Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Корник Никола: " Негаснущий Свет Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Негаснущий свет любви Никола Корник
        Сомерсет #1 Великосветские лондонские сезоны. Балы, интриги… Они познакомились, когда она дебютировала в свете. Полюбили друг друга, обручились, но судьба или злые люди разлучили их. И вот случай снова свел их вместе, только теперь гордость не позволяет им позабыть прошлые обиды. Их встречи - непрекращающиеся словесные баталии, и все же… героев этого романа тянет друг к другу, ведь чувство, если оно настоящее, не меркнет.
        Никола Корник
        Негаснущий свет любви
        Сомерсет - 1
        Пролог
        Сложись обстоятельства иначе, они никогда бы больше не встретились. Если бы благодаря попутному ветру его корабль не прибыл в Плимут[Город и порт в Англии. - Здесь и далее примечания переводчика] раньше обычного, а она не отправилась бы в Сомерсет[Графство в Англии.] именно в этот день и к тому же не задержалась бы в поисках сумочки мисс Френшем, несчастного случая можно было бы избежать.
        Но волею судьбы, когда-то соединившей их, а затем разлучившей, они увиделись вновь.
        Глава первая
        Несчастный случай произошел на том самом месте, где узкая проселочная дорога сворачивала, огибая небольшой холм на Сомерсетской равнине. Кареты, мчавшиеся навстречу друг другу, ехали слишком быстро, и кучера не успели вовремя сбавить скорость.
        Двухколесный экипаж пронесся мимо фаэтона, едва не задев его. Испуганные лошади в упряжке фаэтона с силой рванули в сторону и встали на дыбы. Едва не опрокинувшись, фаэтон съехал с дороги, в результате два колеса оказались в канаве с водой. Раздался громкий треск - сломалась передняя ось.
        Конюх соскочил на землю и попытался успокоить лошадей, поскольку кучер запутался в вожжах. Ему удалось дотянуться до лошадиных голов, но один справиться с обезумевшими животными он не смог и стал звать на помощь. Тогда кучер разрезал поводья и спрыгнул в канаву.
        Тем временем владелец экипажа с поразительным умением остановил лошадей и, передав поводья своему конюху, приказал ему ехать в ближайшую деревню и сообщить там о случившемся. Сам же бегом кинулся к месту происшествия.
        Кучер, ругаясь и отряхиваясь, словно пес, вылез из канавы, подбежал к конюху и схватил обрывки вожжей. Лошади немного успокоились, а конюх бросил взгляд на фаэтон, не зная, как поступить - то ли распрягать лошадей, то ли вызволять пассажиров.
        Февральский день выдался на редкость теплым, накрапывал дождь, и дорога грозила вот-вот превратиться в трясину. Джентльмен это сразу понял и сказал кучеру:
        - Успокой лошадей, а я посмотрю, что случилось с пассажирами. Сколько их?
        Дождь струйками стекал по пелерине его пальто. Он откинул со лба мокрые темные волосы. Ни конюх, ни кучер, пораженные его властным тоном, не осмелились спросить, кто он такой, и сочли за лучшее подчиниться.
        - Их двое, сэр, - произнес кучер. - Две дамы.
        Джентльмен тихонько выругался и повернулся к фаэтону. Герба на дверце видно не было, а значит, и не было возможности определить с первого взгляда, кому он принадлежит. Фаэтон застрял в канаве очень основательно. Ясно, что без посторонней помощи с места его не сдвинуть. Лошади великолепные, хотя и не столь породистые, как его собственные, подумал джентльмен. Он добрался до дверцы кареты, которая внезапно раскрылась, и в проеме появилась тщедушная фигура какой-то насмерть перепуганной пожилой дамы. Он услышал ее голос, но вначале из-за воя ветра не разобрал слов, хотя и догадался, что ей никак не сойти вниз, так как ступени не достают до земли, а спрыгнуть она не может. Голос звучал почти истерически:
        - Это просто невыносимо! Джек! Кучер! Где ты? Сейчас же помоги, иначе мне станет дурно!
        Взгляд ее упал на высокого незнакомца, стоящего возле кареты.
        - Вот вы, сэр, помогите мне выйти! Джентльмен мгновенно подхватил ее на руки и поставил на землю.
        - Да как вы можете! - гневно вскрикнула она, оправляя задравшуюся юбку.
        Порывы ветра грозили сорвать с нее шляпку, перчатки упали в лужу; беспомощно озираясь и содрогаясь от страха, дама принялась искать свою сумочку. Незнакомца охватила жалость к этой хрупкой женщине, а также стыд за то, что причиной несчастья оказался он.
        - Прошу прощения, мадам. - Он поклонился, что было не совсем уместно в данной ситуации. - Пожалуйста, примите мои извинения за причиненные неприятности. Позвольте помочь вам.
        У него был низкий приятный голос, и мисс Френшем немного успокоилась. Робкая по натуре, она, тем не менее, отличалась практичностью. Этому ее научила жизнь, вынуждавшая ее зарабатывать себе на кусок хлеба самой. Поэтому она решила в обморок не падать, а позволить джентльмену взять себя за руку и отвести туда, где ветер дул не так сильно и не хлестал дождь.
        - Позвольте представиться, - продолжал он. - Джеймс Маллино к вашим услугам, мадам. Я позабочусь о том, чтобы вы могли где-нибудь укрыться от ненастья, но прежде… Я не ошибаюсь, мне сказали, с вами в карете ехала еще одна леди.
        Глаза мисс Френшем внезапно округлились от ужаса, и она прикрыла рот ладонью, чтобы не закричать.
        - Алисия! Какая же я безмозглая! - Она схватила Джеймса за руку. - Пожалуйста, сэр, посмотрите, что с ней. Когда карета перевернулась, мы обе упали на пол. Как я могла забыть о ней! Да я сущее чудовище!
        Она безуспешно пыталась найти носовой платок.
        - Не волнуйтесь, мадам. - Джеймс вложил ей в руку собственный платок. - Вы пережили большое потрясение и едва ли были в состоянии думать обо всем сразу. Подождите здесь, а я посмотрю, что с вашей приятельницей.
        - Она моя подопечная, - чихнув, печально сообщила мисс Френшем, - и мне не следовало оставлять ее. Что скажет леди Стэнсфилд? Я не смогу посмотреть ей в глаза!
        Ее слова произвели ошеломляющее впечатление на джентльмена. Он замер, а затем переспросил:
        - Леди Стэнсфилд? Вы говорите о вдовствующей графине Стэнсфилд?
        Мисс Френшем с громким вздохом кивнула и вытерла глаза мокрым от дождя платком. Она была слишком расстроена, чтобы обратить внимание на несколько странную реакцию джентльмена.
        - Ее светлость - бабушка Алисии, - пояснила мисс Френшем. - А я обещала заботиться о ней.
        - Леди Карберри не грудной младенец, - сухо заметил Джеймс Маллино. Это соответствовало действительности, но прозвучало не совсем вежливо. - Она сама может о себе позаботиться. Раньше ей это очень хорошо удавалось!
        Уловив сарказм в его словах, мисс Френшем быстро взглянула на него и спросила:
        - Вы знакомы с леди Карберри, сэр?
        Маллино ничего не ответил, и ей показалось, что он сейчас повернется и уйдет.
        Помолчав, он все же изрек:
        - Я знал леди Карберри до ее замужества.
        Мисс Френшем недоумевающе уставилась на него, но он ничего больше не сказал, а повернулся к ней спиной и скрылся в темном дверном проеме кареты.
        Пол кареты был скользким от дождя. Внутри царила кромешная тьма и тишина. Маллино подождал, пока глаза не привыкнут к темноте.
        Алисия Карберри лежала в дальнем углу кареты. Слабый свет едва освещал ее бледное лицо. Держась за бархатное сиденье, Маллино стал осторожно двигаться к ней.
        Карета заскрипела, все глубже опускаясь в канаву.
        Наконец он смог встать на колени подле лежащей на полу Алисии. Что делать? Она была без сознания, но дышала ровно, похоже, не пострадала, хотя трудно сказать это наверняка.
        Маллино ухватился за край ее дорожного платья и с силой потащил к двери, потом спрыгнул на землю и подхватил молодую женщину на руки. Она не шевелилась, что облегчало ему задачу, так как дама, несомненно, смутилась бы от столь бесцеремонного обращения.
        Она оказалась на удивление легкой, и Маллино мрачно усмехнулся неожиданно пришедшей в голову шутке: став богатой вдовой, она нисколько не прибавила в весе.
        Он знал леди Карберри до ее замужества, как он и сказал мисс Френшем. Она была помолвлена с ним и разорвала помолвку, бросив его ради богатого старика. Маллино вскоре уехал из Англии, а теперь, стоило ему вернуться, насмешница судьба вновь свела его с женщиной, встречи с которой он любой ценой хотел избежать.
        Он знал, что когда-нибудь ему придется увидеть Алисию, так как собирался занять подобающее место в свете, украшением которого являлась леди Карберри. Он отнесся бы к ней вежливо, но холодно. Прошлое мертво, так же как и те чувства, которые он когда-то питал к ней.
        Теперь, держа ее на руках, Маллино испытывал все нарастающее раздражение. Он ощущал запах ее кожи, легкое касание волос о щеку, доверчиво покоившуюся у него на плече голову. Это просто невыносимо! Она до сих пор волнует его, хотя он убеждал себя, что больше не любит ее!
        Маллино отошел подальше от сломанной кареты. Мисс Френшем отыскала, наконец, свою сумочку. Бедняжка дрожала от холода и выглядела весьма жалко.
        - Вы нашли ее! Слава Богу! - Компаньонка отбросила мокрые волосы со лба Алисии и внезапно нахмурилась. - Она сильно поранилась?
        - Уверен, что она выживет, - равнодушно заявил Маллино. - Леди Карберри, вероятно, ушиблась головой, но полагаю, ничего серьезного нет, и костей она не переломала. - Он взглянул на мисс Френшем, и голос его смягчился. - А вот вы промокли насквозь и продрогли. В этой Богом забытой деревушке наверняка должен быть какой-нибудь трактир. Скорее пойдем туда, если, конечно, вы в состоянии идти. Леди Карберри я понесу на руках. Как только доберемся, пошлем за врачом.
        Мисс Френшем сказала, что вполне способна идти. Деревня Оттери находилась всего в полукилометре ходьбы, и там, несомненно, было где укрыться. Джеймс Маллино с леди Карберри на руках осторожно шел по грязной дороге, мисс Френшем семенила рядом, время от времени она бросала беспокойные взгляды на бесчувственное тело Алисии. Дождь усилился.
        Кучеру удалось высвободить лошадей из сбруи, конюх вытащил из кареты багаж. Карету решили оставить на дороге до утра, когда можно будет позвать кого-нибудь на помощь.
        Когда до деревни оставалось совсем немного, Алисия Карберри пошевелилась. Первое, что она ощутила, - это холодные капли дождя на лице. Она не понимала, ни где находится, ни что с ней. Сильные руки крепче сжали ее, и она почувствовала себя в безопасности.
        - Не двигайтесь, - тихо сказал мужчина.
        Алисия успокоилась, хотя не знала, кто с ней говорил; правда, голос показался ей смутно знакомым. У нее ужасно болела голова, и она прижалась к широкому плечу.
        Маллино взглянул на нее, доверчиво лежащую у него на руках, и вспомнил о своей прежней страсти к этой красивой женщине. Черт возьми, как он может жалеть ее после всего, что она сделала? Едва увидел ее, как вновь готов пасть жертвой ее чар. Неужели он совершит ошибку второй раз?
        Когда они познакомились, ему было двадцать пять. Он позволил провести себя, словно зеленый юнец. Это было крайне оскорбительно. Он, Джеймс Маллино, обладатель титула, имеющий кое-какой опыт за плечами, едва не угодил в сети хорошенькой авантюристки, пусть Алисия и была внучкой графа и богатой наследницей. Но ей было мало этого. Он с горечью вспоминал ее письмо, в котором она сообщала, что разрывает их помолвку:

«…итак, милый Джеймс, боюсь, я вынуждена расторгнуть нашу помолвку, так как уверена, что мы не пара. Карберри подходит мне больше. Знаю, я не вправе требовать слишком многого от брака по расчету, но это лучше, чем быть бедной, как церковная мышь. Твой титул многого стоит, дорогой, но, к сожалению, этого недостаточно…»
        Джеймс Маллино был потрясен не только ее жадностью, но и тем, что она так откровенно в этом признавалась. Он с трудом мог поверить, что чистая и невинная девушка способна на такое. Ему казалось, что они родственные души, но, видимо, он ошибся.
        Титул семейства Маллино был очень древний, и, хотя за последние годы их состояние значительно уменьшилось, Джеймс представлял немалый интерес для мамаш с дочками на выданье. Он влюбился в Алисию. Такое случилось с ним впервые, юношеские увлечения не в счет. Вероломство Алисии глубоко ранило и оскорбило его. Он считал себя здравомыслящим человеком, и его гордости был нанесен весьма чувствительный удар. Она хитро обвела его вокруг пальца: вначале заманила в сети, а затем, когда подвернулась партия повыгоднее, безжалостно от него отделалась.
        Подобные невеселые размышления лишь усилили его отвращение к Алисии, а когда они подошли к деревне Оттери, настроение у него испортилось вконец, поскольку селение представляло собой всего несколько жалких домишек по обе стороны дороги. Трактир, правда, там оказался, но его облупленная дверь была закрыта. Это, однако, не остановило Джеймса, полного решимости отделаться от своей ноши, и он дернул за колокольчик на двери.
        Где-то в глубине дома раздался тихий звон. Наконец послышались шаги, дверь чуть-чуть приотворилась, и в щелке показалось недовольное лицо.
        - То лошади, то кареты! А теперь вы! - раздался негодующий голос. - Мы закрыты!
        Джеймс Маллино был не настроен отступать.
        - Произошел несчастный случай, - непререкаемым тоном произнес он. - Нам необходимо укрыться от непогоды. Извольте проводить нас в лучшую гостиную, а жене скажите, чтобы она занялась дамами. Насколько я понимаю, мой конюх и экипаж уже во дворе.
        Хозяин не шевелился. Маллино начал терять терпение.
        - Пошевеливайтесь! Мы умрем от холода, если останемся стоять здесь!
        Трактирщик громко засопел, но открыл-таки дверь и затопал вперед по полутемному коридору, ворча на прихоти знати. Он отворил дверь в неосвещенную убогую комнату с потрескавшимися деревянными стенными панелями. Пахло мышами и прокисшим пивом. Огонь в камине разведен не был, и в комнате царил полумрак. Маллино с недоумением огляделся.
        - Это лучшее, что есть, - нисколько не смущаясь, заявил хозяин. - Экипаж и лошади на заднем дворе, но они так вымокли, что ехать на них нельзя.
        Он бросил на выпачканных пришельцев презрительный взгляд, говоривший о том, что им выбирать не приходится, и исчез.
        Маллино с трудом подавил ярость. Более приличный постоялый двор наверняка находится далеко, а ехать им не на чем. Леди Карберри необходим врач, да и мисс. Френшем выглядит неважно. Он, конечно, может пешком дойти до дома священника или поискать приют получше, но местности он не знает, а расспрашивать незнакомых людей ему совсем не хотелось. Он со спокойной совестью оставил бы леди Карберри здесь одну, если бы не несчастная мисс Френшем, бросить которую ему не позволяло благородство.
        Нет, видно, придется сначала сделать все возможное для дам и лишь, потом уйти, чтобы не вступать в неприятный разговор с леди Карберри.
        Маллино устроил Алисию в единственном кресле. Она либо была без сознания, либо спала. Мисс Френшем засуетилась возле нее, достала из сумочки нюхательную соль и поднесла флакон к носу Алисии. Спустя несколько мгновений едкий запах оказал желаемое действие.
        - Она пришла в себя! - взволнованно воскликнула мисс Френшем, но Алисия, едва открыв глаза, снова их закрыла. - Ох, сэр… - Мисс Френшем повернулась к Маллино, который с усмешкой наблюдал за ней, но помощи не предлагал. - Не послать ли за доктором? Бедняжку Алисию необходимо уложить в постель.
        - Мне хорошо, Эмми, - раздался голос леди Карберри, отчего ее компаньонка едва не подпрыгнула. - Пожалуйста, не надо посылать за доктором. Ненавижу, когда вокруг меня суетятся! Достаточно принести чашку сладкого чая.
        Она, не открывая глаз, подложила под голову руку. Мисс Френшем не осмелилась противоречить, зная характер ее светлости, но неодобрительно поджала губы. Тут она увидела, с каким выражением смотрит на Алисию Джеймс Маллино. Она привыкла к тому, что мужчины глядят на Алисию с восхищением либо с неприкрытой похотью во взоре, но никто и никогда не смотрел на нее с такой неприязнью.
        Компаньонка и джентльмен внимательно вгляделись друг в друга. Мисс Френшем была субтильного вида женщиной неопределенного возраста. Ее наряд, состоящий из практичной серой накидки, надетой поверх черного бомбазинового[Бомбазин - плотная, мягкая, ворсистая с изнанки ткань.] платья, был крайне скромным. Аккуратно причесанные перед поездкой волосы теперь мокрыми прядями свисали из-под шляпки. Она дрожала, так как промокла до костей. Большие серые глаза беспокойно смотрели то на Алисию Карберри, то на Джеймса Маллино.
        Маллино дал выход своим чувствам и властным голосом крикнул трактирщику, чтобы тот немедленно зажег свечи, что и было вскоре исполнено, но сладкого чая Алисия так и не дождалась.
        Мисс Френшем, хотя и была высохшей старой девой, однако не осталась равнодушной к стоящему перед ней джентльмену. Ей приходилось наблюдать джентльменов высшего света, она читала любовные романы в крапчатых переплетах, которые брала в библиотеке. Джеймс Маллино был похож и на денди, и на героя-любовника. Безукоризненно сшитый костюм красиво облегал его высокую, широкоплечую фигуру. Глаза и волосы у него были черные, а лицо загорелое, что делало его похожим на пирата. Правда, она никогда не видела ни одного пирата, но полагала, что они выглядят именно так. Черты его лица можно было назвать классически правильными. Властная манера держать себя сочеталась с изяществом движений и отсутствием суетливости. Мисс Френшем заметила насмешливые огоньки у него в глазах, но суровая линия губ и складки, залегшие вокруг рта, говорили о разочаровании в жизни. Похоже, такой человек не способен смеяться, подумала мисс Френшем, но он вдруг посмотрел на нее с обезоруживающей улыбкой.
        Мисс Френшем, всегда строго придерживающаяся этикета, сделала реверанс, хотя интуитивно чувствовала, что этот человек не признает условностей.
        - Я, кажется, не поблагодарила вас, сэр, за помощь мне и леди Карберри, - немного неуверенно сказала она. - А также не представилась подобающим образом. Я мисс Эммелина Френшем, бывшая гувернантка, а теперь компаньонка Алисии, леди Карберри.
        Джентльмен взял ее руку и галантно поднес к губам, отчего мисс Френшем вздрогнула и подумала, что улыбка ему очень идет.
        - Я сожалею об обстоятельствах нашей встречи, мисс Френшем, но рад с вами познакомиться, - произнес он. - Как я уже говорил, мое имя Джеймс, маркиз Маллино. К вашим услугам, мадам.
        Мисс Френшем не отличалась хорошей памятью, но сейчас она вдруг вспомнила, почему это имя ей знакомо. Он был связан с Алисией Карберри! Рука ее выпала из его ладони…
        В этот момент Алисия открыла глаза.
        Алисия Карберри была красива, и, хотя красоту ее нельзя было назвать классической, ее - вполне заслуженно - считали бриллиантом чистой воды. Даже Джеймс Маллино, питавший к ней сильную неприязнь, не мог этого отрицать и сейчас, к собственному неудовольствию, был не в состоянии отвести от нее глаз.
        Капюшон ее коричневого плаща упал с головы, и копна темно-рыжих волос разметалась по плечам. От матери она унаследовала тонкое личико сердечком, широкие скулы и упрямый подбородок, что говорило о решительном характере. Но ее изумрудно-зеленые глаза, ясные и блестящие, опушенные густыми черными ресницами, затмевали все, даже веснушки на переносице аккуратного носика.
        Бледность постепенно исчезла с ее лица. Джеймс Маллино с трудом узнавал в ней прежнюю девятнадцатилетнюю дебютантку. С возрастом она стала еще красивее. Невинная девушка, приехавшая в Лондон из провинции, превратилась в утонченную и гордую светскую красавицу. Он чувствовал, что характер у нее тоже изменился - она стала более искушенной.
        Алисия подняла голову, и их глаза встретились.
        - Я подумала, что это вы, - медленно произнесла она, - но потом решила, что мне показалось.
        Маллино стоял с каменным выражением лица и молчал. Мисс Френшем не выдержала:
        - Маркиз был так добр, что остановился и помог нам, милочка. Он привел нас в этот трактир, где мы можем укрыться от ненастья. - Тут мисс Френшем замолкла, оглядевшись по сторонам. Хозяин убогого заведения до сих пор не появился, а в комнате по-прежнему было холодно и мрачно.
        Алисия выпрямилась в кресле и с отвращением стала расстегивать промокшую накидку. Она хотела, было встать, но, поморщившись, снова села, прикрыла глаза и откинула голову на спинку кресла. Мисс Френшем наклонилась к ней, а Маллино не сдвинулся с места. Алисия снова открыла глаза и посмотрела на него.
        - Его светлость, оказывается, остановился, чтобы помочь нам! - не без сарказма воскликнула она. - Какой рыцарский поступок! Я плохо помню, что произошло, но разве не он стал причиной несчастного случая? Ведь это он управлял тем злосчастным экипажем, который пронесся мимо нас с бешеной скоростью.
        Она бросала ему вызов не только словами, но и взглядом.
        Алисия почувствовала враждебное отношение к себе Маллино, едва открыла глаза. Казалось, что воздух потрескивает от его ненависти. Значит, он ее презирает? Но и она не слишком-то высокого мнения о нем. Перед ней находился человек, чьи заверения в любви оказались пустыми, раз он ничего не предпринял, когда отец заставил ее выйти замуж за другого. Мало того, он окончательно погубил ее репутацию, объявив ее охотницей за деньгами.
        Непомерная гордыня была основным пороком семьи Маллино, с возмущением думала Алисия. Джеймс Маллино не вынес сплетен и пересудов в высшем свете и немедленно отмежевался от нее, испугавшись, что скандал заденет и его самого. Ее разочарование было ужасным. Безнадежно влюбленная в него и совсем неопытная, она, как героиня романа, ждала, что Джеймс придет и спасет ее. Даже после того, как отец заставил Алисию отослать ему письмо, разрывающее помолвку, она упорно верила в то, что он сразу поймет, кем было продиктовано это письмо.
        Но этого не произошло. Дни складывались в недели, и Алисия начала понимать, что ошиблась. Наконец отец торжествующе показал ей скандальную газетенку, где излагалась неприличная история некой очаровательной, но двуличной мисс Б., которую красавец маркиз, еще недавно объяснявшийся в любви у ее ног, клеймил как авантюристку и охотницу за богатыми мужьями.
        Алисия отбросила мысли о прошлом и холодно встретила презрительный взгляд Маллино.
        - Ваша карета, мадам, неслась с непозволительной скоростью, - заметил он. - У меня не было иной возможности избежать столкновения. Однако я рад, что удар по голове не лишил вас присутствия духа.
        - А вы, сэр, наоборот, растеряли свою галантность!
        Они обменялись такими враждебными взглядами, что мисс Френшем вновь решилась вмешаться:
        - Моя дорогая, мы на самом деле ехали слишком быстро. Мы ведь опаздывали, и вы велели Джеку гнать лошадей. Вспомните!
        - Я помню, - насмешливо согласилась Алисия, и мисс Френшем подумала, что лучше бы той еще полежать без сознания, так как знала по опыту, какой несносной временами может быть ее светлость.
        А Маллино стоял с таким неприступным видом, что мисс Френшем поняла - с ним тоже не сговоришься.
        Она была гувернанткой Алисии до той поры, пока ее подопечную не отослали в Бат[Город-курорт в Англии.] , в школу мисс Анны Мор. Позже, когда Алисия стала вдовой, мисс Френшем превратилась в ее компаньонку. Алисия никогда не говорила с мисс Френшем о своей помолвке с маркизом Маллино и последующем поспешном браке, а мисс Френшем была слишком воспитана, чтобы расспрашивать, хотя чувствовала, что горестные воспоминания мучают леди Карберри. Что касается маркиза Маллино, то он сразу же после того, как Алисия отказала ему, уехал за границу, и в течение многих лет в светские салоны Лондона просачивались рассказы о его похождениях на континенте и в Ирландии. Выходит, он только что вернулся в Англию, подумала мисс Френшем.
        - Какой сюрприз встретить вас здесь, милорд, - сладким голосом продолжала Алисия, но по ее тону было ясно, что эта встреча - самое неприятное, что могло произойти. - Все считают, что вы обосновались… кажется, в Италии. А может быть, во Франции? Наверное, вы вернулись из-за здоровья дедушки… Как он себя чувствует?
        Маллино прекрасно понял едкий намек, прозвучавший в ее вежливых словах. Он являлся наследником деда, герцога Кардейса, здоровье которого за последнее время весьма ухудшилось. Герцог был одним из самых богатых землевладельцев в Британии, и Маллино покраснел от возмущения, но выдавил из себя:
        - Благодарю вас, миледи. Его светлость не жалуется на здоровье. Я приплыл в Плимут две недели назад и как раз направляюсь в Кардейс-холл, чтобы нанести визит дедушке.
        - Какая привязанность! - изумилась Алисия. - Впрочем, это неудивительно, ведь ваш дедушка очень богат, не так ли?
        Мисс Френшем чуть не задохнулась от столь неприкрытого сарказма своей подопечной и поторопилась спросить:
        - Вы намереваетесь пожить в Англии, милорд?
        Лицо Маллино мгновенно просветлело.
        - Надеюсь, мадам, - ответил он, повернувшись к ней. - А сейчас, с вашего позволения, я пойду и поищу хозяина. Необходимо развести огонь в камине, а также выпить горячего, не говоря уже о комнатах на ночь. Потом я наведаюсь в конюшню.
        Мисс Френшем открыла, было, рот, чтобы поблагодарить его, но ее опередила Алисия.
        - Вам не терпится покинуть нас, милорд? - насмешливо спросила она. - Ваша поспешность просто неприлична.
        На этот раз Джеймс Маллино не на шутку разозлился. Прищурившись, он смерил Алисию убийственным взглядом.
        - Я не останусь здесь ни на минуту дольше, чем это необходимо, - выдавил из себя он и, повернувшись, вышел из комнаты.
        - Вот видите, что вы натворили! - с отчаянием воскликнула мисс Френшем. - Ваше поведение возмутительно, и я от вас этого не ожидала!
        Алисия немного смутилась. Обычно робкая компаньонка не осмеливалась ее осуждать. Она сознавала, что повела себя не лучшим образом, и, откинувшись на спинку кресла, закрыла глаза. Голова болела, и Алисия чувствовала, что вот-вот расплачется. Много раз она думала о встрече с Джеймсом Маллино. Почему это произошло именно так? Она взглянула на мисс Френшем: та сняла накидку и разложила ее сушиться на сундуке в углу комнаты.
        - Я знаю, что с моей стороны это недопустимо, Эмми, но он столь явно показывает свое презрение ко мне. Я не могу позволить, чтобы со мной так обращались! Маллино мне не судья - он виноват так же, как и я! - воинственно сверкая глазами, сказала Алисия. - Если бы он хоть немного любил меня, то понял бы, что разрыв помолвки не моих рук дело! Но ему хотелось плохо обо мне думать, и он не постеснялся всем об этом рассказать! И в довершение всего я вынуждена сейчас его лицезреть!
        Видя, как расстроена Алисия, мисс Френшем смягчилась. Обычно леди Карберри отличалась выдержкой. За те годы, что мисс Френшем была у нее компаньонкой, она ни разу не видела, чтобы хоть один мужчина вывел Алисию из равновесия, а маркизу Маллино удалось сделать это всего за пять минут.
        - Конечно, с его стороны было неблагородно так себя вести, но это прошлая история, - заметила мисс Френшем. - Попытайтесь быть с ним повежливее. В конце концов, он спас нас обеих. Я понятия не имела, что он вернулся в Англию, - задумчиво добавила она, - но, любовь моя, если вам придется в будущем встречаться с ним, то нужно по крайней мере сохранять хотя бы видимость приличий.
        - Не вижу причин, чтобы с ним общаться, - недовольно ответила Алисия.
        Мисс Френшем заметила слезы у нее на глазах и прекратила этот разговор.
        - Позвольте, я сниму с вас промокший плащ, дорогая, - сказала она. - Когда же, наконец, разведут огонь? Ужасно! Ни огня, ни спальни, и, разумеется, никто не пошел за доктором!
        - Мне не нужен доктор, - раздраженно повторила Алисия. - Эмми, я хочу лишь отдохнуть.
        Она позволила мисс Френшем снять с себя плащ и повесить его на кресло. Дорожное платье не промокло, но Алисия дрожала от сырости в помещении, да и правая кисть у нее сильно болела. Однако она решила не жаловаться на это компаньонке.
        Алисия оправила платье и оглядела комнату. Увиденное вызвало у нее вздох сожаления - к душевным неприятностям добавились еще и бытовые неудобства! Взгляд ее остановился на мисс Френшем, и Алисия забеспокоилась: щеки компаньонки горели нездоровым румянцем, а глаза лихорадочно блестели.
        - Эмми, доктор необходим вам, - сказала она. - Вы, кажется, простудились. Лорду Маллино не удалось, как видно, найти хозяина. Придется мне этим заняться.
        Мисс Френшем подавила стон. Она действительно неважно себя чувствовала, но при мысли о том, что Алисия будет одна бродить по коридорам трактира, ей стало еще хуже. Конечно, леди Карберри вдова и ее можно не сопровождать, как положено, сопровождать юную девицу, но мисс Френшем была очень строга в том, что касалось правил поведения. Она без сил опустилась в кресло, с которого встала Алисия.
        - Нет, моя милая, вам не следует самой искать хозяина. Уверена, что он сейчас появится. А вдруг вы наткнетесь на какого-нибудь бродягу - тогда мы погибли!
        - Ерунда, Эмми, - не допускающим возражений тоном ответила Алисия, направляясь к двери. - Сейчас не время беспокоиться о приличиях! Я вполне способна постоять за себя, да к тому же здесь никого нет.
        Шум, донесшийся со двора, помешал мисс Френшем ответить. Алисия сквозь грязное окно попыталась разглядеть, что происходит, но было темно, и, кроме стены дождя, она ничего не увидела. Тут раздался резкий звон дверного колокольчика. Алисия и мисс Френшем переглянулись. Компаньонка в ужасе охнула - они одни в заброшенном трактире, и только Богу известно, что за путешественники сюда явились!
        - Кто мог приехать в такую непогоду? Ох, леди Карберри, боюсь, что над нами могут учинить насилие, когда мы будем спать… либо убьют!
        Алисия не стала уточнять, что им даже некуда лечь. Они молча ждали. Наконец раздались неспешные шаги хозяина и лязг открывающейся двери, затем в коридоре послышались сердитые голоса. Вдруг дверь в комнату распахнулась, и появились какие-то люди.
        Это был хозяин, отчаянно споривший с дородной решительной дамой и полным пожилым джентльменом. Дама пренебрежительно махнула на хозяина рукой и обратилась к Алисии:
        - Значит, это ваша карета, леди Карберри! Я так и подумала и велела Джону остановиться - вдруг нужна наша помощь. - Приятная на вид немолодая женщина, как доброй знакомой, пожала руку мисс Френшем и с беспокойством посмотрела на Алисию. - Мои дорогие, уж не поранились ли вы? Леди Карберри, вы немного бледны. Можем ли мы вам помочь? - Она окинула комнату брезгливым взглядом. - Вы не должны здесь оставаться! Джон, скажи же им!
        - Конечно, вы не можете здесь находиться, - послушно подтвердил Джон.
        Хозяин, наконец, стал разводить огонь. Он бросил на гостей недобрый взгляд, но дама высокомерно от него отвернулась. Будучи женой местного эсквайра, миссис Хенли смотрела на деревенские дела как на собственные и считала трактир «Корона и якорь» позором для всей округи.
        - Благодарю вас, - сказала Алисия, - но мы не пострадали. Боюсь, правда, что мисс Френшем простудилась.
        Миссис Хенли обратила взор на компаньонку Алисии и сочувственно заохала, отчего мисс Френшем смущенно сжалась в кресле. Тут в гостиную твердым шагом вошел Джеймс Маллино. Его нисколько не смутили новые посетители, и он спокойно с ними поздоровался.
        Поскольку Алисия хранила упорное молчание, мисс Френшем с трудом поднялась с кресла и слабым голосом произнесла:
        - Миссис Хенли, это маркиз Маллино. Он был настолько добр, что помог нам после случившегося несчастья. - (При этих словах Алисия сердито фыркнула.) - Милорд, познакомьтесь, пожалуйста: это сквайр Хенли с супругой. Они специально остановились, чтобы узнать, не нужна ли нам помощь.
        Проницательные карие глаза миссис Хенли слегка округлились, когда она услыхала имя маркиза, но, как хорошо воспитанная дама, она не показала своего любопытства, хотя сразу заметила недовольное выражение лица Алисии, а также враждебный взгляд Маллино, устремленный на леди Карберри. Любопытство ее разгорелось еще больше, когда Маллино принялся, как ни в чем не бывало подробно объяснять, каким образом они очутились в эту непогоду в захолустном трактире.
        Алисия с раздражением слушала. Он выразил беспокойство о здоровье мисс Френшем и ничего не сказал о ее самочувствии!
        Этот нюанс не остался незамеченным для миссис Хенли, и она подумала, что перед ней разыгрывается интересная сценка.
        - Поэтому, если вы, мадам, и вы, сэр, порекомендуете гостиницу поприличнее, я смогу больше не волноваться за этих дам, закончил Маллино. - Я же вынужден остаться на ночь здесь, поскольку мои лошади замерзли, да и к тому же уже поздно куда-либо ехать. Однако уверен, у хозяина найдется кабриолет, чтобы отвезти дам.
        - Лорду Маллино не терпится отделаться от нас, - заметила Алисия. Голос ее звучал чересчур сладко, и миссис Хенли не удержалась от улыбки. Алисия взглянула на мисс Френшем, поникшую в кресле, и добавила: - В одном я не согласна с замечательной речью лорда Маллино - по-моему, не стоит подвергать сейчас мисс Френшем тяготам еще одного путешествия. Мы прекрасно переночуем здесь.
        Раздражение промелькнуло в глазах Маллино, и он уже был готов сделать едкое замечание, но миссис Хенли воспользовалась паузой и торопливо сказала:
        - И думать забудьте о том, чтобы ехать в какой-нибудь другой трактир, леди Карберри. Поместье Оттери недалеко отсюда, и я рада немедленно отвезти вас обеих туда. Вы будете нашими гостями. - Видя, что Алисия собирается ей возразить, она поспешно добавила: - Доставьте нам такое удовольствие! - И, повернувшись к Маллино, вежливо добавила: - И вас мы тоже просим в Оттери, лорд Маллино!
        Алисия злорадно посмотрела на Джеймса. Интересно, как ему удастся отклонить приглашение и не обидеть при этом миссис Хенли?
        - Увы, - изображая сожаление, произнес он, - я был бы счастлив это сделать, но должен продолжить свой путь уже на рассвете. Не хочу причинять вам лишние хлопоты.
        Миссис Хенли не стала настаивать, поскольку отлично поняла причину его отказа.
        А Маллино, поклонившись всем, за исключением Алисии, которая удостоилась лишь небрежного кивка, удалился распорядиться относительно своего ужина.
        Миссис Хенли усмехнулась. Она раньше не была знакома с маркизом Маллино, но, конечно же, слышала о нем. Он, несомненно, весьма привлекателен и обладает твердым характером. Ей было ясно, что лорд Маллино не желает общаться с леди Карберри и все случившееся вызывает у него раздражение. А леди Карберри, не привыкшая к подобному обращению, этим оскорблена и может повести себя вызывающе. Ее не назовешь избалованной особой, но обычно все мужчины падают к ее ногам, размышляла миссис Хенли. Даже сквайр, который за двадцать пять лет брака ни разу не дал миссис Хенли повода для ревности, уставился на леди Карберри, словно глупый школьник.
        При свете свечей Алисия выглядела очаровательной. Она распустила волосы, чтобы просушить их, и они вились кольцами, а от огня ее нежная кожа порозовела. Но, очевидно, это не произвело никакого впечатления на Джеймса Маллино. Миссис Хенли не удивилась этому, так как знала историю любви Алисии и маркиза и слышала разговоры о скоропалительном браке Алисии с похотливым Джорджем Карберри, который приказал долго жить во время первой брачной ночи - от чрезмерного волнения, как зло шутили сплетники, - и о жестоких обвинениях, которыми заклеймил свою бывшую невесту Джеймс Маллино. Имя Алисии Карберри смешали с грязью, и все считали, что она никогда не оправится от шока. У миссис Хенли был свой взгляд на замужество Алисии. Она не верила клевете и подозревала, что этот брак был навязан ей отцом. В графстве Сомерсет Бертрам Броузли был известен своим крутым нравом и тем, что огромное состояние он сколотил благодаря работорговле. Этот крайне неприятный человек мог без зазрения совести использовать собственных детей в корыстных целях. Вдовствующая графиня Стэнсфилд употребила все свое влияние, чтобы заново
обеспечить внучке место в высшем свете, и со временем те, кто порицал Алисию, увидели в ней лишь богатую и красивую вдову, неосмотрительно вступившую в брак. За прошедшие семь лет красавицу леди Карберри обхаживали самые избранные холостяки, но она не собиралась снова выходить замуж.
        Миссис Хенли, нахмурившись, натягивала перчатки. Она была уверена в том, что возвращение Маллино из Ирландии даст пищу для пересудов пресытившимся светским сплетникам. Каковы будут его отношения с леди Карберри? Эта неожиданная встреча, судя по всему, неприятна им обоим, вполне возможно, что их неприязнь перерастет в открытую вражду, так что светский сезон обещает не быть скучным.
        Миссис Хенли улыбнулась Алисии, которая сомневалась, стоит ли навязывать себя и мисс Френшем хозяйке поместья Оттери.
        - У меня гости, леди Карберри, и я буду рада, если вы к нам присоединитесь, - сказала миссис Хенли. - Только вот дело в том, что они сейчас сидят в карете и там есть место лишь для одного человека. Может быть… - она повернулась к мисс Френшем, - если вы не возражаете, я отвезу сначала леди Карберри, а затем пришлю карету за вами?
        Мисс Френшем, задремавшая было в кресле, сразу согласилась, но тут вмешалась Алисия:
        - Простите, миссис Хенли, но мисс Френшем промокла больше, чем я, к тому же она слабее здоровьем, поэтому лучше, если вы сначала отвезете ее, а потом приедете за мной.
        Миссис Хенли и мисс Френшем переглянулись.
        - Будет очень нехорошо, дорогая моя, оставить вас здесь одну, - осторожно подбирая слова, сказала мисс Френшем, с трудом встав с кресла. - Я благодарна вам за заботу, но вполне могу побыть здесь еще немного. А может быть, мы вместе подождем?
        Это решение было более разумным, но Алисия привыкла поступать по-своему.
        - Какая ерунда, Эмми, вас знобит от лихорадки, - твердо заявила она. - Вам совершенно необходимо поскорее согреться. Что касается условностей - я понимаю, как вас это волнует, - то лорд Маллино не успеет сюда войти, как за мной вернется карета, а если он и войдет, то со мной пять минут побудет хозяйка! Прошу вас, - она обратилась к миссис Хенли, - поторопитесь.
        Дородная женщина кивнула.
        - Хорошо, пусть будет по-вашему, леди Карберри. - Она взяла мисс Френшем за руку. - Пойдемте. Скоро вы очутитесь в тепле, и я напою вас чаем из трав от простуды.
        Итак, все устроилось, и мисс Френшем, несмотря на угрызения совести, отправилась к карете.
        Глава вторая
        Джеймс Маллино, тихонько насвистывая, вошел в гостиную.
        Ах, он свистит! Видно, очень рад отделаться от нас, сердито подумала Алисия. У нее засосало под ложечкой - ведь ей придется разговаривать с ним одной, без мисс Френшем, которая всегда готова сгладить острые углы. Она нервно оправила платье.
        Маллино замер на пороге, уставившись на сидящую перед камином Алисию. Он нахмурился и спросил, с трудом сдерживая гнев:
        - В чем дело? Разве вы не собирались уехать с миссис Хенли?
        - С ней поехала мисс Френшем, - стараясь говорить спокойно, ответила Алисия. - В карете было только одно место, а мисс Френшем простужена. Карета тотчас же вернется за мной, милорд.
        Маллино запустил руку в волосы и взъерошил их, показавшись Алисии от этого еще более привлекательным. Она выругала себя за подобные мысли. К сожалению, можно ненавидеть человека и одновременно таять от одного его взгляда, подумала она.
        - Вы отослали мисс Френшем и остались одни? - переспросил он, словно не веря своим ушам.
        Алисия немного испугалась, но виду не подала.
        - Совершенно верно, милорд. Мисс Френшем нездоровится, и, по-моему, справедливо, чтобы ей немедленно оказали должную помощь!
        - Возможно, это и правильно, но едва ли разумно!
        Чувствуя, что начинает постепенно закипать, Алисия решила сделать вид, будто не понимает:
        - Что вы имеете в виду, милорд?
        - Неужели вы столь наивны! - раздраженно воскликнул он. - Пожилой даме еще позволительно остаться здесь, наедине со мной, но вам!..
        Он был, разумеется, прав, однако Алисия не собиралась доставлять ему такое удовольствие, признавая это. Она небрежно пожала плечами.
        - Я не раба условностей, в отличие от вас, милорд!
        - Это видно, - презрительно парировал он. - Вы так низко пали, что приличия не имеют для вас значения. А может быть, - тут он задумчиво посмотрел на нее, - вы умышленно остались здесь со мной?
        Алисия унаследовала от бабушки помимо рыжих волос еще и вспыльчивый нрав. Обычно ей удавалось хоть и с трудом, но держать себя в руках, однако сейчас она чувствовала, что вот-вот взорвется. Черт бы его побрал!
        - Вы слишком высокого мнения о себе, лорд Маллино! - едко заметила она. - К сожалению, должна вас разочаровать - я осталась здесь не для того, чтобы наслаждаться вашим обществом, так что не стройте иллюзий! Да и компрометировать я вас не собираюсь - можете не беспокоиться!
        - Благодарю вас, миледи, - грубо отрезал он. - Как мило с вашей стороны беспокоиться о моей репутации, а не о своей собственной! Но вы меня не удивили, так как семь лет тому назад ясно дали мне понять, что мое общество для вас нежелательно. По крайней мере, вы последовательны!
        Маллино понимал, что Алисия нарочно его сердит. Но вывела его из равновесия не она, а сознание того, что он до сих пор неравнодушен к ней.
        - Вы сказали, что я вас не интересую, - он бросил на нее презрительный взгляд, от которого Алисия покраснела. - А вам не пришло в голову, что меня можете заинтересовать вы? Вы просто предлагаете себя!
        - Это могло прийти в голову только людям такого сорта, как вы! - Алисия дрожащей рукой откинула со лба густую прядь рыжих волос. - Вы считаете себя неотразимым, Маллино?
        Ситуация все более накалялась.
        - Я слышал, что вы в полной мере наслаждаетесь положением вдовы, - Маллино шагнул к ней. - Меня это не удивляет. Не изображайте невинность, леди Карберри. Если бы я раньше знал, что претендент на вашу руку должен быть старым богатым выродком, то не стал бы докучать вам своим вниманием! Не беспокойтесь, я не думаю о женитьбе, но, возможно, мы и так с вами найдем, чем заняться.
        Алисия побелела. Она сознавала, что подстрекает его своими замечаниями, но ее ужаснул его цинизм. Он, очевидно, посчитал, что от ее доброго имени ничего не осталось, и она превратилась в доступную женщину. Он не мог знать, что ее видимое пренебрежение этикетом - пустая бравада. Алисия попыталась исправить положение, пока не поздно:
        - Ваши слова несправедливы и невежливы, сэр! Прошу вас не делать преждевременных самонадеянных выводов, поскольку всей правды вы не знаете! Могу лишь уточнить, что мне странно слышать от вас нотации о правилах поведения! Человек, который в течение семи лет уклонялся от своих обязанностей, едва ли может осуждать других!
        - И вас, миледи, тоже прошу не делать подобных выводов! - сквозь зубы процедил Маллино. - Я по крайней мере не продавался за деньги!
        Сказав это, он понял, что зашел слишком далеко. Казалось, воздух вот-вот взорвется от напряжения. Алисия была вне себя от ярости. Ей хотелось причинить ему такую же боль, какую он причинил ей. Она вскинула руку, собираясь дать ему пощечину, но Маллино схватил ее за кисть. Их взгляды скрестились в молчаливом гневном поединке.
        И вдруг его пальцы ласкающим движением скользнули вниз к локтю. Алисия вздрогнула, остро ощущая чувственность этого прикосновения. Он притянул ее к себе, и все разумные мысли улетучились у нее из головы. Она не могла оторвать от него глаз, понимая, что Маллино сейчас ее поцелует, а она не сможет, да и не захочет отстраниться. Одному Богу известно, что тогда произойдет…
        Тут дверь гостиной распахнулась, и вошел хозяин. Маллино отпустил руку Алисии и медленно отошел от нее, а трактирщик, глядя на них, многозначительно ухмыльнулся.
        - Дорогу на Оттери размыло, - сообщил он, - так что карета из поместья сюда не доедет. - Он посмотрел в окно на темное небо и злорадно заметил: - Льет как из ведра. - Затем перевел взгляд на Джеймса Маллино и Алисию. - Полагаю, вам понадобится комната на ночь, сэр!
        - Пожалуйста, приготовьте две комнаты, - торопливо произнесла Алисия, отвернувшись, чтобы не видеть гнусной ухмылки хозяина. По ее телу пробежала дрожь, а к горлу подступила тошнота.
        В запястье травмированной руки пульсировала боль, и Алисия зажала кисть ладонью. Но это было ничто по сравнению с душевной болью. Зачем они начали осыпать друг друга оскорблениями, едва встретившись? К тому же она буквально упала ему на руки, словно женщина легкого поведения. А теперь они вынуждены оставаться в обществе друг друга!
        Что касается Джеймса Маллино, то он снова выглядел отстраненно-равнодушным.
        - Принесите мне, пожалуйста, бинты, - тихо сказал он хозяину, который очень удивился этой просьбе. - Надеюсь, у вас они найдутся?
        - Есть повязки для лошадей, - ответил тот. - Подойдут, ваша светлость?
        - Подойдут, - подавив улыбку, ответил Маллино и заметил настороженный взгляд Алисии. - У вас повреждена кисть, и лучше до прихода врача ее перевязать.
        От этих слов Алисии стало только хуже. Ей казалось, что он скорее сорвет с нее одежду, чем проявит неожиданную заботу. Неужели этот страшный сон никогда не кончится?
        Джеймс Маллино с загадочным видом стоял у камина и молча наблюдал за ней. Чтобы нарушить гнетущую тишину, Алисия сказала:
        - Благодарю за внимание, но руку мне может перевязать и хозяйка.
        Маллино насмешливо поднял бровь.
        - Я не заметил присутствия хозяйки. К тому же не уверен, что она сумеет это сделать. Но если моя помощь вам настолько отвратительна, продолжайте страдать. Выбор за вами!
        Алисию бросило в жар.
        - Я не имела в виду… Я не говорила… Я благодарна вам за заботу, но… - путаясь в словах, пробормотала она.
        - Хозяин возвращается, - предупредил ее Маллино. - Решайте! Что победит - здравый смысл или гордыня?
        Алисия неохотно уступила. Чувствуя себя неловкой школьницей, она села и протянула ему руку. Кисть начала опухать, и на ней проступили синяки. Маллино осторожно ощупал руку. Алисия не удержалась и охнула от боли.
        - Полагаю, что рука не сломана, - заключил он, - но сильно растянута. Потерпите немного, пока я ее перевяжу, и вам станет легче.
        Длинные загорелые пальцы умело бинтовали кисть. К своему ужасу, Алисия вдруг почувствовала, что задыхается от слез. Она посмотрела на его склоненную голову: он стоял на коленях у кресла, неяркий теплый свет свечей падал на его волосы, они казались черными как вороново крыло, а тени от ресниц ложились на полщеки. У Алисии сжалось сердце, и мучительная тоска, которая таилась в глубине души, вдруг нахлынула на нее. Ей хотелось броситься ему в объятия и выплакать всю ту боль, которая в течение семи лет не отпускала ее.
        Алисия закусила губу, чтобы удержаться от слез, и повыше задрала рукав. При этом тонкий браслет, сплетенный из серебряных и золотых ажурных цепочек, соскользнул вниз по руке. Взгляд Маллино упал на блестящее украшение. Он замер и уставился на него, затем с удивлением, словно не веря своим глазам, посмотрел на Алисию. Этот браслет он подарил ей в день помолвки, и она до сих пор его носит!
        Все пережитые за день несчастья волной нахлынули на Алисию. Она с рыданием вырвала наполовину перевязанную руку из ладоней маркиза и выбежала из комнаты.
        Этой ночью Алисия не сомкнула глаз. Спальня, куда ее поместили, оказалась холодной и сырой, окна выходили на север, стены сотрясались от порывов ветра.
        Алисия сжалась в комочек под влажным покрывалом и горько заплакала. Сердце разрывалось от боли, но слезы не могут литься вечно, и рыдания наконец стихли. Измученная и опустошенная, Алисия оглядела мрачную комнату. Ее трясло от ледяного холода, но и думать нечего о том, чтобы пешком добраться до поместья Оттери.
        Она встала, зажгла свечу, умылась несвежей водой из кувшина и посмотрела на себя в испещренное пятнами зеркало. Алисия не отличалась тщеславием - мисс Френшем удалось внушить ей мысль о том, что главное в человеке не внешность, а характер, - однако, увидев свои покрасневшие глаза и мертвенно-бледное лицо, она вздрогнула, задула свечу и снова улеглась на кровать. Вскоре она задремала.
        Сколько длился ее сон, Алисия не знала. Она проснулась от стука в дверь и спросила, кто там. Дверь открылась, вошла худосочная женщина с подносом и, с грохотом, поставив его на комод, недовольно пробурчала:
        - Господин, что внизу, велел отнести вам это, мисс. Он говорит, что вы, небось, хотите есть, но не пожелаете спускаться вниз. Вот, я оставила все здесь.
        Кинув на Алисию пренебрежительный взгляд, смешанный с любопытством, она удалилась.
        Алисия переставила поднос на маленький столик и с сомнением стала разглядывать его содержимое. Однако холодный пирог с дичью оказался вполне съедобным, а вино взбодрило ее. Закончив есть, Алисия стала думать, чем заняться дальше. Голова болела, и совершенно не хотелось что-либо предпринимать. Спускаться вниз к Джеймсу Маллино было страшно. Конечно, он поступил великодушно, позаботившись о том, чтобы она поела, но Алисия была не в состоянии коротать с ним вечер за игрой в карты. Алисия устала, в голове шумело от выпитого вина, а рука, которую она неумело перевязала сама, очень болела. Запахнув поплотнее плащ, она снова улеглась под потертое одеяло и сразу заснула. Ей приснился много раз снившийся сон.
        Богато украшенный бальный зал в Стэнсфилд-хаусе. Бал давался в честь первого выхода в свет Алисии, а это было семь лет назад. Играла музыка, в глазах рябило от множества лиц, великолепных нарядов и драгоценностей. Алисия в белом платье, расшитом тонкой серебряной нитью, хрупкая и стройная, шла по переполненным комнатам, и ей казалось, что все вокруг дышит радостью и любовью.
        Алисия много танцевала. Один танец следовал за другим…
        Во время ужина к ней подошла подруга Каролина Оксли в сопровождении знакомых.
        Все весело смеялись и добродушно подтрунивали друг над другом. Молодые люди не скрывали своего восхищения Алисией, а она была в восторге от первого бала.
        Неожиданно разговор смолк, и Алисия увидела, как сидящая напротив девушка замерла, не донеся ложки с клубникой до раскрытого рта. Она уставилась на высокого, широкоплечего человека, который пробирался между столов, отвечая на приветствия, сыпавшиеся на него со всех сторон.
        Он подошел к леди Стэнсфилд и отвесил ей изысканный поклон, затем выпрямился и шаловливо улыбнулся. Алисия удивилась тому, что ее бабушке, которая обычно ставила на место светских щеголей, это понравилось. Леди Стэнсфилд не осталась равнодушной к красивой внешности, а молодой человек действительно был очень привлекательным.
        Тут Каролина Оксли вскрикнула и ткнула веером в бок своему брату Чарлзу:
        - Чарлз, взгляни! Да это Джеймс Маллино! Он же никогда не ходит по балам!
        - Не хочет, чтобы на него кидались женщины, - язвительно заметил Чарлз и, повернувшись к Алисии, пояснил: - Видите ли, мисс Броузли, Джеймс Маллино - один из самых завидных женихов. Он стал маркизом в прошлом году и с тех пор постоянно отражает натиск жаждущих заполучить его в свои сети дам. Я не стал бы винить его за это. Человек он исключительный.
        - Послушай, Чарлз! - с досадой произнесла Каролина. - От твоих слов у Алисии сложится неверное впечатление. Джеймса Маллино нельзя воспринимать всерьез. Кавалер он очаровательный, но у него весьма дерзкий и надменный нрав. Многие женщины от него без ума, это так, но, Алисия… - Каролина предостерегающе взглянула на подругу - умоляю тебя не верить ни одному его слову.
        В это время маркиз добрался до их столика и поздоровался с кузиной Каролины Шарлоттой Ансти, которая при этом очень мило покраснела. Алисию охватило неведомое дотоле ощущение, которое было не чем иным, как ревностью, а судя по выражению лиц стоящих рядом дам, это чувство испытывала не она одна.
        Дурочка! - обругала себя Алисия, хотя было трудно не поддаться его чарам.
        Он остановился возле нее и попросил представить его. На секунду все замолкли. Наконец Питер Уэстон, считавший себя кавалером Алисии на балу, нехотя произнес:
        - Мисс Броузли, это маркиз Джеймс Маллино.
        Маркиз взял Алисию за руку и внимательно посмотрел на нее. Затем улыбнулся и сказал таким тоном, словно они были одни:
        - Мой дедушка рассказывал мне, что в молодости он был безнадежно влюблен в леди Стэнсфилд и считал ее самой красивой женщиной на свете. Я слыхал о том, что вы на нее похожи, мисс Броузли. Теперь, увидев вас, я понимаю, что чувствовал тогда мой дед.
        Наступила тишина. Алисия не знала, что на это ответить, и ей на помощь пришла Каролина Оксли:
        - Сэр, вы сделали моей подруге замечательный комплимент! Как жаль, что маркиз Маллино всегда смотрит на меня как на свою сестру!
        Маллино отпустил руку Алисии и присоединился к общему смеху на замечание Каролины.
        - Должен сказать, что ты сегодня прекрасно выглядишь, Каро, - с улыбкой произнес он.
        - Ах, какая жалкая лесть, - со смехом ответила она.
        - Уверен, что все необходимые комплименты ты получишь от Маркуса, - глядя на приятеля, Маркуса Килгарена, сказал Маллино и, подвинув стул, уселся возле Чарлза Оксли.
        Беседа стала общей, но Алисия чувствовала на себе взгляд черных внимательных глаз. Сердце у нее почему-то сильно колотилось, и было трудно дышать. Что ж, ее предупредили, и ей не следует верить его словам.
        Позже Маллино опередил Питера Уэстона и пригласил Алисию на танец, во время которого продолжал осыпать ее комплиментами. Ей удавалось сохранять относительное спокойствие и удачно парировать его замечания, но оставаться равнодушной было выше ее сил. Юная и неопытная, она не могла сопротивляться колдовскому очарованию этого человека.
        Но более странным оказалось то, что с виду циничный Джеймс Маллино, разбивший множество женских сердец, искренне потянулся к ней. С первого мгновения их чувства друг к другу были совершенно одинаковыми. Алисия сразу это поняла, стоило ей заглянуть ему в глаза. То же чувство окутало ее теперь во время сна: ощущение опасности и в то же время надежности, волнение, внутреннее тепло и восторг - все смешалось воедино, и было так восхитительно…
        Алисия проснулась. Она с трудом откинула тяжелое от сырости одеяло и обнаружила, что лицо у нее мокрое от слез. Приятный сон улетучился, в душе остались холод и пустота. Дрожа, Алисия встала, подошла к комоду и снова умылась. Буря за окном утихла, в трактире царила тишина.
        Она вспомнила свой первый бал, теперь уже наяву. Какой же простодушной она была тогда, полагая, что если они с Джеймсом любят друг друга, то все будет хорошо!
        У отца имелись на этот счет другие соображения: красота Алисии и успех в свете делали ее весьма выгодной невестой. Узнав о помолвке дочери с совершенно неподходящим, по его разумению, человеком, он примчался в Лондон и изложил ей свой план устройства ее будущей жизни.
        Алисия стояла у окна, уставившись в темноту. Господи, как она сопротивлялась его воле! Лучше не вспоминать о тех мерах, которые он принял, чтобы принудить ее к браку с Джорджем Карберри! Но больше всего ее удручало не жестокое обращение отца, а разочарование в Джеймсе Маллино.
        Вначале боль от его перемены к ней была настолько мучительна, что она не верила, что выживет. Ночами Алисия лежала без сна, вспоминая те дни, что провела с Джеймсом, каждое его слово, каждый жест… Когда же нестерпимая боль утихла, Алисия обнаружила вместо себя пустую оболочку, слабую тень прежней жизнерадостной девушки.
        Слеза скатилась по ее щеке, словно капля дождя на стекле. Вдовство не слишком удручало Алисию. Она была богата, красива, за ней постоянно ухаживали, и хотя многие считали общение с ней дурным тоном из-за скандала, связанного с ее замужеством, высказать это ей в лицо никто не решался. С ней была бабушка, Алисия занималась благотворительностью, а если и ощущала однообразие и пустоту жизни, то хотя бы материально могла ни в чем себе не отказывать.
        Она решила больше не выходить замуж. Бессознательно она постоянно сравнивала всех претендентов на свою руку с Джеймсом Маллино, и ни один не выдерживал этого сравнения. И вот теперь вернулся он… Ее всегда пугала мысль о встрече с ним в каком-нибудь салоне и необходимость вести себя так, как будто он просто знакомый. А вдруг он решит жениться и выберет себе в жены юную дебютантку? В ней проснулась глубоко дремавшая ревность.
        Дрожа от сквозняка, Алисия села в кресло и укуталась в плащ. Она размышляла об их ссоре. Ясно, что Маллино считает ее бесчестной. Может, объясниться с ним? Но она тут же отогнала эту мысль. Они не виделись семь лет и стали чужими друг другу. К тому же она никогда не сможет заставить себя рассказать ему об ужасных событиях тех дней.
        Вконец измученная, Алисия решила больше не ложиться. Она просидела в кресле остаток ночи, прислушиваясь к бою часов, доносившемуся снизу из прихожей.
        На следующее утро она выглядела не лучшим образом, не имея ни чистой одежды, ни горячей воды, ни служанки. Прошлым вечером кучер Джек принес ей саквояж, но все вещи в нем вымокли, поэтому Алисия не переоделась, а платье во время сна смялось, волосы она, словно школьница, заплела в косу. Сознавая, что выглядит неряшливо, бледная и изнуренная, Алисия неуверенно отворила дверь в столовую.
        Джеймс Маллино сидел за столом и с угрюмым видом ел яичницу и гренки. Когда она вошла, он встал.
        Его безукоризненная внешность заставила Алисию еще больше смутиться. На его бриджах из оленьей кожи не было видно ни пылинки, а начищенные сапоги сверкали. Элегантный, иностранного покроя сюртук облегал широкие плечи. Маркиз не побрился, но даже небритые щеки не портили его красивой внешности. Алисия почувствовала, что краснеет, и отвернулась.
        - Доброе утро. - От проницательного взгляда Маллино не укрылись ни темные круги под глазами Алисии, ни складки на усталом лице. - Надеюсь, вы хорошо выспались и чувствуете себя лучше?
        - Благодарю вас, я чувствую себя хорошо, - холодно отрезала она. Он бросил на нее недоверчивый взгляд, однако воздержался от замечаний. Алисия пожалела о своем резком ответе. Тут, к счастью, появилась хозяйка и метнула на стол перед Алисией тарелку с яичницей и гренками. Кофе в кофейнике оказался на удивление горячим и вкусным.
        Маллино был не склонен к беседе и рассеянно смотрел в окно. Алисия нарушила затянувшееся молчание:
        - Вы, кажется, собирались сегодня отправиться в путь, лорд Маллино?
        - Да. - Он бросил на нее недовольный взгляд. - Нед сообщил мне, что лошади отдохнули. - Неожиданно он улыбнулся, и у Алисии заныло под сердцем.
        - Как далеко вы едете? - вежливо поинтересовалась Алисия, стараясь показать, что способна поддерживать светскую беседу.
        Маллино протянул руку к кофейнику и налил себе еще чашку. Эта интимная обстановка навела Алисию на мысль, что, несомненно, их совместное, пусть и вынужденное, пребывание в трактире породит немало сплетен. У нее мгновенно заболела голова.
        - Я собираюсь провести несколько дней в «Приюте монаха», - небрежно ответил Маллино. - У меня там небольшое поместье, которое я сдавал в аренду последнее время. Хочу лишь убедиться, что дела у арендаторов идут хорошо. Не думаю, что стану там жить.
        Алисия склонилась над тарелкой. Она отлично поняла его намек. Маллино знал, что его земли в «Приюте монаха» граничат с ее землями в Чартли, поскольку не кто иной, как отец маркиза, продал эту часть поместья Джорджу Карберри двадцать лет назад. Семейство Маллино никогда не любило этот дом, предпочитая жить в Лондоне и Оксфордшире. Неудивительно, что Джеймс Маллино не желает селиться так близко от нее!
        Маллино поставил на стол пустую чашку, поднялся и подошел к окну.
        - Леди Карберри, я должен кое-что сказать вам.
        Он стоял вполоборота к ней с нахмуренным видом. Ей ничего не оставалось, как сидеть на месте, хотя очень хотелось извиниться и уйти.
        - В сложившихся обстоятельствах, миледи, я обязан просить вас оказать мне честь и стать моей женой.
        Алисия решила, что-либо ослышалась, либо не так истолковала его слова. А Маллино молча ждал ответа. Он мог бы, по крайней мере, повременить с объяснениями, пока она не поест, с негодованием подумала Алисия. Она отодвинула тарелку и посмотрела на него.
        - Милорд, это нелепо - предлагать брак той, кого вы ненавидите! - с присущей ей прямотой воскликнула Алисия. - Не могу поверить, что вы готовы совершить столь необдуманный поступок! Но, может быть, я ослышалась? Вы так вяло это произнесли, что я, наверное, неправильно вас поняла.
        Она с удовлетворением заметила, что он покраснел от злости. У Маллино был такой вид, словно он вот-вот ее задушит.
        - Вы не ослышались, леди Карберри, и все правильно поняли! - сквозь зубы процедил он. - Меня вынудила к этому ситуация, в которой мы оказались… - Он замолк на мгновение, но затем продолжил, стараясь говорить вежливо: - Я пытаюсь смягчить ущерб от этой компрометирующей вас истории. Надеюсь, вы сознаете, что такое приличия, и примете мое предложение!
        Алисия вспыхнула. Обычно ей удавалось держать себя в руках, и, хотя ей не терпелось сказать ему что-то вроде: «Плевала я на приличия, сэр!», она прикусила язык.
        - Полагаю, что даме следует быть польщенной оттого, что ей делают такое предложение, - тщательно подбирая слова, проговорила она. - Однако я не чувствую благодарности. Вам, я вижу, трудно было сделать это предложение, а мне так же трудно его принять. Поэтому благодарю вас за рыцарский поступок, милорд, но боюсь, что вынуждена ответить отказом.
        Алисия слишком поздно подумала о том, что ей следовало говорить без иронии, так как Маллино ее слова явно не понравились. Он приблизился к ней и оперся руками о стол. Губы его гневно сжались, и он весь напрягся. Алисия невольно вздрогнула.
        - У вас нет выбора, - произнес он. - Вы не можете не сознавать, что скомпрометировали себя!
        - У меня есть выбор. - Алисия выдержала его взгляд. - Я согласна с тем, что скомпрометирована, однако это еще не причина, чтобы выходить за вас замуж. Если я приму ваше столь нелюбезно высказанное предложение, то это, несомненно, вызовет еще больше сплетен. Лучше вести себя так, будто ничего не произошло.
        Маллино продолжал сверлить ее взглядом. Наконец он заговорил:
        - Прекрасно, миледи! Вы можете с презрением отвергнуть мое предложение, но отдаете ли вы себе отчет в случившемся? И представляете ли, какие слухи распустят о нас с вами? Подумайте еще раз, прежде чем ввергнете нас обоих в еще один постыдный скандал!
        От подобной наглости Алисия лишилась дара речи. Да как он смеет оскорблять ее, настаивая на своем, как ему кажется, благородном поступке! Ведь он ненавидит ее и лишь вчера вечером заявил, что ей с ее погубленной репутацией не о чем беспокоиться! Что ж, легче вынести скандал, чем связать свою жизнь с человеком, который питает к ней далеко не добрые чувства.
        - Вы преувеличиваете, сэр, - холодно ответила Алисия. - Конечно, случившееся неприятно…
        - Неприятно? Да это просто убийственно! - Маллино отошел к окну. - Вчера вечером вы заявили, что вольны поступать, как того пожелаете. А как же ваше доброе имя? Оно ведь пострадает, когда всем станет известно о том, что вы провели ночь в деревенском трактире наедине с человеком, которого когда-то хорошо знали! Будут говорить не о том, что нас загнал в эту дыру несчастный случай и плохая погода, скажут, что я вернулся из-за границы и встретился с вами в условленном месте. Да еще добавят, что вы специально отослали компаньонку, чтобы провести со мной ночь. Как романтично! И какой скандал! Вашей светлости это нравится?
        Алисии это, разумеется, не нравилось. Она знала свет и понимала, что о них начнут зло судачить и рассказывать небылицы, не имеющие ничего общего с действительностью. Но все равно, упрямо думала она, для нее невозможно согласиться на брак с человеком, презирающим ее. Насмешка судьбы: она отвергает единственного мужчину, за которого ей действительно хотелось бы выйти замуж!
        Алисия подняла голову и встретилась глазами с яростным взглядом черных глаз.
        - Я понимаю ваши соображения, милорд, - стараясь держаться спокойно, сказала она. - Даже приношу вам извинения за то, что нечаянно стала причиной случившегося. Однако столь внезапное обручение вызовет еще большие пересуды. Нет, я не выйду за вас, даже если сплетен будет вдвое больше!
        Знакомым Алисии жестом Маллино запустил руку в волосы.
        - Похоже, вам доставляет странное удовольствие осложнять себе жизнь! - воскликнул он. - Разумеется, будут строить догадки по поводу нашей помолвки, но это ничто по сравнению со сплетнями о том, что мы с вами любовники!
        У Алисии лопнуло терпение. Он, видно, насмехается над ней, так упорно настаивая на своем, когда - это совершенно ясно! - она ему противна. Подобное оскорбление невозможно вынести!
        - Любовники! Полагаю, все сразу поймут, что это ложь: мы ведь не выносим друг друга! - вспылила она. - Что касается меня, то не понимаю, каким образом помолвка с вами облегчит мне жизнь. Может быть, вы хотите расторгнуть помолвку спустя какое-то время? Или считаете, что нам следует продолжить обман и на самом деле пожениться? Простите, милорд, но я нахожу это ужасно глупым!
        - Благодарю вас, миледи! Вы высказались достаточно откровенно, - раздраженно проговорил Маллино. Их разгневанные взгляды скрестились. Почему ей постоянно удается разбудить в нем все самое худшее? - подумал Маллино.
        Он вовсе не собирался делать ей предложение, но когда увидел ее утром, такую хрупкую и усталую, то решил, что она нуждается в защите. Как обманчива бывает внешность! Да ей нужна защита не больше, чем тигрице!
        Он понимал, что его репутация пострадает от сплетен меньше, чем ее, но то, что она отвергла предложение, его оскорбило. Джеймс был разочарован, хотя не хотел себе в этом признаться.
        - Я считал, что вас обрадует возможность украсить свое богатство более высоким титулом, - сказал он и тут же устыдился своих слов. Он видел, как она залилась краской, однако решил, что она всего лишь изображает оскорбленную невинность.
        Предложение Маллино ранило Алисию в самое сердце. И этот человек когда-то сжимал ее в объятиях и шептал слова любви! Тогда его голос звучал по-иному. Казалось, что все это происходило в другом мире. Два совсем разных человека…
        Она собралась с силами и сказала: - Вы можете считать меня авантюристкой, лорд Маллино, но не кажется ли вам, что именно вас назовут охотником за приданым, так как я очень богата? - Она встала, собираясь уйти.
        Да она просто нарывается на грубость. В девятнадцать лет Алисия Броузли отличалась решительным, но незлобивым характером. Теперь же она прямолинейна и резка.
        - Что ж, в таком случае я рад тому, что избежал брака со сварливой женщиной! - заявил он, и они снова враждебно уставились друг на друга.
        Позже днем Алисия отправилась пешком по размытой дороге в поместье Оттери. Тучи рассеялись, высоко в голубом небе вился канюк, издалека доносился жалобный крик кроншнепа. Свежий ветер немного разрумянил щеки Алисии, однако у нее не было желания остановиться и полюбоваться окрестностями.
        Она холодно попрощалась с маркизом Маллино. Он пошел на конюшню, узнать, готов ли его экипаж, - ему не терпелось поскорее уехать. Алисия расспросила Джека о поломках в карете, и тот сказал, что за день все можно починить. Малоприятно провести целый день в поместье Оттери вместе с любопытными гостями миссис Хенли, но еще хуже оставаться в трактире.
        Алисия отправилась в путь. Через некоторое время она подошла к каменным воротам низкого бесформенного господского дома.
        Если миссис Хенли и оказалась захваченной врасплох появлением новой гостьи, ей удалось это скрыть. Она затворила дверь в столовую, где сидела миссис Эддингтон-Бак с дочерью, и, окинув Алисию проницательным взором, сказала:
        - Смею заметить, что вы выглядите немного встревоженной, леди Карберри. Я так сожалею о том, что нам не удалось вернуться за вами, но дорога на несколько футов[Фут - 30,48 см.] оказалась под водой. Мы просто не знали, как быть, и мисс Френшем ужасно разволновалась! - Она не стала распространяться о том, как мисс Френшем, забыв о сдержанности, так громко причитала, что гости миссис Хенли сразу догадались: дело пахнет скандалом.
        Глаза миссис Хенли светились добротой, и Алисии захотелось излить ей душу.
        - Не извиняйтесь, дорогая! Мне не следовало отпускать мисс Френшем, но не представляю, как она смогла бы ночевать в этом кошмарном трактире! Хотя в результате она все равно простудилась, а я погубила свою репутацию!
        Внучка похожа на старую леди Стэнсфилд своей откровенностью, подумала миссис Хенли.
        - Боюсь, мисс Френшем чувствует себя неважно, моя дорогая, - сказала она, решив не комментировать слова Алисии о загубленной репутации. - Она отказалась от завтрака и лежит в постели. Надеюсь, ваша компаньонка взбодрится, узнав, что вы здесь. Что касается ваших дел… - она посмотрела на Алисию и рискнула продолжить, - то все достаточно… сложно, не так ли?
        Алисия с трудом улыбнулась на это сдержанное высказывание. Несмотря на подавленное настроение и усталость, она, сама того не сознавая, выглядит на удивление привлекательно, подумала миссис Хенли и порадовалась тому, что ее девятнадцатилетнего сына нет дома, так как по своей юношеской впечатлительности он вполне мог влюбиться в красавицу Алисию.
        - Мы будем рады принять вас у себя, - продолжала миссис Хенли, - но боюсь, что для вас это сопряжено с некоторыми неудобствами. Видите ли, у миссис Эддингтон-Бак злой язык, а что касается миссис Эвелин, то… - миссис Хенли не стала продолжать, так как большей болтушки, чем эта дама, нельзя было вообразить. - Они вполне способны выдумать Бог знает что; конечно, вы в состоянии осадить этих сплетниц, леди Карберри, но…
        - …но с моей стороны было бы неблагодарностью причинять вам подобные неприятности, - закончила Алисия. - Я не останусь у вас. Прошу лишь, если возможно, дать мне карету, и я продолжу свой путь. Мисс Френшем, вероятно, сказала вам, что мы ехали в поместье моего отца.
        - В самом деле, дорогая? - удивилась миссис Хенли, так как знала, что Алисия не встречалась с отцом целых семь лет. - Конечно, для вас будет подана карета. Думаю, вы правы, лучше не подливать масла в огонь. Я со своей стороны сделаю все возможное, чтобы замять скандал. А что, маркиз Маллино собирается тоже сегодня уехать?
        - Полагаю, да, но не уверена. Поверьте, маркиз был настолько раздражен моим легкомыслием, что почти со мной не разговаривал. - Алисия уныло уставилась на солнечное пятно на ковре. - Я его не виню. К тому же он сделал мне предложение, чтобы защитить мою честь, но я ему отказала.
        Миссис Хенли не верила своим ушам.
        - Мне ничего не оставалось, как отказаться, - тихо продолжала Алисия, словно говорила сама с собой. - Не могла же я согласиться, зная, как я ему неприятна?
        Их глаза встретились, и миссис Хенли поняла, в чем беда леди Карберри: та, к несчастью, все еще любила маркиза Маллино.
        Глава третья
        Большую часть пути из Оттери в отцовский дом, расположенный к северу от Тонтона[Тонтон - городок в английском графстве Сомерсет.] , Алисия спала и проснулась, лишь когда карета свернула к черным железным воротам Грейрига. Благодаря умелым рукам горничной миссис Хенли Алисия была красиво причесана, а ее одежда почищена, но чувствовала она себя неважно: глаза щипало, словно в них насыпали песку, а голова болела.
        Она понимала, что первая за семь лет встреча с отцом будет трудной, но отступать уже некуда.
        Каштановая аллея вела к дому. Грейриг раньше принадлежал обедневшему виконту, а двадцать восемь лет назад был куплен отцом Алисии, Бертрамом Броузли, который к тому времени сказочно разбогател, сколотив состояние на торговле с Индией и Африкой. Виконт, считавший его выскочкой и вором, тем не менее ухватился за возможность продать за наличные деньги худшую часть своего поместья.
        Стоило взглянуть на дом, чтобы понять, почему виконт его не любил: серое здание уродливым пятном выделялось на фоне парка, и даже подснежники, ковром расстелившиеся под деревьями, не скрашивали вид.
        Казалось, что мрачный неухоженный дом отражал характер его владельца.
        Карета подъехала к внушительному крыльцу. Дверь отворилась, и появился дворецкий в ливрее. Кучер спрыгнул на землю и открыл дверцу кареты. Алисия запрокинула голову, посмотрела на массивное здание и не смогла унять дрожь. Глубоко вздохнув, чтобы собраться с силами, она повернулась к идущему навстречу с елейной улыбкой дворецкому.
        - Добро пожаловать в Грейриг, миледи. - Подобострастие явно не вязалось с боксерским обликом Касла. Его черные глазки-пуговки хищно смотрели на Алисию. Она хорошо помнила их последнюю встречу, но теперь все было по-другому. Она вскинула голову и холодно произнесла:
        - Благодарю тебя, Касл.
        Алисия поднялась по ступеням и вошла в темную прихожую. Горничная миссис Хенли семенила следом за ней.
        Алисия покинула Грейриг в девятнадцать лет, отправляясь на свой первый лондонский сезон. Теперь дом показался ей намного меньше, и такого запустения раньше не было. Пыль давно не вытиралась, мраморный пол не мыли, похоже, целую вечность. С грязной люстры свисала паутина, и в прихожей явно не хватало мебели - вероятно, наиболее ценную продали. Воздух был спертый, и Алисия с отвращением сморщила нос. Наверное, дела у отца плохи, подумала она.
        Входная дверь захлопнулась, и ей показалось, что она в ловушке. Но Алисия тут же отбросила эту мысль. Вполне естественно, что она чувствует себя здесь неуютно, так как именно отец устроил ее несчастный брак, а недавняя встреча с Джеймсом Маллино напомнила ей об этом.
        Алисия не собиралась надолго задерживаться в Грейриге - она приехала лишь по настоянию отца, попросившего ее взять с собой в Лондон сестру, чтобы вывести девушку в свет. Доводы отца показались Алисии вполне убедительными, хотя молодую женщину не покидало чувство, что он хочет использовать ее в своих целях. Три года назад, когда Аннабелле было пятнадцать, Алисия попыталась увидеться с сестрой, но отец ей грубо отказал в этом. А недавно она неожиданно получила от него письмо.
        Несмотря на разрыв в их отношениях и на то, что все ее письма к Аннабелле возвращались нераспечатанными, Алисия все же согласилась на отцовскую просьбу. Ей хотелось уберечь сестру от пагубного влияния этого человека.
        Неожиданно дверь отцовского кабинета распахнулась, и ей навстречу с распростертыми объятиями вышел Бертрам Броузли. У него был такой вид, словно он встречал блудную дочь.
        - Моя дорогая Алисия! Какой счастливый день! Ты снова под крышей родного дома! - Насмешливый взгляд дочери его нисколько не смутил. - Мы ждали тебя вчера и забеспокоились, когда ты не приехала. Надеюсь, с тобой ничего не случилось в пути?
        - У меня сломалась карета, не доезжая до Оттери, - ответила Алисия, не распространяясь о происшедшем. Она рассчитывала, что Аннабелла будет готова к отъезду, однако не увидела в прихожей сундуков и сразу заподозрила неладное.
        - Это все из-за плохих дорог, - сказал Броузли. Его проницательные серые глаза оценивающе скользнули по фигуре дочери - он прикидывал, сколько стоит ее наряд и украшения. То, что он увидел, его явно удовлетворило. - Главное, ты здесь и выглядишь очень… - он хотел было сказать «богато», но вовремя одумался и произнес
«хорошо». - Надеюсь, ты побудешь у нас хотя бы недолго.
        Ничто не могло доставить Алисии меньшее удовольствие. Она попыталась найти слова для вежливого отказа, но не успела: по лестнице застучали шаги, и появилась Аннабелла.
        - Сестра, неужели это ты?
        То же самое хотела сказать Алисия. Пышная красавица, стоявшая на нижней ступеньке лестницы, мало походила на худенькую одиннадцатилетнюю девочку, какой помнила сестру Алисия. В облегающей алой амазонке Аннабелла выглядела великолепно. В отличие от Алисии, унаследовавшей от бабушки по материнской линии волосы медного оттенка, она была блондинкой, а цвет глаз был не столь пронзительно зеленым, как у Алисии. Она смело выставляла напоказ свою красоту.
        Бледно-зеленые, похожие на крыжовник глаза Аннабеллы оценивающе глядели на Алисию. Она завидовала сестре, хотя ни за что бы в этом не призналась. Алисия не только была богата, но считалась признанной светской красавицей. Для Аннабеллы мнение света было непререкаемым. Ей казалось несправедливым, что вдова в двадцать шесть лет может вести весьма завидный образ жизни.
        У обеих сестер были лица сердечком, но высокие скулы и решительный подбородок придавали лицу Алисии пикантность, а лицо Аннабеллы делали слишком полным. Губы у нее были всегда недовольно поджаты, а низкий голос звучал нарочито громко.
        Аннабелле не понравилось то, как одета Алисия. Прекрасно сшитое золотистого цвета дорожное платье она посчитала слишком простым, как и широкополую шляпу такого же цвета, украшенную лентами чуть более темного оттенка. Аннабелла с довольным видом поправила украшенную многочисленными лентами и цветами прическу и обошла сестру кругом, разглядывая ее словно лошадь.
        - Алисия, ты такая худая! - Аннабелла считала хрупкость уродством. - И такая бледная! - Она подозрительно вгляделась в фарфоровой белизны кожу сестры. - Ты, как я вижу, не пользуешься румянами. Господи! - в ужасе вскрикнула она. - Неужели у тебя на носу веснушки? Что, в Лондоне на них мода?
        Эти наивные слова сказаны были далеко не простодушно. Она подставила сестре нарумяненную щеку для поцелуя и выжидательно посмотрела на нее. Как-то Алисия воспримет ее замечания?
        А Алисия только улыбнулась. Аннабелла и в детстве напоминала шкодливого котенка, хотя теперь котенок вырос. Смогут ли они ужиться во время предстоящего лондонского сезона? Алисия надеялась, что ей удастся выдать сестру замуж.
        - Ты прекрасно выглядишь, - обратилась она к Аннабелле. - Собираешься кататься верхом? А я намеревалась как можно скорее отправиться к себе в Чартли, так как туда ехать несколько часов.
        - Но ты должна сначала поесть. - Аннабелла бросила взгляд на молчаливо стоящего отца и, взяв Алисию под руку, потянула ее в сторону гостиной. - Видишь ли, я уже договорилась о прогулке верхом, а папа хочет с тобой поговорить. Может быть, поедем после обеда? Или лучше завтра, чтобы не путешествовать в темноте? - Вид у Аннабеллы был вполне невинный, однако Алисия ощутила, что здесь не все так просто.
        - Мне бы хотелось уехать сегодня, - натянуто сказала она. - Я не рассчитывала оставаться на ночь.
        - Хорошо. - Аннабелла решила не настаивать. - Расскажи мне о Лондоне! Нам многое о тебе известно, хотя мы живем в деревне. Здесь так скучно! - Она скорчила недовольную гримасу. - Я видела виконта Северна, когда он гостил у Милбернов в их поместье Стоукли. Сестра, дорогая моя, да ты просто сошла с ума, раз отказала ему! Он ведь виконт и такой красивый! У него годовой доход тридцать тысяч! Будь я на твоем месте, ни за что не растерялась бы!
        - Аннабелла! - раздался голос Бертрама Броузли.
        Девушка покраснела.
        - Я совсем заболталась, а ты, должно быть, падаешь с ног от усталости! Я велю миссис Риверз подать чай, а Касл проводит твою горничную к экономке. До скорой встречи, милая сестричка!
        Она убежала, а Бертрам Броузли крепко взял Алисию за руку и провел в гостиную.
        Она с трудом удержалась от желания сбросить его руку, настолько велико было ее отвращение к нему.
        - Часто ли ты видишься с кузеном Джошуа? - спросил отец.
        Алисия недоуменно вскинула бровь. Такое начало разговора после семилетней ссоры удивило ее. Джошуа, сын младшего брата Бертрама Броузли, недалекий и безрассудный молодой человек, жил в Лондоне. Алисия редко его видела, да и то тогда, когда он являлся к ней просить денег. В периоды безденежья он выполнял какие-то поручения ее отца.
        Алисия ответила отрицательно на заданный вопрос и оглядела комнату. В ней было темно и очень душно. Тяжелые шторы закрывали окна. Гостиная явно не обновлялась со времени ее последнего визита. Мебель была старая и обшарпанная, а гобелены на стенах почти истлели. Зато камин пышет жаром, подумала Алисия. От духоты и напряжения у нее снова разболелась голова, но Бертрам Броузли не замечал жары. Он часто бывал в странах с тропическим климатом, и в Англии ему всегда было зябко.
        Алисия села на продавленный диван, который двадцать лет назад выглядел вполне прилично. Отец налил ей бокал мадеры, а себе - бренди. Держался он непринужденно и даже тихонько что-то напевал. Алисия взяла бокал, поблагодарила, но начинать разговор не собиралась.
        - Я так рад снова видеть тебя в Грейриге, - произнес Броузли, усаживаясь напротив нее. - Ты очень долго отсутствовала, Алисия, - добавил он.
        - В этом нет ничего удивительного, - холодно обронила она.
        Броузли сделал глоток, внимательно наблюдая за ней.
        - Уверен, что время сгладило наши разногласия, и сегодня у нас с тобой есть возможность сделать шаг навстречу друг другу.
        Алисия едва не задохнулась от возмущения.
        - Давайте без обиняков, отец. Не нужно этой показной нежности. Я не намеревалась когда-либо возвращаться сюда и приехала лишь из-за Аннабеллы. Вам известно, что я всегда хотела увидеться с сестрой.
        Броузли недовольно поморщился от такой прямолинейности. А она, внимательно глядя на него, продолжала:
        - Подозреваю, у вас были иные причины пригласить меня, так как не заметно, чтобы Аннабелла торопилась уехать.
        Броузли взглянул на нее все с тем же невинным видом.
        - Моя дорогая Алисия, поверь, мое единственное желание - это увидеть тебя!
        Молодая женщина усмехнулась.
        - Неужели вы думаете, я вам поверю? Помимо страстного желания Аннабеллы дебютировать в свете есть еще кое-что, правда? Не считайте меня полной идиоткой! - Она нагнулась и взяла в руки сумочку. - Я не собираюсь мириться с вами. Если вы действительно хотите, чтобы Аннабелла провела сезон в Лондоне, поторопитесь. В противном случае я уеду одна. За мной сейчас должна приехать карета.
        - Не спеши, дорогая. - Отблеск света упал на лицо Броузли, и только сейчас Алисия заметила, как он похудел. Правда, серые глаза под нависшими бровями смотрели по-прежнему пронзительно, а тонкие губы были так же жестко сжаты. Он сцепил пальцы и многозначительно произнес: - Раз уж ты так наблюдательна, Алисия, признаю, у меня есть и другие дела, которые я хотел с тобой обсудить.
        Он помолчал. Алисия ничего не ответила. Так она и знала! Бертраму Броузли что-то от нее нужно, однако прямо сказать он, как всегда, не хочет. Что ж, надо узнать его намерения сейчас, чтобы не было потом неприятных сюрпризов.
        - Я всегда желал, чтобы Аннабелла была вхожа в лондонский свет, - продолжал Броузли. - Но этой маленькой кокетке не терпится выйти замуж за Фрэнсиса Сент-Оби, и она донимает меня просьбами дать согласие на брак.
        Алисия слушала с равнодушным видом. К чему он клонит?
        - Это с Сент-Оби Аннабелла отправилась кататься верхом?
        Броузли кивнул.
        - Да. Он дерзкий парень, но они подходят друг другу. Аннабелле хочется стать своей среди местной знати. К тому же у нее с Сент-Оби много общего.
        - И вы дадите согласие на этот брак?
        - Пока не дал, - ответил Броузли. - Хотя это выгодная партия - Аннабелла станет леди Сент-Оби, да и Фрэнсис ей по вкусу.
        - Уверена, что ей по вкусу и то и другое, - сухо заметила Алисия. Она знала, что красавец Фрэнсис имел репутацию развратника. Ей также было известно, что обнищавшее семейство Сент-Оби помимо старинного титула обладало еще и непомерной гордыней. Вероятно, они находились в отчаянном положении, раз соглашались на родство с Броузли, которого всегда считали выскочкой и ничтожеством. Но, возможно, они утешались тем, что дедушка Аннабеллы с материнской стороны был графом.
        - Тебе ведь немного знакомы Сент-Оби, - примирительным тоном сказал Броузли, что само по себе звучало подозрительно. - Что ты о них думаешь?
        - Мне кажется, что Фрэнсис Сент-Оби - беспутный юноша, а его отца интересуют лишь охота да любовницы, - помолчав, ответила Алисия. - Денег у них нет, но они мелкие снобы. Меня удивляет, отец, что вы хотите породниться со знатью, которую презираете.
        - По правде говоря, вначале я этого не хотел, - проворчал Броузли, - но Аннабелле уж очень не терпится заполучить Сент-Оби. Кроме всего прочего, ей подавай титул похлеще твоего.
        Алисия лишь рассмеялась на отцовскую язвительность.
        - Это нетрудно сделать - ведь бедняга Карберри не был даже баронетом! Если вы хотите купить Аннабелле титул, то почему же вы не подумали о более высоком, чем у Сент-Оби? В Лондоне ей больше повезет. В свете от меня узнают, что у нее кругленькое приданое, и тогда она сможет заполучить даже графа!
        Ее замечание, видно, было близко к истине, так как Броузли с трудом сдержал себя.
        - Дело в том, что Аннабелла и Сент-Оби… - он немного, помолчал, прежде чем продолжить. - В общем, они очень близки. Они уже…
        - Улеглись на брачное ложе? - насмешливо предположила Алисия. Это сообщение ее не ужаснуло - она знала репутацию Сент-Оби. Видимо, Аннабеллу не волновала потеря честного имени. - Она ждет ребенка?
        - Нет! - огрызнулся Броузли. - Уверяет; что нет! Эта девчонка бессовестно заявила мне… - Он прикусил язык и нехотя закончил: - Теперь ты видишь, что обстоятельства изменились, и я вынужден согласиться на свадьбу!
        Алисия все прекрасно поняла. Броузли явно замыслил для Аннабеллы выгодный брак, а она предпочла Фрэнсиса и спутала отцу все карты.
        - Вы очень трогательно заботитесь о счастье Аннабеллы, сэр, совсем не так, как о моем, - спокойно сказала Алисия. - Но каким образом ваши отцовские хлопоты касаются меня?
        Броузли пропустил мимо ушей ее ядовитое замечание.
        - Я просто хотел обсудить свое затруднительное положение с кем-нибудь, кому я доверяю.
        Алисия едва не расхохоталась: уж очень ему несвойственно было жаловаться.
        - И выбрали для этого меня? Ни за что не поверю, сэр. А теперь признайтесь, какова ваша подлинная цель? Что это за другие дела, на которые вы недавно ссылались?
        Бертраму Броузли никогда не приходило в голову, что свое упорство Алисия частично унаследовала и от него.
        - Раз уж у нас деловой разговор, я не буду долго занимать твое время! Я подумал, что мы с тобой могли бы кое-чем заняться вместе. Ты располагаешь неплохими деньгами, которые можно разумно вложить в дело. А если ты вдруг захочешь снова выйти замуж, то у меня есть компаньон, которого это могло бы заинтересовать. Это был бы весьма выгодный с точки зрения доходов брак!
        Алисия пришла в ярость от такой наглости.
        - Удивительно, почему вы не предложили ему Аннабеллу! - гневно воскликнула она. - Это было бы вполне в вашем стиле, отец! А может быть, вы это и собирались сделать, только Аннабелла расстроила ваши планы, связавшись с Сент-Оби? Неужели вы на самом деле решили, будто я приму столь гнусное предложение? Меня не интересуют ваши дела, и я не собираюсь опять выходить замуж в угоду вам! Что за выгода для меня в таком браке?
        - Увеличить свое состояние, - с надеждой в голосе сказал Броузли.
        - Мое состояние и так достаточно велико, сэр, и приобретено оно отвратительным образом!
        - Лишние деньги еще никому не мешали, моя дорогая, - снисходительно заметил он, с трудом подавив раздражение.
        - Вот в этом и заключается различие между нами, - гневно оборвала его Алисия. Головная боль усилилась, она сделала глоток вина. Она никогда не любила мадеру, считая это вино слишком крепким и сладким. Голова у нее закружилась, в глазах потемнело. Алисия с такой силой поставила бокал на стол, что часть жидкости выплеснулась наружу.
        Возможно, она ошибается, но отец напоил ее таким же на вкус вином, подмешав туда снотворное, чтобы сломить ее сопротивление, когда уговаривал выйти замуж за Джорджа Карберри.
        - Мне не нравится вкус вашего вина, отец, - стараясь держаться спокойно, сказала Алисия, - как и ваш план относительно меня. Я не желаю помещать деньги в ваше дело и не желаю снова выходить замуж. Можете сообщить этому таинственному жениху, что я - не предмет торга!
        - Ты приписываешь моему компаньону дурные побуждения, моя милая, - с улыбкой пробормотал Броузли. - Ты вольна думать что угодно, но он хочет жениться на тебе, а не на Аннабелле.
        - На моих деньгах, вы хотите сказать! - отрезала Алисия. - Хорошо, что вы сначала обсудили это со мной, отец. Иначе мне пришлось бы проявить невежливость по отношению к незнакомому человеку.
        - И тебе не стыдно поступить так по отношению к родному отцу? Твое поведение недостойно дочери! - уже не сдерживаясь, злобно воскликнул Броузли. - Твой дочерний долг, по крайней мере… - Он не договорил, так как Алисия презрительно усмехнулась.
        - Ну, уж это слишком! Вы утратили право на дочернюю почтительность семь лет тому назад!
        Броузли побагровел и так сильно грохнул кулаком по подлокотнику кресла, что от удара поднялся столб пыли.
        - Ты, как я погляжу, осталась неблагодарной девчонкой! А кому ты обязана своим титулом и состоянием? Разве не я из кожи вон лез, чтобы помешать тебе связаться с этим бездельником, промотавшим отцовские деньги на модных портных и за картами! Кто составил брачный контракт таким образом, чтобы ты унаследовала все состояние Джорджа Карберри? И как ты мне отплатила? Убежала к бабке и все разрушила! Теперь же, когда тебе представляется возможность искупить свой грех, ты упрекаешь меня в неблагородном поведении!
        Алисия встала. От страшной головной боли потемнело в глазах.
        - Вы заблуждаетесь, отец, представляя события таким образом! Позвольте мне высказать свою точку зрения! - Она ухватилась за спинку кресла, чтобы не упасть. - Вы не позволили мне выйти замуж за человека, которого я выбрала сама, и распустили ложные слухи о том, почему я якобы предпочла ему Джорджа Карберри. Вы сделали меня притчей во языцех, обо мне судачили во всех салонах, и в результате вы силой заставили меня выйти замуж за этого омерзительного старика! Вами двигало лишь стремление к наживе! О нет, - поправилась она, - я ошибаюсь - у вас была и другая цель: выставить в дурном свете мою бабушку, потому что вы так и не простили ее за то, что она не признала вас своим зятем!
        - Ты всегда отличалась глупой сентиментальностью. - Разозленный Броузли вскочил на ноги. - Я устроил тебе выгодный брак, а ты еще недовольна! Если бы Карберри не умер, он бы вышиб из тебя эту дурь!
        - Вы попытались это сделать сами, когда я отказалась выйти за него! Помните? - гневно сверкая глазами, воскликнула Алисия. - Неужели забыли, как избили собственную дочь, как морили голодом и, хуже того… - Голос ее сорвался. - Но Карберри умер, а вы были настолько пьяны, что не смогли помешать мне убежать. Больше я не попадусь в ваши сети!
        Жгучие слезы потекли по ее щекам, и она смахнула их ладонью. На искаженном лице Броузли вдруг появилось угодливое выражение.
        - Моя дорогая, ты слишком расстроена. Я сейчас же позову миссис Риверз, и она проводит тебя отдохнуть. Ты не должна ехать в таком состоянии.
        - Ошибаетесь, отец, - прервала его Алисия. - Я сейчас же уеду.
        Она твердым шагом подошла к двери, раскрыла ее и увидела Касла, который чуть не ввалился в комнату. Было ясно, что он подслушивал.
        Алисия окинула дворецкого гневным взглядом.
        - Касл, позови мою служанку и вели подать карету. Я уезжаю.
        Дворецкий нерешительно посмотрел на хозяина, а тот, насупившись, уставился на ее недопитый бокал вина. Алисия все поняла.
        - Возможно, я сентиментальная дурочка, отец, но уже не настолько наивна, чтобы второй раз попасться на ту же удочку! Как видите, я кое-чему научилась с тех пор! А теперь позвольте мне уйти. Может быть, вы собираетесь удержать меня силой?
        Алисия сознавала, что он вполне способен на подобный поступок. Тут она услыхала шорох колес по гравию дорожки - это, выполняя ее указание, прибыл Джек. Броузли тоже услышал, что к крыльцу подъехала карета, и изменил тактику.
        - Никак не ожидал, милая моя, что у тебя такие плохие манеры!
        - Это зависит от общества, в котором я нахожусь, - резко ответила Алисия и повернулась к горничной миссис Хенли, которая торопливо шла ей навстречу. В прихожей толпились выбежавшие на шум любопытные слуги. - Джоан, мы уезжаем.
        Спустя несколько минут карета быстро ехала прочь от Грейрига.
        - Ваша дочь стала дамой с норовом, сэр, - с ухмылкой заметил дворецкий.
        - Я ее усмирю, - зло, глядя на него и скрежеща зубами, произнес Броузли. - А заодно и ее бабку, эту старую смутьянку!
        Он вернулся в гостиную. Увидел злополучный бокал с мадерой и с размаху швырнул его в камин. У него не было ни малейшего желания мириться с дочерью: ему нужны были ее деньги. Но он недооценил Алисию. Да сколько людей в ее положении обрадовались бы возможности увеличить свои доходы! А Алисия оказалась не такой. Девятнадцатилетняя девушка, которую он принудил к браку, превратилась в женщину с сильным характером, имеющую собственное мнение и не боящуюся угроз.
        Броузли уставился в окно. Ему доставило огромное удовольствие то, что он в свое время разрушил отношения Алисии и маркиза Маллино. Алисия так и не узнала, что Маллино изо дня в день приходил на Брутон-стрит, требуя встречи с ней. Ну и пылкий же влюбленный! Броузли скривился от отвращения. Маллино олицетворял собой все то, что он ненавидел в аристократах.
        Затем его мысли перескочили на собственные финансовые дела. Его компаньон будет недоволен тем, что сегодня произошло. Мистер Вуд, как его называл Броузли, никогда не интересовался Аннабеллой, его единственным желанием было жениться на Алисии. Она правильно угадала, что причина этого - деньги, но не удосужилась узнать имя компаньона, избавив тем самым Бертрама Броузли от новой лжи, так как этот человек был хорошо знаком Алисии и не хотел, чтобы его связь с ее отцом стала ей известна до подписания брачного контракта.
        Броузли вздохнул, признавшись сам себе, что ошибся. Компаньон предупреждал его о возможной неудаче, предположив, что Алисия отвергнет как деловое партнерство, так и брак по расчету. Теперь Броузли придется разрешить Вуду самому добиваться благосклонности Алисии.
        Измученная разговором с отцом, Алисия решила не возвращаться в поместье Оттери, где ее наверняка встретят не в меру любопытные взгляды гостей миссис Хенли. Она поехала к одному из старинных бабушкиных друзей - преподобному Теофилесу Марчу, пожилому холостяку, который имел церковный приход неподалеку от Оттери. Он жил в просторном и уютном доме с грозной на вид, но весьма достойной экономкой.
        В доме священника было тепло и спокойно. После Грейрига он показался Алисии раем. Преподобный Тео обрадовался ее приезду. Слегка сутулясь, он вышел в прихожую встретить Алисию и расцеловал ее в обе щеки.
        - Алисия, мое дорогое дитя! Какая приятная неожиданность! Пожалуйста, не извиняйся, я рад тебя видеть! Миссис Морленд отнесет твои вещи наверх. Прости, но зеленая комната занята: у меня еще один гость. - Он повел ее в библиотеку. - Это внук моего старого приятеля. Он долго пробыл за границей. Сегодня он заехал ко мне, а я уговорил его остаться на ужин.
        Алисию кольнуло предчувствие, что она знает этого человека. Дверь библиотеки раскрылась, и она увидела маркиза Маллино с потрепанным томиком «Наедине с собой» Марка Аврелия в руке. Он с улыбкой поднял голову, и на какое-то мгновение ей показалось, что на нее смотрит юноша, которого она знала семь лет назад. Увидев ее, он мгновенно изменился в лице.
        Алисия, в ужасе от этой встречи, отшатнулась и чуть не натолкнулась на преподобного, идущего следом за ней.
        - О, милый Тео, я не предполагала…
        Она взяла себя в руки, заметив насмешку на лице Маллино. - Не хочу навязывать вам свое общество. Я могу остановиться где-нибудь еще. Преподобный Тео был, что называется, несколько не от мира сего и посему не заметил ее явного нежелания войти, а также деланного равнодушия Маллино.
        - Моя дорогая Алисия, и не помышляй об этом! Я очень рад твоему неожиданному визиту. Уверен, что Джеймс тоже этому рад! Джеймс, милый мальчик, позволь тебя познакомить… Это Алисия, леди Карберри. Алисия, это маркиз Маллино. Я с его дедушкой учился вместе в Оксфорде. А Джеймса я натаскивал к экзамену по древнегреческому.
        Алисия неохотно протянула руку, которую Маллино столь же неохотно пожал. Она сознавала, что именно сейчас надо сказать преподобному Тео, что они знакомы, но почему-то не сделала этого, и Маллино промолчал. Он пробормотал слова приветствия, отпустил ее руку и поставил книгу на полку.
        - Мы ужинаем рано, - добродушно продолжал преподобный Тео, - так как Джеймсу надо хорошенько подкрепиться, а затем выспаться. Представляешь, дорогая, он вчера угодил в дорожное происшествие! Чья-то карета с бешеной скоростью наехала на него. Нынче люди совершенно не имеют представления о вежливости.
        Алисия встретилась глазами с Джеймсом, но его взгляд ничего не выражал.
        - Какое совпадение! - воскликнула Алисия. - Только вообразите себе, лорд Маллино, по странному стечению обстоятельств со мной вчера тоже произошел несчастный случай на дороге, и я виню в этом проезжавший мимо экипаж!
        Маллино вскинул бровь.
        - В самом деле? - невыразительным голосом проговорил он. А преподобный Тео сиял, видя, что его гости завязали разговор.
        Переодеваясь к обеду в отведенной ей голубой спальне, Алисия обдумывала ситуацию. Ужасно неприятно так скоро и так неожиданно вновь встретиться с Маллино, но ничего не поделаешь. Раз избежать его общества не удастся, придется либо не обращать на него внимания, либо набраться мужества и дать ему бой. Алисия предпочла второе. Воинственно задрав подбородок, она взглянула на себя в зеркало и отправилась обедать.
        Миссис Морленд из пересудов слуг знала о взаимоотношениях двух гостей хозяина, но никогда не позволяла себе неосторожных высказываний. Занятый приходскими делами, преподобный Тео не следил за светской жизнью, а поскольку ни леди Стэнсфилд, ни герцог Кардейс не упоминали о расторгнутой помолвке своих внуков, то он пребывал в счастливом неведении.
        - …и тогда я посоветовал ему отправить этого бездельника к барышнику! - с довольным видом закончил он длинную историю, которую излагал, пока его сотрапезники занимались первым блюдом. Он рассмеялся, а оба его гостя вежливо улыбнулись.
        Алисия украдкой наблюдала за Джеймсом Маллино. Одетый в черный сюртук тончайшего сукна и серо-голубой жилет, он выглядел безукоризненно. Маллино, видно, решил игнорировать ее, так как ни разу не взглянул в ее сторону и ни разу не обратился к ней. Тео предложил ему проводить Алисию в столовую, но Маллино улыбкой вежливо перепоручил эту честь хозяину. Тео ничего не заподозрил, а Алисия пришла в негодование. Маллино специально сел напротив Тео, чтобы не встречаться с ней взглядом. Большую часть вечера они говорили о погоде.
        - При жизни твоего отца, милый Джеймс, в угодьях «Приюта монаха» можно было превосходно поохотиться, - неожиданно проговорил Тео. - В лесах между «Приютом» и Чартли полно фазанов. Я помню, как-то… - он замолк, словно вдруг его что-то осенило. - Послушай, Алисия, а ведь этот человек твой ближайший сосед! Какое счастливое совпадение! Ты сможешь показать ему окрестности!
        Джеймса от такого предложения чуть не передернуло.
        - Я буду просто в восторге это сделать, - заверила она Тео. - Лорд Маллино, по-моему, так долго отсутствовал, что, наверное, и не помнит, где живут его арендаторы!
        В ответ на это она получила неприкрыто враждебный взгляд. Тео ничего не заметил, так как радостно закивал головой.
        - Тебе следует знать, мой мальчик, что за благодетельница леди Карберри, - наклонившись к Джеймсу, сообщил он. - Она открыла несколько школ, дала работу ремесленникам, и многие молодые люди благодаря ей не попали в беду. Я всегда привожу ее в пример прихожанам.
        Джеймс Маллино скривил губы.
        - Это весьма похвально. Леди Карберри может служить для всех нас образцом добродетели!
        Тео не заметил насмешки, а Алисия покраснела от унижения.
        - Милый Тео, вы преувеличиваете, - тихо вставила она, надеясь прекратить поток славословий, но, к сожалению, добилась обратного.
        - Ну что ты, Алисия, его светлости следует знать о твоих добрых делах!
        - Вы и так уже сказали немало, - спокойно проговорил маркиз Маллино. - Думаю, этого достаточно, чтобы я мог составить о вашей гостье собственное мнение.
        Алисия увидела в его глазах презрение и рассердилась. Что за самонадеянный наглец! Она сделала несколько глотков превосходного вина, которым их потчевал Тео.
        - Слух о ваших «подвигах» дошел и до нас, лорд Маллино, - сладчайшим голосом произнесла она. - Ваши… деяния поистине легендарны!
        Взгляд Маллино скользнул по ее лицу, затем с подчеркнутым равнодушием вернулся к тарелке.
        - Да и здесь есть чем заняться! - не замечая скрытой вражды своих гостей, с довольной улыбкой заявил Тео. - Охота, рыбная ловля… Выбирай, что пожелаешь, мой мальчик!
        - А чем вы любите заниматься, леди Карберри, помимо благотворительной деятельности? - неожиданно спросил Маллино, выбивая тонкими пальцами дробь по столу. Алисия поняла, что он раздражен. - Вы любите бывать на балах и приемах? Или вам больше по вкусу маскарад?
        Алисию взбесило то, что Маллино, похоже, считает ее милосердие показным.
        - Мое любимое занятие - это садоводство, сэр, - пытаясь скрыть свой гнев, ответила она.
        Услыхав эти безобидные слова, Тео снова заулыбался, а Маллино едва не подавился вином. Он бросил на нее презрительный взгляд, а Алисия воинственно сверкнула в ответ зелеными глазами.
        - Садом Алисии любуются все соседи, - заметил Тео.
        - А деревенским ребятишкам позволено в нем играть? - невинным голосом осведомился Маллино. - Ведь это тоже считается благотворительностью.
        Теперь чуть не подавилась Алисия. Маллино же повернулся к преподобному и стал расхваливать его прекрасное вино.
        - Это комплимент, - вставила Алисия. - Лорд Маллино - знаток вин, как и многого прочего, но все остальное не для ваших ушей, милый Тео!
        Преподобный Тео был не настолько бестолков, чтобы не понять этот намек. Он судорожно сглотнул, и его смущенный взгляд перебежал с Алисии на Маллино. Щеки Алисии покраснели, а Маллино сохранял вежливо-равнодушный вид. Тео от неловкости заерзал на стуле, но тут, к счастью, дворецкий принес для мужчин портвейн.
        - Алисия, милая, ты не возражаешь пока заняться чаем в гостиной? Миссис Морленд все там приготовила. Мы присоединимся к тебе позже.
        У Алисии вдруг закружилась голова, и она встала из-за стола со словами:
        - Прошу меня извинить, но я очень устала и удалюсь. Спасибо за гостеприимство, Тео. - Она небрежно кивнула Маллино. - Спокойной ночи, сэр.
        Маллино положил на скатерть салфетку и тоже встал.
        - Я провожу вас, леди Карберри.
        У Алисии чуть не началась истерика. Она ощущала, что с ней происходит что-то, странное, и с трудом удержалась, чтобы не икнуть.
        Маллино открыл ей дверь, и они очутились в слабо освещенном коридоре.
        - Вы всегда так много пьете за обедом? - как бы между прочим спросил он.
        Возмущенная Алисия бросила на него яростный взгляд.
        - Как вы смеете?.. Я не пьяна!
        - Разве? - равнодушно произнес Маллино. - Значит, ваше грубое поведение нельзя оправдать даже количеством выпитого. Осторожнее, леди Карберри! Смотрите не переусердствуйте со спиртным, а то скоро превратитесь в совсем непривлекательную пожилую вдовушку…
        - Что вы себе позволяете? - почти крикнула Алисия.
        Он язвительно улыбнулся, а она чуть не дала ему пощечину.
        Когда же они подошли к лестнице, он преградил ей путь. Алисия в замешательстве взглянула на Маллино. Какие еще оскорбления он припас для нее?
        - Леди Карберри, скажите… школы и работа для крестьян… вы и в самом деле устроили это? - вдруг поинтересовался он.
        Алисия вспыхнула, не желая отчего-то говорить правду. Пусть думает, что хочет!
        - В какой-то мере - да, милорд. Но вам, должно быть, известно, что дела лучше вести хорошо, тогда получишь прибыль. А я не бросаю деньги на ветер!
        Она взбежала вверх по лестнице, но успела заметить в его глазах разочарование и презрение.
        Алисия плохо спала. Посреди ночи она проснулась с головной болью, сердце щемило от раскаяния. Ей было стыдно перед Тео. Он не заслужил за свое гостеприимство такого оскорбительного с ее стороны поведения за ужином…
        Она напрасно опасалась встречи с Маллино во время завтрака: рано утром он уехал.
        Глава четвертая
        Еще перед Рождеством Алисия получила приглашение от миссис Пэтч, живущей на
«Монашеской ферме», пожаловать на чай. Она не смогла отказать и тем самым нанести обиду, хотя и боялась появляться поблизости от «Приюта монаха», зная, что там сейчас живет маркиз Маллино.
        Время, проведенное на ферме, оказалось весьма приятным, а чай и домашний пирог - изумительно вкусными. Маленькие дети хозяев доставили ей большое удовольствие, а миссис Пэтч сообщила, что с тех пор, как леди Карберри одолжила им деньги для осушения поля, урожай увеличился. Неприятности начались, когда Алисия выходила из дома, держа в руках большой кабачок, брюссельскую капусту и корзинку с картофелем, а двое хозяйских малышей сопровождали ее, уцепившись за подол платья.
        Она могла предугадать, что увидит маркиза Маллино, так как день выдался прекрасный, свежий воздух бодрил, и хозяину соседнего поместья грех было не объехать верхом свои владения. Маллино появился во дворе фермы на отличном сером гунтере[Гунтер - спортивная верховая лошадь.] . Выглядел маркиз очень внушительно. Он увидел Алисию, прижимавшую к груди кучу овощей, и на его лице промелькнуло странное выражение.
        Миссис Пэтч, никак не ожидавшая его появления, смутилась и сделала книксен, затем схватила за руки детей, словно наседка, оберегающая цыплят.
        - Милорд, если бы мы знали, что вы приедете! А Пэтч на поле - я сейчас же пошлю за ним! - Она сделала еще один книксен и торопливо добавила: - Вы оказали нам большую честь своим визитом, милорд! Маллино спешился.
        - Я просто проезжал мимо, миссис Пэтч, и решил поздороваться. Не стоит беспокоиться и звать Пэтча. Через пару дней я заеду и поговорю с ним о делах фермы. А это ваши дети? - Он улыбнулся им, и они улыбнулись в ответ. - Какие чудесные малыши! Дочка похожа на вас, миссис Пэтч.
        Миссис Пэтч растаяла от комплимента.
        Шестилетний крепыш Том уставился на маркиза, словно лицезрел бога. Четырехлетняя Матильда, немного стесняясь, улыбнулась, когда маркиз уселся перед ней на корточки и стал спрашивать, нравится ли ей жить на ферме. Алисия, чувствуя себя лишней, попыталась боком отойти в сторонку, но выронила корзинку, и картофель рассыпался по вымощенному булыжником двору.
        Том издал восторженный вопль и стал бегать по двору, собирая картофелины.
        Маллино выпрямился.
        - Добрый день, леди Карберри. Не ожидал вас здесь увидеть.
        Алисия тут же придала своему лицу надменное выражение, а миссис Пэтч, уловив недовольство маркиза, решила уладить недоразумение.
        - Леди Карберри близко к сердцу принимает наши дела, милорд. В прошлом году было страшное наводнение, и она дала Пэтчу ссуду, чтобы осушить поле! Вы не представляете, милорд, какая это для нас подмога! Если бы не ее светлость… - Она смешалась и замолчала.
        - «Монашеская ферма» теперь поставляет самые лучшие овощи в округе, - вмешалась Алисия, не желая, чтобы миссис Пэтч снова начала превозносить ее.
        Видя, как нахмурился маркиз, она поняла, что ее старания напрасны.
        - Спасибо, Том, - сказала она мальчику, который отдал ей собранную картошку. Затем с теплой улыбкой повернулась к миссис Пэтч. - Благодарю вас за гостеприимство. Надеюсь, мы вскоре увидимся. До свидания, лорд Маллино.
        Но улизнуть ей не удалось. Не успела она и шага сделать, как руку ей сжали железные пальцы.
        - Позвольте проводить вас до кареты, леди Карберри, - непререкаемым тоном заявил маркиз. - На дороге скользко, и вы можете упасть.
        Они молча пересекли двор, и подошли к воротам, где ее поджидала карета.
        - А теперь давайте поговорим, - мирно предложил он, когда они остановились у живой изгороди из боярышника. - Вы предпочитаете стоять здесь или мы уединимся в вашей карете, леди Карберри?
        - Мне не подходит ни то, ни другое, милорд, - холодно ответила она. - Мне не о чем с вами говорить.
        - Вы ошибаетесь. - Голос Маллино звучал по-прежнему мирно, но глаза смотрели сердито. - Будьте любезны сообщить мне, какую сумму я вам должен за осушение земли Пэтча. Я не хочу быть у вас в долгу.
        Алисия от возмущения утратила дар речи, но быстро пришла в себя.
        - Я ничего вам не скажу. Договоренность была между фермером Пэтчем и мною. Это частное дело, и оно не имеет к вам никакого отношения!
        Маллино нетерпеливо похлопывал концом хлыста по ладони, и Алисия вдруг подумала, что он может ударить ее. Во всяком случае, вид у него был угрожающий.
        - Я не желаю, чтобы вы вели частные дела с моими арендаторами, - подчеркнуто вежливо произнес он. - Назовите мне сумму, и я тотчас же ее заплачу.
        Алисия вспыхнула.
        - Вы так долго отсутствовали, милорд, что понятия не имеете, насколько дорого это стоит. Фермер Пэтч обратился ко мне именно потому, что ваш управляющий заявил ему, что не сможет заплатить за осушение!
        Маллино прищурился.
        - Вы хотите сказать, что Тэд знал об этой сделке? Господи, как же он мог допустить, чтобы из Пэтча выкачали деньги?
        А Алисия не унималась:
        - Он допустил это, потому что у фермера не было средств к существованию, милорд! Но вы не знаете подробностей: ссуда свободна от процентов, и фермер Пэтч заплатит, лишь когда сможет! Теперь, когда вам стало известно о долге, лежащем на вашем поместье, вы, может быть, возместите мне расходы с процентами?
        Ярость промелькнула в глазах Маллино.
        - Ах вы!.. - Он постарался взять себя в руки. - Да вы просто ростовщица, мадам! - Он окинул ее уничижительным взглядом. - Какие еще коварные дела вы предприняли, чтобы навредить моей репутации, помимо того, что подкупаете моих арендаторов? Знайте, я не потерплю вашего вмешательства!
        - Все, что я сделала для ваших арендаторов, милорд, я сделала из лучших побуждений, - тихо проговорила Алисия. - Возможно, мне не стоило вмешиваться. Неужели причина вашего гнева - это обида на меня? До свидания.
        С этими словами она отвернулась и хотела сесть в карету, но Маллино схватил ее за руку. Алисия вскрикнула от боли, и он увидел у нее на запястье свежую белую повязку.
        Вспомнил несчастный случай в Оттери и, словно ошпаренный, выпустил ее руку.
        Алисия дрожала не только от боли. Она едва не расплакалась.
        - Леди Карберри… - В голосе Маллино прозвучали незнакомые ей доселе нотки.
        Алисия пренебрегла его протянутой рукой и села в карету, где ее ожидал красный от неловкости Джек.
        Джеймс Маллино остался стоять на дороге, глядя вслед отъезжающей карете. Он нахмурился. Ссуда, которую она дала Пэтчу, говорила о ее щедрости, но в то же время он вспомнил ее слова о том, что она заключает лишь выгодные сделки. Пора во всем разобраться, подумал он, продолжая стоять посреди дороги. Тут около него появился Том Пэтч и потянул за руку, предлагая полюбоваться на новорожденных щенков овчарки.
        Был вечер. В библиотеке дома Джеймса - «Приюте монаха» - сидели за игрой в шахматы граф и графиня Килгарен. Они приехали еще днем и очень удивились, не обнаружив хозяина дома. Он задерживался по неотложным делам поместья, и тогда Каролина Килгарен взяла все в свои руки. Вскоре она раздавала приказания слугам: спальни были незамедлительно проветрены, огонь в каминах разведен, а вкусный холодный ужин ожидал хозяина на столике в библиотеке. Каролина была уверена, что после дня, проведенного на свежем воздухе, Джеймс вернется домой ужасно голодный.
        Стемнело, и началась гроза, но в «Приюте монаха» царил покой. Свечи освещали белокурые головы игроков и бросали мерцающие тени на шахматную доску. Слышался лишь стук передвигаемых шахматных фигур и тиканье золоченых бронзовых часов на каминной полке.
        Часы пробили семь, и тут дверь библиотеки распахнулась. Каролина сделала последний победный ход и подняла голову - в комнату вошел Джеймс Маллино. Экспансивная Каролина вскрикнула и бросилась к нему на шею.
        - Джеймс! Как я рада тебя видеть! - закричала она.
        Каролина была миниатюрной женщиной, и Джеймсу ничего не стоило поднять ее на руки и закружить по комнате.
        Они были знакомы с детства, а потом Каролина вышла замуж за ближайшего друга Джеймса, а он едва не женился на ее подруге…
        В ясных голубых глазах Каролины блеснули слезы. Она была очень привязана к Джеймсу Маллино: они вместе росли, и, вероятно, поэтому она не влюбилась в него.
        Сейчас, глядя на него после нескольких лет разлуки, она отметила, что время превратило самонадеянного юношу в самоуверенного зрелого мужчину. Но возраст - а ему, так же как и Маркусу, должно скоро исполниться тридцать три - никак не повлиял на его удивительную красоту. Возможно, он сделался жестче, но был все тот же Джеймс Маллино.
        Джеймс отпустил Каролину и одарил ее теплой улыбкой, от которой неизменно трепетали женские сердца.
        - Ты нисколько не изменился! - воскликнула она, а Джеймс мог бы сказать то же самое о ней.
        Каролина Килгарен стала светской дамой и матерью двоих прелестных детишек, но сохранила прежнюю стройность. Правда, ее пикантное личико сделалось более серьезным.
        Маркус Килгарен терпеливо ждал, когда настанет его черед поздороваться с другом. Его спокойный характер лишь подчеркивал импульсивность жены. Именно Маркус всегда предотвращал буйные выходки приятелей и смягчал брюзжание светских матрон своими рассудительными замечаниями.
        - Извините, что меня не оказалось дома, когда вы приехали, - сказал Джеймс, отдавая промокшее пальто подошедшему лакею. - Я проездил по поместью намного дольше, чем рассчитывал. Увидел много интересного… - он не договорил, так как в этот момент в комнату влетел мокрый черно-белый пушистый комочек и начал радостно лаять. Затем это существо устроилось у ног Джеймсам с преданностью во взоре уставилось на него.
        Следом за щенком вбежал запыхавшийся дворецкий.
        - Простите, сэр! Я отнес его на кухню, а он, стоило мне отвернуться, убежал! Мне забрать его?
        Джеймс со смехом нагнулся и взял щенка на руки.
        - Не беспокойся, Рассел! Пусть пока побудет здесь.
        - Мне кажется, сэр, он не приучен к порядку. - Рассел наморщил лоб, но Джеймс беспечно махнул рукой.
        - Это не важно. Я вижу, он голоден, как и я. - Маллино окинул взглядом стол, на котором были расставлены многочисленные блюда, и сказал, обращаясь к Каролине: - Вижу, ты постаралась, Каро! Приступим к трапезе?
        Они держали тарелки на коленях и не переставая говорили. Сначала Джеймс развлекал гостей веселыми байками о своей заморской жизни, потом разговор перешел на политическую ситуацию во Франции и последние модные пьесы, так что время бежало незаметно. Подарок Томаса Пэтча, щенок по кличке Нод, сидел под креслом Джеймса, и все трое исподтишка бросали ему лакомые кусочки.
        Когда наконец доели цыпленка и пирог с ветчиной, Джеймс встал и подложил дров в камин, а Маркус разлил портвейн и позвонил, чтобы принесли чай. Каролина без обиняков заявила, что не собирается удаляться, пока мужчины пьют портвейн, и осталась с ними. Они устроились около камина и молча сидели, получая удовольствие от теплой атмосферы, царящей в библиотеке. Вскоре Каролина нарушила молчание:
        - Мне очень нравится этот дом, Джеймс. Здесь так спокойно.
        - Да. - Хозяин с удовлетворением огляделся. - Я почти не бывал в нем с детства и плохо его помню, но здесь действительно приятно находиться. Я намеревался сдать его в аренду, но он очень удобно расположен - как раз между Лондоном и Кардейс-холлом - на случай, если мне придется часто навещать деда.
        - Как его здоровье? - спросил Маркус. - Ему лучше?
        - К счастью, да, но мной он недоволен. - Джеймс печально улыбнулся. - Это неудивительно, я мало уделял ему внимания последние годы. Придется постараться, чтобы вернуть его расположение. Теперь я жалею, что так долго отсутствовал. - Он вдруг вспомнил едкое замечание Алисии о том, что он пренебрегает своими обязанностями. У нее просто сверхъестественная способность бить по больному!
        Каролина и Маркус переглянулись.
        - Почему ты не вернулся раньше, Джеймс? - неуверенным тоном, что было ей совсем несвойственно, спросила Каролина. - Мы так по тебе скучали!
        Джеймс посмотрел на нее с ласковой улыбкой.
        - Спасибо, Каро! По правде, говоря, я не собирался слишком долго отсутствовать. Так уж вышло… - Он угрюмо уставился на огонь, вспомнив перепалку с Алисией. Ему почему-то хотелось поговорить о ней. - Думаю, - медленно произнес он, - что я был не прав, когда уехал. Я был молод и слишком горд.
        - Ты хочешь сказать, что не мог вынести поступка Алисии? - прямо спросила Каролина. - Не смотри на меня так сердито, Маркус!
        Джеймс слегка улыбнулся.
        - Ты почти угадала, Каро. До последнего времени у меня не было желания возвращаться.
        - Итак, ты отправился в Париж и на два года окунулся в беспечную и опасную жизнь, - заметил Маркус.
        - Что ж, Париж для этого - самое подходящее место! - рассмеялся Джеймс.
        - Лондонский свет наслышан о твоих похождениях с самыми красивыми актрисами, - насмешливо продолжал Маркус.
        - Не забудь и итальянскую оперную певицу - вставила Каролина. - Ту самую, которая как-то развлекала гостей, одетая… всего лишь в нитку жемчуга!
        - Тебе, видно, известно обо всем больше, чем мне, - сказал Джеймс, который никак не отреагировал на их подшучивание. - Это были поучительные два года, но возникли неотложные дела, связанные с отцовским имением в Ирландии, поэтому я отправился туда.
        - И наш повеса заделался отшельником? - усмехнулся Маркус.
        - Едва ли, - возразила ему Каролина. - Говорят, что дублинское общество весьма фривольно. Судачили о Джейн Кланси и о наследнице Элизабет Добени. Ты собирался жениться на ней, Джеймс?
        - Я не собирался жениться на Элизабет Добени, - решительно возразил он. - Это сплетни, Каро. Я был слишком…
        - Утомлен? - шаловливо подсказал Маркус.
        - Точнее, занят. - Шутки друзей возымели желаемое действие, и Джеймс улыбнулся. Килгарены заметили в нем некоторую настороженность, но решили ни о чем не расспрашивать. Зная его, следовало подождать, когда он сам все расскажет. - Превратить конный завод в прибыльное дело оказалось не так просто, как я предполагал, - объяснил им Джеймс.
        - Ну, ты весьма в этом преуспел, - заметил Маркус. - Та пара серой масти, что ты выставил на последних скачках, оказалась просто отличной, и за нее дали большие деньги. А что ты собираешься делать сейчас, Джеймс?
        Принесли чай. Когда лакей вышел, Джеймс подбросил в огонь еще одно полено и повернулся к Маркусу.
        - Я договорился о продаже конного завода и хочу обосноваться в Англии, - задумчиво произнес он. - Мне необходимо привести в порядок поместья. Вначале я намеревался сдать этот дом в аренду, но вижу, что он понадобится мне самому. Хотя, - тут он вздохнул, - возможны осложнения.
        Каролина взглянула на мужа и решила высказаться напрямик:
        - Это из-за соседства с Алисией Карберри? Но, Джеймс, можно, если постараться, избегать с ней встреч!
        Джеймс понял намек Каролины, так как прекрасно знал, что она и по сей день дружит с Алисией. Если он собирается избегать Алисии, то ему придется порвать со всеми ее знакомыми. Он снова вздохнул, так как вовсе не хотел терять дружбы Каролины.
        - Все не так просто, Каро. Что касается моих грядущих планов, то я открываю для приемов Кардейс-холл. Деду стало настолько лучше, что он выразил желание приехать в Лондон.
        - Это произведет сенсацию, - заметил Маркус. - Но ты, как я погляжу, не жаждешь светских развлечений. Неужели чувствуешь приближение старости?
        Джеймс пожал плечами и сдержанно ответил:
        - Не знаю. Возможно, я просто не хочу, чтобы ворошили прошлое, хотя и знаю, что этого не избежать.
        Каролина налила себе еще чашку чая и не удержалась от колкости:
        - Ты должен спутать всем карты, сделавшись образцом добродетели! Тебе надо срочно жениться. Тогда все сплетники умолкнут! Мы могли бы помочь тебе найти жену, - беспечно предложила она, - так как знакомы со всеми подходящими дебютантками, у которых в этом году состоится выход в свет. Кого ты предпочитаешь, Джеймс: юную скромницу или кого-нибудь поживее и постарше?
        Джеймс поморщился, процедура выбора жены представлялась ему до омерзения меркантильной и - что хуже всего - смертельно скучной. Его мысли неотвратимо возвращались к Алисии. Алисия… Она-то никогда не будет скучной и пресной. С ней может быть трудно, порой даже опасно. Он задумался и не заметил заговорщицкого взгляда, которым обменялись Маркус и Каролина.
        - Я не сомневаюсь, - как ни в чем не бывало продолжил разговор Маркус, - что на тебя станут смотреть как на весьма выгодного жениха. Если тебе нравятся девицы поопытнее, то и такие найдутся: из тех, кто продержался не один светский сезон!
        Джеймс совершенно не понимал, что его разыгрывают.
        - Да, - задумчиво вторила мужу Каролина, - есть, например, Мария Марстон… Правда, она глуповата, но для любителей послушных жен идеальна! Или Джорджиана Стейплфорд. Она к тому же еще и красива!
        - Но избалована и эгоистична, - возразил Маркус. - Нет, дорогая, боюсь, что мы не можем всучить ему Джорджиану, даже если он и не станет особенно капризничать! А как насчет…
        - Надеюсь, вы закончили? - Джеймс со стуком поставил бокал на стол. - Не понимаю, почему вы так жаждете женить меня? Хотя, - иронично уточнил он, - помощь мне может понадобиться! Не далее как на прошлой неделе я сделал предложение, и мне отказали!
        Эффект от сказанного превзошел его ожидания: Каролина вскрикнула и зажала рот ладонью, едва не опрокинув чашку, а уравновешенный Маркус запустил пальцы в волосы, поправил галстук и откашлялся.
        - Вот это да, Джеймс! - В голубых глазах Маркуса зажегся веселый огонек. - Кто же эта дама, отвергнувшая тебя?
        Джеймс саркастически усмехнулся.
        - Вы уже упоминали ее имя. Пять дней назад я предложил руку Алисии Карберри!
        У Каролины глаза сделались размером с блюдце, и она утратила дар речи. Маркус забрал у нее из рук чашку и поставил на стол, чего она даже не заметила.
        - Послушай, Джеймс, - прервал воцарившееся на некоторое время молчание Маркус, - ты добился своего - у нас нет слов! Изволь объясниться!
        Джеймс откинулся в кресле и вытянул длинные ноги к огню.
        - Согласен. - Глаза его зло заблестели. - В течение одной недели я попал вместе с ней в дорожное происшествие, провел в ее обществе ночь в заброшенном трактире, мы несколько раз поругались, а мое предложение о браке было с презрением отвергнуто!
        - Джеймс! Если ты сейчас же не удовлетворишь мое любопытство, я умру! - воскликнула Каролина.
        Джеймс громко рассмеялся.
        - Хорошо, Каро, будь по-твоему. С чего мне начать?
        - С начала, - строго сказала она.
        Джеймс подобрал с пола разомлевшего от тепла спящего щенка и положил себе на колени.
        - По пути из Кардейса мой экипаж едва не столкнулся с каретой леди Карберри. Никто не пострадал, - уточнил он, видя ужас на лице Каролины. - Я помог дамам добраться до Богом забытого трактира в Оттери. Затем там случайно появились мистер и миссис Хенли. Они увидели опрокинутую карету леди Карберри и предложили поехать к ним. Но у семейства Хенли были гости, и поэтому они не смогли забрать обеих дам сразу. Тогда леди Карберри отправила туда мисс Френшем…
        - О Господи, - простонала Каролина, предчувствуя беду.
        Джеймс бросил на нее унылый взгляд.
        - Дорогу размыло, и карета не вернулась за ее светлостью. Таким образом, мы очутились ночью вдвоем в трактире!
        - Какая неприятность! - с едва заметной усмешкой заметил Маркус. - Осмелюсь спросить, как вы провели время?
        Джеймс одарил его мрачным взглядом.
        - Меня обуревали разноречивые чувства! А время мы провели в перебранке. Я обвинил леди Карберри в безрассудном пренебрежении этикетом, и мы поругались. Потом она удалилась, и я не видел ее весь вечер. На следующее утро я посчитал долгом благородного человека предложить ей выйти за меня замуж и получил отказ.
        Маркус был озадачен столь кратким изложением событий.
        - Подожди, Джеймс! - нахмурившись, произнес он. - Судя по всему, ты не очень-то высокого мнения об Алисии Карберри, но тем не менее предложил ей руку и сердце. Здесь что-то не сходится.
        - Знаю! Мой рыцарский порыв не был оценен. - Джеймс пожал плечами. - Мне следует радоваться тому, что у леди Карберри хватило ума отказать!
        Что-то в его голосе насторожило Маркуса. А на самом ли деле Джеймсу безразлична Алисия Карберри?
        - И как ты нашел Алисию спустя столько лет? - поинтересовался Маркус.
        Джеймс нахмурился.
        - Я нашел ее упрямой, гордой, эгоистичной, капризной и высокомерной, - отрезал он, но, увидев, как расстроилась от его слов Каролина, добавил: - Прости, Каро, она ведь твоя подруга.
        Наступило неловкое молчание. Маллино взял кочергу и поворошил поленья в камине. Каролина задумчиво смотрела на него. Прежде чем заговорить, она переглянулась с мужем.
        - Тебе, разумеется, покажется странной моя дружба с Алисией после всего происшедшего, - тщательно подбирая слова, сказала Каролина. - Если хочешь, мы не станем больше упоминать ту историю. Однако я хотела бы кое-что пояснить. - Джеймс молчал, а Каролина продолжила: - Я по-прежнему подруга Алисии, так как не верю тому, что она… авантюристка, которая вышла замуж по расчету. Алисия не изменилась - она такая, какой была всегда. Она не рассказывала мне об обстоятельствах своего брака, но я твердо знаю, что Бертрам Броузли силой принудил ее к этому. Она такая же жертва, как и ты!
        Джеймс молчал, его не убедила эта трогательная защита.
        - Прости, Каро, - сказал он. - Я ценю твою искренность и восхищен твоей верностью, но думать, как ты, не могу.
        - Конечно. Я понимаю. - Каролина встала. - Если позволите, я пораньше лягу спать. - При этом она выразительно взглянула на Маркуса.
        Мужчины поднялись, провожая ее. Когда она вышла, Джеймс наполнил бокалы портвейном, а Маркус, зевая, потянулся. Друзья чувствовали себя непринужденно.
        - А что случилось после того, как леди Карберри нанесла тебе смертельное оскорбление? - лениво спросил он. - Вы ведь потом встречались?
        - Дважды, и наша вражда не уменьшилась! Мало того, я вынужден выслушивать, как все ее восхваляют! Тут и у святого лопнет терпение!
        Маркус усмехнулся:
        - Значит, ты не входишь в число ее обожателей?
        - Перестань, Маркус! Ты ведь сам не веришь в то, что говоришь! Мне никогда не удавалось обвести тебя вокруг пальца, даже в детстве. Пока что я сам не могу разобраться в своих чувствах. Лучше расскажи-ка, что вы с Каролиной считаете для меня необходимым знать об Алисии.
        Их взгляды встретились, и Маркус согласно кивнул.
        - Ты тоже все подмечаешь, Джеймс. Думаю, тебе следует знать о том, что Алисию осудили напрасно. Как и Каролина, я считаю, что ее насильно заставили выйти замуж за старика Карберри, хотя доказать этого не могу. Только сама Алисия в состоянии сказать правду.
        Джеймс внимательно смотрел на Маркуса.
        - Вы с Каро убеждены в ее невиновности, хотя все говорит против нее. У вас должно быть на то серьезное основание.
        Маркус слегка смутился.
        - Да… однако я не могу выдать чужой секрет. Поверь мне на слово.
        Джеймс покачал головой.
        - Я бы поверил, если бы это не было так трудно. Речь идет о событии, глубоко повлиявшем на мою жизнь, так что позволь остаться при своем мнении.
        Маркус со вздохом уступил.
        - Что ж, понимаю тебя. Видишь ли, это секрет жены, а не мой, но я не думаю, что она рассердится на меня, если я поведаю его тебе. - Он помолчал. - Каро единственная, кто видел Алисию сразу после смерти Джорджа Карберри. Она узнала, что Алисия вернулась в Стэнсфилд-хаус, и поспешила навестить ее. Для Каро это был вполне естественный поступок, - с гордостью пояснил он. - Все кругом злословили об Алисии, а ее беспокоило лишь душевное состояние подруги.
        Джеймс не сводил с него напряженного взгляда, и Маркус продолжил:
        - Вначале леди Стэнсфилд наотрез отказалась впустить Каро, но ты ведь знаешь, какая моя жена настойчивая! В конце концов графиня разрешила Каро повидаться с подругой, но предупредила, что Алисия очень плохо себя чувствует. - Маркус помрачнел. - Позже днем я зашел навестить Каролину и застал ее в расстроенных чувствах. Она выложила мне, что увидела: Алисия была вся в синяках и ссадинах и не соображала ни кто она, ни где находится!
        Джеймс прищурился - он просто не мог поверить услышанному.
        - Ты хочешь сказать, что это было дело рук Карберри или Броузли?
        Маркус смотрел в упор на друга.
        - Вот именно, Джеймс.
        Наступило молчание. Джеймс пытался осмыслить услышанное.
        - Не могу поверить… Зачем Броузли понадобилось делать это? - с ужасом спросил он.
        - Кто знает? - угрюмо ответил Маркус. - Соединение двух состояний было в его интересах, а Алисия нарушила его планы. Вот он и попытался заставить ее выйти замуж. Это не ново - склонить непослушную дочь к браку!
        - В прошлом веке - возможно, но в наши дни… - Джеймс нервно провел ладонью по волосам. - Прости, Маркус, но мне что-то не верится.
        Маркус пожал плечами:
        - Дело твое. Не стану тебя переубеждать. Но Каро не лжет, в этом я уверен.
        - Нет, конечно, нет. - Джеймс с трудом пытался привести в порядок мысли. - Но, может быть, Каро не так поняла? Черт возьми, Броузли заявил мне, что Алисия по собственной воле выбрала Карберри! - Он в ярости стукнул кулаком по ручке кресла. - Маркус, письмо Алисии говорит само за себя! Эта дамочка - самая настоящая охотница за состояниями!
        Маркус допил вино.
        - Но ведь она сама тебе этого не говорила, правда, Джеймс?
        - Нет… - с трудом проговорил тот. - А как же слухи, которыми были полны все клубы, о том, что Алисия вышла за Карберри из-за денег?
        Маркус с жалостью посмотрел на друга.
        - Послушай, Джеймс! Выдумать могли что угодно, разве ты этого не знаешь? Как ты считаешь, кто пустил все эти слухи?
        Джеймс ничего не ответил, он с хмурым видом уставился на огонь. Его чувства были настолько уязвлены, что он ни разу не задался вопросом, а так ли все обстояло на самом деле. От сильнейшей любви он впал в другую крайность - ненависть - и присоединился к хору хулителей Алисии.
        - Почему же она не сказала, что это неправда? И почему ты молчал?
        Маркус чуть улыбнулся.
        - А тебе это пришлось бы по вкусу? Напиши я сразу же после твоего бегства из Англии, неужели ты поверил бы мне? Ты и спустя семь лет с трудом этому веришь.
        - Но почему она никому не сказала правды?
        - А ты бы сказал? - напрямик спросил Маркус. - Историю красивой не назовешь. Полагаю, Алисии было тяжело говорить об этом, да и скандал разразился немалый. К тому же она серьезно заболела после всего случившегося, и леди Стэнсфилд увезла ее в деревню. Графиня поступила единственно разумным образом - она прозрачно намекнула, что Алисия стала жертвой навязанного ей брака, а затем продуманно и осторожно вновь ввела ее в высший свет.
        Маркус не добавил, что отступничество Джеймса нанесло немалый урон репутации Алисии. Он полагал, что Джеймс сам до этого додумается.
        Маллино, не глядя, потянулся к графину с бренди.
        - Ответь мне, пожалуйста, еще на некоторые вопросы, - попросил он.
        - Если смогу.
        - Как ты считаешь, почему Алисия больше не вышла замуж? Наверняка она смогла бы добавить к своему состоянию титул повыше!
        Маркус засмеялся.
        - Предложений у нее хватало! Питер Уэстон шесть раз предлагал ей руку и сердце, а последним попытал счастья наследник семейства Севернов и тоже остался с носом! Ей не нужен титул.
        - Тогда в чем же дело? У нее есть все: деньги, собственность, положение в обществе, - настойчиво продолжал Джеймс.
        - Полагаю, ей не хватает только любви.
        - Неужели она ни за кого не хочет выйти замуж? - удивился Джеймс.
        - Ни за кого! - рассмеялся Маркус. - Она живет, словно монашка и превратилась в ходячую добродетель! Ее считают холодной и равнодушной к мужчинам.
        Джеймс искоса взглянул на него.
        - Эти слухи, вероятно, распускают те, кого она отвергла, - с улыбкой заметил он.
        - Да. Неудачливые претенденты на ее руку не осмеливаются во второй раз совершить ошибку. У Алисии характер похлеще бабушкиного!
        - Знаю! - Джеймс машинально вертел в пальцах шахматную пешку. - А Кристофер Уэствуд? - как бы, между прочим, осведомился он.
        Маркус удивился.
        - Ага, значит, ты о нем слышал! Он - внучатый племянник леди Стэнсфилд. Мне он не нравится, но Алисия, кажется, получает удовольствие от его общества. Между ними ничего такого нет, хотя он смотрит на нее влюбленными глазами. Она не выйдет за него, - уверенно заключил Маркус. - Холодность Алисии хорошо известна. То ли это маска, чтобы отпугнуть охотников за приданым, то ли ее страшит интимная сторона брака - не знаю.
        - Холодность? - в свою очередь рассмеялся Джеймс, хорошо помнивший чувственную тягу, возникшую между ним и Алисией. - Возможно, внешне она и холодна, но внутри тлеет огонь.
        Маркус с удивлением посмотрел на него.
        - Вот как? Ну, если ты, дружище, это разглядел, то, значит, тебе удалось произвести на нее большее впечатление, чем кому бы то ни было за последние семь лет! Но ты, видно, застал ее врасплох, и в следующий раз она встретит тебя с привычным равнодушием!
        Джеймс усмехнулся.
        - Ты уверен, Маркус, что этот следующий раз будет?
        - Держу пари, что да! - Маркус зевнул. - Я, пожалуй, пойду спать, а то жена станет меня искать! В деревне мы обычно рано ложимся. Спокойной ночи, Джеймс.
        Джеймс рассеянно смотрел на огонь, потягивая бренди и гладя сонного щенка. Впервые за долгие годы он позволил себе усомниться, не совершил ли он ошибку. Перед его глазами стояла Алисия Броузли, которую он когда-то знал, - великолепная в своей необузданности. Невыносимо было представить, что эту яркую личность сломили и растоптали Бертрам Броузли и Джордж Карберри.
        Он должен снова увидеться с Алисией и заставить ее сказать ему правду. Только тогда он сможет избавиться от прошлого. Он вспомнил ее прелестное лицо, сверкающие зеленые глаза, мягко очерченные губы… и почувствовал прилив желания.
        Джеймс Маллино был игрок по натуре, хотя необдуманно не рисковал и поэтому редко совершал ошибки. Он знал, что вступает на опасный путь, но решение было принято.
        Глава пятая
        Поместье Чартли-Чейз изменилось с тех пор, как маленького Джеймса Маллино привозили туда навестить незамужнюю тетушку. Стоял февральский день, и бледный солнечный свет падал на каменные, кремового цвета стены дома. В прихожей пахло воском и лавандой, а витражное стекло на лестничной площадке искрилось яркими цветами. Изящная винтовая лестница вела наверх. Дом отличался ненавязчивой изысканностью и излучал тепло, присущее лишь гостеприимной хозяйке.
        Алисия стояла у окна гостиной, взгляд ее был устремлен в сад и дальше, на вересковую пустошь. Когда объявили о прибытии маркиза, она не спеша пошла ему навстречу. Ее зеленое платье выгодно подчеркивало восхитительные рыжие волосы, искусно уложенные в высокую пышную прическу.
        Она выглядела светской дамой, на лице которой нельзя прочесть подлинных чувств. Джеймс с сожалением отметил, что при виде его вежливая улыбка Алисии не сделалась более теплой - она просто приветствовала знакомого, и не более того. Маркус был совершенно прав, подумал Джеймс, от ее спокойствия веяло холодом. Что ж, посмотрим. А у Алисии, несмотря на внешнее спокойствие, внутри все дрожало.
        - Лорд Маллино, - слегка улыбнувшись, произнесла она, и щеки ее порозовели, когда он пожал ее руку. - Как мило, что заехали. Присаживайтесь. Не желаете ли чаю?
        - Благодарю вас - нет. - Джеймс церемонно кивнул. - Я собираюсь встретиться с Каролиной и Маркусом Килгарен в Пилтонском аббатстве, поэтому заехал ненадолго.
        Он сел в кресло, указанное Алисией, и его взгляд внимательно заскользил по фигуре хозяйки, отчего та пришла в замешательство.
        - Каролина и Маркус передают вам привет и намереваются навестить вас на этой неделе. Я же заехал узнать, поправились ли вы после того несчастного случая, - бесстрастным тоном пояснил Джеймс. - Когда мы виделись последний раз, у меня не было возможности спросить вас об этом.
        Интересно, и чья в этом вина? - вспыхнув, подумала Алисия. Он тогда был занят тем, что бросал ей в лицо обвинения! Она подавила обиду. Сегодня ему не удастся вывести ее из себя!
        - Как мило с вашей стороны осведомиться о моем самочувствии, - холодно ответила она. У нее хватит душевных сил быть вежливой! Прошлые испытания закалили ее. - Как видите, я поправилась.
        - Вы, пожалуй, немного бледны, но рука перевязана должным образом, - заметил он.
        - Да. - Алисия бросила взгляд на белевшую на запястье повязку. - Доктор считает, что это всего лишь легкое растяжение и через неделю все пройдет.
        Тема разговора иссякла, а ей отчаянно хотелось, чтобы его визит не был таким уж формальным.
        - А как здоровье мисс Френшем? - спросил, наконец, Джеймс. - Она еще в Оттери?
        Алисия подавила раздражение. Они либо обмениваются колкостями, либо говорят банальности. Она делано улыбнулась.
        - Мне передали, что мисс Френшем поправляется после выпавших на ее долю испытаний и через пару недель вернется сюда. От миссис Хенли мне известно, что вы заезжали узнать о ее здоровье. - Тут голос Алисии помимо ее воли зазвучал тепло. - Это так благородно с вашей стороны. Я знаю, что мисс Френшем весьма тронута вашим участием и той помощью, которую вы ей оказали.
        Джеймс также был недоволен тем, как течет их беседа. Он хотел, чтобы разговор был более естественным, но не знал, как это сделать.
        Алисия теребила в пальцах складки юбки, а Джеймс, глядя на ее склоненную голову, вдруг ощутил боль в сердце.
        - Я много наслышан о ваших добрых делах, леди Карберри. Вы говорили, что все должно приносить доход. А как быть с построенными вами богадельнями и сельской школой? Какая от них прибыль?
        Алисия вознамерилась, было отрицать свою причастность к этому, но не смогла покривить душой и потому отмахнулась:
        - О, это ерунда, милорд.
        - Неужели? - Лицо Джеймса было серьезным. - Я вынужден извиниться перед вами, леди Карберри. Вы ввели меня в заблуждение, сказав, что во всем ищете выгоду. Мне не следовало, не проверив, порицать вас, так как факты не соответствуют вашим словам.
        Так же как семь лет назад, с болью подумала Алисия, но тогда ты не стал ждать объяснений. Она с трудом отвела взор, а Джеймс начал терять терпение и решил испробовать иную тактику.
        - Леди Карберри, не могли бы вы кое-что объяснить мне?
        Алисия насторожилась.
        - Когда я был в поместье Оттери, то мне стало ясно: гостям миссис Хенли известно то опрометчивое предложение, которое я вам сделал, а также ваш еще более безрассудный отказ. Что вас побудило сообщить им об этом?
        Алисию бросило в жар от унижения. Она покраснела от обиды и гнева, но все же, с огромным трудом, овладела собой и сдержанно объяснила:
        - Мне очень жаль, что вы стали объектом подобных сплетен. У меня был приватный разговор с миссис Хенли, и я не могу представить, чтобы она проговорилась. Вероятно, нас подслушали. Приношу вам свои извинения.
        Алисия встала. На ее губах играла неприветливая улыбка. Всем своим видом она давала ему понять, что встреча закончена.
        - Не смею вас более задерживать! Благодарю за визит. Пожалуйста, передайте привет Каролине и Маркусу. Всего хорошего!
        Поколебавшись, Джеймс медленно поднялся, пожал ее руку и поклонился. Наконец-то он уходит, с облегчением подумала Алисия! Но тут Джеймс перевернул ее кисть и поцеловал… в ладонь. Она выдернула руку и сделала шаг назад, чувствуя, что от него не укрылось ее смущение.
        - Чеффингз, проводи маркиза Маллино. Он уходит, - ледяным тоном произнесла Алисия, когда на ее звонок появился дворецкий.
        Несмотря на холодность Алисии, Джеймс улыбался, сбегая вниз по лестнице.
        - У тебя, дорогая, видно, ветер гуляет в голове!
        Вдовствующая графиня Стэнсфилд вышла из кареты на дорожку перед домом внучки в Чартли-Чейз.
        Алисия с трудом сдержала улыбку.
        - Как я рада вашему приезду, бабушка! Но о чем вы?
        Леди Стэнсфилд фыркнула и окинула Алисию критическим взглядом поразительно зеленых, как и у внучки, глаз. Она была одета в наряд своего излюбленного ярко-красного цвета, а седые букли украшала шляпа со множеством перьев.
        - Я говорю о слухах, что ты тайно встречаешься с маркизом Маллино! Не успел он вернуться, как ты с ног сбилась, лишь бы встретиться с ним, да еще в каком-то деревенском трактире! Что ты на это мне ответишь?
        Алисия молчала, ощущая на себе любопытные взгляды кучера, лакеев, дворецкого и Кристофера Уэствуда, который приехал вместе с леди Стэнсфилд.
        Но это было только начало «спектакля».
        Алисия с невинным видом улыбнулась бабушке.
        - Как быстро распространяются слухи! Могу лишь заметить, что если бы я на самом деле решила устроить тайное свидание, то уж никто бы об этом не узнал! - Она повернулась к Уэствуду, давая тем самым понять, что разговор на эту тему закончен. - Здравствуй, Кристофер! Надеюсь, ты хорошо доехал?
        Алисия знала, что единственный способ утихомирить свою чрезмерно деятельную бабушку - это не поддаваться на ее придирки. И, как ни странно, именно за непокорный нрав леди Стэнсфилд любила Алисию. Теперь же старая дама весело сверкнула глазами и подставила внучке щеку для поцелуя.
        - Может, так оно и есть, но вот Кристофер вне себя от ревности!
        Леди Стэнсфилд обладала раздражающей привычкой обсуждать людей в их присутствии. Уэствуд был слишком почтителен, чтобы возразить, и потому с глуповатым видом переминался с ноги на ногу.
        Алисия сжала зубы. Бесполезно говорить, что Кристофер Уэствуд не имеет права осуждать ее поведение, так как бабушка тут же выскажется по поводу уместности брака между ним и Алисией. Ни для кого не являлось секретом, что леди Стэнсфилд желала этого союза, равно как и Уэствуд. Но сломить упрямство Алисии им не удастся.
        - Я устала до смерти, - заявила леди Стэнсфилд, направляясь к дому и постукивая тростью с золотым набалдашником по гравию дорожки, - и хочу отдохнуть. Мы побеседуем после, дорогая. А ты… - ее пронзительный взгляд просверлил смутившегося Чеффингза. - Да это не Фордайс! Где он?
        - Фордайс в Лондоне - он занят приготовлением дома к открытию сезона, - терпеливо пояснила Алисия. - А это Чеффингз, бабушка, и, пожалуйста, не пугайте его!
        - В Лондоне, значит! У тебя два дворецких? Какое сумасбродство! - Осуждающий взгляд леди Стэнсфилд упал на Чеффингза, словно во всем был виноват он. - Ладно, сойдет и Чеффингз! Проводи меня в мою комнату! - И с величественным видом она стала подниматься по лестнице.
        - Она не хотела тебя обидеть, - миролюбиво заметил Кристофер Уэствуд, когда они с Алисией остались одни. - До нас дошли слухи, и нам хотелось тебе помочь.
        Алисию раздражало его стремление угодить леди Стэнсфилд, хотя она понимала, что сердиться на него за это грех. Она провела его в библиотеку и приказала подать чай и напитки. Алисия уже чувствовала себя усталой, хотя остальные из приглашенных гостей еще не появились. Разговор касался обычных вещей: погода и состояние дорог. Но Алисию не оставляло ощущение того, что Кристофер что-то задумал. Он был родственником леди Стэнсфилд со стороны ее сестры. Кристофер всегда отличался щегольством: воротники его сорочек были так сильно накрахмалены, что торчали вверх, словно пики, галстуки завязывались мудреным узлом, а башмаки блестели так, что в них можно было смотреться, как в зеркало, но, несмотря на все эти усилия, ему не удавалось достичь небрежной элегантности Джеймса Маллино. Да и уважения к себе он не вызывал. Алисия находила Уэствуда добродушным и любезным, не более.
        Сегодня у него был необычно взволнованный вид.
        - Алисия… эта история с Маллино… - он смешался и замолк. - Я хочу спросить, это был несчастный случай?
        - Разумеется. Дорожное происшествие. - Алисия не понимала, почему он сует нос в ее личные дела.
        Уэствуд покраснел.
        - Я надеюсь, ты не пострадала?
        - Благодарю, к счастью - нет. Я растянула руку, но мне уже лучше. А вот мисс Френшем простудилась и до сих пор находится у миссис Хенли в Оттери.
        - Как жаль, - пробормотал Уэствуд. - Конечно, это крайне неприятно для нее, но хуже пришлось тебе. Ты ведь провела ночь в трактире наедине с Маллино… Представляешь, что люди говорят?
        - Представляю. - Алисия заставила себя вежливо улыбнуться. - Но я полагаюсь на тебя, надеюсь, ты рассеешь эти слухи.
        - Конечно. Только, Алисия…
        У Уэствуда пересохло в горле, и он с трудом вздохнул. Его заветной мечтой было жениться на Алисии и завладеть ее сказочным состоянием, надо только уговорить ее. Последние недели она избегала его, но сейчас он не упустит случая, хоть и ужасно нервничает.
        - Видишь ли, Алисия, мне надо сказать тебе кое-что очень важное, - с отчаянием в голосе произнес он.
        У Алисии вдруг заныло под ложечкой. Она предчувствовала, что сейчас произойдет, так как знаки внимания, оказываемые ей Уэствудом, вели к одному - предложению руки и сердца. Ей вдруг пришло в голову, что еще неделю назад она бы, возможно, подумала над его предложением, но сейчас ее мыслями безраздельно завладел Джеймс. Она никогда не выйдет замуж за Кристофера Уэствуда!
        А Уэствуд не знал, как начать. Он прокашлялся, встал и наконец разразился речью:
        - К черту церемонии, Алисия! Я уже месяцы - да что там месяцы - годы! - пытаюсь доказать тебе свои чувства! - Он опустился перед ней на одно колено и схватил за руку. - Выходи за меня замуж! Дай мне возможность стать твоим защитником! Мы с тобой поладим, я знаю! Нам ведь хорошо вместе… да и бабушка твоя будет в восторге!
        Он не сводил глаз с Алисии и, прижав ее руку к губам, запечатлел на ней жаркий поцелуй.
        Именно в этот момент распахнулась дверь, и на пороге появился лакей с запиской от леди Стэнсфилд. Алисия обрадовалась его появлению, а Уэствуд выронил ее руку, словно обжегся, и, бледный от унижения, неловко поднялся на ноги. Лакей, смутившийся не меньше его, остался стоять в дверях.
        - Входи, Лиддел, - спокойно сказала Алисия, словно не произошло ничего необычного. Она взяла с подноса записку, прочитала ее и сделала знак лакею удалиться. Дверь захлопнулась, и лакей кинулся вниз по лестнице, чтобы попотчевать слуг новостью о том, как мистер Уэствуд делал хозяйке предложение.
        Сам Уэствуд пришел в бешенство. Однако предпочел молчать, чтобы не поставить себя в еще более дурацкое положение.
        - Милый Кристофер, - мягко сказала Алисия. - Я весьма польщена твоим предложением, но вынуждена отклонить его. Я ценю тебя как друга, однако мне кажется, мы с тобой не пара.
        Лицо Уэствуда залилось краской.
        - Почему? - возмущенно воскликнул он, забыв о приличиях.
        Алисия закусила губу. Ей было трудно объясняться с ним, так как, не имея ни малейшего желания выходить за него замуж, она, тем не менее, держала его при себе, чтобы устранить других поклонников. Она не могла не замечать его растущую к ней привязанность… и вот приходится расплачиваться.
        - Я слишком привыкла к независимости, - попыталась смягчить отказ Алисия. - Поместьями я управляю сама и не хочу менять распорядок своей жизни.
        - Если ты снова вступишь в брак, то все это не будет иметь значения, - возразил Уэствуд.
        Алисия вздохнула. Не могла же она сказать ему, что он скучен, а когда он дотрагивается до нее, то это ее совершенно не волнует, не то, что прикосновения Джеймса Маллино…
        А Уэствуд не сводил с нее настойчивого взгляда. Как ей поступить?
        - Сядь, пожалуйста, Кристофер. Мы с тобой всегда были друзьями, неужели этому придет конец?
        Уэствуд уныло вздохнул и уселся около нее.
        - Я вообще-то и не рассчитывал на то, что ты согласишься, - печально произнес он, - но не вини меня за попытку! - Он внимательно посмотрел на Алисию и спросил: - Твой отказ не связан с появлением Маллино?
        Алисия чуть не вскочила с дивана.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ну, - смущенно произнес Уэствуд, - ты постоянно отказываешься от самых выгодных партий… вот я и подумал, что ты, наверное, с кем-то сравниваешь всех этих соискателей твоей руки. А поскольку ты снова встретилась с Маллино…
        - Выбрось из головы мысль о том, что мой идеал - Маллино! - резко оборвала его Алисия. - Мы встретились с ним совершенно случайно, и лучше бы этого не произошло. Он невыносимый грубиян!
        - Значит, он тебе не нравится, - утешился Уэствуд.
        Свадьба Аннабеллы состоялась в один из ярких солнечных дней марта. Алисия, как ни неприятно ей было вновь увидеть отца, все же после долгих раздумий приехала в Тонтон, где по решению обеих семей проходила церемония. Платье невесты было не в меру пышным, точно свадебный торт со множеством украшений, подумала Алисия, но Аннабелла светилась от счастья, словно пройти по церковному проходу рука об руку со своим мужем было для нее пределом блаженства.
        Маркиз Маллино тоже присутствовал на свадьбе. Алисия не поверила своим глазам, когда увидела его, и даже уверения в том что он друг семьи Сент-Оби, не убедили ее. Конечно же, он засвидетельствовал ей свое почтение, и, конечно же, их встреча окончилась ссорой. Он зачем-то упомянул о том, что искал встреч с ней еще тогда, когда получил ее письмо с требованием расторгнуть помолвку, а она не поверила. Неужели отец ничего не сказал ей?
        В «Приюте монаха» царила тишина. Каролина и Маркус Килгарен уехали погостить к Алисии в Чартли. Джеймс сидел один в кабинете и писал письмо сестре Луизе, которая просила отложить визит к ней на пару недель из-за того, что двое ее детей заболели ветрянкой.
        Где-то играла скрипка, звучание ее было сладостным и проникало в душу. Джеймс подошел к окну, но плющ, почти затянувший окна, и деревья в саду мешали что-либо различить.
        При свете холодного серебряного диска луны он с трудом увидел людей, идущих по дороге. Джеймс позвал дворецкого.
        - Рассел, что там происходит?
        - Это ежегодное гулянье, милорд. Крестьяне из окрестных деревень сходятся, чтобы отметить праздник яблочного сидра, - объяснил дворецкий, который хорошо знал местные обычаи. - Не хотите ли сами посмотреть на праздник, сэр?
        - А где это, Рассел?
        - Да в Чартли, сэр. Леди Карберри предоставляет амбар для танцев, а также угощение. Она не чванливая и сама частенько приходит на праздник!
        - Вот как? - пробормотал Джеймс и направился к двери, а дворецкому показалось, что его хозяин улыбается.
        Отыскать место, где происходил праздник, оказалось несложно. Джеймс пошел по дороге в сторону Чартли, ориентируясь на звуки скрипки. Ему казалось, что воздух пронизан чем-то магическим, и его охватило возбуждение и предчувствие неизведанного.
        На плодородных землях, тянувшихся к востоку от деревни Чартли, находилось много садов, но лишь в одном был большой амбар, в котором могли поместиться все желающие. Когда Джеймс подошел к нему, праздник был в самом разгаре. На яблоневых деревьях были развешены фонарики, из открытых дверей огромного амбара струился свет, там, на жаровнях, готовилось мясо. Вокруг было полно людей, и не каждому удалось пройти внутрь амбара, поэтому для стоящих во дворе передавались подносы с едой и высокие кружки с пенящимся сидром.
        Джеймс держался позади толпы, стараясь, чтобы его не заметили. Влюбленные парочки, пользуясь возможностью, жались друг к другу. Площадка перед амбаром освободилась для танцев. Джеймс хотел было незаметно уйти, но тут его ждал сюрприз: среди выходивших из амбара он узнал Каролину и Маркуса Килгарен.
        Глаза Каролины, поднятые на мужа, горели от возбуждения. Маркус с улыбкой наклонился к ней, затем взял обе ее руки в свои, и они закружились в танце. Им захлопали в ладоши, площадка заполнилась танцующими парами.
        Из амбара вместе с Килгаренами вышла незнакомая Джеймсу девушка. Он догадался, что это та самая желчная Джорджиана Стейплфорд, которая также гостила в Чартли. Она красива, отметил Джеймс, но выражение лица у нее неприятное.
        Закончился рил[Быстрый шотландский танец.] , и тотчас же началась джига[Национальный английский танец.] . Каролина с Маркусом и не думали прекращать танцевать.
        И тут Джеймс увидел Алисию. Она что-то возбужденно доказывала Кристоферу Уэствуду, который держал ее под руку.
        Сам того не сознавая, Джеймс очутился возле них. Он поклонился Алисии и заглянул в ее широко раскрытые от удивления глаза.
        - Не пожелает ли леди танцевать?
        Джеймс почувствовал, что Уэствуд готов возразить, а взгляд Алисии вспыхнул от удовольствия.
        - С радостью, милорд!
        Он протянул ей руку. По толпе прокатился гул одобрения, но Джеймс ничего не слышал. Он только ощущал в своих объятиях Алисию. Огонь костра золотил ее кожу, в глазах то и дело вспыхивали искры. Рядом кружились другие пары, однако Джеймсу казалось, что они с Алисией одни. Порыв ветра откинул капюшон плаща Алисии, и она весело рассмеялась. Джеймсу нестерпимо захотелось подхватить ее на руки и унести далеко-далеко отсюда. Он желал ее так сильно, как ни одну другую женщину…
        Музыканты взяли последний аккорд, скрипки умолкли. К Алисии и Джеймсу подошли Каролина с Маркусом.
        - Ты ничего не говорил, что собираешься прийти на праздник, Джеймс! Мы бы вместе отлично провели время! - Каролина перевела недоуменный взгляд с Джеймса на Алисию.
        Алисию внезапно охватила неловкость, и она смущенно взглянула на Джеймса.
        - Мы рады видеть вас в Чартли, лорд Маллино, - сдержанно сказала она.
        Кристофер Уэствуд с мрачным видом маячил сзади, а Джорджиана Стейплфорд не сводила недовольного взгляда со всей компании. Для Джеймса это возвращение из сказки к реальности тоже оказалось неожиданным, поэтому он счел за лучшее поспешно откланяться.
        - Благодарю вас, леди Карберри, но я вынужден отказаться.
        Он развернулся и ушел, ни на кого не глядя, однако услыхал резкий голос Джорджианы Стейплфорд, прозвучавший ему вслед:
        - Так вот он какой, этот маркиз Маллино, которого следует опасаться! Какой потрясающий мужчина!
        Леди Стэнсфилд сидела в кресле у горящего камина напротив Алисии.
        - Объясни-ка, будь так любезна, свое весьма странное поведение, - властным тоном потребовала она. - Что у тебя за отношения с Джеймсом Маллино?
        - Какие отношения - сплошные перебранки и ссоры, - с горечью ответила Алисия.
        Поколебавшись и зная, что спорить с бабушкой бесполезно, она рассказала ей о дорожном происшествии, о том, какую заботу проявил Джеймс, и о том, как она скомпрометировала их обоих, отослав мисс Френшем и оставшись с ним наедине в таверне на ночь, а также об их последующих встречах и, наконец, о танце сегодня вечером.
        - Выходит, вы с Маллино не любовники, - задумчиво подвела итог леди Стэнсфилд.
        - Боюсь, что в этой чести мне отказано, - сухо заметила Алисия.
        - Хмм! Жаль, - покачав головой, произнесла леди Стэнсфилд. - Иначе ты выглядела бы повеселее!
        - Бабушка! - Прямота пожилой дамы не переставала шокировать Алисию. - На что вы меня толкаете?
        - Уж больно ты строга. Нельзя быть такой пуританкой. Я знаю, что твой брак внушил тебе отвращение ко всякого рода интимностям, но все это в прошлом. Можно позволить себе немного развлечься!
        Алисия помимо своей воли представила гибкого и стройного Джеймса Маллино в роли любовника и мысленно сравнила его с тучным и грубым Карберри.
        - В мое время мы не страдали застенчивостью и поступали, как того требовало естество, - заявила леди Стэнсфилд. - Вот, помнится…
        - Бабушка! - возмущенно остановила ее Алисия.
        - Ну, хорошо, хорошо, - фыркнула та. - Тебя, как я вижу, не переубедишь, однако не старайся уверить меня в том, что Маллино тебе безразличен. Ясно как день, что это не так!
        Склонив голову набок, леди Стэнсфилд пристально наблюдала за Алисией.
        Молодая женщина смущенно пожала плечами.
        - Я этого не отрицаю! О, я пыталась убедить себя в обратном, но чувствам не прикажешь. Теперь вы понимаете, почему я не могу выйти замуж за Кристофера!
        Пожилая дама ничего не ответила - она прекрасно сознавала, что безвольный Кристофер Уэствуд не пара яркой, своенравной Алисии.
        Глава шестая
        На холме среди вересковой пустоши Алисия придержала лошадь. Щеки ее раскраснелись от холодного ветра. Поездка верхом подняла настроение - ей очень хотелось удрать из Чартли от своих гостей.
        С вершины холма открывался прекрасный вид на окрестности, а Чартли-Чейз представлялся всего лишь кукольным домиком среди окружавших его деревень. Легкий ветерок овевал лицо Алисии. Саванна фыркнула и быстрой рысью пошла в сторону
«Приюта монаха».
        Прозрачный воздух бодрил, а кругом не было ни души. У Алисии наконец сделалось легко на душе, и она пустила Саванну галопом.
        Поросшая вереском пустошь уступила место возделанным полям, и лошади пришлось замедлить шаг. Алисия ехала по дороге, идущей среди каменных оград и высоких плетней. Она совершенно не представляла себе, где находится, но ее это не волновало, так как в любой деревне ей подскажут обратную дорогу в Чартли.
        Дорога вилась среди полей, затем перешла в лесную тропку. Издали, из рощицы, доносились размеренные удары топора.
        Алисия проехала еще пару миль, и вдруг ее взору предстала куча заброшенных лачуг с обвалившимися стенами и заросшими сорняками садами.
        Должно быть, это один из неухоженных въездов в «Приют монаха», подумала Алисия. Надо поворачивать назад. Дом наверняка пуст, так как она слышала, что Джеймс Маллино еще неделю назад уехал погостить к сестре, а слуг, очевидно, уволили, поскольку вскоре должен был появиться новый арендатор. Однако Алисию разбирало любопытство. Ее колебания разрешила Саванна, которая быстро устремилась вперед.
        Они миновали пустую сторожку, откуда с пронзительными криками вылетела стая черных дроздов. Дорога круто спускалась вниз, и теперь они ехали под пологом нависших над головой голых ветвей деревьев, куда даже не проникал бледный свет солнца. Вдруг деревья расступились, и прямо перед собой, в лощине, Алисия увидела небольшой, но удивительной красоты дом.
        Дом и сад были окружены рвом с зеленоватой водой, в котором плавали лебеди и утки. Неподалеку находились руины аббатства, которое и дало название поместью.
        Алисия сдавила каблуками бока лошади, и Саванна послушно двинулась по дорожке к дому мимо неухоженных лужаек, заросших дикими бледно-желтыми нарциссами. Лошадь прошла по мосту надо рвом, и Алисия оказалась во внутреннем дворе, где располагались конюшни. При ближайшем рассмотрении дом производил жутковатое впечатление, так как окна почти заросли плющом. Алисия спешилась и привязала лошадь к ограде. Она обошла двор, ее шаги гулко отдавались в тишине.
        Дом был построен в форме буквы «Г». Две его стороны опоясывали двор, откуда был проход в сад. Искушение войти в сад оказалось настолько велико, что Алисия толкнула калитку, которая со скрипом открылась.
        Под сучковатой яблоней стояла деревянная скамья, на которую Алисия уселась, погрузившись в мечты о теплых летних днях.
        Мартовская прохлада заставила Алисию подняться на ноги. Она отряхнула юбку. Стемнело, и ей стало немного не по себе в этом заброшенном саду около пустующего дома. Алисия торопливо пошла к калитке, цепляясь юбкой за колючки. И вдруг чья-то высокая фигура преградила ей путь. Темные, как ночь, глаза холодно смотрели на нее.
        Алисия пришла в замешательство. Она понимала всю двусмысленность своего положения и в ужасе застыла на месте.
        Маркиз Маллино смотрел на нее немного насмешливым взглядом.
        - Здравствуйте, леди Карберри. Как приятно снова встретить вас!
        - Что вы здесь делаете? - вырвалось у Алисии, но она тут же прикусила язык и покраснела.
        Джеймс Маллино поднял бровь и сунул руки в карманы сюртука.
        - Наверное, это мне следует задать вам подобный вопрос, ведь дом мой. Если бы я знал, что вы собираетесь посетить «Приют монаха», леди Карберри, то обязательно был бы на месте, чтобы самому вам все показать!
        От этих спокойно произнесенных слов Алисия покраснела еще сильнее и сжала губы.
        Ужасный человек! Но она действительно виновата. Что повлекло ее сюда? Надо поскорее уйти, в панике подумала она. Однако Джеймс не двигался с места. Алисия усилием воли заставила себя посмотреть на него.
        - Лорд Маллино, - голос у нее от волнения сорвался, - я вынуждена извиниться за свое вторжение. Это непростительный поступок с моей стороны, и я не стану затягивать нашу встречу, которая неприятна нам обоим.
        - Одну минутку, леди Карберри. Неужели вы рассчитываете, что я вас так просто отпущу? Нам надо поговорить.
        Такого поворота событий Алисия никак не предполагала. О чем он собирается с ней говорить?
        Джеймс, взяв гостью под руку, повел ее к дому.
        - Вы собираетесь силой заставить меня остаться? Могу ли я поинтересоваться зачем?
        Джеймса ее выпад нисколько не смутил.
        - Но вы приехали сюда по собственной воле, миледи. Более уместен мой вопрос: что сюда привело вас?
        - Я хочу купить «Приют монаха», - выпалила Алисия. - Я думала, что вы в Вустершире[Графство в Англии.] , поэтому приехала из Чартли, чтобы осмотреть владение.
        - Очень странно, - мягко заметил Джеймс и насмешливо улыбнулся, а Алисия кипела от злости. - Покупатели обычно вначале обсуждают это с управляющим. Но вы, леди Карберри, - подчеркнуто вежливо уточнил он, - во всем оригинальны!
        Джеймс вежливо пропустил Алисию в дом. Она очутилась в темной, с плиточным полом и низким потолком прихожей, стены которой украшала затейливая лепка. На полированном столике стояли свежие цветы, а в воздухе пахло воском. Здесь было уютно, и Алисия забыла о своей враждебности по отношению к хозяину. Джеймс указал на дверь в конце коридора: - Прошу вас в залу.
        В огромной зале с внушительным камином и галереей для музыкантов казалось, что прошедших столетий как не бывало. На стенах висели портреты предков Маллино: пэров, баронов, маркизов и герцогов, получивших свои титулы различными способами, не исключая пиратства, авантюр и азартных игр. Алисии мерещилось, что глаза всех этих людей следят за ней, а Джеймс, одетый в простой охотничий сюртук, так выгодно подчеркивающий его гибкую фигуру, казался воплощением дерзкой привлекательности, являющейся характерной чертой этого семейства на протяжении столетий.
        Алисия перевела глаза на противоположную стену, которую украшали жены представителей рода Маллино. Они, так же как и мужчины, надменно взирали на Алисию.
        - Зала производит ошеломляющее впечатление, милорд, но вы, наверное, чувствуете себя здесь одиноко?
        Джеймс улыбнулся, а у Алисии замерло сердце.
        - Отчасти вы правы, - ответил он. - Надеюсь, вы окажете мне честь и отужинаете со мной?
        Несмотря на вежливый тон, вопрос прозвучал не как предложение, а как приказ. Алисия заколебалась.
        - Благодарю вас, лорд Маллино, но я должна вернуться в Чартли, поскольку у меня гости и они забеспокоятся из-за моего столь долгого отсутствия… - Она не договорила, так как он насмешливо улыбнулся.
        - А о чем вы думали раньше, предпринимая эту поездку?
        Да он разговаривает с ней как с избалованным ребенком! Алисия вспыхнула. А он тем временем продолжил:
        - Я отправлю посыльного к леди Стэнсфилд, чтобы успокоить ее, а после ужина вас сопроводят в Чартли. Присаживайтесь, пожалуйста.
        Самодовольный нахал и грубиян, мысленно обозвала его Алисия, тем не менее усаживаясь перед камином в кресло с высокой спинкой. Джеймс налил два бокала вина и передал один Алисии. Их пальцы соприкоснулись, и у нее сильно забилось сердце. Это просто немыслимо: она хочет освободиться от его чар и в то же время испытывает удовольствие, когда он дотрагивается до нее!
        - Значит, вы не знали, что я не уехал и все еще здесь? - спросил Джеймс.
        - Нет, конечно! - вспыхнула Алисия при мысли о том, что он считает ее визит преднамеренным. - Я вовсе не искала встречи с вами! Просто совершала прогулку верхом, а когда подъехала к воротам, то решила взглянуть на дом. С моей стороны это непростительно, но я, право, не ожидала…
        - …что цена вашего любопытства будет столь высока? - сухо закончил Джеймс.
        Алисия еле сдержалась.
        - Вы чересчур суровы. Я ведь уже несколько раз извинилась!
        - Да, признаю, с моей стороны это невеликодушно. - Он усмехнулся. - Однако ваше появление весьма кстати, так как я искал возможности поговорить с вами наедине.
        Алисия молчала, а Джеймс тем временем встал и подбросил в огонь еще пару дубовых поленьев.
        - Когда в прошлом месяце мы встретились в Оттери, я искренне считал, что нам не о чем говорить. - Он сцепил руки за спиной. - Теперь же чувствую, что не могу забыть прошлое, и, чтобы от него освободиться, я должен знать правду и считаю, что вы обязаны мне ее сообщить.
        В душе Алисии происходила мучительная борьба. Ей тоже было необходимо, чтобы он узнал правду, однако у нее не хватало сил представить на его суд горестную историю. Интуиция подсказывала, что он - тот же самый Джеймс, которого она любила, вот только глаза говорили совсем о другом.
        Она отрицательно покачала головой.
        - Сожалею, лорд Маллино, но я не могу дать вам никаких объяснений.
        - Каролина и Маркус на вашей стороне. Они намекали, что я неправильно судил вас, посчитав авантюристкой, но лишь вы одна сможете сказать мне правду. Если вы отказываетесь это сделать, я останусь при своем мнении.
        - Вы не имеете права требовать объяснений сейчас, лорд Маллино. - Алисия с трудом сдерживала слезы. - Объясняться надо было семь лет назад, но вы тогда сделали непростительные выводы, и я не стану их опровергать!
        Джеймс недоверчиво прищурился. В зеленых глазах Алисии блестели слезы, но он не собирался ее жалеть, так как был одержим одним - узнать правду.
        Он подошел к ней, взял за руку и заставил встать. От этого резкого движения маленький столик около Алисии с грохотом опрокинулся, и красное вино разлилось по плитам пола.
        - Итак, вы считаете, что я зря осудил вас тогда, - подвел итог Джеймс, - и посему вы ведете себя словно капризная девчонка! Выходит, это счастье, что мы не поженились, иначе наш брак оказался бы сплошным кошмаром!
        Алисия едва не залепила ему пощечину, но он слишком крепко сжал ей запястье. Гнев высушил ее слезы.
        - О, нет, милорд, это вы избалованный эгоист! Вам, видите ли, подавай правду, а боль, которую эта правда причинит другому, вам безразлична! Вы без конца критикуете меня: от упреков в упрямстве до обвинений в авантюризме. Вы оскорбляете меня! Прошу вас дать мне возможность уйти.
        Алисия не успела закрыть рот, как очутилась в его жарких объятиях. Его губы безжалостно и грубо терзали ее рот. Алисия растерялась. Ей некуда было деваться, так как его руки железным кольцом сдавили ее. Она понимала, что им движут гнев и раздражение, но… вдруг ощутила наплыв желания и, разомкнув губы, ответила на его поцелуй. Она вся горела словно в огне. Но вот в ее сознании промелькнула мысль: она ему безразлична, он ей не доверяет и не любит так, как она до сих пор любит его.
        Это подействовало на нее словно ушат холодной воды. Алисия с такой силой оттолкнула от себя Джеймса, что упала бы, не поддержи он ее за локоть. Она развернулась и направилась к двери, но он догнал ее и остановил, взяв за руки.
        - Пожалуйста, Алисия… не убегайте. Мне очень жаль. Я вел себя неподобающим образом, прошу вас, дайте мне возможность объясниться.
        У Алисии закружилась голова и не было сил открыть тяжелую дверь. Она услыхала свой голос, словно доносившийся откуда-то издалека:
        - Я не хочу больше разговаривать с вами, лорд Маллино. Полагаю, что время для этого упущено.
        Слезы текли у нее по щекам, она хотела было смахнуть их ладонью, но поток невозможно было остановить. В глазах у нее потемнело.
        Джеймс успел подхватить ее прежде, чем она упала без чувств. Он отнес ее на диван, стоящий в алькове у камина. Когда он уложил ее, она слегка пошевелилась. Ей было уютно лежать на мягком бархатном ложе с подушкой под головой и вдыхать доносившийся с кухни аппетитный запах еды.
        Наконец она медленно повернула голову и открыла глаза. Рядом стоял Джеймс со стаканом воды в руке. Он помог ей сесть и, видя, что она все еще дрожит, сам поднес стакан к ее губам.
        - Обед готов, - тихо сказал он. - Вам станет намного лучше, когда вы подкрепитесь.
        Появилась служанка и стала сервировать длинный стол. Джеймс помог Алисии встать и провел к столу. Оба молчали. Алисия чувствовала на себе его взгляд, но не поднимала глаз.
        Обед был прост: овощной суп, жареная говядина и яблочный пирог со сливками. Все было очень вкусно, и Алисия с удивлением отметила, что проголодалась. Постепенно к ней вернулось самообладание. Она встретилась глазами с Джеймсом и заметила грусть в его глазах. Неожиданно он начал говорить о делах поместья и интересоваться мнением Алисии на этот счет. Она отвечала на его вопросы о производстве сидра и о сельской школе. Ее познания удивили Джеймса.
        - Вы, очевидно, много времени уделяете хозяйству. Вам здесь нравится больше, чем в Лондоне?
        - Светский сезон я обычно провожу в Лондоне, но Чартли я люблю, мне здесь спокойно.
        Понемногу натянутость между ними исчезла. Семь лет назад они нашли друг в друге родственные души, и нечто неуловимое вдруг коснулось их душ.
        - Вы, как я вижу, хорошо знакомы с моими делами, - мягко заметила Алисия. - Что еще вам известно? И почему вас это так интересует?
        Джеймс с улыбкой посмотрел ей в глаза.
        - Потому что я хочу знать о вас правду. Вы написали мне письмо, в котором признались, что вас интересуют лишь деньги, а я был молод и горд. До возвращения я считал, что между нами все кончено, но потом узнал, что вы вовсе не авантюристка. Я беседовал с Каролиной и Маркусом и с людьми, живущими здесь, в «Приюте монаха», и все говорили о ваших доброте и щедрости. Этот образ не вписывался в ту картину, которую я себе нарисовал.
        Алисия опустила глаза, а Джеймс продолжал:
        - Единственное, что мне оставалось, - это расспросить вас. Я повел себя некрасиво и теперь не стану настаивать на объяснении, если вы сами не захотите дать его. Но прежде я хочу поблагодарить вас за заботу о моих арендаторах.
        - Не нужно меня благодарить, - с улыбкой отмахнулась Алисия.
        - Но почему?
        Алисия помолчала, а потом ответила:
        - Состояние Джорджа Карберри было нажито сомнительным путем. Я не считала эти деньги своими. Их следовало употребить на одну-единственную цель - вершить с их помощью добро, что я и пыталась делать все эти годы.
        Джеймс наклонился к Алисии и внимательно посмотрел на нее.
        - Алисия, я сказал, что не настаиваю на объяснении, но, может быть, вы все же расскажете мне, что произошло?
        Алисия долго молчала.
        - Хорошо, милорд, - наконец произнесла она. - Слушайте.
        Глава седьмая
        Кабинет, в котором ранее Джеймс принимал Каролину и Маркуса Килгарен, показался Алисии по сравнению с огромной залой оазисом тепла и уюта. По трем его стенам тянулись книжные полки: на некоторых стояли пыльные фолианты, собранные поколениями Маллино. Комнату освещали лишь огонь в камине да лампа в углу. Перед камином растянулся черно-белый щенок.
        Слуги удалились, и Алисия с Джеймсом остались одни. Джеймс чувствовал, что Алисия натянута, как струна. После обеда она выглядела лучше, щеки приобрели здоровый румянец, но взгляд был настороженным. Он налил себе портвейна, она отказалась от вина и попросила чашку чая.
        - Я обещала вам все рассказать, милорд, и сдержу свое слово. Вначале, однако, должна предупредить, что об этом не знает никто, за исключением моей бабушки, поэтому прошу вас никому ничего не говорить.
        Джеймс согласно кивнул.
        - Даю слово. Но почему вы решили молчать об этом?
        Алисия мрачно усмехнулась.
        - Когда вы все узнаете, поймете. - Она отпила чаю, черпая силу в горячем напитке. - Из того, что вы сообщили мне раньше, милорд, я поняла, что Каролина и Маркус кое о чем догадались, другие же люди сделали собственные выводы… самые ужасные и скандальные, какие только можно вообразить.
        Джеймс ничего на это не сказал - ведь он был одним из тех людей. Теперь у него есть возможность пересмотреть свое мнение. Он был уверен, что Алисия скажет правду. Ее напряженность передалась и ему.
        - Начну с того дня, когда отец приехал в город, - приступила к своему рассказу Алисия. - Я не знала, что он собирался открыть для приемов дом на Брутон-стрит, и очень этому удивилась, но ничего не заподозрила. Он пригласил меня приехать к нему туда, что я и сделала. Наши с ним отношения не отличались теплотой. Он вечно был занят, но я оставалась послушной дочерью. Господи, тогда я даже вообразила, что его приезд означает примирение между ним и бабушкой. Но все оказалось совсем не так. Дворецкий провел меня в кабинет отца, где я узнала о планах относительно моего будущего.
        Алисия вздрогнула, вспомнив раболепного Касла с его черными глазами-бусинками. Она взяла чашку обеими ладонями, чтобы согреться. Джеймс не спускал с нее глаз.
        - Отец сообщил мне, что устроил мой брак с Джорджем Карберри, который там также присутствовал. Оба были в отличном настроении. Я не сразу поняла, о чем мне говорят. Но когда до меня дошла гнусность отцовского плана, я решительно отказалась от брака с Карберри, так как уже дала слово вам, и вы собирались просить моей руки. Все это их очень развеселило. Отец презрительно спросил, какую выгоду сулит мне брак с вами. Он был непреклонен, а когда я решила настоять на своем, вызвал дворецкого Касла, который увел меня наверх и запер в комнате, где я находилась два дня без еды.
        Алисия полностью погрузилась в воспоминания, взгляд ее был безучастным, а сама она напоминала прекрасную фарфоровую статуэтку, правда такую же холодную и безжизненную.
        - Когда мне разрешили спуститься вниз, они снова начали меня уговаривать. Карберри обозвал меня дурочкой, сказав, что вы отказались от меня и что салоны полны слухами о том, что я - охотница за приданым. А отец добавил, что для светского общества я потеряна.
        Алисия замолкла. Она ничего не сказала о своем одиночестве, растерянности и отчаянии, но Джеймсу все было ясно по тону ее голоса и по выражению лица. Он сидел с мрачным видом, уставившись в бокал с портвейном, и молчал. Почему он ничего не скажет? Его реакция вызывала у Алисии беспокойство, но она нашла в себе силы продолжать:
        - Я упорствовала в своем нежелании принять предложение Карберри, так как тем самым предала бы вас. Отец угрожал мне и, в конце концов… избил.
        Джеймс залпом осушил бокал и протянул руку к графину.
        - Продолжайте, - коротко сказал он.
        - В ту ночь отец принимал гостей. - Алисия прикрыла глаза, вспомнив боль и унижение, которые испытала. - Не стану вдаваться в подробности того, как они развлекались, но к ночи Джордж Карберри решил продемонстрировать всем свое последнее приобретение - меня. - Алисия сцепила пальцы, чтобы не дрожали. - Для скромной девушки, воспитанной в деревне, это было страшным унижением: меня полуодетую выставили перед пьяной компанией. Вероятно, отец посчитал, что от ужаса и позора я соглашусь выйти за Карберри. На следующее утро служанка принесла мне поесть, и я, разумеется, съела все. То, что произошло потом, я не помню. Должно быть, в пищу подсыпали снотворного. Когда я очнулась, отец предъявил мне ультиматум. Он заявил, что, если я не выйду за Карберри, он уничтожит вас. - Алисия тяжело вздохнула. - Много позже я стала размышлять, насколько серьезна была его угроза, но тогда я почти ничего не соображала и… согласилась.
        Все оказалось еще ужаснее, чем предполагал Джеймс. От душивших его гнева и жалости он не мог говорить. Наконец, откашлявшись, произнес:
        - Я ничего не знал. - В голове у него все смешалось, но над всеми чувствами преобладал гнев на тех, кто так поступил с Алисией. И на себя за то, что поверил ложным слухам, в то время как она пострадала за него. - Это немыслимо! - в бешенстве воскликнул Джеймс. - Будь он проклят! Я бы убил его!
        Алисия едва не рассмеялась.
        - Заставить непокорную дочь выйти замуж по выбору родителей - дело обычное. И родителей, как правило, за это никто не осуждает…
        Джеймс с силой ударил кулаком по каминной полке.
        - Если бы я знал правду!
        Алисия промолчала. Что тут скажешь?
        - Он… ваш отец сказал вам, что я приходил на Брутон-стрит узнать, что случилось? - спросил Джеймс.
        - Нет, он мне этого не говорил, но я сама догадалась. Помните, когда мы встретились на свадьбе Аннабеллы, вы упомянули, что виделись с ним? Что он вам сказал?
        Джеймс нахмурился.
        - Он не принимал меня несколько дней. Потом, в конце концов, дворецкий передал его слова, что вы якобы не желаете выходить за меня, а общаться со мной вас заставляла леди Стэнсфилд. Я, разумеется, не поверил в это и приходил каждый день, требуя встречи с вашим отцом. По клубам поползли слухи, но я не обращал на них внимания. Наконец Броузли принял меня. - Джеймс замолк и уставился на огонь. - Ваш отец подтвердил, что вы выходите замуж за Джорджа Карберри. Он говорил жуткие вещи: что вы вступаете в этот брак из-за денег, и что он одобряет ваш выбор. Потом он отдал мне письмо, подписанное вами. Вы сами его подписали, да, Алисия?
        - Да, - безжизненным голосом ответила она. - Он ведь угрожал уничтожить вас. Я даже не читала письма. Просто поставила свое имя. Это ужасно, да?
        - Ужасно то, что я поверил ему, - хрипло произнес он. - Теперь-то я понимаю, как ошибался, но тогда я, сам не зная почему, поверил клевете.
        Взгляд Алисии был печальным.
        - Но вы не закончили свой рассказ, - сказал Джеймс.
        Алисия вздохнула.
        - Что тут говорить? После бракосочетания мы вернулись в отцовский дом. Там начался кутеж, устроенный отцом для своих собутыльников. А ночью Карберри умер. Он был весь багровый от выпивки и возбуждения. Он умер у меня на глазах. Мне повезло, что он был пьян и не смог исполнить свой супружеский долг. Началась суматоха, и мне удалось убежать к бабушке. К счастью, она оказалась дома. Я, вероятно, сразу же потеряла сознание, так как ничего не помнила, а когда пришла в себя и спросила о вас, то бабушка сказала, что вы уехали за границу. Я очень долго болела…
        Джеймс увидел, как глаза Алисии наполняются слезами. Но теперь она плакала не от горя, а от облегчения и оттого, что, наконец, смогла сказать ему правду. Какое счастье, что он принял решение выслушать ее!
        Алисия даже не заметила, как очутилась в его объятиях. Ее голова покоилась у него на плече, а он ласково гладил ее по волосам и шептал нежные слова утешения. Ей было тепло и восхитительно приятно чувствовать его близость. Но это неприлично! От этой мысли у Алисии высохли слезы, и она отодвинулась от него.
        - Простите, - сказала она. - Я испортила вам сюртук.
        - Ерунда, - отмахнулся он. - Алисия, я так сожалею, что напрасно осудил вас. Все, что я могу сейчас сделать, - это просить у вас прощения. Что вам пришлось вынести! А я из-за собственной гордыни считал пострадавшим себя!
        Джеймс в ярости отвернулся. Он заставит Броузли ответить за страдания Алисии!
        Молодая женщина попыталась взять себя в руки. Видя, какое ужасное впечатление произвела на Джеймса ее история, она с трудом улыбнулась и сказала:
        - Вы ведь ничего не знали, милорд! А если бы и знали, то как могли мне помочь? Никто не мог этого сделать, ни вы, ни бабушка, никто! Поверьте мне, лучше обо всем забыть. Все прошедшие годы я жила с этой тяжестью в душе и теперь рада, что мы с вами все выяснили, - сказала Алисия и, стараясь выглядеть беспечной, добавила: - По крайней мере, во время светских раутов мы сможем не избегать друг друга.
        Джеймс смотрел на нее так, словно не мог оторвать взгляда. Это взволновало Алисию, и, когда часы на камине пробили восемь, она воскликнула:
        - Мне пора! Иначе бабушка поднимет всех на ноги, чтобы отыскать меня!
        - Ей послана записка еще до ужина, - с улыбкой ответил Джеймс, - где сообщается, что ваша лошадь потеряла подкову, и вы задерживаетесь у кузнеца.
        - Понятно! - озорно улыбнулась Алисия. - О нем сложится мнение как об очень неумелом работнике, поскольку я уехала из Чартли в три часа!
        - Алисия, прежде чем вы уедете, я хочу показать вам кое-что.
        Джеймс подошел к застекленной створчатой двери и открыл ее.
        Они очутились на террасе, выходящей на заднюю часть дома, где стены были увиты плющом. В холодном воздухе пахло кипарисом. В чистом небе не было ни облачка.
        - Подождите, - сказал Джеймс, когда Алисия вопросительно подняла на него глаза.
        В это мгновение над вершиной холма появилась луна, разливая вокруг таинственное мерцание. Вода во рву превратилась в сверкающую серебряную дорожку. На фоне ночного неба четко вырисовывались силуэты деревьев.
        Им не следовало выходить на террасу. Алисия остро ощущала близость Джеймса. Он нежно притянул ее к себе, и его губы слегка коснулись ее губ. Этот легкий поцелуй заставил сердце Алисии бешено забиться, и она забыла о сдержанности.
        Подняв руки, она запустила пальцы в густые черные волосы Джеймса и страстно поцеловала его. Ей хотелось большего, и он, поняв это, застонал, так как тоже был не в состоянии противиться желанию.
        Ответственность за Алисию, за ее неопытность требовала от Джеймса сдержанности. Но как можно думать о долге - и устоять перед ее ласками и восторженными вздохами!
        А у Алисии была лишь одна мысль в голове: только бы он не отпускал ее! Она просунула руки ему под сюртук, наслаждаясь теплом его тела. Он же со стоном заставил ее раскрыть рот и умелыми движениями языка вызвал во всем ее теле пожар. Затем губы Джеймса проложили дорожку из поцелуев от подбородка до ключицы. Алисия от наслаждения запрокинула голову, а ее рыжие волосы рассыпались у него по рукам. Джеймс прижался ртом к соблазнительным выпуклостям ее груди, выступающим над вырезом амазонки.
        Они играли с огнем.
        Крепко взяв Алисию за руку, Джеймс повел ее в дом.
        - Я не хочу, чтобы вы простудились из-за меня! - нетвердым голосом произнес он. - Вы правы, Алисия, вам лучше сейчас уехать.
        Не отрицаю, я предпочел бы, чтобы вы остались со мной, но не могу этого допустить. - Его взгляд скользнул по ее лицу. - Черт возьми, Алисия, я ведь не святой, не смотрите на меня так!
        А она следила за тем, как огонь страсти разрастается в его глазах. Алисия знала, что в состоянии заставить его передумать, но собралась с силами, взяла с кресла плащ и пошла к двери.
        Она дрожала не только от холода, но и от переполнявших ее чувств. В глубине души она хотела, чтобы Джеймс убедил ее остаться, невзирая на последствия. Она была готова к тому, чтобы он ее обольстил, и чувствовала, каких усилий ему стоило удержаться от этого. Алисия стыдилась самой себя. Что бы ни произошло с ними в дальнейшем, сейчас ей следует убрать подальше свои чувства и вернуться в Чартли к гостям.
        Они вышли в центральный двор и направились на конюшню, где Нед седлал Саванну. Серая скаковая лошадь Джеймса уже была готова и нетерпеливо била копытом.
        - Ради моей репутации пусть меня сопроводит Нед, а не вы! - с улыбкой обратилась она к Джеймсу.
        Он поколебался, затем неохотно кивнул.
        - Хорошо. Я бы предпочел иное, но и с Недом вы будете в полной безопасности.
        Нед вскочил в седло, а Джеймс заметил:
        - Поосторожнее, Нед! Моего скакуна знают все!
        Тот ухмыльнулся.
        - Меня никто не увидит, милорд. Да и коню следует прогуляться.
        Джеймс подержал стремя, когда Алисия усаживалась на Саванну.
        - Итак, до свидания. - Он легонько коснулся ее щеки, а ей показалось, что она обожглась. Взгляд его был серьезен, но на губах играла улыбка. - Осторожнее, Алисия.
        Они встретились в следующее воскресенье в церкви Чартли, где семейство Маллино все еще имело собственное отгороженное место, оставшееся с того времени, когда Чартли-Чейз был частью их поместья. Появление Джеймса Маллино настолько привлекло внимание прихожан, что проповеднику стоило немалого труда переключить их внимание на себя и на проповедь, которую он читал.
        После службы Джеймс довольно долго беседовал со священником, а как только они закончили разговор, его окликнула Каролина:
        - Джеймс! А мы думали, что ты уже уехал в Вустершир!
        - Я уезжаю завтра. - Джеймс с улыбкой окинул взглядом всех гостей Алисии, пришедших с ней в церковь.
        - А! Маллино! - Леди Стэнсфилд критически оглядела его в лорнет. - Рада снова видеть тебя, мой мальчик! Ты появишься в Лондоне к сезону?
        - Да, - улыбнувшись, ответил он. - Уверен, что мы встретимся. А теперь прошу меня извинить, много дел до отъезда. Приятно было всех вас увидеть, леди и джентльмены. - Он сделал общий поклон, заметил, как ему строит глазки Джорджиана Стейплфорд, и улыбнулся ей.
        Поведение Джеймса было безукоризненным: он не выделил Алисию среди других, так что никаких сплетен не будет, и они впредь смогут спокойно встречаться на приемах. Алисию он восхитил и в то же время огорчил. А что, если их пылкое свидание в
«Приюте монаха» просто плод ее воображения?
        - Очаровательный мужчина! - заявила леди Стэнсфилд. - Пойдем, Онория! Здесь чертовски дует! - Она взяла под руку леди Стейплфорд, и все гости из Чартли-Чейз отправились домой.
        Каролина схватила Алисию за руку.
        - Алисия, я хочу получше рассмотреть церковь. Маркус, я знаю, что тебе это неинтересно, так что иди вперед. Алисия меня подождет, и мы с ней немного поболтаем на обратном пути. - С этими словами Каролина исчезла в церкви.
        Алисия немного посидела, восхищаясь чудесным видом, а когда замерзла, решила пройтись по церковному двору.
        Обсаженная кипарисами дорожка вилась вокруг старинного кладбища. Прихожане ушли, колокольный звон затих… Алисия сделала один круг, другой, наконец, она подошла к двери церкви, решив оторвать Каролину от созерцания древностей.
        Она уже взялась, было за дверную ручку, как вдруг почувствовала чье-то прикосновение и вздрогнула, поскольку не услышала приближающихся шагов. В тени церковного крыльца она разглядела Джеймса Маллино. Алисия не успела и слово вымолвить, как он обхватил ее за талию, прижал к себе и поцелуем заглушил ее возглас удивления. Это был совсем не тот человек, который изо всех сил старался совладать с собой и не обольстить ее два дня назад. Теперь ее обнимал хищный распутник, известный своими многочисленными похождениями.
        Его сокрушительный любовный натиск застал ее врасплох, но и она проявила не меньший пыл. Алисия вся горела, ей хотелось скинуть разделяющие их одежды и ощутить жар его обнаженного тела.
        Наконец он отпустил ее и тихо произнес, запечатлев последний поцелуй на ее полураскрытых губах.
        - А это, Алисия, моя дорогая, чтобы ты не посмела меня забыть. Будь уверена, я еще напомню о себе, когда придет подходящий момент.
        Алисия опустилась на каменную скамью, прижав ладонь к припухшим губам. Она задыхалась, глядя, как Джеймс идет по дорожке к калитке, самоуверенный и дерзкий. Но ни один из этих эпитетов не мог с абсолютной точностью охарактеризовать Джеймса Маллино.
        Алисия совершенно забыла про Каролину Килгарен, а та в оцепенении стояла у входа в церковь, и по ее глазам можно было понять, что она все видела.
        Глава восьмая
        Это было самое потрясающее из всех платьев Алисии. Горничная Гибли с благоговением поднесла его к свету, и оно, словно золотой каскад, заструилось у нее в руках.
        Этим вечером должно было состояться первое главное событие сезона - бал в фешенебельном особняке миссис Летиции Бингли. Алисия и Джеймс собирались впервые появиться вместе в свете. Алисия знала, что они будут в центре внимания, и ей, хоть и привыкшей к капризам высшего общества, было немного не по себе. К тому же ее волновала встреча с Джеймсом. Поэтому она и выбрала золотистое платье - оно, такое великолепное и вызывающее, придаст ей уверенности в себе. Старательная Гибли сделала Алисии прическу в греческом стиле, скрепив бронзовые завитки золотым обручем.
        Алисия смотрела на себя в зеркало. Она выглядела невозмутимо, неприступно и одновременно дразняще. Сегодня она будет блистать на балу. У нее была и еще одна цель - показать маркизу Маллино, что она не собирается вновь падать ему в объятия. Она хорошо помнила то, что произошло у церкви. Алисия вскинула подбородок. Черт побери его нахальство!
        Гибли с улыбкой отошла в сторону полюбоваться на дело своих рук.
        - Миледи, вы сегодня покорите весь Лондон, - сказала она. - Какие украшения вы наденете?
        - Только зеленую звезду, - тихо произнесла Алисия.
        Гибли не могла скрыть удивление. У леди Карберри было много прекрасных драгоценностей, но она крайне редко их надевала. Зеленая звезда - огромный изумруд - была привезена из Индии Джорджем Карберри.
        Гибли открыла футляр, осторожно извлекла изумруд и надела украшение на шею Алисии. Глаза у той, как и камень, мгновенно засветились зеленым огнем. Это было потрясающее сочетание: изумруд, золото платья и сверкающая красота молодой женщины.
        Довольная улыбка заиграла на губах Алисии. Сегодня ее кавалером на балу должен быть лорд Чарлз Оксли, но Гибли очень сомневалась, что вся эта красота предназначается ему. Чарлз с Алисией дружили много лет, но никаких чувств она к нему не испытывала. Вот маркиз Маллино - совсем другое дело, подумала Гибли, у которой не было сомнений в том, что ее светлость затеяла основательную игру, чтобы одурачить свет и, возможно, обмануть маркиза.
        Алисия встала, и складки золотой юбки зашуршали. Восхищенная Гибли подала ей золотого цвета сумочку и веер, а также тонкую как паутинка шаль на плечи.
        Вдруг Гибли воскликнула:
        - А браслет, мадам! Разве вы его не наденете?
        Алисия задержалась в дверях.
        - Не сегодня, Гибли, - с улыбкой ответила она и спустилась вниз, где ее ожидали лорд Чарлз и мисс Френшем.
        Когда Чарлз Оксли увидел Алисию, его одолели серьезные сомнения, правильно ли он поступил, сделав накануне предложение руки и сердца дочери лорда и леди Маунтджой. Очарование юной дебютантки Сары Маунтджой померкло перед представшей его взору ослепительной красавицей. Правда, он тут же вспомнил, что дважды делал Алисии предложение, и она его отвергла. Лорд Чарлз вдруг осознал, что стоит с дурацким видом, выпучив, словно рыба, глаза.
        - Алисия, ты сегодня потрясающе выглядишь! - наконец выдавил он, чувствуя, как багровеет у него лицо, а воротник впивается в шею. Взгляд его был прикован к изумрудной звезде, так обольстительно сверкавшей в ложбинке на груди Алисии.
        Скромница мисс Френшем в своем обычном муслиновом платье бледно-лилового цвета тоже была поражена нарядом Алисии, но взволновалась совсем по другой причине.
        - Леди Карберри! Вы никогда раньше не носили такой фасон!
        - А разве не стоит разнообразить наряды? - Алисия не заметила неодобрения своей компаньонки. - Платье мне очень нравится, и я закажу еще несколько такого же фасона у мадам Селесты!
        Мисс Френшем пробурчала себе под нос что-то про дам полусвета, а Чарлз Оксли неуклюже бросился подавать Алисии бархатную накидку.
        Дорога, ведущая к дому Бингли, была запружена каретами, а зажженные фонари освещали подъезд и лестницу, по которой уже поднималось множество народу. Мисс Френшем отчего-то подумала, что такое количество гостей явилось специально посмотреть на встречу Алисии с лордом Маллино. Судя по взглядам, которые бросали на Алисию, это было вполне вероятно. Мисс Френшем также заметила дерзкий огонек в зеленых глазах молодой женщины, что не предвещало ничего хорошего - уж она-то знала Алисию! Компаньонка так разнервничалась, что была вынуждена прибегнуть к помощи нюхательной соли.
        Большая зала быстро заполнялась людьми, и вскоре, как обычно, Алисия оказалась окруженной толпой поклонников, которые, правда, к своему недовольству, не могли оттеснить ее от лорда Чарлза, поскольку Каролина Килгарен дала твердые указания своему брату не отходить от Алисии до появления Джеймса Маллино, что он послушно и выполнял, хотя с другого конца залы ему улыбалась Сара Маунтджой.
        Алисия очень волновалась и с трудом могла унять нервную дрожь. Шум в зале нарастал, и она едва различала, что ей говорят окружавшие ее гости. Появилась леди Стэнсфилд, увидела внучку и, подойдя к ней, нежно поцеловала.
        И вот новая волна возбуждения - вошли Каролина и Маркус в сопровождении Джеймса Маллино.
        Разговоры смолкли. Миссис Бингли особенно тепло поздоровалась с Джеймсом Маллино - теперь успех ее бала точно обеспечен!
        Все шло согласно плану Каролины: Джеймс присоединился к ней и Маркусу, когда они беседовали с Питером и Марией Уэстон. Питер был очень рад вновь увидеть старого приятеля, а застенчивая Мария даже поцеловала его в щеку. Каролина взяла Джеймса под руку, и вся компания направилась к Алисии и Чарлзу.
        Прожитых лет как не бывало! Алисия будто снова увидела высокую фигуру Джеймса Маллино, пересекавшего большую залу Стэнсфилд-хауса. Он шел присущей лишь ему одному плавной походкой и выглядел таким же, как тогда, загорелым, с классически правильными чертами лица, а взгляд его темных глаз по-прежнему волновал.
        В зале наступила почти полная тишина, только тихонько играл струнный квартет.
        Каролина без тени смущения разыгрывала свой спектакль:
        - Ты помнишь мою кузину Шарлотту, Джеймс? А это ее муж - Перегрин Реник. Перри, познакомься - это Джеймс Маллино.
        Джеймс улыбнулся этой паре и повернулся к Алисии.
        - Леди Карберри ты, конечно, знаешь, - с едва уловимыми проказливыми нотками в голосе сказала Каролина.
        Джеймс больше не улыбался, и все в зале затаили дыхание. Гости с нетерпением ждали от Джеймса резких слов, обращенных к женщине, которую он когда-то любил. Другие с не меньшим нетерпением жаждали подтверждения слухов о тайной связи между ними.
        Джеймс вначале собирался обойтись с Алисией сухо и холодно. Это сразу пресекло бы сплетни и домыслы. Но сделать этого не смог.
        Едва ступив в залу, он ощутил ее присутствие. Если бы не его огромная сила воли, он тут же подошел бы к ней. Он не видел Алисию несколько недель, и ее образ постоянно преследовал ее.
        И вот она перед ним. Джеймс чувствовал ее волнение. Он взял ее руку и с улыбкой посмотрел в глаза. Это была заговорщицкая улыбка, и предназначалась она ей одной.
        - Вы затмили собой свет, леди Карберри, - негромко произнес он. - Как приятно снова вас встретить. Могу ли я рассчитывать на честь танцевать с вами?
        Алисия молча подала ему бальную книжечку, их пальцы соприкоснулись, и ее словно прострелило насквозь. Удары сердца отдавались где-то в горле, а Джеймс вписал свое имя против одного из танцев и отдал книжечку ей. С них не спускали глаз, и Алисия понимала, что ей необходимо хоть что-то сказать.
        - Лорд Маллино, - с трудом вымолвила она, - рада видеть вас в Лондоне.
        Он снова ей улыбнулся, отчего пульс у Алисии забился еще сильнее. Тут с Джеймсом, к счастью, стали здороваться Чарлз Оксли и другие подошедшие гости, а Алисии удалось незаметно отойти в сторону.
        Она дрожала. Их встреча была очень короткой, но произвела на нее слишком сильное впечатление. Рядом с ней появился Кристофер Уэствуд. Он раздраженно схватил Алисию за руку и потянул за собой в угол, где стояло несколько скульптур.
        - Теперь ни у кого не осталось сомнений по поводу твоих отношений с Маллино!
        - Не говори глупостей! Ты хотел бы, чтобы он меня убил? Маллино всегда любил расточать комплименты. Уверена, что никому, кроме тебя, это не показалось странным.
        - Да ну! - Уэствуд даже покраснел от злости. - Все знают, что ты любовница Маллино! Неужели нельзя вести себя поскромнее?
        Ответом ему послужило ледяное молчание. Он понял, что позволил лишнее, и уже начал извиняться, когда Алисия оборвала его:
        - Отведи меня к графине Килгарен, Кристофер. Мне так будет приятнее. По-моему, именно твое поведение дает повод для сплетен, с чем тебя и поздравляю!
        Матроны, стоящие вдоль стен, обмахивались веерами и обменивались впечатлениями, а перья на их головных уборах подрагивали в такт словам. Вечер только начался, но уже сулил много интересного. На сцене появился дерзкий и неотразимый маркиз Маллино, а также необычайно экстравагантная Алисия Карберри, которая, по-видимому, снова стала предметом его любви. А этот огромный изумруд у нее на шее? Да его одного достаточно, чтобы к Алисии устремилась толпа женихов! И вдобавок ко всему сгорающий от ревности Кристофер Уэствуд. Вот потеха!
        Музыка зазвучала громче, и начались танцы, но людей вокруг Джеймса меньше не стало - старые друзья и те, кто хотел с ним познакомиться. Среди последних особенно выделялась леди Коринна До - замужняя красавица брюнетка, на чьи будоражившие Лондон любовные связи почтительный супруг закрывал глаза. Ее ладонь покоилась на руке Джеймса, молодая женщина не сводила с него выразительных карих глаз. Она почти прижималась к Джеймсу своими пышными формами. Алисии эта дама сразу и определенно не понравилась.
        Чарлз Оксли пригласил Алисию на первый танец, а Уэствуд в ярости вынужден был отойти.
        - Знаешь, Алисия, я и забыл, что за замечательный парень Джеймс Маллино, - заявил он. - Коринне До он явно пришелся по вкусу. - Он усмехнулся. - Держу пари, они очень скоро найдут общий язык! Леди Коринна своего не упустит, а Джеймс всегда питал слабость к хорошеньким женщинам!
        Алисии было противно это слышать. Джеймс действительно получал удовольствие от общества леди Коринны: он учтиво склонил к ней голову и весело улыбался. Что ж, вот и пища для сплетников: теперешняя и, возможно, будущая любовницы Маллино встретились на одном балу!
        - Я не стану с тобой спорить, Чарлз. - Алисия с трудом выдержала спокойный тон. - Мне кажется, они друг друга стоят!
        Алисия была рада, когда танец закончился. Стало скучно, и она уже подумывала о том, как бы удалиться, хотя понимала, какие это вызовет пересуды. Придется терпеть и делать вид, что ей весело.
        Следующий танец Алисия танцевала с Маркусом Килгареном, которому стоило бросить на нее лишь один взгляд, чтобы понять, о чем не следует с ней говорить. После окончания танца он отвел ее к Каролине, в чьем обществе она всегда находила утешение. Бальная книжечка Алисии была вся заполнена, и поэтому долго стоять ей все равно не пришлось бы. Она протанцевала танец с Питером Уэстоном, а потом бесконечной чередой пошли охотники за наследством, ослепленные сиянием зеленой звезды.
        А Джеймс, как бы желая досадить сплетникам, перенес свое внимание с хищной леди До на застенчивых дебютанток. В тот момент, когда после танца он отводил хорошенькую мисс Осборн к ее лучезарно улыбающейся родительнице, с ним столкнулся Маркус Килгарен.
        - Насколько близко знакома Алисия с этим типом? - сердито наморщив лоб, накинулся Джеймс на Маркуса.
        Маркус посмотрел в ту сторону, где в объятиях военного, облаченного в ярко-красный мундир, вальсировала Алисия.
        - С Патриком Уикфордом? Он ухаживает за ней уже давно, но безрезультатно. Несомненно, сегодня его интерес подогрет зеленой звездой, - цинично заметил Маркус.
        - Я знаю его по Дублину - у него сомнительная репутация. Он ищет богатую жену, а по ходу дела развлекается с доступными женщинами, - недовольно сказал Джеймс.
        - Возможно, Уикфорд считает, что Алисия подходит на роль богатой жены, - заметил Маркус. - Но уж Алисия сумеет о себе позаботиться! А почему тебя это волнует? - многозначительно спросил он Джеймса и, глядя на таявшее на блюдечке мороженое, сказал: - Я должен отнести это Каро, пока оно совсем не растаяло! За лимонадом придется идти еще раз, и все из-за тебя!
        Как ни странно, Алисия успокоилась, танцуя с капитаном Уикфордом. Он отличался грубоватой красотой и смотрел на нее с восхищением. Раньше она уклонялась от его ухаживаний, и поэтому сегодня он очень удивился, когда она снизошла до танца с ним. Он прекрасно понял, что Джеймс Маллино тому причиной, но тем не менее постарается извлечь для себя выгоду из этого положения.
        Поскольку Джеймс повел леди Коринну на ужин, Алисия согласилась, чтобы ее сопровождал капитан Уикфорд. Правда, все ее внимание было приковано к противоположному концу комнаты, откуда раздавался смех леди Коринны, внимающей каждому слову Джеймса.
        Капитан Уикфорд смотрел в ту же сторону. Пару лет назад он был любовником Коринны До. Он восхищался ею, но она не могла дать ему то, что была в состоянии сделать Алисия.
        Он приблизил свое лицо к Алисии и зашептал ей на ухо:
        - Коринна До очень привлекательна, но ей не сравниться с вами. Вот вы действительно красивы. Она - огонь, вы - лед, но это только внешняя оболочка, под которой, я уверен, скрывается пламенная страсть. - И он положил ладонь поверх ее руки. Алисия взглянула на него - его голубые глаза горели желанием.
        Алисия улыбнулась - один раз можно позволить себе пофлиртовать.
        Ни она, ни капитан не заметили, как к ним подошел маркиз Маллино, собираясь пригласить Алисию на первый после ужина танец. Джеймс едва заметно кивнул капитану, а тот склонился к руке Алисии, нарочно затянув свой поцелуй.
        Вид у Джеймса был просто угрожающий.
        - Полагаю, что этот вальс вы обещали мне, миледи.
        Алисия с деланной неохотой поднялась из-за стола.
        - Господи! Неужели снова начались танцы? А я и не заметила!
        - Неудивительно! - Взгляд Джеймса сверлил Патрика Уикфорда. - Вы были слишком увлечены друг другом!
        Алисию вдруг охватила дрожь от предвкушения чего-то неизведанного. Вальс! Она танцует с Джеймсом вальс, а в этом танце партнеры находятся очень близко друг к другу! Но она не покажет Джеймсу, что с радостью падает к его ногам, сердито подумала Алисия. Пусть очаровывает леди До, а она, Алисия, орешек покрепче!
        Два круга они провальсировали молча. Наконец Джеймс спросил:
        - Чем я навлек ваш гнев, леди Карберри? Алисия попыталась изобразить равнодушие, что было очень трудно.
        - Вы ошибаетесь, лорд Маллино! Я просто стараюсь изо всех сил вести себя прилично, чтобы не вызвать пересудов!
        - Вот как! - Джеймс насмешливо поднял бровь. - Вы не были столь щепетильны еще минуту назад, когда открыто поощряли вашего военного обожателя!
        - Я? - вырвалось у Алисии. - Это вы, милорд, своим вниманием к леди Коринне породили сплетни! Правда, - поторопилась уточнить она, - мне это безразлично: ваше дело, если вас привлекает ее общество!
        Глаза Джеймса смотрели на нее насмешливо.
        - Понятно. Мы оба развлекались: я - с восхитительной леди Коринной, а вы - с галантным капитаном.
        - Я нахожу капитана Уикфорда весьма приятным, - холодно ответила Алисия.
        - О, вижу, он весьма преуспел, - усмехнулся Джеймс. - Ему даже иногда удавалось смотреть на вас, а не пожирать глазами ваше ожерелье!
        Алисия сжала зубы. Только бы никто из танцующих рядом не услышал их разговора! Она ласково улыбнулась.
        - Я вижу, что вам удалось разгадать намерения капитана Уикфорда, милорд! Могу сказать, что ваши намерения относительно леди Коринны столь же очевидны!
        Джеймс не мог удержаться от искренней улыбки.
        - Сдаюсь, миледи! Танец продолжался.
        - Я не хотел сказать, что Уикфорда привлекает исключительно ваше богатство, - вежливо изрек Джеймс. - Но сегодня, в этом платье, вы изменили своему строгому стилю, отдав предпочтение совершенно другому… чувственному! А я намереваюсь проверить, так ли это на самом деле или просто видимость!
        Алисия чуть не задохнулась от негодования и хотела отстраниться, но не смогла: он слишком крепко прижимал ее к себе.
        - Ваше поведение возмутительно!
        - Вот это слова добродетельной и респектабельной вдовы, а не дерзкой соблазнительницы, которую я не так давно обнимал! Помните, Алисия? Тогда вы не были со мной столь холодны. Готов поклясться, что вы хотели меня так же сильно, как и я вас! - прошептал он ей на ухо, и голос его звучал настолько чувственно, что у нее от сладкой истомы подгибались ноги. - В тот день в Чартли вы были такой нежной и податливой, - еле слышно продолжал Джеймс, - а ваши губы напоминали вкус меда. Мне хотелось получить намного больше, Алисия…
        Он слегка коснулся губами шеи Алисии, а она в блаженстве закрыла глаза и двигалась в танце лишь потому, что Джеймс поддерживал ее. Что ты делаешь, Алисия? - спросил ее внутренний голос. Ответ был ей известен: она позволяла Джеймсу Маллино целовать ее на глазах у трех сотен людей.
        Но у нее все же хватило сил одуматься.
        - Осторожнее, сэр! Я не леди Коринна! - твердо произнесла она.
        - Вот как! - насмешливо ответил Джеймс. - Я только что доказал вам, что вы вовсе не глыба льда, как все считают. Ну, будьте же честны и признайтесь, что наши с вами чувства могут ошеломить почтенных матрон!
        Голос его прозвучал решительнее, чем он того желал. Алисию нелегко будет покорить, она не намерена поддаваться искушению, как бы сильно оно ни было. От него потребуются умение и немалое терпение. Джеймс улыбнулся: он, в конце концов, победит!
        - Если вы не хотите остаться стоять в одиночестве посредине залы, то смените тему разговора, - сквозь зубы процедила Алисия.
        - Извините, леди Карберри. Продолжим нашу беседу в более подходящей обстановке.
        За их стычкой наблюдали - кто с любопытством, а кто с ревностью. Патрик Уикфорд смотрел на Алисию и Джеймса с сожалением. Вдруг знакомый голос леди Коринны До промурлыкал ему в ухо:
        - Патрик, милый! Окажи мне маленькую услугу.
        Уикфорд теперь был к ней равнодушен, но по-прежнему находил ее чрезвычайно привлекательной. Он улыбнулся, и они отошли в альков.
        - Необходимо, чтобы ты на пару недель занялся этой несносной Алисией Карберри. Она мне мешает! - сразу перешла к делу леди Коринна. - Тебе это будет нетрудно сделать. Пожалуйста, Патрик!
        Как интересно! А капитан Уикфорд всегда полагал, что у леди Коринны не может быть соперниц.
        - Каково же вознаграждение за эту услугу, милая Коринна? - поинтересовался он.
        - Я что-нибудь придумаю, - неопределенно пообещала она, но ее страстный взгляд говорил о многом.
        Музыка смолкла, и Джеймс с Алисией чопорно раскланялись. Алисия удалилась в дамскую гостиную, чтобы успокоиться. Она была готова расплакаться. Слишком вольное поведение Джеймса она посчитала для себя унизительным. И как он может оставаться таким спокойным, когда у нее душа разрывается на части? И в довершение всего, едва окончив танцевать с ней, он позволил леди Коринне До увести его! Ну что ж, если она ему столь мила, то ее, Алисию, это мало волнует! Собою играть она не позволит!
        Алисия посмотрела в зеркало, поправила прическу и вышла из комнаты.
        Бал близился к концу, и многие гости уже разъехались. Правда, кое-кто еще продолжал танцевать. Ревнивый взгляд Алисии выхватил из редеющей толпы гостей высокую фигуру Джеймса, поглощенного беседой с леди Коринной.
        У Алисии пропало всякое желание оставаться на балу. Она хотела, было подойти к бабушке, которая сидела в дальнем углу залы, но заметила около нее Кристофера Уэствуда, потчевавшего ее угощениями, и раздумала.
        В вестибюле Джеймс помогал Коринне До надеть плащ, и Алисия отвернулась, чтобы этого не видеть. К ней засеменила мисс Френшем с накидкой, которую Алисия поспешно схватила. Ей хотелось поскорее уйти, чтобы Джеймс ее не увидел. Но было поздно - он быстро пересек прихожую и взял Алисию за руку.
        - Вы простили меня, леди Карберри, или все еще сердитесь?
        Пора кончать эту игру, подумала Алисия и смерила его равнодушным взглядом.
        - Сержусь, лорд Маллино? За что? Я не помню…
        - Джеймс! - раздался пронзительный голос леди Коринны. - Мы уезжаем! Вы с нами?
        Он медленно повернул голову.
        - Я отвезу домой леди Карберри, - ответил он. - До скорой встречи, леди Коринна.
        Темные глаза леди До загорелись недобрым блеском.
        - Вам нет никакой нужды ехать со мной, лорд Маллино, - возразила Алисия. - Я живу совсем рядом, и к тому же со мной мисс Френшем.
        - Но я хотел бы поговорить с вами. До свидания, леди Коринна!
        Леди До поняла, что ей не удастся заманить его к себе, и неохотно покинула особняк.
        - Напрасно вы так поступили, - со вздохом попеняла Джеймсу Алисия.
        - Почему вы так считаете, леди Карберри?
        Обида комком застряла у Алисии в горле.
        - Да потому, что она понимает ваши правила игры и охотно готова им следовать.
        - А как вам хотелось бы, чтобы я себя вел, леди Карберри?
        - Осмотрительно! - гневно воскликнула Алисия. - Чем докучать мне ничего не значащим флиртом, лучше оказывайте знаки внимания леди Коринне!
        Джеймс рассмеялся.
        - Неужели мое ухаживание вам так неприятно?
        Алисия осуждающе посмотрела на него.
        - Ваша репутация известна, и ни одна здравомыслящая женщина не станет воспринимать вас всерьез!
        От подобной откровенности мисс Френшем, стоявшая позади, даже охнула.
        - Вы чересчур жестоки, леди Карберри! Но вы меня убедили, и ваше желание для меня закон! - Он насмешливо поднял руки, как бы сдаваясь. - Желаю вам доброй ночи!
        Он шел по улице в сторону «Уайтса»[Старейший лондонский клуб консерваторов.] , и единственным утешением для Алисии было то, что леди Коринна удалилась в противоположном направлении.
        Глава девятая
        Джеймс поймал Алисию на слове и продолжал ухаживать за леди Коринной До, которая ровно через неделю перестала на него дуться. Обычно пренебрежительная со своими поклонниками, ее светлость на этот раз оказалась сама одержима страстью - во всяком случае, так говорили злые языки. Что касается Джеймса, его чувства для сплетников были тайной. Он упорно сопровождал леди Коринну на вечеринках, раутах, званых приемах и пикниках. Порой манеры леди До смахивали на поведение куртизанки, а не супруги лорда. Светское общество получало от разворачивающегося действия немалое удовольствие. «Спектакль, да и только», - заявила леди Стэнсфилд.
        Алисия несколько раз встречала Джеймса в театре и на балах и даже танцевала с ним. Дважды он пригласил ее прокатиться в коляске по парку, в то время как леди Коринну видели гуляющей с ним по крайней мере три раза на неделе.
        Сплетни о Джеймсе и Алисии постепенно прекратились, поскольку было ясно, что он увлечен леди Коринной. А Алисия молча страдала.
        На людях они общались и говорили обо всем, начиная от его впечатлений от Лондона после долгого отсутствия и кончая последними шокирующими стихами лорда Байрона. Но их беседы не носили личного характер. Джеймс вел себя безупречно, а Алисия сердилась, хотя и понимала: она сама этого хотела. Ее одолевали боль и ревность - ведь леди Коринна решилась предложить ему нечто большее, чем безобидный флирт…
        В довершение всего за ней стал настойчиво ухаживать капитан Уикфорд. Вначале ее это позабавило и даже немного утешило, но затем внимание Уикфорда сделалось не в меру навязчивым, и Алисия стала подумывать о том, как бы от него отделаться.
        Домашние дела не могли развеять ее печаль. Однажды утром она сидела, просматривая счета. Появился дворецкий Фордайс.
        - Прошу прощения, мадам, - произнес он. - Я должен извиниться за то, что не сказал вам этого раньше. Это мое упущение. - Он смущенно откашлялся. - Когда вас не было в городе, приходил ваш кузен мистер Броузли.
        Алисия удивилась. Джошуа обычно появлялся не чаще чем два раза в год.
        - Светский визит кузена Джошуа? Чего он хотел, Фордайс? Денег, наверное? - осведомилась она.
        - И да, и нет, мадам. - Лицо Фордайса приобрело печальное выражение. - Он упомянул о деньгах, но не думаю, что они являлись основной причиной его визита. Мистер Броузли был пьян. - Тактичный Фордайс снова смущенно кашлянул. - Он настаивал на том, чтобы увидеть вас, а когда я объяснил ему, что вас нет дома, то стал просить меня позволить ему остаться. - Помолчав, Фордайс продолжил: - Я решил, что с моей стороны это будет неосмотрительно, мадам. Надеюсь, что я поступил правильно, отказав ему.
        - Несомненно, Фордайс, - подтвердила Алисия, поскольку Джошуа вполне мог что-нибудь стащить. Несколько лет назад он воспользовался тем, что Алисия уехала в Брайтон[Город и приморский курорт у пролива Ла-Манш в Англии.] , и поселился у нее со своими приятелями. Его потом пришлось выгонять силой, а от беспорядка, какой он устроил в доме, Алисия пришла в ужас. Правда, потом Джошуа явился с огромным букетом цветов и извинениями. Алисия понимала, что с его стороны это сплошное притворство, но простила.
        - Миледи, мне показалось, что мистер Броузли был сильно испуган, - поколебавшись, сказал Фордайс. - Я подумал, что он проигрался в карты и хочет скрыться, так как он отчаянно сопротивлялся, когда мы с Досоном не стали пускать его в дом.
        - Он оставил какую-нибудь записку? - спросила Алисия.
        - Нет, мадам. Он был настолько пьян, что говорил невнятно. Я лишь понял, что он приходил, чтобы вас предупредить.
        - Предупредить? - недоуменно спросила Алисия.
        - Да, мадам. Правда, о чем, мистер Броузли не уточнил. Как я уже говорил, он был чем-то сильно испуган и понесся по улице, словно за ним гнались черти!
        Алисия удивилась тому, что степенный дворецкий употребил такое красочное сравнение.
        - Фордайс, пошли кого-нибудь разыскать мистера Броузли.
        Теперь удивился Фордайс, но вида, естественно, не подал. Он не помнил такого случая, чтобы леди Карберри искала своего кузена.
        - Хорошо, мадам, - почтительно ответил он. - Но где искать мистера Броузли?
        Алисия с досадой вздохнула.
        - Пошли Фредерика сначала в «Перышки», а затем в «Гинеи», - сказала она и представила себе, в какой ужас пришла бы бабушка, если бы услыхала, как ее внучка упоминает публичные дома Лондона. - Если Джошуа там не окажется, можно спросить у служанки, которая… - Алисия замолчала, увидев полный ужаса взгляд Фордайса. - Во всяком случае, она должна знать, где сейчас обретается Джошуа.
        Фордайс молча поклонился и вышел. Алисия едва не рассмеялась. Порой чопорность дворецкого была просто нелепа! А дело заключалось в том, что именно Фордайс впустил в дом вышеупомянутую служанку, которая в прошлом году пришла к Алисии требовать денег для себя и ребенка, заявив, что отец ребенка - Джошуа. Алисия дала ей денег, хотя девица в результате призналась, что ребенок, возможно, и не от Джошуа.
        На следующий день Фредерик нашел служанку, и она, ругая Джошуа за то, что он не появлялся уже семь недель и не оставил ей ни пенса, сказала, чтобы Фредерик поискал его на квартире в Дептфорде.
        Теперь Фредерик, теребя в руках шапку и красный от волнения и смущения, поскольку чувствовал себя в своей тарелке лишь в конюшне, стоял перед Алисией в библиотеке.
        - Простите, мэм, что я принес такие плохие новости. Я просил мистера Фордайса все вам рассказать, но он велел мне это сделать самому. - Фредерик замолчал и уставился на ковер, а когда Алисия пригласила его сесть, то устроился на краешке стула с таким несчастным видом, словно ожидал, что сиденье под ним сейчас взорвется.
        - Пожалуйста, не беспокойся, Фредерик, - ласково сказала Алисия. - Просто расскажи мне, что произошло. С Джошуа случилось несчастье?
        - Да, мэм, - кивнул Фредерик. - Мистер Броузли умер, мэм! - вдруг выпалил он. - Его похоронили в общей могиле на Сейнт-Олдейтском кладбище!
        Наступило молчание. Алисию охватила печаль. Бездельник Джошуа причинял всем массу неприятностей, но она, тем не менее, испытывала к нему необъяснимую привязанность.
        - Как это случилось, Фредерик? - тихо спросила она. - Он болел?
        - Нет, мэм. - Конюх не знал, куда деваться от неловкости. - Его хозяйка сказала, что он был пьян и упал в реку. Она очень сожалела, что не сообщила вам, мэм, но она не знала, как найти родственников мистера Броузли. И еще он не заплатил ей за квартиру за три месяца!
        Алисия подавила улыбку. Как это похоже на Джошуа!
        - Я отошлю ей деньги, - сказала она.
        - Не надо, мэм, - заявил Фредерик, обрадовавшись, что может сообщить хоть что-нибудь утешительное. - Хозяйка сказала, что приходил кузен мистера Броузли, чтобы опознать тело. Вот он и заплатил. - Фредерик потупил глаза. - Прошу прощения, мэм, что говорю с вами о таких вещах.
        Алисия нахмурилась.
        - Кузен мистера Броузли? У него нет двоюродных братьев и сестер, кроме меня и моей сестры. Может быть, хозяйка говорила о дяде, а не о кузене?
        - Нет, мэм. Я это хорошо запомнил. Хозяйка еще удивилась, почему ваш другой кузен ничего вам не сказал.
        - И как же звали этого кузена, Фредерик?
        - Не знаю, мэм. Я, кажется, и не спросил. Знаю только, что этот джентльмен обо всем распорядился и забрал все вещи мистера Броузли. Вот только осталось для вас письмо, - вспомнил Фредерик и просиял. - Он его не увидел. Хозяйка нашла его за умывальником. - Фредерик вытащил из кармана помятый конверт.
        Алисия поблагодарила конюха, и тот с облегчением удалился. Она уже собралась, было распечатать письмо, когда почувствовала чье-то присутствие - какая-то фигура маячила в проеме полураскрытой двери. Это был Кристофер Уэствуд. Как не вовремя, с раздражением подумала Алисия.
        Когда Кристофер Уэствуд ушел, Алисия некоторое время сидела неподвижно, размышляя о его визите. Она рассказала ему о смерти Джошуа, и ей показалось странным, что он не выразил ни малейшего сожаления, хотя всегда старался соблюдать приличия.
        Алисия села за письменный стол и достала письмо Джошуа, которое спрятала от любопытного взгляда Кристофера.

«Алисия, будь осторожна. Ты, наверное, знаешь, что у твоего отца есть относительно тебя определенный план. Остерегайся тех, кто сейчас к тебе ближе. - Далее какое-то слово или имя было зачеркнуто. - Я мог бы сказать больше, но для этого должен тебя увидеть. Я боюсь за свою жизнь. Когда получишь это письмо, пошли за мной в
«Гинеи».
        Твой любящий кузен, Джошуа».
        У Алисии вытянулось лицо. Письмо озадачило ее.
        Она хотела, было бросить письмо в огонь, но передумала и вновь прочитала его. Джошуа ясно написал, что боится за свою жизнь, а Фордайс подтвердил это, сказав, что Джошуа не хотел уходить из ее дома, а потом, когда его выставили на улицу, побежал что было мочи. Причин тому могло быть несколько: ростовщики, нечестная карточная игра. Но в письме содержался прямой намек на то, что и самой Алисии что-то угрожает. Она обязана выяснить, что произошло.
        Алисия вызвала Фордайса и поморщилась, представив, как станет давать ему указания заняться выяснением личных дел Джошуа. Неудивительно, если после этого респектабельный Фордайс решит уволиться!
        На следующей неделе Алисия отказалась от всех приглашений, отдавая дань памяти своему кузену. Она обсудила это с леди Стэнсфилд, и та одобрила ее поведение. Алисия проводила время в чтении, писании писем и стоически старалась не думать о Джеймсе Маллино.
        Ей было совершенно необходимо разделить с кем-нибудь свое беспокойство, связанное со смертью Джошуа и его предостережением относительно ее самой. Волновать старую леди Стэнсфилд она не хотела, а мысль поговорить об этом с Кристофером Уэствудом сразу отбросила, так как чувствовала, что на него нельзя положиться. Каролина Килгарен? Сначала Алисия решила рассказать все ей, но потом передумала. Подсознательно ее тянуло к Джеймсу Маллино. Ей хотелось довериться именно ему. Еще несколько недель назад она смогла бы это сделать, но теперь доверительные отношения между ними были едва ли возможны.
        Наступил день, когда Стейплфорды давали бал-маскарад. К этому моменту ничего нового о смерти Джошуа Алисия не узнала. И хозяйка Джошуа, и девушка в публичном доме клялись, что им ничего не известно. Церковный сторож, устраивавший похороны, тоже ничего нового не сообщил. Казалось бы, надо прекратить расспросы, но что-то подстегивало Алисию их продолжать.
        Она уже пожалела о том, что согласилась на предложение Кристофера Уэствуда сопровождать ее на бал, так как перед этим по настоянию леди Стэнсфилд они поехали на скучный музыкальный вечер.
        Когда они прибыли к Стейплфордам, бал был в разгаре. Под предлогом празднования дня рождения лорда Стейплфорда родители Джорджианы хотели найти ей жениха, иначе девушку в ее двадцать два года объявят старой девой.
        Алисию тут же пригласили на танец. Под прикрытием масок приглашенные могли и позабыть об этикете, и Алисия сразу отметила весьма вольное поведение некоторых пар.
        Именно поэтому маскарады были столь популярны!
        Она смогла угадать под масками кое-кого из своих знакомых: Каролина Килгарен в белом домино и белой маске, усыпанной блестками, танцевала с джентльменом в синем домино - в нем Алисия узнала Питера Уэстона; Маркус стоял около столовой и с кем-то беседовал; леди Коринна До - роскошная в темно-фиолетовом домино - заигрывала с джентльменом в сером наряде. У Алисии замерло сердце, ей сначала показалось, что это Джеймс Маллино. Но, присмотревшись, она поняла, что ошиблась: джентльмен был ниже ростом и коренастее Джеймса. Ее светлость времени даром не теряет, подумала Алисия.
        Как молодая женщина ни старалась, разглядеть среди гостей маркиза Маллино ей не удалось. Ее постоянно приглашали танцевать, но радости она не испытывала. Кристофер Уэствуд с ревностью наблюдал за Алисией, однако его намерениям провести вечер около нее помешала леди Стейплфорд, поскольку она посчитала его подходящим женихом для своей Джорджианы, а та, одетая в небесно-голубое домино, старалась не отходить от него и беззастенчиво с ним флиртовала.
        Бал продолжался. Леди Стэнсфилд, как обычно, сидела окруженная престарелыми поклонниками. Алисия много танцевала, улыбка не сходила с ее лица, а шутки - с уст, но настроение у нее не улучшалось. Зря я приехала сюда, подумала она.
        Уэствуду, наконец, удалось отделаться от Джорджианы, и он, грубо оттолкнув Ричарда Пилтона, пригласил Алисию на танец.
        - Я весь вечер пытаюсь привлечь твое внимание, - брюзгливо заявил он. - Леди Стейплфорд навязала мне эту злобную кошку Джорджиану, и я еле-еле от нее отвязался!
        - Как это, должно быть, лестно для тебя, - сказала Алисия и невольно подумала, что Кристофер и Джорджиана стоят друг друга. - Уверена, тебя уже записали в зятья!
        - Не дождутся, - проворчал Уэствуд. - Чтобы подсластить эту пилюлю, приданого Джорджианы недостаточно!
        Алисия бросила на него презрительный взгляд, к счастью скрытый маской. А Уэствуд не унимался:
        - Послушай, Алисия, я бы так хотел, чтобы ты передумала и приняла мое предложение!
        - Благодарю! Ну, моего-то состояния тебе, я уверена, хватит, чтобы подсластить мой характер. - Алисия не смогла скрыть свою неприязнь к нему.
        Уэствуд обиделся.
        - Перестань, Алисия! К чему эта колкость? Ты же знаешь, я у твоих ног не один год!
        Никаких признаков любви в его голосе Алисия не услышала, и это ее насторожило. Хорошо, что она ему отказала!
        А спустя минуту ее охватила жгучая ревность: в залу вошел маркиз Маллино и сразу же попал в руки леди Коринны. Он был одет в черное домино и от этого казался еще выше, еще внушительнее. Леди Коринна и маркиз скрылись в соседней комнате, где играли в карты. Алисия от волнения оступилась и сбилась с такта.
        - Осторожно, Алисия! - Уэствуд подхватил ее за руку и бесцеремонно отвел в сторону. - Приди в себя!
        Алисию это покоробило. Не хватало еще терпеть грубость Кристофера! Но она ничего ему не ответила и молча просидела в углу, пропустив следующий танец - полонез.
        А маркиз с леди Коринной вновь появились в зале и присоединились к танцующим. Джеймс тоже смотрел на Алисию, что не осталось не замеченным леди Коринной.
        - Все еще сохнете по леди Карберри? - со вздохом спросила она. - Боюсь, что ваши надежды не оправдаются!
        Джеймс не стал ничего отрицать, лишь недоуменно поднял бровь.
        - Почему вы так считаете, леди Коринна?
        Она с улыбкой прижалась к нему.
        - Просто потому, что леди Карберри холодна со своими поклонниками. Казалось бы, почему не позволить себе немного развлечься после смерти старика мужа, но, вероятно, ее это не волнует. - И леди Коринна многозначительно посмотрела на Джеймса.
        Однако ее слова не возымели желаемого действия, так как маркиз Маллино продолжал внимательно наблюдать за Алисией. Он почему-то был уверен, что она несчастна.
        Уязвленная леди Коринна с раздражением продолжала:
        - Конечно, она по-своему красива и очень умело этим воспользовалась - Джордж Карберри не имел веса в обществе, но был страшно богат. И умер он весьма кстати.
        Тут леди Коринне показалось, что в глазах Джеймса промелькнул гнев.
        - Полагаю, мадам, что нам обоим лучше забыть о ваших необдуманных словах. Однако если я услышу, что кто-то их повторяет, то буду знать, кто распространяет грязные слухи.
        Не дожидаясь ответа, он резко повернулся и оставил ее одну.
        А Алисию ужасно раздражал Кристофер Уэствуд. Он стоял у нее за спиной и сердито смотрел на любого, кто направлялся к ней, собираясь пригласить на танец.
        Видя это, Каролина Килгарен, закончив танцевать, вместе с Маркусом подошла к Джеймсу Маллино, задумчиво наблюдавшему за игрой в пикет[Карточная игра.] .
        - Джеймс, - прямо заявила она, - необходимо, чтобы ты спас Алисию от Кристофера Уэствуда!
        Маркус стал давиться от смеха, а Джеймс отрицательно покачал головой.
        - Прости, Каро, не могу.
        - Да что сегодня с вами? - с досадой воскликнула Каролина. - Ты дуешься в углу, словно школьник, а Алисию запугал Кристофер! Джеймс, пожалуйста, сделай, как я прошу!
        Джеймс положил ладонь ей на руку.
        - Успокойся, Каро! Ты меня убедила, но смотри, как бы сама потом об этом не пожалела.
        Он поставил на стол недопитый бокал вина и прошел в танцевальную залу.
        - Маркус, что происходит? - потребовала объяснений Каролина.
        Маркус засмеялся.
        - Полагаю, любовь моя, что Джеймс избегает Алисии. Или же, - поправился он, - пытается вести себя безупречно. Он хочет привести в порядок свои поместья, прежде чем по-настоящему начать ухаживать за ней, но я уверен, что у него самые благородные намерения. Ему и так трудно, а ты искушаешь его!
        Около Алисии и Уэствуда почти не осталось гостей - все разошлись, ища более приятную компанию. Заиграли вальс, и Уэствуд снова навис над Алисией, явно собираясь пригласить ее танцевать.
        Неожиданно их разъединила фигура в черном домино.
        - Нельзя, чтобы прекрасная дама все внимание уделяла только вам, сэр, - раздался насмешливый голос. - Этот танец - мой!
        Алисия не успела и глазом моргнуть, а Кристофер - слова вымолвить, как крепкие руки буквально вынесли ее на середину залы.
        - Прошу прощения, миледи, что заставил вас танцевать со мной, но у меня сложилось впечатление, вы тяготитесь обществом своего кавалера! К тому же это был единственный способ потанцевать с самой красивой дамой на балу! - Джеймс ослепительно улыбнулся.
        Алисия решила не поддаваться на лесть.
        - Какой чудесный комплимент, - холодно ответила она. - Вы, должно быть, опытный льстец. Разве можно сделать подобный вывод на бале-маскараде?
        - Конечно. Такую красоту, как ваша, не спрятать под маской и домино.
        Алисия рассмеялась. Они закружились в вальсе. Он всегда выбирает вальс, подумала она, ощущая легкое головокружение и возбуждение. Она забыла свою холодность и вся отдалась радости, переполнившей ее оттого, что она снова находится в объятиях Джеймса.
        Они закончили танец у дверей в оранжерею.
        - Не прогуляться ли нам? - спросил Джеймс.
        Алисия заколебалась, а он с улыбкой подбодрил ее:
        - Пойдемте, Алисия. Вы раньше не придавали такого значения условностям! Обещаю вести себя прилично.
        Он протянул ей руку, и через двойные двери они медленно вошли под зеленые своды оранжереи. Влажный воздух был полон тонких ароматов, на полу лежали остроконечные тени папоротников и пальм, среди которых прохаживались, тихо беседуя, парочки.
        - Я наблюдал за вами весь вечер, Алисия, - мягко произнес он. - Вас что-то мучает?
        Пораженная его проницательностью, она решила увильнуть от прямого ответа.
        - Что вы имеете в виду?
        - Только то, что сказал. Полагаю, вы не сочтете меня самонадеянным, если я скажу, что хорошо вас знаю. Но я не хочу быть назойливым.
        Алисии стало стыдно.
        - Простите, - сокрушенно сказала она. - Вы, конечно, правы, но я не думала, что это будет так заметно.
        - Вероятно, увидел только я. Вы можете довериться мне, как другу.
        Ей безумно захотелось все ему рассказать. Они молча продолжали прогулку. Кругом медленно двигались другие пары, так что уединиться было негде.
        - Я охотно поведаю вам о моей печали, - наконец произнесла Алисия, - но нам придется отсюда уйти, чтобы нас не подслушали.
        - Разве это будет разумно? Вы ведь сами хотели, чтобы мы соблюдали приличия!
        - За себя я ручаюсь, милорд, - серьезно сказала она. - А вы?
        Лицо у Джеймса напряглось.
        - Нет! Лучше поговорим здесь. Алисия вздохнула. У нее не было выбора.
        Остановившись у дверей, ведущих на террасу, она произнесла:
        - Хорошо, я скажу вам здесь. Мне кажется, что моего кузена Джошуа убили.
        Такого признания Джеймс совершенно не ожидал. Он был поражен, она это почувствовала. Молча он провел ее на террасу, и они остановились у балюстрады. После теплого дома воздух показался прохладным. Алисия сняла маску и вертела ее в руках, а Джеймс облокотился на балюстраду, задумчиво глядя на аллею кипарисов в темном саду. Наконец он тихо спросил:
        - Что привело вас к этой мысли?
        - Фордайс сообщил мне, что, пока я была в Сомерсете, заходил Джошуа и хотел о чем-то предупредить меня, но он был слишком пьян, и Фордайс, ничего не поняв, выставил его за дверь. Потом, думаю, Фордайс об этом пожалел, так как он сказал мне, что Джошуа боялся за свою жизнь. - Алисия вздрогнула от холода. - А позже Джошуа умер. Разве это все - совпадение?
        Джеймс выпрямился и посмотрел на нее.
        - Возможно - нет. Что вы предприняли, чтобы узнать правду? Зная вас, Алисия, трудно предположить, что вы ничего не стали выяснять!
        - Разумеется, я попыталась, - кивнула она. - Джошуа оставил мне письмо. Кроме того, я узнала о существовании неизвестного кузена!
        - Расскажите все по порядку, - попросил Джеймс.
        Алисия так и сделала. Она почувствовала облегчение, разделив свои опасения с Джеймсом.
        - Кажется, я зашла в тупик, и что делать дальше - не знаю.
        - Самое разумное - больше ни во что не вмешиваться, - отрывисто произнес Джеймс.
        - Но я не могу так просто это оставить, - заявила Алисия.
        - Я этого не предлагал. Если вы хотите продолжать розыски, я сам привлеку сыщиков из Боу-Стрит[Главный уголовный полицейский суд в Лондоне (по названию улицы, где он находится).] .
        Алисия задумалась, а Джеймс спросил, пряча улыбку:
        - В чем дело? Вы мне не доверяете? Или передумали?
        - Нет, - покачала головой Алисия, - я не передумала. Для меня огромное облегчение то, что вы отнеслись к моим опасениям серьезно. Но вы уверены, что хотите мне помочь? Вы ведь не обязаны это делать.
        - Я не отказываюсь от своего предложения.
        - Тогда я с благодарностью принимаю его.
        Наступило молчание. Алисия собралась, было уйти, но стоило ей шагнуть к двери, как Джеймс поймал ее за руку.
        - Минутку, миледи. Мы провели здесь с вами наедине какое-то время. Что о нас подумают?
        - Пусть думают, что хотят, - ответила она. Ей на самом деле было все равно.
        - Прекрасно. - Голос его звучал весело. - Но ваш вид говорит о том, что вы обсуждали со мной убийство. Будет лучше, если гости Стейплфордов посчитают, что мы целовались!
        Он притянул ее к себе. У Алисии упал с головы капюшон домино, и кудри рассыпались по плечам.
        - Милорд, мы же договорились… - У нее перехватило дыхание. - Вы не должны!..
        Джеймс в ответ засмеялся.
        - Нет, не должен. Но я вас предупреждал, что мне доверять не следует!
        Он заглушил ее протесты поцелуем, и страсть захлестнула их обоих. Алисия ощущала лишь силу его рук и дурманящее головокружение. Она не знала, сколько времени - пять минут или несколько часов - он держал ее в объятиях. Наконец он чуть-чуть отстранился, пристально вглядываясь в ее лицо и тяжело дыша.
        - Ну вот, теперь ни у кого не останется никаких сомнений! Идите в залу, Алисия, иначе я снова начну вас целовать!
        - Я, пожалуй, поеду домой, - ответила она, изнывая от желания, чтобы он это сделал. - Мне надоел маскарад.
        Он ничего не ответил и пропустил ее впереди себя. На пороге Алисия задержалась.
        - Вы поедете со мной, лорд Маллино? - тихо спросила она. - Мне тяжело быть одной.
        - Вы уверены в своем желании, леди Карберри? Подумайте. Едва ли разумно оставаться со мной наедине.
        Алисия дотронулась до его руки.
        - Пожалуйста, не оставляйте меня сейчас!
        Они долго молчали.
        - В таком случае, - отчетливо произнес он, - возвращайтесь в залу одна, а я присоединюсь к вам, когда вы сядете в карету.
        Проходя в дверь, Алисия обернулась. Он смотрел на нее как-то отстраненно, но было поздно менять свое решение - выбор сделан.
        Глава десятая
        По пути домой Джеймс молчал. Алисии безумно хотелось, чтобы он до нее дотронулся. Она сидела напротив него и в слабом свете лампы наблюдала за строгим выражением его лица. Это обескураживало. Она представляла себе, что все будет по-другому.
        Было уже поздно, и Фордайс отпустил слуг, посчитав, что Алисия поедет после маскарада ночевать в Стэнсфилд-хаус. Дремавший в прихожей Досон сразу проснулся, услыхав, как подъехала карета. Глаза у него полезли на лоб, когда рядом с Алисией он увидел маркиза Маллино.
        - Миледи! Мы не ждали… Прикажете разбудить слуг? - с трудом придя в себя, спросил он.
        - Нет, спасибо, Досон. - Алисия старалась говорить спокойно, несмотря на волнение. - Нам ничего не нужно.
        - Хорошо, миледи, - почтительно ответил Досон, провожая взглядом Алисию и маркиза, направлявшихся в гостиную.
        Дверь закрылась, и Алисия почувствовала себя совсем неловко. Она не знала, что произойдет дальше, но, глядя на Джеймса, поняла, что не дождется от него проявления страстных чувств.
        Он взял из ее рук бокал с вином и, опершись о каминную полку, задумчиво смотрел на огонь.
        - Могу ли я узнать, - тихо спросил он, - почему вы так поступили? Это на вас не похоже.
        У Алисии упало сердце.
        - Мне казалось, вы знаете, что делать дальше, - по-детски ответила она. - Поэтому я и выбрала вас.
        Алисия прикусила язык, но было поздно. Джеймс поставил бокал на каминную полку и медленно подошел к ней. Он положил руки на подлокотники ее кресла, и она почувствовала себя в западне. Ей пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть на него.
        - Итак, правду мы выяснили, - произнес он почти ласково, но за этой ласковостью угадывалась сдерживаемая ярость, испугавшая Алисию. - Я не верил, что вы на это способны, но ошибся. Несколько недель тому назад вы обвинили меня в неприличном поведении, а теперь, если я вас правильно понял, именно я должен избавить вас от столь мешающей вам непорочности!
        Алисия залилась краской. Ей и в голову не могло прийти такое! Она-то решила, что, если даст ему понять, каковы ее чувства, он возьмет все остальное в свои руки. А он не пожелал идти у нее на поводу. Униженная Алисия поняла, что запуталась. Конечно, Джеймс флиртовал с ней, но для него это ничего не значило - она ему не нужна. Да и зачем она ему, когда есть роскошная леди До? Выходит, она сама себя поставила в дурацкое положение.
        - Вы не так меня поняли. Я не имела в виду… - с отчаянием начала оправдываться Алисия, но Джеймс резко ее оборвал:
        - А что вы имели в виду? Разве не мечтали стать моей любовницей? Благодарю за честь, но я предпочитаю сам делать выбор!
        Поскольку Алисия именно этого и хотела, ей стало стыдно. Она не понимала того, что гнев Джеймса вызван тем, что ему трудно устоять перед искушением. Но ее ущемленная гордость взбунтовалась. Она вскочила на ноги.
        - Вы лицемер, лорд Маллино! - яростно бросила она ему в лицо. - Выходит, для вас и для таких, как леди До, существуют другие правила?
        Джеймс зло сжал кулаки. Он с трудом владел собой.
        - Милое дитя, разве вы не понимаете, что порядочные женщины не ведут себя подобным образом? Леди Коринна До относится к тому сорту женщин, чье поведение не может служить для вас образцом. Неужели вы столь наивны, что это нужно вам объяснять?
        Алисия окаменела, а на ее глазах показались слезы.
        - Довольно! Я все прекрасно понимаю! Но диктовать мне, как себя вести, вы не имеете права! - Она нашла в себе силы едко добавить: - Если я вам не нравлюсь, найдутся другие… более сговорчивые! Спокойной ночи!
        Джеймс замер, затем с искаженным лицом шагнул к ней. Он больше не мог держать себя в руках, это было выше его сил. Он представил Алисию в объятиях Кристофера Уэствуда или, что еще хуже, Патрика Уикфорда, который не стал бы щадить ее чувства.
        Перепуганная Алисия отступила назад и уперлась спиной в дверь. Она попыталась открыть ее, но не успела - Джеймс оказался рядом и повернул ключ в замке.
        - Я передумал, - хрипло произнес он.
        Алисия, наконец, поняла, что он имел в виду, заявив, будто эти игры не для нее.
        Губы Джеймса безжалостно впились ей в рот. Им владело одно желание: получить плотское удовольствие. К ужасу Алисии, она непроизвольно ответила на его поцелуй, хотя рассудок сопротивлялся этому. Она попыталась оттолкнуть Джеймса, но чувства захлестнули ее, и она обвила руками его шею.
        Лента в волосах Алисии развязалась, и Джеймс нетерпеливо сорвал ее. Рыжие волосы пышной волной окутали их. От избытка чувств Алисия едва держалась на ногах. Джеймс спустил платье с ее плеч. Ей казалось, что от прикосновения его пальцев у нее по коже растекаются огненные потоки. Лиф платья упал вниз, и, прежде чем до ее помутненного сознания это дошло, губы Джеймса коснулись обнаженной груди и сомкнулись вокруг соска. У Алисии от наслаждения перехватило дыхание. Она изогнулась, желая лишь одного: быть к нему ближе, чтобы притупить боль, разрывавшую ее изнутри.
        Она не помнила, как очутилась на диване. Джеймс торопливо снимал с себя сюртук и галстук. Когда он нагнулся к ней, она беззастенчиво подставила ему губы, и его язык заполонил ее рот. Он проложил губами дорожку из поцелуев от ее шеи до груди, а потом стал облизывать попеременно то один, то другой сосок.
        Алисия расстегнула пуговицы у него на рубашке - ей тоже хотелось ощутить его обнаженное тело. Он застонал и откинул кружевные юбки ее платья. Ладонь Джеймса скользнула к тому месту, где кончался шелковый чулок и виднелась полоска нежной кожи. Алисия в экстазе выкрикнула его имя и впилась ногтями ему в спину. Она чувствовала, как его руки раздвигают ей бедра. Казалось, еще секунда - и она станет принадлежать ему, но… неожиданно он отпустил ее.
        Алисия задыхалась, ничего не видя из-за разметавшихся по лицу волос. Постепенно она сообразила, что происходит. Вот она лежит в собственной гостиной, а Джеймс, который только что страстно ласкал ее, теперь с руганью натягивает сюртук. Ничего не понимая, Алисия дрожащими руками оправила платье. Почему он остановился? Неужели не почувствовал, что она готова ему отдаться? А может быть, он так поступил, чтобы проучить ее? Что ж, он в этом преуспел - до конца своей жизни ей не забыть подобного унижения!
        Рыдания сдавили ей горло. Она вскочила и хотела убежать, но, вспомнив, что ключ от двери у него, укрылась за большим письменным столом.
        Джеймс был потрясен не меньше, чем она, и молча проклинал себя за потерю самообладания. Конечно, Алисия вынудила его к этому, но все же он не винил ее, поскольку хотел ее так же сильно, как она его. Он достаточно намучился, заставляя себя все это время держаться подальше от нее, после того как она заявила, что не принимает его всерьез. Он собирался сделать ей предложение, но вначале ему было необходимо привести в порядок дела в поместьях, чтобы она не подумала, будто он нуждается в ее деньгах. Леди Коринна сыграла свою роль - она отвлекла внимание лондонского света, так как все решили, что у него с ней связь. К несчастью, то же самое подумала и Алисия.
        Ее сегодняшнее предложение совершенно его сразило. Еще на балу у Бингли он понял, что требование Алисии вести себя скромно было неискренним. Она хотела его, но боялась, что он к ней равнодушен. Джеймс знал, что скоро сможет сказать ей о своих чувствах, и тут она вдруг решила отдаться ему.
        Вначале он в это не поверил, затем рассвирепел и потерял власть над собой. Теперь он не видел смысла в том, чтобы откладывать свое с ней объяснение, и положился на судьбу.
        - Вы можете меня не опасаться, леди Карберри, - сухо произнес он, заметив, как она старается держаться подальше от него, - поскольку я намереваюсь с сего момента соблюдать все приличия. Я не собирался именно сейчас сказать то, что скажу, но, мне кажется, глупо усугублять наше положение, и поэтому сочту за честь, если вы согласитесь стать моей женой.
        Это предложение прозвучало намного любезнее, чем предыдущее, но удивило Алисию не меньше.
        - Нет! - мгновенно вырвалось у нее, и она сделала несколько шагов в сторону от него, но он поймал ее за руку и заставил остановиться. - Этого не может быть, милорд! Я думала… - Алисия замолчала, не зная, что сказать.
        Итак, он не упрекает ее за глупое поведение. Она, видно, не так его поняла и сама заманила в ловушку, из которой он видит лишь один выход - брак с ней, чтобы спасти ее репутацию. Что он такое еще говорил? Что он не собирался сейчас это делать. Значит, он раньше хотел объясниться. Значит, у нее есть один-единственный выход: отвергнуть предложение, сделанное из чувства долга.
        Она высвободила свою руку и посмотрела Джеймсу в глаза.
        - Я ценю ту честь, что вы мне оказываете, лорд Маллино, - нетвердым голосом сказала Алисия, - но вынуждена отказаться. Я не могу допустить, чтобы вы совершили этот поступок из жалости или из-за необходимости соблюсти приличия!
        Между ними повисла напряженная тишина. Джеймс выглядел удивленным и оскорбленным.
        - Моя дорогая Алисия, о чем вы говорите? Неужели брак со мной так вам неприятен, что вы придумываете подобные отговорки?
        - Нет! Конечно, нет! - Алисия с трудом собралась с мыслями. - Я благодарна вам за предложение, но из этого ничего не выйдет! С моей стороны было глупо встретиться с вами наедине и еще более глупо провоцировать вас. Я это признаю. Но никакого вреда вы мне не причинили, и, полагаясь на ваше великодушие, я прошу вас обо всем забыть. Вот и все!
        - Алисия, - с угрожающими нотками в голосе проговорил Джеймс, - я вас правильно понял: вы считаете, что я сделал вам предложение исключительно для того, чтобы спасти вашу репутацию?
        - Конечно, - подтвердила Алисия. - Мне совершенно ясно, что оба раза вы делали мне предложение из чувства долга! - Внутри у нее все дрожало, но говорила она твердо.
        Джеймс пришел в бешенство. Он не мог поверить тому, что Алисия его не понимает.
        Совсем недавно он получал удовольствие от их словесных баталий, а сейчас это его бесило.
        - Если вы желаете изображать из себя мученицу, не стану вам мешать! Вы, как я погляжу, не в состоянии понять простую истину: я вас люблю и поэтому сделал вам предложение! Вы и святого выведете из себя! Спокойной ночи! Можете меня не провожать!
        Дверь за ним захлопнулась, а Алисия осталась стоять как громом пораженная.
        Алисия никому не сказала о предложении Джеймса. На следующий день у нее заболело горло. Простуда сменилась апатией и унынием. Лежа в постели, Алисия много плакала и, уставившись в окно, думала о Джеймсе. На пятый день болезни ей принесли от него букет из лилий и львиного зева, что вызвало у нее новый поток слез. Она знала, что он заходил, но никого не принимала, за исключением Каролины Килгарен.
        А Джеймс тем временем отправился на Боу-стрит, где заявил о смерти Джошуа Броузли. И хотя имя Джошуа никому не было известно, унылый на вид сыщик заверил Джеймса, что они постараются все разузнать и известят его.
        Джеймса расстраивало то, что он не может поговорить с Алисией. В течение двух недель он несколько раз заходил к ней, но вежливый Фордайс сообщал ему, что, хотя леди Карберри лучше, она никого не принимает.
        В конце недели дед Джеймса, герцог Кардейс, давал пышный бал, и Джеймс пообещал помочь с приготовлениями. Это занятие отнимало у него массу времени. Правда, он не забыл послать Алисии очередной громадный букет цветов, приложив к нему записку с пожеланием скорейшего выздоровления и приглашением на бал.
        Алисия окрепла уже настолько, что решила принять приглашение. Ее сопровождали вдовствующая графиня Стэнсфилд и Кристофер Уэствуд. Алисия, в фиолетовом шелковом платье, выглядела чрезвычайно изящной и хрупкой. С Джеймсом, принимающим гостей, она поздоровалась спокойно, но натянуто. Ему же хотелось одного: заключить ее в объятия и поцеловать прямо на глазах у всех. Неужели эта хрустальная особа - та самая Алисия, которая всего две недели назад страстно отвечала на его поцелуи?
        - Вы прочитали мою записку? - сдержанно спросил он.
        - Да, благодарю, цветы были прекрасны, - безжизненным голосом произнесла Алисия.
        Джеймс сжал зубы. Унести бы ее куда-нибудь подальше от толпы гостей, туда, где он на деле докажет ей свою любовь! Эти мысли, по-видимому, отразились в его глазах, так как Алисия вздрогнула.
        - Я с нетерпением жду возможности танцевать с вами, леди Карберри, - учтиво вымолвил Джеймс и повернулся, чтобы поздороваться с леди Стэнсфилд, которая кокетничала с его дедом. Уэствуд с видом собственника взял Алисию под руку и отвел в сторону.
        На бал прибыла и леди Коринна До, в облегающем желтом газовом платье, таком прозрачном, что простора для воображения не оставалось. Она, как ни в чем не бывало, словно они и не ссорились, поздоровалась с Джеймсом и одарила его томным взглядом. Она даже поцеловала его, что не укрылось от Алисии.
        - Как я вижу, у леди Карберри сегодня первый выход в свет после ее помолвки, - сказала леди Коринна и наигранно засмеялась. - Очень мило с ее стороны - это опровергнет все слухи о вашей с ней связи!
        Ни один мускул не дрогнул на лице Джеймса.
        - Да, - спокойно ответил он. - Уэствуду повезло. Но ведь официальной помолвки еще не было, правда? Вы ждете, что это произойдет сегодня вечером?
        Леди Коринна бросила на него проницательный взгляд. Уж не догадался ли он о том, что она все это придумала? Она пожала плечами.
        - Знаю лишь одно: счастливую пару следует поздравить, - солгала она. - Я слышала, что леди Стэнсфилд очень довольна. - Пустив ядовитую стрелу, довольная леди Коринна удалилась.
        Джеймс посмотрел в ту сторону, где в кругу поклонников находилась Алисия. Эта сцена действовала ему на нервы, а при взгляде на самодовольного Кристофера Уэствуда он почувствовал, что задыхается от гнева.
        Не дождавшись, пока подойдут запоздавшие гости, Джеймс направился к Алисии. Он сознавал, что сейчас не время и не место для серьезного разговора, но терпеть больше у него не было сил.
        - Могу ли я пригласить вас на танец, леди Карберри? - с улыбкой спросил он.
        Зеленые глаза Алисии расширились, и она нервно замахала веером.
        - Простите, лорд Маллино, боюсь, все мои танцы уже заняты.
        Он поклонился и, резко развернувшись, отошел. У Алисии упало сердце.
        После ужина судьба улыбнулась Джеймсу. Он вернулся в залу и увидел Алисию, стоящую в одиночестве у стеклянных дверей, ведущих на террасу, - она ждала партнера, с которым собиралась танцевать котильон.
        Джеймс не растерялся и, схватив за руку, вытолкнул ее на террасу.
        - Отвратительное поведение, - заметила миссис Эддингтон-Бак, обращаясь к своей подруге. - Просто скандальное, не так ли? Эта парочка совсем обнаглела!
        А Джеймс, не теряя зря времени, провел ошеломленную Алисию по террасе через заблаговременно оставленную открытой дверь в кабинет деда. Алисия была вне себя от подобного бесцеремонного обращения.
        - Лорд Маллино, что все это значит? Сейчас же выпустите меня!
        - Я хочу с вами поговорить, - заявил Джеймс.
        - А я этого не хочу! Нам не о чем говорить!
        - Полагаю, есть о чем! Например, какие у вас отношения с Кристофером Уэствудом? - выпалил он.
        Алисия отняла руку. А она-то в душе надеялась, что он скажет ей о своей любви и преданности! Она вспомнила, как около него суетилась леди Коринна. Неужели он считает, что она, Алисия, будет ловить любые знаки его внимания?
        - Если вам так хочется это знать, хотя считаю, что вас это совершенно не касается, мы с Кристофером помолвлены, - с воинственным видом сообщила она.
        - Вот как, мадам? А мистеру Уэствуду известно, что вы уже связаны обещанием со мной? - с угрозой в голосе произнес он.
        - Вы ошибаетесь, никакого обещания я не давала, - ответила пораженная Алисия.
        Джеймс окинул Алисию таким взглядом, что ее бросило в жар.
        - Уверен, - нарочито медленно произнес он, - что вашему жениху будет интересно узнать, при каких обстоятельствах я сделал вам предложение!
        Кровь отхлынула от лица Алисии.
        - Неужели вы осмелитесь!
        - А почему нет? - Джеймс сам чувствовал, что ведет себя нагло. - Уверяю вас, моя дорогая, что для того, чтобы заставить вас выйти за меня замуж, я пойду на все!
        - А я уверяю вас, - высокомерно ответила Алисия, - что лучше сгореть в аду, чем согласиться на брак с вами! Вы утратили манеры джентльмена за время вашего пребывания за границей, хотя сомневаюсь, что они вообще у вас когда-либо были.
        Шурша шелковыми юбками, она вышла, и он не осмелился ее удержать. Дверь кабинета тихо закрылась, и Джеймс понял, что все кончено.
        Он потянулся к графину с бренди и заметил, что у него дрожит рука. С каким удовольствием швырнул бы он бокал в камин, но… к чему бить дорогой дедушкин хрусталь? Джеймсу не хотелось ни о чем думать, поэтому он решил напиться, чего не делал с юности.
        На пороге дома Джеймса стоял сыщик и требовал встречи с маркизом. К нему присоединился граф Килгарен, требуя того же. Дворецкий Деверсон не мог устоять против двойной атаки, но в спальню хозяина вошел с трепетом, так как знал: тот не обрадуется, что его потревожили после двухдневной попойки. Он остановился в дверях и откашлялся.
        - К вам пришел джентльмен по фамилии Дандри, милорд, - извиняющимся тоном произнес Деверсон, обращаясь к кипе одеял и подушек. - Полагаю, что он - сыщик с Боу-стрит.
        Джеймс застонал от яркого света.
        - Ради Бога, Деверсон, который час?
        - Десять часов, милорд, - бесстрастно ответил дворецкий. - И граф Килгарен тоже здесь, сэр. Я провел их в гостиную.
        Джеймс с трудом сел и поморщился, голова болела нестерпимо.
        - Целая толпа ранних посетителей, - сердито сказал он. - Что, черт подери, им нужно в такую рань? Передай, что я сейчас выйду, Деверсон, и принеси мне горячей воды. Да, и прихвати лед!
        - Хорошо, милорд. - Деверсон торопливо удалился.
        Когда Джеймс вошел в гостиную, то обнаружил там Маркуса Килгарена, читающего газету, и мистера Дандри с Боу-стрит, который стоял, нетерпеливо вертя в руках шляпу.
        - Прошу прощения, милорд, за то, что побеспокоил вас в такой час, но вы сами сказали, что дело срочное.
        - Вы поступили совершенно правильно, Дандри, - прервал его Джеймс и посмотрел на Маркуса. - А ты зачем пожаловал, Маркус? Я не ждал тебя.
        - Меня послала Каро, - ответил тот. - Она получила записку от Алисии, которая уехала в Сомерсет. Но может быть, ты сначала выслушаешь Дандри? У него, кажется, неотложное дело?
        Джеймс недовольно покосился на вошедшего с мешочком льда Деверсона.
        - Ладно, Дандри, выкладывайте, что у вас.
        - Видите ли, сэр, - смущенно начал Дандри, - начну с начала. Мы стали заниматься выяснением обстоятельств смерти некоего Джошуа Броузли сразу же, как только ваша светлость обратились к нам. - Он почтительно поклонился Джеймсу.
        - И преуспели? - нетерпеливо спросил Джеймс, прижимая мешочек со льдом к виску.
        Дандри был весьма удивлен, что его подгоняют.
        - Да, милорд. Вот поэтому я и пришел. - Помолчав, он сообщил: - Мистер Джошуа утонул. Неудивительно, что с ним это случилось, поскольку он был пьяницей; но перед этим его кто-то искал.
        - И нашел? - спросил Джеймс.
        - Да, сэр. - Дандри мрачно улыбнулся. - Высокий, светловолосый, хорошо одетый и воспитанный человек разговаривал с Джошуа Броузли в ночь его смерти. Их видели. Тот же самый человек опознал его тело и забрал вещи Броузли.
        - Описание подходит кому угодно. Мне, например, - заметил Маркус.
        - Вольно вам шутить, сэр, - усмехнулся Дандри. - Не отрицаю, нелегко было узнать его имя, но в конце концов нам это удалось. Его имя Кристофер Уэствуд, он внучатый племянник графини Стэнсфилд.
        Эти слова произвели магическое действие: Джеймс выпрямился в кресле, забыв про головную боль. А довольный Дандри продолжал:
        - Мистер Уэствуд так же, как и Джошуа Броузли, весь в долгах. Он должен ростовщикам, портному, но больше всего - некоему мистеру Бертраму Броузли, который давно скупил его векселя. Поэтому Уэствуду приходилось в счет долга оказывать Бертраму Броузли кое-какие услуги.
        В полной тишине раздался удивленный голос Маркуса Килгарена:
        - Уэствуд и Бертрам Броузли? Я и не подозревал, что они знакомы.
        - Откуда вам было знать? - сказал Джеймс. - Мне это не нравится, Дандри. Что за услуги он выполнял?
        - Мы пока наводим справки, сэр, - ответил сыщик, - но, по-моему, он занимался вымогательством и шантажом. Бертрам Броузли отвратительный тип, сэр. Говорят, что дела у него идут плохо и ему нужны деньги. А это навело меня на мысль о планах мистера Уэствуда, которые вас, я думаю, заинтересуют.
        Маркус поморщился, словно от боли, а Джеймс во все глаза смотрел на Дандри.
        - Я догадываюсь, Уэствуд решил вступить в выгодный брак, - ровным голосом произнес Джеймс.
        - Именно так, сэр. Он намеревается жениться на вдовствующей дочери Броузли, а Броузли потворствует этому.
        - Ему незачем прибегать к уверткам, - с горечью сказал Джеймс. - Алисия сама сказала мне, что они помолвлены. Господи, если бы она только знала…
        - О нет, сэр, - вставил Дандри. - Простите за бесцеремонность, но это не так! Мои агенты сообщили мне, что дама отвергла его два месяца назад! И вот поэтому, - торжествующе закончил он, - мистер Уэствуд решил ее похитить!
        Джеймс и Маркус с недоумением уставились на него.
        - Как такое возможно? - воскликнул Джеймс. - Леди Карберри заявила мне со всей определенностью, что приняла предложение Уэствуда! Ему вовсе не нужно ее похищать!
        Дандри обиженно поджал губы.
        - Подожди, Джеймс, - вмешался Маркус. - Ты уверен, что Алисия сказала тебе правду? По крайней мере, месяц тому назад она говорила Каро о предложении Уэствуда и о том, что отказала ему.
        - Вот-вот! - подхватил Дандри. - Ее светлость отвергла предложение мистера Уэствуда, и тогда он ее похитил!
        Джеймс обхватил голову руками, опасаясь, что от всех этих загадок голова заболит с новой силой.
        - Ничего не понимаю. Дайте собраться с мыслями. У Броузли и Уэствуда общие дела, и оба они нуждаются в деньгах. Уэствуд делает предложение леди Карберри и получает отказ. - Он внимательно посмотрел на Дандри. - Вы говорите, что обоих интересуют ее деньги. И что Уэствуд похитил ее, чтобы принудить к браку.
        Мистер Дандри выпрямился во весь рост и с достоинством произнес:
        - Именно это я и пытаюсь объяснить вашей светлости: леди Карберри два дня назад решила уехать в Сомерсет, а мистер Уэствуд, услыхав об этом, предложил сопровождать ее. Для него все сложилось как нельзя удачно! Теперь понимаете, милорд? Мистер Уэствуд воспользовался представившейся возможностью, чтобы ее похитить!
        Глава одиннадцатая
        Джеймс велел принести ему крепкого кофе и погрузился в задумчивость. Он хотел немедленно отправиться в Сомерсет, но Маркус удержал его, предложив сначала выяснить, не поехал ли Уэствуд в другое место.
        Дандри отправился на основные почтовые станции, а Маркус послал записку Каролине с сообщением, что она может понадобиться Алисии, так как они поедут следом за Уэствудом.
        Вскоре вернулся Дандри.
        - Они поехали в Бат, милорд!
        - Сколько их? - спросил Джеймс.
        - Две дамы и джентльмен, сэр. Они уехали вчера, и я не сомневаюсь, что мы легко их догоним. У меня есть описание кареты. Хозяин постоялого двора сказал, что все трое были в хорошем настроении, ведь леди Карберри полагала, что едет домой, а не… - Он замолк, увидев выражение лица Джеймса. - Это были явно они, так как хозяин описал леди Карберри. - Он улыбнулся. - Такую даму невозможно ни с кем перепутать, сэр!
        - Я сейчас же еду, - решительно заявил Джеймс. - Буду молить Бога, чтобы не опоздать.
        - В Тонтоне живет Броузли, - робко вставил Дандри. - Если это их общий план, то…
        - Молодец. - Джеймс хлопнул его по плечу. - Стоит по крайней мере попытаться. Дандри, вы поедете со мной, а ты, Маркус, вместе с Каролиной езжайте следом.
        - Оставляйте нам сообщения на постоялых дворах, - сказал Маркус, обращаясь к Дандри, - и не допускайте, чтобы он вел себя опрометчиво, - кивнул на друга Маркус. - Он ведь давно ищет повода, чтобы вызвать Уэствуда на дуэль!
        После бала в Кардейс-холле у Алисии было только одно желание - уехать из Лондона. Она могла быть спокойной лишь в Чартли-Чейз, поэтому многострадальной мисс Френшем было приказано укладывать вещи, а Фордайсу - закрыть лондонский дом на неопределенное время. Леди Стэнсфилд рассердилась на внучку, посчитав ее поведение поспешным и непродуманным. Алисию увидел Кристофер Уэствуд, который предложил поехать вместе с ней.
        Алисия не задавалась вопросом, почему он это делает, так как ее мысли были заняты Джеймсом.
        Но когда они подъезжали к Бату, она стала сожалеть о своем стремительном отъезде. Они остановились на переполненной почтовой станции, и, лежа ночью без сна и прислушиваясь к шуму дилижансов, Алисия вспоминала Джеймса… Голова у нее раскалывалась, а сердце ныло…
        Алисия проснулась с ощущением, что проспала очень долго. Ей было холодно, а к горлу подступала тошнота. Она лежала неподвижно, вслушиваясь в то, как за окнами щебечут птицы, и вдыхая знакомый с детства запах сандала и пряностей. Алисия с трудом открыла глаза и поморщилась от головной боли. Она снова закрыла глаза и попыталась сообразить, что с ней произошло. В спину впивались пружины продавленного тюфяка, а укрыта она была грязным одеялом. Неужели они перебрались в другой трактир? Она ощупала себя, с облегчением отметив, что не связана. Алисия ничего не могла припомнить и снова провалилась в сон.
        Проснувшись во второй раз и открыв глаза, она увидела высокий темный потолок, грязное окно, едва пропускавшее свет, грубо оштукатуренные стены и пыльный дощатый пол. Она лежала на железной кровати в полупустой комнате. Теперь, помимо пения птиц, она услыхала мычание коров. Ей не хотелось ни о чем думать. Только бы опять уснуть…
        - Наконец-то ты очнулась, дорогая. А то я уже забеспокоился, что переусердствовал со снадобьем, и ты умерла. Даже преподобный мистер Скитл не сможет сочетать меня браком с трупом!
        Голос, несомненно, принадлежал Кристоферу Уэствуду. Он наклонился к ней.
        - Меня сейчас вытошнит, - сказала Алисия, и у нее перед носом оказалось ведро.
        После рвоты ей стало немного легче.
        Уэствуд унес ведро и снова вернулся к Алисии, которая сразу отметила, что он сильно пьян, а рядом на столе стоит недопитая бутылка бренди.
        - Как это неизящно, когда тебя тошнит в ведро, правда, дорогая? - усмехнулся он. - Но теперь тебе придется привыкать к некоторым переменам в твоей жизни.
        Алисия никогда прежде не слышала, чтобы он говорил с такой издевкой. Она хотела, было сесть, но боль пронзила висок, и она со стоном опустилась на грязную подушку.
        - Я ничего не понимаю, - с дрожью в голосе вымолвила Алисия. - Что происходит? Где я? Где мисс Френшем?
        - Успокойся, дорогая. - Уэствуд самодовольно смотрел на нее. - С мисс Френшем все хорошо, если не считать, что она сейчас немного… расстроена. - Он захихикал. - Я оставил ее в трактире недалеко от Бата. Ты спала в карете, а мне ничего не стоило ее обмануть, уговорив пойти подкрепиться. Я пообещал разбудить тебя, но, разумеется, приказал кучеру ехать дальше, а ее оставил во дворе. - Он снова весело захихикал. - Ну и вид у нее был, когда карета отъехала!
        Алисия молчала. Лучше ничего не говорить, пока не пройдет головная боль. Она чувствовала сильную слабость, однако все же попыталась сесть. На этот раз ей это удалось. Она оперлась головой о спинку кровати и с трудом откашлялась.
        - Не мог бы ты принести мне воды, Кристофер? Мне очень плохо.
        - Неудивительно, я столько опия в тебя влил, - с довольным видом заявил Уэствуд. - Не хотел рисковать, боялся, что ты слишком быстро проснешься, но ты проспала целые сутки.
        Он подал ей кружку с мутной и теплой водой, которая показалась Алисии божественным напитком.
        - Зачем ты привез меня сюда? - спросила Алисия, хотя обо всем уже догадалась. Она решила говорить жалобным голосом, чтобы не злить Уэствуда.
        Тот пододвинул стул к кровати и сел, вытянув ноги.
        - Чтобы жениться на тебе, дорогая! - с усмешкой ответил он. - Ты ведь помнишь, я делал тебе предложение, а ты мне отказала. Вот я и решил действовать наверняка.
        Его слова подтвердили догадку Алисии. Он полон решимости жениться на ней, но не по любви, поскольку с возлюбленной так не обращаются.
        - Но ты же не любишь меня, Кристофер! - Алисия решила изобразить обиду.
        Уэствуд расхохотался.
        - Это тебя оскорбляет? Ты не в моем вкусе, Алисия! Ты холодна как лед, а я предпочитаю в постели птичку поживее! - Он приложился к бутылке с бренди. - Нет, ты меня не привлекаешь. Вот твои деньги - это дело другое!
        - Ты хочешь сказать, деньги Карберри?
        Уэствуд вытер рукавом губы.
        - Конечно. Правда, я знаю, что ты вложила деньги в благотворительные фонды, но мне не понадобится много времени, чтобы их заполучить. Мне нужно очень много наличных денег. Неизвестно, когда ты получишь бабушкино наследство! Старая ведьма собиралась оставить его мне, и я годами этого ждал, занимая деньги, чтобы вести приличный образ жизни! А тут явилась ты и все испортила! Я надеялся, что она лишит тебя наследства после того, как ты вышла замуж за Карберри, но она даже тогда от тебя не отступилась! - Он злобно посмотрел на Алисию. - Я потратил семь лет, раболепствуя перед старой каргой из-за жалких грошей, которые она мне давала на содержание!
        Алисию потрясла циничность, с которой он говорил. Раньше она никогда не замечала ничего подобного: Уэствуд всегда старался угодить леди Стэнсфилд.
        - А если я снова тебе откажу? - спросила она.
        Уэствуд злобно рассмеялся.
        - Не удастся, милочка! Во-первых, ты безнадежно скомпрометирована, и на этот раз даже бабушка, я думаю, от тебя отвернется! Известие о том, что тебя опять принудили вступить в брак, может ее убить! Это породит грандиозный скандал, и ты не сможешь появляться в свете. Во-вторых, твоих криков о помощи никто не услышит, а преподобному мистеру Скитлу хорошо заплатили, и он не станет слушать никаких возражений. Если же ты будешь сопротивляться, я преодолею свое отвращение к тебе и возьму тебя силой.
        Алисию передернуло. Она знала, что он не остановится ни перед чем.
        Уэствуд подошел к двери, прислушиваясь, не прибыл ли мистер Скитл. Алисия недоумевала: где она? Если они ехали в сторону Бата, то, вероятно, это Тонтон? Она с трудом складывала воедино звенья головоломки: пыльная комната с высоким потолком, запах пряностей… отцовские планы выдать ее замуж, компаньон… Все сложилось в невероятно жуткую картину.
        - Кристофер, какие у тебя связи с моим отцом?
        - Как ты догадалась? - изумился он. - Черт возьми, я ни слова об этом не проронил, а уж он и подавно! Откуда ты знаешь?
        Алисия почувствовала себя увереннее, так как он испугался.
        - Так это ты убил Джошуа, выдав себя за его кузена? - твердым голосом спросила она. - Разумеется, ведь он собирался меня предупредить о том, что вы с отцом задумали!
        Злобная радость промелькнула в глазах Уэствуда.
        - Этот Джошуа был просто дурак! Он выполнял какие-то поручения твоего отца, но боялся запачкаться! Когда он узнал, что мы хотим использовать тебя и твои деньги, то совсем размяк! Заявил, что ты не заслужила того, чтобы тобой снова помыкали. Грозился все рассказать тебе, и его пришлось убрать! А когда я совсем уж успокоился, то случайно увидел у тебя на столе письмо от него!
        Алисия прикрыла глаза, вспомнив, как Кристофер Уэствуд сидел у нее в библиотеке, а она говорила ему о смерти Джошуа, удивляясь отсутствию сочувствия к ее горю. Уэствуд тем временем продолжал:
        - Я очень рисковал, но, подумав, решил, что Джошуа мог и не сообщить тебе мое имя. И оказался прав! - Он торжествующе улыбнулся, а Алисия съежилась. - Я понял, надо действовать, и тут ты сама предоставила мне отличную возможность!
        Он сумасшедший, промелькнуло в голове у Алисии. Что делать?
        Вдруг они оба услышали слабый шум на лестнице. Наверняка это продажный священник, нанятый Уэствудом. Но в дверь никто не постучал.
        - Касл сторожит внизу, - пробормотал Уэствуд. - Ты ведь догадалась, что мы в Грейриге? Слуги отосланы, так что не пытайся звать на помощь!
        Алисии казалось, что ей снится кошмарный сон. У этого человека нет никаких моральных принципов. Броузли нашел для себя исключительно подходящего партнера.
        - Я говорил твоему отцу, - Уэствуд хмыкнул, - что ты ни за что не согласишься на брак по расчету. Я настоял на том, чтобы он не сообщал тебе моего имени. Знал, что тебе это не понравится. - Он вздохнул. - Ты всегда была чересчур упрямой. Но это в прошлом, а мне - своему мужу, - я уверен, ты подчинишься!
        Алисия не сомневалась в том, что у него найдется способ сломить ее волю. Она вздрогнула и натянула на себя одеяло. Пусть говорит подольше, она постарается что-нибудь придумать.
        - Я решил сам попытать счастья, - продолжал Уэствуд. - Мне казалось, что я тебе нравлюсь. Я очень старался угодить тебе, Алисия. Но опоздал, ты снова встретилась с Маллино и, конечно же, воспылала к нему страстью! Мне следовало раньше сделать тебе предложение!
        За дверью снова послышался шум, там что-то скрипело. Послышались шаги. Уэствуд вскочил на ноги.
        - Наконец-то этот проклятый священник! Где его носило столько времени? - Он поспешно открыл дверь.
        Но в комнату вошел не мистер Скита, а ее собственный отец. Это ее не удивило. Броузли с елейной улыбкой приблизился к кровати.
        - Ну, моя дорогая, история повторяется, не так ли? Надеюсь, Кристофер убедил тебя не противиться судьбе?
        - Он так же неприятен мне, как и Джордж Карберри, - холодно ответила Алисия. - К тому же брак, заключенный здесь, сомнительным священником, не будет признан действительным.
        Броузли уставился на Уэствуда.
        - Милый Кристофер, ты что, понапрасну терял время? А ведь обещал мне, что она будет смирной как овечка к моменту брачной церемонии, где я буду свидетелем! - Он повернулся к Алисии: - Ты, надеюсь, признаешь, что он лучше бедняги Карберри, дорогая, и уж точно не умрет от переизбытка чувств в первую брачную ночь!
        Алисия не унизилась до того, чтобы отвечать. За нее ответил возмущенный Уэствуд:
        - Я равнодушен к прелестям вашей дочери, сэр! Мне нужны лишь ее деньги!
        Броузли расхохотался.
        - Но ты ведь все равно на ней женишься, мой мальчик! Где же долгожданный преподобный Скита?
        И, словно отвечая на его вопрос, раздался стук в дверь. Уэствуд схватил Алисию за руку и стащил с кровати.
        - Мистер Скита… - начал было Уэствуд.
        - Скита немного приболел, мой дорогой Уэствуд, - раздался голос маркиза Маллино. - И ваш дворецкий тоже, - учтиво обратился маркиз к Броузли. - Прошу вас отпустить даму, Уэствуд. - Маллино наставил на него дуло пистолета.
        Увидев в проеме двери фигуру Маркуса Килгарена, Уэствуд не на шутку испугался.
        - Вы ответите за то, что сделали, перед судом, - заявил маркиз Маллино.
        - Суд! Вы шутите! - захохотал Уэствуд.
        - Боюсь, что нет. - Голос Джеймса звучал так невозмутимо, как будто он говорил о погоде. - Вы только что признались леди Карберри в том, что убили ее кузена. Мы вместе с замечательным сыщиком с Боу-стрит мистером Дандри все слышали. Помимо убийства, вы замешаны в похищении дамы. Чувствую, что мистеру Дандри хватит работы!
        Уэствуд побелел: он понял, что сам себя осудил. В ярости он повернулся к Броузли.
        - Вы, старый дурень! Как, черт возьми, они сюда вошли? Куда смотрел Касл?
        - Что нынче за слуги! - растягивая слова, заметил Джеймс. - Совершенно не следят за домом! Однако мы понапрасну теряем время, Уэствуд. Отпустите даму.
        Тот его не слышал, обратив весь свой гнев на Броузли.
        - Бездарный глупец! - шипел Уэствуд.
        - Заткнись, болван! Оказывается, ты здесь разглагольствовал о своих подвигах, чтобы произвести впечатление на даму! Зачем только я связался с тобой! - Броузли готов был придушить Уэствуда.
        Уэствуд, позабыв об Алисии, выпустил ее руку, а она с силой, о которой и не подозревала, ударила локтем ему в живот. Уэствуд задохнулся от неожиданности и боли, а Джеймс мгновенно притянул Алисию к себе. Броузли бросился на Уэствуда. Он был вдвое старше своего противника, но зато трезв. Внезапно в руках Уэствуда блеснул нож. Алисия закричала. Броузли тоже увидел нож, но было поздно. Лезвие вонзилось ему между ребер, и он упал на Уэствуда, тот не удержался на ногах и рухнул на пол, уронив нож, который Джеймс тут же откинул ногой. В этот момент в комнату вбежал Дандри со словами:
        - Кристофер Уэствуд, я арестовываю вас за преднамеренное убийство Джошуа Броузли и… - тут его взгляд упал на распростертое на полу тело, - Бертрама Броузли.
        Алисия не знала, сколько прошло времени. Джеймс отнес ее вниз, в гостиную. Возле нее суетилась Каролина Килгарен.
        - Слава Богу, ты ее спас! Джеймс, тебя не ранили? Я обезумела от волнения! Положи ее сюда, а я принесу воды.
        Джеймс осторожно опустил Алисию на старый диван и отвел Каролину в сторону. Они о чем-то долго шептались, а Алисия лежала с закрытыми глазами в полудреме. Каролина попыталась напоить ее, но она, не открывая глаз, отвернулась.
        Очнулась она от неприятного запаха паленых перьев и недовольно открыла глаза.
        Перед ней стоял маркиз Маллино.
        - Я решил, что хоть это поможет, - заявил он. - Пожалей бедную курицу, которую пришлось для этого ощипать. Не хмурься, Алисия! Ты поспишь потом, а сейчас мне надо с тобой поговорить.
        Алисия неожиданно для себя разрыдалась. Джеймс уселся рядом с ней и без слов обнял ее. Она приникла к нему и уткнулась лицом в грудь.
        Тепло его объятий вскоре успокоило Алисию. Ей было так удобно лежать, что она зевнула. Джеймс рассмеялся. Она застенчиво подняла на него глаза.
        - Я не поблагодарила тебя за то, что спас меня… Как ты меня разыскал? И так быстро!
        Джеймс улыбнулся.
        - Быстро? Мне не показалось! Ты знаешь, что целый день была без сознания? А из Лондона ты выехала два дня назад!
        - Я не знала, что все это время спала.
        - И, слава Богу! - заметил Джеймс. - Иначе ты уже была бы замужем или еще хуже… Он не бил тебя?
        Она устало покачала головой и слегка улыбнулась.
        - Нет. Он даже не приставал ко мне… он сказал, что я не в его вкусе - слишком холодна!
        Джеймс сильнее прижал ее к себе.
        - Что же, нам следует быть благодарными за этот твой недостаток, любовь моя! Хотя в будущем, уверен, мне не придется на это жаловаться!
        Счастливая Алисия улыбнулась. Она устала, и ей хотелось спать.
        - Мисс Френшем! - вдруг воскликнула Алисия и выпрямилась. - Что случилось с ней? Кристофер говорил, что оставил ее в каком-то трактире!
        Джеймс кивнул.
        - Да, мы нашли твою компаньонку. Маркус отправил ее приходить в чувство в Чартли-Чейз, так что не волнуйся.
        Джеймс посмотрел на Алисию, ее глаза слипались. Он легонько потряс ее за плечо.
        - Послушай, Алисия, тебе долго еще придется приходить в себя после снадобья Уэствуда. Каролина и Маркус увезут тебя в Чартли-Чейз и останутся там с тобой. А я должен буду вернуться в Лондон с Дандри, мне надо уладить дела. Я вернусь, как только смогу, обещаю.
        Алисия услышала лишь одно: он от нее уезжает, а кто такой Дандри и зачем здесь Килгарены, ей было безразлично. Она сморщилась, словно обиженный ребенок.
        - Зачем тебе ехать? Я хочу, чтобы ты остался со мной!
        Джеймс прижался губами к ее волосам. Больше всего на свете ему хотелось остаться, но должен же кто-то сообщить о случившемся графине Стэнсфилд.
        - Я ненадолго, Алисия. Обещаю вернуться как можно скорее. Мне не хочется уезжать, но я должен. Пойми.
        Он быстро поцеловал Алисию, встал и укрыл ее одеялом, словно дитя. Алисия почти тут же уснула.
        День выдался по-летнему теплым, когда спустя две недели Джеймс Маллино въехал в деревню Чартли. У него было такое чувство, будто он достиг конца долгого пути.
        За поросшим вереском холмом находился «Приют монаха», и Джеймса охватила радость от возвращения домой. Он повернул коня в сторону Чартли-Чейз. Услышав цоканье копыт по гравию дорожки, из конюшни появился конюх. Джеймс спешился и быстро зашагал к парадному подъезду. Чартли-Чейз всегда отличался покоем, но сегодня здесь было тихо, как в склепе. Джеймс громко постучал в дверь и узнал твердую поступь Фордайса.
        - Добрый день, Фордайс. Надеюсь, ты здоров? - Джеймс торопливо скинул пальто.
        - Благодарю вас, милорд, я-то здоров. - Фордайс закрыл за ним дверь. Джеймсу показалось, что тот двигается чересчур медленно.
        - А как леди Карберри?
        Фордайс молчал. В чем дело? - недоумевал Джеймс. Где все?
        - Ее светлости лучше, милорд, - печально произнес Фордайс. - Но ее нет дома. Граф и графиня в гостиной, если вам угодно.
        Каролина сидела на подоконнике и дремала над книгой, прислушиваясь к шелесту газеты, которую читал Маркус. Вдруг хлопнула дверь, и в комнату, подобно вихрю, ворвался Джеймс.
        - Алисии, оказывается, нет дома! - не поздоровавшись, воскликнул он. - Что здесь, черт возьми, происходит?
        Маркус отложил газету и неторопливо поднялся на ноги.
        - Добрый день, Джеймс, - спокойно сказал он. - Рад тебя снова видеть.
        Джеймс смутился от своей невежливости. Он пожал Маркусу руку и поцеловал Каролину в щеку.
        - Прошу меня извинить. Надеюсь, вы оба в добром здравии. Я только что приехал, и Фордайс заявил мне, что Алисии нет дома! У меня из головы все сразу вылетело!
        Каролина с улыбкой встала.
        - В такой чудесный день не сидится дома. Пройдемся по саду, и мы тебе все расскажем. Но сначала ты поведаешь нам о лондонских делах. Уэствуда упрятали в тюрьму?
        В саду маркиз подробно рассказывал им о новостях. Наконец они уселись на деревянную скамью, и Джеймс выжидательно взглянул на друзей.
        - Ну? Я сгораю от нетерпения! Как случилось, что не вполне здоровая Алисия куда-то отбыла?
        - Тебя удивляет, - сухо поправил его Маркус, - что Алисия, которой полагалось ждать тебя, чтобы выразить благодарность, позволила себе уйти из дома в тот момент, когда ты соизволил объявиться!
        Джеймс сердито на него посмотрел.
        - Признаюсь, я рассчитывал на более любезный прием.
        Каролина со вздохом подперла ладонью подбородок.
        - Я не знаю, о чем думает Алисия, Джеймс, - она со мной не разговаривает. Сначала, когда мы привезли ее сюда, она все время спала. Доктор Пим из Бата сказал, что это не страшно. Через несколько дней ей стало лучше, но она почти ни с кем не говорила, была покорной и бездеятельной, а ведь это ей совсем несвойственно!
        - Да, я тоже никогда не видел Алисию такой, - вставил Маркус. - Каро в конце концов удалось поговорить с ней об Уэствуде и о том, что с ней произошло, но Алисия не выказала никаких чувств, а когда Каро перевела разговор на тебя, Джеймс, она вообще замкнулась в себе.
        - Это так, - с несчастным видом подтвердила Каролина. - Через два дня мы получили письмо о твоем скором возвращении, и опять Алисия ничего на это не сказала.
        - Вчера она встала очень рано и уехала, ничего никому не объяснив! - закончил Маркус. - Оставила записку с извинениями за то, что оставляет нас, но она не в состоянии сейчас с тобой увидеться - ей нужно время, чтобы все обдумать. И никто не знает, куда она отправилась.
        - Фордайс знает, - уточнила Каролина, - только Алисия взяла с него слово молчать.
        У Джеймса вытянулось лицо.
        - Значит, Фордайс знает? - Он встал.
        - Джеймс, - попыталась остановить его Каролина, но было поздно, он уже скрылся на террасе.
        - Пойдем, любовь моя! - вздохнул Маркус. - Как бы он чего-нибудь не натворил!
        - Фордайс, - Джеймс подозвал к себе дворецкого, - ты ведь знаешь, где находится леди Карберри?
        Фордайс кивнул.
        - Да, милорд.
        - Где она?
        - Ее светлость дала указания, милорд, никому об этом не сообщать.
        Джеймс грозно посмотрел на него. Дворецкий благоразумно молчал, размышляя о том, помочь или нет маркизу. Он находил его надежным человеком, который способен составить счастье леди Карберри.
        - Мы ожидаем ее светлость через пару дней, милорд, - наконец осторожно произнес Фордайс. - Если вы соблаговолите подождать…
        - Нет, спасибо, - вежливо, но твердо отказался Джеймс. - Я лучше сам поеду навстречу леди Карберри.
        Фордайс откашлялся и строго произнес, глядя на маркиза:
        - Надеюсь, сэр, вам понятно, что побуждает меня сообщить вам, где она. Ее светлость находится у своей сестры миссис Сент-Оби в Тонтоне. Она прислала записку, что послезавтра отправляется домой.
        Джеймс расплылся в улыбке.
        - Благодарю тебя, Фордайс! Ты просто молодец! Я знаю, что интересы твоей хозяйки для тебя превыше всего, и в этом мы с тобой похожи!
        На лице дворецкого промелькнуло что-то похожее на улыбку, и он торжественно удалился.
        - Мы с вами отправляемся в Оттери! - с воодушевлением сообщил Джеймс, повернувшись к Каролине и Маркусу.
        Маркус застонал.
        - Даже дружба имеет пределы! За две недели мы, по твоей милости, исколесили полстраны!
        - Терпение, Маркус. Вы же захотите присутствовать на моей свадьбе! Подготовкой к ней мы и займемся!
        Стоял чудесный солнечный день. На ясном голубом небе ни облачка, легкий ветерок приносил с равнины запах лета. Однако Алисия чувствовала себя несчастной. Несколько дней она провела у Аннабеллы, которая без конца вздыхала и охала из-за смерти отца и хвасталась своим положением замужней дамы. Дела в поместье Сент-Оби обстояли далеко не блестяще, поскольку, хотя Аннабелла и являлась единственной наследницей Бертрама Броузли, денег оказалось не так уж много, что вызвало раздражение Сент-Оби. Алисия постаралась поскорее уехать.
        Теперь у нее появилось время обдумать собственное положение. Когда первое потрясение после похищения прошло, она решила не ждать в Чартли приезда Джеймса, так как поняла, что у нее не хватит душевных сил, чтобы выслушивать от него очередное предложение, а он, конечно же, сочтет себя обязанным предложить ей руку и сердце. Единственный способ избежать этого - уехать. Может быть даже, за границу. Как только Джеймс поймет, что она решительно отказывается принимать его предложение, гордость подтолкнет его к тому, чтобы оставить ее в покое.
        Так размышляла Алисия, но тут карета внезапно остановилась. Они немного не доехали до деревни Оттери - впереди виднелся шпиль церкви и первые каменные домики. Алисия вздохнула - это место навевало воспоминания о встрече с Джеймсом всего несколько месяцев тому назад. Она опустила окно и крикнула:
        - Джек! Что случилось? Почему мы остановились?
        - Да вот джентльмен хочет побеседовать с вашей светлостью. Он просит вас выйти из кареты, - равнодушно изрек кучер.
        Алисию охватило предчувствие. Она знала, кто это.
        - Вот еще! - рассердилась она. - И не подумаю! Езжай немедленно, Джек!
        - Прошу прощения, миледи, но я не могу, - помолчав, ответил Джек.
        - Не можешь? - Алисия высунулась из окна. - Кто тебе отдает приказания, Джек?
        - Конечно, вы, миледи. Но беда в том, что у джентльмена пистолет!
        Услыхав это, мисс Френшем разнервничалась:
        - Леди Карберри, я этого не вынесу! Делайте, как он говорит, умоляю вас!
        - Джек, неужели ты думаешь, что он станет стрелять? Поезжай, говорю тебе! - потребовала Алисия.
        - Я боюсь, мэм, - не соглашался кучер. - Пожалуйста, выйдите из кареты.
        Алисия в ярости захлопнула окно и распахнула дверцу, ожидая увидеть Джеймса. Она не ошиблась - он шел ей навстречу и улыбался.
        - Алисия, разве бабушка не говорила тебе, что устраивать сцену на дороге - дурной тон?
        - Сцену устраиваете вы, Маллино! - вспыхнула Алисия.
        - Тогда снизойди до разговора со мной, - сказал Джеймс, - не то я усугублю скандал, вытащив тебя силой из кареты.
        Мисс Френшем вскрикнула и решительно встала на защиту Алисии:
        - Не думала, что доживу до подобных безобразий на королевской дороге. Вы наглец, сэр! И только изображаете из себя джентльмена. Представить себе невозможно, чтобы с леди Карберри так бесцеремонно обращались!
        - Ну что вы, мэм! Не бойтесь, я не причиню вреда леди Карберри. Прошу простить за то, что прервал ваше путешествие. Джек отвезет вас в поместье Оттери, где у сквайра Хенли уже находятся граф и графиня Килгарен. С вашей стороны будет весьма любезно попросить их присоединиться к нам в церкви. Тогда мы сможем начать церемонию венчания!
        Мисс Френшем с оскорбленным видом тихо опустилась на сиденье.
        Джеймс повернулся к Алисии и, протянув руку, вежливо помог ей выйти из кареты. Она почувствовала, как его пальцы крепко сжали ей ладонь. Затем он закрыл дверцу, сделал знак Джеку, и карета быстро отъехала, оставив Джеймса и Алисию одних.
        - Ни слова! - предупредил ее Джеймс. - Сначала выслушай меня, а потом скажешь все, что пожелаешь, но, умоляю, не отказывайся выйти за меня замуж - я ведь еще не сделал предложения!
        Алисия молчала, а он, не выпуская ее руки из своей, произнес:
        - В первый раз ты сразу приняла мое предложение. Тогда все было просто: ты знала, что я тебя люблю, и верила мне. Много воды утекло с тех пор, но я надеюсь, что не все еще потеряно и ты любишь меня. - Он глубоко вздохнул. - Я всегда любил тебя. Я мог притворяться, что это не так, и даже убеждать себя, что не люблю тебя, но, в конце концов, правда победила. Вот именно это мне следовало сказать, когда я делал тебе предложение последний раз, и молить верить мне!
        Вот теперь перед ней прежний Джеймс, подумала Алисия и, смутившись, уставилась на большую перламутровую пуговицу на его пальто.
        - Если ты на самом деле уверен… - робко начала она, и тут же очутилась в его объятиях.
        Спустя несколько минут, когда они пошли в сторону деревни, Джеймс шаловливо улыбнулся.
        - Поторопимся! А то наши гости решат, что ты ругаешь меня за самонадеянное поведение!
        - Джеймс! - Алисия остановилась посередине дороги. - Ты действительно условился о свадьбе еще до того, как поговорил со мной?
        - Сколько же раз мне делать тебе предложение? - серьезно спросил он. - Дважды ты ответила мне отказом, не считаясь с моими чувствами, так что в третий раз я решил тебе такой возможности не предоставлять!
        Алисия посмотрела на свое смятое дорожное платье зеленого цвета.
        - Выходит, мне придется венчаться в этом? Я буду выглядеть ужасно!
        Джеймс вынул у нее из волос лист.
        - Любовь моя, ты и в нем выглядишь восхитительно!
        - Ты так благодушно настроен, - сердито сказала Алисия, - а я даже не сказала, что люблю тебя!
        Джеймс очень серьезно взглянул на нее.
        - Не сказала, только почему-то я в этом и так уверен! Хотя, конечно, могу и проверить…
        Алисия замахала на него руками.
        - Джеймс, - сказала она, когда они подошли к церкви, - мы можем сразу после свадьбы поехать к бабушке? Я не уделила ей должного внимания после ареста Кристофера. И не хочу, чтобы она от других узнала о том, что мы поженились!
        - Конечно. Мы сразу же поедем в Лондон, но, надеюсь, ты не собираешься там задерживаться, так как у меня есть планы на наш медовый месяц! - Он остановился, поцеловал ее и задумчиво добавил: - Может быть, мы сразу не поедем: на сегодняшнюю ночь у меня свои виды! А пока что поторопимся в церковь, - хриплым голосом закончил он, - поскольку особое разрешение на свадьбу уже четыре дня жжет мне карман, и если мы сейчас же не обвенчаемся, то у меня в кармане будет дырка!
        Тео Марч поджидал их в дверях церкви. Он расплылся в улыбке.
        - Джеймс, мой мальчик! Алисия! Я так обрадовался, когда узнал… и так разволновался, что стану венчать вас! - Он оглядел их сияющие лица. - Нет нужды спрашивать, уверены ли вы в своем решении, - это и так видно! - Он вдруг сосредоточенно наморщил лоб. - Странно, но, когда вы встретились у меня в доме, мне показалось, что вы друг другу не понравились.
        - Мы скрывали свои чувства, - с улыбкой ответил Джеймс, а в его взгляде, устремленном на Алисию, было столько любви и тепла, что у нее закружилась голова.
        Графиня Стэнсфилд пребывала в грусти. Новости о преступлениях Кристофера Уэствуда ужасно ее расстроили, а тут еще Алисия уехала, не сказав ни слова, в Сомерсет. Миссис Эддингтон-Бак ядовито намекнула, что теперь репутация Алисии настолько запятнана, что она никогда больше не появится в городе, - за что и получила от ворот поворот. Но когда злобная матрона удалилась, леди Стэнсфилд с болью в сердце откинулась в кресле.
        Чтобы успокоиться, она взяла в руки вышивание, сердясь на себя за то, что вынуждена предаваться подобному никчемному занятию. Теперь рядом с ней не было ни обходительного и почтительного Кристофера Уэствуда, ни Алисии, которая всегда привносила в ее жизнь тепло и свет молодости.
        Она услыхала шаги дворецкого, и дверь в гостиную тихонько приоткрылась.
        - Я не желаю никого видеть, Мастерз, - сердито крикнула она. - Меня нет дома!
        - Конечно, миледи, - почтительно ответил Мастерз. - Однако я убежден, что вы захотите принять леди и джентльмена, которые ждут внизу. Я уже сообщил им, что вы их примете.
        Леди Стэнсфилд чуть не потеряла дара речи, решив, что дворецкий сошел с ума.
        - Вот как? А теперь, Мастерз, можешь спуститься и сообщить им, что я не принимаю!
        - Нет, мадам, - невозмутимо ответил он. - Уверен, что вы сделаете исключение. - Он поклонился и распахнул дверь в гостиную.
        Вышивание упало на колени леди Стэнсфилд, и она встала. К ней бежала Алисия, а за ней, улыбаясь во весь рот, шел Джеймс Маллино.
        Мастерз откашлялся и торжественно произнес:
        - Маркиз и маркиза Маллино!
        notes
        Примечания

1
        Город и порт в Англии. - Здесь и далее примечания переводчика

2
        Графство в Англии.

3
        Бомбазин - плотная, мягкая, ворсистая с изнанки ткань.

4
        Город-курорт в Англии.

5
        Фут - 30,48 см.

6
        Тонтон - городок в английском графстве Сомерсет.

7
        Гунтер - спортивная верховая лошадь.

8
        Быстрый шотландский танец.

9
        Национальный английский танец.

10
        Графство в Англии.

11
        Старейший лондонский клуб консерваторов.

12
        Город и приморский курорт у пролива Ла-Манш в Англии.

13
        Карточная игра.

14
        Главный уголовный полицейский суд в Лондоне (по названию улицы, где он находится).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к