Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Кодилл Морин: " Как Найти Мужа " - читать онлайн

Сохранить .
Как найти мужа Морин Кодилл

        # В грустном настроении встречает Мелисса очередной день рождения: молодость уходит, а она еще не замужем. А ей так хочется иметь мужа, уютный дом, наполненный детскими голосами.
        Составив список качеств, которыми должен обладать ее будущий муж, она приступает к поискам идеального спутника жизни…

        Морин Кодилл
        Как найти мужа

1

        Спокойный
        Хорошо воспитанный
        Дружелюбный
        Надежный
        Любит детей
        Домашний
        Способен к деторождению
        Ласково светило апрельское солнце. Сидя на каменной ограде, ступеньками поднимавшейся по холму позади принадлежащего ее брату магазина автодеталей, Лисса Купер заправила за ухо непослушную прядь вьющихся волос и прикусила кончик ручки. Наслаждаясь чудесной весенней погодой, она просмотрела только что составленный перечень, подчеркнула последний пункт, затем обвела его. Взглянула на часы. До появления Роума Новака, нового владельца компании, поставляющей товар для магазина ее брата, оставалось еще более получаса. Этого хватит, чтобы закончить список.
        Лисса поставила ноги на выступ ограды, положила лист бумаги на колени и добавила еще две характеристики:
        Преданный
        Хорошие манеры
        Внимательно просматривая список, она с удовлетворением постукивала кончиком ручки по бумаге. Возможно, перечень еще не полон, но, по крайней мере, ей удалось сформулировать на бумаге основные требования. То, с чего вполне можно начать…
        Низкий голос, раздавшийся откуда-то сзади, испугал ее. Взвизгнув, Лисса дернулась, ручка, бумага, сумка полетели в разные стороны. Она балансировала на краю стены, отчаянно пытаясь сохранить равновесие. Когда падение уже казалось неизбежным, сильные руки подхватили ее, и Лисса оказалась стоящей на земле, уткнувшейся носом в джинсовую рубашку мускулистого, атлетически сложенного мужчины, крепко прижимавшего ее к себе.
        У нее перехватило дыхание от исходящего от него запаха - запаха мужского тела и дорогого лосьона, и она постаралась высвободиться из его рук. Слишком запретные чувства возбудил в ней этот запах.
        Губы приблизились к ее уху, и низкий голос произнес:
        - Прости, Тыковка. Я не собирался тебя пугать.
        Тыковка.
        Только один человек когда-то так ее называл. Ее вечное наказание. Единственный человек, присутствие которого менее чем за тридцать секунд способно было превратить ее в полную идиотку.
        Роум Новак. И он был как раз именно тем человеком, с которым ей необходимо было сейчас переговорить.
        Невольное объятие затягивалось. Лиссе пришлось сделать над собой усилие, чтобы заставить себя разжать кольцо его рук и отстраниться. Оказавшись на безопасном расстоянии, она окинула взглядом стоящего перед ней красивого высокого мужчину, фигуре которого позавидовал бы не один спортсмен.
        - А, это ты, - произнесла она тоном перегревшейся на солнце ящерицы. - Мне следовало бы догадаться: первое, что ты сделаешь, вернувшись в город, так это столкнешь меня на землю. Это так типично для Роума, которого я знала.
        - И любила? - скорее констатировал, чем спросил, он.
        - Не будем смешными, Роум.
        Лисса не хотела оставлять его в заблуждении, будто все еще увлечена им. Все ее девичьи мечты давно похоронены, и сейчас она безжалостно топтала эту могилу.
        - Я сражен. Но как я мог предположить, что ты буквально свалишься мне под ноги от одного звука моего голоса?
        Ей нечего было на это ответить. Лисса, помимо воли, жадно оглядывала его, отмечая в нем изменения, происшедшие за десять лет, с тех пор, как они виделись в последний раз. Конечно, он стал старше и мужественнее. Но то, что в юности обещало стать уверенностью в себе, превратилось в пугающую самоуверенность. Это ощущалось в его глазах, ярких и ясных, как Тихий океан в безоблачный сентябрьский день, в золотистом отблеске на его каштановых волосах, падающих на изогнутую дугой бровь. И в морщинках, залегших вокруг глаз и рта.
        Его рот… да, этот чувственный изгиб остался тем же. Роум был лучшим другом ее брата в школе и колледже. Они с матерью жили всего в нескольких кварталах от ее дома. Тягостная процедура развода его родителей закончилась, когда Роум был в предпоследнем классе, поэтому он проводил в семье Куперов не меньше времени, чем со своей матерью. Она работала сиделкой в реанимационной палате, и дополнительные дежурства отнимали у нее почти все вечера и уик-энды. И даже несмотря на то, что после окончания колледжа пути друзей разошлись, а повторное замужество матери Роума привело ее на Восточное побережье, молодые люди продолжали поддерживать отношения.
        Судя по сообщениям, мелькающим на страницах деловых газет и журналов, за прошедшие годы Роум продемонстрировал незаурядный предпринимательский талант, который успешно реализовал, составив себе приличное состояние: он покупал фирмы, пришед- шие в упадок, и, поставив в них дела на современный уровень, перепродавал, - как правило, с огромной выгодой. В числе его последних приобретений была и та, которая поставляла свои товары в сеть магазинов «Золотые Автодетали» по всей стране.
        Было известно, что он неутомим в работе, предъявляя к своим работникам такие же жесткие требования, как и к самому себе. Но, согласно другим, более склонным к сенсациям средствам массовой информации, оповещающим весь мир о каждом шаге Бродяги Роума, как окрестили его в деловых кругах, благодаря своему природному обаянию он стал одним из немногих бизнесменов, имеющих круг своих страстных поклонниц. Этих «бизнес-лапочек» вполне устраивала жизненная установка их кумира, повторяемая в интервью: «не жениться, пока не придет его время». Цитировались так- же слова Новака, опубликованные в одной из статей, что его время придет еще не скоро - если вообще придет.
        Но сейчас на лице Роума играла улыбка, которая напомнила Лиссе выражение пойманного с поличным пятилетнего шалуна. Она пыталась уверить себя, будто эта улыбка ее совершенно не трогает. Точно такая улыбка появлялась всякий раз, когда он полагал, что доставит несказанное удовольствие, разрешив участвовать в осуществлении его самого последнего смелого научного проекта - вроде того, после которого она целый месяц ходила с зелеными волосами.

…Не говоря уж о просьбе зашить прореху на заду его джинсов прямо на нем. За это она была отстранена на день от занятий в школе «за неприличное поведение».

… Или когда, временно оставшись без колес, Роум потребовал, чтобы она возила его по всему городу в недавно приобретенном стареньком «кадиллаке».
        Если память не изменяла Лиссе, именно в то время она провела отчаянно несчастный вечер, сидя в запертой машине на стоянке у сомнительного ночного заведения, куда ее, ввиду молодости, не пропустили. Тем временем Роум весь вечер снюхивался с блондинкой, - или она была рыжей? - являвшей собой самый сногсшибательный из когда-либо виденных Лиссой образчик щедрости природы. Он даже заставил Лиссу надеть шоферское кепи, чтобы, явившись на свидание, произвести впечатление на девицу своим «шофером».
        Нет уж, больше никогда Лисса не попадется в его сети - но, тем не менее, ей действительно необходимо сейчас переговорить с ним.
        Роум провел пальцем по ее бровям, как бы пытаясь стереть хмурое выражение с ее лица.
        - Ну, Тыковка, разве так надо приветствовать прибытие в Сан-Диего самой выдающейся персоны после…
        - После панд? - с иронией спросила она, наклоняясь, чтобы собрать свои разбросанные вещи.
        Роум закончил колледж в то лето, когда панд - так называемых гималайских медведей - впервые привезли в зоопарк Сан-Диего. И прошедшие десять лет не изменили, как видно, его своеобразного чувства юмора.
        Она подняла на него глаза.
        - По крайней мере, они были в клетках и не могли ничем ответить на назойливое любопытство глазеющей публики. И не называй меня, пожалуйста, Тыковкой, я не овощ.
        Роум отстранился, в притворном отчаянии, драматическим жестом прижав руки к груди.
        - Ты ранишь меня в самое сердце, Тык… Лисса. Почему ты считаешь, что я приставал к тебе? И потом, неужели ты относишь себя к любопытствующей публике?
        - Нет, я как раз не из любопытных, Роум.
        Лисса снова уселась на теплые камни ограды и попыталась принять прежнюю позу, давая понять, что не желает продолжать в том же духе. К ее разочарованию, Роум проигнорировал прозрачный намек. Он уселся рядом с ней слишком близко, так, что это угрожало ее душевному спокойствию, и устроился поудобнее.
        - Джейсон уже здесь? - спросила она. - Почему ты не у него?
        Может быть, хоть это заставит его уйти. Ведь он деловой человек и не привык зря тратить драгоценное время.
        - Я пришел пораньше. - Он ухмыльнулся. - Решил, что следует потратить минуту-другую, чтобы заново познакомиться с сестренкой Джейсона. Ведь много времени прошло, правда?
        - Десять лет. - Она не захотела уточнить: плюс два месяца и четыре дня.
        Скупость ответа не располагала к дальнейшему разговору, но тут Роум заметил в ее руках ручку и бумагу.
        - Что ты там пишешь? Неужели стихи? - поинтересовался он. - Уж не обо мне ли ты? Как я тебе показался?
        Лисса еще дальше отодвинулась от него.
        - Чего ради я стану писать о тебе?
        И она демонстративно положила между ними свою сумку. Роум пожал плечами и вытянул вперед ноги. Насколько помнила Лисса, он всегда и везде чувствовал себя непринужденно. Она уставилась на его кроссовки престижной фирмы, пытаясь избавиться от навязчивых воспоминаний.
        - Потому что тебе всегда нравились парни с обаянием и индивидуальностью. А я, - он схватил ее левую руку и ткнул ею себе в грудь, - я - твой идеал.
        Лисса тщетно пыталась освободить руку.
        - Пожалуйста, не скромничай, а то создашь у людей неверное представление о себе.
        - Ну, ты же знаешь меня, - ухмыльнулся Роум. - Я самый скромный парень на свете.
        Самодовольное выражение его лица опровергало это утверждение. Его рубашка была распахнута на груди, и, выдернув руку, Лисса только и могла сказать:
        - Скромность - не совсем то слово, которое приходит на ум при виде тебя. И потом, почему ты не застегнешь свою рубашку?
        - Сегодня жарко, - объяснил он.
        - По термометру сейчас всего двадцать два градуса, - возразила Лисса.
        - Да, но позже станет жарко, - стоял на своем Роум. Он всегда предпочитал, чтобы последнее слово оставалось за ним.
        - Максимальная температура, которую обещали на сегодня, - двадцать три градуса.
        - Вот видишь, - торжествующе сказал он, - будет жарче.
        Лисса в отчаянии воздела руки к небу. Что бы она ни говорила Роуму, всегда было как об стену горохом. Он просто беззаботно шагал по жизни, усеивая пройденный путь женскими сердцами.

«Разбитыми, но, - мысленно вставила она, - очень счастливыми сердцами».
        Набежавший ветерок набросил прядь волос ей на глаза. Прошло только дня два, как Лисса сделала себе новую прическу - коротко постриглась и завилась. Она никак не могла привыкнуть к ней после того, как долгие годы ходила с длинными прямыми волосами. Она чувствовала себя немного дискомфортно со стрижкой, и ей казалось, что с этими кудряшками она выглядит как…
        - Сексуальный ангел, - прервал Роум ее размышления.
        - Что?! - воскликнула она.
        - Твои волосы. - Он намотал на палец выбившуюся прядь. - Эти кудри делают тебя похожей на этакого соблазнительного ангелочка. Очень сексуально. Мне нравится.
        Его понизившийся до шепота голос был бы более уместен среди сбившихся простыней, чем на залитом солнцем дворе позади магазина.
        - Мне ужасно нравится, - повторил Роум.
        Их глаза встретились, и Лисса не смогла отвести взгляд, впервые ощутив на себе силу его чувственного воздействия. «Должно быть, именно так чувствуют себя женщины, когда падают в обморок», - промелькнуло в ее сознании.
        Глаза Роума, такие яркие и лучистые, окруженные густыми черными ресницами, эти глаза-искусители сейчас были так близко, что она могла разглядеть мерцающие в них золотистые блики. Помимо воли, губы ее приоткрылись в ожидании чего-то, чему она не осмеливалась дать название. Его лицо, казалось, еще больше приблизилось к ней, и ее затуманенный взор наткнулся на его губы, как будто специально созданные природой, чтобы доставить наслаждение женщине. Легкий вздох сорвался с ее губ, глаза начали сами собой закрываться…
        Громкое тарахтение проехавшего поблизости грузовика разрушило чары. Роум пробормотал проклятие, от которого Лисса остолбенела. Она неловко отпрянула, снова рассыпав свои вещи. Ощущение сосущей пустоты в желудке немного отпустило. Лисса стала поспешно собирать свои вещи, но пальцы плохо слушались ее. Больше всего она боялась коснуться рук Роума, который поспешил ей на помощь. Прикосновения этого мужчины лишали ее воли и разума, делали безвольной игрушкой в его руках.
        Лист бумаги парил в воздухе, и быстрым движением Роум перехватил его, не дав улететь. Мельком взглянув на запись, он уже протянул было его Лиссе, бросил еще один взгляд и стал перечитывать уже внимательно.

«О нет, только не это!»
        - Отдай! - Она попыталась вырвать листок из его руки, но Роум оказался проворнее.
        - И что же тут такого особенного? Это просто список… Ты что, собираешься завести пса? - с недоумением спросил он.
        Лисса зажмурилась, чувствуя, что краснеет, как рак. Он снова просмотрел список, его взгляд остановился на злосчастном пункте, который она подчеркнула. Сейчас Лисса чувствовала себя, подобно раку, попавшему в кипяток.
        - Лисса, что значит «способен к деторождению»? - Любопытство всегда было главным его пороком. - Ты хочешь подарить кому-то пса? Или собираешься их разводить?
        Не отвечать. Это всегда лучше всего действовало на Роума.
        - Нет! Я не собираюсь это обсуждать. Отдай мне бумагу.
        Снова она попыталась вырвать лист из его руки. И снова он с легкостью отбил ее атаку.
        - Так для кого все-таки собака?
        В прежние времена, если не срабатывало молчание, то иногда помогала уступчивость.
        - Это сюрприз. Отдай бумагу.
        - Я тебе не верю.
        Роум все еще держал листок так, что она не могла его достать.
        - Что происходит? Я жду объяснений.
        - Происходит? С чего ты взял, будто что-то происходит? - Лисса начала терять терпение.
        Еще одна безуспешная попытка вырвать список. Роум зажал листок бумаги в кулаке и скрестил руки на груди.
        Теперь, чтобы достать бумагу, ей пришлось бы вступить в тесный контакт с его слишком привлекательным телом. От этой мысли во рту у нее пересохло.
        - Я жду, - объявил он. И снова в его глазах промелькнуло самодовольство.

«Что плохого случится, если он узнает?»
        Лисса отвернулась от него, сознавая свое поражение, глядя поверх его плеча на автостоянку, занятую лишь ее машиной и ярко-красным «корветом», который, несомненно, принадлежал Роуму. Как обычно, брат опаздывал. Исчезла последняя надежда избавиться от Роума.
        - Я полагаю, ты ждешь объяснения, - начала она медленно.
        - Я тоже так полагаю.
        Тон, каким он это произнес, отнюдь не улучшил ее самочувствия. Лисса взглянула вверх, не ожидается ли в ближайшее время удар грома, который смог бы избавить ее от неминуемого объяснения. Кристально чистое небо отвергало даже эту надежду на спасение. Землетрясений в их краях тоже не ожидалось в ближайшие сто лет. Ну что ж, выхода нет. Она повернулась, чтобы быть с ним лицом к лицу.
        - Дело в том, что в следующем месяце мой день рождения.
        - Поздравляю!
        - Не с чем.
        - Не с чем? - Роум удивленно вскинул брови.
        Лисса буквально ощущала, как на лице ее появляются морщины от одних только ненавистных слов:
        - Мне исполняется двадцать девять.
        Лицо Роума выразило полнейшее недоумение. Наконец он произнес:
        - Ну и что? Это прекрасный возраст.
        - О, Роум, неужели ты не понимаешь! - Она с трудом выдавливала из себя слова. - Мне уже почти тридцать. - Голос был полон отчаяния. - Я старею.
        Роум захохотал, как будто она рассказала остроумный анекдот. Немного успокоившись, заявил:
        - Ты, конечно, шутишь! - и, наклонившись, всмотрелся в ее лицо. - Не так ли?
        Лисса отчаянно потрясла головой, старательно избегая его взгляда.
        - Если бы.
        Роум выпрямился.
        - Слушай, двадцать девять - это довольно далеко еще до дряхлости. И потом, мне уже, - он понизил голос до конспиративного шепота, - тридцать два.
        - Да, но ты мужчина. У женщин все иначе. Мужчины с возрастом становятся значительными, женщины - седыми, мужчины приобретают опыт, женщины - морщины, мужчины…
        - Лысеют, - с улыбкой продолжил он. - Где ты набралась этой чепухи? Это какой-то бред феминистки.
        Лисса пожала плечами.
        - Я не могу поверить в эту чушь. Но что общего между твоим «преклонным» возрастом и этим списком?
        Напрасно она надеялась, что Роум позабыл о нем.
        - А, ерунда.
        Лисса снова попыталась завладеть списком, и снова он оказался проворнее.
        Держа бумагу так, чтобы Лисса не могла достать ее, Роум принялся читать вслух:
        - Спокойный. Хорошо воспитанный. Дружелюбный. На мой взгляд, это все относится к собаке. Но при чем тут разговоры о старении и седине? - Он недоумевающе уставился на нее, ожидая объяснений.
        - Этот список не имеет отношения к собакам, - наконец решилась Лисса.
        - А к кому имеет?
        Лисса вздохнула. Бесполезно. Он твердо решил дознаться, в чем дело, а она знала его достаточно хорошо, чтобы пытаться воспрепятствовать этому. Хватка у Роума Новака была, как у настоящего бульдога.
        - Так уж и быть, скажу тебе. Мне нужна семья.
        Лисса всегда была уверена, что когда-нибудь у нее будут дети. Но желание иметь собственного ребенка, мальчика или девочку, держать малыша на руках, заботиться о нем и следить за его развитием росло с каждым годом.
        Ее работа преподавателя в младших классах доставляла ей огромное удовлетворение. Она любила работать с детьми, радовалась, наблюдая, как они растут и взрослеют. Она была очень хорошим учителем и знала это. Но когда Анни, лучшая подруга Лиссы, родила девочку, названную в ее честь, воспитание чужих детей перестало ее удовлетворять. Лисса жаждала своей собственной семьи со страстностью, которую раньше даже не предполагала в себе. Возясь с крестницей, когда Анни надо было куда-то отлучиться, Лисса убедилась, что материнство необходимо ей, как вода - засыхающему растению.
        - Но ведь у тебя есть семья. Брат, родители, - до него никак не доходил подлинный смысл ее слов.
        Озабоченный голос Роума вернул Лиссу к реальности. Боже, до чего же туп этот мужчина!
        - Я имею в виду, что хочу иметь мою собственную семью, - решительно произнесла она.
        - Лисса, но ведь они и есть твоя собственная семья. Вспомни, ведь они воспитали тебя.
        Последовала деликатная пауза, как будто он разговаривал с человеком, страдающим умственным расстройством.
        - Послушай, Тыковка, а ты никогда не обсуждала эту проблему со, гм-м, специалистом?
        Он думает, что она сошла с ума! Лисса вскочила на ноги и окинула его негодующим взглядом.
        - Роум Новак, я в полном порядке, - отчеканила она. - Я просто пытаюсь втолковать тебе, что хочу выйти замуж и родить ребенка!
        - Замуж? - переспросил он с таким видом, как будто только что проглотил лимон. Целиком.
        - Да, замуж. И в этом списке перечислены качества, какими, на мой взгляд, должен обладать мой будущий муж.
        Роум обалдело уставился на нее, перевел взгляд на бумагу, которую держал в руке, затем снова на Лиссу.
        - Ты шутишь.
        Она в отчаянии всплеснула руками.
        - Нет, не шучу, - и добавила медленно и отчетливо: - Я намерена выйти замуж как можно скорее. И все, что мне нужно, так это найти подходящего мужчину.
        Эти слова наконец вывели Роума из оцепенения. Он встал и склонился над ней, так что оказался с ней нос к носу. Указательный палец уперся ей в грудь.
        - Ага, так ты из тех, что охотятся за мужьями, - в его тоне почему-то сквозили обвиняющие нотки.
        Наконец-то до него дошло! Она с облегчением вздохнула.
        - А ты думал, я из тех, кто охотится за развлечениями?
        Забавно, как сначала ее страшила мысль о том, что ее ужасная правда вдруг откроется, а сейчас, когда она вынуждена была признаться, ей стало гораздо легче.
        - Тыковка, ты спятила. Зачем тебе ломать всю свою жизнь этим чертовым з-замужеством?
        Его запинка развеселила Лиссу.
        - Как ты не понимаешь? Мне уже двадцать девять. Я хочу ребенка. Хочу семью. Хочу мужа, - и уже более серьезным тоном: - Если не сейчас, то когда?
        Он покачал головой, как будто такие мысли были недоступны его пониманию.
        - Боюсь, Тыковка, ты делаешь огромную ошибку.
        - Ничуть. Я уверена, что права.

«Прекрасно, теперь главное - не упустить момент, - решила она и подбодрила саму себя: - Ну, открой же рот и попроси о помощи».
        - Ты мог бы помочь мне, Роум.
        Только с третьей попытки Роуму удалось выдавить из себя:
        - Я? Помочь? - Он попятился. - Слушай, Лисса. Ты ведь знаешь, я не из тех парней, что мечтают о жене и куче детишек. Не веришь - спроси у Джейсона.
        И он отступил от нее еще на шаг.
        - Кроме того, ты бы сама не обрадовалась, если бы вышла за меня. То есть, я хочу сказать, из-за моих многочисленных недостатков, - неуклюже попытался выкрутиться Роум.
        - Как, у тебя есть недостатки?! Никогда бы не подумала.
        Ее сарказм не дошел до него.
        - Полно недостатков, честно. Например… - он замялся, лихорадочно припоминая порок, достаточно весомый, чтобы пресечь ее поползновения. - Я иногда храплю.
        - Ты - храпишь? Какой ужас!
        На лице Роума отразилось такое облегчение от ее реакции, что Лиссе захотелось дать ему хорошего пинка. Почему он так уверен, что она именно его наметила себе в мужья?
        Но, судя по его виду, Роум именно так и подумал. Он пятился от нее, как будто она была одержима дьяволом. Уж не держит ли он пальцы скрещенными, отгоняя злых духов?
        - Ну, ладно, рад был повидаться с тобой. Мне пора. Джейсон, наверное, уже пришел. Я, гм-м, позвоню тебе при случае. В самом деле.
        Да, конечно, позвонит; не раньше, чем акулы бизнеса обратятся в Конгресс с требованием увеличить налоги на доходы корпорации.
        - Но, Роум, мне нужна твоя помощь, - настойчиво продолжала она.
        Он запаниковал еще больше. Его отступление уже походило на бегство, когда до слуха Лиссы донесся шум въезжающей на стоянку машины брата.
        - Извини, ничем не могу помочь. Не по моей части, честное слово, - пробормотал он.
        Это было уж слишком для Лиссы. Хотя она надеялась, что Роум поможет ей сузить круг поисков, сам он никогда не был целью ее матримониальных намерений. А он удирает от нее, как от чумной.
        - Не беспокойся, Роум, - крикнула она ему вдогонку.
        Джейсон вышел из машины, захлопнул дверцу.
        - Я не вышла бы за тебя, даже если бы ты остался единственным мужчиной во всей Южной Калифорнии!

        Разгневанная Лисса давно ушла, беседа друзей длилась уже почти час, когда Джейсон заговорил о том, чего так боялся Роум.
        - Мне нужна твоя помощь. Надо что-то делать с Лиссой.
        Роум оторвался от бумаг, которые он тщательно изучал, и с опаской взглянул на приятеля.
        - А что с ней такое?
        - Ты же слышал ее. Вбила себе в голову, что ей якобы необходимо выйти замуж, иметь ребенка.
        Хотя в душе он был полностью согласен с другом, Роум только неопределенно хмыкнул.
        - Уйма женщин хочет иметь детей. Не вижу в этом ничего странного. Посмотри, например, на свою мать.
        Замечание было как раз в точку. Он всегда завидовал, что у Джейсона такие родители, и жалел, что он не их сын. Вся жизнь миссис Купер была сосредоточена на детях, а мистер Купер преподавал английскую литературу в местной школе. Идеальное сочетание для родителей, как считал Роум. Спокойствие и устойчивость. Не то, что его собственная безалаберная семья. И что с того, что в данный момент супруги Куперы находились где-то на Юкотанском полуострове в качестве добровольцев Корпуса мира. Это не имело значения. Свою бродячую жизнь Куперы начали не раньше, чем Джейсон и Лисса стали совершенно самостоятельны, а мистер Купер вышел на пенсию.
        Джейсон отверг его доводы.
        - Но, Роум, ты посмотри, как она это делает. Как будто покупает машину в соответствии со списком деталей отделки.
        Вспомнив ее список, Роум кивнул.
        - Или собаку. Я понял, что ты имеешь в виду.
        - Тебе не кажется, что в этом есть что-то нездоровое? Таким способом ей не найти себе парня. По крайней мере такого, кому она могла бы доверять настолько, чтобы заиметь от него ребенка.
        Судя по тому, как Джейсон нервно принялся расхаживать по комнате, Роум понял, что друг здорово выбит из колеи.
        - Она уже взрослая девочка, Джес, и может сама принимать решения. С этим тебе придется смириться.
        Образ повзрослевшей «девочки» стоял перед его глазами. Да уж, фигурой она ничуть не напоминала того угловатого подростка, которого он помнил по школе.
        - Взрослая она или нет, а тебе придется помочь мне выпутаться из ситуации, - тон Джейсона был мрачен. - Я уговаривал ее до посинения, но все мои слова она пропускает мимо ушей.
        - Что же я в таком случае могу сделать? - слабо запротестовал Роум. - Уж если она тебя не слушает…
        Роум был почти уверен, что в голосе Джейсона прозвучал смешок.
        - Ну, во-первых, она всегда была без ума от тебя. Лучше тебя на свете для нее не было ничего, кроме, разве, киви.
        Роум почувствовал, как у него засосало под ложечкой. Лисса была влюблена в него? Он вспомнил девочку-подростка, сосредоточенно выедающую на школьной переменке плод с пушистой кожицей, как ее язычок старательно подбирает каждую капельку сока, и от этого видения у него вдруг защемило сердце.
        - А во-вторых, - безжалостно продолжал Джейсон, - судя по тому, как вы оживленно беседовали, - тут Джейсон не смог сдержать ухмылки, - мне показалось, что тебя она, по крайней мере, слышит.
        Роум насторожился.
        - Но, Джес, на самом деле все было совсем не так, как могло показаться со стороны.
        - Неужели? - Джейсон скрестил руки на груди.
        - Совсем не так! - Он не знал, как лучше объяснить все Джейсону. - То есть…
        Пот выступил у него на лбу, хотя весенний день был не таким уж жарким. Роум всегда твердо придерживался правила не путаться с сестрами, женами или подружками своих друзей - ведь найти друга гораздо труднее, чем девушку на один вечер. Однако сейчас ему показалось, что, вольно или невольно, он нарушил одну из своих заповедей.
        - Ты что, не веришь мне, Джес? Ты же знаешь, я никогда…
        - Не путаешься с сестрами своих друзей, - кивнул Джейсон. - Я знаю. Ты достаточно часто это повторял.
        - Ну да, конечно.
        Роум постарался отогнать в самый дальний уголок своего сознания образ теперешней Лиссы, ее лицо в ореоле светившихся на солнце медом и золотом волос.
        Он назвал ее тогда «сексуальным ангелом». С ударением на первом слове.
        Ему пришлось откашляться, прежде чем он смог заговорить.
        - И что же ты от меня хочешь? - через силу спросил Роум, боясь услышать ответ.
        Джейсон, воодушевленный согласием друга, разразился тирадой, полной энтузиазма.
        - Ты можешь убедить Лиссу, что этот ее план - настоящая чушь. Докажи ей, что парень, который соответствует ее списку, вовсе не соответствует ей самой.
        - Ты сумасшедший. Стопроцентный сумасшедший. Как, по-твоему, я это сделаю?
        - Я уверен, ты что-нибудь придумаешь. Ты же всегда был у нас мозговым центром.
        - А это значит, что у меня было достаточно мозгов, чтобы не впутываться не в свое дело. И не в твое тоже.
        Энтузиазм Джейсона увял, как проткнутый воздушный шарик.
        - Мне казалось, что я могу рассчитывать на тебя. Ты мой друг, по крайней мере всегда был им. Не думал, что ты решишь остаться в стороне от всего этого.
        - Но послушай, Джес…
        - Ничего, все в порядке. Придется найти какой-нибудь другой способ помочь сестренке. Я уверен, все обойдется…
        - Пошел ты к черту, Джейсон! - Роуму нестерпимо было видеть, как в мгновение ока его друг превратился в благородного страдальца.
        - Не расстраивайся, Роум. В конце концов существует ведь развод, если уж дело обернется совсем плохо. Не представляю, как она будет управляться с детьми и вообще… Она, видишь ли, хочет троих, - Джейсон покачал головой в полной растерянности. - Ну, ничего, я уверен, она справится.
        Роум почувствовал, как холодок пробежал по спине. Развод. Дети, выросшие без отца.
        Сам выросший в неблагополучной семье, Роум сознавал, что более чувствительного для него стимула Джейсон не смог бы найти. Роум слишком хорошо помнил яростные ссоры, каждый раз заканчивающиеся тем, что отец уходил из дома и пропадал где-то по нескольку дней. А так как мать вынуждена была брать дополнительные часы дежурства, то иной раз он неделями не видел ни одного из своих родителей. Развод принес хоть и горькое, но облегчение. По крайней мере, больше не было драк, заставлявших его съеживаться от страха под одеялом. С того дня, как было вынесено решение суда о разводе, он никогда больше не видел своего отца.
        Это не значило, что он стал чаще видеть свою мать. Через два дня после окончания им школы она снова вышла замуж и уехала на Восточное побережье. Сейчас, по слухам, пройдя через три замужества и три развода, она осела где-то в Кливленде. Или, может быть, в Детройте.
        Роум не хотел, чтобы его дети прошли через те же кошмары, что выпали на его долю. Именно это является причиной, почему он решил никогда не жениться. По крайней мере до тех пор, пока не кончится сумасшедшая гонка, необходимая для воплощения его нынешних планов, и тогда он сможет осесть и стать настоящим мужем и отцом. Судя по всему, его новое предприятие по торговле автодеталями потребует по меньшей мере два года, чтобы выправить дела. Так что еще не скоро он сможет пустить корни где бы то ни было.
        - Конечно, - продолжал тем временем Джейсон, - в наши дни одиноким матерям приходится трудновато. Статистические данные не очень-то обнадеживают, знаешь ли.

«Как будто я сам не был живым свидетельством этого,» - с горечью подумал Роум.
        - Слушай, довольно! Ты уже успел выдать ее замуж, снабдить тремя детьми и развести - и все за несколько минут! Ты что, управляешь людскими судьбами, Джейсон?
        - Но, Роум…
        Роум подавил в себе чувство вины, возникшее при мысли об одинокой матери с тремя детьми. Какое ему, черт возьми, дело до безрадостного будущего Лиссы?
        Но память услужливо подсказала ему, какой стоящей девчонкой она была когда-то, с какой безрассудной храбростью участвовала в безумных затеях ее брата. А воспоминание о том, как несколько раз он сам вовлекал ее в весьма рискованные проделки, заставило его заерзать в кресле. Возможно, он в долгу перед ней за то, что она не раз помогала ему выпутаться из неприятных ситуаций.

«А может быть, это мой долг перед самим собой - узнать побольше о взрослой Лиссе», - мелькнула мысль. О Лиссе, с золотыми кудряшками ангелочка и дьявольски обольстительной улыбкой. О Лиссе, возбуждавшей в нем такое желание, что его сила поражала самого Роума.
        Роум поскорее загнал эти мысли обратно в глубину подсознания. Конечно же, он вовсе не был увлечен ею… а может, был?
        Разум призывал его держаться подальше от затей Лиссы, но чувства его, пробужденные возникшим к ней интересом, возобладали.
        - Ну ладно, Джейсон, - сдался он. - Я постараюсь сделать все, что смогу.
        Таким вот образом и получилось, что двумя днями позже Роум стоял перед дверью Лиссы, чтобы пригласить ее на ленч. Он не был вполне уверен, что ему удастся убедить ее отказаться от матримониальных планов. В одном он был уверен - что сует свой нос, куда не следует.

2

        Лисса нехотя опустилась на сиденье низкой спортивной машины рядом с Роумом.
        Джейсон чуть ли не силой заставил ее принять приглашение своего друга, чтобы она могла посвятить того в свой план. После недавней стычки ей вовсе не улыбалось снова видеть этого самодовольного красавца.
        Однако Лисса вынуждена была признать, что если и есть человек, способный ввести ее в намеченный круг потенциальных жертв, то это был именно Роум Новак. В конце концов ее не убудет, если она обратится к нему с такой просьбой. Она не ожидала слишком многого, разве только выяснить для себя, может ли то, чего она так страстно жаждала в юности, - свидание с Роумом - быть таким восхитительным, как грезилось ей все эти годы.
        Лисса глубоко вздохнула и попыталась сосредоточиться на главном. Необходимо, чтобы Роум помог ей найти подходящего мужчину. Она уже вполне взрослая женщина, а не девочка-подросток, трепещущая при мысли о поцелуе. Надо настроить себя на то, что это деловой ленч, целью которого будет обсуждение ее проблемы с Роумом Новаком.
        - Где бы ты хотела пообедать? - поинтересовался Роум, когда она застегивала ремень безопасности.
        Молодая женщина устроилась поглубже на сиденье, которое, казалось, всего на дюйм возвышалось над тротуаром.
        - Мне все равно, езжай куда угодно.
        Его ухмылка заставила бы многих мамаш спешно посадить своих дочерей под замок, заперев на три оборота, да еще на задвижку.
        - Куда угодно? - удивленно вскинул брови Роум.
        - Куда угодно, но так, чтобы это заняло не больше часа. Меня ждут в другом месте через час, - решительно сказала Лисса.
        - Ты разбила все мои мечты. - Роум включил зажигание и вырулил со стоянки.
        Они мчались по скоростной трассе, ровное урчание мотора подействовало на Лиссу успокаивающе.
        - Теперь я понимаю, почему мужчинам нравятся такие машины, - проговорила она. - Женщины, должно быть, готовы на все, чтобы только в них ездить.
        - Ну еще бы. В такой машине любой парень чувствует себя этаким неотразимым ковбоем. Весьма способствует поддержанию имиджа.
        - Это вовсе не то, что я имела в виду, - сказала Лисса.
        Он бросил на нее скептический взгляд.
        - Какова же твоя теория на сей счет?
        Его тон всезнайки разозлил Лиссу. Она заколебалась было, но потом решила, что с Роумом нечего деликатничать. Тонкостей он все равно не понимает.
        - Женщинам нравится ездить в таких спортивных машинах потому, что в них ты словно внутри огромного вибратора. Ощущения, как будто тебя ласкают.
        - Лисса! - Роум был явно шокирован.
        - Правда! - Она еще глубже вжалась в кресло. - Эти машины здорово возбуждают.
        Он наконец-то заткнулся. Ровно на столько времени, сколько понадобилось, чтобы остановить машину у обочины и повернуться лицом к Лиссе.
        - Ну и как?
        Лисса подняла на него глаза. Этот мужчина был в слишком опасной для ее душевного равновесия близости.
        - Что - как?
        Он запустил руку в ее волосы, пропуская пряди сквозь пальцы.
        - Моя машина возбудила тебя?
        Лисса вынуждена была облизнуть пересохшие вдруг губы и уже пожалела о сказанном, увидев, что он пристально уставился на ее рот.
        - Ни в малейшей степени, - убежденно солгала она.
        Роум придвинулся к ней еще ближе.
        - Ты уверена?
        Лисса чувствовала тепло его дыхания на своих губах, каждый ее нерв трепетал. Ей пришлось собрать все свои силы, чтобы произнести необходимые слова:
        - Да, я уверена.
        Его губы приоткрылись и повторяли движения ее губ.
        - Я…
        - Что?
        - Я…

«Опомнись, Лисса! Этот мужчина не для тебя!»
        Она резко отодвинулась.
        - У меня не так много времени, - напомнила она. - Может, мы все же поедем?
        Роум снова устроился за рулем. Единственным свидетельством, что он пребывает в некотором расстройстве чувств, замеченным Лиссой, было на мгновение промелькнувшее в его глазах разочарование. Или это только померещилось ей? Лисса догадалась, что Роум просто изучает ее. Он снова, как и в былые годы, хочет знать все струнки ее души, чтобы потом играть на них. Неужели он считает, что этот фокус ему удастся?
        Обеспокоенная этими мыслями, она наблюдала, как он снова вливается в транспортный поток. Ее удивляло, как плавно, несмотря на ощутимую мощь машины, она скользит по извивающейся ленте шоссе.
        Когда они прибыли на центральную площадь Санта-Фе, он нашел место на одной из боковых улочек и аккуратно припарковался, затем помог ей выйти. Его рука бдительно лежала у нее на талии, чтобы она, не дай Бог, не сбежала.
        Лисса с удовольствием рассматривала причудливую архитектуру пригорода. Конечно, она знала, что Роум не поведет ее в какую-нибудь забегаловку. Должно быть, он с тех пор, как достиг таких высот, привык к высококлассным ресторанам с изысканной кухней. Но, если для него все эти изыски, возможно, стали второй натурой, она чувствовала себя гораздо удобнее в среде, где питаются в основном гамбургерами.
        - Боюсь, это не совсем то, что я подразумевала под скромным ленчем, - заметила Лисса, когда Роум ввел ее в роскошный ресторан под названием «Миль Флерз». - Я полагала, что мы направляемся в какое-нибудь тихое место, где можно спокойно поговорить.
        - Именно то, - успокоил Роум, следуя за метрдотелем. Он обвел рукой малолюдный, богато убранный зал. - Где может быть спокойнее, чем здесь?
        Лисса не стала затруднять себя, открывая меню. Ей вовсе не хотелось видеть напечатанные там цены. Вместо этого она принялась обдумывать, как уговорить Роума помочь ей в осуществлении ее плана - и без того трудная проблема усложнялась еще и тем волнением, какое вызывало в ней само его присутствие.
        Всякий раз, когда взгляд Лиссы падал на его лицо, или на мускулистые плечи, или на складку на его левой щеке, которая при улыбке вдруг превращалась в ямочку… Лисса поспешно отвела от него взгляд и уставилась на туго накрахмаленную скатерть. Сердце затрепетало в груди, а ладони стали влажными - симптомы, знакомые с детства. От одного звука его голоса, когда он делал заказ, у нее на коже появились мурашки, а перед глазами возникло видение: солнечный летний полдень, ленивая праздность, шелковистые простыни… Видение было настолько ярким, что ей пришлось сделать хороший глоток воды из стоявшего перед ней стакана. Необходимо взять себя в руки, иначе она никогда не сможет владеть собой в его присутствии.
        С трудом вернувшись мыслями к своему плану, Лисса стала обдумывать тактику своих действий: как заставить Роума помочь ей. Тогда, в магазине брата, разумные доводы не возымели действия, так, может быть, ей прибегнуть к неразумным. Пожалуй, это может сработать.
        - Знаешь, Роум, - начала она, - я не могу больше терять время и намерена приступить к выполнению своего плана, нравится это вам с Джейсоном или нет.
        - Ты имеешь в виду эту чушь с тем списком, по которому ты собираешься искать себе мужа?
        - Это не чушь! Это совершенно разумный…
        - Безумный, ты, наверное, хотела сказать!
        - Это совершенно разумный подход, - продолжала Лисса. - Я хочу, чтобы мой муж обладал перечисленными качествами. А хороший муж - это хороший отец. Как могу я надеяться найти мужа, если не буду знать, что именно я ищу?
        Однако свойственная ее профессии наставительная манера говорить не произвела должного впечатления на Роума.
        - Это самый дурацкий способ искать мужа. Если тебе это вообще необходимо. Ты еще молода. И еще успеешь обзавестись своим домом. Найти именно того мужчину, который тебе нужен.
        Вот черт! Он, как попугай, повторял Джейсона, слово в слово.
        - Какие еще перлы мудрости моего брата ты собираешься цитировать? - язвительно спросила она.
        Если он и покраснел, то Лисса не смогла этого заметить из-за приглушенного освещения зала.
        - Я говорю это для твоей же…
        - Пользы. Да, я знаю. Все, что ты и Джейсон говорили мне, всегда было «для моей пользы». Только вот очень немногое из того, что вы оба мне говорили, оказывалось правдой.
        Лисса сделала глубокий вдох, заставляя себя успокоиться и отбросить враждебный тон.
        Ей пришлось досчитать до десяти, чтобы привести в относительный порядок мысли и чувства, прежде чем вернуться к теме разговора.
        - Слушай, Роум, давай не будем о моем возрасте. Я хочу иметь мужа и семью. Сделай одолжение, поверь мне на слово, что достаточно знаю саму себя.
        Роум удивленно поднял брови.
        - Как скажешь, - пожал плечами он.
        - Хорошо, - снова сделав глубокий вдох, она наклонилась вперед, чтобы подчеркнуть сказанное, - значит, главное, против чего выступаете вы с Джейсоном, это способ, каким я собираюсь искать себе мужа, так ведь?
        Он кивнул:
        - Думаю, так.
        Победа была уже рядом, оставалось протянуть руку и схватить ее.
        - Хорошо, если ты не согласен с тем, как я намерена искать себе мужа, почему бы тебе не предложить свой собственный план, а?
        Роум явно растерялся.
        - Ну, хорошо, почему бы тебе, гм-м, не поискать мужа среди своих сослуживцев? Да-да. Все знают, что в служебных коридорах заключается больше браков, чем где бы то ни было. - Он откинулся с победным видом.
        - Роум, - мягко сказала она, - я преподаю в начальной школе. В младших классах. Во всей нашей школе нет ни одного мужчины, кроме сторожа, тому шестьдесят лет, и он женат. Даже директор у нас женщина. И хотя все эти дамы очень приятные люди, я все же не собираюсь выходить замуж ни за одну из них.
        - О! - Он отвел взгляд, пытаясь прийти в себя. - Ну а как насчет родителей твоих учеников? Сейчас ведь столько разведенных…
        - Неплохо, но, увы, мимо! - ей понравилось, что она способна обыграть его. В прежние времена ей никогда это не удавалось. - Большинство моих учеников - латиноамериканцы, а это значит, во-первых, что разводы у них очень редки, а во-вторых, при разводе дети остаются с матерями. Я могу пересчитать по пальцам одной руки детей из моего класса за последние три года, которые при разводе остались на попечении отцов.
        Она сделала паузу, чтобы сделать последний шаг.
        - Роум, именно поэтому мне нужна твоя помощь. Я хочу, чтобы ты помог мне найти хорошего мужа.
        Сейчас он походил на загнанную в угол жертву под дулом ружья.
        - Надеюсь, ты не меня имеешь в виду?
        - Роум, ты достаточно ясно излагал чуть ли не в каждом интервью за последние пять лет, что женитьба тебя не интересует. Поэтому - нет, тебя я не имею в виду. Но ты знаком в городе со множеством подходящих мужчин.
        - И как ты собираешься уговорить подходящего под твои требования кандидата, то есть, потенциального мужа, что он должен жениться на тебе?
        Лисса покраснела. Роум с хирургической точностью нашел слабое место в ее планах. Конечно, она была далеко не уродина, скорее даже хорошенькая, но она хотела мужчину, которого привлекало бы в ней нечто большее, чем хорошая фигура. Мужчину, считающего, что семья стоит некоторых жертв.
        К ее облегчению, подошедший официант прервал их, предоставив ей несколько мгновений, чтобы сформулировать достойный ответ. По крайней мере эти мгновения следовало бы использовать для этой цели, если б только она была способна соображать. Только когда вышколенный официант поставил перед ними искусно украшенные закуски, а старший официант закончил священнодействие над бутылкой светлого шардонэ, Роум выложил свой козырь.
        - Ты должна выработать какую-то стратегию, дорогуша. Именно стратегию.
        - Стратегию? - «Спокойствие, Лисса, - приказала она сама себе. - Ни один мужчина не примет всерьез слова, сказанные плачущим голосом». - И какую же, интересно знать, стратегию ты имеешь в виду?
        Не обращая внимания на ее оскорбительный тон, Роум миролюбиво улыбнулся и отведал овощной салат.
        - Чудесно. Советую попробовать.
        Лисса поднесла ко рту вилку, съела немного салата.
        - Действительно очень вкусно. Так о какой стратегии ты говоришь?
        - Видишь ли, Лисса, мы, мужчины, в глубине души довольно простодушные существа…
        - Это точно!
        Взмахнув вилкой, он не дал ей продолжить.
        - Если ты просишь моей помощи, то наберись терпения и выслушай меня. Мы простые существа, как я только что сказал. И один из главных мотивов наших поступков может быть обозначен, гм-м, сокращенно - СНС, что расшифровывается как «собака на сене». Представь себе, что у человека есть нечто, что ему вроде бы и не нужно, но как только на это нечто позарился кто-то другой, так оно тут же становится ему дороже всего на свете.
        - То есть ты имеешь в виду, что мне нужен некий мужчина, который просто будет делать вид, будто ухаживает за мной, чтобы привлечь того мужчину, который мне действительно нужен. - Она съела еще салата. - Оригинальный ход мыслей.
        - Еще бы! И ты увидишь, это сработает, - самодовольно сказал он, словно не заметил явный скептицизм в ее словах.
        - Я не сказала, что твоя так называемая стратегия имеет какой-либо смысл. Я сказала только, что она оригинальна. Думаю, что ни за какие блага мира я не вышла бы за человека, настолько недалекого, чтобы клюнуть на подобную дешевку. - Лисса снова глубоко вздохнула. - Мне нужны вовсе не твои безумные идеи, мне нужно, чтобы ты представил меня некоторым из твоих знакомых мужчин, - решилась напрямик сказать она.
        - Ты хочешь замуж за такого, как я? Лисса, я был лучшего о тебе мнения.
        Она проговорила как можно более четко, дабы избежать дальнейших недоразумений:
        - Нет. Я вовсе не хочу в мужья человека, который вечно где-то шатается. Мы с тобой уже пришли к соглашению, что человек вроде тебя, например, будет плохим отцом. Но здесь, в городе, ты ведь занимаешься еще и общественной деятельностью, благотворительностью. Ты вхож в соответствующие круги. Я уверена, что именно среди твоих знакомых можно найти прекрасного мужа и отца. Я бы хотела, чтобы ты познакомил меня с некоторыми из них.
        - Ах, вот оно что. - Роум опустил глаза и на некоторое время сосредоточился на еде.
        Проклятие! Нужели в его взгляде промелькнула боль? Но ведь Роум сам не хотел ни детей, ни жены - он достаточно часто и во всеуслышание заявлял об этом. Она хорошо помнила, как тяжело переносил Роум раздоры в семье и его горе, когда родители, наконец, развелись.
        Неужели ее слова так задели его, ведь она просто согласилась с его собственным высказыванием? Лисса без всякого аппетита ела изысканный салат, казня себя за длинный язык. Но ведь Роума никогда не заботило, что о нем говорят. А может быть, его реакция была просто игрой? Еще с тех пор, как они были детьми, он всегда точно знал, как и на какой ее струнке сыграть, чтобы добиться желаемого. И пользовался этим без колебаний. Даже ее робкая влюбленность не останавливала его. Лиссу бросило в жар при воспоминании о ее выпускном бале. Роум был совсем иным в тот вечер, впервые он отнесся к ней, как к взрослой. Такой красивый в новом смокинге, живое воплощение всех ее романтических девичьих грез.
        Пока все не пошло вкривь и вкось.
        Лисса отпила воды. Ей понадобилось почти двенадцать лет, чтобы избавиться от этого воспоминания, и она не намерена допустить, чтобы сейчас все ее усилия пошли прахом. Ведь она давно простила его.

«Но я никогда не прощу себя», - подумала она.
        Лисса переменила позу, и ее колено случайно соприкоснулось с коленом Роума. Судя по ее реакции, она так и осталась глупой влюбленной девчонкой. Она вдруг почувствовала, что ей нечем дышать, сердце бешено заколотилось, кожа внезапно сделалась чрезвычайно чувствительной, особенно там, где ее колено прикасалось к нему. Во рту у нее пересохло, и, с трудом сглотнув, Лисса вынуждена была облизнуть губы. Роум пристально смотрел на нее.
        Не отрывая взгляда, он наклонился вперед. Большим пальцем обвел вокруг ее чуть приоткрытого рта, стирая влажный след. По телу ее пробежала дрожь, оставив ощущение разливающегося внутри огня.
        Лисса замерла в напряженной позе. Какая же она была наивная, когда считала, что сможет забыть свою первую любовь, выкинуть из сердца Роума Новака. Его пристального взгляда, легкого прикосновения было достаточно, чтобы свести ее с ума, заставить забыть о тех благоразумных планах, которые она строила на будущее.
        Она хотела его. Открытие должно было бы удивить Лиссу - но не удивило. Казалось, она столько лет хотела его, что могла бы уже примириться с этой мыслью.
        Ее передернуло при воспоминании о ее застенчивых девичьих авансах и поспешном бегстве Роума. Ее сказочный принц оказался всего лишь мечтой юной девушки. А еще она мечтала стать астронавтом, но не смогла. В ее возрасте пора привыкнуть, что на свете есть много такого, что ей недоступно.
        И во главе этого списка стоит Роум Новак, самый закоренелый холостяк Америки и самая худшая кандидатура на роль ее будущего мужа и отца ее ребенка из всех представителей сильного пола.
        Сделав над собой усилие, Лисса отвела от него взгляд и отодвинула ногу. Она сразу почувствовала себя лучше, более уверенно.
        - Прости, я не собиралась…
        - Дразнить меня? - Голос его звучал довольно резко. С плохо скрытым раздражением Роум откинулся на спинку стула.
        - Но я никогда…
        Роум передернул плечами.
        - Разумеется, ты поддразнивала меня, Тыковка. Ничего страшного, вы, женщины, без этого обойтись не можете.
        Лисса смотрела, как он спокойно продолжает есть, и вынужденно рассмеялась.
        - Ну ладно, сдаюсь. Надеюсь, ты не обиделся?
        - Нет, конечно. - Он положил в рот следующий кусочек.
        Лисса не хотела признаться себе, что реакция Роума задела ее. Ей следовало бы чувствовать облегчение от того, что беседа, кажется, возвращается в прежнее русло. Напряженный момент миновал, Лисса наконец расслабилась настолько, что смогла вновь приняться за салат. Лучше сконцентрироваться на вкусовых ощущениях, чем на иных, более опасных.
        Официант принес горячее блюдо.
        - Извините, пожалуйста, но что это? - поинтересовалась Лисса у официанта. - Выглядит очень заманчиво!
        - Мадам, это одно из наших коронных блюд. Это паштет «Волосы ангела» в соусе
«Альфредо» и креветки с белыми трюфелями.
        - Трюфели? - потрясенно переспросила она, глядя на Роума. - Ты заказал трюфели на ленч? Ты хоть знаешь, сколько они стоят?
        - Мадам, конечно, они стоят, гм-м, немало, - позволил себе вмешаться официант. - Сорт, который мы используем, стоит примерно тысячу двести долларов за фунт. Мы, разумеется, используем только самые лучшие продукты.
        - Тысяча двести долларов за фунт, - пробормотала Лисса, уставившись на блюдо. Никто из ее знакомых никогда не пробовал трюфелей. Даже черная икра, которую она однажды попробовала, не стоила тысячу двести долларов за фунт!
        Она смотрела в тарелку, пытаясь определить, сколько же унций драгоценных грибов там содержится.
        - Приятного аппетита, мадам, - с поклоном пожелал официант.
        - Как я могу с аппетитом съесть что-то, сто?ящее не меньше, чем национальный долг какой-нибудь страны «третьего мира»? - обратилась она к Роуму.
        Судя по изумлению в его взгляде, подобные мысли не приходили ему в голову, когда он делал заказ.
        - Я заказал это блюдо, потому что сам его очень люблю и хотел доставить тебе удовольствие. Давай, ешь!
        Лисса дважды открывала было рот, пытаясь найти достойный ответ. Она уже готова была предложить ему съесть обе порции, но, поймав его выжидающий, насмешливый взгляд, передумала. Он опять хочет сделать из нее дурочку, как это не раз бывало в школьные годы. В этот раз не получится.
        Досчитав в уме до десяти, Лисса изобразила на лице самую обворожительную улыбку, на какую только была способна.
        - Должно быть, ты прав. Выглядит оно восхитительно!
        Она с энтузиазмом принялась за еду и обнаружила, что Роум не лишен гастрономического вкуса. Блюдо действительно было потрясающим!
        Пока Лисса ела, мысли ее постоянно возвращались к задуманному плану. Сейчас ей стало очевидно, что обратиться за помощью к Роуму было ошибкой. Слишком уж он непредсказуем, чтобы на его суждение можно было положиться в таком серьезном деле.
        Да и ее собственная реакция на его присутствие убеждала, что она не сможет уделить должное внимание другому мужчине, если Роум будет где-то поблизости.
        Теперь перед ней встала новая проблема: как избавиться от помощи, которую она сама только что просила?
        Взгляд на часы подсказал ей подходящую идею.
        - Роум, мне очень жаль, но, правда, пора возвращаться. У меня встреча, которую я не могу пропустить.
        Роум нахмурился.
        - Слушай, Тыковка, в такие рестораны, как этот, не ходят, чтобы наспех что-нибудь проглотить. Это тебе не «Макдоналдс».
        В душе она согласилась с ним - еда действительно была фантастической, - однако лишь безразлично пожала плечами.
        - Я предупреждала, что располагаю лишь часом времени, а прошло уже полтора.
        Роум хотел было запротестовать, но затем жестом подозвал официанта.
        Расплатившись по счету, он спросил слишком уж безразличным тоном:
        - И с кем же у тебя свидание, которое нельзя пропустить?
        Лицо его ничего не выражало, но он всегда был хорошим игроком в покер.
        Она взяла свою сумочку и уже собиралась встать из-за стола.
        - Ну, с одним моим хорошим другом по имени Мел. Мы встречаемся время от времени.
        Было ли безразличие на его лице деланным?
        - Так если вы часто встречаетесь, зачем ты согласилась на это свидание со мной? - Он подозрительно взглянул на нее. - Тебе ведь не терпится поскорее выйти замуж, так почему ты не обратилась к нему со своей проблемой?
        Пока Роум сопровождал ее к выходу, она лихорадочно размышляла. Раз она решила убедить Роума, что обойдется и без его помощи, то лучше этого случая не придумаешь.
        - Знаешь, Роум, ты прав. Возможно, решение всех моих проблем действительно у меня под носом. Пожалуй, Мел лучше других сможет мне помочь. С твоей стороны было очень любезно…
        - Любезно?
        Судя по его виду, он был рассержен не на шутку.
        - Видишь ли, Мел и я, мы давно знаем друг друга, и я уверена, что Мел сумеет мне помочь, - торопливо сказала она.
        - Вы давно знакомы? А что ты знаешь о его семье? Что думает о нем Джейсон?
        Пулеметная очередь вопросов ошеломила Лиссу.
        - Но Джейсон и Мел не так уж близко знакомы… - неопределенно сказала она.
        Снова Роум прервал ее.
        - Лисса, если этот парень не нравится Джейсону, то тебе просто необходимо, чтобы кто-то посторонний, лучше мужчина, поглядел на него. Понимаешь, мужчина может запросто одурачить женщину, а с мужчиной этот номер у него не пройдет.
        - Роум, все совсем не так, как ты думаешь! - воскликнула Лисса, которая уже была сама не рада, что затеяла эту дурацкую игру.
        Недоразумение зашло слишком далеко. Она всего лишь хотела, чтобы Роум не вмешивался в ее планы, а он устроил ей форменный допрос. Абсурдность ситуации рассмешила ее.
        - Лисса, не нахожу в своих словах ничего смешного! - Роум сердито нахмурился. - Ты собираешься доверить свою жизнь какому-то неизвестному типу и относишься к этому так легкомысленно!
        - А кто говорит, что я собираюсь «доверить свою жизнь» кому-то, и при чем тут Мел? - Голос ее дрожал от сдерживаемого смеха. - Слушай, Роум, все, что от тебя требуется, так это подвезти меня до дома, где я смогу взять свою машину. Так уж и быть, я снимаю тебя с крючка. Не волнуйся, я сама объясню Джейсону, что обойдусь без твоей помощи, ладно?
        - Нет, не ладно! Ты заявила, что Мел сможет помочь тебе в твоей проблеме. Ну так вот, я не могу позволить тебе шляться с каким-нибудь ничтожеством! Ты обратилась ко мне за помощью - и ты получишь ее, хочешь ты этого или нет!
        - Мел вовсе не ничтожество! Мел - душка…
        Лисса не могла найти подходящих слов, которые могли бы утихомирить разгневанного Роума. Какие бы прекрасные свойства она ни приписала Мел, они не смогли бы преодолеть предубеждение Роума. А если она откроет, кто Мел на самом деле, Роум решит, что он обязан продолжать «помогать» ей и дальше.
        А, будь что будет!
        - Слушай, просила я тебя отвезти меня домой или нет?
        - Ну, хорошо, просила! Скажи, где назначена встреча с этим типом, и я тебя доставлю туда сам. И если решу, что он недостаточно хорош для тебя, тогда… - И Роум выразительно провел рукой по горлу.
        Лисса поняла, что спорить бесполезно, его не переубедишь. Она дала ему нужный адрес.
        - Ты встречаешься с ним у него дома? - в его голосе снова звучало раздражение. - Вы не смогли придумать ничего лучшего?
        - Как видишь, нет.
        Роум некоторое время вел машину молча, постепенно закипая, наконец спросил:
        - Кстати, а как полное имя этого парня?
        Ну вот, теперь все ее надежды избавиться от его помощи рухнули!
        Из упрямства ей захотелось использовать на всю катушку выпавшее ей преимущество.
        Она взглянула на Роума, напряженно ожидавшего ответа, и мягко улыбнулась.
        - Разве я не сказала? Мел Гибсон.
        При упоминании имени известного киноактера автомобиль слегка вильнул.
        - Мел Гибсон? Ты имеешь в виду того самого Мела Гибсона?
        Она небрежно пожала плечами.
        - А разве их несколько?

3

        Ощущение безнадежности окончательно овладело Роумом к тому времени, когда они подъехали к расположенному в живописном местечке у озера дому. Все шло не так, как он рассчитывал. Роум покосился на Лиссу, невозмутимо сидевшую рядом с ним. Как могла она забыть то внезапное влечение, искрой пробежавшее между ними от легкого соприкосновения их тел?
        Загоревшийся в нем огонь желания до сих пор жег его и держал в напряжении.
        Нынешняя Лисса ничуть не напоминала ту девчонку, которую он помнил по своим детским и юношеским годам. Та Лисса была горячей и игривой, как жеребенок, и немного застенчивой, очень сексуальной и в то же время невинной, и это сочетание производило более сильное впечатление, чем он мог признаться даже самому себе. Она очень напоминала юную Мэрилин Монро.
        Слишком юную для тех взрослых желаний, которые она возбуждала.
        Сегодняшняя Лисса казалась более похожей на Мэрилин в пору расцвета ее женственности, чем на невинную девочку, какой была секс-звезда, когда ее звали еще Нормой Джин. Одно только слабое дыхание аромата Лиссы, в большей степени ее собственного, чем какой-либо парфюмерии, возбуждает в нем видения, от которых он не в состоянии избавиться часами. Днями.
        Годами.
        Ему надо прогнать эти мысли. Теперешняя Лисса ассоциировалась в нем с семейным бытом - яблочный пирог по воскресеньям и вечера у телевизора, пеленки и детские игрушки. Молочные усы от коктейля и разбитые коленки.
        Все то, с чем он не имеет ничего общего. Черт, он не имеет понятия, как быть отцом, даже если бы он и захотел им стать.
        Но это не значит, что он не должен заботиться о ней.
        Лисса была частью его прошлого, частью семьи, которую он привык считать своей с тех пор, как осознал, что судьба обделила его собственной семьей.
        И пока он рядом, он не позволит, чтобы какой-то хмырь испортил ей жизнь.
        Когда Лисса звонила в дверь, он надежной скалой застыл у нее за спиной. Ему было безразлично, кто откроет дверь, - если он заметит хоть намек, что Лиссу пытаются одурачить…
        Дверь открыла изящная брюнетка и с радостной улыбкой воскликнула:
        - Привет, Лисса!
        - Анни, это мой друг Роум. Он хочет познакомиться с Мел.
        Анни тепло улыбнулась Роуму.
        - Что ж, я только рада. Лисса, Мел все время спрашивает о тебе и ждет не дождется очередной встречи.
        Лисса рассмеялась, и они прошли в дом следом за Анни.
        - Он, похоже, здорово держит тебя на привязи? - пробормотал Роум ей на ухо. - Дурной знак. Вспомни СНС!
        - Роум, прошу тебя, постарайся быть хотя бы вежливым, - укоризненно прошептала она.
        Он пожал плечами.
        - Я вежлив. Я всегда вежлив.
        - Ну и хорошо.
        По тому, как свободно Лисса шла через холл, держась чуть впереди Анни, Роум понял, что она слишком хорошо знакома с этим домом. Еще один дурной знак. Интересно, знает ли она, где расположены спальни?
        Эта мысль прочно обосновалась в его голове. Не похоже, чтобы этот Мел был тем самым известным актером на роли героев-любовников, у того репутация примерного семьянина. Что связывает ее с этим двойником? Как далеко они зашли?
        От этих мыслей гнев все больше вскипал в нем. И когда они вошли в большую, удобно обставленную общую комнату, Роум был готов надавать пинков любому встреченному взрослому существу мужского пола.
        Но такового там не оказалось.
        Вместо этого на Лиссу накинулось с поцелуями существо не старше двух лет от роду, вся мордочка которого была покрыта слоем чего-то коричневого.
        Склонившись над ребенком, Лисса подняла на Роума глаза и сделала глубокий вдох, предвещавший, что она собралась сделать решительный шаг.
        - Роум, подойди и познакомься с моей крестницей.
        Удивленно подняв брови - он никогда не слышал, что у Лиссы есть крестная дочь, - Роум неторопливо приблизился к ней, сохранив достаточную дистанцию, чтобы существо не могло добраться до него и выпачкать джинсы этой коричневой массой. По крайней мере так он надеялся.
        - Твоя крестница?
        Лисса кивнула и бросила быстрый взгляд на стоявшую в стороне Анни.
        Снова глубоко вдохнув, Лисса выпрямилась и взяла в обе руки одну из перепачканных липких ладошек.
        - Роум, разреши представить тебе мою тезку, мисс Мелиссу Сью Гибсон.
        Он ошарашенно взглянул на Лиссу, затем перевел взгляд на крошечное существо, которое, в свою очередь, с не меньшим интересом рассматривало его самого.
        - Мелисса? Отсюда и Мел Гибсон? - понял он.
        Анни, хихикнув, принялась вытирать лицо и руки ребенка влажным полотенцем.
        - О, она и вас одурачила тоже? Еще когда Мел была совсем крошкой, Лисса любила говорить, что Мел Гибсон назначает ей свидания.
        Роум не разделял ее веселости.
        - Так ты торопилась к… Мелли? - Он хотел убедиться, что понял все правильно.
        Лисса кивнула, и Роум заметил, как ее рука крепче сжала ручку ребенка.
        - Да, конечно. Я сижу с Мелли, когда Анни надо отлучиться из дому. Поэтому я так спешила сюда, чтобы не задерживать Анни.
        - А почему бы ей не оставаться с отцом?
        Лисса бросила на него предостерегающий взгляд.
        - Он уехал по делам в Австралию на пару недель.
        - Если тебе это неудобно, Лисса, я понимаю, ты же не обязана…
        Анни, очевидно, почувствовала подтекст разговора и, хоть не поняла сути, поспешила предложить Лиссе выход из создавшегося положения.
        Роум очень надеялся, что Лисса им воспользуется. Он предпочел бы пройти аудиторскую проверку государственной финансовой службы, чем иметь дело с маленьким ребенком. И прежде чем он успел подумать, у него сорвалось:
        - Надеюсь, вы не рассчитываете, что я останусь?
        - Не стоит менять наши планы, Анни, - в голосе Лиссы звучал вызов. - У меня не намечено других дел на сегодня, и потом, ты же знаешь, я люблю возиться с Мелли.
        В ее улыбке была изрядная доза коварства, когда она обратилась к Роуму:
        - Я очень рассчитываю, что ты останешься. Тебе это будет полезно.
        Роум молча наблюдал, как женщины договариваются обо всех деталях, касающихся малышки, и Анни упорхнула, на прощание обняв Лиссу и чмокнув дочурку, с некоторым сомнением бросив ему: «Приятно было познакомиться!»
        И только когда дверь за Анни захлопнулась и они с Лиссой остались наедине с ребенком, Роум наконец заговорил.
        - Ты, конечно, догадывалась, что я шел сюда, готовый поколотить твоего таинственного дружка?
        Лисса держалась сейчас гораздо свободнее и выглядела более довольной, чем во время ленча. Она сняла жакет и сидела, поджав ноги, на толстом ковре рядом со своей маленькой подопечной.
        - Но ведь ты этого не сделал? - Она склонила голову набок. - Должна отметить, что я горжусь твоей выдержкой. Это производит сильное впечатление.
        - Ты же знаешь меня, я всегда произвожу сильное впечатление, - не остался в долгу Роум.
        Легкий смешок показал, что она довольна его реакцией.
        - Почему бы тебе не устроиться на диване? Понаблюдаешь за нами в деле.
        Роум последовал приглашению. Лисса и девочка оказались у самых его ног, играя разноцветными кубиками. Он молча наблюдал, как они весело строили башню из кубиков, а затем с такой же радостью одним ударом рассыпали сооружение.
        - Бу-ум! Бу-ум! - при каждом ударе радостно кричала малышка.
        - Ну, конечно, зайчик. Сейчас построим новую башню.
        Такой улыбки он никогда раньше не замечал на лице Лиссы. В ней были нежность и умиротворение, любовь и восхищение. Это было самое трогательное выражение, какое Роум когда-либо видел на ее лице. Очевидно, она очень любила Мелли - умозаключение, которое смело можно было бы квалифицировать как самое выдающееся открытие года.
        Выражение нежной заботливости в ее глазах заставило его заерзать. Вот почему Лисса хочет выйти замуж. Вот почему она хочет иметь семью. Наблюдая ее рядом с ребенком, Роум впервые осознал, что она, пожалуй, права. Возможно, она уже созрела, чтобы быть женой и матерью.
        При мысли о ней, как о жене какого-то другого мужчины, ему стало не по себе. Пытаясь подавить обуревавшие его чувства, Роум сидел, будучи весьма далек от того, чтобы наслаждаться моментом. Конечно, если для того, чтобы быть отцом, достаточно просто сидеть и смотреть, как Лисса занимается с ребенком, то это не так уж и страшно. Даже приятно.
        Может быть, когда-нибудь, в далеком будущем, отойдя от дел, и он решится на такой шаг. Несомненно, все эти сетования мужчин на то, что дети требуют слишком много труда, не что иное, как пускание дыма в глаза. В конце концов, какие могут быть трудности в том, чтобы присмотреть за маленьким ребенком?

        Как оказалось, чертовски большие трудности. Спустя полтора часа Роум уже сомневался, сможет ли он выдержать хотя бы еще немного в обществе Мелли. В течение пятнадцати минут девочка спокойно играла с Лиссой, а затем внезапно, без всяких видимых причин, превратилась в сущего дьяволенка. Она вопила так отчаянно, как будто ее режут. Все попытки Лиссы как-то утешить ее отвергались с ходу. А Роум сидел ошеломленный, пытаясь понять, какой бес вселился в это - от горшка два вершка - существо.
        - Не хочу бу-ум! Хочу куфать!
        Если бы это прозвучало один раз - нет, за последние полчаса он слышал этот возглас по крайней мере двести раз. Казалось, что заело пластинку с этой чудовищной записью.
        - Но, Мелли, сейчас еще рано обедать, - терпеливо увещевала девочку Лисса. - И потом, ты не съела яблоко, которое я тебе дала.
        - Не хочу боко, хочу бинчик!
        Измученный нескончаемым спором, Роум решил рискнуть жизнью, конечностями и здравым смыслом.
        Он зашел с тыла и развернул орущее создание лицом к себе. Рев на секунду прекратился. Роум заглянул в наполненные слезами широко раскрытые карие глаза.
        - Хорошо, Мелли, - сказал он с привычными интонациями арбитра, призывающего к порядку слишком шумных участников деловых переговоров. - Поорала, а теперь хватит!
        С дрожащим от обиды подбородком, c глазами, полными слез, девочка выразительно икнула, но плач прекратился - по крайней мере, на какое-то мгновение.
        Лисса, в выбившейся из юбки и съехавшей набок блузке, с волосами, лежащими далеко не так аккуратно, как час назад, стояла в нескольких шагах от них, наблюдая за происходящим.
        - Кажется, тебе удалось ее заинтересовать, - тихо сказала она. - Что ты собираешься делать дальше?
        Роум скосил на нее глаза, не решаясь отвлечься от ребенка, который, по всем признакам, готов был разразиться плачем в любой момент.
        - Не пора ли ей вздремнуть? - так же тихо спросил Роум.
        Мелли снова икнула.
        - Кажется, это хорошая мысль, - согласилась Лисса. - Может, отнесешь ее в спальню?
        - Ты хочешь, - Роум в ужасе взглянул на нее, - чтобы я ее… взял на руки?!
        - Обычно ее именно так укладывают в постель. Мне кажется, ты ей понравился, - Лисса указала на девочку, не отрывающую пристального взгляда от его лица.
        - Ты хочешь, чтобы я отнес ее?
        - Неужели она кажется тебе слишком тяжелой? - насмешливо поинтересовалась Лисса.
        Пробормотав нечто нелестное о родительских муках, Роум осторожно протянул руки, чтобы поднять малышку.
        - Не урони ее!
        Роум покосился на Лиссу, но взял ребенка покрепче.
        Бровки Мелли недоуменно поднялись, - казалось, что она не возражает против его присутствия в комнате, но еще не решила, стоит ли ему позволять к себе прикасаться.
        Сделав глубокий вдох, Роум осторожно встал на ноги, держа девочку перед собой на вытянутых руках. Он готов был поклясться, что Лисса сдавленно хихикнула, но побоялся отвести взгляд от ребенка, показавшегося ему на удивление тяжелым.
        - Смотри, получилось! - не смог он сдержать победного возгласа.
        - Выдающееся спортивное достижение! - явно забавляясь, прокомментировала Лисса. - А теперь ты сможешь отнести ее в спальню?
        - Разумеется.
        Теперь все эти родительские заботы уже не казались ему такими ужасными. Возможно, когда-нибудь, лет эдак через десять, он тоже подумает обзавестись семьей.
        В конце концов, Мелли ведь затихла, как только ему удалось завладеть ее вниманием. И держать ее на руках было совсем не так трудно, как ему казалось поначалу.
        Вслед за Лиссой Роум поднялся по лестнице в маленькую светлую детскую. Она быстро сдернула покрывало с детской кроватки.
        - Может, ты снимешь с нее обувь? - предложил Роум. Мелли, похоже, готова была заплакать в любой момент, хотя всхлипывания прекратились.
        - Хорошая мысль.
        Лисса приблизилась, и на Роума повеяло ароматом ее волос. Пока она заботливо разувала Мелли, Роум испытывал сильное искушение положить девочку, чтобы сжать в своих руках вместо нее Лиссу. Каждый раз, когда Лисса приближалась к нему достаточно близко, ему нестерпимо хотелось схватить и прижать ее к себе. Он уже привык подавлять в себе такие желания, потому что при этом каждый раз чувствовал, что вступает на запретную территорию.
        Когда Лисса отходила, Роум не мог понять, радоваться ли ему, что смятение чувств, вызываемое ее близостью, немного уменьшалось, или сожалеть, что он больше не может наслаждаться ее запахом.
        Роум подошел к кроватке и склонился над ней, чтобы осторожно положить ребенка.
        - У тебя это хорошо получается, - одобрила Лисса.
        Польщенный и смущенный таким комплиментом, он повернулся к ней, все еще держа Мелли на руках.
        И в этот самый момент очаровательное дитя с силой пнуло его в глаз.

        - Хорошенький же фингал ты себе заработал. Не желаешь признаться, кто тебя так отделал?
        От этого вопроса Джейсона Роум едва не застонал. Наклонившись, он мыл колеса автомобиля и, чтобы взглянуть на приятеля, вынужден был повернуть лицо к яркому солнечному свету. Последствие меткого удара, нанесенного ему Мелли два дня назад, сейчас сияло на его лице в виде первоклассного синяка. Подобного украшения на своем лице Роум не помнил с четвертого класса.
        - Мне бы не хотелось говорить об этом, - буркнул он.
        Однако при таком повороте головы Роума для Джейсона открывался великолепный вид.
        - Ну и ну! Должно быть, этот кто-то был здорово зол на тебя!
        Роум, пожав плечами, продолжал любовно протирать диски колес. Эту работу он никогда никому не доверял, особенно в такой вот теплый весенний полдень.
        - Это случайно не Лисса? - осведомился Джейсон. - С нее станется.
        - Слушай, Джес, если я сказал, что не хочу об этом говорить, значит, так оно и есть. Поэтому оставь эту тему, ладно?
        - Хорошо-хорошо! Если уж тебя это так волнует. - Джейсон помолчал. - А может, мне все же сказать Лиссе, чтобы в следующий раз она действовала полегче?
        - Ну, хватит! - Роум раздраженно выпрямился. - Повторяю тебе еще раз, и постарайся уяснить как следует. Лисса не подбивала мне глаз. Понятно?
        - Ну, разумеется. Понятно. Не стоит так заводиться, приятель. - Джейсон держался поодаль от Роума, пока тот собирал свои чистящие средства. - Лисса не делала этого. Ты наткнулся на дверь или поскользнулся на банановой кожуре. А луна сделана из сыра. Никаких проблем. Попробую, может, кто и купит такое.
        Роум раздраженно зарычал, но предпочел замять разговор. Реакция Джейсона была лишь слабой копией того, что говорили все, кто видел его за последние двое суток.
        Но как он мог признаться, что это двухлетняя малышка нанесла такой ущерб его внешности! Такой факт, стань он достоянием гласности, не повысил бы его престиж.
        Это было чертовски унизительно, и, под угрозой самых ужасных последствий, Роум взял с Лиссы клятву хранить в строгой тайне обстоятельства, при которых он заработал это украшение под глазом. Каковы могут быть эти ужасные последствия, Роум не уточнял: по правде говоря, сам не имел ни малейшего представления. Вернее, представление, которое он имел, было спрятано достаточно глубоко, и оно отнюдь не предназначалось для публичного обсуждения.
        Тем не менее угроза прозвучала настолько внушительно, что удержала Лиссу от смеха, пока она обрабатывала его глаз. Во всяком случае, два-три сдавленных смешка были не в счет.
        Что действительно имело для него значение, так это легкое прикосновение ее пальцев, колдующих над его лицом. Тепло ее дыхания, ласкающее кожу. Округлые выпуклости груди, движущиеся прямо перед его лицом.
        Лисса прикладывала к его глазу мокрое полотенце, и капли воды стекали по ее пальцам. Когда она коснулась своего лица, две капельки сбежали по ее щеке, шее и исчезли в вырезе блузки. Ему понадобилась вся сила воли, чтобы не коснуться этих капель пальцем.
        Или языком.
        Только напоминание самому себе, что это Лисса, а не какая-нибудь из его поклонниц, удержало его от греха - и заставило потом два мучительных дня раскаиваться в этом.
        Роум боялся вспоминать эти две ночи лихорадочных грез и эротических видений. Как мог он желать из всех женщин именно Лиссу? Она была сестрой его лучшего друга - девочка, с которой они вместе играли и росли. Как мог он больше всего на свете хотеть, чтобы она разделила с ним постель и оставалась там днями? Неделями.
        Годами.
        За последние два дня эта мысль - о Лиссе в его постели - возвращалась снова и снова, совершенно вымотав его. Как мог он быть настолько… настолько одержим женщиной, которая, с какой ни посмотри стороны, была совершенно не для него.
        И что самое худшее, как мог он смотреть в глаза своему лучшему другу, сознавая, что воспользовался бы малейшим шансом затащить в постель младшую сестренку этого самого друга, чтобы заниматься с ней, обнаженной, очень взрослыми делами? Одна только мысль об обнаженной Лиссе заставляла его трепетать от вожделения.
        Обуреваемый такими грешными мыслями, Роум пошел в кухню, позволив двери захлопнуться перед самым носом Джейсона. Разумеется, тот не заметил намека и, открыв дверь, проследовал за Роумом.
        Какой прок от друга, который не понимает, когда надо сдержаться и оставить человека в покое?
        Роум сдался. Если Джейсон что-то взял себе в голову, то ничто не могло заставить его свернуть с намеченного пути. Было очевидно, что Джейсону хотелось поговорить. И, конечно же, темой разговора должна была быть Лисса - именно та тема, которую Роум менее всего склонен обсуждать.
        Он скинул свои любимые кроссовки и устроился на своей любимой кушетке с бутылкой ледяного пива. Положив босые ноги на кофейный столик, сделал глоток.
        Джейсон, словно зеркальное отражение, скопировал все его действия. Удовлетворенно вздохнул:
        - Господи! Что может быть лучше холодного пива в жаркий день!
        Роум кивнул в знак согласия и сделал еще глоток.
        - Итак, как идут дела с Лиссой? - завел свою пластинку Джейсон.
        Роум пожал плечами.
        - Я согласился помочь ей. Когда-нибудь она скажет мне спасибо.
        - Сомневаюсь. Она упрямая и настырная, как и прежде, - Джейсон сделал еще глоток.
        - Что верно, то верно. Скажу тебе честно, Джес, сестра твоя любит прямо-таки залезть человеку в душу, - Роум задумчиво почесал подбородок. - А это нелегко для моего эго.
        - Это так, - Джейсон тяжело вздохнул. - Но что тут поделаешь? Нам, мужчинам, без женщин не обойтись. Раньше или позже все находят себе пару.
        - Ага. Небогатая альтернатива, - сокрушенно ответил Роум.
        Они согласно покачали головами, дружно сожалея о мужской доле нести тяжкий крест женского своенравия.
        Воцарилась тишина.
        - Так какой будет следующий этап твоего плана? - Джейсон осмотрел свою пустую бутылку. - Хочешь еще?
        Роум отсутствующе кивнул и проводил взглядом Джейсона, отправившегося на кухню.
        - Я думаю, что хорошо было бы свести ее с Акселем.
        Голова Джейсона вынырнула из-за дверцы холодильника.
        - Какой Аксель? Стивенс? Твой деловой консультант?
        - Ага. И бухгалтер. - Роум принял из рук друга новую бутылку и прижал ее к больному глазу. - Как ты на это смотришь?
        Джейсон снова плюхнулся на кушетку и принялся размышлять вслух.
        - Знаешь, а это неплохой вариант. Лисса и Аксель… она действительно может пойти за парня вроде него.
        - Ага. И возраст у него подходящий, - сказал Роум.
        - И деньги у него есть.
        - Ага, похоже.
        Аксель всегда выглядел так, словно он только что сошел со страниц модного журнала. Не то что сам Роум, который с момента приезда в Сан-Диего сделал своей униформой, за исключением деловых встреч, поношенные джинсы и спортивную обувь, в которых чувствовал себя достаточно комфортно. Конечно же, Лиссе не придется цепляться к Акселю, что у того, мол, рубашка расстегнута. Возможно, она даже сочтет Акселя своим идеалом за острую, как лезвие бритвы, складку на брюках.
        Джейсон сделал еще один хороший глоток.
        - Похоже, женщинам он нравится, я имею в виду Акселя. Когда вы с ним вместе разъезжаете по стране, трудно сказать, кто из вас привлекает большее число поклонниц. Он чертовски хорошо смотрится, этот пижон.
        - Говорю тебе, у меня нет поклонниц.

«А у Акселя есть», - напомнил ему навязчивый внутренний голос.
        Пиво, выпитое Роумом, превратилось в желудке в плотный ком.
        Должно быть, ему не стоило пить вторую бутылку. Роум поставил едва начатую бутылку на кофейный столик. Перед глазами так и стоял образ Лиссы, восторженно взирающей на Акселя.

«Проклятье, если уж у нее настолько плохой вкус на мужчин, то тут ничего не поделаешь», - подумал он.
        Джейсон продолжал разглагольствовать о притягательности Акселя для женского пола:
        - Точно, Аксель будет в самый раз. По-моему, он по всем статьям подходит Лиссе. Ему не приходится так много разъезжать, как тебе. И потом, помнишь, он как-то месяц назад, на банкете, говорил будто бы, что хочет обзавестись семьей?
        Желудок Роума снова дал себя знать.
        - Он здорово набрался к тому времени, - с сомнением покачал он головой.
        - Но не настолько, - голос Джейсона звучал так уверенно, как будто он точно знал, сколько надо выпить, чтобы сделать подобное заявление.
        Роум прижал руку к животу. Должно быть, у него язва. Слишком большие перегрузки, нерегулярное питание, нервы… Может быть, от этого он так неуютно себя чувствует.

«А не от того ли, что ты представил себе Лиссу в объятиях Акселя?» - ехидно спросил внутренний голос.
        - Нет, конечно!
        Джейсон удивленно уставился на него.
        - Что «нет, конечно»?
        Роум даже не заметил, что разговаривает вслух.

«Смотри, парень! Чего доброго, Джейсон усомнится, в своем ли ты уме». Еще одно слово, и он пошлет этот внутренний голос куда подальше.
        Роум внутренне собрался, чтобы найти разумное объяснение своему восклицанию.
        - Гм… конечно, Аксель - наилучший вариант из всех моих знакомых. Я позвоню ему и поговорю насчет Лиссы, - пообещал Роум.
        - Тебе виднее.
        - Если ты так не считаешь, я могу вычеркнуть его из списка. - предложил Роум, как будто ему было совершенно безразлично, чьей женой станет Лисса.
        - Нет, нет, - к Джейсону вернулся первоначальный энтузиазм. - Аксель - как раз то, что надо.
        Искорка надежды, таившаяся в душе Роума, погасла.
        - В самом деле, - продолжал Джейсон, - почему бы тебе не позвонить ему прямо сейчас? Я знаю, что на этой неделе он в городе. А в пятницу будет концерт Элтона Джона. Лиссе нравится Элтон Джон.
        - Я думал, все билеты уже проданы.
        Роум в задумчивости слез с кушетки и пошел к телефону.
        - Да, наверное. Но спорю, тебе удастся достать пару билетов, - усмехнулся Джейсон.
        Роум набрал номер отеля Акселя. Ему пришлось взять себя в руки, чтобы назвать его имя. Теперь ему придется знакомить Акселя с Лиссой и доставать им билеты на концерт, который он сам был бы не прочь посетить. Может быть, удастся достать три билета…
        Но как сможет он наслаждаться музыкой, зная, что Лисса здесь, рядом, но не с ним?

        - Теперь, Лисса, запомни, что ты не должна позволять ему покупать тебе выпивку.
        Лисса заскрежетала зубами, когда Роум выдал ей очередную порцию полезных советов. Он расхаживал по ее гостиной, на протяжении двадцати минут подробно инструктируя, как ей следует - и особенно не следует - вести себя на свидании с его приятелем.
        До намеченного свидания час времени.
        Сначала она была даже приятно изумлена такой поистине братской заботой. Но двадцать минут наставлений - это было ровно на пятнадцать минут больше, чем она могла вынести.
        - Хорошо, я постараюсь, - Лисса уже еле сдерживалась, в голове у нее, словно теннисные мячики, прыгали мысли туда-сюда в такт шагам Роума. - Почему я не могу позволять ему платить за мою выпивку?
        - Ты не ребенок, Лисса. Покупать женщине выпивку - это один из первых шагов.
        - Первых шагов к чему?
        - К обольщению, конечно же. У тебя ведь были свидания с мужчинами до этого. Тогда ты должна знать…
        - Что бокал шардонэ был первым шагом к судьбе, худшей, чем смерть? - Лисса потрясла головой. - Прости, я, должно быть, задумалась и упустила нить твоих рассуждений.
        Роум остановился и раздраженно уставился на нее.
        - Тогда слушай внимательно. Если ты хочешь, чтобы свидание прошло без осложнений для тебя…
        - Но ведь в этом-то и дело, - язвительно произнесла Лисса. Терпению ее, кажется, пришел конец. - Если я собираюсь заиметь ребенка, то должна быть готова к определенным осложнениям для себя, не так ли?
        - Совершенно не так! Что за бессмысленная, идиотская…
        - Не хочешь ли добавить «женская» к этому перечню? - ехидно спросила Лисса. Почувствовав ловушку, он вынужден был умерить свой пыл.
        - Послушай, Лисса. Я действую в твоих же интересах. Необходимо, чтобы кто-то предостерег тебя относительно таких мужчин, как Аксель. Он привык к определенному образу жизни, и, смею тебя заверить, уровень этот весьма высок. Мы много разъезжали с ним вместе, и я многое мог бы рассказать тебе о его привычках. При каждой остановке - женщины. Женщины, которые из кожи вон лезут, чтобы забраться в постель к парню, который хотя бы выглядит так, как он…
        - Или как ты? - Она оперлась локтем о подлокотник дивана, задумчиво постукивая пальцами по подбородку. - Знаешь, поневоле задумаешься, откуда ты так хорошо осведомлен о том, как ведут себя такие парни в командировках. Не по своему ли опыту? - Лисса изо всех сил старалась, чтобы ни малейшая нотка горечи не прозвучала в ее голосе.
        Неужели он покраснел?
        - Я не собираю коллекцию девиц из разных штатов, - произнес он с достоинством.
        - Охотно верю, - сказала она не без сарказма.
        Лисса воспользовалась бы случаем поспорить с ним еще, но, бегло взглянув на каминные часы, поняла, что времени на это у нее уже не осталось.
        Вскочив с дивана, она взглянула ему в глаза.
        - Слушай, Роум, ты предупредил обо всех подстерегающих меня опасностях. Спасибо. Я допускаю возможность, что Акселю захочется заказать мне выпивку. Или даже - упаси, Боже! - взять меня за руку. Но у меня уже нет времени слушать об остальных коварных методах обольщения. Я должна быть готова, он скоро придет.
        - Но я не сказал тебе самого важного!
        Лисса ласково потрепала его по щеке.
        - Ты можешь мне доверять, Роум. Я вняла твоим наставлениям.
        Выходя из комнаты, она обернулась. Счастье еще, что он не предложил запись своей лекции, чтобы с Акселем слушали ее по пути на концерт!
        К тому времени, когда Лисса поднялась в свою комнату, ее начал душить смех, а когда она встала под душ, смех перешел в неудержимый хохот.
        Стоило бы посмотреть на выражение лица ее кавалера, предложи она проиграть такую запись!

4

        Лисса натянула тонкие чулки, пристегнула их к поясу. Поднимаясь к себе, чтобы принять душ, она слышала протестующий голос Роума, доносившийся из гостиной. Ее даже позабавила его бурная реакция на ее свидание, инициатором которого являлся он сам.
        Она скользнула в платье для коктейлей из черного кружева, застегнула «молнию» и подошла к зеркалу, чтобы поправить прическу. Немного добавить губной помады, нанести капельку духов на запястья и мочки ушей, и она готова.
        Ей не доводилось раньше встречаться с Акселем Стивенсом, хотя она, конечно, слышала о нем. Судя по всему, он был не совсем тот человек, с кем она хотела бы познакомиться через Роума, но, на первый взгляд, знакомство имело перспективы.
        По крайней мере, имело бы, сумей она избежать все новых и новых препятствий, воздвигаемых Роумом.

«Кто бы мог подумать, что Роум настолько старомоден?» - подумала Лисса. Ей с трудом верилось, что Бродяга Роум, преуспевающий бизнесмен и известный плейбой, может придерживаться таких консервативных взглядов на то, как следует вести себя при свидании с мужчиной.
        По крайней мере, как следует ей вести себя.
        Лисса сильно сомневалась, чтобы сам он, встречаясь с женщинами, был хотя бы в малой степени столь же осмотрителен. Особенно, учитывая такое исходящее от него чувственное напряжение, что при каждом соприкосновении словно искра проскакивала между ними. При одном воспоминании об изгибе его губ у нее пересыхало во рту…
        Она заставила себя остановиться. Ей нельзя думать о Роуме Новаке, по крайней мере так думать. Он не для нее. Не для женщины, занимающейся поисками мужа. Роум напоминал ей парящего высоко над землей орла, дикого и свободного. Трудно представить себе Роума Новака погрязшим в повседневных домашних заботах.
        Это мысль вызвала на ее лице усмешку, но тут раздался звонок в дверь, оборвавший ее размышления. Лисса поспешила к входной двери, но Роум уже открыл ее и впустил Акселя, когда она была еще на полпути к холлу.
        - Входи, Аксель. Лисса еще не вполне готова, - встретил Роум своего приятеля.
        Лисса остановилась, вспомнив, что не надела туфли, и на цыпочках поспешила назад в свою спальню.
        - Что ты здесь делаешь?
        Этот низкий голос, несомненно, принадлежал Акселю.
        Она не слышала ответа Роума. Всунув ноги в черные туфли на высоких каблуках и схватив вечернюю сумочку, она снова поспешила в холл.
        - Привет, Аксель. Я Лисса. - Она протянула руку высокому, скандинавского типа мужчине, стоящему рядом с Роумом.
        - Привет, Лисса. - Он взял ее руку в свои ладони и широко улыбнулся. - Я счастлив наконец-то видеть вас. Роум так много мне о вас рассказывал. - Аксель склонил голову, чтобы поцеловать ей руку.
        - Мне о вас тоже, - Лисса старалась быть максимально любезной, но глаза ее глядели поверх склоненной головы на Роума.
        Интересно, под каким номером в списке запретов у него значится целование рук?
        Она надеялась, что Роум будет вести себя цивилизованно и не вздумает протестовать против обычного жеста вежливости.
        - Гм-м, думаю, вам пора двигаться. - Намек был тяжеловесен, как сосулька, падающая на голову, хотя и вполовину не столь прозрачен.
        Аксель наконец-то отпустил ее руку, и Лиссе пришлось сделать над собой усилие, чтобы не вытереть ее о платье. Поцелуй руки длительностью пятнадцать секунд - это показалось ей чрезмерно для первой встречи.
        Когда Аксель сделал шаг к выходу, Роум впервые увидел ее платье и нахмурился. Платье длиной до середины бедра красиво очерчивало фигуру и делало Лиссу, как ей казалось, чрезвычайно привлекательной.
        Очевидно, у Роума на этот счет было собственное мнение.
        - Надеюсь, ты не собираешься в этом идти на концерт? - хмуро поинтересовался он.
        - А что плохого в моем платье?
        Роум скрестил руки на груди. Сейчас он походил на строгого отца или старшего брата.
        - Оно вызывающе, до неприличия коротко.
        - Мне так не кажется!
        - По-моему, Лисса выглядит очаровательно, - вступился Аксель. - Я буду счастлив сопровождать ее в таком соблазнительном наряде.
        В его низком голосе, придавая своеобразие его речи, ощущался легкий европейский акцент. Помимо воли, Лисса чувствовала, что ее оборона начинает трещать по швам. Даже если этот мужчина просто прочитает ей программку концерта своим чувственным, интимно рокочущим басом, она может считать, что провела вечер великолепно.
        Он снова завладел ее рукой, чтобы поцеловать. Лисса воспользовалась моментом и, пока Аксель не видел ее лица, с выражением опытной покорительницы мужских сердец уставилась на Роума.
        - И все-таки оно слишком короткое! - упрямо повторил Роум.
        Лисса сделала большие глаза и показала ему язык, тут же вновь придав лицу приветливое выражение, когда Аксель поднял голову.
        - Боюсь, Роум прав относительно времени. До концертного зала далеко, а движение транспорта сейчас весьма напряженное, - сказала она.
        - Согласен, - ответил Аксель. - Кроме того, чем скорее мы останемся наедине, тем… более я буду удовлетворен.
        Вновь этот европейский шарм, но на этот раз прозвучавший чуть-чуть прямолинейно.
        Едва удержавшись, чтобы не закатить глаза, Лисса ответила сияющей улыбкой.
        Но у Роума был наготове еще один вопрос.
        - Слушай, Лисса! Помнишь, ты просила меня запрограммировать твой видак? Что, если я займусь этим сегодня?
        - Сегодня? Но я же еду на концерт, ты что, забыл?
        Какого черта, о чем он говорит?
        - Я только подумал, что могу запрограммировать его сегодня, пока тебя нет, чтобы на следующий вечер ты смогла им воспользоваться.
        Аксель улыбнулся ослепительной, не меньше сотни киловатт, улыбкой.
        - Любая техника - это выше моего понимания. Нечто такое… механическое, такое предсказуемое. - Его глаза поймали взгляд Лиссы, обещая несказанное наслаждение. - Мои таланты лежат в другой области.
        Лисса проигнорировала этот намек. Ее одолевали подозрения, что Роум что-то задумал. А он определенно намеревался приготовить сюрприз. Лисса никогда не просила его что-нибудь делать с ее видеосистемой - она вполне могла запрограммировать ее сама. В то же время Лисса не могла не почувствовать напряженности между двумя мужчинами, обменивающимися многозначительными взглядами. Чем скорее она их разведет, тем лучше.
        Помимо всего прочего, Аксель действительно выглядел великолепно - этакий прекрасный экземпляр мужской породы - загорелый блондин с холодными голубыми глазами и фигурой, может быть, даже лучшей, чем у Роума. Ей показалось, что он честолюбив, умеет подать себя и, судя по словам Роума, умный и хваткий делец, в немалой степени способствовавший его, Роума, успеху.
        Да, несомненно, Аксель вполне может оказаться именно тем мужчиной, которого она искала для создания семьи.
        - Хорошо-хорошо. Мы с Акселем уезжаем. Ты остаешься и возишься с видаком. Только, как сделаешь - уходишь, ладно?
        - Прекрасно. Я так и сделаю. - Он проводил их до дверей. - Желаю хорошо провести время. - Роум бросил на Акселя угрожающий взгляд: - Помни только мой совет.
        - Совет? - переспросила Лисса.
        Аксель явно растерялся.
        - Ну, Роум посоветовал, где нам лучше припарковаться. - Щеки его слегка порозовели. - Я имею в виду, какой стоянкой лучше воспользоваться, чтобы встать поближе, - снова пауза, сопровождаемая осторожным взглядом в сторону Роума, - к концертному залу, я хочу сказать.
        - Прекрасно, - прервала Лисса, которой надоели попытки присутствующих делать хорошие лица при плохой игре. Если она тотчас не уведет Акселя, трудно сказать, что еще выкинет Роум. - Не забудь хорошенько закрыть дверь, когда будешь уходить, - попросила она на прощание.
        Лисса увлекла Акселя прочь прежде, чем Роум собрался ответить. И только направляясь в сопровождении Акселя по подъездной дорожке к его автомобилю, смогла облегченно вздохнуть. Что нашло сегодня на Роума? Он сам устроил это свидание, а теперь он же делает все, чтобы она не пошла. Ох, уж эти мужчины! С ними невозможно жить и…
        Без них жить тоже невозможно.
        Сейчас, сбежав, наконец, от придирок Роума, она предвкушала удовольствие от того, что будет слушать одного из самых своих любимых исполнителей в компании обходительного, привлекательного мужчины.
        Жизнь определенно ей улыбалась.

        Это было самое ужасное свидание из всех, какие когда-либо у нее были.
        - Нет, Аксель, - в пятый раз говорила она ему, - я не хочу идти к вам смотреть африканские обрядовые маски.
        И уже, наверное, в сороковой раз убрала его руку со своего колена.
        - Но, Лисса, должен же быть у вас хоть какой-то интерес к другим культурам. Сексуальные традиции племени момболо, например, несомненно, представляют интерес для современного общества своими обрядами, производящими неизгладимое впечатление.
        Они возвращались с концерта. Еще десять минут, и она будет дома.
        Слава Богу!
        С таким занудой и болтуном ей пришлось столкнуться впервые. Аксель говорил не переставая - весь обед и весь концерт. На него шикали по меньшей мере шесть раз во время концерта, но он только понижал голос и продолжал нашептывать Лиссе прямо в ухо какие-то глупости, разрушив в ней всякую надежду услышать музыку.
        Если Лисса не отбивалась от его рук - а она могла бы поклясться, что их у него не меньше двенадцати, - то пыталась избежать его все более нескромных комментариев. Лисса готова была плакать от радости, когда прозвучали финальные аккорды. Но вместо этого она, стоя вместе со всеми, аплодировала любимому певцу. Она была уверена, что концерт стоил того - по крайней мере стоил бы, если бы только она смогла слушать музыку.
        Лисса обернулась на слова Акселя, когда они выезжали на скоростное шоссе.
        - Знаете, Лисса, современные американские женщины не имеют представления, как много они теряют из-за своей консервативности. У племени залагонга из бассейна реки Конго есть поразительный обряд, связанный со вступлением в совершеннолетие. Он убедительно показывает, что женский организм способен испытывать такой неистовый оргазм, какой и не снился в нашем индустриальном обществе.
        Аксель доверительно улыбнулся ей, пережидая, когда на светофоре загорится зеленый свет. У ее спутника был такой вид, будто он вел разговор не на рискованную тему, а делился с ней секретами селекционирования орхидей.
        - Неистовый оргазм? - переспросила Лисса с отсутствующим видом. «Осталось только шесть кварталов», - мелькнула мысль. - Звучит невероятно.
        Он поспешил переубедить ее.
        - Я сам испытал это неописуемое блаженство с несколькими, гм-м, посвящаемыми. Уверяю вас, что все, кто принимал участие в обряде, получили самое высочайшее чувственное наслаждение.
        Его правая рука оставила рукоять переключателя скоростей и приземлилась на ее бедре. «Это уже сорок первый раз», - щелкнул счетчик в ее мозгу.
        - Не знаю, Аксель. Мне кажется, я не вполне готова к таким, гм-м, удовольствиям, - передразнивая его тон, сказала Лисса. - То есть, я думаю, что такие вещи требуют тщательной подготовки.
        Рука Акселя благополучно вернулась на его колено. Лисса осторожно отодвинулась подальше от своего спутника. Дальше было уже некуда, иначе она вывалилась бы прямо на шоссе.
        - Зеленый свет, - указала Лисса, лишь только он открыл рот, чтобы продолжить свои разглагольствования.
        Машина сзади начала гудеть, и Аксель вынужден был двинуться вперед.
        Да, конечно, Аксель - помощник и консультант Роума, а она ни в коем случае не хотела бы помешать его карьере. И они уже были у ее дома. Ей следовало бы постараться забыть дурацкое поведение Акселя и вычеркнуть этого красавчика из своей жизни.
        Лисса, закусив губу, молчала, пока он въезжал на площадку перед домом. Не дожидаясь, пока Аксель откроет ей дверцу, выскочила из машины. Разумеется, он нагнал ее, не успела она сделать и пяти шагов.
        - Ах, Лисса, куда вы так торопитесь?
        Его рука обвилась вокруг ее талии, и он развернул Лиссу лицом к себе.
        - Послушайте, Аксель, я в самом деле не думаю…
        - И не думайте, дорогая! Позвольте мне думать за вас. - Его голос перешел в чувственный рокот. - Вы будете мне только благодарны за то, что я покажу вам, на что вы в действительности способны, как женщина.
        Теперь, когда они стояли на ее крыльце в свете яркого фонаря, негодование Лиссы исчезло.
        - Аксель, мне не хочется быть сексуальной игрушкой в ваших умелых руках. Если вы разговаривали с Роумом, он должен был сказать вам, что я ищу мужа. Мне нужен муж, семья, ребенок, а не уроки по сексуальным извращениям.
        Ей не следовало упоминать о ребенке.
        - Но, Лисса, я могу сделать вам ребенка. Почту за честь…
        Ей пришлось оттолкнуть его голову, склоненную с намерением припасть к ее шее.
        - Аксель, позвольте мне сказать вам раз и навсегда. Нет! Я достаточно ясно выразилась?
        - Нет?
        - Нет. Н-е-т. Я никогда не лягу с вами в постель, я не собираюсь осваивать все эти ваши африканские обычаи. Нет. Никогда. Никоим образом. Ни при каких обстоятельствах. - Она остановилась, чтобы перевести дыхание. - Вам понятно?
        Аксель смотрел на нее с добродушной насмешкой.
        - Смею надеяться, что уловил сущность вашего высказывания, - витиевато ответил он.
        Впервые за весь вечер искренняя улыбка осветила его лицо.
        - Вы разрешите мне по-дружески поцеловать вас на прощание?
        - По-дружески?
        Не то, чтобы она не доверяла ему, но…
        Аксель поднял руки и завел их за спину, демонстрируя чистоту своих помыслов.
        - Смотри, недотрога, никаких рук!
        Он явно искренне забавлялся происходящим, и внезапно Лиссу осенило.
        - Так это все было надувательством? - изумилась она. - Вы просто изображали из себя весь вечер сексуально озабоченного типа?
        Он поморщился.
        - Сексуально озабоченный… Фи, как вы грубо выражаетесь!
        - Нет уж! Фи - это как вы себя вели! - Она склонила голову, размышляя. - Хотела бы я знать, отчего вам вздумалось сегодня строить из себя Казанову?
        Он явно чувствовал себя неловко.
        - Ну, скажем, из расчета.
        - Расчета?
        Интересно, из какого такого расчета можно изображать из себя извращенца?
        - Поймите, Лисса, Роум - мой босс. А ни один человек в здравом рассудке не станет переходить дорогу своему боссу.
        Лисса некоторое время переваривала эту мысль. Поведение Роума в тот момент, когда они уходили, явно служило ей подтверждением.
        - Тогда почему же вы все-таки пошли со мной?
        Чарующая улыбка, на этот раз простая и искренняя, осветила его лицо.
        - Мой лучший друг и босс попросил меня вывести в свет прелестную женщину. Почему бы нет? Но потом - после того, как все было улажено и обговорено с вышеупомянутой прелестной женщиной, - он начинает изображать из себя заботливого старшего брата:
«Не делай того, не делай сего…» - Аксель пожал плечами. - Не надо быть гением, чтобы понять: он хочет, чтобы наше первое свидание осталось единственным.
        Лисса наморщила лоб.
        - Не понимаю.
        - Тогда вам следует попросить Роума объясниться, - и прежде, чем Лисса успела задать следующий вопрос, Аксель снова спросил: - Так получу я обещанный дружеский поцелуй?
        Лиссу рассмешило выражение его лица, как у малыша, выпрашивающего кусок пирога, и она согласно кивнула.
        Аксель склонил голову, и его губы легко коснулись одной щеки, затем другой, потом скользнули было к губам. В этот момент дверь позади них распахнулась, оттолкнув Лиссу от Акселя.
        Сильные руки обхватили ее сзади, и голос Роума произнес:
        - А теперь пора по домам, детки. Аксель, до свидания. От имени Лиссы спасибо тебе за компанию.

        Спустя пять минут после того, как Аксель, кроткий, словно овечка, отбыл восвояси, Лисса, стоя в гостиной, постукивала носком туфельки о пол, грозно поглядывая на невозмутимого Роума.
        Если человек, которого Роум прогнал, действительно ей понравился, тогда Лиссе следовало бы чувствовать себя разъяренной. Но на самом деле ее гнев был только для виду, в душе она не имела ничего против действий Роума в данном конкретном случае.
        Но это вовсе не значит, что она позволит ему так легко распоряжаться ею.
        - Почему ты все еще здесь? - требовательно спросила Лисса. - Тебе давно следовало бы быть дома.
        - Я несколько увлекся работой и не заметил времени, - неуклюже оправдался он.
        - Да, разумеется. А я - злая фея! - насмешливо сказала Лисса.
        - Ну, я бы не назвал тебя феей…
        - Роум!
        Он пожал плечами.
        - Это же ты так сама сказала. Или я должен был согласиться с тобой?
        Лисса топнула ногой.
        - Нет!
        - Прекрасно. - Он устроился на диване и приглашающим жестом похлопал рядом с собой. - Давай, присядь и расскажи мне, как прошло свидание. Надеюсь, тебе было хорошо с Акселем?
        - Было бы еще лучше, если бы дома меня не поджидало некое существо мужского пола, сующее нос не в свои дела! - возмутилась Лисса.
        Тем не менее она села на диван, старательно выбрав место подальше от Роума, и со стоном облегчения сбросила с себя туфли.
        - Ноги болят?
        Лисса молча кивнула и, в изнеможении опустив голову на спинку дивана, закрыла глаза.
        - Думаю начать кампанию по сбору подписей под обращением к Конгрессу, чтобы ношение высоких каблуков рассматривалось как преступление против природы.
        - Хорошая мысль. Как только женщины умудряются сохранять равновесие в таких туфлях? Хочешь, я помассирую тебе ступни?
        Глаза ее расширились от изумления.
        - Ты это серьезно?
        - Конечно. Клади свои усталые ножки сюда, и посмотрим, что тут можно сделать. - Он приглашающе похлопал по своим коленям.
        Лисса заколебалась, но мысль о хорошем массаже была слишком соблазнительной. Она повернулась на диване так, чтобы ступни легли на бедро Роума.
        - Приступай же! - Свои слова она сопроводила величественным жестом. - Мои ноги к твоим услугам!
        - Ваше желание - закон, моя прекрасная леди!
        Он начал сильными, но осторожными движениями растирать ее ноющие ступни.
        Волна наслаждения поднялась по ногам Лиссы и отозвалась теплом где-то в позвоночнике. Казалось, каждая клеточка ее тела отвечает на движения рук Роума трепетом, исполненным наслаждения. Мускулы ее расслабились, глаза закрылись, все поплыло куда-то в сладком блаженстве.
        Мысли смутно всплывали в сознании, мысли о странном поведении Роума, его неоправданной реакции на совершенно невинный поцелуй Акселя, но они могли подождать. Сейчас ей было необходимо расслабиться на несколько минут и просто наслаждаться его прикосновениями. Пальцы Роума замедлили движение, их горячие, ласкающие пассы заставили ее глубже откинуться в мягкие подушки дивана.
        - О-ох! Какое наслаждение! - Лисса чуть не мурлыкала от удовольствия. Она сползла немного вниз, чтобы голова ее легла на высокий подлокотник дивана. - Продолжай, пока я не остановлю тебя!
        - А это будет не раньше следующего столетия, верно?
        Ей не надо было открывать глаза, она по голосу почувствовала, что он улыбается.
        - Верно.
        Лисса дернулась, когда пальцы Роума нащупали какой-то нерв, вызвав всплеск невыразимого блаженства, пронизавшего все ее тело. Она задыхалась и выгибалась в ответ на давление его пальцев именно в нужном месте. Ей стало жарко, жар стекал с его рук, поднимался по ее ногам, чтобы горячим озером разлиться меж ее бедер.
        Очевидно, Роум почувствовал ее реакцию, потому что его руки задержались на этой точке, растирая ее.
        Мягко и медленно.
        Жестко и сильно.
        Ласково и бережно.

        Каждое прикосновение его пальцев все больше возбуждало ее. Каждое движение его рук все больше снимало ее напряженность. Каждое жаркое касание заставляло воздух со свистом врываться в ее легкие. Каждый вдох нес жизнь и ощущения ее нервам, которые требовали еще и еще.
        Слабый стон срывался с ее губ, голова металась по подушке. Она задыхалась. Кто мог бы подумать, что можно настолько потерять над собой контроль от того, что мужчина просто растирает тебе ноги?
        Надо остановиться - немедленно! Сделав над собой огромное усилие, Лисса выдернула ногу из рук Роума и сделала это слишком резко, угодив ему прямо в пах.
        - Эй! Полегче! - Его голос звучал сдавленно и хрипло.
        Ее глаза испуганно расширились. То, твердое, на что наткнулась ее нога, не было его рельефными мышцами. Это было нечто совершенно другое. Нечто, что Роум, несомненно, предпочел бы сейчас скрыть от ее глаз.
        - Ох, прости.
        Щеки ее залил жаркий румянец.
        Поспешно, но на этот раз рассчитывая свои движения, Лисса убрала ногу с его колен.
        - Должно быть, это была не такая уж блестящая идея, - смущенно сказала она.
        - Нет! - Роум откашлялся. - Все в порядке. Давай, я закончу массаж.
        - Ну… - сейчас, когда он прервал массаж, боль в ногах возобновилась. Ей действительно станет лучше, если он продолжит. Она решилась. - Хорошо, но только учти - ничего, кроме массажа! - предупредила она.
        - Честное скаутское! - Его рука взметнулась в скаутском салюте. Левая рука. Она не смогла удержаться от смеха.
        - Роум, ты же понятия не имеешь о бойскаутах!
        Он улыбнулся.
        - Тебя не проведешь, верно?
        Не дожидаясь ответа Лиссы, он поднял ее ноги и снова водрузил себе на колени. На этот раз его массаж был более энергичным и менее чувственным, чем прежде. Лисса постепенно расслабилась.
        Некоторое время оба молчали, затем Роум спросил как бы невзначай:
        - Так как все-таки прошло свидание?
        Лисса возмущенно уставилась на него.
        - У тебя еще хватает наглости спрашивать об этом, после того как ты сделал все, чтобы оно прошло как можно хуже? Что ты такое говорил Акселю перед нашим отъездом?
        - Ничего особенного, - Роум перешел в оборону. - Так, небольшой мужской разговор.
        - Мужской разговор? Вроде: «как ты думаешь, каковы будут налоги в этом году?» или
«посмей только тронуть Лиссу пальцем!» - такого рода мужской разговор?
        Он неловко заерзал на диване. Если бы его лицо было обращено к ней, Лисса непременно увидела бы на нем выражение, какое наблюдала у своих второклассников, застигнутых в тот момент, когда они подкладывали лягушку ей в стол.
        - Ну, не совсем так, - помолчав, выдавил из себя Роум.
        - Насколько «не совсем»? - не дожидаясь его ответа, Лисса заговорила снова: - Впрочем, не думаю, чтобы мне действительно хотелось бы это знать. Но что я хочу знать, так это - почему ты оказался все еще здесь, когда мы вернулись с концерта?
        - Я же говорил тебе, что собираюсь заняться твоим видеомагнитофоном.
        - Я не просила тебя об этом.
        Роум пожал плечами, его пальцы нащупали чувствительное место на ее ногах, заставив тихо застонать.
        - Знаю. Но я подумал, что, если ты всерьез решила выбрать себе спутника жизни, тебе следует узнать о них побольше. О нас, я хотел сказать.
        И опять это осторожное, но сильное нажатие на нерв, слишком чувствительный к его прикосновениям. Она отодвинула ногу подальше от этого опасного для нее массажа. По крайней мере таково было ее намерение. Ее ли вина была в том, что в результате этого движения нога оказалась еще сильнее прижата к его пальцам?
        Сделав над собой усилие, Лисса переключилась с вызванных его массажем ощущений к прерванной дискуссии.
        - И только поэтому ты остался здесь? - недоверчиво спросила Лисса. - Хотел мне помочь?
        - Честное…
        - Скаутское. Да, ты уже говорил.
        Она задумчиво разглядывала его некоторое время и наконец решила, что продолжать этот разговор бессмысленно. Роум никогда не признается. И ей, собственно говоря, это все равно. Аксель оказался не тем мужчиной, которого она искала. Ей было достаточно провести один вечер в его обществе, чтобы понять это.
        - Ну, а теперь, когда я ответил на твой вопрос, ты собираешься ответить на мой? - пальцы Роума поднялись по ее стопе и сейчас ритмично обрабатывали лодыжки.
        - Что за вопрос?
        - Как прошло свидание?
        - А, ты об этом… - Лисса искоса взглянула на него. Рассказать ли ему? Нет, не стоит. Она закрыла глаза. Так будет легче лгать. - Прекрасно.
        Его пальцы снова стали массировать ее стопу, и снова дрожь наслаждения пробежала по ее телу.
        - Довольно сдержанная оценка. Об Акселе обычно отзываются восторженно.
        - Кто отзывается? - спросила она с усмешкой. - Он сам?
        Не открывая глаз, она услышала сдавленный смешок Роума.
        - Ну, это ты напрасно! Он пользуется популярностью у женщин.
        Вспомнив интимный шепот Акселя, повествующий о своеобразных ритуалах африканских племен, Лисса, в свою очередь, хихикнула.
        - Что смешного в моих словах?
        - Не отвлекайся, массируй! - Лисса коснулась руки Роума кончиком пальцев ноги, напоминая о его первейшей обязанности.
        - Тебе бы рабов погонять! - Он принялся за другую ее стопу. - Над чем это ты хихикала?
        - Я вовсе не хихикала, - надменно вскинула она подбородок. - Я просто выразила веселье весьма сдержанным и пристойным образом.
        Он легонько шлепнул ее по ноге.
        - Хорошо, ты не хихикала, ты «выражала веселье». Интересно знать, что именно вызвало его?
        Лисса приоткрыла один глаз.
        - Болтовня Акселя, которой он развлекал меня весь вечер. Даже не дал дослушать Элтона Джона.
        - И о чем же он говорил?
        - О разном, - уклончиво ответила Лисса.
        Однако любопытство Роума было задето, и она понимала, что так просто он от нее не отстанет.
        - Так что это было? Я всегда могу оценить хорошую шутку.
        Что же ему рассказать? - Лисса на мгновение заколебалась.
        - Видишь ли, он интересуется этнографией и рассказал, гм-м, весьма забавные истории об обычаях некоторых африканских народов.
        Руки Роума замерли.
        - Повтори-ка, что ты сказала!
        - Рассказывал мне о некоторых обычаях африканских племен… - Лисса заколебалась, удивленная его реакцией. - Роум, что тут плохого?
        - Просто не верится! Он же знал, что ему не следует проделывать эти штучки с тобой. Как мог он так поступить?
        - Как поступить? О чем ты говоришь? - недоумевала Лисса.
        - Он не рассказывал тебе о всяких там обрядах совершеннолетия на Самоа? - поинтересовался Роум.
        Она попыталась отмахнуться:
        - Он просто шутил!
        - Проклятие! Я убью его!
        Ее ноги весьма болезненно отреагировали на соприкосновение с полом, когда Роум вскочил и взволнованно зашагал по ее маленькой гостиной.
        - Ну, Роум, что с тобой? Ведь ничего плохого не случилось. Знаешь, я просто не приняла его всерьез.
        Роум продолжал метаться перед ее глазами, как разъяренный хищник в клетке.
        - Это его не оправдывает! Ему следовало бы подумать головой, прежде чем выкладывать свою шуточки перед тобой! Будь уверена, Лисса, я скажу ему пару слов!
        Тут Лисса взорвалась. Она встала лицом к нему, задрав нос до уровня его подбородка.
        - Ты не сделаешь ничего подобного! Я уже взрослая и вполне могу позаботиться о себе! Я больше не желаю, чтобы ты вмешивался в мою жизнь!
        - Не желаешь? В таком случае, что означает та трогательная сцена при расставании, которую я прервал? - Он скрестил руки на груди и замер в воинственной позе.
        - Это был простой дружеский поцелуй на прощание!
        Роум с высоты своего роста окинул ее суровым взглядом.
        - Что-то он не показался мне таким уж невинным!
        - В таком случае тебе следовало смотреть в другую сторону! - это напомнило ей о начале их дискуссии. - Кстати, а почему ты здесь оказался? Ну-ка, расскажи, мистер Бродяга Роум Новак!
        Лисса ткнула пальцем в его грудь, но он даже глазом не моргнул.
        - Я занимался твоим видаком, разве ты забыла?
        - Я не просила тебя об этом!
        - Так что, я зря возился с его программированием?
        - Роум, неужели ты сбил мою программу?
        Она, забыв о перепалке, бросилась к видеомагнитофону, стоящему у противоположной стены.
        - Я ничего тебе не сбил, - самодовольно ответил Роум. - Я только встроил в программу кое-что нужное, если уж ты собралась ловить мужа.
        - Но у меня все было настроено, чтобы записывать «Елизавету»! По двенадцатому каналу всю неделю идет этот исторический мини-сериал, а я вечно пропускаю то одну серию, то другую. Мне хотелось просмотреть этот сериал целиком.
        Она уже готова была заплакать, когда, взглянув на часы, убедилась, что снова пропустила очередную серию.
        - «Елизавета»? А о чем это?
        - Это о Елизавете, королеве Англии, - пояснила Лисса.
        - Ты меня удивляешь! Я полагал, ты выше всех этих скандалов в королевских семействах! - покачал головой Роум с явным осуждением.
        Лисса послала ему уничтожающий взгляд.
        - Не эта королева Елизавета, а первая - Елизавета Первая!
        - Ничего страшного не случилось.
        Роум плюхнулся рядом с ней и уставился на мигающие лампочки записывающего устройства.
        - Я не так уж много чего изменил. Сегодня тоже была серия?
        - Ага. Ты что-нибудь уже записывал сегодня?
        - Да, вроде бы. Где-то около девяти.
        Именно в это время начиналась программа, которую она хотела записывать. Но, может быть, не все еще потеряно.
        Лампочка рекордера погасла, и устройство замолкло. Лисса нажала клавишу перемотки ленты и включила телевизор. Взяв дистанционный пульт, она села рядом с Роумом на диван.
        - Уверен, все будет в порядке, - снова заверил он ее. - Я же умею управляться с этой штукой.
        Лисса притворилась, что не расслышала последовавшее вполголоса добавление: «почти всегда».
        - Прекрасно! Хотелось бы надеяться, что ты не напрасно потратил время в колледже.
        - Вот увидишь! Разве я когда-нибудь тебя подводил?
        Она открыла было рот, но благоразумие взяло верх, и Лисса воздержалась от перечисления дат и мест, где именно подобные вещи происходили. Перемотка ленты закончилась, и с замиранием сердца Лисса нажала клавишу воспроизведения.
        - Надеюсь, что ты прав. - Она окинула его отнюдь не восторженным взглядом. - Мне очень хочется посмотреть именно этот фильм.
        От звуков знакомой музыкальной заставки сериала Лисса внутренне расслабилась.
        - А ты хорошенькая, когда волнуешься, - нахально заявил Роум. - Тебя надо почаще выводить из себя.
        Хорошенькая! Она обернулась к нему, готовая выпустить в него словесный заряд такой силы, какой хватило бы, чтобы запустить его на орбиту, но в этот момент Роум быстро чмокнул ее в нос. Гнев Лиссы мгновенно испарился. Вся затрепетав от этого легкого прикосновения его губ, она прикрыла глаза в надежде задержать это ощущение блаженства. В этот момент ей казалось, что она могла бы навеки погрузиться в аромат, исходящий от него, и умереть счастливой. И лишь сохранившаяся где-то в дальнем уголке сознания малая толика здравого смысла напомнила об опрометчивости такого желания по отношению к мужчине, который не намерен обзаводиться семьей в обозримом будущем.
        Откуда-то издалека она услышала голос этого самого мужчины:
        - Вот видишь! Я же сказал, что… Черт!

5

        - Что значит «черт!»? - ее чувствительный настрой мгновенно исчез. - Что это значит? Роум, дай мне посмотреть!
        Но рука, державшая Лиссу за подбородок, была слишком сильна. Напротив, он еще больше развернул ее голову к себе так, чтобы она не могла видеть экран.
        - Ты же слышишь, что это нужная тебе программа, так ведь?
        Ей едва удалось кивнуть, так крепко Роум держал ее голову. Она расслабилась под действием тепла и силы, исходящих от его тела, но не настолько, чтобы безропотно дать себя обмануть.
        - Твой сериал записан, ты же слышишь. Поэтому сиди спокойно.
        - Роум, я хочу посмотреть! - не успокаивалась она. - Фильмы не слушают, а смотрят.
        - Посмотришь потом.
        Из телевизионного динамика звучал хорошо поставленный голос известной актрисы, флиртующей со своим графом Эссекским.
        - Дай мне посмотреть!
        Извиваясь изо всех сил, Лисса наконец высвободилась, но лишь для того, чтобы с отвисшей челюстью уставиться на экран.
        То, что было на экране, не имело ничего общего с жизнью двора Елизаветы Первой.
        На экране показывали дурацкое шоу - соревнования по перетягиванию грузовиков. Грузовиков, буксующих в кошмарных лужах и разбрызгивающих колесами, размером с национальный долг, во все стороны жидкую грязь. Грузовиков, сталкивающихся и медленно расползающихся в стороны, в то время как туго обтянутые джинсами девицы демонстрировали свои соблазнительные выпуклости.
        - Что это?! - Ее дрожащий палец показывал на одну из таких округлых частей тела, заполнившую весь экран. У одной из девиц отлетели пуговицы блузки, что позволило телевизионным операторам дать такой крупный план, который сделал бы честь развороту журнала определенного сорта.
        Слабые усилия девицы защитить свои прелести от всеобщего обозрения были далеко не столь успешными, как усилия операторов запечатлеть каждую деталь - особенно после того, как девица, вместо того чтобы просто повернуться к объективу камеры спиной, совсем уж выскочила из многострадальной блузки.
        Лисса с ужасом взирала на экран. Переведя взгляд на Роума, она увидела лишь маску безучастного наблюдателя.
        Тем временем из динамика, без сомнения, доносился звук исторического сериала, придавая нечто сюрреалистическое изображению неуклюже двигающихся огромных грузовиков, к тому же в уголке экрана появилась вставка, запечатлевшая для любителей женских прелестей изображение полуголой девицы.
        - Думаю, это автошоу, - наконец ответил Роум, с подозрительно подчеркнутым вниманием глядя на экран.
        Лисса одарила его взглядом, преисполненным презрения. Она, конечно, знала, что отнюдь не ради грузовиков он устроил эту смесь.
        - Я вижу, что это грузовики. Но я хочу знать, почему на моем экране это безобразие, а не исторический сериал? Куда подевалась королева Елизавета? Где сэр Уолтер Рэйли? Где граф Эссекский? Где король испанский Филипп?
        Роум пожал плечами, взгляд его прочно приклеился к эстампу на самой дальней от телевизора стене.
        В раздражении Лисса выключила и телевизор, и видеомагнитофон. Роум вздохнул с сожалением, но не стал протестовать. Хорошо еще, что не попросил сделать копию с записи.
        - Ну-ка расскажи, как тебе это удалось? - потребовала Лисса. - Как ты ухитрился записать звук от одного канала, а изображение - от другого?
        Он ничего не ответил и только пожал плечами.
        Лисса взвыла от ярости.
        - Я не верю в то, что ты нечаянно перепутал каналы! Не верю, что ты сидел здесь и ждал меня! Я этому не верю!
        - А я не верю, что ты слушала треп Акселя об обрядах так называемого совершеннолетия и…
        - Не забудь еще «неистовые оргазмы», - вставила Лисса.
        - И «неистовые оргазмы». Как могла ты слушать подобное целый вечер? - возмущался Роум.
        - Прежде всего, как мог ты подсунуть мне такое ничтожество, как Акcель? Ты не мог не знать, каков он с женщинами. Весь вечер он либо говорил непристойности, либо пытался нащупать пульс на моей коленке. Как мог ты даже подумать, что из него может получиться хороший муж и достойный отец?
        Мысленно она попросила прощения у Акселя.
        В интересах дела забыв то истинное и даже, может быть, симпатичное лицо Акселя, которое на короткий миг приоткрылось ей в самом конце их свидания, Лисса сосредоточилась на сексуально озабоченном хлыще, испортившем ей все впечатление от чудесного концерта. Роум должен понять, если он осознает, что она не позволит ему играть с ее собственной жизнью.
        - Но он неоднократно говорил, что хочет обзавестись семьей. Не могу же я не верить собственному деловому партнеру?
        - Могу сказать только, что единственное слово, которое приходит мне на ум, чтобы охарактеризовать Акселя Стивенса, это - насекомообразное.
        - Что-что? - не понял Роум.
        - Насекомообразное! - отчеканила Лисса.
        Наконец она увидела, как в его глазах зажигаются веселые огоньки. Он рассмеялся, и напряженность между ними как рукой сняло.
        - Понял, что ты имеешь в виду. Хочешь, я продолжу массаж?
        Лисса не могла больше сердиться на него, и так было всегда.
        Она снова удобно уселась на диване, предоставив ему трудиться над ее ногами. И снова теплые волны потекли по ее телу, достигая самого сердца. На этот раз Лисса твердо решила сохранять самообладание. Пусть он поглаживает ее ноги хоть весь вечер, она не дрогнет.
        Но почему же тогда одна мысль о том, что Роум останется с ней, своими нежными прикосновениями облегчая ноющую боль в усталых ногах, заставляет сердце замирать в сладкой истоме? Как смеет она мечтать, чтобы он остался? Ведь это же Роум Новак, который никогда не воспринимал ее иначе, чем надоедливую младшую сестренку своего друга? Мужчина, который является прямой противоположностью ее воображаемому идеалу?
        - Так, значит, свидание не оправдало твоих надежд? - вернулся к прежней теме Роум.
        Лисса постаралась поскорее спрятать свои мысли, смущающие ее душу, в самый дальный уголок мозга и захлопнуть за ними двери. Для пущей уверенности она еще мысленно заперла замок на три оборота и навесила тяжелую цепочку.
        - Нет, - вздохнула она. - Пожалуйста, чуть сильнее.
        Он послушно усилил давление на ее кожу.
        - Тогда что означал тот поцелуй, свидетелем которого я стал? - осведомился Роум, когда она застонала от удовольствия.
        Лисса открыла глаза, чтобы взглянуть ему в лицо.
        - До меня тогда как раз дошло, что все это свидание было сплошным надувательством. Что ты подстроил так, чтобы я возненавидела Акселя.
        - Я?! Подстроил?!
        - Ты, - она помолчала. - Только не пойму - зачем?
        - Зачем что?
        - Зачем ты сам устроил мне свидание с Акселем, а затем повернул на сто восемьдесят градусов и сделал все, чтоб испортить мне вечер?
        - Я испортил тебе вечер?
        Его праведный гнев был не очень убедителен.
        - Да, ты. И концерт Элтона Джона тоже! Я люблю его музыку, а ты мне все испортил.
        - Сожалею. Я не собирался портить тебе впечатление от концерта.
        - Ага! Ты сознаешься!
        Роум только пожал плечами в знак того, что сдается.
        - Я лишь хотел убедиться, что ты понимаешь, что делаешь. Кругом полно ребят вроде Акселя, которые подходят по всем статьям твоего списка для создания семьи, но они не годятся для тебя. Мне, - поправился Роум, - не нравится твой метод выбора мужа. Женитьба - серьезный шаг, и мы с Джейсоном решили, что тебе следует набраться терпения и подождать появления на горизонте действительно подходящего человека…
        - Так Джейсон был с тобой заодно! Я так и думала! - возмущенно воскликнула Лисса.
        - Я этого не говорил!
        - Ничего, не бойся, что нарушил священную мужскую солидарность! Я и раньше догадывалась, что мой братец приложил к этому руку, ты только подтвердил мои подозрения.
        - Я так понимаю, что план теперь полетел в тартарары?
        - Если ты имеешь в виду ваши планы помешать мне совершить задуманное и выйти замуж, то - да. Если же подразумевается план, по которому ты знакомишь меня с подходящими мужчинами, готовыми к созданию семьи, то этот план находится в силе!
        Роум изобразил на лице отчаяние.
        - Этого-то я и боялся!
        Лисса высвободилась из его рук и повернулась лицом к нему. Возможно, он не для нее, или она не для него, но Роум должен понять серьезность ее намерений.
        - Роум, хватит относиться ко мне, как к глупой девчонке! Я давно созрела для того, чтобы стать матерью, иметь семью. Я хочу этого так сильно, как не хотела еще ничего и никогда. - Она мгновение колебалась, но решила быть с ним совершенно честной. - Прошу тебя, неужели ты не хочешь помочь мне найти хорошего мужчину, с кем я могла бы построить семью?
        Роум взял ее лицо в ладони и пристально посмотрел в глаза.
        - Ты действительно этого хочешь?
        - Всеми фибрами души, - призналась Лисса и добавила: - Роум, я хочу своего собственного ребенка, своего собственного мужа. Как ты не понимаешь?
        Образ этого будущего ребенка расцветал в ее душе, укрепляя решимость. Он будет высоким для своего возраста, с густыми темными волосами и сине-зелеными глазами, совсем как у его от…

«Стоп! Гони прочь эти мысли, - приказала себе Лисса. - Роум не годится на роль мужа, а тем более отца».
        На мгновение Лисса прикрыла глаза, пытаясь собраться с силами. Как ни противилась ее душа, она должна была, наконец, честно назвать самой себе причину, вызывающую в ней эти недопустимые мысли и чувства.
        Она хотела Роума.
        В глубине души она подозревала, что ее всегда влекло к нему. Когда-то подростком Лисса обожала своего кумира-старшеклассника. Потом, будучи молодой девушкой, следила издалека за взлетом его карьеры. И сейчас, когда она взялась за поиски верного спутника на всю оставшуюся жизнь, она хотела его с такой силой, которая ужасала ее не меньше, чем возбуждала.
        Но хотеть - не значит иметь.
        Сколько раз повторяла ей это мама? Есть очень много такого, чего, как бы сильно ты ни желала, ты не получишь никогда.
        В том числе Роума Новака.
        Ей просто надо спуститься с небес на землю, руководствоваться разумом, а не чувствами и выбрать хорошего, доброго парня, с которым можно спокойно прожить остаток жизни.
        Она положила ладонь на плечо Роума и взглянула в эти сине-зеленые глаза, скорбя о ребенке, которого у них никогда не будет.
        - Прошу тебя, Роум, помоги мне.
        Роум смотрел на нее задумчиво и понимающе. Его ладонь легла поверх ее ладони, лежащей на его плече. Он кивнул:
        - Ладно, детка, я помогу.
        Поборов нестерпимое желание придвинуться ближе, Лисса высвободила свою ладонь из-под его руки и отступила на шаг, где воздух уже не казался таким разреженным и она смогла дышать свободнее.
        Нарочито безразличным тоном Лисса продолжила:
        - Но я хочу еще кое о чем попросить тебя.
        - Я сегодня, видимо, в хорошем настроении. Ладно, говори.
        Она потрепала его по щеке.
        - Обещай держать руки подальше от моего видеомагнитофона, хорошо?
        Когда Роум ухмыльнулся ей, она улыбнулась в ответ. Чего было больше в этой улыбке: сожаления или облегчения? Роум Новак был не для нее, как ни больно было в этом сознаваться. Если она надеется создать семью, ей надо быть достаточно сильной и благоразумной, чтобы искать кого-то другого.
        Но кого?

        Роум мог гордиться собой: его следующий выбор потенциального мужа для подруги детства был, как он полагал, безупречен. Роум потратил немало времени и сил за последние дни в поисках того, кто мог бы дать Лиссе столь желаемое: семью. Он верил, что Лисса достойна того, чтобы иметь хорошего мужа и столько детей, сколько ей захочется.
        Роум не мог лгать себе в том, что доволен возложенной на него миссией. Конечно же, он ревновал… Его сводила с ума только мысль о Лиссе, реагирующей на чьи-то другие прикосновения так же, как она реагировала на его, когда он делал ей этот массаж. Приступы желания становились непереносимыми при виде Лиссы, старающейся подавить свои чувственные порывы. Не случайно он, нащупав ее чувствительные точки, продолжал их стимулировать.
        Кажется, смятение в чувствах и мыслях стало его постоянным состоянием. Он хотел, чтобы Лисса была счастлива, чтобы имела семью, о которой мечтала, но пассивно стоять в стороне и смотреть, как она уходит к другому мужчине, было явно выше его сил. Он сам хотел ее, но его останавливало то, что Лисса была сестрой его лучшего друга. Он отчаянно хотел близости с ней, но не мог позволить себе вовлечь ее в кратковременный роман, тогда как она рассчитывала на большее. Роум совсем запутался в противоречивых желаниях и ощущениях. Единственное, в чем он был действительно уверен, так это в том, что она заманила его в эту ловушку, потратив не больше усилий, чем когда в школе зашивала его разорванные джинсы. А еще в том, что он не создан для семейной жизни. Может, в будущем, когда он отойдет от требующего безумной гонки бизнеса… но к тому времени Лисса уже будет замужем за кем-то другим и у нее будет полный дом детишек.
        Во рту и желудке возникло противное ощущение - это, конечно же, из-за острого блюда, съеденного за ленчем. Из-за чего же еще? Он ведь крутой парень, а крутые парни не поддаются эмоциям. Они стоики. Настоящие мужчины.
        И поэтому ему оставалось только мерить шагами маленькую гостиную в доме женщины, которую он так страстно желал, пока она собиралась на новое свидание с другим мужчиной. Он не хотел приходить сюда, не хотел смотреть, как она будет выходить под руку с этим счастливчиком. Но ведь не будет большого вреда, если крутой парень бросит один-единственный прощальный взгляд на сестренку своего друга, которому он обещал помочь в этом деле. Просто, чтобы убедиться, что все в порядке.
        Найденный им для Лиссы новый кандидат в мужья, Арнольд Уэллейс, был президентом и исполнительным директором фирмы по продаже компьютерного программного обеспечения. Дело успешно развивалось, принося приличный доход. Кроме того, он респектабелен, недурен собой и почти ровесник Лиссы. Роум был знаком с ним по нескольким деловым встречам. Он знал, что Арнольд ездит на «мерседесе», имеет абонемент на симфонические концерты и является единственным человеком из всех знакомых Роума, который даже в спортивный бар выпить пива заходит не иначе, как в костюме-тройке.
        И если на его челе не выведено крупными красными буквами «кандидат в отцы и мужья», то лишь потому, что никому в голову не придет рекламировать столь очевидное.

        Роум пытался подавить ноющее чувство потери. Уэллейс должен был явиться с минуты на минуту, чтобы увезти Лиссу обедать. А потом они собирались пойти в кино.
        Разыгравшееся воображение Роума рисовало ему различные варианты продолжения их свидания. Он не знал, на какую именно картину собирался Уэллейс ее пригласить. Конечно же, это будет какой-либо заграничный эротический фильм, где показывают столько обнаженных мужских и женских тел, такие бесстыдные по своей откровенности сцены, что даже ему самому, не ханже и не пуританину, частенько становилось не по себе.
        Мысль о Лиссе, смотрящей подобный фильм в обществе другого мужчины, привела его нервы в такое состояние, что они чуть не зазвенели, как туго натянутые струны. Он все больше приходил к убеждению, что сегодняшний кавалер Лиссы вынашивает относительно нее самые дурные намерения.
        В голове вдруг промелькнула мысль, за которую Роум поспешил ухватиться. А что, если постараться убедить их пойти на какой-то другой, более приемлемый фильм? Последний диснеевский мультик имел восторженную прессу, и, возможно, Лисса захочет убедиться, хорош ли он будет для ее крестницы Мелли. Да, это действительно неплохая идея.
        А вдруг Арнольд или даже Лисса не оценят по достоинству всю мудрость его предложения? Пусть ему, Роуму, будет плохо, но он не может испортить ей и это свидание.
        Это означало, что ему остается надеяться только на вмешательство Провидения.
        Зазвонил телефон, и Роум услышал, как Лисса в спальне подняла трубку. Может, это Арнольд звонит, чтобы сказать, что опаздывает на пятнадцать секунд. Роум знал совершенно точно, что люди, носящие имя Арнольд, всегда удивительно пунктуальны.
        Спустя пятнадцать минут Лисса, нахмурившись, прошла в гостиную.
        - Что случилось? Неужели Арнольд опаздывает? - с притворным ужасом воскликнул Роум.
        Черт! Прозвучало фальшиво.
        Но она, казалось, не обратила на это внимания.
        - Не знаю. Это была Анни, мама Мелли.
        - Что-нибудь случилось с Мелли?
        В отличие от поставленного ему девчонкой синяка, теперь поблекшего и едва заметного, след, который малышка оставила в его сердце, оказался гораздо более прочным. Роум никогда никому не признается в этом, разве только Лиссе: когда они с Лиссой уходили, Мелли обвила его шею ручками и сказала:
        - Плости, дядя Лоум! Дай, я поцелую бо-бо, и оно плойдет.
        И она действительно так чмокнула его в подбитый глаз, что от боли он чуть не подскочил.
        И «дядя Роум» растаял.
        Потребовалась вся его выдержка, чтобы скрыть от Лиссы, как он расстроган. Разве мог он, человек, для которого карьера превыше всех прелестей семейной жизни, признаться, что ему хочется иметь дитя, такое, как Мелли?
        Особенно когда у нее кудри цвета меда, доверчивые глаза и неунывающий дух!
        Лисса запустила пальцы в свои кудри и с унылым видом взглянула на него.
        - У Анни неприятности. У нее заболел отец, и ей надо срочно уезжать. А за Мелли некому присмотреть. Анни не может взять ее с собой, потому что днем у Мелли была температура.
        - Надеюсь, ты не вызвалась посидеть с ней? - с надеждой в душе спросил Роум.

«Скажи «да» и отмени свидание с Арнольдом», - мысленно подсказал он Лиссе, но его пожелание, к сожалению, не достигло цели.
        Она отрицательно покачала головой.
        - Нет. Но сказала, что, если ей не удастся найти никого, кто остался бы с девочкой, я приеду.
        - Ты сказала, у Мелли температура. Это опасно?
        Мысль о больной девочке причинила ему боль.
        - Нет, Анни сказала, что сейчас все уже в норме, но…
        - Но тебя мучает, не следует ли тебе отказаться от свидания с Арнольдом? - догадался Роум.
        Лисса подняла на него глаза, потемневшие от тревоги.
        - Да.
        - Но ведь, Лисса, нельзя делать собственную жизнь полностью зависимой от чужого ребенка.
        Чего ради он так старается для Арнольда? Разве это не было вмешательством самого Провидения?
        - Но ведь Мелли - моя крестница! Я люблю ее! - горячо возразила Лисса, поражаясь толстокожести Роума.
        - Да, но мы говорим о твоем будущем! О твоем шансе иметь свою собственную Мелли!

«Заткнешься ли ты, наконец! - возмутился внутренний голос. - Ты соображаешь, что делаешь?»
        Лисса нехотя кивнула в знак согласия. В этот момент раздался звонок в дверь.
        - Это должен быть Арнольд, - сказал Роум. - Передать ему, что ты не можешь пойти?
        Она отрицательно мотнула головой, что выглядело не слишком убедительно.
        - Нет.
        Ее шепоту тоже не хватало убедительности.
        Она открыла дверь, чтобы впустить Арнольда.
        - Привет, Лисса! Вы выглядите сегодня прелестно! - галантно приветствовал он хозяйку дома. И протянул Лиссе букет.

«Похоже, он купил эти цветы в супермаркете», - с негодованием подумал Роум. Если бы ему довелось принести Лиссе цветы, то он купил бы корзину желтых нарциссов, сияющих, как солнце, и благоуханных, - словом, что-то такое, что могло бы озарить ее жизнь.
        - О, Арнольд, это очень мило с вашей стороны. Но, боюсь, у меня возникла небольшая проблема…
        - Проблема? - Глаза Арнольда, глубоко сидящие, маленькие, как бусинки, - глаза, которым нельзя доверять, как только сейчас понял Роум, - застыли на его лице, почти не изменившем выражения. Впрочем, об этом трудно было судить из-за больших, в сверкающей тонкой оправе, очков.
        Медленно подбирая слова, Лисса объяснила ситуацию с отцом Анни. Как Роум и предвидел, ее дилемма не вызвала особых эмоций у мистера Уэллейса.
        - Если вы пожелаете, мы можем отложить наше знакомство на другой вечер…
        - Вы не…
        Прежде чем она смогла окончить фразу, Роум, неожиданно для самого себя, вмешался:
        - Лисса, у меня есть предложение.
        Она взглянула на него с надеждой.
        Роум вобрал в легкие побольше воздуха, заранее подозревая, что совершает глупость.
        - Почему бы мне не побыть с Мел здесь, пока вы будете развлекаться? Это же займет всего несколько часов. А когда ты вернешься, Мел может остаться с тобой на ночь.
        Она смотрела на него с такой благодарностью, что он почувствовал себя суперменом и святым в одном лице.
        - Мел? - произнес Арнольд. - Останется на ночь?
        - Мел Гибсон, - поспешил на помощь Роум, не отрывая взгляда от Лиссы. - Они с Лиссой очень дружны.
        Благодарное выражение на ее лице медленно сменялось негодованием, его хитрость явно не привела ее в восторг.
        - Мелли - это моя двухлетняя крестница, - пояснила она Арнольду.
        - Однако мне ты этого тогда не сказала, - отчего-то разозлился Роум.
        - А ты не спрашивал.
        - Спрашивал!
        - Но ты это выяснил достаточно быстро, не так ли?
        Арнольд наконец не выдержал и вмешался в их перепалку:
        - Простите, могу я узнать, о чем идет речь?
        - Да, конечно, - извиняющимся тоном сказала Лисса, - это означает, что я сейчас звоню Анни, чтобы она привезла Мелли сюда, и мы можем отправляться.
        - Прекрасно, - сверкнул на нее очками Арнольд.
        Роум молча наблюдал, как Лисса по телефону договаривалась с Анни. Он уже почти сожалел, что вызвался на роль няньки, но теперь было поздно, он уже не мог помешать тому, что Лисса уйдет с Арнольдом. Но он смог удержаться от попытки…
        - Ты не беспокойся о нас с Мелли, - сказал Роум, когда Лисса и Арнольд были готовы к выходу. - Уверен, все будет прекрасно. Скорее всего. А вы идите, и желаю вам приятно провести время. Вы собираетесь в ресторан «У Буффало Билла»?
        - Да, - ответил Арнольд, - там готовят довольно прилично для их цен.
        - И потом вы собираетесь пойти в кино? На какой фильм?
        Роум должен это знать. Если только Арнольд упомянет этот эротический триллер с рейтингом NC-17…
        Арнольд вежливо приподнял брови, не понимая, чем вызван повышенный интерес Роума к их планам на вечер.
        - Боюсь, мы еще не сделали выбор. - Дисней выпустил новый фильм, - с готовностью подсказал Роум. - Говорят, очень хороший. Такой… ну, знаете… - Он отчаянно искал в памяти хоть малейшую крупинку информации о фильме. Хотя бы название. Хоть что-нибудь.
        - Анимационный? - в голосе Лиссы звучало легкое раздражение.
        Он ухватился за это слово, как утопающий за соломинку.
        - Да! Очень анимационный фильм. Вам наверняка понравится.
        Лисса тряхнула головой и подошла к Арнольду.
        - Хорошо, мы подумаем. Идем? - обратилась она к Арнольду.
        Проклятие, она совершенно игнорирует его не слишком-то прикрытую мольбу. Роуму ничего не оставалось, как помахать рукой на прощание и запереть за ними дверь. С Арнольдом Уэллейсом ей будет хорошо. Да и что плохого может сделать человек с именем Арнольд?
        Несколькими минутами позже раздался звонок в дверь, возвещавший, о прибытии Анни с дочерью. Потребовалось некоторое время, чтобы Анни показала Роуму, где Лисса держит игрушки и книжки для Мелли, а также маленькую спаленку, где Мелли следовало уложить спать.
        - С вашей стороны это так мило, что вы согласились приглядеть за Мелли. Знаете, она на вас просто положила глаз!
        - Пожалуйста, не упоминайте при мне слово «глаз».
        Анни залилась краской.
        - Простите. Мелли ведь не нарочно тогда вас ударила.
        Роум усмехнулся.
        - Знаю. Я собрал богатый урожай, рассказывая всем, что автор моего фингала - Мел Гибсон. Для моей репутации это было просто чудо.
        Она расхохоталась, ей последовала и Мелли.
        - Догадываюсь!
        - Не беспокойтесь, я буду хорошо заботиться о вашей девочке. Когда Лисса вернется, она, будьте уверены, обнаружит, что Мелли тихо посапывает в своей кроватке.
        - Еще раз спасибо, Роум. Вы не представляете, что это значит для меня. Просто гора с плеч.

«И тяжелый камень на мои, - подумал он. - Все же, что тут такого сложного - просто присмотреть за маленьким ребенком?» Молодой бизнесмен как будто забыл, что совсем недавно уже задавал себе этот вопрос.
        Анни была уже в дверях, когда обернулась и спросила:
        - Лисса оставила вам ключи от своей машины?
        Роум кивнул:
        - Ага, не знаю только, зачем.
        Анни улыбнулась.
        - В ее машине есть специальное сиденье для моей непоседы. Если вы захотите куда-то с ней поехать, ее придется пристегнуть к сиденью. - Она в задумчивости постучала пальцем по подбородку. - Знаете, вам ведь, наверное, захочется с ней куда-то отправиться пообедать. Она любит гамбургеры.
        - Гамбургеры, да? Тогда эта девушка мне по сердцу!
        Анни понимающе улыбнулась, отчего Роуму стало немного неловко, и он поправился:
        - Боюсь, что не только мне.
        Анни махнула на прощание и удалилась.
        - Ну, крошка, вот мы и одни.
        Мелли, которая все время, пока ее мама давала инструктаж, сидела на удивление тихо, подняла на него глаза.
        - Куфать! - важно объявила она.
        - То есть ты хочешь поесть, да? - собственный желудок вдруг напомнил ему о своей пустоте. - А что ты думаешь о гамбургере?
        - Гамбугги! Гамбугги!
        - Я принимаю это как согласие. Что если мы с тобой сядем в машину тети Лиссы и отправимся поискать что-нибудь съестное?
        - Тетя Лисса? Гамбугги?
        - Знаю, крошка. В жизни нет ничего лучше, чем тетя Лисса и гамбургер, правда?
        Мелли выразительно закивала головой в знак согласия. Ее энтузиазм заронил в его сознание интересную мысль. Мелли любит тетю Лиссу. Тетя Лисса любит Мелли так сильно, что хочет иметь свою собственную маленькую Мелли. И поэтому будет только справедливо, чтобы тетя Лисса могла проверить, как мистер Уэллейс относится к маленьким детям, таким, как Мелли. Если она собирается сделать этого мужчину своим мужем и отцом своих детей, должна же она знать, как он реагирует на детей, так ведь? Так.
        Чрезвычайно довольный собой, Роум старательно пристегнул Мелли, ерзающую на сиденье автомобиля Лиссы. Девочка выглядела возбужденной и счастливой от превкушения поездки и еды, и Роум преисполнился самодовольного удовлетворения человека, выполняющего свой долг.
        И, в конце концов, могут же в ресторане под названием «У Буффало Билла» подавать и гамбургеры?

6

        Пробыв в обществе Арнольда не более часа, Лисса поняла, что перед ней действительно стоящий мужчина.
        Стоящий уважения.
        Стоящий обожания.
        Стоящий любви.
        Тогда почему ей стало до одури скучно прежде, чем им подали поджаренную ломтиками мацареллу? Честно говоря, дело было в том, что этот мужчина не имел абсолютно никаких недостатков. А это ужасно подавляет - находиться с человеком, который такой понимающий, такой обаятельный, такой идеальный во всех отношениях.
        От этого ей хотелось взвыть.
        Да, похоже, Арнольд обладал всеми необходимыми чертами характера, перечисленными в ее списке. Но похоже также, что, если она пробудет в его обществе еще час, у нее начнется крапивница.
        - Думаете ли вы обзавестись когда-нибудь семьей? - спросила Лисса напрямик. К черту все эти околичности!
        Он снисходительно улыбнулся.
        - Я со всей определенностью это планирую. Обладая таким положением, как мое, я думаю, большинство мужчин желало бы иметь наследника, на кого спокойно можно оставить дело. Передать, так сказать, бразды правления.
        Лисса нахмурилась.
        - Но детям надо, чтобы их хотели еще и ради них самих!
        Слегка самодовольная улыбка скользнула по его лицу.
        - У меня так и будет. Я еще не говорил, что хочу троих детей? Допуская, что моя будущая жена не будет против, разумеется.
        Вот незадача! Опять стопроцентное попадание. Именно это должен был произнести ее идеал.
        Прежде, чем Лисса смогла придумать следующий каверзный вопрос, появилась официантка и спросила, готовы ли они сделать заказ.
        - Думаю, мы готовы, - начал было Арнольд.
        - Немного позже, пожалуйста, - твердо заявила Лисса.
        Он улыбнулся.
        - Еще пять минут, будьте добры.
        Официантка, одетая в ковбойский костюм по моде 50-х годов, состоящий из сапог, обтягивающих штанов, рубахи до бедер и жилета с бахромой, послушно отошла от столика. Арнольд даже не взглянул на ее удаляющиеся бедра, зазывно колышущиеся, как у танцовщицы, исполняющей танец живота.
        Еще один плюс в его пользу.
        Это уже начало подавлять ее. Но почему ей так хочется найти изъяны в мужчине, который по всем параметрам является ее идеалом? Его манеры изящны. Он исполняет все ее желания. Он вежлив и любезен. Словом, в нем не было абсолютно ничего плохого.
        Значит, что-то плохое скрыто в ней самой?
        Лисса уставилась в меню, пытаясь выбрать мясное блюдо. Но вместо этого в голове у нее вертелись лишь мысли о том, как там Роум управляется с Мелли. Сумел ли Роум приспособиться к особенностям характера малышки? Не украсила ли она Роуму другой глаз синяком?
        - Что-нибудь не так, Лисса? - голос Арнольда вернул ее к действительности.
        Она покачала головой.
        - Нет. Ничего. Просто я немного расстроена.
        - Тем, что я сказал?
        Лисса заставила себя тепло улыбнуться ему.
        - Конечно, нет. Просто меня немного заботят моя подруга Анни и ее дочь. Роум никогда до сегодняшнего вечера не оставался наедине с маленьким ребенком.
        - Не вижу причин для беспокойства. Мне Роум Новак кажется весьма способным человеком. Если у него возникнут трудности, я уверен, он просто позовет кого-нибудь на помощь.
        - Трудности? Какие трудности? - В душе Лиссы росла паника. Она представляла себе всякие ужасы, которые могли случиться в доме во время ее отсутствия.
        Арнольд снисходительно похлопал ее по руке.
        - Успокойтесь, Лисса. Я имел в виду, что есть профессионалы, к услугам которых всегда можно обратиться в случае необходимости.
        - Анни никогда не доверит Мелли постороннему человеку.
        От одной этой мысли у Лиссы внутри все сжалось.
        - Роум тоже, я уверен.
        Категоричность тона Арнольда показала, что тема исчерпана.
        - А теперь вы уже решили, что закажете на обед?
        Лисса открыла было рот, чтобы продолжить волнующую ее тему, но сдержалась.
        Она послушно изучала меню, пытаясь найти что-нибудь, что будет в состоянии проглотить. Мысли о Роуме и Мелли не выходили у нее из головы и отбили всяческий аппетит.
        Когда Лисса подняла глаза и увидела их, движущихся в ее направлении, она решила, что это галлюцинация.
        Но, конечно, это были они - во плоти и крови.
        Роум медленно продвигался к столу, за которым сидели Лисса и Арнольд. Роуму пришлось строго напомнить себе, что он сам организовал ей этого кавалера, а зависти и ревности нет места в его душе.
        Тем не менее он не мог не заметить радость на лице Лиссы, когда та увидела Мелли.

«Если бы таким светом озарялось ее лицо при виде меня!» - подумал он.
        От одной этой мысли холодок возбуждения пробежал по его спине, и он крепче прижал к себе девочку.
        - Тетя Лисса! - радостно воскликнула Мелли.
        Роум готов был кричать от радости, что может наконец опустить малышку, однако нашел в себе силы на широкую, дружелюбную улыбку.
        - Привет вам обоим!
        - Привет, Роум, - сказал Арнольд. - Не ожидал увидеть тебя здесь. Я полагал, что ты остаешься с ребенком дома.
        - Слушай, - глядя на него с подозрением, поинтересовалась Лисса, - не поэтому ли ты хотел знать, куда мы отправимся обедать?
        - Лисса, ты слишком подозрительна, - Роум окинул взглядом красиво сервированный столик, за которым устроились Лисса по одну сторону стола, Арнольд - по другую.
        - Дело в том, что я вовсе не рассчитывал вообще выходить куда-либо. Просто, когда Анни уходила, она упомянула, что наша маленькая принцесса любит гамбургеры…
        - Гамбугги! - громко подтвердила Мелли.
        - Правильно, крошка. И первое, что пришло мне в голову, пообедать «У Буффало Билла».
        - Гамбугги!
        - А тебе не пришло в голову, что гамбургеры можно получить в любом «Макдоналдсе», каких полно по дороге? - Лисса изо всех сил старалась сдерживаться, но в ее голосе прозвучала горькая нота, которая не осталась не замеченной Роумом.
        - Забегаловка? Для Мелли? - Его шокированный вид был не таким уж наигранным. Он ненавидел эти заведения быстрой еды. - Уверен, что это не слишком полезно для нее.
        - Конечно, нет, - эхом откликнулась Лисса.
        Арнольд, поверив или сделав вид, что поверил объяснению Роума, перешел к делу:
        - Так где ваш столик?
        Роум отвел глаза в сторону.
        - Ну, в общем, с этим возникла проблема. Сегодня суббота, а вы знаете, как по субботам сложно со свободными столиками в таких местах. Чтобы получить место, надо ждать не меньше часа, а малышка Мелли хочет кушать. - Он слегка потормошил Мелли.
        - Мелли куфать. Гамбугги, - тут же подтвердила малышка.
        Боже, неужели ребенок понял намек?
        - Поэтому… - протянула Лисса.
        Не обращая на нее внимания, Роум обратился непосредственно к Арнольду.
        - Поэтому я подумал, что, может, вы не станете возражать, если мы подсядем к вам. Только чтобы пообедать, разумеется. Если присоединяешься к тем, кто уже занимает столик, не приходится ждать в очереди.
        Лисса улыбнулась с изрядной долей издевки.
        - С каких это пор у такого крутого бизнесмена, как Роум Новак, появились проблемы с заказом в ресторане? Ну и ну! Как низко пали сильные мира сего.
        - Знаешь, Лисса, с годами ты становишься слишком циничной. Придется тобой заняться.
        Арнольд переводил взгляд с него на Мелли, затем на Лиссу и обратно. Наконец он произнес:
        - Я ничего не имею против, если Лисса не возражает.
        В первый раз с момента, когда он подошел к ним, Роум смог перевести дыхание. Осталось последнее препятствие - Лисса.
        - Лисса? - обратился к ней Арнольд.
        Она передернула плечами и взглянула на своего спутника.
        - Я не возражаю.
        - Прекрасно!
        Роум поймал официантку и попросил принести высокий стул для Мелли. Сам он уселся рядом с Лиссой, а кресло для Мелли поставил к столу между собой и Арнольдом.
        - Это будет неплохая тренировка для тебя, Арнольд, - бодро сказал он. - Дети - это великолепно, не правда ли? Всегда что-то новенькое и забавное.
        - Забавное, - повторил Арнольд несколько натянуто, но, по крайней мере, он оказался галантен настолько, что одарил Мелли дружелюбной улыбкой.
        - Привет, Мелисса! Меня зовут мистер Уэллейс. - Он протянул руку Мелли, как будто собираясь поздороваться с ней за руку, как со взрослой.
        - Т-т-л-л-л! - Ответ Мелли включал также весьма выразительно вытянутый розовый язычок.
        - Мелли! Перестань сейчас же! - Лисса была сконфужена поведением своей крестницы. - Простите, Арнольд. Она недолюбливает новых для нее людей.
        - Однако меня она любит, - вставил Роум. - Правда, Мелли?
        - Гамбугги! - радостная улыбка засияла на личике ребенка. - Тетя Лисса! Дядя Лоум!
        - Приятно знать, что я иду сразу за едой и тетей Лиссой, - Роум адресовался к Лиссе, но Арнольд услышал.
        - Думаю, это все же приятнее, чем когда тебе показывают язык.
        Роум вынужден был признать, что тут Арнольд попал в точку. И вообще он достойно снес грубую выходку Мелли.
        Настоящий джентльмен всегда и во всем!
        Роум заткнулся и предоставил хозяевам столика вести беседу, а сам всецело посвятил себя заботам о Мелли. Его благое намерение продемонстрировать Лиссе неискренность Арнольда, похоже, так и останется всего лишь намерением.
        Хотя внешне Роум держался за столом скромно, как какой-нибудь монах, вся левая половина его тела, казалось, сфокусировалась на мягком тепле, исходящем от Лиссы. Юбка ее платья задралась выше колен, и, изучая меню, Роум мог видеть округлость ее бедра. Он вынужден быть сделать глоток воды, - возможно, из стакана Лиссы - и заставил свои глаза переключиться на другие, гораздо менее соблазнительные для него сейчас вещи - блюда, что были представлены в меню.
        Сидящий напротив него Арнольд снял очки и принялся протирать их специальным лоскутком замши, извлеченным из бумажника. Он разглядывал Мелли, словно та была экспонатом зоопарка.
        Хотя у Роума не было большой практики в общении с детьми, он все же понял, что Мелли не слишком понравился вид чужого дяди без очков. Честно говоря, Роуму тоже показалось, что без очков глаза Арнольда кажутся какими-то рыбьими. Но все же он не стал бы хватать его очки так, как это сделала Мелли.
        - Очки! У меня очки! - Мелли с энтузиазмом размахивала своим трофеем.
        - Отдай! - Арнольд сделал попытку завладеть своей собственностью, но Мелли была ловка, как обезьянка.
        - Напоминает тебя с небезызвестным списком, - пробормотала Лисса.
        - Благодарю за сравнение. - Без особых усилий Роум выхватил из рук малышки очки и вернул владельцу.
        - Ты уж извини, что так получилось, Арнольд, дети - такие шалуны! Но, кажется, твои очки целы.
        Как бы там ни было, но в результате этих манипуляций его левое колено придвинулось чуть ближе к ноге Лиссы.
        Интересно, как это могло случиться?
        Его нога мирно устроилась рядом с ее ногой, как будто там ей было самое подходящее место. Роум чуть было самодовольно не улыбнулся, но спохватился и еще тверже сжал рот.
        - Что значит «целы»? - огрызнулся Арнольд. - Она запачкала грязными пальцами линзы.
        - Дать платок, чтобы протереть их? - спросила Лисса.
        Ее бедро еще ближе придвинулось к ноге Роума.
        - Нет. На этих линзах специальное покрытие. К ним нельзя прикасаться руками, разве только через специальную ткань.
        Арнольд бросил на Мелли убийственный взгляд.
        Девочка смущенно сморщилась и посмотрела на Лиссу.
        - Ничего, лапочка, все в порядке, - поспешила та ее успокоить.
        - Как это «все в порядке», - взорвался Арнольд, с явным усилием удерживаясь от дальнейших, так и просившихся на волю, комментариев.
        - Ладно, я уверен, Мелли не хотела ничего дурного, ей просто захотелось рассмотреть очки, - вступился за девочку Роум.
        Предпринятая Роумом попытка разрядить ситуацию не вызвала большого энтузиазма, но, по крайней мере, заставила сменить тему.
        - Вы уже сделали заказ? - спросил Роум, придвигая локоть поближе к Лиссе. - Все мы знаем, что Мелли хочет…
        - Гамбугги!
        - Точно, Тыковка! - Он заметил, как Лисса улыбнулась, услышав свое прежнее прозвище. - Будет у тебя гамбургер! А как вы?
        К этому времени к столу подошла официантка.
        - Вы готовы сделать заказ?
        - Думаю, да, - безапелляционно заявил Арнольд. - Мне говяжью вырезку с креветками. Средней прожаренности. Печеный картофель, салат и побольше лука. Креветочный соус положите сбоку, пожалуйста, и чтобы без чеснока. И легкая итальянская приправа к салату. Салат без лука! Я бы еще заказал бутылку каберне «Савиньон».
        Официантка выслушала эти подробные и точные инструкции, закатив глаза к потолку, затем в течение нескольких минут строчила у себя в блокноте. Наконец она кивнула Арнольду и обратилась к Лиссе.
        - Мне жареного цыпленка, пожалуйста…
        - Цыпленка? - воскликнул недоверчиво Арнольд. - Вы идете в ресторан, славящийся в округе своими бифштексами, чтобы съесть жареного цыпленка?
        Не обращая на него внимания, Лисса продолжала:
        - И можно салат из свежей капусты? Фрукты вместо картофеля. И охлажденный чай, пожалуйста.
        - Вы не хотите вина? - спросил Арнольд.
        - Лисса не любит красные вина, - пояснил Роум, - но я с удовольствием разделил бы с тобой бутылку.
        - Хм-м. Тогда лучше принесите полбутылки, - сказал Арнольд официантке.
        Роум заказал гамбургер, «за компанию с Мелли», с жареным мясом, капустный салат и чай со льдом, поскольку Арнольд оказался не в настроении поделиться своим вином. Мелли получила детский гамбургер и стакан молока.
        - Ну, - сказал Роум, когда официантка удалилась, - почему бы вам двоим не сделать вид, будто нас с Мелли тут нет?
        Он положил руки на стол перед собой и выжидательно посмотрел на них.
        Лисса скептически взглянула на него, но, последовав его совету, обратилась к Арнольду.
        - Почему бы вам не рассказать немного о своей компании, - предложила она.
        Роум не слушал ответа Арнольда, занятый новой мыслью. Может быть, он ей так безразличен, что она даже не заметила прикосновения его ноги? От этой неприятной мысли ему захотелось сказать ей что-нибудь язвительное.
        - Неплохой ход, - сценическим шепотом обратился он к Лиссе. - Всегда расспрашивай мужчин об их работе.
        Лисса бросила на него холодный взгляд и снова обратилась к Арнольду.
        - Продолжайте, пожалуйста, это очень интересно.
        Не обращая внимания на Роума, Арнольд рассказывал историю своей фирмы, входящей в двадцатку самых быстро развивающихся компаний.
        На Роума наводил тоску монотонно бубнивший голос. Неужели женщины должны все это терпеть, если хотят заарканить мужчину? Лисса, сидя бок о бок с ним, поддакивала и улыбалась, воодушевляя Арнольда продолжать хвастливое повествование. Левая рука Роума сама собой приподнялась и накрыла руку Лиссы. Она слегка вздрогнула от его прикосновения, затем твердо высвободила свою кисть из-под его ладони.
        Тем временем Мелли уже дотянулась до середины стола. Ее в равной мере привлекали солонка, перечница, вазочка с цветами.
        - Что ты хочешь, Мелли? - тихо спросил Роум.
        - Это! Мне - это! - голос Мелли, к сожалению, был далеко не таким тихим.
        Он заглушил неспешное повествование Арнольда о том, как он года три назад отразил попытку завладеть контрольным пакетом акций его компании с тем, чтобы годом позже, сделав поворот на сто восемьдесят градусов, успешно проделать аналогичные действия с захватившей рынок фирмой.
        - Чего хочет этот ребенок? - раздраженно спросил он.
        - Ее зовут Мелли, - напомнил Роум, - и я не знаю в точности, чего ей хочется.
        Он демонстрировал Мелли один за другим каждый возможный объект ее притязаний из стоящих на столе, но она отвергала их со всевозрастающим по громкости воплем:
        - Это!
        Прежде, чем проблему удалось уладить, появилась официантка с салатами и напитками.
        - Мне кое-что пришло в голову, - прошептал Роум, - а умеет ли Мелли пить из стакана?
        Лисса улыбнулась.
        - Умеет, но по-своему. А почему бы тебе не дать ей соломинку?
        Она принялась за свой салат, слегка отодвинув ногу.
        - Хорошая мысль.
        Паршивая мысль. Все, что приводило к потере контакта с ней, было, на его взгляд, паршивым.
        - Как я вам уже говорил, Лисса, - говорил Арнольд, - когда я закончил операцию по приобретению контрольного пакета акций для фирмы Майкрософт…
        Роум потерял нить его повествования, целиком сосредоточившись на Мелли. Он положил соломинку в ее стакан с молоком.
        - Ты знаешь, как пользоваться соломинкой?
        Глаза Мелли округлились от возбуждения, она выразительно закивала:
        - Да! Да!
        Он с облегчением подвинул к ней стакан и отвернулся, чтобы положить сахар в свой холодный чай. Но прежде, чем успел сделать это, раздалось странное бульканье.
        Мелли, безусловно, знала, как пользоваться соломинкой. Не успела она оказаться во рту Мелли, как девочка начала дуть изо всех сил. Белые молочные пузыри переполнили стакан и полились на поднос, стоявший на ее высоком креслице.
        - Что делает этот ребенок? - поинтересовался Арнольд, явно раздраженный этим очередным безобразием.
        Лисса хотела было ответить, но Роум, прижав свое колено к ее ноге, остановил ее. По крайней мере, так он хотел бы думать. Тепло ее тела было таким волнующим, что он и не подумал отодвинуться.
        Как ни странно, не отодвинулась и она.
        Между тем требовалось умиротворить Арнольда.
        - Приношу свои извинения, - сказал Роум, - Мелли просто решила поиграть со своим молоком.
        Он ловко отобрал у нее соломинку и поднес стакан к ее ротику, чтобы девочка могла сделать глоток.
        Она безропотно глотнула.
        Еще раз Роум подумал, что родительские обязанности не так уж сложны, как представлялись ему вначале. Он поставил стакан на поднос и отвернулся, чтобы отпить чая.
        Как только он отвлекся, Мелли схватила стакан и широким взмахом, который сделал бы честь любому забивающему бейсбольной команды высшей лиги, выплеснула все его содержимое прямо на середину стола.
        Лисса, быстро схватив салфетки, попыталась остановить молочную реку. К сожалению, эта инициатива не нашла поддержки со стороны Арнольда, который сидел, оцепенев от неожиданности. В результате молочный поток оказался в опасной близости от его края стола. Роум тоже попытался помочь, но брошенная им салфетка только усугубила ситуацию, подтолкнув молоко прямо к краю. И даже за край. Прямо на колени Арнольда.
        С воплем, который напомнил Роуму о поросенке, виденном им когда-то на ярмарке в Дель-Маре, Арнольд вскочил из-за стола.
        - Чертово отродье! - негодовал он, отряхивая брюки.
        Прежде чем Лисса успела перевести дыхание, Роум тоже вскочил на ноги.
        - Ты что же, хочешь сказать, что Мелли сделала это нарочно?
        Но Арнольд и не подумал отступать.
        - Мне не кажется, что это было случайностью, - взгляд Арнольда сквозь очки буравил Роума. - И тебе вовсе не обязательно было поливать молоком мои колени.
        - Это было случайностью.

«Другой бы принял это как извинение», - подумал Роум. Если бы только эти слова не были выдавлены сквозь зубы.
        - Роум! Арнольд! Прекратите, - потребовала Лисса. - Не устраивайте здесь спектакль.
        - Тетя Лисса! - Мелли была готова заплакать. - Я больше не буду, тетя Лисса!
        Девочка протянула ручки к Лиссе, и та поспешила обнять ее.
        Арнольд обвел взглядом любопытные лица присутствующих, обращенные в их сторону, и легкая краска появилась на его щеках. Издав недо- вольное ворчание, он вернулся к столу - но только после того, как там был наведен полный порядок.
        Официантка удалилась, сменив скатерть и салфетки. Лисса кудахтала над Арнольдом, пытаясь заставить его сменить гнев на милость.
        Роум сидел молча. Как он понял, этот мужчина - не тот, что нужен Лиссе. Он сделал ужасную ошибку, сведя ее с Арнольдом.
        Теперь ему осталось только убедить в этом Лиссу.
        После злосчастной выходки Мелли за столом воцарилось натянутое молчание. Арнольд уставился на Роума, тот сидел с невозмутимым видом. Лисса пыталась начать интеллигентную беседу, но ни одна сколько-нибудь умная мысль не приходила ей в голову.
        Пока мужчины молча обменивались гневными взглядами, а Мелли сидела надутая, Лисса задумалась о том, когда, с какого именно момента этот вечер пошел наперекосяк.
        Возможно, когда Роум подошел к их столу.
        Или когда он вызвался опекать Мелли.
        А может быть, прежде всего, когда он устроил ей это свидание?
        В самом деле, причиной всех неприятных моментов являлось что-то сказанное или сделанное Роумом.
        Однако, когда официантка принесла заказанные блюда, атмосфера за столом несколько разрядилась. «Что значит еда для мужчин», - подумала Лисса. «Накорми в мужчине зверя!» - таков был мудрый совет ее матери. Мама снова оказалась права.
        Лисса понаблюдала, как Роум пытается помочь Мелли управиться с гамбургером, и слегка тронула его ногу носком туфли.
        - Почему бы тебе не порезать его на маленькие кусочки? Так ей легче будет брать его руками - посоветовала она.
        Роум с благодарностью взглянул на нее и последовал совету.
        - Что ты любишь больше всего в твоем гамбургере, Мелли? - спросил он.
        - Гамбугги!
        - Но что в нем тебе нравится больше всего?
        - Класное!
        - Красное?
        - Я думаю, она имеет в виду кетчуп, - Лисса протянула Роуму бутылочку с кетчупом.
        Лисса повернулась к Арнольду. Конечно, он заслуживал большего внимания с ее стороны в этот вечер. Она попробовала как-то спасти ситуацию.
        - Вы рассказывали мне о своей компании, пока нас не прервали. Очень увлекательно! А как вы начали заниматься компьютерным бизнесом?
        Арнольд несколько смягчился и снова завел хвалебную песню в свой адрес. Лисса улыбалась и поддакивала в соответствующих местах, но мысли ее были далеко.
        - Боже, как это должно быть интересно! - сказала она, когда Арнольд прервался, чтобы съесть очередной кусочек. Игнорируя нарочито страдальческий вид Роума, она подбросила Арнольду еще одну тему: - А что вы скажете о расширении деятельности вашей компании за рубеж?
        Арнольд, словно павлин, расправивший хвост, с умным видом пустился в рассуждения о своем предвидении дальнейшего развития компьютерного бизнеса.
        - Ну вот, Мелли, попробуй свой гамбургер.
        Краем глаза Лисса видела, как Роум подал Мелли кусочек ее гамбургера, так обильно политого кетчупом, что тот стекал по краям.
        Ей хотелось предостеречь Роума, что крестница безнадежно испортит платье, но она сдержалась и сосредоточила свое внимание на Арнольде.
        - Так когда, вы сказали, это было? В 89-м?
        - Совершенно верно, - Арнольд нарезал свою порцию мяса тонкими аккуратными ломтиками, вызвав у Лиссы ассоциацию скорее с хирургом, чем с энергичным бизнесменом. - Мир тогда менялся. Я предвидел, что именно мировой маркетинг будет на гребне волны. Я даже предсказывал падение Берлинской стены и, вместе с ней, барьеров для всемирной торговли. Я полагаю, что оказался среди немногих бизнесменов, которые смогли предугадать…

«Боже, этот человек может говорить о себе бесконечно», - с тоской подумала Лисса.
        Толчок по ноге заставил ее обернуться к Роуму. Он улыбался, забавляясь ситуацией. По крайней мере хоть он понимает, как ей смертельно скучно.
        Тут ей впервые пришло в голову, что из всех мужчин, которых она знала, включая собственного брата, только Роум никогда не говорил с ней о своей карьере. А если и говорил, то в ироничной манере, дающей понять, что его богатство и положение - не самые главные для него в жизни вещи.
        Это было одной из причин, почему она любит его.
        Потрясенная этой неожиданной мыслью, Лисса отрешенно слушала разглагольствования Арнольда и приглушенную болтовню Роума с Мелли. Ее влекло к Роуму, да, она вынуждена была признать это давным-давно, но… любовь?
        Неужели она действительно любит Роума Новака?
        У нее перехватило дыхание, затем ее, словно ножом, пронзила острая боль. Неужели она всегда любила его? Должно быть, поэтому ни один мужчина никогда не казался ей достаточно хорошим. Неудивительно, что ее обвиняли в чрезмерной придирчивости! Разве есть мужчина, который мог бы сравниться с Роумом Новаком?
        Она почувствовала на себе его вопросительный взгляд и слабо улыбнулась в ответ. Арнольд с самодовольным видом продолжал свой монолог. Он даже не заметил, что его дама переживает самый глубокий в своей жизни кризис.
        Под столом колено Роума по-прежнему прижималось к ее ноге, и она позволила себе поддаться расслабляющему действию этого прикосновения. Нервы ее немного успокоились. Конечно, ей не следовало этого допускать, но тело ее не слушалось голоса разума, и она целиком отдалась во власть своих ощущений.
        Два свидания, устроенные Роумом, знакомство с этими мужчинами помогли Лиссе понять простую, но неутешную истину - в свои двадцать девять лет она совершила самую большую глупость в своей жизни. Она, потеряв голову, влюбилась в мужчину, который был для нее столь же недосягаемым, как звезда в небе.
        Роум слушал похвальбу Арнольда вполуха - он был всецело занят Мелли. Первое правило в общении с ребенком такого возраста, как быстро понял Роум, было - не спускать с него глаз ни на мгновение.
        Когда в первый раз он нарушил это правило, она выплеснула молоко на стол.
        Во второй раз - кусок сандвича оказался на полу.
        В третий раз девочка схватила горсть обильно политого кетчупом хрустящего картофеля и запихнула его в рот, измазав кетчупом руки, лицо и платье.
        Арнольд наконец-то иссяк, сделав настоящий доклад о деятельности фирмы, и занялся едой. «Вовремя», - подумал ехидно Роум. Лисса спокойно ела своего цыпленка, не пытаясь возобновить разговор.
        Ее отрешенное, задумчивое лицо обеспокоило Роума. Она как-то странно вздрогнула посреди монолога Арнольда, потом замерла на некоторое время, полностью погрузившись в себя.
        Может ли быть, что в этот момент ей представился Арнольд в качестве будущего мужа?
«Конечно же, нет», - пытался уверить он сам себя, занимаясь улаживанием маленьких проблем Мелли.

«Да, но он богат, этот зануда. И хочет иметь семью…» - этот надоедливый внутренний голос!

«Уверен, что Лисса никогда не продаст себя за деньги», - мысленно возразил он.

«Неужели? - спросил голос. - Почему это ты так уверен?»

«Потому что, если бы она искала деньги, то выбрала бы меня!» - самоуверенно подумал он.
        Проворачивая в голове эту новую для него мысль, неуютно заерзал на стуле. Он мог бы добровольно сделать шаг ей навстречу, стать мужем, таким, какого она хотела.
        Роум с удивлением обнаружил, что впервые в жизни слово «муж» в приложении к самому себе не вызывает у него содрогания. Оно даже звучит почти… вдохновляюще.
        Муж. Муж Лиссы. Отец ее детей. Маленькой девочки, похожей на Мелли, с золотистыми кудрями и озорными глазенками. А может - у него захватило дух, - еще и маленького мальчика.
        Отец. Муж. За такую роль любой мужчина ухватился бы руками и ногами. Но…
        Достаточно ли он хорош для нее?
        Увы, нет, с болью должен был признать Роум.
        Он может страстно желать ее. Может надеяться, что станет для нее самым лучшим мужем на свете. Может мечтать, что сделает ее счастливейшей из женщин, но… но ему нужно несколько лет, чтобы завершить дело с магазинами сети «Золотых автодеталей». Несколько лет напряженной работы и бесконечных разъездов по всей стране. Работа тысяч людей зависит от его успеха в спасении этой компании. Такую ответственность он не может так просто снять с себя.
        Наверное, он провел слишком много времени в пути, чтобы быть хорошим семьянином. Горькое воспоминание об отце, его постоянных разъездах лишь подкрепило эту мысль. О матери, которая слишком долго должна была одна управляться со всем. Нет, отец - он должен быть рядом все время, чтобы играть со своим ребенком и заботиться о нем, помочь в учебе, ходить на школьные концерты. Словом, отец должен быть не таким, как он, Роум.
        Кроме того, защищать от обидчиков, если такие найдутся, - сама мысль об отцовстве пугала его.
        Нет. Он был недостаточно хорош для нее, потому что Лисса заслуживала самого лучшего. И если Арнольд - самая лучшая кандидатура на место, которое сам он, Роум, так хотел занять… что ж, сейчас только от Роума зависит, узнает ли она об этом.
        Но, разумеется, если Арнольд не является таким идеальным, как кажется, то…
        Роум подавил усмешку. Кажется, настало время немного подтолкнуть события. Кажется, настало время показать Лиссе, каковы в действительности отцовские качества Арнольда.
        Пока он обдумывал свой следующий шаг, его внимание к двухлетней проказнице ослабло. И так как Роум оставался глух к ее просьбе дать «это красное», за столом оставалась единственная персона, до сих пор не воздавшая должного ее королевскому величеству.
        Арнольд.
        С радостной улыбкой и бодрым гуканьем, что должно было свидетельсвовать о ее королевском благоволении, она сделала великолепный бросок в сторону злополучного Арнольда. И хотя высокий детский стульчик ограничивал ее, она все же ухитрилась с радостным воплем обеими ручками ухватиться за его рубашку.
        Ручками, обильно покрытыми кетчупом.
        Роум замер, со скрытым удовлетворением наблюдая за действиями Мелли.
        - Уберите от меня этого ребенка! - Арнольд пытался оторвать от себя ручонки Мелли.
        - Держись. Я сейчас заберу ее.
        Роум двинулся в обход высокого стульчика, чтобы помочь Арнольду.
        - Убери ее! - Арнольд с ужасом смотрел на испорченную одежду.
        - Кажется, вы говорили, что любите детей, - добила несчастную жертву Лисса. - И что хотите иметь троих?
        - Я действительно хочу иметь большую семью. Но для воспитания детей существуют няни и гувернантки, чтобы следить за ними должным образом, а не так, как мистер Новак.
        От его тона на Гонолулу могли бы появиться ледники.
        - Я никогда не доверю своих детей няням, - решительным тоном заверила его Лисса.
        - Тогда это будут не мои дети, - с холодным достоинством констатировал Арнольд.
        Роум уже почти высвободил Арнольда из цепких рук Мелли. Из предосторожности он предварительно вытер их салфеткой, хотя это, возможно, было напрасной тратой сил, так как она сама уже вытерла их о рубашку Арнольда.
        Как только Арнольд обрел желанную свободу, он тут же вскочил на ноги.
        - Это не свидание, а цирк. А я не создан для роли клоуна.
        И он гордо удалился из ресторана, оставив Лиссу с Роумом наедине с маленькой разбойницей.
        - Слава Богу! - пробормотала Лисса, вздохнув с облегчением.
        Их глаза встретились. Казалось, даже Мелли почувствовала, что произошло нечто важное.
        - Не пора ли и нам удалиться? - спросил Роум.
        Возбужденный, он дал своим фантазиям полную свободу. Уж теперь-то Лисса должна понять, что обычный человек не для нее. Он практически убедил себя, что только экстраординарный мужчина, - возможно, человек, добившийся всего сам, рисковый бизнесмен, например - был бы ей достойной парой.

«Но она не хочет в мужья такого парня, как я».
        Проклятый внутренний голос! Тем не менее, Роум вынужден был признать, что этот голос прав. Лисса заявила об этом ясно и недвусмысленно. Да и сам он сомневается в своей способности достойно сыграть эту роль.
        С отчаянием в сердце Роум не спеша расплатился и провел своих дам к автомобилю. В его распоряжении было пятнадцать минут езды до дома, чтобы подумать, как заставить себя держаться подальше от женщины, которую больше всего на свете ему хотелось крепко сжать в своих объятиях.

7

        Дома Лисса приготовила постель для Мелли в маленькой комнате для гостей. Положив девочке под бочок пушистого медвежонка, она поцеловала засыпающую малышку. Как ей хочется иметь своих детей! Чудесно обучать чужих детей, возиться с Мелли для нее всегда удовольствие, но все это не могло заполнить пустоту, которую она ощущала в сердце.
        Лисса не торопилась покидать спальню, то пристраивая возле кровати ночник, то поправляя одеяло. Ей не хотелось возвращаться в гостиную, где ждал Роум. Не сумев придумать никаких новых поводов для задержки, Лисса тихо выскользнула из комнаты, оставив узкую щель, чтобы услышать, если Мелли вдруг проснется.
        Первые же слова, произнесенные Роумом, поразили ее.
        - Прости!
        Он стоял у маленького камина, засунув руки в карманы. Ей было странно видеть выражение раскаяния на его обычно невозмутимом лице.
        - Что?
        - Я сказал: прости. Прости, что помешал твоему свиданию с Арнольдом.
        Роум выдавливал из себя слова, словно мальчишка, разбивший окно.
        - Я… - не зная, как ей вести себя, Лисса опустилась на диван. - Ничего, все в порядке. Думаю, нам с Арнольдом все равно бы не поладить. Но… - Она подняла голову, чтобы взглянуть на него. - Зачем ты это сделал?
        Он пожал плечами.
        - У меня появилась идиотская мысль, что, если бы ты смогла посмотреть на Арнольда в обществе Мелли, ты смогла бы лучше разобраться, насколько он удовлетворяет твоим требованиям к нему, как к будущему отцу твоих детей.
        - Понятно. И это сработало, не так ли? - Лисса не смогла сдержать нервический смешок.
        - Ага. Сожалею, что испортил тебе вечер.
        - Ты имеешь в виду Мелли? - Она покачала головой и улыбнулась. - Ты забываешь, мы с ней не один раз ели на людях. И каждый раз это было нечто незабываемое.
        Роум с удивлением уставился на нее.
        - Ты хочешь сказать, что сегодня было еще не самое худшее?
        Она покачала головой.
        - Нет. Как-нибудь я расскажу тебе, как мы однажды ходили кушать мороженое. Вот это действительно было ужасно.
        Роум взял ее за руки и поднял с дивана. Теперь они стояли лицом к лицу.
        - Так ты расстроилась не от того, что я испортил тебе свидание? - допытывался он.
        Его рука нежно коснулась ее подбородка.
        Лисса посмотрела на него недоуменно.
        - Расстроилась?
        - Ну да. Ты выглядела совсем как Мелли, когда от нее убрали бутылочку с кетчупом. Как будто отняли любимую игрушку.
        Она отчаянно моргала, пытаясь согнать с глаз застилающую их пелену. Как ей сказать ему? Но разве можно не сказать?
        - О, Роум, ты тут ни при чем. Это все из-за меня.
        - Из-за тебя? - на его лице отразилось полнейшее недоумение. - Но ты ничего не сделала.
        - Ты не понял. Это свидание не заладилось задолго до того, как появились вы с Мелли.
        - Почему? - в голосе Роума прозвучало сомнение. - Арнольд позволил себе что-нибудь лишнее?
        - Нет, конечно. Он вел себя безукоризненно. В этом-то и проблема, - призналась она.
        - Лисса, должен заметить, что не вижу большого смысла в твоих словах.
        - Знаю. - Она запустила пальцы в волосы. - Дело не в Арнольде. Он по стандартам любой женщины идеальный мужчина. И обладает всеми качествами, которые я хочу видеть в своем избраннике.
        - Он не очень-то любит детей, - возразил Роум.
        - Согласна. Но еще до того, как вы с Мелли так… гм-м, эффектно продемонстрировали это, я уже решила для себя, что второго свидания с Арнольдом не будет.
        - Но почему? Ты сама только что сказала, что он идеален, или мне это померещилось?
        Лисса уткнулась лицом в его плечо, пытаясь скрыть от него свое смятение.
        - В этом-то и проблема. Он действительно был само совершенство. Такой вежливый, такой внимательный, предупредительный. Такой… - Ее голос повышался с каждым словом, пока не перешел в рыдание. - Но я не выношу его!
        Руки Роума бережно обняли ее, и она доверчиво прижалась к его теплому сильному телу.
        - Он тебе не понравился? - спросил Роум.
        Лисса затрясла головой, не отрываясь от его плеча.
        Но он поднял ее подбородок и пристально вгляделся в лицо.
        - Хорошо, значит, он не для тебя. Какая-то несовместимость. Такое часто случается. Что же здесь такого ужасного?

«А то, что я люблю тебя и для меня другие мужчины не существуют, - хотелось крикнуть ей прямо в лицо Роуму и наблюдать, какое выражение появится тогда на нем. - То, что я никогда не смогу согласиться на кого-то вместо тебя. То, что я никогда не смогу иметь семью, потому что не допускаю даже мысли о том, чтобы иметь ее с другим мужчиной. Потому что ты не хочешь меня так, как я хочу тебя!»
        Лисса плотно сжала губы, чтобы эти слова, случайно вырвавшись, не выдали ее чувства. Чувства, от которых ему сделается неловко, и тогда она потеряет его навсегда.
        - Неужели ты не понимаешь, Роум? Арнольд - практически само совершенство, а у меня от него аллергия. Возможно, он был самым лучшим кандидатом в мужья и отцы, о каком я только мечтала.
        Роум мягко отбросил волосы с ее лица.
        - Лисса, ты не права. Ты еще найдешь свой идеал. Арнольд просто им не был.
        - Нет, хватит. Не думаю, что я вынесу подобное еще раз. Я прекращаю свои поиски. - Она всхлипнула и теснее прижалась к нему, не в силах противостоять теплу его рук. - Вы с Джейсоном можете быть довольны, так как всегда этого хотели.
        Его ладонь легла на ее щеку.
        - Нет, мы вовсе не этого хотели. Мы всегда хотели, чтобы ты была счастлива. Чтобы нашла настоящего мужчину, создала семью. Единственное, чего мы не одобряли, так это каким способом ты хотела добиться этого.
        - Ладно, теперь это все равно. Я сдаюсь.
        Лисса прижалась щекой к его плечу, вдыхая его запах. Она едва сознавала, что говорит, желая лишь продлить эти волшебные мгновения.
        - Ты не должна сдаваться! - воскликнул Роум, отстранив ее от себя и вглядываясь ей в лицо.
        - Нет, с меня хватит.
        - Но почему, Тыковка? Почему не попытать счастья еще раз?
        Губы ее скривились в горькой улыбке, и она дотронулась пальцем до его рта, останавливая вопрос, на который не осмелилась бы дать правдивый ответ.
        - Я когда-нибудь говорила тебе, что в действительности мне нравится, когда ты называешь меня Тыковкой?
        - Неужели? Но ты всегда…
        Она пожала плечами, разглаживая пальцем складку между его бровями.
        - Да, я всегда возражала. А если бы я сказала тебе, что мне это нравится, ты бы перестал меня так называть.
        - Лисса, тебе когда-нибудь говорили, что у тебя странный склад ума?
        Она покачала головой.
        - Вот видишь, я была права. Как только ты узнал, что мне нравится это прозвище, ты опять назвал меня Лиссой.
        Пальцы ее теперь поглаживали ямку на его подбородке.
        Он тяжело вздохнул и покорно произнес:
        - Хорошо. Тыковка. Ты…
        - Поцелуй меня, Роум.
        Просьба сорвалась с ее губ помимо воли. Ничего не сделаешь, что сказано - то сказано, и она не жалела о своей просьбе. Она жаждала его поцелуя так же, как земля, измученная засухой. Только лишь один настоящий поцелуй, который можно будет вспоминать еще очень долго после их расставания.
        - Тыковка… - Роум замер, голос внезапно стал на октаву ниже, а глаза потемнели от нахлынувших чувств.
        Решившись, Лисса смело встретила его взгляд.
        - Прошу тебя, поцелуй меня. Забудь, что я младшая сестра Джейсона. Один поцелуй, только один.
        - Но почему?
        Его отказ разрушил ее надежды, но она зашла слишком далеко, чтобы не сделать еще одну попытку.
        - Потому что я хочу этого. Пожалуйста, Роум.
        Так как он все еще не двигался, Лисса сама шагнула к нему и, обняв за шею, наклонила его голову так близко, что ее дыхание обдавало теплом его губы.
        - Поцелуй меня, - настойчиво повторила она.
        Глубоко вздохнув, Роум привлек ее к себе.
        - Ах, Тыковка, ты играешь с огнем.
        Затаив дыхание, она ждала. Линии его рта смягчились и приобрели тот чувственный изгиб, который всегда сводил ее с ума. Его сильные руки властно обняли ее, прижимая еще теснее. От его ладоней исходило мощное тепло, наполняя ее тело с ног до головы томительным жаром. Лисса позволила себе забыть обо всем и полностью отдаться овладевшим ею чувствам.
        Роум прикоснулся губами к ее глазам, щекам, затем слегка отстранился, чтобы переспросить:
        - Ты уверена, Тыковка?
        Лисса с недоумением взглянула на него, не понимая, что сдерживает Роума. Никогда в жизни она не была настолько уверена в чем-либо. Он не дождется, что она выпустит его из своих объятий. Лисса приняла решение и не собиралась отступать от намеченного. Она улыбнулась, впервые позволив себе не скрывать свою любовь.
        - Уверена, - прошептала Лисса. - Поцелуй меня.
        Еще раз глубоко вздохнув, Роум медленно, очень медленно приблизился к ее пылающим губам.
        И мир перестал существовать для нее.

        Сколько бы ни длился этот поцелуй, ей хотелось, чтобы он никогда не кончался. Просто ощущение его губ на своих губах, движение его языка, настойчиво проникшего в ее рот, тепло его тела, отдающееся в ее жилах бешеным сердцебиением. Его ли? Ее? Лисса не знала этого и не хотела знать.
        Она забыла о дыхании, словно ее легким не нужен был воздух. Ее губы льнули к его губам, желая, чтобы поцелуй длился бесконечно. Лисса погрузила пальцы в его волосы, требовательно прижимая его голову к своей. Шелк его волос не мог сравниться с шелком его губ. Счастливая, она вся отдалась сладостному искушению его поцелуя.
        Лисса ощутила нежное прикосновение его пальцев к своей щеке. Ему не нужно было удерживать ее подле себя. Каким-то непостижимым образом она ощущала его каждым нервом своего тела. Она так сильно желала его, что первый раз в жизни - и, возможно, последний - решилась получить то, чего хотела.
        Роум, наконец, поднял голову, и Лисса неохотно оторвалась от его губ. Тела их по-прежнему были слиты в тесном объятии. Ее пальцы медленно блуждали по его волосам, немного колючим щекам, по глубокой ямочке на подбородке.
        Его нога скользнула между ее ног, слегка приподнимая юбку. Ее колени сжались, захватывая его колено.
        - Тыковка? - Его голос отчего-то дрогнул.
        - Да.
        Ей потребовалось все ее мужество, чтобы поднять к нему свое лицо, зная, что губы горят от поцелуя, щеки раскраснелись, а в глазах пылает откровенная страсть. Он, несомненно, заметит ее состояние, но она не может, да и не хочет скрывать от него свои чувства.
        Все, чего она хочет, - это он.
        Роум не показывал своих чувств так открыто. Но когда ее руки, скользнув по его шее вниз, на грудь, ощутили, как бешено колотится его сердце, Лисса поняла, что она не одинока в своем желании.
        - Ты уверена? - спросил он изменившимся голосом.
        - Уверена ли, что хочу, чтобы ты остался на ночь? - Лисса улыбалась той особой улыбкой, что была изобретена, должно быть, самой Евой. - Да, Роум, я хочу, чтобы ты остался. Очень хочу.
        Роум смотрел в ее глаза, удивляясь, как стремительно события выходят из-под контроля. Он никогда не думал заходить так далеко в отношениях с Лиссой. Но мягкое тепло ее прильнувшего к нему тела, глаза, лучившиеся призывно, - какой нормальный мужчина сможет противиться такому искушению?
        Роум снова глубоко вздохнул и крепче обнял ее, ощутив округлость груди. Сегодня вечером он не сможет покинуть ее. Не сможет противостоять искушению взять, как подсказывало сердце, предназначенное ему и только ему.
        - Роум?
        - Все в порядке, Лисса. - Его губы наслаждались нежной бархатистостью ее щеки. - Я хотел только убедиться, что ты хочешь меня так же сильно, как и я тебя.
        Его зубы мягко прикусили мочку ее уха, и он почувствовал трепет ее тела. Лисса снова открыла глаза и улыбнулась ему дрожащими губами.
        - Пойдем, я приготовлю постель.
        Ни один мужчина не устоит перед таким приглашением от женщины, которую страстно желает. Роум последовал за ней в спальню, пропустив ее впереди себя ради удовольствия наблюдать плавное покачивание ее бедер. Войдя в спальню, Лисса заперла дверь.
        - Я вовсе не собираюсь удирать, - сказал Роум, удивленный этим ее поступком.
        - Не забывай о Мелли. Обычно она спокойно спит всю ночь, но…
        Он совершенно забыл о ребенке.
        - Понял.
        Сейчас, когда тесный контакт между ними нарушился, в ее глазах появилась неуверенность.
        - Роум, мне бы не хотелось, чтобы ты думал, что я тебя вынуждаю… то есть если ты не уверен…
        Он опустился на край кровати и притянул ее к себе так, что она оказалась меж его колен.
        - Разве мы не выяснили это там, в гостиной? Разве ты не видишь, насколько я покорен тобой?
        Лисса была сейчас так прекрасна. Никогда еще ни одна женщина не демонстрировала ему свое желание с такой смелостью и прямотой. Она не пыталась скрыть от него свои чувства к нему. Он читал эти чувства в ее глазах, в ее лице, во всем ее теле.
        Она хотела его.
        Она хотела именно его, Роума Новака, в этом он был уверен, и эта мысль заставила сердце его забиться сильнее.
        Ее руки лежали на его плечах.
        - Не собираешься ли ты просидеть так всю ночь? - Голос ее дрогнул.
        Роум улыбнулся ей.
        - Нет, я просто решаю, с чего начать. Пожалуй, начну… отсюда.
        Он дотронулся до верхней пуговицы ее шелковой блузки и расстегнул ее. У нее перехватило дыхание, когда его пальцы коснулись ее кожи. Мгновенная реакция Лиссы на его прикосновение вдохновила Роума, и он расстегнул вторую пуговицу. Затем третью. Затем четвертую. Каждый раз при этом дыхание ее на мгновение прерывалось, тело вздрагивало, пронзенное волной чувственности. Руки ее переместились на воротник его рубашки.
        - Нет, дорогая. - Он решительно положил ее руки назад себе на плечи. - Позволь уж мне.
        Она согласно кивнула. Затем он быстро расстегнул оставшиеся пуговицы блузки и вытянул ее из юбки; снять ее совсем было делом нескольких секунд. На ней осталось лишь атласное белье кремового цвета.
        - Ты прекрасна! - прошептал он, глядя на ее грудь, лишь слегка скрытую нежным кружевом. Роум дотронулся до соска и почувствовал мгновенную реакцию ее тела на это прикосновение. Наклонившись вперед, Роум через ткань прильнул к соску губами, чувствуя, как тот твердеет у него во рту, а ее тело выгибается от этой ласки. Не в силах сдерживаться, Роум принялся страстно целовать и ласкать ее нежную и податливую плоть.
        Когда наконец он откинулся назад, лифчика на ней уже не было. Голова ее запрокинулась, пальцы судорожно сжимали его плечи.
        Теперь уже торопливо, сам воспламененный созерцанием ее полуобнаженного тела, он расстегнул юбку и стянул ее вниз. Лисса переступила через нее и отбросила ногой, оставшись лишь в трусиках и чулках.
        Он отчаянно хотел близости с ней, хотел насладиться тем особым ароматом и нежностью кожи, которые были свойственны Лиссе. Роум жаждал доставить ей наслаждение, удовлетворить ее желание, познать все тайны ее тела, ума и души. И если ему не суждено завладеть ею навсегда, то хотя бы в эту ночь он хотел владеть ею всецело.
        Роум уже плохо владел собой, сгорая от страсти. Дрожащими руками он стянул с нее оставшееся белье, полностью обнажив ее тело.
        К ее собственному изумлению, Лисса не чувствовала никакого смущения, стоя совершенно голой перед одетым Роумом. То, с каким выражением Роум смотрел на нее, наполняло ее уверенностью, что она прекрасна, желанна, любима. Она нежно взяла его лицо в свои ладони и подняла, чтобы слиться с ним губами. Поцелуй разрушил последние преграды, погрузив ее в бездну наслаждения. Обняв Лиссу за талию, он усадил ее к себе на колени, в то время как ее руки обвили его шею.
        - Ах, Тыковка, я так тебя хочу!
        Его слова упрочили ее уверенность в себе.
        - Я твоя, - заверила она. Ее губы, легко прикасаясь к его лицу, остановились на складке у рта, которая так волновала ее, двинулись дальше, к уху, одарив поцелуями шею.
        Его руки гладили обнаженное тело Лиссы, лаская нежно и возбуждающе.
        Эти руки несколько дней назад творили чудо, массируя ее стопы, сейчас же они властно завладели всем ее телом, даря ему несказанное наслаждение. Огненные волны следовали по пути, проложенному его ладонями, и она, затаив дыхание, ждала, чтобы его пальцы снова прикоснулись к ее груди.
        Когда ладонь Роума легла на ее талию, Лисса больше не смогла ждать. Слегка повернувшись, она сама подвела свою набухшую, с отвердевшим соском, грудь под его ладонь.
        Он доставлял ей огромное удовольствие, играя ее грудью, поглаживая и пощипывая ее, вызывая волны возбуждения, прокатывающиеся по всему ее телу. В то же время его губы исследовали каждый дюйм ее лица, шеи, плеч. Огонь наслаждения разгорался в ней, разливаясь пылающей лавой меж бедер. Она до боли хотела его. И когда его губы покрывали мелкими поцелуями ее шею, она едва слышно прошептала:
        - Не заставляй меня ждать. Прошу тебя.
        Его глаза, казалось, заглянули ей в самую душу.
        - Не спеши, если хочешь оказаться на вершине блаженства. - Голос его звучал хрипло и неразборчиво. - Я хочу, чтобы ты пылала.
        - Я уже горю.
        Лисса, задыхаясь, произнесла эти слова, когда его пальцы двигались вниз по ее животу к рыжеватым завиткам.
        - Подожди. Спешить не надо. Доверься мне…
        Быстрым движением он, развернувшись, уложил ее на кровать. Все еще полностью одетый, Роум любовался ее наготой. Лисса беспокойно задвигалась, одновременно и наслаждаясь его взглядом, и желая, чтобы он прекратил это мучение и дотронулся до нее. Его рука медленно двинулась вверх по внутренней стороне ее бедер, побуждая развести ноги, чтобы открыть его пальцам доступ к самому сокровенному.
        - Бог мой, как ты прекрасна! - снова проговорил он.
        - Нет… - Она не казалась себе прекрасной. Привлекательная, может быть, даже хорошенькая, но не…
        - Да, да, - настаивал Роум, склонившись к ее груди. - Ты великолепна! В жизни не видел ничего прекраснее!
        И Лисса поверила ему, потому что он доказал ей это. Его умелые руки начали медленно исследовать ее тело, ища и находя эротогенные зоны. Эти медленные, нежные прикосновения все больше возбуждали ее, пока она не почувствовала, что вся пылает. Она потянулась к нему, пытаясь привлечь его к себе, но он снова остановил ее. Его рука легла на треугольник курчавых рыжеватых волос, вызвав мощный прилив желания. Когда же его пальцы достигли самого чувствительного участка ее плоти, жаждавшего этого прикосновения, тихий стон сорвался с ее губ. От его ритмичных нажатий уже не теплые волны, а огненный ураган пронизывал все ее тело, заставляя метаться и извиваться в его руках. Не в силах больше сдерживаться, она застонала. Его руки продолжали возбуждать ее, пока не затрепетал в ней каждый нерв.
        Широко раскрытыми глазами Лисса смотрела ему в лицо и видела, что он возбужден и исполнен желания не меньше, чем она. Единственное, чего она хотела, чтобы он не останавливался.
        - Не останавливайся, Роум, пожалуйста, - горячо попросила она. - Не останавливайся.
        - Не собираюсь, Тыковка. Не смог бы, даже если бы попытался.
        Снова его глаза скользнули по ней, нагой и пылающей желанием. Сейчас она не только не стыдилась его взгляда, а, наоборот, упивалась восхищением, сквозившим в нем.
        Его руки властно развели в стороны ее бедра. Лисса должна была бы умереть от стыда, но почему-то даже не почувствовала его.
        Она хотела полностью отдасться во власть Роума и не стеснялась этого. Он мог делать с ней все, что угодно, лишь бы это доставило им обоим удовольствие. Никаких табу, никакой скованности и ложной стыдливости!
        Лисса закрыла глаза и погрузилась в мир собственных волшебных ощущений, предоставив Роуму полную свободу действий…
        Когда она открыла глаза, постепенно возвращаясь к действительности, то увидела, что он наблюдает за ней. Никогда еще ей не доводилось замечать на лице Роума Новака такого выражения. В его глазах одновременно читались нежность и желание, удивление и страсть.
        Его рука пропутешествовала по ее телу, остановившись на груди, ощутив мягкую упругость кожи живота, ласково задержалась между бедер. И ее тело тут же воспламенилось от его ласки.
        - Ты - чудо! Это что-то невероятное! Никогда не видел, чтобы женщина так трепетала в моих руках. Чтобы женщина настолько соответствовала моим мечтам… Это просто… - Он умолк, не находя нужных слов.
        Неспособная думать, пока его руки касались ее, Лисса обеими руками взяла его кисть и отвела от своего тела. Сделав еще большее усилие над собой, она села на кровати и обняла его за шею.
        - Тебе не кажется, что на одном из нас слишком много одежды? - лукаво спросила она.
        Он поднял бровь.
        - Должно быть, ты права, - прошептал он. - И, кажется, я знаю, на ком.
        - Знаешь? - Ее руки погладили волосы на его затылке, потрогали мочки ушей.
        - Конечно - Его ладони обхватили ее талию и медленно двинулись вверх. По ее телу в ответ на эту ласку пробежала дрожь, спина выгнулась.
        - Так на ком же из нас? Неужели на мне? - спросила Лисса, голос ее прерывался в такт движениям его больших пальцев к ее соскам, напрягшимся от его прикосновений.
        Роум снова припал губами к ее груди, и волны жаркой неги снова и снова захлестывали ее.
        - Ах, Тыковка, на тебе еще надеты… эти… - Его рот, закончив обследование груди, двинулся к ее уху, язык нежно прошелся по ушной раковине и наткнулся на маленькие жемчужные серьги.
        - Как это… нехорошо с моей стороны, - задыхаясь, выговорила она, подставляя теперь уже шею его ласке. - И что же мне… теперь делать?
        - Об этом я позабочусь, - пообещал Роум.
        Осторожно вынув серьги сначала из одного уха, затем из другого, он аккуратно положил их на столик. Затем снова опустился на кровать и удовлетворенно обозрел дело своих рук.
        - Ну вот. Теперь твое облачение приличествует случаю.
        - Неужели? - Она, как кошка, потягивалась на простынях, выгибала спину и не боялась выглядеть в его глазах бесстыдницей.
        - Определенно, - чувственные нотки в его голосе еще больше усилились, глаза стали бездонными. - Думаю, мне следует оставить тебя именно в таком виде. На долгое время.
        - Гм-м… Звучит заманчиво. И что же я буду делать в таком виде весь день?
        - Ну, думаю, я сумею найти тебе занятие. - Он пристально уставился на ее припухшие губы. - Стоящее занятие, - добавил Роум многообещающе.
        Поднявшись, Роум быстро стащил с себя одежду. Когда на нем не осталось ничего, так же как и на ней, он лег рядом, опершись на локоть, и предоставил ей возможность насмотреться на себя вдоволь.
        Вся трепеща, Лисса дотронулась до его груди, ощутив под гладкой кожей сталь мускулов, и, повинуясь внезапному порыву, склонила голову и лизнула его сосок. Дрожь, пробежавшая по его телу, даже в большей степени, чем горящий страстью взгляд, дала ей понять, насколько она желанна.
        Лисса ласкала своего любимого, желая доставить ему высшее наслаждение, находила его самые чувствительные зоны, и от этих страстных и нежных прикосновений ее собственное возбуждение становилось все сильнее и сильнее.
        Роум взял ее руки в свои и поднес их к губам.
        - Нет, Тыковка, позволь мне взять инициативу на себя.
        Слабым голосом она запротестовала:
        - Но я тоже хочу доставить тебе удовольствие… Я хочу, чтобы ты был счастлив…
        Роум не отрывал от нее взгляда, губы его впитывали вкус и аромат ее кожи.
        - Я счастлив, любимая. Ты делаешь меня счастливым. В следующий раз будет твоя очередь, а сегодня позволь командовать мне, - тихо сказал он.
        Позже, когда они обессиленные, словно бы опаленные собственной страстью, лежали, тесно прижавшись друг к другу, Лисса почувствовала, что на глазах ее закипают слезы. То, что она испытала этой ночью, было самым прекрасным переживанием в ее жизни.
        Миг наивысшего наслаждения и вся последующая волшебная ночь, когда они без устали услаждали друг друга, дали ей урок, которого, как она знала, ей никогда не забыть. Когда-нибудь, неизвестно каким образом, но они обязательно будут вместе. Такая любовь, как у них, была даром небес, который нельзя отвергнуть. Они с Роумом должны быть вместе навсегда.
        Осталось лишь убедить его в этом.

8

        Роум лежал рядом со спящей Лиссой и пытался обдумать ситуацию. В любовной лихорадке они провели всю ночь, пока, наконец, примерно час назад, она не заснула в полном изнеможении. Они никак не могли насытиться друг другом, утоляя страсть, накопленную за все эти годы.
        Вечером это все казалось весьма безобидным: просто двое взрослых, свободных от всяких обязательств людей, мужчина и женщина, решили получить взаимное удовлетворение, чтобы утром разойтись в разные стороны. Он заключил Лиссу в свои объятия с единственным желанием утешить и ободрить ее, а обнаружил, что обнимает женщину, буквально изнемогающую от желания при его прикосновениях. Ее бурный отклик на малейшую его ласку разрушил все преграды его собственной страсти. В то же время ее реакция была столь естественной, что и в голову не пришло сдерживать ее. Лисса не навязывала ему свою страсть, а просто инстинктивно следовала за ним, позволяя ему руководить ее чувствами. Никогда еще не испытывал он такого наслаждения, как от ощущения отклика на его ласки каждой клеточки ее тела.
        И она дала ему возможность насладиться.
        Он доводил Лиссу до состояния, когда она буквально растворялась в его руках, пылая и трепеща от наслаждения. Как только ей удавалось восстановить дыхание, он начинал снова и снова, доводя ее возбуждение до немыслимых высот.
        Он придумывал все новые и новые ласки, чтобы только доставить ей как можно больше удовольствия. Роум не без основания считал себя хорошим любовником, стараясь, чтобы партнерши получали не меньше удовольствия, чем получал он сам. Но никогда еще удовлетворение, получаемое женщиной в его руках, не превосходило настолько его собственное. От одного лишь воспоминания об их взаимных ласках волна желания снова захлестнула его.
        Как мог он предполагать, что Лисса окажется воплощением всех его мечтаний?
        Как мог он предполагать, что мысль о расставании с ней может вызывать ощущение пустоты в душе?
        Сердце его щемило от любви и нежности к ней. Роум никогда не предполагал, что способен на такое чувство. Эта ночь доказала ему также, что она или, по крайней мере, ее чувства безраздельно отданы ему. Оставалось решить только одно.
        Как отпустить ее?
        Нежно, осторожно он отвел золотистый локон, упавший ей на бровь. Прядь обвилась вокруг его пальца, живо напомнив ему такой же жест Лиссы в самом начале их ночи. В этой ночи не было ни одного фальшивого слова, ни одного неверного жеста. В отличие от других женщин, завороженных в первую очередь его банковским счетом, Лисса была полностью сконцентрирована на нем самом.

«Я мог бы привыкнуть к такой ее страстности», - решил Роум. Какой мужчина не возжелал бы женщину, так чудесно откликающуюся на малейшую прихоть, а затем изобретающую свои собственные утонченные ласки? Какой мужчина не отдал бы собственную душу, лишь бы женщина смотрела на него с нежной жадностью, упиваясь его сексуальностью?
        Сердце его снова заныло, когда он смог трезво осознать реалии нынешнего положения. Первоначальный замысел, что эта ночь будет первой и последней, сейчас лежал в руинах у его ног. Заняться любовью с Лиссой было величайшей глупостью и величайшим счастьем. Счастьем, которое он пронесет с собой через всю оставшуюся жизнь. Глупостью, потому что эта женщина оставила незабываемый след в самых потаенных уголках его души. Но уж эту ошибку он никогда больше не осмелится повторить. Лисса ведь ясно сказала, и он согласился, что худшего кандидата на роль отца трудно найти. Действительно, имея в качестве образца собственного папашу, едва ли он, Роум, мог понять, что же такое настоящий отец.

«Но ведь ты видел и отца Джейсона и Лиссы, - тут же подсказал внутренний голос. - А мистер Купер был образцовым отцом».
        Самое лучшее - это прямо посмотреть фактам в лицо. Чтобы стать хорошим отцом, требуются умения, которых он, Роум, никогда не имел и не будет иметь. Во всяком случае так казалось самому Роуму.
        И вообще он не может даже думать о женитьбе, по крайней мере на этом этапе своей карьеры. Если он и женится, то только когда осознает, что может справиться с ответственностью, связанной с таким серьезным шагом. Во всяком случае, от того, что ему не терпится залезть к Лиссе в постель, он не станет что-либо обещать ей на будущее.
        Конечно, он готов обещать ей все на свете…
        Нет, он не сделает этого. Ей нужен достойный муж, хороший семьянин. Ему необходимо быть свободным. Лисса хочет иметь семью. Он не хочет связывать себя никакими узами. По крайней мере сейчас. А к тому времени, когда он сможет осесть… да, к тому времени она уже найдет своего идеального кандидата в мужья и обзаведется, быть может, парой ребятишек.

«Ты сможешь ошиваться поблизости, пока она не найдет свой идеал. - Опять этот противный внутренний голос насмехается над ним. - Если повезет, тебе не придется отпускать ее, пока…»
        Пока она не выйдет за кого-то другого.
        Роум почувствовал физическую боль при одной только мысли об этом. Сможет ли он вынести такое? Сможет ли стоять рядом и наблюдать, как она найдет кого-то другого, в кого влюбится и выйдет замуж? Хорошо ли с его стороны мешать ей в ее поисках? Он ведь не мог не сознавать, что, пока она будет чувствовать себя связанной с ним, она не будет искать другого. Лисса будет попусту тратить на него дни, недели, месяцы, вместо того, чтобы искать мужчину, который действительно мог бы соответствовать ее запросам.
        А он не может. Для ее же блага он должен оставить ее.
        Руки его, державшие спящую Лиссу, бессознательно напряглись, как бы не желая выпускать ее из своих объятий. Отчаянным усилием воли он медленно, осторожно высвободил из-под нее свою руку. Лисса слегка пошевелилась, и Роум затаил дыхание. Он долго смотрел на нее, потом отодвинулся на край кровати и встал.
        Он торопливо натянул одежду, боясь, что она проснется, и тогда его решение оставить ее будет тут же забыто. Пальцы плохо слушались, тело сделалось неуклюжим, как будто протестовало против ухода. Ему не хотелось покидать ее, но только так он мог сохранить свое самоуважение.
        И только так он мог уберечь ее от себя самого.

        К черту всех мужчин!
        И особенно этого проклятого Роума!
        Кругом цвела весна, и Лисса не могла винить своих семилетних сорванцов за то, что им не сиделось в классе. Тем не менее рабочий день прошел ужасно. Она с силой пнула подставку для класcных журналов в учительской, с мстительным удовольствием представив себе, что это лодыжка Роума. А еще лучше, его физиономия. Этот паршивец улизнул из ее постели и квартиры, не оставив даже записки. И теперь она может думать что угодно: то ли что он нашел, что она не совсем в его вкусе, то ли что он попросту остался разочарованным после проведенной с ней ночи.
        К сожалению, разочарование было совсем не то слово, которым Лисса могла бы охарактеризовать свои собственные ощущения от прошедшей ночи, которая превзошла все самые смелые ее ожидания. И если уж быть честной, то она была уверена, что даже Роум не смог бы запросто сбросить со счетов то упоительное наслаждение, которое они испытали от близости друг с другом.
        Это было нечто большее, чем секс. Это была любовная близость самого высокого порядка, когда в экстазе сливаются воедино не только тела, но и души. Такая ночь навряд ли могла принести кому-либо разочарование.
        Однако это слово отражало, хоть и в ничтожной степени, ту боль, которую Лисса испытала, обнаружив, что Роум исчез из ее дома, даже не попрощавшись.
        - Чертов Роум! - Она сильнее пнула подставку, ушибив пальцы ноги.
        - Лапочка, у тебя проблемы? - Надин, секретарь школы, высокая женщина с царственными манерами и едким юмором, подняла голову над перегородкой, разделяющей их рабочие места. - Не хочешь поделиться с тетей Надин?
        Лисса взглянула на подругу.
        - Позвони в Институт генетики и скажи им, что это должно находиться в Y-хромосоме. Я уверена в этом.
        - Что - «это»? - заинтересовалась Надин.
        Лисса плюхнулась в свое кресло и принялась растирать ушибленную ногу.
        - Понимаешь, должен существовать ген, который отвечает за то, что человек становится мерзавцем и негодяем. Я убедилась, что ген «стервозности» - или
«негодяйства»? - находится где-то в Y-хромосоме. Это единственное объяснение.
        Надин хохотнула и перегнулась через перегородку.
        - Понятно. Вижу, ты провела не слишком приятный субботний вечер?
        - Да уж, - Лисса выдвинула ящик стола и стала искать флакончик с аспирином. - Его определенно следовало бы занести в анналы истории как величайший розыгрыш века.
        Надин сочувственно поцокала языком.
        - Ты меня удивляешь, Лисса. Из того, что ты мне рассказывала, я поняла, что по крайней мере для ужина в ресторане Арнольд Уэллейс вполне терпим.
        Лисса удивленно подняла на нее глаза, едва не подавившись аспирином.
        - Причем тут Арнольд?
        - А разве ты сидишь здесь злая, как фурия, не от того, что Арнольд оказался воплощением всех самых худших мужских качеств? Мерзавцем и негодяем?
        - Арнольд? Ты шутишь, - чтобы запить таблетки, Лисса схватила стакан с недопитой с утра кока-колой и поморщилась от теплого выдохшегося напитка. - Арнольд не мерзавец. Он само совершенство.
        - Лапочка, это какая-то бессмыслица. Если мистер Совершенство Арнольд Уэллейс не мерзавец, то кто же тогда?
        Лисса насмешливо посмотрела на нее.
        - Угадай.
        - Неужто сам старина Бродяга Роум? - догадалась Надин, заинтересовываясь разговором все больше.
        Лисса подняла полупустой стакан.
        - Прямо в яблочко!
        - Гм-м… Это становится интересно. Так, значит, неспроста про вас двоих ходят слухи?
        Лисса с недоумением уставилась на нее.
        - Какие слухи?
        - Ну, слухи давно уложили вас двоих в одну постель…
        Лиссу бросило в жар.
        - Не хочу даже говорить об этом.
        Надин рассмеялась.
        - Лапочка, когда так краснеют, то говорить уже незачем. Все так же прозрачно, как твоя кола, что капает на блузку.
        Лисса опустила глаза и увидела, что по белой шелковой блузке действительно расплывается коричневатое пятно. Чертыхнувшись, она схватила бумажную салфетку, чтобы промокнуть жидкость. Нельзя сказать, чтобы это очень помогло.
        Навряд ли что-нибудь сегодня вообще ей поможет.
        Прежде чем она смогла придумать что-то достойное в ответ, на ее столе зазвонил телефон. Беспомощно взглянув на приятельницу, Лисса схватила трубку.
        - Лисса Купер слушает.
        - Привет, Тыковка. - раздался до боли знакомый голос.
        О Боже, Роум!
        Пальцы ее сковал ледяной холод, желудок взбунтовался против проглоченного аспирина и теплой газировки. Что она должна ему сказать? Что она должна сделать? «Попытайся хотя бы поздороваться, Лисса».
        - Привет… Роум.
        Надин насторожила ушки, и Лисса повернула кресло, чтобы скрыться от испытующего взгляда подруги.
        К ее удивлению, Надин тронула ее за плечо. Когда Лисса подняла на нее глаза, Надин шепотом проговорила:
        - Я постою на стреме, чтобы никто не помешал…
        Лисса кивнула, и Надин выскользнула из тесного закутка. Конечно, переполненная учительская комната была не самым лучшим местом для сугубо личных бесед, но это было лучшим, на что Лисса могла надеяться. Роум все еще не ответил на ее сдержанное приветствие.
        - Лисса, - наконец выговорил Роум, - с тобой все в порядке?
        - В порядке? Конечно, а почему бы нет?
        - Потому что я… ничего, просто хотел сказать, что мне очень жаль.
        - Жаль? - в самом кошмарном сне не могло Лиссе присниться, чтобы мужчина, с которым она провела ночь, сказал ей, что жалеет об этом. - О чем именно ты жалеешь: о том, что выскользнул тайком из моей постели, или о том, что вообще туда попал?
        Тишина на другом конце трубки, прерываемая лишь обычным для учительской комнаты шумовым фоном. - Думаю, что мне о многом следует сожалеть, - признался Роум.
        - Да?
        - Я выбрал для звонка неудачное время?
        - Это зависит от того, чего ты собирался этим достичь, - ровным голосом произнесла Лисса. - Если ты намерен свести меня с ума, то… должна признаться, твои действия нельзя назвать неудачными.
        - Узнаю Лиссу. Не оставляешь парню ни малейшей лазейки, - Роум шуткой попытался смягчить разговор.
        - Следовало бы сказать «мерзавцу» вместо «парню», - уточнила Лисса.
        - Погоди… - Роум смолк. - Вообще-то именно поэтому я и звоню.
        Лисса почувствовала, что ей становится дурно, так ей не хотелось слышать продолжения, каким бы оно ни было.
        - Я лишь хотел сказать, что больше не буду препятствовать твоим планам. Фактически, я уже присматриваю для тебя подходящую кандидатуру.
        Лисса едва успела прикрыть трубку ладонью, чтобы справиться с охватившим ее приступом удушья.

«Значит, ему все безразлично? - похолодев, подумала она. - Самая прекрасная ночь в ее жизни для него ничего не значит».
        - Я тут обзвонил кое-кого из приятелей, - продолжал между тем Роум, - но, понимаешь, о нас уже поползли всякие слухи, поэтому довольно трудно найти кого-то, кто захотел бы…
        О Боже, дай ей хоть немного терпения!
        Неужели эта пытка никогда не кончится? Каждое слово было для нее равносильно пощечине.
        А он все продолжал, словно не понимая, как больно ранит ее.
        - Я только хочу, чтобы ты знала, что я в самом деле собираюсь тебе помочь найти подходящего человека. Я позвоню, как только что-нибудь прояснится.
        Ярость охватила Лиссу. Он собирается найти ей подходящего мужчину? Как будто она собачка, которую он решил было приютить, но потом нашел, что с ней слишком много хлопот и поэтому ищет для нее другого хозяина! Никогда и ни за что!
        - Не беспокойся, Роум - Лисса сама удивилась, как бесстрастно звучит ее голос. - Я больше не нуждаюсь в твоей помощи. Это очень любезно с твоей стороны, но… - Лисса больше не смогла продолжать в том же духе.
        - Ерунда! Джейсон и я - мы беспокоимся о тебе, ты же знаешь. Я непременно найду тебе кого-нибудь.
        Он осмелился приплетать сюда еще и ее собственного брата! Яснее Роум не мог дать ей понять, что не желает больше иметь с ней дело, что сожалеет о минувшей ночи. Лисса подавила затопившую ее боль и попыталась взять свои эмоции под контроль, чтобы с достоинством закончить этот тягостный разговор.
        - Не вмешивайся в мои личные дела, Роум. Я вполне способна найти себе мужа самостоятельно. Спасибо за то, что ты уже сделал для меня…
        - Но, Лисса…
        - Извини, меня ждут. До свидания, Роум.
        Она медленно положила трубку на рычаг.
        Опустив голову на руки, Лисса несколько минут сидела без мыслей, без чувств, ощущая лишь страшную пустоту внутри. Вокруг нее были только руины ее желаний.
        Никогда не будет принадлежать ей мужчина, которого она любит, потому что он отверг ее.
        Никогда не создаст она с ним семью и не заведет детей, потому что Роуму не нужна подобная обуза. Его ждут большие дела. Ей не суждено привязать к себе Бродягу Роума…
        Даже если она достаточно хороша для одной ночи, очевидно, она не достаточно хороша для более длительной связи, не говоря уж о женитьбе.
        Телефон зазвонил снова, и Лисса схватила трубку, уверенная, что это Роум желает продолжить свои увещевания.
        - Я уже сказала, что не нуждаюсь в твоей помощи! Я сама найду себе мужа! - отчеканила она, с трудом сдерживая ярость.
        Мгновение в трубке царила мертвая тишина, затем раздался мужской голос:
        - Конечно, не нуждаешься, Лисса, любовь моя. А я, случайно, не подойду?
        Лисса поморщилась. Всего лишь Трент Либерман, а не Роум. Она встречалась с Трентом в течение нескольких недель год назад. Отец одного из ее бывших учеников, он был разведен и почему-то решил найти себе очередную жену среди преподавательниц школы. Должно быть, он руководствовался трезвым расчетом, исходя из того, что учительница будет хорошо воспитывать его отпрыска.
        - Чем могу служить, Трент?
        - Забавно слышать это от тебя.
        Именно то, что сейчас ей необходимо. Еще одна особь мужского пола, уверенная в собственной неотразимости.
        - Если ты хочешь предложить те же развлечения, что и прежде, знай, я не пойду к тебе смотреть видеозаписи матчей НХЛ.
        Трент обычно предлагал приглашенным к нему домой женщинам именно этот способ проведения досуга.
        Голосом оскорбленного в лучших чувствах человека Трент воскликнул:
        - Не пойдешь? Почему?
        - Потому что нет у тебя никаких записей НХЛ. Ты же не любишь хоккей на льду! - Лисса истерически засмеялась. - Глупо думать, что это интересно женщинам.
        Странно, но от его смеха ей стало легче.
        - На самом деле я прошу тебя о любезности. Не согласишься ли отобедать со мной в пятницу?
        - Что? Право, не знаю. - Лисса в самом деле не знала, что ответить. Трент дважды был женат и дважды разведен и, по ее мнению, он еще меньше подходил в качестве предполагаемого объекта ее матримониальных устремлений, чем Роум.
        - Я был бы очень рад, если бы ты согласилась. - Голос Трента звучал удивительно искренне, и Лиссе стало немножечко стыдно за свою суровость.
        - Если я соглашусь, ты должен обещать, что будешь вести себя пристойно.
        - Слушаюсь! - Он снова рассмеялся. - Я в самом деле буду очень тебе благодарен, если составишь мне компанию. В пятницу мой день рождения, а мне совершенно не с кем его отпраздновать, - признался Трент.
        - Хорошо, - решилась Лисса. - Я пообедаю с тобой. Спасибо за приглашение, Трент.
        - Великолепно! Я заеду за тобой около половины седьмого, хорошо?
        - Конечно.
        - И… спасибо, Лисса. Я очень тебе признателен.
        - До встречи, Трент.
        Положив трубку, Лисса тут же пожалела, что приняла приглашение. Однако, с другой стороны, если ей необходимо убедиться, что она в состоянии жить и без Роума, то это как раз удобный случай. Вокруг будут люди, незнакомая обстановка; возможно, Трент начнет снова атаковать ее, а она отбивать его атаки… Может быть, все это поможет выйти из поглотившего ее мрачного тумана депрессии.
        Как бы то ни было, она должна забыть Роума. Даже если на это уйдет вся оставшаяся жизнь.

        Был ранний вечер пятницы, когда раздался звонок в дверь. Лисса как раз брызгала духами себе на шею. Должно быть, для разнообразия Трент, который обычно всегда и везде опаздывал, решил прийти пораньше. Поправив глубокий вырез своего любимого черного платья, Лисса направилась к двери.
        Но когда она открыла ее, то увидела там Роума собственной персоной. Одного беглого взгляда, брошенного на него, хватило бы, чтобы понять - другие мужчины ему и в подметки не годятся. Он был совершенно неотразим.
        - Что ты тут делаешь?
        Лисса даже не пыталась изобразить приветливость. Она собиралась противостоять его обаянию даже ценой собственной жизни.
        Роум в примиряющем жесте протянул руки.
        - Ты всю неделю не отвечала на мои звонки, поэтому я решил, что лучше мне зайти. Нам надо поговорить.
        - Не вижу в том необходимости, - холодно сказала Лисса. - Прощай.
        Она попыталась захлопнуть перед ним дверь, но его нога прочно обосновалась в дверном проеме. Бросив беглый взгляд на часы, она чуть не застонала от досады. Трент должен появиться с минуты на минуту, и ей вовсе не улыбалось пускаться в долгие дебаты с Роумом по поводу ее нового кавалера. Уже дважды она испытала коварство Роума во время свиданий с Акселем и Арнольдом.
        - Ну же, Лисса, впусти меня, - настаивал он. - Мне необходимо поговорить с тобой.
        Лисса почти не слышала его. Она поняла по его виду, что так просто отделаться от Роума ей не удастся. Может быть, если позволить ему высказаться достаточно быстро, то он уйдет прежде, чем появится Трент? Она понадеялась, что Трент по своей привычке явится с опозданием.
        Как только она отпустила дверь, Роум вошел и встал перед ней.
        - Слушай, ты неважно выглядишь, - с искренним беспокойством сказал он. - Что случилось?
        Лисса заколебалась. Ему не повредит, если он поймет, что она не собирается бегать за ним. Она безжалостно затолкала в дальний уголок сознания память о ночах, проведенных без сна, и днях, не приносивших ничего, кроме ощущения пустоты и утраты.
        - Я приглашена на обед сегодня вечером.
        Лисса тщетно искала на его лице хоть малейший признак того, что эти дни он чувствовал себя таким же несчастным, как и она. Ничего. Только дружеский интерес и братская заботливость. Все ее тайные надежды на счастливый поворот судьбы рухнули.
        - Так что у меня мало времени, - добавила она. - Столик заказан на семь часов. Зачем ты пришел?
        В глазах его зажглось было пламя, но погасло прежде, чем Лисса смогла определить его природу.
        - Думаю, нам пора поговорить, - проговорил он мягко. - Ты не согласна?
        Покачав головой, Лисса отступила на шаг.
        - Нет, не согласна.
        - Лисса, ты должна понять, что я не хотел тебя обидеть.
        Она устало провела рукой по волосам, испортив прическу, на которую потратила целых пятнадцать минут.
        - Тебе не за что извиняться, Роум.

«Боже, дай мне силы снова выслушивать его сожаления!» - взмолилась она мысленно.
        - Есть за что.
        Роум взял ее за руку, но Лисса отдернула ее и отвернулась.
        - Нет! Не вижу никакой необходимости.
        Он надолго замолчал, и Лисса провела взмокшими от нервного напряжения ладонями по платью.
        - Хорошо, - наконец сказал Роум. - Но я действительно должен тебе сказать, что по-прежнему считаю себя обязанным помочь тебе. Как только я смогу что-либо устроить…
        Лисса пожала плечами.
        - Я уже сказала, что не нуждаюсь в твоей помощи. Я вполне в состоянии найти себе мужчину сама.
        - Ага, - сказал он скептически. - И именно поэтому Джейсон говорит…
        - Я не желаю знать, что говорит Джейсон! - Лисса отвернулась, полная решимости поскорее вычеркнуть его из своей жизни раз и навсегда. Иначе еще немного, и она начнет умолять его остаться. - Меня не заботит, что сказал Джейсон или что сказал ты. Я сама себе хозяйка. А теперь не соблаговолишь ли ты удалиться, а то скоро должен появиться мой кавалер. Я бы не хотела, чтобы ты испытывал на нем свои штучки.
        Роум пораженно застыл.
        - Твой кавалер?
        - Да. Мой кавалер, - подтвердила Лисса. - Он должен прибыть с минуты на минуту.
        - И кто же он, твой кавалер? - в его голосе прозвучала высокомерная насмешка человека, который все знает лучше всех. - По крайней мере он из моего, я хотел сказать, из нашего круга?
        - Определенно не из твоего. Но если тебе так хочется знать, то это Трент Либерман.
        - Трент Либерман? Джейсон что-то говорил об этом парне… Кажется, он разводился пять или шесть раз. Ты, случаем, не сошла с ума?
        - Два раза. Я имею в виду, что он разводился два раза. Думаю, это как раз говорит о его желании иметь настоящую семью, - встала на защиту своего сегодняшнего кавалера Лисса.
        Прежде чем Роум нашелся что сказать, прозвучал звонок в дверь.
        Она направилась к ней, но остановилась, перед тем как открыть.
        - Я могу надеяться, что ты будешь вести себя прилично на этот раз? - поинтересовалась она.
        - О, я буду образцом вежливости, - уверил ее Роум, изображая на лице улыбку.
        Лисса с сомнением посмотрела на него, но звонок раздался снова, и она, поколебавшись мгновение, открыла дверь.
        - Привет, Трент!
        - Привет, красавица! - Белоснежные зубы Трента сверкнули в слишком уж широкой улыбке. - Вижу, ты уже готова.
        - Нет, она еще не готова, - твердо произнес Роум прежде, чем Лисса успела ответить.
        - Роум, не смей! Ты же обещал!
        - Роум Новак! А как вы здесь… - растущее понимание, с каким он переводил взгляд с Роума на Лиссу и обратно, подлило масла в огонь бушевавшего в груди Лиссы гнева. - О, разумеется! Я как-то не додумал, что Лисса Купер - частная собственность.
        - Ничья я не собственность! - возмущенно воскликнула Лисса.
        Однако мужчины полностью игнорировали ее присутствие, обращаясь исключительно друг к другу с поистине мужской прямотой.
        - Хорошо, теперь знаете, - решительно заявил Роум. - Надеюсь, вы не обидетесь, если она не сможет составить вам сегодня компанию.
        - Я иду с Трентом, и сейчас же! - Лисса потянула Трента к двери. - Пойдем отсюда. Мистер Новак найдет выход сам.
        Трент наконец отвел взгляд от Роума, чтобы взглянуть на нее.
        - Ты уверена? - нерешительно спросил он.
        - Она останется здесь. Я в этом уверен.
        - А я нет! - Лисса чуть не плакала, видя, что Трент готов идти на попятную. - Я сказала, что пойду с тобой, и не нарушу своего обещания!
        Роум оторвал ее от Трента, крепко прижал к себе.
        - Нет, не пойдешь. Трент пойдет один. Ведь так, приятель?
        Молчаливый кивок подтвердил победу Роума.
        - Разумеется. Как-нибудь в другой раз, Лисса… - Он бросил быстрый взгляд на Роума. - А может, и нет.
        Несмотря на ее отчаянные протесты, Трент сделал прощальный жест и удалился, тихо прикрыв за собой входную дверь.
        Как только он исчез, Роум отпустил ее.
        - Ну что, ты доволен? - с горечью спросила Лисса. - Еще одно свидание, которое ты расстроил. Просто удивительно, как еще находятся женщины, готовые подпустить тебя ближе, чем за милю.
        - Не вижу, что тут удивительного, - небрежно пожал плечами Роум. - Помню время, когда ты сама соглашалась подпустить меня гораздо, гораздо ближе.
        Она почувствовала, как вспыхнули ее щеки.
        - Это к делу не относится!
        - Относится, поскольку напоминает тебе, что ты заслуживаешь лучшего мужчины, чем этот Трент Либерман.
        - И этот лучший, конечно же, ты? - с вызовом спросила Лисса.
        Роум пожал плечами.
        - Могу признаться, что даже я лучше, поскольку о тебе забочусь. А Либерман просто перекати-поле.
        - Ну, знаешь, судя по тому, как ты от меня улизнул тогда утром, ты не вправе обзывать кого-то. - Лисса на секунду замолчала, чтобы перевести дух. - Так в чем дело, Роум? Ты что, испугался, что я свяжу тебя? Или я тебе успела надоесть за одну ночь?
        Неужели он покраснел?
        - Надоела? Ну что ты… - протянул Роум. - Ты очень горяча в постели. Едва не сожгла меня дотла.
        - Что-то не вижу ожогов! - Слова сорвались с губ прежде, чем она сообразила, что не следует произносить их. Роум с интересом взглянул на нее, и она поспешила вернуться к первоначальной теме.
        - Я жду, чтобы ты извинился за свои действия! - только и сумела сказать Лисса, отчаявшись взять верх в этом нелепом споре.
        - За что я должен извиняться? - медленно проговорил Роум. - За то безумное наслаждение, которое ты испытала в ту ночь? За то удовольствие, которое ты получила от моих ласк? За то, что я открыл тебе все твои эротогенные зоны? - Его голос понизился до интимного шепота, отозвавшегося где-то в ее позвоночнике сладкой дрожью. - Мне больше всего понравилось местечко на изгибе твоей левой…
        Казалось, она очутилась в безвоздушном пространстве и вот-вот задохнется.
        - Хватит!
        Должно быть, лицо ее пылает так, словно она уснула в полдень на пляже.
        - Я лишь пытался выяснить, за что именно я должен извиняться, - невинным тоном произнес Роум.
        - Ты прекрасно знаешь, что я не это имела в виду! Я хотела…
        - Ты, скорее всего, хотела поблагодарить меня за испытанное наслаждение. Прекрасно. Продолжай. Я хочу послушать. - Роум взял прядь ее волос и обвил вокруг пальца.
        - Не собираюсь благодарить тебя за что бы то ни было, - процедила Лисса сквозь зубы. - Разве только за то, что ты исчезнешь навсегда из моей жизни.
        - Исчезнуть из твоей жизни? Почему? - Его палец медленно двинулся вниз по ее щеке.
        - Потому что…
        Он наклонился и провел губами по ее глазам, заставив ее опустить ресницы. Что, конечно же, было роковой ошибкой с ее стороны, поскольку с закрытыми глазами лишь усилилось восприятие остальных органов чувств. Тембр его голоса терзал ее слух. Тонкий аромат лосьона щекотал ноздри. Электрический разряд пронзал ее насквозь при каждом его прикосновении. Вкус его губ казался слаще меда.
        - Так почему? - спросил Роум шепотом, и опять от тепла его дыхания губы ее загорелись в нетерпеливом ожидании поцелуя.
        - Потому что… Потому что… - Она пыталась, но не могла произнести ни звука. Да и как может она говорить, если ей нечем дышать? Лисса собрала все силы, чтобы произнести хотя бы одно слово: - Потому что…
        Он накрыл ее губы поцелуем, окончательно лишившим способности рассуждать. Губы ее, помимо воли, ответили на поцелуй. Прежде чем Лисса осознала, что происходит, Роум обнял ее и крепко прижал к своему сильному телу.
        Ее руки сами собой обняли его шею, но ей уже было все равно. Она позволила своему телу прильнуть к нему, с одним лишь желанием слиться с ним еще теснее.
        - Ах, Лисса, Лисса. Как сильно я хотел тебя. - Ей показалось, что она не столько услышала, сколько догадалась, что он произнес эти слова, почти касаясь ее рта своими губами.
        - Ну почему ты ушел тогда, Роум? Почему? - Она откинулась назад, отдаляясь от него на многие мили.
        Роум тяжело вздохнул.
        - Потому что я идиот. Дурак, не способный понять, что для него хорошо, а что плохо.
        - Не понимаю. - Как могла она понять самые простые слова, когда его тело властно звало ее.
        Роум покачал головой.
        - Давай забудем об этом. Теперь я с тобой. - Его ладони легли на ее ягодицы, требовательно прижимая ее бедра к своим. - Позволь мне любить тебя, Лисса! Будь моей…
        Ей следовало сказать «нет». Она не должна говорить «да» этому мужчине, так жестоко обошедшемуся с ней. Все, что оставалось в Лиссе разумного, настаивало - требовало! - чтобы она прогнала его прочь, не откликнувшись на его чувственный зов. Он уже больно ранил ее, и если она позволит, будет ранить ее еще и еще. Этот мужчина украдкой покинул ее постель, словно стыдясь того, что было между ними. Этот мужчина…
        Этот мужчина владел ее сердцем.
        Заглушив все свои сомнения, правильно ли она поступает, Лисса сняла руки с его шеи и безвольно опустила их вдоль тела, окончательно сдаваясь.
        - Помоги мне расстегнуть платье.

9

        Она не отвергла его?
        Роум долго уверял себя, что ему не следует приходить к Лиссе домой. Но когда он заглянул в ее несчастные глаза, его собственные бессонные ночи эхом отозвались в его душе. Он увидел похотливый огонек в глазах Либермана и понял, что не может позволить ей уйти с этим типом.
        Как мог он воспротивиться возможности снова обладать Лиссой? Роум сознавал, что причинил ей боль, так внезапно покинув ее в прошлый раз, но сегодня все будет совершенно иначе. В этот раз он сделает ее счастливой. Он будет беречь это сокровище, и как следует беречь. Он будет услаждать ее, потому что это делает его счастливым.
        Дрожащие пальцы, в один момент ставшие непослушными, расстегнули крючок платья и спустили замок «молнии» до самых бедер. Легким движением Лисса позволила платью соскользнуть на пол. Под платьем у нее оказались лишь крошечные кружевные трусики.
        У Роума перехватило дыхание от удивительной красоты ее тела. Казалось, ее нежная кожа матово светится в полумраке гостиной… Ему страшно хотелось дотронуться ее. Он протянул руку, чтобы прикоснуться к ее груди, но Лисса внезапно отпрянула.
        - Нет! Не сейчас!
        Пламя желания мерцало в ее глазах.
        - Тогда чего же ты хочешь?
        Если она захочет, чтобы он помедлил еще хоть минуту, он за себя не ручается. Желание, охватившее его, было столь сильным, что он почувствовал, как вдруг тесны стали ему брюки.
        - Я хочу, чтобы теперь ты позволил мне доставить тебе удовольствие. В прошлый раз, - ее голос сел, и она вынуждена была откашляться, - в прошлый раз все было для меня, а сейчас я хочу отплатить тебе тем же.
        Роум привлек ее к себе, ощущая упругую выпуклость ее груди, наслаждаясь прикосновением шелка кожи к его пальцам.
        - Ах, любовь моя, - сказал он, - да знаешь ли ты, что с тобой я получаю такое наслаждение, какого никогда в жизни не испытывал? Знаешь ли ты, как я счастлив с тобой?
        - Я надеюсь. Но не знаю наверняка, - прошептала она в ответ.
        Лисса откинула голову назад, и он окинул ее восхищенным взглядом. Все органы чувств Роума были сейчас сосредоточены на Лиссе. Ее кожа была такая гладкая! Он не мог воспротивиться желанию провести ладонями вдоль ее спины. Ощущение было, будто гладишь теплый бархат. Его пальцы скользили вверх и вниз, не в силах оторваться от нежной кожи.
        Повинуясь внезапному порыву, Роум опустил голову и коснулся языком ложбинки над ключицами. Под тонкой кожей учащенно забилась жилка, откликаясь на его осторожную ласку. Он снова коснулся кожи языком, чтобы ощутить ее вкус и запах. Свежий сладковатый вкус с цитрусовым оттенком. И еще вкус и аромат самой Лиссы.
        Не разрывая объятия, Лисса остановила его.
        - Скажи, чего бы ты хотел, Роум?
        Возможные варианты быстро прокрутились в его мозгу, и один тут же оказался во главе списка.
        - Раздень меня, - шепнул он.
        - Именно это и было у меня на уме, - довольно улыбнулась Лисса, - замечательная идея.
        Взяв его за руку, она подвела Роума к большому мягкому креслу. Когда он сел, Лисса опустилась перед ним на колени, словно полуобнаженная жрица, оказывающая почести своему богу. Он не мог отвести взгляд от напрягшихся сосков ее груди.
        - Гм-м, - Она проследила за его взглядом. - Вижу, это смущает тебя. Тогда тебе придется помочь мне прикрыться.
        Она взяла его ладони и накрыла ими свою грудь, доставив Роуму невероятное наслаждение. Кожа к коже. Сосок к ладони. Горячее дыхание к холодной плоти.
        - Я сейчас умру от счастья.
        - Не говори о смерти.
        - Прости, любимая.
        Ее пальцы трудились над пуговицами его рубашки. Когда она слегка потянула ткань, чтобы вытащить рубашку из брюк, прикосновение ткани к коже доставило ему ощущение, перед которым меркли самые сексуальные мечты.
        К тому времени, как Лисса расстегнула его ремень и полоска кожи выскользнула из брючных петель, дыхание Роума заметно участилось. Его ладони все еще покоились на ее груди - никогда он не выпустит такое сокровище! - когда ее пальцы двинулись в путешествие по его широкой груди, нащупывая соски.
        В несколько мгновений Лисса расстегнула его брюки и осторожно просунула туда руку. От этого прикосновения он застонал. Тепло ее языка на его коже. Бархат ее кожи на его языке. Эта игра разожгла огонь страсти, полыхавший между ними с силой, не сравнимой ни с каким пожаром.
        Роум властно и нежно опрокинул ее на ковер и сам последовал за ней, одним движением стянув с нее трусики. За крошечным кусочком кружев последовали остатки и его одежды.
        Они слились воедино, совершая медленные ритмичные движения, приноравливаясь друг к другу.
        Ее ощущения были сродни тому наслаждению, которое получаешь, войдя в холодный зимний вечер домой, к горячему камину. Или когда душной летней ночью встаешь под холодный душ. Или когда теплым летним днем тебя овевает океанский бриз. Или когда тебя обдает солеными брызгами ветер с бушующего штормового моря. Как будто все самые прекрасные и острые наслаждения в жизни разом обрушились на нее.
        Но даже упиваясь обладанием столь желанной женщиной, лишившей его способности контролировать себя, ее нежными чувствительными ласками, которые возносили его на вершину блаженства, он ни на мгновение не забывал, что этот раз - последний. Он должен продлить это наслаждение как можно дольше, потому что оно никогда больше не повторится.
        И когда, наконец, после того как Лисса буквально растворилась в его руках, исторгшийся из его уст стон возвестил об избавлении от напряжения страсти, Роум почувствовал на своих щеках жгучий след слез.
        Лисса чувствовала, как Роум содрогается в ее объятиях, и еще крепче обняла его. Она не собиралась заниматься с ним любовью этим вечером. Не собиралась снова уступить страсти, вспыхивающей между ними от малейшего соприкосновения. Но когда он стоял перед ней и в глазах его она заметила так не свойственное ему выражение незащищенности, она не смогла сопротивляться.
        Но это последний раз. Иначе она окажется навсегда привязанной к нему и жизнь ее будет сломана. Каждая новая встреча обернется потом для нее новым страданием.
        Лисса гладила его спину, стараясь вобрать в себя и навсегда запомнить эти счастливые мгновения обладания любимым мужчиной. После расставания она будет вспоминать его стоны страсти, его чувственные поцелуи, его силу и нежность, тяжесть его разгоряченного возбужденного тела. Ей останется только перебирать свои воспоминания, словно бусины, нанизанные на нить…
        Слезы наполнили ее глаза, и она заморгала, чтобы прогнать их. Ей необходимо быть сильной. Она должна сделать так, чтобы Роум ушел из ее жизни прежде, чем ему удастся сломать ее. Если же она попытается удержать его, он рано или поздно возненавидит ее или - еще хуже - просто устанет от нее.
        Она не сможет вынести осознания того, что приелась Роуму и он тяготиться ее обществом.
        Невольно Лисса сильнее обняла Роума и прижалась к его щеке. Капля пота проложила свой след на его лице, и Лисса нежно слизнула ее. Он вздрогнул и, в свою очередь, крепко сжал ее в объятиях.
        Это невыносимо. Восторг наслаждения и мучительная пытка одновременно. Задумчиво, мысленно прощаясь с ним, Лисса высвободилась из кольца его рук и села.
        - Ты не хочешь продолжить? - голос Роума звучал размягченно, но на лице его, у рта, она заметила горькие складки.
        Лисса не смогла удержаться, чтобы не попытаться разгладить эти морщинки.
        - Нет. А ты… с тобой все в порядке?
        В глазах Роума промелькнуло какое-то необычное выражение, но она не успела понять, какое именно.
        - Конечно. А почему бы нет? - Его ладонь легла поверх ее руки. - Ты сделала меня таким счастливым, Лисса!
        От его прикосновения снова по спине ее пробежали мурашки, и она убрала руку. Как же ей хотелось вернуться в его объятия! Лисса отвернулась, чтобы не видеть его, лежащего подобно удовлетворенному самцу, и начала одеваться. Натянув трусики, она скользнула в свое платье.
        Ей не надо было смотреть на Роума, чтобы знать, что он напряженно следит за ее действиями. Но он не сказал ни слова, чтобы остановить ее. Не сделал ничего, чтобы удержать.
        Со всей решимостью, на какую она только была способна, Лисса сказала:
        - Роум, я думаю, теперь тебе надо уйти.
        Он не откликнулся, и она обернулась к нему. К ее облегчению, он уже натянул свои джинсы и сидел на полу, положив руку на колено.
        - Почему? - спросил он. - А я считаю, что должен остаться.
        Лисса затрясла головой.
        - Нет! Нет! Я…
        Роум поднялся на ноги, и она позавидовала мощной грации его движений.
        - Что? Заколдовала меня, и теперь я больше тебе не нравлюсь?
        В его шутке прозвучала горькая нотка.
        Ее щеки порозовели от жара, внезапно прилившего к лицу.
        - Все вовсе не так. Просто…
        - Что? Просто ты сходила по мне с ума и потому решила заняться любовью?
        - Нет. - Лисса могла бы сказать, что это он сходит с ума. Этого она ведь и хотела, разве не так? Тогда почему ей так больно?
        Роум пожал плечами.
        - На мой взгляд, дело обстоит именно так. А что тут такого? Может, ты полагаешь, что женщинам секс не нужен так, как мужчинам?
        - Не груби!
        Атмосфера в комнате ощутимо накалилась.
        - Я не хочу быть грубым, но разве ты не собралась выпроводить меня прочь, как только удовлетворила свою страсть? Тебе еще никто не говорил, что твои манеры в том, что касается постели, нуждаются в усовершенствовании?
        - Я вовсе не выгоняю тебя. Я…
        - Ты просто велела мне уйти, как только получила от меня то, чего хотела. По-моему, это именно и означает, что ты пытаешься выгнать меня. - Он заколебался. - Лисса, не надо так. Не разрушай то, что мы только-только начали строить.
        - Роум, прошу тебя, не начинай придумывать какие-то объяснения. Ты знаешь, что это, - она показала на остатки их одежды, оставшиеся лежать на ковре, - было ошибкой. Просто так случилось. Нам не следовало этого делать.
        - Ничего себе, ошибочка! Ты вся горела и плавилась в моих руках, а теперь говоришь, что это было неправильно!
        Лисса знала, что выглядит беспомощно, но ничего не могла с собой поделать. Разумеется, Роум был прав, но она не хотела признаться в этом.
        - Я не говорила, что это было неправильно, просто - глупо.
        - Что глупо? Спать с тем, кого любишь?
        Она пристально смотрела ему в лицо.
        - Любишь? Ты хочешь сказать, что любишь меня? - Недоверие и надежда смешались в ее голосе.
        Роум тут же дал задний ход.
        - Конечно, я люблю тебя. Я ведь знаю тебя с детства.
        Ироничная улыбка скривила ее губы.
        - Не хочешь ли ты сказать, что готов стать именно тем мужчиной, который мне нужен? - с издевкой спросила она, пораженная в самое сердце его трусостью. - Готов ли ты жениться на мне и создать семью?
        Лицо его отразило смущение и неуверенность, смешанные с… чем? Болью? Сожалением?
        - Ты же знаешь, Лисса, женитьба сильно осложнила бы для меня сейчас жизнь, со всеми этими разъездами. Может быть, через несколько лет, когда мне удастся наладить дело с «Золотыми автодеталями»…
        Он выдавливал из себя слова, как будто сам не верил, что такое время когда-нибудь для него настанет. Лисса заставила себя ожесточить свое сердце против того нерешительного мямли, которого она столько лет считала своим кумиром и боготворила.
        - Хорошо, - сухой смех ожег ее горло. - Не знаю, хорошие ли у меня манеры, но я по-прежнему считаю, что тебе надо уйти.
        Мелькнувшее на его лице разочарование тут же сменилось деланным оживлением. Он схватил с пола рубашку и сунул руки в рукава.
        - Неудивительно, что тебе трудно найти себе мужа, Лисса. Это, конечно же, грубо - выгонять любовника сразу же после того, как только получишь удовлетворение.
        - Перестань рассуждать о моих манерах, - оборвала его Лисса. - Ты выбрал для этого неподходящее время.
        - Ты первая начала говорить о вежливости и подобной чуши.
        Внезапно она сдалась. Надо достать его иначе.
        - Ты помнишь наш разговор тогда, в ресторане «Миль Флерз»? Насчет мужчин и того, что ими движет?
        Роум кивнул, ее рассудительный тон явно насторожил его.
        - Ну, так ты был прав. Мужчины, действительно, как собаки на сене. Ты не хочешь сам жениться на мне и мешаешь мне найти себе мужа самой. - Она решительно подошла к нему и приставила указательный палец к его груди. - Я хочу, чтобы ты навсегда оставил меня в покое.
        Роум побледнел.
        - Ты не можешь этого хотеть на самом деле, - с трудом выговорил он.
        - Хочу, Роум. Я хочу, чтобы ты немедленно убрался отсюда. - Она повелительно указала на дверь. - Уходи. Со своими проблемами я могу справляться сама. Только…
        - Только - что?
        Больше всего ей хотелось сказать: «Только не уходи и люби меня. Люби всегда». Но не смогла выговорить эти слова.
        - Только оставь меня в покое. Сейчас же.
        Лисса с полным правом могла гордиться тем, что ей удалось не разрыдаться после того, как дверь за ним захлопнулась и она заперла ее на два оборота.

        Роум покинул дом Лиссы, будучи уверенным, что так или иначе, но он очень скоро сумеет уладить то, что они испортили сегодня. Он поехал к берегу моря и несколько часов бродил в лунном свете по влажному песку, погрузившись в невеселые размышления.
        Конечно, Лисса была права. Они явно должны расстаться, иначе их отношения превратятся в настоящие мучения. Все, что ему надо, это знать, что она нашла себе подходящего мужчину, с которым совьет уютное гнездышко, родит детей и забудет его, Бродягу Роума. Тогда совесть его будет чиста перед нею. И он сможет оставить ее.
        Оставить ее. Боже! Он не вынесет этого.
        Должен вынести. Он не подходящий для нее мужчина - и неважно, что он отчаянно хотел бы стать идеальным, на ее взгляд, кандидатом в мужья. Почему-то у него появилось ощущение, что после Лиссы все остальные женщины перестанут интересовать его.
        Лисса же выразила свои чувства достаточно ясно. Она не желает терпеть его общество. Иначе разве она не попросила бы его остаться? Не намекнула бы, что хочет, чтобы он изменился? Не показала бы как-нибудь, что любит его?
        Но она ничего этого не сделала.
        Нет, с Лиссой Купер им не удастся пойти бок о бок по дороге жизни.
        Поэтому единственная роль, которая осталась ему, это помочь ей найти мужчину, который оправдал бы ее ожидания. Если он сам не может жениться на ней, то, по меньшей мере, сможет убедиться, что ее жених - стоящий человек. Он может умереть с горя, видя ее у алтаря с другим мужчиной, но он будет танцевать на ее свадьбе, лишь бы этот мужчина смог оценить ее так, как она того заслуживает.
        Приняв такое решение, как ни горько оно было, Роум почувствовал себя немного спокойнее.
        Конечно, сейчас она сердита на него. Но ему всегда удавалось уговорить ее. Ему лишь надо удерживаться даже от малейшего намека на секс - решение героическое само по себе - и вскоре Лисса снова станет прежней милой сестренкой его лучшего друга.
        Роум сел в свой спортивный автомобиль и по дороге домой размышлял, что ему следует предпринять, дабы убедить Лиссу, что он не оставляет ее в покое, заботясь только об ее благе. Единственное, что пришло ему на ум, он должен отыскать ей мистера Идеала и преподнести его на серебряной тарелочке.
        Сердце Роума ныло при мысли о Лиссе, принимающей с распростертыми объятиями какого-то другого мужчину, однако он мчал домой, преисполненный решимости немедленно приняться за поиски этого самого мистера Идеала.
        Он устроился на диване с кружкой горячего кофе и блокнотом. Придется поломать голову. Прежде всего необходимо составить план действий. Итак, какой тип мужчины нужен Лиссе?
        Высокий.
        Роум записал это слово и задумался. Он не сомневался, что Лисса со всей очевидностью предпочитала высоких мужчин. Конечно же, когда он обнимал ее, то казалось, что ее тело специально для этого создано, так уютно приникало оно к его телу. От одной этой мысли его кровяное давление напомнило о себе. Да, конечно, этот мужчина должен быть высоким. Примерно его, Роума, роста.
        Красивый.
        Тут он задумался. Вроде бы Лисса не очень-то обращала внимание на внешний вид мужчины. Во всяком случае Арнольд - как-его-там - ни в коей мере не был идеалом мужской красоты, но как раз на это Лисса не жаловалась. Предположим все же, что она, как и любая женщина, предпочитает симпатичных.
        Да, уж если он, Роум, взялся выбирать ей мужа, то это должен быть красивый мужчина. «Не обязательно красавец, - подумал Роум, вспомнив о глубокой ямке на собственном подбородке. - Возможно, некоторое несовершенство даже заинтригует женщину, привлечет ее внимание сильнее, чем идеальная внешность».
        Что еще? На ум пришла мысль, от которой Роум ухмыльнулся. В постели Лисса показала себя такой неутомимой, что мужчине, который решится жениться на ней, понадобится чертовски много сил. И он нацарапал:
        Выносливость.
        Деньги.
        Написав последнее слово, Роум сразу же зачеркнул его. Честно говоря, он не имел ни малейшего представления, как Лисса относится к деньгам. Судя по тому, как шокировали ее цены в ресторане «Мильз Флерз», Лисса отнюдь не была охотницей за банковским счетом мужчины. Задумывалась ли она вообще о материальном положении ее предполагаемого мужа?
        Роум все же написал это слово заново. Уж он-то не допустит, чтобы она вышла за какого-нибудь нищего, который будет жить за ее счет. Ей нужен человек хотя бы просто обеспеченный, чтобы он мог нормально содержать ее и детей. С самоуверенностью человека, владеющего толстым портфелем ценных высокодоходных бумаг, он подчеркнул слово и двинулся дальше.
        Это занятие оказалось не таким уж сложным. Может, Лисса со своим списком была не так уж не права? Он уставился на лист бумаги. Что еще нужно Лиссе в мужчине?
        От воспоминания, как она, отчаявшись найти свой идеал, плакала у него на плече, у Роума перехватило дыхание. Да, есть один пункт, который в самом деле необходим. Решающий пункт.
        Любовь.
        Разглядывая свой список, Роум уже знал со всей определенностью, что на свете существует мужчина, который соответствует ее идеалу. Это… он - Роум Новак.

        Двумя днями позже Роуму удалось уговорить самого себя внести некоторые изменения в свою жизнь. Он долго решал, чем мог бы пожертвовать, чтобы быть с Лиссой. Конечно, у него есть работа, которую он должен делать, но ведь это не значит, что он должен отказываться от шанса создать семью, если только Лисса его ему предоставит.
        Не то, чтобы он был готов на этот решительный шаг прямо сейчас. Но, может быть, ему удастся уговорить Лиссу подождать два-три года, когда график его работы будет не таким сумасшедшим.
        Да, конечно. В глубине души Роум сознавал, что наслаждается этой неистовой гонкой, и еще два или три года подобной жизни - это все, чего он мог только желать. И тогда он созреет окончательно для того, чтобы осесть и пустить корни. Удивительно, но сейчас мысль о женитьбе уже не вызывала у него внутреннего сопротивления. Оставалось самое сложное - уговорить Лиссу подождать.
        Но позже Роум понял одну простую истину, заставившую его похолодеть. Близость с Лиссой, если даже она и не доказывала ничего иного, кроме желания удовлетворить свою страсть, с ясностью показала, что сама мысль о том, чтобы заморозить их отношения на два или три года, не что иное, как чудовищная глупость. Он никогда не сможет держать ее так долго в подвешенном состоянии. Более того, и сам не сможет удержаться.
        Даже если Лисса согласится ждать, пока он не упорядочит свою жизнь, сам Роум не желал проводить впустую годы жизни без нее. Она должна быть рядом с ним - в его повседневных заботах, в его постели, в его сердце.
        Конечно, он хочет жениться на ней! Сейчас. Немедленно. К черту все дела. Как-нибудь он сумеет все устроить - уйма женатых мужчин умудряется сочетать семью и деловые разъезды.
        Такая активная деловая жизнь ведь не навсегда, всего лишь на несколько лет. Может быть, ему удастся уломать Акселя взять часть работы на себя - тот ведь хотел играть более заметную роль в их бизнесе.
        А когда Роум приведет «Золотые Автодетали» в надлежащую форму, с этим сумасшествием будет покончено, и он сможет стать семейным человеком, таким, о котором она мечтает.

        Однако было похоже, что благим намерениям Роума суждено таковыми и остаться. Лисса уклонялась от всякого общения с ним. Она не отвечала на его телефонные звонки, и всякий раз, когда он приближался к ней ближе, чем на десять шагов, лицо ее тут же принимало вежливо-безразличное выражение. От ее холодной вежливости у Роума слова застревали где-то в гортани, и вместо страстных призывов он мог выдавить из себя лишь невнятные жалкие слова.
        Каким образом мог он убедить ее, что готов жениться на ней, создать дом и растить детишек, если Лисса даже не желает слушать его?
        Ему нужно было выработать четкий план действий, чтобы добиться желаемого. К кому же еще мог обратиться Роум, как не к закадычному другу Джейсону. Пол-ящика пива с чипсами и двухчасовая запись январских суперкубковых игр оказались достаточной приманкой, чтобы отвлечь Джейсона от ленивого субботнего ничегонеделания.

        - Вот такие дела, Джес, - закончил Роум свое повествование.
        Он во всем признался другу, вернее - почти во всем. Он не счел необходимым рассказывать Джейсону, что переспал с его сестрой. Эти воспоминания Роум хранил в себе и не желал ими делиться ни с кем, даже с лучшим другом.
        - И что теперь мне делать?
        - Я все пытаюсь переварить мысль, что ты хочешь жениться на Лиссе. - Джейсон отхлебнул еще пива. - Только не пойму, чего ты хочешь от меня. Чтобы я принялся ухаживать за ней вместо тебя, так?
        - Ни в коем случае, приятель. Мне было больно смотреть, какую кашу ты сотворил из своей собственной жизни. Так что к своей жизни я тебя не подпущу.
        Джейсон пожал плечами.
        - Кажется, ты и сам достаточно потрудился в этом плане, - беззлобно сказал он.
        - Ты прав, - плечи Роума поникли. - Так что же мне теперь делать?
        - Слушай, а ты не пробовал прийти с повинной? Женщины это любят, - предложил Джейсон.
        - Не пойдет. Она даже не станет слушать.
        - Да? - Еще глоток пива и горсть чипсов. - А как насчет публичного извинения? Купи ей цветы. Прокати на воздушном шаре. Что-нибудь в этом духе. - Джейсон сделал паузу, чтобы бросить в рот еще одну горсть чипсов. - Ты знаешь, воздушный шар имеет массу преимуществ. Это достаточно дорогое удовольствие, чтобы женщина видела, что ты способен на широкий жест.
        - Лисса не из таких, - отверг и это предложение друга Роум. - Что-что, а жадность ей несвойственна. Кроме того, мы уже это проходили. Она отвергла с ходу.
        - Проклятие! Женщины непредсказуемы. Выпьем за это, - философски заключил Джейсон.
        Они молча чокнулись своими бутылками с пивом, не отрываясь от телевизора, где две команды закованных в броню гладиаторов свирепо и весьма однообразно тузили друг друга.
        - Что ж, - сказал Джейсон, - если обычные приемы не помогают, может, попробовать что-нибудь особенное? Слушай, похож ли ты на парня из ее списка? Что там было? - попытался вспомнить он. - Преданный, честный, что еще?
        - Не помню точно, что там было… Подожди, я сейчас.
        Роум подошел к письменному столу и порылся в верхнем ящике.
        - Ага!
        - Что «ага»? Хороший пас! Клянусь, Годкинс подскочил вверх, прямо с места, не меньше, чем на пять, нет, шесть футов!
        - Ты не мог бы хоть ненадолго отвлечься от игры? - взорвался Роум. - Речь идет об очень серьезных вещах. Вот, я нашел.
        - Что нашел?
        - Список Лиссы. Я помнил, что сунул его куда-то, он так и остался здесь.
        - Дай посмотреть.
        Две головы склонились над помятым кусочком бумаги.
        Спокойный
        Хорошо воспитанный
        Дружелюбный
        Домашний
        Надежный защитник
        Любит детей
        Способен к деторождению
        Преданный
        Хорошие манеры
        Роум поднял глаза и встретил соболезнующий взгляд Джейсона.
        - Сочувствую, дружище, но не вижу, как можно убедить Лиссу в том, что ты хоть в малейшей степени подходишь под это описание. Я имею в виду, что ее не проведешь, она ведь знает тебя еще со школы…
        - Ну, спасибо! Приятно знать, какого мнения о тебе твой лучший друг, - с сарказмом воскликнул Роум.
        - Ты что, я же только хочу помочь! - Джейсон опять принялся за пиво.
        Роум снова и снова перечитывал список. К сожалению, Джейсон был совершенно прав.
        Никому не пришло бы в голову назвать его «спокойным». А уж «хорошее воспитание» вообще было из области мечтаний. Он был обычным парнем, невзирая на свой банковский счет со многими нулями. Он мог достойно держаться в компании и за столом вел себя не слишком по-варварски, но на этом его достижения по части хороших манер заканчивались.
        - А знаешь, Джейсон, некоторые пункты, пожалуй, ко мне все-таки подойдут, - неуверенно проговорил Роум. - Хотя бы «дружелюбный», я ведь довольно-таки дружелюбный, правда?
        Джейсон открыл было рот, чтобы что-то возразить, но передумал. - Да, конечно, с тобой действительно легко.
        Роум взял карандаш и поставил жирную галочку напротив «Дружелюбный».
        - А как насчет «Надежного защитника»? - поинтересовался Джейсон.
        - Ну… я выставил Акселя, когда он захотел попробовать на ней свои африканские штучки. Это считается? - с сомнением спросил Роум.
        - Что, Аксель?! И ты не сказал мне? Убью его!
        - Остынь, Джес. Я уже позаботился об этом. Кроме того, он не так уж далеко зашел. - Улыбка заиграла на губах Роума. - Могу ручаться, что он больше насмешил Лиссу, чем соблазнил ее своими глупыми рассказами.
        - Ладно-ладно!
        Джейсон немного попыхтел, но быстро успокоился.
        - Так что, можно считать, что я «надежный защитник»?
        - Конечно! - Джейсон показал на этот пункт списка. - Ставь галочку!
        Вторая жирная пометка появилась на бумаге.
        - Хорошо, а как насчет детей? - Роум чувствовал, что вышел за границы области, в которой был компетентен. - Давай пока пропустим, а?
        - Давай.
        - «Домашний». Что, черт побери, она под этим подразумевала?
        - Понятия не имею, - заявил Джейсон.
        - Разумеется, я знаю, где в доме находится ванная комната и как ею пользоваться. Может быть, Лисса имела в виду что-нибудь наподобие этого?
        - Тогда пометь и это, - снисходительно разрешил Джейсон.
        - Хорошо. Уже три пункта.
        Они исследовали оставшееся содержимое списка.
        - «Способен к деторождению». - Роум с мученическим видом закатил глаза. - Бог ты мой, неужели она могла это написать?
        - Ну, в этом есть смысл, правда? Раз уж она хочет иметь детей, то должна не сомневаться в этом, - вступился за сестру Джейсон.
        - Ладно. Уверен, что могу и этот пункт пометить. - Роум воззвал к здравому смыслу Джейсона. - Я ведь здоровый парень, правда? Занимаюсь спортом, пью только пиво. Поэтому разумно предположить…
        - Верно, - Джейсон захрустел чипсами, - еще пунктик в плюс!
        - «Преданный», - Роум задумался. - Думаю, что я достаточно преданный. По правде говоря, Джейсон, от Лиссы у меня настолько голова идет кругом, что я других женщин просто-напросто не замечаю.
        - По мне, этого достаточно, - добродушно кивнул Джейсон. - Ставь галочку!
        Стая галочек увеличивалась на глазах.
        - «Хорошие манеры». Гм-м… - Роум отхлебнул пива. - Я знаю, как пользоваться вилкой за обедом и не рыгаю в присутствии дамы.
        - Тогда все в порядке. По мне, если парень не рыгает в большой компании, то это и есть хорошие манеры.
        После этого остались лишь «Спокойный», «Хорошо воспитанный» и «Любит детей».
        - Знаешь, - сказал Роум, просмотрев творение своих рук, - мне кажется, что Лиссе можно было бы пойти и на компромисс. У меня шесть из девяти необходимых качеств. Тебе не кажется, что это уже достаточно близко к идеалу?
        Джейсон с сомнением покачал головой.
        - Боюсь, что проблемы еще остались, дружище. Она может пойти на компромисс по поводу «спокойствия» или «хорошего воспитания», - я считаю, это недалеко от
«хороших манер», но сильно сомневаюсь, что она откажется от «детей». Ведь это же основной пункт, правильно?
        Роум вынужден был согласиться. Мужчина, не любящий детей и не умеющий с ними обращаться, не имел ни малейшего шанса заполучить Лиссу в жены - это Роум прекрасно понимал.
        Но у Джейсона был совсем другой взгляд на это дело.
        - Итак, нам остается только убедить Лиссу, что ты действительно умеешь хорошо обращаться с детьми. Если мы это сделаем, то, считай, дело в шляпе, - бодро заключил он.
        Замечание друга окрылило Роума. Ему надо лишь убедить Лиссу…
        - Постой, а как ее убедить? О! - покачал он головой. - То есть, что именно я должен сделать, чтобы доказать ей, что действительно умею обращаться с маленькими детьми?
        - Ты должен наглядно продемонстрировать это свое умение! - Джейсон отправил в рот еще чипсов. - Должен я объяснять подробно?
        - А на ком я буду это демонстрировать? Может быть, ты предлагаешь похитить у кого-нибудь маленького ребенка?
        - Зачем же похищать? А Мелли?
        Роум медленно кивнул, но тут же отрицательно покачал головой.
        - Да, конечно, с Мелли я имел дело, но каждый раз это заканчивалось каким-нибудь кошмаром. Потому-то для меня это в самом деле камень преткновения, - честно признался он другу.
        - Ну, тогда все очень просто. - Рука Джейсона, держащая чипс, нацелилась на Роума. - Пусть Анни, мать Мелли, поделится с тобой опытом. Несколько уроков: как быть папочкой. И тогда ты сразишь Лиссу наповал своим умением обращаться с детьми. - Джейсон с победным видом посмотрел на него и отправил чипс в рот. - Ты уж мне поверь, старина. Перетяни Мелли на свою сторону, и тогда Лисса, считай, твоя.
        Впервые за эти дни искренняя улыбка заиграла на губах Роума.
        - Я так и сделаю, - заверил он.

        Лисса прижала к уху телефонную трубку и по меньшей мере в пятнадцатый раз за последние четыре дня принялась изливать свои печали Анни.
        - Говорю тебе, Анни, Роум просто сводит меня с ума. Я не могу понять, то ли мы сходимся, то ли расходимся с ним.
        - Если верить слухам, которые бродят по городу относительно вас двоих, то вы, определенно, сошлись, - со смешком сказала Анни. - Так что поздравляю!
        - Но это не так! - чуть не заплакала Лисса.
        - И ты об этом жалеешь, разве не так?
        Молчание.
        - Нет? - настаивала Анни.
        После продолжительного молчания Лисса сдалась.
        - Да. Жалею, - поколебавшись, она решилась доверить свою самую сокровенную тайну подруге. - Анни, знаешь, я действительно…
        - Постой, в дверь звонят, - перебила ее подруга и положила трубку.
        - … я люблю его, - тихо закончила Лисса начатую фразу.

«Как хорошо, - подумала Лисса, - что Анни вовремя отвлекли и признание повисло в воздухе. В таком состоянии уже ничто не может помочь».
        Ей пришлось довольно долго вслушиваться в тишину на другом конце провода. Когда Анни снова взяла трубку, ее голос звучал необычно взволнованно.
        - Что ты делаешь сегодня вечером? - спросила Анни.
        - Кроме как попытаться утопить горе в мороженом с сиропом, мне ничего лучшего не приходит в голову.
        - Не надо. Только заработаешь ангину. Лучше топи горе в шоколаде, - со смехом посоветовала Анни. - Купи себе самую большую коробку.
        - Пойду возьму банковскую ссуду и куплю самую большую, какая только есть. И в ней утоплюсь.
        - Почему бы тебе не смотаться в видеосалон и не взять на прокат что-нибудь диснеевское? И потом подъезжай к нам. Обещаю приготовить что-нибудь вкусненькое. Ну как, я тебя соблазнила?
        - Более чем, если бы я не знала, какая фиговая из тебя повариха.
        - А приправой будет Мелли, - сладким голосом сказала Анни.
        - А, черт! Ты же знаешь, что я съем даже приготовленный тобой обед только ради того, чтобы побыть с малышкой Мелли!
        - Ну и прекрасно, жду тебя, скажем, в семь. Раньше не приходи.
        - А для Мелли это будет не слишком ли поздно? - удивилась Лисса.
        - Там видно будет. О, у меня есть идея. Возьми этот новый фильм, - кажется,
«Бродяга и леди».
        Лисса попыталась скрыть свое изумление.
        - Если хочешь. А что, в этом какой-то особый смысл? - В ее душу закрались смутные подозрения: подруга что-то затевает.
        Анни хихикнула.
        - Не знаю, просто так, в голову пришло.
        Слегка смущенная излишней веселостью подруги, Лисса положила трубку и собралась съездить в ресторан, где, как она знала, готовят десерт под названием «Шоколадная смерть».
        Может, ей удастся сделать заказ на сегодняшний вечер?

10

        - Ты уверен, что знаешь, как делается это блюдо?
        Полные скепсиса комментарии Анни начинали действовать Роуму на нервы. Ему удалось убедить Анни дать ему уроки обращения с маленькими детьми, и сегодня после полудня началось первое занятие.
        С этой минуты Роум непрерывно гонялся за Мелли, которая приняла это за новую интересную игру и пряталась от него в самых невероятных местах, собирал игрушки, менял испачканное платьице и исполнял прочие обязанности, для которых нужен был бы кто-нибудь с более крепкими, чем у него, нервами. И если бы он не испытал всей прелести общения с маленьким ребенком, Роум поклялся бы, что такое только в кошмарном сне может привидеться.
        Когда Мелли наконец-то свалилась в послеполуденной дреме, он принялся за обдумывание, что бы такое приготовить на обед для четверых. Анни настаивала на домашней стряпне, так как ему предстояло выполнять подобные обязанности для будущей семьи, - после такого замечания Роум всерьез задумался, какие еще наказания припасла в рукаве для него хитроумная Анни.
        Так или иначе, но он отважился приготовить один из самых любимых своих обедов, который мама Джейсона и Лиссы часто готовила на его глазах: спагетти с мясным соусом, итальянский хлеб и овощной салат. Такую простую еду просто невозможно было испортить. По крайней мере так он полагал.
        На его беду, Мелли проспала очень мало. Анни не собиралась заниматься дочкой, пока он готовил, и малышка путалась у него под ногами. Мелли быстро усвоила, что со всеми своими требованиями ей следует теперь обращаться к дяде, и, не обращая больше внимания на мать, со всякой чепухой лезла к Роуму.
        То она хотела, чтобы дядя Роум ее причесал.
        То - чтобы дядя Роум подержал ее на ручках.
        Или - чтобы дядя Роум вымыл ей лицо.
        Развязался ботиночек. Не завяжет ли дядя Роум, и непременно большим красивым бантиком?
        Ей нужно высморкаться. Не подержит ли дядя Роум салфетку, пока она подует в нее?
        Не нальет ли дядя Роум ей яблочного сока - и обязательно в эту чашку, но ни в коем случае не в ту!
        В довершение всех бед Роум наступил на любимую куклу, вызвав потоки слез и обвинений.
        Потом он споткнулся о другую куклу, брошенную на ступеньках лестницы, и чуть не свернул себе шею, пролетев полпролета.
        В течение часа он семнадцать раз бегал вверх-вниз по лестнице, удовлетворяя запросы капризной маленькой девочки.
        У него ныли все мускулы, как после тяжелой тренировки. Даже те, о существовании которых Роум раньше и не подозревал.
        Собрав оставшиеся силы, он принялся обжаривать измельченную говядину для соуса к спагетти.
        И когда маленькая ручка Мелли потянулась к кастрюльке, где на небольшом огне булькал томатный соус, с ним чуть не случился сердечный приступ. Его грозный окрик так испугал Мелли, что она отчаянно зарыдала. За этим, естественно, последовала целая серия объятий и поцелуев, во время которых Роум пытался ей втолковать, что боялся, как бы она не обожглась, и что она вовсе не плохая девочка, а только слишком любопытная, особенно там, где не надо.
        Тем временем оставленный на плите соус начал потихоньку подгорать.
        Анни, словно посторонний наблюдатель, сидела за кухонным столом, листая журнал, ни во что не вмешиваясь, и только слегка побледнела, когда Мелли ухватилась за край плиты. Она читала журнал и время от времени поглядывала в окно, будто ждала, что вот-вот появятся крепкие санитары в белоснежных халатах и заберут Роума отсюда. Были моменты, когда он сам мечтал об их появлении.

«Как хорошо, что у меня такая быстрая реакция», - подумал он. Его уважение к Анни возросло стократно от сознания, что она через все это проходит каждый божий день. От одной мысли о такой перспективе, ожидающей его в будущем, по спине от ужаса поползли мурашки.
        Роум попробовал салат. Готовя его, он обрезался чрезмерно острым, на его взгляд, ножом. Этого бы не случилось, если бы Мелли, незаметно подкравшаяся сзади, не обхватила его за колени, чтобы заявить:
        - Я тебя люблю, дядя Роум!
        Нож от неожиданности дернулся, и теперь указательный палец был туго обмотан бинтом.
        Роум нарезал и намазал маслом итальянский хлеб, часть - чесночным маслом, а часть - маргарином. Мелли заявила, что не любит чеснок ни в каком виде. Он плохо пахнет. Как и ее подгузник. Не будет ли так добр дядя Роум, чтобы заменить его? Еще одна пробежка вверх и вниз. Восемнадцатая по счету. По крайней мере за свою спортивную форму сегодня он может не беспокоиться. Неудивительно, что у Анни нет тренажера. При такой жизни зачем он ей?
        Скорее назад, к соусу, который оказался намертво приварившимся ко дну кастрюльки. После тщательного перемешивания обуглившиеся кусочки не слишком бросались в глаза среди уцелевших кусочков мяса и специй.
        Роум поставил на огонь большую кастрюлю с подсоленной водой, предусмотрительно повернув ручки так, чтобы Мелли не могла до них дотянуться.
        К этому времени его прическа растрепалась, потеряв всякое право так называться, одежда была растрепана и украшена всевозможными пятнами, ступни горели, а боль в теле начиналась от кончиков пальцев на ногах и кончалась где-то на макушке.
        Ничего не скажешь, идеальный кандидат - только не в отцы, а в психушку. Хорошо еще, что Лисса не видит его сейчас. Иначе ему ни за что не убедить ее выйти за него замуж.

        Направляясь ко входу дома Анни, Лисса несла в руках видеокассету, бутылку вина и коробку конфет невероятных размеров. Не успела она дойти до двери, как из дома выскользнула Анни и приложила палец к губам.
        - Ш-ш-ш! Молчи. Там тебя ждет сюрприз, кое-что очень интересное для тебя.
        Лисса тоже невольно заговорила шепотом.
        - Что случилось? Мелли спит?
        Анни затрясла головой, едва удерживаясь от смеха.
        - Нет. Но, боюсь, кое-кому другому очень скоро понадобится хорошенько соснуть.
        Ничего не поняв, Лисса сунула в руки Анни коробку.
        - Вот. Держи!
        - Что это? Надеюсь, мои любимые?
        Лисса только усмехнулась, зная пристрастие Анни к шоколаду.
        - Точно. Я подумала, что раз уж мы собираемся устроить вечеринку, надо делать все по правилам. По дороге я захватила эту «Шоколадную смерть». Восемь сортов шоколада - специально, чтобы утешить павших духом.
        - Чудесно!
        Лисса готова была поклясться, что увидела, как у Анни от предвкушения зашевелился кончик носа.
        - Но мне что-то подсказывает, что павших духом у нас сегодня не будет, - бодро воскликнула она.
        Все ее печали мгновенно снова навалились на Лиссу.
        - Как бы не так. Я же говорила тебе, что сдаюсь. Если уж не могу заполучить Роума, то не хочу никого. Знаешь, я так его люблю, просто не знаю, что делать. А он, - она вынуждена была сглотнуть, чтобы голос не пресекся, - он не любит меня. И собирается найти мне в мужья другого мужчину! Представляешь?
        Анни ободряюще похлопала подругу по плечу.
        - Может быть, все не так плохо, как кажется. Почему бы тебе не зайти и не взглянуть самой?
        Лисса разочарованно смолкла, не найдя в Анни моральной поддержки, и последовала за подругой в дом. Войдя, она положила все, что держала в руках, на маленький столик в прихожей.
        - Ладно, где Мелли?
        - Тихо! - шикнула Анни. - Я же сказала: потише! Мелли на кухне со свей новой нянькой.
        - Ты нашла кого-то еще сидеть с ней? - вопреки рассудку задетая за живое таким предательством, Лисса постаралась, чтобы ее голос не выдал разочарования.
        - Не беспокойся, - поспешила успокоить ее Анни, - это только на один раз. Но это нечто такое, что ты просто обязана увидеть!
        Лисса послушно вслед за Анни подошла к порогу кухни. И застыла от увиденного.
        Роум.
        Он с большим старанием перемешивал что-то подгоревшее на плите - о чем свидетельствовал запах - в то время как Мелли, прильнув к его ноге, задавала глубокомысленные вопросы, на какие только способны двухлетние малыши.
        - Ты что-то вкусное готовишь, дядя Лоум?
        - Не знаю, Тыковка, надеюсь, что вкусное.
        Случайная оговорка наполнила глаза Лиссы слезами. Что должна она сделать, чтобы он снова так ее назвал?
        - Я Мелли, я не тыковка, - важно поправила девочка.
        Роум улыбнулся малышке.
        - Это неважно. Мне было сказано, причем весьма авторитетным лицом, что все леди любят, когда их называют так же, как овощи.
        - Не люблю тыковку!
        - Да? - Он со всей серьезностью посмотрел на крошечную помощницу. - А какие овощи ты любишь?
        Мелли скорчила гримаску, от которой Лисса едва не расхохоталась.
        - Я люблю кечу. И голосек.
        - Не думаю, что «кетчуп» такое уж хорошее имя. А может быть… Если я буду звать тебя Душистый Горошек? Звучит, по-моему, неплохо, - сказал Роум.
        - Душистый Голошек? - Мелли задумалась. - Да! Я - Душистый Голошек! - Она крепко обняла ноги Роума, лишив его равновесия.
        Пытаясь удержаться на ногах, он взмахнул правой рукой, в которой держал ложку. Капли томатного соуса разлетелись в стороны, украсив собой стены и шкафы.
        Лисса вынуждена была зажать рот ладонью, чтобы не расхохотаться вслух. Роум немного развернулся в сторону Лиссы, и она увидела, что Мелли не в первый раз преподносит ему такие сюрпризы. Его рубашка и джинсы были обильно изукрашены пятнами всевозможных форм и расцветок.
        Анни подтолкнула ее локтем.
        - Понимаешь теперь, что я имела в виду? - с заговорщицким видом спросила она.
        - Что он здесь делает? - удивилась Лисса. - Он же не любит детей…
        Анни только пожала плечами и указала на мужчину, склонившегося, чтобы дать Мелли, которая все повторяла свое новое прозвище, попробовать теплый томатный соус.
        - Разве он похож на человека, который не любит детей? - Анни бросила на Лиссу лукавый взгляд. - Он позвонил после ленча и попросил дать ему, как он их назвал,
«уроки отцовства». Можешь себе представить?
        Лисса покачала головой, но надежда затеплилась в ее душе. Зачем Роуму ввязываться в такое дело, если бы он не собирался сам обзавестись семьей? Сейчас, когда она смогла получше разглядеть его, Лисса поняла, что сегодняшний урок не прошел для него даром. Одежда в пятнах, на лице капли соуса и какая-то голубая полоса на щеке, волосы стоят дыбом. Словом, не человек, а обломок роскошного лайнера, пострадавшего от кораблекрушения.
        Такой дорогой, такой любимый обломок.
        Слезы застилали ей глаза. Лиссе хотелось подойти к нему, обнять и приласкать его так же, как он обнимал и ласкал Мелли. Она понимала, сколько терпения и любви понадобилось ему, чтобы решиться на это нелегкое испытание, которому он с безрассудством подверг себя. Лисса знала, что готова на все, готова ждать сколько угодно, лишь бы назвать этого мужчину своим мужем, отцом своих детей.
        Она вытерла слезы и повернулась к Анни.
        - Не пора ли мне выйти на сцену?
        Роум, угощавший Мелли плодами своей стряпни, услышал, как Анни возвращается на кухню, и выпрямился. Он сосредоточенно помешивал подгоревший соус, когда она произнесла:
        - Роум, у нас гость к обеду.
        Гость к обеду? К такому обеду? Она что, сошла с ума?
        Он повернулся было к Анни, чтобы посоветовать ей позвонить в китайский ресторан и заказать обед, раз у нее гость, но застыл с открытым ртом.
        Лисса.
        Лисса - такая недоступная, такая прекрасная, как яркая звезда на небосклоне. Лисса. Женщина, которую он любит. Женщина, на которой он хочет жениться.
        Лисса. Женщина, ради которой он готов из кожи вон лезть, лишь бы произвести на нее впечатление.
        Роум застонал от отчаяния, бросив взгляд на свою одежду. Ходячее пугало, да и только. Надо же такому случиться, чтобы он предстал перед любимой женщиной в таком ужасном виде…
        - Привет, Лисса.

«Спокойно, приятель, спокойно, - внушал себе Роум. - Только так можно произвести впечатление на женщину».
        - Привет, Роум.
        Она оглядела кухню, и Роум вдруг осознал, что повсюду стоят грязные миски, кастрюльки, раковина переполнена посудой, кухонный стол завален обрезками от салата, который еще и наполовину не был готов.
        - Развлекаешься, как я вижу, - сказала она. - И часто ты этим занимаешься?
        - Чем часто занимаюсь? - с опаской спросил Роум, отворачиваясь от Мелли.
        - Устраиваешь такие погромы. Эта кухня… нечто фантастическое.

«Да уж, впечатление ты произвел, приятель!» - ехидный внутренний голос не оставлял его в покое.
        - Гм-м, видишь ли, я не очень-то привык сам готовить. Просто…
        Он жалобно посмотрел на Анни, ожидая помощи с ее стороны, в то время как Мелли тщетно все настойчивее требовала к себе внимания. Как объяснить Лиссе, почему он здесь оказался?
        - Роум вызвался помочь мне с Мелли сегодня, - Анни тепло улыбнулась ему. - Он просто чудо. Мелли без ума от него.
        - Дядя Лоум плишел ко мне! - завопила Мелли, стукнув его по лодыжке.
        - Ого! Это за что же? - Он наклонился к Мелли.
        Это было непростительной тактической ошибкой. Девочка со всей силы вцепилась ему в волосы.
        - Дядя Лоум! Иглай со мной!
        Роум попытался высвободиться, но и боль, и дитя были слишком сильны.
        - Кто-нибудь, помогите же! - взмолился он.
        Лисса подбежала и склонилась, уговаривая Мелли и одновременно разжимая ее пальчики.
        - В чем дело, ласточка? Что тебе сделал дядя Роум?
        Наконец-то освободившись, Роум возмутился.
        - Что я ей сделал? Это же она вцепилась мне в волосы, ты же видела!
        Лисса подняла на него глаза.
        - Она всего лишь только маленькая девочка.
        - Ты уверена? А я бы поклялся, что это миниатюрная копия самого отъявленного хулигана. - Он потер пострадавший скальп. - И если честно признаться, она представляет угрозу для окружающих.
        Мелли продолжала свой рев, недоступный пониманию Роума, хотя, без сомнения, Лиссе было достаточно вида плачущей малышки, чтобы продолжить до бесконечности список его, Роума, прегрешений.
        Бросив отчаянный взгляд на Анни, Роум с безнадежным видом отвернулся от плиты. Ему стало совершенно очевидно, что, какие бы надежды он ни возлагал на свой, казалось бы, гениальный план убедить Лиссу рассматривать его как реального кандидата в мужья, этот план только что с треском провалился. После сегодняшнего полного провала у него не осталось ни малейшего шанса заставить ее изменить свое мнение о нем.
        Его план провалился даже прежде, чем начался.

        Спустя полчаса Лисса подцепила на вилку очередную порцию спагетти, приготовленного Роумом.
        - Это нечно ужасное, - объявил он замогильным голосом, - это нельзя есть.
        Она сосредоточенно жевала.
        - Ты знаешь, это не так уж и плохо. Просто мне никогда не приходилось есть такой… такой хрустящий мясной соус.
        Хлеб тоже основательно подгорел, но ей удалось, обрезав обуглившиеся края, подать на стол несколько ломтиков.
        Пробыв за столом несколько минут, Анни забрала вконец утомленную Мелли и оставила Лиссу наедине с Роумом.
        Это было именно то, чего Лисса больше всего желала и больше всего боялась.
        - Лисса, я просто не знаю, что и сказать. Никогда не думал, что могу предстать перед тобой в таком виде.
        Она отложила вилку и отхлебнула вина, оказавшегося весьма неплохим.
        - В каком виде?
        - Вот в таком… Я тут совсем растерялся.
        - А все же, что ты тут пытался сотворить? - поинтересовалась Лисса, не в силах оторвать взгляд от прядки, упавшей ему на бровь. Как нравилось ей тогда перебирать пальцами шелк его волос! Знал бы он, как хочется ей дотронуться до этой прядки. - Я вообще не понимаю, как ты здесь оказался.
        - Лисса, помнишь тот список, который ты составила? Черты характера, качества, какие ты хотела видеть в будущем муже? - спросил Роум.
        - Конечно.
        - Ну так вот, я пытался доказать тебе, что у меня есть все эти качества, что я для тебя самый подходящий мужчина.
        - Что? - Лисса ошеломленно выпрямилась на стуле. - Роум, что ты говоришь?
        Он с горечью продолжил:
        - Я попросил Анни дать мне несколько уроков обращения с маленькими детьми - с тем, чтобы я мог продемонстрировать тебе свое умение. Ви- дишь ли, этот пункт твоего списка смущал меня больше всего.
        - Так из-за этого разгорелся весь сыр-бор? - не поверила Лисса. - Ты пытался научиться быть хорошим отцом?
        - Да. - Он встал и отошел от нее, уставившись в темноту за окном. - Я хотел, чтобы ты знала - я тоже хочу иметь семью. Ребенка, может, даже двух. Жену.
        Он обернулся к ней, чтобы до конца обнажить перед ней свое сердце - и, возможно, быть отвергнутым.
        - Лисса, я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.
        Она молчала, и Роум снова отвернулся, чтобы скрыть свое огорчение. Самая важная в его жизни сделка, и вот она сорвалась.
        - А теперь все пропало. Теперь ты видишь, что я совсем не подхожу для тебя. Я не умею обращаться с детьми, не умею готовить и, честно признаюсь, не уверен, что смогу всему этому научиться.
        - Не подходишь? Почему ты так решил?
        - Потому что не справился сегодня с домашними обязанностями, за которые взялся, вот почему. Мелли просто изводила меня все время. И я не смог подать к столу ничего сколько-нибудь съедобного. Боюсь, что не получится из меня хороший отец для твоих детишек, Лисса.
        Он прислонился лбом к оконной раме, и его плечи горестно поникли.
        Лисса почувствовала, как сердце ее екнуло от счастья. Этот мужчина, этот сильный, удивительный мужчина пошел на это ради нее. Роум знал, чего она ищет в будущем муже, и сделал все, что смог, чтобы доказать, что именно он и есть тот мужчина, который ей нужен.
        Можно ли красноречивее объясниться в любви?
        Лисса подошла к нему и обняла за плечи.
        - Глупый мой неумеха. Неужели ты не понимаешь, что уже то, что ты пошел на это ради меня, и есть самое лучшее доказательство твоей любви?
        Роум некоторое время еще стоял неподвижно, как статуя, потом резко обернулся, схватив ее за руки.
        - Что ты сказала? - спросил он внезапно севшим голосом.
        Лисса улыбнулась ему.
        - Я сказала, что люблю тебя. Мне нравится подгоревший соус и обугленные тосты, приготовленные тобой. Я хочу выйти за тебя и иметь от тебя детей. И мы научимся быть идеальными - идеальными родителями и идеальными любовниками. Вместе.
        Роум недоверчиво уставился на нее, а потом сжал в объятиях.
        - Ах, Тыковка, вот уж, чтоб быть идеальной любовницей, тебе и учиться не надо - ты и так мой идеал.
        Он склонил голову, чтобы поцеловать ее, но, прежде чем губы их встретились, Лисса пробормотала:
        - Только обещай больше не готовить спагетти, хорошо?
        - Клянусь, Тыковка! - заверил он.

        Эпилог

        Прошло три года.
        Когда кто-то постучал в дверь, руки Роума были по локоть в детской присыпке.
        - Входи, Джес! - крикнул он, не тратя время на церемонии.
        Джейсон осторожно проложил путь через разбросанные по гостиной комнате игрушки и прочие детские вещи. Он прислонился к книжным полкам и, скрестив на груди руки, с насмешливой улыбкой наблюдал за Роумом, склонившимся над широким кожаным диваном, сейчас покрытым толстым велюровым чехлом.
        - Угадай, где на этой картинке спряталась птичка? - пошутил он.
        Роум мельком взглянул на шурина, но воздержался от комментариев. Он был слишком занят, пытаясь поменять подгузник извивающемуся в его руках карапузу. Хотя он и уверял Лиссу, что является специалистом по этой части, весь его опыт на деле сводился к тому, как бы спихнуть эти обязанности на кого-нибудь другого.
        И вот сегодня Лисса оставила Роума дома с детьми, чтобы сделать кое-какие покупки вместе с Анни, которая снова ждала ребенка. Навык организатора тут же подсказал Роуму выход из положения: вызвать подкрепление. Он позвонил Джейсону и потребовал, - ну, возможно, это было больше похоже на мольбу о помощи, - чтобы тот немедленно мчался сюда, а то худо будет. И так как Джейсон был вторым после Роума лицом в офисе фирмы «Золотые Автодетали», выбор у него был небольшой.
        К сожалению, он, похоже, еще этого не осознал.
        Роум сердито набросился на приятеля:
        - Ну, чего ты там стоишь? Помогай!
        В столь критический момент он не отваживался выпустить из рук ни ребенка, ни подгузник, поэтому он просто кивнул на окружавший его хаос.
        Дом, который раньше был уютным чистеньким приютом холостяка, превратился нынче в то, что Роум шутя именовал «семейной свалкой».
        Едва ли был такой момент, чтобы хоть одна яркая детская игрушка не валялась под ногами. Запахи талька и детского шампуня заполняли комнату. Толстые мягкие ковры легли поверх деревянного пола, чтобы защитить колени - главным образом мамочки и папочки, как считал Роум, - а детский манеж, качели и высокий стульчик дополняли меблировку.
        Правильнее было бы сказать: манежи, стульчики.
        Наконец-то справившись с подгузником, Роум облегченно перевел дух и опустил Сид на пол. Маленькая Сидни унаследовала от матери медового цвета кудри, а от отца - сине-зеленые глаза.
        Сидни счастливо залопотала ему что-то невразумительное.
        - Нет, голубушка, - остановил ее Роум, - я уже решил. Ты отправишься на свое первое свидание, когда тебе стукнет тридцать пять, и ни днем раньше.
        - Попался, приятель. Вот тебе еще одна, - весело возвестил Джейсон о прибытии на санобработку следующей малышки.
        Роум поднялся и принял Сэмми из рук ее дяди.
        - Слушай, Джес, помешай там на кухне соус к спагетти, ладно?
        Джейсон кивнул и отправился на кухню, отделенную от гостиной длинным столом.
        - А мне казалось, что Лисса взяла с тебя клятву не готовить спагетти.
        Он приподнял крышку кастрюльки, предусмотрительно поставленной на дальнюю конфорку, где ее не могли достать детские ручонки, и аромат томатов и пряностей наполнил комнату.
        - Так оно и было. Но ей пришлось смилостивиться, когда я заявил, что это единственное, что я умею готовить. Она иногда разрешает мне попрактиковаться.
        Роум с вожделением втянул запах, доносящийся из кухни, привычно расстегивая штанишки и держа наготове сухой подгузник. Он стал большим специалистом по раздеванию своих маленьких леди - Лисса утверждала, что и не только маленьких, и это было совершенной правдой.
        - Эй, Роум, твоя стряпня выглядит не так уж плохо! - Джейсон хорошенько помешал в кастрюльке и нахмурился. - Слушай, Роум!
        - Да? - Роум пытался надлежащим образом прикрепить прокладку, что было нелегким занятием, так как сероглазая, черноволосая малышка извивалась ужом, видимо, полагая, что смена подгузников - это такая игра, в которую любит играть папа.
        - Что, так и полагается, чтобы в соусе плавали все эти черные комочки? - поинтересовался Джейсон.
        - Вот черт! - выругался Роум.
        Опять подгорело. Пытаться одновременно готовить и заниматься детьми было бессмысленно. Результат всегда был плачевным. По крайней мере у Роума. Лисса справляется со всем этим почему-то прекрасно.
        - Не думаю, чтобы ты любил спагетти по-каджунски, а, Джес?
        Ура! Роуму наконец удалось более или менее сносно прикрепить прокладку подгузника. Он спустил на пол Саманту и пошел проверить свой злосчастный соус.
        - Иглать, па-па, са-гать! - Александра, последняя из тройняшек, обхватила его за колени. Она любила играть с Роумом, когда он ставил ее ножки на свои ступни и так шагал с ней по комнате. Ее кудри ярко-рыжего цвета обрамляли сапфирово-голубые глаза.
        - Только не сейчас, радость моя. Дай папочке попробовать обед, ладно? - Он мягко попытался ослабить ее железную хватку.
        Как всегда, номер не прошел.
        Темперамент Алекс был под стать огненному цвету ее волос. Так же, как и упрямая решимость, напоминавшая Роуму его шурина. Конечно же, такие свойства характера могли идти только по линии Куперов.
        И лишь появление Сэмми с яркой игрушкой в руках отвлекло Алекс, позволив папочке вернуться к дегустации своей стряпни. Он бросил свирепый взгляд на Джейсона, который держался за бока от смеха.
        - Что тут такого смешного? - рявкнул Роум, как будто сам не знал.
        - Ты сам, вот что! Представляешь, если бы совет директоров увидел президента компании, облепленного тремя малявками! Сюда бы мою видеокамеру - мог бы обеспечить себе на жизнь мелким шантажом!
        Роум еще раз помешал в кастрюльке и закрыл крышку. Если не видеть черные вкрапления, а судить лишь по густому аромату, исходившему от кастрюльки, то это был, безусловно, кулинарный успех.
        - Ничего, придет и твоя очередь, приятель. Что ты тогда, интересно, запоешь? - со злорадством произнес Роум.
        Джейсон отшатнулся в притворном ужасе.
        - Ну уж нет, только не я! Я никогда не попадусь в эту ловушку! Достаточно насмотрелся.
        - Знаешь, Джес, мне все это знакомо. Я рассуждал так же, когда Лисса посвятила меня в свой план отлова мужа. - Он зловеще ухмыльнулся. - Не могу дождаться, когда и тебя постигнет эта участь.
        - Долго же тебе придется ждать… Нельзя, Сид, оставь сейчас же!
        Джейсон кинулся к столу как раз вовремя, чтобы не дать Сидни выдрать клок волос Саманты. Обе девчонки подняли рев, к ним из естественной солидарности присоединилась и Александра.

«Должно быть, бог Хаос решил, что пренебрегать домом Новаков целых пятнадцать минут - недопустимая роскошь», - устало подумал Роум некоторое время спустя. Оставив соус кипеть на самом маленьком огне, он без сил повалился на диван. Тройняшки, наконец-то вымотавшись, тихо играли на полу.
        Джейсон, уютно устроившись в кресле, изумленно покачал головой.
        - И как ты все это выдерживаешь? - спросил он.
        Роум не смог ответить. Не мог найти слов, чтобы передать тихую радость и чувство удовлетворения, наполнявшие его душу. Пускай какой-нибудь недоумок ужасается беспорядку, который три маленькие негодницы ежеминутно вносят в его дом и его жизнь, - Роум не хочет другой жизни. Любовь Лиссы сделала его жизнь наполненной, а когда спустя одиннадцать месяцев после свадьбы родились Александра, Саманта и Сидни… тогда он счел себя самым везучим и самым счастливым человеком в мире.
        Пока он искал подходящие слова, чтобы объяснить все это другу, Сэмми вскарабкалась на диван и вытянулась вдоль его руки, привалившись к спинке дивана.
        - Бай-бай, папа?
        - Ага, крошка. Подремли немножко тоже, хорошо?
        - Лошо.
        За считанные секунды Сид и Алекс присоединились к сестренке, примостившись кто под боком, а кто на груди отца. Когда все трое заснули, он поверх малышек взглянул на Джейсона, который наблюдал эту сцену с чувством, близким к зависти.
        - Ради таких вот моментов ничего не жалко, - прошептал Роум.
        Джейсон молча кивнул.
        - Ты не взглянешь, как там мой соус? - также шепотом попросил Роум. - Хочется на минутку вздремнуть.
        - Конечно, дружище, - понизив голос, заверил Джейсон, - я присмотрю за соусом.

        Спустя час Лисса открыла заднюю дверь и остолбенела. Их общая комната выглядела так, как будто по ней промчался ураган. Из кухни несло подгоревшим соусом, а по меньшей три четверти всех кастрюль и мисок перекочевало с полок в мойку и на рабочий стол.
        Она открыла было рот, чтобы сказать что-то - или закричать, - но брат, поднявшись с кресла, остановил ее, приложив палец к губам.
        - Тихо, они спят.
        Лисса кивнула и на цыпочках прошла в комнату к дивану, где Роум лежал, нежно обнимая сразу всех трех малышек. Три ангельских личика, каждое на свой лад повторяющее черты их отца и ее собственные. Три дорогих ей существа, суть ее жизни.
        Лисса забыла о беспорядке. Забыла о подгоревшем обеде. Проложив себе путь через разбросанные по полу предметы, она опустилась на колени возле дивана и нежно отвела со лба Роума прядь волос.
        Не отводя взгляда от лица человека, которого она любила, Лисса прошептала брату:
        - Видишь, Джес? Разве я не говорила тебе, что он будет идеальным отцом?

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к