Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Киншоу Эва: " Очаровательная Должница " - читать онлайн

Сохранить .
Очаровательная должница Эва Киншоу
        Что общего может быть у парня из техасского захолустья, пусть даже теперь владеющего огромной фирмой, и утонченной молодой особы из хорошей семьи, получившей прекрасное образование? Но не разница в социальном положении заставляет любящих друг друга Энтони Симмонса и Летицию Уимблоу усомниться в правильности их брака. У каждого из них свои страхи. Удастся ли им победить их?
        Эва Киншоу
        Очаровательная должница

1
        Обход дома занял около часа. Хотя Энтони Симмонс уже бывал в «Пинк-велвет» и покупка особняка значила для него не так уж много, он испытывал все же некое ощущение триумфа. Подумать только, этот чудесный дом, построенный из дерева и сланца, с красивыми видами, открывающимися из окон, принадлежит теперь ему - пусть даже особняк лишился кое-каких сокровищ семейства Уимблоу!
        Было нечто особенное в этом доме, хотя его интерьеры не украсили бы глянцевых страничек великосветского журнала. Чужой для нового владельца, он все же казался удобным и милым. Но неожиданно Энтони понял, что ему будет недоставать здесь одной вещи. Точнее, человека.
        Словно читая его мысли, Летиция спросила:
        - Я так полагаю, мистер Симмонс, вы не женаты?
        - Правильно полагаете, мисс Уимблоу. Но как вы догадались?
        Они были в гостиной - любовались видом на далекий город, открывающимся поверх розовых кустов. Летиция искоса взглянула на стоящего рядом мужчину. В ней было пять футов десять дюймов, но, даже надев шпильки, она все равно оказалась бы ниже его ростом. А от близости худощавой фигуры Энтони, его лица - приятного, несмотря на решительно сжатые тонкие губы и твердый взгляд немало повидавших светло-серых глаз,- внутри нее что-то сжималось. Как странно…
        Глядя на загорелые руки Энтони Симмонса, Летиция внезапно ощутила, как он крепок и ловок. И пахло от него как-то уж очень по-мужски: чистотой, дорогой тканью костюма, им самим. И почему-то ей показался удивительно трогательным маленький, в форме звездочки, шрам над его левой бровью.
        Просто мужчина во цвете лет, подумала она, ощутив некое неясное беспокойство. И тут до нее дошло, что ей задали вопрос.
        - Ну…- начала Летиция, пытаясь вернуть мысли в деловое русло,- если бы у меня был муж, который взял и купил дом, неважно какой, я бы обязательно приехала с ним посмотреть на приобретение.- Произнеся это, она чуть улыбнулась, затем пожала плечами.- Но с другой стороны, без жены, может, и проще: жена непременно пожелала бы внести изменения, чтобы сделать дом по-настоящему своим. А это может дорого обойтись мужу.
        - Не думаю, мисс Уимблоу, что, если бы у меня была жена, я позволил бы ей хоть что-то изменить в «Пинк-велвет»,- отозвался Энтони Симмонс.
        Летиция приподняла брови.
        - В самом деле?
        Такая короткая фраза, а сколько в ней надменности, подумал Энтони. Кажется, меня пытаются поставить на место.
        - В самом деле,- спокойно подтвердил он и добавил: - Видите ли, дом нравится мне таким, какой он есть.
        - Что ж…
        Летиция умолкла. И Энтони понял, что в ней борются гордость за «Пинк-велвет» и негодование на человека, который не позволил бы своей жене выразить собственную индивидуальность.
        - Что ж…- снова повторила Летиция, повернувшись к собеседнику. На лице ее отчетливо читалось: «Как бы то ни было, теперь это не мое дело».- Думаю, вам хочется побродить по дому в одиночестве, так что я лучше поеду. Остальные ключи на крючке в буфетной.
        И она протянула руку для прощания.
        Энтони не взял ее руку, а вместо этого сказал:
        - Не хотите ли пообедать со мной, мисс Уимблоу? Недалеко отсюда я заметил по дороге симпатичный ресторан. Я все равно не собирался оставаться здесь.
        Летиция поколебалась мгновение, потом нахмурилась.
        - Это очень мило с вашей стороны, но… Нет, не могу, мне надо работать.- Она посмотрела на часы и добавила с мимолетной усмешкой: - О да, мне и впрямь пора делать ноги!
        - Вы не обедаете?- спросил Энтони.
        - Перекусываю на бегу, так сказать,- ответила Летиция несколько резко.
        - Тогда как насчет ужина сегодня вечером?- предложил Энтони.
        Летиция молчала, явно пытаясь придумать какую-нибудь отговорку. Однако секунды шли, а на ум не приходило ничего стоящего.
        - Или вы и ужинаете на бегу, мисс Уимблоу?- протянул Энтони.
        Летиция вздрогнула, уловив сарказм в его реплике. И спросила себя: а почему, собственно, мне так не хочется снова встречаться с этим человеком? А потому что нежелание было инстинктивной реакцией на то, что происходило между ними с того момента, когда они впервые посмотрели друг на друга. Энтони Симмонс как будто оценивал ее - не только фигуру, но и интеллект. Да и сама Летиция невольно занималась тем же…
        Поместье площадью в двести акров называлось «Пинк-велвет» и находилось в часе езды от Лос-Анджелеса. Особняк - мощенные каменными плитами террасы, кремовые стены и темно-красная черепичная крыша - Построили на вершине холма, откуда открывался ошеломляющий вид на окрестности. В ясный день этот стильный дом, казалось, парил над близлежащими долинами в потоке солнечного света.
        Молодая особа, стоящая в гостиной, в стильности ничуть не уступала особняку. Энтони Симмонсу показалось, что девушка в некотором роде принадлежит этому чудесному дому, этому обширному поместью. То есть, конечно, наоборот: поместье пока принадлежало Летиции Уимблоу, чьи родители и возвели особняк, хотя сами земельные угодья достались семейству несколько поколений назад.
        Дочь известного ученого-историка Роналда Уимблоу и его жены Эстер, Летиция получила отличное воспитание и превосходное образование - если только добытые Энтони сведения соответствовали истине. Единственная причина, по которой она встречалась здесь с Энтони Симмонсом, который, по правде говоря, выбился из грязи да в князи, так это то, что после скоропостижной смерти Роналда дела семьи Уимблоу оказались в расстройстве и теперь им пришлось расстаться с «Пинк-велвет». Летиция должна была передать новому владельцу ключи от дома…
        Посему Энтони не надеялся на теплый прием и с удивлением вспоминал начало их знакомства. Бывшая хозяйка встретила его на террасе с безмятежно-спокойным видом. Она была хороша как ангел - высокая, темноволосая, с нежной бледной кожей. Овал лица женственный, но четкий, на подбородке - еле заметная ямочка. Синие глаза опушены неправдоподобно длинными ресницами, а густые волосы шелковистой волной сбегают ниже плеч.
        В руке Летиция держала соломенную шляпку и коричневую папку, а тонкая материя светло-розового, по колено, платья скорее подчеркивала, нежели скрывала совершенную фигуру и длинные стройные ноги, которые навели Энтони на мысль о породистых лошадях. Кожаные сандалии дополняли наряд Летиции.
        На мгновение Энтони задумался: какую грудь скрывает бледно-розовая ткань? И какой шелковистой должна быть кожа этой молодой женщины.
        Она сделала шаг навстречу и протянула руку.
        - Мистер Симмонс? Я Летиция Уимблоу. Добрый день. Я собиралась послать моего поверенного исполнить положенный ритуал, но потом решила, что сама должна передать вам ключи. Добро пожаловать в «Пинк-велвет»! Желаю вам провести много счастливых лет в этом доме.
        Энтони Симмонс чуть прищурился. Все было произнесено безупречно мелодичным голосом, в котором не слышалось ни следа досады или сожаления. Он удивился, почему-то почувствовав себя обманутым.
        - Добрый день, мисс Уимблоу,- ответил он, в свою очередь протягивая руку.
        Рукопожатие Легации оказалось довольно крепким и весьма деловым.
        - Очень мило с вашей стороны самой заняться этим,- продолжал Энтони.- Надеюсь, вам не очень тяжело.
        Летиция Уимблоу внимательно осмотрела собеседника. Раньше они общались через посредника - агента по продаже недвижимости,- и дело с продажей «Пинк-велвет» едва не зашло в тупик. Тогда Летиция согласилась на предложенную Симмонсом цену - гораздо ниже той, на которую рассчитывала,- лишь потому, что ей срочно нужны были деньги спасти мать от разорения.
        Соответственно, Энтони Симмонса она представляла прижимистым типом средних лет. Но тому было где-то за тридцать. Высокий, широкоплечий, с густыми коротко стриженными темными волосами. Одет в дорогой светло-серый костюм, темно-синюю рубашку и черный галстук. Но глаз выделил бы его в любой толпе не только потому, как он выглядит, а потому, как двигается - свободно и вместе с тем решительно.
        Однако самой примечательной чертой его внешности были проницательные светло-серые глаза. Легации подумалось, что такие глаза ничего не упустят…
        - Я реалистка, мистер Симмонс,- ответила она несколько прохладно.- А наша семья не может больше позволить себе содержать загородное имение. Больше всех нас
«Пинк-велвет» любил отец. Он унаследовал поместье от своей матери, но отца больше нет с нами.
        - Я, кстати, все хотел спросить: откуда такое странное название?
        Летиция улыбнулась.
        - «Пинк-велвет» - это любимый сорт роз моей бабушки.- Она махнула рукой в сторону кустов, растущих вдоль террасы.- Это все «Пинк-велвет». Мы сажали здесь только этот сорт, хотя сам дом выстроен уже после смерти бабушки.
        - Чудесные розы,- заметил Энтони.- В отношении их я последую вашему примеру. Так вы не будете скучать по этому месту?
        Латунным ключом Летиция открыла тяжелую деревянную входную дверь.
        - Немножко буду,- признала она.- Но, по правде говоря, я сейчас до такой степени загружена работой, что мне не до того.- И Летиция печально улыбнулась.
        - А что у вас за работа?- поинтересовался Энтони.
        Она посмотрела на него, пропуская в холл.
        - Я модельер детской одежды. У меня собственная фирма, и дела пошли наконец в гору - не успеваю выполнять заказы.
        Энтони Симмонс удивился: чтобы у девушки из семейства Уимблоу было свое дело! Зря он не разузнал поподробнее о Летиции, наводя справки о ее знаменитой семье…
        - Прошу меня простить,- сказал он.- Но могу ли я узнать, почему продажей имения занимаетесь вы, мисс Уимблоу, а не ваша мать, официальная владелица?
        Летиция положила соломенную шляпку на круглый столик красного дерева с инкрустированной крышкой.
        - И моя мама, и моя сестра Агнесса - славные люди, мистер Симмонс, но с деловой хваткой у них не очень хорошо. С папой было то же самое.- Она печально улыбнулась.- Уж не знаю, в кого я уродилась такая практичная, но они рады свалить все это на меня… А теперь займемся описью,- неожиданно сменила Летиция тему разговора.- У вас есть копия?
        Она подняла на собеседника свои восхитительные синие глаза.
        - Есть.
        И он достал из внутреннего кармана пиджака сложенные листы бумаги.
        - Хотя большая часть содержимого дома продавалась вместе с ним, вы позволили нам забрать кое-какие вещи.
        - Да, это так,- подтвердил мистер Симмонс.
        - Давайте теперь вместе проверим, что остается, а потом подпишем бумаги - чтобы в будущем не возникло никаких недоразумений.
        Энтони Симмонс хмуро взглянул на Летицию, внезапно осознав природу таинственной досады, обуревающей его. Ему хотелось как-то повлиять на эту великолепную, спокойную и уверенную в себе особу - хотя бы заставить горько сожалеть об утрате фамильного особняка. Но зачем?- спросил он сам себя. Чтобы завязать знакомство? Именно так - был ответ, и бровь Энтони приподнялась, когда он с изумлением понял это.
        Летиция удивленно посмотрела на него, поскольку пауза в разговоре затянулась. Какая ирония судьбы: она явно не заинтересована в своем собеседнике! Энтони тут же преисполнился решимости изменить ситуацию.
        - Неплохая мысль, мисс Уимблоу,- откликнулся он.- Если вы захотите забрать еще что-нибудь из вещей, не стесняйтесь, я буду рад оказать вам услугу.
        На сей раз Летиция приподняла бровь, выказывая удивление.
        - Очень мило с вашей стороны. Но кажется, мы взяли все, что хотели,- медленно произнесла она, словно не зная, можно ли верить словам собеседника.
        - Что ж, тогда начнем?- предложил он.
        Вот так сюрприз! У Летиции имелись все предпосылки невзлюбить этого человека с первой же минуты знакомства - так упорно они воевали из-за продажной стоимости
«Пинк-велвет»! А вместо этого… Летиция любовалась тем, как он двигается, размышляла над тем, что он сказал, пока они ходили по дому, и в результате нашла, что Энтони Симмонс не лишен чувства юмора и очень даже неглуп.
        Или все объяснялось много проще - его сексуальной привлекательностью? Стройное тело, крепкие руки, аура отнюдь не грубой силы - все это обладало несомненным магическим очарованием. Рядом с Энтони Симмонсом она чувствовала себя слабой женщиной.
        При этой мысли Летиция изумленно моргнула: она и не подозревала, что способна на что-нибудь подобное. Поэтому решила, что это еще одна уважительная причина держаться подальше от этого типа…
        - Нет, ужинаю я не на бегу, мистер Симмонс… Но дело в том, что, хотя я и реалистка, мне все же нелегко отдавать «Пинк-велвет» - неважно, вам или кому-то еще. А хвост собаке лучше рубить в один прием.
        По крайней мере, это часть правды, подумала Летиция.
        Но собеседник смерил ее взглядом одновременно скептическим и дерзким. Наверняка догадался, насколько по-женски слабой она чувствует себя рядом с ним. Проклятье! Летиция стиснула зубы. И наверняка он знает, что ее слова - по большей части увертки.
        Ну и пошел ты к черту!- разозлилась она. Что о себе возомнил? Ишь ты, арабский шейх выискался! В полном душевном расстройстве Летиция зажмурилась: откуда только пришли на ум эти совершенно ей несвойственные выражения? А затем вспомнила об испытанном и проверенном оружии своей матери - о надменности.
        Летиция высокомерно вскинула подбородок, смерила собеседника в высшей степени пренебрежительным взглядом и произнесла ледяным тоном:
        - Позвольте проститься с вами, мистер Симмонс. Не думаю, что нам понадобится снова встречаться. Наш поверенный всегда будет к вашим услугам, если возникнут какие-нибудь проблемы.
        С этими словами Летиция подхватила со столика соломенную шляпку и вышла.
        Идя к машине, она старалась ничем не выдать кипевшее в ней негодование, поскольку чувствовала на себе неотрывный взгляд Энтони Симмонса. Только уже сидя в машине, Летиция позволила себе дать волю эмоциям, поскольку мотор и не подумал завестись.
        - Ну давай же, черт тебя дери!- воскликнула она и снова повернула ключ.
        Тщетно. Летиция с трудом сдержалась, чтобы не ударить по рулю обеими ладонями.
        Энтони Симмонс, стоявший на террасе, засунув руки в карманы, ехидно улыбнулся и двинулся к машине Летиции, когда она вылезла из салона, хлопнув дверцей. Вид у нее был не такой самоуверенный, как прежде…
        - Дело в системе зажигания,- объявил Энтони спустя несколько минут.- Вообще-то проблемы должны были начаться гораздо раньше.
        Летиция, с трудом скрывая обуревающую ее ярость, ответила, обмахиваясь шляпкой, как веером:
        - Теперь я припоминаю, что мотор как-то странно вел себя последнее время. Вы способны его починить?
        Энтони ответил не сразу. Он едва не рассмеялся, видя, что Летиция пытается говорить с ним, как хозяйка с прислугой. Он знал, что без труда может исправить зажигание прямо сейчас, но совершенно не собирался этого делать.
        - Боюсь, что нет. Но я с удовольствием отвезу вас в город, мисс Уимблоу.- Он закрыл капот и вытер руки платком.- Только я слегка проголодался.
        Летиция посмотрела на него чуть ли не с отчаянием.
        - Я возьму вашу машину на буксир и дотащу до ближайшей мастерской, чтобы там ее привели в порядок, а потом вернули вам.
        Летиция краем глаза взглянула на его автомобиль - мощный джип последней модели. Уж наверняка эта громадина дотащит ее изрядно подержанный «вольво» куда угодно безо всяких проблем.
        - Судьба переменчива, мистер Симмонс, рано или поздно она отвернется от вас,- процедила Летиция сквозь зубы.
        - Не думаю,- ответил тот.- Но я уверен, что после обеда в ресторанчике вы почувствуете себя лучше.
        Столики стояли в саду, под перголой, обильно увитой диким виноградом,- тень оказалась весьма кстати в жаркий летний день. В живой изгороди, закрывавшей сад от дороги, пели птицы, в траве звенели цикады, а желтые скатерти на столах, казалось, отражали солнечные лучи. Перед обедом Энтони с Летицией выпили на двоих бутылку вина, которое он заказал, не посоветовавшись со своей спутницей.
        Тем не менее и вино, и по-домашнему вкусный стейк, и пирог с вишнями значительно улучшили настроение Летиции. Ей даже подумалось, что она вела себя невежливо, и захотелось загладить предыдущее поведение, попытавшись, однако, обойтись без извинений. Летиция поддерживала разговор, который переходил с одной темы на другую,- спорт, книги, политика… А затем как-то незаметно оказалось, что она уже рассказывает Энтони о своем бизнесе.
        - Я занимаюсь одеждой для девочек от четырех до двенадцати лет. После двенадцати большинство девочек перестают любить нарядные платьица.- Летиция усмехнулась, увидев, как Энтони удивленно поднял бровь, и пояснила: - В этом возрасте они начинают одеваться, как мальчишки… или как взрослые.
        - Откуда вы знаете? Проводили исследования на рынке одежды?
        - Да нет. Просто помню себя в детстве и смотрю по сторонам.
        - А как вы начали свое дело? Со старой швейной машиной в гараже?
        - Нет, конечно,- скорчила гримасу Летиция.
        Их взгляды на мгновение встретились. И Летиция увидела в серых глазах собеседника ехидную усмешку. Она недоуменно нахмурилась. Но Энтони не пожелал объясниться, и ей пришлось продолжить.
        - После университета, где я изучала дизайн и маркетинг, мы с подругой, которая шьет гораздо лучше меня, решили начать дело. Поразмыслив, на какой товар будет лучше спрос, мы сняли помещение и нашли несколько швей. Я занимаюсь разработкой моделей, маркетингом и всей конторской работой, а в ведении подруги раскрой и шитье.
        - Звучит серьезно,- проговорил Энтони.- А где добыли первоначальный капитал?
        - Бабушка, мать отца, оставила мне небольшое наследство, а еще я взяла ссуду в банке. Ссуда уже выплачена, и первоначальные инвестиции тоже окупились. Сейчас у нас стабильный, хотя и не особенно впечатляющий доход. Недавно я заключила договор с несколькими большими магазинами. Хотя нам теперь придется расширяться, прибыль наверняка возрастет.
        - Судя по всему, в бизнесе вы как рыба в воде, мисс Уимблоу,- заметил Энтони.
        - Спасибо.- Летиция вдруг вздохнула и сказала: - Хотела бы я…
        Она так же неожиданно умолкла и отпила вина.
        - Весьма, весьма интересно,- произнес Энтони.- Как человек, который начинал с одним-единственным грузовиком, я аплодирую вашей сметке и здравому смыслу.
        Однако Летиция нахмурилась.
        - Постойте, Симмонс - это что, «Симмонс Пасифик компани», транспортная фирма?
        Ее собеседник всего-навсего кивнул, чуть приподняв в улыбке уголок рта.
        - Силы Небесные, и как же я сразу не сообразила?- воскликнула Летиция, а затем пристально посмотрела на Энтони.- Если бы знала раньше, я бы вам ни цента не уступила.
        - Поверьте мне на слово,- откликнулся Энтони Симмонс,- результат был бы тот же самый. Я заплатил за «Пинк-велвет» ровно столько, сколько считал нужным.
        Летиция мрачно уставилась на него.
        - Да, это была явно неудачная мысль.
        - Какая? Пообедать со мной?- решил уточнить Энтони, улыбнувшись краешком рта.
        - Именно,- призналась Летиция.
        - Хотите совет?- спросил он, все еще улыбаясь.- Не жалейте о том, что сделано и чего нельзя изменить. Это касается как личных, так и деловых отношений. А ситуация на рынке недвижимости такова, что пришлось бы ждать годы, чтобы продать
«Пинк-велвет» за вашу цену.
        Летиция отодвинула тарелку и пожала плечами.
        - Может быть. Да выбора у меня и не было. Что ж, мистер Симмонс,- добавила она, копируя интонацию своей матери,- большое спасибо за обед, но мне пора…
        - Почему вы ведете себя со мной, как высокомерная аристократка?- сухо поинтересовался Энтони.
        Летиция уставилась на него широко распахнутыми глазами.
        - Я не понимаю, о чем вы.
        - Прекрасно понимаете, я уверен. И как бы то ни было, я уже заказал кофе.
        - Если вы полагаете, что я…- возмущенно начала она.
        - …пытаюсь поставить вас на место,- продолжил за нее Энтони.- Да, полагаю. И тон, и выбор слов - все предназначено для того, чтобы сбить спесь с зарвавшегося простолюдина, чтобы укрыться под сенью привилегий происхождения и воспитания… Может быть, вы этого и не осознаете, но, когда смотрите на меня, задрав ваш носик, вид у вас такой, будто вы меня в упор не видите.
        Летиция беспомощно хватала воздух ртом.
        - Кроме того,- неторопливо продолжал Энтони,- я в курсе финансовых дел вашей семьи и мне известно, что продажа «Пинк-велвет», хотя и устранила немедленную угрозу разорения, не решила, однако, всех ваших проблем.
        Летиция уставилась на него, как на привидение.
        - В частности, я осведомлен о существовании закладной на дом вашей матери. Некогда ваш отец сделал не вполне благоразумные вложения, на покрытие коих пошли деньги, полученные под закладную. И теперь сумма, вырученная за «Пинк-велвет», уйдет в основном на выкуп закладной и оплату набежавших процентов, тоже немаленьких.
        - Как вы…- Летиция прикусила губу, чтобы не сказать: «Как вы смеете?»,- потом продолжила: - Не знаю, откуда вам все это известно. Но если вы полагаете, что теперь мое отношение к вам изменится к лучшему, то ошибаетесь! Я…
        Она раздраженно умолкла. К их столику подошла официантка забрать грязную посуду и поставить кофейник с горячим ароматным кофе.
        - Дело совсем не в том, изменятся ли к лучшему наши с вами отношения или нет,- произнес Энтони, наливая кофе.
        Пальцы Летиции застыли над блюдом с пастилой, которое подали к кофе.
        - Что вы хотите этим сказать?
        Энтони промолчал в ответ. Но его светло-серые глаза скользили по ее роскошным волосам, по нежной шее, по плечам и груди под тонкой розовой тканью. Какие у нее изящные тонкие кисти!- удивился Энтони, а на мизинце руки, застывшей над блюдом, блестит необычное - как бы плетеное - золотое колечко. Потом он снова перевел взгляд на ее губы.
        Летиция уронила руку на колени, пытаясь подавить охватившую ее дрожь. Она злилась, но при этом прекрасно осознавала, что происходит. До нее дошел смысл слов Энтони Симмонса: хотя она притворялась, будто ничего не понимает, его откровенный взгляд сказал ей все. Дело тут было явно не в «отношениях».
        Это слишком слабое слово для того, чтобы определить происходящее между ними. Физическое влечение к этому мужчине вновь охватило ее, когда Энтони, сняв пиджак, наклонился, чтобы привязать трос для буксировки к ее автомобилю. Для этого не требовалось особых физических усилий, однако Летиция не могла не обратить внимания на то, как перекатываются под рубашкой мускулы спины.
        А потом, в мастерской, она стояла, как воды в рот набрав, ощущая странную беспомощность, пока Энтони объяснялся с автомехаником. Тот кивал, интуитивно чувствуя, что Энтони Симмонс не просто мужчина, который знает об автомобиле то, чего не знает стоящая рядом с ним женщина, а профессионал, который досконально разбирается в том, о чем говорит.
        А во время обеда Летиции стоило больших усилий оторвать взгляд от его рук. Энтони снова снял пиджак, и из-под манжет показались широкие, поросшие черными волосками запястья шофера, однако кисти у него оказались продолговатые и хорошей формы. Сильные и вместе с тем красивые руки, подумалось Летиции.
        Однако необходимо дать ему понять, решила Летиция, что физическая привлекательность мужчины лично для нее отнюдь не самое главное. А посему следовало быть как можно более откровенной.
        - Мистер Симмонс, подобные вещи меня не занимают.
        - Какие? Взаимные интерес и притяжение?- лениво проговорил он.
        Летиция выдержала паузу и кинула на него неприязненный взгляд.
        - Да, когда речь идет о людях, с которыми у меня чисто деловые отношения. Или о людях, которые мне чем-то не понравились. И уж во всяком случае, о людях, которые…
        - О мужчинах, если быть точным,- вставил ее собеседник.
        Летиция пожала плечами.
        - Ну хорошо, о мужчинах, с которыми я едва знакома!
        - Что ж, похвально,- заметил Энтони.- Я снова аплодирую вам, мисс Уимблоу. Но я не предлагал вам отправиться со мной в постель. Я всего лишь хотел, чтобы мы получше узнали друг друга.
        Летиция почувствовала, как краска заливает ее щеки, но ответила холодно:
        - Думаю, не стоит. Даже если на словах вы и не предлагали мне отправиться с вами в постель, подразумевали вы именно это. Что я нахожу совершенно неприемлемым.
        Энтони рассмеялся, причем совершенно искренне. От его мерцающего взгляда у Летиции перехватило дыхание.
        - Я был бы очень удивлен, если бы вы не вызывали такую же реакцию у большинства мужчин.
        Глаза его собеседницы сверкнули.
        - Даже если это и так, большинство мужчин… мистер Симмонс, ведут себя гораздо… приличнее.
        Энтони скривил губы.
        - Ну что ж, во всяком случае, вы знаете, чего от меня можно ожидать. Кстати, это ведь вашей матери принадлежит склад в Топанге?
        - Д-да…- Летицию удивил резкий поворот разговора.- Он сдается внаем какой-то торговой компании.
        - Продайте его,- неожиданно предложил Энтони.
        - Но зачем? Он дает стабильный доход, хотя и небольшой…
        - Вы просто не в курсе, что сидите на золотой жиле,- перебил Летицию собеседник. - Там собираются прокладывать дорогу, и нескольким компаниям по соседству придется либо потесниться, либо переехать в другое место - дорогостоящая перспектива, не так ли? Однако не вздумайте продать склад меньше, чем…
        Он извлек из кармана пиджака ручку и написал цифру на оборотной стороне принесенного им вместе с кофе счета.
        Летиция уставилась на цифру, сглотнула и хрипло проговорила:
        - Вы шутите! Я примерно представляю себе цены на землю в этом районе…
        Энтони нетерпеливо махнул рукой.
        - Времена меняются. Поверьте мне, покупатели станут буквально осаждать вас.
        - Но… но откуда вы все это знаете?- спросила Летиция после долгой паузы.
        Энтони чуть улыбнулся.
        - Хорошо делаю домашнюю работу.
        - А может, это вам нужен еще один участок в Топанге?
        - Нет. Неужели вы думаете, что я назвал бы вам тогда эту сумму?- И он постучал пальцем по счету.
        Они посмотрели друг на друга: Летиция - напряженно, а Энтони - чуть ли не весело. Наконец она произнесла, борясь с неловкостью:
        - Тогда я просто не понимаю, зачем вам… раз уж вы купили по дешевке «Пинк-велвет», заботиться о преуспеянии нашей семьи.
        Энтони помолчал немного, потом пожал плечами.
        - Считайте это возмещением за деньги, потерянные вами при продаже поместья.
        - Вы сказали…- голос Летиции дрогнул,- что заплатили столько, сколько сочли нужным.
        - Да. Приняв во внимание все.
        Неловкость собеседницы сменилась презрением. Энтони понял это по взгляду синих глаз и поджавшимся губам. И он заранее знал, что скажет Летиция.
        - Это просто подло, мистер Симмонс! Вы откровенно намекаете на то, что учли нашу безвыходную ситуацию.
        Он пожал плечами.
        - Жизнь похожа на джунгли, мисс Уимблоу. Но если вы примете мой совет касательно склада, у вашей матери будут деньги до конца ее дней. Ей даже не понадобится менять образ жизни.
        Летиция глубоко вздохнула и подавила непривычное для себя желание ответить вызывающе резко. Но что, если он прав?- внезапно подумалось ей.
        Ее мать была из тех людей, которых любят все, в том числе собственные дети… За исключением тех моментов, когда мать вела себя совершенно непрактично или как ужасный сноб, будто она до сих пор королева своего избранного круга и наследница огромного состояния, или когда проявляла немыслимую экстравагантность. Но, тем не менее, было совершенно невозможно смириться с мыслью увидеть Эстер Уимблоу несчастной. Пусть лучше уж солнце погаснет…
        - И что же вы хотите взамен, мистер Симмонс?
        Взгляд прикованных к нему синих глаз приобрел ироническое выражение.
        - Ваше тело за мои советы - вы об этом подумали?- спросил Энтони совершенно серьезно.
        - Не представляю, зачем бы вам еще давать мне советы денежного свойства.
        - Может статься, вы и правы.
        Летиция со стуком поставила чашку на стол и порывисто поднялась, едва удержавшись, чтобы не дать нахалу пощечину.
        Однако Энтони Симмонс остался сидеть, глаза его искрились насмешкой. Но как только Летиция повернулась, чтобы уйти, он поднялся и произнес:
        - Расставим точки над мисс Уимблоу. Мне не нужна такая плата. Но я хотел бы поближе познакомиться с вами. Вдруг вам все же понравится мое общество? И кто знает, что тогда?- Он надел пиджак и взял со стола счет.- Пойдемте?
        - Летти, вон твою машину пригнали из ремонта,- раздался за спиной Летиции голос подруги.
        Она оторвалась от эскиза, над которым работала. Было семь часов вечера того же самого дня. Летиция и ее компаньонка, Элис Роджерс, засиделись за работой, хотя все остальные уже ушли.
        Летиция непонимающе посмотрела сначала на Элис, а затем на кольцо с ключом зажигания, которое та крутила на пальце.
        - Не может быть! Механик сказал, что ремонт займет день или два!
        - И тем не менее…- Элис ухмыльнулась,- твою тачку только что пригнал водитель в форме «Симмонс Пасифик», который заявил мне, что, дескать, шеф велел ему немедленно починить твою развалину, а потом доставить к нам под окна. Еще этот парень сказал, что, хотя он привел «вольво» в относительный порядок, тебе стоит озаботиться приобретением новой машины. Ну а счет, мол, оплачен, спасибо шефу.
        Летиция обвела взором их ателье - на столах громоздились в живописном беспорядке разноцветные куски материи, сквозь полукруглые окна били лучи низкого солнца - и непечатно выругалась. Причем довольно громко.
        - Радость моя,- промурлыкала Элис,- я так поняла из твоего рассказа, что ты не воспылала нежными чувствами к этому Симмонсу, но стоит ли пренебрегать рыцарем в серебряных доспехах? Если в пригородной автомастерской тебе говорят, что ремонт займет пару дней, это означает - как говорит мне опыт,- что твою колымагу будут чинить недели.
        Летиция открыла было рот, чтобы прервать подругу. Но Элис не дала ей и слова вставить в свой монолог.
        - Ты только подумай: мы на твоей тачке развозим товар по магазинам! И вспомни,- Элис обвела рукой вокруг,- сколько у нас сейчас заказов и сколько стоит нанять пикап!
        - Ну ладно, хватит.- Летиция едва не прыснула.- Ты совершенно права. Но мне никакого удовольствия не доставляет быть хоть чем-то обязанной этому человеку!
        Элис, пухлая блондинка, ростом по плечо Летиции, уселась на краешек раскроечного стола и пристально посмотрела на подругу.
        - Знаешь, Летти, я бы сказала, что ты произвела неизгладимое впечатление на Энтони Симмонса. Что тут плохого? Сдается мне, у него денег куры не клюют.- Элис пожала плечами и неожиданно потребовала: - А ну рассказывай, что там у вас стряслось?
        Летиция нахмурилась: встреча с Энтони Симмонсом уже начинала казаться ей причудливым сном. Они едва перекинулись парой слов на обратном пути в город, и к моменту прощания к Летиции вернулось достаточно самообладания, чтобы спокойно поблагодарить своего спутника за обед, хотя ее глаза при этом опасно сверкали. То ли вняв, а то ли не вняв предупреждению, он вежливо простился и был таков. Однако у Летиции появилось ощущение, что общение с ней забавляло Энтони Симмонса… И что это еще не конец.
        - Ох, Элис, я и сама не знаю,- с тяжелым вздохом призналась Летиция,- но почему-то этот человек заставляет меня нервничать…
        Вечером ей пришлось повторить то же самое матери и сестре Агнессе.
        Агнесса, тремя годами младше Летиции, все еще жила с матерью в Венисе, в доме, откуда открывался прекрасный вид на море. Эстер Уимблоу неоднократно говорила, что скорее умрет, нежели уедет из дома, где прожила больше двадцати лет, хотя тот был явно велик для нее и младшей дочери.
        Еще мать пыталась вызвать в Летиции чувство вины за то, что несколько лет назад та уехала от родителей и поселилась отдельно. И за то, что не пожелала вернуться после смерти отца. Но Летиция знала, что поступила благоразумно, не поддавшись на уговоры матери, поскольку обе были собственницами и хотели быть единовластными хозяйками в доме. Тем не менее время от времени Летиция оставалась в Венисе на день или два. Собиралась переночевать здесь она и сегодня.
        Агнесса, будучи от природы спокойной и тихой, легко уживалась с матерью. Сейчас она заканчивала изучать историю в университете Южной Калифорнии и подрабатывала на телевидении, подбирая материалы для одного знакомого редактора. Летиция любила сестру - такую же темноволосую, как она сама, но при этом невысокую и хрупкую.
        Агнесса редко покидала мир собственных мыслей. Однако именно она, когда все сидели за поздним ужином, вновь затронула болезненную для Летиции тему:
        - Если Симмонс прав и его советы действительно стоящие, наши беды закончатся.
        Летиция скорчила гримасу. Она уже успела отчитаться о своей встрече с Энтони Симмонсом, избежав, однако, упоминаний о том, что касалось только их двоих.
        Эстер ухватилась за бокал с вином и произнесла дрогнувшим голосом:
        - Но это же… чудесно! Просто невероятно! Я спасена! Если только…- тут Эстер внимательно посмотрела на старшую дочь,- здесь нет никаких подводных камней, о которых ты умолчала.
        - Да нет,- ответила Летиция, пожимая плечами.- Только я не знаю, можем ли мы положиться на совершенно незнакомого человека. Уж больно ловко он воспользовался нашим положением, чтобы по дешевке приобрести «Пинк-велвет»…
        - Но если он сказал правду насчет продажи склада, это покроет то, что мы потеряли на продаже поместья… Кстати, Летти, кто он такой?- спросила мать.
        Летиция коротко пояснила.
        - Полагаю, надо как-нибудь пригласить на обед этого мистера Симмонса,- задумчиво произнесла Эстер.- Интересно, почему он решил протянуть нам руку помощи?
        - Ох, мама, ну куда ты торопишься?- воскликнула Летиция.- Дай я сначала проверю его слова и что-нибудь о нем разузнаю, прежде чем ты позовешь его в гости! Хорошо?
        - Что ж…- начала Эстер нерешительно.
        И тут Агнесса постучала по столу, чтобы привлечь внимание сестры и матери.
        - Это не тот Энтони Симмонс,- спросила она, нахмурившись,- который владеет
«Симмонс Пасифик компани»?
        - Тот,- признала Летиция, чуть помрачнев.- Ты его знаешь?
        - Не то чтобы знаю, просто собирала материалы для Джейкоба Сойера, который делал о нем сюжет для передачи «Новые американцы».
        - А, нувориш, выскочка,- разочарованно произнесла Эстер и поднялась, чтобы приготовить кофе.
        Сестры многозначительно переглянулись. Летиция ощутила некое облегчение: нет лучшего средства охладить энтузиазм матери, нежели навесить на человека клеймо выскочки. Но она не могла удержаться, чтобы не расспросить Агнессу.
        Та пожала плечами.
        - Он родился и вырос на ранчо в Техасе. Мать ушла от отца, объездчика, который довольствовался своей ковбойской жизнью и больше ничего не желал. Но Энтони не последовал его примеру: он жадно учился, а потом…
        - Начал с одного-единственного грузовика. И вскорости создал транспортную империю, - закончила за сестру Летиция.
        Агнесса удивленно приподняла бровь.
        - Он мне кое-что рассказал.- Летиция положила подбородок на сплетенные пальцы.- Еще интересное было?
        - Ну, он основал свою фирму, теперь собирается превратить ее в международную корпорацию,- продолжала Агнесса.- Если честно, мне кажется, что Энтони Симмонс знает, о чем говорит… Я о земле в Топанге. И он может дать неплохой совет, как лучше вложить полученные от продажи деньги. Но он тебе не понравился, да, Летти?
        Летиция посмотрела в темные внимательные глаза сестры.
        - Я и сама не знаю почему, но этот человек заставляет меня… нервничать.
        - С другой стороны, если мама будет счастлива и довольна, если будет жить, как жила раньше,- тебе ведь станет легче, верно?- спросила Агнесса, поразмыслив.
        - Да, безусловно. Но я прошу тебя: отвлеки ее пока от планов завязать знакомство с Симмонсом… Ну, пока я все как следует не разузнаю,- попросила Летиция, глядя на дверь в кухню, за которой мать, напевая, возилась с кофейником.
        - Ладно,- согласилась сестра.- Если мама снова про него вспомнит, я скажу ей, что он сын ковбоя и ни в каких университетах не учился.
        Сестры грустно улыбнулись друг другу. И Летиция медленно произнесла:
        - Об этом, правда, мудрено догадаться - так он уверенно держится. Однако…- тут ее мысли вернулись к утренней встрече,- в его доспехах есть брешь. Послушай, я бываю похожа на высокомерную аристократку?- неожиданно спросила она сестру.
        Агнесса рассмеялась.
        - Если признаться, Летти, милая, ты порой задираешь нос, ну просто как мама!
        Прошло три недели. Летиция разбиралась с ситуацией в Топанге и выписала чек на имя Энтони Симмонса за ремонт «вольво». Чек вернулся разорванным, но без каких-либо приписок.
        Это раздосадовало Летицию, но она решила забыть пока про эту историю. Однако, как ни странно, она расстроилась куда больше, узнав, что цену участка Энтони Симмонс назвал абсолютно точно. Через знакомого агента по продаже недвижимости Летиция выяснила, что склад в Топанге теперь и в самом деле представляет собой лакомый кусочек.
        Она твердила, что рано или поздно сама бы обо всем узнала - хотя бы из предложений покупателей. Однако ей не удалось заставить себя в это поверить.
        А потом, в один прекрасный день, ей позвонила мать сообщить, что устраивает вечеринку с коктейлями. И попросила приехать.
        - Почему ты меня заранее не предупредила?- спросила Летиция.
        - Ты же знаешь, милочка, какая я рассеянная. Я была уверена, что уже позвала тебя. А потом решила просто напомнить. И вот видишь…
        - Кто будет?- поинтересовалась дочь.
        Мать назвала несколько имен.
        - Ладно, мам, спасибо, но у меня столько хлопот, что я, наверное, опоздаю. До встречи!- И Летиция положила трубку.
        Ближе к вечеру она вспомнила о приглашении и спешно кинулась принимать душ и переодеваться, потому что время уже поджимало.
        Вот черт!- злилась Летиция, влезая в любимое черное платье и изворачиваясь, чтобы застегнуть молнию. Платье было короткое и облегающее, с узенькими бретелями, которые перекрещивались на спине. Наряд Летиция решила дополнить жемчужным ожерельем - еще одним бабушкиным подарком. Поняв, что некогда возиться с колготками да и вообще день выдался жаркий, она надела черные сандалии, а потом поспешно подкрасила губы и глаза.
        Летиция не любила торопиться или опаздывать, да и от коктейльных вечеринок матери тоже была не в восторге. Поэтому не было ничего удивительного в том, что, когда вошла в дом, выходивший окнами на залив Санта-Моника, она выглядела не так хорошо, как ей бы того хотелось.
        И настроение у Летиции не улучшилось, когда она увидела Энтони Симмонса, первого, кто выступил ей навстречу из толпы людей, собравшихся в гостиной дома ее матери.

2
        Она застыла как вкопанная и затравленно оглянулась. Перехватив взгляд сестры, Летиция указала глазами на Симмонса, но та лишь беспомощно пожала плечами. Судя по всему, ее тоже застало врасплох его появление. Снова посмотрев на Энтони, Летиция по насмешливому блеску его глаз догадалась, что он уловил мимический диалог сестер.
        И тут к ней устремилась мать - стройная, невысокая и совершенно неотразимая в платье из голубого шифона, изукрашенного золотыми спиралями. Эстер сделала прическу - весьма стильную, а ее макияж поражал изысканностью. Наверняка мать провела большую часть дня в салоне красоты, подумала Летиция.
        Выглядела Эстер довольной и счастливой. И как всегда, ухитрилась заразить своей жизнерадостностью всех собравшихся: в толпе звучали оживленные голоса, откуда-то доносился смех. Летиция, которая очень хорошо знала, как мать умеет пустить пыль в глаза, почувствовала, что ее ярость поутихла, хотя и ненадолго. Потому что мать, целуя ее, прошептала:
        - Не сердись, милочка, но твой Энтони Симмонс - сущая находка!- Затем взяла дочь за руку и подвела к Энтони, весело воскликнув: - А вот и она, мистер Симмонс! Я знала, что дочь меня не подведет. Постой тут, Летти, я принесу тебе шампанского.
        Летиция глубоко вздохнула и потерла нос, как бы проверяя, не задрался ли он.
        - Добрый день.- Она выдавила слабую улыбку.- Как поживаете? Ваше появление стало для меня сюрпризом.
        - Я так и подумал. Хорошо поживаю, спасибо, Летиция,- отозвался Энтони, лукаво поглядывая на нее.- Соответствует ли истине мое предположение, что вы говорили обо мне с вашей матерью?
        - Соответствует,- покаянно признала Летиция, пытаясь не терять, однако, лица и принимая из рук матери бокал с шампанским.- Но если бы я знала, что вы придете, то надела бы туфли на шпильках.
        И кто меня дернул за язык говорить такие вещи?- поразилась она.
        Энтони Симмонс оглядел ее с головы до ног - короткое черное платье, черные сандалии. Затем его взгляд снова вернулся к обнаженным плечам и к высокой груди под тонкой тканью.
        - Почему же?- лаконично спросил Энтони.
        - Летти всегда трудно найти себе кавалера подходящего роста, мистер Симмонс,- объяснила Эстер.- Ты ведь это имела в виду, верно, дорогая?
        - Да…- подтвердила Летиция, чувствуя себя клоуном на арене.- Кстати, спасибо, что заплатили за ремонт моей машины. Но только лучше бы вы этого не делали.
        - Что такое?- навострила уши Эстер.
        Но тут, к счастью, ее внимание отвлекла пара, собравшаяся покинуть вечеринку. И мать отошла, оставив Энтони и свою дочь погруженными в молчание. Энтони Симмонс надел сегодня темный костюм с белоснежной сорочкой и темно-бордовым галстуком. И было в нем нечто такое, отчего Летиция чувствовала себя беспомощной и неспособной связать двух слов. За три недели, которые прошли с их первой встречи, она так и не смогла выбросить из головы импозантного владельца транспортной компании.
        Так что Летиция тупо смотрела в бокал, зажатый в руке, пока Энтони не произнес вполголоса:
        - Вы великолепно смотритесь.
        Она смущенно вскинула на него глаза и прижала ладонь к виску.
        - А я боялась, что похожа на чучело! Так торопилась, что даже не успела толком причесаться.
        Энтони чуть улыбнулся.
        - Ваши волосы всегда будут роскошно выглядеть.- Он не сводил глаз с черных шелковистых прядей.- Даже если вы только что из постели.
        - Ну, мои волосы… они не требуют особого ухода, поскольку густые и не очень мягкие…- Тут она на мгновение зажмурилась, догадавшись, что подразумевал Энтони, и еле слышно произнесла: - Не надо.
        Ее собеседник приподнял бровь.
        - Не надо делать предположений?
        Летиция молча кивнула, не сводя глаз со своего бокала.
        - Все три недели я только тем и занимаюсь, что делаю предположения относительно нас с вами.
        Летиция вскинула ресницы, и их взгляды встретились. Тут же чудесная гостиная окнами на Санта-Монику и гости, пришедшие на вечеринку, исчезли на те несколько мгновений, что они смотрели друг другу в глаза. Им казалось, что они остались наедине.
        И дело тут, наверное, не только во взгляде, подумала изумленная Летиция. Ей доставляла удовольствие сама мысль скрестить шпаги с этим мужчиной, выставить свой интеллект против его жизненной хватки - и победить. Но вместе с тем она осознавала, что с радостью оказалась бы с Энтони в одной постели… И доказала бы ему, что ее женственность ничем не уступает его агрессивной сексуальной мужественности, которую бессильны скрыть и консервативный серый костюм, и строгий темно-бордовый галстук.
        От этих шальных мыслей щеки Летиции уже начали полыхать, как костер на ветру. Но тут на помощь сестре пришла Агнесса.
        - Прошу прощения,- вежливо произнесла она.
        Летиция оторвала взгляд от Энтони Симмонса - но не раньше, чем увидела, ощутив необъяснимое удовлетворение, что он беспокойно повел плечами, когда им помешали. Затем она представила Энтони сестру - и сразу выяснилось, что тех уже успели познакомить. Летиция сделала несколько глубоких вздохов, чтобы вернуть себе спокойствие.
        - Я так полагаю, мама сама вас нашла?- спросила Агнесса в своей излюбленной прямой манере.
        - Да,- ответил Энтони.- Она сказала, что, хотя очень любит своих дочерей, ей кажется, будто они несколько предубеждены. И что она была бы рада последовать моим советам.
        Летиция и Агнесса обменялись разочарованными взглядами.
        - Все случилось довольно неожиданно,- нашлась Агнесса,- поэтому мы не чувствовали себя вправе торопить события, мистер Симмонс.
        - Естественно,- отозвался тот,- я прекрасно вас понимаю.
        Но серые глаза, смотревшие на Летицию, светились иронией.
        Она допила шампанское, чтобы удержаться от какой-нибудь колкости, и спокойно ответила:
        - Вы оказались правы насчет Топанги, мистер Симмонс, насколько мне удалось узнать. И мы вам очень признательны за ценные сведения. Можем ли мы…
        - Девочки!- воскликнула Эстер, появившись из-за спин дочерей.- Неужели вы о делах? Не думаю, что вы выбрали подходящее место и время. Возможно, мы займемся этим на неделе. Как насчет поужинать с нами в пятницу, Энтони?- И Эстер улыбнулась Симмонсу.
        - Я бы с радостью принял ваше приглашение, но мне надо в Сент-Луис. Может быть, через пятницу?.. В любом случае, благодарю вас, Эстер.
        У матери был удовлетворенный вид. Но Летиция недовольно поджала губы, поймав адресованный ей лукавый взгляд.
        - Я как раз подумал, Летиция, а не согласитесь ли вы поужинать со мной сегодня вечером?- спросил Энтони.- Мы могли бы поговорить о Топанге.
        - Мне очень жаль…- начала она, слова будто бы приходили к ней сами по себе,- но мне надо быть в другом месте сегодня вечером.
        - Ох как жалко!- воскликнула Эстер.- Но не пройтись ли нам? Энтони, могу ли я представить вас одному моему старому другу?
        И мать увела его, оставив Летицию смотреть им вслед, а Агнессу - смотреть на Летицию.
        - Ах, вот в чем дело…- протянула младшая из сестер.
        Летиция моргнула.
        - Что?
        - Летти, да между вами воздух искрит. Когда я подошла, у вас был такой вид, будто вы на другой планете,- ласково улыбнулась ей сестра.
        Летиция недоверчиво уставилась на Агнессу, затем несколько раздраженно произнесла:
        - Послушай, у меня от этого человека мурашки бегут по коже, а тут еще мать зовет его Энтони, а он ее - Эстер!
        - Мне кажется, я понимаю, почему у тебя мурашки бегут по коже.
        - Да ну?- удивилась Летиция.
        - Вот именно. Он не такой, как все твои молодые люди. Обычно ты предпочитаешь мужчин позастенчивей.
        - Я? Позастенчивей?
        Агнесса улыбнулась.
        - Ну признайся же, Летти, ты не любишь отпускать вожжи! И всегда такой была. Вот почему вы с мамой иногда сталкиваетесь, вот почему твое дело имеет успех, вот почему у тебя иногда такой неприступный вид! Но когда речь идет о личной жизни… мне кажется, это не слишком удачная тактика.
        Ошеломленная Летиция взяла со столика еще бокал с шампанским и посмотрела на сестру, чувствуя себя совой, которую разбудили в ясный полдень.
        - А я-то думала, что ты ничего вокруг не замечаешь,- сказала она.- И давно ты пришла к такому выводу относительно меня?
        Агнесса хитро улыбнулась, словно маленький чертенок.
        - Ну, несколько лет назад… Но я бы ничего не сказала, если бы не заметила, как вы с Энтони Симмонсом смотрите друг на друга. Раньше я тебя такой никогда не видела, и…- Тут она запнулась и нахмурилась.- Как бы тебе потом не пожалеть, что упустила свой шанс. Думаю, ты заслуживаешь немного радости в жизни.
        - А он?- угрюмо спросила Летиция.
        - Какая разница? Дело в тебе: ты очень замкнулась в себе после смерти отца.
        - Видишь ли, Агнес, будь все по-другому, я, возможно, и решилась бы…- вздохнула Летиция.- А так создается впечатление, будто я продаюсь.
        - Ну, как знаешь. А все же он великолепный мужчина!
        Высказанные Агнессой мысли занимали Летицию следующие полчаса, заставляя ее блуждать между гостями с отрешенным видом. Затем случилось нечто, в корне изменившее ситуацию.
        Летиция избегала Энтони. Однако это не помешало ей заметить, что он держится весьма непринужденно и вызывает немалый интерес у друзей ее матери. Но как раз тогда, когда Летиция оказалась у него за спиной, разговаривая с кем-то из гостей, где-то рядом раздался звонкий голос Эстер.
        - Симмонс… Нет, конечно, я раньше о нем и не слыхала,- объясняла кому-то она.- По нему не скажешь, что он выскочка, правда?
        На мгновение воцарилась неловкая тишина, и Летиция успела заметить, как пальцы Энтони сжали хрустальную ножку бокала. В следующую же секунду она приняла решение, ошеломившее ее саму.
        Летиция тронула Энтони за плечо и, забыв о своем собеседнике, сказала:
        - Я передумала. Я не прочь поужинать… если, конечно, ваше предложение остается в силе. Единственная проблема…- тут она обворожительно улыбнулась,- заключается в том, что я уже проголодалась. Так что чем скорее мы уедем, тем лучше.
        Глаза Энтони сузились. Он замер на мгновение, будто борясь с самим собой, затем подчеркнуто вежливо ответил:
        - Буду счастлив, мисс Уимблоу.
        Откровенный разговор начался, когда они уже сидели в джипе, удаляющемся от дома с окнами на Санта-Монику.
        - У вас, кажется, была с кем-то назначена встреча?
        Летиция провела рукой по волосам.
        - Не с кем-то, а с чем-то. Я собиралась заняться стиркой и глажкой. Но для этого будет завтра.
        - Поверьте мне,- сухо произнес Энтони,- вам незачем откладывать свидание со стиральной машиной и гладильной доской, чтобы возместить ущерб, нанесенный словами вашей матери.
        - Я придерживаюсь иного мнения, Энтони.- Летиция впервые обратилась к своему собеседнику по имени.- Может, вид у меня и заносчивый, но сама я не такова, и мне кажется, что моя мать вела себя… непростительно.
        Энтони больше не затрагивал эту тему, пока они не уселись за столик ресторана, известного своей великолепной кухней. Но ресторан отличался еще и тем, что каждый столик помещался в отдельной нише, где стены покрывали деревянные панели, диванчики были обтянуты натуральной кожей синего цвета, а ноги сидящих тонули в густом ворсе желто-зеленого ковра.
        На стенах светились круглые плафоны, а на столиках горели свечи. Скатерти сияли снежной белизной, столовые приборы приятно тяготили руку, как настоящее серебро, искрились хрустальные бокалы. А от зала их нишу отгораживала высокая фарфоровая ваза с туберозами, которые наполняли воздух нежным ароматом.
        Летиция знала, что это один из самых дорогих ресторанов в городе и попасть в него, не заказав столик заранее, невозможно. Интересно, подумала она, Энтони Симмонс был так уверен, что я приму его приглашение, или он настолько частый здесь гость, что ему всегда рады?
        Энтони серьезно посмотрел на Летицию поверх пламени свечей.
        - Вы в самом деле имели в виду стирку и глажку, когда отказались поначалу пойти со мной?
        Она заказала минеральной воды и теперь сжимала в ладонях запотевший стакан.
        - Если честно, то нет. Я…- Она поколебалась, а затем пожала плечами.- Временами вы действуете мне на нервы.
        - И что, по-вашему, мне с этим делать?
        - Не торопите меня, Энтони,- посоветовала Летиция своему собеседнику, нервно покусывая губу.- И вообще я всего лишь пытаюсь загладить поведение моей матери.
        - Летиция,- в серых глазах снова плеснулось веселье,- поверьте мне: я вовсе не такой тонкокожий. Меня не очень волнует, если кто-то считает меня выскочкой.
        Летиция нахмурилась.
        - А вот меня - волнует. И как бы то ни было, я заметила вашу реакцию.
        Энтони скривил губы.
        - Да, верно,- признался он.- Но это было нечто мимолетное.
        - Еще я…- начала Летиция.- Ну, вы мне как-то сказали, а сестра подтвердила, что я иногда веду себя, как мать, сама о том не ведая. И мне стало неловко из-за этого. Я действительно не хотела задеть вас.
        Энтони откинулся на спинку дивана.
        - Спасибо за эти слова.- Он серьезно посмотрел на Летицию.- Но если вы думаете, что мое самолюбие так уж сильно страдает от подобных вещей, то опять ошибаетесь. Мне тридцать шесть, и мой путь из техасского захолустья был долог. Да, порой камешек приходится не в бровь, а в глаз, но в общем и целом мне наплевать. Поступайте, как сочтете нужным, но продолжать извиняться необходимости нет.
        В этот момент им принесли первую перемену.
        Летиция принялась за салат, размышляя над ответом.
        - А если я…- она выжидательно посмотрела на Энтони,- сочту нужным уйти сейчас?..
        - Вам интересно, какого тогда я буду мнения о вас?
        - Ммм… да.- Летиция промокнула салфеткой губы.
        - Я решу, что вы считаете меня недостойным вас. Судя по тому, как упорно вы продолжаете игнорировать взаимное притяжение, которое мы ощущаем с момента нашей первой встречи, это вполне вероятно.
        Вместо того чтобы взорваться - вероятно, отличная еда и приятная атмосфера этого заведения смягчили Летицию,- она откинулась на спинку дивана и стала смотреть по сторонам, пока не принесли вторую перемену. Да и Энтони не пытался что-либо добавить к своему заявлению или вытащить из нее ответ, а, напротив, расслабившись, тоже наблюдал за ней.
        Летиция заказала филе ягненка. Но когда перед ней поставили тарелку, она некоторое время сидела, уставившись в нее невидящим взглядом. Затем посмотрела на Энтони.
        - А с чего вы взяли, что у меня никого нет? Может, я игнорирую вас именно по этой причине?
        - Может,- согласился он.- Но было бы странно испытывать то, что испытываете вы, имея близкого человека, не так ли?
        Летиция бросила на него мрачный взгляд. Однако это не произвело на Энтони особого впечатления, и он продолжил:
        - В вашей жизни нет мужчины, Летиция.
        - Но откуда… откуда вам знать об этом? Только не говорите, что делали домашнюю работу, шпионя за мной!- воскликнула она.
        - Так получилось, что ваша мать мне о многом рассказала. Мы довольно долго беседовали. Теперь я знаю, что Агнесса - книжный червь и пошла по стопам отца. Что у вас были увлечения, но серьезными их назвать нельзя. Ваша мать считает, что причиной тому ваши слишком высокие требования.
        Летиция впилась в филе, как во врага.
        - Вы не согласны с такой оценкой?
        - Как человек с высокими требованиями - нет!
        - Я правильно понимаю, что временами между вами и вашей матерью случаются недоразумения?
        - Совершенно точно. И не говорите мне, что вы-то никогда не ссорились с вашей матерью!- Летиция замолчала и закрыла на мгновение глаза.- Простите, я… я сказала не подумав.
        - Похоже, что и вы, Летиция, прилежно работаете дома,- произнес Энтони с еле заметным сарказмом в голосе.
        Она покраснела.
        - Так получилось. Агнесса наводила справки для того тележурналиста, который делал с вами передачу из серии про новых американцев.
        - А… Что же она еще про меня выкопала, что не стало достоянием широкой публики?
        Летиция пожала плечами.
        - Как говорят, ничего плохого, кроме хорошего. Скажите…- она сделала паузу,- вы так и не нашли вашу мать?
        - Нашел, но она уже умерла.
        - Простите,- произнесла Летиция с искренним сочувствием.
        - Она бросила меня.
        Летиция не сводила взгляда с лица Энтони, на котором не было заметно и следа эмоций.
        - В любом случае, решение наверняка далось ей нелегко.
        - Безусловно. У моего отца был тяжелый характер, и после ее ухода он лучше не стал. Но как бы то ни было, мы говорили о вашей матери. А кстати, не хотите ли еще бокал этого чудесного вина?
        Летиция посмотрела на бутылку красного, которое принесли к основной перемене, и негромко фыркнула:
        - Что, у меня такой вид, будто мне надо выпить, едва вы упомянули о моей матери? Впрочем, спасибо за предложение.
        Энтони налил вина, и некоторое время они ели в молчании. Потом Летиция медленно произнесла:
        - Иногда она просто сводит меня с ума. Мать же знает, что у нее с деньгами, и мне страшно подумать, во сколько обошлась ей сегодняшняя вечеринка: новое платье, французское шампанское и так далее и тому подобное. Но если бы вы видели, как она работает с детьми-сиротами,- мама очень музыкальная и устраивает для них концерты! Если бы знали, как она любила папу и как заботится о нас с сестрой, вы бы тоже любили ее и восхищались ею! Я…
        - Я понял,- перебил ее Энтони.- Вы друг для друга на край света пойдете, но вместе вам жить трудно.
        Летиция взяла свой бокал, снова откинулась на спинку дивана и почувствовала, что ей стало легче.
        - Да,- ответила она.
        - Что ж,- проговорил ее собеседник,- раз мы разобрались с этим пунктом повестки дня, не перейти ли нам к следующему, а именно - к нам самим?
        - И что же вы имеете в виду?- спросила Летиция, глядя на Энтони поверх бокала.
        - Не желаете ли потанцевать со мной после ужина?- Она открыла рот, но Энтони не дал ей сказать и слова.- Нет, мисс Уимблоу, не стоит говорить то, что первым придет вам в голову. Поскольку это, несомненно, будет отказ. Подумайте немного,- с улыбкой посоветовал он.
        Проницательность собеседника заставила Летицию мысленно выругаться. Неужели все мои помыслы настолько очевидны? Или я опять веду себя, как заносчивая аристократка?- испугалась она. Но ужинать с мужчиной - это одно, а танцевать - совсем другое. Наверное, можно отказаться от предложения потанцевать и при этом тебя не сочтут снобкой.
        - Я…- Летиция замолчала и секунду спустя спросила: - А где?
        - Здесь. Танцевальный зал открывается в одиннадцать.
        Летиция взглянула на часы и с удивлением обнаружила, что уже почти одиннадцать.
        - Ладно,- кивнула она.- По крайней мере, неплохое физическое упражнение. И тогда…- Летиция внезапно умолкла.
        - И тогда вы полностью загладите вину вашей матери, да?- предположил Энтони.
        Она пожала плечами. Но неожиданно в глазах Энтони загорелись огоньки.
        - Попытаюсь не наступать вам на ноги, Летиция.
        - Да я не…
        - Конечно нет,- с серьезным видом прервал ее Энтони.- В особенности когда я вижу, как вы изо всех сил пытаетесь показать мне, что не считаете меня ниже себя.
        Летиция скрипнула зубами. Затем склонила голову и холодно проронила:
        - Надеюсь, вы хороший танцор, мистер Симмонс.
        - Посмотрим, мисс Уимблоу,- сдержанно ответил он, но его серые глаза по-прежнему смеялись над Летицией.
        В одиннадцать часов распахнулись двери, за которыми обнаружился вход… в пещеру Аладдина.
        Летиция изумленно моргнула: она уже обедала в этом ресторане, но никогда не танцевала здесь. Так что похожий на пещеру зал с яркими мерцающими огнями и гладким полом оказался для нее сюрпризом. Заиграла музыка, сначала негромко, и они с Энтони не торопясь допили свой кофе.
        И только когда на паркете танцевального зала кружились уже несколько пар, Энтони приподнял бровь и посмотрел на Летицию.
        - Ну что ж, раньше начнем - раньше кончим?
        Синие глаза блеснули, давая Энтони понять, что его намек задел Летицию. Тем не менее она спокойно произнесла:
        - Да, конечно.
        Через десять минут Летиция со всей определенностью поняла, что поторопилась бросить вызов: Энтони Симмонс оказался хорошим танцором. Настолько хорошим, что было просто невозможно сохранять невозмутимость в его объятиях. Не то чтобы Летиция заранее хотела выказать равнодушие своему партнеру, однако явно была не готова отбросить осторожность и отдаться музыке… и Энтони. Но одно без другого невозможно. И она подумала, что совершила тактическую ошибку, собираясь держаться отчужденно, но при этом приняв приглашение потанцевать.
        Все чувства Летиции обострились, когда они двигались в танце, тесно прижавшись друг к другу. В объятиях Энтони Симмонса она казалась сама себе удивительно легкой, тонкой и изящной, словно его руки на ее талии подчеркивали стройность стана, словно ее кожа под пальцами Энтони превратилась в бархат. Прикосновение его крепкого ладного тела не давало Летиции дышать, по ее спине бежали мурашки восторженного предвкушения.
        Да и чувственно пульсирующий ритм музыки, под которую они кружились, тоже был против Летиции. Он горячил кровь, заставляя двигаться с текучей грацией, присущей ее стройной фигурке, которую скорее открывало, нежели скрывало короткое платье, чей цвет подчеркивал нежное сияние белоснежной кожи Летиции. Однако дело было не только в том, как Энтони вел партнершу. Больше всего Летицию тревожил его взгляд.
        Казалось, взгляд серых глаз обжигает ее кожу. Летиция ощущала его, как ощутила бы прикосновение пальцев или губ Энтони, которые скользили бы по шелковистой коже шеи вниз, к ложбинке между грудями.
        Когда началась новая мелодия, Летиция усилием воли стряхнула с себя гипнотическое влияние музыки и взгляда Энтони Симмонса.
        - Мне… мне надо отдохнуть.
        Он не сразу отпустил ее, и Летиция на долгое мгновение замерла в кольце его рук. Да не безумна ли она, ведь ей так нравится прикосновение этих рук, так хочется признать, что их с Энтони тянет друг к другу!..
        По блеску в глазах партнера она поняла, что тот тоже желает этого, но… Нет, она не должна поддаваться чарам этого человека, у которого уже и так довольно власти над нею - раз он волен устроить жизнь ее матери.
        Но какое-то безумное мгновение Летиция желала только одного: сбросив обувь, распустить волосы и обвить руками шею Энтони, чтобы плыть вместе с ним под медленное звучание музыки. И чтобы они остались вдвоем, чтобы им никто не мешал…
        Летиция сглотнула и отпрянула. Энтони насмешливо приподнял брови, словно прочитав ее мысли. Затем на долю секунды его руки, напрягшись, легли на ее бедра, но затем он отпустил партнершу. В серых глазах Летиция увидела понимание.
        К тому времени, когда они вернулись к столу, ее дыхание успокоилось да и в голове прояснилось. Однако Летиция рада была запить потрясение ликером, который заказал Энтони.
        Но волнение вернулось вновь, стоило ее спутнику, который держал в руке пузатый бокальчик и задумчиво в него смотрел, произнести:
        - А это Должно быть небезынтересно, Летиция.
        - О чем это вы?
        Энтони поднял на нее глаза и некоторое время смотрел, не говоря ни слова.
        - Что-то случилось, иначе мы бы до сих пор танцевали. Вот я и задумался, кого вы обвините на сей раз. Музыка подкачала?
        Летиция опустила ресницы. Извиниться? Ни за что!- решила она. Откинула волосы за плечи и взглянула в глаза Энтони.
        - Пусть это останется для вас загадкой, мистер Симмонс. Но я была бы благодарна вам, если бы вы, когда мы закончим,- она махнула рукой в сторону ликера и кофе,- подвезли меня до дома. Я все-таки работаю. Или вы предложите мне добираться на такси?
        - Собираетесь играть в недотрогу, да, Летиция?- усмехнулся Энтони.
        Она с трудом удержалась, чтобы не вспылить, и встретила не дрогнув его презрительный взгляд.
        - Я не люблю повторяться, Энтони, но… не стоит меня торопить. Мы видимся всего лишь второй раз, однако дело не только в этом. Я все никак не отделаюсь от ощущения, будто расплачиваюсь с вами за услугу.
        - Информацию о Топанге я предоставил вам просто так, даром, Летиция,- резко ответил Энтони.- И вы можете воспользоваться услугами любого консультанта по инвестициям, какие только есть в этом городе. У меня нет ни права, ни возможности давить на вас, если вы об этом.
        - Не считая того, что моя мать мнит вас теперь своим спасителем,- пробормотала Летиция.- Ничего, кроме благодарности.
        - Ваша мать нашла меня, а не наоборот.
        - Так вы не собирались искать встречи со мной?- удивилась Летиция.
        - Напротив, именно это я и намеревался сделать. Только большую часть последних трех недель я провел не в Лос-Анджелесе,- пояснил Энтони.
        Летиция мгновение колебалась, прежде чем спросить:
        - А как вы собирались поступить… до того, как моя мать вам позвонила?
        Энтони не спеша оглядел собеседницу - если она и разозлила его, то теперь гнев прошел. Интересно, почему мысль об этом тревожит меня, подумала Летиция.
        - Свидание и ужин? Поход в кино? Пикник на пляже?- насмешливо перечислял Энтони. - Слишком просто для вас, верно?
        - Вовсе нет,- чуть улыбнулась она.- А пикник на пляже… Приятное разнообразие по сравнению с…- И Летиция обвела взглядом зал.
        - Мне было семнадцать, когда я впервые увидел море,- сказал Энтони.- Не знаю почему, но тогда на мои глаза навернулись слезы. Это было начало истории любви: я до сих пор устраиваю пикник на пляже, когда могу. Где-нибудь на пустынном берегу.
        Летиция перевела дыхание, улыбка ее померкла. Когда она заговорила, голос звучал хрипло:
        - Кажется, стоит мне открыть рот сегодня вечером, как я попадаю впросак.
        Энтони промолчал.
        - Я выросла у моря и никогда не знала, какой это дар… Давайте поедем на пикник?- неожиданно для себя самой предложила Летиция.
        - Элис, я возьму завтра выходной, ладно?- спросила Летиция подругу на следующее утро.
        Та удивленно воззрилась на нее.
        - Я знаю, что мы не можем терять времени…- Тут Летиция беспомощно уставилась на гору платьиц, ожидающих глажки и упаковки, чтобы не смотреть на кипу бумаг на собственном рабочем столе.- Но так все сложилось, что…
        - Прием какой-нибудь?
        - Да нет.
        - Уж не тот ли рыцарь на белом коне?- с невинным видом поинтересовалась Элис.
        - Д-да… Но откуда ты знаешь?- спросила Летиция.
        Элис самодовольно улыбнулась.
        - Ты все утро какая-то странная, Летти. Совсем как в тот день, когда приехала после обеда с ним.
        Летиция заскрежетала зубами, но промолчала.
        - И куда вы завтра собираетесь?- продолжала любопытничать Элис.
        - На пляж… Но если завтра будет лить так же, как сегодня…- И Летиция с надеждой посмотрела на косые струи дождя за окном.
        - Вообще-то прогноз на завтра благоприятный,- жизнерадостно сообщила Элис и добавила: - Не волнуйся, я сама со всем управлюсь,- указала она на платья.- Тебе совершенно незачем винить себя.
        - Спасибо тебе,- сказала Летиция, тем не менее, мрачно.
        Открыв на следующее утро глаза, она увидела, что лучи солнца льются в окна ее квартиры, и вздохнула, сжав в объятиях подушку.
        Мысль, что придется провести весь день в обществе Энтони Симмонса, и так действовала ей на нервы. А то, что ее ждет пикник на пляже, только усугубляло раздражение. Но Летицию в самом деле тронуло его признание насчет моря, а кроме того, она осознавала, что за ее желанием противостоять Энтони скрывается какое-то иррациональное упрямство. Она поняла это после того, как танцевала с ним.
        Но отсюда совсем не следовало, будто она считает, что Энтони ей не пара. Так в чем же дело, размышляла Летиция. Может, Агнесса права?
        Она резко села в постели и оперлась подбородком о колени. Или что-то на подсознательном уровне заставляет ее опасаться Энтони Симмонса? Некое неопределенное ощущение велит ей держаться подальше от этого человека? Возможно, предчувствие, что однажды это все плохо кончится, с усмешкой подумала Летиция. Пожав плечами и решив, что ей ничего другого не остается, кроме как быть готовой ко всему, что бы ни послал ей день грядущий, она поднялась и отправилась в душ…
        В десять часов Летиция уже стояла в холле своей квартиры. На ней были белые шорты и синяя рубашка под цвет глаз, не застегнутая на пуговицы, чтобы был виден купальник такого же цвета. На ноги она надела голубые парусиновые туфли, в уши продела золотые серьги-обручи, а волосы завязала в хвост, водрузив на голову ярко-белое кепи.
        В руках Летиция держала плетеную сумку, в которой помимо всего прочего лежал небольшой запас провизии. Энтони сказал, что привезет съестное сам, и теперь Летиция гадала, что же заставило ее взять еду - желание внести свой вклад или дух независимости. Так или иначе, она приготовила морковный пирог, прихватила фрукты, бутылку минеральной воды, а также термос с кофе.
        В три минуты одиннадцатого у подъезда остановился уже знакомый Летиции темно-серый джип. Из машины вышел Энтони Симмонс - в бежевых шортах и зеленой рубашке-поло.
        Они встретились на тротуаре, и Летицию поразил долгий пронизывающий взгляд, которым одарил ее Энтони. Но вот кончики его губ приподнялись в улыбке и он протянул руку.
        Летиция пожала ее и серьезно спросила:
        - Ну как, я прошла проверку?
        - Вы просто радуете глаз,- ответил он.- И даже погода, которая, как я был уверен, послушает вас и не станет улыбаться мне, смилостивилась надо мной.
        Летиция искренне рассмеялась, чувствуя, как по телу пробежала какая-то приятная дрожь.
        - Да вы и сами хоть куда, Энтони. Ну как, поехали искать пустынный пляж?- весело произнесла она.
        Пляж оказался не то чтобы пуст, однако Энтони и Летиции сыграл на руку тот факт, что день был будний. За золотой песчаной дугой подымались зеленые утесы, солнце припекало, волны красиво разбивались о берег.
        После того как они вдоволь наплавались, Энтони воткнул в песок зонтик и постелил под ним одеяло. Он достал провизию для ланча: холодного цыпленка, булочки с хрустящей корочкой, салат с брынзой и маслинами. Еще там была какая-то острая приправа с помидорами, перцем, луком и базиликом. Вслед за едой Энтони извлек из багажника корзинку с белыми небьющимися тарелками, вилки и ложки с яркими акриловыми черенками и бокалы с оловянными ножками. Напоследок он достал салфетки с корабликами и глиняный горшок - чтобы охладить вино.
        Летиция в ярко-синем купальнике опустилась на полотенце, наблюдая за приготовлениями и расчесывая мокрые волосы.
        - Для холостяка просто чудесно,- промурлыкала она, берясь за крем от загара.
        Энтони состроил гримасу.
        - Это не ко мне. Все приготовила моя экономка.
        - А если бы не экономка, что бы тогда у нас было для утоления голода?- с улыбкой спросила Летиция.
        Энтони отбросил со лба влажные темные волосы и прищурившись огляделся.
        - Тогда я сел бы в машину и доехал до ближайшей закусочной.
        Летиция рассмеялась.
        - Честное слово, я бы не стала возражать. Против гамбургеров я ничего не имею!
        Энтони печально посмотрел на разложенную еду.
        - Если бы я раньше знал… Сердце миссис Редвик будет разбито.
        - Да нет же! Обещаю, что отдам должное приготовленной ей трапезе. И цыпленок, и салат мне очень нравятся на вид!
        Энтони сел на полотенце и взялся за бутылку вина. Выбравшись из моря, они утолили жажду минералкой Летиции. Сейчас на Энтони были только черные плавки. На бронзовых плечах блестели капли воды, и даже в состоянии покоя его тело производило впечатление какой-то затаенной мощи.
        Чтобы отвлечь свои мысли от столь опасного предмета, Летиция сказала:
        - А вы неплохой пловец - для человека, который впервые увидел море в семнадцать лет.
        Энтони вытащил пробку из бутылки и спокойно ответил:
        - В наших местах много мелких речек и дамб. Только на море это совсем не похоже.
        - Ну да…
        Летиция почувствовала себя неловко.
        - Вы тоже хорошо плаваете.
        С этими словами Энтони разлил вино по бокалам. Летиция молча поднесла свой к губам и отпила.
        - Я что-то не то сказал?- поинтересовался Энтони через несколько минут.
        - Да нет,- пожала плечами Летиция.- Просто я пытаюсь не попасть впросак в очередной раз.
        Энтони сощурившись посмотрел на нее.
        - Почему бы нам не взять другой курс, а? Давайте не будем говорить только ради того, чтобы говорить. Или чтобы все выглядело… прилично.
        - А что, похоже, будто я этим занимаюсь?- недоуменно спросила Летиция.
        Энтони поставил свой бокал на скатерть и молча положил ей салату и кусок цыпленка. Она взяла тарелку, поблагодарила, а затем неожиданно призналась:
        - Я просто не знаю, с чего начать. Я хотела было спросить, переехали ли вы уже в
«Пинк-велвет», а потом решила, что это тоже будет выглядеть как намек…
        - Перееду через выходные.
        - Так вы собираетесь жить там? Все время, я хочу сказать?
        - А почему это вас удивляет?
        - Ну, не знаю,- произнесла Летиция, взмахнув цыплячьей ножкой.- Мне казалось, что такой занятой человек, как вы, предпочтет жить в городе.
        - Я оставлю за собой городскую квартиру и буду большую часть времени проводить в городе, но уж простите меня,- тут Энтони весело посмотрел на Летицию,- акры
«Пинк-велвет» просто-таки вопиют, чтобы им нашли какое-нибудь применение. Так что я намерен привезти туда племенных лошадей. А для этого нужные новые строения, заборы и прочее. Вы, кстати, ездите верхом?
        - Да!- с энтузиазмом кивнула Летиция.
        Энтони помолчал, глядя в тарелку, затем задумчиво произнес:
        - В наше время можно управлять фирмой, сидя у себя дома. А для меня, привыкшего к большим расстояниям, «Пинк-велвет» находится совсем недалеко от моего офиса. К тому же я достиг возраста, когда хочется заняться чем-то еще, кроме зарабатывания денег.
        - Рада это слышать,- серьезно ответила Летиция.
        Энтони поднял на нее взгляд.
        - Насчет денег?
        - Нет.- Летиция снова взмахнула косточкой с остатками мяса на ней.- Бабушка держала в «Пинк-велвет» живность, а папа любил тишину. Она всегда жаловалась, что он не любит ее зверей. Думаю, бабушка одобрила бы ваши планы. Так, значит, «земля» для вас не просто слово, да, Энтони?
        - Совершенно верно,- ответил он.- Я умею делать хорошо две вещи: стреноживать телят и чинить моторы.
        - Гмм… у меня сложилось другое впечатление,- нахмурилась Летиция.- А кто не мог починить замок зажигания в моей машине три недели назад?
        - Ну…- Энтони закончил есть и сложил вместе нож и вилку.- По правде говоря, я мог бы починить… на короткое время.
        - Так почему же не починили?- надменно спросила Летиция.
        Энтони принял смиренный вид. Но блеск его глаз не дал Летиции обмануться.
        - Простите, мадам…
        - Опять все сначала?- недовольно нахмурилась она.
        - Я подумал, что мотор может заглохнуть где-нибудь на полпути,- поспешно пояснил Энтони.- Но это не главная причина… Я хотел пообедать с вами,- просто сказал он и улыбнулся.
        - А поскольку на войне и в любви все средства хороши, то поэтому теперь у вас, Энтони Симмонс, такой довольный вид!- зловеще произнесла Летиция.
        - Ну…- собеседник обвел ее внимательным взглядом,- а вы смахиваете на русалку, которая, того и гляди, утопит меня за мои прегрешения.
        Летиция, сама того не заметив, задышала легче, но все же не преминула съехидничать:
        - Толку от таких разговоров немного!
        - Летиция, а вы приедете ко мне в «Пинк-велвет» на выходные?
        Она уставилась на своего собеседника с приоткрытым ртом, не дыша.
        - Может, вам захочется посмотреть, как сбывается мечта вашей бабушки?- спросил Энтони.- Ну как?
        - Это единственная причина, по которой вы зовете меня в гости?- ответила Летиция вопросом на вопрос.
        - Нет. Я могу водить вас в рестораны, и на танцы, и даже возить на пляж…- Он огляделся.- Но в милом вашему сердцу месте, катаясь на лошадях, мы сможем узнать друг друга гораздо лучше.

3
        Начался отлив. Несколько чаек кружили над водой, выглядывая, нет ли где лакомого кусочка, и кричали, отгоняя друг друга. Летиция смотрела на их красные лапки и блестящие глазки-бусинки, ощущая всем телом жар солнечных лучей. На берегу никого не осталось, кроме них и рыбака на дальнем краю бухты. Но и тот собирал свои удочки и пойманную рыбу, чтобы идти домой.
        У всех сиеста, подумала Летиция, у всех, кроме чаек. И, сделав над собой усилие, подняла глаза на Энтони Симмонса.
        - А вам не кажется, что вы просто хотите выступить в роли хозяина имения и вдобавок соблазнить меня в моем прежнем доме?
        - Как это - «соблазнить»?- скептически поинтересовался он.- Не воспользоваться же силой?
        - Откуда мне знать, может, это доставило бы вам удовольствие,- резко ответила Летиция.- Но…
        - Я скажу, откуда вы можете это знать,- прервал ее Энтони.- Вы бы прочли в газетах. Если бы у меня были такие склонности, как вы предполагаете, я бы давно сидел в тюрьме.
        Летиция махнула рукой, выказав некоторое смущение.
        - Ладно-ладно. Но даже если оставить в покое такую возможность, зачем мужчине и женщине проводить уик-энд вместе? Вы же не думаете, что пребывание в «Пинк-велвет» оживит во мне воспоминания, которые я предпочла бы похоронить?
        - Не думаю - если только вы, Летиция, такая реалистка, какой хотите казаться. Но мне думается, что ваша самооценка не очень-то соответствует действительности. Иначе откуда это упорное желание закрыть глаза на то, что говорит мне ваше тело?
        Летиция встала на колени и уперла руки в бока.
        - А как вы считаете, почему я сегодня приехала сюда?
        - Попробую ответить на этот вопрос,- произнес Энтони, усаживаясь поудобнее.- Погладить меня по головке, поскольку вам все же жаль мальчика из бедной семьи, который заплакал, увидев море. Но в основном ради того, чтобы доказать мне: вам нет дела до того, что мы инстинктивно реагируем друг на друга, как подсолнух на солнце.
        Летиция возмущенно задышала, но не нашла, что ответить.
        - Пожалуй, вы правы…- сказал Энтони и посмотрел в ее сверкающие от гнева синие глаза.- Я действительно не прочь выступить в роли хозяина имения, но только потому, что раньше никогда не сталкивался с женщиной, которая смотрела бы на меня свысока и покровительственно… как вы, Летиция Уимблоу.
        Она вскочила на ноги, закрыла рот, снова его открыла. Но прежде чем успела произнести хоть слово, Энтони выбрался из-под зонтика и обвил руками ее талию.
        - Только не говорите,- прошептал он ей на ухо,- что вы ни разу не взглянули в мою сторону с того момента, как мы разделись.
        Щеки Летиции предательски покраснели, заранее опровергая то, что она посчитала бы нужным сказать.
        Энтони улыбнулся, но без насмешки.
        - И не говорите, что нам лучше жадно и исподволь глазеть друг на друга, вместо того чтобы просто обняться.
        Разум велел Летиции отвергать обвинения. Она и в самом деле попыталась сказать, что, дескать, это не они обнимаются, это Энтони держит ее в объятиях. Но потом до нее дошло, что единственная причина, по которой она не может сделать ни шагу назад и разомкнуть кольцо его рук,- это то, что внутри нее что-то противится этому.
        Проявлениями странного ощущения были та самая приятная дрожь, которая пробежала по ней сегодня утром, когда она увидела Энтони выходящим из джипа, то самое упоительное чувство, которое охватило ее во время танца два дня назад. Только сейчас на Летиции не было даже черного платья, которое защищало ее тогда. И теперь ничто не мешало ей видеть, насколько Энтони силен и красив, как золотится на солнце его кожа.
        Но откуда это колдовство?- пронеслась в голове Летиции шальная мысль. Ни один мужчина не вызывал у нее такой ответной реакции. Руки Энтони скользнули вверх, коснулись сквозь мокрый купальник ее груди. Летиция почувствовала, как бешено стучит кровь в ушах. Нет, ни один мужчина не смеет прикасаться к ней без ее разре… Без чего?
        Нет, разрешение исходит от самого моего тела, подумала она, задыхаясь от восторга. Эти бронзовые от загара руки не просто сильные и властные, они нежные и мудрые. И они даруют наслаждение, которое огненной волной разливается по телу. Потом Энтони снова обнял ее за талию и прижал к себе. И Летиция услышала, как он, приникнув губами к ее мокрым волосам, задыхаясь произнес ее имя. Так странно - одно-единственное слово, но, когда губы Энтони прикоснулись к ее губам, это показалось Летиции самой естественной вещью на свете.
        И тут над ними раздался страшнейший удар грома и сверху полетели капли, холодные и тяжелые, как осколки гранаты. Мгновение Летиция и Энтони ошеломленно смотрели в небо, на иссиня-черную тучу, словно не веря собственным глазам.
        Потом Энтони отступил на шаг и сухо произнес:
        - Я умею ждать.
        Летиция опустила веки и отвернулась от него. Но прежде чем они успели еще хоть что-то сказать друг другу, ливень хлынул как из ведра и небо прочертили ослепительные зигзаги молний.
        Не сговариваясь, они торопливо собрали вещи и поспешили вверх по тропинке, которая вела к автостоянке. Когда они забрались на комфортабельные передние сиденья джипа и захлопнули за собой дверцы, больше всего Летиция и Энтони походили на мокрых крыс. А гроза и не собиралась утихать.
        - Ох, сейчас с меня натекут лужи на сиденье,- простонала дрожащая Летиция, убирая со лба мокрые пряди волос.
        - Ничего, лужи высохнут. Вот, возьмите.- Энтони достал с заднего сиденья ветровку на фланелевой подкладке.- Полотенца и одеяло промокли насквозь.
        - Спасибо, но как же вы?
        Энтони пожал плечами.
        - Был какой-то разговор насчет кофе в термосе, нет? Вот о чем миссис Редвик не подумала…
        - А, да! И еще есть морковный пирог.
        Летиция закуталась в ветровку и с коленями залезла на сиденье, чтобы достать сзади свои припасы. Через пять минут они уже пили горячий кофе из бумажных стаканчиков и жевали заранее нарезанный на куски пирог.
        Перекусив, Летиция откинулась на спинку и бодро заметила:
        - Могли бы и заранее подумать. Вчера весь день лило, а такая духота, как сегодня, обычно предвещает грозу.
        Энтони пристроил свой стаканчик на приборную доску и откусил кусок пирога.
        - Знаете, Летиция, мне кажется, вам следует разобраться в себе самой.
        - Энтони…- она заколебалась,- я…
        - Мы как разнополюсные заряды, которые тянет друг к другу помимо их воли. Согласитесь, что это соответствует истине.
        - Допустим,- сказала Летиция после долгой паузы, глядя в окно на тучу.- Но я не хочу торопиться. Сейчас, во всяком случае.
        Энтони положил руку на спинку ее сиденья и посмотрел на Летицию с каким-то отстраненным интересом.
        - Так мне прийти на обед к вашей матери через неделю?
        Она вздрогнула, ощутив, как изменилась атмосфера. Гроза проходила, но внутри джипа явно начинало скапливаться статическое электричество.
        Наверное, она первая начала. Но зачем Энтони снова пробудил ее угаснувшие было сомнения, ее страхи, ее инстинктивное опасение, заговорив об Эстер?
        Наконец Летиция посмотрела на Энтони. Мокрые волосы были откинуты со лба. Маленькая звездочка-шрам над бровью выделялась сейчас сильнее обычного на побелевшем от холода лице. Но серые глаза безо всякого выражения скользили по ее собственному еще влажному лицу и по черным прядям, прильнувшим к белой шее и груди.
        Я не побегу со всех ног в постель с этим мужчиной! Нет, я не дам приливной волне чувственности поглотить себя, хотя и не могу отрицать, что желаю Энтони, думала Летиция. Сначала я улажу дела моей матери, Энтони Симмонс, а потом уже все остальное. Возможно, это единственный шанс… сделать все правильно.
        - Но какого дьявола?- прошептала Летиция вслух и сама испугалась своих слов.
        Бледный луч солнца упал внутрь салона. Летиция моргнула раз, а потом другой, не увидев в глазах Энтони ожидаемого презрения. Она недоверчиво уставилась на него.
        - Меня восхищает ваше упорство,- сказал он.- Однако не думайте, что я откажусь от своих намерений. Так вот, желаете ли вы, чтобы я обедал в пятницу с вами и вашей матерью, или нет? Мы можем пообедать с ней и вдвоем.
        - Нет,- поспешно произнесла Летиция и тяжело вздохнула, чувствуя, что готова пристрелить этого человека за насмешливые огоньки в глазах.
        В довершение ко всему Энтони добавил:
        - Если вы действительно опасаетесь, что я втравлю вашу мать в неприятности, то тогда вам лучше обедать с нами.
        Летиция стиснула зубы и процедила:
        - Хорошо же.
        Энтони включил зажигание.
        - Что ж, тогда позвольте доставить вас домой.
        Прежде чем повернуть на шоссе, Энтони огляделся по сторонам и спросил:
        - Вы восприняли сегодняшний пикник как Божью кару?
        - Это был…- Летиция сглотнула и со вздохом произнесла: - Это был самый чудесный день за последние несколько месяцев.
        - Ух ты…- пробормотал Энтони.- Спрячу это признание под подушку и буду видеть теперь сладкие сны, мисс Уимблоу.
        - Вы просто невозможный тип,- заявила она.- Вам об этом говорили?
        - Женщины мне много чего говорили, но об этом - ни слова,- серьезно ответил Энтони.
        - Наверняка оттого, что твердостью характера они не отличались,- заметила Летиция.
        - Может быть,- вежливо согласился ее собеседник.- А вы просто лекарство от моего раздутого самомнения.
        На сей раз у Летиции хватило здравомыслия прекратить спор.
        - Кто бы мог подумать, что погода так быстро изменится!- с простодушным видом воскликнула она.- О, а вон уже мой дом виден!..
        Они расстались дружески - на первый взгляд, во всяком случае. Энтони не заикнулся об очередном свидании и настоял на том чтобы она дошла до подъезда в его ветровке. Как он объяснил, чтобы не выглядеть мокрой курицей. По правде говоря, у Летиции сложилось впечатление, что, прощаясь с ней, мысленно Энтони уже был где-то в другом месте. Не то чтобы он проявил неучтивость, но расставание получилось недолгим.
        Что ни делается, все к лучшему, подумала она. Коротким кивком поблагодарила Энтони, сказала «до свидания» и направилась к дверям своего дома, не оглядываясь.
        Благодушное настроение не покидало ее несколько последующих дней. Она спокойно и с юмором живописала Элис грозу на пляже. С ясной головой взялась за дела, закончив наконец эскиз и выкройки очередного детского платьица.
        На следующий после пикника день Летиция упаковала ветровку Энтони и отправила ее в офис «Симмонс Пасифик». А через три дня после этого получила посылку, в которой обнаружила две книги, но никакой записки.
        Вернувшись к себе домой и сбросив туфли, Летиция налила чаю и уселась за книги в своей уютной комнате, с обоями под старый пергамент, со стульями и диваном, обтянутыми клюквенного цвета льном, с деревянными жалюзи и с высокими терракотовыми вазами, в которых стояли высушенные цветы и листья. По полкам и подоконникам были расставлены фигурки кошек - большие, маленькие, стеклянные, деревянные, металлические.
        Одна книга - на мелованной бумаге, с роскошными иллюстрациями - рассказывала об истории костюма. От одного ее вида у Летиции потекли слюнки. Вторая оказалась романом. Книгу уже явно читали, судя по загнутым уголкам, хотя она была в прекрасном состоянии. Об этом романе зашел разговор, когда они обедали, возвращаясь из «Пинк-велвет». Летиция сказала, что очень хочет прочесть книгу, но еще не успела купить, а Энтони заметил, что как раз сейчас ее читает.
        Так что, несмотря на отсутствие записки или карточки, Летиции не понадобилось смотреть на конверт, где отправителем значилась фирма «Симмонс Пасифик», чтобы догадаться, кто прислал книги. Минут пять Летиция тупо глядела в пространство, забыв про чай.
        Еще через три дня пришла еще одна посылка - поменьше, тоже из «Симмонс Пасифик». Внутри обнаружилась кассета с тибетской музыкой и - на сей раз - записка от Энтони Симмонса, весьма лаконичная: он просто выражал надежду, что Летиции понравится музыка.
        Она включила запись. Причудливые голоса и странное звучание незнакомых инструментов тут же унесли ее далеко-далеко, туда, где под холодным синим небом ослепительно сверкают на солнце белоснежные вершины самых высоких на земле гор. Музыка не просто понравилась Летиции, она захватила ее.
        Что до остального… Книга по истории костюма вдохновила ее на новые конструктивные и цветовые решения, а роман читался на одном дыхании. Приходилось признать: либо у Энтони отличный вкус, либо он настолько проницателен, что за время их короткого знакомства сумел постичь вкусы и пристрастия своей новой знакомой.
        Отсюда оставался лишь шаг до следующей мысли: а что она, Летиция, знает о вкусах и пристрастиях Энтони Симмонса, чтобы, если возникнет необходимость, отплатить добром за добро? Однажды после работы она даже заглянула в небольшую картинную галерею. Ей понравился пейзаж с одиноким всадником на фоне невысокой гряды холмов. Но вдруг эта картина навеет Энтони воспоминания, которые причинят ему боль?.. И Летиция решила, что просто поблагодарит его за подарки.
        За три дня до назначенного обеда она позвонила в офис «Симмонс Пасифик». Однако к тому времени, когда ее наконец соединили с Энтони, Летиция уже висела на телефоне минут десять, объясняясь со всевозможными телефонистками и секретаршами. Решительность ее значительно поувяла, и она уже усомнилась в себе и в правильности своего поступка.
        Голос Энтони тоже прозвучал по-деловому.
        - Летиция?
        - Да, это я. Прошу прощения за беспокойство…
        - Не стоит,- прервал ее Энтони.- Надо было дать вам прямой телефон. Сейчас я немного занят.
        - О…- Летиция чувствовала, что ее голос звучит разочарованно, но ничего не могла с этим поделать.- Тогда я коротко. Большое спасибо за книги и кассету. Мне они очень понравились. Но я звоню не только поэтому. Дело в том, что у меня хотят купить склад в Топанге. Предлагают меньше, чем вы назвали, однако…
        - Не принимайте предложение,- решительно ответил Энтони.
        Летиция набрала воздуху в грудь и вежливо продолжила:
        - Дайте мне договорить. Так вот, цена ниже, но они обещают взять на себя все расходы по сделке и неустойкам, поэтому…
        - Все понятно: они надеются заставить вас согласиться на меньшую сумму, Летиция. Не уступайте им ни цента.
        - Боюсь, у меня не хватит воли,- призналась она.- Мне кажется, что я отвергаю синицу ради журавля в небе.
        - Подумайте лучше о том, сколько новых платьев и французского шампанского это будет стоить вашей матери,- посоветовал Энтони.
        - Вы правда считаете, что…- Летиция беспомощно умолкла.
        - Не этот покупатель, так другой. Настало время пустить в ход вашу деловую жилку и твердость характера. Хотя, конечно, вы вольны поступать так, как сочтете нужным. Прошу прощения, мне надо идти. Увидимся в пятницу.
        В трубке раздались длинные гудки. Летиция с раздражением отняла ее от уха. Ее разозлило то, как ловко Энтони обернул против нее ее же собственные слова насчет твердости характера.
        Так что в назначенную пятницу Летиция весь день была на нервах, а приехав в Венис, обнаружила, что мать собирается устроить ни много ни мало парадный обед. Роль прелюдии играли свиные шкварки и картофельный салат, выложенные на листья латука, на горячее была телятина с травами, горчицей и спаржей на гарнир. А на сладкое - разноцветное слоеное желе из клубники, малины и черники, украшенное взбитыми сливками.
        На стол уже была постелена старинная тяжелая кружевная скатерть, выставлен севрский фарфор и хрустальные бокалы. В серебряный подсвечник мать воткнула ароматизированные свечи, а в низкую фарфоровую вазу поставила роскошные камелии.
        В первый момент Летиция едва не вспылила. Эстер отлично готовила и передала эту склонность - или навык?- лишь старшей дочери. Отсюда следовало, что от Агнессы помощи на кухне ждать не приходилось. А поскольку семейные финансы пришли в расстройство, Эстер осталась без домашней прислуги. Одно дело - готовка, и другое - мытье посуды, полировка серебра и прочее. Летиция ясно видела, что мать вымоталась.
        Чувство вины притушило раздражение, и Летиция обрадовалась, что приехала заранее.
        - Выглядит все чудесно, а пахнет - еще лучше!- воскликнула она, целуя мать в обе щеки.- Поди-ка полежи в теплой ванне, а я все тут закончу. У нас еще бездна времени, а пока ты одеваешься, я принесу тебе шампанского.
        Обычно в таких случаях шампанское матери приносил отец, и Летиция увидела, что в глазах Эстер заблестели слезы. Поэтому она снова обняла мать.
        - Ладно, иди,- мягко сказала она.- Я уверена, ты будешь сегодня нашей королевой!
        Свечи наполовину сгорели, из кухни принесли кофе, а из бара достали ликеры, прежде чем речь зашла о делах. Первой о них заговорила Эстер, вдохновленная, как видно, успешно прошедшим обедом.
        Да, думал Энтони Симмонс, обед был просто великолепен. Прислугой работала Летиция, одетая в золотистую шелковую блузу и черные брюки в обтяжку. Свои темные волосы она заплела в косу, а белизну ее шеи на сей раз подчеркивали несколько золотых цепочек. Энтони заметил, что сегодня Летиция надела туфли на шпильках.
        Агнесса выбрала светло-синее прямое платье без рукавов, вышитое металлической нитью, а Эстер облачилась в элегантный костюм цвета мимозы. Да, женщины семейства Уимблоу отличаются не только красотой и изяществом, отметил Энтони, поигрывая кофейной ложечкой. Они приятные собеседницы, а их дружеская пикировка выглядит естественной и весьма оживляет трапезу.
        Однако он никак не мог отделаться от ощущения, что глаза Летиции, обведенные легкой тенью, время от времени принимают загнанное выражение. И что ее восхитительное тело под шелком одежды излишне напряжено. Ему вдруг подумалось, что без Летиции, ее такта и выдержки обед оказался бы не столь успешным. И вообще не стоило забывать, что именно на ней лежал весь груз финансовых проблем семейства Уимблоу.
        - Энтони, обычно мы пьем кофе в гостиной, но вы не возражаете, если мы останемся здесь, чтобы обсудить… наши дела?- спросила Эстер.
        Энтони улыбнулся, заверил хозяйку, что не имеет ничего против, и извлек несколько листов бумаги из кармана своего темно-синего пиджака.
        - Я кое-что записал,- сказал он.- Кое-какие полезные предложения, как можно было бы употребить деньги, вырученные за участок в Топанге.
        Энтони покосился на Летицию. Та откашлялась и произнесла:
        - Я последовала вашему совету в отношении Топанги, заручившись согласием мамы и Агнессы. Покупатель пока молчит. Могу я ознакомиться…
        Он передал ей через стол бумаги. Летиция бросила на них внимательный взгляд, но сразу же подняла глаза на Энтони.
        - Нет! Ох, извините, я забыла вам сказать, но…- Она замолчала и посмотрела на мать, словно ища подходящие слова.
        - Что такое?- встревожилась Эстер.
        - Ну, мы же хотели оставить этот дом…
        - Это непрактично,- вмешался Энтони.
        Все три женщины молча уставились на него. В синем костюме, голубой рубашке и полосатом сине-сером галстуке он выглядел очень представительным и уверенным в себе.
        - С учетом налога на собственность…- Энтони покачал головой,- чтобы поддерживать в порядке неновый дом таких размеров, как ваш, да еще и с садом, нужно очень много денег.
        Тут из груди владелицы особняка вырвался протестующий возглас. Энтони повернулся к ней, по-прежнему излучая спокойную уверенность.
        - Если вы, Эстер, расстанетесь с этим домом - как и с участком в Топанге - вы не только выплатите все долги, но и сможете позволить себе что-нибудь милое и уютное с видом на море. А кроме того, у вас будет приличная рента, на которую вы в покое и достатке будете жить до конца дней. Представьте только, каково вам будет здесь одной, в этом огромном доме, когда Агнесса выйдет замуж. А прими вы мой совет, и вам не придется отказывать себе ни в чем.
        Поглядев на ошеломленное лицо матери, Летиция сжала под столом кулаки и бросила на Энтони убийственный взгляд.
        - Что вы имеете в виду?- спросила Эстер.
        - Вы получите возможность время от времени совершать круизы или проводить весну в Париже или лето в Испании. Может статься, вы захотите посетить какие-нибудь музыкальные фестивали. Или устраивать музыкальные вечера самой… не боясь разориться.
        Энтони сделал паузу и посмотрел по сторонам.
        - У вас редкий вкус, вы могли бы даже собирать антиквариат или произведения живописи.- Он снова посмотрел на Эстер.- Я знаю, вашего мужа нет в живых уже полтора года,- мягко произнес Энтони.- Но я уверен, что он был бы рад, если бы вы жили в достатке и покое, занимаясь тем, что вам по душе.
        Эстер Уимблоу глубоко вздохнула и произнесла дрогнувшим голосом:
        - Вы правы, Роналда нет больше с нами, а держаться за кирпичи и известку… Да, я не хотела расставаться с домом, потому что жила здесь вместе с ним. Но в моем сердце Роналд останется навечно. Я продам дом.
        - Я просто ушам своим не поверила!- воскликнула Летиция некоторое время спустя, когда они с Энтони стояли у калитки.- Я прекрасно понимала, что дом надо продать, но стоило мне завести разговор на эту тему, как мать ударялась в слезы! Вот я и решила, что вы собираетесь что-то придумать, чтобы сохранить дом.
        - После знакомства с вашей матерью я понял, почему она так привязана к дому,- ответил Энтони.- А сегодня мне просто повезло: нужное время, нужное настроение… Но вас беспокоит что-то еще, да?
        Летиция слабо улыбнулась. Сверху падал свет уличного фонаря, и она впервые заметила серебряные нити в волосах Энтони.
        - Да так, ничего…- Летиция помолчала, затем расправила плечи и, словно решившись на что-то отчаянное, произнесла: - Давайте пообедаем завтра вместе. Что скажете, Энтони?
        Тот посмотрел на нее уже знакомым ей сосредоточенным взглядом и ответил:
        - Спасибо за приглашение. Но завтра я переезжаю в «Пинк-велвет».
        - О, простите, я забыла…
        - Знаете, приезжайте туда сами,- предложил Энтони.- Я останусь там на выходные, и у меня есть что вам показать. Не звоните, просто приезжайте… Если захотите, конечно.
        - Я…
        - Еще я бы посоветовал вам выспаться сегодня.- Энтони вынул руку из кармана брюк и кончиками пальцев прикоснулся к щеке Летиции.- Ничего, все обойдется,- ободряюще добавил он.
        Через несколько секунд Летиция смотрела вслед огням его джипа. Но прошло еще несколько минут, прежде чем она вернулась в дом матери, где собиралась сегодня ночевать.
        На следующее утро Летицию поразила перемена в настроении Эстер: возникло впечатление, что мать стала другим человеком - более спокойным и зрелым. Видно было, что мать не просто смирилась с потерей дома, но и обрела новый смысл жизни. Даже составила списки вещей, которые намеревалась забрать с собой и которые хотела продать. Причем продажную цену она определила весьма разумно. Теперь все трое обсуждали, куда переехать.
        А потом, уже днем, Летиции позвонил агент, занимающийся участком в Топанге. Он сообщил, что ему предложили именно ту цену, которую назвал Энтони, причем со всеми дополнительными преимуществами.
        - Так он оказался прав…- произнесла Агнесса с благоговением.
        Летиция почувствовала огромное облегчение. Но, приехав к себе домой, поняла, что одна ноша сменила другую: теперь она по уши в долгу у Энтони Симмонса. И в долгу не только за его финансовые рекомендации, но за нечто другое, неоценимое в деньгах,- за помощь Эстер. Ведь он взял на себя труд войти в положение матери и понять ее!
        Однако у Летиции появилось ощущение, что Энтони согласится принять ее благодарность только на своих условиях, и более никак. Он хочет, чтобы Летиция приехала в «Пинк-велвет». Что будет, если она не поедет? Энтони решит, что она до сих пор считает, будто слишком хороша для него, выскочки?
        И потом, горестно осознала Летиция, она сама поставила условие-ограничение, дав понять, что не сделает ни шагу ему навстречу, пока дела матери не будут улажены. Условие выполнено, но… Но что-то внутри нее продолжало предостерегать Легацию против Энтони Симмонса, против того, что должно было стать непременным итогом близкого с ним знакомства.
        И все же, рассуждала она, было бы просто низко не поблагодарить его. Да и вообще, что страшного, если она проведет завтра в «Пинк-велвет» несколько часов?
        Когда на следующее утро Летиция затормозила у дома в «Пинк-велвет», на гравийной подъездной дорожке уже стояла чья-то машина, не Энтони.
        Когда Летиция выбралась наружу, из-за угла дома показалась компания - Энтони, мужчина и женщина примерно его возраста и трое детей. День выдался ясный, и на горизонте голубело море.
        Летиция замялась: чужие люди могут оказаться помехой. А могут и не оказаться… Если это близкие знакомые, возможно, она даст повод для сплетен. И тут до Летиции дошло, что она всегда считала Энтони волком-одиночкой, человеком без друзей,- хотя у нее не было особых к тому оснований.
        Однако бежать было поздно. Так что Летиция оправила льняное бежевое платье и двинулась к группе.
        Девочка лет десяти подбежала к ней и воскликнула:
        - Ух ты! Как классно!- И, обернувшись через плечо, потребовала: - Мам, я хочу такое же платье!
        Все рассмеялись затем вперед вышел Энтони, чтобы познакомить своих гостей. Выяснилось, что его друзья, Том и Кэнди Гамильтон, проведя утро в «Пинк-велвет», уже собираются обратно в город.
        - Мы просто сгорали от желания увидеть поместье,- пояснила Кэнди,- и заставили Энтони пообещать устроить вечеринку по поводу новоселья! Но сегодня у нас праздник в школе, и нам пора ехать.
        Не без труда запихнув в машину расшалившихся детей, Гамильтоны уехали, помахав на прощание.
        Энтони посмотрел на Летицию.
        - Что ж, вы приехали. И притом ухитрились произвести впечатление не только на крошку Джейн,- заметил он, улыбаясь одними глазами.
        Летиция пожала плечами.
        - Подумаешь, платье…
        - Не только платье,- возразил Энтони.
        Он больше ничего не сказал, но его серые глаза обежали фигуру Летиции и вернулись к ее лицу. Свежий ветерок играл ее распущенными черными волосами.
        - Что ж, я приехала,- повторила Летиция его слова, пытаясь сдержать невольную дрожь.- Но не просто так.
        Энтони поднял бровь. С заднего сиденья своего автомобиля Летиция достала корзинку.
        - Я приехала накормить вас ланчем, причем не простым.
        - Не стоит…
        - А мне так хочется,- пояснила Летиция.
        - Очередной шедевр кулинарии?- поинтересовался Энтони.
        - О, конечно. Гамбургеры. И еще я захватила пиво - на случай, если его тут не водится.
        Энтони неожиданно засмеялся и взял у нее корзинку.
        - Да вы гений, мисс Уимблоу. Гамбургер под пиво? Всегда рад!
        Энтони, усевшись за кухонный стол, смотрел как Летиция, обнаруживая знакомство с кухней, подогревает булочки и гамбургеры, нарезает салат.
        - Нет ли у вас ощущения дежа вю?- неожиданно спросил он.
        Летиция отмахнулась ножом.
        - Может, и так, но это неважно. Я очень благодарна вам, Энтони! Вы меня выручили! Моя мама, она теперь как новенькая.
        Летиция пересказала Энтони сообщение, полученное от агента по продаже недвижимости. Он слушал, не проронив ни слова. Тогда она посмотрела на него и беспомощно повторила:
        - Правда, Энтони, я очень вам благодарна!
        Он успел открыть бутылку пива и теперь держал ее за горлышко двумя пальцами, не сводя внимательных глаз с Летиции. На нем были рубашка цвета хаки, потемневшая под мышками, и джинсы. Волосы взлохмачены, щеки отсвечивают синевой.
        - Надеюсь, это не единственная причина вашего появления здесь, Летиция.
        - А, все готово. Не достанете ли мне поднос вон из того шкафа?- указала она пальцем.- Почему бы нам не перекусить на свежем воздухе?
        - Летиция,- произнес Энтони, не двигаясь с места.
        Она положила роскошные гамбургеры на тарелку. Затем снова повернулась к Энтони и, опершись на разделочный стол, встретила его взгляд.
        - Я почему-то все еще отношусь к вам настороженно, Энтони. Не знаю почему, но это так. Поэтому я не могу сказать, какая тут еще причина. Несомненно, я была обязана вас поблагодарить. И вообще я еще не сказала вам «спасибо» за книги и кассету. Вы с ними попали в точку.
        - Вам не кажется, что вы воюете с ветряными мельницами?
        Летиция пожала плечами и скрестила руки на груди.
        - Не знаю. Я всегда считала, что могу положиться на мою интуицию.
        Энтони улыбнулся.
        - Моя интуиция говорит мне, что вы не любите уступать, но… Но как бы не остыл ваш кулинарный шедевр.
        Он поднялся и извлек из шкафа поднос.
        - А что за люди эти Гамильтоны?- спросила Летиция, когда они уселись на террасе, вдыхая аромат роз и испытывая странную неловкость. По крайней мере, неловкость испытывала Летиция.
        - Я познакомился с Томом давным-давно, когда изучал в вечернем колледже экономику. Он хотел стать юристом. И хотя он не из такой глубинки, как я, мы подружились. Я был шафером, когда они с Кэнди поженились. И еще я крестный Джейн. У Тома теперь обширная адвокатская практика, а Кэнди - флорист, у нее свой магазинчик.
        - Милые люди.
        Энтони бросил на Летицию быстрый взгляд.
        - Мне тоже так кажется.
        - А у вас много друзей?- спросила она, покончив с гамбургером и довольно поглаживая себя по животу.
        - Довольно много. Неужели вы думали, что я совершенно самодостаточный человек?
        На сей раз серые глаза смотрели чуть иронично.
        - На вид, Энтони, вы сущий одинокий всадник,- ответила она, не раздумывая.
        - И семейство Гамильтон не уверило вас в обратном?- сухо спросил Энтони.
        Летиция скованно поднялась.
        - Что, собираетесь обратно в город?- предположил Энтони, откидываясь на спинку тикового шезлонга.- Ведь вы выполнили ваш долг - точнее, выплатили его. Не правда ли?
        - Я так и знала, что этим все кончится,- напряженно произнесла она.
        - Ничего подобного,- протянул Энтони и тоже поднялся.- Это просто отговорка, которую вы придумали, потому что боитесь отпустить себя, Летиция. А настоящая причина… Вы стремитесь всегда быть главной и считаете, что я недостаточно хорош для вас.- Он сделал паузу, затем продолжил: - Но поверьте мне, я хочу, чтобы взаимное общение доставляло удовольствие обеим сторонам. И раз уж вы не можете быть иной… тогда уезжайте.
        Именно это Летиция и сделала. Добралась до своего автомобиля, села за руль и поехала прочь. Она была так зла, что едва не задавила теленка, выскочившего на дорогу. Только это остановило ее. Не шок и не страх, а осознание того факта, что в
«Пинк-велвет» завелись домашние животные. Летиция огляделась и увидела, что на обочине пасутся еще несколько телят. Наверняка это зрелище заставило бы бабушку плакать от радости, подумала она. И вспомнила, что в пятницу Энтони намекал ей на свои нововведения. Тут сердце Летиции вдруг дрогнуло.
        Она выключила мотор и уронила голову на руль. Посидев так несколько минут, Летиция развернулась и поехала обратно.
        Энтони все еще был на террасе, только снова уселся в полосатый шезлонг, закинув ноги на скамью. Он сидел спиной к входу в дом, но Летиция увидела у него в руке новую бутылку пива. Энтони озирал свое королевство, но нельзя сказать, что вид у него был довольный и счастливый.
        Летиция заметила, что его плечи напряглись сильнее, когда она заговорила.
        - Да, я привыкла верховодить и произвожу впечатление высокомерной особы. Но еще ни с одним мужчиной я не чувствовала себя так, как с тобой, Энтони. И я не знаю, что с этим делать. Если ты… хотел показать мне «Пинк-велвет», я не против.
        Некоторое время Энтони сидел неподвижно, и сердце Летиции упало. Потом он поставил бутылку на каменный пол, медленно поднялся, молча повернулся и протянул руки. А когда она шагнула к нему, обнял ее, и они долго смотрели в глаза друг другу. Потом Энтони прикоснулся губами к черным прядям и тихо прошептал ее имя - как тогда, на пляже.

4
        - Довольно,- произнес он несколько минут спустя.
        - Вынуждена признать, что ты прав,- ответила Летиция, продолжая неподвижно стоять в кольце его рук. А потом кончиком пальца прикоснулась к шраму-звездочке.- Откуда это?
        - Упал с лошади на забор. Там поверху шла колючая проволока.
        - Ох! Тебе повезло, мог и без глаза остаться.
        - Гмм… Если уж разговор зашел о глазах… У тебя они совершенно необыкновенные. А с распущенными волосами ты похожа на синеглазую красавицу цыганку.
        И Энтони провел рукой по черным шелковистым прядям.
        - То русалка, то цыганка,- подразнила его Летиция.
        - И обеим ничего не стоит лишить меня душевного покоя. Вот видишь, я даже не могу отпустить тебя.
        Летиция рассмеялась и прижалась к нему.
        - А я и не хочу, чтобы ты меня отпускал, вот такие дела. Так что можете еще раз поцеловать меня, мистер Энтони Симмонс. Может, тогда у нас хватит силы воли заняться… чем-нибудь еще…
        Энтони посмотрел на нее, прищурившись.
        - Или…- неловко продолжила Летиция,- или я слишком тороплю события?
        Энтони заговорил, но ей показалось, что сначала он хотел сказать нечто иное.
        - Я могу целовать тебя до заката, Летиция. Мне это не в тягость, а в радость.- И снова прижался к ее губам.
        Когда Энтони оторвался от нее, Летиция поняла, как легкомысленно упомянула о спешке, потому что дружеская близость грозила превратиться в жгучее пламя. Она думала, что все их поцелуи будут похожи на первый. Но то было решение, продиктованное разумом, не страстью, догадалась Летиция. Молчаливое соглашение, установленное для того, чтобы остаться вместе.
        Поэтому когда Энтони прижал ее к себе, а Летиция обвила руками его шею, когда он целовал ее в губы, а его пальцы ласкали ее груди, она действительно чувствовала себя соблазнительницей-сиреной. Или соблазнительницей-цыганкой.
        Она с радостью ответила на поцелуи Энтони и не стала протестовать, когда он расстегнул пуговицы ее платья. Наслаждаясь его прикосновениями, Летиция гладила плечи Энтони под рубашкой цвета хаки.
        Какой разительный контраст!- подумалось ей. Колючая щетина небольно царапает щеку, а бронзовая кожа плеч кажется гладкой на ощупь. Да этот мужчина - прирожденный соблазнитель. Какое наслаждение целовать его загорелую шею, чувствовать сквозь одежду биение его сердца и видеть огонек, вспыхнувший в серых глазах, полускрытых тяжелыми веками!
        Но что потом, что делать с ощущением потери, неполноты? Летиция дрожала, чувствуя, как горят щеки и что ноги отказываются ей служить. Губы ныли от поцелуев.
        - Теперь я понимаю тебя,- прошептала она, проводя руками по волосам, застегивая платье и облизывая губы.
        Энтони взял ее руки в свои.
        - О чем ты?
        Летиция пожала плечами.
        - Я поняла, что не стоило заикаться… ну, насчет…
        Энтони прищурился.
        - Насчет спешки?
        - Ты ведь…- Она набрала воздуху в грудь.- Ты ведь специально показал мне, что я играю с огнем, да, Энтони?
        - Если и так,- ровно произнес он, хотя Летиция видела, как у него на виске бьется жилка,- то для того, чтобы разгорелся огонь, нужны двое. Но не будем касаться таких подробностей.- Энтони снова улыбнулся одними глазами.- Ты не возражаешь, если мы обождем пока с поцелуями и отправимся взглянуть на мою живность?
        Неужели предупреждение?- удивилась Летиция. Чтобы я не раздувала пламя, а то оно вспыхнет слишком ярко? Или что-то еще?
        - Давай,- кивнула она. - Я там едва не переехала твоего бычка - ничего страшного, он увернулся.
        Они обошли все поместье. Энтони поделился с Летицией своими планами. А она рассказала, где раньше держали лошадей, и показала горный ручеек, куда свалилась в возрасте четырех лет.
        - Потом меня отругали,- добавила Летиция, скривив губы. - Я тогда еще не умела плавать, и родители едва не умерли от страха, пока доставали меня из воды. Я пыталась поймать рыбку. Ручеек хоть и мелкий, но довольно быстрый. Меня отнесло вон к тем камням, избитую о валуны и нахлебавшуюся воды.
        - Это само по себе наказание,- рассмеялся Энтони.
        - Мне не разрешали играть у ручейка, а тем более - ловить в нем рыбу.
        Энтони приподнял бровь.
        - Так ты росла предприимчивым и шустрым ребенком?
        - Подозреваю, что в детстве я была сущей головной болью для родителей,- ответила Летиция, немного поразмыслив. - А ты?
        - Кажется, я тоже - если судить по количеству порок. Но в один прекрасный день мой отец понял, что не на того напал.
        Они сидели на холме, любуясь окрестностями. Энтони жевал травинку.
        - Ты любил отца?- спросила Летиция.- Он жив?
        - Нет. И еще раз «нет».
        - Даже сейчас, когда все в прошлом?
        - Ничего не могу с собой поделать. Я твердил себе, что он ожесточился после ухода матери, но это не изменило моего к нему отношения.
        - Понятно…- медленно произнесла Летиция.- У тебя было тяжелое детство?
        Энтони пожал плечами.
        - Ну почему же, если любишь открытые пространства, лошадей, свежий воздух и все такое прочее, если для тебя слово «земля» не пустой звук… Я любил все это,- задумчиво сказал он.- Но я знал, что мне многого не хватает.
        Летиция смотрела на него, пытаясь представить равнины Техаса.
        - Наверное, тебе здесь все кажется игрушечным - по контрасту,- заметила она.
        - Может быть. У меня свой бизнес, но эта земля… Раньше у меня никогда не было земли, с которой я могу делать, что захочу.
        Летицию поразило, насколько ее тронули слова Энтони. А он спокойно спросил:
        - Ты останешься ночевать? В своей старой комнате и в своей старой постели?
        Летиция посмотрела в сторону, по холмам бежали тени от облаков. Ей очень хотелось остаться, но она не знала, хватит ли у нее силы воли удержать их с Энтони отношения на платонической стадии.
        - Ты обидишься, если я останусь, но действительно буду спать в своей комнате и в своей постели, приняв во внимание то, как мы действуем друг на друга?- прямо спросила она.
        - Летиция…- Энтони произнес ее имя так, будто ему доставляет удовольствие просто слышать его.- Нет, не обижусь. Я слишком счастлив, когда ты рядом, чтобы ворчать. А если мне что и взбредет на ум, я уверен, ты сумеешь легко меня осадить.
        - Да я о себе беспокоюсь,- печально вздохнула Летиция и тут же грозно предупредила: - Только не вздумай смеяться надо мной, Энтони Симмонс!
        Но он все же рассмеялся, и Летиция последовала его примеру. Энтони собрался было обнять ее, но потом передумал. Они поднялись и вернулись в дом.
        - Кажется, это называется «распускать руки»,- строго заметила Летиция.
        Они сидели на толстом ковре у камина, в котором горел разожженный Энтони огонь. С гор повеяло прохладой, а небо затянули тучи. На низком столике за их спинами стояло ведерко, где охлаждалась бутылка вина. Летиция держала в руке бокал, но Энтони, казалось, вино не интересовало.
        Его рука лежала на плечах собеседницы. Длинные пальцы ласкали ее шею еле ощутимыми прикосновениями, заставляя Летицию прерывисто дышать.
        - Не бойся, я не стану «распускать руки» так, как мне бы того хотелось,- произнес Энтони.
        - Это хорошо, а то скоро будет готов обед.
        - Как скажете, мадам. Мне чем-нибудь помочь?
        - Можешь накрыть на стол.- Летиция опустила бокал на пол, встала с ковра и рассмеялась, посмотрев на Энтони.- Ничего не поделаешь - обед того и гляди подгорит!
        - Понимаю,- серьезно ответил он. - Я принесу еще вина.
        В холодильнике нашлось все необходимое, но Летиция приготовила простую еду - жареное мясо и салат. Пока они ели, она поинтересовалась, почему не видно вещей Энтони.
        - Они в коробках в гараже,- пояснил он.- Завтра приедет на несколько дней миссис Редвик, она разберет вещи и найдет домашнюю прислугу.
        - Так бесценная миссис Редвик не станет здесь жить? Кстати, я могу помочь ей в поисках прислуги.
        - Спасибо. Пока я живу по большей части в городе, миссис Редвик нужна мне там. Да и потом, она не любит деревенскую жизнь.
        - А… а как ты устроился в городе?- поинтересовалась Летиция и повела рукой.- Я имею в виду, снимаешь ли ты дом или квартиру окнами на море…
        - У меня пентхаус в Редондо-бич. Окнами на море.
        - Очень мило.
        - Да.- Энтони с любопытством взглянул на Летицию.- А ты как живешь?
        - У меня квартирка окнами в парк. Увы, не на море.
        Летиция замолчала и огляделась.
        - Ну, все же «Пинк-велвет» принадлежит не врагу,- спокойно заметил Энтони.
        - Нет, конечно же нет.
        Она нервически заправила за ухо выбившуюся прядку.
        - Ты неожиданно поняла, что потеряла этот дом?
        - Да нет, я неожиданно поняла, что чувствую себя какой-то ненастоящей,- медленно произнесла Летиция.- Как перекати-поле. Ты, к примеру, сидишь на любимом месте отца. И мы всегда готовили мясо вечером в воскресенье, когда оставались здесь. Когда я его жарила, то даже не осознавала, что действую по привычке.
        Энтони посмотрел на нее, затем поднялся и помог встать Легации. Потом усадил ее в уютное кресло и пододвинул скамеечку для ног. Подкинул в камин еще полено и включил стереопроигрыватель.
        - Это единственное, что я уже распаковал,- улыбнулся он и вылил в бокал Легации остаток вина из бутылки.- Посиди пока. Я приготовлю кофе.
        Комнату наполнили звуки «Маленькой ночной серенады» Моцарта. Летиция вздохнула от удовольствия и закрыла глаза, откинувшись на спинку кресла. Когда она подняла веки, перед ней стоял Энтони с подносом. Летиция покраснела: оказывается, она отбивала такт обеими руками.
        - Ты тоже любишь музыку,- заметал Энтони, поставив поднос на стол и усаживаясь на краешек скамеечки.
        Летиция отодвинула ноги в сторону, освобождая ему место.
        - Да. И ты тоже, как я погляжу. Та кассета с тибетской музыкой просто чудо! Мне кажется, эти мелодии до сих звучат у меня в голове.
        Энтони рассмеялся и разлил кофе. Затем открыл бутылку коньяку и плеснул его в чашки. Летиция сделала большие глаза, но приняла чашку.
        - Что, у меня такой вид, будто я нуждаюсь в сильном подкрепляющем средстве?
        - Ты выглядишь уже лучше,- ответил Энтони.- Не такой загнанной.
        Летиция состроила гримасу и отпила кофе.
        - Тебе приходилось быть сильной слишком долго, насколько я понимаю,- продолжил Энтони.- Так что реакция вполне естественная.
        - Может быть.
        Она откинула голову на спинку кресла.
        - Как твоя фирма?- спросил Энтони после паузы.
        - О, процветает, так что я наняла еще швей и закройщиц…- Летиция неожиданно замолчала и спустя секунду воскликнула: - Мне же завтра вставать на заре! У меня встреча назначена на девять утра!
        - Ничего страшного, успеешь,- заверил ее Энтони.- Послушай, я буду в Лос-Анджелесе в пятницу вечером. В Музыкальном центре будут играть Мендельсона. Пойдешь со мной?
        - Ты поедешь в город только ради концерта?- изумилась Летиция.
        - Нет. Есть еще кое-какие дела. Ну так?- приподнял бровь Энтони.
        - С удовольствием.
        - Тогда я заеду за тобой. Начало концерта в восемь, поэтому…
        - Давай пообедаем в шесть,- прервала его Летиция.- У нас будет куча времени.
        Неожиданно она зевнула и удивленно посмотрела на свою чашку с кофе.
        - Пора в постельку,- заметил Энтони, поднимаясь.- Выдать тебе футболку в качестве ночной рубашки?
        Летиция осмотрелась.
        - Да нет, не стоит, у меня есть вот это.
        И она взяла со спинки кресла большой светло-кофейного цвета кашемировый платок, без которого редко выходила из дому.
        - Но это же шарф…- удивился Энтони.
        - Нет, не шарф и не шаль, а платок,- возразила Летиция.- Чуть ли не самая полезная и красивая вещь в моем гардеробе.- Тут она взмахнула платком.- Семьдесят процентов кашемира и тридцать - шелка. Если женщина следит за модой, ей не обойтись без такого платка.
        - Верю. Но все равно не понимаю, как ты собираешься в нем спать.
        - Намотаю, как саронг.- Летиция снова взмахнула платком и обернула его вокруг себя.- Примерно вот так.
        Энтони не проронил ни слова. Но когда Летиция подняла взгляд от платка и посмотрела ему в глаза, то сразу догадалась, о чем он думает. Энтони представлял ее в одном платке, безо всякой одежды.
        Летиция сняла платок и аккуратно сложила его.
        - Извини. Я опять не подумала,- произнесла она, ощущая, как краска заливает щеки и как по спине бегут мурашки.
        Энтони по-прежнему молчал. Однако Летиция не могла не чувствовать силы их взаимного притяжения: воздух, казалось, звенел вокруг них. Темная прядь, упавшая на лоб, морщинки на лице, шрам над бровью, великолепное тело, память о прикосновениях его рук - все это заставило неровно вздыматься грудь Летиции. Она ничего так не желала, как ласк Энтони, чтобы они оба пылали единым огнем.
        До нее дошло, что даже собственная комната и собственная постель не избавят ее от этой жажды.
        Летиция сделала неопределенный жест рукой, и платок упал на пол. Энтони не обратил на это внимания, он наконец-то заговорил.
        - Если ты хочешь этого…- Его взгляд коснулся ее глаз, волос, груди.- Если ты не пожалеешь об этом утром…
        Летиция наклонилась за платком и, выпрямляясь, спросила единственное, что пришло на ум:
        - Но откуда мне знать, пожалею я или нет?
        Энтони улыбнулся губами, а не глазами.
        - Если не знаешь, тогда лучше потерпим до того момента, когда ты будешь знать наверняка. Спокойной ночи, моя милая.
        Он подождал немного. Летиция молчала. Вид у нее был безутешный… и разочарованный. Энтони улыбнулся, шагнул к ней и поцеловал в лоб.
        - Иди спать. Жизнь не кончена, у нас еще все впереди.
        В четверг Энтони позвонил Летиции предупредить, что не сможет пообедать с ней в пятницу, как обещал ранее. Он попросил приехать прямо к Музыкальному центру и ждать у входа.
        - Почему бы и нет?- сказала Летиция, надеясь, что Энтони не услышит разочарования в ее голосе.
        - Извини, что так вышло,- откликнулся он.
        Летиция сжала зубы: он таки услышал!
        - В субботу рано утром я улетаю в Мексику,- объяснил Энтони.- Возникли кое-какие проблемы, которые мне придется решать завтра до самого вечера.
        - Ничего страшного,- бодро произнесла Летиция.- Так я жду тебя у входа, да?
        - Да. И не поужинать ли нам у тебя после концерта?
        - Отлично. Увидимся.
        Летиция положила трубку и стала размышлять.
        В понедельник она покинула «Пинк-велвет», когда небо только начало розоветь. Однако выспалась великолепно: Энтони пришлось долго стучать в дверь, чтобы разбудить ее.
        Приняв душ, она обнаружила, что хозяин дома приготовил завтрак - яичницу с ветчиной, тосты, чай. Летиция удивленно заморгала, рассмотрев, что Энтони чисто выбрит, бодр и свеж. Похоже, холодный утренний воздух и впрямь действует на него тонизирующе.
        В то время как у нее самой тени под глазами, никакого макияжа, нечем перевязать волосы, и вдобавок надето вчерашнее платье. Неудивительно, что настроение у Летиции было не из лучших.
        О чем она и предупредила Энтони, отвергнув яичницу с ветчиной и ограничившись одним чаем.
        - Понятно,- откликнулся он. - Я вижу, ты не жаворонок.
        - Ошибаешься,- хмуро ответила Летиция.- Я по утрам бываю весела, как птичка, но только не сегодня.
        - Почему бы тебе не позавтракать посытнее?
        - Потому что меня тошнит от одной мысли о яичнице - мой желудок еще не проснулся.
        Энтони рассмеялся, показав белые зубы, и пододвинул тарелку с яичницей к себе.
        - Намажь тосты медом,- посоветовал он и принялся за еду.
        Летиция уставилась на него, как на привидение.
        - Это твой второй завтрак, или…
        - Второй,- благодушно признался Энтони.- У меня сегодня много дел, надо подзаправиться основательно.
        - Кошмар! Да ты не только жизнерадостный и бодрый, сексуальный и симпатичный - между прочим, я долго не могла уснуть, и как ты думаешь, из-за кого?- ты еще и съедаешь два завтрака! Это уж слишком!
        Энтони снова рассмеялся, откладывая в сторону вилку и нож.
        - Как мне тебя утешить? Выбросить второй завтрак в мусорную корзину или целовать, пока у тебя не поднимется настроение?
        Губы Летиции изогнулись в улыбке, и она стала мазать тост маслом.
        - Думаю, будет лучше, если ты доешь мой завтрак.- Она протянула руку за баночкой с медом.- Потому что через пять минут мне надо уезжать.
        Летиция вернулась в настоящее и огляделась по сторонам - она звонила из своей спальни. Стены приглушенного розоватого цвета, на широкой постели темно-малиновое покрывало и гора подушек в розовых, белых и малиновых цветочках. Антикварная кровать, прикроватный и туалетный столики из красного дерева были привезены из
«Пинк-велвет». Оттуда же прибыли и несколько картин и зеркало, которое висело в углу и дополнительно служило вешалкой для шляп.
        В куче книг, загромождавших прикроватный столик, находились непременные блокнот и коробка карандашей, поскольку вдохновение часто посещало Летицию, когда она сидела на кровати, опираясь на груду подушек.
        Летиция стиснула ладони, и это напомнило ей жест Энтони. Перед отъездом, в понедельник утром, он взял ее руки в свои, прижался лбом к ее лбу и негромко сказал:
        - Будь осторожна за рулем.
        Энтони отпустил Легацию, напоследок вложив в ее руку цветок - нежно-розовый бутон
«Пинк-велвет».
        Горло у Летиции сжалось, к глазам подступили слезы, однако у нее хватило самообладания сдержаться. Она заплакала, только когда уже подъезжала к Лос-Анджелесу. Слезинки ползли по щекам и капали на платье. Но откуда взялись эти слезы?- недоумевала Летиция тогда и сейчас. Как Энтони ухитрился растрогать ее простой любезностью? Нет, конечно, она знала ответ на свой вопрос. Но готова ли она была признать, что все сильнее и сильнее влюбляется в Энтони Симмонса?
        Летиция ждала Энтони недалеко от входа в Музыкальный центр. Хотя было уже без четверти восемь, день еще не угас и голубоватый сумрак лишь чуть смягчил очертания зданий.
        Она надела длинную прямую черную юбку, пепельно-серую блузку и черные туфли на низком каблуке. Губы накрасила ярко-алой помадой, волосы распустила. Черный и серый цвета по контрасту подчеркивали свежесть ее кожи, а покрой одежды - стройность фигуры.
        Мимо Легации спешили на концерт люди, время шло, а Энтони все не было видно. Затем поток народу иссяк, и она осталась одна. И тут Энтони наконец появился. Летиция сглотнула, когда он остановился в нескольких шагах от нее. Они смотрели друг на друга бесконечно долгое мгновение.
        Само присутствие Энтони, взгляд серых глаз, обежавший фигуру, заставили Летицию тяжело дышать.
        Он подошел к ней и протянул руку, чтобы коснуться ее лица. Летиция закрыла глаза и встретила губами его ладонь, а потом потерлась виском о его запястье. Так прошла минута или две, оба почувствовали, что все нужное понятно без слов, а все, что было сказано,- померкло и умалилось.
        С тем же ощущением они шли к джипу после концерта, очарованные не только музыкой Мендельсона, но и близостью друг друга.
        По дороге они больше молчали, а едва закрыв за собой дверь квартиры, обнялись. Потом последовал долгий поцелуй, который незаметно перерос в нечто опьяняюще жаркое и безумно чувственное, знаменуя собой союз не только душ, но и тел.
        Энтони втянул воздух сквозь стиснутые зубы и начал расстегивать блузку Легации. Серый шелк сполз с плеч, открыв черный кружевной лифчик, соблазнительно подчеркивающий форму груди и нежную белизну ее кожи. Когда длинные пальцы скользнули от тонкой талии вверх, Летиция откинула голову, словно давая понять, что Энтони волен ласкать ее, как того захочет.
        Когда он, сделав над собой усилие, спросил: «Летиция, ты знаешь, чем это все закончится?» - она взяла его за руку и повела в спальню.
        Энтони раздел ее и положил в постель. К тому времени, когда он присоединился к ней, Летиция вся дрожала - не от холода, а от силы страсти, которой дала волю. Их тела сплелись, слились в единое целое. Летиция никогда не знала такого возбуждения.
        Но сначала Энтони успокоил ее тревогу, не только лаская, но и повторяя шепотом ее имя, целуя черные волосы.
        Ужинали они в два часа ночи. Энтони оделся, но Летиция накинула лишь бледно-розовый шелковый пеньюар. Вид у нее по-прежнему был ошеломленный.
        Она приготовила цыплят с луком и настоящую испанскую паэллу. Подав блюда на стол, Летиция открыла бутылку кларета, и ей пришло в голову, что она впервые в жизни по-настоящему нуждается в глотке ароматного, выдержанного вина. Но что сказать? Что сделать? Ведь теперь, после того что она пережила сегодня, ей уже никогда не стать прежней.
        Молчание, воцарившееся в столовой, пугало ее.
        Наконец Энтони спросил:
        - Можно, я сделаю все по-своему?
        Летиция насторожено посмотрела на него сквозь ресницы, но кивнула. Тогда Энтони перенес тарелки и блюда на низенький столик, стоящий перед диванчиком. Затем вернулся к Летиции, взял ее за руку, подвел к диванчику и усадил. Под конец он переставил бокалы с вином с обеденного стола на маленький и опустился на диванчик, пересадив Летицию себе на колени.
        Она вздохнула и отвела глаза, чувствуя тепло его рук.
        - Иногда кажется, что ты падаешь с высокого обрыва,- еле слышно заговорил Энтони, гладя Летицию по голове.- Особенно когда все так… как у нас с тобой.
        Она опустила ресницы, чувствуя огромное облегчение.
        - Я себя именно так и ощущаю. Словно парила в заоблачных высях.
        Энтони приподнял ее лицо за подбородок и поцеловал. Ресницы Летиции затрепетали. Она с жадностью вгляделась в светло-серые глаза и шрам-звездочку, который погладила кончиками пальцев.
        - И еще я думала, как буду обходиться без тебя.
        Энтони взял ее пальцы в свои и поцеловал.
        - Меня не будет всего три дня.
        - Звучит, как «тысячу лет».
        - Может, и так,- признал Энтони.- А не хочешь отправиться со мной?
        Летиция выпрямилась, взяла со стола свой бокал и подала Энтони его.
        - Во-первых, у меня нет билета…
        - Это легко исправить.
        Летиция искоса взглянула на Энтони.
        - Уж не знаю почему, но я тебе верю. И у меня еще есть работа…
        - Из этих трех дней рабочий всего один.
        - Увы, у меня их больше, я собираюсь работать все выходные.- Летиция отпила вина и снова прижалась к Энтони.- Но если честно, дело в том, что у меня нет сил - ни моральных, ни физических - куда-то улетать.
        Он негромко рассмеялся.
        - Поверь, от меня это тоже потребует изрядных усилий.
        Летиция отпила еще вина и резко спросила:
        - Ты ведь знал, что все так будет сегодня?
        - Нет. А ты знала?
        - Нет…- медленно произнесла Летиция.- Хотя думала об этом всю неделю. Однако что тогда все это значит?
        - Может, это любовь?
        Летиция задрожала и взглянула в глаза Энтони.
        - Да. О да, но…- И умолкла.
        - Но незачем предпринимать что-то впопыхах, так?
        Она увидела, как Энтони прищурился, произнеся это, и в его взгляде промелькнуло странное выражение. Затем он добавил:
        - Думаю, это весьма благоразумно с вашей стороны, мисс Уимблоу. Вы мудры и осмотрительны.
        Летиция помолчала. На ее губах заиграла легкая улыбка.
        - Из твоих слов, Энтони, я заключаю, что ты не слишком-то хорошо знаешь мисс Уимблоу.
        - В каком отношении?- спросил он.
        - Здравый смысл велит мне…- Летиция выдержала паузу и сделала серьезное лицо.- Накинуть на тебя лассо и оттащить к ближайшему алтарю. Вот так, мистер Симмонс.
        На секунду воцарилось молчание, затем Энтони тихонько рассмеялся.
        - Честное говоря,- произнес он наконец,- за эти слова я готов вечно любить тебя.
        Он крепко обнял Летицию и поцеловал. После этого напряжение оставило ее, и она смогла поесть, сидя бок о бок с Энтони и перебрасываясь с ним несвязными замечаниями. Все было мило и замечательно, и, как осознала Летиция позднее, происходившее той ночь стало прообразом их отношений. С одной стороны, теплая дружба, с другой - бешеный фейерверк плотской страсти. И то и другое существовало как бы параллельно, не пересекаясь.
        - Мне пора,- сказал наконец Энтони, глядя на часы.- А тебе надо поспать.
        Он поднялся, помог встать Летиции, а потом снова ее обнял.
        - Ладно,- промурлыкала она, обнимая Энтони за шею и прижимаясь губами к уголку его рта.- Счастливого пути, мистер Симмонс.
        - А вам счастливых снов, мисс Уимблоу.
        Энтони погладил Летицию по волосам, а затем его руки скользнули под пеньюар. Она задохнулась и спрятала лицо у него на плече, потрясенная силой нахлынувших ощущений. Затем, как по команде, оба отступили друг от друга, смущенно улыбаясь.
        - Не думай, что мне легко от тебя уехать,- сказал Энтони.
        - Гоню от себя эту мысль.- Руки Летиции непроизвольно сжались в кулаки.- Но лучше бы ты не трогал меня.
        - Не могу.- Он взял ее руки в свои, разжал кулаки и по очереди на мгновение прижал каждую из ладоней Летиции к губам. Потом посмотрел ей в глаза и еле слышно произнес: - Я вернусь… Что бы ни случилось.
        И ушел.
        Летиция уснула почти мгновенно. Проспала до десяти и проснулась от того, что кто-то немилосердно терзал дверной звонок.
        Выяснилось, что это посыльный из цветочного магазина. Летиция открыла ему дверь, одной рукой придерживая пеньюар, а другой пытаясь откинуть волосы с лица. Посыльный доставил огромный букет роз - без карточки. Но самое чудесное в этих розах, не считая их аромата и прохладной бархатистости лепестков, было то, что их цвета - розовый, белый и малиновый - идеально подходили к колориту ее спальни.
        Случайное совпадение?- думала Летиция по дороге в спальню, прижимая к себе цветы. Или Энтони специально выбрал розы - в честь того, что здесь произошло?
        - Да, именно так,- произнесла она вслух и спрятала лицо в цветах.- Не припомню, чтобы я была когда-нибудь так счастлива! Энтони Симмонс, ты сделал из меня другого человека. Другую женщину.- Летиция оторвала лицо от букета и печально улыбнулась. - Подумать только, я обращалась с тобой, как с врагом! Как хорошо, что я все поняла!
        Она поставила розы в вазу, а потом отправилась на работу, полная сил, не имея ни малейшего представления о том, что один-единственный розовый бутон причинит ей такую боль, какой она никогда прежде не испытывала.
        Когда Энтони вернулся, все свободное время они проводили вместе и Летиция узнала много нового о мистере Симмонсе. К примеру, хоть он и считал, что занимается чем-то помимо зарабатывания денег, работал он безумное количество времени. Кроме того, оказалось, что Энтони имел степень магистра экономики. И что, несмотря на все свои миллионы, был не способен выбросить ни крошки еды и мог починить абсолютно все на свете.
        - Ты, должно быть, здорово выучился учиться,- сказала ему Летиция однажды.
        Это было воскресным утром. Они остались ночевать у Летиции после позднего ужина и танцев и теперь, проснувшись, неторопливо завтракали. Энтони просматривал газеты, и скорость, с которой он читал, подвигла хозяйку квартиры сделать это замечание.
        Энтони оторвался от газеты. На нем не было ничего, кроме шорт.
        - Так и есть. Мне повезло: мой отец очень любил читать. Это была чуть ли не единственная его слабость. Отец заказывал книги мешками - художественную литературу, издания по всевозможным областям знаний. Я их все читал. Отец был довольно развитой и имел живой ум.
        - Который ты, получается, унаследовал от него.
        - Ну да.
        - А музыка?- спросила Летиция.- Откуда у тебя любовь к ней?
        - Наверное, от матери. Но с другой стороны, владелец ранчо любил музыку и часто спорил с отцом насчет того, как меня воспитывать. Он даже предлагал послать меня в школу за свои деньги. А однажды на день рождения подарил мне целую гору энциклопедий - правда, бывших в употреблении.
        Летиция представила маленького мальчика, тянущегося к знаниям и читающего все подряд.
        - Так что я не только выскочка, но еще и самоучка,- добавил Энтони, скривив губы.
        - Очень одаренный самоучка, как выяснилось,- прокомментировала Летиция.
        - Я бы выбрал другое слово…- пробормотал Энтони и, отложив газету, залюбовался Летицией, на которой не было ничего, кроме короткой шелковой ночной рубашки цвета шампанского.- Иди ко мне,- попросил он, протянув руки.
        И через некоторое время на Летиции вообще ничего не осталось.
        - А именно, я очень жадный, мисс Летиция Уимблоу.
        - Ведь всего прошло…- начала она.
        - Тебе мало этого времени?- спросил Энтони, гладя ее обнаженные ноги.
        - Может быть. Мне, кажется, больше раза за ночь не надо. Ну… или с изрядным перерывом… если ты понимаешь, что я имею в виду. Однако если ты настроен серьезно, я буду рада, ну…- Летиция сделала паузу.
        - Доставить мне удовольствие?- спросил Энтони.
        Она увидела, как в его глазах пляшут бесстыжие бесенята, и скорчила гримасу.
        - Почему-то у меня возникло ощущение, что ты заставишь меня заплатить за эти слова.
        - Вот уж не знаю почему,- откликнулся Энтони, а тем временем его рука поднималась все выше и выше по ее бедру.
        - О, прекрасно знаете, Энтони Симмонс! Кроме всего прочего, у меня сложилось впечатление, что вы совершенно не способны отказаться от брошенного вам вызова.
        - Что ж…- Энтони на мгновение задумался.- Может быть, ты и права.
        И через некоторое время Летиция поняла, что не столько доставляет удовольствие Энтони, сколько получает его, дрожа от страсти в объятиях любовника.
        - Как… как только у тебя такое получается?- прошептала она, прерывисто дыша.
        - Самообразование, мадам,- серьезно произнес Энтони.
        - Что, ты и об этом читал?
        Глаза Энтони блеснули.
        - А вот это уже секрет, мадам.
        Однажды вечером, когда Энтони пришел в гости - на обед кроме него были званы Элис с приятелем,- он обнаружил, что Летиция готова от досады рвать на себе волосы.
        - Что такое?- спросил он, взглянув на ее расстроенное лицо.
        - Раковина забилась!- с трагическим видом воскликнула Летиция.- Как же я могу ну хоть что-нибудь приготовить, если ничего нельзя помыть! А сантехник придет не раньше завтрашнего утра!
        - Дорогая, успокойся,- призвал ее Энтони.- У тебя совершенно безумный вид!
        Она оглядела себя - кремовые брюки и белая блузка, в которых ездила на работу. Но после всех мучений блузка выбилась из-под пояса брюк, а пуговицы расстегнулись едва ли не до самого низа. Волосы пришли в полный беспорядок.
        - Да я действительно выгляжу как безумная,- горестно вздохнула Летиция.- Я чувствую себя беспомощной и безрукой, и это меня страшно бесит.
        Энтони обнял ее и, чуть насмешливо улыбнувшись, произнес:
        - А уж я-то думал, ничто не в силах поколебать твою поистине королевскую выдержку… Ну, почти ничто.
        - Вот только этого напоминания мне сейчас и не хватало,- сказала она с некоторой досадой.
        - Ладно,- промурлыкал Энтони.- А какая меня ждет награда за приведение в порядок твоей раковины?
        - Э-э-э… какая награда? Да ты ведь еще не знаешь, что случилось!
        - Побьемся об заклад?- предложил он.
        Летиция колебалась, глядя на Энтони и что-то прикидывая.
        - Похоже, мне не следует ставить на кон что-нибудь особенно ценное?
        Он тихо засмеялся.
        - Очень разумное соображение.
        - Ладно…- Летиция сделала вид, что размышляет.- А как насчет… О! Пусть это будет для тебя сюрпризом. Увидишь, короче.
        - Как, и все? Придется довольствоваться этим,- печально произнес Энтони.
        - Ну, чтобы вдохновить тебя на труды праведные…
        Летиция встала на цыпочки и поцеловала его.
        - Будем считать, что задаток внесен,- сказал Энтони.
        А потом, поцеловав Летицию, велел ей идти в душ и переодеваться. Через десять минут он принес ей бокал шампанского и хорошую новость - с раковиной все в порядке.
        После того как Элис с приятелем уехали отужинав, Летиция вознаградила Энтони, продемонстрировав, как именно кашемировый платок может служить ночной рубашкой. Что, естественно, кончилось к обоюдному удовлетворению.
        А потом, засыпая в объятиях возлюбленного, Летиция пробормотала, что лишь везение помогло ему так быстро починить забившийся сток.
        - Так ты все еще не веришь в мои способности?- удивился Энтони.
        И следующие несколько недель он занимался тем, что чинил вышедшие из строя вещи Летиции. Среди них был фен, мистическим образом переставший работать, и автоответчик. Впрочем, автоответчик не требовал починки. Энтони просто объяснил хозяйке, на какие кнопки нажимать, чтобы он работал.
        - Ох, да с тобой ни сантехник, ни механик не нужны!- восхищенно воскликнула Летиция.
        Энтони изрядно позабавило это заявление.
        - Что ж, а я в жизни не видел человека, который бы настолько плохо разбирался в технике, как ты!
        - Ну, тогда подумай о том, что у меня получается хорошо,- посоветовала Летиция.
        Разговор происходил в джипе, по дороге на вечеринку. Но они так туда и не добрались, поскольку Энтони развернулся и повел автомобиль прямиком к своему пентхаусу.

5
        Через пару месяцев после этого события в один прекрасный день Элис спросила у подруги:
        - Летти, а ты не забыла, что сегодня день твоего рождения?
        - Нет, не забыла. Мне двадцать шесть,- ответила та, затем после мгновенной паузы подняла голову от эскизов и подозрительно уставилась на подругу и компаньонку.- Послушай, я с ума сошла или сегодня утром ты мне подарила открытку,- Летиция пошарила по столу и извлекла открытку из-под горы бумаг,- и роскошные вечерние перчатки?
        - Ну, я. Однако это пустяк по сравнению… Скажи мне,- Элис стояла у окна, глядя на улицу,- поздравил ли тебя с днем рождения Энтони Симмонс?
        - Нет, но думаю, что еще успеет,- радостно ответила Летиция.- Он сегодня утром должен был вернуться из Канады.
        - Понятно,- сказала Элис.- А это правда, что ты окончательно раздолбала свою машину?
        Летиция кивнула и перестала улыбаться.
        - Боюсь, что да. Надо покупать новую, но где взять деньги?
        - Не думаю, что тебе стоит беспокоиться по этому поводу,- заметила Элис.
        - О чем ты?- медленно спросила Летиция, наконец что-то заподозрив.
        - С машиной у тебя проблем больше не будет - разве что кто-то здесь сегодня тоже именинник.
        Летиция подошла к окну.
        - Совершенно не возьму в толк, к чему ты клонишь, но…
        И тут у нее перехватило дыхание, поскольку на улице прямо под их окнами стоял новенький, «с иголочки», пикап, перевязанный розовой лентой с огромным бантом на крыше. Над машиной парили воздушные шарики в форме сердца, испещренные надписями
«С днем рождения!».
        Хотя бант на крыше и шары были лучше заметны сверху, вокруг автомобиля уже собралась небольшая толпа народа.
        - Не может быть,- прошептала Летиция.- Он не мог… Это подарок кому-то другому.
        - Вряд ли. Сомневаюсь, во всяком случае,- сказала Элис, рассмеявшись, и сжала Летицию в объятиях.- Крошка, да ты же его с ума свела! И меня это нисколько не удивляет. Ты и раньше была красавицей, а теперь просто потрясающе выглядишь! Так что у вас все взаимно.
        Летиция прижала ладони к пылающим щекам. В глазах у нее стоял самый настоящий ужас.
        - Но как он мог! Кто же дарит людям на день рождения машины, если только…
        - Малышка, послушай меня,- рассудительно произнесла Элис,- мир полон женщинами, способными убить, чтобы заполучить мужчину, который хоть раз в жизни способен сделать им подобный подарок. Я и сама такая. И я не слепая: последнее время ты не ходишь, а летаешь, после того как поговоришь с ним по телефону. Потом, я видела вас вместе. Он чистый динамит, как, впрочем, и ты, потому и выражает свои чувства таким образом. И вообще, трудно вообразить более практичный подарок. К тому же Энтони Симмонс не разорился, купив тебе машину. Пойдем снимем с пикапа ленты и шары, пока на улице не образовалась дорожная пробка.
        - Нет, давай сначала проверим,- запротестовала Летиция и набрала номер телефона Энтони.
        Ее ожидало разочарование: того не оказалось на месте. Но только Летиция положила трубку, как посыльный принес ей сверток, в котором обнаружились ключи от автомобиля на золотом кольце с выгравированными на нем буквами Л и У.
        - Я же тебе говорила!- воскликнула Элис, глядя на ключи в руках подруги.
        - Ох, лучше бы ты молчала!
        Элис недоуменно изогнула бровь.
        - Неважно…- пожала плечами Летиция.- Большая внизу толпа собралась?
        - Человек пятьдесят, все смеются. И несколько машин остановилось.
        - Элис, может, ты?.. А то я…
        - О, а вот и полицейские! Целых двое…
        Летиция тихо выругалась.
        - Ладно. Пошли скорее.
        Вечером мать устраивала прием по поводу дня рождения Летиции. Дом в Венисе еще не продали, но покупатели уже начали появляться, и Эстер умолила дочь позволить ей устроить последний роскошный праздник в доме, где так долго жила.
        Летиция уступила. Не потому что хотела приема в свою честь, но потому что мать, изменившись, сохранила, однако, любовь к роскошным празднествам. Дочь только настояла, чтобы мать наняла людей готовить угощение для гостей.
        Вернувшись к себе в квартиру на новой машине, Летиция обнаружила на автоответчике сообщение от Энтони, точнее - от его секретаря. Из сообщения явствовало, что Энтони, к его огромному сожалению, задерживается и приедет прямо в Венис, не заезжая за Летицией.
        Она села на кровать, чувствуя, как ее охватывает раздражение. Уже не первый раз она получала сообщения от секретаря, поскольку сам Энтони слишком часто где-нибудь задерживался. Однако до сих пор относилась к этому совершенно спокойно - ведь иногда и с ней случалось нечто в том же роде.
        Но на сей раз Летиция ощутила даже не раздражение, а настоящую досаду: как будто Энтони не может сам подойти к телефону, чтобы оставить ей сообщение! Но дело было не только в этом. Легации очень хотелось вернуть подарок и объясниться с Энтони по этому поводу, прежде чем они явятся на вечеринку.
        А вдруг он подстроил все специально для того, чтобы лишить ее подобной возможности? Однако время на месте не стояло. И, оставив размышления на потом, Летиция начала одеваться, намереваясь ехать в Венис на такси.
        Через полчаса, освеженная и одетая, она любовалась своим отражением в зеркале. Сегодня Летиция надела платье медно-абрикосового цвета без бретелей, с юбкой, которая облегала бедра, расширяясь книзу. Элегантный ансамбль дополняли старинная золотая цепочка с рубиновой подвеской и бронзового цвета туфли на высоких каблуках.
        Однако вместо того, чтобы распустить волосы, как она делала последнее время, Летиция заплела их в косу, которую уложила узлом на затылке. Теперь вид у нее был поистине царственный и выглядела она старше - чего и добивалась. Все, Энтони Симмонс, думала Легация, глядя на свое отражение, никаких тебе больше русалок и цыганок!
        Но стук капель по оконным стеклам заставил ее вспомнить, что в такую погоду да вдобавок вечером в пятницу поймать такси будет очень непросто. Она все же позвонила в компанию, где ее предупредили, что ждать придется не меньше получаса.
        Считай час, вздохнула Летиция. А значит, у нее нет другого выхода, кроме как ехать в Венис на подаренной машине. Летиция подхватила ключи от автомобиля, кошелек, любимый кашемировый платок и вышла из дому.
        Вести машину в дождь оказалось нелегко еще и потому, что все ее мысли были заняты Энтони Симмонсом и его подарком. Два месяца безоблачной радости - и вдруг чувствуешь себя так, будто врезалась в кирпичную стену!
        Элис права: они были на седьмом небе от счастья, и оба этого не скрывали. Вместе появлялись на скачках, на концертах, в ресторанах и прочих общественных местах. Их несколько раз фотографировали вдвоем: в картинной галерее, на борту яхты, на благотворительном концерте в пользу детей-сирот. Энтони и Легация немало смеялись над подписью под одним из снимков: «Парень из глубинки отхватил себе городскую девушку!». Им не особенно удавалось скрывать бежавший между ними ток взаимного притяжения. Страсть их и не думала убывать, напротив, все возрастала.
        И Эстер, и Агнесса радовались за них, в этом Летиция не сомневалась, хотя мать уже начала интересоваться, скоро ли зазвенят свадебные колокола. Сначала дочь реагировала на такие намеки смехом и пожатием плеч, но теперь…
        Подъезжая к дому матери, Летиция сжала зубы от досады - серый джип уже стоял на подъездной дорожке. Она опаздывала, и потому ее автомобилю не нашлось места у входа. Дождь все еще лил, а зонта у Летиции не было. Так что она накинула на голову платок и устремилась к дверям.
        Мать радостно встретила дочь, расцеловала и поздравила с днем рождения. Но Энтони довольно долго простоял в сторонке, прежде чем последовать примеру Эстер. Его взгляд скользил по Летиции с выражением, от которого у нее задрожали руки, когда она снимала платок. Затем Энтони спокойно произнес:
        - Сегодня ты похожа на таинственную и изысканную индийскую царевну. С днем рождения, дорогая.
        - Спасибо.- Летиция неловко отложила платок.- Спасибо большое за заботу, Энтони… но я не могу принять твой подарок.
        С этими словами она вручила ему золотое кольцо с ключами. Энтони ничего не оставалось, как взять ключи, поскольку к ним подошла Агнесса обнять сестру. А когда тридцать или около того гостей подняли в честь виновницы торжества бокалы с шампанским и запели «С днем рождения», он просто опустил ключи в карман пиджака.
        Пока Летиция обходила гостей, здороваясь и принимая поздравления и подарки, в основном от старых друзей семьи, Энтони стоял рядом с Агнессой. Та всегда находила, о чем с ним поговорить, и даже убедила поделиться информацией о своей жизни для ее приятеля-телевизионщика.
        Летиция же продолжала играть с ним в кошки-мышки. Когда они наконец оказались рядом у стола с закусками, Энтони очень тихо спросил:
        - Я чем-то обидел тебя?
        Она пожала плечами, накладывая себе рис со специями и креветок, запеченных в тесте.
        - Я была бы счастливее, получив от тебя букет роз.
        - С розами далеко не уедешь,- сухо заметил Энтони.
        - А это уже мои проблемы.
        И Летиция, бросив на него надменный взгляд из-под ресниц, отошла.
        Снова они столкнулись за десертом. Невозможно было долее игнорировать Энтони, не дав повода для сплетен и не обеспокоив мать. Эстер, нарядившаяся в сапфирово-голубые шелка, сияла. Подняв тост за Летицию, она сказала, что нынешний праздник устроила не только в честь дня рождения старшей дочери, но и чтобы выразить благодарность обеим своим дочерям за все сделанное ими для нее после смерти их отца и ее мужа.
        Летиция оставила за своим столиком место для Энтони и улыбнулась ему, когда он сел рядом. Она даже ухитрилась поддерживать живой разговор с ним и с двумя другими гостями, сидящими тут же, пока те не отправились взять себе еще удивительно вкусного десерта.
        - Я мог бы подарить тебе бриллианты или жемчуга,- проговорил Энтони, словно продолжая старый разговор.- Какая разница?
        Он взглянул на Летицию, вздернув уголки губ в чуть иронической улыбке.
        - Никакой.- Летиция доела лимонное пирожное и вытерла салфеткой губы.- Я бы и их вернула.
        - Так что же мне разрешено дарить?
        - Цветы, книги, пластинки…- Она махнула рукой.- Может, еще одну кошку для моей коллекции.
        - Это часом не урок хорошего тона, который городская девушка дает парню из глубинки?- спросил Энтони, все еще улыбаясь, но уже походя на тигра, вышедшего на охоту.
        - Нет, Энтони,- твердо ответила Летиция и принудила себя продолжить: - Это урок, чтобы ты не заставлял женщину чувствовать себя содержанкой. Вот и все.
        - Значит, купить автомобиль жене или любовнице - обычное дело,- сказал Энтони.- А помочь близкому человеку в трудной ситуации уже нельзя? Или тебе не понравилось, что это полезная вещь? Я же попытался украсить его, как подарок…
        Летиция на мгновение прикрыла глаза.
        - Бант, ленты и шары - это было просто чудесно, это…- Она беспомощно умолкла.- И да, очень полезная вещь. Но… Энтони, это же куча денег, как ты не понимаешь?
        - Твоя мать идет,- сказал он, поднимаясь.- Садитесь на мое место, миссис Уимблоу. Вам что-нибудь принести? И позвольте поздравить вас с великолепным праздником.
        Эстер села рядом с дочерью.
        - Как Энтони мил!- заметила она с энтузиазмом.- И вы с ним просто созданы друг для друга. Я все думаю, не получила ли ты от него в подарок на день рождения кольцо по случаю помолвки.
        И мать вопросительно посмотрела на Летицию.
        Ту словно ударили по лицу. Пытаясь придумать, что ответить, Летиция догадалась об истинной и единственной причине своего недовольства Энтони. В глубине души она тоже надеялась, что подарком станет кольцо.
        Летиция проглотила комок в горле и как можно непринужденнее произнесла:
        - Мама, мы же встречаемся всего ничего!
        - Да, знаю…- Эстер развела руками. Вид у нее был такой, словно она собралась прочитать дочери лекцию по данному вопросу, но вместо этого вдруг спросила: - Но что-то же он тебе подарил?
        - Он… он подарил мне автомобиль,- потеряно произнесла Летиция.- Поставил его прямо под окнами, весь обмотанный розовыми лентами и с шариками-сердечками.
        Эстер несколько раз моргнула, затем благоговейно произнесла:
        - Шутишь…
        - Нисколько,- ответила дочь.- Но я…
        - Просто восхитительно! Это как раз то, что тебе надо! А украсить машину лентами и шарами - так романтично! Тебе очень повезло, дорогая.
        Возвращающийся Энтони не только услышал слова Эстер. Он заметил на лице ее дочери выражение полнейшего разочарования - единственный союзник, на которого она могла рассчитывать, переметнулся в неприятельский стан.
        Однако Летиция еще не видела Энтони, когда возразила матери:
        - Но это же очень дорогой подарок!
        - Все относительно, милая моя,- сказала Эстер.- К тому же у Энтони куча денег. Чего ты ожидала? Букета? Неужели ты думаешь, что влюбленный мужчина ограничится таким подарком?
        - Да вы с Элис как сговорились,- проворчала Летиция и тут наконец заметила Энтони.
        Тот молчал и стоял неподвижно, но Летиции не составило труда увидеть иронию в его взгляде.
        Однако она продолжала играть свою роль до полуночи - роль послушной и счастливой дочери, благодаря Небо, что в программе праздника отсутствуют танцы. Летицию также ожидал сюрприз в лице опоздавшего молодого человека, которого представила ей сестра. Юноша был кудряв, русоволос и все время поглядывал на Агнессу, которая просто-таки светилась от радости и выглядела на редкость привлекательной в нежно-розовом открытом платье.
        Однако прежде чем Летиция успела допросить сестру, без четверти двенадцать подали шампанское, а потом, погасив свет, внесли торт со свечами. После того как Летиция задула свечи и разрезала торт, Энтони, сидевший справа, произнес тост:
        - Я хотел бы поднять бокал за Летицию, которая озаряет светом всех, кто с ней рядом.- Затем, повернувшись к виновнице торжества, негромко добавил: - А в особенности меня.
        - Ура!- закричали все.
        И Летиция заметила, что все смотрят на них так, как обычно смотрят на влюбленные пары,- перемигиваясь и обмениваясь улыбками.
        - Не слишком ли ты поторопился?- спросила Летиция полчаса спустя, сидя на правом сиденье джипа Энтони.
        - Ты хотела остаться?- ответил он вопросом на вопрос.- Все уже разъезжались.
        Энтони очень ловко извлек ее из толпы расходившихся гостей, успев договориться с Агнессой, чтобы новый пикап загнали в гараж, когда освободится подъездная дорожка.
        - Нет, я не собиралась оставаться,- сказала Летиция.
        - Тогда поведай мне, что же ты намеревалась делать,- поинтересовался Энтони.
        - Во всяком случае, не озарять тебя моим светом в ближайшем будущем,- ехидно отозвалась она.- Куда мы едем?
        - Ко мне,- ответил Энтони.- Стены толстые, и никто не помешает нам насладиться нашей первой ссорой, дорогая.
        Летиция стиснула зубы, чтобы не накричать на него: ну почему он даже не пытается понять ее? В этот момент Энтони достал что-то из кармана и уронил ей на колени.
        - Я хотел подарить тебе это вдали от посторонних глаз,- холодно произнес он.
        Развязав золотой шнурок, которым была перевязана коробочка, Летиция подняла крышку и увидела золотую брошь в виде кошки с глазами-изумрудами. Она долго смотрела на брошь, а затем отвернулась к окну, чтобы не было видно, как по ее щекам текут слезы…
        Летиция уже знала пентхаус Энтони, как собственную квартиру. Или как свой второй дом - роскошное просторное жилище, интерьеры которого продумал профессиональный дизайнер. Больше всего времени они проводили в небольшой гостиной с темно-зелеными стенами, кожаными диванами, бледно-розовым паласом и коллекцией произведений живописи. Здесь они играли в шахматы, слушали музыку, перекусывали, глядя телевизор или читая. Здесь же изредка занимались любовью.
        Сюда Энтони привел Летицию и сейчас. Затем снял пиджак, кинул его на кресло и спросил, не хочет ли она чего-нибудь выпить.
        - Нет, спасибо.- Голос Легации звучал глухо.- До меня дошло, что это я тебя обидела, и мне теперь очень скверно, особенно если подумать об этом.- Она взвесила на руке футляр с брошью.- Но я все равно не хочу от тебя машины, Энтони, просто потому, что это как-то… неправильно.
        - Кажется, никто не разделяет твоего мнения.
        - Это только мое дело,- сказала Летиция и расстроенно вздохнула.- Ну как мне объяснить? Я хочу испытывать к тебе благодарность только за факт твоего существования, и ни за что больше.
        Она посмотрела на Энтони. Их разделяло ярда два паласа, но с тем же успехом их могли разделять мили - таким далеким казался ей Энтони.
        - А ты не думаешь, что мне неприятно, когда ты беспокоишься из-за отсутствия автомобиля?- протянул он.
        - Не так уж я и беспокоюсь. Да, безусловно, в настоящий момент мне трудно было бы решиться на подобную трату: нам пришлось разориться на новые швейные машинки, увеличить заработную плату, а доходы еще не успели вырасти. Но все равно я нашла бы какой-нибудь выход из положения. Я не нищая.
        - Ты почувствовала себя нищенкой из-за моего подарка?
        Летиция снова вздохнула и села.
        - Я почувствовала себя…
        - Обязанной мне?- закончил за нее Энтони и уселся рядом.- А что, если я предложу тебе этот пикап в аренду?
        Глаза Легации расширились.
        - В самом деле?
        - У меня такое чувство, что это лучший выход из положения,- сухо ответил Энтони.
        - Да… так мне было бы легче,- неловко сказала Летиция.- Мне уже приходил в голову этот вариант… ну, что можно нанять машину.
        Энтони по-прежнему внимательно на нее смотрел.
        - Все равно ужасно жаль, что я обидела тебя,- продолжила она.
        Энтони молчал - лет сто, наверное,- прежде чем сказать:
        - Ты можешь загладить свою вину.
        - И как же?- невинно поинтересовалась Летиция.
        Глаза Энтони сузились, затем он поднялся и включил музыку. Потом подошел к Летиции, протянул руку и с серьезным видом спросил:
        - Могу ли я пригласить вас на танец, мадам?
        Летиция встала и молча шагнула в объятия Энтони.
        - Я все думал: устроит ли твоя мать танцы сегодня?- сказал он, прижимаясь губами к ее черным волосам.
        - А я благодарила Небеса, что ничего такого не было,- призналась Летиция.
        - Но почему?- удивился Энтони.
        - Потому что невозможно злиться на вас, мистер Симмонс, танцуя с вами.
        - Понятно.- Он вынул шпильки из волос Летиции.- Хочешь сказать, что, если бы я подарил тебе автомобиль сейчас, ты бы приняла его?
        - Нет. Но отказаться было бы еще труднее.
        Энтони прижал Летицию к себе и нащупал у нее на спине молнию.
        - Я весь вечер гадал, есть ли что-нибудь у тебя под платьем.
        Он расстегнул молнию, и платье соскользнуло на пол.
        - Я так и думал,- удовлетворенно заметил он.
        - Не уверена, что подобным мыслям место в гостиной моей матери,- произнесла Летиция, задыхаясь, потому что ладони Энтони легли на ее грудь.
        - Подобные мысли навещают меня в любом месте вне зависимости от твоего присутствия. А сейчас бы ты смогла сказать мне «нет»?
        Руки Энтони скользнули на талию Летиции, но он не отрывал глаз от обнаженной груди. Летиция медленно двигалась в ритме танца. Ей было трудно дышать, по спине пробегала дрожь. Но она знала, что это вызов, и приняла его.
        - Смогла бы…- хрипло пробормотала она и посмотрела в глаза Энтони,- хотя это было бы еще труднее. Но должна тебе сказать, что мне нравится так танцевать с тобой. Помнишь, как мы танцевали первый раз? Тогда я пожалела вдруг, что мы не наедине.
        Летиция сжала в ладонях лицо Энтони, поцеловала его, а потом снова закрыла глаза, продолжая двигаться под музыку.
        - Как такое могло случиться?
        Энтони задал этот вопрос, лежа рядом с Летицией в измятой постели под бледно-зеленой простыней и подперев голову рукой.
        Спальню заливал свет восходящего солнца, играя на бронзовых кронштейнах бра. Сама кровать стояла на возвышении, окруженном бархатистым морем тускло-золотистого ковра. На окнах висели белые шелковые занавески, а по комнате миссис Редвик расставила вазы с благоухающими лилиями.
        Летиция задохнулась от восторга, впервые войдя в эту роскошную спальню. Энтони тогда рассмеялся и сказал, что он тут ни при чем - все досталось ему от прежних хозяев. «Да это же королевская опочивальня!» - воскликнула Летиция и добавила, что никогда еще не спала на постели, которой бы не побрезговала и принцесса. Энтони ответил, что на голой земле он высыпался ничуть не хуже, но рад, если это ложе поможет Летиции ощутить себя принцессой.
        Тогда она впервые задумалась о других женщинах в жизни Энтони Симмонса и осознала, насколько мало знает о нем…
        Но в то утро, когда Энтони задал свой вопрос, подобные мысли не навещали ее.
        - Как такое могло случиться? Что мы проснулись на заре, хотя уснули очень поздно? Надо полагать, что, будучи заняты более важными вещами, мы забыли задернуть занавески,- серьезно откликнулась Летиция.
        Темные волосы упали ему на глаза, щеки и подбородок отливали синевой. Затем он отбросил простыню и положил ладонь на грудь Легации.
        - Нет, я имел в виду другое, мисс Уимблоу: откуда у нас подобное расположение духа - противоположное тому, в котором мы приехали сюда?
        - А!- Летиция сморщила нос.- С вашей стороны, мистер Симмонс, было весьма разумно уступить силе моих аргументов.
        - Не знаю, как насчет «разумно».- Энтони нежно сжал пальцами розовый сосок.- Мне кажется, я не устоял перед некой иной силой.
        - Если ты… будешь продолжать в том же духе…- произнесла Летиция, задыхаясь,- на сей раз не устою я. У меня есть к тебе предложение.
        - Какое же? Только имей в виду: я не собираюсь в ближайшем будущем покидать постель,- заметил Энтони.
        Его ладонь легла на живот Легации.
        - Ничего… подобного,- произнесла она.
        - Так что же?- вкрадчиво осведомился Энтони, глядя на Летицию блестящими глазами.
        - И вот что, не думай, будто я так и буду покорно лежать, и…
        Тут она приподнялась и села на Энтони верхом. Ее синие глаза светились триумфом. Она положила кулаки ему на грудь и оперлась о них подбородком.
        Он зашелся от неслышного смеха.
        - Ладно, вы меня поймали, мисс Уимблоу,- сказал Энтони наконец.- Как вы намерены со мной поступить?
        - Заставлю терзаться неизвестностью,- загадочно ответила Летиция.
        - Снова поединок воль?- решил уточнить Энтони.
        - Ну…- протянула она,- вполне вероятно. Мне тут нравится: я чувствую себя такой сильной! Нет, конечно, мистер Симмонс, я не могу утаить от вас, что потрясена великолепием вашего тела. Однако данное положение дает мне возможность выразить мой восторг угодным мне способом.- Летиция задвигала бедрами и победно улыбнулась, услышав стон, вырвавшийся из груды Энтони.- Теперь понимаете, что я имею в виду?
        - Да, прекрасно,- ответил он с лукавой усмешкой.- Однако должен обратить ваше внимание на тот факт, мисс Уимблоу, что я с трудом сдерживаюсь.
        - Ах какая жалость!- весело откликнулась Летиция, поцеловала Энтони, затем резко отстранилась.- Знаешь, я тоже с трудом сдерживаюсь…- Тут она задрожала, потому что Энтони крепко прижал ее к себе.- Почему у нас все так получается?- еле слышным шепотом спросила она.
        Ответа пришлось ждать долго. Только когда Летиция уже лежала в его объятиях, все еще тяжело дыша, Энтони, гладя ее волосы, посоветовал:
        - Не задумывайся об этом, дорогая. Нам хорошо вместе, а это главное. Что до прошлой ночи, то…
        Она прижала палец к его губам.
        - Я как раз хотела сказать: давай не будем вспоминать больше про прошлую ночь и про автомобиль. Просто перевернем страницу.
        Глаза Энтони странно блеснули, и Летиция замерла в напряженном ожидании. Наконец он произнес:
        - Хочешь пообедаем в городе, а потом поедем в «Пинк-велвет»?
        Летиция незаметно для себя расслабилась.
        - Чудесная мысль. Очень хочу.
        Они замечательно пообедали в прибрежном ресторанчике и во второй половине дня поехали в «Пинк-велвет», который успел превратиться для Летиции в еще один дом. Она наняла для Энтони прислугу, которая работала еще на ее родителей, решала, что сажать и где, а также не купить ли новую стиральную машину. По ее же указаниям переделали одну из гостевых комнат в их с Энтони спальню. И еще она хранила в
«Пинк-велвет» свою одежду.
        Поскольку новый хозяин жил здесь не всегда, в старой сторожке недалеко от дома поселился управляющий, хромой человек лет шестидесяти,- надзирать за домом, садом и телятами. Но больше всего он привязался к лошадям.
        Однако иногда Летиции становилось как-то не по себе в «Пинк-велвет»: ее мучила совесть, что она наслаждается благами, которых лишены мать и сестра. А тут еще прибавились новые переживания. Да, она выиграла сражение из-за машины, но что делать с саднящей болью - ведь она так и не дождалась желанного кольца?..
        Летиция посмотрела на Энтони. Тот, одетый в джинсы и старую черную футболку, растянулся на диване с газетой. Сама она устроилась с ногами в удобном кресле, опершись подбородком о коленки. Она уже переоделась в розовую пижаму - лето сменилось осенью, и ночи в предгорьях были довольно промозглыми.
        - Энтони, расскажи мне о женщинах, которые у тебя были до меня.
        Он опустил газету и нахмурился.
        - А почему ты об этом спрашиваешь?
        Летиция пожала плечами и улыбнулась.
        - Да ни почему. Просто стало любопытно. Если начать с меня, то, по словам моей сестренки, раньше у меня были мужчины «посмирнее».- Она возвела глаза к потолку. - Представляю, как ты это прокомментируешь!
        Энтони позабавило ее признание.
        - Тогда я оставлю комментарии при себе, а лучше спрошу, что ты сама о себе думаешь.
        Летиция уставилась на свои колени.
        - Я не совсем согласна с Агнессой. Мой отец был ученым, поэтому неудивительно, что я встречалась с людьми спокойного нрава. Но это, скорее, потому, что они были поглощены своим делом - наукой… Так мне сейчас кажется. Хотя Агнесса права в другом: я всегда предпочитала быть независимой.- Она скорчила рожицу.- А у тебя было с какой-нибудь женщиной так, как со мной?
        - Нет. Но, конечно, у меня были другие женщины.- Энтони задумчиво посмотрел на Летицию.- Только мне не кажется, что их всех объединяла какая-то общая черта - тихий нрав или что-нибудь еще,- усмехнулся он.- Разве что две были рыжеволосыми.
        Летиция молчала. Тогда Энтони спокойно произнес:
        - Мы ведь говорим честно и прямо, как взрослые люди, не так ли? Во всяком случае, ты первая подняла эту тему.
        - Я просто ощутила острую неприязнь к рыжеволосым,- пояснила Летиция.- Но… значит, у тебя было много женщин?
        Энтони усмехнулся.
        - Хочешь список? А у тебя было много мужчин, пусть даже хлюпиков?
        - Нет,- ответила Летиция, сдерживая раздражение.- Двое. И оба романа тянулись недолго. Ну и кто теперь отказывается говорить честно и прямо, как подобает взрослому человеку?
        Энтони сел. Газета соскользнула на пол.
        - Пойми, мне тридцать шесть и я не питаю неприязни к прекрасному полу. Однако мне всегда не хватало времени: я учился, работал… И ни с кем у меня не было так, как с тобой.
        Он пересел на скамеечку для ног возле кресла Летиции и прикоснулся пальцами к ее лицу.
        - Одни были мне дороже, чем другие,- продолжил Энтони.- Но ни одна женщина не значила для меня столько, сколько ты.

«Так почему же ты не попросишь меня выйти за тебя замуж?» Но Летиция не смогла заставить себя произнести вслух эти слова. И порадовалась, потому что услышала следующее:
        - Может, ты и не осознавала тогда, но твое замечание насчет одинокого всадника было не так уж далеко от истины. Все, что помогло мне выбраться из техасского захолустья,- это мои руки, моя голова и моя мечта. Но иногда я оглядываюсь на прошлое и думаю: а стоило ли так стараться?
        - Почему?- прошептала Летиция, чувствуя, как глаза жгут подступающие слезы.
        - Почему?- Энтони отвернулся и теперь смотрел в огонь.- Уверенность в своих силах - прекрасная вещь. Но со временем просто разучиваешься полагаться на других людей и верить им.- Он снова повернулся, поглядел в глаза Летиции и печально улыбнулся.- Мы похожи. Вот почему у нас все так… взрывоопасно.
        Летиция облизнула губы, пытаясь понять явный и скрытый смысл его слов. Но прежде чем ей это удалось, Энтони добавил:
        - Я устал… Мы оба устали, так что не пойти ли нам в постель? Обняться и так уснуть?
        Он не стал дожидаться ответа, а просто встал, взял Летицию на руки и отнес в спальню. Прижав к себе, он гладил ее по голове, пока она не уснула.
        Утром все шло, как обычно.
        Если на первый взгляд было трудно увидеть в Энтони Симмонсе прежнего «парня из глубинки», то, сев на лошадь, он снова становился техасским ковбоем.
        Летиция сама любила лошадей и неплохо ездила верхом. Но Энтони оказался замечательным наездником и владел превосходными лошадьми - чистокровными кобылами, профессионально объезженными и приученными к узде. Ездить на них доставляло одно удовольствие. Так что на следующее утро Энтони с Летицией отправились на верховую прогулку. Третью кобылу, еще необъезженную, он держал за повод.
        Энтони объяснил, что выбрал самых лучших лошадей, потому что рассчитывал получить от них потомство, а спрос на чистокровок был хороший.
        Накануне в присутствии управляющего Джека Принса зашел разговор о лошадях, и Летиция спросила, приходилось ли Энтони участвовать в родео. Мужчины весело переглянулись.
        - Ха! Свой самый первый грузовик я купил на призовые деньги.
        - Ты что, был там у себя чемпионом?- спросила Летиция, склонив голову набок.
        Джек сплюнул через плечо и ответил, сдвинув на затылок широкополую шляпу.
        - Да он - один из самых лучших наездников, каких я видел в жизни!
        Потом Летиция узнала, что Джек тоже из Техаса. Энтони предложил ему должность управляющего, потому что тот сломал ногу и не мог найти себе работу.
        Однако сегодня Энтони и Летиция катались вдвоем. Поверх рубашки она надела куртку, но Энтони в своих любимых джинсах и рубашке цвета хаки, казалось, не замечал прохладного ветра, беседуя по дороге с третьей кобылой.
        Летиция молча наблюдала за ним. На ум приходило множество вопросов. Ну и, конечно, она осознавала, что ей просто приятно смотреть на Энтони.
        Он держался на лошади так уверенно, что Летиция подумала: свяжи ему руки за спиной, а он будет сидеть как влитой. В каждом движении, в каждом жесте чувствовалась сила. Кроме того, было забавно слушать, что говорит Энтони, обращаясь к кобыле, которая выкатывала глаза и упиралась, завидев телят.
        - Радость моя, не стоит делать вид, что ты вот-вот задерешь юбки и удерешь от этих странных созданий. Ты же породистая кобыла и в десять раз умнее телят!- улещивал Энтони лошадь.
        Летиции подумалось, что подобный стиль вообще показателен для общения Энтони с особами женского пола. Она вспомнила их ночной разговор. Что это было - предупреждение? Или Энтони хотел довести до нее мысль, что не следует торопиться строить планы на будущее?
        Летиция обеспокоенно повела плечами. Они встречаются всего три месяца. Но, может, Энтони подразумевает что-то еще? Может, брак и дети тоже значатся в его планах? Летиция видела, как хорошо он ладит с детьми Гамильтонов, которые регулярно навещали «Пинк-велвет». Так почему же к ней снова вернулась проклятая настороженность?
        Однако как ни хорошо выезжена лошадь, все же не следует отвлекаться, сидя в седле. Под носом у кобылы из кустов выпорхнула птица, лошадь вскинулась и сбросила всадницу.
        Летиция не очень сильно ушиблась: густая трава смягчила падение. Сев, она ощупала себя и убедилась, что ничего не сломала, хотя синяков, судя по всему, набила предостаточно. Энтони в мгновение ока очутился рядом. Удерживая обеих кобыл за уздечки одной рукой, другой он помог Летиции подняться. И она почувствовала, что его сердце стучит так же тяжело, как ее собственное…
        И это решило все, думала Летиция, сидя вечером за ужином в одиночестве у себя в квартире. Страх за нее, заботливость Энтони убедили ее, что незачем воевать с ветряными мельницами. Да, ему нужно время, чтобы привыкнуть. Им обоим нужно время, так почему бы не потерпеть?
        А что, разве у тебя есть выбор?- поинтересовался внутренний голосок, которого Летиция старалась не слушать.

6
        Прошло несколько месяцев. Зима уже перевалила за половину. На Рождество они ездили кататься на горных лыжах. А где-то через месяц Энтони позвонил ей на работу и заявил, что через полчаса заедет за Летицией.
        - Но зачем?
        - Ненавижу февраль!
        - Это бывает с людьми, которые живут в наших широтах,- рассмеялась Летиция.
        - А не отправиться ли нам туда, где потеплее?
        - Энтони, какая муха тебя укусила?
        - Никакая, просто хочется поваляться на горячем песке и ничего не делать, кроме как плавать, есть… и заниматься любовью.
        - Звучит соблазнительно, но… через полчаса?- Она заколебалась, оглядев мастерскую.- Я хочу сказать, что…
        - Разве не вы, мисс Уимблоу, говорили мне на днях, что ваша фирма процветает?
        - Да,- настороженно подтвердила она.- Но мне же надо собрать вещи…
        - Все готово.
        - В каком смысле?
        - Я купил все, что может понадобиться тебе на тропическом острове,- не так уж много получилось… Ты ведь не станешь припоминать мне историю с машиной?- озабоченно поинтересовался Энтони.
        - Подожди, ты что, купил мне одежду?- сурово спросила Летиция.
        - Вообще-то я предпочитаю тебя без одежды. Точнее,- протянул Энтони,- мне нравится извлекать тебя из одежды. Ты заметила?
        Летиция почувствовала, что ее щеки заливает румянец, и украдкой огляделась. Элис пристально смотрела куда-то в сторону.
        - Ты как-то сказала, что потрясена… гмм… совершенством моего тела,- продолжал меж тем Энтони.- Вот мне и вспомнилось, чем мы с тобой тогда занимались. И как именно. Мне освежить твою память, или…
        - Ладно,- прервала его Летиция дрогнувшим голосом.- Я еду, но черт меня подери, если это не шантаж чистой воды!
        - А то как же!- откликнулся Энтони.- Жди меня через полчаса.
        - Да…- Летиция положила трубку и, собравшись с духом, повернулась к Элис.- Я…
        - Езжай-езжай,- отозвалась та, махнув рукой.- Я и не знаю, откуда тебе такое счастье привалило. Меня только в кино приглашают.
        Летиция поежилась.
        - Но я чувствую…
        - Летти, я справлюсь сама, но было бы неплохо, если бы ты перед отъездом сказала мне, куда собираешься и насколько. Давай-ка посмотрим твой бизнес-план, пока не приехал Энтони и не умчал тебя на край света!
        Летиция хотела как-то оправдаться, но передумала и, пожав плечами, произнесла:
        - Спасибо тебе, дружище.
        Они провели пять волшебных дней на острове Андрос в Багамском архипелаге.
        Все опасения Летиции развеялись благодаря чарам вечнозеленых тропических лесов, теплого лазурного моря и сверкающих белизной пляжей. Она одевалась в купленную Энтони одежду и втыкала в свои черные как ночь волосы ярко-алые цветы гибискуса.
        - Что такое?- спросила Летиция на третью ночь, когда, встав, обнаружила, что Энтони нет рядом. Он любовался с террасы океаном в лунном сиянии.
        - Не спится, только и всего,- ответил Энтони, когда Летиция подошла и обняла его за талию.
        - Дела?
        - Не совсем.- Энтони посмотрел куда-то вдаль.- Просто думаю, каково было бы остаться здесь навсегда.
        Тихо шумел прибой, пахло солью и водорослями. Энтони обнял Летицию и пристроил свой подбородок на ее макушке. Потом вздохнул.
        - Чертовски соблазнительно.
        - Наверное, многим из тех, кто приезжает на Андрос, так кажется,- заметила Летиция.- Но это скоро бы прошло.
        - Ты права,- ответил Энтони, хотя и как-то отстраненно.
        Затем они вернулись в постель, и Летиция помогла ему уснуть, воспользовавшись древним как мир средством…
        На следующее утро после завтрака они сидели за одним из столиков возле бассейна с лазурной водой. Пляж и море были в двух шагах - ослепительно белели песчаные отмели, вокруг летали черно-синие бабочки размером с ладонь.
        Летиция надела поверх бирюзового купальника ярко-желтый саронг, завязав его под грудью, а глаза прикрыла огромными солнечными очками. Черные волосы были убраны под белую шляпу.
        Они собирались искупаться, воспользовавшись высоким приливом, затем поваляться на пляже, прежде чем пойти сыграть в гольф. А после обеда хотели отправиться на прогулку верхом.
        Но внезапно Летиция спросила:
        - Энтони, у тебя какие-то проблемы с фирмой? Что-то случилось?
        - Можно сказать и так.- Он снял тенниску.- Не случилось, правда, а случится. До сих пор я занимался доставкой грузов по суше, теперь думаю прикупить несколько судов.
        Энтони повел плечами и сощурился.
        - Тебе вдруг разонравилась эта идея?- спросила Летиция.
        - Нет, продолжает нравиться.
        Он замолчал и потянулся. Летиция удивилась: они вместе уже около полугода, а ее до сих пор возбуждает полуобнаженное тело любовника…
        - Знаешь, что тут бывает, когда начинается отлив?- спросил Энтони.
        - Знаю: все покрывается жидкой грязью. Хочешь сказать, что нам надо поторопиться, если мы хотим искупаться?
        - Точно. Не сплавать ли нам до мола? Опять же фигуре это пойдет на пользу.
        Летиция оглядела себя и рассмеялась.
        - Находишь, что я растолстела?
        - Нет,- откликнулся Энтони, не сводя с нее внимательного взгляда.- Пошли? А потом покатаемся на водных лыжах.
        Летиция согласно кивнула и поднялась, однако ей подумалось, что дело не только в чарах острова Андрос. Энтони снова оказался перед выбором, как и в случае с покупкой «Пинк-велвет». Возможно, поместье не оправдало его ожиданий? Или…
        - Идем же,- позвал ее Энтони.
        К своим размышлениям Летиция вернулась, только когда одевалась к ужину. Энтони отправился сделать несколько звонков в Калифорнию и сказал, что будет ждать ее внизу, в ресторане.
        Даже на Багамах в феврале по вечерам бывает прохладно, так что Летиция надела блузку из плотной хлопчатой ткани и серые брюки из рубчатого плиса. Она не стала заправлять широкую блузу в брюки, а перехватила ее по бедрам серебряным поясом-цепочкой. Засунув ноги в серые мокасины, Летиция подумала, что Энтони выбрал вещи, которые ей не только нравятся, но и идеально подходят.
        Однако усевшись за туалетный столик, она ясно увидела в собственном взгляде, отраженном зеркалом, так и не заданные вопросы. Если Энтони в самом деле оказался перед выбором - Летиция чувствовала его постоянное напряжение,- имеет ли это какое-либо отношение к ней? Возможно, для него настало время принять решение…
        Она отложила расческу и со вздохом поднялась.
        Энтони сидел за столиком и встал, завидев ее приближение. И тут же доносившаяся до них музыка, звон бокалов и стук вилок о тарелки словно отдалились. Все будет хорошо, сказала себе Летиция, иначе и быть не может.
        Однако она ошиблась. Прошло еще два месяца, Энтони вернулся к своей нормальной жизни, то есть он, как всегда, был очень занят. В отношениях с Летицией он придерживался прежнего курса.
        Дом в Венисе наконец продали, и Эстер с Агнессой переселились в Санта-Монику. А потом Агнесса по секрету рассказала старшей сестре, что состоялась ее тайная помолвка с Джеем Уотсоном, тем самым парнем, который опоздал на прием в честь дня рождения Летиции.
        - Джей хотел поставить в известность весь свет,- сказала Агнесса, показывая кольцо с сапфиром, которое носила на шее на шнурке,- но я уговорила его оставить маму на меня.
        Летиция обняла сестру.
        - Я так рада за тебя, милая! Он такой милый!
        - Мы не собираемся пожениться прямо сейчас. У Джея еще шесть месяцев врачебной практики в больнице, так что мы подождем полгода. Вот странно…- Агнесса сделала паузу,- я думала, вы с Энтони нас опередите.
        Глядя в серьезные глаза сестры, Летиция как могла искренне ответила:
        - Мы еще не дошли до этой стадии, Агнес.
        А неделю спустя, после ночи, проведенной в объятиях Энтони, Летиция, проснувшись наутро, обнаружила, что возлюбленного нет рядом. Из записки, оставленной на подушке, явствовало, что ему надо было уехать на две недели в Сент-Луис. Энтони забыл сказать об этом Летиции раньше и не стал будить ее утром - так сладко она спала.
        Рядом с запиской лежал розовый бутон на длинном стебле.
        Летиция села, откинула за спину волосы, огляделась по сторонам - великолепие спальни в пентхаусе оживляли розы в огромной вазе - и разрыдалась, чувствуя нестерпимую душевную боль.
        Через полчаса она приняла душ, оделась, перестелила постель, оставила для Энтони конверт на подушке, а розовый бутон поставила обратно в вазу. Затем прошлась по пентхаусу, собирая свои вещи - несколько книг, блокноты, одежду. Все это она сложила в большую сумку и, оглядевшись напоследок, вышла из дому, бросив ключи в почтовый ящик.
        Еще через два дня Летиция уже летела с матерью в Европу.
        Два месяца они провели, бродя по музеям и галереям. Летиция искала новые идеи, пытаясь забыть о своем разбитом сердце и составить матери приятную компанию.
        Эстер очень расстроилась, когда дочь сказала ей, что порвала с Энтони, но промолчала, видя боль в глазах Летиции.
        В Испании они возобновили знакомство со старым другом Роналда Уимблоу графом Хулио Рамиресом. Этому аристократу еще не исполнилось сорока, он был хорош собой, неженат и владел роскошным фамильным замком в Пиренеях.
        Рамирес сразу же принялся ухаживать за Летицией. Так продолжалось все те три недели, которые мать и дочь провели в Испании. Летиция не принимала всерьез поклонника, который, однако же, лез из кожи вон: устраивал в их честь приемы, познакомил со своей матерью и уговорил пожить неделю-другую у него в замке.
        Летиция не учла одного факта: Хулио Рамирес был самым настоящим аристократом и одним из богатейших холостяков Испании. Дело кончилось тем, что во всех таблоидах и журналах появились ее фотографии - в роскошном вечернем платье под руку с Рамиресом, который ест глазами очаровательную американку. Отделы светских новостей так же не обошли их вниманием, задаваясь вопросом: кто эта калифорнийка, похитившая сердце пылкого испанца?
        Но Летиция покинула Испанию, так и не ответив на ухаживания графа. Ей в голову не приходило, что сплетни и фотографии могут дойти до Калифорнии.
        Только Элис открыла Летиции глаза, легкомысленно заметив, что ее имя упоминается в связи с именем европейского аристократа, такого же великолепного, как Энтони Симмонс…
        - Лучше посмотри на мои наброски - результаты хождения по музеям. Тебе понравится! - сменила тему Летиция, пожав плечами, и вымученно улыбнулась подруге.
        Элис поколебалась.
        - Энтони звонил… откуда-то с северо-запада. На следующий день после твоего отъезда в Европу.- Поскольку Летиция промолчала, она вынуждена была продолжить: - Сказал, что оставил тебе сообщение на автоответчике. Летти, думаешь, мне было приятно ставить его в известность, куда ты пропала?
        Летиция посмотрела на подругу.
        - Извини, Элис. Я… я оставила ему записку, но он прочел ее, только когда оказался дома.
        - Просто не могу поверить, что ты порвала с ним,- грустно сказала Элис.
        - Дело не во мне…- начала Летиция и беспомощно умолкла.
        - Так это не из-за этого роскошного испанца?- поинтересовалась подруга.
        - Да ты что, издеваешься!- возмутилась Летиция.
        Элис развела руками.
        - Но все выглядит именно так.
        - Вот ерунда!- воскликнула Летиция.- Он друг моего отца, и мы с матерью просто возобновили старые связи. Да и вообще, я везде была с мамой.
        - А по фотографиям не скажешь.
        Через несколько недель Летицию пригласили на барбекю друзья. Эта семейная пара подвизалась на телевидении: Джейкоб Сойер был тем самым ведущим и автором серии репортажей о новых американцах, для которого Агнесса Уимблоу собирала материалы, его жена Натали - редактором. Их вечеринки славились по всей Калифорнии.
        Не то чтобы у Летиции было праздничное настроение… Но она любила Натали, свою школьную подругу. Кроме того, Сойеры, кажется, были единственными в Лос-Анджелесе, кто не знал об ее связи с Энтони Симмонсом. И самое главное, она решила встряхнуться и попробовать отвлечься от мрачных мыслей, которые мешали ей спокойно жить и плохо сказывались на ее творческой активности.
        Погода в воскресенье выдалась чудесная. Летиция надела льняную блузку цвета слоновой кости с короткими рукавами и пеструю широкую юбку длиной до колен. Хотя стояла середина лета, она прихватила с собой любимый кашемировый платок на случай похолодания.
        Летиция приготовила для Натали сырную соломку, завернула ее в цветной целлофан и перевязала золотым шнурком. Таким же шнурком перехватила горлышко бутылки шампанского, предназначенной для Джейкоба. И поехала в Пасадену в серебристом пикапе, который Энтони давным-давно подарил ей на день рождения. Пикап теперь полностью принадлежал Летиции: на причитавшиеся ей от продажи дома в Венисе деньги она выкупила его у Симмонса.
        Сойеры владели в Пасадене небольшим поместьем с обширным садом. Мясо жарили на поляне, в тени красивых старых деревьев. Встреча была радостной, подруги обменялись множеством новостей, оказалось, что Натали в положении.
        Среди приглашенных Летиция встретила на удивление мало знакомых. Но когда один из гостей провозгласил шутливый тост за Сойеров, которые, решив обзавестись чадом, больше не устраивают, увы, прежних безумных вечеринок, появился опоздавший.
        И так получилось, что Энтони Симмонс увидел впервые больше чем за два месяца Летицию Уимблоу - смеющуюся и чокающуюся с соседями бокалом шампанского.
        Ему показалось, что бывшая возлюбленная выглядит, как всегда,- высокая, стройная, обаятельная, с чудесной нежной кожей, одетая неброско, но элегантно - словом, великолепно. Как будто расставание - записка с благодарностью и уведомлением, что она больше не будет встречаться с ним,- ничего ей не стоило.
        Летиция обернулась, когда хозяйка радостно окликнула нового гостя по имени. Энтони ощутил злорадное удовлетворение, увидев, как бледнеет Летиция, как белеют ее пальцы, сжимающие бокал. Наверняка не ожидала увидеть его здесь!
        А он стоял перед ней, и надо было что-нибудь ему сказать.
        - Привет!- Летиция быстро повернулась к Натали.- Мы встречались…
        - Замечательно!- просияла хозяйка.- Тогда я пока брошу на тебя Энтони, ладно, Летти? Мне надо принести салат.
        - Тебе помочь?
        - Нет, просто доставь удовольствие этому парню, побеседуй с ним.
        Натали подмигнула, не подозревая, что Летиция просто сгорает от желания оказаться как можно дальше от Энтони Симмонса, и убежала в дом.
        - Значит, мы встречались?
        Энтони говорил негромко. Но последнее слово он произнес с таким презрением в глазах и в голосе, что Летиция заметно вздрогнула и затравленно оглянулась.
        - Энтони, здесь не место и не время выяснять отношения.
        - Согласен,- кивнул он.- Только, прежде чем мы превратимся в вежливых и соблюдающих приличия гостей, ответь мне, пожалуйста: тот испанский аристократ больше подходит тебе по социальному положению?
        Летиция уставилась на него, онемев. Положение спас Джейкоб, который подошел к ним и заговорил о лошадях, которых страстно любил. Оставшееся время Энтони и Летиция только тем и занимались, что избегали друг друга. Словно чтобы насолить бывшей подруге, Энтони оказывал знаки внимания коллеге Натали, длинноногой смешливой блондинке примерно его возраста, которая приехала одна.
        Летиция сбежала как только могла рано, не рискуя обидеть хозяев. Она ехала домой, чувствуя, что совершенно выдохлась,- словно ее прокрутили через мясорубку. Но, отъехав несколько миль, обнаружила, что машину заносит. Летиция остановилась на обочине и, осмотрев колеса, убедилась, что одно проколото.
        Похолодев от дурного предчувствия, она огляделась по сторонам. Ей в жизни не приходилось менять проколотые шины. Уже стемнело, и в домах, стоящих на большом расстоянии друг от друга, не было видно ни огонька. Кроме того, с гор подул холодный ветер. Летиция завернулась в платок. Когда сзади на дороге показались фары машины, она взмолилась, чтобы это оказался кто-нибудь из гостей Сойеров, а не какой-нибудь подозрительный тип.
        Не доезжая до ее пикапа, серый джип остановился, и из него выбрался вовсе не незнакомец, а Энтони Симмонс собственной персоной. Летиция подумала, что судьба ополчилась против нее.
        - Ну-ну,- произнес Энтони, пнув проколотую шину.- У вас нет ощущения дежа вю, а, мисс Уимблоу?
        - Да, то есть нет. Я…- И она умолкла.
        Энтони хищно улыбнулся.
        - Могу вообразить ваше отчаяние: на вечеринке было человек двадцать гостей, но именно мне выпало на долю прийти вам на помощь! Не сомневаюсь: колесо ты заменить не способна. Но может, мисс Уимблоу, вы предпочтете, чтобы я уехал? Остальные рано или поздно проедут мимо, только я не знаю когда.
        - Нет!
        В голосе Летиции прозвучала истерическая нотка.
        - Ладно,- обреченно вздохнул он.- Фонарика у тебя, естественно, нет. Женщины никогда не берут с собой нужных вещей. По счастью, фонарик есть у меня.
        Он открыл багажник джипа и извлек оттуда мощный фонарь, который вручил Летиции. Затем достал из пикапа запасное колесо и принялся за дело.
        Работал Энтони быстро, профессионально… и молча. Заметил лишь, что, судя по всему, Летиция наехала на гвоздь.
        Светя ему фонариком, она пыталась придумать, что сказать, но поняла, что у нее просто не хватит на это смелости. Потом Энтони закончил, убрал инструменты, проколотое колесо и встал рядом с Летицией, вытирая руки платком.
        - Надеюсь, теперь ты доберешься домой без приключений. Спокойной…
        - Энтони,- выдохнула Летиция,- ты ведь так не думаешь?
        Он поднял бровь и многозначительно посмотрел на платок, в который куталась Легация. Та почувствовала, что ее щеки заливает румянец.
        - Насчет социального положения и всего такого. Это…- Она остановилась и сглотнула.- Это было…
        - Не думаю, что ты выбрала подходящее место и время,- прервал ее Энтони и нетерпеливо оглянулся.- Если так уж хочешь объясниться, поехали ко мне - по крайней мере, там удобнее, чем на дороге.
        - Нет…- Тут презрение, вспыхнувшее в глазах Энтони, отчасти вернуло Летиции самообладание.- Однако если согласишься заехать ко мне и выпить со мной чашку кофе, я попробую…
        - Летиция, помнишь наш первый обед? Ты приняла мое приглашение только потому, что хотела загладить нанесенную твоей матерью обиду,- напомнил ей Энтони.
        Она поджала губы, глядя ему в глаза. Затем выключила фонарик и вернула его Энтони.
        - Мое приглашение остается в силе, Энтони Симмонс,- отрубила она.- Хочешь - приезжай, не хочешь - не приезжай, дело твое.
        Затем пожала плечами, села в машину и уехала, оставив Энтони стоять на обочине.
        Летиция сварила кофе и отнесла его на подносе в гостиную вместе с тарелкой печенья, когда появился Энтони - через десять минут после нее.
        - Заходи,- пригласила она, открывая дверь позднему гостю.- Кстати, я забыла поблагодарить тебя за колесо. Я бы не сменила его ни за что на свете, как ты справедливо заметил.- И выразительно развела руками.
        - Если с тобой еще когда-нибудь такое случится, запрись в машине и жди полиции.
        - Спасибо за совет. Входи же,- сказала Летиция.- Кофе готов.
        Энтони последовал за ней в гостиную, на мгновение остановившись на пороге, словно заново знакомясь с комнатой. Ничего не изменилось. Потом сел напротив Летиции в кресло и молчал, пока хозяйка разливала кофе. От печенья он отказался.
        - Как ты?- спросила Летиция, посмотрев на него.
        Он повел плечами.
        - Прекрасно, спасибо. А ты?
        - То же самое. Работаю - как обычно. А как… как твои лошади и «Пинк-велвет»?
        Энтони не ответил. Хотя он сидел в расслабленной позе, глаза его смотрели жестко. Летиции почудилось, будто этот взгляд пронизывает ее насквозь. Энтони, казалось, удивлялся, как может она говорить о пустяках, когда они были близки друг другу, как только могут быть близки люди.
        И этот взгляд напоминал о наслаждении, которое дарили ей объятия и ласки Энтони…
        - Ладно,- еле слышно проговорила Летиция, отчаянно пытаясь забыть о том, что осталось в прошлом.- Хватит банальностей. Я ушла, потому…
        Она сделала паузу и посмотрела на своего собеседника. А затем поставила свою чашку с кофе на стол - так сильно у нее дрожали руки. Летиция поняла, что не в состоянии объясниться с Энтони начистоту сейчас, так же как и тогда. Разве втолкуешь мужчине, что хочешь выйти за него замуж и рожать ему детей, а не просто спать с ним, не выворачивая на изнанку собственную душу и не причиняя себе мучительной боли? И почему Энтони не догадывается об этом - хотя, кажется, знает о ней все?
        - Потому что…- Летиция сглотнула.- Хотя у нас все шло очень хорошо… нам нужно было расстаться. Мой бизнес процветает, но настал критический момент, мне следовало собраться, сосредоточиться, отдать все свое внимание… С тобой это никак не связано.
        - И тебе оказалось так просто перебраться из моей постели в постель этого Рамиреса?- Лицо Энтони приняло насмешливое выражение.- Он не мешал тебе заниматься делом?
        - Я…- Гнев придал ей сил. Теперь Летиции было все равно, если ее сочтут высокомерной аристократкой. Она холодно произнесла: - К тебе, Энтони, эта история не имеет никакого отношения. Извини, но уже поздно. Если не возражаешь, мне надо еще кое-что сделать на завтра.
        Она переставила свою чашку на поднос и протянула руку за чашкой Энтони, но тот схватил ее за запястье. Летиция промолчала, но в ее глазах полыхнуло негодование.
        - Может, ты и намерена обойтись со мной так, как полагается будущей графине,- произнес Энтони сквозь зубы,- но все же я хочу спросить у тебя одну вещь. Скажи, когда ты спала с ним, у тебя было ощущение, будто ты паришь в заоблачных высях? Именно так ты однажды выразилась в этой самой комнате…
        Губы Летиции приоткрылись.
        - Интересно, он знает, как прикоснуться к тебе, как ласкать тебя, пока ты не попросишь пощады? Ты танцевала с ним полуобнаженная?- Энтони не выпускал ее запястья.- Он уже знает, что раньше ты могла кончить лишь раз за ночь - пока не оказалась в постели со мной?
        - Это омерзительно,- выдохнула Летиция, на ее бледных щеках снова проступила краска.
        - Но это правда,- грубо заявил Энтони.- Или, научившись этому со мной, ты хочешь проверить, сработает ли с другими мужчинами? Ты была не особенно искушена, когда оказалась в моих объятиях, но училась быстро - я готов отдать тебе должное.
        Сверхъестественным усилием она вырвала у него руку и ударила по лицу. Ладонь словно обожгло огнем, и Летиция побледнела, осознав, что сделала… до чего дошли они с Энтони. Горячие слезы хлынули из глаз, покатились по щекам, и она прижала руку к губам, чтобы не закричать от боли.
        На щеке у Энтони задергался мускул. Он стиснул зубы, закрыл глаза и сжал Летицию в объятиях.
        - Ты выйдешь за меня замуж?
        Летиция пошевелились и откинула с лица волосы. Она лежала под простыней на собственных подушках в цветочек. В беспорядок пришла не только постель, но и вся спальня. Вещи валялись как попало.
        Перед взрывом страсти бледнело все, ранее испытанное ими. Несмотря на разлад, вражду и душевную боль каждый горел таким желанием, которому другой сопротивляться не мог.
        Летиция никогда бы не сказала, что ее взяли силой, несмотря на их ссору, потому что все казалось мелочью перед лицом реальности. Они были предназначены друг другу, нравилось им это или нет.
        Последняя мысль заставила Летицию ответить вопросом на вопрос:
        - Почему ты делаешь мне предложение?
        Энтони полусидел, голова Летиции лежала у него на груди. Они не смотрели друг на друга, Энтони гладил ее черные волосы.
        - Разве это имеет значение?
        Летиция осторожно выдохнула.
        - Рамиресы - друзья моего отца. Я не спала с Хулио, как бы ему ни хотелось этого. Я не имела понятия, что, появляясь в его обществе, создаю сенсацию… И я вовсе не пыталась вызвать в тебе ревность.
        - Я так и не думал,- спокойно произнес Энтони,- хотя затрудняюсь описать, в какое состояние пришел, увидев фотографии.- Он продолжал гладить Летицию по волосам.- Я имел в виду другое: как ты могла уйти от этого - того, что нас связывает?
        Летиция по-прежнему не смотрела на него.
        - Раз ты так говоришь, мне остается заключить, что ты не хочешь этого брака. Значит, ничего не изменилось.
        - Нет, изменилось. Мы всегда желали друг друга… да ты и сама знаешь… Другими словами, неужели ты сможешь теперь уйти не от меня - от нас?
        Летицию пронизала дрожь. Энтони поднял ее голову за подбородок и посмотрел в глаза.
        - У нас нет другого выбора, кроме как пожениться. Или провести остаток жизни, сходя с ума от желания. Ты не хотела заменить меня испанским графом, я не хотел других женщин. Ни на одну я не взглянул дважды после того, как ты ушла.
        Во всем этом чувствовалась железная логика, которая, однако, лишь отрицала то, что Летиция хотела услышать. Она закрыла глаза, чтобы не выдать своего разочарования. Но Энтони начал целовать ее лицо, шею и плечи, пока она не задрожала. Затем он резко поднял голову и воскликнул:
        - Дьявол! Нас не только это объединяет!
        И начал перечислять все, что они делали вместе, все книги, которые прочли, сонаты и симфонии, которые слушали, шахматные партии, которые решили. Припомнил он любовь к танцам и многое-многое другое. Летиция не могла не улыбнуться, когда Энтони сказал, что ей не прожить без мужчины, который прочищает раковины и чинит технику.
        Да, думала Летиция, это тоже правда. Но будет ли их брак счастливым? Они никогда не строили планов на будущее, никогда не говорили о детях. Возможно, это вина Летиции, возможно, ей следовало первой завести речь обо всем этом.
        Но как же с самым главным? Там, на Багамах, Энтони так и не допустил ее к своим тайнам. Настанет ли время, когда у них не будет секретов друг от друга?
        - Не знаю…- сказала она.
        Губы Энтони замерли на ее щеке, затем он поднял голову и посмотрел ей в глаза.
        - Раз уж ты вознамерился жениться на мне, Энтони Симмонс,- Летиция кончиком пальца прикоснулась к шраму-звездочке,- я не знаю… что мне еще делать, кроме как выйти за тебя замуж.
        Они поженились две недели спустя.

7
        Летиция стала миссис Энтони Симмонс в несколько странном душевном состоянии. Впрочем, новобрачный тоже выглядел довольно напряженным. Однако когда церемония кончилась, радость матери, сестры, Элис Роджерс и многочисленных друзей частично вернула Летиции уверенность в том, что она поступила правильно. Во всяком случае, все остальные были в этом всецело убеждены.
        Когда Летиция шла к алтарю, Энтони обернулся, их взгляды встретились, и она прочла в глазах жениха полнейшее ошеломление. Свадебное платье Летиции было из белого атласа, простого, но элегантного покроя, а вуаль она перехватила узкой лентой.
        Несмотря на короткий срок, Эстер Уимблоу устроила для новобрачных великолепный свадебный завтрак в ресторане с видом на море. Прежде чем молодые уехали, она отозвала дочь в сторону, пожелала счастья и сказала, что они с Энтони просто созданы друг для друга и что это видно всем и каждому.
        По просьбе Летиции Энтони ограничился двухнедельным медовым месяцем в
«Пинк-велвет». По дороге туда новобрачные говорили мало, но, когда вошли в дом, Энтони сжал жену в объятиях и сказал искренне:
        - Дорогая, ты оказала мне честь, и я никогда не видел тебя такой прекрасной, как сегодня.
        Все будет хорошо, подумала Летиция второй раз за свою жизнь с Энтони Симмонсом. Вот теперь все точно будет хорошо.
        Только сейчас она поняла, как соскучилась по «Пинк-велвет», в котором не была три с лишним месяца. Раньше Летиция не осознавала, насколько успокаивающе на нее действуют дом и поместье.
        Энтони тоже впервые проводил в поместье столько времени, и эти две недели стали благословением, оазисом в их бурной жизни. Летиция надеялась, что за это время свыкнется со своим положением замужней женщины и с самим Энтони.
        Он купил жене щенка, очаровательного спаниеля, которого Летиция назвала Банни, но который с первого дня дал понять, что больше всего любит хозяина дома.
        - У меня такое чувство, что меня едва терпят,- шутливо пожаловалась Летиция мужу. - Когда тебя нет рядом, еще ничего, но стоит появиться тебе, и на меня не обращают ни малейшего внимания!
        - У меня в детстве был спаниель,- сказал Энтони.- Мы с ним не расставались.
        - Это твой подарок мне или тебе?- притворно вознегодовала Летиция.
        Муж ухмыльнулся, почесывая толстенькое брюшко щенка.
        - Наш общий. Кстати, в ближайшем будущем мы станем гордыми родителями.
        - Мне странно, что я тебе противоречу, но вообще ничего подобного.
        - Ну, крестными. Кобыла Клеопатра скоро ожеребится.
        И на следующий же день Клеопатра принесла жеребенка, которого назвали Цезарем.
        Супруги часто катались верхом. Энтони брал с собой Банни, посадив его в седло перед собой. За две недели они объездили все поместье. Каждый день купались в ручье, поскольку погода стояла чудесная. Еще они ловили рыбу, и Энтони пек ее на углях.
        У Летиции проснулись склонности ее бабушки, которая очень любила возиться с растениями. Выяснилось, что гораздо интереснее самой ковыряться в земле, нежели отдавать другим распоряжения. Еще она готовила, наслаждаясь самой возможностью заниматься этим без помех и не на бегу.
        А по вечерам играла на рояле. Энтони растягивался на ковре или на диване и с довольным видом внимал игре…
        Однажды, когда они сидели вечером у камина, а Банни спал в своей корзинке, Энтони неожиданно сказал:
        - А ведь это была неплохая мысль, верно?
        - Неплохая,- уклончиво ответила Летиция.
        - Мне чудится, вы не совсем в этом уверены, миссис Симмонс.
        - Об этом рано судить. Но пока все идет чудесно…
        - Хорошо, что ты это сказала, а то я было решил, что тебя это не греет.
        Летиция подняла брови с самым невинным видом.
        - Еще как греет…
        Ладони Энтони уже давно заползли под джемпер Летиции и уютно устроились у нее на груди. Энтони ухмыльнулся и убрал руки.
        - Я имел в виду наш брак. Не знаю, как ты, а я как-то очень чувствую себя женатым человеком. И мне это нравится.
        - По правде говоря,- Летиция с наслаждением потянулась,- я тоже чувствую себя просто великолепно!
        Энтони критически оглядел жену.
        - И выглядишь ты не менее великолепно.
        Они обсудили планы на будущее и решили, что продадут пентхаус Энтони и квартиру Летиции, а вместо того купят новую квартиру, чтобы жить там по приезде в город. Однако никто не упомянул, что меньше времени станет проводить на работе.
        Еще они решили съездить в Техас, на родину Энтони.
        Потом две недели кончились и пришлось вернуться в город, оставив Банни на попечение Джека Кинга. Через несколько дней Энтони улетал в Южную Америку. Летиция с радостью отправилась бы с ним, но Элис собралась провести недельку на Лазурном берегу. Она столько раз выручала подругу, что на сей раз у той не хватило духу попросить компаньонку отложить поездку, тем более что Элис уже заказала билеты.
        Муж не сводил глаз с Летиции, пока она все это ему объясняла. И было в его пристальном взгляде нечто такое, чего она прочесть не могла, однако сбилась и замолкла, как будто у нее кончился завод.
        А потом вдруг резко произнесла:
        - Наверное, думаешь, зачем я вышла за тебя замуж, раз отказываюсь ездить с тобой?
        Энтони пожал плечами.
        - Нет. Я понимаю, необходимость в поездке возникла так срочно…- Он слабо улыбнулся.- Но думал я о другом: неужели ты так и останешься бизнес-леди?
        Летиция потерла лоб.
        - Я не очень много об этом размышляла. Нет, не думаю… Как можно работать полный день, когда дети пойдут? Но с другой стороны, моя фирма…
        - А если нам стать партнерами?
        Летиция недоуменно моргнула.
        - Как это?
        - Я мог бы купить у вас долю и взять на себя менеджмент вашей фирмы. Ты будешь заниматься моделированием, а вся рутинная работа, маркетинг лягут на плечи кого-то другого. У тебя появится больше времени на семейные дела.
        Летиция несколько раз открыла и закрыла рот, но так и не нашла, что ответить. Энтони улыбнулся и погладил жену по щеке.
        - Просто подумай об этом в мое отсутствие. Это не более чем предложение.
        - Ладно…
        - И почему бы тебе не заняться поисками нового жилья в городе?- предложил Энтони.
        - Хорошо, я займусь. Отвезти тебя в аэропорт?
        - Если хочешь. Необходимости в этом нет…- Энтони сделал паузу.- Обычно я езжу в аэропорт на такси.
        - А…- промурлыкала Летиция.- Но только подумай: разве таксист проводит тебя до стойки, разве он выпьет с тобой чашечку кофе в баре, разве поцелует на прощание?
        - Вот и хорошо, что не поцелует!
        - Разве кто-нибудь позаботится о тебе так, как я?
        Энтони взял руку Летиции и поднес к губам.
        - Всего десять дней - и я вернусь.
        - Знаю,- печально сказала Летиция.- Но легче мне не будет.
        - Если хочешь, я прямо сегодня найду кого-нибудь, кто заменит тебя на работе.
        - Спасибо, Энтони.- Летиция сплела его пальцы со своими.- Не думаю, что у тебя получится, да и потом, не слушай глупую женщину. Однако я настаиваю на моем праве отвезти тебя в аэропорт.
        Хотя Летиция была очень занята, пока Энтони отсутствовал, хотя они каждый день говорили по телефону, она никак не могла обрести покоя. И когда прошло пять дней с отъезда мужа, поняла, что дело не только в отсутствии Энтони, но и в его предложении купить долю в их с Элис бизнесе.
        Это была весьма здравая и разумная мысль. Летиция - замужняя женщина, ее муж много ездит, в том числе и за границу. Она желала этого брака, но - Летиция удивилась на саму себя - ей было ужасно трудно уступить, пусть даже любимому человеку, хотя бы часть своей маленькой империи.
        Похоже, она стремилась поймать сразу двух зайцев. Но надо же чем-то жертвовать, если хочешь, чтобы любимый был рядом? Тем более что она до сих пор не все знала о мотивах, которые побудили Энтони жениться на ней.
        Однажды ночью Летиция никак не могла уснуть, размышляя обо всем этом. Тогда она спустилась в кухню подогреть себя молока, продолжая свой внутренний монолог. Не стоит забывать и о том, напомнила себе Летиция, что в отсутствие Энтони я чувствую себя одиноко и, соответственно, опять начинаю воевать с мельницами - к чему всегда была склонна. Так же вполне естественно, что я лишилась душевного покоя.
        Меньше чем за месяц ее жизнь сделала несколько крутых поворотов: она страдала, потом вознеслась к вершинам блаженства и, не успев перевести дух, в мгновение ока оказалась замужней женщиной, провела чудесный медовый месяц, а потом снова осталась одна. Ничего удивительного, что она чувствует себя не в своей тарелке.
        Но возможно, дело заключалось в том, что за всю свою замужнюю жизнь Летиция впервые осмелилась признать тот факт, что, если бы она не оставила Энтони, он бы никогда не попросил ее выйти за него замуж.
        Летиция горестно вздохнула и отправилась обратно в постель. На следующее утро ей удалось убедить себя, что вчера она чувствовала себя слишком одиноко, вот и все. Вечером позвонил Энтони и сказал, что из-за падения курса доллара он вынужден продлить свою поездку на неделю. Летиция уверила мужа, что все в порядке, но, положив трубку, поняла: ничего не изменилось.
        - Элис,- сказала Летиция в тот день, когда подруга вернулась из отпуска,- я все думаю: не найти ли нам кого-нибудь замещать меня. Как полагаешь?
        - Полагаю, это отличная мысль. Ты теперь замужняя дама и не захочешь все время торчать на работе.- Элис сделала паузу и посмотрела на подругу.- Мне тут пришло в голову: а не собираешься ли ты совсем уйти в отставку?
        - Нет…- нерешительно произнесла Летиция.- Но сейчас мы можем позволить себе нанять помощника, чтобы я могла… Ну, ты понимаешь…
        - Выполнять супружеский долг?- уточнила Элис, и обе рассмеялись. Потом подруга серьезно спросила: - Энтони не возражает против того, чтобы ты работала?
        - Энтони - реалист, он понимает, что я просто свихнусь без дела, и понимает…- Летиция оглянулась по сторонам,- насколько все это важно для меня. Но мне придется ездить с ним, а иногда я узнаю об этом за полчаса до отлета.
        - Да, верно,- согласилась Элис, но вид у нее был скептический.
        - Что такое?- спросила Летиция.
        Однако подруга пожала плечами и отказалась отвечать, заявив, что это сущие пустяки. Летиция расстроенно посмотрела на нее.
        - Энтони предложил купить долю в нашей компании и поставить своего менеджера. Что бы ты сказала на это?
        - Если ты уйдешь…
        - Я все равно останусь модельером,- прервала ее Летиция.
        - Неважно. Если ты перестанешь быть моим партнером, какая разница, кто займет твое место, лишь бы, как говорится, человек был хороший… Почему бы и не Энтони?
        - Гмм,- только и произнесла Летиция.
        - Ты не рада? Но он все же твой муж!- заметила Элис.
        - Знаю,- медленно сказала она,- но сначала попробую сделать по-своему.
        Их встреча говорила сама за себя.
        Энтони вернулся в пятницу. Летиция специально надела то самое светло-розовое платье, в котором муж впервые увидел ее. О чем он и сообщил ей, расстегивая платье.
        - Я помню,- улыбнулась Летиция, глядя на Энтони, который неторопливо возился с пуговицами.- Ты еще так смотрел, будто никакого платья на мне нет.
        Энтони бросил на нее веселый взгляд и не стал ничего отрицать. Только добавил, что тогда же Летиция впервые посмотрела на него сверху вниз.
        - Неужели ты поступил бы иначе, оказавшись на моем месте?- возразила она.
        Энтони не спеша стянул платье с плеч жены.
        - Я думаю, что ты должна проявить снисходительность по отношению к своему бедному муженьку. С другой стороны, я очень даже «за», если ты обрушишь все свое высокомерие и надменность на любого другого мужчину, который вздумает так смотреть на тебя сейчас.
        Летиция подняла руки, сцепив их над головой. И Энтони залюбовался ее обнаженным телом.
        - Так, я все понял,- сказал он серьезно.
        - Что же ты понял?- спросила Летиция, в ее глазах загорелся лукавый огонек.
        - Что меня заставят заплатить за мои откровения. Ты, видно, хочешь свести меня с ума,- прошептал Энтони.
        - Что-то близкое к тому,- согласилась она.
        Затем отвернулась от мужа, подошла к кровати и легла. Летиция расправила волосы и посмотрела на Энтони с вызовом в синих глазах.
        Он сел рядом, однако не коснулся жены. Летиция состроила гримасу, затем, приподняв бедра, стянула с себя кружевные трусики и отбросила их подальше.
        Энтони положил руку ей на живот. Потом его пальцы скользнули ниже.
        - И хотя в тот день я вел себя довольно… вызывающе, я был абсолютно прав,- еле слышно проговорил он.- Насчет совершенства твоего тела, скрытого под светло-розовым платьем.
        - Об этом ничего сказать не могу,- промурлыкала Летиция.- Но даже если и так, сейчас не время предаваться воспоминаниям, ведь ты тоже сводишь меня с ума, дорогой.
        Вопрос о покупке Энтони доли в бизнесе Летиции и Элис всплыл лишь через несколько дней.
        Летиция показала мужу квартиры, которые осмотрела в его отсутствие, и очень обрадовалась, когда он выбрал ту, которая больше всего нравилась ей самой,- у самого океана, с садиком на крыше. К изумлению Летиции, Энтони немедленно купил квартиру и поручил жене сделать в ней все по своему усмотрению. Пентхаус продали с мебелью, как Энтони его и купил, за исключением коллекции произведений живописи. А Агнесса и Джей решили приобрести квартирку Летиции.
        - А в каком стиле мне оформить наше новое жилье?
        Энтони подумал минуту.
        - Мне нравится эта комната.- Он обвел рукой гостиную пентхауса.- Но в принципе поступай как знаешь. Только найди подходящее место для моей картины.
        Энтони имел в виду пейзаж с одиноким всадником, который Летиция подарила ему на свадьбу. Картина ему очень понравилась. А он преподнес жене бриллиантовое ожерелье. Впервые увидев его, Летиция пришла в восторг…
        - Ладно. Впереди нас ждет много хлопот,- сказала она.
        Они перекусывали в пентхаусе после концерта - пили чай с бутербродами.
        - Ты думала про мое предложение насчет твоей фирмы?- поинтересовался Энтони.
        - Да. Но у меня есть другая мысль.- И Летиция поделилась ею с мужем.
        Тот молчал некоторое время, уставившись в пространство и поигрывая чайной ложкой. Затем пожал плечами.
        - Поступай как знаешь.
        - Ты только что сказал эту же фразу, когда речь шла об оформлении нашей новой квартиры. Откуда у меня чувство, что ты чем-то недоволен? Или у меня воображение разыгралось?
        Энтони посмотрел на нахмуренное лицо жены.
        - Раз уж ты не можешь отказаться от всего этого, значит, не можешь - спокойно произнес он.
        - А ты способен отказаться от «Симмонс Пасифик»?
        Энтони помолчал, прежде чем сказать:
        - Нет, не могу. Но мне-то ведь не приходится совмещать две работы.
        - Если так это описать, то я вполне способна работать на двух работах,- медленно произнесла Летиция, и по ее спине пробежал противный холодок.
        - Тогда у нас никаких проблем, миссис Симмонс.- Энтони откинулся на спинку кресла, не отрывая глаз от жены.- Почему бы тебе не сесть рядом со мной? Я бы придумал для твоей основной работы какое-нибудь другое название.
        Летиция поколебалась, ее губы скривились.
        - Мне уже подыскали для нее название.
        - Да?- Энтони удивленно поднял брови.- Какое же? И кто именно?
        - Элис. Она говорила об «исполнении супружеского долга».
        - Что ж,- рассмеялся Энтони,- неплохое название. Ты действительно рассматриваешь это как долг, дорогая?
        Летиция поднялась, сбросила обувь и села на колени мужу.
        - Не совсем.- Она наморщила нос.- Я бы сказала, что это весьма приятное и захватывающее времяпрепровождение.
        - Насчет приятного - это да. Но захватывающее…- Энтони сделал паузу. Летиция положила голову на плечо мужа и не видела его глаз.- Захватывающее потому, что я не всегда знаю, о чем ты на самом деле думаешь.
        - То же самое я могу сказать о тебе,- рассмеялась Летиция.- Хотя всегда считала, что я для тебя открытая книга. Разве нет?
        - Дорогая…- Энтони поднес ее ладонь к своим губам,- я не думаю, что нас должно это беспокоить. Мы оба индивидуальности, и приятно, когда твои ближайшие и дражайшие удивляют тебя.
        Летиция взглянула на мужа. Она поняла, что пора отступить. Если Энтони не хочет чего-то ей открыть, то и у нее есть секреты, которыми она не намерена с ним делиться.
        - Как скажешь. Я постараюсь делать тебе сюрпризы… время от времени,- кокетливо добавила она, продолжая ощущать противный холодок.
        - Могу себе представить! Кстати, я придумал еще одно название для твоих обязанностей. Как насчет «Модельера Моих Грез» - все три слова с большой буквы?
        - Я…- Летиция поразмыслила, а потом решила, что юмор - лучший выход из ситуации. - Звучит несколько напыщенно, но… мне нравится. Тогда я придумала должность и тебе - «Начальник, Который Вгоняет Меня в Дрожь».
        - Что, в самом деле?
        - А ты не знаешь?
        - Я подозревал. Но кажется, это утверждение нуждается в проверке. Прямо сейчас.
        - Как скажешь,- откликнулась Летиция, стрельнув в него глазами.- Если ты докажешь свою профессиональную пригодность, возможно продвижение по службе.
        - На какую же должность?
        - Скажу, когда время настанет, мистер Симмонс,- ответила Летиция и поднялась.- Позвольте проводить вас в офис.
        И она величественно проследовала в спальню.
        - Ну как?
        - Энтони,- выдохнула Летиция,- если ты не… я просто умру.
        - Я, может, умру вместе с тобой,- тяжело дыша, ответил он.- Но прежде хочу узнать, достоин ли я продвижения по службе.
        Энтони несколько раз останавливался в самый последний момент. Однако шутка, начало которой было положено в гостиной, затянулась. Теперь это был поединок достойных соперников. Но что же Энтони так хочет от меня, пыталась понять Летиция, трепеща от его ласк и прерывисто дыша.
        Она запустила пальцы в волосы мужа.
        - Довольно, я сдаюсь…
        Энтони посмотрел ей в глаза.
        - Ну так скажи!
        - Да, вы получаете продвижение по службе,- выдохнула Летиция.
        - Должность?
        - Любимый Муж - все с большой буквы. Ох, Энтони, я люблю тебя!
        Летиция почувствовала, что он вздохнул, а потом крепко прижал ее к себе, доведя их до последнего взрыва страсти.
        - Летиция…- Муж поймал ее за запястье, когда на следующее утро они собирались ехать на работу.
        Супруги стояли у двери пентхауса. На Энтони был коричневый замшевый пиджак, песочного цвета рубашка и темно-зеленый галстук. Летиция надела строгое льняное платье и зачесала волосы наверх - сегодня она обедала с владельцем модного магазина.
        - Да?
        Летиция обула туфли на низком каблуке, поэтому смотрела на мужа снизу вверх.
        - Ты как?
        - Отлично. А в чем дело?
        Синие глаза ее безмятежно сияли.
        - Прошлой ночью…- Энтони сделал паузу,- все было несколько… драматично.
        Летиция повела плечиком.
        - Не такая уж я мимоза.
        - Нет,- признал Энтони.- Но у меня ощущение, будто я зашел слишком далеко.
        - Возможно, я сама тебя спровоцировала,- спокойно ответила Летиция.
        Однако она знала, что это неправда. В голове у нее по-прежнему вертелся вопрос: к чему все это? Каковы были истинные причины, подвигшие Энтони на игру на краю пропасти?
        - Отчасти,- пробормотал он.- Но мне все равно жаль, что я перестарался. Хочешь, пообедаем вместе?
        И поднес к губам руку Летиции. Та вздрогнула, вспомнив, что не сказала мужу про сегодняшнее деловое свидание.
        - Ох… Я не могу. У меня деловой обед. Но может, я приготовлю вам ужин, мистер Симмонс? Что предпочитаете?
        Летиция почувствовала, что пальцы Энтони на мгновение сжали ее запястье, и затаила дыхание. Но потом в его глазах промелькнула улыбка, и он спросил:
        - Гамбургеры будут?
        - Ну, если вы их так любите…
        - Решено,- сказал Энтони, отпуская ее запястье и наклоняясь, чтобы поцеловать жену в губы.- До встречи, миссис Симмонс.
        Однако, несмотря на гамбургеры под пиво и на то, что их семейная жизнь протекала гладко, Летиция продолжала ощущать в глубине души тот самый холодок.
        Они переехали на новую квартиру, но выходные проводили в «Пинк-велвет». Летиция, как собиралась, наняла еще одного работника и теперь могла ездить с мужем сколько угодно.
        Но время шло, и ей начало казаться, словно она плывет против течения. Летиция только теперь поняла, как много работает Энтони и насколько трудно ему порой бывает оторваться от дел. Иногда она просыпалась ночью от телефонного звонка. Муж уходил говорить в гостиную, и она засыпала без него.
        О своих делах он сообщал мало, хотя Летиция по его просьбе часто принимала гостей. Несмотря на помощь незаменимой миссис Редвик, она чувствовала, что все это начинает ее утомлять.
        Но у усталости была и еще одна причина. Ее бизнес процветал, снова потребовалось нанять людей, и Летиция буквально падала с ног, уделяя своему делу столько же внимания, сколько Энтони - своему. Она не видела сигналов опасности: в постели они по-прежнему воспламеняли друг друга, у них по-прежнему были общие интересы. Однако факт оставался фактом: их жизни текли так же, как и до свадьбы,- у каждого своя.
        И как обычно бывает в таких случаях, взрыв произошел из-за сущего пустяка.
        - Энтони, может, ты поведешь завтра своих гостей в ресторан? Я не в силах улыбаться толпе незнакомцев, не говоря уже о готовке. Извини, милый…
        Они как раз кончили обедать в садике на крыше своей новой квартиры. Теперь стараниями Летиции садик напоминал рощицу. Здесь стояли большие горшки с цветущими лимонными и апельсиновыми деревцами и даже бил фонтанчик.
        - Пусть миссис Редвик готовит,- предложил Энтони, отрываясь от газеты, которую читал.- У нее прекрасно получается.
        - Да, но…- Летиция запнулась.- Но не могу же я все свалить на нее?
        - Почему бы тогда тебе завтра не взять выходной?
        Летиция потянулась. Она сидела с ногами в кресле, одетая в джинсы и розовую блузку. Потом взяла чашку с кофе.
        - Я бы с радостью.- Она отпила кофе, подавив зевок.- Но завтра у меня раз, два, три,- Летиция загнула три пальца,- целых три деловых свидания.
        - Дорогая…
        Она оторвалась от чашки, услышав странную нотку в голосе мужа.
        - Да?
        - «Толпа незнакомцев» - очень важные для меня люди. Я не хочу вести их в ресторан, я хочу пригласить их к себе домой. Так что неважно, как ты все устроишь, но завтра они обедают у нас.
        Летиция аккуратно поставила чашку и медленно поднялась. А потом, чувствуя, как по ее щекам текут слезы, и не веря собственным ушам, услышала, что кричит на Энтони не хуже базарной торговки. Суть ее воплей сводилась к тому, что она не намерена терпеть приказной тон мужа, что она не служанка, что она устала кормить обедами чужих людей. И что до свадьбы она, по крайней мере, когда хотела приходила и когда хотела уходила. И что так было для нее гораздо лучше.
        Энтони отложил газету и тоже поднялся.
        - Знаешь, в чем заключается твоя проблема?- жестко сказал он.- Ты просто устала. Ты выбилась из сил, потому что слишком много работаешь. Только я не понимаю, зачем тебе это нужно. Не из-за денег же. И мир не станет хуже, если ты перестанешь надрываться.
        Летиция побледнела, губы ее задрожали.
        - А что мне, по-твоему, надо делать? Сделаться твоей постоянной прислугой?
        - Ничего подобного!- мрачно возразил Энтони.- У тебя же есть миссис Редвик, чтобы…
        - Я не желаю оставлять дом на миссис Редвик! Это мой дом, и я хочу, чтобы он был моим домом!- Летиция огляделась по сторонам с безумным видом.- Но если это не дом мне, с какой стати я должна им заниматься?
        - Это тебе не дом?- угрожающе спросил Энтони.
        - Нет, не дом! И я чувствую себя здесь бесплатной любовницей!- По щекам Летиции по-прежнему катились слезы.- Мы так и не съездили в Техас, не построили теннисный корт в «Пинк-велвет»… мы ни разу не говорили про детей! Я никогда не знаю, о чем ты думаешь, и мне тошно от этого!
        - А все потому что тебе некогда,- возразил Энтони,- и ты не хочешь найти время на это. Когда ты собираешься возиться с детьми, если у тебя нет минуты свободной даже для мужа?
        - Нет!- закричала Летиция.- Это ты мне ничего не рассказываешь! Ты до сих пор одинокий всадник. Вот почему ты не просил меня выйти за тебя замуж, пока я не ушла от тебя!
        - Ладно,- протянул Энтони,- но тогда почему ты согласилась выйти за меня замуж?
        - Сам знаешь. Вопрос в том, почему ты женился на мне. Когда будешь знать ответ, мы поймем, оставаться нам вместе или нет. А пока я… ухожу!
        И Летиция выбежала из дому, захватив с собой лишь ключи от машины и кошелек. Энтони не пытался задержать ее.

8
        Летиция вошла в свою старую квартирку, чувствуя беспросветное отчаяние.
        Агнесса и Джей, которые должны были пожениться через месяц, собирались снимать эту квартиру до тех пор, пока не смогут ее купить. Но пока, до свадьбы, Агнесса жила с матерью, так что квартира пустовала.
        Мебель осталась на своих местах, хотя все ценные вещи переехали либо на новое место жительства хозяйки, либо в «Пинк-велвет». Кровать была застелена, в гардеробе осталась одежда, в холодильнике - еда. Сделав себе черного кофе, Летиция уселась на диванчик в гостиной поразмыслить.
        Из головы не шло то, что Энтони даже не попытался остановить ее. Просто дал ей уйти. То же самое было и раньше. Он ведь не пробовал связаться с Летицией, когда она вернулась из Европы.
        Потом Летиция легла в постель и долго плакала, прежде чем уснуть, но так ничего и не решила. А когда за окнами рассвело, она проснулась и неожиданно поняла, где надо искать выход из создавшегося положения.
        У нее ушла неделя на претворение в жизнь своего плана. Все это время от Энтони не было вестей. Однако и Летиция не пыталась с ним связаться. Закончив дела, она уехала в «Пинк-велвет», решив, что будет ждать мужа там.
        Энтони появился на четвертый день, и при самых что ни на есть неблагоприятных обстоятельствах.
        Предыдущие три дня Летиция провела, ковыряясь в саду, гуляя с Банни. Еще она привела в порядок шкафы с посудой и сделала с десяток мелких хозяйственных дел, ощущая полное душевное спокойствие. Но на утро четвертого дня решила подстричь траву на лужайке - сама, поскольку Джек куда-то отлучился.
        Ей уже приходилось пользоваться газонокосилкой. Энтони показал, как надо с ней обращаться. Летиция даже проверила горючее и обнаружила, что бак полон. Включалась машина нажатием кнопки. Однако через десять минут переднее колесо газонокосилки застряло в канаве между лужайкой и куртиной. Мотор гудел и грелся, но без толку - рулевое колесо заклинило. Наконец мотор замолчал, и газонокосилка осталась стоять, накренившись под неестественным углом.
        Летиция спрыгнула на траву и попыталась вытащить машину из канавы. Однако усилия ее ни к чему не привели: казалось, будто она пытается сдвинуть с места гору Сан-Висенто.
        Наконец, раскрасневшаяся, тяжело дыша и чуть ли не плача, она сорвала с головы шляпу и обругала газонокосилку, напугав Банни, который отбежал в сторону и испуганно лег в траву. Но только она собралась лягнуть непокорный агрегат, как сзади раздался голос Энтони:
        - Летиция, тебе же будет хуже.
        Она обернулась и едва не упала. Нервное напряжение с легкостью уничтожило ее с таким трудом обретенное душевное спокойствие.
        - Не вздумай смеяться надо мной, Энтони Симмонс!- истерически воскликнула она.- Тоже мне муж, никогда тебя нет рядом, когда ты нужен!
        - Но сейчас-то я здесь,- заметил он.
        - Да!- Летиция уперла руки в бока.- Сегодня ты здесь, завтра тебя нет! Обойдусь без тебя!
        И она яростно сверкнула глазами.
        Энтони вдумчиво разглядывал жену - желтая футболка, ботинки на толстой подошве, волосы растрепаны, на лбу блестят капельки пота. Словно по контрасту сам он был одет в строгий серый деловой костюм и белую рубашку с сине-серым галстуком.
        - Однако газонокосилка без меня не обойдется,- пробормотал Энтони.
        Он без видимого усилия вывернул колесо, вытолкнул машину из канавы и нажал кнопку. Мотор заработал. Летиция закрыла глаза и стиснула зубы, затем повернулась к мужу спиной и направилась к дому. Она слышала, как он откатил газонокосилку обратно в гараж.
        Спустя пять минут Энтони нашел жену на террасе. К тому времени она, с одной стороны, немного успокоилась, а с другой - пришла в ужас от того, что наговорила мужу.
        Энтони остановился у стола, за которым сидела Летиция, положив ноги на табуретку. Оба довольно долго молчали.
        Летиция смотрела на мужа, чувствуя противную сухость во рту и учащенное сердцебиение. Тот, как всегда, выглядел впечатляюще, однако ей показалось, что Энтони чуть бледнее обычного и на лице прибавилось морщин.
        Она отвела взгляд и сказала:
        - Извини, но ты знаешь, что некоторые вещи выводят меня из себя. Так что давай начнем сначала. Итак, привет?
        - Привет. Да, вид у тебя разгоряченный.
        Летиция кивнула. Слова застряли у нее в горле: а вдруг это их последняя встреча?
        - Принести тебе чего-нибудь прохладительного?
        - Да, пожалуйста. Я посижу пока тут,- ответила Летиция, к которой вернулся дар речи.- Я немного испачкалась.
        Через несколько минут Энтони принес на террасу поднос с двумя высокими запотевшими стаканами сока и пакет печенья.
        - Спасибо.- Летиция взяла стакан и отпила.- Ты, наверное, не ожидал встретить меня здесь, но…
        - Нет, я знал, что ты в «Пинк-велвет».- Энтони сел напротив нее. Заметив удивление жены, он пояснил: - Джек поставил меня в известность. Однако я и так знал, где ты обретаешься со времени ухода из дому.
        - Но…- Летиция умолкла.
        - Мне надо было кое-что сделать,- сказал Энтони.- Выслушаешь меня?
        Она набрала воздуху в грудь.
        - Энтони, сначала я должна кое-что тебе сказать. И пожалуйста, забудь о том, что я наговорила тебе у газонокосилки. Ты ведь меня знаешь.
        - Да, знаю…- Серые глаза мужа смотрели угрюмо.- Но все же я хочу начать первым.
        Ужас обуял Летицию.
        - Я бы предпочла…
        - Нет.- Энтони положил свою ладонь на ее руку.- Должен тебе сказать, что впервые в жизни я, кажется, смог понять моего отца…
        Летиция изумленно уставилась на него.
        - Потому что пережил чувство невосполнимой потери, такое же, какое пережил он. Кажется, что твоя душа замерзает и превращается в кусок льда. Несмотря ни на что, он все же любил мою мать и не смог ни забыть, ни разлюбить ее. А теперь и со мной случилось то же самое.
        Летиция облизнула губы и почувствовала, что ее сердце уже не ухает в груди, как паровой молот.
        - Другая моя беда в том,- продолжал Энтони,- что я не могу до конца довериться кому-то другому. Так что ты права: я действительно до самого последнего времени был одиноким всадником.
        Летиция скорчила гримасу и провела пальцем по ободку стакана.
        - Я делала скидки на это, но…- она робко взглянула на мужа,- мне все время казалось, будто тебе нужно только… только…
        - Твое тело?- негромко спросил Энтони.
        - Да.- Летиция закрыла глаза.- Мы испытываем друг к другу слишком сильное физическое влечение… Поэтому ты не хотел жениться на мне?
        - Нет. В глубине души я всегда знал, что лучше тебя мне не найти. Просто…- Энтони вздохнул,- однажды я поклялся, что со мной никогда не случится того, что произошло с моим отцом.
        Летиция почувствовала, что начинает дрожать.
        - Но,- продолжал Энтони,- когда ты ушла и я не сделал того, чего хотел больше всего на свете,- не удержал тебя, я почувствовал, что превращаюсь в эту самую глыбу льда. И тогда я понял, что должен вернуть тебя. Этим я и занялся…
        И он рассказал, как реорганизовал «Симмонс Пасифик». Вместо себя поставил во главе фирмы генерального директора, оставаясь, однако, президентом компании.
        - Если честно, то я давно мечтал об этом.- Энтони слабо улыбнулся.- Мне порядком надоели нескончаемые телефонные разговоры днем и ночью и постоянные разъезды и полеты. У меня появилось ощущение, что настала пора остановиться.- Он помолчал, оглядевшись вокруг.- Вот потому-то я и купил «Пинк-велвет». Но тогда мне чего-то не хватало. И лишь когда появилась ты, я все понял… Только я боялся, что не удержу тебя.
        Летиция вытерла слезу со щеки тыльной стороной ладони.
        - Боялся, что ты держишься за свою работу как за возможность побега… А когда ты отказалась принять от меня машину в подарок, ко мне вернулись старые страхи.
        Летиция посмотрела наконец на мужа.
        - И ты не ошибся,- тихо проговорила она.- Для меня работа действительно была запасным выходом, но лишь потому… Знаешь, когда я впервые поняла, что хочу быть твоей женой? Когда ты подарил мне на день рождения не кольцо, а машину.
        - Так, значит…- Рука Энтони непроизвольно сжалась, глаза сузились.
        - Вот почему я подняла такой шум,- поспешно перебила Летиция мужа.- И еще я знала, что дело не только в магии Андроса. Я чувствовала, что ты оказался перед выбором, и подумала, что, должно быть, дело во мне…
        - Ты угадала.
        Летиция совсем по-детски вытерла нос.
        - Но ничего не происходило, и я не могла поверить, что можно быть настолько близкими людьми, не делая последнего шага. Потом Агнесса сказала, что состоялась ее помолвка с Джейком, а я проснулась одна - лишь с розой на твоей подушке… Вот две соломинки, которые переломили хребет верблюду. Вот почему я ушла.
        - И ты не могла мне сказать?
        - Не могла. У всех свои страхи, Энтони.
        - Ты боялась связать свою жизнь с парнем из глубинки?- В глазах мужа Летиция заметила искорки смеха.
        - Ты же не веришь в это, правда?
        Искорки исчезли.
        - Я смотрел, как ты двигаешься и говоришь, как держишься. Видел, как ты озаряешь комнату одним своим присутствием. И чувствовал, что ты не открываешься мне до конца. Кроме того, я держал в уме, что первый раз надел костюм, когда мне было двадцать два, и что это был поношенный костюм. Иногда я думал, что дело в этом.
        Летиция закрыла глаза. Признание Энтони тронуло ее как ничто в жизни.
        - Единственное, чего я тебе не открыла,- сказала она полушепотом,- так это свой страх, страх, что ты любишь меня не так сильно, как я люблю тебя. Вот почему я цеплялась за работу. И все время думала, почему ты столько медлил, прежде чем сделать предложение. А когда мы поженились, мне казалось, будто ничего не изменилось, более того - будто брак разделил нас. Но я вовремя одумалась и тоже кое-что сделала… Мне предложили продать мою долю в нашей фирме - и я приняла предложение.
        Энтони подскочил к жене.
        - Не надо было!
        - Надо,- спокойно сказала она.- Элис довольна новым партнером, а я буду у них дизайнером. Но я хочу сказать - если еще нужна тебе - знай: больше мне не нужен запасной выход и я теперь готова быть женой… с полным рабочим днем.
        Энтони обнял Летицию и прижал к себе.
        - Ты всегда будешь мне нужна,- произнес он, тяжело дыша.- Так, значит, мы пришли к одному и тому же решению. Только я себя чувствую полным идиотом, который своей глупостью причинил тебе много боли.
        Летиция прикоснулась к шраму-звездочке.
        - Не надо, не злись на себя. Подписав последнюю бумагу, я почувствовала себя другим человеком. Я и не догадывалась, какой груз несу, вместо того чтобы заниматься тем, что мне более всего по душе,- быть с тобой.
        - Нет, я просто законченный глупец, не способный видеть дальше своего носа!
        Летиция поцеловала мужа.
        - Энтони, у тебя было трудное детство, но, несмотря на это, ты многого достиг… Неудивительно, что за подобные вещи приходится расплачиваться. Если тебе снова станет тяжело, вспомни, что я с тобой, что я люблю тебя. И это навсегда.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к