Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Киншоу Эва: " Миг Удачи " - читать онлайн

Сохранить .
Миг удачи Эва Киншоу
        # Карен успешно руководит адвокатской конторой и ждет ребенка от человека, которого любит. И тем не менее решает: лучше быть матерью-одиночкой и во всем полагаться на себя, чем согласиться на брак. Ибо ей предлагают руку, но не сердце. Во всяком случае, так она считает.
        Но что, если на один только миг вообразить, будто все совсем иначе? И не только вообразить, но и поверить в ответную любовь…

1
        - Как вы сказали?
        Ну, можно, конечно, сделать еще дополнительные анализы, но я не вижу необходимости. Судя по вашему рассказу и по результатам теста, сомневаться, не приходится. Поздравляю!
        Карен Торп растерянно посмотрела на врача, женщину лет сорока, и радостное оживление на лице той сменилось тревогой.
        Вы… этого не ждали?
        Никоим образом!- Карен нервно сглотнула.- А вы уверены? Я ведь принимаю таблетки по схеме, вы же знаете.
        Ах, ну да. Я и впрямь прописала вам мини дозу, но ведь общеизвестно, что никакие таблетки не дают стопроцентной гарантии.
        - Но почему? Я ведь строго соблюдала предписания… Ох, нет!- В глазах Карен метнулся испуг.
        Вы что-то вспомнили?- предположила Айрин Кортни.
        - Не так давно у меня был приступ гриппа. Пустячный, из тех, что проходят за двадцать четыре часа,- сказала Карен.- Тошнота, расстройство желудка… Но уже через два дня я снова была как огурчик и, разумеется, выбросила происшедшее из головы. Я тогда просто с ног сбилась: неделя выдалась, не приведи Господи! Вы полагаете, именно тогда таблетки и не оказали нужного действия?
        Очень может быть. Не совсем обычный случай, однако, если вас и впрямь тошнило, препарат был выведен из организма, не успев подействовать. А других симптомов не припомните?- Айрин сочувственно улыбнулась.- Похоже, для вас эта новость - словно гром среди ясного неба.
        Ровным счетом ни на что не могу пожаловаться. А к вам я обратилась только потому, что нарушился цикл. Но со мной такое бывало и прежде… во всяком случае, до того, как я стала принимать таблетки,- поправилась Карен, тяжело вздохнув.- Ну, и какой же у меня срок?
        Недель шесть - восемь.
        Карен извлекла из сумочки ежедневник и быстро подсчитала что-то в уме.
        Да, похоже на то - восемь недель. Но почему меня не тошнит по утрам, например?
        От токсикоза страдают далеко не все и отнюдь не в одно и то же время. Возможно, вы из числа немногих счастливиц. Впрочем, в любом случае некоторое количество неприятных сюрпризов вам обеспечено. Скажем, в один прекрасный день у вас вдруг пропадет аппетит, или, наоборот, вы почувствуете зверский голод. А еще порой накатывает сонливость, апатия…
        Знаю, мне захочется мазать варенье на соленый огурец или нечто в том же роде,- мрачно усмехнулась Карен.- В толк взять не могу: как же это случилось?
        Карен, милая…- Айрин Кортни умолкла и внимательно пригляделась к пациентке.
        Она превосходно знала мисс Торп. Карен занималась юриспруденцией, но офисы их располагались в одном и том же здании. Буквально за несколько лет эта высокая, с негромким голосом, однако уверенная в себе и на редкость умная выпускница колледжа расширила откупленную адвокатскую практику, воспользовавшись стремительным ростом их приморского городка, так что провинциальная сонная контора превратилась в процветающую фирму с превосходной репутацией.
        И все-таки, размышляла Айрин, в вопросе о том, каким образом, возможно, забеременеть, Карен Торп демонстрировала удивительную наивность. До чего странно наблюдать подобное простодушие в молодой женщине настолько рассудительной и компетентной, как мисс Торп.
        Карен, я не хочу совать нос не в свое дело… Но ведь это Майлз, верно?
        Молодая женщина смущенно заморгала. Глаза ее вспыхнули аквамариновым светом, а лицо в обрамлении коротких светлых завитков волос предательски зарумянилось.
        В таком городке, как наш, дорогая, от любопытных глаз ничто и никто не укроется, а уж Майлз Диксон и подавно!- усмехнулась Айрин.- Этот семейство обосновалось здесь одним из первых. На моей памяти Диксоны как крупнейшие землевладельцы всегда входили в местный совет. Кроме того, мне казалось, вы не особо скрытничали.
        Все верно,- снова помрачнела Карен.- Ну, то есть, когда Майлз наконец-то уладил все формальности с разводом, мы сочли, что это наше личное дело и никого другого не касается… Однако особенно отношения наши не афишировали.
        Не сомневаюсь. Да только слухами земля полнится. Майлз - личность весьма популярная, да и вы в толпе не затеряетесь, дорогая моя. Так, значит, ребенок на повестке дня не стоял?
        Нет,- мгновение, поколебавшись, подтвердила Карен.
        Обстоятельства меняют дело, и не мне объяснять это юристу, но…- Доктор Кортни помолчала.- Полагаю, вы и без меня знаете, что есть и другие… варианты.
        О нет!- В аквамариновых глазах отразилась паника.- Другие варианты исключаются целиком и полностью! Мне и в голову не приходило…- Молодая женщина поежилась.- Никогда не смогу на такое пойти.
        Ну что ж, рада это слышать. Как бы то ни было, вам уже…- врач справилась с картой,- двадцать семь лет; возраст для родов вполне подходящий. И вот что я еще вам скажу: сознательно вы, возможно, и не планировали обзаводиться ребенком, однако подсознательно, вполне вероятно, считали иначе…
        Вернувшись в офис, Карен непроизвольно поморщилась: мысль о том, что без ее ведома биологические часы тикают себе да тикают, отнюдь не радовала.
        Она огляделась по сторонам. На стене висели оправленный в рамочку диплом и картины в тяжелых рамах, пол устилал пушистый ковер, у окна красовался антикварный письменный стол красного дерева, которым владелица непомерно гордилась.
        С глубоким вздохом Карен опустилась в кресло и велела секретарше сообщать всем и каждому, что мисс Торп вернется через полчаса. Контора процветала, и, хотя в штат входили два работающих по контракту поверенных, срочно требовался еще один квалифицированный адвокат, способный взять на себя часть дел…
        А ведь сейчас я нуждаюсь в помощи больше, чем когда-либо, размышляла Карен, задумчиво разглядывая одно из изображений в раме. Не полотно, написанное маслом, а аэрофотоснимок жилой застройки на окраине Бак-Фоллза. Именно там-то все и началось…
        Эта земля - некогда здесь размещалась скотоводческая ферма - прежде принадлежала Диксонам. Незадолго до того, как Карен выкупила практику, территорию поделили на участки и начали застраивать жилыми домами. Естественно, возникла необходимость регулировать имущественное вопросы, юридически оформлять приобретение и передачу прав, посредничать между покупателями и семейством Диксон. И этот воистину лакомый кусочек по справедливости достался Карен.
        Молодая женщина просто не могла поверить своей удаче. Хотя слегка огорчилась, когда отец, отношения с которым у Карен всегда складывались непросто, намекнул, что без него, мол, дочка осталась бы в проигрыше. И, как ни досадно, в подробности вдаваться отказался.
        Но Карен смело смотрела в будущее и назад не оглядывалась. Возникали новые участки застройки, новые программы капитального строительства, предусматривавшие сделки с земельной собственностью. Затем ей поручили несколько тяжб, и очень скоро у Карен Торп оказалось такое количество дел, что только успевай поворачиваться!
        В результате преуспевающая юристка обзавелась собственной квартиркой на первом этаже очаровательного трехэтажного особняка, разъезжала в алом спортивном автомобиле. Когда же выкраивала время на отпуск, то могла позволить себе самый экзотический круиз.
        А спустя шесть месяцев после того, как спелый плод упал прямо ей в руки, Карен познакомилась с Майлзом Диксоном лично. До сих пор она имела дело с его проектировщиками, хотя к тому времени уже немало знала о самом Майлзе и его семействе: например, о дедушке, купившем за бесценок изрядный кусок земли. Об обширных плантациях киви и авокадо, также принадлежащих Диксонам, и о роскошном фамильном особняке.
        И вот в один прекрасный день - впрочем, не столько прекрасный, сколько занятой, поскольку Карен не успела даже проглядеть список назначенных консультаций, зазвонил внутренний телефон. Секретарша Джинни благоговейным шепотом сообщила, что явился мистер Диксон - точно в назначенное время!
        Карен на мгновение растерялась, оглядела заваленный бумагами стол, подумала, что и сама выглядит не лучше, и чужим, непривычным голосом попросила Джинни задержать гостя на минуту-другую.
        Как скажете, мисс Торп,- крайне неодобрительно отозвалась та…
        Вернувшись в настоящее, молодая женщина слабо улыбнулась, вспоминая недовольство секретарши. Тогда она, Карен Торп, лихорадочно прибралась на столе, оправила юбку прямого темно-серого платья со строгим белым воротничком, извлекла из ящика стола золоченую пудреницу и критически изучила свое отражение в зеркальце. Собственно, она только, только успела пригладить волосы, освежить помаду и махнуть по щекам пуховкой, как в дверь вежливо постучали.
        В памяти сохранились все мельчайшие подробности, как если бы знакомство с Майлзом состоялось накануне вечером. Она мечтательно закрыла глаза: картины той, первой встречи оживали в ее воображении…
        Мисс Торп - мистер Диксон,- возвестила Джинни, впуская в кабинет посетителя.
        Здравствуйте, мистер Диксон.- Карен встала из-за стола и протянула гостю руку.
        День добрый, мисс Торп,- ответствовал Майлз Диксон, сделав легкое ударение на слове «мисс», и, слегка сощурившись, пожал протянутую руку. Под испытующим взглядом дымчато-серых глаз юристка почувствовала себя крайне неуютно.
        Что было неудивительно! При росте в пять футов и десять дюймов молодая женщина отнюдь не привыкла, чтобы собеседник возвышался над ней как скала. А тут еще эти проницательные глаза на загорелом, выразительном лице и густые, рыжеватые волосы, что так и норовили упасть на лоб! А широкие плечи и узкие бедра, создающие ощущение мужественной, неодолимой силы! Картину дополняли клетчатая рубашка с расстегнутым воротом, брюки цвета хаки и коричневые ботинки.
        Но более всего Карен удивилась тому, что посетитель оказался куда моложе, нежели она ожидала. На вид ему можно было дать лет тридцать пять, никак не больше.
        Пауза затянулась. Адвокат и потенциальный клиент зачарованно глядели друг на друга, напрочь позабыв о времени. Даже Джинни словно приросла к месту.
        Но вот, наконец, Карен опомнилась и мысленно выбранила себя за легкомыслие. С какой это стати Майлз уставился на нее во все глаза, будь он хоть трижды главой знаменитого клана Диксонов?! Молодая женщина отняла руку и любезно предложила:
        Присаживайтесь. Не хотите ли чаю или кофе? Для полдника самое время.- И улыбнулась ни к чему не обязывающей улыбкой.
        Лучше что-нибудь прохладительное, если есть,- отозвался он.
        Хорошо. А я выпью кофе.- Карен уселась за стол и проводила секретаршу взглядом. Полагаю, вы пришли обсудить со мной план жилой застройки, мистер Диксон?
        - Вовсе нет,- лениво отозвался тот. Карен смущенно заморгала: собеседник опять спровоцировал неловкую паузу! Снова ощутив на себе пристальный, испытующий взгляд, молодая женщина почувствовала себя не в своей тарелке. Но за годы адвокатской практики она научилась не торопить события. Пусть даже в первые мгновения урок на миг позабылся, не без самоиронии подумала она.
        Карен выжидательно сложила руки. Во взгляде ее читался вежливый интерес, и не более того.
        - Нет,- повторил гость, улыбаясь краем губ.- Судя по отзывам, вы, мисс Торп, во всех отношениях опытный и компетентный специалист своего дела. То же самое говорил мне и ваш отец.
        Карен тут же внутренне ощетинилась,- как всегда, когда речь заходила об отце. Однако на губах ее по-прежнему играла безразличная улыбка.
        В этот момент возвратилась Джинни. На подносе красовался высокий запотевший бокал с лимонадом, дымящаяся чашка кофе и блюдечко с печеньем. Заметно нервничая, секретарша расставила угощение на столе и снова ушла, явно изнывая от любопытства. Удрученно изогнув бровь, Карен размешала кофе. В конце концов, честность - лучшая политика…
        - Ваше появление здесь произвело впечатление, мистер Диксон, на всех - от секретарши до хозяйки.
        Приношу мои глубочайшие извинения, мисс Торп…- Признание явно позабавило посетителя.

«Мисс» оставьте для Джинни, мистер Диксон,- поспешно оборвала его Карен, слегка раздосадованная тем, что собеседник снова чуть заметно подчеркнул обращение.- Секретарша почему-то считает, будто словечко «мисс» окружает меня неким таинственным ореолом. Сама я предпочитаю, чтобы ко мне обращались просто Карен, Карен Торп. Пусть я не замужем, но мне нет никого дела до того, знают ли об этом окружающие.
        Понятно,- протянул он.- По правде говоря, обращение «мисс» вызывает у меня ассоциации с пансионом благородных девиц. Мне куда приятнее называть вас Карен. Кстати, меня зовут Майлз, я женат, но вскорости сей статус утрачу - вот поэтому я к вам и пришел.
        Карен недоверчиво вскинула взгляд.
        Вам уже доводилось заниматься бракоразводными процессами?- полюбопытствовал Майлз.
        Да, и не раз. Но…- Молодая женщина смущенно умолкла.
        Вы удивлены?- предположил он.- Удивлены потому, что я развожусь с женой, или потому, что обратился с этим делом именно к вам?
        И то и другое, если честно,- призналась Карен.
        Вы знаете мою жену?
        Нет, я с ней не знакома. Но… словом, я видела фотографии в местной газете и слышала, что о ней говорят…
        Карен опять умолкла: услужливое воображение тотчас же нарисовало портрет Линды Диксон. Даже на черно-белом снимке та выглядела ослепительной красавицей. А затем вспомнила, как однажды столкнулась с Линдой в городе, и поняла, что фотография уступает оригиналу.
        И у вас наверняка в голове не укладывается, с какой стати мужчина в здравом уме станет с ней разводиться,- не без горечи предположил Майлз.
        Я этого не говорила, но… Да, наверное, мне и впрямь странно это слышать. Извините, а почему, собственно, я? Мне казалось, у вас есть семейный адвокат, который более подходит для такой роли.
        Есть, конечно. Однако я бы предпочел человека со стороны.
        Если я займусь этим делом,- медленно проговорила Карен, задумчиво сощурившись,- я стану ревностно защищать ваши интересы, мистер Диксон. Но если вы ищете адвоката, который помог бы вам утаить львиную долю имущества и оставить жену ни с чем, предупреждаю заранее: вы ошиблись адресом.
        Напротив, мисс Торп,- невозмутимо ответствовал гость.- Я обратился к вам, поскольку вы обладаете на редкость ясным умом и притом - профессионал самого высокого класса. В то время как наш семейный адвокат уже немолод и былую сметку подрастерял, хотя все мы к нему искренне привязаны. Кроме того, так уж случилось, что сам он души не чает в моей супруге.
        Ох!- Иного ответа в голову молодой женщине просто не пришло.
        К тому же,- продолжал Майлз Диксон,- хоть я и готов отдать жене все, на что она имеет право по закону, я не позволю обобрать меня дочиста, а именно это в ее планы и входит.
        Понятно.
        Карен, а вы феминистка?- небрежно осведомился Майлз.
        Ровно в той же степени, что и большинство женщин,- невозмутимо заверила она.
        А отец ваш придерживается иного мнения.
        Молодая женщина досадливо поморщилась.
        Итак, вы близко знакомы с моим отцом, мистер Диксон, да?
        Достаточно близко, чтобы понять: при всем своем консерватизме он втайне до безумия гордится своей умницей дочкой, несмотря на ее, вопиюще феминистский образ мыслей. - Голос Майлза звучал вполне серьезно, но в серых глазах посверкивали озорные искорки.
        Боюсь, наши с отцом взгляды на феминизм резко расходятся,- посетовала Карен. И не в силах противиться искушению, спросила: - Выходит, вы хорошо его знаете, мистер Диксон?
        Мистер Торп был близким другом моего отца. Они вместе служили в армии. Разве он вам не рассказывал?
        Да, но я не подозревала, что папа общается и с вами. Кажется, ваш отец умер несколько месяцев назад? Примите мои соболезнования.
        Да, и на его похоронах мистер Торп упомянул о вас.
        Понятно. Стало быть, ярлык заядлой феминистки вас не отпугивает?
        Я не сказал, что одобряю дискриминацию женщин,- ответил Майлз.- Кстати, вам известно, что ваш отец однажды спас жизнь моему?
        До чего тесен мир!- разочарованно вздохнула Карен.- Вот почему вы остановили на мне свой выбор! Должна признаться, что предпочла бы заслужить ваше доверие иначе, но…- губы ее изогнулись в невольной улыбке,- знаю, что прозвучит это жалобой капризной ультра феминистки.
        В течение короткой паузы, пока собеседники обменивались весьма скептическими взглядами, Майлз Диксон обнаружил, что против воли заинтригован. Нет, эту особу нельзя было назвать сногсшибательной красоткой. Симпатичное личико, бледная, гладкая кожа, высокая, хрупкая, но изящная фигура. Все прочее - ничего особенного… Хотя, тут же поправил себя Майлз, еще есть удивительные глаза, в которых читались невозмутимое спокойствие, бескомпромиссная порядочность и острый ум.
        Вы заслужили мое доверие уже тем, как взялись за это дело,- заговорил Майлз, обрывая затянувшуюся паузу.
        - Спасибо,- просто ответила Карен.
        Надеюсь, я вас убедил, и вы возьметесь за мой бракоразводный процесс?
        Я…- Мгновение, поколебавшись, Карен пододвинула к себе блокнот.- Да. Полагаю, вам известно, что развод оформляется не раньше, чем истекут двенадцать месяцев с момента регистрации раздельного проживания, хотя урегулировать имущественные вопросы можно заранее…
        Да. Собственно говоря, мы живем раздельно вот уже больше года.
        Карен кивнула.
        Как насчет детей, мистер Диксон?
        Есть сын. Ему шесть… почти семь.
        Вы намерены требовать права попечительства?
        Нет, разве что моя бывшая супруга станет намеренно препятствовать нашему с Диком общению. Вы хотите особо оговорить этот пункт?- невозмутимо осведомился Майлз.
        Карен отложила ручку и нервно забарабанила пальцами по столу.
        Видите ли, юридические баталии за право попечительства наносят непоправимый вред тому, ради кого, якобы, все это затевается, то есть ребенку. В войне между родителями ребенок как бы разрывается надвое. И, хотя не мое это дело, я всегда почитала моральным долгом указать, что в данном вопросе обе заинтересованные стороны обязаны вести себя достойно и стараться решить проблему миром, предпочтительно промеж себя.
        Как раз это и входит в мои планы,- подтвердил Майлз.
        Отлично. Тогда, если ваше намерение развестись твердо, давайте сразу же и приступим к «дележке» - почему бы не назвать вещи своими именами?
        Карен нарочно взяла шутливый тон, но при этом зорко следила за реакцией собеседника. Хотя в двадцатом веке несходство характеров является достаточным поводом для развода, процесс раздела имущества зачастую оборачивается испытанием мучительным и головоломным, точно так же, как встарь,- попытки установить, кто же виноват. Так что зачастую люди предпочитают дважды подумать, прежде чем совать голову в петлю.
        Не беспокойтесь, Карен, решение мое окончательно и бесповоротно,- заверил ее Майлз.- А делить мы будем вот что…
        Полчаса спустя молодая женщина вынуждена была признать: клиент ее обладает острым, как бритва умом и знает собственность семейства Диксон, словно свои пять пальцев. И еще: миссис Диксон, которой очень скоро предстояло называться «бывшей миссис Диксон», будет прекрасно обеспечена.
        Ну что ж,- подвела итог Карен,- вы распорядились имуществом более чем справедливо. Не думаю, что Линда Диксон станет это оспаривать.
        Вот здесь вы ошибаетесь.
        Карен вопросительно посмотрела на него.
        Линда заставит пересмотреть все оценки и станет выдвигать крайне любопытные требования. Я в этом ни минуты не сомневаюсь. А ваше дело - вовремя хлопнуть ее по рукам.
        Карен непроизвольно вздрогнула: в тоне Майлза ей вдруг почудилась холодная, неумолимая жестокость. Впрочем, продолжать разговор клиент не стал и вскоре распрощался.
        Она проводила взглядом темно-серый джип и, хотя ее это нимало не касалось, поневоле задумалась: чем же навлекла на себя немилость рассудительного красавца-мужа Линда Диксон? Можно, конечно, предположить, что инициатором развода выступила она, а не он, размышляла Карен, опуская занавеску. Но это казалось как-то уж очень сомнительным…
        В течение последующих двенадцати месяцев не произошло ровным счетом ничего, что заставило бы молодую женщину изменить мнение.
        Линда и впрямь яростно отстаивала все, представлявшее хоть маломальскую ценность: ставила под сомнение истинную стоимость фондов и акций «Диксон энд компани», оспаривала права собственности на дом, мебель, картины. И даже попыталась отобрать черного дога по кличке Мерлин, которого якобы купила еще щенком. Карен приходилось сражаться за каждую мелочь, решительно отметая в сторону нелепые притязания.
        Как ни странно, единственное, в чем Линда повела себя достойно и рассудительно, так это в вопросе опеки над сыном. Майлз Диксон получил практически ничем не ограниченное право общаться с маленьким Диком.
        Но вот, наконец, все формальности были улажены, развод утвержден. И в этот знаменательный день Майлз Диксон обратился к Карен с нежданным предложением:
        Отличная работа! Можно в честь такого случая угостить вас ужином?
        Молодая женщина скептически изогнула бровь, и от взгляда собеседника это не укрылось.
        Карен, если вас мучает совесть, так ведь отныне я - свободный человек. Кроме того, сдается мне, вы заслужили, по меньшей мере, королевский пир и бутылку самого лучшего шампанского, что только найдется в городе. Сражаться вам пришлось не на жизнь, а на смерть. Должен же я хоть чем-то вознаградить доблестную воительницу!
        Карен с трудом сдержала смех.
        Честно признаюсь, бывали дни, когда я думала: да отдай ты ей хотя бы этого чертова пса!
        Мерлин ростом не уступит пони,- рассмеялся Майлз.- Как Линда собиралась держать его в сиднейской квартире, у меня просто в голове не укладывается.
        Ну что ж, приглашение принимается,- кивнула она после минутного размышления.
        Но одним ужином дело не закончилось. За столом Майлз с несвойственной ему робостью проговорил:
        Карен, мне очень хотелось бы увидеться снова.
        Она завороженно глядела на спутника сквозь дрожащее пламя свечи. Однако в аквамариновых глубинах глаз читалась настороженность.
        Но только если вы сами этого хотите. Видите ли, я не считал себя вправе заводить об этом речь раньше. Однако я уже не первый месяц думаю о вас днем и ночью.
        У Карен перехватило дыхание. Сколько раз за последние месяцы она с тоской признавалась себе: да, ее неодолимо влечет к этому человеку! Ах, если бы Майлз не был ее клиентом! И этот развод… Долгими бессонными ночами Карен ворочалась в постели, не смыкая глаз, прислушивалась к глухому шуму моря под окнами и гадала: что думает о ней Диксон?
        Боюсь, у меня та же проблема,- медленно проговорила она.
        В таком случае, ты крайне умело это скрывала,- усмехнулся Майлз, переходя на
«ты».
        Пока работаешь с клиентом, воли чувствам давать нельзя: это называется вести себя непрофессионально. Кстати, ты тоже ни словом себя не выдал.
        Майлз поморщился, но возражать не стал. И ловко сменил тему:
        Карьера очень много для тебя значит, верно?
        - Да.
        Вот поэтому ты слегка встревожена и напугана?- Бывший клиент ласково накрыл ее ладонь своей.
        Нет. Наверное, ты просто застал меня врасплох. Я, знаешь ли, не особо опытна…
        Ерунда. Если бы ты только знала, сколько неизъяснимой прелести таит в себе твоя кроткая невозмутимость!.. Пройдемся вдоль моря?- неожиданно предложил Майлз.
        Пляж начинался через дорогу, так что Карен охотно согласилась. Там они сбросили обувь и побродили немного по мелководью. Одной рукою Карен придерживала край длинной цветастой юбки, не замечая, как жадно глядит спутник на ее стройные ноги. А затем они присели на скамью на поросшем травою мысу и долго следили за огнями уходящего вдаль корабля.
        К удивлению Карен, им нашлось, о чем поговорить. Майлз рассказал про своего прадеда, как тот приехал в Новую Зеландию с несколькими фунтами в кармане и собственным трудом сколотил изрядное состояние. А затем завел речь о сыне. Дику уже исполнилось семь, мальчик мог похвастаться исключительно высоким коэффициентом умственного развития и редкостным талантом находить неприятности на свою голову. Поведал он и о расширении плантаций.
        Карен охотно отвечала собеседнику. Скованность и чувство неловкости постепенно исчезли, и вот уже молодая женщина принялась рассказывать про школьные годы, про то, как впервые заинтересовалась юриспруденцией, про университет и свою семью.
        Карен Торп выросла в Блаффе, расположенном примерно в двухстах милях от Бак-Фоллза. Там же, в Блаффе, находился университет и процветающее агентство отца: мистер Торп торговал сельскохозяйственным оборудованием. А заодно беззастенчиво помыкал женой и пытался подчинить себе дочь.
        - Тиранство отца только подстегнуло твое честолюбие?- предположил Майлз.
        - Наверное,- чуть заметно поморщилась Карен.
        С таким уровнем интеллекта, как у тебя, в жизни пробиться нетрудно.
        Увы, интеллект не всегда считается достоинством.
        Майлз обнял ее за плечи.
        Умница-студентка отпугивала всех ухажеров?
        Карен замерла: первое прикосновение застало ее врасплох. От близости Майлза голова пошла кругом и неожиданно пришло осознание того, что с этим человеком ей уютно и хорошо. Карен вдруг отчаянно захотелось прижаться к нему, всем своим существом ощутить тепло сильного мужского тела.
        Пожалуй,- призналась она, наконец.
        А вот меня твой ум приворожил,- прошептал Майлз. И неожиданно для самого себя взял да и поцеловал свою спутницу.
        Губы его оказались сухими и прохладными, и Карен потянулась им навстречу - чувства наконец-то взяли верх над разумом. Страсть, которую она тщетно пыталась обуздать на протяжении двенадцати месяцев, властно объявила о себе, и пылкий, чувственный поцелуй стал для обоих источником несказанного наслаждения.
        Карен провела пальцем по его колючей щеке, удивляясь несходству с собственной нежной кожей. Мысль о том, что Майлз вполне способен обхватить ее талию широкими, сильными ладонями, кружила голову, точно дорогое вино, еще сильнее распаляя желание.
        Объятия первого в ее жизни мужчины, упоительное ощущение близости разбудили в ней пламя, заставившее позабыть и пляж, и скамью, и парк. Один-единственный маяк освещал ей ночь - Майлз Диксон и растревоженное им возбуждение.
        Когда поцелуй наконец-то прервался, Карен с трудом перевела дыхание. А Майлз хмыкнул.
        - Не ждала, что мы запалим этакий фейерверк?
        - А я почему-то ждал.
        Две недели спустя они стали любовниками.
        Снова вернувшись в настоящее, Карен откинулась на спинку кресла и накрыла ладонью живот.
        Вот уже шесть месяцев продолжался ее роман с Майлзом Диксоном. В течение этого времени она наслаждалась безоблачным счастьем, но сила взаимного влечения всякий раз заставала ее врасплох.
        Да и самого Майлза трогательная хрупкость Карен и матовая бледность ее нежной, точно атлас, кожи неизменно завораживали. Снова и снова переживали они апофеоз страсти, подобный которому и представить было трудно.
        При этом влюбленные не принимали на себя никаких обязательств. Карен по-прежнему все свои силы отдавала работе, и, если не могла составить Майлзу компанию, тот и не думал возмущаться. Она стала частой гостьей в фамильной усадьбе Диксонов. Познакомилась с маленьким Диком, а еще с Салли, незамужней тетушкой Майлза, и убедилась, что дом и хозяйство держатся исключительно на этой достойной особе. Карел легко подружилась с Мерлином. Несмотря на размеры и свирепый вид, пес буквально излучал добродушие.
        По негласному уговору Карен никогда не оставалась в усадьбе до утра, хотя Майлз зачастую ночевал в ее квартирке. Но молодая женщина вовсе не ощущала себя обойденной. Напротив, при ином раскладе она бы непременно мучилась угрызениями совести. Однако бывали моменты, когда ее охватывало смутное беспокойство…
        До чего странно - беременность словно расставила все точки над «i». Карен рассеянно чертила ручкой по листу бумаги и задавала себе вопросы, которые следовало сформулировать много месяцев назад. Например, куда все это приведет?
        Может быть, тревожное ощущение объяснялось тем, что она, как ни парадоксально это звучит, хотела большего? Да, Карен поначалу казалось, что эти ни к чему не обязывающие отношения идеально сочетаются с ее карьерой. Но так ли это было на самом деле? Каково ей придется, если Майлз вдруг решит порвать с ней? Что, если она всего лишь временная замена Линды, и в ее объятиях Майлз пытается позабыть пережитую трагедию? И что же такого натворила эта Линда, чтобы подтолкнуть мужа к разводу?
        Карен отложила ручку и задумалась: и как это ее, Карен Торп, угораздило оказаться в подобной ситуации? Удалось бы ей предотвратить беду, если бы она вовремя распознала опасность? Дело было в том, что она никогда еще не попадала в ловушку эмоциональной зависимости. Да и как Карен могла предположить, что ее отношения с мужчиной станут развиваться именно в таком ключе. Она, верно, обезумела!
        Даже если закрыть глаза на нежданную беременность, проблема заключалась в том, что Майлз Диксон и впрямь стал очень много для нее значить, пусть сама она не желала в этом признаться даже себе. Но, к сожалению,- тут Карен болезненно поморщилась,- было абсолютно непонятно, какое место занимала в его жизни она, Карен Торп.
        Хорошо еще, что Майлз отправился по делам в Уэллингтон. У нее есть целая неделя на обдумывание!
        Зазвонил телефон, и молодая женщина устало провела ладонью по лицу. Получасовой перерыв на ланч истек, и сейчас на нее обрушится лавина сообщений.
        Но в трубке раздался знакомый голос:
        Карен, давай завтра поужинаем вместе? Я все еще в Уэллингтоне, но задерживаться до конца недели не намерен.
        Хорошо,- согласилась она.
        Что-то не так?
        Карен потрясло, что Майлз по едва уловимым модуляциям голоса сумел безошибочно догадаться о ее настроении.
        Нет, все в полном порядке. Просто с ног валюсь от усталости.
        Тогда в половине восьмого увидимся?
        Да, я… с удовольствием. Пока.- Карен положила трубку и на мгновение зажмурилась. Неделя, в течение которой она рассчитывала возвести надежные укрепления, внезапно сократилась до одной ночи.

2
        Назавтра, к половине восьмого, Карен уже привела и себя, и квартиру в состояние
«полной боевой готовности».
        Она накрыла стол на веранде, в очередной раз порадовавшись тому, что квартира расположена на первом этаже. Вечер выдался изумительный, заходящее солнце окрашивало залив в переливчатые, золотисто-розовые тона, зажигало тысячами огней пену прибоя.
        Но не пейзажем любовалась Карен. Стоя перед зеркалом в спальне, она придирчиво изучала собственное отражение. На ней было длинное, до полу, платье из кремового шелка. Скроенное по косой, оно мягко колыхалось при каждом движении и при этом превосходно скрывало фигуру: именно поэтому Карен его и выбрала. Наряд дополняли золотистые босоножки. Зачесанные назад волосы не скрывали золотых сережек в форме колец…
        Тут в дверь позвонили. Карен бросилась открывать. На пороге стоял Майлз. Впрочем, почему Майлз? Пусть будет загадочный незнакомец в черном костюме…- Мисс Торп?
        - Да. Что вам угодно?- чопорно отозвалась хозяйка, с замирающим сердцем вступая в игру.
        Я хотел бы войти.
        Сдается мне, я вас не знаю.
        Это дело поправимое,- вкрадчиво произнес гость.
        У меня есть выбор?
        По правде говоря, никакого.
        Понятно.- Карен прерывисто вздохнула. Что ж, тогда проходите.

«Незнакомец» переступил через порог и подождал, пока хозяйка закроет за ним дверь. А затем сомкнул объятия и жарко зашептал:
        Вы словно меня ждали, мисс Торп.
        Нет, не вас. Другого,- пролепетала она.
        Я постараюсь заменить его…- Чуткие пальцы скользнули по ее щеке.
        Карен чуть заметно вздрогнула. Взгляды влюбленных встретились, а затем и их губы.
        Когда поцелуй прервался, Карен едва устояла на ногах. Поддержав свою даму под руку, «незнакомец» повел ее в спальню. Там он осторожно потянул вниз «молнию» на спине платья - и кремовый шелк упал с плеч Карен. Мужчина в черном завороженно следил за тем, как платье соскальзывает все ниже… и вот оно уже, зашелестев, мягко легло на пол.
        Теперь внимание гостя сосредоточилось на изысканном, пепельно-розовом лифчике и узких трусиках-бикини с крохотным серебристым бантиком.
        - Мисс Торп,- «незнакомец» заглянул в аквамариновые глубины ее глаз,- удовлетворите мое любопытство. Когда вы выступаете на судебном заседании с присущим вам безупречным профессионализмом, сознают ли ваши коллеги, какое на вас восхитительное белье? Карен облизнула пересохшие губы.
        - Я его… не всегда ношу. «Незнакомец» чуть заметно улыбнулся.
        Выходит, вы специально принарядились для того счастливца, которого ожидали нынче вечером?
        Да,- еле слышным эхом откликнулась она.
        Так он мечтает видеть в вас сладострастную обольстительницу?
        Карен потупилась.
        Или, может, вы сами хотите стать для него сладострастной обольстительницей, мисс Торп?
        И снова она промолчала, но на этот раз бросила на него призывный взгляд из-под ресниц.
        Ответ истинной феминистки,- протянул мужчина в черном.- Но от имени вашего поклонника скажу, что не позволю вашим стараниям пропасть втуне.- Гость картинно снял пиджак и ослабил галстук.
        Но дальше этого «незнакомец» не пошел. Он снова заключил свою даму в объятия и припал к ее губам долгим, самозабвенным поцелуем. И только потом взялся за застежку ее лифчика.
        У меня есть право высказаться?- томно осведомилась Карен, отстраняя его руку.
        Суд внимательно слушает,- заверил ее «незнакомец».
        С легкой улыбкой она развязала его галстук, отшвырнула досадную помеху на кровать и принялась расстегивать пуговицы рубашки.
        Так вот какой ответ вы имели в виду! прошептал он.
        Могу я задать встречный вопрос?
        Мэм, у ответчика возражений нет.
        Отлично. Ощущаете ли вы себя неотразимым обольстителем, сэр?- Глаза ее лукаво блеснули, когда она запустила руку под рубашку, провела ладонью по его груди, а затем скользнула вниз по упругому, мускулистому торсу к поясу брюк.
        С каждой минутой все больше, мисс Торп,- серьезно ответил гость.
        Руки Карен снова легли на его широкие плечи и беззастенчиво стянули вниз накрахмаленную белую рубашку. Загорелая кожа казалась гладкой на ощупь. И молодая женщина, склонив голову, коснулась губами впадинки у основания его шеи, одновременно высвобождая рубашку из брюк. И снова точеные пальцы на секунду замерли у пояса.
        Можно, теперь я?- осведомился гость голосом глухим и прерывистым.
        Суд внимательно слушает,- прошептала она. В аквамариновых глазах блеснуло неприкрытое торжество.
        Больше они не произнесли ни слова, хотя Карен трепетала при каждом прикосновении его рук к обольстительным округлостям грудей, к плавным изгибам бедер. Близость сильного, мускулистого тела будила в ней целую бурю чувств, так что хрупкая, точно фарфоровая, фигурка растворялась и таяла во всепоглощающем пламени страсти. И вот тела их сплелись в упоительно-чувственном ритме. К моменту потрясающего по силе финала оба задыхались от восторга.
        Что за дешевые шуточки насчет моего белья и зала заседаний, мистер Диксон.- Карен теснее прижалась к «незнакомцу», склонив голову ему на грудь.
        Майлз негромко рассмеялся, погружая пальцы в шелковистые кудри.
        Я сразу понял, что был не прав: ты меня просто испепелила взглядом на месте. Но из роли не вышла! Более того, умудрилась побить меня моим же оружием.
        Карен фыркнула.
        А ведь я тебя и впрямь в первый момент не узнала. Никогда не видела тебя при таком параде!
        С конференции я поехал прямиком в аэропорт. Собственно говоря, я и дома-то еще не был.
        Правда?- И Карен закусила губку.
        - А что такое?- мягко спросил он. Карен приподнялась на локте, так, чтобы видеть его глаза, и спросила:
        А ты предполагал, что спустя шесть месяцев мы по-прежнему будем сводить друг друга с ума?
        Заранее предсказать было трудно,- задумчиво отозвался он.- Но жаловаться мне не на что. А тебе?
        Карен досадливо тряхнула головой: происходящее изумляло ее до глубины души. Она, будущая мать, самозабвенно наслаждается упоительными любовными играми! Не следует ли ей меньше думать о чувственных удовольствиях и больше - об ответственности?
        Карен…
        Я тоже ничего не знала заранее, но, как и ты, не жалуюсь,- весело заверила она.- А вот сейчас я поведу себя самым, что ни на есть традиционным, не подобающим феминистке образом. Ты лежи, а я принесу тебе прохладительного. А затем приму душ и позабочусь об ужине.
        Карен попыталась, было встать, но сильные пальцы сомкнулись на ее запястье.
        Душ можно принять и вместе - для нас это не впервой. А потом я помогу тебе с ужином.
        Ну, уж нет,- не замедлила она с ответом.- Делай, как сказано, и без вопросов, пожалуйста!
        Карен высвободила руку, небрежно чмокнула Майлза в щеку и, бросив лукавый взгляд через плечо, скрылась за дверью.
        В действительности же ее мучило чувство вины. Что она за лицемерка и лгунья такая: ведь предложила Майлзу полежать и расслабиться только затем, чтобы он не последовал за нею в ванную и не рассмотрел ее фигуру при ярком свете!
        Но рано или поздно глава семейства Диксон все равно узнает, напомнила себе Карен. Так зачем откладывать? Затем, что ей было страшно… Карен понятия не имела, как Майлз отреагирует на новость. Очень может быть, что ее избранник видел в ней лишь сексапильную партнершу, и не более… И возможно, именно разумно выдержанная дистанция, не говоря уже о пресловутой независимости Карен, придавали их роману, в глазах Майлза, новизну и свежесть.
        К ужину Карен приготовила тушеное мясо с рисом, приправленное карри,- любимое блюдо Майлза,- а также экзотический салат с креветками. Оглядев накрытый на веранде стол, Майлз восхищенно присвистнул. Он уже принял душ и переоделся в майку и шорты, извлеченные из дорожной сумки.
        В ведре со льдом загадочно поблескивала бутылка. Но едва Майлз потянулся к ее бокалу, как Карен поспешно возразила:
        - Нет-нет, спасибо. Мне минеральной воды. Мгновение он вглядывался в ее лицо, затем пожал плечами. Карен вообще предпочитала безалкогольные напитки, но, когда они ужинали вместе, выпивала бокал-другой. Заподозрил ли Майлз что-нибудь?
        Что, завтра тяжелый день?- сочувственно спросил он, наполняя свой бокал.
        Нынче все дни тяжелые,- с облегчением вздохнула Карен.
        А темп сбавить не собираешься?- полюбопытствовал Майлз, приступая к еде.
        Нет,- задумчиво протянула она. И вдруг, ни с того ни с сего, накатил приступ тошноты, голова, закружилась, ладони увлажнились.- Но… но я подумываю нанять еще одного квалифицированного адвоката.
        Хорошо бы. Тогда ты смогла бы поехать со мною вместе.
        Карен недоуменно уставилась на него.
        Ну, одна из причин, почему я вернулся раньше, заключается в том, что я решил слетать на Гавайи,- принялся объяснять Майлз. Через пару дней там начнется конференция, посвященная культивированию и переработке тропических фруктов. Вот я и подумал, что разом убью двух зайцев, если ты…
        Сейчас никак не получится, прости,- поспешно перебила она его.- Да и в любом случае на развлекательную поездку это никак не тянет,- отмахнулась Карен, с отвращением уставившись в собственную тарелку.
        О, полагаю, мы бы нашли время… поразвлечься.
        Но услужливое воображение уже нарисовало ей несколько малоприятных картинок. Вот она слоняется по гостиничному номеру взад-вперед, не зная чем себя занять, пока Майлз решает свои проблемы. Вот она смиренно благодарит своего «повелителя» за чудом выдавшуюся минутку для «развлечения».
        Карен деланно равнодушно пожала плечами.
        К сожалению, даже при наличии делового партнера у меня вряд ли останется время на кругосветные перелеты.
        Майлз отодвинул, пустую тарелку, откинулся на спинку кресла и сцепил руки за головой.
        - Ну что ж, я не настаиваю.- Ты надолго едешь?
        На три недели.
        Карен растерялась. С начала знакомства они почти не расставались, а теперь вот предстоит разлука столь нешуточная!
        Да ты, похоже, целую стаю зайцев вознамерился перебить!
        Я тут надумал, так сказать, расширить сферы влияния. Заняться еще и выращиванием ананасов. Но прежде чем делать на них ставку, следует изучить рынок.
        А разве киви и авокадо недостаточно?- удивилась Карен.
        Цены на киви крайне неустойчивы. А что до авокадо, уж больно капризная это культура. Всегда хорошо иметь что-нибудь про запас.
        Ну что ж, удачи тебе!- Карен встала и принялась собирать тарелки. Свою порцию она так и не доела.
        Майлз пристально следил за каждым ее движением, однако в дымчато-серых глазах не удавалось прочесть ровным счетом ничего.
        Что-то не так?- робко осведомилась Карен.
        Все в порядке,- заверил ее Майлз, слегка задержавшись с ответом.- Кстати, о кофе…
        Уже несу, мистер Диксон. Нет, помогать мне не нужно.
        Ей изрядно повезло, что Майлз остался на веранде. Пока она варила кофе, предательская тошнота накатила с удвоенной силой, так что ей пришлось со всех ног ринуться в ванную.
        Вот вам и токсикоз!- посетовала Карен, прижимаясь щекой к холодному зеркалу. Но с какой стати именно сегодня?
        Выждав пару минут, чтобы убедиться, что тошнота прошла, она осторожно вернулась в кухню. По счастью, Майлз все это время сидел в кресле на веранде, вытянув ноги и любуясь морем.
        Кофе подано,- объявила хозяйка дома, расставляя чашки.
        Наступила тишина. Карен осторожно потягивала кофе: а вдруг и этот напиток вызовет бурную реакцию организма? Нервы ее были напряжены до предела, а тут еще атмосфера с каждой минутой ощутимо накалялась…
        Ты видишься в Уэллингтоне с Линдой?- не подумав, спросила она.
        Майлз пристально посмотрел на нее.
        Случается. А что?
        Просто любопытно.- Карен пожала плечами.- Как ей живется?
        Линда,- подчеркнуто вежливо произнес Майлз,- в данный момент с головой окунулась в светскую жизнь и развлекается от души - словом, с лихвой воздает себе за годы
«тюремного заключения». Ведь именно так она воспринимала нашу совместную жизнь.
        Ей не нравилось… не нравилось жить в твоем доме?- изумленно захлопала ресницами Карен.
        Нет. Линда плакалась, что чувствует себя там погребенной заживо.
        Но… О, Боже мой!- Карен отвела взгляд.
        Скажи вслух, я не обижусь.
        Она набрала в грудь побольше воздуху и выпрямилась: снисходительный тон Майлза задел ее за живое. В конце концов, если у кого-то и есть право на любопытство, так уж в первую очередь у нее!
        Я просто подумала, что разумнее было бы разузнать о привычках и вкусах друг друга чуточку подробнее, прежде чем меняться кольцами,- сказала Карен.
        Ах, как ты права!- издевательски протянул Майлз.- Однако если бы ты увидела Линду воочию, ты бы, возможно, и поняла, что бывают случаи, когда подобные пустяки утрачивают значение.
        Мне… мне как-то довелось с ней столкнуться,- выпалила Карен.
        Тогда, наверное, пояснения излишни?- Дымчато-серые глаза насмешливо сощурились: похоже, Майлз издевался над самим собой.
        Излишни, вздохнула Карен, вспоминая волну платиновых волос, васильково-синие глаза в обрамлении длинных ресниц, точеный аристократический носик и золотистый загар. Мини-платье практически не скрывало роскошных форм. Неприступная надменность каким-то непостижимым образом сочеталась в Линде с зазывной игривостью. Ну, где уж тут мужчине устоять!
        Понятно,- отозвалась Карен.
        Как по адвокатски сдержанно это прозвучало,- невесело усмехнулся Майлз.
        Майлз…- Молодая женщина умолкла, сдержав готовый прорваться поток слов: «Майлз, я беременна. Вот потому расспрашиваю тебя о Линде. Я, конечно, сама виновата, но… как ты считаешь, что нам делать?»
        Карен…- напомнил он о себе.
        Я устала. Завтра у меня трудный день, вот и все.
        Он иронически приподнял бровь.
        Выгоняешь?
        Я этого не говорила,- устало произнесла хозяйка.- Но, похоже, мы друг другу и впрямь наскучили.
        Есть такая поговорка: днем повеселишься не в меру, к ночи наплачешься.
        Избавь меня от нравоучений, Майлз, я тебе не семилетний сын!- не на шутку возмутилась Карен.- И вообще, ты первый начал.
        Уточняю: Дику уже восемь, а ты мне охотно подыгрывала. Впрочем,- он встал и чмокнул ее в лоб,- пока ситуация не вышла из-под контроля и не завершилась пресловутой семейной сценой, пожелаю ка я вам доброй ночи, мисс Торп.
        Майлз постоял немного, выжидательно глядя на молодую женщину сверху вниз. Но Карен лишь вызывающе вскинула подбородок. Тогда он развернулся на каблуках и вышел.
        В ту ночь ей никак не удавалось заснуть. Глаза были сухи, но сердце сжималось от боли.
        Впервые в жизни Карен, образцовая хозяйка, не помыла посуду и даже со стола не убрала. Сама мысль о том, что надо как-то распорядиться остатками еды, казалась просто кошмарной. Но еще тяжелее становилось при воспоминании о том, как плачевно закончился вечер.

«Пресловутая семейная сцена»,- убито повторяла Карен. А с чего, собственно, все началось? Атмосфера накалилась еще до того, как речь зашла о Линде. Видимо, камнем преткновения послужила поездка. Но ведь Майлз заговорил о ней так неожиданно, хотя наверняка знал, что деловая конференция для Карен особого интереса не представляет! А может, он просто решил обзавестись более сговорчивой любовницей - из тех, что сломя голову мчатся на зов, стоит щелкнуть пальцами? Молодая женщина вздрогнула: сердце, словно сдавила ледяная рука.
        А что еще оставалось думать, учитывая очевидное отвращение мистера Диксона к всевозможным семейным разборкам и явное нежелание обсуждать с ней бывшую супругу? И как бы Майлз отреагировал, если бы узнал, что на самом-то деле его дама мечтает вовсе не о кругосветных перелетах. Ее мысли были заняты одним: как бы теснее прижаться к нему, наслаждаясь теплом и чувством защищенности, выбросить из головы всевозможные проблемы ив свое удовольствие подбирать имя для малыша.
        Карен вздохнула и впервые с тех пор, как узнала о беременности, позволила себе пофантазировать. Девочка? Ну что ж, девочка - идеальный вариант, учитывая, что сын у Майлза уже есть. Но с другой стороны, вдруг Дик, мечтает о братике? Впрочем, если ребенка придется растить самостоятельно, с девочкой, наверное, будет все-таки полегче… Что за чепуха!- выбранила себя Карен. Пол ребенка уже задан. Заказы не принимаются!
        Пару дней спустя, в субботу утром, к Карен заглянула Айрин Кортни. За это время Майлз ни разу не дал о себе знать - возможно, и впрямь улетел на Гавайи.
        - Ну, как самочувствие?
        Не знаю,- опасливо отозвалась Карен.- Заходите, присаживайтесь. Сдается мне, у меня началась-таки «утренняя тошнота», но… почему-то вечером, после того как я поела карри, так что…
        Индианки, знаете ли, добавляют карри в любое блюдо, и ничего. А тошнота по вечерам - дело обычное,- рассмеялась Айрин.- Добро пожаловать в клуб страдающих токсикозом!
        Все началось так неожиданно,- поморщилась Карен.- Премерзкое состояние, должна вам признаться, но, как только тошнить перестало, я снова почувствовала себя относительно хорошо. И с тех пор приступы не повторялись, хотя…
        Это нормально. Кстати, в первый раз УЗИ полагается делать на восемнадцатой неделе. Я все для вас организую. Но если вы предпочитаете перейти под наблюдение акушера, могу порекомендовать очень хорошего специалиста.
        Карен глядела на собеседницу, лихорадочно размышляя: у Айрин Кортни четверо детей, к Айрин она искренне расположена, Айрин - превосходный врач и уже знает тайную подоплеку этой беременности.
        А надо ли?- с сомнением протянула будущая мама.- Я бы предпочла наблюдаться у вас.
        Карен умолкла и заметно побледнела: ей представилось суматошное будущее в окружении чужих людей. Непрерывная серия обследований, клиники, нескончаемые осмотры…
        Айрин сочувственно покачала головой. Она понимала, что творится в душе Карен, привыкшей ревниво оберегать личную жизнь от нескромных взглядов.
        Давайте мы вот как поступим,- предложила врач.- Свяжемся с акушером, чтобы он имел вас в виду, а вести беременность буду я. Акушер посмотрит вас пару раз, ознакомится с результатами обследований - ведь ему принимать роды, в конце концов! Так мы застрахуемся от любых непредвиденных обстоятельств. Но, скорее всего, услуги акушера понадобятся вам только на последнем этапе.
        Спасибо,- облегченно вздохнула Карен.- Понимаете, для меня это все настолько внове…
        Догадываюсь,- улыбнулась Айрин.
        Я так увлеклась карьерой, что ничего вокруг не виде…- Карен умолкла на полуслове и пожала плечами.- Да, собственно говоря, дело не в работе. Просто я единственный ребенок. Ни тетушек, ни дядюшек, ни двоюродных сестер-братьев.
        Ваши родители тоже единственные дети в семье?
        Да. Так что мне никогда не приходилось иметь дела ни с будущими матерями, ни с новорожденными. С подругами по колледжу я утратила связь еще до того, как они обзавелись детишками. Я… наверное, я всегда держалась слегка особняком,- невесело добавила Карен.
        - А отцу ребенка вы сказали? Наступило неловкое молчание. Айрин первой оборвала паузу, решительно объявив:
        Вы меня простите, но, если наше общение не сводится к официальным отношениям между пациенткой и врачом…
        Нет,- поспешно отозвалась Карен.- То есть да. Да, я очень дорожу вашей дружбой, Айрин. Под словом «нет» имелось в виду то, что Майлзу я еще ничего не говорила. Я виделась с ним только раз, пару дней назад… и просто не нашла в себе сил признаться.
        Лучше собраться с духом, да и выложить все начистоту.- Айрин удрученно покачала головой.- Знаю: советы давать куда как легко! А ваши родители?
        Мама всегда мечтала о том, чтобы я вышла замуж и обзавелась детьми,- медленно проговорила Карен.- И отец тоже, хотя побуждения его я одобрить никак не могу.
        Большинство дедушек и бабушек обожают внуков при любом раскладе,- заверила Айрин. - Кстати, не могу не отметить, что вам абсолютно необходим отдых. Я не против активного образа жизни, но в первые три месяца требуется особая осторожность,- серьезно добавила она.
        Я собираюсь взять в штат еще одного адвоката.
        Вот и умничка!- Айрин встала и выложила из сумки на стол увесистую пачку брошюр. - Здесь все, что вам следует знать о ходе вашей жизни в течение последующих семи месяцев: что делать, чего не делать, какие курсы подготовки к родам есть в пределах досягаемости, и так далее.
        - Спасибо,- невесело усмехнулась Карен.- Займусь этим в выходные, в перерыве между делами.
        Карен собиралась провести уик-энд за работой, хотя официально офис закрывался в субботу в полдень. Однако, выйдя на улицу, чтобы перехватить что-нибудь на ланч, она так глубоко задумалась о личных проблемах, что не заметила, как сошла с тротуара на мостовую. Знакомый джип едва успел затормозить в каком-нибудь ярде от нее.
        Ну и какого черта ты себе думаешь?- закричал Майлз, выскакивая из машины. Дымчато-серые глаза метали искры, подбородок был воинственно выдвинут.
        Карен отчаянно пыталась взять себя в руки и унять неистово колотящееся сердце.
        Я… я замечталась,- пролепетала она.
        Ты же едва не попала под колеса! Не говоря уж о том, что чуть не спровоцировала аварию!
        Прости. Честное слово, мне очень жаль… Ой, что ты делаешь?
        Похищаю тебя,- не без сарказма отозвался Майлз, увлекая ее к машине и без церемоний заталкивая внутрь.- Разве не понятно?
        Поднимаясь на подножку, Карен с трудом справилась с узкой юбкой. Майлз и не подумал помочь ей, зато блокировал все пути к отступлению. Затем захлопнул дверцу, обошел вокруг машины и сел за руль.
        Я полагала, что ты уже покинул страну. А ты, оказывается, еще здесь. Кто может знать, что ты выкинешь в следующий момент?- холодно отозвалась молодая женщина, сцепляя руки на коленях, чтобы унять дрожь.
        - Так я расскажу тебе.- Майлз двинул вперед рычаг переключения скоростей, и машина тронулась с места.- Я покину страну,- если уж ты настаиваешь на этой детективной формулировке,- только завтра. А сегодня я везу тебя к себе на ланч. И если ты только посмеешь заикнуться о том, что собиралась во второй половине дня немножко поработать, я разозлюсь не на шутку!
        Карен закусила губу: предупреждающий взгляд собеседника лишь придавал значимости словам.
        Я, безусловно, ценю трудолюбие, но когда оно не переходит границы и не вытесняет из жизни все остальное. Между прочим, сегодня суббота, а завтра я улетаю, и надолго.
        Я не знала, захочешь ли ты меня видеть,- потупилась Карен.
        Майлз молча вырулил на дорогу, ведущую к усадьбе. А затем внезапно спросил:
        А тебе самой хотелось меня видеть?
        На мгновение она словно онемела. А затем с трудом выговорила:
        Все эти дни я места себе не находила от тоски. И понятия не имела, почему мы поссорились. Так что даже не знала…- нервно сцепив пальцы, Карен глядела прямо перед собой,- как к тебе подступиться.
        Все так же, не говоря ни слова, Майлз свернул на дорогу, уводящую вверх от прибрежных равнин к пологим холмам. И вдруг, к превеликому изумлению Карен, тихо рассмеялся.
        - Как ко мне подступиться? Да тебе стоило только пальцами поманить - и я бы мигом примчался.
        Вот уж не верю!- воскликнула Карен.
        Ну, может, не мигом,- усмехнулся он. Но явился бы как миленький, никуда бы не делся. По правде говоря, я тоже не понял, с какой стати тогда все пошло наперекосяк. Ясно одно: между нами накопилось много недосказанного, так что до отъезда мне хотелось бы выяснить, в чем загвоздка.
        А ведь проблему за один вечер не решишь, подумала Карен. Ах, если бы он только знал!
        Наверное, мы изрядно сглупили, решив, что можно вечно жить в вакууме, отгородившись от всего мира,- тихо проговорила она.
        Мне казалось, что существующее положение вещей тебя вполне устраивает.
        Как и тебя. Да, ты прав. В мой рабочий график такой роман вполне укладывался. Но, видишь ли, мне и в голову не приходило, что моя личная жизнь сложится именно так… Словом, на душе у меня неспокойно.
        Рассказывай!
        Она беспомощно пожала плечами.
        Долго ли продлится такой роман? Долго ли просуществуют отношения, в которых физический аспект занимает главное место, а все прочее отступает на задний план? Может быть, я лишь временное утешение, отвлекающее тебя от мыслей о Линде? И все в таком роде…
        Джип уже бодро покатил вниз по извилистой дороге к очаровательным лавровым кущам, среди которых стоял фамильный особняк Диксонов.
        Вот поэтому ты так расстроилась в тот вечер?- нахмурился Майлз.
        Карен набрала в грудь побольше воздуху и казала:
        Собственно говоря, мне пришло в голову, что ты подумываешь о любовнице более сговорчивой и покладистой. Которую можно брать с собой в деловые поездки, которая неизменно ласкова и мила…
        Майлз улыбнулся, но как-то невесело.
        И что, для того чтобы упрочить наши отношения, ты согласна перевоплотиться в сговорчивую и покладистую любовницу, да?
        Нет!- отрезала Карен.
        Тогда нам придется примириться с тем, что, в силу многих причин и, невзирая на некоторые неудобства, разумнее оставить все как есть. Ну да,- Майлз предостерегающе поднял руку,- мне и впрямь пришло в голову, что без тебя мне на Гавайях будет скучно и одиноко.
        Карен промолчала. И Майлз иронически изогнул бровь.
        А следующей мыслью было: если только Карен заглянет мне в душу, как я упаду в ее глазах! И я ведь не ошибся, верно?
        Неделю назад так все и произошло бы, печально размышляла молодая женщина. А теперь? Теперь все изменилось точно по волшебству.
        Вот почему,- продолжил Майлз, снова ее, дождавшись ответа,- я решил, что заверенного порядка лучше не менять. Так оно надежнее, правда, Карен?
        Правда,- прошептала она, тщетно пытаясь взять себя в руки. Больше всего на свете и хотелось расплакаться: Майлз глубоко заблуждался, думая, что разобрался в ситуации, а это было так мучительно!- Наверное, ты прав,- храбро улыбнулась Карен.
        Мгновение Майлз глядел на нее, сощурившись, а затем машина въехала в ворота усадьбы. И тут раздался пронзительный скрип тормозов - из кустов на дорогу с воинственным кличем выскочил крошечный «абориген» в полной боевой раскраске.
        - Ну вот, еще один бросается под колеса!- прошипел Майлз сквозь зубы.
        Карен предостерегающе положила руку ему на плечо… и тут же расхохоталась во весь голос. Вслед за «аборигеном» появился дог в головном уборе из перьев, на морде которого застыло страдальческое выражение.

3
        Карен, Карен!- радостно завопил Дик, запрыгивая в джип.- Угадайте, кто я?
        Абориген?- предположила Карен с комичной серьезностью.
        А то!- снисходительно бросил мальчуган.- А из какого племени?
        Сиу? Апачи? Как, опять нет?- вздохнула Карен, когда маленький краснокожий в очередной раз покачал головой.- Тогда сдаюсь.
        То племена американских индейцев. А я маори!- гордо объявил Дик.
        Карен и Майлз переглянулись. И машина окатила по обсаженной акациями подъездной аллее. Мерлин громадными скачками помчался следом.
        Они самые классные!- взахлеб рассказывал мальчуган.- Ловкие охотники, бесстрашные воины… Знаешь, когда в тысяча восемьсот сороковом году англичане объявили Новую Зеландию колонией, они выступили против…
        Дик,- нахмурился Майлз,- надеюсь, тетя Салли не была у тебя на этот раз англичанами?
        Да как тебе сказать… Кстати, Карен: костюм мне прислала Линда,- ловко сменил тему Дик.- Она, слава Богу, отлично знает, что мне понравится!
        Карен и Майлз снова обменялись удрученными взглядами: до чего смышлен и проницателен был этот восьмилетний паренек! Дик упорно называл мать Линдой и, судя по манере отзываться о ней, воспринимал как взбалмошную старшую сестрицу, если не сверстницу…
        Старинный особняк возвышался на холме, откуда открывался замечательный вид на окрестности. Возвели его примерно в то же время, когда маори изгонялись с исконных земель. Просторный дом с множеством пристроек венчала высокая крыша с приземистыми трубами, из которых живописно курился дымок.
        Салли Диксон, незамужняя сестра отца Майлза, дожидалась гостей на веранде. Она родилась и выросла в усадьбе. На протяжении многих лет она занимала пост директрисы престижной закрытой школы для девочек. Уйдя на пенсию, весь неистраченный педагогический пыл обратила на Дика. Именно ей мальчуган был обязан столь высоким уровнем интеллекта, хотя сосуществовали эти двое в состоянии вооруженного перемирия.
        Сам Майлз об этом не заговаривал. Однако по отдельным замечаниям Салли Карен вскорости поняла: в вопросе опеки над сыном Линда проявила несвойственное ей великодушие по очевидной причине - сама она с Диком просто-напросто не справлялась бы.
        Так что, вопреки традиции, несовершеннолетний ребенок проживал с отцом, а каникулы проводил с матерью - к вящему удовольствию всех заинтересованных лиц. Пусть Салли Диксон и испытывала порой вполне объяснимое желание придушить внучатого племянника собственными руками.
        Карен, милая, как славно, что вы приехали!- Салли спустилась по ступенькам навстречу гостье и тепло обняла ее.
        Ее темные с рыжиной, как у Майлза, волосы посеребрила седина, однако глаза на изборожденном морщинами лице сверкали на удивление молодо, а осанка наводила на мысль о характере властном и несгибаемом.
        Карен понятия не имела, что Салли думает насчет их отношений с Майлзом, поскольку та никогда не комментировала происходящее. Однако старушка неизменно встречала гостью с распростертыми объятиями.
        Ну и жара!- пожаловалась Салли.- Ладно, ланч уже готов. Дик, в таком виде ты за стол не сядешь, так и знай. И будь любезен, освободи несчастного пса от этого кошмара! Дик тут же насупился, приготовившись к долгой и яростной полемике, но Майлз предостерегающе опустил ладонь на плечо сына.
        Знаешь что, давай-ка пойдем, умоемся. А тебе тем временем расскажу, например, как Маори разговаривали с дикими животными.
        Ух, ты!- оживился Дик. И отец с сыном ушли рука об руку. Салли предложила гостье предобеденный бокал хереса.
        О нет, спасибо. У вас не найдется чего-нибудь прохладительного?
        Конечно, дорогая. Вы присаживайтесь, а принесу минеральной воды.
        Стол был накрыт на веранде. На прихотливо вышитой скатерти разместились салфетки в серебряных кольцах, копченый язык, картофельный салат, хрустящие хлебцы, зелень и мясной пирог домашнего приготовления. Карен с благодарностью приняла из рук хозяйки запотевший хрустальный бокал.
        Что, Дик, остается в полном вашем распоряжении?- пошутила она.
        Упаси Господи! Нет, завтра я отвезу его к Линде. Две недели для нее предел, а потом мальчик вернется сюда и примется озорничать с удвоенным энтузиазмом: ведь до приезда отца останется еще дней шесть.
        Так погостите недельку у меня,- предложила Карен.- На взморье он найдет, куда деть лишнюю энергию.
        Проблема в том, что придется взять с собой Мерлина. Без него он места себе не находит,- заметила Салли.
        - Это не проблема. У меня места всем хватит. И тут по холодному взгляду застывшего в дверях Майлза Карен поняла, что неосознанно переступила незримую грань, которая отгораживала их отношения от всего остального мира, и в первую очередь - от его семьи. Интересно, что подтолкнуло ее к этому шагу? Возможно, дело было в том, что она искренне привязалась к Дику, несмотря на его вечные проказы и шалости. Ведь, что ни говори, а юный «абориген» приходился единокровным братом ее еще не рожденному малышу!
        Спасибо, Карен, это очень любезно с твоей стороны,- наконец отозвался Майлз.- Решение за тобой, Салли.
        Ну, небольшие каникулы на морском побережье мальчику не повредят,- задумчиво проговорила та.
        Как, мы едем на море?- подхватил Дик, появляясь в дверях. Следовало сказать, что боевую раскраску он смыл не слишком-то тщательно.
        Карен пригласила тебя в гости на несколько дней, пока меня не будет.
        Здорово!- захлопал в ладоши Дик.- Там и рыбалка, и серфинг… Я полюбуюсь на дельтапланы, а может, и мне дадут полетать… Будет о чем рассказать Линде!
        После ланча Салли предпочла остаться дома. Дик, упоенно разучивал танец воинов перед походом. А Карен и Майлз вышли продляться к реке.
        Прости, мне не следовало так поступать,- сказала она.
        Как так?- не понял Майлз.- Давай-ка присядем, и ты мне все объяснишь.
        Карен опустилась на нагретый солнцем камень и принялась обмахиваться соломенной шляпой, подаренной Салли. Позади них поднимался пологий склон холма, засаженный ровными рядами изумрудно-зеленых деревьев.
        Так о чем ты, Карен? Что ты такого натворила?
        - Ну, как же, пригласила Дика с Салли погостить у меня,- смущенно пролепетала она.
        - Почему бы и нет? Впрочем, если ты уже жалеешь о содеянном, я тебя не виню,- усмехнулся Майлз.- Но в чем все-таки дело?
        - Я вовсе не жалею,- объяснила Карен.- мне очень нравится Дик… и Салли тоже.
        - Так что же?- Майлз задумчиво жевал травинку. Под ярким солнцем волоски на его руках отливали золотом, а хлопчатобумажная сетчатая рубашка местами потемнела от пота. Карен оглядела кремовую блузку и бежевую льняную юбку. Вроде все было в порядке. И как хорошо, что на работу она сегодня надела «лодочки» на низком каблуке! Казалось, с тех пор как нынче утром она собиралась в офис, минула целая эпоха, никак не меньше. Молодая женщина вздохнула и снова надела шляпу.
        Вы оба изрядно удивились. Думаешь, я не заметила? Ощущение было такое, словно я перешла рубеж Скалистых гор. А потом Дик упомянул про Линду, и я поняла почему.
        Полагаешь, Линда стала бы возражать?
        Ответь на этот вопрос сам.- Карен досадливо поморщилась.- Понятия не имею, догадывается ли она насчет меня, но тут я словно раскрыла свои карты - во всяком случае, перед Салли.- Молодая женщина вовремя прикусила язычок: еще немного, и она выдала бы свою тайну.- А Салли про нас знает?
        Думаю, старушка давным-давно догадалась,- нахмурился Майлз.- Но тетя не из тех, кто сует нос в чужие дела.
        Даже если дела напрямую касаются Дика?- осведомилась Карен.
        Майлз пожал плечами.
        Ты очень наблюдательна. Ради Дика, Салли луну с неба достанет. Непрекращающаяся война между ними - это только видимость.- Он немного помолчал.- Салли сам Бог послал, когда между мной и Линдой все пошло… не так, как следует. Впрочем, возвращаясь к теме: не вижу ничего дурного, если они и погостят у тебя денек-другой.

«Тем паче в твое отсутствие,- мысленно продолжила молодая женщина.- Тогда мальчик остался в неведении относительно этой любовной связи».
        Но тебе, знаешь ли, придется несладко,- предупредил ее Майлз.
        Основной удар примет на себя Салли,- небрежно отмахнулась Карен, и тут ей в голову пришла ужасная мысль: что, если токсикоз снова даст о себе знать?
        Проницательная старушка непременно заподозрит неладное! Ай да рассудительная Карен Торп! И что на нее нашло? Никогда она не принимала опрометчивых решений - может, беременность сказывается? Впрочем, как ни крути, очень скоро тайное станет явным. Узнают все: сотрудники, клиенты, не говоря уже о Майлзе…
        Карен убито вздохнула.
        Знаешь, что мы сейчас сделаем?- заговорщицки прошептал Майлз.- Разденемся и поплаваем.
        Как, прямо здесь?
        Я в этой речке купаюсь всю жизнь. Вода чистая, прохладная, пиявок нет.
        Но… у меня нет купальника.
        Поплаваешь и так,- тихо рассмеялся Майлз.- Только не говори, что тебе не жарко.
        Ужасно жарко,- призналась Карен.- Но чертовски не хотелось бы угодить в засаду к маори.
        Майлз фыркнул, затем извлек из кармана носовой платок.
        Тогда поступим так.
        Он намочил платок в воде и протянул его Карен.
        Спасибо.- Она с наслаждением промокнула лицо и шею влажной, восхитительно-прохладной тканью.- Просто чудо.
        Чудо - это ты.
        Майлз не сводил глаз с ее блузки. Шелк намок и теперь плотно облегал грудь, так что под тонкой тканью обозначились очертания кружевного лифчика. Проследив за взглядом Майлза, Карен вспыхнула до корней волос и попыталась вскочить.
        Останься,- тихо попросил он.
        Она послушно опустилась на камень, еле слышно выдохнув:
        Зачем?
        Потому что я хочу сберечь это мгновение в памяти. Чтобы, оставшись один, мог вспоминать тебя такой, как сейчас,- хрупкой, серьезной, прелестной. Элегантной, изысканной… и на удивление целомудренной, даже спустя полгода после начала нашего романа. Тогда мне будет легко представить тебя без одежды - в воде, со мною вместе… О, моя речная нимфа, с распущенными влажными волосами, с ясными глазами цвета морской волны, с кожей матовой, точно слоновая кость!
        Карен облизнула пересохшие губы. Последние слова Майлза пробудили в ней знакомые ощущения, и тело затрепетало в предчувствии заветных восторгов.
        Майлз,- выдохнула она.- Я…
        Но продолжить не успела. Он протянул ей руку, помогая встать, и привлек к себе.
        Думай обо мне, пока меня не будет, Карен. И об этом…- Тут он припал к ее губам долгим поцелуем.
        Как же может быть иначе?- беспомощно подумала она, уступая страстному натиску. И вдруг испуганно отпрянула.
        - Прислушайся-ка!- Майкл повиновался.
        О, как удачно, что у тебя такой тонкий слух. Что до остального - на редкость неуместное вмешательство!
        - Увы! С судьбой не поспоришь.- Карен присела на камень, целомудренно оправила юбку и принялась обмахиваться шляпой.
        Мой час еще придет, Карен!- нарочито зловеще предупредил ее Майлз
        И тут из кустов выскочил Мерлин, снова в перьях, а за ним с грозным боевым кличем - неустрашимый маори.
        Оставшаяся часть дня прошла довольно мирно, но под занавес Дик приготовил гостье сюрприз.
        Чай подали на веранде. Карен съела два куска шоколадного торта с кремом и вишнями и с трудом заставила себя отказаться от третьего. Когда же Салли пошла за чем-то в кухню, а Майлз отправился давать указания управляющему, Дик окинул Карен испытующим взглядом.
        Я рад, что мне разрешили у вас погостить. Потому что мне кажется, мы отлично поладим!
        Синие глаза, унаследованные от матери, сияли на живом, выразительном личике, а на макушке смешно топорщился светлый хохолок.
        Естественно,- подтвердила молодая женщина.
        Ведь это важно, если папа на вас женится… Я ему еще ничего не говорил, но…
        - Дик!
        Не волнуйтесь, я буду молчать как рыба, но это было бы здорово. У мамы завелся ухажер, и у них вроде как все очень серьезно.- Мальчишка состроил гримасу: - По-моему, он ужасно противный: сюсюкает со мной точно с младенцем! Зато у него роскошный особняк с садом, и в прошлый раз мама спросила, не хочу ли я жить с ними, если мне отдадут Мерлина.
        А ты что сказал?- полюбопытствовала Карен.
        Сказал, что подумаю, но мне и так неплохо. В конце концов, я здесь всю жизнь провел,- философски заметил Дик, точно за спиной у него остался не один десяток лет.
        А что она?
        Заявила, что все равно мне лучше расти в полной семье, пусть даже один из родителей неродной. Вот я и подумал: раз уж отчима или мачехи не избежать, выберу того, кто мне по душе.
        Дик…- беспомощно вздохнула Карен, разрываясь между желанием расхохотаться и острой жалостью к ребенку, поставленному перед такой дилеммой.
        Потому что, видите ли,- продолжал тем временем мальчик,- я не могу бросить отца одного, он же будет тосковать. Так что, если он сделает вам предложение, Карен, я буду рад стать вашим пасынком. И Линде тогда не придется волноваться, что я, дескать, расту в неполной семье.
        И синие глазенки вопросительно уставились на гостью.
        Дик,- тихо проговорила Карен,- мы с твоим папой ничего подобного не обсуждали.
        Но если речь все-таки зайдет, вы, по крайней мере, запомните, что я обеими руками
«за».
        За что это ты голосуешь?- осведомился Майлз, заглядывая в дверь.
        Много будешь знать, скоро состаришься! дерзко ответил Дик.
        Майлз недоуменно изогнул бровь, но, видя, что Карен чувствует себя неуютно, изменил тему:
        Вызвать такси? Или хочешь, чтобы я тебя подвез?
        Ты, если не трудно.- Карен встала, затем под влиянием порыва обернулась и протянула мальчику руку.- Ты сделал мне комплимент, Дик. Позволь ответить тем же: ты самый умный из всех мальчиков, кого я знаю, и притом самый славный.
        О чем это вы?- осведомился Майлз, выходя на крыльцо.
        Общество взаимного обожания,- улыбнулась она.
        По дороге они решили не забирать машину Карен, оставленную у офиса. И Майлз подвез ее к дому.
        Прости, что не могу провести с тобой этот вечер,- покаялся он.- Я обещал Дику…
        Карен погладила его по плечу.
        Все в порядке.
        Значит, мир?- Майлз накрыл ее ладонь своей и заглянул в глаза.- Надеюсь, ты простила мне это похищение?
        Да. День выдался просто чудесный.
        Молодые люди долго и зачарованно глядели друг на друга. Наконец Карен легонько провела пальчиком по его губам.
        Ты остерегись, дорогой. Я ведь буду здесь, когда ты вернешься!- И проворно выскользнула из машины.
        Майлз до боли вцепился в руль, затем усилием воли заставил себя расслабиться и, мгновение поколебавшись, включил зажигание.
        Ну, как ее приручить?- лихорадочно размышлял он, ведя джип по темной дороге. Наверное, у меня нет шансов… Может, это - наследство тирана-отца? Неужели ее и в самом деле волнует только карьера? В конце концов, он же не навязывает ей брак…
        Он глубоко задумался, затем тряхнул головой. Да, конечно, Карен и Линда абсолютно не схожи, но разве Карен Торп согласится заживо похоронить себя среди его плантаций!
        Переодевшись в халат, Карен направилась к шезлонгу на веранде.
        Северо-восточный ветерок снова выманил дельтапланеристов, и над ближайшим пиком парили сразу три. Легкий бриз всколыхнул море, пенные буруны с грохотом разбивались о скалы, и на берег толпой высыпали любители серфинга.
        И откуда их столько берется и куда они все деваются?- частенько удивлялась Карен. Будь то будний день или выходной, в жару или дождь, если есть волны - появляются и спортсмены. Были среди них и длинноволосые типы. Кое-кто приезжал на видавшем виде автомобиле или ржавом велосипеде, и у каждого - по доске. Чужеродная, обособленная субкультура - братство единомышленников, объединенных одной целью: лететь на крыльях ветра вслед за прибоем.
        Карен вздохнула и впервые всерьез захотела, чтобы и в ее жизни осталась одна-единственная цель: в покое и мире родить ребенка. Не то чтобы здесь возникали проблемы. Превосходно обеспеченная в финансовом плане, Карен ни от кого не зависела и наслаждалась полной свободой. Но у каждого ребенка должен быть отец. А лучшего отца, чем Майлз, и желать нельзя… Вопрос в том, хочет ли он еще детей?
        Мысли ее снова и снова возвращались к их разговору у речки среди холмов. Ведь тогда она едва не рассказала возлюбленному все! Но Майлз опередил ее, наговорил кучу очаровательных комплиментов… но помешал важному признанию. Тогда Карен предпочла промолчать. Если его привлекает лишь внешняя красота, и ничего больше, так очень скоро она уже не будет стройной и гибкой… От речной нимфы мало что останется. Что тогда?
        Кроме того, зачем усложнять человеку жизнь? У Майлза уже есть обожаемый сын. Может, именно поэтому он и остановил свой выбор на Карен в качестве временной партнерши? Удачный выбор, что и говорить. Независимая деловая женщина - это плюс, не виснет на шее - тоже плюс. Вот только в поездки ее с собою не возьмешь, а это уже минус или даже два.
        Карен досадливо тряхнула головой. И есть, еще Дик… Смышленый мальчуган не может не догадываться, что отца и светловолосую юристку связывает нечто большее, чем дружба. Дик боится, что, если Линда повторно выйдет замуж, его отцу станет тоскливо… Но с какой стати?
        О какой тоске идет речь? О тоске по сыну или по безвозвратно утраченной Линде?- Эти слова Карен произнесла вслух и снова остро осознала, как мучительна для нее мысль о сопернице.
        В ту ночь, прежде чем уснуть, она твердо решила одно: ей жизненно необходимо переложить часть дел на плечи компетентного партнера.
        И судьба послала ей такого помощника. В понедельник утром нужный человек уже дожидался ее на ступеньках офиса.
        Эмми! Это и впрямь ты?- воскликнула Карен, поднимаясь на крыльцо с ключами в руках.
        А то кто же!- Эмили Аронсон, ближайшая подруга по юридическому колледжу, сердечно обняла бывшую сокурсницу.
        Невысокая, живая и общительная Эмми делила жизнь между двумя призваниями: юриспруденцией и серфингом. Причем сейчас казалось, что спортивные интересы одержали верх над деловыми: густые каштановые волосы Эмми были собраны в хвост, а лицо и руки покрывал бронзовый загар. Резиновые шлепанцы дополняли видавший виды спортивный костюм.
        Но откуда…- начала было Карен.
        Да вот заезжала к родителям. Здесь неподалеку у мамы с папой небольшой домик, я и задержалась: не смогла упустить такой классный прибой. Иду это я по городу, глядь, а на двери табличка: «Карен Торп, адвокат». Вот я и плюхнулась на ступеньки подождать тебя. Да ты у нас теперь важная птица! Собственная адвокатская практика, надо же! А я без работы, без денег и никому-то не нужна, горемычная!
        Не прибедняйся, Эмми. Небось, просто побездельничать решила!- рассмеялась Карен.
        Угадала,- беспечно рассмеялась подруга.- Собралась годик отдохнуть, подзаняться серфингом: вот и разъезжаю от пляжа к пляжу. Но год уже на исходе, да и сбережения подошли к концу. У тебя случайно не найдется для меня тепленького денежного местечка? Да шучу, шучу. В Окленде меня поджидает парочка интервью.
        Эмми, заходи-ка внутрь. Возможно, ты ответ на мои молитвы,- многозначительно произнесла Карен.
        Вскоре заинтересованные стороны пришли к соглашению. Не приходилось сомневаться, что Эмили Аронсон в высшей степени компетентный специалист, наделенный и тонким профессиональным чутьем, и необходимым опытом, несмотря на свое несколько экзотическое хобби.
        Думаю, трехмесячный испытательный срок устроит нас обеих,- предложила Карен.- Просто на случай, если ты вдруг решишь, что это место тебе не подходит. Правда, работа здесь совсем не та, что в Окленде… Но если спустя три месяца мы останемся, довольны друг другом, я, возможно, предложу тебе постоянную работу, а со временем и пай в деле.
        - Да ты не беспокойся, мне угодить несложно,- заверила ее Эмми.- Хижина на берегу в качестве жилья меня вполне устроит, лишь бы море было под боком. Кроме того, в любом другом месте для того, чтобы добиться партнерства, мне потребуются годы и годы. К тому же я родилась и выросла неподалеку. У меня в этих краях полным-полно знакомых, так что я, наверное, смогу расширить клиентуру.
        Отлично!- похвалила Карен.- Но должна предупредить тебя: я намерена слегка сбавить темпы.
        Вот уж не удивляюсь: у меня в голове не укладывается, как ты одна справлялась с такими объемами! Да одно дело Диксонов чего стоит! Кстати, как они поживают?
        Ты знаешь Диксонов?
        Я училась в школе тетушки Майлза. Ох, и воспитывала же она меня!- с комичным ужасом вздохнула Эмми.- Собственно говоря, наши семьи дружили, сколько себя помню.
        Да-а.
        Что-то ты смутилась, едва речь зашла о Диксонах,- поддразнила подругу Эмми.- Никак с Линдой поцапалась? Должна признаться, эту раскрашенную куклу я просто не перевариваю. Считает, что все мужчины - ее законная добыча.
        Диксоны развелись,- коротко сообщила Карен.- А процесс вела я.
        Ух, ты!- присвистнула Эмми.
        Это еще не все.- И Карен рассказала подруге все без утайки.
        Ну, знаешь…
        Знаю, знаю. У тебя просто в голове не укладывается, чтобы я попала в такую историю!
        Я не о том… Теперь ясно, почему ты на диво похорошела и расцвела!- Тут Эмми порывисто обняла подругу, напрочь позабыв о профессиональной выдержке.
        Ты - первая, кому я призналась… если не считать врача,- сообщила Карен.
        А когда ты скажешь Майлзу?
        Как только выберу подходящее время и место. Я просто не знаю, как он воспримет известие.
        Я собиралась надавать тебе кучу советов,- вздохнула Эмми.- А скажу лишь одно: теперь у тебя есть друг.
        На следующий день для Эмили оборудовали отдельный кабинет, провели туда телефон, и она уже интервьюировала выпускниц местной школы бизнеса, подбирая себе секретаршу.
        Три недели пролетели незаметно, тем более что теперь рядом с Карен была подруга и помощница. Майлз ни разу не дал о себе знать. Но молодая женщина и не ждала звонков, она даже радовалась в душе, что тягостный разговор откладывается на неопределенный срок.
        За неделю до приезда Майлза позвонила Салли и сообщила невеселые новости: Дик подхватил ветрянку в легкой форме и останется с матерью вплоть до полного выздоровления.
        Несмотря на тревогу за мальчика, Карен обрадовалась, что от общения с Диком и Салли удастся уклониться: на третьем месяце беременность уже давала о себе знать. Карен утратила былую стройность, хотя в соответствующих платьях это не так бросалось в глаза. Однако новый свободный стиль одежды сам по себе наводил на размышления. И она не раз ловила на себе любопытные взгляды Джинни.
        Пока о беременности знала только Эмми. Но следовало сообщить новость всему персоналу, прежде чем по офису поползут слухи. Да только что рассказывать? Что ребенок взялся из ниоткуда?
        Все остальное складывалось превосходно. Токсикоз больше не давал о себе знать, хотя определенные виды пищи вызывали легкое поташнивание. Айрин уверяла, что ее пациентка, судя по всему, оказалась из числа немногих счастливиц.
        Теперь, когда изрядную часть работы удалось переложить на Эмили, Карен наслаждалась долгими прогулками вдоль берега или среди скал, рано ложилась спать, регулярно питалась и в свое удовольствие размышляла о радостях и заботах материнства, с восторгом предвкушая счастливое событие. Жизнь ее неожиданно обрела новый смысл, несмотря на предстоящие трудности…
        Была суббота, но Карен и не думала выходить на работу, а отправилась на пляж, благо погода стояла жаркая и ясная. Там она немного позагорала, затем всласть поплавала в спокойной воде. Вокруг играли дети - совсем маленькие, те, кто только еще учились ходить, и ребятишки постарше. Карен смотрела на них новыми глазами.
        На обратном пути, поднимаясь по поросшему травой холму, она издалека завидела мужчину на лужайке своего садика. Майлз вернулся!
        Сердце ее неистово забилось, дыхание перехватило: Карен ждала любимого только завтра. Но она заставила себя идти ему навстречу медленно, словно ничего необычного не произошло.
        Им понадобилась целая вечность, чтобы найти подходящие слова: они просто стояли и глядели друг на друга, наслаждаясь уже тем, что снова были вместе. Майлз выглядел непривычно усталым, хотя чего ждать другого после многочасового перелета! Рыжеватые волосы в беспорядке падали на лоб. Одет он был в синюю рубашку и джинсы, а твидовый пиджак был небрежно переброшен через плечо.
        Заметил ли он что-нибудь?- с трепетом думала Карен, пока дымчато-серые глаза жадно разглядывали ее с головы до ног, от широкополой соломенной шляпы до просторной розовой рубашки, надетой поверх купальника.
        Ты потрясающе выглядишь,- наконец сказал он.
        Спасибо.- Карен слегка зарумянилась.- А я ждала тебя только завтра.
        А я совсем не ждал, что ты устроишь себе выходной, и зашел в офис. Но там мне сказали, что ты не появишься до понедельника. Неужто и впрямь была на пляже?
        Ну да,- неохотно созналась Карен.
        Что за чудеса!
        Заходи, выпьешь чаю, и я все тебе расскажу. Но Майлз уже завладел ее рукой.
        Прежде всего, мне нужен отнюдь не чай. Но ты права - нам действительно лучше войти в дом.
        В квартире царила восхитительная прохлада. Майлз бросил пиджак на кресло, снял со спутницы шляпу, отшвырнул ее прочь и заключил любимую в объятия.
        Какая ты теплая, точно согретый солнцем персик, и при этом с солоноватым привкусом,- поддразнил Майлз, целуя ее в щеку.- Что бы ни вызвало такую перемену, я только рад. Ты знаешь, как долго я мечтал об этом мгновении? Двадцать три дня, четыре часа и шесть минут.
        Карен с трудом сдержала смех.
        Держу пари, ты эти цифры взял с потолка!
        Только часы и минуты,- изобразил оскорбленное достоинство Майлз.- А минуты, между прочим, бегут себе да бегут, и владеть собою все труднее,- многозначительно добавил он, накрывая ладонью ее грудь.- Ты мне позволишь?
        Карен напряглась и закусила губу. Почувствовав неладное, Майлз сощурился, затем неспешно разомкнул объятия.
        Итак, все и впрямь изменилось,- проговорил он.- Ну, выкладывай все как есть. У тебя появился новый воздыхатель? Кто-то похитил твое сердце, пока меня не было?
        Нет!- возмущенно отозвалась она, при этом глаза ее негодующе вспыхнули.- За кого ты меня принимаешь?
        - Ты стала другой,- заметил Майлз.- Я всегда тобой восхищался, но сейчас ты словно распустившаяся под солнцем роза. Ты не работаешь по субботам, ты нежишься на пляже… С тобой что-то происходит, Карен! Пришла настоящая любовь, да? Случилось нечто и впрямь серьезное? Мне-то никогда не удавалось вызвать подобную перемену в тебе!
        Карен на мгновение замерла. А потом будто прыгнула с обрыва в ледяную воду:
        - А вот теперь удалось. Я… я беременна.

4
        Встретив потрясенный взгляд Майлза, она закрыла глаза и попыталась отвернуться к стене.
        Нет!- Майлз удержал ее за плечо.- Карен… давно?
        Вот уже три месяца,- прошептала она.
        Ну и как тут прикажешь не удивляться? Ты скрывала эту новость целых три месяца… Почему?- На мгновение сильные пальцы до боли впились в ее плечо.
        Я… я сама узнала только месяц назад,- пролепетала Карен.
        Но, черт возьми, почему так поздно?
        Если помнишь, я принимала таблетки,- нервно сглотнула она.
        Я помню, что мы обсуждали с тобой эту проблему. И ты сказала, что берешь ответственность на себя,- сурово проговорил он.
        Карен решительно вздернула подбородок
        Я понимаю, что для тебя это крайне неприятный сюрприз…
        Я этого не говорил.
        В словах необходимости нет… Но, пожалуйста, не перебивай!
        Майлз сардонически изогнул бровь и снял руку с ее плеча. Карен вздохнула поглубже… и при помощи медицинских терминов объяснила, как все случилось.
        Знаю, это моя вина,- подвела она итог. Меня предупреждали, но я понадеялась на чудодейственное средство…- Карен беспомощно развела руками.
        Ты вкалывала за десятерых и, как всегда, не нашла времени остановиться и подумать, сухо прокомментировал Майлз.
        Послушай, я целиком и полностью принимаю на себя ответственность. Тебе не о чем тревожиться!
        Ты забываешь об одной маленькой детали,- мрачно сощурился Майлз.- Это ведь и мой ребенок тоже.
        - Я…
        Ну да, теперь все встало на свои места!- возбужденно перебил он ее.- Неудивительно, что ты вдруг от меня отдалилась. Но почему, ради всего святого, ты не рассказала мне сразу? Еще до моего отъезда?
        Я хотела хорошенько все обдумать. Меня эта новость просто оглушила. И я знала, что теперь между нами все изменится.
        Тут ты права!- подтвердил Майлз, и впервые с начала разговора глаза его весело сверкнули.- Мы поженимся, и чем скорее, тем лучше. Этот изобретательный малыш просто-таки припер нас к стенке.
        Карен закрыла лицо руками и без сил рухнула в стоявшее рядом кресло.
        Мы не можем вот так сразу взять да и пожениться! Ты сам говорил не далее чем три недели назад, что есть много причин сохранять статус-кво.
        Карен!- Майлз уселся напротив нее: теперь в нем ощущалось нечто властное и непреклонное.- Тебе не кажется, что несправедливо ставить мне в вину слова, которые я произнес, даже не догадываясь о твоей тайне?
        Но прописные истины не меняются!- Карен нервно сплетала и расплетала пальцы.- Ни ты, ни я даже не задумывались о браке и детях.
        Ты - да. Ведь для тебя всего важнее карьера,- безжалостно уточнил Майлз.
        А как насчет тебя?- не осталась она в долгу.
        Ну, когда ситуация настолько тупиковая… Да, Карен, о браке я и впрямь не помышлял, - невозмутимо отозвался он.- Но, как ни банально это звучит, обстоятельства и впрямь меняют дело. И, что бы ты там обо мне ни думала, я не из тех, кто отвернется от собственного ребенка.
        Карен слегка зарделась.
        Но расскажи хотя бы, что ты почувствовала, узнав о беременности?- не отставал Майлз.- Шок? Ужас? Дескать, жизнь безнадежно испорчена?
        Вот, значит, какова я в глазах Майлза!- расстроилась она.
        - Нет, я с каждым днем все больше и больше радуюсь.- Карен положила ладонь на живот.- Этот малыш уже вертит мною, как хочет.
        Майлз молча разглядывал собеседницу. Нет, эти глаза не лгали: взгляд их и в самом деле смягчился, и во всем облике Карен ощущалось нечто новое - трогательная женственность.
        А о причине ты не задумывалась?- осведомился будущий отец.
        Похоже, извечный женский инстинкт дает о себе знать.
        А может, дело в том, что это наш ребенок? Твой и мой?
        Да, Майлз,- прошептала она.- И все же…
        Тогда у нас есть все основания обеспечить малышу и папу, и маму. Разве не так?
        Непредвиденная беременность нё всегда основание для брака, зачастую наоборот,- удрученно вздохнула Карен.- Люди, абсолютно несовместимые, ради ребенка пытаются переломить себя…
        Уж в одном-то отношении мы превосходно подходим, друг другу,- многозначительно протянул Майлз, окидывая ее насмешливым взглядом.
        Карен не сомневалась: он имел в виду постель, и ничто иное. Она стиснула зубы, призывая на помощь все свое самообладание: ну как устоять перед этой ленивой грацией! Это ощущение спокойной, неодолимой силы, эти растрепавшиеся волосы, эти руки… особенно руки, и воспоминания об их ласках…
        Может быть, и так, но…
        Может быть?- иронически передразнил он.- Я знаю, прошло целых три недели, но ты потрудись вспомнить нашу последнюю ночь…
        О да!- Карен поежилась: где многолетний опыт профессиональной выдержки?- Но для брака, знаешь ли, требуется нечто большее. Разве вы с Линдой не убедились в этом на практике?
        В дымчато-серых глазах что-то вспыхнуло и погасло.
        Если ты к ней ревнуешь, то напрасно. С ней покончено раз и навсегда,- ровным тоном заверил он.
        Карен глядела на него во все глаза: первые слова Майлза неприятно ее задели, и она ждала подробных объяснений. Но объяснений не последовало, и молчание любимого болью отозвалось в ее сердце: ей никогда не понять, почему этот брак оказался неудачным, никогда не постичь внутренний мир Майлза Диксона. До сих пор ей дозволялось видеть лишь одну сторону его многогранной личности, и, наверное, никогда он не откроет ей ни сердце, ни душу.
        Скорее всего, это объясняется травмой, нанесенной крушением первого брака. Какой трагический результат! Карен внезапно поняла, что бесконечно любит Майлза. Однако не оставалось сомнений: тот упорно не желал переступать известной границы.
        И ничем тут не поможешь, в отчаянии думала она. Потому что, если бы не ребенок, роман их затянулся бы на годы или до тех пор, пока не утратил бы для него остроту ощущений. Ведь Майлз никогда не давал ей понять, что хотел бы узаконить их отношения. Карен встала.
        Думаю, Майлз, проблема в том, что мне больше по душе роль матери-одиночки.
        Я знал, что рано или поздно твоя драгоценная карьера о себе напомнит,- язвительно заметил он.- Но как ты собираешься воспитывать ребенка, оставаясь при этом таким крутым адвокатом?
        Проигнорировав обидное замечание, равно как и оскорбительный взгляд, Карен коротко рассказала об Эмили Аронсон, имени, впрочем, не называя.
        Понятно,- издевательски протянул Майлз.- Надо же, что за бурную деятельность ты развернула за моей спиной!
        Последнее замечание сокрушило-таки ее защитные бастионы.
        Вовсе нет. То, что я обнаружила лучшую подругу по колледжу у дверей офиса,- чистое совпадение!
        А твоя лучшая подруга замужем?- полюбопытствовал он.
        Нет. А это важно?
        Просто подумал: как эти карьеристки держатся друг за друга!
        От напускного спокойствия Карен не осталось и следа. Ей захотелось отвесить ему пощечину, хотя в последний момент здравый смысл одержал верх над яростью. Майлз неспешно встал, на губах его играла пре ехидная улыбка.
        Ну что ж, похоже, мы с тобой снова не нашли общего языка. Жаль, знаешь ли, потому что второй период беременности должен быть более счастливым и спокойным, чем первый.
        И что?- вызывающе бросила Карен.
        Токсикоз и вероятность выкидыша велика в первые три месяца, так что эти опасности позади.
        Знаю.
        А что еще ты знаешь? Сейчас ты в расцвете красоты, но не пройдет и трех месяцев, как станешь грузной и неуклюжей! А что за набор всевозможных «прелестей»: растяжки и пигментные пятна на лице, изжога, распухание лодыжек, трудно устроиться поудобнее - словом, ни лечь, ни встать. Впрочем, младенец, который толкается и ворочается в утробе, уснуть все равно не даст.
        Глаза Карен в ужасе расширились, губы беспомощно приоткрылись. А Майлз безжалостно продолжал:
        А сами роды - процесс не из приятных, уверяю тебя! И почему это некоторые наивно полагают, что кормить грудью - легко и просто, поскольку самой природой предусмотрено. Плюс бессонные ночи - со временем ты так устанешь, что и знать не будешь, на каком ты свете… И все это тебя ждет в самом ближайшем будущем!
        Да ты просто ходячая энциклопедия по беременности!
        Кто, как не я, часами катал Дика в колясочке по всему дому и угодьям, чтобы малыш угомонился и уснул!
        Карен медленно опустилась на диван, закрыла лицо руками и неожиданно для себя самой истерически расхохоталась.
        Ох, Майлз, тебя послушать, так я просто новичок зеленый!- отсмеявшись, проговорила она. И уже серьезно добавила: - И все-таки просто так взять да и выйти за тебя замуж я не могу. Уж такая я уродилась! Кроме того, я отлично понимаю, что нужно тебе.
        Поколебавшись, Майлз сел на диван рядом с Карен и завладел ее рукой.
        Тебе нужна… тебе нужна женщина, которая сможет жить твоей жизнью. А меня, например, плантации вгоняют в ужас, точно так же, как некогда Линду. Ну, ты понимаешь, о чем я толкую.- Она решительно оборвала готового возразить собеседника: - Я не разделяю твоего мистического сродства с землей.
        А вот Салли разделяет,- помолчав, возразил Майлз.- Но это не помешало ей сделать карьеру.
        Салли родилась в усадьбе… и семьей, кстати, так и не обзавелась.
        Наступила напряженная пауза.
        Так что же нам делать, Карен?- на удивление миролюбиво спросил Майлз.
        Что делать?
        Продолжать жить, как раньше, и всем говорить, что мы решили не завершать дело законным браком, потому что необходимости в этом не видим, так?
        - Я…
        Или ты составишь юридическое соглашение, в котором особо оговоришь мои родительские права? Я вроде бы припоминаю, что некогда именно ты сочла моральным долгом прочитать мне целую лекцию об обязанностях родителей перед детьми.
        Карен уже с трудом сдерживала слезы.
        Или ты решила разорвать, наши отношения - окончательно и бесповоротно?- Майлз хищно улыбнулся, наблюдая смятение собеседницы.- Интересно, что скажут люди? Что я обольстил тебя и бросил: дескать, выпутывайся, как знаешь? Ведь рано или поздно все узнают, чей это ребенок. Ты вообще понимаешь, что за слухи поползут по городу?
        Если ты сделал мне предложение только поэтому,- скептически протянула Карен,- то я…
        С другой стороны, твое доброе имя тоже поставлено на карту…- перебил ее Майлз, пожимая плечами.- В наши дни женщины независимы… Может, ты мной просто воспользовалась?
        Карен отчаянно хотелось признаться, что на самом-то деле она полюбила его - безоглядно, бездумно, где уж тут искать место тонкому расчету! Но вовремя сдержалась: после такой исповеди путей к отступлению у нее не останется. А ведь так больно было сознавать, что Майлз, искренне готовый поддержать ее и ребенка, возможно, никогда не полюбит ее ответной любовью! И почему она вовремя не уразумела, на какую опасную почву ступила в отношениях с Майлзом Диксоном?
        Я не знаю, что делать,- честно призналась она.- Вот только…
        Замуж выходить отказываешься?
        Майлз…- Карен порывисто обернулась, в ее глазах стояли слезы.- Речь идет о трех жизнях… нет, о четырех, считая Дика. Нельзя здесь поступать опрометчиво!
        Не думаю, что Дик, станет возражать: мальчик привязался к тебе всей душой. А вот будущего отчима терпеть не может,- многозначительно сообщил Майлз.
        Так она и в самом деле…- начала Карен.
        Как, ты уже знаешь о матримониальных планах Линды?- нахмурился экс супруг.
        Я…- пролепетала Карен и прерывисто вздохнула.- Да, я знаю.
        Откуда?
        Ах, надо было сообщить любимому раньше!
        Ну…- Карен тщетно пыталась придумать подходящий ответ.- Ну, Дик рассказал мне. В последний мой приезд.
        С какой стати?- недобро сощурился Майлз.
        Пораженная внезапно пришедшей мыслью, Карен отпрянула от собеседника.
        Ты полагаешь, что я его расспрашивала?
        А что, разве нет?
        Нет! Мальчик сам заговорил об этом, что для меня явилось полнейшей неожиданностью.
        А ну, рассказывай все!- потребовал Майлз.
        О, черт,- прошептала Карен.- Мне не хотелось бы злоупотреблять доверием Дика. Разговор был строго конфиденциальным…
        Речь идет о моем ребенке, знаешь ли! О малыше, которому только восемь лет от роду! - В дымчато-серых глазах отчетливо читалась угроза.
        Карен взволнованно подалась вперед.
        Дик сообщил мне, что у Линды «завелся новый ухажер», с огромным домом и садом, и она спрашивала, не захочет ли сын переехать к ней, если ему отдадут Мерлина.
        Продолжай,- процедил Майлз сквозь зубы
        Дик сказал еще, что терпеть не может этого типа, но Линда утверждает, что полная семья лучше неполной, даже если один из родителей - неродной. И…- Карен поморщилась, точно от боли,- если ему все-таки придется обзаводиться вторым родителем, так он бы предпочел меня.
        Наступила гробовая тишина. Майлз уставился в пространство, на лице его застыло самое что ни на есть кровожадное выражение.
        А ты ни о чем не догадывался?- прошептала Карен.- Не догадывался, что Линда хочет заполучить сына назад? Да и зачем бы? Мне казалось, вы так славно поладили… к вящему удовольствию обоих.
        Я знал, что Линда снова выходит замуж. Знал, что она обхаживает малыша и так, и эдак,- мрачно ответил Майлз.- Но понятия не имел, что Дик терзается из-за этого.
        И все же я не понимаю…
        Сейчас объясню. Линда поклялась, что больше детей заводить не станет: дескать, одного ей с избытком хватает. Но ее будущий муженек, возможно, не разделяет подобных мыслей, так что она надеется утолить его жажду отцовства, подарив уже готового сыночка.
        - Она… пойдет на такое?- поразилась Карен.
        Линда пойдет на что угодно, лишь бы сохранить фигуру,- цинично заметил Майлз. И, роме того, ее ухажер баснословно богат.
        Как и ты,- уточнила Карен.
        Но я не выставляю богатства напоказ,- недобро усмехнулся он.
        Бедный Дик,- вздохнула молодая женщина.
        О, защитить сына я сумею!- Майлз сардонически усмехнулся.- Значит, Дик отлично понимает, что к чему? Между нами, я имею в виду?
        Выходит, да.
        Ну что ж, тогда маленького «аборигена» из списка проблем вычеркиваем.
        Карен собралась, было возразить, но благоразумно сменила тему:
        Если бы возможно было гарантировать, что наш брак окажется счастливым!
        Карен,- задумчиво проговорил Майлз,- основная разница между тобою и Линдой заключается в том, что моя бывшая супруга привыкла действовать под влиянием минутного порыва. Девять раз из десяти это сходит ей с рук. Уж такая у нее комбинация генов в сочетании с неистребимым жизнелюбием и неодолимым чувственным обаянием: эти ее «минутные порывы» сведут с ума и аскета! Пока не натолкнешься на основу основ ее характера - эгоизм.
        К чему ты клонишь?- спросила Карен.
        Да к тому, что Линда не принимает на себя ответственности за свои сумасбродные поступки, а ты принимаешь.- Майлз помолчал.- Не только ты, но и я тоже - мы оба знаем, в чем состоит наш моральный долг, и оба должны постараться его исполнить как можно лучше.
        Что за безотказный прием шантажа - пустить в ход этические принципы! Такого подвоха она не ждала. Но, может, Майлз пытается любой ценой защитить Дика от посягательств матери?..
        - У меня мысли путаются,- пожаловалась Карен. И тут же придумала путь к отступлению: - Кроме того, я с головы до ног в песке. Пойду-ка приму душ.
        Карен по быстрому вымыла волосы, насухо вытерлась полотенцем, надела свободное трикотажное платье и сколола влажные локоны заколкой.
        Возвратившись в гостиную, она обнаружила, что Майлз уже заварил чай и вскрыл пачку леченья. Уютно устроившись за накрытым столом, он вполголоса беседовал с кем-то по телефону.
        Мгновение поколебавшись, Карен уселась напротив и принялась разливать чай. Закончив разговор, Майлз сообщил ей как само собой разумеющееся:
        Я звонил Дику. Сегодня вечером отправляюсь за ним - он уже поправился.
        Да ты с ног падаешь от усталости!- изумилась Карен.
        Дик рвется домой. Кстати, от новостей о ребенке он в полном восторге.
        Карен с размаху поставила на стол прелестный заварочный чайник. Руки ее дрожали.
        Как ты мог!
        Почему бы и нет? Этот малыш - его ближайший родственник. Лучше Дику узнать заранее: а то вдруг родится девочка? Зачем нам лишние осложнения?
        Карен обиженно надула губы: похоже, Майлз принимает ее за дурочку!
        Ты ведь понимаешь, что речь идет не только о тебе?- продолжал тем временем Майлз. - Только потому, что ребенка вынашиваешь ты, отнюдь не следует, что…
        Прекрати!- возмущенно потребовала она.- Как я была слепа! Почему не распознала сразу?
        Чего не распознала?- искренне удивился Майлз.
        Да твоего поразительного себялюбия! В ходе бракоразводного процесса я имела удовольствие наблюдать тебя во всей красе, да только прошлое и в сравнение не идет с настоящим! Я, кажется, вправе была ожидать, что все останется между нами до тех пор, пока мы не придем к определенному соглашению! Еще столько всего нужно обсудить, столько всего принять во внимание, а ты взял да и разболтал…- Карен умолкла, тяжело дыша.
        А ты разве никому не рассказывала?
        Айрин Кортни, естественно, знает…
        Я не про врача.
        И Эмми тоже,- нехотя созналась она.- Ну, Эмили Аронсон, моя новая помощница.
        Знает, что отец ребенка - я? Кстати,- нахмурился Майлз,- не дочь ли это Сары и Дэвида Аронсон?..
        Она самая. Да, ей известно и про тебя тоже.- Карен тяжко вздохнула.- Я не могла поступить иначе.
        Ну, вот видишь! А в маленьких провинциальных городишках слухи распространяются со скоростью лесного пожара.
        Еще чего!- вознегодовала Карен.- Эмми будет молчать как рыба. Но вот Дик - совсем другое дело!
        Майлз одарил ее укоризненным взглядом, и Карен вдруг устыдилась собственных подозрений.
        Нам следовало сначала решить, что делать,- произнесла она неуверенно… и, к вящему своему ужасу, разразилась слезами.
        Выждав, чтобы миновал первый приступ отчаяния, Майлз встал из-за стола.
        Нет,- всхлипнула Карен, но он рывком поднял ее, подхватил на руки и понес к дивану.
        Эй,- тихонько проговорил Майлз, усаживая заплаканную Карен к себе на колени и ласково целуя мокрую от слез щеку,- малышу это на пользу не пойдет, знаешь ли.
        Это ты во всем виноват,- всхлипнув, вздохнула она.- Я хочу сказать… я не про ребенка…
        Я знаю, что ты хочешь сказать. Сейчас ты меня ненавидишь.
        Ничего подобного. Просто я не знаю, как лучше поступить!- Карен снова всхлипнула и утерла глаза рукой.- Впрочем, нет, знаю, да только ты мне не даешь!
        Может, отложим дискуссию до лучших времен?- предложил Майлз, поглаживая, золотистые завитки волос над нежным ушком.
        Тогда о чем нам говорить?- убито отозвалась она.
        О тебе, конечно.- Майлз чуть заметно усмехнулся.- Ты уже делала УЗИ? А как насчет хорошего акушера?
        И будущая мать послушно пересказала ему свой разговор с Айрин, не умолчав о тревогах и страхах.
        А еще меня до смерти пугает собственное невежество,- честно призналась она.- Я ведь знаю о детях еще меньше тебя. Выходит, я дожила до двадцати семи лет, намеренно закрывая глаза на некую важную часть меня же самой. И вот что еще удивительно: никогда я не испытывала ни малейшего желания поворковать над чужими младенцами. Однако от этого…- Карен ласково погладила живот,- от этого я уже без ума, хотя он еще и на свет-то не появился!
        Еще месяц и малыш даст о себе знать! Заворочается - только держись!- заверил многоопытный Майлз, накрывая ее руку своей.
        Похоже, ты знаешь о беременности все на свете,- улыбнулась Карен сквозь слезы.
        Майлз принялся осторожно поглаживать ее живот - ощущение было божественное!
        Нет, я многого не знаю. И никогда не узнаю всего того, что предстоит пережить тебе. Однако уверен: тебе незачем проходить весь этот путь одной.
        - Майлз…- тихо проговорила Карен и тут же умолкла, осознав, как уютно и спокойно она себя чувствует. Но в следующий миг ощущение защищенности и тепла сменилось паникой.- Я все-таки не уверена…
        Ладно, ладно, не будем спорить. Но что нам мешает сделать хотя бы это?
        Он вынул из ее волос заколку, запустил пальцы во влажные кудри, ласково погладил бархатистую щеку, тонкую шею и наконец заставил приоткрыться розовые губы… И как всегда, ход времени для влюбленных замедлился, и мир вокруг них исчез…
        Но в следующую секунду Карен вновь ощутила тревогу.
        Наверное, я не должна,- прошептала молодая женщина, размыкая объятия. Она поспешно выпрямилась и принялась обмахиваться ладонью, точно веером.- Неправильно я себя веду, неприлично.
        Неприлично? Потому, что мы не женаты?- переспросил удивленно Майлз.
        Неприлично для будущей матери!
        Карен, милая!- Майлз рассмеялся, но в глазах его читалось нечто похожее на изумленное благоговение, да только как знать наверняка?- До чего ты порой бываешь наивна! Ровным счетом ничего неприличного в этом нет… Нет же, я вовсе не намерен покушаться на твою добродетель,- поспешно добавил он, видя, как напряглась собеседница.- И чего мне стоит подобная выдержка, ты никогда не узнаешь!
        Может, еще раз обсудим, что делать?- нервно сцепила пальцы Карен.
        В дымчато-серых глазах что-то вспыхнуло и тут же погасло.
        К сожалению, мне пора идти. До моего рейса осталось меньше часа. Но завтра я вернусь. И мой образ мыслей не переменится, не жди!
        Майлз…- Карен собиралась спросить: ведь он и Линда некогда переживали то же самое, а что вышло в итоге? Но инстинкт подсказал ей: есть вещи, которые лучше оставить недосказанными.
        Долгое мгновение Майлз любовался ею, затем поцеловал и шагнул к двери, на ходу надевая пиджак.
        До завтра,- бросил он на пороге и исчез.
        Почему бы и впрямь не согласиться на брак?- спрашивала себя Карен ночью. Предположим, что ей предстоит разбирать запутанное дело в суде. Сначала надо рассмотреть все «за» и «против». Итак, плюсы: Майлз - хороший отец; ребенок, родившийся в семье Диксон, может почитать себя счастливцем, и дело здесь не в одном материальном обеспечении. Он унаследует не только капитал, но и семейные традиции, историю, духовное достояние. А также - отцовскую любовь к земле.
        Все это куда предпочтительнее, нежели расти на попечении матери-одиночки. Но предположим, что в усадьбе Диксонов ей не место, что на роль жены Майлза она не подходит, и тот сделал ей предложение только затем, чтобы защитить сына от махинаций Линды. Привести в дом жену, которую Дик одобрит и полюбит,- явное очко в пользу Майлза в его борьбе с бывшей супругой…
        Карен беспокойно ворочалась с боку на бок, не в силах заснуть. Да, удачный момент выбрал этот младенец для того, чтобы появиться на свет…
        Резкий телефонный звонок нарушил ночное безмолвие. Карен в испуге схватила трубку. Звонила мать: у отца случился сердечный приступ, и она спрашивала, не могла бы Карен приехать как можно скорее?
        Езды было не более трех часов. Карен выехала с рассветом, побросав в сумку необходимую одежду. Она не стала будить посреди ночи ни Джинни, ни Эмми. Лишь оставила сообщение на офисном автоответчике: ее, мол, срочно вызвали, когда сочтет возможным, позвонит…
        В течение всего дня, пока врачи боролись за жизнь отца, а потрясенная мать слепо глядела в пространство, затворившись в своем маленьком, изолированном мирке, Карен ни разу не вспомнила о работе. Но на следующее утро из реанимационного отделения поступили обнадеживающие новости: отец благополучно перенес операцию и, хотя в сознание еще не пришел, прогноз врачей был явно благоприятный.
        Карен увезла мать домой, в родной, до боли знакомый особнячок, и уложила в постель. Затем собралась, было позвонить в офис, но сама настолько вымоталась, что тут же заснула, едва ее голова коснулась подушки.
        Вечером, когда Карен с матерью снова появились в больнице, врачи сообщили о заметном улучшении состоянии отца, и миссис Торп понемногу стала приходить в себя. Мать и дочь посидели с больным, затем вернулись домой, задержавшись по пути лишь для того, чтобы купить пиццу.
        Отец бы рвал и метал,- усмехнулась Фелис Торп, накрывая на стол.
        Знаю,- ответила Карен. Мистер Торп терпеть не мог так называемые «суррогаты», чем немало раздражал домашних.- Мама,- нежданно проговорила она,- почему ты позволяешь ему себя третировать?
        Уж такие мы с ним на свет уродились, Карен, тут уж ничего не попишешь,- вздохнула мать.- Я с детства была безропотна да уступчива, а таким необходима сильная рука. А если честно, то я всегда знала, что его самодурство лишь оборотная сторона неуверенности в себе. Порой он бывает совершенно невыносим, но мы всегда были очень, очень близки. И вот теперь,- продолжала Фелис,- настала моя очередь быть сильной и физически, и морально.
        Прости меня, мамочка, я многого не понимала,- тихо проговорила Карен.
        Знаю,- улыбнулась Фелис.- Брак - странная штука: что хорошо для одной пары, для другой никуда не годится. Но я поняла одно: любовь нужно беречь. Надо принимать как хорошее, так и плохое, радоваться хорошему и благодарить небо за то, что плохое не обернулось худшим. Например, твой отец ни разу в жизни не взглянул на другую женщину… и без меня он точно пропал бы, так же как и я без него.
        Карен задумалась: а ведь мать говорила об ответственности и реальном положении вещей! Это не книжная, романтическая страсть, от которой можно отречься, если совсем скверно придется. Не обеты, данные, шутя и с той же легкостью нарушенные… Тряхнув головой, она встала и направилась к плите: кофе бурлил вовсю, норовя перелиться через край.
        Милая, ты беременна?- тихо спросила мать.
        Карен едва не выронила кофеварку.
        Как ты… как ты догадалась?- пролепетала она, испуганно оглядывая свой мешковатый спортивный костюм.
        Родная моя, мне ли не знать? Ведь ты моя дочка. А поскольку ты сама об этом не заговорила, боюсь, у тебя проблемы.
        В прихожей зазвонил телефон, и мать поспешила к аппарату. Но почти тут же вернулась.
        Звонит некто Майлз Диксон, спрашивает тебя. Подойдешь?
        Карен нервно кивнула в ответ.
        Майлз,- умоляюще закричала она в трубку,- прости, но у отца сердечный приступ!
        И ты не сочла нужным мне сообщить?- мрачно откликнулся собеседник.- Надеюсь, ему уже лучше… Но ты сознаешь, что мы тут все с ума посходили, гадая, не попала ли ты в аварию? Твой телефон не отвечал…
        Послушай, мне очень жаль, но папа едва не умер… Теперь он уже пошел на поправку.
        О, черт…- раздалось на том конце провода.- Я чувствую себя последним мерзавцем. А с тобой все в порядке?
        Да, все хорошо… Кстати, как ты меня нашел?
        Это было единственное место, которое нам с Эмми пришло в голову. По счастью, в телефонной книге не так уж много Торпов.
        Карен закусила губку.
        Что ты молчишь?
        Я решила пожить пару недель с мамой. По крайней мере, до тех пор, пока отца не выпишут. Я… я уверена, что Эмми с работой справится. Теперь, когда кризис миновал, я стану поддерживать с ней связь.
        Последовала томительная пауза.
        А как же я?- наконец произнес Майлз.- Можно, я приеду?
        Не нужно. Папа еще ничего не знает ни про нас, ни про ребенка… и сейчас не самое удачное время для подобных откровений.
        Карен…- Голос собеседника снова посуровел.- Причина только в этом?
        Она тяжко вздохнула.
        Нет, наверное, мне просто нужна передышка.
        Чтобы придумать, как повернее от меня улизнуть?- угрожающе предположил Майлз.
        Карен досадливо поморщилась.
        Это не в моем стиле.
        Фраза, достойная Карен Торп, бакалавра юридических наук. Однако я никак не могу избавиться от ощущения, что побег ты обдумываешь. Вот что - давай заключим соглашение. Я не стану усложнять тебе жизнь, пока твой отец не поправится, если ты пообещаешь вернуться через две недели.
        От негодования Карен не нашла, что ответить.
        . - В противном случае я сам за тобой приду,- пригрозил Майлз.- И еще одно условие: ты будешь мне звонить.
        Не глупи!- возмутилась она.
        Выбирай одно из двух. Третьего не дано!
        Я тебе не заключенный, а ты мне не тюремщик!
        Кто говорит о тюрьме? Ты мать моего ребенка.
        И в данный момент мать твоего ребенка готова растерзать тебя живьем!
        С извинениями я подожду до личной встречи,- тихо рассмеялся Майлз.- И будь, пожалуйста, поосторожнее.- С этими словами он повесил трубку.
        - Ну что,- мягко проговорила Фелис Торп, беря руки дочери в свои,- может, все-таки расскажешь про этого Майлза Диксона? Сдается мне, он и есть отец моего первого внука!
        В течение последующих двух недель ничто не нарушало размеренного хода жизни в особняке Торпов. Фелис Торп, посоветовав, дочери согласиться на брак с Майлзом, больше к этой теме не возвращалась, зато не раз и не два заверила Карен в том, что при любых обстоятельствах поддержит ее и ребенка. А затем мать с дочерью прошлись по магазинам и закупили «приданое» для малыша: пеленки, подгузники - словом, все необходимое.
        Каждый день Карен звонила Майлзу, а на исходе второй недели выторговала для себя еще несколько дней. Ей хотелось побыть с отцом, которого наконец-то выписали. Это событие было отпраздновано с подобающей торжественностью.
        И по настоянию матери на третий день после возвращения Уильяма Торпа из больницы ему сообщили потрясающую новость.
        Реакция отца до глубины души растрогала Карен. На глазах у старика выступили слезы, и первое, о чем он спросил, было: а нельзя ли назвать ребенка в его честь, если, конечно, родится мальчик? К незамужнему статусу дочери мистер Торп отнесся философски - Карен так и не заметила предостерегающего взгляда матери в сторону
«домашнего тирана».
        За все время пребывания в родительском доме молодая женщина так и не смогла решить одной-единственной проблемы: что делать и как вести себя по возвращении.
        Обнимая дочь на прощание, Фелис озабоченно поглядела на ее живот.
        - Знаю, знаю!- рассмеялась Карен.- Я толстею на глазах!
        - Карен…- начала мать и неожиданно замялась.- Думаю, тебе стоит сообщить доктору одну вещь…- И миссис Торп рассказала, что именно она имела в виду.

5
        Не может того быть!- воскликнула Карен.
        Боюсь, может.- Врач-акушер, проводивший УЗИ, кивнул головой.- Посмотрите сами: никаких сомнений нет!
        Первым делом, приехав в Бак-Фоллз, еще не повидавшись с Майлзом и не побывав ни в офисе, ни дома, Карен явилась к доктору Кортни. А та тут же договорилась с акушером о приеме.
        Несмотря на все заверения Айрин, что, дескать, ничего страшного не произошло, вернувшись, домой, Карен по-прежнему чувствовала себя несчастной и разбитой. Пять минут спустя, появился Майлз.
        Я по тебе ужасно соскучился, моя красавица,- произнес он.
        Я уже не красавица и никогда ею не буду,- раздраженно возразила она.
        Еще как будешь,- заверил Майлз, окидывая ее восхищенным взглядом.- Как твой отец?
        Поправляется,- рассеянно отозвалась Карен.
        - Он знает, что у него скоро появится внук?- Майлз легко поцеловал ее "в щеку.
        Да, знает. И на диво благодушно это воспринял… как и мама, впрочем.
        Так что ж?- Майлз слегка нахмурился, приглядываясь к собеседнице.- В чем дело? Ты пытаешься мне что-то сказать?
        - Да…
        Учти, от меня тебе не избавиться, что бы вы там с родителями ни замыслили,- пригрозил он.
        Не в этом дело,- прошептала Карен, закрывая глаза.- Майлз, у мамы была сестра близнец…
        А…- Майлз надолго умолк. А затем предложил: - Может, присядем?- Он отвел хозяйку в гостиную, усадил на диван и сам опустился рядом.- Продолжай.
        Ну, я, конечно, об этом знала, но как-то из головы вылетело. Сестренка умерла при рождении… Понимаешь, двойня может родиться у любой женщины, но у меня эта вероятность повышается.
        Наследственность,- понимающе кивнул Майлз.
        Ну да. Это передается по материнской линии, понимаешь…
        Карен, выкладывай все как есть, не мучай меня. У нас будет двойня?
        Да!- трагическим голосом воскликнула она. И, к ее превеликому изумлению, Майлз расхохотался от души.- Ох, ты так и не понял!
        Еще как понял! Мать-одиночка с ребенком - еще туда-сюда. Но двойняшки - совсем другое дело, мисс Торп.
        Карен с досадой уставилась на него, обуреваемая самыми противоречивыми чувствами, которым и определения не подберешь. Майлз попал в самую точку, точнее, в одну из многочисленных точек.
        Что тут смешного!- возмутилась Карен.- Я уже полюбила этого малыша, строила грандиозные планы, не могла дождаться его появления на свет… Но теперь их двое, а ты смеешься, точно ровным счетом ничего не случилось!
        В аквамариновых глубинах глаз отразилась целая гамма чувств: изумление, шок и наконец ярость. Майлз тут же посерьезнел.
        Карен Торп,- торжественно проговорил он, ласково проводя пальцем по ее подбородку.- Какие бы злодеяния ты мне не приписывала, против близнецов я вот нисколечко не возражаю! Но для тебя жизнь заметно усложнится, поэтому в силу одной этой причины - хотя есть еще немало других - я тебя не оставлю, так что лучше свыкайся поскорее с этой мыслью!
        Майлз…
        Нет, Карен, я больше не спрашиваю: а не пожениться ли нам. Вопрос стоит так: когда мы поженимся?
        Десять дней спустя, сыграли свадьбу. Скромная церемония состоялась в старинной церкви. На невесте был светлый костюм из серого шелка. В руках она держала букет роз, а на шее переливалось ожерелье розового жемчуга с бриллиантовой подвеской - свадебный подарок жениха.
        Когда они приблизились к алтарю, Карен украдкой посмотрела на жениха - и дыхание у нее перехватило. По правде говоря, все присутствующие дамы, независимо от возраста, испытали на себе сходный эффект.
        Новобрачных сопровождал Дик. Впервые в жизни облаченный в костюм, он стоял с гордым видом рядом с отцом, в кои веки отмытый дочиста, хотя непослушный хохолок на затылке по-прежнему задорно топорщился. Здесь не помогли бы и все расчески мира.
        На свадьбу были приглашены все служащие адвокатской конторы, и Салли, и Айрин Кортни, и родители невесты, весьма довольные происходящим. На церковных ступенях терпеливо дожидался Мерлин.
        Сразу же после церемонии бракосочетания новобрачные отправились на небольшой островок в Тасмановом море, который таил в себе несказанное очарование. Белый песок и изумрудно-зеленые холмы на фоне искрящейся водной глади пленяли самый придирчивый взгляд. Небольшой самолет приземлился на закате, когда островок тонул в фиолетовом море, а небеса над большой землей полыхали огненно-алым.
        Сразу по прибытии они поужинали, радуясь своему выбору: исключительно приятное общество, замечательный стол, теплая, звездная ночь…
        Но вместо того чтобы расслабиться, Карен неожиданно почувствовала тревогу. За последние десять дней случилось столько всего, что молодая женщина ощущала себя несколько оглушенной и растерянной. И кто же дирижировал потоком событий, как не Майлз! Да еще столь искусно!
        Карен с ужасом думала о том, что ей придется сказать о беременности персоналу конторы, и заранее готова была сквозь землю провалиться от смущения. Но Майлз решительно взял дело в свои руки. Он явился в офис вместе с невестой и сообщил сотрудникам не только о предстоящем бракосочетании, но и о том, что в августе ожидается двойня. Все пришли в полный восторг.
        А еще Майлз дал объявление в местную газету, и очень скоро Карен принялись названивать клиенты, спеша поздравить и пожелать ей всего самого доброго. В заговоре с Эмми, не иначе, изобретательный жених существенно облегчил для владелицы адвокатской практики бремя повседневных забот. Он даже пригласил в штат несколько новых сотрудников для работы по контракту, чьи услуги могли оказаться весьма полезными.
        Несколько раз он возил невесту в фамильную усадьбу, предлагая переоборудовать дом по своему вкусу. Квартиру Карен, правда, пока решили не продавать: жилье на взморье - завидная собственность!
        Но, проходя по коридорам и комнатам своего нового дома, Карен испытывала желание ущипнуть себя, потому что ощущение нереальности происходящего упорно не исчезало. Даже искреннее радушие Салли не спасало положения.
        И вот теперь, оказавшись наедине с мужем в тишине спальни на сказочном острове, Карен почувствовала себя неуверенно. Ей вспомнился тот особенный, непривычный блеск в дымчато-серых глазах, который она заметила, стоя перед алтарем. Что это было? Неужели победное торжество?
        Карен,- тихо напомнил о себе новобрачный.
        Она шагнула к мужу. На ней было свободное желтое платье, расшитое белыми цветами. Увы, ей снова пришлось обновлять гардероб!
        Тяжелый выдался денек?- ласково спросил Майлз и принялся легонько массировать ей шею.
        Карен блаженно вздохнула: эти чуткие пальцы, словно по волшебству снимали напряжение последней недели.
        Не знаю. Сама себя не пойму.
        Чувствуешь себя, словно в ловушке?- предположил муж.
        Откуда ты знаешь?- Аквамариновые глаза удивленно расширились.
        Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь. Кстати, ты потрясающе смотрелась у алтаря.
        Всем хороша была невеста, только вот немножко беременна,- поморщилась Карен.
        Никто вроде бы не возражал, я так меньше всех.
        А мне показалось, будто вид у тебя…- Карен помолчала, подбирая нужное слово,- торжествующий.
        Так оно и было.- Майлз тихо рассмеялся.- А что, не имею права?
        Не болтай глупости!
        Я серьезно. Если быть до конца откровенным, то, когда ты стояла у алтаря рядом со мной, такая прелестная, такая настороженная, нося в себе моего ребенка, я и впрямь ощутил прилив торжества: наконец-то я поймал тебя! Карен от изумления потеряла дар речи.
        И еще,- продолжал Майлз. Они стояли совсем рядом. Карен даже различала синеватые
        ни на его скулах и снова этот электризующий блеск серых глаз.
        Что такое?- еле слышно прошептала она.
        Вот уже два месяца я точно изголодавшийся бедняк. Ты меня за все это время ни разу пальцем не поманила, не считая одного единственного случая.
        - Но ведь и ты ко мне не подходил,- возразила Карен.
        Потому что не был уверен, что нужен тебе. Я думал, ты по-прежнему озабочена этими дурацкими приличиями и решила хранить целомудрие до свадьбы.
        Я просто боялась,- призналась она.- Ты однажды назвал меня речной нимфой. Но я очень изменилась и, возможно, никогда уже не буду прежней…
        Ты серьезно?- недоверчиво переспросил Майлз.- Неужто ты стыдишься перемены, произошедшей с тобой?
        Нет, но мужчины…- начала было Карен.
        Сдается мне, ты не так хорошо знаешь мужчин, как тебе кажется, дорогая,- перебил ее Майлз.- Я прямо-таки изнываю от желания - и не только полюбоваться тобою в новом обличье, но и прикоснуться, приласкать, поцеловать…
        Карен недоверчиво глядела на любимого, не говоря ни слова.
        - Вот почему я привез тебя сюда, подальше от дома. Чтобы ничего не нарушало нашего уединения, чтобы во всем мире остались только ты да я…
        Новобрачная закрыла глаза и с блаженным вздохом прильнула к мужу.
        Ну, как тебе?- полюбопытствовал Майлз позже, когда они лежали, обнявшись на широкой двуспальной постели.
        Вполне благопристойно и прилично,- с серьезным видом прокомментировала Карен.- Тем паче для изголодавшегося аскета вроде тебя.
        Опершись на локоть, Майлз окинул взглядом ее заметно округлившиеся формы.
        Жалуешься?
        Как сказать? Ты ведь знаешь мои предпочтения. Немного авантюризма…
        Причем с незнакомцами,- добавил он, лукаво усмехаясь.- Но мне казалось, что мы… или, скорее, ты решила вести себя исключительно респектабельно, как и подобает почтенной замужней даме.
        Почтенной замужней даме?- Карен резко села на кровати.- Не знаю почему, но именно сейчас я менее всего ощущаю себя респектабельной матроной. Я просто дразнила тебя.- Глаза ее озорно вспыхнули.- Все было просто расчудесно! Именно этого мне и не хватало последние два месяца!
        Карен!- Рассмеявшись, Майлз притянул жену к себе.- Знаешь, я не устаю тебе удивляться!
        Правда? Расскажи подробнее!- Она устроилась поудобнее, склонив голову на плечо мужа, и принялась теребить курчавые волоски на его груди.
        Ну, при первой встрече я был изрядно заинтригован,- начал Майлз свою исповедь.- От тебя веяло таким холодом… ни дать ни взять «синий чулок». Но чем больше я наблюдал за тобой, чем больше думал о тебе в одиночестве, тем чаще гадал: а какова ты в постели?
        Типично мужской образ мыслей!- фыркнула Карен.
        И мысли эти становились все навязчивее, пока я не понял: придется самому проверить.
        Майлз!
        И ты меня удивила. Я столкнулся с неотразимой обольстительницей, и действительность превзошла мои самые смелые мечты. Я понял: за элегантной, аристократической, холодной маской скрывается восхитительная, пылкая возлюбленная. Однако заглянуть под маску дано было мне одному, и никому больше.
        Карен хотела было возразить, но передумала.
        Ты прав,- призналась она.- Ничего подобного со мной еще не случалось. Я и не думала, что такое возможно.
        Но бывали времена,- удрученно продолжал Майлз,- когда ты уходила в свой собственный мир, мир забот и обязанностей, и глядела на меня точно на постороннего человека…
        Не может того быть!
        Помнится, пару раз, когда я заходил к тебе в офис, ты держалась столь отстраненно и столь холодно, что я с трудом подавлял в себе желание запереть дверь и заняться с тобой любовью прямо там, на роскошном письменном столе или на полу.
        Я и не знала,- потрясенно прошептала Карен, заглядывая в глаза мужа.
        И еще одно удивляет меня до глубины души. Ты зачастую просто не сознаешь, что со мной делаешь.
        И тебе это… обижает?
        И да, и нет. Когда я могу вернуть тебя, как вот сейчас,- Майлз легонько коснулся губами сначала одного соска, затем другого, и молодая женщина затрепетала и прижалась лбом к его груди,- я ничуточки не возражаю. Вот только не уверен, правы ли мы, подавая такой пример нашим детям…
        Майлз осторожно накрыл ладонью ее округлившийся живот.
        Не двигайся,- еле слышно шепнул он.
        Почему? Мне так хорошо,- тихо отозвалась она.
        Если двинешься, я с собой не совладаю.
        Понятно. А если у меня та же проблема?- Аквамариновые глаза были абсолютно серьезны.
        Майлз прерывисто вздохнул. Интересно, понимает ли она, насколько к лицу ей новые, округлившиеся формы? Как выгодно золото спутанных локонов оттеняет бледно-матовую кожу? Что чуть припухшие, потемневшие соски, обретшие поразительную чувствительность, заключают в себе непередаваемое искушение?
        Карен чуть шевельнулась - и обоих снова закружил водоворот исступленной страсти…
        Что, на сей раз, благопристойности было меньше?- прошептал Майлз спустя какое-то время, уткнувшись лицом ей в волосы.
        Ммм…- невразумительно отозвалась новобрачная.
        О чем ты думаешь?- спросил он, когда оба в блаженной истоме вытянулись на простынях, умиротворенные и счастливые.
        Много будешь знать, скоро состаришься,- томно отозвалась Карен, и в ее устах озорная реплика Дика прозвучала обещанием новых восторгов.
        Карен,- Майлз притянул ее к себе,- видишь, что ты со мною делаешь. Теперь ты мне веришь?
        Верю,- тихонько подтвердила она, засыпая в его объятиях. И вера эта оставалась с ней вплоть до конца медового месяца.
        На следующее утро после завтрака молодые решили пойти выкупаться.
        Надев новый купальник - модель для беременных,- Карен пристально изучала свое отражение в зеркале, недовольно цокая языком.
        Майлз удивленно изогнул бровь.
        Что такое?
        Сущий кошмар!
        Сам по себе купальник был очарователен, но то, что отразилось в зеркале в целом, Карен явно не порадовало. Она досадливо дернула за украшенную оборками юбочку, что начиналась сразу от бюста и доходила до бедер, скрывая округлившийся живот.
        В этой штуке я сама себе кажусь пузатой, столетней матроной.
        Ну, если на то пошло, купальник-бикини тебе и впрямь более к лицу,- отозвался Майлз.
        В бикини мне уже не влезть, а если бы и удалось, красиво я бы выглядела на людях! А кто виноват, как не вы, мистер Диксон!
        Ну, раз вина моя, может, я и выход найду,- задумчиво протянул Майлз.- Подожди меня здесь.- И он исчез за дверью.
        Карен присела на кровать, предвкушая сюрприз.
        Двадцать минут спустя Майлз вернулся и высыпал на кровать содержимое объемистого пакета: две пары купальников-бикини и две майки.
        Но я…- попыталась образумить мужа Карен.
        Не торопись. Они на два размера больше, чем ты носишь.- Майлз продемонстрировал первую пару: чудесного изумрудного оттенка купальник и бирюзового цвета майку.- Для публичного обозрения ты можешь надевать поверх вот это. Оно, кстати, и к лучшему: печет здесь преизрядно. Но для эксклюзивного показа - для меня, то есть, - майку можно отставить.
        Карен недоуменно захлопала ресницами.
        То же относится и ко второй паре.- Майлз извлек из кучи золотисто-бежевый купальник и к нему - майку в тон.- Разумеется, для эксклюзивной демонстрации туалета можно отказаться не только от майки, но и от верхней части.
        Карен по-прежнему не произнесла ни слова.
        Не одобряешь?
        Ты просто гений!- Молодая женщина порывисто вскочила с кровати и звонко чмокнула мужа в губы.- Как это я сама не подумала?- И она принялась лихорадочно стягивать нелепый купальник для беременных.
        Не потому ли, что у кого-то слишком серьезный склад ума?- предположил Майлз.
        А еще ты ужасно милый!- рассмеялась она.
        Но это не все.- Дождавшись, когда жена переоденется в изумрудный купальник-бикини и майку, он снова вышел из комнаты, а затем вернулся с двумя шляпами, парой белых полотняных туфель и соломенной пляжной сумкой.
        Майлз, а в киоске хоть что-нибудь осталось?
        Полным-полно. Сей головной убор,- он продемонстрировал изящную шляпу из итальянской соломки с широкими полями и белой ленточкой на тулье,- предназначен для неспешных прогулок и загорания на пляже. А вот этот,- любящий супруг помахал бейсболкой,- для развлечений более активных: катания на лодке и всего прочего в таком духе. Ну а туфли всегда пригодятся.
        Карен с превеликой осторожностью водрузила на голову соломенную шляпу, заправив под нее волосы. Затем надела туфли и перебросила через плечо сумку. Эффект был потрясающий: майка отлично скрывала все внешние признаки беременности, и молодая женщина внезапно почувствовала себя на седьмом небе куда лучше, чем полчаса назад.
        Глазам своим не верю!- воскликнула она.- У тебя безупречный вкус в отношении одежды, цвета и…
        И женщин?
        Майлз стоял, прислонившись к стене. Синие спортивные шорты, серая майка и шлепанцы на босу ногу придавали ему весьма залихватский вид.
        Я хотела сказать совсем не то. Вечно ты меня с толку сбиваешь!- пожаловалась она.
        Что до хорошего вкуса в отношении женщин,- согласен,- отозвался Майлз, так и пожирая жену взглядом. И улыбнулся краем губ, видя, как та слегка зарумянилась.- Должен признаться, что продавщица гостиничного магазинчика тоже его отметила.
        Хоть я и беременна?- изумилась Карен.
        Ты никак не поймешь одну простую истину: беременность тебя только красит!
        Хорошо, поверю тебе на слово,- поморщилась Карен.
        Поверь безо всяких оговорок. Ты расцвела на диво…
        Таким пышным цветом, что скоро в дверь пролезать перестану!- Отсмеявшись, Карен тихо добавила: - Я и впрямь полагаюсь на твое слово: что еще мне остается? И спасибо тебе. За то, что вернул мне уверенность и затратил на это кругленькую сумму!- Она снова поцеловала мужа.- Не пойти ли нам искупаться, мистер Диксон?
        Не ответив, Майлз завладел ее рукой и заглянул в глаза жены. Затем поднес ее руку к губам.
        Отличная мысль, миссис Диксон!
        Ты в первый раз так меня назвал,- смущенно заморгала Карен.- А все вокруг только так и обращаются: «миссис Диксон» да «миссис Диксон»! Звучит так весомо, надежно…
        - Куда лучше, чем «мисс Торп», верно? Карен поджала губы, но выдержки ее хватило ненадолго: она просияла улыбкой.
        Очко в твою пользу! Сдается мне, я признала твою правоту еще при первой встрече вопреки здравому смыслу.
        Вот так-то лучше!- рассмеялся Майлз.- Но, возвращаясь к теме: мы идем купаться, миссис Диксон?
        Как скажете, мистер Диксон,- ответила она.
        Целыми днями молодые купались, загорали, ловили рыбу, катались на лодке. Карен буквально лучилась здоровьем, медовый загар изумительно шел к чертам ее лица. Майлз убедил жену в необходимости дневного сна, а сам в это время уходил поплавать с аквалангом или покататься на водных лыжах. Однако, просыпаясь, Карен зачастую обнаруживала, что муж, склонившись над ней, осторожно проводит пальцем по ее бровям или целует пальцы ног.
        Жара стояла невыносимая, и мимолетные сумерки тропических широт приносили желанное облегчение. Полюбовавшись закатом, Карен возвращалась к себе, чтобы переодеться к ужину, Майлз же иногда оставался поболтать с другими отдыхающими.
        А на четвертый день произошло нечто из ряда вон выходящее. Карен сидела перед зеркалом, размышляя, что надеть. В конце концов, она остановила выбор на длинном розовом платье, с низким вырезом и пышными рукавами, присобранном под грудью. Спереди тянулся ряд крохотных золотых пуговиц, так что Карен надела золотистые сандалии и жемчужное ожерелье. А затем извлекла из роскошного букета на столе цветок и собралась уже закрепить его в волосах, но вдруг застыла на месте.
        В этот момент вошел Майлз и с порога заметил ее напряженную позу, воздетые руки, расширившиеся от изумления глаза.
        Что случилось?- испугался он.
        Кажется, он шевельнулся,- благоговейно прошептала Карен, накрыв ладонью живот.- То есть они оба шевельнулись… или все-таки только один… не знаю. Но это просто невероятно!
        Майлз быстро пересек комнату и приложил руку к животу жены. А затем поцеловал ее в щеку и с сожалением сказал, что ничего не чувствует.
        Но я не ошиблась, поверь! А, вот снова!
        Да, ты права!
        Ну же, ну, маленькие, не бойтесь - мама здесь, с вами,- заворковала она, обращаясь к младенцам.
        Пора придумывать имена,- рассмеялся Майлз, стягивая с себя майку.- У тебя есть предпочтения?- крикнул он уже из душа.
        . - Мы ведь еще не знаем, кто они, так что заранее решить трудно… Ох, мысли путаются!
        Тогда давай заготовим по паре имен для мальчиков и девочек,- предложил Майлз, возвратившись из ванной.- Мне, например, всегда нравилось имя Уильям.- Он отбросил полотенце и принялся одеваться.
        Карен присела на кровать, не сводя глаз с мужа. Она всегда завороженно следила за ритуалом одевания - не только потому, что отрадно было любоваться этим жилистым, мускулистым телом атлета, но еще потому, что каждое его движение было исполнено решимости. Нет, этот представитель мужского пола не из тех, кто медлит в замешательстве, размышляя, что бы надеть. Карен улыбнулась и тут же подумала: а что произойдет, если нужный предмет туалета не окажется под рукой, идеально выстиранный и выглаженный?
        До поры до времени от нее ничего не требовалось: персонал гостиницы ревностно заботился о своих гостях. Но дома все будет иначе…
        Карен…- Майлз склонился над ней, заправляя белую рубашку в светло-серые брюки.- Тебе не нравится имя Уильям? Ведь так зовут твоего отца.
        Нет, имя мне по душе, и отец просил назвать мальчика в его честь. Я о другом подумала…
        Что такое?- Майлз присел рядом.
        Как ты поведешь себя, обнаружив, что я не лучшая из хозяек?
        Превращусь в Синюю Бороду, если мне не понравится обед или, скажем, рубашка окажется, плохо выглажена. Я отменю все твои привилегии, стану бить тебя плетью и запру в чулан, где водятся крысы…
        Нет, вправду!- расхохоталась она.
        Вправду?- Майлз без улыбки глядел на жену.- Если честно, то мне плевать на твои таланты домохозяйки… А почему ты об этом заговорила?
        Я наблюдала, как ты одеваешься.
        Карен,- муж завладел ее рукой,- если этот разговор затянется, я ведь и раздеться могу. И мы непременно опоздаем на ужин. А ты разве не проголодалась?
        Еще как,- кивнула она.- Не забывай, что я ем за троих. Знаешь, я на днях читала… Кстати, с чего мы начали?
        Все очень плохо: ты наблюдаешь за тем, как я одеваюсь, с какими-то посторонними мыслями в голове. Я тебе уже прискучил, милая женушка?- с обидой в голосе поинтересовался Майлз, но дымчато-серые глаза лукаво сверкнули.
        Майлз, прекрати!- воскликнула Карен, с трудом сдерживая улыбку.
        Хорошо. Вернемся к теме.
        Я следила за тем, как ты одеваешься с видом человека, привыкшего к безупречному порядку, словно тебе в жизни не приходилось подбирать носки или искать чистую рубашку.
        Карен,- изумленно воззрился на нее муж,- ты серьезно?
        Да-да, абсолютно серьезно,- подтвердила Карен.- Не могу прогнать эти мысли, как ни стараюсь. Все думаю, удастся ли у меня роль заботливой супруги.
        Это отразится на наших постельных радостях?
        Нет…
        Кажется, мне нужны доказательства. А то боюсь, всякий раз, когда я предстану перед тобой без одежды, ты станешь думать о стирке, глажке, и…
        Прекрати дурачиться!- проговорила Карен сквозь смех, склоняя голову на плечо мужа.
        Я жду доказательств!
        После ужина.
        Так-то лучше,- протянул Майлз.- Но я предпочел бы твердые гарантии. Ты ведь понимаешь, что я имею в виду?
        Да, вот это.- Тут Карен обвила руками его шею и пылко поцеловала в губы.
        В силу неведомых причин Майлз и впрямь посерьезнел и долго глядел на жену. Мужественное, загорелое лицо казалось абсолютно непроницаемым. Но наконец уголки его губ поползли вверх:
        Если для того чтобы сохранить статус-кво, понадобится целая армия экономок и домработниц, я ее обеспечу!
        Одной за глаза хватит. А теперь не спуститься ли нам к ужину?
        Дни летели за одними. Молодые супруги и не заметили, как медовый месяц подошел к концу. В последний вечер они расположились на ступеньках веранды и посидели немного в синих сумерках, держась за руки.
        Спасибо за чудесный отпуск,- тихо проговорила Карен.- Жалко уезжать отсюда.
        Рад слышать. Я-то думал, тебе не терпится вернуться в офис.
        Майлз, неужели по мне можно предположить такое?
        Муж опустил взгляд на ее руку и коснулся пальцем золотого ободка. У Карен был еще один перстень, подаренный в знак помолвки, с розовым бриллиантом, под стать подвеске на жемчужном ожерелье, но сегодня она его не надела.
        Нет,- отозвался он, наконец.- Но мне не всегда удается заглянуть в твои мысли.
        Ты почти всегда попадаешь в точку,- не без сожаления отозвалась Карен.
        Так что на работу тебя не тянет?
        Нет, не тянет. Впервые в жизни не тянет.
        Как ты думаешь, по возвращении твой образ мыслей изменится?
        Я…- заколебалась она.
        Или завтрашний отъезд - все равно, что прыжок с моста в ледяную воду?- предположил Майлз.
        Карен глубоко вздохнула: а ведь и в самом деле так! Эти мысли она подсознательно гнала прочь, чтобы не портить сказочного медового месяца, но все же…
        Вроде того,- созналась она.- Я, наверное, просто не хотела задумываться. Но я верю, что все будет хорошо. Стоит ли портить последний вечер такими разговорами? Ведь все было так чудесно!
        Полностью с тобой согласен. И подлинное чудо здесь - это ты сама… Однако поговорить все-таки стоит,- твердо сказал Майлз.- Иначе наш медовый месяц превратится в эфемерную сказку, способную исчезнуть от любого неосторожного слова. Да и как можно испортить вечер, всего лишь обсудив наше с тобой будущее?
        Карен закусила губку: муж, как всегда, оказался прав.
        Понимаешь, когда мы решили пожениться, и я переехала к тебе, я не смогла… так и не смогла почувствовать себя там как дома,- вздохнула она и опасливо подняла глаза в ожидании ответа.
        Однако реакция мужа снова застала ее врасплох.
        Этого и следовало ожидать. Думаю, большинство молодых пар начинают семейную жизнь в новом доме. Но уж никоим образом не там, где совсем недавно царила другая женщина.
        Карен опешила от неожиданности. Однако Майлз выдержал ее взгляд.
        Да, имя Линды будет то и дело возникать в разговоре, тут уж ничего не попишешь. Но я не хочу, чтобы это тебя расстраивало или обижало.
        Отвернувшись, молодая женщина долго глядела в ночь.
        Кажется, я поняла, чего ты добиваешься: ты хочешь перекинуть мост между магией и повседневностью.
        Майлз выпустил ее руку и обнял за плечи.
        Я всегда знал, что ты умница. А что, недурная идея: увезем волшебство с собой, ладно?
        И сохраним на черный день?
        Думаешь, я не видел, как ты идешь по усадьбе, точно по поверхности чужой планеты? Думаешь, я не заметил, как, прогуливаясь по саду, ты нервно оглядываешься через плечо, словно опасаясь, что на тебя вот-вот бросятся хищные звери? Я знаю, тебе порой приходится нелегко. Так почему бы нам и впрямь не помнить постоянно о том, как нам было хорошо здесь?
        Да,- неуверенно согласилась Карен.
        Ты все еще сомневаешься?
        А ты станешь возражать, если я снова выйду на работу?
        Неполный рабочий день меня устроит. Тебе это только на пользу. Лишь бы ты не переутомлялась.
        Предложение было в высшей степени благоразумное; пожалуй, Карен и сама к нему склонялась. Однако некий червячок сомнения по-прежнему точил ее душу. Не потому ли, что решение исходило от мужа?
        Что за вздорный феминизм!- одернула себя Карен. Разве так начинают семейную жизнь? Впрочем, для нее это - брак по расчету… или нет? Если прежде она думала, что всем сердцем любит Майлза, то за последние недели любовь эта выросла несказанно. Так что с каждым днем все труднее было сдерживаться и не признаваться Майлзу в своих чувствах.
        Но хотя они всякую ночь проводили вместе и на посторонний взгляд были без ума друг от друга, слова «я люблю тебя» так и не прозвучали. Может быть, мне нужно проявить себя хорошей женой, прежде чем Майлз произнесет заветную фразу?- размышляла Карен.
        И тут будущая мать снова почувствовала то, чего ждала так долго. На этот раз не легкое, мимолетное касание, но ощутимый толчок, а затем - еще один, и еще. Она накрыла живот ладонью, ощущая движение под пальцами. Все ее существо обратилось внутрь, к новым жизням, что властно пульсировали в ней, и это исполненное глубокого мистического смысла мгновение свело на нет заботы и тревоги. Все - пустяки в сравнении с этим!
        Карен обернулась к мужу. Лицо ее было безмятежно и спокойно.
        - Все будет хорошо,- тихо заверила она.

6
        Следующим же утром молодые улетели домой.
        Майлз оставил джип на стоянке в аэропорту. И по дороге они заехали в офис Карен.
        Был субботний вечер, но Эмили работала, не покладая рук. Она встретила подругу с распростертыми объятиями, восклицая, что та великолепно выглядит.
        Это твоя заслуга,- сказала Карен Майлзу, когда вдали показались знакомые резные ворота. И вздохнула: - Похоже, у Эмми все под контролем.
        Чувствуешь себя отстраненной от дел?- поддразнил ее муж.
        Немножко,- призналась Карен.
        А я бы воспринял это как комплимент: ты оставила заместительнице столь замечательно отлаженную, превосходно работающую систему, что ей и разобраться труда не составило.
        Ты мне льстишь. Говоря о делах, ты, небось, сам думаешь о своих плантациях?- лукаво поинтересовалась она.
        Э-э-э… по правде говоря, да.
        Благословляю тебя на труды праведные,- улыбнулась Карен.- А мне предстоит распаковывать вещи… и много всего другого.
        Майлз оглядел жену с головы до ног, и в глазах у него заплясали чертенята.
        Только не бросайся сразу к стиральной машине, ладно?
        Смотря по обстоятельствам, милый.- Машина завернула за поворот - и навстречу им вылетел Мерлин.- А где же «абориген»?- удрученно вздохнула Карен.
        Не видно.- Майлз слегка нахмурился и притормозил на усыпанной гравием площадке перед домом.
        Тут уже стоял еще один автомобиль: серебристый «бьюик» с откидным верхом. Карен видела его в первый раз, Майлз, судя по всему, тоже. А затем на веранду вышли двое - и владелец усадьбы выругался сквозь зубы.
        Неужто?- ахнула Карен.
        Вот именно. Линда и ее новый дружок.
        А вчера вечером… ты знал об их визите?- спросила она.
        Разумеется, нет,- мрачно ответил Майлз, выбираясь из машины.
        К тому времени из дома вышла Салли: вид у нее был крайне встревоженный. Майлз обошел джип кругом, помог жене выйти, а затем взял ее под руку и повел к веранде.
        Здравствуй, Линда. Чему я обязан сим визитом?
        Линда неторопливо окинула Карен оценивающим взглядом. Та в свою очередь поступила так же и пришла к неутешительным выводам: бывшая супруга Майлза по-прежнему ослепляла красотой. Платиновые волосы ниспадали на плечи шелковистой волной, огромные, выразительные васильково-синие глаза в обрамлении длинных ресниц казались бездонными, а фигурка в обтягивающих брючках и синей шелковой блузке сделала бы честь любой фотомодели.
        - А ты, Майлз, как видно, времени зря не терял,- прозвучал томный, с хрипотцой, голосок.- Надеюсь, ты предупредил свою новую женушку, что собираешься наладить поточное производство детей?..
        Линда,- холодно оборвал ее Майлз.- Выкладывай, зачем приехала.
        Красавица недобро улыбнулась.
        Зачем приехала? Да вот, отдыхали мы тут поблизости, я и подумала: пусть Дик, побудет с нами пару дней! Только возникла небольшая проблема.
        Что за проблема?- Голос Майлза был тверже стали.
        Ты настраиваешь сына против меня!- В голосе Линды тоже послышались враждебные нотки.- Даже сделал ребенка своей адвокатше, чтобы жениться на ней и удержать Дика при себе. Думаю, Опекунский совет это не одобрит!
        Я и не думал восстанавливать мальчика против тебя. Он всегда хотел жить здесь, а ты только рада была от него избавиться…
        Расскажите ему, Салли!- приказала Линда.
        Старушка тяжело вздохнула.
        Дик заперся в комнате, и в знак протеста объявил голодовку. Он наотрез отказывается ехать с Линдой.
        Голодовка, правда, длилась не более часа. Едва заслышав голос отца, Дик, отпер дверь и выбежал ему навстречу.
        Линда, не принимай это на свой счет, но я твердо решил жить здесь,- объявил он матери.- Эгей, выше нос! Я обещаю ездить к тебе в гости часто-часто! Я ведь твой сынок, а ты моя мамочка. И так будет всегда!
        В глазах Линды вспыхнула такая ярость, что Карен поневоле поежилась, точно от холода. Но, следовало отдать должное бывшей миссис Диксон, она весело рассмеялась и обняла сына.
        Все это время спутник Линды оторопело наблюдал за происходящим. Наконец, опомнившись, он протянул руку хозяину дома и представился как Ирвин Крайг.
        Ростом гость заметно уступал Майлзу. Он был коренастый, крепкого сложения, с залысинами на лбу, разодетый роскошно, едва ли не вызывающе. Итальянские ботинки ручной работы, светлые брюки и темно-зеленая шелковая рубашка от известного кутюрье. Каждая деталь туалета подчеркивала финансовый статус владельца: на шее тускло поблескивала массивная золотая цепь, золотые часы на запястье стоили никак не меньше нескольких тысяч. В руках мистер Крайг рассеянно крутил золотой брелок.
        Но, несмотря на разительное несходство между двумя мужчинами, Карен почувствовала к гостю нечто вроде приязни. Возможно, потому, что контраст между суровой красотой Майлза, одетого в брюки цвета хаки и клетчатую рубашку, и аляповатым великолепием Ирвина давал ей явное преимущество перед Линдой Диксон.
        Тем временем Салли постаралась сгладить неловкость, пригласив всех к столу: настало время выпить по чашечке чаю.
        Поначалу Линда обиженно отмалчивалась. Зато Ирвин из кожи вон лез, демонстрируя перлы красноречия Майлзу и Карен. Обнаружив, что осталась в меньшинстве, красавица постепенно оттаяла, хотя взгляд ее, обращенный к Карен, леденил не хуже арктических ветров.
        Что до самой Карен, она ощущала себя Алисой на чаепитии у Болванщика, однако оливковую ветвь мира, протянутую Ирвином, приняла охотно: именно тогда гость и показался ей очень даже милым. А также весьма прагматичным, из тех, что твердо стоят на земле. Он явно был незлым и обладал чувством юмора. Однако, и Карен отчетливо это поняла, вить веревки из него Линде не удастся, несмотря на то что Ирвин, со всей очевидностью, души в невесте не чаял. Гость радостно сообщил, что впервые решился принять на себя бремя брачных уз и с нетерпением ждет того дня, когда обзаведется наследниками.
        Вижу, братики и сестрички на меня со всех сторон посыпятся,- заметил Дик, нимало не смущенный предостерегающим взглядом отца.
        Знаете,- обратился Ирвин к соседке,- я недооценил малыша. Линда говорила мне, что мальчик очень смышлен для своих лет, но я счел это обычным материнским тщеславием. Пареньку только восемь с хвостиком!
        Этот паренек нам всем сто очков вперед даст!- с улыбкой заверила его Карен.
        Я, похоже, настроил Дика против меня тем, что сюсюкал с ним точно с маленьким…
        Возможно.
        Ну что ж, придется постараться исправить положение,- сказал Ирвин.- Говорят, вы ждете двойню?
        Ну да. Сдается мне, по фигуре это уже можно заметить.
        Нимало не смущаясь, гость оглядел Карен с головы до ног.
        Вы просто очаровательны!- искренне воскликнул он.
        К сожалению, слова эти пришлись на небольшую паузу в разговоре остальных сотрапезников. Линда метнула в сторону Карен убийственный взгляд и тут же снова, как ни в чем не бывало, опустила ресницы. Однако Карен поняла: бывшая супруга Майлза возненавидела ее всей душой, даже не узнав толком.
        Словно чтобы подлить масла в огонь, перед уходом Ирвин оглядел старинный, утопающий в розах особняк и восхищенно произнес:
        - Первоклассное местечко, что и говорить! Надо будет кое-что скопировать для своего гнездышка!
        Не будь все это так серьезно, я бы посмеялась от души,- пожаловалась Карен мужу тем же вечером.- Дик чертовски изобретателен: в этом мальчику не откажешь! И за себя постоять умеет.
        Молодожены устроились в малой гостиной. Дик, давным-давно крепко спал, а Салли ушла к себе: она жила в отдельном крыле дома.
        Ирвин тоже был не особо тактичен,- не без ехидства заметил Майлз.
        А мне он понравился,- задумчиво проговорила Карен.- Что касается Линды, она явно возненавидела меня, как я ее ни умасливала.
        Линда оттяпала кусок не по зубам,- это к вопросу об Ирвине Крайге. А на твоем месте я бы не стал задумываться о ее симпатиях и антипатиях. Бывшие жены, как правило, не испытывают нежных чувств к своим заместительницам.
        Особенно если уступили место с неохотой и по-прежнему любят и желают своего мужа, невольно подумала Карен.
        Кстати, я вовсе не собираюсь налаживать поточное производство детей,- как бы, между прочим, обронил Майлз, устроившийся рядом с женой на низкой тахте.
        Собственно говоря, я не возражаю,- шутливо отозвалась Карен.- Но скажи: вы не поэтому развелись? Линда не хотела больше детей?
        Майлз ответил не сразу, и не поднимая головы:
        Да, это - одна из причин. Мне и впрямь хотелось еще детишек. Я думал, Дику будет повеселее, а она станет меньше думать о себе, любимой. Кроме того, я, наверное, страдаю от «синдрома единственного ребенка». А ты, Карен?- И он наконец-то посмотрел на жену.
        Если честно, мне действительно очень хотелось братика или сестричку, особенно когда я подросла. Я, помню, думала…- Карен сощурилась,- братья и сестры - это такое преимущество, когда дело доходит до общения с другими детьми!
        Майлз кивнул.
        Разумеется, я знаю, что большие семьи зачастую раздираемы распрями и противоречиями, не говоря уже о ревности,- продолжала между тем Карен.- А младшие дети страдают от недостатка внимания…
        Поскольку родители от усталости с ног валятся,- согласился Майлз.- Может, нам с тобой повезло больше, чем мы думаем? Кстати, кажется, ты засыпаешь на ходу.
        Я…- Карен с трудом подавила зевок.- И впрямь вдруг спать захотелось.
        Значит, пора в постель, миссис Диксон.- Майлз встал и протянул жене руку, помогая подняться.- А знаешь, держалась ты просто великолепно!
        Какая прелесть!
        Карен оглядела просторную спальню: высокий потолок, кремовые стены, желто-розовые, расшитые цветами шторы и покрывало. А еще камин и два удобных кресла, обитых розовым атласом. Антикварная мебель кедрового дерева наводила на мысль о патриархальных временах королевы Виктории.
        Когда-то эту спальню отводили гостям,- сообщил Майлз, задергивая шторы.- Но поскольку это самая уютная комната в доме и вид из окон потрясающий, я решил, что для нас она в самый раз.
        Осмыслив услышанное, Карен осознала: муж дает ей понять, что они с Линдой никогда не пользовались этой спальней. Странно: не далее как прошлым вечером именно Майлз опасался, что ее обидят или расстроят ссылки на Линду, а теперь, похоже, сам старается не упоминать о бывшей супруге напрямую.
        Молодая женщина опустилась на краешек кровати, мучаясь ощущением беспомощности: у нее недоставало воли и сил обдумать ситуацию, в которой она оказалась. С минуту Майлз глядел на жену, затем открыл ее чемодан, извлек оттуда ночную сорочку и туалетные принадлежности.
        Давай-ка почисти зубки и умойся. Ванная вон там,- ласково подсказал он, обращаясь к ней точно к неразумному ребенку.
        Карен спорить не стала. Затем Майлз помог жене снять блузку и брюки, сам надел ей через голову белоснежную, в оборочках рубашку и поцеловал кончик носа, едва тот показался на свет. А затем отвернул край покрывала, как бы приглашая забираться внутрь.
        А ты?- заволновалась Карен.
        Пока еще мне спать не хочется, а дел накопилось немало. Я буду у себя в кабинете.
        Карен блаженно вытянулась на постели, которая оказалась на удивление удобной и мягкой.
        А теперь закрывай глазки,- мягко посоветовал Майлз.- Сладких вам снов, миссис Диксон. Я здесь, поблизости, если понадоблюсь.- Он поцеловал закрытые веки жены, а затем погасил свет.
        Карен перевернулась на бок, положила руку под голову и подивилась собственному спокойствию. Ведь она не сомневалась, что между Майлзом и Линдой осталась некая недоговоренность, незаконченность. Однако ее это словно бы не касалось.
        В отличие от Линды Карен не испытывала к предшественнице ни искры ненависти. Она уже не впадала в отчаяние при мысли о том, что Майлз, возможно, никогда не избавится от влечения к женщине, которую до глубины души презирал, или утверждал, что презирал. И, в очередной раз, подумав, что, скорее всего Майлз женился на ней только из-за Дика, Карен не запаниковала.
        Оно накрыла ладонью живот и снова почувствовала осторожное «тук-тук-тук». Так вот в чем дело, изумленно осознала будущая мать. Ей просто дела нет до остального мира: ведь в ее лоне пульсируют две новых жизни!
        Карен уснула и даже не пошевелилась, когда вернулся Майлз, и мирно проспала до рассвета. Лишь когда сквозь шторы пробился солнечный луч, она открыла глаза и улыбнулась новому дню.
        Не хочу торопить события,- объявила Салли следующим утром.- Но теперь вы полноправная хозяйка в доме, так что откладывать разговор вроде бы и незачем.
        Покончив с завтраком, они сидели за чашкой ароматного кофе. Майлз с Диком только что ушли на плантации осматривать молодые посадки.
        Если вам мое соседство не по душе, вы только скажите,- серьезно продолжала Салли. - Я все пойму.
        Ну что вы!- горячо возразила Карен.- Не знаю, какая уж там договоренность существовала у вас с Линдой, но я буду бесконечно признательна, если вы останетесь! Не только потому, что я к вам очень привязалась и знаю, что дом этот скорее ваш, чем мой…
        Вовсе нет,- поспешила пояснить Салли. Мне принадлежит доля акций в семейном предприятии, но главный держатель все-таки Майлз. Он же унаследовал усадьбу и капитал.- Старушка замолчала, подбирая слова.- Видите ли, Линда сочла весьма удобным переложить ведение хозяйства, и воспитание Дика на мои плечи, и я ужасно сожалею, что попалась в эту ловушку. Иногда я задумываюсь: может, их брак сложился бы удачнее, если бы с самого начала молодые оказались предоставлены самим себе?- Салли смущенно заморгала.- Ох, извините, что-то я не то ляпнула.
        Все в порядке,- заверила ее Карен.- Можете говорить со мной свободно и откровенно, я в истерику впадать не стану. Но если вы пытаетесь объяснить мне, что нам с Майлзом самостоятельность пойдет только на пользу… просто не знаю, что и ответить.
        Никогда не прощу себе, если история повторится, и снова по моей вине,- проговорила Салли.- С другой стороны, близнецы - тяжкое бремя…
        Облегчу ли я вам выбор, если скажу, что, вероятно, вы и в самом деле правы, и нам с Майлзом разумнее пожить одним?- улыбнулась Карен, видя ее колебания.
        На этот раз Салли вздохнула с явным облегчением.
        Вы ведь меня понимаете, правда, Карен? Я вернусь, как только понадоблюсь, только позовите, и уж конечно помогу с малышами.
        Салли, для меня вы навсегда останетесь неотъемлемой частью этого дома. Навсегда, слышите!
        - Спасибо…- Старушка смущенно заморгала и высморкалась в платочек.- Понимаете, мне уже шестьдесят пять, а ведь я всю жизнь мечтала попутешествовать! Ну, то есть я, конечно, поездила немало, но всякий раз приходилось возвращаться точно в срок. А теперь я могу всерьез заняться моим хобби - изучением бабочек.
        Так займитесь на здоровье!- порадовалась за новую родственницу Карен.- Только дайте мне недельку разобраться, что к чему. Вести хозяйство наверняка не сложнее, чем руководить адвокатской практикой, правда?
        Вы просто прелесть!- просияла Салли, снова смахивая с глаз непрошеные слезы.- И пусть мысли о Линде вас не тревожат. Возможно, она и раскрасавица каких свет не видывал, однако я искренне обрадовалась, когда Майлз дал ей от ворот поворот.
        Тебе вовсе незачем уезжать,- нахмурился Майлз, узнав за ланчем о намерении тети.
        С Карен мы договорились,- ответила Салли.
        Да, договорились,- подтвердила та.- Я уверена, что, поучившись неделю под чутким руководством Салли, смогу столь же успешно исполнять обязанности… э-э-э… хранительницы домашнего очага.
        Майлз собрался было возразить, но, подметив живой интерес в глазах Дика, предпочел сменить тему. И принялся расспрашивать тетю, о ее дальнейших планах. И только вечером он потребовал у Карен более подробных объяснений.
        Молодая женщина расчесывала волосы перед зеркалом, готовясь ложиться спать. Повернувшись лицом к мужу, она коротко и ясно рассказала, почему Салли решила уехать.
        Ясно,- кивнул он. И задумчиво прибавил: - У меня в голове не укладывается, как ты справишься с домом, и я отнюдь не уверен, что Салли, в самом деле, хочет нас покинуть.
        Но, Майлз…
        Карен замолчала и внимательно пригляделась к мужу. Тот стоял, опираясь рукой о каминную полку. Он и не думал раздеваться, хотя Карен уже переоделась в ночную рубашку и набросила поверх серебристый халат. Молодая женщина догадалась, что сегодня снова ляжет спать одна. А еще почувствовала, что муж в прескверном настроении и виной тому она сама. Ей редко доводилось видеть владельца усадьбы раздраженным или недовольным, однако она безошибочно распознала симптомы. Вот тебе и прелести семейной жизни…
        Знаешь, Майлз, я вовсе не так бестолкова, как тебе, кажется,- вызывающе сказала Карен.
        По-моему, тебе не грех вспомнить о том, что ты на пятом месяце беременности и носишь двойню, к тому же хочешь продолжать работать, да и интересы Дика надо бы учитывать!
        Ну, хорошо, разберемся с каждым из пунктов в обратном порядке,- раздраженно фыркнула Карен.- Самое главное в жизни Дика - это ты. Разумеется, отъезд Салли его огорчит,
        но мальчик вполне определенно дал понять, что меня он вытерпит, пока усадьба и ты всецело принадлежат ему.
        Карен…
        Нет, дай мне докончить. И если я стану, вести себя осмотрительно, так что мальчик почувствует себя в безопасности, поймет, что его ценят и к мнению его прислушиваются, а вовсе не пытаются улестить, окружая показной любовью, если он убедится, что я не собираюсь встать между ним и тобой, с Диком все будет в порядке.
        Это звучит точно цитата из популярной брошюрки «Как обращаться с пасынками и падчерицами». Однако самые благие намерения не всегда осуществимы.
        Выходит, ты предполагаешь, что я испытываю неприязнь к Дику или он - ко мне,- парировала она.
        Человек не всегда осознает собственные чувства.
        Я отлично знаю, что к Дику я искренне привязалась и у мальчика нет и не будет повода затаить на меня зуб. Второй вопрос: двойня и пятый месяц беременности. Ни то ни другое не скажется на моих умственных способностях; ни то ни другое не превратит меня в инвалида, неспособного вести нормальную жизнь. Но раз уж ты потрудился мне напомнить, что какое-то время я буду медлительной и неповоротливой, я найму кого-то в помощники. Все очень просто.
        А ключевой аргумент ты пропустила. Работа! Несколько недель назад ты уверяла меня,
        что карьера для тебя главное и роль матери-одиночки тебе подходит как нельзя лучше.
        Карен задохнулась от возмущения: и у него хватает совести бросать ей в лицо слова, сказанные Бог весть когда! Молодая женщина отшвырнула расческу и вскочила на ноги. Глаза ее метали молнии.
        Ах ты, мерзавец!- процедила она сквозь зубы.- Слушай меня внимательно. Я знала, на что иду, и готова принять последствия. Недаром говорится: как постелешь, так и выспишься. Я стелила, мне и опробовать постель. Короче, я выполню все, что в моих силах, и незачем Салли принимать на себя новое бремя: в няньках я не нуждаюсь!
        Некоторое время они испепеляли друг друга взглядами. Затем Майлз молча повернулся и стремительно вышел. Когда он вернулся, жена еще не спала. Впрочем, он отсутствовал не слишком долго.
        Майлз притянул Карен к себе, невзирая на ее протесты, и прошептал, уткнувшись лицом ей в волосы:
        Прости меня. Для тебя ведение хозяйства и впрямь может оказаться непосильным делом, вот почему решение Салли стало для меня такой неожиданностью.
        Карен слегка расслабилась, но промолчала.
        Ты все еще не склонна проявить ко мне хоть капельку снисхождения?- Майлз включил ночник и вгляделся в лицо жены.- Ты по-прежнему злишься, но даже ярость тебе к лицу,- прошептал он, ласково взъерошив ей волосы.- Послушай, вчера меня взбесила Линда, а теперь еще вот это! Мне очень жаль. Я все на свете отдал бы, чтобы оградить тебя от ее нападок.
        Линда… Раньше при одной мысли о ней я готова была разрыдаться,- проговорила Карен неуверенно.- Но теперь она утратила надо мною всякую власть.
        Майлз погладил жену по щеке и хотел, было что-то добавить, но передумал и кивнул на живот Карен:
        Как они там?
        Отлично. Отдыхают, надо думать.
        Вот и славно. Извинись перед ними за меня. За то, что рассердил тебя попусту.
        Знаешь, наверное, они ничего не заметили,- против воли улыбнулась Карен.- Мне как-то попалась в руки одна статья про малышей, чья мать жила рядом с аэродромом, так что за окнами постоянно слышался гул реактивных двигателей.
        И малышей в утробе это нисколько не беспокоило?
        Похоже, нет, поскольку, родившись, детки чувствовали себя куда счастливее, когда вернулись из больницы домой, к привычному реву самолетов.
        И что бы это значило?- усмехнулся Майлз.
        Да ничего особенного, просто пришло на ум. Я лишь имею в виду, что не стоит слишком тревожиться о воздействии внешних факторов. Хотя, с другой стороны, не хотелось бы мне расстраиваться слишком часто.
        - А то отрицательные флюиды передадутся и двойняшкам. А сейчас ты расстроена? Я тебя огорчил?
        Я и впрямь чувствовала себя прескверно,- призналась будущая мать,
        Зато ты излагала дело точно, сжато и по-деловому - словом, вполне по-адвокатски… до тех пор, пока не помянула про постель.
        Не лучший из юридических терминов, состроила гримасу Карен.
        Я вот все думаю, приводя пословицу, отдавала ли ты себе отчет в том, что речь идет о нашем общем ложе? Или просто обмолвилась в пылу спора?
        Если честно,- задумчиво проговорила Карен,- в тот момент мне меньше всего хотелось оказаться с тобой в одной постели.
        А теперь?
        Ну, если тебе действительно хочется…- Карен прикусила язычок.
        Сейчас убедишься.
        И в качестве неоспоримого довода Майлз использовал такие утонченные, упоительные ласки, что у молодой женщины не осталось ни малейших сомнений…
        Ты победил,- прошептала она, когда любовная игра близилась к своему апофеозу.
        А мне сдается, ты выиграла и этот раунд, и партию в целом,- прерывисто проговорил Майлз, прильнув к ее груди.
        Проснувшись на следующее утро, Майлз обнаружил, что жена уже не спит. Приподнявшись на локте, Карен наблюдала за мужем.
        Обычно Майлз спал на спине, так что, как только он открыл глаза, взгляды их встретились.
        Ммм…- протянул он, заключая Карен в объятия.- И чем я только заслужил такое счастье?- Майлз коснулся губами ложбинки у основания шеи, погладил податливую спину.
        Какое такое счастье?
        Обнаружить в моей постели обнаженную, бесконечно желанную роскошную красавицу!
        Я не надела ночной рубашки только потому, что сразу уснула.- Карен нахмурилась: - После того, как ты навязал мне свою волю… Не надо,- задохнулась она, когда муж ласково прихватил зубами ее сосок.
        Прости, я сделал тебе больно?- Майлз заглянул ей в глаза.
        Нет, только…- Карен запнулась: ну разве объяснишь, какое неизъяснимое блаженство он ей дарит?
        Ладно, воздержусь, но только потому, что мне нужно встать, одеться и позавтракать за две минуты и двенадцать секунд,- ответил Майлз.
        Откуда такая точность?
        Намекаешь, что воздержание здесь неуместно?- В дымчато-серых глазах искрились смешинки.
        Нет, просто удивилась, что ты даже на часы не взглянул.
        Я определяю время по солнцу,- серьезно ответил Майлз.- В противном случае мой управляющий, которому я назначил встречу через… теперь уже одну минуту и пятьдесят семь секунд, начнет без меня.
        Думаю, тебе следует подавать подчиненным пример пунктуальности, иначе и они обленятся и возьмут в привычку дрыхнуть до полудня!
        Ты вздумала меня отчитывать?
        Разумеется, нет! Как я смею?- томно проворковала она.
        Еще как отчитываешь! А может, просто хочешь, чтобы я снова навязал тебе свою волю? Или ты меня не до конца простила?
        Карен вдохнула поглубже и тут же просияла безмятежной улыбкой.
        Вчера я и впрямь не до конца тебя простила, однако видишь сам, как все вышло!
        Тебе не понравилось?
        Все было восхитительно, и ты сам это отлично знаешь.- Взгляд аквамариновых глаз смягчился, и Карен шутливо взъерошила мужу волосы.
        Тогда почему бы нам не повторить? В любом случае, пока у меня в голове одна-единственная навязчивая мысль, на плантации от меня толку мало.- Майлз потянулся к жене, но тут затрезвонил телефон, и владелец усадьбы выругался сквозь зубы.
        Он коротко переговорил с невидимым собеседником и досадливо швырнул трубку на рычаг. Карен заливисто расхохоталась.
        Видишь, а ты мне не верила!- мрачно упрекнул он.
        Что управляющий решит начать без тебя? Да, не верила.
        А ведь начал, но у него конвейер застопорился. И все же…
        На этот раз его перебил легкий стук в дверь. Требовательный голосок Дика звонко возвестил, что его футбольный мяч срочно нужно надуть, ведь сегодня первый день тренировок, и, вообще, разве папа забыл, что нынче учебный день?
        Иду,- обреченно вздохнув, откликнулся Майлз.- Черт подери,- добавил он, обнимая жену.- Все меня терроризируют, мне предстоит кошмарный день, а ты смеешься!
        Ты просто лапочка!- захохотала Карен.
        Лапочка?- страдальчески нахмурился он.
        Ну да!- подтвердила она, целуя мужа в щеку.- Ступай решать свои проблемы. Я ничего не обещаю, но, если тебе станет совсем скверно… что ж, ты сам приучил меня ложиться подремать после ланча. Занятия в школе еще не закончатся, поэтому…
        Никогда не думал, что одна простая фраза станет мне маяком на все утро. Поэтому…- со вкусом повторил он.- Одно слово, а, сколько в него вложено!
        Ты всегда по утрам такой неугомонный?
        Только когда не уверен, какой прием меня ждет,- удрученно отозвался Майлз, по-прежнему не делая попытки встать.
        Хорошо, ты прощен,- театрально вздохнула Карен.
        Я знал, что заставлю тебя произнести это вслух!- В дымчато-серых глазах снова заплясали чертенята, но прежде чем Карен разгадала скрытый смысл его взгляда, Майлз спрыгнул с кровати.- Лежи, я принесу завтрак сюда. Вот увидишь,- бросил он через плечо, скрываясь в душе,- тебе не придется жаловаться, что муж у тебя незаботливый и невнимательный.
        Карен так и не смогла понять, отчего Майлз преобразился, словно по волшебству. Куда девался холодный, раздраженный незнакомец давешнего вечера?
        Теперь Карен бывала в офисе не чаще двух раз в неделю. Вместе с Салли она изучила усадьбу вдоль и поперек и постигла все ее тайны, включая совсем уже невероятные вещи: например, как обращаться с водными резервуарами. К городской системе водоснабжения усадьба подключена не была, так что обитатели пользовались дождевой водой для домашних нужд и речной - для поливки сада.
        Нет ничего хуже, чем остаться без воды. Тогда придется вызывать техника, чтобы переключил подачу с одного резервуара на другой,- объясняла Салли, показывая, как работает система.
        А это часто случается?
        Очень редко. Дожди, сами знаете, льют здесь проливные. Но лучше обо всем позаботиться заранее. Кроме того, нужно вовремя менять фильтры, хотя вам эта работа вряд ли по вкусу придется. Видите?
        Оба резервуара находились под землей, а рабочая часть скрывалась в кустарнике, чтобы не портить вида.
        Смотрите под ноги: тут водятся змеи,- предупредила Салли.- Впрочем, змей становится все меньше. Мерлин отлично с ними расправляется.
        Вы не представляете, до чего отрадно это слышать!- обрадовалась Карен, озираясь вокруг.
        Пойдемте в дом,- понимающе улыбнулась Салли.- А к «прелестям» сельской жизни вы со временем привыкнете: лягушки, которые запрыгивают в ваши резиновые сапоги, жабы, летучие мыши, кролики…
        Постигать премудрости домашнего хозяйства молодой женщине понравилось куда больше. И оказалась она на редкость способной ученицей. Карен с легкостью запомнила, куда звонить, если трубы дымят, где лучше заказывать дрова, к какому электрику и водопроводчику обращаться в случае надобности. Выяснилось, что первого числа каждого месяца Мерлину нужно давать таблетки от глистов, а также периодически менять анти блошиные ошейники.
        Но сильнейшее впечатление на Карен произвел осмотр мебели, посуды и предметов искусства.
        Вот этот старинный мейсенский сервиз приехал сюда вместе с моей бабушкой. Дедушка послал за ней спустя пять лет, как только отстроился и обзавелся каким-никаким хозяйством. И вы представляете, бабушка терпеливо ждала его все эти годы: они тогда еще не поженились, но дали друг другу слово. А еще она купила эти великолепные медные грелки, и каминные экраны, и напольные часы. А ковер они выбирали вместе, когда путешествовали по Ближнему Востоку. Мой отец пошел по стопам родителей, именно ему дом обязан своим нынешним видом. Папа был великим собирателем древностей.
        Значит, дом обставляла не Линда?
        Линда вечно твердила, что интерьер ее не устраивает, что надо обставить дом в современном стиле. Но Майлз не позволил ей.
        Да ну?- искренне удивилась Карен.- Простите за неуместное любопытство, но что он такого нашел в этой женщине?
        Я и сама часто задавалась этим вопросом, однако тут же напоминала себе: мне ведь Линда поначалу тоже понравилась,- разоткровенничалась Салли.- Она так легко находит с людьми общий язык, остроумна и, хотите верьте, хотите нет, умеет быть сердечной и отзывчивой. Так что, даже не считая очевидного - ее потрясающих внешних данных,- выбор Майлза казался вполне объяснимым.
        А как скоро возникли осложнения?
        Беременность стала для Линды тяжелым испытанием,- удрученно вздохнула Салли.- Нет, никаких осложнений не возникло, просто Линда решила, что ходить с большим животом - это не в ее стиле. И привычный образ жизни пришлось менять, понимаете ли! И еще… я уверена, что Дика, она по-своему любит, но обходиться с ним не умеет. Майлз справляется с ребенком куда успешнее.
        Майлз - ходячая энциклопедия радостей и горестей беременности… особенно горестей, - усмехнулась Карен.
        Вот уж не удивляюсь. О малейшем неудобстве Линда сообщала всем и каждому, а уж мужу - в первую очередь. Знаете, что меня больше всего раздражало в этой особе? В жизни у нее была одна-единственная цель, один единственный смысл: мужчины! Карен захлопала ресницами.
        Только этим Линда и жила,- с вздохом продолжала Салли.- А когда на время потеряла возможность играть мужчинами, точно марионетками, то для нее прямо-таки настал конец света. Ничего ее не радовало, ничего не развлекало. Она только плакала да злилась. Собственная неотразимая внешность да толпы поклонников - вот что ее волновало! Но и Линду можно было понять: в конце концов, по профессии она фотомодель.- Салли пожала плечами.
        Понятно,- тихо отозвалась Карен.
        Заметьте, я вовсе не думаю, что Ирвин Крайг окажется легкой добычей.
        Забавно, что вы сами об этом заговорили. Мне тоже так показалось… Послушайте, кто-то позвонил в дверь!
        Они поспешили к парадной двери: на ступеньках стоял рассыльный, а рядом с ним - огромная коробка.
        Уф!- Рассыльный сверился с квитанцией, затем боязливо покосился на Мерлина. Верный страж позволил чужаку выйти из машины, но тут же встал около двери, недвусмысленно давая понять, что обязанности свои помнит.- Здесь живет мистер Ричард Диксон?
        Да, мистер Ричард Диксон живет именно здесь. А что такое?- осведомилась Салли.
        Ему посылка из Уэллингтона. Позовите его, пусть распишется в получении.
        Ему только восемь, и сейчас он в школе. А от кого посылка?
        Хм… здесь говорится, что отправитель - некто И. Крайг. Думаю, вреда не будет, если вы распишетесь за него.
        Да это телескоп!- воскликнула Карен, увидев рисунок на коробке.
        А то, что же!- Рассыльный почесал в затылке.- Да еще, какой классный. Страшно подумать, на какую сумму эта штука застрахована. Вы уверены, что парню всего восемь?
        Интересно, позволит ли ему Майлз принять подарок?- встревожено проговорила Салли, как только рассыльный уехал.
        Зависит от того, кто первым доберется до коробки,- улыбнулась Карен.- Не думаю, что Дик, уступит добычу без боя. А знаете, ведь это умный ход!- И Карен пересказала все то, что Ирвин говорил по поводу Дика во время последнего визита.
        Тогда это своего рода взятка.
        Вы о чем?- Из-за угла дома появился Майлз.- Это еще что за чертовщина?
        Когда Карен вкратце объяснила ситуацию, на лице Майлза отразилась с трудом сдерживаемая ярость. Молодая женщина тихонько вздохнула: неужели такие сцены станут неотъемлемой частью ее повседневной жизни? Однако она быстро взяла себя в руки.
        Знаю, подарок чрезмерно роскошен и дорог, но, думаю, Ирвин искренне пытается лучше понять Дика, и за это его можно только похвалить, правда?- Тут Карен рассказала мужу то, о чем уже поведала Салли.
        Наступила томительная пауза. А затем Майлз снова несказанно удивил жену.
        Ну что ж, на сей раз положусь на твой здравый смысл,- проговорил он.- Однако если история повторится, отвечать будешь ты.
        - Исключено. Ирвин далеко не глуп. Майлз отвел взгляд от коробки и неспешно
        оглядел жену.
        За что я вас люблю, миссис Диксон, так это за вашу неизменную рассудительность.
        Он протянул жене руку. Тем временем Салли поспешила удалиться.
        Ты ведь догадываешься, что сейчас произойдет?- прошептал Майлз, заключая любимую в объятия.
        Нам всем предстоит переквалифицироваться в астрономов, чтобы порадовать мальчика?
        И это тоже. Но я имел в виду нечто совсем другое.- И он поцеловал жену долгим, нежным поцелуем, от которого у Карен захватило дух. А затем, приподняв ее голову, заглянул в аквамариновые глаза и проговорил с улыбкой: - Не знаю, воображение ли тому виной или что другое, но только с каждым разом мне все труднее дотянуться до твоих губ…
        Положив руки ему на плечи, Карен опустила взгляд на изрядно округлившийся живот.
        Увы, мне и новая одежда уже мала!
        Близнецы, что с них взять! Когда тебе следующий раз к врачу?
        А что такое?- изменилась в лице Карен.
        Ровным счетом ничего. Просто спросил.
        Потому что мне бы хотелось составить тебе компанию. Посидишь со мной минутку?
        Они присели на плетеный диванчик, и Карен прижалась к мужу.
        Мне уже пора записываться на курсы подготовки к родам, но тебе там делать нечего.
        Почему?
        Ну, ты это все уже проходил. А мне, если честно, при одной мысли о курсах становится не по себе.- Карен досадливо поморщилась.
        Я тебя не виню.- Майлз обхватил ладонями ее лицо.- Толпа беременных женщин в сопровождении смущенных мужей - испытание не из легких! Вот почему со мной тебе будет спокойнее.
        А надо ли ходить на эти курсы? Может, я просто почитаю подходящие брошюрки?
        Вообще-то, если честно, я этого всего не проходил,- помолчав, признался Майлз.- Линда наотрез отказалась посещать курсы. И я частенько задумывался: а не легче ли ей было, если бы она послушалась совета врача!
        Но почему?- недоуменно переспросила Карен.
        Ну, наверное, она не чувствовала бы себя такой одинокой и несчастной, убедившись, что беременность - явление весьма распространенное, удел многих и многих женщин,- улыбнувшись краем губ, пояснил Майлз.- Там возникает некое ощущение духовного родства, заводятся новые друзья. А объяснения специалистов развеивают ореол таинственности и непредсказуемости происходящего, что тоже к лучшему.
        - Но ведь наверняка я окажусь там самой старой?- с замирающим сердцем предположила Карен.
        Тогда мы с тобой будем двумя старичками - гордостью всей группы!
        Вечно ты надо мной потешаешься!- возмутилась Карен.
        Выдвинутое обвинение отрицается решительно и бесповоротно! Кстати, почему бы тебе не поговорить о курсах с Айрин, раз уж эта проблема не дает тебе покоя?
        Ты прав, так я и сделаю. Хотя ответ Айрин знаю заранее. Мы с ней встречаемся на будущей неделе.
        А я тут подумал еще кое о чем… Ты не хочешь пригласить родителей к нам в гости на пару деньков?
        Майлз, как здорово!- радостно воскликнула Карен.- Мама спит и видит себя бабушкой! И папа в полном восторге. Знаешь, как ни странно, но вот это,- она сложила руки на животе,- сблизило нас с матерью. Не то чтобы прежде мы не ладили, просто теперь я понимаю ее куда лучше!
        Тогда давай позовем их на следующий уик-энд!
        Так и сделаем.
        Молодые супруги еще долго сидели бы молча, наслаждаясь покоем, уютом и солнечным теплом, как вдруг Мерлин, мирно лежавший у их ног, словно по команде вскочил и помчался к воротам.
        Гость?- предположила Карен.
        Школьный автобус,- покачал головой Майлз.
        Карен напрягла слух.
        Но я ничего не слышу!
        И все-таки автобус. Эта зверюга встречает Дика каждый день.
        Поутру Дик, доезжал на велосипеде до ворот и оставлял его там, чтобы на нем же вернуться назад. Но Карен впервые имела удовольствие наблюдать, как дог мчится навстречу мальчику. Спустя несколько минут оба и впрямь показались в конце подъездной аллеи. Дик как сумасшедший крутил педали, стараясь обогнать собаку.
        Это еще что такое?- изумился он, увидев на ступенях коробку.
        Майлз сообщил про телескоп. И впервые в жизни Дик, утратил дар речи - впрочем, недолго.
        Как мне следует поступить?- опасливо осведомился он у отца.
        Разумеется, написать и поблагодарить,- невозмутимо ответил Майлз.
        А этот тип случайно не рассчитывает, что я… переселюсь к ним?
        Думаю, если это было так, мистер Край г заявил бы об этом открыто. Погляди, нет ли внутри письма.
        Письмо, разумеется, нашлось. Оно гласило:
        ДИК, ПРОСТИ, ЧТО ОБОШЕЛСЯ С ТОБОЙ КАК С РЕБЕНКОМ. ПРОБЛЕМА В ТОМ, ЧТО Я ДО СМЕШНОГО МАЛО ЗНАЮ О МАЛЬЧИКАХ ВРОДЕ ТЕБЯ И О ДЕТЯХ ВООБЩЕ. И ВСЕ-ТАКИ Я УСПЕЛ ПОНЯТЬ: ТЫ ИЗ ТЕХ, КТО НАЙДЕТ ДОСТОЙНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ЭТОМУ ПРИБОРУ.
        ПОЛЬЗУЙСЯ ИМ В СВОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ, ЭТО ТЕБЯ НИ К ЧЕМУ НЕ ОБЯЗЫВАЕТ.
        А он, пожалуй, неплохой парень,- прокомментировал Дик, перечитав записку дважды.
        Вот и мне так кажется,- согласился Майлз.
        И тут Дик, дал выход радости:
        Па, ты, вообще, представляешь, как давно я мечтал понаблюдать за луной и звездами?
        Не торопись, прибор сначала нужно собрать и установить. Пожалуй, здесь я смогу тебе помочь.
        Отец и сын втащили коробку внутрь, а Карен посидела еще немного на веранде, наслаждаясь безмятежным покоем.

7
        Миновал месяц. Салли уехала, пообещав вернуться к рождению малышей. Дик погоревал немного, но вскорости утешился. Новый телескоп поглощал все его время и мысли.
        С отъездом незаменимой наставницы Карен в придачу к домработнице, которая приходила три дня в неделю, наняла еще прислугу - стирать и гладить. Так что на долю молодой хозяйки осталась только стряпня, а готовить Карен всегда любила. Она по-прежнему проводила два дня в неделю в офисе, но домой возвращалась рано, одновременно с Диком.
        А Дик жил весьма насыщенной жизнью: тут были и всевозможные клубы, и спортивные тренировки, и Бог знает что еще - так что развлекать его по большому счету не требовалось. Зато он с благодарностью принимал помощь Карен в том, что касалось уроков.
        И еще мальчик очень полюбил проводить время втроем. Они вместе ездили на пляж, оставались ночевать в квартирке Карен, и дружеские, непринужденные отношения между пасынком и мачехой крепли день ото дня.
        Дик весьма интересовался подробностями, связанными с вынашиванием младенцев. И со свойственным ему «тактом» обрушивал на отца и Карен град вопросов, которые в устах другого показались бы более чем откровенными.
        В общем и целом новый распорядок жизни в усадьбе себя оправдывал. Майлз целыми днями пропадал на плантации: сбор урожая был в самом разгаре. Жизнь Дика, судя по всему, ничто не омрачало. Да и самой Карен владело все то же странное, безмятежное спокойствие. Мало-помалу она даже заинтересовалась киви и авокадо. Бескрайние плантации уже не внушали ей прежнего страха. Салли оказалась права: свыкнуться с сельской жизнью было не так уж и трудно.
        Родители Карен жили в усадьбе целую неделю. Карен с матерью провели немало счастливых часов, обустраивая детскую. Майлз окружил гостей заботой и вниманием, демонстрируя по отношению к тестю особую предупредительность. Однако ближе всех с Уильямом Торпом сошелся, как ни странно, Дик. Отец Карен с детства увлекался астрономией и мог немало порассказать о небесных светилах…
        В конце месяца Линда и Ирвин наконец-то поженились. За Диком заехали дедушка и бабушка с материнской стороны. И мальчик имел удовольствие присутствовать на свадьбе - уже второй на его счету. Вернулся он, полный самых ярких впечатлений.
        Видела бы ты Линду!- радостно сообщил он мачехе.- Хороша была как картинка! А Ирвин все время улыбался как заведенный. А я выпил бокал шампанского. Брр! Гадость редкостная! Зато накормили классно. А папа как?
        Карен помедлила с ответом. Сын уже виделся с отцом, так что вопрос этот явно заключал в себе скрытый подтекст.
        С папой все в порядке, Дик,- сообщила она.
        Отлично.
        Дик, ничего больше не прибавил, но Карен видела: они с пасынком отлично поняли друг друга. Оба гадали, как Майлз отреагирует на замужество Линды. Но и невооруженным глазом видно было, что его эта свадьба абсолютно не затронула.
        Объединенными усилиями Майлз и Айрин уговорили Карен записаться на курсы подготовки к родам. И, к превеликому своему удивлению, Карен, ожидающая близнецов, стала в группе чем-то вроде местной знаменитости.
        А здоровое чувство юмора помогло ей окончательно побороть неловкость. Тем более что в группе оказалось несколько будущих отцов, ожидающих первого ребенка в семье: они смущались в десять раз больше, а при просмотре фильма, демонстрирующего роды, как они есть, едва не попадали в обморок.
        Да уж, эти картины не для неженок!- заметил Майлз по дороге домой.
        Ты прав,- согласилась Карен.- Ну, то есть я, уже видела нечто подобное по телевизору, но в таких подробностях - никогда. Кстати, эти роды прошли на диво легко и быстро.
        Я уверен, что в наше время трудных родов практически не бывает.- Майлз снял руку с руля и накрыл колено жены.
        Надеюсь, что так. Мама «промучилась» со мной всего несколько часов, и ни швов, ни наркоза не потребовалось. От души надеюсь, что это передается по наследству.
        Мне надо выпить!- объявил, наконец, Майлз после долгой паузы.
        Я рада!- рассмеялась Карен.
        Ну и чему ты рада?- проворчал ее спутник.
        Ну, ты всегда казался таким экспертом по части беременности, что я поневоле страдала комплексом неполноценности!
        Собственно говоря, ты отлично держишься,- похвалил ее Майлз.- Поздравляю с наступлением самого ответственного периода. Начинается отсчет последних трех месяцев!
        Как ни странно, первое занятие и впрямь пошло мне на пользу,- проговорила Карен, резко меняя тему.- Я не имею в виду живописные подробности.
        А именно?- Майлз повернул руль, и машина въехала в ворота усадьбы.
        Там оказалось двое матерей-одиночек, вид у них был такой заброшенный и несчастный! И еще я разговорилась с одной будущей мамой, совсем молоденькой. Она ждет уже третьего, и это за шесть лет брака, а хотелось-то ей всего двоих. Муж у нее безработный, родители живут в Мексике. Вот я и подумала: какая же я счастливица!
        Потому что у тебя есть я?
        Потому что у меня есть ты, и нет финансовых проблем, и родители живут в нескольких часах езды отсюда. А о детишках я просто мечтаю - дождаться не могу, чтобы полюбоваться на лапушек!
        Майлз затормозил у крыльца, но сказать ничего не успел, потому что навстречу им, как всегда, вылетел Дик.
        Близилась зима, так что в камине жарко пылал огонь. Майлз собственноручно запалил груду дров и подогрел на жаровне ароматическое масло. Затем заставил жену надеть теплую ночную рубашку и халат. Они вдвоем уселись у огня и принялись поджаривать яблоки на тоненьких шампурах.
        Наконец Майлз отнес жену в постель. В эту ночь пылкий любовник был осторожен и нежен, словно имел дело с сокровищем бесценным и хрупким…
        Спасибо тебе,- благодарно прошептала Карен, проснувшись на следующее утро и прильнув к мужу.- Отныне курсы меня больше не пугают.
        И меня тоже,- рассмеялся Майлз, целуя жену.- Кстати, как у тебя с работой?
        Я предложила Эмми партнерство,- охотно принялась рассказывать Карен.- Благодаря ее стараниям, у нас появилось два новых клиента, очень солидные фирмы, так что мы, наверное, наймем еще одного сотрудника.- Она нахмурилась.- Впрочем, я все еще сомневаюсь. В конце концов, Бак-Фоллз всего лишь большая деревня…
        А ты не думала открыть филиал? Скажем, в Инверкаргилле?
        Если ты не станешь возражать!- возликовала Карен.
        Ну, пожалуй, до рождения двойняшек этого делать не стоит. А потом - почему бы нет?
        Недели шли, и «прелести» беременности, перечисленные некогда Майлзом в пылу спора, давали о себе знать. Изжога, необходимость несколько раз вставать по ночам, невозможность устроиться в постели поудобнее, ведь живот с каждым днем становился все больше. Плюс ко всему у Карен немилосердно стала ныть спина, а садиться в машину и вылезать из нее становилось все труднее.
        Будущей матери снова сделали УЗИ. И хотя малыши, похоже, развивались нормально, она чувствовала: Айрин и акушера что-то тревожит.
        Все в порядке, ведь правда?- спросила Карен у Айрин, когда та заглянула к ней в офис. До родов оставалось еще шесть недель.
        Доктор Кортни отметила, что на лице Карен уже выступили пигментные пятна и что вид у нее крайне усталый и измученный.
        Вам давно пора быть дома в удобном кресле,- пожурила ее врач.
        Боюсь, что даже удобное кресло положения не спасает,- пожаловалась Карен.
        Она не знала, что врач заглянула к ней по подсказке Майлза. А Айрин не стала выдавать сообщника, но, вернувшись к себе в кабинет, первым делом перезвонила озабоченному мужу.
        В результате тайных переговоров на следующее же утро в усадьбу прибыла миссис Торп и объявила, что останется вплоть до родов.
        А как же папа? Я тебе, конечно, страшно рада, но справится ли он один?- спросила Карен.
        Уильям только что побывал у врача, и тот уверяет, что беспокоиться не о чем,- сообщила Фелис.- Так что я договорилась с соседкой, чтобы та готовила ему поесть. Впрочем, Уильям и сам приедет на уик-энд. А тем временем мы наведем окончательный порядок в детской и закупим все, что осталось!
        Но одним этим Фелис Торп не ограничилась. Она взяла на себя готовку, и теперь, когда было с кем поболтать за вязанием, шитьем или вышиванием, Карен еще охотнее оставалась дома.
        В конце восьмого месяца беременности на приеме у акушера невысказанная тревога наконец-то облеклась в слова.
        Карен,- объявил он,- велика вероятность того, что вы родите до срока.
        Глаза будущей матери испуганно расширились.
        Во-первых,- продолжил акушер,- примерно шестьдесят процентов двойняшек рождаются недоношенными, так что будьте готовы ко всему. Во-вторых, повышается вероятность осложнений у роженицы, так что при первом же появлении следующих симптомов: ухудшение зрения, головокружение, головные боли, немедленно дайте нам знать. Надо также регулярно измерять кровяное давление.
        Поскольку в случае вашей матери один из близнецов погиб, нужно, учитывая отягченную наследственность, бдительно следить за состоянием плода. Если проявятся хоть какие-то негативные изменения, придется делать кесарево сечение.
        Я бы предпочла естественный ход событий,- возразила Карен.
        Поверьте мне, я тоже. Я не одобряю кесарево сечение, когда к нему прибегают без необходимости, однако в экстренных случаях оно спасло не одну жизнь. И еще проблема: как роды скажутся на вас. Нет, в моей практике бывали самые разные случаи: худышки играючи производили на свет малышей по семь и восемь фунтов. Однако при вашем хрупком сложении я бы не ставил под угрозу ваше здоровье и здоровье малышей…
        Да, я с вами согласна.
        Вот и чудесно. Что до наблюдения за вами… тремя,- сказал акушер,- Айрин пообещала заглядывать к вам всякий день по дороге на работу. Так что она станет измерять пульс и сердечный ритм малышей, и все такое прочее. Либо придется вас госпитализировать.
        Ох, только не это!
        Я знал, что вы не одобрите,- нахмурился акушер.- Однако, Карен, поверьте мне, если и впрямь понадобится положить вас в больницу, это - пустячная цена за здоровеньких малышей и здоровую маму!
        Вернувшись, домой, молодая женщина первым делом отправилась на поиски мужа. Найдя Майлза в складском помещении, она растерянно замерла. Но, должно быть, он по выражению лица жены сразу заподозрил неладное, потому что поспешно подошел к ней и, взяв ее под руку, вывел наружу. Там он усадил Карен на деревянную скамейку под раскидистым деревом.
        Что такое, дорогая? Уж больно серьезный у тебя вид.
        Карен пересказала врачебные прогнозы. Однако, вопреки ее ожиданиям, Майлз нимало не удивился.
        А! Акушер надумал-таки поставить тебя в известность!
        Надумал… О чем ты? Ты уже знал?- поразилась она.
        Скажем иначе: у меня зародились некоторые подозрения, так что я переговорил с Айрин, а у нее и самой на душе было как-то неспокойно. Потом мы посоветовались с акушером, но решили тебя пока не волновать: кто знает, может, мы зря забили тревогу!
        Ушам своим не верю!- до глубины души возмутилась Карен.- Я вам кто - шестнадцатилетняя глупышка?
        Майлз оглядел ее необъятный шерстяной свитер и синюю юбку. Затем расхохотался и расцеловал все ее пальчики по очереди.
        Нет, что ты! Ты, безусловно, солидная замужняя дама, к тому же изрядно беременная, у которой и без того забот по горло, чтобы добавлять еще!
        Ты, наверное, поэтому и маму сюда вызвал!
        Поверь, когда я позвонил, миссис Торп сказала, что умирает от желания приехать, да только стесняется злоупотреблять моим гостеприимством.
        А Айрин?- не сдавалась Карен.
        Милая, да она тебя обожает! Айрин сама предложила заезжать к тебе по утрам, я тут вообще ни при чем! Еще вопросы есть?
        И вдруг, ни с того ни с сего, Карен захотелось сквозь землю провалиться от стыда: ишь, раскапризничалась, словно девчонка школьница!
        Нет, что ты! Спасибо тебе. Я просто…
        Просто ты любишь, чтобы решения исходили от тебя.
        Я неисправимая феминистка, верно?- комично вздохнула она.
        Запомни, что бы ни случилось, мы все рядом и тревожиться тебе не о чем.
        Карен склонила голову на плечо мужа. Слова, «я люблю тебя!» дрожали у нее на устах, но сверхчеловеческим усилием воли Карен сдержала опрометчивое признание. И снова ушла в свой маленький, изолированный мирок, где находила убежище последние месяцы: сложила руки на животе и мысленно сосредоточилась на желанных двойняшках. Безотказное средство сработало, так что она и не заметила, как Майлз наблюдает за ней, озабоченно хмурясь.
        После ланча Карен поднялась в спальню, но сон упорно не приходил: непрошеные мысли так и лезли в голову. За последние недели она сделалась на редкость чувствительной, и, хотя отлично знала, что это - один из симптомов последних месяцев беременности, легче ей не становилось. Все страшное и печальное, особенно если дело касалось детей, затрагивало ее куда сильнее обычного. И еще одолевали сны: странные, красочные, зачастую граничащие с кошмарами.
        Карен беспокойно заворочалась в постели, заставляя себя подумать о Майлзе: ведь и ему теперь приходилось непросто! Он окружил жену заботой, инстинктивно угадывал, что теперь 'любовные ласки ее только раздражают, хотя ей по-прежнему приятно ощущать рядом сильное, мускулистое тело, чувствовать исходящее от него тепло. И беспрекословно мирился с ее желаниями и капризами.
        Но предельно заботливый, внимательный, нежный Майлз так и не удосужился сказать жене, что любит ее. Может быть, истинная любовь в словах не нуждается?
        Однако в душе Карен нарастала неодолимая потребность выразить собственные чувства, что бы там ни думал об этом Майлз. Возможно, желание было подсказано как мрачными размышлениями о кесаревом сечении, так и картинами мук естественных родов.
        Карен встала, отыскала блокнот и ручку, устроилась у камина и принялась писать. В каждое слово она вкладывала частичку исстрадавшейся души.
        МИЛЫЙ МАЙЛЗ, ХОЧУ ПРИЗНАТЬСЯ ТЕБЕ В ЛЮБВИ, ДА ТОЛЬКО НЕ ЗНАЮ КАК. МОЖЕТ БЫТЬ, СТОИТ ВЕРНУТЬСЯ К САМОМУ НАЧАЛУ? КАЖЕТСЯ, Я ЛЮБИЛА ТЕБЯ ВСЕГДА, ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ, САМОЙ СЕБЕ НЕ ОТДАВАЯ ОТЧЕТА. ВОТ ОТКУДА МОИ ПРИСТУПЫ ХАНДРЫ И РАЗДРАЖИТЕЛЬНОСТИ, КОТОРЫМ Я ПОНАЧАЛУ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОДОБРАТЬ НЕ МОГЛА. НАШ РОМАН КАЗАЛСЯ ТАКИМ СОВРЕМЕННЫМ, ТАКИМ ДЕМОКРАТИЧНЫМ: ДЕСКАТЬ, МЫ - ВЗРОСЛЫЕ ЛЮДИ, НИЧЕГО ДРУГ ОТ ДРУГА НЕ ТРЕБУЕМ, НА ЧУЖУЮ СВОБОДУ НЕ ПОСЯГАЕМ!
        ТАК, КОГДА ЖЕ Я ПОНЯЛА, ЧТО ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, КОГДА ОСОЗНАЛА ЭТУ ПРОСТУЮ ИСТИНУ? НАВЕРНОЕ, В ТОТ ДЕНЬ, КОГДА ПРИЗНАЛАСЬ ТЕБЕ, ЧТО БЕРЕМЕННА… ВПРОЧЕМ, И ТОГДА Я ЕЩЕ НЕ БЫЛА ДО КОНЦА УВЕРЕНА, ПОТОМУ ЧТО УЖАСНО БОЯЛАСЬ СКАЗАТЬ ТЕБЕ ПРО РЕБЕНКА. ПОЧЕМУ? ДА ПОТОМУ ЧТО НЕ ЗНАЛА, КАК ТЫ ЭТО ВОСПРИМЕШЬ, НЕ ЗНАЛА, ЧТО ЗА МЕСТО ЗАНИМАЮ В ТВОЕЙ ЖИЗНИ… ВОЗМОЖНО, ТОСКУЯ О ЛИНДЕ, ТЫ ИСКАЛ ЗАБВЕНИЯ С ПЕРВОЙ ВСТРЕЧНОЙ? Я ЗНАЛА ОДНО: ТЫ ДЛЯ МЕНЯ - ЗАКРЫТАЯ КНИГА.
        И ДАЖЕ КОГДА Я РАССКАЗАЛА ТЕБЕ ПРО РЕБЕНКА, И ТЫ ТУТ ЖЕ СДЕЛАЛ МНЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, Я НЕ МОГЛА ПРОЧЕСТЬ ТВОИХ МЫСЛЕЙ. ИМЕННО ТОГДА Я И ПОНЯЛА - СЛОВНО МОЛНИЯ УДАРИЛА!- ЧТО ЛЮБЛЮ ТЕБЯ.
        ЕСЛИ ЧЕСТНО, Я ПРЕТЕНДОВАЛА НА РОЛЬ МАТЕРИ ОДИНОЧКИ ПО ОДНОЙ-ЕДИНСТВЕННОЙ ПРИЧИНЕ: МНЕ БЫЛО НЕВЫНОСИМО БОЛЬНО СОЗНАВАТЬ, ЧТО ТЫ МЕНЯ НЕ ЛЮБИШЬ ТАК, КАК Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. ЗАБАВНО, ПРАВДА? НЕСМОТРЯ НА ОДЕРЖИМОСТЬ КАРЬЕРОЙ, В ГЛУБИНЕ ДУШИ Я ОТЛИЧНО ПОНИМАЛА, ЧТО ДЛЯ РОЛИ МАТЕРИ-ОДИНОЧКИ ЯВНО НЕ ГОЖУСЬ. ДА И ФЕМИНИСТКА, ИЗ МЕНЯ НЕ АХТИ КАКАЯ… НО ЭТО ТАК, МЕЖДУ ПРОЧИМ.
        ПОЧЕМУ ТЫ РЕШИЛ НА МНЕ ЖЕНИТЬСЯ? ТЫСЯЧУ РАЗ ЗАДАВАЛА Я СЕБЕ ЭТОТ ВОПРОС. ТОЛЬКО ИЗ-ЗА ДИКА? ИЗ ЧУВСТВА ДОЛГА: РАЗ УЖ МЕНЯ УГОРАЗДИЛО ЗАБЕРЕМЕНЕТЬ? ВОЗМОЖНО, СРАБОТАЛИ ОБЕ ПРИЧИНЫ… Я ДО СИХ ПОР НЕ УВЕРЕНА, НО ЧУВСТВУЮ: МЕЖДУ ВАМИ С ЛИНДОЙ ОСТАЛАСЬ НЕКАЯ НЕДОСКАЗАННОСТЬ: ТОЧНО ТЕМНЫЙ ОМУТ, ЧТО ЗАТЯГИВАЕТ ВСЕ ГЛУБЖЕ И ГЛУБЖЕ… Я ЗНАЮ, ЭТО - ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА И МНЕ ТУДА ДОСТУПА НЕТ. ВОТ ПОЧЕМУ Я НИКОГДА НЕ ГОВОРИЛА ТЕБЕ О СВОЕЙ ЛЮБВИ И НИКОГДА, ВОЗМОЖНО, НЕ СКАЖУ.
        ЗА ЧТО Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ? ЗА ТО, ЧТО ОТ ОДНОГО ТВОЕГО ВЗГЛЯДА У МЕНЯ ПЕРЕХВАТЫВАЕТ ДЫХАНИЕ. ТЫ ПРОБУДИЛ К ЖИЗНИ НЕКУЮ ЧАСТИЦУ МОЕГО СУЩЕСТВА, О КОТОРОЙ Я ДАЖЕ НЕ ПОДОЗРЕВАЛА. ЧТО ЗА БЛАЖЕНСТВО - БЫТЬ ТВОЕЙ ВОЗЛЮБЛЕННОЙ, СМЕЯТЬСЯ С ТОБОЙ В УНИСОН, ЖИТЬ С ТОБОЙ ПОД ОДНОЙ КРЫШЕЙ, ЗНАТЬ, ЧТО ЖИЗНЬ МОЯ БЕЗ ТЕБЯ СТАНЕТ ПУСТОЙ И БЕСЦВЕТНОЙ! И МЕЧТАТЬ ОБ ЭТИХ ДВОЙНЯШКАХ В СИЛУ ОДНОЙ-ЕДИНСТВЕННОЙ ПРИЧИНЫ: ПОТОМУ ЧТО ЭТО - НАШИ ДЕТИ, ТВОИ И МОИ…
        Карен отложила ручку и утерла глаза платком, но слезы упрямо продолжали течь. Тогда она глубоко вздохнула… и у нее точно камень с души свалился. Словно она наконец-то примирилась со своими чувствами и готова была смело взглянуть в будущее, что бы там оно ни сулило.
        Затем вложила письмо в конверт, запечатала, адресовала Майлзу и спрятала в шкаф под стопку ночных рубашек.
        Спустя несколько дней позвонила Линда. Близились школьные каникулы, и опять встал вопрос о том, чтобы Дику провести недельку-другую с матерью.
        - А сам Дик, что по этому поводу думает?- спросила Карен у мужа.
        Вроде бы не возражает. У Ирвина коттедж на побережье и яхта, и они собираются несколько дней провести на воде: походят под парусом.
        Вот и славно! Значит, на сей раз обойдется без голодовки,- усмехнулась Карен, но тут же посерьезнела.- А ты как на это смотришь?
        Она удобно устроилась на диване, положив ноги на колени к мужу, а он принялся ласково массировать ей лодыжки и икры. Только что пробило девять. Дик и миссис Торп уже легли спать.
        Выбора у меня нет,- вздохнул Майлз.- Но я по-прежнему полагаюсь на твое суждение.
        Думаю, Ирвину можно доверять,- сказала Карен.- Хотя новых экзотических подарков не последовало, но Дик, явно пересмотрел свой взгляд на отчима. А сколько радости доставляет ему телескоп!
        Это точно. Я уже могу перечислить все звезды Млечного Пути.
        Ну, во всем есть свои светлые стороны,- сочувственно вздохнула Карен.- Вспомни стадию маори: шум, грязь. А уж Мерлину сколько всего пришлось вытерпеть, бедняжке! Пусть уж лучше звезды считает!
        Ага,- согласился Майлз, откидываясь на спинку дивана.- Крайги заедут за Диком послезавтра.
        Карен предпочла промолчать.
        Но если тебе это неприятно, я могу…- начал было Майлз.
        Нет, все в порядке. Не будем усложнять Дику жизнь. Пригласи их к ланчу.
        Карен, тебе вовсе не нужно себя принуждать, тем более сейчас…
        Уж ланч то нам с мамой по силам приготовить!- состроила гримасу Карен.- А если тебе еще не доводилось лицезреть хозяйственный пыл моей матушки, тебя ждет великолепное представление!- И она сладко зевнула.
        Как скажешь,- покладисто согласился Майлз.- А теперь пора спать, миссис Диксон!
        Ладно. Но тебе необязательно составлять мне компанию.
        Майлз помог жене встать и обнял ее за плечи.
        Не хочешь, чтобы я пошел с тобой?
        Хочу, конечно, но ведь так рано ты обычно не ложишься.
        Времена изменились, миссис Диксон. Я должен убедиться, что тебе тепло и удобно, и своими глазами увидеть, как ты заснешь,- ласково произнес он.- Массаж спины этому весьма способствует…
        Майлз,- еле слышно прошептала она,- ты такой милый… Просто не знаю, как и благодарить тебя.
        Он окинул жену взглядом и, как некогда Айрин, отметил, насколько трогательно-хрупкой кажется Карен, несмотря на беременность. А эти темные тени под глазами… Как же ей удается так стойко переносить беременность? Ведь и один ребенок - тяжкое бремя, что уж говорить о двойне! А тут еще и всевозможные размолвки и перемена образа жизни. Что придает ей силы?
        Неужели, вопреки его предположениям, в ней столь силен материнский инстинкт? Неужели ее поддерживает мысль о детях? Или Карен догадалась о том, что источник их размолвок кроется в его воспоминаниях о первом браке, и готова все простить мужу?
        Благодарить надо не меня,- отозвался, наконец, Майлз.- Это ты у меня храбрая и стойкая, и осталось тебе не больше месяца, так что наберись сил. Пойдем.
        В день приезда Линды и Ирвина резко похолодало. С утра зарядил проливной дождь, так что ланч накрыли в столовой.
        - Я считаю, что ты повела себя правильно: нельзя настраивать мальчика против матери.
        - похвалила дочь Фелис.- А какая она, эта Линда?
        Ослепительная красавица. И меня на дух не переносит. А как я выгляжу?
        Очень мило…- начала было Фелис, но смех Карен помешал ей договорить.
        Можешь не отвечать: я выгляжу о-о-очень беременной!
        Собственно говоря, я собиралась сказать, что выглядишь ты просто превосходно! За последнюю неделю ты слегка побледнела и осунулась, но сегодня от тебя просто глаз не отвести! И наряд тебе к лицу!
        В тот день Карен надела темно-синий брючный костюм. Тщательно наложенный макияж скрыл пигментные пятна, а золотистые локоны как всегда эффектно обрамляли лицо. Цвет помады и лак для ногтей были подобраны в тон. А дополняли ансамбль черные кожаные туфли на низком каблуке.
        Знаешь, а тебе и с ростом повезло,- с одобрением отметила мать.- Ты у меня уродилась высокая, в отца. А во мне всего пять футов и два дюйма. На восьмом месяце беременности я на фоне любого пейзажа напоминала кляксу, ты же держишься величественно, словно королева!
        Карен удрученно посмотрела на свой необъятный живот, обошла вокруг стола и чмокнула мать в щеку.
        Милая ты моя!
        Ох, до чего же ты сегодня хороша!- поддержал тещу вошедший Майлз.
        - Нужно бить противника его же оружием,- загадочно отозвалась она, не обращая внимания на вопросительный взгляд мужа.- Кажется, машина подъехала?
        Карен с трудом приходила в себя: нынешняя Линда разительно отличалась от вздорной мегеры прошлого визита. Как тут было не вспомнить слова Салли о том, что красавица с завидной легкостью находит общий язык с людьми, если ей это на руку, и может казаться на редкость сердечной и обаятельной!
        Именно так гостья себя и повела. Она буквально очаровала Фелис Торп, мило поддразнивала Дика, на Ирвина изливала подобающую супружескую нежность, а с Карен обменивалась опытом последних месяцев беременности, точно с задушевной подругой.
        Ланч, от которого ждали всевозможных неприятностей, прошел на удивление мирно. Беседа текла легко и непринужденно, блюда удались на славу, вино оказалось превосходным. А Линда буквально-таки ослепляла красотой: шерстяное платье под цвет глаз эффектно облегало фигуру, выгодно подчеркивая и стройность талии, и мягкую округлость форм. Взгляды всех присутствующих поминутно обращались к ней, а Линда открыто наслаждалась производимым эффектом.
        Ирвин, во всяком случае, так и пожирал жену глазами, хотя Карен показалось, будто взгляд счастливца на мгновение сделался жестким. Да и Майлз порой внимательно посматривал на бывшую супругу. Однако по выражению его лица ровным счетом ни о чем не удавалось догадаться.
        Но вот гости собрались уезжать, и тут Карен поняла, зачем соперница затеяла весь этот фарс. Линда ласково коснулась рукой живота хозяйки и сочувственно прощебетала:
        - Ах вы, бедняжка моя, уж я-то знаю, как это бывает: ощущаешь себя точно мешок с картошкой и гадаешь, а суждено ли стать прежней! Удачи вам!
        Затем она обернулась к Майлзу и на мгновение застыла на месте, словно бы приглашая полюбоваться ее безупречной фигурой. А когда их взгляды скрестились, Линда многозначительно улыбнулась, томно распрощалась со всеми и подала руку Ирвину.
        Тем же вечером Карен решила, что способ мести у нее найдется, и весьма эффективный. Когда Майлз поднялся в спальню, рассчитывая застать жену спящей, она приподняла голову над подушкой:
        А вы припозднились, мистер Диксон! Выражаю вам свой протест.
        Он пересек комнату и склонился над кроватью.
        Прошу покорно простить, миссис Диксон, но у меня смягчающие обстоятельства. Я тушил пожар. Обратите внимание: вся одежда пропахла дымом!
        Пожар?- вскричала Карен, напрочь забыв об обиде.
        Ну да, в сортировочной загорелся один из отсеков. По счастью, мы подоспели вовремя. Вот, вещественное доказательство!- И Майлз картинным жестом приподнял двумя пальцами кепку, прожженную ровнехонько в середине.
        Несмотря на тревогу за мужа, Карен не смогла сдержать смеха:
        С этой штукой ты похож на профессионального попрошайку!
        Немедленно перестань дразниться! Я оскорблен в лучших чувствах: подвергаю себя смертельной опасности, борюсь с огнем, а мою жену, видите ли, это только забавляет!
        В глазах его плясали знакомые озорные искорки. И Карен поняла: раз Майлз шутит - значит, ничего серьезного не случилось, поэтому томно проворковала:
        Я готова искупить свои грехи.
        Но, Карен…
        На твоем месте я бы не стала тратить лишних слов. Просто расслабься, а говорить буду я…
        И столь «красноречивой» оказалась Карен, что очень скоро тела их сплелись воедино…
        Зачем ты это сделала?- хрипло осведомился Майлз, некоторое время спустя.- Не то чтобы я жалуюсь: все вышло просто чудесно, однако…
        И впрямь - почему? Чтобы отогнать призрак Линды? Нет, все произошло словно бы само собою: за все это время Карен ни разу не вспомнила о своей предшественнице.
        Я не могла иначе,- тихо призналась она.- А ты по праву заслужил награду за все предыдущие ночи вынужденного воздержания.
        Ты…- Майлз умолк и лукаво усмехнулся. Милая ты у меня.
        Значит, мы квиты?
        Не знаю, не знаю. Карен, послушай, насчет сегодняшнего ланча…- Глаза его посерьезнели.
        Майлз, я же просила не беспокоиться насчет Линды!- Невозмутимо встретив взгляд дымчато-серых глаз, молодая женщина приложила пальчик к губам мужа.- Сейчас мне потрясающе хорошо… А что, от огня что-нибудь пострадало?
        Складское помещение придется перестраивать, но урожай спасли.- Майлз устало прислонился к спинке кровати.
        А отчего загорелось?
        Пока не ясно. Может, проводка искрила или произошел резкий скачок напряжения. Когда начался пожар, на складе никого не было, но сигнализация сработала.
        А все помещения застрахованы?
        Да,- кивнул Майлз.- Однако когда дело доходит до примечаний мелким шрифтом, можно ожидать всяких сюрпризов.
        Ты позабыл нечто важное,- шутливо заметила Карен.- У тебя теперь есть свой собственный ручной адвокат, который даже спит с тобой!
        Действительно,- медленно протянул Майлз.- Ты у меня не просто законная жена, а очень-очень законная: то есть в законах разбираешься.
        Разумеется, больше, чем тебе причитается, ты не получишь…
        Еще чего не хватало!
        А что касается примечаний мелким шрифтом, которые обычного законоведа ставят в тупик,- тут я быстренько разберусь.
        А ты, значит, не обычный законовед!
        Ты еще не понял?
        Что-то вы сегодня утром чрезмерно о себе возомнили, миссис Диксон!
        Не только возомнила,- серьезно отозвалась Карен.- Ушла в себя, так будет вернее. Полностью поглощена своей внутренней жизнью.
        Если причина - здесь, то я тебя прощаю,- тихо рассмеялся Майлз, поглаживая ладонью живот жены.- Ух, ты! Кому-то не лежится спокойно!
        Первая половина ночи прошла мирно. Почему бы теперь и не порезвиться? Кстати, я умираю с голоду.
        Знаешь, а ведь и я тоже. Устроим королевский завтрак, не дожидаясь рассвета?
        Почему бы и нет?

8
        Майлз стремительно взбежал на крыльцо, и Карен, глядевшая в окно гостиной, подметила, как муж резко остановился на пороге и глубоко вдохнул пару раз.
        Молодая женщина в тревоге устремилась навстречу мужу. Тот был бледен как полотно.
        - Что случилось?
        Карен…- неуверенно начал он,- давай присядем.
        Произошло что-то серьезное, я же вижу. Снова пожар?
        Нет.- Майлз усадил жену в кресло.- Мне позвонил Ирвин. Они стояли на якоре у Данидина, и нынче утром какой-то идиот на моторке потерял управление, врезался в яхту и протаранил им борт.
        Боже мой!- прошептала Карен, холодея от ужаса.- А что Дик?
        Яхта стала тонуть, и в суматохе Линда упала и сломала ногу, а Дик, ударился головой о стенку каюты и потерял сознание. Говорят, что сейчас он уже пришел в себя, но на всякий случай их госпитализировали…
        Тебе нужно ехать туда,- тут же сказала Карен.
        Майлз с досадой выругался сквозь зубы.
        Но как я могу тебя бросить? Чертовски неудачно все совпало.
        Майлз…- Карен взяла его руки в свои,- до Данидина часа два езды. И мама здесь, со мной. Пожалуйста, поезжай: вдруг Дик, зовет тебя.
        Как можно поручиться, что сегодня у тебя не начнутся роды?
        Поручиться нельзя, но интуиция подсказывает мне, что опасаться нечего. Я превосходно себя чувствую и даже отчасти примирилась со своей китообразной фигурищей. Похоже, по всему, что я дохожу срок до конца.
        Майлз обнял ладонями ее лицо и поцеловал в губы.
        Ты у меня молодчина, но только не забывай: при первом же приступе боли звони Айрин. К вечеру я вернусь в любом случае.
        Карен убирала посуду со стола после ланча, как вдруг застыла на месте.
        Что такое, дорогая?- встревожилась мать.
        Кажется… кажется, начались схватки,- прошептала Карен, дрожа с головы до ног.- Ой, кому ты звонишь?
        Айрин, разумеется.
        К тому времени, когда Айрин подошла к телефону, схватки повторились. И все-таки Карен упрямо не хотела верить очевидному.
        А вдруг это ложная тревога? Я читала, что так часто бывает при первых родах…
        Карен, немедленно приезжайте в больницу, я жду вас!- решительно пресекла все сомнения Айрин.
        Фелис Торп окинула взглядом живописный беспорядок в спальне - перед ланчем мать и дочь вздумали разобрать гардероб - и непроизвольно поморщилась.
        Ладно, дело терпит. Поедем, милая! Только дай обниму тебя на дорожку и еще раз скажу, как люблю тебя и как тобой восхищаюсь!
        - Карен, у вас со всей определенностью началась родовая деятельность, но пока неясно, как долго это продлится. Мы положим вас в родильное отделение, чтобы контролировать процесс днем и ночью. Как вы себя чувствуете?
        Неплохо. Если хуже не станет, так все не так уж и страшно.
        Поверх головы пациентки Айрин переглянулась с акушером.
        Расслабьтесь и отдыхайте. Вам не холодно? Я попрошу сестру принести грелку: ноги у вас просто ледяные!
        Карен отвезли в родильное отделение и устроили со всеми удобствами. Врачи посовещались, не подключить ли к ней датчики, но решили выждать: сердечный ритм у обоих малышей не внушал опасений, а ограничивать свободу передвижений роженицы им не хотелось.
        На Карен надели больничную рубашку с застежкой на спине, пушистые шерстяные носки и укутали одеялом. А еще на запястье прикрепили браслет с ее именем и фамилией. У стены поставили две специальных камеры-кувеза для новорожденных.
        Некоторое время она наслаждалась относительным покоем, ощущая ритмичную пульсацию схваток и гадая, куда запропастился Майлз и как чувствует себя Дик.
        То и дело заходили медсестры - измеряли сердечный ритм двойняшек, сочувственно расспрашивали роженицу, не хочет ли она встать и пройтись, а может быть, ей придется по душе теплый душ? Но Карен неизменно отвечала, что ей хорошо и удобно и ровным счетом ничего не нужно.
        Затем пришла Фелис Торп. Она так и не дозвонилась до Майлза, но везде, где смогла, оставила для него сообщения.
        Зато мне удалось переговорить с Ирвином,- сказала она.- Новости хорошие: Дик отделался легким сотрясением. А у Линды и впрямь перелом, но не из самых серьезных.
        А Ирвин, случайно, не знает, куда запропастился Майлз?- спросила Карен.
        Он был с Крайгами, а потом позвонил домой. Когда никто не взял трубку, тотчас же выехал назад. Так что скоро появится здесь. Не тревожься, милая!
        Но оказалось, что к решающему моменту любящий супруг все-таки не успел. Потому что едва миссис Торп договорила, как у Карен начались схватки такой силы, что молодая женщина едва не потеряла сознание от боли.
        Мама…
        Все в порядке, родная, сейчас позову врачей.
        Ого!- объявил акушер, осмотрев роженицу.- Двойняшки Диксон - ребята решительные, проволочек не терпят! Карен, милая, не бойтесь, мы с вами!
        И в палате, словно по волшебству закипела бурная деятельность. Одна медсестра обтирала лоб Карен влажной салфеткой и готовила кислородную маску. Вторая сосредоточенно занималась датчиками. Айрин держала пациентку за руку и ласково разговаривала с ней.
        Боль накатывала и отступала. И в паузах Карен отчаянно молилась, чтобы все, наконец, закончилось, но мучительные приступы повторялись снова и снова. А затем врачи возбужденно загомонили: дескать, все идет просто замечательно, только вот дышать надо чаще и тужиться надо изо всех сил… но только осторожно, потихоньку, полегоньку…
        И это называется «полегоньку»?- мысленно возмущалась Карен, стискивая зубы. Они, верно, шутят! Но роженица послушно следовала указаниям врачей, а в промежутках между схватками жадно хватала ртом воздух, думая, что еще немного и она просто разорвется пополам.
        Ай да молодец!- радостно воскликнул акушер.- Вот и финиш. Мальчик! Ну, что я говорил насчет молоденьких худышек и здоровеньких младенцев?
        Ой!- только и смогла сказать Карен, потому что после недолгой передышки все началось сначала.
        Милая, у вас отлично получается!- похвалила ее медсестра, в то время как Айрин занялась младенцем.- А вот, кажется, и счастливый отец пожаловал!
        Майлз,- воскликнула Карен при виде мужа.- Слава Богу, ты здесь! Ну что ж, один раз получилось, значит, получится и второй!
        Майлз обнял жену и принялся нашептывать ей слова, которых никогда не говорил прежде. И десять минут спустя на свет появилась девочка.
        Как они? В порядке? Ой, да посмотри же ты!- восклицала Карен, смахивая со щек слезы радости и облегчения.- Да скажите, наконец, что с ними все в порядке!
        Новорожденных вручили матери.
        Здоровенькие детки, Карен, что и говорить. Не из самых крупных, зато какие красавчики!- похвалил акушер.
        Час спустя Карен уже отдыхала в палате. Несмотря на то, что двойняшки родились недоношенными, акушер заверил счастливых родителей, что малышам ровным счетом ничего не угрожает.
        Вскоре Карен и Майлз остались одни. Миссис Торп тактично уехала домой. Роженица так и лучилась счастьем.
        - Что, улыбка до ушей?- смеясь, говорила она мужу.- Хочется всему миру рассказать о том, что я справилась, справилась!
        Справилась,- подтвердил Майлз.- Сама, своими силами!
        Вот тебе моя хваленая интуиция,- забавно наморщила нос Карен.- Прости, мы с мамой забыли наговорить сообщение на автоответчик. Просто в голову не пришло.
        Да я тебя и не виню,- улыбнулся Майлз.- Я сразу понял: что-то не так, как только никто не взял трубку.
        А теперь осталось придумать имена,- подмигнула Карен мужу.- Я так рада, что одна из них девочка! А то ужасно не хотелось остаться в меньшинстве.
        Я люблю тебя,- неожиданно сказал Майлз.
        Карен уставилась на него, позабыв обо всем на свете.
        Ты уже сказал это. Ты говорил о любви, когда я…
        - Да.- Майлз на мгновение прикрыл глаза руками, а когда отвел ладони от лица, во взгляде его читалась боль.- Знаешь, я никогда не прошу себе того, что не сказал этих слов раньше.
        Это из-за родов?- робко спросила Карен.
        Нет. Просто прежде я сомневался в твоих чувствах… пока не нашел вот это.- И он извлек из внутреннего кармана спортивной куртки белый квадратик.
        Карен задохнулась от изумления:
        Это же мое письмо! Я собиралась порвать его.
        Слава Богу, что не успела!
        Где ты нашел его?
        Приехав, домой, я сразу бросился в спальню. И в первое мгновение подумал, что ты меня бросила: повсюду валялась одежда, беспорядок был жуткий. В одном из выдвинутых ящиков что-то белело - вот я и заглянул туда.
        Мы с мамой разбирали гардероб, хотели убрать все то, что мне в ближайшее время не понадобится,- объяснила Карен.
        Можно, я отвечу на заданный в твоем письме вопрос?
        Минуту поколебавшись, она кивнула.
        Между мною и Линдой не осталось ровным счетом ничего недосказанного, но ты была права: она и впрямь оставила мне незавидное наследство: опасения, страхи, тягостные воспоминания…- Майлз посмотрел вдаль, затем снова перевел взгляд на жену.- Тяжело признавать, что я повел себя как последний дурак и купился на смазливое личико и эффектную фигуру, но так оно все и было. Линда словно околдовала меня. Все вокруг твердили, что я не смогу превратить эту сногсшибательную красавицу, привыкшую к светской жизни и угодничеству кавалеров, в жену скромного плантатора, да только я не верил.
        Карен улеглась поудобнее и приготовилась слушать дальше.
        Но со временем я понял, как глубоко заблуждался на ее счет. Я уже говорил тебе, что при любом раскладе единственное, что имело значение для Линды,- это она сама. Вот тебе горькая правда, но и это было не самое худшее. Она бесстыдно пользовалась своей привлекательностью, чтобы заставить меня плясать под ее дудку. Играла на моих чувствах… И даже когда любовь стала мало-помалу угасать, торговала собой - иного слова и не подберешь,- так что мне до сих пор тошно вспоминать о некоторых ночах. В последний свой приезд она снова попыталась прибегнуть к старому трюку.
        А я подумала… Ну, то есть я это видела своими глазами, но решила…
        Ты решила, что Линда победила и на этот раз?- подсказал Майлз.
        Ты так и застыл на месте,- вспомнила Карен.
        Да. Но я с трудом сдержался, чтобы не назвать ее в лицо похотливой развратницей. Мне хотелось крикнуть во весь голос, что я никогда не любил ее так, как тебя, и что теперь я понял разницу между достойной женщиной и такой дрянью, как она.
        Это и есть твое незавидное наследство?- Карен облизнула пересохшие губы.
        Боюсь, что да. Горбатого могила исправит, думал я. Но если красотка раз обвела простака вокруг пальца, простак становится осторожным. Прости меня. Но моя теория, что, мол, все женщины одинаковы, разлетелась на куски, когда ты не на шутку разозлилась на меня однажды вечером. Помнишь?
        О да, помню,- выдохнула Карен, мысленно возвращаясь к той тягостной сцене, когда они с Майлзом изрядно поругались из-за отъезда Салли.- Ты словно ждал от меня чего-то. А потом, на следующее утро ты…
        Сделался, ласков и нежен?- удрученно подсказал Майлз.
        Так ты думал…- Карен умолкла, не договорив фразу.
        Я хотел проверить, не воспользуешься ли ты тем же мерзким трюком, что и Линда, чтобы настоять на своем.- Майлз досадливо нахмурился.- Разумеется, я не делал этого сознательно, но про себя отлично знал, чего жду.
        Ох,- вздохнула Карен.- Почему ты мне сразу не сказал?
        Ненаглядная моя,- Майлз поднес к губам ее руку и перецеловал все пальцы по очереди,- это еще не все. Ты хорошо себя чувствуешь? Может, сейчас не лучшее время для выяснения отношений?
        Майлз, лучшего времени нам не представится.
        Он поморщился точно от боли.
        Если бы я только поговорил с тобой по душам раньше… Дело в том, что с первой нашей встречи меня к тебе влекло. А по мере того как узнавал тебя все ближе, я понимал, - если не считать той безумной ночи,- что вы с Линдой схожи лишь в одном…
        Продолжай,- глухо проговорила Карен. Но, кажется, я уже поняла.
        Я спрашивал себя: не ошибся ли я снова, не поспешил ли с выбором, не влюбился ли в женщину, которая не сможет и не захочет разделить мой образ жизни и принять меня таким, какой я есть.
        Наверное, я это заслужила. В ту пору я искренне полагала, что карьера и впрямь важнее всего на свете,- виновато произнесла Карен.
        Да-а, с тобой приходилось непросто,- протянул Майлз.- На первый взгляд тебя вполне устраивало отсутствие, каких бы то ни было взаимных обязательств…
        Это только на первый взгляд. Месяцы шли, и на сердце у меня становилось все тяжелее. Я думала, что ты совсем не склонен «приручаться».
        Майлз коснулся обручального кольца у нее на пальце.
        Глупо, правда? А я то же самое думал про тебя. Ты ведь простишь мне?
        Карен всхлипнула и смахнула с глаз непрошеные слезинки.
        Но когда подвернулась возможность привязать тебя к себе несокрушимыми узами, я не смог ей противиться. И понял почему. Я и помыслить не мог о жизни без тебя, хотя и не был уверен, сойдемся ли мы характерами. Эта неодолимая потребность даже заглушила страх того, как повторный брак скажется на Дике. Так что мальчик тут вообще ни при чем: я сделал предложение не ради Дика, а ради тебя самой.
        От изумления Карен не находила слов.
        Знаю, о чем ты думаешь: невзирая на опасения, брак сложился на редкость удачно, так почему я не заговорил о своей любви раньше? Но я по-прежнему сомневался…
        Что на этот раз?
        В первую же ночь нашего медового месяца я убедился, как много для тебя значат наши малыши. И подумал: вот она снова от меня ускользает в свой собственный, закрытый для меня мир - только теперь виной не работа, а дети. Я чувствовал себя лишним. Я видел: в мыслях у тебя только двойняшки, а все остальное - так, сопутствующие обстоятельства, с которыми волей-неволей приходится мириться.
        Карен не сдержала слез.
        Родная моя, не надо!- Майлз обнял жену за плечи и поцеловал ее в макушку.- Я любил тебя, люблю и буду любить. И любовь эта не становилась меньше ни на йоту оттого, что ты выглядела грузной и усталой, зато держалась так храбро. Как я тобой восхищался!
        Я уходила в себя только потому, что сомневалась в твоих чувствах… Боже, что за недоразумение!- еще горше зарыдала она.
        И во всем виноват только я,- удрученно отозвался Майлз, поцелуем осушая ее слезы. - Карен, ты вернула мне веру, ты моя радость, моя помощница, моя желанная возлюбленная. Я все равно собирался сказать тебе об этом сегодня - и принять последствия, каковы бы они ни были. Потому что не мог позволить тебе пройти через это, не зная о моих чувствах, пусть даже и неразделенных. Однако судьба распорядились по-своему.
        - Майлз,- со слезами на глазах проговорила Карен,- я люблю тебя. И это чувство значит для меня бесконечно много - больше, чем весь мир, вместе взятый. Если бы ты только знал, как часто мне хотелось сказать тебе об этом и чего стоило сдержаться!
        Спустя какое-то время супружескую идиллию нарушила медсестра, вкатившая кресло на колесиках.
        Как славненько!- весело подмигнула она, когда Майлз и Карен смущенно отпрянули друг от друга.- Всегда приятно видеть, как мамочка с папочкой воркуют друг с другом. Однако не хотите ли прогуляться в детскую? Ваши малютки проснулись и требуют своей доли нежностей!
        Двойняшки и впрямь оказались весьма инициативной парочкой: еще за дверью счастливые родители услышали пронзительный детский плач.
        Ну вот, держите!- объявила медсестра, вручая один сверток Карен, а второй Майлзу. - Посмотрим, справитесь ли.
        Розовый сверток в руках у Майлза словно по команде затих.
        - Уж не думаешь ли ты превзойти меня?- со смехом воскликнула Карен.- Ох, смотри: мой тоже замолчал!- И, правда: младенец на ее руках широко зевнул и сонно засопел.
        Молодые родители сели рядышком и принялись деловито сравнивать свои сокровища.
        Да они похожи как две капли воды,- озадаченно проговорил Майлз, переводя взгляд с одного малыша на другого.- И как прикажете их различать… если, конечно, закрыть глаза на очевидное?
        Ну, начнем с того, что девочка миниатюрнее и волосики у нее,- ой, Майлз, смотри, у них твои волосы!- благоговейно отметила Карен, осторожно касаясь пальцем рыжей прядки. А похожими они все равно не вырастут, потому что это разнояйцовые близнецы, иначе они родились бы однополыми.
        Преклоняюсь пред твоей великой мудростью. Но, по-моему, оба - твоя копия.
        С чего ты взял?- удивилась Карен.- По-моему, оба - вылитый ты.
        Хотите, верьте, хотите, нет,- вмешалась медсестра,- но вам вряд ли удается прийти к согласию в этом вопросе.
        В таком случае, займемся именами, предложил Майлз.
        Кажется, для этого юного джентльмена мы выбрали имя Уильям?- Карен поцеловала сына в лобик.
        Пусть будет Уильям Джефферсон, ладно? Джефферсоном звали моего отца.
        И Дику это имя нравится, так что ничего лучше и не придумаешь. А как звали твою мать?
        Нора.
        Как насчет Фелис Нора?
        Решено,- тут же откликнулся Майлз. И обратился к новорожденной: - Юная Фелис
        Нора Диксон, с тобой, в конце концов, отец разговаривает! Хоть бы глазки открыла!
        Но Фелис Нора сладко зевнула, взмахнула крошечным кулачком и снова погрузилась в сон.
        И вам пора спать, миссис Диксон,- проговорила медсестра.- Тяжелый денек у вас выдался! Малышей вам принесут утром,- добавила она, видя, с какой неохотой Карен уступает голубой сверток.
        - Ты заснешь?- ласково спросил Майлз, когда помог жене перебраться на кровать в палате.
        Мне будет не хватать тебя.
        Майлз нахмурился, затем переставил кресло поближе к кровати, уселся, вытянув ноги, и принялся поглаживать Карен по волосам.
        Ты помнишь остров, на котором мы проводили медовый месяц?
        Ммм… Чудесное было место.
        А главным его украшением была ты, и не спорь! Точно роза в цвету: загорелая красавица с глазами цвета морской волны и волосами золотыми, как солнечный свет. И такая милая и нежная… даже когда со страхом заглядывала в будущее.
        Ты имеешь в виду стирку рубашек?- догадалась Карен.
        Не только их. Ты гадала, не окажусь ли я гадким и злым серым волком, готовым слопать бедную несчастную крошку!
        Ну, так далеко я не заходила,- фыркнула Карен.
        В нашу первую ночь ты явно волновалась.
        Но разогнал ли я твои страхи?- улыбнулся муж краем губ.
        Карен повернулась на бок. Усталое тело ныло: до чего приятно было устроиться поудобнее!
        Если уж прибегать к сравнениям,- прошептала она,- ты походил на роскошного тигра, гибкого, сильного и очень-очень добродушного…
        Да, и теперь снова настала моя очередь быть сильным,- ласково сказал он.- А тебе пора спать, потому что я останусь тут до утра, чтобы с рассветом полюбоваться на наших двойняшек.
        Ох, нет!
        Я так хочу, родная моя… Знаешь, а я ведь в одном не ошибся.
        А именно?
        Я подозревал, что ты - прирожденная мать!
        - Ну да, вопреки всем ожиданиям… Мне самой с трудом в это верится,- тихо рассмеялась Карен.
        Майлз ничего не ответил, и спустя несколько минут ровное дыхание жены подсказало ему, что она уснула. Однако он продолжал ласково поглаживать ее волосы, приговаривая, как ей необходим заслуженный отдых. А мысли его были тем временем далеко. Майлз вспоминал их первую встречу - хладнокровного, опытного адвоката в своем офисе - и сравнивал этот образ с новой, преобразившейся Карен. Нежная, любящая, удивительная женщина, ставшая матерью его детей, принадлежала ему - всецело и навечно!
        С рассветом Карен проснулась и обнаружила, что муж уснул, сидя в кресле. Она не стала его будить. Как завороженная она любовалась спящим, не замечая, хода времени. Голова свесилась на грудь, руки сцеплены на коленях… На скулах пролегли синие тени, рыжеватые волосы в беспорядке упали на лоб.
        Майлз выглядел моложе своих лет и на удивление беззащитным. Сердце Карен дрогнуло от неизъяснимой нежности к мужу - ничего подобного ей еще не доводилось испытывать. Этот человек прошел сквозь кошмар неудачного брака, разогнал демонов недоверия - наследие, доставшееся от Линды,- и пришел-таки к ней.
        Тут ресницы его дрогнули, Майлз поднял голову, недоуменно огляделся по сторонам. Но вот взгляд его упал на жену, и в дымчато-серых глазах отразилось неизъяснимое облегчение.
        Карен! Как ты себя чувствуешь?
        Превосходно и люблю тебя до безумия.
        А я тебя - еще больше. Я…
        Но тут в палату вошла медсестра с двумя свертками в руках, откуда раздавались недовольные вопли.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к