Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Киншоу Эва: " Русалка Из Винсема " - читать онлайн

Сохранить .
Русалка из Винсема Эва Киншоу
        # Что за странная посетительница появляется однажды в кабинете известного амстердамского адвоката Корнелиуса Мидволда? Почему столь неожиданное условие выдвигает перед главной героиней романа Беатрикс Робинсон могущественный банкир Кристиан Ван дер Мей, завещая ей роскошное поместье Винсем? И как поступить в случае, если любимый предлагает всего лишь фиктивный брак: отказаться, или попытаться пробудить в мужчине ответное чувство?.. Обаятельной, умной и страстной по натуре Беатрикс удается справиться со многими, казалось бы, неразрешимыми проблемами…
        Эва Киншоу
        Русалка из Винсема

1
        Адвокат Корнелиус Мидволд был высок, мрачен и ничему не удивлялся - таково было свойство его натуры. Беатрикс Робинсон убедилась в этом моментально, отметив, как равнодушно тот оглядел ее с ног до головы, разве что его левая бровь лениво поползла вверх, но потом остановилась…
        Ну-ну, посмотрим, какая у него выдержка.
        Небрежным взмахом руки го Мидволд пригласил девушку сесть. Беатрикс плюхнулась в кресло, стоящее напротив адвокатского стола и вытянула ноги. Теперь холеный господин мог сколько ему угодно любоваться грубо сработанными кожаными сапожками коричневого цвета, правда, старательно, до блеска, начищенными.
        Он действительно подавил смешок, скользнув взглядом по ее обуви… Понятно. В этой крутой конторе так никто не одевается, но ей до этого дела нет. В «Мидволд & Мидволд», где ценят законы и параграфы, не принято появляться в поношенных джинсах, сидящих на фигуре, как лайковая перчатка на руке. Или заботиться о том, чтобы яркий блузон так выгодно подчеркивал изумрудный цвет девичьих глаз. Здесь все сотрудники облачены в строгие костюмы, светлые рубашки… Офис, одним словом. Но Беатрикс Робинсон не ударила в грязь лицом: сегодня она, собираясь на встречу с Корнелиусом Мидволдом, тщательно продумала свой наряд. Чтобы на нее обратили внимание, чтобы ее запомнили.
        Все у девушки было стильно, кроме, разве что, потертой сумки на длинном ремне. Ее гостья повесила на ручку кресла. Сумка выглядела вызывающе, впрочем, в этом был своеобразный шик.
        Она тряхнула обрезанными по плечи густыми каштановыми волосами и внимательно принялась рассматривать хозяина кабинета.
        Мидволд старший - хозяин адвокатской конторы «Мидволд & Мидволд», мог бы выглядеть и посолиднее. Кажется, ему чуть больше тридцати, что это за возраст для мужчины, тем более для адвоката? Его облик был довольно привлекателен - физиономия интеллигентная, черты лица приятные. Умные темные глаза смотрят долго и внимательно… Видимо, любит покомандовать. Что еще? Широкоплеч, подтянут. Сразу как бы проводит невидимую границу между собой и клиентом. Однако при этом располагает к деловому разговору. Что ж, это нормально, этого следовало ожидать. Уже легче.
        Адвокат работал за огромным столом, на котором находились аккуратные стопки папок, черный телефонный аппарат, в хрустальном стакане - авторучки и остро отточенные карандаши, да еще несколько толстых книг в серых переплетах, наверное, какие-то юридические документы.
        Хозяин кабинета тоже внимательно рассматривал посетительницу. Вот вы какая, скандальная Беатрикс Робинсон, что же, не буду показывать, но ваш вид мне понравился.
        Девушка коротко сказала:
        - Мне нужен грамотный совет, мистер Мидволд.
        Адвокат стряхнул пушинку с лацкана строгого черного костюма и, постучав пальцами по столу, сухо ответил:
        - У вас было время изложить свою просьбу моему секретарю.
        - Зато попасть к вам на прием никакого времени не хватит!- отпарировала девушка. - Вы очень себя цените, мистер Мидволд.
        В его темных глазах на мгновение вспыхнули огоньки не то раздражения, не то удивления.
        - Мои услуги стоят дорого, вы правы. Но, если деньги представляют для вас проблему, я не понимаю, зачем нужно было доводить до бешенства секретаря, прорываясь ко мне, мисс Ру…- заглянув в листок, лежащий перед ним, мужчина закончил: - Мисс Робинсон.
        - Скажу вам прямо, мистер Me… мистер Мидволд,- передразнила девушка,- я потеряла достаточно времени в поисках настоящего адвоката и уверена теперь, что мне ваша кандидатура подходит.- И не имея других аргументов, она простодушно добавила: - Так мне кажется. А что касается гонораров за ваши услуги, у меня кое-что имеется.
        Корнелиус Мидволд подавил желание расхохотаться - настолько неправдоподобной представлялась ему ситуация. До чего же смешна эта самоуверенная девушка! Сколько ей лет - двадцать, двадцать три? Она смелая и настырная, довела до белого каления секретаря, но своего добилась,- проникла к нему, знаменитому адвокату Мидволду, в кабинет и несет черт те что. Должно быть, все ее сбережения вот в этой потертой, драной сумке. Какой номер она еще выкинет?
        - Хорошо, мисс Робинсон. Я готов вас выслушать. Какая беда с вами приключилась? Что вынудило вас обратиться ко мне?
        - Лично со мной никакой беды не случилось!
        - Тогда почему вы здесь?- в голосе Корнелиуса прозвучало нетерпение.
        - Мои старики…- мисс Робинсон перевела дыхание и собралась с мыслями.- Короче, мои дедушка и бабушка вложили все свои сбережения - абсолютно все!- в страшно сомнительную сделку. Они мечтали о доходе, но какой там может быть доход, если деньги - фью!- испарились, исчезли! Вся инвестиционная схема, от начала до конца, оказалась чистой воды аферой!
        Корнелиус Мидволд повертел в пальцах изящную серебряную ручку, скептически посмотрел на взволнованную клиентку.
        - Прежде всего замечу: я никогда не рассматривал дело, о котором бы заявляли ваши дедушка с бабушкой. Не торопитесь, объясняйте суть яснее.
        - Они и не заявляли никуда, и не просили о помощи. Им это сложно, мои родственники… как вам это объяснить, простые люди. Но очень хорошие!- Голос мисс Робинсон задрожал.- Я жила у них после смерти родителей. Когда мама и папа погибли в автомобильной катастрофе, мне было всего шесть лет. Вот старики и поставили меня на ноги. А еще они безответны, безобидны, такие люди - соль земли! Нужно помочь им, а для этого необходимо срочно заставить мерзавцев, этих подлых обманщиков, вернуть все деньги сполна!
        - Понимаю. И для этой цели вам понадобилась моя помощь?
        - Если честно, я поначалу надеялась достичь своей цели самостоятельно. Но ничего не вышло…
        - Рискну спросить, как вы действовали? Расскажите о ваших попытках.- Мидволд постарался придать своему голосу участливый оттенок.
        Сцепив пальцы, девушка некоторое время молчала. Потом тряхнула каштановыми волосами,- что и говорить, роскошные волосы!- и решительно сообщила:
        - Я предпринимала всякие попытки! Обращалась в полицию, но там отказались вмешиваться в гражданское дело. Вся загвоздка состояла в контракте, составленном весьма хитроумным образом. Знаете ли, есть такие пункты, которыми дельцы стараются себя обезопасить. И я… решила пикетировать зловредную контору. Поселилась у них на лестнице, выставила плакаты!
        Корнелиус Мидволд чуть было не расхохотался, но, заставив себя подавить смех, сделался еще серьезнее.
        - Я правильно понял: вы расположились прямо у конторы человека, ограбившего ваших стариков?
        Беатрикс Робинсон кивнула.
        - И что было написано на плакатах?
        - Ничего хорошего! На комплименты это не походило, поверьте мне! Но хорошие были плакаты, я написала на них правду…
        Девушка озорно взглянула на Корнелиуса Мидволда. Тот отметил, что ей присуще чувство собственного достоинства, но при этом и она сама прекрасно понимала комичность своих попыток.
        - И как с вами поступил шеф конторы?
        - Он меня вышвырнул. Вышвырнул, скажем, руками своих подчиненных, а плакаты - ногами тех же подчиненных - растоптал…
        Тут Мидволд не выдержал и в полный голос рассмеялся.
        - И не удивительно! Каким бы жуликом он ни был, должно быть правовое обоснование вашему протесту! Ха-ха-ха!
        - Понимаю,- с легкой улыбкой согласилась Беатрикс.- Но я понимаю и то, что он жулик! Как бы вы повели себя, если ваши старики оказались бы в таком положении?!
        - Хорошо, хорошо!- поднял ладонь адвокат и сделал несколько пометок в блокноте.- Как фамилия этого человека?
        - Кристиан Ван дер Мей.
        Серебряная ручка в прямом смысле выпала из руки на стол, Корнелиус Мидволд уставился на гостью.
        - Вы шутите?
        - Нет, не шучу.
        - Мисс Робинсон, Кристиан Ван дер Мей уважаемый человек, финансист с блестящей репутацией и прекрасным послужным списком. Не в его обычае обманывать престарелых пенсионеров!
        - У меня документы, подписанные Ван дер Меем, у меня свидетельские показания деда, что человек, подписавший контракт, называл себя Ван дер Мей. Как со всем этим быть, мистер Мидволд?
        - Это был некто, выдававший себя за финансиста!
        - Ну, тогда у Кристиана Ван дер Мея есть двойник!
        Адвокат нахмурился и взволнованно спросил:
        - Вы серьезно так полагаете, мисс Робинсон?
        Беатрикс коротко кивнула.
        - Стала бы я обрекать себя на неприятности, не такая уж перед вами полная дура, мистер Мидволд! Сколько времени я провела, пытаясь напроситься к вам на прием! Хорошо, что мне это наконец-то удалось, считайте - обстоятельства сложились для вас счастливым образом. Иначе пришлось бы пикетировать и ваш офис, вот так-то!
        - Бог меня спас,- прокомментировал ее слова адвокат.
        - Я упорная и настойчивая,- сообщила Беатрикс с виноватой улыбкой.
        - Вижу.
        После паузы он спросил:
        - Допустим, я верю вам. Но встречались ли вы с Кристианом Ван дер Меем?
        - Нет, конечно. Простому смертному это не удается сделать.
        - Излагали ли свои требования письменно на его адрес?
        - Естественно! Но, как говорится, ни ответа ни привета.
        Адвокат задумчиво постучал ручкой по столу.
        - Не знаю, как все это интерпретировать, случай достаточно необычный… Хорошо! Покажите мне документы!
        Беатрикс Робинсон полезла в сумку и вытащила ворох бумаг. Адвокат с вниманием углубился в чтение.
        - Что вы думаете теперь?- Девушка с надеждой смотрела на Корнелиуса Мидволда.
        - Думаю, что девяносто пять процентов наших граждан никогда не читает пункты в договорах, набранные петитом. Мелкий шрифт всегда оставляет лазейку для злоумышленников. Думаю также, что обращусь к самому Кристиану Ван дер Мею с просьбой идентифицировать документы, и высказаться о сути финансовой схемы, использованной в договоре…
        - И?
        - Это все на текущий момент, мисс Робинсон.
        - А если с вами обойдутся так же, как со мной?
        - Все может быть…
        - Ах, как бы я хотела посмотреть ему в глаза!- Девушка вскочила с кресла.- Я бы ему все сказала!
        - С вашей смелостью только в цирке выступать, ходить по канату под куполом без страховки!- Корнелиус Мидволд улыбнулся.- Я бы очень хотел, чтобы вы постарались быть немножко выдержаннее, иначе вам придется искать другого адвоката. Теперь, могу ли я узнать, каким образом с вами можно связаться, ваш адрес, телефон, все такое прочее…
        Его глаза смотрели на Беатрикс так пытливо, что, казалось, готовы были узнать всю ее подноготную.
        - Будьте уверены, я не покину город, оставив вас без гонорара!- гордо сказала девушка.
        - Это прекрасно,- кивнул Мидволд и еще раз внимательно вгляделся в посетительницу.- Итак, вы по профессии садовод, или что-то в этом духе?
        - Я ландшафтный архитектор. Рано или поздно архитектура станет делом моей жизни! И я добьюсь известности, как художник Гонзаго. Он проектировал парки в России. В детстве я читала о нем книжку.
        Девушка пыталась говорить с пафосом, но получалось у нее плохо. И она тихим голосом пояснила:
        - Люблю сады, люблю всякую зелень, цветы - особенно…
        Корнелиус Мидволд вгляделся в изумрудного цвета глаза посетительницы, обрамленные густыми длинными ресницами. Что и говорить, глаза на редкость выразительны, притягивающе хороши. И веснушчатое лицо привлекательно, наивно, мило, а в густых волосах словно затаились огненные искорки…
        - Н-да,- протянул задумчиво адвокат.- И что, вы знакомы с работами Гонзаго?
        - Да!- Глаза девушки загорелись неподдельным энтузиазмом.- Я специально путешествовала по Европе, видела все известные парки в Италии, Англии, Германии и России. Вы бывали в Италии, мистер Мидволд?
        - Нет, как-то все недосуг,- вполне серьезно ответил адвокат.- Моя мама интересуется парковым искусством, а я могу судить о нем только по специализированным книгам и альбомам…
        - Вы тоже любите парки?
        - Да кто же их не любит, мисс Робинсон,- он понимающе улыбнулся девушке.- Но, раз вы так горячо о них говорите, надеюсь, карьера вам удастся. Приятно, когда мечты сбываются.
        Мистер Мидволд встал, показывая, что аудиенция окончена.
        - Как ваш адвокат, мисс Робинсон, постараюсь дать незамедлительный ответ, как только возникнет реакция на мои действия.
        Беатрикс тоже поднялась со своего кресла, но протянутую руку пожать не спешила и не собиралась прощаться.
        - И это все?- спросила она.
        - А на что вы еще рассчитывали?- Мистер Мидволд нахмурил брови, линия его рта стала жесткой.
        Беатрикс Робинсон сразу осознала, какую ошибку она допустила и моментально поняла смысл обращенного к ней вопроса. Ей-то хотелось всего-навсего еще раз подчеркнуть, что этого мало - попытаться написать Кристиану Ван дер Мею или даже добиться визита в его контору. Но вопрос ее прозвучал двусмысленно, и теперь адвокат смотрит на нее суровым взглядом, вполне откровенно оценивая ее девичью фигуру.
        На милых веснушчатых щеках выступил румянец, и ощущение несправедливости обожгло огнем ее сердце. Неужели этот адвокатишка думает, что у нее есть двойные намерения? Или что она питает к нему личный интерес?!
        - Вы глубоко ошибаетесь, мистер Мидволд, если думаете о том, о чем, я считаю, вам думать не следует!- прозвучал четкий ответ.
        - И это правда, мисс Робинсон. Буду-ка я лучше думать о своем,- прозвучал сухой ответ.- Простите, но у меня подошло время ланча.
        Мистер Мидволд вежливо поклонился, нажал кнопку звонка. В дверь, опасливо поглядывая на посетительницу, вошел секретарь.
        Девушка покинула кабинет Корнелиуса Мидволда с высоко поднятой головой.
        Квартирка Беатрикс Робинсон была маленькой, но комфортабельной. Единственное кресло раскладывалось и превращалось в кровать, кухня напоминала корабельный камбуз, вся обстановка была словно озарена изображенными на чудесной репродукции Ван Гоговскими «Ирисами»: она висела на стене против окна. Из окна же открывался замечательный вид на башню Молтелбансторен, построенную в шестнадцатом веке и прозванную в народе Глупый Якоб, потому что часы на этой башне никогда не шли правильно. Девушка была довольна своим жилищем, мирилась со скрипучей лестницей и низкими потолками.
        Обычно, отдыхая дома, Беатрикс чувствовала себя защищенно и уютно, но в этот вечер успокоиться никак не могла и остро переживала разговор с мистером Мидволдом. Девушка даже не испытала удовольствия от обеда. И салат, и омлет показались ей безвкусными, а в голове все крутились обрывки фраз.
        Как запросто могут делать мужчины легкомысленные выводы! Неужели про нее можно было подумать, что ее интересы заключаются в обольщении адвоката? Глупость какая! Адвокат сам бросал на нее внимательные взгляды. Он, между прочим, а не она оценивающе разглядывал собеседника.
        Хотя его можно понять, Мидволд - привлекательный человек, опасно привлекательный для женщин, и привык так поступать. А если он вобрал себе в голову разные глупости на ее счет, то это просто несправедливо!
        Но, может, она сама дала ему основания так думать? Вот именно, сама и позволила! И незнакомый мужчина имел полное право смотреть на нее, как на… Как на кого? О Господи! Она ему все выскажет! Какое тот имеет право?!
        Тарелка была отброшена в сторону. Подумаем о другом, сказала себе девушка. Денег в наличии немного, адвокатские гонорары очень скоро их поглотят, в этом нечего даже сомневаться. Но представить, что ее старики лишатся родного дома, к которому так привыкли, и останутся без всяких средств к существованию, было куда горше.
        Беатрикс обожала дом своих стариков, знала его как свои пять пальцев. До него было три часа езды. А любить плодовые деревья, цветы приучила ее как раз бабушка. Ах, какой у старушки сказочный сад!
        Окончив школу, она поступила на курсы садового дела при старейшем в Нидерландах Лейденском университете. Это учебное заведение называли «альма-матер монархов». Здесь учились королева Беатрикс (кстати, ее тезка) и наследник престола Вилле-Александр. Конечно, энергичная девушка и сама была бы не прочь освоить полный курс университетских наук, но пришлось обойтись курсами - жизнь диктовала свои условия.
        Из благословенного Лейдена Беатрикс Робинсон вернулась в родной Амстердам искать заработок, чтобы обеспечить собственную жизнь.
        Ее служба началась с должности садовника в департаменте садов при городском совете Амстердама. Работа нравилась, но Беатрикс мечтала о собственном деле. Ей, специалисту по ландшафтному озеленению, были интересны проблемы оформления интерьеров, и она училась тонкостям этого дела, где только могла. Бабушка, видя усердие и азарт внучки, непоколебимо верила, что Беатрикс вырастет настоящим художником.
        Но сейчас мысли девушки были заняты одним: оправдает ли ее ожидания самый опытный, самый умный, самый хитрый адвокат в городе? И воспринял ли он вообще ее проблему всерьез?
        Беатрикс стала мыть посуду, размышляя при этом, что на все про все надо дать адвокату неделю.
        Две недели спустя Корнелиус Мидволд, выходя из своего голубого «порше» у любимого ресторана, столкнулся лицом к лицу со стройной девушкой в комбинезоне цвета хаки, в черной шляпе с большими полями. И только тогда, когда девушка сняла шляпу, освободив волну рыже-каштановых волос, рассыпавшуюся по плечам, он узнал в ней Беатрикс Робинсон.
        Мидволд остановился, удивленно воскликнув:
        - Так это вы?! А я подумал где-то рядом пожар и передо мной один из спасателей! Такие комбинезоны носят спасатели!
        - Это просто моя рабочая одежда,- с достоинством ответила Беатрикс.- Я - садовник, вы что, забыли? А здесь только потому, что никак не могла дозвониться вам, чтобы узнать, как идет расследование. Пришлось провести личное маленькое дознание, чтобы выведать, где вам нравится бывать во время ланча.
        - И каким же образом, черт возьми, вы об этом узнали?
        Девушка улыбнулась.
        - Самым простым. Позвонила в ваш офис и представилась секретарем адвокатской конторы, сказав, что разыскиваю вас по приказанию своего шефа. И мне выдали все секреты ваших перемещений по городу.
        Мидволд еще раз чертыхнулся.
        - Милая моя, вы потому не могли со мной связаться, что я сам не выходил на связь. Новостей для вас пока нет. Мой секретарь, надеюсь, не раз сообщал вам об этом по телефону.
        - Да, сообщал. Таким занудным, механическим голосом… Но ведь прошло уже целых две недели!- воскликнула девушка.- Если бы Ван дер Мей мог и хотел ответить, то он бы уже сделал это!
        - Но вы подумайте о…
        - Нет, это вы подумайте о том, что мои старики несут огромные тяготы, связанные с выплатами по обязательствам! Их пенсия вылетает в трубу, им не на что жить! Если я ничего не предприму, они точно расстанутся со своим жилищем - их единственным пристанищем в мире. Кроме того, это дом моего детства! А вы, вы обедаете в дорогущем ресторане и тратите при этом деньги, на которые я вас наняла!
        - Вот это да,- сказал Мидволд, и невозможно было понять, возмущен он нападками Беатрикс или нет. Вид адвоката оставался невозмутимым и, пока девушка отчитывала его, он спокойно закрывал дверцу своего автомобиля. Решение, к которому он пришел, оказалось очень простым.
        - Вот что я думаю, давайте пообедаем вместе!
        Беатрикс посмотрела на стеклянные двери ресторана: за ними сияли огни, стояли празднично накрытые столы, сновали официанты, виртуозно носящие подносы с напитками и блюдами. Ничего не скажешь, ресторан шикарный.
        - Пообедаем здесь?- спросила девушка нерешительно.
        - Здесь, здесь! Не в благотворительную же столовую нам ехать! Идемте, я - постоянный клиент.
        - Но, я думаю, моя одежда не подойдет. И потом, запомните, я не падка до благотворительных обедов. В закусочные - да, иногда захожу. Они в Амстердаме довольно милые. Кстати, неподалеку находится одна из них, довольно приличная, лучше перекусить там!
        - А я, тоже запомните, мисс Робинсон, никогда даже не смотрю в сторону закусочных. Обедаем вместе или здесь, или больше нигде.
        Закусив губу, Беатрикс задумалась.
        На адвокате был роскошный серый костюм, белая рубашка в едва заметную полоску, галстук ручной работы и сияющие лаковые туфли. Из кармашка торчал полосатый носовой платок. Волосы безукоризненно уложены. А в глазах сквозил намек на некий вызов…
        - Хорошо,- решилась девушка.- Но с одним условием, за ланч я плачу сама!
        - С какой стати?
        - Не хочу никоим образом быть вам обязанной, мистер Мидволд.
        - Ладно, там посмотрим,- ухмыльнулся адвокат.
        Беатрикс колебалась. Может, лучше было бы проигнорировать предложение и не входить в ресторан? Но раз уж шпаги скрещены… Она со вздохом произнесла:
        - Тяжелый вы человек, трудно с вами иметь дело.
        И направилась к стеклянным дверям.
        Через пять минут на столе перед ней стоял бокал вина, а на тарелке из голубоватого фарфора лежали несколько листиков салата, политых соевым соусом,- самое дешевое блюдо, которое она нашла в меню.
        - Вы уверены, что это вас удовлетворит?- спросил иронично Мидволд.- Вы решили морить себя голодом?
        - Уверена,- ответила Беатрикс.- Обожаю салат!
        Адвокат пожал плечами и заказал свиную отбивную.
        - А здесь очень славно!- сказала она, оглядываясь по сторонам.- Но почему никто не замечает, что я сижу с вами в рабочем комбинезоне? Или все только делают вид, что не замечают, вероятно, из уважения к вам?
        - Скорее всего именно так,- кивнул Мидволд, криво улыбнувшись.- Я здесь очень уважаемый посетитель!
        - Будь я тут одна, у меня были бы неприятности, да?
        - Обязательно! В рабочей одежде сюда позволяется входить лишь пожарным. Но сегодня вам можно все, вы - королева! И представление идет в вашу честь!
        - Какая там королева!- рассмеялась Беатрикс.- Скорее, если вам угодно, я - кинозвезда. А кинозвездам можно все!
        - Могли бы позволить себе в таком случае кусочек мяса,- пошутил Мидволд.- Интересно, часто вы воображаете себя кинозвездой?
        - Случается,- вздохнула Беатрикс.- Тем более, оказавшись в такой обстановке. А могу я задать вам вопрос? Вы всегда проводите время ланча в такой роскоши?
        Мидволд сделал глоток вина. Пригубила из своего бокала и Беатрикс, тут же сообщив, что вино замечательное.
        - Нет, чаще я обхожусь сандвичем в своем кабинете, у меня много работы. Вы даже не предполагаете, сколько. Сегодня прошли сложные переговоры, вот и решил прийти сюда перекусить в тишине, покое. Тем более что жареная свинина - мечта здорового мужчины. Что, это очень роняет меня в ваших глазах?
        Беатрикс почувствовала себя виноватой.
        - Простите меня, пожалуйста. А с кем у вас были переговоры? Неужели с… Ой, еще раз прошу прощения, это не мое дело.
        Мидволд улыбнулся.
        - Нет, это была не женщина.
        Беатрикс не нашлась, что на это сказать, и опустила глаза. Конечно, у Мидволда может быть немало дел и, конечно, клиенты у него самые разные. Мужчины, женщины, старики, старухи… Ей-то до них какое дело!
        Но надо было поддерживать разговор, и они начали болтать о садах и садовничестве. Адвокат рассказал ей о прекрасном ботаническом саде, который он посетил в одном городке на юге Нидерландов.
        - А как вы попали в него?- поинтересовалась Беатрикс.
        - Элементарно. Хотел полюбоваться на цветение розовой орхидеи, которая, кстати, украшает герб того самого городка.
        Было странно слушать рассказ о ботанических чудесах из уст чопорного, зацикленного на параграфах юриста,- так охарактеризовала его для себя Беатрикс. И еще более она удивилась, когда он начал объяснять ей устройство китайских садов, посвящать в тонкости выращивания фруктовых деревьев и рассказывать о том, какие цветы считались модными в Нидерландах в прошлом веке.
        В середине их ланча к столику подошел официант и сообщил мистеру Мидволду, что его просят к телефону. Беатрикс заметила - адвокат поднялся со стула с раздраженным видом: то ли не хотел во время еды обсуждать служебные дела, то ли был искренне увлечен их болтовней.
        Он вернулся через пару минут и, загадочно посмотрев на девушку, сказал:
        - У вас счастливый день, мисс Робинсон.
        - Почему?
        - Сегодня я провел утро в суде и не имел возможности посмотреть почту. Только что мне сообщили, что Кристиан Ван дер Мей согласился на встречу. Об этом он оповестил меня личным посланием.
        Известие подействовало на Беатрикс словно электрический удар. Она выпрямилась, глаза ее вспыхнули, с воодушевлением она произнесла:
        - На встречу? Когда? Где?
        Прежде чем ответить Мидволд внимательно посмотрел в зеленые глаза своей подопечной. Да, девушка не так слаба и наивна, как он полагал в начале их знакомства. А, пожалуй, настойчива, упорна и полна энергии. Но все же сколько в ней трогательности. Вон какая маленькая, а туда же, рвется в бой. Смешная девчонка!
        Мидволд прикрыл глаза, стараясь не улыбаться. Достоинства клиентов надо уважать всех, без исключения. А эта девушка обычный клиент или… Почему рядом с ней он испытывает странное для столь занятого человека желание задержаться на лишнюю минуту-другую? И это притом, что как женщина она вряд ли была способна его увлечь.
        - Кристиан Ван дер Мей ждет нас через два дня, в собственном доме. Он нездоров, но настаивает, чтобы вы обязательно присутствовали на встрече.
        Произнося эти слова, Мидволд смотрел не на Беатрикс, а на отбивную, и смотрел с удовольствием.
        - Мне показалось, вы сказали о необходимости моего присутствия каким-то неуверенным голосом,- заметила девушка.
        - Не показалось. Помню о ваших подвигах с плакатами. И хотел бы попросить вас на встрече с Ван дер Меем держать себя в руках, мисс Робинсон.
        - Это будет зависеть от того, как поведет себя этот обманщик.
        - Да бросьте, мисс! Сразу и обманщик,- произнес Мидволд, отрезая ножом кусочек мяса.- Не стоит с ходу навешивать ярлыки. А нервы следует беречь - и свои, и чужие. Или можно оказаться в смешном положении.
        - Вы считаете, что с непорядочными типами, жуликами и прохвостами, которые не желают считаться с другими людьми, нужно обращаться бережно и всячески выказывать им свое уважение?- выпалила Беатрикс.- Но я с этим не согласна.
        - Имеете право,- проговорил Мидволд, заканчивая есть мясо.- Говорю вам как адвокат.
        Тарелки убрали, официант принес кофе, поставил корзиночку с птифурами и эклерами. Беатрикс взяла крошечный шоколадный эклер и с удовольствием съела. Потом с явным удовольствием потерев ладонью живот, сообщила:
        - Замечательный ланч. К сожалению, я должна покинуть вас, мистер Мидволд. Время моего перерыва закончилось. Попросите, пожалуйста, отдельные счета.
        - Да ни за что.
        - Ведь мы же договорились!
        - Ни до чего мы не договорились,- проговорил Мидволд.
        - Но я действительно хочу заплатить за свой ланч самостоятельно.
        - Хотеть-то вы хотите,- процедил он,- но не мешало бы вам подумать и о моей репутации.
        Беатрикс вытаращила на него глаза.
        - А при чем здесь ваша репутация? Не понимаю.
        - Дело в том, что не в моей привычке позволять гостям платить, если я приглашаю их обедать. И тем более женщинам.
        Интонация его голоса была очень серьезная. Правда, глаза откровенно смеялись.
        Беатрикс призадумалась.
        - Во-первых, я вовсе не подхожу под категорию гостя.
        - Однако это я вас пригласил.
        В знак протеста она подняла руку.
        - Во-вторых, после моих нападок и упреков у вас не оставалось иного выхода.
        - Ну и что? Я тоже вам небольшой выбор предоставил.
        - А в-третьих, я…
        - Не женщина?
        Беатрикс сжала зубы: с ним невозможно спорить!
        - Не хочу в чем-либо быть вам обязанной!
        - Смотрите-ка!- проговорил Корнелиус Мидволд.- Мне сегодняшний ланч пришелся по вкусу больше чем обычно. А все благодаря вам, мисс Робинсон. Поэтому уж разрешите сделать такую маленькую любезность и заплатить за вас.
        - Вам действительно понравился ланч?
        - Даю честное слово!
        - И чем же?
        - Вы - девушка-сюрприз.
        - Звучит как название трюка в цирковом представлении,- сказала она и поднялась из-за стола.
        Он засмеялся.
        - Нет. Вы скорее не из цирка, а из вестерна - оттуда, где стреляют с бедра лихие парни. С вами легко.
        Выражение его лица изменилось, будто он внезапно осознал нечто новое для себя.
        - И все, никаких споров! За ланч плачу я!
        Девушка посмотрела на большую фигуру адвоката и мгновенно испытала странное, ошеломляющее чувство, у нее даже дыхание перехватило. Неужели можно влюбиться во время ланча?
        Беатрикс никак не могла заснуть. Было около двух часов ночи, когда она вылезла из постели, сунула ноги в любимые розовые тапочки, прошлепала на кухню и заварила себе чай. Сидя над дымящейся чашкой, девушка принялась обдумывать события, произошедшие с ней днем.
        Как могло случиться, что вторая - всего лишь вторая встреча с адвокатом!- заставила испытать ее чувство влюбленности? Разве так бывает? Ведь должен же быть хоть какой-то повод для того, чтобы человек понравился… И что теперь делать? Боже мой, когда они вышли из ресторана, он, галантно обратившись к ней, спросил, где припаркована ее машина, она даже дар речи потеряла! Словно дурочка, махнула рукой в сторону автостоянки, а в горле пересохло.
        Присутствие Мидволда возбуждало, будоражило, напрягало ее нервы. Она вспомнила, как подвел ее адвокат, у которого в глазах стояло выражение сытого тюленя, к обшарпанной дешевой «тойоте»! Словно сопровождал к лимузину кинозвезду… Почти невесомо поддерживая ее локоть сильной рукой, предупредительно открывая дверцу и говоря приятные слова своим низким спокойным голосом.
        Почему, почему ей было так хорошо, так приятно? Неужели все девушки испытывают такие же чувства, попадая под обаяние этого человека? Конечно. Все именно так и происходит! Бедняги тоже слабеют, теряют голову, мычат что-то невразумительное в ответ пересохшим от смущения горлом. Она, Беатрикс, просто одна из этих многочисленных дурочек, это точно.
        И еще - как ей теперь себя вести через два дня во время предстоящего визита к Ван дер Мею? Они же условились о встрече? Беатрикс поймала себя на мысли, что об этом деловом свидании она думает, как о любовном… А что, если он видит ее насквозь? И уже там, в кабинете, выуживая из нее подробности истории, в которую вляпались дедушка и бабушка, догадался о том, что с ней может произойти? То есть, мог же он предположить, что клиентка запросто в него влюбится? Держись, Беатрикс, не выдавай себя!- подумала она с тоской.
        Они встретились в назначенный день у Дома Кристиана Ван дер Мея. Беатрикс специально освободилась от работы до вечера.
        Девушка явилась, нарядившись в белые льняные брюки и красный жилет, с неизменной потрепанной сумкой, набитой ворохом документов. Вид у Беатрикс был весьма нарядный, и сейчас ее трудно было заподозрить в желании пикетировать подъезд дома банкира. Этот факт с некоторым облегчением в душе отметил про себя адвокат, но от язвительных комментариев воздержался. Решил пощадить нервы своей странной настырной клиентки. Как знать, может быть, предстоящая встреча с Ван дер Меем будет не из приятных и проблем в семействе Беатрикс Робинсон прибавится. Соответственно поводов для ее волнений - тоже.
        Мидволд изначально предполагал, что дело, предложенное ему Беатрикс, будет непростым. Но, как ни странно, эта сложность не напрягала, а даже чем-то развлекала его.
        Мажордом провел их в солнечную комнату, одну из тех, что находились в бельэтаже роскошного огромного дома, а затем представил худому пожилому человеку, сидящему в кресле-каталке.
        Беатрикс про себя отметила, что, видимо, он был высокого роста. Крупная голова в ореоле легких седых волос напоминала отцветший одуванчик. У него смешно выступали вперед зубы, а глаза… Глаза оказались совершенно замечательные и лучились неподдельным голубым сиянием.
        Неужели этот инвалид и есть тот самый изверг Кристиан Ван дер Мей?- усомнилась Беатрикс.
        Они с Мидволдом пожали сухую, слабую ладонь хозяина и сели на кушетку.
        - Итак,- проговорил Ван дер Мей,- вы именно та молодая леди, с которой мои служащие так сурово обошлись, когда я был в госпитале? Короче, они вышвырнули вас на улицу?
        Девушка от волнения облизнула губы.
        - Это я,- тихо произнесла Беатрикс.- Но честное слово, я не знала, что вы находились в больнице, когда боролась за права дедушки и бабушки.
        - А если б знали, то решили бы пикетировать и больничную палату? Интересно, какие плакаты вы бы с собой принесли?
        Беатрикс покраснела от смущения.
        - Да что вы. Нет. Я не пошла бы в больницу… Но согласитесь, кроме пикета у вашего офиса, у меня не было других способов привлечь ваше внимание, мистер Ван дер Мей.
        - Угу,- изрек он.- Пикет - дело молодое, азартное.
        Старик перевел свой лучистый взгляд на Мидволда.
        - Знаю вашего отца, и всегда восхищался вашей матерью, господин Мидволд.
        - Благодарю,- ответил Корнелиус, и, выдержав паузу, проговорил: - Что касается жалобы мисс Робинсон по поводу финансового положения ее семьи…
        Ван дер Мей блеснул голубыми глазами, оборвав адвоката:
        - Пусть девушка скажет сама.
        Мидволд повернулся к Беатрикс, и она прочитала в его глазах просьбу: говорите, пожалуйста, как можно тактичнее и спокойнее.
        Она набрала в легкие побольше воздуха и как школьница, выпрямила спину, кажется, даже руки положила на колени, только после этого подробно изложила суть проблемы, с которой столкнулись ее престарелые родственники. Через слово девушка подчеркивала основную мысль: если бы не авторитет Кристиана Ван дер Мея, ее старики никогда бы не рискнули вложить деньги в рискованное предприятие.
        Господин Ван дер Мей откинулся в кресле-каталке и слушал рассказ мисс Робинсон, саркастически улыбаясь. Когда в комнате повисла пауза, он проговорил:
        - Конечно, конечно. Все хотят верить большому дяде с толстым кошельком.
        - А теперь - самое главное…- начала было Беатрикс, но Корнелиус осторожно положил ей руку на колено. Мол, пока не поздно, закройте рот.
        Хозяин заметил этот жест. Он также заметил, как благодарно и робко взглянули зеленые глаза девушки на адвоката. И как смотрел при этом тот на нежные черты молодой особы.
        Кристиан Ван дер Мей незаметно вздохнул и подумал о том, что его старая приятельница Жозефина Мидволд воспитала достойного сына. Мальчик - не прожженный делец, так что не деньги, а нечто другое заставило того заняться этим смешным, по его мнению, делом.
        Банкир закрыл лучистые глаза и тихо сказал:
        - Было бы неплохо, если бы молодая леди рассказала немного о себе.
        Беатрикс оторопела.
        - Зачем?- вырвался у нее вопрос.
        - Вы меня заинтересовали. Мне почему-то захотелось услышать некоторые подробности вашей жизни. С тех пор, как я прикован к этому трону на колесиках, мир перестал интересовать меня. Или так - мало что вызывает мой интерес. Жизнь проходит мимо.
        Рука Корнелиуса еще крепче сжала руку Беатрикс.
        - Хорошо,- растерянно проговорила она, не зная, с чего начать…
        Неужели ей придется рассказывать этому чужому, богатому старику о скромной жизни в доме, который построил дедушка? И строил он этот дом не один сезон, а несколько лет. Пока шла эпопея со строительством, семья перебивалась по углам у дальних родственников и по дешевым гостиницам. Но наконец-то свершилось: у них появился свой дом…
        Ах, как она полюбила его невысокие потолки, стрельчатые окна, лестницу, скрипящую на четвертой ступеньке, если подниматься на второй этаж. Полюбила она и старую добротную мебель. Обожала вечера, когда бабушка сидела на уютном диване перед старым телевизором. А по праздникам пекла свой фирменный пирог с ягодами, ставила посреди стола вишневую настойку… Да, милая шла у них жизнь, но бедная, тихая. Такая, какая бывает после серьезного несчастья. И жили они незаметно, едва сводя концы с концами, словно боясь спугнуть свое хрупкое счастье…
        - У меня было замечательное детство и юность!- Беатрикс блеснула глазами и независимо вскинула подбородок.
        - Мисс Робинсон воспитывалась своими дедушкой и бабушкой после того, как ее родители погибли,- вставил Корнелиус.
        - Как это произошло?- старик приоткрыл свои удивительные глаза.
        - Автомобильная катастрофа,- коротко обронил Корнелиус.
        Он хорошо чувствовал состояние девушки,- та ни за что на свете не стала бы открывать душу первому встречному, даже пусть это был и доброжелательно настроенный банкир.
        Беатрикс почувствовала на себе внимательный острый взгляд. Определенно, старик-банкир изучал ее.
        - А чем вы занимаетесь?- продолжал задавать он вопросы.
        Мисс Робинсон горячо заговорила о ландшафтах, цветах, кустарниках, о запахах растений, их красоте и о том, как они украшают жизнь людей. Даже разоткровенничалась, что обожает карликовые розы персикового цвета, они так уютно смотрятся на газонах, балконах, а посаженные в керамические горшки, и в зимних садах…
        Когда Беатрикс Робинсон рассказывала о своей профессии, то превращалась в обворожительную девчонку, влюбленную в жизнь.
        Корнелиус хмыкнул, слушая страстный монолог Беатрикс, и рискнул добавить:
        - Господин Ван дер Мей! Перед нами, по сути дела, второй Вальтер Скотт.
        - При чем здесь английский писатель? Я читала его книги в детстве. Интересно пишет. Но все же - при чем здесь Вальтер Скотт?- Беатрикс упрямо тряхнула головой.
        - У него любовь к дубам и розам перевешивала даже страсть к литературному труду. Мистер Ван дер Мей, мисс Робинсон, вы разве не знаете, что за свою жизнь Вальтер Скотт посадил многие тысячи деревьев и цветов? Одним словом, когда люди чем-то увлечены, это достойно восхищения.
        Банкир, слушая молодых людей, саркастически улыбнулся.
        - Особенно достойно восхищения то упорство, с которым девушка пыталась взять штурмом двери моей конторы.
        В это мгновение Беатрикс выдернула руку из ладони адвоката и достаточно резко произнесла:
        - Я не понимаю, почему вы оба так говорите обо мне, будто меня самой здесь нет?
        Адвокат улыбнулся, умиротворяюще произнес:
        - Мы ничего плохого о вас не говорим.
        Старик подмигнул Мидволду и тоже улыбнулся.
        - Не нервничайте, мисс Робинсон.- И неожиданно протянул свою костлявую руку.- Покажите мне документы. Что за дата стоит на договоре?
        Мидволд вручил банкиру копию. Ван дер Мей углубился в чтение.
        - Да, действительно, когда оформлялась эта бумага, я находился на больничной койке. Что сказать? Некто использовал мое имя и подделал подпись. Это объясняет все, мисс Робинсон. Я виноват, но и не виноват. Примите мои извинения, но - больше ничего я добавить или объяснить не могу.
        После короткой паузы банкир пробормотал себе под нос:
        - Вот положение… Конечно, в то время, когда я был в госпитале, я не просматривал некоторые банковские счета, но их легко можно проверить… Не так ли, господин адвокат?
        - В этом нет никакой необходимости. Мы вам верим на слово. Зачем устраивать расследование?- проронил Мидволд.
        - Послушайте! Послушайте!- встряла в диалог мужчин Беатрикс.- Я принимаю ваши объяснения, но тот человек, который подписывал договор, был очень похож на вас, господин Ван дер Мей, прямо двойник. Об этом мне все время твердят мои дедушка и бабушка. Как вы это объясните?
        Старик прикрыл глаза и вдруг спросил:
        - А вы платите своему адвокату, мисс Робинсон?
        - Естественно! Было бы смешно, если бы он помогал мне лишь за красивые глазки!
        - Тогда я расскажу вам такую историю. В городке Марссуме в семнадцатом веке жил адвокат. Легенда хранит такую подробность: тот адвокат требовал исключительно наличные за свои советы. И клиенты должны были, расплачиваясь за услуги, бросать перед ним монеты на мраморный стол. Адвокат из Марссума по звону определял, не фальшивые ли ему предлагают деньги… Узнать, не фальшив ли человек гораздо труднее, дорогая.
        Воцарилась тишина. Кристиан Ван дер Мей хотел было что-то добавить, но в этот момент в его глазах вспыхнула голубая молния. Беатрикс показалось, что у старика начался болевой приступ… Спустя несколько секунд глаза банкира погасли, и он слабым голосом произнес:
        - Уведи девочку, мой мальчик. Но не забывай приглядывать за ней. Когда будете уходить, пригласите сиделку.
        Закрывая за собой дверь солнечной комнаты, Беатрикс не знала, что видела денежного магната в первый и последний раз.
        Адвокат и Беатрикс Робинсон разместились в баре недалеко от дома банкира. На столике перед ними стояли бокалы с бренди и содовой. Здесь почти не было посетителей, звучали гитарные умиротворяющие мелодии, бармен за стойкой, как фокусник, крутил рукой шейкер - смешивал коктейли. Его лицо походило на бесстрастную маску.
        - Как вы себя чувствуете?- спросил Мидволд.
        - Спасибо, немного лучше.
        Беатрикс отняла от глаз влажный носовой платок. Ощущение растерянности, беспомощности, овладевшее ею при выходе из дома банкира, постепенно отступало на второй план. Уютная обстановка бара, глоток бренди сделали свое дело… Но горечь в душе девушки оставалась: затеянное в надежде на успех дело оказалось бесперспективным. Спасибо, что адвокат проявил чуткость, выкроил для нее лишние полчаса, усадил в свою машину и привез в это тихое симпатичное местечко.
        - Извините меня,- сказала Беатрикс и отпила из бокала еще один глоток.- Я расстроена. Очень. И, как это ни странно, меня гложет чувство вины. Банкир такой несчастный, он так стар, так болен. А тут еще я со своими обвинениями.- Она обиженно подняла плечи, и на ее глазах вновь выступили слезы.- Ясное дело, его подставили. И все наши попытки узнать правду, похоже, бессмысленны.
        - Ничего-ничего,- проговорил Мидволд.- По крайней мере, я рад, что мы нанесли визит Ван дер Мею. Теперь я хотя бы все отчетливо себе представляю.
        - А у меня, наоборот, вопросов только прибавилось.- Девушка подняла заплаканные глаза на адвоката.- Как-то странно разговаривал с нами этот старик. Он так внимательно на меня смотрел. Почему?
        Корнелиус приподнял свой бокал, но задумался.
        - Да, он необычно с нами разговаривал. У меня тоже осталось такое ощущение. Ну и что? К нашей проблеме это никакого отношения не имеет.
        - Что же теперь делать?- с надеждой спросила девушка.
        - На мой взгляд, у нас есть единственный выход - передать дело в полицию,- решительно произнес Корнелиус Мидволд.
        - Это бессмысленно, я уже пыталась. Полиция бессильна. В участке мне говорили, что занимаются убийствами, поджогами, грабежами, а мое дело - полная чепуха,- проговорила расстроенным, упавшим голосом Беатрикс.
        - Хорошо, что вы проявили инициативу… Однако попробуем еще раз. Мы соберем доказательства о несостоятельности этого документа, изобличим самозванца, докажем, что подпись подделана…
        Мисс Робинсон равнодушно смотрела в сторону. Бармен продолжал вертеть в руке шейкер, тот блестел, как громадная новогодняя игрушка.
        - Беатрикс, не падайте духом. Я помогу вам,- сказал адвокат.
        Девушка взглянула на Мидволда и… улыбнулась.
        В этот момент закатный луч солнца заглянул в окно бара, живые блики вспыхнули на бокалах, их отсвет преобразил внешность девушки. Каштановые волосы заискрились, словно обсыпанные золотой пылью, зеленые глаза потеплели. Мидволд отметил, что она выглядит просто очаровательно.
        Вздохнув, чувственным грудным голосом Беатрикс произнесла:
        - Благодарю, мистер Мидволд. Но обстоятельства таковы, что я добьюсь правды сама. И не буду вас больше отягощать своими проблемами.
        - Просто Корнелиус,- мягко поправил он ее.- Я не считаю, что вы меня слишком утруждаете.
        - А я не привыкла к жалости и благотворительности,- ответила девушка с легкой улыбкой.- Я имею обыкновение всего добиваться сама.
        - Допустим, но вы не сумеете мне помешать, если мною уже принято решение вам помочь. Я тоже привык всего добиваться сам.
        Она не ожидала, что Мидволд будет настаивать на своем, и уставилась на собеседника будто увидела его впервые.
        Огромный взрослый человек флегматичной внешности, сидящий напротив нее в этом тихом уютном баре, никак не напоминал борца за общечеловеческую справедливость. Респектабельный, известный адвокат, он ворочает серьезнейшими делами, решает проблемы богатейших людей Нидерландов, а тут она со своими престарелыми родственниками, их пропавшими сбережениями, какой-то сомнительной сделкой, результатом которой явился фальшивый документ… Но что-то подсказывало девушке: да, он постарается помочь. Он решительный, сильный… В конце концов, возможно, ему захотелось сделать исключение и взять под опеку Золушку…
        Бармен за стойкой оставил в покое сверкающий шейкер и теперь неторопливо протирал бокалы. Беатрикс осторожно спросила:
        - Что вы имеете в виду, когда говорите о том, что поможете мне?
        Мидволд повертел в сильных твердых пальцах соломинку.
        - Долг каждого гражданина бороться с несправедливостью. Вот что я имел в виду… Не стоит улыбаться. Я не параграф из закона процитировал, это мое личное убеждение.
        Тут он посмотрел на часы.
        - Надеюсь, сейчас вы чувствуете себя хорошо. Я доставлю вас к вашему автомобилю. А мне, к сожалению, пора.

…Вот что вспоминала Беатрикс Робинсон, сидя ночью в кухне и прихлебывая горячий ароматный чай. Так когда же это произошло? Когда он понравился мне? В какое мгновение я влюбилась в него?- мысленно спрашивала себя девушка.
        Странное дело, уже третью ночь она не могла сразу заснуть, а ворочалась в постели, думая о Корнелиусе Мидволде. Потом вставала, заваривала чай и принималась мучить себя вопросами, не имеющими ответов.
        Ленивая луна смотрела в окна квартиры. На подоконнике в красивом керамическом горшке стояла карликовая роза, усыпанная бутонами персикового цвета.
        Перед тем, как отправиться спать, Беатрикс нежно погладила глянцевый упругий лист растения. Вот видишь, подруга, какие дела творятся!
        Спустя две недели Беатрикс встретилась с Мидволдом в его офисе. Адвокат обстоятельно рассказал, как идет расследование, поделился своими взглядами на возможный исход дела. Злоумышленник, воспользовавшийся именем Кристиана Ван дер Мея, тщательно запутал следы. Тем не менее настроение у адвоката было хорошее.
        Во время встречи девушка не выдала тайной симпатии к Корнелиусу. Она вновь вела себя словно непосредственный подросток, живо интересовалась каждой деталью. И ничто в ней не напоминало расстроенную неудачами молодую особу, какой она себя чувствовала во время последнего свидания с адвокатом в доме Ван дер Мея. Еще ей было приятно одно обстоятельство - ощущение заботы со стороны сильного, влиятельного человека. Да-да, не могла она обмануться: мистер Мидволд искренне хотел ей помочь.

…Дни тянулись за днями. Бежала неделя, за ней другая. После встречи со стариком-банкиром минул месяц, и тут пришло известие, что Кристиан Ван дер Мей скончался.
        Беатрикс Робинсон, узнав о печальном событии, почувствовала, как ее сердце объяла печаль. Она вспомнила, насколько был худ и немощен старик-банкир и словно заново ощутила его слабое рукопожатие. Перед ней все еще стояли глаза Ван дер Мея с голубыми молниями. Ясные, умные глаза. Такие бывают лишь у хороших людей…
        Спустя три дня после смерти Ван дер Мея Корнелиус Мидволд позвонил ей опять и объявил о завещании, оставленном банкиром. Это странное завещание должно было совершенно изменить ее жизнь.

2
        Корнелиус Мидволд взглянул на часы, затем нетерпеливо осмотрел помещение кафе.
        На два часа дня у него была назначена в офисе деловая встреча. До нее оставалось пятьдесят минут, и он хотел успеть позавтракать. Но Беатрикс Робинсон опаздывала. С ней-то он как раз и собирался встретиться и перекусить, а заодно и поговорить о ходе дела.
        Адвокат изучил меню вдоль и поперек. Конечно, девушка ест как колибри, чего нельзя было сказать о нем. Пригласив официантку, мистер Мидволд заказал бифштекс для себя, салат из моркови с петрушкой и базиликом для Беатрикс, а также кофе. Он попросил принести целый кофейник на спиртовке. Мисс Робинсон не должна отказаться от этого напитка. Тем более что наверняка слышала про это уличное кафе, расположенное напротив дорогого ювелирного магазина. Именно здесь отлично варили кофе, используя специальные рецепты для его приготовления.
        - Надеюсь, дама подойдет с минуты на минуту,- объяснил он официантке,- поэтому поторопитесь.
        Мидволд по-доброму улыбнулся ей, поймал в ответ доброжелательную улыбку. И тут же подумал, что Беатрикс Робинсон, однако, так кротко и отзывчиво на него ни разу не посмотрела.
        Вскоре он заметил ту, которую с нетерпением ждал. Она спешила в кафе от перекрестка, забитого автомобилями. Ее волосы развевались, на шее вспыхивал зеленым огнем шелковый шарф. Девушка твердо ставила свои крепкие ножки на тротуар: ни дать ни взять - сноровистая лошадка. Беатрикс была облачена в темные джинсы, короткие кожаные сапожки и темно-коричневую безрукавку. Через плечо у нее болталась все та же сумка.
        Слава Богу, подумал Мидволд, что она не надела ковбойскую шляпу. Но ничего, для уличного кафе и такая одежда сгодится. Бедняга, наверное, считает, что выглядит шикарно. Играет в кинозвезду.
        Многие женщины из тех, которых адвокат знал и ценил, обедая с ним в ресторанах, одевались так, будто сошли со страниц глянцевого журнала. Конечно, мисс Робинсон по сравнению с ними Золушка, но все-таки в этой девочке было что-то неуловимо прекрасное, притягивающее к ней людей.
        Замечательные волосы? Да, и они тоже. Сверкающие зеленые глаза в обрамлении длинных ресниц? Конечно. Легкие движения, прекрасная фигура? Да… Но еще какая-то нота свежести, наивности, безусловно, присутствовала в ней.
        Мидволд достаточно изучил представительниц прекрасной половины человечества и понимал - наивность идет не всем. Для многих это был даже минус. Но забавная неопытная Беатрикс казалась столь естественной в своей незатейливой простоте…
        Какие бы ни были у нее плюсы и минусы, но вот она уже сидела с ним за столом, и от нее исходила волна удивительной жизнерадостности.
        - Извините за опоздание,- произнесла Беатрикс, запыхавшимся голосом, швырнув на соседний стул свою обшарпанную сумку.- Движение безобразное. Сплошные пробки.
        - Смею заметить, Беатрикс, если бы вы планировали ваши поездки и встречи заранее, вам не пришлось бы сейчас извиняться,- сдерживая раздражение, занудно произнес он.
        - Да неужели?- почти весело отреагировала Беатрикс, тряхнув волосами. Ее зеленые глаза смеялись.
        От нее не укрылось, что он напряжен, что сидит на стуле, будто закованный в свой строгий костюм, с безупречно завязанным галстуком.
        - Я вас подвела?
        Он хмыкнул.
        - Люди часто не подозревают о том, что их опоздания могут иметь серьезные последствия. Кстати, сейчас у меня лично для вас только сорок пять минут. Меня ждут ответственные переговоры.
        Она беспечно махнула рукой.
        - Корнелиус, вы можете самые сложные вещи излагать просто. Да за сорок пять минут можно прожить целую жизнь!
        Девушка взглянула на принесенную официанткой тарелку с горкой салата.
        - Ах! Это для меня? Это - мне?
        Мидволд, взяв нож и вилку, приступил к бифштексу. Жуя, он пробурчал:
        - Пришли бы вовремя, имели бы такой же бифштекс. Как можно питаться салатами?
        - Да уж можно. Для меня и этой порции будет много. А вообще я многие продукты просто не люблю.
        - Что же вы не любите?
        - Не люблю анчоусы, креветки, мидии, черствые булочки с изюмом, да и многое другое.- Беатрикс замолчала, увидев в глазах адвоката иронию, но потом добавила: - Кстати, у меня даже форма тарелки, а не только вкус блюда, может отбить аппетит.
        Он уже разделался с бифштексом и теперь поедал огромную порцию картофельного гарнира. Судя по всему, и этого ему было мало.
        - Хорошо, что мне не надо заботиться о фигуре.
        Взгляд его скользнул по стройным плечам Беатрикс Робинсон. Он вздохнул. Да, для двадцатичетырехлетней девушки, она выглядит замечательно.
        - Дело не в фигуре. Растительная пища - это всегда хорошее настроение.- Она словно уловила очередной вопрос, который тот не успел задать.- Не то, что у вас, Корнелиус. А ведь я сейчас практически проехала через весь город, намучалась в пробках, и, как видите, все в порядке! Другая на моем месте начала бы капризничать, то да се…
        - К делу, Беатрикс,- оборвал девушку Мидволд.- Поговорим о наших проблемах.
        Мисс Робинсон приготовилась слушать. Он прав - проблемы были, да еще какие серьезные! Добавил их в ее жизнь сам Кристиан Ван дер Мей.
        Согласно завещанию, она и Корнелиус становились владельцами поместья Винсем площадью в двадцать пять акров. Но при том условии, что они на равных правах сообща будут заниматься делами этого поместья в течение года. Продать, заложить, сдать в аренду это поместье они не могли. Такова была воля покойного банкира. Конечно, завещание было сродни ожившей сказке. Оно полностью меняло ее будущую жизнь. Доход от поместья теперь сполна мог возместить финансовые потери ее семьи.
        Ныне покойный банкир успел-таки подарить ей чудо. Замечательно было и то, что поместье Винсем располагалось в десяти минутах езды от дедушкиного дома, одним словом, находилось почти в том же районе, где она выросла и знала каждый камушек, каждый кустик. Дед и бабушка Беатрикс Робинсон, с того момента, как узнали о завещании Кристиана Ван дер Мея, пребывали в полном восторге и постоянно твердили внучке:
        - Детка, мы можем много трудиться в твоем поместье. У нас откуда-то появились силы. Мы хотим жить по-новому, родная.
        Девушка была благодарна адвокату, что ее дела повернулись самым чудесным образом, они уже оговаривали с ним возможные способы работы в Винсеме и тем не менее сегодня, на встрече, ее компаньон-адвокат выглядел опечаленным.
        - Корнелиус, что произошло?
        - Есть осложнения,- сообщил наконец-то Мидволд, размешивая сахар в кофе.- Завещание банкира может быть опротестовано.
        Беатрикс не ожидала услышать жуткую новость и поперхнулась. Тертая морковь буквально застряла в горле.
        - Это шутка?- выдохнула она.
        Он покачал головой.
        - На каком основании - опротестовано?
        - На том основании, что мы вынудили Кристиана Ван дер Мея составить это завещание в нашу пользу.
        - Но это же полная чепуха! Никому из нас и в голову бы не пришло такое… Мы вообще не имели понятия о том, что задумал старик!
        - Это знаю я, и это знаете вы, Беатрикс. К сожалению, Ван дер Мей никогда не сможет подтвердить наше убеждение. Из могилы никто еще не поднимался.
        - И вы только сейчас нашли время сообщить мне об этом?
        - Да, только сейчас. Я был очень занят.
        - Но это ужасно! Это же катастрофа!
        - Конечно,- согласился он.- Для вас, мисс Робинсон, катастрофа.
        - Но кто же посмел вставлять нам палки в колеса? Кто хочет навредить?- возмущалась Беатрикс.
        Корнелиус молчал и пил кофе, потом беззвучно поставил чашку на блюдце, отодвинул их в сторону, вытер рот салфеткой и произнес:
        - Один из родственников банкира. Он считает, что поместье принадлежит ему.
        - Но кто именно?- не успокаивалась Беатрикс.
        - Брат Кристиана Ван дер Мея. Его зовут Константин. Обуславливает он это тем, что поместье принадлежит семейству Ван дер Меев. Мол, когда-то его приобрел прадедушка, и с тех пор оно постоянно находилось во владении этой семьи. Возможно, для нас единственный выход, это оспаривать его мнение и судиться. Разумнее всего в сложившейся ситуации - продать поместье, чтобы возместить расходы на судебные издержки. Но завещание нам запрещает это сделать.
        - Да-а… Выходит, старик над нами посмеялся?- горестно воскликнула Беатрикс.
        Выдержав паузу, Мидволд сказал:
        - Не посмеялся. Он даже написал письмо, в котором объяснил свое необычное завещание.
        - В таком случае я ничего не понимаю,- развела руками Беатрикс.
        - Это понять действительно трудно,- согласился адвокат.- Но перейду к самому главному. В своем письме старик объяснил, что если мы выполним его желание, то проблем с наследованием у нас не будет.
        - Что же это за желание?
        - Мы должны пожениться.
        - Корнелиус, я готова упасть со стула,- попросту сказала Беатрикс.- Вы не ошибаетесь?
        - Я никогда не ошибаюсь. Такова воля покойного. Поместье будет принадлежать нам, и никто не оспорит наше право на него только в случае нашего официального брака. Брат Ван дер Мей не верит, что это может произойти, и пытается отвоевать его обратно.
        - Так что же делать?- отчаянно воскликнула девушка.
        - Венчаться,- спокойно произнес Мидволд.- Надо идти до конца.
        В его глазах зажглись озорные огоньки, он добавил:
        - Иначе, ради чего вы пикетировали двери банкирской конторы?
        Беатрикс продолжала недоумевать.
        - Но почему же он просто не завещал это поместье только мне - ведь мои родные и я пострадали? Почему вмешал в это дело и вас?
        - Теперь об этом никто даже догадаться не сумеет. Старик умирал. О чем он думал в последние дни и минуты, знает один только Господь.
        Мидволд хитро посмотрел на девушку.
        - А может быть, его осенило перед смертью, что я и вы необыкновенно друг другу подходим? Вот он и решил нас подтолкнуть к браку.
        - Да с чего такое могло прийти ему в голову?- горько засмеялась Беатрикс.- Что же такого было любовного в наших отношениях?
        - Да уж точно, я тоже ничего не заметил.- Губы адвоката скривились.
        - Корнелиус, тогда, на встрече с Ван дер Меем, я думала исключительно о проблемах дедушки и бабушки, но никак не о браке с вами.
        Что-то доброе мелькнуло в глазах Мидволда, но он ничего не сказал.
        - Так что же вы думаете обо всем этом? Вы - профессионал-юрист, объясните…
        - То же, что и вы, к сожалению. Но, согласитесь, мы вместе почувствовали, что Кристиан что-то не договаривал, скрывал, не правда ли, Беатрикс?
        Мисс Робинсон кивнула.
        Мидволд продолжал:
        - Старик был не только финансистом, он еще занимался филантропией. Кристиан искренне хотел помочь вам, вернее вашим дедушке и бабушке - покрыть их убытки, а меня приплел к этому делу с той целью, чтобы я, как адвокат, позаботился о сохранении вашей новой собственности.
        Беатрикс еще раз кивнула.
        - Что он сказал на прощание? Кажется: «Присмотри за ней»?
        - Да, это были его последние слова,- ответил Корнелиус.- Но, конечно, все, что я говорил, это лишь мои догадки…
        Беатрикс вздохнула. Ее пальцы нервно гладили ручку кофейной чашки. Выразительные зеленые глаза наполнились печалью.
        Нет, это невозможно, чтобы она обрела в жизни сразу все,- поместье, деньги и Корнелиуса Мидволда - преуспевающего адвоката - в качестве мужа. Девушка готова была расплакаться.
        - Ничего страшного, мы сохраним наши права на поместье,- обнадежил ее Мидволд. Естественно, от него не укрылось, что ее глаза наполнились слезами.
        - Это каким же образом?- тусклым голосом спросила она.
        - А мы поженимся.

«Я готова умереть от счастья!» - мелькнуло в ее голове. Ее губы расплылись в недоверчивой улыбке.
        - Надеюсь, вы шутите, или… Вы предлагаете мне фиктивный брак?
        - А как вы, мисс Робинсон, предпочитаете выйти замуж - фиктивно или нет?
        Она облизала губы, зрачки ее расширились. Ах, мистер Мидволд, вы играете с девушкой, как кошка с мышкой.
        - Мы… Мы ведь совершенно не знаем друг друга. И еще, если бы не обстоятельства… Я думаю, что вы все-таки шутите,- добавила она со сложным ощущением достоинства, независимости и влюбленности.- Это очень нехорошо, если вы об этом говорите серьезно, мистер Мидволд.
        Он выглядел вполне невозмутимым.
        - Вы все-таки не ответили на мой вопрос.
        Беатрикс открыла рот, потом закрыла его и наконец сдержанно произнесла:
        - Мне трудно что-либо вам сказать.
        - В таком случае считаете ли вы, что наше бракосочетание все равно состоится?
        Она кинула на адвоката быстрый взгляд.
        - Мистер Мидволд, ваша настойчивость удивительна. Вам-то какая выгода от нашего брака?
        - Да прямая выгода,- ответил адвокат.- Мне будет удобно иногда бывать в Винсеме, в этом замечательном поместье.
        - Почему?
        - Планирую расширить сеть адвокатских контор. Одну из них открою в районе Винсема.
        Беатрикс от неожиданности опрокинула свою чашку. Кофе растекся по скатерти. «Какая я неловкая, он видит мою слабость, растерянность!» - испугалась девушка.
        Быстрота реакции Мидволда ее поразила. Он аккуратно поднял чашку, снова налил в нее кофе из кофейника и невозмутимо продолжал:
        - А почему бы и нет? Почему бы мне ни появляться в Винсеме чаще, чем я предполагал раньше?- В его низком голосе звучала ирония.
        - Я даже не знаю, что сказать,- пролепетала девушка.
        - Да и не говорите, если на ум не приходит ничего толкового, Беатрикс. Или вы считаете, что я должен защищать ваши права на поместье в спорах с родственниками Ван дер Мея за здорово живешь, то заблуждаетесь. Заседания в суде - не развлечение, а тяжелая, изматывающая работа. Выиграю процесс - хорошо. А если проиграю? Тогда прощай карьера адвоката. Мне есть что терять. Уж лучше тихо-мирно пожениться.
        Он откинулся на спинку стула и уставился на девушку, внимательно ее разглядывая. Беатрикс под строгим взглядом адвоката поправила на шее шарф и попыталась представить, как она выглядит со стороны… Да, он довольно откровенно объяснил ей все плюсы и минусы. Ничего не скажешь, дела зашли далеко.
        Но Корнелиус Мидволд, видимо, был человеком, который мог позволить себе столь рискованные шаги. У него ум аналитика, он способен разрешать самые запутанные споры, дела. Наверняка ему за время практики удалось хорошо изучить женскую природу, это чувствуется по выражению его глубоких внимательных глаз. Конечно же в данную минуту адвокат прикидывает, какова она в постели, и это ей не нравится. Беатрикс сделала глоток кофе и стала рассуждать дальше.
        Бедная женская доля… Но, если сказать себе правду, с первой встречи она сама постоянно думала о том, что он привлекательный мужчина: высокий, широкоплечий, с узкими бедрами. И разве не представляла томительными ночами, каков он в постели?
        Эти мысли не давали ей покоя. По сути дела, их невозможно было спрятать. Ее пульс стучал, словно молоток кровельщика. Думы о том, как однажды они окажутся вместе, наедине, изматывали ее, и требовались нечеловеческие усилия, чтобы не идти в мыслях до конца.
        Беатрикс себе однажды уже честно призналась, что влюбилась в Мидволда. Да разве с ней такое случалось когда-нибудь? Нет. Она-то влюбилась, а у него, похоже, никаких эмоций на ее счет не возникло. Вне всякого сомнения, он видит ее насквозь. Этот мужчина умеет чувствовать людей так, как никто другой. А как представить себе сосуществование под одной крышей с человеком, который, догадываясь, что его любят, тут же предлагает элементарный бездушный по своей природе фиктивный брак?
        Она поморщилась, ее лицо перекосилось. Не следует пороть горячку, надо разобраться с этими мыслями. Ах, Корнелиус Мидволд, Корнелиус Мидволд! Как хорошо было размышлять о делах поместья, а сейчас приходится думать о своей женской судьбе…
        - Ну, так как?- спросил он.
        Она колебалась.
        - Я не знаю. Это все так странно.
        - Мне остается предложить вам самый верный вариант: у нас будет одна крыша, но не одна постель. Если именно это останавливает вас, мисс Робинсон, принять окончательное решение…
        Она кинула на Мидволда быстрый взгляд, в нем было все, что она думала по поводу его слов: мол, о постели она вообще не помышляет, и надо быть идиотом и кретином, чтобы не знать, что честные девушки, самостоятельно зарабатывающие на кусок хлеба, думают исключительно о работе!
        - Скажу понятнее. Я вообще могу обойтись без намека на секс. Так вам больше нравится?
        - Как скажете…
        Он мягко улыбнулся, но попытался с серьезным видом подвести черту под их длинным разговором:
        - Приветствую ваше решение.
        Она плотно сжала губы, дышала, раздувая ноздри. Загнал все-таки в угол! Загнал! Но если она и решится вступить с ним в фиктивный брак, то потому, что в случае ее отказа пострадают дедушка и бабушка. Они же помолодели, воспряли духом после известия, что на их внучку свалился Винсем…
        После паузы Корнелиус Мидволд добавил:
        - Вы такая непосредственная.
        Его взгляд гуляя по кафе, остановился на официантке. Та улыбнулась ему, как старому знакомому. Переглядывания адвоката и девицы в накрахмаленном переднике не укрылись от наблюдательной Беатрикс.
        Девушка шумно вздохнула.
        - Допустим, я согласна. А когда вы планируете совершить это?
        - Что это?
        Она потупилась. Мидволд понимающе усмехнулся.
        - Мы зарегистрируем наш брак в любое свободное от вашей и моей работы время.
        - Не давите на меня. Я не соковыжималка. Мне нужно время, чтобы подумать обо всем.
        - А о чем думать тут, Беатрикс? Разве мне не удалось вам объяснить, зачем все это надо?
        Да, он объяснил. Но если бы красавец-адвокат знал, какие мысли в ней будит его низкий голос, его широкие плечи, сильные руки. Опасные мечты возникали у мисс Робинсон при виде этого человека. Как тяжело быть в платонических отношениях с настоящим мужчиной! Неужели она станет жертвой фиктивного брака?
        Адвокат бросил взгляд на часы.
        - Прошу прощения, но я очень занят. Мне необходимо идти. Мои сорок пять минут кончились. А вы, Беатрикс, подумайте хорошенько над тем, о чем мы с вами только что говорили. Я не намерен втягивать вас ни во что дурное. Хотите еще что-нибудь заказать? Вот моя кредитная карточка. Да, и сообщите мне о своем решении.
        Корнелиус встал и ушел, а Беатрикс осталась сидеть за столиком, залитым кофе, с полной путаницей в голове. Она понимала, что все женщины в кафе - от официантки до посетительницы непонятного возраста, курящей в углу уже третью сигарету,- провожают его мощную фигуру чувственными взглядами.
        Беатрикс машинально потянулась за чашкой, но раздавшийся за спиной голос заставил ее буквально подпрыгнуть:
        - Распиваете с ним кофе? А вам этого не следовало бы делать.
        Незнакомый мужчина плюхнулся на место Корнелиуса и, вынув из кармана большой клетчатый платок, трубно высморкался. Как противно!- подумала Беатрикс.
        - Да кто вы такой? Что все это значит?
        - А ничего. Добрый день, мисс Робинсон. Я всего-навсего брат Кристиана Ван дер Мея, Константин.
        - Что?!
        Беатрикс распахнула глаза, потому что человек, сидящий перед ней был точной копией усопшего банкира. С одной только разницей: его голубые глазки смотрели неприязненно, зло.
        - Так, понятно. Вы один из тех, кто опротестовывает завещание?
        - Само собой,- усмехнулся нежданно свалившийся невесть откуда собеседник.
        - Вы преследовали меня? Как вы нашли меня здесь?
        - Нужно мне вас преследовать. Чистое совпадение… Я узнал Корнелиуса Мидволда, остальное было как дважды два. Просто решил, что уж лучше сказать вам правду: я не идиот, чтобы упускать Винсем, буду сражаться до конца. Опротестую завещание моего брата, так что не надейтесь что-то там заполучить. Ничего у вас и Мидволда не получится.
        Он неприятно оскалил зубы.
        - Вы с ума сошли! Винсем уже наш!
        - Это я-то сошел с ума? Покойник обещал поместье мне, потому что я наследник по закону. А вы наплели ему Бог знает чего. И потом, никакая вы не любовная парочка. Чего это втемяшилось в башку моему братцу?
        Беатрикс встала.
        - Держите себя в руках, Константин Ван дер Мей. Или мне придется сказать то, что я думаю о вас.
        Она взяла с соседнего стула свою потрепанную сумку, повесила ее на плечо, развернулась на каблучках и гордо удалилась.
        На улице ее начала бить крупная дрожь. Она почувствовала, как по спине потекла струйка холодного пота. Если гадкий тип смотрит ей вслед, нельзя показывать ему свой страх, нельзя бежать. Ей следует идти, подобно королеве. Или хотя бы - кинозвезде. Черт подери, она шагает по Амстердаму совершенно спокойно, поскольку уже хозяйка Винсема!
        На полдороге к стоянке, где был припаркован ее автомобиль, Беатрикс только-только начала успокаиваться. Она вошла в телефонную будку, плотно закрыла за собой дверь, чуточку дрожащей рукой набрала номер конторы Мидволда.
        Боже! Еще одно препятствие. Смешное, дурацкое - секретарь Корнелиуса со своими монотонными «нет», «занят», «не имею права отрывать от дел».
        В течение пяти минут Беатрикс уговаривала секретаря позвать Мидволда к телефону. Тот занудно разжевывал ей, что мистер на серьезных переговорах и просил его не беспокоить. Но наконец она победила, зануда уступил ее напору, и она услышала знакомый голос.
        - Так что, надумали?
        Беатрикс с трудом сдержала раздражение.
        - Тут такое… Такое случилось… Мне необходимо срочно с тобой поговорить!
        От волнения девушка с ходу обратилась к адвокату на «ты» и даже не почувствовала, что играючи сломала между ними еще один барьер. Мидволд был чутким человеком и сразу поймал ее «ты», даже не прокомментировав эту оговорку. Но оговорку ли?
        - Я не могу разговаривать. Понимаешь, Беатрикс, у меня совещание. Если это так срочно, встретимся после работы. Поняла? Вот черт!- добавил он раздраженно.- Совсем забыл. Вечером меня пригласили на торжественный вечер. Мне необходимо там быть. Так что…
        - Замечательно!- закричала она, обрадовавшись.- Я приду на вечеринку вместе с тобой. Если ты отправляешься туда без дамы…
        На том конце провода повисла мертвая тишина. Потом раздалось недоуменное:
        - Прости меня, не понял.
        - Я сказала, что я пойду на вечеринку вместе с тобой. Если… Если с тобой не идет какая-нибудь дама.
        - Нет, но…
        - Неужели там не может быть лишнего гостя?- почти упрашивала Беатрикс, переминаясь от нетерпения с ноги на ногу. В телефонной будке стало душно, девушка хотела побыстрее выскочить на воздух.
        - Ну вообще-то это не официальный званый обед…
        - Хорошо. Мне все понятно. Это еще лучше. Тогда у меня всего одна проблема. Могу я где-то переодеться? Есть какой-нибудь шанс использовать твою квартиру? Не тащиться же мне с покупками к себе на окраину, а потом обратно, к тебе? Везде сплошные автомобильные пробки!
        На том конце провода опять повисла тишина.
        - Корнелиус, алло!- позвала она.
        - Ты хочешь прийти ко мне домой?
        - Переодеться у тебя хочу! Умыться, накраситься! Ты что, не понимаешь?
        - Я…
        - Если ты не разрешишь мне это сделать, я приду и буду пикетировать твой офис!- закричала она.- У меня нет другого выхода!
        - Ну хорошо. Позвоню управляющему, он впустит тебя. Кстати, есть хоть во что переодеться?
        Она звонко рассмеялась.
        - Нет! Но у меня есть кредитная карточка, слышишь, твоя карточка, которую ты мне оставил в кафе. Я не подведу, и платье будет что надо.
        Следующие два часа показались ей праздником. Когда женщина собирается показаться на людях красиво одетая, причесанная,- это целое захватывающее ее целиком действо. Это спектакль, в котором она - главная героиня.
        Беатрикс сказала самой себе: «Была не была!» и зашла в дорогой торговый центр. С кредитной карточкой Корнелиуса в обшарпанной сумке она сможет купить половину этого центра… Девушка походила по залам, внимательно рассматривая вещи, висящие и аккуратно сложенные на прилавках и витринах. Глаза, конечно, разбегались. На чем остановиться? Ладно, торопиться не стоит. Сначала нужно заняться прической и лицом.
        На втором этаже торгового центра находился косметический салон. Там заправляла делами полная улыбчивая негритянка по имени Салли. Она приветливо поздоровалась с Беатрикс, и девушка почувствовала, что они близкие люди, так сказать, одного круга.
        Словоохотливая Салли обработала ей ногти. Впервые эту процедуру делали Беатрикс в дорогом салоне.
        Негритянка пребывала в замечательном настроении, и все время мурлыкала под нос мелодии модных песенок. От нее пахло дорогим духами. Кстати, это тоже нравилось девушке. Запахи, обволакивающие ее сейчас, были как бы из другого мира, мира праздничных приготовлений.
        - Что, хочешь завлечь парня?- наконец-то живо поинтересовалась Салли, склонившись над Беатрикс. Глаза негритянки блестели будто сливы, омытые дождем.
        Она энергично кивнула. На лице у нее была косметическая маска, которую девушка рискнула сделать тоже впервые в жизни. Разговаривать было неудобно.
        - Можно и так сказать,- промычала Беатрикс из-под маски.- Хочу выглядеть так, чтобы все со стульев попадали.
        - Наверное, он парень что надо?
        - Еще какой! Знаешь, высшего сорта, настоящий мужчина, о котором мечтаешь всю жизнь. Он весь такой правильный, порядочный. Но на самом деле он ой-ей-ей…
        - Мастак сводить баб с ума?- предположила Салли.
        - Еще какой! Я от него просто бешеная.
        - Ну, тогда посмотрим, что ты с ним сделаешь. Запомни, детка, все мы живем один раз, молодость быстро проходит. А уж, конечно, ты своими волосами, своими глазками, можешь вертеть мужиками, как хочешь.
        - Спасибо на добром слове.
        Салли придирчиво осмотрела фигурку Беатрикс. Даже приподняла фартук, закрывающий грудь и живот клиентки.
        - Наверное, мужики говорят о тебе, что ты в самом соку. Не слишком толстая, не слишком худая.
        Эти слова заставили Беатрикс рассмеяться: косметическая маска была безнадежно испорчена.
        - Не беспокойся, все уже готово. Ты - настоящий цветочек… А платье у тебя есть?
        - Пока нет. Но это следующий пункт в моих сегодняшних планах.
        - Слушай, иди в черном, лучше в мини. Мужчины сходят с ума от такого сочетания - черное мини. Это свяжет его по рукам. У тебя превосходные ножки, поэтому не бойся. Здесь, в торговом центре, есть одно платье, прямо на тебя. Наденешь, станешь богиней. Я сама на него положила глаз, но раз такое дело, сейчас я сниму твою маску и пойду покажу, где висит. Купи его, оно тебе нужнее.
        Беатрикс скосила на Салли глаза и чуть было не рассмеялась. Неужели толстенькая парикмахерша мечтала влезть в мини? Неужели не постеснялась бы выставить на всеобщее обозрение полные ноги?
        - Спасибо за совет. Не знаю, как и благодарить тебя, Салли.
        - Подожди, сначала посмотришь на себя в этом платье. Короче, будешь дурой, если не поймешь, что ты есть на самом деле. А что сегодня случится с твоим парнем, просто ужас! Он умом тронется, честное слово!
        Беатрикс вышла из примерочной кабинки и остановилась перед зеркалом, осматривая себя со всех сторон.
        - Ну, что я тебе говорила?- произнесла Салли, не скрывая своего восхищения. Ее глаза-сливы радостно сияли.
        - А оно не слишком…
        - В самый раз. Теперь идем, причешу. Сделаю из тебя Золушку, попавшую на бал.
        Беатрикс было приятно, что Салли возится с ней, искренне переживая и мечтая, чтобы ее клиентка произвела сегодняшним вечером фурор.
        Время, проведенное в косметическом салоне и торговом центре, подтвердило искреннее убеждение Беатрикс - мир не без добрых людей. Салли оказалась такой замечательной! У нее было поистине золотое сердце. Взяла и помогла Беатрикс только потому, что знала, как важно юной девушке найти свою судьбу… Эх, Салли, Салли! Почти все она ей рассказала, только про фиктивный брак - ни гу-гу. Стыдно. Противно… Фиктивный брак как клеймо на тех, кто поставил на себе крест.
        Час спустя Беатрикс вошла в роскошный вестибюль высотного дома, расположенного в тихом центре города, где были сосредоточены парки, банки, дорогие отели.
        Она поблагодарила управляющего за то, что тот помог ей внести коробки с покупками в квартиру Корнелиуса.
        Здесь начинался другой мир. Хотя ей и раньше доводилось бывать в фешенебельных домах, консультируя богатых людей и советуя им, как озеленять их уютные гнездышки, но этот дом ее поразил.
        Белоснежные ковры на лестницах, картины на стенах, скульптуры в холлах здания… Дорогая мебель, на столиках повсюду букеты живых цветов… Ты шикарно устроился, Корнелиус Мидволд, подумала она.
        Впереди у нее была уйма времени, можно и отдохнуть. Поэтому она вошла в гостиную, включила телевизор, брякнулась в широкое кожаное кресло. Хотела посмотреть фильм, но кресло убаюкало ее, и она вздремнула.
        Проснувшись Беатрикс, посмотрела на часы и увидела, что пора готовиться к вечеру. Девушка ощутила легкий голод, прошла в кухню, обставленную уютно и удобно. В холодильнике нашла сыр, крекеры, несколько виноградных кистей, яблоки и свой любимый вишневый сок.
        Корнелиус, по его словам, редко перекусывал дома. Тем не менее в холодильнике стояло несколько бутылок шампанского. Для кого он держал вино? Утолив голод, Беатрикс решила пройтись по квартире.
        Заглянула в одну спальню, в другую, затем в спальню хозяина квартиры. Ей стало любопытно, как будущий фиктивный муж живет, и не водит ли он домой возлюбленных.
        На пороге Беатрикс остановилась в нерешительности. Здравый смысл подсказывал ей, что Корнелиус не ведет строгий и целомудренный образ жизни, присущий скромному монаху, поэтому она решила особо не разглядывать его постель и предметы в спальне. Но все равно, что поделаешь, чувство любопытства сжигало ее изнутри, и она хотела удовлетворить его.
        Спальня для гостей имела собственную ванную. Интересно, как моются богачи?
        Предметы, увиденные в ванной, ответили на все ее вопросы. На мраморном столе была выставлена целая коллекция роскошной косметики. Там же находился и чудесный халат небесно-голубого цвета из диковинной струящейся ткани. На шелковом пуфе лежала небрежно брошенная ночная рубашка. И халат, и сорочка были замечательными по качеству. Особенно последняя, отделанная кофейного цвета нежными кружевами.
        Беатрикс фыркнула и попыталась представить девушку, которая пользовалась всеми этими вещами. Судя по халату, достаточно высока. Куда выше, чем она сама.
        Итак, соперница высока и стройна, интересно, брюнетка она или блондинка?
        Мисс Робинсон взяла с полки под громадным зеркалом щетку для волос и начала изучать ее с профессионализмом сыщика. Ну да, вот они, три длинных черных волоса. Ясно, любовница Корнелиуса брюнетка.
        Затем Беатрикс взяла тюбик губной помады. Из футляра вылез мягкий скошенный цилиндрик глубокого, кроваво-красного цвета. На очереди был лак для ногтей. Понятно, он такого же яркого оттенка, что и помада…
        Итак, девушка получила все ответы. В квартире у адвоката бывает высокая, темная, страстная женщина-вамп. Вот оказывается, кто отвечает чувственным запросам Корнелиуса. Это тебе не какая-нибудь там девчонка с обшарпанной сумкой на плече. Скорее всего его подруга - женщина, делающая карьеру, вполне вероятно, она тоже преуспевающий адвокат.
        Беатрикс осмотрела свои джинсы и кожаные, видавшие виды, сапожки с брезгливой гримасой. Мгновенно вспомнила о сваленных в прихожей коробках и тут же кинулась их распаковывать.
        Платье, которое она только что купила, оказалось немного помято. Ничего, она не белоручка. Беатрикс разыскала в хозяйстве Корнелиуса утюг и, тщательно выгладив наряд, тут же оделась.
        Да, так сложилось, она всего лишь озеленитель. Подумаешь… Но к тому, что связано с благосостоянием семьи и посягательством на него всяких негодяев, это отношения не имеет. Надо бороться, отстаивать справедливость. Перед ее глазами опять встал Константин Ван дер Мей. Противный старикашка… Нет, она не отдаст этому человеку то, что принадлежит не только ей. Она бьется за благополучие дедушки и бабушки, так что нельзя сдаваться. Винсем свалился на ее голову словно манна небесная, и надо быть полной дурой, чтоб эту манну разбазарить.
        Девушка закрыла глаза. От одной только мысли, что можно окончательно потерять все, ей стало тошно. На мгновение ее снова объял страх, в душе шевельнулась обида. Почему так бывает? Сначала счастье обрушивается на человека, а потом дразнит его и испаряется?
        Беатрикс не заметила, как снова оказалась в спальне Корнелиуса Мидволда. Она подошла к его кровати, прилегла на нее и вдохнула запах, исходящий от покрывала. Это был запах Корнелиуса Мидволда, который ей так нравился. Аромат можжевельника, полыни с легкой нотой дорогого терпкого одеколона.
        Черт побери, что, интересно, делала здесь высокая, черноволосая женщина, небрежно разбросавшая свои тряпки в ванной? Ну что за день - расстройств больше, чем радости.
        А как та женщина отреагирует на их с Корнелиусом Мидволдом брак? Хорошо было бы, если б она так и не узнала, что это будет фиктивный брак…
        Прошел час. Беатрикс прохаживалась по гостиной взад и вперед, совершенно готовая к предстоящей вечеринке. Ее волосы стараниями Салли уложенные в элегантный пучок, смотрелись великолепно. Платье сидело замечательно. Губы и ногти накрашены…
        С ней произошла потрясающая метаморфоза. Перед зеркалом стояла вовсе не девочка, которая сегодня днем завтракала с Корнелиусом Мидволдом, а королева. Или, по крайней мере, кинозвезда. Да что там - благополучная, богатая, счастливая хозяйка шикарного поместья Винсем! И она догадывалась, ох, как догадывалась, как отреагирует Корнелиус Мидволд на подобное преображение. Нужно было подождать несколько минут. Вот-вот его ключ повернется в замке.

3
        Корнелиус Мидволд в безупречном строгом костюме стоял в дверном проеме и смотрел на изумительную фигурку в чудесном платье, на которое падали лучи заходящего солнца.
        Как были выразительны бедра Беатрикс, как влекуще выглядела декольтированная грудь. Стройные сильные ноги выглядели неотразимо в туфлях на высоких каблуках.
        Беатрикс тоже разглядывала Мидволда и не сдержала улыбки.
        - Корнелиус, ты тоже неплохо выглядишь,- без обиняков сказала она ошарашенному адвокату. Платье придавало ей смелости. Да, она понимала, это платье открывало секреты ее тела, но в этом не было ничего страшного. Главное, она нравится своему потенциальному жениху, определенно нравится.
        Легкий макияж подчеркивал нежные черты ее лица, она чувствовала себя сошедшей со страниц популярного глянцевого журнала.
        Адвокат наконец обрел дар речи.
        - Поразительно! Такой контраст с твоими потертыми джинсами, сапогами, рабочими перчатками, комбинезонами, да с той черной шляпой ковбоя!
        - Не забывай, я - садовник. Но иногда могу выглядеть, что надо. Выглядеть хорошо. Ну, ты одобряешь?
        - Еще бы!- восхищенно проговорил он, медленно описывая вокруг нее круги.
        Беатрикс смущенно потупилась. Не хватало еще, чтобы он понял правду: она старалась именно для него. На самом деле она стояла сконфуженная, робкая, а рядом находился человек, который в ее глазах был таким роковым, неотразимым, потрясающим… Она даже попыталась оправдаться, сказав, мол, приготовилась к вечеринке, чтобы ему было не стыдно с ней там показаться.
        Мидволд остановился напротив нее, улыбка осветила его лицо.
        - Мисс Робинсон, полагаю, вы выглядите бесподобно. Какая там к черту вечеринка! Вы созданы для роскошного званого вечера. Прошу прощения за все мои слова, бестактные замечания по поводу вашего прошлого внешнего вида.
        Она закусила губу, стараясь не покраснеть. Когда его взгляд окутал ее всю с головы до ног, как будто незримый волшебный плащ, девушку пронзила догадка: ему не удалось оценить ее по достоинству раньше. Мидволд не воспринимал свою подопечную, как обворожительную женщину, а сейчас его взгляд, окутывая, одновременно и раздевал. Лишь несколько мгновений назад она впервые осознала то, как приятно стоять перед мужчиной, показывая все свои достоинства. И чуть было не выпалила:
«Корнелиус! Зачем нам вечеринка! Обними меня - и дело с концом!».
        Но Беатрикс не сделала этого, не совсем же она сошла с ума. Разве фиктивные невесты атакуют фиктивных женихов страстными предложениями?
        Смущение ее прошло. Пусть теперь смотрит. Оказывается, это доставляет удовольствие.
        - Мне очень приятно, что тебе понравилось, как я выгляжу. Сегодня меня увидят незнакомые люди. Мне хотелось бы, чтобы все они отнеслись ко мне как к твоей…
        Тут она запнулась, но потом с трудом нашла слова и продолжила:
        - Все-таки я, так сказать, твоя будущая жена.
        - Да, тебя заметят, и еще как…- сказал он.- А что ты об этом так робко говоришь?
        Корнелиус наконец сел в кресло, расслабился и вытянул ноги. Словно избавился от наваждения. И тут же вспомнив, спросил деловым тоном:
        - Что за срочное дело было ко мне?
        Беатрикс подробно рассказала о своем разговоре с Константином Ван дер Меем. Мидволд, не вставая с кресла, стащил с себя пиджак и галстук, бросил их на стол и задумался.
        - Представляешь, он по сути дела мне угрожал, этот агрессивный братец,- добавила она.
        - Думаешь, этот мистер подслушал наш разговор?
        - Нет. Если бы он был рядом при нашем разговоре, я бы это заметила. Он появился после того, как ты исчез за дверью кафе… Почему ты так спокоен, Корнелиус?
        Адвокат пожал плечами.
        - Потому что не испытал новых ощущений. Я ведь постоянно сталкиваюсь с подобными делами, угрозами, исходящими от всяких мерзавцев. Да и день у меня сегодня был тяжелый.
        Он встал, подошел к бару, окинул взглядом десятки бутылок и предложил:
        - Хочешь выпить?
        - Да… Конечно… Спасибо… Нет!
        Беатрикс все время ощущала: она должна реагировать на его предложения безошибочно. Чтобы Корнелиус Мидволд не подумал о ней лишнего, не решил, что перед ним легкомысленная дурочка…
        - Нет, так нет,- спокойно согласился он.- А я немного выпью.
        Адвокат смешал для себя виски с содовой, уселся в кресло, снова с наслаждением вытянул свои длинные ноги и лениво посмотрел на нее.
        - В общем, Беатрикс, такое дело. Если кто-нибудь докажет, что я каким-то боком повлиял на дело Кристиана Ван дер Мея и тот включил меня в свое завещание, я могу сказать своей карьере «прощай». Я уже пытался тебе говорить об этом утром в кафе.
        Беатрикс опустилась в кресло, стоящее рядом.
        - То есть тебе есть что терять…
        Он рассматривал на свет стакан с виски.
        - Понимаешь, я должен сделать какой-то выбор. Самое лучшее и Правильное для меня в этой ситуации, это наплевать на поместье.
        Девушка раскрыла рот, глаза ее расширились… В одно мгновение радостное настроение улетучилось.
        - Это правда. Ни дом, ни земля, ни цветочные поля, ни каналы с лодками мне не нужны. У меня все есть.
        Беатрикс Робинсон встала, подошла к бару, плеснула в стакан бренди.
        Корнелиус смотрел на ее действия с удивлением. Она вернулась со стаканом к своему креслу, уселась и мрачно произнесла:
        - Слов нет.
        - Хорошо. Раз слов нет, в тишине мне будет удобнее разговаривать. Причина, из-за которой я хотел бы не заниматься этим делом, тебе, надеюсь, окончательно ясна. А что до других причин…- Он выдержал паузу, в глазах его появился стальной блеск.- Я отдаю должное твоей упорной борьбе, Беатрикс, за права твоих стариков. Но сам могу со спокойной совестью признаться, что не вынуждал Кристиана включать меня в завещание. Кроме того, Кристиан Ван дер Мей давал Константину право подписывать некоторые документы. Так что я тоже буду продолжать борьбу.
        Он встал, посмотрел на гостью испытующим взглядом.
        - Слышишь, я буду продолжать борьбу. И для этого мне нужна твоя помощь.
        - Какая?
        - Сколько раз можно объяснять? Мы должны заключить фиктивный брак.
        - Фиктивный?
        - А какой же еще? Поверь, я не намереваюсь причинить тебе зло, боль. Конечно же фиктивный. Успокойся!
        Беатрикс прижала руки к груди и тихим голосом произнесла:
        - Я согласна.
        - Отлично!- Корнелиус отставил в сторону стакан, пересек комнату и достал нечто из ящика письменного стола. Это был футляр из голубого бархата.
        - Примите от всего сердца, дорогая! Теперь это ваше.
        В тоне Корнелиуса звучали нарочито-театральные нотки. Опять издевается? Беатрикс с недоумением взяла в руки голубую коробочку.
        - Мне пришло в голову, что твое согласие мы должны обставить самым невероятным, романтическим образом,- с улыбкой в глазах произнес Корнелиус.- Открой-ка.
        Она осторожно приподняла крышечку футляра и охнула. В нежной небесной глубине, в шелковых складках Беатрикс увидела прекрасное колечко с бриллиантом, выполненное в античном стиле.
        - Что это?
        - То, что ты видишь. Обручальное кольцо.
        - Откуда оно у тебя?
        - Давным-давно мне подарила его любимая тетка со всеми прочими драгоценностями, сказав: «Мой мальчик! Вся эта невысокая горка бриллиантов, изумрудов, сапфиров и золота достанется твоей жене». Тетка обожала широкие жесты,- небрежно пояснил Корнелиус.- Примерь.
        Смущенная Беатрикс с завороженным видом надела колечко на безымянный палец левой руки. Бриллиант словно испускал тончайшие, пронзительные лучи, они, казалось, тихо-тихо звенели в тишине комнаты. Девушке показалось, что на руку к ней опустилась волшебная звезда… Украшение пришлось впору.
        - Оно великолепно,- прошептала мисс Робинсон.
        Корнелиус взял ее за кончики пальцев, внимательно рассмотрел кольцо, словно видел его впервые, затем нежно поцеловал руку Беатрикс и… буднично добавил:
        - Ладно, дорогая, колечки колечками. Теперь мне необходимо принять душ и переодеться.
        На все про все Мидволду хватило четверти часа.
        Адвокат появился перед своей невестой в просторном льняном пиджаке, белой рубашке, зеленых брюках. Он выглядел полностью экипированным для похода на любое мероприятие.
        Его черные волосы были тщательно уложены, в руке новоиспеченный жених держал бутылку французского шампанского.
        - Я готов. А ты?
        Беатрикс встала, поправила платье, взволнованно спросила:
        - Нам далеко идти?
        Он еще раз оглядел ее фигурку, густые замечательные волосы, собранные в пучок. Красивая девушка!
        - Недалеко. Поедем на лифте. Мои друзья занимают пентхаус с огромным балконом и изумительным видом на Амстердам… Ты нервничаешь?
        - Честно говоря, да. Даже подташнивает от волнения.
        - Ты разве не посещала званые вечера?
        - Громко сказано. Вечеринки - да. И уж, конечно, не бывала в пентхаусах, из которых вид на миллион долларов. Но это ничего.
        - Полагаю, такая самоуверенная девушка как ты быстро справится с волнением и составит мне достойную партию.
        Он еще раз смерил ее взглядом с ног до головы.
        - Спасибо, Корнелиус.
        - Беатрикс, тебе нетрудно произвести нужное впечатление на кого угодно в любых обстоятельствах. Никто не скажет о тебе ничего плохого. Ты - моя помощница из бригады спасателей. Только что не в комбинезоне…
        - Спасибо.
        Теперь ее улыбка была достаточно язвительна.
        - Я действительно умею управлять собой. Единственное, что немного мешает: как-то не привыкла чувствовать себя невестой.
        - О! Как будто у тебя не было опыта.
        Мисс Робинсон на мгновение прикрыла глаза и тихо произнесла:
        - Корнелиус, поверь, абсолютно никакого.
        - Теперь будет… Главное, помни, что мы - одна команда. И начинаем войну с Константином Ван дер Меем.
        Корнелиус стал откупоривать бутылку с шампанским. Беатрикс с глубокой печалью подумала о том, как все происходящее не похоже на ее девичьи мечты. Одна команда… война… помощница из бригады спасателей - и ни слова о любви. Этому человеку неизвестны романтические устремления. А как бы ей хотелось услышать что-нибудь ласковое!
        Как все девушки в мире, Беатрикс мечтала о том, что ее избранник в один прекрасный день объяснится ей в своих искренних чувствах, волнуясь, путая слова, краснея, бледнея, может быть, даже встав на одно колено. Или нет, лучше подняв ее на руки и осыпая поцелуями. А потом она хотела бы, чтобы ее возлюбленный внезапно преподнес ей букет цветов, лучше роз. Ей так нравятся розы! И она, счастливая, утопила бы в нежных благоухающих лепестках лицо, залитое стыдливым румянцем. Кроме того, жених с невестой должны постоянно держать друг друга за руки и мечтать о доме, о детях, о предстоящих планах и намерениях. В этом случае Беатрикс сказала бы ему:
«Любимый, я хочу, чтобы мы дожили до дремучей старости и умерли в один день!».
        - Твое здоровье, дорогая!- донесся до нее голос Корнелиуса. И в следующую секунду она приняла из его рук бокал золотого шампанского.
        - Твое здоровье, дорогой,- убитым голосом произнесла девушка.- Тебе вся эта процедура кажется забавной…
        - Беатрикс, где твое чувство юмора?
        - Мне не до смеха,- горько призналась она. Нет, ни за что нельзя говорить ему, что он ей нравится. Даже больше, чем нравится. Поэтому тут же нашлась, что ответить: - Я боюсь козней Константина.
        - Волков бояться - в лес не ходить!- бодро проговорил Корнелиус и одним махом осушил бокал. Потом он взял розу из вазы, стоящей на столе, оборвал стебель и прикрепил ее к платью. Кажется, он сделал это довольно нежно. Или ей показалось?
        - Корнелиус! Ах ты, темная лошадка! Где пропадал, признавайся… Компания вся в сборе. Мы уже решили, что ты заработался.
        Адвокат Мидволд и Беатрикс стояли в просторном холле на последнем этаже высотного здания. Дверь в квартиру была распахнута, на пороге их встречала хозяйка - Катрин Кампверсе. От нее буквально летели искры радости, лицо светилось радушием и восторгом. Хозяйка оказалась очаровательной толстушкой, с потрясающей улыбкой в сто зубов, одетой в элегантное платье. Она не могла стоять на месте, а все время двигалась в такт музыке, которая наполняла квартиру.
        Корнелиус подтолкнул вперед Беатрикс. От внимательных глаз Катрин не ускользнуло присутствие обручального колечка на пальце девушки.
        - Ах ты, котеночек! Как тебе удалось это сделать? Столько было потрясающих претенденток на твое место, и все их попытки пошли прахом. Дай я тебя расцелую!
        От мадам Кампверсе пахло дорогими духами и разгоряченной от танцев кожей. Она смачно чмокнула Беатрикс в щеку.
        Корнелиус смотрел на эту сцену, ни одним мускулом лица не выдавая собственных эмоций. Девушка в момент поцелуя Катрин почему-то вспомнила, как пальцы адвоката коснулись ложбинки между ее грудей, когда он прикреплял к ее платью цветок. Она не могла вспомнить выражения его глаз в тот волнующий момент, а как бы ей хотелось, чтобы в ее адрес были произнесены ласковые слова! Чтобы в ее сторону был брошен нежный взгляд. Нет, даже незнакомая ей Катрин Кампверсе была в тысячу раз искреннее, чем он…
        Девушка оглянулась и не увидела рядом Корнелиуса. Он уже прошел в квартиру, стоял у окна громадной гостиной и был увлечен разговором с пожилым господином. Тот был одет в костюм с иголочки, в петлице пиджака торчала белая гвоздика, его безупречно начищенные туфли утопали в длинном ворсе темно-зеленого ковра. Интересно, кто он - банкир, судовладелец, чиновник мэрии? Беатрикс заметила, что господин время от времени одобрительно посматривал на нее и с улыбкой что-то говорил Корнелиусу.
        Девушка подошла к дверям, ведущим на огромный балкон. Она никогда в жизни не видела Амстердам с такой высоты. Сказка, да и только!
        Глазам открывалась широкая панорама города: далеко на западе сверкали воды морского пролива, белели корпуса кораблей, торчали портовые краны. Внизу, среди куп деревьев, вздымались шпили соборов и остроконечные крыши старинных зданий. По набережным каналов двигались люди, похожие на гномов в разноцветных одеждах.
        Ни один звук не доносился снизу. Казалось, балкон плывет в воздушном океане. Ноздри Беатрикс уловили запах цветущих лип, йода, водорослей и того неповторимого аромата, который дарит чутким существам вечерний воздух солнечного заката над портовым городом.
        На балкон вышли и другие гости. Нет, они не вышли, а вырвались на воздух пестрой толпой. На некоторых из них были маскарадные одеяния. Беатрикс искренне рассмеялась, увидев мэра города так близко от себя, одетого в костюм пирата. На боку у него висела сабля, на плече сидел живой попугай.
        На дамах были древнегреческие хитоны, средневековые платья из тяжелого бархата и нежного шелка. Некоторые господа облачились в костюмы Арлекино, Пьеро, мушкетеров…
        - Как здорово!- воскликнула Беатрикс, обнаружив в толпе Корнелиуса, и уцепившись за его локоть.- Посмотри, какие замечательные наряды! Я словно попала в сказку!
        - Дорогая, в этой сказке твой костюм - лучший! Ты - настоящая Золушка, превратившаяся в принцессу!- проговорила услышавшая ее слова радушная хозяйка. Ее полное добродушное лицо светилось неподдельным восторгом. Катрин Кампверсе обняла Корнелиуса и сказала:
        - Дорогой, как тебе удавалось держать в секрете свою помолвку с этой прекрасной девушкой? Ты - скрытный мальчик, но как замечательно поступил, приведя ее сегодня в наш дом! Беатрикс напоминает мне южный цветок, чудом занесенный в северные края… Откуда вы, дитя?
        Настроение у Беатрикс было замечательное, и она легко отвечала на прямые вопросы.
        - Здесь, в этом городе родились мои родители, мои дедушка с бабушкой, так что экзотические страны не имеют ко мне отношения, так же, как и я к ним.
        Их окружили маски. В руках Катрин оказался микрофон.
        - Господа пираты, рыцари и мушкетеры! Хочу представить вам своих друзей - Корнелиуса Мидволда и его невесту Беатрикс Робинсон!
        Раздались аплодисменты. Квартет музыкантов в углу громадной гостиной сыграл веселую мелодию. Глаза Беатрикс горели, в голове пронеслось: «Может быть, не все так уж и плохо в жизни, как мне кажется?».
        Сильные руки Корнелиуса легли ей на плечи, мисс Робинсон оказалась в центре танцующего круга.
        - Как ты себя чувствуешь, дорогая?
        - Замечательно,- прошептала девушка и уткнулась лицом в широкую грудь адвоката. Ей не показалось это стыдным, пусть все здесь видят, что она и он - одно целое.
        - Признаться, я тоже чувствую себя замечательно. Казалось, что к своим тридцати шести годам мне уже удалось многое постичь. Но я заблуждался и начинаю понимать это только сейчас.
        Звучала музыка, мелькали лица, маски, мелодия занимала почти все существо Беатрикс. Корнелиус оказался замечательным партнером. Он будто родился для танцев. Его ладони, казалось, еще немного и прожгут ее талию насквозь. Тягучая, сладкая истома, сильное желание внезапно возникли в каждой клеточке тела. Она окончательно поняла, что хочет быть с ним, хочет стать его настоящей женой, единственной возлюбленной.
        Нежные пальцы Корнелиуса коснулись ее груди. Он взял розу, прикрепленную к ее лифу, и украсил ею волосы девушки.
        Беатрикс в этот момент почувствовала, как груди отозвались на мимолетное прикосновение мужских пальцев, и соски их напряглись. Дыхание ее прерывалось, ноги ослабли, да что там ноги! Она вся ослабла, еще бы одно мгновение - могла бы потерять сознание, повиснуть у него на руках. Но он, похоже, не понимал, что невеста по-настоящему принадлежит ему, любит его, и ее сжигает невыдуманная страсть…
        Словно почувствовав это, Корнелиус нагнулся и поцеловал ее в голову. Как было сладко чувствовать ауру мужского обаяния, быть под защитой сильного человека, обвивать и сжимать руками атлетически сложенное тело, так замечательно двигающееся в ритме мелодии. Она ощущала запах Корнелиуса - замечательный, единственный на свете мужской запах, который ей хотелось вдыхать бесконечно, и сердце ее радовалось жизни.
        - Ты что-то сказала?- спросил вдруг адвокат.
        - Разве?
        Он остановился, но не отпускал ее, держал в объятиях.
        - Может быть, мне только показалось. А вообще, все твои мысли видны на лице.
        - У меня сегодня день, полный сюрпризов,- тихо сказала Беатрикс.
        Он улыбнулся и еще раз поцеловал ее, на этот раз в щеку.
        - Как ты себя чувствуешь?- спросила девушка.
        - Хорошо. Только очень хочется есть,- просто признался он.- Константин Ван дер Мей мог бы отбить у меня аппетит, но, как ни странно, во мне проснулись новые силы. Думаю, хозяева угостят нас чем-нибудь вкусненьким.
        Минуя танцующие пары, они пробрались к шведскому столу, накрытому в соседнем зале.
        Беатрикс на мгновение оторопела, увидев «чего-нибудь вкусненькое», как выразился Корнелиус. Великолепная сервировка, нежных оттенков салфетки, столовые приборы, сверкающие в свете длинных свечей, аппетитные блюда… Господи, чего здесь только не было! Все это поднимало настроение, и действительно Беатрикс страшно захотелось перекусить.
        Она выбрала себе - как всегда - салат и кусочек лосося.
        - Ты никогда не ешь никакого мяса?- удивился адвокат.
        - Никогда. И мне не нравятся такие вопросы. Я же не спрашиваю тебя, почему ты навалил на тарелку гору ветчины?
        - Еще не навалил. Только наваливаю,- отозвался Корнелиус довольным голосом.- Хочешь вина?
        - Хочу.
        Как было там замечательно! Беатрикс и Корнелиус, подобно озорным детям, жевали, прихлебывали из бокалов, смеялись. Развеселившийся жених заговорщицки сообщил, что у него на сегодняшний вечер есть одна серьезная задача - перепробовать все блюда, стоящие на шведском столе. Беатрикс попыталась подсчитать, сколько закусок, салатов, тарелочек с тарталетками и бутербродами находится перед ними, сбилась со счета и в который раз рассмеялась.
        Вскоре к ним присоединились другие гости, и мисс Робинсон с раскрасневшимися щеками, совершенно никого не стесняясь, стала разглядывать жующий народ.
        - Смотри, Корнелиус, вон тот султан явно любит рыбу! Придвинул к себе блюдо и уплетает! А вон та дама в тяжелом наряде королевы никак не может дотянуться до бутербродов с черной икрой!
        - Ты - расшалившаяся девчонка. Во-первых, это не султан, а хозяин всех холодильников в амстердамском порту. Можно считать, что, безусловно, вся рыба принадлежит ему. А та дама в костюме королевы - вице-президент аэроклуба, в котором я учусь летать на вертолете. На всех остальных, ладно, можешь махнуть рукой, они члены моего гольф-клуба,- строгим голосом пытался урезонить девушку адвокат.- Комментарии на подобных вечеринках неуместны. Каждый ведет себя так, как ему хочется.
        - И мэр с попугаем тоже член твоего клуба?
        - Мэр - естественно, попугай - нет,- пошутил Корнелиус.- Наш гольф-клуб - старейший в городе. И сегодня, забыл тебе сказать, ты присутствуешь на юбилее этой популярной в элитных кругах организации.
        Потом они снова танцевали, прижимаясь друг к другу так, что у Беатрикс сбивался пульс и пересыхало в горле. Разгоряченные выходили они на балкон и любовались угасающим вечером.
        На небе Амстердама словно на детской переводной картинке медленно проявлялись звезды. Огни в порту напоминали загадочные далекие костры.
        - Между прочим, у меня есть такая мысль,- сказал Корнелиус, когда они в очередной раз вышли на свежий воздух.- Я предлагаю тебе провести здесь всю ночь, не уезжать домой.
        Беатрикс нахмурилась, задумалась. Она как-то забыла, что ей пора возвращаться. Но сейчас… Перспектива катиться по ночному шоссе в холодной машине, надо признаться, ее мало вдохновляла.
        - А как это можно сделать?- спросила она. Конечно, вопрос ее прозвучал немного глупо.
        Корнелиус понизил голос и ответил с ироничной улыбкой:
        - Как сделать? Просто. У меня есть свободная спальня. Для гостей.
        - Очень мило с твоей стороны,- с шутливым полупоклоном проговорила Беатрикс. А у самой бешено забилось сердце! Как? Она останется с ним наедине, ночью, в одной квартире? После того, как он при всех назвал ее своей невестой? После того, как он пару раз прикреплял к ее платью и волосам розу? После того, как они целовались, танцевали, стояли на балконе так близко друг к другу, что она ощущала не только его спокойное горячее дыхание, но почти каждую клеточку мужественного тела? Прилично ли это - ночевать с ним вместе? Она же - фиктивная невеста, а в будущем - фиктивная жена.
        Беатрикс неуверенно кивнула головой.
        - Хорошо,- сказал Корнелиус.- Кстати, завтра суббота, а по субботам я езжу к своей матери. И, наверное, будет правильно, если мы поедем туда вместе.
        Девушка хотела задать вопрос, а что же она там должна делать? Но в эту минуту к ним подошел господин, который представился Генрихом Кампверсе.
        Это был хозяин квартиры, муж Катрин, здоровенный детина. В противоположность своей хохотушке-жене он почти не улыбался. У Генриха было такое мрачное выражение лица, будто у него болели зубы. Но при этом он оказался очень разговорчивым. Кажется, господин Кампверсе начал говорить с Корнелиусом и Беатрикс, еще в дверях, только направляясь к ним.
        Девушка вскоре узнала, что у ее будущего фиктивного мужа есть сестра по имени Шарлотта. Она также поняла, что мать Корнелиуса занимала пост генерального судьи округа. И уж чуть было не упала со стула, услышав, что конь, выигравший кубок Амстердама в прошлом году, принадлежал Корнелиусу!
        Под грузом этой информации Беатрикс вышла подышать ночным воздухом и тут же попала в объятия Катрин Кампверсе.
        - Малышка, ты так хороша! А мы все рады, что Корнелиус наконец-то нашел свое счастье!- щебетала та.
        Мисс Робинсон почувствовала - сейчас самое время порадовать Катрин, и призналась ей, что восхищена квартирой супругов Кампверсе. Несколько комплиментов дались легко, потому что шли от чистого сердца.
        Хозяйка пентхауса была в курсе, что Беатрикс стала владелицей замечательного загородного поместья, завещанного ей известным банкиром. Но ее взгляд на помолвку оказался поразителен:
        - Уж я-то знаю потенциальных невест Корнелиуса. Поверьте мне, малышка, они не стоят вашего мизинца.
        - Почему?- простодушно поинтересовалась Беатрикс.
        - Я так думаю!- засмеялась госпожа Кампверсе и грациозно, как только умеют делать полные женщины, сделала несколько танцевальных па под чарующие звуки оркестра.- Ах, я так люблю развлекаться - ходить в театр, танцевать! Вы тоже полюбите! Теперь вы - украшение нашего дружеского круга!
        Плыла восхитительная ночь.
        - Пора уходить.- Беатрикс почувствовала, как Корнелиус положил ей руку на плечо.
        - С удовольствием, дорогой.
        Тот нежно поцеловал девушку. Они распрощались с хозяевами, гостями, вошли в сверкающий огнями лифт.
        После карнавальной, взвинченной атмосферы дома супругов Кампверсе, воздух в квартире Корнелиуса показался им прохладным, даже немного отрезвляющим.
        - Я никогда не была на таком замечательном вечере,- проговорила счастливая Беатрикс.
        Она остановилась в центре гостиной, скинув с ног новые туфельки. До чего приятным показалось ей прикосновение мягкого ворса роскошного паласа. Что с ней? Да просто смертельно устала!
        Корнелиус протянул Беатрикс бокал шампанского.
        - Нет, только не стоя!- Девушка упала в кресло и начала следить за пузырьками, поднимающимися со дна бокала.
        - Ты была само вдохновение. Произвела потрясающее впечатление на всех гостей, а Катрин просто от тебя без ума,- довольно проговорил адвокат.
        - Это только потому, что пришла вместе с тобой.
        Он кинул на нее проницательный взгляд. Мисс Робинсон отпила глоток шампанского и сказала:
        - Но все-таки, я чувствовала себя немного Золушкой.
        - Это еще почему?
        - Дорогой, я не играю в гольф, не летаю на вертолетах, у меня нет собственной конюшни. Моя мать не занимает должность генерального судьи округа. Когда мы приедем к твоей матери, о чем я буду с ней разговаривать?
        - Не волнуйся, предстоит обычная легкая весьма доброжелательная беседа,- спокойно проговорил он.- Ей достаточно знать, что ты - моя невеста.
        Беатрикс отставила бокал.
        - Ну, какая я невеста… Мы ведь ненастоящие муж и жена.
        Помолчав, он сказал:
        - Ты когда-нибудь была влюблена?
        - Не знаю. Сейчас мое прошлое так далеко. Как туманный берег моря.
        Он улыбнулся.
        - Зато будущее тебе ясно, да?
        Она посмотрела на него из-под ресниц, но промолчала.
        - А что касается визита к моей матери завтра,- продолжил он,- то тебе нечего беспокоится. Ложись сейчас спать.
        - Корнелиус, постели мне в гостиной,- внезапно попросила она.- Пожалуйста.
        - Почему ты не хочешь идти в спальню?
        - Мне… мне… кажется, здесь будет лучше.
        - Беатрикс, не заставляй меня делать глупости. Там нормальная постель, ты отдохнешь. А в гостиной, ну мало ли что? Утром я встану рано, случайно разбужу тебя.
        Она задрала вверх подбородок.
        - Нет! Кстати, перед сном я люблю смотреть телевизор. Сейчас лягу на этот диван, и буду смотреть ночной канал. Или лучше поступлю по-другому: буду сидеть до утра в этом кресле.
        Он рассмеялся.
        - Упрямая девочка!
        - Не смейся!- продолжала настаивать Беатрикс.- У себя дома я частенько засыпаю в кресле. Прямо перед телевизором. Ничего страшного.
        - Не капризничай. А впрочем, спи, где хочешь. Сейчас принесу тебе одеяло и подушку. У тебя есть, во что переодеться на ночь?
        - Ммм… Нет.
        - Оставайся здесь. Я тебе сейчас что-нибудь найду.
        Беатрикс напряглась. Неужели предложит ей ночную сорочку в кофейных кружевах, которую несколько часов назад она разглядывала в ванной комнате?
        Но он принес простую белую рубашку, свою рубашку, а вовсе не то проклятое шелковое неглиже, касавшееся тела страстной женщины-вамп. А еще он притащил одеяло и подушку.
        - Спасибо,- сухо поблагодарила она.- Прости, что причиняю тебе беспокойство.
        Он сунул рубашку ей в руки и ущипнул за подбородок.
        - Странная ты девчонка. Хотел бы я знать, какие в голове у тебя мысли.
        Ее губы дрогнули. Она стояла, не дыша, напротив излучающего энергию и силу взрослого тридцатишестилетнего мужчины и чувствовала, вот сейчас может случиться нечто такое, что или оттолкнет их друг от друга или, наоборот, заставит броситься в объятия.
        Весь день Беатрикс думала об этом. Понимала, как он опасен для нее, как интересен, изыскан, разносторонне образован, понимала, как ему легко одним движением ресниц толкнуть ее в постель и, шутя, овладеть ею.
        Она закрыла глаза и почувствовала, как его длинные крепкие пальцы коснулись основания ее шеи, нежно тронули локоны ее волос.
        Эффект от прикосновения был чудесен. Она ощутила всем телом волну нарастающего жара. Господи! Как она устала, обессилена и как одновременно необыкновенно сексуально напряжена.
        Да, да, сомнений не оставалось. Она была сексуально напряжена. Но от чего? От простого прикосновения его пальцев к шее?
        Горячая волна страсти прокатилась по ее спине. Как жаль, что эти прикосновения столь легки и коротки. Неужели он издевается над нею? Беатрикс где-то читала, что настоящие мужчины овладевают женщинами в порывах огненной страсти. А Корнелиус… Его прикосновения показались ей даже робкими, словно перед ней стоял нецелованный юноша, боящийся отказа.
        Она подняла на Корнелиуса полуприкрытые ресницами глаза и прочитала в его взгляде понятный без слов вопрос: «Будешь ты со мной спать или нет?».
        В какой-то момент хотела ответить: «Да. Делай, что хочешь, милый Корнелиус. Люби меня. Заставь меня плакать, кричать, смеяться, петь. Потому что я уверена, я чувствую, у тебя хорошо будет все получаться - целовать меня, ласкать, проникать внутрь…»
        Но Беатрикс проглотила свой полный страсти монолог. Похоронила его в глубине души. Фиктивная жена не должна требовать того, что диктует любовь.
        - Я хочу спать,- вот что сказала она на самом деле.
        Огонек зажегся в его глазах и погас.
        - Хорошо, Золушка,- мягко вымолвил он и поцеловал ее губы.- Спокойной ночи.
        Коварный тип, зачем он поцеловал ее? Играл, честное слово, играл! До последнего мига ждал ее порыва. Думал, поцелуй сломит неприступное сердце мисс Робинсон, которая на самом деле уже в полушаге от другой фамилии - миссис Мидволд…
        Разумеется, она отвратительно спала. Провалилась в забытье только перед самым восходом солнца. Ей снились отвратительные сны, будто она в глухом лесу и убегает от диких зверей, а цепкие лианы захлестывают петлями ее уставшие ноги.
        Рубашка Корнелиуса жгла тело: девушка даже во сне ощущала это. Лучше бы его руки обнимали ее, а не чистая ткань касалась ее спины, живота, груди…
        А уже в десять часов субботнего утра она сидела на переднем сиденье «порше», совершенно разбитая, не выспавшаяся,- рядом, за рулем, невозмутимый адвокат - и ехала знакомиться с матерью Корнелиуса.

4
        - Как настроение, Беатрикс?- Корнелиус нажал на газ, и мощный мотор, рыча, бросил автомобиль навстречу вспыхнувшему зеленому свету.
        Мисс Робинсон почувствовала, как скорость заставляет ее вжаться в сиденье. Не поворачивая головы, не отрывая глаз от сливающейся в одну линию дорожной разметки, девушка вялым голосом тихо произнесла:
        - Нормально.
        Слава Богу, она успела тщательно уложить волосы. Не с метлой же на башке появляться пред светлые очи госпожи Мидволд. Правда, черты лица Беатрикс были обострены бессонной ночью, под глазами легли легкие тени.
        На ней были все те же изящные туфли на высоких каблуках, все то же черное короткое платье. Если признаться, она чувствовала себя неуютно, так как была слишком обнажена, чересчур празднично выглядела для субботней семейной поездки к матери Корнелиуса.
        Беатрикс повернула голову, собралась с мыслями и тихо спросила:
        - А что мы ей скажем?
        - Правду,- прозвучало в ответ.- Что же еще?
        - Как правду?- Девушка переспросила в растерянности.- Неужели это может ей понравиться? Неужели она может подумать… Что ты и я… В общем…
        Корнелиус, не отрываясь, смотрел на дорогу. Он ловко маневрировал, легко вписывался в повороты, беспечно сбрасывал газ перед светофорами и смело обгонял редкие в этот час автомобили на прекрасном загородном шоссе.
        Справа и слева появлялись и пропадали купы деревьев, силуэты ветряных мельниц, фасады придорожных гостиниц, бензоколонки. Небо было окрашено в чудесный нежный розовый цвет. Утреннее солнце освещало асфальт, траву на придорожных полях, сверкало в спокойной воде каналов.
        Беатрикс не выдержала и высказала свое опасение:
        - Корнелиус, ведь твоя мама - судья. Что она скажет, если узнает, что мы с тобой преступили закон? Она нас осудит.
        - Может быть,- сделав крутой поворот, тот лихо притормозил у металлических ворот. - Мы приехали. Нам ничто теперь не помешает узнать мамино мнение, тем более что она уже заметила мою машину.
        За воротами виднелась мощеная светлым камнем дорожка, ведущая к краснокирпичному фасаду двухэтажного дома в готическом стиле.
        Это был дом из детской сказки. Черную крышу здания прорезали слуховые окна, стекла которых горели в лучах утреннего солнца. На крыше сидели белые голуби. Густой декоративный виноград оплетал нижний этаж здания. Стояла тишина, прерываемая свистом невидимых птиц.
        Распахнув створки ворот, Корнелиус вновь сел за руль и медленно поехал по тенистой липовой аллее. Удивительной красоты клумбы с кустами роз просматривались за старыми мощными липами.
        - Как красиво!- поразилась Беатрикс.
        - Моя мама потратила много энергии, чтобы привести здесь все в порядок. Она вложила душу в эту аллею, в этот парк.
        - Парк?- переспросила Беатрикс.
        - Да, парк. Кстати, за домом расположена оранжерея с какими-то растительными диковинками. Впрочем, это по твоей части. Мама тебе все покажет.
        - Корнелиус, мне страшно показаться твоей маме в таком одеянии.
        Она инстинктивно прикрыла ладонью откровенное декольте.
        Тот мельком кинул взгляд на стыдливый жест, отметив, сколь юны и прекрасны округлые девичьи груди. При этом он хмыкнул… «Вот глупая! Стыдно ей. Не понимает, как прелестна!»
        - Я думаю, моя мать не обрадовалась, если бы я привел в дом девицу в потертых джинсах и черной ковбойской шляпе… Ты нервничаешь как перед школьным экзаменом! Неужели непонятно, мы приехали отдохнуть после торжественного вечера в честь юбилея моего гольф-клуба.
        - Мне кажется, я похожа на проститутку,- сказала Беатрикс.
        Корнелиус вновь хмыкнул.
        - У проституток не бывает таких невинных глаз, дорогая… Не забывай, Кристиан Ван дер Мей - наш покойный благодетель - сделал тебя наследницей поместья в двадцать пять акров. Ты - хозяйка ферм, охотничьих угодий, огромного парка и полей с тюльпанами… Нет, проститутки такими не бывают.
        - А она знает о завещании Кристиана?
        - Нет. Мы все ей расскажем.
        Машина мягко остановилась у стеклянных дверей дома.
        - Твоя невеста!?
        Жозефина Мидволд откинулась на спинку кресла и прижала руки к своему сердцу. Беатрикс, глубоко вздохнув, огляделась.
        Она находилась в комнате, обстановка которой словно бы возникла из другой эпохи. На окнах висели тяжелые драпри, старомодная мебель накрыта полотняными чехлами, огромная люстра напоминала о музейных залах, мерно качался маятник в старинных кабинетных часах. Старомодные горшки с пальмами неплохо сочетались с бамбуковыми этажерками начала восемнадцатого века. Китайские ширмы, каминная решетка, украшенная диковинными птицами, а также тускло поблескивающие золотом переплеты старинных книг в темного дерева книжных шкафах составляли разительный контраст с обстановкой квартиры Корнелиуса. Под ногами лежал потрясающей красоты индийский ковер.
        Жозефина Мидволд - дама примерно шестидесяти лет с крупными чертами лица, в которых угадывались следы былой красоты, пристально смотрела на гостью. Но взгляд ее не выражал враждебности, пожалуй, только острое любопытство. Хозяйка произнесла все таким же удивленным голосом:
        - Господи, я не верю тебе, Корнелиус. Кто она, и когда это случилось? А что с Викторией?
        Сынок беспечно вышагивал по ковру и при последнем вопросе матери приблизился к креслу, затем нежно поцеловал Жозефину в лоб.
        - С Викторией все в порядке. Но ответь нам, почему ты принимаешь нас здесь? Мне больно ходить по такому ковру. Ему место в национальном музее.
        Жозефина твердым голосом возразила:
        - О каком музее может быть речь? Твой отец когда-то распорядился, чтобы этот ковер никогда не покидал нашего дома.
        Корнелиус встал на четвереньки и бережно провел рукой по ворсу, жестом пригласив Беатрикс проделать то же самое. Девушке понравилось дурацкое предложение Мидволда: по крайней мере, оно снимало общее напряжение.
        Он заговорил, растягивая слова и специально понизив голос:
        - Этому ковру триста пятьдесят лет. Работа замечательная. Труд индийских мастеров в сохранности и должном почете.
        Жозефина с улыбкой смотрела на сына и на молодую гостью, стоявших на четвереньках в центре комнаты.
        - Перестаньте ломать комедию. Право, как малые дети. Скажите лучше правду.
        - Госпожа Мидволд!- Беатрикс поднялась с колен.- Мы обручились, но, если бы вы знали обстоятельства… Если быть честной, я сама в недоумении, так как все произошло в одно мгновение. Мне кажется, Корнелиус может объяснить гораздо лучше, чем я.
        Жозефина с нескрываемым интересом смотрела на стройную фигурку гостьи в черном вечернем платье, отмечая и декольте, и тени под глазами, и тщательно убранные чудесные каштановые волосы.
        - Хорошо. Покинем домашний музей, как только что выразился мой сын. Идемте ко мне, Корнелиус мне все объяснит. Так, дорогой?
        Комната Жозефины Мидволд оказалась точной копией городской гостиной Корнелиуса, разве что современный телевизор был больше размером, а дизайн мягкой мебели еще современнее. Поражало огромное количество живых цветов - в вазах, горшках, кашпо. В распахнутое окно доносилось пение птиц из сада.
        Вся их небольшая компания расположилась в удобных креслах, друг против друга. В комнате едва слышно звучала музыка. Адвокат неторопливо и обстоятельно изложил матери сагу о встрече с девушкой в конторе, о разговоре с Кристианом Ван дер Меем и, наконец, о завещании покойного и странных условиях, выдвинутых им в пояснительном письме, где были изложены подробные инструкции насчет их с Беатрикс брака.
        - Почему он решил сделать такое завещание?- выслушав рассказ Корнелиуса, с искренним удивлением воскликнула Жозефина.- Какой в этом смысл? Был ли у Ван дер Мея особый расчет? Или с ним случилась обычная история - старческое затмение разума перед смертью?
        - Трудно догадаться,- пожала плечами Беатрикс.
        - Вижу, что и для вас вся эта история с банкиром - тайна за семью печатями. Но выйти замуж за Корнелиуса вы догадались-таки?- в интонации Жозефины Мидволд сквозила даже не ирония, а легкая обида на то, что ее сын так легко попался на крючок случайной милой девушки.
        - Беатрикс последовала моему совету,- поспешил сгладить неловкую ситуацию Корнелиус.- Кстати, мама, распорядись насчет кофе. Мы спали от силы часа три, и он так хорошо взбодрил бы нас.
        - Знаешь, дорогой, похлопочи сам. А мне, пожалуйста, принесли джин с тоником или чего-нибудь покрепче. Определенно нужно выпить, чтобы во всем разобраться.
        М-да, подумала девушка, попала я в гнездышко! И мать, и сын - с амбициями, с характерами, не хотят уступать друг другу. Как сказал бы мой дедушка, будь он здесь, ты, моя крошка, словно цветок между молотом и наковальней.
        - Беатрикс,- заметил Корнелиус,- обычно моя мама ничего не пьет крепче чая, ты определенно произвела на нее впечатление… Хорошо, мама, твоя взяла - пойду договариваться с горничной.
        Когда Корнелиус вышел из комнаты, Жозефина с взволнованным видом обратилась к Беатрикс:
        - Определенно Кристиан Ван дер Мей преследовал тайные цели этим завещанием. Это точно!.. Скажу тебе, как мать, ты вовсе не относишься к тому типу девушек, с которыми я обыкновенно вижу своего сына. Уж, конечно, не с такой девушкой он мог обручиться.
        От неожиданных переживаний и охватившего ее беспокойства Жозефина Мидволд без лишних предисловий перешла с Беатрикс на «ты».
        Пожилая дама вновь бросила взгляд на стройные ноги Беатрикс.
        - Что у тебя не отнимешь, так то, что ты прехорошенькая.
        - Спасибо,- проговорила вежливо Беатрикс.- Если честно, это платье у меня всего двенадцать часов. Обыкновенно я одеваюсь иначе. А еще, госпожа Мидволд, понимаю, что я не из тех девушек, которые могут нравиться вашему сыну. Просто мне приходится бороться за справедливость.
        - Вот как?- В глазах Жозефины вспыхнул огонек одобрения.
        - Да…- Мисс Робинсон взволнованно выпрямилась. Было видно, что она наэлектризована, что ей с трудом дается вежливый тон и вообще - разговор для нее слишком тяжел. Но ничего, ничего, она вытерпит.- Все, что я делаю, это пытаюсь помочь моим дедушке и бабушке. С ними случилась беда.
        И Беатрикс подробно рассказала историю с конторой Кристиана Ван дер Мея. Про свои пикеты, плакатики… Короче, про свою бесплодную борьбу.
        - Дорогая, Кристиан Ван дер Мей - благородный человек, и никогда не позволил бы себе нечестный поступок,- сказала с чувством Жозефина Мидволд. Она отчего-то особенно разволновалась. Глаза ее вспыхнули глубоким огнем, грудь всколыхнулась. Беатрикс подумала, что с таким жаром защищают только самых близких людей.
        - Наверное, так и есть!- Девушка кивнула.
        - Да, да! Он - благородный, умный, прекрасный человек! Я в этом уверена на все сто!- горячо настаивала мать Корнелиуса.
        - Сейчас я тоже уже верю в это. Но история сложилась так, как сложилась.
        Жозефина Мидволд встала, прошлась по комнате. Конечно, ее можно понять, подумала Беатрикс. Как бы я поступила на ее месте, если бы мой сын в одно прекрасное утро приехал с незнакомой простушкой, пусть даже симпатичной, и объявил, мол, вот моя невеста, без пяти минут жена?
        - Расскажи мне о себе,- попросила хозяйка.
        Беатрикс чистосердечно призналась:
        - Много рассказывать нечего. Вы все про меня знаете и так. Да, я не из тех девушек, которые могут входить в круг друзей Корнелиуса. Я - начинающий ландшафтный архитектор. А проще сказать - садовник. Больше разбираюсь в удобрениях для роз и в сортах трав для газонов, чем в гольфе. Поверьте мне, сегодня ночью, благодаря вашему сыну, я впервые была на великосветском вечере. Вот почему я в этом платье. Мне не во что было переодеться.
        - Что ж, оно довольно-таки милое. Я вижу, ты - девушка со вкусом,- проговорила Жозефина.- А что касается удобрений для роз,- в голосе ее появилась забота,- тут действительно есть проблема. Ты видела мой сад?
        - Конечно же нет.
        - Мы сегодня обязательно побываем там, ты осмотришь мои цветы и скажешь, правильно ли я их обрезаю. Мне нравится все делать самой… Видишь, какая я практичная, не хочу упускать возможность получить у профессионала консультацию, если этот профессионал - мой гость!- И она рассмеялась.
        - А мне приходится все делать самой, чтобы зарабатывать на жизнь. Карликовые розы - моя страсть. Я скучаю, когда бываю лишена возможности видеть их каждый день.
        Жозефина взглянула на непосредственное личико Беатрикс, и взгляд ее заметно потеплел.
        Вошел Корнелиус, следом за ним горничная вкатила столик с кофейником, чашечками, бутылками бренди, джина. Но к кофе никто не прикоснулся.
        - Знаете что, дорогие мои?- с энтузиазмом произнесла Жозефина.- Напитки, кофе с утра, тем более что вы ничего не ели, а прыгнули в машину и примчались ко мне, все пустое. Давайте полноценно позавтракаем! Правда, тебе, Корнелиус, придется сначала чуточку поскучать и потерпеть. Перед завтраком я хочу показать Беатрикс свои розы… Кстати, дорогой мой, ты меняешься в лучшую сторону! Как я погляжу, у тебя определенно совершенствуется эстетический вкус.
        Жозефина и Беатрикс вышли из дома и направились по аккуратной дорожке, посыпанной красным толченым кирпичом, в сторону цветников. Мягко журчал фонтан. В саду был огромный бассейн, наполненный ярко-синей водой. Возвышалась альпийская горка, покрытая пестрыми цветами и мягкой шелковистой травой, шевелящейся даже под легчайшими движениями ветра. В тени деревьев зеленела вода канала. Далее была видна плотина с разводным мостиком. Пахло свежескошенной молодой травой.
        - Райское местечко, не правда ли? Я так люблю здесь не только работать, но и бродить наедине со своими мыслями,- проговорила Жозефина. И тут же резко поменяла тему разговора.- Не хочу опережать события, но, дорогая, надеюсь, ты не обижаешься, что я обращаюсь к тебе на «ты»? Смешно же, когда свекровь «выкает» своей невестке… Надеюсь, Беатрикс, ты успела узнать моего сына и теперь относишься к нему по-доброму. Он ведь на самом деле прекрасный адвокат. И не думай, что он - великосветский шалопай, который только и держит в голове, как бы заморочить голову хорошеньким девочкам. Корнелиус - человек серьезный… Теперь о главном. Мне не дает покоя одна мысль: почему Кристиан Ван дер Мей совершил такой странный поступок? Он прекрасно знал, какая специальность у сына, и включать адвоката в завещание клиентке было с его стороны очень неосмотрительно. Ничего, кроме профессиональных сложностей, это Корнелиусу принести не может. Получается, Кристиан пожелал навредить его карьере?
        - А письмо? Перед смертью он оставил письмо, где прямо настаивал на нашем браке.
        - Это меня и настораживает,- сказала Жозефина.- Кристиан был замечательный человек, в свое время даже пытался за мной ухаживать. Я помню его таким чистым и наивным, таким смешным и неловким. Думаешь, банкиры сделаны из железа или гранита? Нет, они живые, со своими слабостями, люди… Боже, а как я была тогда наивна… Вот и мои розы.
        Беатрикс смотрела на изумительные куртины, на ухоженные кусты роз, и все никак не могла осмелиться задать мучивший ее вопрос. Наконец она решилась:
        - Простите, а вы любили Кристиана Ван дер Мея?
        В воздухе повисла пауза. Над розами летали пчелы, они неторопливо, обстоятельно жужжали, собирали нектар с ароматных цветочных чашечек… Пауза затянулась, и Беатрикс перепугалась: неужели она своим вопросом ранила мать Корнелиуса? Конечно, нельзя лезть в душу к другим, но что делать, когда вопрос просто висит на языке и невозможно его не задать?
        Наконец девушка услышала вздох.
        - Я любила, дорогая. Одного человека. Достаточно странного… Что теперь об этом говорить? Все в прошлом. Сейчас моя жизнь состоит из воспоминаний… Корнелиус!- громко позвала она сына.- Посмотри, какая-то неприятность случилась с водо-перепускным механизмом плотины! Наверняка у шлюза скопился мусор!
        - Вижу,- отозвался Корнелиус с противоположного берега канала.
        Беатрикс заметила своего будущего мужа только в эту секунду. Нет, он не скучал, как предсказывала Жозефина, а по-хозяйски обходил владения матери.
        На Корнелиусе были потертые джинсы и толстая матросская куртка. Девушка еле-еле сдержала смех,- адвокат походил на рабочих, которых часто можно встретить стоящими с баграми у шлюзов. Сильным руками он повернул ворот, и вода с ревом хлынула на покрытые зеленым мхом камни, унося ветки и прошлогоднюю листву, скопившуюся у плотины.
        Налюбовавшись на Корнелиуса, Беатрикс снова принялась разглядывать розы. Опытным взглядом оценила обработанную почву, чистые стволы розовых кустов, здоровые листья на сильных стеблях.
        - У вас хорошие, ухоженные цветы, госпожа Мидволд. Говорю вам, как специалист. И садовник у вас профессионал своего дела.
        - Он служит у меня тридцать лет,- с гордостью отозвалась Жозефина.
        - Но… Есть одно маленькое «но». Я вижу, он не любит экспериментировать,- сказала Беатрикс.- Представьте только, как живописно будет выглядеть ваш розарий, если вы решитесь прививать другие сорта, допустим, вот сюда.
        Она указала на куст, обсыпанный нежно-розовыми бутонами.
        - Уверяю вас, будет великолепно смотреться, если мы привьем к нему ярко-красные розы. Всего одну ветку, но зато - как будет необычно, красиво!- Беатрикс выпрямилась, оглядела сад.- А еще лучше, если среди ваших черных роз появятся белые цветы, среди красных - черные… Бордовые хорошо смотрятся с персиковыми оттенками, желтые розы… Да вы сами можете проявлять свой вкус и фантазировать сколько угодно!
        - А прививки не испортят мой розарий?- осторожно поинтересовалась Жозефина Мидволд.
        - Нет, конечно, иначе бы я не рекомендовала вам эти новшества. Прививки только укрепляют растения. Не дают вырождаться тому или другому сорту. Когда я училась на курсах по озеленению, мы занимались этим постоянно. У меня есть опыт, я вас научу.
        - Все о розах, да о розах!- прокричал Корнелиус с плотины.- А когда завтракать?
        - Скоро!- прокричала Жозефина.- Через десять минут. Иди, мой руки!.. Мой сын любит поесть,- с улыбкой объяснила она Беатрикс нетерпение ее жениха.
        - Я уже это знаю,- также с улыбкой ответила Беатрикс.- Он у вас очень хороший.
        Автомобиль адвоката с бешеной скоростью летел в сторону Амстердама.
        - Замечательно! Какой был обед, какой прекрасный ужин! Второй раз в жизни я жевала салат при свечах! Вчера, у Кампверсе, был первый раз!- говорила раскрасневшаяся Беатрикс.- Слушай, а как смешно мы смотрелись, ползая на четвереньках по индийскому ковру!
        - Моя мама тебе понравилась?
        - Она - замечательная женщина и великолепная хозяйка! А ее сад вообще выше всяких похвал.
        - Я не о саде. Как она отнеслась к нашему браку?
        - А мы об этом и не говорили,- просто ответила девушка.
        - Напрасно. Дело в том, что я тоже не сумел толком поговорить с ней о возможных трудностях. Если фиктивный брак заключен с целью получения выгоды, то его участников наказывают, как злоумышленников. Мама могла бы дать дельный совет.
        - Мне кажется, твоя мать отнеслась ко мне, как к настоящей невесте!- прокричала сквозь ветер Беатрикс.
        - Поздравляю тебя, ты - замечательная актриса… Посмотри, как красиво! Тысячу раз вижу все это, и каждый раз восхищаюсь.
        Действительно, за окном автомобиля проносились потрясающие пейзажи. Фрагмент некогда мощного городского укрепления, огромная башня с флюгером на конусообразной медной крыше грозно выглядывала из-за разросшихся молодых тополей. Старинные, тщательно отреставрированные дома прижимались к башне. Но смотреть на них вовсе не хотелось.
        Он сказал: «Ты - замечательная актриса», значит, настаивает именно на фиктивном браке… Теперь девушка сидела печальная, глаза ее наполнились слезами. Актриса! Если бы Корнелиус знал, как тяжело отказываться от своих девичьих мечтаний, как невыносимо ощущать на пальчике обручальное кольцо, подаренное без любви, без ласковых слов, а лишь потому, что это соответствует одному из правил игры.
        Она чувствовала, что ее переживания не волнуют адвоката-профессионала, заинтересованного только в благополучном исходе тяжбы. И, если бы Она не испытывала к Корнелиусу сильного чувства, то при первом же повороте, когда он ловко притормозил свой шикарный спортивный «порше», она бы выскочила из салона. Прощай, холодное сердце и трезвый расчет! Не буду я играть по правилам чужой игры!

«Порше» влетел в подземный гараж, где сиротливо стояла желтая подержанная «тойота» Беатрикс.
        - Приехали,- весело проговорил Корнелиус.
        Беатрикс сидела молча и не двигалась.
        Неужели день, наполненный переживаниями, закончится здесь, без какого-либо объяснения с этим человеком, для которого женская судьба не значит ничего.
        Адвокат вытащил из багажника сумки с одеждой, вежливо чмокнул Беатрикс в щечку и хотел, было, уезжать.
        - Корнелиус,- тихо окликнула его девушка.- Скажи мне…
        Тот поднял голову.
        - Что?
        - Скажи, это тоже был фиктивный поцелуй?
        - Так я тебе и сказал!- засмеялся адвокат.- Прости, я опаздываю.
        И нажал на газ. Спортивная машина в считанные секунды исчезла за поворотом.
        Боже! В черном вечернем платье она чувствовала себя не просто Золушкой, она ощущала себя соблазненной и покинутой сиротой, которой предстоял скучный, одинокий вечер в крошечной квартирке, в кресле перед телевизором. И некому пожаловаться. Только любимой карликовой розе на окне… Ничего!
        Беатрикс тряхнула головой, залезла в свою «тойоту» и резко тронула машину с места. Ничего! С понедельника надо забыть о сердечных переживаниях.
        Что это она распустила нюни? Она же хозяйка огромного поместья Винсем! У нее громадное хозяйство. Гро-мад-ное!
        Надо будет тщательно осмотреть каждый уголок поместья, выслушать отчет управляющего, переговорить с персоналом, прикинуть, что можно сделать по-своему, что нужно оставить, как было. Надо подробно выспросить, какие планы у деда. Пару дней назад он твердил внучке, мол, есть гениальный ход, как увеличить прибыль от продажи цветов из оранжерей поместья.
        Беатрикс вспомнила и про счета, и про то, что ей предстоит закупка угля, кормов, удобрений… Ничего! Жизнь продолжается!
        Она поправила зеркальце заднего вида и взглянула на себя.
        На нее смотрело веселое милое лицо прежней, неунывающей Беатрикс.

5
        Две недели спустя мисс Робинсон появилась в квартире Корнелиуса по случаю собственной свадьбы.
        Перед этим она провела тяжелую ночь,- все думала-думала, как ей жить дальше, правильно ли она делает, вступая в фиктивный брак? Хотелось рассказать о своих сомнениях деду и бабушке, все-таки родные люди, но почему-то в их семье не было принято, чтобы Беатрикс показывала собственные слабости. Она даже решила не тревожить стариков и не приглашать их на свадьбу. Те начали бы нервничать, собираться, мучиться вопросом во что нарядиться? Да и проблема со свадебным подарком, точно, выбила бы их из колеи.
        Главное, они искренне бы поверили, что их внучка всерьез выходит замуж, но на самом-то деле, ее брак - фиктивный, ее замужество - не для нее самой, а для того, чтобы устроить их старость, сохранить Винсем.

…Уснула девушка под утро, когда небо окрасилось в нежно-фиолетовый оттенок, а в кронах деревьев проснулись первые птицы.
        Но сейчас, когда она стояла, опустив руки, мягко улыбаясь, в квартире Корнелиуса, в голове у нее не было никаких мыслей по поводу того, как себя дальше вести. Все, обратной дороги нет, пути отрезаны, она выходит замуж за мистера Мидволда, которого, черт побери, любит. И сегодня ей плевать на то, фиктивный это брак, или нет!
        Мисс Робинсон тщательно позаботилась о своей внешности. На ней было скромное, но стильное, изумрудного оттенка платье - оно так шло к ее зеленым глазам. На ногах - замшевые туфельки. Волосы тщательно уложены. На пальце сверкал бриллиантик - наследство тетки Корнелиуса. Конечно, пусть адвокат видит и знает, что она дорожит его знаками внимания. Кстати, колечко ей действительно нравилось, и она часто открывала голубую бархатную коробочку, чтобы им полюбоваться.
        Невесту ожидал сюрприз. Адвокат вручил ей крошечный букетик редких новозеландских орхидей. Где он только смог отыскать их? Сам Корнелиус облачился в темно-серый костюм и накрахмаленную рубашку, от белизны которой просто ломило в глазах. Галстук у него был приятного зеленого оттенка: жених словно предугадал, что невеста явится в изумрудном платье. В галстуке сверкала дорогая булавка. Итак, они внешне полностью гармонировали, а внутренне?
        Торжественно наряженные, в квартиру Корнелиуса спустились Катрин и Генрих Кампверсе. Катрин тут же набросилась на Беатрикс:
        - Господи, какая ты душка! Малышка Беатрикс, тебе надо работать не ландшафтным художником, а моделью в салоне. Ты - прелесть!
        - Ну, понесла, понесла,- мрачно прокомментировал порыв жены Генрих.- Дай им полюбоваться друг другом, это же их день, их свадьба!
        До ратуши они ехали с эскортом: за «порше» Беатрикс и Корнелиуса следовали супруги Кампверсе на «ягуаре».
        Мисс Робинсон заметила, что прохожие останавливаются, увидев их автомобили, приветливо улыбаются, дети машут им вслед. А одна старушка в черном платье, с корзинкой в руке, долго смотрела и утирала глаза. Неужели они все догадались, что у нас с Корнелиусом свадьба?- подумала девушка.
        После визита в ратушу, Катрин и Генрих, выступившие в качестве свидетелей, пригласили молодоженов в свой пентхаус.
        До чего все же здорово на последнем этаже! Катрин расстаралась и почти каждый уголок квартиры украсила букетами, гирляндами, корзиночками со свисающими из них растениями.
        - Я думаю, тебе приятно, малышка, в день своей свадьбы видеть много цветов!- пылко сообщила она.
        По поведению Катрин было незаметно, что та обращает внимание на некоторые странности бракосочетания. А вот Генриха отсутствие матери Корнелиуса даже обескуражило. Но свое удивление мрачный детина выразил своеобразно.
        - Видно, по большой любви ты связал свою жизнь с Беатрикс,- прогудел Генрих своему другу и мрачно добавил: - Ох, и попадет тебе от матери!
        Катрин радушно угощала молодоженов сногсшибательными коктейлями, приговаривая, что большие свадьбы с массой гостей уже не в моде и по-настоящему утомительны. А сейчас в их с Генрихом пентхаусе происходит, на ее взгляд, самое романтичное в Амстердаме празднество.
        Отозвав Беатрикс в сторону, она шепнула на ушко молодой женщине, что Жозефина Мидволд обязательно появится с подарками, и беспокоиться по поводу ее отсутствия не следует. Веселая мадам Кампверсе тем самым давала новоиспеченной мадам Мидволд знать, что семья Корнелиуса примет невестку как своего человека.
        Тем не менее Беатрикс испытывала горькое чувство заброшенности. Да, они с Корнелиусом пару часов назад стали мужем и женой, но ведь теперь ее мечтаниям о хоть какой-то душевной близости пришел конец, надежды безвозвратно канули в небытие. Ей хотелось растолковать ему наконец, что он, ее муж по документам и самый близкий на свете человек, в которого она влюбилась как девчонка по уши, с первого взгляда,- стал для нее теперь недосягаемым. Все…
        Ей оставалось разыгрывать роль жены, улыбаться, принимать комплименты и бросать украдкой взгляды на благодушно балагурящего с друзьями Корнелиуса. Как он был хорош в нарядном костюме, как уверенно вел себя в ратуше, как изящно двигался, несмотря на свой внушительный вес, распространяя вокруг себя волнующий аромат дорогого одеколона.
        Увы, теперь ни о каких объяснениях в любви не может идти и речь, если она дала согласие на фиктивный брак, поставив во главу угла благополучие своих стариков.
        Катрин Кампверсе оказалась рядом с молодой женой Корнелиуса. Может, она почувствовала тяжелое настроение Беатрикс?
        - Послушай, малышка, я давно хотела тебя спросить, почему ты выбрала профессию ландшафтного архитектора?
        - Я?
        - Да, ты! Мне кажется, потому что это довольно романтично - сажать цветы, подрезать деревья! Угадала?
        Беатрикс с первой минуты понравилась Катрин. И она, взяв бокал с любимым вишневым соком, поведала историю, которую, кстати, не знал даже сам Корнелиус.
        - Понимаешь, я стала озеленителем неслучайно, мечтала об этом с детства… Мой отец работал механиком по обслуживанию насосов, которые предотвращают затопление Нидерландов морскими приливами. Часто он пропадал на службе сутками и скучал по семье, он так любил мою маму… У отца была мечта - скопить денег и купить небольшой участок под Амстердамом, чтобы построить там свой дом, посадить сад. И чтобы мы с мамой всегда были рядом… Знаешь, Катрин, я думаю, у моего папы было нежное, чуткое сердце. На рабочем месте, на дамбе он выращивал карликовую розу. Новый сорт. Выращивал в ящике, потому что, сама понимаешь, вокруг не было привольной земли, а одни железки и механизмы.
        - Господи! Так он своего добился?- Катрин округлила глаза. Неподдельный интерес светился в них.
        - Да. Он создал новый сорт карликовой розы, у нее такие нежные бутоны, словно рожденные из утреннего света. Знаешь, такого неповторимого персикового цвета. Отец назвал свою розу именем мамы «Анна».
        - Как здорово!- восхитилась Катрин Кампверсе.
        - А потом они - папа и мама погибли в автомобильной катастрофе. Я воспитывалась дедушкой и бабушкой. И у меня была мечта - выращивать цветы, сажать деревья,- тихо завершила свой рассказ Беатрикс.
        - Какая ты хорошая,- доверительно проговорила Катрин. В ее глазах стояли слезы.- Я искренне желаю тебе счастья, дорогая.
        Потом молодожены спустились в квартиру Корнелиуса.
        - Кажется, все вышло не так плохо?- спокойно поинтересовался адвокат. Его равнодушное настроение Беатрикс моментально отметила про себя.
        - Спасибо тебе, Корнелиус, за столь замечательные цветы и за помощь твоих друзей. Но я почему-то чувствую себя разбитой.
        Она отвернулась к окну и с безучастным видом стала рассматривать простирающиеся внизу городские крыши. Он хмыкнул, подошел к девушке, обнял за плечи, повернул к себе и шутливо нахмурившись, проговорил:
        - Формальности всегда утомляют. Но нам с тобой нет причин унывать. Дело продвигается к нашему выигрышу… Кстати, вы замечательно выглядите, миссис Беатрикс Мидволд!
        Она вздрогнула, услышав свое новое имя, и вспомнила, как в самый торжественный момент в городской ратуше, надевая ей на палец золотое обручальное кольцо, Корнелиус нежно поцеловал ее и тихо шепнул:
        - Не беспокойся, все будет хорошо.
        Эх, если бы он мог заглянуть в ее сердце. Она подняла глаза, постаралась улыбнуться.
        - Все великолепно… А платье тебе мое нравится?
        - Замечательное, очень тебе идет… Какие планы у дамы в таком прелестном наряде?
        Она глубоко вздохнула.
        - Наверное, поеду в Винсем. Двадцать пять акров - это не шутка. Работы там много.
        Беатрикс повертела на пальчике колечко.
        - Вот почему я согласилась на этот брак.
        - Послушай, разве время сейчас уезжать? Давай посидим в хорошем ресторане.
        - Нет, Корнелиус. Скажи лучше, когда ты сам посетишь Винсем? Твои хлопоты с открытием филиала тоже должны подойти к концу.
        Тот, улыбаясь, предположил:
        - Скорее всего через недельку я навещу наше общее хозяйство. Надеюсь, ты встретишь меня хорошим обедом. Отбивные с кровью будут?
        - Будут, будут, непременно, дорогой.
        Беатрикс изо всех сил сдерживала себя, чтобы не расплакаться.
        С каким удовольствием она бы сейчас отправилась с Корнелиусом погулять в парк или провела вечер в ресторане. Увы и ах! Тяжела доля фиктивной жены.
        - До встречи, Корнелиус.
        - До встречи.
        Адвокат заглянул ей в глаза и негромко проговорил:
        - И будьте аккуратнее на дорогах, миссис Мидволд.

6
        А дальше потекла обычная жизнь.
        Службы и дом в поместье. Винсем не требовали ремонта, к тому же последний был замечательно обставлен. Кристиан Ван дер Мей в свое время позаботился и отреставрировал чудесное двухэтажное здание, созданное в конце девятнадцатого века.
        Огромные окна смотрели на простирающееся перед домом поле, на нем выращивали тюльпаны. Беатрикс, любуясь ими, думала, что те, сливаясь на расстоянии, напоминают алые, желтые и белоснежные озера.
        На территории поместья шумел обширный буковый лес, благоухало несколько розариев. На примыкающих к лесу сочных лугах паслись породистые черно-белые коровы, бродили откормленные овцы.
        Там же были каналы, две ветряные мельницы, стояла готическая церковь с замечательным органом семнадцатого века.
        Все это привлекало внимание туристов, для которых на въезде в поместье был устроен специальный кемпинг. Туристы могли арендовать лодки, кататься по заросшим тростником каналам, пробовать парное молоко, покупать немудреные сувениры.
        В Винсеме хорошо дышалось, воздух здесь был необыкновенно чист и напитан ароматом трав. Это и надо моим многострадальным старикам, часто думала Беатрикс Мидволд.
        Находился этот рай всего в трех часах езды на автомобиле от Амстердама.
        Дедушка и бабушка переселились в Винсем и полностью взяли на свои плечи заботу о фермах, овчарне, птичнике, а хозяйка поместья - новоиспеченная миссис Мидволд с головой ушла в свои цветочные и садовые хлопоты.
        Беатрикс действительно радовалась тому, что свалившиеся нежданно-негаданно заботы не оставляют возможности старикам задавать вопросы о ее стремительном замужестве.
        - Ты всегда у нас с дедом была слишком самостоятельная. В четыре года уже стирала, в пять научилась читать, а в школу всегда ходила сама, мы тебя не провожали,- с улыбкой как-то сказала бабушка.- Ладно, если вышла замуж, не забудь на крестины позвать.
        Доверительно-домашние отношения, которые царили в семье, не были испорчены тем, что дедушка и бабушка не присутствовали на свадьбе любимой внучки. Корнелиус оказался чутким зятем (или талантливо играл роль такового?), не забывал позванивать и интересовался, как вживаются его свежеиспеченные родственники в новое для себя дело. Его телефонные звонки удовлетворяли стариков, они понимали: зять - преуспевающий адвокат, чрезвычайно занятый человек. А в том, что он любит их внучку, они не сомневались. По их мнению, не любить Беатрикс было невозможно.
        С утра до вечера юная миссис Мидволд пропадала в саду и парке, инструктировала рабочих, занятых обработкой плантаций тюльпанов. Вечера коротала у телевизора или сидела у камина, листая модные журналы, в том числе и по своей профессии. Но, если честно, скучала.
        Взгляд ее то и дело падал на разворот одного из журналов, который она поставила на полке камина. На фоне вечереющего неба, на балконе пентхауса супругов Кампверсе стояла ослепительная пара - счастливая Беатрикс и сосредоточенный адвокат. Подпись гласила: «Бракосочетание преуспевающего адвоката Мидволда».
        Бабушка и дедушка светились от радости, видя этот снимок. Они были счастливы за внучку, но сама внучка… У Беатрикс по ночам ныло сердце. Чем вся эта история с фиктивным браком закончится?
        В огромном доме казалось слишком пустынно, и ей так хотелось, чтобы он, ее адвокат, ее фиктивный муж, был рядом.
        Беатрикс мечтала постоянно слышать низкий неторопливый голос Корнелиуса, видеть его крупную, атлетически сложенную фигуру, смотреть в его спокойные темные глаза. И уже тысячу раз она вспоминала то, как он с ней танцевал однажды, как обнимал за плечи, стоя у окна собственной квартиры… Как сидел рядом в голубом «порше», и как взял в день их бракосочетания ее руку, вслед за чем легкое золотое колечко оказалось на ее безымянном пальце. Чего скрывать, она тайно, мучительно, сильно любила этого человека.
        Однообразие пустых дней без мужа нарушило одно нешуточное событие.
        Утром того дня Беатрикс позвонил Корнелиус. Он коротко поговорил с ней, пообещав, что, если сможет, то приедет ближе к вечеру. Быстро поинтересовался, как идут дела. Ездила ли она в помещение его новой конторы недалеко от Винсема, чтобы проследить за отделкой и озеленением… Молодая женщина отвечала, что дела идут хорошо, в новую контору ездила, и не раз. Там тоже все вроде бы нормально.
        Корнелиус выслушал ее отчет, положил трубку. И - ни слова нежности, любви, ласки. Вот так-то! Фиктивной жене нечего рассчитывать на искренние чувства.

…Подозвав свистом собаку - огромного золотистого ретривера по кличке Спай, сразу полюбившего новых хозяев поместья Винсем, Беатрикс отправилась прогуляться перед сном.
        Умный Спай, сопровождая миссис Мидволд, умел отвлекать женщину от неприятных мыслей. Он прыгал, преданно заглядывал в глаза, поскуливал, если ему что-то не нравилось. Вообще Беатрикс считала его почти что человеком, особенно после того, как заметила, что у Спая есть свои любимые телевизионные передачи. Он их смотрел, не двигаясь, шевеля носом и подрагивая ушами.
        У пса была своя история… Когда прежние хозяева - управляющий и его жена уезжали в город, он спрятался,- как сквозь землю провалился. Не отзывался ни на крики, ни на мольбы. Псу не хотелось покидать поместье, которое он считал своей вотчиной.
        Короче, бывшие хозяева уехали, это произошло утром, а к вечеру Спай уже появился вновь и лежал на ступенях широкого крыльца, охраняя дом.
        На некоторое время мохнатый сторож оказался предоставленным самому себе. Воля! Чем кормился, никто не знал, а жил он исключительно на ступенях дома. Даже в дождь не пытался искать укрытия.
        Но когда в поместье появилась Беатрикс, Спай стал ее самым преданным другом. Он сразу принял ее, подставив красивую голову под руку, мол, погладь меня, я - твой. У пса были умные темные глаза, влажный подвижный нос, изумительная шелковая шерсть цвета старого золота. Он был силен и весел, каким всегда бывает живущий на воле зверь. Хотя обитал теперь Спай в доме, ел из чистых мисок на просторной кухне, смотрел телевизор и преданно выполнял функции сторожа, лежа на специальной подстилке в холле.
        Прошел короткий летний дождь, дышалось легко и свободно. Миновав по мощеной дорожке фруктовый сад, молодая женщина вышла к зарослям камыша на берегу прямого как стрела канала. Что и говорить, зашла она довольно далеко, занятая своими невеселыми мыслями о фиктивном браке. Спай весело прыгал впереди, заливисто и громко лаял.
        Беатрикс осторожно ступила на дощатый настил маленькой пристани, хотела было подтянуть за канат ярко раскрашенную небольшую морскую шлюпку, как вдруг обнаружила, что канат кем-то отвязан, а в шлюпке лежат весла.
        Подтянув к пристани лодочку, Беатрикс забралась в нее, вставила весла в уключины и сделала несколько легких гребков.
        Хорошо было плыть теплым летним вечером по спокойной прозрачной воде, в которой отражались первые зеленые звезды. С шумом продираясь сквозь камыши и острую болотную траву, по берегу за Беатрикс бежал Спай.
        Напуганные собакой, в воду с шумом бросались водяные крысы, шлепались лягушки, вспархивали из травы потревоженные бабочки и стрекозы. С гордо поднятой головой мимо лодочки проплыл уж.
        Беатрикс, сильно загребая правым веслом, повернула к пристани. Заметно темнело. Огромная луна, непонятно откуда взявшаяся, повисла над Винсемом. Она была еще неспелой, неяркой. Отражаясь в воде, ночное светило тихо покачивалось на волнах, разбегающихся от лодки. Близилась ночь.
        Ловко выскочив на настил, крепко привязав шлюпку, она стояла к каналу лицом. До чего чудесный вечер! Вот если бы рядом с ней стоял Корнелиус.
        Вдруг молодая женщина спиной почувствовала пристальный взгляд. Ощущение было не из приятных: по позвоночнику пробежал холодок, в сердце закрался страх.
        Миссис Мидволд резко обернулась - на берегу ни души, но ощущение страха не проходило. Беатрикс опустила глаза и - о, ужас!- ее глаза встретили немигающий взгляд огромной болотной гадюки.
        Змея лежала на нешироком мостике, ведущем к берегу, и явно не собиралась уступать дорогу. Женщина, с трудом преодолевая страх, сделала шаг, другой и…
        Нельзя быть такой неосторожной! Холодная вода разом смыла ощущение страха.
        Упав между пристанью и берегом, она с головой ушла под воду. Почти сразу же резкая боль пронзила тело. Через мгновение Беатрикс поняла, что лодыжка правой ноги застряла между коряг, лежащих на дне. Слава Богу, голова ее торчала над водой, можно было дышать и звать на помощь. Что она и сделала.
        - Помогите! На помощь!- как могла, прокричала она.
        Примчавшийся верный Спай спугнул гадюку, та плюхнулась в воду и проплыла в метре от головы несчастной Беатрикс. Через минуту гадюки и след простыл. Наверное, та неслышно вползла в траву на противоположный берег и затаилась где-нибудь в укромном месте.
        Беда была не в змее, а в корягах, которые намертво держали ногу женщины. Очевидно, на добрую милю вокруг в эту позднюю пору никого не было. После отчаянных попыток докричаться Беатрикс замолчала.
        Ночь неумолимо надвигалась. Вода в канале стала почти черной. Страшно болела нога, стиснутая корягами. Поэтому о холоде Беатрикс не думала. Если ее хватятся в винсемском доме старики, им и в голову не придет искать ее у этой пристани. Да и каналов в округе находилось предостаточно, это был какой-то водный лабиринт. Все, она пропала!
        Сколько еще удастся простоять по горло в воде, с жуткой болью в лодыжке и ногой, взятой будто в тиски! А если поднимется ветер и побегут волны, пусть мелкие, но вполне достаточные для того, чтобы она захлебнулась? А вдруг кому-то придет в голову сбросить в канал воду через шлюз из мельничного пруда в трех милях от Винсема? Если вода поднимается хоть на два дюйма, она точно погибнет.
        Умница Спай стоял на пристани и смотрел на Беатрикс. В его глазах отражалась холодная луна. Пес не выказывал никаких признаков тревоги. Коротко тявкнув, ретривер убежал в камыши.
        Когда у женщины не осталось сил даже на слабый крик, раздался знакомый голос.
        Спасение походило на чудо.

…Корнелиус Мидволд, сбрасывая на ходу пиджак, в два прыжка оказался на пристани.
        - Нога. Нога…- Слабым голосом проговорила Беатрикс.
        Адвокат неторопливо развязывал галстук, вынимал из манжет запонки. Снял обувь. От его спокойных движений Беатрикс покинули тревога и отчаяние.
        Опасливо спустившись в воду, стараясь не поднимать волну, нащупывая дно ногами, Корнелиус приблизился к ней и сказал:
        - Не волнуйся, русалочка.
        И с головой погрузился под воду.
        Сколько времени он провел на дне, Беатрикс не заметила. Может, несколько секунд, может, минуту. Но наконец ее онемевшая нога освободилась, и через мгновение Корнелиус уже выносил ее на берег.
        Миссис Мидволд тихонько поскуливала за компанию с собакой, та радостно прыгала рядом, тыча своим мокрым носом в саднящую лодыжку.
        Посадив женщину на доски, хранящие дневное тепло, Корнелиус сильными ладонями огладил лодыжку и ступню. Весело произнес:
        - Вывиха и перелома нет! До свадьбы заживет!
        Она попыталась пошутить:
        - До какой свадьбы, Корнелиус, до твоей или до моей? Наша-то была не настоящая.
        - До нашей золотой свадьбы, девочка.
        Он не спеша оделся.
        - А теперь - в путь!- сказал он.
        - Да я не могу идти!- взмолилась Беатрикс.
        Мужчина легко подхватил ее на руки, и чуть ли не бегом пустился к усадьбе. Только в руках Корнелиуса женщина поняла, какой ужас только что пережила. Ее била крупная дрожь, одежда вся была в обрывках водорослей. В черной, пахнущей болотом тине… Господи, а какая гадкая была змея! Толстая, страшная. Могла и укусить. О!
        Адвокат нес Беатрикс на руках по дорожкам, лестнице, коридорам. Ногой открыл дверь в комнату.
        Первым делом Корнелиус усадил пострадавшую в кресло и на несколько секунд исчез. Затем она услышала его спокойный голос:
        - Как ты относишься к рюмке хорошего французского коньяка?
        - П-положительно,- дрожа от холода, даже немного заикаясь, прошептала Беатрикс.
        Корнелиус появился с серебряным подносом, успев заглянуть в ванную комнату. Там уже во весь напор из кранов хлестала вода.
        Опустившись перед Беатрикс на колени, он еще раз, уже при ярком свете ламп, исследовал лодыжку.
        - Я был прав. Ни вывиха, ни перелома. Обойдемся без врача. И ничего не говори своим старикам. Представляю, как они будут переживать. Хватит того, что испытал я сам. Ты бы видела, с какой напуганной мордой ко мне бросился Спай, как только я вышел из машины. Я битый час искал тебя. Дурак, не догадался сразу бежать за собакой.
        - Неужели я проторчала в воде целый час?- в ужасе проговорила Беатрикс.- Боже мой! Я так напугалась гадюки, знаешь, она была такая гнусная, с мерзким зигзагом на спине, что и не помню, как свалилась в воду.
        - Все позади,- сказал Корнелиус.- Тебе прежде всего нужно успокоиться, и не думать о гадюках, корягах и прочей чепухе.
        Говоря эти слова, он умело снимал с Беатрикс перепачканные джинсы, трусы, стягивал кофточку и рубашку. Его сильные руки касались ее тела нежно, были горячи как угли.
        Она хотела встать и протянула было руку за халатом, как мужчина произнес:
        - Я отнесу тебя сам. Слава Богу, умею это делать.
        Опустив Беатрикс в ванну с благоухающей пеной, он стал сильными пальцами растирать ее ноющую лодыжку.
        Молодая женщина смотрела на его спокойное лицо и даже не удивлялась, что не противится тому, что рядом с ней, лежащей нагишом в ванной, стоит тот, кому ее в таком виде наблюдать не полагалось.
        Боже, он раздел ее, и она не смутилась оттого, что его взору предстали груди, живот, лоно.
        И вот, постепенно, вместе с живительным теплом, в ней стало нарастать чувство стыда. Прикрыв ладонями грудь, Беатрикс тихим голосом вымолвила:
        - Корнелиус, это против наших правил.
        Она попыталась выдернуть ножку из заботливых рук адвоката.
        - Позволь мне самому устанавливать правила.
        Он бережно выпустил лодыжку и удовлетворенно заметил:
        - Теперь болеть не будет.
        Действительно, волшебным образом боль испарилась.
        Адвокат смотрел с высоты своего роста на девушку, лежащую в ванне, и в глазах его зажигались насмешливые искорки.
        - Ответь мне, дорогая, зачем, девушке с хорошей грудью обязательно ее прятать?- сказав это, он развернулся и вышел из ванной, плотно прикрыв за собой дверь.
        Беатрикс некоторое время лежала, скрестив на груди руки. Сердце ее под правой ладонью стучало как молоток. Минут пять она провела так в ароматной пене, а в голове ее вертелась неотступно одна мысль: зачем он ушел и оставил ее одну? Почему у нее саднила только лодыжка, а не колено или бедро? А если бы Корнелиус погладил ее плечи, спину и бедра, интересно, остановился бы он на этом или нет? А если бы ее поцеловал, и она ответила ему поцелуем? Что бы было тогда?
        Она опустила руки под воду, ее ладонь медленно коснулась шелковистой кожи твердого девичьего живота и спустилась ниже. Туда, к лону, где подобно разгорающемуся пламени, нарастало желание.
        Прикрыв глаза и согнув ноги в коленях, не в силах больше выносить муки неразделенной страсти, женщина начала мастурбировать и поплыла в ту прекрасную страну, где все желания осуществляются, а все призрачные воздушные мечты превращаются в явь.
        К действительности ее вернул голос, раздавшийся за дверью.
        - Ужин готов! Неужели тебе за сегодняшний день не надоела вода?
        От неожиданности Беатрикс снова прикрыла руками груди и рассмеялась…
        Сидя в пушистом халате за сервированным на двоих столом, миссис Мидволд увидела перед собой любимый салат и морковку.
        Адвокат с удовольствием налегал на свиную отбивную и, против обыкновения, был многословен и много шутил.
        По глазам его, однако, было видно, что ему не до смеха.
        - Сообщаю последние новости. Наш противник, Константин Ван дер Мей, обратился в окружной суд и, очевидно, мне придется давать показания как обвиняемому. Признаться, в такой роли я никогда еще не был. Но ничего, где наша не пропадала… Я лишусь адвокатской практики, растеряю клиентов, мои служащие пойдут по миру, конторы закроются, а я отдохну в тюрьме.
        - Неужели все так серьезно?- заволновалась Беатрикс.
        - Наполовину серьезно, наполовину смешно… Как тебе салат? Неужели эти тонкие скользкие листья придают такой цветущий вид? У тебя совершенно нет живота, я тебе завидую.
        Откинувшись на спинку стула, Корнелиус Мидволд потянулся.
        - Сейчас мне надо работать. Ты разрешишь остаться в Винсеме до утра, посидеть с бумагами?
        Беатрикс кивнула.
        Остаться ночью в доме с таким желанным мужчиной? Действительно, ее положение такое же, как и Корнелиуса: наполовину смешное, наполовину серьезное.
        В своей спальне Беатрикс забыла и про гадюку, и про неосторожное купание, забыла о предательской коряге, притаившейся на дне канала. Забравшись в постель, она все ждала, что за дверью спальни раздадутся шаги, голос Корнелиуса позовет ее по имени. Почему он торчит за письменным столом, окруженный книгами и бумагами, а не держит ее в объятиях?
        Во сне ей привиделось подробно, в деталях то, что происходило в гостиной. Корнелиус медленно, осторожно раздевал ее, стягивал рубашку, джинсы, касался груди, живота…
        Беатрикс проснулась ни свет ни заря, голова была ясная, нога совершенно не болела, пережитое казалось далеким. К расходам по поместью прибавилась лишняя статья - оплатить работу по расчистке части каналов от всякой дряни. На этом настоял Корнелиус, он три раза напомнил ей об этом, идя к автомобилю и садясь за руль.
        Опять он уехал. Опять она не услышала от него ни слова о любви. Да это же пытка! Неужели муж ничего не видит, не понимает? Он - опытный и сильный мужчина…
        Потянулись дни хлопот и трудов. Беатрикс заставляла себя не думать о странном, двойственном положении фиктивной жены. Неужели об этом ее состоянии догадываются друзья и знакомые?
        Господи, как забилось сердце Беатрикс, когда в один прекрасный день на дорожке к дому показался голубой «порше»!
        Миссис Мидволд пулей слетела со второго этажа и только перед дверью перевела дух. Наверное, ему не следует показывать так свою взволнованность. Ведь она для него всего лишь - фиктивная жена.
        Оставив на спинке стула пиджак, расстегнув галстук, Корнелиус потянулся и попросил у Беатрикс позволения посмотреть сад.
        - Да, и был бы тебе очень благодарен, если бы ты провела меня по самым интересным местам поместья,- сказал адвокат с доброй улыбкой.
        - Тогда переодевайся. Это у тебя в конторе все в костюмах, в отутюженных брюках. А у меня, здесь, наоборот,- чем проще одежда, тем лучше.
        Он, к ее изумлению, легко согласился.
        Вид Корнелиуса в рабочей куртке деда, джинсах и хлопчатобумажной рубашке в крупную клетку был уморительным. Адвокат напоминал увальня - с огромными кулаками и широкими плечами, из забытой Богом фризской деревни.
        По мощеной камнем дороге они вышли к широкому каналу, на противоположном берегу которого раскинулся огромный сад. Встав на деревянный помост небольшого парома, представлявшего собой традиционную сельскую баржу, некогда перевозившую с берега на берег сено, Беатрикс и Корнелиус взялись за канат. Паром дрогнул и медленно поплыл по темной воде. Так началось их первое совместное путешествие по Винсему.
        Затем они обошли сад, выбрались к ферме, где как раз окончилась вечерняя дойка.
        Корнелиусу внезапно пришла в голову шальная идея. Он, весело переговариваясь с доярками, начал легко ставить на тракторный прицеп фляги с молоком, как заправский грузчик.
        - Замечательно работать на воздухе!- объяснил он свое поведение ошарашенной Беатрикс.
        Работницы принесли кружки с парным молоком, тарелку с имбирным печеньем, и молодожены,- слава Богу, доярки и не догадывались об их фиктивном браке, а то бы миссис Мидволд сгорела бы со стыда,- с удовольствием попробовали угощение.
        Потом они медленно шли к дому, но уже другой дорогой, мимо двух ветряных мельниц, стоявших на дамбе. Огромные крылья медленно вращались под напором ласкового вечернего бриза. Высоко в небе сновали стрижи, попискивали ласточки, обещая на завтра хорошую погоду.
        Разгоряченный работой и ходьбой, Корнелиус уселся на деревянную скамью, вкопанную у старого дуба, жестом пригласив сесть рядом Беатрикс. Ветви мерно шумели листьями, воздух пах по особенному, дубовым листом. Адвокат и его жена сидели молча, смотрели, как вдалеке, на самом горизонте, движутся косые паруса прогулочных яхт.
        Корнелиус бросил куртку, стянул через голову рубашку, подставив плечи и лицо мягким лучам заходящего солнца.
        Непроизвольно Беатрикс залюбовалась его волевым подбородком, упрямой линией губ. В волосах Корнелиуса торчали невесть откуда взявшиеся сухие травинки.
        Протянув руку, девушка осторожно вытащила травинку из густой шевелюры мужа. Коснулась травинкой его шеи, провела по спине.
        - Щекотно,- мурлыкающим голосом проговорил Корнелиус.
        Не дыша, Беатрикс притронулась пальчиком к позвонкам на мощной шее. Она ощутила, как ей приятно трогать здоровую и чистую кожу любимого мужчины.
        Корнелиус замер, не шевелился. Беатрикс провела по его спине ладонью.
        - Дорогая,- тихо откликнулся Корнелиус. Он повернул голову, его глаза смотрели нежно и ласково.- Мне было очень приятно.
        - Что именно?
        - Выпить в компании с тобой парного молока с имбирным печеньем,- хмыкнул адвокат.
        И все. Никаких любовных комментариев! Ну почему он таит все в себе? Одно лишь словечко о чувстве, и она готова упасть к нему на грудь!..
        Когда они подходили к дому, солнце уже вот-вот готово было скрыться за купами ив. Словно продолжая начатую тему, Корнелиус проговорил:
        - Молоко и печенье - прекрасные вещи на этом свете. Но твоя ласка мне тоже понравилась. Когда я сидел на скамье, и ты погладила меня между лопаток.
        - Пора ужинать, все уже накрыто,- смутилась от его признания Беатрикс.- Ты в Винсеме гость, изволь выполнять мои команды. Переодеваться и мыть руки!..
        Они устроились на террасе дома вдвоем. Дедушка и бабушка удалились к себе в другую часть дома после вкусного и обильного ужина, в приготовлении которого бабушка и внучка блеснули кулинарными талантами. Показал свое искусство и дед, угостив всех своей любимой селедкой по-флеволандски. Иногда на старика накатывало: хотелось кого-нибудь удивить, чтобы услышать слова восхищения.
        На террасе звучала классическая музыка, на вечернем небе проступали звезды. Беатрикс была одета в длинное платье изумрудного оттенка, такое, которое можно надеть только в теплый летний вечер, если стараешься понравиться мужчине.
        - Я просто поражен!- выразил свое восхищение Корнелиус.- В поместье порядок, работники довольны, дедушка и бабушка помолодели. А твои цветы! Это просто-напросто рай.
        - Сделала все, что смогла.- Беатрикс, как девчонка, показала адвокату свои растопыренные пальцы.- Видишь мозоли? Я заслужила твою похвалу каждодневным трудом.
        Корнелиус своей огромной ладонью накрыл запястье жены и поднес ее руку к губам.
        - Ты совершила чудо.
        - Имеешь в виду ужин или что-то другое?
        - Прежде всего я имею в виду розарии затем сад. О тюльпанном поле и не говорю - это нечто грандиозное. Нельзя так много трудиться. С начала следующего месяца тебе следует увеличить количество работников.
        - Как скажешь. Ты здесь такой же хозяин, как и я.- Миссис Мидволд помолчала, прислушалась к ощущениям. До чего приятно, когда он держит ее руку!- Кстати, Корнелиус, не мог бы ты рассказать немного о себе, старики замучили меня расспросами. Их можно понять: любимая внучка связала жизнь с человеком, о котором ничего не знает!- Беатрикс виновато посмотрела на адвоката, как будто заговорила о недозволенном. Она и на самом деле считала новоиспеченного мужа человеком закрытым, не посвящающем ее в детали своей биографии.
        - Лучше я дам тебе прочитать семейную сагу. В своей книге мать подробно описала историю нашей семьи!- рассмеялся Корнелиус.- Позвони ей, договорись о встрече. Попроси поставить автограф!
        - Я серьезно прошу, расскажи о себе,- продолжала настаивать Беатрикс.- Почему ты стал адвокатом? Кем был твой отец? Мне интересно, как появляются на свет такие…
        Беатрикс не сразу подобрала слово, Корнелиус с заинтересованным видом ждал продолжения разговора. Ему было легко и приятно беседовать с очаровательной собеседницей, старательно разыгрывающей роль гостеприимной хозяйки огромного дома. Его смеющиеся глаза следили за нежными кистями тонких рук, за изящными от природы жестами. Беатрикс разливала по чашкам кофе.
        - Какие такие люди появляются на свет, договаривай!
        - Ну, не знаю, как сказать. Такие, как ты - умные, сильные. Своевольные.
        Корнелиус расхохотался.
        - Милая моя, никакой я не сильный, а слабый. Люблю вкусно поесть. С удовольствием завтра провалялся бы в постели до полудня, а потом отправился бы в гольф-клуб, или в конюшню! А вот насчет ума… Тут ты права, только умный человек в это позднее время сидит на террасе и пьет кофе с прекрасной девушкой, разговаривая при этом об особенностях своего характера. Дурак давно бы догадался поцеловать ее. Вот так-то, милая моя.
        Беатрикс растерянно молчала. Тяжело было слышать неискреннее «милая моя». А быть женой лишь по документам, не на деле еще большая пытка!
        Корнелиус почувствовал напряжение, возникшее в разговоре, и каким-то теплым, совершенно домашним голосом стал рассказывать о себе.
        Беатрикс смотрела на удивительно спокойное лицо взрослого человека, который легко и просто делился своими детскими воспоминаниями. Девушка смеялась вместе с Корнелиусом, вместе с ним грустила и печалилась.
        Оказывается, ему несладко приходилось в колледже, где одно время его дразнили сладкоежкой: он таскал в ранце конфеты, шоколадки, и на переменах проглатывал их, как голодающий - кусок хлеба. Противно, когда тебя дразнят, пришлось на время забыть о сладостях, всерьез заняться спортом. Вот откуда у него страсть к лошадям, желание покорить воздушную стихию - юношей Мидволд обожал сидеть в кабине вертолета и держать руки на штурвале, чувствуя, как тяжелая машина подвластна его движениям, желаниям.
        Корнелиус очень любил родителей, и не скрыл от Беатрикс тот факт, что и в колледже, и в университете скучал по ним. Вот почему выбрал профессию юриста: хотел во всем походить на отца и мать.
        Отец его рано умер, не дожив до пятидесятилетия двух дней. То, что он являлся великим адвокатом и умным политиком, не помешало ему сколотить огромное состояние на торговле антиквариатом. Среди любителей старины он слыл профессионалом, оставил на память о себе и по сию пору действующий аукцион, на который съезжаются любители искусства со всего мира… Картины старых голландских мастеров в доме матери - подлинники!
        - Не может быть!- ахнула Беатрикс.
        - Может,- проговорил Корнелиус.- Кристиан Ван дер Мей - он был завсегдатаем нашего дома,- частенько просил отца продать часть собрания, но тот не соглашался. Представляешь, они даже перестали разговаривать друг с другом из-за этих картин, чуть было не поссорились навсегда, их едва помирила мать! Она в молодости была потрясающей красавицей, но характер у меня в точности, как у нее. Мы самостоятельные, не переносим, когда нами командуют. У нас с ней общее правило жизни: всего надо добиваться самостоятельно, тогда обретенное счастье или богатство никогда не покинет тебя.
        Как Беатрикс нравилось слушать Корнелиуса! Она подумала, что готова сидеть рядом с ним часами. Но все хорошее, увы, кончается. Настала пора прощаться. Дела требовали присутствия Корнелиуса в Амстердаме.
        - Беатрикс,- сказал на прощание адвокат,- мы с тобою много работаем. Поэтому иногда надо отдыхать. Я приглашен по делам в Гронинген. Скажем, на небольшое деловое совещание. Пробуду там дня три и не смогу приехать к тебе в субботу и в воскресенье. Но очень хочу, чтобы ты составила мне компанию. Думаю, можно оставить Винсем на это время?
        Сердце Беатрикс оборвалось и покатилось куда-то вниз.
        - Зачем? Сопровождать тебя в деловой поездке? В качестве кого?
        - В качестве жены. Мои коллеги не дают мне прохода и требуют, чтобы я показал им свое сокровище. Я имею в виду тебя, конечно, а не Винсем.
        - Я согласна,- опустила глаза Беатрикс. Голос ее растерянно дрогнул.
        - Прекрасно, ты - умница,- констатировал адвокат и быстро направился к автомобилю.

7
        Начало следующей недели Беатрикс провела в сутолоке и спешке. Она, как одержимая, готовилась к предстоящей поездке в Гронинген. Объездила десятки магазинчиков и салонов, накупила кучу вещей, уйму косметики, несколько пар обуви. Постоянно примеряла наряды, и, чего с ней раньше не случалось, возненавидела свои веснушки.
        Пару раз она пыталась избавиться от них. Выискав в журналах косметические рецепты, накладывала на лицо дольки лимона со свиным салом, сметану, розовое масло и даже жир кашалота. Эту редкость Беатрикс купила совершенно случайно в одной из тихих аптек на окраине Амстердама… Но ничего не помогло: веснушки как сияли на ее милой мордашке, так и продолжали сиять.
        Ну ладно. У нее есть последний шанс, и она его обязательно испробует.
        Накануне отъезда, Беатрикс нежно распрощалась с дедушкой и бабушкой, сказала, что обязательно позвонит им из Гронингена, погрузила вещи в желтую «тойоту» и покинула поместье Винсем.
        С трудом затащив покупки по скрипучей лестнице на четвертый этаж, в свою амстердамскую квартирку, в предвкушении предстоящей поездки даже забыв напиться кофе и съесть любимое пирожное с запеченными сливами, Беатрикс первым делом переоделась и подошла к зеркалу.
        Длинное, до щиколоток, темно-коричневое платье от дорогого портного непривычно удлинило ее фигуру. Тяжелая нитка бус практически закрыла ключицы и придала глазам странное выражение: казалось, из зеркала на Беатрикс смотрит другая женщина. Она, эта другая, была чуть-чуть старше, спокойнее и, кажется, умнее… Ну, ничего-ничего. Та особа из зеркала куда больше походила на настоящую жену преуспевающего адвоката.
        Одно плохо, образ респектабельной молодой дамы портили чертовы веснушки, нахально горящие на скулах и на носу. Нет, с этим безобразием надо было кончать.
        Через двадцать минут Беатрикс стояла перед дверями торгового центра, в салоне которого работала Салли, однажды оказавшая ей хорошую услугу.
        Та сразу узнала бывшую клиентку.
        - Привет! Я тебя не забыла,- радостно сказала полная парикмахерша. И увидев на безымянном пальце левой руки Беатрикс кольцо, присвистнула:
        - Захомутала, значит? Стало быть, сосватанное мною платье помогло! Ай, да Салли! Как он поживает, твой муж?
        Беатрикс говорила о Корнелиусе, как о самом лучшем мужчине на свете.
        - Замечательно поживает! Помнишь, я уже рассказывала… Он - адвокат, очень серьезный человек, гораздо старше меня, умный, красивый. Знаешь, с такими черными проникновенными глазами, смотрят прямо в душу! Я от него без ума, готова целовать и день и ночь. А какие у него друзья, настоящие светские львы! Иногда я теряюсь и не знаю, о чем с ними болтать, как себя вести. В общем, я завтра с мужем еду на совещание…
        - Понятно, совещание со старыми толстыми мордами,- прокомментировала Салли.- И в чем проблема?
        - В том, что этих львов я никогда не видела. А они меня. Мне необходимо их поразить. Ну, не знаю я их языка, так что на тары-бары рассчитывать нечего! Если честно, я просто копаюсь в земле, выращиваю цветы и подрезаю деревья. Послушай, Салли, они же будут смеяться над веснушками! Но я решила, мне поможет одежда. Скажи, это платье старит или как?
        Салли критически окинула взглядом Беатрикс.
        - Не то слово. Старит! Ты в нем даже прибавила в весе. А какие гнусные бусы! Они прячут самую великолепную грудь Амстердама, как ревнивый муж прячет свою веселую жену за семью замками. Наверное, эти стеклышки стоят безумных денег?
        Беатрикс согласно кивнула.
        - Но я хотя бы выгляжу как жена адвоката?
        - Ты выглядишь словно учительница начальных классов самого захолустного городишки Нидерландов. Да-да, как учительница, пережившая троих мужей-алкоголиков!
        Беатрикс была ошарашена оценками Салли, хотела обидеться, но внезапно решила, что ведь тысячу раз права эта толстая, энергичная парикмахерша! В чопорном коричневом платье, в тяжелых дорогих бусах она не похожа на веселую Беатрикс.
        - Слушай, а где будет это самое совещание, куда ты едешь со своим адвокатом?- продолжала расспросы Салли. Она то и дело поправляла туго накрахмаленные воланы ярко-розового передника.
        - В Гронингене.
        Салли расхохоталась.
        - Неплохое местечко! Малышка, берешь ли ты с собой мотоцикл? Или виндсерфер?
        - Нет,- вздохнула Беатрикс.
        - Дура. Но, надеюсь, потертые джинсы, спортивная рубашка, кожаные сапоги уже упакованы?
        - Нет,- снова ответила Беатрикс.
        - Два раза дура. Иди упаковывай! Быть в Гронингене и не покуролесить там на островах - глупо! Посмотришь, твои профессора и адвокаты, как морские котики, будут лежать на дюнах, а ты не теряйся - пари над ними, как птичка, на доске с парусом. Поняла?
        - А веснушки?- робко напомнила Беатрикс.
        - Не забивай мне голову глупостями, я пошла работать.
        И Салли, несколько раздраженно фыркнув, стала снимать косметическую маску с лица одной из своих клиенток. Когда она покончила с этим занятием, то вернулась к Беатрикс и пояснила:
        - Мой папа был негр, а мама - белая, я девушка из бедной семьи. Папа никогда бы не полюбил маму, если б не ее сумасшедшие веснушки. Знаешь, он целовал каждую веснушечку, вот так, поштучно, даже спустя тридцать лет со дня их свадьбы… В общем, откуда мы с тобой знаем, за что мужчины любят нас, женщин? Может, твой супер-адвокат тоже без ума от тебя, потому что на твоей мордашке веснушки!
        Тут и Беатрикс и Салли в голос рассмеялись, а новоиспеченная миссис Мидволд взяла да и поцеловала веселую парикмахершу в круглую, коричневую щеку.
        Из желтой «тойоты» сначала показалась нога в коротком кожаном сапоге. Затем перед глазами Корнелиуса предстала Беатрикс - задорная, веснушчатая особа с милым зеленоглазым личиком, озорной улыбкой. Джинсы в обтяжку и спортивная рубашка дополняли эту невероятно пленительную картину. На плече мадам Мидволд висела обшарпанная сумка, из которой торчали теннисные ракетки.
        - Я готова, дорогой, ехать с тобой хоть на край света!- весело сообщила она.
        Ну что ты с ней поделаешь! Конечно, Беатрикс в таком виде сейчас в самый раз отправиться бы на тюльпанное поле в Винсем, а не на совещание, где соберутся самые преуспевающие юристы Нидерландов, но… Корнелиус улыбнулся, увидев свою жену, а когда она приблизилась к нему, поцеловал ее в макушку. Адвокат уловил нежный запах, идущий от волос молодой женщины.
        - Твоя головка пахнет розами,- сказал он.- Ты замечательно точно подбираешь себе шампуни.
        - Стараюсь,- беспечно ответила она, и, оставив «тойоту» на стоянке, ловко пересела в голубой «порше».- Поехали? Как ты говоришь, называется место твоего совещания?
        - Гро-нин-ген,- по слогам, как маленькой, произнес он. Потом хмыкнул и добавил: - Выглядишь неплохо. Но, надеюсь, ты не явишься со мной на вечерние коктейли в шортах?
        Они рассмеялись и покатили по утренней дороге. Увидев их со стороны, ни одна живая душа не подумала бы, что в салоне «порше» сидят фиктивные муж и жена. Влюбленная парочка и только!
        Несмотря на ранний час, по улицам и бульварам Амстердама тек нескончаемый людской поток. На площади Лейдсеплейн официанты уличных кафе расставляли стулья. У рынка Альберта Кейпа сооружались прилавки с цветами, овощами, экзотическими товарами со всего света. Город начинал свой обычный день.
        Корнелиус выехал из делового центра, и машина понеслась к предместьям. Беатрикс успела даже вздремнуть.

«Порше» мчался будто по берегу волшебного, переливающегося разноцветными красками моря: автострада проходила мимо полей тюльпанов, нарциссов, рапса. Часто попадались живописные деревеньки с дворами, в которых жилые дома и сараи были подведены под одну крышу, а двери украшены искусной резьбой.
        Город Гронинген встретил путешественников в самый разгар дня. Крупнейшая в Нидерландах газовая компания, обосновавшаяся на южной окраине города, созвала знаменитых юристов со всего света для решения корпоративных задач.
        Беатрикс запрокинула голову, когда вышла из автомобиля. Величественное здание компании отодвинуло на задний план башню Мартини, которая с пятнадцатого века считалась символом Гронингена. Увы, попасть туда было невозможно, вход уже закрыли.
        Служащий парковки, увидев Беатрикс и Корнелиуса, приветливым голосом рассказал, что кафе в бывшем доме церковнослужителя рядом с башней Мартини - излюбленное место встреч всех влюбленных.
        - Побывайте там. Вам в самый раз,- подмигнул он.
        - Неужели на нас написано, что мы влюбленные?- спросила у Корнелиуса Беатрикс.
        - Не говори глупости. У меня в голове сейчас совещание,- ровным голосом ответил адвокат Мидлвод.
        Девушка внутренне сжалась. Чего она к нему лезет с интимными вопросами? Раз и навсегда он предложил ей именно фиктивный брак, и никакой другой. Все. Заруби на носу, Беатрикс, ты - игрушка в запутанном деле.
        Дни в Гронингене промелькнули, как куплеты шлягера. Корнелиус работал не так уж много, по несколько утренних часов, а остальное время принадлежало отдыху.
        Участники совещания из Японии, Канады, Австралии были в полном восторге от поездок на необитаемые острова, самый широкий пляж Европы приводил их в восхищение. Несмотря на множество туристов, на островах все еще сохранились идиллические уголки, автомобилей там не оказалось вообще. Зато встреча с аборигеном - живым тюленем - была вполне возможна.
        Беатрикс напоминала восторженную девочку, чьи сны и мечты сбылись. Увидев громадного фыркающего тюленя, она не поверила своим глазам и побежала его фотографировать. Тюлень испугался ее напористого восторга, ловко изогнулся и прыгнул в волны…
        Чудо природы - песчаный пляж длиной тридцать километров и шириной около километра представлял собой райское место. Сюда обыкновенно съезжалась молодежь. Тогда кемпинги, бары, дискотеки, кафе кипели, воздух был пронизан радостью и весельем.
        Но если кому-то хотелось тишины и уединения, лучшего места, чем дикие заросли острова, найти было невозможно.
        Дюны, леса, обширные песчаные пляжи, огромное разнообразие птиц заставляли людей чувствовать себя помолодевшими. Усталость здесь, в окрестностях Гронингена, как рукой снимало.
        Беатрикс и Корнелиус много купались, катались на виндсерфере, ходили в музеи, заходили в уютные кафе.
        Коллеги мистера Мидволда не могли налюбоваться на юную жену адвоката. На каждом углу в здании, где проходило совещание, Корнелиуса кто-нибудь брал за локоть и доверительно сообщал:
        - Ваша Беатрикс - очаровательна. Вам повезло.
        В первый вечер она облачилась в дымчатое платье с глубоким вырезом, надела любимые хризолитовые бусы и обулась в изящные туфли на высоких каблуках. Она не стала закалывать свои густые волосы, а наоборот расчесала их так, что они при любом шаге, дыхании, повороте головы рассыпались мягкой волной по шее и плечам.
        В этот вечер их с Корнелиусом пригласили в ночной бар гостиницы на дружескую вечеринку. Беатрикс много и с удовольствием танцевала, и не только с мужем. Ее то и дело приглашали его коллеги.
        Интересно, как он реагирует на то, что меня обнимают чужие мужчины?- думала Беатрикс, тихонько наблюдая из-за плеча очередного партнера за Корнелиусом.
        Он никак не реагировал. Потягивал коктейли, болтал с коллегами, кажется, записывал какие-то телефоны в книжку.
        Нет, все мои усилия - впустую!- тоскливо размышляла Беатрикс. Хоть на уши встань, ему все равно. Я для него - фиктивная жена. Но он-то, Корнелиус Мидволд, так мне нравится! Каждую минутку хочется быть с ним рядом! Как же намекнуть, сказать ему об этом?.. Нет, нет, нельзя, не надо. Он рассмеется. Переведет тему разговора. Просто не услышит меня. Знаю я мужчин. Они становятся глухими, когда не хотят что-либо обсуждать или в чем-либо участвовать…
        Конечно, мужчин она не знала, то есть не могла похвастать многочисленными победами над сильным полом, но от природы была наблюдательной. И вывод Беатрикс по поводу глухоты мужчин не был лишен смысла.
        Объявили последний танец вечера. Беатрикс хотела было подойти к Корнелиусу, который, по ее мнению, скучал за стойкой бара, но вдруг увидела, как тот несколько лениво встал, прошел в противоположный угол помещения и пригласил высокую молодую даму с длинной шеей. Платье дамы так туго обтягивало ее фигуру, что любое неосторожное движение могло привести к катастрофе.
        Корнелиус привычно положил на талию дамы руку, притянул партнершу к себе. Беатрикс с затуманившимися от обиды глазами видела: он что-то говорит на ухо этой тощей, говорит что-то приятное, та улыбается, да и сам он от удовольствия жмурится словно кот. Что ж, Корнелиус Мидволд, вы - профессионал высокой пробы во всех отношениях. За женщинами вы тоже умеете ухаживать профессионально.
        Беатрикс не стала дожидаться дальнейшего развития танцевальных событий, направилась к двери и уже через две минуты была в номере.
        Молодая женщина в мгновении ока разделась, приняла душ, смыла всю косметику, надела длинную ночную сорочку, которую, как полная идиотка, выбирала два часа в дорогом магазине, и нырнула в постель.
        Ну и что, если он сейчас заявится? Она спит и ровно дышит. Не будет же он тормошить свою фиктивную жену, мол, проснись, дорогая. Зачем ему это? Холеные в его вкусе женщины с длинными шеями танцуют с ним сейчас в баре.
        Беатрикс лежала в постели и плакала. Господи, разве она знала, сколько душевных страданий принесет ей этот фиктивный брак? Бедные дедушка и бабушка, только ради них она принимала эти муки, а то уехала бы куда-нибудь подальше. Озеленителю всегда найдется работа…
        В двери повернулся ключ, в номер вошел Корнелиус. Зажег свет в прихожей, позвал:
        - Беатрикс, ты здесь?
        Она проглотила слезы, затаилась. Нет ее, она спит.
        Мидволд заглянул в ванную комнату, несколько минут там плескался, затем вышел, открыл холодильник в соседней комнате, достал что-то - видно, прохладительный напиток, поскольку горлышко бутылки звякнуло о стакан.
        Через минуту он улегся в постель рядом. Господи! Их разделяли какие-то полметра! И вдруг Беатрикс услышала:
        - Спокойной ночи, дорогая.
        Нет. Она не ответит…
        - Спи, мой маленький упрямый ослик,- сквозь обиду и тоску разобрала она.
        Корнелиус, не притронувшись к ней, повернулся на бок и спокойно захрапел.
        Утром она проснулась первой, скосила глаза на Корнелиуса, лежащего рядом.
        В окна, сквозь голубые шелковые шторы пробивалось ласковое солнце, были слышны голоса птиц.
        Беатрикс разглядывала своего фиктивного мужа. До чего хорошее у него, спящего, лицо. Лоб, щеки, упрямый подбородок, красивого рисунка уши. А глаза? Они были закрыты, и длинные ресницы с загнутыми вверх концами обрамляли веки. Какие восхитительные спящие глаза! Беатрикс хотела бы смотреть на это лицо долго-долго.
        Адвокат ровно и глубоко дышал. С его плеч сползло одеяло, и женщина продолжила свое тайное разглядывание.
        Какие у него сильные плечи, крепкая шея. Кстати, за ночь на щеках и подбородке Корнелиуса пробилась щетина, но она не портила его вид, а наоборот, делала выразительнее.
        Не соображая, что она делает, Беатрикс вытянула из-под одеяла руку и тихонько погладила Корнелиуса по щеке. И вдруг почувствовала, как нежные, сильные пальцы перехватили ее запястье, и через секунду оно было прижато к губам Корнелиуса.
        А еще через секунду он сам придвинулся к ней, обнял и, не открывая глаз, принялся целовать.
        Беатрикс словно ударило током. Она не могла ни сопротивляться, ни говорить, ни дышать полной грудью. Ее руки обхватили спину и шею Корнелиуса, а губы встретились с его губами.
        Их первый поцелуй длился так долго, что она, как сквозь сон, подумала: «Наверное, уже кончился день, и другой тоже кончился. А за окном, может, уже осень. Или настала зима».
        Он целовал, целовал, целовал ее. Бесконечно… Беатрикс уже вся буквально сомлела от его поцелуев, растворилась в них, ослабела, тело ее стало покорным, податливым. И он почувствовал это. Его руки начали нежно скользить по ее плечам, спине, груди, животу.
        Женщина не сопротивлялась его ласкам, наоборот, раскрывалась им навстречу, как цветочный бутон раскрывается навстречу солнечным лучам.
        Приятный волнующий запах шел от Корнелиуса. Чем больше он ласкал ее, тем сильнее этот запах проявлялся. Ему не было названия, может быть, его творило желание обладать молодой женщиной?
        Руки Беатрикс гладили мужа по спине, плечам, затем они скользнули вниз, к его животу, и тут юная миссис Мидволд ощутила, как в ее ладонь толкнулось что-то твердое, горячее, длинное и подрагивающее. Господи!
        Беатрикс любила этого мужчину. Она любила его по всем законам жизни, всей душой, всем сердцем, а теперь и всем телом, и поэтому нежно, бережно, даже благоговейно взяла его член в руку и направила в свое влажное от сжигающего желания лоно.
        Они страстно насыщались друг другом. Беатрикс уже несколько раз испытала оргазм, а ей все было мало: Молодожены бесконечно целовались, ласкались, и, кажется, Беатрикс шептала Корнелиусу десятки нежных имен. Откуда она их взяла, когда успела придумать и сама не знала. Слова приходили ей на ум сами собою и смело срывались с языка.
        Корнелиус молчал, но был так нежен, страстен и настойчив, что ему и говорить ничего не надо было. Беатрикс знала: он хочет ее, он обладает ею, он теперь будет хотеть ее всегда.

…Когда они усталые, влажные от пота улеглись наконец рядом, и она уткнулась ему в плечо разгоряченным лицом, Корнелиус взял ее за подбородок и сказал:
        - Доброе утро, дорогая.
        Оставшиеся полтора дня в Гронингене пролетели словно одно мгновение. Каждую свободную минуту Беатрикс и Корнелиус уделяли друг другу, и навсегда в памяти молодой женщины остались бесконечные белые пляжи, песчаные валы, поросшие осокой, ласковые волны Северного моря, и то непонятное ощущение счастья, которое вовсе не казалось призрачным.
        Никаких словесных подтверждений того, что чувствовала в душе Беатрикс, со стороны Корнелиуса не следовало. В этом была загадка… Что же он за сфинкс такой? Ведь любит же ее! Страстно и желанно обладает ею! Почему он молчит, словно дал страшную клятву: никогда и никому не произносить три простых слова «я люблю тебя»?
        Амстердам встретил их привычным гулом и шумом толпы.
        Когда Беатрикс и Корнелиус поднялись в квартиру адвоката, их ожидал сюрприз. Он втянул ноздрями аромат свежесваренного кофе и, ступая через порог, сообщил жене:
        - Вероятно, нас посетила Шарлотта, моя сестра. Я говорил тебе о ней.
        - Не помню, чтобы ты что-то рассказывал,- смутясь, ответила Беатрикс.
        Высокая черноволосая молодая женщина вышла из кухни. Выглядела она изумительно и очень напоминала брата умением самоуверенно держаться.
        Господи! На ней был тот самый очаровательный голубой халат, который перед свадьбой увидела любопытная Беатрикс в ванной комнате для гостей! В воздухе распространился аромат французских духов.
        - Корнелиус! Мы сто лет не виделись!- воскликнула радостно Шарлотта. Затем она обратила свой взор на Беатрикс и спросила:
        - А это?..
        - Беатрикс. Моя жена. Познакомься, дорогая, моя сестра, Шарлотта,- представил коротко Корнелиус женщин.
        Сестра адвоката широко улыбнулась.
        - Мне так приятно встретить вас, Беатрикс. Мама говорила мне о вас, но, честно говоря, я не ожидала увидеться с вами здесь.
        Корнелиус хитро взглянул на сестру, затем язвительно произнес:
        - Времена меняются, сестричка. Беатрикс и я вернулись из нашего… свадебного путешествия.
        Шарлотта смутилась, затем невозмутимо произнесла:
        - А я здесь, в Амстердаме, встретила Викторию.
        Пришло время смутиться Корнелиусу.
        - Какого лешего она тут потеряла? Она же теперь работает в Гааге!
        - Не знаю. Час назад она позвонила мне сюда и предупредила, что зайдет поболтать. Кстати, управляющий только что сообщил, что Виктория уже внизу и сейчас поднимется из подземного гаража.
        Корнелиус повернулся к Беатрикс.
        - Девочка, не смотри так мрачно. Ты же только что слышала - времена меняются.
        Но Беатрикс была более чем смущена.
        - Будь сама собой,- спокойно посоветовал Корнелиус.
        - Кто такая Виктория?- спросила миссис Мидволд.
        - Как будто ты не помнишь. Та самая дама, на которой хотела женить меня моя мать.
        Наконец дверь в квартиру распахнулась. Трудно было сказать, кто из женщин больше чувствовал себя не в своей тарелке.
        Виктория ван Лейден оказалась высокой, элегантной женщиной, совершенной блондинкой, очень уверенной в себе и великолепно одетой. Уф, значит, не ее волосы она тогда обнаружила на щетке в ванной,- там были три черных волоса, значит, щеткой пользовалась скорее всего Шарлотта. Тем не менее бывшая невеста Корнелиуса очень просто и скромно отнеслась к Беатрикс.
        Шарлотта предложила всем по чашечке кофе. Дамы болтали, но Беатрикс молчала, будто проглотила язык, поглядывая на мужа. Корнелиус же выглядел совершенно естественно и вел непринужденно разговор.
        Виктория легко обращалась с Мидволдом, смотрела прямо на нее саму, и тем не менее юная жена адвоката почему-то стеснялась своих джинсов, своего блузона. Она чувствовала себя бесконечно далекой от холеных лощеных женщин, шагнувших в ее жизнь из мира Шанель.
        Корнелиус с шутками и прибаутками рассказал дамам о поездке в Гронинген, затем Виктория поднялась, откланялась, предварительно сказав, что отдых на островах ей также когда-то нравился.
        - Охотно верю, Гронинген - замечательное место для проведения медового месяца. Не так ли, милая?
        Последний вопрос она бросила Беатрикс.
        - Нам было там очень хорошо. Мне и Корнелиусу.
        Неожиданно юная хозяйка Винсема почувствовала свободу и легкость, ей совершенно не страшно теперь было взглянуть с улыбкой на любимого мужа, чувствуя, что тот в любую секунду поддержит ее.
        Шарлотта бросила взгляд на часы и предупредила, что и ей пора убегать.
        - До свидания, Корнелиус. Всего хорошего,- произнесла в дверях Виктория. Она повернулась к Беатрикс и добавила: - И вам всего хорошего, Беатрикс.
        - Я провожу, Виктория,- сказал, вставая, Корнелиус и спросил: - Шарлотта, ты с нами?
        Виктория первая поспешила к машине, а брат, сестра и Беатрикс шли за нею, чуть-чуть отстав.
        Шарлотта посмотрела своими темными глазами на жену брата и сказала виноватым голосом:
        - Знаешь, Виктория рассказала, что ваш брак совершен по расчету. Она предлагала мне не вмешиваться в ваши дела, но Корнелиус очень жестко выговорил ей за это. Тогда Виктория позвонила и предложила здесь встретиться, поболтать. Мы же школьные подруги! Я чувствую себя ужасно виноватой!
        - Ты ничего и не должна была знать!- сказал Корнелиус.
        - Как же, не должна! Мы все думали, вы вернетесь из Гронингена… и расстанетесь. Ах, Беатрикс, ты простишь меня? Но мы, правда, так думали. Тем не менее поздравляю вас! У меня теперь появилась хорошенькая родственница!
        Когда Шарлотта и Виктория уехали, Беатрикс сказала Корнелиусу:
        - Твоя сестра очень милая!
        Тот молчал, вид у него был раздраженный.
        - В нелепую ситуацию может попасть каждый!- проговорила Беатрикс.- Не расстраивайся.
        - Нет, подобное могло случиться только с моей сестрой или только с моей матерью! Теперь ты понимаешь, что такое - попасть в неловкое положение?- выпалил он.
        - Ты имеешь в виду наше пребывание в Гронингене?
        - Да как тебе сказать…
        Она хотела отвернуться от него, но он положил руки на ее плечи, развернул к себе.
        - Беатрикс, я виноват, что так получилось.
        Она взглянула на него с болью и любовью:
        - Почему они все думали, что ты и Виктория вновь должны стать близки, снова быть вместе?
        Его пальцы крепко сжали ее плечи.
        - Не знаю. Виктория и Шарлотта давние подруги, вот и думают одинаково. А цель всей жизни моей матери - поддерживать честь семьи.
        Беатрикс в ответ проговорила:
        - Наверное, тебе с Викторией хорошо. Я бы не хотела, чтобы твоя мать или твоя сестра видели тебя женатым на нелюбимой женщине.
        Он не снимал своих рук с ее плеч. Немного подумав, спокойно, ласково принялся объяснять:
        - Понимаешь, дорогая, во многих отношениях мы с Викторией подходили друг другу. Нас считали идеальной парой. Она великолепно играет в гольф, ее семья держит лошадей, их конюшня знаменита на все Нидерланды, потом, Виктория тоже адвокат, и я не могу отрицать, что два года мы провели рядом без каких-либо трений. Но вот попросить ее, чтобы она вышла за меня замуж, нет, это у меня как-то не получалось. А когда эта милая женщина стала торопить события, я сказал себе, что свадьба мне не нужна.
        - Могу я задать тебе вопрос?- тихо спросила Беатрикс.- У нас-то с тобой что будет впереди?
        - Думаю, мы должны оставаться в браке,- проговорил Корнелиус.- Это очевидно.
        Она кивнула и грустно добавила:
        - Дорогой, ты почти все время проводишь в Амстердаме, а я торчу в Винсеме. Какой же это брак?
        Отпустив ее плечи, он ласково заглянул в глаза. Миссис Мидволд не сделала никакой попытки его поцеловать.
        - Хорошо. Ты как обычно молчишь. Что будет, если я поселюсь в Винсеме постоянно? Где ты станешь жить, когда у нас появятся дети?
        - Считаю, что Винсем - лучшее место для воспитания детей.- Корнелиус вновь привлек ее к себе, поцеловал в волосы.- С чего это ты заговорила о детях, девочка?
        Она задрожала в его руках.
        - Ах, Корнелиус, я не хочу быть на положении забытой жены, живущей далеко от мужа!
        - Чепуха. Мы будем замечательной парой.
        - Нет. Если это брак по расчету и в нем есть свои правила, надо следовать им. Живи, дорогой, в Амстердаме, я буду заниматься хозяйством, помогать своим старикам. И еще - не забывай: я обещала помочь тебе оформить филиал твоей загородной конторы.
        Через минуту Беатрикс покинула квартиру Корнелиуса. На душе у нее скребли кошки, как будто и не было трех восхитительных дней в Гронингене. Словно не она, а другая счастливица растворялась в объятиях Корнелиуса много-много часов подряд. Словно все-все прекрасное оказалось несбыточным сном.
        Беатрикс в слезах села за руль своей старой «тойоты»… Почему он не остановил ее? Почему не сказал, что никакого фиктивного брака нет? Любит ли он ее, адвокат несчастный?
        Миссис Мидволд вытерла платочком глаза, сняла машину с тормоза, нажала на газ и поехала в одинокую, без тепла, без ласки и любви, жизнь.
        В Винсеме текли обычные будни - в трудах и заботах.
        Однажды за полночь, тишину спящего дома разорвал телефонный звонок.
        Спросонья Беатрикс долго не могла сообразить, чей голос она слышит в телефонной трубке. Ощущение было такое: на том конце провода, находятся несколько человек. Она отчетливо слышала грубый молодой голос и старческий, слегка дребезжащий. Оба принадлежали мужчинам.
        И тут ее пронзила догадка - второй голос в телефонной трубке принадлежал Константину Ван дер Мею. А она о нем и думать забыла, так ее закрутили дела.
        Казалось, ее ночные собеседники старались вырвать трубку друг у друга. Наконец победил молодой мужчина. Высоким визгливым голосом он задал вопрос:
        - Как долго вы будете мешать моему дяде решать свои проблемы? Науськивать на него своих людей? Вы ведь купили их за большие деньги?
        Тут в трубке зазвучал голос пожилого человека,- до чего он был противный, занудный. Константин Ван дер Мей, а это был именно он, произнес:
        - Вы задели интересы многих людей, детка. Если я был готов разговаривать с вами по-хорошему, то мой племянник более горяч, чем я, и у него есть предостаточно способов разделаться с вами. Неужели вы не понимаете, что ваш сговор с адвокатом - преступен? Всех, кто нарушает закон в нашей стране, судят и сажают в тюрьму! Алло, алло, вы меня слышите? Ответьте мне на деликатный вопрос: мистер Мидволд подходит вам как мужчина? Вы спите с ним каждую ночь? Вы испытываете оргазм? Ага, молчите! Так вот, вы не супруги - вы подельники!
        Беатрикс отняла трубку от уха, опустила ее вниз. На губах ее блуждала улыбка - она продумывала свой ответ.
        Надо признаться на этот раз разговор с Константином Ван дер Меем ее не напугал. Как и не напугал истеричный тон его племянника. Простая девушка Беатрикс умела разговаривать с нахалами, когда порой встречала их на молодежных вечеринках.
        Она снова приложила трубку к уху и отчеканила:
        - Эй, на проводе! Идите в задницу!
        Вот теперь Беатрикс спокойно положила трубку на аппарат, прошлепала в спальню, забралась под одеяло и крепко уснула.
        На следующий день она даже не сочла Нужным рассказать кому-либо о ночном разговоре, настолько мелким и гнусным ей показалась выходка двух Ван дер Меев. Корнелиус с вами разберется!- подумала она, начиная трудовой день с приготовления завтрака.
        Как она скучала по мужу! Как мечтала, чтобы тот приехал в Винсем! Каждый день они коротко говорили по телефону: Корнелиус постоянно сообщал, что у него много забот, что он еще помнит о ее существовании, и весело просил не забывать его, ждать. Лишь выдастся свободное время, обещал тут же к ней приехать. И она верила, ждала, вкалывала, как проклятая, в поместье.
        В тот день Беатрикс возилась на плантации туи и можжевельника. Ветки этих растений прекрасно раскупали цветочные магазины, они чудесно смотрелись в любом дорогом букете.
        Придя домой пообедать, миссис Мидволд разобрала почту, оставила кипу журналов, которые ей приносили раз в неделю, на потом, на вечер, а один из еженедельников все же не удержалась, раскрыла на странице, озаглавленной «Светская хроника». И… увидела снимок: Корнелиус Мидволд стоял, обнимая за плечи смеющуюся, счастливую Викторию.
        Во время их общей встрече в Амстердаме Беатрикс видела, как холодно разговаривал он со своей бывшей невестой, чувствовавала, что та ушла в растерянности, и вот…
        На глаза Беатрикс навернулись слезы. Что она могла противопоставить своей сопернице? Натруженные руки? Зеленые глаза? Веснушки? У нее не было опыта общения в свете, она не увлекалась модными видами спорта, ее старики только-только расплатились с долгами, и, конечно, не могли похвастаться породистыми рысаками.
        Беатрикс без аппетита съела тарелку лукового супа, пожевала свой любимый салат, поднялась в спальню и… громко расплакалась. Чувствовала себя юная миссис Мидволд птичкой, запутавшейся в силках обстоятельств.
        Зачем ей нужны тюльпаны до горизонта? Клематисы? Туя и можжевельник? Каналы с лодками? Мельницы? Птичник? Зачем ей нужен благополучный Винсем, когда совершенное одиночество подступило к ее порогу. Довольствоваться ласками фиктивного мужа раз в неделю или реже она не хотела.
        Какой же надо было быть идиоткой, ведь надеялась в душе на счастье с Корнелиусом! Мечтала о том, что их фиктивный брак в конце концов перейдет в любовь. Только с неподдельными чувствами люди могут идти по жизни рука об руку…
        Ну зачем муж ласкал ее в Гронингене! Выходит, ласки его - фальшь, гадость, а она-то отдавалась ему с искренностью простушки! Викторию, вот кого он любит по-настоящему, она - женщина его круга, его устремлений. Стоит ли в таком случае мешать людям, на чье счастье, разглядывая снимок в журнале, любуются все Нидерланды?
        Через четыре часа молодая женщина покинула вполне благоустроенное помещение нотариальной конторы, в которой ей пришлось соорудить небольшую оранжерею и согласовать с мебельщиком цвет обивки диванов. Все, что она обещала Корнелиусу, было сделано.
        Беатрикс вышла на узкую улочку средневекового городка - такие улочки обожают дотошные туристы, села в автомобиль и опустила голову на руки, сложенные на руле. Тошно.
        Решение пришло неожиданно. И ничто теперь не могло остановить молодую энергичную женщину.
        Шел дождь. Фонари светили через водяную мглу и туман, и казались призрачными звездами.
        Беатрикс медленно шла по Роттердаму в гостиницу от дома своей подруги Стеллы, с которой она училась на курсах Лейденского университета. Они вместе мечтали стать непревзойденными ландшафтными архитекторами, грезили о восхитительных садах и парках, которые создадут. Но жизнь диктовала свои условия.
        Стелла через полгода после окончания курсов вышла замуж и уехала в Роттердам. Ее сады и парки остались девичьими радужными воздушными замками.
        Ну и что? Разве Стелла чем-то обделена?- думала Беатрикс. Моя подруга замечательно устроилась в жизни. У нее - любящий муж, двое детей, прекрасный дом. И сад она все же посадила. Но единственный - для себя и своей семьи.
        Дождь продолжал лить, его холодные капли попадали Беатрикс на щеки, лоб, подбородок. Но она не раздражалась, душа ее возрадовалась, когда она вспомнила, какой чудесный сад создала Стелла.
        В нем не было каких-либо необычных растений. Но каждый уголок был с любовью продуман, и везде царила буйная фантазия.
        В укромных местах стояли садовые скульптуры. Пестрые анютины глазки росли не на клумбах, а в старых горшках, те, в свою очередь стояли на ступенях дома. Забавные сердечки из проволоки, окутанной плющом, висели на плодовых деревьях и стенах веранды. Везде благоухали розы. Ползли по опорам и ограде таинственные клематисы.
        Стелла не поленилась и сделала для своего милого сада бубенцы из морских раковин.
        - Мои дети так любят собирать раковины на берегу моря, когда мы с семьей там бываем!- радостно поделилась она с Беатрикс.- И однажды я решила сохранить настроение этих прогулок: подвесила просверленные ракушки на пальмовое волокно - рафию, развесила эти бубенцы по всему саду. Они так нежно звякают, Беатрикс, на легком ветру!
        Подруга и ее муж создали несколько мозаичных композиций, украшающих их сад.
        А когда гостья вечерами пила на веранде чай с хозяевами, вокруг мерцали и плясали огни свечей, помещенных в раскрашенные стеклянные банки, старинные оправы фонарей, в аквариум с водой… Что и говорить! Стелла собственными руками создала сказку. Так почему же Беатрикс не смогла ничего сделать для себя?
        К подруге фиктивная жена господина Мидволда приехала специально, чтобы отвлечься от печальных мыслей, чтобы сменить обстановку. И, главное, наконец-то прекратить мечтать о Корнелиусе. Эта поездка необходима ей была как лекарство. И Беатрикс, прогуливаясь по мокрым улицам, вдыхая влажный воздух и ощущая на лице капли дождя, уже не радовалась началу новой жизни,- она смирилась.
        Стелла - молодец. Не приставала с расспросами, не делала сопереживающе-круглыми глаза, не вздыхала, просто ждала, что Беатрикс поделится собственными переживаниями. И пришел вечер, когда они сидели на крохотной веранде вдвоем, попивали кофе, уютная лампа отбрасывала на скатерть мягкий, теплый круг света.
        Беатрикс взяла да и рассказала о причине своей внезапной поездки в Роттердам, к Стелле. Рассказала об адвокате Мидволде, о странном завещании банкира Ван дер Мея, затем о предложении Корнелиуса. стать его фиктивной женой, чтобы сохранить Винсем и карьеру преуспевающего юриста.
        Рассказала о том, как она обнаружила в квартире любимого человека женские халат, ночную рубашку и три черных волоса на расческе. О том, как хороша бывшая невеста адвоката - Виктория, уверенная в себе женщина, настоящая принцесса. А она-то, Беатрикс - типичная неудачница, Золушка, чьи мечты никогда не сбудутся…
        - Постой,- мягко остановила подругу Стелла, положила на ее руку свою нежную ладонь.- Ты сильно нервничаешь, а я, между прочим, не вижу никаких поводов для расстройства.
        - Как?!- почти крикнула Беатрикс.- Он не любит меня! Наш брак - фиктивный!
        - Дурочка,- снова мягко и очень убедительно проговорила Стелла.- Твой Корнелиус тебя любит. Поверь мне. Просто он не из тех мужчин, которые о своих чувствах говорят вслух.
        - Но это же необходимо - сказать женщине о том, что любишь ее!- горячо возразила Беатрикс.
        - Необходимо другое,- во имя любимой творить чудеса. Работать. Стараться сделать ее жизнь лучше. Делами и поступками доказывать свою любовь и нежность.
        - Ты так думаешь?- неуверенно переспросила Беатрикс.
        - Я в этом уверена. Ты считаешь, мой Роберт говорит мне о любви каждый день или хотя бы раз в неделю? Нет. Но он не может жить без меня, без детей, и все время доказывает это делами… А твой Корнелиус - посмотри правде в глаза!- горы сворачивает, чтобы выиграть процесс против Константина Ван дер Мея. Посуди сама, адвокат Мидволд достаточно богат, чтобы наплевать на Винсем… Дурочка, он же для тебя старается, потому что с некоторых пор тоже не мыслит без тебя собственной жизни.
        - Но его женщины? Эта Виктория… И он так на всех женщин смотрит, прямо раздевает их глазами…- сделала слабую попытку защититься Беатрикс.
        - Вот-вот, я еще об одной вещи хотела тебе сказать. Ты, дорогая моя, ревнива. Бешено ревнива! Пусть Корнелиус смотрит хоть на весь Амстердам. На то он и здоровый мужчина, чтобы замечать нас, таких привлекательных. Что бы ты сказала, если бы адвокат вообще не поднимал глаз на представительниц противоположного пола?
        - Не знаю,- пролепетала Беатрикс, она не ожидала, что Стелла с горячностью примется ее отчитывать.
        - А я знаю! Ты бы сказала, что он - больной!.. Кстати, я недавно читала одну книжку о семейной жизни, о взаимоотношениях между супругами, там есть замечательные мысли по поводу ревности.
        Стелла встала со своего места, прошла в дом и вернулась на веранду, держа в руке толстый томик, на обложке которого были изображены веселые мужчина и женщина, держащие в руках громадное, перевязанное ленточкой сердце.
        - Вот,- открыла она фолиант на нужной странице.- Глава семьдесят пятая, называется «Оставьте ревность». Запоминай, Беатрикс: «Любовь не ревнива. По правде говоря, нет ничего более разрушительного для добрых отношений между партнерами, нежели ревность. Однако именно она относится к самым понятным человеческим эмоциям. Ревность рождается из чувства незащищенности, неуверенности в себе, которая появляется в результате постоянного сравнивания себя с другими».
        - Как это верно!- воскликнула Беатрикс.- Я постоянно чувствую себя незащищенной.
        - Слушай дальше: «Есть две главные составляющие, которые могут помочь навсегда вычеркнуть из жизни ревность. Прежде всего нужно смириться с неизбежностью того, что найдется немало других женщин, у которых есть то, чего нет у вас,- больше денег, лучшая внешность, сильная харизма, длинный список достижений и прочее…».
        - Надо же! Это как будто написано про Викторию,- удивленно вымолвила миссис Мидволд.
        - Конечно, и про твою Викторию, и про тысячи других Викторий, о существовании которых ты не подозреваешь,- согласилась Стелла.- Продолжаю дальше: «Ну и что из этого? Бог с ними. Прекратите себя сравнивать с другими - и вы убедитесь, насколько легче станет на душе. Помните, у вас свои неповторимые таланты и качества, которых нет у других».
        - Как все просто и правильно,- улыбнулась Беатрикс, поправив волосы.- У Виктории нет моих зеленых глаз, моей энергии, нет моих веснушек!
        Стелла перевернула страницу.
        Далее говорилось, что в отношениях с партнером всегда нужно помнить о том, что один человек никогда не сможет удовлетворить все ваши желания, так же как вы не сможете удовлетворить все желания своего партнера. И это нормально. Хотя многим людям трудно смириться с этой мыслью, отсюда и неуверенность в себе. Только в прекрасных фантазиях можно представлять себе жизнь на необитаемом острове со своим идеалом, однако нам такой возможности никто не предоставит, да и не за этим мы появляемся на свет…
        - Ладно, думаю, с тебя пока достаточно книжных советов!
        Стелла закрыла томик и разлила по чашкам кофе…
        Все-таки замечательная у нее подруга. В нужную минуту нашла единственно-важные слова… Вот за этим теплом, за этим светом добра и человеческого понимания Беатрикс, отчаявшись, уехала из Винсема…
        Дождь, казалось, поселился в городке, по улицам которого шла зеленоглазая спокойная девушка. Острота ее волнений притупилась. Хорошо, Корнелиус Мидволд ей не по зубам. Спасибо и на том, что у нее были с ним три сумасшедших дня в Гронингене, которые она приняла за настоящую обоюдную любовь. Все хорошо, что случается в жизни…
        Беатрикс вышла на блестящую от дождя площадь, ярко освещенную и неожиданно праздничную. На ней возвышалось желто-белое здание оперного театра. Спешили разряженные пары, выходящие из автомобилей, поднимались по гранитным ступеням лестницы, исчезали в открытых дверях, где царил золотисто-розовый свет, свет театрального волшебства.
        Неожиданно Беатрикс услышала знакомый голос:
        - Беатрикс! Малышка! Это ты? Или я обозналась?
        Оглянувшись, молодая женщина увидела Катрин Кампверсе. Та стояла под зонтиком в нарядном концертном платье - оно переливалось, словно рождественская елка в зажженных огнях,- и с изумлением таращила глаза на Беатрикс.
        - Да, дорогая, теперь вижу, что это действительно ты! Слава Богу, жива-здорова! Как здесь оказалась? Нашел тебя Корнелиус или нет?
        - Меня… Зачем? Меня искал Корнелиус?
        - Господи! Да ты ничего не соображаешь! Не искал, а ищет до сих пор! И не меня ищет, слышишь, а тебя, свою жену!
        Беатрикс готова была потерять сознание от услышанного.
        Четверо суток тому назад покидая поместье, бедняга не думала, что прошлое так скоро ее догонит. Уже тогда, уезжая из Винсема в Роттердам, молодая женщина для себя сделала вывод: жизнь не сложилась, не сумела она удержать человека, которого искренне полюбила. Они - две разные птицы: воробей и чайка. Два разных цветка: ромашка и тюльпан. Она и Корнелиус - две разные жизни. Зачем соединять несоединимое?
        Хорошо, что ей удалось добиться того, чего хотела: обеспечить старикам счастливую старость. Разве это мало?..
        - Беатрикс! Очнись! Ты что как замороженная!- громким голосом говорила Катрин и трясла ее за руку. Зонтик миссис Кампверсе уже защищал от дождя их обоих.
        - Что ты натворила? Зачем исчезла по-английски? Бедная девочка!
        За спиной Катрин Кампверсе возник Генрих. У него, как всегда, было недовольное лицо.
        - Коварная беглянка! Вот она!- прорычал он.- Держи ее, Катрин, и не отпускай! Я сейчас вызову автомобиль. Плевать на спектакль. У нас в гостинице друг погибает.
        Через пятнадцать минут онемевшую и замерзшую под дождем Беатрикс супруги Кампверсе чуть ли не под руки ввели в ярко освещенный номер. Заботливо усадили ее в кресло, и Катрин вызвала по телефону горничную, заказав кофе и бутерброды.
        - Посмотри, Генрих, она еще больше похорошела! Стала похожа на русалку со своими зелеными глазами и мокрыми волосами!- весело трещала Катрин Кампверсе.- Как хорошо, что мы ее встретили!
        - Все женщины - безмозглые курицы, думают только о себе и своих переживаниях,- пробурчал Генрих.- Беатрикс, а что станет с Корнелиусом, ты не подумала?
        Горничная вкатила тележку с кофе и тарелочками, на которых лежали аппетитные хлебцы, сыр, ветчина, копченая рыба.
        - Подкрепись, курица,- посоветовал грубовато Генрих.- Никакая ты не русалка, а голодная девчонка.
        - Знаешь что, милый?- взглянув на часы, сказала Катрин Кампверсе.- До начала спектакля осталось двадцать минут. Мы как раз с тобой успеем в театр. Я себе не прощу, если мое новое платье не увидит публика в фойе роттердамского театра, и оно снова окажется в чемодане… Давай, быстренько, собирайся. И пора вызывать к русалке прекрасного принца!
        - Платья, принц, спектакли,- недовольно пробубнил господин Кампверсе.- У женщин на уме одни пустяки. Но то, что Корнелиусу уже пора показать нашу находку, это ты права. За это я тебя хвалю.
        И не успела Беатрикс поблагодарить супругов Кампверсе за заботу, не успела даже с кресла привстать, чтобы пожелать им хорошо провести вечер, и даже не прикоснулась к чашке с ароматным кофе, чтобы согреться, как сверкающая украшениями Катрин упорхнула из номера. А через минуту на пороге уже стоял Корнелиус. Словно кадры кино мелькали перед ее глазами…
        Боже мой! Вид у него был, мало сказать, неважный. Адвокат казался очень усталым, под его глазами синели круги, а сами глаза смотрели печально.
        Беатрикс почувствовала вину перед этим сильным человеком и готова была уже броситься к нему на грудь, чтобы и поцеловать, и сказать ласковые слова, и пожаловаться, как ей было одиноко без него, но осталась сидеть в кресле. Потому что он совершенно спокойно произнес:
        - Прежде чем выяснять отношения, хочу тебя, Беатрикс, предупредить: тебе надо будет подготовить план оформления зала судебных разбирательств в мэриях на северо-востоке, в провинции Лимбург. Когда приедешь в Винсем, набросай эскизы, подумай над сметой.
        - Почему?- опешила она от неожиданного поворота. Женщина ждала объяснений, слов признания и любви, и вдруг - он с места в карьер говорит ей о деле.
        - Многие из моих коллег уже видели новую контору в Винсеме, где ты неплохо поработала как дизайнер, восторгались. А из Лимбурга поступило деловое предложение - использовать тебя в качестве оформителя. Ты довольна?
        Беатрикс смотрела на Корнелиуса и не могла вымолвить ни слова. Она, конечно, соскучилась по этому человеку, и тысячи раз вспоминала ночи в Гронингене, на островах. Да, собственно, дело было и не в ночах, она просто тянулась к нему душой, сердцем. Он, этот невозмутимый, деловой, преуспевающий адвокат Мидволд, как наверное бы сказала Салли из косметического салона, был ей люб.
        Корнелиус смотрел вопросительно.
        - Я согласна, но…
        - Никаких «но»! Едем домой, миссис Мидволд!
        По дороге Беатрикс узнала последние новости о ходе дела. Константин Ван дер Мей оказался жуликом, как и предполагал Корнелиус. Он обманул не только семейство Робинсонов, фальсифицируя договоры, но и надеялся присвоить все деньги на счетах своего брата.
        - Представляешь, Беатрикс, он во всем признался на очной ставке… И знаешь с кем? С твоей бабушкой. Миссис Робинсон - молодец, нашла правильные слова, проявила твердость и настойчивость, так что Константину Ван дер Мею было не отвертеться. Но крови он попортил мне предостаточно. Знаешь, даже были ночные телефонные звонки с угрозами. Пришлось нанимать охранника.
        Беатрикс смотрела на повеселевшего Корнелиуса и думала о том, что глупость, которую она совершила, попытавшись исчезнуть из жизни этого человека, совершенно непростительна. Приревновала к бывшей невесте!
        Словно читая мысли женщины, адвокат проговорил:
        - Кстати, о Виктории. Тебе придется смириться с ее частыми появлениями в нашем доме. Меня и Викторию выбрали в попечительский совет юридического факультета. Запомни раз и навсегда - у нас чисто деловые отношения.
        Ах, какая сногсшибательная новость! Миссис Мидволд готова была от радости взлететь к облакам! Он не любит Викторию. Сам признался секунду назад.
        - Я проголодалась,- вдруг заявила Беатрикс.- Давай где-нибудь перекусим.
        - Где?- переспросил Корнелиус.- В ресторане, кафе или благотворительной столовой?- Глаза его хитро блеснули.- Как нам узнать, где здесь прилично готовят твои кроличьи салаты?
        - К черту салаты!- вырвалось у Беатрикс.- Хочу есть! В любом месте! И желательно свиную отбивную с хорошо зажаренной картошкой. Так, чтобы корочка была коричневой и хрустела!
        Корнелиус от неожиданности чуть было не врезался в фонарный столб.
        - Что я слышу, дорогая? Ты и свиная отбивная? Ты и зажаренная в коричневой корочке картошка? Не землетрясение ли надвигается на родные Нидерланды?
        Ах, Беатрикс никогда в жизни не думала, что о том, о чем она сейчас ему сообщит, так приятно и так стеснительно говорить! Ей и в голову не приходило, что трудно будет разлепить губы и что придется целую минуту, как круглой идиотке, улыбаться. А он, невозмутимый мистер Мидволд, преуспевающий адвокат, ее мучитель, ее фиктивный муж, ее обожаемый мужчина припаркуется в случайном месте, схватит ее за руки и будет почти кричать, почти умолять:
        - Говори, что случилось?! Слышишь, говори немедленно, пожалуйста, ради Бога!
        - Да,- наконец обронила Беатрикс.- Случилось то, что должно было случиться после того, как ты любил меня в Гронингене. У нас, кажется, будет маленький.
        Эпилог
        Прошло несколько лет. Беатрикс стояла на террасе дома в Винсеме, держа на руках прелестного черноволосого мальчугана, и смотрела на вертолет, вот-вот готовый коснуться лужайки перед ее любимым розарием.
        - Папочка!- закричал Петер Мидволд, спрыгивая с рук Беатрикс.
        Миссис Мидволд нежно улыбнулась: она помнила, что именно слово «папа» было первым, которое произнес ее и Корнелиуса сын.
        Беатрикс наблюдала, как полозья вертолета встают на свежевыкошенную лужайку, как затем два любимых ею человека бегут навстречу друг к другу. Корнелиус и Петер. Петер и Корнелиус…
        Потом она увидела, как муж подхватил малыша, прижал к груди и подбросил вверх. А вокруг вертелся невесть откуда взявшийся Спай, лая от радости. Его хвост работал не хуже лопастей вертолетного винта.
        Сынок, Петер!- ласково думала Беатрикс. Конечно, ребенок был само воплощение их с Корнелиусом любви. Прекрасный дар, посланный им свыше, осененный ласковыми ночами Гронингена. Кажется, она говорила об этом мужу тогда, когда сообщала о своей беременности. Но неужели он сам даже раньше нее догадался об этом?
        Как все замечательно сложилось. Жизнь - пестрая мозаика, состоящая из радостей и разочарований, слез и улыбок, потерь и обретений. Беременность, если она есть, не бывает фиктивной. Так сказал Корнелиус, узнав о том, что Беатрикс ждет ребенка:
        - Что за брак без детей?- он нежно поцеловал ее в веснушчатый нос. Затем настоял, чтобы был увеличен штат прислуги. Конечно, у нее заботливый муж. Заботливый и любящий. Ей больше не надо слов - он постоянно делами доказывает ей свое глубокое чувство.
        У Беатрикс, когда она родила Петера, не было проблем с профессиональными занятиями. Она успевала заботиться о парке, о розарии, тюльпанах и одновременно оформляла офисы в столице: стала автором двух больших городских заказов по ландшафтному планированию. Корнелиус как раз тогда и приобрел вертолет. Теперь его поездка в Винсем занимает всего-то четверть часа.
        Он гораздо больше времени проводит в Винсеме, прилетает почти каждый день и проводит здесь каждый уик-энд. Его все больше и больше очаровывает поместье, его аллеи, каналы, шлюзы, старинные мостики.
        Мать Корнелиуса переехала в городскую квартиру сына. Так на плечи супругов Мидволд легла забота о загородном семейном гнезде Мидволдов. Хлопот хватало.
        Катрин Кампверсе стала лучшей подругой Беатрикс и весело, терпеливо ждала, когда та разработает для нее новый проект зимнего сада.
        Городские власти Амстердама надеялись, что реконструкция парков города пройдет успешно и в срок, и уговаривали поучаствовать в этом проекте миссис Мидволд.
        А сама Беатрикс прежде всего была рада не работе. Ее все больше и больше занимала семья. Как приятно и легко было чувствовать, что она превращается в зрелую спокойную женщину, мечтающую целиком посвятить себя любимому мужу и домашнему гнезду.
        Сейчас же она радовалась, наблюдая, как встретились ее родные мужчины. Петер болтал как заводной. Он соскучился по отцу, хотя не видел его всего несколько часов.
        Мальчику нравилось в поместье, его все тут радовало и развлекало, а старики Беатрикс души в нем не чаяли, постоянно заводили разговор, что пора подумать о брате или сестре для Петера.
        Плыл прекрасный вечер, смеркалось. Беатрикс полулежала в шезлонге на террасе, следила за полетом ласточек и стрижей. Корнелиус уложил сына спать, потом появился с бутылкой шампанского и бокалами.
        Усевшись напротив жены, с улыбкой посмотрев на любимое конопатое личико, проговорил:
        - Помнишь?
        - Помню, милый,- улыбнулась Беатрикс.
        Каждый раз, когда выдавался такой спокойный вечер, между супругами происходил похожий разговор. Они с полуслова понимали друг друга.
        В их памяти слишком живы были воспоминания о волшебных ночах в Гронингене, когда любовь осенила их вынужденный союз.
        Любуясь мужем, Беатрикс вдруг подумала, что он заскучал. Вскочила с шезлонга, обняла его за шею и заговорщицким тоном произнесла:
        - А у меня для тебя сюрприз.
        - Ну давай, выкладывай, дорогая,- добродушно пробурчал он.
        - Погоди, не хватает кромешной темноты.
        Корнелиус был заинтригован. И когда густой вечер опустился на поместье Винсем, на столе рядом с бокалами, на балюстраде, на цветных плитках пола Беатрикс расставила разнообразной формы глиняные горшки.
        Обошла каждый с зажженными спичками.
        Терраса и стены дома, увитые плющом, осветились волшебным потусторонним светом. Горящие свечи превратили пространство за террасой в сказочный шатер, через полог которого не проникали ни лунный свет, ни крохотные лучики звезд. Казалось, мир сосредоточен в мерцающем дрожании язычков пламени, а сами горшки показались Корнелиусу слитками золота, которое горело, плавилось, жило, зажженное руками жены.
        - Я всегда говорил, что ты девочка-сюрприз,- после некоторой паузы сказал Корнелиус, налюбовавшись на свечи и разливая по бокалам шампанское.
        В золотом сиянии волосы Беатрикс тоже казались отлитыми из чистого золота. Взяв в руки один из горшков со свечой, Корнелиус с восхищенным видом спросил:
        - Как тебе удалось это чудо?
        - Просто. Удалось, как и все остальное.
        Корнелиус поцеловал жену в губы, осторожно поставил бокал на столик, обнял ее за плечи, та подняла свое лицо и тихо шепнула:
        - Ты придешь сегодня ко мне или будешь допоздна сидеть в кабинете?
        - Догадайся, русалочка.
        Его ладонь легла на талию Беатрикс, он плотнее прижал к себе любимую женщину и стал осыпать поцелуями ее запрокинутое лицо. Губы Беатрикс раскрылись…
        Она знала, что произойдет дальше. Корнелиус подхватит ее на руки, отнесет в спальню, на какое-то мгновение оставит там одну.
        Беатрикс знала все до мельчайших, восхитительных подробностей. Муж обязательно прикроет дверь в детскую, поставит ее любимую пластинку с романтической мелодией. В эти мгновения она будет предвкушать безумные ласки, которые могут между ними длиться до бесконечности.
        Она теснее прижалась к Корнелиусу и почувствовала, как страстно он хочет ее. Сердце высокого, сильного мужчины стучало, будто молот, его дыхание было свежо и горячо. Обхватив руками его шею, встав на цыпочки, Беатрикс жадно поцеловала своего дорогого, желанного, навсегда родного человека. От страсти, охватившей ее жаркой волной, она закрыла глаза.
        - Отнеси меня в спальню,- почти со стоном попросила Беатрикс.- Люблю тебя с первого взгляда. Ты помнишь мой первый взгляд?
        Если бы она видела в этот момент глаза Корнелиуса! Казалось, они говорили, что помнят все с самого начала: смешную девчонку, некогда ворвавшуюся в его служебный кабинет, ее растрепанные каштановые волосы, веснушки, даже потасканную кожаную сумку…
        Все помнили глаза человека, который также почувствовал роковое влечение при первом же взгляде на зеленоглазую девушку. И называлось оно единственно верным словом - любовь.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к