите лошадь.
        Мощеный чистый тротуар возникал в тумане, материализуясь по мере их продвижения между двумя рядами длинных бледно-кремовых зданий на Пикадилли. Шаги герцога гулко отзывались в тишине; в это позднее утро здесь было пустынно, один только чистильщик сапог торопливо пробежал мимо них.
        Мэдди больше не сопротивлялась, она думала только о том, чтобы идти с ним в ногу. Он не позволял ей отставать. Они миновали еще одного слугу, маленького человечка с большим животом, в красном жилете, который посторонился, поклонился графу и пробормотал:
        - Ваша светлость.
        Не останавливаясь, Жерво свернул на каменную лестницу и поднялся по ней с Мэдди на два этажа.
        Не успел он дотронуться до двери, как залаяла собака. К ней тут же присоединилась другая. Жерво застыл с поднятой рукой.
        - Дьявол, - его губы сжались в жестокую гримасу. Он стал стучать по двери кулаком. Собаки по другую сторону зашлись лаем от непривычного шума. - Дьявол, Дьявол, Дьявол!
        - Боже правый, уймитесь же, - издалека донесся чей-то голос. На нижней площадке открылась другая дверь. Мэдди посмотрела вниз и увидела любопытное лицо пожилого человека в халате и ночном колпаке. Собаки с диким лаем скребли дверь. Вся лестница сотрясалась от их воя и громовых ударов Жерво.
        Голос изнутри пытался успокоить их.
        - Тихо, Касс, слышишь, дурной пес. Молчать, а то меня заставят пристрелить вас…
        Жерво внезапно прекратил молотить по двери и прижался к ней щекой. Собаки все еще лаяли, когда кто-то отодвигал щеколду. Дверь открылась, и клубок из белой и черной шерсти, розовых языков и пушистых хвостов бросился на Жерво.
        Мэдди смотрела мимо них на светловолосого сонного человека, который стоял в прихожей. Он был с голой грудью, но в носках, а на подбородке блестела пена для бритья. Лай прекратился, собаки прыгали и прижимались к Жерво. Герцог встал на колени, протянул руки; собаки лизали его лицо и запускали лапы ему в волосы.
        - Шев? - спросил человек на пороге, как будто его только что разбудили от глубокого сна.
        Мэдди взглянула на пожилого любопытного человека с нижнего этажа, который все еще смотрел наверх, немного наклоняясь, чтобы ничего не пропустить.
        - Можно нам войти? - спросила она.
        Светловолосый мужчина все еще смотрел на Жерво и собак. Он взглянул на Мэдди и внезапно, как будто очнулся, отступил назад.
        - Проходите, - сказал он, перекинул полотенце через плечо и взял герцога за руку. Жерво вошел, собаки визжали и вились у его ног. Мэдди быстро вошла и закрыла за собой дверь.
        Хозяин, пребывая все еще в большом недоумении, пригласил их в гостиную.
        - Шев, - повторил он.
        Жерво перешел комнату, оперся руками на подоконник и выглянул в туман. Потом он повернулся и стал спиной к стене. Собаки в экстазе прижимались к нему. Сильное волнение исказило его лицо, он закрыл глаза и сполз по стене на пол. Черно-белый пес стал лизать его ухо. Он обнял собаку рукой и уткнулся лицом в шелковистую шерсть. Черный пес скулил и пытался протиснуться между ними.
        - Я думал… О Боже! Говорили, ты умираешь! Что ты почти умер… Отдали мне твоих собак, - полуодетый джентльмен шагнул к Жерво, но не знал, что ему делать. Он встал на колени. - Шев, - беспомощно сказал он.
        Жерво не поднял головы, только глубже запустил пальцы в шерсть Дьявола.
        Светловолосый человек обернулся к Мэдди.
        - Что произошло? Мне сказали, что он умирает. Что случилось?
        - Вы его друг?
        - Конечно, я его друг! Лучшего друга у него нет! Выкладывай начистоту. Женщина? Что ты с ним сделала? - Он снова посмотрел на Жерво. - Боже правый, - это действие опиума?
        - Он нуждается в помощи.
        - Какой помощи? Кто вы?
        - Меня зовут Архимедия Тиммс. Он был пациентом в приюте для умалишенных, принадлежащем моему кузену. Я ухаживала за ним. Мы… - Она глупо хихикнула и развела руками, - мы бежали оттуда.
        Мужчина откинул волосы со лба. Он сел на корточки.
        - Шев, - снова сказал он тем же недоуменным голосом.
        Герцог поднял голову. Его глаза были темны как ночь и полны влаги. Сердитым и в то же время смущенным движением он поднял руку и вытер лицо рукавом.
        - Друг, - хрипло сказал он. - Дан. Данрм. - Он со стоном откинул голову к стене.
        - Дэрм? - спросила Мэдди. - Это имя?
        - Дарэм, - уточнил светловолосый человек и добавил машинально: - Кит Дарэм, к вашим услугам, мэм.
        Жерво посмотрел на своего друга. Дьявол совался своим носом в его щеку и висок и извивался от восторга. Жерво обнял пса.
        - Дрм… спасибо, - сказал он. - Спасибо… со-ба… ваш…
        Дарэм не сводил с него глаз. Жерво издал еще один мучительный звук и затряс головой.
        - Правильно. Собаки. Ничего. - Дарэм встал, подошел к креслу и сел. - Вставай с пола, приятель. Я должен думать. А я не могу думать, когда ты сидишь на полу, Шев.
        Мэдди подумала, что было бы совсем неплохо вернуться к нормальному состоянию. Лицо Жерво приняло очень странное выражение - он был на грани срыва. Ему не хотелось, чтобы его друг был свидетелем того, как он теряет контроль над собой.
        - Может быть, господин Дарэм сначала закончит свой туалет? - предложила Мэдди ему в надежде, что это даст возможность герцогу взять себя в руки.
        - О Господи, Боже… - Дарэм начал поспешное отступление. - Тысяча извинений. Простите, мэм! Я забылся. Я не ожидал! Даму, то есть. Оставайся здесь, Шев! Не уходи!
        - Мы не уйдем, - пообещала Мэдди.
        Дарэм прищурился, как будто его все время удивляло, что Мэдди говорит вместо Жерво. Он удалился в другую комнату и захлопнул со стуком дверь.
        Если Жерво пренебрег капустой и мясным пудингом, то сейчас он, видимо, был не прочь разделить с Дарэмом завтрак, состоявший из семги, свежих устриц и хлеба с лимоном. Не спрашивая, чего бы ему хотелось, Дарэм послал своего слугу - того самого толстопузого человечка, который приветствовал герцога у входа - на кухню за шоколадом.
        Жерво потягивал дымящуюся темную жидкость и бросал кусочки со стола собакам, а тем временем его друг расспрашивал Мэдди. Пока они говорили, герцог с безмятежным выражением лица наблюдал за ними сквозь пары из своей чашки. Кристиан был похож на человека, который сделал нечто грандиозное, а теперь с большим удовольствием отдыхал, ожидая реакции окружающих.
        У Дарэма, во всяком случае, не было никаких сомнений, что Жерво следует оградить от его родственников.
        - Отвратительная гадина, - таково было его сжатое мнение о леди де Марли, а отзывы Дарэма о матери герцога включали такие слова, какие Мэдди никогда прежде не слышала.
        Как она ни старалась, ей было трудно привыкнуть к его манере говорить. Она замялась в нерешительности, когда он спросил, уверена ли она, что никто не пронюхал, куда они пошли от церкви.
        - Пронюхал? - спросила Мэдди с недоумением.
        - Обнаружил вас. Никто не проследил, куда вы пошли?
        - Думаю, что нет. Мы поехали в Ладгейт-Хилл и обратно в наемных экипажах.
        - Ладгейт-Хилл! - Дарэм коротко рассмеялся. - Славная девушка. - Он усмехнулся и кивнул в сторону Жерво. - Кто бы мог подумать, что ты нацелишься на мануфактуру, а?
        Герцог слегка повернул голову и улыбнулся в ответ. Он отхлебнул из чашки шоколад. Мэдди подозревала, что Жерво понимает происходящее еще меньше, чем она.
        - Никто, даю тебе честное слово, - ответил за него сам Дарэм. - Скорее всего, они подумают об… Эгеде. - Он вскочил с кресла, задернул шторы. - Они придут сюда. Марк! - позвал он кого-то из соседней комнаты. - Живо на лестницу! Стой на часах! Меня нет дома. Скажи - я рано уехал в «Чейндж».
        Слуга склонил голову к своему алому животу.
        - Сэр. Мне не поверят.
        - Тысяча чертей, разве не может человек купить государственные ценные бумаги? Только что моя третья четвероюродная кузина отказала мне свою недвижимость по завещанию. Вот чек. Шестьсот фунтов. Но не расставайся с этим кусочком меньше чем за полкроны.
        - Что насчет полковника, сэр? Его тоже гнать?
        - Громы и молнии - Фейн! Он будет здесь с минуты на минуту. - Дарэм пожевал губами. - Тут ничего не выгорит. - Он посмотрел на Мэдди. - Фейну можно доверять. Хотя он ни за что мне не поверит, подумает, я сбрендил, если вложил шестьсот фунтов в ценные бумаги. Совета от него не дождешься, голова у него работает неважно. Но если вам нужна надежная опора и защита, то Энди Фейн то что надо.
        Мэдди обрадовалась, что у нее будет какая-то поддержка; Дарэм казался ей слишком легкомысленным, хотя он явно хотел помочь Жерво. Но только она собралась поведать Дарэму о своем желании съездить к отцу, как за окном раздался свист, на который обернулись оба - и Жерво и Дарэм.
        Герцог усмехнулся и поставил на стол свою чашку.
        - Друг, - сказал он, обращаясь к Мэдди.
        - В первый раз не опоздал, - сказал Дарэм, когда красивые часы на каминной доске начали мелодично отбивать время. Он высунулся наполовину в прихожую. - Я пошлю вниз Марка, чтобы он спокойно провел его к нам наверх. Старый генерал торчал на лестнице, когда вы пришли, да? Мы сделаем так, что до него дойдет слух о шестистах фунтах. - Он нахмурившись посмотрел на Мэдди. - Вы будете моей… э… второй пятиюродной кузиной. Сиротой. Пришли по поводу завещания. Сироты вечно ходят по наследственным делам. Вас сопровождал поверенный, не мог долго ждать, ему надо было успеть вернуться к почте. Или еще куда. Весь этот барабанный бой в дверь - чтобы меня разбудить. Собачий лай - игра воображения. Здесь нельзя держать собак. Бог знает, почему я так долго продержался.
        Он исчез в дверном проеме. Все это вранье очень не нравилось Мэдди. Пусть она сама и не произнесла лживых слов, но косвенно все равно участвовала в обмане. Честные глаза Ричарда Гиля преследовали ее, как укоры совести, но с другой стороны их уравновешивали радость Жерво при виде своих друзей, как Дарэма, так и блистательного офицера с красивыми яркими нашивками на форме и великолепным золотым кружевом. Без слов он подошел к Жерво. Обнял его за плечи, похлопал по спине и оттолкнул от себя.
        Военный посмотрел вниз и сбросил с колен Дьявола.
        - Я так и знал, что его никто не захочет убивать, - сказал он, обращаясь к собаке. - Надо бы написать еще несколько бумаг… А это кто? - Он скосил глаза на Мэдди. - Взял с собой девушку? Кто бы мог подумать…
        - Мисс… э… - Дарэм сделал выжидательную паузу.
        - Тиммс, - сказала Мэдди.
        Военный картинно поклонился, придерживая шпагу рукой, затянутой в белую перчатку, и почти касаясь ее юбки высоким белым плюмажем своей шляпы.
        - Полковник Эндрю Фейн, к вашим услугам, любовь моя.
        - Оставь это, Фейн. Она квакерша.
        Полковник Фейн оторопел. Он выпрямил спину и по-военному щелкнул каблуками. Лицо его залилось краской.
        - Прошу прощения, мэм. Мисс? Значит, это ваш приятель стоит на улице, а? Он хотел узнать… черт… он спрашивал о тебе, Шев, вот о ком! Я сначала не понял, чего он хочет. Но теперь все ясно. Он хотел узнать, как ему найти, как ему найти герцога. Какого еще герцога? У меня знакомых герцогов целые дюжины…
        - Ричард! - Мэдди прижала руки к груди. - Это, должно быть, Ричард Гиль.
        - О! - сказал полковник Фейн.
        - Как же он… - она прикусила язык и повернулась к Дарэму. - Наверное, он следовал за нами. Я говорила с ним, просила помочь и он согласился… Но, я боюсь, Ричард не изменил своего мнения. Он считает, что Кристиана надо вернуть в семью.
        - Он все знает? - строго спросил Дарэм. - И он сейчас здесь? На улице? Ну почему вы не предупредили меня, мисс?
        - Я не знала. Я и подумать не могла, что он пойдет за нами. Но… Наши проблемы - его забота. Мне следовало догадаться, что теперь он не откажется от своих обязанностей по отношению к нам.
        - Что здесь, черт побери, происходит? - спросил полковник.
        - Сними эту дурацкую штуковину, которую ты носишь на голове. Садись. - Дарэм выдернул стул из-за стола. - Мы должны прикрыть Шева. Эти гарпии, которых он изволит называть своей семьей, хотят упрятать его в приют для умалишенных.
        - Что ты сказал?
        - Объясните ему, мисс Тиммс. Это нужно для Шева. Расскажите ему все, что вы рассказали мне.
        Глава 17
        - Не может говорить? - полковник Фейн взглянул на Жерво с комическим недоверием.
        Герцог ответил ему ледяной улыбкой. Он гладил черного пса Касса. Его рот скривился в отчаянном усилии, пальцы вцепились в черную шкуру.
        - Дубина… ты.
        Военный мгновенно понял это замечание.
        - Я не дубина! - запротестовал он.
        - Ладно тебе, Фейн. - Дарэм налил ему кофе. - Всем известно, что ты бревно.
        - Ничего подобного, я не бревно! Слушай, а кто придумал продать Шева карете воскрешения?
        - Я.
        - А кому пришлось идти и выкупать его?
        Полковник Фейн ухмыльнулся.
        - Убей его… - он театрально и самодовольно рассмеялся. - Говорю вам… - Он скривил рот. - Убей его, когда… - Он начал давиться от смеха.
        - Убей, когда хочешь, - ясно проговорил Жерво. Он засмеялся и стал раскачивать стул на двух ножках.
        Улыбка Дарэма исчезла и сменилась выражением удивления. Но Мэдди поймала его взгляд. Дарэм никак не прокомментировал речь герцога. Полковник вообще не обратил на это внимания.
        - Будь я проклят, какой скандал мы учинили, мисс Тиммс! Шев так окосел, видите ли, он совершенно обессилел. Нализался вдрызг, в стельку, до положения риз…
        - Впал в коматозное состояние, мисс Тиммс, - мрачно объяснил Дарэм, - от отравления алкоголем.
        - Вот прекрасное оксфордское выражение. Впал в коматозное состояние! - казалось, что описание опьянения герцога поднимало полковнику настроение. - Оказался без всяких чувств. А мы должны были оттащить его домой. Вдвоем, а весил он, черт возьми, короче, был неподъемный. И кто бы мог проезжать мимо в такой час, как не карета воскрешения…
        - Ночной возница. Подбирает мертвые тела и продает их хирургам, - перевел Дарэм. - Для лекций по анатомии.
        - Точно! Вот я и подумал, это только мне пришло в голову, клянусь, мисс Тиммс… И парень забрал его, а потом… - полковник Фейн выразительно покрутил указательным пальцем, - а потом, знаете ли, сняли с него одежду и парень повез его в простыне к старому Бруксу! На Бленхейм-стрит! Привез его прямо в дом анатома! - Он закинул назад голову и застучал кулаками по столу и стал просить… стал просить за Шева деньги!
        Полковник от приступа смеха потерял способность к членораздельной речи. Мэдди онемела. Полковник внушал ей неподдельный ужас.
        Наконец полковник снова начал с трудом выдавливать из себя слова.
        - Доктор осмотрел его… и говорит… Ах ты негодяй - да ведь он жив!
        Мэдди обвела всех глазами. Жерво и Дарэм, оба во все глаза глядели на полковника Фейна и в предвкушении дальнейшего, широко ухмыляясь.
        - И возница говорит, жив? - Полковник подтянулся, изображая обиду. - Жив? Ну тогда, сэр… тогда, говорит… вы просто… у… у…
        Двое приятелей закончили за него, слаженным дуэтом.
        - Убей его, когда захочешь, - пропели низкие мужские голоса, причем голос Жерво звучал не хуже остальных. Он смеялся и раскачивался на стуле, вытянув ноги.
        - Будь ты проклят, - сказал Кристиан полковнику. - Грабеж.
        - Ах, да, и в этом весь смак, бедняга Шев! Доктор подумал, что это взломщики, и поднял крик. Вознице удалось улизнуть, а Шева связали и отправили на Марлборо-стрит, где он провалялся в простыне всю ночь и целое утро до тех пор, пока Дарэм не приволок поверенного из «Олд Бейли», чтобы уговорить власти не предавать его суду. Герцога… - Ему снова начинала изменять выдержка. - Герцога Жерво, видите ли… за попытку грабежа… попытку украсть кости мертвецов.
        Общий энтузиазм достиг предела, они вытирали от слез глаза и вздыхали, когда волны веселья наконец утихли. Дьявол прыгал и норовил положить лапы на колени Жерво. Кристиан энергично гладил собаку по голове. Искоса он улыбнулся своей пиратской улыбкой Мэдди, глаза его были черны как ночь и в них прыгали черти.
        - Вот так было, мисс Тиммс, - довольно проворчал полковник. - Дело, конечно, замяли, но вы услышали о нем из первых уст.
        - Понятно, - сказала она, не в силах ничего более добавить.
        - Вот и повеселились. А я не дубина. Конечно, нет. Господи благослови, как повеселились!
        - Не сомневаюсь - но, может быть, вернемся к теперешней ситуации. Разберемся в положении герцога? - спросила она.
        - Ах да. Сию минуту. Положение герцога? Он снова вляпался в историю, да?
        - Имейте терпение, мисс Тиммс, - сказал Дарэм. - Мы ценим Фейна за его силу, а не за мозги. Как вы думаете, не следует ли нам поговорить с тем человеком, Ричардом Гилем? Много ли он уже знает? Не могли ли его выследить?
        - Я рассказала ему то же самое, что и вам.
        Дарэм по второму кругу предложил кофе и шоколад.
        - Я все время над этим думаю. Мне кажется, у нас есть в запасе некоторое время до того, как они нас обнаружат. Поскальку, вряд ли кто из случайных прохожих заметил ваш побег, пройдет все утро, прежде чем они успеют обшарить улицы вокруг часовни. Даже если про меня и вспомнят, то, держу пари, они просто придут поговорить со мной. Марк в состоянии запудрить им мозги. Но, в конечном счете, мы должны вывезти вас обоих из города.
        - Вывезти из города? Насчет герцога, я согласна. - Думаю, это очень правильно. Но я должна вернуться к отцу.
        - Вы считаете, что это будет разумно?
        - Разумно или нет, не имеет значения. Это мой долг.
        - Прекрасно. Тогда придумаем, что вам следует говорить. Вы старались держаться рядом с герцогом, но потеряли его.
        - Но…
        - В это поверит даже ваш Гиль. Лошади, экипажи… И вы Жерво упустили. Его целью был собор Сент-Джеймса, но вы потеряли его в толпе на Пикадилли. Остальное предоставьте нам. Вы уже заслужили звания великой леди, мисс Тиммс, только за то, что выручили Шева из беды. Если позволите сделать вам этот комплимент.
        - Благодарю, но я не могу сказать такого, - возразила Мэдди.
        - Почему?
        - Потому что это неправда.
        - Конечно, неправда. Где бы мы оказались, если бы вы сказали им всю правду?
        - Но я не могу говорить неправду.
        Дарэм с удивлением посмотрел на нее.
        - Вы должны, дорогая моя. Это совсем небольшая ложь.
        - Я не могу. Не могу лгать.
        - Вы не можете лгать? - эхом отозвался полковник. Они с Дарэмом смотрели на Мэдди, как будто перед ними из тумана возникло непонятное видение.
        - Нет, - твердо сказала она. Мэдди попробовала бы обмануть леди де Марли или даже кузена Эдвардса, но она даже представить себе не могла, как можно солгать отцу или Ричарду Гилю, тем, кто всем своим поведением являлся зримым образцом того, как надо идти по жизни. - Это не в наших правилах. - Она беспомощно развела руками. - Я не могу нарушать их.
        - Но тогда… что же вы скажете?
        Она прикусила губу.
        - Если меня спросят - я должна сказать правду.
        - Вы не можете лгать, - Дарэм пристально смотрел на нее. - Даже в этом единственном случае, когда надо спасти жизнь человеку?
        - Должно быть, так. Как того хочет Бог. Если я солгу, значит, поступлю не так, как хочет Бог, а как хочу я. Но… после того как я уйду, можете увезти его. Тогда я могу честно сказать, что не знаю, где он находится.
        - Ну что ж, спасибо. Таким образом, вы здесь как бы ни при чем, не так ли? А когда вас спросят, где вы видели его последний раз, то меня поволокут в магистрат.
        Она опустила глаза.
        - Хорошо. Только… дайте мне подумать. Дайте подумать. - Дарэм сложил пальцы над чашкой с кофе. - Вы должны уйти прямо сейчас. Почему именно сейчас?
        - Из-за папы. Он знает, что я убежала с герцогом по собственной воле. Папа может подумать, что я ранена или даже… Он что угодно может подумать!
        - Хорошо! Ваш отец беспокоится. Где он находится?
        - Он с моим кузеном Эдвардсом остановился в гостинице «Глосестер».
        - Вот и прекрасно. Мы устроим так, чтобы ему под дверь просунули записку о том, что с вами все в порядке, но вы не можете сейчас прийти. К тому же все это правда, не так ли?
        - Папа не сможет прочесть записку. Он давно потерял зрение. Представляете, что он может подумать, если получит такую записку. Он будет просто вне себя. А как бы вы чувствовали себя на его месте? Как я могу не вернуться? Куда еще мне идти?
        - О, господи, - вздохнул Дарэм. - Как все сложно.
        Он в задумчивости смотрел на нее, потирая подбородок. В комнате стало тихо, только иногда собаки скребли лапами по полу, отталкивая друг друга и стараясь добиться внимания хозяина.
        - Фейн, - внезапно сказал Дарэм, - будь-ка и ты на что-нибудь полезен. Спустись вниз и пригласи мистера Гиля на легкий обед.
        Полковник послушно встал и водрузил на голову свою шляпу с плюмажем.
        - Да смотри, сделай так, чтобы он не отказался, - добавил Дарэм, лениво поднимая брови.
        Полковник Фейн откланялся, очень импозантный в своей форме и высоком плюмаже, небрежно положив руку на серебряный с золотом эфес шпаги.
        - Когда нужно, я бываю необыкновенно красноречив, как бывало говорила моя матушка…
        Герцог вовсе не жаждал снова встретиться с Ричардом, что было очевидно. Он поднялся на ноги с раздраженным восклицанием, когда полковник привел в комнату квакера, который держал в руках все ту же коробку. Черный сеттер тут же сделал стойку и заворчал, а Дьявол прыгнул на диван рядом с Мэдди и начал лаять и скалить зубы на незнакомца.
        - Шев, - рявкнул Дарэм. - Ради бога, уйми их!
        Жерво что-то прошипел. Собаки успокоились. Дьявол, скорчившись на полу в странной позе, положил передние лапы к ее ногам.
        Мэдди, забаррикадированная со всех сторон собаками, слабо улыбнулась.
        - Я благодарю тебя за то, что ты снова пришел на помощь…
        Он огляделся и мягко сказал:
        - Я шел следом. Я боялся за тебя, Архимедия. Тебя не обижают?
        - О, нет, нет. Герцог привел меня к своим лучшим друзьям. Дарэм и полковник Фейн.
        Несмотря на свой темный скромный камзол и шляпу с широкими полями, Ричард Гиль странным и неуловимым образом чем-то был похож на полковника Фейна. Один был весь сама яркость, переливающаяся алым, белым, голубым и золотым, другой - в суровой одежде без украшений. Но в обоих чувствовалась сила, нечто неожиданно могучее под их такой разной внешностью и характерами.
        Дарэм не пригласил квакера сесть. Тот оперся руками о спинку стула.
        - Позвольте мне быть с вами предельно откровенным, мистер Гиль. Мы не хотим, чтобы герцог был возвращен в семью. Этого нельзя делать в силу тех обстоятельств, о которых нам поведала мисс Тиммс. У нее же сложилось впечатление, что вы придерживаетесь другого мнения. Должен признаться, я не понимаю, какое вам дело до всего этого, но может так случиться, что мы попадем в чрезвычайно неприятное положение, если вы будете болтать об этом. Поэтому я счел… Лучше… скажем так, обсудить с вами это дело.
        Ричард ничего не ответил. Полковник Фейн стоял за его спиной, опираясь плечом на дверной косяк.
        - Мисс Тиммс обратилась к вам за помощью, - сказал Дарэм. - Вы готовы оказать ее?
        - Архимедия поступает так, как считает нужным, - уклончиво ответил Ричард.
        - Что ж, не сочтите за наглость, сэр, но я бы хотел знать ваше мнение. Как я понял, вы приняли это дело близко к сердцу, сделали его своей личной заботой. Возможно, вы даже приняли в этом деле сторону семьи. Но, несмотря ни на что, вам не следует упоминать этот адрес. Если вы скажете, что герцог направился в Олбани, сразу станет ясно, у кого он скрывается. - Дарэм сжал пальцами спинку стула и мягко добавил. - Он мой друг, мистер Гиль. Я хочу, чтобы вы как следует это поняли. Как следует. Я не допущу, чтобы его снова унижали из-за вашего благочестивого рвения.
        Раздался слабый металлический звон, когда полковник переменил свою позу.
        - Конечно нет, - пробормотал он.
        - Скажите мне, какими словами я должен убедить вас хранить молчание по поводу нашего дела, мистер Гиль? - спросил Дарэм, и в его голосе почувствовалась едва заметная издевка.
        - Таких слов нет.
        - Да-да. Предполагаю, что голос более достойный, чем мой, сможет убедить вас.
        Ричард кивнул в знак согласия. Дарэм поднял брови.
        - Разве в том, что вы оказались здесь, нет Божьей воли? Вы уверены в этом?
        - Я думаю, - сказал Ричард, у вас всегда найдутся красивые слова, чтобы убеждать меня. Дарэм улыбнулся.
        - Слова? И вы думаете, что у нас, кроме слов, нет других способов убеждения? Дорогой мой приятель, неужели вы не хотите их испробовать?
        Выражение лица Ричарда не изменилось. Мэдди испытывала за него чувство гордости, за то, что он не растерял своей стойкости, выдержки перед лицом плохо скрываемой угрозы.
        - Что касается герцога Жерво, - просто сказал он, - я еще не знаю, как ему правильно поступить.
        - Мистер Гиль, я человек легкомысленный, как вы уже, я уверен, догадались сами. Я люблю хорошо поесть и выпить; я неравнодушен к прекрасным дамам, игральным залам и лучшим портным. Мне совершенно нечем похвастаться перед вами. Даже Фейн, которого вы видите здесь, по крайней мере, вел свой батальон в открытый бой в Квотр-Брас и Ватерлоо. Все самое лучшее в нас заключается в том, что мы любим этого человека как родного. Нам наплевать на его титул, на его семью, на что угодно. Пусть лучше нас повесят, чем мы позволим над ним издеваться. Он сделал бы ради нас то же самое. Как и вы для своих. Это все, мистер Гиль. Больше красивых слов я вам не скажу.
        Эмалевые часы на каминной доске пробили время в сопровождении нежной мелодии в тишине. Дьявол уткнулся носом в ладонь Мэдди и лизнул ее.
        Ричард посмотрел в ее сторону.
        - Могу ли я просить тебя уйти отсюда, пусть они сами решают свои проблемы. Это светские дела, мы не имеем к ним отношения.
        - Хорошо, уходите, - поспешно сказал Дарэм, прежде чем Мэдди успела ответить. - Уходите, но держитесь подальше от своего отца. Дайте нам время, мисс Тиммс. Всего несколько часов, чтобы мы благополучно уехали отсюда. Вам не грозит никакая опасность, вы вернетесь к отцу, но, прошу вас, дайте нам немного времени.
        Мэдди прикусила губу, воображая себе, как волнуется отец, и одновременно - противопоставляя его беспокойству всю ложь, которую ей пришлось бы ему наговорить, или же стать причиной поимки Жерво. И с ужасом осознала, что она будет лгать даже своему отцу, что она - как Дарэм и полковник Фейн - готова на все.
        Мэдди глубоко вздохнула.
        - До вечера достаточно?
        - Вполне.
        Она поднялась. Собака обогнула диван, чтобы сесть рядом с герцогом.
        - Я не приду к отцу до ужина. До семи часов.
        Дарэм кратко кивнул.
        - Этого хватит. Прощайте. И не оборачивайтесь, иначе мы превратим вас в соляные столбы. Клянусь.
        Хотя Кристиан и не понимал всех произнесенных слов, он сообразил, как Дарэм и Фейн обошлись с мрачным типом, - Дарэм при помощи своей саркастической улыбки, а Фейн, небрежно играя мускулами. Кристиан целиком и полностью одобрил эту процедуру. Ему не понравилось, что девочка-Мэдди так быстро доверилась этому парню, побежала за ним без его на то разрешения.
        Головы вместе, шепчут, просматривают, говорят о чем-то непонятном. Пока Кристиан не услышал слово «вернуться» и не увидел, что Мэдди начала что-то возражать этому мрачному типу, похожему на мула. Настырный недоносок, имеет наглость преследовать их даже здесь…
        Дарэм и Фейн им займутся. Кристиан с удовольствием наблюдал за ними, ожидая, что сейчас они возьмут «Мула» за уши и вышвырнут его вон. Он бы и сам не прочь способствовать им в этом деле, но не хотел испортить песню Дарэму. Кристиану был непонятен их спор; он только понял, что Дарэм ласково угрожал ему своим мягким голосом и получал в ответ краткие и упрямые ответы. Кристиану не стоило вмешиваться в неподходящий момент, чтобы не ставить себя в неловкое положение.
        Жерво видел, что Мул обратился к Мэдди, просил уйти. Кристиан слышал быстрый ответ Дарэма и его просьбу к ней… Часы. Время? Дать время?
        Кристиан не видел лица Мэдди, но ее поза встревожила его. Жерво напрягся всем телом и сделал один шаг. Она спросила о чем-то Дарэма, тот ответил. Достаточно? Она поднялась и одновременно с ней пошел и Кристиан. Он не мог дотянуться до нее, Дарэм что-то говорил, как будто прощаясь, настаивал, чтобы она уходила! Мул собрался уходить вместе с ней. Собаки путались у Кристиана под ногами… Он вдруг почувствовал, что совсем не понимает, что произошло. Но никто не думал ее останавливать.
        - Стой, - его гневный голос приковал к нему всеобщее внимание. - Мэдди-девочка! Ты… останься.
        Жерво догнал ее. Без всяких церемоний он бросил ее обратно на диван. Ее плащ взметнулся вверх, когда она упала на подушки.
        Кристиан встал над ней.
        - Ты… я, - сказал он, понимая, что этого слишком мало. Но он был не в состоянии объяснить ей, что она не может бросить его, а он никуда не собирался уходить без Дарэма, Фейна и собак. Тем более она не должна уходить с «Мулом». Кристиан встал между нею и квакером. Собаки, бросившиеся ему на помощь, приготовились предотвратить любую попытку отнять у него девочку-Мэдди.
        Дарэм упал в кресло, скрестив руки. Он посмотрел на Кристиана с таким видом, как будто тот помешал ему заключить выгодную сделку. Но Кристиану было на это наплевать. Он не признавал никаких компромиссов, лишь бы девочка-Мэдди не оставляла его.
        Мул бросал на Жерво убийственные взгляды. Только один Фейн лениво улыбался, как будто присутствовал при обычных светских интригах. Сама Мэдди сидела на диване с опущенной головой. Через минуту она судорожно подняла руку к губам, и до Кристиана с внезапностью шока дошло, что она плачет.
        Его уверенность улетучилась. Он почувствовал, что стоит в центре осуждающих взглядов. Мэдди плакала из-за него. Все смотрели на Кристиана, и он не мог никому объяснить, почему это так важно. Она должна остаться с ним. Они поедут домой вместе. Он женится на ней и… Что будет дальше? Это было недоступно его разуму. Почему же она плачет?
        - Мэдди-девочка, - хрипло проговорил он.
        Мэдди отрицательно качнула головой, как будто отвергала его.
        Кристиан испепелял взглядом Мула. Жерво видел в нем виновника, мошенника, сующего нос не в свои дела, подсматривающего и подглядывающего в своем дурацком камзоле. Странный тип. Кристиан стал размышлять на эту тему, как вдруг что-то темное мелькнуло перед ним и направилось к двери.
        Жерво сообразил, что это Мэдди. Он даже не заметил, как она встала. Его мозг опять отставал, он все понял, когда фигура в плаще с капюшоном была вне пределов досягаемости. Герцог все еще пытался собраться со своими рассеянными мыслями, но в тот момент Фейн очнулся от полусна в дверном проеме и загородил его своим телом.
        - Шев хочет, чтобы вы остались, мисс.
        Она круто обернулась к Кристиану.
        - Отец! - воскликнула она. - Я должна идти! К нему! Понятно?
        - Останься, - это было все, что Кристиан смог произнести.
        - Жерво! - У нее было ужасное лицо. Она умоляла его. - Я нужна отцу. Он боится за меня. Я должна идти!
        Страх и протест поднялись в его груди. Ее отец - старый, слепой, он волнуется… Боится за нее. Но она нужна Кристиану.
        - Мэдди… - он заскрипел зубами. - Не могу. - Ему было противно говорить в присутствии других людей. Слова не давались. Старые шутки и остроумные пикировки с Дарэмом и Фейном растворились в кошмаре.
        - Пожалуйста, - сказала она. - Отпусти меня.
        Нет, нет! Он посмотрел поверх нее на Фейна, выразительно покачал головой, давая знак стражу оставаться на посту и не дать ей уйти.
        Ее противный Мул тронул Мэдди за плечо.
        - Архимедия. Я могу пойти к твоему отцу. - Он смотрел куда-то мимо нее и Кристиана. - Я могу повидать ее отца, не вызвав подозрений. По делам общины.
        Девочка-Мэдди обернулась к нему, ее лицо осветилось такой радостью, что Кристиан пришел в ярость.
        - Ты это сделаешь? И не выдашь нас? - раздался откуда-то резкий голос Дарэма, о котором Кристиан уже успел забыть. Он напряг внимание, нашел взглядом Дарэма и старался больше не упускать его.
        - Слово чести? - строго спросил Дарэм.
        - Я сказал. Кто верит в Бога, никогда не лжет.

«Благочестивый мул», - подумал Кристиан.
        Серьезный, странный человек посмотрел на Мэдди.
        Оставайся здесь и подожди меня. Может быть, до утра.
        Она кротко склонила голову в знак согласия. Мул, который так и не снял шляпу, повернулся к двери. Фейн стоял непоколебимо, пока Дарэм не сказал.
        - Пусть идет.
        Часовой поклонился и отступил в сторону.
        Девушка-Мэдди повернулась к Кристиану. Она так взглянула на него, что его резануло по сердцу, она искренне укоряла его. Через секунду она прошла мимо него и села на диван.
        Они ждали все утро и весь день. После обеда полковник Фейн ушел на плац и обещал вернуться к вечеру. Мэдди все так же сидела на диване. Она нарочно не смотрела на Жерво, который собственноручно принес ей чашку шоколада. Она приняла ее, не сказав ни слова благодарности. Мэдди хотела показать герцогу, что она осталась здесь не по своей воле, а потому что он помешал ей уйти, а Ричард был настолько любезен, что согласился рассказать ее отцу о случившемся, не упоминая, где скрывался Жерво.
        Удивительно, но Кристиан, казалось, смутно понимал, что она чем-то обижена. Он более не был аристократически равнодушен, как обычно, а подолгу стоял рядом с ней или иногда садился на другой край дивана.
        Не то чтобы Кристиан просил у нее прощения, скорее, он признал наконец в ней человека, а не свою личную собственность. Подошло время ужина, но от Ричарда так и не было никаких известий. Перед этим случилось одно неприятное событие, изрядно всех напугавшее, когда явился слуга в белой с серебром ливрее и потребовал встречи с Дарэмом. Марк никак не мог спровадить его; тот настаивал, что ему приказано передать послание в собственные руки Дарэма. Спор под окнами насчет того, следует ли слуге герцогини ждать возвращения мистера Дарэма или же оставить послание Марку, становился все жарче. Когда стало ясно, что посланник герцогини не уйдет, не повидав Дарэма, этот изобретательный джентльмен поднялся на чердак и оттуда вышел по черной лестнице.
        Пока Мэдди с герцогом ждали в спальне, Дарэм обогнул дом, вошел с таким видом, будто бы все время отсутствовал и пригласил слугу герцогини в гостиную, где наговорил ему уйму всякого бреда. Слуга удалился, напичканный витиеватым рассказом о почившей в бозе четвертой кузине Дарэма и прочими проблемами с этим связанными.
        По поводу герцога Жерво Дарэм был просто потрясен. Значит ли все это, что герцог излечился? Прекрасные новости! Дарэм думал, что он умирает. Сама герцогиня говорила ему об этом. А сейчас он бежал, и никто не знает, где он? Удивительно! Дарэм высказал удивление, что герцог не зашел навестить друзей. Он думал, что Жерво сделал бы это первым делом, оправившись от болезни. Не хотел ли слуга сказать, что произошло нечто непонятное. Герцог пропал? Ах, не пропал? Ну, если он никуда не пропал, не умирает, не заходит к друзьям, чем же, черт побери, он занимается? Его не видели уже несколько месяцев. Дарэму это кажется весьма подозрительным. По его мнению, следовало бы известить власти, а на скандал плевать!
        В этом месте разговора слуга быстренько откланялся и удалился, получив напоследок искреннее пожелание Дарэма, чтобы герцогиня дала ему знать о развитии событий, как только ей станет что-либо известно.
        Мэдди отвернулась от двери и в полутьме задернутой шторами спальни увидела напряженное лицо Кристиана, который опирался одной рукой на кровать. - Он был надменен и осторожен, как охотник, загнанный в угол своей же добычей. Дарэм открыл дверь и впустил собак. Они радостно приветствовали хозяина, как будто давно не видели его. Надменность Кристиана сменилась усмешкой, и он принялся играть с ними.
        Такие моменты внезапного перехода от царственной гордости к проявлениям теплых чувств потрясали Мэдди. Она была беззащитна перед ними. В ее душе все сбивалось и приходило в беспорядок.
        Мэдди теперь не была уверена, что поступает правильно. Ричард тоже не был в этом уверен. Мэдди понимала, что ей придется всю жизнь бороться с собой, чтобы усмирить свою сильную волю и избежать искушений. Слишком часто проявлялась ее мятежная душа. Вот такой человек, как Ричард, лучше отличал волю Господа от происков лукавого.
        Мэдди хотелось уйти домой, к отцу. Она хотела жить в безопасности. Прямо перед ней была дверь, и никакой королевский часовой не мог бы остановить ее. Герцог играл с собаками, а Дарэм занялся расстановкой бокалов на столе.
        Дверь была перед ней. Но она не ушла.
        Кристиан решил, что девочке-Мэдди надо поспать. Она и так дремала, дожидаясь своего странного приятеля. Фейн пришел и вновь ушел на дежурство. Он болтал разную чепуху, небрежно принимал косноязычную речь Кристиана, который не хотел, чтобы Фейн уходил. Дарэм же переживал больше; он то и дело начинал разговор с Кристианом, но неожиданно осознавал, что Кристиан не понимает его, хотя отчаянно пытался скрыть это.
        Друзья оказались в затруднительном положении. Кристиан хотел было призвать на помощь девочку-Мэдди, но она сидела как каменная, когда он оборачивался к ней. Она все еще сердилась на него за то, что из-за него она не может вернуться к отцу. Кроме того, Жерво был не в состоянии объяснить, как много зависело от ее пребывания здесь. Ему было жаль Мэдди. Но все в окружающем мире вертелось слишком быстро для него. Новое, неожиданное, непонятное и шумное затрудняло и без того непосильную задачу разобраться в обстановке.
        Она должна была оставаться с ним. Ей будет здесь хорошо. Спальня была рядом, через дверь, он мог бы видеть девочку-Мэдди и знать наверняка, что она поблизости.
        Мэдди проснулась сразу же, как только он подошел к ней. Дьявол, не отстававший от него ни на шаг, ткнулся носом в ее руку. Когда она открыла глаза, Кристиан подал ей руку.
        - Пришел? - это были первые слова, которые она произнесла.
        Кристиан только молча смотрел на нее.
        - Еще нет, - сказал Дарэм.
        - Постель, - Кристиан все так же вытягивая руку.
        - Да, - сказал Дарэм, сидевший за столом. - Ложитесь-ка спать, мисс Тиммс. Мы вас разбудим, как только придет ваш друг.
        Она заморгала, отгоняя сон и вздохнула. Подала руку Кристиану и встала. Он хотел отвести ее в спальню, но она немедленно отпустила его руку и отвернулась.
        В камине рассыпались с легким шорохом угли, когда за ней закрылась дверь спальни. Дарэм молча сидел за столом, обозревая остатки ужина.
        - Проклятье, - пробормотал он. - Проклятье.
        Кристиан подошел к буфету и, сняв с графина большую круглую пробку наполнил бокал.
        - Итак, - Дарэм протянул ему свой пустой бокал, и Кристиан наполнил и его тоже. - Как ты думаешь, что они сейчас намерены делать?
        Кристиан приложил палец к губам. Тише. Дарэм сделал глоток из своего бокала. Он откинул голову на спинку кресла и уставился в потолок. Кристиан прислушивался к тиканью часов. Он не хотел смотреть на них. В том, как располагались цифры на циферблате, было нечто нереальное, странное и пугающее. Какая-то ненормальность, которую он предпочитал не замечать, насколько возможно.
        Часы пробили только один раз. Они с Дарэмом не разговаривали, пили молча. Дарэм налил еще по бокалу, Кристиан почувствовал, как по его телу разливается тепло. Это было знакомое чувство, они очень часто сиживали так, как сейчас.
        От хереса реакции Дарэма становились замедленными. Кристиан это знал. Три бокала ослабляли его решительность, после четвертого он становился очень умным, а его речь ленивой. Кристиан дожидался четвертого и поставил свой бокал на стол.
        - Свадьба. - Он взглянул на Дарэма. - Девушка-Мэдди.
        Дарэм нахмурился и отрицательно покачал головой.
        - Прости, старина, не понял.
        - Мэдди. - Кристиан мотнул головой в сторону спальни.
        - Да. Правильно. Мисс Тиммс.
        - Я, - Кристиан запустил руку в карман камзола, пошарил там и нашел кольцо. Он поставил коробочку на стол и открыл ее большим пальцем. - Свадьба.
        Его друг бессмысленно уставился на кольцо. Казалось, он ничего не понимал. Кристиан уже собирался предпринять вторую попытку, как Дарэм стукнул бокалом по столу.
        - Боже всемогущий! Ты что, совсем спятил?
        - Нет, - сказал Кристиан.
        - Жениться на этой… Э-э-э… девушке? - Дарэм привстал из-за стола. Кристиан угрожающе зашипел, и Дарэм снова упал в кресло.
        - Ты шутишь?
        Кристиан взял кольцо и положил его в коробочку.
        - Какая-то сиделка. - Дарэм перегнулся через стол. - Черт побери, она же квакерша.
        - Жениться, - мучительно двигая губами, сказал Кристиан. - Ехать… домой.
        Дарэм покачал головой.
        - Нельзя, мой дорогой друг. Опасно. Тебя надо спрятать. Она так считает.
        - Нет! - Кристиан дотянулся до него и схватил за руку. - Нет… свадьба… дракониха хочет… нет. Сын.
        Смысл его слов не сразу дошел до Дарэма. Он удивленно поднял брови и прикрыл рот рукой.
        - Хочет наследника?
        - Да.
        - Это все, чего она хочет?
        - Условие, - выдавил Кристиан. - Обратно… Нет… Свадьба.
        - А на той девушке не хочешь жениться?
        Кристиан издал звук отвращения.
        Дарэм двумя руками взялся за ножку бокала и покрутил его между пальцами, наблюдая, как пламя свечи отражается в стекле, играет цветными пятнами в вине.
        - Эта тебе больше нравится? - поинтересовался он.
        Кристиан отпил немного вина. Он приложил большой палец к губам, поцеловал его и высоко отставил. Он улыбался своему другу. Коса… Он растопырил пальцы, как будто прикасался ими к ее волосам. Длинная.
        Дарэм фыркнул. Он сложил пальцы в кулак, выставил большой палец и показал его Кристиану.
        - Пусть так и будет. Раз ты ее хочешь, ее и получишь. Делай, как считаешь нужным.
        Глава 18
        - Мисс Тиммс, пора просыпаться, мисс Тиммс.
        Мэдди резко вскочила на постели.
        - Папа?
        Она запуталась в своем плаще. На секунду Мэдди показалось, что это воры. Незнакомый человек стоял у кровати, держа свечу так, что она могла видеть лишь его затененный профиль. Но она была не дома, она вообще не могла вспомнить, где она, пока внезапно в круг света не прибежала черно-белая собака и не положила свои лапы на край кровати. Пес радостно изогнулся и лизнул ее в нос. Мэдди отпрянула и стряхнула с себя сон.
        - Это вам, - Дарэм протянул записку, неряшливо запечатанную сургучом. - От мистера Гиля.
        Она с трудом открыла глаза. К ней вернулись память и ощущения; она взяла записку, Дарэм поставил свечу у кровати и оставил ее одну.
        Мэдди распечатала записку, подняла ее ближе к глазам, разбирая неуклюжие печатные буквы.

«Мисс Тиммс, я имел долгий разговор с твоим отцом. Он согласен с тем, что герцога надо оградить от преследований и хочет, чтобы ты взяла это на себя. Он очень просит доверять друзьям герцога и немедленно вызволить его из опасности, так как погоня очень близка. Ты должна везде сопровождать герцога. Ваш отец приказывает не возвращаться к нему, так как этим ты подвергнешь себя большой опасности. Я не смог сам прийти из опасений, что за мной могут следить. То, что я пришел к твоему отцу, вызвало подозрения. Если ты хочешь что-то передать ему, пошли записку в „Белль Соваж“, а я позабочусь, чтобы он получил ее.
        Да благослови тебя Господь, твой Друг
        Ричард Гиль».
        - Ах, - прошептала Мэдди.
        Она поднесла записку ближе к свету, прищурила глаза и перечитала снова. Но слова были все те же, написанные тем же нескладным почерком.
        Ей надо ехать с Жерво. Мэдди должна оставаться с ним.
        Так хотел ее отец.
        Это было ей непонятно и немного огорчало. Она не вернется к своему отцу! Как долго это будет продолжаться? Сколько еще опасностей впереди?
        Мэдди села на постели. Ее осудят за похищение. И леди де Марли не заступится за нее.
        Она закрыла глаза и прочитала про себя краткую молитву, прося силы, которая ей потребуется в испытаниях. Потом Мэдди поспешно начала искать свои туфли. Пока она наклонялась, чтобы застегнуть их, ей пришлось раза четыре отгонять от себя Дьявола, который так и норовил прижаться к ее ногам. Потом Мэдди взяла свечу и прошла в гостиную.
        Жерво все еще сидел там, выглядел странно в своей экстравагантной парадной одежде, с всклокоченными волосами и заросшим щетиной лицом. Он быстро и настороженно взглянул на нее, как будто ожидал, что Мэдди будет бранить его за что-то. Часы начали отбивать время. Мэдди поднесла к ним свечу и увидела, что наступило утро.
        Из холла она услышала, как открылась дверь и донесся мягкий голос Дарэма, беседующего со слугой. Дверь закрылась. Дарэм в мягких чулках вошел в комнату, неся поднос с кофейником и чашками.
        - Марк пошел за кэбом, если, конечно, это удастся в такой час. Выпейте кофе. Почтовый дилижанс отходит в пять. Вы захотите привести себя в порядок в спальне, мисс Тиммс, пожалуйста, но позвольте мне сначала взять что-нибудь из одежды для Шева.
        Он выглядел не лучше, чем герцог, казалось, что они оба не спали всю ночь. Дарэм поставил поднос, вздохнул, взял свечу и направился в спальню, оставив в гостиной только тусклую масляную лампу.
        - Шев, - тихо позвал он. - Идите сюда, дорогой, посмотрите, подойдет ли вам что-нибудь?
        Герцог бросил на Мэдди еще один короткий взгляд и прошел мимо нее в спальню.
        Над камином висело зеркало. Мэдди увидела, что выглядит не лучше мужчин, и попыталась более-менее поправить прическу, но без расчески это оказалось безнадежным занятием. Придется надвинуть на голову капюшон.
        Мэдди налила себе кофе, надеясь, что ей станет лучше. Похоже, у Дарэма имелся план. Он упоминал почтовый дилижанс, значит, поездка будет стремительной. Нет ничего быстрее почты, но до вечера ее не привозят. Почтовый дилижанс будет скорым и анонимным, как пропуск в библиотеку… Но куда? Мэдди надеялась, что недалеко. И все же, если ей суждено умереть на виселице за похищение, она лучше умчалась бы в Шотландию. Или в Америку. Или на Луну.
        Как выяснилось, первой целью был Бат - или главная дорога в его направлении и великолепный черно-красный почтовый дилижанс с гербом в виде двух лебедей, поблескивающих в свете морозного утра. Дарэм не сказал Мэдди о конечной цели их поездки. Он вдруг стал как-то молчалив. Когда она ужаснулась огромному расстоянию, Дарэм почему-то заявил, что они направляются не в Бат.
        Жерво и его друг в дилижансе спали. Дарэм развалился на переднем сиденье, герцог примостился у противоположного от Мэдди окна. Он сидел, завернувшись в огромное пальто, небритый и оставивший где-то шляпу. Дарэм объяснил, как должен выглядеть джентльмен в этих краях, чтобы «не навредить своему здоровью». Мэдди находила такой внешний вид совместимым с действительностью, но не могла заставить себя называть герцога «мистер Хиггинс» и представляться его сестрой. Даже несмотря на страх перед казнью. В конце концов она решила, если кто-нибудь спросит, назваться его родственницей по имени Архимедия Тиммс.
        Согласно своему решению, Мэдди нигде не выходила из дилижанса, кроме как в переполненных гостиницах, когда никто не обращал внимания на одинокого путника среди грохота колес, запряженных лошадей, криков прибывающих постояльцев и пассажиров, нуждающихся в отдыхе. Даже там она выходила либо одна, либо с Дарэмом. Последний настаивал, что их троих не должны видеть вместе, чтобы случайно не вызвать подозрений. Он заплатил за четвертое место в дилижансе, поэтому им не пришлось брать с собой посторонних, и никто даже не заглянул внутрь экипажа. Даже собаки остались с Марком. Возможно, это было плохо.
        Быстрая езда в экипаже с прекрасными рессорами доставляла удовольствие. Они обгоняли другие дилижансы и кареты. Мэдди не была уверена, что одобряет идею использования почтового дилижанса. Ей казалось, что это чрезмерная трата сил, хотя и ради очень важного дела. Должно быть, побег в утренней темноте был бесполезным поступком. Лошади всю дорогу неслись галопом, и примерно через полчаса их меняли в течение двух минут. Джентльмены уснули. Мэдди следила за проносящимися мимо призрачными белыми столбиками. обозначавшими мили, и от огромной скорости впала в полузабытье.
        С рассветом тени деревьев легли на заиндевевшие после ночных заморозков поля. Мэдди увидела вдалеке очертания огромного замка с круглыми башнями и высокими стенами. Знамена на.шпилях встречали первые лучи солнца. Мэдди наклонилась, чтобы посмотреть, как на солнце камни становятся золотистыми.
        - Виндзор.
        Голос герцога испугал ее. Она обернулась и увидела его, сонного, неловко привалившегося к стенке дилижанса.
        Экипаж понесся по ставшей вдруг неровной дороге, не сбавляя скорости. Мэдди уцепилась за ручку. Голова Жерво сильно ударилась о стенку, а Дарэм почти сполз с сиденья, после чего проснулся и уселся поудобнее, уперевшись ногой в пол и надвинув шляпу на лоб.
        Жерво сел прямо, потер обеими руками лицо и опустил их, уперев локти в колени. Дилижанс несся по дороге. Мэдди подумала, что герцог окончательно проснулся, но тот только перевалился на другой бок. Поскольку он был высок ростом, сменив положение тела, ему пришлось положить голову на колени соседке. Жерво сделал это спокойно, никак не предупредив. Только вздохнув.
        - Жерво, - резко воскликнула Мэдди.
        Ответом была лишь медленная улыбка, совершенно дикая, словно он был цыганом, счастливо заснувшим под забором.
        Поскольку всю дорогу держать руку на весу не представлялось возможным, Мэдди пришлось положить ее на плечо Кристиану. Она сделала это очень осторожно, стараясь ее удерживать при каждом толчке экипажа. Но Жерво поймал ее, схватил за пальцы и прижал к своему плечу.
        Оба были без перчаток. Мэдди забыла их в часовне, а герцог из-за спешки оставил свои элегантные белые перчатки в доме Дарэма.
        Мэдди наблюдала, как вокруг светлеют окрестности. Виндзорский замок то появлялся, то исчезал за холмом вдоль дороги. Жерво постоянно двигал головой, все сильнее прижимаясь к спутнице.
        Своей рукой он подвинул ее руку так, что пальцы Мэдди оказывались на его виске, а потом на щеке при каждом повороте экипажа. Она старалась не замечать этого, успокаивая себя тем, что если бы герцог был настоящим пациентом, то ей следовало бы позаботиться о его комфорте. Мэдди сказала себе, что Жерво немного устал и что события последних двадцати четырех часов могли измотать и пышущего здоровьем человека. Сама она испытывала недомогание из-за недосыпания и слишком сильных волнений.
        Рука герцога, нежно лежащая на руке Мэдди, была полна тепла и жизни. Его плечо прижималось чересчур сильно, а тело шевелилось не в такт тряске.
        Жерво сонно заворочался и приподнял подбородок, как бы выискивая наиболее удобное положение. Его еще не отросшая борода колола и царапала руки Мэдди. Она знала, что он вовсе не спит, и вскоре убедилась в этом окончательно. Когда дилижанс поехал среди свистков и криков форейторов, Дарэм проснулся и сел. Жерво не шевелился. Взглянув на него и Мэдди, Дарэм стал искать в карманах кошелек и наконец нашел. Поднимаясь, Жерво поцеловал пальцы Мэдди. Та отдернула их. Герцог вздохнул и снова уютно устроился у нее на коленях, не открывая глаз. Дарэм высунул руку в окно и слабо улыбнулся.
        - Полагаю, я должен принести вам завтрак, мисс Тиммс?
        Иногда в мыслях Мэдди представляла себе сад. Но без дома. Только пространство для всего, что она захотела бы посадить. Лаванда росла бы у стены ближе ко входу. Весной цвели бы тюльпаны и гиацинты, летом росли овощи, цветы, розовые штокрозы. Осенью деревья наклоняли бы ветви под тяжестью фруктов над маргаритками и кустами калины. Сад не был бы ухоженным, как сад с прямыми дорожками и стрижеными лужайками Блайтдейл Холла, предназначенный лишь для прогулок и бесед.
        Проснувшись в первое утро, Мэдди увидела свою мечту из окна дома священника в Сант-Мэттьюз-Глэйд. Ее сад или то, что от него осталось, встречал солнце, отбрасывал тени.
        Тысячи стеблей вспыхивали огнем, наклоняясь росистыми арками.
        Это был давно запущенный хаос, царство сорняков и старых растений, каменные дорожки, едва различимые под густыми пучками травы и опавшей листвы. Но это был ее сад. Сухие каменные стены огораживали пол-акра. В каждом углу росли фруктовые деревья, а в центре все что попало. За стеной к деревне спускался поросший зеленой травой склон. Дома расположились вдоль долины, построенные из такого же серебристо-серого камня, поблескивающие среди длинных пальцев тумана, повисшего на деревьях.
        Дом священника находился в ужасно заброшенном состоянии. Дарэм оказался еще хуже, чем Мэдди думала. Выяснилось, что он не только был фальшивым священником - более не похожего на духовное лицо человека Мэдди еще не встречала, кроме разве самого Жерво и полковника Фэйна, - но и окончательно запустил сад и жилище. Вчера вечером, когда они приехали сюда в четверть одиннадцатого, герцог так устал, что натыкался на вещи, которые нельзя было не заметить. После того как Дарэм распахнул дверь, будто приглашая гостей пройти во дворец, Мэдди пришлось целый час искать простыни.
        Они поужинали мясным пирогом и булочками, купленными днем в Хагнгерфорде, где им пришлось свернуть с дороги на Бат. Потом три спутника сели в частный почтовый фаэтон, сжав друг друга, поскольку экипаж был рассчитан на двоих. Мэдди уже вторую ночь не раздевалась, поэтому спала не очень крепко, если учесть еще холод в доме и сырую постель. И сейчас, утром, выглянув в освещенный солнцем заросший сад, она усомнилась, что там найдется что-нибудь на завтрак. Мэдди привела себя в порядок, насколько это было возможно без воды и расчески. Вся мебель была накрыта. Полог над кроватью потемнел от пыли. Матрас и две простыни при отсутствии одеяла выглядели ужасно неряшливо. Мэдди испугалась, что шарик из пыли под кроватью является безошибочным следом мыши.
        Несмотря на беспорядок и запущенность, дом выглядел солидно. Мэдди пошла по лестнице, прислушиваясь, не донесутся ли из другого крыла звуки, свидетельствующие о пробуждении мужчин. Ее шаги эхом отдавались в изогнутом коридоре, ведущем в просторный зал, где стоял только древний голый стол, длинный, темный, массивный, с резными ножками.
        На его середине лежал клочок бумаги, в которой вчера привезли еду. Оказалось, в нее завернули ключ. На сверточке виднелось имя Мэдди. Она глубоко вздохнула, развернула странное послание и начала читать.

«Моя дорогая мисс Тиммс.
        К несчастью, я должен уехать, не повидав вас, и вернуться в город как можно скорее. Надеюсь попасть туда к вечеру, что должно смутить любого, если учесть то расстояние, которое мы преодолели. Я сообщу миссис Дигби, что в доме теперь живет мой лучший друг, и попрошу нанять для вас слугу. Кроме того, вам придется зависеть от денег Баклс, пока я не получу наличными сумму своего дохода в следующем месяце, поскольку в настоящий момент у меня средств нет. Надеюсь, вы хорошо устроитесь в доме. Так как все идет нормально, думаю, вы можете оставаться там некоторое время. Отдых убедит вас, что вы поступаете правильно, мисс Тиммс, и, пожалуйста, сделайте все, чтобы уберечь Его.
        Ваш покорный слуга, Кит Дарэм.
        P.S. Будьте любезны, скажите Шеву, что я придумаю, как прислать собак, если сначала всех их не перестреляю».
        Следующий месяц! Он думает, что они останутся здесь так надолго? Мэдди скомкала записку и оглядела зал. В ее лифе был спрятан кошелек с деньгами, оставшимися от продажи пряжек. На это они с отцом могли прожить около двух лет.
        На лестнице послышались громкие шаги. Мэдди подняла глаза и увидела на пороге поеживающегося Кристиана. Он был одет, но не застегнул ни одной пуговицы. Увидев Мэдди, Жерво испытал облегчение и навалился на косяк двери, тяжело дыша.
        - Один, - герцог закрыл глаза и потряс головой.
        - Я здесь, - сказала Мэдди.
        Он кивнул в направлении крыла дома, в котором спал Дарэм.
        - Нет.
        - Дарэм вернулся в город, - успокаивающим тоном произнесла Мэдди.
        Жерво оттолкнулся от косяка двери и направился к девушке. При ее последних словах он нахмурился, слегка наклонил голову. Его борода уже стала черной. Мэдди подумала, есть ли в доме принадлежности для бритья и можно ли пойти в деревню? Насколько было безопасно показываться людям? Да-рэм говорил, что герцога здесь никто не узнает. Но рисковать не хотелось.
        Жерво криво усмехнулся.
        - Собаки.
        Мэдди поморщилась.
        - Твои собаки скоро прибудут.
        Он по-варварски ухмыльнулся.
        Мэдди взяла его руку и вытащила манжету рубашки из-под рукава куртки.
        - Запонки?
        Жерво издал неопределенный звук и кивнул в сторону спальни.
        Мэдди вытащила вторую манжету и поправила галстук. Жерво стоял смирно, глядя на нее из-под полуопущенных ресниц. Когда она подняла глаза, он улыбнулся.
        Небритым Жерво выглядел моложе. Мэдди пришлось сжать губы, чтобы сдержать улыбку. Строгим тоном она сказала:
        - Принеси запонки.
        Мэдди указала ему на дверь.
        Не колеблясь, он повернулся. Мэдди заметила, что письмо у него в руках.
        - Жерво, - позвала она. Он оглянулся.
        - Ты читал?
        Герцог бросил письмо на стол, наклонился над ним и оперся о крышку руками.
        - Моя… Тиммс. К несчастью… вынужден… уехать… не повидав, вернуться в город… попасть к вечеру… - он гордо поднял голову. - Прочитал.
        - Раньше? Ты читал раньше?
        - Вычислено, - признался герцог.
        Мэдди вспомнила, как он работал с ее отцом.
        - Только математика, - произнесла она. - Только цифры.
        Жерво пожал плечами.
        - Ты принесешь запонки?
        Коротко кивнув, он оттолкнулся от стола и вышел из холла. Мэдди проводила его взглядом, сжав губы. Неделю назад герцог не понял бы такого длинного, сложного предложения.
        Жерво вернулся с запонками. Мэдди взяла их и застегнула манжеты.
        - Как ты думаешь, что мы будем есть на завтрак?
        Он поднял двумя пальцами бумагу с жирными пятнами и с легкой усмешкой бросил ее на пол.
        - Пирог.
        - Жерво, - сказала Мэдди. - Ты умеешь играть лучше.
        Он изобразил улыбку пирата.
        Мэдди пошла в деревню. Кристиан грустно бродил по пустому дому. От нечего делать он поснимал с мебели покрывала, бросив их в кучу на пол. Сдернув покрывало с камина в гостиной, он обнаружил себя перед зеркалом.
        Кристиан выглядел, как дьявол после трехдневной попойки. Рукава куртки Дарэма были коротки и вульгарно открыли манжеты, когда Кристиан поднял руки к своей бороде.
        Чудесный монстр, герцог Жерво. Так должен выглядеть настоящий чопорный молодой человек.
        Глядя на себя, он успокоился - попытка сфокусировать внимание на нереальном, не просыпаясь. Как будто что-то здесь, и как будто этого нет.
        Громкий стук в дверь испугал герцога. Это девочка-Мэдди, решил он, идя по коридору, но в последний момент засомневался и остановился, разведя руки в стороны. Гость перестал стучать, подождал, но после паузы начал снова.
        Кристиан хотел убедиться, что это Мэдди, но слова застряли в горле как всегда, когда ему очень нужно было заговорить. Он попытался успокоиться, избавиться от необоснованной паники. Нельзя же было стоять здесь вечно.
        Наконец герцог взялся за ручку и открыл дверь.
        Необычный для октября теплый, влажный воздух ворвался в дом. Предгрозовая погода. На темной каменной веранде стояла девушка в фартуке и расстегнутом плаще.
        - Я служанка, сэр.
        Они посмотрели друг на друга. Черноглазая девушка имела доверчивый вид, слишком наивный, чтобы скрыть испуг из-за внешности Жерво. Но, судя по всему, ее трудно было испугать. Герцог раскрыл дверь пошире и отступил назад.
        Мэдди вернулась с хлебом, запеченной бараниной и картошкой в большом блюде. Она вошла через парадную дверь, направилась на кухню, но замерла, услышав женский голос. Потом она оперлась о косяк кухонной дверь.
        Жерво с девушкой сидели за столом друг напротив друга, держа фаянсовые чашки, из которых поднимался пар. Гостья оказалась спиной к Мэдди, болтала о своем «дружке», о том, как он ездил в город на лекцию по химии. Она повторила рассказ дважды, каждый раз добавляя: «Понимаешь?» Фраза заканчивалась вопросительной интонацией, словно было вполне естественным убеждаться, что слушатель все понимает. Несомненно, местные жители разговаривали так со всеми приезжими.
        Жерво поставил свою чашку и кивнул в знак согласия. Слушая служанку, он не заметил Мэдди, хотя та находилась в поле его зрения.
        - О… он очень умный, мой парень, - сказала девушка, выпила свою чашку и откинулась на своем стуле. - Не знаю, что о нем и думать. Ведь он собирается в Механический институт. Хочет делать моторы. Моторы, понимаете?
        Девушка повернулась к раковине и увидела Мэдди.
        - О! Хозяйка! - она вскочила и поспешила взять у нее блюдо. - Мистер Лангленд попросил меня посидеть с ним. Я Брунгильда Дигби. Вы не видели в деревне мою маму? Она не сказала, что я пошла к вам? M-м, пахнет не очень здорово. Подогреть еду, миссис?
        Не дождавшись ответа, девушка поставила блюдо на стол и стала возиться с железной печкой. Жерво встал. На его лице появилась улыбка, которая никогда не свидетельствовала для Мэдди о мыслях мирового значения. Она положила хлеб и еще один сверток на стол.
        - У тебя ужасный вид. Я купила бритву и щетку.
        Герцог наклонил голову.
        - Вода греется, миссис, - сообщила Брунгильда. От бездействия она старалась особенно угодить. - Принести таз?
        В кухне уже потеплело. Мэдди подумала о холодных, сырых спальнях наверху и кивнула.
        - Да, и найди простыни.
        - Да, миссис…
        Девушка быстро выбежала из кухни в зал мимо Мэдди. На первой ступеньке лестницы она остановилась, оглянулась и улыбнулась.
        - Он немного тронутый, верно? - ее улыбка расширилась. - Но милый. А какой симпатичный! Отлично понимаю, почему вы вышли за такого парня.
        Когда стемнело, разразилась гроза, сильная, страшная, напугавшая Мэдди. В городе она получала странное удовольствие от гроз, лежа в кровати, прислушиваясь к шуму дождя. И ее душа в это время тоже бушевала. Полупустой дом, казалось, извергает гром из своих углов.
        Брунгильда давно ушла. Мэдди на кухне расстегнула запонки и пуговицы на куртке герцога. Когда она закончила, Жерво отступил со взглядом, значение которого ей не удалось понять. Но Мэдди знала, что не стоит настаивать на большей помощи, чем та, которую он желал принять. Она пошла вперед со свечой, а Кристиан последовал за ней вверх по лестнице. На площадке, соединяющей два крыла, она остановились.
        - У тебя есть все необходимое? - спросила Мэдди.
        Наступила несколько натянутая пауза. Герцог стоял в танцующем свете свечи и смотрел на Мэдди. Он лукаво улыбнулся, спрятав глаза под опущенными длинными ресницами. Мэдди вдруг ощутила небывалое волнение. Оно нахлынуло на нее без предупреждения, подкатило к горлу, словно слезы, но это были не слезы, а что-то другое.
        Свет заморозил тени. Удар грома раздался над самыми головами. Мэдди вздрогнула и уронила свечу. Лестница погрузилась во тьму. Гром потряс дом, словно живое существо.
        - О! - воскликнула Мэдди, когда грохот стал стихать.
        Еще один удар расколол воздух. Все мускулы Мэдди конвульсивно сжались. Она почувствовала, как руки герцога прикоснулись к ней, развернулась и упала к нему в объятия - действие, вызванное только вздрагиванием при падении свечи. Но руки Жерво обняли ее, и Мэдди знала, что поступает неправильно. Но это было так сладостно. Вспышка молнии по сравнению с этим была практически ничем.
        Кристиан прислонился к стене, гладя Мэдди по волосам и прижимая ее щеку к своему плечу. Девушка почувствовала теснение в груди, вдохнула теплый мужской запах с легкой примесью аромата духов. Гром стал глуше, но звук еще вибрировал, словно тяжелый экипаж катился по деревянному мосту.
        Герцог поднял руку и погладил Мэдди по виску. Движение было легким, а объятия не ослабевали. Его пальцы скользнули вниз по щеке и осторожно прикоснулись к губам. Он крепче прижал к себе Мэдди и наклонил голову к самым ее волосам.
        - Боишься, девочка-Мэдди?
        - Нет, - ответила она, начиная отстраняться. - Нет, я… в полном порядке. Я успокоилась.
        Она сказала это не столько для него, сколько для себя, так как Жерво не отпускал ее. Мэдди смутилась и, освободившись, засмущалась еще больше.
        - Свеча, - произнесла она, чувствуя себя глупо.
        Мэдди наклонилась, шаря рукой по полу, и была сейчас рада любому занятию, каким бы бессмысленным оно ни казалось. Огарок нашелся у самых ног, но зажечь его было нечем.
        - Очень жаль.
        Кристиан издал смущенный звук и поддержал ее за локоть, направляя к спальне. Дальний свет давал лишь тусклое освещение, но герцог, казалось, ориентировался в темноте лучше Мэдди. По дороге он держался рукой за стену, пока Мэдди не различила слабое поблескивание камина в ее комнате.
        Она быстро высвободила свою руку и вошла в спальню. Дождь бил в занавешенные окна и барабанил по подоконнику. В свете пламени камина Мэдди пересекла комнату, опустилась на колени и зажгла огарок свечи от углей.
        - Вот, - она протянула Кристиану свечу. - Ты сможешь добраться до своей комнаты.
        Он не взял свечу и только смотрел на Мэдди. Свет от камина и свечи падал ему на лицо. Симпатичный джентльмен, как назвала его Брунгильда. Мэдди считала герцога кем угодно, но только не джентльменом. Свет выхватил из темноты его брови, сделал их злодейскими, убрал из глаз смущение, и они стали мягкими.
        Капли воска упала со свечи. Оба сделали движение одновременно. Мэдди дернула рукой, спасаясь от ожога, а герцог протянул к ней свои руки. Расплавленный воск упал ему на запястье. Он глухо выругался. Мэдди воскликнула:
        - Твоя рука! О, тебе не стоило…
        Жерво задул свечу и резко произнес:
        - Осторожно!
        - Ты обжегся?
        Он еще сжимал ее руки и усмехнулся.
        Обжегся.
        Его большой палец нежно прошелся по пальцам Мэдди. Кристиан крепко сжал ее, затем отпустил. Отблеск огня четко очертил его лицо.
        Герцог смотрел на Мэдди, будто стараясь выяснить, поняла ли она его. Попавшая в этом доме в плен дождя, грома и пристального взгляда, Мэдди испугалась.
        Кристиан приложил запястье к своей груди.
        - Обжегся, девочка-Мэдди.
        Потом он развернулся и оставил ее одну в тусклом свете при разрывах грома.
        Глава 19
        Процесс утреннего одевания рассердил Кристиана. Одежды Дарэма ему хватало, но после утомительного путешествия даже его судебная одежда выглядела лучше, особенно когда Брунгильда выстирала белье. Мягкие чулки надеть было не трудно, но ко времени, когда он застегивал бархатные брюки, навалилась злоба на собственные мозг и руки, не способные работать вместе и превращающие такое простое занятие в проблему.
        Сдержав раздражение, герцог решил, что быстрее действовать одной рукой, но в этот момент послышался шум за дверью. Он выглянул в окно и увидел девочку-Мэдди в развевающемся плаще, которая направлялась к вершине холма. Она пик, не к деревне. Быстрая походка не оставляла сомнений: так люди обычно уходят.
        Кристиан выругался, схватил в руки жилет и без куртки, в расстегнутой рубашке выскочил из комнаты.
        Мэдди не знала, куда шла. Гроза принесла зиму. Северный ветер хлестал по щекам. Ночной ливень превратил сад в грязное месиво, но торф в поле рядом с ним пружинил под ногами, начинал подмерзать и после каждого шага в нем оставалась мокрая ямка. Мэдди приподняла юбку, хотя в этом не было никакой необходимости. Ее лучший наряд так помялся и перепачкался, что уже потерял свое первоначальное предназначение.
        На вершине холма Мэдди остановилась и посмотрела на север, радостно подставляя лицо порыву ветра. Всю ночь она прислушивалась к бушующей грозе, утром захотела вернуть себе равновесие. Вполне очевидно, это было испытание. Мэдди все проанализировала и нашла в себе твердости больше, чем ожидала.
        Однако даже самоанализ являлся зыбучим песком. Говорить себе, что она не должна испытывать удовольствия от подобной Заботы, значило вспоминать прикосновения рук герцога. Пренебрежение к чувствам значило думать о его лице, освещенном тусклым огнем.
        Мэдди услышала сзади шаги и тяжелое дыхание. Она обернулась и увидела Кристиана. Он остановился в нескольких футах, разгоряченный ветром, в рубашке с короткими рукавами. Настоящий образец для пожилых наставниц, советующих юным девушкам не заговаривать с подозрительными мужчинами.
        - В чем дело? - резко спросила Мэдди.
        Рот герцога дрогнул, словно он хотел ответить, но не смог. Он отвел от нее взгляд. В сторону и вниз. Ветер ворошил его темные волосы.
        - Вернись.
        Кристиан поднял глаза. Они были цвета грозовых туч, синее, чем небо над ним.
        - Вернись.
        Мэдди повернулась и продолжила свой путь.
        Герцог пошел рядом с ней. На протяжении нескольких ярдов она предпочитала не замечать его, потом остановилась.
        - Я хотела бы идти одна, - сказала Мэдди, не глядя на спутника.
        - Куда?
        Она знала, что грубость вопросов была его несчастьем, что угроза в голосе звучала не по-настоящему. Но из-за чего-то поддалась на это.
        - Зачем тебе знать?
        Кристиан немного напрягся, словно резвая лошадь, почувствовавшая жесткие поводья. Он схватил Мэдди за локоть, но та вывернулась.
        - Чего ты от меня хочешь? - крикнула она. - Чего?
        Челюсти герцога щелкнули. Он сделал движение, чтобы снова поймать Мэдди, но с видимым усилием заставил себя опустить руку.
        С огромным усилием он произнес:
        - Друг.
        - Я твоя сиделка. И все.
        Тень усмешки промелькнула по его лицу.
        - Сиделка… останься, - попросил Кристиан.
        Мэдди вздохнула, теряя все свои аргументы. Было действительно нечестно со стороны сиделки убегать, утверждая, будто пациент обойдется без нее. В замешательстве она запахнула на себе плащ.
        Почувствовав первый успех, Жерво улыбнулся.
        - Вернись… ко… мне.
        - Нет. Пожалуйста. Не сейчас. Только… нет. Я хочу уйти. Одна.
        Улыбка стала неприятной.
        - Иди, - сказал герцог, дернув подбородком. - Вернись…
        Мэдди не поняла, не смогла найти смысл во взаимоисключающих словах, пока он не оставил ее и не отошел к сухой каменной стене, тянувшейся через холм.
        - Иди, - произнес он, махнув рукой.
        Найти убежище в пустых полях было безнадежной задачей, но Мэдди резко запахнула на себе плащ и двинулась дальше. Она спустилась по склону, начала подниматься на следующий холм, миновала долину и еще один холм, испугавшись небольшого стада овец. На самой верхней точке ветер был очень сильным. Даже капюшон не помогал закрыть уши.
        Маленькая попытка побега была бессмысленной. Кристиан победил ее.
        То, чего она хотела избежать, находилось внутри нее. Шагая, Мэдди думала только о Жерво.
        Она вдруг обнаружила, что не может идти дальше. К ней пришло чувство, что она должна быть заботливой и убедиться, что пациент находится в безопасности на злом ветру. Мэдди повернула обратно. Она придерживала юбку, перепрыгивая через многочисленные ручейки.
        Ни белая рубашка, ни терпеливая улыбка не встретили ее, когда Мэдди вновь увидела дом священника и церковь. Место, где герцог ждал ее, представляло собой лишь нагромождение камней друг на друга. Мэдди остановилась… И затем увидела его сидящим на вершине холма на выступе скалы. Когда она подошла к нему, он поднялся: сильный, элегантный силуэт на фоне утреннего солнца.
        - Идем, - сказала Мэдди, держась на дистанции, которая оберегала даже простую сиделку от вспышки эмоций. - Пора возвращаться.
        Кристиан потянулся к ней. Свет позади него вдруг приобрел неожиданный оттенок. Ветер шевелил маргаритки, которые герцог держал в руках. Он сделал предложение без какого-либо выражения на лице, без угрюмости и без улыбки. Неожиданность встряхнула Мэдди. Столь странной казалась яркость маргариток посреди мрачного ландшафта, что Мэдди почувствовала себя смущенной, не способной дать подходящий ответ. Ее щеки, разгоряченные ветром, казалось, вспыхнули еще сильнее.
        - Чего ты от меня хочешь? - крикнула она. - Я не уступчивая женщина.
        Мэдди выхватила цветы из рук герцога и бросила их по ветру. Порыв подхватил их, несколько раз перемешал, потрепал стебли и расшвырял вдоль дороги.
        - Ты грубый. И надоел мне со своим вниманием, вызванным бездельем!
        Он заколебался, повернул голову и нахмурился. Затем краска бросилась ему в лицо. Самолюбие.
        - Прошу… прощения, - его лицо приняло каменное выражение. - Тиммс! Капризная…
        Последний слог слова прозвучал как стон и смех одновременно. Кристиан отвел взгляд, все еще пытаясь говорить, но не смог продолжить, будто слова, которые ему хотелось произнести, ускользали. Его губы скривились, и он воскликнул:
        - Идиот!
        - Ты не идиот, нет! Ты безнравственный человек. Я знала это с первого дня нашего знакомства. И ты становишься все хуже и хуже. Твои поцелуи и объятия! - Мэдди распалялась все сильнее. - Ты отвратителен.
        Герцог огляделся по сторонам. Его глаза прищурились на ветру, раздувавшем рубашку и волосы.
        - Этого между нами быть не может, понятно? - добавила Мэдди напоследок, говоря вслух о том, о чем раньше боялась подумать. Я родилась Другом, Жерво. А ты дворянином.
        Ответом ей было молчание.
        - Ты даже не знаешь, что произойдет из-за меня? Не знаешь. Ты никогда не задавался этим вопросом. Друзья отрекутся от тебя.
        Он ничего не отвечал. Сейчас его отличала гордая слепота: взгляд, направленный в никуда, как в суде лорда-канцлера.
        - Я не стану другом! - воскликнула Мэдди, взбешенная молчанием герцога. - Я буду одна!
        - Нет, - неожиданно ответил тот, повернулся и протянул ей свою руку ладонью вверх. - Девочка-Мэдди. Со… мной.
        Она посмотрела на его руку. Острая ноющая боль пронзила Мэдди, уничтожила все слова, отказы и объяснения. Она бросилась прочь от Кристиана, побежала по полю, скользя на зеленом торфе, но не упала. Упало только ее сердце.
        Хуже всего было то, что Кристиан заставил Мэдди думать об этом. Он наполнил ее голову фальшью и фантастикой. Она мечтала уже не только о саде, который ей не принадлежал, но и о жизни здесь вдвоем с Жерво… А даже с папой. Мэдди работала бы в доме и саду, а герцог с папой занимались бы своими цифрами и уравнениями. Иногда она представляла себе Жерво таким, каким знала его одну короткую ночь перед несчастьем - веселого, уверенного в себе, мудрого. Но чаще всего перед глазами возникал нынешний Жерво. Мэдди могла взять его за руку. Действительность вела к безобразным или к очень уж смущающим видениям.
        Весь день Мэдди интенсивно заботилась о герцоге. Она проветривала спальни, чистила отделанную дубовыми панелями гостиную. Брунгильда ей помогала. Мэдди заговорила с Жерво только однажды, когда нашла его в холодном, пыльном кабинете священника, где он пытался при помощи старинного пера писать какие-то математические знаки. Свечи у него не было, свет падал из заросшего плющом окна. Обнаружив Кристиана в таком неуютном месте, Мэдди резко приказала ему идти на кухню, чтобы они с Брунгильдой могли привести кабинет в порядок.
        Мэдди не проводила его взглядом, когда он уходил, и немедленно занялась уборкой. Брунгильда появилась на пороге, затем вдруг развернулась и исчезла. Вернулась она через четверть часа с метлой и стала подметать под столом и вокруг книжных шкафов.
        - Я могу высказать свое мнение, миссис, если хотите.
        - Да? - отозвалась Мэдди, заинтересовавшись, куда клонит служанка.
        - Нельзя с ним так разговаривать. Кому-то, может быть, все равно, а есть люди очень обидчивые.
        Мэдди прикусила губу, продолжая вытирать пыль. Брунгильда мела мусор.
        - Вы старше меня, - продолжала служанка. - Вам лучше знать. Может, вы не видите, как он смотрит на вас.
        Мэдди развернула листы бумаги, найденные в ящике стола и положила их рядом с пером.
        Брунгильда наклонилась.
        - Он любит вас, - сказала она в мусорное ведро. - Вы не должны быть так холодны с ним.
        - Нужно принести сюда свечи, - произнесла Мэдди как можно более спокойно. - Есть здесь ножницы? Хочу немного освободить окно.
        - Да, миссис, - ответила Брунгильда.
        Вечером пришла мать Брунгильды со свежей форелью, пудингом и сливками для какао Жерво, потому что «мистер Лангленд особенно любит их, как сказала моя девочка». Пышная деревенская женщина села и начала чистить рыбу.
        - Вы пойдете в церковь или часовню, миссис?
        - Разве Брунгильда не сказала ничего?
        - О, да, говорила. Значит, в часовню.
        - Есть здесь где-нибудь поблизости молитвенный дом?
        - Большая часовня за Стрэндом. Около семи миль отсюда.
        Мэдди улыбнулась.
        - Вы не хотите посмотреть нашу новую городскую церковь? Чудесное здание с огромным органом. Герцог ценил ее. Ему пришлось обратиться к члену приходского правления, чтобы передать свою библиотеку Механическому Обществу. Должна сказать, это были мудрые люди. А член приходского правления вообще редкий человек. Никто не станет спорить. Орган - настоящее чудо.
        Мэдди осторожно резала овощи.
        - Какой герцог?
        - Герцог Жерво. Мне неудобно говорить, но многие называли его настоящим бездельником, негодяем, колючим, как иголка, хотя я ручаться не могу. Вся земля в округе принадлежит ему. Но это раздражает крупных фермеров, которые считают, что распорядились бы ею лучше. Лично я не знаю. Не люблю перемены. У меня уже не тот возраст. Но я не хочу сказать, будто мне нравится, что старинное имение разрушается. Преподобный Дарэм ваш родственник?
        - Он друг Франсуа Лангленда, - ответила Мэдди.
        - Как интересно вы говорите. Называете своего собственного мужа его христианским именем.
        Мэдди поклонилась.
        - Так нам наказывают. Не раздавать комплиментов, не лгать и звать мужчину хозяином дома, даже если он таковым не является.
        Женщина захихикала.
        - Вы не зовете своего мужа хозяином?
        Мэдди опустила лицо и пробормотала:
        - Нет.
        - Правда, моя девочка говорит, что он очень симпатичный парень, настоящий джентльмен.
        - Да, - подтвердила Мэдди.
        - Но немного помешанный.
        Мэдди положила разделочный нож.
        - Он не слабоумный, а больной.
        - Несомненно, несомненно, - подчеркнуто быстро согласилась мать Брунгильды. - Моя дочка страшная болтунья. Ей самой надо мозги подправить. Но у нее доброе сердце. Знаете, она уже очень полюбила его. Я бросила свои дела и принесла ему сливки.
        - Очень любезно с вашей стороны.
        - Ничего особенного, миссис Лангленд. Рада угодить вам. Священник приезжает только раз в год. Говорит, что занят в городе. Я для него все готова сделать.
        Мэдди взглянула на женщину. Ей послышался в ее голосе сарказм, но та продолжала с улыбкой на круглом лице.
        - Мой Уильям прихожанин, - добавила она, - и говорит, что местный священник худший в округе. Поскольку герцог умный человек и многое здесь определяет, не знаю, что из этого может выйти. Все мы как на иголках, но скажу я вам, нам очень нравится преподобный Дарэм.
        Лай собаки ворвался в сон Мэдди. Он становился все громче и громче, пока кто-то не захлопнул дверь. Мэдди ворочалась в постели, глядя на просачивающийся в окно серенький рассвет.
        Стук двери был реальностью. Собака тоже. Мэдди ясно слышала шум. Накинув вместо халата плащ, она пробежала через холл в пустую спальню взглянуть в окно, выходящее на противоположную сторону.
        Протерев заспанные глаза, Мэдди разглядела фаэтон, разгоряченных лошадей, но выступ каменной веранды скрывал приехавших. Залаяла еще одна собака. Топот вдруг прекратился. Брунгильда, конечно, и мужской голос, Дарэм? Но он уехал не настолько давно, чтобы успеть вернуться. Мэдди подбежала к лестнице. Черная с белым собака бросилась к ней и стала тереться об ноги.
        - Мисс Тиммс! Быстрее! - крикнул снизу Дарэм. Крик донесся вместе с потоком холодного воздуха. - Они уже рядом! Мы должны ехать немедленно!
        Жерво уже находился внизу, кое-как одетый в пальто, купленное Брунгильдой в городском магазине. Служанка стояла в плаще и фартуке, словно только что пришла, оглядываясь в замешательстве по сторонам. Дарэм через две ступеньки взбежал по лестнице, схватил Мэдди за руку и потащил вниз. Ей пришлось собрать все силы, чтобы не потерять равновесие. Внизу она увидела полковника Фейна в голубом плаще поверх красной формы, стоящего возле открытой двери, в которую залетал сухой снег.
        Дарэм вытолкал Мэдди из дома в ночной сорочке, туфлях, без чулок. Ветер ударил ее холодной плетью, но она не успела подумать об этом, как полковник Фейн подхватил беднягу и потащил с собой, почти приподнимая над землей.
        - В чем дело? - крикнула Мэдди, стараясь оглядеться. - Они едут за герцогом?
        - Погоня, - крикнул полковник и вдруг поднял ее на руки, словно она была не тяжелее гусыни. - Идем к церкви.
        Колокольня чернела на фоне холодного рассвета. В некоторых местах на ней виднелись крошечные снежные налеты. Полковник достиг крыльца и поставил Мэдди на ноги, как раз когда прибыли Жерво, Дарэм и Брунгильда, ошеломленная картиной суетящихся людей и собак. Наконец Дарэм распахнул тяжелую дверь, и вся компания с порывом смешанного со снегом ветра ввалилась туда.
        Дарэм установил массивную деревянную задвижку на место. Звуки эхом отдавались в помещении. Темноту здесь рассеивали лишь тонкие лучи рассвета, проникавшие сквозь цветные стекла большого круглого окна над крестом и освещавшие только голый стол. Откуда-то донеслось сонное куриное кудахтанье. Белая курица вскочила на перила перед алтарем и уставилась на вошедших.
        - Мисс Тиммс, - произнес Дарэм, тяжело дыша, через четверть часа они будут здесь. Я встретил Фейна по дороге. Нет времени объяснять. У нас только один шанс. Один. Мадам… вы должны обвенчаться с ним. Сейчас. Немедленно. Я могу сделать это.
        Мэдди стояла в ночной сорочке и плаще, потеряв дар речи.
        - Знаю, это неожиданно. Я надеялся избежать таких событий, найти какой-нибудь выход, но они выследили нас гораздо быстрее, чем я ожидал. Мисс Тиммс… Они могут взять его. Я ничего не могу поделать, Фейн тоже… Таков закон. Они могут вернуть его туда.
        - Но… мы не можем спрятать его? Увезти подальше?
        - Нет времени. Нет времени, мисс Тиммс! Вы слышите? Фейн, закройте двери, заприте их! Это они. Стук копыт!
        Действительно, за шумом ветра Мэдди услышала, как скачут лошади. Вероятно, по мостику внизу. Но через секунду все стихло. На лице Брунгильды остались одни глаза.
        - Я слышу, - прошептала она.
        - Пожалуйста! - сказал Дарэм Мэдди. - Ради Господа, мисс Тиммс… Вы единственная, на кого мы можем рассчитывать. Это займет всего пять минут… и вы станете по закону ближайшей родственницей. Они не смогут тронуть его, если вы не разрешите.
        - Но… это невозможно! Я - Друг!
        - Мне наплевать. Поймите, даже если бы вы были индуской. Это наша единственная надежда. Сумасшедший дом, мадам! Вы вытащили его оттуда. Вы все понимаете, как никто другой.
        - Вы не понимаете! Я не могу быть обвенчана священником… Здесь. Только ради закона! Не могу! Мы должны попытаться спрятать его!
        Дарэм резко отошел от Мэдди. Та обхватила себя замерзшими руками и посмотрела на герцога. Он наблюдал, как его друзья подошли к входным дверям. Когда Жерво посмотрел на Мэдди, их глаза встретились. Она не поняла, догадался ли он, чего хочет Дарэм. Судя по взгляду, догадался. Герцог напрягся и принял гордый вид, но ничего не сказал, не попросил помощи. Он оставался таким же отдаленным, каким Мэдди оставила его на вершине холма.
        Звук, который был неопределенным несколько минут назад, стал реальным - стук подков о булыжную мостовую и крики людей. Куры захлопали крыльями. Дьявол залаял, а Брунгильда крикнула:
        - Кто там?
        Эхо приглушало возбужденные, злые голоса.
        Дарэм попятился назад.
        - Поздно! Проклятье!
        Преследователи начали ломать главную дверь. Боковая тоже затряслась под их ударами. Голоса снаружи становились все громче. Пес по имени Касс с рычанием бросился туда. Людей было очень много, затрещала еще одна боковая дверь. Куры заметались в панике, прыгая на перила и с них на пол.
        Дьявол растерял все свое самообладание и стал с лаем гоняться за ними.
        Брунгильда всхлипнула. Мэдди посмотрела на полковника Фейна, готовившего саблю. Дарэм достал свою, вделанную в трость, вытащил из кармана пистолет и протянул его Жерво.
        - Нет! - в ужасе Мэдди не могла произнести больше ни слова. Она попыталась вцепиться в Жерво и Дарэма одновременно. Герцог уже был позади нее, но Мэдди поймала рукав Дарэма.
        - Вы не должны! Нет!
        Он рванулся в сторону.
        - Что вы предлагаете, мисс?
        За грохотом дверей и лаем собак его слова были едва слышны. Дарэм занял позицию там, где дерево тряслось, словно живое. Мэдди огляделась, увидела полковника Фейна, обороняющего левый вход, и Жерво, устроившегося за скамьей и взявшего на мушку последнюю дверь. Лай Дьявола громко звучал среди пронзительных криков.
        Мэдди бросилась в переднюю часть часовни, разогнала кур, встала на ступеньку и обернулась.
        - Нет! - крикнула она как можно громче. - Вы не допустите насилия… Ни один из вас!
        Все оглянулись. Даже Дьявол с прилипшими к морде куриными перьями молча выбрался из-под скамьи.
        - Бросьте… оружие… там где стоите. И идите сюда!
        Дарэм подчинился первым. Он бросил саблю на пол. Полковник Фейн тоже разоружился, последовал за ним и облокотился о перила около Мэдди. Она посмотрела поверх них на Жерво, который наконец очень нехотя поднялся и положил пистолет на скамью.
        Стук в дверь прекратился. Даже голоса стали тише, словно люди начали переговариваться между собой.
        - Жерво, - крикнула Мэдди. - Господь возложил на меня обязанность любить тебя. Ты мой муж, а я твоя жена. Не по закону, а по любви.
        Трое мужчин смотрели на Мэдди, словно она сошла с ума. Брунгильда стояла позади них, съежившись, прижав свой фартук ко рту, оставив на виду только красный нос и огромные глаза.
        - Это все, что я собиралась сейчас сказать, - произнесла Мэдди.
        Казалось, Дарэм внезапно вернулся к действительности. Он пошарил в своем плаще, достал маленькую книжечку, встал рядом с Мэдди, открыл заложенную страницу и начал читать венчальную молитву. Снаружи опять начали колотить в главную дверь, на этот раз громче и уже не просто руками. Дьявол рванулся туда со страшным лаем. Когда Дарэм подошел к части, где венчающиеся должны повторять слова за священником, Жерво со злым высокомерием взглянул на Мэдди, и она на мгновение усомнилась, станет ли он сейчас говорить.
        - Согласен! - усмехнулся герцог. - Я… Кристиан Ричард Николас Франсуа Лангленд… взять тебя… девочку Мэдди… Мэдди… о… сво… девочку Мэдди… Тимм… иметь… держать… с этого дня… вперед… в хорошем… в плохом… в богатстве… в бедности… в болезни… в здравии… любить… заботиться… до самой смерти… согласно… Божьей милости. Беру тебя… в жены!
        Дарэм полистал книгу.
        - О… Гм… Все правильно, старина Шев, - он старался перекричать стук в дверь. - Совершенно правильно. Правда, ты забыл взять ее за руку, но это не важно. А теперь, мисс Тиммс, не соблаговолите ли вы повторить за мной?
        - Я уже сказала все, что хотела.
        Он немного нахмурился, затем пожал плечами.
        - Годится. Хорошо. Теперь кольца. Фейн.
        Полковник стоял молча, положив руки на ножны своей сабли.
        Дарэм посмотрел на него.
        - О Господи. Фейн, ты забыл?
        - Нет! сейчас… Сейчас дам!
        Жерво уставился на него.
        Полковник выглядел озадаченным, потом его лицо просветлело.
        - Вот бумаги, - сказал он, протягивая документы Дарэму.
        Его друг схватил их.
        - Ты безнадежный болван. Придется воспользоваться перстнем Шева, - Дарэм посмотрел в книгу и выжидательно взглянул на герцога. - Ты должен отдать ей перстень. Она даст его мне, и я благословлю его.
        Жерво посмотрел на свою руку, на которой золотой перстень являлся единственным признаком богатства на фоне темной одежды. В штурме двери наступила пауза, затем по церкви пронесся еще один удар. Дьявол снова залаял. Куры попрятались под скамьи.
        Жерво протянул Мэдди на ладони перстень.
        Холод сделал ее пальцы негнущимися. Когда она брала перстень, ладонь герцога показалась ей теплой, большой и уверенной. Перстень упал на ее ладонь. Мэдди должна была передать его Дарэму, но Жерво взял ее руку и надел перстень ей на палец, где тот повис так свободно, что его пришлось придерживать.
        - Кольцо… Я… женат на тебе, - герцог заглянул в глаза Мэдди, будто ожидал с ее стороны возражений.
        Лай донесся откуда-то сзади. Курица вскочила на огромный подсвечник, оставив Дьявола стоять на задних лапах.
        - Я вынесу это, - сказала Мэдди. - Бог велел мне сделать так.
        - Я хотел сначала благословить его, - запротестовал Дарэм.
        - Это не может сделать никто, кроме Бога, - ответила Мэдди.
        - Ну хорошо. Но так сказано в книге. Давайте немного придерживаться правил.
        Стук возобновился. Дарэм повысил голос.
        - Вполне приемлемо, если я отведу вас к молитве, мисс Тиммс. Я посвящен в духовный сан.
        Дерево боковой двери затрещало. Собаки бросились к ней.
        - Быстрее! - воскликнула Мэдди.
        - О быстрее, - эхом отозвалась Брунгильда.
        - Великий Боже… вечная жизнь… На молитву нет времени, - Дарэм провел пальцами по книге. - Гм… гм… Ах.
        Он неуклюже соединил руки Мэдди и герцога, с трудом удерживая при этом книгу.
        - Что Господь соединил, то неподвластно разъединить человеку.
        Дарэму пришлось опять занять свое место. Боковая дверь уже едва держалась.
        - Поскольку Кристиан… Проклятье, Шев, как дальше звучит твое дурацкое имя? Кристиан Ричард и так далее, и так далее, герцог Жерво и Архимедия Тиммс обручены. Это засвидетельствовано перед Господом и следующими…
        Удар в дверь.
        - Не будем перечислять… Еще один удар в дверь.
        - …друг другу и провозглашено при обмене кольцами и соединением рук… Дверь задрожала.
        - Объявляю вас мужем и женой. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь!
        Как в бульварной прессе, именно в этот момент дверь рухнула. Брунгильда вскрикнула. Преследователи ворвались в церковь.
        Глава 20
        - Ой! О, миссис! - Брунгильда двинулась сквозь группу мужчин к Мэдди, делая реверансы на каждом шагу. - О, леди… Я не должна называть ее леди? О! Я не знала! Клянусь, я не знала!
        Мэдди запахнула на себе плащ, опасаясь, что все увидят ее ночную сорочку. Она чувствовала себя как во сне. Несколько минут назад было необходимо предотвратить насилие. Она вспомнила Жерво, целящегося из пистолета в дверь, его холодное, каменное лицо. Она знала, что он скорее умрет, чем вернется в Блайтдейл. В одно мгновение она увидела, что произойдет, если мужчины ворвутся в церковь… И, конечно, конечно… она сделала единственное, чтобы спасти положение.
        И теперь нужно было пройти через это. Она не могла встать и заявить, что все происшедшее - обыкновенный фарс, свершившийся в момент ужаса. Мэдди теперь должна стать герцогиней Жерво и спокойно стоять рядом с мужем, говорить с ним и утверждать, что не позволит его семье - его настоящей семье - пренебрегать его и ее решениями.
        - Мы не сказали тебе ничего, - сказала Мэдди служанке. - Прости. Это вынужденный обман.
        - О, нет. Не в этом дело. Он предан вам. Вероятно, вы не понравились его родственникам. Я не виню вас за тайное обручение. Моя тетя с дядей обвенчались точно так же и прожили счастливо. А вы спали в своей комнате. Могу поклясться, - Брунгильда лучезарно улыбнулась. - Теперь вам не надо так делать. Такой симпатичный парень, если поцелует и обнимет! Герцог! Не могу в это поверить. Мистер Лангленд, он не такой, как мы думали, верно? Всем известно, что герцог Жерво умный человек. А вы… - она заколебалась, - вы уверены, что это настоящий герцог, леди.
        - Как же мне звать вас?
        - Ваша светлость, - предложил Дарэм, показывая Брун-гильде на две дымящиеся в его руках кружки с элем. - У наших гостей жажда.
        - Да, сэр. Я отнесу на подносе.
        Дарэм сразу приступил к делу и не дал никому опомниться. Он не только объявил преследователям, что Мэдди стала герцогиней Жерво, но и убедил всех пройти через церковный двор в дом и выпить за здоровье молодых. После криков и стуков в двери люди и не заметили, что их миссия провалилась. Обещание хорошей выпивки и праздника помогло убедить их забыть обо всем.
        В доме Дарэм немедленно обратился за советом к Мэдди и Брунгильде, где устроить пиршество. Когда они втроем поднимались из погреба, появилась румяная мать служанки. Жерво нигде не было видно, но Фейн громко проинформировал сбитую с толку матрону о причинах суматохи. - Свадьба герцога Жерво.
        - О, его свадьба, - воскликнула женщина, приходя постепенно в себя. - Очень рада. Вы хорошо его знаете, сэр?
        - Вполне, дорогая. А вот и она - смущенная молодая жена!
        Полковник вытянул руку и кивнул в сторону Мэдди, словно они были зрителями на параде и Фейн указывал на короля.
        Женщина повернулась к нему и рассмеялась.
        - Какая ерунда! Ведь это же миссис Лангленд.
        Полковник нагнулся и что-то прошептал ей на ухо.
        Она выслушала, приложила палец к губам, посмотрела на Мэдди, побледнела, затем покраснела. Мэдди сильнее запахнула на себе плащ, с ужасом сознавая, что на ней нет шляпки и что волосы в ужасном беспорядке. Женщина задержала дыхание, колеблясь между шоковым состоянием и недоверием.
        - Боже! - она наконец покачала головой. - Удивительна наша жизнь. Я занималась провизией, а моя девчонка места себе не находила. Теперь вся деревня придет сюда. Долгой и счастливой жизни вам и вашему супругу, миледи…
        Женщина направилась на кухню.
        - Где же, черт побери, герцог? - Дарэм посмотрел на Мэдди.
        Она уже знала, что Жерво нет ни в одной из комнат.
        - Посмотрю наверху, - сказала Мэдди, довольная, что представился случай уйти.
        После гула мужских голосов верхний холл показался удивительно тихим. Мэдди застала герцога в обществе собак за попытками побриться. Он был в рубашке с короткими рукавами и расстегнутым воротничком, в бархатных брюках. Жср-во стоял перед зеркалом на камине и хмурился. Одна сторона его лица была намылена, а на другой виднелись лишь следы пены, словно Кристиан только сейчас вспомнил, что нужно нанести мыло на обе щеки.
        Мэдди вытащила руку из складок своего плаща и опустила палец в воду в тазу.
        - Тебе нужна горячая, - сказала она.
        Герцог испугался и посмотрел в зеркало, затем обернулся. Мэдди не могла заставить себя смотреть ему прямо в глаза. Оба смущенно застыли на месте. Потом Кристиан повернулся к стулу и сел на него как всегда, когда его брили.
        Мэдди приступила к делу, словно это была обыкновенная уборка по дому. Ей не нужно было задумываться над тем, что она делала, не нужно было обращать внимания на то, как неподвижно он сидел, как смотрел на нее, каким гладким и чистым был его подбородок. Но самое главное, ей нельзя было глядеть ему в глаза, потому что они были такими темными, синими и так искали ее взгляд.
        Мэдди боролась с двойной задачей - держать запахнутым свой плащ и брить герцога.
        Наконец она закончила. Жерво взял у нее полотенце, сам вытер лицо и встал со стула. Мэдди повернулась расправить его куртку. Он достал вышитый жилет, голубая лента и звезда лежали рядом на кровати. Мэдди вдруг поняла, что он предусмотрел все регалии, подходящие случаю. И по какой-то причине их свадьба вдруг показалась очень и очень реальной. Жерво венчался в не очень подходящей одежде, но сейчас, словно зная о предсказании матери Брунгильды, что придет вся деревня, оделся как герцог.
        И она должна стать его герцогиней.
        Отвернувшись от него, Мэдди взглянула на себя, на свою ночную сорочку, на косу, свисающую до колен. Все станут смеяться над ней - пришла на свадьбу в ночной сорочке, без шляпки. Вышла за герцога. Обвенчалась в церкви. Вышла замуж… вышла… вышла… за него.
        У Мэдди слегка закружилась голова. Когда она обернулась, Жерво смотрел на нее. Мэдди глубоко вздохнула, запахнула на себе плащ и протянула герцогу жилет.
        Он поймал ее руку через ткань и сказал:
        - Жена.
        - Я не герцогиня.
        Мэдди не знала, извиняется она или протестует. Жерво нашел под тканью массивный перстень и повернул его на пальце.
        - Моя.
        Мэдди вырвала руку.
        - Как твои собаки? Я не твоя собственность, Жерво, хоть и надела твой перстень.
        Он резко выхватил жилет, надел его и попытался застегнуть одной рукой пуговицы. Это у него не получилось, но помощи он не попросил. Мэдди подошла к нему и стала помогать. Придерживая свой плащ, она испытывала при этом почти такие же проблемы, как и он.
        После нескольких минут безуспешной борьбы с пуговицами Мэдди скорчила гримасу. Герцог поймал ее за руку, и плащ распахнулся. Жерво разоблачил Мэдди. Она попыталась запахнуться снова, но Кристиан был сильнее. Герцог осмотрел ночную сорочку и отклонился назад. Едва заметная усмешка искривила его губы.
        - Идем, - скомандовал он, поднимаясь.
        Когда Мэдди не подчинилась, герцог взял ее за руку и потащил через холл мимо лестницы в ее спальню. Собаки побежали рядом.
        Жерво открыл гардероб и посмотрел на платья Мэдди.
        - Все? - спросил он, приподняв брови, будто она спрятала где-то десяток бальных платьев.
        - Да, - ответила она.
        - Надень… Жена. - И он слегка кивнул. - Радость.
        Мэдди вспыхнула и вытаращила глаза.
        - Спасибо, я оденусь сама. Если ты выйдешь!
        Герцог наклонил голову - свидетельство смущения - потом неожиданно улыбнулся.
        - Куплю платья… Дюжину. Сотню.
        - О, - Мэдди почувствовала огорчение. - Я ошиблась в тебе.
        Жерво направился к двери. Она ждала, что он уйдет, но герцог только выпустил собак, закрыл дверь и повернулся. На его лице не было никакого выражения, но пиратская улыбка слабо мерцала в глазах.
        - Ты должен выйти, - быстро сказала Мэдди. - Это невиданно.
        Кристиан удивился.
        - Невиданно, кажется… ухаживала… за мной. Не… муж… жена?
        - Нет, если честно… Мы не…
        Она не могла заставить себя договорить.
        Что-то изменилось в его лице.
        - Перед Богом… девочка-Мэдди. Я на тебе… женился.
        Она отвернулась.
        - Не понимаю, как все произошло. Я уверена, что это не серьезно. Только чтобы обмануть преследователей.
        Герцог молчал. Мэдди посмотрела на занавески вокруг кровати, красную ткань, свисающую складками, скомканное белье, которое она оставила в спешке. Она с отвращением осознала себя, свое тело, свою длинную косу.
        Пол скрипнул. Мэдди почувствовала, как приблизился Жерво. Она стояла, застыв на месте.
        Герцог погладил ее косу, натянул чуть туже. Больно не было. Подобное ощущение дразнило Мэдди. Она могла вырваться, поскольку он делал это от скуки, но постепенно уступала ему. Мэдди сознавала это. Она стояла, отвернувшись, раскрасневшись и удивляясь, как позволяет такое. Жерво дернул за косу. По шее Мэдди побежали мурашки.
        - Девочка-Мэдди, - произнес он с недоброй усмешкой.
        Мэдди покачала головой, словно это был вопрос, а она отвечала на него отрицательно.
        Жерво подошел ближе. Она ощутила его тепло. Он поднял косу. Обернул ее вокруг горла и начал медленно-медленно усиливать давление. Мэдди подняла руку, вцепилась в косу. Ее спина прикоснулась к герцогу, Мэдди напряглась и замерла на месте.
        Жерво обнял ее за плечи, тяжело дыша. И вдруг его хватка стала нежной. Он провел руками по рукавам Мэдди, по пальцам и накрыл ее ладони своими.
        Низкий гул, музыка, похожая на его смех: звук, который он издал, прикоснувшись губами к ее горлу. Будто внутри Мэдди была затронута какая-то струна. И та сразу запела. Жерво поднял руки и скрестил их на ее груди.
        Коса Мэдди лежала на его плече и руках. Он играл ее кончиком, зажимал в кулаке и щелкал по нему пальцем. Нитка, стягивавшая косу, лопнула, и та рассыпалась.
        Герцог издал звук, низкий и горячий, потом освободил Мэдди - до того, как она смогла обнаружить себя в его объятиях, до того, как она смогла понять, какие при этом возникают ощущения. Она обнаружила лишь, что Жерво мощный, высокий, горячий. Когда он отпустил ее, Мэдди ощутила себя голой и одинокой.
        Герцог прошел мимо нее и присел на кровать, по-прежнему держа в руках распустившуюся косу. Когда он ворошил волосы пальцами, те слегка завивались. Жерво улыбнулся.
        - Башня, - произнес он. - Девушка… башня.
        - Я не понимаю. Мне нужно одеться.
        Герцог перебирал пальцами косу все выше и выше.
        - Давай… вниз… твои волосы. Блестящие… волосы, - он покачал головой. - Девушка. Не можешь вспомнить… Девушка.
        - Ты должен уйти, - голос Мэдди слегка дрожал.
        Продвигаясь вверх по косе, Жерво подтягивал к себе Мэдди все ближе.
        - Девочка-Мэдди. Принцесса… Башня. Замок. Одинокая. Принц… без лестницы.
        Его колени прикоснулись к ней. Он расплел уже половину косы.
        - Зовет… одинокая… прекрасная принцесса… Твои волосы. Прекрасные волосы. Длинные. Вверх. Иди ко мне.
        Жерво притянул Мэдди еще ближе. Теперь она стояла между его колен. Верхняя часть косы еще оставалась нераспущенной. Герцог опять запустил в нее пальцы.
        - Иди сюда.
        Он дунул, потом прикоснулся губами к ее волосам - воровское прикосновение, такое легкое и приятное, что Мэдди поежилась. Когда Жерво робко поцеловал ее грудь, обнимая за талию, она отпрянула.
        - Девочка-Мэдди, - прошептал герцог, пряча свое лицо у нее на груди. - Прекрасная… принцесса.
        Он обнимал Мэдди. Его волосы чернели на фоне белизны ее ночной сорочки.
        Она опять отпрянула назад.
        - Нет. Я не могу.
        Пальцы Жерво схватили ее запястье, губы двигались по груди, по горлу.
        - Моя.
        Он был так близок, сметал прочь ее сопротивление, заставлял ее удивляться себе самой. Тело Мэдди пульсировало, ныло, тянулось к нему. Она с усилием замерла.
        - Я не твоя. Это было неправильное венчание.
        Губы герцога натянулись. Его хватка стала крепче.
        - Да. Правильное.
        - Нет. Не для меня.
        - Правильное.
        - Нет.
        Жерво смотрел на Мэдди: голубое пламя и чернота в глазах.
        - Я сказала тебе, - произнесла она, стараясь освободиться. - Я говорила тебе раньше. Это невозможно.
        Ее голос дрожал. Мурашки бегали по всему телу.
        - Церковь, - герцог отпустил Мэдди так неожиданно, что она была вынуждена сделать шаг, чтобы не упасть. - Церковь… говорит… муж я… жена. Я… говорю… Я женился на тебе. Любовь, нежность, смерть. Говорю, - он встал с кровати. - Ложь?
        Мэдди вытерла губы.
        - Забыла? - рот Жерво искривился. Герцог отвернулся. - Жерво… получил… Бог… долг… Любовь. Муж я… Ты жена.
        У окна он прислонился плечом к стене в глубокой незанавешенной нише. Серый свет падал на него из-за полуоткрытых ставней.
        - Я… помню.
        - Ты был обязан не допускать насилия. Ты не должен был стрелять в тех людей. Я боялась…

«За тебя». Но этого Мэдди не сказала.
        - Я боялась насилия.
        Жерво злобно усмехнулся.
        - Фальшивое слово девочка-Мэдди? Все… ложь?
        Если бы она обернулась, то увидела бы свои расплетенные герцогом волосы.
        - Не знаю, - сказала Мэдди. - Не знаю! Как наша свадьба может быть Божьей волей?
        Жерво стоял у окна. Свет падал на его волосы и ресницы, такие же чувственные, как его поцелуи, как руки на ее коже.
        - Сделано. Почему… не… воля?
        Простой вопрос, но в то же время на него не было ответа.
        - Не знаю, - прошептала она.
        - Сделано, - он положил руку на переднюю спинку кровати. - Венчание. Жена.
        Жерво направился к двери, но перед тем, как открыть ее, оглянулся. Во взгляде был приказ и вызов.
        - Жерво, - медленно произнесла Мэдди. - Ответь мне. В церкви… если бы я встала между тобой и преследователями, ты стал бы стрелять?
        - Между, - повторил он, опустив голову.
        - Мое тело… Я… между тобой и другими.
        Его лицо изменилось, стало более сосредоточенным.
        - Если бы я стояла между вами, смогла бы я предотвратить убийство?
        Герцог молчал, затем вдруг произнес:
        - Да.
        Сердце Мэдди дрогнуло. Значит, был другой выход. Она ошиблась.
        - Даже если… тебе пришлось бы вернуться в Блайтдейл Холл?
        - Да.
        Она ошиблась. Ей нужно было поупражняться в неуступчивости, а не брать инициативу в свои руки. А так одно зло сменилось другим.
        Жерво пересек комнату, подошел к Мэдди и приподнял ее подбородок пальцами.
        - Девочка-Мэдди, - произнес он. - Никогда… не вставай между. Никогда.
        Мэдди отошла назад.
        - Этого я тебе обещать не могу.
        - Ты ответила… мне, - сказал Жерво. - Стоять между… не убить… позволь… взять, девочка-Мэдди? - он опять схватил ее. - Это место? Божья… воля?
        - Нет.
        Ответ был ясен, так внезапно ясен. Это говорил внутренний голос Мэдди.
        Водоворот сомнений в ее душе стих. Она поступила правильно. Она могла выйти за него замуж и спасти от неволи или продолжить спор и позволить поймать его.
        Мэдди сделала то, что велел Бог, обвенчалась, следовательно, это была нормальная свадьба.
        - Я не позволила схватить тебя, Жерво, если бы могла остановить их, - сказала она. - Вот это правда.
        Его объятия ослабли. Мэдди могла сказать ему и больше. Она могла сказать, что теперь убедилась - слова произнесенные в церкви были словами Света, и, значит, ей суждено жить в соответствии с ними.
        Но Мэдди промолчала, вспомнив, что сказала в церкви лучше, чем он. «Не по закону, а по любви». А Жерво даже после Блайтдейла не признавал никакого закона, кроме своих желаний.
        Возможно, поэтому Господь и попросил Мэдди о великом самопожертвовании. Но она ждала. Придет время. Оно объяснит.
        Во-первых, Жерво был герцог; во-вторых еще не был готов понять ее.
        Днем, когда экипаж преодолел подъем у подножия гор Уэлша и покатился вниз с другой стороны, Мэдди впервые определила направление дороги.
        - Там, - сказал Жерво.
        Мэдди уже все увидела в окно: гребень горы над долиной, белый круг башен, ожерелье из хаотично расположенных камней, огромные невесомые облака, бледный призрак рыцарских времен.
        Замок был диким, светящимся, как исчезающая мечта, которая почему-то не исчезала, а, наоборот, становилась все более явственной. Белые стены поблескивали, сотни окон в верхних частях башен ловили лучи заходящего солнца, когда экипаж спустился в долину.
        Дарэм улыбнулся Мэдди. Полковник Фейн вытянул ноги и спросил:
        - Когда ужин?
        - Дома, - воскликнул Жерво голосом, полным любви и удовлетворения.
        Мэдди взглянула на замок. Он был прекрасен на фоне неба и гор. Он-как бы говорил о силе, здоровье, великолепии. Не кричал, а пел.
        Вот почему Господь попросил ее.
        Она поступила правильно.
        Она ужаснулась.
        Глава 21
        Кристиан положил голову на резную спинку кресла, подаренного его прадеду королевой Елизаветой. Оно напоминало трон, но предназначалось для менее высокого человека, чем Кристиан, с выступом в виде лапы птицы Феникс, которая всегда попадала Жерво в левое ухо, если он забывал об осторожности.
        Слуга унес тарелку. Герцог наблюдал за языками пламени в камине, в то время как полковник Фейн болтал о лошадях.
        Кристиан мог вспомнить и рассказать о многом, но не рассчитывал на свой язык, чтобы сказать что-нибудь подходящее. Девочка-Мэдди сидела за столом, опустив глаза. Она выглядела странно маленькой и хрупкой. Жерво решил, что должен как-то вмешаться в разговор.
        - Утомительный… день… девочка-Мэдди? - спросил он, перебив Фейна на середине предложения, поскольку не мог рассчитывать свои слова и произносил их тогда, когда они приходили.
        Она подняла глаза.
        - Немного устала.
        Голос ее был едва слышен в огромной комнате.
        - Конечно, - произнес другой голос. Кристиан вспомнил про Дарэма и посмотрел на него. Он знал, что тот здесь, просто иногда забывал о нем.
        - Долгая поездка, венчание, - добавил Дарэм. - Не пора ли причалить в порт.
        - Порт, - сказал Кристиан. - Гостиная.
        - Отличное выражение, - заметил полковник. - Порт - гостиная. Завтра рано вставать.
        Все трое посмотрели на Мэдди, ожидая, что она поднимется первой. Она взглянула на мужчин, абсурдно маленькая на огромном стуле.
        Дарэм догадался первым.
        - Герцогиня, мужчины ждут вашего слова, - вежливо произнес он.
        Мэдди встала, остальные последовали ее примеру. Казалось, она еще колебалась. Кристиан подошел к столу, взял ее за руку и проводил в комнату с закрытыми ставнями и опущенными шторами, чтобы сохранить идущее от камина тепло. Собаки поднялись с коврика перед камином и приглашающе завиляли хвостами. Резким жестом Жерво приказал им сесть. Мэдди, казалось, больше интересовали мыски ее туфель, чем роскошная обстановка и военные сцены на стенах. Она села на стул, предложенный Кристианом.
        Похоже, Мэдди совсем не интересовал ее новый дом. Жерво привык рассказывать историю своего жилища гостям. Он разработал несколько вариантов в зависимости от того, была ли это короткая беседа после ужина или полноценный разговор.
        - Мы с Фейном уезжаем утром, - сказал появившийся Дарэм.
        Мэдди подала первый с момента своего приезда сюда признак жизни.
        - Можно передать письмо?
        - Конечно. Если желаете.
        - Пожалуйста. Моему отцу.
        - Отцу? - Дарэм заколебался и встретился взглядом с Кристианом.
        Только его нужно прочитать ему, - извиняющимся тоном произнесла Мэдди. - Если не трудно.
        У Дарэма на лице появилось выражение беспомощности. Он засуетился.
        - Конечно… нужно понять… что короткое путешествие…
        - Пиши, - перебил его Кристиан. Он подошел к столу, отыскал перья, бумагу, разложил их и придвинул свечу. - Пиши девочка-Мэдди. Дарэм почитает… Тиммсу.
        Герцог обменялся с Дарэмом многозначительным взглядом.
        - Просьба… Тиммс едет сюда.
        Радость и облегчение Мэдди доставили ему удовольствие.
        - О… можно приехать сюда?
        - Твой… дом. Едет… живет… ТЫ ХОЧЕШЬ?
        Румянец залил ее щеки.
        - Папа… может жить здесь?
        - Да.
        Мэдди опустила глаза.
        - Хочешь? - опять спросил Кристиан. Она подняла взгляд.
        - Да. Хочу. Только… так странно. Здесь? Я не могу привыкнуть.
        Кристиан взял перо.
        - Пиши.
        Мэдди поправила юбку и села за стол. Герцог постоял несколько секунд рядом с ней, затем отошел. Он хотел сам написать ее отцу, но боялся, что не сможет. Не сейчас. Было очень нелегко расписываться в метрической книге. Жерво не был уверен, что правильно написал свое имя. Кажется, в спешке он потерял несколько букв. В спокойной обстановке Кристиан мог писать. Когда было время, проклятые строчки получались нормальными.
        Дверь из Верхнего Замка открылась, и на пороге появился дворецкий с подносом. Кристиан жестом приказал ему поставить чашку Мэдди ей на стол. Он не разговаривал с прислугой, если в этом не было особой необходимости. Это было удивительно легко. Жерво действовал словно часы: с момента, когда экипаж проехал мимо домика у ворот, механизм пришел в движение. Компанию встретили экономка и дворецкий. Кристиан представил им Мэдди с помощью трех слов, которые он повторял про себя всю дорогу:
        - Это герцогиня Жерво.
        Он чувствовал, что забыл некоторые слова, но самые важные произносил очень авторитетно. Слуги отзывались очень учтиво. Сейчас Кальвин Элдер понял, что молчаливый кивок герцога означает приказ налить Мэдди чашку кофе и поставить ее на стол.
        Кристиан полагал, что без дополнительных указаний завтрак будет подан утром в обычное время, а комнаты для Дарэма и Фейна уже приготовлены.
        Вдруг ему в голову пришла одна мысль. Когда Кальвин Элдер вышел, Кристиан последовал за ним в Верхний Замок и закрыл за собой дверь.
        - Вечером… спальня, - сказал он. - Моя… герцогиня… спальня.
        Кристиан почувствовал, что краска заливает его лицо. Не его герцогиня. Он имел в виду свою спальню. Она должна спать там. После невыносимо долгого молчания Кристиан проговорил:
        - Постель.
        Господи! Законченный идиот.
        - Комната… герцогиня. Она…
        Еще одна непреодолимая пауза.
        - Моя.
        Все хуже и хуже. Кристиан оставил попытки объясниться и посмотрел на дворецкого.
        Кальвин Элдер заложил руки за спину и поклонился.
        - Как прикажете, ваша светлость.
        Ужасно смущенный, Кристиан вернулся в гостиную. Фейн разливал портвейн, пока. Дарэм раскачивался на каблуках возле камина.
        - Вам нужно что-нибудь еще, Шев? - поинтересовался Дарэм, принимая бокал из рук полковника.
        Кристиан задержал дыхание. Его измучила постоянная борьба со своей слабостью, но он должен был продолжать.
        - Скажи, - герцог сосредоточился, чтобы не ошибиться. - Тетя Веста. Мэдди… Я женился на тебе.
        - Верно, - подтвердил Дарэм. - Подготовка, а?
        Он был прав. Боже мой… Сестры и мать в ярости. Губы Кристиана искривила злая усмешка.
        Наступила тишина. Мэдди, очевидно, увлеклась письмом. Фейн трепал Дьявола за уши, периодически сталкивая пса со своих коленей. Дарэм держался поближе к огню.
        - Сыграем в бильярд, полковник? - вдруг спросил он.
        - Да! Прямо сейчас. - Фейн оживился.
        - Нечего ждать. - Дарэм уже находился возле двери с бутылкой портвейна. Он кивнул Мэдди. - Вы простите нас, ваша светлость?
        Она подняла глаза.
        - Можете не спрашивать моего разрешения.
        - Герцогиня, - умиротворенно произнес Кристиан. - Герцогиня.
        - Архимедия, - настойчиво возразила Мэдди.
        - Девочка-Мэдди, - герцог слегка улыбнулся.
        - Доброй ночи, - сказал Дарэм. - Перед отъездом желаю вам счастья, герцогиня-Архимедия-девочка-Мэдди. И тебе Шев.
        Фейн эхом повторил его слова, назвав Мэдди «мадам».
        - Собаки, - произнес Кристиан. - Уведи.
        Полковник свистнул. Животные побежали за ним.
        - Дарэм, - сказал герцог так, будто говорил с ним наедине и по секрету. - Спасибо…
        Он хотел сказать больше, но слова застряли в горле.
        В тени, падающей от двери, Дарэм поднял вверх большой палец и улыбнулся. Щелкнул замок.
        Кристиан налил себе бокал портвейна и сел, закрыв глаза.
        Какое облегчение остаться одному. У себя дома. Он позволил себе расслабиться. Правая рука слегка дрожала от еще не спавшего до конца напряжения. Герцог прислушался к поскрипыванию пера Мэдди, заметив, что письмо, видимо, дается ей нелегко.
        Все вокруг было знакомо, и это поражало. Имение жило, даже несмотря на то, что он с трудом и непонятно отдавал приказы. Кристиан чувствовал себя дома, и в то же время ему казалось, будто он самозванец. Словно это был не его дом, а сам он принадлежал голой комнате в доме для умалишенных с многочисленными такими же разбитыми судьбами по соседству. Однако сумасшедший дом уже превратился в дурной сон. Кристиан был самим собой, нормальным человеком. Только какая-то часть его мозга оставалась недосягаемой за густыми облаками.
        Все вернулось. Кристиан приехал в Жерво. Значит, все должно было вернуться. Он помнил себя в гораздо более худшем состоянии, чем находился сейчас, но это
«сейчас» сводило с ума, а будущее…
        До этого момента Кристиан даже не задумывался о будущем, желая попасть лишь домой, в безопасное место. Каждый момент разворачивался перед ним, мелькая как на скачках, как бешеная гонка по чужой стране, где наступает закат. Герцог улыбнулся. Перед ним было много препятствий, но он поднимался над ними и приземлялся по другую сторону. Слова приходили к нему и уходили.
        Вверх и вниз. Женитьба.
        Боже.
        Пока все очень хорошо. Все как ему хотелось: дом, безопасность, тишина. Милая девочка-Мэдди, царапающая что-то пером на бумаге.
        Кристиан открыл глаза и посмотрел на нее. Она перестала писать и задумчиво водила мягким кончиком пера по губам. Мэдди выглядела очень сосредоточенной. Со своего места герцог видел, что она не зачеркнула ни одного слова. Кристиан всегда изводил кучу бумаги, записывая мысли перед тем, как составить окончательный вариант послания.
        Он поставил бокал на столик рядом с собой, наблюдая за процессом составления письма. Квакерское воспитание Мэдди не казалось экстравагантным.
        Для Кристиана оказалось открытием, что он женился на молодой симпатичной, простой женщине, совершенно обыкновенной, кроме ее волос и длинных ресниц. Но он ничего не знал о ней.
        Натянутая, порядочная, нежная, заботливая, милая, иногда отчаянно храбрая, иногда львица. Когда герцог прикасался к ней, она вздрагивала - проявление скромности и страсти одновременно. Кристиан продолжал наблюдать за Мэдди. Она задумчиво теребила кончиком языка мягкое перо, не замечая ничего вокруг. Тепло и нежность стали медленно разливаться по телу герцога.
        Они не могли уничтожить полностью свинцовую тяжесть, приковавшую его к креслу, но ему доставляло удовольствие мыслить образами. Времени было предостаточно. Мэдди была его женой. В любое время. В любом месте.
        Кристиан улыбнулся, лежа в кресле и представляя себя подошедшим к Мэдди, распустившим ее роскошные волосы, позволившим им волной упасть на пол. Он мысленно сбросил воротник, прячущий шею Мэдди, стянул вниз до талии красивое платье и увидел ее живот, грудь, плечи, белые, мягкие… И волосы…
        Кристиан глубоко, но почти бесшумно вздохнул. Он взял бы ее здесь… Прямо здесь в гостиной, он поднял бы ее юбку, и стал бы гладить… целовать… И она задрожала бы, словно птичка, вздохнула, раздвинула ножки и легла на письменный стол… Обнаженные ноги и пальцы стали бы шелковыми под его ладонями, такими сладкими…
        А внутри нее… О, внутри нее… Кристиан представил это… Раскрывшееся, как цветок, лоно. В воображении герцога платье исчезло, и Мэдди осталась восхитительно обнаженной. Великолепная нимфа в гостиной. Она откинулась назад и пустила его в себя. Ее губы раскрылись… желая большего, более глубокого проникновения…
        Герцог еле слышно застонал. Потерпев поражение, Мэдди наконец положила перо. Она не могла ничего толком объяснить папе. Никакие слова не подходили для того, чтобы Дарэм прочитал ему вслух. Когда она оглянулась, Жерво спал. Его голова была слегка повернута к ней, а лицо было совершенно спокойно, словно он видел приятный сон.
        Мэдди ничего не могла поделать с собой и улыбнулась.
        Руки Кристиана лежали на подлокотниках кресла. На своей руке Мэдди ощущала его тяжелый перстень, слишком большой для ее пальца, но абсолютно подходящий Кристиану. Его любимый перстень. Пальцы герцога были сильными, крепкими. Пока он спал, они слегка дрожали - незаметная, но интимная деталь. Кристиан дышал глубоко, тихо, без затруднений, как при глубоком сне, но под взглядом Мэдди сон, похоже, перешел в легкую дремоту. Голова герцога опустилась.
        Мэдди почувствовала прилив смущения и нежности. Это не могло быть правдой. Не могло быть, и все. Она не являлась его женой. Абсурдная мысль, объяснявшаяся волшебством места - еда, слуги, бесчисленные свечи, картины, хрустальные вазы с фруктами и цветами, огромная арфа в углу комнаты, бесконечные коридоры. Здесь был даже туалет, богато отделанный дубовыми панелями, и еще семнадцать таких же по всему замку. Все по последнему слову техники, как сказала экономка.
        Мэдди не могла стать хозяйкой такого богатства. Что-то должно случиться. Обязательно выяснится, что здесь произошла какая-то ошибка. Женитьба, такая поспешная и неожиданная, она не могла быть действительной, хотя Дарэм утверждал, что документ, разрешающий брак, который привез полковник Фейн, вполне законен. И даже если это так, Друзья не согласятся с этим. Когда все выяснится, ее опозорят. Обвенчаться в церкви без благословения отца - хуже того - выйти замуж за мирского человека…
        Впрочем, во сне он не выглядел таким уж страшным. Нет, не выглядел: чувственная линия рта, сильный прямой нос, элегантные, красивые волосы, спадающие на лоб… и темные ресницы, длинные, как у ребенка. Но детская невинность выглядит опрометчивой во взрослом человеке.
        Ее слова, произнесенные в церкви, были позаимствованы из квакерских свадеб, на которых ей приходилось присутствовать. Являлись ли они ее собственными или божьими? Как теперь это узнать? Мэдди могла объяснить все, как сегодня утром. Она не хотела, чтобы герцога опять упекли в Блайтдейл Холл, и, как теперь было очевидно, у нее не было другого способа спасти его.
        Мэдди никогда еще не испытывала подобного замешательства, колеблясь между мнением Друзей и тем, о чем говорило ее сердце. Она долго наблюдала за спящим Кристианом.
        Если бы все происходило не так странно и непонятно. Если бы он был простым человеком.
        Обыкновенный мужчина для простой Архимедии Тиммс. Человек, которого одобрили бы Друзья. Герцог Жерво в обыкновенной одежде. Скоро свиньи научатся летать.
        Осторожно поднявшись, Мэдди потянула шнурок колокольчика, украшавший гостиную герцога, мягкий черный шелковый шнур с золотыми вплетениями. Колокольчик зазвенел. Через несколько секунд дверь бесшумно открылась и появился дворецкий. В белой ливрее, с ястребиным носом и длинным подбородком, в белоснежных чулках и жилете, он очень походил на дворецкого герцога в городе. Мэдди предположила, что сходство Кальвина Элдера с лондонским Кальвином не простое совпадение, и смущенно улыбнулась.
        - Ваша светлость желает уйти? - тихо спросил он.
        Так поздно и при таких обстоятельствах не стоило возражать против почтенного обращения. Мэдди неопределенно взглянула на Жерво и кивнула.
        Кальвин Элдер придержал для нее дверь. Мэдди последовала за ним и, покинув теплую гостиную, вышла в прохладный коридор, освещенный свечами. Дымный свет отражался на полированных панелях. В дальнем конце каменная лестница изгибалась вниз, в темноту. Кальвин Элдер остановился около маленького столика, зажег приготовленную заранее свечу и стал спускаться.
        Тусклые лучи падали на арочный потолок. Внизу он вдруг исчезал в полной темноте. В холле было холодно и гулко. При свете свечи он показался Мэдди просторнее, чем самый большой молитвенный дом, больше любой церкви. Окна терялись в ночной черноте.
        Кальвин Элдер пошел через холл в своих мягких тапочках, а туфли Мэдди громко застучали по полу. Звук эхом разносился по помещению. Казалось, кто-то преследовал их. От этой мысли по коже Мэдди пробежали мурашки.
        Пройдя через холл, они поднялись по винтовой лестнице со стертыми ступенями на два этажа вверх. До того как Мэдди смогла перевести дух, они опять прошли через какую-то дверь и оказались в темноте. Пол под ковром скрипел. Мэдди испугалась, увидев внезапно белое лицо и внимательные глаза. Кальвин Элдер шел впереди и осветил портрет мужчины в доспехах. За ним оказалась другая картина - бледное невыразительное женское лицо, шикарное одеяние, многочисленные драгоценные камни. Мэдди поняла, что попала в длинную галерею, увешанную портретами. Глаза людей следили за ней, появляясь из тени, зажигались на мгновение и снова исчезали в темноте…
        У Мэдди на голове зашевелились волосы. Она чувствовала враждебность.
        Наконец через еще одну дверь, минуя коридор, Кальвин привел ее в комнату.
        - Будуар герцогини…
        Мэдди не сомневалась, что Кальвин Элдер не одобряет ее присутствие здесь. Слуги прекрасно скрывают свои эмоции - он и экономка Эллен Роудс, - но, видимо, имеют большие сомнения даже насчет здравого ума герцога. Мэдди подумала, что в подобной ситуации тоже засомневалась бы.
        Она осторожно вошла в спальную комнату. После увиденного феодального интерьера комната вроде бы не должна была шокировать Мэдди, но тем не менее она оказалась потрясена. Свет от единственной свечи отбрасывал огромные тени, отражался на висевшем на стенах оружии, на потолке, на креслах и на плюшевых шторах. И все же дымящий камин, безнадежно пытающийся обогреть просторную комнату, был лучше, чем галерея и холлы. Кальвин Элдер подошел и открыл еще одну дверь.
        - Спальня, ваша светлость.
        Мэдди последовала за ним. Еще один образец роскоши. На этот раз кровать с золотисто-розовым пологом и стены, обитые серебряной материей. Мэдди уже перестала нервничать. На кровати лежала ночная сорочка. Белый цвет контрастировал со всем остальным в комнате.
        - Шнур колокольчика здесь, ваша светлость, - Кальвин потянул за него. - Вам поможет горничная.
        - О, нет. Мне никто не нужен. Я могу… сама.
        Он поклонился.
        - Герцог… - Мэдди сделала неопределенный жест, неуверенная, в каком направлении находится гостиная, где остался Жерво. - Кто-нибудь поможет ему?
        - Когда его светлость не привозит с собой человека, он предпочитает обслуживать себя сам. Прислуга не беспокоит его. Комната для него приготовлена как обычно.
        Мэдди пришлось сделать над собой усилие, чтобы не закусить губу. Похоже, прислуга здесь ничего не знала о несчастье Кристиана. Но это не удастся долго скрывать.
        Кальвин Элдер вопросительно посмотрел на Мэдди.
        - Вам потребуется прислуга, ваша светлость?
        Выражение его лица стало необычным, недобрым.
        - Нет, - ответила Мэдди.
        Он поклонился и вышел.
        После ухода Кальвина Мэдди страшно захотелось, чтобы он остался. Свеча, зажженная им, отбрасывала тусклый свет, отчего кровать казалась вдвое больше, чем на самом деле. Мэдди быстро переоделась и отнесла платье в шкаф. Вешая его, она услышала какой-то звук в спальне. Ожидая увидеть там герцога, она заглянула туда.
        В спальне никого не было. Что-то скрипнуло совсем рядом. Мэдди отскочила в сторону. Дверь шкафа открылась, обнажив черную пустоту. Мэдди боялась подойти к нему, но и не хотела оставлять разинутую пасть. Она захлопнула дверь, даже не заглянув внутрь шкафа, поставила свечу на столик возле кровати, опустилась на колени и начала молиться. Мэдди хотела найти Внутренний Свет, но странные звуки, шорохи и вздохи, подобные которым она никогда не слышала ни в одном доме, отвлекали, не давали сосредоточиться.
        Она хотела видеть Жерво, Дарэма и Фейна. Кого угодно.
        Воспользовавшись маленькой бамбуковой лесенкой, Мэдди забралась на кровать. Она прогнулась под ней, принимая в свои объятия. Отблеск свечи лег на внутреннюю часть балдахина.
        Мэдди услышала шаги. Звуки доносились сверху: медленные шаги, которые пересекли комнату, стихли и зазвучали снова. Обратно человек не вернулся.
        На глазах Мэдди появились слезы. Она съежилась в постели.
        О, Мэдди не верила в призраков. Не верила.
        Войти мог только Жерво.
        Кристиан проснулся от холода. Комната утопала в тенях, свечи оплыли, раскаленные угли в камине отбрасывали розовый свет. Подняться было трудно. Герцог плыл в странной, неприятной дремоте, но все же по привычке встал, поворошил кочергой угли, поправил свечи и пошел из гостиной в свою спальню.
        Он был полусонный и понял это, когда долго не мог расстегнуть свой жилет. В темноте его ждала просторная, теплая постель. Кристиан сбросил куртку, туфли и растянулся на кровати в полный рост. Затем он повернулся, положив поудобнее подушку, натянул на себя одеяло и ускользнул во тьму.
        Глава 22
        Утром Мэдди сама нашла дорогу через огромный средневековый холл с темными балками и каменными стенами. Он был почти таким же зловещим, как и вчера, с просторным гулким полом и молчаливыми потоками света, падающего сквозь окна. К счастью, Мэдди почти сразу наткнулась на входящего с собаками полковника Фейна. С таким прекрасным провожатым она спокойно добралась до столовой. Дарэм уже находился там и ел кашу, глядя в окно, за которым открывался местный простор.
        - Доброе утро, мадам, - весело сказал он. - Хотите кеджири? Индийский или китайский чай? Кофе?
        Дарэм, убедительный как всегда, усадил ее за стол и поставил перед ней серебряную тарелку. Сам он сел рядом, заставив полковника подвинуться.
        - Мы можем поговорить… Слуги без звонка не приходят, - Дарэм пододвинул Мэдди сливки. - Как вы думаете жить дальше?
        - Не знаю. Я чувствую себя так… странно.
        Фейн похлопал Мэдди по плечу.
        - Нервы. Венчание. Первая ночь всегда самая худшая.
        Дарэм закашлялся.
        - Честное слово. Фейн, имей хоть немного деликатности.
        - Прошу прощения! - полковник покраснел и стал кормить Дьявола колбасой. - Забылся.
        - Что ты понимаешь в женитьбе?
        Фейн не поднимал глаз.
        - Сестры. Моя мать так им говорила. Прошу прощения, мадам.
        - Все в порядке, - ответила Мэдди. - Я рада воспользоваться советом. У меня уже давно нет мамы.
        - Очень печально, мадам, - смущение полковника мгновенно исчезло. - Жаль, что здесь нет моей. Она бы рассказала вам все самое главное.
        - Ну, ее все равно нет, - вмешался Дарэм. - Слава Богу, - он взглянул на Мэдди. - Шев скоро придет, как вы думаете?
        - Не знаю, - она посмотрела на кашу в своей тарелке. - После того, как вы ушли, он уснул. Дворецкий сказал, что он обычно отходит ко сну без посторонней помощи, поэтому я решила - я не хотела, чтобы слуги думали обо мне больше, чем уже думают. Поэтому я решила…
        Мэдди отодвинула от себя тарелку.
        - Поэтому я решила оставить его там! Но не должна была так поступать. Я испугалась дворецкого и не захотела спрашивать, где будет спать герцог. Он проводил меня в спальню и больше не приходил. А я не могла найти дорогу обратно!
        После этой информации воцарилось неприятное молчание. Мэдди встала и подошла к окну. Сквозь древнее стекло она разглядела внизу долину, деревья и поля с утренними тенями, поблескивание поверхности реки.
        - Посмотрите, - безнадежно сказала Мэдди. - Посмотрите на это место. Никто никогда не подумает, что я могу здесь жить. О… я хочу домой!
        Она прижалась лбом к раме. Дьявол подошел и понюхал ее руку. Мэдди отдернула ее и съежилась.
        - Архимедия, - произнес Дарэм. - Шеву становится лучше, правда?
        - Да.
        - Да. Именно за последние несколько дней.
        Мэдди смотрела в окно.
        - С каждым днем все лучше. Когда я впервые увидела его в Блайтдейл Холле, он вообще не мог говорить.
        - Значит… возможно… он поправится. Он одолеет свою проклятую болезнь, и все закончится…
        Она ничего не ответила.
        - Перед нами стоят преграды, - заметил Дарэм. - Его семья приедет, как только я сообщу им. Леди де Марли… Ну, о ней вы знаете. Шев наверняка думает, что тетке наплевать на женитьбу. Я не знаю, но вам лучше приготовиться ко всему. Остальные, несомненно… совру, если скажу, что они не станут поднимать пыль… Но если вы останетесь тверды, уверен, они ничего не смогут сделать. Ничего. Если они захотят опять упрятать его, мы обратимся к лорду.
        - Шев сам лорд, - произнес Фейн.
        - Не важно… Я выясню. Только держитесь, и мы выберемся.
        Мэдди обернулась.
        - Куда выберемся? Мне некуда выбираться. Я не могу быть его женой. Я не могу быть герцогиней!
        Дарэм терпеливо посмотрел на нее.
        - Вы не хотите быть герцогиней или… не хотите быть женой Шева?
        - Вы не поймете! - крикнула Мэдди. - Я не могу! Я не могу быть ни герцогиней, ни женой Жерво. Друзья осудят меня, если узнают.
        Дарэм медленно кивнул.
        - Понимаю, - он вздохнул. - Я не знал. Вы, кажется, были не очень расположены к этому из-за вашей веры.
        - Не очень расположена! - эхом отозвалась Мэдди, отвернулась к окну и тихо засмеялась. Дьявол прыгнул и прижался к ней. Она вынуждена была оттолкнуть его голову, чтобы пес не лизнул ее в лицо.
        - Женитьба… - Дарэм заколебался. - Это не может… стать утешением после вашей потери?
        Он спросил очень вежливо, но Мэдди расслышала в его голосе нотки возражения. Дарэм считал, что богатство, замок и титул герцогини могут компенсировать все.
        - Вы не понимаете меня, - мягко произнесла она. - И не поймете.
        Мэдди погладила шелковистые уши пса.
        - Я никогда не буду принадлежать этому дому.
        - Вы должны немного подождать. Вы еще не привыкли. Здание очень старое. Жуткий холод. Мы всегда терялись в нем.
        - О, - дрожащим голосом произнесла Мэдди. - Я сегодня тоже потерялась.
        - Вы нужны ему.
        - Нужна ему? Вы действительно думаете, что из-за меня что-то может измениться? Посмотрите на меня. На замок. Никто не станет меня слушать!
        Она прикусила губу. Ей нельзя было позволять себе расплакаться после того, что было сделано. Но если это еще не сделано, если недействительно…
        Не оборачиваясь, Мэдди сказала:
        - Я спрашиваю вас… можно как-нибудь развести нас? Или уже поздно?
        Наступила пауза.
        - Вы хотите расторгнуть брак?
        - Да.
        - Послушайте, - произнес Дарэм. - Забудьте о вашей религии. Забудьте обо всем, кроме Шева. Его семья все равно узнает, что он здесь, скажу я им или нет. Когда они приедут, мы с Фейном сможем все уладить, но если герцог не сможет говорить сам, если не сможет действовать самостоятельно… нас выведут отсюда за уши. Но вы - герцогиня Жерво - можете справиться с ними. Можете защищать его. По закону. Пока Шев не выздоровеет.
        - Вы уверены? - Мэдди смотрела на блестящую реку, пока не заболели глаза. Дьявол вдруг отошел от нее и лег в стороне.
        - Это имеет смысл, не так ли? - спросил Дарэм. - Так давайте выручим его, пока он не будет сам способен защитить себя.
        - Значит, возможность расторгнуть брак есть?
        - Вероятно.
        - Вы должны сказать мне, как это сделать.
        - Вы обещаете мне оставаться здесь до тех пор, пока будете нужны ему?
        - Объясните мне точнее.
        - Бога ради, Мэдди! Вы оставите его?
        Она сжала кулаки. От блеска яркой, серебристой реки ее глаза увлажнились. Мэдди не могла отвести взгляд от нее.
        - Вы не спите с ним? - спросил Дарэм низким голосом. Это была только половина вопроса. Мэдди почувствовала, как краска заливает ее лицо, и покачала головой.
        - Значит, нет. Не завершайте дело. Когда решите, что больше не можете быть герцогиней и женой Шева, приходите ко мне, ваша светлость, - голос Дарэма стал злым. - И тогда я расскажу, что нужно сделать, чтобы снять с себя данную клятву.
        Мэдди услышала, как его стул скрипнул. Затем Дарэм мягко выругался.
        Она обернулась… и увидела Жерво, стоящего на пороге комнаты. Дьявол и Касс жались к его ногам.
        Желая побыть в одиночестве, Кристиан выходил на зубчатую стену. Он хорошо знал ее, заботился о ремонте, хранил у себя ключ от двери на лестницу, ведущую на крышу. Чем выше, тем лучше… Самая высокая башня в Жерво поднимала его надо всем миром.
        Завернувшись в плащ, герцог прислонился к белой обмытой дождями стене и выглянул в амбразуру на стену, изгибающуюся к башне Уайтледи, старейшей, квадратной, неприступной; на площадку для часового у Найтс-Тауэр, на башню под названием Феникс, на стену, идущую к северо-западной башне, на комнаты Элизабет, перестроенные Кристофером Бреном, где вчера ночевала Мэдди… На Бэвисэйдж и Мирабел, скрытые в дымке.
        Он знал их. Он любил их. Проснувшись утром, Кристиан даже не вспомнил о том, что изменилось. Он был кем угодно, но только не герцогом Жерво, хозяином своей жизни, судьбы и этого замка. Потом он попытался попросить слугу принести ему чай.
        Жерво обрадовался, что не смог произнести ни слова. Он был угрюмым, это правда, но не сумасшедшим. Существовала только одна проблема: ведь не удастся же молча общаться с прислугой вечно.
        И Мэдди. Он оперся руками о стену, прижавшись к ней лицом.
        Если честно, воспоминание о Мэдди немного тронуло его. Кристиан начал понимать это, когда проснулся сегодня и обнаружил себя одетым. И даже тогда он не расстроился по-настоящему, а только немного смутился, что уснул в первую брачную ночь. Жерво умылся, привел в порядок одежду, воспользовавшись помощью лакея, который оказался очень толковым… и очень услужливым, несмотря на угрюмое молчание герцога. Очевидно, поэтому его и приняли на службу.
        Спускаясь по лестнице, Кристиан представлял, как встретится с Мэдди. Даже рискуя показаться бесцеремонным, он решил объяснить ей, где она должна спать. Жерво подбирал нужные слова, когда услышал, как Дарэм советовал ей не спать с ним вообще.
        Он притворился ничего не понявшим. Это было очень легко. Кристиан просто молча стоял на пороге. Немой. Подавленный. Плохо соображающий.
        Мэдди виновато посмотрела на герцога, но он улыбнулся ей, подошел к буфету и налил себе шоколад.
        Я ПОНЯЛ ДЕВОЧКА-МЭДДИ.
        Он мог все понять - даже в таком ужасном состоянии. Но рана от этого болела не меньше. Кристиан подумал… предположил, что исчезновение его из этого мира полностью компенсировало бы неприятности окружающих. Исчезнет Жерво, и вместе с ним все остальное. Ни малейшего следа.
        Кристиан понимал, что Мэдди заметила…
        Ну, а если нет… значит, нет.
        ДЕВОЧКА-МЭДДИ, ЗНАЧИТ, ТЫ УЕДЕШЬ?
        Он взглянул на небо, чувствуя слабость, боль, злобу и беспомощность.
        Герцог нервно засунул кулаки в карманы плаща. Если она хочет расторгнуть брак, пусть расторгает. Дарэм просил ее остаться, пока она будет нужна здесь, но Кристиан не хотел этого. Идея стать его женой родилась из слабости и его помешательства. Мэдди была из семьи квакера. Никто. Как и утверждала она сама, она никогда не принадлежала его кругу.
        Пусть уезжает.
        Кристиану полегчало. Он собирался вести себя спокойно. Пусть уезжает. Герцогу не требовались ни она, ни ее защита. Ему все равно, есть ли она в замке. Упрямый цветок.
        Кристиан посмотрел на холмы. Он принял все это - замок и наследство - ради спокойствия в жизни. Он пытался не делать этого, но сделал. И не знал, какое имеет счастье.
        Герцог опять мог все потерять. Он ощутил пронизывающий холод. Кристиан спасся в Жерво инстинктивно. Замок принадлежал ему. Но они могли связать его и превратить в ничто… Если они приедут… Если попытаются забрать его…
        Запертый, закованный в цепи, разбитый. Уничтоженный.
        Он не позволит этого.
        Кристиан знал все, что нужно было знать про Жерво. Он знал про подземный ход длиной в двести семьдесят три фута отвалов до Беллетойр. И ключ от башни находился у него.
        Кристиан застал Мэдди в гостиной, рассматривавшую один из старинных портретов. Внизу висел старинный крест.
        - Красиво, - сухо произнес герцог. Мэдди оглянулась.
        - Роскошная комната.
        - Благодарю.
        Он дал ей понять, что не воспринял ее слова, как комплимент.
        Мэдди повернулась к другому портрету. Двое мальчиков прижались к мастифу, который был выше их обоих.
        - И это приятно.
        Кристиан кивнул.
        - Брат.
        - Твои братья?
        Кристиан посмотрел на портрет. Джеймс был похож на него. Сам Кристиан стоял с другой стороны. Герцог поднял руку и указал на кудрявого мальчика в коротенькой курточке.
        - Я… я и… брат. Десять. Джеймс… шесть. Давно… прошло. Красный… красный… Красная лихорадка.
        Кристиан вспомнил, как позировал художнику. О, как тяжело было стоять неподвижным, когда тебя ждали поля и игры.
        - Собака была… Киллбак.
        Он улыбнулся.
        - Никогда не убивала… эта собака… даже бабочку.
        Мэдди смотрела молча. Сегодня она была другой, с туго стянутыми волосами, как будто хотела выглядеть абсолютно иначе, не как всегда.
        - Ты хочешь… расторгнуть… - Кристиан не мог выразиться яснее, - брак?
        Она резко взглянула на герцога и заложила руки за спину.
        - Понимаю, - произнес он. - Завтрак… Дарэм отговаривал… брак…
        - Я думаю… так будет лучше, - Мэдди не отводила взгляда. - Но я останусь с тобой, пока ты не выздоровеешь.
        - Сейчас! Довольно! Уезжай… сейчас.
        - Ты позволишь мне уехать сейчас?
        Кристиан злобно выпятил подбородок.
        - Я… не говорю. Ты. За завтраком… Дарэм… расторгнуть брак, - он прошел мимо Мэдди. - Кровать… прошлой ночью… нет. Поэтому. Расторгнуть. Попроси Дарэма… сейчас… расторгнуть.
        Герцог взялся за шнур колокольчика.
        - Они уехали, - сообщила Мэдди. - Ждали тебя, но ты куда-то пропал.
        - Уехали?
        Новость удержала его, вдруг лишила его решимости. Кристиан опустил руку.
        - Уехали.
        Он понял, что это значило.
        - Слишком поздно! Они… расскажут. О венчании. Семья. Черт возьми их обоих!
        - Я придумала, - Мэдди села в кресло и сложила руки на коленях. - Я должна остаться, по крайней мере, до нового слушания. Если ты согласишься…
        Она сжала пальцы. Кристиан заметил на одном из них свой перстень.
        - Если ты согласишься, мы не расторгнем брак. Это можно будет сделать, когда тебе станет лучше, Мэдди облизнула губы. - Тогда я уже буду тебе не нужна. Я буду тебе в тягость. Я не принадлежу этому миру. Когда ты поправишься, увидишь сам.
        Кристиан хотел возразить ей, но не имел аргументов. Он расстроился и не смог найти нужные слова.
        - Если… не поправлюсь? - спросил он. - Что если… никогда? Уедешь?
        - Не знаю. Я могу только сказать… Я останусь до нового слушания.
        - До… нового?
        - Слушания твоего дела.
        Кристиан замер.
        - Опять?
        - Да. Ты поедешь опять.
        - Когда?
        - Пока не знаю. Через несколько месяцев. Леди де Марли предупредит тебя.
        Герцог сделал несколько шагов к Мэдди и остановился.
        - Новое. Почему?
        Его агрессивность, казалось, испугала ее. Она отклонилась.
        - Твои родственники. Они настаивают на новом освидетельствовании.
        Кристиан смотрел на Мэдди, думал…
        Он думал, что все уже закончилось.
        Герцог начал тяжело дышать, не в состоянии сложить слова в вопрос. Он бросился в соседнюю комнату и вернулся.
        - Освиде… Сейчас?
        Мэдди не поняла.
        - Сейчас! - крикнул он. - Сейчас? Освободить… сейчас?
        Кристиан схватил ее за плечи и приблизил свое лицо.
        - Скажи!
        - До слушания, - ответила она, - ты подчиняешься закону, как и все.
        Герцог смотрел на Мэдди и не мог ни отпустить ее, ни дать возможность пошевелиться.
        - Как еще ты мог бы жениться? - поинтересовалась она. Конечно. Конечно. Кристиан не задавал вопросов. Он считал себя неполноценным. Он прятался за Дарэмом, Фейном и Мэдди, в замке Жерво, глупо прятался, будто кто-то из них мог спасти его, когда за ним приедут. Еще одно слушание. Месяцы.
        - Мэдди, - герцог сжал ее сильнее. - Помоги… мне. Хорошо. Все. Я хочу… согласия… не постели. Останься и помоги. Согласие. Ты уедешь потом… когда я… полностью. Слушание.
        Она подняла глаза.
        - Продолжаем дело? Кристиан нашел ее руку и сжал.
        - Нет. Слушание. Все. Не про… постель. Расторгнуть брак.
        Мэдди опустила ресницы. Он посмотрел на нее, сжав ее руку, понимая, что она согласилась остаться еще до того, как кивнула в знак согласия.
        Соглашение сделало их отношения более легкими. Мэдди уже не чувствовала себя так стесненно перед прислугой, зная, что наступил период жизни, который скоро закончится. Когда герцог предложил ей осмотреть замок, она охотно согласилась и даже приняла одно перешитое специально для нее платье, поскольку нельзя же все время ходить в одном и том же.
        Мэдди выбрала голубое сатиновое платье. В гардеробе оно не выглядело таким уж роскошным, по сравнению с другими, особенно когда Мэдди попросила горничную спороть с него отделку. Но когда она посмотрелась в зеркало при дневном свете, игра цветов была фантастической.
        Девушка ждала.
        - Очень красиво, ваша светлость, - сказала она, держа коробку с нитками и иголками.
        Платье было чудесным. Мэдди никогда в жизни не носила ничего подобного. Она погладила ладонью ткань.
        - Да. Я… Оно… очень красивое.
        Подтянув лиф, перешив отделку и набросив на плечи шаль из белого шелка, Мэдди была готова встретиться с Жерво. Когда он увидел ее, она на мгновение заколебалась, испугавшись, что герцог посчитает ее глупой. Но Кристиан только посмотрел на нее дольше обычного, улыбнулся краешком рта и взял ее за руку. Платье ему понравилось.
        - Мэдди, - произнес он. - Жаль… Я согласился…
        Ей показалось, что она может понять его мысль, но вопросов не задавала.
        Древние портреты смотрели со стен галереи, напоминая Мэдди о страхе, испытанном ею ночью. Кристиан остановился перед наиболее импозантной, огромной картиной, на которой был изображен человек в красной мантии с белым воротником, держащий жезл высшей власти.
        - Лорд Жерво, - сказал герцог. - Первый. Власть… Великий граф.
        - Очень видный мужчина, - заметила Мэдди тихим голоском.
        - Женился в семнадцать. Девушка… он… богатая наследница. Она написала ему… письмо. Оно у меня. Она пишет… разрешение. Умоляю тебя… любовь. Она хочет… двадцать шесть сотен…
        - О, - с сомнением произнесла Мэдди. - Не слишком ли это большая сумма?
        - Очень… большая, - Жерво усмехнулся. - Еще… чтобы все прояснить… она пишет… мне нужны три лошади… три служанки… лошади для них, шесть или восемь слуг… две кареты… бархат… шесть сотен на благотворительность… все должно быть… оплачено им.
        - Очень благоразумно, - сказала Мэдди, улыбнувшись.
        - Еще… каждый год… ей нужно по двадцать платьев… восемь простых… шесть хороших… шесть очень хороших. Еще… на шесть тысяч драгоценностей… на четыре тысячи жемчужных ожерелий. Еще… все дома обставлены… спальни… кровати… кресла… ковры… шторы… балдахины. Еще… он должен аккуратно… оплатить… все ее долги. Еще… купить землю. Еще… две тысячи для провожатых.
        - Все это в письме? - Мэдди перестала улыбаться, пожалев бедного джентльмена.
        - Да. Он дал, - сказал Жерво. - Все. Умер графом… канцлером… казначеем короля. Богатый. Наделенный властью. Он построил северо-западную башню. Хорошая жена.
        - Твоя мысль о хорошей жене!
        - Да. Богатая. Хитрая. Прекрасные платья. Амбициозная. Хорошая жена.
        - Ты явно женился не на той женщине.
        Кристиан серьезно посмотрел на Мэдди. Она покраснела и пожалела о сказанном. Когда она опустила глаза, Кристиан наклонился и поцеловал ее в губы.
        Мэдди отпрянула, затаив дыхание.
        Он покачал головой, когда она начала протестовать, и улыбнулся.
        - Постель… только обещание.
        Кристиан опять взял Мэдди за руку и повел дальше, будто ничего не произошло.
        Глава 23
        Леди де Марли приехала без предупреждения через пять дней после отъезда Дарэма и Фейна. Мэдди и Жерво находились в холле. Они разглядывали фантастические рисунки на деревянной крыше, а он рассказывал про геральдических зверей, трилистник, переплетенные цветы и листву.
        При Жерво замок выглядел совсем по-другому. Кристиан знал его, как самого себя, говорил о нем, как женщины говорят о своих детях с бесконечным интересом к мелочам, с любовью и юмором, способными сделать интересными даже элементарные детали. Мэдди любила замок в дневное время. Только по ночам, когда она должна была идти в свою спальню, ложиться в постель и прислушиваться к шагам на верхнем этаже, только тогда ее охватывала паника и возникало сожаление, что никого нет рядом.
        - Смотри… пять… скорее, - сказал Жерво, описывая место, куда нужно было смотреть, поскольку они давно решили, что его манера показывать пунктуально, была ненадежна. - Собачье лицо… видишь?
        - M-м… да. Вижу.
        - Собака. Дракон. Звери Генри Тюдора.
        - Какого Генри?
        - Генри… седьмого. Лилии.
        - О, - Мэдди уже была знакома с Элизабет, женой Франсуа Лангленда, первого лорда Жерво, которая в ответ на уступчивость мужа, не колеблясь, стала тайной любовницей их загадочного и мудрого короля. Из богатства Лилии, ее свободы, красоты и абсолютной лояльности ее мужа к монарху, который был из тех же мест Уэльса, как и сам молодой рыцарь, родилась целая династия.
        - Серая… собака. Грейхаунд… дракон… посмотри в сторону, - Кристиан повернул голову. - Лилия. Видишь?
        Управляемая его рукой, Мэдди изогнулась.
        - О, да!
        Там действительно была лилия, спрятанная среди геральдических сплетений, и, чтобы разглядеть ее, нужно было смотреть под определенным углом.
        - Генри послал… вырубить. Человека вырубить лес…
        - Дровосека.
        - Дровосека.
        - Это было секретно?
        Голова Кристиана повернулась к Мэдди.
        - Секретно, - сказал он и обнял ее за талию. Мэдди вскрикнула. Ее голос эхом разнесся по просторному залу.
        Она отпрянула в сторону, но герцог поймал ее. Мэдди сопротивлялась, но не очень яростно. Кристиан хотел поцеловать ее, и ей это нравилось.
        Его губы прикоснулись к ее, теплые в таком холодном зале, нежные, как бархат, твердые, как каменный пол. Кристиан перестал щекотать Мэдди. Ее тело стало податливым. Она закрыла глаза, почувствовала, как он прижал ее, вдохнула его тепло в холодном воздухе и услышала стон удовольствия, который он издал, гладя ее тело. Мэдди не поцеловала его в ответ, еще не могла… Но была уже близка к этому.
        Очень странно, являясь женой и одновременно «не женой», ощущать поцелуи. Это нельзя было назвать целомудренным. Мэдди все отлично понимала. Но Кристиан действовал так сладко, так игриво, что она не смогла потребовать, чтобы он прекратил.
        - Не постель, - обещал герцог, когда она обычно сопротивлялась, и это расслабляло ее.
        Это был всего лишь пустяк, но приятный. Если он доставлял удовольствие, то лишь на короткое время, а потом опять становилась обычной Мэдди Тиммс с секретом в памяти и лилией, спрятанной среди драконов добродетели.
        Она подняла голову и поцеловала Кристиана.
        Он был ее учителем: Мэдди знала, как прикасаться к его губам. Герцог замер. Его рот слегка приоткрылся, тело напряглось, руки вжались в ее плоть. Кристиан замер, прижавшись своими губами к ее, как будто проверяя, что он чувствует. С каждым соприкосновением его губы приоткрывались все больше, позволяя ей проникнуть все дальше… приглашая.
        Мэдди прикоснулась к нему языком. Жерво был чужим и знакомым, таким близким и одновременно таким далеким. Аристократ с богатством, имениями и королем в генеалогическом древе, но прежде всего мужчина. Сандаловое дерево и сила, агрессивность; которую Мэдди испытывала на себе. Дыхание Кристиана смешивалось с ее, легкое от предвкушения и ожидания.
        Она продолжала поцелуй, встретившись с языком герцога, с радостной нотой в его груди, с пронизывающим ответом. Кристиан понял ее и еще крепче обнял Мэдди. Он начал страстно целовать ее. Вся игра и легкость исчезли.
        И Мэдди ответила, приоткрыв свой рот. Музыка, примитивный звук из горла Кристиана окружили ее. Жерво отзывался, занимая все позиции, которые она постепенно сдавала, будто читал ее мысли, знал момент, когда ее тело и сердце проснутся для чувств.
        Герцог взял руку Мэдди и крепко сжал. Его перстень вдавился ей в палец, причинив боль, но она желала этого. Все внутри Мэдди стремилось навстречу поцелуям Кристиана, казалось, она была связана, а он своими прикосновениями разорвал путы. Мэдди слышала себя, словно хныкающего ребенка, стонущего и получающего от этого удовольствие. Она задвигалась и ничего не могла поделать, приняв ритм, который герцог задал своим языком, стремясь к большему.
        - Отличное наставление, - голос леди де Марли обрушился, словно поток ледяной воды.
        Мэдди вздрогнула. Жерво на мгновение замер, но потом еще крепче обнял девушку, сдерживая ее конвульсивные попытки освободиться. Не глядя вверх, он поцеловал Мэдди в ухо.
        - Спокойно, - прошептал Кристиан. - Спокойно, девочка-Мэдди. - Он еще раз коротко поцеловал ее.
        Мэдди обернулась. Жерво стоял спокойно. Леди де Марли походила на черную статую с белым лицом.
        - Тетя Веста, - сказал Жерво с легким кивком и взял Мэдди за руку. Та не могла двигаться самостоятельно. Он притянул ее к себе и чуть подтолкнул вперед.
        - Добро пожаловать, - произнес Кристиан, удивив Мэдди своим спокойствием. От ее самообладания не осталось и следа. - Приятная… поездка?
        Мэдди увидела, что внимание леди де Марли поглощено манерой герцога говорить, и успокоилась, потому что на нее никто не смотрел. Пожилая женщина смерила Жерво испытующим взглядом.
        - Ты выздоровел? - сказала она наконец.
        - Лучше, - ответил Жерво, подталкивая Мэдди вперед. - Герцогиня… Арх… медия… Жена…
        Его речь стала хуже. Наедине с Мэдди он мог выражаться более четко, чем сейчас.
        - Не намного лучше, - сухо произнесла леди де Марли и взглянула на Мэдди. - А вы, мисс, великолепно провели нас. Я не думала, что вы такая авантюристка.
        - Герцогиня, - сказал Жерво с предупреждающим ударением.
        - Где документы?
        Жерво мрачно улыбнулся и ничего не сказал.
        - Бесстыдный мальчишка, - фыркнула леди.
        - По закону, - отозвался Кристиан. - Возраст. Проживание. Бумаги. Церковь. Свидетели. Регистрация… подписью. Никакой закон не оспорит.
        - Кроме состояния твоего здоровья, - возразила женщина, но это больше походило на ворчание, чем на угрозу. - Сумасшедший дом. Ты мог жениться на девушке, которую тебе предлагали, и избавить нас от многих неприятностей.
        - Мисс… Трошхорс.
        - Мисс Тротмэн. Ее отец угрожает теперь преследовать тебя за нарушение обещания.
        - Меня! - Кристиан весело рассмеялся. - Ты обещаешь. Ты… платишь.
        По выражению лица леди герцог понял, что попал в цель. Она ударила тростью об пол, по залу разнесся резкий звук. Мэдди почувствовала на себе ледяной взгляд.
        - Я пойду отдыхать. Вы, мисс… герцогиня. Зайдите ко мне в комнату через час.
        Избежать этого не представлялось возможным. Мэдди кивнула.
        Леди де Марли развернулась и направилась через зал. Служанка, почти такая же, как и хозяйка, бросила на Мэдди быстрый взгляд и последовала за госпожой. Странно, но казалось, что она улыбалась.
        - Называет тебя… герцогиней, - Жерво искоса посмотрел на Мэдди. - Она… смирится.
        Находясь в одной из самых старых частей замка, комнаты леди де Марли сохранили холод, какой воцаряется в нежилых помещениях. Завернувшись до подбородка в одеяло, женщина расположилась около камина. Огонь разгорелся хорошо, но в комнате при дыхании все еще шел пар.
        Леди де Марли могла допустить, что Мэдди стала герцогиней, но не придавала этому факту большого значения. Под безличным титулом «девушка», она предложила Мэдди стул с прямой спинкой, который стоял не очень близко к камину.
        Без вступлений леди де Марли заявила:
        - Я заехала по дороге в ту церковь. Брак зарегистрирован в метрической книге.
        - Да, - подтвердила Мэдди. Она сама расписалась там и теперь боялась, что это самый плохой поступок в ее жизни.
        - Еще я заглянула в книгу ассоциации юристов по гражданским делам. Выдача официального разрешения на брак герцога Жерво и Архимедии Тиммс зарегистрирована официально. Все в порядке.
        - Правда?
        Мэдди ничего не знала о формальностях и почувствовала странное облегчение от того, что Дарэм оказался честным человеком.
        - Я вижу, новость обрадовала вас. Вы думали, что дело обстоит не так?
        Мэдди посмотрела на свою юбку, затем снова подняла глаза.
        - Меня не удивило бы, если бы тут было что-то незаконное. Все было сделано… в основном по настоянию Дарэма.
        - В самом деле? - глаза леди де Марли были очень проницательными.
        - Да, - Мэдди глубоко вздохнула. - Вы знаете, что герцог согласится на все, чтобы избежать заточения. Он сделал это, рассчитывая на мою помощь. Я не согласилась бы… я нашла бы другой способ. Но с шестью мужчинами, рвущимися в церковь…
        - Мои люди? Врывались? Вы ошиблись, мисс. Из моих слуг никто не поступил бы так.
        - Там были люди… Они хотели схватить его.
        - Схватить его? - женщина сгорбилась под одеялом. - Его мать глупа. - Ее губы презрительно скривились.
        - Как будто он преступник. Я ничего не знала об этом.
        - Дарэм вернулся из Лондона и сказал нам, что наемники ищут нас. Он боялся, что они следили за герцогом.
        - Дурная голова! Он должен был приехать ко мне! Я могла бы запретить им, - леди де Марли неожиданно захихикала. - Но Жерво предпочел спрятаться за более симпатичным лицом. Его аппетиты перевесили здравый смысл. Эти шакалы, замужем за которыми его сестры, еще попытаются задержать его, если он не покажет им зубы. Поверьте мне, если наемники рвались в дверь церкви, можно легко предположить, кто предложил его матери эту милую идею. Какая пошлость. Наемники. Представить только! Еще в газетах объявят сумму вознаграждения! сумасшедший герцог, слыхали! Хорошо, что его отец не дожил до такого, упокой Господь его душу, - леди понюхала флакончик с нюхательной солью, затем ее рука опять исчезла в складках одеяла. - Новая просьба о предписании уже послана. Он с вами до венчания или после?
        - Что до или после? - переспросила Мэдди. Леди де Марли хмыкнула.
        - Имел отношения с вами, - с иронией в голосе сказала леди де Марли.
        Мэдди вспыхнула, словно ее тело поняло вопрос раньше, чем мозг. Когда значение вопроса полностью дошло до нее, она едва удержалась, чтобы не вскочить и не убежать, хотя стул уже слегка отодвинулся от импульсивного толчка. Мэдди с ужасом увидела сидевшую где-то сзади служанку и заметила едкий взгляд леди де Марли.
        - Не до, - пробормотала она.
        - Скажите мне правду… и громче. Меня не интересует ваша мораль. Я интересуюсь его моралью.
        Мэдди подняла голову.
        - Не до, - повторила она с ударением.
        - Когда у вас была последняя менструация?
        - Вы чересчур бесцеремонны!
        - Когда кто-то становится герцогиней, моя девочка, посторонние часто вмешиваются в подобные дела. Так когда?
        Мэдди упрямо молчала.
        - Удивляюсь вашей стойкости, - леди де Марли отклонилась назад и стянула с головы шаль, под которой оказался черный чепчик с лентами. - Расскажите мне о Жерво. Он неплохо выглядит.
        Мэдди обрадовалась смене темы.
        - Да. Ему уже значительно лучше.
        Леди де Марли хихикнула.
        - Я хотела привезти другого психиатра… Но как узнать, кто лучше? У нас их сотни. Думаю, Жерво хорошо с вами, - она подняла белый, похожий на сучок палец. - Не ошибитесь, девушка. Этот брак несчастный. У меня для него лучшая партия, но поскольку все сделано по закону… Одна производительница в такой ситуации не хуже любой другой, - леди де Марли пожала плечами. - Похоже, он вас любит.
        - Твоя мать прислала письмо, - объявила леди де Марли в гостиной за ужином, вытащила из-под шали бумагу и протянула ее Жерво. Когда он протянул руку, женщина не отдала письмо сразу.
        - Прочитать тебе?
        Герцог вырвал бумагу из рук леди.
        - Я… читаю.
        Он сел в кресло, развернул письмо, повертел его и наконец расправил на колене. Леди де Марли с интересом следила за ним, словно стараясь убедиться, действительно ли он собирается читать или только имитирует это движениями.
        Кристиан перевернул письмо, положил на другое колено, наконец встал, отдал его Мэдди и сказал:
        - Открой.
        После того как она сорвала сургучную печать, Жерво вернулся в кресло и начал читать. Это заняло у него довольно много времени. Он слегка наклонил голову вправо, словно не вполне разбирал буквы под прямым углом. Наконец Кристиан вздохнул, закатил глаза и бросил письмо на стол, улыбнувшись Мэдди.
        - Не… едет.
        - Больше ничего не пишет? - спросила леди де Марли. Жерво опять взял письмо и выпустил из пальцев.
        - Мольба. Мольба. Одна… мольба. Ноги… не будет… в одном доме… с моей лю… любовницей. - Он посмотрел на Мэдди. - Ты.
        Герцог опять заглянул в письмо.
        - Сестры… не позволяют. Не сын…
        Он скомкал письмо и через всю комнату бросил в камин.
        - Она недовольна твоим выбором, - прокомментировала леди де Марли.
        - Законная, - сказал Жерво. - Не… любовница. Жена.
        - Безусловно, - произнесла его тетка. - Но ты знаешь, что не защищен. И еще существует вопрос о состоянии твоего мозга. Каково сейчас положение? Защищена ли собственность? А что, если мисс Тиммс охотница за удачен, которая плетет свою паутину?
        - Он не…
        Леди де Марли перебила Мэдди.
        - Я говорю только о вопросах, герцогиня. Ваша позиция довольно слабая. Женщина может сыграть плохую роль на слушании. Ни один нормальный человек его уровня не пошел бы на такое.
        Герцог вдруг встал, подошел к письменному столу, взял перо и протянул его Мэдди.
        - Решим сейчас. Пиши… что ты хочешь.
        - Что я хочу? - переспросила она. Леди де Марли усмехнулась.
        Жерво вдруг улыбнулся.
        - Моя веселая жизнь, - произнес он. - Три лошади… Две служанки… двадцать платьев… мебель… кровати… шторы… ковры… шесть или восемь слуг-мужчин… - Он вложил перо в руку Мэдди. - Девочка-Мэдди. Что ты хочешь?
        - Ничего.
        Леди де Марли рассмеялась, словно после удачной шутки. Жерво несколько секунд смотрел на Мэдди, затем опустился на колени рядом с ее стулом. Она беспомощно покачала головой.
        - Конечно, нет.
        Кристиан посмотрел ей в глаза. Его голова слегка тряслась, на губах играла едва заметная улыбка.
        - Отец? - спросил он. - Тогда… ты… не поддерживаешь отца?
        - О… - Мэдди закусила губу. - Нет. Это было бы неправильно.
        Леди де Марли вмешалась в разговор.
        - Вам лучше не относиться к этому очень серьезно, девочка. Если он умрет сегодня вечером, вам ничего не достанется. Ни шиллинга, можете в это поверить. Напишите приемлемую сумму, и суд поможет вам. Мы с Кальвином можем засвидетельствовать ваши с герцогом подписи.
        - Но… - Мэдди взглянула на Кристиана. - Я не хочу никаких сумм. Ты и я… мы не…
        Жерво сжал ее руки. Она хорошо все поняла. На мгновение в комнате воцарилась тишина.
        - Девочка-Мэдди, - сказал герцог. - Сейчас у меня… есть все, - он улыбнулся ей улыбкой, от которой у нее заныло сердце. - Верни… ты… немного.
        - Ты мне ничего не должен, - прошептала Мэдди. Кристиан отпустил ее и встал.
        - Сколько… Тротмэн?
        Он посмотрел на тетку.
        - Десять тысяч, - ответила та. Герцог сделал нетерпеливый жест рукой.
        - Сколько?
        - Ее часть пятьдесят две сотни. Такое же содержание и четверть Монмаутской ренты после твоей смерти. Понимаешь, мисс Тротмэн принесла с собой десять тысяч. Пятьдесят тысяч распределены по женской линии, семьдесят пять по второй, третьей и четвертой мужской линиям.
        Кристиан рассмеялся.
        - Деловая… невеста.
        Леди де Марли подняла брови и оглядела Мэдди.
        - Она выглядит вполне здоровой для этой роли.
        - Завтра, - сказал Жерво. - Я пошлю… Бейли. Ты говоришь решение. Напиши так же… что сказала. Добавь… две тысячи дохода… жизнь… мистер Джон Тиммс. Осторожно… ошибка. Могу… читаешь.
        - Но… - произнесла Мэдди.
        - Хочу, - возразил Жерво. - Я… хочу.
        Мэдди опять села на стул. Все это выглядело глупой пародией. Она так далеко зашла в фальши, что составляет документы обеспечения детей от брака, который не существовал. Неожиданно резко она встала.
        - Я пойду.
        Жерво поклонился. Леди де Марли улыбнулась.
        - Доброй ночи, герцогиня.
        Мэдди приблизилась. Леди погладила девушку по щеке. Мэдди поколебалась, потом наклонилась и быстро поцеловала ее руку. Вдруг леди де Марли увидела перстень герцога.
        - Это лучшее, что ты смог сделать, Жерво? Ради Бога, мальчик, подари ей настоящее обручальное кольцо.
        - Подарю, - согласился он.
        Мэдди высвободила свою руку и пошла к двери, почти не глядя, куда идет.
        - Это не та дверь, девушка, - тревожно произнесла леди де Марли. - Не открывайте ее. Напустите холода!
        Мэдди остановилась. Она была уверена, что перед ней нужная дверь.
        - Мэдди, - сказал герцог. Она посмотрела на него. Он кивнул на выход, которым она еще ни разу не пользовалась.
        Удивившись, Мэдди пересекла комнату и открыла другую дверь. Она вела в такую же роскошную комнату, как и все остальные. Спальня, выдержанная в бело-голубых тонах. Над огромной высокой кроватью виднелся золотистый балдахин.
        С ужасом Мэдди поняла, что это значит, и остановилась на пороге. Это была спальня Жерво.
        Мэдди повернулась и вышла.
        - Я предпочитаю…
        Леди де Марли перебила ее.
        - Глупость, - сказала она таким тоном, будто точно знала, что хотела сказать Мэдди. - Зачем ему гоняться за тобой по всему дому? Спите там, девушка. Впереди у вас еще много лет, чтобы заиметь свою спальню.
        Жерво молчал, стоя посреди комнаты, заложив руки за спину, высокий и элегантный. Он просто смотрел на Мэдди таинственными синими глазами.
        - Еще много лет, девушка, - повторила леди де Марли усталым голосом. - Запомните мои слова.
        Мэдди села в кресло со спинкой, предохранявшей любого человека от неожиданного засыпания. Спальня герцога казалась наиболее уютной из всех комнат, какие она видела в замке. Помимо кровати здесь стояли низкие шкафы с наваленными на них книгами, будто ими часто пользовались. Пачки журналов и газет на письменном столе имели скорее деловой вид, чем простое украшение.
        В комнате горела лампа. Порядок явно наводил слуга. Она вспомнила, какой беспорядок устроил Жерво в Сант-Мэттью, и почувствовала симпатию к ответственной горничной, которая, видимо, была вынуждена раскладывать вещи не по своему усмотрению, а лавировать между требованиями дворецкого и суматохой герцога, которую он наверняка устраивал ради своего комфорта. Мэдди была знакома с подобными явлениями. Они заключались в уборке ненужного, сохранении на месте первостепенных вещей, подготовки тех, которые вскоре могли понадобиться, выставлении их на вид и уборке обратно, когда это необходимо, возвращении вновь понадобившегося журнала из стопки уже отброшенных и обвинений в адрес слуг за их нерасторопность при поисках необходимого.
        Мэдди смотрела в основном на стол, поскольку смущалась при виде картин. Они представляли собой то, что Друзья находили самым худшим в бессмысленном воспроизведении мировых ценностей. Даже религиозные сюжеты выглядели пошлыми - на одной стене была изображена фигура Евы с яблоком у ее ног. Еще была одна картина с купающимися в реке женщинами и подглядывающими за ними сатирами и другая со скачущей на лошади женщиной.
        Единственную работу Мэдди могла разглядывать без смущения: маленький портрет молодой женщины, обернувшейся как бы в удивлении, что за ней наблюдают, пока она смотрится в зеркало. Ее улыбка выглядела нежной и доброжелательной настолько, что хотелось улыбнуться ей в ответ. Мэдди долго смотрела на картину, завороженная магией простого рисунка и плоского холста, передающих саму жизнь.
        На столе рядом с креслом стояли кувшин, бокал и миниатюры - в основном изображения женщин. Мэдди решила, что это сестры Кристиана, хотя сходства не заметила. Рядом стояла рамка из-под зеркала, но самого зеркала там не было, а вместо него виднелся локон светлых волос. Ни одна из сестер герцога не была блондинкой.
        Мэдди встала и подошла к маленькой картине девушки с зеркалом, стараясь разглядеть технику рисунка, так необыкновенно передающего теплоту. Мэдди наклонилась. Б этот момент дверь мягко приоткрылась. Мэдди обернулась.
        Жерво закрыл дверь за собаками, которые бросились вперед, прижались к Мэдди и привычно запрыгнули на кровать. Герцог несколько секунд стоял молча и смотрел на Мэдди.
        - Понравился портрет… девушки? - спросил он.
        - Приятное лицо.
        - Приятное… Рембрандта.
        - О, да. Очень известный художник, правда?
        - В какой-то степени, - заметил Жерво, слегка усмехнувшись.
        - Я не очень разбираюсь в живописи, - призналась Мэдди. - У нас нет картин.
        - Нет? - герцог подошел ближе и тоже посмотрел на портрет. - Почему?
        Она слегка нахмурилась.
        - В Библии сказано: «не сотвори себе кумира». А они изображают людей.
        Мэдди быстро оглядела комнату. Коллекция была солидной.
        - Они… мне нравятся, - сказал Жерво, слегка прикоснулся к щеке Мэдди и поцеловал ее.
        Она отступила назад и облизнула губы.
        - Твоя тетя ушла? Я должна идти.
        - Нет, - он покачал головой. - Остаться. Она… там.
        - Очень неловкое расположение комнат, - Мэдди сделала беспомощный жест в сторону гостиной.
        - Старомодно… Верхний Замок… выходная комната… спальня… - Жерво начертил в воздухе три короткие линии. - Старые лорды… устраивали пиры в Верхнем Замке… потом приглашали друзей в гостиную, - он кивнул в сторону гостиной. - Это был… знак расположения. Только хорошие друзья… приглашались. Некоторые… Одни и те же… не менялись. Верхний Замок… в гостиную… в спальню… Старомодно. Жерво. Сотни лет.
        - Все равно неудобно. А вдруг, ты неважно себя почувствуешь и захочешь прилечь. Жерво снял куртку.
        - Шли дни, лучшие друзья… приглашались… все время… сюда… Большая честь… для тебя.
        - Мне лучше уйти. Могу я выйти отсюда другим путем?
        Герцог бросил куртку на кресло, начал расстегивать жилет, но опустил руки и посмотрел на Мэдди.
        - Не можешь… спешить.
        Одна пуговица была уже расстегнута. Мэдди поджала губы.
        - Ты не можешь, но должен стараться.
        - Не могу, - ответил Жерво с усмешкой. - Ты.
        Он подошел и встал рядом с ней. Его рукава белели, а вышитые на жилете крошечные серебряные цветы контрастировали с мужественными очертаниями его тела. Мэдди расстегнула пуговицы и развязала галстук. На кремовых брюках герцога тоже были пуговицы, но она их проигнорировала. Когда Мэдди закончила, Жерво отошел в сторону, оставив ее с жилетом и галстуком в руках.
        Она успокоилась, отнесла одежду в шкаф, а когда вернулась, герцог сидел в кресле и пытался снять ботинки. Наконец он откинулся назад и запрокинул голову.
        - Устал, - Жерво глубоко вздохнул. - Бедствие из-за дракона… женского пола.
        Последний след тревоги исчез с лица Мэдди.
        - У нее сильный характер, - заметила она с улыбкой. Герцог подтащил к себе стоявший около окна стул.
        - Посиди… со мной.
        Мэдди выполнила просьбу. Вероятно, лучше было остаться здесь и убедиться, что тетка ушла. Мэдди сложила руки на коленях. Он искоса наблюдал за ней.
        - Чопорная девочка-Мэдди.
        Она не успела помешать, как герцог вцепился в ее юбку, а под ней показались грубые туфли и шерстяные чулки.
        - О, - произнес он, сел, наклонился и начал расстегивать ее юбку.
        - Ты не можешь расстегивать, - сказала она обвиняющим тоном.
        Жерво возражающе что-то пробормотал, не отпуская колено Мэдди, хотя та пыталась вырваться.
        - Ну же, - нежно сказал он. Его рука была теплой и уверенной. Мэдди прикусила губу и перестала сопротивляться. Герцог снял с нее туфли и одну за другой отбросил в сторону.
        - Все, девочка-Мэдди?
        Он взял ее ноги и положил себе на колени.
        Это неожиданное ощущение было столь сладким и восхитительным, что протест Мэдди замер у нее на губах. Она пыталась сидеть прямо, но у нее это не получилось.
        - О, это… очень легко.
        Жерво не ответил, глядя на ноги Мэдди, которые гладил своими руками. Ее юбка упала на пол, немного смявшись, он свел вместе пятки девушки и сунул руки под лодыжки.
        - О, - опять вздохнула Мэдди и закрыла глаза.
        Жерво массировал ей икры, затем вернулся к ступням и стал изгибать их и рассматривать, словно произведение искусства.
        Не открывая глаз, Мэдди тихо засмеялась.
        - Я никогда не чувствовала такого… удовольствия.
        - M-м, - протянул Жерво.
        Мэдди открыла глаза. Герцог изменил свою позу, опять лениво вытянув ноги. Она попыталась освободить свои ступни, но он крепко держал их, закрыл глаза и продолжал своеобразный массаж.
        - Не хочешь ли ты, чтобы я погладила твои ноги? - спросила Мэдди.
        - Нет.
        Глядя на него, она могла подумать, что он спит, если бы не движения его пальцев по ее подошвам, чуть выше и к пяткам. Жерво гладил то одну, то вторую ступню, пока по телу девушки не разлилось приятное тепло.
        Она опять закрыла глаза, села прямо и позволила себе отдаться этому ощущению полностью. Камин в комнате был сделан по последней моде и посылал волны теплого воздуха по углам. Мэдди не предприняла ничего, когда ее шелковая шаль, которую она носила весь день, соскользнула с плеч.
        - Только Рембрандт… мог бы нарисовать тебя, - сказал герцог.
        Мэдди заметила, что он наблюдает за ней. Жерво провел пальцем от ее колена до ступни.
        - Так… нарисовано… поэтому я могу помнить.
        Его руки перестали двигаться. В комнате царила тишина, если не считать легкого шипения, доносившегося из камина. В свете лампы отделка на юбке кобальтового цвета контрастировала с совершенно белыми чулками. Руки Жерво лежали на вытянутых ногах Мэдди без движения.
        Он смотрел на них. Его лицо в тусклом свете казалось темным и резким. Герцог искоса посмотрел на девушку.
        - Друг?
        Она не ответила, слишком переполненная чувствами, чтобы подобрать нужные слова.
        - Твой друг, Мэдди… всегда. Не… забывай.
        - Нет, - прошептала она. - Я тебя не забуду.
        Жерво резко двинулся и освободил ноги Мэдди. Она поджала их под себя, когда он встал.
        - Спи здесь, - произнес герцог. - Я… постелю себе рядом в комнате.
        Там, где хранилась одежда, была маленькая кровать. Мэдди видела ее, когда ходила к шкафу.
        - О, нет. Так нечестно. Я уйду, когда твоя тетя отправится спать.
        - Уйдешь? Долго идти, девочка Мэдди. Темно. Страшно. Призрак. Оставайся здесь.
        - Призрак? - переспросила Мэдди.
        - Плохой… призрак.
        Жерво взглянул на нее с пиратской невинностью.
        - Не говорили?
        - Здесь нет призраков.
        Он издал горлом звук, похожий на страстный стон. Дьявол даже поднял голову.
        - Здесь нет призраков!
        - Шаг… шаг… - герцог стоял в полумраке, и его глаза поблескивали. - Зал… идти… медленно… вверх по лестнице.
        Мэдди глубоко вздохнула, нашла свои туфли, надела их и направилась к двери.
        - Я пойду вместе с леди де Марли.
        - Это ей не понравится. Она хочет, чтобы ты была здесь. Спала, - он усмехнулся. - Выбирай. Дракон… призрак… я.
        - Здесь-нет-призраков!
        Герцог не подтвердил, не опроверг это. Мэдди выглянула из спальни и обнаружила, что леди де Марли уже ушла. Комната была темной, холодной, с последним оранжевым глазком в камине. Мэдди подумала, что нужно позвонить Кальвину Элдеру, но поняла, что теперь уже поздно. Кроме того, было ужасно и не по-христиански бояться призраков. Дьявол соскочил с кровати и подошел к ней.
        - Ты проводишь меня? - спросила Мэдди пса. Дьявол завилял хвостом, прыгнул и оперся о девушку лапами.
        Мэдди взглянула на Жерво.
        - Мы возьмем свечу.
        Он кивнул и развел руки в стороны.
        - Счастливо…
        - Идем, - сказала Мэдди псу, который смело побежал вперед.
        Холодный воздух ворвался в гостиную, когда Мэдди открыла дверь в коридор. Дьявол выскользнул и исчез за ярким пятном света от свечи.
        - Ко мне! - шепотом потребовала Мэдди, и ее слова эхом вернулись к ней.
        Пес, постукивая когтями по каменному полу, вернулся и подпрыгнул. Девушка оттолкнула его и пошла вперед. Дьявол обогнал ее и вновь исчез. Она ускорила шаг, вглядываясь в тени, отбрасываемые свечой. Ее туфли гулко стучали по полу. По коридору носилось эхо и оставляло полнейшую тишину, когда замирало. Если в этой каменной громадине и находился кто-то еще, ни одного признака его присутствия не было. Мэдди затаила дыхание и обернулась.
        Там стоял человек.
        Она вскрикнула, отскочила назад, но тут же поняла, что это обыкновенный манекен в рыцарских доспехах. Просто в тусклом свете свечи он очень походил на живого человека.
        - Дьявол! - мягко позвала Мэдди, с усилием заставляя себя повернуться к фигуре спиной.
        Через несколько секунд она услышала клацание собачьих челюстей, и знакомые очертания пса появились из темноты, на этот раз Мэдди наклонилась и ухватилась за его ошейник, чтобы он больше не убегал.
        Вместе они направились вверх по лестнице. Мэдди остановилась. Вокруг не было ни звука. Только Дьявол, воспользовавшись остановкой, шумно лизал свою лапу.
        Лестница изгибалась, приглашая дальше в темноту. Воспоминание о леденящем вздохе герцога так живо вспомнилось Мэдди, что она опять оглянулась посмотреть, не преследует ли он ее.
        Широкий коридор оставался пустым. Когда Мэдди повернулась к ступеням, уши Дьявола приподнялись. Он встал, глядя вперед в темноту. Мэдди ощутила покалывание во всем теле. На глаза навернулись слезы.
        Пес припал к лестнице и зарычал. Низкий, угрожающий звук донесся из его горла. У Мэдди перехватило дыхание.
        Дьявол с лаем бросился вперед.
        Мэдди не выдержала и побежала.
        Она придерживала юбку одной рукой, а во второй держала свечу. Туфли громко стучали по полу, создавая иллюзию погони. Дьявол пронесся рядом с ней и скрылся в темноте. Мэдди побежала быстрее, но начала задыхаться. Увидев царапающегося в дверь пса, она распахнула ее, бросила свечу на пол и оперлась о косяк. Это была опять спальня герцога. Он обернулся, держа в руке рубашку. Мэдди прижалась к его обнаженной груди, сделав так, что Жерво находился между ней и дверью.
        - Там кто-то есть! - крикнула она. - Пес… Дьявол… В зале кто-то есть.
        Глава 24
        - Девочка-Мэдди, девочка-Мэдди, - Жерво крепко обнял ее и усмехнулся. - Все хорошо. Там никого нет. Никого.
        В его руках ее конвульсивная дрожь утихала. Мэдди почувствовала себя очень глупой. Никого там не было. Конечно, никого.
        - Собака зарычала, - объяснила она все еще надломленным голосом. - Дьявол вглядывался в темноту.
        Еще одна волна дрожи пробежала по ней. Мэдди глубоко вздохнула, пытаясь собраться с силами. Дьявол забрался на кровать и улегся там с абсолютно невозмутимым видом.
        По щекам Мэдди покатились слезы. Жерво начал стирать их.
        - Прости! - сказала девушка. - Я знаю, там… никого нет! Я такая… глупая! Ночью… в своей комнате… я слышала шаги!
        Герцог крепче прижал ее к себе.
        - Девочка-Мэдди. Извини. Это моя вина, - он продолжал обнимать ее. - Идем. Давай посмотрим, что это было.
        - О нет. Лучше не надо!
        Но Жерво повел Мэдди к двери. Свеча, которую она бросила на пол в коридоре, еще горела. Герцог поднял ее. Фитиль свечи снова ярко вспыхнул. Жерво зажег от него факел. Не отпуская от себя Мэдди, он зажег еще один факел. Так коридор стал ярко освещаться по мере их продвижения вперед. Собаки то забегали вперед, то уступали им дорогу.
        Наверху лестницы Жерво пристроил свечу к стене и вытащил последний факел из гнезда. Теперь уже по хорошо освещенной лестнице они начали спускаться.
        Как бы ярко ни горел факел, темнота зала поглотила свет. Герцог отдал факел Мэдди, а сам подошел к огромной рукоятке в стене.
        Факел высветил две огромные, массивные сверкающие люстры, которые начали опускаться сверху. Когда они были уже в пределах досягаемости, герцог взял факел и, переходя от свечи к свече, начал зажигать все ярусы. Огромное помещение постепенно стало освещаться. Из темноты появились золотистая кожа Жерво, его волосы, темные, как тени в углах. Наконец он отступил с факелом в руках. Языческий Бог в голом зале.
        - Так лучше? - спросил герцог.
        Мэдди уже очень давно начала чувствовать себя глупо.
        - О да, - ответила она. - Спасибо тебе.
        Дьявол вдруг погнался за тенью, спрыгнувшей с балкона для музыкантов. Началась погоня, но кошка сделала отчаянный рывок и скрылась в нише внутри камина всего в дюйме перед носом Дьявола.
        - Призрак, - сказал Жерво.
        Молодой лакей появился на пороге двери под галереей. Герцог посмотрел на него.
        - Мы справимся… сами, - сказал он. Когда лакей вошел в зал, Жерво вытянул вперед факел. - Снимешь нагар. Свечи… до… утра.
        Лакей поклонился. Жерво подошел к Мэдди.
        - Спасибо. Я вела себя глупо. Наверное… мне нужно идти к себе, - проговорила она.
        Герцог обнял ее за плечи и повел к лестнице, которая вела к его спальне. Собаки побежали впереди. Мэдди подумала о темной галерее, залах и лестницах, отделяющих ее от своей спальни. Она подумала о шагах. Девушка не верила в призраков, но в таком месте, как это, все же лучше было иметь рядом собак и огромного, сильного мужчину.
        Призраки… Кристиан положил руки под голову и усмехнулся в темноту. Девочка-Мэдди - его милая, стойкая, практичная девочка-Мэдди боялась призраков.
        Конечно, они имелись в замке Жерво. В любом количестве. Ему пришлось солгать, чтобы успокоить ее. Его любимым был тот, который спал перед огромным камином накануне Сочельника. Жерво сам видел его однажды холодной ночью после мессы, когда еще Джеймс был жив. Они подумали, что это заблудившийся бродяга проник в замок, но когда окликнули его, существо поднялось, потянулось и исчезло прямо сквозь деревянные панели, которыми был обшит коридор. Считалось, что подобное появление призрака приведет к тому, что хозяйка замка вскоре благополучно произведет на свет потомство. Но, действительно, в следующем году родилась его младшая сестра Катерина и сейчас все двадцать пять лет находилась в полном здравии, в отличие от его других трех братьев и двух сестер. Кристиан вздохнул, подумав о Джеймсе. И о Клейр, Анни, милом Уильяме Франсуа. У его матери были причины увлечься религией. Вероятно, им нужно было подкладывать баранью ножку, чтобы почаще заманивать к себе призрака.
        Жерво не говорил Мэдди об этом призраке. Он сообщил ей только маленький кусочек правды - что над ее спальней находится Тропа Черной Охраны. Герцог даже не стал рассказывать девушке связанную с этим историю. Достаточно было одного названия.
        Жерво улыбнулся. Теперь Мэдди должна остаться с ним. Мэдди устремилась к постели герцога. Она была в одной рубашке, но все же ей было тепло и она была в безопасности. Дьявол и Касс, посапывая, лежали у кровати. Ей было уютно, но она не заснула. На кровати было несколько подушек, и Мэдди нашла среди них ту, на которой явно спал Жерво. Она положила на нее голову, вдыхая его запах.
        Помимо правильной Архимедии Тиммс и стихии плотского искушения, появилось что-то новое для нее: он, любивший красивые наряды, ласки, поцелуи. И подушка напоминала о человеке, который спал в другой комнате, близко, так что он сможет спасти ее от призрака.
        Сейчас страх уже почти прошел, но Мэдди вспоминала, как крепко он схватил ее, когда она, сломя голову, влетела в спальню. «Здесь нет привидений», - это сказал Жерво. Дьявол ворчал на кошку, а герцог зажег огни во всем замке, показав, что есть на самом деле, и сам он рельефно выделялся в свете двухсот свечей.
        Мэдди прислушалась к дыханию в той комнате. Дверь была почти закрыта: он оставил для нее щелочку, но слышала она только спокойное дыхание собак.
        Мэдди лежала, уставившись в темноту. И тут она решилась на сумасбродство. Она поднялась и слезла с высокой кровати. Огонь догорал и осветить уже ничего не мог, но путь к двери она запомнила. Мэдди встала на пол босыми ногами, нащупывая дорогу. Вот стена, а вот и дверь. Она остановилась.
        - Жерво, - прошептала она.
        Если бы Кристиан спал, то не услышал бы. Но он сразу отозвался.
        - Мэдди?
        Она вздохнула.
        - Я… - Она не умела лгать и просто сказала: - Мне страшно.
        Это была в какой-то мере правда. Она дрожала от холода и возбуждения. Скрипнула его койка, а потом в дверях, как теплая тень, появился он сам. Он взял ее за руку и обнял:
        - Испугалась?
        Мэдди ничего не ответила, только прильнула к нему. Грудь его по-прежнему была голой, и она почувствовала свою вину за то, что ему пришлось отказаться от прежнего комфорта.
        Мэдди хотела поцелуя, и он поцеловал ее, мягко и нежно коснувшись языком ее губ.
        - С… тобой вместе? - спросил Кристиан, увлекая ее за собой в большую комнату. Мэдди шла за ним, сама не зная точно, чего он хочет, ухватившись за свой хрупкий предлог, оправдывающий поцелуи. Герцог шел рядом, почти касаясь ее. - Испугалась? - повторил он, давая ей возможность оправдаться. - Остаться с тобой.
        Мэдди снова задрожала. Он тихо усмехнулся.
        - Бедная девочка! Пойдем со мной.
        Когда герцог обнял ее, его голая кожа показалась такой теплой и нежной. Когда он повел ее к кровати, она пошла за ним. В темноте Кристиан ориентировался лучше. Дойдя до кровати, он сел на нее. Собаки зашевелились и зафыркали на Мэдди, когда он подал ей руку.
        - Прочь! - приказал им герцог, и они отошли от кровати. Мэдди видела лишь нечеткий силуэт Жерво на фоне постельного белья.
        Он довольно улыбнулся:
        - Здесь тепло… Это ты, Мэдди.
        Она подошла к кровати, нервная и нерешительная, так как все шло помимо ее намерений. Кристиан привлек ее к себе. Казалось, что его тело как бы сливается с ее телом, его спина прижалась к ее спине, его нога к ее ноге. Он наклонился и поцеловал ее в плечо и шею. Потом он стал поднимать рукав ее рубашки. Пальцы его скользили по коже, ища грудь. Он водил языком возле ее уха. В его ласках была смелость и сила.
        - Ты говорил, - сказала она едва слышно, - ты согласился…
        Кристиан замер, положив свою руку на ее руку. Тихо вздохнув, он положил голову на ее плечо, но через мгновение лег на спину. Мэдди уставилась в темноту. Она почувствовала одновременно разочарование и облегчение. Ей было чего бояться и без привидений.
        Вдруг Кристиан обнял ее и прижал к себе, стал тереться щекой о ее волосы. Тут она в изумлении поняла, что он совсем раздет и находится в состоянии возбуждения. Жерво ослабил свои железные объятия. С глубоким вздохом он положил руку под ее голову, и она почувствовала тепло его руки. Он стал убаюкивать ее. Они пролежали так довольно долго.
        - Жерво, - позвала она.
        - Меня зовут… - она почувствовала тепло его дыхания. - Кристиан. - Он наклонился к ней. - Жена моя.
        Мэдди почувствовала стыд и вину. Это не он требовал расторжения брака. Это не он встал среди ночи и пришел к ней. Он не двигался. Он не задавал никаких вопросов. Просто бесстрастно лежал рядом. Мэдди понимала, что она наделала, - она уступила слабости своего земного «я». Она дала ему возможность решать, и он, человек чести, держался своего обещания больше, чем она была искренней.
        Кристиан задумался о том, что если люди его круга ставили под сомнение его ум, то для них было интересно увидеть его сейчас, когда он обнимал женщину, которую считал своей женой, которую он хотел после нескольких дней соблазнительного общения, но при этом он бездействовал. Он вдыхал запах ее волос, ощущал изгибы ее тела, нежного девичьего тела, едва прикрытого полотном… Он чувствовал, что вся его кровь закипает, как будто бы пульс стучал: моя, моя! Он хотел ее, хотел обладать ею. И она хотела его. Он ведь чувствовал это. Не было ни отчужденности, ни враждебности. Он знал, когда женщина обозлена, а когда играет в негодование. Здесь не было ни того ни другого. Здесь было черт знает что. Он мог бы дать ей столько удовольствия благодаря накопленным за эти дни силам! Ведь она сама рискнула разыскать его, разрешить ему лечь рядом, так что он вполне имел на это право. Да, полное право.
        К черту ее религию и ее «друзей»! Какая разница, какому богу они там молятся! Разве ее замужество вероломство? Разве она выходит замуж за падишаха, у которого двести жен! Он был обыкновенный человек, прекрасно знавший о своих грехах, но хотеть настоящей жизни с собственной женой - это ли грех? Она - его жена. Она - его.
        Он обнял ее и произнес:
        - Ты скажи… когда остановиться. Скажи… когда не хочется.
        Пламя, пылавшее в ней, было медленным, но глубоким. Он хотел как бы разжечь от нее собственный огонь, чтобы не было ни городов, ни соборов, ни общественных зданий, чтобы в мире остались только он и она - одна плоть.
        Мэдди заметила перемену прежде, чем он договорил. Она почувствовала напряженную энергию в своем теле, почувствовала, как напряглись и мускулы его руки у нее под головой. И вот он требует от нее слов. Скажи, когда остановиться. Он приподнялся и наклонился над ней. Сказать - не целуй меня, не шепчи о своих чувствах, не касайся губами моей шеи. Сказать? Не надо тяжести твоего тела. Не надо рук. Не надо гладить мои руки.
        Она не могла. Нет, не могла.
        Сказать «не надо», когда я так хорошо знаю твое лицо даже в темноте. Твои глаза, возбужденно глядящие на меня, темно-синие, как тучи, закрывающие звезды, смеющиеся без слов. Больше не надо? Больше не надо ласкать подбородок? Губы. Виски. Соблазнительно и опасно. Не надо, чтобы мои руки ласкали твое лицо, чтобы ты все теснее прижимался ко мне и целовал меня нежно и страстно? Остановиться? Нет, это невозможно. Это как стихия. Как столкновение миров. Остановить это, где все так тяжело и так сладостно, так порочно и так надежно? Сказать - «хватит»? Теперь, когда его обнаженная кожа прижимается к ее обнаженному телу, а его рука скользит по ее бедру, когда он крепко прижался к ней и когда мечта, кажется, становится явью. Она видела, как родятся дети, она выхаживала больных мужчин, она, затаив дыхание, слушала, как замужние женщины ведут нескромные разговоры. Но о том, что поразило ее, она не слышала от них. Да и как об этом расскажешь! О том, как он своим языком ласкает ее грудь и как каждое прикосновение как бы сжигает ее. О том, как он, обняв ее за бедро, прижимает ее к себе и в то же время ласкает ей
грудь, а она, обняв его за плечи, всхлипывая отвечает ему. С глубоким стоном он еще сильнее прижался к ней. Затем своим указательным пальцем стал водить по ее торсу, животу, по самым укромным местам ее тела.
        Остановись. О, остановись, не надо больше целовать меня. О, откуда ты знаешь все то, что приносит такие пронзительные ощущения, так что я вздрагиваю и извиваюсь под тобой, вся в огне. Она тяжело дышала в этой страстной муке. Она впилась ногтями в его кожу, как будто молча умоляя его остановиться. Но ей хотелось, хотелось, хотелось…
        Он не остановился, отвечая ее телу, тому что оно говорило ему: да! Его пальцы скользили по ее телу, вызывая новые сладострастные ощущения. И снова его рот потянулся к ее груди. Она почувствовала, что теряет разум. Из ее горла вырвался какой-то звук. Он заставил ее узнавать все новую боль и все новое сладострастие, так что она тихо вскрикивала.
        Не надо… пожалуйста, не надо… Он приподнялся. Она лежала под ним. Теперь она могла говорить «не надо», «я больше не хочу», «оставь меня».
        Он входил в нее, содрогающей страстью и болью, он, ее муж, со всем жаром своего темного пламени, изощренный человек, знавший всякие сладострастные светские штучки, чье красивое тело играло с ее телом, одновременно вызывая боль и успокаивая ее, пока она не закричала на высшей точке.
        - О, нет! - шептал он, целуя ее в губы. - Ничего, милая Мэдди, ничего. - Голос его был таким, словно ему самому было больно. Дыхание его было тихим и быстрым. Он полностью овладел ею, и желание вызывало легкую дрожь в его руках.
        Она глотнула воздуха, напряженные мускулы расслабились. Она поняла, что острая боль ушла. Она долго и облегчением вздохнула. Словно ожидая этого, он нагнулся к ней и поцеловал ее тяжело и страстно.
        Он начал снова, и боль возобновилась. Мэдди в испуге стиснула его руки. Он прошептал ей что-то, чего она не расслышала. Он был погружен в себя. Он целовал ее и всасывал ее кожу, словно хотел поглотить ее, войдя в ее тело. Боль потонула в его чувственном порыве. Обжигающее глубокое чувство больше было похоже на удовольствие. Она прижала его к себе и обняла, чтобы усилить возникшее чувство. Он качал головой, стонал, старался прижаться к ней еще теснее, словно ему не хватало близости. И это мучило его. Он хотел, чтобы они слились воедино. Он прижимался к ней. И из его груди вырвался стон. Она чувствовала его. Отвечала ему, наполнявшему ее своей жизненной силой. Она сама старалась прижаться к нему все теснее по мере того, как он повторял свои порывы. Она едва могла обнять его за плечи, настолько он был больше ее. И все же он прильнул головой к ее губам, как любящий ребенок.
        - Мэдди! - шептал он, прерывисто дыша, - тебе будет хорошо, клянусь!
        Она гладила его по плечам и спине. Она чувствовала, как бьется его сердце.
        - Я принес тебе радость, - сказал он. Она закусила губу. Он прижался лицом к ее лицу еще теснее.
        - Со мной тебе никогда не будет страшно, - сказал он тихо.
        Остановись. О, остановись же. Но слишком поздно. Слишком поздно, потому что, прости меня, Боже, я люблю тебя больше, чем собственную жизнь.
        Мэдди открыла глаза, чувствуя внутреннюю теплоту. Она лежала в его объятиях, а волосы ее, как день назад, были уложены в двойные косы. Она лежала тихо, прислушиваясь к его дыханию. Это ее муж. Теперь ничто им не помешает. Когда Мэдди повернула голову, Кристиан уже проснулся и, тихо лежа на боку, куда-то смотрел. В утреннем свете, который пробивался сквозь шторы, волосы Жерво казались черными. Выражение его лица трудно было разобрать. Потом он посмотрел на нее. Оба они молчали. Все изменилось. Целая пропасть была между вчера и сегодня. Кристиан повернулся и вздохнул, положив голову на руки, затем искоса посмотрел на нее.
        - Ты жалеешь? - в его словах был вызов. Мэдди искала в своем сердце сожаление, упреки, но не находила ничего. Только испуг из-за того, что проявила слабость. Только чувство невероятной величины.
        - Я, - сказал он, - нарушил… уговор.
        - Но я же не просила тебя остановиться?
        Кристиан снова посмотрел на Мэдди.
        - Моя жена, - сказал он. Это было подчеркнуто близостью его тела, его весомой реальностью. Его колено касалось ее ноги так высоко, где ее больше никто не касался.
        - Да, - прошептала Мэдди, - воистину, я твоя жена.
        Жерво сел на постели, разогнав собак. Мэдди наблюдала, как он стал ходить по комнате, полной роскоши, со всеми этими гобеленами и картинами. Шторы с шумом открылись, и яркое солнце затопило комнату. Кристиан обернулся к ней и улыбнулся.
        - Моя жена, - сказал он. - Прекрасно. - Он стоял и отдыхал, похожий на полутеневой силуэт в потоках солнечного света. Его жена. Она моргнула и отвела глаза, потому что смотреть на Кристиана было больно.
        Глава 25
        Общаясь только с ним, никому не представленная, она не имела контактов с людьми и жила в доме как гостья. Но ни леди де Марли, ни сам Жерво не хотели больше такого допускать.
        - Он - герцог, а вы - герцогиня, поэтому вам надо начинать заниматься делами, - объявила его тетушка.
        Под ее руководством Мэдди запросила квартальный отчет и теперь сидела и просматривала его вместе с Кальвином и Роудс. Перед ней лежала толстая книга расходов за полгода, и Мэдди немало узнала из нее. Многие считали, что герцог просто давно болеет, но Роудс и дворецкий хорошо понимали, в чем дело. Хотя слово
«опека» никто не произносил. Мэдди подозревала, что они беспокоятся о будущем, и о том, кто будет распоряжаться состоянием. Прислуга напряженно держалась с ней, но дела все делала, и прежде, чем им уйти, Роудс осторожно спросила, не покинет ли герцог замок.
        - Я не знаю, - честно ответила Мэдди. - Я поговорю с герцогом. Хотя, по-моему, он здесь чувствует себя неплохо.
        - Умоляю вас, ваша милость, не спрашивайте. Не надо, это был глупый вопрос. - Дворецкий сурово посмотрел на Роудс. - Вы что-то несете всякую чепуху, миссис Роудс. С чего бы его милости уезжать из замка.
        Роудс приняла упрек молча. Мэдди решила, что лучше всего пойти им навстречу.
        - Может быть, вы слышали, что дееспособность герцога ставится под сомнение?
        - Мы не слышали ничего особенного, ваша милость. Мы знаем только, что его милость нездоровы, - сказал староста явно фальшиво.
        - Это правда, он болел. Верно также, что в ближайшие месяцы может возникнуть вопрос о его дееспособности.
        Слуги стоически взирали на нее.
        - Вы верите в то, что он может быть недееспособным? - спросила Мэдди старосту.
        - Конечно, нет, ваша милость.
        - Он не может хорошо говорить, - ответила Мэдди.
        - Верно. Мы замечали. Но все остальное, кажется, в порядке.
        Мэдди подумала, что это скорее вежливость, чем искренность. Но по крайней мере, их слова показали степень преданности герцогу этих людей.
        - Да, - сказала она. - Если вы будете терпеливы, дадите ему время и будете внимательны, то увидите, что с ним все в порядке.
        - Очень хорошо, ваша милость.
        - Я буду особо внимательна. И я прошу каждого из вас объяснить всем слугам, что ко мне надо обращаться просто «хозяйка». Я была воспитана на принципах нашего братства, и к другому я не привыкла.
        - Хозяйка?
        - Просто хозяйка.
        - Могу я попросить вас, - произнес дворецкий, - обращаться к вам «мадам», что более соответствует чести дома?
        Мэдди поглядела на него.
        - Я думаю, что честь дома больше зависит от того, как ведут себя его обитатели, а не как они друг к другу обращаются.
        Неожиданно Мэдди поняла, что голос ее звучит, должно быть, слишком высокомерно. Она умолкла, а потом добавила:
        - Не хочу сказать, что я знаю, как вести хозяйство в таком доме. Мне понадобятся ваши советы и помощь. Но я сама не хочу вас обманывать и надеюсь, что вы будете искренними со мной. Герцогу действительно угрожает опасность. Если это случится, я не могу ручаться за будущее. Поэтому, может быть, никто не осудит вас, если сейчас вы не станете меня слушаться. Но так как я… его жена, я должна делать то, что мне полагается сейчас, и так, как мне представляется наилучшим.
        - Да, хозяйка, - сказала Роудс, - были какие-то разговоры насчет его милости, но как-то неопределенно. Я, по крайней мере, благодарна вам за откровенность. Лучше знать худшее, чем пребывать в неведении и недоумении.
        - Да, действительно. Благодарю вас, хозяйка… - дворецкий произнес это обращение, словно выговаривал иностранное слово.
        Мэдди провела этот разговор в будуаре герцогини, но потом леди де Марли пригласила ее в гостиную и стала обсуждать необходимые траты. Последний отчет за квартал был в пометках герцога, в основном здесь давались инструкции управляющему о починке водопровода. Общий расход расходов на содержание прислуги был весьма велик. В замке имелся лесник, несколько егерей, водопроводчики, фонарщики, осветители, шестнадцать горничных, трое плотников, обойщик и еще некто, кого называли
«гонгист». Расходы только на одни свечи изумили Мэдди. Она даже почувствовала себя виноватой, что Жерво зажег так много свечей, чтобы она не боялась привидений. Они с леди де Марли сразу пришли к соглашению, что количество эля в подвалах, пожалуй, слишком велико, учитывая число посещений. Но когда она возразила против тринадцати фунтов на пудру для волос лакеев, то это сразу же вышло за рамки приличия.
        - Речь идет о чести дома, - с важным видом заявила леди де Марли.
        - Однако, - не согласилась Мэдди, - я думаю, этот обычай можно нарушать в тех случаях, когда нет торжественных событий или гостей.
        - Вы ничего не понимаете в таких делах, невежественная девушка. Без пудры они будут выглядеть убого.
        - Я могу заметить, что волосы лучше постоянно держать коротко стриженными и аккуратными, - Мэдди сделала пометку, так же, как герцог.
        - Чепуха! Они должны быть напудрены!
        - По особым случаям, да, - повторила Мэдди.
        - О, вы, как я вижу, своенравны.
        Мэдди непонимающе посмотрела на леди де Марли.
        - Вы из тех тихих сирен, которые жуют свою жвачку и упрямо делают свое, что бы им ни говорили. Мэдди улыбнулась.
        - Нет. Я думаю, что по натуре я сварлива и своевольна, как и вы тоже. Но от отца я знаю, что спокойное упрямство - лучшая манера поведения.
        - Сварлива! Да как вы смеете! При таком нахальстве…
        - Вы… гордость, - сказал Жерво, выходя из спальни, - тетушка.
        - Объясните этой глупышке, что люди должны быть напудрены!
        - Должны быть… что?
        - Слуги, - сказала Мэдди. - Пудра для волос. Вы истратили тринадцать фунтов за квартал.
        - Гроши! - воскликнула тетушка. - Они должны быть напудрены. Будьте настойчивы, Жерво.
        - Их можно пудрить только по особым случаям, - сказала Мэдди. - И когда приходят гости.
        - Гости могут прийти в любое время. Они появляются без предупреждения. Вы не понимаете порядков и традиций. Жерво, я предлагаю вам сейчас же объяснить это своей жене.
        Он посмотрел куда-то между ними, словно это был какой-то глубокий спор.
        - Соломон. - Кристиан поднял руку и сделал рубящий жест. - Половину напудрить, половину нет.
        Мэдди посчитала.
        - Их всего семь. Пополам не делится.
        Муж ответил, не моргнув глазом:
        - Напудрите всем по половине головы.
        Мэдди задумалась, а потом вдруг разразилась смехом. Кристиан с удовольствием наблюдал за ней. Она всегда смеялась так, как будто делала это впервые в жизни.
        Герцог подумал, что хорошо бы написать ее портрет. Грустный Рембрандт. Задумчивая улыбка. Она не то чтобы красавица, но нужно поймать какое-то неуловимое выражение. Хорошо бы суметь это сделать. Как тогда, когда он уговаривал ее. Ее прямодушное выражение лица изменилось, когда обещанное стало реальностью. Он уже знал, что прямой подход к делу для нее самый легкий и что мягкий добродушный юмор наиболее действенен. Таким путем можно быстрее обезоружить ее, чем с помощью лести или настойчивых просьб. Чувство юмора у Мэдди незамысловатое. Чем большую нелепость сказать, тем скорее до нее дойдет. «Интересно, смеются ли вообще квакеры?» У него была для нее радостная приятная новость. Кристиан протянул ей записку, написанную рукой Дарэма.
        - Отец!.. Приезжает, наверное, сегодня.
        Ее лицо просияло от радости. Мэдди взяла у него бумагу, быстро прочла и прижала к губам.
        - Ох, - сказала она растерянно, - что он подумает?
        - Решит, что вы составили чудесную партию, - ядовито заметила тетушка Веста.
        - Я не должна была выходить замуж без его разрешения. Нельзя было поступать по своему усмотрению. - В ее голосе послышался оттенок страха. Кристиан наблюдал за игрой чувств на ее лице.
        - Отец… будет сердиться?
        - О, нет. Папа не будет сердиться. Он будет такой спокойный. Он заставит меня плакать, потому что я должна была поступить лучше.
        - Лучше? - воскликнула леди де Марли. - Ваша партия в нашей стране лучшая, моя милая. Я объясню ему это, если он сам не поймет.
        Мэдди только крепче сжала записку. Кристиан пошел к себе, потом остановился и обернулся.
        - Мэдди, я твой муж… не забудь.
        Она встретилась с ним взглядом. Кристиан не нуждался в ее уверениях. Он сам сделал выбор, по закону и по физическому обладанию. Она была его. Он только надеялся на Бога и на то, что Дарэм уже успел убедить старика Тиммса.
        Мэдди прежде так страстно желала появления отца, а теперь так же хотела, чтобы у нее было побольше времени до его появления. Ей следовало написать ему, как-то объясниться. Она боялась его.
        И все же, когда дворецкий доложил ей, что экипаж приближается к замку, она бросилась вниз, чтобы посмотреть, как отец будет подъезжать.
        - Папа! - Она была у окна прежде, чем форейтор остановил экипаж. - Папа!
        Дарэм приехал с ним. Он встал, подавая руку ее отцу. Тиммс поднялся на ступеньки и стоял перед ним в меховом пальто, в котором казался очень маленьким.
        - Мэдди, девочка моя! - сказал он с теплотой, и она почувствовала, что он рад ее видеть. Она крепко обняла отца.
        - Я так скучала по тебе.
        Он поцеловал ее в щеку.
        - Мэдди! - повторил он, словно не зная, что еще сказать. - Как ты здесь живешь?
        Она покачала головой.
        - Папа, я… - Мэдди потеряла голос. Она сильно сжала его руки. - Ничего не изменится! - воскликнула она. - Ты можешь жить здесь с нами, Дарэм говорил тебе? Папа, ты представляешь, какой здесь замок?! Огромные башни и зал - большой, прямо как в церкви. Я сама не знаю, что со мной случилось. Только уверена: ты велел мне быть с ним. И я была, и вот что из этого вышло.
        Отец потрепал ее по щеке.
        - На самом деле, Мэдди: я вовсе ничего тебе не приказывал. Я спрашивал, трудно ли тебе будет остаться. И ты ответила, что не можешь оставить герцога.
        - Да, но в письме…
        - Не будем терять времени, - сказал Дарэм. - Здесь очень холодно. Не правда ли, герцогиня? Давайте… А, вот и Шев.
        Жерво шел по мощеному двору. Дарэм пожал его руку повыше локтя.
        - Ну, как дела? Женился, старина, божьей милостью?
        Жерво взял руку ее отца обеими руками.
        - Тиммс. Здравствуйте. Пойдемте. Холодно.
        Мэдди побежала вперед.
        - Там ступеньки, папа, длинные пролеты. - Их шаги гулко отдавались в тишине, пока Жерво и Дарэм сопровождали ее отца наверх. - Лестница очень красивая, говорила Мэдди. - Наверное, ярда три шириной. Везде арки, колонны на площадках, а наверху огромная старинная дверь. Ее нам откроет лакей.
        - В… пудре, - серьезно добавил Жерво.
        - С Тиммсом все нормально, - сообщил Дарэм после обеда, когда они с Кристианом уединились в большом зале. - Я ему сказал, что вы удивительная пара. И все такое. Как ты думаешь, она скажет что-нибудь несоответствующее моим словам?
        Кристиан задумался. Он вспомнил Мэдди в своей постели, привидения, ее застенчивый смех. Он положил кулак на стол и поднял большой палец.
        - Ага, значит, все идет хорошо? - спросил Дарэм. - Я не знаю, как насчет деталей, но сомневаюсь, что будут сложности. Его интересует только то, чтобы у нее все было в порядке.
        - Не сердится… Свадьба.
        Дарэм откусил кусочек сыра и покрутил пальцами.
        - По-моему, старик озадачен. Не распространялся, не задавал много вопросов. Добрый старик. Не дурак, кое-что соображает. Спросил, желали ли вы оказать девушке честь. Не задавал никаких вопросов насчет денег, подарков и всего такого. Короче, ты ему понравишься, считает, что ты чертовски умен.
        Кристиан иронично закашлял.
        - Чертовски… туп.
        - Совершенно очевидно, что твои дела лучше, чем в прошлый раз. Почти как раньше. Думаю, это пройдет. Я только надеюсь, что ты не будешь оглядываться назад и впоследствии жалеть о сделанном.
        - Совсем как раньше?.. Так… думаешь…
        - Ну да, думаю тебе удастся усыпить их бдительность, там, у канцлера.
        Кристиан представил себе, как он снова будет держать речь перед лордом-канцлером. Его пульс участился. Как только он представил себе, что необходимо выступать публично, мысли начинали путаться, слова не выговаривались. Черт возьми! Он слез с окна, остановился у книжного шкафа и прислонился к нему, глядя на кожаные с позолотой переплеты и латинские заглавия. Так он стоял, вдыхая затхлый запах старых книг, до боли прижавшись лбом к дереву. Не могу!
        Дарэм молчал. Кристиан стоял к нему спиной. Наконец он глубоко вздохнул и повернулся.
        - Я боюсь… - Он покачал головой и опустился в кресло. - Боюсь… уже никогда… Дарэм.
        - Черт возьми, я не верю, не хочу верить! Твои дела не так плохи…
        - Не так плохи… - Кристиан посмотрел… - Послушайте…
        - Надо держаться. Если бы у тебя был… наставник, что ли.
        - Голова! Плохо! Стараться… нельзя. Только хуже, понимаешь?
        - Что же тогда? Пусть все наши старания будут напрасными? Так не пойдет, Шев! Они не дадут тебе покоя. Слишком много поставлено на карту. Ты что, не знаешь своих родственников? Один Маннинг чего стоит!
        Кристиан сильнее сжал подлокотник кресла. Маннинг, муж его сестры, который постоянно советовался с адвокатами и какими-то судейскими людьми, вызывая у Жерво чувство сильного гнева.
        - Новое… Слушание, - проговорил Кристиан как можно спокойнее.
        - Для них это шанс. Я лично ходил узнавать, как идут дела, и скажу я тебе, у меня кровь в жилах застыла. Там постоянно ведутся разговоры, что ты всегда ошибался и был непредсказуем, и если тебе предоставить свободу действий, ты превратишь замок в руины, а будущее племянников окажется под угрозой.
        Они не собираются отступать. И должен тебя предупредить, когда они услышали о женитьбе, чуть не сошли с ума. Но как их подстегнуло! Если твоя родня ничего не сказала, то это не значит, что тебя оставили в покое.
        Кристиан закрыл глаза. Если он и хотел что-то сказать, все равно не мог.
        - Если Мэдди получит хоть самую малость, они почувствуют, что с них заживо сдирают шкуру, - сказал Дарэм. - Они сделают все, чтобы помешать тебе и ей.
        Кристиан кивнул.
        - Поэтому сам ни от чего не отказывайся. Ты отвечаешь за свою жену.
        Жерво невольно подумал, что будет с Мэдди, если его признают недееспособным. Они могут тогда и свадьбу признать недействительной. Его семья не перенесет такое несчастье на их голову…
        Сидеть в камере, не зная, что с ней. Даже не зная, жива ли она? Кристиан подумал об этом, и кошмары достигли невиданной ранее яркости…
        Мэдди проводила отца отдыхать сразу после обеда. Она потратила много времени, чтобы в его комнате было тепло и уютно.
        - Тебе не следует задерживаться со мной, Мэдди, - сказал он. - Тебя ждет муж.
        - О нет, я уверена, что герцог не будет возражать. - Мэдди почувствовала, что краснеет. - Леди де Марли и Дарэм сейчас с ним.
        - Но все же, наверное, он будет тебе рад. Вы поженились всего неделю назад.
        - Времени у нас впереди предостаточно.
        - Ну, иди же, Мэдди, - улыбнулся он. - Я устал и хочу поспать.
        - Папа, - попыталась возразить она. Он закрыл глаза. Мэдди продолжала сидеть. Отец отвернулся к стене.
        Тогда она позвонила, чтобы лакей проводил ее по темным переходам в гостиную. Там был один Жерво. Леди де Марли и Дарэм уже ушли.
        Мэдди вдруг почувствовала застенчивость. Она смотрела, как Жерво гасит свечи, оставляющие своеобразный запах. Мерцал лишь огонь в камине.
        Кристиан ушел в спальню. Дверь осталась открытой. Комната освещалась масляными светильниками, но Мэдди как будто приросла к стулу. Папа так ничего и не сказал о ее замужестве. Нет. Мэдди не думала, чтобы он осуждал ее, не чувствовала ни его раздражения, ни разочарования, но поняла, что он встревожен. Она сидела на стуле и сжимала в руках шелковую шаль.
        Жерво подошел к дверям в рубашке, она видела его силуэт. Он стоял, облокотившись на дверную раму.
        Мэдди опустила глаза и стала нервно теребить уголки шали. Она не слышала ничего и только по тени на ковре поняла, что он вернулся. Кристиан подошел к ней сзади и стал расплетать ее волосы, вытаскивая заколки, бесшумно падавшие на пол. Волосы рассыпались по плечам.
        Мэдди сидела спокойно, а он продолжал расплетать ее косы. Он наматывал волосы на пальцы, прижимал их к ее щекам, поглаживал, щекотал, потом нащупал руками ее шею и снял шаль, которую она прижимала к себе. Мэдди разжала пальцы, волосы рассыпались по плечам, завиваясь вокруг шеи.
        Она чувствовала, как движутся его пальцы и как он начал расстегивать застежки. Очень умело, не торопясь, одну за одной. Почувствовав, что одежда стала свободной, Мэдди нагнула голову и глубоко вздохнула. Кристиан подошел к ней спереди и подал ей руку. Мэдди встала, ожидая, что он проводит ее в спальню, но он стал расплетать ленты в волосах и вытаскивать их. В нем были сила и странная суровость. Он не смотрел на нее. В отблесках пламени были видны его скулы и ресницы, прикрывавшие глаза.
        Коснувшись руками ее плеч, он стал снимать платье и рубашку. Мэдди слабо запротестовала. Не здесь, в этой открытой комнате… Кристиан услышал ее, но не остановился. Он сам не мог вспомнить, когда впервые начал представлять себе это: ее рассыпавшиеся волосы и отблески света на ее бледной коже. Это было похоже на какой-то сон, и теперь, когда она, ее тело и душа принадлежали ему, он хотел, чтобы его видения стали явью.
        Мэдди стояла так же неподвижно, а он из ее волос сделал завесу на ее груди. Золотистая пелена как бы защищала ее, заменяя одежду.
        Она слабо вскрикнула, словно возражала, но руки ее не сопротивлялись, когда он раздевал ее.
        - Это не… - Она почувствовала, как у нее перехватывает дыхание, когда он обнял ее за обнаженную талию. - Жерво!
        - Кристиан. - Он наклонился к ее плечу, вдыхая ее запах. - Для всех Жерво. Когда мы одни - Кристиан. - Руками он раздвигал ей волосы, чтобы коснуться тела. Нащупав какой-то крючок на одежде, Кристиан отстегнул его. Одежда кучкой упала к ее ногам.
        - О! - воскликнула она взволнованно и жалобно.
        Под ужасно длинными волосами белели чулки и были видны несообразно тяжелые башмаки. Кристиан улыбнулся. Крепкая Мэдди. Сладкая Мэдди. Удивительная, вызывающая, пуританка Мэдди.
        Кристиан встал на колени и принялся снимать ее башмаки, прислушиваясь к шелесту волос. Через их толщу он поцеловал ее ногу, обнял ее ногу ладонями, скользя вверх и вниз вдоль вязаной шерсти, как бы массируя ногу, чтобы возбудить ее.
        Теряя равновесие, Мэдди ухватилась за его плечи. Кристиан, держа ее обутую ногу, осторожно снял башмак. Мэдди быстро выскользнула из его объятий, поставив ногу на ткань на полу. Кристиан начал поглаживать вторую ногу, но на этот раз она сама скинула башмак и быстро отступила. Волосы как волны двигались вокруг нее.
        Кристиан сел на ковер перед камином, разглядывая ее. Великолепие ее волос придавало ей девственный вид. Она была похожа на монахиню, была невероятно соблазнительной. Живая статуя. Бронзовая и золотая.
        - Не смотри на меня, - сказала она напряженным тихим голосом.
        - Почему? - спросил Кристиан, не поднимая глаз.
        - Это…
        Кристиан откинулся, опираясь на подушечку для ног.
        - Ты… красивое создание…
        - Нет, - прошептала она.
        - Даю…
        - Так нечестиво!
        - Сказать… красиво? Не сказать - ложь. Не могу лгать, Мэдди. Ты сама учила меня этому.
        Она скрестила руки на груди. Глаза ее были в тени.
        И тут вдруг она встала на колени и, полуобнажившись, откинула волосы. Мэдди тяжело дышала, и груди ее то опускались, то поднимались. Он почувствовал острое желание. Девственный образ исчез как маска. Перед ним была нимфа тени и огня, предлагавшая себя.
        - Нет, - сказала она. - Я не хочу притворяться. Она протянула к нему руку, и затем рука ее бессильно опустилась. - Но я не знаю, не знаю, что делать.
        Кристиан мог овладеть ею без церемоний, не думая ни о чем, кроме поднявшегося в нем сладострастия. Он мог броситься на нее со всей силой своего желания.
        Но Кристиан думал о другом. Она не будет восхищаться, если он это сделает. Его удерживала сейчас не слабость желания, а сила огромного опыта в тонкостях любви.
        - Делай… как хочешь, - сказал он.
        Мэдди колебалась, а он продолжал спокойно наблюдать за ней. Она слегка нагнула голову, затем дотянулась до его сапога. Кристиан улыбнулся, глядя на нее, внезапно чувственная нимфа исчезла и снова появилась практичная Мэдди. Она развязала ремешок, взяла его ногу обеими руками и стала ловко снимать сапог, двигая его вверх и вниз, как самый опытный слуга. Кристиан пошевелил пальцами. Мэдди поставила сапог в сторону, через минуту она сняла второй и аккуратно поставила его рядом с первым. Она скромно подобрала свои волосы и вновь встала на колени.
        Кристиан откинул голову, с удовольствием глядя в потолок. Потом он опустил глаза, чтобы посмотреть на Мэдди, которая, окутанная замечательными волосами, стала растирать ему ноги, как будто занималась самым важным на свете делом. Она массировала их так и эдак, глядя на них и проверяя, как думал он, все ли сделано как следует.
        Во время одной из пауз Кристиан пальцами ноги коснулся ее волос и слегка отвел их. Пониже ее шеи полоска тусклого света высветила кожу на ее теле. В ней и во всех ее движениях сегодня как бы ощущалось то, что было прошлой ночью. Кристиан отпустил волосы обратно, и она старательно продолжала свой массаж. Чтобы привлечь внимание Мэдди, всецело занятой этой работой, он еще раз пошевелил пальцами.
        Она подняла глаза. Он отвел свои ноги и опустил их на пол, глядя на нее сверху вниз. Это был вызов: ей предстояло сблизиться с ним или отступить.
        - Так нечестно, - сказала она плачущим голосом.
        - Что?
        - Ты одет.
        Он довольно улыбнулся.
        - Ты злой и нехороший, - сказала она. Он покачал головой и поднял брови.
        - Ты смеешься надо мной.
        - Нет. - Он вытянул свои ноги, и она оказалась между ними. - Я жду.
        - Мне раздеть тебя? Ты этого ждешь?
        Он коснулся ногами ее бедер, лаская их.
        - Хочешь?
        Она избегала его глаз. Она опустила глаза вниз, глядя на ковер. Он продолжал ласкать ее пальцами ног.
        - Только не лги, Мэдди, - сказал он ласково. - Хочешь?
        Глубоко вздохнув, она наклонилась к нему. Это было последнее, что мог сделать Кристиан, контролируя себя. Когда она оказалась у него в руках, он как-то иначе увидел ее: ее полные груди в отблесках каминного пламени, в причудливой игре света и тьмы. Опираясь на одну руку, Мэдди стала расстегивать пуговицы на его брюках. Ее волосы, откинувшись, открыли формы ее спины и округлости ягодиц. Она быстро попыталась вновь укрыться волосами, и в это время был виден ее статный торс, ее груди, линия живота и темные завитки волос внизу.
        Скованность оставила Кристиана. Он сидел, опираясь на руки.
        Она выглядела растерянной и была похожа на неведомое лесное создание. Мэдди стала отодвигаться, но он зажал ее между ногами и привлек к себе. Он лег на спину на ковер и стал целовать ее шею, грудь, а волосы укрывали их.
        Но он не хотел торопиться. Он хотел медленного роскошного наслаждения. С усилием расслабив мышцы рук, он стал гладить ее тело. Она не двигалась. Она как будто ждала. Она не глядела ему в глаза, а губы были полуоткрытыми.
        - Ты знаешь… я люблю… лениво. - Он лег на руки. - Еще… подождать.
        - Я не знаю, что делать, - прошептала она жалобно.
        - Можешь подумать?
        Огонь осветил губы, которые она нервно облизывала.
        - Нет, не могу.
        - Поднимись, - сказал он.
        Так как она не двигалась, он взял ее за руки. Она попыталась высвободить руки, но он не отпустил ее.
        - Не бойся, я помню… В первую ночь я видел тебя… Все будет, как надо… с тобой, мисс Тиммс.
        Он улыбнулся.
        - О, мисс Тиммс! Я видел тебя… Вот так.
        Ее щеки порозовели.
        - Ты такой… развращенный.
        - Развращенный? Так плохо, Мэдди?
        Она посмотрела на него, видимо, думая о том, как она выглядит. Она видела только его лицо.
        - Ты говорила, когда впервые увидела меня… что подумала?
        Она слегка вздохнула.
        - Подумала, что ты порочный человек.
        - Осуждение. - Он сомкнул свои ноги вокруг ее бедер. - Презрение. Иди домой… молись.
        - Но ты мне больше понравился после того, как предложил папе кафедру математики.
        - Честолюбие, - сказал он. - Хорошая жена.
        Тут она впервые улыбнулась. Он слегка покачивал ее своими ногами.
        - Умная. Честолюбивая. - Кристиан, опираясь на одну руку, отвел ее волосы на плечи. - Красивая.
        Ее дыхание участилось. Он касался ее тела и гладил ее от талии до груди.
        - Мне так нравится, - прошептала она в неожиданном порыве.
        - Мне тоже, - сказал он торжественно. Он ласкал ее грудь, медленно, наблюдая за ней, и каждое его поглаживание отражалось на ее лице. Когда он коснулся соска, она порывисто вздохнула и закусила нижнюю губу.
        Кристиан тихо простонал. Он прижался к ней и своим языком стал повторять движения пальцев. Потом он положил руки на ее талию и стал сосать ее грудь. Она стонала, изгибалась под ним. Руки его скользнули вниз и стали ласкать короткие локоны. Она все еще хранила запах прошедшей ночи, густое и жаркое напряжение страсти. Он как сквозь сон почувствовал, как ее пальцы входят в его волосы и как она притягивает его к себе.
        Он просунул руку между ее бедрами, раздвинул их и широко раскинул свои ноги. И вот он прижал ее к себе, прекрасную, соблазнительную Мэдди со струящимися по плечам волосами, с запрокинутой головой и полуоткрытым ртом.
        Его последние ласки возбуждали ее, пока ее бедра не задрожали и пока она не стала тяжело дышать всякий раз, когда он касался ее. Потом она вновь застонала, глаза ее широко открылись и она смотрела, как он, прижав к себе ее крепко, постепенно шел к своей цели.
        Она дергалась и извивалась, пока он не научил ее ритму. А волосы ее скользили между его ладонями и ее кожей. Она с легкими вскрикиваниями отдавалась ему, как в каком-то беспокойном сновидении, а он крепче обнял и прижал ее к себе на мгновение, а потом наконец в каком-то глубоком порыве в нее перешло все мучившее его сладострастие.
        Когда все было кончено, он прижал ее к своей груди, так и не закрыв глаз, чтобы сделать все как можно более реальным и изгнать ночные кошмары.
        Глава 26
        На следующее утро Мэдди едва могла смотреть на Жерво, хотя он никак не давал ей понять, что помнит ее несдержанность. Ей даже казалось, что он стал с ней холоднее, чем обычно, в присутствии других проявляя лишь обычную вежливость. Он, как ей показалось, держался отчужденно, если не считать одного тайного взгляда за спиной тетки, сопровождавшегося кривой усмешкой, когда все стояли у пылающего камина и обсуждали планы рождественского обеда для обитателей замка.
        Мэдди покраснела, не в силах отвести взгляд. Ухмылка Жерво постепенно растаяла, и он отвернулся.
        Дарэм предлагал устроить бал и танцевать вальс, а леди де Марли утверждала, что двух зажаренных бычков, хорошего обеда с тремя сменами блюд, человек на двести, а потом - концерта духовной музыки всегда вполне хватало. Хватит и впредь. Отец Мэдди воспринял обе идеи с улыбкой, а дворецкий слушал с понимающим видом, словно он уже не раз участвовал в подобных разговорах, но готов был выслушать эти доводы еще раз.
        Преподобный Дарэм не стал тратить время на убеждение леди де Марли. Он с поклоном подошел к ней, предложил ей руку и стал напевать. Ее палка со стуком упала. Тетушка Веста раздраженно что-то воскликнула, но ноги ее стали двигаться удивительно свободно.
        - Отпустите меня, негодяй мальчишка, - кричала она, пытаясь освободиться, - вы мне кости переломаете!
        Дарэм придерживал ее одной рукой, продолжая напевать в такт:
        - Трам-там-таммм-там-там-там там…
        Мэдди также внезапно, как и госпожу де Марли, подхватил Жерво, и его напев, сливаясь со звуками, которые издавал Дарэм, зазвучал очень громко. Мэдди не умела танцевать, она пыталась только поддержать равновесие.
        Импровизированная музыка, воспроизводимая сильными мужскими голосами, гулко отдавалась в зале. Герцог держал Мэдди очень нежно, но твердо, фалды его костюма развевались, ее юбки кружились. Мэдди старалась все делать правильно, боясь выглядеть нелепо, а он, когда она неверно шагала, начинал кружить ее, спасая положение. Когда один раз она наступила Кристиану на ногу, он всего лишь сделал ударение на «та» вместо «там», нарочито улыбнулся и крепче обнял ее за талию.
        Они с Дарэмом закончили свою музыкальную импровизацию. Жерво поднял ее руку и церемонно поклонился.
        - Спасибо, герцогиня.
        И так как Мэдди стояла красная и тяжело дышала, он посмотрел вокруг.
        - Не умеешь… танцевать, - сказал он.
        - Да, у нас никогда не танцуют.
        Все поглядели на нее.
        Мэдди чувствовала себя ужасно странно в своих неуклюжих повседневных башмаках. Даже хуже, чем выглядела леди де Марли под грузом прожитых лет.
        - Пустое занятие, - сказала Мэдди. Леди де Марли вздохнула.
        - Найми учителя, Жерво.
        Дворецкий подошел к лакею и вернулся с серебряным подносом, на котором лежали два письма.
        Сегодняшняя почта, ваша милость. Прикажете отнести в кабинет? Затем слегка поклонился тетушке герцога. - Есть также и для леди де Марли.
        - Оставьте в моей комнате, - она махнула рукой. - Как, по-вашему тот итальянец, который давал уроки твоим сестрам, все еще в стране?
        Герцог взял письмо и развернул его собственноручно - маленькое достижение, которое не заметил никто, кроме Мэдди.
        - Буду рад сам этим заняться, - предложил Дарэм, - пока не найдется учитель. Но кому-то надо аккомпанировать?
        - Да не хочу я учиться танцевать, - запротестовала Мэдди. - У меня и времени нет совсем.
        - Лучше всего подойдет виолончель, но, конечно, мы найдем какую-нибудь вдову, здесь в деревне, которая играет на фортепьяно, - сказала леди де Марли.
        - Да я не хочу…
        - Ерунда, - сказала леди де Марли, - бросьте ваши сектантские штучки. Я понимаю, отказываться от вальса у вас еще есть основания, но что касается респектабельных танцев, то это необходимо. Вы ведь не калека, необходимо соответствовать герцогу и выглядеть достойно.
        Мэдди хотела поспорить, но тут она взглянула на Жсрво и ничего не сказала. Он стоял с письмом в руках и смотрел перед собой невидящими глазами. Лицо его было бледным.
        - Что случилось? - воскликнула Мэдди.
        Хотя она заговорила, но поняла, что лучше помолчать. На Жерво посмотрели все. В его взгляде появился оттенок боли. Он ничего не сказал.
        - Я хочу посмотреть, - заявила леди де Марли, протягивая руку за письмом.
        Кристиан взглянул на Мэдди, словно только сейчас вспомнил, что она здесь, и покачал головой.
        - Дай мне письмо.
        - Нет, - нахмурился он. - Не надо. Ни к чему.
        - Не будь глупым мальчишкой, - настаивала тетушка, - что такое?
        Жерво скомкал бумагу в руках и, ничего не ответив, швырнул ее в камин и вышел!
        - Глупец! - сказала леди де Марли. Мэдди повернулась к ней.
        - Разве нельзя разговаривать с ним, как со взрослым мужчиной?
        - Я разговариваю с ним так же, как всегда. Другого он не заслуживает.
        - Но ведь он изменился.
        - Но мир остался прежним, не забывайте. - Она стукнула палкой. - Мир всегда один и тот же, помните, герцогиня.

…Кристиан стоял, облокотившись спиной на парапет, и ветер трепал его волосы. Высоко в небе кружил сокол, поднимаясь все выше, а потом вдруг стрелой полетел вниз. Небо в вышине казалось пустым и серым.
        Кристиан смотрел в пустоту. Конечно, это было глупо. Он вспоминал тот соблазн две ночи назад, когда он почувствовал себя так, как будто он абсолютно здоров. Кажется, стоит только сосредоточиться…
        Кристиан уже знал, что когда он начинает писать сам, то получается не так, как следует. Он видел, что у него есть ошибки, но когда он пытался проанализировать их, они как бы исчезали, а потом снова возникали, когда он вновь просматривал текст. Когда герцог просматривал лист сверху вниз, возникало странное чувство, словно все сдвигалось в одну сторону. И он предпочитал передавать все бумаги дворецкому. Глупо. Глупо. Глупо.
        На лестнице послышались шаги. Это, конечно, Мэдди, все остальные знают, что приходить к нему сюда не стоит. Он даже ждал ее прихода и оставил дверь приоткрытой.
        И вот она… Мэдди была без плаща, ветер обернул вокруг ее ног юбку, обнажив белые чулки и башмаки.
        Верная, не умеющая танцевать, простушка Мэдди, которая ему не казалась смешной. Она не будет рассказывать ему то, что ему и так давно известно. Мэдди знает, что, если уж он боится чего-то, значит, этого надо бояться.
        Кристиан протянул ей руки, она, чуть поколебавшись, взяла их в свои.
        Согревая, он обнял ее, встав так, чтобы их защищала стена Мэдди молчала. Жерво положил голову к ней на плечо и долгое время стоял без движения. Потом он заговорил.
        - Я… писал… Бейли, в Монмут… пишущий заявление. - Он поежился на холодном ветру и придвинулся к ней поближе. - Бейли - адвокат… пятнадцать лет… вел мои дела. Покупка земли… выборы… графство… все.
        Кристиан посмотрел через ее голову на горы вдалеке от замка Жерво.
        - Он не приедет. Он написал. Он не будет… работать. - Кристиан засмеялся болезненным смехом. - Не будет работать.
        Жерво повернул голову, прижавшись губами к ее холодному уху. Он сдерживался, потому что боялся заплакать. Мэдди стояла тихо. Потом взяла его за руку.
        - Я пишу… письма. Это… плохо… Да, мне кажется, что плохо… Ошибки… Глупые.
        - В следующий раз, - сказала она, - я могу посмотреть твои письма. Если хочешь.
        Верная. Понимающая Мэдди. Она смотрит вперед, а не назад. В следующий раз будет лучше.
        Он отвечает за нее. Надо быть лучше. Много лучше. Надо, чтобы никто не мог сомневаться в нем, чтобы никто не мог украсть его жизнь, отнять ее. Никто не мог бы снова запереть его в том странном месте.
        - Мэдди, будет слушание, я… - он замолчал. То, что при усилии и напряжении его речь распадается, пугало его больше всего. Кристиан боялся, что именно это подведет его, если вновь состоится освидетельствование. - Не получается. Слишком… напряженно. Идиот!
        - Иногда, - она помолчала, - иногда у тебя получается.
        Он со стоном прислонился к стене.
        - Но почему не сейчас? Слушания… - он вновь застонал, - никогда…
        Мэдди подняла руки.
        - Я хочу, чтобы ты мог постоянно упражняться в разговорной речи, тогда будет получаться легче.
        Можно было попытаться, но невозможно привыкнуть к грузу неожиданных требований, к испытанию недоброжелательными взглядами.
        Жерво смотрел на пустую долину, на горы, которые любил, которые он всю жизнь считал надежным убежищем. Сейчас он здесь уязвим. Но Кристиан не знал, куда он еще мог бы пойти в поисках надежного места.
        Мэдди гладила его руки своими холодными пальцами. Он повернулся и стал целовать ее шею, согревая ее своим теплом, чтобы прогнать страх с помощью того огня, который пылал в них обоих.
        Леди де Марли ждала в гостиной, молча опираясь на палку.
        - Вот это я получила от твоего драгоценного свояка, - сказала она, протягивая бумагу. - Это Стонхэм. Кажется, один из них стал щепетильным. - Она взяла лорнет. - Видите ли, он понимает, что публичное судебное разбирательство будет для тебя обидным и позорным для семьи. Ха! Позорным! Поздно он об этом вспомнил! Поэтому вместо декларации о недееспособности он предлагает выделить тебе пай. Ты будешь жить в деревне в Камберлене, с доходом в четыре тысячи, а остальное имение перейдет в руки пайщиков. Ты обязуешься не предпринимать ничего против них.
        С каким-то странным звуком Жерво быстро подошел к тетке, выхватил у нее письмо, разорвал его, а обрывки бросил в камин.
        - Ты не дал мне закончить, - холодно отреагировала леди де Марли. - Стонхэм сообщает, что мистер Маннинг не очень-то убежден в мудрости приватного решения вопроса и предпочитал бы наоборот - официальное. Он желает, чтобы тебя признали недееспособным и устранили, как бы болезненно это сначала ни казалось. Хотя Стонхэм считает, что если ты через церковный суд расторгнешь брак со своей квакершей, то всех остальных можно будет убедить.
        Герцог посмотрел на нее с выражением холодной ярости в глазах.
        Тетушка не дрогнула.
        - Твоя гордыня здесь не лучший советчик, - заявила она. - Подумай, Жерво! Если ты предстанешь перед судом и потерпишь поражение, потеряешь все. Или же можно подумать о его предложении.
        - Предложение?! - закричал Кристиан. - К чертям поганое предложение! Проклятые ублюдки! Нет!
        - Можно и по-другому, - сказала госпожа де Марли. - Ты живешь здесь, договариваешься, что получаешь тридцать тысяч в год. Брак остается в силе, а ты подписываешь соглашение со всеми родственниками, что твои потомки по мужской линии не сохраняют титул.
        Кристиан схватил из камина кочергу и швырнул ее в резной деревянный шкаф, смахивая на пол канделябры и китайский фарфор.
        Тетушка посмотрела на осколки.
        - Ну, а по-моему, ты сумасшедший, - ледяным тоном закончила она. - Или еще хуже - дурак.
        - Никаких… предложений! - выпалил он. И с размаху ударил по каминной решетке, так что позолоченные перекладины треснули. - Никаких… паев!
        - Я не останусь здесь, пока ты швыряешься всякими предметами, - заявила леди де Марли. Она пошла к двери. - Поговорим, когда придешь в себя.
        Жерво, кажется, совсем забыл про Мэдди. Он бормотал яростно:
        - Нет, нет, нет! - дергая шнур колокольчика. Появился лакей. - Дворецкого, - сказал герцог. - С гроссбухом, в кабинет.
        Он повернулся к Мэдди.
        - Пошли… со мной.
        Книжные полки заполняли все стены от пола до потолка. И у одной только - позади стола - стояла грифельная доска с записанными мелом формулами. Но главным предметом в кабинете герцога был укрепленный на вертящейся подставке блестящий телескоп около семи футов длиной.
        Жерво рывком сел на вращающийся стул, словно собирался на нем путешествовать, и начал рыться в хламе, который лежал на столе. С нетерпеливым мычанием раздвигал бумаги, тетради, пару старых сапог и три глобуса, чтобы создать на столе свободное пространство. Потом он посмотрел на Мэдди.
        - Садись… Слушай.
        Мэдди пришлось отодвинуть стопку газет, кусок какого-то механизма и несколько рисунков моделей пушек, чтобы освободить для себя место. В комнате было холодно, и она закуталась в шаль. Вошел дворецкий и принес толстую книгу и пакет, перевязанный коричневой лентой.
        - Мальчик только что прибыл из Монмута, ваша милость. Почте этого не доверили.
        - От Бейли?
        - Да. От мистера Бейли, ваша милость.
        Жерво скользнул взглядом по пакету и повернулся к столу. Дворецкий положил пакет на картотеку, а толстую книгу на свободное место на столе. Книга выглядела куда более внушительнее, чем тетради по ведению хозяйства, которые давали просматривать Мэдди. Жерво открыл на заложенной странице.
        Простые слова герцога «он не будет работать» не произвели на Мэдди такого уж пугающего впечатления. Мэдди казалось, что они задевают гордость Кристиана, дают ему почувствовать суровую реальность, но не больше. Она наблюдала, как Жерво просматривает указанную ему страницу.
        Дворецкий откашлялся.
        - Я очень рад, что ваша милость вернулись в Жерво, - заявил он.
        Герцог ничего не ответил, он сидел неподвижно, глядя в книгу. Дворецкий стоял, сцепив старческие руки, шевеля пальцами:
        - Я запрашивал мистера Бейли насчет денег, а мистер Бейли интересовался в Лондоне, и нам сообщили только, что главный исполнитель не может ничего сделать.
        Герцог даже, кажется, не читал записи в книге. Он просто смотрел на страницу как загипнотизированный.
        - Что касается других вопросов, - продолжал дворецкий, то я старался поддерживать дела в замке в обычном состоянии. Делал выплаты из фондов на домашние расходы, пока они не истощились. В связи с этим я пока не брал своего жалованья за квартал, ваша милость. Стоимость съестных припасов я также здесь учел. - Он смотрел не на герцога, а на доску над его головой. - Я хотел бы добавить также, что ваша милость теперь соизволит лично разобраться в создавшейся ситуации. Стало очень трудным и… простите, но ходят всевозможные слухи… - Он снова кашлянул. - Это совершенно ужасно, но многие торговцы необоснованно встревожены.
        Жерво вдруг передвинул к Мэдди пухлый том. Она наклонилась над ним.
        В гроссбухе была тройная система записей. Все, что касалось управления делами замка, доходы от ферм, угля, земельная рента, всякие проценты, - это проходило сначала через дворецкого, потом - через юриста в Монмуте, и, наконец поступало к главному управляющему в Лондоне, тому самому, который сейчас не мог ничего прислать.
        Все траты в замке на освещение, ливреи, слуг, пудру для волос никак не компенсировались, наросли невероятные долги, судьба которых повисла в воздухе где-то в Лондоне.
        Мэдди не понимала, почему дворецкий в такой тяжелой ситуации ждал, пока Жерво сам вникнет в финансовые дела. Ясно было, что он, пожалуй, стал слишком стар для такого дела. Но его преданность была столь очевидной, а его услуги для герцога казались столь естественными, что, разумеется, последнее слово оставалось за Жерво.
        Но он, казалось, не очень заботился о ведении денежных дел. Суммы, изумлявшие Мэдди, видимо раздражали его, он просто просматривал книгу вместе с дворецким и кивал в ответ на его пояснения. Нет, не удивительная сумма долга Жерво в три тысячи заставила побледнеть герцога. Нет, пакет от Бейли. Пока Мэдди с дворецким просматривали книгу, герцог смотрел на этот пакет так, точно увидел на столе змею.
        В одну из пауз он обратился к дворецкому:
        - Что еще?
        - Это все, что было в ваше отсутствие, ваша милость.
        - Хватит, - герцог покачал головой, - теперь… идите.
        Дворецкий поклонился и удалился с таким же видом, какой бывал у Дьявола, когда его выгоняли из комнаты.
        - Открой, - сказал Жерво, кивнув на казенный пакет. Мэдди открыла, и оттуда выскользнуло несколько писем, перевязанных красной лентой. Она развязала их и положила перед Кристианом.
        Жерво медленно прочел одно и вручил его Мэдди.
        Банк Хоар в меморандуме несколько месяцев назад высказывал сожаление, что обстоятельства потребовали наведения некоторых справок, касательно выделения средств, и просили проинформировать их. Мэдди посмотрела дальше. Герцог держал бумагу с печатями страховой компании. Не меняя выражения лица, он передал бумагу ей. Это письмо было более поздним. В официальной части среди всяческих комплиментов, извинений и тоже ссылок на обстоятельства дирекция с сожалением сообщала, что они вынуждены были отступить от обычного курса и настаивать на немедленной выплате сорока пяти тысяч фунтов.
        - Сорок пять тысяч! - выдохнула Мэдди. Жерво все так же сидел, облокотившись на руки. Он даже не поднял головы.
        - Мэдди! - сказал он. - Я буду писать. Ты смотри… ошибки.
        Наконец Кристиан покончил с письмом Хоару и отдал Мэдди, чтобы она переписала, а он подписал. Письмо содержало указания о выделении пяти тысяч с краткосрочного счета Жерво. В страховую компанию и другим кредиторам он написал извинения и заверения, что дело будет непременно решено. Бейли Кристиан послал короткое уведомление об увольнении.
        И вот. Все пропало. Кристиан держал в руках ответ из банка. Там очень неловко сообщалось о каких-то новых правилах, временных сложностях и неизбежных отсрочках, касательно распоряжений его милости. Возникла тень подозрения, связанного с деятельностью его матери.
        Денег нет. Из банка - ни одного шиллинга, хотя там, как он хорошо знал, общий баланс возрос в четыре раза. Он смотрел на письмо, пока слова перед его глазами не слились в какие-то странные иероглифы.
        Кристиан нес бремя в шесть, а то и в семь сотен тысяч. Стройное здание его предприятия, доходы, долга и расходы, исправления и спекуляции, сложный оборот его собственного капитала, требовавшего постоянного приложения усилий… И каменная уверенность в нем людей, которые вместе с ним вкладывали деньги. Нечто похожее на какой-то древний мост, который должен стоять вечно, но вот-вот может обрушиться от неожиданного удара. Уничтожьте краеугольный камень - и все развалится.
        Ему надо было знать об этом, следовало предвидеть такое развитие событий. Но он жил, как в тумане, который вдруг рассеялся по его собственной прихоти.
        Вся структура никогда не могла долго существовать без внимания Кристиана, и вот наступил паралич. Письмо Стонхэма, пакет требований от Бейли и страховой компании, уклончивый ответ из банка. Все это наращивало процесс разрушения. Они, оказывается, не хотят ждать слушания, они хотят уничтожить его сейчас и прямо здесь, в его убежище, в замке Жерво.
        Кристиан, переживший день тихой паники, опять и опять смотрел на письмо из банка.
        Оказывается, все, что окружало его, было иллюзией. Его безопасный замок, картины, ковры, слуги. Он понимал это, но не знал, как защитить себя.
        Они по-прежнему могут отправить его туда, сломить и уничтожить. Никакие протесты Мэдди, конечно, не помогут, обещания его тети будут забыты. Все это бумажный туман. Конечно, можно устроить слушание, чтобы выбить из-под его ног почву закона.
        Как остановить их, как вообще можно помешать избавиться от неудобного родственника.
        Кристиан оглядывал стены замка. Можно, конечно, опустить ворота, мобилизовать людей, приготовиться к осаде… К осаде…
        Из пустого коридора на него смотрели рыцарские доспехи. Его возбужденный мозг сосредоточился на этом зрелище. Итак, он в осаде, они осадили его. Как их остановить? Замок Жерво никогда не знал осад. Во время гражданской войны парламент даже не пытался атаковать здешний сильный гарнизон. Жерво все смотрел на доспехи. И вот пришел ответ.
        Он должен стать очень сильным. Он должен снова стать герцогом. Настоящим герцогом, а не лишенным мужества созданием, ищущим убежища. Настоящая защита - власть, власть встретить силу силой. Имя. Влияние. Удача. Контроль. Он потерял все. Они могут прийти сюда и снова отправить его в то страшное место. Туман. Он жил в тумане, ожидая будущего.
        Дарэм восклицал:
        - О, Господи, только послушайте! В городе говорят, что ты вовсе не болен. Просто потерял контроль и стал банкротом.
        Дворецкий говорил со слезливым сожалением:
        - Торговцы вином просят извинить, но в этом году они не смогут поставлять напитки в замок, ваша милость.
        Тетушка Веста глядела на лондонскую бумагу с ужасом:
        - Боже милосердный! Что будет с его милостью! Нищий или сумасшедший! - Она полезла за нюхательной солью и сделала глубокий вздох: - О, Господи помилуй, и зачем я дожила до такого дня!
        А Мэдди просто сидела в кабинете вместе с ним и писала ответы. Она с удивлением каждый раз смотрела на суммы, но в ней возникла какая-то новая твердость и непорочная суровость, которая поддерживала его.
        Кристиан решил, что раз не будет работать Бейли, будет работать сам. В Лондоне чертов идиот, пусть он попробует спасти самого себя.
        - Завтра опять домой, - весело сказал Дарэм за десертом, включавшим пироги с фаршем, пудинг, желе и сырный пирог. - Дорога становится нам знакомой. Позвольте угостить вас пирогом, герцогиня.
        Мэдди покачала головой. Ей трудно было есть и пить, когда она знала, что ничего еще не оплачено, включая даже жалованье повара.
        Когда она узнала об огромных долгах имения Жерво, она буквально почувствовала себя больной. Доход его был огромен, но и долги превосходили всякое воображение. Жуткие итоги! Фантастика! Она, воспитанная квакерами в духе бережливости и целомудрия, почти боялась Кристиана, чье непомерное тщеславие могло породить такое бремя без мысли о последствиях. Она любила герцога, жила с ним, он был ей близок и все же она, оказывается, совсем не понимала его. В таких обстоятельствах у нее совершенно пропал аппетит. Она взяла только яблоко, которое, как она знала, принесли из здешнего фруктового сада.
        Герцог с другого конца стола заявил:
        - Завтра поедем мы с Мэдди… Белгрейв Сквейр.
        Она застыла с ножом в руке.
        - В Лондон? - спросила леди де Марли. - Ну и к чему такое безумство?
        Вино искрилось в стакане, который Кристиан держал в руке.
        - Я… прошу.
        Тетушка яростно воткнула вилку в пирог, как будто пронзила врага.
        - Я умываю руки, мой мальчик. Оставь меня. Иди сам к ним в руки.
        - Лучше бы ты принял предложение Стонхэма.
        Жерво не ответил ей. Он поднял глаза на Мэдди.
        - Завтра, - сказал он. - Приготовься… отъезд утром.
        Она положила нож.
        - Я думаю, это вряд ли возможно.
        Он поднял брови.
        - Я настаиваю.
        Как понимала Мэдди, обеденный стол - не место для дискуссий. Она положила ломтики яблока в тарелку отца, сидевшего слева.
        - Вот, папа, прекрасное яблоко. Хочешь поесть его с сырным пирогом?
        Придя в спальню герцога, Мэдди обнаружила, что кто-то уже начал упаковывать вещи. В открытом чемодане лежали юбки, плащи и ее серый шелк, уложенные и насколько возможно освеженные. Она вытащила платье и повесила его обратно в гардероб.
        Когда она открывала дверь шкафа, появился Жерво. Мэдди расстегнула его жилет, как она делала всегда, и отошла. Мгновение он смотрел на нее из-под своих темных ресниц.
        - Голодная? - спросил он насмешливо.
        - Нет, - сказала она.
        - Хлеб. Вода. Яблоки, - произнес он недовольно, как будто обвиняя ее.
        - Я ем то, что считаю нужным и подходящим, - ответила она, отворачиваясь.
        У Кристиана не было представления о том, что следует делать в сложившейся ситуации, и он даже не пытался ни в чем разобраться. Она осмелилась упомянуть о возможностях экономии, сокращения расходов хотя бы только в замке, но эти предложения были нетерпеливо отвергнуты. Конечно, сокращение числа слуг и даже продажа имущества немного значат для его колоссальных долгов. Но ведь Жерво не хочет даже попытаться.
        Это встревожило и обидело Мэдди; ее раздражала привычка к роскоши и великолепию, когда каждый здравомыслящий человек должен направлять свои усилия на уменьшение последствий такой страшной глупости.
        Жерво бросил жакет. Сначала он хотел положить его в чемодан, но остановился. Он посмотрел на Мэдди.
        - Платье?
        - Я не еду завтра, - сказала она. - Папа еще не готов к новому путешествию.
        - Ты поедешь… со мной. Отец - потом.
        - Папа не может…
        - К черту папу! - он бросил жакет и вышел в спальню. - Ты… и я!
        Мэдди закрыла глаза. Она хотела успокоиться, унять тревогу. Когда она овладела собой, пошла за ним в спальню. Кристиан сидел за столом в рубашке и чулках, глядя на сложенное письмо. При жесткой игре света и тени его волосы и брови казались черными, как у сатаны.
        - Мы поедем. Мы… - герцог и герцогиня Жерво. Пойдем в театр… на танцы. У тебя много платьев, я думаю, что… даже на бал. Нам нужно устроить… угощение… там… Нужны деньги… Все правильно.
        Мэдди слушала его с замирающим сердцем.
        - Нет, тебе нельзя. Ты не можешь.
        - Должен, - ответил он.
        - Поезжай. Пусть твой агент заплатит долги, потому что должно платить, выкупит все, что можно выкупить. Потом будешь жить по обстоятельствам, пока твои дела не поправятся.
        Кристиан резко повернулся на стуле.
        - Нечего… выкупать. Никаких… поправок. Надо поправить репутацию, понимаешь? Доверие! Жить… широко. Заставить их… поверить.
        - Для чего? - воскликнула Мэдди. - Когда твои дела в таком ужасном состоянии? Необходимое сокращение расходов, искреннее стремление уменьшить долг, вот чем можно завоевать доверие и даже, может быть, заслужить настоящее уважение.
        - Нет! - проворчал он, уставившись на нее. - Нет! Нет! Нет! Глупо… Самое плохое… платить. Выглядит как… страх. Очень глупо. Ты не понимаешь.
        Мэдди повернулась и пошла в гардеробную.
        - Я понимаю, что в тебе полно фальши, - воскликнула она, с усилием расстегивая платье. - Понимаю, ты любишь пускать пыль в глаза, ты не извлек никаких уроков из своего несчастья. И что ты будешь делать со своим фальшивым доверием? Залезать в еще большие долги?
        - Да, - сказал он.
        Мэдди пошла к двери. Слова как бы переполняли. Было трудно подобрать более подходящие.
        - Тебе следовало бы сделать, как сказала леди де Марли, подписать договор и пусть другие люди исправят твою глупость.
        Глаза Кристиана сузились. Угрожающе грациозно он поднялся со стула и стал с ней лицом к лицу.
        - Никаких… других людей. Я - Жерво. - Его взгляд скользил по ней, и тут она поняла с ужасом, что на ней ничего нет. Она быстро закрылась руками. Он что-то зашипел, фыркнул и презрительно улыбнулся. Надев сатиновую робу, лежавшую на кровати, Жерво, взяв стакан, с медленным холодным поклоном удалился.
        Глава 27
        - Мне не надо было сюда приезжать, - сказала Мэдди, как только они прибыли в Белгрейв Сквейр. Она бродила по голубой гостиной, а за зашторенными окнами раздавались хлопки по случаю начала празднования Гай Фокса. - Мне не следовало оставлять папу.
        Кристиан ничего не ответил, продолжая лихорадочно сортировать письма, накопившиеся в доме. Сверху лежали требования по большей части свежие, а также дубликаты тех, что он получил в Жерво. Затем - ряд всевозможных запросов и ходатайств, а в самом низу - нормальная корреспонденция и приглашения шестимесячной давности.
        - Да ты, наверно, не особо во мне и нуждаешься, - продолжала Мэдди. - Может быть, теперь я могу вернуться?
        - Нет, - ответил Кристиан.
        Слова Мэдди отвлекли Кристиана. Он как раз задумался, чье письмо держит в руках и в какую стопку его положить.
        - Дарэм может помочь тебе в этих делах уж, конечно, лучше меня.
        Кристиан повернул голову, изучая письмо. Стаффорд. Пышные пожелания ему скорейшего выздоровления и ни намека на пятнадцатитысячную закладную по Глочестеру со стороны маркиза. Он - джентльмен. Его письмо можно положить в ту стопку, где сложены те письма, которые можно спокойно проигнорировать.
        - От меня будет мало пользы. Я не умею танцевать, вести пустые разговоры.
        - Пустой разговор. Сейчас, - сказал Кристиан, не поднимая головы.
        - Дарэм мог бы писать письма.
        Кристиан отбросил письмо, едва взяв его в руки. Она своими разговорами об отъезде только усугубляет и без того тяжелое положение.
        - Мне не следовало оставлять папу.
        Жерво стукнул себя в грудь.
        - Мужа!
        - Ты говоришь нерезонно.
        - Нет!
        Мэдди сердила его. Что может быть более резонным, чем помочь ему, когда возникла такая необходимость? У него и так болит голова ото всех этих писем и разговоров.
        Мэдди сидела на стуле рядом с Кристианом, ее лицо было в тени сахарно-белой шляпки, которую она опять надела.
        - Послушай меня!
        Жерво смотрел на кипу писем. Он знал, что она несчастна с ним. Он знал, что мог бы приехать в город с Дарэмом и оставить ее с отцом. Но Кристиан настоял, чтобы Мэдди сопровождала его. Жерво чувствовал, если он приедет в Лондон без Мэдди, то возникнут самые непредсказуемые осложнения. Но сопротивление Мэдди возрастало.
        - Слушай! Я должен быть… герцогом. Показать… всем: Все хорошо. Вот несчастье, Мэдди! - он провел рукой по письмам. - Край… пропасть. Все обрушится.
        - Я понимаю, - сказала она. - Я очень хорошо понимаю, что твои долги безумны. - Она старалась, чтобы в голосе не звучали эмоции.
        Все же Кристиан услышал ее неодобрение.
        - Ничего… не…
        Жерво надеялся на ее понимание. Что произойдет, если он проиграет? Но Мэдди была способна разбираться только в мелких домашних делах. Она не разбиралась в традициях и светских проблемах, не могла осознать особенностей аристократических обычаев. Сейчас объяснять ей было бесполезно.
        Кристиан не мог донести до ее сознания, насколько велики ставки, как много людей, чье собственное состояние поставлено на одну карту с его. И если он не будет герцогом, если покажет им свою слабость, они набросятся на него, как волки на упавшего оленя. Да, они уже это делают. Их вежливые письма на самом деле означают нарастающее силовое давление.
        Мэдди предлагает им заплатить. Чем? Продать картины, продать дом. Мелочь. Она доводит его до отчаяния своей тупой моралью. Даже если бы он начал что-то продавать, об этом разнесутся слухи, тут же последует реакция и тогда все его имущество обесценится.
        Продать замок Жерво? Невозможно. Хотя этим можно покрыть любые долги. Сама эта идея для Кристиана казалась дикой. Замок Жерво должен перейти по наследству. А Мэдди назвала его безнравственным эгоистом, который сделал своего еще не родившегося сына должником. Кристиан не мог объяснить ей, что означают оборотные средства, плавучий долг, замороженное имущество банкротов. А главное, кажется, он был не в состоянии сказать ей правду, на которую Мэдди благостно закрывала глаза. В случае его падения он потянет ее за собой.
        Она же была уверена, что защищает его. Жена, ближайший друг, как вбил ей в голову Дарэм, честная простушка Мэдди, доверявшая таким скользким вещам, как законность и порядок.
        - Ничего не понимаешь! - Кристиан сделал глубокий вдох.
        - Мэдди, когда я стал совершеннолетним… то… мой отец. Поместье - двести тысяч, и каждый шиллинг был зафиксирован, - он стиснул зубы, - а сейчас… Стоимость два миллиона… доход… сто тысяч чистыми.
        - Но долг? Узнав о нем, твой отец перевернулся бы в гробу!
        - Долги? Да! - воскликнул он яростно. - Риск! Я… герцог Жерво! Все знают, не… какая-нибудь вдовушка, черт возьми!
        Глядя на письмо, Кристиан пришел в отчаяние. Он даже не может читать, иначе как с черепашьей скоростью. Нужна помощь, но кажется, лучше удавиться, чем снова обратиться к ней.
        - Ты… здесь, - настаивал он. - Тиммс… приедет позже.
        - Я предпочитаю вернуться, чтобы сопровождать его.
        - Нет! - Жерво знал, если отпустить ее, то она уже не вернется. Он чувствовал это кожей.
        - Только ненадолго, чтобы я вернулась с папой.
        - Нет!
        - Мне очень жаль, что ты не одобряешь моих действий, но я должна.
        - Нет! - Жерво шагнул к ней.
        - Мне надо ехать завтра.
        Кристиан ходил по комнате.
        - Я… не разрешаю, - он подошел к ней. Мэдди вспыхнула. Не глядя на него, полускрытая тенью шляпы, она ответила:
        - Я не подчиняюсь тебе.
        - Нет! Клятва венчания! Подчиняешься… мне.
        - Я не давала такой клятвы! - В ее голосе было мертвецки-спокойное упорство. - Я не обязана считаться с твоими капризами. Ты, наверно, не помнишь моих слов. - Мэдди не смотрела ему в глаза. - Я думаю, ты совсем не слушал меня.
        Кристиан вдруг понял, что ступил на скользкую почву.
        - Я помню! Обязанность… Бог… муж и жена.
        - Союз, - сказала она, - единственный закон между нами - закон любви.

«Помоги же мне, Мэдди! Мне нужна помощь!» Но он не хотел просить. Раз приняв решение, Кристиан не собирался умолять ее. Груда писем и слова, слова, слова - все смешалось у него в голове. Отвратительная мелкая тоска, затянувшаяся агония изо дня в день…
        - Мне вообще не следовало ничего говорить, - продолжала Мэдди. - Мне не надо было стоять перед фальшивым священником и венчаться с тобой. - Голос ее был чужим. - Я не могу одобрить подобное беспутное поведение. Эта суета, не приносящая пользы, глупость и неблагочестие.
        Кристиана охватила ярость. Он не собирается больше, выслушивать госпожу пуританку, которая, не видя дальше собственного носа, читает ему проповеди. Они и не были близки уже неделю, с тех пор, как она проявила такую самоуверенность. Но ему хотелось целовать ее до тех пор, пока ей не станет плохо, пока она не забудет все свое проклятое пустосвятство и не станет такой, какой он знал ее. Он посмотрел на нее, а Мэдди подняла подбородок и напряглась. Кристиан смел все письма со столов в серебряную корзинку, забыв о своей тщательной сортировке. Затем он подошел к своей жене сзади и дернув за ленту, державшую шляпку, сорвал ее с головы Мэдди.
        - Уходи! - презрительно усмехнулся он. - Иди!
        - И уйду! - воскликнула она.
        Жерво бросил шляпку в камин и вышел, хлопнув дверью. Ничто, кажется, он не ненавидел сейчас больше чем благочестивых женщин.
        Мэдди, выхватила из пламени шляпку и стала бить ею мрамор камина.
        - Ах, ты! - выкрикнула она сквозь зубы. Он злонравен, тщеславен, невыносим. Она не хочет здесь оставаться, не может выполнить его требования. Все эти танцы, театры, все, о чем он говорил… Она предупреждала его…
        Такие деньги… Мэдди не представляла себе, как он может спать по ночам. Она также не понимала, почему он такой странный. Почему он так относится к ней, одновременно обещая и угрожая? И может просидеть всю ночь на стуле в гостиной. Почему он не может быть разумным, правильным человеком, который смиренно принимает то, что уготовил ему Бог. Но нет, Жерво хотел бы быть царем ада, как сатана из поэмы, и еще уверен, что и она должна быть рядом с ним. Жена. Герцогиня.
        Внутренний голос, тем не менее, подсказывал, что надо остаться. Она хорошо понимала, что Кристиан не может один ничего предпринимать. От этого зависит слишком многое в его судьбе. И в то же время Мэдди чувствовала для себя большую опасность. Ее любовь к нему и страсть были искажением истины, разрушительной привязанностью к человеку, живущему мирской плотской жизнью. В ней боролись желание остаться и желание уехать. И она хотела не уступать своим гибельным страстям.
        Только бы найти покой, успокоить свою душу! Она не могла. Ее постоянно мучили воспоминания о его гнетущем присутствии, ей было неуютно в пустой, тихой комнате.
        Мэдди хотелось отправиться на собрание Друзей, она не была там несколько недель, но даже здесь возникло новое и неприятное открытие. Теперь она, герцогиня и жена мирского человека, боялась туда идти. Ей было стыдно перед Друзьями.
        Шляпку спасти не удалось. У нее вырвался легкий стон сожаления, когда она увидела, что поля совершенно обгорели. Безумец! Надо вернуться к папе, А Дарэм приедет к герцогу.
        За окном вспыхнул фейерверк, и она вздрогнула. С беспомощным восклицанием она вновь швырнула шляпку в огонь. Пламя превратило лилово-белый цвет в желтый, потом в оранжевый и, наконец, в черный.

…В парке было холодно и сыро. Темно. Только главный павильон был специально открыт и освещен для концерта и фейерверка в честь карнавальной ночи. Кристиан стоял в тени, не желая сейчас встречаться с кем-нибудь из знакомых, хотя в такую сырую осеннюю ночь немногие потратили три шиллинга, чтобы посмотреть на иллюминацию из двух сотен ламп, выставку пиротехники, великолепные цветы и огни, а также другие подобные вещи.
        С него хватит. Если уж выглядеть дураком, то лучше перед посторонними. Кристиан смешался с толпой. Около столового павильона он прислонился к дереву, решив попробовать каких-нибудь сладостей. Пока он нащупывал монеты, кто-то кокетливо схватил его за рукав плаща.
        - Любезный кавалер! - заявила дама в вуали, трудно различимая в темноте. - Покорно прошу вас угостить меня горячим сидром, и давайте немножко поболтаем.
        Голос был вежливый, но низкий и хриплый, а фамильярность обращения безошибочно выдавала полусветскую кокетку. Кристиан обернулся, не отходя от дерева. Белая ручка в соболиной муфте все еще лежала на его руке. Под вуалью был виден лишь бледный подбородок, а над вуалью - модная шляпка. Он заметил, однако, что она улыбается. Жерво иронически улыбнулся в ответ и покачал головой.
        - О, вас не интересует женское общество?
        Кристиан явственно расслышал в ее речи французский акцент.
        - Вы, джентльмен высшего класса, герцог, и не можете угостить бедную девушку стаканчиком сидра?
        Кристиан почувствовал беспокойство. Он посмотрел на нее более пристально.
        Дама отступила на шаг, подняв юбки, и закружилась перед ним, как будто приглашая его посмотреть на себя со всех сторон.
        - Все еще не узнаешь, Кристиан, - спросила она, шаркнув ножкой.
        Он собирался уйти. Он не знал, кто она такая, да и не интересовался. Дама быстро пошла рядом.
        - Кристиан! - она схватила его за руку и приподняла вуаль. - Господи, это же я! Жерво остановился.
        - Эди! - Ее имя просто скользнуло по его сознанию, не вызвав никакой реакции, кроме желания продолжить путь.
        Она взяла его под руку и прильнула к нему. Жерво стоял неподвижно, она терлась лицом о его рукав.
        - Ах, Кристиан! Как хорошо, что я тебя встретила. - Но тут она неожиданно замолчала и снова ухватилась за руку.
        - Чего… тебе… - больше Жерво не мог ничего выговорить.
        - Не ругайся, - сказала она. - Я должна была уйти, здесь невыносимо. Я привезла с собой служанку, она вот там, за нами. Но восемь месяцев траура - просто невозможно. Пожалей меня, Кристиан! Как замечательно, что я вижу твое лицо. - Она шла под руку с ним. - Ты себе не представляешь, что было. Он сослал меня. В то самое утро, когда понял, что мне нужно только встретиться с тобой. О, как он рассвирепел! Я испугалась. А Шотландия! Ужасный сарай, где живет его семья! Я провела там лето и осень. Я не могла даже написать. Я так по тебе скучала! Меня уверяли, что надо отдохнуть после удара. Они-то думали, что я страдаю из-за мужа, умирающего от инфлюэнцы. Но все эти месяцы я скучала без тебя. Никто ничего не знал о тебе. Эти противные старые торгаши уверяли, что ты забыл обо мне. Я только что приехала в город, вот почему ты не нашел меня. Меня держали взаперти, как в тюрьме, пока…
        Вдруг она остановилась, глядя на его руки и уцепившись за красную ткань плаща.
        - Кристиан… У тебя маленькая дочка.
        Жерво замер на месте.
        - Я им говорила, - продолжала она настойчиво. - Мне пришлось им сказать, иначе я бы осталась там навсегда. Я сказала, что дочь твоя. Ты бы видел их лица! Потом меня отпустили.
        Кристиан уставился на нее.
        - Дура! Ты…
        - У нее твои глаза, твои черные волосы! Ничего общего с Лесли! Даже со мной!
        Кристиан потряс ее за плечи и резко отпустил.
        - Себя… себялюбивая сука! Сказала! Что за… ребенок?
        - Я привезла ее сюда. - Она дернулась. - Кристиан, мне больно. - Жерво оттолкнул ее.
        - Идиотка! Она - его, по закону. Брак! - Он застонал и отвернулся.
        Значит, Лесли Сазерленд умер. А у Кристиана - незаконная дочь, уже меченная в чужой семье. Он почувствовал себя скверно. Ему было трудно двигаться, как будто он оказался в ледяной воде.
        - Ну, не надо так сердиться! - Она стала поглаживать его по руке. - Пожалуйста, Кристиан. Она наша. Я думала… - она умолкла и вновь принялась терзать его плащ.
        Вдруг его осенило. Он понял, что она задумала. Сердце его забилось сильнее. О, господи!
        Она вновь прильнула к нему.
        - Кристиан, я тебя люблю!
        - Я… - он сосредоточился, - женат.
        Она подняла глаза. Ее лицо как бы стало круглее из-за широко раскрытых глаз, в которых застыло изумление. Он просто кивнул.
        Она отпрянула от него, закричав.
        - Не может быть!
        - Да! - даже это слово далось ему с трудом.
        - Нет, нет, ты лжешь! Я несколько месяцев не читала газет. Но… я бы слышала. Я бы узнала…
        Кристиан неподвижно смотрел на нее.
        - Когда? Скажи, когда?
        Кристиан и не пытался заговорить, это было выше его сил.
        - Неправда! - напирала она. - Ты это придумал. Ты ведь мог ко мне прийти, но… О, ты негодяй! Ложь! Ты просто хочешь прогнать меня!
        Жерво покачал головой.
        - Точно! Посмотрите на него! Кто она?
        Кристиан пытался собраться с мыслями.
        - Смотри-ка, ты даже не придумал имя! Конечно, все ложь!
        Жерво снова покачал головой.
        Она ухватилась за его плащ еще сильнее.
        - Кристиан, ты не можешь быть таким жестоким! Ты любишь меня, я люблю тебя!
        - Женат, - ответил он.
        - Я ничего для тебя не жалела! Кристиан, они хотят лишить меня всего, меня и моего ребенка. Мое окружение! Я живу на гроши. Я люблю тебя, Кристиан!
        - Подумать… - рассеянно сказал он. - Надо… подумать.
        - О, да! - кажется, она прислушалась к отчаянию в собственном голосе. - Да, конечно, прошу извинения, я просто очень скучала по тебе, и знаешь… - Она снова стала гладить его по руке. - Твоя семья всегда ко мне хорошо относилась. Сестра Клеменсия и даже твоя ужасная старая тетка. - Она истерически рассмеялась и вновь прижалась к нему. - О, и зачем я только вышла замуж за Лесли!
        Кристиан хорошо знал, зачем. Потому что он никогда не делал ей предложения и в рамках вежливости давал понять, что и не сделает. Ему постоянно подсовывали различных красоток из хороших семей.
        - Иди домой. - Кристиан взял ее за локоть и повернул лицом к служанке. - Я… подумаю.
        Она вцепилась в него, потом вдруг встала на цыпочки и страстно поцеловала его в губы.
        - Нет, - сказал Кристиан, отодвигая се, прекрасно зная, чего она добивается.
        Затем Жерво вручил ее служанке, дав ей деньги.
        - Домой. Сейчас.
        - Да, сэр. - Девушка взяла хозяйку за руку, хорошо зная щедрость Кристиана.
        - Когда ты зайдешь? - спрашивала она. Кристиан посмотрел на нее, затем повернулся и зашагал в самую темную часть сада.
        Кристиан сидел в темноте на скамейке. Капал холодным мелкий дождь. Он сказал, что подумает, но все еще был поражен.
        Дочка.
        Казалось, что вся его жизнь сейчас под угрозой. Есть деньги, но нельзя их контролировать. Есть жена, которая считает, что не нужно было выходить за него замуж, и бывшая любовница, уверенная, что нужно. А дочь носит чужое имя.
        Похоже, дочка действительно его. Сазерленда тогда не было в стране. Кристиан же был любвеобилен и беззаботен с женщинами. Господи, какое безумие! Нет, он никогда не думал о последствиях, считая, что все решится само собой. В данный момент все как-то уродливо перемешалось, и он не знал, что делать.
        Если бы все шло нормально, его любовница продолжала бы спокойно спать со своим мужем. Отцовство Сазерленда не вызывало бы сомнений. Даже подозрения, если бы они возникли, не волновали бы Кристиана. Люди могут догадываться, но публично выразить подобное сомнение в отцовстве ребенка, рожденного в законном браке, нельзя.
        Проклятая! Нужно было ей говорить о дочке своей семье! Если бы она промолчала, они приняли бы девочку как ребенка ее мужа и обращались с ней соответственно. Теперь, вот пожалуйста, они отправили и мать, и дитя подальше от семейного очага. Тем более, что его любовница - плохая мать, двое ее сыновей никогда не покидали Шотландию и она даже не упомянула, что видела их, когда была там. Похоже, что если она не добьется женитьбы на ней Кристиана, то девочку она тоже отправит в Шотландию. И, черт возьми, Кристиан не может ничего поделать. Он не имеет права признать ребенка своим, это преступная жестокость. Девочку лишат имени Сазерленда, она станет незаконнорожденным ребенком. Он даже не может сейчас содержать ее, ведь банк не оплачивает его чеки. А если его отправят туда, то и вовсе не о чем будет говорить…
        Кристиан уронил голову на руки. Где-то далеко трещали фейерверки, слышались веселые голоса. Со шляпы на шею скатилась капля холодной воды, но он не пошевелился. Он повторял короткую молитву:
        - Помоги мне! Я больше ничего не могу сделать сам! Аминь.

…Мэдди сидела на стуле в мраморном холле. Она собиралась дождаться его возвращения, а потом уйти. Она по-прежнему была в дорожном платье, переодеваться не хотелось. С улицы доносился шум. Она тоже твердила слова молитвы:
        - Прошу тебя, Господи, пощади его! Пусть с ним ничего не случится. Господи, если на то твоя воля, пусть он придет домой!
        Дарэм ушел разыскивать Жерво. Двое слуг, которые приехали с ними, тоже были направлены на поиски. Она бы и сама пошла, но Дарэм настоял, чтобы она осталась дома. К тому же Мэдди не знала, где искать Жерво среди праздничных толп. Шум и фейерверки постепенно стихали. Все дальше отступали хлопки и выстрелы. Улицы пустели, а его не было. Мэдди вздрагивала при звуке каждого экипажа, но ни один не остановился.
        Она продолжала сидеть и молиться. Когда с шумом открылась входная дверь, Мэдди вскинула голову.
        Кристиан вошел. Она подняла голову и поняла, что он никого не ожидал здесь увидеть.
        - С тобой все в порядке? - спросила она срывающимся голосом.
        - Мэдди, - сказал он, - капли воды блестели на его плаще и шляпе. Он был красив, высокий и темноволосый, с синими глазами, в которых была некоторая растерянность, словно он не очень понимал, что она здесь делает. Мэдди встала.
        - Ты, наверно, голодный? Я кое-что разогрела. Могу принести сюда. Или пойдем на кухню?
        Кристиан положил шляпу на стол, затем бросил туда и плащ. Плащ упал на пол, а Мэдди подняла его, стряхивая капли.
        Когда она встала, Жерво подошел и взял ее за руки.
        - Мэдди! - тихо сказал он.
        Она закусила губы. Она так беспокоилась, что ей трудно было сдержать слезы, хотя сейчас это выглядело глупо. Она только тихо всхлипнула. Кристиан крепко обнял се.
        - Прости! - шептала она. - Я не могу уйти от тебя, не могу.
        Жерво крепче прижал ее к себе.
        - Я так боялась, - сказала она, прижимаясь к нему. Кристиан прильнул щекой к ее волосам.
        - Я… не достоин тебя, Мэдди. Видит Бог, не достоин.
        Глава 28
        Жерво отпустил ее к отцу, настояв на ее отъезде. Он не говорил, чего ему это стоило, и как страшно было оставаться одному среди врагов. Кристиан крепко поцеловал ее на прощанье. Мэдди взглянула на мужа с беспокойством, и он нашел в себе силы самоуверенно улыбнуться, чтобы успокоить ее. Он отправил ее в экипаже, который привез их сюда, вместе с двумя слугами. Кристиан, таким образом, оставался один в совершенно пустом дому. Это было странное ощущение, но само по себе не такое уж плохое. Мэдди оставила на кухне холодное мясо и хлеб. Был еще шоколад, который он сам мог подогреть. Дарэм предлагал остаться у него, но Кристиан хотел проверить свои возможности. Если он не сможет один прожить неделю в собственном доме, то нет особой надежды, что он сделает что-то большее.
        Когда Мэдди уехала, он разжег угли в дальней гостиной и стал пить шоколад, прислушиваясь к шуму за стеной сада. Никто не приходил. Он не уведомлял свою семью, надо было сначала все продумать. А теперь новое осложнение! Удивительно, что она даже не заметила его состояния! Просто обвинила его во лжи, но и в его речи не заметила ничего странного.
        Кристиан решил, что она слишком много болтает. Она любит его? Он не любил, когда женщины говорили об этом. Не верил.
        Он вспомнил бледную Мэдди, сидевшую одиноко в мраморном зале и ждавшую его до предрассветных часов.
        Кристиан не отпустил бы се, ему нельзя делать ошибки, ему нужна была методичная работа. Но у него возник план.
        Жерво оделся для визита; только с галстуком у него ничего не получалось, пришлось взять широкую черную ленту, которую он сумел обернуть вокруг шеи и завязать.
        В зеркале он видел себя почти в полный рост. Он медленно осматривал себя… Правую руку, правую ногу… Ему казалось, что он не совсем узнавал себя. Кристиан сжимал и разжимал руку в белой перчатке, соответственно двигалась рука в зеркале…
        Позади него в зеркале отражался стол. На нем под бумагами стоял аккуратный деревянный футляр с пишущей машинкой, которую подарил ему инженер Марк Брунель для того, чтобы делать сразу две копии писем. Кристиан не часто пользовался ею. Его восхищал сложный механизм, но его собственный трудный почерк не было смысла перепечатывать. К тому же, его секретарь гораздо лучше справлялся с этим.
        Но сейчас не было секретаря, и каким бы безобразным ни стал почерк Кристиана, надо было попытаться писать самому. Машинка, по крайней мере, вдвое сократит работу.
        Жерво сел и снял футляр, подготовив машинку к работе. Брунель и его сын молодцы. Кристиан пользовался их плавучими доками и туннельным щитом. Он вкладывал деньги в строительство туннеля Ротерхит под Темзой - дьявольски рискованное предприятие, на которое Кристиан много истратил, прежде чем оно начало приносить прибыль.
        С новой решимостью Жерво взялся за бумаги. Сначала, проверяя машинку, он напечатал: «Боже, храни короля». Прочитал. Все вроде правильно. Он посмотрел на копию, фраза съехала на один бок, и выглядела так: «Боже, храникороля». Сначала Жерво подумал, что машинка неисправна, но, присмотревшись, выругался. В его оригинале очертания букв и пропорции были искажены, хотя на первый взгляд все выглядело нормально.
        Кристиан, склонившись ниже, начал работать, внимательно присматриваясь к буквам. Он начал писать «Ночь» и поймал себя на том, что пишет «в» вместо «ч». «Новь карнавала». Он исправил ошибку и потихонечку стал продвигаться вперед, исправляя ошибки или даже целые слова.
        Было в этом что-то пугающее, как будто его рукой водил призрак, а он наблюдал за этим процессом. Но, читая то, что выходило в копии, он сразу замечал ошибки.
        Закончив подготовку, Жерво сделал две копии письма с одинаковыми полями, идентичные, как установил он, просмотрев их сверху вниз. Они гласили:

«Джентльмены, настоящим уведомляю вас, что я делаю дарственный акт на мою жену Архимедию Тиммс Лангленд, герцогиню Жерво, вступающий в действие немедленно, на всю сумму моих имений и всей собственности, ей и ее потомкам, навсегда, без внимания к любым притязаниям на это всех других лиц. Данный акт остается в силе, пока я не получу убедительных доказательств, что ни теперь, ни в дальнейшем не ставится и не будет ставиться вопрос относительно моей способности и праве вести мои дела по собственной свободной воле.
        В каком случае я могу, если пожелаю, пересмотреть настоящее определение.
        Кристиан, герцог Жерво».
        Он убедился, что все было сказано, как надо. Кристиан надеялся, что это будет то, что нужно. Пусть они забеспокоятся, пусть подумают, так ли он бессилен, как им кажется.
        Клерк в конторе Торбина никогда не видел Кристиана. Этот молокосос поднял глаза на Кристиана и поинтересовался:
        - Доброе утро! Какие распоряжения, сэр?
        Кристиан снял шляпу и плащ, бросив их прямо на стол, так что вода с них стала капать на бумаги, которыми занимался клерк. Пока он шипел, Кристиан кинул на стопку бумаг свою карточку и пошел вверх по лестнице. Через минуту клерк с громкими восклицаниями бросился за ним.
        Он догнал Кристиана на лестничной площадке, кланяясь и извиняясь. На следующем пролете он, все еще что-то бормоча, споткнулся и чуть было не упал, потом встал и поклонился снова. Кристиан искренне сожалел. Он ждал встречи с Торбином, и она его не разочаровала.
        - Герцог Жерво! - провозгласил клерк, открывая дверь. - Его милость, - добавил он запоздало и покраснел.
        Кристиан прошел в дверь. Земельный агент, седовласый и внушительный, который выступал как его главный исполнитель, как раз в это время что-то диктовал, сложив руки на груди. Резким голосом давал он инструкции какому-то управляющему.
        Он не успел закрыть рот. Несколько мгновений они являли собой немую сцену. Чтобы использовать свое преимущество, Кристиан заговорил первым. Всю дорогу он учился произносить предложения из двух-трех слов.
        - Сделайте… расчет, - произнес он. Он не договорил, растерянное выражение лица Торбина сменилось осмысленным. Он вскочил со стула.
        - Присаживайтесь, пожалуйста, ваша милость!
        Кристиан не двигался.
        - Сейчас - чеки.
        - Принесите ящик герцога. Вот номер. - Торбин быстро написал записку и вручил ее одному из клерков. Тот убежал.
        - Видите ли, ваша милость, мои руки были связаны без юридического разрешения.
        Кристиан никогда не оформлял платежей через эту контору без собственной подписи. Эта осторожная привычка появилась у него после ошибок отца. По закону Торбин не имел права оперировать средствами без ведома Жерво, хотя Кристиан не сомневался, что он был стреляный воробей и смог бы поступать по своему усмотрению.
        - Рад, что вы выздоровели, - сказал Торбин, видя что Кристиан молчит, - мистер Маннинг заставил меня побеспокоиться.
        Внизу кто-то из служащих громко свистнул. Кристиан выглянул в окно на улицу.
        - Не надо беспокоиться, - сказал Торбин.
        Там, внизу находился парень, который должен был отреагировать на свисток. Он побежал по улице, запихивая в карман письмо. Через минуту на ступеньках послышались шаги клерка.
        Клерк вошел в комнату с большим синим ящиком, который он поставил на стол Торбина. Раньше его приносили в Белгрейв-Сквейр для ритуала подписания чеков. Агент открыл ящик и начал доставать книги.
        - Боюсь, вы застали нас врасплох. Чеки нужно выписать. Это займет немного времени. Не желает ли ваша милость пройти со мной в приемную и пока выпить кофе?
        - Нет. - Кристиан не хотел больше заниматься разговорами. Черт! Обыкновенно чеки и квитанции были уже приготовлены на подпись заранее.
        - Очень хорошо. - Торбин придвинул стул. - Если вы немного здесь посидите…
        - Нет, - вздрогнул Кристиан, - мне надо идти. У меня… другие дела.
        - Если ваша милость соблаговолит уделить нам еще немного времени…
        - Позже. - Кристиан направился к двери.
        - Это недолго, действительно недолго. Я дам задание обоим ребятам. Всего четверть часа.
        Беспокойство Торбина насторожило Кристиана. Он вспомнил о свистке и о курьере внизу и остановился.
        - Черт! - проворчал он и подошел к Торбину. - Пошлите за ними. Подождите минуту, ваша милость, я думаю, вы должны учесть…
        Когда Кристиан стал складывать книги обратно в ящик, Торбин попытался остановить его. Кристиан посмотрел на него.
        - Как вы смеете? - спросил Жерво с ледяным спокойствием. Торбин отпустил руку. Кристиан убрал книги.
        Он собирался сделать это чуть позже, но обстоятельства изменились. Жерво вытащил написанное им заявление и положил на стол.
        - Передайте… мистеру Маннингу.
        Он закрыл ящик и взял его с собой, уверенно шагая вперед и еле сдерживаясь, чтобы не побежать.
        Теперь решение принято. Отступать он не может.
        Кристиан пришел в дом своей семьи незамеченным. Видимо, посланец Торбина отправился не сюда, а в дом одной из сестер. У матери сегодня день приема гостей. Хорошо. Может быть, это заставит ее держаться в рамках приличия. На лестнице Кристиана встретил слуга.
        - Кальвин? - удивился Кристиан. Он побледнел как полотно. Кристиан схватил его за руку прежде, чем тот успел отойти.
        - Где он?
        - У ее милости, но…
        Кристиан, не обращая на него внимания, пошел наверх, перешагивая через ступеньки.
        Жерво поднялся в гостиную. Там сидели дамы, напряженные и чопорные, как будто их привязали к спинкам стульев. Кристиан подошел к матери.
        Герцогиня с кем-то разговаривала, но когда Жерво вошел, воцарилась тишина. Мать Кристиана подняла голову и лишилась чувств.
        Обморок был настоящий. Некоторые дамы вскрикнули. Кристиан подхватил ее прежде, чем она упала. Он усадил ее, посмотрев через ее голову на дворецкого, который ставил на поднос чашки.
        Обморок продолжался несколько секунд. Потом герцогиня пришла в себя и стала медленно передвигаться. Он и дворецкий Кальвин поддерживали ее, она вцепилась в руку Кристиана, беспомощно глядя на него.
        - Я… в Белгрейв-Сквейр. - Он освободил руку, и пока его мать шептала что-то умоляющее, внимательно поглядел на дворецкого.
        - Придете?
        - Конечно, ваша милость. - Он все еще поддерживал вдовствующую герцогиню. - Я отправляюсь прямо к вам.
        - Мне… нужны люди, - сказал Кристиан.
        - Я постараюсь, ваша милость.
        Кристиан глубоко поклонился матери, вежливо кивнул оцепеневшему обществу и вышел.
        Они скоро появились в Белгрейв-Сквейр: Маннинг, Стонхэм, Тилгет и Персивал, а заодно юрист и Торбин. Эта шестерка вызвала у Кристиана тревогу, но у него в кармане было средство для борьбы даже и с большим количеством врагов.
        Дворецкого Кальвина еще не было. Кристиан смотрел на них из окна голубой гостиной. Он слушал, как они барабанят в дверь. Его губы презрительно искривились, когда стало ясно, что они открыли ее и вошли.
        Жерво не собирался разыгрывать гостеприимного хозяина, не такой был момент. Первым вошел Маннияг и сразу за ним - Стонхэм. Кристиан стоял и наблюдал за ними, с видимым удовольствием отметив выражение их лиц, когда они его увидели.
        Стонхэм позвал остальных. Кристиан позволил им войти, а Маннинг закрыл за ними дверь.
        Вышло не слишком эффектно.
        Франтоватый и нервозный Стонхэм теребил свои бакенбарды.
        - Ты доставил неприятности своей матушке, - сказал он. Кристиан облокотился на камин.
        - Бедная матушка, - сказал он сухо. Наступило молчание.
        - Ты здесь один? - нарушил молчание Маннинг. - Где эта женщина?
        - Герцогиня, ты хочешь сказать?
        Маннинг подошел к стулу.
        - Ты не возражаешь, если мы сядем?
        Кристиан слегка усмехнулся.
        - А я постою.
        Маннинг жестом пригласил остальных сесть. Юрист, мистер Бэкон, положил на столик бумажный сверток.
        - Мистер Торбин сообщил, что ты забрал чеки и приходно-расходные книги, - сказал Маннинг. - Ты не прав, Жерво.
        Кристиан продолжал стоять со скрещенными руками.
        - Мы просим вернуть их.
        Кристиан зло усмехнулся.
        - Ублюдок.
        Маннинг перевел дыхание. Он наклонился вперед и сказал:
        - Мы хотим сделать как лучше.
        Кристиан проигнорировал его замечание.
        - Черт возьми, мы пытаемся спасти все, что можно спасти. Но вы с тетушкой все время этому мешаете! А твой акт… Неужели ты думаешь, что хоть один суд его поддержит?
        Кристиан наклонил голову.
        - Вы так считаете?
        - Надо смотреть правде в глаза, Жерво. Все, что ты делаешь с тех пор, как… помутился твой ум, под вопросом, включая так называемую женитьбу. Понимаешь ли ты это? Я думаю, что нет. Твоя тетушка говорит о просветлениях. Но одних просветлений недостаточно, чтобы вести дела как следует. На освидетельствовании встанет вопрос о всех твоих действиях за последнее время.
        - Если, - улыбнулся Кристиан, - если.
        Маннинг повысил голос.
        - Никаких если! Делу дан ход.
        - Маннинг! - Стонхэм махнул рукой.
        - Может быть, если позволено заметить, - сказал юрист примирительным тоном, - я сообщу, что мистер Персивал и лорд Стонхэм предлагают частное соглашение, ваша милость. Я сочту за честь рассмотреть его вместе с вами.
        Кристиан протянул руку. Юрист вскочил со стула, протягивая ему бумаги.
        - Первая страница представляет собой любезности и предварительные замечания, - сказал мистер Бэкон, - так что…
        Кристиан выхватил у него первую страницу и бросил в огонь.
        - Так что… - юрист выглядел озадаченным, - если вы обратите внимание на вторую, то увидите…
        Кристиан бросил в огонь вторую страницу и взял следующую, улыбаясь юристу.
        - О, господи, он сумасшедший! - Маннинг вскочил. - От него ничего разумного не добьешься. - Он, видимо, хотел забрать остальные бумаги.
        Но Кристиан и их бросил в камин. Они съежились, почернели и вспыхнули ярким пламенем.
        - Никаких… договоров, - сказал он.
        - Все бесполезно, - заявил Маннинг. Он потянулся к Кристиану. - Стонхэм, хватай его!
        Это было то, чего Кристиан и боялся, и ждал. Но все-таки, когда это началось, все показалось ему нереальным. Маннинг сделал резкий бросок, Кристиан отскочил и выхватил пистолет. Стонхэм застыл на месте. Более агрессивный Торбин остановился всего в футе, а за его спиной спрятался юрист.
        Кристиан хотел их выгнать, но кровь стучала в его висках. Он не мог произнести эти слова. Они пришли за ним и заберут его, если смогут. Он чувствовал реальность происходящего. Самое страшное проснуться в смирительной рубашке и ошейнике, посреди безумия.
        - Осторожнее, мистер Маннинг, - сказал Торбин. Маннинг медленно опустил руку.
        - Он сошел с ума, - прошептал Стонхэм. Кристиан зло смеялся.
        - Запутались… любители.
        Тень безумия снова витала над ним. Он почувствовал ярость и тошноту.
        - Брось оружие, - сказал Маннинг, слегка покрутив головой. - Положи его на камин, Жерво, иначе все испортишь.
        - Вон! - сказал Кристиан.
        - Мы здесь, чтобы помочь, - начал было Маннинг примирительным тоном, чем только увеличил угрожавшую ему опасность.
        - Убирайтесь! - прорычал Кристиан.
        - Брось оружие! - требовал Маннинг.
        Кристиан видел, что его зять собирается действовать силой. Маннинг то ли не понимал, на что может быть способен настоящий сумасшедший, то ли надеялся, что Кристиан сдержится. Ведь нельзя же совершить убийство и уйти от ответственности.
        - Положи пистолет, - сказал он. - Ты ведь не собираешься никого застрелить.
        Кристиан знал, что лучше бы дождаться Дарэма. Его не должны загнать в ловушку. У его зятя были свои основания блефовать. Ведь попав в сумасшедший дом, Кристиан терял свои деньги и Мэдди. Лучше повеситься.
        Он прицелился. Губы Маннинга задрожали, он, кажется, все понял и побелел.
        - Не надо!
        - Не надо!
        Но это сказал не Маннинг. Ясный высокий голос Мэдди, оглушительно прозвучал среди гробового молчания. Полная сурового достоинства, она стояла в дверях в своем сером наряде.
        Кристиан глубоко с облегчением вздохнул и медленно улыбнулся.
        Мэдди подняла руку.
        - Вы, господа, уходите. Немедленно. Герцог желает, чтобы вы покинули помещение.
        Глава 29
        Жерво сидел на стуле и разряжал пистоле, делая это тщательно и осторожно, напряженно склонив голову.
        - Ты же должна быть… у… папы?
        - Чем больше проходит времени - тем, по-моему, ты сильнее нуждаешься во мне. Я не должна оставлять тебя одного.
        Жерво не возражал. Пусть думает так. Он не сказал, что в иной день предпочитает ее заботам пистолет, Кальвина и услуги троих лакеев. Кристиан хотел, чтобы в тот, не поддающийся прогнозированию момент, она даже не появлялась. Должно быть так: сила против силы.
        - Они хотели напасть на тебя?
        Жерво сухо улыбнулся.
        - Я рад, что пришла.
        - Да. Я не должна покидать тебя. - Казалось, она озабочена последствиями. - Они тебе этого не простят. Ты поступил глупо.
        Жерво пожал плечами:
        - Защита.
        - Миролюбивое поведение - лучший способ защиты. - Ее голос напряженно завибрировал.
        - Легко… говорить! - Он встал и поднял ее руки до пояса. - Такому неуклюжему животному… Посмотри! Испуганный… все псу под хвост. Тебе легко быть миролюбивой!
        Она нервно сглотнула. Его насмешки обидели ее.
        - Ты выглядел смешно!
        Кристиан обрадовался, увидев ее.
        - Я… смешон. - Он целовал ее пальцы. - Отдохнем… в рабочем порядке.
        Ее ладони сжались, но он не выпускал их.
        Губы Мэдди едва заметно, застенчиво улыбнулись, длинные полуопущенные ресницы закрыли глаза.
        Кристиан чуточку притянул ее к себе, испытывая напряжение неожиданной близости. Чувствуя себя свободным, он целовал ее, втягивал в себя ее губы, словно желая впитать ее дыхание. Не говоря ни слова, Кристиан поднял ее. Дверь в холл… Ее тело в его руках… Его кровать…
        Жерво не тратил времени на предварительные ласки. Он грубо овладел ею, словно беря свою собственность, в то время как она, обвив его руками, жадно притянула его к себе.
        Утром Мэдди занялась делом еще до завтрака, четко выписывая вежливое предложение партнеру Жерво о незамедлительной встрече в гостиной герцога. - До сих пор они жили на двести восемьдесят семь фунтов, полученных за пряжки Жерво. Эта сумма не долго казалась ей огромной, но была чрезвычайно неадекватной расходам герцога.
        Как только она закончила эту работу, чтобы удовлетворить Жерво, ей пришлось делать заметки для публикации в газетах. Герцог поднялся к себе побриться и переодеться, а Мэдди в это время получила передышку.
        В дальней гостиной, уютной комнате, окрашенной в насыщенные желтые тона, Мэдди позволила себе вторую чашку чая. Она начала писать письмо отцу, зная, что после возвращения Жерво у нее, скорее всего, не будет для этого времени. Мэдди заканчивала вторую страницу, когда Кальвин скользнул в гостиную с серебряным подносом, балансировавшим на руке, и закрыл за собой дверь. Мэдди подняла глаза.
        Дворецкий поклонился.
        - Герцог не с вами, ваша светлость?
        Мэдди почувствовала, что ни она, ни Кальвин не знают, как обращаться друг с другом. Так иногда старые противники обнаруживают, что случайно оказались по одну сторону баррикад, и их неприязнь может вылиться в мир или в войну в будущем. Мэдди, безусловно, предпочитала мир, поэтому, когда он обратился к ней почтительно
«ваша светлость», она почти не возражала. Это становилось настоящим словесным поединком, что придало ей уверенности в том, что надо внести определенность в их отношениях…
        - Мне бы хотелось, чтобы меня называли просто миссис, - дружелюбно сказала она. - Большего мне не нужно.
        Мэдди думала, что он застынет и опустит вниз свой длинный нос. - Эта минута определяла их дальнейшие отношения. Но он неожиданно спокойно и уверенно согласился.
        - Я понял, миссис.
        Ее удивила настолько легкая капитуляция.
        - Тебя это не оскорбляет?
        - Было бы нелепо обижаться на ваши пожелания. Его светлость слишком холодны в обращении. Мне бы не хотелось, чтобы вы вели себя так же. Хотя, я вижу, вы оказываете сильное влияние на герцога.
        Мэдди нахмурилась. Он поклонился.
        Мэдди задумалась, глядя на кончик пера.
        - А ты не любишь ходить с напудренными волосами?
        Она видела, что испугала его столь неожиданным вопросом. Он опустил поднос.
        - Я не думал относительно того, нравится мне это или нет. Я думал… после применения пудры волосы становятся неприятно жесткими. И их приходится мыть каждый вечер, что иногда приводит к простуде.
        - Хорошо, если тебе это не нравится. В пудре нет необходимости. Жерво такие мелочи не волнуют, а на мой взгляд, это пустая трата денег.
        Кальвин поклонился.
        Мэдди улыбнулась.
        - Нет также необходимости постоянно кланяться, - сказала она.
        Кальвин склонился в полупоклоне, потом выпрямился.
        - Вы сказали, миссис, что герцог поднялся наверх.
        - Да! Я что-нибудь могу сделать вместо него?
        - Вам не стоит беспокоиться. Ранний посетитель приехал к его светлости.
        Ее сердце екнуло.
        - Вдовствующая герцогиня?
        - Конечно, нет. Я бы никогда не смог попросить ее подождать в холле! Он чуть приподнял поднос. - Я считаю, - добавил он доверительно, - что я не слышал, как к герцогу обращалась его мать с просьбой приехать. И он поехал к ней.
        - Да. Странно. - Мэдди сжала губы. - Полагаю… я думаю, возможно, Жерво хочет, чтобы я поговорила с этим человеком. - Она встала. Может быть, я сумею занять чем-нибудь посетителя, пока герцог не сойдет вниз.
        Кальвин откашлялся.
        - Вы хорошо сделаете, миссис, если в данном случае спросите мнение герцога. Могу я пойти и осведомиться об этом?
        - В данном случае?
        - Да, в данном случае. - Он стоял с видом человека, который сказал все, что собирался сказать.
        - О! Ты считаешь приличным заставлять посетителя ждать?
        - Я поставлю в известность герцога, миссис. - Он снова поклонился, выпрямился и закрыл за собой дверь.
        Мэдди пребывала в нерешительности, не зная, чем Кальвину не нравится этот особенный посетитель. Или он опасался, что Мэдди скомпрометирует себя в их доме? Ее озадачило, что Кальвин не провел посетителя туда, где обычно принимали гостей. Казалось, он умышленно оставил его стоящим в холле. Необычное поведение Кальвина навело Мэдди на мысль, что визитер достаточно загадочный.
        Как только она пришла к такому заключению, дверь приоткрылась.
        - Кристиан, - произнес приятный женский голос. - Это я! - Дверь открылась шире. - Выйди, я знаю, что ты здесь.
        Посетительница, одетая в строгий траур, остановилась в дверном проеме. Откинутая назад вуаль открывала изящное личико, обрамленное красиво подстриженными светлыми волосами. Женщина казалась немного испуганной. Затем она пристально посмотрела Мэдди в лицо.
        - Ах, - произнесла она. - Я хочу видеть вашего хозяина.
        - Герцог наверху, - невозмутимым тоном произнесла Мэдди. - Я - Архимедия Тиммс, то есть… Я его жена. - Мэдди подняла руку для приветствия.
        Женщина что-то искала в своей сумочке, в ту минуту, когда Мэдди протянула ей руку.
        - Вы возьмете эти…
        Леди подняла глаза, остолбенев при виде протянутой руки Мэдди и машинально полуприподняв свою.
        - Что вы сказали?
        - Я - Архимедия, - Мэдди безуспешно попыталась улыбнуться. - Жена герцога. Я вижу, это для вас сюрприз.
        Мэдди казалось, восприняла сообщение весело. Она нервно улыбнулась.
        - Это шутка? - произнесла она.
        - Нет, - сказала Мэдди. Бумажки и деньги полетели на пол.
        - Он заплатил вам, заплатил, чтобы вы сидели здесь до тех пор, пока я приду. И сказали мне об этом. Вы шутите?
        - Нет. Уверяю вас. Какая шутка?
        Леди трясла головой.
        - Да, да, да, да. Шутка.
        В дверном проеме появился Кальвин. Он был холоден, как камень, и невозмутим.
        - Его светлости нет дома, мадам, - сказал он посетительнице.
        Она уставилась на него.
        - Его нет дома, - повторил тихо Кальвин. Она начала очень противно хихикать, упав на стул, словно ее кто-то толкнул.
        - Это шутка! - Она откинулась на стуле и продолжала странно смеяться, становясь все более возбужденной. - Жестокая шутка.
        - Миссис Сазерленд, я должен немедленно вас проводить, - сказал Кальвин.
        - Это жестоко! - закричала она, закинув назад голову. Она сорвалась со стула и пробежала мимо него в холл.
        - Кристиан! - Ее голос и шаги разносились по мраморной лестнице. - Кристиан, это жестоко! Ты слышишь меня? Это жестоко!
        Мэдди вышла вслед за Кальвином и увидела миссис, пробежавшую наверх больше половины лестницы.
        - Ты слышишь меня? - кричала она. - Это ложь. Ты не женат.
        Среди пронзительных криков Жерво стоял на верхней ступени лестницы. Он с такой силой сжимал поручень балюстрады, что костяшки его пальцев побелели.
        - Кристиан! - она остановилась чуть ниже его. - Это неправда.
        Жерво не двигался. Он стоял, глядя на нее, не шевелясь.
        Она остановилась напротив него, обхватив руками колонну балюстрады, чуть опустив голову.
        - Пожалуйста, не терзай меня. Пожалуйста, скажи.
        - Правда, - сказал Жерво низким голосом, наполнившим холл тихими звуками.
        Леди опустилась на ступеньки, разразившись тем же истерическим хихиканьем.
        - Но я отдала тебе все! Кристиан!
        Ее смеющиеся всхлипывания эхом отражались от мрамора. Мэдди осознала, что камердинер стоит в холле верхнего этажа прямо за ним, трое слуг были в нижнем холле, горничная и повар подошли к двери, выходившей на заднюю лестницу.
        Мэдди приподняла край своей юбки и поднялась по ступенькам. Она слышала, что Жерво не произнес ни звука. Подойдя к плачущей женщине, Мэдди, склонилась над ней.
        - Пойдем, - сказала она, взяла леди за руку и помогла подняться с холодного камня. - Пойдем, так можно заболеть. - Леди безвольно повиновалась, жадно глотая воздух. Мэдди присела на ступеньку и обняла ее за плечи. - Прости, я виновата.
        Перед ней плакала женщина, зло, яростно, отчаянно хватая ртом воздух. Мэдди встретилась с глазами Кальвина и повернула голову, попросив его выйти из холла. Он выглядел так, словно стал свидетелем несчастного случая.
        - Я ненавижу его, - рыдала женщина. - Я ненавижу его. Я ненавижу вас.
        Мэдди позволяла ей говорить все, что угодно. Поля шляпы этой женщины больно упирались в шею Мэдди.
        Мэдди всхлипывала испуская длинные, горькие вздохи.
        - Это должна была быть я. Это должна была быть… я.
        - Я знаю, - спокойно сказала Мэдди. Она глядела на ниспадающие ярко-желтые пряди волос и вспомнила локон, который видела в спальне Жерво. - Я знаю, что это должна была быть ты.
        - Что? - Ее тело содрогалось в конвульсиях. - Разве вы не хотите его… теперь, когда вы… теперь, когда вы… - Она снова жалобно застонала, согнувшись в коленях, крепко обхватив себя руками. - Разве вы не хотите его теперь? - проговорила она между слезами и слабыми смешками.
        - Ну, мы не так сильно нравимся… - произнесла Мэдди.
        - Нравитесь! - плечи женщины затряслись. Она уткнулась лицом в колени и зарыдала еще сильнее.
        Мэдди коснулась ее плеча, почувствовав судороги под тончайшим сатином.
        Дама рылась в сумочке в поисках носового платка.
        - Вы одна из квакеров, - поинтересовалась она.
        - Да, я так воспитана.
        Женщина отшатнулась.
        - Я не верю. Не верю. Я ненавижу тебя, Кристиан. - Ее голос поднялся до визга. - Ненавижу тебя, слышишь? - Никакого ответа. Мэдди не смотрела, стоит ли он еще там. Дама начала плакать снова, но теперь потише, ее носовой платок был прижат к ее лицу. Она стряхнула руку Мэдди со своего плеча.
        - Как вы справились с ним? - вдруг спросила она. Мэдди села на ступеньку.
        - Справилась?
        - Как вы загнали его в эту ловушку? И не говорите мне глупую ложь, - она плакала. - Его сестра моя подруга. Она расскажет мне чистую правду. - Неожиданно она подобрала юбку и стала спускаться по лестнице, словно кто-то подтолкнул ее перейти от всхлипываний к действию. Вставая на ноги, она бросила быстрый взгляд назад, поверх Мэдди. Через мгновение она опустила на лицо вуаль и вышла в вестибюль. Хлопок входной двери эхом разнесся по холлу.
        Мэдди сидела на ступеньках. Ей надо было восстановить дыхание, справиться с судорогами в животе и унять дрожь во всем теле. Когда она почувствовала, что держит себя в руках, она поднялась. Она повернулась, уже зная, что его там нет.
        Со стороны боковой лестницы в холл тихо вошел Кальвин.
        - Это моя вина, миссис, - произнес он. - Мне не следовало пускать ее.
        - Кальвин, - сказала она отсутствующим голосом, почти похожим на приказ. - Мне нужен мой плащ.
        - Миссис…
        - Я должна выйти. Мне надо выйти.
        - В саду…
        - Нет. - Она направилась к входной двери. - Прочь отсюда.
        - Минуточку, миссис. Его светлость должен знать.
        Мэдди открыла дверь. Холодный воздух ворвался вовнутрь, остудив ее горящие щеки. Она не стала ждать Кальвина с плащом, а тихо закрыла дверь, спустилась по чистой белой лестнице и отправилась в путь. Домой.
        Кристиан, стоя в своей гардеробной, слышал, как хлопнула входная дверь. Он не пошевелился, не посмотрел вниз на улицу. Он одиноко стоял посреди комнаты, звуки рыдающего голоса миссис Сазерленд все еще стояли в его ушах.
        Он стоял долго.
        Эксцентричная нереальность происходившего поразила его. Стоять, глядя как собственная жена успокаивает его плачущую любовницу. Глядя на эту сцену, он думал:
«Она ничего не понимает».
        Понимала Мэдди или нет, ее простое сострадание больно поразило его, открыло ему глаза на самого себя. Он был взбешен, что леди Сазерленд пришла сюда и устроила эту отвратительную сцену. Он был готов вышвырнуть ее на улицу. Но Мэдди, ах, Мэдди…
        Он не подозревал, что так получится. Мысль о случившемся вызывала чувство тошноты. Он не думал об этом. Если бы знал… Если бы предусмотреть… Если бы только подумать, если бы… если бы…
        Громкий стук в дверь заставил его очнуться. Кристиан открыл ее.
        Дворецкий выглядел так, словно его высекли.
        - Ваша светлость, - начал он.
        - Где? - требовательно спросил Кристиан.
        - Миссис Сазерленд? - спросил дворецкий.
        - К черту Сазерленд! Герцогиня… где?
        - Ваша светлость, она ушла. Несколько минут назад.
        Когда Кристиан с восклицанием устремился к двери, он быстро добавил:
        - Ваша светлость, я подумал, так лучше. Она казалась очень подавленной после происшедшего. Я послал за ней человека с плащом и приказанием сопровождать ее на расстоянии. Если она не станет возвращаться, он известит меня.
        Кристиан заколебался.
        - Да. Хорошо. Дай ей возможность успокоиться. Дай ей время. Дай ей время и место. Да. Ты сделал правильно.
        Дворецкий откашлялся и сказал:
        - Мистер Хоар приехал повидать вас, ваша светлость. Я провел его в библиотеку.
        - Черт возьми! Так скоро!
        Кристиану была необходима Мэдди, готовая броситься на помощь в случае необходимости. Хоар был настоящим линчевателем.
        Жерво выдохнул сквозь зубы и взял сюртук. У него не было выбора.
        Кристиан вошел в библиотеку со стороны галереи, из которой мог предварительно оглядеть комнату. Остановившись, вдыхая знакомый запах кожаных переплетов, он молча выругался, увидев мужчин, сидевших на кушетке, покрытой красным летним покрывалом. Из двух многообещающих представителей семейства Хоаров старший был достаточно коммуникабельным. А его младшего двоюродного брата отличала религиозность - черта, очень важная при рекомендации в глазах Кристиана.
        Семья Хоаров была банкирами семейства герцога в течение века. Кристиан не менял их, хотя и часто подумывал об этом, когда партнеры отказывались содействовать ему в реализации некоторых планов - безрассудных и фантастических. Но Хоары оставались с его семьей еще со времен их отцов, и Кристиан смирился, преодолев свое нетерпение. Но сейчас он настроился не слишком лояльно.
        Жерво подумал о письме, которое они написали ему в ответ на его последний план. Они заботились о его здоровье, да? Праведные ублюдки. Он им покажет, о чем следует заботиться.
        Громко ступая, Кристиан спустился по ступенькам и встал перед ними, чуть раскачиваясь.
        - Джентльмены, - произнес он, обойдясь без приветствия, - объяснитесь.
        Они оба вскочили, бормоча пожелания доброго утра. Религиозный мистер Хоар устремился вперед, словно желая пожать руку.
        Кристиан не шевелился. Мужчина остановился.
        - Я… жду, - произнес Кристиан, - объяснитесь.
        - Если вы имеете в виду задержку в…
        - Задержку! - оборвал Кристиан объяснения банкира. Он не позволял направить беседу в спокойное русло.
        - Я… мои чувства… так насильственно, - он отодвинулся от лестницы, - мне тяжело… говорить, сэр!
        Жерво не хотел разыгрывать крайнее бешенство, дабы не посеять сомнения в своей вменяемости. Поэтому он остановился около письменного стола и сел. Это, по крайней мере, дало ему время приготовиться - другой план был уже отражен на чистом листе бумаги, но удачно расположенная стопка книг скрывала его от их взглядов. Он взял ручку и написал через весь лист: «Бог знает, как выполнить это».
        Жерво встал и вынул листок:
        - Попробуйте снова.
        Сначала банкиры выглядели так, словно чувствовали себя крайне дискомфортно. Старший из Хоаров шагнул вперед, чтобы принять план, но его партнер произнес:
        - Боюсь, все-таки ничего не получится.
        - Почему?
        - Мы приняли новые правила.
        Кристиан вскочил из-за стола:
        - Мои деньги… - произнес он возбужденно. - Вы… потеряли их?
        - Конечно, нет! - возразил старший.
        - Будьте совершенно спокойны, ваша светлость, - участливо сказал младший Хоар. - Ваша семья всегда доверяла нам в прошлом…
        Он почувствовал себя плавающим в воде и постарался подгрести к берегу.
        - …И мы постараемся уместно и целесообразно размещать ваши средства в настоящем и будущем.
        - Ах, - улыбнулся Кристиан. Он сел на стул и развернул экземпляр «Тайме»
«Банковское ограбление. Хоары украли… депозит». Он одобрительно покачал головой: - Умный заголовок.
        Они стояли, как люди, знающие себе цену. Кристиан предложил им бумагу и торжествующе улыбнулся.
        Старший Хоар взял план и положил его в карман.
        - Конечно, это было бы необходимо, - сказал он примирительным тоном, который уже использовал его двоюродный брат. - Мы поняли, что ваша светлость не совсем хорошо себя чувствовали, и предложения, исходившие от вас, не могли считаться полностью законными. Мы бы очень хотели действовать крайне осмотрительно и благоразумно.
        Его младший родственник позавидовал такой дипломатичности.
        - Во всяком случае, - произнес Кристиан. - Деньги… где?
        - Я засветло пришлю курьера, - сказал старший.
        Кристиан позвонил, вызывая Кальвина.
        Они молча стояли, ожидая прихода дворецкого, а затем вышли с пожеланиями Жерво дальнейшего здоровья, на которые он не счел нужным ответить.
        Когда банкиры ушли, Кристиан тяжело опустился на стул. Его руки чуть подрагивали. Победа.
        Его собственная победа.
        Он хотел смеяться и плакать одновременно.
        Он хотел, чтобы Мэдди была рядом с ним.
        Крики лодочников были единственными звуками, раздававшимися над рекой, серебряная поверхность которой была покрыта густым туманом. Мэдди стояла на берегу. Лакей с площади герцога стоял на противоположной стороне улицы в пределах видимости.
        Начало смеркаться. Мэдди знала, что вскоре ей придется что-то делать. Она не может оставаться здесь навсегда.
        Лодочник подогнал свою плоскодонку и вытащил из нее корзину. Она посмотрела на него и сделала несколько шагов. Он двинулся ей навстречу.
        - Живые угри, мадам? - спросил он заботливо. Мэдди покачала головой.
        Он прошел мимо, и Мэдди еще долго слышала его голос, разносившийся вдоль по улице:
        - Живые угри! Живые!
        Медленно приближались ритмичные удары лошадиных копыт. Мэдди повернулась, чтобы увидеть, как кучер справляется с экипажем. Лодочник поднял корзину к колеснице.
        На ее двери был изображен яркий, хорошо известный герб. Она видела, как к этой двери из тумана скользнул лакей, все это время следовавший за ней тенью.
        Дверь открылась. Жерво ступил на землю. Он стоял, глядя в сторону Мэдди.
        - Пять с половиной, ваше сиятельство, - сказал лодочник, пытаясь открыть корзину. - Живые. Посмотрите.
        Жерво посмотрел на него, затем на лакея и, отвернувшись, направился к Мэдди.
        Он остановился перед ней.
        - Хватит, - сказал он тихо. - Пойдем… домой.

«Домой», - подумала Мэдди.
        Жерво посмотрел в сторону реки, потом махнул рукой, отпуская экипаж.
        - Погуляем, - он предложил ей свою руку.
        Мэдди молча повернулась, оставляя свои пальцы в его ладони. Ему было тепло под ее холодными руками. Он прикрыл ее пальцы своей перчаткой.
        Они шли молча, пока Мэдди не перестала слышать удары лошадиных копыт и скрип колес удаляющегося экипажа.
        - Ты должен жениться на ней? - спросила она.
        Чуть дрогнувший мускул его руки был единственным отражением того, что в нем что-то изменилось.
        - Нет.
        - Но она сказала, что она должна была быть на моем месте.
        Кристиан не ответил.
        - Около своей кровати ты держишь ее локон.
        Тяжелым взглядом он молча уставился в сторону.
        - Разве ты не любишь ее? - наконец спросила она. Жерво остановился, взяв ее руки в свои.
        - Нет, Мэдди, нет.
        Она повернулась лицом к реке.
        - Если это правда, но ты ее оставил - ты безнравственный человек.
        - Да, - согласился он, но в его голосе она не смогла уловить никаких эмоций.
        Мэдди смотрела на белую кошку, которая мягко двигалась вдоль борта лодки.
        - Идем, - сказал он. - Темно.
        Мэдди не двигалась. Кошка быстро прыгнула в лодку и клубком свернулась на дне.
        - Твое поведение кажется странным, - печально произнесла она. - В действительности я не знаю и не понимаю тебя.
        Жерво ответил в тишине:
        - Мне очень… стыдно, Мэдди. Я очень… сожалею в душе. Это все, что я могу сказать. Вернись. Попробуй изменить все. Пойдем домой, - продолжил он. - Мэдди.
        Несчастная леди Сазерленд, подарившая локон своих волос распутнику. Любившая Жерво и в результате горько и безнадежно плакавшая на ступеньках его лестницы. Это стало, словно предостережением для Мэдди.
        - Я боюсь думать о тебе, - прошептала она, - что сделаешь ты с моей душой и моим сердцем.
        - Твое сердце… бесценно для меня, - тихо произнес он. Мэдди склонила голову. Затем повернулась и, не глядя на Кристиана, взяла его под руку.
        Глава 30
        - Ты любишь… оперу? - спросил Жерво, поддерживая ее под руку, когда они спускались по лестнице, выходящей на площадь.
        - Я никогда не была в опере.
        - Сегодня вечером, - сказал он. - Ты наденешь голубое.
        Кальвин встретил их около двери. Он принял у Мэдди плащ, поклонился и отступил в сторону.
        - Я проследил, чтобы хорошо разожгли камин, миссис. Я принесу вам поднос с чаем. Вы любите ежевичный джем? У нас есть мармелад, если пожелаете…
        Вдруг он прервался и отступил.
        - Простите, миссис, мою бесцеремонность.
        - Ничего страшного, - ответила Мэдди.
        Дворецкий больше ничего не сказал. Когда она поднялась наверх, все слуги быстро занялись своим делом, и даже горничная, которую Мэдди достаточно редко утруждала, приветливо сказала, что она может принести горячую грелку в постель, если Мэдди решит отдохнуть перед ужином.
        Мэдди упала без сил на кровать, не думая ни о чем. Это была спальня герцога, но он оставался внизу. Ей было хорошо в одиночестве.
        Когда она открыла глаза, уже стемнело. Около кровати в отблесках светлого пламени сидел Жерво, глядя на нее.
        Он был одет с необычайной элегантностью, сочетавшей белый и темно-синий цвета.
        - «Опера», - вспомнила она. Театр, танцы, изысканная одежда - это все принадлежало его миру.
        - Ужин, - кивнул он в сторону большого подноса, поставленного на столике у камина. - Потом надо одеться. - Он положил на покрывало рядом с ней коробочку. Встал, направился к двери и, взявшись за ручку, повернулся.
        - Это для твоих волос - после чего оставил ее.
        Мэдди приподнялась в постели и открыла коробку. Там была нитка жемчуга, такая же, как у ее матери, только больше и светлее, с бриллиантами после каждой жемчужины.
        Она сжала губы. Шикарная, восхитительная, дорогая, очаровательная вещь. Она пыталась поставить заслон между ним и собой, но он безошибочно нашел ее слабость. Не подарок, нет. Не щедрость. Даже не потрясающая красота камней…
        Для ее волос. Он помнил. И легко пробил брешь в ее обороне.
        Они прибыли поздно. Кристиан специально так рассчитал.
        После того как Хоары прислали деньги, мир был снова у его ног. И он снова начал сорить деньгами.
        Жерво послал Кальвина к Ранделлу за жемчугами, отправил лакея с двумя сотнями фунтов к серебряных дел мастеру, сделал заказы на дорогую провизию и вина, а через Кальвина оформил ряд контрактов с владельцем питомника, заплатив за все авансом.
        Мэдди надела жемчуг. Она была не совсем уверена в том, что это надо делать. Он не знал, как обращаться с ней, как проникнуть сквозь тот туман отчуждения, который окружал ее. Нежные слова и дорогие подарки - все, что он мог придумать. Нужно было время, но именно этого у него и не было. Кристиан нуждался в Мэдди сегодня, сейчас.
        Мягкий свет ламп в театре создавал простому туалету Мэдди богатую цветовую гамму: голубое платье и золотые волосы с блестящими в них жемчугами и бриллиантами. Никто не смог назвать ее красоту совершенной, но она была очаровательной.
        Почти пустой вестибюль и коридоры, нарастающие звуки музыки подготовили Мэдди к тем ощущениям, которые она почувствовала, ступив в ложу герцога. Огромное количество людей поразило ее.
        А сцена - Мэдди бросила на нее лишь один взгляд и тут же отвела глаза. Люди, танцевавшие на ней, были раздеты.
        Она опустила глаза на подол своего платья, будучи не в состоянии глядеть куда бы то ни было.
        - Подними подбородок, - сказал герцог, не поворачиваясь к ней. Она подняла голову. - Спасибо, - произнес он. - Смотри… представление. На сцену.
        - Я… они… о, дорогой, - произнесла она, - это ужасно.
        - Смотри, - сказал он.
        Мэдди не смогла заставить себя смотреть на сцену и начала разглядывать публику в зале. Тут она снова испытала шок, обнаружив, что многие мужчины бесцеремонно обнимают за плечи женщин. Один из офицеров в алом мундире поймал ее взгляд и поднялся.
        - Это полковник Фейн, - произнесла она.
        При этих словах полковник повернулся и посмотрел прямо в ложу герцога. Он улыбнулся и поклонился, привлекая внимание всех, кто сидел вокруг него.
        Жерво кивнул в ответ. Офицер оставил свое место и начал пробираться к проходу.
        Через несколько минут герцог встал и повернулся. Полковник Фейн входил в их ложу.
        - Мадам! - он улыбнулся и поклонился Мэдди, поднимая руку. - Я счастлив видеть вас снова, и в таком блеске!
        - Могу я навестить вас, мадам? - спросил Фейн, усаживаясь около Мэдди и поворачиваясь к ней.
        - Нужно специальное приглашение?
        Он тряхнул головой и рассмеялся.
        - Я забыл вашу манеру разговаривать.
        И взглянул поверх ее головы на Жерво.
        Брови герцога поползли вверх.
        Полковник Фейн поднялся, взяв ее руку для поцелуя.
        - Вы прекрасны, мадам. Но теперь я должен идти, пока мое сердце не разбито окончательно. Или ваш муж вышвырнет меня вон. Я умру за вас.
        Прежде чем Мэдди могла осмыслить столь выдающуюся речь, он вышел. Она отвернулась от взглядов, устремленных на них. Украдкой она посмотрела на Жерво.
        Кристиан в упор смотрел на нее. Потом он улыбнулся и спросил:
        - Я должен… застрелить его?
        Мэдди глубоко вздохнула и подняла голову.
        - Тебя это не должно беспокоить, - произнесла она спокойно. - Я не шучу с любовью, Жерво.
        Его лицо замерло. Мэдди смотрела в другую сторону от него, на актрис, на сцену.
        Он поднялся:
        - Все это довольно длинно. Давай поедем.
        В это утро визитные карточки переполнили серебряный поднос в холле. Экипажи останавливались один за другим на несколько минут около их дома, а потом продолжали свой путь, когда их седоки возвращались от дверей. Каждый час Кальвин доставлял в библиотеку новую пачку карточек.
        Мэдди, сидящая напротив Кристиана за его письменным столом, громко читала имя на каждой карточке. Потом, в соответствии с его замечаниями, она откладывала их в ту или иную сторону.
        Между сортировкой карточек она писала под диктовку и смотрела, как он работал со счетами. И каждые полчаса Кальвин возвращался снова с новым букетом цветов для нее.
        Все началось до завтрака - непрерывный поток цветов - тюльпанов, сладко пахнущих нарциссов и многих других - срезанных, в горшках, в корзинах, один больше другого. До тех пор, пока библиотека не превратилась в сад. И цветы переместились в соседнюю комнату.
        К ужасу Кристиана, Мэдди казалась совершенно невозмутимой. Она в течение всего дня беззвучно наблюдала за цветочной презентацией, спокойно приказывая Кальвину оставлять их снаружи.
        Но когда два дюжих лакея с помощью мальчиков-слуг внесли пару огромных кадок с посаженными в них апельсиновыми деревьями, она, наконец, прикрыла руками рот и закрыла глаза.
        - Что это за хитрости? - воскликнула она сквозь пальцы.
        - Вам просили передать, миссис, - ответил Кальвин. - Владелец питомника. В случае вашего одобрения он хотел бы, чтобы вы посадили их в саду или в оранжерее, которую специально построят.
        Мэдди покосилась на Кристиана.
        Он был достаточно невозмутим. Когда слуга вышел из комнаты, Жерво подошел к одному из деревьев и отломил ветку. Она наблюдала за ним, будучи не в состоянии понять, что он собирается делать.
        Он взял красивую пушистую ветку и, покрутив ее, подошел к ней. Остановившись, словно раздумывая, что делать с ней дальше, Кристиан засунул ее себе за ухо.
        - Мило? - он положил свою руку на голову и повернул ее так, чтобы лучше показать свое ухо.
        Она засмеялась. Бедная простушка, девочка-Мэдди, смеющаяся над подобным. Бедный, сумасшедший Кристиан, доведенный до такого.
        - Я знаю, что ты делаешь, - сказала она.
        - Мне к лиц… я выгляжу мило.
        - Ты задабриваешь меня, даря мне драгоценности и цветы.
        Он стряхнул ветку из-за уха, поймав ее рукой.
        - Разве это дело?
        Ее щеки порозовели. Она заморгала.
        - Какое дело.
        - Быть… прелестнее!
        - С какой целью?
        Кристиан пожал плечами.
        - Итак… не стоит спать… в гардеробной.
        Она оглянулась на цветы, которые заполнили весь кабинет.
        - Такая затрата… только для того?
        С веткой, зажатой между пальцами, он ласково провел по тыльной части ее руки.
        - Только?
        Мэдди густо покраснела.
        - Я никогда не указываю тебе, где надо или не надо спать. Это не должно меня касаться.
        - Теперь ты должна сказать мне… ты хочешь меня сейчас?..
        - О, - взволнованно произнесла она, - прямо сейчас?
        - Ты говори. Скажи… что хочешь меня.
        Она растерянно посмотрела на цветы и тихо ответила:
        - Я не знаю.
        - Не знаешь, Мэдди? - мягко переспросил он.
        - О, почему ты так торопишься, - она выдернула свою руку. - Я не должна.
        Кристиан почувствовал уверенность. Это была очень знакомая ситуация: девушка, которая не должна, но совсем не против. Поэтому Жерво предпринял ловкий стратегический ход - на время отказался от своих попыток. Он станет терпеливым.
        - Очень хорошо, - сказал он, направился к своему столу и сел за работу. Наступила тишина. Через некоторое время он поднял глаза: - И еще одно. Еще… тоже. Через месяц мы даем бал на пятьсот персон. Он пододвинул к ней карточки с приглашениями на бал. - Приглашения… этим.
        Кристиан не пришел в ту ночь, как и в ночь до этого. Мэдди оставалась одна, думая о предстоящем бале и о том, что она скажет Кристиану. Она хотела рассердиться на него за эти новые экстравагантные хитрости: цветы, драгоценности. Но не могла. Она чувствовала, как все сильнее запутывается в расставленных им сетях.
        Утром они опять работали вместе в полной цветов библиотеке, распутывая вместе коммерческие аферы Жерво. Кристиан работал с большим усердием, но к полудню его язык начал заплетаться. Он нетерпеливо захлопнул все книги.
        - Тебе нужно отдохнуть, - сказала она, видя, как он в очередной раз безуспешно пытается пересчитать деньги. - Тебе трудно это сделать.
        - Не трудно, - он откинулся на спинку кресла, - просто это… Это ускользает от меня… Уходит. Как будто пытаешься работать и… слушать разговор. - Жерво откинул голову назад и закрыл глаза руками. - Я не глупый.
        - А я и не говорила, что ты глупый, - прошептала Мэдди. Он тяжело вздохнул и опустил руки, продолжая смотреть в потолок.
        - Я чувствую себя глупым… чертов идиот, - выругался он.
        Мэдди смотрела на край своего стола, закатывая и раскатывая кончик бумаги.
        - Кристиан, - сказала она, глядя на свои пальцы, - приходи сегодня вечером ко мне. Несколько мгновений он не шевелился. Потом поднял голову и сцепил руки за головой, безмолвно наблюдая за Мэдди.
        - Зачем ждать? - Жерво улыбнулся, - я здесь. Сейчас.
        Глаза Мэдди расширились, она растерянно переводила взгляд с бумаг на него и обратно.
        - Ты легкомысленный, - сказала она. Он тихо засмеялся. Мэдди подумала, что будет благоразумнее, если она отодвинет свой столик в сторону. Она начала аккуратно складывать бумаги в стопки. Когда Жерво поднялся, она выронила чернильницу, он поймал ее и медленно поставил на стол.
        - Легкомысленный? - переспросил он с изумлением.
        - Я думаю, что Кальвин уже приготовил ленч!
        - Позже.
        - Но сейчас уже время ленча. Я еще не сказала… - она не закончила фразу, так как он подошел сзади и начал целовать ее в шею.
        - Ты согласна; Мэдди? - прошептал он. Она вздрогнула от его горячего дыхания.
        - Но ведь сейчас день! - прерывисто прошептала она. Он опять засмеялся:
        - Я не спрашиваю время. - Едва прикасаясь пальцами к шее, его рука скользнула к пуговицам на платье. Мэдди почувствовала, как расстегнулась одна из них.
        - Кальвин, - отчаянно прошептала она, - он сейчас придет.
        Расстегнутая последняя пуговица оголила спину.
        - Тебе нужно отдохнуть, - механически повторяла она фразу, чувствуя, как властно и нежно ласкал он ее тело, а руки его опускались все ниже и ниже.
        - Тебе нужно… вы должны… отдохнуть, - слабо повторяла она.
        - Я еще не слышал ответа, - сказал Кристиан, - Ты хочешь меня, Мэдди?
        - Ты… - от легкого стука в дверь она запаниковала.
        - Да, - ответил Жерво. Он стоял, загораживая собой Мэдди. В дверях появился Кальвин.
        - Ленч, ваше превосходительство.
        - Оставь здесь, - безразлично отозвался Жерво, продолжая ласкать жену прикосновениями пальцев, доставляя ей острое наслаждение.
        - Хорошо, ваша светлость, - поклонился дворецкий и удалился.
        - Теперь, - сказала Мэдди, пытаясь натянуть на себя спадающее белье, - ты должен иметь чувство благоразумия. Не здесь.
        Его рука скользнула под расстегнутый корсет и сжала ее грудь. Она судорожно глотнула воздух, испытав сладкое чувство возбуждения.
        - Хочешь, - прошептал он ей в ухо.
        - Они придут, - простонала она, - они придут, они придут, они придут…
        Его руки сильнее сжимали ее.
        - Хочешь?
        Послышался шум возле двери. Она попыталась оттолкнуть Кристиана, но он еще сильнее сжимал ее в объятиях. Он подтолкнул Мэдди к глубокому проему между книжным шкафом и кабинетом. Потом он отпустил ее, оставив стоять обнаженной. Когда дверь открылась, Жерво взял с полки книгу и стал внимательно рассматривать страницы, поглядывая на слуг. Мэдди слышала звяканье ложек и тарелок, видела снующие туда-сюда белые носки прислуги. Она боялась, что ее видят, хотя ее закрывали широкие плечи Жерво. Кристиан перевернул страницу.
        - А вот, - сказал он, как будто нашел ту страницу, которую долго искал. Он посмотрел на нее смеющимися глазами: - Гамлет. «Леди должен ли я лежать на ваших коленях?»
        Мэдди прижалась к стене, плотно сжимая губы и хмуро смотря на него. Лицо ее было суровым. В его взгляде появилась преувеличенная невинность:
        - «Должна ли моя голова лежать на ваших коленях?»
        - Не надо, - прошептала она возбужденно. Он ухмыльнулся:
        - Здесь… в пьесе. Я только прочитал.
        Мэдди слышала, как дверь то открывалась, то закрывалась. Жерво долго смотрел, оставляя ее в ловушке собственной стыдливости и его желания, и не давал возможности ускользнуть. Мэдди прислушалась к звукам, а потом торжественно спросила:
        - Они ушли?
        Он повернул голову и театрально посмотрел в одну сторону, потом в другую:
        - Не знаю… Лучше постой здесь.
        Мэдди толкнула его, он уронил книгу и, нагибаясь, поцеловал жену в губы. Потом его пальцы стали поглаживать ее грудь.
        - Хочешь меня? - прошептал он, как дьявол над ее ухом.
        Мэдди повернулась спиной к нему и прислонилась к стене. Жерво начал снимать ее белье, перебирая руками по ее телу, заставляя ее чувствовать приятную, но смущающую дрожь.
        - Но сейчас день, - простонала она, пряча голову и прижимая ее еще сильнее к стене, - ты не должен.
        Но Жерво не отошел от нее, напротив, он придвинулся еще ближе. Она чувствовала, как шуршат кружева его рубашки. Его запах смешался с запахом кожаной обивки стены.
        - О нет, - закричала Мэдди. - Нет! Нет! Так неподобающе, Кристиан.
        Он еще сильнее прижал ее к стене. Она попыталась оттолкнуть его, но это привело только к тому, что Мэдди оказалась еще ближе к нему. Он целовал ее шею, плечи, поднимая ее руки, пока наконец юбка не упала на пол. Она стыдливо потупилась, но он не остановился. Он обхватил ее бедра и издал страстный звук возле ее уха. Он причинил ей боль, массируя ее тело своими руками, но это была приятная боль. Мэдди почувствовала, как он расстегивает свои пуговицы. Она затрепетала в предвкушении удовольствия. Ее тело расслабилось, как будто растаял лед, а он был совсем рядом, возле ее ног. Жерво начал страстно целовать ее губы, сильнее прижимать к себе, затем он поймал ее руку за запястье.
        - Дотронься до меня, - прошептал Кристиан. - Да, - простонал он. - Да, да, Мэдди.
        Его рука скользнула вниз, массируя ее в ритме движения своего тела. Его мужское начало пришло в движение. Наслаждение было невероятное. Чувство дошло до ее груди. Горячий пот появился на ее и его пальцах. Она сжала пальцами его член, что вызвало у него стон удовлетворения.
        - Хочешь меня, Мэдди? - его голос был напряжен и настойчив.
        Она прикусила губу, повернув голову к стене.
        - Я хочу тебя, - всхлипнула она. - Хочу.
        Жерво показал, как покоряться и подчиняться его желаниям. Она оказалась у него в рабстве. Днем. Они вместе опускались на колени на пол. С ним, глубоко внутри нее. Его руки держали ее груди, он целовал ее. Она была потеряна в нем, соединена с ним. Мэдди закричала с неистовой радостью. Ее голос смешался с мужским стоном. Они вдвоем были не больше и не меньше, чем любое дикое животное, созданное Богом для жизни на земле.
        Жерво купил ей два экипажа. Один запрягался четырьмя гнедыми лошадьми, а другой - парой пони кремового цвета, как сказал Жерво, для катания по парку. Как будто Мэдди когда-либо собиралась поехать туда кататься. Она возражала против таких подарков. Мэдди настояла, чтобы он прекратил делать дорогие подарки. Жерво купил жене кабинет и начал переделывать скромную гостиную - удобную, уютную комнату, которой не пользовались годами. Кристиан превратил ее в очень дорогой будуар, отделанный золотой и красной тканью.
        Мэдди постоянно ругала его за ненужные траты. Он подарил ей маленькую великолепную работу Рембрандта, которая стоила бешеных денег…
        Она жила среди великолепия маленького мирка. Они почти не принимали гостей; сами тоже выезжали очень редко. В основном за город, в какое-нибудь уединенное местечко, где Жерво долго гулял на свежем воздухе. Часто вечером, с туманным закатом осеннего солнца, которое отбрасывало удивительные тени, Кристиан останавливался и целовал Мэдди. А иногда он позволял и большее. Жерво часто дотрагивался до нее, когда они сидели в библиотеке. Он сидел, глядя на Мэдди через стол, и его улыбка была ей хорошо знакома.
        Мэдди чувствовала, что полностью подчинилась ему. Подарки ничего не значили, но ее собственные желания поработили ее. Она хотела, чтобы он дотрагивался до нее, хотела его, несмотря на время и место, забывая о своей стыдливости.
        Мэдди нравилось просто смотреть на него. Любые споры о его тратах были напрасны и вдвойне больше для нее, ибо он вообще не спорил. Жерво либо уходил, оставляя Мэдди одну, либо, наоборот, соблазнял ее. Она была полностью в его власти, только ей было еще хуже, ибо она сама его страстно хотела. Мэдди была готова сделать все, что он скажет, и старалась находить удовольствие в этом. Она даже чувствовала какой-то страх. Он имел над нею огромную власть, но тем не менее она позволяла ему все, счастливая, но одновременно и несчастная в душе.
        Мэдди была беспомощна. Она часто думала о леди Сазерленд. Терпеливые уговоры Жерво, его изощренные доводы. Мэдди думала, что будут опять предложения с его стороны… Пряди волос, нарисованные миниатюры и боль…
        Она должна уйти, оставить это место. Каждый сможет сделать то же, что делает она. Клерк, секретарь. Она должна уйти к своему отцу и сохранить себя, пока у нее еще осталось хоть немного стыда, ей надо понять, что он делает с ней. Но пока Мэдди все еще отвечала за ведение его дел. Например, сегодня она получила письмо от Леди де Марли. Мэдди прочитала его и сожгла, чтобы Жерво не узнал, что пишет его тетка.
        Его мать настаивает на заточении Кристиана в сумасшедшем доме. По ее мнению, власть этой ужасной негодницы, которая претендует быть его женой, должна прекратиться. Пока, используя все свое влияние, леди де Марли убедила вдовствующую герцогиню отложить неминуемый скандал, который сразу же будет известен всему обществу. Но чем дальше, тем адвокату все труднее становилось удерживать семью герцога от решительных мер. В семье считали, что Мэдди - леди де Марли даже не соизволила сказать об этом ей самой - причина неожиданно возросших трат герцога.
        Картина, нарисованная леди де Марли, так отличалась от происходящего на самом деле, что Мэдди искренне смеялась по этому поводу.
        Но, по правде, это не было сюрпризом. Мэдди вовсе не была уверена, что Жерво полностью контролирует свои финансовые дела. Конечно, его родня могла предположить, что именно она виновна в его аферах. Мэдди думала, что это еще одна причина ее ухода от герцога. Но Леди де Марли настоятельно просила, даже умоляла Мэдди сделать все, что было в ее силах, для уменьшения безумных расходов Жерво до приемлемого уровня.
        Мэдди почти потеряла надежду убедить Кристиана сократить расходы. Жерво даже не оплачивал задолженностей по займам, хотя время от времени диктовал вежливые ответы всем кредиторам. И ставил еще более устрашающие требования.
        Несмотря на все старания, Жерво явно не преуспевал.
        Только сегодня утром они опять спорили. По крайней мере, Мэдди возражала, Жерво просто хмуро смотрел на нее, пока не потерял терпение. Тогда он встал, подошел к ней и начал целовать.
        К счастью, появился Дарэм, который остановил Жерво намного быстрее, чем сама Мэдди.
        Жерво не пригласил ее пойти с ними наносить визиты членам высшего общества. Мэдди пугал этот обычай. Дарэм, который, казалось, и не подозревал о ее ощущениях, извинился, что они вынуждены оставить Мэдди дома одну.
        - Ждать осталось недолго. После бала будешь выезжать с Жерво официально, - сделал Дарэм оптимистическое предсказание.
        - О, - произнесла Мэдди, взглянув на Жерво, бал устраивается для меня.
        - Представить мою герцогиню.
        - Привести всех в замешательство, - заявил Дарэм, - единственный путь достичь этого - всегда быть наготове. Только железные нервы и мужество могут помочь. Сейчас не то время, но, тем не менее, все они скоро появятся.
        Охота в последнее время шла очень вяло, так что даже старик Мелтон может отказаться на день-другой от любимого занятия.
        - Какое самопожертвование, - сухо заметил Жерво.
        - Шев не любит охоты на лис, - доверительно сообщил Дарэм Мэдди, - не современно. Он предпочитает стрельбу, как более научное занятие.
        Жерво нашел, что это была очень неоригинальная мысль.
        - Больше нет, - сказал он. - Не могу попасть в цель… Неуклюжий медведь.
        - Пройдет, - успокоил его Дарэм, - ты же видишь, что тебе с каждым днем лучше.
        Жерво ничего на это не ответил, он стоял с кислой усмешкой у двери, ожидая, пока его друг простится с Мэдди. Когда они выходили, он сказал:
        - Мы не задержимся… Только пять минут. К черту, покороче, Дарэм. Понимаешь? Поэтому я не… разговаривал.
        Кальвин появился через несколько минут после их ухода.
        - Я должен помочь вам с приглашениями, госпожа, поскольку они должны быть готовы к завтрашнему утру. Торговец канцелярскими товарами прислал все необходимое. - Он выложил на стол пакет и достал маленькие ножницы.
        Мэдди вздохнула. Среди природных добродетелей Жерво терпения явно не было. Казалось, что прошла уже целая вечность, ее рука болела от беспрерывного писания писем и приглашений, когда наконец послышался стук в дверь.
        Вошел дворецкий и доложил, что пришли владелец питомника Мистер Баттерфильд и новый садовник мистер Хилл.
        Несмотря на свежие цветы, наполнившие библиотеку, Мэдди совсем забыла о встрече с владельцем питомника, которую назначил для нее Жерво. Но Кальвин уже ввел в комнату двух мужчин, на втором из них была шляпа квакеров и светлое пальто.
        - Ты неправильно произнес мое имя, - сказал он, оборачиваясь к Мэдди, - меня зовут Ричард Гиль.
        Глава 31
        Мэдди почувствовала прилив унижения, внезапно нахлынувший на нее. Она опустилась на стул, едва дыша, как будто со всех сторон слышала, как люди выкрикивают оскорбления в ее адрес.
        Мистер Баттерфильд низко поклонился и весело улыбнулся:
        - Это большая честь для меня - служить вашей милости. Я надеюсь, вам нравятся цветы и деревья в саду?
        Она кивнула. Как испорченная механическая игрушка, она встала и подала руку Ричарду:
        - Друг, - сказала она.
        - Архимедия, - ответил он, едва прикасаясь к ее руке, и тут же отводя свою назад, в то время как владелец питомника с удивлением смотрел на них.
        - Мы знакомы, - она засмущалась. - Я… - Мэдди не сказала, что была его Другом. - Я встречала Ричарда Гиля раньше.
        Мистер Баттерфильд опять мило улыбался.
        - Как удачно. Гиль работает со мной совсем немного, возможно, ваша милость знает, что он имеет рекомендации от мистера Лодена?
        - Нет, - механически ответила Мэдди, - я не знала этого.
        - А-а! Но вы, несомненно, знакомы с работами мистера Лодена?
        - Мистер Лоден… - Мэдди попыталась вспомнить. - Садовод.
        - Точно, ваша милость. Он лучший садовод наших дней. Уверяю вас, он достойный преемник Брауна и Фентона. Гиля рекомендовал мистер Лоден как хорошего оформителя и флориста. Он эксперт по ботанике и может помочь нам в выращивании древесного питомника и сада. Будет приятно для глаз, полезно для ума и, что самое важное, наш сад будет поднимать настроение. Я надеюсь, вы не возражаете против мистера Гиля?
        Ричард просто посмотрел на Мэдди. Его чистые глаза пристально изучали ее.
        - Да. Уверена. Ричард подойдет.
        Когда Мэдди говорила, она подумала о Жерво, который явно не будет согласен, что Ричард им подходит. Но она не могла найти слов, чтобы переубедить улыбающегося Баттерфильда насчет его пышного проекта. Владелец питомника был в замечательном расположении духа.
        - Ну что же, - он повернулся к Ричарду и взял у него из рук свою записную книжку. - Пойдем ли мы смотреть наш сад?
        Пространство между домом и конюшней было не больше, чем ее сад в Челси, но оно было вымощено камнем и очень уныло выглядело. Между стенами, где даже не вился плющ, не было ничего, кроме одинокой скамейки, сделанной из сварочной стали.
        Баттерфильд спросил, есть ли здесь подвалы.
        - Да, - ответила Мэдди. Она была знакома с планировкой дома очень хорошо и была рада поговорить о чем-нибудь, не затрагивающем личные темы, - они доходят до птичника.
        - Нам придется осмотреть подземные помещения, прежде чем мы начнем. Это займет немного времени. Гиль, удели внимание герцогине. Ваша милость, пожалуйста, расскажите ему о том, что вы хотите видеть в своем саду. Нет, не надо беспокоиться. Я сам найду кого-нибудь, кто покажет мне дорогу в подвал.
        Он отправился в дом, прежде чем Мэдди успела осознать, что он оставляет их наедине. Она хотела что-то сказать ему, но он уже исчез.
        Мэдди стояла и смотрела на дверь, через которую он вошел в дом. Она оставалась неподвижной в наступившем гробовом молчании.
        - Почему? - спросил Ричард.
        Мэдди была вынуждена повернуться к нему лицом, но она продолжала смотреть на дорожку.
        - Он заставил тебя? Архимедия… - его тихий голос прерывали эмоции. - Ты могла прийти ко мне. Конечно, я всегда готов помочь.
        Она покачала головой.
        Он подошел к стене:
        - Меня просили присмотреть за тобой. И к моему величайшему сожалению и огорчению, я не смог этого сделать.
        - Нет, Ричард, ты не виноват. - Мэдди боялась смотреть на него, не решаясь встретиться с ним глазами. Он подошел к ней.
        - Не важно, что ты сейчас с ним, - сказал он мягко, но настойчиво. - Я все равно прошу тебя быть моей женой.
        - Женой! - она непонимающе посмотрела на него.
        - Да, Архимедия. Я прошу тебя об этом. Признай, что совершила ошибку и уйди от него, - тень от полей его шляпы падала на его лицо, но все равно чистота намерений Ричарда была очевидной. По сравнению с состоянием ее души, он был просто ангелом во плоти. - В том, что случилось, нужно винить только меня.
        - Ты слишком добр, - ответила она.
        - Уходи со мной. Оставь его и уйдем вместе.
        Мэдди сделала шаг назад, чувствуя, как учащенно начинает биться ее сердце. Она не понимала, как глубоко увязла в трясине своей плотской любви, как далеко зашло дело. Она не осознавала этого до конца, пока Ричард не протянул ей руку помощи.
        - Но я замужем за ним, - сказала она неуверенно.
        - Невероятно? Дьявол, а не человек. Герцогиня! Так они зовут тебя, ваша милость! - гримаса отвращения появилась на его лице. - О, Архимедия, ты это зовешь замужеством? Как замужем? Ведь никто не знает об этом. Это все не по-настоящему. Ты всего лишь шлюха для него.
        Слабый стон вырвался из ее груди. Мэдди закуталась в шаль и отвернулась.
        - Нет, неправда, - он взял ее за руку. - Это не твоя вина. Во всем виноват я. Он забрал тебя, - через силу сказал он. - Я кляну себя за то, что оставил тебя одну. Я знал, что такое может случиться.
        - Но ведь мой отец хотел этого.
        - Твой отец? Да простит его Бог, если он хотел этого.
        Она полуобернулась к нему:
        - Но ведь это ты написал о папином положении.
        - Я никогда не писал тебе ничего подобного, - сказал Ричард страстно. - И никогда не стал бы, даже если и встретил твоего отца.
        - Даже если… - Мэдди нервно теребила в руках кончик шали. - Но ты видел его?
        - Нет. Его не было в отеле, когда я приехал туда. Мне нужно было возвратиться к тебе, но я решил подождать, пока…
        - Ричард, - вдруг резко прервала она его, - скажи, - она говорила, глядя куда-то в сторону, как будто обдумывая что-то. - В тот день ты поехал к моему отцу, а потом послал мне записку, уже глубокой ночью.
        Ричард долго не отвечал, Мэдди повернулась к нему:
        - Скажи мне. Ты писал записку?
        Он медленно покачал головой. Она вдруг почувствовала внезапный прилив слабости. Ее ум еще не осознал всей важности этой информации, но ее тело уже стало дрожать. Ричард схватил ее за руки.
        - Он дьявол! Ты должна пойти…
        Из дома послышались голоса владельца питомника и Дарэма. Стеклянная дверь открылась, и из нее вышел Жерво.
        Слышался только голос Баттерфильда, который, очевидно, произносил длинную речь:
        - …достаточная прочность для клумб, и у меня есть отличная идея проложить трубы для отопления зеленого домика, если ваша милость… - Эхо его голоса замерло вдали.
        Ричард не выпустил ее рук, а наоборот, еще сильнее сжал их.
        - Пойдем со мной, Архимедия, уйдем отсюда.
        Жерво шагнул к ним. Мэдди почувствовала ужас, она попыталась что-то сказать, высвободить свои руки, но было уже слишком поздно. Жерво схватил Ричарда, оттолкнул его и кинул ему в лицо свою лайковую перчатку. Мэдди попыталась предотвратить драку. Но Жерво с силой ударил Ричарда, задев при этом Мэдди. Она была оглушена резкой болью в руке. Последнее, что она слышала, был агонизирующий хрип Ричарда, и потом она на несколько мгновений потеряла сознание.
        Она лежала на траве, скрючившись от боли. Жерво опустился на колени возле нее.
        - Мэдди… Мэдди, - бормотал он и смотрел на нее так, что она нашла в себе силы ответить ему:
        - Не надо. Все нормально, - Мэдди попыталась сесть.
        - Кальвин, - закричал Жерво, поддерживая ее голову рукой, - Мэдди… все еще, все еще… ушиблена.
        Дарэм и владелец питомника уже были здесь. Через плечо Жерво она видела Ричарда, который пытался встать на ноги. Дарэм проговорил, наклоняясь к ней:
        - Черт возьми. Она сильно ударилась.
        - Нет, - Мэдди вновь попыталась сесть, но рука причиняла ей сильную боль. - Нет.
        Подбежал Кальвин.
        - Доктора, - рявкнул Жерво.
        - Мне не нужен доктор. - Мэдди попыталась сделать шаг вперед, но последние силы покинули ее. Когда она попробовала пошевелить рукой, мучительный спазм охватил все ее тело от талии до плеча. Несмотря на свое нежелание, ей пришлось воспользоваться помощью, предложенной Жерво и прислониться к нему.
        Он не говорил ничего, но в каждом его выдохе слышались наполовину непроизнесенные слова: Ее имя и извинения.
        - Ричард? - ее голос задрожал, - ты ранен?
        Он подошел ближе, чтобы она могла увидеть его.
        - Со мной все в порядке, - сказал Ричард бодро. Жерво посмотрел на него.
        - Уйди… - процедил он сквозь зубы, - увидимся позже.
        Ричард стоял, не двигаясь.
        - Я не оставлю ее одну с тобой.
        Мэдди почувствовала, что Жерво поднимается. Вперед выступил Баттерфильд:
        - Ваша милость. Я приношу свои глубочайшие извинения за непередаваемое словами невежество этого человека. Я не могу найти причин такого поведения. Но с этого момента Ричард Гиль больше не работает у меня. Он не получит рекомендационного письма ни от меня, ни от кого-либо другого. Я сделаю все от меня зависящее.
        - Нет, - всхлипнула Мэдди. - Пожалуйста, - она попыталась освободиться из объятий Жерво, прислоняя поврежденную руку к себе и подавая другую Дарэму, который подошел, чтобы помочь ей встать.
        - Сядьте здесь, мадам, - сказал он, подводя ее к скамейке. Слуга принес флакон с нюхательной солью.
        - Спасибо, - с благодарностью сказала Мэдди. Острый запах соли прояснил ее сознание.
        - Баттерфильд, - начала она, - я хочу, чтобы тот зеленый домик и все клумбы оформил Ричард Гиль. И никто другой!
        - Я не переступлю порога этого дома, пока ты остаешься здесь, Архимедия, - ответил он. Она посмотрела на него. - Уйдем со мной.
        - Нет, - ответил за нее Жерво.
        Ричард не обратил на него никакого внимания.
        - Если ты смогла дойти до скамейки, то ты сможешь и уйти отсюда.
        - Нет, - вновь сказал Жерво, выступая вперед. Ричард Гиль повернулся к нему:
        - А чем, интересно, ты остановишь ее? Кнутом?
        Он говорил тихим, беззлобным голосом, и это на Жерво возымело эффект удара бичом. Ричард оставался спокойным, потом прислонился плечом к стене. На мгновение он представлял собой картину беспечно стоящего аристократа, пока не повернул голову к стене и не прислонился к ней лбом.
        Мэдди закрыла глаза. Она не закричит. Нет. Нет. Она не сделает этого.
        - Пошли, Гиль, - послышался голос Баттерфильда, но она не открыла глаза.
        - Гиль, - повторил Баттерфильд.
        Ричард произнес ее имя тихо и строго. Она знала, что он последний раз обращается к ней.
        Лгун. Негодяй. Надменный, жестокий человек. Вместо того чтобы становиться лучше, он стал еще хуже. Ричард просил ее уйти с ним, высказывая при этом непоколебимое желание решить все за нее.
        Но Мэдди не могла пошевелиться. Каждое движение причиняло ей острую боль.
        Она услышала звук удаляющихся шагов и не открывала глаза до тех пор, пока не стало тихо.
        Когда Мэдди открыла глаза, она увидела, что во дворе никого не было за исключением Жерво и Дарэма, стоявшего у двери.
        - Я думаю, вам лучше войти в дом и прилечь, - вежливо сказал Дарэм.
        - Вы обманули меня, - сказала Мэдди, - никакой записки от Ричарда на самом деле не было. Мой отец ничего мне не говорил.
        Жерво отшатнулся и с холодной полуусмешкой проговорил:
        - Черт… Гиль.
        - Это моя идея, - быстро начал Дарэм. - За все нужно винить меня, от всего сердца умоляю вас простить меня. Это нехорошо, очень нехорошо, но… - он покраснел до кончиков ушей. Но позвольте нам помочь вам преодолеть себя, ведь вы должны чувствовать себя здесь свободно.
        Мэдди встала, она почувствовала странную слабость, а ее рука как будто была сделана из резины. Она не могла сделать ни малейшего движения, чтобы боль не отдалась по всему телу.
        - Мэдди, - строго сказал Жерво, как будто сердился на нее. Он помог ей встать, нежно обхватив за талию и стараясь не касаться поврежденной руки.
        Несмотря на головокружение, она быстро сделала несколько шагов к двери и вошла в темную гостиную, в которой Дарэм поспешил положить подушку на софу. В комнате появились Кальвин и другие слуги.
        - Я послал за врачом, - сказал Кальвин, - теперь миссис может прилечь, - обратился он к Мэдди, удобно подкладывая ей подушки.
        - Уйдите, - слабо сказала Мэдди, - я вполне нормально себя чувствую.
        - Да, миссис, когда вам понадобится что-нибудь, только позовите нас. Слуги удалились. Дарэм, поклонившись, тоже с видимым желанием поскорее уйти вышел из комнаты.
        - Уйди, - сказала Мэдди.
        Жерво не пошевелился. Он стоял, держа руки за спиной и уставившись на голый пейзаж, открывавшийся за окном.
        - Пожалуйста, - попросила она.
        Кристиан повернул голову, как будто только что услышал ее. Но не ушел.
        Доктор сказал, что у Мэдди сильное растяжение связок. Он помог ей добраться до постели и дал снотворное, чтобы она скорее уснула.
        Пока врач осматривал ее, Мэдди не издала ни звука, пока он не спросил ее, как это произошло.
        - Вы упали на лестнице? - подбадривающе спросил он.
        - Нет. Я была на улице, - сказала она безразличным голосом.
        - Наверное, вы оступились? Какова причина?
        Мэдди молчала.
        Кристиан подумал, что он в этом виноват, и почувствовал, как что-то разрушилось в его сознании.
        - Может быть, легкое головокружение?
        Кристиан никогда раньше не встречал таких врачей; он был внимательным и добросовестным.
        - Чувствовали ли вы слабость в последнее время? - поинтересовался он.
        - Я всего лишь… упала, - ответила она.
        - Вы должны быть более внимательной, - сказал он, - я думаю, вы недавно замужем. Такие, казалось бы, несущественные несчастные случаи могут иметь серьезные последствия. Я могу показаться сейчас неделикатным, но вы может быть, беременны?
        О, Господи! Кристиан закрыл глаза. Мэдди не ответила. Доктор внимательно посмотрел сквозь очки на Кристиана, безмолвно ожидая ответа. Кристиан кивнул. Доктор еще раз осмотрел больную.
        - Я думаю, сейчас мы поможем вам добраться до постели, и пока ни на что не будем обращать внимания. - Он улыбнулся. - Ну, ну, не надо плакать после того, как вы с честью выдержали мой немилосердный осмотр. Я пока не вижу ничего, о чем бы мы могли беспокоиться. Ну, давайте мы поможем вам подняться наверх, где вы сможете отдохнуть.
        Он попросил Кристиана и слуг отвести Мэдди наверх. Когда врач вернулся, Кристиан уже пил третий стакан бренди. Он обернулся, когда дверь открылась. Доктор вошел, не церемонясь, сел и вытащил свою записную книжку.
        - Кость руки не повреждена. Сильное растяжение связок. Пока она не сможет ею работать. Время и покой будет ей лекарством. Он подал чек. Потом посмотрел на Кристиана. Садитесь. Садитесь, я хочу поговорить с вами. Можете ли вы сказать, что ваша жена в последнее время была несколько нервозная?
        Кристиан сел. Он думал о Мэдди, о своей верной Мэдди.
        - Нет, нервозной - нет. - Он отрицательно покачал головой.
        - Сейчас ее эмоциональное состояние очень нестабильное. Возможно, это последствия травмы, хотя осмотр она перенесла с величайшим терпением и самообладанием.
        - Извините меня за настойчивость, но герцогиня ничего не рассказала о своем падении. Вы были с ней, когда произошел несчастный случай?
        Кристиан посмотрел на персидский ковер, лежащий на полу и кивнул.
        - Побледнела ли она в то время или, может быть, внезапно ослабла? - Он встал и сделал несколько шагов, не направляясь куда-либо определенно. - Сэр, я врач, - спокойно сказал он, - я понимаю, что это кажется…
        - Я… сделал это. - Кристиан остановился у окна.
        На несколько мгновений в комнате установилась тишина.
        - Вы были причиной ее падения?
        Он повернулся к доктору:
        - Да.
        Врач медленно кивнул, и, не отрываясь, смотрел на Кристиана.
        - Понятно! Значит, вы не думаете, что ее собственное физическое состояние могло привести к падению.
        - Нет, - ответил Кристиан.
        - Она сказала мне, что вы женаты только несколько недель.
        - Месяц.
        - Из тех сведений, которыми я располагаю, можно предположить, что падение произошло не вовремя. Если у нее откроется кровотечение, мы едва ли узнаем, упустили ли мы что-либо или она вообще не была беременна.
        Доктор встал.
        - Я навещу ее вечером. Кстати, меня зовут Бекет. Я недавно переехал сюда. Боюсь, что я не запомнил вашего имени. Ваш человек очень спешил.
        - Жерво.
        Доктор протянул руку.
        - Ну, что же, мистер Жерво, я посоветую вам более нежно обращаться с женой, чтобы не было больше никаких падений.
        Мэдди никогда не была слаба здоровьем. Она сердилась на врача, который поднял такой шум из-за ее травмы. Когда врач пришел вечером, он был еще хуже. Он уже звал ее «ваша милость» и носился с ней, как курица с яйцом. Он бранил ее за то, что она не принимала снотворное, которое он оставил ей, что она вставала с постели. Но доктор следил за этим не из-за ее руки, а чтобы предотвратить ту трагедию, которая, возможно, могла произойти в ближайшее время.
        К ее величайшему ужасу, ночью у нее действительное пошла кровь. Мэдди мало спала, пытаясь лежать так, чтобы не причинять боли своей поврежденной руке. Но она не могла скрыть этого от опытного взгляда врача, когда он приехал утром.
        Со скорбным выражением на лице доктор покачал головой, предписывая постельный режим в течение трех недель. Он даже не поинтересовался ее рукой и вышел из комнаты.
        Осторожно придерживая поврежденную руку, Мэдди спустила ноги на пол и села на кровати.
        Невежественный человек. Пытается поднять такую панику, как будто от этого зависит размер его гонорара.
        Дверь в комнату открылась. Она увидела бледное лицо Жерво.
        - Неправда, - воскликнула Мэдди. - Это происходит каждый месяц, ты не виноват.
        Она вдруг начала плакать, глядя на его лицо, пока оно не превратилось в затуманенное пятно. Она с силой покачала головой.
        - Кристиан, не ты причина этого.
        Он вошел в комнату, взял ее здоровую руку в свои. Мэдди резко выдернула ее.
        - Ты слышишь меня? - она сглотнула слезы и покачала головой, - он не может знать этого так скоро.
        Жерво не смотрел на нее, он просто стоял у постели и не шевелился. Мэдди глубоко вздохнула:
        - Этого не может быть. Неправда, не приглашай больше его.
        Жерво посмотрел на Мэдди и долго изучал ее лицо, потом повернулся и уставился в окно. Он стиснул зубы и отрицательно покачал головой. Она не могла смотреть на него, не могла остановить глупые слезы, которые текли по ее щекам.
        - Уйти, - спросил он неожиданно. - Хочешь?
        Кристиан настойчиво посмотрел на нее в ожидании ответа.
        - Я не могу уйти; мы женаты. Ты не можешь быть один. Я должна быть с тобой.
        - Хочешь уйти?
        - У меня болит рука. Я хочу спать.
        - M-м, - процедил Кристиан сквозь зубы. Слезы продолжали струиться по ее щекам. Мэдди возмущенно воскликнула:
        - По крайней мере, он честный человек. Он не лгун. И не такой дикарь.
        Жерво глухо и резко засмеялся.
        - Дикарь… Идиот.
        Мэдди была напугана. Она должна была уйти с Гилем, но она сидела и не могла ничего поделать с собой, как будто кто-то другой принимал за нее решения.
        - Он не стреляет в людей, - продолжала Мэдди, - и не дает балов на пятьсот человек.
        - Он ханжа… мул. Ты никогда не уйдешь с ним.
        - Я хочу, чтобы ты оставил меня одну.
        - Ты никогда не уйдешь с ним, - повторил он более строго.
        - Уйди.
        - Квакер. Надоедливый, благочестивый, тупой осел.
        - Не твое дело! - закричала она. - Он лучше, чем ты. Какое представление ты имеешь о хорошем и плохом?
        - Я знаю тебя… - ответил он.
        Мэдди откинулась назад на подушку и спрятала в ней лицо.
        - Оставь меня одну, - сказала она сквозь рыдания, - уйди и оставь меня одну.
        Глава 32
        Кристиан перенес пишущую машинку в игральную комнату и приступил к делу.
        Через неделю Мэдди уже ходила по дому, несмотря на требования врача.
        Бильярд был для Жерво способом расслабиться, он находил в нем успокоение и отдых. Правда, Кристиан, часто вспоминал леди Сазерленд.
        Бывшая любовница приносила огромное количество сложностей, сама не подозревая об этом. Жерво был уверен, что она не напишет никаких доверенностей на имя ребенка, она знает все о таких делах. Да, конечно, она отправит ребенка назад в Шотландию, если захочет. Но ей не нравится идея встречи с Сазерлендами и объяснение с ними о будущем благосостоянии ребенка. Она предлагала ему просто посылать деньги прямо ей. Иначе у нее возникали сомнения в доверии.
        А Жерво и не доверял своей бывшей любовнице. Его симпатии к ней куда-то исчезли после того представления, которое она устроила. Возможно, Кристиан ранил ее, но леди Сазерленд знала правила игры так же хорошо, как и он сам. Никто не заставлял ее переигрывать.
        Что-то странное и болезненное произошло в его душе. Кристиан пришел к решению сделать все возможное для своей нежеланной дочери, которую он еще ни разу не видел.
        Это был очень деликатный вопрос. На самом деле, кроме финансовой поддержки Кристиан не мог предложить ничего, а в данное время даже и не очень-то большую. Его годовой доход уменьшился до предела из-за различных непредвиденных расходов, и каждую неделю Кристиан с нетерпением ждал наличных денег, - для содержание дома миссис Сазерленд и няньки для девочки, на которую леди жаловалась, что не выносит ее присутствия.
        От женщины ее круга нельзя ожидать экономии в средствах. Но не только содержание ребенка волновало его. Жерво рисовал в своем воображении все проблемы, связанные с воспитанием девочки: няни, школы, необходимое приданое - на все это потребуется огромная сумма денег, которую вряд ли принесет его годовой доход. Ему придется искать какой-нибудь дополнительный надежный и скрытый от семьи доход, который даст ему возможность содержать дочь.
        Кристиан уставился на пишущую машинку.
        Он чувствовал возрастающее беспокойство в голосе Мэдди, когда она в очередной раз осуждала его за растраты. Жерво прекрасно понимал, что он сидит на бочке с порохом, которая может в любой момент взорваться.
        Жерво пытался жить настоящим, не думая постоянно о будущем, он пытался наслаждаться своими буднями. Но теперь он был уже не такой, как раньше. Маленькие неудачи ударяли его, как неожиданные пощечины. Пустяковые проблемы причиняли ему больше беспокойства, чем крупные. Поведение банкиров только сердило его, а от неудач в бильярде ему хотелось чуть ли не плакать.
        Дарэм считал, что Кристиану становится лучше. Жерво соглашался с ним, но в то же время не верил этому. То, что стало лучше - да. Но достаточно ли хорошо, Кристиан не знал.
        Тем не менее цена провала была слишком велика. Жерво не хотел рисковать собственной свободой.
        Сейчас Кристиан немало времени уделял подготовке предстоящего бала. На балу перед высшим обществом должна была предстать его герцогиня.
        Но приготовления к балу требовали больших усилий, и он не мог справиться с ними один. Приглашения, чтение различных бумаг, счета за шампанское, денежный баланс, ограниченный размер наличности - все это Кристиан пытался удержать в своей голове, потому что не доверял записям на бумаге. Его мысли то путались, то становились ясными, он с трудом мог уследить за словами и намерениями, которые постоянно ускользали.
        Провозглашая, что она не одобряет такие развращенные развлечения, как балы, Мэдди отказалась помогать в приготовлениях к такому грандиозному мероприятию. За исключением платежей, которые она оформила. Кристиан заплатил-таки по всем счетам, которые намеревался оплатить.
        Ее болезнь заставила Кристиана отложить бал.
        Жерво попросил Дарэма сообщить о несчастном случае, произошедшем с Мэдди, чтобы оправдать свои редкие появления в свете. Дважды он ходил в оперу: один раз с Дарэмом и Фейном, другой раз - один. Он сделал еще несколько приглашений на бал при таких обстоятельствах, которые не обязывали к дальнейшему продолжению беседы.
        Дарэм был удовлетворен поведением герцога. Он завтракал вместе с Кристианом и Мэдди, рассказывая им последние новости.
        - Это невероятно, - говорил он, предлагая чай Мэдди, - Можно подумать, перед вами был сам лорд Байрон. - Он поставил чашку перед Мэдди и спросил: - Молока, моя дорогая?
        - Да, спасибо, но вы не должны называть меня так.
        Дарэм и Фейн начали чуть ли не настоящее сражение, соперничая в выражении нежных чувств к Мэдди, переживая и осуждая инцидент с подложным письмом. Кристиану пришлось принять на себя главное обвинение: но ведь он и представления не имел об этой уловке. Та ночь побега для него была кутерьмой и неразберихой. Дарэм пытался защитить герцога, но, тем не менее, только его одного Мэдди назвала лгуном.
        - Вы должны будете присматривать за ним в женском обществе, - посоветовал ей Дарэм и непринужденно развалился на своем стуле.
        - Неужели? - переспросила она, глядя на стол. Ее пальцы беспокойно полировали фарфоровую ручку чашки. Кристиан молча наблюдал за их движением.
        - Женщины, кажется, любят таких. - Дарэм покачал головой, - ореол таинственности, слухи об опасной наклонности превращаться в дикого зверя во время полнолуния, простые «да» и «нет» в ответ на все вопросы и замечания. Господи, я намерен тоже попробовать быть таким. Тогда все женщины будут падать в обморок только от одного моего появления. Что ты думаешь об этой идее?
        Вошел Фейн и встал как вкопанный:
        - Что с тобой произошло?
        Дарэм переменил позу, изображающую пылкую страсть:
        - Я пытаюсь изобразить увлекающую женщин силу таинственности и страстности.
        - Ну, не надо, - полковник подошел к Мэдди и приподнял ее руку:
        - Как ты себя чувствуешь, мой ангел?
        - Вы не должны меня так называть, - ответила она то, что всегда говорила в таких случаях, - мне гораздо лучше. Я могу безболезненно шевелить пальцами.
        Фейн удовлетворенно выслушал ее слова.
        - Тогда, может быть, мы прокатимся по парку в моем кабриолете?
        - После… бала, - сказал Кристиан.
        - Разрушитель планов, - проворчал Фейн.
        - Несносный грубиян, - сказал Дарэм, - нет ничего ужаснее, чем ревнивый муж.
        На лице Кристиана появилась узкая, подобающая этому замечанию улыбка. Но он действительно был ревнив, хотя и подшучивал раньше с друзьями над этим чувством, пока сам не узнал, что это такое. Он ревновал Мэдди к своим друзьям, потому что они слишком непринужденно обходились с ней, они с легкостью могли поцеловать ее пальцы, дотронуться до нее, делать то, что он не позволял себе, после того разговора в спальне.
        Жерво безумно ревновал ее к Ричарду Гилю, всегда невидимо присутствующему между ними. Кристиан умерил свой пыл, пригласил владельца питомника к себе и лично удостоверился, что тот работник не уволен. Герцог проклинал тот инцидент, произошедший из-за универсальной причины - неправильного понимания происходившего. Кристиан сделал это для Мэдди и постарался, чтобы она узнала об этом. Он ждал благодарности, которая, он был уверен, должна была последовать за его благородным поступком. Хотя для Жерво это была очень горькая пилюля - оставить того упрямого осла ненаказанным за то, что он открыто пытался соблазнить его жену в его же собственному саду.
        Герцог предпринял первую сознательную попытку поступить благородно, но он получил лишь сдержанные слова:
        - Ты сделал правильно.
        Кристиан стиснул зубы. Он решил, что ему не очень-то нравится казаться добрым и хорошим человеком. Жерво подумал, что если в ближайшее время он не изгонит из ее души почитаемый образ Ричарда Гиля, то быстро станет еще более ужасным, чем был до сих пор.
        Жерво сам выбрал ткань и фасон для ее бального платья. Мэдди прекрасно понимала, что она должна иметь хотя бы одно вечернее платье, но в непонятном упорстве, доставлявшем ей удовольствие, она решила, что сама займется своим туалетом.
        С тревогой думала она о предстоящем бале. Мэдди встречалась с придворными с величайшей неохотой и отказывалась давать хоть какие-либо пожелания о своем бальном туалете. Это не волновало Жерво.
        Мэдди тайно отдавала предпочтение яркому зеленому шелку, который выглядел, как экзотический цветок, и в то же время богато. Но она не говорила мужу об этом. Ей было трудно представить себя в таком роскошном одеянии.
        Модистка оказалась достаточно умной, она понимала, что именно нравится Мэдди, но Жерво имел на счет модных туалетов собственное мнение. Модистка вернулась к сочетанию зеленого и фиолетового цветов. Она приложила ткани к Мэдди и покачала головой.
        - Нет, - сказала она, - не подойдет. Такое сочетание обесцвечивает вас.
        Мэдди было безразлично. Те ночи, которые она провела в постели одна, не защищенная его искушающей силой, дали ей возможность подумать о своем недомогании. Она решила не принимать участие ни в чем, что касалось беззаботного веселья.
        Жерво подошел к одному из манекенов и снял с него платье. Затем достал ножницы и стал обрезать с платья все оборки и рюшечки, игнорируя слабые возгласы модистки. Все летело на пол, до тех пор пока в его руках не осталось обыкновенное одноцветное платье с глубоким вырезом вокруг шеи. На платье осталось только аккуратное кружево на широких ниспадающих рукавах. Он надел на манекен то, что осталось от великолепного платья. В течение нескольких минут модистка прищуривалась, изучала его, поглядывая на Мэдди. Потом скривила губы и приподняла брови.
        - Это то, что вы хотите? - спросила она.
        Жерво только кивнул и оставил Мэдди для примерки. Рука у Мэдди еще болела, и примерка была очень болезненным и неудобным процессом.
        Когда рука Мэдди начала позволять ей больше свободы в действиях, Жерво сообщил жене за завтраком, что модистка пригласила ее на примерку. Мэдди пришла точно в назначенное время. Мягкий вкрадчивый цвет ткани, которую он выбрал, убивал в ней последнюю надежду получить удовольствие от наряда.
        Модистка помогла снять платье, так как Мэдди самостоятельно сделать этого все еще не могла.
        - Это будет слишком высоко для шеи, - сказала модистка.
        Прежде чем Мэдди все осознала, модистка откинула ее нижнее белье до талии.
        Мэдди задержала дыхание и быстро прикрыла груди руками. Как раз в этот момент Жерво вошел в комнату.
        Он взглянул на жену, встречая испуганный взгляд Мэдди. Пока модистка с помощницей суетились вокруг Мэдди, он сел в кресло с таким видом, будто был большим специалистом по дамским платьям.
        Мэдди тихо застонала, когда ассистентка поймала ее руку и попыталась надеть рукав.
        - Осторожнее, - резко сказал Жерво. Модистка тут же стала вежливо извиняться. Они стали работать более внимательно. Мэдди знала, что теперь она стояла совсем неприкрытая перед Жерво, а он даже не пытался отвести от нее глаз хоть на мгновение.
        Модистка придерживала платье на спине, ибо на Мэдди не было корсета. Жерво подпер подбородок рукой и в первый раз опустил глаза.
        - А, - модистка выпрямилась и слегка усмехнулась, - я понимаю, чего вы хотите, ваша милость.
        Жерво поднял глаза и оглядел жену с ног до головы. Мэдди покраснела.
        Он кивнул.
        Ассистентка придвинула большое зеркало, и Мэдди впервые увидела себя.
        Она была потрясена. Бледная ткань выгодно оттеняла цвет ее кожи, она мерцала в зеркале слабыми отблесками света и преломляла его в причудливом свечении.
        Простой покрой платья в венецианском стиле неминуемо приводил глаза к глубокому декольте на ее груди. Рукава соответствовали простому покрою, они доходили только до локтей, но зато из них как будто струился мерцающий переливающийся свет.
        Это была удивительная трансформация простоты и изящества в великолепный пышный наряд.
        - Я не могу, - воскликнула она.
        - Мадам, - тихо сказала модистка, - оно прекрасно.
        Мэдди посмотрела на Жерво.
        - Я не могу. Ты должен знать.
        Кристиан улыбнулся, но ничего не сказал, как будто знал ее желания лучше, чем она сама.
        Модистка подошла, чтобы поправить на ней платье:
        - Если мадам не нравится, я заберу платье. Думаю, большая часть моих клиентов сейчас же…
        - Нет, - сказал Жерво, - она наденет его. - Он опустил руку в карман и извлек из него коробочку, вид которой был очень хорошо знаком Мэдди.
        - О, нет, - сказала она, - не хочу. Мне не нужны украшения. Неужели ты не можешь понять этого?
        Жерво поднялся. Он открыл коробочку. Модистка и ее ассистентка не были так наивны, они издали вздох удивления, когда увидели великолепную диадему с тремя камнями, величиной чуть ли не с яйцо. Диадема переливалась всеми цветами. Прекрасные зеленые изумруды были окаймлены аметистами, бриллиантами и жемчугом.
        Мэдди уже имела некоторое представление о деньгах и о том, что можно купить на них. Такое украшение может носить только принцесса и королева - одни только изумруды чего стоили!
        Она отступила назад, когда он хотел надеть диадему ей на голову.
        - Где ты достал ее? - она надеялась, что это была фамильная драгоценность, которую всегда надевают герцогини во время представления обществу. Но Жерво только ответил:
        - Купил… Ты думала… украл?
        - Жерво, - воскликнула она, - опять? Ты…
        Его предупреждающий взгляд остановил Мэдди. Она только вздохнула, когда он продел ободок через ее волосы и закрепил под косой.
        - Почему, почему, почему? - спросила она. - Ты же знаешь, я ненавижу такие вещи. Где твое чувство меры?
        - Маленький подарок, - ответил Жерво.
        - Маленький?! О, не преуменьшай. Ты должен был заплатить за него…
        Кристиан прикрыл ее губы рукой. Мэдди отшатнулась. Она не могла разрешить ему дотрагиваться до нее, не могла позволить вновь возникнуть тому чувству любви и желанию, которое он так часто вызывал у нее.
        Кристиан отошел от нее.
        - Может, тебе и не нравится, - в его голосе послышалась холодная угроза, - но ты… продемонстрируешь свое величие…
        Мэдди стояла как вкопанная.
        Он опять сел в кресло, вытягивая ноги. Критически изучив жену, он повернулся к модистке и спросил:
        - Ваше мнение?
        Женщина посмотрела на Мэдди профессиональным взглядом и медленно кивнула:
        - Необычайно, шокирующе.
        - Король, - спросила Мэдди тихим голосом, - король будет?..
        Жерво поднял руку, модистка поспешила снять диадему с волос Мэдди и бережно передала ее Жерво. Украшение вновь исчезло в коробочке. Кристиан встал и направился к двери.
        - Жерво, - настойчиво повторила Мэдди. - Король приедет на бал?
        Он обернулся и пожал плечами:
        - Возможно.
        Дверь закрылась за ним.
        - Quette chance![Какой шанс! (фр.).] - модистка скрестила руки на груди. - О, мадам, - взволнованно прошептала она. - Какое событие! Король приедет к вам…
        После этого намека слухи поползли по всему Лондону. Жерво больше не рисковал появляться на людях.
        Он поручил Дарэму и Фейну уладить все дела и собрать ответы на приглашения.
        Один только Бог знал, перерезал ли он себе горло этой последней ставкой не на жизнь, а на смерть. Подготовка к балу поглотила наличность, которую он смог выудить из своего годового дохода.
        Когда-то король Георг разменял на мелочи эту диадему. Эту безделушку Бонапарт однажды уступил императрице Марии-Луизе по возмутительной цене пятидесяти тысяч фунтов, выплачиваемой в течение многих лет. Теперь никто не соглашался взять ее, поверенный Его Величества был не настолько честен в политике, чтобы дать настоящую цену, - но Кристиан заплатил.
        Приглашения на бал были приняты почти всеми, ибо главное событие - возможность появления короля - имело на всех возбуждающий эффект.
        Король был всемогущ. Если он примет приглашение Жерво, значит, родственники герцога поймут, что проиграли.
        Кристиан обедал с Мэдди. Он пытался заняться вычислением каких-то математических задач, лишь бы чем-то заняться, кроме наблюдения за тем, как она едва притрагивается к пище, словно несчастная забитая птичка.
        Жерво терял Мэдди. Она просто ускользала от него. Ее тело было здесь, но его Мэдди, которая смеялась над его глупыми шутками и всегда восторженно смотрела на него, превратилась в какое-то безмолвное привидение.
        Жерво не дотрагивался до нее. Сначала боялся вновь причинить ей боль, потом из-за возросшей в ней чопорности. Мэдди сразу отодвигалась в сторону, когда он подходил к ней. Она сделала из него ходячую энциклопедию правил хорошего тона. Жерво теперь много работал, все время тоскуя по прошедшим веселым временам. Теперь не было у них ни слов, ни будущего, только ее тело и его попытки к общению.
        В тот день, когда должен был состояться бал, Дарэм доложил, что королева, возможно, не придет. Кристиан пытался не думать об этом. Он не был уверен, выдержит ли Мэдди бал.
        За завтраком она выглядела больной, едва прикасалась к еде, пока Кристиан и секретарь обсуждали некоторые детали.
        - Платье? - спросил он Мэдди. - Ты наденешь его?
        - Да, - ответила она.
        - Перчатки?
        - Да, у меня есть перчатки.
        Жерво посмотрел на нее.
        - Твоя рука - болит?
        - Нет, все в порядке.
        - Мэдди, - он хотел оправдаться. - Прошу тебя.
        Напряженность достигла критической точки. Жерво оказался в тупике. Он не мог дотронуться до нее, не мог зависеть от нее.
        Она подняла голову.
        - Жерво, - сказала она решительным голосом. Он скрестил руки на груди и посмотрел на нее.
        - Ты должен понять. Я не смогу делать реверансы, произносить все жуткие почетные титулы короля, - сказала она.

«О, прекрасно, - подумал Жерво. - Я предвкушаю эту картину».
        Ужин должен быть в полночь в столовой. Жерво пригласил квартет музыкантов в библиотеку.
        Для танцев и оркестра был отведен голубой салон, откуда мебель была передвинута в гостиную. Гостиная преобразилась из обычной комнаты в великолепную спальню, обитую белым, золотым.
        Комната, где предполагалось встретить короля, выглядела великолепно. В ней специально отводилось место для жены короля, для фаворита короля, доктора Кигнтона; достаточно места для всех, кого пожелает увидеть король, а также специальное место для музыкантов, которые должны во время завтрака ублажать слух короля итальянской музыкой.
        Кристиан облокотился о дверной косяк. За спиной послышалось вежливое покашливание. Жерво обернулся и взял принесенное ему письмо, стараясь скрыть свое упавшее настроение, когда он узнал печать, поставленную на конверте. Жерво вздохнул и направился в бильярдную, где налил себе коньяку и сломал печать, скрепляющую конверт.

«Ваша светлость, - писала леди Сазерленд, намеренно подчеркивая, как ему показалось, сарказм, заключенный в этих словах. - Я получила достойное предложение выйти замуж от мистера Ньюдигейта из Бомбея. Он предан мне еще со времен моего первого замужества, состоятелен и его намерения чисты. Как я понимаю, мне не стоит ждать достойного отношения к себе со стороны тех, от кого я заслужила большего. Поэтому я уезжаю немедленно. Мистер Ньюдигейт предоставил все необходимое для моего путешествия, хотя ему неизвестно о пакете, который я вынуждена оставлять здесь, ибо не имею возможности перевезти его в Шотландию. Так как Вы проявили острую заинтересованность в нем, я укажу вам, где он находится. Я действительно надеюсь, что ваша маленькая квакерша-няня не принесет вам ужасных затруднений во время вечера, который вы устраиваете, мой дорогой. Ваша сестра говорит, что вы не совсем здоровы. Интересно, как вам удалось все организовать? По-моему, это глупо».
        Дерзкий тон послания заставил Кристиана стиснуть зубы. Хорошо. Он сам вернет малютку в Шотландию, так как его бывшая возлюбленная не пошевелит и пальцем. По крайней мере, она, кажется, не расположена тащить ребенка в Индию.
        Он установил пишущую машинку, торопливо написал короткий ответ, обращая внимание на ошибки. Вынув листок, он запечатал конверт и срочно отправил его адресату.
        Глава 33
        Мэдди стояла в халате, безразлично глядя в окно спальни, где ее одевали. Она увидела, как экипаж остановился перед лестницей. Когда дверь кэба открылась, у нее перехватило дыхание при виде квакерской шляпы и темного пальто. Служанка уже раскладывала перед ней платье серебристого цвета. Мэдди отпрянула от окна.
        - Быстро что-нибудь. - Ее повседневное платье было оставлено внизу. - Помоги мне срочно одеться! - Она схватила бальное платье и сунула его испуганной служанке. Через минуту, едва застегнув пуговицы и крючки, Мэдди стремительно сбегала по ступенькам.
        Она появилась в холле как раз в тот момент, когда спешивший лакей отставил в сторону поднос со стаканами, чтобы открыть дверь.
        - Это ко мне, - сказала Мэдди, в отчаянии думая, почему Ричард пришел именно сейчас. Куда ей пригласить гостей. В задней комнате - невозможно, в столовой полно итальянских музыкантов, кладовая Кальвина заставлена до потолка корзинами с шампанским. Она толкнула незапертую дверь биллиардной комнаты. - Проведите его сюда. Она вошла и закрыла за собой дверь.
        Из вестибюля донесся какой-то приглушенный шум, и потом слуга распахнул дверь.
        - Мистер и миссис Литл, мистер Бонд, мистер Осборн.
        На какое-то мгновение Мэдди растерялась. Это был не Ричард.
        Она стояла лицом к лицу со старейшинами ее общины. Сердце замерло в груди.
        Слуга закрыл дверь. Губы у Мэдди шевелились, но она не могла издать ни звука, - Архимедия Тиммс, - сказал Элиас Литл, - мы зашли, заботясь о тебе. Хотим увидеть тебя в доме неверующего безбожника.
        Трое других квакеров стояли, угрюмо глядя на нее, стоящую в серебристом бальном платье.
        Элиас говорил спокойно.
        - Мы тебя спрашиваем, ты вышла замуж за этого человека?
        Мэдди знала, что когда-нибудь это случится, они придут поговорить с ней. И она не могла предположить, как это произойдет. Она боялась встречи с людьми, которых искренне любила. Констанция Литл молчала.
        Мэдди закрыла глаза и отвернулась. Она молча кивнула.
        - О, Мэдди, - прошептала Констанция.
        Казалось, что они до сих пор не верили в ее замужество. Элиас бросил взгляд на богатую кожаную и позолоченную мебель в комнате. Потом пристально посмотрел на биллиардный стол, его доброе лицо выразило страдание.
        - Это действительно печально для Друзей, - сказал он своим сильным голосом, раскаты которого Мэдди так часто слышала по воскресеньям.
        - Община направила нас съездить к тебе и довести до твоего сознания чувство твоей неправоты. Другу не только не следует соединяться с кем-то из мира, но и создавать семью без согласия и одобрения общины. - Элиас протянул руку, прикоснулся к ее запястью, говоря очень доброжелательно: - Архимедия, наши правила не бесцельны. Они - защита, которая не позволяет попадать во вражескую западню. Юное существо может ошибаться на дороге жизни. Поэтому мы сначала сами решаем все вопросы, помогаем мудро, с божьей помощью поступать правильно. Понимаешь ты, что это истина?
        Мэдди с трудом вымолвила:
        - Да. О, да. Я понимаю.
        - Но ты не можешь управлять своими страстями. Ты не послушалась нас и пошла неверной дорогой.
        Мэдди хотела ответить, но потом крепко сжала губы. Она молчала.
        - Понимаешь, почему мы пришли.
        Мэдди издала слабый страдальческий стон и повернулась к ним спиной.
        Зашелестели бумаги. Элиас откашлялся.
        - Архимедия Тиммс, ты с детства шла с нами, несла слово божье, ты родилась квакером. Но ушла от Истины и стала женой мирского человека. На нас возложена обязанность сделать торжественное заявление. Ты больше не, - тут его голос дрогнул, - больше не являешься членом нашего братства.
        Горячие соленые слезы хлынули из глаз Мэдди, скатываясь по подбородку.
        Элиас глубоко вздохнул.
        - Кроме того, ты опозорила наше братство, предала наши принципы. Для сохранения доброго имени Общества мы рекомендуем тебе публично рассказать правду, записав все на бумагу. Тем самым все узнают, что твой неравный брак не был одобрен и не получил поддержки Друзей. Перепиши это письмо. Одно Собранию для зачтения, другое - священнику, который выполнял обряд бракосочетания, а последнее - в газеты, чтобы ты не вводила в заблуждение весь мир.
        Мэдди закрыла глаза. Газеты! Жерво - герцог и поэтому каждый должен знать о его жизни. Она подняла руку и вытерла пальцами глаза, потом быстро обернулась.
        - Я сейчас сделаю это.
        Если она сию минуту не напишет эту бумагу, то потом не хватит мужества. Она окинула комнату безумным взглядом, избегая смотреть на слезы Констанции, затем взяла письменные принадлежности герцога. Она достала маленький открытый ящичек и нашла ручку и чернила. Бумаги там не было, она открыла большой ящик и схватила несколько листов, которые рассыпались по столу.
        На одном листе почерком Жерво было нацарапано «ПОШЛИ ТЕКСТ МНЕ». Мэдди зачеркнула его слова так резко, что перо сломалось.
        - Архимедия, - сказал Элиас, - ты не должна писать возбужденно.
        Мэдди бросила ручку и села на скамью.
        - Я не могу. - По ее щекам покатились слезы. - Я хочу вернуться. - Она затряслась от рыданий и посмотрела вверх. - О, Констанция, я хочу домой! Неужели я не могу вернуться домой?
        Констанция бросилась к ней, упала на колени, хватая ее за руки.
        - Мэдди, ты хочешь вернуться назад? Ты должна прийти ко мне! Светлая Истина, и приди, и живи в Свете!
        Мэдди посмотрела поверх ее на Элиаса с неистовой и внезапной надеждой.
        - Ты должна знать, что мы не отстраняем никого от Общества, Архимедия, - сказал он. - Но ты не можешь являться Другом и быть замужем за этим человеком.
        - Но я могу вернуться назад?
        - Я не могу отвечать за все Общество, - ответил Элиас. Мы только пришли сказать, что бумага должна быть написана. Она склонила голову.
        - Да, да, я…
        Дверь в биллиардную неожиданно распахнулась. Мэдди резко выпрямилась, ухватившись за руки Констанции.
        Жерво остановился на пороге. Он, казалось, медленно приходил в себя, пристально глядя на Элиаса Литла.
        Потом он перевел взгляд на Мэдди, посмотрел на ее руки, сцепленные с руками Констанции и на разбросанные листы бумаги. Выражение подозрения появилось на его лице.
        Мэдди медленно перевела дыхание, когда заметила, что он не собирается разразиться гневом. Она высвободила свои руки.
        - Жерво, - сказала она, вздернув подбородок, - Друзья пришли поговорить со мной.
        Он ничего не произнес в ответ, просто стоял, настороженно глядя на визитеров.
        - Это мой муж, - сказала Мэдди спокойно.
        Жерво был одет в строгий френч, в накрахмаленную, кружевную рубашку, с изумрудной булавкой. Высокий и спокойный, образец чувственного, ищущего наслаждений мужчины.
        - Поговорить о чем? - спросил он несколько вызывающе.
        - Мы пришли торжественно заявить, что Архимедия больше не состоит в нашем братстве, - сказал Элиас мрачно, - потому что ушла от Истины и вышла замуж.
        Жерво посмотрел на заплаканное лицо Мэдди и снова на Элиаса.
        - По этой причине… вы кричали.
        - То, что мы сказали, это не так просто.
        Жерво был поражен. Вместо того чтобы разразиться гневом, он только сказал.
        - Конец?
        - Мы сказали то, что нам было поручено сказать.
        Жерво отпрянул назад и схватился за дверь. Констанция поспешно повернулась к Мэдди и обняла ее.
        - Пойдем к нам, - прошептала она, прежде чем выйти из комнаты. Остальные медленно последовали за ней. Никто не обернулся и ничего не сказал.
        Мэдди осталась стоять на месте, глядя на мужа.
        Жерво поднял перо и бумаги. Собрал все и отложил в сторону, потом закрыл ящик и смял листок, который Мэдди перечеркнула. Он посмотрел в ее сторону.
        - Не огорчайся… Мэдди, - сказал Жерво подчеркнуто холодно. - Ты плачешь… но я ни в чем не виноват.
        Было уже темно, когда герцог посмотрел из окна библиотеки вниз и увидел Мэдди в опустевшем дворе, стоящую на коленях возле стены. Она склонила голову, как будто молилась. Жерво что-то сказал своему секретарю и вышел из комнаты. Во дворе он подошел к ней. Мэдди была одета в невзрачную, серую одежду. Стоя на коленях, она выдергивала стебли сорной травы, растущей вдоль основания стены, своими худенькими пальцами.
        - Мэдди, - произнес он, испытывая внезапно появившееся раздражение и приходя в смущение от столь странного занятия. - Что ты делаешь?
        Она присела на корточки и взглянула на мужа снизу, потом вновь вернулась к своей тщательной прополке.
        - Я должна чувствовать себя полезной хоть в чем-то.
        Кристиан стоял, наблюдая за ней.
        - Но не сейчас. Не много… пользы.
        Мэдди склонилась к земле еще ниже, выкапывая известковый раствор из земли голыми руками.
        - Прекрати, - сказал он резко, не желая видеть ее за такой работой.
        - Ты не позволяешь делать мне это?
        - Нет. Послушай, Мэдди.
        Она поднялась и присела на железную скамью, устремив взгляд на свои колени.
        - Что случилось? Что?
        - Мне нравится что-нибудь делать, - ответила Мэдди. - Я не приучена бездельничать.
        - Бал… - начал было он.
        - О, да, - сказала она беспечно. - Герцогиня в бальном платье, стоящая наверху лестницы и принимающая гостей. - Она отрицательно покачала головой. - Я не герцогиня. Я там чужая.
        - Мэдди. - Кристиан приблизился, чтобы прикоснуться к ней, но она неожиданно вскочила и отступила от него.
        - Я чужая, - сказала Мэдди, отворачиваясь от него.
        - Ты нужна мне… Мэдди. Если ты чего-то хочешь… Слишком трудно… бал…
        - Я ничего не знаю! - в ее голосе звучала обида. Она продолжала смотреть вниз. - У тебя есть секретарь. Ты во мне не нуждаешься. - Голос ее был едва слышен. - Я тебе не нужна.
        Кристиан пристально посмотрел на нее, стараясь держать себя в руках.
        - Что ты хочешь…
        Она слегка наклонила голову, не отвечая.
        - Квакер? - спросил он мягко. - Ричард?
        - Я не хочу забывать, кто я есть, - сказала Мэдди. Тело Жерво напряглось. Он разжал и снова сжал пальцы в кулак.
        - Моя жена. Сегодня мне необходимо… сегодня вечером… останься со мной.
        - Сегодня вечером! - воскликнула она презрительно. В жизни есть нечто более важное, кроме твоего легкомысленного бала. Есть вещи поважнее, чем строить из себя великого герцога!
        Его терпение кончилось. Кристиан тихо выдохнул, заскрипев зубами.
        - Где твое платье?
        - Я не собираюсь там присутствовать, - ответила Мэдди. Она протестующе подняла палец. - Отвратительное развлечение.
        - Развлечение? - разозлился Жерво. - Думаешь, я делаю это для… развлечения? - Он схватил ее за руку и развернул к себе. - Что изменится… если я не буду герцогом? - Он крепко держал ее. - Что изменится… для… тебя? Я снова там? - Тряся ее, Кристиан выкрикнул: - Сумасшедший! Сумасшедший! Мэдди! Думаешь, что ты можешь их остановить? Ты не сможешь. Я не смогу. Король! Король может. Если захочет. - Ярость Жерво прошла, он отпустил жену. - Никогда не возвращаться… Я не хочу терять… тебя! Прочь все! Я - буду герцогом!
        Кристиан покачнулся, круто повернулся и пошел, оставляя Мэдди в пустом дворе. У двери он остановился и посмотрел назад.
        - Спаси нас. То… что я делаю… король… легкомысленный бал. Спаси нас! - Он резко кивнул в сторону дома. - Ты хочешь… быть полезной. Хорошо! Полезной… Герцогиня! Принимай! Серебряное платье! Понимаешь?
        Мэдди смотрела на него пристально, не двигаясь, как будто он был кем-то, кого она прежде не видела. Он бросил на нее свирепый взгляд. Мэдди облизнула губы.
        - Это… спасет тебя? - выговорила она.
        - Обоих. Тебя и меня. Иди… одевайся, - резко бросил он и захлопнул дверь.
        На лестнице, в холле, где стоял запах вечнозеленых растений и женской косметики, было так шумно, что сплошной гул казался чем-то осязаемым. Кристиан здоровался с гостями. Здесь невозможно было разговаривать, говоривший не слышал самого себя. Слуга, стоявший у лестницы внизу, выкрикивал имена гостей, поднимавшихся по лестнице, но его, однако, никто не слышал.
        Мэдди стояла рядом с мужем, диадема сверкала зеленым огнем всякий раз, когда она поворачивала голову. Его девочка Мэдди уже пришла в себя, хотя еще вызывала опасения. Иногда Жерво ловил на себе ее взгляд, в котором читался тревожный вопрос, словно она спрашивала мужа, будут ли они иметь успех в том, что они задумали.
        Можно было понять, что ее больная рука причиняет ей боль. Мэдди прижимала руку к себе, стараясь тайком поддерживать ее, не сомневаясь и сознавая, что постоянно находится в поле зрения множества глаз. Кристиан дождался короткой паузы, возникшей в результате появления привлекательной леди на нижних ступенях лестницы. Он взял Мэдди за локоть и повел ее из холла, где они находились около часа, в голубой салон.
        Толпа гостей, как по волшебству расступалась на их пути, освобождая центр зала, где ковры были убраны. Очевидно, все ждали, что он и Мэдди откроют бал. Но Жерво не мог этого сделать, пока не появился король. Кристиан миновал ожидающий оркестр и начал обходить комнаты.
        Вокруг не утихал шум, в библиотеке квартет был едва слышен и не мешал беседе. Кристиан не останавливался нигде дольше, чем длилась пауза, и автоматически принимал поздравления, терпя любопытство и обмен взглядами, которыми, как он знал, провожали его…
        Это был очередной риск - не начинать танцы. Каждая минута после полуночи делала это более очевидным в конце концов. Кристиан решился подождать еще полчаса. Если король не появится, значит, Жерво поставил не на ту карту.
        Никто из его семьи на бал не пришел.
        Мэдди шла рядом, его серебряная Галатея смущала многих. Кристиан видел, что кое-кто пришел посмеяться над ней. До него доходили такие слухи - удачливая квакерша, вознесенная в свет. Но ключ к разгадке своей тайны Мэдди никому не дала.
        Завершая обход помещений, он подошел к Фейну, стоявшему немного в стороне, и увел его от группы военных, пригласив в открытую туалетную комнату, где цветы и несколько кресел создавали более-менее укромный уголок среди всеобщей сутолоки.
        - Отдохни. - Он помог Мэдди сесть в кресло. Она прильнула к нему на мгновение, что только указывало на то, как ей было страшно. Он поклонился.
        - Бокал, - сказал Жерво. - Фейн, побудь с Мэдди.
        - Почту за честь, тотчас отозвался полковник.
        Около них остановилась незнакомая Мэдди пара.
        - Действительно, вы удивительны, - произнес господин. - Ваше платье так необычно, герцогиня.
        Женщина одарила Мэдди покровительственной улыбкой.
        - Мадам Деви из Большого Парка. - Она обмахивалась веером из перьев. - Пора начинать танцы. Кажется, уже поздно! Сейчас, наверное, за полночь?
        Полковник, немного нахмурившись, порылся в глубоком кармане своего блестящего мундира.
        - Прошло двадцать пять минут, - сказал мужчина, поглядев на часы.
        - Может быть, вы начнете, герцогиня? - мелодично спросила дама.
        - Я не знаю, - ответила Мэдди.
        С легким смехом женщина поклонилась и отошла. Как только пара удалилась, полковник Фейн ухмыльнулся:
        - Волшебное убранство!
        Он разыскал свои часы, которые все еще находились глубоко в кармане мундира.
        - Вот они!
        Он вытащил руку из кармана.
        - Попался, как Джордж, запутавшись в подкладке!
        Мэдди смотрела вниз.
        - Ваше обручальное кольцо, мэм, - объявил Фейн гордо. Она сдвинула брови. В руке у Фейна было кольцо.
        Фейн поднял ее руку и надел кольцо на ее палец.
        Мэдди долго пыталась отказаться от этого символа. Она закусила губу, а затем незаметно сняла кольцо со своего пальца.
        Диадема причиняла ей ужасную головную боль. Ее стала раздражать окружающая обстановка. Что-то огромное, жаркое, утомительное давило на виски. Хохот становился все громче, от нечего делать люди шумно переговаривались друг с другом. Гул нарастал.
        Мэдди несколько раз интересовалась, когда приедет Его Величество. Никто не знал. Она подозревала, что гости будут задавать ей очень много вопросов, значительно больше, чем полковник Фейн или Даром.
        Гости смотрели на Мэдди с особым интересом. Но она говорила себе, что ей все равно. Уже не было желания нравиться, не искала ни у кого помощи или дружбы.
        Подвыпившая женщина в пурпурном платье шла, спотыкаясь, за спиной Мэдди. Неожиданно леди больно вцепилась в руку Мэдди.
        - Извините, - воскликнула леди. - Я такая неуклюжая. Прекрасный бал, дорогая, не так ли? Когда мы начнем танцевать?
        - Я не знаю, - сказала Мэдди, но дама уже ушла, сунув ей в руку маленькую записку. Мэдди развернула ее. «Вверх» - было написано неровными каракулями.
        Мэдди не знала, почему Жерво не пришел к ней сам, а прислал пьяную леди.
        Мэдди незаметно поднялась по дальней лестнице. На втором этаже музыка из галереи была не очень сильной. Голоса гостей звучали, как неясный рокот.
        Она постояла в холле, а затем открыла дверь в комнату, где обычно одевалась.
        - Жерво? - быстро огляделась кругом и не нашла его.
        - Мадам, мы хотим поговорить.
        Мэдди распахнула дверь.
        - Где ты?
        Мэдди увидела перед собой румяное лицо.
        - Лорд.
        Она взглянула на этого человека, который смущался все больше и больше. Он быстро поклонился.
        - Позвольте мне поставить все точки над «i», - сказал Маннинг, подойдя к ним. Мэдди стояла молча.
        - Ваш дикарь ничего не сможет сделать, - с сарказмом произнес Маннинг.
        Она все еще стояла молча. И еще не скажет ничего.
        - Он не придет, мадам.
        - Вы оба ведете себя как вульгарные пьяницы с пустой головой, если вы думаете, что, купив доверие его величества сможете завоевать доверие света, то глубоко ошибаетесь. Ваши дела незаконны.
        Мэдди медленно опустилась в кресло, сложив руки на коленях, чувствуя тяжесть диадемы на голове.
        - Что вы хотите?
        - Спасать. Вас спасать. Тебя.
        - Спасать меня?
        - Если ты думаешь, что можешь спасти себя сама, забудь все свои надежды и мечты. И свою веру.
        Мэдди низко опустила голову.
        - Подумай о тратах. На тебе диадема. И ты наверняка знаешь ей цену. Можно привести другие примеры. Будем говорить только о фактах. Мы проведем расследование этой, так называемой свадьбы, и раскроем твое дело.
        Мэдди подняла глаза.
        - Запас твоего актерского таланта, мисс Тиммс, слишком велик. Мы должны вести наши дела дружно. Английская церковь прощает глубокие заблуждения и не лишает свободы. Ваши дела безобразны и плохо пахнут.
        - Что вы хотите от меня?
        - Разрешите мне поговорить с тобой. Попытайся понять, мы ужасно расстроены. Мы ненавидим волокиту, всю эту грязь… Но вы действительно должны подумать, потому мы вас и пригласили. Мы не хотим угрожать вам, но вы нажимаете на нас и ставите в такое неприятное положение всеми вашими расходами, разговорами и фактами. Пожалуйста, подумайте об этом.
        - Вы что, хотите, чтобы я думала об этом?
        - Мы заинтересованные люди. Речь идет о семейных делах. Вы можете потерять все, мисс Тиммс… Все, когда объявите себя неплатежеспособными. Все его поступки неразумны. Расстроенная свадьба, женитьба на вас. Уволенный Торбин. Этот громадный бал!
        - Мы приготовились быть благородными, - говорил Стонхэм.
        - Мы что-нибудь сделаем, чтобы избежать огласки.
        Она потрогала свою голову, пытаясь понять, что от нее хотят.
        - Вы… не хотите огласки?
        - Конечно, не хотим, - сказал Маннинг.
        - Если вы согласны аннулировать все, что связано с вашей женитьбой, есть шанс договориться по-хорошему.
        Мэдди сидела тихо, пристально глядя на него.
        - Это может быть аннулировано?
        - Конечно, причем независимо от того, нравится это вам или нет. Только ваше решение быть разумной и взять то, что предлагают - это выход. Или мы все можем стать несчастными.
        - Я не могу об этом думать. После…
        - О! Леди в голубом, - слова Маннинга прозвучали отчитывающе. - Ваша женитьба была нелегальной. Это был вынужденный обман. Все может свестись к нулю.
        - Как видите, мы старались оградить вас от всех проблем, а если в дальнейшем мы будем сотрудничать с вами, все будет значительно проще.
        - А если вы начнете разводить живность, высиживать птенцов, - добавил Маннинг, - наша денежная помощь будет подспорьем в личной жизни, в устройстве детей. Это гораздо лучше, чем ваше желание где-нибудь работать.
        Мэдди неожиданно встала, прошла мимо него и подошла к зеркалу.
        - Я не буду слушать дальше, - сказала Мэдди и, взглянув на себя в зеркало, нашла, что выглядит странно, - таинственнее и более искушенной, чем наивная Мэдди Тиммс.
        - Вы смотрите, как сохранилось зеркало, мадам?
        - Если я соглашусь, никто об этом не должен узнать, никогда.
        - Не сомневайтесь.
        Мэдди взглянула на него. Нет здесь не было друзей. Она не доверяла этим людям.
        - Я еще не решила, я разберусь, - сказала она и повернулась, собираясь уйти.
        Маннинг поймал ее за руку.
        - Все в порядке, мадам?
        - Мои пациенты в подобных ситуациях ведут себя аналогично. - Она оттолкнула от себя руку Маннинга и пошла к двери. Она не собиралась задумываться об этих делах. Маннинг подошел к ней сзади.
        - Я беспокоюсь за вас. Не выходите так поздно.
        Кристиан не мог найти Мэдди. Он стоял у окна и смотрел на человека, стоявшего внизу в свете уличного фонаря. Рука Кристиана конвульсивно сжала занавес, он отступил назад.
        Жерво тяжело вздохнул, затем решительно прошел среди гостей, игнорируя суматоху и волнение.
        На лестнице он схватил лакея:
        - Назад! Человек… опасен…
        Слуга взглянул на него и смутился.
        - Ваша светлость?
        Жерво подтолкнул его к лестнице. Взглянул с недоверием. Слуга поклонился и спустился вниз. Кристиан бросился к окну. Он видел, как лакей подошел к одному из кучеров.
        Человек ускользнул. Его нигде не было видно.
        Глава 34
        В холодной тускло освещенной конюшне находились великолепные лошади, превосходной стати и в новых упряжках. Лошади волновались, храпели, глубоко втягивая воздух.
        В это время Мэдди вышла подышать свежим воздухом и отдохнуть.
        Было уже поздно, тени в саду становились все более мрачными и глубокими. Ее платье мерцало и отсвечивало серебром. Она подхватила свою юбку руками и, придерживая ее, пошла в глубину сада. Ей хотелось отвлечься, подумать, найти ответ на беспокоившие ее вопросы.
        Она сбилась с пути. Блуждала.

«Как достичь внутреннего спокойствия?»
        Она была здесь не дома. Но она жила здесь.
        В то время Жерво нуждался в ней. Они стали супругами. Но теперь она не нужна ему. Их брак незаконный. Замужество не было замужеством. А свадьба была лишь фарсом. Гнев и раздражительность росли в ней. Она сняла с пальца кольцо. Мэдди помнила тот день, когда Жерво заверил ее, что ложь и фальшь остались в прежней жизни.
        Она не верит ему. Она не может поверить Кристиану.
        Конюшни были темные и только свет, падающий на булыжную дорожку сквозь туман, отражался на стенах.
        Она могла идти домой, могла делать все, что он захочет. Но в их отношениях царила грязь. Она не могла переносить такой жизни. И Жерво. И его мир. И его окружение.
        Как теперь ей жить?
        Мэдди потрогала обручальное кольцо своими холодными пальцами. Как ей поступить? Ведь она любила его, вопреки резонам и правилам. Она не смогла убежать от правды и от самой себя. Она не обращалась к Друзьям, она не слушала наставлений Ричарда.
        Новая лампа светила ярко. Скрипела наружная дверь, запах конюшни доносился через дорогу. На аллее, в тумане, слышались голоса. Какая-то фигура нырнула в темноту, а затем опять прошла по дорожке.
        Головной убор и очертания фигуры говорили, что это женщина.
        Здесь всегда слонялись оборванцы. Мэдди никогда не прибегала к конфронтации с ними, относилась к ним очень спокойно.
        Перед Мэдди простиралась темная, безмолвная аллея, и только по каменистой земле журчал ручей. Мэдди слегка зазнобило. Она потерла руки и, глубоко вздохнув, пошла по аллее. Следом за ней пошла женщина в накинутом на голову капюшоне, выскользнувшая из темноты.
        - Что я могу сделать для вас? Вы не голодны? - спросила Мэдди, остановившись в нескольких шагах от незнакомки.
        Женщина посмотрела на Мэдди, крепко прижимая к груди сверток. Мэдди тоже подняла на нее глаза с чувством наступающего шокового состояния.
        - О, - сказала молодая девушка с пухлыми щечками и красными глазами, приседая в кратком реверансе. - Извините, мне нужно здесь подождать…
        Она отпрянула в темноту.
        - Так вы не голодны? - снова спросила Мэдди. - Может, пойдем на кухню?
        - О, нет, благодарю вас!
        Мэдди пошла вперед, недоумевая. Неожиданно незнакомку как будто осенило.
        - Извините, мадам, вы хозяйка дома?
        Мэдди кивнула.
        Девушка с облегчением вздохнула, присела в реверансе и подошла ближе.
        - Будьте любезны, передайте его светлости, что принесли посылку от госпожи Сазерленд.
        Какое-то мгновение Мэдди стояла неподвижно, затаив дыхание. Из свертка, который держала в руках девушка, послышался плач.
        - От миссис Сазерленд?
        Девушка сделала реверанс.
        - Да, мадам.
        Мэдди начала дрожать.
        - Посылка? Вот эта посылка?
        Ее голос стал дрожать еще сильнее.
        - Это посылка от миссис Сазерленд?
        - Да, мадам!
        Девушка печально улыбнулась, слегка покраснев.
        - Это хорошая маленькая девочка. Я ее няня.
        Мэдди побледнела. Простая ошибка разрушает мечту. Началось падение… Реальное грехопадение… Обман… Непонимание…
        Миссис Сазерленд. Они любили друг друга. Они имели ребенка.
        Мэдди не могла остановить мучившую ее дрожь. Слезы навернулись на ее глаза. Она слышала слабое похныкивание ребенка и вместо справедливого отвращения чувствовала только волнение о малышке, боль и страдание. Это был его ребенок. И она любила даже его бесчестие и несправедливость.
        Кристиан не находил себе места, он не знал, куда делась Мэдди. Она должна быть здесь, рядом с ним, приветствовать гостей.
        - Наконец он увидел ее. Она стояла у дверей, о чем-то разговаривая с Кальвином. Он подошел к ней, протянул руку и подал знак маэстро. Зазвучала музыка. Взоры присутствующих обратились на герцога и его супругу. Кристиану казалось, что весь мир радуется вместе с ним. Жерво был очень доволен удачным вечером, он был счастлив среди восхищенных взглядов и возгласов. Ощущение восторженности не покидало Кристиана, он чувствовал себя неуязвимым. Ничто и никто не сможет разрушить его счастье.
        На какое-то хмурое мгновение ему показалось, что он ошибся. Мэдди была напряжена и резко отталкивала его, слегка отстраняясь. Она смотрела на него сквозь ресницы, что делало ее глаза золотистыми, целомудренными и чувственными одновременно, вызывающими у него быстрое и сильное волнение.
        - Я люблю тебя, - сказал он себе под нос слова, как музыку. Он знал, что она их не слышит, и не хотел, чтобы она слышала их. Он не ждал ответа. Не сегодня, не этой ночью, сегодня он победитель.
        - Ты чего-то опасаешься? - спросила Мэдди, стоя чуть поодаль.
        Кристиан не сделал попытки приблизиться.
        - Обезьяна… здесь, - с волнением в голосе сказал он. Мэдди сжала кулаки, сделала конвульсивный шаг к нему и остановилась.
        - Обезьяна, - пояснил он, - …из дурдома. Кальвин заметил их. Подонки… прокрались и затерялись среди гостей.
        Мэдди напряглась, ее сильно побледневшие кулаки выделялись на серебряном платье.
        Жерво робко улыбнулся:
        - Теперь арестован. Правонарушение. Кража.
        - Арестован? - у нее от изумления округлились глаза. - Кузена Эдвардса ты арестовал как вора?
        - Надеты цепи… и брошены в караулку. - Он удовлетворенно улыбнулся. - Посмотрим, как им это понравится.
        Кристиан видел, что она и расстроена, и напугана одновременно. На ее лице застыло такое выражение, которое он не совсем понимал.
        - Может, завтра… Может через неделю… Сниму обвинения. Пусть они уходят.
        В лице Мэдди что-то изменилось. Суровость исчезла. Она подошла к Кристиану и обняла его. Руки ее поднялись и притянули его к себе. Она прижалась к нему.
        В ответ Кристиан издал звук возбуждения и удовольствия. Мэдди пришла в его объятия с готовностью, которая шокировала его. Она поцеловала его так неистово, как никогда раньше. Словно здесь никого не было и никто не смотрел на них. Он забыл про бал и музыку, потерялся в своем чувстве к ней. Ее тело, прижавшееся к нему, вызывало настоятельную потребность, обещание чего-то, что он не мог отложить.
        - Мэдди, - Кристиан оторвал ее от себя. Он глупо улыбался и ничего не мог поделать с собой. Он чувствовал себя самым счастливым человеком на свете.
        Мэдди закусила нижнюю губу и напряженно смотрела на него. Из-за своей бледности и лихорадочных пятен на щеках она казалась нездоровой.
        - Скоро, - проговорила она, трогая свое разгоряченное лицо. - Сначала… проводим короля.
        Он провел пальцем по ее носу и поцеловал его.
        - Потом только ты… и я.
        Мэдди опустила ресницы. Не говоря ни слова, она опустила руки и повернулась, чтобы спуститься по лестнице.
        Их Величество, черт бы его побрал, задержались до шести. К этому времени Кристиан воспринимал все через головокружительное марево изнеможения. Он был опьянен почти до эйфории, он не был уверен, что поступает правильно, но старался держаться более или менее на уровне.
        Мэдди удивляла его. Сотни раз он смотрел на жену и находил ее прекрасной. Своей серебряной простотой, спокойной грацией она очаровывала его. Кристиан гордился ею: она не приседала перед королем, не теряла своей прямоты, не изменяла себе самой. Она даже потратила полчаса на беседу с Веллингтоном. Боже, несомненно, обсуждая с ним что-то политическое! Кристиан мог обернуться и увидеть множество женщин, каждая из которых могла стать его женой. Но невозможно было представить ни одну, кто мог бы пройти рядом с ним через такой прием. Черт возьми, что она не умеет танцевать. Это только делает ее еще более неповторимой.
        Жерво постоянно высматривал Маннинга и Стонхема, но никак не видел их. Можно представить, какие у них лица! Когда кареты начали отъезжать от дверей, оставляя дом наполненным запахом вина и духов, ему хотелось только лечь и позволить блаженной бесчувственности овладеть собой.
        Он смотрел, как Кальвин закрыл дверь и нагнулся, чтобы поднять с пола перо. Мэдди исчезла чуть раньше, и он не винил ее за это. Кристиан настолько устал, что еле шевелился.
        Он поднялся по лестнице мимо салона, где слуги начали уборку. Идти выше не было сил.
        У лестницы появился его лакей. Кивнув, Кристиан отпустил его и прислонился к колонне. Еще один пролет, и Мэдди должна быть там. Ему хотелось лечь рядом с ней и заснуть. Хватит этого странного расстояния между ними.
        Тот поцелуй… У него участился пульс. Этой ночью…
        Собственно говоря, было уже утро. Он про себя улыбнулся и медленно пошел по лестнице.
        В верхнем вестибюле на ковре развернулся веер раннего света из открытой двери гостевой комнаты. Кристиан постоял перед дверью, пытаясь собраться с мыслями. Он вдруг обнаружил, что стесняется войти к собственной жене. Возможно, он сможет притвориться, что не приказал приготовить себе спальню. Или поцелует ее еще раз. Уложит на кровать и поцелует. Во всяком случае, у него было такое желание.
        В комнате он слышал негромкие женские голоса. С усилием приведя свое тело в движение, Кристиан оторвался от стены.
        - Мэдди? - он несколько робко заглянул в дверь без какого-либо разумного предлога или извинения.
        Гостевая комната была оформлена в чисто женском вкусе - в солнечно-розовых тонах. На маленьком пуфе сидела девушка, которую Кристиан никогда раньше не видел.
        Она держала младенца, который бил неловкими ручонками по ленточкам своего чепчика.
        На мгновение у него появилось ощущение, что он не у себя дома. Комната казалась незнакомой, девушка странной, а младенец…
        Он уставился на них.
        - Черт возьми! - воскликнул Кристиан и сделал два шага. На кровати лежало, поблескивая металлическими нитями, бальное платье Мэдди вместе с диадемой и письмом. Он повернулся к девушке:
        - Что это… значит?
        При звуках его голоса ребенок перестал лепетать. Девушка, сидевшая неподвижно, проговорила:
        - Госпожа велела ждать здесь вашу милость.
        Она встала, прижала младенца к плечу и присела в реверансе.
        - Эту маленькую девочку, сэр, миссис Сазерленд оставила мне вчера и велела принести вам.
        Кристиан схватил письмо. Правая рука дрожала и действовала неуклюже. Он разорвал бумагу почти напополам до середины листа и, казалось, не мог сложить половинки. Он не мог заставить себя вникнуть в смысл текста. Он слышал, как произносит что-то невразумительное и впадает в панику, наклоняясь на туалетный столик и пытаясь расправить бумажку. Но слова ускользали, когда он смотрел на них.

«Кристиан, - прочел он. Он видел буквы, сообщающие ему нечто, что он не хотел читать. - Я должна теперь тебя покинуть. Я ошиблась. Твой мир. Свадьба. Незаконны. Аннулированы. Твоя дочь».
        Он закрыл глаза и склонился над запиской. Дыхание, казалось, оставило его, словно от сильного удара в грудь.
        - Вый… да, - сказал он. - В соседнюю комнату. Прочь. Выйди.
        - Хорошо, сэр, - девушка быстро прошла мимо, он слышал, как открылась и закрылась дверь.
        - Мэдди, - думал он, - Мэдди, Мэдди…
        Кристиан дернул звонок. Он хотел пойти за ней, привести назад, объяснить и уже вышел из комнаты на лестницу, захлопнув за собой дверь.
        В соседней комнате немедленно закричал младенец. Этот звук остановил Кристиана. У него мелькнула мысль, что все это - ошибка. Мэдди выслушает его, если он сможет объяснить, что все это ошибка. Это дочь миссис Сазерленд, она должна забрать ее. Вышло недоразумение, несчастное недоразумение.
        Жерво распахнул дверь спальни. Девушка дико взглянула на него. Ребенок встретил его усилившимися воплями.
        - Извините, ваша светлость!
        Девушка стала укачивать ребенка.
        - Она не будет кричать! Она очень послушная, ваша светлость!
        Выражение ужаса в ее глазах заставило Кристиана замереть в дверях. Внезапно плач прекратился. Девушка прислонила младенца к себе, открывая маленькое личико.
        Девочка хныкала. На Кристиана смотрели две наполненные слезами пуговки глаз. Тревожно и внимательно. Лобик сморщился, как будто пассажир вышел из кэба и понял, что это не его остановка.
        Со сверхъестественной силой узнавания и откровения Кристиан увидел самого себя. Не в круглом бледном личике, не в соломинках волосиков, не во всем облике ребенка… Кристиан увидел маленькое недоуменное замешательство, зарождающееся осознание, познание мира - странного и непостоянного; немного дурацкое, беспомощное ощущение того, что, возможно, ты ступаешь на зыбучие пески.
      &