Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Киншоу Эва: " Молния Над Океаном " - читать онлайн

Сохранить .
Молния над океаном Эва Киншоу
        # Молодая учительница математики Симона Шарне к своим двадцати пяти годам уже успела разочароваться в жизни. Она решает посвятить себя работе и помочь брату в его научной карьере. Но внезапная встреча с Бенджамином Роком круто меняет ее судьбу. Ей захотелось поверить в возможность нового счастья.
        Но может ли быть настоящей любовь, которая начинается со лжи?..
        Эва Киншоу
        Молния над океаном
        В жизни Симоны Шарне настал момент, когда она окончательно поняла, что ее удел одиночество. Что толку с того, что у нее великолепная фигура и прозрачные, как майское утреннее небо, синие глаза? Что толку с того, что она готова дарить всю неистовую нежность души и тела тому, кто в ней нуждается? Она прекрасно понимает, что в мире много девушек красивее и умнее ее. Тем более что мистер Джефри Лаубер уже успел ее в этом крепко убедить. Но случилось непредвиденное. В тот момент, когда она устала и смирилась, судьба сама стала ломиться в ее замкнутый мир, чуть ли не срывая с петель двери ее дома. Странный, загадочный человек Бенджамин Генри Рок проник в ее жизнь и заставил проснуться для любви.

1
        Симона Шарне только закончила принимать душ, как в дверь позвонили. Схватив полотенце, она наскоро обтерлась и, путаясь в рукавах, влезла в домашний халат.
        Звонок раздался вновь, и она побежала вниз по лестнице. В это время нетерпеливый гость яростно забарабанил в дверь. Поскользнувшись на последней ступеньке, Симона чертыхнулась сквозь зубы, добежала, повернула дверную ручку и, запыхавшись, спросила:
        - В чем дело?
        На пороге стоял высокий незнакомец с двумя дорожными сумками в руках.
        Симона недоуменно уставилась на него. Тем временем этот атлет в потертых джинсах, клетчатой ковбойке и пыльных ботинках армейского образца и сам был явно обескуражен ее появлением.
        - Кто вы такая? - спросил он решительно. Стряхнув с себя оцепенение, она недружелюбно ответила:
        - Отличное воспитание! Вы никогда не здороваетесь? И если не знаете, кто я такая, то что же тогда вы делаете у дверей моего дома? Напротив, это я, как мне кажется, должна спросить, кто вы такой.
        Карие глаза мужчины обежали Симону с головы до ног.
        - Бенджамин Рок, фотограф! - представился он. - Здравствуйте, мэм! Я приехал в этом дом и собираюсь жить в нем две недели. Может быть…
        - Вы ошиблись, мистер, это не отель и не частный пансион! - воскликнула она, внезапно ощутив, что тонкая материя халата прилипла к ее влажному телу, выставляя все его рельефные окружности напоказ.
        - Смею заверить, что не ошибся! - возразил гость. Он достал из кармана бумажку, сверил адрес с тем, что был у него записан, и удовлетворенно кивнул. - Все сходится! Скажите, здесь проживают Шарне или нет?
        - Здесь, но…
        - Значит, мне сюда. Кстати, - в его голосе явно сквозили нотки нетерпения, - если бы вы позволили мне войти, мы могли бы объясниться в более спокойной и уютной обстановке.
        Симона попятилась, но тут же опомнилась и решительно заслонила собой дверной проем.
        - Нам абсолютно нечего выяснять, - отрезала она. - Это мой дом и будьте любезны покинуть его!
        Девушка попыталась захлопнуть дверь, но не смогла: бесцеремонный гость уже успел просунуть свой мерзкий пыльный ботинок между косяком и дверью. С явным раздражением в голосе он заметил:
        - Послушайте, леди! Не знаю почему, но Антуан не удосужился предупредить вас о моем прибытии, и в моем присутствии он ни разу не упомянул, что содержит у себя в доме любовницу…
        - Антуан! Ах, вон оно что! - воскликнула Симона и перестала напирать на дверь, которая тут же вновь приоткрылась. - Так это его штучки! Значит, вы один из этих его протеже-неудачников, которых он подбирает где ни попадя?.. К вашему сведению, мистер Рок, я его сестра, а не любовница.
        Гость оторопело уставился на нее. Но, сообразив, что к чему, чуть было не расхохотался. Однако, справившись с собою, серьезно произнес:
        - Мои извинения, мисс Шарне. Я правильно к вам обращаюсь?
        - Да. И что из этого?
        - Ничего. Просто вы могли быть замужем и носить другую фамилию, - торопливо пояснил он. - Как бы то ни было, мисс Шарне, но факт остается фактом: ваш брат пригласил меня в гости на две недели.
        - Что за чушь! - возмутилась Симона. - Я не собираюсь находиться в собственном доме с совершенно незнакомым мне человеком!.. Вы сказали, две недели?!
        - Конечно, если бы я мог поговорить с ним…
        - Это совершенно исключено! Мой брат сейчас в экспедиции на Северном побережье, в Тадусаке. К сожалению, в этом весь Антуан: если он когда-то и пригласил вас, то, вероятно, за прочими делами тут же забыл об этом! Иначе я бы знала о вашем приезде, - с досадой закончила она.
        Бенджамин Рок мрачно усмехнулся:
        - И что же вы теперь предлагаете делать мне, мисс Шарне?
        - То есть?
        - Я могу, конечно, снять номер в отеле, но вряд ли Антуан придет в восторг от подобной идеи.
        - Вообще-то…
        Симона колебалась. Ох уж эта дурацкая семейная привычка - принимать любого, кто явился на порог, уныло подумала она.
        - Хорошо, проходите в дом! Я попробую чем-нибудь помочь вам. - Она распахнула дверь и указала в сторону гостиной. - Подождите здесь, пока я переоденусь… Так вы протеже Антуана?
        Бенджамин. Рок, исподволь разглядывавший, как выразительно обрисовывают складки халата превосходную фигуру Симоны, неторопливо поднял взгляд на ее лицо. Он увидел длинные, с рыжеватым отливом каштановые волосы, спадающие на грудь и плечи, нежные чуть выступающие скулы, ясные синие глаза, по-детски округлый подбородок, приподнятые уголки губ и вдруг смутился:
        - Ну как вам сказать?..
        Симона не стала ждать, пока он поведает новую душещипательную историю о благородных порывах ее братца, этими историями она была сыта по горло.
        - Располагайтесь! - бросила она на ходу и помчалась наверх.
        Бенджамин Рок поспешно поднял обе дорожные сумки и двинулся в указанном направлении.
        Симона, поднявшись в спальню, кинулась к огромному зеркалу.
        Ну и ну! В таком виде только встречать гостей! - усмехнулась она, сбрасывая на ходу мокрый халат. Искупавшись в прохладном утреннем море и приняв душ, девушка рассчитывала разгуливать по дому, не задумываясь об одежде, и вдруг этот тип! Какого черта он свалился ей на голову, почему она должна тратить время и силы на решение его проблем? Где только Антуан откопал его? - раздраженно подумала она. И чем это, интересно, они собирались заниматься здесь целых две недели?
        Антуан Шарне был известным экологом и зоологом, ярым сторонником создания заповедников, но, что касалось характера, человеком немного не от мира сего. Его вечная погруженность в решение каких-то неотложных проблем, потрясающая рассеянность иногда доводили Симону до бешенства. Но в то же время она нежно любила брата. Он был умный, добрый человек и относился к ней с необыкновенной трепетностью.
        Дом принадлежал им обоим, и большую часть времени брат и сестра жили дружно, в полном согласии. Симона безропотно вела хозяйство, Антуан появлялся редко, а если и наведывался домой, то, как правило, не один: «Знакомься, Симона, это мой коллега, мистер…». Поскольку чужие люди сваливались как снег на голову, она неустанно заботилась о том, чтобы холодильник был всегда забит под завязку, а спальни содержались в идеальном порядке.
        Но сегодня шестое чувство подсказывало ей. что новый гость чем-то отличается от прежних коллег и приятелей Антуана. Чем именно - мисс Шарне и сама не смогла бы определить, просто он был другим…
        - Что-то я разнервничалась! - поделилась она с собственным отражением в зеркале. - Но совсем ни к чему, чтоб это заметил загадочный мистер Бенджамин Рок.
        Через пятнадцать минут Симона уже спускалась вниз по лестнице.
        Мистер Рок расположился в кресле и сидел, прикрыв ладонью глаза. Ей показалось, что он спит. Но гость тут же обернулся на легкий звук шагов и удивленно, словно впервые увидел хозяйку дома, уставился на нее.
        На ней были светло-бежевые шорты, золотистая шелковая блузка с длинными рукавами и мягкие туфли на плоской подошве. Длинные волосы Симона собрала в тугой жгут, закрепив его на затылке красивой медной заколкой. Сегодня она выспалась и выглядела великолепно, ей пришлось лишь чуть-чуть подкрасить губы и ресницы, чтобы освежить лицо.
        - Странное чувство, - как бы вскользь заметил мистер Рок. - Как будто я уже когда-то сидел здесь, и этот вид из окна… У вас чудесный дом.
        - Спасибо! - Симона гордилась тем, что ей удалось наконец преобразить жилище в соответствии со своим вкусом. Долгое время после смерти отца она и не пыталась изменить что-то в доме. Ей казалось, что в привычной с детства обстановке Антуану легче переносить невосполнимую потерю. Но теперь, когда громоздкая старая мебель исчезла, гостиная сразу превратилась в светлую просторную комнату. Вдоль стен цвета топленого молока разместились полки с книгами, коллекциями безделушек и антиквариата. Два кожаных, терракотовых тонов кресла и диван стояли вокруг низкого овального кофейного столика. Взгляд невольно останавливался на двух симпатичных пейзажах и старинной гравюре, висевших в промежутках между полками. В левом углу гостиной красовался огромный рояль. Все вместе создавало чувство уюта, покоя и говорило об изысканном вкусе хозяев.
        - Раз уж вы здесь, расскажите мне о себе, мистер Рок, - попросила Симона, усаживаясь в кресло напротив. - Как вы познакомились с Антуаном?
        Бенджамин чуть помедлил, как бы вспоминая слишком давнюю историю.
        - При весьма занятных обстоятельствах, мисс Шарне. Мы тогда оба оказались в заповеднике Вуд-Буффало, фотографировали бизонов. Одному из этих красивейших парнокопытных, очевидно, не понравилась моя кепка, или он решил, что не попал в кадр, ну и рванул навстречу… Не знаю почему, но, вместо того чтобы ретироваться, я застыл на месте. Черт, извините, вы не поверите, но я просто обалдел от того, как он бежал, я не мог отвести глаз от этой бешеной энергии и ярости. Бык как будто загипнотизировал меня… И тут, откуда ни возьмись, между нами возник грузовик. Не представляю, каким образом этот весьма помятый «форд» появился на территории, по которой запрещено передвигаться даже на велосипеде… Одним словом, дверь распахнулась и Антуан буквально втащил меня на сиденье… А второй раз мы с вашим братом встретились на симпозиуме в Торонто.
        Симона скривила губы.
        - Вас что-то смущает? - приподнял брови Бенджамин.
        - Да!.. Я помню его поездку в Вуд-Буффало. Антуан с такой страстью рассказывал о бизонах, будто их выживание зависело именно от него. А ведь он крупнейший специалист по морским млекопитающим.
        - Ну одно другому не помеха. Тем более что тех бизонов спасать не надо, на Северо-востоке у нас роскошные стада, самые большие в мире, - заметил гость. - Просто мистеру Шарне захотелось полюбоваться на них. А вообще, конечно, многие виды животных и птиц находятся на грани исчезновения. Лабрадорские утки, ванкуверские морские выдры, например, которых осталось совсем немного…
        Симона бросила на него из-под ресниц насмешливый взгляд.
        - Представьте себе, я об этом знаю. Итак, вы фотограф. Это все, чем вы занимаетесь?
        - Пожалуй, да, - уклончиво ответил Бенджамин.
        Он сидел перед нею, откинувшись на спинку кресла, по-свойски забросив руки за голову. В его жестах, взгляде сквозило легкое утомление; длинные, небрежно постриженные пепельно-русые волосы падали на глаза, на загорелых щеках пробивалась трехдневная щетина. Зашитая на плече и вдоль рукава клетчатая ковбойка, поношенные пыльные ботинки придавали ему бывалый вид. Несмотря на всю эту небрежность, гость странным образом быстро расположил ее к себе, и Симона несколько успокоилась.
        Бенджамин словно догадался, что первый опасный момент благополучно пройден, прелестная хозяйка не передумает и не выставит его за дверь на произвол судьбы. Поймав в темных глазах напротив что-то вроде довольной улыбки, Симона быстро отвела взгляд в сторону.
        - И мой братец, как водится, взял вас под свою опеку, - сказала она скорее утверждающим, чем вопросительным тоном.
        - Возможно, мэм, - осторожно ответил Бенджамин.
        Вечная история! Провести лишний денек дома, поболтать с сестрой, отдохнуть в тишине - это Антуану и в голову не придет. А на совершенно чужих людей он тратит кучу своего драгоценного времени. Симона насупилась.
        - Сколько вам лет?
        Она сама не могла бы объяснить, зачем задала этот вопрос. Что-то смущало ее в этом человеке. В основном подопечные Антуана были представителями академической среды - серьезными учеными. Они слыли такими фанатиками своего дела, что, появись она обнаженной, с перьями на голове или украшенной ритуальной татуировкой в стиле африканского племени ноко, они бы этого даже и не заметили. Большая часть тех чудаков была совершенно не приспособлена к быту и менее всего к общению с женщинами.
        Бенджамин Рок, возможно, и был отличным фотографом, но совершенно не вписывался в привычный ряд знакомых ее брата. За карими проницательными глазами таилось высокомерие, совершенно не свойственное оторванному от жизни неудачнику.
        - Мне тридцать два года.
        - Не поздновато ли начинать карьеру? - прямо спросила Симона, стараясь не замечать насмешки в его глазах.
        Бенджамин помедлил и, подумав, ответил:
        - Об этом лучше спросить у Антуана. Я лицо заинтересованное…
        Мисс Шарне едва открыла рот, чтобы прокомментировать столь вялый ответ, как вдруг ее осенила идея:
        - Подождите минуточку! Я сейчас…
        - Пожалуйста, - охотно откликнулся Бенджамин, заглядевшись на то, как грациозно она поднялась из кресла и пошла через гостиную. Он не спускал глаз с колышущейся ткани ее шорт, вздымающейся и опадающей на груди блузки.
        Симона уловила его откровенный взгляд и подумала, что это уж слишком для первых минут знакомства.
        В кабинете брата она приступила к процессу, который можно было бы назвать поиском иголки в стоге сена.
        - Может быть, ты и прекрасный специалист, дорогой братец, но одновременно ты - самая безалаберная личность на этом свете! - бормотала она себе под нос. - И как это только мы уродились столь непохожими?
        На письменном столе Антуана высились мон-бланы из книг и папок, свернутых в трубочку графиков, деревянных и пластиковых ящичков с какими-то образцами… В спешке Симона нечаянно задела стопку папок, и их содержимое посыпалось на пол. Под разлетевшимися бумагами, к счастью, обнаружилось то, что она искала, - потрепанный ежедневник Антуана. Быстро перелистав его, Симона нашла запись, относящуюся к текущему дню: «…приезжает Бенджамин. Не забыть сказать об этом Симоне». Это было все!
        Вздохнув, девушка закрыла исписанный блокнот. И зачем только нужно вести записи, если ты не в состоянии вовремя заглянуть в них и использовать по назначению! - раздраженно подумала она. По крайней мере, теперь можно отнестись к словам незнакомца с веселыми карими глазами с определенной степенью доверия - Антуан, без всякого сомнения, приглашал его в гости.
        Некоторое время Симона обдумывала сложившуюся ситуацию, а затем приняла решение.
        - Мой брат временами страдает кошмарной забывчивостью, но я нашла в его бумагах запись о вашем приезде. Сразу хочу попросить у вас прощения за его легкомыслие, - объявила она, вернувшись в гостиную. - Я позволю вам погостить здесь несколько дней, мистер Рок. Надеюсь, вы достаточно хорошо знаете Антуана, чтобы понять: ждать его больший срок - пустое занятие.
        Прошла добрая половина минуты, прежде чем гость отреагировал на ее слова, и Симона неожиданно поймала себя на том, что ждет его ответа со странным замиранием сердца.
        - Я вам крайне признателен, мисс Шарне, - произнес он с обезоруживающей улыбкой.
        - В таком случае пойдемте, я покажу вам комнату для гостей. Приведете себя в порядок, примете душ, а я тем временем приготовлю что-нибудь перекусить.
        - Ради Бога, не беспокойтесь на мой счет!..
        Она чуть замедлила шаг:
        - Как хотите. Я все равно собиралась готовить ланч - для себя…
        Симона заканчивала возиться с салатом, когда нарушитель ее спокойствия, гладко выбритый и причесанный, появился в кухне. Судя по всему, душ помог ему слегка снять дорожную усталость, он переоделся в синие шорты и белую тенниску. На мгновение взгляды их пересеклись. Заметив в руках мистера Рока узел со старой одеждой, она кивнула в сторону:
        - За мойкой дверь в прачечную. Откройте и забросьте вещички, я займусь этим попозже.
        - Я все могу сделать и сам…
        - Если вы стираете так же, как и Антуан, то лучше не надо, - сказала она грубовато. - Меня это не затруднит. Просто откройте люк, киньте одежду в машину и возвращайтесь. Еда готова.
        - Как скажете, мэм, - откликнулся Бенджамин Рок.
        Симона вздохнула и понесла салат в столовую. На столе уже стояла тарелка с холодной бужениной, блюдо с рисом, приправленным томатным соусом, изюм с орехами и корзинка с тостами.
        - Не желаете ли по случаю субботы бокал пива или вина? - поинтересовалась она, когда молодой мужчина вернулся и сел напротив.
        - От пива не откажусь.
        Симона налила себе вина, а для гостя достала из холодильника ледяную бутылку
«Молсона».
        - Угощайтесь, - коротко кивнула она. Через большое двустворчатое окно столовой открывался чудесный вид на маленький садик. Там на клумбах цвели бегонии, а у самого дома благоухал куст жасмина, его аромат наполнял комнату.
        - Только после вас, мисс Шарне, - любезно ответил Бенджамин и протянул ей тарелку с бужениной. - Между прочим, как вас зовут?
        - Симона.
        - Чем вы занимаетесь, Симона? - поинтересовался он, принимаясь за еду.
        - Я учительница.
        По губам мистера Рока скользнула едва заметная улыбка, и он с любопытством посмотрел на девушку.
        - Вас что-то развеселило? - вскипела Симона.
        - Нет, что вы!.. Просто вспомнил, как там, у двери, вы прошлись насчет моего воспитания… А так - в вас ровным счетом нет ничего от учительницы, конечно, в моем представлении об этой профессии… И какой же предмет вы преподаете? - спросил он быстро, предупреждая ее гнев.
        - Математику, - с некоторым вызовом ответила она. - Кроме того, я - школьный хормейстер.
        На гостя ее слова, кажется, произвели впечатление. Он на мгновение отложил в сторону вилку и спросил:
        - А с какой возрастной группой приходится работать?
        - В хоре - со всеми тремя, а что касается математики, то я преподаю ее в старших классах…
        - Вы очень молодо выглядите! - Бенджамин удивленно качнул головой.
        - Молодо для того, чтобы преподавать в выпускных классах? - улыбнулась она. - Мне, между прочим, уже двадцать пять.
        - И что это за школа - муниципальная?
        - Нет, частная… Лучше расскажите что-нибудь о себе, мистер Рок, - перебила его Симона. - Мне хотелось бы знать, что вы с Антуаном собирались делать в ближайшие две недели? Просто отдыхать или у вас есть определенный план совместной работы?
        Бенджамин Рок окутал ее теплым взглядом и принялся сосредоточенно поедать салат.
        - Ну что сказать… Антуан наметил ряд интересных исследований в заповеднике От-Тер на острове Кейп-Бретон. Я готов помочь ему в работе и заснять животных, - проговорил он вполголоса, словно не по своей воле открывая ей страшную тайну. - По некоторым данным, там заметно сократилась популяция горбатых китов. Поэтому мы намеревались использовать фотографии в качестве приложения к Национальной программе поддержки некоторых исчезающих видов.
        - Вы шутите? Я не так давно была на Кейп-Бретоне, залив буквально кишит этими резвящимися созданиями! - недоуменно возразила Симона.
        Бенджамин Рок задумчиво посмотрел на нее и вдруг рассмеялся так заразительно, что Симона не выдержала и присоединилась к нему.
        - Простите меня, - искренне сказала она. - Действительно, я же не специалист! Возможно, они и стали встречаться там реже, чем раньше… Но думаю, если Антуан взялся за дело, то он обязательно доведет его до необходимого результата. Если, конечно, ненароком не забудет о нем! Хотя киты - исключение, по-моему, он бредит ими во сне и наяву…
        Покончив со своей порцией, Симона поднялась и вышла из-за стола. Гость тем временем принялся уплетать большой кусок мяса. Он жевал с таким аппетитом, словно не ел несколько дней. Сколько в этого великана может поместиться? - с иронией подумала она и на всякий случай выставила на стол корзинку с фруктами.
        - Какие у вас планы на сегодняшний день? - как бы между прочим поинтересовалась мисс Шарне, засыпая в кофеварку ароматный кофе.
        - Спасибо, вы замечательно готовите! А на сегодня у меня нет особых планов. Если не возражаете, я посплю час-другой. Немного устал, знаете ли…
        - Конечно, не возражаю! - с энтузиазмом, удивившим ее саму, воскликнула Симона. - Мне нужно сделать несколько неотложных звонков, а вы чувствуйте себя как дома.
        Разливая по чашкам кофе, девушка уловила его внимательный, заинтересованный взгляд и чуть порозовела от смущения. Чертов тип, он все замечал! Но ей удалось преодолеть замешательство. В три глотка опорожнив содержимое кофейной чашки, она с несколько преувеличенным хозяйским рвением занялась наведением порядка.
        - Вам помочь? - поинтересовался Бенджамин. - Я большой специалист по мытью посуды.
        - Нет, спасибо, - бросила она через плечо.
        - Тогда, надеюсь, вы не станете возражать, если я приготовлю сегодня ужин? Мое коронное блюдо - макароны с сыром. - Он выбрал из корзинки апельсин и принялся очищать кожуру.
        Симона застыла с подносом в руках:
        - Вы это серьезно?
        - Абсолютно, мэм!
        - И вы уверены, что не сожжете ужин, не зальете плиту, не спалите дом и не сделаете ничего другого в этом же роде? - растерянно спросила она.
        - И не надейтесь! - торжественно заверил ее Бенджамин.
        - Ну… Если вам так хочется, то - пожалуйста! Вы будете первым из гостей, кому я доверяю кухню! Из друзей Антуана никто до сих пор не был способен просто вскипятить воду, не говоря уже о том, чтобы сварить яйцо… Все необходимое - в шкафу и холодильнике: макароны, сыр, молоко, ветчина, горчица, томатная паста… А что, мне ваша идея даже нравится.
        - Когда вы имеете обыкновение ужинать? - поинтересовался мистер Рок.
        - В семь… Но сегодня мне нужно навестить подругу, так что вернусь часам к восьми.
        - А что, с подругой что-нибудь серьезное? - осторожно спросил он.
        - Это как посмотреть, - пожала плечами Симона. - Она только что родила первенца.
        - Да, это серьезно!
        - Вам приходилось иметь дело с маленькими детьми? - Симона с любопытством оглянулась на него.
        - Весьма опосредованно… Но вполне достаточно для того, чтобы представить, как после первого мгновения блаженства ты становишься заложником этих капризных маленьких деспотов, неспособных ко всему прочему выразить то, что они от вас желают!
        Симона рассмеялась.
        - Вы правы! Кстати, мне еще нужно позаботиться о подарке для счастливых родителей.
        Бенджамин Рок встал со стула, сладко потянулся и украдкой зевнул:
        - От вас до моря, кажется, совсем недалеко?
        - Всегда два квартала.
        - Можно мне будет попозже сходить искупаться?
        - Разумеется!
        - Спасибо, что приютили и накормили меня.
        - Не стоит благодарности, - пробормотала Симона, с досадой ощущая, как шаг за шагом поддается непреодолимому обаянию нежданного гостя. Возьми себя в руки! - строго одернула она себя и стала сосредоточенно мыть салатницу.
        - Какой он хорошенький! - прощебетала Симона своей лучшей подруге Дороти Тодд, передавая ей младенца. - Так, говоришь, вы его назвали Эдвин? Ну что ж, имя ему очень даже идет.
        - Да, он будет Эдвином! - Дороти, нежно поцеловала ручки ребенка. - В выборе имени мы с Дугом изначально были едины… Ну а ты как поживаешь?
        - Как обычно, - пожала плечами Симона. - Если, конечно, не считать еще одного из недотеп Антуана, свалившегося мне на голову…
        И она рассказала подруге историю появления Бенджамина Рока. Дороти, хорошо знавшая Антуана, от души посмеялась.
        - Расскажи, каков твой новый подопечный? Такой же фанатик науки, как и все остальные?
        - Не совсем, - уклончиво произнесла Симона. - И, наверное, именно поэтому я чувствую себя рядом с ним не в своей тарелке.
        - А это еще почему?
        - Меня не покидает ощущение, что он внутренне все время смеется надо мной… Будто бы он знает то, чего не знаю я, и забавляется этим.
        - Может быть, тебе показалось? А как он выглядит?
        - Огромный, симпатичный, тридцати двух лет, железное хладнокровие, в общем, повадки сытого хищника. В первый же день вызвался готовить ужин, а потом…
        - Симона! Вдруг это именно то, что тебе нужно?
        Мисс Шарне долго разглядывала палату, украшенную цветами, потом покосилась на подругу, баюкавшую на руках Тодда-младшего.
        - Тебе не терпится увидеть меня замужней с таким же вот ребенком на руках? - спросила она с легким укором.
        - Но ведь тебе уже двадцать пять! - многозначительно напомнила Дороти.
        - Совсем старушка…
        - Конечно нет. Но мне было бы спокойнее видеть тебя… хотя бы влюбленной в кого-то.
        - По крайней мере, пока в моей душе совершенно пусто.
        - Неужели ты никогда и ни в кого не влюблялась? - полюбопытствовала Дороти.
        Симона задумалась.
        - Однажды я испытала нечто подобное…
        - И что же теперь - сидеть одной до конца дней? Попробуй выскочить из своего защитного панциря, постарайся.
        - Постараться влюбиться?
        - Ну не совсем так. По-моему, тебе надо просто открыться для чувства!
        - Может быть, ты и права, но мне этот тип не кажется подходящим объектом для таких экспериментов. И вообще, я себе вполне нравлюсь такой, какая есть, Дороти.
        - Этого ответа я и боялась.
        В этот момент мистер Эдвин проснулся и потребовал внимания к себе.
        Симона просидела у подруги еще около часа и, когда солнце начало садиться, поехала домой.
        Поднимаясь по ступенькам, она приостановилась, услышав доносящиеся из дома какие-то странные звуки, похожие то ли на лай, то ли на визг. Тут же снова наступила тишина. Симона открыла дверь, и в холл немедленно выглянул Бенджамин Рок.
        - Добрый вечер! - дружелюбно кивнула она. - Как спалось? И ходили ли вы купаться?
        - Добрый вечер, мисс Шарне! Сегодня жарко и я решил сначала искупаться, а потом поспать, но со сном ничего не получилось.
        - Сочувствую вам, а что случилось? - Симона положила сумочку на стол. - Заходя сюда, я готова была поклясться, что слышала на кухне лай собаки. Наверное, мне это померещилось?
        К ее глубочайшему изумлению, Бенджамин ответил:
        - Вы не ошиблись. Только не одной собаки, а трех. И не собак, а щенков…
        - То есть? - обернулась она к нему.
        - Эту шуструю компанию я застал у крыльца, когда вернулся с пляжа. Супружеская пара, которая принесла щенков, заверила меня, что вы с радостью их возьмете…
        Симона ошеломленно смотрела на него. Тогда Бенджамин выпрямился и достал из кармана листок бумаги.
        - Чуть не забыл, они еще передали записку.
        Взяв листок, она стала читать вслух: «Дорогая Симона! Мы - в полном пролете! Этим утром домовладелец потребовал от нас покинуть квартиру. Оставшихся троих щенков никто не захотел купить. Ты же знаешь, их у нас на руках было восемь штук! Мы вспомнили, что ты работаешь по программе защиты животных, и не сомневаемся в том, что тебе удастся пристроить их в хорошие руки. С любовью Агнесс и Поль!».
        - Я сплю или это все наяву? - с нервным смешком спросила Симона.
        - Сейчас увидите и сразу убедитесь в их реальности, - заверил ее Бенджамин. - А что - это обычная практика в вашем доме?
        - Нет, совсем нет!.. Где эти бедные подкидыши?
        - Некоторое время мне пришлось гоняться за ними вокруг дома и ловить. Потом я загнал их в прачечную, дабы сохранить в целости и сохранности вашу обувь, потом накормил хлебным мякишем, вымоченным в молоке, и начал упрашивать, чтобы они немного поспали… Потом пришли вы… Извините за нескромный вопрос, но почему Агнесс и Поль так уверены, что могут без проблем повесить этих милых животных на вашу шею?
        - Это очень славная пожилая пара, двое полуглухих пенсионеров, живших в старом доме из четырех квартир по соседству. У них должна была ощениться их обожаемая собака Редли, и я имела неосторожность пообещать, что помогу пристроить щенков. Я этих людей давно не видела и думала, что они сами решили все проблемы, но, оказывается, их выселили из дома… Ладно, что-нибудь придумаем!
        - Так вы работаете по программе защиты животных?
        - Лишь в той ее части, которая предусматривает воспитательную работу с детьми… Итак, где эти создания?.. Боже, это просто невозможно! - воскликнула она, очутившись в прачечной.
        - Полностью с вами согласен, - откликнулся Бенджамин Рок.
        - Вы меня не поняли. Ведь Редли - совсем крохотная! Каким же должен был быть у них отец, если они уже сейчас такие богатыри! - буквально прокричала она, пытаясь перекрыть визг и лай. - Взгляните, какие у них лапищи!.. - Ей удалось подхватить одного из шустрых щенков. - Ну ладно, мои хорошие, не надо поднимать такой шум! Я бы с удовольствием оставила вас у себя, но мне сдается, что вам нужен простор, а не комнатный плен. - Едва сдерживая смех, Симона повернулась к Бенджамину. - Да, теперь понимаю, почему вам не удалось поспать.
        - Я вижу, вы - под впечатлением! А почему бы вашим соседям самим не обратиться в Фонд защиты животных?
        - Они совершенные старики. К тому же им сейчас необходимо срочно подыскивать себе новое жилье. Сегодня суббота, и времени у них маловато. Но надо что-то предпринимать… Дайте мне подумать! - Девушка легонько отпихнула щенков от двери и выскользнула обратно в кухню. - Придется переговорить кое с кем. Я знаю человека, который занимается приютами для животных. - И она потянулась к телефону.
        Через час история счастливым образом закончилась. Щенков увезли в приют, прачечная была вымыта, покой и тишина в доме восстановлены.
        - Я думаю, - сказал Бенджамин, - нам теперь следует расслабиться и немного выпить. Вы мастерски справились с этим кошмаром, Симона. У вас явно организационный талант.
        Разлив вино, он протянул ей один из бокалов.
        Симона покосилась на его взъерошенные волосы, красные от недосыпания глаза.
        - Мне очень жаль, что первый ваш день прошел впустую. Знаете что, давайте не будем заниматься ужином, а вместо этого немного прогуляемся и зайдем в кафе.
        - Ужин готов, осталось его разогреть, - весело сообщил Бенджамин. - Я разрывался между щенками и кухней и все-таки успел его приготовить.
        Симона огляделась, однако даже ее опытный глаз придирчивой хозяйки не смог уловить какие-либо следы кулинарных усилий заботливого гостя. В кухне не было даже намека на мусор, не говоря уже о подтеках жира на плите…
        - Вам никогда не приходило в голову сменить профессию и стать кулинаром, мистер Рок? - поинтересовалась она.
        - Вы же еще не отведали ни кусочка…
        - Предвижу, что это будет очень вкусно, - без колебаний заявила Симона.
        Зазвонил телефон.
        - Печальная или радостная новость? - спросил Бенджамин, не сводивший с нее взгляда во время разговора. - Надеюсь, не очередное вторжение домашних животных?
        Симона рассмеялась:
        - Нет! Я планировала завтра отправиться на яхте в море, но у супружеской четы, которую я пригласила с собой, изменились обстоятельства… Вы не поверите, но моя подруга забеременела. Понятно теперь, почему она неважно чувствовала себя в последнее время. И уж, конечно, ей теперь будет не до прогулок в море.
        - Почему же я не могу в это поверить? - приподнял брови Бенджамин.
        - Одна подруга вчера родила, другая - ждет ребенка. Сплошные совпадения, - пояснила Симона.
        - А в отношении самой себя вы не вынашиваете никаких планов? - осведомился он после короткой паузы.
        - Абсолютно никаких!
        - Какие-то обстоятельства? - осторожно предположил мистер Рок.
        - И вовсе нет! Просто мне еще не попался мой единственный мужчина.
        - Это поправимо, - заметил Бенджамин.
        - Я и не сомневаюсь, - с иронией согласилась она. - Но пока это знаменательное событие не произошло, я вполне довольна своим нынешним образом жизни.
        - Отлично! Я предлагаю вам устроить себе выходной хотя бы на этот вечер. Никакой кухни, никаких хлопот по хозяйству… Вы согласны? Тогда через двадцать минут ужин будет на столе.
        Симона пристально взглянула на него, с досадой ощутив, что каким-то странным образом этот незнакомый человек, с которым ее ничего не связывает, выуживает из нее всю подноготную, а она даже не пытается поставить его на место. С ума я сошла, что ли? - удивилась мисс Шарне.
        - Хорошо, так и быть! Кухня в вашем распоряжении…
        Неожиданно для самой себя она осеклась и замерла, словно загипнотизированная, не в состоянии отвести взгляд от его темных глаз. Симона вдруг ощутила, что хочет узнать - каково оказаться в объятиях этого человека. Жаркая волна пробежала по ее телу. До чего же ты привлекателен, Бенджамин Рок! - подумала она и тут же спохватилась: держи себя в руках! Не забывай, что этот тип при малейшей уступчивости выжмет тебя, как губку, не посмотрев на то, что ты сестра его друга.
        - Позовите меня, когда все будет готово! - холодно сказала она и вышла.
        В гостиной Симона подошла к роялю и подняла крышку. В минуты усталости и сердечного томления именно музыка помогала ей обрести душевный покой.
        Мисс Шарне играла этюд Шопена, увлеклась и не заметила, как вошел Бенджамин… Он тихо приблизился к инструменту и нашел момент известить ее, что пора ужинать.
        Макароны с сыром распространяли аппетитный запах. В салатнице пестрой горочкой возвышались нарезанные овощи.
        - О! Должно быть очень вкусно, мистер Рок!
        Бенджамин ловко разложил еду по тарелкам, разлил вино и уселся за стол напротив хозяйки дома.
        - Вы замечательно играете, - заметил он.
        - Спасибо! В детстве я часами не отходила от рояля, мечтала стать профессиональным музыкантом, но жизнь распорядилась иначе. - Симона слегка отпила из бокала и приступила к еде.
        - На мой взгляд, вы играете не хуже знаменитой Барбары Сполдинг…
        - Увы, это не так, - прервала она его. - Моя техника не столь виртуозна, да и вообще… Впрочем, я не жалею о том, что не достигла в этом деле профессиональных высот. Мне достаточно часто приходится играть на публике - участвовать в детских праздниках, благотворительных концертах, развлекать стариков в домах престарелых. На что я почти всегда получаю самые благодарные отклики.
        - Вы любите делать людям добро?
        - Не знаю… никогда не задумывалась над этим специально. Необычайно вкусно приготовлено, мистер Рок!
        - Я рад, что вам понравилось… Но мне кажется, вы избегаете говорить о своих благотворительных порывах.
        - Просто в нашей семье по-настоящему делает добро Антуан, и с ним тягаться я не в состоянии.
        - А вы случайно не недооцениваете себя?
        - Лучше расскажите немного о себе, Бенджамин, - попыталась сменить направление беседы Симона.
        - О себе? Боюсь вас разочаровать… Я не играю на музыкальных инструментах, хотя люблю слушать, когда играют другие. Не умею пристраивать бездомных собак. Правда, я много читаю… И это, пожалуй, все, чем я могу похвастаться.
        Он добавил в бокалы вина и принялся доедать салат.
        Несколько минут прошли в полной тишине. Ловко вывернулся! - отметила про себя Симона и почувствовала себя попугаем, на клетку которого набросили непроницаемую для света накидку. Почти полмесяца мисс Шарне предстояло делить кров с абсолютно чужим человеком, и, естественно, ей не терпелось узнать о своем госте как можно больше. Его обаяние расслабляло и вызывало чувство доверия… Однако она никак не могла полностью освободиться от навалившейся тягостной мысли, что этот парень не так уж прост и что-то важное преднамеренно скрывает от нее.
        Неужели мистер Рок ее разыгрывает?! Если так, то зачем ему это нужно? И достаточно ли хорошо знает своего нового приятеля доверчивый Антуан? Может быть, опасения излишни, но ведь он все время исподволь подтрунивает над ней… Да с чего я это взяла? - размышляла девушка. Возможно, дело в том, что гость как-то незаметно изменился по сравнению с тем моментом, когда впервые переступил порог дома… Такое впечатление, что он сознательно занимается самоуничижением. А впрочем, неудачники любят окружать себя ореолом тайны.
        - Мистер Рок, вам никогда не приходилось фотографировать манекенщиц? - коварно осведомилась мисс Шарне, желая вытащить на белый свет хоть какую-нибудь мелочь из его загадочной биографии. - Моя подруга работает в модном журнале, и я могла бы переговорить с ней по поводу вашей работы.
        Бенджамин на секунду-другую задумался, а затем с какой-то особой учтивостью в голосе произнес:
        - Очевидно, отзывчивость и готовность прийти на помощь - ваше семейное качество. Спасибо, но я не думаю, чтобы это для меня было сейчас актуально.
        - Я обидела вас? - смутилась Симона. - Извините, просто у меня мелькнула идея, и я поспешила ею поделиться…
        - Вам незачем извиняться… Поверьте, я глубоко признателен вам за предложение, просто… просто у меня сейчас другие планы. Скажите, вы передумали выходить завтра в море?
        - Да, как-то вдруг пропало желание, - пробормотала девушка.
        - Не в том ли причина, что вам одной трудно управляться с яхтой?
        - В какой-то степени… Честно говоря, я настроилась расслабиться в кругу друзей.
        - Может быть, мне удастся заменить их? Если не ошибаюсь, это та самая яхта, на которой Антуан собирался отправиться на Кейп-Бретон?
        Симона искоса поглядела на него.
        - Да, та самая… наша общая яхта, - подтвердила она. - Но разве вам интересно бесцельно идти под парусом? Вы, как я понимаю, привыкли всматриваться в окружающий мир сквозь фотообъектив и вылавливать в нем нужные объекты… Но в воскресенье в море слишком много народу, и я сомневаюсь, что мы сможем увидеть что-нибудь подходящее.
        - Мисс Шарне, а вы психолог и точно подметили мою склонность смотреть на мир в том числе и сквозь объектив. Но, уверяю вас, профессия не сужает, а, напротив, расширяет возможности человека. Вы - математик, но ведь не рассчитываете все свои действия и чувства с помощью алгебраических формул и уравнений?
        - Простите, Бенджамин, я не хотела вас задеть! Просто Антуан и его коллеги приучили меня относиться к подобным прогулкам, как к чему-то, имеющему определенную практическую цель. Мне бы и в голову не пришло надуться на какую-нибудь вашу затею заснять, например, чаек, бакланов или морских свиней. Так что захватите фотоаппарат, вполне возможно, вам повезет и получатся хорошие кадры… Во всяком случае, Антуан частенько поднимал паруса и по выходным. Хотя он известный оптимист и терпеть не может признаваться в собственных неудачах.
        - Но в данном случае я склонен поверить ему. Ваш брат - крупнейший специалист, и у него за плечами огромный опыт. Поэтому он пользуется огромным авторитетом в природоохранном движении.
        - Да, я это знаю, - рассеянно отозвалась Симона.
        - Так вы готовы взять меня матросом на ваш парусник? - вкрадчиво поинтересовался Бенджамин. - Я люблю океан, а что касается морских свиней, тюленей или прекрасных птичьих базаров, то тут как получится… И кроме того, так не хочется терять второй день своего пребывания здесь.
        Симона пристально посмотрела на него.
        - Ладно, - решительно сказала она. - Надеюсь, Антуан одобрит мой поступок.
        - Премного вам благодарен, - с преувеличенной серьезностью откликнулся Бенджамин.
        - В котором часу выходим из дома? - взяла быка за рога Симона.
        - На самой заре, если вы будете готовы.
        - По рукам! Я ранняя пташка, и ваше предложение мне нравится. - Симона отставила тарелку в сторону. - Я так объелась, что не мешало бы перед сном прогуляться.
        - Прекрасная мысль!
        - Но сначала помогите мне управиться с посудой…
        - Я же вас освободил от этой обязанности, - напомнил ей Бенджамин.
        - Тогда берите тарелки и несите их в кухню, мистер Рок!
        - А вы - девушка с характером, мисс Шарне! - улыбнулся он. - Хорошо, будет исполнено!
        Вдвоем они прошли к пляжу, сняли обувь и побрели по сырому прохладному песку вдоль кромки воды. Ночь была чистой и звездной, волны лениво набегали на редкие валуны, разбивались о них, и соленые брызги таяли на губах. Молодые люди долгое время шли молча, чуть поодаль друг от друга, и слушали легкий шум прибоя, мешавшийся со звуками джазового оркестра, исполнявшего блюз из фильма «Минутное счастье».
        Когда они возвращались назад, на городских улицах оживленно горели огни переполненных посетителями ресторанов и баров, мерцали разноцветными огнями витрины магазинов и афиши кинотеатров.
        Старинные здания викторианской эпохи, соседствуя с современными особняками, создавали неповторимую картину смешения эпох. Сквозь чугунное кружево оград и густую листву тенистых деревьев едва можно было различить несколько вилл, матово белеющих в густом ночном воздухе.
        - Не выпить ли нам по чашке кофе? - спросил Бенджамин.
        - С удовольствием!
        Симона остановилась напротив входа в небольшое кафе «Шелтер».
        - Это мое любимое место.
        Они устроились за столиком для двоих. Бенджамин стал разглядывать огромное деревянное панно, изображавшее несущийся по волнам фрегат…
        - Добрый вечер, мисс Шарне! - приветливо улыбнулась подошедшая к ним официантка и с интересом посмотрела на Бенджамина Рока.
        Симона невольно улыбнулась. Терри Смит была одной из любимых учениц ее выпускного класса. По выходным девочка подрабатывала на карманные расходы в кафе. Старательную школьницу крайне занимала и беспокоила личная жизнь преподавательницы математики мисс Шарне - точнее, отсутствие таковой, и вот она дождалась. В понедельник вся школа будет знать, что я была в кафе с мужчиной, подумала Симона.
        - Привет, Терри! Как с посетителями?
        - Народу тьма-тьмущая, мисс Шарне. Вечер просто чудесный, не правда ли, мистер… - Она повернулась в сторону Бенджамина, и тот галантно привстал, ожидая, пока Симона представит его.
        - Это Бенджамин Рок, а это - Терри Смит, моя ученица.
        - Без пяти минут выпускница, - кокетливо уточнила Терри, пожимая протянутую руку.
        - Желаю вам удачи на экзаменах. Рад был познакомиться, - светски произнес Бенджамин. - Как насчет того, чтобы заказать кофе?
        - Нет проблем. Что желаете: по-венски, двойной, с лимоном, по-турецки?.. - как из пулемета сыпала милая официантка, не отрывая глаз от Бенджамина.
        - Может быть, кофе по-венски? - обратился тот к своей спутнице, и она кивнула. - Два кофе по-венски, пожалуйста!
        - С удовольствием. - Терри понеслась выполнять заказ, чуть не опрокинув стоявшую на полу вазу с цветами.
        - Вы произвели здесь настоящий фурор, - удивилась Симона, рассматривая Бенджамина так, словно видела его в первый раз.
        - Ну это же совсем еще девчонка! Сколько ей - восемнадцать?
        - Почти.
        - Теперь, пожалуй, вам не избежать расспросов любопытных учеников и коллег по работе.
        - Да… Лучше не напоминайте мне об этом! - с досадой махнула Симона. - В понедельник вся школа будет говорить только о вас и обо мне!..
        Бенджамин откинулся на спинку стула и задумчиво посмотрел на смутившуюся мисс Шарне.
        - Вас это не на шутку беспокоит?
        - Не то чтоб очень… - улыбнулась она. - А Терри всего лишь живой, шаловливый ребенок. Правда, у ее родителей серьезные проблемы во взаимоотношениях, и мне не раз приходилось помогать ей, оказывая моральную поддержку.
        Появилась Терри с заказом. В стеклянные чашечки с кофе были добавлены сливки и корица. Она успела накраситься яркой помадой, но вела себя более сдержанно. Чинно поставив чашки на стол, девочка поинтересовалась:
        - А вы приезжий, мистер Рок?
        - Совершенно верно, Терри, скоро мне предстоит обратная дорога, - Бенджамин достал бумажник и тут же рассчитался.
        - Какая жалость! - громко воскликнула ученица Симоны, явно желая продолжить беседу и выведать как можно больше. - Наверное, вы будете очень огорчены, мисс Шарне?
        - Терри, мы только сегодня познакомились друг с другом, так что я затрудняюсь с ответом. Мистер Рок, если это тебе интересно, друг моего брата Антуана, а я для него так - сбоку припека…
        - Неужели? - усомнилась Терри и хотела продолжить расспросы, но в кафе вошли новые посетители. - Прошу прощения, работа! - вздохнула она и, отвесив легкий поклон, бросилась вперед, снова споткнувшись о ту же вазу.
        - Вы всегда производите такое впечатление на женщин? - поинтересовалась Симона.
        - Ну уж! Вы-то сами никак не отреагировали на меня при нашей встрече.
        - Я - крепкий орешек… - В ясных глазах Симоны мелькнула насмешка.
        - Может быть…
        - Не сомневайтесь, мистер Рок! Мне-то вы можете поверить?
        Бенджамин молчал, помешивая ложечкой кофе.
        - Ну и какова же Симона Шарне на самом деле? - полюбопытствовал он и бросил на нее оживленный взгляд.
        - Знаю только, что не отношусь к типу домашних кошечек…
        Теперь пришел черед веселья для Бенджамина.
        - Звучит почти как вызов на поединок, - заметил он.
        - Вот как? - удивилась Симона. - А что, вам не нравится подобный тип женщин? - И почти тут же она пожалела о словах, слетевших с языка. - Пожалуйста, не отвечайте. Мне абсолютно не интересно знать это. Скажите лучше, почему в ваши тридцать два года… - Она осеклась и неловко отпила большой глоток.
        - …почему в преддверии возраста Христова я не сделал в своей жизни ничего значительного? - закончил он с легкой усмешкой.
        - Да, если честно, в голове у меня мелькнула именно эта мысль, - призналась Симона и, поколебавшись, добавила: - Я не ошиблась, предположив, что вы одиноки?
        - Вам не откажешь в наблюдательности.
        - Это не трудно… Вы не слишком заботитесь о себе.
        - Пожалуй, - уклончиво ответил Бенджамин.
        - И до сих пор, как видно, не особенно утруждали себя решением финансовых проблем… Вы никогда не пробовали заниматься чем-нибудь еще?
        - Как сказать… Во всяком случае, я не отношусь к категории тех, кого устраивает ежедневная работа по графику от звонка до звонка, - сказал он, задумчиво помешивая кофе.
        - Но не может ведь человек прожить всю жизнь как рак-отшельник? Или я ошибаюсь?
        Тонкая улыбка коснулась его губ:
        - Некоторые могут. Второй такой пример у меня перед глазами: «Я полностью довольна своим нынешним образом жизни…» - не ваши ли это слова?
        - Когда я заявляла такое?
        - Когда объясняли отсутствие мужчины в вашей жизни.
        Симона нервно пожала плечами.
        - Хорошо, а теперь я, с вашего позволения, верну вам долг за свой кофе. Если мы завтра собираемся рано вставать, самое время подумать о сне…
        - Действительно! - Он легко поднялся. - Не надейтесь только, что я возьму у вас деньги.
        - Но простите…
        - Я пока еще не банкрот, мисс Шарне, - с некоторым сарказмом заверил ее Бенджамин.
        Симона долго не могла уснуть, ворочалась в постели, и все из-за того, что этот Бенджамин Рок находился этажом ниже! Он, без всякого сомнения, мирно спал, не подозревая даже о ее смятении.
        Странное напряжение охватило ее сразу по возвращении домой. Задергивая занавески и запирая дверь, она постоянно ощущала его близкое присутствие, хотя Бенджамин находился в кухне и тихо-смирно разбирался с посудой. Закончив работу, он даже не попытался задержать гостеприимную хозяйку для разговора, а просто пожелал спокойной ночи и первым отправился в свою комнату.
        А чего я, собственно, ожидала? - спросила себя Симона. - Я бы моментально ощерилась, как потревоженная кошка, попробуй он прикоснуться ко мне. Почему же теперь меня мучит неудовлетворение? Наверное, потому, что я не умею с такой же легкостью, как, например, Терри, относиться ко многим вещам в этой жизни…
        Симона полночи вертелась с боку на бок, несколько раз взбивала подушку, которая вдруг стала казаться ей жесткой. Потом она снова стала думать о том двойственном впечатлении, которое производил на нее Бенджамин Рок. С одной стороны, он казался мужественным, волевым человеком, не склонным к легкомысленным выходкам, а с другой - беззаботным весельчаком, ловеласом…
        И этим все не исчерпывается! - подумала она с некоторым раздражением. Чего стоит его плохо скрываемая надежда с помощью Антуана продвинуть свою припозднившуюся карьеру в холостяцкие тридцать два года! Брат всегда пробивался сам, и уже к двадцати пяти годам о нем писали и говорили как о серьезном ученом… Нет, чем скорее этот мистер Рок укатит, тем лучше!
        Меньше всего на свете Симоне нужен был сейчас отшельник, магически притягивающий к себе женщин.

2
        - Вы когда-нибудь раньше управляли яхтой? - поинтересовалась Симона.
        - Немножко…
        Она выжидательно приподняла бровь.
        - Я сказал что-то не то? - спросил Бенджамин.
        - Нет, но я обычно проявляю осторожность с людьми, которые умеют что-то делать
«немножко».
        - Симона, давайте не будем ссориться в такое прекрасное утро! И потом слишком ранний час, чтобы копаться в нюансах и спорить о смысле случайно брошенных слов.
        Она посмотрела на его небесно-голубую майку с изображением медвежонка-гризли и надписью «Нас мало», серые шорты, озорно приподнятый козырек кепки и торопливо отвернулась. Утро выдалось в самом деле чудесным. Солнечные блики беззаботно плясали на гребнях волн, а над ними вились белоснежные чайки.
        Воздух был теплым и соленым - животворящий воздух океана.
        Антуан и Симона унаследовали от родителей яхту «Олимпия», которую держали в акватории Марри-Харборского яхт-клуба.
        У берега теснились яхты, катера, катамараны и небольшие лодки. По причалам возбужденно сновала ребятня и собаки, которые, как настоящие морские волки, отправлялись в океан на яхтах вместе со своими хозяевами.
        Тридцатидвухфутовая парусно-моторная «Олимпия» была аккуратным судном с удобной задней палубой, выстланной тиковым деревом, камбузом и опрятными каютами, где размещались четыре койки. Начищенные до блеска латунные детали сияли.
        - Вы правы, - согласилась Симона и обернулась. - Грех ссориться в такое утро. Можете отдать швартовы, выходим в открытое море.
        Когда они вышли из залива, Симона уверенно положила яхту на курс.
        - Пока бриз не окрепнет, придется повозиться с парусами…
        Бенджамин, перебравшийся к этому времени на мостик, кивнул.
        - Да, этот ветерок свечу и ту не задует! Но у нас, кажется, есть мотор?
        - Дизель в сорок лошадиных сил, - солидно отозвалась Симона и, все еще чувствуя вину за то, что с самого утра набросилась на него, спросила:
        - Хотите подержать руль?
        Какое-то мгновение он смотрел на нее с таким выражением, словно собирался сказать что-то вроде: «Неужели вы мне доверяете?», но, увидев ее напряженное лицо, рассмеялся и ответил:
        - С удовольствием!
        - Замечательно! Следите за сигнальными огнями, пока не достигнем открытого моря, это очень просто.
        Нескольких минут хватило, чтобы убедиться - Бенджамин Рок знает, за что берется. Он уверенно провел «Олимпию» мимо нескольких встречных траулеров, возвращающихся домой с ночного лова. Чуть надувшись от обиды то ли на себя, то ли на него, мисс Шарне хмуро спросила:
        - Как насчет чая с круассаном?
        - С удовольствием! - сверкнул белоснежной улыбкой Бенджамин.
        - И я думаю, самое время перекусить, - согласилась Симона.
        Она спустилась в камбуз и поставила чайник на газовую плиту. Утром, перед самым выходом из дома, мисс Шарне приготовила на ланч курицу и салат, поместив их в сумку-холодильник. Но, оставив основную еду на потом, извлекла из запасов лишь круассаны, разрезала их, смазала маслом и вынесла на палубу вместе с двумя чашками крепкого свежезаваренного чая.
        - А я уже собирался спускаться за вами, - улыбнулся Бенджамин. - Есть кое-какие проблемы.
        Симона, закрывшись от солнца ладошкой, осмотрелась вокруг.
        - Так… Потеряли направление? Все очень просто, видите вон те желтые буи? - указала она рукой. - Удерживайте их по борту, и они выведут нас в открытое море. Вон там, кстати, остров Мейл. - Она кивнула на полоску земли слева, обрамленную пенистой бахромой. - А вон оттуда тянется размеченный бакенами маршрут на Бест-айленд.
        - Понятно…
        - Может быть, вам стоит взглянуть на карту? - предложила Симона. - По ней вы сразу определите, где мы идем и как держать курс.
        - Отличная мысль, но это, думаю, не горит. Сначала - чай! - заявил Бенджамин и принялся есть булочку.
        Симона, опустившись в палубное кресло, взяла чашку чая и круассан.
        - Вот это жизнь! Это я понимаю! - удовлетворенно произнес мистер Рок.
        - Еще бы… Я вам покажу великолепные места для плавания под парусом, и там, кто знает, возможно, мы и встретим что-нибудь экзотическое. Например, белого дельфина…
        - Вчера вы скептически отнеслись к такой возможности, - заметил Бенджамин.
        - Мало ли что мне казалось вчера? - отмахнулась мисс Шарне. - Зато сегодня такой день, что кажется возможным все на свете.
        И действительно, ее переполняла радость жизни. Незаметно испарились все мучительные мысли прошедшей ночи и мелочные утренние обиды. Симона с детства больше всего любила выходить на яхте в море.
        Она потягивала из чашки чай и наблюдала, как Бенджамин управляется с рулем. Мистер Рок стоял прямо, уверенно расставив длинные мускулистые ноги.
        И снова Симона безуспешно пыталась определить, что за человек, на самом деле, ее гость. Сегодня утром он походил на отшельника - отшельника морей. Как великолепно вел этот якобы новичок их парусник! Ей не давала покоя мысль, что она еще многого о нем не знает. Но сейчас некий налет загадочности уже не раздражал ее. Наоборот, Симоне было приятно думать об этом, особенно на фоне воспоминаний о минувшей ночи, когда она, остро ощущая его физическую привлекательность, сладко мучилась от невозможности утолить это чувство.
        - Если я не заслужил добавки, может быть, я могу купить у вас еще одну булочку? - ворвался в ее мысли голос Бенджамина.
        - Простите, я не в меру задумалась! - рассмеялась она, сообразив, что он давно уже обращается к ней, и протянула тарелку.
        - По левому борту мы только что прошли остров Эроу, по правому сейчас будет Кенсилтон, - сообщила она, вглядываясь в бесконечную даль океана. - Скажите, а где вы учились управлять яхтой, не у нас ли?
        - Я, разумеется, и прежде бывал в этих краях, но никогда не выходил здесь в открытый океан, - признался Бенджамин. - А с яхтой я познакомился в Мельбурнском порту, на Юго-востоке Австралии.
        - Далеко вы забрались для новичка! К тому же я слышала, там море на редкость коварное.
        - Не сказал бы! Пролив Басса довольно мелководен, как раз для тех, кто отважился впервые поднять паруса, даже не умея самостоятельно проплыть и пяти метров…
        - Почему же вы сразу не сказали мне о том, что отлично водите яхту? - с мягким упреком спросила Симона.
        - Я не хотел производить впечатление нахала, который, едва ступив на борт, отпихивает капитана от руля. В конце концов, это ваша яхта…
        Симона рассмеялась.
        - Мне нравится ваша дипломатичность, - объявила она и достала из шкафчика карту. - Смотрите, мы сейчас находимся вот здесь. - Симона разложила ее на коленях и ткнула пальцем в слегка потертый сгиб, - видимо, картой пользовались давно. - А вот здесь я намереваюсь сделать перерыв для ланча. Видите полоску между островами Северный и Южный Брекит? Эта песчаная коса Джойфул - одно из замечательнейших мест на побережье. Два часа пути - и мы там!
        - Я весь в предвкушении!.. - сверкнул улыбкой Бенджамин, снова становясь к рулю.
        Они бросили якорь в мелководном заливчике, омывающем косу Джойфул. Ослепительно белел прибрежный песок, вода играла бирюзовыми и золотыми бликами, а над узкими, длинными дюнами кружились огромные стаи птиц.
        Симона скинула шорты и майку и, оставшись в розовом бикини, прыгнула в воду. Вода была теплой и омывала тело, как парное молоко. Через две минуты к ней присоединился Бенджамин.
        - Ну разве это не божественно?! - отфыркиваясь, спросила она, как только он подплыл к ней.
        - Да, завораживающее место! - отозвался Бенджамин.
        Наплававшись вволю, они распластались на берегу, нахлобучив на головы кепки. Но щедрое солнце палило слишком яростно, и, чтобы окончательно не поджариться в его лучах, молодые люди решили осмотреть косу. По дороге Симона рассказывала Бенджамину историю происхождения этого чудесного места. Когда-то, по ее словам, острова Северный и Южный Брекит, похожие на две круглые скобки, были отделены друг от друга, но со временем прибой соединил их узкой полоской песка.
        - Тут сказочно прекрасно! - отозвался Бенджамин, глядя на безбрежную ширь Атлантического океана. - Кажется невероятным, что в двух шагах от шумных курортных городов и поселков есть необитаемые острова.
        - Это мое любимое место, - искренне призналась Симона. - Здесь нет показного блеска и мишуры. И ведь многие люди даже не подозревают о существовании прямо у них под носом уголка нетронутой природы.
        Бенджамин пристально посмотрел на нее.
        - Не предполагал, что вы тоже окажетесь любительницей безлюдных просторов! - заметил он.
        - Ну вот, кое-что обо мне вы уже знаете, - рассмеялась Симона. - И это урок вам на будущее: не стоит делать скоропалительных выводов о людях на основании первого знакомства.
        - Я не хотел вас обидеть…
        - Вы меня и не обидели, - она пожала плечами и слегка отвернулась. - Так, значит, вы тоже любите пустынные места?
        - Временами.
        - А в промежутках?
        - А в промежутках я, скорее всего, такой, как и все остальные мужчины.
        Симона рассмеялась:
        - Я так и думала… Спорим, что я первая добегу до яхты? Давайте условие: кто первый коснется борта, тот и победил.
        - Даю вам фору, считаю до двадцати.
        - Как бы вам не пришлось раскаяться, мистер Рок, - поддразнила она его и, мгновенно сорвавшись с места, помчалась вперед, но не тем путем, которым они пришли сюда, а через мелководье, переходящее в лагуну.
        Симона рассчитала, что вплавь достигнет цели куда быстрее, чем если побежит по горячему песку. И она почти победила, он поставил руку на борт через секунду после нее!
        - Неплохо, мистер Рок, совсем неплохо, - произнесла она, перебивая смехом частое дыхание.
        - А вы очень умны, мисс Шарне, - ответил он. - Вы случайно не собирались стать олимпийской чемпионкой по плаванию?
        Симона перевернулась на спину, подставляя тело ласковым волнам.
        - Нет, но я была чемпионкой колледжа. Вы тоже молодец… На сегодня я выполнила свою норму.
        - Я, пожалуй, тоже.
        Симона уже хотела вылезти из воды, но в этот момент их тела соприкоснулись. Она замерла, глядя в его глаза, и была не в силах сделать какое-либо движение, чтобы отстраниться.
        Ничего удивительного, подумала девушка. Бенджамину Року, такому притягательному, мужественному и в чем-то загадочному, ничего не стоит заставить кое-кого потерять голову. Ей вспомнилась бедная Терри, к чувствам которой она прошлой ночью отнеслась с таким превосходством. Где оно теперь, ее превосходство?
        - Вам подать руку? - спросил Бенджамин и, не дожидаясь ответа, обхватил ее за талию и легко подсадил на палубу.
        - Премного благодарна! - мисс Шарне поднялась на ноги, уперлась руками в бока и с укором уставилась на него. - Но в этом, между прочим, не было никакой необходимости.
        Он добродушно рассмеялся, глядя на нее.
        - Простите, больше не повторю своей ошибки.
        Симона почувствовала себя как-то неловко и быстро отправилась переодеваться и сушить волосы. В каюте, расслабившись и стряхнув с себя минутное смущение, она решила переключиться на легкий флирт и как-то компенсировать свои переживания.
        - В это время дня по воскресеньям у меня есть обычай проводить небольшую церемонию, - поднявшись через некоторое время на палубу, сообщила она мистеру Року, все еще купающемуся в теплых волнах утреннего океана.
        - Что бы это могло быть, мисс Шарне?
        - Кое-что, к чему надо отнестись со всей серьезностью.
        - Вы заставляете меня волноваться. - Он выбрался из воды. - Надеюсь, вы не планируете транспортировать меня домой под килем?
        Она улыбнулась и бросила ему полотенце.
        - Возможно, эту экзотическую процедуру вы и заслужили своим поведением, но сейчас я имею в виду другое, а именно - небольшую выпивку.
        - Прекрасная идея! Что же мы будем пить?
        - Есть выбор, но перед ланчем предпочтительней джин с тоником, согласны со мной?
        - В таком случае я займусь приготовлением напитков.
        - А я разогрею еду…
        - Никаких надежд на встречу с белым дельфином, очевидно, тот, обнаруженный пять лет назад у берегов Южной Каролины, был одним-единственным экземпляром, зато чаек - хоть отбавляй, - подытожил Бенджамин и, потягивая джин, чуть приподнялся, чтобы взять маслину.
        Он сидел на палубе, прислонившись спиной к борту, вытянув ноги и надвинув кепку на глаза. Жара, казалось, достигла своего апогея. Но если утром воздух был почти неподвижен, то теперь в атмосфере что-то явно изменилось, и в раскаленной белесой синеве небосвода появились первые робкие облачка.
        - Здешние птичьи базары - это просто фантастика! - оглядывая окрестности, сказал Бенджамин.
        Симона расслаблялась в шезлонге. Легкий ветерок проникал в широкие рукава ее белой батистовой блузы, шевелил пряди волос, выбивавшиеся из-под шляпы, опоясанной темно-розовой лентой.
        - Будете их фотографировать? - спросила она, продолжая смотреть вдаль на кромку горизонта.
        - Не сейчас… Меня слишком увлек этот ваш воскресный церемониал, чтобы переключиться на что-либо другое.
        - Вот и отлично! Птицы подождут… Можно еще поплавать, есть время. Тем более, если верить сводке погоды, во второй половине дня ветер переменится на северный или северо-восточный, он-то и поможет нам вернуться домой под парусом.
        - А вам приходилось когда-нибудь оставаться здесь на ночь?
        - Конечно.
        - И вы не боялись, что вас могут похитить?
        - Это было бы не так просто сделать, - усмехнулась она. - Дело в том, что я немного владею приемами карате.
        - Похоже, вы получили всестороннее образование! - шутливо отозвался Бенджамин.
        - Отец часто повторял, что терпеть не может беспомощных женщин и потому научил меня всему, в том числе - управлять яхтой.
        - А ваша мать чему вас учила?
        Симона вскинула на него взгляд и тут же отвела его в сторону.
        - Она умерла, когда мне было шесть лет.
        - Так вот откуда в вашем характере столь сильное мужское влияние!
        - Совершенно верно! Отец часто поговаривал, что Антуан не умеет делать и половины того, что в состоянии сделать я, и нельзя сказать, чтобы он сильно преувеличивал. - Симона помолчала и грустно добавила: - Отец умер четыре года назад.
        - Я вам очень сочувствую, - сказал Бенджамин.
        - А ваши родители живы? - осторожно поинтересовалась она.
        - Да, слава Богу…
        - Вы часто видитесь с ними?
        - Не слишком часто… Посмотрите-ка на этих двух бакланов, какая сцена!
        Симона обернулась и рассмеялась, глядя на то, как важно те ковыляли вдоль берега.
        Какое-то время они молча смотрели на птиц, потом мисс Шарне предложила:
        - Хотите перекусить?
        - Всегда готов! - Бенджамин улыбнулся так широко и тепло, что она засмотрелась и не сразу отвела взгляд от этой улыбки.
        За ланчем они болтали о книгах, о музыке, о каких-то мелочах с такой непринужденностью, словно знали друг друга сто лет. Симона призналась, что при всей своей неприязни к профессиональному фанатизму, свойственному ее брату, она была бы не прочь сопровождать Антуана в одной из его экспедиций по Южной Америке или Австралии.
        - Австралия! Однажды побывав в этой «стране наоборот», как ее называют поэты, увидев огромные эвкалипты, умудряющиеся не давать тени, некоторых птиц, обходящихся без крыльев, пчел, не имеющих жал, хочешь вернуться туда вновь и вновь…
        - А что это за деревья без тени?
        - Все очень просто! Австралийские зеленые гиганты отличаются особым расположением узких листочков, повернутых к солнцу, как бы это сказать, боком. Поэтому солнечные лучи беспрепятственно стекают сквозь них на землю.
        - Вы часто бывали там?
        - Не очень… Лет пять назад пытался заснять сумчатого волка, который, по словам местных жителей, вновь объявился в лесах острова Тасмания. Но мне тогда не повезло. А сейчас пришлось побывать на Тричери-Бич около Тюленьих Скал, в Новом Южном Уэльсе. К сожалению, это место считается одним из «черных пятен» на планете. Почему-то киты и дельфины избрали его для сведения счетов с жизнью. Месяц назад вновь произошла подобная трагедия, причины которой по-прежнему остаются загадкой…
        - Очень жаль, представляю эту удручающую картину!
        - Простите, Симона, не хотел вас расстраивать. Но в тех краях есть и удивительно прекрасные произведения природы, например, пурпурная скала Айерс, крупнейший в мире монолит, вспыхивающий всеми оттенками красного при восходе солнца. Для аборигенов - это святое место, они называют скалу Улуру. Любопытно то, что она пронизана таинственными пещерами, стены которых покрыты росписями, изображающими Время грез или эпоху сотворения мира. Существует поверье, что прикоснувшийся к стене с почтением и трепетом получает особую жизненную силу… Конечно, это всего лишь легенда, но очень красивая и заманчивая!
        - Как странно! Антуан тоже бывал в Австралии, но никогда не рассказывал мне о пурпурной скале…
        - Удивляюсь, что он до сих пор не взял вас куда-нибудь с собой, - заметил Бенджамин.
        - Мне бы хотелось отправиться именно в длительное путешествие, на несколько месяцев, и я уверена, что рано или поздно это произойдет, - с неожиданной горячностью воскликнула она и остановила взгляд на Бенджамине. - Кстати, Антуан ничего не говорил вам о своих планах насчет Перу?.. Ладно, если он до вашего отъезда все-таки вернется домой, я уговорю его взять вас с собою. Самое важное, чтобы он потом не забыл об этом своем обещании… Впрочем, скорее всего, не забудет. В любой такой экспедиции предусмотрена вакансия фотографа.
        Бенджамин Рок спокойно выслушал Симону, не спуская с ее лица проникновенного взгляда карих глаз, и ответил:
        - Спасибо, Симона!.. Скажите, вы всегда принимаете так близко к сердцу заботы подопечных брата?
        Симона уселась прямо, обхватив колени.
        - Антуан утверждает, что я перебарщиваю в своем желании помогать другим… И это говорит он!..
        - Человек, который живет под вашей неусыпной опекой! Вы так хотели сказать?
        - Да. Совершенно не представляю, как этот недотепа в своих странствиях обходится без меня? Дома он доводит меня до ярости своей беспечностью и неприспособленностью к жизни. Не будь у него столь здравомыслящей сестры, как я, тяжело ему пришлось бы!..
        - Не сомневаюсь, Антуану сказочно повезло! - с энтузиазмом отозвался Бенджамин. - Может быть, окунемся еще разок?
        Вдоволь накупавшись, они стали готовиться к отплытию. Ветер усиливался, предвещая волнующую дорогу назад. Симона встала у руля, Бенджамин взялся за паруса, и яхта понеслась по волнам.
        Они прошли совсем немного, как вдруг невесть откуда взявшаяся черная туча наползла на солнце, закрыла его, и все вокруг потемнело.
        - Неужели приближается шторм? - испуганно крикнула Симона.
        - Да, и нас, похоже, понесло в сторону рифов, - откликнулся Бенджамин.
        - Я могу поставить яхту на автопилот и помочь вам с парусами!..
        - Не стоит, я справлюсь сам. Только рулите к дому как можно более коротким путем, - бросил он через плечо, преодолевая нарастающий вой ветра.
        До дома оставалась еще добрая половина дороги, когда шторм подошел вплотную. Северо-восточный ветер разыгрался не на шутку, высокие валы раскачивали яхту, как скорлупку. Бенджамин и Симона кричали что было сил, но все равно едва-едва могли расслышать друга. На палубу вперемежку с солеными брызгами от разбивающихся волн обрушился дождь, который почти сразу перешел в крупный град…
        - Все бесполезно, я ничего не вижу! Нужно вести яхту в укрытие.
        - Да-да! Держитесь, Симона! - подбежал, оскальзываясь на мокрой палубе, Бенджамин. Он нагнулся над ней, чтоб хоть как-то прикрыть ее спину от тяжелых и метких градин. - Давайте мне руль!
        Симона едва справлялась с управлением, напряженно вглядываясь в черно-серую мглу. Но чужой человек за рулем «Олимпии» в такой момент?! Ей вдруг показалось, что спасение сейчас зависит именно от нее. Важно было не пропустить бакены, иначе яхту могло занести неизвестно куда…
        Мощная волна с невероятной силой захлестнула обоих и словно потянула вверх, к небесам.
        - Держись!.. Где может быть это чертово укрытие? - спросил Бенджамин после того, как «Олимпия», соскользнув с гребня и содрогнувшись всем корпусом, храбро устремила свой бег навстречу новому гребню.
        - В миле отсюда, у острова Молчания… Там мы сможем бросить якорь и спрятаться от ветра и волн. Самое главное, не пропустить буи… - И она резко взяла руль вправо.
        - Град прекращается! - крикнул он. - Может, мне встать на нос и следить за бакенами?
        - Давай!.. Только осторожней там, чтоб не смыло волной… Ищи впереди три зеленых огня - это маяк на подходе к порту, затем справа появятся красный и желтый огни - это бакены прямо напротив прохода к острову Молчания. Я на всякий случай зажгу прожектор.
        Новая волна накренила яхту, уложив ее на бок. Со страшным скрипом выпрямившись,
«Олимпия» продолжила путь.
        - Слушай! Ты сильнее меня, так что, пожалуй, берись за руль. А я встану на нос и буду командовать, потому что знаю эти места как свои пять пальцев…
        - Нет-нет! - мотнул головой Бенджамин. - Ты там не удержишься, тебя смоет волной!.
        Хорош будет подарок Антуану!
        - Не спорьте, мистер! - решительно возразила Симона и достала два спасательных жилета. - Я надену жилет, привяжу себя к мачте и буду в полной безопасности. Сейчас важнее всего не допустить, чтобы яхта перевернулась. Бери жилет и занимай место на мостике!..
        В следующее мгновение она уже пробиралась к мачте, и Бенджамину не оставалось ничего иного, кроме как подчиниться. Следуя указаниям Симоны, он медленно вел
«Олимпию» через бушующие волны, и вскоре они нашли укрытие и бросили якорь в бухте с подветренной стороны острова Молчания.
        - Здорово у нас получилось! - радостно воскликнула мисс Шарне, когда они спустились в кубрик. Яхта покачивалась на невысоких волнах, хотя рядом все еще неистовствовала буря. - Такого сильного шторма я не припомню за много лет! - Ко лбу и щекам Симоны прилипли мокрые пряди волос, но она в порыве возбуждения словно не замечала их. - Кто бы мог столь чудесным утром предположить, что мы попадем в подобную переделку! И почему не было штормового предупреждения?
        - С тебя вода течет ручьями!..
        Он улыбнулся, помог Симоне снять спасательный жилет и, словно это было самым естественным делом на свете, прижал ее к себе.
        То, что произошло после, Симона никогда бы не смогла объяснить. Как удар молнии с небес, на них обрушилась безумная сила, притянувшая их друг к другу. Когда Бенджамин на мгновение оторвался от ее губ, чтобы перевести дыхание, она подняла на него широко открытые глаза. Никогда прежде Симона не испытывала ничего подобного, никогда прежде огонь желания не опалял ее с такой силой. И не было никакой возможности утаить свои чувства, тело трепетало от каждого его прикосновения, темные глаза напротив околдовывали и лишали остатков разума, и всем своим существом девушка ощущала давление его восставшей мужской плоти.
        Удар грома прорезал воздух, лампочка под потолком закачалась и осветила дрожащим золотистым светом всю каюту. Пальцы Бенджамина легко пробежали по ее мокрым волосам, и Симона глубоко вздохнула. Они улыбались друг другу, продрогшие, промокшие насквозь, по сути дела, полураздетые, - на ней не было ничего, кроме мокрой блузки и розового бикини. И снова раскат грома прозвучал снаружи, и снова они лишь крепче прижались друг к другу. В каждом из них бушевала буря посильнее той, что застигла их в океане.
        Симона откинула голову, подставляя лицо жарким поцелуям, потом порывисто обвила руками плечи Бенджамина. Тот склонился, нетерпеливо скользя губами по нежному изгибу ее шеи, и принялся расстегивать пуговицы на ее блузке. Нестерпимое блаженство охватило Симону, когда губы Бенджамина, спускаясь все ниже к ее груди, обхватили, поймали в плен ее розовые соски… За все время никто из них не произнес ни слова, только слышно было, как где-то рядом продолжал бушевать шторм.
        - Да, вчера трудно было себе представить, что когда-нибудь вновь наступит такая тишина, - обронила через плечо Симона.
        Она стояла за штурвалом, направляя «Олимпию» к стоянке Марри-Харборского яхт-клуба. На волнах раскачивались обрывки водорослей, куски разбитых деревянных лежаков, еще какой-то мусор - следы шторма, продолжавшегося до рассвета.
        - Это точно! - согласился Бенджамин. Развалившись в шезлонге, он пил кофе и задумчиво разглядывал ее напряженно-прямую спину.
        - Хотя летом это естественное явление. Если верить приметам, лето вообще должно выдаться долгим и жарким…
        - Вполне возможно, Симона…
        Она метнула на него беглый взгляд и отвернулась.
        - Через десять минут мы войдем в залив, - жестко сказала она. - Извини, что не даю тебе времени спокойно позавтракать, но в восемь пятнадцать мне следует быть в школе.
        - Но сейчас всего шесть тридцать, - спокойно ответил он, посмотрев на свои часы.
        - И тем не менее, поторопимся…
        Бенджамин молча поставил чашку на пол и двинулся к парусам.
        Когда они подошли к причалу, их ждал сюрприз - возбужденно машущий руками Антуан.
        Слава Богу! - облегченно подумала Симона, на мгновение прикрывая утомленные глаза. Это то, что мне нужно!
        - Прости, Симона, просто слов нет, как я виноват перед тобой! - будто заведенный, повторял Антуан.
        Они только что вернулись домой и расположились в кухне, где Бенджамин быстро и умело готовил завтрак на троих.
        Среднего роста, мускулистый, крепкого сложения, Антуан относился к тому типу закоренелых холостяков, которые и в свои тридцать с лишком лет не выказывают ни малейшей склонности к женитьбе. И это притом, что они не испытывают недостатка интереса к собственной персоне со стороны противоположного пола. Возможно, женщин притягивало к нему необычное сочетание наивности и огненного, всесокрушающего темперамента, в полной мере проявляющегося на научном и общественном поприще. Вероятно, каждая из них втайне надеялась направить этот огонь в семейное русло, не подозревая, что за кошмар - совместная жизнь с таким человеком. Впрочем, до совместной жизни дело никогда и не доходило - то ли от недостатка любви самих женщин, то ли из-за отсутствия ответной заинтересованности со стороны Антуана.
        - И как это только я мог забыть! - сокрушенно повторял брат.
        Симона случайно встретилась взглядом с Бенджамином и непроизвольно прыснула, когда тот меланхолически заметил:
        - Успокойся, Антуан! Все мы иногда что-нибудь забываем!
        - Интересно знать, что заставило тебя обо всем вспомнить? - иронично спросила она.
        - Я разговорился с одним знакомым о документальном фильме, посвященном природе. И тут же вспомнил, что знаю его автора, и меня словно обухом по голове ударило! А какое сегодня число? - задал я себе вопрос.
        Симона нахмурилась и хотела что-то уточнить, но Антуан возбужденно продолжал.
        - Я немедленно вылетел домой и прибыл через час после того, как вы уплыли на яхте. И чуть с ума не сошел, Симона! Ты хоть бы записку оставила!..
        - Ты соображаешь, что говоришь? - усмехнулась Симона. - Откуда мне было знать, что ты увидишься с этим своим знакомым, вспомнишь обо всем и помчишься домой? Спасибо и на том, что окончательно про нас не забыл!
        - Ну, ладно, ладно! - поднял руки Антуан. - В конце концов, я здесь, и все мы живы и здоровы. Кстати, Бенджамин сообщил тебе о том, что мы собираемся организовать кампанию в защиту горбатых китов? Он тот человек, на которого в таких делах можно смело полагаться. А потом, посещение тех мест - лучший отдых, который только можно себе представить! Какая жалость, Симона, что ты не можешь взять сейчас отпуск…
        Симона уже успела принять душ и переодеться в темно-зеленый пиджак с короткими рукавами и длинную прямую юбку. Шейный платок с желтыми цветами оттенял медный отлив ее волос и нежный загар шеи и лица. На ее стройных ногах поблескивали аккуратные черные туфельки. Кожаная сумочка висела на стуле, а рядом наготове стоял небольшой кожаный кейс.
        - Так ваши планы остаются в силе? - осторожно поинтересовалась мисс Шарне, ковыряя вилкой яичницу с ветчиной.
        - Ну разумеется! - рассерженно вскричал Антуан, как всегда приходя в возбуждение от того, что кто-то не понимает столь очевидных для него вещей, после чего обернулся к Бенджамину.
        - Ты ведь не передумал? - спросил он встревоженно. - Или моя забывчивость все испортила и ты уезжаешь?
        Бенджамин оторвался от тарелки, посмотрел на Симону.
        - Все в руках твоей сестры, - спокойно сказал он. - В конце концов, это и ее дом.
        - Тогда проблем нет, - облегченно вздохнул Антуан и радостно потер руки. - Моя сестренка никогда не возражает против гостей, тем более что вы уже успели достаточно близко познакомиться. Кроме того, наш гость умеет готовить, и это существенный довод в пользу того, чтобы он остался… Не правда ли, Симона?
        - Да, конечно! - еле слышно ответила она. - Прошу прощения, но мне пора. - Она отодвинула тарелку и поднялась. - Пока, Антуан! До свидания, мистер Рок!.. Увидимся вечером.
        День, проведенный в школе, показался ей мучительно длинным.
        Хор, с которым она репетировала годовой отчетный концерт, постоянно выпадал из нужной тональности, а на уроке математики ученики были сверх меры напряжены и озабочены предстоящими экзаменами. Неужели все дело во мне? - в который раз спрашивала себя Симона.
        Сегодня мне точно не удастся преподать детям пример хладнокровия и выдержки.
        Домой мисс Шарне вернулась в четыре часа дня и никого не застала. С облегчением вздохнула, переоделась в шорты и майку, распустила волосы и, сделав себе чашку чая, расположилась у обеденного стола, просматривая материалы по теме
«Интегральные исчисления».
        Симона работала так сосредоточенно, что не услышала, как отворилась и снова закрылась входная дверь. Она очнулась лишь тогда, когда увидела в дверном проеме Бенджамина, который стоял, привалившись к дверному косяку, и молча смотрел на нее.
        - А… это ты! - как можно более непринужденно сказала девушка. - И давно так стоишь?
        Бенджамин выпрямился. Он успел постричься и переодеться в новенькие песочного цвета брюки, рубашку с короткими рукавами и словно только что снятые с витрины ботинки.
        - Где-то около минуты. Ты была так поглощена работой, что я не осмелился мешать.
        - Ты мне ничуть не мешаешь. Что делал сегодня? - спросила она, потупив глаза.
        - Мне многое надо было купить… - Мистер Рок подвинул стул и сел так близко, что она уловила идущую от него теплую волну. - Потом мы обедали с Антуаном и его подругой.
        - Его подругой? - ошарашенно переспросила она. - Откуда у Антуана может быть подруга?
        Бенджамин чуть пожал плечами.
        - Насколько я смог понять, у них схожие профессиональные интересы. Например, сейчас они работают над общей программой, разработанной Центром по изучению морских млекопитающих в Тадусаке…
        Симона посмотрела на него округлившимися от изумления глазами:
        - Это абсолютно не похоже на Антуана! Всю жизнь он избегал каких-либо связей… Что представляет собой его пассия?
        Губы Бенджамина тронула улыбка.
        - На редкость говорливая, но при этом простая и милая девушка…
        - Ты уверен, что она не одна из… - как бы это сказать?..
        - …эрудиток-неудачниц? - иронично закончил он. - Напротив, хотя она и из ученой братии, но, во-первых, на редкость практичная и приспособленная к жизни особа, а во-вторых, она совсем недавно закончила университет.
        - Откуда такая убежденность в ее деловых качествах? - с ревнивыми нотками в голосе усомнилась мисс Шарне.
        - Видишь ли, это не так трудно определить. К неудачницам она не может принадлежать по той простой причине, что является единственной наследницей большого состояния.
        Молодые люди невольно уставились друг на друга, после чего Симона вдруг разразилась хохотом.
        - Я все еще не могу поверить в реальность происходящего, - с трудом остановилась она, утирая выступившие от смеха слезы. - И что, эта девица в самом деле так уж проста?
        - Если подобное определение кажется тебе двусмысленным, скажу иначе: подруга мистера Шарне очень демократична, - уточнил Бенджамин. - Простушкой ее никак не назовешь. По-моему, у нее достаточно тонкая интуиция, чтобы понять - в лице Антуана она нашла настоящего мужчину с добрым и преданным сердцем.
        - Ты даже не представляешь, как прав, - тут же подхватила Симона. - Как тебе удалось разглядеть в моем брате все эти качества, ведь ты же - не женщина?
        - Именно потому, что не женщина, и разглядел, - пожал плечами Бенджамин.
        - Как ее зовут?
        - Эллен Роджерс.
        - Никогда не слышала такой фамилии, - пробормотала Симона.
        Бенджамин вдруг, словно только что вспомнив, сообщил:
        - Кстати, сегодня они пригласили нас на совместный ужин.
        - На ужин?.. Где она остановилась? Только не говори, будто Антуан собирается привести ее в наш дом!..
        - Не бойся, Эллен Роджерс остановилась в отеле «Аманд», лучшем в вашем городе. Ужин состоится в том самом кафе, в котором мы так славно посидели прошлой ночью. Твой брат в курсе, что тебе там нравится…
        Симона нахмурилась еще больше.
        - А почему Антуан не сказал мне об этом сам?
        - Потому что сегодня утром, по его словам, не было для этого возможности. Между прочим, я тоже искал момент обсудить наше… Ну то, что произошло между нами на острове Молчания, - заметил Бенджамин.
        - Не вижу, что здесь можно обсуждать! - вспыхнула Симона, затем что-то быстро написала на полях одной из тетрадей, которые собралась проверять, и отложила ее в общую стопку.
        Повернувшись к Бенджамину, она увидела, что он по-прежнему не спускает с нее глаз.
        - Я хотела сказать, - нервно пробежав рукой по волосам, пояснила мисс Шарне, - что во всем виноват шторм и связанные с ним переживания. Мы увлеклись - и в этом все дело, не правда ли?
        - Не спорю, шторм сыграл свою роль, - согласился Бенджамин. - Но, признаться, мне непонятна твоя манера сначала подпускать к себе мужчину, а затем прогонять его вон.
        - Я тебя никуда не прогоняла!
        - Но и не проявила никакого расположения. Утром ты даже ни разу не взглянула на меня, а в твоем голосе я постоянно ловил плохо скрываемое раздражение.
        - Я… - Симона отвела в сторону взгляд. - Я вообще не сказала ни слова по этому поводу.
        - А разве это не лучший способ показать, что ты не желаешь иметь со мной никаких дел? Возможно, мне не следовало оставаться здесь, но я подумал, что вот так взять и исчезнуть, даже не объяснившись с тобой, не вполне по-джентльменски. Впрочем, допускаю, что я не пара сестре знаменитого профессора…
        На этот раз стрела попала в цель. Глаза Симоны вызывающе сверкнули.
        - Ладно, давай во всем разберемся, - согласилась она, собравшись с духом. - Если бы я и желала, то не смогла бы определить, пара мне Бенджамин Рок или нет. Для меня он по-прежнему загадочная личность, о которой я знаю лишь то, что этот джентльмен ходил под парусом в проливе Басса и вместе с моим братом фотографировал бизонов в Вуд-Буффало. Не правда ли, маловато информации, чтобы делать какие-то далеко идущие выводы?
        - Ты, по-видимому, обожаешь факты? - усмехнулся Бенджамин.
        - Брось эти шуточки! - Симона резко встала. - Ты сам всячески избегаешь говорить о себе, разве не так?
        - А что именно ты хочешь знать?
        - Ничего, если ты и дальше будешь разговаривать со мной в таком тоне. Ровным счетом ничего! - бросила она через плечо, собирая со стола школьные тетрадки.
        - Понятно… - Он поднялся и мягко отобрал у нее стопку тетрадей. - Надеюсь, твое неважное настроение не отражается на бедных детях? Это непедагогично.
        Симона чувствовала, что совершенно не способна обсуждать события минувшей ночи… Необходимо было, чтоб прошло какое-то время и она смогла разобраться в себе самой.
        - Ты действительно хочешь, чтобы я ушел? - уже более серьезно спросил ее Бенджамин. - Если так, я могу исчезнуть хоть сейчас, а для Антуана придумаю задним числом какое-нибудь объяснение.
        - Брата я предпочла бы ни во что не посвящать! - сухо предупредила она.
        - Понимаю… Но Антуан достаточно проницательный человек, чтобы верить пустым отговоркам. Уверяю, Симона, заметив твое нервозное состояние, он и так станет искать вызвавшие его причины… От мистера Шарне так просто не отделаешься, - с легкой насмешкой в голосе заметил Бенджамин.
        - Хорошо, оставайся! - объявила Симона, неожиданно для себя приняв решение. - Твое присутствие или отсутствие ровным счетом ничего не меняет.
        - В таком случае, не пойти ли нам искупаться? - невозмутимым тоном предложил он. - Не знаю, какой у меня вид, но тебе решительно необходимо освежиться.
        - Спасибо, но я не пойду. У меня на очереди поливка сада! - Она демонстративно развернулась на сто восемьдесят градусов и направилась к лестнице.
        - Не забудь, что Антуан ждет нас в кафе в семь часов! - крикнул он ей вслед. - Насколько я понимаю ситуацию, эти ребята до смерти боятся объяснения с тобой.
        Симона резко обернулась и, сведя брови, в упор посмотрела на Бенджамина.
        - А где он сам, позволь спросить? Почему обо всем происходящем я узнаю в последнюю очередь и из вторых рук?
        - Это вовсе не тайна, - успокоил ее Бенджамин. - Антуан и Эллен отправились в Шарлоттаун, у них на сегодня запланирована встреча с профессором из Новой Зеландии. Так ты пойдешь на ужин?
        - Разумеется, - нервно отозвалась Симона. - Одному Богу известно, что за парочка может получиться из сумасшедшего эколога и избалованной девицы. Мне слишком небезразлична судьба брата, чтобы вот так, запросто, передать его в руки капризной наследницы пусть даже самого большого состояния…
        Сад раскинулся за высокой стеной с чугунными воротами, выходящими на улицу. Его клумбы пестрели множеством цветов. На овальной, посыпанной гравием площадке, под брезентовым тентом стояла скамья, к ней примостился небольшой деревянный столик. Чуть поодаль зеленела бархатистая лужайка. Симона прошлась граблями по траве, затем тщательно полила зелень; выполола на клумбах увядшие цветы. Пустила воду в крошечном фонтанчике, увенчанном бронзовой фигуркой русалки.
        К тому моменту, когда она закончила работу, сумятица мыслей в голове немного улеглась. Симона прошла в дом, поставила в хрустальную вазу букет камелий и направилась к себе наверх. Но по пути задержалась.
        В доме не было и намека на присутствие Бенджамина Рока. Дверь в сиреневую спальню гостя была распахнута настежь, и она решила, что он ушел купаться.
        Но только мисс Шарне вошла к себе в спальню и закрыла дверь, отгородившись ото всего мира, мысли о госте накинулись на нее с новой силой. Прижав вазу к груди, девушка прислонилась к стене. Как я могла? - спрашивала она себя, пряча в цветах запылавшее от стыда и гнева лицо. Почему в тот отчаянный момент все казалось таким естественным, не требующим никаких объяснений? И почему сейчас я отказываюсь понять и простить саму себя?
        Слегка опомнившись, она прошла к туалетному столику и поставила на него наконец вазу. Потом еще долго разглядывала себя в зеркало…
        Стало слышно, как внизу кто-то вошел в дом. Быстро уняв свои крамольные мысли, Симона двинулась в ванную, чтобы принять душ.
        Без десяти семь она спустилась вниз, одетая в длинную шелковую юбку серебристо-оливкового цвета и темную блузку с жилетом. Каштановые, с легким рыжеватым отливом волосы свободными прядями падали на ее плечи. Завершали наряд изящные сабо.
        На Бенджамине был новенький, с иголочки, выходной костюм. Он бросил пытливый взгляд на ее непроницаемое лицо и предложил бокал с джином.
        - Спасибо, не стоит, - отказалась она. - Я никогда не принадлежала к породе эпикурейцев, и если позволяю себе расслабляться, то исключительно в выходные и по праздникам…
        - Хотя по вине своего брата вынуждена общаться с праздными неудачниками и прожектерами, так? - изящно закончил ее спутник.
        - Да, временами у меня рождается такое чувство, - высокомерно подтвердила мисс Шарне.
        - Намек принят к сведению! - жизнерадостно заверил он, нисколько не обескураженный ее ответом.
        - Итак, мы идем?
        - С твоего позволения, отниму у тебя буквально одну минуту. Ты не видишь ничего нового в обстановке?
        Симона нехотя огляделась и… чуть не вскрикнула от невольного восхищения: на рояле стоял гигантский букет белых роз.
        - Это - мне? - ошеломленно спросила она.
        - Ну не Антуану же!..
        - Но ведь это чудо стоит целое состояние!.. Ты… не можешь покупать такие подарки, то есть ты не должен столь легкомысленно тратить с трудом заработанные деньги!
        - К букету приложена открытка, - лукаво заметил мистер Рок. - Там написано все, что я сказал бы тебе в ответ.
        Симона, поколебавшись, подошла к роялю и нашла среди роз открытку, гласившую:
«Прекрасное - прекрасной!».
        - Если ты полагаешь, будто таким образом… - вдруг опомнившись, начала она, но Бенджамин перебил ее.
        - Почему я не могу поблагодарить тебя за великолепный день и незабываемое ощущение счастья, которое ты мне подарила? Или считаешь кощунством само упоминание об этом? - спросил он, приблизившись к ней вплотную. - И почему бедный неудачник, за которого ты меня принимаешь, не может выразить свою искреннюю благодарность человеку, проявившему заботу о нем?
        Симона заметила, что Бенджамин смотрит на нее со странным выражением, в котором смешались усмешка и нежность.
        - Я тебе очень признательна, и все же впредь попрошу так не поступать. Не сомневаюсь, тобой руководили самые рыцарские побуждения, и все же…
        - Возможно, ты и права, - сказал он с некоторой досадой после глубокой паузы. - И все же не рассчитывай, что я уйду из твоей жизни безмолвно, как тень. Нам слишком о многом нужно поговорить друг с другом…
        - Не трогай меня, пожалуйста, - взвилась Симона, почувствовав, как руки Бенджамина обвили ее талию.
        - В прошлый раз ты этого не говорила, - касаясь дыханием ее щеки, прошептал он.
        - Тогда… тогда все было по-другому! - выпалила она, вырываясь из его рук.
        - Ты боишься меня? Неужели мои поцелуи причинили тебе страдания, Симона?
        - Нет! - в отчаянии выкрикнула она, чувствуя, как жар его рук растворяет остатки ее готовности к сопротивлению.
        - Тогда почему ты не хочешь говорить об этом? Если все у нас тогда произошло в полном молчании, это не значит, что ничего между нами не было…
        - Боюсь, что, если я заговорю, тебе вряд ли это понравится! - раздраженно предупредила Симона.
        - Но я же не бесчувственный и вижу, что пока тебе вполне нравятся мои объятия, - с улыбкой заметил он, вновь обнимая ее. - Ты, кажется, никуда больше не рвешься?..
        - А что мне еще остается, если ты такой сильней? - вызывающе спросила она. - Не драться же с тобой!
        Взгляд Бенджамина жадно скользнул по ее нежному рту, изящному изгибу шеи и уперся в вырез жилета.
        - Я бы предложил иное - целоваться всласть… Ты была тогда такой жадной, такой влажной…
        Симона сжала губы и отвела глаза в сторону. Бенджамин рассмеялся.
        - Ты была влажной и гибкой, как русалка, огненно-горячей, как вулкан. Даже сейчас, когда ты чем-то разгневана, страсть так и рвется из тебя… И это, возможно, самое важное для нас сейчас.
        Симона собралась бросить в ответ что-то ядовитое, как вдруг с изумлением и отчаянием одновременно поняла, что даже в гневе неудержимо стремится к этому человеку, жаждет целовать его до исступления, до забытья, чтобы потом, развернувшись, уйти - уйти, как можно дальше, уйти в никуда… И, что самое ужасное, она со своей мучительной страстью была сейчас для него как на ладони. Ее зрачки расширились, губы приоткрылись, ее руки тянулись к нему, и она едва сдерживала себя!
        И все же она рванулась, пытаясь высвободиться из его объятий.
        - Какая-то новая прихоть? - насмешливо поинтересовался Бенджамин.
        - Как ты не понимаешь, что это унизительно и для тебя, и для меня! - выдохнула она с отчаянием.
        - И вовсе нет, - ласково отозвался он, удерживая ее, как ребенка. - У тебя просто слишком мало опыта в этом вопросе, вот в чем дело.
        - Пусти меня, наконец! - воскликнула она уже довольно грубо.
        - Всего один момент! Просто хочу сказать, что в гневе, Симона, ты совершенно неотразима. Я и раньше подозревал это, а сейчас убедился в правильности моих предположений…
        - Я отказываюсь играть в дешевые игры, мистер Рок! - фыркнула она.
        - А кто тебе сказал, что это игра? - удивился Бенджамин. - Впрочем, если ты имеешь в виду свою собственную манеру сначала приваживать незнакомых, а затем давать им от ворот поворот, то может быть…
        - Не смей говорить со мной, как с…
        - Как с настоятельницей женского монастыря? - с легкой усмешкой предположил он.
        Симона изо всех сил размахнулась, пытаясь ударить его по лицу, но Бенджамин перехватил ее руку и терпеливо заметил:
        - Что, задело за живое, мисс Шарне? Теперь вам хотя бы отчасти понятно мое состояние. Вот так, молодец, славная девочка! - прибавил он, когда рука ее обмякла и бессильно повисла вдоль тела. - Наше дружеское объяснение, как я чувствую, может продолжаться до бесконечности, но мы рискуем опоздать на ужин. Итак, мы идем?..

3
        - Где же они? - огляделась Симона, входя в кафе.
        - Ты когда-нибудь видела, чтобы Антуан приходил вовремя?
        - Нет, - призналась она. В листве прилегавших к кафе деревьев горели гирлянды из лампочек, воздух был насыщен ароматами лета, и серебряные струи фонтана на площади с шумом падали в расплавленное золото бассейна.
        - Садись, Симона - предложил Бенджамин, подводя ее к столику на четверых. - И, ради Бога, не нужно так переживать!
        - Переживать? - нахмурилась она.
        - Да. У тебя на редкость затравленный вид, - невинно пояснил он. - Ты в порядке?
        - Более чем!
        Бенджамин с сомнением поглядел на нее, но тут же пожал плечами и пробормотал:
        - Немного подождем, они скоро придут…
        Симона мрачно огляделась и села на стул, который выдвинул для нее Бенджамин. Едва он сам расположился за столом, как к ним стремительно подошла возбужденная Терри.
        - Здравствуйте, мисс Шарне и мистер Рок! А я думала, вы уже уехали, - обратилась она к Бенджамину.
        - Терри, а разве сегодня твоя смена? - с укором спросила Симона. - Мне казалось, тебе сейчас нужно находиться дома и вовсю учить уроки.
        Терри с притворной скромностью опустила глаза.
        - Мне позвонили и попросили заменить заболевшую официантку, только на один вечер, это я гарантирую… Вы сегодня прекрасно выглядите, мисс Шарне!.. - лукаво добавила она.
        - Спасибо! - устало сказала Симона. - К нам должны подойти мой брат и еще одна гостья…
        - Тогда не начать ли вам с коктейля? Нашего, фирменного: ананасовый сок, айвовый ликер и сливки… - просияла Терри, обращаясь скорее к Бенджамину, чем к Симоне.
        - Рецепт на редкость интригующий! - ответил тот, одарив школьницу щедрой улыбкой. - Я согласен, а вы, мисс Шарне?
        - Ты ведешь себя легкомысленно! - сказала Симона, как только Терри отошла от столика.
        - А ты боишься, как бы я не соблазнил твою ученицу?
        Симона прикусила губу. Успокойся! - твердо сказала она себе. Успокоиться… Но как?
        - Вот вы где! - раздался возглас, и возле столика появился Антуан, любовно обвивающий за талию незнакомую девушку.
        - У меня чудесный, сказочный день, Бенджамин! - немедленно затрещала девушка. - Этот Шарлоттаунский заповедник настоящий рай! А вы, должно быть, сестра Антуана? - догадалась она, оборачиваясь к Симоне. - Здравствуйте! Я - Эллен Роджерс. Антуан мне о вас столько всего рассказывал!
        - Привет! - кивнула Симона. - К сожалению, о вашем существовании я узнала только сегодня и из вторых рук.
        Антуан побледнел и съежился. В этот момент Симона со всей отчетливостью поняла, что он, в самом деле, пришел сюда для того, чтобы она решила их с Эллен участь.
        - Да вы садитесь, - приветливо сказала она. Мисс Шарне не пришлось искать тему для поддержания беседы, потому что Эллен, едва усевшись, принялась энергично обмахиваться руками и болтать.
        - Какая жара, а вам не кажется? Садись, Антуан, не стой, в ногах правды нет!.. Кстати сказать, ты совершенно прав - сестра у тебя просто красавица! Вы с ней не очень-то похожи, но это ничего не значит, потому что ты у меня - просто чудо. Я что-нибудь не так сказала? Не обращайте на это внимания, многие говорят, что я сразу же выбалтываю все, что у меня на уме!..
        - Да, кажется, я тоже в этом начинаю убеждаться, - пробормотал Антуан и повернулся к официантке. - Терри! Привет! Два коктейля и меню. Спасибо, милочка!
        - Сию минуту, мистер Шарне, - дерзко сказала Терри и поставила бокал с цветной соломинкой перед Симоной, потом перед Бенджамином, многозначительно поглядев на него, и, прежде чем ретироваться, заявила: - Я лично для вас приготовила этот коктейль!
        - Говорила тебе! - Симона бросила уничтожающий взгляд на Бенджамина.
        - Говорила? Что именно? - недоуменно спросил Антуан.
        Симона прикусила язык. Ей захотелось вдруг, чтобы тропический тайфун обрушился на кафе «Шелтер» и стер его с лица земли вместе со всеми участниками этой сцены.
        Мистер Рок, очаровательно улыбнувшись, пояснил:
        - Маленькое недоразумение, больше ничего.
        - У каждого могут быть свои слабости, - заметила Эллен, оглядываясь на Антуана. Тот сидел, изумленно уставившись на сестру.
        Симона поняла, что ей нужно срочно брать инициативу в свои руки, а потому ринулась в бой.
        - Я умираю от желания узнать, как вы с Антуаном познакомились, - с преувеличенным энтузиазмом обратилась она к Эллен.
        Подружка Антуана, не теряя ни секунды на жеманство, поведала историю о том, как они, в прямом смысле этого слова, наехали друг на друга на одной из переполненных амстердамских улиц. Это случилось полгода тому назад, и они с тех самых пор не прерывали своих отношений. Так, например, именно по ее приглашению Антуан ездил в экспедицию на Северное побережье, в Тадусак…
        - Но он ни слова…
        - Не сказал про меня? - оживленно спросила Эллен. - Не держите на него зла, Симона! Мы решили ничего никому не рассказывать до тех пор, пока сами не будем уверены в том, о чем можно рассказать. Не так ли, милый? - нежно взглянула она на Антуана.
        Мистер Шарне на секунду вжался в стул, но тут же, собравшись с духом, выпалил:
        - Да, Симона, все так и было. А объявить о наших отношениях мы решили теперь потому, что два дня назад договорились пожениться. Но не сейчас, - виновато заверил он, - а сразу после Рождества. Я собирался рассказать тебе об этом раньше, но работа, конфуз с приездом Бенджамина и прочие хлопоты… Ну вот, теперь ты знаешь!..
        - Что ж, - сказала Симона, едва приходя в себя от изумления, - я вас, конечно, поздравляю! Хотя… признаться, эта новость для меня - как гром среди ясного неба.
        - Еще бы! - понимающе закивала Эллен. - Только, ради всего святого, не спешите судить меня, пока не познакомитесь со мной чуть ближе.
        Она дружески поймала Симону за руку и искренне улыбнулась ей, а через несколько минут все четверо болтали так, будто знали друг друга многие годы.
        Принесли ужин, и у Симоны появилась возможность спокойно рассмотреть невесту брата. Эллен Роджерс имела некоторую склонность к полноте, но держалась с апломбом стопроцентной красавицы. Больше о ее внешности нельзя было сказать почти ничего: прямые черные волосы, обычные черты лица, хорошая кожа, а еще - любопытные зеленые глаза.
        Руки у нее были на редкость красивой формы, зубы сверкали белизной, но одежда выглядела бесформенной и мешковатой - белая объемная блузка поверх длинной, кажущейся застиранной юбки. Тем не менее обаяние и сила ее личности заставляли не замечать этого. Без сомнения, Антуан серьезно увлекся этой девушкой. Это именно то, что он искал, невесело подумала Симона, прислушиваясь к их радостному смеху.
        - Итак, Бенджамин, - сказал Антуан, уплетая запеченное мясо, - как ты провел день? - Впрочем, у тебя проблем быть не может, ты у нас от рождения везунчик.
        - Мой папа любит приговаривать, что у семейства Рок где-то в чулане припрятан станок для печатания денег, - оживленно сказала Эллен, накладывая себе салат.
        Симона чуть не подавилась куском мяса и закашлялась. Эллен постучала по ее спине, а Антуан торопливо протянул бокал вина, посоветовав сделать глоток.
        - Спасибо, не надо. Все в порядке, - пробормотала она, вытирая невольно выступившие слезы.
        - Мои предки, Роджерсы, - пояснила Эллен Симоне, - сделали свое состояние на производстве пуговиц, и все равно мы даже в подметки не годимся семейству Рок! Отца это то и дело выводит из себя. Однажды я прямо спросила его: «Чем тебе так насолили эти бедные Роки?» И знаете, что он мне ответил? - Она рассмеялась, и Симона недоуменно посмотрела на Бенджамина.
        - Нет…
        - Он сказал: «Я могу сколько угодно разъезжать на „роллс-ройсе“, летать на личном самолете, твоя мать может обвешивать себя бриллиантами и одеваться в платья от лучших модельеров мира, но стоит рядом с нами появиться кому-нибудь из семьи Рок, и от всей нашей значительности остаются одни воспоминания».
        - Мои извинения, - пробормотал Бенджамин.
        - О! Не надо никаких извинений, - отмахнулась Эллен. - Если я что-то и не унаследовала от отца - так это его стремления к вселенской значительности… Симона, с тобой все в порядке? У тебя совершенно бледное лицо.
        - Боюсь, это из-за новостей, которые на нее обрушились, - улыбнувшись, пояснил Бенджамин и с сожалением добавил: - До сих пор она принимала меня за одного из твоих неудачливых протеже, Антуан.
        Мистер Шарне изумленно уставился на приятеля и вдруг громогласно расхохотался.
        - Боже, Симона, неужели тебе ничего не сказало само его имя? Бенджамин Рок известен сам по себе, независимо от принадлежности к своему клану. Его фильмы о дикой природе и репортажи получили кучу международных премий, но дело даже не в этом… В том, что мир узнал о бедственном положении китов, бобров и белых журавлей, в первую очередь - его заслуга.
        И тут для Симоны все сразу встало на свои места. Она вспомнила несколько реплик, которым до сих пор не придавала значения. Вспомнила, как в первый же день своего появления в доме он показался ей чем-то большим, чем одиночка-неудачник. Почему я сразу не прислушалась к своему внутреннему голосу? - в ярости спросила она себя. И тут вспылила еще больше: почему, черт возьми, он сам не рассказал мне обо всем?
        - Боюсь, Антуан, - сказала она, не поднимая головы, - я до сих пор не понимаю до конца, что за игру затеял твой приятель. Возможно, с моей стороны было странно не вспомнить его имени, но он и сам старательно водил меня за нос.
        - Я бы не сказал, что уж очень старался делать это, - неловко ухмыльнулся Бенджамин.
        - Вот как? - подняла голову Симона. - А кто сетовал по поводу того, как трудно сделать карьеру фотографу? Кто намекал на то, что, если я не пущу в дом, тебе придется ночевать на улице?
        - Что касается карьеры фотографа, то в этой сфере, безусловно, очень трудно пробиться, и я ни капельки не соврал…
        Но с бедной Симоны было уже достаточно. Она швырнула салфетку на стол и встала.
        - Прошу меня простить, - холодно бросила она. - Я не желаю оставаться рядом с людьми, сознательно мешающими правду с ложью!
        - Но, Симона! - взвился со своего места Антуан. - Это же все недоразумение, и я один виноват в этом. Не сомневаюсь, мы сейчас во всем разберемся…
        - Нет! Кто-то из нас двоих должен уйти, Антуан. А пока отсюда ухожу я.
        И Симона убежала прочь, чуть не сбив с ног Терри Смит, убиравшую посуду с соседнего столика.
        - Не удерживай ее, милый! - донесся до нее голос Эллен. - Каждому из нас иногда надо побыть с самим собой, чтобы привести в порядок мысли и чувства. Не сомневаюсь, что она скоро остынет и успокоится.
        Этого только не хватало, чтобы какая-то пришлая девица давала советы мне и моему брату! - зло подумала Симона.
        Оказавшись на улице, она торопливо пошла по направлению к берегу, спустилась к пляжу, скинула обувь и медленно побрела к песчаной косе.
        Не успела девушка пройти какой-нибудь десяток метров, как перед нею вырос Бенджамин.
        - Уходи! - бросила она сквозь зубы.
        - Не уйду!..
        Скрестив руки на груди и меча синими глазами молнии, она отчеканила:
        - Я, по-моему, ясно выразилась, мистер Рок, между нами не может быть ничего общего!
        - Но почему ты так сердишься, Симона?
        - А ты не видишь для этого оснований? - отчужденно спросила она. - Ты знал, что сегодня вечером правда так или иначе выйдет на свет, и все равно предпочел выставить меня круглой дурой.
        - Я весь день сегодня собирался поговорить с тобой!
        - Ну да, конечно, как же это я забыла? А ты не думаешь, что твои признания, как бы это выразиться, немного запоздали?
        Она отвернулась, глядя на прибой. Какой кошмар! Если бы только можно было каким-нибудь чудом вытравить из памяти ту сумасшедшую ночь.
        - А тебе не кажется, что твой гнев не вполне справедлив? - после короткой паузы тихо спросил Бенджамин.
        - Но ты с самого начала вызывал у меня подозрения, и теперь они подтвердились. Впрочем, все это не имеет никакого значения. Я допустила слабость, но…
        - Выходит, все, что было между нами, - всего лишь момент слабости с твоей стороны? - спросил он с явной досадой в голосе.
        - Не знаю, не знаю! Устраивает тебя такой ответ? Но зато я слишком хорошо знаю себя. Ты можешь быть богат, как Крёз, а можешь быть последним нищим в этом мире - и то, и другое нисколько не влияет на мое отношение к тебе! - выпалила она.
        Бенджамин ничего не ответил, и только шум волн, ритмично набегавших на берег, нарушал тишину. Расправив онемевшие от напряжения плечи, Симона с насмешкой и некоторым превосходством посмотрела на него.
        - Если я сама поступила неразумно, это нисколько не оправдывает тебя…
        - Не думаю, чтобы кто-то из нас нуждался в прощении, - мягко заметил Бенджамин.
        - Да? А если бы Антуан не вспомнил про твое существование и не вернулся срочно домой, что бы тогда ты стал делать, Бен? И дальше водил бы меня за нос, а потом исчез, так что я не успела бы даже понять, с кем имела дело?
        - Что ты хочешь сказать?
        Симона покачала головой.
        - Боже, только сейчас я начинаю понимать, как тонко все это было задумано! Идеальная стратегия в отношениях с женщинами со стороны наследника богатого семейства, который не хочет связывать себя никакими обязательствами, а тем более удовлетворять чьи-то притязания! Короткий флирт и - до свидания, родная, все было хорошо, но мне пора!..
        - Если тебя задевает то, что перед тем, как спать с тобой, я не позвал под венец, Симона…
        - Иди ты к черту! - огрызнулась она и перешла на быстрый шаг. - Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду.
        Она уже почти бежала, но Бенджамин нагнал ее и поймал за руку. Все ее старания освободиться оказались тщетны. Прибой омывал ноги, и подол ее юбки намок. Уронив свои сабо в воду, Симона попыталась дотянуться до них, потеряла равновесие, и тут настигшая их волна сбила ее с ног и окатила Бенджамина до колен.
        - Я поймал твои туфли! - крикнул Бенджамин Симоне.
        Та села на песок, яростно отплевываясь и прерывисто дыша.
        - Ну вот, вдобавок ко всему, я совершенно промокла!..
        - А если будешь сидеть на месте, еще и простынешь. На тебе твои туфли. Я понесу тебя на руках.
        - Нет-нет!.. Не хочу! - Симона вскочила на ноги и побежала, но, едва оказавшись за чертой прибоя, споткнулась и упала на песок.
        Бенджамин был уже рядом.
        - Да успокойся наконец! Для начала отдышись.
        Девушка подняла голову. Мокрые спутавшиеся волосы падали ей на глаза.
        - Успокоиться?! Да я готова убить тебя! - задыхаясь, сказала она. - В довершение всех прочих проблем, ты выставил меня на посмешище перед моей ученицей. Я, в самом деле, готова убить тебя, Бенджамин Рок!
        - Я не против, но для начала тебе лучше сесть, - коротко заметил он и снял с себя рубашку. - Возьми это, надень и сними все свои промокшие тряпки. Жаль, пиджак остался в кафе, в нем ты бы согрелась быстрее.
        - По-твоему, я должна вернуться домой полуголая в мужской рубашке? Тебе не кажется, что это будет выглядеть несколько странно?
        - Кажется, - невозмутимо согласился он. - Но я не думаю, чтобы тебе пришлось это делать. Я выжму твою одежду, и ты сможешь снова переодеться, если, конечно, тебе не хочется выглядеть мокрой курицей.
        - Отвернись, - грубо сказала она. Бенджамин благодушно поднял руки и отвернулся.
        Симона быстро скинула с себя мокрую юбку и блузку и облачилась в длинную, не по размеру, мужскую рубашку, с необычайным проворством застегнув ее на все пуговицы.
        - Готова? - поинтересовался Бенджамин.
        - Как никогда в жизни, - свирепо пробормотала она, выжимая юбку. То же самое, только куда более осторожно, Бен проделал с ее блузкой.
        - Вон там - травка, - кивнул он невинно в сторону. - Может быть, разложим одежду, пусть обсохнет хотя бы немного?..
        - Такое могло прийти в голову только мужчине - сушить одежду при свете луны. Я не собираюсь торчать здесь с тобой, да еще в таком виде, - фыркнула она, но не проронила ни слова, когда он все же стал аккуратно расстилать ее мокрые вещи на узком островке травы, проросшей посреди песка.
        Симона скептически наблюдала за его усилиями, потом села на гребень песчаной дюны и обхватила колени руками. Вместе с теплом рубашка Бенджамина принесла ей воспоминания о его объятиях, а, кроме того, от ткани исходил запах мужского тела. Она немного успокоилась и неожиданно увидела, как прекрасно ночное море в лунном свете с его фосфорическим свечением бурунов там, вдали за волноломами.
        Бенджамин присел рядом с ней.
        - Ну что, по крайней мере, не так холодно? - ласково осведомился он.
        Симона взглянула на себя как бы со стороны и подумала, что с мокрыми волосами, в просторной мужской рубашке она имеет на редкость глупый вид. А вот с Беном все обстояло с точностью до наоборот - с обнаженным торсом он выглядел великолепно.
        - Какая погода! - неумело заговорила она. - Хорошо, что сегодня нет шторма.
        - Отлично, - с сухим смешком отозвался Бен, - ты выбрала идеальную тему для разговора.
        Симона по-детски непосредственно прижалась щекой к коленям.
        - А тебе не терпится сменить тему?
        - Да, - сказал он после короткой паузы. - Видишь ли, я вовсе не желал и, тем более, не планировал того, что произошло на яхте. Все случилось внезапно и для меня самого…
        - Почему? Потому что ты - знаменитый Бенджамин Генри Рок, отпрыск могущественного семейства и в придачу к этому популярный фоторепортер и кинодокументалист? - поинтересовалась Симона, не отрывая лица от колен. - Женщины на тебя и так летят как мухи на сахар, особенно не расслабишься, приходится контролировать каждый свой шаг… Испугался, бедный, что я потребую, чтоб ты женился на мне?
        - Ты несколько утрируешь ситуацию…
        - Извини меня, возможно, я наговорила тебе много лишнего, но зачем было держать меня за совершенную дурочку? Это же непорядочно!..
        - Видишь ли, после того как ты приняла меня за одного из незадачливых подопечных Антуана, мне так приглянулась эта роль, что я не рискнул открыть тебе всю правду.
        - Должна заметить, что вид у тебя и в самом деле был еще тот, - мстительно заметила Симона.
        - А какой еще вид может быть после возвращения из австралийской экспедиции? С несколькими промежуточными посадками из Нового Южного Уэльса мне пришлось добираться сюда почти двадцать четыре часа. Была задержка рейсов… А что касается моей одежды, то за месяц пребывания у Тюленьих Скал она утратила свой первозданный вид.
        - И что же? - ничем не выдавая своего интереса, спросила Симона.
        - То есть? - недоуменно переспросил Бен.
        - Знай я с самого начала, с кем имею дело, изменило бы это что-нибудь?
        - Кто знает? - помолчав, сказал он.
        - Не слишком-то далеко мы продвинулись в понимании друг друга! - с усмешкой заметила Симона, прихватив горсть песка и наблюдая, как он сыпется сквозь пальцы.
        - По крайней мере, мы немного остыли и больше не порем горячку, - уточнил Бенджамин. - А вот Антуан, кажется, в полном шоке.
        У Симоны едва не слетел с языка нелестный эпитет в адрес брата, но она сдержалась.
        - А вот что касается ее… этой Эллен Роджерс, - начала она. - Не знаю, у меня все в голове спуталось.
        - Может быть, это то, что ему нужно?
        - Почему ты так думаешь? Ты с ней хорошо знаком? - насторожилась Симона.
        - Сегодня увидел в первый раз, хотя про ее семейство, разумеется, наслышан.
        - Она обращалась с тобой так, будто вы знакомы с младенческих лет.
        - Эта девушка и с тобой будет обращаться точно так же. У нее такая натура, ничего тут не поделаешь.
        - А впрочем, какое мне дело до нее? - фыркнула мисс Шарне.
        - Ты переживаешь, что сегодня вечером стушевалась на фоне Эллен Роджерс? - иронично спросил Бен. - Смотри, не приобрети на этой почве какой-нибудь глупый комплекс.
        Она окатила его холодным взглядом.
        - Если у меня и есть комплекс, то он связан с тобой. Я не могу и шагу ступить, чтобы не наткнуться на тебя.
        - Что ж, с сегодняшнего дня твоя жизнь станет легче. Решено, перебираюсь в отель. Видишь ли, я обещал провести эти две недели с Антуаном, так что…
        - Но это шантаж! - взорвалась Симона.
        - Отнюдь, - пожал плечами Бен. - Наоборот, я выполнил твое условие, и теперь ты в доме одна!
        - Не мытьем, так катаньем? Так это называется? - презрительно спросила Симона. - Ну так знай, Бенджамин Рок, я не сторонница мимолетных утех, и пусть меня назовут трижды старомодной, но своим взглядам не изменю.
        Она резко поднялась, пощупала юбку и блузку. Одежда все еще оставалась влажной, но Симона без колебаний переоделась и бросила Бенджамину его рубашку.
        - Все, я иду спать, - сказала она. - Для одного вечера слишком много открытий.
        - Как тебе угодно… Один вопрос: я могу остаться у вас до утра?
        Она высокомерно взглянула на него.
        - Разумеется, мистер Рок, только больше никаких объяснений!
        Терри Смит и еще несколько официанток вытаращили на Симону глаза, когда она царственным шагом прошла мимо кафе в мокрой, вымазанной песком одежде. Даже не повернув головы, мисс Шарне двинулась дальше, за нею по пятам следовал Бенджамин Рок.
        Открывая перед ней двери дома, он заметил с усмешкой:
        - Браво, Симона! Ты снова была на высоте!
        Девушка искоса взглянула на него сквозь густые ресницы и спокойно сказала:
        - Спокойной ночи!
        Бен, казалось, собирался еще что-то сказать, но вместо этого лишь пробормотал:
        - И тебе хороших снов!
        Симона поднималась по лестнице, спиной ощущая его взгляд. Ну нет! Я знаю, о чем ты мечтаешь, Бенджамин Рок. Но этому не бывать, потому что этому не бывать никогда! - сказала она себе.
        Струи воды в душевой смыли с нее морскую соль и песок. Переодевшись в розовую сатиновую пижаму, Симона вытерла волосы. Вглядевшись в свое лицо в зеркале, она испытала огромное облегчение: темные тени под глазами и особая бледность кожи, появлявшиеся в определенный срок, совершенно явно свидетельствовали о том, что все идет своим чередом, а, значит, она не забеременела.
        Симона проснулась в два часа ночи от острого приступа голода. Поворочавшись в постели, она, в конце концов, встала. Дом был погружен в темноту. Потихоньку пробравшись в кухню, мисс Шарне хотела включить свет, но споткнулась о корзину, оказавшуюся на полу в неожиданном месте и, задев рукой кофейник, с грохотом опрокинула его.
        Тут же открылась дверь, и на пороге холла, словно судьба, появился Бенджамин - в шортах и майке. Он щелкнул выключателем и растерянно щурился, пока глаза привыкали к свету. Потом, проведя рукой по растрепанным волосам, заметил:
        - А я уж совсем решил, что в дом пробрались грабители.
        - Как видишь, нет, - огрызнулась Симона. Ей стало неприятно, что Бенджамин застал ее в момент оплошности. - Интересно, почему проснулся именно ты, а не Антуан?
        Она открыла шкафчик и вытащила тряпку, чтобы прибраться. Сегодня мне явно не везет, мрачно подумала она.
        - Антуана здесь нет, - сообщил мистер Рок и подошел ближе, чтобы помочь ей. - Он звонил, когда ты ушла спать, - беспокоился о любимой сестре. И еще сказал, что дома сегодня ночевать не будет.
        - Нашел о ком беспокоиться! - проворчала Симона, опускаясь на колени и вытирая залитый пол.
        - Кажется, ему спокойнее, если я рядом с тобой.
        - Много он понимает в жизни!
        - Симона, давай я тебе помогу, - решительно сказал Бен и отобрал у нее тряпку.
        Оба опять оказались так близко - стояли на коленях буквально в нескольких дюймах друг от друга. Смутившись, она поспешно поднялась и отошла к кухонному столу.
        - Кстати, ты, наверное, голодна?
        - Немного. А как ты догадался? - удивилась она, усаживаясь на стул.
        - Но я же видел, твой ужин остался на тарелке. Ты не съела ни кусочка. Я, впрочем, тоже… Может быть, сделать сандвичи?
        - Да, это было бы неплохо, - пробормотала Симона.
        Бен быстро вытер кофейную лужу, а затем ловко, как фокусник, приготовил их поздний ужин. Не успела Симона оглянуться, как на столе перед ней возникла тарелочка с двумя золотистыми, поджаристыми сандвичами с ветчиной и сыром, и ее любимая чашка с горячим чаем. Но это было уже слишком! Когда он только умудрился заметить, что она любит пить чай именно из нее?
        - Для сына миллионера ты слишком хорошо приспособлен к жизни, - с нескрываемым удивлением произнесла она. - Как это тебе удалось?
        Бенджамин улыбнулся и неторопливо расположился напротив.
        - После стольких лет, проведенных в экспедициях, поневоле становишься универсалом.
        - Ну да, ты же у нас путешественник, - вспомнила она. - А чем занимается остальная твоя родня - финансовыми операциями, спекуляциями на бирже?
        - Отец и брат - да. Но свой первоначальный капитал мои предки сколотили на скотоводстве.
        - Интересно, и как же твой отец отнесся к тому, что ты не пошел по его стопам?
        - Крайне негативно. Впрочем, я и без того безумно раздражаю его, что бы ни сделал.
        Симона с интересом посмотрела на него.
        - Конфликт отцов и детей, да?
        - Можно и так сказать, но это касается только меня. Мой старший брат поддержал семейные традиции и без особых колебаний устремился проторенной дорогой предков.
        - А как мать относится к твоим увлечениям?
        - Она приветствует любой шаг, сделанный поперек воли отца. У них то, что в бомонде называется «открытый» брак. На девяносто процентов они друг друга терпеть не могут, на десять - вынуждены общаться.
        Симона взяла чашку и пригубила чай.
        - Как все это… неудобно, - задумчиво проговорила она. - А просто взять да развестись им никогда не приходило в голову?
        - Видишь ли, это сопряжено с определенными финансовыми потерями для каждой из сторон. Мать шантажирует его тем, что в случае развода затребует всю причитающуюся ей по договору долю имущества, а отец, знаешь ли, страшно не любит расставаться с деньгами - с центом или миллионом, все равно.
        - И тут еще ты со своей научно-художественной карьерой! - усмехнулась Симона. - Стало быть, твой выбор - это акт освобождения от пут семейной жизни?..
        - Красиво звучит, - усмехнулся Бенджамин. - Нет, дело обстоит несколько иначе. Да, я поклялся однажды в юности, что сам себе сделаю имя и карьеру. Но более важным фактором было то, что я с детства обожаю фотографию и киносъемку. Я терпеть не могу жизнь клерка, когда изо дня в день торчишь за столом от звонка до звонка. Я ненавижу банки и финансы. По большому счету, я ненавижу юриспруденцию, хотя и получил диплом юриста, дабы потешить душеньку отца…
        - Так ты еще и адвокат?
        - У меня степень бакалавра юридических наук, но мне не пришлось ни минуты проработать в юридической конторе. А что, профессия адвоката для тебя более приемлема, чем роль бродячего фотографа? Извини, я не хотел тебя обидеть…
        Симона подлила себя чаю и задумчиво проговорила:
        - А что, если я, узнав, кто ты такой, тут же бросилась бы к тебе с распростертыми объятиями?
        Бенджамин криво усмехнулся.
        - Эта точка отношений пройдена, мисс Шарне, - саркастически заметил он. - Получилось то, что получилось. Нас бросило друг к другу без какой бы то ни было оглядки на обстоятельства, это волнует меня и не дает покоя.
        - Очень заметно, - съехидничала Симона и встала. - Спасибо за ужин! Однако пора спать…
        Бен поймал ее руку.
        - Не уходи, Симона, впереди вся ночь, успеешь отдохнуть. Ты можешь сколько угодно делать вид, что ничего не произошло, но я так не могу и не хочу! Почему нельзя даже говорить об этом? Мы не дети и должны видеть ситуацию такой, какова она на самом деле. Мы спали друг с другом, и, помимо всего прочего, это может обернуться твоей беременностью!..

4
        - Я не беременна! - вырвалось у Симоны.
        - Откуда это известно? - усомнился Бен. - Ты была у врача или проводила тест?
        Глаза ее метнулись в сторону.
        - Нет!.. Но я знаю.
        Бенджамин чуть коснулся ее плеча.
        - Извини, мне показалось, что ты слишком бледная и…
        Симона, пытаясь избежать излишне откровенной беседы, торопливо кивнула.
        - Тогда я вообще ничего не понимаю! Если у тебя нет никаких оснований бояться последствий нашей безумной страсти, почему ты с таким упорством молчишь?
        - Да я не молчу, Бен, - устало выдохнула она. - Мы все время о чем-нибудь говорим.
        - Не притворяйся, ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Разве не были мы счастливы в тот миг? - не сдавался он. - И разве не ты проспала в моих объятиях до самого рассвета?
        Когда Симона снова ничего не ответила, на лице у него заиграли желваки.
        - Мы были на вершине блаженства, ничего не боялись и ни о чем не думали… Ты не могла так быстро все забыть, верно?
        - Я? - испуганно переспросила она. - Не знаю…
        - Послушай, сядь и давай обсудим все спокойно.
        Она какое-то время стояла у лестницы, глядя в ночную пустоту дома, затем покорно уселась на ступеньку. Бенджамин опустился рядом, и она тут же ощутила идущее от него волнующее тепло.
        - Может быть, ты все же объяснишь мне причины твоего упорного молчания!.. Одну минутку!
        Он поднялся, исчез в гостиной, но тут же вернулся с бутылкой коньяка и умудрился в темноте разлить его по рюмкам. Симона, сделав глоток, произнесла с плохо скрываемой горечью:
        - А как ты сам чувствовал бы себя после того, как внезапно обнаружил, что одним своим поступком обесценил все принципы, в которые до сих пор свято верил?
        - Я бы переживал, - чуть усмехнувшись, сказал Бенджамин.
        - Вот и я переживаю. Но это еще не все, Бен. Меня неотступно тревожит ощущение, будто ты в глубине души влюблен в кого-то еще.
        - А тебе приходилось влюбляться?
        Симоне показалось, что он откровенно избежал ответа на ее вопрос, но она не стала настаивать и произнесла:
        - Однажды, давным-давно…
        - И после этого ты зареклась сходиться с мужчинами?
        Симона покраснела, но, к счастью, он не увидел ее отчаянного смущения.
        - Я не знаю, что со мной тогда вдруг случилось! Наверное, я просто решила, что пришло время влюбиться. Джефри Лаубер был начинающим ученым-математиком, и мне казалось, что я смогу помочь ему сделать карьеру. Но мало-помалу я переставала понимать, зачем мне все это нужно…
        В ночной тишине было слышно лишь их дыхание и тиканье кухонных настенных часов.
        - Продолжай!
        - Это, собственно, все. Мы расстались, и теперь в душе лишь горечь и удивление: чем меня смог так сильно привлечь этот самовлюбленный тип? Каждую минуту он вдалбливал мне в голову, что я делаю глупость за глупостью, ничего не смыслю в жизни. И я все время пребывала в каком-то жутком напряжении, боялась ошибиться, принимая его бесконечные обвинения за чистую монету.
        - Надо понимать так, что и секс с Джефри… не особенно задался? - сухо поинтересовался Бенджамин.
        - Ну почему у мужчин на уме ничего, кроме секса? - возмутилась Симона.
        - Так уж ничего! Мне просто захотелось понять, чем тебя привлек этот тип и почему вы с ним, в конце концов, расстались?
        Поднявшись, Бенджамин нервно прошелся в темноте, а потом донеслось, как скрипнуло под его тяжестью кресло.
        На какое-то мгновение подобное отдаление показалось Симоне оскорбительным. Вскочив, она нашарила на стене выключатель, и вспыхнувший свет как бы поставил точку в их романтической беседе.
        - Я же все объяснила, Бен! Мне трудно что-либо добавить. Просто…
        - Просто реальность слишком расходилась с ожиданиями, а всю вину за собственные промахи он взвалил на тебя, ведь так? После столь печального финала вряд ли захочется идти на сближение с другим человеком, ведь можно напороться на новую боль! Надеюсь, наши отношения излечат твое неправильное представление о себе. Ты - замечательная женщина, говорю это не в порядке комплимента. Отвлекись от старых переживаний и поверь, дело было вовсе не в тебе.
        Симона выслушала его внимательно, но все еще продолжала чувствовать себя неуютно. Опять этот загадочный тип, ничего не рассказав о себе, буквально вытянул из нее подробности, о которых не подозревала даже ее ближайшая подруга Дороти. Она залпом допила коньяк, закашлялась и, смахнув выступившие слезы, грустно произнесла:
        - Да ладно, что было, то было! Сейчас куда важнее другое, я никак не могу понять, что стряслось со мной в ту сумасшедшую ночь на яхте.
        - С нами двумя! - мягко уточнил Бен.
        - Хорошо, с нами двумя, это дела не меняет! - раздраженно согласилась она. - А вообще, хватит вытягивать из меня объяснения, теперь твоя очередь все выкладывать.
        Бенджамин сидел в кресле, закинув ногу на ногу.
        - Позволь мне для начала маленькое отступление, - философски сказал он. - Я не знаю, что ты называешь влюбленностью, но, на мой взгляд, то, что захлестнуло и объединило нас в одно целое, было ничуть не хуже этого самого чувства.
        - Речь не об этом, - нахмурилась Симона. - Я пытаюсь разобраться в том, что нас объединяет и что разъединяет.
        - И все же позволь мне закончить. - благодушно продолжал Бенджамин. - Как я понял, то, что ты на какое-то мгновение тогда посчитала любовью, теперь тебя глубоко разочаровало, не так ли?
        Симона ошеломленно посмотрела на него и отрицательно мотнула головой.
        - Этот фокус не пройдет, мистер Рок! - запальчиво сказала она. - Я не ищу себе оправдания, потому что никогда и ни при каких обстоятельствах не одобрю того, что оказалась способной провести ночь с мужчиной, которого едва знала. Если же вы клоните к тому, что теперь, когда мы лучше узнали друг друга, таких ночей должно быть больше, то, спешу вас разочаровать, это не более чем заблуждение.
        - Не понимаю твоей логики, - терпеливо ответил он.
        - А что тут непонятного? Признайся честно, что ты просто хотел сбить спесь с некой Симоны Шарне, школьной учительницы, не склонной к романам со случайными мужчинами. Тебе не кажется, что в самом таком настроение есть нечто от роли соблазнителя?
        Бенджамин залпом осушил рюмку.
        - Не стану врать, было такое искушение, - согласился он. - Да и кто бы на моем месте не испытал такого же влечения? А потом, эта твоя настороженность против всего мира, с трудом скрываемое высокомерие, оно тоже заводило меня…
        - Так что опыт показал, у меня были все основания с подозрением относиться к тебе, - огрызнулась Симона.
        - Возможно, и так… Но ты уверена, что это был односторонний акт? Не ты ли сама поддела меня на крючок в первый же день, когда поднималась по лестнице в халате, сквозь который просвечивали все твои немыслимые сокровища?
        - О чем ты? Сам явился нежданно-негаданно, вытащил меня из душа, в каком, интересно, виде я могла еще быть? Я вовсе не собиралась соблазнять тебя! - возмутилась Симона.
        - Ну хорошо, и, тем не менее, ты заставила меня с первых секунд нашего знакомства постоянно думать о тебе.
        Мисс Шарне приоткрыла рот, чтобы вновь возмутиться, но так и не смогла сказать в ответ ничего связного.
        - Вот видишь! - заметил Бенджамин. - Но поверь мне, мечтая о тебе все эти дни, я вовсе не имел в виду осуществлять все это на практике.
        - Очень мило! - фыркнула Симона, но, не удержавшись, спросила: - А почему же?
        - Ты, во-первых, сестра моего друга. А во-вторых, девушка не того сорта, и это совершенно очевидно.
        - И ты, конечно же, не собирался вступать в отношения с девушкой другого сорта? - вызывающе спросила она, бросив на него насмешливый взгляд.
        - Нет, - пожал плечами Бен, - для этого у меня, как мне казалось, было слишком мало времени…
        - Вот-вот! - встрепенулась Симона. - Наконец-то прозвучало самое главное! У тебя слишком мало времени, чтобы обременять себя связью… Ты обвинял меня в том, что я презираю себя за то, что спала с человеком, стоящим ниже меня на социальной лестнице. Все это - сущая ерунда, по большому счету, мне от мужчины нужно совершенно другое. Ты одиночка, Бен, закоренелый холостяк, и с тобой никогда ничего не построишь. Скажешь, что это не так?
        В комнате воцарилось напряженное молчание. Бенджамин задумался, не находя ответа.
        - Боюсь, мне нечего тебе возразить.
        - Тогда тебе должно быть понятно, почему, осознав это, я на следующее же утро была охвачена… скажем так, сомнениями! Не знаю, как у вас, мужчин, а для женщины слишком важно знать, что она сможет вместе со своим избранником построить прочное и твердое будущее.
        - Но как же ты при таких убеждениях вообще решилась на связь со мной?
        - Не знаю, - Симона устало поднялась со стула. - Я до сих пор не нашла этому внятного объяснения… Но мне кажется, что лучше всего нам расстаться сейчас, когда ты понял, что никаких обременительных для тебя последствий не будет.
        - Итак, ты не обвиняешь меня в том, что я сознательно соблазнил тебя?
        - Не будем больше об этом… Сейчас я не могу без содрогания вспоминать, как предлагала тебе фотографировать манекенщиц для модного журнала… Ты хотя бы немного понимаешь мои чувства?
        - Ну конечно, только не надо переживать по этому поводу! А что касается внезапности всего, что между нами произошло, то этому тоже есть объяснение: мы с открытой душой потянулись друг к другу. Поверь, я слишком взрослый, чтобы не различать, где кончается искренне влечение и начинается холодный расчет, охота на зверя. Никому бы не пожелал иметь такой печальный опыт.
        Симона пожала плечами.
        - Сочувствую, - хрипло сказала она, - и не хотела бы оказаться на твоем месте. Тем не менее, мои условия отношений с мужчинами остаются неизменными. Теперь мне понятно, что ты в принципе не желаешь иметь семью, тут мои предположения подтвердились. Ты беспокоился, что я могу забеременеть, теперь ты спокоен. Давай расстанемся по-хорошему.
        - Ты предлагаешь расстаться?
        - Да, и уезжай поскорей. Так ли сильно нуждаются в твоей заботе кейп-бретонские киты? И откуда у Антуана появилась столь странная идея? Во всяком случае, я всегда в курсе всех катастрофических событий, связанных с животными. Обычно Антуан все уши прожужжит! А тут…
        - Я тоже начал задумываться над этим.
        - Что ты хочешь сказать? - насторожилась Симона.
        Бенджамин пожал плечами.
        - Мы с Антуаном знакомы вот уже два года…
        - Все это очень интересно, но что из этого следует?
        - Два месяца назад мы случайно встретились с ним на конференции, и он вдруг начал уговаривать меня провести свой отпуск здесь, в Новой Шотландии. Он рисовал картины беззаботного мужского отдыха, завлекал меня кампанией в защиту горбатых китов, и я согласился. Так или иначе, мне хоть раз в год нужно развеяться, а Антуан - превосходный компаньон, между нами много общего. И все же…
        - Что «все же»? Продолжай!
        - Не понимаю, почему он не сказал ни слова о том, что у него есть незамужняя сестра?..
        - Может быть, от забывчивости? Ты же знаешь Антуана, - начала нервничать Симона.
        - Все так, но он не мог не понимать, что, узнав о твоем существовании, я почти наверняка откажусь.
        Впервые за все время знакомства Симона видела смущенного и путающегося в словах Бенджамина Рока.
        - Ты хочешь сказать, что Антуан решил… - Она остановилась и вдруг задохнулась от страшной догадки. - Нет, не может быть, он не такой! Иначе говоря, выходит, что он намеренно решил заняться сводничеством? Но, насколько я знаю своего брата, такое ему и в голову не могло прийти!
        - Ты так уверена? - скептически спросил Бен. - Ну хорошо, для меня это тоже оказалось сюрпризом! Но, позвонив этим вечером, он сам признался, что хотел найти для тебя настоящего мужчину. Насколько понимаю, я показался ему настоящим мужчиной, как ни смешно это звучит из моих уст…
        Симона в ужасе закрыла лицо руками.
        - Говоря коротко, - медленно сказала она, - Антуан Шарне, мой брат, под ложным предлогом заманил тебя в наш дом, при этом сознательно не упомянул о существовании незамужней сестры, дабы не спугнуть… потенциального кандидата в женихи?!
        - Увы, боюсь, все обстояло именно так, - развел руками Бенджамин. - Меня самого огорошила подобная мысль, но как еще иначе объяснить всю эту цепь случайностей и недомолвок?
        Симона не знала куда себя деть от смущения. Это же унизительно! - думала она. Поступив таким образом, Антуан дал понять, что не верит в мои собственные силы и сомневается, что я способна устроить свою женскую судьбу.
        - Боже, выходит, он был обеспокоен тем, что у меня до сих пор нет мужчины!
        - Скорее, опасался, как бы ты снова не влюбилась в какого-нибудь непотребного типа, как это однажды с тобой уже произошло.
        - Но почему?! - вспылила Симона. - Как он посмел? Это я беспокоилась за него, боялась, что он не найдет себе женщину, с которой мог бы создать нормальную семью, а он все это время тайком искал жениха для меня! Это просто сумасшедший дом какой-то!..
        - Будем смотреть на вещи с юмором, - предложил Бен.
        - С юмором! Черта с два! Но с чего это вдруг он так беспокоится обо мне? Я не просила его об этом, и вообще не давала какого-то особого повода для столь бесцеремонного вмешательства в мою личную жизнь!
        - Возможно, разгадка заключается в Эллен Роджерс! - предположил Бен. - Ты не замечала, каким воодушевленным он был все эти последние месяцы? Скорее всего, твоему брату стало неловко за свое счастье, и сама мысль, что, женившись, он осиротит незамужнюю, самоотверженно преданную ему сестру, не давала ему покоя.
        Симона застыла с открытым ртом.
        - Послушай, - очнувшись, сказала она, - неужели все дело в том, что он решился жениться? Нет, это невозможно!
        - Почему же? Любящий брат способен и не на такое, - со странной горечью в голосе парировал ее замечание Бенджамин.
        - Тогда ответь мне, почему он выбрал именно тебя? - жестко спросила Симона.
        - Наверное, ему показалось, что мы подходим друг другу, и после всего происшедшего можно сказать, что он, возможно, не так уж ошибался, - улыбнувшись, заметил Бен.
        Симона растерянно потерла лоб.
        - Я ничего не понимаю, - честно призналась она.
        - Тем больше оснований у нас вернуться к тому, с чего мы начали… К нашему взаимному влечению, - напомнил он, поймав ее вопросительный взгляд.
        - Ты снова про это…
        Бенджамин расхохотался.
        - Не вижу здесь ничего веселого, - огрызнулась Симона.
        - Ты просто изумительная женщина, - сказал он, утирая выступившие слезы. - Твоему будущему мужу придется изрядно помучиться с тобой, но уж скучать ему точно не придется! Тебя невозможно понять! Да ты и сама себя вряд ли понимаешь.
        - То есть? - холодно спросила она.
        - Быть может, ты так ошеломлена своим поступком, что предпочла вообще не думать о нем, чтобы не принимать никакого решения?
        Если бы ты знал! - с тоской подумала Симона. Взгляд ее упал на часы.
        - Господи, уже три часа утра!
        - Вот видишь! - с озорной ухмылкой сказал Бен. - Ты снова уходишь от разговора.
        - Утром мне выходить на работу, а я не только не выспалась, но и чувствую себя такой разбитой, будто всю ночь таскала камни!
        - Это совсем другое дело. Пойдем… - Бен встал. Симона уставилась на его протянутую руку.
        - Куда? - растерянно спросила она.
        - В постель.
        - Но…
        Бенджамин шутливо ухватил ее и силой поднял со стула.
        - Сама же сказала, что не выспишься! Не успеешь оглянуться, как прозвонит будильник, и тебе нужно будет спешить на урок, а ты тянешь время, как какая-нибудь школьница. Когда начинаются у тебя занятия?
        Симона опешила от его прикосновения и не сразу ответила.
        - Ну… первое занятие в девять, - пробормотала она. - А тебе какое до этого дело?
        - Я разбужу тебя без четверти восемь, будильник ты можешь и не услышать. А сейчас отправляйся спать и ни о чем не беспокойся.
        - Ты в самом деле меня разбудишь? - недоверчиво спросила Симона.
        - В самом деле. Только скажу напоследок еще кое-что. Ты спрашивала меня, почему я хожу за тобой как привязанный и не реагирую на твои выпады. Все очень просто. С первого же момента, как я увидел тебя, мне захотелось, чтобы ты отправилась со мной в Австралию. И за прошедшие дни желание это стало лишь сильнее.
        Глаза Симоны расширились.
        - Но зачем тебе это?
        - Затем, что тебе с твоей тягой к простору и дикой природе там невероятно понравится. Затем, что ты сильна духом и телом для таких экспедиций. Затем, что мы с тобой могли бы составить потрясающую команду… А сейчас я попрошу тебя не отвечать ни слова, - умоляюще сказал он. - Возможно, то, что я говорю, совершенное безумие, но это чистая правда на все сто процентов… А теперь иди спать. И можешь ни о чем не беспокоиться, я разбужу тебя.
        Бенджамин легонечко поцеловал ее в затылок и подтолкнул в спину.
        Бенджамину не пришлось ее будить.
        Симона проснулась сама в половине восьмого и, увидев, что времени у нее достаточно, осталась лежать в постели, снова и снова вспоминая события последних дней. Австралия! - подумала она, и снова у нее захватило дух. С Бенджамином Роком в роли любовника и друга! Невероятно… Работать с его дневниками наблюдений, спать в палатке под австралийскими звездами, слушая, как вдали кричат ночные птицы и трещит, догорая, костер…
        Она закрыла глаза. Все это было бы похоже на сказку - все, кроме неизбежного момента расставания, потому что разлуки с ним она не смогла бы принять. А может, я способна на это? - спросила она себя. Жить текущим моментом, не жалея о прошлом, не задумываясь о будущем? Возможно, все эти рассуждения о любви и вправду от лукавого? В конце концов, я однажды уже нарушила данную самой себе клятву никогда не вступать в отношения с человеком, с которым тебя не связывает будущее.
        В дверь постучали.
        - Все в порядке. Я не сплю! - торопливо отозвалась Симона.
        - Я принес завтрак, - донесся из-за двери приглушенный голос Бенджамина. - Можно зайти?
        Симона резко уселась на кровати, поправила волосы и в отчаянии огляделась вокруг себя.
        - Лучше я сама спущусь в кухню, - предложила она, но Бенджамин был непреклонен:
        - Пока ты спустишься, все остынет! Спрячься под одеялом, я захожу!
        Дверь распахнулась. Бенджамин с грацией профессионального официанта подошел к кровати и опустил на край туалетного столика поднос с завтраком: стакан грейпфрутового сока, несколько янтарных ломтиков сыра, паштет, тосты и дымящийся кофейник.
        - Не Бог весть что, но червячка заморить можно, - прокомментировал он содержимое подноса.
        - Спасибо, - кивнула Симона, рассматривая Бенджамина. Судя по влажным волосам и бодрому виду, непокорный наследник семейства Рок уже успел искупаться в утреннем море.
        - Как самочувствие? - спросил он, пододвигая к кровати стул и переставляя кофейник с чашками с подноса на туалетный столик.
        - Как после автомобильной аварии, - мрачно отозвалась Симона. - А в общем и целом, вполне нормально.
        - Вот и замечательно! - сказал он и перевел взгляд с ее розовой пижамы в цветочек на стены: - Насколько я понимаю, ты предпочитаешь розовый и сиреневый цвет всем остальным.
        - Скажем так, предпочитаю наряду с другими, - хмуро уточнила Симона и невольно оглядела спальню.
        В качестве преобладающего тона в спальне она в свое время выбрала розоватый цвет утреннего облака. Розовые стены и ковер гармонировали с камковыми занавесками, покрывалом цвета какао и темно-бежевой плетеной мебелью, а над изголовьем кровати висела растительная гирлянда, вобравшая в себя изысканную цветовую гамму - от нежно-оливкового до пшенично-золотого.
        - Кофе? - предложил он.
        Симона, поколебавшись, взяла стакан сока.
        - И все же у меня такое чувство, будто я с размаху налетела на кирпичную стенку! - призналась она, жадно пригубив горьковатый сок.
        - Значит, у нас сходные ощущения, - усмехнулся Бенджамин.
        - А что, я тоже похожа на кирпичную стенку? - невольно хихикнула она.
        - В моральном отношении - да. Физически - совсем наоборот…
        - Опять ты за свое!
        - Молчу, молчу, - благодушно поднял руки Бен. - Я, собственно, пришел предложить перемирие. Забудем на время о прошлом и начнем наши отношения с чистого листа.
        Симона отставила в сторону недопитый стакан, вяловато пожевала тост и тихо спросила:
        - Так как же, позволь узнать, будут называться наши отношения?
        - Дружбой, например, - не задержался с ответом Бен.
        - А почему ты это произносишь с такой улыбочкой?
        - Поверишь ли, я не мог заснуть до утра, подыскивая нужное слово. Изо всех, что лезли в голову, это, кажется, самое подходящее… - ответил он с нескрываемой радостью первооткрывателя.
        Их взгляды встретились.
        - Ты думаешь, это будет решением всех наших проблем?
        - Я этого не говорил. Но если мне на какое-то время суждено остаться здесь и так или иначе видеться с тобой, надо же прийти к какому-то решению.
        - Пожалуй, ты в чем-то прав, - бросила вдруг она, не сводя с него помрачневшего взгляда.
        - Ладно, - тут же уловил ее настроение Бен. - Но я с твоего позволения закончу… Терпеть не могу так называемых мук непонимания. Какие бы не были у меня отношения с тем или иным человеком, я предпочитаю оставаться ему другом. И в качестве первого жеста примирения я прямо сейчас перебираюсь в гостиницу.
        Симона невольно привстала в постели.
        - Но что подумает Антуан? Ты сообщил ему об этом?
        - Не думаю, чтобы твой брат стал возражать. Он видел нашу ссору и потому воспримет мой переезд как лучший выход из ситуации.
        На столе зазвонил телефон.
        - А вот и Антуан! - с облегчением заметила она. - Я отправляюсь в душ, а ты сам сообщи ему все, что считаешь нужным.
        Когда Симона вышла из ванной, в комнате уже не было ни Бенджамина, ни подноса с посудой.
        Прошло несколько дней. Бенджамин сдержал слово и перебрался в отель «Келтик Лодж», имеющий великолепные площадки для гольфа. С утра пораньше он отправлялся на пляж, потом часа два размахивал клюшкой, а ближе к вечеру навещал семейство Шарне. Симона большую часть свободного времени проводила с Антуаном и Эллен, въехавшей в дом вместо Бенджамина. Судя по обрывкам разговоров между братом и его невестой, они по-прежнему планировали путешествие в заповедник на Кейп-Бретон.
        К своему ужасу, Симона обнаружила, что не представляет, как теперь обращаться с самым близким для нее человеком - Антуаном. Она по-прежнему любила брата, но, к сожалению, после того как догадалась о его тайном сводничестве, затаила на него обиду. Защищаясь от непростой ситуации, она с головой ушла в работу, хотя это было нелегко делать на фоне праздной и веселой жизни, которую вели брат и Эллен.
        Что касается Бенджамина, то он при редких встречах держался подчеркнуто дружески, и новая его манера злила Симону не меньше, чем раньше постоянные напоминания о совместно проведенной ночи. А та ночь, которую Антуан, Бенджамин и Эллен провели в море, вообще показалась ей одной из самых мрачных и одиноких в ее жизни.
        Антуан и Эллен уговаривали Симону отправиться с ними, клятвенно обещали чуть свет вернуться обратно, чтобы она успела к своему первому уроку. Но от одной мысли вновь провести ночь на яхте, где они совсем недавно были вместе с Бенджамином, девушке становилось не по себе. И под благовидным предлогом она отказалась от соблазнительного предложения.
        Впрочем, отчаявшись уснуть, мисс Шарне в эту ночь нашла себе замечательное занятие. В фильмотеке Антуана, среди кинопленок, она без труда обнаружила один из фильмов Бенджамина Рока и смогла получить представление о его творчестве. То, что она увидела, потрясло ее. Она вообще не могла смотреть фильмы об исчезающих видах животных без комка слез, подступавшего к горлу, но фильм мистера Рока к тому же был просто потрясающе снят! На экране перед ней развернулся не унылый монтаж из сцен и кадров, а захватывающая история жизни и смерти зверей и людей, наполненная трагизмом и юмором, вдохновением и глубоким смыслом. Ты очень и очень непростой человек, Бенджамин Рок! - подумала Симона, снова забравшись в постель и свернувшись там калачиком.
        Лежа в темноте, она словно наяву увидела его на борту яхты и впервые за все эти дни позволила себе вспомнить во всех деталях проведенную с ним ночь. Ее тело все еще продолжало восторгаться объятиями этого большого и сильного мужчины, рядом с которым Симона чувствовала себя легкой как перышко. Невозможно было забыть переливы его загорелой кожи в отсвете лампы, очертания его тела - все, чем она упивалась в те мгновения… Впервые в жизни ей довелось столь искренне открыться человеку, который заставил ее почувствовать себя такой нежной и смелой, стройной и гибкой, живой и сексуальной!
        Симона вспомнила момент, когда Бенджамин стащил с нее мокрую одежду и впервые по-настоящему поцеловал. Тогда эти его прикосновения казались единственной ценностью в мире! Словно в сказочном сне они вдруг стали единым целым, и эта симфония тел сливались с ревом бушевавшего вокруг них океана. Потом она лежала, словно в колыбели, в надежных, сильных руках, прижавшись к его горячему большому телу.
        Она по-прежнему не понимала, что накатило на нее тогда, но одно знала точно: эту ночь она не забудет до конца жизни.
        На субботу выпало проведение школьного карнавала, и выходного не получилось. С работы Симона вернулась домой с начинающейся головной болью. По пути она заглянула к Дороти Тодд, которая за день до этого выписалась из родильного отделения.
        Сделав кофе, подруги расположились за столиком в спальне. Новорожденный Эдвин безмятежно сопел в кроватке. Симона полюбовалась ребенком, затем повернулась к Дороти.
        - Красавчик! - восхищенно сказала она.
        - Будем надеяться, что он не последний… Ну что там у вас нового? Ваш гость еще не отбыл из города?
        - Нет. Более того, оказалось, что он вовсе не один из незадачливых протеже брата, а Бенджамин Рок, знаменитый кинодокументалист и фотожурналист.
        - Послушай, - восхищенно воскликнула Дороти. - Я видела как-то по телевизору интервью с ним. Это не мужчина, а сказка!
        - Боюсь, что да, - мрачно согласилась Симона.
        Миссис Тодд пристально посмотрела на нее.
        - Как прикажешь тебя понимать?
        - Никак, - спохватилась Симона и поспешила сменить тему беседы. - Но настоящая новость не в этом! Антуан в понедельник вернулся домой под руку с подружкой. Оба они настроены очень серьезно и в самое ближайшее время собираются пожениться.
        У Дороти вытянулось лицо.
        - Не может быть! И когда же они успели познакомиться?
        Симона рассказала ей про Эллен Роджерс.
        - Они друг без друга минуты прожить не могут! И хотя я, как ты понимаешь, до сих пор в шоке, все же не могу ей не симпатизировать.
        - А он, значит, по-прежнему здесь? Я имею в виду Бенджамина Рока?
        - Да… Перебрался в гостиницу, ходит с братом на яхте, пытается заснять горбачей.
        - Ты помнишь такую особу - Кэтлин Эверсон? - вдруг спросила Дороти, глядя на подругу в упор.
        Симона приподняла бровь.
        - Кэтлин Эверсон? Телеведущую? Ослепительная женщина! - мечтательно протянула она. - А что?
        - Если верить светским сплетням, у нее был бурный роман с Бенджамином Роком. Последнее время, правда, их никто не видел вместе, и вообще следы ее затерялись, - тоном прокурора сообщила Дороти. - Интересно, чем у них там все закончилось?..
        - Да, интересно, - с притворной небрежностью отозвалась Симона, стараясь ничем не выдать своего потрясения.
        Ну конечно, что-нибудь такое обязательно должно было произойти, подумала она. Кэтлин Эверсон - настоящая звезда, яркая женщина, искрящаяся юмором, потрясающе умная, с очаровательным личиком, золотистыми волосами, фиалковыми глазами и миниатюрным, как у фарфоровой куколки, телосложением. Чем не идеальная пара для сына миллионера и знаменитого кинодеятеля?
        - Извини, - торопливо сказала Симона, услышав, что Дороти обращается к ней. - Ты что-то сказала?
        - Я попросила тебя пригласить нас с Дугом к себе в дом, чтобы хоть одним глазиком увидеть этого замечательного человека! Просто не верю, что он совсем рядом, в двух шагах от нас.
        - Обязательно приглашу, - рассеянно улыбнулась Симона, прекрасно зная, что не сделает этого никогда. Не хватало только, чтобы Дороти раскусила, что между Симоной Шарне и Бенджамином Роком есть нечто большее, чем оба они считают нужным демонстрировать. - Прикину, когда это лучше сделать, и сразу же сообщу тебе… Ну, мне пора! Увидимся через пару дней.
        Антуан и Эллен ждали ее дома.
        - Симона! - воскликнул он в тревоге. - Что происходит? Я тебя давно такой не видел.
        Симона поспешила списать свое состояние на работу.
        - Да ничего особенного. Во время школьного праздника надсадила себе горло и заработала головную боль.
        - Тебе обязательно нужно отдохнуть, - тут же затрещала Эллен. - Ужин я уже приготовила, так что можешь ни о чем не беспокоиться… Извини, что не спросила предварительно твоего разрешения. Я просто подумала, что, если ты пускала в свою кухню Бенджамина, против моего присутствия там ты возражать не станешь.
        - Разумеется, нет. Кстати, а где Бенджамин?..
        - Ужинает в гостинице, - рассеянно сказал Антуан.
        - Я приглашала его на ужин, - сказала Эллен, - но он упирался, как носорог… Возможно, он прав, и вам стоит сначала самим разобраться в своих отношениях. Принеси что-нибудь выпить, Антуан, не видишь, сестра устала. - слегка упрекнула она своего жениха. - Я накрою на стол и сразу же позову вас, идет?
        И она танцующей походкой направилась в кухню.
        - Так ты не против того, чтобы Эллен немного пожила в нашем доме, Симона? - серьезно спросил Антуан. - Позже мы что-нибудь придумаем, а пока это, помимо прочего, идеальная возможность для вас лучше познакомиться друг с другом.
        Открыв бар, Антуан налил ей в бокал джин с тоником.
        - Я до сих пор не могу простить себе, что ничего не говорил тебе и, по сути дела, поставил перед фактом моей будущей женитьбы, - виновато заметил он, передавая ей напиток.
        Симона сделала несколько глотков.
        - Антуан, я хочу одного, чтобы ты был счастлив!
        И снова в его глазах, вечно отсутствующих и не видящих ничего, кроме науки, мелькнуло смутившее ее выражение.
        - Когда мы с Эллен остаемся вдвоем, у меня возникает такое ощущение, будто никого больше нет на всей планете, - смущенно признался он. - Эта девушка настолько глубоко понимает меня, настолько разделяет мои чувства и планы, что мы можем часами говорить друг с другом, не замечая, как бежит время. А потом, она может быть такой веселой! Я представить себе не мог, что со мной однажды может такое случиться!
        - Антуан, я так рада за тебя! - повторила Симона, чувствуя, как выступают слезы. - А за меня, пожалуйста, не беспокойся. Настанет час, и за мной приедет мой рыцарь на белом коне.
        - Я должен сказать тебе еще кое-что, - напряженно взглянул на нее Антуан. - Видишь ли, я пригласил Бенджамина сюда… как бы это сказать… с некоторым умыслом. Это трудно объяснить, но мне показалось, что ты и он, в общем… - Он остановился и беспомощно посмотрел на сестру.
        - Мы, в конечном счете, все так и поняли, - сухо ответила Симона. - Именно поэтому я прошу тебя не беспокоиться обо мне и предоставить мне возможность самой распоряжаться своей жизнью.
        - Как, вы все поняли? - ошарашенно спросил Антуан. - Когда?
        - Пару дней назад… А что, Бенджамин ничего тебе не сказал?
        - Ни слова! Он поговаривал, что, возможно, ему стоило бы уехать отсюда пораньше, но… - Поколебавшись, Антуан закончил: - Но ведь он тебе нравится, не правда ли? То есть ты оценила, что он за человек?
        - Антуан! - вспылила Симона, но в этот момент Эллен просунула голову в приоткрытую дверь и сообщила:
        - Ужин готов.
        Симона встала и порывисто обняла брата.
        - Мы были и будем друзьями, Антуан, и ничто не сможет нас поссорить!..
        За едой все трое непринужденно болтали. Эллен держалась легко и весело. Она явно старалась произвести впечатление на будущую невестку.
        После ужина мисс Роджерс решительно заявила, что мыть посуду будет она и только она.
        - Сегодня у тебя и Антуана выходной, - объявила Эллен, - так что все домашние заботы я беру на себя.
        - Не хочешь прогуляться к яхт-клубу, Симона? - спросил Антуан. - Разумеется, после того, как освободится Эллен. Я купил новые паруса и хотел бы похвастаться ими. Кстати сказать, - небрежно промолвил он, - там сейчас должен быть Бенджамин, он собирался загрузить на борт свежую провизию.
        Но Симоне от одной только мысли о возможной встрече с Бенджамином стало не по себе. Она испытала острый приступ тоски и одиночества. Рядом с ней, как и раньше, был любимый брат, но в то же время все изменилось. Сейчас Антуан и Эллен целиком и полностью принадлежали друг другу, и, хотя в этом была своя справедливость, легче от этого не становилось.
        - Боюсь, я - пас! - сказала она. - А вы обязательно прогуляйтесь…
        Вечером, когда Антуан и Эллен ушли, она все-таки решила прогуляться, но по пляжу. Переодевшись в шорты и блузку, Симона брела вдоль волн. Погруженная в мысли, она неожиданно натолкнулась на кого-то, кто шел навстречу.
        - Извините, - пробормотала она, не поднимая головы, и хотела обойти мужчину, но тот поймал ее за руку.
        - Боже, что ты здесь делаешь, Бенджамин?
        - То же, что и ты, - мечтаю, - невозмутимо ответил он. - Прогуливаюсь после ужина.
        - Но ты сейчас должен быть возле яхты! Если бы я знала…
        - Я передумал и решил, что лучше будет прогуляться. И не ошибся.
        Симона в отчаянии опустила голову.
        - Как это могло случиться? - вырвалось у нее. - В один миг я потеряла все: душевное спокойствие, брата, яхту, дом, а теперь еще - свободу гулять по пляжу, не опасаясь там встретиться с тобой. Что такое со мной происходит? Неужели я плачу? - удивленно спросила она, почувствовав, как по щекам побежали соленые ручейки.
        - Не надо плакать, - попросил Бенджамин, нежно обнимая ее.
        Симона щекой прижалась к его плечу, вся содрогаясь в рыданиях.
        - Я предлагаю посидеть где-нибудь и выпить чашечку кофе.
        Девушка подняла голову и затихла.
        - Вот так-то лучше! - одобрительно сказал он. - Пойдем!

5
        До отеля можно было дойти пешком по дороге или пляжем. Со стороны фасада отель был соединен с «Виктория-Мираж», прибрежным комплексом из шикарных магазинчиков и ресторанов, стилизованным под строения викторианской эпохи. В спокойных водах залива, защищенных от ветра и волн узкой косой, и располагался Марри-Харборский яхт-клуб.
        С пляжа, расположенного по внешнюю сторону косы, открывался вид на безбрежную мощь Атлантического океана, но сам отель примостился позади дюн. Следуя за Бенджамином по песчаному пляжу и далее - через ворота, Симона снова и снова наслаждалась великолепием этого зрелища.
        Обширный аквапарк подсвечивался прожекторами. Окна многочисленных ресторанов, баров, кафетериев пылали ярким светом, элегантная публика чинно сидела за столиками под светом хрустальных люстр.
        И вдруг Симона остановилась. Бенджамин вопрошающе обернулся.
        - Я не одета для ресторана.
        Бенджамин окинул беглым взглядом ее синюю блузку, шорты и легкие кожаные сандалеты.
        - Ты отлично выглядишь, Симона. Ты всегда отлично выглядишь!
        - Спасибо, но…
        Он нежно взял ее под руку.
        - Расслабься!
        Молодые люди прошли по деревянному мостику, разделяющему два бассейна, и оказались в «Ризон-баре». Там они уселись в уютные кресла, слушая, как пианист наигрывает мягкую, убаюкивающую мелодию.
        У столика мгновенно возник официант, и Бенджамин заказал два кофе по-ирландски.
        - Итак, - сказал он, - ты никак не можешь оправиться от того, что произошло между Антуаном и Эллен.
        Симона в смущении помяла пальцы и с жаром заговорила:
        - Я чувствую себя совершенной дурой! С одной стороны я счастлива за него, да и Эллен тоже изо всех сил старается сделать его жизнь счастливой, но с другой… Меня не покидает ощущение, будто я стала третьей лишней.
        - А что тут удивительного, - пожал плечами Бенджамин. - Забота о брате все это время было основой твоего существования, подменяя все другие, естественные для взрослой женщины устремления. - Он внимательно посмотрел на нее и поинтересовался: - Что Антуан говорит про нас с тобой?
        Симона с досадой мотнула головой.
        - Сегодня вечером он наконец-то раскололся. Ты оказался совершенно прав, хотя я до сих пор не могу поверить в это! Хуже всего, что Эллен, кажется, разделяет надежды Антуана, хотя и не считает себя вправе вмешиваться в наши с тобой дела.
        - У тебя был нелегкий вечер, - сочувственно сказал Бенджамин.
        Симона быстро взглянула на него.
        - Моя лучшая подруга Дороти, у которой я сегодня была в гостях, видела тебя в каком-то телевизионном интервью и объявила, что является твоей поклонницей… Она даже попросила меня познакомить ее со знаменитым мистером Роком.
        Бровь Бенджамина взмыла вверх.
        - Вот уж не думал, что ты дружишь с такими тщеславными людьми! - Он осекся.
        - Я тоже не была в восторге от ее излияний, но совсем по другой причине, - решилась Симона и поглядела на него в упор. - Почему ты не рассказал мне о Кэтлин Эверсон?
        Бенджамин нахмурился.
        - Почему это тебя интересует? - спросил он раздраженно.
        - А почему это не может меня интересовать? - Она остановилась, сообразив, что угодила в ловко расставленную ловушку.
        Бенджамин улыбнулся, наклонился вперед и, не спуская с нее проницательного взгляда, поинтересовался:
        - Симона, ты рассматриваешь меня как друга или как любовника? Может быть, ты решила принять мое предложение насчет поездки в Австралию?..
        Она торопливо отвела глаза в сторону, но тут, на ее счастье, молоденький официант принес кофе и шоколад.
        - Не знаю, боюсь, я на это не способна.
        Бенджамин откинулся в кресле и задумался.
        - Почему ты решила спросить о Кэтлин Эверсон именно сейчас?
        Симона поколебалась.
        - Если честно, то потому, что ты опять-таки оказался прав. То, что произошло между нами, стало для меня настоящим откровением. Но правда состоит в том, что ты меня обманывал. Я до сих пор не могу простить тебе этого, но в целом я обрела способность смотреть на вещи трезво и непредвзято.
        - Вот и славно! - кивнул Бенджамин.
        - И вовсе нет! - устало возразила она. - Потому что я поняла, ты не изменишься, а значит, не изменится и мое отношение к тебе. Видишь ли, мой милый, я не из тех людей, кто способен жить, следуя капризу или прихоти… Многие женщины на моем месте наверняка бросили бы все и пошли за тобой хоть на край света, не думая о том, что будет дальше… Но я так не могу!
        - А тебе не кажется нелепым расставание уже после того, как мы выяснили, что поразительно подходим друг другу?
        - В постели? - вспыхнула Симона. - Неужели у тебя ни с кем ничего подобного не было? С той же Кэтлин, например? Или с кем-то еще, о ком я знать, разумеется, не могу…
        Глаза Бенджамина сделались непроницаемыми.
        - Знаешь, - сказал он после долгой паузы, - ты единственная женщина, с которой я разделил страсть и при этом ни разу не обмолвился даже словом!
        - А может быть, все дело в том, что ты месяц провел в экспедиции и… просто изголодался по женщине? Тут уж не до слов.
        Мистер Рок весело и одновременно снисходительно взглянул на нее, как на ребенка, который не понимает очевидных вещей.
        Симона покусала губы и уже менее уверенно спросила:
        - А что, такого не бывает?
        - Почему же? - пожал он плечами. - Более того, я подозреваю, что такое может произойти не только с мужчиной, но и с женщиной, особенно если она несколько лет до того вела монашеский образ жизни…
        Симона покраснела как вареный рак.
        - Ты хочешь сказать, что я отчаянно искала хоть какого-нибудь мужчину? - с нескрываемой обидой спросила она.
        - А что, такого не бывает? - повторил он с легкой насмешкой ее же слова.
        - Что касается меня, то нет.
        - Тем лучше. В таком случае нам остается констатировать, что в основе влечения, бросившего нас в объятия друг друга, лежит нечто большее, чем просто вожделение…
        Симона поняла, что в очередной раз попала в ловушку.
        - Сказанное тобой ровным счетом ничего не меняет.
        - Послушай, мне кажется, мы рановато начинаем выносить оценки и расставлять точки над «i».
        - Ты бы предпочел подождать, пока я не влюблюсь в тебя до полусмерти, а после объявить, что ничего не складывается по причине того, например, что ты никак не можешь забыть свою прежнюю любовь.
        - Моя мифическая привязанность к Кэтлин в данном случае не играет никакой роли, - сказал он ровно. - Вся эта история давным-давно забыта. Сейчас речь идет скорее о невозможности предсказать то, чем обернется для нас наша связь. К примеру, не держишь ли ты в уме мысль, что я подхожу на роль хорошего мужа?
        Симона нервно, чуть не расплескав, взяла чашку с кофе.
        - А сама ты, на собственный взгляд, подходишь на роль хорошей жены? - осведомился он после минутной паузы.
        - Я?.. - Симона опешила.
        - Трудно не признать, что ты обладаешь всеми качествами хорошей хозяйки, имеешь опыт обращения с детьми и к тому же прелестную внешность. Но именно решительность, с которой ты ищешь мужчину, чтобы затем удушить его работой, возможно, как раз и является для тебя проблемой. Не смотри на меня так, ведь ты же сама попрекала меня тем, что я поздно спохватился, подразумевая при этом, что серьезная карьера в таком возрасте вряд ли мне по плечу!
        Симона медленно поднялась, с трудом удерживая себя от того, чтобы выплеснуть остатки кофе ему в лицо.
        - Я ухожу, - сказала она. - Не надо больше ничего говорить…
        - Боюсь, ничего из этого не выйдет, - возразил он. - За окном хлещет дождь.
        Симона остановилась и повернулась к окну. За струями дождя все скрылось, как за мутной пеленой.
        - Но когда он успел начаться? - растерянно спросила она.
        - Совсем недавно. Что же, вот и еще один из тех внезапных летних ливней, по которым мы с тобой стали большими специалистами. Садись, Симона!
        Мисс Шарне села. Было заметно, что она едва справляется с волнением.
        - Итак, мне предстоит и дальше выслушивать твои оскорбления?
        - Прости меня, но очень трудно уследить за ходом твоей мысли. Кстати, все могло бы стать куда проще, если бы ты не реагировала столь сильно на перемены, связанные с любовью Антуана и Эллен.
        - Ты хочешь сказать, - еле слышно проговорила она, - что мне лучше уйти с тобой?
        - Да, а почему бы и нет?
        - Я не могу, Бен… Есть школа, и я…
        - А если бы ее не было? - Симона робко взглянула и вздохнула.
        - Это не честно!
        - Расскажи почему?
        Сердце Симоны часто застучало. Было что-то тихое и проникновенное в его тоне, живо напомнившее ей молчание, воцарившееся между ними после того, как они занимались любовью, когда не было никаких вопросов, а лишь его надежные объятия и ощущение тепла и защищенности.
        Несколько раз она порывалась опять что-то доказать и в конце концов просто сказала:
        - Это был бы настоящий рай. Но я по-прежнему не могу и не хочу делать этого.
        Бенджамин молчал.
        Она ждала, не понимая, каким будет его ответ: колко-ядовитым, небрежно-беспечным? Стиснув руки на коленях, она прямо смотрела ему в глаза.
        - В таком случае позволь мне отвезти тебя домой. День и без того был слишком длинный.
        Симона растерянно моргнула, потом провела языком по пересохшим губам.
        - Но как?
        - На такси. У входа всегда дежурят несколько моторов.
        - У меня нет с собой денег.
        - Не беспокойся, они есть у меня.
        - Спасибо! - Симона снова посмотрела в окно. Там по-прежнему лил дождь.
        - А что, по-твоему, я должен был ответить?
        - Не знаю, - запинаясь, прикинула она. - Что-нибудь колкое и язвительное, скорее всего так.
        - Мне кажется, мы значим друг для друга больше, чем ты это осознаешь, моя милая. Пошли, возьмем такси! - Он поднялся и направился к двери.
        Симона безмолвно последовала за ним. Бенджамин обернулся и сухо сказал:
        - Я не деревянный чурбан, к великому моему сожалению.
        Помогая ей сесть в такси, - у входа, в самом деле, стояла целая вереница машин, он небрежно добавил:
        - По-моему, имеет смысл тебе сразу же отправиться спать. - Он о чем-то переговорил с шофером и вручил ему деньги. - Спокойного сна! - кивнул на прощание, захлопнул дверцу и пошел прочь.
        В гостиничном фойе он взял у дежурного регистратора зонт и под ливнем двинулся к южному крылу отеля, где располагался его номер с видом на океан. Одеяло было чуть отогнуто у изголовья, а на белоснежной подушке лежали несколько шоколадок. На телефонном аппарате мигал зеленый огонек автоответчика. Бенджамин тут же сделал несколько ответных звонков, после чего прошел через комнату, поднял жалюзи и распахнул окно.
        Он слышал, как волны с грохотом разбивались о волноломы, видел в темноте смутно белеющие буруны. Дождь затих, а затем перестал вовсе, и сквозь облака выглянул серп луны. Печально кричали в темноте кроншнепы, и он невольно подумал о Симоне. Она сейчас отдыхала в уютной розовой спальне и наверняка размышляла о своей полетевшей вверх тормашками жизни.
        Мистер Рок нахмурился. Эта женщина по-прежнему представляла для него загадку. Такая страстная в одно мгновение и такая неуверенная в себе в следующее; странным образом довольствующаяся жизнью, мягко говоря, необычной для двадцатипятилетней красавицы. Неужели причина всему - один-единственный неудачный роман? - снова и снова спрашивал он себя.
        В номере он долго стоял у окна, затем отвернулся, налил себе из мини-бара вина и с бокалом в руках уселся на диванчик, подумав, что время, как живое существо, может прийти, чтобы переговорить о многих вещах.
        Ночь на яхте стала для него незабываемым переживанием, как, впрочем, и сегодняшний вечер. Мисс Шарне уступила ему вчера, но теперь она замкнулась, не желая не то что продолжения интимных отношений, но и всячески избегая разговоров о них. Почему? Потому что не могла простить ему, что он водил ее за нос? Потому что страсть в ее сознании неразделимо переплетена с обманом?
        Возможно, он сошел с ума, поддался минутному настроению… Но почему же теперь не мог забыть ту чарующую штормовую ночь? Он боялся себе признаться, но его преследовал запах ее нежной шелковистой кожи, и до сих пор ощущался на его губах солоноватый привкус страстных поцелуев… А потом, у него не было и в мыслях обманывать мисс Шарне. Может быть, она убеждена в том, что он законченный одиночка? Пожалуй, к такому выводу легко прийти, если судить о его склонностях по прежним отношениям с Кэтлин Эверсон.
        Бенджамин, пригубив вино, долго глядел в пустоту, снова и снова размышляя о происходящем. Действительно, кто же он? Важно вовремя понять это самому. Конечно же, ему не составило бы труда уйти от Симоны, если он и в самом деле одиночка… Но в ней есть что-то особенное, что затронуло его за живое.
        Он опять погрузился в воспоминания. Ты была само откровение в постели, Симона Шарне, и куда только делись твоя практичность, осмотрительность, солидность. Ты была как огонь - всепожирающий, торжествующе бесстыдный, а потом стала сладостно-тихой. В тебе есть все, что только можно пожелать любовнице!
        А может быть, это для нее всего лишь одна из странных форм помощи страждущему? Тогда понятно, почему она так насторожена сейчас - утрачена сама первопричина этого душевного порыва.
        Из оцепенения Бенджамина вывел телефон. Звонил Антуан, возбужденный и встревоженный тем, что нет никаких известий о Симоне.
        - Ты не представляешь, где она может быть? Машина ее стоит в гараже, скоро одиннадцать, и я не знаю, что думать.
        Бенджамин, нахмурившись, поглядел на часы, потом вкратце рассказал о встрече на пляже.
        - Час назад я посадил ее в такси. До дому - пять минут езды… Так. Я немедленно отправляюсь к тебе.
        - Чертова ночь! - сказал таксист. - Снова дождь. Мой напарник на этом участке дороги столкнулся с машиной. Да вы и сами видите - льет как из ведра.
        - У него был пассажир? - насторожился Бенджамин.
        - Точно, а вы откуда знаете? Дамочка одна, и, судя по всему, она сломала себе запястье. Пришлось везти ее в больницу.
        Бенджамин выругался.
        - Простите, но, кажется, я знаю ее. Везите меня тоже туда.
        - Откуда?! - Симона изумленно подняла глаза на фигуру Бенджамина, выросшего перед ней в приемном покое травматологического отделения. - Откуда ты узнал, что я здесь?
        Бенджамин бросил взгляд на ее побледневшее лицо, на распухшее запястье и пробежался ладонью по лицу.
        - Мне позвонил Антуан и сообщил, что тебя нет.
        Он коротко рассказал про разговор с таксистом и продолжил:
        - Я не должен был отпускать тебя в таком подавленном состоянии… Тебе очень больно?
        - Уже не очень. Мне дали какое-то болеутоляющее средство. Я все это время собиралась позвонить Антуану и успокоить его, но бесконечные осмотры, перевязки, рентген…
        - Антуан уже в курсе… Кроме как на руке, нигде больше нет никаких повреждений?
        - Так… несколько синяков, пустяки… По большому счету это и происшествием-то назвать нельзя. Шофер резко развернул машину, я попыталась упереться в дверцу и получила трещину в лучевой кости. Одно плохо - осталась теперь на время без правой, рабочей руки.
        - Ничего! Это как раз не страшно.
        Через два часа они оба сидели в такси, направляясь к дому Симоны. Рука у девушки была закована в гипс, и врачи предписали ей двухнедельное освобождение от работы.
        - Более неподходящего момента для болезни трудно себе представить, - с досадой сказала Симона. - На носу экзамены, школьный концерт… Это ж надо, вляпаться в такую ерунду!
        - Только не стоит во всем винить себя. Случайное дорожное происшествие… Считай, что ты еще легко отделалась, - успокоил ее Бенджамин и, помрачнев, добавил: - Если кто-то и виноват здесь, то это я.
        Симона повернула к нему свое бледное лицо.
        - Что за ерунду ты мелешь, Бенджамин?! Можно подумать, ты посылал меня не домой, а на минное поле или под танки!
        Машина круто повернула, Симона по привычке хотела упереться рукой в дверцу и скрипнула зубами от острой боли. Бенджамин торопливо поймал ее за плечо, помогая сохранить равновесие.
        - Я тебя держу, - тихо сказал он. Симона напряженно посмотрела на него, но тут же со вздохом расслабилась и прижалась щекой к его плечу.
        - Все это время в больнице я хотела сказать тебе кое-что, - призналась она.
        - Что-нибудь по поводу наших объяснений?
        - В каком-то смысле, да… Ты в числе моих достоинств назвал опыт обращения с детьми.
        - Тебя это почему-то задело?
        - Нет, вовсе нет. Просто мне постоянно приходится иметь дело с детьми из неблагополучных семей, проще говоря, с учениками, у которых нет одного, а то и двух родителей, и своими глазами видеть, как страшно это калечит их жизнь. Я веду девочек, которые выросли без отца и, если им вовремя не помочь, то они до конца жизни будут чувствовать свою ущербность. Я вижу родителей, измотанных собственными перебранками и ссорами, которые не способны дать своим детям то единственное, в чем они нуждаются, - чувство защищенности и нужности хоть кому-то в этом мире. Я вижу мальчишек, которые матерятся чище любого уголовника и знают, что рано или поздно их ждет тюрьма… И это - главная причина, по которой я осуждаю близкие отношения мужчин и женщин вне брака. Впрочем, об этом у нас, кажется, даже и речи не заходило…
        Бенджамин ничего не ответил, и Симона повернулась к нему:
        - Ты хотел серьезно объясниться, я попыталась это сделать.
        - Спасибо, Симона, - безжизненным голосом откликнулся он.
        - Надеюсь, тебе это поможет принять мой отказ.
        - Когда-нибудь в будущем, возможно… Остановите здесь! - приказал он шоферу, увидев впереди дом Шарне.
        - Слушай, - нервничая, предложила Симона, - давай я пойду одна, а ты на этом же такси вернешься в гостиницу… Уже так поздно.
        Бенджамин прищурился.
        - А почему ты так нервничаешь?
        - Я очень устала, - отвела взгляд в сторону Симона. - Сейчас сразу же забираюсь в кровать, принимаю снотворное, и - спать!
        - Я тебе ничем не помешаю…
        - Понимаю, но, если нас увидят вдвоем, снова пойдут совершенно ненужные толки. Да и поздно!
        Им навстречу выскочил взлохмаченный Антуан, за ним семенила Эллен.
        - Поздно для чего? - улыбнулся Бенджамин. - Лучше не спорь и слушайся старших…
        Через двадцать минут Симона уже лежала в кровати, находясь под неусыпным присмотром брата. Оказалось, что раздеваться со сломанной рукой - невероятно сложное дело. По счастью, на помощь ей пришла Эллен. Совершенно лишенная сил мисс Шарне медленно погружалась в сон.
        - Ты уверена, что заснешь? - откуда-то издалека спрашивал Антуан, заботливо подкладывая ей под руку подушечку.
        - Да, конечно, не беспокойся, - с благодарной улыбкой ответила она. - Я в полном порядке.
        - Послушай, я во многом виноват перед тобой и не могу не переживать, Симона. Но знай, я тебя никогда не брошу!..
        Симона медленно свела брови.
        - Я ничего не понимаю, - пробормотала она.
        - Просто я хотел тебе сказать, что для меня нет на свете ничего важнее твоего благополучия! - с жаром пояснил Антуан. - Все эти годы, пока я, как последний эгоист, не думал ни о чем, кроме своей науки, ты ухаживала за домом и, можно сказать, содержала меня. Как же я могу бросить тебя в такой тяжелый и ответственный момент твоей жизни? Я думаю, Эллен поймет, если скажу ей, что нам нужно пока что повременить со свадьбой. Она очень чуткий человек и наверняка все поймет… Так что спи и ни о чем не беспокойся! - сказал он, не отпуская ее руки.
        - Антуан, я не понимаю, о чем ты?.. - путано начала Симона, но язык у нее заплетался, и она смолкла.
        - У меня сердце разрывается на части, когда я вижу тебя такой потерянной и одинокой, - продолжил Антуан. - И я знаю, что во всем виноват сам, потому что это была моя идея - свести вас с Бенджамином. Я и сам до конца не понимаю, как мог предположить, что он, путешественник и бродяга по натуре, вдруг решит остепениться и обзавестись семьей. Мне страшно неудобно за свой необдуманный поступок, но теперь я буду с тобой, так что ничего не бойся!
        Он легонечко поцеловал сестру в лоб.
        - Если что потребуется, крикни, и я приду, - сказал он ласково. - Спокойной ночи, моя хорошая!
        И перед тем, как закрыть дверь спальни, он нежно помахал ей рукой.
        Что происходит? - сквозь сон подумала Симона. Что я натворила? - мелькнуло у нее в голове, но усталость и снотворное взяли верх, и она провалилась в пропасть сна.
        - Ты хотела поговорить со мной? - спросил с порога Бенджамин.
        Симона обернулась к нему и сказала:
        - Да, входи, пожалуйста!
        Было десять утра. Мисс Шарне проспала до девяти, а первое, что увидела, проснувшись, - просунутую в приоткрытую дверь голову Эллен. Та принесла ей завтрак, помогла принять душ и одеться, и все это время, не прекращая, что-то болтала. Оказалось, что Антуан в результате всех этих ночных передряг совершенно забыл, что у него в местном университете должна состояться лекция о канадских заповедниках! И помчался туда как угорелый, чтобы поспеть к назначенному времени.
        Симона искоса следила за будущей невесткой, пытаясь понять, сообщил ли ей Антуан о последнем своем решении или нет. Но Эллен вела себя так естественно, что Симона немного успокоилась.
        Потом, когда мисс Шарне привела в себя в порядок и позавтракала, Эллен Роджерс попросила у нее разрешения съездить в университет, послушать хотя бы часть лекции Антуана. «Если, разумеется, ты в состоянии сама за собой ухаживать!» - поспешила добавить она.
        Девушка обожала лекции своего жениха, и Симона тут же сказала ей:
        - Обязательно поезжай! Что может со мной случиться такого страшного!
        - Ты - прелесть! - пришла в восхищение Эллен, поцеловала ее и понеслась в университет.
        Домом овладела внезапная тишина, и Симоне стало жутковато. Тогда-то она и позвонила Бенджамину и попросила его срочно приехать.
        - Да, я хотела с тобой поговорить, - сказала она, жестом предлагая мистеру Року пройти в гостиную. Он сегодня был в джинсах и новой рубашке в зеленую клетку. - Случилось нечто ужасное!
        - Очередная драма? - приподнял брови Бенджамин. - Хорошо, но для начала присядь и расскажи, как ты себя чувствуешь?
        Симона села, заботливо поддерживая больную руку. На ней было свободное синее платье без рукавов. Волосы уложены на затылке, а на лице не прослеживалось даже малейших следов макияжа.
        - Я-то себя чувствую отлично!.. - нетерпеливо сказала она.
        - С виду не скажешь, - скептически заметил Бенджамин.
        - Спасибо за комплимент!
        - Болит? - спросил он сочувственно.
        - Ну… немного.
        - Прими что-нибудь болеутоляюще.
        - Я и собиралась, когда ты приехал.
        - Подожди минутку! - Он вышел из гостиной, а затем вернулся со стаканом сока и белой таблеткой в руках. - Выпей и соберись с мыслями.
        Симона тяжело вздохнула и потупила глаза.
        - Все словно сговорились говорить мне одно и то же, - пробормотала она.
        - А как же иначе, если ты у нас больная? - Он подождал, пока она проглотит лекарство, и только тогда уселся в кресло. - Вот и умница!.. Так что еще случилось в вашем доме?
        Симона колебалась, охваченная неожиданными сомнениями.
        - Я слушаю, Симона!.. - напомнил о своем существовании Бенджамин.
        - Антуан собирается отсрочить свадьбу с Эллен, потому что не хочет оставлять меня одну, - выпалила она.
        На мгновение наступила тишина, и вдруг Бенджамин расхохотался и хлопнул себя по колену.
        - Тысяча чертей! - сказал он. - С этими Шарне ни за что не соскучишься… И когда же он об этом заявил?
        - Вчера вечером.
        - Эллен в курсе происходящего?
        - Пока что нет. Но если он объявит ей об этом… Страшно и подумать, что может произойти! Какой бы чуткой и терпеливой она ни была, но всякому женскому терпению есть предел. В конце концов, мне уже двадцать пять, и я не ребенок.
        - Ты уверена, что Антуан сказал это не под влиянием момента?
        - Сам знаешь брата: если он вбил себе в голову что-то, то его не остановит даже землетрясение.
        - При каких обстоятельствах он объявил тебе об этом? - осторожно поинтересовался Бенджамин.
        Симона помрачнела…
        - Его смутил мой одинокий и удрученный вид.
        - Ты пыталась спорить с ним?
        - Нет. Я уже засыпала, приняла снотворное и ничего не соображала, а когда проснулась утром, он уже уехал в университет.
        - А до причин твоего неважного вида он не докапывался? - поинтересовался Бенджамин.
        Симона совсем пала духом.
        - Он считает, что причина моего плохого настроения кроется в тебе! - прямо ответила она.
        - Ага!
        - И он считает себя виноватым, поскольку сам привел тебя в дом, чтобы познакомить со мной.
        - Ясно!..
        - Что ясно? - переспросила мисс Шарне. - Мне-то самой ничего не ясно. Я вовсе не нуждаюсь в его помощи!
        - Дай мне чуть-чуть подумать, - попросил Бенджамин. - Впрочем, может быть, у тебя уже есть готовый план действий?
        - Откуда? - с искренним недоумением спросила Симона.
        - Не для того ли ты пригласила меня, чтобы ответить согласием на мое предложение отправиться в длительную поездку?
        Симона со стоном схватилась за голову.
        - Я не знаю, я ничего не знаю, я просто подумала, что ты, возможно, сможешь, если не помочь, то, по крайней мере, что-то посоветовать мне!
        - Мы могли бы симулировать счастливый роман и тем самым лишить Антуана всяких оснований для того, чтобы откладывать свадьбу и тиранить несчастную невесту. Я правильно прочитал твои мысли?
        Симона огляделась, взгляд ее упал на букет роз, все еще стоявший на рояле.
        - Надо сменить воду, - пробормотала она и вдруг словно очнулась. - Нет, что ты, какой там счастливый роман! Во-первых, он сразу все поймет! Да и вообще… разве можно пойти на такое?
        - Ты просила совета, - пожал он плечами. - Но, по правде говоря, меня сейчас волнует даже не Антуан, а нечто другое.
        - Что же именно? - насторожилась Симона.
        - Действительно ли ты так безутешна, как это представляется Антуану?
        Симона густо покраснела.
        - Да, - спрятав глаза, прошептала она.
        - Так может быть, наши отношения куда серьезнее, чем это кажется нам самим?
        В комнате воцарилась тишина.
        - Все возможно, - тихо согласилась она. - Но я знаю точно, что у нас ничего не получится.
        - Ведь мы и не говорим о каких-то официально оформленных отношениях, разве не так? - настаивал Бенджамин.
        - А разве этим исчерпываются все наши проблемы? - резко спросила она.
        - Отлично! - усмехнулся мистер Рок. - Тогда я слушаю тебя. Наверняка ты имела что-то в виду, раз пригласила меня сюда.
        - Я подумала, что мы могли бы остаться друзьями, - запинаясь, начала Симона. - То есть в самом деле друзьями… чтобы Антуан не возводил на себя напраслину и не ставил под угрозу будущее свое и Эллен.
        - Родная моя! - с горькой усмешкой сказал Бенджамин. - Я знал, что ты наивна, но не до такой же степени!
        - Наивна? - растерянно мигнула она. - В каком смысле?
        - Не понимаешь? Хорошо, поясню. Несколько дней тому назад я обнимал твое прекрасное тело, касался твоей груди, чувствовал, как ты изгибаешься в порыве наслаждения в моих объятиях… Согласись, что после этого говорить только о дружбе, по меньшей мере, несерьезно. Возможно, тебе такие вещи даются легко, но мне - нет, хотя я и сам имел глупость предлагать тебе это.
        Взгляды их встретились.
        - Ошибаешься!.. Ты очень ошибаешься, Бен, - тихо сказала она, поднялась и, подойдя к роялю, поправила розу. - Просто я не могу постоянно вспоминать об этом. Извини, кажется, я понапрасну сорвала тебя с места.
        - Я так не думаю!
        - Что за сумасшедшие дни! - грустно произнесла Симона.
        - А что будет, если… я тебя сейчас поцелую?
        - Не надо, Бенджамин, - еле слышно сказала она. - Я испытаю облегчение, но потом мне будет вдвойне тяжелее. К сожалению, я не могу позволить себе такой роскоши - быть влюбленной в тебя. Слишком неумно это было бы с моей стороны, потому что рано или поздно счастье мое кончится и ты уйдешь.
        Бенджамин вскинул голову.
        - Ты настолько уверена в моем уходе?
        - На все сто процентов! Не ты ли несколько секунд назад говорил о том, что ни о каких официальных отношениях не может быть и речи? Кстати, - предупреждая его реплику, добавила она, - я вовсе не кляну тебя за все, что случилось. Я понимаю, ты просто-напросто из тех мужчин, которые не желают давать никаких гарантий женщинам. Поправь меня, если я ошибаюсь.
        - Поправлять нечего. Ты совершенно права.

6
        И тут зазвонил телефон.
        Симона торопливо взяла трубку. Антуан только что закончил лекцию и интересовался, как ее дела, не желает ли сестра на такси приехать к нему? Или же лучше ему самому поскорее отправиться домой, чтобы она не ощущала себя одинокой.
        - Антуан, я в полном порядке… Нет, в самом деле. И тебе не надо менять свои планы! Ну конечно, клянусь тебе!..
        Симона положила трубку на место и застыла в раздумье.
        - У меня предложение, - заговорил Бенджамин. - Как насчет чашечки чаю? Мы могли бы расположиться в саду, а я возьму на себя роль домохозяйки и официанта.
        - Ты настоящий друг! Я немедленно перебираюсь в сад. Боже, у меня и в самом деле такое ощущение, будто я живу в сумасшедшем доме!
        Бенджамин вышел в сад с подносом.
        - Какое блаженство! Спасибо, Бен… - расслабилась Симона. Она привалилась к спинке садовой скамьи и, пригубив чай, потянулась к тарелке с бисквитами.
        Под тентом было не так жарко, пахло травой и цветущими камелиями. Небо казалось пронзительно синим, каким его любят изображать на открытках и рекламных проспектах. Но сейчас оно было именно таким. Однако на фоне этой неправдоподобной синевы листья на деревьях выглядели несколько пожухло. Хотя, возможно, ей это лишь показалось. До осени было еще далеко.
        - Как поживают ваши киты?
        - Экспедиция отложена на несколько дней. Вчера вечером, перед тем как отправиться в твою спальню, Антуан дал мне отбой.
        - Все из-за меня. - Симона беспомощно посмотрела на него.
        - Сказать по правде, - усмехнулся Бенджамин, - я рад такому исходу. Сидеть на яхте в обществе двух влюбленных голубков и ощущать себя третьим лишним - весьма относительное удовольствие. Ведь эта экспедиция была лишь предлогом, чтобы свести нас с тобой. План не удался, и я ретируюсь. Если угодно, считай, что я смалодушничал и покидаю поле боя.
        - Смалодушничал? - сухо рассмеялась Симона. - Поезжай со спокойной душой. Желаю тебе как можно скорее прийти в себя и забыть об этой неразберихе!
        - Неразберихе? Я бы сказал, катастрофе! - хмуро уточнил Бенджамин. - Что будешь делать, когда я уеду, Симона?
        - Представления не имею, - помолчав, призналась она. - Пусть все идет как идет, и не надо ничего придумывать… Единственное, что я должна сделать обязательно, это - поженить брата и Эллен.
        - Ты говорила что-то там насчет дружбы… Может быть, это и смешно, но сейчас я готов принять твое предложение и хоть как-то помочь тебе с Антуаном. Дня два в запасе у меня еще есть.
        Симона изумленно уставилась на него.
        - Ты что, передумала? - удивился Бенджамин.
        - Нет, почему же!.. - с трудом овладев собой, откликнулась она. - В конце концов, это мое предложение.
        - Тогда порядок. Как насчет совместного ланча - надо же как-то отметить наше примирение?
        - Ланч? Но, Бен, я совершенно недееспособна!
        - Я предлагаю куда-нибудь отправиться. Далеко не пойдем, чтобы ты не устала. Просто посидим в каком-нибудь тихом местечке, где к нам никто не будет приставать с расспросами. Тебе нравятся окрестности?
        - Еще бы! Я живу здесь с детства и знаю каждый камень на берегу, а по улицам могу пройти с закрытыми глазами. Восхитительное место! - вырвалось у Симоны.
        - Тогда вперед, - решительно сказал он. - Стряхнем с себя все эти переживания по поводу твоей травмы и хотя бы на время удалимся из этого сумасшедшего дома!
        Так они и сделали.
        - Я чувствую себя гораздо лучше, - сообщила Симона, уплетая аппетитный ланч, заказанный для нее Бенджамином в семейном ресторанчике на побережье.
        Террасы ресторана выходили одной своей стороной к морю, а другой вдавались в большой ухоженный сад, где росли пенсильванские вишни, яблони и сливы. Чуть дальше начинался огромный парк с искусственными водопадами и очаровательными таинственными гротами. Рядом располагалась колония художников с несколькими милыми вернисажами, где можно было купить керамику, картины и безделушки на память.
        После ланча они прогулялись по парку, заглянули на один из вернисажей, а когда шли обратно к машине, Симона спросила:
        - Ты когда-нибудь слышал про Бирс-хаус?
        - Да. Читал все в тех же путеводителях. Какой-то охотничий приют в лесной глуши, если не ошибаюсь.
        - Это филиал Национального парка острова Принца Эдуарда, и туда ведут несколько пешеходных троп. Правда, за удовольствие прогуляться по ним нужно платить. Это край обрывов и дикой природы, но сами домики на редкость комфортабельные, и кухня там просто божественная. Если даже нет желания бродить по угодьям, одного вида на окрестные пейзажи достаточно, чтобы отдохнуть сердцем и снова набраться душевного спокойствия.
        Она вдруг осеклась.
        - Ты испугалась, что я догадаюсь о твоих сокровенных мыслях? - спросил он, внимательно посмотрев на нее.
        - Я просто подумала, что… что могла бы после твоего отъезда провести несколько дней в Бирс-хаусе, - сказала она, но проступивший на щеках румянец выдал ее с головой.
        Бенджамин вставил ключ в замок автомобильной дверцы, но не стал его поворачивать.
        - Между прочим, мы вполне могли остановиться там, - тихо сказал он. - По-дружески. Дня на два.
        - Мне кажется, это было бы… не совсем честно.
        - По отношению к кому?
        - Ну… - она помялась, - по отношению к нам обоим.
        - Да? А мне казалось, мы достаточно взрослые люди, чтобы самостоятельно распоряжаться нашим временем.
        Симона затравленно вскинула голову.
        - И, между прочим, - добавил он, - я вовсе не собираюсь пользоваться преимуществами того, что у тебя сломана рука. Я понимаю, в моей немедленной готовности последовать твоему не высказанному вслух желанию, возможно, есть что-то циничное, но, в конце концов, это еще и лучший способ повлиять на Антуана.
        - Я вовсе не имела в виду Антуана. Я просто не понимаю, как наша поездка в Бирс-хаус может повлиять на брата?
        - Ты хочешь сказать, что по возвращении оттуда ты будешь еще более одинока и безутешна? - колко поинтересовался Бенджамин.
        Симона почувствовала, что еще минута, и она сойдет с ума.
        - И не надейся! - задохнувшись от гнева, фыркнула она.
        - Итак, предложение принято!.. Отлично, - оживился он, - не будем откладывать дело в долгий ящик. Поехали!
        - Прямо сейчас? Ты спятил? Мы не взяли с собой одежду, не говоря уже о прочих принадлежностях, - раздраженно заявила Симона.
        Бенджамин огляделся.
        - Тут поблизости есть аптека, а где-нибудь рядом наверняка есть магазинчики для туристов, где можно купить пару шорт, тенниски, куртки и все такое прочее. Что еще нам может потребоваться для двухдневной поездки? Помниться, ты говорила про себя, что ты - дитя природы. Так что тебе вряд ли потребуется косметика, парфюмерия и лак для ногтей.
        - Мне нужна массажная щетка, - рассмеялась Симона.
        - Значит, купим щетку.
        - Я не взяла с собой денег.
        - История повторяется!.. Ничего, деньги есть у меня. Итак, мы отправляемся в Бирс-хаус, или мне тебя доставить прямиком в нежные объятия брата? - В карих глазах Бенджамина светилась насмешка.
        Симона пробормотала сквозь зубы словечко, редко употребляемое ею в обычной жизни, на что он лишь ухмыльнулся и заметил:
        - Не может быть, Симона! Кто тебя этому научил? Не иначе ты подцепила это выражение в школе… Впрочем, приятно увидеть, как к тебе возвращается прежняя сила духа.
        - Там все номера могут быть заняты! - с надеждой воскликнула она.
        Бенджамин лишь пожал плечами.
        - Смотри, там, черег: дорогу - телефонная будка. Давай позвоним и все выясним.
        В Бирс-хаусе нашлись свободные места, и Симоне оставалось лишь внутренне бушевать, пока Бенджамин заказывал два номера. Потом он позвонил Антуану, собираясь сообщить об отлучке сестры, но Симона нетерпеливо отобрала у него трубку. Спокойным и твердым тоном она сказала брату, что не считает нужным откладывать его с Эллен свадьбу, и пообещала, что через день или два вернется.
        Бенджамин вручил ей деньги и велел купить все, что душе заблагорассудится, пока он будет заниматься тем же самым.
        - Ох и погуляем же мы, мисс Шарне! - сказал он с энтузиазмом.
        Симона взглянула на пачку стодолларовых купюр, которые он сунул ей в руку, и ехидно заметила:
        - Хорошо, но учтите, мистер Рок, вы сами попросили меня об этом!
        И она, вздернув подбородок, гордо прошествовала в аптеку.
        Там она приобрела две зубные щетки, пасту, массажную щетку, упаковку крема-увлажнителя для кожи, новую перевязь для больной руки и упаковку обезболивающих таблеток, потому что запястье все еще болело. Дикарка, так дикарка! - мрачно подумала она. Будем жить, как птицы небесные. Уж два-то дня я как-нибудь да осилю!
        Из аптеки она перешла в небольшую лавку для туристов и отобрала себе шорты, тенниску, пару трусиков, и - поскольку по ночам в лесном домике наверняка бывало прохладно - легкий хлопчатобумажный пуловер с длинными рукавами и надписью
«Бирс-хаус» на груди. С грудой покупок в одной руке она вернулась к автомобилю, опередив Бенджамина, правда, всего на минуту.
        - Про шляпу ты, конечно, забыла! - сказал он, разглядывая покупки, разложенные на капоте. - Хорошо, что я купил ее для тебя. - Жестом фокусника он достал из-за спины спрятанную там шляпу. - В нашей стране даже самая отчаянная дикарка имеет право на головной убор!..
        Симона снова задохнулась, но на этот раз от невольного восхищения. Шляпа из рафии была просто божественная - с белыми полями, высокой тульей, обвязанной пышным синим шарфом в цвет ее платья.
        - Она прямо создана для меня!.. - воскликнула она. - Где ты отыскал это чудо?
        Бенджамин кивнул на магазинчик рядом с аптекой и осторожно водрузил «это чудо» на голову Симоне.
        - Теперь мы упакованы и можем направляться хоть на край света, - самодовольно сказал он. - Ну что, загружаем трофеи?
        Путь их пролегал на север, мимо аккуратных рыбацких деревушек, роскошных пляжей с белым мелким песком, мимо многочисленных лужаек для гольфа и небольших кемпингов в сторону Национального парка острова Принца Эдуарда. Дорога была то узкой и тянулась вдоль величественных скал из песчаника, то, превращаясь в широкую автомагистраль, легко несла их к намеченной цели. Через некоторое время, когда перед ними открылись девственные пейзажи национального парка, Симона почувствовала сильный прилив какой-то давно забытой детской радости.
        - Жаль, что ты не захватил с собой фотоаппарат, здесь так красиво!
        - Сказать по правде, - заметил Бенджамин, - я и без того слишком долго смотрел на мир исключительно через линзы объективов и теперь жажду насладиться красотой природы, ничем не напрягая свои глаза… Кажется, мы прибыли.
        - Боже, как хорошо!
        Бенджамин с улыбкой оглянулся на нее.
        - Хорошо, что мы прибыли?
        - Нет… А в общем… да. Просто я рада, что и ты сможешь здесь набраться душевных сил и спокойствия.
        - Спасибо, - сказал он, проводя машину на автостоянку. - Пойду, зарегистрируюсь.
        Путь к коттеджам оказался длинным, но стоил потраченных усилий. Маленькие домики из камня и дерева прятались в густых зарослях хвойных деревьев на склоне холма. Коттеджи Бенджамина и Симоны, крайние в этом ряду, отличались особой уединенностью, а вид из них открывался просто потрясающий.
        - Прекрасно! - выдохнула Симона, бросив взгляд вдаль через большое двустворчатое окно.
        - Да! - согласился Бенджамин, приблизившись к ней.
        Солнце клонилось к закату, и предвечерний воздух был напоен его сиянием, окрасившим долины в розовые, красноватые и фиолетовые тона и позолотившим вершины сахарных кленов и буков.
        - Возможно, это прозвучит сейчас слишком обыденно, но, по-моему, не стоит сидеть в четырех стенах, а лучше расположиться на воздухе, выпить кофе и увидеть здешний закат. Знаешь, Симона, закаты всегда разные, даже если смотреть на них каждый день из окна собственного дома, - негромко сказал Бенджамин.
        Симона кивнула.
        - Вас иногда посещают прямо-таки блестящие идеи, мистер Рок!
        Он серьезно посмотрел на нее.
        - Признаться, я боялся, что вы не одобрите всю эту затею с поездкой, мисс Шарне.
        Симона нервно повела плечами.
        - Я и не одобрила поначалу. Наверное, все дело в Бирс-хаусе. Здесь я против воли преисполняюсь неизъяснимым чувством счастья.
        - Вид у тебя, однако, весьма утомленный и бледный.
        - Я в полном порядке! - улыбнулась она.
        Бенджамин смотрел на нее с такой неподдельной нежностью, что у Симоны перестала ныть рука. Она подумала вдруг, что, возможно, делает ошибку, оставляя этого человека. Сколько бы проблем ни порождало его присутствие, между ними по-прежнему существовало притяжение, столь сильное, что одних его объятий оказалось бы достаточно, чтобы вознести ее до вершин блаженства.
        А почему я настроена так фатально пессимистически? - неожиданно спросила она саму себя. В конце концов, рано или поздно ему надоест жить в одиночестве. Почему я не могу стать той самой женщиной, которая изменит привычное течение его жизни? До сих пор меня никто не мог обвинить в нетерпении и малодушии.
        Бенджамин, о чем-то задумавшись, стоял у окна, и Симона поспешила на террасу. Было так замечательно прийти к решению, но как его выполнить? В ее распоряжении оставалось два дня. Два дня, чтобы все хорошенько обдумать и понять, относится ли он к ней так же серьезно, как и она к нему?
        Бенджамин принес кофе, и Симона принялась показывать ему окрестности, сообщая все сведения, которые знала сама.
        Солнце заходило, и тьма постепенно приближалась к земле.
        - Если ты не против, я отдохну немного перед ужином, - неуверенно сказала Симона.
        Бенджамин молча кивнул, но в его лице она уловила напряжение, словно он пытался вспомнить что-то очень важное.
        Симона лежала на двуспальной кровати, уставившись в потолок, охваченная новым приступом неуверенности. Для того чтобы до конца понять Бенджамина Рока, необходимо было залезть в его прошлое, а он болезненно реагировал на одно лишь упоминание о Кэтлин Эверсон… А впрочем, что мне переживать? - спросила она саму себя. Какая мне разница, как именно я потеряю его?
        Она решила немного подремать и, вероятно, проспала бы ужин, если Бенджамин сам бы не постучался в ее дверь.
        Симона сонно сказала:
        - Входи!
        Бенджамин предстал перед ней - посвежевший, с влажными после душа волосами. Симона вообразила, какой вид сейчас у нее, и тихо застонала.
        По губам его пробежала улыбка.
        - У меня есть предложение, - сказал он.
        - И какое же?
        - Ты примешь душ, а я приготовлю что-нибудь выпить. У нас есть еще четверть часа до того момента, когда дадут гонг на ужин.
        - Принимать душ с одной-единственной здоровой рукой не так уж просто, а кроме того, что ты собираешься пить?
        - По дороге я купил бутылку виски. Виски с содовой тебя устроит?
        - Вполне.
        - Не смею предлагать услуги банщика, но мог бы помочь тебе раздеться и одеться, - галантно предложил он.
        - Спасибо! - пробормотала Симона и встала с кровати. - Единственное, о чем я хотела бы тебя попросить, - расстегни мне, пожалуйста, молнию на спине.
        Бенджамин охотно выполнил просьбу и отправился смешивать виски с содовой.
        Симона приступила к мучительной процедуре принятия душа, о сложности которой люди с двумя здоровыми руками, как оказалось, не имеют ни малейшего представления. Тем не менее она прошла через всю эту экзекуцию, намазала лицо увлажняющим кремом, причесала волосы и ощутила себя заново родившейся.
        - Я готова, - сказала она, прошлепав из ванной в комнату. - Не пойму, почему я не взяла с собой сумочку, по крайней мере, у меня была бы губная помада. Ты не мог бы помочь мне снова застегнуть молнию и достать из этого пакета новую перевязь для руки? - спросила она, надевая сандалии.
        Прохладные пальцы Бенджамина скользнули по ее спине.
        - Удобно? - спросил он, переменив ей перевязь.
        - Да, спасибо. Ах, черт!..
        - Что такое? - спросил он, поворачивая ее лицом к себе.
        - Как посвежело к вечеру!.. Я купила себе пуловер, но для того, чтобы надеть его, нужно снова снять перевязь, - с досадой сказала Симона.
        - Ты про эту штуку говоришь? - Бенджамин достал пуловер с надписью «Бирс-хаус». - Что, если просто набросить его? - Он накинул его на плечи Симоны и завязал рукава спереди свободным узлом. - Думаю, за ужином ты согреешься.
        Мисс Шарне ничего не сказала в ответ, ее бил озноб, но не от холода, а от прикосновения его пальцев. Бенджамин Рок, Бенджамин Рок! - с тоской подумала она. Если бы ты знал, что ты со мной делаешь!
        - Как там у нас насчет выпивки? - подала она голос.
        Он торжественно вручил ей бокал.
        - По правде сказать, ты и в этом минимально разукрашенном виде необычайно красива, - сказал он, разглядывая ее. - За твое здоровье!
        Он приподнял бокал и перешел к створчатому окну. Там, сунув руку в карман, он принялся задумчиво смотреть в сумерки.
        Симона молча сидела на краешке кровати.
        - Ты бы не мог… рассказать мне о ней? - неожиданно для самой себя, попросила она.
        Бенджамин медленно повернулся.
        - Что именно ты хочешь знать, Симона?
        - То, что ты посчитаешь возможным рассказать мне. Если, конечно, вообще найдешь это необходимым, - сухо добавила она. - Я, как понимаешь, не собираюсь щипцами вытаскивать из тебя подробности.
        - Видишь ли…
        Гонг на ужин прервал его фразу в самом начале.
        - Спасительный звон! - пробормотала мисс Шарне и залпом осушила бокал. - Здесь не то место, где ужин растягивается на несколько часов. Пойдем!..
        - Пожалуй, время для начала объяснения выбрано не самое подходящее. - Он со вздохом облегчения направился к двери.
        - Верно, сама не пойму, что толкнуло меня на это именно сейчас, - пожала она плечами. - Хотя… Существует ли вообще подходящее время для таких объяснений?
        Столовый зал в Бирс-хаусе занимал два этажа. Днем туристы располагались преимущественно на нижнем уровне, откуда открывались виды на местность. Здесь царила атмосфера почти домашней непринужденности - можно было сесть, где найдешь место, общаться с любым из туристов, а местный интерьер нес на себе печать очаровательной деревенской непритязательности. От длительного пребывания на открытом воздухе у публики разыгрывался аппетит, и после удара гонга зал мгновенно заполнялся.
        Бенджамин отыскал два свободных места за столиком на шестерых. По обычаю этих мест Симона и Бенджамин коротко представились соседям по столику и по очереди разлили по тарелкам тыквенный суп из дымящейся на столе глиняной супницы. Тут же в корзинках лежали свежие булочки, а на подносе - нарезанный хлеб.
        Вместе с ними ужинали две супружеские пары, отправившиеся в совместное путешествие, и, поскольку на следующий день они уезжали, настроение у них было весьма праздничное. Новые знакомые оказались страстными поклонниками пеших прогулок и вообще рьяными защитниками нетронутых уголков природы.
        - А я вас знаю! - сказал вдруг один из мужчин.
        - Извините, но я…
        - Нет, нет, мы не знакомы, но вы - Бенджамин Рок, так? То есть тот самый Бенджамин Рок!
        - Ну…
        - Точно! - просияла жена заговорившего мужчины. - Кажется, я видела ваше лицо. Вы делали те самые замечательные документальные фильмы. Какая чудесная встреча!
        - Извини, - сказала Симона, когда два часа спустя они возвращались в свои домики.
        - Ты тут ни при чем!.. - хмуро отозвался Бенджамин.
        - Как же ни при чем? В конце концов, именно я предложила поехать в Бирс-хаус. Здесь постоянно бывают самые заядлые натуралисты из разных стран, но мне даже не пришло в голову, что тебя здесь могут узнать.
        - А что, вид у меня был до такой степени затравленный? - спросил он, усмехнувшись.
        - Нет, ты держался просто чудесно. Не всякий выдержит такое испытание - пожать руку доброй сотне человек, да еще пообещать на следующий же день прочитать им лекцию!..
        - Насчет лекций я совершенно не беспокоюсь. Я могу рассказывать о любом из заповедников и о проблемах братьев наших меньших даже во сне. А потом, что ни говори, приятно оказаться среди единомышленников!
        - Так, может быть, мне не стоило уводить тебя от столь замечательной компании? - насмешливо поинтересовалась Симона. - И ты вовсе не торопился уйти из зала?
        - Торопился, - сказал Бенджамин, ловя ее за руку. - Потому что мне рано или поздно предстояло новое объяснение с тобой. Так уж лучше рано, чем поздно… Проблема в том, что я не очень понимаю, что творится у тебя в голове. Ты была раздражена из-за того, что я не поддержал начатый тобою разговор о Кэтлин. Но почему тебя заинтересовала эта давняя, не имеющая к нам отношения история?
        Симона прикусила губу.
        - Господи, снова мы выбираем самое неподходящее время для объяснения. Может осужденная просить о временной отсрочке? - неумело попыталась отшутиться она.
        - Ладно! - Бенджамин, помедлив, отпустил ее руку. - Тебе потребуется моя помощь?
        - Только чтобы расстегнуть молнию.
        Бенджамин открыл дверь в ее коттедж и пропустил девушку вперед.
        - Как ты думаешь, здесь можно найти дополнительные матрасы и одеяла для больной? - спросил он, затем открыл ящик комода и, вытащив оттуда пуховой матрас, расстелил его на кровати.
        Симона наблюдала за всеми этими приготовлениями, неловко стоя посреди комнаты.
        - Я как-нибудь сама бы справилась, - неуверенно сказала она. - Надеюсь, тебе не взбрело в голову в числе прочих благодеяний покупать мне пижаму?
        - Вот уж чего не стану делать никогда, - хмыкнул Бенджамин, расстегивая ей молнию, а затем, после некоторого раздумья, застежки лифчика. - Во-первых, я не настолько ханжа, а во-вторых, это занятие для целой бригады - засовывать тебя в пижаму, а затем извлекать обратно…
        - Опять ты все преувеличиваешь, - пробормотала Симона, кое-как придерживая спадающее с плеч платье. - Спасибо!
        - Если я предложу тебе помочь надеть вот это, - он кивнул на тенниску и шорты, лежавшие на кровати, - я не заработаю пощечины? Или ты предпочитаешь спать в верхней одежде?
        - Терпеть не могу спать в… - Симона торопливо остановилась.
        - Вот как? - спросил Бенджамин. - Мне кажется, это несколько странно - ложиться в постель нагишом в одиночку. Это все равно что…
        Глаза их встретились, но долгий взгляд напугал обоих.
        - Я пойду, - сказал он, как ей показалось, с большой неохотой. - Спокойной ночи!
        Утром следующего дня внизу, в долине, стелился туман, пронизанный солнцем, слепящий глаза, закрывающий от взгляда окрестности.
        Она не выходила из комнаты до самого гонга на завтрак, так и не рискнув появиться на террасе, ведущей к коттеджу Бенджамина, просто сидела и ждала, когда он постучится в ее дверь. Но долгожданного стука так и не последовало, а когда она попыталась постучаться в его дверь, ответом была тишина.
        Пожав плечами, она пошла по тропинке. Залитая солнцем долина лежала перед ней как на ладони. На лужайке перед столовой, в тени деревьев, размещались столики и стулья. Здесь хорошо было развалиться и любоваться окрестностями, наблюдая, как вокруг порхают бабочки и щебечут птицы.
        Бенджамин был уже здесь. Он стоял на самом краю обрыва и смотрел вдаль.
        - Доброе утро! - тихо приветствовала она его. - А я уж решила, что ты уехал.
        Он обернулся к ней - чуть медленнее, чем это было бы естественно в этой ситуации.
        - Доброе утро, - небрежно сказал он. - Как спалось?
        - Нормально. А тебе?
        - Нормально. Пошли?
        - Я прикинула, - сказала Симона, когда они кончили завтракать и приступили к кофе. - Почему бы тебе не пройтись по одному из здешних маршрутов? Это просто преступление - быть здесь и не совершить экскурсии. Что до меня, то я с радостью нашла бы какую-нибудь подходящую книжку и читала ее, слушая, как шелестит трава и прорастают из земли цветы.
        - Как рука? - спросил Бенджамин, откидываясь в кресле.
        - Отлично, - солгала она. - Правда, не настолько хорошо, чтобы путешествовать по здешним долгим тропам.
        - Я решил сегодня днем предаться праздности и сибаритству, не перегружая себя физически. Погода отличная, так что с радостью составлю тебе компанию по какому-нибудь необременительному маршруту, - предложил он.
        - Смелое решение, - заметила Симона. - Если так, что ж… Мне просто не хотелось бы чувствовать себя виноватой из-за того, что вытащила тебя в эти чудесные места и заставила двое суток просидеть со мной… Ты действительно собираешься меня сопровождать?.. - с подозрением спросила она.
        Бенджамин для поездки предусмотрительно купил к светло-серым шортам голубую тенниску. Он опять показался Симоне невероятно ладным, сильным и энергичным, в противовес ей, тусклой, бесцветной, изнуренной болью - физической и душевной.
        - Конечно, а что бы я мог еще предпринять?
        Она залпом допила кофе.
        - Бросить меня! Когда сегодня утром мы встретились у обрыва, мне показалось, ты думаешь именно об этом.
        На лице Бенджамина не дрогнул и мускул.
        - Бросить тебя здесь, Симона? - удивился он. - Ты в самом деле так плохо обо мне думаешь?
        - Этого следует ждать рано или поздно, не сегодня, так потом… Вот о чем я тебя спрашиваю! Да или нет?
        - У меня такое впечатление, что мы играем друг с другом в кошки-мышки, - сказал он сухо.
        Симона вспыхнула.
        - А что тут удивительного, Бенджамин? Сколько ни стучись головой о стенку, ответа не дождешься… Ладно, коли разговора у нас так и не получается, займись чем-нибудь, что тебе больше по душе, а я погляжу, нельзя ли здесь найти что-то подходящее для чтения.
        Полчаса она проторчала в библиотеке, выбрала наконец себе книгу и, вернувшись в коттедж, обнаружила там горничную, прибирающуюся в комнате. Прихватив с собой шляпу, Симона вышла на террасу, выдвинула на солнце кресло и уселась в него, приготовившись читать.
        Но буквы плясали и расплывались у нее перед глазами, и через несколько минут она обнаружила, что ревет самым постыдным и неприличным образом.
        Такою и обнаружил ее Бенджамин - жалкой, заплаканной, с глазами, устремленными куда-то в пустоту.

7
        После минутного молчания Бенджамин присел рядом с ней на корточки и протянул носовой платок.
        - Спасибо! - пробормотала Симона, вытирая глаза и нос. - Извини, ради Бога! Все утро напролет мне почему-то безумно жаль себя и свою бесцельно пролетающую жизнь… Ладно, проехали мимо.
        - Пойдем немного прогуляемся.
        Симона устало подняла глаза.
        - Какие прогулки в таком состоянии, Бенджамин?
        - Ничего страшного. Пойдем в темпе улитки, а если устанем, присядем где-нибудь на обочине и поговорим о чем-нибудь, например, о моих отношениях с Кэтлин.
        Глаза ее удивленно расширились.
        - Ну что, я угадал твои желания?
        Симона сморщила нос.
        - Если честно, я о тебе ничего больше не хочу знать.
        - Но почему бы нам, хотя бы напоследок, не разобраться друг в друге. И потом, мне захотелось высказать то, что лежит на душе. Неужели ты мне откажешь в столь важном для меня деле?
        - С чего это на тебя нашла разговорчивость? - насупилась Симона.
        - Я подумал, а вдруг и в тебе что-то переменится после этого?
        - Только не в том смысле, как ты это себе воображаешь! - фыркнула девушка, но поднялась с кресла.
        Бенджамин и Симона расположились на поляне, испещренной солнечными пятнами. На выбранном ими маршруте оказалось безлюдно. Пели птицы, легкий ветерок шевелил зеленый полог леса. Было тихо и жарко. Слаженно, словно в такт дирижерской палочке, звенели цикады.
        - Хочешь еще пройтись? - спросил Бенджамин.
        Симона раздраженно мотнула головой.
        - Сдаюсь без боя, сдаюсь на милость победителя! - с усмешкой проговорила она и вспылила, заметив, как дрогнули его губы. - Не пойму, что такого веселого я сказала?
        - Ничего! Меня восхитило бесстрашие, с каким ты бросилась в бой!
        - Хорошо, буду бесстрашной до конца. Я, как и прежде, не настроена на продолжение романа, который ничем хорошим не закончится. Мой лозунг: «либо все, либо ничего!» - Она мрачно посмотрела на него и с еще большим раздражением добавила: - Я понимаю, что со стороны это может звучать смешно, так, будто я требую незамедлительно объявить о помолвке и назначить день нашей свадьбы.
        - Пожалуй, ты права, со стороны все это именно так и выглядит, - заметил Бенджамин, но в глазах его плясали чертики.
        - Ну если так, то это ошибочное впечатление. Мне достаточно, чтобы ты признал саму возможность заключения брака или как минимум - совместного проживания до конца жизни.
        - Вот это уже более конкретная постановка вопроса!
        - Не обольщайся раньше времени, - предупредила Симона. - Самое главное, я не убеждена, испытываешь ли ты ко мне те же чувства, что и я к тебе… Проще говоря, Бен, меня абсолютно не устраивает роль временной любовницы или одной из таковых. И еще - я никогда не соглашусь с тем, чтобы ты триста шестьдесят пять дней в году беззаботно циркулировал между странами и континентами, меняя одно удовольствие на другое.
        - Но у меня нет любовниц, - ровно заметил мистер Рок. - Ни американских, ни австралийских, ни китайских, ни каких-либо еще. Веришь ты в это или нет, дела не меняет!
        - И как же тебе удается вести столь целомудренный образ жизни? - саркастически осведомилась Симона.
        - Представь себе, такое бывает, - просто и серьезно ответил он. - Я даже знаю одну женщину, которая ведет себя аналогичным образом…
        - Но ты же мужчина! Как ты выходишь из положения? Случайные связи на стороне? - Она сама испугалась того, каким оскорбительным тоном спросила его об этом. Но ей вдруг страшно захотелось, чтоб он вспылил и даже пришел в ярость.
        - Когда… а точнее, если такие связи не имеют перспективы, я стараюсь их избегать.
        - Ага, значит, ты изобрел безотказный аргумент для того, чтобы, когда тебе будет нужно, легко и убедительно отделываться от любой из твоих подружек? «Нет перспективы!» - так это у тебя называется?
        - Я ничего не изобретал, - холодно сказал он. - Было несколько случаев, когда такое происходило, но только по обоюдному влечению, без обязательств и при полном понимании того, что мы не причиним друг другу никакого вреда.
        - Вынуждена тебя огорчить, Бенджамин, - сказала Симона, задумчиво посмотрев на него. - Все это время ощущаю себя полной дурой! Я выкладываю всю свою подноготную как на блюдечке и в ответ получаю пустые отговорки… Теперь твой черед быть честным, если, конечно, ты не передумал… У меня есть предположение, что именно Кэтлин Эверсон причина того, что ты в свои тридцать два года не думаешь о семье! Подтверди или опровергни мои подозрения, если сможешь.
        На лице Бенджамина заиграли желваки.
        - Причин, скорее всего, несколько, Симона. Бездарный, если не сказать сильнее, брак моих родителей… Карьера, ради которой приходится отказываться от каких-либо личных обязательств перед другими людьми, не говоря уже о женитьбе.
        - Но я не раз видела, как при упоминании ее имени ты меняешься в лице, - негромко заметила Симона. - Этому должно быть хоть какое-то объяснение. Судя по всему, данный случай не относится к разряду беззаботных мимолетных встреч с беззаботным же расставанием.
        - А тебе откуда знать? - наклонил голову Бенджамин.
        - Моя подруга Дороти, о которой мы с тобой говорили, в курсе всех светских сплетен. Позавчера я заглянула к ней. Мы болтали о разном, но стоило мне всего лишь упомянуть твое имя…
        - Как она оказалась настоящим кладезем информации?
        - Совершенно верно! И тогда, - Симона беспомощно шевельнула губами. - Тогда я невольно представила тебя вместе с Кэтлин Эверсон. Она была очень мила, эта женщина.
        - Была и есть, - оборвал ее Бенджамин и, помолчав, добавил: - После того как Кэтрин стала женой моего брата, она не стала выглядеть хуже.
        Симона окаменела.
        - Женой твоего брата?.. Но как так вышло? Почему?
        - Почему она стала женой брата, а не моей женой? - криво усмехнулся Бенджамин. - Наверное, он ей показался более подходящей партией. Вильям Рок не из тех, кто станет, пользуясь ее выражением, зарывать свой талант в землю. Он в свои достаточно молодые годы - авторитетный бизнесмен, у него дом в Ванкувере, роскошные квартиры в Париже и Лондоне… Он коллекционирует спортивные автомобили и держит целую конюшню скаковых лошадей, то есть увлечен всеми теми вещами, которые для меня ровным счетом ничего не значат. Кэтлин захотелось вести насыщенную светскую жизнь, ощущать себя королевой бомонда, не порывая окончательно с карьерой телеведущей…
        - Но почему эта новость не стала достоянием широкой публики? - осторожно спросила Симона.
        - Чтобы заполучить Кэтлин, Вильям развелся с первой женой, и в этом все дело, - недобро засмеялся Бенджамин. - Мои родители, так редко находящие общий язык друг с другом, в этом щекотливом вопросе проявили, к нашему общему изумлению, полное единодушие. Они заявили, что, учитывая мои отношения с Кэтлин и развод Вильяма с женой, матерью троих его детей, не следует делать информацию об их женитьбе достоянием широких кругов. По настоянию родителей сразу же после свадьбы, на которой присутствовали только ближайшие родственники, Вильям и Кэтлин ретировались за океан, где и отдыхают по сей день в ожидании, пока уляжется скандал, вызванный разводом брата.
        - Для его жены это был тяжкий удар?
        Бенджамин посмотрел на нее.
        - Тяжкий - это мягко сказано. Если кто и оказался страдающей стороной в этой игре, то именно Дэниз.
        - Ты хочешь сказать, что Кэтлин Эверсон…
        - При всей ее красоте и обаянии оказалась расчетливо-безжалостной, как змея? Да!
        Симона какое-то время переваривала услышанное.
        - Выходит, ради богатства и положения в свете Кэтлин не погнушалась разрушить чужую семью и разбить сердце брата своего мужа?
        - Да, - пожал плечами Бенджамин. - Конечно, Вильям менее всего может быть назван невинной овечкой и жертвой обмана. Дэниз была единственной во всем Ванкувере, кто не знал о его бесконечных и скандальных романах на стороне. В случае с Кэтлин он просто не сообразил, с кем имеет дело. Она сошлась с ним сразу после того, как я отказался ради нее вернуться в Ванкувер, и вцепилась в Вильяма Рока мертвой хваткой.
        - Неужели это была месть с ее стороны? - содрогнулась Симона.
        - По крайней мере, об этом она заявила мне перед свадьбой.
        - И твой брат об этом не знает?
        - Скорее всего, нет, - усмехнулся Бенджамин. - Сама она ему об этом не скажет, а я не вмешиваюсь в чужую жизнь.
        - Но что же произойдет спустя какое-то время - через год, через два?
        - Я тоже об этом задумывался. Скорее всего, для этих двоих ситуация не так трагична. Если миссис Рок и поменяет со временем мистера Рока на кого-то еще, то только на еще более крупную акулу бизнеса. Ну а пока что она имеет все основания быть довольной своим уловом.
        - Ужасно! - выдохнула Симона.
        - Если это выражение сочувствия мне, то совершенно напрасное, - сказал он сухо. - Кэтлин Эверсон давно уже не существует для меня, и если я и вспоминаю о ней, то из чувства вины перед Дэниз и моими малолетними племянниками.
        Симона задумчиво поморщила лоб.
        - Все так, но, может быть, в глубине души ты все еще не смирился с этой потерей?
        - Еще раз повторяю: Кэтлин Эверсон для меня пройденный этап, - резко сказал Бенджамин.
        - Тогда почему ты шарахаешься от возможности обзавестись семьей, как черт от ладана?
        - Видишь ли, Симона, я не смог изменить себя ради той женщины, и сейчас это волнует меня только с определенной точки зрения, чем, например, мои принципы могут обернуться для нас с тобой. Если честно, я понимаю, что жизнь со мной - не сахар. То, что при первом приближении кажется романтикой, на деле всего лишь тяжелый труд и множество самых непредвиденных испытаний.
        Наступила тишина.
        - Ты имеешь в виду детей, которые могут у нас родиться?.. Да, в этом случае будет уже не до романтики! Послушай, неужели ты так никогда и не сможешь отказаться от своего бродячего образа жизни?
        - Полагаю, что нет. Тяга к странствиям у меня в крови.
        - И именно поэтому ты никогда всерьез не задумывался о браке?
        - Возможно. С моими застарелыми привычками было бы безответственно предлагать кому бы то ни было семейные узы.
        - Тогда…
        Симона смолкла. Ее снова обуяло сомнение, до конца ли правдив с ней Бенджамин, не пытается ли он списать на образ жизни иные, более серьезные проблемы?
        - Ты что-то хотела сказать? - прервал молчание Бенджамин.
        - Не знаю, я опять ровным счетом ничего не соображаю, - призналась она.
        По губам Бенджамина скользнула улыбка - и тут же погасла.
        - Теперь ты не осуждаешь меня за то, что я так долго не хотел говорить на эту тему? - настороженно спросил он.
        - Разумеется, нет, - ответила мисс Шарне. - И поверь, я никому об этом не скажу…
        - В этом я и не сомневался! Думаю, тебе самой не особенно приятно было выслушивать мою исповедь.
        - Не в этом дело! Я теперь совершенно не понимаю, как нам поступать дальше?
        - А если я пообещаю тебе, что ты навсегда останешься единственной женщиной в моей жизни, что ты на это скажешь? - Он, чуть наклонившись вперед, напряженно ожидал ответа.
        Симона посмотрела на его мощные плечи, на мышцы, игравшие под тенниской, и сказала:
        - Мне нужно время, чтоб все хорошенько обдумать.
        - Ты мне не веришь?
        - Как раз верю. Я не уверена лишь в том, что этого будет достаточно для меня. Теперь мне окончательно понятно, что и ради меня ты также не готов поменять свой образ жизни… Видишь ли, вопреки тому, что о себе говорила раньше, я, наверное, все еще верю в одну иллюзию…
        - Продолжай!
        Симона наклонила голову.
        - Понимаешь, я, как ни глупо это звучит, по-прежнему верю в то, что любовь побеждает все. Возможно, жизнь дает не так уж и много примеров такой любви, но… - Она помолчала и пожала плечами. - Я постоянно вспоминаю, например, историю любви Эванжелины - прекрасной героини стихотворной драмы Лонгфелло или трагедию Тристана и Изольды, другие великие истории любви и в их героях нахожу тот идеал человеческих отношений, который готова безоговорочно принять…
        Бенджамин сидел, не шелохнувшись, и на лице у него не дрогнул ни единый мускул.
        - Ну как? Я не слишком раздражаю тебя своим романтизмом? - обеспокоенно спросила она.
        - Нисколько!
        - Ты бесконечно добр! За время пребывания в доме Антуана и Симоны Шарне ты невольно заразился духом филантропии и сросся с ролью доброхота.
        - Симона!
        Но она уже поднялась со скамьи.
        - Бенджамин, спасибо, что ты мне все это рассказал, - спокойно и твердо проговорила она. - Не знаю почему, но мне стало гораздо легче. В какой-то момент я устыдилась своего собственного малодушия и решила бороться за тебя до конца. Теперь мы знаем друг друга, как самих себя, знаем наши мечты и планы.
        - И что из этого следует?
        - Из этого следует, что у меня хватит самообладания и выдержки, чтобы предстать перед глазами Антуана и убедить его в том, что ты для меня более не существуешь, я счастлива и довольна жизнью и все у меня еще впереди.
        - Так вот к каким выводам ты пришла! - Бенджамин метнул на нее тяжелый взгляд, полный тоски и злобы.
        Симона попятилась назад, споткнулась и, вероятно, упала бы, если б мистер Рок не поддержал ее.
        - Я в полном порядке! - торопливо сказала девушка, но он не отпускал ее от себя. - Почему ты так на меня смотришь?
        - Иногда ты просто неописуема, Симона! Ты обладаешь удивительной способностью вскружить голову, а потом словно ледяной водой окатить! Ты не задумывалась, сколько этих историй существовало в действительности? Признаться, я считал тебя более трезвой и реалистичной, чем ты оказалась на самом деле!
        - Я не знаю, часто или нечасто рождаются такие люди, способные глубоко и преданно любить, - тихо сказала Симона, - но твердо верю в одно - идеалы существуют для того, чтобы к ним стремиться. Кроме того, у меня перед глазами пример моего отца, который так и не женился больше, а все потому, что не смог изжить из сердца живое воспоминание о матери. Такое случается в жизни, Бенджамин, просто надо это видеть так, как вижу я.
        - А такое случается?..
        - Бенджамин, не надо!..
        Но он уже целовал ее.
        - Ну, - спросил он, оторвавшись от ее губ, - что же лучше: целоваться при жизни или витать в облаках в ожидании редких чудес?
        - Зачем, Бен! - выдохнула она. - Ты же прекрасно понял, о чем я говорила.
        - Я понимаю только то, что ты живешь в стране фантазий, и чем раньше ты оттуда вырвешься, тем лучше! - Он снова сильно обнял ее и, если было бы возможно, вобрал ее в себя всю, а не только эти горячие и упрямые губы.
        Симона пыталась бороться, но силы были неравны. Когда же через минуту он освободил ее, она находилась на грани истерики, потому что внутри нее снова вспыхнула все та же безудержная, всепоглощающая страсть, от которой она все эти дни тщетно пыталась избавиться. Они смотрели друг другу в глаза, не видя и не слыша ничего вокруг себя, охваченные пламенем желания.
        - Если бы рядом была кровать, представляешь, Симона, чем все это могло кончиться? - он слегка коснулся ее груди. - Мы бы снова с тобой словно с цепи сорвались и забыли обо всем на свете. Я бы сбросил с тебя одежды, и ты отчаянно, без оглядки опять отдала мне свое тело, нежное, как цветок орхидеи. И ты хочешь убедить меня, что все это не имеет никакого значения?
        - Все эти красивые слова ничто по сравнению с твоими убеждениями! Они означают лишь то, что ты не прочь еще раз-другой переспать со мной!
        - А ты - со мной! - не спуская с нее влюбленных глаз, сказал Бенджамин. - Помнишь, однажды ты это уже проделала?
        - Помню, и даже слишком хорошо, - враждебно отстранилась от него Симона. - Помню, как отдалась мужчине, который видит во мне всего лишь любовницу.
        - Я не мог обращаться с тобой, как с любовницей, потому что…
        - Ты ни с одной из женщин не способен обращаться иначе, потому что на тебе, как бы ты ни скрывал этого, лежит печать неисцелимого одиночества! - мстительно бросила она. - Более того, только переспав с тобой начинаешь по-настоящему понимать, какой страшной трагедией будет грядущее неизбежное расставание. Так уж лучше пусть оно случится поскорей!
        - Простите, пожалуйста, - вмешался в разговор странный голос со стороны, и оба они, вздрогнув от неожиданности, увидели за своей спиной на тропе двух слепых туристов. - Мы ни за что не стали бы вам мешать, но…
        - Тысяча извинений, что мы перегородили вам путь! - воскликнул Бенджамин, оттащив Симону в сторону. - Дорога свободна, можете идти по маршруту дальше.
        - Не правда ли, чудесный день! - с чувством сказал один из туристов, но в голосе его угадывалось некоторое смущение.
        - Великолепный! - в один голос ответили Бенджамин и Симона. Они еще долго смотрели вслед осторожно ступающим слепым путникам, пока те не исчезли за высокими зарослями кустарника.
        - Одно утешение, что они не смогут нас узнать, - пробормотала она. - Я почувствовала себя абсолютной дурой.
        Бенджамин хмуро покосился на нее.
        - Интересно, как долго они стояли и ждали?
        Уловив смысл его слов, Симона залилась краской. Бенджамин усмехнулся и ущипнул ее за щеку.
        - Ничего страшного, дорогая! - утешил он ее. - Ты же сама сказала, что они нас не могли видеть.
        - Они могли запомнить наши голоса, - еле слышно отозвалась мисс Шарне.
        - Ага, понятно! Зато мы запомнили их лица, и теперь единственная наша задача держаться от них как можно дальше.
        - Не забудьте, мистер Рок, у вас сегодня вечером лекция! - с преувеличенным почтением напомнила ему Симона.
        Бенджамин тихо выругался и вдруг разразился хохотом.
        - Я могу говорить с акцентом! - сообщил он.
        - По-моему, здесь нет ничего смешного! - сказала Симона.
        - Знаешь, иногда в тебе совершенно атрофируется чувство юмора!
        - Только тогда, когда попадаю в непредвиденную ситуацию! - отмахнулась она. - Твое тело…
        - Сводит тебя с ума? Могу ответить тебе тем же, Симона. И я вовсе не шучу!
        - Давай не будем начинать все с самого начала! - Она почувствовала, как с каждым мгновением нарастает в ней возбуждение, и вдруг испугалась, что скоро уже не сможет с ним совладать.
        - Ты что-нибудь предлагаешь взамен? - спросил он, не спуская с нее насмешливого взгляда.
        - Вернуться обратно, в коттедж, - резко ответила она.
        - С тем, чтобы у тебя было время обдумать, чего именно ты желаешь: воевать со мной, спать со мной, делать и то, и другое одновременно или вернуться домой к Антуану, - неторопливо перечислил Бенджамин нехитрый набор предстоящих возможностей. - Дай Бог, чтобы я ошибся, но мне кажется, что от всей твоей хваленой выдержки и самообладания не останется и следа, как только мы расстанемся…
        Симона дернулась, но тут же взяла себя в руки.
        - Ох уж это уязвленное мужское самолюбие! - покачала она головой.
        - Есть и такая вещь!
        - Ты понимаешь, что ведешь себя как какой-нибудь подросток?
        Бенджамин издевательски наклонил голову, не спуская с нее влажно блестевших карих глаз.
        - Больше ни за что на свете не доверю тебе ни одной тайны!
        - А вот это жаль! - покачал головой Бенджамин. - После сегодняшних откровений ты предстала передо мной совсем в ином свете!
        - В самом невыгодном для меня, надо полагать! - в сердцах ответила Симона и решительно зашагала по тропинке.
        Бенджамин догнал ее в два шага и обнял за плечи.
        - Успокойся, все в полном порядке, - сказал он серьезно. - Мое уязвленное мужское самолюбие удовлетворено, и я снова держу себя в руках.
        Симона молчала.
        - И если на то пошло, - продолжил он, - я не вижу в твоем признании ничего смешного, а тем более - дурацкого.
        - А кто издевался над тем, что я пребываю в стране фантазий?
        - Это, скорее, от зависти, - тихо сказал он. - Большинству людей путь туда, увы, заказан…
        - Кажется, да, - тяжело вздохнула она. - Но ведь это не повод совершенно отрицать ее существование?..
        На лице Бенджамина мелькнуло мечтательное выражение.
        - Как ты думаешь, Антуан и Эллен пребывают сейчас именно там? - блеснув глазами, спросил он.
        - А ты, кажется, кое-что понимаешь… Антуан признался, что когда они с Эллен остаются наедине, то на всей планете для них никого больше не существует. Они способны сутки напролет говорить, делясь сокровенными мечтами, планами и при этом понимают друг друга абсолютно…
        - И ведь у нас, согласись, тоже был один такой день!
        - Тогда, на яхте? - Симона вскинула глаза. - Да, хотя мечтами своими мы не делились…
        - И за это мне во веки веков не получить от тебя прощения, так? - грустно усмехнувшись, спросил он.
        - Все дело в том, наверное, что нельзя ставить тележку впереди лошади. Все, что происходило после, больше напоминало разговор глухого с немым…
        Она замолчала.
        - И превратилось в сплошное мучение! - закончил за нее мистер Рок.
        - Скажи, Бенджамин, тебе никогда не хотелось повернуть время вспять?
        - Иногда хочется, - признался он. - Ну вот, мы и пришли.
        - И чем же займемся теперь? - спросила она после долгой паузы.
        - Мы могли бы выпить чего-нибудь перед ланчем для аппетита. И вообще, есть куча других замечательных вещей, которыми цивилизованный человек может украсить свою праздность.
        - Ты хочешь сказать, что до сих пор мы вели себя не так, как это полагается цивилизованным людям? - прищурилась Симона.
        Бенджамин сладко потянулся. Большой, загорелый, сильный, он башней возвышался над нею.
        - Мы то опускались до самых глубин, то чуть было не вознеслись до высот небесного блаженства… Но отдохнем от самоистязаний. Лучшее, что можно сделать в такой ситуации, - немного расслабиться и просто выпить. Располагайся, - сказал он, указав на кресло, стоявшее на лужайке, - а я пока принесу вина.
        - Бенджамин, погоди!.. - начала она, но тут же, вздохнув, прервала себя. - А впрочем, нет, ничего…
        - Скажи то, что собиралась сказать.
        Последовало минутное молчание, после чего Симона отвернулась и беспомощно развела руками.
        - Я снова во всем запуталась… Извини!
        Бенджамин немного помедлил, потом наклонился, и девушка уловила его дыхание.
        - Держись за свою мечту, - тихо посоветовал он, поцеловал ее в лоб и убрал за ухо выбившуюся прядь волос. - Сказать по правде, я не перестаю восхищаться тобой, хотя иногда вслух говорю то, что совершенно противоречит моим мыслям. Погоди минутку, я вернусь!
        Остаток времени в Бирс-хаусе они провели на удивление мирно и спокойно. Симона весь день читала, освободив голову от всяких тяжелых и мучительных мыслей, а Бенджамин освоил еще один пешеходный маршрут, после чего они вместе поужинали.
        И только вечером, когда Бенджамин начал свою лекцию, Симоне снова стало не по себе. Она словно какую-нибудь захватывающую историю слушала его рассказ о ежегодной миграции диких зверей. В этот час Бенджамин Рок открылся ей ярче, чем когда-либо до этого, - самоотверженный, тонко чувствующий проблемы людей и животных, оказавшихся в одинаково бедственном положении в местах их совместного обитания… Она увидела человека, способного войти даже в тяжелое положение браконьеров, зарабатывающих жалкие гроши на пропитание добычей слоновой кости, в то время как другие делали на этом целые состояния.
        Бенджамин был искрометен и красноречив, буквально несколькими фразами передавал то, что ему посчастливилось заснять на пленку. Он источал столько обаяния, что хватило бы на целую компанию.
        Гости Бирс-хауса слушали его затаив дыхание, и по восхищенному выражению их лиц Симона поняла, что они унесут с собой в сердцах не только заботу о судьбе дикой природы, но и воспоминание о человеке, в котором неразрывно переплелись мудрость, сострадание, сила и редкостный магнетизм.
        - Все было так хорошо! - сказала Симона по дороге к своему коттеджу. Бенджамину потребовалось почти полчаса, чтобы вырваться из объятий возбужденный аудитории, и все это время Симона простояла в сторонке, терпеливо дожидаясь его.
        - Спасибо, - негромко отозвался он.
        - У тебя усталый вид, - заметила она. Бенджамин усмехнулся и сказал в ответ:
        - Не каждый день приходиться осваивать новые тропы.
        - Но согласись, что это здорово!
        - А тебе приходилось серьезно заниматься спортом? - повернулся он к ней.
        - Еще как! - улыбнулась она. - Я в детстве раз и навсегда преодолела страх высоты, поэтому обожала карабкаться по скалам и крутым горным тропам.
        - Ты гармонично развитая личность! - констатировал он. - Может быть, ты еще летаешь на воздушном шаре, ездишь на водных лыжах и прыгаешь с парашютом?
        - Нет, пока что, нет, но я с удовольствием попробовала бы все, что ты назвал. Насчет водных лыж и парашюта не стану утверждать, но полетать на воздушном шаре я мечтала всегда!
        - В таком случае, тебе должно понравиться путешествие на воздушном шаре над Атлантикой, - сказал он. - Старт на рассвете, как только солнце поднимается над горизонтом. Впечатления неповторимые!
        Дойдя до коттеджей, они остановились.
        - Бенджамин…
        - Да?
        - Ты не мог бы зайти ко мне на минутку?
        Бенджамин невозмутимо поглядел на нее и быстро, словно боясь, что она передумает, зашел внутрь.
        - Присаживайся! - сказала Симона и включила свет. - Чашечку кофе?
        - Спасибо! Сиди, я сам его сделаю.
        Симона опустилась в кресло и задумчиво посмотрела на Бенджамина.
        - Что-нибудь случилось? - печально спросил он, принеся кофе и усевшись напротив нее. - Я тебя никогда не видел такой серьезной…
        - Ты не мог бы пояснить мне, откуда у тебя, канадца, такая привязанность к экзотическим странам?
        Бенджамин пожал плечами.
        - Австралию я открыл для себя еще в юности. А про Африку читал у Хемингуэя.
        - Понятно. Я о такой страсти знаю из книги Карен Бликсен, но ведь ею двигали иные причины, нежели в случае с тобой?
        - Помнится, она стремилась выйти замуж за любимого человека. - Бенджамин помолчал, потом продолжил. - Наверное, мной двигала страсть к самоутверждению вопреки воле отца. Видишь ли, его всегда раздражали мои художественные наклонности, которые, в противовес ему, поощряла мать, она художница, пишет маслом. Мама оказалась на редкость удачливой на этом поприще, хотя, должен признаться, иногда она бывает чертовски эксцентричной даже на фоне нашей артистической богемы.
        - Отцу не понравилось, что ты пошел по ее пятам? - спросила Симона. - Но почему?
        - Мое ремесло, хотя и сочетает в себе науку и технику, но без творческого воображения все снятое тобой будет мертво. В глазах же отца, что живопись, что фотография, что кинодокументалистика - все одним миром мазано. Он был бы рад, если бы я занялся каким-нибудь другим респектабельным и доходным делом, стал наследником империи Роков, а не увлекался ненужным самовыражением и самоутверждением. Но в двадцать три года родительская опека меня просто бесила.
        - Ты отправился в Африку в двадцать три года?
        - Да, - кивнул Бенджамин. - Я вообще люблю играть только по-крупному. После пяти лет зубрежки и смертельной скуки в юридическом колледже я кинулся в Африку для того, чтобы победить или умереть. Кроме того…
        - Пожалуйста, рассказывай дальше!
        Бенджамин, прищурив глаза, посмотрел на нее.
        - В положении наследника семейного богатства есть что-то нелепое и унизительное. Ты поневоле заражаешься клаустрофобией, потому что сплошь и рядом твое имя и наследство значат гораздо больше, чем ты сам. На мое счастье, отца больше занимал Вильям, поэтому я имел возможность время от времени ускользать из-под родительского влияния. Тогда-то я и решил, что своими руками создам свое благополучие и не возьму из кармана отца ни цента.
        - Ты хочешь сказать, что начал с нуля? - круглыми глазами посмотрела на него Симона. - Но как тебе это удалось?
        - Я стажировался в юридической фирме, защищая степень бакалавра, и получал побочный заработок. Кроме того, в свободное от учебы время подвизался светским фотографом - делал свадебные и юбилейные альбомы и прочее в том же роде.
        Симона откинулась на спинку кресла.
        - Ты все еще злишься на отца? - тихо спросила она.
        - Уже нет. Он изменил свое отношение ко мне, и важную роль здесь сыграли два обстоятельства. Первое, когда он, и ранее не одобрявший мое увлечение Кэтлин Эверсон, после свадьбы Вильяма заявил, что ума у меня, возможно, все-таки побольше, чем у моего брата.
        - Понятно. А второе обстоятельство?
        - На одном из светских вечеров его познакомили со знаменитым кинодокументалистом, по странному совпадению также носящим фамилию Рок!
        Симона прыснула от смеха.
        - Возвращение блудного сына! - воскликнула она.
        - Или прозрение блудного отца! Думаю, сразу после того, как утихнет неизбежный скандал в связи со свадьбой брата, мы сможем нормально, по-человечески общаться.
        - На него произвел впечатление твой творческий и финансовый успех? - спросила Симона и тут же поспешила добавить: - Впрочем, с возрастом люди часто становятся мягче.
        Бенджамин помолчал.
        - Отец уговаривает меня наконец-то остепениться и осесть, - как бы вскользь заметил он.
        - О нет! - вырвалось у Симоны.
        - Не надо так пугаться, - рассмеялся Бенджамин. - Я вот уже десять лет живу только собственным умом.
        - Я не про это… Я просто представила, что с тобой может произойти, если ты окажешься с ним рядом.
        Он с интересом посмотрел на нее.
        - Опасаешься, что отец будет оказывать на меня отрицательное влияние?
        - А ты этого не опасаешься?
        - Разумеется, нет! - Глаза Бенджамина озорно блеснули. - Симона, скажи, а ты уверена, что до сих пор не питаешь ко мне некоторого сердечного расположения?
        Мисс Шарне отвела взгляд.
        - А что, разве я похожа на ту, которая способна не замечать, какие щедрые подарки преподносит ей судьба? Как можно не оценить такого неотразимого и талантливого человека? - разрумянившись, ехидно спросила она.
        - Что же, не стану обременять тебя. Спокойной ночи и хороших снов, Симона!
        Он поднялся и принялся убирать со стола.
        Девушка сидела в кресле как изваяние, не сводя с него взгляда. На ужин Бенджамин переоделся в джинсы и кремовую рубашку, и теперь казался особенно стройным и обворожительным. В двадцать три года он поднял мятеж против семьи, наследства, династической традиции, подумала мисс Шарне, так стоит ли удивляться, что он после всего этого в глубине своего сердца остается неприкаянным одиночкой?
        - Симона!
        Она вздрогнула. Бенджамин стоял напротив и смотрел ей в лицо. Судорожно сглотнув, она попыталась взять себя в руки. Я пожалею об этом, с тоской подумала она, но не больше, чем о разлуке с ним. Так пусть уж если это и произойдет, то по моей воле и на моих условиях!
        Бенджамин все понял и на мгновение онемел.
        - Ты уверена? - вырвалось у него.
        - Я ни в чем никогда не была так уверена.

8
        - Симона… Симона Шарне! - тихо подал голос в темноте Бенджамин.
        - Почему ты никогда не зовешь меня Си, как Антуан или мои друзья? - шепотом спросила она.
        Горел ночник, и оба они, обнявшись, совершенно нагие, лежали под одеялом.
        - Мне нравится полное имя Симона, старомодное и милое. Как там чувствует себя твоя рука?
        - Хорошо, насколько это вообще возможно!
        - На этот раз все у нас было не так стихийно и безудержно, но не менее чудесно, - улыбнулся он, и Симона почувствовала, как ее снова захлестывает волна желания. - На этот раз нам даже есть что сказать друг другу.
        - Все было восхитительно! - прошептала она, прижавшись к его плечу.
        Рука Бенджамина легла на ее бедро.
        - Если так, я готов повторить все снова, - пробормотал он, целуя ее волосы. - Ты не против?
        - Разве ты не чувствуешь? Как я могу быть против?
        Она придвинулась к нему так, чтобы он почувствовал ее груди, и принялась целовать его лицо, шею, плечи.
        - Я изнемогаю от желания, - призналась она. - Странно, но в эти мгновения я даже забываю о сломанной руке!..
        Она подняла синие глаза и улыбнулась. Бенджамин коснулся губами ее сосков, и розовые бутоны напряглись. Симона со вздохом наслаждения закрыла глаза и откинула голову.
        - Бенджамин! - пробормотала она. - Боже, Бен! Я сейчас умру!.. Это слишком!..
        Он со стоном опустил тело, одним мощным ударом проник в нее, и оба они слились в едином неудержимом ритме. Дыхание их становилось все более частым и прерывистым, пока Симона не выгнулась с криком, а потом судорога наслаждения пронзила их, лишив сознания и слуха.
        И снова они лежали в объятиях друг друга, и Бенджамин, гладя ее по волосам, говорил:
        - Я был не прав… Насчет стихийности и безудержности. Беру свои слова обратно!
        Симона приподняла голову и попыталась улыбнуться.
        - Ты был великолепен, Бенджамин Рок! - сказала она, дуя ему в ухо. - Не пройдя через это, я бы не поверила, что такое вообще возможно!
        - Нам нужно поговорить, - сказал Бенджамин.
        Было влажное, душное утро, и они ехали в машине обратно. Проснулись они только после завтрака, а потому вынуждены были бегом собирать вещи, чтобы успеть освободить коттеджи к заезду новых гостей.
        - Не надо! - порывисто сказала Симона и поймала его руку, лежавшую на рычаге переключателя скоростей. - Все уже сказано, Бен!
        - Нет, не все! Если ты думаешь, что я способен вот так запросто помахать тебе рукой и со спокойным сердцем отчалить к черту на кулички, то ты глубоко заблуждаешься!
        Симона покосилась на него и заметила, что рот у него сжался в тонкую полоску.
        - Ты все хочешь испортить, да?
        - Черт возьми, что ты имеешь в виду?
        - Мне казалось, что вчера вечером мы расставили все точки над «i».
        - А потом была ночь, а за нею утро, когда я вымыл тебя в ванной, причесал, вытер насухо, одел и собрал в дорогу…
        Симона прикусила губу, вспомнив блаженное ощущение тепла и защищенности, которое дарили ей руки Бенджамина. Увы, здравый смысл подсказывал ей совсем другое, и она тихо, но твердо сказала:
        - Бенджамин, ты же не хуже меня знаешь, что у нас ничего не сложится. Я для тебя слишком… как бы это сказать?
        - Догматична? - сухо предположил он, и Симона вздрогнула, но нашла в себе силы холодно ответить:
        - Если тебе угодно, то да. А ты для меня слишком независим. Что отсюда следует?
        - Что угодно, но только не вывод о том, что на этом основании нам следует порвать всяческие отношения!
        - А что ты можешь предложить взамен? Раз или два в год встречаться и мучить друг друга взаимными претензиями и несбыточными мечтами?
        Бенджамин, глядя в сторону, тихо выругался.
        - Пойми же, мой милый, - с отчаянием сказала она, - кто-то из нас захочет настоять на своем, и все наше счастье полетит под откос. Именно поэтому лучше разойтись сейчас - и разойтись раз и навсегда. Для меня ты останешься моей несбыточной, но прекрасной мечтой наяву, да и ты обо мне, надеюсь, сохранишь не самые плохие воспоминания…
        - Ты все сказала? - спросил он, не сводя глаз с дороги.
        - Да.
        - Итак, - негромко подытожил он, - лично ты предполагаешь с сегодняшнего дня вернуться к той жизни, которую вела до нашей встречи?
        - Не совсем. В моей жизни не останется брата, точнее, мои отношения с ним перейдут в иное качество. Скорее всего, мне придется с ним разъехаться, чтобы он имел возможность строить новую жизнь без оглядки на меня. Но я совершенно точно знаю, что никогда не оставлю мой дом. Как и прежде, я буду учить детишек, а еще ходить под парусом, перебирать клавиши на стареньком рояле… В общем, буду радоваться жизни, так что можешь обо мне не беспокоиться!
        Бенджамин сумрачно смотрел вперед, на дорогу.
        - Мистер Рок!.. - тихо позвала она и подбадривающе улыбнулась.
        Он бросил взгляд на нее - божественно красивую, с длинными распушенными каштановыми волосами, в которых навсегда, казалось, поселились солнечные рыжеватые блики, с ясными синими глазами, нервно сжатыми губами, которые еще этой ночью были такими послушными и мягкими…
        - Можно я буду писать тебе письма? - он нежно сжал ее руку.
        - Как тебе угодно… Только не обещаю, что стану отвечать.
        Так они и расстались.
        В доме их уже ждали Антуан и Эллен. Они явно изнемогали от любопытства, но, уловив напряжение, повисшее между Симоной и Бенджамином, не осмелились задать ни одного вопроса.
        Днем после ланча Бенджамин уехал.
        Дружески улыбаясь, Симона вызвалась было подвезти его до аэропорта, но тут же спохватилась, вспомнив о сломанной руке.
        Свои услуги предложил Антуан, но Бенджамин отказался и заявил, что поедет на такси. Перед отъездом он на несколько минут уединился с Антуаном в кабинете. О чем они говорили, Симона не знала, но брат вышел оттуда в приподнятом настроении.
        У ворот сада они попрощались.
        - Если только, - сказал он, не спуская с нее глубокого нежного взгляда карих глаз, - будет что-нибудь не так… со сроками… Антуан знает, как связаться со мной.
        - Надеюсь, ты ничего ему не сказал? - нахмурилась Симона.
        - Разумеется, нет. А вот тебе хочу сказать следующее: самые точные расчеты и продуманные планы иногда дают сбой, и, если с тобой что-нибудь случится, я имею законное основание знать об этом.
        Симона опустила глаза.
        - Разумеется, - улыбнулась она. - Но я тебе уже сказала, что ничего не будет.
        На губах Бенджамина мелькнула печальная улыбка.
        - И когда ты перестанешь быть такой упрямой?
        - А когда ты перестанешь быть таким упрямым?
        - Сдаюсь! - сказал он, по-мальчишечьи непосредственно ухмыльнувшись и поцеловав ее в лоб. - До свидания, Симона Шарне, самая любимая моя учительница в мире! Если я чего-то и могу пожелать тебе, то это не растерять свои мечты.
        И хотя оба они держались совершенно спокойно, было в этой безмятежной сцене что-то жутковатое, словно время остановилось. Но время уходило - и уходило безвозвратно. Скоро, совсем скоро этот большой, сильный и талантливый человек, который умел быть таким язвительным и таким милым в одно и то же время, должен был уйти навсегда. Воздух словно застыл, впитав в себя запахи камелий, травы, шин, плавящегося на солнце асфальта, голубизну неба и зелень травы.
        Еще раз взглянув на него, чтобы навсегда сохранить в памяти его образ, она ровным голосом сказала:
        - Прощай, Бенджамин! Такси уже подъехало. Будь осторожен, и пусть тебе тоже повезет и ты найдешь свою Эванжелину!
        Она улыбнулась ему, повернулась и пошла, и никто на свете не знал, чего ей стоило ни разу не оглянуться на Бенджамина.
        Закрыв за собой входную дверь, Симона бессильно привалилась к ней и закрыла глаза.
        - Симона!
        Она очнулась и увидела перед собой растерянно-радостное лицо Антуана.
        - Я тебя слушаю, Антуан, - из последних сил сосредоточилась она.
        - У нас для тебя ошеломляющая новость. Только приготовься ее выслушать…

9
        Ровно год спустя Симона сидела в саду и вспоминала прошедшие двенадцать месяцев. Как и тогда, в день расставания с Бенджамином, небо сияло голубизной, цвели камелии и блестела в лучах солнца и разноцветных струях фонтанчика бронзовая фигурка русалки.
        Триста шестьдесят пять дней все вокруг напоминало ей о нем - и пляж, и кафе, и яхта «Олимпия». Временами Симоне начинало казаться, что она никогда не оправится от прошлого, и тогда она задумывалась, не лучше ли ей уехать прочь, убежать от воспоминаний и от неизбывности утраты, от панического ощущения непоправимой ошибки, сделанной ею тогда…
        Но больше всего ее мучила необходимость скрывать страдания от Антуана, и не только потому, что не хотела расстраивать его, а, скорее, из чувства врожденной гордости. Антуан и Эллен поженились сразу же после отъезда Бенджамина, и об этом она не могла вспоминать без радостной улыбки. Роджерсы организовали грандиозную свадьбу для своей единственной дочери, и бесконечно счастливая Эллен была необыкновенно хороша в подвенечном платье.
        Симона предложила продать свою долю городского дома им, но Эллен решила, что они с Антуаном должны сами построить свое счастье, и заставила мужа купить квартиру поблизости от дома Симоны. Впрочем, свои права на яхту она им продала, против этого Эллен не стала возражать.
        Откинувшись в шезлонге, на который падала тень старого вяза, Симона закрыла глаза и под шум, доносящийся с улицы из-за высокой ограды, вспоминала события последних двенадцати месяцев…
        Бенджамин присылал ей письма, которые иногда добирались до нее неделями, со штампами самых экзотических мест, и многие географические названия теперь звучали для ее ушей как волшебная сказка.
        Письма, на которые она не отвечала, но хранила как зеницу ока.
        Письма, из которых она узнавала лишь то, что он по-прежнему занимается любимым делом и не собирается от него отказываться.
        Письма с описаниями сценок и происшествий, заставлявших ее смеяться.
        Письма, которые источали запахи и звуки далеких пустынь, горных склонов и прозрачных чистейших ледников.
        Чтобы как-то заполнить невольно образовавшуюся пустоту в сердце, Симона решила давать в свободное время уроки фортепиано и до такой степени заделалась трудоголиком, что даже сейчас, сидя в саду, чувствовала угрызения совести по поводу своей вынужденной праздности. Занятость помогла ей понемногу отрешиться от воспоминаний, хотя в минуты усталости и одиночества они как змея жалили ее с новой силой.
        Слабый возглас вывел Симону из состояния прострации, и она торопливо склонилась к детской коляске, стоявшей рядом с шезлонгом.
        - Да ты, никак, проснулся, сердечко мое? - замурлыкала она и взяла на руки поразительно похожего на нее трехмесячного мальчика. - А я уже решила, что ты собрался проспать обед! Что ты говоришь? Хочешь есть? Ну естественно! Сейчас твоя мама…
        Услышав звук открывающейся калитки, Симона обернулась… да так и застыла с открытым ртом.
        У входа в сад стоял Бенджамин Рок - в залатанных джинсах, пыльных ботинках, с небрежно постриженными пепельно-русыми волосами и легкой щетиной на щеках… Стоял с таким видом, будто никуда отсюда и не уходил.
        Симоне почудилось, что она спит. Она мотнула головой, отгоняя от себя наваждение, и, видимо, слишком сильно сжала ребенка, потому что тот захныкал в знак протеста.
        Бенджамин побледнел, его темные глаза стали жесткими и непроницаемыми. Он подошел к шезлонгу, наклонился и пристально поглядел на малыша, потом перевел взгляд на Симону и снова уставился на ребенка.
        - Это надо же быть такой дурой! - сказал он с досадой и презрением в голосе. - Я знал, что ты упряма, но то, что твоя гордыня может подняться до таких высот самоуничижения, даже представить не мог. И как же долго ты собиралась держать эту новость в тайне от меня? По гроб жизни?
        Симона словно онемела.
        - Но я… - Она с трудом подыскивала слова, настолько неожиданным для нее был не только приезд Бенджамина, но, прежде всего, непозволительный тон его разговора с ней. - Что ты здесь делаешь?
        - А то ты не знаешь?
        - Представления не имею, - искренне сказала она.
        Бенджамин ответил неприятным смешком.
        - Представления не имеешь? - спросил он весьма ехидно. - Ладно, я введу тебя в курс дела, но для начала хотел бы знать, чего стоят твои рассуждения о бедных девчушках, растущих без отца, и прочее душещипательное морализаторство, которым ты потчевала меня год назад?
        Симона побледнела.
        - Я не отказываюсь ни от одного своего слова, - растерялась она. - У тебя еще есть вопросы?
        - Да, всего один. Ты настолько уверена в своей безоговорочной правоте, что считаешь себя исключением из своих же правил и уверена, что, в отличие от других, способна в одиночку вырастить ребенка?
        - Как ты смеешь говорить со мной в таком тоне! - повысила голос Симона. - Если ты пришел сюда оскорблять меня, можешь поворачиваться и уходить туда же, откуда пришел!
        - Я не могу уйти туда, откуда пришел, - с горечью сказал Бенджамин, - потому, что не могу жить без тебя и готов совершенно заново переустроить свою жизнь!
        - Неужели? - Симона ошеломленно посмотрела на него, но тут же снова обрела дар речи и насмешливо спросила: - А как же ты собираешься жить с такой упрямицей? Как собираешься управляться с моей горделивостью? Сожалею, Бенджамин! Сожалею и надеюсь, ты не успел пойти на слишком большие жертвы ради меня. Впрочем, у тебя, возможно, есть на примете и другие варианты - тогда ради Бога!
        Бенджамин не успел ответить, потому что решил напомнить о своем присутствии малыш. Его розовые губки задрожали, и через секунду он ревел, как маленькая противопожарная сирена. Бенджамин озадаченно заморгал, затем спросил совсем иным тоном:
        - Как ты его назвала?
        - Ришар, мы назвали его в честь отца, - сообщила Симона, качая мальчика на руках и осыпая его поцелуями.
        - Мы? Выходит, что и Антуан - соучастник этого заговора молчания? Ты и тут меня обошла. Ведь я просил его как друга и просто порядочного человека сразу же сообщить мне о том, что ты нуждаешься во мне!..
        - Только не надо ничего сваливать на Антуана, - с досадой сказала Симона. - Он тут совершенно ни при чем. Я не нуждалась в тебе год назад, не нуждаюсь и сейчас.
        В это время калитка вновь открылась, и Бенджамин увидел высокую худую фигуру незнакомого человека. Он подошел к ним, озабоченно кивнул, улыбнулся Симоне и малышу…
        - А, привет, Джефри! Что-то ты сегодня рано. Я скоро освобожусь… - кивнула ему Симона.
        Джефри? Это тот самый Джефри!.. Тот бесчувственный эгоист, причинивший Симоне столько страданий! Так вот оно что! Но как Симона могла? Теперь понятно, почему она не нуждалась в нем и все держала в тайне… Злость и отчаяние навалились на Бенджамина Рока в одно мгновение, и он, в последний раз окинув взглядом Симону с ребенком, их уютный сад, повернулся и быстро пошел к садовой калитке…
        Выходя на улицу, он столкнулся с летевшей навстречу Эллен, но даже не остановился на ее приветственный возглас и не посмотрел на нее.
        - Какой же я идиот! - Чертыхаясь и все еще до конца ничего не понимая, Бенджамин старался уйти как можно быстрее и дальше от ставшего чужим, ненавистного и причиняющего боль дома Шарне.
        - А вот и я! Как всегда опаздываю!..
        В ворота вбежала запыхавшаяся Эллен и пошла к ним, потирая ушибленный лоб. Увидев странную растерянность на лице Симоны, она спросила:
        - Святые небеса! Уж не Бенджамин ли Рок собственной персоной пожаловал к нам!
        - Ты не ошиблась, это был он, - каким-то безжизненным голосом ответила Симона.
        Эллен отнесла ее плохое настроение на счет своего опоздания.
        - Прошу прощения, Симона, мне пришлось задержаться в университете. Надеюсь, Ришар не слишком капризничал в мое отсутствие?
        - Он молодец, вел себя как истинный джентльмен, хотя еще немного, и он мог потерять терпение. Не правда ли, солнышко! Ничего, не плачь, твоя мама пришла.
        Поцеловав ребенка, она передала его Эллен, а затем, развернувшись, поспешила в дом.
        - Прости, Джефри, ты не мог бы зайти завтра? Что-то я сегодня не в форме…
        - Конечно, Симона! Ты в порядке?
        Она хотела подняться к себе в спальню, но ее остановила Эллен.
        - Скажи, Симона, что-то стряслось? Вы поссорились с Бенджамином?
        - Нет, но по-моему произошла страшная глупость. Он увидел меня с Ришаром и подумал, что все это время я скрывала от него рождение сына! А еще явился Джефри… Я представляю, что вообразил себе мистер Рок!..
        - Вот почему он вылетел как угорелый и чуть не сбил меня с ног! Но Симона, его нужно срочно разыскать.
        - Послушай, Эллен, он начал с того, что стал на меня кричать и обвинять Бог знает в чем! Да и где я буду бегать, мало ли куда он пошел…
        Бенджамин сидел на самом гребне дюны и смотрел на волны. Он даже не повернул головы, когда она подошла и расположилась рядом.
        - Я бы хотел сказать в свое оправдание, что принял желаемое за действительное… Все это время я думал, что ты ждешь меня и, возможно, любишь. Теперь вижу, что у тебя семья и ты, должно быть, вполне счастлива.
        - Ты можешь говорить все, что угодно.
        Бенджамин взглянул на ее легкий румянец и загар.
        - Видишь ли, ребенок - твоя копия.
        - Он мой племянник.
        Бенджамин опешил. Он помолчал, затем осторожно сказал:
        - Я не специалист по детям, но мальчик примерно в том же возрасте, что и… Просто слишком много деталей сошлось - и то, что ты дома в будний день…
        - Где же мне еще быть во время каникул?
        Эллен попросила меня присмотреть за ребенком, я это и сделала.
        - А Джефри? Это тот самый, о котором ты мне рассказывала? Ты вышла за него замуж?
        - Джефри?! - Симона рассмеялась. - Господи, Бен, да мало ли на свете людей с таким именем! Этот милый молодой человек решил освоить азы музыкальной грамоты, чтоб покорить сердце любимой девушки. Она, видишь ли, сказала ему, что он дилетант, а она любит профессионалов.
        - Извини, получилось как-то глупо! Я… иначе представлял себе сцену нашего примирения. Может быть, нам начать сначала? Я хочу попросить разрешения все тебе объяснить.
        - Если ты пришел сказать мне о том, что из-за чувства вины передо мной или чего-то подобного насильно отрываешь себя от жизни, которую любишь…
        - Нет, это не так!
        - Но что еще может тобою двигать, если в глубине сердца ты считаешь меня упрямой ослицей и неисправимой гордячкой? - Она повернулась к нему, раздраженная и не верящая ни одному его слову.
        - Прости, Симона, но это не так. И, кроме того, в моей жизни многое изменилось. Дело в том, что мне пришлось срочно подключиться к одной кампании, набирающей ход.
        - К компании бизонов и китов? - коротко поинтересовалась она.
        Бенджамин чуть улыбнулся, но тут же снова стал серьезным.
        - Нет, речь идет почти о военной кампании. Приходится отбивать от своры шакалов дело отца и всю империю Роков. Мне вдруг пришло в голову, что я не могу более делать вид, что дела семьи меня не касаются, и в то же время - не могу бросить то, что я люблю больше всего - снимать фильмы.
        - Ты же говорил, что путешествия у тебя в крови? - напомнила она.
        Бенджамин усмехнулся.
        - Мне так казалось. Но теперь я знаю, что у меня в крови только Симона Шарне, и, если ты не будешь моей, все остальное лишается для меня всякого смысла.
        - Если все это правда… Если…
        - Я знаю, что ты хочешь сказать, - остановил он ее. - То, что я долго приходил к решению? По правде сказать, недовольство собственной жизнью исподволь прокралось в сердце задолго до моего возвращения в Канаду, но я еще раньше подписал два контракта, которые необходимо было выполнить. И, кроме того, я подумал, что не могу вернуться к тебе, не предложив что-то конкретное.
        - А что бы ты сделал, если в этот промежуток я бы взяла и вышла замуж за кого-нибудь другого?
        Бенджамин поколебался, затем сказал:
        - В этом случае Антуан заранее поставил бы меня в известность.
        - Не может быть? И ты примчался бы, чтоб этому помешать?
        - Дорогая моя, - сказал он сдержанно, - именно ты настояла на том, чтобы я уехал.
        - Да, но…
        - Именно ты, - продолжал он непреклонно, - попрощалась со мной без всякой жалости и сожаления. Ты каждое свое движение души держала под контролем, отгородившись от меня великой китайской стеной и пребывая в мире фантазий!
        - Неправда! - взорвалась она. - Что ты сказал Антуану?
        - Что я не знаю, подходящая ли я для тебя пара, но однажды я еще раз рискну и попытаю свою судьбу.
        - Он мне об этом ничего не говорил! - ее голос слегка срывался от волнения. - Ты хочешь сказать, мой брат знал, что ты должен вернуться? Я понимаю, он не хотел меня обнадеживать, мало ли что могло произойти! Кроме того, он был занят устройством своей жизни. Тогда, когда все еще решался вопрос о сроках свадьбы, по иронии судьбы, Эллен оказалась беременной…
        Она отвела глаза в сторону, затем лихорадочно поднялась, оправляя платье.
        - Я изнывала без тебя и стремилась к тебе, Бенджамин! Я не могла поверить в то, что ты ушел навсегда, и тому, что я своими руками сделала все это. Я спрашивала у самой себя, не совершила ли непоправимую ошибку, уверившись в том, что смогу прожить без тебя. Но…
        - Милая моя Симона! Если бы ты знала, как важно для меня слышать от тебя такие слова!
        - Но… Не надо, Бенджамин, пожалуйста!
        Он попытался обнять ее, однако Симона отвела его руку.
        - В том, что ты обо мне сказал, есть своя правда! - Ее синие глаза стали грустными.
        - Как есть немалая правда и в том, что ты говорила обо мне еще раньше. Я понял, что не желаю больше оставаться одиноким холостяком. Правда, сначала не представлял, как нам перекинуть мосты через те пропасти, что нас разделяют. Но теперь, когда понял, что без тебя моя жизнь будет мертвенно-пустой, увидел очень простой выход и тут же поехал к тебе. В конце концов, - он снова поймал ее руку, - моя враждебность при виде ребенка во многом вызвана тем, что ты предпочла обойтись без меня и сама пройти через все эти испытания, в то время как ни о чем на свете я не мечтал так сильно, как о возможности быть рядом с тобой.
        Симона пристально посмотрела на него.
        - Если бы ты знал… - Она осеклась и помолчала.
        - Говори!
        Она потупила взгляд, вздохнула и еле слышно сказала:
        - Сколько раз я мечтала о том, чтобы у нас был ребенок!
        Он беспрепятственно сжал ее в своих объятиях, столь сильных и порывистых, что она чуть не задохнулась.
        - Уйдем отсюда! - сказал он хрипло.
        - Да! - вырвалось у Симоны, когда она, оглянувшись, увидела, что они с Беном являются предметом пристального внимания и веселья со стороны зрителей. Молодой загорелый серфингист свистнул и приветственно помахал им рукой.
        - Боже, Эллен! Как же я забыла! - спохватилась она. - Я обещала ей присмотреть за Ришаром после обеда.
        Бенджамин улыбнулся.
        - Не беспокойся по поводу мистера Ришара Шарне. На этот раз Эллен придумает что-нибудь сама… Когда мы с ней столкнулись, у меня на лице, видимо, было написано, что я пойду на все, но не дам тебе на этот раз уйти от меня!
        Симона прижалась лбом к его плечу, но тут же снова вскинула глаза.
        - Бенджамин, возможно, это звучит глупо, но я не хочу больше даже пытаться тебя изменить… Хотя меня это по-прежнему беспокоит…
        Бенджамин улыбнулся.
        - Мы можем найти не столь людное место для объяснений.
        - Конечно! Пойдем домой.
        - Я, скорее, имел в виду мой номер в отеле. У меня там все вещи, я их бросил и сразу кинулся сюда. Правда, не рассчитывал застать тебя, но надеялся повидаться с Антуаном.
        - Хорошо, но…
        - Мне придется сначала отчитаться по всем пунктам, чтобы потом получить право на минимальную интимность обстановки, пойдем! - Бенджамин рассмеялся и легонечко поцеловал ее в нос.
        Из его просторного, великолепно оформленного номера открывался вид на океан. Две забитые до отказа сумки с вещами стояли посреди комнаты нераспакованные.
        - Ты не против, если я приму душ? А ты могла бы заказать для нас ланч, - предложил он, странно бледный и встревоженный.
        - Что пожелаешь?
        - Все, что угодно, на твой выбор! - Он протянул ей меню и двинулся в ванную.
        Почему у меня такое чувство, подумала Симона, будто я сплю и вижу сон. Она некоторое время стояла, глядя куда-то вдаль, затем по телефону заказала еду.
        Ланч прибыл очень скоро - набор из красиво сервированного холодного мяса и салатов с подарочной бутылкой вина в серебряном ведерке со льдом.
        Почти тут же из ванной вышел Бенджамин, на нем была тенниска и шорты. Быстро переговорив с официантом, он отправил его из комнаты, и они остались одни.
        - Прошу садиться! - сказал он, жестом джентльмена пододвигая к ней стул. - С этого мы когда-то начинали, - сказал он, разливая по бокалам золотистый рислинг. - С холодного мяса и салата. - Он улыбнулся Симоне, и сердце у нее бешено заколотилось. - Выпьем!
        Симона осушила бокал, и на щеках ее заиграл румянец.
        Бенджамин уселся напротив и, не спрашивая ни о чем, разложил еду по тарелкам.
        - Мне стоило бы устроить самому себе серьезную взбучку! - сказал он негромко. - С тех пор, как я увидел тебя, я топтался без цели и направления, как слон в африканской саванне… Перекуси! - предложил он и, как только Симона принялась за еду, добавил: - Ты изменила меня до самого основания, и я об этом никогда не стану сожалеть.
        - Но через десять лет все может показаться совсем иным…
        - Нет, - возразил он. - Потому что в эти десять лет я не смог бы делать то, что делал до сих пор, с той же самоотдачей. Не то чтобы я ни с того ни с сего потерял интерес к дикой природе и охране окружающей среды - этого никогда не случится, но я ощутил настоятельную необходимость раздвинуть свои жизненные горизонты. Фильмы - моя стихия, в этом мире множество дорог и тропинок, по которым я хотел бы пройти. Сейчас я собираюсь вернуться на магистральную дорогу жизни. Считаю, что мое время ученичества закончилось. Надеюсь, эти годы не пропали зря и я внес свою, пусть крохотную, лепту в сохранение планеты, но, - он пожал плечами, - теперь пора двигаться дальше.
        Симона зачарованно смотрела на него…
        - Ты сильно изменился!
        - Нет, я все тот же, просто у каждого человека есть свои, невидимые грани характера, иногда они начинают вдруг проявляться и, порой, с помощью других. Так что ты, если угодно, - катализатор этих перемен, - продолжил он. - После истории с Кэтлин у меня были дополнительные стимулы держаться подальше от людей, и мне казалось, что одному - лучше и надежнее. Теперь я понимаю, что подобно страусу прятал свою голову в песок, искал самый легкий путь, обвиняя всех женщин в жадности, честолюбии, коварстве на основании опыта знакомства с одной из них… А правда заключается в том, что сейчас я не смог бы вспомнить ее лица. Она словно испарилась, улетучилась из моего сердца и из моей памяти, не оставив по себе ни сожаления, ни обиды, ни жажды мести - ничего. Ее больше нет.
        Симона молчала, не в силах вымолвить ни слова.
        - Бенджамин! - Глаза ее наполнились слезами, и, беспомощно улыбнувшись, она сказала: - Я люблю тебя!
        - У меня появилась отличная мысль относительно места, где мы могли бы провести наш медовый месяц, - произнес он час спустя, продолжая нежно, но сильно, словно боясь вновь потерять, прижимать ее к себе… Они лежали в постели и слушали шум океана. - Что ты скажешь насчет Австралии?
        Глаза ее расширились.
        - Конечно, конечно, дорогой! Ведь мы сможем войти в священную пещеру Улуру и прикоснуться к таинственным росписям, изображающим Время грез!
        - И древние Боги и герои благословят нас…
        Глаза ее сияли любовью, и он не нашел в них и тени сомнения или недоверия.
        - Мы никогда больше не расстанемся и никогда не отпустим руки друг друга, - тихо сказала Симона, продолжая целовать его. - Ведь так, мой упрямый путешественник, покровитель китов?
        - Конечно! - улыбнулся Бен. - Ты помнишь?..
        - Как мы встретились впервые и уставились друг на друга, словно пораженные молнией. Так иногда начинается любовь - как гром среди ясного неба, как гроза в ту ночь, когда мы были вдвоем на яхте… Но самое главное и самое лучшее у нас еще впереди, правда?
        - Я понял это в первую же минуту, как только ты открыла мне дверь и взглянула своими прекрасными синими глазами. Понял, но боялся поверить. Спасибо, что дождалась меня, я так долго шел к тебе!
        КОНЕЦ
        Внимание!
        Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к