Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Киншоу Эва: " Охотник За Счастьем " - читать онлайн

Сохранить .
Охотник за счастьем Эва Киншоу
        # Зарождение любви, предательство любви, победа любви… Вот, собственно, те важные этапы на пути главных героев романа Эвы Киншоу «Охотник за счастьем».
        В романе нет излишне закрученного действия. Все резкие повороты повествования - в сфере взаимоотношений героев. Сюжетное напряжение диктуется сложностью их нелегкого поиска гармонии между духовной и физической близостью.
        Эва Киншоу
        Охотник за счастьем

1
        Быть гостем Рут Эванс - престижно и, как поговаривают счастливые завсегдатаи, приятно. Речь не о вечеринке, нет, Рут не любит ни самого слова «вечеринка», ни того, что стоит за самим этим понятием. Когда только и дел, что выпить как следует и закусить кое-как… Ну еще потанцевали, утомившись от бесед, в которых каждый желает показать себя более значимым, чем определено ему свыше. А остальное уж зависит от количества выпитого.
        Не надо думать, что Рут Эванс убежденная трезвенница. Сама не слишком усердствуя в поглощении спиртного, она ни в коем случае не призывает следовать ее примеру. Пожалуй, даже напротив: на приемах (на вечеринках!) в доме мисс Эванс алкоголя всегда - море разливанное. Пьяного здесь не осудят, трезвого не укорят.
        Кто же она, эта хозяйка престижного салона? Политический деятель? Богатая наследница? Владелица концерна? Ничего подобного. Она… Как бы это поточнее сказать?.. Ну, не назовете же вы Пьера Кардена портным! Вот и Рут Эванс не портниха. Модельер с ограниченным кругом клиентов. Попасть к ней - это еще надо заслужить.
        Эстер Олдфилд - заслужила самим фактом общего с мисс Эванс детства. На прием к Рут Эстер пришла по настоятельному приглашению подруги. Как-никак день рождения! Если Рут обидится, то потом надо будет утомительно долго выводить ее из этого состояния.
        - О, глядите - сама Эстер почтила нас своим присутствием! - Мисс Эванс провозгласила это так, будто приятно удивлена приходом нежданной гостьи. А подруге успела ненароком тихо сообщить: - Патрика здесь нет, теперь уж о вашем разрыве узнают все.
        Эстер выразила недоумение:
        - Мне наплевать и на Патрика, и на реакцию окружающих. На Патрике Керре поставлен крест!
        - Хотелось бы думать, что так… Кстати, Тери, здесь уйма блестящих молодых людей. Не обходи их своим вниманием.
        Что тут ответишь? Эстер пожала плечами и порадовалась, что новый гость отвлек внимание общительной подруги. Рут поторопилась к мужчине того типа, который всегда так ей нравился, а у Эстер, наоборот, вызывал негативную реакцию. Слишком красив. Слишком лощен. Слишком самоуверен. Нет, не герой романа Эстер Олдфилд!
        Но именно мистер Слишком через некоторое время предстал перед ней с чарующей улыбкой.
        - Разрешите вас поприветствовать. Мисс Эванс занята гостями, но заочно нас знакомит: вы, я знаю, Эстер, а я - Билл! Потанцуем?
        Почему-то она согласилась. Может быть, в пику завидующим дамам, которые едва не ахали при взгляде на красавца-мужчину? А он, нельзя не признать, действительно был весьма привлекателен. Высокий, стройный, с копной темных великолепных волос. Глаза светлые. В них были притягательная выразительность и отталкивающая надменность. Так, во всяком случае, показалось Эстер.
        И начался их танцевальный марафон, вызвавший у гостей явный интерес, в котором нашлось место и для осуждающих пересудов, и для явного одобрения их слаженного дуэта.
        Они и сами удивились, как скоро подладились друг под друга, как легко даются им импровизированные па, как гармонично сливаются их тела при поворотах. Эстер при очередной удаче вскидывала глаза на партнера и каждый раз встречала в голубых глазах выражение восторженного недоумения. Может быть, преувеличенное одобрение - всего лишь издевка избалованного успехом ловеласа? Или именно так он начинает свои любовные игры?
        С каждым танцем все рискованней становились его движения. То при резком повороте излишне близко притянет к себе партнершу, то, как бы забываясь, в медленном вращении опустит ладони ей на бедра. Возражать неуместно - каждый раз его неосторожные жесты можно было счесть оправданными логикой танца. Но пусть не притворяется скромником - ей ли не чувствовать некоторый перебор в желании партнера сократить и без того близкое расстояние между ними.
        Один раз Билл прижал к себе молодую женщину с такой силой, что той показалось - их уже не разделяет даже плотный шелк ее вечернего платья. И тут мелькнула отрезвляющая мысль: за кого он, собственно, ее принимает? И почему она молчит? Почему вообще она с ним? Неужели ей просто льстит, что столь незаурядный кавалер под завистливыми взглядами женщин выбрал именно ее?
        Нет, все дело в Патрике! Это в пику ему, отсутствующему здесь, она принимает знаки внимания красавца-мужчины. Это сейчас ему, Патрику Керру, демонстрирует Эстер Олдфилд, что ее не так-то просто вышибить из седла.
        А с красавцем как-нибудь потом разберемся. И не таких приводили в чувство!
        Тут Билл, доселе позволивший лишь высказать пару ничего не значащих фраз, обратился к ней:
        - Эстер, неужели все наши умственные усилия ушли в ноги и ничего не осталось в голове для поддержания разговора? Давайте о чем-нибудь поболтаем, все равно о чем, а то, боюсь, наше молчание станет излишне выразительным. И для нас, и для окружающих.
        - О, неужели мой партнер соскучился по пустой болтовне? К сожалению, это не мой жанр, но если надо, то - извольте…
        - Нет, совсем не обязательно, - поспешил заверить Билл. И тут же, опустив ей руки на бедра, резко и сильно приблизил к себе стройную фигуру партнерши. - Впрочем, перед тем как углубиться в молчание, воспользуюсь возможностью сказать: платье удивительно вам идет.
        Нахал, конечно, но приятная правда всегда приятна… Вечернее платье со шнуровкой на корсаже действительно одно из удачнейших произведений Рут Эванс. Не требуется никаких там бантиков, рюшечек, брошек. Только нитка жемчуга на шее, и все.
        Волосы у Эстер вьются от природы. Густые, шелковистые, они собраны элегантными заколками у висков и золотым потоком ниспадают на плечи. Ни колец, ни браслетов молодая женщина не носила, на что и обратил внимание кавалер, сказав:
        - У вас потрясающе красивые руки. Тут уж и впрямь не нужны никакие украшения.
        Ответом на комплимент был ее взгляд, которым Эстер выразила, насколько скучно слышать приевшиеся ей банальности. Билл не первый, кто говорил ей: «Ах, какие руки, какая кожа!..» - привычная фраза из малого набора примитивных обольстителей типа Патрика Керра.
        Вот тут бы и надо было повернуться и уйти прочь. Но заиграла новая мелодия. Красивая пара продолжила свой красивый танец.
        Ну и почему же она осталась? Да, у этого человека притягательные глаза. Да, прекрасная фигура, стройные ноги с сильными мышцами… Ну и что из этого? Мисс Олдфилд совершенно не нравятся такого плана мужчины!
        Может быть, виной всему музыка? Или нежелание сопротивляться судьбе? Только не обманывай себя, Эстер Олдфилд, делая вид, что уже, улеглась боль обиды и не тревожит тягостное одиночество… И не надо себе врать, что объятия этого мужчины тебе так уж неприятны.
        Когда оркестр затих, Билл уверенно взял ее под руку и повел за собой к безлюдной террасе, не обращая внимания на любопытные взгляды, устремленные в их сторону. И там в полумраке он заключил Эстер в объятия.
        - Эстер?
        - Мистер… Слушайте, Билл! Остановитесь, - сказала она нарочито небрежно. - Ну не здесь же, в конце концов!
        - Согласен. Конечно, не здесь, - ответил он с напряженной хрипотцой. Но тем не менее поцеловал ее еще раз и нежным скользящим движением провел по густым золотистым волосам. - Вы последуете за мной?
        - Мне пора уже уходить. - В тоне, каким были сказаны эти слова, прозвучала огорченная нотка, удивившая ее саму. Одна из бретелек платья оторвалась, когда Билл попытался поцеловать плечо Эстер.
        - Ну подождите, это же совсем недалеко, буквально через дорогу, идемте. - Он разжал объятия, но женской руки не отпустил. Заметив, что Эстер инстинктивно отпрянула, Билл с таинственным видом добавил: - Нам вовсе нет необходимости проходить через гостиную.
        Вот так и вышло, что она последовала за ним. Они спускались по парадной лестнице. У Эстер была одна забота: как бы не наступить на подол вечернего платья. Одной рукой приходилось приподнимать его, другая же скользила по перилам.
        В вестибюле, сняв руку с перил, Эстер сумела вывернуться из полуобъятий мужчины. Она поправила волосы, сердито посмотрела на оторванную бретельку и перевела взгляд на своего похитителя:
        - Куда, собственно, вы меня тянете?
        - Я остановился в отеле «Оазис». Это тут рядом, через дорогу.
        - Нет, - хрипло сказала она. - Вы ошиблись, мистер… Билл, я вовсе не из того разряда женщин, с которыми вы, видимо, привыкли иметь дело.
        Его взгляд упал на ее полуобнаженную из-за несчастья с бретелькой грудь. После минутного раздумья он изрек:
        - Мне, извините, почудилось, что между нами установилось некоторое взаимопонимание. Разве не так?
        Щеки молодой женщины вспыхнули, но он, казалось бы, ничего не замечал.
        - Я забыла спросить вас, откуда вы знаете мое имя? - Глаза ее стали большими и круглыми, она выглядела испуганной.
        Билл усмехнулся.
        - Просто поинтересовался и получил нужный ответ. Почему вас это удивляет?
        - Но почему вас заинтересовало именно мое имя?
        - Потому что вы мне понравились. Мне понравилось, как вы двигаетесь, как смотрите на окружающих взглядом королевы, умирающей со скуки. - В его голосе звучала мягкая ирония. - Я тут же подумал, как бы мне оживить ее величество… и пригласил вас танцевать. К счастью, я не ошибся… и во втором случае тоже.
        - Что вы имеете в виду?
        - Ничего особенного. Просто в моих объятиях, мне кажется, вы начали проявлять слабые признаки жизни. Кстати, я был рад, что не услышал протестующих слов, которые обычно лепечут девушки в подобной ситуации. Правда, не скрою, Эстер, меня это несколько озадачило.
        - Вы… - ничего, кроме этого слова, Эстер произнести не смогла. Зато сумела размахнуться и дать звонкую пощечину самонадеянному обольстителю. Потом повернулась на каблуках и пошла прочь.
        - Мне кажется, мисс Олдфилд, вы сегодня не в лучшем настроении. Что-нибудь случилось? - Линн Уонтор, секретарша Эстер, положила папку на стол, а сама пристроилась на нем с краешка.
        Линн напоминала какую-то большую яркую экзотическую птицу.
        - Вы очень наблюдательны, Линн. А почему, собственно, мне надо быть в хорошем расположении духа? О, эти великосветские приемы: с вечера - скука смертельная, с утра - больная голова.
        - У вас сейчас еще больше голова разболится, если я скажу, что снова приходил тот надоедливый тип. Слово даю, его интересует не квартальный баланс, а вы, - доверительно сообщила мисс Уонтор.
        Какой еще тип? О чем она? Ах, речь, видимо, о представителе строительной компании - партнере фирмы, на которую и работает мисс Олдфилд. Фирма занимается аудитом, кредитными и бухгалтерскими делами, налогообложением.
        - Линн, не отвлекай меня всякой ерундой. Накопилось так много дел, что просто не знаю, с чего начать.
        - Вы, мисс, уж слишком прилежная ученица старого Томпсона. Зато в свои двадцать семь лет уже считаетесь восходящей звездой фирмы!
        - Звезда или не звезда - не мне судить, но одно знаю точно: я слишком много работаю, а получаю незаслуженно мало. - Эстер хмыкнула, потому что знала, что все обстоит совсем не так.
        Да и Линн, окинув взглядом элегантный темно-зеленый в полоску костюм начальницы, скептически покачала головой. Вечно, мол, прикидывается сироткой, а у самой еще и черная шелковая блуза, плюс черные, очень дорогие, чулки, плюс элегантные замшевые туфли-лодочки.
        - Не многие у нас в конторе могут позволить себе одеваться у Рут Эванс, - наконец изрекла она.
        - Сколько раз я объясняла вам, Линн, - для меня Эванс делает огромную скидку! Я, конечно, могла бы обойтись и без скидки, но и в этом случае вы нашли бы, чем попрекнуть. А мы с мисс Эванс знакомы столько, сколько себя помню. Именно я помогала ей создавать первые модели, когда нам было лет по двенадцать.
        - Признайтесь, Эстер, вам сегодня не удалось нормально выспаться?
        Эстер откинулась на спинку кресла и холодно поинтересовалась, на чем основано подобное заключение.
        - Да просто у вас усталый вид, под глазами залегли тени.
        - А не пойти ли вам с вашими детективными наклонностями заняться делом, дорогая мисс Уонтор, - беззлобно предложила Эстер. - А вообще-то нет, подождите, лучше давайте посмотрим, что там у меня намечено на сегодня?
        - Вот это правильно. Только сначала я вам принесу большую спасительную чашку кофе. Кстати, уже скоро будет первый посетитель. На двенадцать назначено какому-то Уильяму Картеру.
        - Что-то не помню, чтобы я назначала время для этого Уильяма Картера!
        - Его надо любить, потому что это постоянный клиент, которого обслуживал сам Томпсон. Говорят, Картер чертовски богат. Такими посетителями разбрасываться грех.
        Линн отправилась за кофе, и Эстер проследила за ней сердитым взглядом. Когда дверь затворилась, она села поглубже в кресло и тяжело вздохнула. Она действительно сегодня ночью спала мало и плохо. Но надо работать. У нее оставалось всего полчаса, чтобы разобраться с налоговыми проблемами Уильяма Картера, перешедшего к ней в наследство от Томпсона. В эту минуту затрезвонил телефон, звонила Рут Эванс.
        - Дорогая, я вчера вечером упустила момент, когда ты ушла. Все было в порядке?
        - Все было просто великолепно, - заявила Эстер с напускным энтузиазмом и почувствовала, что щеки заливает румянец. - Прием был замечательным, Рут.
        - А что ты думаешь о Билле? Я видела - вы непрерывно танцевали.
        Эстер нервно повела плечами. Ответила с заминкой:
        - Он… интересный мужчина.
        - Что да то да! К сожалению, у меня не было возможности рассказать тебе о нем поподробнее. Кстати, на прием Билл попал совершенно случайно. Я наткнулась на него уже после полудня, оказывается, человек залетел в наши края всего на пару дней. Ну я его и решила пригласить. Хочу сказать тебе, дорогая, что Билл…
        - Рут, прости меня, пожалуйста, но я не одна, у меня клиент. - Эстер помимо своей воли произнесла эти слова с некоторым раздражением, в частности еще и потому, что пришлось прибегнуть к маленькой лжи, чего она в принципе не любила. - Не могла бы я перезвонить тебе?
        - Конечно, конечно. - Но остановить Рут, когда та касалась интересующей ее темы, просто невозможно. - Я же говорила тебе, старушка, что на Патрике жизнь не заканчивается. Билл как раз…
        - Все! Пока, Рут. - Эстер положила трубку.
        Наконец появилась Линн с чашкой дымящегося кофе. Вот оно, избавление от всех ее недомоганий! Потягивая горьковатый напиток, мисс Олдфилд заставила себя сконцентрировать внимание на проблемах Уильяма Картера, который должен был появиться с минуты на минуту.
        Сейчас войдет этот тощий, как высохшая вобла, тип - почему-то у старого Томпсона все клиенты, такие, как на подбор. Уильяму Картеру можно было бы быть и потолще, между прочим. Судя по бумагам, ему принадлежат две фермы крупного рогатого скота, сеть магазинов скобяных товаров и… золотоносная шахта.
        Ничего себе разброс интересов у старого хрыча! Эстер внимательно изучала документы Картера, пока ее не отвлекла внезапно завывшая пожарная сирена.
        - Тьфу ты, черт! - вздрогнув от неожиданности, выругалась Эстер.
        Фирма «Коллинз, Брукс и Томпсон» недавно перебралась в офис, расположенный в шикарной новостройке. С их этажа открывался прекрасный вид на широкую реку. Кабинеты светлые, просторные, да и все остальное прекрасно, но… Обязательно найдется хотя бы маленькое «но»: периодически, без всяких внешних поводов, включалась противопожарная система и начинала выть сигнализация.
        Линн кивнула головой на дверь.
        - Предполагаю, как всегда, тревога ложная, но проверить все же не мешает. В случае чего я вернусь и позову вас.
        - И на том спасибо, - мрачно усмехнулась начальница. - Легко себе вообразить, что здесь будет твориться, если начнется настоящий пожар.
        Линн вышла, а мисс Олдфилд постаралась снова погрузиться в работу. Раздался легкий стук в дверь, она, не отрываясь от бумаг, произнесла:
        - Да, входите, пожалуйста.
        Подняв голову, Эстер с удивлением обнаружила, что это вовсе не Линн, а некто в узких синих джинсах и черной рубахе, уже известный ей под именем Билл. В голубых глазах светилось какое-то радостное любопытство, видимо, вызванное предстоящим разговором.
        Эстер на какое-то мгновение потеряла дар речи. Их взгляды встретились, и растерявшаяся от неожиданности женщина поднялась с кресла.
        - Послушайте, - сказала она решительно, - у меня нет ни малейшего желания еще раз видеть вас, а у вас нет права появляться здесь. Покиньте, пожалуйста, помещение!
        Губы Билла сложились в сладкую и одновременно язвительную улыбку.
        - А вот и нет! У меня достаточное основание, чтобы находиться здесь.
        - Нет у вас никаких оснований, - настаивала хозяйка кабинета. - Догадываюсь, что адрес вам дала Рут, но зря она это сделала. Я не собираюсь быть дичью, на которую идет охота. Предупреждаю, что если вы не покинете помещение добровольно, то придется прибегнуть к силе. Вы поняли меня, мистер…
        - Картер, - подсказал Билл. - При личном общении я, как правило, не использую фамилии - ведь это известная торговая марка.
        На мгновение в его глазах мелькнуло выражение, которое Эстер мысленно определила как высокомерное безразличие. И тут же она вскипела:
        - Я рада, что вас зовут мистер Картер, но это еще не повод, чтобы врываться.
        Вдруг у нее мелькнула догадка.
        - Уж не хотите ли вы сказать?..
        Ответить непрошеный гость не успел - появилась Линн. Сначала она сообщила, что пожара нет и тревога ложная. А потом вежливо спросила:
        - Вы мистер Уильям Картер, не так ли? Ради Бога, простите, что меня не было на месте. Мне следовало бы представить вас мисс Олдфилд. Но сейчас мы это исправим.
        И она представила их друг другу. При этом Линн подчеркнула, что мистер Уильям Картер очень ценный клиент ушедшего на заслуженный отдых совладельца фирмы мистера Л. Томпсона. Линн сообщила многообещающему клиенту, что отныне все заботы о его делах возьмет на себя мисс Эстер Олдфилд. В заключение секретарша предложила гостю чашечку кофе. Тот вежливо отказался.
        - Я думаю, что мы перейдем непосредственно к делу - я уже начал делиться с мисс Олдфилд своими проблемами.
        Линн выглядела обескураженной.
        - Выходит, вы уже знакомы…
        - Да уж, имели честь познакомиться, - со значением произнес Картер. - Причем весьма близко! Разве я не прав, Эстер?
        Та, глубоко вздохнув, молча пожала протянутую им руку и произнесла деловито сухим тоном:
        - Пожалуйста, садитесь! Мистер Картер преувеличивает, Линн. Наш гость отказался от кофе, а мне принесите, пожалуйста, еще чашечку.
        - Будет исполнено! - Линн двинулась к двери.
        Эстер опустилась в кресло и, сцепив пальцы, положила руки на стол.
        - Боюсь, что у меня не было достаточно времени, чтобы досконально изучить ваши бумаги, мистер Картер, но я поняла, что ситуация с уплатой налогов в вашем случае весьма запутанна.
        - Неужели, мисс Олдфилд, вы всерьез хотите потратить время на эти дурацкие бумаги? - Его глаза были полны искреннего удивления. Задавая свой вопрос, Уильям Картер поудобнее уселся в кресле, как бы приготовившись к долгому разговору.
        - Мне кажется, - Картер, по-видимому, решил растолковать свое замечание, - что было бы просто нечестно взять и проигнорировать то, что произошло между нами минувшим вечером.
        - Минувшим вечером вас звали Билл, а сегодня вы уже Уильям. Это ли не показатель вашей честности?
        - Господи, Эстер, неужели вы никогда не слышали, что Билл - это уменьшительное от Уильяма?
        - Но вы же предпочли намеренно ввести меня в заблуждение. Вами двигало желание мистификации…
        - Вами тоже! Вы специально вели себя так, чтобы я не догадался, кто вы по профессии. Всем же ясно, что на свете не бывает бухгалтеров с внешностью кинозвезды. Да, ваше личико здорово отличается от постной физиономии старого Томпсона, - улыбнулся Уильям. - Если бы я пытался определить по внешности, кем вы работаете, то именно эту профессию посчитал бы наименее подходящей. Так что…
        - Давайте изменим направление разговора. Вы пришли сюда по делу, мистер Картер. И какая разница, кем вы меня посчитали! - Эстер произнесла это язвительным тоном и добавила: - Не скрою, мне доставит удовольствие на практике опровергнуть ваше мнение о бухгалтерах.
        Мистер Картер, кажется, рассердился или умело имитировал недовольство.
        - Между прочим, не существует закона, запрещающего совмещать эти две профессии.
        Эстер была близка к отчаянию: человек, чувствуя свою неуязвимость, намеренно пытается раздразнить ее. Взяв себя в руки, она холодно произнесла:
        - Судя по всему, вы собираетесь продолжить атаку, основываясь на событиях предыдущего вечера… И вчерашнее поведение вас не красило, и сегодняшний выпад - тоже; по крайней мере, он ни к чему не приведет.
        - Вполне вероятно, - заметил Уильям, сохраняя хладнокровие. - Однако не могу согласиться с тем, что минувшим вечером что-то произошло из ряда вон выходящее. Имела место молчаливая, но очень эмоционально чувственная сцена. И все. Разве не так? Ведь ничего больше не было!
        Эстер закусила губу, затем, подарив гостю официальную улыбку, вложила в слова максимум иронии:
        - Я согласна с вами, мистер Картер. Минувшей ночью мы разве что выяснили, насколько не совпадают наши пути. Что-либо обсуждать еще, не вижу смысла. Мне понадобится немало времени для подготовки заключения о состоянии ваших налоговых дел. Давайте сейчас и перейдем к разговору на эту тему.
        Эстер с нескрываемым облегчением вздохнула, когда на пороге возникла Линн с очередной чашкой кофе.
        Но рано расслабилась мисс Олдфилд. Настырный клиент, одарив Линн очаровательной улыбкой, изрек:
        - Не откажите в любезности связать меня с мистером Джоном Коллинзом. Я всегда перебрасываюсь с ним парой слов, когда бываю в вашем городе. Они с моим отцом были закадычными друзьями.
        Секретарша даже не сочла нужным взглянуть на Эстер, чтобы получить согласие начальницы. Линн подняла трубку и через несколько секунд передала ее Уильяму.
        - Мистер Картер, мистер Коллинз на проводе.
        Эстер откинулась на спинку кресла, на лице ее застыло выражение нарочитого терпения. То, как она нервно крутила ручку в пальцах, свидетельствовало о крайней степени раздражения.
        Линн, кажется, хотела продлить момент общения с Картером, но срезанная взглядом начальницы, ретировалась с оскорбленным видом.
        Уильям Картер тем временем орал в трубку:
        - Привет, Джон! Как дела?
        Эстер повернулась на кресле лицом к окну. Разговор за ее спиной продолжался, но она не вслушивалась в его смысл, пока в какой-то момент не уловила некую для себя опасность, поняв, о чем говорит Уильям:
        - Джон, старина, ты просто обязан помочь мне разрешить одну проблему. С Томпсоном все сложные дела мы решали за ланчем. Подобная в общем-то удачная практика стала со временем едва ли не традицией. Попробуй, пожалуйста, убедить мисс Олдфилд не нарушать добрую традицию и принять приглашение отобедать со мной. Пока она категорически отказывается, ссылаясь на большую загруженность по работе.
        Эстер раздраженно повернулась вместе с креслом к столу как раз в тот момент, когда Уильям протянул ей трубку.
        - На проводе ваш босс, - мягко известил Картер.
        Принимая трубку, мисс Олдфилд даже закрыла глаза, лишь бы не видеть торжествующей физиономии Картера.
        - Слушаю вас, мистер Коллинз. Да, действительно, я очень загружена. Вы же прекрасно знаете, сколько клиентов мистера Томпсона добавилось к моим постоянным. Так, понимаю. Хорошо. Нет, конечно нет.
        Она положила трубку и подняла глаза на Уильяма Картера.
        - Ну что, проблема решена? - поинтересовался тот с вкрадчивыми интонациями в голосе.
        - Да уж, решена! Хотя, рискну заметить, вы, мистер Картер, действовали по меньшей мере непорядочно.
        Эстер произнесла последние слова с ноткой брезгливости. При этом Картер улыбнулся почти застенчиво.
        - С кем поведешься, мисс Олдфилд, от того и наберешься. Ну что, двинули? Как раз полпервого, самое время перекусить.
        - Неужели вы собираетесь ограничиться только салатным листиком? Не надо ложно скромности, мисс Олдфилд. Не крутите своим симпатичным носиком, отворачиваясь от вкусных запахов. Я предлагаю вам лучшее из того, что есть в этом миленьком ресторанчике, а вы отказываетесь. Зря.
        Вид, открывавшийся из окна, странно напоминал то, что открывалось ее глазам вчера вечером со злополучной террасы, разве что тогда в реке купалась луна, а сейчас дробились солнечные лучи. Ей вовсе не хотелось вспоминать о приеме у Рут Эванс, но - что делать? - вспоминалось.
        Эстер, потягивая минеральную воду, угрюмо смотрела на Уильяма Картера сквозь полуопущенные ресницы.
        Она отказалась от замечательного лобстера - фирменного блюда ресторана и категорически отвергла бокал вина, сообщив, что не в ее правилах так рано употреблять тяжелую пищу и алкоголь.
        - Стало быть, - констатировал Уильям, - вы намерены отравить наш ланч. - Скажите, Эстер, вы всегда ненавидите мужчин, которые вам… небезразличны?
        Ответ был лаконичен и резок:
        - Нет, не всегда!
        - Значит, мне оказана особая честь. За что же?
        Молодая женщина сделала глубокий вдох. Чтобы как-то занять руки, она перебирала и раскладывала многочисленные ножи и вилки. Выпила еще минеральной воды, чтобы хоть немного успокоиться перед тем, как продолжить разговор с несносным собеседником. Она взглянула прямо в его глаза.
        - Не скрою, вчера на меня нашло какое-то наваждение. Даже не могу себе объяснить свое состояние.
        - Нет, - поправил ее холодно Уильям, - это не наваждение. Мы просто очень подходим друг другу. И совершенно неважно, признаетесь вы в этом или нет. Будете спорить - мне придется вспомнить о первоначальном представлении о вас. Знаете, ведь я и впрямь принял красавицу в роскошном вечернем платье за одну из тех ненасытных женщин, которые не отказываются даже от приключений, длящихся всего несколько ночных часов. Вот теперь вынужден терзаться: такая вы или мне показалось? А может быть, дав волю темпераменту вчера, сегодня вы решили перестроиться? - Выражением лица Картер дал понять, что шутит. Грубоватые у него, мягко говоря, шуточки.
        - Бросьте! Пожалуй, именно вас следует обвинить в легкомысленности и склонности к мимолетным приключениям. И уж вы-то явно не собираетесь перестраиваться, - резко заметила Эстер.
        - Давайте, давайте - обвиняйте меня. Однако в моем случае все гораздо проще. Когда я впервые увидел вас, вы мне не то что понравились - просто потрясли. Я загорелся желанием узнать вас получше. Неужели, когда дело коснулось именно меня, вам захотелось перестроиться?
        - Очень прошу вас сменить тему, мистер Картер. В противном случае, я запущу в вас тарелкой. - В голосе Эстер звучала настоящая угроза.
        Но Картер в ответ на ее слова лишь мягко улыбнулся, глаза же оставались холодными.
        Когда официант откупорил бутылку рислинга, Уильям согласно светским правилам продегустировал вино и одобрил кивком головы. Потом он сообщил почтительно склонившемуся юноше-официанту, что гостья изменила все же свое решение и готова попробовать этот замечательный напиток.
        Эстер одарила сладкоречивого человека очередным ненавидящим взглядом, но себе не могла не признаться, что ей действительно захотелось отведать хваленого рислинга.
        - Вот так-то лучше, - заметил Картер, когда они сделали по нескольку глотков вина. - Вам напиток пойдет лишь на пользу - вы что-то сегодня бледненькая, мисс Олдфилд. Советую к тому же съесть вот этот салат.
        Эстер задумчиво посмотрела на свою полную тарелку, отпила еще вина и неожиданно произнесла:
        - Я не знаю, почему я поступаю таким образом, мистер Картер. Я… я старалась забыть все, что произошло, но у меня не получилось. Мое признание, видимо, тешит ваше самолюбие, не так ли? И еще одно, из той же сферы: я сама потрясена, что позволила мужчине, которого практически не знала, так вести себя по отношению ко мне. То ли музыка так подействовала, то ли настроение, вызванное обстановкой приема, на который, кстати, мне совершенно не хотелось идти, не знаю… Ослаб самоконтроль, одним словом. Я, стараясь быть честной с самой собой, допустила даже такую нескромную мысль: может, долгое вынужденное одиночество меня подвело?..
        Собеседник никак не прокомментировал эту трудную исповедь. Эстер почувствовала, что негодование переполняет ее. И, чтобы поставить точку в неприятном разговоре, решительно добавила:
        - Приношу свои извинения в том, что не оправдала ваших надежд. И заявляю вам со всей определенностью: вчера я имела дело с самоуверенным…
        - …Наглецом, - подхватил конец фразы Картер, - который сполна заслужил свою пощечину!
        Эстер вспыхнула, но кивком головы согласилась:
        - Да, вы вели себя как наглец… Поэтому я чуть не умерла от ужаса, когда вы вошли в мой офис утром. И именно поэтому мне так неуютно с вами сейчас. Это правда.
        Картеру ее запальчивые искренние слова не помешали наполнять тарелку закусками.
        Однако через какое-то время он все же приостановился и, задумчиво подняв на собеседницу глаза, вкрадчивым голосом произнес:
        - Но, согласитесь, вы все же немного увлеклись мною?
        - Если вам так важно знать о моем отношении к вам, извольте, скажу. Когда вы вошли и я вас увидела, то сразу же подумала: какой же самоуверенный тип.
        - Но вы же меня вовсе не знали! Неужели я действительно так выглядел?
        - Я же объяснила, что злилась от скуки и все меня раздражало!
        - Ну ладно, а какими были последующие впечатления?
        - Без комментариев, мистер Картер!
        - К черту мистера! Все мои друзья называют меня просто Билл, в крайнем случае годится Уильям, а пока вы еще не успели, как обычно, возразить, добавлю, что даже сам старый Томпсон называл меня Биллом.
        Чувствуя растерянность собеседницы, мистер Картер решил, видимо, закрепить свой успех и предпринял новую атаку на вконец расстроенную девушку:
        - Если следовать вашей логике, то получается, что музыка или какие-то другие факторы способны подтолкнуть вас к сближению с незнакомым мужчиной, даже если он вам антипатичен. Я правильно вас понял?
        Эстер молча, поджав губы, смотрела на Картера, а тот продолжал свои разглагольствования:
        - С другой стороны, если вы ненавидите всех мужчин только потому, что разочаровались в одном негодяе, то у вас были основания для недовольства собой. Ведь, несмотря на принципиальную позицию в этом вопросе, для меня вы все же сделали исключение, не сумев совладать со внезапно возникшим чувством…
        Эстер тяжело вздохнула.
        - Думайте так, если хотите. Вас все равно не переубедишь.
        Она улыбнулась натянутой дежурной улыбкой и склонилась над тарелкой. Билл тем временем с увлечением терзал лобстера. Покончив с большой клешней, он вытер губы салфеткой и вкрадчиво произнес:
        - Вы должны рассказать мне, Эстер, кем был он и что между вами произошло.
        - Ну, это уже просто… возмутительно. Да, это возмутительно!
        Уильям Картер лениво поднял бровь.
        - Не забывайте, что тот же вопрос я в любое время суток могу задать вашей подруге Рут. Это мисс Эванс показала мне вас и назвала ваше имя. И кстати, дала и очень полезный совет.
        - Какой совет? - проговорила Эстер сквозь стиснутые зубы.
        - Иди, говорит, к ней, Билл, ей нужен именно такой, как ты! Сказанное Рут и ваше собственное поведение свидетельствует об одном: ваш поход в любовные джунгли был отравлен предательством.
        Девушка растерялась от того, насколько он близок к правде, но взяла себя в руки и произнесла:
        - Вы оба заблуждаетесь. Я думаю, что меньше всего нуждаюсь именно в таком типе мужчины, какой представляете вы. Впрочем, я о вас ничего не знаю…
        - А вот это не совсем так, - заявил нахальный собеседник. - Вы уже знаете, что мне приятно танцевать с вами и мне нравится вас целовать и обнимать. Впрочем, продолжайте ваши обвинения.
        - Мне нечего добавить к сказанному, мистер Картер, кроме того, пожалуй, что у вас очень запутанная ситуация с уплатой подоходного и других налогов.
        - О Господи! Пусть это вас не волнует! - добродушно воскликнул тот. - Вы пытаетесь заставить меня задуматься над серьезными и грустными предметами. Судя по всему, признайтесь, вам было бы жаль уступить кому-то другому мои запутанные дела?
        - В каком смысле - уступить?
        - А вот в каком! Не думаю, что Джону Коллинзу понравилось бы, если бы я обратился со своими проблемами в какую-нибудь другую контору.
        Зеленые глаза Эстер округлились в изумлении.
        - Вы не можете так поступить!
        - Почему не могу? Вполне могу, но не знаю, стоит ли. Во всяком случае, многое зависит от того, принимаете ли вы мое приглашение отужинать вместе со мной. Речь о завтрашнем вечере.
        - Это шантаж, - заявила Эстер сдавленным голосом.
        - Да, это шантаж, - спокойно согласился Билл. - Послушайте, мисс Олдфилд, почему бы вам не принять мое приглашение? В конце концов я же не монстр какой-то и вчера вечером, если толком разобраться, я ни к чему вас не принуждал. Меня возмущает ваше нечестное отношение к собственному великолепному телу, когда ему отказывается в удовольствии только из-за того, что один из не самых достойных представителей мужского пола вел себя когда-то по-свински.
        Эстер убрала руку ото лба и отрывисто изрекла:
        - Хорошо. Я пойду с вами и только вот по какой причине. Мне стоило слишком больших усилий, мистер Билл Картер, получить это место, и я не собираюсь рисковать им из-за ваших прихотей. Подчеркиваю: все имеет свои границы, впредь не пытайтесь шантажировать меня. Теперь же мне необходимо расспросить вас о некоторых деталях, чтобы правильнее оформить ваши документы.
        - Письменные ответы на ваши возможные вопросы уже лежат на вашем столе. К сожалению, на два часа у меня назначена следующая встреча. Если же вам понадобится что-либо уточнить, то звоните мне в гостиницу. Завтра в семь вечера я подхватываю вас прямо на вашем рабочем месте. Идет?
        - Нет, не идет. Благодарю вас. Но я прибуду туда, где нам предстоит отужинать, своим ходом.
        - Хорошо. Теперь давайте решим, куда вы предпочитаете пойти.
        - А вот это мне абсолютно безразлично…
        Билл ухмыльнулся.
        - Тогда выбираю я. Мы сделаем все по высшему разряду. Я просил бы вас быть в вечернем туалете - мы пойдем в самый дорогой зал весьма недешевого отеля, в котором я сейчас проживаю. - Он мягко посмотрел на нее и добавил: - Так мне было бы удобнее.
        - У меня есть более конструктивная идея. Согласна на ваш отель, но зал мы выберем самый обычный, что, я думаю, не затрагивает ваших интересов. Это мое последнее слово.
        - Пусть будет так, - ответил Картер с очаровательной улыбкой. - Мне кажется, что вы уже сжевали все салатные листья и вполне готовы возвратиться на работу. Вы не возражаете, Эстер?
        - Я просто в восторге, - сообщила мисс Олдфилд не без издевки в голосе.
        - Приятно иметь дело с такой покладистой девушкой, - прокомментировал Билл.
        - Не будем преувеличивать мою покладистость, - последовал тихий ответ.
        Он как-то по-своему истолковал ее слова и завершил их разговор непонятной фразой: что, мол, ему следует что-то там такое предпринять, чтобы как можно лучше сориентироваться в обстановке.
        О чем это он?..
        В этот вечер Эстер возвратилась с работы довольно поздно. Она приняла душ и, накинув желтый махровый халат, приготовила себе немудреный ужин. Потом, уже поев, минут десять слонялась без дела из угла в угол.
        Эстер занимала комфортабельную просторную квартиру на шестнадцатом этаже небоскреба, и ее окна выходили на излучину реки. От ее дома до отеля, в котором жил Картер, пешком минут пятнадцать.
        Несколько лет назад родители девушки погибли в дорожной катастрофе, и единственная их дочь получила изрядное наследство, в том числе и недвижимость. Мисс Олдфилд сейчас могла бы прожить на одну ренту, не работая.
        Обставляя квартиру, молодая хозяйка отдала предпочтение серым и лимонным тонам, местами были вкрапления розового. Ее домашний рай получился удобным, прохладным и умиротворяющим.
        Помаявшись, Эстер не выдержала, сняла трубку и набрала номер Рут. Та ответила незамедлительно.
        - Тери! Я испугалась, не произошло ли чего-нибудь. Ты утром так резко прервала разговор… Я уж подумала, не обиделась ли моя Тери на свою подругу.
        В голосе Рут Эванс звучала неприкрытая укоризна. Эстер присела около столика, на котором стоял телефон.
        - Прости меня, Рут. Я была ужасно занята… Напомни, пожалуйста, на чем мы тогда остановились…
        - Мы болтали о Билле, - проговорила Рут, явно оживившись.
        - Да, да. Вспомнила. Ну и что ты мне о нем можешь поведать?
        - А он ничего о себе не говорил?
        Эстер машинально переставила с места на место небольшую, заключенную в серебряную рамку фотографию матери.
        - Его не назовешь особенно разговорчивым.
        - Тогда послушай. - Судя по всему, Рут настроилась на долгий монолог. - Ну, начнем с того, что он чертовски богат. Но это ты уже могла узнать по документам семьи Картеров. Ты же сама мне об этом сказала…
        - Рут, ты что-то путаешь. Я ни о чем тебе не говорила и говорить не могла. Откуда мне было знать о его богатстве? - Эстер попыталась не выдать своим тоном раздражения, что, судя по тону ответа Рут, почти удалось.
        - Ну ладно, не важно. Об их сокровищах действительно знает не так уж много людей. Картеры очень скрытны. Их состояние закладывалось очень давно.
        - Ну и довольно об этом, Рут. А ты-то как с ним познакомилась?
        - Это случилось давно, но знакомство наше весьма поверхностно. Поближе я узнала его, когда шила подвенечный наряд для его сестры четыре года назад. Это был очень выгодный заказ, само платье и множество аксессуаров к нему.
        - Постой, ты имеешь в виду то серебряное великолепие без бретелек?
        Рут довольно рассмеялась.
        - Вот именно, другого такого не сыскать. Многие воззрения его сестры совпадают с моими собственными, когда дело касается борьбы с консервативными традициями нашего общества. У тебя, Тери, я знаю, другое мнение, другой вкус… Ты не всегда понимаешь…
        - Давай, давай, обличай меня. Я внимательно слушаю, - подбодрила Эстер приятельницу.
        - Тери, не надо обижаться. Короче, после того как я несколько раз виделась с Биллом, мне, не скрою, захотелось узнать его получше и поближе. Но никак не удавалось пробить ту стену, которой он отгородил себя от людей. Оставался один способ: стать друзьями особого рода… ну, ты понимаешь, о чем речь…
        - Нет, не понимаю. Поясни, пожалуйста!
        - Ну что же тут непонятного? Часто ведь бывает, что если взаимопонимания не находят ваши души, то можно найти его по-другому…
        - Ты что же, спала с ним? - Вопрос, конечно, бестактный, но он вырвался сам собой и, кстати, не вызвал возмущения у собеседницы.
        - Увы, нет… Он этого и не предлагал!
        - Но ты же сказала о возможности сближения, о дружбе особого рода.
        - Ну это все теории. У нас наладились хорошие приятельские отношения. Правда, он постоянно держал меня в напряжении, никогда заранее не предупреждал, что заедет с друзьями или заберет меня куда-нибудь. Как правило, в подобных случаях мы летали ужинать на вертолете. Никогда не знаешь, что он выкинет в очередной раз.
        - Понятно!
        - Тери, тебе не повредило бы хоть немного пожить такой жизнью. После того как Патрик…
        Подруга снова взялась за устройство ее личной жизни. Нет, Эстер этого не потерпит. Она довольно бесцеремонно прервала Рут:
        - Картер был когда-нибудь женат?
        - Билл? Ну что ты! Честно говоря, я его с трудом представляю в роли женатого человека. Он в определенном смысле слова чокнутый. Не может долго находиться на одном месте, ему надо все время куда-то ехать, плыть, лететь, спускаться с горных хребтов на лыжах, совершать дерзкие и безрассудные поступки. Ему бы родиться век назад. Ты уже, наверное, заметила, как на него реагируют женщины? Дамы все от него без ума!
        Эстер бесцветным голосом согласилась с подобным наблюдением. И добавила, что успех у дам вовсе не делает Билла более привлекательным. На ее взгляд, конечно. Сказала и почувствовала собственную неискренность.
        После короткой паузы Рут заявила:
        - Эстер, ты все еще влюблена в негодяя Патрика… Разве не так? Пора тебе уже освободиться от этого рабства… Что бы ты там ни говорила, я же видела, как ты танцевала с Биллом.
        Эстер рассмеялась.
        - Это было какое-то наваждение…
        - Ну а как события развиваются сейчас? - вкрадчиво поинтересовалась любопытная приятельница.
        - Завтра мы ужинаем, но это деловой ужин, Рут. И на этом все, точка! Если он почему-либо позвонит тебе… ты должна… ты просто обязана помнить, что мы с тобой дружим гораздо дольше, чем ты знакома с Биллом.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ничего особенного. Просто поменьше болтай ему обо мне.
        - Ладно, не буду. Но почему?
        - Рут, он не моей судьбы человек, и этим все сказано. Вчера вечером я чувствовала себя очень одинокой и заброшенной, а он решил… впрочем, не станем об этом… Конечно, сейчас после всего, что было, мне очень важно взять себя в руки… но Билл Картер - не тот мужчина, который в таких случаях мог бы помочь.
        - Тогда непонятно, зачем ты приняла его приглашение на ужин? - В голосе Рут сквозило чисто женское лукавство.
        - А затем, что он искусный шантажист и вынудил меня сделать этот шаг. Выяснилось, что Уильям Картер как клиент достался мне по наследству от одного совсем недавно ушедшего на пенсию коллеги.
        - Даже так? - поразилась Рут Эванс. - Ну, тогда все ясно…
        - Рут, дорогая, я просила тебя не углубляться в ненужные темы.
        - Тери, милая, - сказала подруга прочувствованно. - Разве мы с тобой не дружим с пяти лет? Неужели я стану что-нибудь делать против твоего желания? Но скажу откровенно: уж если Билл Картер захотел тебя, то он свое получит… как бы ты ни сопротивлялась.
        - Ну, это мы еще посмотрим!..
        Эту свою запальчивую фразу Эстер продолжала мысленно твердить, пересекая отделанный мрамором и золотом холл отеля, где и должно было состояться ее свидание с ненавистным красавцем-мужчиной.
        - Это мы еще посмотрим…
        Не стоит скромничать - тонкостям экипировки для необычной встречи уделено немало внимания. Нужно одеться достаточно нарядно, чтобы чувствовать себя на высоте положения. Но не стоит перебарщивать - ни один штрих в костюме не должен показать самоуверенному мужчине, что свиданию с ним придается какое бы то ни было значение.
        Итак, на ней: изумрудного цвета шелковая блуза, хорошо гармонирующая с брючками того же оттенка. Брючки перехвачены узким бронзового цвета ремнем. Туфли из такой же кожи.
        Копна рыже-золотистых волос собрана на затылке в большой конский хвост, атласная матовая кожа лица не требовала особых ухищрений макияжа. Свои густые, четкого рисунка брови Эстер никогда не выщипывала, как бы ни настаивала на этом требовательная мода.
        Молодой женщине вовсе не хотелось быть объектом особого внимания со стороны мужчин, но тем не менее их заинтересованные взгляды встречали и провожали ее. Ну и шут с ними! И все-таки приятно ощущать себя привлекательной, свободной деловой женщиной, которая сама в состоянии решать все свои жизненные проблемы.
        Походка у нее легкая, стремительная, мама когда еще говорила, что дочери свойственна врожденная грациозность, которую иным приходится вырабатывать годами. Ну что ж, спасибо природе!
        Старший официант встретил ее с хорошо отработанной сердечностью, а когда мисс Олдфилд сообщила, кто ее ждет, тот и вовсе растаял, тут же проводив гостью за столик, где уже сидел мистер Уильям Картер.
        Несколько долгих мгновений они пристально смотрели друг на друга. Наконец мужчина поднялся для приветствия.
        - Вы пришли… - удовлетворенно констатировал он.
        Эстер тем временем без дополнительного приглашения опустилась на мягкий стул и холодно произнесла:
        - Вы хотите сказать, что не ждали меня?
        - Ждать-то ждал, а вот придете или нет, не скрою, сомнения были. - Он потянул носом воздух. - Французские?
        - Что?.. А, вы о духах? Да, французские, мистер Картер. Вы претендуете на роль знатока женщин?
        - Нет, вовсе нет! Я только о духах. А вы-то, как видно, решили, что я намерен оценить ваше внутреннее состояние, Эстер? Ведь духи, выбранные женщиной, отражают ее настроение. - Глаза озорно блеснули, в них запрыгали веселые бесенята.
        Мисс Олдфилд подчеркнуто медленным, холодно-оценивающим взглядом посмотрела на мистера Картера. Красив, черт бы его побрал! Ему очень к лицу эта просторная белая рубашка из хлопка с большими накладными карманами. Стройность фигуры подчеркивали прекрасно сшитые серые брюки. Густые блестящие волосы тщательно причесаны.
        Картер, как бы ни к кому не обращаясь, пробормотал:
        - Да, сомнения у меня все же были.
        Он перехватил пристальный взгляд молодой женщины и ответил ей таким же.
        Кокетничает, что ли? Он ли не знает себе цену! А тут, видите ли, весь ушел в сомнения…
        Эстер не смогла сдержать усмешки. Но была, по всей вероятности, понята неверно. Не заметив некоторой натянутости улыбки, Уильям отреагировал так:
        - Улыбайтесь почаще, Эстер! Ваша улыбка как лучик солнца. И что же из сказанного мною показалось вам смешным?
        - Ничего, - безразлично пожала плечами Эстер.
        - Пусть так. Что бы вы на этот раз хотели отведать? Сегодня вам не удастся отделаться одними салатными листьями.
        - Я бы съела копченого лосося и… бифштекс.
        - Вы наш человек, - с удовлетворением заметил Картер. И сделал заказ, повторив для себя выбранное ею. - Так, главное сделано. А пока мы будем ждать заказанное, почему бы вам не рассказать о себе ну хоть немного подробней. Мне это очень интересно. Например, что толкнуло такую красивую девушку заняться скучными бухгалтерскими делами?
        Эстер на несколько секунд задумалась.
        - Я думаю, что любовь к цифрам и порядку я унаследовала от отца, так же как любовь к логике, анализу, строгому соблюдению налогового законодательства и точности в делах.
        Он так и не понял, серьезно она говорит или слегка иронизирует. Сказал лишь:
        - Да уж, на вкус и цвет товарища нет…
        - А каков круг ваших интересов? - в свою очередь поинтересовалась Эстер. Вопрос был встречен с улыбкой.
        - Помимо интереса к вам? О, еще куча разных вещей! Итак, мисс Олдфилд, вы девушка, без сомнения, умная, если разбираетесь в таких премудростях. Кроме того, отмечу еще несколько бросающихся в глаза качеств: вы - человек сдержанный, рациональный, заботящийся о своей карьере. У вас, кстати, были какие-нибудь проблемы с продвижением по службе?
        Уильям смотрел на Эстер, слегка наклонив голову набок. Сейчас перед ней сидел отрешенный, все понимающий и все предвидящий человек. Неужели это тот же мужчина, который совсем недавно бросил ей вызов? Вызов, способный обернуться для нее жизненной катастрофой.
        - Какие, собственно, проблемы, связанные с моей карьерой, вы имеете в виду? - спросила Эстер.
        - Естественно, я имею в виду ваши служебные отношения с мужчинами. Деловые отношения, грань которых иным сластолюбцам хочется перешагнуть, что делает профессиональную почву несколько зыбкой…
        Что-то крутит ее собеседник. Говорит мягко, тщательно подбирает слова. А всего-навсего, видимо, хочет спросить, не пользуется ли она своими женскими чарами в желании повыше вскарабкаться по служебной лестнице. Эстер сделала вид, что раздумывает над его вопросом. Потом глубокомысленно изрекла:
        - Да, с этим иногда проблемы были. - И, помолчав, добавила: - Знаете, нам бы лучше все время говорить о погоде. Так спокойнее.
        Он легко согласился.
        - Можно и о погоде. Попозже. А пока давайте попробуем двинуться в другом направлении. Вы любите путешествовать?
        - О да! И даже очень. В этом году я хочу провести отпуск в Италии. Хотя с самим отпуском может ничего не выйти. Хотелось бы побывать и в Малайзии.
        - Да, там есть райские места…
        - А вы что, там бывали?
        - Да, - коротко ответил Уильям. - Это не было слишком сложно. Что там хорошо - это невысокий уровень комфорта. Небольшие двухэтажные коттеджи, в которых отсутствие особых удобств с лихвой компенсируется минимумом назойливых туристов: тем, понимаете ли, подавай сразу все удовольствия мира!
        Он довольно интересно стал рассказывать о своих переездах-перелетах.
        Эстер слушала его внимательно, положив подбородок на сцепленные пальцы рук.
        - А как вы сумели организовать подобные вояжи в такие экзотические места? Мне в бюро путешествий практически отказали, сославшись на большие сложности.
        - Мой опыт вам вряд ли пригодится. Я вожу самолеты, машины, яхты. Когда необходимо, пользуюсь паромом.
        - А паромы, интересно, ходят по расписанию или и тут что-то делается специально для вас?
        Он улыбнулся.
        - Считается, что ходят регулярно. Только расписание их движения зависит от приливов и отливов. Дело в том, что выбираться к морю приходится по устью реки, а оно то мельче, то глубже. В общем, везде, куда ни забрасывает судьба, можно найти много увлекательного, нового, неожиданного. Я вот знаю такое место, которое называется Берегом верной любви. Заинтересуетесь - по секрету сообщу адресок и снабжу расписанием паромов. Я лично там побывал и внес свое предложение по переименованию.
        Эстер откинулась на спинку стула и внимательно посмотрела на собеседника. За легкомысленностью тона угадывается серьезный подтекст. Может быть, какое-то неприятное воспоминание связано у человека с теми местами, о которых шла речь? После паузы он заговорил, и трудно было понять, напускная ли печаль в его словах или хорошо скрытая ирония?
        - Зря я все это говорю. Вы, фигурально выражаясь, однажды уже захлопнули дверь у меня перед носом, поэтому в течение всего ужина я больше не коснусь темы любви. Пусть даже верной любви или какой-то другой.
        Эстер взглянула на собеседника сквозь опущенные ресницы, но не проронила ни слова. Ситуацию разрядило появление официанта, принесшего заказ.
        - С другой стороны, - продолжил Уильям, когда они уже заканчивали первое блюдо, - если у нас определились запрещенные темы, это еще не значит, что мы должны весь вечер промолчать. Давайте все же о чем-нибудь поговорим.
        - Не знаю. Может быть, как раз отсутствие темы для разговора само по себе очень симптоматично, - как бы подчеркивая, что между ними нет ничего общего, предположила Эстер.
        Но тот не согласился.
        - У нас есть возможность нащупать общий для обоих интерес в любой сфере… за исключением физиологии полов. Разобщенность мы преодолеем, если только вы не станете впадать в приступы скромности при любой моей попытке чуть-чуть сблизиться с вами. Причины такой реакции вам, конечно, известны лучше, чем мне, но, кажется, и я начинаю кое о чем догадываться. Ладно, хватит о проблемах. Теперь самое время все внимание сосредоточить на этом прекрасном вине.
        Что и говорить - вино оказалось превосходным. Кулинарная часть вечера оказалась выше всех похвал. От десерта оба отказались - ну сколько можно есть!
        - А теперь расскажите мне о себе.
        Билл изучающе взглянул на собеседницу.
        - А что, собственно, вы бы хотели знать обо мне?
        Кофе был заказан. Молчание снова нависло над их столом. Нехотя Эстер произнесла:
        - Хорошо. Сформулирую интересующую меня деталь так: какую карьеру сделали вы, если не считать присутствия в различных корпорациях и разведения коров?
        - У меня, скажу вам, прекрасная профессия. Я дипломированный садовник-декоратор.
        Молодая женщина от неожиданности даже поперхнулась кофе.
        Билл Картер усмехнулся.
        - Кажется, мне не верят. Позвольте полюбопытствовать, почему?
        - Объясню. Вы абсолютно вписываетесь в распространенное представление о плейбое. Этакий прожигатель жизни, неукротимый любитель приключений… Вашими увлечениями должны быть не садоводство, а горные и водные лыжи, рыбная ловля, стрельба по тарелочкам и… женщины.
        - Кто набросал для вас подобный портрет человека по имени Уильям Картер? Вы же недавно уверяли, что не знаете обо мне практически ничего, а тут вдруг такие познания.
        Молчание Эстер затянулось. Картер терпеливо ждал ответа, сузив глаза в сердитые щелки.
        - Неужели наводили справки обо мне у вашей подруги Рут Эванс?
        - Это она звонила мне, а не я ей, - заволновалась молодая женщина. Затем безнадежно взмахнула рукой. - Ладно, чего уж там, вчера вечером я сама позвонила Рут.
        - Пожалуй, этого не стоило делать, - изрек назидательно Билл. - Впрочем, ваше признание возрождает кое-какие мои надежды. Уж если вы поинтересовались моей скромной особой, то это означает…
        - Это всего-навсего значит, что меня интересовал человек, который пытается шантажировать едва знакомую женщину.
        - Напрашивается неоспоримый вывод: именно мисс Эванс нарисовала портрет плейбоя и искателя приключений?
        - Нет, было бы нечестно по отношению к Рут подтвердить ваши подозрения. Она говорила мягко и осторожно, а уж выводы я могла сделать сама.
        - Ну вот тебе раз! А мне-то казалось, что Рут мне верная подруга. - Билл выразил притворное сожаление.
        - О, вы не правы - мисс Эванс вам не только друг, - весело возразила собеседница, - она больше чем друг, она ваша поклонница. Но проблема заключается в том, что наши с ней вкусы принципиально отличаются.
        - Вы, конечно, имеете в виду мужчин?
        - И мужчин, в частности. И многое другое, скажем, модели подвенечных платьев…
        Вот тут Эстер прикусила язык, саму себя спросив: к чему бы это она так разговорилась? Но, раз уж начала, надо договаривать:
        - Да, мне не понравилось платье, которое она сшила к свадьбе вашей сестры.
        - Мне, между прочим, тоже. - По его губам пробежала улыбка. - Однако означает ли это, что я архиконсервативен в сфере подвенечных платьев?
        - Меня, откровенно говоря, мало волнуют ваши вкусы в данной сфере, - заявила Эстер. - И вообще, если вам что-то не нравится в моих речах - все обвинения в адрес вашего прекрасного вина.
        - Ну, ну, не надо! Всего полтора бокала! Нет, вино тут ни при чем, - категорично заявил ее собеседник, и как бы невзначай бросил: - Что еще мисс Эванс нарисовала широкими мазками? По-моему, художница приложила немало усилий, чтобы исказить портрет джентльмена.
        - Кстати, Рут ни слова не сказала о ваших увлечениях садоводством. Больше никаких особых злокозненных отклонений в ее речах не было. - Эстер произнесла фразу задумчивым тоном. Потом, несколько оживившись, добавила: - Впрочем, спасибо подруге, кое о чем она меня предупредила. Рут предостерегла, что уж если вы вознамерились заполучить…
        - Вас? Вот тут мисс Эванс не покривила против истины!
        - Да, да, речь шла обо мне! Словом, Рут предостерегла меня, что вы будете действовать в свойственной вам манере. Не знаю, так это или не так, но предупреждение верной подруги я приняла к сведению.
        - Иначе говоря, вы хотите заявить примерно следующее: я все про вас знаю, мистер Картер, и заранее вооружена. Ваш номер, мистер Картер, не пройдет! Так? - Билл мягко улыбнулся, а потом посерьезнел: - Поживем - увидим.
        - Это точно, поживем - увидим, - неожиданно выказав покладистость, согласилась Эстер. Она отодвинула пустую кофейную чашку и поблагодарила Уильяма за прекрасный ужин, потом решительно встала и резко оглянулась, как будто бы за ее спиной что-то случилось.
        - Уж не собираетесь ли вы, мисс Олдфилд, так запросто взять и покинуть меня? Не забывайте, пожалуйста, что я еще и ваш клиент!
        Ну что ж, клиент всегда прав. Она выпрямилась и сказала, стараясь быть максимально естественной:
        - Хорошо, я согласна составить вам компанию. Прогуляемся по берегу. Вы не будете возражать, если мы пойдем вот той дорогой, через парк?
        - Конечно, - поспешно согласился Билл и внимательно посмотрел на женщину. - Ставите ли вы жесткие ограничения во времени?
        - Да, в пределах разумного.
        Взгляд его голубых глаз скользнул по ее лицу, и у Эстер перехватило дыхание.

2
        Когда они вышли к пляжу, Уильям взял Эстер за руку и потянул к скамейке, при этом шепча на ухо:
        - Я уверен, что нам не стоит превращать нашу прогулку в марш-бросок. Давайте отведем минуту-другую на перегруппировку сил. Надеюсь, что я не сказал ничего, что могло бы обидеть вас.
        Молодая женщина заверила, что никакой обиды не чувствует. И действительно ощутила, что напряженность потихоньку оставляет ее. Теперь то, что этот человек говорил, скорее забавляло. Даже это не укрылось от внимательного взгляда ее спутника, и он поинтересовался, что ее позабавило.
        - Я… как бы это объяснить… посчитала странным, что вы уже не раз заверяете меня в том, что не хотели меня обидеть, как будто сами себя одергиваете. Ну да ладно… Болтовне на скамейке я бы предпочла хорошую прогулку.
        Ей показалось, что Уильям внутренне колеблется: изречь банальность или сказать о чем-то важном. Судя по всему, он решился на второе, а пока подтвердил, что да, прогулка предпочтительней. При этом добавил, что предлагает свой собственный стиль прогулки.
        - И что же это такое? - поинтересовалась Эстер.
        - А это значит, что туфли долой и бегом вдоль линии моря.
        Молодая женщина оглянулась на пляж. Волны лениво и мягко лизали песок. Светила луна, но на темном и чистом небе в яркости с ней успешно конкурировали россыпи звезд.
        - Ну что ж! Можно и так! - наконец решилась Эстер.
        Уильям сказал, что нужно спрятать их туфли под скамейкой и повыше закатать штанины брюк. Затем крепко заключил руку Эстер в свою и скомандовал:
        - Вперед!
        - Вы уверены, что это не будет марш-бросок? - поддразнила она.
        Билл с улыбкой пообещал, что в любом случае его спутница почувствует себя хорошо.
        Вот как получилось, что мисс Олдфилд шла бок о бок с мистером Картером по жесткому песку вдоль прибрежной полосы и на их ноги время от времени накатывались волны. Отрицать живительную силу этого комплекса упражнений участница пробега вряд ли бы стала, на себе ощутив, как возвращается к ней физическое и душевное равновесие. Как все странно… Эта звездная ночь, рядом на редкость молчаливый мистер Картер… Тот самый Билл, которого она еще совсем недавно чуть ли не презирала, тот самый Билл, от одного вида которого портилось настроение… А как сейчас у тебя настроение, Эстер Олдфилд? Совсем, совсем не плохое, если быть до конца честной.
        - Ну вот и финиш, - тихо сказал Уильям, когда спустя примерно полчаса они возвратились к той скамейке, под которой спрятали свои вещи. - Надеюсь, что вы чувствуете себя значительно бодрее?
        Эстер медленно опустилась на скамейку.
        - Да, благодарю вас. Мне…
        Вот сейчас, чего доброго, она разговорится и брякнет лишнее. Лучше все-таки промолчать. Исчезнет магия вечера и как бы не пришлось о чем-то впоследствии пожалеть.
        - Вы хотите сказать, что случилось нечто…
        Он тоже опустился на скамейку.
        - Ничего я не хотела говорить. Впрочем… Я даже не понимаю, о чем вы…
        - Эстер, - укоризненно произнес Уильям, - я знаю, что-то все-таки произошло, и, если вы будете молчать, мне придется заняться домыслами, а в этом перспективном деле я могу дойти черт знает до чего.
        - О, у такого рационально мыслящего человека есть еще и богатое воображение? Никогда бы не подумала!
        Ей понравилось, как она это высказала. Кажется, к ней возвращается ее обычное хладнокровие.
        Билл почти весело отреагировал на ее надменный тон.
        - Мои догадки не впрямую касаются вас, хотя, должен признаться, эти пальцы еще хранят приятные воспоминания. Они помнят, каким податливым было прелестное тело, как бархатиста ваша кожа. А губы еще хранят вкус ваших…
        - Хватит! - потребовала Эстер нарочито бесстрастным голосом.
        - А мне хотелось думать, что и вы не прочь поделиться своими ощущениями, - задумчиво произнес Билл.
        - Я не прочь молча полюбоваться сегодняшним вечером, - сказала Эстер и обвела взглядом темную зелень кустов, ясное небо и море, принявшее на себя колеблющееся отражение небесных светил. Вместился в умиротворяющий пейзаж и мистер Картер и не испортил общей картины. Он жил воспоминаниями о том вечере, она старалась запомнить этот.
        Но пора домой. Однако взгляд на облепленные песком ступни без слов подсказал, что есть к этому препятствие. Прощайте, чудесные бронзовые туфельки!
        Впрочем, у спутника, оказывается, и на этот счет есть свои соображения.
        - Я предлагаю подняться ко мне в номер, там помоете ноги. Нельзя же ставить под угрозу ваши великолепные туфли! Вы знаете, мне очень нравятся ваши ножки - узкие, благородные ступни, высокий подъем…
        - Билл, вы, наверное, считаете меня либо полной идиоткой, либо наивной школьницей.
        - O! Вы заставляете меня усомниться в том, что в вашей бухгалтерской душе найдется место для высоких романтических чувств. Жаль! Вот все, что я могу сказать по этому поводу. При вашей внешности, фигуре просто бесчеловечно не реагировать физически на мужчину, который…
        - Билл, - оборвала его сердито Эстер, - может быть, я прошу от вас невозможного, но давайте из области велеречивых излияний перейдем в практическую плоскость. Поищите, пожалуйста, какой-нибудь кран, который наверняка есть рядом с бассейном, а потом не откажите в любезности дать мне свой носовой платок. При соблюдении этих условий я ополосну мои великолепные ножки, насухо вытру их и, надев туфли, отправлюсь домой. Вы же навсегда сохраните этот платок и долгими одинокими зимними вечерами будете время от времени ронять на него скупую мужскую слезу.
        Наступила тишина. Потом Уильям решительно изрек:
        - Нет, вы не наивная школьница!
        - Ах, простите, я оскорбила ваши лучшие чувства, - лукаво улыбнулась молодая женщина. Но улыбка исчезла без следа, едва она перехватила взгляд, брошенный на нее. Глаза Уильяма сейчас явно походили на глаза тигра, готовящегося к прыжку. У Эстер перехватило дыхание.
        Вспомнилось, как он совсем недавно обронил слова насчет любовных джунглей. Нет, он действительно похож на тигра! Большого, красивого и… очень опасного для нее.
        А вслух Эстер произнесла:
        - Я для вас - проигрышное дело, мистер Картер. Пожалуй, моей душе и впрямь не хватает романтики, как вы изволили выразиться в минуту очередного полета вашей фантазии. Я ведь прежде всего счетный работник, представитель разряда нудных людей - уже одно это должно бы вас насторожить.
        Билл, казалось, раздумывал над сказанным ею, но выражение глаз не изменилось.
        - Вы, мисс Олдфилд, сотканы из противоречий: говорите одно, а думаете совершенно другое.
        - О да! - Она легко признала его правоту, правда, не без сарказма в голосе. - Вы не упускаете ни одной возможности ознакомить меня с местом своего проживания. Прошу прощения, но и нынешний шанс придется оставить неиспользованным.
        - Ну что ж, вон там рядом с бассейном есть кран и даже полотенца. Пошли ополоснем ноги?
        - А потом? - настороженно поинтересовалась женщина.
        - А потом вы отправитесь домой, - ответил он сухо.
        Она шла к себе и мысленно перебирала детали уже прожитого вечера. Казалось бы, именно о таком завершении этого странного свидания она и мечтала. Все чинно, благородно, вежливо, корректно… И весьма прохладно. Тогда почему нет ощущения победы? И вообще - почему я унижаю себя размышлениями на эту тему? Надо отдать ему должное, он сумел-таки поставить меня на место. А почему вообще я так странно и противоречиво вела себя?
        Уже в постели Эстер вспомнила, какое удовольствие доставила ей их немного странная прогулка. Было и еще одно воспоминание - точнее, размышление о превратностях судьбы. Оглядывая зал ресторана, она наткнулась глазами на Патрика Керра рядом с ослепительной блондинкой. Вот и встретились мисс Олдфилд и мистер Керр, которые совсем недавно милостиво извещали друзей и знакомых о состоявшейся помолвке и скором бракосочетании.
        На следующее утро Эстер была в полном порядке - она сумела разложить по надлежащим полочкам свои ощущения и переживания. Биллу Картеру был приклеен ярлык самовлюбленного ловкача, меньше всего похожего на садовника-декоратора. И еще - классический тип плейбоя, авантюриста и искателя приключений, опасного сердцееда. А бывший жених вычеркнут из жизни категорически и окончательно!
        Но уже после нескольких часов, проведенных на рабочем месте, душевное равновесие вновь было нарушено.
        - Мисс Олдфилд, к вам направляется мистер Джон Коллинз. - Линн таким образом предупредила начальницу о визите босса. - Он будет у вас минут через десять.
        - Что ему от меня понадобилось? - раздраженным тоном проговорила Эстер, прекрасно понимая, что Линн не в состоянии ответить на этот вопрос.
        - Помощница мистера Коллинза не посчитала нужным посвятить меня в его планы, а я не стала расспрашивать, - сообщила секретарша. - Как бы там ни было, у вас есть немного времени, чтобы собраться с мыслями.
        - Линн! - У Эстер почему-то вызвало раздражение то, что ее подчиненная стала собирать бумаги на столе в аккуратные стопки.
        - Мы должны произвести хорошее впечатление - не так часто такого ранга руководитель наносит визиты своим сотрудникам. Обычно он вызывает их к себе. Это ведь почти тот случай, когда гора идет к Магомету. Почему бы вам не поправить прическу и не надеть жакет?
        Но начальница не успела сделать ни того ни другого, потому что раздался легкий стук и в комнату собственной персоной вошел Джон Коллинз.
        - А, вот вы где, мисс Олдфилд, как себя чувствуете, моя дорогая? Выглядите просто прекрасно, впрочем, как всегда. - Эту тираду Джон проговорил со своей обычной фамильярностью, размещая мощное, крупное тело в кресле. - У меня хорошие новости для вас.
        Эстер даже моргнула от удивления и пробормотала ответное приветствие, про себя решая, что же это за новость? Не иначе, предложит место своего компаньона, с иронией подумала она.
        Парой минут позже мисс Олдфилд в изумлении воззрилась на босса, не веря тому, что только что услышала.
        - Вы говорите, он настаивает, чтобы я лично провела аудиторскую и балансовую проверку всего его имущества?
        - Да, именно так. Он считает, что это не займет у вас больше недели, и готов сопровождать вас в течение всей поездки. У него достаточно сложная ситуация с…
        - …С выплатой подоходного налога. Я знаю, - завершила фразу босса Эстер. - Что-то мне не по душе его предложение.
        Джон Коллинз нахмурился.
        - Эстер, семья Картер - один из самых крупных коллективных клиентов, мы следим за состоянием дел во всех принадлежащих им компаниях. Клан после недавней смерти отца уверенно возглавил Уильям.
        - Мистер Коллинз, посмотрите на мой стол. Я буквально задыхаюсь от дел, - попыталась протестовать Эстер. - Зачем мне лично осматривать его собственность, если тут есть подробнейшие документы на все случаи жизни. А если он считает, что сам хорошо ориентируется в состоянии своих дел, то зачем нужна я? Вполне хватит и рядового клерка.
        - Эстер, дело в том, что все дела запутались из-за внезапной смерти отца Уильяма. Поверьте мне, сын действительно нуждается в профессиональной помощи и дельном совете. Если бы у меня были сомнения в вашей квалификации, то я не отдал бы вам такого непростого клиента, как мистер Картер. Томпсон ушел так стремительно, что поставил меня в трудное положение. Будь он сейчас у дел, сам бы и поехал к Картеру. Вы полностью вошли в курс дела, приняли на себя клиентов Томпсона и великолепно справляетесь с работой. Ваши знания в сфере налогового законодательства просто поразительны для столь молодого специалиста. В течение последних месяцев вы успешно решили несколько сложных задач, и - отдайте должное руководству фирмы - мы по достоинству оцениваем успех работника, вне зависимости от его возраста и пола.
        Такие высокие оценки не могли, конечно, оставить Эстер равнодушной. Она что-то забормотала и в конце концов вынуждена была согласиться. В порядке компромисса мистер Коллинз обещал выделить отделу, руководимому мисс Олдфилд, еще одного служащего, который и будет вести текущие дела во время отсутствия начальницы.
        Босс встал и тепло улыбнулся своей милой подчиненной.
        - Уверен, что вы не подведете меня, мисс Олдфилд.
        - Мерзавец… - прошептала та, как только Коллинз вышел из кабинета, чем совершенно потрясла Линн.
        - За что вы его так, ведь он хочет вам добра?
        - При чем тут он? Мерзавцем я назвала мистера Уильяма Картера, хотя не удивлюсь, если узнаю, что Коллинз вступил с ним в сговор!
        Линн не согласилась с Эстер в оценке мистера Картера.
        - Он мне скорее симпатичен…
        - Это ваше личное дело! - окоротила ее начальница и раздраженно плюхнулась в кресло.
        Секретарша так и не могла уяснить, что вывело мисс Олдфилд из себя. Даже узнав о сути распоряжения Джона Коллинза, она заявила, что не видит причин для раздражения. Деловой вояж с Картером - прекрасная перспектива как по служебной линии, так и на личном фронте.
        - Господи, в компании с красивым, интеллигентным человеком, который к тому же еще и сказочно богат! Чего еще желать?
        - Откуда вы-то знаете, что он так уж хорош? - Голос Эстер звучал довольно мрачно.
        - Достаточно только увидеть его…
        - Внешность обманчива, - оборвала начальница.
        - Далеко не всегда! Вы что, зареклись иметь дело именно с интересными мужчинами? - Линн хитро взглянула на мисс Олдфилд.
        Та не стала лицемерить.
        - Не стану опровергать ваших соображений, Линн. Да, зареклась.
        - Это пройдет, - успокоила ее Линн. - Конечно, можно понять и вас. Кого, спрашивается, порадует, если жених убегает без объяснения причин! Но Патрик Керр не подходил вам с самого начала, и рано или поздно вы бы поняли это. Так что ваш разрыв с ним - это скорее удача.
        - Опять вы все решаете за меня? Откуда вам известно, что он мне не подходил?
        - Да хотя бы потому, мисс Олдфилд, что вы гораздо умнее его! - просто пояснила Линн. - И каждый в нашем коллективе знает, как это Патрика бесило. Недаром он ушел отсюда, едва понял, что тут ему ничего не светит в смысле продвижения по службе и прибавки к зарплате. Вы что, не знаете, что самым заветным его желанием была женитьба на состоятельной женщине? Большие амбиции у нашего Керра! Кстати, скажу еще и такую вещь, чтоб вам было легче смириться с его утратой: он все время изменял вам!
        - Господи! А это-то откуда вам известно?
        Эстер явно не осталась равнодушной к откровениям секретарши и даже собралась кое-что уточнить, но тут зазвонил телефон.
        Линн подняла трубку и через несколько секунд, зажав ладошкой микрофон, сообщила громким шепотом:
        - Мистер Уильям Картер.
        - Скажите ему, что я вышла. Запишите все, что он передаст.
        - Мисс Уонтор, делайте, что я вам говорю.
        Линн собралась с духом и сообщила трубке:
        - Она только что вышла ненадолго, мистер Картер. Что ей передать?
        Дальше следовали сплошные «да», и наконец Линн сообщила собеседнику, что она все поняла и записала.
        - Думаю, что мисс Олдфилд успеет собраться и будет ждать вас в назначенное время.
        - Что это ты ему наговорила и чего ему от меня надо?
        - Завтра в полдень он заберет вас прямо отсюда и вы полетите вместе в командировку на одну из его ферм. Вам следует взять с собой легкую и практичную одежду на дневное время и что-нибудь потеплее на вечер. Это все!
        - Все?
        Вечером за одиноким ужином Эстер позволила себе стакан белого вина. Она чувствовала себя очень усталой, потому что много часов провела, вводя в курс дела прикомандированного к ней клерка. Этим же предстоит заниматься и завтра до отлета. А после надо успеть уложить вещи.
        Когда зазвонил телефон, она решила трубку снять, но, если услышит голос Уильяма Картера, не отвечать. Все оказалось гораздо хуже - звонил Патрик Керр.
        - Привет, Эстер, - сказал он тихо. - Я видел тебя прошлым вечером и подумал, что надо бы позвонить и поприветствовать тебя…
        - Во имя святого прошлого? - поинтересовалась Эстер после секундного оцепенения.
        - Тери, ты же знаешь, как я стремился осуществить одну вещь в… наших общих интересах, - в голосе звучала едва ли не укоризна, - я имею в виду расстаться по-хорошему и остаться друзьями.
        - Да, это так, - не могла не признать Эстер. - Впрочем, это у меня в шкафу висело свадебное платье, и, следовательно, практическое осуществление твоего замечательного плана для меня оказалось несколько сложнее, чем для тебя.
        - Но… - Патрик явно растерялся, - ты уже переступила через прошлые обиды, не правда ли? В конце концов, если бы ты топнула ногой, все осталось бы по-старому, но ты же не сделала этого. Прошло уже полгода и… Знаешь, вчера я видел тебя за столиком с джентльменом, который тебе закатил роскошный ужин.
        - Да, факт имел место.
        - Серьезный вариант, с перспективами? Кто он?
        Эстер уселась поудобнее. В голову вдруг пришла занятная идея. Они с Патриком не разговаривали все эти полгода. Ну и что из того, что он увидел ее с кем-то, ему-то какое, собственно, дело? Ладно, сообщим интересующие сведения, скажем об этом намеренно небрежно.
        - Его зовут Уильям Картер. Не знаю, слышал ли ты что-нибудь о семействе Картеров?
        Эстер ощутила, что у Патрика перехватило дыхание. После напряженного молчания он мрачно произнес:
        - Да уж, слышал. Кое с кем из них даже встречался, но не с ним. Тери, мой тебе совет… будь осторожна с ним.
        - Почему? С ним так интересно и весело.
        - Он страшный бабник!
        - А, вот ты о чем…
        - Тери, мне будет страшно жаль, если ты попадешь в дурацкую ситуацию. Я ведь по-прежнему хорошо к тебе отношусь. Ты же знаешь!
        - Неужели, наивный мистер Керр, ты думаешь, что я все еще страдаю по тебе? Ни в какую ситуацию я попадать не собираюсь, так что за меня, Керр, беспокоиться не стоит. Кстати, малышка, с которой ты вчера был, вполне симпатичная. - Эстер сочла нужным сделать это добавление абсолютно небрежным светским голосом.
        - Это так, проходной вариант, - как бы оправдываясь, пояснил Керр.
        - Ах, какая жалость! А мне показалось, что она вполне может быть одной из тех девиц, с которыми ты крутил любовь, пока длилась наша помолвка.
        Он сделал вид, что пропустил ее замечание мимо ушей.
        - Скажи, а у тебя с этим Картером серьезно?
        - Все может быть, Керр, но пока мы еще мало знакомы. - Надо дать понять этому человеку, что на нем свет клином не сошелся. Пусть подергается. Ему, видите ли, ее жаль!.. - Я хочу для начала подергать его за ушко и посмотреть, что он станет делать. Мне бы не хотелось повторять собственные ошибки. Но он, конечно, не чета тебе: надежный, умный, очень богатый. Ну ладно, с твоей стороны очень мило, что позвонил. Ты сделал правильно. Пусть прошлые обиды в прошлом и останутся…
        Она положила трубку. А вслух сказала:
        - Не верю! Ни в твою искренность, ни в твою жалость - не верю!
        Когда позднее она ложилась спать, то вспомнила сказанные Линн слова о Керре. Только теперь Эстер осознала, в каком унизительном положении пребывала. Каково это невесте: за пару недель до свадьбы узнать о любовных приключениях жениха? Остался верен себе и сейчас: уйдя от нее, все же не хочет, чтобы она принадлежала кому-то другому. А может быть, зная, что она стала богатой наследницей, он планирует вернуться к брошенной невесте? Он что, считает ее абсолютно непроходимой дурой?!
        Ее отношение к мужскому полу не улучшилось и на следующий день. Неприязнь к Керру нисколько не улучшила ее отношения к Уильяму, который, как считала Эстер, просто надул ее, пользуясь к тому же запрещенными приемами.
        Настроение Эстер не прошло мимо внимания Уильяма. Он помог ей сесть в машину, подал сумку, а потом - ясно, что не без подковырки, - спросил:
        - Как дела, мисс Олдфилд? Лично у меня все отлично, и я рад, что сегодня такой замечательный день. - И закончил свое дышащее оптимизмом заверение, уже сидя на водительском месте.
        Эстер дала оптимисту понять, что не намерена обмениваться с ним любезностями.
        - Как видите, я здесь, но не ждите, что я буду поддерживать приятную светскую беседу.
        - Вы по какой-то причине чувствуете себя незаслуженно обиженной?
        - Нет, просто мне противен мужчина, так нечестно использующий возникшую ситуацию.
        Билл мягко улыбнулся.
        - И тем не менее вы пришли, Эстер.
        - Вы не оставили мне выбора. - И она перевела разговор на другую тему. - А где этот Маунт Ливингстоун и сколько туда лететь?
        - Это около Бердсвилля.
        - Около Бердсвилля? - тихо повторила она.
        - Это еще не конец света, но оттуда край вселенной почти виден, - весело сообщил Уильям.
        - Это же за тысячу миль отсюда!
        - Согласен, перелет вполне серьезный, - отозвался Билл. - Кстати, если бы вчера вы взяли трубку, вместо того чтобы поручать беседу со мной секретарше, я бы подготовил вас морально к этому путешествию. Вы не испытали бы сейчас шока.
        - Да, наверное, вы правы, - согласилась Эстер и замолчала.
        - Надеюсь, вы все же взяли все необходимое. - Тон Уильяма был серьезен.
        Эстер посмотрела на него почти с презрением.
        Он не задержался с реакцией:
        - Мне очень стыдно. Я думал, что вы избалованная дамочка и набрали с собой косметики и всяких ненужных штучек, собираясь менять гардероб несколько раз в день.
        - Ошибочное мнение. У меня времени в обрез, я даже в парикмахерскую попадаю не чаще одного раза в месяц. Маникюр приходится делать самой.
        - Признаюсь, меня пугает, как вы, городская девушка, будете ощущать себя там среди дикой природы. А вдруг вам станет страшно?
        - Да нет, дело не в страхе, а в другом… И не трудно догадаться в чем.
        Билл сделал вид, будто не слышал ее слов, и продолжил разговор в прежнем направлении.
        - Вас, Эстер, ждет приятный сюрприз. Вы остро ощутите контраст дикой природы с каменными джунглями города. Кстати, у меня такое ощущение, что я вас чем-то ненароком обидел. В чем дело?
        - Вы же знаете, мистер Уильям Картер, - разозлилась Эстер, - вы же знаете, почему я возражала против этой поездки. Вовсе не из-за дикой природы. Просто я не люблю, когда кто-то пытается вить из меня веревки.
        - Понимаю ваше состояние, - протянул Уильям. - Вы боитесь оказаться рядом со мной на ферме в глухом, забытом Богом уголке, потому что оттуда некуда будет бежать, если вас непреодолимо потянет в мои объятия. И ведь потянет, несмотря на все ваши устои, силу воли и благие намерения.
        - Вы, вы - дьявол! - заявила Эстер дрожащим голосом. - Кстати, всего два вечера назад вы вообще рассматривали меня как какую-то вещь или как существо низшего порядка.
        - Простите меня, это было глупым заблуждением.
        Эстер чертыхнулась. Его губы дернулись в улыбке.
        - Вот мы и на месте. А меня всуе не поминайте.
        - Это не касалось вас, - уточнила молодая женщина. - Я просто не люблю дальних полетов на маленьких самолетах.
        - Но я очень хороший пилот. Со мной вы будете в полной безопасности.
        Они взлетели очень быстро, и Уильям посоветовал Эстер расслабиться, чтобы получше рассмотреть те невероятные красоты, которые вот-вот появятся под крылом.
        Самолет упорно набирал высоту. Она сидела рядом с самоуверенным пилотом, вцепившись пальцами в сиденье так, что они побелели от напряжения. Под крылом все проплывало как в замедленном кино. Но Эстер не видела ничего, кроме мужских рук, ловко совершавших необходимые операции с приборами.
        Уильям надел наушники для связи с наземной диспетчерской службой. На нем поверх простой белой рубашки была кожаная летная куртка, на ногах высокие шнурованные ботинки, в которые заправлены коричневые брюки. С внезапной болью в сердце Эстер поняла, что ей становится все труднее обороняться от его невероятного мужского обаяния. Уильям выглядел очень солидно за штурвалом, включая и выключая многочисленные тумблеры. Как красиво звучал его голос, когда он вел переговоры с диспетчерами аэропорта. И руки тоже красивые…
        Картер неожиданно прервал молчание, спросив:
        - Я думаю, вы слышали о надвигающемся циклоне?
        - Кажется, слышала. - Ответ прозвучал неуверенно. - Это тот, который несколько недель назад зародился на севере?
        - Да, именно он. Позднее он пошел в глубь территории и выплеснулся обильными дождями в центральных областях. Осадков выпало столько, что началось наводнение. И хотя это, конечно, стихийное бедствие, но тем не менее есть у него и другая сторона - появилась надежда, что почти убитый засухой район оживет.
        - А там, куда мы летим, дождливо?
        - Нет. Это тоже какой-то удивительный феномен. Бывает, в одном месте ни капли дождя, а рядом - все залито водой. Вода проникает в почву, и урожай не страдает. Последний раз реальное наводнение было лет пять назад.
        - Расскажите мне о Вестклиффе, - попросила Эстер.
        - Ферма занимает пять тысяч квадратных километров, и в хорошие годы там пасется до тридцати тысяч голов. Сейчас в два раза меньше.
        Они еще немного порассуждали об особенностях тех мест, куда летели, и Уильям неожиданно спросил:
        - Вы, кажется, сейчас чувствуете себя получше?
        - Да, спасибо.
        Самолет между тем снизился, и теперь они летели в сторону от побережья.
        - Вы родились в этих местах?
        - Нет, я родился в Маунт-Монро. Но Вестклифф уже давно принадлежит нашей семье.
        - Думаю, что я была права, не поверив, что вы садовник-декоратор.
        - Вот и ошибаетесь. Я действительно по профессии ботаник. И, кроме того, мне очень нравятся ухоженные сады и парки.
        - В этом наши вкусы совпадают. Но все же давайте перейдем к более насущным делам. Если верить мистеру Коллинзу, то вы унаследовали все, чем сейчас обладаете?
        - Отвечу так: ваша помощь как раз и нужна для того, чтобы определить, правильно и законно ли все было сделано, а также выяснить правовые последствия. Отец не любил бумаг, многое держал в голове и оставил нам запутанную сеть семейных компаний, трестов и других предприятий. Хочется верить, что, увидев все своими глазами, вы выстроите правильную схему.
        - Надеюсь. Но учтите: все будет сделано строго по закону. Меня нелегко заставить плясать под чью-то дудку… мистер… Билл.
        - Ладно, увидим. Пока не будем о делах… Знаете, мне бы очень хотелось как-нибудь привезти вас сюда в сентябре. Вот тогда будет сплошное чудо. Белые цветы покроют пустыню сразу же после наводнения… Кенгуру прыгают, страусы эму бережно прогуливают своих полосатых цыплят. Вот это зрелище!
        - Спасибо за доброе намерение, - поблагодарила Эстер.
        Разговор прервался, потому что взгляды приковал к себе водный простор, лизавший еще недавно истомленную зноем землю. На небе ни облачка, и видимость была прекрасной.
        - Мне трудно представить, далеко ли мы от океана, от центра страны. С высоты кажется, что все где-то совсем рядом.
        - Видите ли, здесь все расстояния и расчеты относительны. Абсолютно только одно: по мнению специалистов, тот, кто по воздуху отсюда доберется до Маунт-Монро, нигде на земле не пропадет.
        Эстер удивилась его словам.
        - Что вы имеете в виду?
        - А вот что. На всей этой необъятной территории работают только несколько маломощных радиомаяков. Поэтому пилоты грубовато, но точно шутят, что это не полет, а скольжение задницей по земле. Сориентироваться, где вы находитесь, можно только при помощи компаса и часов.
        - Вы хотите сказать, что… - Эстер замерла, не смея допустить пугающую догадку.
        - Главное - спокойствие. Я знаю эту землю как свои пять пальцев.
        А внизу простиралась бесконечная водная гладь, граничащая с красной выжженной землей.
        Прислушавшись к своим ощущениям, Эстер не нашла в себе страха.
        - Не знаю почему, но все здесь мне кажется очень романтичным. То есть…
        - Не продолжайте, мисс. Соберитесь с силами - сегодня вам выпадет еще одно испытание.
        - Какое?
        - Скоро мы приземлимся в Вестклиффе, там сейчас находится моя сестра, та самая, чье свадебное платье так не понравилось вам… и еще несколько человек.
        Молодая женщина посмотрела вниз и заметила там три легких самолета, стоявших на пыльной взлетной полосе неподалеку от приземистого здания с зеленой крышей.
        На земле Билл познакомил Эстер со своей сестрой - Софией Бартон. Внешне похожая на брата - такая же светлоглазая и загорелая, она была более прямодушной и открытой, без хитрецы, присущей Биллу.
        Она с радостью бросилась навстречу новоприбывшим.
        - Эстер Олдфилд, - повторила она, когда закончились обоюдные приветствия, и добавила, что знала людей с такой фамилией, но бухгалтер встречается ей впервые.
        В разговор тут же напористо врезался Билл:
        - Что за народ тут собрался?
        София сообщила, что это ее гости, и упрекнула брата за то, что тот заранее не предупредил о времени прилета.
        - Впрочем, это уже неважно - вы здесь, и я от всего сердца приветствую вас.
        Тут она озорно посмотрела на Эстер и заявила:
        - Правда, есть одна проблема - нет ни одной свободной гостевой комнаты. Но, может быть, это вовсе и не проблема?
        - Что ты имеешь в виду? - полюбопытствовал брат.
        - А то, что свободна только твоя спальня, - простодушно заявила София.
        В ответ Билл Картер пробормотал что-то невнятное. София к тому времени полностью переключилась на Эстер. Выражение ее глаз сейчас нельзя было назвать особенно добрым.
        - Дайте-ка я получше рассмотрю вас. Может быть, мы где-нибудь виделись?
        - Нет, мы не знакомы с вами, - холодно ответила Эстер.
        - Да, мы не знакомы лично, но кое-что о вас я слышала. Уж не та ли вы мисс Олдфилд, которую прямо перед алтарем оставил Патрик Керр?..

3
        - Эстер!..
        - Нет, не надо мне ничего говорить. Максимум завтра утром я хочу покинуть этот дом. А как только доберусь до офиса, я заявлю мистеру Коллинзу, что заниматься вашими делами не намерена, даже если это будет стоить мне места.
        Билл Картер закрыл дверь и проследовал на середину спальни. Это была большая, старомодно меблированная, но удобная комната. Особенно впечатляла огромная кровать на толстых ножках. Перед камином стояли два кресла-качалки. Вся мебель казалась слишком тяжелой и солидной. Вторая дверь вела на террасу.
        Во дворе мерно гудел генератор, снабжавший электричеством все хозяйство.
        - Эстер, я хочу извиниться за поведение моей сестры, - ровным голосом произнес Уильям.
        - А что тут извиняться! Что произошло, то произошло, - резко ответила Эстер. - Я только не понимаю, почему все считают своим правом совать нос в мои дела? И кому какое дело, чем я занимаюсь?
        - Но это не моя вина, что вы такая красивая, а занимаетесь работой, как будто специально предназначенной для желчных престарелых мужчин.
        - Вы бесспорно виноваты в том, что заслужили репутацию, которая отбрасывает тень на любую вашу спутницу. Женщина рядом с мистером Уильямом Картером заранее считается чуть ли не падшим созданием. Или в лучшем случае - любовницей означенного мистера.
        - И что из этого? Ведь вы-то можете подняться над сплетнями. Мисс Олдфилд вполне достойно дала отпор Софии, заявив, что лучше провести ночь в компании со змеей, чем с ее братцем. И потом, мы же никому не станем рассказывать о событиях той ночи, которую вы окрестили «коротким замыканием».
        - Я ненавижу вас, - тихо и раздельно проговорила Эстер. И неожиданно для себя села на кровать. - Думаете, мне будет приятно, если ваша сестра, знакомя меня с гостями, каждый раз будет приговаривать: это та самая девушка, которую бросил Патрик Керр? И вообще, где ее воспитывали?
        - Эстер…
        - Если вы предполагаете, что я собираюсь разделить с вами постель, то вы сумасшедший, мистер Уильям Картер!
        - Ну-ну, успокойтесь. Ни на что подобное я не рассчитываю. Уж найду себе для ночлега какой-нибудь закуток…
        - Это ваша проблема. Учтите, я по-прежнему не намерена задерживаться здесь.
        На глаза Эстер набежали слезы, и она отвернулась от собеседника.
        - И причина в том, что окружающие все равно будут считать, что мы спали вместе, так? - холодно поинтересовался он.
        На лице Эстер были написаны отчаяние и брезгливость.
        - Хорошо, хорошо, я виноват, - проговорил мужчина, а потом, тяжело вздохнув, присел рядом с ней. - То, что сказала София, непростительно, и я полностью оправдываю вашу реакцию на ее идиотскую выходку.
        Эстер собрала все свои силы, пытаясь укротить подступившие к горлу рыдания.
        А Уильям продолжал:
        - Она поступила глупо, но не надо из-за этого ставить под угрозу вашу работу. Кстати, тогда в ресторане парень, на которого вы так выразительно смотрели, это и есть Патрик Керр?
        Эстер удивленно взглянула на говорившего. Она и не подозревала, что Картер подметил обмен взглядами между ней и Керром.
        Уильям рассмеялся, но совсем не зло.
        - Когда дело касается вас, у меня, кажется, появляется сверхчувствительность.
        Расстроенная женщина тихо призналась:
        - Да, это был он.
        - И он все еще так магнетически действует на вас?
        - Я… - Она запнулась и вздохнула. - Думаете, просто забыть подобную обиду?
        - По-моему, так поступить мог только сумасшедший!
        - Вам не следует… Вы его не знаете и меня, кстати, тоже, мистер… Билл. Поэтому не стоит комментировать ситуацию, к которой вы не имеете никакого отношения.
        - Согласен. Просто мне очень хочется узнать вас получше. Но мой совет: постарайтесь не думать о больном и перестройте ход своих мыслей.
        - Мне нечего перестраивать, - зло заметила Эстер.
        - Зря вы пытаетесь морочить мне голову.
        Тут в ее глазах мелькнул озорной огонек.
        - Я докажу вам это.
        - Я же не пробую убедить кого-нибудь, что вы моя девушка. - Уильям мягко погладил ее по руке и встал. - София, кстати, вовсе не злюка. Обещаю вам, что она больше не скажет подобной глупости. И помните, что я всегда рядом. Кстати, ужин будет готов примерно через полчаса. Я зайду за вами.
        Эстер посмотрела ему вслед. Ох, девушка, поберегись. Тебе ничего не стоит угодить в силки, которые он расставил. От сознания собственного бессилия она заскрипела зубами.
        Эстер с удовольствием обнаружила, что рядом со спальней оборудована современная ванная комната. Приняла душ, надела очень изящное платье из прохладного шелка.
        Солнце уже село, и сразу стало прохладно. Эстер собрала волосы в пучок, подвязав их зеленой лентой; они отливали золотом в лучах заходящего солнца. Туфли были под стать платью, легкие, элегантные. Духи выбрала прежние - коллекционные французские.
        Слоняясь по комнате в ожидании Уильяма, она обнаружила несколько прелестных безделушек из фарфора и серебра. Раздался стук в дверь, и почти сразу появился Билл. Он не без удивления оглядел гостью.
        - О, вы уже готовы!
        Их взгляды скрестились. Мужчина и женщина смотрели друг на друга с нескрываемым любопытством, как будто впервые встретились. Взаимное доброжелательное любопытство, не является ли оно основой для взаимного доверия?
        Эстер ответила утвердительно на этот, только что возникший у нее вопрос. Нет, все-таки просто невозможно не поддаться обаянию этого Билла Картера - он был таким большим и восхитительно красивым в голубых морских брюках и легком свитере, напоминавшем тельняшку.
        Так хотелось оставаться спокойно объективной: да, красив, однако не только в этом сила его воздействия. Умен? Безусловно. Да разве Билл первый умник, встретившийся на ее пути? И тут вмешалось тело, заявив свое субъективное право судить о стоящем рядом мужчине. Ее бедра вспомнили дразнящее тепло его властных рук. Ее рот ощутил будоражащее прикосновение нетерпеливых губ. А мощь торса, упругость мышц - она их чувствовала сейчас, будто все еще длилось то, давнее объятие.
        - Ну и как я вам? - улыбнулся он.
        - Никак! - сухо проговорила Эстер, возвращаясь к действительности. - Можем идти.
        Билл улыбнулся и предложил опереться на свою руку, сказав:
        - Доверьтесь мне, я ваш провожатый в этот неведомый для вас мир. Не боитесь, а вдруг такое наше появление скомпрометирует вас как счетного работника?
        Эстер не без раздражения в голосе спросила:
        - Гостей там очень много?
        - Не считал по головам, но, думаю, человек десять наберется. Может быть, они вам даже сумеют понравиться.
        - На это не рассчитывайте, - жестко уведомила она и пошла к двери.
        - Не пытайтесь доказать, что это от Рут Эванс, - такими словами встретила София появление Эстер, а точнее ее платья.
        Сама хозяйка выбрала для приема ядовито-желтую шелковую юбку и блузу под стать.
        - Вы угадали, это изделие от Пьера Кардена, - холодно ответила Эстер.
        София улыбнулась и стала похожа на лукавую кошечку.
        - Очень милое платьице… Идемте, я вас познакомлю с гостями. Это мой муж - Мартин.
        Потом, показывая рукой на стоящих в комнате, София стала называть всех поименно. Закончив процедуру, простодушно поинтересовалась:
        - Я не слишком частила?
        - Нет, все нормально. А теперь мне остается сказать здравствуйте сразу всем, и я на свободе. - Эстер улыбнулась.
        - А это, дорогие мои друзья, мисс Эстер Олдфилд, бухгалтер, занимающийся делами Уильяма. - Она хотела изречь что-то еще, но тут довольно бесцеремонно вмешался брат.
        - Что вы будете пить, Эстер?
        - Сухое шерри, пожалуйста.
        Билл двинулся к столику с напитками, а София села и предложила гостье место рядом с собой. После секундного замешательства та опустилась на диван рядом с хозяйкой.
        - Не обращайте на меня внимания. Друзья до сих пор удивляются, как Мартин справляется со мной. По их мнению, меня забаловали в детстве. - Она заметила улыбку на лице мужа и спросила: - Скажешь, не так? - Потом, повернувшись к Эстер, продолжила: - Не скрою, меня гложет любопытство, как женщины могут справляться с таким типом, как Билл. Его-то, правда, в детстве не баловали, скорее наоборот. Но…
        - София, отдохни и позволь Эстер сделать то же. - Уильям вручил Эстер бокал шерри. - Было бы гораздо полезнее для дела рассказать мисс Олдфилд, хотя бы в общих чертах, о клане Картеров, - добавил Билл, с особым значением взглянув на сестру.
        София, в свою очередь, удивила гостью, задав странный вопрос:
        - Вас легко напугать?
        - Вовсе нет!
        - Пожалуй, я ошиблась в своем первом впечатлении о вас, - призналась хозяйка и тут же перескочила на другую тему: - Будьте любезны, расскажите мне о себе хотя бы вкратце. Неужели вам действительно нравится ваша работа?
        Эстер устало и зло посмотрела на Билла, но, когда тот попытался ответить за нее, тут же оборвала ненужного помощника:
        - Мне моя работа нравится, хотя и признаю, что это не очень женская профессия. Я унаследовала ее от своего отца. Совладелец фирмы, ведущей дела вашей семьи, нежданно-негаданно ушел в отставку, и ваши бумаги были переданы мне.
        - Вы имеете в виду Томпсона, - хмыкнула София. - У меня он что-то не вызывал особого доверия. Надеюсь, что вы, мисс Олдфилд, не пойдете по его стопам, а? Ну вот и ужин подан!
        Стол был большим, резного дуба. Хрусталь сверкал, великолепным был фарфор, качество блюд выше всяких похвал. Эстер и росла не в бедности, и живет нужды не зная, но и ей было чему удивиться: на краю света, среди пустыни, существует завораживающий оазис богатого аристократизма. Впечатление, будто из мира практицизма и забот судьба забросила ее в красивую сказку.
        Темы застольной беседы менялись, гости перескакивали с одного вопроса на другой, как часто бывает среди друзей, которые видятся нечасто, а поговорить хочется о многом. Правда, нашлась и сквозная линия - наводнение.
        Гости Софии и вправду оказались людьми доброжелательными и дружелюбными, в основном владельцы дальних ферм. Наутро им предстояло улетать. Мартин Бартон, в отличие от своей худощавой напористой супруги, был крупным, спокойным и молчаливым.
        Из разговора стало понятно, что этот увалень родился тут неподалеку в семье, история которой схожа с историей клана Картеров. Теперь София намерена восстановить былую славу фермы Вестклифф, что потребует частых отъездов, а Мартин как раз этого-то и не любит. Супружеская чета Бартон - лучшее подтверждение тому, что противоположности сходятся. Казалось бы, Мартину такая говорливая и настырная женщина в супруги категорически не подходит, но вот же - живут, и счастливо. Видимо, София родилась под счастливой звездой.
        Эстер после ужина осталась одна на веранде, продолжая размышлять над увиденным и услышанным. Там ее и отыскал Билл.
        - О чем думаете? - Увидев, как Эстер вздрогнула, извинился. - Простите, я не хотел испугать вас!
        - Да вы вовсе меня и не испугали. Почему вам всем кажется, что я из пугливых?
        - Смотрите, там вдали - озеро. Не помню, рассказывал ли я об артезианской скважине. Из-под земли вода, которой мы пользуемся, поступает горячей, и мы охлаждаем ее в трубах, которые проложены под озером. Вам не было скучно, Эстер?
        - Нет, вовсе нет!
        - Ужин, кажется, удался.
        - Безусловно, удался!
        - Так, значит, вы остаетесь?
        Эстер с любопытством взглянула на него. Да, все так: несмотря на желание Софии демонстрировать свою власть, подлинным хозяином здесь являлся все-таки только он - Уильям Картер.
        - Зачем спрашивать? Сами же знаете, что у меня нет другого выхода. И вот что я вам скажу: плохо воспитали вашу сестру, а не вас. Она сама сообщила мне об этом.
        - Тут виноваты наши родители, - совершенно серьезно заявил Уильям. - Может быть, посидим здесь и поговорим? А можем вернуться и попить чаю или кофе. Принести сюда? Выбирайте. Там события развернутся попозже.
        Эстер, казалось, смущена трудностью выбора.
        - Ну что, попалась между молотом и наковальней? - как бы ни к кому не обращаясь, пробормотал Уильям. В его голубых глазах опять веселились чертики. Он терпеливо ждал ответа. И тут появилась София, толкая перед собой столик на колесах.
        - А, вот вы где укрылись, - по-доброму констатировала хозяйка. - Все уже получили свое, так что это все для вас. Я пояснила дорогим гостям, что вы уединились, чтобы обсудить деловые проблемы. Эта ночь чертовски подходит именно для такого занятия, не правда ли?
        - Спасибо тебе, София, - произнес Уильям, едва не скрежеща зубами.
        Сестра же сделала вид, что не поняла интонации. Потом, укоризненно покачав головой, исчезла. Эстер не произнесла ни слова. Уильям, вопросительно приподняв бровь, разлил кофе из серебряной кофейницы.
        - Надеюсь, вы уже заметили, что с Софией себя надо вести пожестче? А теперь садитесь.
        Билл указал на длинную деревянную скамью, тянувшуюся вдоль стены, и протянул Эстер чашку черного кофе с одним куском сахара. Оказывается, он уже заметил, что гостья предпочитает именно такую пропорцию.
        - Так на чем мы остановились? Ах, да! Мы рассуждали на тему о том, почему София выросла такой. Испорченной. А я нет. Дело в том, что наши родители не очень подходили друг другу. Практически всю свою совместную жизнь они находились в состоянии войны. Боюсь, что мы, дети, тоже были в разных лагерях. Моя мать вела военные действия или по крайней мере пыталась делать это, используя детей. Но отец дал ей понять, что меня испортить он не даст. Сестра появилась пятью годами позже - все, знавшие ситуацию, ломали голову, как это вообще могло произойти. Но тем не менее родилась девочка, и мать в ее лице получила мощное подкрепление.
        Эстер нахмурилась.
        - В это трудно поверить. Как могут двое взрослых людей…
        - Двое взрослых людей, оторванных от большой земли, состоящие не один десяток лет в балансе отношений «любовь-ненависть», могут наделать такое, что трудно и вообразить!
        - Как ни странно, вы говорите об этом без особого осуждения. Удивительно и то, что вы с сестрой не стали ненавидеть друг друга.
        - Я всегда считал себя человеком очень покладистым, не умеющим ссориться. И очень люблю Софию, которая, - он неожиданно рассмеялся, - как ни парадоксально, всегда защищает мои интересы, хоть и допуская при этом мелкие глупости. В ней бродят гены болтливости, а против наследственности - не пойдешь.
        Эстер если и оспорила его слова, то исключительно в той части, которая касалась покладистости характера:
        - Вы ведь тоже свои таланты в землю не прячете и - как бы сказать помягче? - от скромности не умрете.
        Он засмеялся, не без удовольствия вглядываясь в лицо собеседницы.
        - А вот вы наоборот. Видимо, от отца унаследовали исключительную скромность и одновременно всесокрушающую любовь к цифрам и счетам.
        - Нет, скромность, если таковая во мне есть, я унаследовала от мамы, - поспешила заявить Эстер. - Я думаю, что вы не очень правильно во мне разобрались из-за того, что я человек довольно скрытный. Ведь так?
        Он молчал, не торопясь соглашаться. Потом тихо произнес:
        - Из-за этого все и происходит. Мне трудно представить, что было бы, если б нашелся человек, рискнувший бросить Софию незадолго до венчания.
        Эстер непроизвольно вздрогнула, и немного кофе пролилось на блюдце.
        - Дайте-ка мне ваш кофе, - потребовал он, забирая у нее и чашку, и блюдце. Протерев блюдце салфеткой, возвратил кофе гостье.
        - Несмотря на вашу любезность, вы мне так же неприятны, как и ваша сестра, - спокойным голосом сообщила молодая женщина.
        - Ну уж это вы слишком! Нет, я вовсе не плохой человек, - запротестовал Билл. - Я, кстати, тот, кого вы целовали, с кем вы были в довольно интимном контакте, а теперь я просто пытаюсь узнать вас получше. Конечно, обратная последовательность была бы логичней, но что поделать, коли так уж случилось. Вы почему-то предпочитаете танцевать со мной, обниматься, даже бегать по линии прибоя, но только не разговаривать. Поэтому не стоит пытаться заклеймить меня за стремление наверстать допущенный пробел любыми методами.
        - Я надеюсь, что когда-нибудь вы остановитесь, - прошептала Эстер.
        - Нет! - заверил он, коротко и определенно. - Я не собираюсь останавливаться на полпути в познании вас.
        И снова - эти тигриные глаза. Да, ничего не скажешь: мистер Уильям Картер - упорный, целеустремленный человек, а вовсе не примитивный плейбой, каким он, видимо, желал казаться. Теперь становится ясным примерный ход последующих событий, где заранее определено место и для нее, Эстер Олдфилд.
        Между тем выражение глаз Билла смягчилось, и он спросил:
        - Ну что, опять мы попали в тупик?
        - Возможно, - признала Эстер со спокойной уверенностью, которую она любила и умела демонстрировать. Однако на самом деле женщина нервничала, и все из-за этого противного Картера, чтоб он провалился.
        - Почему бы нам не присоединиться к остальным гостям, - вежливо предложил Уильям. - Но это, конечно, в том случае, если вы не решили уже нырнуть в постель… мою, кстати, постель. Без меня она будет холодным и одиноким местом.
        - Я не собираюсь искать убежища от одиночества в вашей постели, - серьезно возразила Эстер. - Если даже я доберусь до нее, то усну моментально.
        Безмятежного тона, несмотря на все старания, у нее все-таки не получилось. Билл посмотрел на молодую женщину долгим, ничего не выражающим взглядом, потом удивленно улыбнулся.
        - Будет все так, как вы пожелаете.
        - Мистер Картер, я знаю, почему вы улыбаетесь, а иногда и откровенно подсмеиваетесь надо мной. По крайней мере, дважды за этот вечер вы вынудили меня поступить против моей воли…
        - Да нет, вы же клялись, что никогда и никому не позволите навязывать вам свою волю. Выходит, вы не сдержали слова?
        Пропустив мимо ушей его слова, она продолжила свою мысль:
        - Вот вам последний пример: вы целенаправленно затягиваете меня в вашу постель, что никак не улучшает моего мнения о вас.
        - Смешно об этом говорить сейчас, мисс Олдфилд. Между нами уже установились определенные отношения, не будем искушать судьбу.
        Следующие два часа Эстер тщетно пыталась принять участие в увеселениях, устроенных для гостей, с трудом сдерживая закипавшее в ней раздражение. Заиграла музыка, ковер свернули явно для устройства танцев. Пару раз Эстер потанцевала с кем-то из гостей, стараясь все время держаться подальше от Уильяма. Тот, казалось, не обращал на нее никакого внимания, танцуя по очереди со всеми дамами. С Софией он лихо исполнил твист - их удостоили аплодисментами. Эстер решила под шумок выскользнуть из помещения на воздух, но вдруг обнаружила, что Картер преградил ей путь к отступлению.
        - Потанцуем?
        - Нет, нет! - Она попыталась вырвать руку.
        - Тогда вам не надо было оставаться на танцы, - довольно громко заявил Уильям и погладил ее пылающую щеку. Она попыталась протестовать, но тот не сдавался. - Разве это не наша с вами музыка?
        Проигнорировав все протесты, он решительным жестом привлек ее к себе, подчинив их общее движение подсказанному музыкой ритму.
        Эстер увидела его стальной взгляд и с пугающей ясностью поняла, что сегодня неминуема расплата за глупость ее поведения.
        - Не смотрите на меня так затравленно, - прошептал он сухо. - Никакой трагедии не наблюдается. Почему вам не хочется танцевать со мной? Мы оба знаем, как здорово это у нас получается. Зачем привлекать к себе внимание окружающих, зачем давать пищу для пересудов?
        Эстер на секунду прикрыла глаза, затем стала двигаться под музыку. Облегчения в душе не наступало, а тут еще партнер подлил масла в огонь:
        - За короткое время, мисс Олдфилд, это уже ваша третья попытка учинить скандал. Нехорошо!
        В ответ - молчание. Но Картер не унимался; ловко лавируя среди танцующих, он продолжал шептать ей на ухо:
        - Почему вы раньше не признались честно, что ненавидите меня? Я, конечно, и сам должен был догадаться, сообразуясь с моим рассказом об отношениях родителей. У нас с вами тот же случай - «любовь-ненависть». Признайтесь, что мой рассказ вызвал у вас подобную же ассоциацию.
        Нет сил слушать эти разглагольствования. Эстер вывернулась из крепких объятий партнера и стала пробираться между танцующими.
        Ну и далеко ли тут убежишь? Через минуту оказалась у дверей спальни Уильяма. Почти одновременно с ним самим.
        - Вы заблудились, бедняжка? Как жаль, что вы решили скрыться, мне так хотелось сказать вам еще несколько слов, чтобы обрисовать создавшуюся обстановку.
        Он открыл дверь и жестом предложил ей войти первой.
        - Вы не должны делать этого!
        - Чего этого? Неужели вы допускаете, что в отношении вас будет применена сила?
        - Не знаю!
        - Тогда, Эстер, мне придется рассказать вам, как я представляю первый этап в развитии наших отношений. Итак, мне жутко хочется поцеловать вас хотя бы один раз. Пока это все. Мы можем сделать это прямо здесь в коридоре, если вам так удобнее.
        Молодая женщина дышала часто и прерывисто. В его глазах пугало выражение холодной решимости. Она шагнула в спальню. Но едва вошел он, повернулась к нему лицом и запальчиво заявила:
        - Это вовсе не означает мою сдачу на милость победителя! Просто я предпочитаю бороться с вами наедине, без посторонних глаз…
        - Бороться со мной? - искренне удивился Билл. - Вы это всерьез?
        - Я намерена вывести вас из этого полусумасшедшего состояния.
        - Хорошо. - Уильям прошел к качалке, стоявшей около камина, сел, вытянув длинные ноги в сторону огня. Потом, внимательно посмотрев на растерявшуюся женщину, спросил: - Ну, с чего начнем?
        - Почему вы так настойчиво ведете себя даже после того, как я откровенно дала вам понять, что не желаю продолжения? - Он явно обдумывал услышанное. - Все дело в уязвленном самолюбии? - Билл выглядел холодным и неприступным. Трудно было предугадать его дальнейшие поступки. - Неужели вам приятно играть в подобные игры со мной, мистер… Билл… а вот мне…
        - Эстер, вы для меня просто загадка!
        - Нет никакой загадки…
        - Уверяю вас, что есть. Мне не хотелось бы повторяться, но ведь я знаю, что вам было приятно целоваться со мной, разве не так?
        - А теперь, стало быть, я должна сполна расплатиться за то мимолетное помутнение разума? Ну что ж, я готова расплатиться, но при одном условии: вы получите то, чего так жаждете, и потом навсегда оставите меня в покое.
        Он медленно поднялся, подошел и, встав рядом, внимательно посмотрел ей в глаза. Как неспокойно под этим красноречивым взглядом! В нем читается неприкрытый вызов. Но и это бы еще ладно - взгляд напомнил ее телу то ощущение сладостного желания, которое однажды было пережито и которое хотелось почувствовать снова.
        А тот произнес со значением:
        - Хорошо! Условие принято. Значит, жду, когда вам самой захочется поцеловать меня. Вот тогда вы позовете меня и выполните обещание! Так что с этого момента решение за вами, Эстер. А мне еще предстоит понять, почему и ради чего вы ведете такую яростную борьбу с собой. Спокойной ночи! Постарайтесь как следует выспаться, - с убийственной вежливостью посоветовал Уильям и, не обернувшись, вышел из комнаты.
        На следующий день в некоем подобии офиса Эстер знакомилась с необходимыми документами. Здесь были собраны все счета фирмы.
        - Итак, мы видим два объекта собственности - Вестклифф и Пик-Белл, они связаны и взаимодействуют, находясь во владении одной компании - вашей семейной компании. В ней вы обладаете контрольным пакетом акций. Фермы не равноценны экономически, но вы можете маневрировать основными средствами и таким образом маневрировать и налогами. Но существует вероятность и вашей отставки, если…
        - …Если мои партнеры, объединившись, решат сделать это, вы это имеете в виду? - Уильям продолжил мысль Эстер с ухмылкой. - Но я пока не улавливаю подобных намерений у Софии и Мартина.
        При этом Картер искоса посмотрел на Мартина, участвовавшего в обсуждении. Тот лишь коротко заметил:
        - София тут же убила бы меня.
        - А как насчет этого… Чарлза Блатта? - Эстер отчеркнула имя на листке бумаги. - Кто он?
        - Кузен. Его мать, ныне уже покойная, была сестрой моего отца. Чарлз унаследовал ее долю. Он женат, у него двое детей.
        Что-то в тоне Картера заставило проверяющую насторожиться.
        - И?.. - тихо спросила она.
        Мартин пошевелился, но ничего не произнес.
        - Я не могу полностью исключить, что Чарлз проголосует против меня, - заявил Уильям. - Но без участия Софии и Мартина это был бы совершенно бессмысленный шаг.
        Эстер еще раз оглядела присутствующих и мысленно отметила: за внешним благополучием и хваленым единством клана Картеров скрываются какие-то серьезные проблемы.
        Уильям со вниманием выслушал опасения Эстер и, судя по всему, принял их к сведению. Вслух же произнес:
        - Ну вот вы мне и подтвердили, что я поступил абсолютно правильно, пригласив вас сюда. На месте вы быстро разобрались в самых сложных хитросплетениях наших дел.
        Вот упрямец! Продолжает доказывать, что ее приезд сюда был необходим. Неправда. Со всем этим можно было разобраться, не выходя из служебного кабинета. Картер понял ход ее мыслей и возразил:
        - Там, в городе, вы не смогли бы познакомиться с остальными членами семьи, составить мнение о них и высказать им свое!
        Эстер открыла было рот, чтобы возразить, но заметила, что за ней пристально следит Мартин. Она тут же бесстрастно согласилась со своим самоуверенным оппонентом. Уильям ухмыльнулся не без удовлетворения.
        - Что еще вы хотели бы осмотреть именно здесь? Если ничего, то я готов сопровождать вас в дальнейшей поездке по другим объектам.
        - Как вам спалось?
        Эстер с недоумением уставилась на него. Сейчас они ехали на довольно разбитом грузовичке.
        С некоторым опозданием молодая женщина ответила на вопрос Уильяма:
        - Довольно прилично, спасибо.
        Наверное, выглядит она совсем скверно, если к ней обращаются с такими вопросами. Правда, она не заметила, чтобы Картер как-то по-особенному вглядывался в нее.
        - Куда мы едем?
        - Я хочу показать вам край земли - там пустыня и некоторые наши склады. Однако что-то я не вижу энтузиазма в вашем взгляде. - Голос Билла плохо скрывал иронию.
        - Уж очень жарко!
        - Слишком жарко? Ну что вы! Считайте, что сейчас прохладно, то ли еще будет впереди. Слава Богу, хоть облака скрыли солнце. Хотите, повернем назад, домой.
        - Нет, не стоит! Я постараюсь выжить… - Она замолчала.

…Поездка продолжалась. Эстер не уставала удивляться тому, что на этой выжженной земле хоть что-то может зацвести и хоть кто-то может выжить. Картер пояснил, что корма для скота здесь достаточно и сейчас, надо просто знать, где его найти. Земли много, а скота сравнительно мало, так что скудных подарков земли хватает на все поголовье.
        - Это уже пустыня? - поинтересовалась гостья.
        - Самый ее краешек. Сейчас мы въедем на пригорок и посмотрим на окрестности с высоты. Вас ждет любопытное зрелище.
        - Потрясающе! - искренне восхитилась Эстер, обводя взглядом открывшиеся просторы. Земля была покрыта камнями необычного ржавого цвета.
        Картер пояснил, что когда-то здесь было морское дно.
        - Есть ли такой сезон, когда тут можно обнаружить признаки растительности?
        Действительно, трудно представить, что под безжалостным солнцем может что-то уродиться. Казалось, природа не дает шанса выжить ничему живому.
        - Как ни странно, да. И здесь жизнь берет свое, хоть и ненадолго. На песке появляется ковер красных, желтых и белых цветов удивительной красоты. Это очень эффектное зрелище.
        Уильям так красочно описал этот ковер цветов, что Эстер восторженно предположила:
        - Здесь, наверное, настоящий рай для ботаника!
        Он улыбнулся.
        - Да, рай, но, к сожалению, не обязательно каждый год.
        - То есть вы… Я не знаю даже, как точнее сформулировать вопрос… Вы действительно занимаетесь ботаникой?
        - Да, но только в свободное время. У меня и вправду есть фирма, дающая консультации по декоративному садоводству. А также я выполняю заказы нескольких ботанических садов страны. Недавно я написал статью о флоре нашего региона. Так что на ваш вопрос я могу ответить утвердительно. Не шутка - доктор биологических наук!
        Эстер с детской непосредственностью поинтересовалась:
        - Сколько же вам лет?
        - Тридцать три. Я думаю, что на пять-шесть лет постарше вас.
        - На шесть!
        - Вы что-нибудь имеете против?
        - С чего вы взяли? - Собеседница удивленно подняла брови.
        - Потому что вам не нравится, если мужчина превосходит вас хоть в чем-нибудь.
        - Когда дело касается возраста, нет.
        - Можно я дам вам еще один совет?
        - Конечно!
        - Забудьте Патрика Керра! Нельзя мстить всему мужскому племени за недостойное поведение одного лишь его представителя. Забудьте, посмотрите по сторонам, и вам наверняка станет легче…
        Эстер открыла было рот, чтобы ответить, но сразу не нашла нужные слова. Выдержав короткую паузу, заявила:
        - Трудно последовать вашему совету - дело в том, что у меня непреодолимая аллергия к обходительным красавцам с хорошо подвешенным языком.
        Но сбить Картера с толку было невозможно. С невозмутимым видом тот задал очередной вопрос:
        - А распространяется ли подобная аллергическая реакция на того, с кем вы были бы готовы лечь в постель?
        Нет, на глупость может быть только один ответ - молчание. Помолчали. Потом женщина задала совершенно нейтральный вопрос:
        - А там, впереди, что это за камни?
        Он посмотрел в указанном Эстер направлении и сообщил, что необычный зрительный эффект камням придают вкрапления опала. И согласился на ее Просьбу подойти поближе, но предупредил:
        - Постарайтесь не подставлять голову солнцу и ступайте осторожней, вполне возможно, что вы будете шагать по драгоценным камням.
        Они шли минут пятнадцать, когда выяснилось, что никаких опалов нет. Придумал он, что ли, эту красивую сказку, имея какие-то свои намерения? Молодая женщина поскользнулась на каменной осыпи, и услужливый джентльмен тут же подхватил ее, крепко прижав к себе.
        - Билл, - попыталась она не очень твердым голосом урезонить его, - со мной все в порядке, благодарю вас.
        - Вы уверены в этом? Значит, мои надежды на подобную ситуацию были не напрасными! Конечно, здесь в пустыне, на краю земли, где солнце пытается сжить вас со света, не самое удобное место для… Но, однако, не использовать такой шанс было бы просто неразумно.
        Суматошной скороговоркой произнося эти слова, Уильям тем временем запустил одну руку в горячую копну золотистых волос, а другую подсунул под тонкую ткань белой блузки, погладил спину и опустил ладонь до пояса джинсов. Билл так тесно прижал женщину к себе, что их тела почти слились.
        Эстер вздохнула и размеренно произнесла:
        - Вы ведете себя как невоздержанный юнец!
        - Неужели вы видите меня именно таким?
        Она несколько секунд искала для ответа слово пообидней, Билл тут же воспользовался стратегической ошибкой, по-своему истолковав недолгое молчание. Сильнее стали его объятия, прерывистей дыхание. Тонкая ткань одежд - вот и вся теперь преграда между их жаркими телами.
        И что же Эстер? Воспротивилась? Закричала? Воззвала к его здравомыслию? Если бы… Плоть капитулировала перед натиском мужского желания раньше, чем разум. Грудь наполнилась сладостной истомой - от близости к его сильному, атлетически сложенному телу.
        Уильям смотрел на нее, а она не могла понять смысла его взгляда - то ли голубые глаза бездонно холодны, то ли безмерно удивлены. Но снова почудилось в их выражении нечто тигриное. Впрочем, этим глазам не откажешь в притягательности, даже угадав в них странный укор.
        А руки мужчины продолжали свою чувственную игру. Сил для сопротивления уже не было. Нервная дрожь охватила ее всю, с ног до головы. Из глубин души вырвался слабый звук, в котором причудливо слились протест, осуждение… И восхищение.
        В ответ он удовлетворенно хмыкнул, легко поцеловал женские трепетные губы и ослабил объятия, продолжая, впрочем, держать ее руки в своих.
        - Если мы задержимся здесь еще хотя бы ненадолго, то рискуем поджариться.
        Больше он не произнес ни слова до момента их возвращения в затененное пространство кабины грузовичка. Тихой мышкой сидела Эстер, ожидая и одновременно опасаясь дальнейших событий.
        Машина тронулась, и Уильям, в удивлении приподняв бровь, взглянул на спутницу:
        - Почему мы молчим? По-моему, вы хотели о чем-то спросить меня?
        - Нет, пока нет. Я задам свой вопрос, когда до конца пойму себя и хоть чуть-чуть вас.
        - Хорошо. Я готов помочь вам в трудных поисках истины.
        - Может быть, не стоит?
        Он в ответ только ухмыльнулся.
        - Мне трудно понять… - попыталась сформулировать свою мысль Эстер, но Билл прервал ее:
        - Опять самоанализ и попытка сверить свое поведение с общепринятыми стандартами? А у меня сейчас совсем другое чувство. Говоря высоким слогом - я переживаю возрождение!
        - Это почему же? - Эстер облизала пересохшие губы и нахмурилась. - Что вы имеете в виду?
        - Послушайте, наберитесь наконец смелости признать, что вам было приятно снова почувствовать мои объятия, что вам нравится, когда я прикасаюсь к вам.
        - Господи, что вы за человек! Как только язык поворачивается говорить подобное?
        Билл коротко взглянул на нее и продолжил:
        - Подвожу итоги, моя судьба обновляется в нашем с вами сочетании. Я снова счастливый человек и на сегодня готов удовольствоваться малым. Подчеркиваю - на сегодня… По-моему, мною уже было сказано, что я вовсе не людоед. Хотя вчера, пожалуй, я по отношению к вам был несколько грубоват.
        - Вы… Вы… - Эстер от возмущения никак не могла продолжить фразы, и это за нее сделал он сам.
        - Вы хотите сказать, что я просто невыносим. Согласен, это со мной бывает. Мне об этом не раз говорили. Но главное в другом. Я могу быть невероятно милым. Этому тоже есть свидетели.
        - Меня совершенно не интересует, что говорили вам другие женщины и что они о вас думают, - напряженно тихим голосом произнесла Эстер.
        - Понятно. Только при чем здесь женщины? Такую оценку выставил себе я сам. Люблю до всего доходить своим умом. Скажем, пока мне еще непонятно, почему у вас с Патриком Керром дело не дошло до алтаря. Но в один прекрасный день я либо сам все пойму, либо вы сочтете нужным рассказать мне о причинах случившегося.
        - Слушайте, уж не вы ли под дамским псевдонимом пишете в газетных колонках, посвященных разбитым сердцам? - съязвила Эстер.
        - Нет, не я, хоть и чувствую, что подобного рода творчество мне по силам. Вы даже не представляете, сколько подобных излияний мне пришлось выслушать на своем веку!
        - Если мистер Билл Картер думает, что я встану в длинную очередь женщин, желающих порыдать на его груди, он сильно заблуждается.
        - Посмотрим, - бесстрастно ответствовал Билл.
        - К тому же вы еще и невероятный эгоист, - продолжала Эстер, - а это вряд ли совместимо с добрым отношением к женщинам.
        - Но я действительно добр к ним!
        - Как к лошадям и собакам?
        Билл искренне рассмеялся, чем только рассердил расстроенную собеседницу.
        - Вы что, решили поиздеваться надо мной?
        - Ну разве что совсем немного…
        - Но как же вы можете быть таким безответственным и бестактным в ваши…
        - …Тридцать три года? - подхватил Билл. - Знаете, в моих оценках действительности и женщин кое-что изменилось после того, как одна девушка, с которой я связывал свои мысли о браке, ушла к другому.
        Картер произнес это довольно будничным тоном, словно говорил не о себе, а о ком-то совершенно постороннем. В той же тональности прокомментировала его слова Эстер:
        - Не замечаю, чтобы вы были очень уж расстроены этим прискорбным случаем.
        Он пожал плечами и сказал просто:
        - Время, конечно, лечит, но рубцы в душе остаются навсегда.
        - На сей раз вы опять играете или говорите правду?
        Билл внимательно взглянул на свою спутницу.
        - Имею право предположить, что вы требуете отчета о романтической стороне моего существования? Не является ли это началом полнокровного, искреннего обмена мнениями по данной тематике?
        - Я…
        - Нет, не вы, а я знаю, что еще не пора. Но я терпелив. А вот вы в ожидании такого разговора просто умираете от любопытства. Могу только намекнуть, что вместо меня девушка, о которой я упомянул, выбрала… моего кузена и вышла за него замуж.
        Глаза мисс Олдфилд округлились от изумления.
        - За Чарлза Блатта?
        - Вот именно, - спокойно подтвердил Уильям. - Надеюсь, они абсолютно счастливы. Как я вам уже успел сообщить, у них двое детей. Кстати, примите как данность: между Чарлзом и мною не было, нет и никогда не будет надлежащей родственной близости. Причины не имеют значения. Хотели бы вы узнать еще что-нибудь обо мне как о вашем клиенте?
        Эстер выглядела смущенной.
        - Простите, если я невольно…
        - Ничего страшного. Боль с годами поутихла.
        - И с тех пор вы не встретили никого, кто бы смог… - Женщина осеклась, устыдившись своего любопытства.
        - Думаю, что вот-вот эта проблема будет решена, - ответил Уильям и тут же перевел разговор на другую тему.

4
        Было далеко за полдень, когда Эстер покинула спальню, где прилежно трудился кондиционер. Она после обеда решила прилечь всего на полчасика, а проспала тяжелым неспокойным сном гораздо дольше.
        Первой, кого она встретила на веранде, была София, толкающая перед собой свой любимый чайный столик на колесиках. В обычной для нее полуфамильярной манере она позвала:
        - Присоединяйтесь ко мне, Эстер, пока никого нет. Какой сорт чая вы предпочитаете?
        - Благодарю вас, мне действительно надо взбодриться.
        - Это из-за жары или Билл вас так укатал? - с детским простодушным любопытством поинтересовалась София.
        - Нет, ну что вы, - ответила гостья, сделав вид, что не поняла двусмысленности замечания. Потом осторожно поинтересовалась, где сейчас пребывает мистер Картер.
        - Они отправились куда-то вдвоем с Мартином. Билл вам срочно нужен?
        - Да нет…
        - Ясно. - София посмотрела на нее своим прямым, незамутненным взглядом и неожиданно заявила: - Билл под страхом смертной казни запретил мне произнести еще хоть одно слово о Патрике Керре. Он задал мне приличную взбучку и потому - молчок! Но, - она неожиданно улыбнулась, - я умираю от любопытства по поводу Билла. Как далеко зашли ваши отношения с ним?
        Первое желание - возмутиться бестактностью вопроса, но София так искренне была заинтересована судьбой брата, что стоило взять себя в руки и попытаться ответить. Это Эстер и сделала:
        - Я не могу сказать, что достаточно знаю Билла. Мы впервые встретились на приеме, который давала Рут Эванс в честь своего дня рождения. Это было буквально несколько дней назад. Потом выяснилось, что мистер Картер клиент нашей фирмы.
        - Значит, вы приехали с ним по заданию фирмы?
        - Разумеется. Никак не удалось отвертеться от подобного «счастья», - не отказав себе в иронии, заметила Эстер.
        - Следовательно, вы здесь пребываете только по производственной необходимости и, видимо, не горите желанием затащить Билла в постель? Редкий случай. Многие из моих приятельниц мечтали об этом. На определенном этапе такую цель ставила и мисс Эванс. Вы ведь знаете о том, что Рут Эванс шила для меня подвенечное платье?
        - Да конечно. Кстати, мне она тоже шила свадебное платье, - потешилась совпадением Эстер.
        - А что вы сделали со своим, мисс Олдфилд? Разрезали его на мелкие кусочки? Я бы лично сделала именно так.
        - Охотно верю, но я поступила по-другому - решила сделать его добычей старьевщика.
        - O! Так даже оригинальней, - радостным тоном заявила София Бартон.
        - Это Рут Эванс рассказала вам о моих проблемах? - Важно было произнести фразу с видом как можно более безразличным. Что удалось. София почувствовала приятную возможность выговориться.
        - Да, она. Но ни в коем случае не в порядке сплетни. Рут искренне переживала случившееся. Я тогда приезжала на примерку, ей кто-то позвонил и сообщил новость. О, как она разозлилась! Так я все и узнала. Случайное везение. Кстати сказать, Рут вас очень хвалила за ум и красоту, упомянула, кем вы работаете. А вашего дурацкого Патрика я когда-то знала…
        Эстер неожиданно рассмеялась.
        - Выходит, я теперь женщина с большим прошлым! Ну и ну! Кто бы мог подумать!..
        Ее слова София сочла удобным предлогом для своих размышлений вслух.
        - Господи, чего только не бывает из-за этих мужчин! Меня, к счастью, сия чаша миновала. Мартин - не тот человек, из-за которого могут возникнуть неприятности. Не скрою, иногда мне хотелось бы, чтобы Мартин хоть чуточку походил на Билла. А может быть, и не надо. У брата, честно сказать, сложный характер. Кэй поняла это очень быстро, поэтому, я думаю, она и предпочла Чарлза. Вы ведь еще не имели случая с ней познакомиться? Все еще впереди. Раз уж вы взялись за наши дела, встречи с Кэй и Чарлзом не избежать.
        - Вы так думаете?
        - Конечно. И это может оказаться забавным. Но все! Я умолкаю.
        Эстер почувствовала, как на нее накатывает волна раздражения.
        - Вообще-то мистер Картер рассказывал мне о ней.
        - О Кэй? Уже здесь? - удивилась София. Новость была ей явно не по душе. Возможно, разговор продолжился бы, но тут на веранду взбежал какой-то запыленный человек с криком:
        - Мистер Мартин упал с лошади!
        Вот так и получилось, что мисс Олдфилд и мистер Картер ужинали в одиночестве. Мартина отвезли в больницу, и София, побледневшая и угрюмая, поехала с ним. Перелом руки оказался сложным.
        После ужина Билл озадачил собеседницу вопросом, не готова ли та поскучать без него. У него, видите ли, неотложные дела.
        - Конечно. Обо мне не беспокойтесь. Но, может быть, я могу быть чем-то полезной?
        - О нет, благодарю вас. - Мистер Картер был не просто вежлив - скорее излишне церемонен.
        - Я тоже поработаю. Можно мне расположиться за обеденным столом? Здесь светлее…
        - Конечно, какие проблемы? А вы не устали?
        - Я? Нет, нисколько. Я поспала после обеда.
        Сказала обычную фразу, а тон почему-то грустный. Билл задумчиво взглянул на гостью. И заметил, видимо, что та к ужину переоделась и в своих узких брючках и вязаном свитере цвета спелой пшеницы выглядела весьма соблазнительно. Впрочем, сейчас у обоих - дела, дела…
        - Все в порядке! - коротко бросил Билл и поспешно покинул комнату.
        Эстер корпела над бумагами уже более часа. Она так глубоко погрузилась в занятие, требующее внимания, что не сразу заметила Картера. Тот застыл на пороге, внимательно наблюдая за ней. Молодая женщина внезапно почувствовала, как тонок ее свитер, как обрисовывает он ее высокую грудь, и смутилась.
        - Я так увлеклась, что не заметила, когда вы пришли.
        - Я понял это. Ну и далеко ли вы продвинулись в своих изысканиях? Конец близок?
        - На сегодня все!
        - Не хотите ли пропустить стаканчик на сон грядущий?
        А почему бы и нет? Эстер согласилась. Уильям предложил ей довольно хитрую смесь: кофе по-ирландски, взбитое с виски. Сам, видимо, приготовил и теперь с видимым удовольствием смотрел на вспенившуюся жидкость.
        Сумерки создали в столовой какой-то странный, почти фантастический уют. Эстер с искренней озабоченностью спросила:
        - Каковы последние сведения о Мартине?
        - Ему сделали операцию, соединили кости стальным штырем. Все должно быть в порядке. Но, конечно, потребуется время.
        - Ваша сестра, видимо, очень переживает…
        - От неожиданности сестра растерялась. Она любит Мартина. Тот стабилизирует и уравновешивает ее взбалмошность и экзальтированность. Наверное, время от времени София его допекает, но с его терпеливым характером все кончается благополучно.
        - София призналась: ей хотелось бы, чтобы Мартин был похож на вас некоторыми чертами характера.
        - Неужели так и сказала? - В голубых глазах отразилось искреннее любопытство. - Когда же она успела поделиться своими несбыточными мечтами?
        - Да сегодня после обеда.
        Зря она, наверное, проболталась, но что теперь поделать - слово сорвалось…
        - А каким образом вы коснулись этой темы? Почему вообще состоялась столь задушевная беседа?
        - Скажу, что это был довольно странный для меня разговор. - Эстер не сдержала улыбки. - Кстати, благодарю вас за предостережение касательно Патрика Керра. София вполне серьезно отнеслась к запрету говорить на данную тему… в отличие от вас самого!
        Билл сжал губы.
        - Ну и болтушка моя сестрица…
        - Не судите строго. Тем более что вашу сестру беспокоит гораздо больше совсем другое: какова степень нашей с вами близости?
        - Ну и что вы ей поведали по этому поводу?
        Эстер в ответ лишь пожала плечами, как бы давая понять собеседнику, что ей, собственно, и сказать-то было нечего.
        - Ну ладно, не будем об этом. - Билл поуютнее устроился на стуле и, повернув к гостье лицо, на котором читался искренний интерес, попросил: - Эстер, расскажите, каким вы были ребенком? Кстати, вы единственное дитя в семье?
        - Да, я росла одна.
        - Так я и думал. Мне почему-то сразу показалось, что вы были не просто единственным, но временами и очень одиноким ребенком.
        - Вы правы, я была довольно одинока. Мой отец человек аскетичный… в его системе - ценностей женщинам было отведено вполне определенное, строго ограниченное время и место. Именно поэтому мама для него существовала, мягко говоря, на втором плане, а я еще дальше. Отец считал: самое главное вести себя тихо и существовать незаметно, обязательно соответствуя общепризнанным нормам и принципам. Если бы ему, упаси Бог, довелось бы узнать, что жених меня покинул на полпути к алтарю, - Эстер горько рассмеялась, - он этого просто не пережил бы.
        Эстер повернулась к собеседнику.
        - А каким были вы в юные годы?
        Несколько мгновений Уильям молчал, как будто собираясь с мыслями.
        - Ваш деловой знакомый мистер Картер в детстве был легковозбудимым ребенком. Хотите верьте, хотите нет, но так же, как и вы он чувствовал себя ужасно одиноким.
        - Наверное, из-за сложных отношений между родителями?
        - Возможно. Отец считал главным - воспитать меня так, чтобы во взрослой жизни сын был готов бороться самостоятельно за существование, и нацеливал только на победу и никогда на поражение. Все, за что я ни брался, должно быть исполнено только на отлично! А мне хотелось быть любимым и самому кого-нибудь полюбить.
        Эстер улыбнулась.
        - В мыслях витал образ прекрасной юной леди?
        - Да. Но речь шла именно о любви, а не о флирте. Мне хотелось защищать прекрасную юную леди, бороться с драконами, окружающими ее, и говорить с ней о том, о чем ни с кем другим я говорить бы не стал. О надеждах, мечтах и разочарованиях… О смысле жизни, таинствах души, безмерности чувств… У меня в сердце хранился безмерный запас любви, ждущей своего часа. Но желающих стать ее объектом не обнаружилось. Страдания мальчика были на грани физической боли.
        - Неужели вокруг не было подходящих девочек?
        Эстер с нескрываемым интересом смотрела на Уильяма и думала, что юные леди, которых она знала в свои шестнадцать - семнадцать лет, просто падали бы штабелями от одного взгляда задумчивого красавца Билла Картера.
        - Возможно, и были, но не встретились…
        - Так и не нашли никого на эту роль?
        - Тогда нет. Нашел позже. Когда стал взрослым…
        - Я… понимаю, что вы имеете в виду, - тихо произнесла Эстер и вздрогнула, когда его рука ласково коснулась ее волос.
        - А вы, Эстер, хотели бы умирать от любви к кому-нибудь?
        - Нет… Больше уже нет. Наверное, я стала слишком взрослой.
        - А в вашей жизни не было периода, подобного тому, о котором я вам только что рассказал.
        - Нечто похожее было.
        - Было? Вы ставите глагол только в прошедшем времени? А если попытаться перевести его в настоящее время или даже в будущее?
        - В свете того, что произошло в тот вечер между нами? - Эстер задала свой вопрос нарочито прозаическим тоном, желая продемонстрировать абсолютное отсутствие интереса к такому повороту их беседы.
        - Да, именно.
        - Теперь скажу вам с полной серьезностью: я осознала необходимость поставить четкие границы в наших с вами отношениях. Я знаю, каких границ мне не стоит переступать, и всячески пытаюсь доказать вам свою верность принципам.
        Билл не проронил ни звука. Эстер, повернувшись, чтобы лучше видеть его лицо, неожиданно спросила:
        - О чем вы сейчас думаете?
        - Я размышляю над тем, чтобы предложить вам некую форму отношений, которые ни одного из нас ни к чему бы не обязывали. И обдумываю, как бы это точнее сформулировать, чтобы не схлопотать очередную пощечину.
        - О чем вы?
        - Постараюсь объяснить. Ну, скажем, вариант из области фантастики. Представьте себе, что вы вдруг ощутили неведомую доселе физическую тягу к гипотетическому мужчине, почему бы вам в этом случае не позвать меня? К тому же вы теперь знаете обо мне достаточно, если не сказать почти все.
        Лицо Эстер залила краска.
        - Я буду вынуждена подавить в себе нарождающуюся к вам симпатию, - грустно сообщила она.
        Он мягко засмеялся.
        - Надо мной висит какое-то проклятие. Проблема заключается в том, что мое чувство к вам значительно выходит за границы просто симпатии. Дело дошло до того, что я ворочаюсь в постели и не могу заснуть.
        - Между прочим, не далее чем сегодня вы упомянули, что были бы готовы довольствоваться малым, - резко оборвала эту жалостливую речь молодая женщина.
        - А я и не отказываюсь от своих слов… Малые удовольствия - тоже удовольствия. Значит, я могу поцеловать вас, вы это имели в виду?
        - Отнюдь нет! Не делайте этого, - поспешно проговорила Эстер, сделав попытку отодвинуться от Билла. Но осталась на месте, уже споря не с ним, а сама с собой. Его провоцирующая близость, пронзительный взгляд голубых глаз, которые, казалось, проникали в самую душу, его великолепно очерченный рот с подрагивающими уголками губ, рука, легко лежавшая на ее колене, - все это не столько отталкивало, сколько влекло к себе.
        - А теперь, Эстер, о главном, - сказал он мрачно. - Вы знаете, и я знаю, как у нас хорошо получается, когда мы… вместе. Более того, не будет преувеличением сказать, что наши руки тянутся друг к другу, если мы оказываемся рядом. Вы, правда, называете это временным помутнением разума, отклонением от нормы, глупостью или как там еще? Утверждаю, что ваши губы, когда я их целую, становятся податливыми. Да и не только губы, но и грудь реагирует на мои прикосновения. Если вы сомневаетесь в этом, я могу доказать это хоть сейчас.
        И он перешел к действию. Уильям положил руки ей на плечи, потом опустил ладони и накрыл ее грудь. И все стало происходить так, как предрекал обольстительный мужчина. Эстер почувствовала, что напряглась грудь, набухли соски, натягивая невесомый ажур лифчика. Их дыхание слилось, когда он стал ласкать ее и целовать. Стало бессмысленным отрицать очевидное.
        Она еще попыталась убедить себя, что случившееся с ней вовсе не реакция на физическую близость с Биллом, а запоздалое сочувствие к его рассказу о тяжелом детстве, но стоит ли лукавить с самой собой? Ласки были приятны, и тело честно призналось в этом, пока ум искал оправдание.
        - Ну что, нужны еще доказательства? - Глаза Уильяма были полуприкрыты, его дыхание обжигало ее щеку.
        - Нет, - прерывисто дыша, призналась Эстер. - Вы действительно можете быть неотразимо милым, если захотите. Это правда. Но я уже один раз столкнулась с подобным качеством, и последствия для меня оказались просто трагическими.
        Билл ревниво прервал ее.
        - Да разве он мог поцеловать вас вот так?
        Молодая женщина ответила не сразу. Но ответила и, как всегда, постаралась быть честной.
        - Нет, так он не умел.
        Самоуверенный собеседник настаивал на еще большем признании:
        - Те былые поцелуи не могли быть столь сладостными… - Ну что он к ей пристал! Черт возьми, ему-то что за дело? - Не понимаю, почему мисс Олдфилд дала свое согласие пойти с мистером Патриком Керром под венец?
        Его неосторожная фраза вернула Эстер на грешную землю.
        - А вот это вас не касается!
        - Э, нет! - настаивал Билл. - Касается, еще как касается!
        И вот тут Эстер всерьез разозлилась. Она заговорила быстро, нервно.
        Уже не следя за собой, обличала былые связи своего несостоявшегося героя мистера Картера, его эгоизм, самонадеянность и прочее, прочее, прочее.
        - Эстер, - попытался прервать ее вконец обескураженный обличениями мужчина. - Я же не сказал вам ничего обидного, а вы готовы расцарапать меня, как взбесившаяся кошка.
        - Вовсе нет!
        - К сожалению, дорогая, да. И вам это явно не к лицу.
        - А что бы вы хотели услышать от меня в подобной ситуации?
        Но надо прекратить этот бессмысленный разговор и выйти из создавшегося положения, не потеряв лица.
        - Благодарю вас, сэр, это был замечательный вечер, вы оказали мне великую честь…
        Билл укоризненно покачал головой.
        - Не надо пустых слов. Как долго вы собираетесь подобными выступлениями скрывать истинное положение вещей?
        - О чем это вы?
        - Вы занимаетесь самообманом, - ледяным тоном проговорил Картер. - Кстати, все мои многочисленные подруги, о которых вы так любезно напомнили, существуют только в вашем воспаленном воображении.
        - Ну ясно! Вы же невинный агнец, целомудренный девственник. Женщин вообще в вашей жизни не наблюдалось, как я погляжу.
        - Нет, я, конечно, не святой. Но и не плейбой, как вы изволили намекнуть. Я не гуляка и не кутила. Почему вы думаете обо мне так плохо?
        - А что прикажете мне думать? Даже ваша любящая сестра заявила, что все девушки, попадающие в орбиту вашего внимания, только и мечтают попасть в вашу постель. Мнение Рут Эванс получило убежденное подтверждение.
        От последней фразы Уильям явно не был в восторге.
        - Поберегите мою стыдливость. Я, если признаться, весьма разборчив в данном вопросе.
        - О! Ваша скромность просто обезоруживает, - притворно изумилась Эстер.
        В своем желании обидеть друг друга соревнование выиграл все-таки мужчина, сказав как бы между прочим:
        - По-моему, мисс Олдфилд пытается меня убедить, что мистер Керр был ее первым и, конечно же, единственным мужчиной…
        А мисс Олдфилд совершенно растерялась от новой бестактности этого человека и только смогла вымолвить:
        - Мне пора спать!
        - Хорошо, - легко согласился Билл. - Меня осенило: значит так, старомодная девица с таким старомодным образом мышления касательно любви и брака, столкнувшись с человеком, который смотрит на все это гораздо проще и циничней, боится повторения не лучших минут недавнего прошлого. Это же так естественно!
        Эстер только и нашлась сказать:
        - Зачем вы говорите мне это?
        - Отвечу. Ваше положение болезненно, но поправимо. Вы редко встречали мужчин умнее вас, так? Вы никогда не восставали против невероятно завышенных требований вашего отца, угадал? Неудовлетворенность копилась, сверстников удивляла и обижала ваша неуступчивость, и вы оказались в ссоре не с ними, а с самой собой. Признание ваших профессиональных способностей лишь усугубило пустоту на личном фронте. Вы заковали свой природный темперамент цепями принципов… По-моему, я близок к разгадке. Верный диагноз - залог успешного лечения болезни.
        Довольный своими психоаналитическими талантами, мужчина просветленным взором уставился на «больную». А та, застигнутая врасплох его разгадкой, притихла, пытаясь сообразовать услышанное с правдой своей жизни. И тут услышала его тихую просьбу, высказанную с врачебной мягкостью:
        - Расскажите мне о Патрике Керре. Как познакомились? Как развивались ваши отношения?
        Эстер, сама себе удивляясь, откликнулась на его призыв к разговору.
        - Он, пожалуй, красив, умел быть очаровательным, а может, мне это просто казалось. Влюбилась. А впрочем, и это, возможно, только показалось. - Эстер немного помолчала, но, в сомнении пожав плечами, решительно продолжила: - Я решила следовать путем, предначертанным мне отцом, то есть считала необходимым сначала получше узнать его… потом обручиться… а потом…
        Внезапно молодая женщина замолчала, внимательно рассматривая свои ногти.
        - То есть вы были намерены сначала выйти замуж, а потом уже все остальное? - Эту фразу Билл Картер произнес с какой-то мягкой осторожностью. - То есть свадьба должна была стать тем, что называют «белым супружеством»?
        - Да, именно так, - уныло подтвердила Эстер.
        - Ну, и сколько он выдерживал подобную пытку?
        - Если то, о чем я позднее узнала, правда, то он в течение всего срока нашего обручения гулял направо и налево.
        - И, как вы думаете, почему он вдруг пустился во все тяжкие в такой ответственный момент собственной жизни?
        Свой вопрос Билл задал с весьма мрачным видом. Откинув голову назад, Эстер вздохнула.
        - Дело в том, что Патрик Керр очень амбициозен, а я… я к тому времени стала весьма состоятельной, неожиданно получив крупное наследство. Моя независимость стала раздражать его. Так мне, во всяком случае, это видится сейчас. В последнем разговоре он во всем обвинил меня, а о себе говорил как о человеке, который был просто вынужден искать утешения на стороне. Пожалуй, из всего произошедшего эта часть самая обидная. Если накануне свадьбы человек вел себя так, что меня могло ждать с ним в будущем? И дело тут вовсе не в «белой свадьбе».
        - Больше чем уверен, вы до сих пор корите себя за допущенную тогда, на террасе, слабость, - неожиданно прокомментировал услышанное Уильям.
        - Возможно. Но изменить себя в этой сфере - выше моих сил. Я понимаю, что мне не раз еще предстоит сразиться с носителями иной морали, не той, которую отец методично вбивал в голову дочери, на счастье или на несчастье - это вопрос другой. Каждая такая встреча чревата для меня бедой.
        - И как только папаше удалось справиться с такой умницей дочерью, за которую ему бы только и благодарить Всевышнего?
        - Он не раз бывал озадачен. К слову, я страшно удивила отца, когда твердо заявила, что буду экономистом.
        - Могу легко себе представить! И он помогал вашей карьере?
        - Не особенно… И уже по завершении обучения, кстати, с весьма неплохими результатами…
        - Об этом я наслышан, - перебил ее он.
        - Кто же это так расстарался в мою пользу? - поинтересовалась Эстер.
        - Джон Коллинз. Пожалуйста, продолжайте.
        - Так вот, отец по окончании курса поздравил меня, но не примкнул к числу восторгавшихся моим умом, а не преминул уколоть замечанием о том, что карьера женщины всегда проблематична, ей, мол, предопределен другой путь.
        - А продолжил сомнительное дело вашего воспитания, насколько я могу понять, Патрик Керр… Господи, да вы просто бедная малышка!
        Эстер молчала, прикусив губу.
        - И как же все-таки у вас произошел разрыв?
        - Я узнала, что он был близок с другой женщиной. Естественно, узнала последней. Хотя были определенные признаки, по которым я должна была бы догадаться… если бы была поопытнее в подобных делах. Порвала с ним. Он умолял все забыть, простить его и не отменять венчания - я не смогла.
        - И это был последний ваш разговор с ним?
        - Практически да, до того самого вечера…
        Эстер оборвала себя на полуслове.
        - До того самого вечера, когда он увидел нас вдвоем?
        - Да…
        - Ну и что же он сказал?
        - Как ни странно, предостерег меня в отношении вас!
        - Это действительно странно, потому что я с ним ни разу в жизни не встречался.
        - Ваша репутация опережает вас, - иронично высказалась молодая женщина.
        - Ну, не мне об этом судить. Я думаю, что все обстоит гораздо проще - ему не нравится сама мысль, что вы можете принадлежать кому-то, кроме него.
        Эстер бросила на собеседника быстрый взгляд.
        Жаль, что, поддавшись чарам новоиспеченного психоаналитика, она выболтала больше, чем хотела. Пора прекращать этот бессмысленный разговор, где что ни фраза - болезненный укол.
        - Признайтесь, Эстер, вы, видимо, чтобы поддразнить это ничтожество, стали доказывать ему, что вас безумно влечет ко мне или что-нибудь в этом роде.
        Она вспыхнула.
        - Неужели вы можете так плохо думать обо мне?
        - Да что вы, совсем наоборот! Наверное, и надо было его поддразнить.
        - Но это ведь неправда по сути!
        - Какая разница? Главное, что это свидетельствует в пользу вашего темперамента и… кто знает, может быть, так и будет уже в недалеком будущем. Не скрою, что для этого понадобятся серьезные усилия с моей стороны.
        Эстер быстро поднялась. Встав рядом, Билл посмотрел на нее сверху вниз и заявил спокойно, взвешенно:
        - Вы великая путаница, мисс Олдфилд.
        - Вы говорите со мной как с несмышленым ребенком.
        - Разве? А я и впрямь подмечаю в вас иногда нечто на редкость инфантильное. Эстер, вы красивая, умная девушка. И вам, без сомнения, нужен мужчина, который сумеет наставить вас на путь истинный и позволит вам сформироваться как личности. А теперь спокойной ночи, дорогая.
        Эстер разочарованно присвистнула, повернулась на каблуках и твердым шагом покинула место их долгой словесной баталии.
        Заснуть ей удалось не скоро. Долго ворочалась, часто просыпалась и наутро, уже второй день подряд, чувствовала себя разбитой и совершенно невыспавшейся.
        Ну и что ты себя здесь мучаешь, милая Эсти? - спрашивала она себя. Уехать? Но как? Плюнуть на все и разорвать отношения? Но это бы значило распроститься с прекрасной престижной работой. Пресечь всякие неслужебные разговоры с ним? Не получится… Но неужели этот человек прав и она действительно инфантильна сверх всякой меры? Тогда в какой-то степени был прав и отец, и Патрик Керр. Каждый, конечно, по-своему.
        Как уберечь себя от мрачных мыслей? Надо быстро встать! Встала. Быстро в душ! Приняла и душ. Одеться во что-то простое, немного легкомысленное. Подойдут на сегодняшний день белые шорты и блуза до колен. Своевольные волосы перехватила скромной белой лентой. Чуть подвела глаза и подкрасила губы. Все! Можно идти. Что-то ей готовит наступивший новый день?
        Билл пришел раньше и уже доедал яичницу с беконом. Вид у него был свежий, беззаботный. Человек явно хорошо выспался и теперь весь - воплощение жизнелюбия и оптимизма. Но до чего же красив этот мужчина! Впрочем, такие мысли до добра не доведут. Если уж иметь с ним дела, то только служебные.
        - Мистер Картер, чем мы займемся сегодня? Мартин и София уехали. Висит угроза наводнения. Неужели даже в таких обстоятельствах вы по-прежнему собираетесь продолжать знакомить меня с отдаленными объектами вашей собственности?
        Эстер взяла вареное яйцо и строго взглянула на Уильяма.
        - Как вы себя чувствуете, мисс Олдфилд, в это прекрасное утро? - с насмешливой вежливостью поинтересовался тот. - Я вынужден огорчить вас - до конца недели мы не сможем и носа высунуть отсюда.
        Вот это новости!
        Позже они сидели вдвоем в кабинете. Билл Картер белозубо улыбался, разместившись за письменным столом, а гостья стояла около окна, из которого открывался вид на чудесно ухоженный, хотя и совсем небольшой по размерам парк. Вообразить только - какая красотища существует где-то у черта на куличках, среди сжимающегося кольца безлюдной и бесплодной пустыни.
        - Да не волнуйтесь вы, мисс Олдфилд, мы и здесь прекрасно проведем время. Передвигаться сейчас на любом виде транспорта просто опасно. Я постараюсь красочно рассказать вам обо всех объектах, и вы легко представите их себе. Так что, думаю, удастся плодотворно поработать.
        - Знаете что, мне надоел этот фарс. - Эстер подошла к креслу, стоящему перед письменным столом и села. - Вы не могли бы устроить так, чтобы мое задержавшееся в детстве «я» смогло возвратиться домой?
        - Фу, как вы нескладно это сформулировали…
        - Разве не вы говорили о «некоторой инфантильности». Я употребила другое словосочетание. Какая разница?
        - О, разница есть, и весьма существенная. Если человек задержался в детстве, то это автоматически предполагает наличие детского эгоизма, трудностей переходного периода и тому подобное. А инфантильность, в том смысле, в каком употребил слово я, предполагает лишь наличие излишней наивности, старомодности в критериях нравственности. Я не имел в виду ничего обидного для вас. Просто вы такая, какая есть - со своими плюсами и минусами.
        Эстер внимательно посмотрела на него.
        - Вы сами верите в то, о чем только что сказали?
        - Ну а как еще можно оценить женщину, которая отказала в близости мужчине, которого сама выбрала себе в мужья?
        Бескомпромиссная четкость формулировки огорошила собеседницу:
        - Я… я… впрочем, ладно. Признаю, что вела себя старомодно, действовала с излишним упрямством… Ну да дело прошлого.
        - Не уверен, - изрек Уильям задумчиво. - Сюжет будет завершен, когда вы перестанете в душе сожалеть, что подвенечный наряд так и не был использован по назначению.
        - Кто… - зло заговорила Эстер.
        - Кто - кто? - перебил он. - Естественно, София! Она дала мне некий совет, когда я утром разговаривал с ней по телефону. София подсказала мне, что девушка, прошедшая через подобные испытания, нуждается в особенно чутком и деликатном обращении.
        Ну что тут скажешь! Снова несносные люди за ее спиной решают вопросы ее личной жизни!
        - А в какой связи София сказала вам это?
        - Да ни в какой! Я же сказал вам, что моя сестра человек добрый и вовсе не плохой. Только по временам у нее немного едет крыша.
        - По-моему, все в вашем семействе не без сдвига.
        - Это нехорошо… для вас. Ну, в том смысле, что, видимо, неприятно сознавать, что вы так сладко целовались с сумасшедшим.
        Эстер попыталась что-то сказать, но Уильям дал понять, что еще не высказал главного.
        - Вижу, мои слова вызывают у вас яростное сопротивление. Но так ли уж я одинок в своем мнении? Примерно так же по обсуждаемому вопросу высказались: моя сестра, которую, конечно же, удобней счесть сумасшедшей; ваша подруга Рут Эванс, эту можно причислить к разряду экзальтированных болтушек. Сюда же, как ни странно, попал и ваш бывший суженый с манерами бродячего пса. Кстати, не могли бы вы объяснить, почему, если вы считаете его безнравственным типом, его суждения обо мне приняты вами на веру?
        Теперь она изучающе посмотрела на Билла Картера. Тот, чувствуя интерес собеседницы, продолжил:
        - Кстати, к тем плюсам в моей характеристике добавлю еще штришок. Ведь это я обеспечил вас клиентурой Томпсона. Джон Коллинз только заикнулся об уходе Томпсона и новом молодом работнике - я тут же заочно проголосовал за вас…
        - Что вы хотите этим сказать? Что вы мой благодетель? А, кстати, почему вы приняли предложение Коллинза?
        - Потому что этот трепач как-то в порыве откровенности заявил, что вовсе не жалеет об уходе вашего пенсионера, так как вместо него появилось существо новое, молодое и крайне перспективное. Вот мне и захотелось познакомиться с этим феноменом. Кстати, Коллинз не сказал мне, что речь идет о женщине. Только дал понять, что стоит прибегнуть к помощи этого юного дарования.
        Эстер была искренне удивлена. А похвала, хоть и высказывалась в причудливой форме, в глубине души порадовала. Все-таки странный человек… О чем она не преминула заявить ему:
        - Все-таки, мистер Картер, вы странный человек.
        - Пусть так, но обещайте мне никуда не рваться до конца недели. Из Вестклиффа, Эстер, к сожалению, нельзя взять и уйти просто так.
        - Если я приму решение покинуть это место, то тем или иным способом добьюсь его выполнения, - заверила Эстер.
        - Браво, - пробормотал Билл, и в его глазах опять загорелся уже знакомый ей огонек.
        Да, странный человек. Но что-то в нем есть, кроме настораживающей самоуверенности, - во-первых, умен, во-вторых, красив… О Боже, спаси от этих мыслей! - взмолилась Эстер.

5
        До самого обеда Эстер не обмолвилась с Биллом ни единым словом. Благодаря этому ей удалось сильно продвинуться в своих изысканиях. Завершив намеченную на день работу, она решила побродить по имению.
        В одном из залов обнаружила настоящую картинную галерею, где, судя по всему, были представлены произведения одного автора. Да, в небрежном росчерке подписи угадывалась фамилия - Картер.
        В основном изображалась пустыня. Казалось бы, что можно увидеть за этим томительным однообразием? Но явно рисовал профессионал высокого класса - пустыня под кистью художника становилась зримым свидетельством могучих сил природы.
        Встречались среди картин и портреты. На одном - совсем юная София. В мальчике на другом легко узнавался Уильям. Интересный портрет, который при внимательном взгляде мог бы немало рассказать о том, каким выйдет в самостоятельную жизнь этот красивый юный наследник рода Картеров.
        Перед ужином Эстер снова вернулась в галерею к этой картине. Из таблички на раме следовало, что портрет написан, когда Уильяму было двенадцать лет.
        Эстер удивило, что в детском лице угадывались черты сегодняшнего взрослого Уильяма Картера. Он был изображен сидящим верхом на лошади, и его гордый безразличный вид явно свидетельствовал о понимании того, что все вокруг принадлежит безраздельно ему, и только ему. Глаза отражали сильный характер человека, для которого не существует преград в достижении поставленной цели.
        У нее перехватило дыхание от мысли о том, что все эти качества могут быть обращены лично против нее.
        - Эстер?
        Женщина повернула голову и обнаружила, что Уильям Картер стоит неподалеку и изучающе смотрит на нее. Надо же, застал ее так неожиданно, впору сквозь землю провалиться. Покраснев от смущения, Эстер попыталась направить разговор в искусствоведческом направлении - мол, мне не важно, кто изображен, но манера мастера…
        - Да, хорошая работа. Рисовала моя тетя.
        - Пора, пожалуй, ужинать, - вдруг заявила Эстер и с независимым видом направилась к столовой.
        - Вы правы, - холодно согласился Билл. - Вы позволите? - Он взял ее под руку. - Если хотите, после ужина мы могли бы пару часов поработать.
        - Не пойму, чего вы хотите?
        - Я имел в виду, что у вас наконец появилась реальная возможность всерьез покопаться в столь любимых вами бумагах и счетах.
        - Этого шанса я не упущу, - заверила молодая женщина и высвободила свою руку.
        Было уже десять часов вечера, когда они, проведя несколько часов в кабинете, и вправду решили наконец поставить точку. Эстер детальнейшим образом просмотрела все акции и бумаги принадлежавших ему компаний и тех, в делах которых он принимал участие. Зевнув, она, наконец заявила, что на сегодня труды пора завершить.
        - Вам, исходя из количества документов, был бы нужен собственный юрист. Никому из Картеров не приходила мысль создать холдинговую компанию?
        - Об этом я прогудел все уши отцу еще много лет назад, но он не верил во все эти, с его точки зрения, новомодные штучки. - Билл состроил смешную гримасу и развел руками. - До момента кончины отца большую часть времени я тратил на то, чтобы скрыть от него следы своей, надеюсь, созидательной деятельности.
        - Он не готовил вас к управлению своей империей?
        - Не совсем так - по-своему готовил. Но до поры до времени я должен был демонстрировать не свою силу, а его. То есть казаться во всех сферах деятельности слабее старика.
        Эстер улыбнулась.
        - Вы уж простите меня, если это прозвучит несколько бесцеремонно, но вряд ли в вашей семье царил дух взаимной любви и доверия. Ну а в новых условиях, когда вам никто уже не мешает, почему бы не создать холдинговую компанию?
        - Может быть, вы возьметесь за это нелегкое дело?
        Глаза Эстер округлились от удивления.
        - Вы, конечно, шутите?
        - О нет! Я говорю более чем серьезно. И могу дать гарантию, что это будет очень хороший шаг в вашей карьере.
        Эстер опустила глаза. Предложение лестное, но…
        Билл ухмыльнулся.
        - Что вас смущает? Необходимость работать вместе со мной?
        - Если хотите знать, да. - Эстер смотрела прямо на него, в ее широко раскрытых зеленых глазах можно было заметить смущение. Он подался вперед.
        - Мы устроим все так, чтобы сохранить полную вашу независимость… Если наши личные контакты будут мешать работе, мы откажемся от них.
        - А почему вы считаете, что личные контакты могут обернуться проблемой? - наивно спросила молодая женщина и тут же пожалела, что эти слова сорвались с языка.
        - Когда я наблюдал, как вы рассматривали мой злосчастный портрет, то понял, что вы способны на интриги. Вот вам мое объяснение.
        Снова он старается ее обидеть. Эстер едва сдерживала слезы. Переведя дыхание, она еле слышно сказала:
        - Не могу понять направление и суть нашего разговора…
        Его голубые глаза сузились.
        - По-моему, Эстер, вы и не пытаетесь сделать этого, просто не желаете понять главного из того, что я вам втолковываю.
        - Вы имеете в виду… неотвратимость моего согласия лечь с вами в постель?
        - Естественно. Дело в том, что какие бы отношения ни возникли между нами, они никогда не станут так неприятны вам, как это было в случае с Патриком Керром.
        - Вам-то откуда знать?
        - Все очень просто. Между нами может произойти только то, что будет приятно вам, что случится в соответствии с вашим желанием. Основанное на абсолютной честности, это станет проявлением настоящей жизни, а не чего-то схоластического, стерильного, противоестественного. Не исключено, что скоро Эстер Олдфилд превратится в живую, теплую, полнокровную и… темпераментную женщину. Ведь пока вы только бездушный калькулятор.
        Эстер закрыла глаза и, порывисто вскочив, выбежала из кабинета.
        - А зачем? - напряженным голосом спросила Эстер на следующее утро, услышав приглашение Картера к полету по окрестностям.
        - Во-первых, мне казалось, что небольшой перелет успокоит ваши нервы, а во-вторых, я хочу увидеть реальную ситуацию с распространением наводнения.
        - Что касается моих нервов, то они в полном порядке.
        На это замечание Билл ответил:
        - Тогда это путешествие должно настроить вас на лирический лад.
        Эстер промолчала, только бросила на надоедливого собеседника холодный пристальный взгляд.
        - …И это весь Маунт-Монро? - удивилась Эстер примерно через час их полета.
        - Да. Сто двадцать душ, пивная, фельдшерский пункт и все. Правда, есть еще ипподром. - Он показал рукой куда-то вниз. - На пару дней в сентябре сюда прибывает много народу - до пяти-шести тысяч человек!
        - Шесть тысяч на этом пятачке?! - искренне изумилась Эстер. - Где же они размещаются?
        - Живут в палатках. Дело в том, что бега в Маунт-Монро одни из самых популярных. Их история насчитывает более ста десяти лет.
        - Даже не могу себе представить, как все это происходит.
        - Нарисуйте себе мысленно такую картину: четверть миллиона выпитых банок пива, море широкополых ковбойских шляп и звенящих шпор. Сотни три легких самолетов на взлетной полосе, разряженные в пестрые тряпки туристы, и среди них стражи порядка в высоких сапогах и с широкими кожаными ремнями. Тут же боксерские ринги, разного рода шоу, кафе, бары, забегаловки… Вот так и выглядит Маунт-Монро в дни бегов… Между прочим, за сегодня это первая улыбка для меня, - педантично констатировал Билл, увидев, что Эстер улыбнулась.
        - Тогда это дорогого стоит, - пошутила она. - Чем мы займемся?
        - Пивная, видимо, закрыта. В межсезонье это жалкое зрелище. Большинство посетителей - транзитники, развозящие грузы по различным точкам в окрестностях этого замечательного «центра цивилизации». В различных дырах тоже есть свои ипподромы. Они, конечно, не так знамениты… Здешние бега прославились еще в те дни, когда через эти места пролегал путь, по которому гнали скот по пятисоткилометровой дороге.
        - Значит, именно тут действовали пиратские капитаны, каторжники и миссионеры?
        - Да. Если вы уже насытились впечатлениями, то мы можем лечь на обратный курс. Но предлагаю пообедать тут.
        - Тысяча восемьсот восемьдесят четвертый год! - с удивлением воскликнула Эстер при виде фасада старомодного отеля. - Вот это да!
        - Ладно, ладно, умерьте ваши восторги. - Билл слегка подтолкнул спутницу в сторону отеля, окруженного каменной площадкой. Самолет он посадил буквально через дорогу от здания. - Как вы воспримете предложение опрокинуть по большой кружке ледяного пива? - невинно спросил Уильям.
        - Мне кажется, бокал ледяной колы больше подойдет к текущему моменту.
        - Надеюсь, что вы, будучи честной девушкой, не станете отрицать, что мои предначертания сбылись: ваше нервное состояние улучшилось. - Он решительно поднимал самолет вверх, направляя его назад, в Вестклифф.
        - Да, это так, - смущенно согласилась честная девушка и вдруг с удивлением воскликнула: - Это что? Уже Вестклифф?
        - Нет. Это другое поселение.
        - С воздуха все так похоже! - Эстер повернулась к Биллу: - Спасибо вам за сегодняшний день!
        - Я рад, если доставил вам удовольствие, Кстати, есть еще немало интересного в часе-другом лета отсюда, может быть, стоит посмотреть?
        - Не смею вас обременять, - ответила она.
        - Ну что вы! Скажите, пожалуйста, милая леди, вы когда-нибудь мысленно возвращаетесь к вечеру нашего знакомства?
        - Стараюсь не делать этого, но не всегда получается…
        Эстер нарочито внимательно стала вглядываться в окно. Какое-то время они летели в молчании, наконец Билл с удовлетворением воскликнул:
        - Все! Мы в Вестклиффе.
        И вдруг тихо выругался.
        - Что случилось? - встревожилась женщина.
        - Да вон, посмотрите вниз. У нас гости!
        Посмотрев вниз, она заметила чей-то легкий самолет.
        - Вы знаете, чей это?
        - Да, это Чарлз Блатт пожаловал собственной персоной и, видимо, не один.
        - Это интересно!
        - Так или иначе, вам все равно пришлось бы с ним встретиться.
        - Вы ведь его не любите, правда?
        Билл коротко взглянул на нее, и глаза поразили своей холодностью.
        - Да, я его не люблю!
        Больше он не произнес ни слова, сконцентрировав внимание на посадке самолета. Билл не ошибся - в гости пожаловали супруги Блатт.
        - Мы решили, что вам нужна помощь, Билл, - произнес Чарлз, как только они встретились. - Мы знаем, что София и Мартин на время выбыли из игры, и Кэй сказала, что надо полететь к вам и спросить, не нужна ли помощь. Правда, дорогая?
        Кэй Блатт едва оправилась от изумления, вызванного присутствием Эстер, и после холодноватого приветствия сказала:
        - София что-то говорила о приезде бухгалтера… - Потом повернулась к Биллу: - Может быть, мы здесь лишние? Если так, скажите прямо и мы тут же улетим.
        У Кэй были рыжие шелковистые волосы, серые глаза и темные густые ресницы. Прелестно смотрелась ее подтянутая фигура. В женщине угадывалась врожденная уверенность, как и у Софии, да и у самого Картера, что весь мир принадлежит только им. Эстер вынуждена была признать: более красивой женщины она в жизни не встречала. С первого взгляда ясно: Кэй Блатт глубоко наплевать на все бухгалтерские проверки семейной фирмы.
        Билл, игнорируя агрессивный тон, взятый Кэй, мягко поинтересовался:
        - Как дети?
        - Нормально. Мы оставили их дома. И все же вы мне не ответили - мы что, не очень кстати?
        - Дорогая Кэй, - разлюбезничался Билл, - как это вы и можете быть некстати?
        Голубые глаза Уильяма Картера смотрели обезоруживающе, и только тот, кто хорошо знал Билла, мог уловить сейчас в этом взгляде стальной отблеск.
        - К тому же мисс Олдфилд будет интересно познакомиться с вами… С обоими, - счел нужным добавить он после паузы.
        - Что-нибудь не так? - Эстер задала свой вопрос единственной дружественной ей душе в этом доме - экономке. Та с мрачным видом оглядывала обеденный стол. - По-моему, все очень красиво…
        - Да, вроде бы неплохо… Но когда сюда прибывает миссис Кэй, мне всегда не по себе… она такая придирчивая.
        - А почему здесь пять приборов? Мне казалось, нас только четверо…
        - Сказали, что, вероятно, прибудет и пастор. Очень симпатичный человек. Кстати, этот дом издавна славится своим гостеприимством. Моя мама работала здесь когда-то, еще до меня, и помнит, как сюда заезжали политические деятели, художники, поэты… Конечно, после смерти родителей мистера Билла все пошло немного по-другому, но София прилагает немало усилий, чтобы возродить былую славу поместья. Со временем будущей жене Билла придется все взять в свои руки. Как воспримет это София, предсказать боюсь. О Господи! Что это я болтаю? Видно, от страха перед миссис Кэй я просто поглупела. Все! Больше не скажу ни слова.
        - Вы имеете в виду, что не скажете больше ни слова обо мне? - В комнату неслышно вплыла Кэй в роскошном вечернем туалете. Демон зла и ангел красоты, видимо, вместе создавали ее прекрасный облик. - Надеюсь, вы не слишком много говорили при постороннем человеке? - Ее серые глаза с вызовом посмотрели на мисс Олдфилд.
        Экономка залилась густым румянцем, но Эстер вовсе не собиралась мириться с отведенной ей ролью.
        - Если вы считаете, что разговор мог идти только о вас, то глубоко заблуждаетесь. Мы говорили на тему, которую не скрывают от посторонних. Теперь, простите, вынуждена покинуть вас, надо переодеться к ужину.
        - От Рут Эванс? - Кэй Блатт не спрашивала, а утверждала. Сузив глаза, она внимательно осматривала наряд Эстер.
        - Нет, вы ошибаетесь. Но неужели вы так хорошо знаете работы Рут?
        - Так хорошо? Что значит так? - Кэй смотрела на Эстер сквозь стекло своего бокала, и в глазах ее угадывался ревнивый интерес к новой знакомой Уильяма Картера. Чарлз Блатт стоял рядом с женой. Билла и пастора пока не было.
        - Тот же вопрос в отношении создательницы наряда задала мне и София, когда я появилась в этом платье пару вечеров назад, - сочла нужным сказать Эстер.
        - Смею заверить вас, что я неплохо знаю Рут, - холодно сообщила Кэй. - А Чарлз встречался с Патриком Керром. - При этом, как ни странно, в серых глазах Кэй мелькнуло подобие сочувствия к Эстер. Было в них и недоумение, как, мол, Патрик Керр мог покинуть такую женщину, как мисс Олдфилд.
        - Понятно. Мир воистину тесен. Вы знаете обо мне почти все! - Эстер сказала это совершенно спокойно, без тени обиды в голосе.
        - Возможно, - признала Кэй Блатт.
        - Ага, вы все уже здесь! - раздался голос Билла. Хозяин радостно приветствовал гостей. Рядом с ним стоял пастор - небольшого роста, крайне жизнерадостный человечек в сутане. - Значит, пора к столу, - констатировал Картер и предложил мисс Олдфилд руку.
        Так начался этот ужин, на первый взгляд соединивший приятное содружество близких людей. И тем не менее в атмосфере гостиной чувствовалась какая-то странная напряженность.
        Чарлз Блатт внешне напоминал Мефистофеля - высок, черен, черты лица правильные, почти красивые, но только почти. В его облике чуть-чуть улавливалось сходство с Софией, но не с Биллом. Достойный представитель ветви древа Картеров - эталона богатства, уверенности и процветания. Всего-то у него было в избытке, разве что не хватало обаяния и привлекательности Уильяма, той самой изюминки, которая и делала Билла порой просто неотразимым.
        В семейном союзе Блаттов тоже не угадывалось гармонии. Впрочем, Кэй и Чарлз вовсе не стремились демонстрировать особую теплоту своих взаимоотношений. Но чего бы ни касался разговор - детей, погоды, хозяйства, - обо всем супруги говорили с легким юмором. Один раз Чарлз сделал жене неожиданно резкое замечание, которое она демонстративно пропустила мимо ушей.
        Эстер тщетно пыталась проникнуть в тайну клана Картеров. Никак не получалось стройной картины. Высокомерная Кэй, видимо, глава семьи Блатт. Почему Чарлз мирится с ее диктатом? Откуда скрытая взаимная антипатия между Кэй и Биллом? Между Чарлзом и Биллом? Что бы там ни говорила София, Эстер чувствовала, что Кэй явно враждебно настроена по отношению к Картеру и даже не в силах порой скрыть этого. Но опять вопрос: почему свою враждебность она распространяет на любую женщину, оказавшуюся рядом с Биллом?
        Ответы на все неясные вопросы ищи, мисс Олдфилд, в прошлом, куда тебя никто, собственно, не собирается пускать. В этом прошлом возможно, могло свершиться странное - брак между Кэй и Биллом. Не свершилось. Почему?
        Когда настало время перейти к десерту, пожалуй, только один Уильям Картер чувствовал себя легко и уверенно. Он умело прятал свою антипатию к Чарлзу, как и настороженность по отношению к его супруге. Сыпал анекдотами, которыми смешил больше всего симпатичного пастора.
        Вот Уильям ловко чистит и режет яблоко - Кэй почти любуется его движениями, красотой больших мужских рук… И тут же может злым взглядом встретить его шутку.
        Ужин закончился, и через некоторое время Эстер решила уйти к себе, но перед этим немного прогуляться в одиночестве. Задумавшись, она налетела ненароком на Уильяма и тут же стала смущенно извиняться.
        - Ничего страшного, мой прекрасный бухгалтер, - успокоил женщину Уильям. - Жаль, что не во всем вы так же решительны и напористы. И еще жаль, что я обойден…
        Он подыскивал слово. Эстер нетерпеливо спросила:
        - Чем вы, собственно, обойдены?
        - Как чем? - Он приподнял в удивлении бровь. - Вашим вниманием, естественно.
        - Что-то я вас не понимаю… - тихо и, пожалуй, излишне серьезно произнесла молодая женщина.
        - Уж так-таки не понимаете? Ладно, объясню: сегодня я как никогда нуждаюсь в женской ласке.
        Она поначалу оторопела от его слов, а потом запальчиво проговорила:
        - Сами позволили ей уйти от себя, а теперь вот переживаете, хотите ее, но былого, увы, не вернешь…
        - С чего вы взяли? - возразил Уильям.
        - Единственно разумное объяснение вашего подавленного состояния.
        - Разумное? - Уильям с сосредоточенным видом осмысливал сказанное ею. - Бывают моменты, моя дорогая мисс Олдфилд, когда меньше всего хочется быть разумным.
        Эстер, секунду поколебавшись, повернулась, чтобы уйти, но он поймал ее за запястье.
        - Не пытайтесь здесь поцеловать меня! - с угрозой в голосе предупредила Эстер.
        Его шокирующе циничный взгляд скользнул вниз с копны кудрей к вырезу платья.
        - Означает ли то, что я от вас услышал, что в более подходящем месте я могу вас поцеловать?
        - Нет, я имела в виду… - Эстер запнулась.
        - Ну, конечно, мир перевернется, если чего доброго вас утром увидят выходящей из моей комнаты. Или у вас есть на примете другое место, где мы могли бы прийти к взаимоприемлемому решению проблемы? Нет, скорее всего, вы пойдете путем преодоления собственного желания. Вы перетерпите острую жажду близости, чтобы в один прекрасный день поставить себе в заслугу собственную силу воли! Неужели не боитесь упустить свой шанс, ведь он может больше никогда не повториться?
        - Как не повторился для вас упущенный шанс с ней?
        - Упущенный шанс с ней? Разве я говорил нечто подобное? - Он отпустил ее запястье и с удивительной нежностью кончиками пальцев коснулся ее губ. - Вы ошиблись, я ничего подобного не говорил.
        А каково сейчас Кэй? - вдруг подумала Эстер. Переживает она трагедию прошлого или вовсе не считает ее трагедией? Господи, да какое ей дело до этой холодной красавицы! Неожиданно для самой себя, просто поддавшись внезапному порыву, Эстер вдруг произнесла:
        - Насколько я понимаю, вы предлагаете на пару дней приостановить работу и куда-нибудь сбежать вдвоем?
        - Да, - коротко подтвердил Уильям.
        - Но я ничего вам не могу обещать… Я хочу сказать… Нет, я не знаю точно, что я хочу вам сказать. - В ее глазах промелькнул отблеск странной грусти.
        - Но сама идея вас не пугает?
        - Дело совсем не в этом. Как вы сможете покинуть дом сейчас при таких обстоятельствах?
        - Не беспокойтесь. За Мартином присмотрит София, за домом - Чарлз, раз уж он оказался тут.
        - Но…
        - Господи! Не надо никаких «но», Эстер. Просто скажите «да».
        - А куда мы полетим?..
        Солнце уже почти скрылось за горизонтом, и его лучи были видны только потому, что самолет успел набрать высоту. Никто не вышел проводить их. И Эстер подумала, что те люди в доме даже не заметили их побега.
        - Предлагаю полететь в Кип-Белл, - сказал Уильям, внимательно вглядываясь в панель приборов. - Вы когда-нибудь были там?
        - Да, конечно. Но только проездом. Не останавливалась.
        - Это хорошо, - сказал Уильям со значением.
        - Почему?
        - Что «почему»?
        - Почему это хорошо?
        - Ну, теперь остановитесь. А мне хорошо, что я не один, а то пришлось бы бояться привидений.
        Они приземлились на небольшом аэродроме. Картер загнал самолет в ангар, нанял автомобиль…
        Увидев растерянность на лице спутницы, подбодрил:
        - Выше нос, Эстер, нам предстоят маленькие, но счастливые каникулы. Улыбку на лицо! Мы ведь едем на праздник, а не на поминки!..
        - Ну как, нравится номер?
        Эстер оглядела апартаменты. Она предполагала, что этот маленький отель будет довольно дорогим, но такой роскоши все же не ожидала. Из окна открывался замечательный вид на залив, но был виден и кусочек улицы. На ней теснились шикарные рестораны и ресторанчики, кафе и бары под открытым небом.
        Номер находился на втором этаже. Целая квартира - спальня, гостиная, а между ними уютный кабинет и даже кухня для желающих готовить себе самим. В гостиной - телевизор, проигрыватель. Была и нависавшая над бассейном терраса. Мебель располагала к неге, полы устланы толстыми коврами. В спальне стояла поистине королевская кровать, а в туалетной комнате, отделанной мрамором, - огромная, утопленная в пол ванна.
        - Билл!..
        - Нет, Эстер, не говори ни слова! - И он поднял ее на руки.
        Когда через несколько долгих минут они прервали поцелуй, она не могла сразу перевести дыхание. Взгляд ее блуждал, губы горели. Но Билл не отпустил ее и теперь. За плечи он притянул податливое женское тело к своей сильной, мускулистой груди. Он шептал ей ласковые слова, городил чепуху, задавая дурацкие вопросы. Она не отстранялась и, едва различив вопросительные интонации в его голосе, отвечала что-то вроде «да», «возможно», «тебе кажется», «не знаю». А Билл тем временем расстегивал пуговицы ее блузки.
        И вот она стоит перед ним в одних джинсах и изящном кружевном лифчике. Мысли путались, скакали, но одна звучала в сознании четко: уж если мне когда-нибудь суждено совершить это, то лучше прямо сейчас, пока мне не стало страшно… Эстер чувствовала себя несколько напряженно, но по-прежнему не пыталась высвободиться из его объятий.
        - Как мне это нравится, - сказал Уильям почти неслышно и проник пальцами под тонкую паутинку лифчика. При этом он внимательно следил за своими действиями, потом, подняв взгляд, посмотрел ей в глаза: - Я думаю, что мы можем позволить себе расслабиться и отдохнуть.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Сначала пойдем и немного поплаваем…
        Эстер положила свои ладони ему на плечи, чтобы удержать равновесие, и прижалась к нему.
        - Я не взяла купальника…
        Он медленно поднял ее замечательные густые волосы.
        - Какие они у тебя красивые. - А потом совершенно другим, будничным тоном сказал: - Эту беду тут легко поправить.
        - Я… я тоже так думаю.
        - Тогда пошли купим все, что нам надо. Потом перекусим, потом поплаваем и посмотрим, как это все на нас подействует…
        Глаза его сейчас были невероятно голубыми; она ощущала мощные округлости мышц на его руках под закатанными вверх рукавами.
        - Действительно, почему бы нам все это не проделать именно в такой последовательности, - спокойно и рассудительно согласилась Эстер.
        - Скажи мне, дорогая, о чем ты сейчас думаешь?
        - Пожалуй, ни о чем особенном. Даже не знаю, что и ответить на этот вопрос.
        - Тогда честно признайся - согласие близости со мной будет жестом отчаяния? - Он опустил руки на ее талию и провел по бедрам.
        Эстер задумалась, ощущая его горячее дыхание на своем лице. Он легко поцеловал ее в висок.
        - Абсолютно честно говорю тебе, что вообще еще не решила, собираюсь ли я пойти на это…
        Билл нахмурился.
        - Ну а почему бы тебе не сделать этого по самой простой человеческой причине - просто потому, что хочется?
        - Да, это так… скрывать бессмысленно и бесполезно.
        - Благодарю тебя, Эстер, - прервал он ее сухо.
        У нее опять перехватило дыхание, когда в его глазах появился знакомый недобрый блеск. Спустя несколько секунд она спросила:
        - Я тебя чем-то обидела?
        - Не стоит возводить это в столь высокую степень, - ответил Билл задумчиво, но отпустил ее, потом, подняв блузку с пола, передал ее хозяйке. Она надела это невесомое изделие и стала застегивать пуговки.
        - Если я что-то сказала не так… - Она почти плакала.
        - Думаешь, ты обидела меня? Пустяки. Дай-ка я застегну тебе пуговицу, и пойдем за покупками. Все в порядке, так и должно было быть, мисс Олдфилд. Может быть, вы желаете поправить макияж? У вас такой вид, как будто вы только что с кем-то целовались.
        Эстер, взяв косметику, удалилась в ванную, придирчиво оглядела себя в большом зеркале и признала, что Уильям прав. Прическа не в порядке, помада размазалась… И тут ей подумалось, что, наверное, не стоило вносить нотку пессимизма и неопределенности в планы Уильяма Картера, человека, который так внезапно ворвался в ее жизнь и терять которого теперь уже так не хотелось.

6
        - Вот этот выглядит совсем неплохо.
        - Верно, - согласилась Эстер и добавила к трем отложенным раньше еще один купальник. Не было никакой уверенности, что Билл просто-напросто не поддразнивает ее. Но, кажется, он всерьез ведет переговоры с продавщицей бутика, где продавались очень дорогие товары.
        - Я, пожалуй, примерю вот этот.
        - Конечно, Эстер, почему бы нет? - сказал он вполне серьезным тоном, но глаза явно смеялись.
        - Ты думаешь, что я при тебе…
        - Да, да, - прервал ее Уильям, - именно этого я и жду. В каждом из них ты просто обязана продефилировать передо мною. Хотя я не уверен, что такое испытание под силу моей слабой нравственности. - И он звонко рассмеялся. Потом продолжил уже серьезно: - Знаешь, я не взял с собой ни одной книги, давай заглянем в книжный магазин напротив. Если доверяешь моему вкусу, я схожу один, а ты продолжай свои изыскания здесь.
        Конечно, Эстер сразу же согласилась на такой вариант.
        Уходя, Билл сообщил, что встретятся они за столиком вон в том уютном ресторанчике, что располагался чуть дальше вниз по улице.
        Ну, наконец купальник выбран. Продавщица одобрила ее вкус - именно этот купальник, хоть и закрытый в отличие от других, ей особенно к лицу. И, главное, подходит к цвету глаз. Девушка предложила еще пляжную шляпку и косынку - под цвет.
        - Да, пожалуй, вы правы, я возьму все. - Эстер полезла в сумочку за деньгами.
        - О нет, нет! Покупки оплачены!
        - Что значит оплачены? - не поняла Эстер.
        - Тот джентльмен, - бархатным голосом, в котором прозвучала нотка искренней зависти, сказала девушка, - он уже заплатил за все вещи сразу.
        И она подала прелестной покупательнице большой пакет, в который уже были сложены покупки.
        - Какие вещи? - занервничала Эстер.
        - Может быть, вы хотите посмотреть на них? У вашего… друга очень хороший вкус.
        В большом пакете оказалось три других, поменьше. В первом был на редкость красивый сарафан свободного покроя. В другом - тоже очень красивая ночная рубашка, больше похожая на пеньюар. А из третьего на свет появились бикини с очень миниатюрным лифчиком и легкое шелковое платье жемчужного цвета, явно для вечерних приемов.
        - Все точно вашего размера, - заверила продавщица, - будет сидеть великолепно.
        Эстер была взволнована и невольно бросила взгляд на книжный магазин, но Уильяма и след давно простыл.
        - Но он же не знал, сколько купальников я в конце концов выберу, - засомневалась покупательница, - и уж тем более не мог догадаться о появлении шляпки.
        - Все очень просто. Он дал мне подписанный чек, и мне останется только проставить окончательную сумму.
        - А… понятно.
        Эстер подошла к ресторану и сразу увидела Билла. Он сидел за столиком, вынесенным прямо на тротуар, и читал газету. Заметив Эстер, он тут же встал и пододвинул ей легкое кресло.
        - Дорогая, - тихо начал он, когда их взгляды встретились. - Надеюсь, что все подошло? Кстати, тебе очень идет эта шляпка.
        Эстер опустилась в кресло, а пакет поставила на соседнее. Потом с беззаботным видом произнесла:
        - Нам, видимо, придется продолжить разговор о многообразии методов шантажа?
        - Для нас, я уверен, нет запретных тем! Если ты считаешь актуальной тему шантажа, то можно затронуть и ее.
        В глазах молодой женщины неожиданно вспыхнули веселые искры.
        - Вот, например, пеньюар. Он очень красив. Но с какой стати он появился в пакете?
        - Боюсь, что я поддался чисто мужскому импульсу. Просто не мог отказать себе в удовольствии представить себе, как ты будешь хороша в нем. И мне еще показалось, что платье будет очень гармонировать с той парой знакомых туфелек бронзового цвета.
        - А не пришло ли вам в голову, мистер Уильям Картер, что я не могу не думать об ожидаемой расплате за все эти изумительные подарки?
        - Фу ты, Эстер, и такие кощунственные мысли могли прийти тебе в голову?
        - Но ты, конечно же, заранее знал, что это великолепие неминуемо вызовет у меня прилив телячьего восторга.
        - Вот это да! - Уильям даже присвистнул от удовольствия. - Нет, на такое примитивное проявление чувств я не рассчитывал. Я даже размышлял на тему, возьмешь ты пакет или оставишь его лежать на прилавке.
        Эстер мрачно произнесла:
        - Ты с чего начал? Разденься, примерь, разденься, отдайся… Ну скажи, зачем ты сейчас меня дразнишь, Билл?
        Он изучающе смотрел на нее.
        - Я не дразню тебя, и давай не будем заострять ситуацию. Поверь, она не стоит того.
        - А наше путешествие, наше присутствие здесь - оно «стоит того»? Пустячок, не требующий работы памяти… Нет, так у меня ничего не получится!
        - Эстер, а что, если тебе взять и расслабиться? Мне так хочется, чтобы ты просто хорошо отдохнула, не занимаясь самокопанием и самокритикой. И, пожалуйста, в разговоре со мной избегай дурацких формулировок типа «примерь - отдайся»…
        - Тогда…
        - Хватит, дорогая! Немного развлечений в поездке еще никому и никогда не вредило. Кстати, вот и наш обед.
        - Так, и тут ты обошелся без меня, - обиженно констатировала Эстер. Но увидев, что несут гамбургер с кучей чипсов, смягчилась. - Это все нам?
        - Да, плюс пара бокалов вина… Мы же пропустили завтрак.
        - Ну как, наелась? - поинтересовался Уильям после окончания трапезы.
        - Вполне. - Эстер откинулась на спинку кресла и перевела дух, затем допила вино. - Во всяком случае, не скрою, что в данный момент меня на пляж не тянет. Больше всего хотелось бы немного поспать.
        - Тогда вернемся в отель, - немедленно согласился Билл. - Ты расположишься в спальне, а я размещусь на одном из тех гигантских диванов.
        - Ты это серьезно или опять шутишь?
        - Абсолютно серьезно. Сиеста после обеда - чрезвычайно цивилизованный обычай, особенно в субтропиках. А поплавать мы еще успеем…
        Эстер заснула не сразу, лежала, перебирая в мыслях фрагменты их любопытной беседы. Потом она провалилась в сон и проспала часа полтора без сновидений и тревог. Когда проснулась, Уильям сидел в шезлонге на террасе, читая книгу.
        - Привет. - Он увидел Эстер, стоявшую в дверном проеме. Она терла глаза, пытаясь разогнать остатки сна. - Ну что, теперь лучше себя чувствуешь?
        - Да, намного!
        Билл решительно отложил книгу.
        - Тогда иди надевай новые доспехи и в бой. Пойдем поплаваем.
        Она надела купальник, накинула поверх просторный сарафан.
        День был жарким, вода призывно поблескивала, преломляясь искрами в лучах солнца. Они так и не сказали друг другу ни слова с того момента, как вышли за пределы своих временных роскошных владений. Но оба ощущали какую-то особую общность, удивительную духовную близость.
        Эстер сбросила сарафан и, обгоняя мужчину, вбежала в воду.
        - Ну и как? - поинтересовался Билл, когда они вышли из воды на берег.
        - Потрясающе, - шепотом ответила молодая женщина, хватаясь за полотенце.
        - Ты здорово плаваешь, - серьезно заметил Билл.
        - Я очень люблю плавать. Ты тоже, кстати, неплохой пловец.
        - Чем бы ты предпочла заняться сейчас? Может быть, погреться на солнышке?
        - Нет, с недавнего времени я люблю, поплавав, пройтись в хорошем темпе вдоль берега, а потом, - она улыбнулась уголками губ, - выпить… хорошую старомодную чашку чая.
        Они вошли в номер, и он поинтересовался:
        - Какой чай заварить?
        Светским тоном женщина назвала свой выбор.
        Потом Эстер развесила полотенца и купальник, приняла душ, нырнула в белые шорты, набросила на себя желтую футболку. Ей пришлось побороться с непокорной копной волос, которые после душа долго сопротивлялись гребню и щетке. Старания были вознаграждены похвалой Уильяма.
        - Твои волосы просто прекрасны. - Так восторжен был его тон, что Эстер смутилась.
        - Спасибо.
        Уильям стоял за ее спиной, и она могла беспрепятственно рассматривать его отражение в большом зеркале. Какой же он все-таки сильный, красивый. Мужчина, от одного взгляда которого у любой женщины может перехватить дыхание.
        - Чай готов, я все накрыл на террасе. - Сказав это, Уильям тем не менее не сделал ни единого движения. Так они и стояли, в упор глядя друг на друга. Потом он опустил глаза и уступил ей дорогу. - Когда мы пойдем ужинать, не могла бы ты надеть мое платье? - нарочито безразличным голосом поинтересовался Билл.
        - А куда мы отправимся?
        - В один шикарный ресторан. Там очень мило, в новом платье ты будешь чувствовать себя прекрасно.
        - С удовольствием надену обновку. Тем более что мое единственное платье ты видел уже не раз.
        Он улыбнулся.
        - То, которое не от Рут Эванс?
        - Да… Кстати, они знают, куда мы исчезли?
        - Они… те, кто остался дома? Я написал им записку.
        - Какого содержания?
        - Ну, я не стал объяснять им, что мы вдвоем сбежали в это дикое голубое безмолвие. - По его губам пробежала мимолетная, почти брезгливая улыбка. - Я просто сообщил, что искать меня надо через секретаршу в Маунт-Монро.
        - Думаю, что они сообразят, куда мы отправились.
        - Тебя сильно волнует, что они подумают? Мне, например, абсолютно все равно.
        Она пожала плечами.
        - Что ж, возможно, ты и прав.
        Уильям Картер спросил неожиданно серьезным тоном:
        - Скажи, ты могла бы некоторое время поскучать в одиночестве? - Эстер вопросительно подняла брови. - Совсем ненадолго. Деловая встреча.
        - Да, я посижу почитаю.
        Она читала книгу и, время от времени отрываясь от страницы, наблюдала за людьми на пляже. Незаметно подкрались сумерки. Вернулся Уильям и принес два стакана холодного коктейля, составленного в баре по его рецепту.
        Эстер сделала глоток и, к радости изобретателя, высоко оценила вкусовые достоинства коктейля.
        - Благодарю вас за высокую оценку, мисс Олдфилд. Столик на ужин я уже заказал, но у нас есть еще не менее часа. Сегодня Мартина выпустили из больницы, - вдруг, вроде бы не к месту, добавил он. - София везет мужа на несколько недель отдохнуть. Ему еще предстоит походить в гипсе пару месяцев.
        - И куда они едут?
        - У них есть собственный дом на Южном берегу, поэтому отель им не понадобится.
        - Ты собираешься поехать к ним?
        - Я бываю там иногда. Однако, если поездка короткая, всегда стараюсь остановиться в отеле, - ответил Билл уклончиво.
        - Может быть, там просто недостаточно места?
        - Где, в этом доме? Ну уж нет, его строил мой отец.
        - А сколькими домами ваша семья владеет? - поинтересовалась Эстер.
        - Один ты уже посетила. Кроме него есть еще второй. Он прекрасен - старинный и очень удобный. Стоит над рекой. Кстати, а ты живешь в собственном доме? - поинтересовался Билл.
        Она объяснила свою ситуацию.
        - Но это твоя собственная квартира?
        - Да, мои родители выкупили ее несколько лет назад.
        - Выходит, ты живешь совсем одна, без родных?
        - Да, я одна как перст.
        И они улыбнулись друг другу как-то заговорщически, с пониманием. Потом посидели в тишине, каждый думал о своем. Но настала пора собираться на ужин.
        Платье было коротким, обтягивающим, без рукавов. Освещенные последними лучами солнца волосы, собранные в пучок, дополняли прекрасную картину.
        - Я готова, - заявила Эстер и чисто по-женски, не сдержавшись, спросила: - Ну что, платье оправдывает твои ожидания?
        - Что платье! Вы сами, мисс Олдфилд, просто великолепны!
        Она улыбнулась в ответ.
        - И вы, мистер Картер, более чем элегантны.
        Что правда, то правда. На мистере Уильяме Картере был длинный кремового цвета пиджак, тщательно отглаженные брюки и спортивная рубашка с отложным воротничком. Он поблагодарил за высокую оценку его внешности и заявил, что таких приятных слов даже не ожидал услышать. С его точки зрения, ее благосклонность означает, что она перестала с ним бороться. Конец конфронтации!
        - Ты так считаешь? - Эстер нарочито серьезно сдвинула брови, но в глазах мелькали озорные искры. - Не знаю, каким образом тебе удалось достичь этого, но я не могу не признать: мистер Картер прав, как никогда!
        Ресторан был расположен на веранде первого этажа. На каждом столике горела свеча. Здесь было красиво, элегантно. И, как выяснилось, кормили очень вкусно.
        Эстер будто подменили. Общительная, разговорчивая, благожелательная. Она смеялась его шуткам, легко парировала его поддразнивания. Они распили бутылку прекрасного вина. У самой мисс Олдфилд было такое ощущение, будто она пробуждается от долгого летаргического сна. Постепенно уходило напряжение, которое неизменно ощущалось ею на людях. Рядом с Биллом она явно радовалась жизни.
        Что-то прочтя в ее лице, он спросил:
        - Что-нибудь удивило тебя, Эстер?
        Она в ответ улыбнулась и лукаво поглядела на своего великолепного кавалера.
        - Да… Ты!
        Он вопросительно посмотрел на нее.
        - Честно говоря, удивление - это не совсем тот эффект, которого я добивался.
        - Разве? Знаешь, Билл, я просто подумала, что ты, если захочешь, можешь быть чертовски милым.
        Их взгляды встретились.
        Вчера бы другой была его реакция на подобное признание, сегодня же похвала, видимо, показалась недостаточной.
        - Не уверен, что твои слова можно принять в качестве комплимента.
        Эстер пожала плечами.
        - Я сказала то, что сказала, и не мое дело толковать сказанное.
        - Не уверен, что ты правильно оцениваешь меня, и не знаю, достаточно ли сильны твои чувства ко мне.
        - Увы, они с каждым часом становятся все глубже, и это пугает меня…
        - Поясни, что ты имеешь в виду?
        - Не думаю, что в этом есть необходимость, - тихо сказала Эстер, внимательно рассматривая свой бокал, потом резко подняла глаза на собеседника: - Это был прекрасный ужин, но я готова уйти, как только будешь готов ты.
        Уильям предложил:
        - Может быть, прогуляемся немного? После обильного ужина это полезно.
        - Как хочешь…
        Они так и поступили. Улицей, на которой стоял ресторан, они вышли к пляжу. А обратно возвращались, держа туфли в руках, как это уже было однажды.
        - У нас уже есть свои милые традиции. - Эстер констатировала этот факт, моя ноги.
        - Да, - подтвердил он.
        Уильям не включал верхнего света и не делал никаких попыток прикоснуться к Эстер, но у нее больше не было сомнений: вот-вот что-то должно произойти. Уильям больше не улыбался.
        - Ну же, Эстер, если ты согласна… если ты этого хочешь, - тихо прошептал он.
        - Хочу, - также тихо подтвердила она, но с места не сдвинулась.
        Не так давно она отрицала саму мысль о возможности физической близости с ним, считая, что серьезного продолжения у их отношений нет и быть не может. Но сейчас ей было наплевать на все умопостроения - она просто хотела этого мужчину, хотя где-то в тайниках подсознания мысль о пугающих последствиях присутствовала. Но что это могут быть за последствия, она даже не представляла. Пусть даже их роману не суждено продолжаться долго, но зато исчезнет стресс, вызванный уходом Патрика. И потом, как это приятно - ощутить себя женщиной, женщиной нужной и любимой.
        Неожиданно для себя самой Эстер спросила:
        - Ты не обидишься, если я покину тебя на несколько минут?
        Он, не поняв причины, нахмурился, но кивнул утвердительно. Женщина ушла в ванную и пробыла там минут десять. Сняла вечернее платье, смыла грим, распустила волосы, почистила зубы. Разделась донага и накинула пеньюар. Потом настала очередь французских духов.
        Эстер изучающе осмотрела себя в зеркале, потом, погасив в ванной свет, вышла навстречу Уильяму Картеру.
        Он стоял к ней спиной, вглядываясь в заоконную темень. В комнате царил полумрак, было слышно, как ритмично накатываются на берег волны и с тихим шорохом убегают назад.
        Эстер стояла молча, но он почувствовал ее присутствие, повернулся и окинул взглядом… Сразу заметил ее распущенные волосы, понял, что на ней нет ничего, кроме халата, увидел ее узкие босые ступни. Потом пристально посмотрел ей в глаза. И тихо проговорил:
        - Как ты прекрасна, Эстер. Подойди ко мне. - И Уильям протянул к ней руки.
        Она медленно лунатичной походкой двинулась к нему навстречу. Ясно, что теперь уже отступления быть не могло. Спросила внезапно севшим, охрипшим голосом:
        - Что-нибудь не так? Я не права?
        - Все в полном порядке при условии, что ты искренне хочешь этого.
        - По-моему, я уже дала понять, - она погладила сатин его халата, - что отошла от схемы поведения «умру, но не отдамся». Признай это.
        - Факт налицо. Мне остается только понять, что тобою движет.
        - Да ничего необычного мною не движет! - Слова прозвучали запальчивей, чем хотелось бы. Но она же действительно готова переступить последнюю черту! Возможно, подсознательно хотелось задним числом увидеть в их первой встрече некий приветственный жест судьбы. Как это ни странно, но сейчас именно ей предстоит проявить инициативу, иначе ничего не выйдет. Билл знает, что Эстер не станет участвовать в игре по его правилам. А своих-то она не успела составить…
        - Посмотри на меня, - тихо сказала женщина, - разве ты не видишь - я собираюсь искушать тебя, вот только соблазнительница досталась тебе неопытная. Заранее прошу за это простить!
        Уильям взял ее за руку и требовательным движением развернул к себе.
        - Ты соблазнила меня еще тогда, в первый вечер. - В его голосе слышалась резкость. - Для чего тебе не пришлось прилагать особых усилий. В дальнейшем ты умело закрепляла успех…
        - Неправда! - прошептала Эстер. - Меня удивляет твое нежелание пойти на последний шаг, ты ведь сам готовил меня к нему все эти дни…
        - А меня удивил крутой поворот в твоем поведении. Как бы мне хотелось знать, что за этим стоит и что скрывают твои прекрасные зеленые глаза.
        Пальцы Билла, сжимавшие ее руки, стали жесткими.
        - Хоть одно хорошо для меня в этой дурацкой ситуации, - попыталась пошутить она. - Значит, есть во мне что-то, что для тебя остается загадкой. Тайна, окружающая женщину, так привлекательна…
        Неожиданно он поднял ее на руки и голосом, лишенным особого тепла, проговорил:
        - Словами ситуацию не прояснить. Перейдем к делу…
        - Уильям!
        - Да, Эстер.
        Она закрыла глаза.
        Их любовная схватка была жестокой, дикой, страстной. Ничего более потрясающего Эстер в своей жизни еще не переживала. Она выгибалась навстречу ему, обвивала его ногами, дразнила, завлекала, позволяя ласкать и сопротивляясь ласкам. Сама испытывала мучительную сладость от его утонченной сексуальной игры.
        - Как ты хорош! - прошептала Эстер. - Ты живое воплощение того, о чем одинокими долгими ночами может мечтать томящаяся от желания женщина.
        - Не перехвали! - скромничал Билл, просовывая руку ей под голову. Утомленная утоленной страстью, Эстер клубком свернулась возле него, и он понял: ей сейчас хорошо и покойно. - Все могло быть гораздо лучше.
        - Что ты имеешь в виду? Перестань издеваться надо мной! Может быть, и я проявила неумение - откуда мне его взять? Ты же сам знаешь причину этого. - Эстер обиженно замолчала. - Неужели эта моя полная безгреховность доставила тебе неприятность?
        Голос ее дрожал.
        - Эстер! Ты была просто великолепна. Мы же даже в чисто физиологическом плане просто созданы друг для друга. Но надо еще и помочь природе - мы оба обязаны научиться отдавать партнеру максимум возможного.
        - Я уже стала другой! - заявила Эстер и рассмеялась. - Посмотри на меня теперь!
        - Я сделаю это с удовольствием. - Он приподнялся на локоть одной руки, а другой сорвал с нее простыню.
        - Нет! Я вовсе не это имела в виду.
        - Догадываюсь. Но не могу отказать себе в удовольствии лицезреть совершенство. - И он благоговейно прошелся ладонью по всем изгибам ее прекрасного тела. - Ты просто произведение искусства, - прошептал Билл, улыбаясь. - Как же ты заблуждалась, когда сказала о недостатке поэзии в душе бухгалтера. В любви, мой дорогой бухгалтер, ты продемонстрировала и огонь, и поэзию, и природную грацию.
        - Иногда я задумываюсь над тем, ради чего судьба так долго оставляла меня девственницей. Теперь я, пожалуй, знаю ответ на этот вопрос.
        Билл гладил ее волосы, легко целовал ее шею и плечи, потом замер, не выпуская женщину из своих объятий. И нежно спросил:
        - Значит, ты счастлива, что все свершилось?
        Она на секунду задумалась, чуть покраснела и тихо произнесла:
        - Да. Что мы будем делать сейчас?
        - Пожалуй, невредно было бы поспать, - предложил Уильям.
        - Понятно… да… наверное. - Эстер зевнула, положила щеку на его плечо и тут же провалилась в сон.
        Еще не проснувшись, она ощутила замечательный запах жареного бекона. Открыла глаза, потянулась, чихнула, нахмурилась и только потом осознала, что лежит в кровати одна и запах бекона - абсолютная реальность. И еще поняла, что ужасно проголодалась.
        Эстер встала, набросила на себя махровый халат, висевший в ванной, потом вышла на кухню. Ее поразило то, что она увидела: мистер Уильям Картер в голубых шортах и полосатой рубашке готовил завтрак.
        - Доброе утро. Вот так сюрприз! - улыбнулся он. - Думаю, что проще позавтракать здесь, чем куда-то идти. Я выскочил на улицу и купил все необходимое - хлеб, масло, яйца, бекон, сок и фрукты.
        - Весьма похвальный порыв, - прокомментировала с доброй улыбкой Эстер. - Но почему ты думаешь, что так проще?
        Он отложил лопаточку, которой помешивал яичницу, выключил плиту.
        - Сейчас я тебе покажу, почему.
        Билл пересек комнату, встал рядом с ней. Его глаза смеялись.
        - Итак, еще раз: доброе утро, мисс Олдфилд. Можно?
        Дожидаться разрешения он не стал и, обняв, поцеловал Эстер долгим-долгим поцелуем. Потом спустил халат с ее плеч и стал целовать шею, грудь… Так продолжалось до того момента, пока она не призналась:
        - Все, признаю твою правоту!
        Билл поднял голову и, улыбаясь, заявил:
        - Удовлетворив голод физический, мы сможем утолить и другие его разновидности. Пошли-ка в нашу замечательную ванну. Таковы аргументы в пользу домашнего завтрака.
        - Еще раз подтверждаю твою правоту. Любое нарушение твоих грандиозных планов равноценно катастрофе.
        Они лежали в густой пене спиной друг к другу. Потом Уильям повернулся и, зачерпнув пену, стал ее намыливать.
        - Просто божественное ощущение, - произнесла Эстер.
        - Неужели тебе не приходилось получать подобного удовольствия?
        Эстер озорно поддразнила его:
        - Ну почему же? Тысячу раз… правда, в полном одиночестве.
        - Мой совет - старайся делать это всегда с мужчиной, - серьезным тоном заявил Уильям. - Это единственно верный путь.
        Молодая женщина мягко улыбнулась.
        - А уточнить можно? Имеет ли значение, кто этот мужчина?
        - Еще какое! - Он намылил сначала одну грудь, потом другую, ополоснул и, будто любуясь результатами своего творчества, сказал: - Запомни раз и навсегда: мужчина должен быть ласковым и утонченным - это абсолютно необходимо для такого рода занятия.
        - То есть таким, как ты?
        - По крайней мере, такого уровня, а я к тому же стремлюсь изо всех сил к самоусовершенствованию.
        - Ах, как вы скромны, мистер Уильям Картер! - позабавилась она.
        - Нет, я тут ни при чем. Это все результат твоего влияния.
        - Мое влияние ни при чем. Все лучшее, что присуще личности мужчины, ты и без меня довел до совершенства.
        - Неужели выбран неверный путь? - неискренне всполошился Уильям.
        Эстер выскользнула из его объятия, но он снова подтянул ее к себе, и она, оказавшись к нему лицом, уперлась руками в его широкую грудь. Они смотрели друг другу в глаза. Он полулежал в воде - волосы мокрые и блестящие от влаги, в голубых глазах - удивление.
        - Если смотреть с точки зрения аморального человека, то вы, мистер Уильям Картер, действуете абсолютно верно и последовательно.
        - А вы, мисс Олдфилд, напоминаете мне очень коварную, но желанную русалку, способную вовлечь зачарованного вами мужчину черт знает в какие невероятные дела.
        - Сегодня утром русалка отдыхает. Причем у меня очень хорошее настроение, и все благодаря тебе.
        - У тебя странный способ распределения кредита - вдвойне странный для бойца бухгалтерского фронта, - теперь наступила его очередь поиронизировать.
        - Ничего странного! - Внезапно Эстер перешла на серьезный тон: - Что бы между нами в будущем ни произошло, об этих днях я жалеть не буду никогда! За одну ночь ты дал мне больше, чем я вообще могла себе представить. Какой же дурочкой я была, когда мешала тебе, сопротивлялась тебе… боролась неизвестно почему и за что…
        - Эстер, перестань! Если бы все не произошло так, как произошло, то и результат был бы другой.
        Зазвонил телефон, Уильям выругался.
        - Лучше ответь!
        Голый, оставляя за собой лужи воды, он скользнул к двери и снял трубку с телефона, висевшего на стене рядом с ванной. Звонила секретарша. Эстер выкарабкалась из воды и помахала ему рукой, пожелав удачного времяпрепровождения.
        - Эй, ты куда! Стой, черт побери! - крикнул Уильям и тут же другим тоном произнес: - Нет, Анна, это я не вам. Просто вы заловили меня в момент, когда я был в ванне и чуть не поймал русалку. Я перезвоню вам через пару минут, ладно?
        И он повесил трубку.
        Эстер застыла с полотенцем в руке, изумленно глядя на голого красавца.
        - Ты, наверное, шокировал бедную Анну, что она подумает?
        - Э! Я уже столько раз ее шокировал!
        Билл проворно сдернул с Эстер полотенце.
        - Что ты делаешь?
        - А что мне остается делать, соблазненному и покинутому? Ты такая мокрая, скользкая и бархатистая… - Он притянул ее за бедра к себе.
        Эстер попыталась рассердиться:
        - Последнее слово должно быть, как всегда, за тобой?
        А он, ничего не отвечая, подхватил ее на руки.
        - Так я и знала!
        - Нельзя не воспользоваться возможностью получше узнать друг друга. - Но тем не менее отпустил сопротивляющуюся женщину. - Ладно, будь по-твоему. Господи, ты посмотри, какой дождь. А у нас даже нет кассеты с хорошей музыкой.
        - Видела в киоске, сейчас принесу, а ты пока позвони, пожалуйста, бедной Анне. Есть ли еще какие-нибудь просьбы, пожелания?
        - Все на твое усмотрение. Хотя погоди. Видишь тот удобный диван?
        - Вижу.
        - Чувствуешь, как лупит дождь?
        - Чувствую.
        - Тогда скажи, разве не лучшее в мире занятие в такой дождь лежать рядом на таком удобном диване и смотреть какую-нибудь дурь по телевизору.
        - И это в десять утра? - мрачно поинтересовалась Эстер.
        - Именно в десять утра! Только не говори, что ты и этим уже когда-то занималась.
        - Нет, надо же когда-нибудь с чего-то начинать!
        Билл поймал ее руку, поднес к губам и поцеловал отдельно каждый пальчик.
        - Я постараюсь, дорогая, чтобы такое ничегонеделание стало для тебя приятным занятием.
        - Охотно верю, - рассмеялась Эстер. В это время снова зазвонил телефон.
        Они лежали на диване, глядя в телевизор. Шел какой-то дурацкий боевик со стрельбой и воплями.
        - Переключи, - попросил Уильям.
        - Мне нравится, - возразила Эстер.
        - Никогда бы не подумал, что тебе такое может нравиться!
        - Почему же? А, кстати, что, по-твоему, в моем вкусе?
        - Ну, я думал, что-нибудь поинтеллигентнее.
        Эстер засмеялась.
        - По-твоему, я должна непременно быть слегка заумной?
        - Это было бы абсолютно нормально для такого серьезного и трезвого счетного работника, как ты. Видимо, я в тебе жестоко ошибся.
        - Нет, ты опять прав. Я обычно не хожу на подобные фильмы.
        - Тогда почему сейчас смотришь?
        - Дело в том, что я с детства была влюблена в актера, играющего роль главного героя.
        - Ты что, решила меня совсем доканать своим признанием?
        - Да нет, живи! Я же не умерла оттого, что слишком долго была серьезной и трезвой. А теперь не мешай мне смотреть на моего любимого.
        Билл рассмеялся.
        - Как прикажете, миледи!
        Когда картина подошла к концу, Билл поинтересовался:
        - Ну и как тебе эта порочная практика просмотра фильмов по утрам?
        - Это потрясающе. - Потянувшись, Эстер опять нашла свое место в его объятиях.
        - Дождь льет, что будем делать с обедом? Закажем в номер или пойдем сражаться со стихией?
        Она повернула голову и заглянула в его глаза, будто пытаясь разгадать его желание.
        - Давай останемся здесь!
        - Решено!
        После обеда Эстер не могла справиться с собой и заснула, а проснувшись, заявила с некоторым раздражением:
        - Я просто не понимаю, что со мной происходит.
        Уильям, до этого мирно читавший в гостиной, посмотрел на нее с усмешкой, но промолчал.
        Зазвонил телефон. Уильям поднял трубку, затем задумчиво вернул ее на место. Эстер вопросительно подняла брови.
        - Тебя просят срочно связаться с Джоном Коллинзом.
        - Зачем? - Глаза выдали испуг.
        - Я не знаю, но не надо тебе звонить. Он прекрасно знает, насколько трудно здесь разыскать человека. А Анна умеет молчать.
        Эстер, в изумлении растягивая слова, спросила:
        - Ты хочешь сказать, что Анна в курсе наших дел?
        Он пожал плечами.
        - Естественно.
        В ответ Эстер лишь тяжело вздохнула. Потом резко повернулась к Уильяму:
        - Послушай, может быть, у Коллинза что-то срочное? Мне кажется, что я просто обязана…
        Билл ответил с легкой усмешкой:
        - А что, если он спросит, где ты сейчас находишься и что поделываешь?
        - Пожалуй, ты прав.
        - С другой стороны, - Билл внимательно следил, как прореагирует женщина на его слова, - твое рабочее время оплачиваю я и, значит, мне решать, чем и когда тебе заниматься!
        - Уильям, - слегка побледнев, произнесла она, - я…
        Судя по всему, ее реакция вполне удовлетворила ее любовника. Он ухмыльнулся и, взяв ее за руку, притянул к себе.
        - Господи, я же шучу! Конечно, позвони ему, а то ты просто умрешь от нереализованного трудолюбия и любопытства.
        - Мистер Коллинз? Эстер Олдфилд… Да, у меня все в порядке, спасибо. Все идет нормально, теперь мне гораздо проще судить о реальном положении вещей в семействе Картеров. Нет, в данный момент я не на главной усадьбе, но уже успела изучить это хозяйство. А что у вас за проблемы? Никаких? Хорошо, спасибо за звонок. Я возвращаюсь, как договорились, к концу недели. Да… Еще раз спасибо… До свидания. Я вполне контролирую ситуацию.
        Эстер с грустной улыбкой опустила трубку и повернулась к Уильяму. Тот с усмешкой повторил ее слова:
        - Значит, здесь все под контролем многознающей мисс Олдфилд?
        Женщина вспыхнула, потом махнула рукой и ласково попросила:
        - Не надо смеяться надо мной, Билл, я и так чувствую себя дурочкой.
        Тот погладил ее по голове.
        - Коллинз пытался из тебя что-то выудить? да…
        - Интересно, почему?
        - Я… я немного нервничаю из-за создавшейся ситуации.
        - Ты - взрослый человек!
        - Это верно. Но не по моей вине положение осложнилось.
        Своими длинными пальцами он взял ее за подбородок и приподнял его, чтобы видеть ее глаза. Взгляд был долгим и не очень добрым, скорее пытливым. Да и тон последующей фразы не дышал сердечностью:
        - Нет, Тери, я не стану тебя обвинять в чем-либо подобном.
        - Билл, я… возможно, нам надо поговорить о…
        Его поцелуй не дал ей закончить мысль.
        - У меня есть одна плодотворная идея, - сказал он наконец. - Среди твоих вещей найдется какое-нибудь подобие плаща?
        - У меня есть плащ.
        - Отлично, тогда отправимся в долгую-долгую прогулку.
        Эстер замигала от удивления.
        - Но дождь не перестал…
        - Еле моросит. Пойдем, а? Или тебе никогда в жизни не приходилось гулять под дождем?
        - Ну почему же?..

7
        Они поднялись великолепным парком на вершину холма, потом спустились вниз по другому склону и долго шли вдоль берега моря. Возвратились только через полтора часа. Влетели в апартаменты, как дети - запыхавшиеся, промокшие насквозь, но радостные и возбужденные. Они не могли без смеха смотреть друг на друга, когда снимали свои мокрые доспехи. Потом заголосили в два голоса:
        - Нас спасет только ванна!
        - Великие умы мыслят одинаково, - прокомментировал единство их желания Уильям.
        - Если одинаково замерзли и устали, - ответила Эстер.
        И они забрались в огромную ванну.
        Наконец Эстер заявила:
        - Я согрелась.
        - Отлично, - с довольным видом принял информацию Билл. - Но торопиться нам некуда. Я сделаю коктейли, пока ты завершишь водные процедуры.
        Она еще немного полежала в воде, затем встала, насухо вытерлась. Оставалось подсушить и причесать волосы.
        В гостиной на большом диване возлежал, положив ноги на низкий столик, едва прикрытый халатом Билл. Замороженная бутылка французского шампанского стояла на почетном месте с двумя высокими хрустальными бокалами.
        В комнате царил уютный полумрак. Кассета, принесенная Эстер, мягкой музыкой дополнила ощущение уюта.
        - Привет, - тихо сказал Уильям и привстал, чтобы налить шампанское.
        - Привет. - Она взяла свой бокал и направилась к балконным дверям. За стеклом снова тарабанил дождь. - Это мы с собой его привезли! - грустно констатировала молодая женщина.
        - Разве это так уж важно?
        Обернувшись, увидела, что он стоит рядом.
        - Нет, так даже уютнее. Мы укрылись ото всех в нашем маленьком мирке. Но если ты так темпераментен, каким тебя все считают и каким время от времени я тебя вижу, то самое время показать, на что способен.
        - Хорошо. Сейчас увидишь.
        Эстер с удовольствием осушила бокал.
        - И как на тебя действует шампанское? Скажи мне, только честно. - Уильям говорил завораживающим шепотом.
        - Оно… - Эстер взглянула на бокал и ответила абсолютно честно, - возбуждает меня.
        Билл приблизился к ней, неожиданно поднял и посадил на стойку бара. Принес еще шампанского.
        - Пей. И расскажи мне о действии напитка поподробнее, - лениво проговорил Уильям. Ах, как обманчива эта его внешняя размягченность, эти вялые жесты… Эстер уже кое-что знала…
        - Хорошо. - Она сделала большой глоток. - Ну что ж, прекрасный допинг. Но разве он способен помочь повторить неповторимое? Я имею в виду вчерашнюю нашу близость.
        - А зачем повторяться?.. - пробормотал Билл. - У меня сейчас совсем другие ощущения.
        - Я не оспариваю твое право на роль подстрекателя, - смеясь, заявила Эстер.
        - И не надо. Я и так уже воспламенен. - Билл стал медленно развязывать пояс ее халата.
        - Билл…
        - Да, Тери?
        - Нет, ничего…
        - Все нормально?
        - Да… но…
        Билл отставил бокалы. Потом запустил руки под халат Эстер, обвив руками талию. Халат, соскользнув, обнажил плечи, грудь.
        - Напряженные соски и бархатистые бледные полные груди… Вот что свело меня с ума в первый же наш вечер. А потом я вспоминал об этом в совершенно неподходящие моменты, представляя себе, как они будут себя вести в моих ладонях. Твердые, зрелые, интересно, какие они на вкус? - тихо и завораживающе шептал Билл.
        - Билл! - Эстер закрыла глаза и откинула голову назад, когда он стал покусывать то один, то другой сосок. Ее обожгла волна сладостного желания, безудержно требующего удовлетворения. Но мужчина продолжал свою ласковую пытку. Наконец, взглянув на полуобнаженную женщину, сидящую перед ним, и оставшись, видимо, довольным достигнутым эффектом, он провел ладонями по ее спине, плечам, талии. И новая волна блаженства разлилась по телу Эстер. - Что ты со мной делаешь?
        - Тебе это неприятно?
        - Я просто умираю от желания медленной смертью.
        - И я тоже. - Билл выглядел сосредоточенно серьезным. - Возьми меня, Тери, если можешь.
        Она подняла голову и посмотрела в его затуманенные страстью глаза.
        - Прямо здесь?
        - Да, здесь и сейчас. Но для этого нам надо снять все, что мешает.
        И это «все» полетело на пол. Эстер застонала от вожделения и обняла торопливыми руками его плечи.
        Билл прошептал:
        - Обхвати меня ногами.
        И та покорилась. Молодая женщина чувствовала сейчас редкостное раскрепощение и страстное желание отдавать и брать одновременно. Через некоторое время он тихо спросил:
        - Сейчас?
        - Да, да! Пожалуйста! Именно сейчас! - выдохнула она.
        Билл обнял ее бедра и так резко вошел в нее, что она не сдержала сладострастного крика. Его голова легла на прекрасную женскую грудь, и вскоре оба достигли пика наслаждения.
        Чуть позже они, уже одетые, скромно лежали на диване, испытывая прилив нежности друг к другу.
        - Тут есть еще немного шампанского, - сказал мужчина.
        - Ты уверен, что оно мне необходимо? - прошептала Эстер. - Я и так пьяна тобою.
        - Это самый лучший твой комплимент в мой адрес. - Он окинул взглядом копну ее волос, уперся взглядом в зеленые озера глаз. - Как насчет того, чтобы перекусить?
        Эстер рассмеялась.
        - Удивляюсь, почему при такой озабоченности проблемой еды ты остаешься таким стройным и гибким?
        - Трачу много энергии, - ответил тот. - А ты что, не голодна?
        Эстер подумала и пришла к выводу, что скорее голодна, чем нет.
        Собрались они быстро и через некоторое время уже были в уютном ресторанчике. Заведении не самом роскошном, но зато готовили здесь потрясающе вкусно.
        - С тобой даже еда кажется вкуснее, - заявила Эстер.
        - С Патриком такого не было?
        Она бросила на него укоризненный взгляд, но Уильям напустил равнодушно безмятежный вид. Эстер тяжело вздохнула.
        - Он знал толк в хороших ресторанах. Правда, для него антураж и стоимость блюд, внешняя роскошь порой значили гораздо больше, чем изысканность кухни.
        Им было удивительно хорошо вдвоем за столиком простенького ресторанчика. Он держал ее руки в своих, заинтересованно заглядывал в зеленые глаза собеседницы и радовался, узнавая новые штрихи ее бытия, ее характера. Эстер благодарно встречала эти знаки особого внимания к себе.
        - Нет, Эстер, ты перехваливаешь меня, - ответил он на одну из ее реплик. - Дело не во мне. Поверь: ты - уникальное произведение природы и не позволяй никому и никогда утверждать обратное. Запомнила? А теперь встали. Нас ждут неотложные дела: мне не терпится немедленно отвезти тебя в отель и прямехонько уложить либо на диван, либо в постель.
        - Знаете, сэр, я не уверена, что выдержу еще одно сражение на крышке бара, - ответила Эстер, пытаясь за шуткой скрыть смущение.
        - Мисс Олдфилд, вы невнимательны - я же сказал про постель, при чем здесь другая мебель?
        На сей раз они отдались друг другу без спешки и вспышек необузданной страсти, но тело Эстер было наполнено какой-то удивительной внутренней теплотой. Они так и заснули, не разжимая объятий. А проснувшись, увидели маленькое чудо природы: ясное небо и сверкающее солнце.
        Кто кричал громче, сказать трудно, но кричали одно и то же:
        - На пляж!
        Эстер надела новое бикини, и он, едва взглянув, восхищенно присвистнул:
        - Умею же я выбирать!
        - Вам изменяет ваша хваленая скромность, мистер Картер! - Потом, помолчав, задумчиво добавила: - Ну вот и еще одно «впервые» в моей жизни.
        - Что, и бикини - впервые? - удивился он.
        - Ну, что-то подобное я надевала когда-то на свое детское тельце, но чтобы такое, да в подобной компании…
        Они плавали, бегали по пляжу и снова плавали. Ясный, словно умытый день, искрящийся прибой произвели на них примерно тот же эффект, что и вчерашнее шампанское.
        - Господи, как же мне хорошо! - призналась Эстер, когда они вернулись в номер. - Я будто заново родилась. Не позволите ли вы, сэр, приготовить вам яичницу с беконом?
        - Буду рад видеть на столе плоды ваших трудов. - Он обнял ее и расцеловал.
        Замигала красная лампочка, что означало: кого-то из них ждет внизу телефонограмма. Билл не стал торопиться. Принял душ, переоделся и только после этого поднял трубку с рычага. Эстер была в ванной и поэтому не слышала содержания разговора.
        Она хлопотала на кухне, когда, закончив беседу, Билл позвал ее:
        - Эстер, подойди, пожалуйста, сюда.
        Безотчетное чувство тревоги охватило женщину.
        - Я слушаю тебя. Что случилось?
        - Садись, - тихо попросил он, подталкивая ее к себе на колени. - Мне надо срочно вылететь в Маунт-Монро. Кое-что надвигается.
        После короткой паузы она спросила:
        - Бизнес?
        - Да, плюс проблемы с фермой.
        - А там что случилось?
        - Кэй и Чарлз отбыли восвояси. Мартина нет. Хозяйство без присмотра. Мне надо быть там.
        - Значит… наш маленький отпуск неожиданно обрывается, - медленно произнесла Эстер. - Я все, конечно, понимаю, но… так неожиданно… - Она отвела в сторону руку Билла, когда тот попытался шутливо потрепать ее по щеке.
        - Конец отпуска не означает конца всему, дорогая.
        - А что с нами дальше будет? Я пыталась спросить тебя об этом, но ты каждый раз прерывал меня. Вчера вечером ты произнес нечто, поразившее меня. Не хочу выглядеть в твоих глазах настырной, но ответь, пожалуйста, на один вопрос.
        - Какой? - Билл внимательно заглянул в ее глаза.
        - Не продолжает ли жить в твоем сердце Кэй Блатт так сильно, что ни одной другой женщине не под силу изгнать ее оттуда?
        - Тери, - укоризненно качая головой, он будто стыдил ее за бестактную подозрительность. - Нет, не живет! Я ответил? Теперь твоя очередь отвечать. Скажи, я нравлюсь тебе?
        - О Боже! Ты все еще тщишься быть лучше, чем есть? Зачем? Тогда не надо было все делать так хорошо, как делал ты. - Она слизнула слезы с губ, не стесняясь того, что плачет.
        - Что же я делал так хорошо?
        - Что ты умеешь? Умеешь создать женщину… чтобы потом… ну, скажем, так - пустить ее в свободный полет, не обременяя себя никакими обязательствами.
        - Эстер, - произнес он резко, - это неправда! Ни с тобой и ни с кем другим я так не поступал.
        - Тогда в чем же дело? - шепотом спросила она.
        - Дело в том, - ровным голосом ответил Уильям, - что встреча с тобой все во мне перевернула. Ничего подобного не было в моей жизни. Но как я могу что-то твердо обещать наперед, если и сам пока не уверен в себе, если не знаю, смогу ли сделать тебя счастливой. Я по своей натуре одиночка и непоседа. Мне очень хочется изменить себя… ради тебя… Учти, такого я никогда никому не говорил.
        Эстер тяжело вздохнула. Ее взгляд упал на крышку бара, служившего так недавно ристалищем их любовной битвы.
        - Все это тебе стоило сказать мне… до вчерашнего вечера.
        - Ты в этом уверена? - тихим голосом переспросил он. - Разве это изменило бы характер наших отношений?
        Еще недавно пространство комнат было наполнено счастьем любви. Сгорели страсти…
        - О Господи! - вскрикнула Эстер. - Бекон совсем сгорел!
        - Послушай, Тери, а что ты скажешь, если я возьму тебя с собой? Мы будем вместе.
        - Надолго?
        - Как сами решим.
        - Иначе говоря, я получила приглашение стать твоей любовницей? Какая честь! - Эстер повернулась и быстро вышла из комнаты. Подгоревший бекон на время отвлек ее внимание от тягостных раздумий. И все-таки образ отца настиг ее и там, и тогда она твердым голосом сказала: - Нет! Я не смогу пойти на это!
        - Не думай, что я ждал другого ответа. И я не настолько жесток, чтобы заставлять тебя терзаться ежечасно и ежедневно из-за несоответствия обстоятельств твоим непоколебимым моральным принципам.
        - Так ты именно поэтому избегал конкретного разговора о будущем наших отношений?
        В ответ - молчание.
        Эстер закрыла глаза и отвернулась. А он тихо попросил:
        - Тери, посмотри на меня.
        - Нет, Билл, не могу.
        Она и вправду не могла ничего видеть - слезы застилали глаза.
        - Тери, я помню твою недавнюю ликующую фразу: ничто не заставит тебя сожалеть о содеянном. Ты забыла?
        Ну что тут ответишь? Нет, она не забыла. Но недавнее стало прекрасным прошлым. Тревожило будущее.
        Каким-то очень детским жестом Эстер тыльной стороной ладони попыталась вытереть слезы. Плач - ответ души на малую беду. А у нее настоящее горе. Едва ей стал так необходим этот человек, и вдруг - разлука. Навсегда? Она вдруг увидела подлинного Уильяма Картера - не плейбоя с журнальной обложки, а мужчину, чувствующего особую ответственность за доверившуюся ему женщину. Куда как просто было ему наобещать всего чего угодно. Но ведь нет, он трезво оценивает свои силы, возможности. Обижая нерешительностью минуты, бережет от горького разочарования в будущем. Его выбор должен созреть и уж если будет сделан, то навсегда. Да, он такой - красавец-мужчина, удачливый бизнесмен, джентльмен по сути… Стоит возблагодарить судьбу, соединившую с таким человеком, пусть ненадолго…
        - Господи, Билл, мне надо было бы обо всем догадаться раньше. Ведь не я, а ты решил не переходить определенных границ в наших отношениях. Я видела, чего тебе это стоило… В тот первый наш вечер ты решил, что я излишне горда и пресыщенна. Уверена, подтверди я в дальнейшем твою ошибочную догадку, и мне, и тебе было бы сейчас проще. Я бы не строила планов на будущее, ты бы не имел никаких моральных препятствий, чтобы с достоинством удалиться навсегда.
        - Тери, и тебя бы устроил подобный вариант?
        - Ту, выдуманную тобой, да, устроил бы, а меня настоящую… Нет, мне хотелось бы думать, что наша предельная близость - повод… надеяться. Не знаю, может, было бы лучше, если бы тогда, до всего, что произошло, ты бы оставил меня в покое. Одну.
        - Оставить тебя такой, как ты была… до? - переспросил Уильям Картер. - С невостребованным подвенечным платьем и воспаленным воображением? С уверенностью в том, что вся жизнь заключается в работе и самоограничении? С презрением ко всем мужчинам, потому что двое из них оказались типичными эгоистами. Я имею в виду твоего отца и Патрика. Оставить тебя в неведении, что ты можешь достичь в жизни гораздо большего, чем они предполагали? Не знающую, сколько в тебе заложено нежности, темперамента, чувства свободы… и многого другого, что женщине либо дано, либо нет. А тебе дано!
        - Не вижу пока счастливца, которому подобное богатство пригодилось бы…
        Уильям усмехнулся.
        - В один прекрасный день все может измениться.
        Эстер закинула голову и тихо с закрытыми глазами произнесла:
        - Вчера вечером ты мне сказал: ты уникальна и никогда никому не позволяй говорить о себе другое. А я со всей этой хваленой уникальностью скоро уеду домой, увозя с собой новые комплексы и…
        - Послушай, - перебил ее Уильям, - кто-то из нас недопонимает ситуацию. Дело совсем не в том, что ты недостаточно хороша для меня. Совсем наоборот!
        - Я понимаю одно. - Эстер пожала плечами. - Как бы ни объяснялась ситуация, я не могу принять ее спокойно. Дело осложнилось тем, что за эти несколько дней, черт бы их побрал, я… я ухитрилась полюбить тебя!
        Он долго осмысливал услышанное, а потом сказал, не без труда подбирая слова, чтобы менее болезненно для нее выразить мысли:
        - На сегодня это, может быть, так и есть. Но допусти, что где-то на свете живет человек, который подходит тебе гораздо больше, нежели я. А теперь скажи мне, что ты теперь собираешься делать?
        - Делать? Сейчас? Возвращусь к Коллинзу… О черт! - Из глаз Эстер снова непроизвольно хлынули слезы. - Послушай, а почему бы тебе не ввести в эту новую холдинговую компанию своего собственного бухгалтера? Это лучший профессиональный совет, который я могу тебе дать. С ним согласился бы и Джон Коллинз. Отчасти потому, что тогда наша достославная контора не утратила бы контроля над всеми твоими компаниями.
        - Я никогда не пойду на это из-за тебя, Эстер. Кстати, ты не могла бы оказать мне одну любезность?
        Она удивленно вскинула брови.
        - Какую именно?
        - Ни от кого, в том числе и от меня, не принимать второсортные предложения.
        - Я… - она попыталась сквозь слезы улыбнуться, - постараюсь. А ты мог бы сделать в свою очередь одолжение мне?
        Картер угрюмо уставился на нее.
        - Не прерывай поисков, которые ты вел все последние годы. Ведь где-то должна быть та единственная, предназначенная тебе!
        Уильям стиснул зубы и закрыл глаза. Потом коснулся ее волос и тут же нервным движением отдернул руку. Натянуто улыбнувшись, пообещал:
        - Я постараюсь!
        - Тут столько всего накопилось, что просто не знаю, с чего начать.
        Линн примостилась, как обычно, на краешке стола.
        - Почти каждый день звонила Рут Эванс. Звонили также… - Линн стала перечислять длинный список имен. - Звонил еще один тип, мисс Олдфилд, причем по два раза в день названивал, все печенки проел… Честно говоря, просто не знаю, кем мне следует себя считать в данной ситуации - исполнительной секретаршей или вашей наперсницей?
        - Линн, у меня нет времени на выслушивания сумбурных соображений. Скажите, кто звонил?
        - Ваш бывший… - медленно выговорила Линн.
        Колени Эстер подкосились.
        - О!
        - Вот то-то и оно!
        - Что вы ему сказали?
        - Что вас нет в городе. И больше ни слова. Я не обязана докладывать посторонним людям о всех перемещениях моей начальницы.
        - Ну и?..
        - Но одному человеку я все-таки открыла секрет. Вернее, она сама хитро выудила из меня необходимые сведения.
        - Надеюсь, это не была Рут Эванс?
        - Увы, это была именно она. Простите меня! Справиться с ее напором было выше моих сил. Она ведь и бетонную стенку лбом прошибет.
        - Ну все, теперь весь город будет в курсе моих личных дел, - вздохнула Эстер.
        - Мисс Эван поклялась, что ни одна живая душа от нее ничего не узнает. А что, разве случилось что-то такое, чего вам следует стыдиться? - Линн задала свой провокационный вопрос с абсолютно невинными видом.
        - Нет, ничего такого не случилось.
        - Судя по всему, вам удалось погреться на солнышке.
        - О да, чего-чего, а солнца там было в достатке, - согласилась начальница. - Впрочем, и дождь тоже шел…
        - С другой стороны, вы выглядите немного усталой. Как он там себя вел, этот мистер Уильям Картер? Прилично?
        Эстер многозначительно усмехнулась.
        - Да, вполне.
        - Мисс Олдфилд, я улавливаю иронию в вашем ответе.
        - Линн, - Эстер посмотрела на нее одновременно осторожно и устало, - пожалуйста, оставьте меня одну. Мне надо сделать несколько важных звонков.
        - Конечно, конечно. А ему вы собираетесь позвонить?
        - Патрику Керру?
        - Да, ему.
        - Ни в коем случае.
        - Слава Богу! Это правильное решение, - шумно одобрила мисс Линн Уонтор и испарилась.
        Эстер не сразу взялась за телефонную трубку. Она откинулась на спинку кресла, потерла виски и пожелала себе выкинуть из головы все, кроме работы.
        Перед глазами тем не менее пронеслись картины их с Уильямом быстрого прощания, ее возвращения. Даже сейчас ей было больно вспоминать его последний перед расставанием напутственный жест. Автомобиль увозил ее, а мистер Картер остался у своего самолета.
        Накануне вечером в своей квартире Эстер, отвыкшая за короткие счастливые дни от одиночества, пыталась собрать воедино свои мысли, оценки и события последнего времени. Может быть, ей надо было плюнуть на гордыню и остаться рядом с Биллом в любом качестве? Ведь теперь придется заглядывать в гардероб, где будут висеть музейными реликвиями сарафан, шелковое платье, пеньюар, и каждый раз испытывать болезненный укол памяти.
        - Пора за работу, - приказала себе Эстер и положила руку на трубку телефона. Он неожиданно зазвонил, и Линн сообщила, что Джон Коллинз направился лично с визитом к мисс Олдфилд.
        - Привет, Эстер, выглядишь, как всегда, на двести процентов! - Босс говорил в своей привычной приветливой манере, используя тот же набор слов, что и в прошлый раз. Неужели прошла целая неделя? - Примите поздравления, моя дорогая!
        Коллинз, как обычно, тяжело рухнул в кресло перед ее столом.
        - С чем? - удивилась Эстер.
        - Я только что беседовал с Уильямом Картером. Он под большим впечатлением от вашей работы. Под очень большим. Сказал также, что, следуя вашим оценкам и выводам о состоянии его дел, вашим экспертным оценкам, он решил создать холдинговую компанию, которая объединит все компоненты их империи.
        Джон Коллинз лучезарно глянул на молодую женщину.
        - Билл предложил мне войти туда членом совета. И это все благодаря вам, моя дорогая. Сказать честно, я думал, что место готовится для старика Томпсона. Но, видите, как неожиданно получилось! Теперь мне, пожалуй, пора замолчать. Нет, все же скажу! Наша фирма «Коллинз, Брукс и Томпсон» решила предложить вам статус младшего партнера.
        Мистер Коллинз, огорошив этим известием подчиненную, выплыл из кабинета.
        - Может, принести шампанского? - выдала свое присутствие Линн.
        Ее голос звучал мягко, почти ласково. Она влетела в кабинет, как только вышел Коллинз, уж очень не терпелось ей узнать последние новости. Точнее, она их, видимо, заранее знала, но хотела получить подтверждение из уст начальницы. Однако вместо сияющей от счастья Эстер она увидела рыдающую Эстер.
        - Дорогая моя, что случилось? Утрите слезы. - Линн протянула начальнице свой носовой платок.
        - Он был… невыносимо мил, - выдавила из себя сквозь рыдания Эстер. - Я должна была бы ненавидеть его, что временами и делаю. Но даже сознавая, что моим он не будет никогда, я не могу ненавидеть его по-настоящему…
        - Мистер Уильям Картер? Вы о нем? - тихо переспросила пораженная Линн. - Значит, вас все-таки угораздило…
        - О да, Линн, это правильное слово - угораздило! Видите, теперь благодаря ему я еще удостоена чести стать младшим партнером. Картер пошел для этого даже на возвышение Коллинза, которого, между прочим, называет старой бабой! Ну разве это не мило со стороны этого донжуана?!
        - Бедная моя девочка! - Линн жалостливо обняла Эстер и прижалась к ней. - Ясно, что этот красавчик - из тех уклоняющихся холостяков, которых никто не может заарканить.
        Эстер подняла голову и сердито взглянула на Линн.
        - А вы-то откуда знаете?
        - Это у него прямо на лбу написано, - пожала плечами Линн.
        Эстер опустила ресницы.
        - Да уж, мне его явно не заарканить и не вовлечь в такое стабильное дело, как брак. Была, кажется, одна женщина, которой под силу подобное геройство, но и она не использовала свой шанс…
        - Когда такое дело касается мисс Олдфилд, то не ее, а его надо считать проигравшей стороной.
        - А что толку? Ведь это я два раза подряд оказалась отвергнутой, что для одной женщины, пожалуй, многовато.
        - Не стоит растравлять душу, - тут же заявила Линн. - Мы обе знаем, что все это чепуха. Теперь послушайте меня, дорогая. Конечно, я всего-навсего секретарша, но у меня есть что сказать вам. Не так много на свете девушек с такой внешностью и таким умом, как вы. Не занижайте себе цену! Если вы теперь твердо знаете, что вам надо в мужчине, то возьмите и найдите достойного вас соискателя. У вас получится!
        - Как ни странно, Линн, но вы сказали мне сейчас то, что изрек он при нашем последнем разговоре.
        - Эстер, даже если продолжения не будет, то все равно - главное сделано. Самим фактом своего существования Уильям Картер излечил вас от Патрика Керра.
        Эстер грустно улыбнулась.
        - Да, Линн, ты права. Уильям Картер действительно сделал это. Ну все. Пора за работу.
        Зазвонил телефон. Линн, положив руку на трубку, быстро спросила:
        - Вы здесь или вас нет?
        - Если это Патрик, то меня нет, не было и никогда не будет! А если другие - я на месте. Да, если это Рут Эванс, скажите ей, что я уже в городе, но целый день на совещаниях…
        Рут Эванс сама заявилась вечером к ней на квартиру.
        - Рут! - Эстер окинула свою настырную подругу не очень любезным взглядом. - Прости, что я не перезвонила, но…
        - Я знаю, что тебя не было. - Рут Эванс продефилировала походкой манекенщицы в одном из своих лучших творений - ярко-голубом брючном костюме.
        Она была высокой, стройной, экстравагантной платиновой блондинкой, и в ней всего было много: в ушах - огромные серьги, на глазах, ногтях, губах - изобилие синей под стать костюму краски, через край - жизненной энергии. Рут пользовалась успехом у мужчин, привлекая их если не красотой, то бьющей через край энергией. Быть на короткой ноге с Рут Эванс считалось престижным.
        - Видишь, Тери, мои предсказания в отношении Уильяма Картера сбылись. Ты куда-то исчезла с ним на целую неделю! Это рекорд! Ты множишь завистниц. Сейчас ты мне предложишь чашку чая и расскажешь обо всем по порядку.
        Эстер глубоко вздохнула. На данном этапе ей противопоказаны такие энергичные, шумные люди. Но гостья есть гостья. Надо сдержать себя.
        - Рут, мне особенно и рассказывать-то не о чем. Сугубо деловая поездка.
        - Ну да? Так прямо «сугубо деловая поездка»?
        - Да, именно так. Пошли на кухню, я поставлю чайник, - твердо проговорила Эстер.
        Рут интересовало все, что касалось Билла и его семьи, деловая сторона поездки ее не волновала.
        - Я познакомилась с Софией, - начала рассказывать Эстер, - и ее симпатичным мужем Мартином. Он во время моего пребывания ухитрился сломать руку. Был там и кузен Билла - Чарлз Блатт.
        - Тот, который женат на красавице Кэй, - тихо подсказала Рут. - Ты знаешь, когда ты уже уехала, я неожиданно вспомнила, что случайно протрепалась Софии о тебе и этом мерзавце Патрике Керре. Так получилось, что…
        - Ничего страшного, - улыбнулась Эстер. - София рассказала, как это получилось.
        - А с Кэй Блатт ты виделась?
        - Да. Очень привлекательная женщина.
        - Некоторые полагают, что она единственная женщина, которую любил Уильям Картер. - Рут Эванс говорила вроде бы безразличным тоном, но сама внимательно наблюдала за выражением лица подруги.
        - Серьезно? Может быть, и так. Ты мне ничего не сказала об этом, когда мы болтали о нем до моей поездки.
        - А чего говорить? Может быть, просто сплетня. И дело к тому же давнее. Однако и характерец у этой женщины! Работала манекенщицей, а амбиций!..
        Эстер резко встала.
        - У нее с Чарлзом, между прочим, двое детей.
        Рут презрительно фыркнула.
        - Чарлз Блатт? Я думаю, что красавица вытянула не ту карту.
        - Рут, меня это абсолютно не интересует и абсолютно не касается.
        - София так не считает, и она уверена, что Кэй до сих пор переживает свою ошибку.
        Эстер сощурила глаза и спросила:
        - Вы что, с ней общались недавно?
        - Да, вчера. Она сама мне позвонила. Мартин на лечении, она здесь. Утомилась от безделья. Специально позвонила, чтобы поболтать о тебе. Она считает, что ты - единственная женщина, к которой Билл отнесся со всей серьезностью… единственная после Кэй.
        Наступила неловкая тишина. Затем Эстер пожала плечами и коротко бросила:
        - София ошибается. Я не знаю, что там у них было с Кэй, но никаких серьезных намерений в отношении себя со стороны мистера Картера я не обнаружила. И очень прошу тебя, Рут, больше не будем об этом.
        - Ты не знаешь, что случилось между ними, Тери, а я знаю. Я одна из очень немногих, посвященных в семейную тайну.
        - Ну и храни эту тайну! Какое мне дело до того, что там между ними вышло?
        Рут откинулась на спинку стула и тихо произнесла:
        - А я уверена, что тема для тебя интересная. Потому что такой растерянной, как сейчас, я тебя видела только дважды - когда погибли твои родители и когда ты рассталась с Патриком. И не прикидывайся равнодушной. Я же чувствую, что нервы у тебя напряжены до предела.
        - Даже если ты выдашь мне все секреты мистера Уильяма Картера, легче мне от этого не станет.
        - Но, может быть, ты хоть что-то поймешь! Я знаю Кэй с того времени, когда ей было девятнадцать лет. Красивая? Безусловно. Такую внешность не часто можно встретить. Но, прямо скажем, - неотесанная. У девчонки уже тогда был, как бы помягче сказать, - «наставник».
        - Ты хочешь сказать, что она была шлюхой? - спросила Эстер.
        - Я так не говорила - не передергивай. Пойми трагедию: бедная девчонка, из самых низов, пробилась в жизни с помощью тех средств, на которые не поскупилась природа, - блистательной красоты, прелестной фигуры и амбиций. Когда Кэй познакомилась с Биллом, он по каким-то ему одному известным причинам не упоминал о богатстве своей семьи. У него произошел какой-то конфликт с отцом, и Билл занялся созданием своей собственной садово-декораторской фирмы. Потом его закрутила идея строительства отеля. Он весь был в хлопотах…
        - Остановись, - прервала ее Эстер, - ты-то откуда это знаешь? Может, сплетни?
        Рут выразила лицом крайнюю степень возмущения:
        - Сплетни? Еще не хватало, чтобы я тебя кормила сплетнями! Просто соединила то, что знаю сама, с тем, что знает София. Все совпало!
        - Ладно, продолжай, - мрачно проговорила Эстер.
        - Так вот, на сцене возник Чарлз, о чем Билл и не подозревал. Блатт был поражен в самое сердце красавицей Кэй, а та пришла к ошибочному заключению, что этот малый очень богат. Чарлз и не пытался вывести ее из этого заблуждения, наоборот… Короче говоря, он сделал ей предложение, и она мгновенно приняла его. Бедный Билл! Можешь себе представить, что он почувствовал, узнав, кто его соперник.
        - Ей-то зачем нужна была эта возня? Сталкивать лбами двух мужчин, к тому же родственников. Не любя, ринуться в брак.
        - Не суди ее строго. Девчонка - восьмой ребенок в бедной семье. Дома - грязь, запустение, вечно пьяный отец…
        - Ах вот оно что! - уже с сочувствием произнесла Эстер.
        - Да ладно, ты за нее не переживай. Эта красавица умеет добиваться всего, что ей нужно. И все же есть и у нее слабости.
        - В чем дело?
        - По словам Софии, Кэй всячески превозносила тебя, но выглядела при этом довольно растерянной. Видимо, ситуация для нее не безразлична.
        - Скажи, в свое время Билл пытался помешать их браку с Чарлзом?
        - А вот этого, Тери, я не знаю. Узнаю - скажу.
        - Знаешь, Рут, я тебе благодарна за то, что ты искренне хочешь мне помочь, но мне все это абсолютно не интересно.
        Рут недоверчиво посмотрела на подругу, усмехнулась, потом участливо похлопала ее по плечу.
        - Ты права, Тери, ну их всех! Я, собственно, пришла позвать тебя на праздник моды. Пошли? Развеемся…

8
        Прошел месяц. На праздник моды Эстер решила пойти. И то потому лишь, что Рут заявила, что ей нужна ее помощь. Сейчас она стоит в гостиной своей квартиры и примеряет последнее изделие от мисс Эванс. Платье красивое и, возможно, идет ей. Только она, Эстер, не идет платью - вид усталый, похудела, побледнела. Какая из нее сейчас манекенщица!
        Рут, напутствуя ее, сообщила, что ее последняя работа - образец вновь входящего в моду консервативного стиля.
        - Значит, ты считаешь меня женщиной консервативного типа? - спокойно поинтересовалась Эстер.
        - О нет! В этом платье ты такой вовсе не выглядишь, ты элегантна, классически строга и загадочна.
        - А я себя ощущаю свежевыстиранной тряпкой, - заявила Эстер.
        Рут тут же разъяснила, что нужно сделать женщине, чтобы стать еще привлекательней: прогулка, душ, прическа, макияж, благожелательный взгляд в зеркало. Готово.
        Конкурс проходил в большом зале Гранд-отеля, народу набилось много. Эстер показала свой пригласительный билет, и ее проводили к столику мисс Рут Эванс.
        Подойдя поближе, она окаменела, увидев, кто там сидит. Мистер Уильям Картер собственной персоной. А единственное незанятое место - ее место - было, естественно, рядом с ним.
        Таким элегантным Эстер его еще не видела.
        - Тери, я думала, что ты решила меня подвести! - Рут была заметно возбуждена. - Видишь, кто сюда пришел? А вы, мистер Картер, посмотрите, как она хороша! Удивление только придает ей шарма.
        Уильям встал и, отодвигая стул, чтобы она могла сесть, тихо сказал, насмешливо взглянув в ее удивленное лицо.
        - Только не падай в обморок, Эстер.
        - Я вовсе и не собираюсь, много чести! Это была твоя идея или моей неугомонной подруги? - Оторопевшая от неожиданности женщина говорила четко, но легко могла себе представить, как она побледнела и как это выглядело со стороны.
        На вопрос Эстер Билл не успел ответить, потому что мисс Эванс как раз начала представлять собравшихся друг другу. Только сейчас до Эстер дошло, что за одним с ней столом сидели супруги Бартон.
        - Привет, дорогая, - обратилась к ней София, - вы потрясающе выглядите.
        - Спасибо.
        Когда верхний свет погас и демонстрация началась, Билл наклонился к ней и тихо спросил:
        - Мы могли бы незаметно улетучиться с этого праздника?
        - Зачем?
        Он с нескрываемой иронией посмотрел на нее, и Эстер поняла, что, так или иначе, ей все равно надо отсюда удрать. Какой там показ мод, если все внутри дрожит, сердце выпрыгивает из груди, дыхание прерывается.
        - Хорошо, - тихо согласилась Эстер.
        Уильям улыбнулся, что-то прошептал Рут, которая через плечо быстро глянула на подругу и согласно кивнула.
        Сидевшие за столом выразили молчаливое удивление, когда мистер Картер и мисс Олдфилд чинно поднялись со своих мест и направились к выходу. Особенно выразительным был взгляд Софии. Но Билл без колебаний миновал зал, ведя за руку свою прелестную спутницу.
        Когда они оказались в ярко освещенном фойе, Эстер поменяла свои планы.
        - Спасибо, Билл, но я думаю, что мне лучше отправиться домой в одиночестве. Если нашу встречу устроила Рут, то для тебя это, видимо, так же неудобно, как и для меня.
        - Нет, это придумала не она.
        Глаза Эстер расширились от удивления.
        - Значит, это подстроил ты? Зачем?
        - Можно мне отвезти тебя домой, Эстер?
        - Нет, нет, не надо!
        - Тогда давай здесь выпьем чего-нибудь. Тебе это сейчас необходимо. - И Билл взял ее под локоть. Они вышли на террасу. - Эстер, хочешь ты того или нет, но поговорить нам необходимо.
        - Разве ты еще не сказал всего, что хотел?
        - Нет. Сядь, пожалуйста. - Он подтянул к ней кресло и жестом позвал официанта. - Что ты выпьешь, Эстер?
        - Ничего. Стакан минеральной воды.
        Билл заказал ей вина, а себе пива. Заказ вскоре принесли, но беседа не клеилась. Наконец Билл решился прервать молчание.
        - Я думал, что ты сейчас в Малайзии.
        Эстер покачала головой.
        - Нет, я отменила поездку. Мне, видимо, стоит поблагодарить тебя за участие в моей карьере. Они сделали меня в фирме младшим партнером, поэтому…
        - Я знаю…
        - Исчезнуть в такой переломный момент вряд ли было бы правильно. Значит, это ты рекомендовал им дать мне повышение?
        Билл поморщился.
        - Нет, я, наверное, просто заронил в голову Коллинзу здоровую идею.
        - В любом случае, спасибо. Что касается Коллинза, то он был просто счастлив, став членом правления.
        - Это я тоже знаю.
        - Надеюсь, что его крест не будет слишком тяжелым. А что касается меня, может быть, не стоило затевать всю эту комбинацию, я бы и так выжила. Лучше скажи мне, зачем ты вел душеспасительные беседы с Эванс?
        - Упаси Бог! Кто это сказал - сама Рут? Скорее всего, с ней общалась София, но я ничего об этом не знаю. О том, что ты будешь на показе, я совершенно случайно узнал от сестры. Она же устроила билет и для меня.
        - Когда?
        - Сегодня утром. Я вчера поздно вечером прилетел специально, чтобы повидать тебя, и мне показалось, что стоит воспользоваться такой удобной оказией.
        - Ну и что вы, мистер Уильям Картер, намерены мне предложить на этот раз? Новый уровень раскрепощения? Напомню один из полученных мною советов: ни от кого и никогда не принимать повторяющихся предложений.
        - Правильный совет. Я предлагаю тебе выйти за меня замуж.
        Эстер поперхнулась и потеряла дар речи.
        - Билл, о чем ты?
        - О чем - ты уже слышала. А почему - объясню: потому что я с первого же взгляда полюбил тебя, но очень испугался, чувствуя, как расслабляюще это на меня подействовало.
        - Я… не верю тебе!
        Билл наклонился к ней, изображая почтительное внимание.
        - Объясни мне почему.
        - Ты сам знаешь - ты же говорил мне, по каким причинам мне нельзя выходить за тебя замуж. Не удивлюсь, если твое сегодняшнее решение является следствием застарелой болезни под названием Кэй…
        Билл нахмурился.
        - Итак, сейчас ты информирована об этой истории больше, чем тогда. Интересно, кто рассказал тебе об этом?
        - Рут Эванс, как всегда. Она познакомилась с Кэй, когда той было девятнадцать лет. Но дело в другом… ничто не свидетельствует, что ты излечился от любви к ней.
        - Зачем бы тогда мне предлагать тебе руку и сердце?
        - Откуда мне знать - зачем? Скажу тебе, Уильям Картер, одно: больше я не поддамся ни на какие обещания и соблазны. Они мне довольно дорого обходятся. Поэтому прощай, Билл.
        В холле гостиницы она завернула не туда, куда надо, и долго блуждала по закоулкам, прежде чем выйти к месту парковки своей машины.
        Наконец машина нашлась, Эстер села в нее и опустила голову на руль, чтобы немного успокоиться, прийти в себя.
        Все, можно ехать. Но все в этот день было против нее - выезд оказался заблокированным чьей-то роскошной машиной. Где хозяин? Что за странный способ парковки он выбрал? Неожиданно дверь машины распахнулась и перед ее взором предстал Уильям Картер.
        - Пойдем со мной, Эстер, - тихо сказал он, подходя к ней. - Я не позволю тебе убежать! Слушай, я не уберу свою машину до тех пор, пока ты не согласишься поехать со мной. А если сейчас сбегутся люди, я им объясню, что ты любишь меня, а я - тебя и глупо не сделать из этого вывод.
        Эстер была потрясена и шокирована, сил для сопротивления у нее не осталось. Он помог ей выйти из машины, взял из ее рук ключи и передал их сторожу, присовокупив денежную купюру.
        - Присмотри за машиной, парень, утром мы заберем ее.
        Билл привез Эстер в тот самый отель, в ресторане которого они однажды уже были.
        Он не произнес ни слова с того момента, как они вошли в номер. Наконец, вручив Эстер бокал с вином и видя ее отсутствующий взгляд, тихо окликнул:
        - Эстер?
        - Ну что, добился своего? - Она резко поставила бокал на стол. - Что я тебе, игрушка?! Захотел - поиграл, захотел - бросил?
        - Я считал, что это единственный способ заставить тебя выслушать мои доводы, - спокойно ответил ей Уильям. Потом окинул женщину угрюмым взглядом и тихо произнес: - За что или против чего ты борешься, Эстер?
        - Я… - У нее перехватило дыхание. - Я борюсь против твоей жалости. Жалость и любовь - это далеко не одно и то же.
        - Нет, Эстер, уж если кого и стоит пожалеть, так это меня. Хочешь, я расскажу тебе, чем занимался в последнее время? - Билл поставил свой стакан на стол, и Эстер по-своему оценила его движение.
        - Не дотрагивайся до меня!
        - Хорошо, только давай сядем.
        Она действительно села на диван, а он продолжал стоять - высокий, не просто привлекательный, а невероятно красивый в своем строгом вечернем костюме.
        Выдержав паузу, Билл сказал:
        - Тери, я окончательно решил проблему под названием Кэй.
        - Каким образом?
        - Я выкупил долю Чарлза Блатта.
        Ресницы Эстер взметнулись вверх от удивления, и она недоверчиво переспросила:
        - Ты… выкупил? Но ведь это огромные деньги!
        Он усмехнулся и стал рассказывать ей о целой цепочке покупок и продаж, благодаря которым Чарлз получил свои деньги, навсегда расставшись с принадлежащей семье Картер долей собственности.
        - А что Кэй?
        - Я думаю, что до нее наконец дошло, что нас с ней теперь совершенно ничего не связывает. Видишь ли, для нее я был постоянным источником раздражения. Хотя, казалось, у нее был мужчина, которого она выбрала сама. Чарлз дал ей все и даже больше… Но я был поблизости и к тому же процветал… Мое равнодушие ее только раздражало. Признаюсь, что с самого начала я догадывался, что Кэй не святая, но никак не мог понять мотивы ее поступков - движет ли ею любовь или ненависть, такая в ней фатальная смесь добра и зла. Вот, собственно, и все. Теперь-то я понимаю все, кроме одного.
        - Кроме чего? - не удержалась Эстер от вопроса.
        - Не могу понять, как я мог совершить такую глупость - расстаться с тобой. Понимаешь, мне стало страшно от мысли, что ты после всего, что пережито, не захочешь иметь со мной ничего общего. Но главная моя ошибка… - Билл предостерегающе поднял руку, как бы прося разрешения закончить мысль, потому что заметил, что Эстер вспыхнула и вознамерилась прервать его излияния. - Но главная моя ошибка заключается в том, что я испугался своей любви.
        - Нет, ты испугался не любви ко мне, - прошептала Эстер. - Я знаю, в тебе жил страх от той, давней неудачи. У меня тоже были долгие недели для размышлений. Мне надо было осознать место Кэй в том, что произошло между нами.
        - Я же сказал тебе, что она к нашим делам никакого отношения не имеет. Вся проблема заключалась в тебе - ты воплощение моей второй в жизни попытки обрести счастье. И поэтому мне от тебя нигде не скрыться. Чем ближе ты становилась, тем больше была тревога - смогу ли я пронести новую для меня ответственность через долгие годы? Не обману ли твоего доверия? Я понимал, что если мне не удастся изменить самого себя, то рано или поздно я причиню тебе боль. И я решил, что сиюминутная боль будет не так сильна, как та, будущая, которая неизбежно наступит, если ты разочаруешься во мне.
        - Билл… - Взволнованные слова любимого человека не так потрясли ее, как слезы, которые катились по его щекам. - Билл, признайся, за что ты полюбил меня? Я - сплав комплексов, несовершенств, ненужных принципов, в довершение ко всему еще и скучный бухгалтер. Моя работа - не просто работа, но и мировоззрение…
        - Я думал, Эстер, что твои комплексы уже побеждены, оказывается, нет, и мне придется снова доказывать тебе, что ты удивительный, прекрасный, мягкий, веселый, остроумный, умный, тонкий… - ну что еще? - прелестный человек. Разве этих качеств недостаточно, чтобы полюбить? А ты еще к тому же красавица. Можно я сяду рядом? Нет, не бойся, без твоего согласия я до тебя не дотронусь…
        - Садись, - выдохнула Эстер.
        - Признайся… - начал он.
        - Признаться… люблю я тебя или нет? - прошептала Эстер и попыталась улыбнуться, преодолевая сердечную боль. - Я-то думала, Билл, что для тебя это доказанный факт.
        Она приложила ладонь правой руки к его пылающей щеке и призналась:
        - Я никогда не научусь понимать, Билл, о чем ты думаешь на самом деле. Меня легко обмануть. Но я… люблю тебя.
        Билл сжал ее в объятиях.
        - А я люблю тебя еще больше, моя радость.
        - О! Наконец-то я вижу тебя в платье от Рут Эванс! - воскликнул Билл после того, как отнес ее в ванную и стал снимать с нее одежду. - А трусики и лифчик тоже от нее? - поинтересовался он невинным тоном. - И вдруг наклонился и припал губами к ее груди.
        - Билл, - задохнулась она и потянула его за волосы. - Пожалуйста, не так спешно.
        Он поднял голову.
        - Опять эти же пьянящие духи. Есть вещи, которые я не смогу забыть никогда, - аромат твоей кожи, вкус твоих губ…
        Он нежно поцеловал ее, затем стал быстро вынимать из праздничной прически многочисленные шпильки и заколки, освобождая золотистый поток ее шелковистых волос…
        - Эстер!
        Она лежала в его объятиях.
        - Да, Билл!
        Под простыней их тела казались единым целым.
        - Теперь ты веришь в мою любовь?
        - Да, теперь у меня есть все основания для этого, - ответила она бесхитростно.
        - Но почему ты говоришь это так, словно тебя что-то беспокоит?
        - Есть на то причина. У меня нет с собой никакой другой одежды, кроме этого довольно экстравагантного платья.
        - Понял. Что-нибудь придумаем.
        - Получается, вроде бы я пленница.
        - Пленница любви? Это верно, этого нельзя не признать. Я сам собирался помечтать об этом вслух, но ты утащила эту светлую идею у меня из-под носа.
        - Скажи мне, Билл, - на секунду отстраняясь от него, серьезным тоном произнесла Эстер, - почему ты выбрал именно меня? Ведь я…
        - Эстер, ты прекрасна, - прервал он ее. - Ты можешь одновременно быть серьезной, мудрой, оставаясь при этом живой и на редкость красивой. Ты интригуешь и притягиваешь. И так будет всегда. Мне не бывает с тобой скучно, я знаю, что лучше женщины, чем ты, я не встречал и не встречу… и ты умеешь отдаться мне так… что я чувствую себя подлинным рыцарем в доспехах.
        - Ты серьезно?
        - Хочешь, чтобы я перешел к доказательствам?
        - Подожди минутку.
        Он прижал ее к себе теснее и прошептал:
        - Хорошо, минутку подожду.
        - Ты заставил меня осознать, Билл, что до встречи с тобой жизнь моя была потоком серых дней. Ты вдохнул в меня новый дух, дал почувствовать, что я могу быть привлекательной. Рядом с тобой я чувствую себя в безопасности.
        Неожиданно Эстер увидела, что Билл помрачнел. Да и голос его стал немного суровым:
        - Я должен предупредить тебя, Эстер, об одном серьезном препятствии на пути нашей любви.
        - Что ты хочешь сказать? - испугалась молодая женщина.
        - А вот что! Дело в том, что я сейчас чувствую себя в некотором роде мошенником, к тому же потерявшим от любви разум. И любовь к тебе до той поры буду ощущать ворованным счастьем, пока не надену тебе на палец обручального кольца.
        - Как же ты напугал меня, глупый! Ситуацию можно исправить, - мягко согласилась Эстер. - Я привыкла представлять тебя эдаким тигром в джунглях любви. Но мне хочется верить, что ты мой личный, лучший в мире тигр из сада любви.

…Через три дня они поженились. Церемония венчания была скромной - кроме новобрачных, присутствовали София с Мартином, Рут и Линн. На Эстер было шелковое платье перламутрового цвета - Рут простила ей эту маленькую измену, зная историю предыдущего платья. В руках невеста держала огромный букет белых роз. Потом был короткий ужин, и молодые, проводив гостей, удалились в номер, снятый в отеле
«Оазис».
        - Эстер, - позвал он тихо.
        - Да, Билл, - произнесла она, с восхищением разглядывая уже в который раз обручальное кольцо на своем пальце.
        - Мне кажется, ты выглядишь немного растерянной.
        - Неужели? - Она улыбнулась открытой улыбкой, не смущаясь его взгляда. - Это все из-за того, что со мной случилось по твоей вине. Ты даже не можешь себе представить, какой счастливой я себя чувствую.
        Обнимая ее, Билл воскликнул:
        - Слава Богу, что ни одна из сторон не жалеет о содеянном! - Зарывшись лицом в копну ее волос, он констатировал: - Я люблю тебя!
        - Я тоже люблю тебя, Билли, рада, что стала твоей женой, и всегда буду счастлива ею быть. Мне не о чем сожалеть… Хотя один повод для огорчения все же есть.
        Эстер отступила на шаг, оглядела комнату, и в ее зеленых глазах появилась притворная грусть. Он проследил за ее взглядом и изрек:
        - Я понял, что ты имеешь в виду.
        - Правда? - поинтересовалась Эстер невинным тоном.
        - Конечно. Здесь нет такого удобного бара, который был там.
        - Ты догадлив.
        - Зато, миссис Картер, здесь более подходящая кровать, - как бы оправдываясь, сказал Билл, - и масса другой замечательной мебели…
        - Верю опытному глазу, мистер Картер, - ответила она с притворной застенчивостью и подставила ему губы для поцелуя…
        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к