Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Кондрашова Лариса: " Приманка Для Двоих " - читать онлайн

Сохранить .
Приманка для двоих Лариса Кондрашова

        # Знакомство по объявлению…
        А ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?
        Почему бы в самом деле тридцатилетней женщине из большого южного города, уставшей от бесконечною одиночества и разуверившейся в браке, не ответить на «пикантное» объявление незнакомца?
        Но - ни к чему не обязывающие «короткие встречи» внезапно превращаются в НЕЧТО БОЛЬШЕЕ. В то, о чем втайне мечтает КАЖДАЯ женщина и КАЖДЫЙ мужчина. Ведь любовь не выбирает времени и места, а просто - ПРИХОДИТ!..

        Лариса Кондрашова
        Приманка для двоих

        Глава первая

        Маргарита отвела от монитора уставшие глаза и поморгала ими, устремила взгляд вверх, вниз, в стороны, описала знак бесконечности - все как советовал народный целитель Оманкулиев в своей знаменитой книге «Взгляни на мир светло». Мол, в результате такой тренировки глаза будут меньше уставать. И не только уставать. Зрение должно нормализоваться, сетчатка укрепиться, зрачок… Что там с ним станет, с этим зрачком, она забыла…
        Маргарита постепенно привыкла некоторые из его упражнений делать, водила глазами туда-сюда уже машинально, и то ли поэтому, то ли от осознания того, что закончен наконец монументальный труд, но, выключив компьютер, никакой рези в глазах она не ощутила.
        Иное дело спина. Она побаливала. Как у старой бабки. Но и то сказать, Маргарита просидела над клавиатурой, согнувшись, четыре часа.
        Почему согнувшись? Да потому, что недавно обнаружила у себя близорукость, которая от постоянного сидения перед компьютером потихоньку прогрессировала.
        Если упражнения Оманкулиева и укрепляли сетчатку и снижали напряжение, то имеющие место минус полторы диоптрии исчезать не желали, а зайти к окулисту, чтобы получить направление на корректировку зрения или хотя бы рецепт на приобретение очков, все не находилось времени.
        Может, выполняй она все советы Оманкулиева, восстановила бы и зрение, но ей было лень заниматься постоянно.
        Посторонний человек мог бы поинтересоваться: чем же это она так занята? Тоже мне, нашла оправдание: нет времени! Еще пусть скажет, что стимула нет. Какой нужен стимул женщине в тридцать лет, чтобы всего лишь позаботиться о своем здоровье?
        В Маргаритиной фирме ее считают работящей, усидчивой, чуть ли не трудоголиком. Никто и не подозревает в ней скрытого лентяя, который выполняет все поручения руководства в сжатые сроки не столько из любви к работе, сколько от лени: чем быстрее сделаешь, тем больше времени останется для отдыха.
        Кто-то из классиков советовал самые сложные проблемы отдавать для решения самым ленивым работникам. Они придумают наиболее короткий и легкий путь. Ну вот, работа закончена, и теперь Маргарита может заниматься своими неотложными делами. И где они? Их нет. Квартира прибрана, посуда помыта, продукты куплены. Можно посмотреть телевизор или почитать, но ни того, ни другого делать не хочется. Остается стоять и глядеть в окно.
        А за окном все люди как люди, гуляют с друзьями, родными - Маргарите видно, как поодиночке, парами и большими компаниями тянется мимо дома народ в сторону парка. Еще бы, первые дни октября, а на улице тепло, как летом, разве что без летней иссушающей жары.
        Где-нибудь в средней полосе сейчас, возможно, начинаются дожди, по утрам трава от инея седая, а деревья вовсю желтеют и осыпаются.
        У них же на юге деревья только начинают желтеть, а до листопада вообще далеко. И бабье лето наступит где-то в начале ноября…
        Коллега Маргариты Варя любит по поводу и без цитировать поэтов-классиков, причем не всегда дословно. Например, сегодня она сказала, глядя в окно:
        - Октябрь уж наступил. Уж роща отряхает последние листы с нагих своих ветвей.
        - Что вы, Варенька, - укорила ее старший экономист Людмила Степановна. - Ничуть не отряхает. Не раньше чем через месяц начнет отряхать.
        - Вот это-то и обидно, - со вздохом сказала Варя. А чего ей обидно, не пояснила. Можно подумать, голые деревья привлекательнее, чем деревья с листвой. Варвара вообще девушка странная. Вот так выдаст какую-нибудь фразу и замолчит и сидит, в облаках витает. Однако главбух Петр Аркадьевич почему-то не обращает внимания на эти ее витания. Он как будто уже определил для нее место в бухгалтерской иерархии, и Варя ему вполне соответствует.
        - Голова у Варвары светлая, - приговаривает он, - но как специалист она пока не сформировалась. Нет в ней осознания важности своей работы и миссии бухгалтера вообще. Молодая, исправится.
        Петр Аркадьевич - романтик бухучета, как про себя считает Маргарита. Нет осознания, это значит, что Варвару не заставишь брать работу на дом. Отбоярится:
        - Я - рядовой бухгалтер. Мне положено трубить от звонка до звонка. Главный бухгалтер - персона грата, ему положено баланс подписывать. Иное дело - зам главного, ей, как говорится, и карты в руки. Она за все отвечает, больше всех работает и, кроме главбуха, больше всех получает…
        Зарплата у Маргариты приличная, грех жаловаться, такую в городе еще попробуй найди, но и вкалывать приходится на полную катушку.
        Вообще-то работать дома приходится не так уж часто. И берет ее Маргарита по собственной инициативе. Ничего бы не случилось, если бы баланс сдали на день позже. Просто ей хочется - перед собой уж можно и не кокетничать - лишний раз услышать в свой адрес похвалу от Петра Аркадьевича. Наверное, это удел всех женщин, у которых нет семьи, - получать удовольствие только от работы. Хотя так думать и обидно.
        Как бы то ни было, все расчеты Маргарита закончила и теперь с чувством выполненного долга могла бы пойти… Например, навестить родителей. Старший брат Слава с семьей живет неподалеку от отца с матерью, и мама жалуется, что невестка посещает их чаще, чем родная дочь.
        Нет, посещение родителей лучше отложить до буднего дня. Все-таки сегодня суббота, хочется чего-нибудь неординарного. ЭТАКОГО, как сказала бы подруга Люська.
        Маргарита не понимала, откуда вдруг у нее это возбужденное состояние. Чего это она ждет? Мало ли суббот прошло у нее без каких бы то ни было событий: сходит к маме, сходит к подруге, вот и прошли выходные дни… Почему вдруг именно сегодня ей захотелось другого?
        Можно, например, позвонить Володе. Есть у нее такой знакомый…
        Маргарита скривилась, словно на зуб ей попала зеленая алыча. Этакая кислятина.
        Он ей, конечно, обрадуется, но весь вечер с ним будет до зевоты предсказуем.
        Володя накроет на стол. Обязательно поставит какое-нибудь собственноручно приготовленное кушанье. То ли грибы, то ли маринованное сало, то ли рыбу - он мужик хозяйственный, запасает все впрок и готовит так, что иной женщине остается только завистливо вздыхать.
        И будет уговаривать ее съесть то или другое, и будет ждать ее похвалы, а потом сиять от радости и скромно приговаривать:
        - Да вот, купил у проходной, одна бабулька продавала. (Или мужик на остановке торговал.)
        Это одна из его любимых тем: он все покупал «по случаю», такой вот оборотистый, мечта одинокой женщины.
        Они поедят на кухне, выпьют, потом Володя подвинет к ней табуретку и станет целовать мокрыми губами, тиская ее грудь.
        Когда Маргарита наестся - он терпеливо станет ждать ее насыщения, - Володя повлечет ее в комнату, включит музыку и начнет стелить постель…
        И если она замешкается, укоризненно скажет ей:
        - Ну что же ты, раздевайся!
        Звонить Володе не захотелось.
        Маргарита свела лопатки вместе и помассировала поясницу. Нигде в нашем государстве высокую зарплату просто так не платят. Даром - за амбаром, как сказала бы та же Варвара.
        Хорошо все-таки, что у Маргариты теперь своя квартира, хоть и однокомнатная. Она работает в фирме всего четыре года, а вот даже на покупку жилья наскирдовала…
        Нет, чего врать-то, родители примерно четверть нужной суммы добавили, но это вовсе не значит, что она не собирается им деньги возвращать.
        Маргарита уже второй год ничего из крупных вещей себе не покупала, все откладывала деньги. С премии, которую получит за своевременную сдачу баланса, еще не сможет с ними расплатиться, но вот с годовой премии долг отдаст.
        Она походила по комнате, полила цветы, вытерла пыль с пианино - забыла, когда в последний раз и открывала его. Она задумчиво побарабанила по крышке, но сесть и сыграть что-нибудь, например, столь любимые отцом вальсы Шопена, желания не возникло.
        Родители долгое время не могли смириться с тем, что дочь не стала музыкантом. Семь лет музыкальной школы коту под хвост. Чего ходила, спрашивается, каждый день гаммами да этюдами людям по ушам ездила…
        По словам педагогов, Маргарита подавала надежды как пианистка. Зато теперь она вполне квалифицированно вытирает пыль с инструмента: тщательно, фланелевой тряпочкой, каждую клавишу…
        Бывший муж Игорь отчего-то сердился, когда Маргарита садилась за пианино. Наверное, считал, что она старается показать, какая у него жена разносторонне образованная.
        Вернее, он говорил так:
        - Конечно, ты у нас умная, на роялях играешь. Что-то ты не музицировала, когда мы просто встречались, а тут вдруг растащило соседей по башке стучать. Хочешь классику послушать, купи диск - вон у твоего мужа какой музыкальный центр навороченный. В стране и так слишком много дилетантов. Я понимаю, ты знаешь ноты, но это не повод мучить своих ближних.
        При чем вообще ее ум и музыкальное образование, Маргарита не могла понять, как и то, зачем она вышла замуж за Игоря. За человека, которого не любила и который не любил ее. Разве может любящий человек говорить жене такое и раздражаться чуть ли не от любого ее движения.
        Они познакомились на дискотеке. Потом пару раз сходили в кино, потом в компанию к ее друзьям, потом - к его друзьям, а потом он сказал в один из дней:
        - Послушай, Савина, давай поженимся.
        Маргарита его предложению не удивилась. Но и внутри у нее ничего не дрогнуло. Только подумала: неужели у всех пар решение вступить в брак - создать новую ячейку общества! - происходит так же обыденно и пресно?
        Но откуда-то к ней пришло понимание: пора выходить замуж. И она ответила:
        - Давай.
        Не подумала о том, что Игорь не только не признался ей в любви, как, она думала, делают все женихи, а вообще никогда не произносил этого слова. Словно отвергал в принципе наличие такого чувства.
        Как сказал бы ее папа, за что боролись, на то и напоролись. Маргарита и сама не слишком эмоциональна. Вот и муж ей достался из той же породы. В кого она такая уродилась, бесчувственная? Весь клан Савиных - люди жизнерадостные, активные. Стреляют - так стреляют, любят - так любят…
        Если бы ее тогда спросили, почему она выходит замуж, Маргарита бы честно ответила:
«Все выходят».
        Как отнеслась к серьезному вопросу, такой результат и получила. В тридцать лет у нее в активе три месяца замужней жизни.
        Маргарита потрогала книги, которые купила вчера в магазине. Можно было бы полежать, почитать, но тоже не хотелось. Не сидится, не лежится, не читается ему… Против такого времяпровождения протестовало поселившееся в ней беспокойство. Словно она вдруг поняла: уходит время, а она ничего не сделала для того, чтобы использовать его с пользой. Баланс, конечно, не имелся в виду.
        Такое с ней нечасто случалось, но как раз теперь… словно воздух вокруг сгустился и стало труднее дышать…
        Почему вдруг в душе Маргариты появилось недовольство собой? Что-то изнутри будто толкало ее: надо куда-то идти, ехать, что-то делать…
        Именно тогда, когда сезон активной жизни у других людей сходит на нет.
        У Маргариты все не ко времени. Середина осени, природа готовится к долгому сну, а у нее, наоборот, что-то просыпается…
        Она взяла в руки газету объявлений «Все для вас» - подруга Люська попросила купить - и стала рассеянно просматривать.
        Нет, брачные объявления ее не интересовали. Один раз сходила замуж, и будет, еле-еле после развода в себя пришла. Не хочется даже вспоминать. Да и перед родителями было стыдно. Они напрягались, такую свадьбу закатили, чтобы любимая доченька с молодым мужем три месяца на квартире пожила и домой вернулась. Она, наверное, разводилась дольше, чем замужем была.
        В этих брачных объявлениях было все как в поговорке: «Бабы каются, а девки замуж собираются». То есть девок-то среди них, как, впрочем, и холостых парней, почти нет, а ищут себе пары люди, уже обжегшиеся на браках. Спасибо сказали бы, что живыми из мясорубки вырвались, так нет, опять туда же лезут. Никто выводов не делает.
        Она наткнулась на «Пикантные объявления», напечатанные вверх ногами. Надо понимать, для того, чтобы не оскорблять взгляд блюстителей нравственности. Мама бы сказала: «Вот вам плоды демократии - такая гадость печатается в газете!» Маргарита эти объявления никогда прежде не читала. Но сегодня у нее такой настрой. Захотелось вдруг сделать то, что прежде не делала.
        Чего только в этих объявлениях не было! Супружеская пара приглашала другую пару. В своем узком кругу надоело развлекаться, потянуло на групповуху. Геи и лесбиянки звали своих «единственных»… Молодой мужчина, красивый и чистоплотный, предлагал услуги состоятельным женщинам любого возраста.
        Маргарита некоторое время соображала: это что же, вроде мужчины-проститутки? Интересно, что толкает его на это? «Любой возраст» тоже разный бывает. Выходит, ему все равно? Или - не все равно, но за деньги он готов на все? Вот ведь как некоторым приходится свой хлеб зарабатывать! Труд, прямо скажем, не из легких.
        Впрочем, психолог из Маргариты не слишком умелый. Интересоваться всякими там геронтофилами.
        Вообще Маргарита обычно не покупает газету объявлений. Что ей в них искать? Работа у нее есть, кое-какая недвижимость тоже. Люську же интересуют какие-то рекламы ее соперников. А тут сын Костик заболел, сидит с ним дома, вот и попросила Маргариту купить ей эту газету.
        Может, съездить к Люське, проведать ее? Отнести эту самую газету… Однако не в субботний же вечер идти в семью, где болеет ребенок.
        Маргарита уже машинально опять опустила взгляд на газету. Надо же, случается, дает объявление вполне нормальный мужик. Откровенно пишет, мол, хочу женщину, и все, безо всяких там обещаний жениться.
        Нет, у нее точно не все дома: оправдывать мужчину, который женщину для секса ищет через газету! Разве что он инвалид какой-нибудь. Но тогда бы так и написал…
        Коллега Варвара - что-то Маргарита нынче все время ее вспоминает - обычно говорит:
«Я сегодня очень-очень сексуально озабочен!» Как раз подходит к пикантным объявлениям.
        Геи, лесбиянки, лесбиянки, геи… Глаза Маргариты из кучи других объявлений выхватили одно: «Дорогая! Если ты не ханжа и не зануда, если ты устала от серых будней и хочешь праздника, позвони мне, не пожалеешь!»
        Ты посмотри, какой самоуверенный! Не пожалеешь… Эти мужчины не могут не прихвастнуть. Только Маргарита вряд ли решится по такому поводу позвонить. Признаться постороннему человеку, что ты готова вступить с ним в половую связь. Или, как бы это помягче выразиться, согласна на праздник в постели с незнакомцем.
        Она представила себе, как позвонит и скажет: «Это вы давали объявление в газету?» Нет, слишком сухо. Лучше так: «Это у вас праздники устраивают?» Это вообще глупо. Что же сказать, когда он снимет трубку? Наверное, придется выбирать между сухо и глупо в пользу первого.
        И вообще этому объявлению уже вторая неделя. За столько времени ему сотня женщин позвонила. Тех, которые без комплексов. А праздника кому не хочется? Позвонишь ему, а он и скажет: еще одна озабоченная…
        Да какая разница, что он подумает! Встретились, отметили вместе этот, как его, праздник и разбежались. Может, они никогда больше не захотят друг друга увидеть. Город, слава Богу, большой.
        Минуточку… Неужели это она, Маргарита Савина, тридцатилетняя женщина с высшим образованием, заместитель главного бухгалтера крупной фирмы, порядочная женщина… всерьез размышляла о том, что сказать мужчине, которому она позвонит по телефону насчет сексуальных утех!
        Нет, надо срочно идти к Люське и признаваться: «Ты была права, у меня гормональный сдвиг вкупе с психическим».
        Нет, надо пойти на кухню, выпить кофе, отдохнуть - надо же, спина таки ноет! - и выбросить из головы все мысли об этой дурацкой газете! Впервые она не только обратила внимание на пикантное объявление, а и всерьез стала примерять на себя, вертеть так и этак… Жаль, что в России не принято ходить к психоаналитикам. Наверное, они сказали бы: это тревожный звонок. Или что там по такому поводу говорил старик Фрейд?
        Ее брат Слава утверждает, что мы и американцы, как говорят в Одессе, две большие разницы. Те же американцы чуть что и сразу открестятся - «Ноу проблем». Мол, твоя проблема, ты и решай.
        А у нас что есть для этого? Правильно, друзья. Придешь, расскажешь свою печаль, тебе нальют стаканчик, плечо свое подставят - поплачь, а потом опять нальют, дадут закусить - без закуски пьют только алкоголики, - чем не психотерапия!
        Вот ей, к примеру, стоит только приехать к своей подруге Люське и заговорить об этом, как та сразу предложит лекарство:
        - Давай я тебя с Павликом познакомлю (или с Федей, без разницы). Он, конечно, моложе…
        Это она так ненавязчиво намекает, что Маргарита - женщина не первой свежести. Они с Люськой ровесники, но у Люськи семья, ребенок, а у Маргариты - ничего. Почти старая дева. «Синий чулок» в глазах ее красавицы подруги.
        На возражения Маргариты по поводу этих самых гормонов Люська непременно скажет:
        - Тебе не замуж за него выходить, а для здоровья. И не известно, что хуже: на такое вот объявление ответить или позволить, чтобы Люська отвела тебя к молодому мужику, как Жучку на случку.
        Маргарита смутилась от собственных мыслей: повторяет грубые мужицкие шуточки, чего прежде себе не позволяла. Гормоны не гормоны, а то, что она в последнее время погрубела, не вызывает сомнений. На мужчин женщины оказывают облагораживающее влияние. А мужчины - на женщин? Неужели их отсутствие изменяет сущность женщины… Кажется, Маргарита вознамерилась в своих выкладках соперничать с Фрейдом? То-то бы он посмеялся.
        Маргарита сварила кофе - джезва у нее маленькая, как раз на одну чашку - и села пить, уставившись в одну точку: объявление упорно не выходило у нее из головы.
        Она и сама не знала, чего вдруг ее так зацепило: и этот жизнерадостный мужик - Маргарита почему-то представила его именно таким, веселым, довольным жизнью, любящим поесть. И его обещание праздника. Возможно, он даже женат… Но тогда чей же телефон дает в газете? Явно сотовый. Впрочем, если он человек обеспеченный, то вполне может иметь два мобильных телефона: один для всех, другой - для сексуальных утех.
        От раздражения Маргарита даже стала в рифму говорить. А на кого она раздражается? На газету. Так не читай. А мужик… кто его знает, может, нормальный мужик. Решил устроить себе приключение. Заскучал, а тут, как и ей, газета под руку попалась, объявления в ней бесплатные, позвони - напечатают. Вот он и решил похохмить…
        Постойте, что значит похохмить? Ради хохмы давать объявление в газету? Маргарита такое сделала бы в самую последнюю очередь. Когда уже все остальные средства испробованы.
        Средства от чего? От скуки или от одиночества? А если он страшный, как черт? В обычное время от него женщины шарахаются, вот он и заманивает их через газету…
        И находятся женщины, которые их читают. И даже собираются позвонить. Их-то что толкает? Неумение знакомиться? Нежелание быть одной? Тогда не надо было с Игорем разводиться. Разве можно узнать человека за три месяца? А то сразу взяла и чемоданы его за дверь выставила… Теперь уже Маргарита чуть ли не воевала. Не то с газетой, не то с самой собой.
        С Люськой Левик такое вряд ли бы случилось. Уж она бы свой выбор проверила до основания. А Маргарита? Ей все говорили: Игорь жутко положительный. Не пьет, не курит, не бабник. Зарабатывает неплохо. За ним будешь как за каменной стеной. Она и клюнула. Каменной стены захотелось?
        Игорь ухаживал за Маргаритой очень интеллигентно, с цветами, конфетами, посещением театров и кино. Поцеловал только на третий вечер.
        Она и подумать не могла, что в своем браке споткнется о такое препятствие… Об этом даже стыдно теперь говорить. Молодой, сильный парень, спортсмен, двадцати шести лет не может быть импотентом… Наверное, обвинили бы во всем ее.
        Так это было или не так, но истинную причину своего развода Маргарита никому не назвала. Кроме Люськи, конечно. Та сразу сказала:
        - Разводись. Это тебе не европеец. Тот бы сразу к врачу побежал. А наш будет искать причину в ком угодно, только не в себе, обвинять во всем женщину. Будет менять их одну за другой, каждый раз надеясь, что именно эта сделает то, против чего оказалась бы бессильной даже медицина… Возможно, ему попадется какая-нибудь дурочка, которая не станет от него ничего требовать, и будут они жить да поживать…
        О том, с кем и как будет жить Игорь потом, Маргарита не думала. Ее не интересовало, как вышла бы из такого положения другая женщина. Главное, в этом браке было плохо ей самой.

        Глава вторая

        Воспоминания нахлынули на Маргариту, увлекая ее в свой мутный омут. Ну не хотела она думать о том, что считала самой крупной своей жизненной неудачей. Просто удивительно, как много вреда может нанести самому себе человек, относящийся чересчур беззаботно к серьезным вещам. Казалось бы, сплошь и рядом люди разводятся. Ошиблись, с кем не бывает, но чтобы так…
        Брак с Игорем не просто испортил Маргарите жизнь. Искривил все ее прежние понятия, разрушил идеалы. Он поселил в ее душе злобный хихикающий комплекс, который заставлял ее бежать прочь от общества, где за ней пытался всерьез ухаживать хоть кто-то из мужчин.
        Одно слово «брак» вгоняло Маргариту в ступор, от которого она с трудом отходила.
        Итак, в мужья ей достался молодой человек, слабый именно по части секса. Люська в своих предположениях о будущих пассиях Игоря ошибалась, считая, что рано или поздно он встретит то, чего не нашел в Маргарите. Дурочку, которая не будет от него ничего требовать.
        Немудрено, что Люська не знала некоторых подробностей. А потому, что ВСЕ о своем браке Маргарита не могла рассказать даже ей.
        Как раз она, Маргарита, а не какая-то там дурочка, от Игоря ничего и не требовала. Искренне считала, что раз они поженились, нужно подождать, может, все само образуется. А если нет, то попробовать все средства: врачей, лекарства, внимание и заботу со стороны жены. Никакой личной инициативы. Хочет он - попробуем, не хочет - и нам ничего не надо. В конце концов, как она думала, можно прожить и без секса. Главное, любовь и уважение друг к другу.
        Как она была глупа!
        Однако инициатива всегда исходила от самого Игоря. Он не хотел смириться со своей немощью. Вернее, не мог поверить, что дело в нем. Снова и снова он мучил ее, ждал каких-то особых усилий, требовал, орал и оскорблял молодую жену:
        - Сделай же что-нибудь! Что ты лежишь как корова!
        Она честно старалась, выполняла его пожелания, уговаривала не волноваться. Маргарита, конечно, не врач, но тогда она прочла кучу литературы, пыталась вытащить его к медикам. Носилась с ним как курица с яйцом. Пыталась даже посадить его на особую диету.
        - Что ты боишься, давай к врачу пойдем, - уговаривала она, когда все ее усилия оказывались тщетными, - может, понадобится всего небольшой курс терапии. Сейчас такие мощные лекарства…
        - Я здоров! - раздражался Игорь. - Это с тобой у меня ничего не получается. Слишком ты… пресная для женщины, которая могла бы вызвать желание у мужчины!
        Это была даже не обида - оскорбление. Как может относиться к себе женщина, которую муж называет пресной? Неинтересной. Неспособной вызвать желание у мужчины…
        До свадьбы между ними ничего не было. Тогда Маргарита и это отнесла к числу многочисленных добродетелей будущего мужа. Он от нее ничего заранее не требовал! Ни у кого из ее знакомых девчонок такого не было. У них все происходило даже наоборот, их стремились уложить в постель, не предлагая жениться. А вот у нее Игорь - джентльмен. Хочет, чтобы все было добропорядочно. Он ее любит, уважает; думает прежде всего о ней…
        Сама себе рассказывала сказки.
        Теперь-то Маргарита понимала, что он просто боялся очередного провала, как прежде у него случалось не раз, и поспешил вначале на ней жениться. Видно, надеялся, что когда она будет в его власти, то не станет его избегать, как другие женщины после проведенной с ним ночи, а будет терпеть, как и положено хорошей жене…
        Интимные отношения между молодыми супругами превращались в пытку. Как в дурном анекдоте: «Нечего было с больными руками замуж выходить!» Но тогда ей было не до смеха.
        А один раз Игорь от злости на себя поднял руку на нее. Это оказалось последней каплей, переполнившей чашу терпения Маргариты. Конечно, супруги должны… и в радости, и в беде… но это же не значит, что четырехугольник в паспорте в графе
«Семейное положение» должен походить на ядро, прикованное к ноге каторжника.
        После такого «опыта» можно на всю жизнь отвратиться от секса. Потерять веру в себя как в женщину.
        Слава Богу, у нее хватало разума считать случай с Игорем не слишком распространенным, чтобы примерять его ко всем мужчинам и сторониться интимной жизни. Есть же вот такие веселые муравьи, как мужчина из объявления. Который праздник гарантирует.
        А она в который раз все вспоминала, размышляла: в чем ее вина? Почему ее жизнь не может быть нормальной, как у других женщин? Неужели она такой плохой человек, что не заслуживает хоть капельку счастья? К глазам Маргариты подступили слезы. Не хватает еще ей рыдать над своей несчастной судьбой! «А ну возьми себя в руки», - чуть ли не приказала она себе.
        Вот почему ее взгляд именно на пикантном объявлении задержался - из-за того, что с некоторых пор Маргарита в себе не уверена. Ей больше не хотелось жить с этим чувством, будто она не такая, как другие женщины. Может, для того, чтобы поверить в себя, Маргарите и нужен был как раз такой посторонний мужчина. Из ниоткуда.
        Тот, который не станет примериваться к ней как к жене, больше всего подходил для этой цели. А вдруг и в самом деле у Игоря только с ней ничего не получалось?! Значит, как женщина она никуда не годится, и потому в тридцать лет у нее нет ни семьи, ни детей.
        Нет, это ужасно, она уже добрых полчаса буксует на одном и том же: ест себя поедом, самоедка чертова! В конце концов с этим нужно что-то делать.
        Маргарита вышла в коридор, зажгла свет и стала рассматривать себя в большом, до полу, зеркале. Будто раньше не видела.
        Сейчас она пыталась сделать это отстраненно. Так, как смотрят на нее другие. Глазами посторонних.
        С чего начнем? С фигуры или с лица?
        Наверное, лучше с лица. Даже если мужчина смотрит на ножки женщины, потом он все равно переводит взгляд наверх. Высказалась!
        Кстати, ноги у нее не кривые. Говорят, стройные. При росте метр семьдесят два мало у кого ноги короткие. Вот и у нее - длинные и стройные. Не худые и не полные, в самый раз. Лодыжки тонкие, ступни узкие… Собой она собралась торговать, что ли?
        Талия - шестьдесят два. На два сантиметра больше международного стандарта. А бедра, наоборот, на два сантиметра меньше.
        Грудь - третий размер. Средняя.
        Шея - довольно длинная, без холки, как у ее бывшей однокурсницы Кристины. Наверное, такую шею нельзя назвать лебединой, но, возможно, поцеловать ее кому-то захочется. Вот вам!
        Волосы - каштановые, слегка вьющиеся, до плеч.
        Не для того, чтобы прикрыть уши. Их Маргарита вполне могла бы носить отдельно, как модную сумочку. Потому что у нее они маленькие, розовые. Бывшему мужу нравились у нее именно уши.
        Смешно, если смотреть на нее глазами Игоря. Что-то с ушами!
        Нос - не курносый, но и без горбинки. Трудно и оценить. Нос как нос. Прямой. Небольшой.
        Губы. Нижняя слегка выдается, верхняя поджата, словно Маргарита на кого-то сердится. Тот же Игорь советовал: «Отпусти губу, не злись!» Она, кстати, и не злилась, но после этого о губе всегда помнит, старается ее «отпустить».
        Подбородок тоже обычный. Без ямочки. Не вздернутый. Не удлиненный. Не скошенный… не слишком ли много «не»?
        Чем Маргарита может гордиться, так это ресницами. Они у нее длинные, пушистые, благодаря чему и глаза ее, светло-серые, кажутся темнее и значительнее. Если же их накрасить тушью «тройной объем»… Это она уже хвастается. На самом деле если ее глаза не подводить, то они кажутся совсем светлыми. Почти прозрачными, и в международные нормы красоты никак не укладываются. Нет в них глубины.
        Это что же получается, в ее внешности не так уж и много плюсов? Средний облик средней женщины тридцати лет, разведенной, без детей.
        Ревизия объекта закончена!
        Теперь бы ему найти место. В том смысле, что нужно поместить его в свободную ячейку - общества! - и пусть не мается, а делом занимается.
        Всякие глупые мысли в голову лезут от безделья. Поэтому что надо сделать? Правильно, занять ее чем-нибудь! Например, взять и позвонить по номеру, указанному в «Пикантном объявлении». И сразу все станет на свои места. Она все-таки зациклилась на этом объявлении!
        Но можно ведь просто приколоться. Позвонить и послушать, что этот мужчина ей скажет? Уже по голосу можно кое-что узнать.
        Ой, Савина, совсем спятила. Что же на свете делается! Неужели это ее рука набирает номер? Опомнись, Маргарита, пожалеешь, да поздно будет. Что? Кому это ты говоришь, чтобы не каркал? Внутреннему голосу? Умному и трезвомыслящему?
        А вот голос, откликнувшийся в трубке, был не без приятности, такой бархатный баритон, обладатель которого казался чем-то недовольным. Маргарита еще больше заволновалась от этого обстоятельства, но так как была человеком воспитанным, трубку бросать не привыкла, то начала заикаясь:
        - Я звоню… прочитала в газете…
        Он даже не дослушал и задал, по ее мнению, более чем странный вопрос:
        - Вы со своего домашнего телефона звоните?
        - Да. Из дома, - пробормотала она.
        - Продиктуйте его мне, пожалуйста.
        Ничего не понимая, она покорно продиктовала номер телефона.
        Тут же раздались частые гудки, и Маргарита, пожав плечами: псих какой-то! - положила трубку. Впрочем, телефон тут же зазвонил. Тот же мужской голос на ее
«Алло» довольно пробормотал:
        - Ну вот, теперь другое дело. Здравствуйте!
        - Здравствуйте, - протянула Маргарита. - А зачем вам понадобился мой номер телефона? Вы всем обязательно перезваниваете?
        - В том-то и дело, что вам - первой. Вначале я сдуру ничего не спрашивал, но пару раз зазря прождал на условленном месте - среди женщин попадаются такие юмористки, что когда вы позвонили, решил подстраховаться. Если вы тоже собираетесь надо мной подшутить…
        - Ничего такого я вовсе не хотела делать, - запротестовала Маргарита. - Я вообще не знаю, зачем позвонила.
        - Я знаю зачем, - самоуверенно провозгласил мужчина. - Но как частенько бывает, сделаешь что-то сгоряча, а потом жалеешь, мол, что обо мне подумают, то да се, начинают пятиться назад. Но раз вы ничего такого делать не собирались, значит, вы смелая женщина.
        - Вообще-то не очень.
        - Вы позвонили так вовремя. Суббота. Погода прекрасная. Может, сегодня и встретимся?
        - Сегодня?!
        Она была в шоке.
        - А что тянуть? Вы ведь завтра не работаете?
        - Нет, мне, как и всем, на работу в понедельник.
        - Вот видите, значит, можно рано не вставать. Маргарита тихо ахнула про себя. В каком смысле - не вставать? Он что, намекает - с одной постели? Разве их встреча будет длиться так долго? Нет, надо отказаться, иначе будет поздно.
        Но пока она размышляла об этом, он по-деловому схватил быка за рога:
        - Вы живете далеко от центра?
        - Десять минут езды на трамвае.
        - Значит, я буду ждать вас в шесть часов напротив драматического театра, у киоска
«Роспечать». Одет буду в серый костюм, серый, с белым, галстук, а через руку переброшу светлый плащ. Кстати, меня звать Максим.
        - А меня Маргарита.
        - Здорово. Получается эм квадрат.
        - Что? - удивилась она.
        - Это я по поводу наших имен - они начинаются на одну букву.
        - Тогда уж не эм квадрат, а два эм.
        - А почему?
        - Мы ведь собираемся встретиться по объявлению, не так ли?
        - Надеюсь на это.
        - А в переводе на язык цифр наша встреча - простое арифметическое действие, в то время как эм квадрат значит возведение в степень. А возведение - действие более сложное.
        Слышно было, как он одобрительно присвистнул, но все же спросил:
        - Вы не слишком высокого мнения о нашей будущей встрече, не так ли?
        - А вы, значит, высокого?
        - Ишь, хитрая! Смотря что от нашей встречи ждать. Да и можно ли ее перевести на язык простой арифметики?
        - Наверное, можно. Вы дали объявление - я откликнулась.
        - А вам, похоже, палец в рот не клади. Маргарита улыбнулась про себя. Ее забавляла их шуточная пикировка и нравилось, что мужчина на другом конце провода не говорил никаких пошлостей, чего она подспудно боялась.
        - Могу признаться: вы первый, кто сказал мне такой комплимент.
        - Так вы придете?
        Отступать было поздно. Если она не хотела продолжать с ним общение, надо было сразу положить трубку и не диктовать ему свой номер телефона, по которому при желании можно вычислить и ее фамилию, и адрес.
        - Приду.
        - Отлично. Значит, до встречи.
        Интересно, почему другие женщины не приходили к нему на свидание? Вовремя опомнились? Тоже собирались приколоться, потому и звонили? Или, посмотрев на него со стороны, убегали прочь, благословляя Бога, что не сообщили ему о себе никаких сведений?
        Куда ты влезла, Маргарита?
        Она походила по комнате, нервно сжимая руки, но ею владел не испуг, а странное возбуждение. Неужели такое действие на нее оказал один звук его голоса? Или она захмелела от собственной смелости?
        Скорее всего безоглядности. Народ посмеется от души, если этот газетный абонент окажется маленьким, плюгавеньким, где-то метр с кепкой, чуть выше ее плеча. Вот только самой Маргарите будет не до смеха.
        Но что интересно, она даже не сразу сообразила, в каком виде мужчина, назвавшийся Максимом, собирается прийти на встречу с ней. Человек, который пишет в «Пикантные объявления», будет одет в серый костюм и серый, с белым, галстук!
        Простите, Маргарита Петровна, а вы думали увидеть своего будущего партнера по сексу в спортивных штанах с пузырями на коленях? Или в пальто с ватными плечами и россыпью перхоти на нем?
        До чего есть все-таки странные женщины на свете! Они сначала делают глупость, а потом рассуждают, что это они такое учудили!
        Маргарита распахнула платяной шкаф и выложила на угловой диван все свои наряды. Задачка, которую ей предстояло решить, была не из легких: как одеться на встречу с Максимом?
        А что, если предстать перед ним в виде этакой роковой женщины? Шляпа с широкими полями, длинный розовый шарф, подведенные черным карандашом глаза, на шеках румянец.
        Этот образ нравился ее подруге Люське. Она утверждала, что с таким макияжем Маргарита сама на себя не похожа и даже красива. Она любила подчеркивать, что внешность Маргариты в остальное время не более чем заурядная.
        Другая бы, наверное, на такую подругу обижалась, но она знала, что Людмила и в самом деле так считает. Что ж, этот тип красоты ей непонятен, только и всего. Так обычно успокаивала себя Маргарита. А Люська смеялась:
        - Маргошенька! До чего ты у меня девка честная. Ну кому бы понравилась такая горькая правда? Ты же только украдкой вздыхаешь, да и все. Ничего, мы будем подчеркивать то, что у нас есть хорошего. Например, тонкую талию, высокую грудь, длинные ноги.
        И на том спасибо. Благодаря подруге Маргарита стала покупать обувь на высоком каблуке, научилась ходить не горбясь и грудь свою гордо несла, так что пару раз даже услышала вслед:
        - Ух ты, какая!
        Нет, роковой образ для такой ситуации не подходит. То есть ее партнер и так представляет себе женщину, не слишком обремененную моральными принципами. Зачем же это представление еще и усугублять?
        Можно изобразить спортивный стиль, но подойдет ли он для интимного свидания? Не подойдет. Элементы гардероба один за другим отправлялись в шкаф, бракуемые придирчивой хозяйкой. В конце концов, она решила, что если по Люськиной методе и подчеркивать свои достоинства, то самую малость. Разве что только их обозначить.
        Итак. Юбка узкая, но не слишком короткая, достаточно для того, чтобы увидеть стройность ног. Свитерок из тонкой шерсти, облегающий - кто захочет, тот увидит, что он облегает.
        Теперь лицо. Как следует накрасить только ресницы. Глаза подвести чуть-чуть, румянца никакого не надо, она и так от волнения всегда краснеет, и помада естественного тона.
        Что сказала бы наша подруга Люська?
        - Фу, серая мышка!
        Ну и пусть. Духи у нее французские, братик подарил. Запах Маргарите нравился. Теперь можно поставить точку. Как пели в оперетте, здесь у нас конец куплета.
        Она сгоряча выскочила из дома рано, на часах только пять вечера натикало. А ехать-то всего ничего.
        Маргарита взяла в киоске у дома свежую «Комсомолку», пропустила три трамвая, с небрежным видом просматривая газету.
        Она вышла за две остановки до места встречи и медленно пошла пешком. Положительно, сегодня время работало против нее.
        И до свидания оставалось еще уйма времени.
        В общем, Маргарита перестала с ним бороться, а просто села на лавочку невдалеке от места встречи так, чтобы было видно всех, кто появляется возле драмтеатра, и стала читать газету, время от времени посматривая на часы, стрелки которых сегодня ползли со скоростью черепахи.

        Глава третья

        В это самое время тот, чье объявление прочитала накануне Маргарита, тоже не был так спокоен, как бы ему хотелось.
        Он тоже в который раз спрашивал себя и не мог ответить, почему вдруг дал это объявление. Наверное, оттого, что в последнее время стал особенно чувствовать свое одиночество.
        По обычным житейским меркам он не был абсолютно одинок. У него имелись мать, сестра - пусть и жила в Новосибирске, далеко от дома. У него был хороший друг, он же компаньон, у него были знакомые женщины, которые не отказали бы ему в ласке. И все же он был один.
        Ему не с кем лежать рядом в одной постели, делиться своими мыслями и планами, не с кем отправляться в поездки, ходить на премьеры и презентации. У него не было любимой женщины.
        Конечно, смешно надеяться, что ту, единственную, он найдет таким вот дурацким способом, но другие он уже перепробовал, и когда звонил в газету, совсем по-детски думал: «А чем черт не шутит!» В том смысле, что дуракам везет.
        Мама прежде все пеняла ему:
        - Ты дожил до возраста Иисуса Христа. Я не хочу сказать, что в тридцать три года ты должен быть святым, но жениться тебе давно пора. У всех моих подруг растут внуки.
        - Мама, скажи спасибо, - отшучивался Максим, - ты должна быть мне благодарна. Твои подруги - и ровесницы - давно бабушки, а ты у меня молодая женщина! И потом, неужели тебе хочется остаться одной, когда я женюсь и стану жить с женой на квартире?
        - Не хочется, - соглашалась мама, - но я не могу думать только о себе, имея взрослого сына! У меня был муж, я прожила с ним долго и счастливо. Мы родили Юлю, тебя. Будь жив папа, что он сказал бы? Неужели его род прервется на тебе?
        - По-моему, ты забыла Анюту! - напомнил ей Максим. Это был самый сильный аргумент. Услышав его, мама от смятения даже на некоторое время замолчала, как если бы перед ней встали те два страшных года, когда молодая жена Максима жила в их доме, а потом слабо возразила:
        - Но неужели хорошие девушки в один момент все перевелись? Твои одноклассники и однокурсники почти все женаты, у них давно есть дети. Думаю, таких, как Анна, на свете не так уж много. Тебе просто не повезло. Это бывает…
        - Безусловно, хорошие девушки есть, - соглашался Максим, - но мне пока не попадаются. Наверное, у тебя сын невезучий.
        Он нарочно, так сказать, подпускал слезу, потому что и вправду за это время успел навидаться всяких девушек и женщин. С детьми и без. Исключительно положительных и не очень. Красавиц и просто хорошеньких. И ни одна не пробудила в его душе чувства озарения, которого он ждал: вот она!
        Да что там озарения! Он уже и не верил в какой-то особый взрыв, вулкан страстей, он всего лишь ждал женщину, которую захотел бы видеть подле себя всю жизнь. Ту, которую хотел бы назвать женой.
        Может, после кратковременной женитьбы на Анне Максим просто боялся заводить серьезные романы? А потому всяческие отношения с намеком на серьезные невольно старался побыстрее свернуть. Его закадычный дружок Димка шутил о нем, что пуганая ворона куста боится.
        - Ни фига себе куст! - сердился Максим. - Предлагаешь заводить семью только потому, что она есть у других?
        - Тогда женись по расчету. Говорят, такие браки самые крепкие. А сколько браков по любви терпят крах уже в первый год совместной жизни? Посмотри хотя бы на меня. Помнишь, как я по Милке убивался? И что теперь? Теперь я завидую тебе, холостяку, а то, что уговариваю последовать примеру других… не обращай внимания. Могу лишь процитировать Аркадия Райкина: «Есть люди, которые чувствуют себя плохо, когда другому хорошо».
        Но все увещевания друзей и родных не стоили ничего по сравнению с воспоминанием, как их всех троих - тогда еще был жив отец, - лихорадило при одной мысли о том, что скоро придет с работы Анюта и тут начнется! Трое взрослых самостоятельных людей боялись пигалицы, которая едва доставала Максиму до плеча!
        Как могла девушка с ангельским личиком, нежным голоском - именно такой она всегда была с Максимом, пока они встречались, - превратиться в фурию, лишь стоило им пожениться!
        Она взрывалась из-за каждой мелочи, ее все раздражало. В такой обычно тихой квартире Бобровых, где члены семьи относились друг к другу с любовью и уважением, теперь постоянно стоял ор. Милая Аннушка, оказывается, вообще не умела - или не хотела - общаться с окружающими без раздражения.
        Если она чего-то не добивалась от домашних обычным криком, она падала на пол и начинала выгибаться в судорогах. На ее губах выступала пена. Мама в ужасе бежала вызывать «скорую помощь», отец держал голову невестки, чтобы она не билась о пол, а Максим обливался холодным потом от страха, что сейчас она умрет и не только его, но и отца с матерью суд обвинит в том, что они довели молодую женщину до смерти. Боже, кого он привел в дом родителей?
        Его влюбленность испарилась как дым, не прошло и месяца, но он еще два года честно старался наладить отношения между ними, угодить Анюте. Да что там угодить - он выстилался перед ней, стоило ей слегка нахмурить лоб… Но сколько человек может делать то, что ему не свойственно? Если, конечно, он по натуре не раб. Всякому терпению приходит конец.
        К счастью - это мама так считала, к счастью, - Аннушка не успела в их доме прописаться. Она была прописана в квартире бабушки и с нетерпением ждала, когда та сойдет в могилу.
        - Лишняя жилплощадь нам не помешает, - ворковала она Максиму, будучи невестой.
        Странно, он ничего особенного в ее планах не видел. Может, потому, что эту самую бабушку не знал и она представлялась ему просто старой грымзой, которая зажилась на свете и не дает житья своей милой внучке.
        Через год после его развода с Анной та уже жила в двухкомнатной квартире в центре города. Квартире так называемого старого фонда, с высокими потолками, огромными кухнями и длинными коридорами.
        Если бы Максиму сказали, что Анна помогла бабушке сойти в могилу, теперь он не слишком бы удивился, потому что подозревал: за два прожитых с ней года Бобровы еще и не успели ее до конца узнать…
        - Если бы Анна у нас прописалась, будь спокоен, она сумела бы отхватить свой кусок, - все рассуждала мама.
        - Какой - свой? - удивлялся Максим. - Эту квартиру получили вы с папой.
        - Не знаю как, но будь уверен, отсудила бы. Вытребовала. Прорубила бы другую дверь. Пристроилась. У нас такие прозрачные законы. Если кто-то хочет обидеть более слабого, но через суд, это ему почти всегда удается.
        Максима, конечно, задевало упоминание про слабость, но в глубине души он с матерью соглашался: те, кто воспитан и деликатен, перед хамством именно слабы. К тому же Анюта все-таки была женщиной, а в роду Бобровых с женщинами воевать считалось непорядочным.
        В последние годы, имея свое дело и не завися от дураков начальников, Максим поднаторел в обращении с хамами. Он уже не сжимался внутренне и не отступал, когда на него бесцеремонно «наезжали», но чувствовал, что в глубине души у него остался страх перед хамством женским. Перед ним он был бессилен. Знал, что ни при каких обстоятельствах на женщину руку не поднимет.
        Таких дамочек укрощали другие мужчины, те, которые были не обременены хорошим воспитанием. И романтизированными представлениями о слабом поле. Не считали, что поднять руку на женщину непорядочно. Скорее, наоборот, уверяли, что каждой бабе требуется хорошая порка…
        После развода, вместо того чтобы получить передых, оглядеться и обдумать житье, будто нарочно Максиму стали попадаться девушки, которые непременно хотели замуж. И побыстрее. Такое впечатление, что судьба испытывала его на прочность: выдержит он или не выдержит напора очередной претендентки на место у его семейного очага.
        Девушки тут же стремились познакомить его со своими родителями, представить всем своим друзьям. И вообще торопить события, толкая его к новому браку.
        Никто из его пассий не понимал или не хотел понимать, что он еще не отошел от стресса, пережитого в прошлом. Все они хотели добиться своего насколько можно быстрее. Как говорится, сразу и сейчас.
        Наверное, опять ему не везло. Не могут же быть все девушки такими назойливыми. Он подозревал, что если бы любил кого-то из них, совсем по-другому относился бы к желанию женщины быть с ним рядом, иметь его своим мужем.
        Он знал, что сейчас модны такие отношения, как гражданский брак, но и это его не влекло. У него от одного слова «брак» мурашки бежали по коже. Никаких браков!
        В этой категоричности было, конечно, слабое место: Максиму, как и его маме, хотелось детей. Но иметь их не от кого попало, а от любимой женщины. Получался замкнутый круг, разорвать который не было возможности. По крайней мере пока.
        Если копать в глубь проблемы, то слабых мест получалось не одно, а два. Второе он все время носил с собой, как ни пошло это звучит. Что поделаешь, против природы не попрешь. Ему нужна была женщина.
        Другой мужчина на его месте не стал бы ломать голову над проблемой, которая не стоила выеденного яйца, разве так уж трудно найти женщину для постели? Но девочки по вызову его не интересовали, к ним он испытывал брезгливость. А на брак ради секса он не мог согласиться.
        Словом, в один прекрасный момент Максим не придумал ничего лучше, как дать объявление в газету. Уж тут-то можно было обойтись без экивоков. Женщина, которая согласится на отношения, ни к чему не обязывающие, ничего не станет от него и требовать.
        Он, конечно, не думал, что ему прямо так сразу и повезет, но что начнется ТАКАЯ непруха, он, конечно, не ожидал.
        Самый первый звонок Максима ошеломил. Позвонила какая-то девица с юным писклявым голоском и сказала, что он, в натуре, клевый пацан и придумал классную замануху насчет праздника.
        - Я тебя уже хочу, в натуре! Мы придем с подружкой. У тебя хата есть?
        - Есть, - осторожно проговорил он. - Но почему с подружкой? Может, вы чего-то не поняли?
        - Поняла, лапа, чего ж тут не понять. Но вдвоем - это же скучно! А покувыркаться втроем - полный отпад!
        - Я предпочитаю вдвоем, - сказал он с нажимом.
        - Ну и козел! - обиделась девица. - Тебе, наверное, сто лет, и ты в групешник ни разу не прикалывался!
        Если ей лет пятнадцать, подумал Максим, то тогда ему и вправду все сто. И он впервые засомневался, что решение дать объявление в газету было правильным.
        Правда, следующий звонок Максима обнадежил. Женщина, позвонившая ему, показалась разумной и не лишенной практичности. Ее интересовало, где они встретятся, сколько времени проведут вместе, и даже назвала марку своего любимого шампанского - «Вдова Клико», - надо сказать, весьма дорогого, которое он, однако, постарался достать. Пришлось поездить по городу, поискать. Сей благородный напиток отыскался лишь в элитном магазине «Деликатесы».
        Он приехал к назначенному месту свидания, оставил машину на ближайшей стоянке и тщетно прождал почти час. Женщина не пришла.
        Возможно, она и приходила, но чем-то Максим ей не понравился. Потому женщина поглядела на него издалека, а подходить не стала.
        Потом позвонила еще одна. Веселая и разбитная. Кокетливо спросила у него:
        - А вы не извращенец?
        - Нет. Думаю, я вполне нормален.
        - Праздник, говоришь? А ты как, материально обеспечен?
        - Вполне.
        Что-то показалось странным в ее голосе. Словно она едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться. Правда, потом разговор перешел в сугубо деловую фазу: где, когда, - и он отмахнулся от собственных подозрений. Но и эта женщина не пришла.
        Теперь Максим уже начал комплексовать. Может, у него до сих пор нет семьи вовсе не по причине отсутствия подходящих женщин, а потому, что все дело в нем самом? Но в то же время совсем недавно ему пришлось чуть ли не бегством спасаться от предлагаемого венца… Что он не понимает в современной жизни?!
        Третья женщина на свидание пришла. На вид ей было лет пятьдесят. Оказывается, надо было хотя бы приблизительно оговорить возраст. Все-таки он не мальчик по вызову.
        Небольшого росточка, толстая - как говорил его друг Димка, хоть поставь, хоть положи, и ко всему прочему раскрашенная, как старинная деревянная игрушка.
        Он откровенно испугался и даже хотел к ней не подходить. Но потом вспомнил то чувство унижения, которое испытал, не дождавшись обещанной встречи от любительницы дорогого шампанского и от другой, смешливой, пересилил себя и подошел.
        Представился, поцеловал ей руку и извинился. Сказал, что объявление дал сгоряча, когда поссорился со своей невестой. Теперь они помирились, и он просит прощения, что зря ее обнадежил.
        Женщина не сказала ему ни слова. Только натянуто улыбалась и кивала.
        Потом позвонила еще одна, с таким строгим командным голосом, словно собиралась не переспать с ним, а пойти на военные учения, где командовала бы им как старший по званию. В конце разговора она отчего-то обозвала его желторотым птенцом, которому нечего делать, и повесила трубку.
        Он решил заменить sim-карту мобильника с номером, засвеченным в дурацкой газете, и позабыть его навсегда. А заодно и свое неудачное объявление как глупый сон. У его мобильного телефона будет другой номер, и если на свидание не придет еще и Маргарита, что ж, этот облом он переживет, но о его фиаско никто не узнает.
        Насчет фиаско, понятно, он никому не скажет, а вот насчет карты… Он набрал номер телефона друга.
        - Послушай, Димон, ты вроде собирался поменять свою sim-карту.
        - Собирался, а что?
        - Поменяй заодно и мою, ладно?
        - Хорошо, когда поеду, возьму и твою. А что, поклонницы замучили?
        - Типа того. Один мужик все время своей любовнице звонит, а номер телефона мой набирает.
        - Звучит очень убедительно. Но все равно с тебя бутылец.
        - Само собой!
        Вот и телефонная проблема, можно сказать, исчерпана. Так что Максим решил прибегать впредь к традиционным способам знакомства, тем более для укладывания женщин в постель.
        Надо сказать, Маргарита попала Максиму под горячую руку. Она позвонила как раз в период его острого недовольства собой и своим поступком.

«Еще одна любительница острых ощущений, которая в последний момент струсит», - подумал он, понимая, что сколько бы русские ни смотрели порно-фильмов, сколько бы ни читали эротической литературы, преодолеть в себе исконно русскую стыдливость, не иначе на генном уровне, в общей массе им не скоро удастся.
        Но, поговорив с ней, он понял: с Маргаритой облома не будет. То есть внешне она может ему и не понравиться, но то, что она придет… В этом, непонятно почему, Максим был уверен.
        Может, она и человек хороший… Смешно так говорить о женщине, с которой собираешься просто переспать. Да он и не думал даже ее обижать. Как обещал, устроит праздник. Понятное дело, праздник в собственном представлении. С цветами, хорошим шампанским, накрытым столом. И потом, в постели, постарается сделать все по высшему разряду. Чтобы она запомнила их встречу и тоже о своем звонке не пожалела…
        Никто не виноват в том, что когда-то он женился на Анюте и что после этого брака не собирается больше себя связывать. Хотя, если подумать, своей жене и их будущему ребенку он смог бы обеспечить достойную жизнь.
        При Анне у него еще ничего такого не было. Может, потому она и злилась? Посчитала его подходящей для себя партией, а он в то время был всего лишь послушным сыном. Ездил на старой «копейке» отца…
        Два года прошло с тех пор, как у него появилось свое дело. На прежней работе менеджером по продаже древесины Максиму удалось скопить немного денег, которые он решил на пару со своим другом вложить в производство мебели. Они открыли свой цех, и как ни пророчили им коллеги-товарищи скорый крах, мол, деревом не занимается только ленивый, дело у них пошло.
        Теперь Дима - его друг и напарник - мотался по краю в поисках нужной древесины, а Максим продавал готовую мебель. Они хорошо знали рынок, изучали импортные каталоги - Максим читал даже книги по психологии, где говорилось, как организовать успешную торговлю. С учетом не только запросов покупателей, но и их доверия к продавцу как к хорошему специалисту, который уважает прежде всего их мнения и пожелания.
        Максим научился работать с потенциальными покупателями так, что в недалеком будущем они опять появлялись и порой приводили с собой друзей и родственников.
        Словом, в прошлом году Максим первым делом купил себе двухкомнатную квартиру, памятуя о том, как тяжело отразился на здоровье родителей его неудачный брак. Ему даже казалось, что постоянные встряски, которые устраивала Бобровым Анюта, ускорили прогрессирующую сердечную болезнь отца. Он умер от инфаркта, хотя эта болезнь не всегда приводила к летальному исходу.
        В его новой квартире недавно закончился ремонт, и теперь Максим любовно заполнял ее мебелью, изготовленной по собственным чертежам. Правда, он еще не купил шторы на окна, а пользовался пока мамиными, которые она в свое время купила, но вешать не стала, считая, что они вместо уюта создают настроение полной изоляции от окружающего мира.
        - Где были мои глаза, - ворчала мама, когда отец со стремянки прицепил шторы на новые мощные карнизы - прежние сгибались под их тяжестью.
        - А по-моему, неплохо, - говорил отец, - в комнате стало как-то по-особому интимно, что ли.
        - Вот именно, интимно. Но ведь это же не будуар какой-нибудь кокотки, а всего-навсего обычная гостиная.
        Зато Максиму как раз в спальне интим и не помешает, а сменить эти шторы на другие он всегда успеет. К тому же в спальне стояла огромная кровать, глядя на которую его знакомые постоянно ехидничали о сексуальных аппетитах хозяина. Мол, нормальному мужику такая кровать слишком велика…
        В большой комнате на полу от стены до стены лежал ковер в тонах осенней листвы, под который, как он рассудил, будет легче покупать все остальное. По ковру он с удовольствием ходил босиком и представлял, как некая стройная девушка вступает на него босыми ножками… Словом, на чей-нибудь посторонний взгляд он вел себя как человек, которому и хочется, и колется, и мама не велит. Или искривленное подсознание.

«Начинять» квартиру ему предстоит еще долго. В ней даже телефона нет - городская телефонная станция то ли не успевает телефонизировать всех желающих, то ли заработала достаточно денег для того, чтобы не спешить выполнять заказы на установку стационарных аппаратов, а ее специалисты могли сидеть и плевать в потолок, работая ни шатко ни валко, между плевками.
        Конечно, у Максима был мобильный телефон, и он вполне им обходился, потому что все еще жил в доме родителей, не спеша заселиться окончательно в свою новую квартиру. Они с мамой прекрасно ладят, у него и в родительском доме есть своя комната, так что обставлять и ремонтировать квартиру можно долго.
        Телевизор у него в квартире уже стоит, «Тошиба» японской сборки. Семьдесят два сантиметра по диагонали. Холодильник «Самсунг»… Кстати, о холодильнике. Неплохо бы его наполнить, раз он так наехал на эту Маргариту, требуя, чтобы она согласилась на встречу сегодня. Как говорят нынче крутые ребята, надо отвечать за базар.
        И на все про все у него только три часа. Нужно мчаться на рынок, покупать полуфабрикаты… Мясо тоже не помешает. А вдруг у них все так хорошо сложится, что Маргарита останется ночевать. Значит, кроме ужина, нужно позаботиться о завтраке и, может быть, даже обеде… Ишь, разлетелся!
        Однако настроение у Максима и вправду поднялось. Как ни крути, впереди его ждало приключение. О том, что Маргарита окажется страшнее атомной войны, он старался не думать. У нее такой приятный голос. По крайней мере молодой…

«У крокодилок тоже бывают приятные голоса!» - ехидно ухмыльнулся внутренний голос, но Максим старался его не слушать.
        Он вдруг почувствовал, что впервые по-настоящему волнуется. Настолько, что даже купил для Маргариты не один букет, а целых три. Два она пусть поставит в вазы - по одной в каждой комнате, - ему и вазы пришлось покупать, а третий букет, лично для нее, Максим взял с собой в машину.
        Лишь мимоходом он подумал, что ее и в самом деле ждет праздник: не только эти цветы - кстати, их дарят тем, кто откликается на пикантные объявления или нет? Что за дурацкие мысли приходят ему в голову, цветов, что ли, пожалел? - но и шампанское, которое прежде она, возможно, никогда не пила.
        Впрочем, Максим тут же посмеялся над своими рассуждениями, как и над своим волнением… Что там говорят мудрецы: бойтесь мечтать, мечты сбываются. Она придет, окажется красавицей, устроит его по всем статьям и не согласится на повторную встречу - вот это будет облом!
        Однако надо торопиться. С этими хозяйственными заботами он и не заметил, как пролетело время. До стоянки, где он ставил свою «тойоту», Максим почти бежал - время поджимало. Подошел к условленному месту, когда часы где-то громко пробили шесть ударов, а через несколько секунд появилась она.

        Глава четвертая

        Памятуя прежние свои стояния в ожидании женщин - большинство из них считали признаком хорошего тона непременно опаздывать, он приготовился и теперь стоять, точно памятник. Потому, когда подошла Маргарита, Максим от неожиданности даже растерялся.
        А она подошла и просто сказала:
        - Здравствуйте, Максим, я Маргарита.
        Она оказалась высокой стройной женщиной лет двадцати шести или чуть больше. Впрочем, он никогда не умел определять на глаз возраст.
        Маргарита показалась ему женщиной самой обыкновенной, даже заурядной внешности. Ничего вызывающего, кричащего, но и ничего яркого, запоминающегося, минимум косметики, помада какого-то естественного тона.
        Но потом он понял, что ее естественность не равнозначна простоте. Она ненавязчива, но и не обыденна. Как шкатулка с сюрпризами.
        Модный, явно дорогой плащ, туфли-лодочки фирменные, сумка на длинном ремне, явно не из дешевых. Эти веши не просто ее украшали, а как бы являлись се неотъемлемой принадлежностью. Органично вписывались в ее облик.
        Но больше всего Максима поразили две веши: женщина пришла вовремя, буквально минута в минуту; и когда подняла на него глаза, он, встретившись с ними, даже не сразу смог отвести взгляд.
        Ее глаза казались прозрачно-серыми, почти серебристыми. В обрамлении густых черных ресниц они выглядели двумя большими жемчужинами, но не искрящимися наружу, а как бы горящими в глубине. Таким ровным серебристым огнем. Если, конечно, подобный огонь бывает.
        Максим поцеловал се руку, хотя тоже не знал, как ведут себя «пикантные» женщины, и отдал цветы. Но тут же оборвал себя: глупо противопоставлять женщину, откликнувшуюся на его объявление, тем, кто никогда бы ему не позвонил.
        Наверное, между ними проходит такая хрупкая незаметная граница, что трудно делить их на разряды. Может, и она позвонила ему в одну из немногих минут… отчаяния, одиночества или еще чего-то, о чем он пока не знает.
        Маргарита обрадовалась цветам, благодарно просияла ему в ответ, но тут же одернула себя - ему это было отчетливо видно. Тоже, наверное, вспомнила, что даже цветы - всего лишь прелюдия к тому действу, ради которого он давал свое объявление.
        Если она и пожалела о своем приходе, то никак это не показала. Наверное, сразу определила для себя, что раз уж решила на предложение Максима откликнуться, то теперь надо идти до конца.
        Сегодня он не поставил машину на стоянку, а пристроил почти рядом, за углом, не думая, что автомобиль - новую «тойоту» - могут угнать. У него вообще в этот вечер было странно бесшабашное настроение.
        Он прервал возникшую в их общении паузу и сказал ей, что называется, с места в карьер:
        - Пойдемте, Рита, у меня за углом машина.
        На мгновение в ее серебристых глазах мелькнула растерянность.
        - Я думала, мы вначале погуляем.
        Однако мужественная особа. Старается не подавать виду, как ей не по себе. И это ей бы удалось, если бы он не смотрел в ее глаза. Наверное, она подумала, что сейчас ее загрузят в машину, чтобы потом проводить сразу в постель.
        - Давайте погуляем, - согласился он. - Вы хотите гулять в каком-то определенном районе или вам все равно?
        - Мне все равно.
        - Тогда у меня есть предложение: подъедем туда, где у меня квартира, поставим машину на стоянку и посидим в открытом кафе, хорошо?
        - Хорошо, - кивнула она и поежилась, словно ей было зябко.
        Максим подвел ее к машине, распахнул дверцу и не без удовольствия отмстил, что ножки у нее - высший класс.
        Интересное впечатление она производила. Как будто вся в целом была не слишком примечательна, но по отдельности… не было в ней ничего, что оскорбляло бы глаз. Действительно, шкатулка с сюрпризами. Каждую минуту в ней открываешь что-нибудь новое.

«Ты что это, сразу поплыл? - удивился он себе. - Едва увидел женщину - и тут же стал ее поглощать глазами. Тоже мне, сексуально озабоченный. Не умеешь ты думать только о постели, тебе непременно подавай, чтобы все было, как у Чехова: и лицо, и душа, и одежда… Или что там еще?»
        Он тронул машину с места и, легко разогнавшись, помчался по автостраде, набирая скорость. Однако краем глаза опять заметил на ее лице словно озадаченность.
        - Мы едем в Звездный, - он назвал микрорайон, чтобы она напрасно не беспокоилась, - там у меня квартира.
        Когда Максим задумывал это свое предприятие с объявлением, то решил не говорить никому из девиц, которых будет к себе приводить, что квартира принадлежит ему. Стал бы рассказывать, что это квартира друзей, которые куда-то уехали. А то мало ли как сложится. Начнут доставать его там, где он хотел бы иметь свою берлогу, куда мог залечь никем не беспокоемый. А ей отчего-то с ходу выложил все как есть.
        Но что поделаешь, если Маргарита никак не укладывалась в рамки тех отношений, которые им предстояли и на которые она согласилась. Какая-то она была вся домашняя, интеллигентная. Порядочная, что ли. Интересно, каковы причины ее звонка к нему? Она же знала, на что идет. А если бы он был каким-нибудь извращенцем? Садистом? Он даже на миг испугался за нее.

«Пожалел волк кобылу, оставил хвост да гриву. Жалельщик! Пусть ты и не садист, но тоже из когорты искусителей. Заманиваете к себе таких вот маменькиных дочек, а потом их используете под всякими разными предлогами. Ишь, альтруист! Устраивает праздники скучающим девчонкам. Открыл фирму „Все для тебя, дорогая!“. Но кое-что и для меня».
        Однако почему это он все время рисует ее портрет розовыми красками? Разве мало ему бывшей жены, на чью ангельскую внешность он когда-то купился? Опять наступать на те же грабли?!
        Может, у нее просто имидж такой. Женщины скромной и обаятельной. Есть же мужики, которым нравится обряжать шлюх то в школьные переднички, то в платьица с оборками. И при этом требовать, чтобы они всячески изображали смущение и невинность.
        Это он себя так заводил. Настраивал против нее.
        Плохо то, что у него не было времени разобраться в собственных чувствах. Он не понимал, почему вдруг его так к этой женщине потянуло? Они ведь еще только поздоровались.
        И то, что он придумывает себе ее достоинства и недостатки, странно: надо всего лишь вспомнить, как они познакомились. Эта женщина откликнулась на объявление. Значит, она не ханжа. И не зануда. Все, чего он хотел. И точка.
        Но он продолжал потихоньку оглядывать ее, и ему в ней все нравилось. Теперь надо всего лишь охлаждать свои эмоции - что-то он не к месту разгорелся.
        Максим до сих пор не знал, что он настолько неуравновешен.
        Вообще-то хорошо, что Маргарита оказалась самой обычной девчонкой. Да, именно так он о ней подумал, - девчонка. Наверное, оттого, что не было в ней особой взрослости, солидности.
        Она волновалась, как и он сам, потому представала перед ним то напуганной собственной удалью, то спокойной, как смертник, который осознал неминуемость предстоящей казни и потому не сопротивляется неумолимой судьбе…
        Она и позвонила ему, как звонила бы девчонка. Любопытная. Которой хотелось узнать, как по таким объявлениям люди встречаются? Небось сама себя уговорила: мол, рискну, а там будь что будет!
        На нимфоманку она не похожа, как и на сексуально озабоченную. Нет в ней никакой пошлости, испорченности…

«А ты похож!» - опять вылез внутренний голос.

«Я тоже не похож! - мысленно огрызнулся Максим. - Просто у меня так сложились обстоятельства».
        Но чего теперь гадать, похожа, не похожа, время покажет. Раз пришла, значит, и будем действовать по обстановке. Наверное, что-то этакое на его лице отразилось, потому что она на мгновение замерла, вглядываясь в него, но тут же опомнилась и опять смутилась. И он ей успокаивающе улыбнулся.
        И хорошо, что она такая чуткая. Значит, не придется ему продираться через какие-то ее особые представления об отношениях между мужчиной и женщиной. Она и так поймет, что нужно для их гармонии. Пусть и кратковременной.
        Только что это он все про себя рассуждает? Молчит, будто и вправду на казнь ее везет. «Ободри девочку, расскажи ей пару анекдотов. Ты что, язык проглотил?»
        - Простите, Рита, вы замужем?
        Вот так спросил! И долго думал? Наверное, она уже и не знает, плакать ей или смеяться.
        - Разведена, - сказала она коротко и взглянула на него, слегка наклонив голову набок.
        Девчонка нормально идет на контакт, а он элементарно не может беседу организовать. Ничего путного на ум не приходит. «Вспомни старые фильмы, в конце концов. Там в подобных случаях рекомендуют говорить о погоде: „Не правда ли, прекрасная погода, мистер Хиггинс! То есть мисс Дулитл!“»
        Он опять улыбнулся, а она сразу среагировала - украдкой оглядела себя: может, у нее с одеждой не все в порядке? Ох, нелегкая это работа, когда чувствуешь себя не в своей тарелке, а надо делать вид, что ты весел и уверен в себе.
        - Я тоже разведен, - наконец выговорил он, - и тому уже скоро пять лет.
        Не правда ли, интересная тема для общения с девушкой? Просто море остроумия!
        - Вы правы, не всегда получается поддерживать разговор с человеком, о котором тебе ничего не известно, кроме имени.
        Максим уже не удивился, что она отвечает на его невысказанные мысли.
        - Увы, это правда, я усиленно подбираю такую тему, которая была бы вам интересна, но в голову лезет такая чепуха. Вроде: «Вы слышали, что вчера в Госдуме опять учудил Владимир Вольфович?»
        - А он действительно опять чудил?
        - Не знаю, - откровенно признался Максим. - Я вчера не смотрел телевизор, а в машине включал только магнитофон. Но Жирику ведь это ничего не стоит. В том смысле, что ему чудить - как с горы катиться. Так что и вчера он вполне что-нибудь этакое мог…
        Маргарита расхохоталась, и Максим стал с удовольствием вторить ей.
        И сразу возникшее было в салоне напряжение волшебным образом испарилось, уступив место приятному и необременительному общению. Оказалось, что можно и с незнакомым человеком найти общие интересы, особенно с таким, который, кажется, не только любит то же, что и ты сам, но и думает точно так же.
        Оставшееся время, что машина везла их к Звездному, пролетело незаметно. Максим и Маргарита стали почти приятелями, что было важно для обоих. Им предстояло в недалеком будущем переступить порог гораздо выше этого легкого общения.
        Максим поставил машину на стоянку недалеко от дома, где у него была квартира, а Маргарита терпеливо ждала его у ворот, пока он вытаскивал из багажника многочисленные сумки и пакеты.
        Два букета цветов, те, что он купил для оформления интерьера, пришлось нести чуть ли не в зубах, пока дошел до стоявшей Маргариты и нарочито беспомощным тоном простонал:
        - Помогите!
        Она тут же засуетилась, попыталась взять у него сумки - посмотрите, какая сердобольная девчонка! Но он покачал головой и отдал ей цветы:
        - Вы понесете траву.
        Тоже немного рисанулся. Букеты были красивые и дорогие. Не в том смысле, что он пожалел потраченных денег или собрался сейчас считать, сколько он на них потратил, а думается, любой женщине приятно было бы получить такие.
        Ему хотелось, чтобы оформление тоже выглядело праздничным, раз уж сегодня он праздник объявил.
        Потом Максим взял все пакеты и сумки в одну руку и повел ее к дому, осторожно поддерживая под локоть.

        Глава пятая

        Маргарита узнала Максима сразу - никого похожего, да еще в сером костюме с галстуком поблизости просто не оказалось. Он прошел быстрым шагом совсем близко от нее, так что ей оставалось лишь встать с лавочки и пойти следом за ним.
        Слава Богу, Максим оказался обыкновенным молодым мужчиной. Не маленьким и не плюгавеньким, как она сама себя пугала. Даже не намного старше ее. Неужели он, весь такой… с виду благополучный, не мог найти себе женщину каким-нибудь другим путем?
        Отчего-то забылось, что она и сама не только читала «Пикантные объявления», но вот и позвонила ему. Может, он просто не умеет знакомиться с девушками? Потому что робкий…

«Рассказывай себе сказки, Маргарита. Где ты, интересно, видела привлекательного мужчину, уверенного в себе и - робкого? Да еще давшего такое объявление. Для этого нужна определенная смелость».
        Опять она к нему привязалась! Почему он объявление дал, когда мог бы и не давать? А Маргарита могла бы и не читать. Недаром же их публикуют вверх ногами. Чтобы человек знал, на что идет.
        Робкий! Это же надо такое придумать! Он вполне в себе уверен, держится с достоинством. И вообще какое ей дело до мотивов, заставивших его объявление дать? К ним же не требуют характеристику с места жительства. И вообще открещиваются как могут. Мол, редакция ответственности не несет. Эти нехорошие дядьки, без царя в голове. Что с них возьмешь. Другие объявления печатаем, вот и эти приходится…
        Запоздалая мысль - а вдруг он извращенец? - так испугала Маргариту, что она, идя к его машине, вдруг споткнулась и даже помедлила у дверцы, которую Максим так галантно перед ней распахнул.
        Коллега Маргариты, бухгалтер Варя, в шутку утверждает, будто поговорка «Поздно, Рита, пить боржом» придумана именно о ней, о Маргарите Савиной. А потому, что она сначала делает что-то, а потом думает.
        Спроси ее Максим сейчас, чего она боится, от стыда умрет. «Своих подозрений», - могла бы сказать она.
        Во второй раз ей стало не по себе, когда он выехал на новую трассу вдоль набережной и помчался куда-то, якобы в район, где он живет.
        А если он вез ее куда-нибудь подальше, где без помех сможет… Кстати, а что он особенное сможет с ней сделать? Кроме убийства, конечно. На все остальное она и так дала согласие тем, что на встречу пришла. Догадывалась, что в слова «пикантные объявления» можно вложить какой угодно смысл.
        В конце концов, и правда поздно бояться. Потому Маргарита откинулась на спинку сиденья и стала внушать себе, что наслаждается ездой.
        Машина у Максима была, как видно, новая. В салоне все еще чувствовался запах новой обивки, чехлы нигде не потерлись. Негромкая музыка мягко обволакивала сознание. От симпатичного водителя пахло хорошей туалетной водой.
        Но что главное - от него исходила мужская сила. Та самая мужественность, которой ей не хватало в Игоре. Он не производил ни впечатления субтильности, ни, наоборот, пустой быковатости. Он был просто представителем сильного пола, и этим все сказано…
        Приключение Маргарите стало нравиться. Она опять украдкой скосила глаз на Максима. Хорошее спокойное лицо. Не красавца, но и не урода. Небольшие голубые глаза такого оттенка, о котором можно сказать - синий. Именно он такой, синеглазый. Щеки гладко выбриты. Волосы коротко подстрижены, открывают высокий чистый лоб. Крупный нос с небольшой горбинкой придает мужественности его лицу. И как точка, завершающая произведение, на подбородке его виднелась ямочка. Две жены у него будет, отчего-то подумала Маргарита, и тут же себя одернула. О каких таких женах она размышляет? О женах человека, с которым сегодня впервые встретилась, чтобы… чтобы трахнуться, вот как оно называется, хотя прежде Маргарита это слово терпеть не могла и в отношении к себе никогда не употребляла.
        Мысли ее упорно крутятся вокруг запрещенной самой Маргаритой темы. Не думать о том, для чего они встретились, все равно как если бы приказать себе не думать о белом верблюде. Потому она охотно поддержала разговор, который Максим весьма неуклюже начал.
        Кстати, а чего, собственно, Маргарита решила с ним гулять? Этак не успеешь оглянуться, ночь наступит, а она собиралась вернуться сегодня домой.
        Она повернулась к нему:
        - Наверное, Максим, я погорячилась. Поздновато гулять. Пока мы доедем, будет семь часов, а я бы не хотела долго злоупотреблять вашим терпением.
        Вон как загнула. Словно всего лишь ехала к нему на прием.
        Хорошо хоть, у него с чувством юмора все в порядке. Он улыбнулся уголками красивого рта. Вот что она опустила в своей оценке его внешности: губы. Старалась на них не смотреть, потому что представила, как он ее… целует… Эти гормоны, кажется, совсем взбесились!
        - Наверное, вы правы. Давайте гулять не будем. Только поставим машину на стоянку и зайдем в хлебный магазин. Откровенно говоря, я чертовски проголодался! И, как всегда, забыл купить хлеб. Мы с мамой все время забываем купить самое необходимое. Например, соль или чай. Порой целую неделю…
        - Вы живете с мамой? - подивилась она. Куда же тогда Максим ее везет?
        Он смешался.
        - Вообще-то я купил себе квартиру, но пока ночую в родительском доме. Папа… отец недавно умер, и я стараюсь быть рядом с мамой. Ее рана еще слишком свежа. У меня есть старшая сестра, но она живет слишком далеко от нас…
        Странно, что его признание о том, как он беспокоится о матери, успокоило Маргариту. И упоминание о том, что надо купить хлеб. Человек, который прежде не сталкивался с бандитами и извращенцами, всякими там уголовными элементами, обычно представляет их себе какими-то выродками, живущими отлично от других, нормальных людей. Отморозками, как теперь модно говорить.
        Словно у бандитов не умирают отцы и они не покупают себе хлеб. Или обязательно не любят своих матерей. Стереотипы владеют нашим сознанием. Если бы все было так просто, порок легко было бы выявлять и искоренять. Просто отделить белых в одну сторону, черных - в другую. И карать со всей пролетарской строгостью…
        - Не хочется приставать к вам с расспросами, Рита, - сказал он между тем, - но, если не секрет, кто вы по профессии?
        - Бухгалтер. - На его лице отразилось удивление, и Маргарита спросила: - А что, на бухгалтера я не похожа?
        - Может, мне до сих пор не везло, но все мои знакомые бухгалтеры - такие пышные рыхлые тетки…
        Маргарита улыбнулась:
        - У нас в фирме нет ни одной пышной бухгалтерши… Вообще-то я по профессии экономист, университет закончила, но так получилось, что экономисты у нас уже были, а фирме срочно потребовался заместитель главбуха, и меня послали на курсы повышения квалификации.
        - Странно, я раньше всегда думал, что бухгалтер по рангу стоит ниже экономиста.
        - Смотря какой бухгалтер. Но бухучет хорошо знают далеко не все экономисты. Поэтому мне пришлось не переучиваться, а доучиться.
        Он помолчал, но поскольку она больше ничего не сказала, заговорил сам:
        - А я занимаюсь делом прозаическим - мастерю мебель.
        - Вы - столяр? В смысле, краснодеревщик?
        - Нет, - теперь ее незнанию улыбнулся он. - У меня тоже высшее образование, я инженер-строитель.
        Но вот увлекся деревообработкой. У нас с товарищем свой мебельный цех.
        - Так вы предприниматель?
        - Обычно я говорю: у меня свое дело.
        - Вы им довольны?
        - Откровенно говоря, я был бы доволен куда больше, если бы мог заниматься только производством. Но мне приходится изучать рынок, непосредственно участвовать в торговых операциях. Раньше вообще к торговле я относился негативно. Опять же срабатывал стереотип - перекисные блондинки, крикливые и хамоватые, которые считают себя пупами Вселенной и воспринимают весь остальной мир в качестве докучливых покупателей…
        - Однако какой вы категоричный.
        - Что поделаешь, это тоже издержки прежнего воспитания. Нас так учили. Но знаете, оказалось, что настоящая торговля - это целая наука. Мне пришлось перечитать уйму литературы, в том числе и переводной, американской, и теперь я могу похвастаться, что наука меня не подвела. Пусть я и швец, и жнец, и на дуде игрец, но я вижу результаты своего труда. Мы в отличие от госслужащих не можем позволить себе раздувать штаты. Потому мой напарник добывает древесину - кстати, ему тоже пришлось многому учиться, а я сбываю нашу готовую продукцию. Могу при необходимости и баланс составить, и зарплату посчитать. Словом, вполне согласен со старыми людьми, что знания за плечами не носить. И всему, что может впоследствии пригодиться, я учусь охотно.
        - Я, знаете ли, тоже работаю в частной фирме. Директор нам хорошо платит, но и пахать приходится как следует.
        - Словом, всякий частный предприниматель - кровосос, потовыжималыцик!
        Они рассмеялись, и Маргарита подивилась, как ей с ним легко. Всего полчаса назад они были не знакомы. Имеется в виду, лично.
        - Ну а как нам, бедным работникам, на вас смотреть? У вас власть, деньги, влияние…
        - По правде сказать, не такие уж и большие деньги. Я, конечно, купил квартиру и даже вот эту машину, но для того пришлось потуже затянуть поясок. И, честно говоря, по знакомству взять долгосрочный кредит.
        - А у вас с мамой маленькая квартира?
        - Я бы не сказал. Трехкомнатная. Их в советское время давали тем, у кого разнополые дети.
        - Глупо, правда? Разве нельзя было просто учитывать количество членов семьи? У моих родителей есть друзья, имеющие однополых детей, и что же? Одна из девочек категорически отказалась жить в комнате со своей сестрой. Родителям пришлось специально перекраивать свое жилище, чтобы выделить строптивой девчонке хоть какой-нибудь угол. Разгородили для нее кладовку.
        - А квартиру я купил потому, что считаю: взрослые дети должны жить отдельно от родителей. Я же не мог предположить, что папа внезапно умрет. Ему не было и шестидесяти лет.
        - Совсем молодой, - сочувственно вздохнула Маргарита.
        - А у вас родители живы?
        - Живы. И папа, и мама, но я тоже первым делом купила себе квартиру. Не очень большую, но, знаете, она сразу придала мне значительности. Перед самой собой. Конечно, родители и теперь пытаются меня взять под контроль, но я уже отбрыкиваюсь. Хорошо хоть, у брата есть ребенок. Внук позволяет дедушке с бабушкой занять время, которое они прежде тратили на меня.
        Они опять посмеялись.
        - У вашего брата тоже отдельное жилье?
        - Тоже. Он работает главным энергетиком на заводе, который пока держится на плаву и даже каждый год сдает в эксплуатацию один жилой дом для своих работников.
        Когда они доехали до Звездного, никаких дурных мыслей у Маргариты не осталось. То есть она, конечно, знала, что некоторые криминальные личности могут входить в доверие к простым людям, а потом на их глазах перерождаться чуть ли не в монстров, но с Максимом такого случиться не могло, она была в этом уверена.
        Мама бы сказала, что она опять делает скоропалительные выводы, но заведомо думать о незнакомом человеке плохо Маргарита так и не научилась. Вот ей и оставалось теперь просто все пустить на самотек. Что будет, то и будет. В конце концов, ей с ним детей не крестить…

        Глава шестая

        Молодые люди подошли к дому, где у Максима была квартира. Теперь Маргарита почему-то освободилась от его руки, но он все-таки поддержал ее под локоть, когда она споткнулась на выбоине в тротуаре.
        - У вас тут какой-то офис? - спросила Маргарита, кивая на черную железную решетку, ограждающую коридор одной из квартир направо от лифта.
        - Это всего лишь пункт по обмену валюты. Зато круглосуточный. В свое время, собирая подписи жильцов о том, что они не возражают против открытия такого пункта, владелец его немало постарался, уговаривая старушек и мамаш, как это будет всем удобно и выгодно. Во-первых, подъезд будет охраняться профессионалами-охранниками, во-вторых, он лично станет следить за чистотой. В-третьих, никто не посмеет рисовать на стенах или портить живые цветы, которые разведут в подъезде его сотрудники.
        - Он их обманул?
        - Ничуть. Но он рассказал о плюсах и ничего не упомянул про минусы. У подъезда постоянно останавливаются машины, как целый день, так и по ночам, и частенько то у одной, то у другой срабатывает сигнализация. Может, днем это и не очень заметно, а ночью, в тишине, когда слышен каждый звук… К сожалению - нет, пожалуй, к счастью, - я пока редко здесь бываю и не познакомился еще со всеми «прелестями» такого соседства.
        Будущие любовники на лифте поднялись на шестой этаж, и, звякнув ключами, Максим распахнул перед Маргаритой дверь. Она едва не споткнулась, опять помедлив на пороге, словно перед ней открыла дверь сама судьба.
        Все-таки трудно делать шаги, которые тебе не свойственны. А вдруг последствия их окажутся серьезнее, чем ты думала?
        Максим ее колебание понял и украдкой наблюдал, как Маргарита в ответ на какие-то свои мысли кивнула головой и наконец шагнула через порог.
        Квартира, которую приобрел Максим, была новой, но, как водится, прежде чем поселиться в ней, ему пришлось сделать капитальный ремонт.
        Так, на кухне он содрал с пола какой-то серый невзрачный линолеум и положил современную кафельную плитку, а для прихожей приобрел ковровое покрытие типа газонной травки.
        На лоджии наемные, конечно, строители соорудили ему изящные стеклянные рамы, снабженные специальным подъемным механизмом.
        Для окна гостиной пришлось покупать новый стеклопакет - прежние рамы делались, очевидно, из сырой древесины, потому что не замедлили ссохнуться, образуя щели между оконным переплетом и проемом… Да разве все перечислишь!
        Квартира Маргарите понравилась. По крайней мере всем своим видом она это показывала. С интересом рассматривала прихожую, но взглянуть на себя в зеркало при нем постеснялась. «Тоже мне, роковая женщина! - мысленно посмеялся он. - Кажется, она переоценивает собственную смелость».
        Максим помог Маргарите снять плащ и с одобрением скользнул взглядом по ее талии. Он даже не ожидал, что она такая тонкая, и с трудом подавил желание обнять ее тотчас.
        С каждой минутой Маргарита нравилась ему все больше, и он мысленно поблагодарил судьбу за подарок. Пусть и недолговременный.
        - Не разувайтесь, - сказал он, когда Маргарита нагнулась, чтобы снять туфли.
        Легко сказать, не разувайтесь! Понятное дело, по этикету так положено, но что поделаешь, до Европы нам далеко - когда еще мы начнем мыть с порошком мостовые и тротуары? Зато каждый из нас вполне может себе представить, что станет с квартирой, если каждый начнет ходить по ней в грязной обуви. Мало у кого еще есть домработницы, а много ли найдется любителей ходить с пылесосом или шваброй за всеми, входящими в обуви.
        Короче, большинство из нас привыкли, войдя в квартиру, надевать домашние тапки. Как правильно заметил Михаил Задорнов, нам легче изобрести вездеход, чем сделать хорошие дороги. Вот и тапки нам заводить легче, чем всякие там моющие пылесосы, а также каждодневную уборку квартиры. Посмотришь ту же западную эротику - женщины даже в постели не снимают туфли на шпильках! С другой стороны, не в домашних же тапках им поднимать ноги… Максим сконфузился, будто гостья могла подслушать его мысли.
        И Маргарита, по его мнению, вывернулась:
        - Можно, я похожу босиком? Новые туфли… Я натерла ноги.
        Максим дал ей свои тапки и тоже разулся, благо, тут же в коридоре он оставил резиновые шлепанцы для душа.
        Он на мгновение отвернулся, а Маргарита, оказывается, захотела попробовать это
«травяное» покрытие ногой. И украдкой подпрыгнула на нем, проверяя, пружинит ли синтетическая трава. Девчонка!
        Без каблуков Маргарита сразу стала гораздо ниже его и как-то беззащитнее, так что его вдруг кольнуло сочувствие - хотя с чего бы ей сочувствовать?
        Максим вдруг подумал, что не иначе, и у нее в жизни был некий печальный опыт, после чего она читает не брачные объявления, а вот такие, как дал он, пикантные…
        Но это потом, потом она сама расскажет ему обо всем.

«Когда - потом? - опять удивился внутренний голос. - Ты собираешься продолжать с ней отношения? Тогда зачем было давать ТАКОЕ объявление? Разве сможет она теперь относиться к тебе так же, как если бы вы познакомились, например, где-нибудь в парке или кафе?»

«Ничего подобного я пока делать не собираюсь! - сам на себя рассердился он. - Мало ли какие чувства можно испытывать к женщине мимолетно!»
        Интересно, она тоже вот так постоянно мысленно сражается сама с собой, как он? Неужели они вправду похожи? Тогда что же получается, пикантные объявления не всегда дают люди с прибабахом? Просто иной раз и на рядовых находит некое затмение разума.
        Максим провел Маргариту в ванную комнату, где и оставил, хваля себя за то, что заранее запасся и повесил здесь новые полотенца, а на кровати в спальне постелил новое постельное белье - уж здесь-то он в грязь лицом не ударит.
        Тогда чего его обеспокоило то, как она в ванную вошла. Так огляделась! Будто он завел ее в пыточную камеру. Неужели до сих пор не поняла, что имеет дело с порядочным человеком? Или боится доверять собственным ощущениям?
        Он ходил перед дверью, за которой оставалась Маргарита, почти с тем же чувством, с которым когда-то в институте ждал вызова в аудиторию, где за дверью его ждал экзаменатор. Только на этот раз экзамен сдавал не лично он, а, так сказать, его образ жизни. Или точнее, его представления о том, как нужно встречать у себя девушку, с которой собираешься… вступать в связь.
        Но его страхи ни о чем оказались напрасными, потому что Маргарита вышла из ванной какая-то умиротворенная и посвежевшая, словно только теперь окончательно успокоилась, с румянцем на щеках. То ли умылась холодной водой, то ли нанесла косметику. Странно, что он так до сих пор и не научился определять это на глаз.
        Он провел ее в гостиную и усадил в кресло перед телевизором.
        - Рита, пожалуйста, примите мои извинения, но я так торопился встретиться с вами, что не успел как следует подготовиться. За стол нам придется сесть несколько позже. Я только достану продукты из сумки и разложу по тарелкам.
        Когда он вынужден был признаться, что к нему в гости придет девушка, мама немедленно откликнулась. От нее Максиму никогда не удавалось скрыть ни волнение, ни озабоченность.
        - Девушка придет к тебе в первый раз? - спросила мама.
        - В первый.
        - Тогда нельзя ударить в грязь лицом.
        Она завернула ему два столовых прибора и хрустальные фужеры, пару салатниц, так что теперь Максим вытаскивал это все из сумки и освобождал от бумаги.
        Маргарита услышала звон посуды и пришла следом, хотя он решил, что все сделает сам, иначе какой же это для женщины праздник - накрывать на стол себе же!
        - Давайте я помогу вам, - сказала она. Отказываться было глупо. Он дал ей кухонный нож, протянул сыр, подумал, что зря не взял уже нарезанный, а сам стал выкладывать салаты. Как теперь стало удобно: в супермаркетах можно взять к столу все, что угодно. Даже отбивные - их достаточно лишь разогреть на сковороде.

«Жаль, нет микроволновки! - подумал он. - Но я теперь знаю, что ее надо купить».
        Совсем недавно такие вопросы его не волновали, у него-то на кухне пока есть лишь сковорода и одна кастрюля.
        Маргарита красиво порезала сыр и стала помогать ему накладывать все на тарелки и потихоньку взяла в руки инициативу. Так что Максим только освобождал пакеты, а Маргарита занималась дизайном стола.
        Максим и так знал, что женщины делают это куда удачнее, чем мужчины, но тут на его глазах создался новый облик продуктов, которые в пакетах лежали чаще всего бесформенной кучей.
        - К вам кто-то еще придет в гости? - спросила его Маргарита.
        - Нет, - ответил он, - а почему вы об этом спросили?
        - Продуктов здесь на хорошую компанию.
        - Надеюсь, это мы с вами как раз и будем хорошей компанией, - заметил он.
        Как ладно все у них получалось! Так, словно Максим и Маргарита давно были знакомы. Они между собой почти не говорили: стоило одному взглянуть на что-то, как другой тотчас понимал, что надо сделать.
        Потом вдвоем они постелили на стол скатерть, и Максим стал носить из кухни закуски, а Маргарита их красиво расставляла. Купленный им букет гармонично вписался в оформление стола.
        Теперь Максим открывал последние консервы - маслины, а Маргарита протирала полотенцем фужеры.
        Было тихо, благолепно. Молодые люди переглянулись и невольно улыбнулись друг другу - какое все же облегчение понять, что все твои страхи оказались необоснованными…
        И почти тут же оба вздрогнули от истошного женского крика. Странно, что его так отчетливо было слышно. Наверное, где-то, так же как и у Максима, в кухне была открыта форточка. Кричала женщина внизу, чуть ли не на первом этаже, а вот поди ж ты, хорошо было слышно даже здесь, на шестом.
        Наверное, оттого что и Максим, и Маргарита теперь прислушивались, то расслышали вскоре и два громких хлопка.
        - Это выстрелы? - спросила Маргарита, и серебристые глаза ее при этом потемнели, став чуть ли не зелеными. В них полыхнул испуг.
        - Мне тоже показалось, что выстрелы, - кивнул Максим, и словно в подтверждение его слов еще через несколько минут со двора донесся леденящий душу вой милицейской сирены.
        - Что-то случилось. - Он с досадой вздохнул. - Ну почему именно сейчас! Поистине, бедному жениться - и ночь коротка. Вам не кажется, Рита, что принцип бутерброда судьба так охотно применяет к тебе в самый неподходящий момент?
        Он оставил на столе неразобранным последний пакет, прошел через гостиную на лоджию и глянул во двор.
        Не удивился, когда Маргарита возникла рядом, как и он пытаясь разглядеть, что происходит внизу.
        Дверца одной из милицейских машин распахнулась, и громкий командный голос сказал в мегафон:
        - Дом окружен! Прекратите сопротивление. Медленно выходите с поднятыми руками…
        - А вот х… тебе! - откликнулся приглушенный мужской голос. - И попробуйте сюда сунуться. Здесь как раз две хорошенькие курочки. Я убью их, слышите, убью!
        - Это в обменном пункте, - сказал Маргарите Максим. - Я, между прочим, думал, что в случае чего для грабителей не составит труда в него ворваться.
        - Товарищ майор! - закричал кто-то истошным голосом. - Один пытается уйти. Он побежал по лестнице, наверное, хочет прорваться на крышу!
        - Внимание, жильцы дома номер сто пятнадцать! - закричал усиленный динамиком голос. - Немедленно освободите лоджии и балконы! Вернитесь в свои квартиры! Отойдите от окон! В вашем доме проводится милицейская операция. Каждый из вас может оказаться под прицелом вооруженного преступника! Не открывайте двери посторонним лицам! Будьте бдительны!
        - Все правильно, иначе и быть не могло! - с досадой сказал Максим. - А ведь я всего лишь захотел провести вечер с хорошей девушкой!
        Маргарита благодарно улыбнулась ему в ответ на «хорошую девушку». Но сказать, что она была очень расстроена… Кажется, если она и ждала прежде какого-то неприятного сюрприза, то от него, от Максима, а вовсе не от кого-то снаружи.
        Поняв это, Максим слегка обиделся. Но с другой стороны, ситуация, в которой она очутилась, никак не выглядела заурядной. Очутиться наедине с незнакомым мужчиной, в чужом доме, да еще оцепленном милицией.
        - Я думаю, Максим, вы зря расстраиваетесь. Если подумать - по принципу оптимиста, а не бутерброда, - могло быть и хуже. Например, грабители ворвались бы в эту квартиру. Или отправились грабить пункт обмена как раз в тот момент, когда мы с вами проходили мимо. А так… Дверь у вас металлическая, я заметила. Бандиты перемещаются где-то шестью этажами ниже. Милиции - полный двор, так что рано или поздно все нормализуется…
        Конечно, при этом ей и в голову не могло прийти, что милицейская операция затянется надолго. Сейчас бандитов постреляют - это же не какие-нибудь обвязанные взрывчаткой чеченцы. Здесь все ясно как божий день.
        Максим представил себе, как все было на самом деле. Ворвались в обменный пункт бандиты, а девушки успели нажать кнопку тревоги. Возможно, кто-то из них за это и поплатился. Иначе в кого тогда стреляли бандиты?
        Он не стал высказывать вслух этих мыслей, потому что какой бы спокойной ни выглядела Маргарита, она - женщина, а женщинам свойственно бояться. Если кто и станет ее пугать, то уж никак не он.
        Между тем она присела на кресло в гостиной, оглядела накрытый стол и с сожалением произнесла:
        - Как говорит мой папа, факир был пьян, и фокус не удался! Значит, наш с вами праздник отменяется.
        - Вы предлагаете нам с вами сесть в кресла и сидеть до тех пор, пока не кончится милицейская операция?
        Это ее озадачило.
        - Возможно, вы и правы, но не станем же мы с вами пить и веселиться, когда в этом же доме в это же время кого-то, возможно, убивают?
        - Даже если это и так, мы с вами об этом не узнаем.
        - А почему?
        - Элементарно, Ватсон. Скорее всего выйти из квартиры нам не дадут. Мы как бы оказались в принудительной изоляции от внешнего мира.
        - Наверное, вы правы.
        - Мы, конечно, можем, несмотря на запрет, выйти на балкон и оповестить всех, что объявляем голодовку до окончания милицейской операции.
        - Шутите!
        - Когда человек умирает от голода, ему не до шуток. Неужели мы и вправду не можем сесть за стол и хоть немного поесть?
        Его голос прозвучал умоляюще.
        Маргарита на мгновение задумалась - а в самом деле, что же им теперь и не жить? И согласно кивнула.
        И опять ситуацию попытались поменять извне. Едва Максим и Маргарита сели за стол, едва он взял в руки салатницу, чтобы поухаживать за своей девушкой, как опять оба вздрогнули от неожиданности: раздался длинный звонок в дверь квартиры, где они как раз собирались поесть.
        Прежде Максим открыл бы дверь, ни секунды не колеблясь. Но теперь… Разве только что по громкой связи не предупреждали жильцов, что они могут оказаться под прицелом, и так далее… Он слышал, как за его плечом опять дышит Маргарита. Скосил на нее глаз и, слегка подмигнув, громко спросил:
        - Кто здесь?
        - Откройте, милиция! - потребовали за дверью.
        - Интересно, только что нам ваши же люди строго наказали, чтобы мы никому не открывали, - нарочито удивился Максим, беря за руку Маргариту и взглядом спрашивая: прав ли он?
        Она качнула головой, мол, правильно. И он добавил, обращаясь к тем, за дверью:
        - Вы бы уж договорились между собой, как нам, жильцам, себя вести, чтобы всех это устроило?
        Слышно было, как на площадке переговаривались:
        - Действительно, глупость какая-то получается.
        - Скажите, а что случилось? - спросила Маргарита. Теперь настала очередь Максима одобрять ее действия.
        - Грабитель ворвался в обменный пункт, - сказали за дверью.
        - Надо же, Максим, как вы угадали, - шепнула ему Маргарита.
        - Я всего лишь подумал, куда еще в нашем доме могли бы проникать бандиты с таким шумом, можно сказать, ранним вечером.
        Он заглянул в глазок: на лестничной площадке стояли двое милиционеров в форме. Можно было бы открыть, но чем он мог им помочь? Что они могли знать здесь, на шестом этаже, о чем свидетельствовать?
        Решил, откроет только в крайнем случае. Вон их сколько понаехало! Это все же милицейская операция, а не воинская.
        Максим тронул Маргариту за локоть и предложил:
        - Рита, пойдемте наконец поедим? Больше ни за что я не встану из-за стола, пусть под дверью хоть гранату взрывают.
        - Пойдемте, - сказала она, вспоминая, что сегодня, кроме кофе, в ее бедный желудок ничего не попало. - Но насчет гранаты - я против.
        Вначале Максим думал, что им с Маргаритой хватит легкой закуски, но теперь, раз они вроде как в осаде, перво-наперво надо как следует подкрепиться. Маргарита хотела опять сесть к столу, но он покачал головой:
        - Простите, Рита, еще несколько минут ожидания в связи с изменившейся обстановкой.
        - Что вы имеете в виду? - удивилась она.
        - Легкая закуска нам больше не подходит. Осада - дело тонкое. Кто знает, что нам станут кричать в мегафон через пять минут? Мы должны быть готовы ко всему.
        - И вы решили готовить котел с кипящей смолой на случай, если нападающие полезут по приставным лестницам?
        - Нет, всего лишь кастрюлю с кипящей водой.
        Он поставил на газовую плиту кастрюлю с водой и достал из морозилки пакет пельменей, на котором было написано: «Пельмени „Ложкарев“». Надо думать, у какого-то кулинара такая подходящая фамилия. Интересно, его в школе дразнили Ложка или Лошак?
        Ситуацию, в которой они оба оказались, кто-то, возможно, назвал бы благоприятной: даже если бы вдруг кто-то из них на кого-то обиделся, они не смогли бы расстаться. Молодые люди как бы на время получили свой необитаемый остров, на котором хочешь не хочешь, а надо создавать свой микроклимат.
        И поскольку и Максим, и Маргарита были людьми дела, то они упорно продолжали заниматься тем, ради чего встретились, - готовить свой личный праздник.
        Маргарита спохватилась, что поставила в вазы всего два букета. Третий, забытый, сиротливо лежал на кухонной табуретке.
        - А этот куда? - спросила она.
        Он посмотрел ей в глаза и, слегка замявшись, пояснил:
        - Этот мы поставим в спальне.

        Глава седьмая

        Нет, ну до чего идиотское у нее положение! С одной стороны, все так хорошо, а с другой - так паршиво. Почему эта кровать - то есть предстоящий секс - должна висеть над ней дамокловым мечом? Маргарите и прежде приходилось ложиться в постель с мужчиной, которого она до этого не слишком хорошо знала. Но никогда еще она не делала это по обязанности. Вернее, потому, что заранее это пообещала.
        Она вручила Максиму букет: пусть сам его ставит в этой своей спальне! Он почувствовал перемену в ее настроении и усмехнулся про себя. Все-таки она не смогла совсем уж без истерики. Рассердилась, когда он вынужден был сказать про спальню.
        Маргарита окинула взглядом стол. Максим старался не ударить лицом в грязь, и это ему, кажется, удалось. Здесь были и балык, и черная икра, и отдельной горкой все экзотические фрукты, какие только можно было найти в их городе.
        События, определенно, неприятные - бандит, выстрелы, милиция, захваченные заложники, - повлияли на отношения Маргариты и Максима неожиданным образом. Возникшая за пределами квартиры криминальная ситуация словно объединила их - ведь они оба тоже как бы стали ее заложниками и невольно сравнялись в статусе.
        От них потребовали не подходить к окнам, не выходить на лоджию, не открывать дверь незнакомым людям, но ужинать вдвоем им запретить не могли. Стало быть, несвобода вообще выглядела как бы свободой распоряжаться собой для двоих.
        И почему вообще Маргарита вдруг стала думать, будто кто-то со стороны мог бы упрекнуть их в эгоизме: у людей беда! Вполне вероятно, уже кто-то убит. И может быть даже так, что второй преступник стоит сейчас как раз под дверью квартиры Максима… Хорошо, что он успел поставить металлическую дверь! Странно, что мысли ее все время бродили по кругу. Наверное, оттого, что в положении, в каком они оказались, ничего не менялось.
        Маргарита все же сказала задумчиво:
        - Получается, у нас как бы пир во время чумы. Максим тоже подхватил:
        - Который может кончиться и нашей смертью? Давай тогда для полного эффекта зажжем свечи.
        - Ляжем в гроб, - насмешливо продолжила она, не обращая внимания на его «ты».
        - Это ты мою эксклюзивную кровать обозвала гробом? - с нарочитой обидой нахмурился он.
        Маргарита смутилась - он решил, что она намекает…
        - Знаешь, о чем я подумал, - сказал он, возясь с пробкой шампанского. - Если бы мы пошли гулять, как ты поначалу предлагала, мы бы просто не смогли попасть в квартиру. Нас не пропустили бы через оцепление.
        Нет, такое развитие событий ему бы не понравилось. Все к лучшему, включая их невольное заточение.
        - Точно, - согласилась Маргарита, водружая посреди стола глубокую тарелку со сваренными пельменями, - а тогда бы мы могли пойти ко мне, а в нашем доме ничего нет такого, что можно захватывать. Вот только хорошо бы, чтобы нас отсюда выпустили.
        - В ближайший час это вряд ли произойдет. Но часа за два-три, думаю, они управятся. О тебе кто-то будет волноваться?
        - Вообще-то я живу в своей квартире одна, но родители или брат вполне могут позвонить. Они не привыкли, что меня дома нет… В крайнем случае позвонят на сотовый.
        - У тебя с собой мобильник? - спросил он разочарованно.
        - Это плохо? - улыбнулась она.
        - Я свой нарочно оставил дома, - сообщил он как-то по-детски. - Чтобы ничего не мешало. Могу я хоть раз в жизни исчезнуть из поля зрения родных и знакомых?
        - Думаю, можешь, но я ни о чем таком не подумала. Скорее, наоборот…
        - Ты меня побаивалась?
        - Но я же тебя тогда не знала, - с некоторым замешательством посетовала Маргарита.
        Можно подумать, теперь она его знает!
        - Скажи еще, что у тебя в сумочке найдется газовый пистолет, - продолжал интересоваться он.
        - Пистолета нет, а газовый баллончик найдется.
        Маргарита покраснела.
        - Ладно, не смущайся, - сжалился Максим. - Ты думаешь, я не боялся? Еще как!
        - Ты боялся? Но чего? Или кого?
        - Мало ли… Думаю, а вдруг у этой отчаянной девчонки есть газовый баллончик, и в самый решительный момент она брызнет мне в лицо газом нервно-паралитического действия и - бежать…
        - Просто так брызну, и все? И убегу с пустыми руками?
        - Вот-вот, я и думал, не убежит же с пустыми руками. Небось прихватит с собой что-нибудь. Мой японский телевизор или эксклюзивную кровать, которую сделали по моим собственным чертежам…
        Что это он упорно возвращается к своей кровати? Они же только сели за стол! Понятно, Маргарита хочет по возможности оттянуть минуту расплаты и вообще не думать о том, что она когда-нибудь настанет.
        - Нет, - тут же поправился он, смеясь, - я вовсе не хотел сказать, что мы и чаю не попьем. Просто кровать - это моя воплощенная в дереве мечта.
        Нет, ну он не нарочно! Насчет кровати. Просто он ею гордился, вот и заговаривал время от времени. Ничего, Маргарита посмотрит на нее и поймет, что Максим не просто краснодеревщик, как она сначала подумала, а человек, влюбленный в дерево и занимающийся своим любимым делом.
        - Успею я еще увидеть твою кровать, - сказала она, - если мне память не изменяет, то кто-то в этой квартире пять минут назад уверял, что еще немного - и он помрет с голоду.
        - Я вообще-то ни на что не намекал, - смутился он, - просто это… образец нашего производства. Нечаянно попала на язык. Как обычно, то, чем гордишься. Свое детище… О нем можно говорить в любое время, кстати и не очень.
        - Наверное, просто ты всю жизнь мечтал выспаться? - улыбнулась Маргарита.
        Что еще можно подумать о человеке, который весь вечер только о кровати и говорит?
        Она чуть было не сказала: «Давай пойдем наконец посмотрим на твою чудо-кровать», - но спохватилась.
        Теперь он подумает, что она торопится в постель. Что поделаешь, их обоюдное участие в осуществлении пикантного объявления не могло проходить без некоторой двусмысленности. Это как больной палец - не хочешь его задевать, но как назло все время задеваешь.
        - У тебя свечи есть? - спросила Маргарита.
        - Конечно, - спохватился Максим и, перефразируя Высоцкого, пропел: - Что за праздник без свечей, пьянка, да и все!
        Потом Маргарита зажигала свечи, а Максим разливал шампанское и опять спохватился:
        - Не знаю, что со мной сегодня - я все забываю. Волнуюсь, что ли?
        - Ты? Волнуешься? - изумилась Маргарита.
        - Интересно, что же, чукчи не люди?
        Он включил портативный магнитофон.
        - Я не могу определить, что это за ансамбль, - сказала Маргарита, приятно удивленная мелодичностью исполнения певцов.
        - Это «Бэкстрит бойс», - сказал Максим и с поклоном протянул ей руку, приглашая танцевать.
        Танцевал он хорошо, и Маргарита с удовольствием отдалась медленному танцу.
        - Я совершенно не разбираюсь в современной музыке, - пожаловалась она.
        - Согласен быть твоим учителем, - подхватил Максим и добавил: - Учителем эпохи просвещения… молодых леди.
        - Увы, леди мне никогда не быть!
        - Почему? - не сразу понял он, как видимо, вкладывая в обращение другой смысл.
        - Потому что для этого надо быть минимум дочерью лорда! - сказала она.
        - А леди, которая не дочь лорда, согласится выпить со мной «Вдову Клико»?
        - Такое знаменитое шампанское! - ахнула Маргарита. - Надо же, до сего дня я о нем только читала.
        Композиция кончилась, но было видно, что Максиму не хочется выпускать Маргариту из своих объятий. Она тоже высвободилась без особого энтузиазма, удивляясь про себя, чего это ее так развезло, ведь они еще не выпили ни капли спиртного. И что будет, когда выпьют?
        Во дворе дома опять раздался звук сирены.
        - Пойдем в спальню, оттуда лучше видно, раз на лоджию нельзя выходить, - предложил Максим и проговорил с азартом: - Ставлю сто рублей своих против твоего рубля, что это подъехал ОМОН.
        Из небольшой крытой машины, остановившейся напротив подъезда, выбегали люди в специфической одежде и черных масках.
        - Ну, что я говорил?!
        - Рубль прямо сейчас отдавать?
        - Будешь должна.
        - А что, если это затянется надолго? - дрогнувшим голосом предположила Маргарита.
        - Останешься ночевать у меня, - будничным тоном сказал он и не без волнения ждал, как она на его слова отреагирует.
        - Тогда ты был прав, на всякий случай нам стоит поесть, - проговорила Маргарита.
        Максим сокрушенно вздохнул:
        - Нет, каков хозяин! Накрыл на стол и, вместо того чтобы девушку кормить, повел смотреть на омоновцев.
        Чего на них смотреть - маски-шоу, только в прорези глаза сверкают.
        - Как прицелы!
        Они сели за столом друг против друга.
        - Так мне трудно будет за тобой ухаживать, - заметил он. - Может, сядешь рядом?
        - Зато будет удобно разговаривать, - сказала она. Вот именно, разговаривать! Маргарита запретила себе думать о том, что между ними должно произойти. Она уже поняла, что Максима ей нечего бояться, он вполне нормальный мужчина. Возможно, со своим «скелетом в шкафу», но это можно выяснить и позже. Если им обоим будет интересно друг с другом. Так она себе мысленно это объясняла, но до конца все же не смогла расслабиться. Где-то на самом дне души все-таки шевелился червячок сомнения, вызванный тем же проклятым объявлением!
        Но поскольку они сразу нашли общий язык и перестали чувствовать какие бы то ни было неудобства в общении, оставалось просто перестать думать о том, что неизбежно случится. Сколько еще раз в течение вечера ей вот так придется себя успокаивать?
        - Рита, мне нельзя узнать, о чем ты так сосредоточенно размышляешь?
        Голубые глаза Максима с ожиданием смотрели на нее.
        - Да я все еще комплексую по поводу этого события. Лишь на расстоянии нескольких лестничных пролетов от твоей квартиры для кого-то происходит кошмар, а мы веселимся. Так и кажется: вот сейчас раздастся звонок в дверь, и нам придется открыть, и кто-то серьезный и строгий укоризненно скажет: «Как вам не стыдно!»
        - Я и сам думал о том же, - кивнул он, ничуть не удивившись ее словам. - Только если так по жизни рассуждать, веселиться вообще не придется. Разве не бывает: в одной квартире вовсю свадьба идет, а по соседству умер кто-то? Или мы, к примеру, жизнерадостно отплясываем на дискотеке, а в это же самое время за чью-то жизнь в реанимации врачи борются.
        Он поднял бокал с шампанским.
        - Предлагаю выпить за тебя - лучшую представительницу прекрасного пола.
        - Ну уж и лучшую, - смутилась Маргарита.
        - По крайней мере в этой девятиэтажке, - улыбнулся он.
        - Ладно, на девятиэтажку я согласна.
        Они выпили.
        - Так, я самого себя назначаю тамадой за нашим большим столом, а тамаде положено гостей - или гостью - развлекать. Потому приготовься, сейчас будет анекдот. Как ты относишься к анекдотам? Я их люблю, но, наверное, за ними не успеваю. Когда мне их рассказывают, я хохочу как ненормальный, а стану пересказывать то же кому-нибудь другому, говорят, что он старый, с бородой…
        - Рассказывай, - согласилась Маргарита. - Новое - хорошо забытое старое. Я сколько раз убеждалась. К примеру, в прошлом году анекдот рассказывали про Василия Ивановича и Петьку, а на следующий год тот же - про русского и японца. Я вся внимание.
        - Ну слушай. Просыпается утром Маша, спускается вниз, к старушкам, которые сидят на лавочке у подъезда, и жалуется: «Печень болит, почки болят, сердце болит…» А те говорят ей: «Видали мы такую больную: позавчера у тебя Мишка ночевал, вчера от тебя Васька утром выходил, а сегодня Сашка!» Она посмотрела на них с укоризной и говорит: «Ну вы и стервы! Один орган у человека здоровый, и то позавидовали!»
        Маргарита, которая как раз в этот момент отпила из бокала шампанское, так прыснула, что облила Максима.
        - Ой, прости, я нечаянно! Недаром бабушка всегда говорила: «Когда я ем, я глух и нем». Но анекдот действительно смешной. И я его раньше не слышала.
        - Ничего. - Максим сам смеялся, вытирая лицо салфеткой. - Я рад, что тебе угодил. Теперь тамада предлагает второй тост: за тебя!
        - А тамада не буксует на одном и том же месте?
        - Он просто неравнодушен к гостье, потому ни о чем другом думать не может! - Музыка играла по-прежнему тихо и завораживающе, и Максим поставил локти на стол, наклонился к ней как можно ближе и шепнул: - Как смотрит сударыня на то, чтобы подарить добру молодцу еще один танец?
        - Она не возражает, - тоже шепнула Маргарита. Вечер мягко катился, как новая легковая машина по ровному шоссе, шампанское шумело в голове - к своему стыду, Маргарита вряд ли определила бы его среди игристых вин, например, Абрау-Дюрсо, но оно и было не хуже… как бы возмутились ее суждению виноделы! Французские, понятное дело.
        Впрочем, ей было все равно. Пузырьки «Вдовы Клико» лопались в ее крови, приятно покалывая тело, и когда Максим слегка притянул ее к себе, Маргарита положила голову ему на плечо.
        Максим приподнял ее подбородок, и они поцеловались. Сначала коротко, потом все больше удлиняя поцелуй, пока наконец Максим не нагнулся и не поднял ее на руки. И понес в спальню укладывать на свою воплощенную в дереве мечту.
        Маргарита позволила ему себя раздеть и была очарована тем, с каким восхищением выдохнул он при виде ее наготы:
        - Господи, как ты хороша!
        Пока он сам раздевался, бросая свою одежду на палас у кровати и не сводя с нее глаз, словно Маргарита могла вдруг исчезнуть, она чувствовала озноб. И он тут же укутал ее большим пушистым одеялом. Впрочем, чтобы тут же его снять.
        А Маргарита летала. Нет, в отдельные минуты их близости она соучаствовала, отдаваясь его ласкам, но он не мог оторваться от нее и в перерыве. Его руки нежно скользили по ее прохладной коже, а губы шептали:
        - Ты удивительная, твое тело струится, как ручеек. Кожа прохладная и нежная, как шелк. Я люблю тебя…
        Он действительно сказал, или это прошелестело у нее в голове? Как бы то ни было, Маргарита ощущала себя любимой и счастливой. И старалась не думать о том, что это когда-нибудь кончится.
        Выныривая в один из таких полетов, Маргарита вдруг подумала, что она бы чего-нибудь съела. Как-то получилось, что они все же поторопились улечься в эту эксклюзивную кровать - она только съела пару кусочков семги.
        - Ничего не поделаешь, - со вздохом сказала Маргарита, - как я хотела есть, так до сих пор и хочу, как бы ты меня ни целовал!
        Максим от неожиданности расхохотался:
        - Ну ты и шутница! А я по-прежнему забывчивый осел. Лежи, я сейчас чего-нибудь принесу.
        Он набросил на плечи тяжелый махровый халат и вышел.
        Эти мужчины! У них порой весьма своеобразное представление о том, что есть и чем закусывать. Максим принес под мышкой две бутылки: шампанское - Маргарита успела выпить только бокал, себе - коньяк - и тарелку с копченой курицей и кусочками хлеба в качестве закуски.
        Она видела по глазам Максима, что ему не до еды, не до выпивки, но он сдерживает себя, чтобы выражение нетерпения так явно не проступало на его лице.
        Маргарита в своих предположениях оказалась права. Едва она доела ножку и отпила шампанское, как он у нее это все отобрал, чтобы опять прильнуть к ней нетерпеливыми губами.
        Однако он изголодался!
        - Интересно, сейчас очень поздно? - в одно из мгновений, когда они оба отдыхали, спросила Маргарита, уткнувшись щекой ему в грудь.
        - Не волнуйся, я отвезу тебя, как только начнет светать, - успокоил ее Максим.
        И они, обнявшись, опять полетели куда-то вверх, вдаль, в мир поцелуев и объятий, в мир единения и наслаждения…

        Глава восьмая

        Утром оба проснулись почти одновременно, и по тому, как солнце заливало комнату, поняли, что светать начало очень давно.
        Маргарита решила принять душ, но Максим увязался следом, и в душе они снова - как в американских фильмах! - были близки, хотя в те минуты вовсе об американцах не думали.
        Маргарита сварила кофе - смешно сказать, в большой кастрюле!
        - Прости, моя дорогая, я совсем забыл, что нужно купить турку.
        - Хорошо хоть кофе купил.
        Они не сговариваясь в четыре руки навели порядок на столе - вечером было не до того. И почти не разговаривали, только улыбались друг другу, а когда она проходила мимо Максима к плите, он хватал ее за руку и усаживал себе на колени, чтобы опять целовать ее припухшие губы.
        - Смотри, кофе сбежит! - грозила она.
        - Но я не могу оторваться от тебя, - жаловался он. Они совершенно забыли о вчерашнем переполохе и о бандите, ворвавшемся в пункт обмена, и когда, одевшись, Максим открыл дверь - даже не посмотрел в глазок! - дорогу ему заступил молодой человек в милицейской форме.
        - Молодые люди, вернитесь в квартиру! - строго сказал он. - Разве вы не знаете, что в вашем доме проводится милицейская операция, дом оцеплен.
        - До сих пор? - изумилась Маргарита.
        - До сих пор, - сказал милиционер, тесня их обратно к двери.
        - Но мне нужно уйти! - возмутилась Маргарита.
        - Ничем не могу помочь, - бесстрастно ответил страж порядка.
        Дверь за ними захлопнулась, и Маргарита без сил оперлась о нее спиной.
        - Что же делать? - сказала она чуть не плача. - Ведь сегодня уже воскресенье!
        - Воскресенье, - подтвердил Максим, чувствуя, как у него каменеют скулы; Маргарита взглянула на него с удивлением - неужели он так за нее волнуется? - но он никак не мог сбросить оцепенение.
        - Что с тобой? - спросила она.
        И он прочел в ее взгляде обеспокоенность. И понимание: вот оно то, чего она подспудно боялась. Сейчас произойдет. То, из-за чего он не знакомится с женщинами, как все другие мужчины.
        Наверное, он болен. Вот так на него накатывает время от времени, и женщины, которые с ним рядом в это время оказываются, начинают бояться. И на последующие встречи не соглашаются…
        Они все от него сбегают? Он решил дать объявление, но не ожидал, что судьба сыграет с ним злую шутку и вместо, к примеру, двух часов им приходится быть вместе второй день.
        Может, Маргарита думала и не совсем так, но лицо ее выглядело встревоженным. Она и не подозревала, что это он ждал с замиранием сердца ее дальнейших действий.
        - Ничего, - с усилием улыбнулся он, - ты очень расстроена?
        - Не то слово, - простонала Маргарита, - я убита! Представляешь, мне в понедельник нужно сдавать баланс. Я специально взяла работу на дом… Я тебе позвонила после того, как все обсчитала. На радостях решила выполнить свой каприз - я прежде никогда никому по объявлению не звонила. Я читала, что Пушкин в такую высшую минуту триумфа сказал себе: «Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!» Вообще-то я обычно себя с Пушкиным не сравниваю… Словом, я сказала: «Молодец, Савина, возьми с полки пирожок!» В смысле, позвони, раз тебе так интересно.
        - Интересно?
        - Ну да. Я прежде думала, будто объявления дают люди, на других не похожие, а оказалось…
        - Разреши за тобой поухаживать, - осторожно предложил он, - ведь не будешь же ты ждать, когда снимут оцепление, в плаще?
        - Нет, нет, конечно же… - Она сбросила ему на руки плащ и пожаловалась: - Подумай все-таки, какая пакость! Судьба ничего не дает просто так. Только получишь от нее какой-нибудь подарок, как она немедленно требует за него самую высокую плату…
        - Ты нашу встречу называешь подарком?
        - Конечно же, Макс! А разве ты так не считаешь?
        Она внимательно посмотрела на него, и в глазах ее появилась растерянность.
        - Ты разочарован? Тем, что мне пришлось остаться?
        - Нет, я вовсе не потому…
        - Понятно… Как глупо, а мне показалось… Извини, но у меня такой дурацкий характер: я все принимаю за чистую монету… Вот и теперь напридумывала себе. Ты… ты сразу так напрягся! Успокойся, я не собираюсь предъявлять тебе никаких претензий! Как только нас выпустят отсюда, я возьму такси… Мне ведь можно пока выпить чашечку кофе? Я видела в холодильнике банку сгущенки и постеснялась тебе сказать, что пью кофе только с молоком. Ты откроешь мне ее?.. А я пока попробую позвонить брату. У него есть знакомые в милиции. Может, он вытащит меня отсюда.
        Она нервно стала рыться в сумочке в поисках сотового телефона.
        - Надо же, точно знаю, что я его взяла! Как назло попадается под руку всякая ерунда… Я еще подумала, что со вчерашнего дня никто мне не позвонил. Никогда такого не было. Может, батарейка села? Или я его дома забыла?.. Ах вот он!
        Она стала вытаскивать из сумки мобильник, но он как назло запутался в подкладке.
        - Рита! Подожди, ты меня не так поняла! Я вовсе не огорчился, что ты вынуждена остаться у меня. Наоборот!
        Но она не слушала его и продолжала вытаскивать мобильник дрожащими пальцами. Максим не выдержал, выхватил сумку у нее из рук как раз в тот момент, когда телефон она почти вытащила. Изящная пластмассовая вещица вылетела из ее сумочки, со всего маху грохнулась на кафельный пол и разбилась вдребезги.
        - Ну вот… Прости, я не хотел, - растерянно проговорил он.
        Маргарита наклонилась одновременно с Максимом, чтобы собрать осколки.
        - Рита, прошу тебя, не переживай, я куплю тебе новый телефон. Самый лучший! Какой ты скажешь! Только выслушай меня!..
        Максим видел, что она не так уж и расстроилась из-за разбитого мобильника, но она поняла его так, что он поторопился с ней проститься. Господи, вот глупость какая! Он шевелил губами, но никак не мог подобрать нужных слов, чтобы ее успокоить, все объяснить. Наконец он сделал первое же движение, которое пришло ему в голову.
        - Рита, умоляю, выслушай меня!
        Он встал перед ней на колени и принялся целовать ее безвольно опущенную руку.
        - Я ни в чем не виноват перед тобой, ты просто не так поняла мою заминку! Обещаешь выслушать меня, не перебивая?
        - Обещаю, - натянуто улыбнулась она.
        - Пойдем в гостиную, сядем на диван.
        Он метнулся к столу, на котором стояла бутылка кока-колы, и налил для нее стакан.
        Он готов был к чему угодно, но только не к тому, чтобы ее потерять. И сейчас, когда он на коленях подыскивал слова, он ощутил в своей душе отголоски восторга и блаженства, которые испытал минувшей ночью.
        Ее тело пахло ночной фиалкой. Такие цветы росли на клумбе у его бабушки, когда он приезжал к ней на лето. Этот запах всегда напоминал Максиму что-то легкое и светлое, то, что незримо украшает жизнь, наполняя ее такими незатейливыми, но не менее дорогими запахами.
        Когда утихли первые восторги страсти и Маргарита задремала на его плече, Максим вдруг понял, что судьба наконец снизошла к нему. Рядом с ним тихо дышала его половинка! Это было как озарение. Как вспышка. Утром острота восприятия того, что с ним происходило, не то чтобы притупилась, а как бы переросла в умиротворение. В счастливую успокоенность. Он и не думал, что это все так хрупко.
        Максим ничего не загадывал, не строил в отношении ее никаких планов, но уже знал, что захочет увидеться с ней снова. И снова.
        Когда милиционер не выпустил их из квартиры, он испугался. А вдруг этот образ спокойной и ласковой женщины сейчас, на его глазах, изменится? Исказится самым неприятным образом. Перед ним предстанет не Маргарита, подарившая ему радость обладания необыкновенной женщиной, а злое, разъяренное существо, которое полной мерой выместит на нем все свое раздражение.
        Тут еще в довершение всего разбился ее сотовый телефон, стресс наложился на стресс, но… произошло вовсе не то, чего Максим ожидал. Это Маргарита его испугалась. Так, словно у него в один момент вместо обычных зубов выросли клыки оборотня.
        И тогда он понял: надо ее успокоить и рассказать о себе все.
        - Вот, выпей пока водички и приди в себя.
        Маргарита покорно пригубила стакан. Максим обнял ее за плечи, но когда Маргарита попыталась высвободиться, прижал к себе еще крепче.
        - У меня была жена…
        - Она меня любила, - брякнула Маргарита и тут же спохватилась: - Прости, я нечаянно.
        - Думаю, она меня не любила. Просто пора пришла, подруги стали выходить замуж, вот и Анюта захотела того же… Незадолго до моей встречи с Анной вышла замуж моя старшая сестра, я не собирался так быстро жениться, но Анюта поставила условие: или идем под венец, или расстаемся. Я сдался. Моим родителям пришлось как следует напрячься, чтобы сыграть еще одну свадьбу. Я возражал против какой бы то ни было пышности, потому что зарабатывал немного, по крайней мере принять участие в свадебных расходах не мог. Но мама… она непременно хотела, чтобы «все как у людей». Как у людей у нас была, пожалуй, только свадьба. А потом начался кошмар.
        Максим сжал плечо Маргариты так сильно, что она вздрогнула.
        - Извини, моя хорошая, оказывается, и через пять лет после развода я не могу успокоиться… В общем, когда нас с тобой не выпустили из квартиры, я подумал, что вот сейчас ты закатишь истерику, начнешь кричать, а может, и биться в судорогах…
        - Ты имеешь в виду, перед милиционером? - поразилась Маргарита.
        - Зачем перед милиционером? Передо мной.
        - Но это же он не выпускал нас из квартиры, а не ты.
        - Какая разница! Главное, милиционер - посторонний, а я теперь вроде как свой.
        - Ну ты даешь! - Маргарита даже цокнула языком. - Мы с тобой, конечно, провели ночь, но это разве повод подозревать, что у меня едет крыша?
        - Я знаю, крыша едет у меня, - вздохнул Максим. - Я так запуган, что теперь от каждой женщины или девушки жду именно такого ответа на стресс или просто раздражение.
        - Может, она была больна? - задумчиво проговорила Маргарита.
        - Это и вправду своего рода болезнь - начальная форма истерии. Надо или стараться держать себя в руках, или пить транквилизаторы. Анюта не хотела ни того, ни другого. Лекарства… Бывшая жена считала, что они вредят здоровью, а сдерживаться она просто не привыкла… Ладно, проехали! Чего это я расплакался перед тобой? Я всего лишь хотел оправдаться, чтобы ты даже мысли не допускала, будто я жалел о нашей с тобой ночи или не радовался, что тебе придется у меня задержаться.
        - Хорошо бы не до утра, - задумчиво проговорила Маргарита, - а то мне придется сразу писать заявление на увольнение по собственному желанию. Мой шеф… он ввел жесткую дисциплину. Не в том смысле, что сиди на месте и не вставай, нет. Если надо, он нас и домой отпускает, и в магазин, но все бухгалтерские отчеты должны представляться в срок и без ошибок. У него такие требования к работникам всех служб: или работай как следует, или уходи.
        - Мне кажется, ты в вашей фирме не простой бухгалтер, - задумчиво проговорил Максим..
        - Не простой, - согласилась Маргарита. - Зам главного. Только дело не в этом…
        - Наверное, и в этом тоже. Ты не можешь показывать подчиненным дурной пример. И сказать, что ты попала в оцепление, тоже не можешь… Знаешь, Рита, у меня идея: в соседней квартире должен быть телефон.
        - Но нас даже не выпускают на лестничную клетку.
        - Обойдемся. Я пройду к ним через лоджию. Я вовсе не хочу, чтобы из-за меня - или из-за того, что мы с тобой встретились, - у тебя были неприятности.
        - Что ты сказал - через лоджию?
        До этого момента они сидели на диване, обнявшись. Причем Максим во время разговора потихоньку подтащил Маргариту к себе, так что теперь она сидела на его колене, прижимаясь спиной к его груди. Но при словах Максима она опять попыталась высвободиться.
        - Ничего в этом опасного нет. Надо всего лишь перебросить ногу через ограждение…
        - Как это ты собираешься перелезать с одной лоджии на другую, когда жильцам вообще запрещено появляться на балконах? А вдруг в соседнем доме у них снайперы? А вдруг хозяева той квартиры решат, что ты и есть сбежавший второй бандит?
        - Бандит! Его давно уже и след простыл! И что они мне сделают?
        - У них вполне может быть охотничье ружье. А бандит вполне может отсиживаться в какой-нибудь квартире, где нет хозяев. К примеру, как раз у нас за стеной. В той квартире, куда ты сам хочешь лезть. Со вчерашнего дня оттуда не доносится ни звука.
        - У нас в доме хорошая звукоизоляция. И вообще ты все это нафантазировала. Я перелезу и позвоню, например, твоему брату…
        - Об этом не может быть и речи! Я категорически против. Если ты вздумаешь полезть, я просто повисну на тебе, как бульдог, и ни за что не разожму зубов. В смысле рук…
        - Неужели тебе меня жалко?
        - Почему - неужели? Просто жалко. И страшно за тебя. И я считаю, что никакая карьера не стоит такого риска!
        - Мне отчего-то очень приятно это слышать. Когда люби… когда женщина тебя так ценит…
        Маргарита смутилась; она вовсе не хотела, чтобы ее слова прозвучали как признание.
        - Я хотела сказать, что карьера - дело наживное. Как я думаю.
        Максим, слегка отодвинув локон, поцеловал ее в шею за ухом и еще крепче прижал к себе.
        - Маленькая моя, как ты смотришь на то, чтобы мы еще немножко полежали? - хрипло выдохнул он ей в самое ухо. - Раз уж я для тебя дороже твоей карьеры.
        Маргарита прижалась щекой к его груди, пока он опять нес ее на руках в спальню, слушала, как мощными толчками бьется его сердце, и отчего-то ей хотелось плакать.
        Их роман… он с самого начала был обречен. И теперь, когда она поняла, что Максим… далеко ей не безразличен, когда она поняла, что могла бы в его объятиях пролежать всю жизнь… Если бы можно было сейчас, немедленно, взять и уйти, она бы так и сделала. Позже это будет сделать куда труднее.
        Когда в следующий раз они решили подняться с постели, то, отдернув штору, увидели, что день заметно пошел на убыль. Маргарита на цыпочках подкралась к двери, хотя Максим уверял, что стоящим на площадке - если они все еще стояли - ничего не будет слышно, и заглянула в глазок. Милиционер - на этот раз какой-то другой - все еще топтался на площадке.
        - Шоу, - вздохнула она, идя на кухню, - словно нас с тобой специально так надолго поместили в эту квартиру. Только не за стеклом, а за бронированной дверью. Проверка совместимости характеров, вот что это.
        - Надолго и мне бы не хотелось здесь задерживаться, - проговорил Максим, но тут же поправился: - То есть я с удовольствием пожил бы с тобой где-нибудь на необитаемом острове. И чтобы никто из нас никуда не торопился… Я хочу сказать, что и у меня цех будет простаивать, если я в понедельник не дам им задание. К тому же в пятницу объявился такой перспективный покупатель. Если завтра я не смогу с ним встретиться, сделка сорвется… Наверное, я говорю ерунду, но что поделаешь, это и есть моя каждодневная жизнь.
        - Значит, и твоя карьера под угрозой? - покачала головой Маргарита.
        - У меня под угрозой больше чем карьера, - вздохнул Максим, - у меня под угрозой дела.
        Он задумался, глядя на руки Маргариты: она ловко мыла кофейные чашки и вытирала их полотенцем.
        - Странно, - снова заговорил он, - я так хотел, чтобы нам никто не помешал, даже мобильник оставил дома, но вот сбылась мечта идиота, нам не просто никто не мешает, судьба прямо-таки заставляет нас быть наедине. Если не считать автомобильных сирен, мегафонов и пистолетных выстрелов, мы в полной изоляции от остального человечества, но это не мешает нам обоим постоянно вспоминать о работе. И даже чувствовать некий дискомфорт от того, что от этой самой изоляции…
        - Хочешь сказать, что мы должны были бы благодарить судьбу, а вместо этого на нее жалуемся?
        - Именно. Думаю, когда все кончится, мы об этом пожалеем.
        - О том, что мы встретились? - лукаво спросила Маргарита.
        - Нет, конечно. О том, что не оценили такой подарок.
        - Неужели в жизни подарки часто получаешь за счет чьих-то неприятностей?
        - Где столько-то прибавится, а где столько же убавится, - усмехнулся Максим.
        - Что бы ты сейчас хотел? - спросила его Маргарита и тут же уточнила: - Я имею в виду, все желания, кроме возвращения в постель или выхода наружу.
        - Ты хочешь сказать, что тема постели теперь закрыта?
        - Ну… мы же не можем вообще с нее не вставать?
        - Честно признаюсь, ход твоих мыслей меня разочаровывает. Особенно если учесть, что никто пока нам в этом не мешает.
        - Пока? - улыбнулась Маргарита. - А кто нам может помешать?
        - Потом пойдут дети… все-все, молчу, предчувствуя грозу. Уже и пошутить нельзя! Хорошо, тогда я бы, пожалуй, чего-нибудь съел, - нерешительно проговорил Максим.
        - Время от времени мы по очереди высказываем это желание, и все время что-нибудь этому мешает.
        - Я молчал, чтобы ты не подумала, будто я обжора.
        - Зато ты не боялся, что я подумаю, будто ты сексуальный маньяк, - хихикнула Маргарита.
        - Что у вас на уме, девушка? - покачал он головой, изображая полную немочь. - Я старый, больной человек, у меня нет зубов и вообще ничего…
        - Кроме аппетита, - подсказала Маргарита. - А как вы посмотрите на хорошо зажаренный бифштекс с жареной картошечкой, зеленым горошком, веточкой зелени…
        - Девушка, прошу тебя, пожалей старика!
        - Тогда, дедушка, разрешаю вам почистить картошку, - скрывая улыбку, проговорила Маргарита и протянула ему нож.
        Так они продолжали шутить и смеяться, приготавливая ужин, а потом смотрели по телевизору какую-то американскую, совершенно несмешную комедию, но время от времени кто-то из них словно невзначай подходил к окну и поглядывал во двор, в котором по-прежнему стояли милицейские машины и время от времени кто-то кричал в мегафон: «Товарищи жильцы! Просьба - не выходить на балконы и лоджии, не подходить к окнам, в доме вооруженные преступники!»
        Около полуночи они решили лечь спать, потому что и телевизор не могли смотреть, чтобы не думать, насколько долго может продлиться их заточение.
        Маргарита задремала прямо на диване, и Максим принес ей легкое одеяло, а потом и сам прикорнул рядом, выключив телевизор.

        Глава девятая

        Проснулись Маргарита и Максим почти одновременно и удивились странной тишине, которая царила вокруг них. Не слышалось ни гудков автомашин, ни шума лифта, вообще ничего, словно мир, в котором они вдвоем пребывали, вдруг обложили толстым слоем ваты. Или пересадили, пока они спали, в отдельную квартиру с полностью звуконепроницаемыми стенами.
        Оба тотчас подбежали к окну - внизу не работали, как прежде, милицейские мигалки, и вообще не было ни милицейских машин, ни омоновского автобуса. Словно ничего прежде не случалось в этом тихом окраинном дворе, окруженном сонными многоэтажками, в которых мирно спали граждане перед обычным рабочим днем.
        - Может, стороны просто объявили перемирие, - предположил Максим.
        - Скорее всего это омоновцы повязали бандитов.
        - Надо посмотреть, стоят ли менты на лестничной площадке? - проговорил Максим.
        Он пошел к двери, и, конечно, следом отправилась Маргарита. Отчего-то ему было приятно все время чувствовать ее рядом, слышать дыхание именно за своей спиной. Он как бы прикрывал ее собой, но и она не хотела отходить от него, словно сообщая ему свое участие и дополнительную энергию.
        На лестничной площадке тоже никого не было. Значит, они проспали, и, как бы то ни было, конфликт разрешился: нет больше оцепления. Неужели они не услышали стрельбу? Или милиции удалось обойтись без выстрелов?
        Впрочем, эти мысли проносились в мозгу Максима, не задерживаясь, и на смену им приходила радость от того, что все обошлось.
        - Который час? - спросила его Маргарита. Странно, что он забыл даже взглянуть на часы.
        - Десять минут пятого. Скоро начнет светать.
        - Значит, все кончилось? - не скрывая радости, спросила Маргарита.
        Ее откровенное ликование слегка задело Максима: радуется, что избавится от его общества. И хотя чувство справедливости было ему не чуждо, теперь оказалось, что ему мало только того, что уже было между ними.
        Максиму хотелось от Маргариты безоглядности, самопожертвования, которое говорило бы о более глубоком чувстве… Не может же она в такую вот минуту думать о какой-то там карьере! Когда на другой чаше весов их жизнь… То есть это и все?
        - Отвезти тебя домой, или подождем, пока станет светлее? - внешне равнодушно спросил Максим.
        - Пожалуйста, отвези! - чуть ли не взмолилась она. - Пока мы соберемся, пока выедем со стоянки, пока доедем до моего дома, пройдет достаточно времени, а я бы еще хотела просмотреть документы, переодеться…
        - Да, я сейчас соберусь… Ты не возражаешь, если я побреюсь?
        - Конечно, а я пока все здесь приберу, - щебетала она, не подозревая, что он просто тянет кота за хвост.
        Ему не хотелось с ней расставаться.
        На мгновение у Максима промелькнула мысль, что если бы они задержались здесь еще на денек, ничего бы с его мебельным цехом не случилось. Димка и сам во всем разобрался бы. В конце концов, это их общее дело, а если на то пошло, Максим уже два года не был в отпуске. Или он бы вдруг заболел…
        Теперь он уже с надеждой выглянул во двор: а вдруг ему показалось, что милицейских машин в нем больше нет? Увы, не показалось. За окном все больше светлело, и сомнений в том, что операция завершилась, у него больше не оставалось.
        Максим принял душ. Побрился, а когда вышел, на кухне царила чистота. Он прошел в спальню - там оставалась его рубашка, - постель была заправлена. Маргарита, полностью одетая, сидела на диване в гостиной, почти у выхода в коридор, сложив руки на коленях, как пай-девочка.

«Она уже забыла все, что было между нами, - с горечью подумал Максим, - как будто на свете, кроме ее баланса, ничего не существует!»
        Нет, он ее не осуждал. Ничего не видел плохого в том, что она такая ответственная. Но почему бы ей не побыть хоть чуточку легкомысленной!
        Однако когда она подняла на него свои серебристо-серые глаза, Максим понял, что ей тоже не по себе.
        - Я готов, - сказал он преувеличенно бодро. - Надо же, ты была права: скоро пять часов. Время понеслось вскачь, как ужаленная оводом лошадь.
        Она прыснула, представив себе эту лошадь, но тут же осеклась.
        - Боюсь, и в самом деле времени у нас осталось совсем мало, - печально сказала Маргарита и пошла к двери так стремительно, что он едва успел схватить ее за руку.
        - Подожди, еще одну минуту!.. Так получилось, что я в своем дурацком объявлении обещал праздник тебе, а это ты мне его подарила… Я тебе очень благодарен. У меня никогда прежде не было такой женщины. В какой-то момент мне даже показалось, что до тебя я вовсе и не жил. Только когда ты появилась в моей жизни… Просто удивительно, как мне повезло.
        Он присел перед ней на корточки и обул ее ноги в туфли. Маргарита смутилась - так с ней еще никто не обращался.
        Он медленно поднялся и поцеловал ее в губы.

«Поцелуй с горечью расставания!» - вдруг подумалось Маргарите.
        Она шагнула в отворенную им дверь. Надо все время напоминать себе, как они познакомились. По пикантному объявлению, будь оно проклято! И нечего теперь распускать нюни по поводу того, как им было хорошо вместе! Праздник так праздник. Но вот он кончился, подметайте улицу от конфетти и серпантина. Выбрасывайте увядшие цветы. Начинаются серые будни.
        Наверное, эти мысли все еще отражались на лице Маргариты, когда она села в машину, но Максим ничего не сказал - он тоже думал о чем-то похожем.
        Солнце вот-вот должно было показаться из-за горизонта. Странно, листья с деревьев еще не осыпались, и костры на улицах не жгли, а воздух отчего-то был горьковатым. Он еще не остыл до привычной осенней температуры, но уже среди теплых потоков откуда-то прорывались холодные струйки - как предчувствие будущих холодов.
        Машина, точно застоявшись, бойко бежала по широкой пустынной трассе. Максим включил музыку, чтобы молчание в салоне не было таким материально осязаемым.
        Разве они оба не хотели, чтобы наконец сняли оцепление, разве через каких-нибудь два-три часа они не собираются окунуться в свою привычную деловую жизнь?
        От какой-то непонятной злости на себя, на то, что между ними вдруг появилось отчуждение, Максим все давил и давил на газ, не обращая внимания на то, как ползет вправо стрелка спидометра.
        Звук, похожий на выстрел, вспорол тишину утреннего шоссе. Машину резко бросило вправо, потом дернуло вперед - Максим нажал на тормоз, некоторое время «тойота» неуклюже подскакивала, и наконец машина остановилась на обочине дороги.
        - Кажется, гвоздь поймали, - ответил Максим на вопросительный взгляд Маргариты и вышел, хлопнув дверью.
        Так и есть - машина осела на левый бок, и теперь придется менять колесо.
        Маргарита тоже вышла из машины - покосившаяся на одну сторону «тойота», казалось, с трудом держала на себе даже ее вес.
        Она поежилась от утреннего холода. Теперь вокруг было совсем светло, но машин на шоссе не прибавилось. Послышался шум двигателя, и по встречной полосе промчался одинокий автомобиль. В их сторону никого не было.
        Маргарита посмотрела на Максима, который зачем-то пнул спущенное колесо и полез в багажник.
        Он мог бы сказать ей, что прежде перед поездкой всегда проверял колеса. Подкачивал, если было нужно, а теперь положился на авось - девушка торопилась домой, - и на тебе!
        - Ничего! - ободряюще сказал он. - Сейчас мы сменим колесо. Десять минут всего-то делов!
        Он вытащил запаску, полез за домкратом, и почти тут же перед глазами встало видение этого самого домкрата, но не в его багажнике, а сиротливо лежащего в их домашнем гараже. Как же случилось, что Максим так и не положил его в машину? Ну да, он сделал к нему шаг и даже протянул руку, но тут в гараж зашла мама и сказала:
        - Максимушка, представь, радость какая: Юленька из Новосибирска приехала. С Виталиком.
        - Что ж она телеграмму не дала, мы бы встретили, - удивился он.
        Сестра частенько приезжала без предупреждения и мило улыбалась при этом: «Сюрприз!

        - Говорит, так получилось. У нее совсем нет времени - достала путевку в санаторий, горящую. Виталика оставит у нас и дальше поедет, в Сочи. Выйди к ней на минуточку, хоть поздоровайся.
        Максим и вышел, а когда в гараж вернулся, сел в машину и поехал, потому что Юлька просила срочно подвезти ее в аэропорт.
        Он с виноватой улыбкой повернулся к Маргарите. Такого невезения у Максима давно не было. Если бы еще девчонка ему не нравилась. А то ведь все как раз с точностью до наоборот. Казалось бы, предстань перед ней в самом выгодном свете, покажи себя, так нет… И на шоссе, как назло, никого.
        - Прости, Маргаритка, - сказал он ей, - но я забыл дома в гараже домкрат. Теперь придется ждать, когда кто-нибудь мимо проедет.
        Он открыл дверцу машины и с обреченным видом присел на сиденье.
        - Садись в машину, - сказал, - по утрам уже холодно и сыро, простынешь!
        - Ничего, я похожу немного, разомнусь, - проговорила она.
        Маргарита видела, как он расстроен, могла бы подойти, одобрить. В конце концов, со всяким такое может случиться, но между ними уже что-то произошло. То, что не позволило ей именно так сделать. Казалось, с каждой минутой они становились друг другу все более чужими. Теперь на первый план вылезало то, что могло их разъединить, а не сблизить…
        Времени прошло немного, всего минут пятнадцать, но Маргарите они показались вечностью. Почему вдруг все стало плохо? Откуда в их отношениях появилась такая натянутость?
        Она не знала, о чем говорить с Максимом, а он тоже забыл о том, что с женщиной, которая совсем недавно была тебе так близка, надо хотя бы поддерживать атмосферу хорошего настроения. Мир не перевернулся. Всего лишь полетело колесо.
        Маргарите пришлось саму себя развлекать мыслями о работе, как она придет с готовым балансом и как обрадуется Петр Аркадьевич, что она вот так, с утра пораньше, принесла ему документы на подпись.
        Она как наяву увидела его одобрительную улыбку: «Молодец, Савина, мои ожидания ты еще ни разу не обманывала».
        Маргарита и не заметила, как прошуршала мимо машина и остановилась поодаль. И как от нее вернулся не то довольный, не то расстроенный Максим. В общем, какой-то перекошенный.
        - Рита, я договорился с мужиком, заплатил ему, так что ни о чем не беспокойся. Он подвезет тебя к дому.
        - У него тоже нет с собой домкрата? - растерянно спросила она.
        Как бы ни думалось об одобрении главного бухгалтера, но мысль, что придется расставаться с Максимом вот так, сразу, ее ошеломила. Она словно не слышала о том, что он договорился и теперь опоздание на работу ей не грозит.
        А с другой стороны, правильно ли она поступает, оставляя его здесь. На шоссе, одного. Как-то это не по-товарищески.
        - Домкрат у него есть, но он торопится, не может ждать. Поедешь?
        Ах да, Максим же заплатил этому водителю. И теперь другой довезет ее до дома, домчит. Карьера Савиной Маргариты спасена…
        Он внимательно посмотрел в ее глаза, увидел ее смятение, нежелание оставить его одного, и лицо Максима просветлело.
        - Не волнуйся, я здесь ненадолго. Не все же такие богатенькие, как этот, в
«опеле». Я ему и денег предлагал за его домкрат поганый, а он твердит как заведенный: «Я тороплюсь! Я тороплюсь!» Езжай, я в порядке!
        - Поеду, - с невольным вздохом кивнула Маргарита.
        Она схватила с сиденья свою сумочку, чмокнула Максима в щеку и вскоре усаживалась на красное велюровое сиденье «опеля».
        - Леонид, - представился ей водитель, когда она еще оглядывалась назад, чтобы махнуть рукой Максиму.
        - Маргарита, - буркнула она.
        - Заботливый у вас парень, - сказал он, с интересом поглядывая на Маргариту, наверное, с мыслью, что же в ней есть особенного, что заставляет мужчину о ней так заботиться.
        - Заботливый, - сухо подтвердила Маргарита и для чего-то пояснила ему: - Кто знал, что с утра пораньше полетит колесо, а домкрат окажется забытым в гараже.
        Ей послышалась снисходительность в голосе водителя по отношению к Максиму, и она тут же кинулась на его защиту. Чего бы вдруг перед посторонним человеком распинаться?
        - Бывает, - согласился водитель, прибавляя газу. И подумал, что на первый взгляд девчонка и не очень видная, а присмотришься…
        Надо же, он больше не смотрел на нее, а перед мысленным взором все равно стояли ее глаза, серые с серебряным отливом. Просто удивительные глаза!

        Глава десятая

        Весь понедельник у Маргариты прошел наперекосяк. Даже главбух. Петр Аркадьевич, такой предсказуемый, можно сказать, человек-традиция, принимая у нее балансовый отчет, вдруг заметил:
        - Кто-то из классиков сказал: «Балансовые отчеты - все равно что сводки о ходе военных действий: детали верны, а в целом - вранье».
        - Но, Петр Аркадьевич, - растерялась Маргарита, - я же составляю их на основе данных, которые дают производственники. У меня все сходится.
        Оказалось, это он так пошутил. Ничего себе шуточки!
        Потом он опять вызвал ее к себе и сказал, что «Вега-банк» попросил директора фирмы, Юрия Григорьевича, отпустить к ним Маргариту для проведения в банке аудита.
        - Петр Аркадьевич, - запротестовала она, - но я же прежде никогда аудит не проводила… И потом… они же меня совсем не знают! Почему вдруг они решили пригласить именно меня?
        Петр Аркадьевич замешкался, и Маргарита догадалась, что без главбуха тут не обошлось, но он сам и не стал скрывать свое участие в этом.
        - Теорию, Савина, ты знаешь блестяще, я проверял. Прежде они меня приглашали, но тут такое дело… В общем, мой сын фирму открывает, и я обещал ему помочь на первых порах. Да и Юрий Григорьевич меня не отпустит, мы с ним начали очень серьезное дело… Словом, Рита, иди, не упрямься, выручи своего шефа, как ты говоришь. Заодно и копейку кое-какую заработаешь. Приоденешься…
        Маргарита покраснела:
        - Вы хотите сказать, я плохо одеваюсь?
        - Что ты, девочка, я бы не посмел. Просто я знаю, что ты отдаешь долг за квартиру, ведь так?
        - Так. А откуда вы знаете?
        - Угадай с трех раз, как говорит мой внук.
        - Петр Аркадьевич, вы сегодня какой-то… непривычно веселый.
        - Жизнь хороша, Савина! Ты думаешь, старики жизни не радуются?
        - Ну какой же вы старик?.. Только все равно учтите, я буду бояться. Это слишком ответственно: банк!
        - Надо когда-то начинать. Созвонитесь с их главбухом и с завтрашнего дня идите. Они обещали неплохо заплатить.
        А в обед, когда они с сотрудниками слегка отметили сдачу баланса, Варвара не без ехидства сказала: - Чего это вы, Маргарита Петровна, такая смурная? Все у вас складывается блестяще: карьера пошла на взлет. Может, что в личной жизни не так?
        - Петр Аркадьевич сказал, кто вместо меня остается? - ответила Маргарита вопросом на вопрос.
        - Сказал. - Варя несколько смутилась, что для нее было не типично. - Я остаюсь «и. . замглавбуха».
        - Значит, и у тебя взлет карьеры?
        - Временно. «И.о» и есть «и.о».
        - Ох уж эти молодые! - вздохнула Лидия Семеновна, которая в бухгалтерии числилась как старший специалист. - Все-то им подавай на блюдечке с голубой каемочкой, да побыстрее.
        О ее взлете небось никто не подумал. А ведь ей всего сорок лет!
        - А что ждать, - огрызнулась Варвара, - жизнь-то проходит.
        Но Маргарита в их перепалке не участвовала. Сегодня и вправду она была как бы не в себе. Все не могла отрешиться не то чтобы от грустных мыслей, а прямо-таки от черной меланхолии. Хотя, если разобраться, ничего страшного в ее жизни не произошло.
        Никто ее не обидел, выходные дни она провела прекрасно. Рискнула и выиграла, как говорит реклама. Тогда что же это ее так корежит?
        После работы домой идти не захотелось, и Маргарита поехала к родителям, а по дороге зашла к брату, который жил с женой и сыном Валеркой неподалеку.
        Дверь в квартиру оказалась приоткрытой, так что Маргариту едва не охватило дурное предчувствие, но, войдя в коридор, она услышала громкий голос Славы.
        - Каждый день я с «Кэффри»! - бодро пел брат, энергично беля потолок с высокой металлической стремянки. - Каждый день я с «Кэффри»!
        - У тебя что, таракан в голове? - хмыкнула Маргарита, останавливаясь так, чтобы на нее не падали брызги побелки. - И почему дверь нараспашку?
        - Это я Валерку в магазин послал, а он до звонка еще не достает. Ты представляешь, у меня в соседней комнате телевизор работает. Ну, там музыка или новости послушать, и каждые пятнадцать минут девка вот это самое поет. Заколебала!.. Поэт-сатирик Владимир Вишневский сказал: «Есть теледивы вправду милые - и мне любая по плечу. Но кто прокладки рекламирует - тех никогда не захочу». И я с ним солидарен… Кстати, а где ты была все выходные? Мы с предками тебе целое воскресенье звонили, а потом мать меня к тебе домой послала. Думали, может, у тебя что-то с телефоном.
        - Да, понимаешь, я в оцепление попала. Была в гостях, а в том самом доме бандиты обменный пункт захватили…
        - Далековато тебя в гости занесло, на другой конец города!
        - Ты слышал об этом?
        - Еще бы не слышать, весь город гудит. Это тебе не Москва.
        - Да уж, ощущение не из приятных.
        Маргарита хотела свернуть тему, но брат - она всегда считала, что ему надо было в следователи пойти, а не в энергетики, - продолжал вроде невзначай задавать вопросы:
        - Ты на каком этаже была… в гостях?
        - В гостях я была, в гостях! И нечего такие рожи корчить!
        - Юпитер, ты сердишься, значит, ты не прав.
        - На шестом.
        - Понятно, значит, могла все и не видеть. Тебе сообщить подробности, или уже сама все знаешь?
        - Ничего я не знаю. Когда мы проснулись… в общем, утром уже не было ни милиции, ни оцепления, а я торопилась на работу. У кого было узнавать? У старушек, что на лавочке сидят?
        - Какая-то ты сегодня раздраженная. У тебя ничего не случилось? Может, зуб болит?
        - Ничего я не раздраженная. И ничего у меня не болит. Просто сегодня сдала баланс…
        - Просто! Тогда бы ты веселая была, а не злая… Не хочешь говорить, не говори. Может, когда успокоишься, поделишься с братом. Слушай, как все происходило.
        Брат Славка уселся поудобнее на верхней ступеньке стремянки.
        - Значит, одного из бандитов ребятишки подстрелили и вроде невзначай мимо окон, где второй бандит засел, его труп протащили. Мол, посмотри, чем твой беспредел может кончиться. Тот со страху в штаны и наложил… Короче, начали вести с ним переговоры, и что-то менты ему пообещали. Понятно, не миллион, не самолет, заправленный под завязку, но что именно - тайна за семью печатями, и тебе, как я понимаю, не очень-то это и интересно… Могла бы, кстати, мне позвонить, я бы тебя оттуда вытащил. Или ты с собой мобилу не взяла?
        - Взяла. Но так получилось, что я уронила ее и разбила.
        Голос у Маргариты дрогнул при воспоминании, как это случилось, но брат истолковал ее волнение по-своему:
        - Ладно, не расстраивайся. Дам я тебе свой мобильник. Все равно собирался его поменять. Купишь себе другую sim-карту, и все дела. Надеюсь, три сотни у тебя для этого найдется?
        - Найдется, - вздохнула Маргарита.
        - Ладно, не вздыхай глубоко, не отдадим далеко… Чего тебе вздыхать-то? Квартиру купила. Теперь на машину собирай. Походи между делом на курсы вождения… Или ты все по Игорю тоскуешь?
        - Вот еще! - фыркнула Маргарита. - Это ты нарочно, чтобы подразнить или рассмешить? Кстати, я иду к родителям.
        - Догадываюсь. Скажи им, Слава обещал холодильник починить, так он не забыл. Завтра мастер придет.
        - Никто, я уверена, и не подумал, будто ты можешь что-то забыть. Или пообещать и не сделать. Ты в нашем роду самый обязательный. И заботливый. Я всегда буду помнить, как ты платил за нашу с Игорем квартиру. Знаешь, одно время я даже мечтала: вот разбогатею и куплю тебе часы. Какие-нибудь дорогие, швейцарские…
        - Больше тебе думать не о чем! - фыркнул Слава. - Я еще не настолько стар, чтобы самому о себе не позаботиться.
        - Ты ужасно стар, тебе целых тридцать четыре года! Просто развалина…
        - Но, не балуй, ишь, разговорилась! Гляди, слезу с лестницы…
        - Я уже испугалась. Ладно, побегу. В отличие от тебя я маме уже месяц обещаю цветок пересадить, да все забываю.
        - Вот сегодня и пересади. Знаешь, за работой дурное настроение проходит, по себе знаю. И насчет курсов вождения ты решай побыстрее. Лучше иди туда прямо завтра, не откладывай. Время быстро летит. Не заметишь, как на машину накопишь. А права уже вот они! Погоди. Мобильник на столике в коридоре лежит. Возьми его.
        - Славка, он же дорогой!
        - Бери, бери, а то не дай Бог опять в оцепление попадешь, а позвонить неоткуда будет.
        - Типун тебе на язык!
        Брат довольно захохотал и опять взялся за кисть.
        - В общем, привет предкам, и иди, не мешай мне работать. Я и так, пока себя раскочегарил, полдня прошло. Называется, отгул взял…
        - Что ж ты мастеров не позвал?
        - Я и зову. На все другие работы. А белить я сам люблю. Считай, это мое хобби.
        Родители Савины жили от квартиры брата всего за три минуты ходьбы.
        Мама была дома, а отец еще не пришел с работы.
        - Риточка, ты куда пропала, доченька? Я уж испереживалась вся. И Славика к тебе посылала. Может, думаю, заболела. Ключи свои ему давала. Нет, говорит, дома. Уехала куда-то. Что ж, думаю, не предупредила?
        А в самом деле, почему Маргарита никому не рассказала о своем звонке Максиму и о том, как собиралась с ним знакомиться? Надо же, ведь шла и боялась, вдруг он окажется каким-нибудь извращенцем, но предупредить кого-то из родных или знакомых так и не решилась. Постеснялась, что спросят: «Зачем же ты, Риточка, идешь на встречу с человеком, которого не знаешь? Причем вовсе не собираешься гулять с ним под ручку по улицам города…»
        Только чего теперь задним числом бояться? Повезло, и скажи спасибо.
        - Понимаешь, мама, я пошла в магазин и встретила бывшую однокурсницу…
        - Кого же? - поинтересовалась мама; обычно она была в курсе дел своей дочери и знала всех ее как школьных, так и институтских подруг.
        - Элю Караваеву помнишь?
        Маргарита чувствовала себя очень неуютно в роли записной вруньи - но не расскажешь же маме, как все было на самом деле.
        - Конечно, помню. Такая маленькая, кудрявенькая.
        - Накануне я встретила ее в супермаркете - они с мужем отоваривались. Купили квартиру в Звездном и готовились к новоселью. Они уговорили меня поехать посмотреть их квартиру. А там как раз случилось происшествие: бандиты на пункт обмена валюты напали.
        - Что ты говоришь! - ахнула мать. - Я как чувствовала. И уговаривала себя: «Где он, этот Звездный, и никого у Риточки и друзей там нет», - а сердце будто вещало: доченька в опасности.
        - Мама, какая опасность! Пункт валюты на первом этаже, а квартира Эли на шестом.
        Надо придерживаться правды хотя бы в мелких деталях, а врать одно и то же!
        - Чего ж ты по сотовому телефону не позвонила?
        - Я его как нарочно дома забыла. Никуда ведь не собиралась, только в магазин…
        Правду говорят, труден только первый шаг. Чем дальше, тем складнее выходит у Маргариты вранье. С ходу выдала такую правдоподобную историю!
        - Погоди-ка, если у Эли квартира в Звездном, чего ж они здесь-то продукты покупали, - спохватилась мать. - На другом конце города!

«Рано, Риточка, расслабилась! Понятно, от кого Славик перенял дотошность!» Но ее уже трудно было застать врасплох. Маргарита с матерью словно в некую жизненную викторину играла: вопрос - ответ.
        - Я и говорю, они квартиру только купили. Вернее, ремонт закончили. Они там еще не живут. Я же сказала, только к новоселью готовятся.
        - Квартира старая?
        - Новая. Но сейчас так строят, что ремонтировать все равно приходится. Я собиралась у них побыть недолго, до вечера, а потом Сережка обещал меня отвезти.
        - Какой Сережка?
        - Какой-какой, Элин муж!
        - Так его вроде Толей звали. Я Элю летом на базаре встретила, она сказала, у нее муж Анатолий. Или она за другого успела выйти?

«Ну вот, завралась-таки!» Теперь Маргарита и сама вспомнила, что мужа Эли действительно зовут Толик. «Выкручивайся, как сможешь! Недаром говорят, что разведчики прокалываются обычно на мелочах. Постойте, но ведь у Эли брата зовут Сережкой!»
        - Ой, мамочка, я, как всегда, думаю одно - говорю другое. Они втроем были: Эля, ее муж Толик и брат Сережка.
        - Она вроде говорила, он теперь где-то на Камчатке живет.

«Когда это Эля успела матери столько понарассказывать? А ее братец тоже хорош! И чего людей по свету носит! Уехать с нашего благословенного Юга на какую-то богом забытую Камчатку! Не живется этому Сереже на одном месте, а ты потей от напряжения, придумывая для него достоверную историю».
        - Живет. А в нашем городе у врачей научно-практическая конференция проходит, вот он и приехал. Он же вроде медик.
        - Невропатолог. Бедняжка, с другого конца света на какую-то конференцию прикатил. Он говорил, как его жена, детки?

«Сережка женат? И дети у него уже есть? Вот так походя чего только не узнаешь. Не мать, а справочное бюро! Надо побыстрее с этим разговором закругляться, а то мама еще что-нибудь вспомнит».
        - Вот я и говорю: чего Сережке в родном городе в гостинице останавливаться? Он в Элиной новой квартире и живет. Толик ему пока свою машину отдал, все-таки из Звездного далеко ездить.
        Не дай Бог выяснится, что и машины у Эли с мужем нет! Вдруг продали или в аварию на ней попали… Мать молчала, значит, на этот раз пронесло.
        Точнее, временно молчала. Переваривала сообщение дочери.
        - Это что же получается? Вместо двух-трех часов ты у них больше суток пробыла?
        - И не говори, мама, таких страхов натерпелись. Милиции наехало - жуть! В мегафон кричат: «Всем жильцам вернуться в квартиры! Не выходить на балконы! Не подходить к окнам!»
        В общем, Маргарита почти без потерь вышла из-под обстрела материнских вопросов.
        - Главное, все хорошо, что хорошо кончается. Садись, покормлю тебя. У меня свежий борщ.
        Забота о здоровье дочери вытеснила у матери из головы все сомнения, если таковые еще оставались.
        - Нет, спасибо, я сегодня в обед хорошо поела. Мы в бухгалтерии сдачу баланса отметили.
        - Небось с водочкой? - сощурилась мама.
        - С вином. У нас-то и оставалось всего полбутылки на троих.
        - Всего! - нахмурилась мать. - Ты уже как завзятый алкоголик рассуждаешь. Этак и спиться недолго. Гляди, Рита, пойду к вашему главбуху, скажу, как вы каждый отчет вином-водкой отмечаете. Пусть он вам прочихвост устроит. Это же надо, женщины без бутылки за стол не садятся!
        - Мама!
        - Что - мама? Пьянки, доченька, это такое дело. Опасное. Не успеешь оглянуться, а ты уже привыкла. Женский алкоголизм неизлечим…
        На это материнское ворчание Маргарита могла уже и не обращать внимания. Мама вышла из семьи, где был пьющий отец. К тому же терроризировавший всех своих родных. Обжегшись на молоке, она теперь на воду дула.
        Надо сказать, ее старания увенчались успехом. Отец - один из немногих на радиозаводе - вообще не пил спиртного, а брат Слава лишь позволял себе рюмочку по большим праздникам. И все трое ненавидели пьянство и пьяниц. Маргарите изредка доставалось, как говорится, рикошетом. В порядке профилактики. Хорошо, мать не знала и десятой доли того, что было на самом деле. Она наверняка решила бы, что Риточка пошла по стопам деда…
        В родительском доме на Маргариту снизошло наконец спокойствие. От борща ей откреститься не удалось, и теперь она сидела в кресле в гостиной, куда они с мамой перешли после ужина, и одним глазом смотрела телевизионный сериал, который мама старалась не пропускать.
        И вдруг в ее голове будто щелкнул переключатель и замигала красная лампочка: «Что же ты тут сидишь? А если Максим позвонит?! Он, наверное, и так звонил уже не раз. Еще подумает, что телефон, который Маргарита ему давала, вовсе не ее, а каких-нибудь знакомых, где сейчас никто и не живет…»
        - Мамочка, - засуетилась она, - мне надо бежать домой!
        - Куда ж ты так торопишься?
        - Я совсем размякла после твоего борща, даже и забыла: мне завтра отчет сдавать!
        Теперь какой-то отчет выдумала! Ложь, выходит, вещь заразительная. Тем более что правду все равно сказать нельзя.
        - Что же это делается! - запричитала мама. - Не иначе, твой главный бухгалтер совсем тебя заездить решил. Думает, молодая, безответная… И так уже похудела, кожа да кости, глаза совсем испортишь возле компьютера своего! А он все нагружает работой да нагружает!
        Но Маргарита уже открывала входную дверь.
        Она возвращалась домой в маршрутном такси, мысленно торопя водителя: «Да нажми ты на газ! Ползешь как черепаха!»
        Чего вдруг она так заторопилась? После работы никуда не спешила. Зашла к брату в гости, поболтала, потом у родителей сидела, щи-борщи, то да се… Ни разу и на часы не взглянула. Откуда вдруг в ней проснулось это беспокойство? Она едва сдерживалась, чтобы, выйдя из такси, не бежать к дому со всех ног. Ее гнала неизвестно откуда взявшаяся тревога… Чего уж там, неизвестно, очень даже известно!
        Просто весь день Маргарита не давала этой самой тревоге высунуть носа, давила ее всеми силами, вот она теперь, на свободе, и распоясалась. «Вместо того чтобы разъезжать по городу, лучше сидела бы в своей квартире. Вдруг кто-то позвонит, а тебя нет на месте?»
        А почему, собственно, Маргарита решила, что он позвонит? Ни о чем таком они при расставании не договаривались. С самого начала было ясно, что их встреча разовая, как некое известное резиновое изделие.

«Так, нужно срочно думать о чем-нибудь другом, - уговаривала себя Маргарита, дрожащими руками торопясь вытащить из сумки ключи от квартиры. - Некуда тебе торопиться, некуда!»
        Она быстро сунула ноги в тапочки и подскочила к молчавшему телефону, подняла трубку - а вдруг он просто не работает? Тогда и ждать нечего. Вдруг городская АТС какие-нибудь свои работы проводит. Но телефон работал. Маргарита разочарованно положила трубку.
        Переодевалась она медленно - в домашние джинсы, футболку. А когда пошла в туалет - совсем спятила! - оставила дверь приоткрытой, чтобы услышать, если телефон зазвонит.
        В душ она тоже зашла - освежиться. Казалось, тело все еще подрагивало от пережитого напряжения. Хотя какое напряжение? Прошел рабочий день при сданном накануне балансе. Работа у нее всегда имелась, но именно сегодня Маргарита ничего не делала, на что никто бы ей пенять не стал, даже если бы это заметили…
        Откуда-то пришла в голову строчка: «На губах моих до сих пор горят поцелуи его окаянные». «Из „Купца Калашникова“, что ли? Если уж классика стала вспоминаться… А не влюбилась ли ты, Рита Савина, в некоего Максима из микрорайона „Звездный“? Это было бы и вовсе глупо».
        А что, если взять и позвонить ему? Просто услышать голос и тут же положить трубку. Он, наверное, ждет следующую дуру, которая тоже захочет праздника.
        А если у него телефон с определителем номера? Ну и пусть себе определяет! Случись, он перезвонит, можно сказать, что его номер набрали нечаянно.
        Так она себя уговаривала, а между тем рука словно сама собой набрала номер телефона, когда-то указанный в газете. Кажется, с того момента для Маргариты прошла целая жизнь.
        Она вспомнила губы Максима, скользящие не вверх по ноге, а, как ни странно, вниз, и как он нежно целовал на ней пальцы и даже пятку… и та сладкая мука, с которой его губы в обратном направлении оставляли на ее ногах просто огненную дорожку, когда они миновали колено, потом бедро… Нет, это невозможно!
        Ага, вот она, оказывается, дозвонилась. Но почему он не берет трубку? Может, никто не дал ему домкрат, и он так и стоит на шоссе… Глупость какая! Не стоял же он у обочины целый день!.. Возьми трубку, Максим, откликнись! Но гудки телефона уносились куда-то в бесконечность, туда, где не живет никто, а тем более любовь…
        Что, любовь? Неужели она мысленно произнесла это слово?
        Вот, Савина, тебя Бог наказал! Нельзя играть в такие игры и шутить с такими вещами, как отношения мужчины и женщины. Подумать только, она легла в постель с мужчиной, которого увидела впервые в жизни! Как проститутка! Только они за это хоть деньги получают, а ей, видите ли, праздника захотелось! Праздника тела? Так он у нее был. Тогда почему Маргарита упорно подключает сюда свою душу, разве она не получила то, к чему стремилась?
        Ну вот, только теперь она стала ужасаться тому, что совершила. Права Варвара, у нее слишком позднее зажигание. «Поздно, Рита, пить боржом!»
        А что Максим о ней думает? Станет он отвечать на ее звонки, как же! Небось он считает, что Маргарита - любительница острых ощущений. Она выискивает в газетах объявления с таким вот содержанием и ездит на встречи с мужчинами! Стыд-то какой!
        Но и он тоже хорош! Можно подумать, урод или начинающий импотент. Что его заставило дать такое объявление? Он пытался уверить ее в том, что виной всему неудачный брак, как же! На самом деле это он - любитель острых ощущений, и ему просто нравится менять женщин как перчатки. Тем более что они достаются ему так легко! Тем более что они такие доступные!
        Теперь и Маргарита попала в этот ряд. Она - легкодоступная, вот что! Теперь она станет покупать газеты и каждый раз устраивать себе праздник.
        Маргарита зарыдала от стыда и отчаяния. И в это время раздался телефонный звонок.

        Глава одиннадцатая

        Машина, увозившая Маргариту, скрылась из глаз. Максим видел ее руку, вскинутую в прощальном приветствии, и через несколько мгновений на этом месте виднелся лишь слабый сизый дымок. А потом исчез и он.
        - Вот балда! - спохватился Максим. - Не спросил ни ее адреса, не попытался договориться о встрече. Что она подумает? Не иначе, обидится. Ну ничего, вымолю себе прощение. Встретимся - замолю все свои грехи! - И обратился к машине, словно она была живым существом: - Что ж ты, подруга, так подвела меня? В кои веки мне попалась хорошая девушка, а у тебя пороху не хватило ее до дома довезти… Ага, ты хочешь сказать, что во всем виновато колесо?
        Он вздохнул и глянул на безнадежно пустынное шоссе. Возможно, через полчаса оно начнет оживляться, а пока…
        Нашел для себя отдушину - виноватых искать. Вон даже машину стал упрекать. Мог бы и взглянуть в багажник, когда выезжал из дома. А если бы колесо прокололось по дороге в аэропорт? Да сестрица Юля за такое живьем съела бы!
        Хорошо хоть, что он отправил домой Маргариту. Она так переживала из-за своего баланса. Наверное, вовсе не потому, что ее и вправду кто-то уволит из-за такой мелочи, а потому что болела за свое дело.
        Максиму легче. Он сам себе хозяин. Потому самое лучшее, что он сейчас сможет сделать, это не есть себя попусту, а взять и навести порядок в багажнике. Давно известно, работа отвлекает от глупых мыслей.
        Он положил в пакет свою старую рубашку, которую использовал вместо ветоши, сдвинул в сторону запасное колесо и выругался так, как не ругался, кажется, ни разу в жизни. В углу багажника, прежде не виденный им из-за колеса, лежал тот самый домкрат, который он считал забытым!
        Теперь в его воспоминаниях все встало на свои места. Собираясь везти сестру в аэропорт, он взял в качестве запаски новое колесо и нечаянно задвинул им в угол домкрат, да еще и прикрыл его ветошью.
        Максим это додумывал уже, откручивая гайки и прилаживая запасное колесо, а потом сел за руль и врубил скорость, за которую в городе гибэдэдэшники нещадно штрафовали. Ему казалось, что он может еще догнать уехавший «опель».
        Но почти тотчас он понял абсурдность своей затеи. К этому моменту «опель» имел не меньше десяти минут форы, а может, и все пятнадцать. За такое время по пустынному шоссе можно проехать полгорода. На такой-то мощной машине!
        А вообще чего он так разнервничался? У него дома, на рабочем столе, на какой-то бумажке записан телефон Маргариты… Стоп, неужели он не переписал его в записную книжку? Конечно, не переписал. Ему и телефон-то ее нужен был на один раз: тут же перезвонить и уличить, если звонит ему от нечего делать…
        Теперь остается надеяться, что племянник Виталик, которого почти на месяц оставила на попечение матери Юля, не зайдет к нему в комнату и не сделает из бумажки голубя или самолетик, чтобы пустить его с балкона. Но в этом случае остается еще один вариант: Рита сама позвонит ему на сотовый телефон. А если постесняется? Неужели она станет придавать какое-то значение мелочам после того, что между ними было?!
        Он приехал домой, когда на часах натикало всего половина седьмого. Решил не будить мать, но только зазвенел ключами, как дверь распахнулась, и она повисла у него на шее.
        - Сыночек, живой! А я не сплю вторую ночь, не знаю, что и думать.
        - Мама, ну что ты с собой делаешь! - Максим старался скрыть раздражение на самого себя, а получалось, что отыгрывается на близком человеке. - Разве ты не заметила, что сотовый телефон я оставил дома?
        - Заметила.
        - А то, что на квартире у меня телефон не установлен, знаешь?
        - Знаю.
        - Тогда ты должна была догадаться, что дом оцеплен и мне просто неоткуда позвонить.
        - Должна была, но думала, а вдруг…
        - А что передавали, есть жертвы среди жильцов?
        - Сынок, ты же знаешь наши средства массовой информации. Какую-нибудь ерунду смакуют во всех подробностях, а важные новости сообщают как бы между прочим и, мягко говоря, не слишком утруждаясь деталями…
        - Теперь ты убедилась, что я жив?
        - Не сердись, Максимушка, я и сама не пойму, что это на меня нашло. Я разогрею тебе завтрак?
        - Не надо, я сам, иди отдыхай.
        - Позволь, я рядом с тобой посижу. Все равно сейчас я не смогу заснуть.
        - Ну вот, то не могла спать, переживала, а теперь не хочешь спать, потому что я вернулся целым и невредимым… Мне кто-нибудь звонил?
        - По сотовому - без конца, но потом приехал твой дружок Димка и сказал, что ты попросил его поменять номер в твоем телефоне. Он вытащил из него какую-то штучку… Не надо было ему это разрешать, да, сынок? Ты его ни о чем таком не просил?
        Бедная мама даже испугалась, глядя, как от страха исказилось его лицо.
        - Просил, - растерянно подтвердил Максим.
        - Димка сказал, что теперь звонить не будут. Ой, сынок, как я не люблю разрешать что-то Димке, когда тебя дома нет. Он такой хитрющий! Соврет, недорого возьмет.
        - Ты все сделала правильно, - через силу улыбнулся он. - Теперь я требую, чтобы ты шла спать и не просыпалась до полудня.
        - Не получится, - улыбнулась она, - ты забыл, у нас живет Виталик. Твой племянник, которому ты до сих пор не уделил и минуты своего внимания.
        - Ничего, еще успею уделить. А ты сколько получится, столько и поспи.
        Максим сел на кухне пить кофе, размышляя при этом, что Маргарита права: судьба ничего не дает полной мерой. Вернее, одной рукой дает, а другой - отнимает. Теперь Маргарита уж точно ему не позвонит. Остается листок с ее номером телефона. Кстати, на чем Максим его записал? Он тут же ей позвонил и в тот момент вовсе не считал, что этот номер когда-нибудь ему еще понадобится. Потому бумажку просто бросил на стол…
        Он даже не смог допить кофе, так хотелось ему зайти в свою комнату и найти эту бумажку, которая наверняка лежит на самом видном месте.
        Однако невезение продолжалось. Он перерыл весь стол. Все бумаги перебрал по одной, перетряхнул блокноты и записные книжки. Никакого листка не было.
        Он хотел сей же момент бежать к матери и спрашивать, не заходил ли племянник в его комнату, не брал ли чего со стола. Но потом сам со стыдом вспомнил, что отправил ее отдыхать, и в бессилии стукнул кулаком по столу.
        Ничего не оставалось, как собраться и поехать на работу. Тем более часы показывали четверть восьмого.
        У Максима на его производстве было два кабинета. Один рядом с цехом, где изготавливалась мебель, совсем крошечный, с письменным столом и двумя стульями. И другой, при салоне, обставленный, кстати, лучшими образцами мебели собственного производства.
        Кабинет выглядел очень импозантно, как и салон, где опытные продавцы встречали покупателей. Говорили, директор тоже ему под стать, но Максим не мог же сам себя хвалить.
        Фирма Боброва - Левика называлась «Пиноккио». Идея Максима, с которой Димка не сразу согласился. Но один раз съездил в бюро, где регистрировали фирмы, посмотрел, как мучаются другие предприниматели, выдумывая названия, никем из коллег не освоенные, и согласился. Но предупредил:
        - Вот увидишь, будут прикалываться.
        Как в воду глядел. Говорили нарочно раздельно: «пинок» и «Кио», подразумевая знаменитого фокусника. А некоторые доморощенные юмористы спрашивали:
        - Пинок - кому?
        Денег, которые друзья смогли вложить в строительство цеха и покупку оборудования для него, катастрофически не хватало. Но отступать они не собирались.
        Кредит в банке им давать отказывались - у друзей не было недвижимости, под которую этот самый кредит могли дать. Пришлось ходить с протянутой рукой по знакомым. Но и знакомые много дать не могли. Они, как и Дмитрий с Максимом, принадлежали к тому среднему классу, который по теории должен был быть вполне обеспеченным, но на практике таковым вовсе не был. Вернее, обеспеченного среднего класса было кот наплакал.
        Словом, в один прекрасный момент начатое строительство пришлось остановить. А закупленные станки под плохоньким навесом грозились заржаветь, если их немедленно не затащить под крышу. Но как раз на крышу цеха и не было денег.
        И тогда Максим решился на шаг, которому потом долго удивлялся его дружок Димка. Он подкараулил во дворе сестру Сашки Даля, с которым когда-то учился с первого по восьмой класс.
        Потом Александр учебу бросил. Он и восьмой-то класс закончил с превеликим трудом. Учителя его просто вытащили за уши. Наверное, чтобы никогда больше в пределах школы его не видеть.
        Особенно неприязненно относилась к нему учительница русского языка.
        - Даль, - стонала она, читая его безграмотные сочинения, - у тебя такая знаменитая фамилия, а ты ее позоришь.
        - Чем же это? - хмурился Сашка.
        - Своей полной безграмотностью.
        - Ну, это не называется позорить, - ухмылялся он.
        - А как это называется?
        - Это называется так: я совсем с другой ветки Далей, но тоже знаменитой.
        - А чем она знаменита? - продолжала допытываться училка.
        - А тем. Сто лет назад в наших краях самый известный был знаете кто? Боря Даль. Знаменитый бандит! И не думаю, что он так уж в вашем русском языке шарил.
        - Вообще-то русский язык не только мой, он и твой тоже, - проговорила учительница. - Или у твоих предков с другой ветви и корни другие? Может, английские? И предком Бори Даля был Робин Гуд?
        - А кто он такой? - поинтересовался Сашка.
        Класс ахнул: Даль не знал Робин Гуда!
        Максиму тогда стало жалко Сашку. Он стоял посреди класса, маленький, взъерошенный, будто воробей, и исподлобья глядел на всех зло прищуренными глазами.
        Как раз незадолго до этого отец купил Максиму - а если точнее, всей семье - видеомагнитофон. И сыну не запрещалось им пользоваться. Это потом видики появились почти в каждой семье, а тогда…
        В один из дней Максим зазвал к себе Сашку и прокрутил ему кассету с фильмом о Робин Гуде.
        Сашка был потрясен.
        - Какой классный мужик. Как он с этим герцогом посчитался! Правильный. И ребята его любили. А как стрелял!
        Позднее Максим узнал, что Саша Даль тусуется в шайке у городского авторитета Шины и кликуха у него - Саша Гуд. Правда, с тех пор много воды утекло, и теперь бывший одноклассник Максима имел свою шайку отморозков, которые брали под свою крышу всех желающих и нежелающих розничных торговцев.
        Теперь Александр Даль разбогател, выстроил себе нехилый дом в двух уровнях, ездил на «мерседесе» со своей личной охраной и был одним из самых богатых людей города.
        В один прекрасный день Максим остановил нарочно встреченную им Светку Даль и попросил, чтобы ее брат позвонил ему, когда зачем-нибудь появится дома у родителей, или оставил бы для Максима номер своего сотового телефона.
        Светка спросила его телефон. Повертела головой.
        - Нет, я не запомню. Пиши на ладони. - Протянула ему руку с темно-зеленым маникюром и игриво хихикала, когда он писал на ее руке свой номер телефона: - Щекотно!
        Сашка позвонил ему через неделю, когда Максим уже решил, что Светлана забыла о его просьбе.
        - Ты чего хотел? - спросил он, и не подумав поздороваться.
        - Встретиться и поговорить.
        - Есть интересная тема?
        - Честно говоря, она интересна только для меня, - признался Максим.
        - Ну ты даешь! - гыкнул Александр. - Тогда на кой мне нужна такая стрелка?
        - Извини, что я тебя побеспокоил, - вяло буркнул Максим. - Просто я обошел уже всех своих знакомых. Ты был моей последней надеждой. Я не очень тебя напряг своим звонком?
        - Гостиницу «Державная» знаешь?
        - Знаю.
        - Я буду там в местном ресторане сегодня в два часа дня. Скажешь ребятам, что ты ко мне. Я их предупрежу.
        Максим пришел ровно за три минуты до назначенного времени - кто-то говорил ему, что у бандитов с этим очень строго. Каждая минута опоздания штрафуется. В баксах.
        Путь ему преградил не то швейцар, не то охранник:
        - Ресторан закрыт. Спецобслуживание.
        - Мое имя - Максим Бобров, - сказал он, презирая себя за нерешительность.
        - Документик какой-нибудь имеется?
        - Права, - удивился он.
        - Предъявите.
        По документам в ресторан Максим еще не ходил. Неплохо Санек устроился!
        - Проходите.
        Они не виделись добрых лет пятнадцать. Сашку Максим узнал не по комплекции, не по глазам, а по презрительно поджатым губам. Эту мину он практиковал еще в школе, теперь она, похоже, приросла к нему намертво.
        Он пожал руку Даля, цепкую и сильную, и присел за столик напротив бывшего одноклассника.
        - Денег хочешь просить? - спросил тот, как всегда без предисловий.
        - Денег, - согласился Максим. Сашка усмехнулся:
        - Хочешь - верь, хочешь - не верь, но взаймы у меня просят впервые.
        - Не дашь?
        - А куда ты спешишь, речь-то о деньгах, не о простых бумажках. Тебе же зелень нужна?
        - А как ты думаешь?
        - Не задирайся. Кто ж так просит? Надо понимать, ты знаешь, кто я?
        - Мне говорили…
        - И все равно пришел. Значит, допекло?
        - Цех под крышу вывели, а накрывать ее уже не на что. Станки пропадут. Мы с Димкой вложили в них все, что было.
        - Это какой Димка? Левик, что ли?
        - Он.
        - Шустрый пацан. Что ж он с тобой не пришел?
        - Он не знает, что я к тебе обратился.
        - У меня, значит, дурная репутация, вот ты и таишься от него.
        - Не в том дело. Вдруг мы с тобой не договоримся, а он будет зря надеяться.
        - Ишь, какой ты чуткий!
        - Какой уж есть.
        - Ты, Бобров, так и не научился понты колотить. Деньги я могу тебе дать, но под какой процент?
        - Ты банкуешь.
        - По двадцать процентов возьмешь?
        - Под двадцать не смогу, дорого. Было бы производство раскрученное, а мы же только начинаем. Может, если лет на пять…
        - На пять лет?! - Сашка расхохотался. - Для нас это значит дожить до глубокой старости. А ты много знаешь бандитов на пенсии?
        - Вообще ни одного не знаю. Только по фильмам.
        - Как - не знаешь? Кое с кем ты даже в одном классе учился.
        - Но ты, наверное, не любишь, чтобы тебя называли бандитом?
        - Мне один хрен, как называют. Лишь бы боялись. Шучу! Ладно, Бобров, мне приятно тебя видеть. Я помню, как ты меня пожалел, к себе привел. Видик крутил…
        - Какая мелочь!
        - Для тебя. А для меня - не мелочь. Может, ты своим поступком не одну жизнь сохранил.
        - В каком смысле?
        - В таком, что у меня принцип: подписываться на мокрое только в самом крайнем случае. Как благородный разбойник Робин Гуд. Помнишь?
        - Помню.
        - Так сколько тебе нужно?
        - Тысяч пять баксов.
        - Что? Такой мизер? Я-то думал… Пять штук зеленых! Это я тебе и без процентов дам. Полпачки! Ладно, вот тебе как раз упаковка. Бери, здесь десять штук. Отдашь через год… Может, тебе повезет, отдавать не придется.
        - В каком смысле?
        - В таком, что я могу и года не прожить.
        - Ты чем-то болен?
        - До чего ж ты тупой! Хоть и с высшим образованием. Не дает тебе диплом знания жизни. Работа у меня опасная, это тебе не крышу крыть! - Он расхохотался.
        - Слушай, Сань, а хочешь быть нашим первым клиентом? Я тебе эксклюзивную мебель сделаю, ни у кого в городе такой не будет.
        - Ну всю мебель не надо, - хмыкнул Сашка, - а сексодром сделай. Веришь, на днях у моей кровати, итальянской, за пять штук баксов брал, ножки подломились. Похоже, против нашего мужика их парни похлипче будут.
        Он привстал из-за стола, давая понять, что встреча окончена.
        Максим спрятал деньги во внутренний карман пальто и в некотором обалдении вышел из ресторана.

        Глава двенадцатая

        Никогда Маргарита не испытывала такого разочарования, когда, сняв трубку, она услышала голос подруги Люськи.
        - Здравствуй, Маргоша! Как живете-можете, женщины-голубки?
        - Если муж хороший, плохо все равно, - привычно откликнулась Маргарита словами Расула Гамзатова. Они с Люськой всегда так начинали общение по телефону.
        - Ты что, ревела, что ли?
        - С чего ты взяла?
        - Голос у тебя такой, все еще с рыданиями.
        - С рыданиями! Скажешь тоже. Я и забыла, когда в последний раз рыдала.
        Когда-то они с Люськой ходили вместе не только в садик, в школу и университет, но и в музыкальную школу. Все преподаватели находили у Людмилы Анисимовой исключительный музыкальный слух. Она и в житейской речи слышала такие интонации, на которые далеко не все обращали внимания. Но это уже, вероятно, был слух другого рода.
        - Не надейся, Савина, меня обмануть! Ведь я тебя знаю… - она помолчала, подсчитывая, - двадцать пять лет.
        - Так долго? - не поверила Маргарита.
        - Я даже помню, как тебя привели в наш садик. Худую, лысую, с глазами как перламутровые пуговицы.
        - Почему лысую?
        - А тебя как раз перед этим наголо подстригли.
        - Намекаешь, что у меня вши завелись?
        - Нет, хотя искушение - пошутить подобным образом - у меня было. Тогда твой папа считал, что девочку в детстве непременно надо стричь наголо, чтобы потом у нее росли хорошие волосы.
        - Странно, а я этого не помню.
        - Но волосы у тебя и вправду красивые, ничего не скажешь. Может, твой отец был прав? Меня, например, под нуль никогда не стригли, и волосы у меня не фонтан. Про мои обычно говорят: «У вас такие красивые волосы. Просто редкие!» Но я отвлеклась. Вот так ты всегда, Марго, собьешь человека с толку…
        - Ага, чуть что, так Косой!
        - Вспомнила. Я хотела тебя к себе позвать, с ночевкой. Мы с Митькой поругались, он хлопнул дверью и ушел к своей любовнице.
        - Как - к любовнице? Насовсем?
        - Кто же его отпустит насовсем? Это тогда делиться придется. Квартиру, машину продавать, свою долю из его дела изымать…
        - Ничего не понимаю.
        - Это, кстати, я и сама недавно узнала. Если у мужа есть свое дело, то при разводе жена имеет право на половину всего. Но поскольку пока мы не разводимся, то можем наносить друг другу лишь моральный ущерб. Вот я тебя к себе и зову. Рассказать, что у меня за дела, послушать про твои.
        - Знаешь, мне некогда, - попробовала отвертеться Маргарита, хотя прежде она всегда с удовольствием ездила в гости к Люське. - Мне надо кое-какие документы просмотреть…
        - Не придумывай, Ритинья! - Люська всегда переиначивала на разные лады ее имя. - Никаких документов у тебя нет. Мне Варька сказала, что сегодня ты сдала баланс.
        Ох уж эта вездесущая Варвара! Живет через два подъезда от Люськи, а ухитряется постоянно сплетничать о делах Маргариты.
        - Ты не хочешь ко мне идти, потому что собираешься утаить некое событие, которое в твоей жизни произошло.
        - Кто тебе сказал?
        - Никто. Но я не удивлюсь, если узнаю, что ты влюбилась! Или просто с каким мужиком познакомилась.
        Маргарита непроизвольно вздохнула.
        - Вот видишь, значит, я права. Так. Десять минут даю тебе на сборы. Пять минут ходьбы до маршрутки. Десять минут ожидания. Десять минут езды. Пять минут ходьбы до моего дома. Две минуты на лифте. Итого, чтобы через сорок две минуты ты звонила в мою дверь.
        - Слушаюсь, мэм! - вяло ответила Маргарита. Отбиться от настырной Люськи ей никогда не удавалось.
        Подруга открыла ей дверь, едва Маргарита прикоснулась к звонку.
        - Молодец, рядовой Савина, норматив выполнила! Ну, здравствуй!
        Подруги расцеловались. Люська помогла Маргарите раздеться.
        - Пойдем на кухню. Я уже все приготовила. Константина уложила, но у него сегодня воинственное настроение - за отца переживает, потому со мной нарочно капризничает.
        Едва она это произнесла, как в дверях кухни возник Костик.
        - Что тебе опять нужно?
        - Пить хочу, - буркнул ребенок.
        - А чего губы надул?
        - А зачем ты папу выгнала?
        - Он сам ушел. Ему в лес ехать надо.
        - В белой рубашке?
        - Ну ты и зануда, Константин! Он взял робу с собой. Завтра вернется твой папочка, не страдай! Как же, выгонишь его. И пей побыстрей, пока я не рассердилась.
        Костик медленно выпил воду и нехотя пошел к себе.
        - Видала? От горшка два вершка, а уже с отцом солидаризуется. Прикинь, до чего все же у нас политизированная страна: кругом сплошные коалиции. Садись за стол. У меня сегодня голубцы, какие ты любишь.
        - Я у мамы поужинала.
        - Хоть ты, Маргит, меня не расстраивай. Полсантиметра в талии прибавишь, не помрешь! А у меня «Шартрез» есть. Французский.
        - Да и кто тебя спрашивает! - проговорила Маргарита голосом Люськи.
        - Видишь, сама все знаешь, - обрадовалась та.
        Знала бы мама Савина, сколько ее доченьке приходится пить с любимой подругой, разочаровалась бы во всем человечестве. Люська так сумела заморочить ей голову тем, что она якобы вообще не употребляет спиртного, что родительница всегда ставит Люську в пример дочери. Мол, и красавица, и умница, и в мужском коллективе работает, а вот себя соблюдает…
        - Добавим немного водочки, - между тем приговаривала Люська, - а то он густоват. Все равно ее не почувствуешь, можжевеловый ликер чем хорош - начисто перебивает запах водки. Итак, тост: за нас, красивых!
        - Очень оригинальный тост! - фыркнула Маргарита, но выпила до дна.
        Это тоже был порядок, заведенный Люськой. Первую - до дна, а дальше как сумеешь.
        - Теперь рассказывай.
        Маргарита знала, что утаить от подруги ничего не сможет, но ей и самой хотелось выговориться. К тому же Маргарита, кажется, не могла оценить случившееся с ней объективно. Как говорится, лицом к лицу - лица не увидать. Зато Люська со своим опытом и нюхом в таких делах сразу все расставит на свои места.
        Потягивая приготовленный Люськой коктейль, Маргарита рассказывала, отчего-то стесняясь смотреть подруге в глаза. И недаром. Первой реакцией той на ее повествование было сначала немое удивление. Она даже не пыталась его скрыть. А потом полился поток слов:
        - Ты меня убила! Марго, я ничего этакого в твоем исполнении не могла себе даже представить. Чтобы ты, и вдруг позвонила незнакомому мужчине, не считая свой поступок безнравственным… Нет, кажется, мне надо пересмотреть все свои жизненные установки.
        - В каком смысле? Ты теперь не станешь со мной водиться?
        - Не говори ерунды. В том смысле, что я, как всегда, слишком много на себя брала.
        - Не пойму, при чем здесь ты?
        - А при том, что я готова была голову дать на отсечение, что ты - тихоня и мямля, что ты никогда сама о себе не позаботишься, если кто-то не позаботится о тебе. А если станешь делать самостоятельные шаги, то непременно влипнешь во что-нибудь. Яркий пример тому - твое неудачное замужество. Я ведь до последнего момента не верила, что ты выйдешь замуж за такую флегму, как Игорь. И потому тебя не отговаривала. Мне казалось, что каждому видно невооруженным глазом - муж из него никакой. Ты мне казалась неглупой женщиной. Но ты вышла за него, и я придумала этому объяснение. Мол, как раз получится, два сапога - пара. То есть, может, какая другая и не сможет жить с ним, а тебе удастся.
        Люськины откровения Маргариту неприятно поразили. Она и прежде говорила что-то похожее, но вовсе не в такой обидной форме. Теперь же она слова не выбирала, как если бы Маргарита своим поступком обидела лично ее.
        - Это же надо такое учудить!
        Словно все еще не веря услышанному, Люська без тоста и приглашения последовать ее примеру одним махом опорожнила рюмку с ликером. Помолчала, прислушиваясь к себе, и выпалила:
        - На такой шаг побоялась бы пойти даже я!
        - Не поняла, почему - даже? - начала закипать Маргарита.
        - А потому, что я МОГЛА бы пойти, но не пошла, а ты не могла бы пойти, но ПОШЛА! Это тебе понятно?
        - Не очень.
        - И мне тоже. Просто я примерила на себя то, что случилось с тобой, и поняла, что в последний момент я бы, наверное, струсила. Не пришла.
        - И даже тайком не посмотрела, каков он?
        - А зачем? Если бы он был Квазимодой, я бы не подошла, а если бы порядочным мужиком - тоже не подошла. Мне не захотелось бы в его глазах выглядеть женщиной, которая может откликнуться на такое объявление.
        - То есть ты хочешь сказать, что куда порядочнее такие женщины, как ты, которые с виду разбитные, а глубоко внутри…
        - Не злись, Мара, лучше войди в мое положение: через четверть века вдруг открыть для себя, что дружила с женщиной, которой совсем не знала.
        - Или не хотела знать.
        - Или не хотела, - покорно согласилась Люська.
        На кухне Левиков воцарилось молчание. В душе Маргариты боролись два чувства: обида и понимание. Причем обида на Люську была ее привычным состоянием и быстро проходила - Маргарита была отходчивой и понимала, что у подруги такой характер, и она знает об этом с детства. Хорошенький ребенок, прелестный подросток, потом женщина - умница и красавица. Люська всегда думала, будто знает о жизни все, а Маргарита всего лишь наивная дурочка, и вдруг! Такое кого угодно с толку собьет.
        Впрочем, она и сама вскоре сказала:
        - Не сердись, Мэгги, ты же меня знаешь. Вместо того чтобы спокойно выслушать твой рассказ, я, как всегда, вылезла с комментариями. Говоришь, твоему нечаянному любовнику тоже не сразу повезло с его объявлением?
        - Некоторые женщины ему звонили, а на встречу не приходили, - сказала задумчиво Маргарита. - Теперь я понимаю почему.
        - Нет, погоди, посмотрим на это дело с другой стороны, - все не могла успокоиться Люська. - Ты рискнула - и выиграла! Как говорится, дуракам везет… Ладно, без обиды, а то я уже вижу: «Над седой равниной моря ветер тучи собирает». Итак, мужик тебе понравился, вы с ним трахнулись, у вас все получилось. Судя по всему, и ты ему понравилась. А дальше? Вы договорились с ним встретиться?
        - Не-ет. Так получилось, что попутная машина подошла неожиданно, водитель ее торопился…
        - Да начхать тебе на водителя! - вдруг разозлилась Люська, будто это ее жизнь зависела от глупого поведения Маргариты. - Надо было записать ему номер своего телефона на руке, на лбу, на том самом месте…
        - Люся, я же говорила, у него мой номер телефона есть. Он его спросил, а потом сам мне перезвонил.
        - Тут же? Значит, записал его на том, что в этот момент попало под руку: на клочке бумаги, на спичечном коробке, на салфетке. Ему ведь надо было только тебя проверить. Он и не думал, что еще раз им придется воспользоваться. Кстати, а почему ты не дала ему свою визитку? Ты же говорила, что твой Петр Аркадьевич заказывал и для себя, и для тебя.
        - Я постеснялась. И потом, у меня есть номер его сотового телефона. Тот, что он давал в газету. Правда, я звонила, но он не отвечает.
        - А телефон у него украли.
        - Именно теперь?
        - Именно. Это называется: закон бутерброда, ты о таком не слышала?
        - Мне Максим тоже напоминал о нем… Слушай, Люська, а чего ты со мной разговариваешь как с подростком-олигофреном?
        - Насчет подростка - тут ты не права, а вот насчет второго…
        - Мы можем с тобой поссориться.
        - Не можем, - мотнула головой Люська.
        Не приглашая в компанию Маргариту, она уже дважды выпила ликер с водкой, коктейль, который сама и называла «Забытье под елкой».
        - Почему это - не можем?
        - Потому, что я признаю свои ошибки, попрошу прощения, а ты у нас добрая. И ты меня простишь.
        - Зараза ты, Людмила! Думаешь, ты мне комплимент сказала? Представила меня этакой… пластилиновой вороной, которой можно говорить гадости, топтаться по ней, зная, что потом она все простит.
        - Не обижайся, дорогая подружка, это я не со зла. Ты наверняка ни о чем прежде и не думала, а я давно мечтала пережить такое приключение. Острое, с перцем. Идти и бояться, но все равно идти. И вот награда: молодой красивый мужчина, цветы, дорогое шампанское… Даже я и то пила «Вдову Клико» всего раз в жизни, в гораздо менее романтичной обстановке.
        - А почему это - даже? - опять возмутилась Маргарита; Люська и прежде, случалось, говорила с ней в уничижительном тоне, но сегодня она превзошла саму себя. Та, что провозглашает себя ее лучшей подругой!
        Маргарита расстроилась и тоже выпила вне тоста, не чокаясь.
        - Ты портишься на глазах! - сказала Люська и погрозила пальцем: - Учти, я приму меры. И расскажу твоей маме!
        Она как бы прислушалась к собственным словам, представила себе такую картину и расхохоталась.
        - А почему ты решила, что твой Митя пошел к любовнице?
        Маргарите надоело выглядеть дурочкой, она решила перевести стрелки. Красивые тоже плачут, и у Люськи в жизни все не так ладно, как она хочет показать. Так что всегда найдется повод посмеяться и над ней.
        - У меня есть знакомые в частном детективном агентстве «Мухтар», - сказала Люська уже несколько заплетающимся языком.
        - У нас нет такого агентства, - покачала головой Маргарита.
        - Нет, ты права. Оно называется «Рекс». Или «Фас». В общем, как-то по-собачьи. Я даже знаю, как ее звать. Илона. Почему у любовниц такие заковыристые имена? Илона! С ума сойти. Нет чтобы ее имя было Клава или Фрося…
        - Не переживай, - успокоила ее Маргарита. - Королевам не изменяют с королевами. Королевам изменяют с горничными.
        - Какой замечательный афоризм! А кто это сказал?
        - Не помню, но кто-то умный.
        - И ты умная, ты такие вещи помнишь. И по жизни ты умнее меня. Я все выпендривалась, строила из себя красотку неописуемую. Достроилась! Муж уходит от меня к какой-то мымре, которая наверняка его «понимает». Небось надеется, что я ей уступлю его. Скажу: «Бери моего мужа и иди с ним по жизни». Может, внешне я и королева, а по сути горничная.
        - Ты и по сути королева.
        Ненадолго же Маргариту хватило. Только что она как следует собиралась попенять Люське, как тут же ее стало жалко.
        - Не успокаивай меня! Я испортила жизнь своему мужу, а сама стала злая, как баба-яга.
        Вообще-то Маргарита могла бы сказать, что подруга всегда была такой, но на сегодня она уже исчерпала запас стервозности.
        Маргарита не думала, что ее приключение получит именно такой отклик. Она ожидала, что подруга пожурит ее, посмеется над ней, но чтобы она позавидовала… Нет, это не укладывалось в голове.
        Люська заметно опьянела, да и Маргарита от нее недалеко ушла. Видела бы мама, до чего дошла ее доченька! Люська смогла уесть ее даже этим.
        Но у Маргариты уважительная причина, у нее горе. Наверное, она сказала это вслух, потому что Люська тут же откликнулась:
        - Как, ты говоришь, его звать? Максим. Не плачь, девчонка, пройдут дожди… Найдем мы твоего Максима.
        - А если он больше не хочет меня видеть?
        - Не смей даже думать так! Чего это ему не хотеть?
        - Не знаю. Может, я не понравилась ему как женщина.
        - Считаешь, он нарочно пробил колесо, чтобы не везти тебя домой?
        - Разве колеса пробивают нарочно, на полной скорости? Он еле выровнял машину…
        - Значит, он был расстроен. Правильно?
        - Правильно.
        - Вот мы его найдем и обо всем спросим, глядя прямо в глаза.
        - Брат сказал, чтобы я пошла на курсы вождения автомобиля.
        Маргарита легко перепрыгнула на другой вопрос, но Люська, кажется, этого даже не заметила.
        - Он прав, иди. И я с тобой!.. Нет, в этом месяце не получится. В этом закончишь курсы ты, а в следующем - я. И мы вместе поедем на море.
        - На двух машинах?
        - Почему - на двух? На одной. У тебя же нет машины.
        - Пока нет. Но будет.
        - Само собой. Должно же у тебя хоть что-нибудь быть. А то ни мужа, ни детей.
        Люська зарыдала. Маргарита испугалась и даже сразу протрезвела. Люська плакала очень редко, а чтобы так, с надрывом и завыванием…
        - Ты счастливая, - рыдала она, - ребенка можно и без мужа родить! А чем такую семью иметь, как у меня, лучше вообще не иметь!
        Это называется, начала за здравие, кончила за упокой. Как в анекдоте Максима: один орган здоровый, и то позавидовали. В смысле, что Маргарита и этого не заслуживает? Хорошо ей, видите ли! А почему Маргарита должна рожать ребенка без мужа? Что она, хуже других?
        Ей стало грустно. И обидно. Уж если лучшая подруга о ней такого невысокого мнения, что говорить тогда о случайно встреченных мужчинах!
        - Пойду я, пожалуй, домой, - сказала Маргарита, поднимаясь из-за стола, на котором закуски - Люська любила размах, «выкатила» все, что в холодильнике было, - остались почти нетронутыми.
        - Еще чего! - спохватилась Люська, приходя в себя. - И правда, для чего я тебя позвала? Устроить небольшой девичник, поговорить о нашем, о женском, о наболевшем, а сама разнюнилась. Никуда я тебя не отпущу… А то, что ревела… Так кому ж я, кроме лучшей подруги, могу показать свою слабость, зная, что она не будет злорадствовать… Тебе где постелить, в гостиной или со мной ляжешь?
        - В гостиной.
        - Правильно, тебе надо подумать, разобраться в себе. Может, это судьба знак подает.
        - Какой?
        - Не знаю какой, потом поймешь.
        Маргарита, не выдержав, расхохоталась. Так непривычно ей было смотреть на Люську, неуверенную в себе, растерявшуюся, с размазанной на глазах тушью… Даже немного жалкую.
        А ведь она так любила изображать из себя мать-командиршу, знающую ответы на все вопросы.
        И на чем она сломалась? На том, что подруга, которую Люська всегда считала слабой и неуверенной в себе, вдруг оказалась способной на поступок, который ей был бы не по плечу.
        Нет, пожалуй, это слишком сильно сказано. Люська не сломалась, она вдруг поняла, что не бывает всегда права, как она считала прежде. К сожалению, Маргарита много лет поддерживала в ней это заблуждение, не пытаясь как-то себя проявить или выделиться. Как когда-то давно она согласилась в их дружбе на роль ведомой, так и много лет этому принципу следовала.
        Она и теперь вовсе не посягала на приоритеты, просто это получилось у нее само собой, и Маргарита, вместо того чтобы сожалеть о своем поступке, стыдиться его, вдруг выросла не только в глазах подруги, но и в собственных глазах.
        Потому она и хохотала, из-за нелепости ситуации. В ответ на ее смех Люська лишь бледно улыбнулась:
        - Ты права, это смешно.

        Глава тринадцатая

        Когда Максим выложил на стол банковскую упаковку сотенных купюр долларов, Димка отреагировал на нее самым странным образом.
        - Это что, бутафорские? - полушепотом спросил он.
        - Ты считаешь меня настолько бездушным, чтобы заподозрить в мистификации, когда мы стоим на краю финансовой пропасти? Вернее, стояли.
        - Но я знаю совершенно точно, что такую сумму нам никто из знакомых дать не мог бы. Если, конечно, не залезть в чей-нибудь сейф.
        - Теперь ты еще и подозреваешь во мне бандитские наклонности.
        - Кому, как не мне, знать, что у тебя есть к этому способности, - сварливо сказал Димка, не сводя с пачки баксов жадных глаз. - То есть до сего момента ты их никак не проявил, но скрытый огонь в тебе я всегда чувствовал… Неужели здесь десять штук гринов?
        - Десять - как один!
        - Тогда мы сможем закончить строительство цеха, и еще на отделку салона останется! - закричал он, будто наконец очнувшись. - Ах вы, наши зелененькие, наши спасители! Наши волшебные листики!.. Постой, а где все-таки ты их взял?
        - Занял у Саши Гуда.
        - Что?! Ты встречался с первым мафиози города?
        - Встречался, а что?
        - Как это что! Да он нас за эти баксы разует, разденет и голыми в Африку пустит.
        - Он одолжил их мне на год.
        - Под какой процент?
        - Это беспроцентный долг.
        - Врешь! - Вскочивший было Димка бессильно рухнул обратно на стул.
        - Предлагаешь ему их вернуть?
        - О черт, Макс, ты прекрасно знаешь, мы не можем их вернуть!
        - Тогда просто бери их и не скули.
        - Нам помогут бандитские деньги! У кого-то их отбирают, а нам дают просто так. За красивые глазки… Кстати, откуда ты его знаешь?
        - Когда-то мы учились в одном классе.
        - В одном классе с Гудом? Врешь! Ты мне никогда не говорил об этом. Гуд не мог учиться в школе, как самый обыкновенный мальчишка. Его завезли с другой галактики злобные инопланетяне… Неужели когда-то он был самым обыкновенным учеником?
        - Был. И не самым успевающим. До восьмого класса его дружно дотащили учителя. Я как-то и сам забыл о нем, но на днях… Ты помнишь наше отчаяние? Наверное, именно оно направило мои мысли в нужном направлении.
        - Отчаянный ты парень! Знаешь, сколько на его совести загубленных жизней!
        - Ты говоришь как актер на сцене.
        - Это от растерянности. С другой стороны, говорят, бандиты так сентиментальны. Воспоминания детства, то да се… Он не удивился твоей просьбе?
        - Я прежде поговорил с ним по телефону, а потом пошел на стрелку - так это у них называется?
        - Я, как и ты, смотрел боевики. Подозрительно только, что он дал в долг без процентов. Сейчас и лучшие друзья на такое не идут.
        - Он было пошутил: давай, говорит, под двадцать процентов. Я ему сказал, для нас это много.
        - Ах вот оно что, значит, разговор все-таки был.
        - Просто Саша думал, что я попрошу у него тысяч сто. Для него десять, как я понял, такие копейки.
        - Хорошо бы и нам дожить до такого момента, когда мы будем считать десять тысяч баксов копейками.
        - Бог даст, доживем. Давай лучше прикинем, сколько берем на производство, а сколько оставляем на мебельный салон.
        То, как они приобрели этот салон, заслуживает отдельного рассказа.
        Когда-то это был кинотеатр повторного фильма, из-за банкротства выставленный администрацией города на торги. Желающих его приобрести оказалось не много. Помещение находилось сравнительно далеко от центра и выглядело крайне запущенным.
        Во время аукциона в зале кто-то возмущенно выкрикнул:
        - Старую конюшню, и за такие деньги!
        Но Димка настоял на покупке. Потому-то им потом и не хватило на строительство мебельного цеха.
        - Подумаешь, далеко от центра. Сегодня далеко, завтра будет близко. Я узнавал, сюда ведут троллейбус и начиная со следующего месяца в этот район станут ходить еще две новые маршрутки.
        Вообще их дуэт для производственной деятельности оказался весьма продуктивным. Димка на своей прежней работе научился не только даже на глаз определять качество древесины, но и заимел кучу знакомых «дровосеков», у которых в окрестных лесах были свои делянки.
        Максим держал руку на пульсе мебельной торговой артерии - что и в каком ассортименте выпускают конкуренты, по какой цене, и им удалось почти без потерь втиснуться в плотные ряды мебельщиков, каковых в последнее время в крае развелось великое множество.
        Но до того друзьям-партнерам пришлось несладко. Салон перестраивали сами. Научились и мастерком работать, и кистью, но без специалистов не обошлось. Например, делать окна с витринными стеклами или двери на фотоэлементах.
        Облицовочную плитку хотели было положить сами, но потом одумались - слишком наглядно будут видны их огрехи дилетантов в зале, где будет демонстрироваться их будущая мебель.
        Деньги у них вроде и были, но они уже по привычке экономили. Тем более что Димка говорил:
        - Долг бандитам надо отдать в первую очередь!
        И как только у них начала появляться прибыль, он стал чуть ли не с маниакальным упорством откладывать долг Саше Гуду.
        - Не успокоюсь, пока не отдам ему все до копейки.
        - Что ты нервничаешь, год же еще не прошел, - успокаивал его Максим.
        - Я только не понимаю, почему ты не нервничаешь. Неужели можно верить этим выродкам.
        - Сашка не выродок, - пробовал заступиться Максим. - Если бы не он…
        - Да, если бы не он, мы, возможно, и вылетели бы в трубу, но я не хочу чувствовать себя обязанным бандиту! - орал Димон.
        - А ты и не будешь чувствовать, - успокаивал его Максим. - Я обещал, что мы сделаем ему кровать в стиле Людовика Четырнадцатого. Не станем же мы ему ее продавать.
        - Он хочет нашу кровать?! - изумился Димка.
        - А чему ты удивляешься? - Максим слегка обиделся за свое детище. - Он покупал итальянскую, но она не выдержала его сексуального напора.
        - А что, у нас кровать на уровне. А ему сделаем в лучшем виде, с импортным матрацем, спинки… у нас в заначке есть пара бревен красного дерева. Крепеж с шестикратным запасом прочности… Вот это другое дело. Мне даже дышать легче стало. Терпеть не могу чувствовать себя обязанным людям, которых не уважаю!
        Наверное, у Максима было не слишком развито чувство собственного достоинства, потому что он ничуть не страдал от того, что занял деньги у самого Гуда. Не в подарок же взял.
        Отдали долг даже раньше срока. Сашка взял деньги и, не считая, сунул в карман. На излияния Максимовой благодарности он только махнул рукой:
        - Пустяки. - И хрипло рассмеялся. - Может, и ты меня когда выручишь.
        - Погоди. - Наверное, Максим слишком поторопился отдать деньги, что даже не сразу вспомнил про кровать. - Ты лучше скажи, куда тебе привезти заказ?
        - Какой заказ? - насторожился тот.
        - Кровать, - протянул Максим. - Ты же сам говорил, что тебе нужен прочный сексодром.
        - И что, ты мне ее сделал?
        - Ну да, раз обещал.
        - И где она стоит?
        - На складе. В нашем мебельном салоне.
        При мебельном салоне имелся небольшой склад, куда завозили заказанную покупателями мебель, всего на несколько единиц. Сейчас кровать Саши Гуда, обернутая прозрачной пленкой, занимала как раз половину этого склада.
        - Если понравится, возьму, - кивнул Саша и сказал своему телохранителю: - Витек, запиши адрес их склада, на днях заедем посмотрим.
        Через месяц Сашу Гуда убили во время разборок с другой бандитской группировкой. Он так и не выбрал время заехать посмотреть на свою кровать. Она долго стояла на складе, друзьям все казалось, что кто-нибудь из друзей Гуда заедет за ней, но никто не появился.
        Максим ходил к нему на похороны и принес венок с надписью: «Александру Далю от школьного товарища». Но на поминки не пошел. И до сих пор тепло вспоминал покойного. Несостоявшегося Робин Гуда. Однако Димка никакой теплоты к тому не испытывал, но тут уж ничего не поделаешь.
        Что-то Максим не ко времени расчувствовался. Ударился в воспоминания ни с того ни с сего. Прежде мечтательность не была ему свойственна, хотя Димка и считал его сентиментальным.
        Работать надо! Максим поерзал на стуле, устраиваясь поудобнее, и придвинул к себе бумаги. Не только у бухгалтеров балансовые отчеты. И ему месячную отчетность надо привести в порядок.
        Это он говорил самому себе, поглядывая на компьютерный стол, на котором по монитору компьютера разбегался лабиринт. Такую заставку он себе нынче включил.
        Потом окинул взглядом почти обычный письменный стол, на котором размещались и три телефона: один с факсом, второй - просто городской, а третий - внутренний, прямой. С кабинетом Максима при мебельном цехе и с самим мебельным цехом. Этот стол он откровенно слизнул с рекламного немецкого проспекта, сделал небольшие изменения, и теперь легкий удобный стол расходился на ура. Хотелось надеяться, что немцы не узнают о его «воровстве» и не станут с ним судиться. Это же все-таки не ракета…
        Максим опять попытался работать, но мысли его упорно возвращались к тому времени, которое он провел с Маргаритой.
        У них был один халат на двоих, Максимов, и когда в очередной момент - они отдыхали и опять захотели чем-нибудь подкрепиться - он потянулся к халату, Маргарита легонько толкнула его в грудь, чтобы он и не пытался подняться:
        - Лежи. Сейчас моя очередь надевать халат.
        Она потянулась за халатом, другой рукой придерживая на груди одеяло. Его восхищала смесь ее обычной стыдливости с полной - без оглядки - отдачей в близости. И в то же время с покоряющей его доверчивостью, что способствовало самому полному достижению взаимного и полного слияния тел и душ.
        Халат она достала, но одеяло не удержала и в который раз ослепила Максима красотой - как он думал - своей безукоризненной груди и гибкой талии. Он не выдержал, потянулся к ней, но она отпрыгнула в сторону и погрозила пальцем:
        - Гражданин, не нарушайте, у нас перемирие.
        - Вот как это называется!
        Он попытался встать и схватить ее, но она уже умчалась на кухню, серебристо смеясь. И вправду - Жемчужина.
        Подноса у Максима на кухне не было. Разве все сразу охватишь. Но она не растерялась. Прикрыла разделочную доску бумажными салфетками, поставила на нес тарелку с бутербродами и по небольшой рюмочке мартини, который после «Вдовы Клико» мог считаться почти заурядным напитком.
        - За что будем пить? - сказал он весело, поднимая рюмку.
        - За память, - вдруг грустно сказала она, и он тогда не понял этой ее грустной ноты, и тост показался странным.
        Жизнерадостный идиот! Он все еще гарцевал. Сказал:
        - Лучше за то, чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями.
        Этот комедийный тост в ТОЙ ситуации, конечно же, прозвучал как пошлость.
        Максим думал, будто чертит на бумаге что попало. Оказалось, он рисует обнаженную женскую фигурку. Да не просто женскую, а именно фигуру Маргариты.
        Он не рисовал уже много лет, а теперь рука будто сама выводила плавные линии. Причем не только ее лица, как можно было бы понять, а всей фигуры Маргариты, которую помнил во всех подробностях.
        Максим взглянул на часы. Сколько он уже сидит за столом? Сорок минут. А до сих пор не прочел ни одной строчки и не написал ни одной буквы. Даже свою подпись ни под одним документом не поставил. Только вот ее, обнаженную, нарисовал. Эта сереброглазая ведьмочка не иначе его испортила. В смысле, наслала порчу, сама того не желая.
        Прошло еще двадцать минут. Максим поймал себя на том, что посматривает на часы машинально и сам себе говорит: «Прошло еще столько-то минут…» Но при этом продолжал сидеть и просто смотреть в окно на все ту же кирпичную стену, увитую плющом.
        Внезапно ворота отъехали в сторону, и в узкий двор, на который выходили окна его кабинета, медленно вползла машина Димки. Максим так обрадовался ему, что даже выскочил навстречу, чтобы обнять друга.
        - Макс, да ты что, шизанулся? - удивился тот, уворачиваясь от его объятий. - Ну, не виделись мы с тобой два дня, так это же не повод… Минуточку! Посмотри мне в глаза. Что? Не может этого быть! - Димка даже всплеснул руками, продолжая пристально его разглядывать.
        - Чего не может быть?
        - Такого всплеска эмоций без причины. Ты знаешь, что наши девчонки-продавщицы, пардон, менеджерши или менеджерицы, как правильно?..
        - Правильно: менеджеры.
        - Ага, ну да! Так вот, они считают тебя равнодушным и холодным. Как айсберг в океане. Наверное, только я знаю, какой огонь горит внутри этой монументальной грудной клетки… Вернее, может гореть, но зажег его в эти выходные вовсе не я. У нас с тобой ориентация правильная… Так кто она, та змея, которая изменила природную суть моего друга и превратила прежде спокойное озеро в штормящее море?! Выпустила наружу его тщательно скрываемые пороки.
        - Димон, кончай юродствовать. Нет у меня никаких пороков.
        - Ну, ты наглый! Как это нет? Пороки есть у всех.
        - Обязательно пороки? Недостатки.
        - Как ни назови!
        - Кстати, а почему ты такой помятый? И небритый.
        - Потому что я в отличие от некоторых порочных типов даже выходные дни посвящаю тому, что как голодный волк рыщу по лесам, ищу древесину получше. И само собой, подешевле.
        - Но у нас пока достаточно древесины. Даже под заказы месяца.
        - Понимаешь, позвонил мне вчера прямо домой Мамед - заметь, как раз тогда, когда я сидел в кругу семьи и наслаждался семейным уютом, - и предложил купить у него партию груши.
        - Груши? Она же запрещена к вырубке.
        - А я что, лесничий?
        - Нет. Но я представляю, сколько Мамед заломит за свою грушу!
        - Если бы ты был прав, я даже не стал бы с ним разговаривать! Но он предложил за грушу такие смешные деньги, что я не выдержал. Несмотря на скандал, которая жена обещала устроить мне по приезде, я отправился - в воскресенье! - далеко в лес, где обнаружил указанную грушу, уже погруженную на «КамАЗ». Причем мне обещали милицейское сопровождение - чтобы, упаси Бог, не остановили чужие менты, - и вот теперь эта груша лежит на нашем открытом складе, потому что склады под навесом забиты всякой дребеденью!
        - Понятно. Лучшая защита - нападение. Хочешь я угадаю? Груша, которую просто сказочно дешево отдавал Мамед, оказалась сложенной так, что почти невозможно было ее как следует осмотреть…
        - Обижаешь! Ведь ее приготовили, считай, на экспорт. Он готовил машину на Москву. А москвичи на этот счет очень придирчивы. Это себе дороже: гнать дерево за многие сотни километров на продажу, чтобы его в конечном пункте забраковали.
        - Ты, я смотрю, полностью проникся проблемами Мамеда. И сегодня чуть свет ты эту грушу на складе выгрузил. А где грузчиков взял?
        - Как - где? Позвал алкашей, которые всегда тусуются у пивнушки.
        - Не ври, Димон! Какие в пять утра алкаши? Те, которые и не уходили, что ли?
        - Моя жена в таких случаях говорит куда пафосней. Она выпрямляется и, вперив в меня свои грозные черные очи, восклицает: «Не лги, Митя!» Не ври - слишком просто. Какая тебе разница, где я их взял? Главное - разгрузили и аккуратненько сложили, как ты любишь. Деньги на это у меня, слава Богу, нашлись.
        - А увозить обратно за чей счет ты будешь?
        - Макс, ты чего, груша копейки стоит. Почти халява.
        - У нас нет лишних денег.
        - Я знаю, ты найдешь, если захочешь.
        - Ты привез в цех криминальное сырье!
        - Ты хоть слова-то выбирай. Мы ее не украли, а честно купили. В том смысле, что Мамед с нами давно работает и отдал ее под честное слово.
        - Да потому, что она ему уже руки жгла!
        - Ежу понятно. Москвичи заказ сделали, а когда он им все приготовил, у них там что-то не заладилось. Знаешь, они какой паркет из груши делают? Супер-пупер, прямо золотом отливает!
        - Мы не делаем паркет… Да пойми ты, Димка, у нас, можно сказать, народное предприятие. А груша - дорогой материал. Куда мы его будем использовать?
        - А заказ вице-мэра? Разве он не просил сделать ему мебель по высшему разряду? Чтобы лучше импортной! Я тогда ею стану перед иностранцами хвастаться. Мол, молодые предприниматели выпускают продукцию, которая по качеству не уступает и т.

        - А они и спросят: разве у вас груша не запрещена к вырубке?
        Дмитрий смутился, но не уступил:
        - До чего ты Макс, занудный! Хорошо, не вице-мэру, еще кому-нибудь… Ты хотел цех сувениров открыть…
        - Но ты был против.
        - А теперь я «за».
        Нет, ну до чего хитроумный этот Димон! Поскольку они, как полноправные партнеры, с самого начала сотрудничества определили, что любое решение правомочно только тогда, когда оба согласны… На этой волне Максим, пожалуй, может протащить кое-какие свои идеи…
        Правда, и дружок тоже не дремал, а сразу пошел на него в атаку:
        - Макс, а хочешь ченч ты разрешаешь оставить грушу, а я решаю твою личную проблему.
        - Я не понимаю, о чем ты говоришь.
        Димка прошел в кабинет и плюхнулся в представительское кресло.
        - В грязных штанах - на светлую обивку! - возмутился Максим.
        - Не ворчи, как старая прачка! Посмотри лучше: буквально на глазах в нашей фирме идет расслоение общества. Или сообщества? Равноправные партнеры, соучредители, а как мы отличаемся друг от друга. Один - грязный, небритый, вот даже в обычное кресло ему сесть запрещают, и другой - одетый с иголочки, в импортном костюме…
        - Никакой он не импортный. Это фирма «Саша» выпускает. Правда, шьют они по итальянским лекалам…
        - По итальянским… А тут, как собака!
        - Ладно тебе, расхныкался. Я предлагал, давай ездить в лес по очереди.
        - По очереди. Как же, ты наездишь! - пробурчал Димка. - Тебя в лес и пускать-то нельзя.
        - Это почему же? Рожей не вышел?
        - Хуже. Ты в отличие от потомственных лесорубов матерные слова в речи не употребляешь.
        - Это недостаток?
        - Еще какой! Наши ребята зачастую по-русски с акцентом говорят, зато мат знают без словаря…
        - Так, я все понял. Эти твои наезды… Вон сейф, а ключ от него, надеюсь, у тебя в кармане. Открывай дверцу и бери, сколько хочешь!
        - А вот этого не надо. Деньги должны быть в одних руках. Во-первых, ты честнее меня…
        - Подлизываешься?
        - Во-вторых, прижимистей. У меня они давно бы из рук уплыли. Давай доставай. Вот тебе моя расписка. За древесину по имени «бук».
        - Что ж ты не пишешь, что груша?
        Дмитрий подошел к столу и взял из стопки бумаг верхнюю.
        - Месячный отчет?
        - Галя составила, а я проверяю. Один экземпляр, как обычно, тебе.
        - Я же их все равно не читаю.
        - Мало ли… Соучредитель должен быть в курсе событий. Дебет-кредит, все как положено.
        - В народе говорят, дебет с кредитом не сходятся, а человек с человеком всегда сойдутся.
        - Я уже сделал ошибку, сошелся с тобой. На твои грушевые деньги, вымогатель!
        - Я к ним и прикасаться не буду. В двенадцать приедет Мамед, отдашь ему, а я сейчас спать поеду. Как ты думаешь, заслужил?
        Димка сделал вид, что уходит, но тотчас вернулся и сел в кресло.
        - Испугался?
        - Интересно, чего мне бояться?
        - Того, что я уйду и не с кем будет обкашлять свою проблему.
        - Да нет у меня никакой проблемы!
        - Есть, Максик, есть, а то я тебя не знаю. - Он взглянул на часы. - Давай колись, у тебя в запасе есть двадцать минут. Потом начнут приходить наши работники, тогда спокойно не поговоришь.

        Глава четырнадцатая

        - Рита, ты создала на дороге аварийную ситуацию, - закричал инструктор по вождению Гена, с которым она теперь осваивала технологию вождения.
        - Но никто же не пострадал, - отозвалась Маргарита.
        - Да потому, что все водители кинулись от тебя врассыпную, как мыши от спятившего кота, когда ты стала делать последний маневр! - продолжал возмущаться он.
        - Если опытные водители - мыши, а я кот, в смысле кошка, надо думать, ты сказал мне комплимент, - пробормотала она.
        Гена обучал своих питомцев весьма своеобразно. Всего один день они поездили по полигону, изучая элементарные действия, нажимая, как надо, на акселератор, газ, тормоз. А на следующий день заставил выехать на самую оживленную трассу и ехать через весь город, ничуть не смущаясь ужасом своих учеников - особенно женщин - при виде мчавшихся прямо на них автомобилей.
        - Они едут по встречной полосе, - смеялся Гена.
        Одна из женщин-учениц по имени Ира уверяла остальных обучающихся, что Геннадий - энергетический вампир и питается страхом своих учеников.
        Как бы то ни было, уже на третий-четвертый день езды ученики Гены довольно успешно преодолевали заполненные машинами улицы города, так что его метода давала довольно ощутимый результат. Маргарита не могла отвечать за других, но сама уже довольно уверенно держала руль, учась потихоньку чувствовать габариты машины.
        Сейчас она продолжала пререкаться со своим инструктором:
        - Они сами виноваты! Я еду с краю дороги, как тихоход, но все равно находятся шустряки, которые пытаются вообще спихнуть меня на обочину.
        На заднем сиденье сидела еще одна ученица Геннадия. Она должна была вести машину на обратном пути. Ее звали Соня.
        - Никогда нельзя верить водителю-мужчине, - вмешалась и она в их разговор, - даже если он притворяется, что не обращает на тебя внимания. Встречная полоса, как же! Можно подумать, она за каменным забором, и ее так уж трудно преодолеть. Я все равно еду и боюсь, потому что знаю по меньшей мере два случая, когда водители спокойно выскакивали на встречную полосу и ухитрялись на ней столкнуться со встречной же машиной…
        Один из обучающихся вождению мужчин, некто Савелий, уверял остальных, что буква
«У» на крыше машины инструктора означает не что иное, как «Берегись, за рулем убоище!». Мол, нормальные водители уже издалека начинают жаться к тротуарам и сбавлять скорость, потому что неизвестно, что в следующую минуту придет в голову этому «У».
        Больше Маргарита сегодня ошибок не делала и с удивлением стала чувствовать, что некоторые операции, типа переключения скоростей или указателя поворота, она производит автоматически. А то, что она один раз отвлеклась… Наверное, лучше ни о чем личном за рулем не думать. Она слишком глубоко уходит в свои мысли!
        Вчера она впервые вышла на работу после двух недель отсутствия - проводила в
«Вега-банке» аудит. Поскольку это пришлось ей делать впервые, Маргарите пару раз пришлось позвонить своему главному бухгалтеру Петру Аркадьевичу, чтобы получить у него кое-какую консультацию. Как выяснилось, больше для перестраховки. Но в целом своей работой она осталась довольна, как и руководство банка.
        Его главный бухгалтер обещал директору Маргариты отпустить ее через неделю, наверное, чтобы не пугать. Хорошо, что аудит требовался всего лишь одному небольшому подразделению банка, а то Маргарита застряла бы в нем надолго.
        Но за две недели работы ей выплатили без малого тысячу долларов, так что Маргарита даже опешила. Правда, Петр Аркадьевич ничуть этому не удивился, а хмыкнул:
        - Дешево отделались… Председатель правления банка уже звонил. Сказал, очень толковую девушку мы им прислали. Думаю, теперь слух о тебе пройдет по всей Руси великой… - Сказал и смутился: - Кажется, Варвара своим цитированием меня заразила. А еще говорят, старую собаку нельзя научить новым фокусам.
        Маргарита, конечно, сразу же побежала к родителям, чтобы отдать долг, но те не стали его брать.
        Как раз в это самое время в родительском доме оказался и любимый братец Славик, который ответил за всех:
        - Папа с мамой решили отсрочить твой платеж.
        - В каком смысле? - не поняла Маргарита.
        - А еще экономист! - фыркнул Славка. - Не знает, что такое отсрочка платежа.
        - Я знаю, что такое отсрочка, - возмутилась она, - но я не поняла, в связи с чем?
        - В связи с покупкой для тебя автомобиля. Ты принесла сколько? Две штуки баксов. Я тебе займу еще одну, и за три тысячи можно купить с рук очень приличный автомобиль.
        - Но я еще даже не получила права!
        - Получишь, какие твои годы!
        Маргарита посмотрела на довольно улыбающегося отца и насупленную маму.
        - Мама, может, ты собиралась что-то купить?
        - Мама собиралась запретить тебе эту покупку, - усмехнулся отец.
        - Петя!
        - Нина!
        - Но вы же понимаете, что Рита - девочка скромная, тихая, порядочная. А посмотрите на этих дамочек, которые сидят в автомобилях…
        - Мама, вроде ты у нас всегда была женщиной передовых взглядов.
        - Я хочу сказать, что Риточка не очень современная. Из нее получится примерная жена, а вовсе не автогонщица. Уж лучше вы бы ее не портили…
        Вот как, оказывается, обстоят дела! Даже мама - что ж тогда обижаться на Люську! - держит свою дочь за этакую наивную тихую дурочку, явно несовременную, которую трудно представить даже за рулем автомобиля! Маргарита просто-таки засиделась в своем старом имидже. Знали бы они, как она познакомилась с Максимом! Не иначе испытали бы шок, стресс, удар… Сюрприз!
        - А чего это ты ее расхваливать стала? И скромная, и порядочная, - между тем удивился брат. - Замуж пока ее никто не берет.
        А братец, как выясняется, недооценивает ее совсем по другим параметрам. Считает, кроме как за Игоря, ей и выйти больше не за кого?
        - Вот возьму и назло тебе выйду! - рассердилась Маргарита.
        - Назло мне - не надо, - в шуточном испуге замахал руками брат. - Ты уже один раз вышла назло себе.
        Он сердито посмотрел на мать.
        - Да пойми ты, мама, Рита - современная женщина. Вон посмотри, и года не прошло, а она тебе две тысячи баксов долга не моргнув глазом возвращает. Не всякий мужчина столько получает…
        - Не по ней такая жизнь, - запричитала мать. - Женщине - зарабатывать деньги то на квартиру, то на машину. Посмотрите, как она похудела. Совсем фигуры не осталось.
        - Насчет фигуры ты, мамочка, не права. Время от времени я взвешиваюсь. Разница, туда-сюда, полкило. И не пойму, при чем здесь машина? - вздохнула Маргарита.
        - Вот именно, - опять подключился брат. - Не автомобиль портит человека, а человек - автомобиль.
        Вообще-то Маргарита все понимала. Мама боялась за дочку, потому что у нее были свои понятия об управлении автомобилем: женщину в нем должен возить мужчина, потому что на дорогах сейчас такое творится…
        Славик, сам того не понимая, укрепил у мамы эту боязнь, рассказывая анекдоты про аварии, в которых из крутого «мерседеса» выходят новые русские и говорят водителю:
«Плати! Ах, у тебя денег нет? Продавай квартиру…»
        А если в такую ситуацию попадет молодая женщина?
        Кстати, так настойчиво опекать дочь мама стала в последние годы. То ли Маргариту жалела - все то же: тридцать лет, а она не замужем, детей нет, - то ли стала стареть и в связи с этим осторожничать и всего бояться.
        Наверное, Маргарита в конце концов и сама стала бы жить так: осторожно и с оглядкой, если бы не случилась с ней история с объявлением.
        Потом - эта идея брата с покупкой машины и ее учеба на курсах вождения. Раньше Маргарита себя за рулем и представить не могла, а попробовала и поняла: волка бояться - в лес не ходить.
        Теперь она твердо знала, что все у нее получится. Славка готов был чуть ли не на следующий день идти на автомобильный рынок, но теперь уже Маргарита не согласилась:
        - Нет, вначале права, потом все остальные вопросы.
        Собственный автомобиль - это здорово, но где она будет его ставить? У подъезда? На днях сосед говорил, что у кого-то из его дружков с автомобиля сняли все четыре колеса, пока он вот так стоял у дома. Значит, сначала надо решить с гаражом или хотя бы с не слишком дорогой стоянкой.
        Можно было подвести первые итоги. Как выяснилось, Маргарита и сама-то не слишком в себе разбиралась, так что о многих своих внутренних резервах прежде и не подозревала. Неужели и другие люди не могут достигнуть в жизни чего-то только потому, что и не пытаются? Или сразу же после первой неудачи опускают руки…
        Когда Маргарита вернулась на свою работу после аудита в банке, то вдруг почувствовала к себе повышенный интерес со стороны сотрудников бухгалтерии. И главное, никто не говорил о том, будто в ее отсутствие что-то изменилось.
        На всякий случай она спросила у Варвары:
        - Меня никто не спрашивал?
        - Тебя персонально - никто, но на днях был странный звонок, я еще удивилась. Позвонил какой-то мужчина и спросил: «Как имя-отчество вашего заместителя главного бухгалтера?» Я сказала: «Варвара Андреевна».
        - А почему ты так сказала? - поинтересовалась Маргарита. - Я же еще не умерла и не уволилась. А если звонил кто-то сверху?
        - Звонивший сверху обязательно бы представился. А так… Мало ли кто с улицы позвонит. Почему я должна отвечать?
        Варя была права, но что-то заставляло Маргариту допытываться. Или это во всем теперь она собиралась видеть какой-то особый знак или случай, имеющий отношение к ней.
        - Ты могла бы спросить, для чего это нужно.
        - Не успела. Тот, кто задавал свой дурацкий вопрос, уже отключился.
        Вот и возьми ее голыми руками. Чего в самом деле Маргарита к ней привязалась? Варвара сразу сказала ей, не скрывая:
        - Мне на твоем месте понравилось.
        - А как же объем работы и то, что порой задерживаться приходиться или брать ее на дом?
        - Оно того стоит, - отозвалась вредная девчонка.
        А почему, собственно, она должна скрывать свои намерения? Мало кто из работающих на производстве людей не хотят подниматься вверх по служебной лестнице. Вполне может быть, Варвара когда-то и выдавит Маргариту с ее кресла…
        Кроме шуток же, в фирме что-то готовилось. Маргарита с утра была включена в такой темп, что к концу дня даже устала.
        Директор фирмы постоянно спрашивал из бухгалтерии какие-то справки и сведения, так что Маргарита не отходила от компьютера, время от времени заставляя Варвару звонить на объекты, уточнять сведения. Кажется, фирма была на пороге грядущей реорганизации.
        За все это время Максим так и не позвонил. Маргарита еще несколько раз пыталась набрать номер его сотового телефона, но тот не отвечал. Это было обидно, но Люська права - не смертельно. Разве не была Маргарита готова к этому в глубине души?
        Постепенно она не то чтобы стала его забывать, а как бы задвигать куда-то в дальний угол сознания это странное событие, в котором ее роль со временем казалась все более невероятной.
        Кажется, Маргарита уже сама не верила в то, что однажды решилась позвонить незнакомому мужчине по пикантному объявлению.
        Люська в таких случаях обычно говорит: «Значит, не судьба!» Чем еще себя можно успокоить? Как и почти таким же: «Твое от тебя не уйдет!»
        В конце концов, жизнь продолжалась. Через неделю Маргарита успешно сдала на права, и нашла недалеко от дома сдаваемый в аренду гараж, и уже почти согласилась пойти с братом на автомобильный рынок, но еще через неделю, в конце ноября, ее вызвал к себе директор фирмы. Впервые одну. Обычно она ходила к нему только со своим непосредственным шефом Петром Аркадьевичем.
        Директору было тридцать пять лет. Он был высок, красив, богат, имел любимую жену и двоих детей, на служебные романы не разменивался. В общем, был каким-то нетипичным.
        - Деньги кует! - с презрением отзывалась о нем начальник отдела кадров, яркая фигуристая блондинка, признанная всеми красавица. Не ухаживал за ней, кажется, только директор. - А таким ни женщины, ни глубокие чувства не нужны.
        Так вот, Маргарита оказалась в кабинете директора с глазу на глаз с его хозяином.
        - Петр Аркадьевич говорил тебе, Савина, какие перемены ожидают нашу фирму?
        - Не говорил.
        - Правильно, я просил его до срока этого не делать. Теперь выводы экономистов однозначны, и я могу сказать тебе, в чем дело… Погоди, а сама ты ничего такого не почувствовала, к чему идет дело?
        - Я подумала, к реорганизации.
        - Правильно, а в каком направлении?
        - В направлении объединения.
        - Молодец! У нас и в самом деле образуется концерн, который мы решили назвать
«Юг-продукт».
        - Прямо скажем, не очень романтично, - проговорила Маргарита; никакие соображения на тему, понравится ли это директору, не рассердится ли он на нее, в голове не возникали.
        Отчего-то в последнее время она отметила в себе явно выросшее чувство собственного достоинства. Прежде все свои поступки Маргарита совершала весьма осторожно. Прикидывала, понравится ли это начальству, не рассердится ли оно на нее. И если думала, что рассердится, старалась свое мнение держать при себе, не высказывать. Теперь она исходила лишь из соображений дела и своего к нему отношения. Если считала нужным высказаться, высказывалась, больше не заботясь о том, кто, что, так или не так подумает.
        Теперь она знала себе цену как специалисту и считала, что вполне может разговаривать с директором на равных. Тем более что он сам пригласил ее к такому разговору.
        - Я понимаю, - несколько смутился директор, - но так сложилось, что чиновница, которая оформляла наши бумаги, уходила в отпуск и некогда было объявлять конкурс на лучшее название концерна. Главное, какой продукт мы будем выпускать и как решим вопросы со сбытом.
        - До сих пор вроде у нас не было проблем.
        - А теперь могут появиться, - тяжело вздохнул директор. - Пока было пять небольших продовольственных фирм, все выглядело не так наглядно. Я старался не высовываться, потихоньку делал свое дело, а теперь…
        - Большому кораблю - большую торпеду, - подсказала Маргарита афоризм русского радио.
        - Вот именно. - Директор даже не улыбнулся. - Ну, что это я гружу тебя своими проблемами! У меня к тебе, Савина, совсем другой вопрос. Есть мнение назначить тебя главным бухгалтером будущего концерна.
        - Чье мнение? - прошептала Маргарита внезапно севшим голосом.
        Одно дело - быть зам главбуха небольшой фирмы, и другое - главным бухгалтером крупного предприятия.
        - Петр Аркадьевич предложил. Он считает тебя вполне зрелым главным бухгалтером.
        - А как же он сам?
        - Уйдет на пенсию.
        - Из-за меня?
        - Нет, конечно, - рассмеялся директор. - Петр Аркадьевич сам так решил. В городе организуется аудиторская фирма, и ему предложили там место. Со свободным графиком работы. Это его устраивает. Знаешь, какое я ему условие в связи с этим поставил?
        Маргарита молча пожала плечами, не в силах осмыслить директорское предложение.
        - Потребовал с него слово, что в эту фирму не станет тебя переманивать. А поскольку дал его неохотно, я понял, что сманивать тебя он таки собирался.
        - Юрий Григорьевич, мне страшно, - прошептала Маргарита.
        - А вот дрейфить как раз и не надо, - дружески посоветовал директор. - У меня знаешь когда появилась собственная фирма? В двадцать шесть лет. И я тоже боялся. А теперь их пять, которые я и объединяю в концерн. Для начала мы пошлем тебя в Москву, на курсы повышения квалификации. Побудешь в первопрестольной месячишко, научишься тому, чего еще не знаешь, и домой!
        - Простите, Юрий Григорьевич, - спросила она, - а когда в Москву нужно ехать?
        - Завтра, - сказал он как ни в чем не бывало, - наверное, Ира уже взяла тебе билет, я предупреждал ее еще с утра.
        Как говорят новые русские, типа, кто тебя спрашивал!
        - А чего ты скуксилась? - удивился директор. - Поедешь в Москву на халяву. Походишь - посмотришь. Эх, мне бы так. Я, как ни приеду, все бегом. По коридорам. По кабинетам. Или в машине торчу. Забыл, как и метро выглядит. Считай, с тех пор в него не опускался, как училище окончил. А чего ты так удивленно смотришь на меня, Савина? Я не похож на образованного человека?
        - Я удивляюсь вовсе не этому, - пояснила смущенная Маргарита. - Мне говорили, вы закончили заочно наш университет.
        - Правильно. А до того - военное училище в Москве. Между прочим, я уволился из армии в чине капитана. Сам не знаю, чего это я разболтался! Москва - моя юношеская любовь. Походи не спеша, осмотри все, что хочется. Потом мне расскажешь… Да, и не слишком задерживайся. К Новому году мы презентацию концерна устраиваем. И знаешь, чего я придумал - такого еще у нас не было - совместить ее с балом-маскарадом! Всю жизнь мечтал на таком побывать. На настоящем. Что же, обязательно для этого в Венецию ехать?
        - Вы думаете, Юрий Григорьевич, кто-то согласится шить карнавальные костюмы?!
        - Еще как согласятся! Первый приз за костюм - автомобиль. Не иномарку, конечно,
«Жигули», но тоже на халяву. Не то что в костюме, нагишом придут!
        - Ну, это вы уже загнули!
        - Ты права, увлекся. «Вазовцы» нам кое-что задолжали. Возьмем в счет долга
«девятку» или «десятку».
        - Лучше «десятку», - со знанием дела сказала Маргарита.
        - А ты будешь шить костюм?
        - Чем же я лучше других халявщиков? Наверное, буду.
        - Ох ты и колючка, Маргарита! Но я думаю, мы с тобой сработаемся. Я терпеть не могу соглашателей. Этак недолго себя вообразить вне критики… Ладно, Маргарита Петровна, езжай, возвращайся с аттестатом профессионального бухгалтера. С таким документом тебя примет любая фирма… если работать со мной тебе почему-либо тебе не понравится.
        - Юрий Григорьевич!
        - Иди-иди, Рита, я пошутил. Счастливого полета! Он слегка привстал в кресле, как бы провожая ее, - тоже, если разобраться, жест вежливости.
        Маргарита вышла в «предбанник», где сидела секретарь директора.
        - Ира, говорят, для меня есть билет.
        - Да, Маргарита Петровна, на завтра, в восемь десять утра вылет.
        Она посмотрела с сочувствием, понимая, что такое вот сообщение: завтра вылетать в Москву на месяц - может ошарашить любую женщину.
        Брат, к которому она забежала после работы, слегка разочаровался: он предвкушал покупку машины для сестры - дело серьезное, но интересное. Предстоящий карьерный рост Маргариты настроил его на философский лад.
        - Понятно, не каждой женщине удается в тридцать лет стать главным бухгалтером.
        - Я еще им не стала, это только разговоры.
        - Не важно. Предложение ты получила. Только я боюсь, карьерой увлечешься, а о личной жизни забудешь. Мне Лизка говорила, в роддоме женщин после тридцати лет называют старородящие.
        - Фу, какое гадкое слово!
        - Важно не слово, а смысл. Не тяни с этим делом, ладно?
        - Помнишь, как папа говорил: и рад бы в рай, да грехи не пускают!
        Тут пришла с работы невестка. Несмотря на возражения, усадила Маргариту ужинать.
        - Знаю, что торопишься. Но сейчас начнешь собираться, забудешь и поесть. Садись, десять минут ничего не решают.
        Уже у порога она протянула Маргарите сверток.
        - Что это?
        - Мой новый бархатный костюм.
        - Я же тебя на полголовы выше.
        - Не на полголовы, а всего на пять сантиметров, - строго поправила Лиза. - Брюки мне длинные, я их не успела укоротить, а тебе понадобится. Мало ли, в ресторан кто пригласит. Ты со своей квартирой сто лет себе туалеты не обновляла. А поедешь в столицу. Там бомонд страны тусуется.
        Это было правдой, и Маргарита благодарно поцеловалась с женой брата. Вкус у Елизаветы был отменный, и костюм наверняка ей подойдет.
        К матери Маргарита заскочила, только чтобы проститься.
        - Меня Лиза ужином покормила! - крикнула она с порога.
        Мама тоже вынесла пакет.
        - А это что?
        - Свитер из ангорки. Ни разу не надеванный.
        - Мама, не надо, у меня есть все необходимое. Ты у нас и сама еще женщина не старая.
        - Риточка, он слишком жаркий для нашего юга, да к тому же белый, ну куда мне такой?
        - А мне?
        - А тебе в самый раз. В Москве, передавали, минус пятнадцать.
        Маргарита собирала дорожную сумку, когда зазвонил телефон. Она непредвиденных звонков уже не ждала, потому сняла трубку безо всякого внутреннего трепета. Это оказалась Люська.
        - Подруга, - закричала она, - ты дома? Я к тебе еду! Дмитрий меня отпустил с ночевкой. Он за Костиком присмотрит…
        - Люсь, ты извини, но я в Москву собираюсь. У меня самолет с утра.
        - А что же ты молчишь?
        - Да я сама всего два часа назад об этом узнала.
        - Все равно я к тебе приеду. Так сказать, напутствую.
        - Приезжай, но учти: у меня есть нечего, меня родные покормили, и пить - тоже.
        - Не важно, мы что-нибудь придумаем.
        Люська приехала с целым пакетом вещей.
        - Да что это вы меня всем колхозом одеваете! - рассердилась Маргарита, когда подруга стала доставать свои фирменные вещи.
        - Ты слишком невыразительно одеваешься, - безапелляционно заявила Люська. - И в наше время, как во всякое другое, встречают по одежке.
        Она заставила Маргариту перемерять весь гардероб, одобрив при этом костюм Лизы.
        - Вот смотри, как на тебе сидит костюм невестки. Блеск! А я рубль за сто даю, что ты бы себе такой не купила.
        - Какой-то он слишком… нарядный.
        - Вот! Вот в чем все дело! Отчего ты решила, что женщина не должна покупать себе нарядные веши? Попробуй-ка примерь мои кожаные брюки. Ну как?
        - В талии широковаты.
        - Понятное дело, твоя подруга разожралась, вот и покупает себе вещи большего размера…
        Маргарита покорно одевалась, крутилась перед Люськой и перед зеркалом, но все время ее не оставляло чувство, что подруга приехала к ней не только по причине ее отъезда. Или потому, что только соскучилась. У нее было именно дело. Или сообщение…
        - А что ты хотела мне сказать? - как бы между прочим спросила она, снимая очередной наряд.
        - А откуда ты… Ну да, если я тебя знаю как облупленную, то почему бы и тебе меня не знать? Ты права, подружка. В общем… я тоже решила пойти по твоему пути!
        - Поехать в Москву?
        - Нет, при чем здесь это? Я тоже решила откликнуться на пикантное объявление!

        Глава пятнадцатая

        - Ё-к-л-м-н, Макс, ты меня убил! Это на самом деле происходило, ты не пошутил?
        - Какие шутки!
        - Но это же смешно.
        - Не пойму, что смешного - дать объявление?
        - Смотря какое… Веришь, я никак не могу уместить это в своей голове. Второй раз в жизни, Бобров, ты ставишь меня в тупик: совершаешь поступки, которых я мог ждать от кого угодно, только не от тебя.
        - На этот счет могу выдвинуть две версии: первая - ты меня плохо знаешь; вторая - поступать несвойственным мне образом меня вынуждают обстоятельства.
        - Ты у нас, конечно, известный интеллектуал и можешь подвести базу под что угодно, но просвети меня, темного, что у тебя за обстоятельства, которые вынуждают? Ударяет в голову семенная жидкость?
        - Хамите, парниша!
        - Это от растерянности… Прости за сугубо интимный вопрос: у тебя проблемы с сексом? Может, тебе «Виагру» попить.
        - Тогда останется лишь тот орган, о котором ты подумал, к ноге привязывать.
        - Но тогда зачем… ты выбрал такой путь? В городе девок - только мигни. И глазастые, и ногастые, и сиськастые, и все дают!
        - Ты прав, я и сам теперь не могу объяснить, чего вдруг дал это объявление? Знаешь, сработало подсознание, что ли. Это как у игроков в рулетку бывает озарение: они ставят состояние на зеро и выигрывают.
        - И что было дальше?
        - Не понял.
        - Ну, полетело у тебя колесо. Ты остановился, поменял его и отвез девчонку домой?
        - Если бы! Я знаю, ты думаешь обо мне: дуракам везет! Могу сказать как главное действующее лицо: не всегда. Видимо, судьбе надоедает помогать такому олуху, она плюет и уходит. В общем, со мной начала происходить какая-то чертовщина. После такого поверишь и в сглаз, и в порчу, и в помрачение рассудка. Я полез в багажник за запасным колесом и не нашел в нем домкрата.
        - Остановил бы кого-нибудь.
        - Пытался. Но представь себе, пять утра, на шоссе никого, а девчонка торопится, ей баланс сдавать, она брала работу на дом. Наконец остановился какой-то навороченный
«опель», а мужик меня насчет домкрата и слушать не стал. Я прямо умолил: тогда хоть девушку мою довези. Он этак, не разжимая губ: «Две сотни!» Я молча отсчитал и отправил Маргариту в его машине.
        - Ты хочешь сказать, что ничего, кроме имени, о ней не знаешь? - изумился Димка.
        - Выходит, так. Знаю только, что она - заместитель главного бухгалтера в какой-то фирме. А еще у меня был номер ее телефона, но я записал его на каком-то клочке бумаги и забыл, на каком. Все свои бумаги перерыл - как в воду канул!
        - Подумать только, совсем недавно не ты ли, мой друг и соратник, учил меня все заносить в записную книжку? Это моя привычка - записывать телефоны на всяких там обрывках, а потом их терять. Я, конечно, не возражаю, чтобы ты брал с меня пример, но не во всем же!
        - Ну и как ты, Димон, собираешься решать мою проблему? Я ведь под нее дал тебе деньги на грушу!
        - Вот тебе моя рука, что изо ржи будет мука! Так, бывало, мой дед приговаривал. Из всякого положения хоть один выход, да есть.
        - Например. У моей жены есть подруга. Тоже бухгалтер, и тоже Рита. Хочешь, познакомлю?
        - Юродствуешь, да? Будто я только на ее имя повелся.
        - Значит, говоришь, в постели она хороша?
        - Ничего такого я тебе не говорил.
        - Хороша! По глазам вижу. Иначе ты бы не тосковал по Жемчужине.
        Максим вздрогнул и во все глаза уставился на друга. Потом, не выдержав, схватил его за плечо.
        - Что ты сказал?! Ты ее знаешь?
        - Отстань, медведь, чего ты меня схватил как ненормальный! Как я могу утверждать такое? Одна она Маргарита в городе? Имя ее так переводится - жемчужина. Была у меня в юности одна Маргарита, знаю.
        - А-а, я уже черт-те что подумал.
        - Недаром говорят: что влюбленные, что психи - непредсказуемы.
        - Тогда не рекомендую тебе дразнить гусей.
        - Намек понял. Молчу, как рыба об лед, берегу твои нежные чувства. Итак, что мы имеем для этого гуся? Уравнение с тремя неизвестными. Неизвестен адрес, неизвестна фамилия и неизвестен номер телефона. Требуется найти… заместителя бухгалтера одной из фирм города по имени Маргарита. Отвечай, Бобров, что нужно для этого сделать?
        - Не знаю.
        - Садись, Бобров, двойка! И почему я взял тебя в партнеры? Такого, умом не острого.
        - Чего ты резинку тянешь? Давай выкладывай.
        - Ага, заинтриговал я тебя? Маньяк сексуальный.
        - Попрошу без оскорблений.
        - Могу я хоть раз в жизни тебя попинать, а то все ты да ты… Такой всегда правильный, рафинированный, я по сравнению с тобой чувствовал себя неким моральным Квазимодой.
        Максим понимал, что Дмитрий имеет в виду. Дружили они давно, но не семьями и вообще не домами. Просто друг с другом. Максим пробыл женатым два года, а Димка тянул лямку до сих пор, потому в разговорах между ними если о ком и говорили, то обычно или о производстве, или о Димке и его проблемах. Имелось в виду, что у холостяка нет и не может быть никаких проблем.
        И при всем при том Максим был персоной нон грата для семьи Левик и у них в доме никогда не появлялся.
        Произошло это после того, как однажды, еще до свадьбы, друг показал ему свою будущую жену. Дело было на банкете, который устраивал в честь своей годовщины один строительный комбинат. Дмитрий и Максим - тогда просто молодые менеджеры - поставляли комбинату древесину.
        Посреднический процент у ребят был самый низкий, они не пили, договорные поставки жестко контролировали, так что однажды на презентацию своего нового глобального проекта их пригласил сам директор предприятия.
        Кстати, карьерный рост Дмитрия и Максима начался именно с этого комбината. И той характеристики, которую в нужное время дал им этот самый директор. С его легкой руки их услугами стали пользоваться весьма богатые люди, что помогло им в дальнейшем накопить денег для открытия своего дела.

«Башковитые ребята, далеко пойдут» - так говорил о них директор.
        Недавно он заглядывал в фирму «Пиноккио» и, увидев Максима, одобрительно кивнул:
        - Я так и думал, что вы не пропадете. И займетесь хорошим делом. О вас в городе поговаривают, высокую марку держите, молодцы!
        А тогда они вовсе не были известны. Разве что в узком кругу пользователей древесины. И вот Димка на свой пригласительный билет привел Милу, а Максим Анюту. Случилось так, как бывает не часто. И девушки не понравились друг другу, и сами избранницы - каждому из друзей.
        Максим ждал, что Димка начнет расхваливать Анюту, как обычно делали другие его знакомые, но он сказал:
        - Подумай как следует, Макс! В ангельской внешности твоей Анны имеется едва заметная червоточинка, которая может обернуться крупным пороком. Тебя всего лишь временно ослепил блеск ее псевдоневинности. Ты делаешь ошибку. Поверь мне как другу.
        Максим обиделся: как мог друг, которого он любил и чьим мнением дорожил, так отозваться о его возлюбленной!
        - Что же ты не спросишь у меня о своей Милочке? - ядовито парировал он. - Ты ведь тоже собираешься на ней жениться. Но одно дело - ходить с ней на презентации и в рестораны, и совсем другое - жить с ней бок о бок каждый день. Я бы тоже не рекомендовал тебе на ней жениться.
        Наверное, Димка передал невесте слова друга - в состоянии обиды, конечно, он никогда не был ябедником. Во второй раз Максим увидел девушку уже на свадьбе друга в качестве его невесты, куда пришел с Анной, уже неделю бывшей его женой.
        Год друзья не общались, а потом встретились, обнялись, и каждый из них почти в один голос вскричал:
        - Как ты был прав!
        Так и получилось, что Максим никогда не бывал дома у Димки, зато тот с удовольствием приходил в дом к родителям Максима и с его матерью всегда общался как с доброй старшей приятельницей.
        Он мог забежать на минуту, когда и Максима не было дома, и попросить:
        - Тетя Даша, я голоден как волк. Не покормите?
        - Конечно, Димочка, проходи, сейчас я разогрею обед.
        Димка тоже в долгу не оставался и время от времени таскал Бобровым деликатесы, включая медвежье мясо, горный мед или копченую форель, которую в небольших количествах выпускало некое фермерское хозяйство. Здесь все было в комплексе: форель разводили, вылавливали и коптили.
        Притом хозяин был заядлым охотником, а его тесть жил поблизости и держал пасеку.
        Оба друга никогда не заговаривали о прошлом, хотя Максим не без основания подозревал, что красавица Милочка когда-то давно заявила: «Чтобы ноги его в нашем доме не было!»
        То есть Максима Боброва.
        Зато Максим знал всех любовниц Димки и был с ними в самых хороших отношениях. Последней из них - иными словами, ныне действующей - была Илона, продавщица хозяйственного магазина, добрая, непритязательная деваха, которая знала, что Димка со своей женой не разведется и, значит, ей нечего здесь и ловить. Тем не менее Илона встречалась с ним уже полгода и в любое время дня и ночи принимала его в любом настроении и состоянии. Такая безотказная, рубаха-парень…
        Заметив, что друг опять отвлекся на какие-то свои размышления, Димка покашлял и учительским тоном начал говорить:
        - А сделаем мы так. Возьмем справочник телефонов фирм нашего города, будем звонить в каждую фирму - конечно, не в ущерб основной работе - и спрашивать, не работает ли у них зам главбуха с именем Маргарита? Все гениальное просто. Скажи, что я не прав?
        - Ты представляешь, сколько времени на это уйдет?
        - Я же сказал, всегда есть другой выход. Ты можешь забыть о ней, словно и не было.
        - Еще чего не хватало!
        - Если бы ты был из тех, кто легко сдается, мы бы с тобой ничего этого не достигли. - Димка обвел руками пространство салона. Подмигнул Максиму и пошел прочь.
        - Эй, - окликнул тот, - а у нас этого телефонного справочника нет.
        - Ясный пень! Зайду к Илонке на работу, у ее директрисы в кабинете есть такой.
        - Постой, а что ты там бурчал насчет цеха сувениров? - Максим бросился следом за быстро уходящим другом. - Ты же не соглашался его открывать. Говорил, пустая трата денег…
        - Видишь ли, я сегодня не выспался. Может, поэтому мне в голову дурь всякая лезет? - Димка хохотнул и пошел к своей машине.
        Между тем стали собираться работники салона. Пришла секретарша Максима - она же кадровик, она же компьютерщик - Лена. Шустрая девчонка училась заочно в университете, и когда уходила на сессию, Максим всегда чувствовал ее отсутствие.
        Словом, собрался весь их небольшой коллектив, в котором не только был каждый на своем месте, но и при необходимости один всегда мог заменить другого. Тут Маргаритка была права: частные собственники не могут позволить себе держать лишних людей, а чтобы фирма процветала, надо, чтобы сотрудники ее работали с полной отдачей.
        Максим выглянул из кабинета и, поздоровавшись, наказал секретарше:
        - Лена, меня нет. Пусть все вопросы решает Григорий. В конце концов, кто у нас главный менеджер? Меня вызывать только в крайнем случае.
        - Понятно, Максим Викторович, - откликнулась Лена.
        Он сел за стол в надежде, что привычное рабочее настроение посетит его и он наконец подпишет бумаги и проверит отчет…
        Но в голову опять полезли мысли о событиях прошедших выходных дней.
        Ну куда мог задевать он номер ее телефона!
        Надо же, какая глупость! Сейчас бы мог позвонить, спросить, как она доехала… Нет, она, наверное, уже на работе, а ее служебного телефона Максим не знает.

«Как и домашнего!» - ехидно напомнил внутренний голос.
        У Маргариты удивительно красивое тело: нежное, гладкое. Он до сих пор ощущал его бархатистость своими ладонями.
        А какие у нее грудки: округлые, упругие. Не маленькие, но и не большие - в самый раз! И попка, при ее тонкой талии, вовсе не худая, а такая… округло-пышненькая…
        Прав Димка - он самый что ни на есть сексуальный маньяк. Причем стал им сравнительно недавно, в минувшую субботу.
        Максим оторвал взгляд от зеленого плюща на соседней стене во дворе, куда выходили окна его кабинета. В эту узкую часть двора идеально вписывались их с Димкой машины. Ворота можно было и не запирать - никто не угонит. Попробуй развернись! Они, выезжая, могли сдавать только задом, на самой малой скорости…
        Как странно перемешаны в его голове мысли. Будто кто-то как следует встряхнул банку, где аккуратно, как галеты в пачке, они лежали одна на другой, и теперь одна выскакивает неизвестно откуда и тянет за собой другую, совершенно к ней не относящуюся…
        Вообще прежде Максим воспринимал секс несколько потребительски. Захотелось - желание выполнил и продолжал жить как ни в чем не бывало, будто ничего не случилось, но Маргарита своим появлением смешала не только его мысли, но и чувства, и желания. Наверное, ей и вправду он показался сексуально озабоченным: он хотел ее все время. Как в том анекдоте про неистового мужа, который даже на суде по поводу развода говорит: «А я ее и сейчас хочу!»

        Глава шестнадцатая

        Маргарита летела в аэробусе бизнес-классом. И думала, что директор фирмы Юрий Григорьевич Маслаченко, по сути дела, еще совсем молодой и ему свойственны, как говорят подростки, понты. Обратно она полетит вместе с пассажирами, имеющими средний доход. Теми, кому бизнес-класс не по карману. Должен же в фирме кто-то экономить!
        А еще в ее мозгу билась мысль: «Люська! Куда эта дурочка опять полезла!»
        Решила доказать себе - или Маргарите? - что и ей по плечу такое же приключение пережить. И найти себе кого-то не хуже Максима. А главное, его не упустить!
        Напрасно Маргарита пыталась отговорить эту авантюристку. Хорошо, ей самой повезло. Она соглашалась даже с тезисом Люськи, что дуракам - в смысле дурам! - везет. Решатся на глупый поступок, а глядишь, выиграли по трамвайному билету. Но не могут же все выигрывать по трамвайному билету! Муниципальный транспорт разорится.
        Отчего Маргарита всегда считала, что Люська - человек опытный, а значит, и рассудительный? Могла бы сообразить, что далеко не все мужчины, которые дают пикантные объявления, непременно ведут себя как джентльмены и оставляют у женщин хорошее впечатление о себе на всю жизнь. Если бы это было так, все женщины откликались бы на такие объявления.
        В конце концов, это может быть просто опасно.
        Например, объявление, которое заинтересовало Люську, Маргариту откровенно насторожило. И она сама ему бы ни за что не позвонила. Мужик, его подавший, зазывал к себе «любительницу острых ощущений». Обещал, что она испытает то, чего прежде ей испытывать не приходилось.
        Семена - в смысле его предложение - упали на благодатную почву. С мужем у Люськи не ладилось. По ее мнению, Дмитрий просто не мог по достоинству оценить женщину, с которой жил столько лет!
        К тому же Люськина семейная жизнь стала такой пресной, в ней ничего интересного не происходило. Обычная рутина да кобелиные выходки мужа, зацикливаться на которых она считала ниже своего достоинства.
        Впрочем, это она только так говорила, но наверняка была обижена: Митя, которого подруга всегда считала своей собственностью, вдруг сорвался с поводка, и привести его обратно стоило теперь больших трудов.
        Люська на этой ниве трудиться не хотела. Прежде ей достаточно было шевельнуть бровями, и Митя оказывался у ее ног. А бороться за собственного мужа она считала ниже своего достоинства. Иное дело - ответить ему тем же!
        Маргарита понимала, что отговорить Люську не сможет. Причем чем настойчивее она станет это делать, тем крепче упрется подруга. Но на всякийслучай она просила хотя бы сообщить кому-нибудь из своих приятельниц телефон этого мужика, Люська же только смеялась.
        Еще один минус, как размышляла Маргарита, - это то, что Максим оказался человеком свободным, а тот, с кем накануне созвонилась Люська, женат. В своем объявлении он подчеркнул это особо. Мол, не рассчитывайте на серьезность отношений.
        В принципе вроде какая разница, если встреча эпизодическая? Но Маргарита считала, что если мужчина дает такое объявление, имея жену, значит, либо она его чем-то не устраивает, либо он не может себе позволить с ней «острые ощущения».
        То есть те, которые с женой нельзя, а с посторонней женщиной можно?
        - Неужели тебе не страшно? - спрашивала Маргарита.
        - Ты забыла, Савина, я никогда не была трусихой.
        - Но ты же сама недавно уверяла, что не решилась бы на такое действие.
        - Я просто злилась: отчего тебе пришло в голову то, что мне не приходило? Ведь и я могла бы позвонить этому самому Максиму.
        Маргариту ее замечание больно задело. Хоть она и дала себе слово о Максиме не думать, но мысль о том, что он и с Люськой вел бы себя так же, как с ней, была ей неприятна. И подруга это чувствовала, но все равно не попыталась как-то смягчить свои слова или быть потактичнее, да она попросту с ней не считалась. Как впрочем, и всегда.
        Наконец Люська сделала вид, что только теперь заметила обиду подруги:
        - Маргоша, ну что ты надулась, как мышь на крупу? Я же шучу! Ты ведь не думаешь, что и это объявление дал Максим?
        Маргарита так не думала. Она все равно была уверена, что Максим - человек порядочный и такого, про острые ощущения, никогда бы не написал.
        - Ох уж эти мне идеалисты! - насмешливо сказала Люська.
        В ее словах, как обычно, прозвучала снисходительность. Раньше Маргарита не обращала на это внимания, а сейчас рассердилась: что такое знает и умеет Люська, что недоступно ей? Что дает ей право ощущать и демонстрировать свое превосходство?
        - Позвони мне из Москвы, - небрежно сказала та на прощание, - я тебе обо всем расскажу!
        А Маргарита после ее ухода, уложив сумку, почти до трех часов ночи провалялась без сна, хотя прежде бессонницей вовсе не страдала.
        Даже сейчас при одном воспоминании о минувшем вечере она почувствовала, что у нее от возмущения во рту пересохло. Почему она никогда не дает Люське отпор? Почему позволяет задевать себя обидными намеками, откровенно обижать? Что же это за подруга, которая постоянно говорит гадости о твоей внешности, о твоих поступках и даже покушается на твои святыни… Может, и не святыни, но все время не слишком с тобой церемонится. Или это свойство некоторых заурядных личностей, которые готовы стерпеть обиду от человека более сильного духом, лишь бы быть причастным к его свите… Но это уже Маргарита себя распаляла. Неизвестно зачем.
        - Вино, виски, шампанское? - привел Маргариту в себя голос стюардессы.
        - Вино. Полусладкое, красное, - сказала Маргарита и залпом отпила полбокала, так она была взбудоражена собственными мыслями.
        Она заметила, что сосед по креслу, элегантный седеющий брюнет, с интересом покосился на нее. Подумаешь, пусть смотрит! После того как Маргарита позволила себе прежде несвойственный ей поступок - позвонила Максиму, остальные житейские мелочи не могли ее смутить. Разве запрещается женщинам пить вино? Это неприлично в общественном месте? Наверное, если бы сосед по креслу что-нибудь сказал такое Маргарите, она бы ему нагрубила.
        Но он заказал себе виски. А сидящий справа от него молодой мужчина - Маргарита отчего-то подумала, что это телохранитель седого, - попросил стюардессу:
        - Будьте добры, и мне того же вина, что пьет эта девушка!
        Мама Маргариты наверняка не одобрила бы ее поступок. Да что там не одобрила, ужаснулась бы: неужели сказывается-таки дурная наследственность? Но дочь ей об этом и не расскажет. Тогда пришлось бы начинать с самого начала, с девятого класса школы, когда на день рождения все той же Люськи, тогда еще Анисимовой, впервые выпила вино. И не просто пригубила, а как следует набралась. Хорошо хоть заранее договорилась с мамой и осталась у подруги ночевать… Бедные наши мамы! Им не дано знать всю правду о своих взрослых дочерях.
        Люська ее все-таки одела в свою юбку и пиджак от Самойловой - модельера краевого масштаба, которую, говорят, знали и ценили ведущие кутюрье страны.
        Маргарита пока не могла себе позволить одеваться у Самойловой. Ей все время что-то мешало: то она собирала деньги на квартиру, теперь вот - на автомобиль.
        Все рекомендации подруги Маргарита выполнила: и тушью для ресниц воспользовалась, и румянами.
        - Ты только ступишь на трап самолета, - учила ее Люська, - считай себя уже в другой жизни. Вот и начинай сначала жить по-другому.
        - Вы едете в командировку или возвращаетесь домой? - спросил ее седеющий брюнет.
        - На курсы повышения квалификации, - любезно пояснила Маргарита; вино и вправду сняло ее напряжение, и она опять смогла адекватно реагировать на попытку мужчины всего лишь завести дорожный разговор.
        Она забыла дома книжку, которую хотела почитать в самолете, спать не хотелось. Отчего тогда не поболтать?
        - А после того как повысите, в вашей карьере что-то изменится?
        - По крайней мере директор фирмы утверждает, что я стану главным бухгалтером.
        Почему бы и не сказать все как есть. Это, кстати, тоже проявилось в Маргарите впервые: желание похвастаться. Посторонние люди. Сразу видно, москвичи. Вряд ли они когда-нибудь еще увидятся.
        - Такая молодая, - с уважением проговорил сосед. - Впрочем, сейчас время молодых, если они энергичны и целеустремленны, им многое удается.
        - Но мне кажется, и вы, старшее поколение, без работы не остаетесь. Тем более что финансы обычно в ваших руках и вы умело стимулируете нашу энергию и тщеславие.
        - Ты слышишь, Игнаша, как шутят нынешние бухгалтеры?
        Никакого юмора в своей фразе Маргарита не видела. Она и в самом деле считала, что среди молодых людей не так уж много профессионалов, потому старики еще долго будут востребованы. К тому же собственные фирмы имеют и большинство из них. Молодой директор процветающей фирмы не так уж часто встречается…
        Надо же, Игнаша. Что за странное имя? Игнат, что ли? Неужели сейчас так называют детей? Впрочем, Маргарита недавно встретила свою бывшую одноклассницу - та назвала сына Фомой. Это похуже Игната.
        Молодой отсалютовал ей своей рюмкой. Вино ему понравилось. И он попросил у стюардессы еще один бокал.
        - А вы, простите, в какой области работаете? - спросила она соседа.
        Ей показалось, что в его глазах мелькнула растерянность.
        - Моя профессия - телевидение, - медленно проговорил он.
        Вот оно что! Наверное, это какой-то известный теледеятель. Он считает, будто вся страна его знает, и не подозревает, что Маргарита включает телевизор довольно редко. И смотрит его выборочно. Один-два хороших фильма и кратко - о событиях в стране. Люська всегда ругает ее: как, ты не знаешь того, ты не знаешь этого! Он выступал вчера в Думе! Или в передаче «Герой без галстука»! Или - о нем говорил Михаил Леонтьев.
        Точно, ее сосед привык к тому, что его узнают. А Маргарита своим безразличием - нечаянным, конечно, - задела человека. Оказалось, что его знает не вся страна. А Игнат смотрит на нее с удивлением, чуть ли не как на диво заморское.
        Может, взять себе еще бокал вина или задремать, чтобы к ней больше не приставали с вопросами?
        А впрочем, ничего страшного она не сказала. И этот телевизионщик объяснит себе, что она провинция и что с нее взять! Может, у нее и телевизора-то нет по причине бедности.
        - Простите, прекрасная соседка, а как вас звать?
        Нет, седеющему красавцу все неймется. Ему, видно, хочется знать, что она делает, если не смотрит телевизор.
        - Маргарита.
        - О, это имя вам идет. Надо же, как ваши родители удачно его выбрали…
        Они вообще-то особо и не выбирали. Назвали в честь матери отца, бабушки Маргариты.
        - А меня зовут Виталий Александрович. Это мой сын, Игнат. Почему, вы думаете, он так внимательно прислушивается к нашему разговору?
        - Наверное, он, как и я, забыл взять в самолет книгу, теперь ему скучно без дела.
        Мужчины посмеялись, но как-то неуверенно. Создавалось впечатление, что Маргарита вела себя совсем не так, как от нее ожидали.
        - Игнат организовал на телевидении ток-шоу «Предчувствие таланта».
        - Правда? И в чем оно заключается?
        Наверное, Маргарита теперь огорчила и сына. Почему она не смотрит телевизор? Сейчас был бы повод поговорить, рассказать о своих впечатлениях… Понятно, им обидно: стараются, стараются, вся страна смотрит, а она… Все бухгалтерию изучает!
        - Наша передача молодежная. В ней участвуют юноши и девушки, которые успели проявить себя наилучшим образом в политике или предпринимательстве и которым прочат блестящее будущее.
        - У вас и Хакамада, наверное, выступает? - неуверенно предположила Маргарита.
        - Вообще-то она уже не совсем девушка и как политик уже состоялась. Нет, наша передача для молодых.
        Теперь в голосе Игната ей послышалось раздражение. Хуже нет пытаться поддерживать разговор, в котором ты все время попадаешь пальцем в небо.
        - Наверное, это очень интересно, делать свою программу, - пробормотала Маргарита.
        Вот так надо ей разговаривать: неопределенно и как бы ни о чем. По крайней мере так, чтобы не обнаруживать своих знаний. Вернее, незнаний.
        - Скажите, Рита, - Игнат перегнулся через колени своего папаши, чтобы спросить у нее доверительно, - а вам хотелось бы выступить на телевидении?
        - Упаси Боже! - Маргарита в притворном ужасе приложила руку к сердцу. - Ни в коем случае!
        Этим она его добила. Он даже убрался с отцовских колен и уже со своего места задавал вопрос:
        - Но почему? Я не знаю ни одной девушки, которая не мечтала бы участвовать хоть в какой угодно передаче, хоть в толпе, лишь бы только мелькнуть на экране… Некоторые девушки умоляли меня… - Он оборвал сам себя.
        - Бесовское это! - Маргарита притворно нахмурилась, но не выдержала, улыбнулась ему. - Даже в школе ученики, если вы помните, изучают правила, в конце которых есть та или иная оговорка: за исключением слов, к примеру, «уж», «замуж»
«невтерпеж» или за исключением слов «жюри», «брошюра», «парашют», - и всякие такие сноски и звездочки, где говорится: кроме того-то и того-то. Наверное, я - та самая сноска со звездочкой…
        - Кстати, - это опять спросил Игнат, - а вы замужем?
        Теперь пришла пора расхохотаться Маргарите:
        - Говорите, кстати? Кстати - я разведена.
        - Извините, если вас задел мой напор, - сказал тот, - но в какую-то минуту я даже задержал дыхание, боясь услышать ответ: замужем! У меня не было еще ни одной знакомой… сноски.
        В его устах это прозвучало не слишком благолепно. Обижаться не на что, это с ее собственной подачи.
        - Ничего, еще будет. Я в России не единственная. Мы всего лишь одним самолетом летим. Скоро он приземлится, и каждый из нас пойдет своим путем…
        Она решила, что всякая доверительность должна иметь свои пределы. Или у нее, как у старых дев, стала проявляться в характере некая стервозность? Вроде давно не дева.
        - Однако, Игнаша, мы так и не услышали от Риты, почему она не хочет сниматься на телевидении?
        Вот пристали: почему да почему! Почемучка с хвостиком! Этот Виталий Александрович сообразил, что Игнаша слишком гонит лошадей, и тут же поспешил на подмогу. Маргарита не верила, что мужчины заинтересовались ею всерьез - для этого, по ее мнению, не было причины.
        - Да, отец прав, Рита. Почему вы так вскричали: «Боже упаси!»? У вас с телевидением связаны какие-то мрачные воспоминания? Откуда такая нелюбовь к величайшему средству массовой информации?
        - Дело не в телевидении, а во мне, - пояснила Маргарита. - Перед камерой я столбенею.
        - Ну, перед камерой волнуются даже опытные артисты, - мягко заметил Виталий Александрович.
        - Нет, я не просто волнуюсь, - улыбнулась Маргарита, - я застываю соляным столбом. Не могу ни двинуться, ни открыть рот.
        - Имеется печальный опыт?
        - И не говорите. На нашем местном телевидении. До сих пор стыдно вспоминать. Я потом ходила по улицам бочком, опустив глаза. Все казалось, что меня узнают, чтобы показать пальцем: вот она, та, что двух слов связать не смогла!
        Но тут стюардессы стали носить еду, и Маргарита взяла себе довольно плотный завтрак. Кто знает, когда удастся поесть в следующий раз.
        Через некоторое время соседи опять с ней заговорили, но уже об участии в телепередаче речи не было.
        - Вас будут встречать?
        - Нет, - сказала она. - Да и вещей у меня немного. Говорят, автобусы от аэропорта ходят регулярно. По крайней мере два года назад, когда я приезжала в Москву, все было именно так.
        Маргарита не переставала удивляться самой себе. Разговор с Игнатом ее ни к чему не обязывал. Можно было позволить себе легкий флирт, а она раздражалась, злилась и вообще чувствовала себя так, будто дала уже кому-то слово верности. Будто была обручена. С кем? Да с Максимом, конечно!
        Что поделаешь, не умеет она моментально переходить от одной влюбленности к другой. Ей еще после «праздника» надо прийти в себя. Нет, к романам Маргарита ничуть не расположена.
        Но казалось, ее холодность Игната вовсе не смущала.
        - Значит, вы остановитесь в гостинице?
        - Секретарша директора забронировала для меня номер, - кивнула Маргарита.
        - Тогда позвольте нам довезти вас до гостиницы. Не правда ли, папа, нам это будет приятно?
        - Конечно, - несколько озадаченно произнес Виталий Александрович, наверное, и сам не ожидавший от сына такой атаки, - за мной приедет шофер, и мы подвезем Маргариту…
        - Петровну, - подсказала она.
        Так и случилось. Маргарита хотела отбиться от их опеки, но потом подумала, что лучше в таких случаях расслабляться и позволять обстоятельствам идти своим чередом.
        Мужчины не только довезли ее до гостиницы, но Игнат собственноручно заполнил карточку постояльца, дав Маргарите лишь расписаться в листке. Словом, он эдак ненавязчиво узнал о ней все, что можно: фамилию-имя-отчество, год рождения, прописку и, конечно, номер, в котором ее поселили.
        Номер - полулюкс на двенадцатом этаже - был, видимо, одним из лучших. Этим занимался телевизионный папа.
        Виталий Александрович, кажется, и в самом деле был человеком известным. Он лишь утвердительно ответил на какой-то вопрос администраторши, как она тут же засуетилась. Отсвет его славы тотчас упал на Маргариту и стал греть ее. Потому ей и достался этот номер. С видом на парк. Хотя здесь, на двенадцатом этаже, ее вряд ли донимали бы звуки большого города.
        - Разрешите вам позвонить? - попросил Игнат, на прощание целуя ей руку.
        Виталий Александрович, поначалу в самолете такой инициативный, потихоньку отодвинулся в тень, с одобрением наблюдая за действиями своего дитяти. За кого они ее принимают? Для чего им нужно поддерживать с ней знакомство? Чем она может их интересовать?
        - Позвоните, - сказала Маргарита.
        К ее ручке приложился и Виталий Александрович. Есть, однако, в москвичах какой-то особый лоск, который позволяет отличать их от прочих граждан.
        Это Маргарита подумала уже лениво, закрывая за мужчинами дверь номера. Она хотела остаться одна. Наверное, это уже комплекс женщины, привыкшей к одиночеству. Для полного соответствия не хватало еще и мучиться бессонницей, но, против ожидания, заснула она, едва коснувшись подушки.

        Глава семнадцатая

        Максим взял чистый лист, аккуратно перенес на него нарисованную прежде фигуру Маргариты - теперь у него так не получится, - сунул в папку, буркнул секретарше Лене:
        - Я буду через час. Если понадобится что-то срочно, позвони мне на сотовый.
        И пошел к своей машине. Но с полдороги он вернулся.
        - Да, Лена, я совсем забыл, у меня же теперь другой номер мобильника.
        Он продиктовал секретарше обновленный - будь он проклят! - телефон и поехал в мебельный цех.
        Организовать его рядом с салоном не удалось, но за два километра отыскалась старая база металлолома, которая теперь не использовалась. Вот ее-то друзья и взяли в аренду. Пока на пять лет. Туда направлялся сейчас Максим.
        Первым делом он прошел на задний двор, как они называли склад под открытым небом, и посмотрел привезенную Димкой грушу. Древесина и вправду была хороша. Потом он заглянул в цех, где заканчивали большую партию кроватей для вновь открываемой гостиницы, дал новые распоряжения и поехал, предварительно созвонившись, к Илларионычу.
        Иннокентий Илларионович - в прошлом полковник ракетных войск - после выхода в запас увлекся резьбой по дереву. Однажды он появился в салоне «Пиноккио» с предложением открыть цех по производству сувениров. Обещал найти художника, который только что окончил университет и будет брать недорого за эскизы, наладить производство оригинальных вещиц. Например, шахмат с фигурками ручной работы и настольных игр, каких в магазинах сувениров явно не хватает. Да мало ли!
        Для этого, как говорил он, достаточно одного-двух небольших токарных станков, древесина - можно даже использовать отходы, кое-какие инструменты для резьбы по дереву.
        В дальнейшем, конечно, найти магазины, которые станут продукцию сбывать. Словом, он бурлил идеями эксклюзивной деревообработки.
        Максим проектами Илларионыча увлекся, а вот Димку такая идея не заинтересовала, и давать деньги на нее он категорически отказался.
        - Ты что, Макс, охренел! - говорил он с раздражением. - Мы же только начали проникать на рынок мебели. Здесь работы - выше крыши, а ты предлагаешь отвлечься на какие-то финтифлюшки. Посчитай, сколько их надо выпустить, чтобы на них заработать. Например, прикинь хотя бы по цене одной деревянной кровати.
        Максим извинился перед Илларионычем - тот предложил называть его только по отчеству. Мол, произносить все вместе - язык сломаешь.
        - Нравится мне ваша идея, но поддержать пока не могу - партнер против, а без его согласия, у нас такой уговор, я не имею права ничего предпринимать.
        У самого полковника не было главного - стартового капитала, а мебельщики, к которым он обращался, не выказывали желания его идею подхватить. Пока Илларионыч работал охранником в банке, но от своей мечты отказываться не собирался.
        - Ну что ж, - сказал Илларионыч, - подождем до лучших времен.
        Вот к нему Максим и поехал со своим эскизом и куском дерева, которое по его просьбе отпилили для него в цехе.
        Илларионыч отдыхал после ночной смены, но в ответ на извинения гостя лишь отмахнулся:
        - Оставь, на том свете отоспимся. Говоришь, заказ принес?
        - Не хочу вас зря обнадеживать, но, кажется, лед тронулся. Будем считать, что вам надо создать опытный образец.
        - Много пока не могу заплатить, - сразу сказал Максим. - Две тысячи и процент - в случае реализации.
        - Это работа не одного дня, - заметил Илларионыч, задумчиво глядя на эскиз.
        - Ежу понятно! - Максим невольно повторил присказку друга Димки.
        - С натуры рисовал или из журнала какого?
        - С натуры, - признался Максим.
        - Хороша.
        - А то! - вздохнул он.
        - Я попробую. Это ответственная работа.
        - Ежу понятно.
        Да что же он заладил, словно в лексиконе других слов нет. Но Илларионыч не обращал на его слова внимания, словно уже представлял себе будущую скульптуру.
        - Я тебе позвоню, когда она будет готова.
        - Желаю удачи и вдохновения, - кивнул Максим. Он вернулся в свой кабинет при салоне, где его уже поджидали посетители. Работа наконец привычно закрутила его - сидеть и мечтать просто не было времени.
        Не то чтобы Максим не вспоминал о своем приключении, но просто старался о нем не думать, потому что едва он начинал представлять себе Маргариту, как на него словно находил столбняк. Взгляд его уставлялся в одну точку, и он переставал слышать звуки извне.
        В конце дня приехал отоспавшийся Димка и привез ему справочник с телефонами фирм города.
        - Доверяешь? - спросил он.
        - Доверяю.
        Максим углубился в бумаги, но краем уха услышал, как Дмитрий звонит и спрашивает кого-то:
        - Подскажите, пожалуйста, как зовут вашего заместителя главного бухгалтера?
        - Валентина Семеновна? Спасибо.
        - Зачем она мне? Бумаги забрать. Какие - не ваше дело!
        - Зачем грубишь-то, - не выдержав, вмешался Максим.
        - А чего он привязался, что да зачем, - невозмутимо отозвался Димка. -
«Любопытство не порок, а большое свинство» - как говорит Илона.
        За час он успел обзвонить только девять предприятий. У кого-то был занят телефон, кто-то не хотел отвечать, и ему приходилось изворачиваться, придумывая причины таких странных вопросов: как зовут зам главбуха? В одном месте ему даже сказали:
«Мы по телефону таких справок не даем».
        - Слушай, Макс, какая это тягомотина - сидеть на телефоне! - наконец сказал Димка. - Давай это Ленке поручим.
        - Не надо, я сам, - заупрямился Максим.
        Ему казалось, что девушка может что-то напутать, куда-то не дозвониться, а от этого теперь зависела его жизнь.
        - Справочник оставь, как только появится свободное время, я буду перезванивать.
        В беготне и звонках пролетела неделя, но ничего нового ни в работе, ни в личной жизни Максима не происходило. На радость матери, он стал заниматься по вечерам с племянником. Купил ему электронную игру, научил играть, и теперь Виталик с нетерпением ждал дядю, потому что бабушка категорически запрещала ему в отсутствие Максима включать игру.
        Дарья Вениаминовна Боброва совершенно не разбиралась в электронике, и даже щелканье джойстика заставляло ее вздрагивать. Ей казалось, что ребенок может не на то нажать и его ударит током. Никто бы не убедил ее в том, что детская игра имеет не одну степень защиты и совершенно безопасна.
        Сегодня с утра Максим договорился встретиться с Димкой. Посчитать, попланировать, как сказал друг. Сейчас они сидели рядом за столом, голова к голове, и прикидывали, хватит ли у них древесины до конца декабря. С января партнер Максима организовывал завоз большой партии и требовал освободить для нее место на складе.
        - Вот смотри. - Димка вытащил из кармана замурзанный листок, вдоль и поперек исчерканный всевозможными расчетами, и стал на небольшом свободном месте в углу его быстро писать. - Бука у нас осталось двенадцать кубов, дуба - восемь, липы - тридцать один куб…
        - А что это у тебя за листок? - Взгляд Максима задержался на бумажке, которую друг и партнер держал в руке.
        - Какая тебе разница? Сейчас начнешь опять меня лечить, чтобы я свои расчеты не писал на чем попало. Вот такой я мастодонт! Мне удобнее черкнуть несколько цифр на бумаге, чем садиться к компьютеру, открывать файл… Уж лучше так, наскоро.
        - Нет, я не о том. Где ты его взял?
        - Слушай, Бобров, спроси что-нибудь попроще. Мало ли у меня таких листков! Хочешь, покажу: полные карманы!
        - Ну-ка дай его сюда!
        Максим выхватил у товарища бумажный листок и с побледневшим лицом стал вглядываться в него.
        - Ты чего, Макс, - обеспокоился Димка, - можно подумать, это договор или какой-нибудь банковский документ. Листок как листок.
        - Да на нем же телефон Маргариты записан, скотина ты этакая! Как он к тебе попал?
        Дмитрий наморщил лоб, вспоминая, а потом хлопнул себя по колену:
        - Наверное, это когда я заходил к тебе. Ну, помнишь, ты как раз встречался на своей квартире со своей Маргаритой, а я к тебе приходил за мобилой, чтобы поменять твою sim-карту, как ты и просил. А напоследок с твоего номера я позвонил одному козлу. Нарочно. Думаю, станет тебе перезванивать, а такого номера-то и ку-ку!
        - Что - ку-ку?
        - Погоди, дай еще подумать. Нет, это я звонил Лехе. А он сказал, сколько предлагают ему бука и почем. Калькулятора у меня с собой не было, вот я и взял первый попавшийся листик, чтобы с ходу посчитать.
        - Листик! Может, из-за него я потерял свою единственную женщину!
        Максим нервно сплел руки, чтобы не врезать как следует этому рассеянному типу. Димка вроде невзначай отодвинулся от него.
        - Уже нашел, Максик, уже нашел! - И, заметив, что тот набирает записанный номер, хмыкнул: - Вряд ли тебе кто ответит, рабочий день на дворе.
        - Дать бы тебе в лоб! - процедил Максим, но злость на друга уже ушла, ее сменило предвкушение звонка, на который откликнется наконец знакомый голос…
        Но в тот вечер на его звонок никто не ответил. Как и на второй вечер, и на третий. Максим уже стал подозревать, что Маргарита тоже поменяла номер, как в трубке откликнулся мужской голос.
        - Простите, а Маргариту можно к телефону? - от неожиданности робко чуть ли не проблеял Максим.
        - Вы кто такой? - строго спросил его мужчина.
        - Знакомый. А вы ее муж?
        - Рита с мужем в разводе, и он здесь не бывает. Я ее брат… Что же вы, знакомый, не знаете - Рита уехала в Москву, на курсы повышения квалификации.
        - А она скоро вернется?
        - Через месяц.
        - После Нового года?
        - Нет, до Нового года.
        - Спасибо.
        - Пожалуйста, знакомый. Имя-то у вас есть?
        - Максим.
        - А меня звать Вячеслав. Я тут, видите ли, цветы поливаю. Как будто женщин в семье нет! Скоро на мне уже ездить будут, на таком безотказном. Простите, Максим, под руку попались. Ну, бывайте!
        - До свидания.
        - Там-та-там-тара-там-там! - Максим исполнил перед улыбающейся матерью танец - смесь гопака и лезгинки.
        - Произошло что-то хорошее, сынок?
        - Пока не знаю, мама. Время покажет, но кое-что прояснилось… Давай я тебе картошку почищу.
        - Ну почисть! У нас на кухне не больно растанцуешься, а энергию тебе надо куда-то истратить. Выходит, мне повезло.
        - И мне тоже!
        В конце концов, ждать осталось не так уж долго. Даже меньше месяца. Вот тогда все и встанет на свои места. Кто знает, может, прежние его романтические воспоминания - всего лишь невозможность встречи с женщиной, которая только показалась ему исключительной?..

«Перестраховщик ты, Бобров», - сказал бы ему Димон.
        Но на всякий случай по своим каналам Максим уточнил адрес Маргариты, ее отчество и фамилию - теперь она от него не сбежит! По крайней мере объясниться с ней, пусть и последний раз, он наконец сможет. Почему последний раз? Потому что она не обязательно с таким же трепетом, как он, вспоминает их встречу. И за это время, возможно, нашла себе кого-нибудь, не такого туго соображающего, как Максим.
        На другой день он пораньше съездил в цех, предыдущий день оказался малопродуктивным, и теперь его мучила совесть. Поговорил с мастером - тот пожаловался, что заканчиваются крепежные болты, а также гобелен расцветки «желтый осьминог».
        - Я, честно говоря, брал его с опаской, - признался Максим. - Думал, народ мебель с обивкой такого цвета покупать не станет, а все будто с ума сошли. Последний комплект - диван-кровать с креслами - купили прямо из салона. Женщина упросила. Комплект к чему-то там очень подходил… Хорошо, я закажу на базе. Прежний заказ заведующая отпускала мне со скидкой - другие мебельщики ткань не брали, а сейчас небось цену поднимет.
        - А вы на готовое изделие цену повысьте, - сказал мастер.
        - Не хотелось бы. Мы же держим марку производства дешевой мебели хорошего качества. Хотя слова «дешевый» и «хорошего качества» как-то не очень вместе уживаются. Остаётся одно - пожертвовать собой, уговаривая заведующую базы оставить цену прежней.
        - А какая она?
        - Ткань или директор?
        - Директор, конечно. Ткань мне уже во сне снится.
        - Такая рослая, пышная блондинка.
        - Может, махнемся с вами, Максим Викторович, местами? Я поеду заведующую уговаривать, а вы пока производством покомандуете.
        - Иди работай, уговорщик! Ты лучше своего обивщика уговори, чтобы ткань не экономил без надобности, а то в салоне его художество стоит - диван, у которого из-под деревянной окантовки ткань вылезла, едва кто-то попробовал на нем посидеть.
        В салон Максим приехал к восьми часам, но его кабинет уже был открыт, и в нем сидел его друг Дмитрий. Чернее тучи.
        - Что случилось, Димка? Сын заболел?
        - Ох, и не спрашивай! Нет, с Костиком все в порядке, а вот жена…
        - Людмила заболела?
        - По-моему, у нее что-то с крышей.
        - В каком смысле?
        - В смысле дурью мается. Нутром чую, что-то случилось с ней, а что - попробуй догадайся! Вчера приехал из леса, она лежит в кровати, стонет. Я к ней, хотел погладить, то да се, а она как закричит: «Не прикасайся!» И лицо перекосилось, будто от сильной боли. То ли она упала, то ли заболела чем… Молчит как партизан! Я думал, не вызвать ли ей врача? А она отказывается: «Ничего мне не надо». Да с таким надрывом! Словно вот-вот сорвется. Как будто терпит меня из последних сил.
«Может женщина испытывать недомогание, или ты совсем неграмотный?» Это она мне так кричала…
        - А если она деньги потеряла или документы какие?
        - Хорошо бы!.. То есть, конечно, в этом нет ничего хорошего, но случилось бы такое в самом деле, остальное становится понятным.
        - Может, просто нездоровится. Полежит, и все пройдет. Мой племянник говорил:
«Бабушке плохо здоровится».
        - Хорошо тебе шутить, а я будто потерянный. Не знаю, как себя вести, что говорить. Да и Милка-то как побитая собака. В глаза заглядывает, разве что сапоги не лижет. То потом будто вспомнит что-то и опять злится, но уже как собака здоровая. Откормленная и злая. Одним словом, ведет себя непредсказуемо. Веришь, в своем доме живу как на вулкане, не знаю, когда извержение начнется. А пока что - ногам горячо, и внутри что-то булькает, варится. Трясет, одним словом.
        - А если она влюбилась в кого-нибудь?
        - Вряд ли. По большому счету ведь я ее возле себя насильно не держу. Давно могла бы уйти, если бы захотела… Нет, это не то!
        - Тебя не поймешь. Совсем недавно ты чуть ли не рыдал, как Паниковский, что тебя девочки красивые не любят, а теперь рассуждаешь про отношение к тебе жены. Если я правильно понял, его можно назвать каким угодно, только не равнодушным?
        - Ты меня не поймешь: прожить с женщиной семь лет, знать ее, кажется, вдоль и поперек, и вдруг - непредсказуемое настроение, неадекватная реакция. Прежде она делала вид, что ничего не знает ни о том, что я хожу налево, ни вообще моих пассий по именам, а вчера вдруг пригрозила, что им всем мало не будет. В первую очередь Илоне.
        - Так прямо и сказала - Илоне?
        - Вот именно, назвала по имени. Выходит, знает откуда-то.
        - И что ты решил?
        - Позвонит Илона, скажи, чтобы больше не звонила. Я уехал на полюс, к экватору, к черту на кулички, навсегда! Я обещал Милке вернуться домой до обеда. Она позвонила на свою работу и взяла неделю в счет отпуска. Мол, надо дома кое-что переделать, а сама ползает, как больная корова… Нет, с ней что-то не в порядке… Слушай, Максим, если мне придется почему-либо уйти из дому, можно, я поживу в твоей квартире?
        - Не возражаю, конечно, поживи. Там, кстати, в холодильнике полно еды, я только сейчас об этом вспомнил.
        - И ничего ты с меня за это не возьмешь?
        Димка не мог долго переживать. Вот он уже и повеселел, и даже огрызается.
        - Возьму, конечно. Ты за это повесишь мне новую люстру в гостиной.
        - Какой ты корыстный! У друга горе.
        - Подумаешь, горе: у жены крыша слегка съехала. Другие всю жизнь живут с бабами, у которых крыши вообще нет.
        - Это ты, парень, загнул. Но веришь ли, я пообщался с тобой, и мне полегчало. Возможно, и вправду не так все мрачно.
        Димка опять сел в машину и уехал.
        Хоть Максим с женой друга и не контачил, но всем его перипетиям сочувствовал и в глубине души желал, чтобы змея-Людмила наконец влюбилась бы в кого-нибудь и ушла к нему, оставив Димона в покое… Глупо, наверное, так думать о супружеской паре.
        Он до конца рабочего дня проработал на производстве, мотаясь от цеха к салону и обратно. И мысленно все недоумевал, почему у большинства семейных пар общее только горе, а счастье… Многие и не знают, что это такое. Что-то случилось у его жены: то ли заболела, то ли хандра навалилась, но вот Димка уехал, чтобы в трудную минуту побыть с ней рядом. Прямо-таки подставляет свою незащищенную грудь под ее ядовитое жало…
        Каждый человек, создавая семью, думает, что у него будет не так, как у других, а получается порой и хуже.
        На другой день он позвонил другу на сотовый узнать, как чувствует себя его жена, и тот, понизив голос, сообщил:
        - Настроение поднялось. Недомогание как рукой сняло. Причем настолько, что уже на меня наезжает. Илонка звонила?
        - Нет.
        - Позвонит, ничего ей не говори. Вернее, скажи, что я ей сам перезвоню.

        Глава восемнадцатая

        На другой день Маргарита встала в шесть часов утра, нарисовала лицо - кажется, она стала привыкать пользоваться косметикой. Выбрала себе наряд - короткую юбку и белый пушистый свитер, который подарила ей мама. Выглядела она в таком прикиде очень даже неплохо.
        В девять часов, без опоздания, Маргарита уже сидела в аудитории с двумя десятками таких же бухгалтеров, как она, приехавших на учебу со всех концов России.
        Учиться оказалось интересно. Преподаватели - все как один с учеными степенями - были знатоками отечественной экономики и современной бухгалтерии, так что время для нее пролетело незаметно.
        На последней паре занятий к ней подсел один из коллег и предложил посидеть где-нибудь сегодняшний вечерок вчетвером. Одна пара, мол, уже сложилась. Но Рита вежливо отказалась под предлогом того, что она как раз сегодня занята.
        На самом деле во время перерыва она купила новый детектив Бориса Акунина «Пелагия и красный петух» и хотела спокойно полежать в номере, почитать. Отчего-то ей не хотелось ни с кем вступать в какие бы то ни было отношения. А к этому после вечера в ресторане непременно все и придет. Люська сказала бы, что это тревожный симптом.
        Однако после окончания занятий, когда Маргарита шла к метро вместе со своими коллегами, возле нее остановился «мерседес», из которого с букетом цветов вылез улыбающийся Игнат.
        Маргарита хотела спросить, как он узнал, где находятся се курсы и во сколько у них окончатся занятия, но вопрос застрял у нее на языке: позвонил в институт, и ему сказали. Уж, наверное, телевизионщики знают, как собирать информацию, и умеют это делать.
        - Понимаете, Маргарита, я как раз был в этих краях, - начал было говорить Игнат, но, глянув на ее недоверчивое лицо, первый и рассмеялся. - Вы правы, я узнал, когда закончатся занятия у профессиональных бухгалтеров России, но на всякий случай приехал пораньше и ждал вас вот за этим киоском.
        - Хорошо, что вы это сказали. А то, знаете, я ужасно не люблю делать вид, будто верю, когда меня обманывают.
        - Вы всегда это чувствуете?
        - Наверное, нет, когда это делают искусно.
        - Значит, к записным лжецам вы относитесь лучше, чем к неумелым?
        - В каждом деле предпочтительнее профессионалы.
        Они оба рассмеялись.
        - Шутки шутками, но зачем я вам понадобилась? - спросила Маргарита.
        Она и в самом деле не могла понять интереса молодого человека к ней. Наверное, потому, что сама никакого ответного чувства к нему не испытывала.
        - Я всего лишь хочу пригласить вас на ужин, - сказал он. - И вы же не станете уверять меня, будто есть вовсе не хотите.
        - Не стану, - улыбнулась Маргарита, но украдкой вздохнула.
        Почему человек не может быть свободен от других людей, которые навязывают ему свое общество, ничуть не озабочиваясь, нужно ли ему оно? Кто может быть свободен от соседей по человеческому общежитию? Разве что невоспитанный хам, который не станет оглядываться на какую-то там воспитанность и деликатность, а просто скажет:
«Отстань, ты мне не нужен. У меня свои планы».
        Игнат распахнул перед ней дверцу и осторожно поддержал, когда она усаживалась на переднее сиденье.
        То ли Маргарита где-то читала, то ли кто-то ей говорил, что по этикету женщина должна садиться на заднее сиденье, но она больше любила сидеть на переднем.
        К тому же с некоторых пор она ревниво следила, насколько умело мужчины водят машину, а сегодня еще и поймала себя на движении, которому подивилась. Какой-то лихач грубо подрезал Игната, а Маргарита изо всей силы нажала ногой на коврик машины, там, где мог бы быть тормоз.
        - Вы так внимательно наблюдаете, как я веду машину, - заметил Игнат, - не доверяете или боитесь?
        - Смотрю и завидую, - призналась Маргарита. - Неделю назад я сдала на права - машину, заметьте, я только собираюсь покупать, но права уже заимела, - но вот так, как вы, сливаться с машиной у меня пока не получается. У вас машина как бы продолжение ваших рук и ваших ног, а у меня пока что машина сама по себе, а я - сама по себе… Если не секрет, Игнат Витальевич, куда вы меня везете?
        - Как это куда? - удивился он. - Ужинать, как мы и договорились. Есть одно уютное кафе. Кстати, совсем недалеко от вашей гостиницы.
        - Наверное, у меня слишком деловая одежда, - неуверенно произнесла Маргарита.
        - Пустяки, в этом кафе очень демократичная мода. Кафе оказалось действительно уютным, но, на взгляд Маргариты, чересчур затемненным. Прошло время, прежде чем ее глаза привыкли к густому полумраку в зале. На столике, за который они с Игнатом сели, мерцала одна-единственная тонкая свеча.
        - Кажется, они нарочно не включают свет, чтобы посетители не видели, что едят.
        - Но к счастью, у посетителей есть обоняние, и принесенную пищу они могут ощущать вкусовыми рецепторами.
        Разговор между ними никак не желал выливаться в легкий треп. Игнат, как и Маргарита, тщательно подбирал слова, от чего, понятное дело, атмосфера общения не желала теплеть.
        - Скажите, Игнат, у вас есть девушка? - напрямик спросила Маргарита.
        - Можно сказать, нет, - отозвался он, чуть подумав. - А почему вы меня об этом спросили?
        - Пытаюсь понять, почему вы сегодня за мной приехали.
        - Раз вы любите, чтобы с вами говорили честно и открыто, скажу: я не теряю надежды уговорить вас принять участие в моей передаче. Помните, мы говорили о ней в самолете? А еще во мне, видимо, говорит неудавшийся психолог. Такого трудного субъекта мне еще не приходилось обхаживать, но, судя по всему, я весь в отца: чем задача труднее, тем мне интереснее. И я надеюсь…
        - Блажен, кто верует, тепло ему на свете! - хмыкнула она.
        Игнат шутливо застонал:
        - Рита, вы когда-нибудь пускаетесь в авантюры? Или позволяете себе быть хоть чуточку легкомысленной?

«Совсем недавно я позволила себе побыть легкомысленной вовсе не чуточку, а можно сказать, на полную катушку!» - грустно подумала она, но вслух сказала:
        - Позволяю. Иначе разве пошла бы с вами в это темное кафе, прямо-таки подозрительное для скромной девушки, которая на чужбине должна себя блюсти.
        Игнат расхохотался так эмоционально, что пламя свечи от его дыхания заколебалось и погасло.
        - Ну а что я говорила! - в наступившей темноте торжествующе произнесла Маргарита.
        Игнат, посмеиваясь, достал зажигалку, и свеча на их столике вновь загорелась.
        - Впервые мне встретилась девушка, чьи слова и действия невозможно предугадать, - покачал головой он.
        - Считаете меня кокеткой?
        - Думаю, это слово слишком обыденно для вашей характеристики. Вы - таинственная женщина.

«Наверное, со мной и в самом деле что-то происходит. В характере появляются некие новообразования. Я веду себя не так, как всегда, совершаю поступки, которых прежде не совершала. И не обязательно этому должно было способствовать какое-то событие. Просто подошло время, и я стала женщиной. На этот раз психологически… Вот это я опять накрутила!»
        Посидели в кафе, поужинали, а потом Игнат отвез Маргариту в гостиницу, не делая попытки обнять ее или поцеловать. Другую женщину такое поведение умилило бы, а Маргариту насторожило. Она еще помнила свой печальный опыт с бывшим мужем. Чаще всего нетрадиционному поведению находится не лучшее объяснение… Кто знает, что у него на уме, у этого Игната!
        Но, в общем, Маргарита была ему благодарна, потому что, как и собиралась, смогла и почитать, и отдохнуть от людского общества настолько, что наутро с удовольствием пошла на занятия.
        На следующий вечер, однако, Маргариту никто не встречал, хотя она невольно поглядывала по сторонам. Днем одна бухгалтерша вроде невзначай спросила ее:
        - Вчера тебя встречал красивый парень с цветами. Это твой московский знакомый?
        - В одном самолете летели, - ответила Маргарита.
        - Ох, я погляжу, на юге и девчата шустрые! - хмыкнула женщина, в ее голосе явственно прозвучала зависть.
        Игнат около десяти часов вечера позвонил в номер, и молодые люди минут пятнадцать поговорили, после чего Маргарите самым учтивым образом пожелали спокойной ночи.

«Это он меня к себе приручает, - решила Маргарита. - Может, он сам с собой пари заключил, что влюбит меня в себя?»
        Еще через день в восемь часов вечера, когда Маргарита только вошла в номер после ужина в кафе гостиницы, позвонила незнакомая женщина и сказала:
        - Здравствуйте, Маргарита! Вас беспокоит мама Игната. Сын сказал, что у вас нет знакомых в Москве и вы целыми вечерами сидите в номере одна…
        Голос у женщины был молодой, звонкий, и Маргарита подумала: не разыгрывает ли ее кто-то из его подружек? Но потом поняла, что у нее слишком правильная и хорошо поставленная речь для молодой девчонки.
        Вообще-то Маргарита проводила в номере всего третий вечер. А еще точнее, в первый вечер она почти сразу же заснула, во второй после ужина в кафе у нее осталось совсем немного времени на чтение перед сном, а третий - то есть сегодня - только начала проводить. Сменила сапоги на домашние тапки.
        Женщина между тем говорила так доверительно, словно знала Маргариту много лет.
        - Мы посоветовались с Виталием Александровичем и решили позвать вас сегодня к нам на семейный ужин. - Маргарита хотела сказать, что она только поужинала, но женщина продолжала: - Игнат поехал за вами. Наверное, он уже подъезжает к гостинице.
        Это называется поставить перед фактом. Маргарита тяжело вздохнула - тапки опять отменяются - и стала переодеваться: во что? В костюм от Самойловой. Судя по всему, такие сейчас в моде, так что на семейном ужине она не должна ударить в грязь лицом.
        Игнат и вправду подъехал пять минут спустя, и хотя Маргарита обычно не заставляла молодых людей ее ждать, на этот раз своему правилу изменила. Хватит собираться за пять минут, не уделяя особого внимания своему внешнему виду.
        Игнат же ничуть не удивился, когда она усадила его у торшера и пояснила:
        - Мне нужно еще минут десять.
        - Пожалуйста, я вас не тороплю, - великодушно отозвался тот.
        Маме Маргарита позвонила в первый же день, как только устроилась в номере. Иначе она опять бы места себе не находила, а папа потом отругал бы ее как следует. Зато Люське…
        Она так забегалась - ужин с молодым человеком, посещение его родительского дома, потом отдых от ужинов и посещений, - что позвонила Люське на следующий день после того, как посетила шикарную квартиру телевизионных дел мастеров.
        На ее месте Люська стала бы взахлеб рассказывать про свои новые знакомства, но первый вопрос, который Маргарита задала подруге, был:
        - Люсь, как прошла твоя встреча по объявлению?
        Отчего-то на душе у нес все время скребли кошки: у подруги неприятности. Собиралась позвонить ей вчера, но мать Игната заставила ее изменить планы. Из дома Лисовских - такова фамилия Игната - ее привезли незадолго до полуночи, так что она позвонила подруге сегодня.
        - Как прошла! И ты еще спрашиваешь!
        Да, предчувствия ее не обманули! Раз Люська завела привычную песнь - когда у нее случались неприятности, она никогда не могла объективно оценивать все, что с ней происходит. Раз подруга обрушивается на Маргариту с обвинениями, значит, с ней произошло что-то плохое.
        Ее нисколько не смущало, что она и сама давно взрослая женщина, чтобы отвечать за свои поступки, и то, что Маргарита просила ее этого не делать - все было забыто. Оставалось только спросить:
        - Люся, случилось что-то плохое?
        - Случилось. И ты в этом виновата!
        - Такая неприятность, - неизвестно откуда взявшимся медовым голосом проговорила Маргарита, - маленькую Людочку поймали за руку, когда она воровала из столовой коржики. И научила ее всему гадкая Савина.
        - Какие коржики, что ты несешь! - чуть ли не взвизгнула Люська.
        Таким приемом Маргарита тоже прежде не пользовалась, но где-то читала: когда человек закатывает истерику и ждет от тебя привычной реакции - например, оправданий, остановить его можно вот такой абракадаброй, никак не относящейся к тому, что на самом деле происходит.
        Можно было бы и бросить трубку - обиду даже не пришлось бы разыгрывать, но Маргарита не смогла. Голос у Люськи дрожал. И чувствовалось, что она едва сдерживается, чтобы не разрыдаться. И это Людмила Левик, женщина-кремень, которая всегда осуждала слабость в других женщинах.
        - Слабыми мы должны быть лишь в части физической силы, - всегда говаривала она. - Что же касается чувств, эмоций, то тут мы должны давать мужикам сто очков форы. Убей меня, никогда не пойму, почему прерогатива женщин - плач? У нас более развиты слезные железы? Или это единственное наше оружие?
        А тут - и голос дрожит, и слезы, кажется, вот-вот брызнут. Маргарита вздохнула: правду говорят, если Господь хочет наказать человека, он лишает его разума. Что Люська хотела доказать, идя на встречу по объявлению? Что и у нее получится не хуже, чем у Маргариты?
        Что же это получается? Когда ты совершаешь глупый поступок, надо думать не только о том, что ты можешь за это поплатиться, но что в случае удачи кто-то последует твоему примеру и уж получит полной мерой, за двоих!
        Почему Маргарита должна чувствовать ответственность за чужую глупость?
        - Никогда в жизни меня так не унижали, - всхлипывала Люська. - Слышишь, никогда! Мне хочется найти его и убить. Причем заметь, у меня ни одного синяка или царапины снаружи. Он… он привязал меня к кровати и издевался как хотел. Притом снимал все это на камеру. Говорил, на случай если вдруг мне захочется пожаловаться моему мужу. И заставлял меня делать такое… вроде добровольно. И шипел мне в ухо:
«Улыбайся, а то хуже будет!» Мне было так больно!.. Нет, я это дело так не оставлю. Я ему все равно отомщу!
        - Ты чего, Люсь, перестань, не будешь же ты гробить свою жизнь из-за какого-то ничтожества.
        - Такое нельзя прощать, Марго! Я не какая-то там…
        Она заплакала. Маргарита растерялась.
        - Наверное, ты думаешь, так ей и надо! Я ее предупреждала, и все такое.
        Маргарита и в самом деле думала почти то же, но теперь отчаянно запротестовала:
        - Ничего подобного я не думаю. Люсь, перестань, мне тяжело это слышать. И утешить тебя я никак не могу, слишком далеко сейчас от тебя.
        Люська продолжала быстро говорить, как в горячке. Чувствовалось, что она может выговориться только с Маргаритой.
        - Ведь я сама во всем виновата. Я даже не представляла раньше, что это такое, когда ты совершенно беспомощна… А еще, знаешь, он положил на тумбочку возле кровати щипцы и пригрозил, что если я попробую его укусить, он выбьет мне зубы.
        - Какой ужас! - содрогнулась Маргарита.
        - Знаешь, что я решила? Как только приду в себя, Митьку моего заласкаю. Все для него сделаю! Только столкнувшись с такой сволочью, как этот Рустам, я поняла, какое сокровище мой муж…
        Отчего-то Маргарита подумала, что Люськиной решимости надолго не хватит. То есть в отношении своего мужа. Как только она придет в себя, так и вернет все на круги своя. Люська не умеет жить по-другому. Ласкать своего Митю ей будет просто скучно.
        - Как всегда, я только о себе. Ты расскажи, как у тебя дела? Нашла себе кого-нибудь?
        Какие-то странные нотки прозвучали в голосе Люськи. Словно она знала нечто важное для Маргариты, но от злости на весь свет не хотела подруге ничего говорить. Маргарита чуть было не спросила ее, уж не нашелся ли Максим, но подумала, что Люську ее вопрос разозлит еще больше.
        И она стала рассказывать о знакомстве с семьей Игната. Их фамилия - Лисовские.
        - Это очень известная фамилия! - вскричала Люська, и ее воодушевление тоже показалось Маргарите фальшивым.
        Но она продолжала говорить, потому что молчать в этой ситуации было трудно, а события, о которых она рассказывала, были Маргарите безразличны.
        - Говоришь, хорошо тебя приняли?
        - Очень хорошо. Оказывается, у него мать - известная актриса, она снималась в фильме «Бедность - не порок» по Островскому, помнишь? А между съемками ухитрилась родить аж троих сыновей, и при этом осталась такой же стройной и моложавой…
        - Конечно, я помню, она снималась и в фильме «Радуга над озером»! - подхватила Люська. - Повезло тебе, Ритуля! Смотри, не упусти свою удачу.
        - Наверно, она тоже подтяжку делала… Это начинался обычный разговор ни о чем.
        - А ты как думала? Москвички относятся к себе совсем не так, как мы, провинциалки. У них чуть какая морщинка - бегут к пластическому хирургу: уберите! Так, говоришь, и отец, и сын работают на телевидении? А они тебе случайно не предлагали поучаствовать в какой-нибудь передаче? Ну, хоть в толпе посидеть.
        - Почему в толпе, - не удержалась, чтобы не похвастаться, Маргарита. - Мне предложили участвовать в передаче в качестве главного героя, но я отказалась…
        - Что, отказалась? Савина, ты в своем уме? Люди за такое деньги платят, чтобы хоть мелькнуть в кадре, а она - отказалась! Немедленно иди и звони им, скажи, что ты передумала.
        Неужели Люська только что плакалась о своих неприятностях? И всхлипывала, и голос дрожал. Минуты не прошло, командирский голос прорезался, и опять она учит Маргариту жизни. Не стоит сейчас с ней спорить. Пусть думает, что ее подруга как была лапшой, так ею и осталась.
        - Люсь, но ты же знаешь, что я от волнения и слова не смогу сказать, а это все-таки прямой эфир…
        - Купи какой-нибудь транквилизатор. Вспомни, у нас Шапошникова всегда перед экзаменами их пила и была спокойна, как слон… Кстати, а что, этот Игнат такой страшный, что без слез не взглянешь?
        - По-своему он даже красив.
        - И ты на такого парня даже не клюнула? Матильда ты, а не Маргарита!
        - Люська, у меня денег не хватит, чтобы оплатить такие длинные телефонные разговоры. Приеду - поговорим.
        - Потом будет поздно!
        - Все-все, кладу трубку. Целую тебя, привет твоему Мите…
        - Подожди!
        Но Маргарита уже отключилась. Правда, почти тотчас телефон зазвонил снова. «Нет, ты посмотри, какая настырная!» - посмеялась про себя Маргарита. Но трубку взяла. Оказалось, звонит Игнат.
        - Рита, вы произвели на мою маму огромное впечатление. Она таких комплиментов вам наговорила! Самый скромный: очень целеустремленная девушка. Она говорит, что вы не правы, отказываясь от участия в передаче. Все волнуются, главное, преодолеть этот барьер - страх перед камерой. Она даже предложила немного позаниматься с вами.
        - И тогда я смогу сниматься в фильме, - улыбнулась Маргарита.
        - И тогда вы сможете увереннее чувствовать себя в студии. Как вы смотрите на то, чтобы завтра я отвез вас к маме в театр. Не возражаете?
        - Нет, - сказала Маргарита.
        В самом деле, а то получается, что она чуть ли не цену себе набивает.
        - Тогда я заеду завтра на ваши курсы?
        - Заезжайте, - коротко согласилась она, и поскольку в их разговоре возникла пауза, Игнат попрощался и отключился.
        Точнее, подождал, пока она сама положит трубку. Воспитанный!

        Глава девятнадцатая

        Недаром говорят, что дорога в ад вымощена добрыми намерениями. Димка чуть не расстался с любовницей, так жалко ему было заболевшую - правда, неизвестно чем - жену. Знай об этом его Людмила, смягчилась бы? Переменилась к мужу? Сделали бы они навстречу друг другу по паре шагов, и кто знает, может, счастье все-таки пришло бы к ним в дом?..
        - Тебе не кажется, что я рассуждаю чересчур высокопарно? - спросил вдруг Димка Максима, хотя до того просто нес всякую ерунду, так что он и слушал его вполуха.
        На всякий случай Максим ответил неопределенно:
        - Все в твоих руках. Как говорится, сказал «а», не будь «б». Если тебя незаслуженно обидели, сделай так, чтобы заслужить обиду.
        Он оказался прав. Все равно у Димки были свои резоны, и он тоже слушал высказывания Максима не слишком внимательно.
        - Горбатого могила исправит, - продолжал бурчать он. - И мою Людмилу тоже ничего не изменит.
        В конце концов, он честно хотел пожалеть жену, а как только выяснилось, что ничего не изменилось между ними, тут же позвонил Илоне. Удобную любовницу терять ему было жалко.
        - Ты бы видел эту картину! - Слышно было по голосу, что Димка веселился. - Вчера я успокаивал Милку, ходил в аптеку, отпаивал ее антидепрессантами и, ты уж извини, рассказал ей про твой случай. Никогда не поверишь! Твоя Маргарита - это ее лучшая подруга. А я еще в шутку предлагал ее с тобой познакомить, помнишь? Ты отказался. Однако как ты ее описывал! Я бы никогда эти эпитеты к Ритке не применил. У нас с тобой разные вкусы.
        - И слава Богу! - искренне воскликнул Максим.
        - Тут еще кое-что всплывает. Но это не телефонный разговор…
        Похоже, жена Димки появилась рядом.
        - Я заеду на работу, посмотрю, что к чему.
        Иначе чего бы ему здесь смотреть?
        Итак, Димка на Маргариту не обращал никакого внимания. Не считал ее привлекательной? Но не может же влюбленность, что называется, настолько застить глаза!
        Он, наверное, еще долго крутил бы да вертел Димкино сообщение, но тут пришел Илларионыч и принес готовую фигурку. Резчик завернул ее в несколько газет и долго разворачивал, так что Максим от нетерпения уже начал ему помогать.
        - Я назвал ее Анастасией, - гордо сообщил мастер, нежно касаясь плавных линий деревянной статуэтки и с большой долей неохоты протягивая ее Максиму.
        Максим улыбнулся про себя: «А я свой эскиз назвал Маргаритой!»
        Он поставил творение Илларионыча на стол. Теперь оба мужчины стали смотреть на нее как на свое долгожданное детище, испытывая в душе некий трепет.
        Да, это было творение! Недаром Илларионыч так носился с идеей цеха сувениров. Он чувствовал в себе любовь к дереву, и оно ответило ему взаимностью.
        Статуэтка приковывала к себе взгляд. Она казалась живой и теплой. Что больше всего поразило Максима, так это схожесть фигурки с оригиналом. Словно Илларионыч вырезал ее с натуры - так она походила на Маргариту. Солнечный луч скользнул по желтой древесине и как бы зажег ее золотым огнем.
        Это походило на сказку: они оба создали фигурку, что называется, заочно. Один - по памяти нарисовал. Другой - по его эскизу вырезал.
        - Произведение искусства! - не сдержал восхищения Максим.
        - Она мне удалась, - скромно согласился мастер. Максим достал из барсетки две тысячи рублей и протянул Илларионычу:
        - Больше пока не могу, прости, Илларионыч! Некто Дмитрий Левик изъял у меня НЗ, чтобы купить по дешевке грушу. Ту самую, которую я привозил вам, чтобы сделать вашу Анастасию. А оставшиеся деньги я вложил в два деревообрабатывающих станка. Своему партнеру еще ничего не сказал, но буквально вчера один деревообработчик распродавал станки по дешевке, и я не мог пройти мимо. Начал понемногу комплектовать цех сувениров. И вы своей скульптурой сказали еще одно веское слово в его защиту.
        И опять мысленно добавил про себя: «Пусть теперь в дереве живет моя Маргарита». Он посмотрел в глаза Илларионычу, прочел в них вопрос и улыбнулся:
        - Вы правильно догадались, о чем я вам хотел сообщить. Раз теперь Дмитрий, мой партнер, не возражает против цеха сувениров, вы тоже можете к процессу его создания подключиться. Где там ваш знакомый художник? Пусть морально готовится. С первой же прибыли начнем работать, а то пока что вам и на зарплату не хватит.
        - Тогда, Максим Викторович, заберите ваши две тысячи. Пусть это будет мой скромный вклад в общее дело.
        - Ни в коем случае! - Максим опять придвинул деньги к резчику. - Могу честно сказать, я вовсе не собираюсь эту фигурку продавать. Она будет нашим образцом. Демонстрацией наших возможностей. Пример того, какие заказы мы сможем выполнять.
        - Сомневаюсь только, что подобную работу я смогу поставить на поток, - обеспокоился Илларионыч.
        - Что вы, поток - для такой красоты? Нет, эти вещи можно продавать разве что в художественных салонах. Вырезать их штучно. Или, как теперь говорят, эксклюзивно.
        - В художественный салон статуэтки не возьмут. Я уже пытался. Самодеятельным резчикам они не доверяют. Я ведь не член Союза художников.
        - Тогда мы откроем свой магазин, который будет называться… «Дриада»!
        - Лесное божество?
        - Вот именно! И начнем выпускать вещи, которые не стыдно будет считать божественными.
        - Ну, Максим Викторович, вы и замахнулись!
        - Вы правы, Илларионыч, размечтался. Но может быть, в будущем…
        Понятное дело, что такое производство не могло бы держаться на одном Илларионыче. Для него нужно специальное оборудование, квалифицированные резчики. Словом, время покажет.
        Дмитрий приехал почти сразу после ухода мастера, и в его облике уже не было ни подавленности, ни прежней виноватости, он даже будто злорадствовал. Так, самую малость.
        Поначалу Дмитрий ревновал жену. Он нарисовал себе картину, согласно которой его супруга Мила крутила любовь с кем-то, кто в конце концов ею пресытился. Иначе отчего ее бросало то в жар, то в холод?
        Уже перед сном, поздно вечером, она вдруг расплакалась и стала просить прощения у Дмитрия, а потом тут же вызверилась на него. Теперь уже, по ее словам, он оказывался во всем виноват. Но в чем конкретно, она не говорила.
        Все в конце концов успокоилось, они даже неплохо исполнили свой супружеский долг. Получилось по Пушкину - «привычка свыше нам дана, замена счастию она». То есть и двух дней не прошло, как все вернулось на круги своя.
        - Но я вообще-то приехал тебе не о своих семейных проблемах говорить, - оборвал начатые излияния Димка. - Ритка твоя вчера жене звонила. Вроде у нее в Москве кто-то появился. Какой-то крутой телемэн.
        - Кто-кто?
        - Точно не знаю, кто он, то ли у него свой канал на телевидении, то ли у него папочка в сфере развлекательного бизнеса шибко крутой…
        Надо сказать, его сообщение задело Максима гораздо сильнее, чем он мог ожидать. А в это же самое время взгляд Дмитрия переместился на край стола, где, едва прикрытая газетой, лежала деревянная статуэтка Анастасии-Маргариты. Он быстрым движением сорвал газету и схватил фигурку.
        - Мама дорогая! Неужели это мамедовская груша?!
        - Это работа Илларионыча, - поправил Максим.
        - Ему кто-то позировал?
        - Я ему эскиз набросал, - пробормотал смущенный Максим. Он вовсе не хотел выпячивать свою роль в изготовлении статуэтки.
        - С натуры?
        - По памяти.
        - Штука баксов, не меньше! Надо показать ее в «Алекс-дизайне». Ребята такие вещи по всей стране закупают. У них элитный салон. Цены потолочные, но знающие люди покупают…
        Максим выхватил у него статуэтку:
        - На чужой каравай рот не разевай! Покажешь что-нибудь другое. Я заплатил Илларионычу за статуэтку. Теперь это моя собственность.
        - Ни фига себе! А чья груша?
        - Наша. За кусок бревна длиной тридцать сантиметров я готов заплатить столько, сколько он стоит.
        - Погоди, что ты хватаешь! Дай как следует рассмотреть.
        Но Максиму отчего-то стало неприятно, как если бы Димка захотел рассмотреть саму обнаженную Маргариту.
        - Нечего тут рассматривать. Скульптура как скульптура.
        - Макс, в натуре, ты влип! - Димка довольно захохотал, словно друг попал в ловушку, подготовленную им собственноручно. - Вообще-то когда мы говорили насчет цеха сувениров, ты не собирался скупать его продукцию для личных нужд… Ладно, влюбленным - красный свет. И главное, на ком зациклился? Я эту девчонку сто лет знаю… Послушай, а ведь она была у нас на свадьбе, и ты, так же как и я, не обратил на нее внимания. Это случилось семь лет назад. А она тогда моложе… и лучше качеством была! Ха-ха!
        - На твоей свадьбе, если ты помнишь, я был с Анютой, которая тебе тоже не нравилась.
        - Ну и кто оказался прав?
        - То же самое я могу сказать и о тебе.
        - И что значит, тоже не нравилась? Я о Ритке такого не говорил. Теперь я припоминаю, что вначале обратил на нее внимание. Подумал, надо же, какая ладненькая девчонка. Но Милка, наверное, мой взгляд перехватила, потому что тут же начала рассказывать, какая Маргарита неинтересная особа, мол, и скучная, и бесцветная. Теперь я понимаю, тогда просто смотрел в рот своей невесте, а также на весь мир - ее глазами.
        - Хоть в этом я могу быть твоей жене благодарен.
        - Но на этот раз… моя кобра сказала, что тебе здесь ничего не обломится.
        Нет, ну как можно реагировать вот на такие слова? Кто она, Людмила Левик, Господь Бог? Почему она позволяет себе вмешиваться в чужую жизнь? Выходит, надо еще сказать спасибо, что она на столько лет оставила Максима в покое?
        - Она все не может простить мне моего провидческого дара?
        - Ты, Бобров, как скажешь.
        - Не знаю, к каким таким способам будет прибегать твоя супруга, а только и мы не лыком шиты… Что она еще говорила? О Маргарите.
        - Ах да, чуть не забыл. Маргарита через этого телевизионного хмыря будет в передаче участвовать. И называется она вроде бы… «Предчувствие таланта». Или предвкушение. Или предвидение. Знаешь, телевизионщики якобы заранее вычисляют молодых людей, из которых впоследствии получатся известные специалисты своего дела, производственники или политики. На мой взгляд, ерунда это все. Предчувствие! Это все равно, что сказать беременной: у вас родится мальчик или девочка. Если молодую женщину посылают за счет фирмы в Москву, да не куда-нибудь, а в Институт профессиональных бухгалтеров России, да заказывают ей номер в шикарной гостинице, ежу понятно, что из нее в недалеком будущем выйдет толк…
        - На то он и развлекательный бизнес! Их дело снимать, а наше - смотреть или не смотреть. Возьми те же нагиевские «Окна». Одни плюются, а другие ни одной передачи не пропускают.
        - Знаешь, о чем я сейчас подумал? Моя Милочка своей подруге завидует. И я не удивлюсь, если узнаю, что она тоже попробовала сходить на такое же свидание по пикантному объявлению. Небось захотелось, как у Маргариты, чтобы праздник, французское шампанское, красивый секс. Детская сказка такая есть - «Морозко». В ней за приданым сначала хорошая девушка сходила, ласковая да работящая, а потом - грубиянка ленивая, которая надеялась получить то же самое, но без особых усилий…
        - Чего вдруг тебе в голову пришло все это?
        - Просто я немного знаю свою жену. Вначале я заметил у нее газету объявлений «Все для вас». Может, до звонка какому-нибудь мужику дело и не дошло, но то, что она позвонить ХОТЕЛА, даю зуб на холодец! Потом она почувствовала мой взгляд и будто невзначай спрятала ее от меня. Если у нее не было никаких дурных намерений, чего прятать? В газете есть вполне приличные объявления про мебель, недвижимость, автомобили…
        Димка замолчал, продолжая разглядывать деревянную статуэтку.
        - Неужели у Ритки такая красивая фигура? Где были мои глаза?
        Димка уже и забыл о своих подозрениях в адрес жены, а только любовался творением Илларионыча.
        - Хочешь сказать, что мог бы сделать ее своей любовницей?
        Димка заколебался, но ответил честно:
        - Это вряд ли. Думаю, Жемчужина ни за что бы не согласилась. У нее понятия о дружбе и верности допотопные, еще от тех времен, когда в фильмах снималась Любовь Орлова…
        На этот раз Максиму приятно было слышать его откровения.
        В последнее время он все чаще стал уноситься мыслями куда-то, чего с ним не происходило даже в нежной юности. Вот и сейчас он застыл с вилкой в руке за ужином, который подала ему мама.
        - Сынок, ты чего в последнее время ходишь такой грустный? - Она как в детстве шутливо потрепала его по голове.
        - Кажется, я встретил девушку, на которой мог бы жениться, - проговорил он, удивляясь, как спокойно опять выговорил это слово. Совсем недавно оно упорно не хотело сходить с его языка.
        - И эта мысль портит тебе настроение?
        - Один человек сказал, что у меня есть соперник.
        - И ты решил отступиться?
        - Вот еще, я решил его устранить!
        - Надеюсь, не физически.
        - Думал, но потом от этой мысли отказался: пусть живет.
        - Интересно было бы взглянуть на девушку, которая так кардинально поменяла взгляды моего сына.
        - Она сейчас на учебе в Москве.
        Максиму приятно было говорить о Маргарите, ведь мама не знала ни обстоятельств их знакомства, ни того, на каком волоске висит их так называемое знакомство.
        - Она кто по специальности?
        - Экономист.
        - Хорошая работа.
        Мама сказала это, чтобы Максиму было приятно. Он все понимал, но продолжал разговаривать, потому что так спокойно, без подначек, раздражения и всяческих намеков он мог говорить только с мамой.
        - Сколько ей лет?
        - Тридцать. Я вначале думал, не больше двадцати шести. Знаешь, она такая худенькая, изящная. И у нее за плечами тоже неудачный брак.
        - Детей нет?
        - Нет.
        - Может, она их не хочет?
        - Я пока не спросил ее об этом.
        - Успеется, - сказала мама, словно считала само собой разумеющейся совместную жизнь сына с незнакомой ей женщиной.
        - Ее звать Маргарита, - сказал Максим, уходя к себе в комнату.
        - Кстати, тебе звонила Людмила Левик, - спохватилась мама, - жена Димы.
        Она знала, что между ней и сыном уже давно пробежала черная кошка, но не подавала виду. И когда расспрашивала Димку о его делах, непременно интересовалась здоровьем жены и сына.

«Интересно, - подумал Максим, - что Людмиле от меня надо?» На всякий случай он позвонил ее мужу по сотовому телефону. Мобильник у Димки был дорогой, друзья оба так решили. Из тех, что роуминг по всему миру. Порой в поисках древесины партнер Максима забирался так далеко в лес, что найти его было бы не слишком легко.
        Из леса звонил ему и Димка, когда надо было посоветоваться, брать или не брать предлагаемую партию древесины.
        Сейчас Левик должен был находиться в одном небольшом поселке, где частных пилорам было больше, чем в ином большом городе.
        - Димон, - сказал ему Максим, - как ты думаешь, для чего твоя жена мне звонила? Есть что-то, чего я ей не должен говорить? А то ты у нас жук еще тот. Потом будешь возмущаться, почему я ей не соврал!
        - Милка тебе звонила? - изумился он. - Неужели она исчерпала все доводы, которые прежде выдвигала против нашей дружбы?.. Шучу. Говори ей все, что хочешь. Завтра приеду, доложишь.
        Он отключился.
        Максим походил по дому, выругал себя - боится этой женщины, что ли? - и позвонил домой Левикам. Людмила взяла трубку.
        - Добрый вечер. Это Максим Бобров.
        - А-а, - безразлично отозвалась она. - Я только хотела предупредить, что передача с участием Маргариты сегодня в семь пятнадцать, то есть через три минуты.
        И положила трубку. Максим метнулся в свою комнату. Он хотел посмотреть эту передачу в одиночестве. Даже маме ничего не говоря. Сложится у них с Маргаритой или нет, неизвестно. Если да, то мама еще успеет наглядеться. Если нет, то сегодня зачем и смотреть!
        Маргариту он сначала даже не узнал, так изменили ее внешность парикмахеры и гримеры студии. То есть Максим, конечно, не мог знать это наверняка, но он помнил ту, простоволосую, почти без косметики, Маргариту и никак не мог соотнести ее с этой - ослепительной красавицей и будто бы чужой женщиной.
        Словно бы ее заколдовали - не злой, но и не добрый волшебник. Равнодушный. Он постарался выжать все из ее внешности, сделал картинку для телезрителей, ничего не оставив для Максима. Он даже не сразу пришел в себя от огорчения: эта ослепительная красавица была не его Маргарита, а какая-то Снежная королева.
        Непонятно, почему сегодня ему приходили в голову эти сказочные сравнения, наверное, оттого, что там, в Москве, в его, Максимовой, сказке кто-то пытался переделать конец.

        Глава двадцатая

        Маргарита решила позвонить директору своей фирмы. Еще когда она собиралась домой, шеф вдруг позвонил в отдел и продиктовал ей номер своего сотового телефона.
        - Запиши, Савина, на всякий случай. И звони в любое время, не стесняйся.
        - Вы думаете, Юрий Григорьевич, у меня на учебе возникнут к вам какие-то вопросы?
        - Мало ли, это Москва. Может, кто-то тебе предложит что-нибудь или заинтересуется нашим производством.
        - Хорошо.
        Маргарита пожала плечами, словно он мог увидеть ее по телефону, но номер сотового записала. И вот теперь решила ему позвонить.
        - Здравствуйте, Юрий Григорьевич, - начала она, и директор тут же откликнулся:
        - Здравствуй, Савина! Какие проблемы?
        - Вообще-то это не проблема, а вопрос. Я звоню посоветоваться… Вроде это личное…
        - Считай, что я твой отец-командир, к которому как раз и положено обращаться с личными вопросами.
        - Понимаете, у меня тут появился знакомый, который предлагает мне выступить в телевизионной передаче…
        - Конечно, соглашайся!
        - Но я не умею выступать перед камерой, у меня тут же заплетается язык, я волнуюсь и не могу двух слов связать.
        - А как же ты собираешься вести пресс-конференцию?
        - Какую пресс-конференцию? - испугалась Маргарита.
        - Считай, что это я пошутил. А откуда у тебя опыт общения с телевизионщиками? Как давно ты перед этой самой камерой стояла? Или сидела.
        - Лет пять тому назад.
        - И тогда, наверное, ты была рядовым сотрудником. Не знала, что такое ответственность руководителя и как держать в руках свои эмоции.
        - Вообще-то вы правы…
        - Прав-прав, и не сомневайся. Ты выросла, Маргарита Петровна, а продолжаешь мыслить все еще теми, юношескими, категориями. Скажи себе: «Я должна!» Выпей - ну, я не знаю, что вы, женщины, пьете от нервов, может, валерьянки, и иди. Непременно расскажи о нашем производстве. Какой качественный продукт мы выпускаем. Как главный бухгалтер.
        - Но я же еще не…
        - Приказ я подпишу. И не раздумывай. Такая возможность - реклама на всю страну, когда еще представится. Если рекламу давать, как говорится, на общих основаниях, я, пардон, без штанов останусь. Ни пуха ни пера, Маргарита Петровна, концерн на тебя смотрит. Не подведи. Ну, бывай здорова!
        Вот так! Она позвонила, чтобы посоветоваться, а вышло, что отступать ей теперь некуда. Отчего-то она и не подумала взглянуть на свое участие в передаче как одновременно на рекламу своего предприятия. Наверное, пока главбух из нее неважный…
        Теперь только и осталось поехать на встречу с мамой Игната, а потом сидеть перед камерой и повторять вызубренный текст, чтобы зрители приняли его за экспромт. По крайней мере именно так свое участие она представляла.
        На фоне успехов Маргариты в учебе личная жизнь ее шла каким-то зигзагом. Теперь все ее рассуждения о свободе казались ей самой надуманными и по-детски наивными. Наверное, по-настоящему свободным может чувствовать себя человек лишь на необитаемом острове… Но опять же взять, к примеру, Робинзона Крузо: чувствовать себя свободным ему не давали если не цивилизованные люди, то каннибалы…
        В обычном мире окружающие твоей свободы попросту не допустят. Будут постоянно напоминать тебе, что ты обязан, должен, а если кто-то противоположного пола в тебе заинтересован, то изволь еще и оправдываться, объяснять ему, почему это он тебе не подходит?!
        Атмосфера семьи Лисовских была какой-то нарочито дружелюбной. Словно все ее члены самоотверженно любили друг друга. Такой нетипичной для нашего времени, честной и открытой любовью. Когда Маргарита появилась в их шикарной квартире, остальные члены знаменитой фамилии были уже в сборе.
        Маргарита так и не поняла, по какому поводу собрался большой хурал - старшие братья Игната жили отдельно от родителей в своих квартирах, у обоих уже были дети, а невестки казались скорее старшими подругами своей молодой - на вид не больше тридцати пяти лет - свекрови.
        Это был мир высоких, красивых людей. Как будто Лисовские особым подбором генов выводили породу человека будущего: высокого, широкоплечего мужчину со светлыми волосами и голубыми глазами. Такими же породистыми выглядели невестки. Маргарита ощутила себя гадким утенком среди лебедей. Такого чувства в себе она терпеть не могла, но справиться с этим ощущением у нее никак не получалось.
        Кроме того, Маргариту не покидало чувство, что ее используют втемную. Никто ей ничего не говорил, ни о чем не предупреждал, но вот для чего-то же она им понадобилась. Так что ее даже заранее не предупредили, а просто мать-королева выслала за ней карету, то бишь машину, а теперь она стояла перед ними как перед приемной комиссией. Только вот куда ее принимали?
        То есть куда, ока могла догадываться. С некоторых пор у нее даже образовался опыт нетрадиционных знакомств. Надо понимать, теперь ее рассматривали здесь как возможную кандидатуру невесты Игната. Иначе чего бы им всем ее обхаживать? Не приглашают же Лисовские на ужин всякого, кто должен участвовать в передаче Игната?
        - Маргарита - королевское имя, - говорили ей.
        Интересно, вспоминали Булгакова или королеву Франции?
        Она не знала, выдержала ли строгий экзамен, но когда наконец поздно вечером ее доставили обратно в гостиницу, Маргарита ощущала себя совершенно измочаленной.
        Но на этом ее трудности не окончились. Через три дня она уже сидела перед камерой в студии, переполненная инструкциями о том, как справляться с волнением, не надеясь на которые она все же глотнула таблетку транквилизатора. И в целом ощущала себя так, как будто ее выпотрошили и подобно чучелу набили соломой, и вот за столом теперь сидело некое подобие настоящей живой Маргариты, а вовсе не она сама.
        Впрочем, передача шла довольно гладко. Предсказуемо. Ей не задали ни одного вопроса, который бы смутил, но кое-что Маргарита позволила и от себя - она же обещала директору! Эту небольшую часть речи, всего три фразы, она заранее написала для себя в гостинице, и когда их произносила, увидела только, как поднялись в удивлении брови Игната. Но останавливать ее он не стал.
        Предполагалось, что в прямом эфире Маргарите станут задавать вопросы.
        - Не бойся, - говорил Игнат, - я тебя подстрахую. Главное, смотри на меня, и все будет тип-топ.
        Когда Маргарита услышала, как Лисовский сообщает ей, что в студию дозвонился кто-то из земляков Маргариты, она еще ни о чем таком не подозревала. Но усиленный динамиком студии голос ворвался в ее сознание и мигом пробудил от оцепенения.
        - Правда ли говорят, - спросил мужчина голосом Максима, - что вы не будете возвращаться в родной город, а останетесь в Москве?
        Что он такое говорит? Как это - не возвращаться!
        - Нет, неправда, я вернусь, я уже и билет купила, - доверчиво сообщила она прямо в камеру. - А потом обернулась к Игнату: - Это Максим… мой знакомый.
        - Как видно, ваши земляки тревожатся о вас, - ненатурально засмеялся Игнат. - И недаром. Настоящий москвич всегда сумеет оценить красивую женщину.
        В студии одобрительно рассмеялись.
        На другой день на курсах обсуждали ее выступление.
        - Неплохо для «Юг-продукта» заиметь такого главного бухгалтера, - хмыкнул тот, кто в самый первый день приглашал Маргариту в ресторан.
        - И нашим курсам тоже известности добавила, - заметила женщина-бухгалтер из Перми. - Это почище другой навязчивой рекламы.
        А Маргарита в этот день просидела на занятиях, с трудом их усваивая. Значит, Максим нашелся! То есть неизвестно, звонил ли он ей домой, но то, что фамилию и отчество он уже знает, это точно. И если и вправду потерял ее телефон, то теперь легко найдет.
        Настроение ей испортила Люська, которая вечером позвонила Маргарите в гостиницу. Вот ведь настырная. Небось прежде позвонила администратору, узнала номер ее комнаты.
        - Ну ты, подруга, учудила! - проговорила она пренебрежительно. - На всю страну о своем Максиме оповестила. Он тебя бросил, а ты его прославляешь…
        Что значит бросил? И каким образом, интересно, она его прославляла? Тем, что имя назвала?
        Да, Маргарите хотелось бы увидеться с Максимом, но это вовсе не говорит о каком-то ее чудачестве. Она вполне готова признаться, что в отличие от самой Люськи не может просто так взять и забыть мужчину, с которым была близка… Разве это стыдно - помнить?
        Пусть даже у них и встреча была ни к чему не обязывающая… Только непонятно, почему Люська так на него вызверилась… Странная мысль, точно озарение, мелькнула в голове Маргариты.
        - Люськ, ты его знаешь?
        - Кого? - притворилась непонимающей подруга.
        - Максима. Ты с ним знакома.
        - Ты не совсем правильно сформулировала. Да, я с ним знакома, но знать его вовсе не хочу! И тебе не советую.
        - Засунь свой совет себе в задницу! - сказала Маргарита и, перед тем как положить трубку, услышала, как в ней что-то то ли булькнуло, то ли зашипело.
        Бухгалтеры, получившие аттестаты профессионалов, решили отметить это событие весело и с размахом. Староста группы - главный бухгалтер то ли из управления аптек, то ли облздрава Новосибирска, Маргарита опять пропустила его откровения мимо ушей - отыскал небольшой ресторанчик, который они на вечер и закупили.
        - Это еще недорого! - сказал он небрежно. - На рыло придется всего…
        Когда он назвал цифру, которую каждому придется заплатить за банкет, Маргарита про себя обрадовалась, что билет на самолет у нее в кармане. Оставшихся от банкета денег хватит только на то, чтобы добраться до аэропорта Внуково, не считая еще десяти рублей, на которые она из аэропорта уже родного города доедет на маршрутке до дома, если брат Слава почему-либо не сможет ее встретить.
        Накануне ей звонил Игнат, но Маргарита попрощалась с ним и сообщила, что увидеться вечером они не смогут, потому что вся группа выпускников курсов собирается на прощальный «отходняк».
        Лисовский никак определенно не отреагировал. То есть он сказал:
        - Ну что ж, желаю хорошо повеселиться. - А когда Маргарита попрощалась с ним, откликнулся: - До встречи.

«В аэропорт, что ли, придет провожать?» - с досадой подумала она и решила по возможности этой встречи избежать.
        На вечер она выбрала в качестве наряда бархатный костюм, который дала ей невестка Лиза. Выглядела Маргарита в нем так, что нравилась самой себе. Странно, что ничего подобного не ощущалось в Люськиных нарядах. В них она ощущала себя неуютно.
        Маргарита даже нанесла довольно яркий макияж - когда она выступала в студии, то разговорилась с гримершей, и та посоветовала, какие краски ей лучше выбирать для вечернего освещения.
        - Для выступления перед камерой я делаю его несколько утрированно. Тут мы учитываем освещение и как это будет выглядеть на экране, а на дружеской вечеринке достаточно будет лишь подчеркнуть глаза, чтобы они не выглядели такими светлыми, и тон губной помады выбрать потемнее…
        Словом, сегодня отражение Маргариты в зеркале понравилось ее хозяйке, что обычно случалось не очень часто.
        Хорошо, что в самом начале своей командировки Маргарита не пошла в ресторан с коллегой, что помогло ей сохранить ровные дружеские отношения со всеми остальными мужчинами-бухгалтерами. Так что на вечере Маргарита чувствовала себя прекрасно. Она рассказала тост, вычитанный днем в «Курьере», - сказались-таки ее выступление на телевидении и небольшой урок, данный ей матерью Игната.
        Видела бы ее сегодня Люська! Наверное, опять удивилась бы новым чертам, которые проклюнулись в ее характере. Оказывается, умение расслабляться - искусство, благодаря которому можно свободно чувствовать себя в любой компании и контролировать в любой ситуации. Конечно, до профессиональных артистов Маргарите далеко, но она и впредь будет этому учиться.
        Маргарита даже сплясала со старостой группы цыганочку, чего прежде в компаниях не делала никогда. Считала, что это у нее получается неуклюже. Словом, она чувствовала себя прекрасно и раскованно до тех пор, пока в зале не появился… Игнат!
        Недаром ей показалось, что он коварно усмехается в ответ на ее прощание. «До встречи» - так он сказал. Кого он обаял на этот раз? Или купил? Неужели старосту? А может, просто наплел ему, что Маргарита - женщина его мечты и он хочет повидать ее в последний раз… Мало ли.
        Может, Аркадий - так звали старосту - просто решил поддержать отношения с тем, кто ведет передачи на телевидении. От таких знакомств не отмахиваются.
        Ну да, Маргарита еще прикидывала, кто из группы на вечер не пришел, потому что один прибор оставался нетронутым. Слава Богу, что Игнат сидел за столом не рядом с ней, а наискосок, но как только заиграл оркестр, он встал и тут же пригласил Маргариту танцевать.
        - Зря ты пришел, - сказала она, - это наш вечер, посторонних здесь никого нет…
        - А я и не посторонний. - Он так странно скривил губы, что Маргарите стало не по себе - что это с ним?
        Она посмотрела Игнату в глаза: его зрачки расширились настолько, что, как ей казалось, чуть ли не перекрывали радужку. Не может быть! Она знала, что от алкоголя так не бывает, да и не слышно было от Игната никакого спиртного запаха. Значит, он принял наркотик. Только теперь принял или принимает их постоянно?
        Уж не поэтому ли его семья проявила к Маргарите такой интерес? Наверняка пристрастия Игната в их кругу известны, и далеко не каждая девушка согласится связать свою жизнь с наркоманом, а та, которая из провинции, ради жизни в столице на все пойдет?
        Можно теперь додумывать за его родителей что угодно, но сам Игнат относился к ней вовсе не так, как относятся к понравившимся женщинам. Маргарита была совершенно уверена, что никаких особых чувств к ней он не испытывает. Тогда почему преследует ее?
        - Скажи, Игнат, что тебе от меня нужно? - спросила она напрямик.
        - А почему ты об этом спрашиваешь? - По его губам скользнула снисходительная ухмылка.
        - Потому, что я вместе со многими трезвомыслящими особями не верю в бесплатный сыр.
        - Намекаешь, что я нетрезв?
        - Намекаю, что ты - не сыр.
        - Ах это! Надеюсь, ты не думаешь, будто я собрался на тебе жениться?
        Маргарита не думала, но его фраза прозвучала оскорбительно.
        - Повторяю свой вопрос: что тебе от меня нужно?
        Их взгляды скрестились.
        - Давай выйдем, поговорим.
        - Давай. В самом деле, не выяснять же им отношения прямо в зале. Вон коллеги уже с интересом посматривают в их сторону.
        Он цепко схватил ее за локоть, будто Маргарита собралась от него убегать, намеренно причиняя ей боль.
        - Отпусти!
        Он, посмеиваясь, выпустил локоть, но сам ничуть не отодвинулся. Что за скотина, теперь у нее на руке будут синяки от его пальцев.
        Они остановились недалеко от входа у какой-то загородки, прикрытой высокой, до потолка, бархатной портьерой, и Игнат неожиданно для Маргариты вдруг толкнул ее на эту портьеру. Она потеряла равновесие, а он подхватил ее и вместе с Маргаритой оказался в каком-то темном помещении, где были лишь ободранный стол - она ощутила это ладонями, когда пыталась за что-то ухватиться, - и какие-то тряпки - не то халаты, не то еще какая спецодежда.
        Маргарита могла бы позвать на помощь, но ей было стыдно даже думать об этом. Разве не видела вся группа, как она принимала от Игната букет цветов, как садилась к нему в машину, а теперь она станет звать на помощь потому, что он хочет ее изнасиловать?
        Разве она маленькая девочка и не знала, что бывает, когда молодая женщина встречается со своим ровесником-мужчиной?
        - Ты меня зацепила, - вполголоса говорил ей прямо в ухо Игнат, пытаясь пристроить ее на этом дурацком столе. В темноте она слышала, как он щелкнул застежкой своих брюк и принялся расстегивать ее брюки. - Задела своим равнодушием. Еще ни одна женщина не смотрела на меня так отстраненно, как ты. Так холодно. Я думал, ты ледышка от природы, но потом увидел, как ты вскинулась, когда позвонил этот твой… земляк!
        - Жених! - зло выдохнула Маргарита.
        - Чего же тогда он интересовался, не останешься ли ты в Москве?
        - Мы поссорились перед моим отъездом! Маргарита и сама не понимала, зачем рассказывает ему это. Она надеялась, что он отступится от нее. Он же не знает, что она соврала.
        И тут случилось то, что бывает не так уж редко. Когда молнию не открывают, а дергают из стороны в сторону. Нехитрый механизм попросту «зажевал» ткань брюк, и его намертво заклинило.
        - За все надо платить! - Он тяжело дышал, но молния не поддавалась. - За одну только рекламу своей фирме, которую я позволил тебе проворковать, твоя фирма заплатила бы телевидению не одну тысячу баксов. Что за чертова молния!
        И тут Маргарита сделала вид, будто пытается ему помочь, а сама подобрала ноги и ударила его ими.
        Игнат откинулся на пол и упал. Что-то он зацепил, падая, и оно металлически загромыхало, а Маргарита, освободившись, выскочила наружу.
        Как хорошо, что пиджак от костюма намного перекрывал по длине пояс брюк, так что со стороны не было видно, что у нее неполадки с застежкой.
        Маргарита наскоро умылась в туалете, привела насколько можно себя в порядок и вернулась в зал как ни в чем не бывало.
        - Рита, а где твой красавец ухажер? - спросила ее соседка по столу.
        - Он уезжает сегодня в командировку. На Дальний Восток. Будет снимать там очередную свою передачу.
        Зачем Игнату ехать на этот самый Восток, она бы не смогла и ответить, но была уверена, что в зал он не посмеет вернуться.
        Она оказалась права.
        Правда, до конца вечера сидеть она не стала. Потому что справедливо полагала, уж если Игнат не сумел открыть молнию, у нее это тем более не получится. А после употребления горячительных и безалкогольных напитков ее таки очень захочется расстегнуть.
        Маргарита вернулась в гостиницу на метро - у нее оставалось еще право на две поездки, и там дежурная по этажу с помощью маникюрных ножниц освободила молнию, а заодно и Маргариту от брюк.

        Глава двадцать первая

        Максим увидел на экране Маргариту и обомлел. Эта молодая красавица была похожа на кого угодно, только не на ту милую, простую женщину, какой он увидел ее впервые.
        Экранная Маргарита напоминала не Жемчужину, а какую-то голливудскую диву. Она вела себе перед камерой чересчур правильно и выглядела чересчур правильно. Может, и вправду решила остаться в Москве, потому и приобрела себе новый имидж.
        В конце концов Максим не выдержал. По экрану время от времени бегущей строкой показывали телефоны студии, и он набрал один из них. Шел прямой эфир. И он сказал, конечно, оператору, а не самой Маргарите:
        - Маргарита Петровна, это звонит вам Максим Бобров, ваш земляк. У нас в городе прошел слух, будто вы собираетесь остаться в Москве. Правда ли это?
        Голос его в студии прозвучал не сразу. Она еще отвечала на вопросы ведущего. Некоего Игната Лисовского. Он улыбался ей, задавал вопросы, а когда Маргарита говорила, по мнению Максима, глупо кивал. И наконец проговорил:
        - К нам в студию дозвонился телезритель из вашего родного города. Он хочет задать вам вопрос. Говорите…
        Максим услышал свой собственный голос, и тут же на его глазах Маргарита преобразилась. Она разулыбалась и, глядя в камеру, показалось, прямо ему в глаза, сказала:
        - Максим! Это звонит Максим.
        Нет, она еще что-то сказала, он услышал будто частью сознания, что она приедет и билет уже купила…
        - Да, именно так он представился, - кивнул этот Лисовский, словно не зная, что и говорить.
        А Маргарита словно нарочно для него уточнила:
        - Я вылетаю через пять дней.
        Он был счастлив, как никогда в жизни. Она возвращается! Теперь надо было узнать, каким рейсом? Людмила, конечно, не скажет - что за злопамятная баба!
        Он еле дождался, когда на следующий день вернется из леса Димка, и затащил его в кабинет, хотя тот отбивался, что ему там нечего делать.
        - Мы с тобой обо всем поговорили, Бобров! Дай поспать. И проследи, чтобы липу сложили в левом углу, а то прошлый раз пришлось доставать ее из-под самого низа…
        - Может быть, у меня к тебе личная просьба.
        - Валяй!
        - Узнай у своей супруги номер рейса, которым прилетает Маргарита.
        - Уже приезжает?
        - Не сегодня, через четыре дня.
        - Она мне не скажет.
        - А ты прояви хитрость. Спроси, например, собирается ли она встречать любимую подругу… Не мне тебя учить.
        Однако ничего с его затеей не вышло. Вечером позвонил разозленный Димка. Сказал извиняющимся тоном:
        - Молчит, зараза. Говорит, не знаю, когда приедет, и знать не хочу! Поссорились они с Риткой, что ли? Поверь, старик, я сделал все, что мог!
        Тогда Максим стал звонить на квартиру к Маргарите. А вдруг ему удастся застать ее брата? Не может же он допустить, чтобы цветы у сестры завяли.
        Ответили ему аж на третий день, когда Максим уже стал терять надежду.
        - Слава, это Максим.
        - Ну, здравствуй!
        - Вы не могли бы мне сказать номер рейса, которым Рита приезжает?
        - Мог бы, вот только надо ли? Если она не хочет тебя видеть, мне здорово достанется.
        - Но я же не в дом к ней собираюсь. Аэропорт большой.
        - Ладно, скажу. Запишешь или так запомнишь?
        - Запомню.
        Слава назвал номер рейса, но на прощание съязвил:
        - Может, мне уже с тебя деньги брать за информацию?
        - Берите, я не возражаю.
        - Опасно, - шутливо вздохнул тот. - Вдруг ты в мои родственники прорвешься, будет себе дороже…
        Эти четыре дня Максим прожил как в тумане. Куда-то ездил, что-то подписывал. То есть наверняка он ничего ненужного не подписал, слишком крепко сидела в нем забота о своем производстве. Но старался занять себя побольше, вспоминал о делах, когда-то отложенных, домой приходил поздно и до двух-трех часов ночи читал, время от времени уносясь мыслями куда-то.
        Димка удивился его напору:
        - Ты посмотри, даже с будущим родственником успел познакомиться! А моя-то думает, будто только она информацией владеет. Нет, все-таки добро в конце концов побеждает зло.
        - И кто это говорит? - удивился Максим. - Чистый прагматик, которому чужды такие слабости, как сентиментальность. Помнится, в анекдоте говорила одна старушка:
«Такой большой, а в сказки веришь!»
        - С кем поведешься! - вздохнул Димка и помрачнел. - Послушай, неужели брак - непременно тоска и безысходность?
        - Ну у тебя и переходы!
        - Душно, няня!
        - Может, пойдем выпьем?
        - Макс! Ты ли это? «А не поехать лучше к „Яру“, разогнать шампанским кровь!» - пропел он.
        - Правда, у нас с деньгами напряг, - тут же несколько отступил назад Максим.
        - Эх, пропадай моя телега, я банкую! - крякнул Димка, и они отвязались.
        То есть напились.
        Домой, понятное дело, возвращались на такси, а к себе в комнату Максим пробирался на цыпочках, ухитрившись, однако, смести с полки в прихожей газеты и журналы, а в гостиной едва не разбив горшок с цветами, который удачно упал на палас. Только земля просыпалась.
        Кажется, мама сделала вид, что ни о чем не догадалась.
        И вот наконец настал день, в который должна была прилететь Маргарита. Максим поехал в аэропорт и по пути заскочил на рынок, где купил самый красивый букет.
        Поставил свою машину на стоянку и пошел к справочному бюро узнать, не задерживается ли рейс.
        Максим ходил перед зданием аэропорта, держа букет за спиной, а стрелки на часах, казалось, вообще забывали двигаться.
        Он стал думать о том, что скажет Маргарите. Как он объяснит ей недоразумение с телефонами… Нет, вряд ли она сразу захочет услышать об этом. Прилично ли будет поцеловать ее при всех, ведь они пока не столь близко знакомы… Смешно, да, после двух ночей интимной близости…
        - …Совершил посадку самолет… - динамик пробормотал что-то неразборчивое, - из Москвы!
        Максим кинулся к справочному бюро, а там как назло толпилась куча народа.
        - Мужчина, не толкайтесь, всем надо справиться! - злобно ощерилась на него какая-то толстуха.
        - Скажите, это не рейс… - он назвал номер, который ждал, - совершил посадку?
        - Мужчина! До посадки самолета вашего рейса еще тридцать пять минут! - закричала на него задерганная женщина в окошке.
        Что же это они все кричат на него: мужчина! Да, мужчина. Мужчина, который ждет свою женщину… Неужели нельзя было обратиться как-нибудь по-другому? Например, милорд. Или - сэр. Или - ваше королевское величество. А у вас вообще не летчики, а извозчики! Тащатся по небу, как клячи по мостовой! Этот мысленный отпор Аэрофлоту его несколько успокоил.
        Он пошел в буфет и с горя выпил что-то светло-коричневое под названием «чай». Купил газету и попытался читать, сидя в зале ожидания на втором этаже.
        Но тут пришла уборщица и стала разгонять пассажиров и встречающих. Путаются под ногами, когда ей надо мыть полы.
        От долгого ожидания он, кажется, уже отупел, когда наконец динамик сообщил, что рейс, который так трепетно ждал Максим, совершил посадку.
        Он кинулся вниз, боясь, что не успеет, пропустит Маргариту, но когда примчался к большим металлическим воротам, преграждающим путь налетное поле, они оказались запертыми.
        - Простите, вы встречаете пассажира из Москвы? - спросил он какого-то мрачного мужика в кожаной кепке.
        - Мне все равно, - сказал тот с кавказским акцентом. - Я жду того, кто поедет в Геленджик.
        - В Геленджик среди зимы? - удивился Максим.
        - Люди отдыхают на море во все времена года! - обиженно буркнула кепка.
        Наконец металлические ворота с лязганьем отъехали в сторону, и оказавшийся напротив них длинный желтый автобус выплюнул из своего нутра шумный поток пассажиров.
        - Вы с какого рейса, из Москвы? Он стал, как ребенок, трогать за руки идущих мимо людей.
        - Из Кишинева! - сказала смеясь какая-то женщина.
        Он глянул поверх голов и увидел, как напротив выхода остановился еще один автобус, из которого тоже стали выходить пассажиры.
        - Из Москвы! - сказал кто-то; ответил на тот же вопрос, какой только что задавал Максим. А потом он увидел Маргариту.
        Она шла, легко ступая, насколько позволяла теснящаяся вокруг нее толпа, и слегка улыбалась, видимо, каким-то своим мыслям. Она заметила Максима по букету, которым он размахивал, чтобы привлечь ее внимание. И от неожиданности сбилась с шага, приостановилась, глядя на него удивленными глазами. Он тоже как зачарованный подался ей навстречу, но тут на его шее кто-то повис. И этот кто-то был женщиной.
        Максим попытался освободиться - не тут-то было, и когда ему это удалось, он наконец смог рассмотреть ту, которая его только что душила в объятиях.
        Это была всего лишь его бывшая одноклассница, Танька Куракина, по кличке Курочка. Она обычно сидела на соседней парте от него и всегда раздражала своим непрерывным хихиканьем и полной беспардонностью. У него еще со времен школы сохранилось о ней мнение, что Курочка просто не давала себе труда размышлять.
        - Максик! Максик Бобров. Ты так повзрослел, заматерел. И в то же время стал такой импозантный. Ты кого-то встречаешь? А я была в Кишиневе, на свадьбе у двоюродной сестры. Представляешь, это ведь теперь заграница! Как все переменилось! Ты где работаешь? Я - в рекламной фирме…
        Она не давала ему вставить и слова. Прижималась к Максиму, почему-то била кулаком в живот и при этом хохотала неизвестно над чем. Он только обреченно подумал:
«Интересно, что в такой ситуации сделал бы Димон?» Оттолкнул бы Курочку? Бросился бежать за Маргаритой? И на ходу стал бы объяснять, что это вовсе не то, что она подумала?
        Странная мысль пришла ему в голову: отчего судьба постоянно ставит препоны на его пути к Маргарите? Может, это и не судьба, а кто-то завистливый и жестокий всеми силами противодействует их воссоединению? Еще немного, и он поверит и в порчу, и в дурной глаз… Но как иначе объяснить появление Курочки в такой важный момент его жизни? Он ее сто лет не видел и еще столько же видеть не хотел…
        Конечно, Маргарита прошла мимо, словно не замечая его, а когда, частично высвободившись от объятий Курочки, он взглянул ей вслед, то увидел, как какой-то мужчина, обняв Маргариту, ведет ее за плечи к машине. Как он проскочил мимо мента на площади и смог подогнать свою машину так близко? Эта мысль тоже была дурацкой.
        - Ну что опять случилось, Макс? - спросил его Димка; древесины в цехе имелось достаточно, так что он мог позволить себе расслабиться и даже время от времени сидеть вместе с Максимом в кабинете или торчать в салоне, подключаясь к работе менеджеров по продажам.
        Обескураженный Максим рассказал другу о случившемся.
        - Черт знает что! - возмутился и он. - Как будто колдует кто против тебя. И Ритка не стала даже слушать?
        - Вот именно, как в старом фильме, где все разногласия между героями основаны на том, что кто-то из них просто не хочет в случившемся недоразумении спокойно разобраться.
        - Ты сказал своей Курочке, что она дура? Неужели трудно было сообразить, что человек стоит в аэропорту, с букетом…
        - Ее и так уже Бог обидел, - отмахнулся Максим, - ума не дал.
        - И что ты теперь собираешься делать?
        - Попытаюсь зайти с другой стороны.
        Максим довольно легко раздобыл в адресном столе данные на Савина Вячеслава Петровича, брата Маргариты. А по адресу в справочном ему тотчас продиктовали телефон.
        - Здравствуйте, Слава, это Максим говорит.
        - Какой Максим? - притворился удивленным Савин.
        - Знакомый Маргариты.
        - Не знаю такого знакомого.
        - Слава! - взмолился Максим. - Ну вы же не будете, как сестра, бросать трубку, не дав мне сказать и слова в оправдание. Даже приговоренным к высшей мере наказания и то его дают.
        - У нас теперь к высшей мере не приговаривают. Да и что ты, парнишка, мне скажешь нового?
        Странно, что он разговаривает с Максимом как с сопляком намного моложе, хотя по сведениям адресного стола было известно, что между ним и братом Маргариты меньше года разницы.
        - Нового? - рассердился он. - Да я вообще еще не сказал ничего!
        - Ладно, - наконец сжалился тот, - погоди, я с телефоном в кухню перейду, а то вышел на балкон покурить и замерз, как цуцик. А на дворе, между прочим, хоть и южная, но зима.
        - Я прошу всего две минуты.
        - Хорош выпендриваться! Говори, я тебя слушаю.
        - Веришь, Слава, я уже, как нервная женщина, стал подумывать, не наводит ли кто на меня порчу?
        - Неужели все так плохо?
        Максим хотел пожаловаться ему на недоразумение в аэропорту, а сам не заметил, как стал рассказывать все сначала.
        Как потерял телефон Маргариты, как поменялся номер его мобильника и он искал Маргариту по всем фирмам города, но почему-то так и не нашел.
        - Да, у них сейчас такая пертурбация. Фирма реорганизуется, людей с места на место передвигают.
        - Но самое смешное оказалось, что жена моего лучшего друга и партнера - подруга Риты!
        - Это Люська, что ли? С детства она возле Ритки отирается. Сколько сестрица с ней дружит, а все не может понять, что эта баба - редкая сучка. Типа, подлая. Прости, что я так: говорю. Вроде за глаза, но я и перед Люськой не стал бы стесняться. Ты, Максим, потихоньку оттащи Ритку от нее, не то устроит она вам козу в белом сарафане.
        - Я думаю, она что могла, уже устроила. А на будущее… чтобы Риту оттащить, надо с ней как минимум встретиться.
        - Ах да, после случая в аэропорту это будет нелегко.
        - И не говори! Я ведь и букет купил поярче, и встал на самом видном месте, и своего добился - меня увидели. Только не та, кого я ждал. Моя бывшая одноклассница всегда была безбашенная, но что она ухитрится в один момент мне жизнь испортить, я и подумать не мог.
        - Ты это, Максим, не расстраивайся так. Рита - она вовсе не злопамятная. Отойдет, и поговорите как люди.
        - Понимаешь, был бы я виноват, а то и не знаю, за что оправдываться.
        - Макс, есть идея: у Риты на работе презентация нового предприятия и бал-маскарад. Директор широко размахнулся. Прикинь, приз за карнавальный костюм, получивший первое место по решению жюри, - «Жигуль» десятой модели. Не хило?
        - Да уж! - отозвался Максим.
        - Ритка с моей женой как раз костюмы себе мастерят. Веришь, даже меня подпрягли. Я тут кое-какие детали для них изготавливаю… Вот тебе как раз в маске и можно появиться. Рите костюм еще не придумали, а моей жене уже шьют. Причем все в такой тайне. Обе девки на меня налетели, заставили поклясться самой страшной клятвой, что я никому ничего не скажу. Вообще-то я не много и знаю, но сдуру брякнул: «Вы меня еще землю есть заставьте!» И что ты думаешь? Любимая жена приносит цветочный горшок и сует его мне под нос: «Землей клянись и ешь!» Совсем сбрендили.
        - Спасибо за подсказку, Слава. Честно говоря, рад, что у Риты такой хороший брат.
        - Не надо меня хвалить, при всех раскладах я все равно на стороне сестры.
        - Странно, если бы было по-другому. Я что-нибудь придумаю. Понимаешь, Слава, мне очень важно иметь в окружении Маргариты человека, который бы мне верил.
        - Ха, ты хитрый жук, Макс, думаешь, я стану драть за тебя глотку? Да я тебя и в глаза не видел. Может, ты аферист какой, а я начну за тебя сестру уговаривать.
        Максим засмеялся:
        - О таком я не мог бы и мечтать. Главное, чтобы ты не был против.
        - Неужели Ритка тебе так нравится?
        - Кто сказал - неужели? Любящий брат. Думаю, она заслуживает счастья…
        - Заслуживать-то заслуживает, но кто сказал, что именно ты можешь ей его дать! - насмешливо подхватил Слава. - Ладно, не надувайся, я даже слышу, как ты шипишь, но ссориться со мной тебе не резон.
        - Ни с какой стороны не выгодно, - согласился Максим. - Мои две минуты давно прошли. Спасибо, что выслушал.
        - Кушай на здоровье, если тебе от этого легче стало!
        Хоть он и смеялся, но Максиму и вправду стало легче. Он звонил Славе из дома, где до того сидел взаперти в своей комнате, ломал голову: как сделать так, чтобы Маргарита захотела его выслушать?
        Он попытался позвонить ей сразу же, как только вернулся из аэропорта, но она не захотела с ним разговаривать.
        - Послушайте, Максим, - сказала она тускло, - думаю, нам не о чем с вами говорить. Вы ведь в своем объявлении не предупреждали, что знакомство нам придется продолжить. Значит, пусть и дальше все идет своим чередом. Я имею в виду наши жизни. Ваша - своим, моя - своим.
        И она положила трубку, даже не попрощавшись с ним. Максим понял, что тот самый его поступок с объявлением до сих пор ему отзывается, потому что для него нетипичен, ненатурален. Как и для самой Маргариты. Она, видимо, и все его поступки теперь объясняет себе только с тех «пикантных» позиций.

        Глава двадцать вторая

        - Кто звонил, Слава? - крикнула в приоткрытую дверь Лиза, когда услышала, как ее муж ходит по гостиной и что-то напевает.
        - Это мне, по работе, - легко соврал тот, усмехнувшись про себя: отчего Лизка всегда чувствует, когда звонок не из раздела заурядных?
        Не то чтобы от жены у него были какие-то тайны, но о Максиме он решил ей не говорить, до срока. Почему-то был уверен, что она не одобрит его переговоров с Максимом. И основной довод ее будет: «Ты его не знаешь. Может, Рита недаром не хочет с ним встречаться».
        Супруги Савины тоже решили пойти на необычный для города вечер - как сказал Слава, карнавальную презентацию. Ему было приятно, что сестра все ближе сходилась с его женой, потому что до сего времени она всякую минутку мчалась к своей подруге Люське, которую, по мнению Славы, ей как раз следовало бы обходить десятой дорогой.
        Хоть и небольшая разница в возрасте у них с сестрой, а Слава с детства привык Риту опекать. Один раз отвлекся - попался на ее пути этот козел Игорек - и на тебе! Тут же получился прокол. До чего дошел стервец, ударил девчонку! Слава когда узнал об этом, взревел как дикий зверь: «Урою!»
        Тогда Ритка с Игорем квартиру снимали. Слава примчался туда, а зятя уже и след простыл. Сестренка сама разобралась. В том смысле, что его вещи выставила за дверь. И ревела, глупышка, и спрашивала: не сделает ли с собой чего-нибудь Игорь? С горя. Он не стал ей говорить, что такие, как ее супруг, к суициду не склонны. Слишком себя любят.
        Потом он узнал от ребят, что в юности у Игоря была травма - повредили ему причинное место. Не мог он иметь детей и прочего всего, а его дуреха-сестра еще долго угрызалась муками совести, что жестоко с ним обошлась.
        Тогда Рита работала экономистом в управлении культуры, получала такие гроши, что и вспоминать смешно. За квартиру пришлось Славику платить, потому что молодой муж Игорь никак не мог считаться опорой новой семьи. И где она его только подцепила! Никак, убогого пожалела.
        Слава считал, что психологам будущего еще немало придется потрудиться над феноменом: жалостливая русская женщина. Которая всегда готова не просто уделить внимание мужчине ущербному, убогому, пожалеть его кратковременно, а именно посвятить жизнь ничтожеству, которое этого всё равно никогда не оценит!
        Кажется, этот Максим - человек совсем иного склада. Слава ничего о его звонке говорить не будет, но - тут парень прав - и препятствовать ему, в случае если тот прорвется, тоже не собирается.
        - Так, с моим костюмом все ясно, - в это самое время говорила Маргарите Лиза. - Юбку я сошью, кружева притачаю, а вот что нам делать с тобой?
        - Моя воля, я бы этот карнавал послала подальше, - отчего-то с сердцем сказала Маргарита, - только директор об этом и слушать не захотел.
        - И правильно, что не захотел.
        - Говорит: Савина, я старый и больной человек…
        - Он разве старый? - удивилась Лиза.
        - Нет, конечно, - не выдержав, рассмеялась Маргарита. - Он всего на пять лет старше меня. Это я тебе просто его речь цитирую: «Я, старый и больной человек, не только две недели думал, какой костюм соорудить, но и теперь по вечерам, как завзятый портняжка, сижу и шью его…» «А жена, - говорю, - вам не помогает?» Он так хитро прищурился: «Хочешь выведать мои секреты? Там для стежков мужская сила нужна, женщина только зря себе пальцы исколет!» Ну и как я могу после этого самоустраниться?
        Идея костюма для Маргариты пришла к ним нечаянно. Собственно, начала разрабатывать ее Лиза, а Маргарита потом уже присоединилась. Сама увлеклась.
        Незадолго до того сидели они на паласе в спальне Лизы и Славы и просматривали старые журналы.
        Лиза отчего-то не любила сидеть ни на диване, ни на кресле, а все норовила сползти на пол. Свои паласы она пылесосила каждый день, так что на них можно было лежать, как на чистом белье. Сынок тоже был в маму - с удовольствием валялся на полу в своей комнате.
        Так вот, лежали они с Маргаритой на полу и маялись оттого, что ничего толкового не приходит в голову. Вдруг Лиза сказала:
        - Знаешь, Ритуля, у меня возникла одна идея. Как обычно бывает, вдруг вспомнила, что однажды мне на Восьмое марта кто-то подарил колготки ядовито-зеленого цвета. Погоди, я их сейчас тебе покажу. Вот. У тебя, глядя на них, никаких ассоциаций не возникает?
        - Интересно, тот, кто их подарил, какие ассоциации испытывал? Тогда ведь о карнавальном костюме речь не шла.
        - Не будем думать о том, что было, а только я считаю, что эти колготки - твоя судьба. Опять не доходит? Погоди, сейчас я найду еще кое-что.
        - Ты роешься в платяном шкафу, как Дед Мороз в своем мешке.
        - Смейся-смейся… Ага, нашла! Примерь-ка. С колготками.
        Лиза протянула сестре мужа тонкую, тоже зеленую водолазку, из тех, что обтягивают тело как нейлоновый чулок.
        Маргарита со смехом надела и посмотрела на себя в зеркало.
        - Вид эротический, - заметила Лиза. - Опять ничего тебе на ум не приходит?
        - Разве что надеть ласты и изображать какую-нибудь речную живность.
        - Горячо. Еще думай.
        - Имеешь в виду, - Маргарита изобразила над головой круг, - пришпандорить корону и представлять собой какую-нибудь родственницу Нептуна.
        - Нептун - морской царь.
        - Тогда - водяного.
        - Нет, ты ушла в сторону от идеи.
        - Лизетта, не изводи меня намеками! Выкладывай немедленно, что ты придумала! - Маргарита, в шутку навалившись на Лизу, подмяла ее под себя: - Сдавайся!
        - Разъелась ты, Савина, на вольном выпасе! Худая-худая, а придавила - не вздохнуть. - Лиза со смехом высвободилась. - Тебя бы замуж выдать, может, лишней энергии-то поубавилось бы.
        Как странно, Лиза столько лет замужем за ее братом, а Маргарита впервые проводит с ней наедине столько времени. Раньше первым делом она мчалась к Люське. Ей все рассказывала, с ней обо всем советовалась, и вот в момент все изменилось. Что же произошло? Открылись очи, как сказал бы классик.
        Странно, что момент прозрения у нее совпал с появлением в ее жизни Максима, а не с, например, ее разводом с Игорем. Тогда она столько много не думала. Тогда себя жалела да причитала: ну почему это случилось именно со мной? И в глубине души копошился червячок сомнения: а все ли она сделала для того, чтобы сохранить свою семью? Может, она и сама в чем-то виновата?
        А Максим… Он как сбившаяся с курса комета, которая залетела в ее галактику и стала там метаться, внося хаос и производя всевозможные разрушения.

«Ну, это ты загнула! - удивился внутренний голос. - Что же, интересно, в твоей жизни он разрушил?» И сам же ответил: «Ты думала, что всю жизнь так и проживешь в своей скорлупе, не зная себе цены, не строя планов на будущее, не делая никаких решительных шагов, а плохое предпочитая просто не замечать!»

«И чего плохого я старалась не замечать?» - сварливо откликнулась она.

«Люськиного пренебрежения к тебе! - с готовностью откликнулся внутренний голос. - Почему она считает, и ты ни разу не попыталась ее в том разубедить, что в жизни заслуживает большего только потому, что родилась красивее тебя?.. Как она думает!»
        Оказывается, этот голос юморист! Или юмористка? Второе «я» непременно однополо со своим хозяином или… Сидит в ней этакий мужичок, который подобно Илье Муромцу до тридцати трех лет пролежал на печи, а потом слез с нее и пошел воевать. А может, по словам Высоцкого, «тридцать лет - это возраст свержений тех, кто раньше умами вершил»?
        - Как ты думаешь, что можно сделать из этой Костиной старой курточки?
        Лиза стояла перед ней и показывала ту самую курточку, тоже ядовито-зеленого цвета.
        - Какой-то он кислотный, этот цвет! - рассеянно сказала Маргарита.
        - Кислотный, - согласилась Лиза, - но мы же тебе не вечернее платье шить собираемся, а карнавальный костюм. А в нем все должно быть утрировано.
        - А что за костюм?
        - Рита, о чем ты думаешь! - всплеснула руками Лиза. - Я же предложила сделать тебе костюм Царевны-лягушки. Ты согласилась…
        - Ах да, конечно! И что мы решили сделать из этой курточки?
        - Сейчас мы ее распорем и выкроим из нее два листа кувшинки.
        - Я буду держать их в руках?
        - Нет, на бедрах! - фыркнула Лиза и расхохоталась. - Никогда не видела тебя такой рассеянной. А еще говорила, что не влюбилась в своей Москве.
        - Что толку влюбляться в Москве? Вон Люська мне все популярно объяснила: москвичи в свой клан посторонних не пускают. Мол, ничего у меня и не могло получиться.
        - Много она знает, твоя Люська! У меня подруга в Москве вышла замуж за известного адвоката. Я и сама могла бы выйти, не за адвоката, но тоже за очень обеспеченного человека.
        - Чего же не вышла? - буркнула Маргарита.
        - Я полюбила Славу, - просто сказала Лиза. - Думаешь, я хоть однажды пожалела об этом?
        - Прости, - покаянно выговорила Маргарита: кажется, она заразилась стервозностью от Люськи. И поторопилась перевести разговор на другое: - А ты помнишь, какие они, эти листья кувшинки?
        - Вроде помню, но для чего-то же существует справочная литература. Сейчас я принесу «Энциклопедию растений», и мы срисуем этот лист из нее.
        Лиза легко поднялась с корточек и ушла в гостиную, а Маргарита машинально повертела в руках старую курточку племянника.

«Лиза, добрая душа, ничего ей не жалко. Вон с каким энтузиазмом выдумывает мне карнавальный костюм, к которому я, кажется, перегорела, еще не начав его шить…»

«Но ведь и Люська, с которой мы сидели рядом еще в садике на горшках, тоже не жадная. Я уезжала в Москву, взяла с собой два ее костюма. Тогда чего вдруг я отказала ей в доверии?»
        Собственное охлаждение Маргариты к лучшей подруге мучило ее, как, наверное, мучает младенцев растущий зуб. Она все никак не могла успокоиться. Хорошо, что Лиза постоянно отвлекала ее от самокопания своими идеями.
        - Вот смотри. - Теперь обе молодые женщины опять лежали на животах и смотрели, как под рукой Лизы на листе пожелтевшего ватмана - остатке дипломного проекта Славика, большинство чертежей для которого начертила ему жена, - появляются контуры будущих деталей юбки.
        За чертежи жены Славик получал в институте отличные отметки, и это был как раз тот случай, когда понадобилось умение Лизы как чертежника - с таким уклоном она окончила среднюю школу. Но рука у нее верная - вон как точно ложится на бумагу контур этого самого листа кувшинки.
        - Теперь, посмотри, выкроим из курточки два листа, соорудим тебе из них юбку. Класс?
        - Вроде неудобно в таком виде расхаживать главному бухгалтеру, - робко заметила Маргарита.
        - Молчи! На карнавале не бывает главных бухгалтеров, если только они не комические персонажи… Вот, получается такая славненькая юбочка. Теперь стрела…
        Костюм и вправду выходил оригинальным. В Лизином гардеробе отыскался даже широкий зеленый пояс.
        - Чертовски эротический наряд получается! - хмыкнула невестка. - Не знаю, дадут ли тебе первый приз, но то, что от ухажеров отбоя не будет, это точно.
        - На первый приз я и не рассчитываю, - сказала Маргарита, - но вот от второго точно бы не отказалась. Прелесть какая видеокамера! Маленькая, легкая, - хоть весь вечер в руках носи, не устанешь. Японская. Видеосалон «Лель» расщедрился. Решили одним ударом двух зайцев срубить. И широкий жест сделать, и часть билетов для своих сотрудников на новогодний вечер получить. Сколько нынче хитрецов развелось!
        - А третий приз есть?
        - Есть. Отечественный телевизор «Сокол». Еще в запасе видеомагнитофон.
        - Тоже ничего. А что значит «в запасе»?
        - Ну, вдруг окажется, что претендентов больше, чем мест… А сколько призов-сувениров! Импортные мягкие игрушки. Такие дорогущие! Не знаю, что бы я больше хотела: видеокамеру или огромного плюшевого льва… Никто, думаю, без подарка не останется. Представь себе, эта идея у директора родилась на моих глазах, а как уже выросла. Теперь наш вечер считается самым престижным в городе, для него пишет сценарий какой-то приезжий драматург, а за постановку взялся аж заслуженный деятель искусств! При мне крутые бизнесмены предлагали Юрию Григорьевичу взять на свои могучие плечи часть наших расходов на организацию в обмен всего лишь на несколько билетов.
        - Наверное, тебе будет интересно работать с таким шефом, - сказала Лиза.
        - Да уж, с ним не соскучишься, - согласилась Маргарита.
        - Кстати, тебе дозвонился тот молодой человек?
        - Какой - тот?
        - Он звонил, когда ты уезжала в Москву. Со Славиком разговаривал.
        - А он мне ничего не говорил!
        - Выходит, я проболталась?
        - Это ничего, я ему не скажу. Догадываюсь, кто это мог быть…
        - На днях я слушала «Радио-ретро». Передавали такую смешную песню: «Дочку замуж выдавали, папа с мамой год не спали…» В песне невеста все выбирала и выбирала.
        - Говоришь, на меня похоже.
        - Твоя мама, кстати, переживает.
        - Понятно, что вы говорили обо мне, когда я в Москву уезжала.
        - Мы же любим тебя.
        - Знаю, как вы любите. Спите и видите, чтобы меня с рук сбыть.
        - Вот видишь, теперь ты и злиться стала, а раньше только шутила.
        - Злюсь, потому что сама во всем виновата. Только теперь стала прозревать…
        - Тот молодой человек… Он обидел тебя чем-то?
        - Наверное, я слишком долго его ждала, - задумчиво пробормотала Маргарита.
        Деликатная Лиза тут же вернула ее мысли к тому, чем они и занимались, - к карнавальному костюму:
        - Корону мы попросим сделать Славика. Пусть подумает, может, у него найдется какая проволока медная с желтизной, чтобы на золото была похожа. - Услышав, что по телевизору началась рекламная пауза, Лиза позвала мужа: - Славик, зайди к нам.
        - Сударыни, у вас всего три минуты.
        - А нам больше и не надо. Мы делаем Рите костюм Царевны-лягушки…
        - Который, надо понимать, будет заодно выражать сущность моей сестренки.
        - Не надейся, - показала ему язык Маргарита, - тебе не удастся вывести меня из себя и таким образом освободиться от участия в его изготовлении.
        - Хорошо, что от меня нужно?
        - Придумать, из чего сделать корону. Шапочку - как бы голову лягушки - я сошью сама.
        - И стрелу. Славка, придумай, из чего сделать стрелу, - подключилась и Маргарита.
        - И чтобы она торчала у тебя из ноги.
        - Почему обязательно из ноги?
        - Пардон, из лягушачьей лапки.
        - Ты не брат, а какой-то оголтелый милитарист. По сказке Иван-царевич в лягушку не попал.
        - Я так и думал! Он-то ведь ее наугад послал. Она вообще в болоте утонула, да, спасибо, лягушке надоело в шкурке париться, она за этой стрелой в болото и нырнула.
        - Лизок, я не понимаю, как ты столько лет живешь с таким монстром.
        - Как живу? Мучаюсь. Славик, так что насчет короны?
        - А вопрос со стрелой, значит, решите сами?
        - Стрелу мы нарисуем на картоне, покрасим бронзовой краской, вырежем и приклеим на лист. Будет красиво: и иллюстрация к костюму, и узор для юбки. Это я тоже сделаю сама.
        - Так что же это получается? Наша новоиспеченная главбухша свалила все на нас с тобой, милая женушка?
        - Славик, кажется, хоккей уже начался.
        - Сделаю я вашу корону! Можно, я уже пойду?
        - Иди, - разрешила жена.
        - Вот видишь, всем колхозом и почти состряпали тебе карнавальный костюм. Маску, надеюсь, сделаешь себе сама.
        - Чего на нее зря время терять, - решила Маргарита. - Я куплю в магазине.
        В общем, к новогоднему вечеру она подготовилась, так что об этих хлопотах можно пока забыть. А обо всем другом, суетном…
        До конца этого года осталась всего неделя. На работе она занята так, что голову некогда поднять. К счастью, Петр Аркадьевич согласился пока не увольняться - его директор о том лично просил, - так что Маргарита может не бояться, что огромная гора бухгалтерии концерна, свалившись на молодого главбуха, своей махиной свалит ее с ног.
        А с личным… Ну вот только с личным - привет, как верно заметили в одной песне. Права Люська… Странно только, почему Маргарита так легко согласилась с ее якобы правотой в отношении Максима? Если отделить котлеты от мух, что вообще хочется Люське: чтобы Маргарита была счастлива или для нее важнее, чтобы она не встречалась с Максимом?
        Главный козырь подруги: он позвонил по телефону. Значит, номер Маргариты все время у него был? Он прежде и не собирался ей звонить, а тут увидел в аэропорту и вспомнил ночи страстные?

«Люська права!» Это Маргарита себя передразнила. А своя голова на плечах у нее есть? Почему она бросила трубку и не пожелала даже выслушать человека?

«Он тебе не пара, - опять как наяву Маргарита услышала голос Люськи. - Если ты даже выйдешь за него замуж, ты все время будешь помнить о нем как о мужчине, который знакомился с женщинами по пикантным объявлениям. И будешь знать, что на той кровати, про которую ты мне с таким восторгом рассказывала, и до тебя, и после тебя лежали другие женщины».
        Как противно было Маргарите думать об этом! Вот потому она и постаралась уплотнить свое время, чтобы почти не оставаться наедине со своими мыслями. И так уставать за день, что падать в постель и засыпать до следующего утра, а потом вскочить и опять позволить делам закрутить тебя в своем водовороте.

        Глава двадцать третья

        А в самом деле, на месте Маргариты он тоже не стал бы разговаривать с мужчиной, который не только знакомится с женщинами по объявлению, но и обнимается в аэропорту с одной женщиной, чтобы через полчаса звонить другой.
        - Что бы ты обо мне ни думала, милая, - сказал он в пространство, - а тебе все равно придется меня выслушать. В конце концов, кто из нас представитель сильного пола, ты или я? Твой удел - упираться, а мой - настоять на своем и своего добиваться. «Куда ты денешься, куда ты денешься, когда окажешься в моих руках!..»
        Он поймал себя на том, что громко пост, и, хмыкнув, замолчал.
        Потом вышел из своей комнаты и отправился к матери, которая, конечно же, сидела на кухне и читала.
        - Мама, в гостиной возле торшера я поставил кресло. Я сделал его для тебя, по своей собственной разработке, а до того прочел кучу специальной литературы, чтобы тебе было в нем удобно, чтобы спина не уставала, чтобы ты в нем по-настоящему отдыхала, а ты как прежде сидела на табуретке за кухонным столом, так и сидишь.
        - Привычка, сынок, - виновато улыбнулась мама. Перед сном она обычно читала лежа в постели. В такое время Максим старался не беспокоить ее своими проблемами, но теперь, раз она еще на кухне…
        - Мама, помнишь, ты шила мне в школе карнавальные костюмы?
        - Сынок, да когда же это было! В первом и втором классе. В третьем ты уже отказался. Хожу, говорил, в этом костюме, один как дурак! Мало кто из родителей соглашался с костюмами возиться, вот ты и забастовал… А чего ты вдруг про карнавал вспомнил? Хочешь в Венецию поехать?
        - Гораздо ближе, мама. Хочу проникнуть инкогнито на один бал-маскарад, - признался Максим. - И для этого мне срочно надо соорудить костюм. А вот какой…
        - У тебя хоть какие-то наметки, задумки есть?
        - Никаких! - признался он.
        - Предлагаешь, значит, мне тряхнуть стариной? - Она проницательно посмотрела в глаза сыну. - От этого тоже зависит твоя судьба?
        - Если быть более точным, пока лишь одна из возможностей сопротивляться этой самой судьбе.
        - Пожалуй, я смогу тебе помочь, - немного подумав, оживилась мама. - Я, честно говоря, и думать забыла. На антресоли-то мы уж сколько лет не заглядывали… Однажды твой покойный отец, царство ему небесное, ездил с государственной делегацией в Узбекистан.
        - Отец - с государственной делегацией?!
        - Наши бывшие правители иногда так делали: брали с собой в поездки передовиков производства.
        - О чем я узнаю, мама! И в какой связи - при выборе карнавального костюма. Это, как теперь модно говорить, симптоматично… И что ты мне предлагаешь - нарядиться узбеком?
        - Не спешите, Максим Викторович, не так все просто. Такой халат, какой ты будешь искать на антресолях, простые узбеки не носили.
        - Тогда, значит, узбекским ханом или падишахом. Напомни, как у них назывались в свое время верховные правители?
        Мать, только что оживленная, слегка помрачнела.
        - Вот только бы твоя сестрица не приспособила его для каких-то своих нужд. А то мы будем думать, что халат там лежит, а его давно нет.
        - Она бы, наверное, тебе сказала?
        - Как же, от Юльки дождешься! Тащи лучше, Максимушка, стремянку. Вначале убедимся, что халат на месте, а потом начнем предположения строить.
        Максим принес стремянку, но спросил на всякий случай:
        - Мама, ты не забыла, отец все-таки на пару размеров был поуже меня?
        - Кто там его размеры учитывал! Халат набросили на плечи, да и все. Виктор - отец твой - и не носил его никогда. Халат-то этот золотыми нитками расшит. Тяжелый, как кольчуга.
        - Я об этом что-то слышал. Но считал, что простым смертным таких халатов не дарят.
        - Само собой, Брежневу не в пример богаче достался, но и отцовский не из последних.
        Чтобы дотянуться до задней стенки антресолей, Максиму пришлось стоять на предпоследней ступеньке и показывать матери узлы, которые он откапывал, и заглядывать в каждый из них, после чего мама командовала:
        - Забрось его подальше. Вдруг еще понадобится. Или:
        - Сбрасывай этот пакет вниз - его давно пора отнести в мусорку. Только пыль собирает.
        Халат нашелся, но по закону пакости в самом последнем узле, где отыскалась к нему тюбетейка и какая-то толстая книга со странным, неизвестно на каком языке написанным текстом. Впрочем, по фотографиям людей - как мужчин, так и женщин с явно восточным разрезом глаз и заученными каменными улыбками - можно было догадаться, что эта книга - летопись достижений. Возможно, и Узбекистана. Переплетенная в красный сафьян, с выбитыми на обложке золотыми буквами.
        Халат и в самом деле оказался большого размера, не иначе рассчитанный на мужчин, любящих поесть. По выражению Димки, достаточно глубоких.
        Мама сразу оживилась:
        - Да, это он. Погоди, Максимушка, не слезай. Опять вернись к тем узлам, что мы осматривали, найди еще полиэтиленовый мешок с остатками тканей. В нем должен быть кусок золотой парчи…
        - Золотая парча? Мама, ты не забыла, какого пола твой младший ребенок? Что же, интересно, за костюм ты мне придумала?
        - Костюм Ивана-царевича, сынок. Из парчи я сделаю недостающие элементы кафтана: воротник, обшлага. А уж тебе придется придумывать, из чего сделать красные сафьяновые сапоги. В качестве шаровар, думаю, подойдут штаны от твоего спортивного костюма… Ну а теперь, когда мы с тобой будем работать, что называется, в одной связке, ты скажешь мне, для чего тебе понадобился этот костюм.
        - Чтобы попасть на бал-маскарад концерна «Юг-продукт».
        - Фу, что за прозаическое, скучное название. А сейчас у людей столько возможностей - весь русский язык! И вдруг - «Юг-продукт». Даже произносить неудобно.
        - Ты права, наверное, у руководства на что-то большее не хватило фантазии.
        - У тебя уже есть пригласительный билет или вход будет свободный?
        - Нет, и хорошо, что ты мне напомнила. Завтра, прямо с утра, я займусь добыванием билета.
        На другой день он едва дождался появления на работе Димки.
        - Димон, ты слышал что-нибудь насчет бала-маскарада, который устраивает концерн
«Юг-продукт»?
        - Еще бы не слышать, весь город гудит: его директор Юрий Григорьевич Маслаченко утер нос всем, даже краевому отделу культуры. Первый приз за карнавальный костюм -
«Жигуль», «десятка». Такого прежде не было. Народ к ним будет ломиться.
        - А вы с Людмилой? - нарочито равнодушно спросил Максим.
        - Что - мы? - смутился Димка. - Нам, само собой, Ритка билеты принесла… Макс, ты пойми, я здесь человек подневольный…
        - И никакого подхода у тебя к Маслаченко нет, - докончил за него Максим.
        - Почему же нет, есть! - Димка все еще не врубался. - Это тот самый Маслаченко, с которым мы пару раз ездили на соревнования по боксу. Правда, выступали в разных весовых категориях…
        - Не могу понять, с чего вдруг столько лет я считал тебя своим лучшим другом, - словно недоумевая, тихо проговорил Максим.
        От неожиданности у Димки отвисла челюсть.
        - Ты чего, Макс, что я тебе плохого сделал! - засуетился тот, недоумевая, и вдруг его лицо прояснилось. - Неужели ты хочешь пойти на этот маскарад?
        - Представь себе, хочу, но разве тебя интересуют мои желания?
        - Интересуют, очень даже интересуют! Максик, чтобы я не расстарался для тебя? Да быть такого не может! - Он защелкал пальцами по кнопкам мобильника, немного подождал и заговорил в трубку: - Юрка, Маслаченко! Это Дим говорит, Левик. Узнал? Не звонил. Столько лет. Работа засасывает, ты же понимаешь. Что-то надо, само собой! Чего ты из-за ерунды волну гонишь? И что, многие вдруг объявились? Заинтриговал ты город, старик, заинтриговал!.. Так я подъеду за билетиком? Зато какую мебель мы соорудим тебе в твой новый офис! На фиг тебе французская! Поверь другу прежних лет, у нас ничуть не хуже и в два раза дешевле. А для друзей - в два с половиной. Я завезу тебе наш проспект. Надеюсь, что ты не стал снобом, для которого главнее всего этикетка? То-то же!
        Он спрятал в карман мобильный телефон и лукаво взглянул на товарища.
        - Сейчас привезу тебе пригласительный билет. А то развыступался: дружба врозь, то да се! Наверное, я просто забыл, что такое любовь. Ничего не поделаешь, годы! Смотри моей Милке не проболтайся, а то она меня со свету сживет.
        - Неужели твоя жена намеревается скрыть от Маргариты, что мы с тобой знакомы? - удивился Максим.
        - И намеревается, и уже скрыла.
        Максим не стал признаваться Димке, что он довольно близко знает Маслаченко. Не хотел, чтобы тот, как и все его гости, до срока узнал его под маской. Инкогнито так инкогнито!
        Димка сел в машину и укатил, так что Максим не успел высказать переполнявшего его раздражения, а оставшись один, поневоле продолжал мысленно разговаривать сам с собой, призывая на голову завистливой ведьмы Людмилы Левик все громы и молнии, какие только можно было послать.
        Он вдруг вспомнил, что Димка, который выпросил у него на один вечер деревянную фигурку Маргариты, так ее и не вернул.

«Милке покажу, она в таких вещах разбирается!» А сам и спустя три дня молчит, словно надеется, что Максим о ней забудет.

«Если эта стерва с ней что-нибудь сделала, - рассвирепел он, - я за себя не ручаюсь!»
        Хотя что с Людмилой можно сделать, он, откровенно говоря, не представлял.
        Максим хотел было еще посидеть над бумагами, но о работе откровенно не думалось. Зато думалось о превратностях судьбы: она так легко, играючи дала ему в руки женщину, о которой, как теперь выясняется, он мечтал всю жизнь, чтобы тут же отобрать. Да еще и усеяла все пути-дороги к ней колючками, иголками… да что там, покруче - неприступными скалами и глубокими рвами с водой, противотанковыми ежами, а сама наблюдала со стороны, как он мечется, предпринимая жалкие попытки сделать для достижения цели очередной нерешительный шаг.
        Но тут же он на себя за эти мысли и обиделся. В самом деле, недаром старики говорят: семь раз назови человека свиньей, он и хрюкать начнет. Эдак недолго на себе крест поставить. Как на мужчине, который хочет добиться любимой женщины…
        Что, он опять сказал - любимой? Сердцу хочется ласковой встречи и хорошей, большой любви… Мальчик хочет в Тамбов! В смысле Максик хочет к Рите, а она вот чего-то брыкается…
        Понятное дело чего. Сначала он исчез куда-то, ни звонка, ни привета, а потом возник откуда-то с цветами, которые к тому же, как она думает, предназначались вовсе не ей…
        Он ее понимает. Вот только и Максима бы кто понял… Он побарабанил пальцами по столу. В конце концов, никто ему легкой жизни не обещал. «Хочешь тишины и спокойствия, не нравятся тебе всячески; препятствия преодолевать, женись на Валентине».
        В институте у его однокурсников была такая присказка. И появилась она вот почему. В их группе учились две девушки: Фаина и Валентина. Обе не красавицы, не уродки, средней привлекательности девчонки. У Фаины копна рыжих вьющихся волос и глаза серые с огоньком, в которых, казалось, так и скачут бесята, у Валентины - русая коса и небесно-голубые глаза, взиравшие на мир словно бы с некоторым осуждением: а все правильно в нем устроено?
        Фаина - девица веселая и бойкая, охотно участвовала во всякого рода вечеринках и праздниках, после чего без возражений укладывалась в постель с кем-нибудь из ребят. Создавалось впечатление - для нее вовсе не важно, с кем.
        Валентина ни с кем не спала. На игривое предложение однокурсника: «Хотел бы я знать, какая ты в постели!» - Валентина лаконично ответила:
        - Женись!
        - И тогда я все узнаю?
        - И тогда все узнаешь, - кивнула она.
        - Но ты же меня не любишь!
        Валентина на мгновение заколебалась, но ответила ясно:
        - Полюблю.
        Говорят, Валентина произносила эти слова далеко не одному, домогавшемуся ее девического тела, но эти обычные слова странным образом трансформировались чуть ли не в поговорку. Теперь если кто-то в группе не хотел выполнять трудное задание, связанное с учебой или другой какой работой, ему говорили: «Женись на Валентине!»
        - Эй, Макс, а ты чего сидишь без света?
        Димкин силуэт в дверном проеме и в самом деле виделся уже не так отчетливо. Надолго же оторвался Максим в своих мыслях от действительности. Но и Димка тоже хорош, на полчаса, называется, уехал.
        - На тебе твой пригласительный. Юрка говорит, и не ожидал, что будет столько желающих. Смеется. Мол, концерн вылетит в трубу еще до своего открытия. Я, правда, посоветовал ему кое-что. Авось вернет себе хоть часть затрат.
        - А нам ты ничего такого не посоветуешь, раз у тебя сегодня день советов?
        - Макс, ты только не злись. У меня тут «колеса» есть, Милка сунула в карман на всякий случай. Антидепрессант. Выпьешь?
        - Не говори глупости! Нашел институтку! - Максим резко поднялся из-за стола и включил верхний свет. - Что ты опять такое сотворил, если, узнав это, я непременно стану злиться?
        - Ну, в последнее время ты такой легко возбудимый…
        - Издалека заходите, сэр!
        - Я предложил Маслаченко на этой самой презентации устроить аукцион. Для чего он купил у нашей фирмы первое изделие будущего цеха сувениров.
        Димка царственным жестом бросил на стол Максима десять бумажек по сто долларов.

        Глава двадцать четвертая

        Маргарита в последний раз осмотрела себя перед зеркалом в маскарадном костюме Царевны-лягушки. Вся зеленая, как… лягушка. Натуралистически настолько, будто она только что вылезла из болота. Кажется, переложила зеленых теней.
        Впрочем, какая разница. Сейчас она наденет маску с вуалью. Нарочно вуаль сделала подлиннее, потому что Лиза говорит, что у нее очень характерный подбородок. По подбородку сразу можно догадаться, кто под этим костюмом. А вот так масочку приладим, и уже - маска, маска, кто ты?
        Главное, чтобы сапожки не развалились. Старые. Японские. Когда-то Маргарита отстояла за ними солидную очередь. Они с Лизой оклеили их золотой бумагой, иначе совсем уж никакого просвета в костюме не оказывалось, одна зелень. А так…
        Корона золотая и сапожки золотые. На плечах зеленый плащ из блестящей ткани - тут уж пришлось и кошельком тряхнуть, купить полтора метра в магазине. На плаще, как и на юбке, имитирующей лист кувшинки, змеилась золотая стрела. Изготовители костюма давали понять окружающим, что стрела в лягушку уже попала.
        Ну, конечно, не в саму лягушку. Она успела поймать ее своей зеленой мягкой лапкой. И теперь сидела на листе кувшинки и ждала, когда за ней придет Иван-царевич.
        Уезжали от дома Славы и Лизы. Маргарита, как обещала, помогла собраться невестке. Та придирчиво осмотрела ее наряд, а потом Слава погрузил обеих женщин в машину. И они покатили к филармонии.
        Рядом припарковаться не удалось, так что Слава выгрузил у входа жену и сестру, а сам поехал ставить машину на стоянку за два квартала.
        Женщины подождали своего кавалера - одного на двоих, сдали вещи в гардероб. И вскоре все трое уже входили в зал, где сверкала огнями огромная до потолка елка, играл оркестр и некоторые пары потихоньку танцевали - ждали торжественного открытия вечера. Получилось все так, как и предсказывал Маргарите шеф: «Вот увидишь, назначим мы начало вечера в десять часов, а основная масса соберется к одиннадцати, да и после этого срока по углам будет кучковаться столько людей, что начни их собирать, еще два часа пройдет. В общем, я даю гостям на все про все - одеться, оглядеться, выпить - для разгона ровно час. В одиннадцать начнем, сколько бы народу в зале на тот момент ни оказалось».
        О его рассуждениях Маргарита ничего говорить Люське не стала. Была совершенно уверена, что та все равно ухитрится прийти на час позже. Она и так явилась не запылилась, вошла в зал ровно за одну минуту до открытия вечера. То есть через час после официально объявленного.
        Она вошла под руку со своим мужем. Можно сказать, возникла. Но так, что все разговоры в зале в один момент стихли и все уставились на вновь прибывшую пару. А если точнее, на Люську. Она была в ярком, бьющем по глазам наряде Змеи, который удивительно ей шел. В сочетании со своими черными волосами, завитыми в крупные локоны, она выглядела прямо-таки роковой красавицей.
        Маргарита удивлялась, что Люська ни словом не обмолвилась о своем костюме, но не слишком. В последнее время шло ускоренное отвыкание их друг от друга. Люська перестала приглашать к себе Маргариту, а та ее тоже к себе не звала. Вот так, на первый взгляд неизвестно почему, в момент распалась пресловутая четвертьвековая дружба. Жалеть ли об этом, Маргарита пока еще не решила.
        Люська, видимо, тоже не спешила рвать с ней окончательно, потому предложила:
«Давай костюмы шить втайне друг от друга. Интереснее потом будет. Узнаем мы друг друга или нет?»
        Маргарита до прихода как раз продолжала осматриваться и отмечать про себя, что фирма «Интерьер», которой заказывали оформление зала, ухитрилась схалтурить и выполнила свои договорные обязательства весьма поверхностно. Хорошо, если на половину указанных в смете украшений в виде мишуры, елочного дождя и шаров. Время получения сиюминутной прибыли постепенно проходило. Если фирма хотела иметь лицо, она должна была постараться, а не просто так, внаглую, завышать объемы произведенных работ… Главный бухгалтер в Маргарите прорастал довольно быстро: вот она и на отдыхе не может не думать о работе.
        Тот, кто не знал, сколько стоил концерну этот вечер, мог бы и так сказать, что все сделано с размахом, денег не пожалели. К счастью, финансами на этот раз занимался прежний главбух. Решили, что у него больше опыта в таких делах. Главное, он не допустит перерасхода средств.
        Петр Аркадьевич рассказывал Маргарите, что ему пришлось биться буквально за каждый рубль, использовать даже личное знакомство. Тысячи три долларов он смог сэкономить, но и только.
        - Наш Маслаченко - просто какой-то новоявленный Лужков. Прямо-таки имперские амбиции. Но у того какие финансы в руках, а у нашего - какие…
        - Тоже не очень маленькие.
        - Что вы, голубушка, с бюджетом Москвы нам не сравниться.
        - Но и наш город несколько меньше столицы, - скромно заметила его преемница, хихикнув про себя - население в городе не достигало отметки один миллион человек, хотя жители почему-то каждый год ждали: ну вот, и наш город нынче станет
«миллионером».
        Маргарита не совсем разделяла страхи главбуха, потому что успела узнать директора: какие бы широкие жесты он ни делал, он всегда знал, что может себе позволить, а чего нет. Даже если непосвященному это и не заметно.
        Между тем народ в зале толпился возле двух мест. Прежде всего у небольшого дощатого помоста, на котором стояла бежевая новенькая «десятка» - официально заявленный первый приз. Кажется, гости до последнего момента не верили в то, будто за карнавальный костюм можно получить такую красавицу.
        Конечно, скептиков нашлось немало. И высказывались они безапелляционно:
        - Понятно, это вам не «мерседес». Я принципиально езжу только на иномарках!
        - Нашему отечественному автомобилю далеко до европейцев.
        - Однако, господа, халява, плиз, как говорится. Кто откажется взять машину в качестве приза?
        - Наверное, никто не откажется, - нехотя согласился тот, что ездил лишь на иномарках.
        Вне этого зала машина представлялась им каким-то розыгрышем, нереальностью - вовсе не каждый из гостей мог позволить купить себе такую, а тут, оказывается, надо было всего лишь напрячься, пораскинуть мозгами и поработать руками. Что там их шить, эти костюмы, но вот кто-то умный догадался… Словом, на лицах некоторых приглашенных читалось явное разочарование.
        Другие гости собирались возле высокой колонны, на которой под стеклом стояла небольшая деревянная фигурка обнаженной девушки, словно попиравшей красивой ножкой табличку «Аукцион».
        Гости судачили, что организаторы карнавального вечера не придумали ничего нового. Подумаешь, аукцион, но до сего времени подобного рода мероприятия в городе не проводились. Имелось в виду, на праздничном вечере. Тут вам не столица. Что поделаешь, провинциалы часто вслух или про себя произносят эту фразу, потому что вовсе не считают себя в чем-то хуже столичных жителей. Просто так совпало, у кого больше денег, тот лучше и живет. Каждый успокаивает себя как может.
        Слава раздобыл где-то мороженое, сунул в руку сестре - чтобы не скучала - и пошел танцевать с женой первый вальс. Чета молодых Савиных всегда танцевала вальс. Слава в юности учился в танцевальном кружке и вальс никогда не пропускал.
        Однако Маргарита едва успела лизнуть мороженое, как к ней подошел с поклоном мужчина в костюме Ивана-царевича и глуховато сказал:
        - А я как раз искал свою золотую стрелу. Кажется, вы ее нашли?
        - Вообще-то… - растерянно начала говорить Маргарита.
        - Вы сомневаетесь, что это моя стрела? Пойдемте танцевать, и я постараюсь убедить вас, что я не самозванец.
        - Нет, раз вы утверждаете, я вам верю. Вот только…
        - Хотите спросить: где мой лук? Я оставил его в гардеробе. Во-первых, в зал никого не пускают с оружием, а во-вторых, это именной лук всех Иванов-царевичей, его нужно беречь… для будущих лягушек.
        - Нет, я рада потанцевать, но у меня как назло мороженое. Боюсь, в такой толпе мы сможем испачкать танцующих.
        - Тогда давайте его быстро уничтожим.
        - Вы имеете в виду, выбросим?
        - Ну зачем же выбрасывать добро? Станем кусать его по очереди. Я совсем запарился в своем костюме и с удовольствием хотел бы охладиться.
        Маргарита несколько смутилась. Хотя она и была в зале уже с полчаса, но этот костюм еще не видела. Откуда он взялся?
        - Если хотите, можете есть его сами.
        - Наверное, вы думаете, что я нездоров, боитесь есть с одного мороженого. Тогда я подожду, пока вы его доедите.
        - Давайте половину съем я, а половину - вы, - предложила Маргарита. В самом деле, вечер только начинается, а она уже шуток не понимает и по привычке ощетинивается.
        Вальс закончился, и карнавальный Иван-царевич как раз доедал мороженое, когда Лиза со Славой вернулись к своему месту.
        - Я вижу, вы уже поладили, - жизнерадостно провозгласил брат Маргариты и тут же сморщился от боли.
        - О, простите, я наступил вам на ногу! - всплеснул руками Иван-царевич. - Надо же, и туфель испачкался. Пойдемте выйдем, его надо вытереть.
        - Ничего страшного, - попытался отбиться Слава, но ему это не удалось, нечаянный знакомец чуть ли не силой тащил его прочь.
        - Какой странный человек, - задумчиво проговорила Лиза.
        - И не говори! Доел мое мороженое, словно мы с ним брат и сестра. Хорошо хоть я не согласилась лизать его по очереди.
        Лиза фыркнула, а потом расхохоталась.
        - Ты чего?
        - Да так. У него просто своеобразное чувство юмора. Между тем вернулись мужчины.
        - Знакомьтесь, сударыни, это…
        - Иван-царевич, - живо подсказал тот, - можно просто Ваня.
        - Надо бы с Люськой пойти поздороваться, - сказала Маргарита, потому что в ее кругу воцарилось задумчивое молчание.
        - Ей сейчас не до тебя, - сказал брат, - она принимает комплименты и всяческие выражения восторга. Я уже слышал предположения, что первый приз у нее в кармане.
        - И это называется лучшая подруга? - брезгливо поморщилась Лиза. - Даже не подошла, не поздоровалась. Или она не увидела тебя в этой толпе? Не узнала. Слава-то у нас без костюма, а уж они с детства знакомы… Прости, Марочка, но я недаром ее недолюбливала.
        Оркестр заиграл медленный танец, и Иван-царевич, который стоял несколько поодаль, чтобы не мешать общению родственников, опять склонился перед Маргаритой:
        - Разрешите пригласить вас на танец, царевна?
        Слава едва слышно фыркнул, но сестра подумала, что ей это показалось, а жена посмотрела на него вопросительно.
        - Дома поговорим, хорошо?
        А Маргарита, положив руки на плечи мужчины, танцевала с ним танго. Наверняка она его откуда-то знает. Таких ярко выраженных блондинов на их производстве она точно не видела… Минутку, а почему, собственно, она решила, что ее партнер - блондин. Он, так же как и любая женщина, на карнавал мог надеть парик. Чтобы быть в образе или чтобы его не узнали.
        Не узнали. Тоже мне, детектив! А что, если это Максим? Вон и ямочка у него на подбородке такая же, и глаза голубые. Но до чего же меняют человека маска и парик! Вот так прямо взять бы и спросить: «Не Максим ли вы будете?»
        Если это не Максим, то получится неудобно. Какой-то там Максим, о котором она думает, даже танцуя с незнакомым человеком. Он танцует с ней только потому, что нашел пару к своему костюму. Наверное, подумал в шутку: «А вот и моя лягушка! Почему бы мне с ней не потанцевать».
        Они нечаянно столкнулись с парой, которая танцевала поодаль. Партнершу мужчины, одетого в костюм какой-то птицы - орла или сокола, - трудно было не заметить. Она вся сверкала и переливалась своей золотой, с черным чешуей. Теперь Маргарита могла понять почему. По всему костюму то тут, то там были нашиты мелкие стразы. Интересно, уж не Самойлова ли шила для подруги маскарадный костюм? Уже и это Люська держала в тайне от Маргариты. Боялась, что она пойдет по ее пути?
        - Привет, Марго, - развязно бросила Люська, - а у тебя неплохой костюмчик. Это твой друг? - Она проницательно посмотрела на Ивана-царевича.
        - Он пригласил меня на танец, потому что утверждает, будто его золотая стрела должна быть у меня, - легко включилась в ее тон Маргарита.
        Раньше она непременно почувствовала бы себя неуютно и неуверенно, а вот с некоторых пор в ее отношения с Люськой вкрался даже элемент некоторой жалости. Чуть заметной, но Люська своим острым нюхом его распознавала и потому злилась. Она считала, что к ней такая серая мышка, как Маргарита, может испытывать разве что зависть, а никак не другие, унижающие ее, чувства.
        - После танца не уходи далеко, мне надо сказать тебе пару слов.
        Маргарита согласно кивнула, удивляясь про себя, что ее партнер как-то ненавязчиво, в танце, уводит ее прочь. Когда музыка кончилась, он легким поклоном поблагодарил ее и опять скрылся в толпе. Маргарита даже подивилась про себя, как он может куда-то теряться в таком ярком, блестящем костюме.
        И тут ее нашла Люська. Мужчина-птица по-прежнему держался рядом.
        - Знакомьтесь, это Стас, - представила его Люська. Лиза равнодушно сказала:
        - Очень приятно.
        Слава пожал протянутую мужчиной руку.
        - Неплохую змейку я поймал, а? - хохотнул тот. - Как и положено соколу.
        - Она не слишком велика для вас? - пошутил Слава.
        - Думаю, до гнезда в когтях донести ее смогу! - Назвавшийся Стасом поднял на руки хохочущую Люську.
        - Опусти, - царственно скомандовала она.
        - Желание женщины… - нарочито покорно проговорил Стае, ставя Люську на пол.
        - А твой партнер где? - вроде равнодушно спросила Люська, но в ее голосе прозвучал удививший Маргариту интерес.
        - Не знаю, - пожала она плечами. - Мало ли с кем приходится танцевать. Пригласил, потанцевал и вернулся к своей компании.
        - Говорят, через двадцать минут начнется аукцион, - сказал Слава, потому что в разговоре возникла пауза, как обычно бывает, когда в компании сходятся посторонние люди, не слишком интересующие друг друга.
        - Я обещал очаровательной змейке что эта фигурка будет принадлежать ей, - высокомерно проговорил мужчина в костюме птицы.
        Наверняка он не стал ломать себе голову, а просто взял его напрокат в каком-нибудь театре - слишком уж профессионально он был сделан.
        - Говорят, она очень дорогая, - пробормотала Лиза. Мужчина окинул ее снисходительным взглядом:
        - Ничего, думаю, мне она по карману.
        - Кто это? - уже вслед шепнула подруге Маргарита. Мужчина-птица быстро шел сквозь толпу и тащил ее за собой.
        - Один очень крутой мэн! - самодовольно откликнулась Люська, позволяя своему ведущему беспрепятственно увлекать ее за собой.

«Опять эта дуреха во что-то вляпалась!» - с тревогой подумала Маргарита; их роли продолжали меняться самым кардинальным образом. Если прежде Люська опекала Маргариту, то теперь последняя стала беспокоиться о ней как о младшей и более глупой половине их былого содружества.
        Оркестр заиграл бравурную мелодию, но явно не танцевальную. Толпа расступилась. Какой-то молодой человек в ливрее средневекового слуги приставил к колонне, на которой стояла статуэтка, стремянку, достал из-под стеклянного колпака деревянную фигурку, и вскоре мужчина атлетического сложения в судейской мантии, парике и шапочке - Маргарита признала в нем директора концерна - взобрался на небольшую эстраду, ударил в гонг, призывая к молчанию.
        - Дорогие гости! Сегодняшний вечер принесет вам немало сюрпризов: беспроигрышная лотерея, живая почта, игры-аттракционы, викторины, концерт - устроители много чего придумали, но я собираюсь слегка пощекотать вам нервы, ибо эта игра, увы, доступна пока не каждому. На аукционе сегодня будет разыгрываться один-единственный лот, стартовая цена которого - тысяча долларов США. Откровенно говоря, именно столько заплатил я за эту статуэтку, и если вы сочтете, что я слишком далеко зашел в своих шутках, вещь останется у меня. Тем более что мне откровенно жаль с ней расставаться. Итак, произведение нашего отечественного, несомненно, талантливого резчика под названием «Маргарита». Первоначальная цена - тысяча долларов. Каждый, кто поднимает руку, добавляет к цене сто долларов.
        - Маслаченко за билеты денег брать не стал, решил нас своим аукционом расколоть, - засмеялся мужчина, стоящий недалеко от Маргариты, и выкрикнул: - Тысяча сто!
        - Двести! - немедленно откликнулись в другом конце зала.
        - Следи, Рита, кто такими большими деньгами располагает, - слегка толкнула ее в бок невестка. - Если они пришли без жен, по-моему, к ним стоит присмотреться.
        - Пятьсот! - сразу повысил ставку кто-то из центра зала; Маргарите показалось, что это мужчина-птица, как она окрестила его про себя.
        Статуэтка была продана за три тысячи долларов.
        - Кажется, я еще и заработал, - удивленно покачал головой директор Маргариты, пряча деньги в бумажник. - В таком случае просто мой долг - сказать вам, дорогие дамы и господа, что в нашем городе фирма «Пиноккио» открывает цех сувениров, в котором будет производить вот такие красивые веши из дерева. Говорят, в зале видели одного из учредителей. Дмитрий Левик, попрошу выйти к эстраде.
        Тут к директору концерна подошел Дмитрий Левик, и под хохот зала тот отсчитал ему тысячу долларов.
        - Прибыль делим пополам. Запомните, сограждане, это лицо. Скоро миллионеры всего мира станут сражаться за право купить что-нибудь из продукции его цеха.
        Мужчины пожали друг другу руки. Оркестр заиграл, и пары опять стали танцевать, оживленно переговариваясь.

«Поступок шефа со стороны можно считать весьма спорным, - думала Маргарита. - Прав Петр Аркадьевич: их директор, по большому счету, авантюрист. Кто-то наверняка скажет, что неэтично устраивать такие аукционы. А кто-то одобрит: мол, правильно, стоит время от времени трясти толстосумов. Конечно, если устраивать такие аукционы по всем правилам…»
        Ну вот, опять она о правилах. Все-таки Рита предпочитала не нарушать закон даже в такой веселой форме, как мини-аукцион… А если кто-нибудь капнет налоговикам? Вполне возможно, что они в зале и присутствуют.
        Может, шеф нарабатывает авторитет у новых русских, без которых ему не одолеть новые горизонты? Увы, человек никогда не успокаивается на достигнутом.
        Во время такого философствования - нашла о чем думать на праздничном вечере! - перед ней опять возник с приглашением на танец ее новый знакомый Иван-царевич.
        - Вы по-прежнему уверены, что я именно та самая лягушка? - сварливо осведомилась у него она. - Или просто других лягушек нет?
        - Совершенно уверен! - опять глухо ответил он. - А лягушек здесь полно. Шкуры сбросили, а суть-то осталась. А вот царевна среди них, тут вы правы, только одна.

«Что-то неладное с его горлом. Недавно ангину перенес, что ли? - подумала Маргарита, подавая ему руку. - Лиза права, чувства юмора он определенно не лишен».
        - Вы здесь один? - спросила она.
        - Совсем один, - жалобно прохрипел он.
        - Я уже плачу над вашей тяжелой судьбой. Но по-моему, вам очень не понравилась моя подруга.
        - Это какая же? - равнодушно поинтересовался он.
        - Такая красавица в костюме Змеи.
        - Лучше бы она ВАМ не нравилась.
        - Почему? - удивилась Маргарита.
        - Разве вы не знаете? Змеи смертельно опасны для лягушек. Пусть даже они и царевны.

        Глава двадцать пятая

        - Макс, успокойся, Макс! Чем ты в меня бросил? Подставкой под календарь? Какие они, оказывается, острые. Прямо по ноге. Теперь буду с раной ходить.
        - Ничего, мужчину раны красят.
        - И больно как.
        - Мужчина должен уметь терпеть.
        - Я буду хромать. Я уйду на больничный из-за производственной травмы, и ты будешь сам ездить в лес за древесиной… Да перестань же ты кулаками махать! Максик, я твой друг. Друг, помнишь, что это такое? У меня жена и ребенок, в конце концов! Ты можешь оставить семью без кормильца. Сына без отца. Жену без мужа. Сотни безутешных женщин без ласки и нежности.
        - Димон, как ты мог со мной так поступить?
        - Понимаешь, сначала я ничего такого не хотел. В смысле продавать. Просто показал, какие сувениры мы собираемся выпускать в ближайшем будущем, а Юрка как вцепился:
«Продай да продай!» А если Маслаченко на что-нибудь глаз положил… Я уже и так и этак, опытный образец, у нас больше нет, а он: «Продай, вы еще себе выстругаете!»
        - Выстругаете! Можно подумать, Буратино из полена. Это произведение искусства, он хоть врубился?
        - Врубился, наверное. По крайней мере когда я назвал цену - тысяча баксов, он отстегнул деньги не глядя. Я даже растерялся. Неужели твоя статуэтка так дорого стоит? Я когда говорил насчет штуки баксов, шутил, а вон как оказалось…
        - Правильно ты заметил: мою статуэтку!
        - Ну прости подлеца. Что я мог сделать, я ведь пришел к нему билет просить, ты не забыл? А если бы он мне отказал?
        - Ты прав, после драки кулаками не машут. - Максим даже усталость почувствовал от своего эмоционального всплеска. Надо же, во что превратила его строптивая девчонка! Он проговорил строго: - Сколько стоит билет?
        - Юрка с меня ничего не взял. Только рукой махнул. А насчет фигурки этой ты не расстраивайся. Подумай, что важнее: иметь у себя деревянную статуэтку или живую натуру?
        - Ежу понятно, живую натуру.
        - То-то и оно, - глубокомысленно проговорил Димка и довольный плюхнулся в кресло. - Фу, до чего ты меня измотал своим темпераментом! Бедная Ритка, если бы она знала, что за страшный человек открыл на нее охоту.
        - Думаю, ты опоздал со своей жалостью. Кое-что обо мне ей уже известно.
        - Может, потому она от тебя прячется? - Заметив, как помрачнело лицо друга, Димка засуетился: - Что у меня за язык поганый! Не обращай внимания, Макс! Болтаю, что в голову взбредет… Насколько я знаю Риту, она - женщина умная, а значит, разберется, что и почем. Хотел бы я оказаться рядом с тобой в ту минуту, когда вы с ней встретитесь.
        - Ты уже видел ее… после того, как она вернулась из Москвы? - вроде между прочим спросил Максим.
        - Нет, не видел. - На лице Димки проступило удивление. - А и в самом деле, раньше частенько было: прихожу домой, а она у нас сидит. В этот же раз ее не было.
        У Милки едва спросил: «Ну, как твоя подруга, из Москвы вернулась?» Она вызверилась на меня: «Тебе-то что за дело? Для своего дружка стараешься!..» В общем, болтала всякую чушь, я потому тебе и говорить ничего не стал.
        - Может, они поссорились?
        - Если это так, значит, моя жена - дура!
        - Это почему же? Женщины часто ссорятся. Наверное, они гораздо эмоциональнее нас.
        - Просто такой подруги, как Ритка, у нее никогда больше не будет. Чтобы и честная была, и бескорыстная, и верная… Хотя на первый взгляд звучит это как-то по-книжному.
        - Ничего, я все понял: придется трудно. Твоя Людмила сделала все, что могла, и если до нее Рита еще сомневалась, оправдывала меня, мало ли какие совпадения или непредвиденные случаи бывают, то теперь она уверена, что я подлец.
        - И что ты намерен предпринять?
        - Увидишь.
        - Ты что, из-за Милки и меня стал опасаться? - обиделся Димка.
        - Не говори ерунды. Я всего лишь в поиске. Расскажу тебе, когда додумаю все до конца… Мне кажется, или я взаправду у тебя видел книгу «История русского костюма»? Там еще такие яркие картинки.
        - Где-то была, - кивнул Димка.
        - Вот ты мне ее и принеси.
        Мама, услышав, как он поворачивает ключ в замке, выскочила сыну навстречу.
        - Я нашла старый Юлин парик. Мы его немного укоротим, и получится стильная прическа а-ля царевич.
        - Мама, ты не слишком увлеклась? - усмехнулся Максим; любимая родительница не переставала удивлять его своим молодым задором. - Юлька нам с тобой головы отвертит.
        - Не отвертит! - Мать хихикнула и потерла руки. - Но учти, Максимка, получишь приз - половину мне.
        - Само собой, - серьезно кивнул тот.
        - Итак, быстро ужинаешь, и ко мне на примерку!
        В пригласительном билете, что принес для него Димка, было написано «2 чел.», но Максим и думать не думал о том, чтобы взять кого-то с собой.
        Маска была всего лишь узеньким куском бумаги, но она вкупе с париком и высокой шапкой так преобразила его лицо, что и сам Максим некоторое время всматривался в свой новый образ, наслаждаясь полной его несхожестью с оригиналом.
        Подумать только, сложившиеся самым неблагоприятным образом жизненные обстоятельства заставили Максима не только раздобыть билет на бал-маскарад - прежде он и в мыслях не держал такого, - но и принимать самое живое участие в изготовлении маскарадного костюма.
        В крайнем случае можно было найти куда более легкий способ его раздобыть: у бывшего однокурсника Максима жена работала в театре оперетты, и он мог бы попросить у Лиды - так звали жену приятеля, - чтобы она устроила ему любой костюм напрокат. Нет, он пожелал сделать такой костюм, какого не будет ни у кого.
        Правда, пришлось напрягать маму, но она вовсе не возражала посодействовать сыну в таком предприятии. Она совсем недавно пошла на пенсию, еще не привыкла целыми днями сидеть без дела, потому костюм царевича шила прямо-таки самозабвенно.
        И недаром. Костюм получился то, что надо. Супер! Зачем Максиму надо было привлечь к своей персоне всеобщее внимание, в то же время заботясь о том, чтобы его никто не узнал, он и сам бы не мог сказать.
        Вернее, интересующимся он кое-что пояснил бы: ему надо оказаться рядом с Ритой, но подольше оставаться неузнанным, чтобы иметь возможность объясниться с ней раз и навсегда. И чтобы во время этого объяснения она не могла от него ускользнуть.
        Вторая задача была попроще, но тоже требовала обдумывания: добраться до зала филармонии, который для своего вечера арендовал концерн «Юг-продукт», и войти в зал, лишь в последний момент сбросив с себя плащ.
        Опять его выручила мама. Буквально накануне она отыскала для него в магазине
«секонд-хэнд» длиннющий черный плащ - не иначе с какого-нибудь двухметрового гиганта и купила его за пятьдесят рублей. Плащ простирнули, чтобы он не пах этой специфической химобработкой, и теперь как раз Максим надевал его перед зеркалом, предварительно вызвав к дому такси.
        Плащ длиной до щиколоток, наглухо застегнутый, полностью скрыл маскарадный костюм, так что до поры до времени он мог выглядеть несколько странно, но не настолько, чтобы привлекать к себе особое внимание.
        Вечер начинался в десять часов вечера - видимо, директор концерна решил, что гости должны на его празднике веселиться всю ночь.
        Маску Максим надел еще в такси и попросил подвезти его прямо к подъезду, прошел сквозь толпу, которая уже волновалась у входа, и вручил контролеру пригласительный билет. Она было окинула его недоуменным взглядом, но Максим - почему бы и не повеселить женщину? - нарочно для нее расстегнул пару пуговиц, и та ему понимающе кивнула, лишь скользнув глазами по яркому прямоугольнику билета.
        В гардеробе он быстро скинул с себя плащ, ослепив золотом стоявших в очереди с верхней одеждой гостей.
        - Ты видела? Видела? - неслось ему вслед. - Какой красавец!
        - А что у него за костюм?
        - Какой-то русский. То ли богатырь, то ли князь.
        Чего греха таить, Максим волновался. Вообще в своей прежней жизни он обычно предпочитал не высовываться. Он не лез на трибуны, не произносил речи, не говорил громко, не хохотал, как другие парни. Смеялся как бы вполголоса. Словом, старался не привлекать к себе внимания, хотя его стать и рост мог не заметить только слепой.
        Сейчас же - хочешь не хочешь - ему приходилось выйти на свет. И вот он шел сквозь толпу, как сквозь строй, как сквозь шпицрутены взглядов, и внутренне ежился, хотя на его лице была надета спокойная полуулыбка, чуть равнодушная и слегка выглядывавшая наружу. Все прочие эмоции Максим старался никому не показывать.
        От волнения у него пересохло горло. И потому он не нашел ничего лучше, как отправиться в буфет, чтобы выпить бокал пива. Или легкого вина.
        К нему тут же подошел официант с подносом и стал предлагать, слегка кивая:
        - Сухое вино. Шампанское.
        - А пиво есть?
        - Вон у того официанта возьмите, - кивнул парень.
        - Сколько я вам должен? - спросил Максим, утолив жажду.
        - Все напитки бесплатные, - едва раздвинул губы в улыбке официант.

«Ишь, размахнулся этот Маслаченко! - искренне восхитился Максим. - Напоить такую ораву. Нам так не жить!»
        И в этот момент он увидел Маргариту. Она вошла в зал в сопровождении еще двоих: мужчины и женщины. На мужчине был колпак а-ля звездочет и маска - их раздавали у входа. Как успел ознакомиться с «Правилами бала» Максим - они в виде огромного плаката висели у входа в зал, - гостям не разрешалось присутствовать на бале без масок, кроме обслуживающего персонала. Хотя и на подающих были не то шапочки, не то короны, щедро изукрашенные мишурой.
        Желающие выпить могли видеть их издалека. И подзывать к себе.
        Хотя Маргарита была в зеленой маске, закрывающей пол-лица, и пришитой к ней вуальке, прятавшей все остальное, Максим ее все-таки узнал! У нее, как он успел заметить прежде, очень милая привычка разглядывать что-то, слегка склонив голову набок. Будто птичка, высматривающая очередного червяка. Вот и теперь она вошла в зал, точно так же оглядывая окружающих.
        Вдруг ослепительно, как молния, в его мозгу возникло воспоминание, как она, слезая с кровати, набрасывала его халат и на мгновение ее грудь приподнималась за ее руками, чтобы тут же скрыться под тяжелой материей. Максим ощутил такое горячее желание, что вынужден был прислониться затылком к холодной стене, чтобы хоть немного прийти в себя.
        Спутница Маргариты была одета в какой-то русский костюм и выглядела очень привлекательно, а вот Маргарита…
        Он в который раз подивился, как прихотливо плетет свои узоры судьба. Взять, к примеру, его маму. Разве она могла знать, во что нарядится ее будущая невестка? Иван-царевич и Царевна-лягушка! Нарочно не придумаешь.
        Наверное, Маргарита недаром соорудила себе маску с вуалью. Не хотела, чтобы ее узнавали. Еще бы, главный бухгалтер концерна, и в таком легкомысленном эротическом наряде. Вон как обтянул грудь тонкий свитерок, а в разрезе юбки-листа просматривается чуть ли не все бедро.
        Сапожки на высоком каблуке удлиняют и без того длинные ноги, так что в целом лягушка и вправду смотрится царевной.
        Вообще-то она могла бы и не делать этот разрез до пояса и грудь чем-то прикрыть…
        Максим с удивлением поймал себя на этом брюзжании. Маргарита только вошла, а он уже ревнует ее ко всем мужчинам в этом в зале, которые с интересом уставились на нее. Сколько их будет еще, раздевающих взглядов и тянущихся к ней рук!
        Кстати, а что за мужчина рядом с ними? Кавалер Маргариты или той, другой, женщины. С обоими он обращается достаточно фамильярно, чтобы быть… Конечно, это ее брат, Слава. Вот он усадил обеих женщин и отправился добывать напитки. Он еще не знает, что их ему принесут.
        Однако чем не повод?
        - Здравствуйте, Слава!
        Мужчина живо обернулся, и Максим вздохнул про себя с облегчением. Точно, брат! У них похож разрез глаз, вот только цвет несколько другой, без «серебра», как у сестры.
        - Здравствуй. А ты уверен, мужик, что мы с тобой знакомы?
        - Очно - нет, - признался Максим.
        - Интересно девки пляшут… Ты хочешь сказать, что я тебе в армию письма писал?
        Максим хохотнул, но пояснил:
        - Познакомиться можно, например, по телефону.
        - Тогда как ты узнал меня воочию? Мои портреты вроде по городу нигде не висят.
        - Я узнал вас по Рите.
        - А-а, что-то начинаю понимать. Слушай, давай отложим наше знакомство на более поздний срок. Мне надо своих девчонок напоить чем-нибудь, а то они обе вспотели от волнения. Кажется, им и «Риксона» не помогает. Скажи, где здесь буфет?
        - Не нужно вам никакого буфета. Видишь, мужики с подносами бегают. Залови любого, он принесет все, что надо, прямо к вам. Бесплатно.
        - Отпад! - восхитился Слава и схватил за рукав пробегающего мимо официанта. Тот покорно согласился следовать за ним. Брат Маргариты обернулся и крикнул на ходу: - Отыщи меня в зале.
        И Максим опять остался один. Время не тянулось для него медленно, как он вначале боялся, а шло своим чередом - то есть отсчитывало где-то там свои минуты и часы, ему было не до этого. Совсем недалеко от него в яркой шумной толпе стояла Маргарита. Жемчужина. К ней можно было подойти совсем близко и даже пригласить ее на танец.
        Между делом он, конечно, осмотрелся. Правду говорил Димка, тут собрался весь город. Еще никогда «Юг-продукт» так не заявлял о себе. Никогда прежде его тусовки не считались престижными. И что самое странное, Максим, узнав о вечере, думал, что заявка Маслаченко на бал-маскарад провалится, но ошибся. Даже в известном фильме
«Карнавальная ночь» не было столько карнавальных костюмов, сколько в этом зале.
        Создавалось впечатление, что люди давно собирались вот так по-настоящему оттянуться, к тому же будучи неузнанными. Причем большинство мужчин именно старались выглядеть так, чтобы остальные не догадались, кто скрывается за той или иной личиной, а женщины, наоборот, хотели, чтобы их узнавали.
        Таких, которые подобно Маргарите закрыли бы лицо до подбородка, были единицы.
        Друга Димы Левика с женой до сих пор не было, и Максим догадывался почему. Наверняка его Людмила соорудила такой костюм, который подчеркнет ее во всем блеске женской красоты. Что-нибудь вроде Клеопатры или еще какой легендарной царицы, костюм которой может хоть как-то выразить ее бесподобную суть.

«Ты злишься, Макс, - попенял он себе, - и на кого? На слабую женщину? Обуреваемая столькими пороками, она именно слаба от того, что не может быть просто доброй, обаятельной женщиной. Ей надо быть непременно роковой, и здесь она себя постоянно переоценивает, потому, видимо, терпит крах».
        Его мысленный монолог грешил некоторой книжной красивостью, но Максим остался им доволен.
        И надо же, он угадал. Людмила Левик не вошла в зал, а прибыла. Как раз в тот момент, когда будто для нее оркестр заиграл марш из оперы «Аида», которым устроители решили открыть официальную часть вечера.
        А была Люда в костюме… Змеи, надеть который для иной женщины, наверное, требовалась определенная смелость. Другие женщины были нимфами, царицами и королевами, но Людмила была одна. Незаурядная женщина, Мила Левик, с такой, по-хорошему, лучше дружить, а не жить в состоянии войны… Видимо, она и по сути своей - змея. Большая, красивая и опасная.
        Вся в золотом, с черным, платье, затянутом на ее фигуре так, что оно выглядело как бы ее второй кожей, Людмила ослепляла своим видом.
        Разбросанные по плечам густые волосы кольцами, золотой ободок, поддерживающий этот черный водопад в виде змейки. И вместо маски - этакий змеиный макияж, нанесенный прямо на кожу лица. Постарался, видно, какой-то талантливый художник, потому что рисунок идеально соответствовал костюму: это была именно женщина-Змея. И она полностью затмила собой бедную Царевну-лягушку.
        Возможно, для остальных окружающих, но вовсе не для Максима.

        Глава двадцать шестая

        Максим стоял и смотрел, как шеф концерна самолично продает его «Маргариту», и тихо злился. А потом еще и Димка стал строить из себя клоуна, раскланиваться да еще и брать от Маслаченко «половину прибыли».
        Он протиснулся к своему товарищу, когда жена-Змея в очередной раз оставила его в одиночестве, и грубовато потребовал:
        - Гони деньги!
        - Какие? - нарочито изумился он.
        - Пятнадцать сребреников из тридцати.
        - Макс, ты, что ли? Вот это да! Где ты оторвал такой лапсердак?
        - Мама сшила.
        - Здорово! Я всегда говорил, что Дарья Алексеевна Боброва в жизни реализовала далеко не все свои таланты. Я бы тебя ни за что в этом прикиде не узнал. Ты Ритку нашел?
        - Нашел, конечно, и даже танцевал с ней.
        - А я не видел. Она в костюме?
        - В костюме.
        - А в каком?
        - Может, тебя еще к ней подвести? Догадайся сам. И не заговаривай мне зубы.
        Димка, вздохнув, полез в карман и отсчитал ему пятьсот баксов.
        - Можно подумать, я бы тебе и так не отдал. Сейчас-то тебе они зачем?
        - Пригодятся. А то кто вас, змеиных мужей, знает!
        - А Ритка тебя узнала?
        - Вроде нет.
        - Ну, Бобров, с тобой не соскучишься. Милка тебя видела?
        - Видела. Вот ее, думаю, нужно опасаться. Так что пока я от парализующего взгляда твоей жены стараюсь держаться подальше… Так, я пошел! Кажется, она приближается. Я бы на твоем месте последил за ней и за этим… Соколом!
        - Бог с ними, но реклама какая получилась, ты понял? Все-таки Юрка знает в этом толк. Надо поторопиться с открытием магазина.
        - Ага, откроем. Единственный образец нашего нового товара только что продали с аукциона.
        - Так поторопитесь, Максим Викторович, неужели я вас должен учить? Наладьте производство, найдите специалистов…
        - Пошел к черту! - беззлобно отозвался Максим, опять уходя в толпу.
        Он не хотел видеться с женой друга. По крайней мере до срока. И не хотел раскрывать свое инкогнито перед Маргаритой. Странно, он был уверен, что Людмила Левик вычислит его моментально. В то время как Маргарита… Может, просто он ей безразличен? А он устроил из своего появления на вечере целое представление! И этот костюм… Максим чувствовал себя в нем как-то по-дурацки. Наверное, он все же Иванушка-дурачок, а вовсе не Иван-царевич.
        Но раз уж пришел, придется соответствовать. И принимать участие. Положение обязывает. Иван-царевич должен быть блестящим. Не только благодаря костюму. Потому Максим вместе с другими любопытными гостями пошел по пути развлечений, которые предлагали устроители вечера.
        В литературной викторине он за три правильных ответа получил игрушку - овцу, которая забавно мекала, когда слегка нажимали на ее животик. Потом в аттракционе, который он назвал про себя «Кто быстрее обманет», выиграл хохочущее плюшевое сердце.
        Обе игрушки он отнес Маргарите. Опять изменил голос и сказал:
        - Это вам. Пока она удивлялась, он опять пошел бродить по залу. Какая-то девушка остановила его и стала спрашивать, где он достал такой костюм. Максим охотно удовлетворил ее любопытство, рассказав, как они с мамой этот костюм мастерили.
        - У вас удивительная мама, - сказала она. И Максим согласился: это так.
        К двенадцати часам ночи музыка стихла и на эстраду опять взобрался директор концерна, все в той же судейской мантии, вместе с двумя девушками, одной из которых оказалась та самая, которая спрашивала Максима.
        Судья стукнул молотком по гонгу, призывая всех к вниманию.
        - Уважаемые гости! Дамы и господа! Только что закончило работу высокое жюри, которое в жарком споре, если не сказать в схватке, наконец распределило места, присужденные лучшим карнавальным костюмам. Случай беспрецедентный. Мне кажется, такого еще не было. Обычно первый приз вручается женщине… То есть что я говорю! Наверное, это всего лишь стереотип, как о том сообщили мне мои милые помощницы Вика и Наташа. Итак, результаты конкурса карнавальных костюмов: первое место занял костюм… Ивана-царевича!
        Зал разразился рукоплесканиями, и Максима вытолкнули вперед, хотя от неожиданности он попытался опять затесаться в толпу.
        Судья положил руку на плечо Максиму:
        - К сожалению, мы не знаем, кто скрывается под этой маской, хотя по законам карнавала я могу приказать ему маску снять…
        - Я бы не хотел этого делать, - заметил Максим.
        - Вот как? Иван-царевич претендует на роль мистера Икс. Под его маской - еще одна маска? Как бы то ни было, закон есть закон, первый приз - автомобиль «Жигули» десятой модели переходит в собственность маски. После церемонии награждения наш Иван-царевич может проехать на машине вокруг филармонии, чтобы убедиться: концерн
«Юг-продукт» выделил в качестве приза качественную машину! Как вам такой расклад, царевич?
        - Подходит, - солидно откашлялся Максим.
        - Тогда погодите, пока мы раздадим остальные призы.
        В зале засмеялись.
        - Не терпится пацану! - выкрикнул кто-то. - Такой дурняк не каждый день отваливается.
        - Второй приз… - Судья - директор концерна - повысил голос.
        Но тот же молодой мужчина опять выкрикнул:
        - Слышь, царевич, ты на всякий случай в машине посиди. А то пока то да се, и увести могут.
        Максим кивком поблагодарил за совет и демонстративно встал возле машины, опершись о капот. Он отчего-то не воспринимал всерьез свой приз и потому всего лишь куражился вместе со всеми.
        Не может быть, чтобы машину ему просто так отдали, и все. Он не привык получать от судьбы такие подарки. И всегда невольно настораживался, когда ему что-то дорогое дарили или что-то очень дешевое продавали…
        - Второй приз… - Судья опять сделал попытку перекричать возбужденный зал; не одному Максиму не верилось в то, что машину и вправду дают в качестве приза, - второй приз - видеокамера «Сони» - присуждается костюму «Змея». Тут мы все видим и без маски, кто эта красавица - жена того самого директора фирмы «Пиноккио». Прошу Людмилу Левик получить приз.
        Людмила с равнодушным лицом приблизилась к Маслаченко и взяла из его рук камеру.
        - Я бы дал вам первый приз, - сказал он, целуя ей руку.
        - Вот и дали бы! - громко сказала она.
        По залу точно пронесся шорох. Кто удивленно, кто восторженно откликнулся на выступление Людмилы. Но Судью - то бишь директора концерна «Юг-продукт» - и в обычное время такими приколами смутить было трудно, а теперь, когда он сам приготовил и с удовольствием разыгрывал собственную игру, и вовсе невозможно.
        - Поистине перед нами женщина по имени Хочу, - пробасил он добродушно.
        На что гости в зале охотно ответили смехом.
        - Третий приз… - Судья немного помолчал и, наслаждаясь возникшей тишиной, провозгласил: - наше жюри, капризное, как жюри быть и положено, решило дать сразу двум костюмам: костюму Царевны-лягушки и костюму Мальвины.
        Понятное дело, что о Лягушке не стоило говорить. Будь воля Максима, он дал бы ей первый приз, но и Мальвина была хороша. Голубые волосы, огромные глаза с нарисованными ресницами, которые сияли даже под маской, панталончики с кружавчиками, и вся она была настолько кукольная, так соответствовала образу, что Максим не мог не одобрить решение жюри.
        - От вас, милые дамы, я никакого инкогнито не потерплю, - строго сказал Судья. - Маски снять! - Он взял обеих молодых женщин за руки, заглянул каждой в лицо и сообщил окружающим: - Вот это сюрприз! Кто скажет, что у нас в концерне собралась плохая команда? Клянусь, я и сам не ожидал. Третий приз завоевали сразу двое бухгалтеров: главный бухгалтер концерна Маргарита Петровна Савина и ее заместитель Варвара Андреевна Лиходеева, попросту Рита и Варя. Молодцы, девчонки, не подкачали. Предлагаю на выбор: цветной телевизор и видеомагнитофон.
        - Я возьму магнитофон, не возражаешь? - сказала Маргарита. - Телевизор у меня есть.
        - Не возражаю, мне как раз нужен телевизор, - откликнулась Мальвина.
        - Но и это еще не все. - Судья поднял руку. - Так называемые утешительные призы сегодня получат все наши гости, кто пришел в карнавальном костюме. Призы в студию!
        Нарочито грохоча колесами, двое мужчин в ливреях слуг, белых чулках и белых париках вкатили на помост тележку, полную дорогих импортных игрушек, и Судья стал громко читать:
        - Костюм Боярышни!
        Вышла невестка Маргариты.
        - Костюм Весны, костюм Сокола…
        Раздача подарков продолжалась. Маргарита попыталась улизнуть, но директор поймал ее за руку:
        - Никто не уходит. Слово попросил директор фирмы «Восточные сладости» Казбек Шангиев. Это он сегодня купил на аукционе фигурку обнаженной девушки.
        На помост поднялся не кто иной, как мужчина в костюме Сокола.
        - Вместе с вашим высоким жюри, - он картинно поклонился Судье, - работало наше, неофициальное, жюри, которое присудило свой приз самой красивой, самой элегантной женщине сегодняшнего вечера. И решило вручить ей вот эту самую фигурку. - Он с поклоном передал в руки Людмилы Левик «Маргариту».

«Отдал мою „Маргариту“ этой змее!» - возмутился про себя Максим. Он даже сделал шаг к статуэтке, но тут же устыдился своего порыва: у ребенка отняли игрушку!
        Вывел его из задумчивости голос Маслаченко:
        - Ох уж эти восточные сладости. Берегитесь, женщины, Шангиев умеет вам угождать и тем вернее ловит в свои сети. Надеюсь, ты понимаешь, что это шутка, Казбек?
        - Понимаю, - с достоинством кивнул тот.
        - А теперь наш таинственный Царевич, - продолжал Судья, - наконец может опробовать свой первый приз.
        - Тогда позвольте мне взять еще кое-что, - сказал Максим.
        - Имеете в виду документы? - спросил его директор концерна. - Завтра мы с вами все официально оформим…
        - Вы меня не поняли. Карнавал вроде бы еще не окончился?
        - Я надеюсь.
        - Стрелу я выпустил.
        - И попал в машину.
        - Нет уж, дорогой Юрий Григорьевич. Я попалв лягушку, вот лягушку и отдайте!
        - Так ты что же, ради нее и от машины откажешься?
        - Ну, если вопрос стоит таким образом, я выбираю девушку.
        - А у тебя губа не дура, Бобров, я тебя узнал, мы старые боксеры, люди приметливые! - шепнул ему на ухо Судья и сказал для всех: - Я пошутил. Не имею привычки забирать обратно подарки, а насчет остального - не худо бы и у самой лягушки спросить.
        Он вместе с микрофоном склонился к Маргарите, чтобы ее ответ услышали и гости в зале.
        - Рита, тут заезжий царевич на променад тебя приглашает. В смысле на круг почета в новой машине. Поедешь?
        - Поеду, - улыбнулась Маргарита, кажется, наконец уверяясь, что Иван-царевич все-таки ей знаком.
        Мужчины-добровольцы выкатили машину на улицу, и Максим краем глаза заметил, что Маргарита идет к ней с сумкой в руках, а невестка поспешно набрасывает на ее плечи меховой полушубок.
        Он открыл дверцу, и Маргарита молча села на переднее сиденье.
        - Десять литров всего заправили, - сказал ему подошедший директор, - так что далеко не уедешь.
        Максим дал газ и стал медленно выезжать на шоссе из узкой улочки возле филармонии, запруженной личным транспортом гостей вечера.
        Ему приходилось протискиваться между машинами, все внимание его было сосредоточено на том, чтобы не задеть ни одну из них, наверное, поэтому он не сразу заметил какого-то мужчину, который бросился к его машине наперерез, открыл заднюю дверцу и крикнул:
        - Жми на газ, это - похищение!
        - Несмешные у тебя шутки, приятель, - медленно проговорил Максим и почувствовал, как к его шее прикоснулось что-то холодное и металлическое, больно кольнув его.
        - Еще одно слово, и я воткну этот нож в твою шею. Понял, мужик!
        Машина выехала из узкой улочки, и теперь ее можно было без помех разогнать.
        - Спасибо, мужик, ты неплохо водишь машину, а главное, маску не снял, - ухмыльнулся похититель. - Это же надо быть таким дураком! Просто грех у тебя эту дармовую машину не отобрать. Догадываешься, что я сделаю? Скажу, что под маской был я. - Он сменил тон и приказал: - А теперь оставь свою девчонку в машине, снимай костюм и вали отсюда!
        - Я без нее никуда не пойду! - упрямо проговорил Максим, чувствуя, как под острием ножа, все глубже погружавшегося в его шею, потекла горячая струйка крови.
        - Не зли меня, а то останешься здесь, но уже трупом, понял? Выходи, я сказал, не подписывай меня на мокрое!
        - Зачем тебе эта женщина? Забирай машину и уматывай!
        - Чтобы вернуться в филармонию вместо тебя, снять маску, предъявить документы, а завтра на себя все оформить. Эта девочка - мой страховой полис. Чтобы ты в милицию не побежал, когда она со мной останется. - Мужчина гнусно захохотал.
        - Выходи, Максим, не волнуйся, со мной будет все в порядке!
        Маргарита посмотрела ему в глаза, и он отчего-то решил послушаться. Словно у нее в руках был некий козырь, о чем бандит не догадывался.
        - Слушай, что тебе говорит женщина. Кажется, она куда умнее тебя!
        Максим снял с себя кафтан, передал на заднее сиденье.
        - Шевелись, шапку снимай… Э, да у тебя парик. Мне повезло! Маску тоже сюда давай и штаны…
        - Как же я без штанов-то по городу пойду? - Максим все еще тянул время, пытаясь что-нибудь придумать.
        - Ничего, сейчас темно, добежишь до дома, там оденешь другие.

«Хорошо хоть, что я футболку надел, - подумал Максим. - Мама настаивала, а я еще отбивался как мог. Остался бы сейчас голый посреди улицы и среди зимы!»
        Бандит выскочил из машины, оттолкнул медленно вылезающего из-за руля Максима, стал усаживаться на его место.
        Максим ожидал, что сейчас взревет мотор, машина унесется прочь с такой дорогой его сердцу ношей, как внезапно его взгляду предстала странная картина: похититель взмахнул рукой, схватился за горло и тут же упал головой на руль и словно припадочный стал биться об него.
        Маргарита выскочила из машины и закричала:
        - Бежим, Максим, скорей бежим отсюда!
        - Что это с ним?
        - Я брызнула ему в лицо из газового баллончика!
        - Рита, ты умница! Но чего вдруг мы станем убегать? Это как-никак моя машина.
        Он подбежал к «Жигулям», вытащил из него совершенно не сопротивляющегося бандита, сорвал с него уже надетый кафтан, выкинул его из машины и бросил на обочине ворочаться и стонать, чихать и кашлять. На всякий случай он подобрал нож, который, звякнув, упал на мостовую.
        - Садись, быстро! - скомандовал он Рите. - Я открою все окна, так что запахнись в шубку и закрой нос платком. Будет холодновато, но ничего, потом согреемся.
        Максим тронул с места машину, но поехал не вокруг квартала, как предлагал ему Судья, а совсем в другую сторону.
        - Сначала дела, а потом делишки, - пояснил он вопросительному взгляду Маргариты.
        Однако им все-таки пришлось остановиться у одного ночного бара, купить бутылку минеральной воды и промывать Максиму глаза, потому что из них упорно текли слезы. Маргарита отделалась намного легче: глаза ей лишь слегка пощипало, хотя и ей их тоже промыли минералкой.
        - Куда ты меня везешь? - спросила Маргарита, когда после всех процедур Максим повез ее куда-то, все еще прикладывая к глазам мокрый платок.
        - Это - похищение, - с усмешкой произнес он. - И я не выпущу тебя из машины до тех пор, пока ты меня не выслушаешь и не ответишь на один очень важный для меня вопрос.
        - Он и для меня важный?
        - Хотелось бы так думать.

        Глава двадцать седьмая

        Маргарита долго не узнавала Максима, потому что не хотела его узнавать. То есть она до последнего - не без помощи Люськи - продолжала думать о нем не самым лучшим образом и потому подозревала, что он опять, как когда-то, всего лишь хочет с ней развлечься.
        Но выяснилось, как ни прячься, а в трудную минуту перестаешь думать о каком-то уязвленном самолюбии и не рассуждая бросаешься на помощь тому, кто упорно не хочет уходить из твоего сердца.
        Казалось бы, зачем ей брать с собой сумку, чтобы проехать вокруг филармонии? Тут она решила не капризничать и сесть в машину, но потом… Только бы он попробовал протянуть к ней руки. И ему бы не поздоровилось! Вот как агрессивно она была настроена.
        Но этот похититель ее возмутил. Решил, что Максим без разговора оставит ее одну, а она - такая робкая курица, с которой что хочешь, то и делай.
        Вернее, похититель еще только влез в машину и приставил нож к шее Максима, как она машинально сунула руку в сумочку, нащупала газовый баллончик и потом только ждала удобного момента, почти ничего не слыша из того, что говорил бандит. И что отвечал ему Максим.
        Она подождала, когда из машины нехотя вышел Максим и на его месте стал устраиваться угонщик, задержала дыхание и нажала на распылитель прямо в наглую, ухмыляющуюся рожу.
        Кажется, он что-то заревел. Вроде:
        - Су-у-ка!
        Но Маргариту это ничуть не задело, потому что она буквально вывалилась из машины, чтобы отрава не досталась и ей.
        Максим сориентировался сразу, и это ей понравилось. Она подумала, что и в жизни, наверное, он вот так же ответственные решения берет на себя и в трудные минуты мгновенно организуется, не давая места растерянности.
        Как он вытащил этого чихающего и стонущего бандита, как поднял оброненный им нож и швырнул на сиденье машины, как сразу догадался нажать кнопку стеклоподъемника… Он необыкновенный человек!
        В машине было холодно. Максим остановил ее в квартале от филармонии и даже приоткрыл дверцы, чтобы побыстрее выветрился газ, а сам закутал Маргариту в ее же полушубок, обнял покрепче и прижал к себе. И рассказал, как все случилось. Как он искал ее и звонил во все фирмы, но так и не нашел.
        - Почему-то нигде не оказалось заместителя главного бухгалтера Маргариты.
        - Это все Варька! - хихикнула Маргарита.
        - Какая Варька? - не понял Максим.
        - Ну, Мальвина эта несчастная. Меня на несколько дней отправляли на другое место работы, в банк, и она оставалась вместо меня. Потому и назвала свое имя-отчество. Уж очень ей нравилось работать на моем месте.
        - Теперь ты понимаешь, как неудачно все совпало? Даже этот листок с твоим телефоном… Ведь Димка мог взять любой другой, и ничего бы этого не было… А Курочка? Чего ей вздумалось со мной обниматься, когда я ждал тебя в аэропорту? Мы в классе с ней никогда не дружили, после окончания школы лет десять не виделись…
        - Наверное, она боится летать самолетом, - улыбнулась Маргарита.
        - Ну а я-то здесь при чем?
        - А тебя она обнимала на радостях, что осталась жива. Благополучно долетела.
        - Понимаешь, наверное, это издержки воспитания, но я не мог ее оттолкнуть. Видел, как ты проходишь мимо, и не мог расцепить ее руки, которыми она обхватила меня за шею.
        - Хорошо-хорошо, - смеясь, сказала Маргарита, - я больше не сержусь на тебя за этот дурацкий аэропорт.
        - И за то, что долго тебе не звонил?
        - И за то, что не звонил, - покорно повторила она.
        - Конечно, у меня нет своего телеканала.
        Маргарита удивленно высвободилась и взглянула в его глаза:
        - Откуда ты об этом знаешь?
        - О твоем телемальчике? Земля слухом полнится.
        - Во-первых, никакой он не мой, а во-вторых, об этом знала только Люська.
        - Об этом знали трое: он, она и весь город… Ну чего ты вскинулась? Знали твоя подруга и ее муж, который мой друг.
        - Ты хочешь сказать, что Митя… Дмитрий Левик - твой друг?
        - Именно это я и говорю тебе.
        - А Люська об этом знала?
        - С некоторого времени знала.
        - И ни словом, ни намеком… Она же понимала, что ты мне далеко не безразличен!
        - Спасибо, родная.
        - Погоди, не целуйся. Для меня это очень важно. Понимаешь, я много лет считала Людмилу своей лучшей подругой. Я доверяла ей свои тайны, выслушивала ее советы, а в трудные минуты всегда была с ней, помогала как могла. И всегда считала, что и Люська меня искренне любит…
        - Не расстраивайся, Рита, это все потому, что Людмила ненавидит меня.
        - Но при чем здесь ее чувства? Разве не важнее для меня то, что касается моей жизни?!
        Максим промолчал, украдкой вытирая по-прежнему слезящиеся глаза.
        Маргарита стала вылезать из машины, приговаривая на ходу:
        - Пересаживайся на мое место. Давай побольше намочим платок и положим его тебе на глаза, а я сама поведу машину.
        - Ты умеешь водить машину? - удивился он, покорно пересаживаясь.
        - Как раз перед отъездом в Москву я получила права.
        - А я как раз для тебя ее выиграл?
        - В каком смысле?
        - Ну, у меня есть «тойота», а ты пока поездишь на «десятке».
        - Чего это я должна ездить на твоей машине! - ворчливо буркнула Маргарита.
        - Ты можешь принять ее от меня в качестве свадебного подарка.
        - Хочешь сказать, я выхожу замуж?
        - А я для чего, интересно, пускал стрелу? - возмутился он. - Полный зал свидетелей, включая твоего директора.
        - Максим, - проговорила она растерянно, - это ты так шутишь? Ты не забыл, каким образом мы с тобой познакомились?
        - Тебе не понравилось, как у нас это все происходило? - встревожился он.
        - Понравилось, - смутилась она, - но начало…
        - Зато мы сразу проверили себя в главном. Говорят, алтари любви сооружают из матрацев.
        - Любви? Ты сказал, любви?
        - А чем тебе не нравится это слово?
        - Оно для меня неожиданно.
        - Ну да, ты ведь успела для себя нарисовать мой портрет… сплошь черными красками!
        В его голосе прозвучала обида.
        - Но ведь мне совсем не за что было зацепиться, - проговорила она смущенно. - Все, что я знала о тебе, выглядело слишком субъективно. Основано только на моих впечатлениях, полученных меньше чем за два дня.
        - Да плюс к этому у тебя были не слишком добрые советчики, не так ли? - прищурился он.
        - Я никого не слушала, - пробормотала она упрямо.
        - Увы, капля и камень точит. Ты ведь совсем недавно не хотела со мной даже разговаривать.
        Он придвинулся к Маргарите, взял ее за руку и заглянул в глаза, но сказал ей вовсе не то, что она ожидала услышать. Она даже обомлела от этих неожиданных слов:
        - Скажи, Рита, ты любишь детей?
        - Ты спрашиваешь, хотела бы я иметь детей?
        - Именно.
        - В юности я думала, что у меня будет не меньше трех. Но как видишь, бодливой корове Бог рогов не дает!
        - То есть теперь ты уже не хочешь.
        - Боюсь, что троих родить я уже не успею.
        - А как насчет двоих?
        - Максим, - попеняла ему Маргарита, - чего это вдруг ты заговорил о детях?
        - Просто я подумал: может, мы пошлем к чертям собачьим этот бал-маскарад, раз уж ты сама считаешь, что у нас осталось мало времени.
        - Я так не говорила, - запротестовала она, - но ты не станешь возражать, если наш первый ребенок родится несколькими часами позже?
        Этот разговор больше Маргариту не смущал. Она даже почувствовала в себе некую удаль: пусть хоть все Люськи страны станут против них с Максимом, теперь они все равно не расстанутся.
        - Отчего-то у меня в голове стала торчать фраза: «Аз воздам!», - медленно проговорила она.
        - Неужели ты так мстительна? - шутливо ужаснулся он.
        - Говорят, наши деды пели в свое время: «И за око выбьем мы два ока, а за зуб всю челюсть разобьем!» Я всего лишь достойная внучка. А вообще прежде я и не подозревала, что способна на мстительность. Это, наверное, как аппендикс. Пока не воспалится, мы о нем ничего не знаем.
        Странно, что она говорила о себе такие вещи, пусть и в шутку, но вовсе не боялась, будто этим сможет отвратить от себя Максима. Если подумать, это не единственный ее недостаток…
        - Откровенно говоря, я бы тоже не прочь кое-кому воздать, - согласился он и скомандовал: - Шофер, рули к филармонии, надо сдать машину устроителям, пусть оформляют.
        Они оставили машину во дворе филармонии. Предупрежденный Маслаченко охранник показал место, где ее поставить.
        - Однако, Максим, ты заметил, что если с каждым из нас в отдельности происходят лишь мелкие неприятности, то стоит нам оказаться вместе, как начинаются прямо-таки глобальные катаклизмы.
        - Имеешь в виду этого, с ножом?
        - А бандиты в обменном пункте?
        - Не старайся, не испугаешь, - хмыкнул Максим и взял се за руку, как будто она собиралась от него сбежать.
        А в зале веселье продолжалась. Директор концерна в своей судейской мантии отплясывал на пару с Красной Шапочкой не то самбу, не то румбу - в общем, что-то экзотическое, и по лицу его катился пот. В зале было достаточно жарко, а мантия оказалась сшитой из слишком плотной материи.
        - Поможем шефу, - предложила Маргарита, отдавая полушубок и сумочку мужчине в костюме ливрейного слуги.
        Тот принял ее вещи, ничуть не удивляясь.
        - Эх, была не была! - воскликнул Максим, снимая с себя белый парик и бросая на пол, как если бы это была шапка.
        Они заплясали рядом, что дало возможность директору посачковать.
        - Спасибо, Рита, - благодарно прокричал Юрий Григорьевич, принимая от нее платок, чтобы вытереть пот. - Это называется, за что боролись, на то и напоролись.
        - Зарядку надо делать по утрам! - сказала Красная Шапочка, легко подпрыгивая.
        - Уволю! - пригрозил директор, неожиданно легко выдавая сложный пируэт. - Не так уж я стар и тяжел, как может показаться.
        - Как, Бобров, я тебя расколол? - довольно проговорил он Максиму, когда музыка кончилась.
        - Кажется, вы единственный, кто меня узнал, - согласился тот. - А интересно, каким образом?
        - Помнишь, пару лет назад ты приходил ко мне насчет складских площадей? Я обратил внимание на твою походку: ты слегка загребаешь ногами, как бобер из мультика. К тому же если снять белокурый парик… В общем, узнал - и все, не занудствуй!
        Маргарита хотела было сказать, что и она подозревала, почти была уверена, но внутренний голос отсоветовал: «Молчи уж! Ты ведь не давала мне возможности сказать об этом, а я сразу почувствовал…»
        Мистика какая-то с этим голосом. Говорит себе, словно он самостоятельное существо, которое живет в ней временно.
        - Однако ты долго объезжал вокруг квартала, - заметил Судья. - Плохо машину водишь, что ли?
        - Мне пришлось между этим делом решать дело куда важнее, - решил признаться Максим. - Дело в том, что я сделал предложение руки и сердца вашему главному бухгалтеру.
        - А она как?
        - Вроде согласилась.
        - Вроде - понятие неопределенное.
        - Рита-то сказала определенно, да я все поверить не могу. Знаете, сколько пришлось за ней побегать.
        - Хорошая женщина стоит любой беготни. И скажу тебе, Максим, недаром я тебе машину присудил. Порадовал ты меня.
        - Раз уж мы так плотно говорим о наших делах, хочу заодно и просьбу высказать: пусть ваши работники оформят эту машину на имя Риты.
        - Щедрый подарок.
        - Я бы хотел подарить ей вообще все, что имею.
        - А как ты смотришь на то, чтобы обручиться?
        - Пока у нас это не очень принято.
        - А ты возьми меня для такого дела главным распорядителем, я все и устрою.
        - Не возражаем, - сказал Максим, переглянувшись с Маргаритой.
        Наверное, скорее всего от растерянности - он никак не ожидал от Маслаченко такого горячего участия.
        И тут началось такое…
        Директор в своей судейской мантии, производивший впечатление самого главного лица, и таковым и являлся, легко брал в руки инициативу, потому, как только он сказал в микрофон: «Внимание! Выключите музыку, срочное сообщение!», в зале установилась тишина. То есть гости, конечно, продолжали негромко переговариваться между собой, но внимание оказалось приковано к Судье.
        - Дорогие гости! На нашем вечере произошло событие, которого я не мог не только предусмотреть, но о котором не осмеливался и мечтать: судьба подала мне знак - а я фаталист и верю в такого рода приметы… В общем, как раз на нашем вечере двое хороших молодых людей решили в недалеком будущем пожениться. Такого наша программа, понятное дело, не предусматривала. Если я хорошо помню, то как раз сейчас мы должны были выбирать королеву вечера, а та должна была подбирать себе короля. Так вот, я предлагаю программу переменить в связи с вновь открывшимися обстоятельствами - на место короля и королевы посадить наших жениха и невесту и отпраздновать их помолвку. У кого еще она происходила при таком стечении народа?
        В зале раздались одобрительные выкрики.
        - Я мог бы воспользоваться правом Судьи и просто объявить окончательное решение, но у нас праздничный вечер. Потому я предлагаю: кто за немедленную помолвку, становитесь по мою правую руку, кто против - по левую.
        Шумная толпа качнулась, и вскоре почти все перешли на правую сторону. Слева остались лишь несколько человек, и Маргарита с болью увидела в их числе Люську.
        - Большинством голосов объявляю начало церемонии обручения, - торжественно провозгласил Судья. - Стулья для жениха и невесты! И кольца.
        - Какие кольца? - Маргарита и Максим посмотрели друг на друга.
        - Пока серебряные, а на свадьбу купите себе золотые.
        Внезапно из толпы выскочила молодая женщина в костюме Боярышни и этим несколько скомкала обряд, но никто не огорчился: на то и бал-маскарад.
        Она подбежала к Маргарите и Максиму, сидящим на стульях, разукрашенных под королевский трон, стала обнимать их по очереди и положила на колени Маргариты огромного плюшевого льва.
        - Поздравляю!
        Ее поступок послужил как бы сигналом для многих. Участники бала стали выходить и дарить жениху и невесте игрушки, так что в конце концов чуть ли не засыпали их.
        Одной из последних к помолвленным подошла Люська и протянула деревянную скульптуру Маргарите:
        - Возьми, с какой стати мне ее хранить. В отличие от тебя я не позирую обнаженной!
        - Зато ты делаешь обнаженной кое-что похуже, - в тон ей сказала Маргарита.
        Сказала достаточно тихо, но не учла, что рядом с ней с микрофоном стоит Судья.
        Ее слова прозвучали на весь зал, и хотя, по мнению Маргариты, в них не было ничего смешного, кто-то из гостей громко прыснул, смех подхватил другой, и вскоре все дружно хохотали.
        Люська беспомощно оглянулась - улыбка превосходства сползла с ее лица.
        - Прости, - покаянно сказала Маргарита, - я не хотела.
        - Бог простит! - криво усмехнулась Люська и пошла к выходу.
        Следом за ней устремился Казбек из «Восточных сладостей». Димка тоже было привычно пошел за женой, но отчего-то передумал и, махнув рукой, остался в зале.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к