Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Киншоу Эва: " Не Теряй Надежду " - читать онлайн

Сохранить .
Не теряй надежду Эва Киншоу
        # Бедняжке Дайане Брайс явно не повезло. Сначала она обнаружила в своем доме незнакомца, который обвинил ее во всех смертных грехах да еще и заставил ехать в холод и дождь к постели умирающего сводного брата, якобы по уши влюбленного в нее. А потом, когда правда восторжествовала и Дайана получила возможность распрощаться с Томасом Уильямсом, оказалось, что тот унес с собой ее сердце.
        Сведет ли судьба снова прекрасную наездницу и бесстрашного специального корреспондента одной из центральных английских газет?
        Эва Киншоу
        Не теряй надежду

1
        Ее разбудил шум дождя, стучавшего по крыше; слабый утренний свет заливал комнату. Кто-то склонился над постелью.
        - Ричард?- позвала она сонно.
        Мгновение стояла тишина. Потом незнакомый голос произнес:
        - Нет. Томас Уильямс.
        Зажглась лампа; Дайана окончательно проснулась и сразу вспомнила, что произошло с ней накануне.
        - О-о-о…- простонала она.
        Томас поставил на столик у кровати чашку чая, выпрямился и глаза их встретились.
        - Кто такой Ричард?
        - Никто…
        Откинув с лица волосы, Дайана села.
        Он внимательно рассматривал ее роскошные светлые волосы, гибкую шею, исчезавшую в вырезе забавной ярко-розовой ночной сорочки, расшитой большими белыми маргаритками. От этого взгляда не укрылись ни капризно сжатые губы, ни точеный аристократический носик. Затем, видимо, удовлетворенный увиденным, он, как ни в чем не бывало, спросил:
        - Вам с сахаром?
        Но Дайана не спешила отвечать. Сначала она тоже подвергла его не менее тщательному осмотру, отметив синеватые тени на подбородке, резкие складки у рта, густые волосы, падавшие на лоб, после чего промолвила тоном королевы:
        - Одну ложку.
        Усмехнувшись, он положил ей в чай ложку сахара.
        - Пожалуйста… Нет-нет, не вставайте - я принесу вам завтрак.
        Дайана проводила его взглядом, полным презрения, и со вздохом опустилась на подушки.
        Все началось вчера вечером.
        Дайана Брайс открыла ключом дверь, бросила почту на столик в прихожей и, проклиная чертову погоду, с отвращением скинула с себя грязное пальто и такие же замызганные сапоги. После чего в одних носках прошлепала в гостиную. Домом ей служил переделанный чердак над конюшней, не слишком большой, но удобный, с двумя спальнями и гостиной, отделенной от кухни в стиле «кантри» стенкой, не доходившей до потолка.
        Чего она совсем не ожидала, так это увидеть незнакомого мужчину, уютно устроившегося на покрытом пледом диване.
        - К-кто вы такой?- Она запнулась, но лишь на мгновение, и решительно шагнула к незнакомцу.
        Тот поднялся и показался ей настоящим великаном - по меньшей мере шести с лишним футов,- хотя она сама была отнюдь не маленькой. Дайана автоматически отметила, что у мужчины не то чтобы красивое, но интересное лицо. Еле заметный шрам, идущий от левой брови к виску, каштановые волосы, слегка нагловатые зеленоватые глаза с искрящимися золотыми крапинками, твердо очерченный рот. На незнакомце был надет пиджак, не слишком модный, но очень хорошего качества и брюки цвета хаки.
        - Томас Уильямс,- представился он.
        - А мне плевать, даже если вы великий Томас Элиот,- сердито буркнула Дайана.- Какого черта вы вломились в мой дом? Если вы пришли, чтобы ограбить меня, то предупреждаю: мой отец - адвокат, дядя - судья, а генеральный прокурор - крестный отец.
        Незнакомец вновь заговорил, и ее поразил приятный тембр его голоса, да и не только это. В его словах слышалось… что? Откровенная ирония?
        - Я здесь не затем, чтобы ограбить вас, мисс Брайс,- сказал он.- Вряд ли я стал бы ожидать случая представиться, если бы дело обстояло именно так.- Уголки рта дрогнули в насмешке, но зеленоватые глаза лениво прошлись по ее фигуре, задержались на синих глазах хозяйки дома, как будто отдавая должное ее красоте.
        Нужно сказать, что подобное восхищение со стороны мужчины Дайану не удивило, хотя нельзя утверждать, что сейчас это доставило ей удовольствие.
        - Поосторожнее, мистер Элиот,- процедила она сквозь зубы.- Итак, зачем вы явились? Откуда вы знаете меня, в то время как вы для меня - неизвестное нечто. И… как вы попали сюда?
        Она не ожидала вновь увидеть в его глазах насмешку.
        - Послушайте-ка…- повелительным тоном начала девушка.
        - Еще раз приношу свои извинения,- пробормотал Томас Уильямс.- Мы с вами раньше не встречались, и то, что я знаю о вас, основано на одних слухах. Но, полагаю, они соответствуют действительности. Что касается того, как я сюда попал,- он вынул из кармана медный ключ,- то я воспользовался вот этим.
        - Но мои ключи серебряного цвета…- начала она.
        - Тем не менее.
        - Не понимаю!- Она сердито смотрела на него, уперев руки в бедра.
        - Может быть, вам стоит подумать о том, кому вы доверяете свои ключи, мисс Брайс, - холодно посоветовал Томас.
        - Может быть, вам стоит поосторожнее выбирать слова,- парировала она.- Что вы имеете в виду?
        - То, что тот, кому вы доверили свой ключ, успел сделать копию. Вот вам одно объяснение.
        Дайана откинула назад копну спутанных белокурых волос и открыла рот, но незваный гость опередил ее.
        - Впечатляет, мисс Брайс,- протянул он.- Если бы вы еще топнули ножкой, то стали бы удивительно похожи на нетерпеливую лошадку со светлой гривой. У вас случайно нет такой там, в конюшне?
        Дайана глубоко вздохнула и решила изменить тактику.
        - Вряд ли вы явились для того, чтобы оскорблять меня, мистер Элиот,- хладнокровно произнесла она.- Не соизволите ли вы сообщить мне цель вашего визита? Иначе не обижайтесь, если я вызову полицию.
        Незнакомец долго оценивающе смотрел на нее, потом резко ответил:
        - Мое дело касается Генри Бресли, мисс Брайс.
        Глаза Дайаны расширились от удивления.
        - Генри? Ну нет, все кончено, и вы можете передать ему…- сказала она сухо, хотя в глазах ее сверкал воинственный огонь,- можете передать, что я не желаю его больше видеть.
        - Жаль.
        - Почему? И как вы связаны с Генри?
        - Ну… общие семейные интересы. Видите ли, мисс Брайс, Генри находится в больнице в Лондоне, в критическом состоянии после автокатастрофы, и хочет видеть вас.
        - Меня?- удивилась Дайана.- Но почему?
        В зеленоватых глазах в очередной раз мелькнула насмешка.
        - Думаю, мы оба знаем ответ.
        - Нет,- возразила Дайана.- То есть мне жаль, что с ним такое случилось, но у него нет причин спрашивать обо мне… После всего, что я ему наговорила во время нашей последней встречи, думаю, я буду последним человеком, которого он захочет увидеть.
        - И что же вы ему наговорили?- невозмутимо осведомился Томас Уильямс, и в голосе его послышалась странная угрожающая нотка.
        - Я заявила ему,- четко выговаривая слова, произнесла Дайана,- что не соглашусь раздеться перед ним.
        - Браво!- отозвался Уильямс, а потом добавил: - Жаль только, что вы дождались пока он потеряет голову от вас, и лишь потом это сказали.
        - Я вовсе не ждала, и он не терял голову.- Дайана нахмурилась.- Мне кажется, происходит нечто такое, чего я не понимаю. Генри Бресли… Мы случайно встретились на вечеринке, дружески поболтали… Он выразил желание написать мой портрет. Сказал, что я не похожа на красотку, чей портрет помещают на коробке конфет, что во мне есть нечто большее…- Она умолкла, потому что Томас Уильямс пристально всматривался в ее лицо, должно быть, сравнивая ее с красоткой на коробке конфет и решая, есть ли разница.
        После недолгого молчания, поняв, что Дайана не собирается продолжать, Томас медленно произнес:
        - Понимаю, что он имел в виду. У вас прекрасная кожа, мисс Брайс, и вы явно за ней ухаживаете. К тому же у вас потрясающие глаза,- задумчиво добавил он.- Но вы вовсе не из тех, кого называют хорошенькими. Зато… чувствуется отличное воспитание и, я бы сказал, тонкая кость… Да-да, вы интересная и запоминающаяся женщина.
        - Благодарю вас.- Взгляд красивых глаз источал поистине патрицианское высокомерие.- Давайте-ка вернемся к теме разговора. Я согласилась позировать ему… Кстати, было ужасно скучно.- Она скорчила гримасу.- Как бы то ни было, Генри считал, что может получить премию за мой портрет, а ему бы это здорово материально помогло. Однако, не закончив работу, он зациклился на мысли, что изображение во весь рост в обнаженном виде будет еще лучше. Вот тогда-то, мистер Элиот, я и сказала ему то, что сказала,- мягко закончила Дайана.- Теперь вам все ясно?
        - Абсолютно,- признал он.- И вполне сходится с тем, что я о вас слышал, мисс Брайс. «Разбивает сердца, как в старое доброе время», не говоря о прочем… Хотя я все-таки не возьму в толк: чем Генри так не угодил Всевышнему, что тот свел вас с ним? Одним словом, завтра вы летите в Лондон вместе со мной, в больницу к Генри. Надеюсь, вам все ясно,- холодно добавил он.- Мне не хотелось бы прибегать к силе, мисс Брайс, но, если потребуется, я готов.
        Дайана долго и пристально смотрела в его глаза. Ее потрясло, насколько они были полны гнева и презрения. Ей пришло в голову, что она оказалась наедине с интеллигентным, но крайне раздраженным мужчиной, который не только был намного выше ее, но еще обладал сильным и легким в движениях телом и великолепными широкими плечами… Она в западне, а на помощь позвать некого.
        Девушка задумчиво произнесла:
        - Не знаю, как вы, Томас, а я замерзла, промокла и умираю от голода. Вы можете делать что угодно, а я переоденусь и приготовлю поесть.
        - Отличная идея,- проворчал Томас Уильямс и с холодной усмешкой отметил вспышку гнева в ее синих глазах, прежде чем она прошла в спальню.
        - Ну вот, макароны разогреты, салат готов, а хлеб домашний. Хотите вина, пива?
        Дайана приняла душ, переоделась в синий спортивный костюм и намеренно надела старые меховые тапочки. Обычно она носила их лишь тогда, когда было очень холодно и она была дома одна. Все это время девушка пыталась сообразить, можно ли сбежать. И поняла: ни единого шанса.
        Спальни и ванная на чердаке освещались окнами, выходящими на крышу. Через те же окна, если их открыть с помощью длинной палки с крюком на конце, в комнату попадал воздух. В гостиной и кухне окна были обычные, с симпатичными ящиками для цветов снаружи. Но в гостиной расположился Томас Уильямс, и хотя по его виду нельзя было сказать, будто он охраняет выходы, Дайана была почти уверена, что так оно и есть. К тому же он сидел у ее рабочего стола, на котором стоял единственный телефон.
        - Стаканчик вина не помешал бы,- признался он.
        - Пожалуйста, выбирайте.- Дайана вежливо указала на небольшую стойку с бутылками. Она накрыла стол красно-белой клетчатой скатертью, положила подходящие салфетки и поставила посередине вазочку с цветами. Еще теплый хлеб она завернула в белоснежную полотняную салфетку, салат, заправленный острым соусом собственного приготовления, смотрелся очень аппетитно. Она успела разложить макароны на тарелки, когда Томас наконец остановился на бутылке божоле, которую тут же открыл.
        - Вкусно,- сказал он, попробовав макароны.- Сами готовили?
        - Конечно. Во мне много качеств, которых мужчины не заслуживают; по кулинарной части им жаловаться не на что.
        - Принято, мисс Брайс.
        - Да…- Дайана подняла бокал, разглядывая рубиновое вино на свет.- Не вернуться ли нам к нашей теме? Вы, стало быть, уверены, что я одна из великих соблазнительниц и что я гнусно обошлась с Генри Бресли?
        Он кинул на нее беглый взгляд, продолжая жевать.
        - А вас не называют Русалочкой, мисс Брайс?
        - Иногда,- призналась она.- В основном моя семья. Но мало кому из прочих позволено так ко мне обращаться, в основном потому, что это напоминает мне о тех временах, когда мне было года четыре, ведь именно тогда возникло это прозвище. Мне так и не удалось домашних отучить от него. Но, знаете, меня просто нервная дрожь пробирает от вашей «мисс Брайс».
        - Хотите, чтоб я называл вас Русалочкой?
        - Нет,- ровным голосом отозвалась она.- Просто Дайаной. И какое отношение это имеет к теме нашего разговора, Том?
        - Просто Генри писал мне о вас, употребляя именно это прозвище, и он продолжает именно так вас называть в бреду.
        - Генри никогда не называл меня Русалочкой…
        - Может быть, не в глаза,- согласился Уильямс.- Но в своем письме он описал вас как белокурую богиню и еще сообщил, что не знал, что такое любовь, пока не встретил вас. Генри также упомянул ваше происхождение и кучу адвокатов и судей в вашей родне…- Замолчав, он иронически поднял брови. Девушка попыталась было возразить, но Томас безжалостно продолжал: - А потом, разбирая его вещи, что же я нашел? Ваш незаконченный портрет. И ваше имя упоминалось в его дневнике. Ваше, несколько раз подчеркнутое. Да еще и от этой квартиры…
        Дайана уставилась на него, широко распахнув глаза и раскрыв рот.
        - Это… это… да я просто слов не нахожу. Впрочем, нет, нахожу. Произошла какая-то чудовищная ошибка. Да, мы с Генри расстались, но откуда вы взяли, что в том есть моя вина? Почему, несмотря на то что раньше вы меня в глаза не видели, я оказалась объектом, вызвавшим ваше презрение?- Ее глаза бросали ему гневный вызов.
        Томас пожал плечами, покрутил в пальцах бокал на длинной ножке, и она машинально отметила, что у него длинные пальцы и что его часы с потертым кожаным ремешком видали лучшие времена.
        - Я навел справки.
        - Вот как,- насмешливо отозвалась Дайана.- Ну, расскажите мне еще что-нибудь.
        Подняв голову, он встретился с ней взглядом, и девушка увидела в его зеленоватых глазах ту же насмешливость, которую заметила раньше.
        - Должен признаться, что вы весьма колоритная особа, Дайана,- произнес он.
        - Продолжайте!- скомандовала она.
        - Ну…- Он откинулся на спинку стула. Двадцать три года, учились в хороших школах, еще пансион для благородных девиц, принадлежите к приличному обществу, научились ездить верхом чуть ли не раньше, чем ходить, выступали с показательными прыжками… Вот что мне удалось узнать. Плюс тот факт, что папочка, похоже, ни в чем вам не отказывает, включая и эту хибару.- Он огляделся.- Еще вы заработали репутацию… напыщенной, высокомерной девицы.
        Она наклонилась вперед, подперев подбородок рукой.
        - И кто вам это все рассказал?
        - Да нашлись люди.
        Дайана рассмеялась.
        - Интересно, а вы спрашивали моих друзей? Что-то не похоже.
        Глаза Томаса Уильямса сузились.
        - Не похоже, чтобы вас вообще взволновали мои обвинения,- задумчиво заметил он.
        - Да потому что они в основном не соответствуют действительности. Хотите ясности, Том?- Она пристально посмотрела на него и продолжила, не дожидаясь ответа: - Я участвовала в соревнованиях, когда была еще подростком, но для меня это не стало профессией или длительной страстью. Просто многие девушки, которым нравятся лошади, занимаются конным спортом. Далее. Отец вовсе не покупал мне эту… хибару, я унаследовала ее от бабушки. Вернее, унаследовала старую конюшню да двадцать акров необработанной земли. Но сейчас,- гордо закончила она,- вы видите результаты моих собственных трудов. Правда, мне пришлось занять денег у отца, но я выплатила ему все до пенни и превратила развалюху в ферму, куда владельцы присылают лошадей на отдых между скачками и прочими соревнованиями. Другими словами, мое дело процветает. Я полностью сама себя обеспечиваю, а кроме того, занимаюсь тем, что мне нравится.
        - Принимаю поправки,- пробурчал Томас Уильямс, но не похоже было, что ему стало стыдно за несправедливые обвинения.- А как насчет мужчин, чьи имена связывают с вашим?
        - Насчет тех, кому я давала ключ от своего дома?- насмешливо отозвалась Дайана.- Не верьте сплетням, Том! Поразительно, как вам еще не сообщили, что я не только напыщенная, но вдобавок и фригидная.
        - Значит, вся эта бесконечная череда романов…
        - Их почти не было, Том. Почти,- мягко ответила Дайана, но в глазах ее мелькнул огонек гнева.- Генри Бресли не был влюблен в меня, Том. Иначе я постаралась бы избежать встреч с ним. Неужели вы думаете, что по-настоящему влюбленный мужчина мог бы изобразить свою возлюбленную нагишом, чтобы получить премию?- Склонив голову набок, она окинула его внимательным взглядом.
        Но он лишь рассмеялся.
        - Это ведь не оскорбление. Генри - художник, человек не от мира сего…
        - Может, и не оскорбление,- согласилась Дайана.- Я хочу сказать, желание нарисовать портрет вполне понятно… Но выставить его на всеобщее обозрение - совсем другое дело.
        - А у вас есть объяснение того, как ваше имя оказалось в дневнике Генри, как появился у него этот ключ и почему он постоянно спрашивает о вас?- сухо осведомился Том.
        Посмотрев на него, Дайана ощутила, как мурашки поползли по ее коже. Она поняла, что сидящий напротив нее мужчина ей не верит. Более того, у него явно были основания ей не верить!
        - Нет,- решительно ответила она,- для меня это полнейшая тайна.
        - Может, попробуем исходить из предположения, что Генри удалось скрыть от вас свою бурную страсть?
        - Вы хотите сказать…
        - Да, давайте поедем завтра в Лондон,- ну что вы теряете?
        Дайана, стиснув зубы, холодно взглянула на него.
        - Откуда мне знать - вдруг у вас гнусные намерения в отношении меня?
        - Гнусные намерения? Бросьте, Дайана…- ехидно отозвался Уильямс.- Вы не в моем вкусе. Я-то думал, вы уже догадались.
        - Легко сказать, мистер Элиот, легко сказать,- поддразнила его Дайана.- У меня нет причин вам верить - более того, у меня больше причин вам не верить.
        Достав из кармана сложенный вдвое листок бумаги, он протянул ей.
        - Можете позвонить в больницу.
        Дайана пробежала глазами номер телефона, потом встала и подошла к столу, где стоял аппарат. Через несколько минут, положив трубку, она повернулась к Томасу Уильямсу, нахмурившись.
        - Ну как?
        - Генри в реанимации, и врачи не могут сказать ничего определенного о его состоянии,- медленно ответила она.- С ним его мать; мне предложили позвать ее…
        - Если вы не против, я бы и сам поговорил с… его матерью через пару минут. Ну так как, поедете?
        - Послушайте,- с отчаянием взмолилась Дайана,- если я поеду, то что я ему скажу?
        Встав, Томас Уильямс обошел вокруг стола, приблизился к ней и произнес ледяным тоном:
        - Милая моя, я понятия не имею, что происходит: может, у вас в жизни появился новый мужчина или еще что, но неужели вы откажетесь поехать к бедному парню, который сейчас висит на волоске между жизнью и смертью… и зовет вас?
        - Нет, я не могу так заснуть! Я же пообещала вам, что поеду!
        Дайана лежала в постели, а Томас Уильямс устроился на диване в гостиной - он отказался переночевать в другой спальне. Шел дождь, дверь ее спальни была открыта, и она уже битый час вертелась с боку на бок, не находя покоя.
        - Вовсе не надо обращаться со мной так, будто вы мой тюремщик,- с горечью упрекнула она.
        - Посчитайте овец,- предложил он.- Изгороди, калитки… да что угодно.
        - Если хотите, чтобы я вовсе не спала, Том, продолжайте в том же духе,- с раздражением ответила она, протягивая руку, чтобы зажечь лампу. При тусклом свете ее спальня, заставившая Томаса насмешливо поднять брови днем, слегка поблекла.
        Обустраивая когда-то комнату, она остановилась на ковре цвета слоновой кости и стеганом покрывале - синем, с вышитыми на нем светлыми цветами. Столик и шкаф были сделаны из красивого орехового дерева. Еще в спальне стояли мягкое кресло и подходящая по цвету скамеечка для ног. Великолепная фотография в золоченой раме с видом заснеженных гор на фоне фиалкового неба висела на стене. На комоде красовалась ваза с роскошными белыми розами.
        - От поклонника?- спросил Томас Уильямс.
        - Можно сказать и так,- с кокетливой улыбкой ответила Дайана.- Но вас это не касается.
        Он ничего не ответил…
        Дайана сердито взбила подушки, глядя на своего мучителя сквозь приоткрытую дверь. Он снял пиджак и ботинки и, казалось, чувствовал себя как дома на ее диване, укрывшись запасным одеялом и закинув руки за голову.
        Ему не просто удобно - ему на редкость удобно и спокойно, мрачно подумала она, вспоминая, как холодно блеснули его глаза, когда он сообщил ей, что дверь между комнатами должна быть открыта всю ночь.
        - Расскажите мне о себе, Том,- попросила она, устраиваясь поуютнее и складывая руки поверх одеяла.- Чем вы зарабатываете на жизнь? Какие женщины вам нравятся, женаты ли вы на одной из них, например? И почему у меня возникает такое чувство, что вы просто сухарь, живете себе в башне из слоновой кости, да еще считаете, что можете позволить себе швырять оттуда камнями в ни в чем не повинных людей.
        Он усмехнулся.
        - Я не женат, журналист, и я не живу в башне из слоновой кости. Мне нравятся женщины не такие яркие, как вы,- скорее более сдержанные и кроткие. Что до разбрасывания камней… Я ведь уже сообщил, что мне о вас наговорили.
        - Яркая,- задумчиво повторила Дайана.- Неужели?
        - Ну, вы вовсе не похожи на тихую маленькую мышку. Я и сам это вижу, к тому же у меня есть свидетельства других людей.
        - Том, а вам не кажется, что во всем этом есть нечто недостойное - собирать сведения вот так за моей спиной? Или вы как раз из таких журналистов?
        - У каждого журналиста существует свой способ добычи информации,- ответил он спокойно.
        - А интересно вам будет узнать, что я презираю этот ваш способ? Что я…
        - Ну-ну, Дайана, не заводитесь,- посоветовал он.- Мне все равно, что вы думаете обо мне.
        - Вот как? А что, если я передумаю насчет вашего Генри Бресли?
        - Вы способны отказаться от своего слова?
        - Пожалуй, нет… А вы, должно быть, очень хороший друг, Том, раз пошли на такие хлопоты ради него.- Она замолкла, на лбу ее появилась легкая морщинка.- Вы что-то говорили о семейном интересе, но Генри о вас никогда не упоминал.
        С минуту продолжалось молчание, потом он ответил:
        - Дело в том, что Генри - мой сводный брат. И нам надо завтра выехать как можно раньше…- Том умолк, и Дайана с удивлением увидела, что он встал и подошел к двери спальни.
        - Эй, вы, подождите!- Она поспешно села.
        - Успокойтесь, дорогая мисс Брайс.- Его зеленоватые глаза сверкнули, когда он приблизился к ее постели.- Вам не грозит опасность насилия с моей стороны. Но я всего лишь хотел…
        Глаза их встретились, он протянул руку, собираясь выключить лампу, и снова Дайана увидела в его взгляде холодное презрение. Непонятно, почему, но она почувствовала себя девочкой, взбудораженной и… вредной. Свет погас.
        Дайана не могла сказать, во сколько ей наконец удалось уснуть: мысли о Томасе Уильямсе, о человеке, который презирал ее и на которого она явно не произвела хорошего впечатления, мешали ей.

2
        Как так может быть, размышляла она: незнакомый мужчина сначала оскорбляет, угрожает, собирается утащить неведомо куда, а потом вдруг, нате вам, подает завтрак в постель! То он не скрывает полного презрения, то награждает восхищенным взглядом… Интересно, что он имел в виду, сказав «не такие яркие» и «более сдержанные»,- неужели ему действительно нравятся мышки? Этакие тихие, забитые маленькие мышки?
        Она села, потрясла головой, чтобы привести в порядок разбегающиеся мысли, и только после этого протянула руку и взяла чашку. Минут через пять Томас вошел в спальню и поставил перед ней яичницу и тост на подносе.
        - Спасибо,- коротко поблагодарила она, принявшись за еду.
        Когда мужчина присел на край кровати, Дайана подняла бровь и спросила:
        - Ну, что теперь, мистер Элиот?
        - У нас небольшое осложнение.
        - Да неужели - вы что же, решили мне поверить?
        - Нет…
        - Значит, вы все обдумали и посчитали, что неприлично тащить незнакомку против ее воли…
        - Вовсе нет,- прервал он.
        - Вовсе да! Но я же сказала, что еду,- и я еду. Что вам еще надо?
        - Я узнавал насчет нашего рейса. Его отменили, потому что внезапно забастовали авиадиспетчеры. Самолет сможет вылететь лишь после обеда, и то не наверняка. Так что я собираюсь подождать пару часов, и, если аэропорт будет закрыт, поедем на машине.
        - На машине?!
        - Ехать всего несколько часов. Мы могли бы вести по очереди, и нам придется взять вашу машину.
        - Послушайте, это ваш брат…
        - Дайана,- произнес Том почти угрожающе,- послушайте меня: даю вам два часа, чтобы собраться.
        Дайана секунду молча смотрела на него, потом спросила:
        - Как он?
        - Без перемен.
        - Почему вы мне с самого начала не сказали, что вы сводные братья?
        Пожав плечами, Томас стал наблюдать за тем, как она режет тосты на кусочки, потом поднял глаза.
        - О, это длинная история. К тому же я подумал, что, если вы столкнетесь с неодобрительным отношением к себе со стороны одного из членов семьи Генри, это может отрицательно повлиять на ваше решение. Разве я не прав?
        - Повлиять на мое решение?- изумилась она.- Вы меня шантажировали, угрожали, оскорбляли - единственное, чего не сделали, так это не дали мне возможности самой принять решение!
        - Да вы же только что мне сказали, что поедете…
        - Вы бы вышли, а?- раздраженно потребовала Дайана.- И уберите поднос. Я хочу встать.
        Поднявшись, он взял поднос и вежливо ответил:
        - Да, мадам.
        Дайана поняла, что он смеется над ней.
        - И дверь закройте,- процедила она сквозь зубы.
        - Слушаюсь, мадам.
        - Я иду к своим работникам, мистер Элиот. Хотите со мной? Вы сами увидите, как хорошо тут все устроено, и мне, возможно, удастся развеять ваше представление о том, что я всего лишь ленивая бездельница, которой все в жизни подается на блюдечке с голубой каемочкой.
        Дайана стояла перед ним, вызывающе сверкая синими глазами. Она только что приняла душ, надела джинсы и серый свитер, а волосы завязала в узел.
        - Да, хочу. Только я бы сначала принял душ и побрился.
        - О, будьте как дома,- съязвила она.- Дать вам мою бритву? К сожалению, они разовые.
        - Спасибо, Дайан, но я привез свою.- Он показал рукой на небольшую потрепанную дорожную сумку.
        Дайана тряхнула волосами.
        - Что ж, спускайтесь, когда будете готовы, Том!
        Насчет «ее работников», конечно, было громко сказано. Большую часть работы на ферме Дайана делала сама - хотя признаваться в этом не собиралась,- ухаживала за десятью отдыхавшими от скачек лошадьми, размещавшимися в аккуратных стойлах. Собственно, ее задача заключалась в том, чтобы правильно кормить лошадей и накрывать их попонами, дабы они не мерзли. Работа была чепуховая, однако Дайана относилась к ней предельно добросовестно, так что дел хватало.
        Единственная ее помощница приходила ежедневно всего на несколько часов. Рут, которой только что исполнилось семнадцать, была дочерью соседей и сочетала безумную любовь к лошадям с разумным желанием подзаработать. Им было удобно вместе, потому что в тех редких случаях, когда Рут приходилось заменять Дайану, она могла всегда позвать на помощь отца, бывшего жокея.
        Составляя список дел и дожидаясь прихода девушки, Дайана раздраженно думала: ну какое мне дело до того, что он считает меня избалованной богатой девчонкой? Почему меня должно волновать, что думает обо мне какой-то незнакомый человек? Однако она вынуждена была признать, что каким-то образом Томас Уильямс ее «зацепил».
        Интересно, сколько ему лет? Пожалуй, около тридцати. И почему она обозвала его сухарем, хотя он был довольно интересным мужчиной?..
        Услышав за спиной какой-то шум, Дайана быстро обернулась и чуть не столкнулась с Томом. Ощутив, как щеки ее заливает краска, она еще больше смутилась.
        - Ну, и что вы думаете?- ехидно спросила она.
        Томас заглянул внутрь конюшни. Там десять хорошо ухоженных лошадей спокойно ожидали завтрак.
        - Впечатляет, Дайана,- признал он.- А свои лошади у вас есть?
        - Две. Мне нравится ездить верхом, и я даю уроки в местном клубе. Но вообще все мои силы уходят на то, чтобы ухаживать за чужими лошадьми. А вы умеете ездить верхом, мистер Уильямс?
        - Да.
        - И хорошо?- Задав вопрос, Дайана принялась быстро передвигать ведра с водой и кормушки.
        - Прилично, но вряд ли сравнюсь с вами. Позвольте.- С этими словами он помог ей расставить кормушки.
        - Спасибо,- коротко произнесла Дайана и, закатав рукава, принялась смешивать корм. Подняв глаза, она увидела, что он наблюдает за ней с легкой улыбкой.- Что тут смешного, Том?- Дайана даже не пыталась скрыть иронию.- То есть ясно: вам смешно на меня смотреть, но отчего?
        - Да я подумал,- медленно ответил он,- в вас столько энергии, Дайана. Она так и искрит, словно электрический ток. Должно быть, это создает проблемы. Ну, я имею в виду, вопрос, куда ее направить…
        - Вот как!- выпрямившись, Дайана потерла кулаком спину.- Выходит, я не такая уж избалованная богатая девушка, а?- Она скорчила болезненную гримасу.
        - Можно вам еще помочь?- вежливо осведомился он.
        - Нет, спасибо. Нужно знать, что делать.
        - Ясно. И когда придут ваши работники?
        - Она придет с минуты на минуту.
        - Она?
        - Да, Рут. У меня всего одна помощница, если уж вам так хочется знать.
        - А вы весьма раздражены. Это необычно даже для вас, Дайана,- заметил он.
        Девушка развернулась, собираясь «отбрить» его, но тут взгляды их встретились, и она решила промолчать. Дайана обнаружила, что близость Томаса Уильямса ее странным образом волнует. В его зеленоватых глазах было нечто такое… дразнящее, что она смутилась и вспыхнула.
        - Не люблю натыкаться на людей, когда работаю.
        - Извините.
        Дайана высокомерно откинула назад голову и ощутила облегчение, услышав шаги Рут.
        Она представила их друг другу, потом попросила Рут наполнить поилки водой и увести мистера Уильямса с собой, чтобы он ей помог. Томас покорно пошел с Рут, но Дайана знала, что в душе он смеется над ней.
        Через полчаса Рут вернулась уже одна, сообщив, что Уильямс пошел наверх позвонить. Задыхаясь от волнения, она спросила:
        - Дайана, кто это?
        Та тяжело вздохнула.
        - Этот человек послан для того, чтобы меня доконать,- ответила она.- А что?
        - По-моему, просто шикарный мужчина!
        - Шикарный?- изумленно подняла брови Дайана.
        - Да! То есть он не красавец, но такой интересный и милый, и высокий, и… словом, он мне понравился.
        - Рут…- Дайана не могла удержаться от смеха, увидев перед собой сияющее лицо девочки, и добродушно заметила: - Да он тебе в отцы годится!
        - Ну и что? Мне нравятся мужчины постарше. Он разве не твой друг?
        - Вовсе нет, и вряд ли ты его еще раз увидишь, так что не мечтай о нем,- отозвалась Дайана; она старалась говорить помягче, потому что была очень привязана к Рут.- Ладно,- продолжила она деловым тоном,- как я тебе уже объяснила вечером, мне придется отсутствовать два-три дня. Я буду звонить ежедневно.
        - Да я пригляжу за ними, не волнуйся,- пообещала Рут.- И цветы твои полью, а если будут проблемы, папа всегда рядом. В школе пока каникулы, так что я смогу проводить тут большую часть дня.
        - Спасибо, малышка. Не знаю, что бы я без тебя делала.- Дайана ласково улыбнулась.
        Потом она еще раз обошла все вокруг, дала последние инструкции и отправилась наверх.
        - Ну, Том, что нас ждет?
        - Боюсь, придется ехать,- спокойно ответил он.- Вряд ли забастовка кончится сегодня.
        - Проклятье! Послушайте, может, мне удастся убедить вас в том, что вы зря тащите меня в Лондон?
        - Нет!
        Она умоляюще посмотрела на него, прочла решимость во взгляде и резко отвернулась.
        - Ладно, я уже собралась. Нужно только отцепить машину от фургона для перевозки лошадей. Если вы займетесь этим, я спущусь через минуту. У вас нет возражения против того, чтобы я позвонила отцу и сообщила, куда еду?
        - Пожалуйста, если только вы не станете сговариваться с целью помешать моим планам.
        - А что, по-вашему, я могу сделать?- поддразнила она.
        - Бог знает что,- сухо ответил он.
        Дайана кинула на него сердитый взгляд и подняла трубку. Отец был уже в суде следовательно, недосягаем, и она просто сообщила секретарю о том, что уезжает в Лондон с неким Томасом Уильямсом, а также имя Генри Бресли и название больницы, где он лежал.
        - Довольны?- холодно спросила она.
        - Да. А разве вам не надо поговорить с матерью?
        - Надо бы. Просто я не знаю точно, где она. То есть она сейчас в Кардиффе, навещает родственников - у нее их целая армия,- и должна вернуться домой сегодня вечером или завтра утром. Кроме того…- Она замолчала.
        - Продолжайте.
        - Ну…- Дайана пожала плечами.- Мама всегда слишком волнуется за меня.
        - Понятно.
        - Ну так идите и отцепите машину. Я не сбегу, обещаю.
        - Слушаюсь, мисс Брайс.
        Когда Дайана спустилась вниз с дорожной сумкой, ее машина, мощный джип, уже ждала у входа, а Томас Уильямс сидел на водительском месте.
        - Ну уже нет!- решительно заявила Дайана.- Это моя машина, и я ее поведу сама.
        Он пожал плечами, вылез из машины и пересел на другую сторону.
        - Скажете мне, когда вам понадобится отдых.
        Она швырнула сумку на заднее сиденье, села, завела мотор, крикнула «Пока!» Рут и выехала на дорогу. Дождь прекратился, но было облачно и холодно. Они молчали, пока джип лавировал среди машин в восточном пригороде Бристоля, и, только когда выбрались на шоссе, Том небрежно заметил:
        - А вы хорошо водите машину, Дайана.
        - Спасибо.
        - Мы что же, так и будем ехать до Лондона, храня молчание?
        - Почему бы и нет?- лаконично ответила она. Тут снова полил дождь, и Дайана включила «дворники». Что-то заставило ее добавить: - Я вам не нравлюсь, вы мне не нравитесь, какой смысл в праздной болтовне?
        - Похоже, сегодня я вам нравлюсь еще меньше, чем вчера.
        - Точно,- спокойно подтвердила она.
        - Почему?
        - Ну, во-первых, вы заставляете меня делать то, чего я не хочу. Во-вторых, я не люблю мужчин, которые стараются произвести впечатление на маленьких девочек.
        Он насмешливо поднял брови.
        - Вы что же, имеете в виду Рут?
        - Естественно.
        - Но я ничего не сделал,- возразил Томас.- Честное слово.
        - Нет, сделали,- ответила Дайана. Она сознавала, что ведет себя неразумно, но ей было все равно.
        - Не знаю, что и сказать…
        - Вот и молчите!- оборвала она, а потом тихо выругалась, когда идущая перед ними машина резко затормозила.
        - Дайана, если вы не научитесь расслабляться, то станете законченной истеричкой,- предостерег ее Уильямс.
        - С чего это мне расслабляться? Мне вовсе не хочется ехать в Лондон по такой погоде, с человеком, который мне не нравится, по делу, толку от которого не будет, к тому же у меня спина…- Она резко умолкла.
        - Ага, я так и думал, что у вас спина болит. Почему вы сразу не сказали? Послушайте, остановитесь вон там, давайте я поведу машину.
        Дайана упрямо стиснула губы, потом внезапно сдалась:
        - Ладно.
        - Как это случилось?- спросил Том, когда они снова отправились в путь, поменявшись местами.
        - Свалилась с лошади,- недовольно ответила Дайана,- растянула мышцу.
        - И снова забрались на лошадь?
        - Конечно.
        - Знаете, я почему-то был уверен, что вы именно так и поступили.
        - Ну, теперь какого вы обо мне мнения - считаете меня еще и сумасшедшей?
        - Нет, довольно умной. Ведь умные так и поступают: после падения - сразу же снова в седло.
        Дайана кинула на него быстрый сердитый взгляд.
        - По вашему тону не скажешь, что вы находите меня умницей!
        Он еле заметно улыбнулся.
        - Беда в том, что я отважно пытаюсь вести с вами беседу, а вы мне даже не собираетесь помочь. Давайте сменим тему… Вы говорили, у вас две лошади для верховой езды?
        Лицо Дайаны невольно смягчилось.
        - Да, Ровер и Джульетта. С Джульеттой мы, можно сказать, вместе росли, и я питаю к ней слабость.
        - А Ровер?
        - Некоторых людей надо сразу пристреливать!- с негодованием выпалила Дайана.
        - Вот как?
        Подвинувшись, она оперлась спиной на импровизированную подушку, которую они устроили, свернув ее куртку.
        - Его бросили в загоне, где даже еды не было. Когда я его нашла, он был кожа да кости, к тому же повредил связку на задней ноге. На него смотреть было жалко.
        - Но сейчас он выглядит вполне здоровым.
        - Это правда,- довольно согласилась Дайана, а потом улыбнулась: - Джульетта вроде как моя лучшая подруга, а Ровер - мой ребенок.
        - Да, у вас там целая семья,- пробормотал Томас Уильямс.
        Хорошее настроение улетучилось, Дайана отвернулась.
        - Ну что я такого сказал?
        - Ничего.
        Примерно через час они затормозили у станции обслуживания, заправились, и Томас зашел в магазинчик. Вышел он оттуда, неся пакет с едой и две пластиковые чашки кофе. Проехав еще пару миль, они свернули с дороги к площадке для пикника, где стояли стол и скамейки. Распогодилось - сидеть около реки, среди полей, было приятно.
        - Отдохнем,- предложил он.
        - Надо было мне захватить с собой еду,- заметила Дайана, жуя безвкусный бутерброд с ветчиной.
        Томас с минуту молча разглядывал ее, а потом неожиданно произнес:
        - Странное вы существо, Дайана Брайс. Куда более прирученное, чем можно было ожидать.
        Дайана кинула на него скептический взгляд.
        - Уверена, вы не собирались делать мне комплимент, мистер Элиот.
        - Собирался,- возразил он.- Так и вижу вас в окружении большого семейства в прекрасном уютном доме. И вы готовите обед даже во время бури.
        - Забавно, что это говорите вы, Том, прохладно ответила Дайана.- Именно так я и сама себя видела… некоторое время назад.
        - И что случилось?
        Она смотрела вдаль, на реку, болтая ногой, но тут вдруг резко взглянула ему прямо в глаза, словно собираясь сказать что-то важное. А затем, видимо, передумала и небрежно ответила:
        - Да мне всего лишь двадцать три года, Том. У меня еще все впереди, не так ли?
        Глаза его задержались на ее лице, и он прошептал:
        - Не знаю… Те розы вам подарил Ричард?
        - Нет,- ответила она не колеблясь.- Если уж вам так надо знать, они от Хью.
        - А это кто?
        - Хью? Адвокат. Он полон ощущения собственной значимости, а еще у него неподражаемые манеры.- Дайана комично подняла бровь.- Знаете, он не принимает отказов.
        - Трудно поверить,- сказал Томас Уильямс, помолчав.
        - Стоит только увидеть Хью…
        - Да нет, просто трудно поверить, чтобы вы не нашли способа охладить его пыл.
        - Ну…- Дайана вновь принялась болтать ногой, глядя вдаль.- Если уж быть честной, от него есть польза. Когда нужен человек… с которым легко справиться…
        На губах его появилась легкая усмешка.
        - Дайана, не может быть.
        - Чего не может быть?
        - Неужели вы… просто держите его на поводке?
        - Вовсе нет. Я постоянно твержу, что у нас нет будущего. Не разрешаю ему и пальцем до себя дотронуться. Но он вечно возникает с приглашениями на обед, в театр, с цветами и так далее.
        - И сколько ему лет?
        - Тридцать три. А вам?
        - Тридцать три,- насмешливо признался Томас.- Вы правы, он уже достаточно стар для того, чтобы соображать. Если он позволяет вам его использовать, то винить ему остается только себя самого.
        - Благодарю вас,- отозвалась Дайана с изрядной долей иронии.
        - Ричард, должно быть, был совсем другим. Вы что же, разочаровались в нем и потому бросились в объятия Генри?
        Дайана вскочила на ноги.
        - Можете воображать все, что пожелаете,- отрезала она.- Но это вовсе не так. Ваш настойчивый интерес к моей личной жизни начинает меня здорово раздражать; особенно намеки на то, что я распутная женщина. В последнее время я веду скорее жизнь монашки, мистер Уильямс, так что можете записать эти сведения. И учтите, ваше любопытство переходит границы дозволенного. Кто вы такой, Том? Борец за чистоту нравов?- язвительно спросила она.
        - Милая Дайана,- заметил он,- если вы считаете, что я веду кампанию по спасению каждого мужчины, сраженного вашими чарами, не волнуйтесь. Можете делать что угодно, как только Генри окрепнет настолько, что сможет сам справиться со своими проблемами.
        - Значит, вы не верите ни единому моему слову… Господи, и зачем я только разговариваю с вами…
        - Нам вовсе не обязательно быть врагами…
        - Обязательно, а то у меня внутри что-то взорвется,- честно призналась она.
        - Почему бы вам не присесть и не допить кофе?- предложил он.
        Она так и сделала, с горечью размышляя о том, что Томасу Уильямсу удалось задеть ее так, как еще никому и никогда не удавалось.
        Он с усмешкой наблюдал за ней, а потом встал и побрел к берегу реки, погрузившись в свои мысли. Легкий ветерок ерошил его волосы. Дайана поняла, что этот человек по-прежнему остается для нее загадкой; она была заинтригована его манерой поведения так же, как и неординарной, впечатляющей внешностью.
        - А теперь что в ваших прекрасных синих очах?- спросил он, внезапно подходя к ней и в упор глядя в лицо.
        - Не знаю, о чем вы… Ничего!
        - Не пора ли нам в путь? Кстати, думаю, лучше поехать через Бат.
        Дайана удивилась.
        - Почему?
        - Разве вы не слушали радио?
        - Нет.
        - В районе Рединга идет сильный дождь.
        - Вот как.
        - Вы одобряете?
        Она пожала плечами.
        - Не думаю, что у меня есть выбор.
        Томас засмеялся и легко коснулся ее подбородка кончиками пальцев.
        - Браво, Дайана! Вот такой вы мне нравитесь… Готовы?
        - Как всегда,- проворчала Дайана и зашагала к машине, а он тем временем быстро собрал мусор в пакет и бросил все в урну. Почему-то это вызвало у нее неосознанное раздражение.
        Дорога петляла из стороны в сторону. К несчастью, дождь, который они надеялись избежать, настиг их при подъезде к Бату, так что временами трудно было разглядеть дорогу. Дайана упорно хранила молчание.
        Сразу после Бата им снова пришлось задержаться; произошел несчастный случай: два трейлера столкнулись и опрокинулись, полностью перегородив мокрое шоссе.
        Увидев, что случилось, Уильямс выругался. Мимо них пронеслась полицейская машина с ревущей сиреной и мигающими огнями и резко затормозила у места аварии. Уставившись на страшную сцену широко раскрытыми глазами, Дайана дрожащим голосом промолвила:
        - Том…
        Но он уже остановился возле полицейской машины, обернулся к Дайане и бросил:
        - Оставайтесь здесь.
        - А вы что собираетесь делать?
        - Узнаю, нужна ли им помощь.
        - Я…
        - Делайте, что говорят!- приказал он, выскакивая наружу.
        Изнемогая от волнения, Дайана недолго высидела в машине. Она вылезла из джипа и подошла к месту происшествия как раз тогда, когда Томас Уильямс пробрался в искореженную кабину одного из трейлеров и сумел руками отогнуть дверцу, мешавшую водителю вытащить ноги. Полицейские помогли шоферу выбраться наружу, а Уильямс отпустил дверцу и поспешно спрыгнул на землю, чтобы самому не угодить в ловушку из искореженного металла.
        - Да ты герой, парень!- окликнул его один из полицейских и оглянулся через плечо, заслышав звук затормозившей рядом «скорой».- Если бы мы ждали помощи, он бы наверняка лишился ног!
        Врач «скорой» согласился с ним, а чудом не пострадавший шофер второго трейлера начал выражать благодарность, тряся руку Томаса. Тот равнодушно слушал идущие от сердца слова, пока не увидел рядом Дайану, которая не сводила с него восхищенных глаз.
        - Кажется, я велел вам оставаться в машине,- холодно заметил Томас.
        Она вышла из оцепенения, стиснула зубы и вернулась на место. Через несколько минут он присоединился к ней, сел за руль, и они поехали дальше.
        - А говорить-то мне можно?- спросила Дайана.
        - Да, почему бы и нет?
        - Вы считаете, что можете мне приказывать, Том?.. А почему мы едем назад?
        - Мне кажется, это очевидно,- протянул он.- Шоссе заблокировано.
        - Но должны быть и другие дороги.
        - Две. Одна очень далеко отсюда и немощеная, вторая затоплена так, что даже четырехколесный привод не справится.
        - Ясно.
        Он кинул на нее беглый насмешливый взгляд.
        - Что вам ясно, Дайана?
        - Ничего,- вежливо ответила она.- Так иногда принято говорить.
        - Тогда позвольте мне вас просветить. Они вызвали кран, чтобы освободить шоссе. Это займет пару часов. А мы пока переждем здесь.
        Через пятнадцать минут Дайана стояла посреди номера в мотеле, а Томас звонил по телефону. Когда он кончил говорить, она выжидающе посмотрела на него.
        - Небольшое улучшение, Генри еще в критическом состоянии, но наступила стабилизация.
        - Я рада,- тихо ответила Дайана.- Но не забывайте, я была готова ехать любым путем, даже кружным.
        Она осмотрелась. Комната была чистенькая, обставленная лишь самым необходимым. Томас Уильямс бесстрастно смотрел на нее. Потом сухо заметил:
        - Почему у меня такое чувство, будто бы во всем виноваты вы, Дайана.
        Она удивленно посмотрела на него, а потом устало опустилась на двуспальную кровать.
        - Неужели вам не ясно, что я не контролирую погоду, авиадиспетчеров и сталкивающиеся трейлеры. В конце концов, я здесь по вашей воле.
        - В чем-то вы правы,- проворчал Томас, не сводя с нее глаз.- Пожалуй, нам надо поговорить.
        - О чем? Да нам не о чем говорить!- возразила она.- Неужели вы ни капельки не устали после ваших подвигов?- Взгляды их скрестились; она прикусила губу и покраснела, потому что ей никак не удавалось совладать со своим раздражением. Все это ей самой не очень нравилось…- Черт побери!- выпалила она,- извините, но временами вы сами напрашиваетесь. Ну так о чем вы хотите поговорить, Том? Давайте обсудим… «башмаки, корабли, воск, королей и капусту», как у Кэрролла, а? Я бы, пожалуй, смогла поддержать дискуссию.
        В его глазах появилось оживление, но лишь на миг.
        - Почему бы вам не устроиться поудобнее - хоть спина отдохнет? Хотите чаю?
        Она тяжело вздохнула, а потом, махнув рукой, так как спина у нее действительно разболелась, стянула сапоги, поправила на постели подушки и легла.
        - Ладно, валяйте, говорите,- устало предложила Дайана.
        Но сначала он заварил чай. Лишь когда она с благодарностью приняла чашку и сделала глоток, спросил:
        - Вы знали, что Генри вел дневник?
        - Не знала - я вообще мало что знала о Генри. Значит, он все записывал? Тем хуже для него.
        - Правда, он вел дневник довольно-таки сумбурно, не столько для того, чтобы описать события, сколько для выражения своих странных, неожиданных мыслей.
        - И?
        - Две последние записи особенно интересны. Первая гласит: Меня взволновал Хью Эндрюс. Кто бы мог ожидать? Неужели он всерьез? А вторая…- Он помолчал, всматриваясь зеленоватыми глазами ей в лицо, так что Дайана не смогла отвести взгляд.- Ричард Джеффриз - тут какая-то тайна! Три раза жирно подчеркнуто и восклицательный знак.
        Дайана была не в силах скрыть свое искреннее удивление.
        - Продолжайте…
        - Не могу, здесь записи кончаются. Это тот самый Ричард, которого вы вспоминали, когда проснулись?
        - Но… но, насколько мне известно, Генри даже не подозревал о существовании Хью! Не думаю, что и Хью хотел бы с ним познакомиться: он любит искусство, если оно «в рамочке», еще лучше - если это старые картины и кто-то другой уже давно их оценил. А богему он игнорирует.
        Томас Уильямс невесело усмехнулся.
        - Меня волнует не Хью. С другой стороны, Ричарда Джеффриза знают многие…
        - Послушайте,- напряженным голосом произнесла Дайана,- для меня все это такая же загадка, как и для вас. У меня даже возникает ощущение, что меня каким-то образом подставили!
        - Почему бы вам не рассказать про Ричарда Джеффриза?
        - Вас это совершенно не касается!- отрезала она.- Почему я должна перед вами исповедоваться?- Дайана внезапно замолкла, поняв, что он, наверное, подумает: ей есть что скрывать. Она холодно добавила: - Идите к черту, мистер Уильямс!
        Томас ничего не ответил - похоже, ее слова вообще не произвели на него ни малейшего впечатления. И Дайана похолодела от тревожной догадки: что, если Томас Уильямс не только опасно привлекателен, но еще и опасно умен? Может, он играет с ней как кошка с мышкой?
        Нет, с нее хватит! Она вскочила с постели, подавив болезненный стон, и потребовала:
        - Отдайте мне ключи от машины, мистер Элиот,- я еду домой!
        - Дайана, вы…
        - Нет! Ни слова больше! Я уезжаю, а если вы меня не отпустите, я вызову полицию! Вы только и делаете, что оскорбляете меня да командуете мною,- мне это до смерти надоело! Отдайте ключи, Том!
        Но он и не подумал этого делать. Он посмотрел сверху вниз на ее горящие глаза и дрожащие губы, на повелительно протянутую руку, а потом, прежде чем она успела поверить в происходящее, притянул к себе, словно собираясь поцеловать.
        - Что вы делаете?!- воскликнула Дайана резко отворачиваясь.
        - Можете назвать это экспериментом,- прошептал он и добавил: - Не сопротивляйтесь, Дайана.
        Она все равно принялась яростно вырываться, но Томас крепко держал ее. Тогда Дайана решила сменить тактику - что ж, сам напросился!- и процедила сквозь зубы:
        - Ладно, раз уж вы так решительно настроены, целуйте меня, мне плевать! Ну же, поскорее!
        Он тихо рассмеялся.
        - Вот это моя Дайана. Я не сомневался, что вы отнесетесь к этому именно так, а не иначе.
        К сожалению, сама Дайана понятия не имела, чего ей ожидать от Томаса Уильямса. Сейчас он дал ей возможность отдышаться после «схватки», пристально вглядываясь в синеву ее глаз, и Дайана настороженно подумала: что же будет? Она даже успела пожалеть о своих словах, сказанных в запале, потому что внезапно ощутила желание коснуться кончиками пальцев морщинок, разбегающихся от его глаз, провести ладонью по его лицу…
        Ее смущали руки Тома, держащие ее за талию. Как будто он точно знал, что ей нравится, когда ее обнимают и ласкают. Знал, что она внезапно ожила, ощутив тепло его тела, и ей до боли захотелось поцеловать его самой.
        Наконец он приник к ней губами, и, вместо того чтобы поступить согласно старой пословице: «Закрой глаза и думай о доброй старой Англии», Дайана очертя голову отдалась охватившей ее страсти…
        Томас Уильямс отпустил ее так же внезапно, как и начал обнимать. Он посмотрел в потрясенно распахнутые синие глаза и произнес с откровенной иронией:
        - А из тебя вышла бы беспокойная монашка, моя милая!

3
        Дайана хотела достойно ответить, но ничего не сумела придумать. Отступив на шаг, она споткнулась, не удержала равновесия, упала и со стоном схватилась за спину.
        - Дайана?- Его тон изменился.- Опять спина?
        - Конечно, спина, идиот несчастный!- выдавила она с усилием.- Что же еще?
        - Погоди, я тебе помогу.- Том поднял ее и бережно опустил на кровать.
        Она снова застонала и прикусила губу.
        - Может, тепло пойдет тебе на пользу?
        - Наверное,- мрачно согласилась Дайана.
        - Почему бы тебе не принять горячую ванну? У нас еще часа полтора в запасе. А я попытаюсь найти какую-нибудь грелку, чтобы взять с собой.
        Она не могла скрыть радость при мысли о горячей ванне, а Том направился в ванную комнату и пустил воду. Потом он принес ее сумку из машины и помог добрести до ванной.
        - Спасибо,- поблагодарила она.
        - Справишься?
        Дайана лишь кинула на него презрительный взгляд. Усмехнувшись, он воздержался от комментариев. После чего она заперлась в ванной.
        Через полчала боль в спине заметно стихла. Дайана решила переодеться во что-нибудь более удобное и надела синий спортивный костюм. За окном все еще шел дождь, было холодно и уныло.
        После ванны Дайану ждал сюрприз. Томас устроил небольшой пир: жареный цыпленок, булочки, капустный салат, печенье, яблоки, апельсины и бутылка вина. Еще там стояли тарелки и чашки из ее собственной корзины для пикников - она и забыла про нее.
        - Надеюсь, ты не против.- Уильямс поднялся ей навстречу.
        - А ты не терял времени, бегая по магазинам,- заметила она.- Почему бы мне быть против?
        - Я нашел в машине твою корзину.
        - Отлично.
        - Еще я купил вот это,- он показал ей тюбик с мазью,- на случай, если у тебя ничего нет с собой.
        - Замечательно! У меня действительно ничего нет. Ты, конечно, собираешься сам меня намазать,- ледяным тоном добавила она.
        - Наверное, так будет лучше,- серьезно отозвался он,- может, тебе станет легче.
        - Знаете, мистер Элиот…
        - Дайана, после того как мы с тобой целовались,- терпеливо начал он,- это ничего не значит. Тебе даже не надо раздеваться, приподними свитер… Ну почему ты ведешь себя, как маленькая капризная девчонка?
        Улыбаясь сквозь стиснутые зубы, она проковыляла к кровати, улеглась лицом вниз и проговорила:
        - Ладно, валяй, Том. Но, если позволишь себе лишнее,- пожалеешь!
        - Ну вот,- пробормотал он через несколько минут, аккуратно опуская свитер.- Как теперь?
        Дайана открыла глаза. Ее все еще не покидало ощущение его рук, нежно втиравших мазь ей в спину. Себе-то она могла признаться: это было божественно.
        - Спасибо, уже лучше,- ответила Дайана, усаживаясь на постели.
        Том завинтил крышечку тюбика с мазью.
        - А у тебя там парочка шикарных синяков.
        - Я так и думала.
        - Неизбежно, наверное, при занятиях верховой ездой.
        - Да.
        - Почему бы тебе не полежать?
        Дайана внимательно посмотрела на него и откинулась на подушки.
        - Да, мамочка. Спасибо, мамочка,- проворковала она, невинно глядя ему в глаза. Он протянул ей тарелку с цыпленком и салатом.- Том, почему ты это сделал? Мне показалось, что я вовсе не твой тип женщины.
        Он налил вина в ее веселенькие пестрые пластиковые стаканчики и, протянув один ей, уселся за стол и задумчиво посмотрел на нее.
        - Почему я тебя поцеловал? Наверное, хотел поразвлечься. А ты почему меня поцеловала, Дайана?
        Она ела ножку цыпленка и размышляла.
        - Должно быть, решила, что стоит отплатить тебе тем же. Ничего иного у меня не получается, а?- Отпив вина, Дайана вызывающе посмотрела на него.
        Том молчал, лицо его оставалось непроницаемым.
        - К тому же,- она взмахнула рукой, в которой держала цыпленка,- меня позабавило то, что именно вот такая - слишком яркая и недостаточно кроткая, и даже чуть ли не порочная женщина смогла выманить тебя из твоей башни, Том. Хотя, не думаю. Просто мы оба слегка увлеклись, так?
        Он поднял глаза от тарелки, взгляд его был насмешливым.
        - Именно так, Дайана, именно так.
        - А не может быть, Том,- деликатно предположила она,- что твоя башня стала слегка тесновата для тебя?
        - Наверное, может, Дайана,- ответил он.- Но ведь и ты вела себя отнюдь не как монашка.
        - А еще говорят о примитивизме мужской логики,- весело парировала она.- С другой стороны, возможно, я не устояла потому, что ты оказался куда лучше, чем пытаешься казаться?
        Он ухмыльнулся.
        - Возможно. Поздравляю, Дайана. Что-что, а бороться ты умеешь. Хотя понять не могу, почему ты задираешься? Может, все дело в Ричарде Джеффризе? Но…- Он махнул рукой и не договорил.
        Дайана молча докончила обед, а потом внезапно спросила:
        - А о чем ты пишешь?
        - Да о чем угодно.
        - Чем ты вообще занят - работаешь в газете или на телевидении, кидаешься в гущу скандальных событий или мирно пописываешь за письменным столом?
        Достав из кармана бумажник, он кинул его на кровать.
        - Если сомневаешься, там моя визитная карточка.
        - Я не…- начала было Дайана, но не удержалась и раскрыла бумажник.
        Визитка удостоверяла, что Томас Спенсер Уильямс - зарубежный корреспондент одной из ведущих английских газет.
        - Я не сомневалась,- закончила она уверенно.- Значит, ты и в горячих точках бывал? Может, поэтому у тебя такая реакция… Я хочу сказать, когда ты там, на шоссе, влез в машину и освободил шофера, ты это сделал почти профессионально. Тебе случалось и от пуль увертываться, а?
        - Случалось.
        - Уильямс…- Она снова посмотрела на визитку.- Почему мне кажется знакомым твое имя? Ты не получал никаких журналистских премий?
        Лицо его продолжало оставаться непроницаемым.
        - Одну.
        - Мне следовало догадаться.- Она сосредоточенно нахмурилась.- Хотя я, честное слово, не представляю себе, что это за премия такая… нет, где же я слышала твое имя?- Взгляд ее внезапно стал цепким.- Погоди-ка, Томас Спенсер Уильямс. Ты случайно не родственник судье Спенсеру Уильямсу, члену Верховного суда - он еще умер в прошлом году?
        Томас Уильямс слегка улыбнулся.
        - Это мой отец.
        - Но… почему же ты мне сразу не сказал? Он же был на свадьбе у моих родителей, я видела фотографии!
        Томас, скорчив гримасу, пожал плечами.
        - Это ведь не ставит меня вне подозрений - или ставит?
        - Нет,- холодно отозвалась Дайана.- Просто… как же Генри оказался во все впутан? - раздраженно спросила она.- Он и не упоминал о том, что тоже из Уильямсов.
        - Он не из Уильямсов. Мои родители развелись, потом мать вышла замуж снова и родила Генри.
        - А ты остался с ней?
        Уильямс вытянул длинные ноги.
        - Нет.
        - Почему? Сколько тебе было лет?
        - Восемь. Дело в том, что она ушла от нас к другому мужчине, отцу Генри.
        Дайана вытаращила глаза.
        - Как она могла?!
        - Наверное, у нее не было выбора.- Губы его скривились в усмешке.- У судьи Уильямса не так-то просто было отобрать единственного сына и наследника. Думаю, мой отец ей совсем не подходил, она оказалась недостаточно сильной - не могла с ним справиться. Он был интеллектуалом, его работа значила для него все, и еще он был человеком на редкость строгих правил.
        - А ты?- невольно спросила она.- Ты ладил с отцом?
        Томас Уильямс невозмутимо ответил:
        - Мы хорошо понимали друг друга.
        - Значит, ты такой же, как он,- произнесла Дайана утвердительно.
        Губы его изогнулись.
        - Нет, быть таким, как он, невозможно. А Генри никогда не упоминает имя Спенсера Уильямса потому, что мать сумела внушить ему ту же неприязнь, которую испытывала сама. Особенно после того, как отец Генри бросил ее с трехлетним малышом без средств к существованию и она… попыталась вернуться.
        - Понятно,- растерянно произнесла Дайана.
        - Еще хуже то, что во времена довольно бурной юности Генри она ставила меня ему в пример.
        - О Господи, твоя мать не очень-то умна, прости меня за такие слова. А ты и правда был примером для подражания, Том?
        - Более или менее,- скромно ответил он.
        - Насколько… неразумно вел себя Генри?
        - Да ничего серьезного: поначалу нежелание учиться, следовать по стопам отца - тот был художником, только, мне кажется, менее талантливым, чем Генри.
        Дайана задумалась над его словами.
        - Но сейчас вы, похоже, стали друзьями. Иначе он не стал бы писать тебе письма о белокурых богинях.
        - Да, сейчас мы друзья,- подтвердил он.- Кстати, в основном Генри писал не о богинях.
        - Не понимаю,- вопросительно подняла брови Дайана.
        - Он писал о твоем происхождении. О том, сколько у вас в роду адвокатов и судей.
        - Послушай-ка…- Дайана нахмурилась.
        - Что, если,- перебив ее, высказал предположение Томас,- Генри поначалу собирался отомстить всем судейским, став членом семьи, которую бесконечно уважал судья Спенсер Уильямс, некогда отказавшийся простить его мать и принять их обоих в свой дом?
        Дайана беспомощно уставилась на него, потом устало потерла лицо и подумала, что было бы, если бы случилось невозможное… если бы она влюбилась в Генри Бресли?..
        - Ну, что приумолкла? Прикидываешь, кому теперь отдать предпочтение? Генри или Ричарду Джеффризу?
        Дайана глубоко вздохнула, собралась с духом и спросила:
        - Ты не мог бы рассказать, что тебе известно о Джеффризе, Том? А то ты подходишь как-то уж очень издалека.
        Помолчав, Уильямс выпил немного вина.
        - Не больше, чем всем. Очень богат, эдакий загорелый белокурый Адонис… Старше тебя, Дайана,- добавил он, блеснув глазами.- Репутация похитителя женских сердец, уж извини. Ну и прочее… Да, еще страстный игрок в поло, что, естественно, подразумевает увлечение лошадьми.
        - Все?
        - Да,- медленно протянул он, прищурившись.
        - Значит, тебе предстоит остаться о многом в неведении, дружище Том!- решительно заявила она.
        - Ты любишь Генри, Дайана?
        - Нет, и никогда не любила. Я здесь только потому…- Дайана махнула рукой, указывая на комнату, на дождь за окном,- Черт!- Она вдруг осознала, что в данную минуту готова убить его, но вместо этого предложила: - Сходи узнай, не расчистили ли шоссе, пока я не сделала того, о чем потом пожалею.
        Он вернулся минут через десять. Если Томас Уильямс когда-либо и проявлял эмоции, то сейчас был как раз тот случай. Похоже, ему тоже хотелось кого-нибудь убить.
        - Ну что, еще не расчистили?
        Том выругался.
        - Пригнали кран, а он сломался.
        - Значит, нам все же придется ехать кружным путем.
        Он посмотрел на нее, как на идиотку.
        - Из-за пробки они давно уже перевели движение на боковые дороги. Ты понимаешь, что это значит? Пробираться Бог знает сколько миль ползком по проселочным дорогам!
        - Ты что же, меня обвиняешь…- начала она.
        Он отвернулся, всем своим видом выражая раздражение, и поднял трубку телефона.
        - Мы возвращаемся в Бристоль?- недоверчиво спросила Дайана?
        - Аэропорт откроют завтра, добавят рейсы, чтоб восстановить график полетов. Ты ведь не хочешь провести ночь здесь, Дайана?
        - Нет! Конечно нет. Но даже если объявят добавочные рейсы, это вовсе не значит, что мы попадем на нужный!
        - Попадем!- заявил он; в его зеленоватых глазах светилось холодное бешенство.- Похоже, наша поездка на машине заранее была обречена на провал - с такой скоростью мы будем в Лондоне не раньше чем завтра вечером.
        - Ты ведешь себя нелепо, обвиняя меня в этих неурядицах.
        - Неужели?- Он уставился на нее, сжав губы, и Дайана даже слегка испугалась.- Не знаю насчет поездки, а Генри ты точно околдовала.
        Первая часть пути до Бристоля прошла в полнейшем молчании. Дайана не забыла его взгляд, и у нее появилась уверенность, что выводить Томаса Уильямса из себя довольно опасно.
        Пока они выезжали на шоссе, она несколько раз украдкой кидала взгляд на своего спутника, однако тот и бровью не повел, делая вид, что не замечает. Похоже было, она значит для него не больше, чем мошка.
        Дайана рассчитала, что часа через три они доберутся до Бристоля, но не тут-то было. Неужели ее неприятие всей этой затеи так сильно сказывается на их поездке, что, кажется, будто их преследует злой рок?..
        Стемнело, все еще лил дождь, когда Томас заехал на станцию обслуживания, стоявшую посреди пустынного шоссе, и спросил, можно ли воспользоваться телефоном, чтобы позвонить в больницу. Ему ответили, что телефон вышел из строя, и посоветовали заехать в деревню, находившуюся в нескольких милях в стороне от дороги, так как ближайший телефон-автомат на шоссе находится у черта на куличках.
        Дайана видела, что Томас пребывает в нерешительности, и вознамерилась помочь ему.
        - Если тебе от этого станет легче, давай заедем,- предложила она.
        Однако «несколько миль» оказались понятием очень даже растяжимым. Им долго пришлось пробираться по извилистым проселочным дорогам, прежде чем они отыскали телефон. Новости обнадеживали: Генри стало немного лучше. Они попытались вернуться на шоссе - и заблудились.
        - И куда же нам ехать, Том?- бодрым голосом осведомилась Дайана.
        Он пожал плечами.
        - Понятия не имею.
        - Но разве ты не смотрел на дорогу? Ради всего святого, в такую погоду…
        - Успокойся. Мне кажется, мы ехали… оттуда. Свернем налево.
        - Ты уверен? Учти, у меня географический кретинизм - я левую руку отличаю от правой, только когда сижу на лошади.
        Томас выругался и свернул налево. Спустя три четверти часа они еще не отыскали шоссе.
        - Может, следовало бы свернуть направо?- не без злорадства заметила Дайана.
        - Заткнись, Дайана, помолчи!
        - Ты не имеешь права мне приказывать, Уильямс! Буду говорить, что хочу. Знаешь, на кого ты похож? На рассерженного мужа,- вызывающе произнесла она, забыв свое решение не провоцировать его гнев.
        - А ты-то откуда знаешь?- парировал он.- Или у тебя где-нибудь и муженек припрятан?
        - Вовсе нет! Но мои родители вот так и ссорятся, потому что, мне кажется, мужчины, особенно мужья, терпеть не могут признаваться в том, что оказались не правы.
        - Ну уж это - худшее из возможных нелепых обобщений! Если найдется идиот, который на тебе женится, я ему заранее сочувствую.
        - Ага! Более нелепого высказывания я пока еще не слышала, мистер Элиот!- торжествующе воскликнула она.
        Тут Томас свернул с дороги и остановил машину.
        Настороженно поглядев на него, Дайана спросила:
        - Что теперь, Том?
        - Видишь калитку?- Он махнул рукой в сторону освещенного фарами полуразвалившегося забора.- Там сарай. Если он не заперт, именно в нем мы проведем ночь, Дайана. Потому что сегодня я не сдвинусь больше ни на дюйм.
        - Ясно,- ответила она и нерешительно начала: - Том…
        - Ну? Но учти, я не собираюсь спорить с тобой,- предупредил он.
        - Да нет. Просто я хотела сказать: ты вышел из себя, это замечательно.
        - Неужели?
        - Конечно, ты почти стал похож на человека, а то я уж сомневаться начала, что ты из плоти и крови.
        - Не так уж и плохо, правда?- произнесла Дайана некоторое время спустя.
        В старом, но сухом сарае, которым явно никто давно не пользовался, было слегка дымно от костра, который Уильямс развел на глинобитном полу. Он отыскал в одном углу вязанку хвороста, несколько поленьев, тюк сена, перехваченный проволокой, а еще старое автомобильное сиденье, на котором в данный момент и восседала Дайана.
        Она принесла из машины полотняную подстилку, коврик и мощный фонарь. На подстилке разложила еду: остатки цыпленка, две булочки, печенье, наполовину полную бутылку вина, фрукты.
        - Неплохо,- с усмешкой произнес он.- Отлично справилась. Должно быть, и вправду, в тебе есть хозяйская жилка.
        Губы ее дрогнули, она осторожно поднялась и протянула ему тарелку.
        - Поешь и выпей вина, думаю, тебе не помешает.
        - Думаю, мне не помешает сходить к психиатру после встречи с тобой,- ответил Томас, беря тарелку и усаживаясь на тюк сена.
        Дайана ничего не ответила. Они ели молча, пока он не поднял на нее глаза. Вид у него был недовольный и усталый.
        - Сейчас ты можешь служить образцом спокойствия, Дайана. Почему?
        Она опустила тарелку и потянулась за вином.
        - Мне сегодня не пришлось никого спасать, быть местной героиней, разжигать костер… - Она еле заметно улыбнулась.- И, наверное, у меня лучше развито чувство юмора, а может, я меньше, чем ты, поддаюсь воздействию внешних раздражителей.
        - Да уж, мне не раз приходило в голову, что все стихии и прочее на твоей стороне, но я об этом уже говорил,- язвительно отозвался он.
        - И тебе это не кажется чушью? Ладно,- признала она,- может, я слишком многого хочу. Просто мое спокойствие в данном случае естественная защитная реакция.
        В конце концов, подумала она, за последние двадцать четыре часа ты незаконно вломился ко мне в дом, обходился со мной, как с заключенной, таскал по округе, поставил под сомнение мои моральные принципы, не верил тому, что я говорила, поцеловал меня забавы ради… должно быть, это чисто мужской способ выразить свое презрение. А теперь я еще и нахожусь вместе с тобой Бог знает где, в старом заброшенном сарае. Да, я могла бы уже давно впасть в истерику. Тебе трудно угодить, Томас Уильямс.
        - Дайана, ты уверена, что не испытываешь удовлетворения от всех моих несчастий?- тихо спросил он.
        - Ну, если уж быть честной…
        - Я так и думал.- Томас передернул плечами, потом улегся, протянув к огню длинные ноги.- Знаешь, я бы зуб отдал за чашку кофе.
        - Что ж, можешь считать меня провидицей.- С этими словами Дайана достала из карманов куртки пакетики кофе, чая и сахара.
        Сев, Томас Уильямс удивленно посмотрел на нее.
        - Ты что же, утащила их из мотеля?
        - Все до одного. Прежде чем ты прочтешь мне лекцию о честности, скажи, разве не все так поступают? Они ведь там для того, чтобы ими пользовались.
        - Конечно,- улыбнулся он.- Но… нам ведь не в чем вскипятить воду.
        - Знаете, для специального корреспондента у вас не слишком-то хорошо развиты простейшие навыки выживания, мистер Элиот. В моей корзинке был не один, а два термоса, и я оба наполнила кипятком, пока вы узнавали насчет шоссе. Вот так…- Она немного повозилась.- Ваш кофе, сэр.
        - Дайана…- Он взял чашку, а его зеленоватые глаза так и сверкнули в ее сторону.- Дайана, ты просто чудо, и я…
        - Нет, не говори так, Том,- поддразнила она.- А то от твоих похвал я, чего доброго, растаю.
        - А я забыл про грелку,- виновато сказал он.- Как твоя спина?
        Дайана уселась на старое сиденье, старательно избегая торчащую пружину.
        - Сойдет.
        - Хочешь, я снова ее намажу?
        Помолчав, она неопределенно пожала плечами.
        - Позднее. Знаешь, спать будет неудобно.
        Томас со вздохом откинулся назад.
        - Знаю, следовало подумать об этом, но я был так раздражен.
        - Неважно. Лишь бы ты опять не начал распространяться о моих многочисленных недостатках.
        Подняв чашку, он с улыбкой ответил:
        - Ну не такой уж я плохой.
        Дайана расслабилась, только сейчас поняв, что до сих пор пребывала в напряжении.
        - Жаль, карт у меня нет. Обычно я беру их с собой, но последняя колода так растрепалась, что я ее выкинула, да так и не собралась купить новую. У тебя случайно нет с собой карт или миниатюрного наборчика для игры в скрэббл?
        - Нет. Извини, Дайана,- отозвался он.
        - Скажи, а тебе часто приходится бывать в местах боевых действий?
        - Случалось.
        - Хочешь поговорить об этом?
        Он пожал плечами.
        - Что ты желаешь узнать?
        - Подавляет тебя то, что ты там видишь?
        - Конечно.
        - Зачем же ты этим занимаешься?
        - Я занимаюсь не только этим, иногда пишу репортажи и о хороших вещах.
        - А ты…- Она помолчала.- У тебя всегда бывает желание докопаться до истины?
        Он помолчал, затем ответил:
        - Наверное, да.
        - Верю,- насмешливо заметила Дайана, потом добавила серьезным тоном: - Том, расскажи мне о женщинах в твоей жизни. Было что-то серьезное?
        - Нет, давно не было.
        - Значит, когда-то все-таки было?
        - Однажды,- ответил он после долгого раздумья.
        - И почему же не получилось?
        Том пристально смотрел на огонь и Дайана долго наблюдала за ним, держа чашку в руках и прищурившись.
        Волосы его высохли и торчали в разные стороны, одежда сильно измялась, но тем не менее она поймала себя на мысли, что находит его красивым. Широкие плечи, узкие бедра, длинные ноги. Она вспомнила, что делает он все легко, без лишних движений. Видела она и еле заметный тонкий шрам, и пальцы у нее задрожали от желания нежно прикоснуться к нему…
        - Том?- позвала она.
        - Ну… она утверждала, что ничего не получилось, потому что меня почти никогда не было дома, хотя она и знала заранее, как все будет. Еще она уверяла, что мы никогда не поженимся, потому что я циник…
        - На самом деле?
        Том кинул на нее беглый взгляд, улыбнулся.
        - А ты как думаешь, Дайана?
        Она скривилась.
        - Мне-то откуда знать? Но разве ты не был влюблен в нее?
        - Любовь,- задумчиво произнес он.- Да, это похоже было на любовь. Поразительно, как быстро на место любви пришли слезы и упреки. Очевидно,- сухо добавил он,- ты считаешь, что я обвиняю ее. Нет. Напротив, я рад, что она вышла замуж и, похоже, счастлива.
        - А ты все еще ее любишь, Том?
        - Нет.
        Ощущая внутреннюю дрожь, Дайана пристально посмотрела на его склоненную голову… и поверила ему.
        - Ну а сейчас - каково тебе?- спросила она, помолчав.
        Он пожал плечами.
        - Обжегшись на молоке, дуешь на воду?- настаивала она.
        - Как у тебя с Ричардом Джеффризом?- предположил он.
        - Вовсе нет,- невозмутимо ответила Дайана.- Что ты собираешься делать дальше? Менять женщин одну за другой?
        - Милая Дайана, я вовсе не…
        - Да ну же, Том! Может, я и не в твоем вкусе, может, тебе даже смотреть на меня неприятно, но все же я женщина! И готова поставить последний пенс на то, что ты нравишься многим девушкам. Мне просто интересно, что ты делаешь в таких случаях?
        - Ты ведь уже пару раз обвинила меня в том, что я заперся в башне из слоновой кости.
        - Это не означает, что я верю, будто ты ведешь монашеский образ жизни. Уверена, что ты очень привередлив и что тебя трудно удержать.
        - Дайана, если это то, что я думаю, то ответ один - нет.
        - А о чем ты думаешь, Том?
        - Сведения выуживаешь, щупальца выставляешь в присущей тебе неподражаемой манере…
        Ее охватил гнев, куда более сильный, чем до этого она испытывала по отношению к нему. Она мгновенно встала и плеснула на него остатки своего кофе. К счастью, кофе успел остыть, но все же Том опешил от неожиданности, затем выругался и вскочил на ноги. Сжав ее руку сильными пальцами, он уставился на нее.
        Они простояли так, сердито глядя друг на друга, довольно долго, потом он процедил сквозь зубы:
        - Да ты просто дикая кошка, Дайана! Ты именно так отлавливаешь себе мужчин?
        - Ну и что с того?- бросила она.- Что ты сделаешь теперь, Томас Уильямс? Поцелуешь меня, чтобы снова выразить свое презрение?
        - А что, кто-нибудь переспал с тобой в знак презрения, Дайана?- протянул он, слегка ослабив пальцы, но не выпуская ее.
        - Никто со мной не спал вот уже года три, Том,- напряженно ответила она,- так что и ты не надейся. Не думай, что тебе удастся одурачить меня. Все мужчины одинаковы.
        - Это твоя теория или ты говоришь так, опираясь на свои обширные познания, Дайана? - издевательским тоном спросил Уильямс.
        Щеки ее слегка покраснели, но она не отвела глаз.
        - Немного нужно опыта, чтобы узнать, чего мужчинам хочется от женщин, Том.
        - Или женщинам от мужчин,- проворчал он, выпуская ее руку и раздраженно ероша волосы.- Ты сама начала, Дайана Брайс, своими дурацкими расспросами…
        - А почему бы мне не узнать тебя получше?- возразила она.- Ты же покопался в моей жизни не хуже испанской инквизиции!
        - Ради всего святого, сядь!- прикрикнул он и уже мягче добавил: - Пожалуйста.
        Дайана сделала жест рукой, будто отдавая ему честь.
        - Есть, сэр! Боюсь, я залезла куда не положено, но ведь и ты вломился в мою жизнь, словно стадо слонов…
        - Дайана!- угрожающе произнес он.
        - Сижу, Том, сижу,- ответила она, поспешно усаживаясь. И вдруг ахнула, побледнела и, стиснув зубы, попыталась выпрямиться, но не смогла.
        - Дайана!
        - Том…- просипела она, на лбу ее выступил холодный пот.- Том, боюсь, я причиняю тебе такие хлопоты, извини…

«Идиотка чертова!» - послышалось ей, когда Том подскочил к ней и поддержал.
        - Что случилось?
        - В спину вступило,- поморщившись, сообщила она.- Может, просто мышечный спазм, у меня уже бывало. Пройдет, но…- Замолчав, она провела пальцами по лицу, потом судорожно сглотнула.
        - Тебя мутит?
        - Немного. Наверное, от боли, но это…
        - Помолчи, Дайана,- мягко промолвил он.- Помолчи, просто делай, как я скажу.
        Постепенно ему удалось устроить ее так, что она полулежала, опираясь на тюк сена. Потом он согрел ладони у костра и принялся растирать ее спину. Минут двадцать он не позволял ей шевелиться, а потом наконец произнес:
        - Ладно, попробуй.
        Осторожно вытянув ноги, она с благодарностью промолвила:
        - Куда лучше. Вы просто гений, мистер Элиот. Спасибо.
        Он помог ей встать, придержал, пока она делала первые шаги.
        - Ну как?
        - Ничего…
        Посмотрев на нее сверху вниз, Томас убрал с ее лица растрепавшиеся пряди волос… И улыбнулся - тепло, искренне. Словно солнце после дождя выглянуло. И внезапно Дайана подумала, что согласилась бы провести всю оставшуюся жизнь здесь, лишь бы видеть, как он ей улыбается.
        - А ты храбрая, хоть и любишь поспорить!
        Она попыталась отвернуться, но Том удержал ее за руку.
        - Я попробую устроить тебе постель, а ты пока походи вокруг костра.
        - Хорошо.
        Она шагала взад-вперед, с изумлением наблюдая за Томом. Он пошарил по углам, отыскал где-то кусачки и перерезал проволоку, связывавшую тюк сена. Потом разбросал его, как она сама делала тысячу раз - для лошадей. У костра возникло подобие прямоугольного ложа, которое он прикрыл подстилкой. Выпрямившись, Томас произнес:
        - Боюсь, сено старовато и слишком сухое, но ничего лучшего я придумать не могу.
        Улыбнувшись дрожащими губами, она попыталась ответить ему с прежней лихостью:
        - Беру свои слова обратно, Том. Ты не просто гений - у тебя есть навыки выживания. Мне частенько приходилось ночевать на сене, когда какая-нибудь из лошадей болела.
        - Хочешь лечь?
        Поколебавшись, Дайана огляделась. Дождь все еще барабанил по крыше сарая, но уж с этим ничего нельзя было поделать.
        - Мне надо выйти на минуту,- призналась она.
        - Возьми фонарь,- как ни в чем не бывало предложил он.- А я пока подкину дров в костер.

…Это произошло, когда Дайана уже собиралась вернуться обратно. Неожиданно прямо над ней нависла огромная черная туша, а в круге света от фонаря мелькнули красные глаза и крутые белые завитки… Через минуту она сообразила, что перед ней огромный бык, и опрометью кинулась в сарай, вскрикнув от страха. Захлопнув дверь, Дайана больно прищемила себе пятку, всхлипнула и упала.
        - Что там такое?!
        - Закрой дверь!- завопила она, отчаянно пытаясь взять себя в руки, но тут сарай затрясся от жуткого рева, прорезавшего ночь.
        Томас быстро запер дверь на засов. Мгновение стояла полная тишина. Они напряженно вслушивались. Потом раздалось хлюпанье, новый рев, но вскоре все затихло.
        Дайана даже не подозревала, что по щекам ее катятся крупные слезы. Трясясь от страха, она сообщила светским тоном:
        - Самый большой бык, какого я когда-либо видела, Том. Вот и все. Ой, я, кажется, порезалась.- Сняв сапог, она пощупала пятку, и на руке остались следы крови.

4
        - Ну как ты себя чувствуешь?
        Завернувшись в коврик, Дайана сидела на старом автомобильном сиденье. Сапоги ее стояли рядом, одна щиколотка была обмотана разорванной на полоски футболкой. Посмотрев на Томаса Уильямса, Дайана величественно ответила:
        - Отлично.
        Он присел на корточки рядом с ней.
        - Вид у тебя не очень. Трястись-то перестала?
        - Кажется, да… Извини, я повела себя как трусиха, не хватало еще истерики…
        - Ну, это была не совсем истерика.
        Дайана королевским жестом повела плечом.
        - Неважно. Обычно меня не так-то легко испугать какому-то быку и прочему зверью, хотя, честно говоря, никогда еще не видела их так близко. Да так неожиданно…
        - Думаю, тебе стало получше, Дайана, серьезно сказал Томас.- К тебе вернулось твое былое красноречие.
        - А как я выгляжу? Ужасно, да?- Она пробежалась рукой по волосам. Они были влажные, а покрывавшая их раньше пыль превратилась в грязь. Дайана посмотрела на свой синий костюм.- Бывают такие неудачные дни, правда, Том? И лицо у меня наверняка тоже все в грязи.
        - Точно,- согласился он.- Грязь, следы слез, но, как ни смешно…- Он умолк.
        - Что?- с вызовом спросила она.
        Том улыбнулся.
        - У тебя сильный характер. Думаешь, кровотечение прекратилось?
        - Да.
        - А как твоя спина?
        Она прислушалась к своим ощущениям.
        - Забавно, сейчас она меня почти не беспокоит. Сильный испуг подействовал на нее положительно!
        - Может, тебе удастся уснуть?
        Дайана боязливо огляделась.
        - А вдруг он вернется? Вдруг это его сарай - не оттого ли он впал в такую ярость?
        - Но дверь-то закрыта.
        - Знаешь, сначала я боялась, что он вломится сюда.
        - Обещаю тебе, что этого не случится.
        - Ладно,- согласилась она наконец.- А ты что будешь делать?
        - Сторожить,- усмехнулся Том.
        Он помог ей улечься на самодельное ложе, накрыл ковриком, подложил под голову свой свернутый пиджак и спросил:
        - Ну как?
        - Нормально. А ты не замерзнешь?
        Отойдя, он растянулся на сиденье от машины.
        - Надеюсь, нет. Буду следить за огнем, пока смогу. К тому же я привык к походным условиям, что бы ты там ни говорила.
        - Но я же взяла свои слова обратно.
        - Точно. Спи, уже почти полночь.
        - Так поздно?- зевнув, она поудобнее устроилась под ковриком.- Удивительно, как быстро бежит время, когда на душе весело.
        Он не ответил, и Дайана задремала. Но вскоре проснулась, повернула голову к огню и положила руку под щеку.
        - Дайана,- тихо позвал Томас.
        - Да?
        - С тобой все в порядке?
        - Вполне.
        - Тебе не спится? Что, соломенная постель не столь удобна, как я надеялся.
        - Дело не в этом.
        - А в чем?
        На губах ее появилось подобие улыбки, но глаза подозрительно заблестели.
        - Так, пустяки.
        Томас зашевелился.
        - Тебе что - грустно?
        Она заморгала так, словно старалась остановить слезы.
        - Да нет, просто не по себе. И огонь скоро погаснет. У нас что, нет больше дров?
        - Нет.
        - Ты, наверное, замерз. Почему бы тебе не накрыться чем-нибудь?
        - Есть идея и получше.- Он встал. Дайана сначала не поняла, что он имел в виду, пока Том не приблизился к ней.- Может, подвинешься чуть-чуть?
        Рот ее полуоткрылся, она повернулась, глядя на него снизу вверх.
        - Только чтобы согреться, Дайана,- спокойно пояснил он, не сводя с нее глаз.
        - Хорошо, Том.
        Через несколько минут он уже устроился рядом и начал ритмично массировать ей спину. Дайана решилась сказать ему:
        - Том… должна тебе признаться - это самое приятное, что я испытала за весь прошедший день.
        - Я рад, Дайана. Может, ты снова уснешь?
        И она уснула.
        Когда Дайана проснулась, то обнаружила, что, видимо, повернулась во сне и теперь лежала в объятиях Томаса, который мирно спал.
        Костер давно потух, сквозь высокое окошко просачивался слабый утренний свет. Лицом она ощущала прохладный неподвижный воздух, но под ковриком было тепло. Она судорожно вздохнула, а потом заставила себя дышать спокойно, чтобы не разбудить Тома.
        Она напомнила себе, что знает Уильямса всего два дня, что у нее есть причины сердиться на него и даже ненавидеть; только это не имело никакого значения. Боже, она снова влюбилась не в того. Может, он никогда ею и не заинтересуется как женщиной…
        Она попыталась мысленно образумить себя, но позади было три горьких одиноких года, и она постоянно ругала себя за то, что была такой дурой и так легко верила в хорошее. Припомнилось и многое другое. Подавив рыдание, она выскользнула из объятий Томаса и попыталась встать.
        - Дайана?- Он сразу проснулся и притянул ее к себе.- Какого черта?
        - Отпусти меня, Том.- И она заплакала.
        - Не пущу. Что с тобой?
        - Со мной ничего,- прошептала Дайана, продолжая вырываться.
        - Послушай, я тебя не выпущу, так что будет лучше, если ты успокоишься и расскажешь мне, что случилось.
        - Тебе незачем это знать, Том. Мои многочисленные грехи тебя вряд ли касаются…- Она резко умолкла, захлебнувшись в отчаянном рыдании.
        Томас прижал ее к себе.
        - Ты о Генри?- Всхлипнув, Дайана попыталась освободиться, но он держал ее, как в тисках.- Ну же, скажи мне.
        - Да не о Генри, между нами никогда ничего не было! Уж не знаю, как мне удастся это доказать, но…- Она остановилась.
        - Ладно.- Том погладил ее по волосам.- Тогда расскажи мне про Ричарда.
        Набрав в грудь побольше воздуха, Дайана собралась было послать его куда подальше с дурацкими расспросами, но внезапно все, что ее мучило, вылилось наружу.
        - Я была такой идиоткой.- Она снова всхлипнула.- Родители предупреждали меня, но я считала, что сама все знаю.
        - В девятнадцать-двадцать лет?- тихо спросил он.
        - Мне было около двадцати,- прошептала она.- Наверное, я тогда считала себя самой умной и умудренной жизнью. Но во многом я еще оставалась самой наивностью! Я ведь правда считала, когда он начал за мной ухаживать, что потом будут и свадебные колокола, и дети. Словом, все как положено.
        - Но ведь он лет на двадцать старше тебя, Дайана.
        - На пятнадцать… Сначала с ним было так весело. Наверное, его внимание мне льстило - да, я точно знаю, что так оно и было! Я чувствовала себя королевой! Является по моему первому требованию, устраивает все эти вечеринки… И я могла делать что вздумается - чем сумасброднее, тем лучше. Однако постепенно я стала осознавать, что все это напускное. Я ведь вовсе не такая взбалмошная, как могло показаться. А его во мне привлекало именно это. Ричард не принимал меня всерьез, тогда как я…
        - Странно,- медленно произнес он,- впервые об этом слышу.
        - Знаешь, почему тебе не удалось это раскопать?- Она тяжело вздохнула.- Когда я протрезвела и порвала с ним, я никому не сказала, как далеко зашли наши отношения, кроме моих родителей. Для Джеффриза я была лишь одной из многих… Ну, от меня было больше шума, чем от других, вот и все.
        - Дайана…- Он подвинулся, устраиваясь поудобнее, и посмотрел прямо в ее синие глаза.- Ты все еще его любишь?
        - Нет,- решительно ответила она.
        - Но ведь вчера ты проснулась и позвала его,- напомнил Томас, прищурившись при виде залившего ее щеки румянца.
        Она хотела было сказать, что со вчерашнего утра многое изменилось, но вовремя остановилась.
        - Не знаю почему,- произнесла она, надеясь, что ответ ее звучит убедительно.- Может, потому что с тех пор у меня никого не было. Знаешь пословицу о старых привычках?
        - Да. Так с чего же ты впала в такое грустное состояние сегодня?
        - Наверное, этот сарай мне что-то напомнил,- промолвила она.- И трех лет оказалось недостаточно, чтобы Ричард Джеффриз остался в прошлом. Разве тебе не бывает грустно, Том?
        - Конечно, бывает.
        - К тому же ты постарался, чтобы я вспомнила о прошлом,- язвительно добавила Дайана.
        Том улыбнулся и поцеловал кончик ее носа.
        Дайана закрыла глаза и произнесла дрожащим голосом:
        - Может, теперь ты мне поверишь, Том? Неужели ты в самом деле целуешь и обнимаешь девушек, которых на самом деле презираешь?
        - Дайана, ты необыкновенная женщина,- заверил он ее.
        - И что это означает? Ответ на мой вопрос?- вызывающе спросила она.
        Ей показалось, что он вздохнул.
        - Мы, кажется, разобрались с тем поцелуем.
        - С тем, другим?- иронически осведомилась Дайана.
        - Да.
        Они лежали так близко друг к другу, что Дайана рассмотрела и золотистые крапинки в его глазах, и слегка насмешливое выражение в них; прикусив губу, она тотчас попыталась спрятаться за шуткой.
        - Да мы же враги. Как я могла это забыть! Ну что, Том, не пора ли в путь?
        - Минутку,- спокойно ответил он.- Я верю в то, что тебе было тяжело и ты еще полностью не оправилась от разрыва с Ричардом. Хотя пора бы, Диана. Не давай этому эпизоду наложить отпечаток на всю твою жизнь. Не все мужчины одинаковы - поверь мне.- Тут он привлек ее к себе и крепко поцеловал.
        Не верю, ошеломленно подумала она, однако не стала сопротивляться. Ее губы приоткрылись, и она прижалась к нему всем телом, чувствуя, что тает от нежных прикосновений его рук…
        - Том… Почему ты это сделал?
        Он поднялся, загадочно глядя на нее.
        - Нет уж, скажи мне!- настаивала она.
        - Наверное, чтобы ты почувствовала, как можешь быть желанна, Дайана. Да надо быть куском дерева, чтобы не заметить твоего очарования.
        - Соберись с мужеством и топай вперед по жизни - так, да?- спросила она с горечью, которую не могла скрыть.
        - Да, если хочешь, то так, Дайана.- Он улыбнулся, глядя ей прямо в глаза, и Дайане показалось, что у нее сейчас сердце разорвется.- А сейчас мы попытаемся добраться до Бристоля. Не может быть, чтобы нам снова не повезло, как вчера, а?
        Они проехали полпути до дома молча, потом Дайана сделала над собой усилие и заговорила, хотя бы ради того, чтобы он не думал, будто она дуется или расстроена.
        - Ванну, ванну, королевство за ванну!- воскликнула она.- Кто-то что-то там говорил о белокурой богине… Сейчас бы меня точно никто не назвал так.
        Он кивнул.
        - Знаю, что ты чувствуешь.
        - Не забудь, это не ты залил кровью целый сарай. Кстати,- добавила она небрежно, - если уж мы заговорили о белокурых богинях, тебе бы посмотреть на мою кузину Энн.
        - Похожа на тебя?
        - Не слишком. Тоже блондинка, но куда светлее меня. Если уж выбирать богиню, то она меня оставит далеко позади.
        - Трудно себе представить,- усмехнулся он.
        - Но это правда, Том. Энн выглядит… по-королевски. У нее такой вид, такое самообладание, такое… достоинство, у меня ничего подобного никогда не было, да и не будет. Она никогда не выходит из себя. Никогда не впадает в гнев, не делает ничего сумасбродного, всегда держит свои эмоции под контролем… Ну, держала до недавнего времени.
        - И что вынудило ее потерять самообладание?
        Дайана задумалась, размышляя о том, что же заставило кузину изменить себе, и решила, что будет лучше, если она расскажет об Энн:
        - Похоже, ее брак разваливается. Мне ее муж, Брэд Питт, никогда не нравился, но я считала, что Энн счастлива с ним. Однако, оказалось, это не так.- Помолчав, она пожала плечами.- Хочешь расскажу тебе всю грустную историю? Поможет скоротать время. Если только ты пообещаешь…
        - Секреты твоей кузины Энн дальше меня не пойдут,- заверил ее Томас.
        - Ну, похоже на то, что Брэд видит жену беременной, босоногой и привязанной к кухне. Конечно, у него все дома по последней моде. Но Энн говорит, он не только богат и влиятелен, но еще и безжалостен; очень ревнив и относится к ней как к собственности. Заставил даже бросить работу - она была моделью,- а сейчас, мне кажется, он ее просто запугивает. Энн вынуждена признать, что ошиблась. В общем, недавно они на время разъехались - так она это называет. А потом Энн к нему вернулась. Подозреваю, что Брэд ее заставил. Затем он увез ее на острова отдохнуть. Знаешь,- Дайана внезапно нахмурилась,- странно…
        - Что?- терпеливо спросил Томас.
        - Дело в том, что Энн - единственный человек, которому я давала ключ от своей квартиры. Я специально сделала для нее дубликат, ведь она жила у меня, когда на время ушла от мужа.
        - И сколько она у тебя пробыла?
        - Неделю. Меня тогда не было. Рут тоже уезжала. Моими делами занималась Энн…- Она обернулась к Уильямсу, широко раскрыв глаза.
        - А твоя кузина знает Генри?
        - Да! Они пару раз встречались, когда он писал мой портрет.
        - Значит, можно предположить, что если бы у нее был роман с другим мужчиной, она не стала бы хвастаться этим перед мужем?
        - Естественно.
        - Мама, это Дайана! Как дела? А как тебе понравилось в Кардиффе? Мама, Энн вернулась с Мальты? А Брэд?
        Добравшись до дома, Дайана первым делом схватилась за телефон, забыв даже про ванну.
        - Дайана, дорогая, где ты была?- кричала мать в ответ.- Твой отец получил это странное послание вчера утром, он ничего не понял!
        - Мама, у меня все в порядке.
        - Но кто такой этот Томас Уильямс? Мы же никогда о нем не слыхали!
        - Вообще-то вы, наверное, о нем знаете; он сын Спенсера Уильямса,- сообщила Дайана, кидая косой взгляд на своего спутника.- Но…
        - Дорогая!- радостно воскликнула ее мать.- Почему же ты мне не сказала, что познакомилась с ним? Я-то его не знаю, но ваши отцы вместе учились в университете, он был на нашей свадьбе, я же показывала тебе фотографии. Это серьезно?
        - Да, ты показывала мне фото… Нет, мама, это несерьезно,- с ударением произнесла Дайана.- Но как насчет Энн?
        - Почему же ты умчалась с ним в Лондон?
        Дайана вздохнула.
        - Потом объясню. Скажи, пожалуйста, Энн вернулась?
        - Да, позавчера. Им повезло, они успели прилететь до того, как началась неразбериха с этими авиадиспетчерами.
        - Ладно, мама. Я сейчас поговорю с Энн, а потом обязательно перезвоню тебе.
        - Энн будет здесь через полчаса,- сказала Дайана, созвонившись с кузиной и еще раз переговорив по телефону с матерью.
        - А что сказала твоя мама, когда ты упомянула про Генри?
        - Была ошеломлена,- сообщила Дайана, потом раздраженно добавила: - Ну почему Энн мне все не рассказала?
        Том пожал плечами.
        - Наверное, все дело в ее муже.
        - Но воспользоваться мной как ширмой!
        Он молча посмотрел на нее, а потом тихо произнес:
        - Почему бы тебе не отправиться в ванную, Дайана? А потом, если не возражаешь, я быстро приму душ… Или я хочу слишком многого?
        - Нет, конечно,- рассеянно ответила она.
        Времени на ванну ей не хватило, но до приезда Энн они оба успели принять душ и переодеться. Дайана в коричневатых брюках и теплом кремовом свитере смотрелась отлично.
        - Какое блаженство!- воскликнула она, выходя из спальни с влажными распущенными волосами.- Я чувствую себя другим человеком. Да и ты выглядишь куда лучше, Том.
        На нем были надеты синие джинсы и темно-красный джемпер. Он еле заметно улыбнулся.
        - Как твои спина и нога?
        - Нормально. Слушай, Том, ты не против, если я сначала сама поговорю с Энн?- Судя по всему, Дайана была настроена весьма решительно.- Мне бы хотелось задать ей парочку вопросов.
        Поколебавшись, он кивнул, и они оба обернулись, заслышав звук машины.
        - Можешь подождать в спальне,- предложила она.
        - Дайана!- Энн, непривычно взволнованная, бледная и растрепанная, ничем не напоминала роскошную блондинку, о которой говорила кузина.- Ах, Дайана, ну почему же ты мне не сказала, что знаешь про меня и Генри?
        - Входи, Энн, присядь,- суховато произнесла Дайана, предлагая ей стул в кухне и заваривая чай.- Я и не знала.
        - Но ведь по телефону ты спросила, правда ли то, что мы с Генри…- Энн замолкла.
        - Ну так?
        - Да,- страдальческим голосом ответила Энн.- Я не верила, что со мной такое может случиться. После всего, что мне пришлось пережить из-за Брэда, я думала, что у меня выработался иммунитет против любви. И тут, представь себе, я встречаю Генри!- взволнованно продолжала она.- Живет по-цыгански, предан своему искусству так, что даже забывает о моем присутствии, называет меня Русалочкой…
        - Ты встречалась с ним здесь, пока меня не было, даже дала ему ключ от моего дома?
        - Извини,- прошептала Энн,- но я так боялась, что Брэд все узнает…
        - И как ты теперь поступишь с Брэдом?- спросила Дайана.
        - Знаешь, чем я занималась, когда ты позвонила? Упаковывала вещи - я ухожу от него.
        - Неужели… А если бы не Генри, ты бы решилась?
        - Да!- Казалось, перед ней прежняя Энн.- Я совершила ужасную ошибку, выйдя за него замуж. Он буквально силой заставил меня поехать на Мальту, но когда мы вернулись, я поняла, что больше так не смогу, собралась с мужеством и сегодня утром рассказала все отцу. Давно надо было это сделать. Отец - единственный человек, который может справиться с Брэдом.- Она махнула рукой и сморщила нос: - Конечно, он мне сказал: «А я тебе что говорил?»
        Дайана представила себе дядю Кейта: он был из тех людей, на которых всегда можно положиться; к тому же он был весьма влиятелен. Рассеянно улыбнувшись, она спросила:
        - Правда?
        - Да.- Голос у Энн дрогнул.- Он обозвал меня дурой, а потом… сказал: «Не родился еще человек, который может позволить себе плохо обращаться с моей дочерью!»
        Они рассмеялись, потом Дайана серьезно спросила:
        - Ты сказала ему про Генри?
        - Нет. Хватит одного шока. Кроме того, я попросила Генри дать мне время разобраться в себе.
        - Понятно. А теперь тебе нужно кое с кем встретиться, Энн.
        - Встретиться?- В ее глазах мелькнул огонек надежды.
        - Это не Генри!- поспешно пояснила Дайана,- но, может быть, он - лучшее, чего сейчас можно пожелать. Томас Элиот, он же Томас Уильямс, кстати, сводный брат Генри Бресли. Том, можешь войти!
        - Элиот? Уильямс?- с недоумением переспросила Энн.
        - Дайана просто шутит, Энн. Можно мне вас так называть?- проговорил Томас Уильямс, входя в кухню и протягивая руку молодой женщине.
        - Конечно, но я все равно ничего не понимаю…- Энн пожала Тому руку и вопросительно посмотрела на него.
        - Дорогая,- шутливым тоном сообщила Дайана,- тебе повезло, твое непонимание скоро кончится. А вот я долго ничего не могла сообразить, и мне было крайне неудобно, уж ты мне поверь.- Она кинула на Томаса Уильямса убийственный взгляд.- Кстати, как-то раз Хью застал вас с Генри врасплох, так?
        - Хью? Да. Правда, он не знал Генри в лицо, хотя и слышал о нем… Дайана, Хью такой напыщенный, просто не верится, что ты… Ой, извини,- покаянно произнесла Энн.
        - И ты рассказала Генри про Ричарда Джеффриза?
        - Я…- Энн покраснела.- Но я не выдавала никаких секретов - я их и сама толком не знаю. Да о чем это мы все?!- Она растерянно переводила взгляд с Томаса на Дайану.
        - Видите ли…- начал Томас, но Дайана его прервала.
        - Энн, чтобы уж не осталось недоразумений: ты просила Генри сохранять осторожность, не упоминать твое имя даже в дневнике?
        Кузина смущенно потупила взор.
        - И вы решили использовать меня для отвода глаз?- настаивала Дайана.
        - Ну да,- с несчастным видом призналась Энн.- Но ты не знаешь Брэда, не представляешь, что он мог натворить! Мы не хотели ничего плохого.
        Дайана рассмеялась.
        - Ну что ж, Том, расскажи ей все!- вызывающе бросила она.
        - Дайана, прежде всего я хочу попросить у тебя прощения,- начал Томас, глядя ей прямо в глаза,- за все то…
        - Что он мне должен рассказать?- перебила Энн.
        Тогда он посмотрел на нее.
        - Генри попал в аварию, все время просит… Словом, я понял так, что он хотел видеть Дайану…
        - Поэтому последние два дня Томас пытался силой дотащить меня до постели Генри…- заметила Дайана, но умолкла, видя, как Энн встала, побелела как полотно и пошатнулась.
        - Ну что ты натворил!- в ужасе закричала Дайана.
        Сшибая стулья и друг друга, они бросились к кузине.
        - Я натворил?- повторил Уильямс.- И ты еще говорила об испанской инквизиции!- воскликнул он, подхватывая Энн, которая потеряла сознание.
        - Ну и что теперь ты будешь с ней делать? Не можешь же ты вечно держать ее так, словно это статуя Свободы,- сердито проворчала Дайана.- Неси ее в гостиную.
        Уильямс осторожно опустил молодую женщину на диван; Дайана села рядом и принялась энергично массировать ей руки, говоря без умолку:
        - Энн, все в порядке, Генри уже лучше. Сегодня же Томас доставит тебя в Лондон. Дорогая, ну очнись же! Я понимаю, каково тебе, но не надо вести себя так, будто ты безвольная тряпка! Ты же сможешь…
        - Возьми,- сухо произнес Томас, протягивая Дайане стаканчик бренди.- Тебе что, необходимо тараторить, не закрывая рта?
        Дайана кинула на него разъяренный взгляд, сама отхлебнула бренди, а потом приложила стаканчик к бледным губам Энн. Глаза кузины приоткрылись. Увидев это, Уильямс вздохнул с облегчением и направился к телефону.
        Когда он кончил говорить, Энн уже пришла в себя, хотя все еще была очень бледной. Обе женщины вопросительно посмотрели на Уильямса.
        - Мне удалось забронировать место на трехчасовой рейс. Но только одно.
        - Пожалуйста!- умоляюще воскликнула Энн.- Отдайте его мне!..
        - Том,- обратилась к нему Дайана, когда они вернулись в гостиную, проводив Энн,- почему ты не согласился, чтобы она тебя куда-нибудь подвезла.
        Он задумчиво посмотрел на нее.
        - А мне сейчас некуда ехать, Дайана.
        Она пожала плечами.
        - Ты мог бы попасть на следующий рейс.
        - Это еще неизвестно. По моим источникам в аэропорту по-прежнему царит хаос, а завтра кончаются школьные каникулы.
        - Ну так что ты собираешься делать?- Дайана начала терять терпение.
        - Не знаю. А что ты предлагаешь?
        - Ничего,- отрезала она.- Я-то пойду к своим лошадям. А ты, Том, делай что хочешь,- Она небрежно махнула рукой.
        Он не пошел за ней, а она не стала оборачиваться.
        Рут в конюшне не было, но Дайану приятно поразил безупречный порядок. Ровер и Джульетта приветствовали хозяйку радостным ржанием. Остальные лошади тоже чувствовали себя прекрасно, но она провела в конюшне довольно много времени, меняя им попоны на более легкие. Когда она закончила и направилась к себе наверх, гадая, там ли еще Томас или нет, уже стемнело. Может, он понял ее намек и заказал такси, пока меня не было?- подумала Дайана.
        Ничего подобного. Он крепко спал на ее диване. Она постояла, глядя на него, но он даже не шелохнулся. Отвернувшись, Дайана тихо прошла к себе в спальню, бесшумно закрыла дверь и тоже легла.

5
        Когда она проснулась, часы показывали семь тридцать вечера. Вскочив, она выбежала из спальни с невольным криком - и остановилась, увидев, услышав и почувствовав нечто удивительное.
        Из кухни шел чудесный аромат, стол был накрыт на двоих, звучала музыка Мендельсона. Она увидела Томаса Уильямса с полотенцем в руках, возившегося в кухне.
        - Что?..- начала она ошеломленно. И уже более связно добавила: - Лошади! Я надела им легкие попоны, потому что было тепло, но…
        - Расслабься, Дайана,- посоветовал ей Томас.- Когда пришла Рут, я помог ей накормить лошадей, а потом мы сменили попоны. Все в порядке.
        - Но…
        - Еще я взял на себя смелость приготовить обед,- невозмутимо продолжал он.- Почему бы тебе не принять ванну? У тебя есть еще полчаса.
        Дайана провела рукой по волосам, молча развернулась и ушла в спальню.
        Минут двадцать она нежилась в ванне, подливая в горячую воду жидкость с запахом гардении, которую мать подарила ей на день рождения, и размышляя, чем еще удивит ее Томас Уильямс. Потом натянула эластичные темно-синие брюки и длинный фиолетово-синий свитер; блестящие светлые волосы она оставила распущенными.
        Несколько минут она пристально изучала себя в зеркале, ища хоть малейший намек на
«темперамент»; но в ее глазах была заметна лишь легкая неуверенность. Она вздохнула, закатала рукава свитера, спадавшие ей на пальцы, и начала рассматривать короткие, не покрытые лаком ногти. Затем чуть-чуть коснулась губ помадой, надела свои теплые меховые тапочки и выплыла из ванной.
        Теперь звучал Моцарт. Приняв из рук Томаса Уильямса бокал вина, Дайана хладнокровно выдержала его пристальный взгляд - он ничего не упустил, разглядывая ее,- и выпалила первое, что ей пришло на ум:
        - Когда я слушаю Моцарта, то чувствую, как меня затягивает его жизнь, его эпоха, и мне хочется плакать.
        Томас улыбнулся.
        - Мне тоже. Я так и вижу, как идет дождь в день его похорон, и ощущаю такую утрату!
        Дайана изумилась. Она никак не ожидала услышать от него такое. Не думала найти в Томасе Уильямсе родственную душу. Ей даже не пришлось долго объяснять, что она имела в виду. Нет, я просто веду себя глупо, сказала она себе. Моцарт наверняка нравится многим.
        Сделав глоток вина, она сказала:
        - Может, ты не поверишь, но я спец по Моцарту. Мне известно, когда и где он родился, когда умер, как звали его сестру и собаку, как сложились судьбы двух его оставшихся в живых детей. Знаешь, например, что при рождении его окрестили Иоганном Кризостомом Вольфгангом Теофилом Моцартом?
        - Знаю. Еще я знаю, что Теофил - это греческий вариант имени Амадей. Моцарт предпочитал, чтобы его называли именно так. Оба имени означают «любимый Господом».
        Дайана улыбнулась.
        - Может, мы читали одну и ту же книгу?
        - Может. Кстати о книгах…- Он указал на ту, что лежала на кофейном столике.- Тебе понравилось?
        - Да, очень,- с энтузиазмом отозвалась Дайана.- Я не очень люблю, когда в рассказ о путешествии включают политику, но эта книга - такая увлекательная! Отец подарил мне ее на Рождество. Сказал, что этот писатель имеет хорошую репутацию. Хочешь взять ее почитать?
        - Спасибо, я читал,- ответил он с улыбкой.
        - И хорошо написана, правда?
        - Хотелось бы так думать. Кстати, обед почти готов.
        Он приготовил говядину с тушеными грибами, картофелем и свежим зеленым горошком. Получилось восхитительно, приправа была добавлена в самый раз - она сама не смогла бы приготовить лучше.
        - Да, Томас, ты мужчина, в котором скрывается множество талантов.- Дайана подняла бокал, доев все, что лежало на тарелке.
        - Готовить в твоей кухне - одно удовольствие, Дайана,- серьезно ответил Томас.- Полно разных приправ, пряностей.
        - А ты не думал, что можешь стать шеф-поваром, если разочаруешься в журналистике?
        - Я готовлю только по настроению,- ответил он, поморщившись.
        - И что же сегодня заставило тебя потрясти мое воображение своими кулинарными талантами?
        Он насмешливо поднял брови.
        - Во-первых, я умирал с голоду.
        Дайана рассмеялась.
        - Да, мы начисто забыли о еде. Выпадают порой такие дни.- Она пожала плечами.- Надеюсь, будет лучше…
        - Генри тоже лучше,- тихо отозвался он.
        Дайана виновато ахнула.
        - Я и забыла спросить, извини. Ты звонил?
        - Да. Энн добралась благополучно. Она не отходит от постели Генри, что явно на него действует благотворно. Завтра, видимо, его переведут в обычную палату, но ему придется пробыть в больнице еще недели две.
        - Интересно,- задумчиво протянула Дайана,- как отнеслась к сложившейся ситуации твоя мать?
        Томас встал, собрал тарелки, вымыл их и поставил кофейник на плиту.
        - Моя мать чувствует большое облегчение. Кофе?
        - Да, пожалуйста. Том?
        Он резко обернулся, и глаза их встретились.
        - Да?
        Она убрала волосы за уши и подтянула спустившиеся рукава свитера.
        - А почему ты не уехал?
        Он долго смотрел ей прямо в глаза. Пауза затянулась. Наконец Томас произнес:
        - Я должен извиниться перед тобой, Дайана. Мне показалось, что будет лучше, если я дождусь, пока твое праведное негодование пройдет. Нет…- Он поднял руку, жестом призывая ее помолчать.- Ты имеешь право возмущаться моим поведением.
        Дайана грустно подумала: «Неужели? Да и сержусь ли я?» А вслух тихо промолвила:
        - Виноваты Энн и Генри. И, наверное, моя репутация тоже.
        - Да, учитывая, что она не соответствует действительности.
        Она мрачно улыбнулась.
        - Я и не подозревала, что обо мне идет слава разрушительницы сердец, не говоря уж о прочем.
        - Разве?- Тут закипел кофейник, и Томас налил две чашки.
        Дайана уставилась в свою чашку.
        - Во всяком случае, я вовсе не напыщенная и, поверь мне, ни разу не вводила мужчин в заблуждение, чтобы потом разбить их надежды…
        - Однако они все равно за тобой ходят,- задумчиво заметил Уильямс.
        - Есть немного.- Дайана небрежно махнула рукой.- Но я на них совсем не обращаю внимания.- Помолчав, она скорчила рожицу.- Может, поэтому меня и считают высокомерной?
        - Может.- Уильямс усмехнулся.
        - К тому же у меня произошел довольно драматичный разрыв с Ричардом Джеффризом. Конечно, со стороны все могло выглядеть не так, как произошло в действительности. Вот тебе и повод для новых слухов.
        Томас лукаво улыбнулся.
        - Дайана, я тебе верю. Я даже горжусь тобой. И мне бы очень хотелось как-то загладить свою вину.
        - Что ты имеешь в виду?- нахмурилась Дайана.
        Задумчиво глядя на нее, он пояснил:
        - Чтобы ты как можно скорее забыла об обстоятельствах нашего знакомства и моем поведении при этом.
        Вдруг послышался шум подъехавшей машины, и они вопросительно посмотрели друг на друга.
        - Ты кого-то ждешь, Дайана?
        - Да нет. Может, приехала мама?
        Но это оказался Хью Эндрюс.
        - Хью!- недовольно воскликнула Дайана, открывая дверь.- Что ты тут делаешь?
        - Приехал с тобой повидаться,- вежливо ответил он. Хью был довольно высокий, статный мужчина в очках с золотой оправой, что не мешало заметить упрямый блеск его глаз.- Вчера звонил тебе пару раз, но никто не отвечал. Тогда я связался с твоей матерью, и она сказала, что ты решила съездить в Лондон, но вынуждена была вернуться. Ей кажется, что происходят какие-то загадочные события, от нее что-то скрывают,- вот я и приехал проверить. Кстати, ты получила мои розы?
        Дайана смерила его сердитым взглядом.
        - Да, спасибо. Но я уже говорила тебе, Хью…
        - Знаю, знаю.- Он протиснулся мимо нее в дом. И Дайана была вынуждена закрыть за ним дверь, потому что дул холодный ветер.- Ты говорила, что ничего не хочешь от меня,- меня это устраивает, я готов ждать. Но почему бы мне не посылать тебе цветы в знак восхищения?
        - Сколько можно повторять…- решительно начала Дайана, но умолкла, заметив, что Хью смотрит куда-то мимо нее. Она обернулась и увидела Томаса.- О, это… это…- Томас подошел к ним, и Дайана замолчала, увидев разницу между мужчинами.
        Хью был элегантен, на нем был прекрасный модный серый костюм, белая рубашка в тончайшую голубую полоску и темно-синий галстук. Его черные кожаные туфли сияли, волосы были идеально уложены, как будто бы он только что собрался на службу, а не провел целый день в трудах. Он наверняка уже где-то пообедал - Дайана знала, что Хью любит хорошую кухню; особенно ему нравились французские блюда, и он любил произносить их названия. Еще он обожал «неизвестные, но с хорошим букетом»,
«терпкие, покусывающие нёбо» и «легкие веселящие» вина. И еще она была убеждена, что для нее Эндрюс и яйцо бы не сумел сварить.
        Томас был одет в синие джинсы и темно-красный свитер. Но Дайана вдруг увидела, что у него есть свой собственный стиль, какого никогда не будет у Хью. Более того, она точно знала, что с Томасом ей никогда не будет так скучно, как с Хью…
        Пока она размышляла, Томас неожиданно произнес бархатным голосом:
        - Дорогая, разве ты не представишь меня своему гостю?
        Дайана обернулась к Хью и увидела, что тот явно смущен. Он замер, будто пригвожденный к полу, а Томас небрежно обнял Дайану за плечи, легонько поцеловал ее в макушку и протянул Хью руку:
        - Томас Уильямс. Как поживаете?
        Хью машинально взял протянутую руку, на щеках его появился тусклый румянец, а его доброжелательность сменилась недовольством.
        - Эндрюс,- натянуто ответил он.- Хью Эндрюс. Я зашел проведать Дайану,- высокомерно добавил он.- С ней что угодно могло случиться в такую погоду.
        - Что вы, со мной она была в полной безопасности,- протянул Томас.- Настоящее приключение, не так ли, милая?- Он с легкой улыбкой повернулся лицом к Дайане, а затем обратился к Хью: - Хотите выпить?
        Тот кинул на Дайану обиженный взгляд и отказался от предложения. Тогда Томас начал действовать еще решительнее.
        - В таком случае, если не возражаете, я вас провожу,- произнес от так, будто был не просто знакомым хозяйки дома, а жил тут. Хью Эндрюс впервые в жизни не нашелся что ответить, и Томас ловко выставил его за дверь.
        Дайана как будто лишилась дара речи. А Томас спокойно заметил:
        - Наверное, теперь-то он все понял.- После этого внимательно посмотрел на опешившую Дайану, на ее дрожащие губы.
        - Нет, я просто не могу поверить!- наконец удалось ей выдавить из себя.
        Томас насмешливо поднял брови и не спеша прошел в гостиную.
        - Но ведь ты хотела от него избавиться, не так ли?
        - Да, но не таким же способом!
        - Дайана,- он с укоризной поглядел на нее,- нечестно предлагать дружбу мужчине, который смотрит на тебя с вожделением.
        - Ты же знаешь, что я с ним не дружу!
        - Тогда почему он по-прежнему приходит к тебе и присылает цветы?- полюбопытствовал Уильямс.
        Дайана помолчала с минуту, раздумывая.
        - Ну ладно,- промолвила она наконец.- Возможно, ты прав: от Хью давно пора было отделаться. И мне не стоило прибегать к его услугам время от времени - это только породило у него несбыточные надежды… Но и ты вел себя не лучшим образом.- Дайана ехидно улыбнулась: - Да будет тебе известно, Эндрюс самый большой сплетник из всех, кого я знаю. К тому же он не прочь извратить факты. Теперь он такого о тебе наговорит, Томас Элиот!..
        Пожав плечами, тот ответил с невозмутимым видом:
        - По-моему, ты преувеличиваешь, Дайана. Кому захочется болтать о том, что его выставили вон… Ладно, хватит о Хью. Давай лучше поговорим о нас с тобой.
        Дайана внимательно посмотрела в его зеленоватые глаза, кивнула и еле слышно произнесла, усаживаясь на диван:
        - Почему-то у меня ощущение, что то, что я сейчас услышу, мне не понравится.
        Уильямс искоса взглянул на нее.
        - Возможно,- согласился он.- У меня сложилось впечатление, что ты окружаешь себя мужчинами, которыми можешь командовать, в то же время выдерживая определенную дистанцию в отношениях с ними… Ты демонстрируешь властность и высокомерие, которые тебе, по-моему, не свойственны. Это что - ширма, за которой прячется настоящая Дайана? Нежная, чуткая, ранимая?
        Томас усмехнулся, видя, что она закипает.
        - А не много ли ты на себя берешь, Томас?! Или ты у нас такой тонкий знаток человеческих душ?- бросила она и сердито смахнула неожиданные слезы.
        - Тогда откуда эти слезы?
        Дайана помолчала, потом пожала плечами.
        - Похоже, ты первый мужчина, который раскусил меня.
        Подняв голову, она посмотрела на него и вдруг почувствовала себя беззащитной и беспомощной. Томас открыл было рот, намереваясь что-то сказать, но Дайана воскликнула, вскочив с дивана:
        - Не надо больше слов! Со мной уже все в порядке. Ты не против, если я вызову такси? Уверена, будет разумнее, если ночь ты проведешь в гостинице. Чем скорее мы расстанемся, тем лучше… Я боюсь, что наша встреча может закончиться самым непредсказуемым образом.
        - Почему же непредсказуемым?- спросил он, шагнув к ней, но Дайана отшатнулась.
        - Нет, Том!- Голос ее дрогнул.- Нет, только не это!
        - Что же, по-твоему, я собираюсь сделать?- тихо спросил он.
        Дайана изобразила полнейшее непонимание, потом стукнула себя по лбу, будто внезапно сообразив:
        - Поцеловать меня. В утешение. Дать снова почувствовать, что я могу быть желанна. Но кому, Том? Тебе?
        - Да, мне.- Он протянул к ней руки.
        Дайана отступила и оказалась прижатой к стене. Тут самообладание ей изменило и, всхлипнув, она попыталась увернуться. Но он обнял ее, привлек к себе.
        - Ты права: я хочу поцеловать тебя. Вот так,- взволнованно прошептал он, найдя ее губы.
        Минуты бежали, а поцелуй все длился и длился.
        - Ну что?- спросил Том, наконец отрываясь от ее губ.- Мне удалось загладить вину?
        - Что ты имеешь в виду?- недоуменно прошептала она.
        - Удалось ли мне загладить вину за то, что я позволил тебе думать, будто ты не произвела на меня впечатления? Едва увидев тебя, я решил, что Генри тебе совсем не подходит, но я сразу догадался, почему он влюбился в тебя.
        - Правда?
        - Правда. И, сознаюсь, меня это не слишком… обрадовало.
        - Но ты же заявил мне, что я не в твоем вкусе!
        - Разве можно верить всему, что говорит мужчина?
        - Но почему?- прошептала она.- То есть я понимаю, что поначалу тебе не очень-то хотелось попасть в сети к такой отъявленной сердцеедке, как я… А ведь именно это ты слышал обо мне. Но почему сейчас, когда ты знаешь меня настоящую, тебя все равно что-то гнетет?
        Вздохнув, Томас откинул голову назад.
        - Дайана,- начал он медленно,- дня через четыре мне придется уехать - я всегда куда-нибудь уезжаю. Такова уж моя натура.
        - Если…- Дайана на мгновение замолкла, подыскивая слова.- Если бы ту женщину устраивал твой образ жизни, ты бы остался с ней?
        Томас задумался.
        - Видишь ли, она уверяла, что понимает меня. Говорила, что частые разлуки не имеют значения… Но на деле все оказалось иначе.
        - Может, вы просто не подошли друг другу?- предположила Дайана, и в ее глазах промелькнула смутная надежда.- Что, если твоя профессия породила неприятие серьезных длительных отношений? И то, что мать оставила вас с отцом, тоже могло сыграть свою роль в твоем отношении к жизни?
        Губы его дрогнули.
        - Наверное, да. Но мне нравится то, как я живу. И я вряд ли смогу измениться… Вот только мне бы не хотелось, чтобы кто-то страдал из-за меня.
        Дайана прикусила губу, а потом быстро-быстро зашептала:
        - Только не говори, пожалуйста, что жалеешь о том, что мы встретились. Умоляю тебя…
        - Черт!- пробормотал Томас.- Нет, я не жалею. Но ты… ты же ждешь от жизни совсем другого, нежели я…
        - Том,- прервала она его,- обещаю тебе, если через четыре дня ты не передумаешь, ты сможешь уехать от меня с легким сердцем…- Дайана внезапно нахмурилась.- А там, куда ты направляешься, тебя могут убить?
        - Все возможно. Такая уж у меня работа.- И он погладил ее по волосам.- Так что же ты хотела мне пообещать?
        Ей было уютно в его объятиях, хотя вид у нее был вызывающий и встревоженный одновременно.
        - Если ты поедешь… Когда ты поедешь… Словом, клянусь: ни слез, ни упреков не будет!
        - Ты что, предлагаешь мне заняться любовью?
        - А почему бы и нет,- решительно заявила она.- И если ты собираешься прочитать мне нотацию, то напрасно. Я отношусь к тем, кто быстро принимает решения и говорит, что думает!
        Томас так долго молчал, что она заволновалась, что выставила себя перед ним в невыгодном свете.
        - Дайана, а ты не торопишь события?- наконец осторожно произнес он.
        - Разве? Да ты же не можешь от меня рук оторвать, милый Том.- Аргумент, похоже, подействовал, и Дайана продолжила: - Подумай о твоем душевном равновесии, о хорошем настроении. Я могла бы оказать на вас целебное воздействие, мистер Элиот, - добавила она шутливо, заметив насмешливые огоньки в его зеленоватых глазах.
        - Мне кажется, все это должен был бы говорить я, Дайана…
        - Почему? Ну почему мужчины считают, что инициатива во всем и всегда должна исходить от них?
        - Дайана, ты меня убедила,- произнес он с хрипотцой в голосе.- Время разговоров действительно прошло.- И, опустив голову, он начал жадно целовать ее…
        Одна-единственная лампа освещала ее кремовую с голубым спальню. Она стояла перед ним в крошечных шелковых трусиках, положив руки ему на плечи. Оба молчали - слова казались теперь ненужными, бесполезными. Он ласкал ее полные, белые с розовыми сосками груди, потом руки его скользнули вниз, на тонкую талию, затем на бедра. Томас просунул ладонь под резинку ее трусиков и провел кончиками пальцев по ее животу так, что она задрожала.
        - Том,- прошептала Дайана, впиваясь ногтями в его кожу.- Я сейчас умру!
        - О нет, только не это!- шутливо отозвался Томас, подхватывая ее на руки и направляясь со своей драгоценной ношей к кровати.
        Бережно опустив ее на постель, он замер, любуясь ее совершенным телом. Но и сам Том, с точки зрения Дайаны, был достоин не меньшего восхищения. Впервые увидев его обнаженным, она почувствовала, как у нее перехватило дыхание. Мощные плечи и широкая грудь переходили в тонкую талию. Ноги были длинными и мускулистыми, а кожа - гладкой, лишь на груди и ногах виднелись золотистые волоски…
        И вот этот мужчина, желаннее которого, казалось, не было во всем мире, вдруг резко склонился к ней. В его движениях была порывистость еле сдерживаемой страсти, а в зеленоватых глазах светилось обещание несказанного блаженства.
        Последовавшие за этим мгновения стали для Дайаны настоящим потрясением. Разве может земной человек испытать наслаждение, ведомое, наверное, лишь небожителям?- проносилось в затуманенном мозгу женщины. Какое же это счастье - удостоиться подобной участи…
        Проснулись они часа через два. Падавший сквозь окно в крыше лунный свет серебрил волосы Дайаны. Она поуютнее устроилась под одеялом, прижимаясь всем телом к Томасу и положив голову ему на грудь.
        - Ты этого ожидал, Том?
        - Нет.- Он с нежностью провел рукой по ее волосам.
        - Нет?- переспросила Дайана с удивлением и некоторой обидой.
        - Ты оказалась…- он помолчал,- еще красивее, еще нежнее, чем я себе представлял. И в тебе все равно осталась какая-то тайна.- Томас гладил ее волосы, перебирал пальцами, трогал губами.- Как шелк,- прошептал он несколько минут спустя.
        Но Дайана не слышала его слов, она уже опять спала.
        Тогда он полюбовался еще немного ее разметавшимися по подушке прядями, тонкими чертами лица, длинными ресницами, а потом с блаженным вздохом закрыл глаза.
        Утром, лежа в постели, Дайана прислушалась к тому, что творилось внизу, в конюшне, и озадаченно произнесла:
        - Это Рут. Странно, раньше она никогда не приходила сюда без приглашения. Что же случилось? Интересно. А знаешь, она оказалась еще сообразительнее, чем я предполагала.
        - Почему ты так решила?
        - Ну, я не очень-то хорошо о тебе отозвалась, а она со мной не согласилась.
        - К тому же ты обвинила меня в том, что я пытался произвести впечатление на юную девушку.
        - Но она же сказала мне, что ты роскошный мужчина,- лукаво сообщила Дайана.
        - Не понимаю почему.
        - Неужели? А я поняла.
        Засмеявшись, он поцеловал ее в макушку.
        - Я тоже понял.
        Протянув руку, Дайана легонько провела пальцами по тонкому шраму на его виске - ей давно хотелось это сделать.
        - Пуля, Том?
        - Нет.- Он поморщился.- Шар для игры в крокет, мне тогда было лет пятнадцать.
        Она рассмеялась.
        - Ну вот, а я-то думала, это была опасная травма!
        - Ну, если бы тебе когда-нибудь влепили таким шаром в висок, ты бы поняла, что так и есть.
        - Как ты думаешь, мы можем повторить, Том?- внезапно спросила она, слегка смутившись.
        - Я думал, ты никогда не попросишь,- отозвался он.
        - А ты в любви не такой, как я ожидала,- произнесла Дайана через несколько минут.
        - Как это?
        - Я думала, ты более… сдержанный.
        - Серьезное обвинение, дорогая,- насмешливо протянул он и поцеловал ее так, что у нее перехватило дыхание.
        - Да, на самом деле ты… отдаешься любви целиком,- выдохнула она.- Без остатка.
        - Невозможно по-другому, когда перед тобой такое совершенство.- Том нежно провел рукой по ее спине.- Ты просто произведение искусства.
        - А как там мои синяки?- спросила она грустно.
        Он легонько коснулся кончиками пальцев тех мест, где на матовой коже темнели кровоподтеки.
        - Болят?
        - Немного.
        - А как ты предпочитаешь заняться любовью, Дайана?
        - Я в твоей власти.
        Снова полил дождь. Ранний утренний свет, бледный и тусклый, проникал в комнату, освещая беспорядок на постели, разметавшиеся по подушке волосы, их обнаженные тела.
        - А вы тоже похожи на ожившую статую античного атлета, мистер Элиот.- Она поглаживала его спину и бедра.- У тебя очень красивая фигура.
        - Представляешь, о чем мог думать я, едва увидев тебя?
        - Да, ты мне уже говорил.- Губы ее капризно изогнулись.- Но ты хорошо скрывал свои чувства, Том.- Чуть отодвинувшись, она закинула руки за голову.
        А он, опершись на локоть, посмотрел ей прямо в глаза и сказал на редкость серьезно:
        - Дайана, я хочу тебя.
        - Я… я тоже хочу тебя, Том,- призналась она.- Мне хочется… чтоб мы дарили счастье друг другу.
        - Думаю, у нас это получилось.
        Она потянулась всем телом, а он провел пальцами между ее грудей с их напрягшимися, похожими на бутоны, сосками, вниз по животу, к треугольнику светлых завитков. Внезапно Дайана закрыла ладонью его руку и спрятала лицо у него на плече, еле слышно прошептав:
        - Это уже слишком, Том.
        - Дайана…- Он прижался бедрами к ее лону, и в следующее мгновение им показалось, что в мире остались только они двое.
        Почувствовав, что он встает, она схватила его за руку.
        - Том? Куда ты?
        - Пойду приготовлю завтрак.
        - Ты что, уже проголодался?
        Он ласково прошептал ей на ухо:
        - Десять часов.
        - Нет!- Дайана рывком села, натягивая простыню на грудь.- О Боже!
        - Что?
        - Я же собиралась увидеться с Рут, у меня столько дел!
        - Каких?- усмехнулся он.
        - Много разных дел,- призналась она,- но Рут…
        - Я сказал вчера Рут, что ты очень устала и должна отоспаться.
        - Вот как?- Она начала было хмуриться, но потом опустилась на подушки и улыбнулась.- А ты неплохо соображаешь, Том!
        - Правда, тогда я и представить не мог, что произойдет нечто подобное.
        - Знаю, можешь не объяснять… Что там говорят о хорошо продуманных планах? Ладно. Разрешаю тебе сделать завтрак, Том, если ты дашь мне вечером приготовить обед.
        - С удовольствием.
        - Ну так иди!- приказала она.- У меня тоже есть планы.
        - Какие?
        - Буду лежать и представлять себе, что я принцесса.- Глаза ее сверкнули, но она тут же замолкла.- Я не…
        - Дайана,- просунув руку ей под волосы, он наклонился и нежно поцеловал ее.- Ты и правда будто из сказки, но…
        - Знаю, знаю, не обращай на меня внимания, Том.
        Они долго смотрели друг на друга, казалось, он хотел сказать ей что-то очень важное, но тут зазвонил телефон - и момент был упущен.
        Звонила Энн. Дайана услышала, как он ответил, что сейчас она подойти не может.

6
        - Дайана? Это ты, милая?
        - Мама, конечно, я. Кто же еще?
        - Ты не поверишь, но Энн оставила Брэда! Похоже, он дурно с ней обращался. Кейт просто в ярости. Кстати, милая, Хью так о тебе беспокоится.
        В трубке что-то тихо потрескивало.
        - Мама, он тебе опять звонил?
        - Да, рано утром. Он мне все рассказал о тебе и о Томасе Уильямсе.
        - Он же ничего не знает о нем!
        - Но…- Мать деликатно помолчала.- Они ведь встретились вчера вечером. Дайана, мне бы так хотелось самой посмотреть на этого Уильямса! Почему бы тебе не привезти его к нам вечерком, отец был бы так рад!
        - Нет, мама. Он через пару дней улетает за границу.
        - Дайана…
        - Мама,- мягко прервала ее Дайана,- со мной все в порядке, не волнуйся. Пока. Я сама тебе позвоню.- Она со вздохом положила трубку.
        Томас неслышно подошел к ней, обнял и поцеловал.
        - А ты была права.
        - Да. Не удивляйся, если она вдруг появится. Мама…- Дайана передернула плечами.- Она просто прелесть, но иногда может вывести из терпения.
        - Мы можем уехать,- предложил Томас.
        - Куда? Нет, Том, лучше останемся тут. Но, если она появится, тебе придется быть готовым ко всему.
        - Да я-то готов, меня больше волнуешь ты.
        Дайана скорчила гримаску.
        - Может, она поняла намек, да и отцу иногда удается ее удерживать. Честно говоря, у меня нет ни сил, ни желания куда-то выбираться из дома. Не забывай, позавчера ты возил меня по всем заброшенным дорогам Англии.
        - Не забыл,- виновато улыбнулся он.- Вообще-то я не могу придумать ничего лучшего, чем остаться здесь, с тобой, поэтому…
        - Ну и прекрасно. Нам просто нужно запереть дверь на замок и не принимать никого… О нет, не верю своим глазам!- Она выглянула в окно, услышав шум машины, остановившейся у двери.
        - Твоя мать? Так быстро?
        - Нет, намного хуже - мой дядя Кейт.
        - Судья Кейт Брайс,- пробормотал Томас, насмешливо скривив губы.- Из-за Энн?
        Он оказался прав.
        - Дайана!- сурово крикнул Кейт Брайс, после чего громко забарабанил в дверь. Он был очень высок, лыс и мог до смерти напугать любого, кому посчастливилось оказаться в зале суда, не говоря уже о преступниках.- Я желаю точно знать, что происходит! Где, черт побери, Энн?
        - Привет, дядя Кейт,- буквально пропела Дайана, открывая дверь и премило улыбаясь.- Разве она вам не сказала? Кстати, это…
        - Меня не интересует, кто это!- рявкнул Кейт Брайс.- Моя единственная дочь пропала, я готов засадить негодяя Брэда Питта за решетку, а ты пытаешься представить мне какого-то незнакомца! Куда катится мир!
        - Дядя Кейт,- доброжелательно промолвила Дайана,- поверьте мне, с Энн все в порядке, так что сейчас не время засаживать Брэда куда бы то ни было. То, что Энн тут нет, не имеет к нему отношения. Она… Ну, словом, это ее личное дело.
        - Дайана, я знаю тебя со дня твоего рождения, не пытайся меня одурачить! Ты последняя, с кем она говорила перед своим исчезновением. Какое такое личное дело? Разве не я ее отец? Разве не я должен спасти ее от мужа-тирана? Как она могла так со мной поступить?
        - Но мне помнится, Энн всегда была способна выкинуть нечто… нечто странное,- ответила Дайана не без иронии.- Вообще-то я не должна вам это говорить, дядя Кейт…
        - Дайана!- взревел Кейт Брайс.
        - Извините, сэр,- счел своим долгом вмешаться Уильямс,- ваша дочь влюбилась в моего сводного брата, недавно он попал в аварию. Сейчас она находится в больнице в Лондоне, рядом с ним.
        Кейт Брайс побагровел и рявкнул:
        - А вы кто такой, молодой человек?
        - Томас Уильямс,- поспешно вставила Дайана.- Томас Спенсер Уильямс, дядя Кейт…
        - Да мне плевать… Как ты сказала?
        - Сын судьи Спенсера Уильямса,- пояснила Дайана.- По-моему, вы были с ним знакомы, дядя. Я знаю, что он присутствовал на свадьбе моих родителей.
        Наступила полная тишина. Кейт Брайс пристально рассматривал Томаса, а тот хладнокровно переносил эту процедуру. Потом, к изумлению обоих, дядя Дайаны более спокойным тоном произнес:
        - Гм! А ты не особенно похож на отца, да и на мать тоже. Насколько я помню, она сбежала с каким-то художником, глупая женщина! Знаешь, мне она нравилась - хотя, конечно, ты не в курсе. Сводный брат…- Он снова надулся.- Ты хочешь сказать, что Энн влюбилась в сына того проходимца? От плохого к худшему… Ну как она могла так со мной обойтись! Брэд хотя бы адвокат!
        - Но в остальном он подлец первостатейный,- вставила Дайана, изо всех сил стараясь не смеяться.
        - Не напоминай,- процедил Кейт.- Только этого мне не хватало. Ну почему у меня родилась дочь?- горестно добавил он, а потом внезапно воскликнул: - И почему она не влюбилась в тебя, Том?! Ты прилично выглядишь, хоть я совсем тебя не знаю. И я уважал твоего отца. К тому же… ну, я тебе уже сказал насчет матери. Почему Энн не… Ну конечно!- Стукнув себя по лбу, он надвинулся на племянницу.- Дайана, милая девочка, поздравляю! Я так рад за тебя. Хоть одной из вас наконец удалось сделать правильный выбор!
        Она была ошарашена. Дядя наконец-то замолчал, посмотрел на часы и направился к выходу.
        - Мне пора в суд. Пожалуйста, скажи Энн, чтобы она сегодня же со мной связалась. Сегодня же! А я позвоню твоей матери, Дайана, успокою ее. Она так волнуется - я звонил ей, когда пытался разыскать Энн. До свидания!- С этими словами дядя Кейт удалился.
        Они смотрели в окно на отъезжающую необъятных размеров машину, потом Дайана, уткнувшись лицом в плечо Томаса, расхохоталась так, что у нее потекли слезы.
        - Прости,- наконец выдавила она,- на самом деле он очень милый. Но в целом наша семья…
        - Ну кто после этого захочет иметь дочь?- спросил Томас, в углах его рта притаилась усмешка.
        - Да,- вздохнула Дайана.- Не буду тебя винить, если ты испугаешься и сбежишь.
        Отступив на шаг, он посмотрел ей в глаза, потом взял за руку.
        - Не сегодня, разве что ты сама этого захочешь.
        Дайана вздохнула с облегчением.
        - Ну уж нет.
        - Чем же мы займемся?
        Подумав, она жеманно протянула:
        - Хотите, сэр, я покажу вам свое родовое имение?
        - С удовольствием, леди,- в тон ей ответил Томас.
        Она оседлала Ровера для себя и Джульетту для Томаса, и они отправились осматривать ее владения.
        - Впечатляет, Дайана,- сказал он позднее.- Не хватает только одного.
        - Чего же?
        - Детей. И собак.
        Она поморщилась.
        - Собаки - это проблема: Джульетта их не выносит. Что до детей… Я ведь говорила тебе, что мне всего двадцать три года.
        - А ты любишь детей?- спросил он.- Хотела бы иметь большую семью?
        - Да, очень. Я умею обращаться с детьми, особенно когда они начинают ходить, говорить… и ездить верхом. Я же веду занятия в местном клубе, помнишь, я тебе говорила? А еще помогаю детям с физическими и умственными недостатками научиться ездить верхом: для этого существует специальная программа… Хотя я единственный ребенок у своих родителей, но происхожу из рода, где всегда были большие семьи. Так что гены, видимо, сказываются.- Пожав плечами, Дайана улыбнулась.- Проклятье!- воскликнула она, когда закапал дождь.- Поспешим!
        Они едва успели добраться до дома. Пока расседлывали лошадей, Дайана рассказала ему о том, что хочет расширить загоны, соорудить еще два денника, пристройку для постоянного помощника, помещение для хранения корма и всяких принадлежностей плюс офис.
        - Планы уже одобрены местным советом,- с гордостью добавила она.
        Когда они поднялись наверх, Дайана предложила:
        - Поскольку ленч мы уже пропустили, сделаю-ка я чай и булочки.
        - Расскажи о других своих планах,- попросил Томас полчаса спустя, когда они сидели в гостиной, поедая горячие булочки с маслом и медом.
        Дайану не пришлось упрашивать.
        - Я бы хотела расширить мое дело - причем, в двух направлениях: брать больше лошадей на отдых и начать объезжать молодняк. К годовалому возрасту, когда их выставляют на продажу, они уже привыкают к поводу, но их еще нужно приучить к седлу.
        - Наверное, тут нужно большое терпение.
        Дайана кинула на него лукавый взгляд.
        - Вопреки тому, на что ты намекаешь, Том, с лошадьми я очень терпелива.
        - Верю, да я ни на что и не намекал.
        - Отлично,- улыбнулась она.- Вот почему я собираюсь сделать пристройки. И мне точно понадобится постоянный помощник. А теперь…- допив чай, она встала со стула и уселась по-турецки у ног Томаса, устроившегося на диване,- теперь расскажи мне о себе.
        - Да мне почти нечего рассказывать.
        - Не может быть. Где ты живешь? У тебя ведь есть дом или квартира?
        - У меня большой дом в предместье Лондона, я унаследовал его от отца. Но стараюсь как можно реже там бывать.
        - А почему бы тебе не продать его? И не найти место, где бы тебе было удобно и где ты бы чувствовал себя счастливым?
        Томас с улыбкой посмотрел на нее.
        - Ты, без сомнения, права, Дайана. Может быть, когда-нибудь я так и сделаю.
        Дайана молча наблюдала за ним, потом в глазах ее появился насмешливый огонек.
        - А ты можешь себе представить, что дядя Кейт и твоя мать когда-то испытывали друг к другу нежные чувства? Правда, я незнакома с твоей матерью, возможно, с ее стороны ничего и не было. Просто трудно представить себе, что он к кому-то был неравнодушен. Мать Энн умерла, когда она была подростком, и дядя Кейт, видимо, так и не смог забыть ее. А твоя мать - что с ней стало, когда отец Генри ее бросил, а твой отец не пожелал взять ее назад?
        - Полагаю, она решила, что уже достаточно обожглась, с тех пор она живет одна.
        - Какая она?- с любопытством спросила Дайана, склонив голову набок.
        - Она…- он помолчал,- она все еще очень привлекательна… А в молодости была настоящей красавицей. Она по-прежнему очень жизнелюбива и не стесняется показывать свои эмоции. И до сих пор ее преследует чувство вины за то, что она не смогла ужиться с моим отцом, хотя он был полной ее противоположностью, и за то, что бросила меня.
        - Он, должно быть, был очень суровым человеком.- Дайана вздрогнула.- У него потом кто-нибудь был?
        - Нет.
        - Думаешь, он любил ее?
        - Да.
        - Том,- прошептала Дайана,- как это все печально!
        Он покачал головой.
        - Им было так лучше, Дайана. Я уважал отца и любил мать, но уже в детстве ненавидел тот ад, который они создали в доме. У твоих родителей, кажется, таких проблем нет?
        Дайана усмехнулась.
        - Мои родители неразлучны, хотя отец и утверждает, что мама его сводит с ума. Она относится к тем наивным людям, которые просто не верят в плохое. У нее все люди замечательные. Она вечно суетится, за кого-то переживает, кому-то помогает и обожает свой сад. Она разговаривает со своими растениями и даже пишет им записки.
        - Записки?- насмешливо поднял брови Том.
        - Ага. Мне бывало неловко даже. Придешь с приятелями, а в саду на розовых кустах приколоты бумажки: Милая, ты так прекрасна сегодня! или: Не волнуйся, лепесточек, я избавлю тебя от тли!
        - Ты серьезно?
        - Вполне,- с любовью отозвалась Дайана.- Наверное, ты считаешь ее сумасшедшей. Но она просто немного эксцентрична.
        - Я бы с удовольствием с ней познакомился.
        - Кто знает, может, и познакомишься.- Дайана улыбнулась.- Отец и луну для нее достал бы, если бы мог.- Она стала серьезной.- Они по-настоящему любят друг друга.
        Томас коснулся рукой ее волос.
        - И у них красивая дочь.
        - Спасибо,- вздохнула она.- Намучились они со мной. Кому хочется иметь дочерей?
        - Иди сюда,- тихо позвал Томас.
        Она поднялась и села на диван рядом с ним.
        - Поведаешь мне нечто мудрое, Том?- спросила она шутливо.
        - Нет, просто хочу тебя поцеловать.
        Засмеявшись, она прильнула к нему.
        - Не стану возражать…
        Дайана перевернулась на живот, сложив руки под подбородком, и тихо спросила:
        - Том? Почему у меня такое чувство, будто я парю?
        Он медленно провел рукой по ее обнаженному телу. Дождь все еще лил, из окошка наверху падал тусклый свет. Он снова погладил ее по спине, собрал разметавшиеся пряди и улыбнулся. Его улыбка была светлой и счастливой.
        Быстро перевернувшись, Дайана поудобнее устроилась в его объятиях и вздохнула.
        - Бедная Рут, придется ей одной кормить лошадей.
        Позже, нежась в ванне, Дайана, кокетливо посмотрев на Тома, который пристроился рядом с ней, сказала:
        - Я всегда считала, что ванна должна быть королевского размера.
        Он окинул взглядом огромное зеркало, синий кафель, большие фиолетовые полотенца.
        - Твоя спальня и твоя ванна просто потрясающие. И вполне тебе подходят.
        - Помню, какое у тебя было удивленное лицо, когда ты впервые сюда вошел,- хихикнула Дайана.- Ты ведь решил, что попал в… гарем.
        - Никогда не видел гарема,- отозвался он, намыливая ей ногу.
        Откинувшись на край ванны, Дайана лениво взбивала пену.
        - Я согласилась бы стать наложницей, если бы ты был султаном. Особенно замечательно ты делаешь вот это…- мечтательно протянула она, когда он начал массировать ей спину.
        - В гаремах, наверное, наоборот,- поддразнил он.
        Дайана села.
        - Если хочешь, чтобы я оказала тебе ту же услугу, то я готова.
        Застонав, он ответил:
        - Представляешь, чем все это может кончиться?
        Она начала брызгать в него водой, а он крепко обнял ее и поцеловал долгим нежным поцелуем.
        - Ну вот что,- заявила она, шутливо отпихивая Томаса,- я вылезаю из ванны, оставляю тебя одного и отправляюсь готовить роскошный обед. Это меня утомит так, что я ни на что не буду способна до…- Дайана небрежно махнула рукой.
        - На что не будешь способна?- полюбопытствовал он и снова провел руками по ее телу.
        - Том…- задохнулась Дайана.- Так нечестно! После этого я даже обед не смогу приготовить!
        - Нет уж, тогда я прекращаю. Ведь у нас и ленча не было.
        Она обворожительно улыбнулась, быстро поцеловала его и выскользнула из ванны.
        Пока Дайана занималась обедом, Томас смотрел телевизор. Когда баранина была уже почти готова и по дому распространился восхитительный запах, ей в голову внезапно пришла идея. Прикрывая за собой дверь в спальню, она бросила через плечо:
        - Я сейчас, Том. Почему бы тебе не налить нам по бокалу вина?
        Через пятнадцать минут Дайана посмотрела на себя в зеркало. Тонкое шерстяное платье цвета слоновой кости с длинными рукавами красиво облегало фигуру. Широкий кожаный пояс бронзового цвета подчеркивал тонкую талию. Она надела бронзового цвета туфли на небольших каблучках, а волосы заплела в косу. В ушах ее поблескивали жемчужные капли, шею украшала нитка жемчуга, а запястье - тяжелый золотой браслет. Она умело подкрасилась и надушилась модными духами.
        Глубоко вздохнув, Дайана подошла к двери, собираясь эффектно выйти на «сцену», и тут раздался звонок телефона. Она остановилась, ожидая, что сейчас Том позовет ее. Но он стал говорить по телефону сам. Тихо открыв дверь, она увидела, что он стоит к ней спиной, внимательно слушает и что-то записывает на обороте старого конверта.
        - Да, через Лондон,- услышала она.- Да… Нет, сегодня уже поздно, я не успею в Бристоль. Лучше завтра рано утром… Да… Нет… Можете мне перезвонить по этому номеру.- Пока.- Положив трубку, он сделал еще какие-то пометки, а потом обернулся в ее сторону с хмурым видом.
        - Том?- У Дайаны внезапно пересохло в горле.
        Он увидел красивое платье, элегантную прическу, тщательно наложенную косметику, сияющий жемчуг, оттенявший ее гладкую светлую кожу… Ей показалось, что он тяжело вздохнул, прежде чем ответить:
        - Боюсь, мне придется срочно улететь.
        Дайана, стараясь не выдать охватившего ее отчаяния, спокойно сказала:
        - Да, я слышала. Хорошо, что я приготовила пир, правда?
        - Дайана…
        - Не говори ни слова, Том. Давай наслаждаться моментом.
        Она трещала без умолку, пока они ели баранину и лимонный пирог, но постепенно ее запас веселья истощился.
        Том убрал со стола тарелки, поставил на плиту кофейник и присел напротив нее.
        - Дайана.- Он накрыл ее руку своей.
        Она отвернулась и еле слышно произнесла:
        - Все кончено, да, Том? Что ж, может, оно и к лучшему.
        - Ничто не мешает нам поддерживать отношения,- тихо промолвил он.
        - Мешает!- ответила она слишком резко.- Том, мне кажется, лучше разрыв… Я…- она с трудом подбирала слова,- не уверена, о чем ты думал, может, хотел, чтобы я сидела и ждала, когда ты надумаешь навестить меня… Но я не могу. Мне это не подходит.
        - Да, Дайана,- печально отозвался он.- Не надо было ничего начинать…
        Она улыбнулась, хотя глаза ее были полны слез.
        - Наверное, ты прав. Но мне так не хочется думать. Не волнуйся, со мной все будет в порядке.
        Том встал, обошел стол, поднял ее и привлек к себе. Дайана не смогла сдержать слез и заплакала.
        - Ну вот.- Голос ее все еще дрожал, но к ней вернулось прежнее самообладание.- Буря кончилась. Прости. Знаешь, мне хочется верить, что я что-то сделала для тебя. Помогла расслабиться, немного повеселила. Мы неплохо провели время, да, Том?
        - Надеюсь, ты почувствовала, как много все это для меня значило, дорогая.
        - Мне бы так хотелось…- прошептала она, но тут же взяла себя в руки.- Том… если есть ночной рейс, я могу отвезти тебя в аэропорт.
        Она почувствовала, как он весь напрягся.
        - Дайана, я…
        - Пожалуйста, Том,- промолвила она с тихим отчаянием.
        Приподняв ей подбородок, он заглянул в ее глаза, а потом на мгновение закрыл глаза сам.
        - Ладно, но тебе вовсе не нужно отвозить меня, я вызову такси…
        - Нет.
        - Дайана, идет дождь, и…
        - Меня это не волнует. Я могу заехать к родителям по дороге назад, даже остаться у них на ночь. Пора бы их навестить, они же наверняка умирают от любопытства,- произнесла она.
        Томас легонько коснулся ее губ пальцем.
        - И что ты им скажешь?
        Она пожала плечами.
        - Что сын Спенсера Уильямса - очень симпатичный мужчина… но он не для меня.
        - Дайана…
        - Нет, Том, хватит,- упрямо промолвила она, привстала на цыпочки и быстро поцеловала его.- Ну так, ты сам позвонишь в аэропорт, пока я соберу вещи, или, считаешь, что это должна сделать я?
        - Пожалуй, я высажу тебя здесь,- сказала Дайана.
        Аэропорт сиял огнями, отражавшимися в каплях дождя на ветровом стекле; «дворники» работали без устали.
        Дайана не успела переодеться, на ней было вечернее платье цвета слоновой кости, а поверх него - плащ. Ей было холодно.
        Уильямс не сразу вышел из машины.
        - Том,- с трудом выдавила она,- у тебя не так много времени.
        - Дайана…- он взял ее руку в свою,- поверь мне, если бы я мог измениться ради кого-то, это была бы ты. Это я виноват во всем, что с нами произошло.- Уильямс заглянул ей в глаза, увидел растерянность и печаль.- Постараюсь не осложнять…
        - Не надо, Том, не продолжай.
        - Прощай, моя принцесса.- Поцеловав ее ладонь, он открыл дверцу.
        Последнее, что увидела Дайана, это спину Томаса Уильямса, его широкие плечи. И он скрылся из виду…
        Через неделю появилась Энн, сообщив, что переезжает в Лондон. Она вернулась за своими вещами. Генри вот-вот должны были выписать из больницы, и она перебиралась к нему, чтобы ухаживать за выздоравливающим.
        - Ну как он? Есть осложнения?
        - Слава Богу, нет.- Энн с благодарностью приняла чашку кофе.- Правда, пройдет время, прежде чем он полностью оправится. Дайана, у меня еще не было случая поблагодарить тебя и извиниться.
        - Думаю, все выяснилось бы, как только Генри пришел бы в себя, даже если бы мы с Томом добрались до больницы.
        Энн подогнула под себя ноги, устраиваясь поудобнее на диване.
        - Просто не верится, правда?
        - Да уж, вначале я была просто сбита с толку,- подтвердила Дайана.
        - Прости,- виновато повторила Энн.- Когда ты ужасно несчастна, напугана, то плохо соображаешь.
        - Точно.- Дайана отхлебнула кофе.- Тем более если ты безумно влюбилась. А как Брэд отнесся к твоему уходу?
        - Не слишком хорошо. Я с ним не виделась, но он сообщил отцу, что я хладнокровная высокомерная особа и он будто бы рад отделаться от меня.
        Дайана очень удивилась.
        - Чтобы так ответить Кейту Брайсу, требуется мужество!
        Энн невесело усмехнулась.
        - Ты знала, что папа собирался приехать и хорошенько отчитать Генри?
        - Да, мама мне говорила. Боюсь и спрашивать…
        - Забавно, но все обошлось. Мать Генри была там. Ой, Дайана, ты не поверишь…
        - Верю,- усмехнулась Дайана.- Она ему когда-то нравилась. Дядя Кейт рассказал мне, когда заезжал сюда.
        - У меня возникло странное ощущение, что моя будущая свекровь может стать моей мачехой. Они сразу поладили! Отец пригласил ее на обед, на следующий день - на ленч, потом даже на завтрак!
        Усмешка исчезла с лица Дайаны. Энн, похоже, ничего не заметила.
        - Ну, а как Томас Уильямс?- продолжала болтать кузина.- У папы сложилось впечатление, будто вы помолвлены или нечто в этом роде. Смешно, правда?
        Дайана проглотила комок в горле.
        - Смешно,- небрежно отозвалась она.- Он был взбудоражен, рассержен, спросил Томаса, почему ты в него не влюбилась.- Она скорчила гримасу.- И уехал, прежде чем мы смогли что-либо ему объяснить.
        Помолчав, Энн медленно произнесла:
        - Но Томас такой милый. Он зашел повидаться с Генри перед тем, как куда-то улететь… Ты знала, что он известный писатель?
        - Что?- Дайана недоуменно уставилась на кузину, но та уже увидела книгу, лежавшую на столике.
        - Да вот же! Это он тебе подарил?
        Дайана раскрыла рот от удивления.
        - Ты хочешь сказать, что Томас Уильямс - писатель и это его книга?
        - Да. Его мать очень им гордится, она-то мне и рассказала все о нем. Генри тоже рад, что у него такой брат, хотя раньше…
        - Да, Том мне говорил,- машинально вставила Дайана, нервно перелистывая страницы книги.
        - Неужели Уильямс тебя оставил равнодушной, Дайана?- настойчиво переспросила Энн.
        - Напротив,- излишне бодро отозвалась Дайана.- Мы невзлюбили друг друга с первого взгляда.
        - А Хью Эндрюс рассказывает всем нечто другое.
        Дайана заставила себя засмеяться.
        - Еще бы, ведь Томас помог мне избавиться от него. Нет, Энн, наш Томас Уильямс - одиночка, хотя ты права, он очень мил.
        - Ясно,- протянула Энн.
        - От кого ты успела услышать россказни Хью?
        - От моей любимой тетушки, твоей матери то есть,- ответила Энн, не вдаваясь в подробности.
        Дайана застонала.
        - Я же ей говорила!
        - Но она тебе не поверила.
        - И послала тебя на разведку?
        - Дорогая, пора бы тебе знать, как действует наша семейка! Все беспокоятся о тебе. Учитывая, что я тебя в это втянула, я подумала, может, смогу чем-то помочь. Твоя мать сказала мне, что ты провела у них ту ночь, когда Томас улетел в Лондон,- а она всегда точно знает, когда тебя что-то беспокоит. Кстати, несмотря на все твои объяснения, история выглядит совершенно невероятной.
        Дайана резко встала.
        - Энн, давай никогда об этом не будем вспоминать, ладно? Он не для меня.
        Вскочив, Энн обняла кузину.
        - Прости, Дайана. Я чувствую себя жутко виноватой. Не держи все в себе, клянусь, я никому не скажу.
        Через несколько минут Дайана справилась с дрожью и устало произнесла:
        - Да мне и нечего рассказывать. Он предупредил меня с самого начала, чтобы я не рассчитывала на серьезные отношения… Послушай, я переживу - у меня дел по горло. Будет чем занять голову и руки. Вообще-то я уже почти справилась с собой. Но вот теперь ты выйдешь замуж за его сводного брата, а дядя Кейт, видимо, женится на его матери, тогда как я… Наверное, это меня и взволновало. Да, такое,- она сумела улыбнуться,- может случиться только в нашей семье!
        Они кинулись друг другу в объятия, смеясь и плача…
        Энн провела с ней весь день; уезжая, она пристально всмотрелась в лицо кузины.
        - Ну как, тебе лучше?
        - Да. Спасибо, подружка.
        - Если захочется поболтать, звони.
        - Обязательно.
        Помахав Энн, Дайана отправилась наверх. Лежавшая на столике книга бросилась ей в глаза. Она взяла и прижала томик к груди. Она никому не признается, как больно ее ранило то, что Уильямс не признался ей, что он автор этой книги.
        В последующие два месяца она занималась строительством. Дайана устроила не два, а пять новых денников и смогла заполучить еще несколько лошадей. Кроме того, ей доставили двух годовалых жеребцов для объездки.
        Она работала не покладая рук, не давая себе времени сидеть, думать и на что-то надеяться.
        Все рухнуло в одночасье, когда перевозбужденная молодая лошадь упала, увлекая ее за собой. У Дайаны оказался сложный перелом ноги. Врачи ничего не говорили толком, но возникло опасение, что она больше никогда не сможет ездить верхом.

7
        - Мама, я хочу домой,- умоляюще промолвила Дайана.- Хочешь, приезжай навещать меня каждый день. Мне ужасно не хватает лошадей. Я звонила родителям Рут, они будут рады отпустить ее ко мне на пару недель - у нее каникулы. Пожалуйста, мама!
        Родители Дайаны обменялись взглядами.
        - Милая, у тебя еще гипс, и…- начала было мать.
        Но тут вмешался отец:
        - Если ты действительно этого хочешь, Дайана, то поезжай.
        - Да, папа.- Голос ее дрогнул, и она попыталась улыбнуться.- Вы посмотрите, я управляюсь и с гипсом и с костылями так, будто с ними родилась!
        Родители отвезли ее домой и пробыли с ней полдня. Лошади обрадовались ее появлению, она долго стояла возле них чуть не плача. Потом, решительно покачав головой, проковыляла к пристройкам. Их закончили, пока она лежала в больнице,- в основном стараниями родителей: те хотели хоть чем-то порадовать дочь.
        Помимо конюшни, у нее появились теперь симпатичный офис и помещение для постоянного помощника. Правда, вместо обычной комнаты с ванной, как Дайана планировала, получилось нечто более комфортабельное и уютное.
        Мать часами бегала по магазинам, принося Дайане образцы тканей для занавесок, покрывал и ковриков, натащила ей массу каталогов мебели и обоев. Она не раз высказывала мнение, что у Дайаны талант декоратора, а когда дочь в очередной раз посмотрела на нее глазами, полными боли и усталости, заметила:
        - Знаю, тебе кажется, что мы зря теряем время, но ты должна набраться терпения и верить в лучшее, малышка.
        Верю ли я?- думала Дайана, глядя из окна офиса на пустые загоны для лошадей. Без нее ферма не могла существовать. А сможет ли она ездить верхом, да и просто нормально ходить? Пока Дайане хотелось лишь остаться одной…
        В свободной спальне наверху решили поселить Рут - на тот случай, если Дайане что-то понадобится; иначе мать умерла бы от беспокойства.
        Сейчас, когда Рут улеглась спать, Дайана сидела в темной гостиной, думая о своем безрадостном будущем. Два месяца, пока она лежала в больнице, Дайана гнала от себя грустные мысли. Но возвращение домой навеяло воспоминания… Откинув голову на спинку кресла, она дала волю слезам. Казалось, только вчера, а не несколько месяцев назад, Уильямс был здесь, она любила его, а потом потеряла.
        Из печального забытья ее вывел звук подъехавшей к дому машины. Через минуту машина уехала. Дайана дотянулась до костылей и спустилась к двери - она была открыта, чтобы проветрить дом в эту душную летнюю ночь.
        Мужчина, которого она только что вспоминала, стоял перед ней. Томас Уильямс, одетый в брюки цвета хаки и темно-коричневую спортивную рубашку, подчеркивавшую широкие плечи, пристально смотрел на нее зеленоватыми глазами.
        - Ты!- ахнула Дайана, покачнувшись. Она едва не упала, но он поддержал ее.- Что ты тут делаешь - явился посочувствовать?- сердито выпалила она.- Можешь убираться!
        - Дайана,- ровным, спокойным голосом произнес он, придерживая ее за локоть,- поверь мне, я лишь вчера узнал…
        - Ну и что, что узнал? Ты ничем не можешь мне помочь. Так что зря отпустил такси - как видишь, на сей раз я тебя никуда не в силах отвезти.
        - А я никуда и не собираюсь,- сдержанно ответил он, шагнув вперед, и она увидела на ступеньках две дорожные сумки.- Ни завтра, ни послезавтра. Предупреждаю тебя, Дайана, я приехал насовсем, и ты не сможешь меня выставить. Почему бы тебе не пригласить меня войти в дом?
        Дайана развернулась, по-прежнему ошеломленная неожиданным появлением Томаса. Оглядев ее с ног до головы, он начал было:
        - Милая, мне так жаль…
        Но Дайана и сама знала, как выглядит,- бледная, худая, с глубокими тенями под глазами, никакого следа прежнего блеска…
        - Мне не нужна твоя жалость, Том,- прервала она,- да и ты мне не нужен.
        Пожав плечами, он поднял сумки и прошел вслед за ней в гостиную.
        - Поскольку вторая спальня занята, я устроюсь внизу. Можно, я сделаю кофе?
        Но она никак не прореагировала на его вопрос о кофе.
        - Откуда ты знаешь, что спальня занята?
        - Я разговаривал с твоим отцом.- Томас вошел в кухню и поставил на плитку кофейник.
        - Ты хочешь сказать, он… согласился?- недоверчиво спросила она.
        Уильямс посмотрел на нее с виноватой усмешкой.
        - Он… то есть твои родители согласились, что я имею право на то, чтобы ты меня хотя бы выслушала. Видишь ли, Дайана, я оказался в неловком положении: дело в том, что я не могу без тебя.
        - Нет!- воскликнула она, не веря своим ушам.
        - Это правда.- Он достал две чашки.
        - Не верю. Я знаю, в тебе говорит просто жалость. Том, со мной все будет в порядке, вот увидишь.
        - О, узнаю тебя, Дайана,- пробормотал он.- Но я все равно тут останусь. Мне надо закончить книгу, мне нужен покой, а твой дом мне вполне подходит.
        Она возмутилась: он даже не сказал ей, что пишет книги под псевдонимом, не доверился ей, а тут, нате вам, явился!
        - Тогда уеду я,- пообещала она.
        Поставив кофейник на огонь, Томас подошел к ней. Он совсем не изменился за прошедшие месяцы. Дайана сомневалась в том, что ей удастся разлюбить Томаса, но и жалость его она не могла принять.
        - Дайана,- произнес он, и она увидела в его глазах решимость,- ты никуда не уедешь. Только вместе мы способны разобраться в наших чувствах. К тому же я могу тебе кое в чем помочь.
        - Как?- горько вздохнув, спросила она.
        - Мы все обсудили с твоими родителями, и они согласились, что это неплохая идея. Здесь ведь очень много людей, у которых есть свои лошади. А у тебя есть тренировочный круг для обучения и место для выгула лошадей, а также все необходимое оборудование. И если мы с Рут будем тебе помогать, то ты вполне сможешь добиться успеха.
        Дайана обдумала все, что сказал Томас, потом развернулась и на костылях проковыляла к дивану. Покачав головой, она неуверенно произнесла:
        - Нет. Нет, Том, ничего не выйдет.
        - Но почему?- спросил он, подавая ей кофе.
        Она не смогла скрыть злости.
        - А как же твои поездки? Кто будет писать репортажи о войнах, о голодающих?
        - Я повидал достаточно голодающих и воюющих людей, землетрясений, наводнений и прочего - хватит на всю жизнь.- Он присел рядом с ней.- К тому же я продал свой дом в Лондоне, купил себе новый. Он будет готов только через неделю, так что мне сейчас негде жить, и я совершенно свободен.
        - Ты продал дом?- удивилась она.- А обо мне ничего не знал до вчерашнего дня?
        - До вчерашнего дня я был за океаном, Дайана,- спокойно ответил Том.- Все переговоры вел мой адвокат. Два месяца я был недосягаем, поэтому ни Генри, ни Энн, ни моя мать не могли сообщить мне о тебе. Уверен, что в ином случае они бы мне обязательно дали знать.
        - Где ты был?- невольно спросила она.
        - На островах Тристан-да-Кунья.
        - Никогда о таких не слышала.
        - Это группа из четырех островов в Южной Атлантике, примерно на полпути между Южной Африкой и Южной Америкой. Прекрасное и дикое место, там миллионы морских птиц. У меня есть замечательные фотографии.
        Дайана смотрела на него, потом откинула голову на спинку дивана.
        - Значит, вот какую тактику ты избрал…
        - Какую?
        - Ты как непробиваемая кирпичная стена. Обаятельная, непробиваемая кирпичная стена!
        - Возможно.- Том еле заметно улыбнулся.
        - Ладно, я иду спать, но уверяю тебя, к завтрашнему утру я придумаю способ от тебя избавиться.
        - Отлично. Тебе нужна помощь?
        - Нет, Том. От тебя - нет!
        К удивлению, Дайана быстро уснула и спала крепко, без снов, несмотря на душную ночь. Утром, когда Том тихо постучал в ее дверь и вошел с чашкой чая, она уже проснулась.
        Дайана промолчала, но по ее взгляду Томас догадался, что она все еще злится. Его это ничуть не смутило.
        - Дайана,- он присел на край кровати,- пора бы перестать себя жалеть… Нет!..- Он быстро поймал ее за руку, не дав выплеснуть на него чай.- Одной чашки кофе вполне достаточно. Больше тебе ничего не удастся на меня вылить. Чем скорее ты встанешь, тем быстрее мы примемся за работу. Скоро появятся двое учеников.
        Томас Уильямс не переставал ее удивлять.
        - Ты шутишь!
        - Вовсе нет.
        - Кто? Как?!
        - Дети неких Дэвидсонов, они приедут вместе со своими пони.
        - Ты имеешь в виду тех маленьких монстров, что живут по соседству? Как тебе удалось это так быстро организовать?
        - Идея твоей матери. Их мать - дочь подруги твоей матери. Похоже, они давно хотели брать у тебя уроки верховой езды. К тому же сейчас школьные каникулы, и они уже довели миссис Дэвидсон до белого каления.
        - Но…
        - Я тебе помогу, Дайана. Завтрак будет готов минут через двадцать.
        Не верю, что все это происходит наяву, думала Дайана час спустя. Она сидела на тюке сена, одетая в джинсовую юбку, белую блузку и широкополую шляпу, и отдавала указания Лейле и Дэниелу, гарцевавшим по тренировочному кругу на почти одинаковых пони.
        Рядом удобно расположился Том, а около него стояла Рут. В его присутствии девушка буквально светилась от счастья.
        Урок продолжался час. Близнецы вели себя безупречно, однако, едва они слезли с пони, как тотчас начали привычно дразнить друг друга, толкаться, щипаться и дергать за волосы.
        - Ради Бога, избавь меня от них,- взмолилась Дайана.
        - Я отвезу их домой,- предложила Рут.
        - Ну что, Том?- устало спросила Дайана.
        Они поднялись наверх, он дал ей лимонада и стал готовить ленч.
        - По-моему, все прошло неплохо. Ты очень устала?
        - Да нет.
        Томас окинул ее критическим взглядом.
        - Я пригласил твоих родителей на обед. Справишься? Можешь отдохнуть днем.
        Она ничего не ответила.
        - Ты очень мужественная женщина, Дайана. Я тобой восхищаюсь.
        - Благодарю,- проворчала она обиженным тоном.- Ты же обвинил меня в том, что я жалею себя?
        - Мне просто хотелось как-то взбодрить тебя.
        - Нет, ты действительно полагал, что я полна жалости к себе, считаю, что ты плохо со мной обошелся, и желаю насладиться своими страданиями. Ты не совсем прав, Том. Дело в том, что я тебя немного знаю и понимаю, почему ты здесь. К сожалению, я прекрасно сознаю, что мы не сможем быть вместе. Если тебе надо пожить здесь до тех пор, пока ты сам в этом не убедишься,- будь моим гостем.
        Закрыв глаза, Дайана подумала, что сама не верит в свои слова, но через минуту решила: она сумеет доказать Уильямсу, что сможет жить и с ним и без него. Ей все равно.
        - А у Энн другое мнение,- тихо ответил Томас.
        Открыв глаза, она встретила его пристальный взгляд.
        - Прошло четыре месяца, Том,- начала Дайана, собираясь разом покончить с неприятным для нее разговором.- Я помню, как остро воспринимала всю иронию создавшегося положения: Энн и Генри, мой дядя и твоя мать. Ты и я. Теперь я уже все пережила.
        - Ты даже забыла, как тебе было хорошо в моих объятиях?
        - Давненько я не помышляла ни о каких объятиях!- ответила она, не сумев скрыть горечь и боль.- Послушай, делай как знаешь: оставайся или уезжай, но избавь моих родителей от встречи с тобой! Не думаю, что им это понравится.
        - Ты ошибаешься.
        - Что ты хочешь сказать?- недовольным голосом спросила она.
        - Мы уже виделись. Твоя мать показывала мне вчера свой садик. Там на кустах висят записочки. Все обращены к тебе, во всех - любовь и беспокойство.
        - Ох…- Из глаз Дайаны потекли слезы, она закрыла лицо руками. У нее не было сил отпихнуть его, когда он сел рядом и обнял ее, хотя она и прошептала: - Пожалуйста, не надо…
        - Дайана!- Томас нежно прижал к себе ее худенькое тело, сотрясаемое рыданиями.- Дайана, позволь мне помочь тебе.
        Как ты мне поможешь, если снова уедешь?- спрашивала она себя. Именно эта мысль не давала ей покоя.
        - Похоже, у меня нет особого выбора,- не переставая плакать, выдавила она.
        - Похоже.
        - С вами нелегко, Томас Элиот. Обещай мне одно: не трогай меня!- потребовала она.
        Он поцеловал ее в макушку и улыбнулся, видя ее решительный настрой.
        - Ленч испортится,- сказал он.
        - Холодное мясо и салат? Не думаю.
        Вскоре они втянулись в новую жизнь. Каждое утро Дайана давала уроки. После ленча Том работал над книгой, а она возилась по дому. Им по-прежнему помогала Рут.
        Шли дни, новости распространялись быстро, и вскоре у Дайаны появилась масса учеников, не только детей, но и взрослых.
        Томас соорудил небольшое возвышение для ее стула и поставил над ним большой зонт.
        - А я и не знала, что ты такой умелец,- насмешливо произнесла она, но, посмотрев на него сверху вниз, поспешно отвела глаза в сторону. Его близость странным образом действовала на нее, но она старалась скрыть свои чувства.
        После обеда, когда они втроем смотрели телевизор, Дайана впервые поинтересовалась:
        - Как твоя книга?
        - Спасибо, хорошо. Хочешь посмотреть, как я устроился?
        Дайана заколебалась, потом протянула руки к костылям.
        - Тут куда лучше, чем я предполагала,- произнесла она, оглядывая обжитую квартирку помощника.
        - Полагаю, во всем сказался твой вкус.
        - Да, мама старалась меня занять,- пояснила она, думая, что оранжево-красные и бледно-зеленые тона в спальне и ванной - совсем неплохая идея.- А хорошо, что тут оказался письменный стол,- добавила она. Симпатичный дубовый стол, который ее мать купила на распродаже, стоял между окнами.
        С одной стороны на столе лежали папки с заметками, с другой - большие фотографии.
        - Том!- Она с восхищением принялась рассматривать их.- Это же потрясающе!- Фотографии действительно были замечательные - утесы, моря, птицы, зеленые луга и холмы.- Я и не знала, что ты так можешь снимать!
        Он поморщился.
        - Я всегда увлекался фотографией. Очень удобно, когда можешь сам снять то, что надо.
        Дайана вспомнила прекрасные снимки из его книги и суховато произнесла:
        - Я как-то предложила тебе заняться кулинарией, если надоест журналистика. А оказывается, в тебе масса скрытых талантов.
        - Энн мне рассказала,- тихо отозвался он.
        - О чем?
        - Как ты расстроилась, узнав, что я писатель. Прости.
        Дайана внимательно посмотрела на него, сохраняя бесстрастное выражение лица.
        - А Энн, похоже, поделилась всеми моими секретами с тобой. Это произошло, когда она заезжала проведать меня?
        - Да. Честно говоря, даже не знаю, Дайана, почему я тебе тогда не сказал.
        Она поглядела на него, на его упрямо сжатые губы, на скрещенные на груди руки.
        - А я, кажется, знаю, Том. Ты не хотел ничего прочного.
        Он начал было отвечать, потом умолк и придвинул ей плетеный стул.
        - Присядь, Дайана.
        Пожав плечами, она села. Томас устроился на постели и спросил:
        - Хорошо прошли эти две недели, правда?
        - Очень хорошо,- согласилась она.- Ты очаровал мою помощницу - собственно, ты давно уже ее очаровал - и учеников. Уверена, что все девчонки старше двенадцати безумно в тебя влюблены.
        Помолчав, она вспомнила, как родители приехали на обед к ним. По глазам обоих было видно: они не уверены в том, что поступают правильно. Их беспокойство заставило Дайану сказать им, что они с Томом ничего пока не решили, но она рада, что он предложил ей помощь. Дайана знала наверняка, что родители не один вечер обсуждали ее отношения с Томом.
        Нельзя отрицать: выглядела она сейчас лучше, здоровее, а когда занялась любимым делом, то и настроение ее улучшилось. Родители, навещавшие дочь почти каждый день, конечно, замечали происходившие с ней перемены…
        Подняв глаза, она скорчила гримасу.
        - Ты даже «обаял» моих родителей, да и помог мне подзаработать.
        Но он не стал обижаться на ее пренебрежительный тон.
        - Подумай, сколько я могу еще сделать для тебя за оставшуюся жизнь, Дайана.
        - Ты ведь не станешь вновь заводить разговор о том…- тихо начала Дайана.
        - Стану.
        - Тогда скажи мне, что будет, когда ты закончишь книгу?
        - Думаю, мы могли бы поехать вместе туда, где я буду собирать материалы для моей следующей книги,- спокойно ответил он.- К тому времени как раз с тебя снимут гипс. Мы могли бы устроить себе отпуск… или медовый месяц.
        - Странно слышать. Я думала, ты хоть попытаешься объяснить мне, почему тогда не признался, что ты автор книги!- вспылила она.
        - К сожалению, ты была права, Дайана, тогда я не хотел серьезных длительных отношений. Считал это ненужным. Но то было тогда.
        - Единственное, что изменилось,- только это.- Она постучала по гипсу.
        - Нет. Одиночество на островах. Я не мог о тебе не думать - там это оказалось просто невозможно. Более того, я понял, что, куда бы ни забросила меня судьба, мне не удастся уйти от тебя, Дайана.
        - Сейчас легко говорить, Том.
        - Но это правда.
        - Спасибо. А если бы ты поехал не на пустынный остров, у тебя бы не было проблем?
        Впервые за то время, что они провели вместе, Дайана заметила раздражение в его взгляде и получила от этого удовольствие. Томас уловил злорадный блеск ее глаз и махнул рукой.
        - Ладно. Пойдем смотреть телевизор.
        - Почему бы и нет? Я сейчас мало что могу делать.
        - Можешь, можешь,- ответил он.- Если бы забыла о своих обидах, мы могли бы поставить тихую музыку, поговорить, а потом лечь вместе и уснуть. Тебе бы стало легче, Дайана.- Но поняв, что его слова не нашли отклика в душе Дайаны, холодно усмехнулся и сказал: - Позволь мне хотя бы помочь тебе подняться по лестнице.
        - Обойдусь и без твоей помощи. Не трогай меня, Том.- Дайана яростно застучала костылями.
        Неудивительно, что она споткнулась. К счастью, он все же пошел за ней и успел поймать ее, когда она полетела вниз по ступеням. Дайана стукнулась головой о перила, больно вывернула руку, застрявшую в костыле.
        - Ну и идиотка же ты,- услышала она, теряя сознание.

8
        Открыв глаза, Дайана увидела над собой взволнованные лица Тома и Рут. Она лежала в своей постели.
        - Прости, я сама виновата,- простонала она.
        Том сел рядом, забыв про свое раздражение, и взял ее за руку.
        - Как ты себя чувствуешь?
        Она невольно дернулась, он помрачнел и посмотрел на ее запястье.
        - Похоже, ты растянула руку и на голове у тебя огромная шишка. А что с ногой?
        - Все так же,- осторожно произнесла Дайана.- Хотя нет, думаю, стало хуже.
        - Ничего, скоро приедет врач.
        - Не надо…
        - Надо, надо,- мягко возразил Том.- Лучше подстраховаться, чтобы потом не пришлось пожалеть.
        Он оставался неизменно терпелив весь следующий день, когда ей делали рентген, и даже уступил ее настойчивым просьбам не говорить ничего родителям. К счастью, она не повредила ногу. Более того, оказалось, что перелом почти сросся и ей даже пообещали снять гипс через пару недель. Вечером он приготовил обед.
        Сидя с бокалом вина и наблюдая за Томом, мывшим посуду, Дайана растерянно произнесла:
        - Том, что же с нами будет?
        - А ты чего хочешь, Дайана?- спросил он после долгого молчания.
        - Мне хочется избавиться от чувства, что ты со мной плохо обошелся. И перестать жалеть себя… Но у меня не получается. Еще я хочу тебе верить - и не могу.
        - Тогда, может, пока просто потерпишь мое присутствие?- предложил он.
        На губах ее заиграла странная усмешка.
        - Хочешь взять меня измором?
        - Нет. Просто я решил не заводить разговоров о том, что мы не сможем жить друг без друга, пока ты не выздоровеешь. Пока не начнешь задираться и спорить со мной - словом, не станешь опять той самой неподражаемой Дайаной.- Он сел рядом, и ей показалось, что в глазах его мелькнул прежний огонек.
        - Идет, Том. Мне никогда не удавалось остаться в стороне от какого-нибудь соревнования!
        - Так, значит, ты не возражаешь против того, чтобы я остался?
        Она кинула на него уничтожающий взгляд.
        - Не разыгрывай невинность, Том. Я же не могу тебя вышвырнуть, а сам ты не уйдешь.
        - Извини, не уйду.
        - Вот-вот, и я о том же. Давай лучше поговорим о чем-нибудь другом. Расскажи мне, как ты стал писателем.
        - Мне всегда хотелось писать. А мой отец всегда хотел, чтобы я стал адвокатом. Мы пошли на компромисс. Я прослушал курс истории литературы и курс права, но у меня так и не возникло ни малейшего желания заниматься юриспруденцией. Отец не то чтобы согласился, а просто сдался, и в итоге я стал журналистом.
        Дайана удивленно подняла брови.
        - Но ведь ты потерял много времени, изучая то, что тебе оказалось совсем не нужно.
        - Не совсем,- отозвался он с усмешкой.- К тому же в двадцать лет писателем не станешь, я понял это, узнав жизнь поближе.
        - Как так?
        - Поначалу я, естественно, считал, что могу писать замечательные романы. Но сейчас я знаю, что у меня куда лучше получается вот это.- Томас махнул рукой в сторону своей книги.
        - И ты хорошо зарабатываешь? Это ведь твоя третья или четвертая книга?
        - Третья. Достаточно.
        - И все же,- размышляла она вслух,- если ты перестанешь мотаться по свету и делать свои репортажи, тебе, наверное, будет скучно с непривычки.
        - Есть время прилива и отлива в жизни. Не хочу сказать, что все журналисты таковы, но это занятие иногда может сделать человека циником.
        - Который не желает иметь никаких обязательств и для которого ничего не свято.
        - И который не способен на нечто постоянное. Не говоря уж о том, что многие журналисты насквозь пропитаны виски. К тому же довольно тяжело постоянно видеть самые мрачные стороны жизни и самому находиться на грани нервного срыва.
        Они посмотрели друг другу в глаза. Взгляд Дайаны был очень серьезен, в его глазах тоже не было и намека на юмор.
        - Но ведь ты будешь все равно постоянно разъезжать,- наконец выдавила она,- собирать материал для очередной книги.
        Том пожал плечами.
        - Да. Но я бы хотел делать это тогда, когда мне удобно. С тех пор как я уволился, мне сделали два предложения: вести постоянную колонку обозревателя в местной газете и писать еженедельные обзоры для одной центральной газеты. А ты против путешествий? Особенно если у тебя появится помощник, который будет тут жить и за всем присматривать?
        Поморщившись, Дайана с тоской посмотрела на травмированную ногу.
        - Сомневаюсь, что у меня хватит сил снова начать дело.
        - Но надежда все же есть?
        - Да,- произнесла она после длительной паузы.- Прости, Том, мне надо лечь. Я устала, и у меня болит голова. Конечно, я сама виновата, но…
        - Хорошая мысль. Кстати, если тебе что-то понадобится, постучи в пол.
        - Ладно, Том.- Она протянула руки к костылям, но он помог ей приподняться и подал их.
        Когда Дайана встала, опираясь на костыли, он нежно взял ее за подбородок, поцеловал и сказал:
        - Спокойной ночи, Дайана.
        - Том…- укоризненно сказала она, когда он оторвался от ее губ и погладил ее по щеке.- Ты же обещал…
        - Боже мой, Дайана, что бы я делал, если бы ты мне не напомнила!
        - Ну уж…- Она смотрела на него и чуть не выдала себя. На нее нахлынули воспоминания о минутах их близости. Глаза Дайаны потемнели.- Вы, мужчины, неисправимы!
        В его зеленоватых глазах появилась легкая усмешка.
        - Если тебя это утешит, знай: мужчина внизу заснет сегодня с большим трудом. Спокойной ночи, милая.
        Закрывшись в спальне, Дайана еще долго прислушивалась к доносившимся звукам. Вот он вымыл посуду, прибрал в кухне, наконец открылась и закрылась входная дверь. Лишь тогда она проковыляла к зеркалу и пристально всмотрелась в свое отражение.
        На щеках все еще виднелся легкий румянец, но в глазах застыли боль и недоумение. Она осознала, что раньше тосковала о Томасе, но не смогла понять его до конца. Когда же он вновь появился в ее жизни, обида пересилила все остальные чувства.
        Но теперь многое изменилось. Наверное, чувства менялись постепенно, однако, как бы то ни было, сейчас Дайана со всей отчетливостью поняла, что изнемогает от желания быть с Томом. Она приложила пальцы к губам, все еще ощущая его нежный поцелуй. Казалось, что она вдыхает его знакомый запах, как если бы он лежал рядом.
        Что же мне делать?- подумала она, бросаясь на кровать и обнимая подушку. Лившийся из окошка серебристый свет луны напомнил ей ночи, полные любви.
        Наутро ей удалось взять себя в руки. Вернее, так ей казалось, пока после утомительных утренних уроков она не ощутила, что умирает от желания принять душ и вымыть голову.
        Дайана шепотом проклинала свой гипс, ероша рукой волосы, в то время как Том готовил ленч и разливал чай.
        - Что с тобой?- спросил он через плечо.
        - Я уже столько времени не могу принять ванну или хотя бы душ,- с горечью ответила она.- Даже для того, чтобы хоть губкой протереться, мне приходится заматывать ногу огромным пластиковым мешком. Вымыть голову - уже проблема.
        - Ясно,- серьезно ответил Том.- Могу я хоть голову помочь помыть?
        - Нет.
        - Дайана…
        - Сама справлюсь,- мрачно произнесла она.
        - А ты уже пробовала?
        - Нет, мама или Рут мне помогали.
        - Ну так расскажи мне, как они это делали. Погоди-ка, я, кажется, сообразил. Рут ставила тебе стул в ванной, так?
        - Да.
        - Давай попробуем. Сначала ты протрешься губкой и оденешься, если боишься, что твое тело будет меня волновать,- невинным тоном предложил он.
        Дайана смерила его негодующим взглядом, потом выругалась и предупредила:
        - И не пытайся что-то предпринять, Том,- я могу и укусить.
        - Запомню. Позови, когда будешь готова.
        Насухо вытеревшись, надев зеленую хлопковую юбку и белую блузку и завернув внутрь воротник, Дайана позвала Тома.
        Он пришел со стулом, усадил ее так, чтобы она могла удобно вытянуть ногу и склонить голову над ванной.
        - Так, есть маленькая проблема,- сказал Томас, когда она устроилась поудобнее.- Кран не доходит до твоей головы. Как же парикмахеры обходятся?
        - У них обычно есть шланг,- довольно ехидно сообщила Дайана,- а тебе понадобится кувшин.
        - Конечно, какой я тупой,- поразился он, доставая кувшин.- Так, дальше что, мисс Брайс?
        - Не могу поверить, что ты настолько глуп, Том! Намочи мне волосы, да постарайся не утопить меня. И теплой водой, чтобы не ошпарить и не заморозить меня!- раздраженно приказала она.
        - Ну как?
        - Нормально,- неохотно признала она.- Теперь возьми шампунь и вотри в волосы.
        - Вот так?
        Открыв глаза, Дайана заметила в зеркале его лукавую улыбку. Она вздохнула.
        - Отлично, Том. Теперь можно все смыть, а потом смочи волосы кондиционером.
        Он покорно выполнил все ее приказания, а затем нежными движениями помассировал ей голову.
        - Можешь смеяться,- пробормотала Дайана,- но я чувствую себя другим человеком. Теперь смой все, Том, а то я усну.
        - Да, мадам.- Он помог ей выпрямиться, вытер волосы фиолетовым полотенцем, причесал ее и встал в позу парикмахера, очень довольный собой.- Ну что, еще одно призвание?
        Она невольно рассмеялась.
        - Ну нет, парикмахер из тебя никудышный, Том. Лучше уж оставайся писателем. Спасибо.
        Ей стало больно при воспоминании о том, как они принимали ванну вдвоем, и неожиданно захотелось быть всегда с ним… стать его женой…
        - Ну идем поедим,- хрипловато произнесла она, с трудом поднимаясь со стула.
        Дайана давала урок девятнадцатилетнему парню, довольно способному, но с завышенным мнением о себе. Он был вспыльчив, и свое настроение часто вымещал на лошади. Дайана дважды сделала ему замечание, потом попыталась объяснить, как его состояние передается лошади, заставляя ту нервничать.
        Занятие шло почти нормально, пока лошадь не споткнулась. Наездник зло дернул за уздечку и жестоко отхлестал животное хлыстом, вызвав неизбежную реакцию,- лошадь взвилась на дыбы, пытаясь скинуть всадника. Дайана была бессильна что-либо сделать.
        Она испугалась еще больше, когда увидела, как Том бросился вперед, прямо под копыта взбешенного животного. Казалось, еще мгновение - и лошадь убьет смельчака. Однако ничего подобного не случилось. Сильной рукой ухватив повод, он спокойно заговорил с лошадью и постепенно добился того, что та перестала брыкаться. А затем Том велел наезднику спешиться и отчитал его так, что девятнадцатилетний супермен чуть не заплакал.
        Сидя на своем возвышении, Дайана смотрела на сильного, хладнокровного мужчину, открыв рот от восхищения. Его бесстрашие ее не удивило, ее поразил неприкрытый, хотя и сдержанный, гнев. А она-то считала, что хорошо знает невозмутимого Томаса Уильямса!
        Он отвел лошадь в загон, вернул парню деньги и приказал больше никогда тут не появляться. Подойдя к Дайане, он помог ей спуститься, и она увидела, что губы у него побелели.
        - Том,- робко промолвила она,- ты был потрясающ. Я боялась, что лошадь тебя убьет.
        Он взглянул на нее без тени улыбки, потом бесстрастно сообщил ей, что у нее бледный вид и ей лучше прилечь, пока они с Рут покормят лошадей. Дайана заколебалась, но сделала так, как он велел.
        Затем на нее обрушился шквал телефонных звонков - сначала позвонила мать, потом - желающие учиться верховой езде и так далее. К тому времени, как она устало и сердито уставилась на телефон, думая: «Попробуй только еще раз зазвонить!» - солнце село, Рут ушла домой, а Том занялся обедом.
        Дайана проковыляла в кухню.
        - С тобой все в порядке?
        - Да, в порядке.
        - Но ты молчишь.
        - А с кем мне разговаривать - ты же висишь на телефоне?- Он продолжал чистить картошку.
        Дайана подперла подбородок рукой, подумала и заметила:
        - А ты в ужасном настроении, Том. Меня это не на шутку удивляет.
        - Почему? Ты же видела, что произошло.
        - Я не о том. Ты был просто замечателен, не только с лошадью, но и с парнем. Если это его ничему не научит - значит, не научит ничто. Просто… я не думала, что ты все еще злишься.
        - Я не злюсь.
        - Том, Том, кого ты хочешь обмануть?
        - Ну ладно,- резко отозвался он, промыв картошку и начиная ее резать.- Если хочешь знать, я не часто выхожу из себя.
        - Но у тебя была причина.
        - Да. И эта причина - ты. То, что ты рядом.
        - Что ты имеешь в виду?- недоумевала Дайана.
        - Но не настолько же ты наивна,- коротко ответил он.
        - Наверное, наивна, потому что понятия не имею, о чем ты. Хотя… На тебя что, снова напала жажда странствий? И тебе не терпится уехать?
        - Вовсе нет…
        - Тогда объясни мне, Том.
        - Ладно. Я вне себя, и я устал от игр, в которые мы играем.
        Губы ее приоткрылись, глаза широко распахнулись.
        - Не верю…
        - А ты попробуй.
        - Я не могу…- Она облизнула губы.- То есть даже если бы и могла…
        - А я и не предлагаю спать вместе, пока…
        Он бросил на нее презрительный взгляд, и ей стало смешно. Не понимаю почему, но его раздражение доставляет мне удовольствие, подумала Дайана.
        Словно прочитав ее мысли, Томас выругался и отвернулся к раковине.
        - Почему бы тебе не пойти и не заняться чем-нибудь?- бросил он через плечо.
        - Нет уж, лучше давай выясним отношения. Неужели ты хочешь, чтобы я поверила, будто я для тебя желанна сейчас?
        Дайана увидела, как он замер, а затем, обернувшись, внимательно посмотрел на нее.
        - Я ведь стала тощей как палка,- тихо продолжала она, а потом, с присущей ей прямотой, добавила: - К тому же я могу остаться хромой на всю жизнь. Мы оба знаем, что я никогда не была красавицей, а ты предмет мечтаний многих девушек. Ты не думал о том, что тебе просто нужна женщина, Том? Предпочтительнее без гипса. Может, там, на островах, у тебя не было большого выбора…
        - Дайана… Он подошел к ней и крепко обнял.- Ты всегда была язвой, но в уме тебе не откажешь, так что позволь мне кое-что тебе доказать.- Она невольно дернулась, и Томас промолвил: - Не трать силы зря.
        Он поцеловал ее долгим нежным поцелуем. Он знал, как доставить ей удовольствие. Когда Том оторвался от ее губ, Дайана прерывисто дышала, в глазах ее застыло смятение.
        - Вот видишь, милая Дайана,- сказал он, отмечая и растерянный взгляд, и румянец на щеках, и бурно вздымавшуюся грудь,- можешь говорить мне все, что угодно, но на твоем месте я бы вел себя иначе. Может, ты начала не с того конца.
        Дайана молчала, хотя ей хотелось ответить нечто вроде: «Ну и что дальше?» или же:
«Мужчины - они мужчины и есть!» Но что-то удержало ее. Было в его глазах нечто, озадачившее ее. Только она никак не могла понять, что именно.
        - Хочешь выпить?- невозмутимо предложил он.- Обед скоро будет готов.
        - Не откажусь,- медленно произнесла она.- Спасибо.
        После обеда Томас предложил ей сыграть в скрэббл. Дайана пристально посмотрела на него.
        - А тебе не пора заняться книгой? Или написать статью для своей колонки?
        - Нет, я все утро работал. Спасибо за заботу,- вежливо отозвался он.
        Вот, опять то же мимолетное выражение, думала Дайана, пока Том доставал доску для игры. Что же оно означает?
        - Дайана!- прервал он ее мысли.- Но у меня есть одно условие. Ты согласна пользоваться только этим словарем?- Томас указал на старый растрепанный школьный словарь, который отыскал на стеллаже.
        - Да, согласна,- кивнула она.
        - Тогда начнем. Тебе удобно?
        - Вполне,- ответила Дайана вежливо, однако глаза ее блеснули, и Томас понял, что она держится настороже.
        Они начали играть, в первые полчаса счет был равным, потом Дайана получила сразу три очка и обогнала его. Она не стала скрывать, как ей это приятно. Том вставал, чтобы приготовить кофе и поставить пластинки, но большей частью они были сосредоточены на игре, даже не разговаривали. К середине партии он вырвался вперед. Игра закончилась победой Уильямса, он опередил ее на десять очков.
        - Полагаю,- Дайана капризным жестом швырнула на доску деревянную лопаточку для передвижения букв,- я должна утешаться тем, что слова - твоя профессия.
        - Конечно,- серьезно согласился Том,- но ты достойный противник.
        Она откинула голову назад, встряхнула волосами, как любила это делать, и сказала:
        - В картах все может быть иначе!
        - Завтра вечером?- Он вопросительно посмотрел на нее.
        - Идет, Том. Странно, я совсем не устала, хотя сейчас уже около десяти. Знаешь, это первый вечер, когда меня не потянуло залечь рано в постель.
        - Хороший признак, Дайана.- Том собрал в коробку доску, буквы, лопаточки и положил игру на место.- А сейчас чего бы тебе хотелось?- обратился он к ней.
        - Ну…- Дайана потянулась.- Может… поговорить…
        - Почему бы и нет?- Обойдя столик, Том присел рядом с ней на диван. Дайана напряглась, а он взял ее за руку, переплел ее пальцы со своими и предложил: - Начинай.
        Сжав губы, она помолчала, потом невольно улыбнулась.
        - Все. Ни одной мысли в голове нет.- Краснея, как школьница, она смотрела на его загорелые худощавые руки.
        - А у меня возникла одна.- Он говорил еле слышно.- Недавно я поцеловал тебя… от досады. Может, повторим, но только с другим настроением, а?
        - Том, ну зачем ты это делаешь?- прошептала она. Губы его упрямо сжались, и Дайана затараторила, краснея и смущаясь: - Послушай, возможно, я и вела себя временами как капризный ребенок, но я всегда буду тебе благодарна за эти недели. Разве нельзя… разве мы не должны оставить все как есть?
        - Нет,- решительно отозвался он, легкая улыбка заиграла на его губах.- И не надо так напрягаться, Дайана.- Убрав руку с ее ладони, он обнял ее за плечи, привлекая к себе, так что голова ее оказалась на его плече.
        Дайана задохнулась от участившегося сердцебиения, но усилием воли заставила себя успокоиться.
        - Если ты хочешь, чтобы я пожалела о том, что наговорила тебе сегодня…
        - О чем ты?- умело изобразил Том непонимание.- Ах, насчет островов и прочего… Что мне приходится истязать себя воздержанием?
        - Именно!
        - Конечно,- откинув назад голову, он стал играть ее волосами,- мне бы хотелось сказать тебе нечто противоположное, но ты попала в точку. Женщин там и впрямь маловато, как ты правильно предположила, но даже если бы их было достаточно, мне бы это не помогло.
        - Почему?- устало спросила она.- Только не говори, что тебе нужна лишь я, Том! Ведь ты спал здесь со мной, а потом с легкостью расстался.
        - Неправда, Дайана.
        - Правда, Том!
        - И ты никогда не позволишь мне забыть об этом?- с отчаянием в голосе произнес он.
        - Не понимаю, почему тебя это задевает. Я дала тебе обещание и сдержала его. Я играла по твоим правилам. Почему нужно повторять это?
        Он приподнял пальцами ее подбородок, глядя ей прямо в глаза. Ну вот опять: тот же странный, непонятный взгляд. Правда, на сей раз его что-то насмешило. Молча Томас склонился и быстро поцеловал ее в губы.
        Дайана фыркнула, раздраженная своей неспособностью противостоять ему. Продолжая гладить ее волосы, Томас заметил:
        - А твоя семья ведет себе сдержанно.
        - Хвала небу,- ответила Дайана.- Мама и папа-то ладно, но я не представляю себе, как дяде удается сдержать себя.
        - Наверно, он считает, что ты попала в самые что ни на есть хорошие руки.
        - Конечно! Интересно, почему Энн не примчалась сюда попытаться ускорить события!
        Томас рассмеялся.
        - Вообще-то это я попросил ее не появляться.
        С минуту на лице Дайаны было неподдающееся описанию выражение, потом она тоже засмеялась и прижалась к нему.
        Так они и сидели, обмениваясь незначительными замечаниями: о парне, которого Том так здорово отчитал, о худенькой серьезной двенадцатилетней девочке Джейн, которая свалилась на них как снег на голову и предложила свою помощь в обмен на уроки верховой езды. У нее не было лошади, к тому же они узнали, что Джейн прошла пешком целых три мили. Дайана растрогалась до слез, увидев благоговейное выражение на худеньком веснушчатом личике, когда девочка вошла в конюшню.
        Дайана с радостью отдала Джейн свой старый велосипед…
        - Я разговаривала с ее матерью,- сказала Дайана.- Она вдова, и у нее четверо детей, так что ей не по силам купить лошадь. Но при этом она слишком горда, чтобы принять помощь от кого-либо. Она и так чувствует себя неудобно из-за велосипеда и боится, что Джейн нам навязывается.
        - Употреблю весь свой интеллект на решение этой проблемы,- пообещал Том.- Какие у тебя планы насчет Ровера и Джульетты?
        - Никаких. Может, мне надо отдать их в хорошие руки,- всхлипнула Дайана.
        - Не плачь,- нежно попросил Томас.
        - Легко сказать.- Она высморкалась.- Я чувствую себя такой беспомощной.
        - Дайана, ты считаешь, что я виноват? Ты думаешь, что мой отъезд и то, что потом произошло с тобой, связано между собой?
        Дайана не стала делать вид, что не понимает, о чем говорит Томас. Но она винила во всем только себя - за то, что так тяжело пережила его отъезд, что не могла не впасть в отчаяние, что не рассчитала своих сил, работая так много, чтобы забыться. А теперь она, возможно, никогда уже не сядет на лошадь. Дайана чувствовала себя кораблем без мачты… Но он тут не виноват… Вздохнув, Дайана ответила:
        - Нет, Том, я тебя не виню.- Она выпрямилась.- Спасибо за то, что утешал меня, за добрые слова. За игру. А еще,- Дайана лукаво улыбнулась,- спасибо за приступ твоего дурного настроения, мое самомнение и от этого повысилось.
        Том продолжал сидеть и смотреть, как она неуклюже поднималась и доставала костыли. На лоб ему падала прядь волос - так, как ей нравилось.
        - Дайана?
        - Да, Том?
        - А ведь это вполне возможно - даже с твоим гипсом.
        - Наверное. Но я… Мне просто не хочется, Том. Извини.
        - Ни разу? Ни разу с тех пор, как я приехал?
        Щеки ее залил румянец, но все же она собралась с духом и грустно ответила:
        - Не стану врать, Том,- конечно, я думала об этом. Наверное, это естественно, я же сплю все в той же постели. Но из этого ничего хорошего не получится, я просто знаю. Мне казалось, та сказка о принцессе могла бы продолжаться вечно. Но то, что осталось,- это не та Дайана, которую ты знал, к которой тебя потянуло. Теперь все по-другому.
        - Неужели ты думаешь, что мне нужна принцесса?
        - Да, Том.
        - Почему?
        Помолчав, она попыталась сообразить почему, а потом плечи ее безвольно опустились.
        - Не знаю,- еле слышно прошептала она,- не знаю. Должно быть, воспоминания о несчастном случае…
        Наконец-то он встал, и она вся напряглась.
        - Расслабься,- с усмешкой посоветовал ей Том.- Я не собираюсь тебя трогать. Ни твоя внешность, ни этот гипс ничего не значат. Но…- он помолчал,- я ясно понял, что причиненная мной боль слишком сильна, чтобы ты смогла о ней забыть. Прости.- Он пристально всмотрелся в ее лицо.- Я как-то обещал не делать тебе хуже, а что получается? Я постоянно напоминаю тебе о случившемся, даже если ты меня и не винишь.
        Дайана не смогла ответить «нет», потому что не была уверена в том, что этот ответ окажется правдой.
        Томас подождал ее ответа, но напрасно, тогда губы его скривились.
        - Ладно - я все понял. Как же ты справишься?
        Губы ее приоткрылись, сердце забилось.
        - Если ты уедешь?
        - Когда я уеду, Дайана.- Он увидел потрясение в ее глазах, но не шелохнулся.
        Она сглотнула комок в горле.
        - Наверное, родители мне помогут… Или найдут помощника… Не знаю. Но я справлюсь. Когда?..
        - Завтра… Зачем откладывать?
        - Незачем,- прошептала Дайана с трудом, в горле ее пересохло.
        - Но пообещай мне…- Он взял ее за руку.
        - Что?- В ушах ее странно зашумело, ей было трудно и слышать и говорить.
        - Не сдавайся.- Том поцеловал ей руку. Спокойной ночи.
        - С-спокойной ночи,- заикаясь, пробормотала она. Бог знает как, но ей удалось остановить захлестывавший ее поток отчаяния и паники.- Я всегда буду помнить о том, что ты для меня сделал.
        Он улыбнулся одними губами, глаза оставались по-прежнему грустными.
        - Береги себя, Дайана.
        - И ты, Том!- Отвернувшись, чтобы он не увидел ее слез, она заковыляла в спальню.
        Дайана не спала; мучительные мысли следовали одна за другой.
        Все это время я обманывала себя. Я твердила ему: нет, толку не будет, а сама надеялась - вопреки всему. Надеялась, что он останется, будет добиваться своего. А теперь что - только ощущение потери, куда более сильное, чем когда-либо испытанное. Это даже страшнее, чем невозможность ездить верхом.
        Что, если я сейчас пойду к нему и признаюсь? Скажу, что люблю его так, как никогда никого не любила. Но когда он уехал, мне было так плохо, и я не могла… Я и сейчас не могу поверить, что он меня любит… Я же не знаю, ничего не знаю и никогда не узнаю, почему он вернулся - из жалости или?..
        Должно быть, на рассвете она забылась беспокойным сном. Пару часов спустя Дайана проснулась и приняла решение: прежде чем Томас уедет, она скажет ему правду, свою правду…
        Но, когда она спустилась вниз, в конюшню, Джейн и Рут встретили ее печальными взглядами. Дайана все поняла.
        Схватившись за дверь ближайшего стойла, она дрожащим голосом спросила:
        - Уехал?
        - Да. Полчаса назад он вызвал такси. Сказал, что оставил что-то для вас на своем письменном столе.
        Дайана прикрыла глаза.
        - Рут… принеси, пожалуйста.
        - Конечно.- Через минуту она вернулась, неся папку.- Тут фотографии… ой!
        Да, там были отличные фотографии - Рут за работой, сияющая Джейн верхом на Ровере, близнецы Дэвидсоны. Но больше всего там было снимков самой Дайаны.
        Дайана, восседающая на своем возвышении и повелительно указывающая на что-то, решительное лицо и костыли; Дайана за работой в своем новом офисе; Дайана, смеясь, прислонилась к стойлу, а Ровер уткнулся ей мордой в плечо; Дайана с морковкой в руке перед Джульеттой; Дайана, облокотившись на загородку, наблюдает за скачущими Ровером и Джульеттой…
        Закрыв папку, она обнаружила, что по щекам ее катятся слезы, и только сейчас заметила простую надпись на обложке: Моя принцесса.
        - Ну почему ты позволила ему уехать, Дайана?- тихо спросила Рут.- Мне казалось, вы так подходите друг другу и он такой прекрасный человек.
        - Потому что я дура, Рут,- зарыдала она.- Но я не уверена в том, что мы предназначены друг для друга.

9
        - Дорогая!- возбужденно воскликнула мать Дайаны, вбегая в дом через час.- Ну почему ты его отпустила?
        Она поморщилась.
        - Это он тебе позвонил?- спросила Дайана, сама она так и не решилась сообщить родителям, что снова осталась одна.
        - Да, он позвонил нам из аэропорта… Ох, Дайана!- ахнула миссис Брайс, увидев разложенные на столике фотографии.- Какие великолепные снимки! Да ему удалось ухватить самую суть. Это же ты! Твой дух, твоя решимость, удивительное чувство юмора…
        - Ты так думаешь?- небрежно спросила Дайана.- Да, Том - человек разносторонний.
        - Как раз такой,- неожиданно для нее решительно заявила мать,- которого не остановят гипс, костыли и все остальное. Дайана, ну пожалуйста, скажи мне, что случилось? Не замыкайся в себе, девочка моя!
        Посмотрев на мать, Дайана помолчала, а потом закрыла лицо руками и рассказала всю правду.
        - Так я и подумала,- печально произнесла мать.- Ах, какая жалость, он мне показался таким милым!
        - Мне он тоже показался милым,- ответила Дайана.- Да и всем остальным. Рут и Джейн просто в отчаянии,- добавила она, пытаясь обратить все в шутку.
        - Джейн! Ой, чуть не забыла!- воскликнула мать.
        - Что там насчет Джейн?- с недоумением спросила Дайана.
        - Томас спросил, почему бы тебе не заключить договор с ее матерью? Вместо платы за работу Джейн могла бы получать уроки верховой езды. И никто не будет чувствовать себя обязанным.
        - Да, они согласятся,- задумчиво промолвила Дайана… и разрыдалась.
        - Милая,- нежно произнесла ее мать,- ты уверена в том, что он тебя не любит?
        - Нет,- плакала Дайана.- Я ни в чем не уверена. А ты как считаешь? В первый раз мне не удалось его удержать, да и сейчас, похоже, ему было проще уехать, чем остаться.
        - Томас непростой человек. Может, вам обоим нужно время, чтобы разобраться в своих чувствах. Я и сама лишь недавно узнала его поближе…
        - И как он тебе?
        - Пожалуй, понравился. Ты знала, что он очень талантлив? Томас прекрасно учился в школе, с отличием закончил университет - два факультета, но предпочел журналистику, потому что считал, что это поможет ему стать писателем. Дайана, иной раз не так-то легко понять этих умников-интеллектуалов. Возможно, его мать и сбежала от отца, потому что постоянно ощущала его превосходство во всем.
        - Ну и кто скажет, что мне больше повезло бы с сыном, чем ей с отцом?- устало спросила Дайана.
        - Во-первых, ты - не она; во-вторых, Томас вовсе не является копией отца. Дайана… - Мать беспомощно посмотрела на дочь.- К тому же он мог измениться.
        - Не знаю,- тоскливо согласилась Дайана.- Я не очень-то сильна в таких вопросах.
        - Ты считаешь, Что раз он снова уехал, то это свидетельствует против него,- размышляла вслух мать, не обращая внимания на слова Дайаны.- Ладно, пока что нам надо придумать, как дожить до того времени, когда тебе снимут гипс. Ты не сможешь сама вести уроки, уж я-то знаю.
        - Что?- рассеянно переспросила Дайана.
        Но мать вдруг приняла таинственный вид.
        - Милая, предоставь это мне. Почему бы тебе не умыться, а потом не прилечь?
        Дайана была так расстроена, что молча повиновалась. О чем потом пожалела. Потому что, когда она поднялась, мать торжествующе добавила, что Энн согласилась приехать и пожить у нее две недели.
        - Мама, нет,- застонала дочь.
        - Почему? Генри отыскал своего отца и хочет повидаться с ним. Энн же не знает, куда себя деть. К тому же она умеет обращаться с лошадьми почти так же хорошо, как ты, и с радостью тебе поможет.
        - Да уж, представляю,- мрачно отозвалась Дайана.- Должно быть, ты сообщила ей, что Томаса тут больше нет?
        - Ну конечно.
        - Ну конечно! Ох, и почему бы мне самой куда-нибудь не уехать!- раздраженно воскликнула Дайана.
        - Потому что ты борец, милая, и не терпишь поражений,- ответила мать, заставив дочь посмотреть на нее с подозрением.
        - Что ты замышляешь, мама?
        - Ничего,- с невинным видом ответила та.
        - Не знаю,- с сомнением покачала головой Дайана.- Ты как-то не так это сказала… Мама, ты не будешь пытаться свести нас с Томом вместе? Не будешь лезть не в свое…
        - Дайана,- решительно прервала ее мать,- я не стану так делать. Но все же в некотором смысле я, конечно, вмешиваюсь в твою жизнь. Например, раньше ты выглядела лучше, а сейчас у тебя опять ужасный вид, и я уж постараюсь что-нибудь предпринять. С помощью Энн. Но сначала я поеду в аэропорт, встречу ее. Хочешь со мной?
        - Нет, спасибо.
        - Не печалься, милая. Наверное, ты поступила правильно, что не стала удерживать Томаса, если не уверена в мужчине, то не будешь с ним счастлива. Хотя разве можно быть когда-либо в них уверенной?
        Дайана недоуменно посмотрела на мать, потом неохотно улыбнулась:
        - Мама, ты же знаешь, папа тебя обожает.
        - Хотелось бы верить,- вздохнула мать.- Но временами мне кажется, что ему тяжело со мной…
        - Вовсе нет. Знаешь что, уезжай, а то мы обе начнем плакать.
        - Меня уже здесь нет,- засуетилась мать, но тут с сомнением спросила: - Ты уверена, что справишься?
        - Да. И слез больше не будет, обещаю.
        Но слезы, конечно, были - в душе, несмотря на то, что Энн с матерью не давали ей покоя. Они потащили ее к парикмахеру, который сделал ей красивую стрижку, потом повезли в салон красоты на массаж и маникюр. Перебрали ее гардероб, все, что казалось немодным, отложили в сторону, чтобы отдать благотворительным организациям, и уговорили купить новые вещи.
        Энн тактично не упоминала о Томасе. Даже дядя Кейт, навещавший их временами, ничего не спрашивал о нем.
        И вот наступил долгожданный момент: наконец-то сняли гипс, и Дайана с ужасом уставилась на бледную тощую ногу. Но она быстро взяла себя в руки. И со вздохом облегчения сменив костыли на трость, все свои помыслы сосредоточила на том, чтобы восстановить былую подвижность ноги…
        Однажды, накануне того дня, когда Энн должна была вернуться в Лондон, Дайана ощутила смутное беспокойство.
        - Дайана, у тебя гость! Спускайся, а я доведу урок до конца,- услышала она голос кузины.
        - Неужели он не мог подождать?- с раздражением спросила Дайана, глядя вниз с построенного Томасом помоста.- Мне осталось всего минут десять!
        - Ты можешь хоть раз сделать то, о чем тебя просят? Это очень важно!- нетерпеливо крикнула Энн, и впрямь походившая сейчас на разгневанную белокурую богиню.
        - Неужели?..- Сердце Дайаны забилось сильнее.
        Да, это был Томас Уильямс собственной персоной. Ахнув, Дайана застыла в дверях гостиной.
        - Они вызвали тебя?- прошептала Дайана растерянно, затем перевела дыхание и более спокойным тоном добавила: - Если ты считаешь, что это сделала я, то…
        - Нет, не считаю.- Томас внимательно разглядывал ее модный легкий костюм из льна, новую прическу.- Но, мне кажется, что наступило время нам с тобой поговорить откровенно.
        Дайана в смятении огляделась по сторонам.
        - Ты права - не здесь,- подтвердил Томас.- Поедешь со мной на несколько дней?
        - Куда? Нет. Нет…
        - Тогда придется мне снова тебя украсть.- Он обворожительно улыбался.- Энн уже упаковала сумку, а я тут со своим транспортом. Мне тащить тебя или сама пойдешь?
        - Не посмеешь!
        - Посмею.
        - Но завтра Энн уезжает…
        - Нет, Энн не уезжает. Наоборот, завтра сюда приедет Генри, и они поживут тут неделю.
        - Вот как…- еле слышно произнесла Дайана.- Все всё уже решили за меня.
        Все считают, что тебе необходимо несколько дней отдохнуть, расслабиться. Я так рад видеть тебя без гипса. Дайана,- произнес Томас с такой нежностью, что в глазах у нее защипало и она даже не стала сопротивляться, когда он взял ее за руку, но все же вызывающим тоном сообщила:
        - Ничего не изменилось!
        - Как скажешь,- согласился он.
        - Куда мы едем?- равнодушно спросила Дайана, сидя в его новеньком «БМВ».
        - Как насчет Шейтона?
        - Где это?
        - Недалеко от Торни - у меня там дом.
        - Я могла бы догадаться,- мрачно ответила она.
        - Не одобряешь?
        - Я просто помню, как ты обвинил меня, будто мне все в жизни подносят на блюдечке с голубой каемочкой.
        Томас усмехнулся.
        - Ну на безбедную жизнь я себе сам заработал. Тогда я обвинил тебя в том, что ты - избалованная богатая девчонка, Дайана. Прости. С тех пор, ты знаешь, мое мнение изменилось.
        Вздохнув, Дайана проговорила:
        - Я уже больше не понимаю, что я знаю, а что нет,- и положив голову на спинку сиденья, попросила: - Том, надеюсь, ты не будешь против, если мы немного помолчим?
        - Не обращай на меня внимания,- пробормотал он.
        Через несколько часов они добрались до Шейтона. Дайана увидела современный отель с большим залом для конференций, спорткомплекс, рестораны, магазины и отличную площадку для гольфа.
        Несколько домов стояли вокруг большого бассейна, теннисного корта и здания клуба. Если бы у Дайаны было подходящее настроение, ее бы это впечатлило…
        Винтовая лестница вела из просторной прихожей на второй этаж, а гостиная, столовая, кабинет и кухня находились на первом этаже. Все комнаты были обставлены просто, но элегантно и выдержаны в пастельных тонах. Пол покрывал толстый ковер. На стенах висели прекрасные картины. Наверху находились три спальни, каждая с ванной, а на плоской крыше был устроен солярий.
        - Мило,- равнодушно промолвила Дайана, осторожно спускаясь с крыши.- Где моя спальня?
        - Выбирай,- предложил Томас.- А может, ты хочешь поплавать?
        - Не знаю…
        - Энн положила для тебя купальник. Жду тебя около бассейна.
        Сидя на постели, Дайана минут пять сосредоточенно изучала свои ногти. Потом открыла сумку, упакованную предательницей Энн, и принялась рассматривать ее содержимое. Белые брюки и белая блузка, отделанная кружевами. Золотой пояс и такие же босоножки без каблуков. Прелестная длинная юбка мягкого сливового цвета с гармонирующей по цвету кофточкой и бледно-золотистой блузкой с длинными рукавами. Пара шорт, тенниски, открытое платье с тонкими бретельками и юбкой до пола, еще одни босоножки. И новый синий купальник с белыми цветочками.
        Еще там было белье, а также ночная рубашка - мать и Энн буквально силой заставили ее это купить. Тончайший золотистый атлас, светлые кружева по краям, глубокий треугольный вырез.
        Неужели они заранее все это спланировали?- подумала Дайана. Поэтому и таскали меня по магазинам, заставляли сделать прическу, маникюр и прочее? Возможно. Но как им удалось убедить Томаса? Не переживу, если они сказали ему, что я второй раз впала в отчаяние из-за него…
        Он устроился около бассейна на лежаке. На нем были надеты лишь темно-красные плавки, тело его показалось ей таким же прекрасным, как и раньше, да к тому же он еще и здорово загорел.
        Отвернувшись, Дайана положила трость на соседний лежак, сняла верхнюю одежду и нырнула в воду. Божественно! Лежа на спине, она стала думать о том, что через неделю займется физиотерапией, а пока можно плавать, плавать…
        - Нравится?
        Оглянувшись, она увидела рядом Томаса.
        - Чудесно.
        - Наверное, ты ощущаешь полную свободу.
        - Да, я… я как раз об этом и думала.
        - Тебе не казалось, что ты вот-вот свалишься набок, когда сняли гипс?
        - Да. И сейчас случается. Если я упаду, ты поймешь почему.
        - Я буду начеку. Смотри, солнце садится.
        - И что?
        - Я думал, ты захочешь пойти куда-нибудь выпить перед обедом.
        - Сам не будешь готовить, Том?- насмешливо спросила Дайана.
        - Могу, если хочешь. Но, может, тебе надоело однообразие.
        - Конечно,- поспешно согласилась она. Не то чтобы ей очень хотелось, но она не желала оставаться весь вечер с ним наедине.
        Когда Дайана взглянула в его зеленоватые глаза, она заметила в них знакомый огонек: как всегда, он точно знал, о чем она сейчас подумала.
        Томас ждал ее у лестницы. Он переоделся в серые брюки и белую рубашку; темно-синий пиджак был небрежно накинут на плечи. Дайана еще не видела его в костюме, а потому приостановилась на предпоследней ступеньке. У нее перехватило дыхание.
        Томас пристально оглядел ее, начиная с блестящих, красиво уложенных волос и кончая золотыми босоножками. Улыбнувшись, он протянул ей руку и произнес:
        - Вы сегодня сногсшибательно смотритесь, мисс Брайс.
        Откашливаясь и не подавая ему руку, она тихо ответила:
        - Вы тоже хорошо сегодня выглядите, мистер Уильямс. Должна сознаться, приятно себя чувствовать красиво одетой. Но вы, кажется, предлагали немного выпить?
        На темнеющем небе начали появляться звезды. Они сидели на террасе. Дайана потягивала коктейль из высокого бокала, а Томас пил пиво. Перед ним расстилалась площадка для гольфа, ветерок доносил запах свежей травы. Неподалеку виднелось озеро, в котором отражался закат.
        - Видишь воду?- неспешно произнес Томас.- Сущее наказание.
        - Почему?
        - Я постоянно теряю там мячики для гольфа.
        - Водное препятствие… А я и не подозревала, что ты играешь. Какой у тебя разряд?
        - Шестой.
        - Так и знала: что бы ты ни делал, все у тебя получается хорошо.
        - Нет, не все,- отозвался он, помолчав.
        - В школе выдающиеся успехи, диплом с отличием на двух факультетах, настоящий интеллектуал, как мне сказали!- выпалила Дайана.
        - Кто?
        - Мама. Она считает тебя таким милым. Кстати, твое предложение насчет Джейн оказалось очень подходящим.
        - Я рад. А как Рут?
        - Все еще скучает по тебе. Да, спасибо за фотографии.
        - Мне было приятно их делать.
        Дайана сделала глоток и тихо выдавила:
        - Нет, не могу, Том.
        Она поднялась, чтобы уйти, но Томас поймал ее за руку.
        - Чего не можешь, Дайана?
        - Болтать с тобой о пустяках,- с горечью ответила она.
        - Ну так поговорим о нас.
        - Тоже не могу… Скажи, кто из них отыскал тебя? Энн? Держу пари, это сделала она.
        - Все было наоборот, Дайана. Я сам созвал их на «конференцию».
        - Что?- ахнула Дайана.
        - Мне пришло в голову, что стоит заручиться поддержкой твоей семьи, Дайана,- Томас легонько провел пальцами по ее ладони.- Они согласились, что если я хочу добиться успеха, то мне надо подождать, пока с тебя снимут гипс, потому что он явно мешал тебе увидеть себя так, как видят тебя все.- Под его проницательным взглядом она почувствовала, что краснеет.- Мы решили застать тебя врасплох.
        - Не могу поверить,- прошептала Дайана.
        - Почему бы тебе не спросить у матери, она ведь не станет лгать.
        - Нет…- Дайана была ошеломлена.- Ну и что заставило тебя поступить так?
        - Надежда на то, что я был не прав.
        - В чем?
        - Ты твердила, что ни в чем меня не винишь. Я же боялся, что буду вечно напоминать тебе о несчастном случае. Мне казалось, только этим объясняется твоя уверенность в том, что у нас нет будущего. Но, оглянувшись назад и все обдумав, я стал надеяться, что ты испытываешь ко мне нечто большее, нежели простое физическое влечение, которое исчезнет с моим отъездом.
        Дайана слушала его внимательно.
        - А мне казалось, что мои чувства были видны всем и каждому,- грустно промолвила она.
        - Помнишь, ты заплакала, а потом словно отгородилась от меня невидимой стеной. Тогда я решил уехать. Или я неправильно тебя понял?
        - Том…- Она с трудом перевела дыхание, мысли у нее смешались.- Я никогда не могла понять, почему ты оставил меня, а потом вернулся?
        - Все так просто. Хотя тогда мне казалось неимоверно сложным. В тот, первый раз, я уехал, потому что говорил себе то же самое, что сказал тебе: что я одиночка, что я не создан для чего-то постоянного, и так далее, и так далее. К тому же у меня была за плечами неудачная попытка, подтверждавшая мое мнение. Я твердил себе: мы с ней - полные противоположности.- Дайана всхлипнула, но Томас сжал ей руку и продолжил: - Ей нужен совсем другой мужчина, не такой, как я. Глупо, но я мнил себя интеллектуалом, а тебя видел земной, значит, думал, тебе нужен такой же земной мужчина,- чтобы у вас были дети, дом, общие заботы и мечты. Я убеждал себя и не мог убедить. И страдал, думая, что у тебя, быть может, появился другой.
        - А потом?- тихо промолвила Дайана.
        - А потом я понял простую истину: впервые в жизни я влюбился. Ты была в моем сердце, в моей крови, и все наши различия не имели никакого значения, потому что ты единственная женщина, с которой я могу быть счастлив. Я понял, что с радостью заведу с тобой десять детей и подарю тебе всех лошадей, каких ты пожелаешь, если только ты согласишься стать моей. Я нашел тебя, моя принцесса.
        - Том…- Она не могла вздохнуть.- Том, я…
        - Дай мне закончить,- нежно промолвил Томас.- Я не знал, что ты винишь меня в своем несчастье.
        - Вовсе нет - я винила себя.
        - Дайана,- взгляд его стал умоляющим,- ты сможешь простить меня? За то, что я уехал, словно ты ничего для меня не значила? За то, что не понял сразу, что встретил нечто особенное? Что чуть не разбил тебе сердце? Что ты думала, будто мною движет лишь жалость…
        - Да, ведь я чувствовала себя развалиной…
        - Знаешь, Дайана, раньше мне казалось, что я влюблялся, но это ничто по сравнению с тем, как я полюбил тебя.
        - Почему же ты снова уехал, Том?- волнуясь, спросила она.
        Вздохнув, он откинул назад голову.
        - Я уже объяснял тебе. Но была и другая причина. Я так сильно тебя хотел, что не мог больше жить с тобой в одном доме, не мог вынести мысли о том, что ты меня оттолкнешь.
        - Даже с гипсом?
        - Да. Ты, конечно, можешь сказать: «Мужчины - они мужчины и есть!»
        - Том,- решительно прервала его Дайана,- в ту ночь тебе показалось, что я готова оттолкнуть тебя, а я собиралась сказать, как сильно люблю тебя и всегда любила. Но… но ты уже уехал.- В глазах ее стояли слезы.
        - Дайана…- Вскочив, Томас помог ей встать и заключил ее в объятия.- Как же я люблю тебя!- прошептал он.
        Немного позднее, выйдя к нему в золотистой ночной рубашке, она предупредила:
        - Это не моя идея.
        - Нет?- Он провел пальцем вдоль треугольного выреза.
        - Нет, это мама с Энн заставили меня купить.
        Он усмехнулся.
        - Неплохо.
        - Она прикрывает ногу, Том.- Я еще стесняюсь.
        - Напрасно, милая.- Он улыбнулся - как луч солнца после дождя выглянул.- Я думал, что теперь ты перестанешь переживать.
        - Ты такой замечательный, Том,- прошептала она.
        - Не всегда.- Он обнял ее за талию.- Если я не могу быть с тобой, я становлюсь невыносимым.
        На губах ее задрожала улыбка.
        - Это мне нравится.
        - Мы так и не поели,- сонно произнесла Дайана позднее, лежа рядом с ним в постели. Атласная рубашка валялась на полу.
        - Нет, моя принцесса.
        - Значит, для тебя все по-прежнему, Том?
        - Намного лучше. Ты для меня не только все та же волшебная принцесса, теперь ты моя. Помнишь, как мы занимались любовью в первый раз?
        - О Боже, конечно! Я даже помню, как ты впервые меня поцеловал.
        Томас усмехнулся.
        - Мне бы надо было сообразить, что потом я всю жизнь буду мучиться.
        - Мучиться?
        Он поцеловал ее долгим поцелуем.
        - Да, буду бояться потерять тебя.
        Дайана тихо засмеялась.
        - Ничто не в силах заставить меня отказаться от такого совершенства, как ты, Томас Уильямс.
        - Мне нравится то, что ты говоришь, и…- Он помолчал, лаская ее грудь.- Дайана, ты выйдешь за меня замуж?
        - Да, Том. А мы?.. Нет,- вздохнула она.
        - Что?
        - Я хотела предложить уехать и все сделать по-тихому, но это расстроит родных.
        Томас застонал, но потом засмеялся.
        - Ты права, не надо их разочаровывать. Только давай не будем долго ждать.
        - Том,- дыхание Дайаны участилось от охватившего ее желания,- я хочу тебя…
        - Дайана…- Он прильнул к ней всем телом, целуя ее нежную шею.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к