Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Корник Никола: " Совершенство Там Где Любовь " - читать онлайн

Сохранить .
Совершенство там, где любовь Никола Корник

        # Эннис приходится носить старомодные платья и прятать свои роскошные волосы под чепцами, потому что она работает компаньонкой и не может выглядеть привлекательнее своих подопечных.
        Но Эннис не похожа на обычных компаньонок. И это не остается не замеченным Адамом Эшвиком. Он во что бы то ни стало, решает узнать, кто такая эта Эннис Вичерли на самом деле…

        Никола Корник
        Совершенство там, где любовь

        Никола КОРНИК
        СОВЕРШЕНСТВО ТАМ, ГДЕ ЛЮБОВЬ
        Nicola CORNICK
        THE CHAPERON BRIDE 2003

        Корник, Никола
        К67 Совершенство там, где любовь: Роман / Пер. с англ. Л. Милько. - М.: ОАО Издательство “Радуга”, 2004. - 256 с. - (Серия “Любовь Прекрасной Дамы”, № 90)

        OCR ЮСЯ; Spellcheck VALENTINA
        ELEANORLIB.NAROD.RU

        Глава первая

        Июнь 1816

        Дело шло к вечеру, когда во двор гостиницы “Надежда” в Хэррогейте въехала почтовая карета и из нее стали выходить пассажиры. Их было семеро. Летний сезон еще только-только начинался, но деревни Верхнего и Нижнего Хэррогейта, известные своими минеральными источниками, уже заполнялись людьми, желающими поправить здоровье с помощью этой целебной водички. Первым из кареты вышло семейство, состоящее из матери, отца, юноши лет шестнадцати и девушки на год-два постарше. Возбужденная молодежь с любопытством оглядывалась по сторонам. Следом за семьей из кареты выбралась закутанная в большую шаль престарелая дама, около нее суетился молодой человек, вполне возможно ее племянник, хотя, может, и нет. Последней вышла, неся небольшой кожаный баул, Эннис, леди Вичерли. Она была в черном саржевом платье и в неприглядного вида капоре.
        Эннис Вичерли не в первый раз приехала в Хэррогейт. Она родилась недалеко от этого местечка и частенько бывала здесь со своими родными, когда отец, служивший на флоте, получал отпуск. Покойный капитан Лефой даже приобрел близ Скиптона небольшое имение, и Эннис, унаследовав его лет десять назад, старалась при каждом удобном случае заехать туда. Только случаи эти выдавались не так часто, как ей бы хотелось. Она работала компаньонкой при балованных дочерях богатых семейств, поэтому чаще, чем дома, бывала то в Лондоне, то в Брайтоне или Бате, хотя, надо сказать, последний уже не считался в свете подходящим местом для отдыха, превратившись в скопище, бог знает какой публики. Хэррогейт, с его целебными, пусть и не слишком приятно пахнущими, водами и первозданным северным духом, быстро превращался в глазах высшего общества в новый Бат.
        Высмотрев среди толпившихся во дворе людей своего двоюродного брата Чарлза, Эннис подбежала к нему и радостно бросилась ему на шею. Тот ответил поцелуем и, слегка отстранившись, с веселым недоумением посмотрел на нее ярко-синими глазами.
        - Эннис, ты что с собой сотворила? Эннис хихикнула.
        - Чарлз, милый, как я рада тебя видеть! Вижу, испугался моего костюма? Но я же компаньонка, вот и стараюсь соответствовать, понимаешь?
        - Но это тебя ужасно старит. - Чарлз окинул взглядом саржевое платье и ужасный капор. - Господи, Эннис, это чудесно, что ты приехала, но я тебя сначала даже не узнал!
        - Понимаешь, в дорогу вообще лучше одеваться попроще, кругом такая пыль. А потом, профессиональной компаньонке не подобает быть чересчур элегантной.
        - Ну, это тебе не грозит, - усмехнулся Чарлз. - Как доехала?
        - Не очень. Кучер всю дорогу гнал как сумасшедший.
        - Я же предлагал послать за тобой в Лидс экипаж, - сказал Чарлз, показывая на черную карету, стоявшую в углу двора. - Доехала бы спокойно.
        - Ничего, я привыкла ездить в дилижансе. - Эннис помахала семейству, направлявшемуся к дверям гостиницы следом за хозяином. - Дорогие мистер и миссис Фэрли… Амелия… Джеймс… надеюсь, мы вскоре увидимся на променаде.
        - Как ты легко сходишься с людьми, - заметил Чарлз, глядя, как семейство, улыбаясь, раскланивается с Эннис.
        - Дорога длинная, надо же чем-то занять себя, да и потом, они такие приятные люди. Не то что вон тот молодой человек… - Эннис кивнула в сторону джентльмена, подсаживавшего старую даму в ландо. - Наверняка охотится за ее деньгами. И меня не удивит, если она скоропостижно скончается в ближайшую неделю.
        - Эннис!
        - Ой, да это я так, пошутила, - торопливо проговорила Эннис, с запозданием вспомнив, что Чарлз не терпит вольностей. - Не обращай внимания! Как ты… как твои дела? Как Сибелла?
        - У меня все хорошо. - Чарлз ухмыльнулся. - А Сиб цветет. Знаешь, они с Дэвидом ждут уже четвертого.
        - Я слышала. - Эннис со смехом просунула руку под локоть Чарлза. - Да уж, Сиб не тратила время зря, не то что мы с тобой, Чарлз. Ты до сих пор не женат, а я вожусь с чужими детьми.
        Чарлз засмеялся и похлопал Эннис по руке.
        - Ничего, у нас еще есть время. Ты лучше скажи спасибо, что Сибелла не приехала тебя встречать. Представляешь, что было бы, если б она увидела тебя в таком наряде!
        - Сибелле хорошо, она может позволить себе одеваться, как ей захочется. - Эннис оглянулась, высматривая свой багаж. - А мне приходится зарабатывать на жизнь. А ты молодец, Чарлз, презрел фамильную гордыню и встретил меня. Стоять рядом с такой особой, как я, честь невеликая.
        Чарлз снова рассмеялся.
        - Сказать по правде, я был потрясен. Тебя просто не узнать в этих черных одежках. Ты была такой хорошенькой девушкой…
        Эннис толкнула его в бок.
        - Ты тоже был очень даже ничего! И куда только все подевалось, Чарлз?
        Откровенно говоря, Чарлз Лефой и сейчас был мужчина хоть куда, что с готовностью подтвердило бы большинство женского населения Хэррогейта. Как и у его сестры, у него было приятное, открытое лицо, честные голубые глаза и обаятельная улыбка. Будучи поверенным крупнейшего местного коммерсанта Сэмюэля Ингрэма, он занимал видное положение в сельском обществе. Недаром гостиничные лакеи наперегонки поспешили на помощь к его кучеру, чтобы погрузить в карету багаж Эннис. Все знали, что мистер Лефой не скупится на чаевые.
        Эннис Вичерли ростом была почти вровень со своим кузеном, что считалось не очень хорошо для женщины. Глаза у нее были светло-карие, а волосы такие же, как у Чарлза, - густые, светло-золотистые. Впрочем, их мало кто видел, они постоянно были скрыты под кружевным чепцом, уродливым капором или старомодным тюрбаном. Эннис вовремя усвоила, что к белокурой компаньонке не относятся всерьез, более того, такие волосы даже опасно показывать, потому что они могут настроить джентльменов на игривый лад, а это совсем ни к чему.
        Бесформенные платья вдовьих цветов - черные, бордовые и фиолетовые - имели то же назначение: в них она выглядела старомодной и непривлекательной. Этого требовала ее работа. Никто не доверил бы свою дочь, племянницу или воспитанницу компаньонке, выглядящей вчерашней школьницей. На самом деле Эннис было двадцать семь, она вот уже восемь лет как вдовствовала. Широко расставленные глаза на свежем лице, задорно вздернутый нос и сочные губы - все это мешало ей выглядеть чопорно, как того требовала ее работа. Она решила для себя, что красота при ее бедности может принести одни несчастья, а потому старалась изо всех сил скрыть от чужих глаз все то, чем была одарена от рождения.
        - Я подумал, может, мы поедем сразу на Черчроу, - сказал Чарлз, когда они шли к карете. - Ты спокойно отдохнешь, а вечером к тебе приедет Сибелла. Когда прибудут твои подопечные?
        - Не раньше пятницы. Сэр Роберт сам везет девочек из Лондона, и с ними миссис Хардкасл, которая пока заменяет меня. Она обещала убедить их вести себя примерно, когда приедут ко мне. - Эннис поежилась. - Прямо не верится, что уже июнь, ветер такой холодный.
        - Вижу, ты стала неженкой на теплом юге, - с улыбкой заметил Чарлз. - А у этих девушек Кроссли большое приданое?
        - Хватит, чтобы купить половину Хэррогейта! Боюсь только, что даже этого недостаточно, если учесть поведение мисс Фэнни Кроссли. Такая грубиянка, просто ужас, да и внешность не очень. По-моему, это будет мое первое поражение.
        - Сомневаюсь, - с усмешкой сказал Чарлз. - Даже мы здесь в Хэррогейте наслышаны о вас, леди Вичерли! Говорят, ты можешь найти жениха любой девушке, будь она даже страшна как смертный грех и бедна как церковная мышь.
        - Ладно первое или второе, но то и другое вместе! - Эннис прыснула со смеху. - Но ты ведь не ищешь богатую невесту, Чарлз?
        - Только не я! Но один мой клиент ищет. Его зовут Эверард Добл, человек достойный, но недалекий. У него имение заложено-перезаложено. Давай устроим ему встречу с твоими подопечными.
        - Прекрасно, можно сказать, моя задача наполовину выполнена, - проговорила Эннис, благодарно глядя на кузена. - Что же до мисс Люси Кроссли, то она, в отличие от старшей сестры, очень милая девушка и с легкостью найдет себе жениха среди офицеров. Не думаю, чтобы они сделали бог весть какие партии, но будут неплохо пристроены. А тогда… - Эннис вздохнула. - Как только сплавлю их с рук, поеду поживу немного в Старбеке. Хочется немножко пожить дома. Чарлз нахмурился:
        - А, Старбек. Знаешь, мне так и не удалось найти арендатора, так что последние несколько месяцев дом пустовал, и он в очень плохом состоянии. Я хотел при случае сказать тебе об этом.
        Эннис взглянула на кузена с подозрением. Голос прозвучал как-то неестественно, он явно что-то недоговаривал, и у нее заныло сердце. Маленькое имение Старбек поглощало практически все ее скудные доходы, и Чарлз, как она знала, считал глупой сентиментальностью с ее стороны сохранять его. Вот уже несколько лет, как он уговаривал ее продать имение. Дом постоянно требовал денег на бесконечные починки, а Чарлзу никак не удавалось сдать имение кому-нибудь на продолжительное время, слишком мало было земли, чтобы обеспечить более или менее сносный доход. С финансовой точки зрения действительно было глупо сохранять Старбек, но Эннис все-таки не могла решиться его продать. Ее детство прошло в бесконечных переездах от одного места стоянки судна, на котором служил отец, к другому. Старбек стал ее постоянным домом, единственным, который у нее был, и она не хотела его терять.
        - Поговорить, конечно, можно… - начала было Эннис, но в это мгновение во двор влетел зелено-золотой фаэтон.
        - Господи помилуй! - Чарлз еле успел отскочить.
        В сияющем свежей краской фаэтоне сидели двое - мужчина и женщина. Женщина, знойная брюнетка в мехах, весело хохотала, придерживая модную шляпку. Ее живые темные глаза обежали двор, задержались на красном лице Чарлза, скользнув по Эннис, точно ее и не было, после чего брюнетка оперлась на руку джентльмена и легко спрыгнула на землю. Выбежавший им навстречу владелец гостиницы, часто кланяясь, попятился к дверям, приглашая их внутрь.
        - Эшвик! - услышала Эннис тихое восклицание Чарлза. Опять что-то странное в его голосе. Не осуждение и даже не зависть, что было бы естественно для сельского поверенного по отношению к блестящему пэру. Эннис слышала об Эшвике, да было бы и странно, если б она, присматривая за девушками в высшем свете, не слышала про этого человека. Адам Эшвик был приятелем таких известных личностей, как герцог Флитский и граф Тэлент, несколько лет подряд будоражившие Лондон своими похождениями. Граф Тэлент, женившись, к всеобщему удивлению, стал послушным мужем, так что слухи сосредоточились на Себастьяне Флите и Адаме Эшвике. Было странно встретить его в таком захолустье, как Хэррогейт.
        Чтобы войти в гостиницу, паре так или иначе надо было пройти мимо Чарлза и Эннис. Стараясь не попадаться им на глаза, Эннис прислонилась к карете, но, как назло, Адам Эшвик вдруг остановился напротив них и кивнул Чарлзу.
        - Лефой, - произнес он холодно.
        Чарлз то ли кивнул в ответ, то ли коротко поклонился.
        - Эшвик.
        Повисло напряженное молчание. Эннис воспользовалась заминкой, чтобы рассмотреть Эшвика получше.
        Его нельзя было назвать красивым в общепринятом смысле этого слова, уж слишком он был смугл и слишком резки были черты его лица. Из-под прямых черных бровей смотрели серые глаза. Ему было тридцать с небольшим, но в густых темных волосах уже пробивалась седина, что прибавляло ему оригинальности. Высокий, выше среднего роста, атлетически сложенный, одет он был с нарочитой небрежностью и производил впечатление человека энергичного, нисколько не походя на расслабленного аристократа. От него веяло силой, Эннис почувствовала это. Взгляд холодных серых глаз остановился на ней, и она поспешно потупилась. Еще подумает, что она им интересуется. Адам Эшвик снова поклонился, на сей раз по-настоящему.
        - Мадам.
        - Моя кузина Эннис, леди Вичерли, - проговорил Чарлз с неохотой.
        Эннис поморщилась. Интересно, почему ему так не хочется знакомить ее с Эшвиком - из-за его дурной репутации или просто из личной неприязни?
        Она учтиво протянула ему руку.
        - Как вы поживаете, милорд?
        - К вашим услугам, леди Вичерли. - Адам взял ее руку, и ей хочешь не хочешь пришлось посмотреть на него снова. Его задумчивый взгляд неторопливо скользил по ее лицу. В этом взгляде явно читался мужской интерес, что было настоящим потрясением для Эннис. Она почувствовала, как по спине пробежал легкий холодок, и отдернула руку.
        Прекрасной спутнице Эшвика, видно, надоело, что на нее не обращают внимания, и она дернула его за рукав.
        - Эши, дорогой, а меня ты познакомишь? - Она проговорила это с небольшим, очень приятным французским акцентом, по-детски капризным тоном.
        Эши! - Эннис хмыкнула про себя. Это ж надо такое придумать! Она снова встретилась взглядом с Эшвиком и быстро отвела глаза в сторону, испугавшись, как бы он не догадался, о чем она думает.
        - Марго, позволь представить тебе Эннис, леди Вичерли, и ее кузена мистера Чарлза Лефоя. - В его голосе звучала равнодушная учтивость, словно мимолетной вспышки враждебности между ним и Чарлзом не было вовсе. Марго кивнула Эннис и, часто-часто моргая, воззрилась на Чарлза. Эннис вдруг стало неловко. Казалось, весь двор замер, глазея на происходящее, даже в окнах виднелись любопытные лица.
        - Я Марго Мардин, - проговорила красотка таким тоном, словно сообщала что-то важное. - Вы слыхали обо мне?
        - Конечно, - поспешно заверила Эннис, видя замешательство Чарлза. - Я слыхала, в нынешнем сезоне вы удостоили нас своим участием в постановках Королевского театра, мисс Мардин. Мы с кузеном непременно сходим.
        Марго Мардин кивнула, не отрывая томного взгляда от Чарлза.
        - Надеюсь увидеть вас после представления, - сказала она, обращаясь к нему, и сжала руку Эшвика. - Пойдем, Эши, я замерзла. Этот ваш север просто ужасное место. Ой, вы представляете… - доверительно заговорила она, все еще глядя на Чарлза, - в некоторых гостиницах по дороге нам пришлось пить из общей бочки! Нет, вы только представьте себе! Вместе со всей этой швалью! Пошли, Эши!
        Эннис посмотрела на лорда Эшвика и изумилась: он все еще наблюдал за ней. Поймав ее взгляд, он наклонил голову и еле заметно улыбнулся, чем смутил Эннис еще больше. Она уставилась на свои перчатки, надеясь, что не покраснела. Все знали, что при выборе подходящего жениха для девушки, к разочарованию симпатичных молодых людей, подкупить Эннис своей внешностью и обхождением было невозможно, так почему же на нее вдруг так неожиданно действуют чары этого мужчины? Эннис стало не по себе.
        - Буду рад увидеться с вами снова, леди Вичерли, - учтиво проговорил Эшвик. - Надеюсь, вы хорошо проведете время в Хэррогейте.
        - Кто это? - ошеломленно спросил Чарлз, когда пара скрылась в дверях гостиницы.
        Эннис тихонько вздохнула. Ей не понравилось, каким взглядом кузен проводил мисс Мардин.
        - Лорд Эшвик, - сухо сказала она. - Полагаю, ты с ним знаком?
        - Конечно, я знаком с Эшвиком, - недовольно сказал Чарлз. - Его поместье неподалеку.
        - Ну да! - вспомнила Эннис. Эшвики на протяжении веков были неотъемлемой частью бурной истории Йоркшира - с той поры, как первый барон, служивший при дворе Чарлза II, был пожалован поместьем в этих местах. В него, наверное, и приехал лорд Эшвик. Эннис поймала себя на том, что гадает, увидит ли она его снова.
        Чарлз все еще смотрел через плечо на дверь, за которой скрылась пара.
        - Эннис, я же имел в виду леди…
        - А, красотка мисс Мардин. Она танцовщица и певица, с недавних пор украшает собой сцену “Друри-Лейн”. - Эннис ухмыльнулась. - Чарлз, я была бы тебе крайне обязана, если б ты помог мне залезть в карету. Мы уже минут десять тут стоим, а, как метко подметила мисс Мардин, довольно холодно.
        - Эта… девочка танцовщица? - удивился Чарлз. - Да ей же лет семнадцать, не больше!
        - Да ей все тридцать пять, - весело проговорила Эннис, устраиваясь на мягком сиденье. - И, я слыхала, она скорее из Портсмутских доков, а не из Парижа.
        - Господи! - пробормотал Чарлз. - А какое она имеет отношение к Эшвику?
        Эннис посмотрела на него многозначительным взглядом. Чарлз охнул.
        - Ну, может, лорд Эшвик просто оказывает услугу своему приятелю, - весело продолжала Эннис. - В Лондоне поговаривали, будто она возлюбленная герцога Флитского. Кто бы мог подумать, что эта райская птичка залетит в такое место, как Хэррогейт?
        - Ты очень несдержанна на язык, Эннис, - проворчал Чарлз. - Это все влияние Лондона. Надеюсь, ты не учишь своих подопечных сплетничать?
        Эннис рассмеялась:
        - Ой, прости, если я оскорбила твою нравственность. Я не знала, что ты у нас стал таким пуританином.
        Экипаж выехал со двора и повернул на Силвер-стрит. До дома на Черчроу, который Чарлз снял для Эннис, можно было дойти и пешком, если бы не багаж. Эннис выглянула в окошко.
        - Господи, как я рада, что снова приехала сюда! Последний раз я была здесь года два назад. - Эннис повернулась к Чарлзу. - Скажи-ка мне, что у тебя с лордом Эшвиком? Вы поссорились? Я даже не знала, что вы знакомы.
        Чарлз поерзал на сиденье.
        - Я с ним познакомился в прошлом году, когда умер его зять. Тут такое дело, Эннис. - Чарлз вздохнул. - Покойный лорд Тилни, зять Эшвика, имел одно совместное дело с мистером Ингрэмом, но дело прогорело, и мистер Ингрэм выкупил все его долги. На день своей кончины Хамфри Тилни был должен Ингрэму большую сумму. Эшвик согласился все выплатить, чтобы спасти от нужды свою сестру. Но тут возникли кое-какие затруднения.
        Эннис подняла брови. Сэмюэль Ингрэм, могущественный клиент Чарлза, в делах был беспощаден и никому не делал поблажки. Можно себе представить, как унизительно казалось аристократу такого ранга, как лорд Эшвик, быть должником этого человека.
        - И в чем же были эти затруднения?
        - Ну, ты наверняка помнишь, об этом писали газеты. Ингрэм и Хамфри Тилни были совладельцами судна “Северный принц”, которое полтора года назад отправилось в колонии, груженное товаром и деньгами. Была такая шумиха.
        - Могу себе представить. Там вроде бы была куча серебра, да?
        - Не только, еще банкноты, золото и бог знает какие еще ценности.
        - И все, конечно, было застраховано?
        - Да, но Хамфри Тилни все, что у него было, потратил на финансирование своей доли предприятия. При нормальных условиях он покрыл бы свои издержки за пару лет, но все пошло не так, и в итоге он задолжал тридцать тысяч. Ингрэм выкупил его долги, чтобы помочь ему, иначе он завяз бы еще глубже, занимая у ростовщиков.
        - Надо же, какой благодетель нашелся, - с иронией проговорила Эннис, подумав про себя, что такие люди, как Сэмюэль Ингрэм, редко делают что-то по доброте душевной. Чарлз насупился.
        - Послушай, Эннис, Ингрэм запросил вполне разумный процент…
        - И ты еще удивляешься, почему лорд Эшвик недоволен, - язвительно отозвалась Эннис.
        - Но так делается бизнес, - сказал Чарлз, словно оправдываясь.
        - Ну-ну… Я полагаю, не было никаких сомнений в том, что корабль затонул? Ингрэм случайно не прибавил к своим грехам еще один, обманув своих страхователей?
        - Черт побери, Эннис, - возмутился Чарлз, - конечно, нет! Судно точно затонуло. И ради бога, не ляпни что-нибудь такое при посторонних!
        Горячность Чарлза немало удивила Эннис.
        - Тихо-тихо, Чарлз, не кипятись, - успокоительным тоном проговорила она. - Я просто спросила. Кстати об Ингрэме. Я читала в “Лидс меркьюри” про пожар на его ферме в Шоусе. Это не поджог?
        - С чего ты взяла?! И вообще, что за вопрос?
        - Да ладно тебе, хоть передо мной-то не играй! Я же знаю, что мистера Ингрэма в этих местах не любят. Читала я и про поджог, и про угрозы.
        - Ну, - растерянно заговорил Чарлз, - я признаю, были кое-какие сложности в Шоусе в связи с огораживанием общинных земель, не могли договориться насчет ренты на этот год…
        - Ты заговорил как адвокат, - вздохнула Эннис.
        - Но я и есть адвокат. В конце концов, я поверенный мистера Ингрэма. Я должен быть беспристрастен.
        - А мистер Ингрэм наверняка считает, что ты должен его поддерживать. За это он тебе и платит, - резко проговорила Эннис.
        Чарлз покраснел от гнева.
        - Зачем же грубить-то? Я просто удивляюсь, как ты находишь женихов для своих девиц, если позволяешь себе разговаривать с мужчинами, как говоришь со мной!
        - К счастью, джентльмены женятся на девушках, а не на мне, - весело сказала Эннис. - Я, как ты знаешь, больше замуж не собираюсь.
        - Не пойму почему. По крайней мере не пришлось бы работать.
        - Нет уж, спасибо, я предпочитаю независимость. Ты же знаешь, я не люблю бездельничать. Да и вообще, я пришла к выводу, что положение замужней женщины не для меня.
        - Неудивительно, если ты так же не стеснялась в словах с Джоном, как со мной.
        Эннис молча уставилась в окно. Ни для кого не было секретом, что она и ее пожилой муж были несчастливы в браке. Даже сейчас, по прошествии восьми лет, вспоминать об этом было тяжело.
        - Прости, Эннис, - пробормотал Чарлз. - Я не хотел тебя обидеть.
        - Дело не в этом, - быстро заговорила Эннис. - Но ты же сам знаешь, какие взгляды были у Джона на женщин и их место. Ну а с тех пор, как я освободилась и эти требования на меня больше не давят, я, возможно, стала чересчур смелой.
        - Может быть, есть и такие мужчины, которым нравится, что жена читает газеты и имеет твердые взгляды, - нерешительно проговорил Чарлз.
        - Ты думаешь? Что-то мне такие не встречались. - Эннис улыбнулась. - Так что это, наверное, и к лучшему, что я не хочу замуж.
        Карета замедлила движение около серого каменного дома и, въехав под арку, остановилась в мощенном булыжником дворе.
        - За домом есть сад, - сказал Чарлз, оживляясь, - и еще я нанял пару служанок. Есть гостиная и маленькие гардеробные при спальнях, - продолжал рассказывать Чарлз, чувствовавший себя виноватым за допущенную недавно бестактность. - Все вполне современное. Я уверен, что это то, чего ты хотела.
        - Спасибо. И вид из окон хороший. Надеюсь, поблизости нет пивнушек или буйных соседей? Мне бы хотелось избавить девушек от нежелательных сцен.
        Чарлз открыл рот, чтобы ответить, и в этот момент с улицы донеслось громкое “Поди!
” кучера и мимо дома пролетел зелено-золотой фаэтон. Фаэтон, вильнув, исчез в воротах соседнего дома. Эннис вздернула брови.
        - Так это мои соседи?
        - Ну да, - убито пробормотал Чарлз.

        - Эши, милый, - промурлыкала Марго, перегибаясь через подлокотник кресла, в котором сидел Адам, - а что бы сказала твоя матушка, если б узнала, что ты привез меня сюда?
        Адам поднял глаза от “Йорк геральд”. У самого его носа была соблазнительная ложбинка между грудями девушки. Адам как бы в раздумье остановил на ней взгляд, потом снова уткнулся в газету.
        - Марго, голубушка, поди сядь, ты мне загораживаешь свет. Трантер сейчас принесет чай.
        Мисс Мардин отошла к дивану и легла, приняв соблазнительную позу.
        - Эши, - капризно произнесла она, - ты не ответил на мой вопрос.
        Адам вздохнул и отложил газету. Нет, пока он не напоит мисс Мардин чаем и не отвезет в ее роскошные апартаменты в отеле “Грэнби”, почитать ему не удастся. Вообще-то он планировал отвезти ее прямиком туда, но одна из лошадей потеряла подкову, пришлось остановиться в гостинице “Надежда”, ну а потом Марго заявила, что никуда не поедет, пока не напьется чаю на Черч-роу.
        - Я уверен, Марго, мама пришла бы в восторг, увидев тебя здесь, - сказал он. - Она несказанно огорчится, что ее не было в городе.
        - Но пока мы здесь, - снова заворковала Марго, хлопая ресницами, - давай займемся чем-нибудь приятным. Эши…
        Адам поднял брови.
        - Почему бы и нет? Можем поболтать, выпить чаю и даже… - он улыбаясь помедлил, - подумать, как мы поедем в Нерсборо!
        Мисс Мардин надула губки. Она не любила, когда над ней подшучивали.
        - Я имела в виду что-то другое, намного приятнее.
        - Правда? Но знаешь, вряд ли Себу понравилось бы, если б я поймал тебя на слове.
        - А он ничего не узнает. Ну, пожалуйста, Эши, я сгораю от любопытства. Лидия Трент говорит, ты восхитительный, настоящий жеребец.
        - Мне, конечно, лестно слышать этот восторженный отзыв мисс Трент, но, увы, мой ответ остается “нет”, голубка. Себастьян, может, и не узнает, но я-то буду знать о своем предательстве.
        - Мужчины… Вечно-то вы печетесь о своей чести, - проворчала мисс Мардин. - Разве я этого не стою, скажи, Адам!
        Адаму подумалось, что нет, не стоит, но сказать вслух он это не решился, хотя и славился своей открытостью. Вот уже восемь лет, как он овдовел, и за эти годы пользовался благосклонностью не одной певицы, актрисы или танцовщицы вроде мисс Трент, а также некоторого числа томимых скукой светских дам. Несмотря на экстравагантный отзыв мисс Трент, погоня за женщинами особо не увлекала его. В череде любовных историй было что-то механически-однообразное, а он, испытав однажды настоящую любовь, в душе остался романтиком.
        Полгода назад произошел случай, из-за которого прошлое вдруг нахлынуло на Адама с неодолимой силой и окончательно отвратило его от любовных похождений. В тот вечер они ужинали у Джосса Тэлента - он, Себ Флит и еще несколько человек. Постепенно все разошлись по клубам и балам, а он остался. Они с Джоссом сидели, попивая солодовое виски и разговаривая о том о сем. Было уже поздно, когда вошла Эми Тэлент. Она поцеловала мужа, пожелала покойной ночи и озабоченно посоветовала не засиживаться слишком долго. Адам понял по глазам Джосса, что тот скоро выпроводит его из дома, уж очень ему хочется поскорее пойти к жене. Вот тогда это и произошло. Адам вдруг почувствовал такой приступ зависти, что у него чуть не остановилось сердце. Нет, он ничего не испытывал по отношению к жене Джосса, просто впервые после стольких лет в его душе ожила память о теплых и искренних отношениях, которые у него когда-то были, и ему стало невыносимо горько.
        Мисс Мардин поняла, что он думает о чем-то своем. Она отошла к окну и, раздвинув портьеры, выглянула в него.
        - Посмотри, Эши, это не тот англичанин, которого мы встретили в гостинице? Обожаю таких мужчин - весь из себя правильный, строгий. Так и хочется сорвать с него одежду и посмотреть, что будет!
        - Я уверен, Лефой был бы просто в восторге, - заметил Адам. - Слушай, оставь ты это подглядывание из-за занавески. Это так по-мещански.
        Мисс Мардин и не подумала послушаться.
        - Так они, наверное, наши соседи. Эши, иди посмотри! С ним его кузина. Ты когда-нибудь видел такой уродливый капор?
        Адаму почему-то стало обидно за кузину Чарлза Лефоя, почему - непонятно. Сначала Эннис Вичерли показалась ему бесцветной, скучной особой из тех, что обречены проводить свои дни в гувернантках или классных дамах. Но лишь до того момента, когда они встретились взглядами. У нее были живые веселые глаза. После этого он стал наблюдать за ней. Она явно забавлялась, глядя, как кокетничает Марго и как жмется Лефой. Эта скучная на вид компаньонка или кто там еще на самом деле умна и жизнерадостна. А еще она подкупила его чистотой, которая угадывалась в ней. Ему захотелось увидеть ее еще раз.
        И вот, пожалуйста - она бродит под яблоней в саду. Его собственный сад полого спускался от террасы вниз к небольшой лужайке, дальше была стена, а за ней - соседский сад. При других обстоятельствах он был бы недоволен таким расположением. Он дорожил своим правом на одиночество, а в Хэррогейте дома стояли слишком тесно. Иное дело - поместье в Айнхоллоу, уединенное, тихое, пустынное.
        Адам смотрел, как Чарлз Лефой подает руку кузине, помогая вернуться на дорожку. Лефой был сугубо неприятен ему из-за роли, которую сыграл в ограблении его зятя. Соглашаясь с тем, что крушение “Северного принца” было не более чем дьявольским невезением, он все равно не мог не винить во всем Лефоя. Ведь это он вовлек Хамфри в эту сделку. Хамфри Тилни был слабым человеком и легко поддался на обещания скорого обогащения. Вместо этого потерял все и обрек свою жену на нищету.
        Когда в прошлом году Хамфри скончался и Адам узнал истинные размеры его долгов, он счел делом чести выплатить все и спасти сестру от позора. То, что последовало за этим, было унизительно и оскорбительно. Ингрэм даже не скрывал, что наслаждается происходящим, и Адам возненавидел его.
        Но леди Вичерли была ни при чем. Мало того, обнаружив, что они соседи, Адам, не ожидавший ничего интересного от своего пребывания в Хэррогейте, подумал, что, может, все не так и плохо. Вообще-то он собирался ограничиться лишь кратким визитом в свое поместье в Айнхоллоу, но теперь решил побыть в Хэррогейте и побольше разузнать об Эннис Вичерли.
        - Посмотри! - воскликнула Марго, показывая пальцем на Эннис. - Ну кто так одевается?! Нет, ты только взгляни на ее дурацкий капор!
        Адам вздохнул. Эннис с кузеном шли по дорожке, о чем-то разговаривая. Черное платье было действительно безобразно, но, развеваясь при ходьбе, все равно не могло скрыть ладной фигуры. Вот капор хорошо бы выбросить на помойку.
        В этот момент леди Вичерли развязала ленты и нетерпеливым жестом отбросила капор. Он покатился по траве и остался лежать под деревом, а Эннис Вичерли звонко рассмеялась. Лучи предвечернего солнца упали на ее лицо, повернутое к кузену.
        - Вот это да… - Мисс Мардин позабыла даже про свой французский акцент. - Ты посмотри на ее волосы!
        Адам посмотрел и больше не отрывал глаз.
        Масса светлых волос, освободившихся от капора, упала и рассыпалась волной по плечам и спине. Они блестели словно золото.
        - Черт побери! - только и смог сказать Адам, поймав себя на том, что улыбается. - Ну и что ты думаешь теперь, Марго?
        - Что я думаю? Да то, что надо быть последней дурой, чтобы прятать такую красоту! Да с такими волосами и хорошей фигурой она могла бы стать известной куртизанкой. Ну, конечно, она не такая красивая, как я, но все-таки…
        - Она компаньонка, потому и прячется, - сказал Адам. - Никому не понравится, если она будет красивее своей подопечной.
        - Но зачем наниматься в компаньонки, если можно стать куртизанкой? Не понимаю.
        - Тебе этого не понять, - пробормотал Адам и, бросив еще один взгляд на Эннис Вичерли, отошел к креслу, сел и, пока дворецкий с двумя лакеями накрывали на стол, снова взялся за газету: В ней сообщалось, что Сэмюэль Ингрэм купил права на взимание дорожной пошлины и строит два шлагбаума на Скиптонской дороге. Один из них должен был появиться возле Айнхоллоу…
        - Дорогая, что ты думаешь о дорожных пошлинах? - обратился он к мисс Мардин.
        Девушка одарила улыбкой удивленного дворецкого и повернулась к хозяину.
        - Эши, милый, я ничего не думаю, зачем ты спрашиваешь? Политика, экономика… все это так скучно! Я никогда не читаю газеты. - Она с сомнением посмотрела на Адама. - Если бы я знала, что ты такой скучный, я бы лучше поехала на гастроли в Челтнем. Адам улыбнулся.
        - Уж извини, дорогая. Может, ты найдешь кого-то получше? Вот мистер Лефой, например.
        Марго отмела кандидатуру Лефоя одним взмахом белой ручки.
        - Может, поначалу это и будет забавно, а что потом? Он же небось такой зануда, что с тоски помрешь! Неужели в Хэррогейте никого нет поприличнее? Ну, Эши, мне скучно!
        - Тут пишут, что приехали граф и графиня из Глазго, - сообщил Адам, глядя в газету, - хотя, боюсь, граф слабоват будет для тебя, да и с деньгами у него не очень. Вот еще лорд Бойлс… тоже не подходит. Ага! Сэр Эверард Добл. Молод, достаточно состоятелен, если память мне не изменяет. Может подойти.
        - Сэр Эверард Добл… - повторила мисс Мардин. - Ладно, посмотрим. А ты что будешь делать?
        Адам уткнулся в газету.
        - Найду, чем заняться. У меня куча дел по поместью…
        Из сада донесся женский смех. Адам прищурился. Надо как следует все разузнать об Эннис Вичерли. Очень странная она компаньонка.
        - Но это же все так скучно, дорогой, - проговорила, зевая, Марго.
        - Наоборот, - с улыбкой возразил Адам. - У меня предчувствие, что будет очень интересно.

        Глава вторая

        Билеты на выступление мисс Мардин в Хэррогейте достать было очень трудно, лишь через две недели Чарлзу Лефою удалось забронировать ложу в Королевском театре. И вот наступил заветный четверг, и Эннис вошла в ложу с двумя мисс Кроссли. Вскоре она убедилась, что следить за сценой и в то же время опекать двух беспокойных девиц крайне утомительно. Приехав в Хэррогейт, девушки каждый день куда-нибудь выезжали, а вечера превращались в вечеринки. Оказавшись в театре, Эннис фактически впервые видела их обеих рядом с собой одновременно. Но все было прекрасно, потому что в театр пришли все ее родные - Чарлз, Сибелла и ее муж Дэвид.
        - Очень неплохо, правда? - Эннис присоединилась к раздавшимся в зале аплодисментам. Марго Мардин крутанулась на месте и упорхнула за кулисы. - Мисс Мардин действительно талантлива.
        Сибелла, когда-то очень красивая, а сейчас несколько увядшая и располневшая, показала ей глазами на мужчин и подмигнула.
        - Я слыхала, мисс Мардин талантлива не только как танцовщица!
        Эннис засмеялась. Вид прелестной мисс Мардин в прозрачном одеянии привел в восторг мужскую часть публики. Она заглянула в программку.
        - Сейчас антракт. Девочки, не хотите размять ноги?
        - Нет, спасибо, леди Вичерли, - ответила Фэнни Кроссли. - Мы с Люси посидим здесь. Мы… тут так странно одеваются…
        Девушки захихикали. Эннис тихонько вздохнула. Она заметила, что девицы Кроссли перегибаются через перила ложи, высматривают молодых людей в зале и стараются привлечь их внимание. Мисс Фэнни, одетая в пышное платье, которое, по мнению Эннис, подошло бы скорее взрослой даме, то и дело что-то, смеясь, шептала на ухо сестре, и та кивала головой. Люси Кроссли была простодушной девочкой, ее недостатком было то, что она со всеми соглашалась.
        В первые две недели после приезда сестер Кроссли Эннис еще как-то пыталась наставить Фэнни на путь истинный, делая ей замечания. Но все было напрасно. Фэнни была вульгарной до мозга костей, и, в отличие от младшей сестры, на нее ничто не действовало, а если и действовало, то зачастую обратным образом: она начинала вести себя еще хуже назло компаньонке. Кончилось тем, что Эннис отступилась от Фэнни, стараясь думать лишь о крупной сумме, которую пообещал ей сэр Роберт Кроссли, если она найдет женихов для его взбалмошных племянниц.
        - Ты видела, Эшвики тоже взяли ложу, - вполголоса сказала Сибелла, наклонившись к уху Эннис. - Знаешь, мне было так неудобно. Сам-то лорд Эшвик был в Лондоне, но его родные частенько наезжали в Хэррогейт из Айнхоллоу. Я просто не знала, как себя с ними вести, в маленьком городе так или иначе со всеми встречаешься. И все знают про вражду между Эшвиком и мистером Ингрэмом, а я чувствовала себя неловко, потому что Чарлз тоже в этом замешан… - Она умолкла, несчастными глазами посмотрев на Чарлза, разговаривающего с Дэвидом.
        Эннис успокоительно похлопала ее по руке. Сибелла, как и Люси Кроссли, хотела, чтобы всем было хорошо, но так ведь не бывает.
        - Чарлзу по работе полагается…
        - Знаю. - Сибелла сжала руку Эннис. - Он зарабатывает на жизнь. Отец ничего не оставил ни ему, ни мне. И все же, знаешь, Эннис, не нравится мне его работа. И почему это я из-за его работы должна любезничать с Сэмюэлем Ингрэмом и его женой? О, мне кажется, они идут к нам…
        Эннис проследила за ее взглядом. Сэмюэль Ингрэм мало изменился с тех пор, как Эннис видела его в последний раз. Высокий, тучный, он важно шагал, глядя перед собой. Его сюртук был перегружен золотой отделкой, на правой руке блестел перстень с печаткой. Шедшая под руку с ним Венеция Ингрэм сияла как звезда. Эннис смотрела, как Ингрэм заботливо ведет жену между столпившимися людьми, придерживая ее за талию. Вид у него был словно у раздувшегося индюка. Поговаривали, что молодая жена - единственная слабость Сэмюэля Ингрэма.
        - Кто эта леди, вон там, со стариком? - завистливым тоном спросила Фэнни Кроссли. - Какая красивая…
        - Это миссис Ингрэм, - ответила ей Сибелла и, поймав взгляд Эннис, состроила гримаску. - А мистер Ингрэм вовсе не стар, мисс Кроссли…
        - Должно быть, он очень богат, если женился на такой женщине, - задумчиво произнесла Люси.
        - Пойдемте походим, девушки, - с неожиданной твердостью сказала Сибелла. - Надо подвигаться. Если будете все время сидеть, растолстеете - что о вас подумают мужчины? Давайте спустимся в фойе.
        - Люси! - закричала Фэнни. - Ты посмотри, там на галерке лейтенант Гривс и лейтенант Норвуд! Мы с ними вчера познакомились на променаде.
        - Лейтенант Норвуд! - Люси внезапно покраснела. - Ой, пошли скорее вниз, а то они уйдут!
        Девушки выскочили из ложи, а Сибелла опустилась на свой стул.
        - Знаешь, Эннис, ты никогда не научишь их вести себя как следует, - сказала она, глядя, как девушки, выбежав в партер, отчаянно машут руками, стараясь привлечь внимание офицеров на галерке. - Люси-то еще более-менее, а вот Фэнни, по-моему, безнадежна, для тебя самое лучшее - поскорее всучить ее Доблу, и дело с концом. Как идут дела?
        - Кажется, все в порядке, - ответила Эннис. Она была огорчена тем, что сэр Эверард Добл не смог прийти в театр. Но вообще он был очень не прочь жениться на Фэнни, привлеченный ее приданым. - Единственное, чего я боюсь, что Фэнни вдруг выкинет какой-нибудь фокус и разрушит весь план. Понравится ей кто-то, и все… - Эннис посмотрела на офицеров, которые, заметив девушек, спустились в партер - Вот, например, лейтенант Гривс… Такой бравый в своем мундире, но я-то знаю, у него нет ни гроша за душой, да и муж из него выйдет никудышный, не тот характер. Плохо, что он дружит с Барнеби Норвудом, его-то как раз я не стала бы отталкивать. Ему очень нравится Люси. - Эннис встала. - Знаешь, схожу-ка я вниз, посмотрю что и как. Я совершенно не доверяю Фэнни.
        - Я схожу, - решительно проговорила Сибелла, поднимаясь на ноги. - Пошли со мной, Дэвид, окажи услугу Эннис. И ты, Чарлз, можешь с нами пойти, для солидности.
        Оставшись в одиночестве, Эннис села и закрыла глаза. Внезапно она почувствовала, что на нее кто-то смотрит. Открыв глаза, она бросила взгляд вниз. Чарлз разговаривал у колонны с какой-то темноволосой женщиной. Вот она повернулась, и Эннис узнала Деллу Тилни, сестру Адама Эшвика. Разговаривают как добрые друзья, и это при том, что Чарлз работает на Ингрэма, а она - вдова человека, которого тот разорил…
        В следующее мгновение Эннис позабыла про Деллу Тилни, поймав на себе пристальный взгляд Адама Эшвика. Тот понял, что его заметили, но не отвел глаз, а кивнул головой, мол, сейчас поднимусь, и пошел сквозь толпу, продолжая смотреть только на нее.
        Эннис занервничала. Нет, ну почему Адам Эшвик так действует на меня? - мелькнула мысль, и от этого она разнервничалась еще больше. Разгладив юбку и приказав себе успокоиться, она застыла, глядя вниз. Мало ли что могло понадобиться лорду Эшвику… Может, он идет вовсе и не к ней. Между тем Сибелла и Дэвид присоединились к Фэнни и лейтенанту Гривсу, таким образом нарушив их тет-а-тет и не мешая Люси и Барнеби Норвуду продолжать свой тихий разговор. Эннис улыбнулась: молодец Сибелла, правильно действует.
        - Добрый вечер, леди Вичерли! - раздался за спиной голос Адама Эшвика, мягкий, слегка насмешливый.
        Эннис подскочила на стуле и резко развернулась. Так, значит, он шел все-таки к ней. От этой мысли ее бросило в жар.
        - Лорд Эшвик. Как вы поживаете? - Эннис вымучила любезную улыбку.
        Он показал на стул рядом с Эннис.
        - Можно?
        Эннис не ожидала, что он собирается задержаться, а потому почувствовала удивление и еще что-то, что и сама не могла определить. В его глазах ясно читался интерес к ней, который он даже не собирался скрывать.
        - Вы, наверное, рады побывать снова в Хэррогейте, леди Вичерли? - проговорил Адам. - Вы ведь не были здесь уже несколько лет, я прав?
        - Да, так и есть, милорд. - Эннис улыбнулась. - Я всегда считала Хэррогейт своим домом, хотя долго жила вдали от него. Так приятно вернуться сюда снова. А вы как считаете?
        Адам улыбнулся ей в ответ.
        - Ну, по-моему, Хэррогейт вполне терпим, если только ненадолго.
        Шла обычная светская беседа, но Эннис просто кожей чувствовала, что его пристальный взгляд что-то означает. Не что-то, а первый ход в некоей игре, которую он начал. От этой мысли у Эннис перехватило дыхание.
        - Вы не любите Йоркшир, милорд?
        - Нет, что вы, места здесь великолепные. Вот общество - другое дело. В маленьких городах всегда так - одни и те же лица, одни и те же балы и собрания из вечера в вечер…
        - По сути, во время сезона в Лондоне то же самое, - заметила Эннис, подпустив в свой голос толику язвительности.
        Адам громко рассмеялся.
        - Вы поставили меня на место, мэм! Да, признаю, сезон в Лондоне очень похож на сезон в любом другом месте, Брайтон это или Хэррогейт. Просто масштаб побольше… и еще там у меня есть друзья.
        - А-а, слыхала, - сладким голоском проговорила Эннис. Она заметила, что ее прямота его не обижает, напротив. От улыбки в уголках его глаз собрались морщинки, а в их серой глубине мелькали веселые искорки. Эннис подумалось, что вывести Адама Эшвика из равновесия будет не так-то просто.
        Она незаметно поерзала на стуле: ей было ужасно жарко. Ночь теплая, да еще куча свечей горит, духота неимоверная. И голова чешется под бордовым тюрбаном. Сначала черная саржа, теперь вдовий бордовый цвет, мрачно подумала Эннис. Уже давно она не испытывала желания появиться перед мужчиной не в скучной одежде компаньонки, а в чем-то другом. Но сейчас, под спокойным взглядом Адама Эшвика, ее вдруг посетило суетное желание выглядеть лучше, чем она выглядит. Для нее это было ново - хотеть понравиться мужчине, и не только ново, это шло вразрез с ее принципами.
        - Вы, наверное, часто бываете в Лондоне, мэм, - проговорил Адам. - Как же так получилось, что мы ни разу не встретились?
        Эннис посмотрела ему в глаза.
        - В том, что мы не встречались, нет ничего удивительного, милорд. Полагаю, вы не посещаете балы, устраиваемые для дебютанток, а на других не бываю я…
        - Вот в этом и состоит преимущество маленького города, - заключил Адам. - Тут все перемешалось и все встречаются друг с другом. Решительное преимущество, леди Вичерли, иначе я мог никогда не встретить вас.
        Эннис засмеялась, убеждая себя, что на лесть она не поддастся.
        - Вы умеете делать комплименты, милорд.
        - Так вы думаете, я неискренен? - с улыбкой спросил Адам. - Уверяю вас, вы ошибаетесь.
        Эннис искоса поглядела на него.
        - Ну, мужчины делают комплименты, когда им что-то нужно. Я не проработала бы столько лет компаньонкой, если б не усвоила эту полезную истину, милорд.
        Адам поморщился.
        - Да вы циник, мэм. Впрочем, компаньонка, вероятно, такой и должна быть. Наверное, вам это помогает, когда вы подыскиваете пару для своей подопечной, отделять серьезных ухажеров от пустых волокит. - Адам откинулся на спинку стула. - Давайте-ка проверим. Ну-ка скажите, что мне нужно сейчас?
        - Простите?
        - Вы сказали, мужчины делают комплименты, когда им что-то нужно. Для какой цели я говорю комплименты вам?
        Эннис потупилась, с досадой чувствуя, что краснеет.
        - Ах, это… Понятия не имею. Адам покачал головой.
        - А я думаю, это не так. Вы решили, что я стараюсь вам понравиться.
        Эннис засмеялась.
        - Извините меня. Я ведь компаньонка, не забывайте, милорд. Может быть, вы, лорд Эшвик, решили жениться и хотите, чтобы я вас познакомила с сестрами Кроссли?
        - Благодарю, не надо, - серьезно ответил Адам. - Они меня не интересуют. Вот вы, леди Вичерли, совсем другое дело.
        Эннис сжала губы. Адам же, досконально знавший, судя по всему, до какого предела можно дойти в разговоре с женщиной и где следует остановиться, легко улыбнулся и сменил тему:
        - Как вам понравилось выступление мисс Мардин, мэм? Я не слишком уверен, что Хэррогейт готов к такому танцу.
        Эннис с трудом сдержала улыбку.
        - Дает простор воображению, если можно так выразиться. Теперь я понимаю, почему мисс Мардин пользуется таким успехом.
        У Адама Эшвика чуть-чуть дрогнули уголки губ. Он явно понял смысл столь осторожного высказывания Эннис.
        - После антракта идет “Смерть капитана Кука”, - сказал он. - Наверное, по контрасту это будет что-то грустное, как вам кажется?
        - Почти наверняка, - весело отозвалась Эннис. - А если вам захочется чего-нибудь классического, милорд, то можете приехать на следующей неделе, будет “Гамлет, принц Датский” с мистером Джефферсоном. Или Шекспир вам кажется скучным?
        - Напротив. Хорошую трагедию я люблю. Хотя не уверен, что буду здесь на той неделе. Дела, знаете, в Айнхоллоу - это мое поместье под Скиптоном, так что если и буду в Хэррогейте, то только в следующем месяце.
        - Понятно, - пробормотала Эннис. Она совсем забыла, что поместье Эшвика граничит с ее владениями в Старбеке. Нет, Старбек назвать поместьем, конечно, нельзя: крохотное имение, со всех сторон окруженное землями более могущественных соседей. Там Эшвики, а с другой стороны, как же она могла забыть, Линфорт, поместье Сэмюэля Ингрэма.
        - По-моему, в тех местах и земля вашего кузена, - продолжал Адам. - Тот симпатичный домик в Старбеке его, если я не ошибаюсь?
        - Старбек мой, милорд, - с легкой улыбкой ответила Эннис, испытывая некоторую гордость. - Чарлз только управляет имением.
        Мгновение Адам удивленно смотрел на нее.
        - Вот как? А я думал… - Он оборвал себя, недоуменно глядя перед собой.
        - Что вы думали, милорд?
        - Ну, я думал, Старбек принадлежит мистеру Лефою. - Чуть помедлив, Адам добавил: - Знаете, очень приятно узнать, что меня не со всех сторон окружают враждебные силы.
        Эннис против воли рассмеялась.
        - Ну, не все так плохо, как вам кажется, милорд.
        - Уверяю вас, так оно и есть, - проговорил Адам, глядя вниз, в партер, где Сэмюэль Ингрэм разговаривал с каким-то своим знакомым. Он резко повернулся к Эннис. - Я уверен, леди Вичерли, вы слышали о моей… моем конфликте с мистером Ингрэмом, так что не будет ничего плохого, если я о нем упомяну. Могу я надеяться, что вы не столь предубеждены, как ваш кузен?
        Их взгляды встретились.
        - Я всегда стараюсь быть объективной, - холодно произнесла Эннис. Бог с ним, с Сэмюэлем Ингрэмом, но ей вовсе не хотелось, чтобы Адам Эшвик считал ее своей союзницей против Чарлза.
        Адам кивнул.
        - И это самое большее, на что я могу рассчитывать?
        - Думаю, да.
        - Значит, мы понимаем друг друга. - Адам улыбнулся. - Вы, леди Вичерли, самая необычная компаньонка, вот что я вам скажу.
        - В каком смысле, милорд?
        - Ну, у компаньонок обычно нет своего поместья. Считается, что они вынуждены работать ради пропитания, а вы, леди Вичерли… - Адам задержал задумчивый взгляд на Эннис. - Такое впечатление, что это ваш… каприз.
        Эннис рассмеялась.
        - Какой каприз, милорд? Я, в самом деле, вынуждена зарабатывать себе на жизнь! Нет, конечно, мое занятие по большей части мне нравится, да и я предпочитаю лучше работать, чем влачить свои дни в роли бедной родственницы, но… - она передернула плечами, - это не каприз.
        - Понимаю. - (Судя по всему, Адам не знал о том, что Эннис бедна, хотя, если б заглянул разок в Старбек, сразу бы понял, как она нуждается.) - Но тем не менее у меня сложилось впечатление, что вы очень цените свою независимость, мэм.
        Эннис смутилась.
        - Свою независимость, милорд, я, пожалуй, ставлю превыше всего, - сухо проговорила она. - Быть компаньонкой, такой как я, то есть на самом деле свахой, намного лучше, чем гувернанткой или учительницей. Я могу выбирать, когда мне работать и кого сватать. Я путешествую, встречаюсь с людьми… - Эннис умолкла, поняв, что разоткровенничалась. Адам продолжал смотреть на нее с неотрывным вниманием.
        - Я был прав, говоря, что вы необычная компаньонка, - тихо сказал он.
        Эннис иронически улыбнулась.
        - А вы что, многих знаете и можете сравнивать, милорд?
        - Да нет, конечно, не знаю. Как вы верно подметили, мэм, мы вращаемся в разных кругах.
        - Думаю, большинство таких, как я, должны Бога благодарить за это, - ядовито проговорила Эннис. - Мы трясемся, как бы чего не случилось с нашими подопечными, а тут вдруг появляется джентльмен, вовсе и не помышляющий о женитьбе, и принимается ухаживать, преследуя совсем другие цели!
        Адам засмеялся.
        - Дорогая леди Вичерли, я действительно не помышляю о женитьбе на одной из ваших подопечных, но таким же образом я не собираюсь и покушаться на добродетель девственницы! На такое способен только самый отъявленный распутник!
        - Понимаю. Вы считаете себя не таким, как подобные джентльмены, я правильно вас поняла, лорд Эшвик?
        Адам посмотрел на нее с удивлением.
        - Естественно! Я не распутник, хотя по вашему лицу вижу, что вы думаете иначе. Я прав, мэм?
        Эннис усмехнулась.
        - Полагаю, для вас не столь важно, милорд, что я думаю. Впредь нам вряд ли доведется общаться.
        - Почему это?
        Эннис широко открыла глаза.
        - Неужели вам надо растолковывать, милорд?
        Я добросовестная компаньонка, на моем попечении две девушки, за которых я отвечаю. А вы… - Она запнулась.
        - Ну, и что же я?
        - Вы - джентльмен, от которого я постараюсь держать их подальше. И сама с вами тоже общаться не буду, чтобы не подавать им плохой пример.
        Адам расхохотался.
        - Дорогая леди Вичерли! Вы просто беспощадны ко мне! И очень откровенны.
        - Прошу прощения. - Эннис стойко выдержала его взгляд. - Но я всегда считала, что откровенность помогает избежать недоразумений в дальнейшем.
        - Я должен поблагодарить вас за это, мэм, хотя мне очень жаль, что вы такого мнения обо мне. - Он все еще смеялся. - Может быть, если бы мы встретились с вами раньше, вы не думали бы обо мне так плохо. По правде говоря, я удивлен, как так получилось, что мы с вами ни разу не встретились, хотя жили поблизости. Ваших кузена и кузину, например, я прекрасно помню.
        Эннис улыбнулась.
        - Ну, Сибеллу трудно не запомнить, милорд.
        - Да-да. Несравненная Сибелла Лефой! Мой брат Нед был в отчаянии, когда она предпочла ему Дэвида Грейнджера. Но где были вы, леди Вичерли?
        - Я выросла не здесь, милорд. Мой отец служил на флоте, и мы часто переезжали с места на место. Я лишь изредка бывала в Старбеке.
        - Понятно. А когда вы вышли замуж? Вы тогда жили в Лондоне?
        - Нет. - Эннис невольно поежилась. - Мы жили в Лайм-Регисе.
        Эннис отвернулась и с озабоченным видом стала смотреть на Люси и Фэнни, стоявших в партере. За ними пристально наблюдала Сибелла, хотя Фэнни все равно ухитрялась кокетничать с лейтенантом Гривсом. Даже не глядя на Адама Эшвика, Эннис чувствовала, что он на нее смотрит, пристально и неотрывно.
        Наконец он мягко произнес:
        - Извините. Я сказал что-то не то?
        Эннис быстро взглянула на него и снова отвернулась. Одного мгновения хватило, чтобы увидеть недоуменное выражение его лица и вопрос в его внимательных глазах.
        - Нет, совсем нет. Нет, что вы! Просто… Мне жаль, но…
        Голос почему-то прозвучал как-то пискляво, и Эннис сбилась и умолкла. Что она, в конце концов, робкая девочка-школьница? Эннис перевела дух и заговорила ровным тоном, глядя ему в глаза:
        - Прошу прощения. Просто я не люблю говорить о своем замужестве.
        - Почему? Вы были несчастливы? - В голосе Адама звучало сочувствие.
        Эннис сощурилась. Она вообще не привыкла вести такие откровенные разговоры, и уж тем более с мужчиной практически ей незнакомым. Но вопрос был произнесен таким искренним тоном, что на него невозможно было не ответить прямо.
        - Да, была. Потому я и не люблю говорить об этом, сэр.
        Она думала, это положит конец разговору, но Адам, легко коснувшись ее запястья, произнес:
        - Мне горько это слышать, мэм. Простите меня за неуместные вопросы. Когда меня что-то интересует, я бываю назойливым.
        Эннис чуть улыбнулась.
        - Пожалуйста, не извиняйтесь, милорд. - Она наморщила лоб. - Я, честно говоря, просто не понимаю, как так получилось, что мы разговариваем с вами на такие личные темы, ведь мы почти незнакомы.
        Лицо Адама осветилось улыбкой. Эннис посмотрела на морщинки, появившиеся в уголках его глаз, и почувствовала, как внутри у нее что-то дрогнуло.
        - Полагаю, это родство душ, - негромко сказал он и снова дотронулся до ее руки. - Я буду рад говорить с вами на любую тему, какую вы только изберете, леди Вичерли.
        - Эннис!
        Эннис оторвала взгляд от Адама и повернулась. В дверях ложи стоял Чарлз Лефой и сердито смотрел на нее. Причиной его раздражения было наверняка то, что он застал ее занятой разговором с Адамом Эшвиком. Эннис залилась краской.
        Адам неторопливо поднялся, обводя присутствующих слегка насмешливым взглядом.
        - Добрый вечер, Лефой, Грейнджер, миссис Грейнджер, очень рад видеть вас снова… - Он поклонился Сибелле и повернулся к Эннис. В серых глазах его искрилась лукавая улыбка. - Мне доставило истинное удовольствие побеседовать с вами, мэм. Надо будет это повторить как-нибудь…
        - Покойной ночи, милорд, - сдержанно произнесла Эннис.
        Адам улыбнулся ей и вышел. Сибелла задумчиво вздохнула. - Да, правду говорят, что он обаятелен… Чарлз опустился на стул, на котором прежде сидел Адам.
        - Эннис, какого черта ты делаешь? Тоже мне, нашла с кем флиртовать - с Эшвиком!
        - По-моему, каждый волен разговаривать со своими знакомыми, Чарлз, - отозвалась Эннис, стараясь говорить спокойно. - А что касается флирта, то я никогда не флиртую, и ты это знаешь.
        - Нет, но Эшвик… тот еще тип! - Чарлз провел рукой по своим белокурым волосам. - Игрок, пьяница, бабник…
        - Покажи мне мужчину, который не таков, - проворчала Эннис. - Или кто ни разу в жизни не согрешил.
        Чарлз посмотрел на нее осуждающе.
        - Могла бы по крайней мере вспомнить о моем положении, не говоря уж обо всем прочем! Ингрэм будет недоволен…
        - К счастью, мне не нужно думать о том, доволен мистер Ингрэм или недоволен, - отрезала Эннис. - А вот ты, Чарлз, по-моему, делаешь из мухи слона. Лорд Эшвик мой сосед, и я всего лишь старалась быть с ним обходительной. Ладно, начинается вторая часть представления. Объявляем перемирие.
        Ссора с Чарлзом отравила Эннис весь остаток вечера, она ужасно не любила ссориться со своими родными. “Смерть капитана Кука” оказалась мелодрамой с трагическим оттенком, что, впрочем, было трудно понять из-за болтовни сестер Кроссли. Чарлз сидел, глядя куда-то из-под нахмуренных бровей, и вообще не обращал внимания на сцену. Эннис заинтересовалась, куда он смотрит. Оказалось, его взгляд был устремлен на ложу Эшвика, но смотрел он не на Адама, а, скорее, на безмятежное лицо Деллы Тилни, белевшее в слабом свете свечей. Заметив любопытство Эннис, Чарлз мгновенно отвел взгляд в сторону.
        Представление окончилось, и зрители столпились в фойе, ожидая свои экипажи. Фэнни и Люси Кроссли просто разрывались, флиртуя направо и налево, беременная Сибелла выглядела усталой и опиралась на руку Дэвида, Чарлз молчал. Усаживая девушек в карету, Эннис заметила крытый экипаж, отъезжавший от бокового театрального входа. Свет фонаря на передке кареты высветил на миг хорошенькое личико Марго Мардин. Без сомнения, мисс Мардин везли куда-то, где ее ждал Адам Эшвик. Как это типично для мужчины, со злостью подумала Эннис, выводить мать и сестру через парадную дверь театра, пока от черного хода тайком уезжает на свидание с ним его любовница. Это не должно было ее волновать, но, к ее сожалению, волновало.

        Глава третья

        Утром привезли приглашение для Фэнни и Люси провести пару дней с их приятельницей Кларой Энсти под присмотром ее матери леди Энсти, ближайшей подруги Сибеллы. Эннис решила, пользуясь этой передышкой, попросить у Чарлза коляску и съездить в Старбек. Она вообще собиралась провести там несколько недель после того, как сплавит Фэнни и Люси, так как следующий контракт у нее начинался лишь к осени, по возвращении в Лондон.
        Утро обещало жаркий день. Тут и там серели каменные крестьянские дома, а вдали, затянутые дымкой, тянулись пологие холмы, поросшие вереском.
        Лошади остановились на одном из постов по взиманию дорожной пошлины на Скиптонской дороге, установленных Сэмюэлем Ингрэмом. Пока что тут стояла лишь дощатая будка да через дорогу была протянута цепь, но рядом несколько рабочих уже возводили каменное строение. За ними внимательно наблюдал молодой человек, очевидно начальник. Он стоял с непокрытой головой, каштановые волосы блестели в лучах солнца. Эннис узнала его - это был Эллис Бенсон, агент Ингрэма в Линфорте. Любит он окружать себя неимущими сынками дворян, подумалось Эннис. Наверное, это своего рода снобизм, дескать, смотрите, я, добившийся всего своими руками, сын смотрителя маяка, могу нанимать тех, кто по рождению гораздо выше меня.
        Эллис заметил ее и, широко улыбаясь, помахал рукой. Из будки, шаркая, вышел пожилой человек, чтобы получить деньги. Эннис высунулась из окошка и, к своему удивлению, узнала бывшего учителя из школы в деревне Старбек.
        - Мистер Касл! Здравствуйте, сэр! Как вы поживаете?
        Старик приставил руку козырьком ко лбу, заслоняясь от солнца, его сухое лицо сморщилось в приветливой улыбке.
        - Мисс Эннис! Ну… я… у меня все хорошо, мэм. А вы как?
        Эннис открыла дверцу экипажа и шагнула на дорогу. Она опустила пониже поля шляпы, пряча лицо от яркого солнечного света.
        - У меня тоже все хорошо, мистер Касл, спасибо. - Эннис пожала руку старика. - Вот, приехала в Хэррогейт на все лето и собираюсь в следующем месяце пожить в Старбеке. А вы… - Эннис кивнула на будку. - А как же школа, мистер Касл?
        Старик нахмурился.
        - Я не справлялся одновременно и тут, и там, мисс Эннис. К тому же мистер Ингрэм хорошо платит. Я получаю тут девять шиллингов в неделю. - Он повернулся к кучеру. - Карета и пара лошадей - девять пенсов.
        Послышался скрип колес, и позади кареты остановилась лошадь, запряженная в телегу. Возчик и ехавший с ним мужчина соскочили на землю и стали быстро выпрягать лошадь. Повеяло едким запахом навоза. Мистер Касл бросил цепь, которую как раз собирался убрать, чтобы освободить путь карете Эннис, и с криками поспешил к телеге:
        - Ты что это делаешь, Джем Марчент, этого нельзя!
        Возчик нахлобучил шляпу на лоб и вздернул подбородок.
        - А что я такого делаю, мистер Касл?
        - Ты не имеешь права выпрягать лошадь. За лошадь с телегой с тебя пять пенсов. - Касл посмотрел на телегу. - Шесть, у тебя колеса узкие.
        - За лошадь и телегу по отдельности всего три пенса! - торжествующе проговорил возчик. - Мы не можем платить, сколько мистер Ингрэм требует. Это же грабеж средь бела дня, вот что это такое.
        Спасаясь от вони, Эннис заторопилась к карете. Неожиданно она заметила, что из-под навоза, которым была нагружена телега, что-то выступает - то ли кирпичи, то ли еще что-то. Она вытянула шею, всматриваясь. Напарник возчика подмигнул ей и стал лопатой подкидывать навоз, пряча поклажу. Касл обошел вокруг телеги, с подозрением глядя на навоз.
        - Что у вас там?
        - А на что похоже? - Возчик повел лошадь к шлагбауму; проходя мимо Эннис, он снял шляпу. - Доброе утро, мэм.
        - Доброе утро, - отозвалась Эннис. Между тем вокруг уже собирались непонятно откуда взявшиеся крестьяне, бог весть как узнавшие о том, что на дороге что-то происходит. Несколько человек спешили по тропе со стороны Айнхоллоу, рабочие-строители тоже побросали работу и присоединились к зевакам в предвкушении зрелища.
        Они выжидательно застыли, опершись на свои лопаты; напарник возчика стоял уперев руки в бока и с ухмылкой поглядывал вокруг; по лицу подошедшего Эллиса Бенсона было видно, что он колеблется: с одной стороны, понимает, что вроде бы должен прийти на помощь смотрителю, но с другой - очень не хочется вмешиваться. Возчик тем временем убрал цепь и повел лошадь вперед.
        - Вот что я тебе скажу, Гарри Касл: за те монеты, что ты получаешь от Ингрэма, ты себе друзей не наживешь. Распоследний вор, вот он кто.
        На лице Касла выступила испарина.
        - Я всего лишь пытаюсь заработать честные деньги честным трудом, не то что ты, Джем Марчент! Что у тебя под навозом? Наверняка что-нибудь такое, за что надо платить!
        - Что ж ты не посмотришь, коли такой любопытный? - вклинился напарник. - Боишься ручки запачкать, да? - Он сердито выплюнул соломинку, которую жевал, в сторону строителей. - Пришлые! - презрительно бросил он. - Ну конечно, кто же еще будет обделывать для Ингрэма его грязные делишки, вот и приходится привозить сюда кого ни попадя за хорошую плату.
        Среди рабочих послышался ропот. Строители переминались с ноги на ногу и посматривали на свои лопаты, словно раздумывая, не пустить ли их в ход против возчика и его товарища. Их останавливали лишь окрики Бенсона. Крестьяне с угрожающим видом подступали все ближе. Эннис поняла, что вот-вот может произойти взрыв.
        Кляня себя за то, что вообще вышла из кареты, она стала отступать к дверце; напарник возчика, здоровый детина, заметил движение и повернулся к ней.
        - Погодите-ка, уж не мистера ли Лефоя эта карета, а? - Он взглянул на Эннис с подозрением. - Так они что, все сегодня тут собрались? Все Ингрэмовы стервятники? - Он с угрозой двинулся на Эннис.
        - Одну минуту! - закричал взмыленный Касл, с тревогой глядя то на Эннис, то на толпу. - Это леди Вичерли из Старбека, она вам не враг. Даже если она и из Лефоев, то уж к Ингрэму точно не имеет никакого отношения.
        Здоровяк остановился, как будто смутившись.
        - Просим прощения, мэм. Уж коли вы уродились родней мистера Лефоя, то что уж с этим поделаешь.
        - Ваша правда, - сказала Эннис. - Такой уж я уродилась.
        Возчик привязал лошадь к изгороди и, подбежав к Эннис, приблизил к ней лицо.
        - Все равно, мэм, передайте своему мистеру Лефою, что мы в нашей долине не любим предателей. Пусть у нас не появляется, не то худо будет…
        Эллис Бенсон, почувствовавший, что пора вмешаться, подскочил к возчику.
        - Как ты смеешь угрожать леди Вичерли, ты…
        Это была та самая искра, от которой вспыхнул костер. Перед лицом Эннис замелькали кулаки, в рабочих Ингрэма полетели камни, а возчик со своим напарником кинулись на Бенсона и Касла. Эннис удалось увернуться от возчикова кулака, и она попыталась спрятаться в карете, но, как раз когда она уже подбежала к ней, камень ударил в герб Лефоев рядом с ее головой и раскололся на куски. Эннис почувствовала удар и схватилась за щеку. Когда она отняла руку, на пальцах была кровь.
        Послышался бешеный стук копыт, на дороге заклубилась пыль. Не успела Эннис обернуться, как чья-то рука обхватила ее за талию и оторвала от земли, а в следующий момент она была уже в седле, на спине громадного жеребца. Все произошло так быстро и неожиданно, что у Эннис перехватило дыхание. Поглядев вниз с высоты, которая показалась ей огромной, она увидела, что так же ошеломлены и возчик с товарищем. Оба они опустили руки и замерли, глядя на всадника, словно перед ними было привидение.
        - Какого дьявола здесь происходит?
        От этого грозного окрика драка моментально прекратилась. Касл утирал рукавом кровь, струившуюся из пореза на лбу. Бенсон выпрямился и тряхнул головой, отбрасывая со лба прядь волос.
        - Лорд Эшвик!
        - Бенсон, - гневно заговорил Адам, - вам что, ваш наниматель платит, чтобы вы устраивали потасовки на королевской дороге?
        Бенсон перевел взгляд на Эннис.
        - Прошу прощения, лорд Эшвик, но я пытался защитить леди Вичерли.
        - Очень похвально с вашей стороны, Бенсон. - В голосе Адама слышалась ирония. - Но теперь можете со спокойной душой передоверить ее защиту мне.
        Эннис хотела было повернуться и посмотреть на него - тщетно, он крепко прижимал ее к себе, обхватив за талию одной рукой, держа другой поводья, так что она не могла и пошевелиться.
        - Хорошо, милорд. - Бенсон кивнул Эннис и отвернулся к своим рабочим, а Адам, удерживая коня, который задирал голову, пугливо косясь на толпу, громко проговорил:
        - А вы возвращайтесь к работе. Вам что, делать больше нечего, кроме как толпиться здесь и устраивать безобразия? Что касается тебя, Марчент, и тебя, Пирс, - заговорил Эшвик, обращаясь к возчику и его напарнику, - то вас обоих надо бы отвезти к судье за то, что вы тут устроили.
        Возчик, переминаясь, виновато пробормотал:
        - Ничего такого не было, милорд. Мои извинения, миледи. Мы не хотели вас обидеть.
        - Заплати то, что полагается, и проезжай, - приказал Адам и, повернув голову, произнес прямо в ухо Эннис: - А вы как здесь оказались, леди Вичерли?
        Эннис крутанулась, высвобождаясь, и его лицо оказалось прямо перед ней. Он смотрел на нее, сердито сведя брови. Эннис еще никогда не видела его так близко. Его холодные серые глаза были обрамлены густыми черными ресницами. Чисто выбритые щеки и подбородок отдавали синевой. Это было так странно - оказаться так близко от него, странно и приятно. Эннис стало тепло и хорошо, закружилась голова. Она почти бессознательно прижалась к Адаму, его рука напряглась, глаза вспыхнули. Эннис смотрела в них, понимая, что означает этот огонь.
        - Так что же все-таки вы тут делали? - мягко спросил Адам.
        Эннис поспешно выпрямилась.
        - Платила пошлину, милорд, - резко ответила она. - Как все.
        Адам перевел взгляд с ее пылающего лица на карету, потом обратно.
        - Вы здесь одна?
        - Нет, я не одна, - раздраженно сказала она. - Со мной кучер и грум.
        - Кучер Лефоя… и карета Лефоя. Эннис порывисто вздохнула.
        - Как видите, милорд. Не будете ли вы так любезны опустить меня на землю? Я благодарна вам за помощь, но мне надо ехать дальше, в Старбек.
        Адам покачал головой.
        - Но сначала мне бы хотелось с вами поговорить, если вы не возражаете.
        Эннис удивленно открыла глаза.
        - Прямо здесь?
        - А почему нет? - Адам усмехнулся. - Мне, например, нравится… то, как мы с вами сидим.
        Эннис была не в силах спорить. Адам направил коня к карете и наклонился к растерянному кучеру.
        - Поезжай до первого перекрестка. Это дорога на Айнхоллоу, проблем не будет. Я привезу леди Вичерли туда. - Он отъехал в сторону. Карета двинулась по дороге вслед за телегой. Вручив монету смотрителю, Адам спрыгнул на землю и протянул руки к Эннис.
        Эннис замешкалась, сердясь на себя за то, что не может обойтись без его помощи. Не прыгать же с такой высоты. Наконец, собравшись с духом, она положила ладони на его плечи и скользнула вниз. На миг они прижались друг к другу щеками, мягкие волосы коснулись ее опущенных век, потом он сделал шаг назад и осторожно выпустил ее.
        - Вы просто невозможны, милорд, - не выдержала Эннис, давая наконец волю своему раздражению. - То хватаете меня и тащите вверх, то спускаете вниз бог знает как!
        Адам, закреплявший поводья петлей у себя на руке, вопросительно поднял бровь.
        - Прошу прощения, если я причинил вам беспокойство, леди Вичерли.
        Конечно же, Адам причинил ей беспокойство, да еще какое, хотя ей и не хотелось признаваться в этом. Через минуту ей, однако, удалось взять себя в руки, и они пошли по залитой солнцем дороге.
        - Вы не очень испугались, леди Вичерли? - спросил Адам, заглядывая в глаза Эннис. - Я не думаю, что они имели что-то против вас… просто вы оказались между двух огней.
        - Знаю. Извините, милорд, я была груба с вами. На самом деле я должна сказать вам спасибо за столь своевременную помощь.
        Адам улыбнулся, и от этой улыбки у Эннис защемило сердце.
        - Между прочим, у меня это впервые. Я никогда еще не хватал и не тащил женщину к себе в седло.
        - Вот уж сомневаюсь, - с непринужденным видом проговорила Эннис. - Во всяком случае, я, как компаньонка, против таких утаскиваний.
        - И почему же? Вы хотите сказать, что с компаньонками не случается никаких неожиданностей?
        - Естественно, нет. Нам такое противопоказано.
        Адам приблизился.
        - Напротив, желательно испытать на собственном опыте все, что может произойти с кем-либо из ваших подопечных, чтобы быть в состоянии дать девушке дельный совет.
        Эннис захлебнулась смехом.
        - Что за чудовищное предположение, милорд! Адам пожал плечами.
        - Скажете мне, если передумаете, леди Вичерли, хорошо?
        Эннис зашагала, тронув пальцами щеку, которую пекло и саднило. Адам взял ее за руку.
        - Отойдемте в тень, - сказал он. - Я хочу посмотреть вашу щеку.
        Эннис дернулась, чувствуя, как ею снова овладевает паника.
        - Не надо, ничего страшного…
        - И все-таки я хочу удостовериться.
        Адам потянул ее под раскидистый дуб, снял с руки повод и пустил жеребца пастись на склоне. Затем подошел к Эннис и, взяв за подбородок, заставил ее поднять лицо к свету. У него был серьезный, деловой вид, и все же с ней такого еще не было - никто и никогда не осмеливался касаться ее. Ничья рука никогда не трогала ее так нежно.
        - Стойте спокойно… - Он почти шептал. - Тут ссадина, но, думаю, шрама не останется.
        - Ничего страшного, - повторила Эннис дрожащим голосом. - Прошу вас, милорд…
        Адам убрал руку. И перевел глаза на ее губы. Удушливая волна подкатила к горлу Эннис. Жарко, просто нечем дышать… Почему же тогда она дрожит?
        - Мне нужно к карете, милорд, - прошептала Эннис. - Я еду в Старбек.
        Адам на секунду замер, потом отступил в сторону.
        - Хорошо.
        Они молча пошли обратно, Адам протянул ей руку, чтобы помочь спуститься с пригорка, Эннис оперлась на нее. Когда они, наконец, вышли на дорогу и зашагали к перекрестку, она медленно заговорила:
        - Как вы думаете, милорд, с каких это пор по нашим дорогам, которые знакомы мне с детства, вдруг стало опасно ездить в одиночку?
        Адам пожал плечами.
        - Такие времена, миледи. Народ в этих местах и раньше был нищий, а мистер Ингрэм окончательно взял крестьян за глотку. Вы сами видели, как все настроены против постов, которые он ставит. И еще неизвестно, кого они ненавидят больше - рвача Ингрэма или вашего кузена Чарлза Лефоя, которого считают перебежчиком и предателем. Возможно, ваш кузен до сих пор не осознал, как сильно его ненавидят… или считает, что плата, которую он получает у Ингрэма, стоит риска.
        - Как вы можете такое говорить, милорд? - возмутилась Эннис. - Вы же не знаете, почему Чарлз решил работать на мистера Ингрэма!
        Адам усмехнулся.
        - А вы сами-то знаете? Вы верный друг, леди Вичерли, только ваша верность - не по адресу. Думаю, вы очень скоро в этом убедитесь.
        Эннис застыла как вкопанная посередине пыльной дороги.
        - Пожалуйста, объясните, что вы имеете в виду, милорд!
        - С удовольствием. Я говорю о Старбеке. Всем известно, что мистер Ингрэм положил на него глаз. Может быть, он уже предлагал вам продать Старбек. - Адам скользнул взглядом по возмущенному лицу Эннис. - Еще нет? Так скоро предложит. Он только ждет, когда Лефой проделает для него всю грязную работу.
        Брови Эннис взлетели вверх.
        - Вы о чем?
        - Да о том, что Лефой подготавливает почву. Как вы думаете, леди Вичерли, почему за последние два года в Старбеке не было постоянного арендатора? Объясняю. Ваш кузен сделал все, чтобы их не было. Он ждет, когда дом обрушится и вы будете не в состоянии его восстановить. Вот тогда на сцену выйдет сам мистер Ингрэм, который и предложит вам продать ему Старбек по дешевке. - Адам засмеялся. - А вы об этом не подозревали?
        - Нет! - выкрикнула Эннис и перевела дыхание, стараясь взять себя в руки. - И я вам не верю, сэр. Вы сами настроены против мистера Ингрэма и других стараетесь настроить.
        Адам пожал плечами.
        - Ну, не стану отрицать, я действительно презираю Ингрэма. Впрочем, это к делу не относится. Вы скоро сами увидите, что я прав.
        Эннис внимательно посмотрела на него из-под полей своей шляпы.
        - Вы ужасный человек, лорд Эшвик.
        - Почему? Только потому, что я говорю правду? - Он усмехнулся.
        - Нет, не поэтому. Вы сами знаете, почему. Рассорить меня с кузеном - вот чего вы добиваетесь.
        Адам посерьезнел.
        - Мне огорчительно слышать такое. - Он показал рукой в сторону кареты, к которой они почти подошли. - Ну что ж, поезжайте в Старбек. Посмотрите сами.
        - Я так и сделаю. - Эннис хотелось выглядеть уверенной и спокойной, но голос выдавал ее волнение. В душе ее шевелился страх, что все сказанное Адамом окажется правдой.
        - Только, прежде чем мы расстанемся, леди Вичерли, скажите мне, насколько ужасным вы меня считаете.
        - Я… ох… - Эннис не выдержала прямого взгляда Адама и потупилась. - Прошу меня простить, лорд Эшвик. Я хотела сказать, то, что вы говорите, ужасно, а не вы сами… - Эннис смущенно помолчала. - То есть… мне кажется, это нехорошо - говорить такие вещи.
        - Понимаю. - Адам криво усмехнулся. - Наверное, я должен вас поблагодарить за уточнение. - Он взял руку Эннис и прижался губами к ладони. - До свидания, леди Вичерли.
        Она сделала вид, что не замечает руки Адама, которую тот протянул, чтобы помочь ей сесть в карету, но он, нисколько не обескураженный, поддержал ее под локоть. Затем отступил на шаг и шутливо помахал рукой.
        - Езжай! - грубо приказала она кучеру. Даже когда карета на повороте свернула и Адам Эшвик остался далеко позади, его поцелуй все еще горел огнем у нее на руке.

        Обратный путь Эннис проделала без приключений, так что можно было спокойно подумать. А подумать ей было о чем. Но только вот, как она ни старалась сосредоточиться на угрожающем положении Старбека, мысли ее возвращались к Адаму Эшвику, причем не к язвительному Адаму, а к другому, тому, который так ласково смотрел на нее, и нежно гладил ее по щеке, и прижимал к себе, обняв за талию. При воспоминании об этом у Эннис заходилось сердце. Крайне недовольная собой, она наконец добралась до дома и обрадовалась, что гостей нет и она может поужинать в одиночестве. Не успела она закончить ужин, как раздался стук в дверь.
        - Ваш кузен пожаловал, - сообщила миссис Хардкасл, остановившись в дверях столовой и вытирая руки о фартук. Экономка многие годы работала у Лефоев и, когда Эннис вернулась в Англию, с радостью согласилась служить у нее. Умерший десять лет назад муж миссис Хардкасл был у Лефоев кучером. Ныне миссис Хардкасл была непререкаемой начальницей над немногочисленными слугами в доме на Черч-роу. - Мистер Лефой принес целую охапку цветов, - продолжала миссис Хардкасл. Она с сомнением посмотрела на Эннис. - А он случаем не собрался поухаживать, как вам кажется, мисс Эннис?
        Эннис с легким сожалением отложила книгу. Ей было так хорошо одной.
        - Сомневаюсь, Харди. Чарлз не выказывал никакого интереса в отношении сестер Кроссли.
        Миссис Хардкасл хмыкнула.
        - Ну, не знаю. Я такого громадного букета не видывала с самых похорон мистера Арбатнота. А вы, мисс Эннис, снова читали за едой? Это вредно, вы же знаете. Вам компания нужна, вот что я скажу.
        - Мне нравится моя собственная компания, - сказала Эннис, вставая. - Ладно, коли Чарлз уже здесь, я его приму. Пожалуйста, проведите его в гостиную.
        Войдя в гостиную, она застала его стоящим перед камином. В одной руке он держал большой букет роз, а другой нервно теребил галстук. При появлении Эннис его лицо просветлело, он шагнул к ней и поцеловал ее в щеку.
        - Как ты? Ко мне заезжал Бенсон, рассказал о том, что произошло у поста.
        - Очень мило с его стороны, - сдержанно проговорила Эннис. - Эти цветы для меня? Спасибо.
        - Они от мистера Ингрэма, - сказал Чарлз, неловко протягивая ей букет. - Он очень расстроился, узнав о случившемся.
        - Поблагодари его от меня. - Эннис положила цветы на столик. - Не скажу, чтобы это было приятно, но для меня все обошлось благополучно.
        Она села, и Чарлз, придвинув стул, сел напротив. У него был такой озабоченный вид, что Эннис с трудом сдержала смех.
        - Правда, Чарлз, со мной все в порядке. В самый критический момент подоспел лорд Эшвик. Боюсь, правда, твоя карета слегка пострадала.
        - Бог с ней, с каретой. - Чарлз подался вперед. - Эллис говорил мне про Эшвика. Наверное, я должен быть благодарен ему за то, что он спас тебя, хотя, если хочешь знать, он уже не первый раз неожиданно появляется там, где что-то подобное происходит. Я уверен, он сам все и подстраивает.
        Эннис удивленно подняла брови.
        - Только не в этот раз, Чарлз. Когда все началось, его там и в помине не было. Виноваты возчик по имени Марчент и второй, который был с ним. Это они начали перепалку.
        - Эллис говорил, - хмуро подтвердил Чарлз. - Но ведь, чтобы устроить беспорядки, не обязательно быть непосредственно среди бунтовщиков, можно действовать и иначе. Брат Эшвика, например, приходский священник в Айнхоллоу и своими проповедями настраивает людей против, как он выражается, эксплуатации. Эннис вздохнула.
        - Если он такой, как лорд Эшвик, то вряд ли его послушают.
        Чарлз пристально посмотрел на кузину.
        - А мне казалось, он тебе нравится.
        Эннис спокойно выдержала его взгляд. В словах брата была доля правды, но она не собиралась в этом признаваться.
        - С чего ты взял?
        - Только не пытайся меня обмануть, Эннис. В театре вы очень даже мило ворковали друг с другом.
        - Насколько мне известно, у лорда Эшвика есть с кем ворковать - с мисс Мардин. А ты, пожалуйста, не старайся уйти от разговора. Я имею в виду Старбек.
        - Значит, Старбек. И что же ты о нем думаешь?
        - Он в ужасном состоянии, Чарлз. Крыша такая дырявая, что в одной спальне настоящий водопад, передняя дверь рассохлась и треснула по всей длине. Некоторые окна побиты, дом кишит мышами. - Эннис безнадежно махнула рукой. - Вообще кругом царит такое запустение, что понадобится куча денег, чтобы привести все в порядок. А ты ведь знаешь, у меня таких денег нет.
        Чарлз усталым жестом пригладил волосы.
        - Я старался, Эннис, но что я могу сделать? То, что ты мне посылала, я отдавал Тому Шепарду на содержание хозяйства. На все просто-напросто не хватает.
        - Он мне говорил. - Эннис налила рюмку бренди и протянула Чарлзу. - По его словам, денег было совсем мало, а ты почти не показывался там.
        Лицо Чарлза приняло виноватое выражение.
        - Ну, я в последнее время был очень занят, - пробормотал кузен, краснея. - Работа на Ингрэма… - Он выразительно пожал плечами.
        - Том рассказал мне, что последние два года выдались неурожайными и нынешняя зима тоже была плохая. Люди еле сводят концы с концами.
        Чарлз поерзал и наклонился вперед.
        - Эннис, я знаю, ты против продажи имения, но все-таки подумай об этом.
        - Нет! - вырвалось у Эннис. Она вскочила на ноги и забегала по комнате. Потом остановилась напротив Чарлза. - Одна из причин, почему Старбек в таком ужасающем состоянии, - это то, что вот уже два года там не было постоянных жильцов. - Она помедлила. - Скажи мне, Чарлз, ты действительно пытался… по-настоящему… найти арендатора?
        Чарлз отвел взгляд, крутя в руках пустую рюмку.
        - Ну, конечно же, я пытался…
        - Понимаю. - Эннис стало зябко. - Естественно, ты пытался…
        - Все не так плохо, - ободряюще проговорил Чарлз. - Мистер Ингрэм с удовольствием купит у тебя Старбек.
        Эннис пристально смотрела на кузена.
        Чарлз поднялся на ноги.
        - Мне надо идти. Прошу тебя, Эннис, подумай над предложением Ингрэма. Это решит все твои проблемы. - Он подошел к Эннис и наклонился поцеловать ее в щеку. Ей пришлось сделать немалое усилие, чтобы не оттолкнуть его.
        - Покойной ночи, Чарлз, - выдавила она.
        Кузен ушел, а Эннис села у окна и стала смотреть на темный сад. Ей претила самая мысль о том, чтобы продать Старбек. Это было все равно, что лишиться части своей независимости. Чарлзу она больше не верила. Все пошло так, как предсказывал Адам Эшвик.
        Эннис поймала себя на том, что вглядывается в освещенные окна соседнего дома, где жил Адам. Интересно, подумала она, он сейчас здесь или остался в Айнхоллоу? И когда она увидит его снова? Рассердившись на себя за то, что думает об этом, Эннис задернула шторы и легла в постель, и ей приснился прекрасный сон, в котором Адам подхватывал ее и усаживал в седло.

        Глава четвертая

        На следующий день приехали Фэнни и Люси Кроссли. Обе были в восторге и взахлеб рассказывали о том, как их принимали в семействе Энсти. Тем же вечером был бал у Гренби, а наутро Люси сообщила, что лейтенант Норвуд предлагает прокатиться до Хоудена, к реке Нид.
        - Это не очень далеко, погода стоит теплая, мы прекрасно проведем время, - сказала она, просительно глядя на Эннис. - Ну пожалуйста, леди Вичерли, ну давайте поедем!
        Эннис колебалась. С одной стороны, она видела, что Люси и Барнеби Норвуд увлечены друг другом, и была совсем не против этого, даже наоборот. Мистер Норвуд - вполне надежный молодой человек. Однако, с другой стороны, он дружит с лейтенантом Гривсом, а уж чего Эннис категорически не хотела, так это сближения между ним и Фэнни. В конце концов она все же не устояла перед мольбами Люси и согласилась, утешаясь мыслью, что с ними поедет также сэр Эверард Добл. Молодой баронет явился в канотье, украшенном разноцветными лентами, с томиком стихов под мышкой, чем явно рассмешил Люси и Фэнни, которые заговорщицки перемигнулись.
        День обещал быть жарким, и Эннис надела бледно-розовое муслиновое платье, с которым прекрасно сочетались соломенная шляпа и бледно-розовый зонтик от солнца. При ее появлении Люси широко открыла глаза.
        - О, леди Вичерли, вы выглядите потрясающе! Фэнни скривилась.
        - Вы кажетесь слишком молодой для компаньонки, - осуждающим тоном сказала она.
        Погода была великолепная, компания отправилась в путь в самом радужном настроении. Оба лейтенанта - Норвуд и Гривс - весело переговаривались с девушками, сэр Эверард погрузился в чтение своей книги, а Эннис смотрела в окошко. Спустя полчаса вся компания покинула карету. Фэнни и Люси болтали, не умолкая ни на минуту. Эннис, убедившись в том, что Фэнни ведет под руку не лейтенант Гривс, а сэр Эверард, медленно пошла сзади, наслаждаясь прохладой.
        Они вышли на широкий луг, подступавший к самой реке. Тут лейтенант Гривс остановился и стал с завываниями декламировать стихи, явно насмехаясь над сэром Эверардом. Тот оскорбленно нахмурился и пошел дальше один. Девушки захихикали. Эннис с возмущением отвернулась - и заметила у реки человеческую фигуру. Мужчина стоял под ивой, устремив взгляд туда, где за заливным лугом утреннюю дымку прорезал острый шпиль церкви. Заслышав голоса, он недовольно обернулся, сделал шаг в сторону, как будто собираясь уйти, и остановился. Эннис со смешанным чувством удивления и радости узнала Адама Эшвика.
        Она растерялась, не зная, что ей делать. Он явно пришел сюда, чтобы побыть в одиночестве, но вместе с тем было бы невежливо сделать вид, будто она его не заметила, ведь они узнали друг друга. После минутного колебания Эннис направилась к нему. Адам приветствовал ее легким поклоном.
        - Здравствуйте, леди Вичерли.
        По его тону трудно было понять, рад он ее видеть или нет.
        - Добрый день, лорд Эшвик. Какое красивое место.
        Его губы изогнулись в улыбке.
        - Действительно очень красивое. Я сюда часто прихожу, когда хочется побыть одному.
        Яснее не скажешь. Эннис покраснела, досадуя на Адама за излишнюю прямоту и на себя за то, что обрадовалась, увидев его.
        - Тогда прошу прощения, что нарушила ваше одиночество, сэр.
        Она хотела было уже уйти, но он задержал ее.
        - Извините меня, леди Вичерли, случайно сорвалось с языка. Побудьте со мной немного.
        Эннис заколебалась. Она вполне могла удалиться, предлог у нее был - Фэнни с Люси носились как угорелые по лугу, крича и визжа самым неприличным образом. Норвуд и Гривс делали из веток что-то вроде плотов и собирались устроить соревнование по гребле. Сэр Эверард стоял в сторонке, скрестив руки на груди, и неодобрительно смотрел на происходящее.
        - Пожалуйста, не уходите. - Настойчивый голос Адама оторвал ее от размышлений. - Если я с кем и хочу любоваться видом вместе, так только с вами, мэм.
        Кровь бросилась в голову Эннис, и она снова залилась краской под испытующим взглядом Адама.
        - Я с удовольствием побуду с вами в тенечке, если это вам не мешает, милорд, - проговорила она. - Но только одну минуту.
        Адам показал на стоявшую у самой воды деревянную скамью. Они сели.
        - Я надеюсь, вы полностью оправились после того, что случилось на дороге, - сказал Адам. - Нет никаких болезненных последствий? Эннис засмеялась.
        - Благодарю вас, милорд, ничего нет. И вообще я не столь впечатлительна, чтобы долго переживать из-за подобной ерунды.
        В глазах Адама засветилась улыбка.
        - А я ничего такого и не думал, просто полагается об этом спросить. Вы не похожи на хрупкий цветок, леди Вичерли.
        - Ну, надеюсь, так оно и есть на самом деле. Как бы я проложила себе путь в этой жизни, если бы переживала по любому поводу!
        Адам слегка откинулся назад, положив руку на спинку скамьи. Оттого, что его рука оказалась совсем близко от ее плеча, Эннис охватило волнение.
        - И давно вы… прокладываете себе путь, мэм?
        - С тех пор, как умер мой муж, милорд. Уже восемь лет.
        - И что, у вас не было родственников, которые могли вам помочь, когда вы овдовели?
        - Были и есть. - Эннис слабо махнула рукой. - Сибелла с Дэвидом предлагали мне жить у них, и Чарлз тоже, но мне не хотелось никого обременять. - Она улыбнулась. - Кроме того, я деятельный человек, милорд. Я не смогла бы проводить свои дни, ухаживая за цветами и заваривая чай, когда можно заняться чем-то более полезным.
        - Да еще Старбек на вас.
        - Да, Старбек. Это мое запасное убежище. Только… - она нахмурилась, - он, к сожалению, не таков, каким бы я хотела его видеть. Я была просто потрясена, приехав туда позавчера. Адам кивнул.
        - Этого я и боялся. - Он посмотрел ей в глаза. - Извините меня за то, что я наговорил про вашего кузена и Старбек.
        Эннис растерянно отвела глаза, охваченная противоречивыми чувствами. Чарлз ее двоюродный брат, но Адам… Адам был прав.
        - Прошу, не извиняйтесь, милорд. Я поговорила с Чарлзом.
        - И, полагаю, все выяснили. Это очень тяжело - не ладить с родным человеком, когда ты так одинок в этом мире.
        - Да, вы правы, сэр, - кивнула она. - Сибелла и Чарлз - это все, что у меня есть, и они мне очень дороги.
        С минуту они сидели молча, глядя на другой берег реки.
        - Моей покойной жене очень нравился этот вид, - неожиданно сказал Адам. - Мы с ней часто гуляли по берегу и останавливались здесь отдохнуть. Я заказал для нее этот пейзаж, но она умерла, не дождавшись его.
        Порыв ветра покрыл рябью речную гладь и принес отдаленные крики мужчин и взволнованные восклицания девушек. Фэнни стояла на мосту, перевесившись через перила, а лейтенант Гривс наклонился над ее плечом, глядя в реку и что-то показывая. Сэра Эверарда видно не было.
        - Мне очень жаль, - сочувственно проговорила Эннис. - Я слышала, вы женились совсем молодым и были очень привязаны к своей жене. Адам улыбнулся невеселой улыбкой.
        - Пять лет она была светочем моей жизни, леди Вичерли, - сказал он тихо.
        Эннис вдруг помрачнела.
        - Я вам завидую, милорд. - Она резко встала. - Извините, пожалуйста, но я не могу надолго оставлять девушек одних.
        Адам поднялся. Он не сказал больше ни слова, но Эннис ощущала спиной его взгляд все время, пока шла через луг. Ей было больно, и она знала почему: ей горько сознавать, что она сама никого не сделала счастливым; к своему стыду, она ревнует Адама к его жене, с которой он был счастлив. Достигнув моста, она все-таки обернулась. Просто не могла не обернуться. Но Адам исчез.

        В тот вечер Фэнни и Люси Кроссли ушли спать рано, а Эннис еще какое-то время сидела с книгой, наслаждаясь тишиной и покоем. Наконец часы пробили четверть первого, и она со вздохом отложила книгу. Спать не хотелось, но глаза устали от чтения при слабом свете свечей, да и дневная жара сменилась ночной прохладой. Надо поспать.
        Эннис задула свечи, кроме одной, которую взяла с собой, и медленно поднялась по лестнице.
        Дверь в спальню Фэнни Кроссли была приоткрыта, и по коридору гулял легкий сквозняк. Эннис нахмурилась. Фэнни не любила холод и постоянно жаловалась, что в Хэррогейте все время мерзнет. Тем более странно, с чего вдруг она оставила открытым окно. Эннис осторожно отворила дверь пошире, подняв свечу над головой. Поток воздуха из окна качнул пламя, и оно легонько затрещало, бросая колеблющиеся тени на кровать. Пустую.
        За предыдущие месяцы Фэнни не раз и не два испытывала терпение Эннис, но на сей раз перешла все границы. Пустая постель, расстеленная, но нетронутая. Окно настежь, девушки нет… О причине догадаться было нетрудно. Фэнни или бежала с возлюбленным, или отправилась на свидание с ним.
        Нет, вряд ли бежала. В таком случае Гривс наверняка залез бы в комнату и они, может быть, даже порезвились бы в постели. Конечно, это были просто догадки, с Эннис такого еще не случалось, но, как ей было известно, с другими компаньонками бывало. Она более внимательно осмотрела комнату. Нет, постель в полном порядке, эта паршивка даже не позаботилась о том, чтобы сделать вид, будто ложилась. В этом была вся Фэнни - самоуверенная, легкомысленная, готовая поставить на карту все ради легкого флирта…
        Эннис прошла через комнату, поставила свечу в подсвечник и огляделась. Никакой записки не было, и это укрепило Эннис в мысли, что вряд ли девушка бежала. Все вещи в шкафу были на месте, и Эннис вздохнула с облегчением. Конечно, случается и так, что девушка убегает, ничего не взяв с собой и ни о чем не думая, кроме любви, но Фэнни не из таких… и, уж во всяком случае, не убежала бы с тем, кто не знатен.
        Эннис выглянула в окно. Интересно, как Фэнни удалось уйти? Нет ни стремянки, ни водосточной трубы, по которой можно было бы спуститься. Сама она сидела в гостиной и услышала бы шаги на лестнице. И все же Фэнни каким-то образом ускользнула, и Эннис была убеждена, что дело не обошлось без лейтенанта Гривса. Фэнни хотела выйти замуж непременно за титулованного господина, почему и ухватилась за кандидатуру Эверарда Добла. Только вот сэр Эверард был скучен, а Фэнни так хотелось немножко тайных восторгов и страстных поцелуев. И тут подвернулся лейтенант. Недаром Эннис опасалась, что от него будут неприятности.
        Возможно, Фэнни в саду за домом, целуется с лейтенантом Гривсом под луной. Эннис заперла окно на щеколду, прикрыла дверь и направилась к себе в комнату, чтобы надеть пальто, шляпу и туфли. Идя к лестнице, по пути она осторожно приоткрыла дверь в спальню Люси и заглянула внутрь. Девушка спала, слышалось ее глубокое, ровное дыхание. Эннис закрыла дверь, на цыпочках прошла по коридору, спустилась в холл и через дверь, ведущую в сад, шагнула в темноту.

        В соседнем доме одно окно было освещено. Адам Эшвик со своим младшим братом Эдвардом сидели в кабинете и играли в карты, попивая бренди. Братья были очень похожи - смуглые лица с резкими чертами, густые темные волосы, только в шевелюре Эдварда не было седины. И вообще внешность младшего брата была не столь выразительна, как старшего.
        - Сколько приглашений, надо же, - с усмешкой сказал Эдвард, кивая в направлении каминной доски, где громоздился целый ворох тисненых визитных карточек. - Мама и мы с Деллой никогда столько не получаем, когда тебя нет в городе.
        Адам хмыкнул.
        - Думаешь, я должен чувствовать себя польщенным?
        - Ну, я бы чувствовал. Что ни говори, люди предлагают тебе свое вино и своих дочерей.
        - Не скажу, что это приятно. Ни то и ни другое мне не нужно, у меня есть чем заняться. - Адам бросил карты на стол. - Ты выиграл, братец!
        - Ну вот, совсем другое дело. - Эдвард собрал карты и стал тасовать. - Ты меня удивил, Эш, так быстро вернулся из Айнхоллоу. Неужели из-за мисс Мардин?
        - Да нет. - По его лицу скользнула ироническая усмешка. - Я уверен, найдется масса джентльменов, которые будут рады за ней поволочиться.
        - Обычно женщине необходим как раз тот, кто ее сторонится, - глубокомысленно произнес Эдвард.
        Адам расхохотался.
        - Мудрые слова из уст викария.
        - Между прочим, здесь, в Хэррогейте, познаешь жизнь лучше, чем в Лондоне, - проворчал Эдвард.
        - Вполне возможно. Но я все же уверен, что мисс Мардин не будет по мне тосковать. Когда мы последний раз с ней виделись, она каталась с неким лейтенантом Гривсом… насколько я знаю, он в родстве с лордом Фармором и имеет неплохие шансы на то, чтобы и самому скоро заиметь титул. А еще она пила воду с сэром Эверардом Доблом и положила глаз на Чарлза Лефоя. По-моему, вполне достаточно для женщины, даже такой неуемной, как мисс Мардин.
        Эдвард фыркнул в бокал с бренди.
        - Ну ты даешь, Эш!
        - Ты не заметил вчера вечером, как она уехала из театра с кем-то из своих обожателей? Уж чего у Марго не отнимешь, так это быстроты.
        - А весь город наверняка подумал, что это твоя карета, - заметил Эдвард.
        - Пусть себе думают что хотят. - Адам пожал плечами. - Кстати, вчера было довольно интересно. Делла у нас ужасно вежливая - позволила себе разговаривать с Чарлзом Лефоем, при том что он человек Ингрэма.
        - Ну и что? - Эдвард замялся. - Я вот думаю иногда… - Он умолк.
        - Что?
        - Ну… - Эдвард покраснел. - Ничего. Просто я думаю иногда, почему Делла после смерти Хамфри осталась в Хэррогейте?
        Адам поднял брови.
        - Да потому, что Айнхоллоу ее родной дом, разве не так?
        - Так, конечно. - По лицу Эдварда было видно, что он хотел сказать что-то еще, но не решился. - Когда она была помоложе, ей очень нравился Лондон с его блеском…
        - Она всего год как стала вдовой, - заметил Адам. - Вот снимет траур, может, решит вернуться в Лондон.
        Эдвард кивнул.
        - Бедная Делла. Была такая молоденькая, когда ее выдали за этого ничтожного типа, да еще больного. - Он искоса взглянул на Адама. - Она, наверное, ровесница твоей леди Вичерли.
        - Никакая она не моя леди Вичерли, - холодно произнес Адам, взяв из колоды карты и внимательно изучая их. Он обнаружил, что никак не может сосредоточиться. Слова
“твоя леди Вичерли” засели у него в мозгу точно заноза. Он поднял глаза и наткнулся на пристальный взгляд брата. - Черт тебя побери! Что ты имеешь в виду?
        - Ничего особенного. Просто ты показался мне таким довольным, когда разговаривал с ней в театре. Ну, и еще, ты ведь сам мне рассказывал, как спас ее на дороге.
        Адам улыбнулся.
        - Между прочим, я ее сегодня снова встретил.
        - Значит…
        - Значит что?
        - Ну, ты ею заинтересовался… Ведь так? Зачем ты делаешь вид, что ничего не понимаешь?
        - Ну уж нет, извините. Да, мне доставляет удовольствие разговаривать с леди Вичерли; пусть Лефой понервничает, глядя, как его кузина общается с его врагом.
        Эдвард помрачнел.
        - Так что же, выходит, ты используешь леди Вичерли?
        Адам тряхнул головой.
        - Нет, нет, ни в коем случае. Она мне нравится. - Он помедлил. - Если хочешь знать, она мне очень нравится.
        Эдвард присвистнул.
        - Понятно. Адам вздохнул.
        - Как я понял, Эннис Вичерли не признает брака. У меня сложилось впечатление, что она превыше всего ставит свою независимость. Вообще в этом смысле она необыкновенная женщина.
        - Если вспомнить, что она была замужем за сэром Джоном Вичерли, то я ее хорошо понимаю, - сказал Эдвард.
        - Да? - удивился Адам.
        - Этот Вичерли был прожженным морским волком. - Эдвард качнул головой. - Не думаю, чтобы он добился чего-то на флоте, зато уж дома отвел душу. Как я слыхал, он обращался с ней как со своими матросами. Правил, так сказать, железной рукой. Я еще удивляюсь, как она тогда не взбунтовалась.
        Адам задумался. То, что он услышал, в значительной мере объясняло, почему Эннис настроена против брака. Но что заставило ее выйти за сэра Джона Вичерли? Она сказала, что вдовствует уже давно, значит, вышла замуж совсем молоденькой. Может, искала, на кого опереться. Такое часто бывает.
        - Ты вроде сказал, что ездил сегодня в Хоуден, - заметил Эдвард. - Это там ты встретил леди Вичерли?
        - Да. Я был у реки, где мы любили гулять с Мэри. И туда приехала Эннис Вичерли с этими своими ужасными девицами и двумя смазливыми офицерами, и с ними еще был этот занудный Эверард Добл.
        - Я слыхал, он ищет богатую невесту. - Эдвард ухмыльнулся. - Наверное, надеется, что какая-нибудь из девиц Кроссли украсит его поместье.
        Адам засмеялся.
        - Ее приданое уж точно его украсит! - Адам глотнул бренди, возвращаясь мыслями к встрече с Эннис Вичерли. Что-то было такое в этой женщине, что заставляло его то и дело вспоминать о ней. Она была подкупающе прямодушна и искренна, и он сам не заметил, как стал рассказывать о себе, о своей любви к Мэри, а ведь ему было совсем не свойственно откровенничать с кем бы то ни было, и уж тем более со случайным знакомым. Это казалось странным, но с Эннис он чувствовал себя свободно.
        - Эш? Ты где витаешь? - послышался голос Эдварда. - Зачем ты сбросил бубновую даму, которая наверняка тебе нужна, и к тому же не отвечаешь на мои вопросы?
        - Прости. Так о чем ты меня спрашивал?
        - Я спрашивал, когда ты поедешь в Айнхоллоу. - Эдвард взял бутылку и наполнил бокалы.
        - Думаю, на днях. - Адам вздохнул, неохотно отрываясь от мыслей об Эннис. - Сам знаешь, там требуется много чего сделать, а пока я выплачиваю Ингрэму долги Хамфри, у меня очень туго с деньгами. И все же это меня не оправдывает, надо признаться, я в последние девять лет был очень нерадивым помещиком.
        Эдвард бросил испытующий взгляд на брата.
        - Я тебя понимаю, Адам. Надеюсь, тебе там будет не слишком тяжело.
        Адам беспокойно пошевелился. Его жизнь с Мэри была неразрывно связана с холмами и вересковыми пустошами Йоркшира, и после ее смерти все, куда ни глянь, напоминало о ней, болью отзываясь в сердце. В Лондоне, городе безликом и суетливом, ему было легче. Девять долгих лет он старался не заезжать в Айнхоллоу. Но сегодня, гуляя по берегу реки, он почувствовал, что, хотя воспоминания никуда не исчезли, прежняя боль ушла.
        - Думаю, я справлюсь, - медленно проговорил он.
        Эдвард с улыбкой поднял бокал.
        - Тогда давай выпьем за Айнхоллоу. Они выпили.
        - И за будущее, - сказал Эдвард.
        Адам улыбнулся. Его мысли снова обратились к Эннис Вичерли. При их первой встрече ему подумалось, что было бы неплохо познакомиться с ней поближе. С той поры они встречались уже не раз, но это желание не только оставалось, но и усиливалось. Ему хотелось большего. Это наводило на серьезные размышления.
        Адам отодвинул штору на высокой застекленной двери, ведущей на террасу, и открыл задвижку. Дверь распахнулась.
        - Пойду подышу свежим воздухом. Увидимся утром.
        - Покойной ночи, - отозвался Эдвард и осушил свой бокал.
        Адам шагнул за порог.

        Стояла ясная июльская ночь.
        Эннис обошла весь сад, но никого не нашла. Это показалось ей странным, ведь сад, окруженный высокой стеной, был прекрасным местом для тайного свидания. Неужели Фэнни настолько легкомысленна, что отправилась на свидание куда-то далеко от дома? Эта мысль встревожила Эннис, потому что вероятность побега Фэнни становилась все отчетливее. Эннис уже собиралась войти в дом и поднять тревогу, когда вдруг заметила, что в траве что-то белеет.
        Это был носовой платок, и лежал он возле задней калитки. Эннис подобрала его. От белоснежного батистового платочка пахло лавандой. Как раз эти духи любила Фэнни. Эннис со вздохом отворила калитку и ступила на тропу, отделявшую сад от соседского. Здесь, между высокими стенами, было совсем темно. Эннис заколебалась, идти ли ей дальше. Нет, она не боялась, просто, несмотря на платок, ей не верилось, что Фэнни может находиться здесь. По разумению Эннис, эта избалованная девушка, привыкшая к комфорту, каковой дает богатство, вряд ли отправилась бы на свидание в такое неуютное место. Эннис прошла немного вперед, вглядываясь в темноту, и решила вернуться домой. Ну, ничего, она задаст перцу этой несносной девчонке, когда та найдется. Эннис резко развернулась, сделала шаг - и внезапно столкнулась с кем-то, кто стоял почти за ее спиной.
        - Ой! - У Эннис перехватило дыхание. Это была точно не миниатюрная Фэнни и не тонкий как хлыст лейтенант Гривс. Мужчина, с которым она столкнулась, был высок, могучего телосложения. Эннис попыталась отодвинуться, но мужчина крепко обхватил ее руками. Лица его в темноте было не видно, однако сквозь стук собственного сердца она слышала его дыхание и даже плотная ткань пальто не мешала почувствовать тепло его рук.
        Эннис знала - надо что-то делать, прежде чем она окончательно лишится способности сопротивляться. Она согнула ногу и ударила незнакомца коленом в пах.
        Адам задохнулся от боли. Только что он держал в объятиях женщину - он почему-то сразу догадался, что это Эннис Вичерли, - а в следующее мгновение вспышка боли - и она вывернулась. И где только она научилась этому приему?
        - Лорд Эшвик? Лорд Эшвик! Вам больно? - донеслось до его затуманенного сознания. Опираясь рукой о стену, чтобы не упасть, Адам пытался восстановить дыхание.
        - Еще как больно, леди Вичерли. Но вы же этого и хотели, ведь так?
        В ответ молчание.
        - Мне ужасно жаль, - послышался, наконец, ее дрожащий голос. - Я не знала, что это вы, лорд Эшвик. Если б знала, я бы вас не ударила.
        Адаму хотелось выругаться.
        - Вы правильно сделали, - сердито проворчал он, выпрямляясь. - Станете гадать, кто это, а потом будет поздно.
        - Вот и папа мне то же самое говорил, - обрадовано сказала Эннис. - Говорил ни в коем случае не колебаться.
        - Вижу, вы хорошо усвоили его уроки, - ворчливо проговорил Адам, морщась от боли. - Точный удар.
        - Вы просто молодец, что так относитесь к этому. - Голос звучал уже почти весело. - Если б вы меня не схватили, ничего бы не было. Так что сами виноваты.
        Адам поджал губы. В ее словах есть доля истины, но для него их встреча такая же неожиданность, как и для нее!
        - Спасибо. На будущее буду знать, что хватать вас нельзя. - Он глубоко вдохнул. - Приношу свои извинения, леди Вичерли. Наверное, я был груб.
        - Извинения приняты. - Это было сказано учтиво-светским тоном. - В конце концов, я причинила вам боль.
        - Это точно.
        Наступило молчание, нарушаемое лишь шумом ветра в кронах деревьев. Вдали прогремела по булыжной мостовой телега, и снова стало тихо.
        - А как вы догадались, что это я? Тут ведь так темно.
        - Я узнал, кто это, как только дотронулся до вас, леди Вичерли. - Адам улыбнулся про себя, услышав, как Эннис резко вдохнула. - Это было не впервые, так как же я мог вас не узнать? У вас такая прекрасная фигура…
        - Лорд Эшвик! Адам засмеялся.
        - Уж компаньонки-то твердо знают: все мужчины одинаковы, да, леди Вичерли?
        Послышался сдавленный смешок.
        - Мне надо бы рассердиться на вас, но… но уж своих-то подопечных я всегда предостерегаю от таких мужчин, как вы!
        - Тогда… - голос Адама дрогнул, - вы наверняка знаете, как со мной обращаться, мэм.
        - Сомневаюсь. - В голосе сквозила растерянность, и Адам улыбнулся. - У меня нет личного опыта, милорд, как отшивать бабников.
        - Нет опыта? Но ведь и я не бабник.
        - Правда?
        Она как будто сомневалась. Адам был тронут. Эннис Вичерли, которую он встречал прежде, была более уверенной в себе, сейчас же, казалось, говорит юная, неопытная девушка. Странно, настоящая компаньонка как будто не должна теряться ни при каких обстоятельствах.
        - Должна признать, сэр, при свете дня вы вели себя вполне прилично, но…
        - Но что?
        - Осторожность никогда не помешает. Я не очень хорошо вас знаю.
        - Можете мне поверить, я абсолютно неопасен. - Адам взял ее руку. - Мне остается только жалеть, что вашей первой мыслью было, как от меня защититься. Если б вы узнали меня, то поняли бы, что я не причиню вам вреда.
        - Я не знала, что это вы, лорд Эшвик. Мне показалось, что это вы, но точно я не знала. - В ее голосе слышалось смущение. - То есть угрозы я не чувствовала, но ведь не всегда можно положиться на интуицию.
        Адам потянул ее за руку к калитке, где было светлее. Ее лицо, освещенное луной, показалось ему на удивление юным, чистым и открытым, какой была она сама. Только вот губы… Наверное, она и сама не знает, какие у нее чувственные губы. Было нелегко остаться неподвижным и не впиться в них поцелуем. В висках стучала кровь. Адам нерешительно протянул руку и потрогал ее волосы. Они были мягкие как шелк.
        - Между прочим, я до сих пор не знаю, как вы здесь оказались, - заговорил Адам. Он знал - она сейчас уйдет, а ему ужасно не хотелось ее отпускать. Выражение ее лица изменилось, словно она внезапно вспомнила о чем-то важном.
        - Ох, я совсем забыла! Я кое-кого искала. Адам поднял брови.
        - Одну из ваших девушек?
        - Да… - Эннис юркнула в калитку. - Извините, пожалуйста, милорд. Мне надо идти.
        Адам поднял руку.
        - Минутку! - Да?
        - Я могу завтра заехать к вам с визитом?
        Эннис нахмурилась.
        - Нет, это невозможно. Вы же знаете, я компаньонка.
        - Ну и что?
        - Это вызовет пересуды. Люди скажут, что я легкомысленная, флиртую с мужчинами. Нет, нельзя.
        Адам не сдавался.
        - Не понимаю, что такого в том, что я нанесу вам визит. Разве у вас нет своего личного времени?
        Эннис слегка улыбнулась.
        - К сожалению, нет. Компаньонка всегда на посту. Потому я и здесь, кстати. Все, мне надо идти, извините.
        - Подождите, - пробормотал Адам и, не успела Эннис понять, что происходит, перегнулся через калитку, притянул ее к себе и поцеловал в губы.
        Эннис опешила от неожиданности, а он, не давая ей опомниться, обхватил одной рукой ее за талию и, прижав к дощечкам калитки, поцеловал снова, на сей раз неторопливо и по-настоящему, заставив ее разомкнуть губы. Почувствовав, как она обмякает, он притянул ее еще ближе, кляня разделявшую их калитку. Она не сопротивлялась, мало того - она как будто отвечала! Желание вспыхнуло в нем. Он запустил пальцы в ее волосы. Внезапно она вздрогнула и подалась назад, упершись руками ему в грудь.
        - Не надо, прошу… - Она растерянно смотрела на него, прерывисто дыша. - Этого нельзя.
        Он попытался снова взять ее за руки.
        - Но почему?
        - Потому что… - Эннис помедлила, словно не зная, что сказать, - я такими вещами не занимаюсь.
        - Только что занимались. И, могу поклясться, вам понравилось.
        - Мне… Да… Нет. Это не имеет значения. - Самообладание возвращалось к ней. - Почему вы вдруг решили меня поцеловать? - Казалось, она в самом деле не понимает.
        - Потому что мне так захотелось. А я боялся, что, если попрошу разрешения, вы скажете, что компаньонки не целуются.
        Она недоверчиво хохотнула.
        - Но так и есть, сэр. Мне до сих пор не верится, что вы это сделали.
        - Уж поверьте. И я с удовольствием сделал бы это снова.
        - Нет, не надо. - Эннис решительно отступила назад на несколько шагов. - Не подумайте, что я легкая добыча для ловеласов.
        - Я вовсе так не думаю, да и я, как я вам уже говорил, никакой не ловелас. И не имею обыкновения целоваться с компаньонками. Они в большинстве своем слишком стары и непривлекательны.
        Эннис прыснула.
        - Вы говорите глупости, милорд. И вообще позволяете себе лишнее.
        - Знаю. Откройте калитку.
        - Ни за что.
        - Ну откройте калитку, пожалуйста, Эннис.
        Она заколебалась. Уже мысленно празднуя победу своей мужской неотразимости, Адам наблюдал, как Эннис борется с собой. Он ждал.
        - Нет, не открою, - решительно произнесла она. - У меня определенное положение, милорд, и я не хочу им рисковать.
        Адам без труда мог сам открыть калитку… или перепрыгнуть через нее. Она бы не смогла ему помешать. Они оба это знали. И оба не двинулись с места, глядя друг другу в глаза. Желание толкало Адама вперед, но что-то его удерживало. Уважение. Сила воли и решимость Эннис поступать правильно вызывали у него восхищение, хотя у него и мелькала мысль отмахнуться от этого и добиться своего. Сердечное чувство… и уважение. Могучее сочетание. Такими вещами не разбрасываются.
        - Ну что ж, тогда покойной ночи, - неохотно проговорил Адам. - Надеюсь снова увидеться с вами.
        - Покойной ночи, милорд. - В голосе звучало облегчение. Или сожаление? Возможно, и то и другое вместе. - Вижу, вы были правдивы. Оказалось, вы не такой уж и бабник. - Она произнесла это без вызова, но не без удивления.
        Он невесело засмеялся.
        - Я же вам говорил, что я не такой. Но… я все-таки хотел бы увидеться с вами снова.
        - Уверена, вы передумаете, милорд. При свете дня все видится иначе. Покойной ночи.
        Она пошла по тропинке к дому. Адам с минуту постоял, затем вернулся в свой сад, а оттуда на террасу.
        Его жена Мэри умерла, когда ему было всего двадцать три года, и он, после первых месяцев, исполненных отчаяния и чувства безысходности, пустился во все тяжкие. Но все его старания забыть Мэри были тщетны. Любовницы, которых он менял с легкостью, прослыв женолюбом, все до единой были пресны и в высшей степени скучны, и в памяти постоянно всплывали воспоминания о покойной жене. Тогда Адам записался в армию и уехал на Континент, где сражался не столько против французов, сколько против преследовавших его демонов.
        Он был так молод, когда полюбил Мэри, что чувство пренебрежения, высокомерного снисхождения по отношению к женщинам, которое он замечал у многих своих сверстников, не успело коснуться его. Он представить себе не мог, как можно смотреть на свою жену только лишь как на украшение дома, на мать своих детей. Нет, конечно, ему необходимо было и первое, и второе, но вдобавок к этому он был страстно влюблен в свою жену. Теперь Адам понимал, что это была его первая, юношеская любовь, которая, будь Мэри жива, вполне могла перерасти во что-то более глубокое и основательное.
        Однако этому не суждено было сбыться. Вернувшись с Пиренеев, он не то чтобы сторонился женщин, нет, но не заметил среди них ни одной, которую ему хотелось бы видеть своей женой. Он ни разу даже не задумывался об этом всерьез. И за все девять лет его вдовства еще ни одна не возбудила в нем такой страсти, как Эннис Вичерли этой ночью. Наверное, он слишком долго обходился без женщин, отсюда и это внезапное, судорожное желание. Никто, кроме Мэри, не притягивал его с такой стремительной силой.
        Эннис Вичерли. Прямодушная и нежная, не юная девственница, но удивительно чистая женщина. Адаму вспомнились ее замешательство, податливость ее губ и их робкий ответ на его поцелуй. Такое не сыграешь, и при одной только мысли об этом внутри у него все напряглось.

        Эннис затворила калитку и закрыла ее на щеколду. Там, в темноте, она на несколько минут совсем забыла о Фэнни и о том, что вышла ее искать. Это было непростительно.
        Эннис слегка поежилась. По работе она встречалась со многими мужчинами, но только почти все они ее просто не замечали, глядя лишь на девушек, которых она опекала, и, думая об их приданом. Эннис не судила их за это. Она сама специально появлялась на людях в скучных, уродовавших ее платьях, стараясь казаться незаметной и непривлекательной. Иначе она и не могла поступать: кому нужна легкомысленная компаньонка? А вот Адам Эшвик ее заметил. Он узнал ее даже в темноте. Теперь, когда она осталась одна, Эннис как-то даже не верилось, что она позволила ему поцеловать ее.

“Я такими вещами не занимаюсь”.

“Только что занимались. И, могу поклясться, вам понравилось”.
        Ей действительно понравилось. Ее никто еще так не целовал. По правде говоря, ее вообще никто никогда не целовал. Во всяком случае, с такой нежностью и такой страстью, что она не могла им воспротивиться. Это было для нее полной неожиданностью.

“Мне до сих пор не верится, что вы это сделали”.

“Уж поверьте. И я с удовольствием сделал бы это снова”.
        Эннис не сомневалась в этом. Не надо лукавить: он хотел ее целовать, а она хотела, чтобы он ее целовал, хотела до боли в сердце, которая не утихла до сих пор.
        Эннис тяжело вздохнула. Что она делает? Это совершенно не входит в ее планы! Она вышла замуж совсем молоденькой, вышла по необходимости. Ни о какой любви не было и речи. Ну а теперь, когда ей двадцать семь лет, когда ей надо зарабатывать на жизнь и на содержание имения, она не имеет права и думать о какой-то там любви.
        Что ее тянет к Адаму Эшвику, Эннис поняла с самого начала, но чтобы с такой силой? . А он… обычно он держится холодно и насмешливо, даже и не подумаешь, что в душе он совсем другой - горячий, страстный. Эннис передернула плечами. Нет, в этот омут она не полезет.
        Эннис заторопилась к дому. Она сказала Адаму, чтобы не приходил, и вряд ли он осмелится заявиться с визитом. И это к лучшему, потому что кто знает, что она сказала бы ему, если б они увиделись снова. Оба почувствовали бы себя неловко, уж она во всяком случае. При ясном свете дня все выглядит иначе. То, что произошло, просто случайность, пусть ею и останется. А сейчас надо найти Фэнни. Войдя в прихожую, Эннис заметила, слабый свет, пробивавшийся из-под двери, ведущей в служебные помещения. В небольшом доме таких помещений было немного - комната дворецкого, кухня и маленькая столовая. Дворецкого у Эннис не было, в доме ночевали всего четверо слуг, не считая горничную, приехавшую с Фэнни и Люси. Все они в это время, должно быть, спят.
        Эннис открыла дверь и, спускаясь по лестнице, услышала звуки, словно по кухне бегала крыса. В неверном свете свечей перед Эннис открылась картина пира - стол был усыпан хлебными крошками, валялись куски сыра и ветчины. За столом сидела Фэнни и сосредоточенно жевала, ее ночная рубашка была обсыпана крошками. При виде Эннис на ее лице отобразилось смущение, впервые за все время их знакомства.
        - Ох, леди Вичерли! А я проголодалась…
        - Вижу, - сказала Эннис, чувствуя облегчение и одновременно немного сердясь. - Отряхни крошки, Фэнни, и иди спать. Смотри, как бы после сыра тебя не одолели кошмары.
        - Хорошо, мэм, - пробормотала Фэнни. Ее острые глаза заметили уличную одежду Эннис. - Вы выходили, мэм? - спросила она невинным голоском.
        - Я была в саду, - ответила Эннис. - Мне показалось, там кто-то ходит, и я пошла проверить.
        - Какая вы храбрая, мэм! - воскликнула Фэнни, делая большие глаза. - Хотя я и раньше так о вас думала. Я бы, например, ни за что не стала бродить в темноте. - Она засунула в рот кусок сыра и, как бы спохватившись, спросила: - Ну и как, там был кто-нибудь?
        - Никого, - ответила Эннис, поворачиваясь к двери. - Ни души.

        Глава пятая

        Эннис привыкла все держать в себе, а потому очень удивилась, когда назавтра, обедая с Сибеллой, почувствовала вдруг нестерпимое желание поделиться с ней. Но кузина очень любила посудачить о всяких любовных делах, поэтому Эннис рассказала лишь в общих чертах о своей встрече с Адамом Эшвиком, опустив детали, которые как раз и вызвали бы наибольший интерес у Сибеллы.
        - Так, - сказала Сибелла, когда Эннис закончила свой рассказ. - А ты не спросила лорда Эшвика, что он там делал посреди ночи? Странное время для прогулки на свежем воздухе. Тебе не приходило в голову, что он поджидал Фэнни или Люси? Что, если Люси, пока Фэнни пировала на кухне, собиралась выскользнуть из дома?
        - Это невозможно, Сиб. Ты же знаешь, Люси Кроссли влюблена в Барнеби Норвуда и в отличие от своей сестры не столь глупа, чтобы рисковать такой партией. Барни молод и хорош собой, да к тому же младший сын лорда Норвуда.
        - Ну, если уж на то пошло, лорд Эшвик тоже молод и недурен собой.
        - Ему тридцать два года, - возразила Эннис. - Да и красотой особо не блещет.
        Брови Сибеллы взметнулись вверх.
        - И где же, по-твоему, граница между молодостью и зрелостью?
        Эннис рассмеялась. Уже не первый раз они с Сибеллой спорили об этом, но сестра ни в какую не хотела признавать, что они стареют.
        - Ну, думаю, в двадцать шесть лет. Так что мы с тобой, дорогая, уже ее перешагнули.
        Сибелла посмотрела на свое дородное тело, облаченное в синее с белым шелковое платье.
        - Что же, тогда мне нравится быть зрелой! У меня трое прелестных детишек, прекрасный муж, удобный дом.
        - А ведь тебе еще и тридцати нет! - Эннис лукаво улыбнулась. - Дэвиду уже тридцать - и ничего, и Чарлзу в декабре исполнится тридцать, да и мне скоро…
        - Замолчи! - Сибелла протестующе выставила ладонь. - Тебе еще два с половиной года до тридцати.
        - Ты прекрасно выглядишь для своего возраста, - утешительным тоном сказала Эннис. - Никто не поверит, что тебе больше двадцати пяти.
        - Спасибо. - Сибелла дотронулась до своих белокурых кудрей. - Не то что ты, Эннис. Почему ты носишь эти безобразные платья, просто не понимаю! Они же тебя старят! С тобой и выйти-то куда-нибудь боязно, пока ты так одеваешься! У тебя такая прекрасная фигура. Если б ты ее не скрывала под этими ужасными платьями… - Сибелла замолчала, удивленно глядя на покрасневшее лицо Эннис. - Что я такого сказала?
        - Ничего, - торопливо ответила Эннис, со стуком ставя на стол чашку с блюдцем. “У вас такая прекрасная фигура”, - вспомнились ей слова Адама, и руки так задрожали, что она чуть не облилась чаем.
        Сибелла смотрела на нее с недоумением.
        - Что случилось, Эннис? Ты так покраснела.
        - Жарко, - пробормотала та. - Может, лучше поговорим о чем-нибудь другом?
        - Еще минуту. Ты что, не хочешь слышать мои советы? У тебя такие чудесные волосы, если б ты только их не прятала…
        - Нынче прямые волосы не в моде, - возразила Эннис, стараясь отогнать воспоминание о том, как Адам гладил ее по волосам.
        - У тебя прекрасная кожа, - упорно продолжала Сибелла.
        Эннис вздохнула.
        - И веснушки! О какой красоте может идти речь, если у тебя веснушки? Может, хватит об этом?
        Сибелла, общепризнанная красавица с юных лет, тоже вздохнула.
        - Просто я хочу сказать, что если б ты не одевалась как невесть кто, то что-нибудь да получилось бы.
        Эннис окончательно взяла себя в руки.
        - Если б я так не одевалась, ни один опекун или родитель не захотел бы иметь со мной дело. Ну вспомни тот случай, когда я нанялась в гувернантки и мне ума не хватило прикрыть голову! Такое впечатление, что мужчине достаточно увидеть белокурые волосы, чтобы удариться в романтическое настроение!
        - Тут ты права, - сказала Сибелла, самодовольно улыбаясь. - Я и сама это замечала.
        - Ну а я понятия не… - Эннис умолкла. Ей вспомнилось, что Адаму тоже понравились ее волосы. Господи, не надо было вообще заговаривать об этом с Сибеллой, от этого только хуже - снова нахлынуло все то, из-за чего она не могла уснуть ночью.
        Она подняла голову и наткнулась на удивленный взгляд Сибеллы.
        - С тобой все в порядке, Эннис? Ты какая-то рассеянная сегодня. Может, из-за встречи с Адамом Эшвиком?
        - Адам Эшвик тут ни при чем, - торопливо ответила Эннис.
        - Понятно. И все-таки это было, наверное, так романтично - встретить его в темном саду.
        Эннис нервно сглотнула. Ей ужасно хотелось сменить тему разговора, но Сибелла наверняка усмотрела бы в этом что-то подозрительное. Нет, надо сохранять спокойствие и вести себя как ни в чем не бывало.
        - Ну, ничего особо романтичного не было. Я искала Фэнни, а лорд Эшвик… ну… - Эннис замялась, подыскивая подходящие слова, чтобы случайно себя не выдать, - он был очень мил…
        - Мил? И только? - Сибелла округлила глаза. - Эннис, да половина женщин Хэррогейта отдали бы свои бриллианты, чтобы быть на твоем месте прошлой ночью, а для тебя он просто мил?!
        - Эти лондонские джентльмены способны на что угодно. Некоторые женщины просто не могут устоять перед такой внешностью.
        - А ты, конечно, другая, да? - Сибелла лукаво посмотрела на сестру. - Могла бы, по крайней мере, ему посочувствовать. Он пережил такое горе…
        - Да… - Эннис подумала о встрече у реки, когда Адам рассказал о своей любви к жене. Сердце легонько защемило. - Представляю, сколько женщин, узнав о прошлом лорда Эшвика, решат, что уж они-то сумеют помочь ему полюбить снова! - сказала она насмешливо. - И сколько слез будет пролито напрасно!
        - И это все, что тебе пришло на ум?! Неужели ты такая черствая? - взвилась Сибелла. - Тебе представляется возможность, за которую любая сообразительная женщина ухватилась бы обеими руками, и что же ты делаешь? Абсолютно ничего! Просто ужас какой-то!
        - Ладно, когда в следующий раз встречу лорда Эшвика в темноте, я, так и быть, последую твоему совету, - проговорила Эннис, поднимаясь на ноги. - Защитница бедных компаньонок, охотниц на лордов! - Она с трудом увернулась от диванной подушки, которую с поразительной точностью метнула в нее Сибелла. - Ох, Сиб, я этого не заслуживаю!
        - Еще как заслуживаешь. - Сибелла дернула шнурок звонка, вызывая горничную. - Когда возвращаются мисс Кроссли? Я глазам своим не поверила, когда ты приехала ко мне одна.
        - Сегодня вечером после театра, едут туда с семейством Энсти. Кстати, мисс Мардин сегодня не танцует, это меня радует. Дают “Херманштадтский лес”. По-моему, эта мелодрама как раз для Фэнни. Бедная Клара Энсти, вряд ли общество сестер доставляет ей большое удовольствие. Фэнни доводит ее до слез.
        - Неудивительно. - Сибелла зевнула. - Я уверена, пройдет несколько лет, и из-за нее будет лить слезы не только Клара. Знаешь, что она мне сказала? Что у меня вполне приличный вкус для жены мещанина. Тоже мне светская дама нашлась!
        - Противная девчонка, - согласилась Эннис. - Это у нее сейчас еще практики не хватает. Погоди, Фэнни покрутится в свете, вот тогда станет настоящей язвой.
        Сибелла фыркнула.
        - По мне, так она и сейчас настоящая язва. К тому же Дэвид никакой не мещанин, он дворянин.
        - Тебе повезло, другим приходится самим зарабатывать себе на жизнь.
        - Знаешь, Эннис, ни к чему тыкать этим в глаза. - Сибелла передернула плечами.
        - А ты не будь такой скобкой! - засмеялась Эннис. - Говорят ведь, что мир крутится вокруг денег.
        - Нет, я уверена, он крутится вокруг любви, - задумчиво проговорила Сибелла.
        Эннис, испугавшись, что Сибелла сейчас вернется к своей излюбленной теме, поспешила к двери.
        - Прости, но мне пора. Пока нет Фэнни и Люси, надо переделать кучу дел.
        Сибелла оживилась:
        - Поедешь по магазинам?
        - Да, хочу купить ткани на вечернее платье, ну и конечно, зайду в библиотеку.
        Сибелла стала подниматься.
        - Может, подождешь минут пятнадцать, я поеду с тобой. - Увидев выражение лица Эннис, она просительно произнесла: - Не бойся, это не займет целый час, клянусь! К тому же мы можем поехать в карете, это будет быстрее.
        Эннис, вздохнув, сдалась:
        - Ладно. Только я тебя знаю. Если ты намереваешься заехать к Роби, чтобы купить ту китайскую вазу, что мы видели на прошлой неделе, или начнешь ездить туда-сюда, выискивая что-нибудь по своему вкусу…
        Сибелла рассмеялась.
        - Нет, нет, ни за что! Хотя разве я не имею права купить себе что-нибудь, чтобы компенсировать мои потери, - ведь меня увидят с тобой, а ты в этом ужасном бумазейном платье!
        - Все, Сиб, можешь считать, что на меня твои нотации подействовали - вместо бумазеи куплю поплина.
        - Поплина? - воскликнула Сибелла, идя к двери. - На вечернее платье? Ах, Эннис, я не успокоюсь, пока ты не оденешься в шелк!
        - Харди, кто-нибудь заезжал, пока меня не было?
        Эннис, нагруженная пакетом с муслином, тремя книгами из общественной библиотеки и пачкой номеров “Лидс меркьюри” двухнедельной давности, которые в книжном магазине Харгрейва ей давали бесплатно, вошла в холл дома на Черч-роу и с облегчением вздохнула, освободившись от своей ноши.
        - Ну, так кто-нибудь заезжал?
        Миссис Хардкасл в раздумье посмотрела на Эннис, снимавшую жакетку, перчатки и капор.
        - Вы кого-то ждете, мисс Эннис?
        - Да нет, никого, - ответила та. Было бы приятно и волнующе услышать комплименты из уст Адама Эшвика при свете дня, хотя, если хорошенько подумать, Эннис предпочла бы просто забыть то, что произошло ночью. - Я думала, может, приезжала миссис Бартл, - торопливо добавила Эннис. - Она что-то такое говорила насчет театра на следующей неделе.
        - Ах, эта. Нет, не приезжала.
        - Ну ладно…
        - Была леди Копторн, - сообщила миссис Хардкасл. - Сказала, вы хорошо поработали с Фэнни, и интересовалась, не согласитесь ли вы повезти ее Эустасию в Лондон на малый сезон. - Миссис Хардкасл фыркнула. - Я ей сказала, что спрошу. Но между нами, мисс Эннис, вам, по-моему, лучше бы отказаться.
        - Почему? Ты не хочешь, чтобы я получила выгодную работу на осень?
        - Почему же не хочу, но, если вам не нравится Фэнни, знайте: эта мисс Копторн еще хуже. Не говорите потом, что я вас не предупреждала, мисс Эннис!
        - Я буду иметь в виду, - сказала Эннис, думая про себя, что это ужасно, но у нее нет выхода, приходится соглашаться на любую работу. Большая часть денег, полученных от опекунов сестер Кроссли, пойдет на ремонт Старбека.
        - Еще джентльмен заезжал, - сказала миссис Хардкасл, когда Эннис уже поднималась по лестнице.
        У Эннис забилось сердце, она остановилась.
        - Правда? И кто же?
        - Мистер Флитвик, - Глаза экономки лукаво блеснули. - Сказал, хочет еще раз взять мерку для зимних ботинок, которые вы заказали.
        - Спасибо, Харди. - Эннис вздохнула и продолжила свой путь.
        - Еще один джентльмен заходил, - послышался голос миссис Хардкасл. В нем слышались неодобрительные нотки. - Сын Френсиса Эшвика… Ой, книги, миссис Эннис!
        Библиотечные книги выскользнули из рук Эннис и скатились с лестницы под ноги миссис Хардкася.
        - Кошмар! - пробормотала экономка и, с трудом наклонившись, стала подбирать.
        Эннис подскочила и помогла ей выпрямиться.
        - Этот джентльмен… то есть лорд Эшвик… - Что?
        - Что он сказал, когда узнал, что меня нет дома?
        - Что вы вроде говорили ему, чтобы не приезжал.
        - Да, говорила, - растерянно подтвердила Эннис.
        - Ну, я его и спросила, зачем он утруждался, коли ему сказали не приезжать.
        - А он что ответил?
        - Что ему было приятно встретиться с вами ночью и хотелось бы выразить вам свое уважение при дневном свете.
        - Очень мило с его стороны, - с принужденной улыбкой сказала Эннис. - А что говорит загадками, то пусть себе.
        - Верно говорят, надо судить не по словам, а по делам, - согласилась миссис Хардкасл. - И вообще, вам, мисс Эннис, если кто и подойдет, так какой-нибудь эдакий необычный джентльмен.
        Эннис пожала плечами.
        - Но я не собираюсь больше замуж, действительно не собираюсь!
        Миссис Хардкасл похлопала ее по руке и вручила ей книги.
        - Забудьте вы про сэра Джона, дорогая, про этого самодура. Не все мужчины таковы.
        - Знаю. Мне даже вспоминать тяжело, как мне приходилось отчитываться о каждом своем шаге. Он не позволял мне ни читать то, что я хочу, ни гулять, он вообще запрещал мне все, что мне нравилось… - Эннис запнулась. - Ладно, извини. Лучше я пойду отдохну.
        - Что вам нужно, так это стаканчик бузиновой настойки, я сейчас принесу. И не волнуйтесь из-за лорда Эшвика. Он приедет снова, руку даю на отсечение.
        Эннис посмотрела на миссис Хардкасл долгим взглядом, и той подумалось, как молода ее хозяйка. Какое у нее юное и смущенное лицо.
        - Думаете, приедет? - произнесла Эннис. - Вся беда в том, Харди, что я сама не знаю, хочу ли этого. Я сама не понимаю, чего хочу.

        Следующий день выдался ясным и солнечным. С утра Эннис и ее подопечные съездили в Верхний Хэррогейт за покупками, а на обратном пути Эннис предложила погулять по лугу. Фэнни недовольно надула губы.
        - Это обязательно, леди Вичерли? Тут же крестьяне пасут своих овец, грязи по колено!
        В этот миг Люси заметила скакавших к ним всадников.
        - О, глянь, Фэнни! Это капитан Хэмонд, лейтенант Гривс и… - она зарделась, - лейтенант Норвуд! - Люси повернулась к Эннис. - Можно мы немножко с ними пройдемся? Ну хотя бы до конюшен Грэнби?
        - Почему же нет, Люси, - ответила Эннис. Она была уверена, что лейтенант Норвуд не сегодня завтра сделает девушке предложение.
        Джентльмены спешились, начался оживленный обмен приветствиями. Люси положила руку на локоть лейтенанта Норвуда, и Эннис, смеясь про себя, наблюдала, как Фэнни колеблется, с кем пойти - с капитаном Хэмондом или лейтенантом Гривсом. Первый выше званием, но второй такой милашка. Ей же самой придется идти с тем, кто останется без дамы.
        - Доброе утро, леди Вичерли!
        Эннис резко развернулась. Голос она узнала сразу, но рассмотреть Адама Эшвика было трудно, мешало солнце. Эннис приставила ко лбу руку козырьком.
        - Доброе утро, лорд Эшвик. Адам улыбался.
        - Могу я составить вам компанию, мэм? Как я понял, вы пойдете через луг?
        В этот момент Фэнни, сделавшая наконец свой выбор в пользу лейтенанта Гривса, повернулась к Эннис.
        - Можете пойти с капитаном Хэмондом, мэм, он вам и по возрасту больше подходит, и… Ох! Лорд Эшвик, если я не ошибаюсь? По-моему, мы виделись в театре.
        Адам сдержанно поклонился.
        - Мисс Кроссли.
        Фэнни, просияв, выпустила руку лейтенанта Гривса и быстро подошла к Адаму, став между ним и Эннис. Было ясно, что она решила его монополизировать.
        - Как я рада, сэр! Мы ведь с вами встречались раньше в Лондоне, помните?
        - Припоминаю. - По голосу Адама можно было понять, что это воспоминание особых чувств у него не вызвало. - Надеюсь, у вас все хорошо, мисс Кроссли. Мисс Люси…
        Адам поклонился, девушка по своему обыкновению залилась краской.
        - Вы надолго в Хэррогейт, милорд? - Фэнни было не остановить.
        Эннис молча наблюдала за ней, ей было смешно и в то же время неприятно. У нее появилось нехорошее предчувствие, что Адам сейчас выкинет что-нибудь эдакое.
        - Нет, не надолго, - ответил Адам суховатым тоном. - Должен вам сказать, я здесь, чтобы сопроводить леди Вичерли, куда она пожелает пойти.
        Фэнни обратила злой взгляд на Эннис.
        - Леди Вичерли? Но… вы что, не знаете, милорд, что она наша компаньонка? Я удивляюсь, как вы вообще с ней познакомились!
        Адам посмотрел на Эннис. В глубине его глаз таилась улыбка.
        - Ну, познакомился, - произнес он и подставил руку Эннис. - Пойдемте, мэм?
        Фэнни вернулась к отвергнутому было лейтенанту Гривсу, Люси пошла с лейтенантом Норвудом, а незадачливому капитану Хэмонду пришлось вести коней в конюшню.
        - Вы знаете, милорд, - заговорила Эннис, когда они с Адамом отстали от компании, - я почему-то испугалась, что вы сейчас скажете ей что-нибудь очень резкое. Благодарю вас за выдержку.
        - Глупая девчонка вполне этого заслуживала, - сказал Адам. Глаза его смотрели сердито. - Знаю ли я, что вы их компаньонка!.. Надо же! Да она Бога должна благодарить за это, а не задирать нос! Лучше бы поучилась у вас, а вместо этого она имеет наглость… - Он оборвал себя, пробормотав что-то себе под нос.
        Эннис, взглянув на него, поразилась - брови его были сердито нахмурены, злой взгляд устремлен в спину Фэнни Кроссли. Почувствовав, однако, что Эннис на него смотрит, он просветлел и улыбнулся.
        - Прошу прощения, мэм. Я не должен был это говорить.
        Эннис улыбнулась в ответ.
        - Не извиняйтесь, милорд. Я знаю, что некоторые из моих подопечных считают, что они выше меня…
        - А другие, зная, что это не так, со злости ведут себя с вами еще хуже. Я прав? - Адам невесело хохотнул.
        Эннис повела рукой.
        - Я не расстраиваюсь. Они платят, а я делаю свою работу.
        Они немного помолчали.
        - Я рад, что поймал вас, мэм, - негромко сказал Адам. - Вчера я заезжал к вам, но застал только экономку.
        Под ласковым взглядом Адама Эннис почувствовала, что краснеет. Адам остановился и положил затянутую в перчатку руку на ее запястье.
        - Я спрашивал о вас, - продолжил он мягко. Что-то такое звучало в его голосе, от чего кровь бросилась в голову Эннис. Она поняла, что пора прояснить кое-что в их отношениях.
        - Пожалуйста, больше не спрашивайте, сэр. - Получилось так, словно она его умоляет. Эннис взяла себя в руки и продолжала уже спокойнее: - Вы знаете, я работаю, и слухи о том, что я легкомысленно флиртую с высокородным лордом, будут для меня губительны.
        - Как мило вы выразились: Средние века, да и только. Можно подумать, я решил развлечься с местной поселянкой. Уверяю вас, мэм, у меня такого и в мыслях не было.
        - Нет… Но почему, когда мы встретились ночью…
        - Да?
        - Сейчас скажу, должна сказать… Это так трудно! - Эннис подняла глаза на Адама. - Я боюсь, что у вас сложилось превратное впечатление обо мне, милорд. У меня нет обыкновения обниматься с джентльменами в саду… - Она беспомощно умолкла.
        - Вы могли бы мне этого и не говорить, леди Вичерли, - сказал Адам с легкой улыбкой. - Я ничего такого и не думал.
        Эннис посмотрела ему в глаза со стыдливой благодарностью.
        - Спасибо, милорд. Значит, мы договорились, что ничего не было.
        Адам легко качнул головой.
        - Я этого не говорил. Это совсем другое дело.
        - Но ведь…
        - Я не стану отрицать, что мне это понравилось. Я уверен, вы ждете от меня откровенности… ну так вот, если бы мне представилась возможность, я снова поступил бы точно так же.
        Лицо Эннис вспыхнуло густым румянцем. Он не собирался ей подыгрывать. В таком маленьком городке, как Хэррогейт, избежать встреч невозможно, а она, будучи компаньонкой, так или иначе должна появляться в обществе и, значит, встречаться с Адамом. Наилучшим решением было бы обоим делать вид, будто никакой встречи под луной не было, однако Адам вовсе не собирался ничего забывать.
        - Вы поймите, сэр, мне нужно зарабатывать на жизнь, - проговорила Эннис расстроенно. - Не знаю, чего вы хотите и какую игру ведете, но я…
        Адам резко остановился.
        - Я не играю ни в какие игры, леди Вичерли. Все, что я хочу, - это узнать вас поближе. Ну вот, теперь все сказано и места для недопонимания не остается. Однако если вы этого не желаете, скажите мне прямо, и я больше не побеспокою вас.
        Какое-то время они шли молча, в душе Эннис шла борьба противоречивых чувств. Она не могла не признаться самой себе, что ей приятно быть с Адамом, но нельзя было забывать и о требованиях ее работы, а самое главное, она боялась во второй раз потерять свою независимость.
        - Что-то вы долго молчите, - тихо сказал Адам.
        Эннис нахмурилась.
        - Вы слишком прямолинейны, милорд. Вы вынуждаете меня дать ответ.
        - Такой уж я есть. Так каков же ваш ответ?
        - Ну что ж, - начала Эннис, глядя ему в глаза. - Обстоятельства не позволяют мне продолжать наше с вами знакомство, милорд. Независимо оттого, что я чувствую, как компаньонка я не могу допустить, чтобы обо мне и моем поведении ходили разговоры. Это все. Прошу вас, скажите, что вы меня понимаете.
        Адам вздохнул.
        - Ваши доводы мне понятны. Скажу больше: ваше решение вызывает у меня восхищение. И все-таки я его не одобряю.
        - Вашего одобрения не требуется, - сухо сказала Эннис. - Вы должны просто его принять.
        Адам пожал плечами.
        - Ну что ж, мне ничего не остается, мэм, как согласиться. - По его лицу пробежала улыбка. - Но уж через луг-то я могу вас провести?
        - Конечно. Благодарю вас. - Эннис попыталась улыбнуться, но на душе было тяжело. Никогда еще ее сердце не протестовало так отчаянно против ее собственного решения.
        Внезапно она поймала на себе испытующий взгляд Фэнни. Та чуть не вывернула себе шею, стараясь услышать, о чем разговаривают Эннис с Адамом. Эннис встряхнулась, натянула на лицо равнодушное выражение и немного повысила голос:
        - Я слыхала, лорд Эшвик, вы не так давно уволились из армии. Ну и как вы себя чувствуете в гражданской жизни?
        Адам проследил направление взгляда Эннис и ответил ей в тон:
        - Все кажется немного непривычным, леди Вичерли. Совсем другой образ жизни. Но у меня есть Айнхоллоу и масса дел, ведь надо привести поместье в надлежащий вид. - Он улыбнулся. - А как вы проводите свое время, мэм? Мне всегда было любопытно, какие развлечения позволительны для молодых девушек… и их компаньонок.
        Эннис скептически улыбнулась.
        - Вы лукавите, сэр. Я уверена, это самое последнее, что может вызвать ваше любопытство.
        Адам поднял брови.
        - Но уверяю вас, мэм, мне действительно хочется знать, как вы проводите день. Вы все время кажетесь такой занятой.
        - Хорошо… Существует множество занятий для молодых девушек. Мы можем пойти в общественную библиотеку Уилсона, или по магазинам, или на прогулку, как сейчас.
        - А по вечерам, как я понимаю, танцы.
        - Все вечера расписаны. Идем в театр, на следующий вечер - на бал, да еще регулярно устраиваются званые обеды в частных домах. Иногда мы даже выезжаем из Хэррогейта куда-нибудь не очень далеко. - Эннис прыснула. - Ой, вы знаете, девушки были просто в восторге от аббатства Фаунтин, не говоря уж о Нерсборо. Там такие руины, прямо как в романах Анны Радклиф, должно быть, там полно привидений, лязгающих цепями! Они одновременно засмеялись. И остановились. И уставились друг на друга в напряженном молчании. Потом Адам вздохнул.
        - Вы не захотели пойти мне навстречу, леди Вичерли. Знаете, с вами так приятно разговаривать, что, будь моя воля, я ни за что не отказался бы от такого удовольствия.
        Эннис отвела глаза в сторону.
        - Спасибо за комплимент, милорд.
        - Мне кажется очень странным, как так получилось, что вы до сих пор не замужем. Ведь по работе вы постоянно встречаетесь с молодыми людьми. Этому есть какое-нибудь разумное объяснение?
        Эннис улыбнулась.
        - Есть, и очень простое. Я всегда стараюсь направить внимание джентльменов на моих подопечных. Они на первом месте, а не я.
        - Моя дорогая леди Вичерли… - Адам слегка притянул Эннис к себе. - Уж мое внимание вы не смогли бы направить на них, как бы ни старались.
        Эннис снова захотелось улыбнуться, но она быстро подавила это желание. Как же трудно противостоять его обаянию!
        - Я рада сообщить вам, милорд, что у обеих Кроссли уже есть женихи, так что вы опоздали, - сказала она чопорно.
        - А у вас?
        - Как вы сами знаете, сэр, я уже один раз была замужем и не намерена повторять этот опыт, - ответила Эннис, стараясь говорить холодным тоном, и поправила капор так, чтобы скрыть свое лицо.
        - Вы, должно быть, были совсем юной, когда вышли замуж, - проговорил Адам мягко.
        - Да, мне было семнадцать лет, - скрала Эннис, пытаясь проглотить комок, образовавшийся в горле. Она огляделась и с облегчением увидела, что они почти пришли. - Спасибо за компанию, милорд, - учтиво поблагодарила она. - Думаю, дальше наши пути расходятся.
        - Так вы твердо решили, что я не должен пытаться увидеть вас снова? Не передумаете, не стоит и уговаривать, да?
        - В таком городе, как Хэррогейт, встречи неизбежны, - сказала она.
        - Это не совсем то, о чем я говорю.
        - Я так и поняла. - Их взгляды встретились. Эннис глубоко вздохнула. - На ваш вопрос я отвечаю - нет. Почему, я уже объяснила.
        Адам помрачнел.
        - Я не согласен… - Он запустил пальцы в свою шевелюру. - Черт побери! Я против. Поверить не могу, как я мог на такое согласиться.
        Эннис посмотрела на него умоляющими глазами.
        - Прошу вас, милорд! Мы же договорились… Адам порывисто вздохнул.
        - Знаю. И жалею о своем обещании.
        Фэнни и Люси, хихикая и оживленно болтая, прощались со своими кавалерами. Эннис протянула руку Адаму.
        - Благодарю вас, лорд Эшвик. - Оба поняли, за что она его благодарит. - Я вам очень обязана.
        Адам склонил голову.
        - До свидания, леди Вичерли.
        Он повернулся и пошел, сопровождаемый пристальными взглядами Фэнни и Люси.
        - А он красивый, - заметила Люси.
        - Ничуть! - возразила Фэнни. - Слишком просто одет. Да и манеры никуда не годятся.
        Губы Эннис дрогнули в улыбке: Фэнни явно обиделась на Адама Эшвика.
        - Пойдемте, девочки! Перекусим и поедем домой. Сегодня бал, надо подготовиться.
        Насупленная Фэнни продолжала стоять, глядя вслед Адаму.
        - А вы знаете, леди Вичерли, что лорд Эшвик умыкнул дочку викария? Как это вульгарно, да?
        - А мне кажется, это так романтично, - отважно возразила Люси.
        Фэнни смерила сестру презрительным взглядом.
        - У него ужасная репутация, - сказала она. - Говорят, после смерти жены он стал самым известным волокитой в Лондоне! Вот уж неподходящее общество для компаньонки. Удивляюсь, как вы позволили ему вообще к нам приближаться!
        - Спасибо, Фэнни, - невозмутимо проговорила Эннис, про себя считая, сколько времени осталось до того дня, когда сэр Роберт Кроссли приедет и заберет своих племянниц. - Очень заботливо с твоей стороны предупредить меня, но не думаю, чтобы нам угрожала какая-то опасность, а на сплетни я не обращаю внимания.

        Глава шестая

        - Ты не подумывал о том, чтобы попить минеральной воды из источника, а, Эш? - обратился к брату Эдвард Эшвик за обедом неделей позже. - Говорят, прекрасно помогает от дурного настроения, а то ты последние дни похож на медведя, у которого болит голова. Я, может, и не стал бы тебе это говорить, но ведь уже вся родня это заметила.
        - Все в доме заметили, - пробормотала Делла, сестра Адама.
        - Наверное, все в городе заметили, - закончила леди Эшвик.
        Адам обвел глазами сидевших за столом. В серых глазах всех троих светилось сочувствие. Вдовствующая леди Эшвик, моложавая миниатюрная брюнетка, вышедшая замуж совсем юной, так что сейчас ей еще не было и пятидесяти, улыбнулась ему теплой материнской улыбкой.
        - Мы так и думали, дорогой мой, что возвращение в Хэррогейт после столь долгого отсутствия дастся тебе нелегко, - вполголоса проговорила она. - Не обращай на нас внимания…
        - Да-да, - подхватила Делла. - Веди себя как хочешь, Адам. Мы не обидимся.
        На лице Адама появилась несколько виноватая улыбка.
        - Вы уж извините меня, я понятия не имел, что это так заметно.
        - Заметно, - грустно произнесла леди Эшвик. - Это, наверное, из-за леди Вичерли.
        Адам отложил нож и вилку и бросил укоряющий взгляд на брата.
        - Это ты сказал, Нед?
        - Я?! Я ничего не говорил, клянусь! Это Делла, она видела вас на лугу на прошлой неделе и подумала…
        - Не ври!
        - Мы и без него это знали, Адам, - вмешалась леди Эшвик. - Мы сами все видели тогда в театре. Ты казался таким влюбленным! Мы были за тебя очень рады, дорогой! - Она легонько свела брови. - А теперь грустишь. Что-то не так?
        Адам нахмурился. Ему не хотелось говорить матери, что он тоскует по женщине, которая для него недоступна, а ведь все дело было именно в этом. Он не видел Эннис Вичерли вот уже целую неделю, но она постоянно присутствовала в его мыслях и сновидениях. Один раз он даже не выдержал и прошел мимо дома на Черч-роу в надежде увидеть ее. Это было чистое мальчишество, но он ничего не мог с собой поделать. Он влюбился.
        - Мы с леди Вичерли просто знакомые, и все, - сухо произнес Адам. - А она сказала, что не желает больше со мной общаться.
        - Ха, - со значением хмыкнул Эдвард. - Это все объясняет.
        - Может, она неправильно подумала про мисс Мардин? - вступила в разговор Делла. - Поэтому и не хочет продолжать знакомство? Если так, то я могла бы ей объяснить…
        Адам бросил на нее сердитый взгляд.
        - Нет уж, вот этого не надо, Делла.
        Леди Эшвик посмотрела на сына с недоумением.
        - Я не совсем поняла, Адам. Леди Вичерли сказала, что не хочет больше тебя видеть, а ты… согласился?
        Адам поморщился.
        - Да, мама, согласился. Не стану же я навязываться!
        Делла улыбнулась.
        - Очень благородно с твоей стороны, Адам. Да только хочу тебе сказать, когда я наблюдала за вами, леди Вичерли прямо вся светилась от радости. Что ты такое сделал, что она тебя вдруг невзлюбила?
        Адам бросил салфетку на стол и встал.
        - От вас наверняка не ускользнуло, - сказал он, - что леди Вичерли компаньонка.
        - Притом очень хорошая, - кивнула леди Эшвик.
        - Да. Именно хорошая. - Адам глотнул вина из бокала и отошел к окну. - Хорошая компаньонка не может, не потеряв своей репутации позволить джентльменам приезжать к ней с визитами. Леди Вичерли указала мне на это, и мне ничего не оставалось, как с ней согласиться. Вот и все.
        - Я ее понимаю, - сказала Делла. - Люди бывают такие злые. И все-таки, Адам, если у тебя честные намерения… то есть я принимаю как исходный факт, что твои намерения честны… Да?
        Адам передернул плечами, поймав насмешливый взгляд Эдварда.
        - Так бы оно и было, имей я хоть один шанс!
        - Ну, в таком случае мы можем тебе помочь, - сказала Делла.
        - Да-да, обязательно, - поддакнула леди Эшвик. - Если у тебя серьезные намерения, я тоже на твоей стороне. Больше всего на свете я хочу увидеть тебя снова женатым.
        Столь стремительный натиск ошеломил Адама.
        - Спасибо, - сказал он. - Но мне хотелось бы услышать, что вы собираетесь предпринять?
        Леди Эшвик махнула рукой.
        - Это нетрудно. Мы с Деллой просто уговорим леди Вичерли не отказывать тебе в беседах. - Она тепло улыбнулась своему первенцу. - Но все, конечно же, зависит только от тебя, Адам, и если ты не воспользуешься шансом, это будет означать, что ты его и не заслужил!
        - А пока попей водички, - вставил Эдвард. - От этого будет польза всем нам.
        Сквозь общий смех прорвался звук звонка. За дверью послышались шаги дворецкого.
        - Мистер Ингрэм пожаловали, милорд, - сообщил Трантер безо всякого выражения. - Я провел его в кабинет. Он просит вас, ненадолго.
        В комнате стало как будто темнее. Делла побледнела, встала и застыла, опершись о край стола.
        - Мама, пойду-ка я отдохну. Нет-нет, все в порядке, не беспокойся. Просто я не хочу видеть мистера Ингрэма. Леди Эшвик кивнула и взяла дочь за руку.
        - Мне тоже не хочется. Пойдем наверх посмотрим, что нам надеть на бал. Адам, Эдвард… ничего, если мы уйдем? Надеюсь, этот человек не задержится надолго.
        - Может, оставить тебя с ним наедине? - спросил Эдвард, выходя вместе с братом в холл.
        Адам качнул головой.
        - Нет, Эд, лучше останься. Это такой скользкий тип, что лучше иметь свидетеля… да и моральная поддержка не помешает.
        Эдвард кивнул, и они вошли в кабинет вместе. Ингрэм стоял у камина, рассматривая лежавшие грудой на доске визитные карточки с загнутыми углами. При звуке их шагов он обернулся. Адам и Эдвард молча остановились в дверях.
        - Добрый вечер, джентльмены. Прошу прощения за столь поздний визит, но когда работаешь целый день без передышки… - Ингрэм проговорил все это веселым голосом, перебегая настороженным взглядом от одного брата к другому.
        Эдвард слегка наклонил голову. Затем, скривив губы в холодной улыбке, подошел к камину и остановился, как бы нечаянно поставив ногу в сапоге на мраморную приступку и положив руку на каминную доску. Это был совершенно прозрачный намек Ингрэму - мол, отойди от камина.
        Адам с непроницаемым видом продолжал стоять у дверей.
        - Добрый вечер, Ингрэм, - вполне любезно, но без особого радушия сказал он наконец, не подавая гостю руки. - Чему обязан?
        - Я пришел попросить вас об услуге, милорд, - заговорил Ингрэм.
        - Вы меня заинтриговали, - произнес Адам сдержанно, чувствуя на себе предостерегающий взгляд Эдварда. - Я думал, с нашим делом покончено, сэр. Долги выплачены сполна.
        - Конечно, все давно улажено, - дружеским тоном проговорил Ингрэм, не сводя острых глаз с Адама. - Тут возникло еще одно дельце, в котором, как мне кажется, вы оба, джентльмены, могли бы мне помочь.
        - И какое же именно? - впервые подал голос Эдвард.
        Ингрэм сунул руки в карманы и, качнувшись на каблуках, снова повернулся к Адаму.
        - У вас есть небольшой такой, симпатичный земельный участок, как раз на границе с моим поместьем в Линфорте. Я слыхал, тамошняя ферма не слишком-то доходна, а окажись она в моих руках, я бы произвел там кое-какие улучшения и стал бы получать приличный доход.
        - А я слыхал, что люди против ваших улучшений, Ингрэм, - холодно произнес Эдвард. - В деревнях зреет недовольство…
        - Ничего, придется им смириться, - пробурчал Ингрэм, мельком посмотрев на Эдварда и снова упираясь взглядом в Адама. - Если вы сочтете разумным продать ферму мне, милорд… по сниженной цене, конечно, учитывая, в каком она состоянии…
        - Я этого делать не стану. Вы знаете, Ингрэм, у меня там есть арендатор, но, даже если б и не было, я не намерен продавать эту ферму, - проговорил Адам ровным тоном.
        В комнате воцарилось напряженное молчание.
        - Ну, ладно, - сказал Ингрэм. - Может, вы еще передумаете, милорд. Но, если позволите, я хотел бы попросить вас об еще одной услуге. Ради моей жены.
        Адам вопросительно поднял брови. Ингрэм переступил с ноги на ногу.
        - Венеция… моя жена… вбила себе в голову, что нам обязательно нужно попасть в светское общество. А вы пользуетесь большим влиянием в этих кругах, милорд, и могли бы нам в этом поспособствовать. Вы и ваш брат… - он отвесил клоунский поклон Эдварду, - вхожи во многие двери, которые, увы, для нас закрыты.
        Адам отвел глаза в сторону. Он знал, что не жену Ингрэма, а его самого одолевают великосветские амбиции, но провались он на этом самом месте, если поможет этому господину.
        - Вы и так широко известны в местном обществе, Ингрэм, - сказал он. - Не вижу, как бы я мог вам поспособствовать.
        - Конечно, меня и сейчас приглашают на городские собрания, ведь я богат, но в некоторые гостиные мне ходу нет… - Ингрэм запнулся, заметив быстрый взгляд, которым обменялись Адам с Эдвардом. - Вижу, вы меня понимаете, милорд. Общество не очень любит людей, которые выбились наверх своими силами. Кругом такой снобизм…
        - Как это ни печально, Ингрэм, - холодно сказал Адам, - но я не вижу, как бы я мог это изменить.
        Щеки Ингрэма слегка порозовели.
        - Как я уже сказал, милорд, вы можете еще передумать. Вам будет неприятно, если я предам огласке подробности о долгах вашего зятя…
        Адам резко поднял голову.
        - Насколько мне известно, есть джентльменское соглашение о том, что детали этого дела не будут разглашены.
        Ингрэм сокрушенно всплеснул руками.
        - Но я не джентльмен, милорд, куда мне понять такого рода принципы. Однако я быстро в них разберусь, если вы выразите готовность пригласить на обед Венецию и меня, это для начала, и…
        Это был чистой воды шантаж. Адам взял на себя выплату долга и был уверен, что на этом все кончится, учитывая результаты переговоров, которые вел Лефой. Однако теперь вот выяснилось, что все только начинается. Что касается земли, то Ингрэм выбрал удобнейший момент, когда Эшвики находятся в стесненном положении после выплаты долгов Тилни, и надеется расширить свои владения за счет Айнхоллоу. И еще он мечтает попасть в высший свет. Адам, несомненно, мог бы ему помочь в этом, если бы пожелал. В узком обществе Хэррогейта нашлось бы достаточно людей, которые последовали бы его примеру. При мысли об этом Адам внутренне передернулся. Поступиться своими принципами и вилять хвостом перед Сэмюэлем Ингрэмом лишь потому, что зять совершил грубую ошибку… Ну уж нет. И дело вовсе не в гордыне или снобизме, подумал Адам. Он никому не позволит помыкать им.
        - Мне жаль, Ингрэм, но я не могу вам помочь, - твердо сказал Адам. - Я сам не принимаю участия в светской жизни Хэррогейта, а потому и не могу никого ввести в общество.
        Ингрэм пожал плечами.
        - Не торопитесь с ответом, молодой человек. Я уверен, вам не понравится, если все начнут судачить о глупых промашках лорда Тилни.
        Выдержка изменила Адаму.
        - Если бы вы, Ингрэм, имели хотя бы слабое представление о том, что такое джентльмен, вы бы поняли, почему я говорю вам: выбалтывайте все что хотите и кому хотите - и пошло все к черту, - процедил он сквозь зубы. - Хотя я тоже мог бы немало о вас рассказать, я не унижусь до такой степени!
        Губы Ингрэма сжались в ниточку.
        - Ну-ну, милорд, вот это называется откровенность. Но что скажет на это ваша дорогая сестричка? Такая очаровательная дамочка, но совсем ослабела после смерти супруга, бедняжка… такая слабенькая стала.
        На несколько мгновений вновь повисла тягостная тишина. Адам поймал беспокойный взгляд Эдварда. Он хорошо знал своего брата и понимал, что означает этот взгляд. Мол, не рви так резко, надо потянуть время и подумать. Адам с усилием взял себя в руки.
        - Хорошо, Ингрэм, - сказал он спокойным тоном. - Я подумаю над вашими предложениями, но мне нужно немного времени.
        Лицо Ингрэма смягчилось.
        - Очень разумно с вашей стороны, молодой человек. Я заеду через день-два. Только учтите, моя Венеция женщина нетерпеливая, давайте решайте поскорее. - Он прищурился. - Уж давайте не подведите, молодые люди.
        Адам посмотрел на него ледяным взглядом.
        - Я слышу, Ингрэм.
        Эдвард подошел к двери и распахнул ее настежь.
        - Покойной ночи. - Ингрэм приостановился в дверях, явно ожидая ответа, но, не дождавшись, помрачнел и вышел.
        Братья стояли молча, пока из гулкого коридора доносились удаляющиеся звуки шагов. Наконец хлопнула входная дверь.
        - Хорошо хоть Делла ушла, - нарушил молчание Эдвард. - Уж она-то вряд ли смогла бы вести себя вежливо с Ингрэмом. Но насчет того, что она слабая… ну, нет, тут Ингрэм глубоко ошибается!
        Эдвард взял у Адама бокал и, подойдя к дубовому столику, подлил бренди ему и себе. Адам нервно зашагал по комнате.
        - Найти бы хоть крошечное доказательство того, что с этим делом не все чисто.
        - Зря надеешься, старик. Ничего такого не было, просто “Северный принц” утонул, вот и все. Чистое невезение.
        - Допустим, что так, но каким образом Ингрэму удалось уговорить Хамфри? Может, он его шантажировал?
        Эдвард мотнул головой.
        - Но ты же знаешь, Хамфри всегда был мотом, другое дело, что он взял в долг крупную сумму, как раз когда на рынке была неустойчивая обстановка. Но так уж совпало.
        Адам ничего не ответил. Он знал, что брат прав.
        - Найти бы хоть какое-то доказательство того, что сделки Ингрэма незаконны… - заговорил он, опускаясь в кресло.
        - Кое-кто пытался, но он слишком хитер, за руку не схватишь. Да и потом, если он безжалостен к конкурентам, это еще не значит, что его сделки незаконны.
        Адам в бессильном гневе стукнул кулаком по подлокотнику.
        - Черт побери, Эд, этот господин шантажист! Чем он только что тут занимался, если не шантажом?
        Эдвард пожал плечами.
        - Ты прав, но он хитрый лис. Если что, скажет, что приходил попросить тебя об услуге, и больше ничего…
        - А если я не соглашусь, он вываляет в грязи имя Хамфри. - Адам сделал глоток бренди, мрачно глядя в огонь. - Ну и ладно, пусть делает что хочет, но я не собираюсь становиться его марионеткой и ублажать его и его жену. Уверен, Делла меня поймет.
        - Вполне может статься, что его планы много шире, - заметил Эдвард. - Я слышал, он потребовал за ферму в Шоусе непомерно высокую арендную плату. Крестьяне и так его ненавидят за то, что он огородил тамошнее общинное пастбище, а если еще выдастся неурожай, а батракам он будет платить мало, последует взрыв.
        Оба замолчали, тишину нарушал лишь шелест листвы за окном.
        - На этой неделе и так уже чуть не начались беспорядки около поста по взиманию дорожной пошлины, а ведь он еще даже не достроен. - Адам нахмурился. - Ты думаешь, Эд, будет еще хуже?
        - Все предпосылки налицо, - ответил Эдвард. Будучи приходским священником в Айнхоллоу, он знал состояние дел в деревнях вокруг Хэррогейта лучше, чем любой землевладелец. - Если будет неурожай, надо ждать беспорядков. Народ и так еле сводит концы с концами, а Ингрэм все туже закручивает гайки. У меня нехорошее предчувствие…
        - В Шоусе уже был поджог. Эдвард кивнул.
        - Это было предупреждение. Если Ингрэм не прислушается, дело примет дурной оборот.
        - А нам-то что делать?
        - Быть начеку. В случае чего постараемся как-нибудь воспользоваться обстоятельствами…
        Брови Адама поползли вверх.
        - Да ты стратег, братец! Неужели это говорит человек в сутане?
        - Господь помогает тому, кто помогает себе, - убежденно проговорил Эдвард.

        За ночь погода переменилась, и весь следующий день шел дождь, отвечавший грустному настроению Эннис и нагнавший скуку на Фэнни и Люси. Сидя на скамье под окном гостиной, Эннис смотрела, как струи дождя бегут по стеклу, как прохожие спешат по тротуару, наклонившись против ветра и выставив перед собой зонты, точно штыки. Девушки вышивали и о чем-то переговаривались. Эннис хотелось, чтобы приехал Адам, но она сама ему запретила.
        На вечер они были приглашены в гости к сэру Эверарду Доблу, жившему неподалеку от Хэррогейта. Этот визит позволял Эннис посмотреть, что у него за дом, а матери сэра Эверарда, вдовствующей леди Добл, - познакомиться с возможной невесткой, так что обе стороны ждали встречи с нетерпением. Обед был скуден, дом - темен и мрачен, но для Фэнни титул перевешивал все остальное, она была весела и довольна и всего несколько раз заставила Эннис поморщиться, сказав что-то неуместное. После обеда, пока Фэнни музицировала, леди Добл подошла и села на диван рядом с Эннис.
        - По-моему, малышка ничего, - сказала она, не потрудившись даже понизить голос. Эннис поняла, что по части вульгарности будущая свекровь, пожалуй, не уступит своей невестке. - А сколько за ней дают?
        - Сорок тысяч фунтов, - вполголоса сообщила Эннис.
        - Целых сорок тысяч?! - вскричала леди Добл. - Вот это да!
        После этого дело оставалось за малым - сэр Эверард повел Фэнни в оранжерею, где сделал предложение, которое и было принято. Эннис испытала громадное облегчение. Приехав домой, она написала радостное письмо сэру Роберту Кроссли.

        Через неделю пришла очередь Люси. Явился Барнеби Норвуд и предложил ей руку и сердце. Эннис от души поздравила девушку и отправила сэру Роберту второе письмо. Даже Фэнни, гордая тем, что выходит замуж за баронета, а не просто джентльмена, была ласкова со своей младшей сестрой.

        Прошла еще неделя, и в понедельник Эннис повезла девушек на бал в зал ассамблей. Вечер был сырой и душный. Эннис сидела среди компаньонок и лихорадочно махала веером. Запруженный народом зал, сотни горящих свечей, на улице теплынь и ни малейшего ветерка - тут любой станет задыхаться.
        Эннис медленно повернула голову и стала смотреть на танцующих. Люси танцевала кадриль с молодым офицером и держалась с горделивостью и уверенностью девушки, будущее которой обеспечено. Барнеби Норвуд смотрел на них снисходительным взглядом, переговариваясь со стоявшими рядом товарищами-офицерами. Фэнни, танцевавшая с сэром Эверардом, лучилась самодовольством. Эннис поморщилась. Фэнни знает, что все взоры обращены на нее, все завидуют ее удаче и сорока тысячам фунтов, которые принесли ей титул сэра Эверарда.
        Двери зала открылись, и сквозь толпу стали протискиваться несколько припозднившихся гостей. Распорядитель часто-часто кланялся и шаркал ножкой, а Эннис, разглядев вновь прибывших, нахмурилась. Сэмюэль Ингрэм и его молодая жена Венеция были завсегдатаями городских ассамблей. И пусть Ингрэм был всего лишь сыном смотрителя маяка, какое это имело значение? Его золото, так же как и золото сэра Роберта Кроссли, слепило всех.
        Следом за мистером и миссис Ингрэм шли Чарлз, Сибелла и Дэвид. Эннис обрадовалась и расстроилась одновременно. То, что Чарлз стал прихвостнем Ингрэма, огорчало ее до глубины души, и при виде родственников, шедших следом за ним подобно его свите, у нее перехватило горло.
        Сибелла издалека помахала Эннис рукой, показывая, что сейчас подойдет. Эннис с улыбкой помахала в ответ. Двери зала снова открылись. Распорядитель почти сложился вдвое в низком поклоне. Понятно, пришел кто-то еще более важный, чем даже мистер Ингрэм. Эннис подняла брови. Кто бы это мог быть?
        Вошел Адам Эшвик, и с ним его брат, мать и сестра. Сердце Эннис бешено заколотилось. Появление Адама привело ее в замешательство, хотя она и была уверена, что к ней он не подойдет. Она скучала по нему и не находила себе места с того самого дня, когда отвергла его.
        Эннис заметила, что Эшвики движутся в ту сторону, где сидит она. Вдовая леди Эшвик и ее младший сын были хорошо известны в хэррогейтском обществе и то и дело останавливались, чтобы поздороваться и переброситься парой слов со знакомыми. Поскольку молодой лорд Эшвик последние девять лет жил преимущественно за границей или в Лондоне, кое-кто его не знал, и мать с братом представляли его. Эннис глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.
        Эннис позволила себе лишь на мгновение задержать взгляд на лице Адама, да и то исподтишка, боясь, как бы он не заметил. Очень элегантный в черном фраке и пышном галстуке, завязанном замысловатым узлом, он, улыбаясь, разговаривал с леди Кардью. Он был великолепен, необыкновенен, в нем было все, о чем Эннис когда-либо мечтала. Сердце ее сжалось от горького сожаления и тоски.
        Она заставила себя перевести взгляд на Деллу Тилни в элегантном полутрауре, потом на вдовую леди Эшвик, рядом с которой стоял Эдвард Эшвик. Он был похож на своего брата, только пониже и поплотнее, да и лицо у него было более открытое и глаза смотрели приветливее. Недаром, когда он остановился напротив леди Кардью и леди Эмили Трамптон и заговорил с ними, обе дамы мгновенно растаяли и заулыбались.
        Адам Эшвик посмотрел на Эннис, их взгляды встретились, и Эннис окатило жаркой волной. Она рывком поднялась, чтобы уйти куда-нибудь подальше, но в этот момент Делла Тилни и вдова, с извинениями оборвав разговор с леди Кардью, как бы случайно загородили ей дорогу.
        - Леди Вичерли, как приятно вас видеть! Как вы поживаете? - Вдовая леди Эшвик была изящной женщиной, тем не менее она умудрилась стать так, что Эннис никоим образом не могла ее обойти. Тем временем Делла Тилни подошла слева, отрезая Эннис последний путь для отступления, причем сделала это с явным умыслом.
        - Добрый вечер, леди Эшвик, леди Тилни…
        - По-моему, вы уже знакомы с моим старшим сыном, лордом Эшвиком, - сказала леди Эшвик.
        Эннис быстро взглянула на Адама.
        - Добрый вечер, милорд.
        - Я очень рад видеть вас снова, леди Вичерли. Его голос звучал мягко, вкрадчиво. Он взял ее руку. Эннис отважилась еще раз поднять на него взгляд. Его серые глаза улыбались, и Эннис подумалось, какой она, должно быть, кажется ему смешной в своем бесформенном красном платье и тюрбане. От смущения она еще больше покраснела и торопливо отвела глаза.
        Леди Эшвик произнесла извинения, взяла Деллу под руку, и они отошли, оставив Эннис и Адама вдвоем. Да уж, проделано все было ловко.
        - Я подумал, может, вы захотите потанцевать, леди Вичерли? - продолжил Адам. Он неотрывно глядел ей в глаза.
        - Благодарю вас, милорд, но компаньонки не танцуют.
        Адам удивленно поднял брови.
        - Почему? Это что, запрещено законом?
        - Не совсем, но…
        - Но тогда все зависит только от вашего желания, леди Вичерли. К тому же я вовсе и не спрашивал, танцуют компаньонки или не танцуют. Я спросил, не хотите ли вы потанцевать со мной, а это совсем другое дело.
        Эннис невольно улыбнулась.
        - Вижу, вы верны себе, милорд, вас не переговоришь. Вы ставите меня в неудобное положение! Как я теперь могу отказаться, не обидев вас?
        Адам ухмыльнулся.
        - Не можете. Доверьтесь судьбе.
        - Ну что ж, надеюсь, танцевать с вами приятно. Он повел Эннис на середину зала, обхватив теплой ладонью ее руку повыше локтя.
        - Просто приятно, и все? Как вы суровы, мэм. А я так рад, что увидел вас снова. Вы, конечно, заметили, как строго я соблюдал ваш запрет.
        - А я думала, вы занимаетесь поместьем, милорд.
        - Правда? Но поверьте мне, я бы все бросил ради встречи с вами. Хотя, признаюсь, мне приятно слышать, что вы все-таки думали обо мне. Мне так хотелось вас увидеть, леди Вичерли. А вам?
        Эннис ответила ему выразительным взглядом, он засмеялся.
        - Значит, вам тоже. Это вдохновляет.
        - У меня было очень много дел, - сухо проговорила Эннис.
        - И вы их закончили с успехом. Я слышал, вы скоро избавитесь от своих подопечных, обе довольны и счастливы. Поздравляю.
        Эннис улыбнулась.
        - Спасибо, хотя поздравлять еще рановато, я не люблю забегать вперед.
        - А когда мисс Кроссли уедут, вы больше не будете компаньонкой? И что вы намерены тогда делать, мэм?
        - Побуду немного в Старбеке, а потом поеду в Лондон на малый сезон.
        - Повезете туда какую-то девушку?
        - Конечно. Это моя работа. Я буду сопровождать мисс Эустасию Копторн.
        Адам беззвучно присвистнул.
        - Вы, должно быть, любите преодолевать трудности, мэм. Чем дальше, тем труднее. Лучше бы вы бросили все это и побыли со мной.
        - Это вам кажется легче, да, лорд Эшвик? Адам улыбнулся.
        - Может, и нет, но, во всяком случае, интереснее. Для нас обоих.
        Танец подошел к концу, Адам подставил Эннис руку, чтобы, как это было принято, сделать круг по залу.
        - Это было неплохо, да? - весело произнес Адам. - Послушайте, мэм, может быть, вы позволите мне навестить вас в Старбеке… прежде чем снова превратитесь в компаньонку?
        Не успела Эннис ответить, как увидела перед собой Чарлза.
        - Добрый вечер, кузина. К вашим услугам, милорд.
        Мужчины обменялись вежливыми поклонами. Чарлз напряженным голосом, как будто стесняясь, проговорил:
        - Мистер Ингрэм спрашивает, не пожелаете ли вы вместе с моей кузиной присоединиться к нему.
        Эннис почувствовала, как напряглась рука Адама. Все это было подстроено. Чарлз подошел потому, что так повелел ему его хозяин, недаром Эннис, посмотрев по сторонам, натолкнулась на взгляд Ингрэма, стоявшего у стены. Он был уверен, что ему не откажут.
        Кровь прилила к лицу Адама, казалось, он хочет что-то сказать и не находит слов, и Эннис вдруг осенила внезапная догадка: между ним и Ингрэмом что-то есть. Что-то грозит Адаму. У него было такое выражение лица, словно он готов разорвать этого господина на части.
        Через какое-то время, показавшееся вечностью, Адам повернулся к Эннис и учтиво поклонился.
        - Вы должны меня извинить, леди Вичерли, я ни в коей мере не хочу обидеть вас, но боюсь, я не могу принять приглашение мистера Ингрэма.
        Он поцеловал ей руку, резко развернулся на каблуках и удалился.
        - Ну-ну! - пробормотал Чарлз. - До такой степени позабыть о манерах!
        - Уж не осуждаешь ли ты его за то, что он не принял приглашение мистера Ингрэма? - возмущенно спросила Эннис. - А мне, например, кажется совершенно естественным, что лорд Эшвик не желает иметь с ним ничего общего, и это наглость со стороны мистера Ингрэма - набиваться в друзья к лорду Эшвику!
        - Да, но… - оторопело заговорил Чарлз, - но старик особо меня просил, чтобы я привел Эшвика…
        - А-а, понятно! Ты беспокоишься за себя, боишься, он разозлится, что ты не приволок ему добычу, за которой он тебя послал! - Эннис безнадежно махнула рукой. - Господи, Чарлз, ты человек или тряпка? Да в Хэррогейте полно мест, где ты можешь устроиться, даже если потеряешь благорасположение Ингрэма…
        Она знала, что говорить с Чарлзом - это все равно, что биться головой о стену. Он стоял с каменным лицом, и Эннис, вздохнув, взяла его под руку.
        - Придется вам с мистером Ингрэмом удовольствоваться моим обществом, да и то я иду лишь потому, что ты мой двоюродный брат. Мне этот человек тоже неприятен!

        Глава седьмая

        Пятнадцать минут спустя, сказав положенные любезности Сэмюэлю Ингрэму и обменявшись несколькими словами с Сибеллой и Дэвидом, Эннис беспокойно посмотрела вокруг в поисках Люси и Фэнни. Она понимала, что оставила их сегодня без надлежащего присмотра, за что, судя по всему, и поплатилась. Дело в том, что Фэнни нигде не было видно.
        У края танцевального круга к ней подошла Люси Кроссли.
        - Леди Вичерли, я немножко беспокоюсь о Фэнни…
        - Да? - Эннис говорила тихо, искоса поглядывая вокруг, не подслушивает ли кто.
        - Она сказала, что пойдет в дамскую комнату, но боюсь… - Люси осеклась, глядя на Эннис с испугом и радостным возбуждением. - То есть я знаю, у нее чувства к лейтенанту Гривсу, так что, может, они пошли в сад.
        - Понятно, - сказала Эннис.
        - Я не желаю Фэнни неприятностей… - продолжала Люси, простодушно хлопая ресницами.
        - Понятно, - повторила Эннис, пряча поднявшееся в ней раздражение. - Я надеюсь, Фэнни не забудет о своей помолвке с сэром Эверардом, а лейтенант - о том, что он джентльмен.
        Люси хихикнула.
        - Вот уж напрасно, леди Вичерли! Барнеби говорит, лейтенант Гривс самый отъявленный волокита в Хэррогейте!
        - Довольно, Люси! - сердито одернула девушку Эннис. - Я пойду поищу Фэнни, а ты стой с лейтенантом Норвудом и жди нас, а если увидишь сэра Эверарда, очень прошу, скажи ему, что мы с Фэнни сейчас подойдем к карете. - Эннис строго посмотрела на Люси. - Надеюсь, что по крайней мере ты будешь вести себя как следует.
        В дамской комнате, как Эннис и думала, Фэнни не было, и служанка, следившая там за порядком, сказала, что вообще ее не видела. Эннис вышла и остановилась в раздумье. Может быть, Фэнни и лейтенант Гривс пошли в одну из комнат, надеясь, что никто не войдет и они побудут вдвоем? Конечно, это очень рискованно, но зато как волнующе.
        Прежде чем начать тревожиться по-настоящему, Эннис решила проверить столовую. Фэнни ужасно любит покушать, вполне возможно, что она как раз там, доедает то, что осталось на столах после ужина. Помнится, ей очень понравился пирог с голубятиной…
        В столовой Фэнни тоже не было, а убиравшие со столов слуги сказали, что никого не видели. Эннис вышла в холл и открыла наугад одну из дверей. Это оказалась библиотека, совершенно пустая. Приоткрыв следующую дверь, Эннис услышала голоса:
        - До меня дошло, будто вы интересуетесь информацией о мистере Ингрэме, милорд. У меня есть кое-что, что может вас заинтересовать, но это стоит денег…
        - Сколько, Вудхаус?
        Узнав голос Адама Эшвика, Эннис тихо вошла и замерла на месте, не убирая руки с дверной ручки. Говорившие ничего не услышали, поскольку находились в дальнем конце помещения, у распахнутого окна. Вудхаус, слегка покачиваясь, стоял спиной к двери, а Адам - вполоборота. Эннис услышала звон монет.
        - За две сотни получите то, что вам надо, с гарантией.
        - Я дам тебе три сотни, половину прямо сейчас, но смотри, сведения должны стоить того. И улики, Вудхаус, иначе Ингрэм просто пошлет меня к черту.
        Эннис прерывисто вздохнула. Надо было уходить, Фэнни здесь явно нет, а разговор Адама с Вудхаусом ее не касается. Она уже собиралась на цыпочках отойти от двери, когда Вудхаус вдруг заговорил о Чарлзе.
        - Маленький совет, милорд… - Вудхаус хохотнул. - Проследите за мистером Лефоем, этот джентльмен непрост, ох как непрост. Одним словом, правая рука Ингрэма. - Он громко икнул. - То, что вы ищете, милорд, - это ж настоящее сокровище, спрятанное сокровище. Или, лучше сказать, утопленное сокровище. Ищите в небесах и на дне. Вот мой совет!
        - Что за ерунду ты несешь, приятель?! - сердито проговорил Адам. - Напился как скотина…
        Поток воздуха из распахнутого окна вырвал дверную ручку из пальцев Эннис, дверь с тихим хлопком закрылась у нее за спиной. Мужчины вздрогнули. Вудхаус ругнулся и выскочил через дверь, ведшую на террасу, а Адам торопливо подошел к Эннис.
        В первый момент она хотела убежать, но пересилила себя и застыла, спрятав руки за спиной и прислонившись к двери.
        - Что вы тут делаете, леди Вичерли? - выкрикнул Адам. - Подслушиваете?
        Эннис вспыхнула.
        - И не думала, лорд Эшвик! Я ищу мисс Фэнни Кроссли, вот и решила, что, может быть, она здесь. Но вижу, ее нет, так что я пойду.
        Она развернулась, намереваясь выйти, но Адам уперся в дверь рукой, не давая ее открыть.
        - Я буду вам очень благодарен, если уделите мне одну минуту.
        Эннис перевела дыхание.
        - Хорошо, милорд. Но только одну. Мне надо найти мисс Кроссли.
        - Согласен. Я хочу спросить вас: вы слышали наш разговор с Вудхаусом?
        - Да, частично.
        - Понятно. Вы специально подслушивали?
        - Что вы! Зачем это мне? Я не шпионю за вами, лорд Эшвик!
        - Прошу прощения, у меня и в мыслях не было, что вы за мной следите. Я просто подумал, что, возможно, наш разговор вас заинтересовал и вы решили послушать.
        Поскольку именно так все и было, Эннис стало неловко.
        - Я… слышала не все, только часть.
        - То есть вы знаете, что Вудхаус предложил мне кое-какие сведения о мистере Ингрэме, да?
        - Я знаю, милорд, что вы готовы заплатить ему за них, - холодно сказала Эннис. - Только, по-моему, вы зря потратитесь. Вудхаус почти никогда не бывает трезвым, вряд ли он сообщит вам что-нибудь стоящее.
        - Посмотрим, - невозмутимым тоном отозвался Адам. - Меня больше беспокоит другое. Как вы собираетесь поступить, леди Вичерли? Расскажете обо мне Лефою?
        Наступило молчание. Эннис как-то об этом не задумывалась и сейчас растерялась, еще и сама не зная, что она будет делать. Скорее из любопытства, чем движимая каким-либо другим чувством, она спросила:
        - А как, интересно, вы мне сможете помешать? К ее удивлению, Адам рассмеялся.
        - Моя дорогая леди Вичерли, я и пытаться не стану! Но хотя я действительно нуждаюсь в сведениях, чтобы дискредитировать Ингрэма, против вашего кузена я ничего не имею, и просил бы вас хранить молчание.
        Эннис заколебалась.
        - Свалив Ингрэма, вы так или иначе навредите Чарлзу.
        - Вполне возможно.
        - Я на это согласиться не могу.
        - Иного я от вас и не ожидал, мэм, - со вздохом сказал Адам. - Может, мы достигнем компромисса? Я расскажу вам обо всем, что узнаю, а вы никому не выдадите мою тайну.
        - А вы, прежде чем что-либо предпринять, будете меня предупреждать?
        - Буду. Даю слово.
        - Тогда я согласна. Я никому ничего не скажу. Они помолчали. Вдруг Адам снова засмеялся.
        - Я считал вас принципиальным человеком и не ожидал, что вы так легко согласитесь. Мне бы хотелось знать, чем вы руководствовались.
        Эннис пожала плечами.
        - Все действительно просто. Я не одобряю методов мистера Ингрэма. Поскольку вы пообещали не вредить Чарлзу…
        - Ни в коем случае, обещаю. - Он взял ее руку и поднес к губам. - Благодарю вас, мэм. Что бы ни случилось, вы должны верить мне.
        Эннис, подняв глаза, натолкнулась на его зовущий, требовательный взгляд. Она попыталась выдернуть руку, но он сжал ее крепче. Мгновение они стояли неподвижно, и Эннис слышала, как бешено бьется ее сердце.
        - Милорд, - начала она, но он не дал ей продолжать, закрыв ей рот своими губами. Перед глазами Эннис все закружилось, и ей пришлось уцепиться за фрак Адама, чтобы не упасть. Он целовал ее с томительной медлительностью, не давая себе воли, и от этой неторопливости Эннис вспыхнула огнем, обхватила его за шею, запустив пальцы в его волосы, и потянула к себе.
        Адам как будто только этого и ждал. Его губы стали настойчивее, поцелуй - жарче и неудержимее, из груди Эннис вырвался тихий стон. Она ничего не чувствовала, кроме блаженства и поднимавшегося изнутри могучего желания.
        Где-то хлопнула дверь, Эннис дернулась и отскочила. Адам ухватил ее за локоть, останавливая. Эннис повернула к нему потрясенное лицо.
        - Какой ужас! Мне полагается удерживать мисс Кроссли от таких выходок, а вместо этого я сама флиртую с мужчиной в пустой комнате! - дрожащим голосом, не поднимая глаз, проговорила она. - Просто не могу поверить…
        - Так вот, значит, что вы думаете об этом, леди Вичерли! Легкий флирт? - Адам, как и Эннис, тяжело дышал. Голос его звучал сердито. - Черт побери…
        Эннис подняла глаза. В расстройстве она совсем не подумала о том, что может чувствовать Адам.
        - Извините меня. Я не хотела, чтобы это прозвучало так…
        - … уничижительно?
        - Я правда этого не хотела! Слово “легкий” не подходит. Я просто хотела сказать, что не имею права так себя вести…
        - Не имеете права? - Прежде чем Эннис успела что-то понять, Адам приблизился к двери и подпер ее спиной. Затем потянул Эннис за руку и обнял. - Прямо не знаю, что мне с вами делать, леди Вичерли. Может, целовать вас до тех пор, пока вы не забудете слово “флирт”?
        Его губы были совсем близко от ее лица. Их взгляды встретились.
        - Хорошо, я признаю, что это не флирт, - прошептала Эннис.
        Адам крепко поцеловал ее и разжал руки.
        - Я уверен, мы с вами еще об этом поговорим, а пока давайте лучше поищем вашу подопечную. Но сначала… - Он пристально посмотрел на нее и покачал головой. Глаза его смеялись. - Да уж, если кто-нибудь увидит вас сейчас, непременно подумает: вот компаньонка, которая целовалась с кем-то в оранжерее. - Он открыл дверь в холл. - Кстати, на вашем месте я бы поискал мисс Кроссли прежде всего там.
        - В оранжерее… - повторила Эннис, стараясь сосредоточиться. - Я про нее совсем забыла. - Она подозрительно покосилась на него. - Вы что же, милорд, видели, как мисс Кроссли туда заходила? Не могли мне раньше сказать?
        - Ничего я не видел, это просто предположение. - Адам замялся. - Знаете, я немного знаком с мисс Фэнни Кроссли… во всяком случае, с ее привычками.
        Эннис прищурилась.
        - А вы об этом не упоминали.
        - Не упоминал. Боялся как-нибудь нарушить ваши планы, ведь в таком случае, леди Вичерли… - Адам шутливо поклонился, - вы остались бы без вознаграждения!
        - О! - Эннис было неловко и в то же время любопытно. Любопытство победило. - Ладно. Хотя это и кажется мне не слишком-то порядочным с вашей стороны - ничего мне не сказать, но, может, вы исправитесь сейчас?
        Адам улыбнулся.
        - Хорошо. Вы знаете, что мисс Кроссли провела сезон в Лондоне?
        - Естественно.
        - Так получилось, что она понравилась младшему брату одного моего приятеля. - Адам вздохнул. - Мы все считали, что он делает большую глупость, но что мы могли поделать? Он почти мальчик, а мисс Кроссли, когда захочет, может быть очаровательной. Но она-то думала, именно Джон унаследует родовой титул Канвеев, а оказалось, что не он. Тогда она бросила его и попробовала соблазнить лорда Берли. В оранжерее! Эннис охнула.
        - А мисс Кроссли знает, что вам все известно?
        - Вряд ли. Я об этом никому не говорил, но вы же знаете, люди любят посудачить. Сдается мне, именно из-за этого мисс Кроссли и не удалось найти себе мужа в Лондоне. Ее состояние привлекало многих, но все портила ее репутация.
        - Мне тоже приходило на ум, что должна быть какая-то причина… - Эннис оборвала себя. - Сэр Роберт уверял меня, что все в полном порядке, но я подозревала, что была какая-то причина, почему никто не позарился на его племянниц.
        Они подошли к двери оранжереи, Эннис толчком распахнула ее и сразу же услышала голос Фэнни:
        - Еще в Лондоне, как только тебя увидела, я сразу же влюбилась без памяти.
        - О господи, - прошептала Эннис. - Если б я не задержалась, этого бы не было.
        Между тем послышался слегка насмешливый и удивленный басок лейтенанта Гривса:
        - Малышка, да мы ж с тобой просто развлекались! Знай я, что ты хочешь чего-то большего, чем флирт…
        - Ты все знал! Ты знал, что я тебя люблю! Они стояли за шеренгой пальм в бочонках, и нежданное появление Эннис и Адама застало их врасплох. Лейтенант Гривс побледнел и, мгновенно утратив свой бравый вид, превратился в робкого юнца. Фэнни расплакалась.
        - Драгуну не пристало вести себя столь неподобающим образом, - вкрадчиво проговорил Адам. - Я бы дважды подумал, юноша, прежде чем снова затевать игру с чувствами леди.
        - Так точно, сэр! - Лейтенант бросил беспомощный взгляд на Фэнни. - Это чистое недоразумение, сэр.
        - Очень рад это слышать. - Адам повернулся к Эннис. - Леди Вичерли, вы согласны со мной, что это простое недоразумение?
        - Да, - ответила Эннис.
        - Нет! - выкрикнула Фэнни. Было ясно, что она не желает терять лейтенанта Гривса.
        - Я уверена, - в голосе Эннис звучал металл, - что ты, хорошо подумав о том, что произошло, согласишься со мной, что это было недоразумение, и только.
        Адам с насмешкой поклонился лейтенанту.
        - Бегите, Гривс!
        - Как скажете, сэр! - гаркнул лейтенант, вытянувшись в струнку и чуть не отдав честь, и бросился к выходу.
        - Глупый юнец, - сказал Адам. - Надеюсь, впредь он будет осторожнее. - Он посмотрел на Эннис. - Я оставлю вас, леди Вичерли. - Его взгляд потеплел. - Я не забыл о своих обязательствах перед вами. К вашим услугам, мисс Кроссли…
        Он зашагал к двери. Фэнни зарыдала в голос.
        - Ну-ну, не надо, Фэнни, - успокоительным тоном проговорила Эннис. - Ты же не хочешь, чтобы Люси и остальные догадались о том, что ты плакала. Я уж не говорю о сэре Эверарде.
        Фэнни пробурчала что-то невнятное, но рыдать перестала.
        - А то они подумают, будто что-то случилось, - продолжала Эннис, выводя девушку в коридор. - Сэру Эверарду может показаться, что ты не хочешь выходить за него.
        - Я и не хочу!
        - И титула не хочешь, и танцевать на свадьбе своей сестры в качестве леди Добл тоже?
        Эннис понимала: хотя Фэнни девушка практичная, все же ей жаль расставаться со своей мечтой, пусть даже пустой.
        - Я хочу быть женой Джеймса Гривса, - заупрямилась Фэнни. - А вы, леди Вичерли, могли бы пригрозить ему скандалом и заставить его жениться на мне!
        - Не думаю, - холодно сказала Эннис. - Такие, как лейтенант Гривс, не склонны к серьезным отношениям. И еще вот что я скажу: это было непорядочно с твоей стороны - пытаться загнать его в ловушку. Знаешь, чем все это могло кончиться? Ты превратилась бы во всеобщее посмешище, и репутация твоя погибла бы навсегда.
        Фэнни помолчала, обдумывая услышанное. Эннис тем временем взяла пелерины, свою и девушки, и послала служанку в бальный зал за Люси. Затем, поняв по лицу Фэнни, что та уже достигла той стадии, когда на первое место выходит жалость к себе, она как бы в задумчивости произнесла:
        - Ты и сама понимаешь, Фэнни, что лейтенант Гривс тебя совершенно недостоин, правда?
        Фэнни засопела и вытерла нос краем пелерины.
        - Он наследник лорда Фармора. Я только что это узнала.
        Это многое объясняет, подумала Эннис. Узнав о том, что симпатичному лейтенанту ко всему прочему светит еще и титул, Фэнни решила превратить легкий флирт в нечто намного более серьезное, а поскольку времени у нее оставалось мало, она не стала медлить.
        - Боюсь, твои сведения верны лишь отчасти, милая Фэнни, - сказала она. - Да, пока что лейтенант Гривс является наследником лорда Фармора, но недавно лорд взял молодую жену. Так что тут есть огромный риск, тогда как баронетский титул, можно сказать, у тебя уже в руках. - (Фэнни охнула.) - Я понимаю, - продолжала Эннис, - тебе сейчас тяжело, но скоро ты сама поймешь, что я поступила правильно. Вспомни сама, как лейтенант вел себя только что! Вряд ли его можно назвать джентльменом. О, смотри, идут Люси и сэр Эверард. Давай сделаем вид, будто ничего не было.
        Фэнни кивнула, вытирая следы слез.
        - Хорошо, леди Вичерли. Вы все правильно говорите. - Ее лицо просветлело. - В конце концов, в следующий раз я могу выйти и за лорда!
        - Почему бы и нет, - кивнула Эннис. Не успев еще выйти замуж, эта глупышка уже представляла себя вдовой.

        Позже, оказавшись наконец в тишине своей спальни, Эннис сняла тюрбан, распустила волосы, с облегчением стянула красное платье и щедрой рукой плеснула в стакан мадеры.
        Она вполне заслужила хорошую выпивку. Как ловко она спасла от катастрофы Фэнни и себя!.. Слава богу, все улажено. На следующей неделе приедет сэр Роберт Кроссли и повезет племянниц в Лондон делать предсвадебные покупки, а Эннис сможет отправиться в Старбек.
        Эннис сидела, неторопливо расчесывая волосы.
        Она замерла с гребнем в руке. Ей живо вспомнилось, как Адам целовал ее. Она тряхнула головой, заставляя себя думать не об этом, а о странном разговоре Адама с Вудхаусом. Может, этот человек действительно знает что-то компрометирующее Сэмюэля Ингрэма… и Чарлза? А Адам, если у него появятся улики, - расскажет ли он ей об этом, как обещал? Эннис задумчиво покачала головой. Она и сама не понимала до конца, что ее заставило пообещать Адаму, что она никому ничего не скажет. Да, Ингрэм ей отвратителен, но, если с ним что-то случится, это неизбежно затронет и Чарлза, а она не хочет причинять ему вред. И почему она так безоглядно верит Адаму? То же самое было и тогда ночью, когда они встретились в темноте. Откуда такая вера? Не опасно ли это для нее?
        Эннис легла в постель и взяла книгу, но тут же отложила ее и стала смотреть на пламя свечи. Как чудесно было в объятиях Адама! Как упоительно он целует! Нет, это не просто флирт. Адам обиделся, когда она так назвала их отношения. Ладно, она будет честной с собой. Никогда ни один мужчина не был ей так желанен, как Адам Эшвик.
        - Вам письмо, - сообщила миссис Хардкасл. - Том Шепард принес. Том-младший. Говорит, у отца схватило поясницу.
        - О господи! - Эннис развернула листок и начала читать.

“Уважаемая леди Вичерли, - аккуратно было выведено на листке. - Снова приезжал агент мистера Ингрэма и сказал нам, что вы собираетесь продать ферму, и что аренда подорожает. Как вы знаете, я не хотел бы стать арендатором у Ингрэма, да и слишком дорого. Нам не верится, что вы продаете ферму ему. Пожалуйста, сообщите обо всем, а то мы не знаем, что и думать. У нас украли еще несколько овец, и мы с трудом перебиваемся. Уважающий вас Том Шепард”.
        Эннис скомкала письмо в руке. Том и Элиза Шепард выбиваются из сил, пытаясь прокормить себя и детей на клочке земли, который маловат даже для одного, а тут еще наседают агенты Ингрэма. При мысли об этом Эннис хотелось закричать от отчаяния. Старший сын Шепардов в прошлом году отправился в соседний город на заработки, и Эннис пообещала ему позаботиться о Томе с Элизой и остальных детях, как это делал ее отец. Письмо от Тома, уже второе, пришло очень кстати, потому что как раз на сегодня у нее была назначена встреча с Ингрэмом. Она решила сказать ему окончательно, что не продаст Старбек.
        Хорошо бы посоветоваться с Чарлзом, но он поверенный Ингрэма и наверняка посоветует ей продать Старбек. Слов нет, продажа стала бы для нее великим облегчением, но об этом не может быть и речи. Вместе с домом и землей она унаследовала ответственность за судьбу крестьян и не собиралась увиливать от нее. Кроме того, ей претила наглость Ингрэма, и она твердо решила не уступать.
        Сунув письмо в ридикюль и одевшись, она вышла из дома. Ночью был дождь, и Эннис с удовольствием вдыхала свежий, бодрящий воздух. Контора Ингрэма находилась недалеко. Повернув на Парк-роу, Эннис заметила впереди хорошо одетую пару, свернувшую за угол. Женщину узнала - это была мисс Мардин, мужчину же она не успела разглядеть, отметила только, что он высок и темноволос. Наверное, Адам Эшвик. Эннис еще больше расстроилась.
        Она пришла слишком рано, пришлось ждать, то и дело ловя на себе презрительный взгляд клерка, шелестевшего бумагами. Эннис старалась не нервничать. Но вот прошло целых пятнадцать минут, и она поняла, что Ингрэм специально заставляет ее ждать, и с каждой новой минутой ее нервозность нарастала. Наконец дверь открылась, и у Эннис упало сердце - из кабинета вышел Чарлз и с улыбкой пригласил ее внутрь. За его спиной она заметила самого Ингрэма и… Вудхауса, с которым вчера вечером разговаривал Адам.
        Ингрэм пошел ей навстречу и склонился над ее рукой, сама любезность, но при этом весь его вид говорил о том, что он крайне занят и может уделить ей от силы минуты три своего драгоценного времени.
        - Леди Вичерли, чем могу служить?
        - Благодарю вас, что согласились встретиться со мной, мистер Ингрэм, - сухо проговорила Эннис. Она села на стул, на который он указал, и тут же пожалела об этом, потому что Ингрэм остался стоять. - Я ненадолго. Дело касается вашего предложения о продаже Старбека, имения и фермы.
        - Ага! - Ингрэм уставился в окно, словно увидел там что-то намного интереснее своей посетительницы. - Да-да. Я надеюсь, леди Вичерли, что вы приняли разумное решение. - Он хохотнул. - Хотя мистер и миссис Шепард не желают, видите ли, быть моими арендаторами!
        - Мистер и миссис Шепард уже устали от настойчивости вашего агента! - проговорила Эннис. - Они уполномочили меня сказать вам об этом и ждут, что вы отзовете своего человека и отстанете от них. И я, кстати, тоже. Я не намерена продавать старбекское имение…
        - Имение! - со смешком произнес Ингрэм. - Полуразрушенный дом да несколько акров земли!
        Спокойствие, приказала себе Эннис.
        - Эти несколько акров вы, как я вижу, цените очень высоко, мистер Ингрэм. Ваш агент чрезвычайно настойчив.
        Ингрэм пожал плечами.
        - Бенсон будет продолжать, леди Вичерли, пока вы не образумитесь.
        - Крадя наших овец? - Эннис бросила взгляд на Чарлза, но тот стоял, глядя в сторону. Вид у него был растерянный и несчастный.
        - Уж не думаете ли вы, что есть какая-то связь между визитами Бенсона и исчезновением овец? - Ингрэм изобразил изумление. - Это ж надо, какое у вас воображение, мэм!
        - Эннис, - внезапно заговорил Чарлз, - попробуй посмотреть на вещи трезво.
        Эннис резко повернулась к нему.
        - Я и смотрю, Чарлз! И что же я вижу? Ты как-то очень странно понимаешь свой долг перед родными!
        - Ваш кузен, леди Вичерли, попал в затруднительное положение, - вмешался Ингрэм. - Он поддерживает мои планы. И он глава вашего рода, так не лучше ли вам послушаться его? Он же о вас и печется, о вас и ваших крестьянах.
        Эннис, размахивавшая письмом Шепарда, засунула его в ридикюль и направилась к двери.
        - Наши представления о том, что лучше для Старбека, противоположны, - холодно сказала она. - Желаю вам доброго дня. Обоим, - добавила она, заметив, что Чарлз сделал движение в ее сторону.
        - Один момент, леди Вичерли… - торопливо проговорил Ингрэм. Эннис обернулась. - Я убежден, вы так или иначе придете к моей точке зрения, - продолжал Ингрэм. - Есть разные способы заставить человека понять свои собственные интересы…
        Кровь отхлынула от лица Эннис, в залитой солнцем комнате вдруг стало темно, к горлу подступила тошнота.
        - Вы мне угрожаете, мистер Ингрэм? - с трудом проговорила она.
        - Помилуйте, мэм, да ни в коем случае! - Ингрэм хохотнул. - Но вы сами знаете, в каком тяжелом положении Старбек и окрестные фермы. Вот вы упомянули про кражу овец. А если, к примеру, случится пожар, скот погибнет, постройки сгорят, что вы тогда будете делать, вы и ваши крестьяне? Или давайте посмотрим на вас… - понизив голос, вкрадчиво продолжал Ингрэм. - Словечко тут, словечко там, и люди начнут сомневаться, так ли уж вы хороши в качестве компаньонки… Репутация - вещь хрупкая, а кое-кто уже поговаривает насчет вашей связи с лордом Эшвиком…
        Глаза Эннис вспыхнули.
        - А о вас, мистер Ингрэм, говорят, что вы связаны с самим дьяволом! Люди не столь легковерны, чтобы верить всякой глупой выдумке. Прощайте. Не провожай меня, Чарлз.
        На крыльце Эннис остановилась, вдыхая свежий воздух и стараясь успокоиться. За ее спиной послышался голос Чарлза:
        - Эннис…
        - Ни слова, Чарлз, - с угрозой произнесла Эннис. - Прошу тебя, уйди.
        Оставив его стоящим на крыльце, Эннис шагнула на тротуар. В глазах все расплывалось, и она ожесточенно потерла лицо рукой.
        Эннис попыталась думать о том, что ее ждет в будущем, но что ее могло ждать? Сибелла и Дэвид не смогут содержать ее, а от Чарлза она никакой помощи не приняла бы. За аренду дома на Черч-роу заплатил он, но, если они порвут отношения, ей придется из него выехать… Может, ей вообще покинуть Хэррогейт, поселиться в Старбеке и заняться фермерством… но ведь она ничего не смыслит в сельском хозяйстве, у нее мало денег, а дом почти разрушен…
        В бессильном гневе она ударила зонтом по ограде.
        - Будь все проклято!
        - Леди Вичерли?
        Эннис круто развернулась. Адам Эшвик. Он стоял всего в нескольких шагах и наверняка видел ее неженственную выходку. В его глазах стоял вопрос. Эннис сделала надменное лицо, стараясь скрыть свое состояние. В памяти вдруг всплыло, как он обнимал ее вчера вечером, и еще подумалось, как хорошо, что она не в тюрбане, и тут же она решила, что Адам, наверное, идет от своей любовницы. Она покраснела.
        - Доброе утро, лорд Эшвик.
        - Утро в самом деле доброе, - учтиво ответил Адам. - Но мне показалось, вы его таким не считаете. Я надеюсь, вы не сломали свой зонтик?
        Эннис рассеянно взглянула на зонт.
        - По-моему, нет. Кажется, я выместила на нем свою досаду.
        - Понятно. - Адам улыбнулся. - Надеюсь, ваши трудности преодолимы. Могу я вам чем-то помочь?
        Эннис заколебалась. Ее подмывало рассказать ему все, ей очень нужен был союзник, а Адам, как она теперь знала точно, настроен против Ингрэма. Но нельзя забывать о Чарлзе. Пусть он и пренебрег своим семейным долгом, она-то помнит о нем…
        - Благодарю вас, но не надо, милорд. И прошу простить мне дурные манеры. Кое-какие затруднения по работе, но я уверена, скоро все наладится.
        - Понятно, - медленно повторил Адам. Он задумчиво посмотрел на дверь конторы Ингрэма, потом снова на Эннис. - Могу я проводить вас до Черч-роу, мэм?
        - Спасибо, но мне надо еще зайти в магазин.
        - Так, может, мы пойдем на Парк-стрит? Мне тоже надо кое-что купить.
        Отказаться было трудно. Эннис положила руку на согнутую руку Адама, и они пошли по тротуару. Надеюсь, с мисс Кроссли вчера все благополучно уладилось? - спросил Адам. - Ее помолвка с сэром Эверардом не отменена?
        Эннис легко улыбнулась.
        - Нет, все в порядке, спасибо.
        - Значит, вы расстроены не из-за этого. - Адам свел брови. - Дайте-ка подумаю. Значит, это, наверное, Старбек.
        - Вы почти угадали, милорд. - Эннис засмеялась. - У меня есть два повода для расстройства, и один из них касается именно Старбека. Мой кузен… - Она осеклась. - Почему-то все считают, что я должна продать имение, а я не хочу.
        - И мистер Ингрэм предложил продать имение ему…
        Эннис искоса посмотрела на Адама. Лицо его было хмуро.
        - Да. Но я отказалась.
        - Вам придется нелегко. Как я понял, на вас оказывает давление не только Ингрэм, но и Лефой.
        Эннис кивнула.
        - А у вас достаточно средств, чтобы содержать имение?
        Эннис помотала головой.
        - Нет. Моего скромного годового пенсиона хватает лишь на то, чтобы все окончательно не обвалилось. И еще я зарабатываю… - Она умолкла, сообразив, что рассказывает Адаму слишком много о своих личных делах. С ним это получалось, как-то само собой.
        Оказалось, впрочем, что на ее откровенность Адам был готов ответить не меньшей откровенностью.
        - Мне не хочется даже думать о том, что Ингрэм заполучит эту землю, но вы знаете о моих стесненных обстоятельствах. К сожалению, я не в состоянии купить Старбек, иначе я бы обязательно это сделал.
        - Ничего, я как-нибудь справлюсь.
        - Вы упомянули два повода, - сказал Адам. - Если Старбек первый, то что второе?
        Эннис посмотрела на него из-под ресниц.
        - Это очень личное, милорд. Наверное, я не… Нет, я не вправе говорить об этом.
        - Господи, почему? - удивился Адам. - Может, Ингрэм шантажирует вас?
        Эннис устремила на него прямой взгляд.
        - Нет. Ну, не совсем. - Ей вспомнились сценка в бальном зале и сомнение, пробежавшее по его лицу, прежде чем он отказался от приглашения Ингрэма. - Неужели он шантажирует вас, милорд?
        Адам был ошеломлен. Он резко остановился и повернулся к Эннис.
        - Почему вы так решили? Эннис улыбнулась.
        - По-моему, милорд, вы впервые не даете прямой ответ на прямой вопрос. Это позволяет мне думать, что я права.
        - Я, как и вы, тоже испытываю давление, - со вздохом признался Адам. - Вы знаете, что мой зять был должен Ингрэму крупную сумму. И теперь тот угрожает раскрыть подробности их сделки.
        - А чего он хочет? Уж не Айнхоллоу ли? Адам грустно усмехнулся.
        - Пока он так далеко не заходит. Хочет с моей помощью войти в общество, жаждет признания, высоких знакомств. Ради этого он готов на все!
        - Ого! - Эннис осенило. - Так там на балу, когда Чарлз передал вам приглашение Ингрэма, это было частью его плана?
        - Думаю, да, но только я не собираюсь помогать ему. Презренный наглец - вот кто он такой.
        Эннис, не удержавшись, хихикнула.
        - Представляю, как он на вас зол! Я понимаю, вам не до смеха, но все-таки как приятно, когда мистер Ингрэм получает отпор. Там были Эмили Трамптон и леди Кардью, так я слышала, как они назвали его выскочкой и заявили, что ни за что не примут его. Хорошо, что вы не согласились его поддерживать, милорд, а то бы они решили, что вы не в своем уме!
        Адам засмеялся.
        - Да уж, ссориться с леди Кардью себе дороже, это настоящая львица! Но вы не сказали мне, что же все-таки есть у Ингрэма на вас. Что он может использовать для шантажа?
        Эннис помрачнела.
        - Ничего такого, милорд, он мне просто угрожает.
        - Чем?
        Эннис вздохнула.
        - Я вам уже говорила, милорд, репутация компаньонки очень хрупкая вещь. Вот на это мистер Ингрэм и делает упор.
        - Он что, угрожает распустить некие слухи? Но какие?
        - О вас, милорд, - сказала Эннис, глядя в глаза Адаму. Заметив, как он хмурится, она торопливо добавила: - Но я не боюсь… хотя если не это, так он что-нибудь другое найдет. Вы сами сказали, он мастак по этой части.
        - Грязная скотина, - выругался Адам.
        - Прошу вас… Я уже жалею, что сказала вам об этом.
        - А я нет. - Он посмотрел на Эннис загадочным взглядом. - Мне и в голову не приходило, что о нас уже судачат.
        Эннис торопливо проговорила:
        - Я уверена, никто не судачит. Это выдумка на пустом месте.
        Адам мгновение мрачно о чем-то думал.
        - А что, если это не так, леди Вичерли?
        - Что не так?
        - Что, если я действительно ухаживаю за вами? Вы заинтересовали меня с самой первой встречи. Мы можем превратить слухи в правду, тогда не о чем будет и сплетничать.
        Эннис широко открыла глаза.
        - Я… но… - Она взяла себя в руки. - Я должна отвергнуть ваши ухаживания. Мы с вами уже говорили об этом. Это невозможно.
        - Почему? Эннис потупилась.
        - Потому что… потому что… Я же вам объясняла, компаньонке это не пристало.
        - А когда уедут мисс Кроссли, положение ведь изменится?
        - Временно. А потом я уеду в Лондон, уже все решено.
        - Это первое препятствие. Есть что-то еще?
        У Эннис было такое чувство, будто она ведет битву, в которой непременно проиграет.
        - Их много. Я предпочитаю быть независимой.
        - Я заставлю вас передумать.
        - Очень самоуверенно с вашей стороны, - сказала Эннис, но впервые подумала, что, возможно, так оно и будет.
        - Пусть. Поживем - увидим. Так что же еще?
        - А еще ваша любовница. Я ее сегодня видела. Адам рассмеялся.
        - Как я понимаю, вы имеете в виду мисс Мардин?
        - Кого же еще? - сердито отозвалась Эннис. - Или у вас их несколько?
        - Ни одной, поверьте. Мисс Мардин меня не интересует. Уж не знаю, кого вы с ней видели, но это точно был не я.
        - Ладно, оставим это. - Эннис только сейчас сообразила, что Адаму может показаться, будто она его ревнует. - Это же смешно, - сказала она. - С чего вдруг вам вздумалось за мной ухаживать? Такого со мной как-то не случалось.
        - Не хотелось бы мне противоречить леди, но это уже случилось. Неужели вам действительно кажется странным, что мне хочется за вами ухаживать?
        - Наверное, я должна поверить вам, но… но это же глупо! - вырвалось у Эннис. - Мы же почти незнакомы…
        - Но это не значит, что мы не можем познакомиться получше, - с улыбкой сказал Адам. - А мне казалось, я вам немножко нравлюсь.
        Эннис вздохнула.
        - Вы мне симпатичны, милорд. В его глазах загорелись искорки.
        - Тогда дайте мне шанс.
        Эннис мучили сомнения. Соблазн был велик, но жива была память о прошлом, подсказывавшая, что замужество не для нее. Тягостное ощущение неволи осталось у нее от тех лет. Она качнула головой.
        - Мне очень жаль, милорд, но нет, не могу. До свидания.

        Глава восьмая

        Сэр Роберт Кроссли приехал за своими племянницами на следующий день. Фэнни встретила его с наигранной радостью, Люси - вполне искренне, а Эннис выслушала слова благодарности да в придачу получила толстый кошелек с деньгами.
        В три часа пополудни явилась Сибелла и потащила Эннис из дома.
        - Я вот что подумала, - начала она, когда коляска остановилась у отеля “Корона”. - За твое терпение с этой дурочкой Фэнни ты заслуживаешь награды, так что я заказала минеральные ванны для себя и тебя. По-моему, гораздо полезнее посидеть в горячей воде, чем пить холодную!
        - Ладно, - согласилась Эннис, хотя вот уже много лет не принимала таких ванн, и этому были свои причины. Уж очень плохо пахла эта вода. Сероводородный запах чувствовался уже около парадной лестницы.
        Владелец отеля провел их в небольшое помещение, где стояли рядом две ванны.
        - Уф! - сказала Эннис, в нерешительности останавливаясь перед ширмой, за которой уже раздевалась Сибелла. - Здесь ужасно воняет, а вода, наверное, такая горячая, что можно раков варить! Что тебе тут нравится, не понимаю!
        Сибелла скользнула в воду и, блаженно закрыв глаза, улыбнулась.
        - Давай-ка раздевайся и залезай! Тебе тоже наверняка понравится!
        Служанка помогла Эннис расстегнуть платье и ушла, пообещав вернуться через час. Эннис попробовала воду ногой и скривилась.
        - Это же просто кипяток!
        - В этом-то весь и секрет, - ответила Сибелла. Эннис осторожно залезла в ванну.
        - Уф! - пропыхтела она.
        - Да ты дыши! - сказала, поворачиваясь к ней, Сибелла. - Эти пары очень полезны, прочищают мозги. - Сибелла громко зевнула. - Эннис, ты рада, что избавилась от этих девчонок?
        - Еще как рада! Конечно, сэр Роберт Кроссли хорошо мне заплатил, но как вспомню, сколько я перенесла из-за этой Фэнни… Честное слово, я не удивлюсь, если она сбежит перед самой свадьбой!
        - Может, Фэнни просто-напросто несчастна? От этого у людей часто портится характер. Моя мама, например, мучилась подагрой и от этого часто раздражалась.
        - Ты верна себе, Сиб. В каждом пытаешься найти что-то хорошее. Наверное, если постараешься, так и у Ингрэма что-нибудь найдешь.
        - Кстати, хотела сказать… Я видела сегодня Чарлза, - вспомнила Сибелла. По ее тону Эннис поняла, о чем пойдет речь. - Он говорит, вы с ним разругались. Ах, Эннис, я ненавижу, когда вы ссоритесь!
        - Мне жаль, Сиб, - искренне произнесла Эннис. - Я знаю, как тебя расстраивают наши ссоры с Чарлзом, я тоже их ненавижу. Я понимаю, ему нужно зарабатывать на жизнь, но мне претит, что он работает на Ингрэма. Это же такой бессердечный, наглый человек!
        Милое лицо Сибеллы исказила огорченная гримаса.
        - Я уверена, мистер Ингрэм не такой уж и плохой, - жалобно сказала она. - Я знаю, он хочет купить Старбек, но ведь он предлагает хорошую цену…
        - Ах, давай не будем об этом! - воскликнула Эннис. - А то настроение испортится, а мне так хотелось отдохнуть сегодня. Я это заслужила!
        Сибелла продолжала хмуриться.
        - Насчет Ингрэма. Чарлз говорит, в Линфорте снова неспокойно. Ночью был настоящий бунт, разграбили и подожгли один из его амбаров.
        - А чему удивляться? Людей как будто специально подталкивают к бунту. Я слыхала, на той неделе Ингрэм выгнал несколько семей из их домов, потому что они не могли заплатить повышенную арендную плату. Идти им просто некуда, там была одна беременная женщина, так у нее случился выкидыш… Нет, ты знаешь, я не могу осуждать крестьян за то, что они бунтуют.
        - Чарлз говорит, их подстрекает кто-то из местных дворян, - сказала Сибелла. - Вроде бы вожак бунтовщиков был на гнедой лошади и разговаривал как образованный. Ингрэм назначил вознаграждение за сведения о нем. - Она повернула лицо к Эннис. - Как ты думаешь, кто это может быть?
        - Понятия не имею, - ответила Эннис. Ей вдруг вспомнилось, что гнедая лошадь есть у Адама Эшвика.
        - Может быть, сэр Эверард Добл…
        - Ты что?! - засмеялась Эннис. - Вот уж нашла кого подозревать!
        - Ну, ладно, а как насчет Тома Шепарда?
        - Возможно… - Эннис нахмурилась. На конюшне в Старбеке она тоже видела гнедую лошадь. - Или мистер Бенсон…
        - Но он же работает у мистера Ингрэма!
        - Да и Чарлз тоже, так что их можно исключить. - Эннис вздохнула. - Наверное, это тот, на кого меньше всего можно подумать.
        - Лорд Эшвик?
        - Уже теплее. Я подозреваю его брата. Попомни мои слова, Сиб, преподобный мистер Эдвард Эшвик - вот кто окажется виновным.
        Сибелла прыснула.
        - Эннис, ты что выдумала?! Подозревать священника? Он же такой хороший человек!
        - Да? Но это еще ничего не значит. Честно говоря, я восхищаюсь теми, кто отваживается выступить против Ингрэма, пусть даже это называется нарушением закона.
        - Посмотрим, - с улыбкой сказала Сибелла. - Боюсь, его скоро поймают. За него обещано сто фунтов, кто-нибудь непременно его выдаст.
        - Не будь так уверена, - сказала Эннис. Ей вспомнилась сцена у будки на дороге. - Кем бы ни был предводитель бунтовщиков, крестьяне считают его своим, а своего они не выдадут.
        - Ну ладно, - проговорила Сибелла. - Давай лучше поговорим о чем-нибудь более веселом. О тебе, например! Почему бы тебе снова не выйти замуж?
        Эннис засмеялась.
        - Ты никогда не угомонишься?
        - Наверное, нет. Я очень счастлива и тебе тоже хочу счастья! Я знаю, как тебе было тяжело. Но ведь не все мужчины такие, как твой бывший муж! А когда любишь кого-то, то веришь ему до такой степени, что про все остальное забываешь. Смотри, в один прекрасный день ты сама себе удивишься!
        Эннис откинулась в ванне и закрыла глаза. Ей хотелось поверить и довериться Адаму Эшвику, как никогда и никому прежде.
        Послышался шум: Сибелла села в ванне, выплескивая драгоценную лечебную воду на пол, затем вылезла и обмоталась полотенцем.
        - Я пойду немножко полежу, - сказала она, направляясь к двери, ведшей в комнату отдыха, - а потом сходим к источнику. А ты тоже, когда вылезешь, полежи. Эти ванны очень расслабляют, после них требуется восстановить силы. - Сибелла показала на дверь в противоположной стене. - Служанка отнесла твою одежду в ту комнату, там и отдохнешь.

        Эннис полежала еще минут десять в остывшей ванне и вылезла, чувствуя себя полной сил и энергии. Вместо того чтобы снова отдыхать, она решила одеться и спуститься в гостиную отеля. Там она выпьет чая и подождет Сибеллу.
        Она завернулась в большое жесткое полотенце.
        Открыв указанную Сибеллой дверь, она заглянула в комнату, ища свои вещи. Кушетка, на которой сестра советовала ей полежать, стояла за ширмой, а белье и платье висели на крючке у камина. Служанка должна была скоро прийти, но Эннис решила, что вполне может одеться сама. Она хорошенько вытерлась, оделась и посмотрела на себя в мутное зеркало. Неплохо. Сейчас она подберет волосы, наденет капор - и можно выходить в свет.
        Негромкий звук, похожий на вздох, заставил ее оцепенело замереть на месте. Не отрывая застывших глаз от зеркала, она только сейчас заметила, что в нем, помимо нее самой, отражается часть кушетки и… чья-то нога, голая. Она осторожно зашла за ширму.
        На кушетке лежал Адам Эшвик. Он спал. А еще он был обнажен, по крайней мере Эннис так решила, потому что, кроме живота, прикрытого смятым одеялом, все остальное предстало ее взору. Глаза Эннис скользнули по его длинным ногам, на долю мгновения задержались на скомканном одеяле, подольше - на широкой, мускулистой груди и остановились на его лице. Темные волосы в беспорядке падали на лоб, жесткие линии щек и подбородка во сне казались мягче. Густые длинные ресницы придавали лицу какое-то по-детски беззащитное выражение. По спине Эннис пробежал озноб.
        - Лорд Эшвик!
        Адам открыл глаза, непонимающе посмотрел на Эннис, снова закрыл, потом широко распахнул, ошеломленно уставившись на нее.
        - Эннис? - Его взгляд остановился на белокурых прядях, обрамлявших ее лицо. Эннис показалось, что Адам сейчас улыбнется, но нет, его лицо приняло какое-то серьезное, сосредоточенное выражение. Он схватил ее за запястье и потянул к себе. Эннис пришлось упереться свободной рукой в его обнаженную грудь. - Вы?! Вот так неожиданность!
        Адам отпустил руку Эннис, неотрывно глядя ей в глаза, отодвинул падавшие ей на лицо волосы и погладил по щекам. Потом обхватил пальцами ее подбородок и медленно притянул к своему лицу. Эннис, смущенная, растерянная, не сопротивлялась.
        Он целовал ее, и она, словно в полусне, почувствовала, как его пальцы расстегивают одну за другой пуговицы платья. Эннис хотелось прижаться к нему, и пусть будет что будет. Адам просунул руку в разрез платья, его пальцы коснулись груди, и Эннис, уже ничего не осознавая, упала на кушетку рядом с ним.
        И это заставило Адама очнуться от сладостного сна. Его взгляд стал пугающе серьезен. Эннис вскочила на ноги и, растерянно оглянувшись, увидела раскрытую дверь, за которой находилась еще одна ванная комната. Вот, значит, в чем дело! Мистер Текрей, хозяин отеля, забыл запереть дверь между номерами.
        Адам поправил одеяло на поясе и, спустив ноги на пол, встал.
        Эннис мысленно ахнула, такой он был высокий и огромный. Одно дело - когда он одет и причесан, и совсем другое - когда перед тобой стоит могучий, почти голый мужчина и сердито смотрит на тебя. А ведь он только что так страстно целовал ее…
        - Прошу прощения, милорд, - пробормотала Эннис. - Кто-то из нас ошибся дверью…
        Это прозвучало смешно, как будто она извиняется за то, что, танцуя, нечаянно наступила ему на ногу. Недаром Адам не обратил никакого внимания на ее робкие извинения. Он, прищурившись, шагнул к ней.
        - Леди Вичерли, какого черта вы тут делаете?
        - Что я делаю? - вскипела Эннис. - То же самое можно спросить и у вас, милорд! Вы сами начали целоваться и… - Она запнулась.
        - И?.. - Нагота почему-то ничуть его не смущала, вид у него был самоуверенный до безобразия. - Может, это ваше “и” относится к вашему платью? Оно у вас не застегнуто.
        Эннис посмотрела вниз. Крохотные перламутровые пуговички действительно были расстегнуты, чем Адам был явно доволен.
        Эннис открыла рот, чтобы дать ему отповедь, в то же время судорожно пытаясь застегнуть пуговички, но не успела она произнести и слово, как одна из дверей распахнулась и вошла служанка, держа перед собой огромную кипу сложенных полотенец. Увидев Эннис и Адама, девушка, громко вскрикнув, уронила полотенца, присела и стала их собирать, испуганно глядя на парочку.
        - Ох, мэм… ох, сэр… прошу прощения.
        - Произошло недоразумение, - начала смущенно оправдываться Эннис. - Наверное…
        - Какого черта тут творится? - послышался грозный окрик мистера Текрея, входящего со стороны ванной комнаты. Он перевел взгляд с растерянной служанки на Эннис и Адама, заметил, как Эннис судорожно нащупывает пальцами последние предательские пуговички, и его брови поползли вверх. - Милорд! - На лице мистера Текрея сменяли друг друга выражения озабоченности и снисходительности повидавшего всякое в своей жизни человека.
        - Перепутали комнаты, вот и все, - лаконично пояснил Адам. - Будьте любезны, пожалуйста, выведите леди Вичерли и закройте дверь.
        Но было уже поздно. Из другой комнаты отдыха выскочила Сибелла в большой банной простыне, а в дверях ванной показались головы любопытных, сбежавшихся на крик служанки.
        - О господи, - прошептала Эннис, чувствуя, что вот-вот упадет в обморок.
        Адам бросил на нее быстрый взгляд и коснулся рукой ее плеча.
        - Я все улажу, - тихо сказал он. - Езжайте к своей кузине, а я, как только смогу, приеду туда.
        Эннис посмотрела на него с недоумением. - Я не совсем поняла…
        - Уверен, вы все прекрасно поняли, леди Вичерли, - с ухмылкой сказал Адам. - Уж кому, как не вам, компаньонке, знать светские условности, а потому для вас не останется непонятным мое утверждение, что вы меня самым вопиющим образом скомпрометировали.
        Адам, внутренне улыбаясь, глядел, как Сибелла уводит растерянную Эннис, заботливо ее поддерживая. Он проснулся задолго до того, как Эннис его заметила, и с удовольствием наблюдал в зеркало, как она одевалась. Конечно, он понимал, что ведет себя непорядочно, не дав ей знать о своем присутствии, но ее нагота до нестерпимой остроты распалила в нем желание. Когда она подошла к кушетке, он не смог противиться искушению и сделал вид, будто спит, ну, а то, что последовало за этим, было упоительно и лишь укрепило его решимость сделать Эннис своей женой.
        И вот теперь она была практически в его руках. Эннис Вичерли скомпрометирована и будет вынуждена сдаться на его милость. Адам по-настоящему влюбился в прелестную леди Вичерли.
        Он с такой же силой восхищался ее душой, с какой желал ее тело.
        По-прежнему улыбаясь, Адам начал одеваться. Пора переходить в наступление.

        К тому времени, когда коляска подкатила к дому на Несборо-сквер, Сибелла почти отошла от потрясения, хотя и продолжала горевать о том, что произошло.
        - Это ж надо было такому случиться! Уму непостижимо, как они могли перепутать комнаты! Это все мистер Текрей виноват! - Сибелла расстроенно посмотрела на Эннис. - Теперь все об этом будут говорить. Кое-кто туда специально приходит, чтобы сплетни собирать.
        Эннис молча сняла капор и пошла следом за кузиной в гостиную. Пока они ехали, у нее было достаточно времени, чтобы обдумать то, что произошло у нее с Адамом, и прийти к решению. Единственный выход - постараться все замять. В конце концов, она сама во всем виновата - сначала стояла и глазела на Адама, потом еще и целовалась с ним. Иначе как помрачением ума назвать это было нельзя, и Эннис твердо решила выбросить случившееся из головы.
        - Да не расстраивайся ты, все не так плохо! - сказала она. - Я уверена, лорд Эшвик все объяснит мистеру Текрею и всем, кто там был. Ясно же, что просто перепутали комнаты. Скоро все об этом забудут.
        Сибелла с тяжелым вздохом опустилась в кресло.
        - Нет, просто не верится, что можно быть такой наивной! - воскликнула она. - Неужели ты не понимаешь: все будут говорить, что у тебя роман с лордом Эшвиком!
        Горничная принесла чай. Эннис взяла чашку и сделала глоток. Чай был горячий и крепкий, как раз такой, какой она любила.
        - Ничего такого с лордом Эшвиком у меня нет! Сибелла сердито фыркнула.
        - Нет, но ты подумай, Эннис, что будут говорить! Свидание в номере гостиницы, раздетый лорд Эшвик… да это же настоящий подарок для сплетников! А если ты попробуешь это как-то объяснить, то сделаешь только хуже! - Сибелла, казалось, вот-вот заплачет. - Эннис, неужели ты еще не поняла? Ты погибла!
        Эннис немного резковато поставила чашку на стол, та звякнула о блюдце.
        - Мне кажется, ты преувеличиваешь. Все не так страшно, как тебе кажется, хотя и не очень приятно.
        - Не очень приятно, и только? А то, что у тебя платье было расстегнуто, - это как? - Сибелла вскочила и подошла к окну. - Я считаю… я считаю, что лорд Эшвик должен сделать тебе предложение!
        Эннис, собиравшаяся налить себе еще одну чашку чая, охнула и поставила чайник обратно.
        - Ну, это уж слишком!
        - Нисколько! - Сибелла прошагала к камину, потом обратно. - Это единственный выход. Лорд Эшвик скомпрометировал тебя и должен поступить так, как подобает честному человеку.
        - Типун тебе на язык! - Эннис сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. - Если уж на то пошло, так это я скомпрометировала его, а не он меня! Это я вошла в комнату, где он спал раздетый. И что же, из-за этого он должен жениться на мне? Ну уж нет, я против!
        - Я убеждена, что лорд Эшвик настоящий джентльмен и наверняка думает так же, как и я. - Она пристально посмотрела на Эннис. - Слушай, а он сам ни на что не намекал?
        - Ну, он говорил что-то такое… - Эннис помялась. - Ну, что мы скомпрометированы, что он уладит дело с Текреем и приедет ко мне, но…
        - Ну вот видишь! - торжествующе воскликнула Сибелла. - Эшвик все понимает, в отличие от тебя, Эннис! Попомни мои слова, он приедет, чтобы объясниться с тобой!
        - Тогда я его не приму! - вскипела Эннис. - Все это совершенно ни к чему, Сиб. Если люди такие глупые, чтобы всему верить, то пусть себе говорят! Я и внимания обращать не стану. И уж точно не приму предложения, которое мне делают из-за какого-то недоразумения!
        - А ты подумала о том, как это повлияет на твою карьеру? Если слухи распространятся, тебе же никто больше не даст работу! Что ты тогда будешь делать?
        Эннис промолчала. Из-за этого глупого случая с Адамом она совсем забыла про Ингрэма и его угрозы. А ведь Сибелла права: он воспользуется этим, и тогда все пропало. Она прослывет ненадежной компаньонкой, и работы ей больше не найти. В ее сердце зашевелился страх.
        - Мне не верится, что такое может произойти… - начала она, но уверенности в ее голосе не было, одно лишь отчаяние.
        В дверь постучали, Сибелла выглянула в окно.
        - Это наверняка лорд Эшвик! И если я не ошибаюсь, он сейчас сделает тебе предложение!

        Глава девятая

        - Лорд Эшвик, мэм, - благоговейно произнесла молоденькая служанка, открыв дверь гостиной и приседая.
        Адам, войдя в комнату, направился к Сибелле. Эннис с замиранием сердца наблюдала за ним.
        - Миссис Грейнджер… - Он склонился над рукой Сибеллы. - Надеюсь, вы хорошо себя чувствуете. Умоляю вас, не принимайте близко к сердцу то, что вам пришлось наблюдать. Я уверен, мы с вашей кузиной прекрасно все уладим.
        Порозовевшая Сибелла заулыбалась. Этому человеку трудно противиться, думала про себя Эннис. Его обаяние идет не от простого желания понравиться, оно идет из души, он искренен, вот почему люди с такой готовностью поддаются ему, как это происходит сейчас с Сибеллой. Эннис поежилась. Ей будет очень трудно отвергнуть предложение Адама, а если еще вспомнить предупреждения Сибеллы плюс голос своего собственного рассудка… Но как бы ни страшило ее то, что может с ней случиться, она откажет Адаму. Иначе получится, что она выходит за него только потому, что попала в трудное положение.
        Его взгляд переместился на Эннис, став как-то тверже. Эннис приподняла подбородок и ответила ему таким же строгим взглядом.
        - Леди Вичерли, - сказал Адам, склоняясь над ее рукой. - Как вы поживаете?
        - Ну, ладно! - весело проговорила Сибелла. - Я, пожалуй, оставлю вас вдвоем. Если захотите чая… или еще чего-то - позвоните.
        Она вышла, в комнате повисло неловкое молчание. Адам подошел к камину и повернулся к Эннис, положив руку на каминную доску.
        - Кажется, мы с вами попали в не совсем удобное положение, леди Вичерли. - Лицо его стало задумчивым. - Вопрос в том, как нам поступить.
        - Вы меня извините, милорд, - торопливо заговорила Эннис. - Это все из-за меня: я не проверила, нет ли кого в комнате…
        Адам остановил ее легким движением руки.
        - Не извиняйтесь, мэм. Во всем виноват этот старый дурак Текрей, который направил меня не в ту комнату. Когда в отеле много народа, такое случается. Неприятно, конечно, но что поделаешь.
        - Я рада, что вы по крайней мере не думаете, что я все это подстроила нарочно, чтобы поймать вас в ловушку, - с облегчением проговорила Эннис. - Я на такое неспособна!
        - Если вспомнить, как вы были недовольны, обнаружив меня, - с усмешкой сказал Адам, - то я вполне в это верю. Эннис вспыхнула.
        - Ну, тогда нечего и беспокоиться, - заторопилась она. - Простое недоразумение, скоро о нем забудут. Конечно, получилось неловко, но вряд ли об этом будут много говорить.
        Брови Адама поползли вверх.
        - Вы ошибаетесь, мэм… или вы просто неисправимая оптимистка. Уж поверьте мне: когда я уезжал из “Короны”, весь отель гудел точно пчелиный улей.
        У Эннис упало сердце.
        - Не может быть… Как глупо!
        - Глупо или нет, а гуляют всевозможные домыслы о наших отношениях. - Он пристально посмотрел на Эннис. - Подумайте сами: на мне ничего, кроме одеяла, а вы с распущенными волосами, платье полурасстегнуто, слегка возбуждены… и прелестны. В конце концов, сплетники в чем-то правы, разве не так? Я вас поцеловал, а вы… - Адам ухмыльнулся. - В общем, я не стану притворяться, будто уже забыл, что было между нами, ну а публика увидела воочию доказательства того, что это было.
        Эннис почувствовала, что вновь начинает возбуждаться. Перед ее глазами возникло его большое стройное тело, лишь слегка прикрытое одеялом, он как будто снова целовал и ласкал ее…
        - В общем… примите как факт, что все гораздо хуже. - Адам показал рукой на стул. - Не хотите ли присесть и выслушать меня, мэм?
        Эннис неохотно повиновалась.
        - В таких случаях обычно больше страдает репутация женщины, - медленно проговорил Адам. - Как компаньонка при молодых девушках, вы должны хорошо знать об этом. Слухи насчет вашей добродетели, пусть даже беспочвенные, могут иметь пагубные последствия.
        - В общем, я с вами согласна, - сказала Эннис, чувствуя себя неуютно под строгим взглядом серых глаз, - но ко мне это не относится. Я старше и… - она запнулась, - уже была замужем. Положение вдовы несколько отличается от положения молодой девушки.
        Адам кивнул, но было видно, что слова Эннис не убедили его.
        - Согласен, положение отличается, но сплетни те же. - Он сощурился. - Вы ведь дорожите своим честным именем, мэм?
        - Конечно. - Эннис потупилась. - Конечно, я дорожу своей репутацией, но…
        - Тут не может быть никаких “но”, - прервал ее Адам. - До сих пор свою репутацию добродетельной вдовы вы воспринимали как должное, но нынче не по своей вине вы рискуете своим добрым именем, добродетель ваша под вопросом… Из-за сегодняшнего происшествия люди станут смотреть на вас другими глазами. Это неизбежно.
        - Но это же нечестно! - вырвалось у Эннис. - Почему я должна страдать из-за того, чего не делала?
        Улыбка скользнула по лицу Адама.
        - Господи, мэм, вы в самом деле ждете от жизни честности?
        - Я считаю, люди должны думать обо мне хорошо до тех пор, пока не получат веских доказательств обратного!
        - Вы правы. - Адам слегка поклонился. - Я уверен, мэм, все, кто вас знает, не поверят дурным отзывам о вас. Я же имею в виду других - они вас не знают, но готовы порвать в клочья вашу репутацию. К тому же, - он вздохнул, - почва для сплетен кое-какая имеется. Я же помню, как целовал вас, и это по моей вине ваше платье было в беспорядке…
        Эннис выставила вперед ладонь.
        - Прошу, не надо! Разве мы не можем назвать это временным умопомрачением и выбросить из памяти?
        Адам засмеялся.
        - Не думаю. Ведь это было уже не в первый раз, и, по-моему, леди Вичерли, вы должны извлечь из этого некое заключение, хотя, возможно, вам этого и не хочется делать.
        Эннис вздохнула. Она знала: Адам прав. Прав, намекая на то, как она вела себя с ним, прав насчет сплетен, прав в том, что репутация ее погибла.
        Перед ее мысленным взором предстала физиономия Сэмюэля Ингрэма. Вот уж кто позлорадствует! И все-таки она не изменит своего решения, не примет предложения Адама ради того, чтобы спастись, укрывшись его именем, не откажется от своей независимости из-за какой-то глупой оплошности.
        Адам выпрямился.
        - Эннис… - Оттого, что он впервые обратился к ней по имени, от его ласкового тона она задрожала. - Вы говорили о вашей чести, Эннис, но подумайте и о моей. Каким я буду подонком, если оставлю вас одну справляться со скандалом. Давайте перестанем пикироваться. Я почту за честь, если вы примете мою руку и сердце.
        - Я думала, милорд, вы не намерены жениться снова, - заметила Эннис. - Вы сами мне говорили, как сильно любили свою жену, и мне показалось, что вы решили больше не жениться.
        - И да, и нет. Обстоятельства меняются, и я хотел бы жениться - на вас.
        - Как это по-рыцарски.
        - Благодарю. Ваш ответ? Эннис посмотрела ему в глаза.
        - Я благодарна вам, милорд, за столь благородное предложение…
        - Но отказываете мне. - Адам подошел и остановился напротив Эннис. - Мне хотелось бы, чтобы вы передумали.
        - Я не могу выйти за человека, с которым так мало знакома.
        Адам взял Эннис за руки.
        - Но вы знаете, что я питаю по отношению к вам чувства гораздо более глубокие, чем простое увлечение. И я вам тоже не противен, вы мне сами признались.
        Эннис покраснела и потупилась. Естественно, не противен, если вспомнить, с каким жаром она отвечала на его поцелуи.
        - Я чувствую… некоторую склонность к вам. Адам засмеялся.
        - Спасибо и на этом. У нас будет время получше узнать друг друга до свадьбы… и после нее.
        Эннис несмело подняла глаза.
        - Вы очень добры, но я не могу. - Она высвободила руки.
        Адам с минуту молчал, серьезно глядя на Эннис.
        - Не думайте, что, выходя снова замуж, вы предадите своего первого мужа. Этот брак будет, конечно, не таким, как первый, но не обязательно хуже.
        Лучше бы он этого не говорил. На Эннис нахлынули мучительные воспоминания - гнетущая, удушающая неволя, чувство беспомощности, сознание того, что выхода нет, и так изо дня в день, бесконечно. Она поежилась.
        - Вы благородный человек. - Она перевела дыхание. - Но есть причины, по которым я не могу принять ваше предложение. Вы о них не знаете.
        - Но тогда объясните! Прежде вы были со мной откровенны. - Он улыбнулся, и Эннис, чувствуя, что эта улыбка лишает ее остатков самообладания, отвела глаза. - Признаться, я был даже поражен. Если мы расположены друг к другу, то в чем же затруднение?
        - Не спрашивайте, милорд. Могу только сказать, что я не хочу больше выходить замуж.
        Адам вздохнул.
        - Я не отличаюсь терпеливостью, и все же я согласен подождать, пока мы узнаем друг друга получше, если это вам поможет.
        - Подождать? Если уж жениться из-за скандала, так надо это делать срочно! - запаниковала Эннис и тут же опомнилась. - Нет! Это невозможно. Не хочу даже думать об этом.
        На несколько мгновений воцарилось тягостное молчание.
        - Я полагаю, Эннис, вы понимаете, как все это повлияет на вашу работу, - мягко проговорил Адам. - Не всякий опекун решится доверить свою подопечную женщине с сомнительной репутацией. Ваше материальное положение может ухудшиться.
        Эннис резко повернулась к нему.
        - Да знаю я, все знаю! Только об этом и думаю! Но из-за этого выходить замуж? Ни за что!
        Она умолкла и закрыла глаза. В голове пронеслась мысль о Старбеке и тут же об Ингрэме. Все и вся против нее!
        - Хорошо, но вы все-таки подумайте над моим предложением, - сказал Адам, - а я через пару дней заеду за ответом.
        У Эннис мелькнула трусливая мысль убежать от него в Старбек. Но это бесполезно, он все поймет и найдет ее там.
        - Я скоро уеду из Хэррогейта, - сообщила она.
        - В Старбек. Я помню, вы мне говорили.
        - Как странно, милорд, - по лицу Эннис скользнула неуверенная улыбка, - если я стану вашей женой, вы получите и Старбек. Представляю, как разозлится мистер Ингрэм. Может, вы и жениться-то на мне решили ради этого?
        Адам посмотрел на Эннис таким взглядом, что она залилась краской.
        - Я не против заполучить Старбек, но… - он сделал паузу, - главное - я хочу заполучить вас.
        У Эннис внезапно пересохло во рту.
        - Милорд…
        Адам взял ее за руку.
        - Эннис, позвольте мне помочь вам в вашей битве, - мягко сказал он. - Почему вы все должны делать сама?
        - Я так привыкла, - с трудом выговорила Эннис. - Всегда так было.
        - А на этот раз примите мою помощь. Может, вам даже понравится.
        Так хотелось поверить этому вкрадчивому голосу. Они стояли напротив друг друга, и, когда Адам притянул Эннис к себе, она оказалась в его объятиях. Сердце Эннис часто-часто забилось.
        - В конце концов, - продолжал Адам, - вам ведь нравится со мной целоваться…
        - Милорд… - пробормотала Эннис.
        Адам наклонил голову и коснулся губами ее губ, коснулся легко, почти не прижимаясь, а потом сделал шаг назад, глядя на нее тревожными глазами.
        - Скоро увидимся, Эннис. - Он помедлил. - А кстати, как долго вы пробыли в комнате до того, как я проснулся?
        Эннис покраснела.
        - Всего несколько секунд, милорд.
        - Понятно. Надеюсь, вам понравилось то, что вы увидели. - Адам усмехнулся и пошел к двери.
        Внезапная мысль поразила Эннис точно молния.
        - Милорд, - окликнула она Адама, - а вы действительно спали? Все время?
        Адам обернулся, лукаво улыбаясь.
        - Моя милая Эннис, давайте лучше я не стану отвечать на этот вопрос, чтобы не ставить вас в щекотливое положение.
        Лорд Эшвик вышел, а Эннис бессильно опустилась на диван.

        Ночью Эннис спала плохо, а рано утром отправилась в Верхний Хэррогейт. Утро было ясное, солнечное, обычно в такую погоду Эннис бывала в приподнятом настроении, но не сегодня. Она купила кое-что из мелочей в лавках, выпила стакан воды из источника, прогулялась быстрым шагом по аллее - все бесполезно, домой она вернулась в таком же смятенном состоянии, в каком выходила.
        - Приезжала леди Копторн! - сердито сообщила экономка, не успела Эннис войти. - Я ей говорю, вы вышли, так она знаете, что сказала? Она, дескать, раздумала отправлять свою дочку в Лондон с вами! - Могучая грудь миссис Хардкасл гневно вздымалась. - Она, дескать, не может доверить свое сокровище такой, как вы, дескать, мало ли во что вы ее втравите!
        - О господи! - простонала Эннис, опускаясь на стул в прихожей. - Чего-то подобного я и ожидала.
        - Ну, я тоже не осталась в долгу, - с удовлетворением добавила миссис Хардкасл. - Сказала ей, что она и вашего мизинца не стоит, а этой ее Эустасии самое место в сумасшедшем доме, леди еще наплачется, когда та сбежит с каким-нибудь подлецом!
        Поднимаясь по лестнице, Эннис думала о том, что началось то, чего она в душе боялась и ждала. Хэррогейт - маленький городок, слухи разнеслись молниеносно, да и Ингрэм наверняка хорошенько постарался.
        Допустим, она откажет Адаму Эшвику, но вряд ли ей удается восстановить свое положение как компаньонки, да и гувернанткой или учительницей ее тоже никто не возьмет. В мрачном расположении духа она переоделась в домашнее платье и села, пытаясь успокоиться.
        Вечер Эннис провела в одиночестве. Ранее она договорилась с Сибеллой, что приедет к ней и ее мужу на обед, но в последний момент передала через слугу, что не приедет, сославшись на головную боль. Она несколько раз ловила себя на мысли, что хорошо бы приехал Адам и выручил ее, но тут же сердито отбрасывала эту мысль. Он же сказал, что даст ей время подумать, вот и не приезжает, и правильно делает, но от этого не легче. О том, чтобы выйти замуж за Адама, было страшно даже думать. Эннис казалось, будто она тонет, и холодная вода смыкается над ее головой. Как можно лишь из-за того, что с ними случилось, обречь и себя и его на несчастливую жизнь вдвоем?
        Но что делать? По правде говоря, иного выхода Эннис не видела.
        Слуги были отпущены, миссис Хардкасл, возбужденная, накрыла холодный ужин и побежала в театр посмотреть, как танцует мисс Мардин.
        Эннис села перед камином в гостиной с намерением почитать, но вскоре задремала. Проснулась она оттого, что затекли озябшие ноги. Свечи догорали, книга валялась на полу. Внезапно до ее слуха донесся скрип, точно кто-то ходил.
        Сначала она подумала, что это вернулся кто-нибудь из слуг, но нет, в таком случае они обязательно зашли бы поздороваться. Эннис замерла, прислушиваясь. Снова скрипнуло. На мышь не похоже.
        С кочергой в одной руке и со свечой в другой Эннис стала подниматься наверх. Двери спален сестер Кроссли были заперты. В конце коридора, сразу за спальней Люси, находился кабинет. До отъезда девушек Эннис практически им не пользовалась, было некогда. Но сейчас дверь была приоткрыта, из щели выбивался слабый свет, слышался шелест бумаг.
        Эннис толчком распахнула дверь и шагнула внутрь, лишь в последний момент, сообразив, что поступает очень глупо. Но было поздно. Человек, согнувшийся над бюро, резко выпрямился и повернулся к ней.
        - Вы застали меня на месте преступления, леди Вичерли, - сказал Адам Эшвик.
        Эннис поставила подсвечник на стол. Душа ее разрывалась между гневом и разочарованием. Ну вот, подумала она с горечью, я уже почти полностью поверила ему, а он…
        - Я не удивлена, что вы здесь, лорд Эшвик, - холодно сказала Эннис. - Как я понимаю, вы решили последовать совету мистера Вудхауса и шпионите за моим кузеном? Кстати, как вы попали в дом?
        - Сначала на крышу, а оттуда спустился по плющу. Лучше не повторять. - У Адама хватило такта изобразить пристыженный вид.
        - И не надо. - Эннис показала на дверь. - Уходите сейчас же, если не хотите, чтобы я позвала караульного. И положите на место то, что нашли.
        - Я ничего не нашел.
        - Спросили бы меня, лорд Эшвик. Ничего интересного для вас тут нет, только список моих нанимателей за последние месяцы, надо было попросить, я бы сама вам его дала.
        Адам улыбнулся.
        - Благодарю, но, как вы понимаете, меня интересует лишь то, что касается вашего кузена мистера Лефоя.
        - Не надо особого ума, чтобы понять, - проворчала Эннис. - А чердак обыскали? Или прямо сюда пожаловали?
        - Я собирался обыскать чердак после, - ответил Адам, делая шаг вперед. - Простите, Эннис, я не хотел вас пугать.
        - Вы меня и не испугали, милорд, - отрезала Эннис. - Но разочаровали. Я-то думала, вы будете по крайней мере честны со мной, а вы тайком залезаете в дом…
        - Я думал, вас нет дома. Мне сообщили, что вы сегодня обедаете у Грейнджеров.
        - Плохой у вас информатор, лорд Эшвик. Я собиралась, но не пошла. А я думала, вы не ошибаетесь.
        - На сей раз ошибся, - огорченно сказал Адам. - Я хотел вам сказать, Эннис, но не успел…
        - Нет уж, извините. - На ее глаза навернулись злые слезы. - В гостинице вы пообещали, что посоветуетесь со мной, прежде чем предпринимать что-то против Чарлза. Но на самом деле вы мне не доверяли, да? Сначала вы делаете мне предложение, а потом показываете, что ни капельки мне не доверяете! Не надо долго искать, чтобы найти повод отказать вам.
        Эннис заметила, как Адам вздрогнул.
        - Эннис, - заговорил он, - я понимаю, что вы сердитесь на меня, но прошу, давайте пойдем вниз и поговорим. И еще, пожалуйста, опустите кочергу, а то я нервничаю.
        По его виду не было заметно, чтобы он нервничал, но Эннис все-таки опустила кочергу.
        - Хорошо, пойдемте в гостиную. Вы - впереди.
        Они молча спустились по лестнице.
        - Это мистер Вудхаус посоветовал вам сюда залезть, да? - спросила Эннис, когда они пошли в гостиную и кочерга заняла свое место у камина. Адам наклонился и принялся подкладывать поленья. Эннис стало приятно, что он здесь, как будто все так и должно было быть. Она одернула себя. Чего тут приятного, он же лицемер и обманщик!
        Эннис нахмурилась. - Вудхаус сказал, что хорошо бы найти какие-нибудь улики против Чарлза, ну, вы и принялись за поиски, хотя обещали мне не делать этого. Но этот дом не принадлежит Чарлзу, он просто его снял на один сезон, для меня. Здесь ничего для вас нет, милорд. Скажите своему мистеру Вудхаусу, чтобы был повнимательнее. Адам подошел ближе.
        - Это невозможно. Его нашли сегодня во второй половине дня у железистого источника. Тело на берегу, голова в воде.
        Эннис побледнела.
        - Несчастный случай?
        - По крайней мере, так выглядело. - В голосе Адама звучало сомнение. - Множество очевидцев рассказывают, что уже к полудню он был пьян. Мертвецки.
        Эннис зябко поежилась и обхватила себя руками.
        - Мне показалось, вы не верите в несчастный случай.
        Адам пожал плечами.
        - Кто его знает, но эта смерть выгодна Ингрэму и чертовски невыгодна мне. - Он приблизился к Эннис. - Знаете, хотя я очень хочу найти что-то, чтобы свалить Ингрэма, сейчас это для меня не главное. Я сожалею, что не поговорил с вами, прежде чем явиться сюда…
        - Так почему же не поговорили?
        - Просто я знал, вам не понравится, что я решил проследить и за Лефоем тоже, - виноватым голосом сказал Адам. - Я даже подумал, вы мне не разрешите проверить этот дом и это помешает мне двигаться дальше.
        Эннис сурово посмотрела на него.
        - Правильно подумали. Это мой дом, и я бы запретила его обыскивать.
        - Вот видите, - со вздохом сказал Адам. - Так что проще было вообще вам не говорить.
        Эннис обиженно махнула рукой.
        - Это вас не оправдывает.
        - Понимаю. Это была моя ошибка, и вы вправе сердиться. Может, вы простите меня?
        - Нет, вряд ли.
        - Я понимаю, возможно, вы мне не поверите, но я клянусь, впредь буду говорить вам абсолютно все.
        Голос его звучал искренне, но ведь она уже убедилась в том, что он ей не верит. Эннис вопросительно посмотрела Адаму в глаза. Он подошел еще ближе.
        - Я сожалею, - повторил он, кладя руки ей на предплечья и легко поглаживая. Эннис почувствовала, как у нее по спине побежали мурашки. - Я поступил глупо и раскаиваюсь в этом, - вкрадчиво продолжал Адам. - Это не потому, что я вам не доверяю, Эннис… Если б я что-то обнаружил, я бы непременно вам сообщил, клянусь.
        Мягкие движения его рук ужасно мешали думать. Эннис попыталась сосредоточиться.
        - Я очень сердита на вас. И разочарована.
        - Понимаю. - Он обнял ее. - Как мне это поправить, любимая?
        - Понятия не имею. Но уж точно не поцелуем, это было бы слишком легко.
        - Согласен. - Адам опустился в кресло, потянув Эннис за собой, усадил ее к себе на колени, обнял и прижал к себе. - Если б можно было, я бы так и сидел и не отпускал вас. Может, тогда вы поверили бы, что я искренен и никакой не ловелас.
        - И обманщик.
        - Какая вы суровая, радость моя. Вы злопамятны?
        - Вроде бы нет. - Было просто чудесно сидеть вот так, в кольце его рук, погрузившись в уютное тепло, которого Эннис была лишена столько лет. Она пошевелилась, прижимаясь к Адаму еще теснее. - А вы правда раскаиваетесь?
        - Конечно. Я и сам знал, что делаю глупость. Я не хочу потерять ваше доверие, Эннис.
        Эннис вздохнула.
        - Наверное, это слабость, но я чувствую, что вот-вот прощу вас, только вы должны пообещать мне, что больше не будете так делать.
        Адам поцеловал ее в макушку.
        - Обещаю больше никогда не влезать к вам в дом.
        - Вы знаете, о чем я, - буркнула Эннис, толкая его в бок.
        - Знаю. Обещаю рассказывать вам обо всем, делиться с вами всем совершенно и целовать вас только с вашего разрешения…
        Эннис слегка отодвинулась.
        - Очень мило с вашей стороны.
        - Так вы разрешаете?
        - Разрешаю, - прошептала Эннис.
        Он с улыбкой наклонил голову, лицо его приблизилось настолько, что в глазах у Эннис все расплылось. Она опустила веки. Он дотронулся языком до ее нижней губы, рука Эннис дернулась и прижалась к его жесткой щеке. Блаженное ощущение, будто она расплывается, растворяется, охватило Эннис. Она чувствовала, как сильно бьется его сердце. В голове было пусто и легко. Адам на мгновение отстранился.
        - Ты сказала, я тебя разочаровал. А сейчас как?
        - Я не это имела в виду, - прошептала Эннис.
        - Я знаю. Выходи за меня.
        И все началось сначала. Его горячая, обжигающая рука покоилась у нее на бедре. Сквозь туман, царивший в голове Эннис, вдруг пробилась мысль: она же под юбкой! Эннис задохнулась в приступе нестерпимого желания.
        - Выходи за меня, - шепнул он ей на ухо. Эннис, не отталкивая его, слегка отстранилась.
        - Ты меня совсем зацеловал, я ничего не соображаю. Я отвечу вам завтра, милорд.
        Прогремели шаги по плиткам прихожей, голос миссис Хардкасл вопросил:
        - Мисс Эннис, вы еще не спите? Я вернулась. Эта мисс Мардин… та еще штучка! Я-то думала, ничего особенного… - Дверь гостиной распахнулась. - Мисс Эннис, чего это вы сидите в темноте? Ох! - Она отпрянула назад.
        - Добрый вечер, миссис Хардкасл, - нимало не смущаясь, проговорил Адам, отпуская Эннис. Та неуверенно встала на подгибавшиеся ноги, Адам быстро поднялся и поддержал ее за талию. - Извините, я как раз собирался уходить.
        Миссис Хардкасл окинула его строгим взглядом.
        - Да уж хорошо бы, милорд. Что это с вами, мисс Эннис? Принимаете мужчин в пустом доме! И что же будет дальше?
        - Я уговаривал леди Вичерли выйти за меня замуж, - объявил Адам.
        - Видела я, видела, как вы уговаривали, да только не уверена, что это подействует. Она же упрямая как осел, моя мисс Эннис.
        - Я попросила бы вас не говорить обо мне так, словно меня тут нет, - вмешалась пришедшая в себя Эннис. - Покойной ночи, милорд.
        Адам поклонился.
        - Покойной ночи, леди Вичерли.
        - Завлекательный джентльмен, - сказала миссис Хардкасл, заперев за Адамом входную дверь. - Вы уж давайте выходите за него, мисс Эннис. Много таких, к которым я бы вам не посоветовала и на десять шагов приближаться, а этот совсем не такой. Нет, он хороший парень, вот что я вам скажу. Выходите за него.
        - Я очень рада, Харди, что вы меня благословляете, - отозвалась Эннис. - Думаю, именно так я и поступлю.
        - И нечего кривиться, радоваться надо, - проворчала миссис Хардкасл. - Я же видела, как вы миловались. Чем быстрее вы поженитесь, тем лучше.
        На следующий день, войдя в прогулочный зал, Эннис сразу же заметила всеобщее возбуждение, причем причиной его была не она.
        - Ты слыхала? - бросилась к ней Сибелла. - Ночью были страшные беспорядки в линфортском поместье мистера Ингрэма. Повыбивали все окна, все постройки вокруг дома сожгли и подбросили письмо, где говорится, что, если он не прекратит грабеж, они вообще у него все пожгут. - Сибелла театрально передернулась. - Пишут: (Подумай о своей душе, иначе мы займемся твоей плотью”.
        - Ну и как же мистер Ингрэм ответил на эти угрозы?
        - Заявил, что вызовет войска, и объявил награду за поимку предводителя бунтовщиков. Тысячу фунтов, представляешь?! Да многие и собственную мать продадут за такую сумму!
        - Посмотрим, - сказала Эннис, глядя по сторонам. Судя по тому, что то там, то тут вспыхивал смех, многие считали, что Ингрэм получил по заслугам.
        Двери открылись, и в зал вошли Адам, Эдвард, Делла и леди Эшвик. Адам, заметив Эннис, быстрым шагом направился к ней.
        - Леди Вичерли! Как вы сегодня?
        - Прекрасно, благодарю вас, сэр, - ответила Эннис, напрасно стараясь скрыть волнение.
        - Миссис Грейнджер! - Адам, улыбаясь, посмотрел на Сибеллу, и та заулыбалась.
        - Мы как раз говорили о бунте в Линфорте, - сказала Сибелла. - Ужас что творится!
        - Да, кругом насилие, - согласился Адам. - Да еще печальный конец мистера Вудхауса. Наверное, об этом тоже говорят. Я слыхал, люди боятся пить воду из этого источника.
        Эннис не успела ничего сказать, как двери с треском распахнулись и вошел мистер Ингрэм. Позади него плелся Чарлз с убитым лицом, а за ним шагал мистер Пуллен, судья. Чарлз пошарил глазами по залу и явственно вздрогнул, увидев Деллу Тилни. В ответ на вопрошающий взгляд Эннис он чуть заметно кивнул головой.
        В зале воцарилась тишина. Троица прошествовала к Адаму. Эннис прижалась к Сибелле.
        - Прошу прощения, милорд, - заговорил судья, откашлявшись.
        - Слушаю вас, мистер Пуллен, чем могу служить? - Адам перевел глаза на Ингрэма, взгляд его стал жестче. - Добрый день, мистер Ингрэм.
        - Мы можем поговорить наедине, милорд? - сбивчиво спросил судья. - Мистер Ингрэм потребовал провести расследование по поводу ночных беспорядков в его поместье в Линфорте, и мы хотели бы задать вам несколько вопросов.
        Адам удивленно поднял брови.
        - Спрашивайте. Уж не думаете ли вы, Пуллен, что я имею к этому какое-то отношение?
        - Лучше бы отойти куда-нибудь… правда. - Судья посмотрел вокруг. - Вы же не хотите, чтобы все слышали?
        На скулах Адама задвигались желваки.
        - А почему бы и нет? Я не имею никакого отношения к ночному бунту в Линфорте.
        Ингрэм выступил вперед.
        - Милорд, у вас есть гнедой жеребец со звездочкой во лбу?
        - Да, есть.
        - По рассказам очевидцев, вожак бунтовщиков скакал именно на таком коне. По свидетельствам, это был крупный мужчина и говорил как джентльмен.
        - Ну и что? Обычное совпадение, Ингрэм.
        Повисло напряженное молчание. Мистер Пуллен переступил с ноги на ногу.
        - Где вы были этой ночью, милорд, - в Айнхоллоу?
        - Нет, я был в Хэррогейте. Пуллен оживился:
        - Ну, тогда это нетрудно подтвердить. У вас есть свидетели?
        - Мы с братом вчера вечером вместе обедали, - вмешался Эдвард Эшвик.
        - Что, обедали в одиннадцать часов, преподобный? Беспорядки в Линфорте начались как раз в этот час, - проговорил Ингрэм. - А доскакать на добром коне из Хэррогейта до Линфорта ничего не стоит…
        - Ничем не могу быть вам полезен, Пуллен, - сказал Адам, пожимая плечами.
        Мистер Пуллен, казалось, вот-вот расплачется.
        - В таком случае, милорд, у меня нет другого выхода, кроме как задать вам еще несколько вопросов.
        Эннис глубоко вдохнула и, выпустив руку Сибеллы, шагнула вперед.
        - Лорд Эшвик был вчера у меня, - сказала она, глядя на Ингрэма. - В одиннадцать вечера.
        По толпе прошел шепоток. Эннис поймала изумленный взгляд Сибеллы. Чарлз сделал было шаг вперед, но попятился, мрачный как туча. Эннис посмотрела на Адама: тот был безмятежен.
        - Лорд Эшвик приехал ко мне вечером, после обеда, - продолжила Эннис. - Мы посидели, выпили шерри, побеседовали. Он уехал примерно в полдвенадцатого. Моя экономка может это подтвердить, мистер Пуллен.
        - Очень вам обязан, мэм. - По голосу Пуллена осталось непонятно, был он доволен или, напротив, раздражен ее вмешательством.
        Адам подошел и стал рядом. Эннис даже головы не повернула, но ей стало намного легче.
        - Я не желаю, чтобы имя леди Вичерли упоминалось в этом деле, - сердито произнес Адам. - Но поскольку она сама сказала правду, я могу только подтвердить ее слова. В конце концов, нет такого закона, который запрещал бы мужчине выпить бокал шерри со своей нареченной…
        На этот раз в толпе послышались удивленные восклицания. Эдвард Эшвик, опомнившийся первым, подошел и хлопнул Адама по плечу.
        - Нет, но ты подумай! От всей души поздравляю! Очень рад, что леди Вичерли согласилась.
        Леди Эшвик приблизилась и поцеловала Эннис в щеку.
        - И я тоже, любовь моя. Я уверена, ты станешь прекрасной женой Адаму.
        Сибелла, радостно смеясь, подскочила и обняла Эннис, и Чарлз тоже соизволил подойти и коснуться губами ее щеки.
        Мистер Пуллен, широко улыбаясь, попятился.
        - Тогда все в порядке… Мои поздравления, милорд, миледи… Вы уж извините за беспокойство… ошибка вышла, понимаете?
        - Понимаю. - Адам с вызовом посмотрел на Ингрэма. - А вы в следующий раз будьте поаккуратней.
        На щеках Ингрэма заиграли желваки.
        - Уж как-нибудь, не беспокойтесь, - прорычал он и, развернувшись на каблуках, ринулся вон, расталкивая зевак.
        Адам крепко взял Эннис за локоть.
        - Леди и джентльмены, извините нас, пожалуйста, но мы с невестой хотели бы побыть вдвоем.
        Ответом ему были одобрительные восклицания и смешки. Адам повел Эннис к большому окну, где было не так людно.
        - Не надо было этого делать, - сказал он.
        - Но я не хотела, чтобы мистер Пуллен арестовал вас, - возразила Эннис, - а вы сами ничего не делали, чтобы себя защитить! А потом, я же сказала правду.
        - Дело не в этом. Ваша репутация…
        - Моя репутация, милорд, - перебила его Эннис, - погибла два дня назад, когда мистер Текрей застал нас в отеле. Уж не поэтому ли вы вообще сделали мне предложение?
        Пальцы Адама, обхватывавшие руку Эннис, на мгновение сжались.
        - Да… нет! Но зачем было делать все еще хуже?
        - Я не понимаю, чем вы недовольны. Миссис Хардкасл может все подтвердить, а уж в ее-то репутации никто не сомневается.
        Адам порывисто вздохнул и отпустил ее руку.
        - Могу ли я заключить, что вы приняли мое предложение?
        Эннис словно что-то укололо в сердце. Конечно, это единственный выход, но все равно, не так все должно было произойти. Ей стало стыдно.
        - Я… да, благодарю вас. Вряд ли кто обручался на глазах у стольких свидетелей.
        Адам даже не улыбнулся.
        - Но в душе вы вовсе не хотите выходить за меня, ведь так, Эннис? Вы согласились единственно по необходимости!
        - Это не так, милорд, - пролепетала она, избегая его взгляда. - Дело не в том, что я не хочу выходить за вас, просто я вообще не хочу замуж… - Она быстро взглянула на стоявших поблизости людей. - Давайте лучше не будем говорить об этом сейчас.
        - Хорошо. - Адам посмотрел на часы. - Черт побери, у меня через десять минут встреча, которую я не могу отменить. Так вы все еще намерены отправиться сегодня в Старбек?
        Эннис заметила Чарлза. Тот стоял неподалеку и явно ждал случая наброситься на нее.
        - Да. Мне очень хочется хоть на какое-то время уехать из Хэррогейта.
        - Еще неизвестно, можно ли жить в старбекском доме, - проворчал Адам. - Да и вообще, Эннис, мне все это не нравится. По-моему, это неразумно - жить одной в Старбеке, когда вокруг такое творится. У меня есть идея получше. - Он поискал глазами и, увидев своих родных, сделал им знак подойти. - Почему бы вам не побыть несколько дней в Айнхоллоу? Там мы сможем спокойно все обсудить, да и я не буду волноваться. А в Старбек съездим вместе, посмотрим, что там можно сделать.
        - В самом деле, леди Вичерли… Эннис? Это будет замечательно! - обрадовалась леди Эшвик. - Мы с Эдвардом и Деллой отправляемся прямо сейчас, но, если вам неудобно поехать с нами, можете приехать попозже.
        - Я так и сделаю, спасибо, мэм, - сказала Эннис. Ей стало страшновато: уж больно рьяно к делу подключились все Эшвики.

        Глава десятая

        Смеркалось, когда карета Эннис покатила вниз в Уошборнскую долину. Всего пятнадцать миль от Хэррогейта, а казалось, будто ты попал в иной мир, где не было аккуратных городских домов и чистых улиц, порядка и удобств цивилизации - лишь холмы да клубящийся над низинами туман.
        Карета резко остановилась, и Эннис чуть не упала с сиденья. Она открыла окно.
        - Барни, в чем дело?
        - Впереди пожар, леди Вичерли, - ответил кучер.
        Эннис вытянула шею. Метрах в пятидесяти горело какое-то строение.
        - О, да это же дом смотрителя! Мистеру и миссис Касл, наверное, нужна помощь. Я пойду посмотрю.
        - Я сама!
        Эннис выхватила из кобуры дорожный пистолет и спрыгнула на землю, не слушая возражений кучера.
        Подойти, чтобы проверить, спаслись ли жильцы дома, было невозможно. Эннис замерла на месте, молясь об их спасении и надеясь, что им удалось вырваться из огня.
        Вдруг воздух разорвали крики, перекрывшие гул пожара. Шум приближался. Эннис оглянулась и увидела бешено мчавшуюся по направлению к ней карету.
        - Леди Вичерли! - кричал Барни. - Мэм, быстро садитесь! Они идут!
        Но бежать до кареты было слишком далеко. Дорога внезапно заполнилась людской массой. Силуэты четко прорисовывались на фоне огня. Некоторые были вооружены кузнечными молотами, другие - пистолетами и ружьями. Все были в масках.
        Эннис, зажав себе рукой рот, прислонилась к изгороди, стараясь остаться незамеченной.
        Всадник на резвом гнедом коне, подскакав, развернул коня перед горящим домом и закричал, перекрывая шум ветра и огня:
        - Эти ворота здесь ни к чему. Вы согласны со мной?
        - Да! - заорала толпа.
        Конь шарахнулся от жара, всадник снова развернул его.
        - Так что мы с ними сделаем?
        Вместо ответа какой-то человек отделился от бушующей толпы, подняв над головой молот. По толпе пробежал вздох, когда молот ударил по дереву, а затем люди с воплями ринулись вперед и принялись крушить ворота, превращая их в пищу для костра. Кто-то бросил факел, дерево занялось, к небу взвился восторженный рев.
        Толпа была в исступлении, неуправляемая и непредсказуемая. Пламя, взметнувшись вверх, высветило стоявшую неподалеку карету. Люди с криками бросились к ней.
        У Эннис вырвался сдавленный крик ужаса, но тут в свете пожара она увидела, как Барни соскакивает с козел, и облегченно вздохнула. Подавшись назад, она нащупала ногами небольшое углубление под каменным основанием изгороди, упала в него и попыталась зарыться в сухую траву и солому. Люди, что-то крича, пролетали над ней. Один из них споткнулся и чуть не наступил на Эннис, она подняла пистолет.
        Сильная рука схватила ее за запястье, и знакомый голос проговорил:
        - Хорошо хоть не забыли взять его с собой. Эннис бессильно обмякла, Адам подхватил ее, она прижалась к нему, повторяя: “Слава богу, ты здесь, Адам”, а потом все куда-то исчезло.
        - Эннис! Эннис, ты не ранена?
        Сколько длился ее обморок, Эннис не знала, но в голосе Адама звучало беспокойство. Она приподняла голову.
        - Нет, по-моему, нет. - Эннис пошевелилась. Тело затекло и побаливало, но никаких повреждений не было.
        - Надо тебя вывести отсюда, - сказал Адам, ставя ее на ноги. - Они на нас не нападут, но медлить нельзя.
        - Не нападут? - недоверчиво переспросила Эннис. - Адам, ты что, не видел, что творится? Это же бунт! Эти люди опасны!
        - Знаю, дорогая. И все-таки не думаю, чтобы нам что-то грозило. Уошборнцы не нападают на своих.
        Эннис принялась отряхивать юбку.
        - Хотелось бы мне поверить. Но какие же мы свои? Мне это не нравится.
        - И все-таки свои. Любой уошборнец… - Адам не закончил свою мысль. - Как бы там ни было, надо скорее уходить. Пошли.
        Он крепко взял ее за руку, и они двинулись вдоль ограды, удаляясь от дороги. Шум и крики постепенно затихали. Присутствие Адама, как обычно, подействовало на Эннис успокоительно… и волнующе.
        - Надо торопиться, - сказал Адам. Он взял у Эннис туфлю и надел ей на ногу. На мгновение она сквозь тонкий чулок ощутила тепло его руки, и у нее ослабли ноги. Адам хмыкнул: - В такой обуви ты и ста метров не пройдешь.
        - Но я же не думала, милорд, что буду гулять по холмам, - немного обиженно ответила Эннис - Надо было вернуться к карете.
        - Нельзя, - отрезал Адам. - Найдем ее завтра… если повезет.
        Медленно и осторожно они пошли дальше. По пути пришлось перелезать через какую-то стену, и, пока Адам, подсадив Эннис, перелезал сам, она, прислонившись к грубо обтесанным камням, пыталась восстановить дыхание. Силы покинули ее.
        - Милорд, пожалуйста… может, мы немного передохнем?
        Адам сердито фыркнул.
        - Хорошо. Но ты только что называла меня по имени - и снова “милорд”? Возвращаемся к формальному обращению, миледи?
        - Я была не в себе, у меня случайно вырвалось, - буркнула Эннис.
        - Понятно. Мне показалось, вы были очень рады меня видеть.
        - Была.
        - Вы прижимались ко мне.
        - Это потому, что я была рада вас видеть, милорд.
        - Должен ли я понимать это так, что вы прижались бы к любому, кто пришел бы к вам на выручку? - засмеялся Адам. - Вы уж простите, что во второй раз наткнулся на вас в темноте.
        - Да, вы любитель бродить по ночам. - Эннис умолкла. Ей в голову пришла неожиданная мысль. - А кстати, что вы здесь делали, милорд? - спросила она. - Надеюсь, вы не замешаны в бунте?
        - Вы что же, преступником меня считаете? - По голосу Адама можно было понять, что он ухмыляется. - Плохо же вы обо мне думаете, миледи.
        - Вы уходите от ответа, Адам. Сдается мне, вы тут оказались не случайно.
        Адам мгновение молчал, потом рассмеялся.
        - Нет, это просто грех, что Пуллен не привлек вас к расследованию, а то уже раскрыл бы дело. Почему вы так подумали?
        - Просто догадалась. Во-первых, по вашей уклончивости. А потом, когда вы на меня наткнулись, вы же бежали со стороны дороги. Вот я и подумала, что вы были с бунтовщиками - они тоже бежали с той стороны.
        - Но я не участвовал в бунте.
        - Я вам верю, но… Так вы, наверное, пришли их предупредить. Узнали, что вызваны войска, и явились сюда их предупредить, да?
        - Лучше бы вы ни о чем не догадывались, это опасно для вас.
        - Так это правда?
        - Правда. Эд узнал, что это планировалось на сегодняшнюю ночь. А когда мы были в городе, Ингрэм сказал, что вызвал войска. Мы испугались за этих людей, многие из них нам знакомы, и не хотелось бы, чтобы их поймали и повесили.
        - Получается, мистер Ингрэм был не так уж и далек от истины. Если вы и не предводитель бунтовщиков, то, во всяком случае, их сторонник и помощник. Может быть, вы даже знаете, кто ими руководит?
        Адам покачал головой.
        - Нет, тут все хитро организовано. Все в масках, команды отдаются только устно, так что никто не знает других участников. Честно говоря, мне самому любопытно, кто же этот их таинственный предводитель, разъезжающий на коне, настолько похожем на моего, что я рискую быть повешенным вместо него.
        - А сегодня вы его видели?
        - Конечно. Вы тоже, наверное. Как вы думаете, кто это?
        - Не знаю, - неуверенно ответила Эннис. - Вполне возможно, что это вы, хотя вы и отрицаете.
        Адам засмеялся.
        - Никому этого не говорите, хорошо? А другие подозреваемые у вас есть?
        Эннис снова заколебалась.
        - Когда я была последний раз в Старбеке, там в конюшне стояли несколько лошадей, и среди них был один гнедой со звездочкой во лбу. Это все, что мне известно.
        - В Старбеке… - задумчиво повторил Адам. - Интересно.
        Эннис дернула его за рукав.
        - Это может быть простым совпадением. Адам насмешливо хохотнул.
        - Сомневаюсь. Вот теперь видите, Эннис, как легко попасть под подозрение. Скрываете информацию, выгораживаете кого-то. Том Шепард… Ваш кузен Чарлз… Тот или другой вполне может быть вожаком.
        - Чарлз?! - вскрикнула Эннис. - Вы думаете, Чарлз может быть предводителем бунтовщиков? Да это же невозможно! Вы же сами говорили, что его тут ненавидят. Скорее можно подумать на вашего брата Эдварда!
        - Ну, нет - со смехом сказал Адам. - У него другая роль.
        - Вот уж не ожидала, милорд, что вы оправдываете насилие, - в раздумье пробормотала Эннис.
        - Вообще-то нет, но, - голос Адама наполнился гневом, - там, где Ингрэм, - там голод, нищета и смерть. Он посеял ветер, теперь пожинает бурю. - Адам посмотрел по сторонам и потянул Эннис за руку Она послушно встала, кутаясь в свою накидку. - Укроемся в лесу, - отрывисто сказал он. - Они подожгли карету.
        Эннис сделала несколько шагов и остановилась.
        - А лошади! Что с лошадями? Адам рассмеялся.
        - Да ничего с ними не случилось! Это же крестьяне, на пожаре они первым делом спасают лошадей.
        Эннис вздохнула. Они шли теперь по тропинке между деревьев.
        - Скоро будем в Айнхоллоу, - вполголоса проговорил Адам. Он повернулся к Эннис и притянул ее к себе. - Я хочу о чем-то вас спросить. Когда вы прижались ко мне…
        Эннис поежилась.
        - Прошу, не напоминайте мне об этом, милорд. Я вела себя неприлично.
        - И ваше тело тоже вело себя неприлично - такое мягкое, податливое… вот как сейчас…
        - Не надо, сэр, - еле дыша, проговорила Эннис.
        - Не надо? Но мы помолвлены.
        - Может, и так, но сейчас не время и не место. Адам обхватил пальцами ее подбородок.
        - А ты не находишь, что в опасности есть что-то возбуждающее, сладострастное? - В его голосе зазвучали резкие нотки. - У тебя не кипит в жилах кровь от предвкушения?
        - Со мной никогда такого не было.
        - А сейчас? Эннис дрожала.
        Его губы впились в ее. Эннис, потрясенная пылом и откровенностью его ласк, покачнулась, и Адам крепко обхватил ее руками.
        - Ах, если б я это сделал в ту ночь, когда встретил тебя в первый раз…
        - Я бы убежала, - прошептала Эннис.
        - Хочешь убежать сейчас?
        - Мне некуда бежать. Адам засмеялся.
        - Это точно. Так что придется положиться на меня.
        Поцелуй был мягок и нежен, но у Эннис все равно прервалось дыхание.
        Она подняла руку и стала водить пальцем по его лицу. Его черты были почти неразличимы во тьме, но она их помнила. Вот его прямые брови, одна, вторая, вот скулы. На ощупь кожа на щеке была жесткой. Она изучающе поводила пальцем туда-сюда.
        - Эннис, это опасно, - хрипло произнес Адам и, крепко взяв ее за запястье, отвел руку в сторону.
        Эннис слегка попятилась.
        - Извините, мне было любопытно. Адам прижался губами к ее ладони.
        - За что извинить?
        - Ну, за это… за то, что вам… Я такая неопытная…
        Она почувствовала, как он улыбнулся.
        - Правда? Но мне кажется, физическая близость тебя не пугает. Это так?
        Эннис приподнялась на цыпочки и запустила пальцы в его разлохмаченные волосы.
        - Нет, по-моему нет. Я вообще веду себя безобразно, сама не знаю почему. Со мной никогда такого не было. Такое впечатление, будто я пьяная.
        - Вот уж не представляю тебя пьяной, - засмеялся Адам.
        - Нет, правда.
        - Компаньонки не напиваются.
        - Но они и не целуются по ночам с мужчинами в лесу. Не понимаю, что со мной происходит с тех пор, как я встретила вас.
        В его объятиях ей было и легко, и тревожно.
        - Я дурно на тебя влияю. Да еще ты столько пережила сегодня. Прибавь к этому темноту…
        - Да, все какое-то нереальное. - Эннис теснее прижалась к нему. - Утром все будет выглядеть иначе.
        - Да-да. Я попробую заговорить о предсвадебных приготовлениях, а в твоих глазах появится затравленное выражение… - Его губы скользнули по ее щеке, вызвав дрожь во всем теле. - Чего ты боишься, Эннис?
        Эннис чуть не рассказала - удержалась в последний момент.
        - Я не хочу говорить об этом сегодня, - произнесла она тихо. - Это только все испортит.
        - Хорошо, - согласился он, - отложим до завтра.
        Эннис думала, что теперь он ее отпустит, но вместо этого он сжал ее еще крепче.
        Адам накрыл губами ее рот и жадно впился в него. Он расстегнул пуговицы платья одну за другой, груди высвободились из тесноты лифа, и Эннис застонала от наслаждения, когда его рука коснулась ее обнаженной кожи. Адам оторвался от ее губ и медленно провел языком по шее, спустился ниже, ниже, к груди, и его быстрые прикосновения к твердым соскам доставили Эннис невероятное наслаждение, ноги ее подкосились. Пусть все произойдет сейчас же, прямо здесь, под сенью деревьев, где пахнет гарью и ветер холодит разгоряченное тело, решила она.
        Адам же поднял голову и ловким движением поправил ее лиф. Эннис готова была закричать от разочарования.
        - Запомни, - проговорил он ей на ухо, - утром ты выложишь мне все свои сомнения по поводу брака.
        Он выпустил Эннис и, взяв за руку, повел дальше через лес. Эннис шла, ничего не замечая вокруг. Его поцелуй горел на ее губах.
        Наконец Адам вывел Эннис на мощеную дорогу, упиравшуюся в железные ворота. Показалась луна и залила все серебряным светом.
        - Мне не очень нравится, что я появлюсь в Айнхоллоу только с тем, что на мне надето, - проговорила Эннис. - Чувствую себя словно нищая бесприданница.
        Адам засмеялся.
        - Это ерунда, любовь моя. Делла одолжит тебе все необходимое, а завтра утром мы пошлем кого-нибудь в Хэррогейт за твоими вещами.
        Они пошли рука об руку по аллее.
        - Милорд, - слегка смущенно спросила Эннис, - а когда вы намерены устроить свадьбу?
        - Чем скорее, тем лучше. Сразу же после церковных оглашений. - Он посмотрел на нее с улыбкой. - Признаюсь, мне не терпелось жениться на тебе, но то, что произошло сегодня, как мне кажется, скорее затрудняет дело, чем облегчает.
        - Адам, я вот что хочу сказать: физическая близость не может быть единственной основой брака. Так мне кажется. А когда такое случается, это мешает видеть действительность как она есть. - Эннис помедлила. - Я этого не хочу…
        - Понимаю. - Адам наклонил голову и запечатлел на ее губах легкий поцелуй. - Но бывает и так, Эннис, что физическая близость становится просто одной из сторон, прекрасных сторон, брака наряду с дружескими отношениями и человеческой теплотой.
        - Первый брак у вас такой был? - спросила Эннис, чувствуя, как у нее щемит сердце.
        - Да, такой. И у нас с тобой тоже так будет, я в этом уверен.

        Следующее утро выдалось ясным, солнечным и предвещало жаркий день. Никто в Айнхоллоу не удивился, когда Адам в ранний час ускакал куда-то на своем жеребце, потому что такие одинокие прогулки он совершал частенько. Миновав лес и оказавшись у подножия холма, он дал волю коню, и тот поскакал по старой дороге гуртовщиков, тянувшейся среди вересковых зарослей. Наверху Адам придержал коня.
        Он думал, что никогда больше не женится, а поместье унаследует сын Эдварда, когда тот приведет в дом жену. Потом он встретил Эннис, и решение у него возникло почти сразу. Он хотел эту женщину. Мало того, он хотел, чтобы она стала его женой. Он был убежден, что лучше жены, чем она, быть не может.
        Наверное, это было признаком излишней самоуверенности, но Адам никак не ожидал, что единственная женщина, которую ему захотелось видеть своей женой, вовсе не горит желанием стать ею. Ее отказ стал для него отрезвляющим уроком. Сначала он подумал, это объясняется тем, что они мало знакомы, да еще, возможно, она была счастлива в первом браке и считала, что, выйдя замуж снова, предаст дорогие воспоминания. Оказалось, однако, что причина гораздо глубже, она это признала, но не захотела довериться ему. Что-то ее пугает.
        Адам задумчиво нахмурился. Его опасения, что Эннис страшит физическая сторона брака, развеялись этой ночью, в лесу. Пусть она и неопытна, но холодной и скованной ее никак не назовешь.
        Значит, ее пугает что-то другое, и он должен узнать что.
        Адам развернул коня и, выехав на дорогу, направился к сожженному дому сборщика дорожной пошлины. Пепелище еще дымилось, вид обугленных головешек при солнечном свете неприятно резал глаз. От ворот ничего не осталось, лишь пепел да мусор устилали дорогу. Поодаль чернела сожженная карета.
        У бывшего дома деловито сновали люди. Адам узнал Эллиса Бенсона и нескольких человек из поместья Ингрэма. Значит, тому уже все известно, наверняка скоро явится сюда, чтобы самолично оценить ущерб. Адам рано утром послал в Хэррогейт человека с сообщением для Чарлза Лефоя, что его кузина цела и невредима - в отличие от его кареты. Небось тоже уже едет сюда, с ухмылкой подумал он.
        Адам подъехал к сгоревшему дому и поздоровался с Эллисом Бенсоном, тот хмуро взглянул на него. Остановив коня, Адам заговорил с крестьянами и тут услышал приближавшийся топот копыт. Это был Эдвард. Подъехав ближе, он сделал огорченное лицо.
        - Ах, как это неприятно. Просто ужасно!
        Эллис Бенсон бросил на него сердитый взгляд и отвернулся. Адам подъехал к брату.
        - Фальшивишь, Эд, - тихо сказал он. - Все же знают, что ты на стороне бунтовщиков.
        Эдвард изобразил недоумение.
        - О чем это ты, Эш? Не понимаю…
        - Да ну? А вспомни свою воскресную проповедь, там еще говорилось про дома нечестивцев, которые будут развеяны словно пыль на ветру…
        - А ведь хорошая была проповедь, согласись, - с улыбкой сказал Эдвард.
        - Хорошая-то хорошая, да посмотри, что получилось.
        Братья направили коней в сторону Айнхоллоу, удаляясь от пожарища и стоявших там людей, но Адам все же пару раз оглянулся через плечо, опасаясь быть услышанным.
        - Произошло то, что ты и предсказывал. Человек сорок мужчин, вооруженных. Подожгли дом смотрителя, потом заметили карету Лефоя, тоже подожгли. Хорошо хоть леди Вичерли убралась оттуда заранее, иначе было бы нелегко ее вызволить.
        - С кучером все в порядке, он у меня. Я ему сказал, как только оправится, пусть идет к тебе, обрадует леди Вичерли, она наверняка переживает. А она не спрашивала тебя, что ты там делал?
        - Спрашивала.
        - И ты ей сказал?
        - Сказал.
        - Ты сказал ей, что прибежал предупредить бунтовщиков? - встревожился Эдвард.
        Адам усмехнулся.
        - Она и сама догадалась, что я там не просто так. Эннис далеко не глупа.
        - Я этого и не думал, - хмуро сказал Эдвард. - Но это опасно, Эш, все-таки она кузина Лефоя, и чем больше ей известно…
        Адам пожал плечами.
        - Эннис знает, что я хочу свалить Ингрэма, но и она тоже этого хочет.
        - Ладно, - вздохнул Эдвард. - А насчет руководителя бунта что-нибудь новое появилось?
        - Ничего. Я знаю столько же, сколько и ты: он джентльмен, ездит на хорошем гнедом коне, похожем на моего. У тебя есть какая-нибудь идея, кто это может быть? Я тут подумал…
        - Да?
        - А что, если это все - дело рук Ингрэма? Ты знаешь, как трудно прижать крестьян в суде, они же не дают показаний друг против друга. Вот он и подумал, что самый легкий путь выявить зачинщиков - это внедрить своего человека.
        - Дьявольский план, - нахмурился Эдвард. - Только я не думаю, что у него это могло получиться. Они все знают друг друга, знают своих вожаков…
        - И ты знаешь?
        - Ну, - замялся Эдвард, - некоторых… Знаю, например, Мерчента с Пирсом, но чтобы кто-то имел средства для покупки коня - такого не знаю.
        - За исключением Ингрэма. Может, он все-таки кого-то подкупил?
        - Сомневаюсь. Они ненавидят его лютой ненавистью.
        - Ну, тогда не знаю. В окрестностях всего-то три поместья, способные дать возможность владельцу приобрести лошадь, - Ингрэма, Айнхоллоу и Старбек. Эннис говорит, она видела каких-то лошадей на конюшне в Старбеке, но клянется, что не знает, чьи они.
        Эдвард присвистнул.
        - Интересно. Я как-то забыл про Старбек. Ингрэм с Лефоем возненавидят тебя еще больше: Старбек-то теперь будет твой!
        - Знаю. Не стану отрицать, я доволен, что Старбек перейдет под мой контроль, но только мне совсем не хочется, чтобы леди Вичерли, не дай бог, подумала, что я женюсь из-за него.
        - Я думал, причина в том, что ты ее скомпрометировал. Или я не прав?
        - Ну, конечно, это вынудило меня сделать ей формальное предложение… - Адам мгновение помедлил, - и все же мне не хочется, чтобы Эннис думала, будто причина в этом. Я… у меня глубокие чувства к ней.
        - Но ты и знаком-то с ней всего два месяца, - мягко проговорил Эдвард.
        - Иногда достаточно двух дней. Или двух минут.
        - Может быть. Если ты уверен…
        - Уверен.
        - А Мэри?
        - Я любил Мэри, - со вздохом сказал Адам. - Но если человек однажды любил, это еще не значит, что он не может полюбить снова.
        - Ты объяснился с леди Вичерли?
        - Пока нет. У нас после помолвки просто не было случая поговорить спокойно. - Адам нахмурился. - Да еще не надо забывать, что она уже была замужем. У меня сложилось впечатление, что этот ее брак каким-то образом настроил ее против замужества как такового - чем там дело, не знаю.
        - Ну, если она была замужем за Джоном Вичерли, то все понятно. Это был такой тиран и самодур… К твоей Эннис требуется ласковый подход.
        - Да, - улыбаясь, сказал Адам. - Именно так я и собираюсь действовать.

        Глава одиннадцатая

        Наутро Эннис после завтрака пошла в библиотеку. Она застала там Адама - он стоял, освещенный солнцем, у окна. После того, что было между ними ночью, выйти к нему при свете дня оказалось стыдно и страшно. От смущения Эннис не могла сказать ни слова.
        Адам, увидев ее, с улыбкой подошел к ней.
        - Надеюсь, вы хорошо себя чувствуете, - сказал Адам, показывая рукой на золотистую софу перед камином. - Вы, наверное, уже знаете, что Барни жив-здоров?
        Эннис кивнула.
        - Это такое облегчение. Карету Чарлза, конечно, жалко, но разве она может сравниться с человеческой жизнью!
        - Лошади тоже пропали. - Уголки его губ приподнялись. - Вряд ли Лефой их когда-нибудь увидит снова. Да уж, ночное происшествие обошлось ему недешево, если, конечно, он не связан с бунтовщиками.
        - Вы были сегодня на скиптонской дороге? - спросила Эннис. Ее искренне волновала судьба мистера и миссис Касл, ну, и еще ей не хотелось, чтобы разговор перешел на личные темы.
        - Был, - кивнул Адам. - Дом сгорел полностью, но с Каслами все в порядке. Подозреваемых до сих пор нет, - он улыбнулся, - а ночью никого не поймали. Были устроены засады, но бунтовщики почему-то заранее узнали об этом.
        - Рада за них, - сказала Эннис с ответной улыбкой. - Но вы, милорд, конечно, ничего не знаете.
        - Совершенно ничего. А если ваш кузен вдруг спросит, вам тоже ничего не известно. Я думаю, он уже едет сюда проведать вас. - Адам подошел и сел рядом с Эннис. - Я поговорил с Эдвардом насчет церковных оглашений. Первое будет завтра.
        Эннис вдруг овладел панический страх, она вскочила и подбежала к высокому окну.
        - Это обязательно - так скоро? - взволнованно спросила она.
        Обернувшись, она увидела помрачневшее лицо Адама.
        - У меня складывается впечатление, что вы не хотите выходить за меня, - угрюмо произнес он. - Немного странно после того, что было ночью. Хорошенько все обдумали и передумали, так, что ли?
        Эннис почувствовала обиду в его голосе, у нее кольнуло сердце.
        - Но я же говорила, что дело вовсе не в вас, Адам, - тихо сказала она. - Меня пугает само замужество.
        - Вам нечего меня бояться, Эннис, неужели вы этого еще не поняли?
        - Но для меня брак слишком серьезная вещь, чтобы решиться на него, не имея уверенности, что все будет хорошо. А я вас почти не знаю: чем вы руководствуетесь, чего вы ждете… ничего не знаю! А то, что есть между нами… это притяжение… оно только все усложняет. - Она беспомощно посмотрела в глаза Адама, не надеясь, что он ее поймет. - Я вам говорила, что мое первое замужество было несчастливым. Вот почему я решила больше не повторять…
        Лицо Адама смягчилось. Он взял ее за руки.
        - Эннис, рассказать, чего я жду и на что надеюсь, совсем не трудно. Я в самом деле хочу, чтобы вы стали моей женой, и не только ради того, чтобы спасти вашу репутацию в глазах света. Если вы согласитесь выйти за меня, у нас будет время получше узнать друг друга, и тогда ваши страхи исчезнут.
        От его ласкового голоса Эннис захотелось плакать.
        - Не знаю… - пробормотала она. - Я такая бесхарактерная…
        В его глазах появились смешинки.
        - Неправда, - сказал он растроганно. - Иначе как бы вы управлялись, да еще так умело, с этими избалованными девчонками.
        - А еще ваш брак с Мэри… - Ее голос угас. Эннис не хотелось прожить свою жизнь в тени Мэри Эшвик.
        Адам выпустил ее руки.
        - Когда-нибудь я расскажу вам о Мэри, а вы расскажете мне все без утайки о вашем замужестве и почему боялись выйти замуж снова. - Он поцеловал Эннис в щеку. - Не грустите, радость моя. Все будет хорошо, а сейчас пойдемте займемся приготовлениями к свадьбе.

        Это были странные две недели. В воскресенье было сделано первое оглашение, и Эннис почувствовала, что пути назад нет. Адам сказал, что собирается пригласить на бракосочетание несколько близких друзей из Лондона, и Эннис, хотя и робела, не стала возражать. С ее стороны в церкви должны были присутствовать Сибелла и Дэвид с детьми, Чарлз, миссис Хардкасл и Шепарды. Леди Эшвик вызвала из Лондона своего портного, чтобы приготовить приданое Эннис. Деньги, полученные от сэра Роберта Кроссли, таяли на глазах, но Эннис ни за что не хотела, чтобы Адам тратился на нее, залезая в новые долги.
        В один прекрасный день им все-таки удалось увильнуть от бесконечных хлопот, и они отправились в Старбек, где уже находилась миссис Хардкасл, ведшая беспощадную войну с грязью и мышами. Адам ехал в Старбек впервые.
        - Не безнадежно, - ободряюще сказал он, когда они осматривали сломанные оконные рамы и осыпающиеся стены. - Повреждения в основном поверхностные, все поправим, миссис Хардкасл наведет чистоту, и, я уверен, найдется съемщик. - Он с улыбкой посмотрел на Эннис. - Или, если хочешь, это будет наше любовное гнездышко…
        Эннис, покраснев, улыбнулась в ответ, но ей было страшно. Старбек был ее последним прибежищем, и теперь, когда он должен был вот-вот перейти к Адаму, у нее было такое чувство, будто больше ей некуда будет спрятаться. Но она ничем не выдала себя и спокойно пошла с Адамом в сад, где они выпили по кружке сидра, которым их угостила миссис Шепард.
        - Я слышал, ночью снова были беспорядки, - сказал Адам, когда они с Эннис, войдя в огороженный стеной сад, неторопливо шли по дорожке мимо сероводородного источника и медных солнечных часов, привезенных когда-то капитаном Лефоем из плавания. - Теперь Ингрэм грозится вызвать регулярные войска. - Адам бросил внимательный взгляд на Эннис. - Да ты меня не слушаешь, любовь моя?
        Эннис опустилась на каменную скамью под яблоней. У стены стояла покосившаяся беседка, напротив нее был небольшой пруд, питавшийся водой из источника. Сад очень зарос. Было тепло и тихо.
        - Извините, Адам, я задумалась.
        - О Старбеке? - Адам присел рядом. - Вы его не потеряете, Эннис.
        То, как точно он ее понял, поразило и испугало Эннис. Она взглянула на него из-под ресниц.
        - Знаю, но это будет уже не то. Адам взял ее руку.
        - Вы грустите, потому что некуда будет бежать, - подтвердил свою проницательность он. - Но почему вы думаете, что вам захочется убежать?
        - Вы любили Мэри, и я боюсь, вы начнете сравнивать и сравнение будет не в мою пользу, - выпалила Эннис. - А я не вынесу, если наш брак станет слабым подражанием вашей жизни с Мэри. Может, я не права, не желая быть на вторых ролях, но лучше нам не жениться, чем потом нас будут преследовать призраки.
        Эннис умолкла, со страхом ожидая, что скажет Адам.
        Он ответил не сразу - встал и остановился чуть поодаль, напротив нее.
        - Я попытаюсь рассказать вам о Мэри, тогда вы начнете меня понимать. Очень важно, чтобы между нами не было недосказанности.
        Эннис ждала.
        - Мы с Мэри убежали, когда ей было семнадцать, а мне восемнадцать. - Адам слабо улыбнулся. - Мы знали, что мой отец никогда не согласится на наш брак, ее семья - тоже. Все говорили, что мы слишком молоды и сами не понимаем, чего хотим. Ну а мы прекрасно знали, чего мы хотим. Мы бежали в Гретна-Грин, и нашим родным ничего не оставалось, как смириться. Постепенно все наладилось. Пять лет мы были очень счастливы. Детей у нас не было, но мы считали, что у нас впереди еще много времени. А потом Мэри заболела скарлатиной и через две недели умерла. - Адам отошел к часам и оперся рукой о теплый камень. - Я сначала не верил этому. Мы были молоды, у нас все было впереди…
        Он говорил ровным, невыразительным голосом, но Эннис знала, как ему тяжело и больно говорить об этом. Ей захотелось подойти к нему, обнять, но она не осмелилась. Он находился где-то далеко, в прошлом, вне ее досягаемости.
        Адам рассеянно оглядел сад.
        - Но горе не может длиться вечно, постепенно оно притупляется, хотя и не забывается. - Он передернул плечами. - Я уехал из страны, воевал против Франции, потом вернулся домой… - Он слабо улыбнулся. - Признаюсь, в Лондоне у меня были женщины, и не одна… Годы шли, а я все не встречал ту, которую захотел бы видеть своей женой. До самого последнего времени.
        Он с неожиданной быстротой подошел к скамье и взял Эннис за руки.
        - Эннис, я люблю тебя. Как только я тебя увидел, меня к тебе потянуло, и очень скоро я понял, что ты должна быть моей женой. Неправда, что человек может любить - искренне любить - только один раз. - Он легонько тряхнул руки Эннис. - Понимаешь, то, что я чувствовал к Мэри, было первой юношеской влюбленностью, которая, наверное, со временем переросла бы во что-то более глубокое. То, что я чувствую к тебе, совсем иное.
        Я уже не мальчик, и мое чувство к тебе - это чувство зрелого мужчины.
        Он обхватил ее за талию и привлек к себе. Эннис уткнулась лицом ему в грудь. Адам предлагал ей все, о чем только можно было мечтать. Из ее глаз полились слезы. Адам слегка отклонился и внимательно посмотрел на нее.
        - Любимая, почему ты плачешь?
        - Извини, - только и смогла произнести Эннис. Она повела плечами, высвобождаясь. - Ты такой благородный, и я… - Она запнулась. Если б я могла сказать, что тоже люблю тебя… Несказанные слова повисли в воздухе. Она хотела произнести их, хотела этому поверить. Она уже почти верила… - Мне кажется, я испытываю зависть, - сказала Эннис. - Не слишком похвальное чувство. Мой брак был совсем не такой.
        В глазах Адама светилась такая нежность, что Эннис чуть снова не заплакала.
        - Ничего. Это не значит, что мы с тобой не можем быть счастливы. Я уверен, когда ты будешь готова - сама обо всем расскажешь. А я подожду.

        До свадьбы оставалась одна неделя. Дом на Черч-роу был освобожден, скудные пожитки Эннис перевезены в Айнхоллоу. Миссис Хардкасл поселилась в Старбеке, и вдруг оказалось, что Эннис совершенно нечего делать.
        - Это так странно, - сказала она Делле Тилни, с которой сидела в гостиной после завтрака. - Я привыкла быть постоянно занятой, а теперь не нахожу себе места. Такое чувство, будто я вдруг стала никому не нужной.
        Делла понимающе посмотрела на Эннис, оторвав взгляд от вышивания.
        - Это только до свадьбы, а потом…
        - Да? - Эннис отбросила вышивание и вскочила на ноги. - Ну и что потом? Я так давно не была просто леди, что даже не помню, чем они занимаются!
        Делла засмеялась.
        - Господи, да занятий сколько угодно! Если ты не любишь читать или вышивать, можешь совершать прогулки, пешком или на лошади, ездить с визитами… К тому же, - Делла посмотрела смеющимися глазами на Эннис, - Адам тоже будет отнимать у тебя массу времени.
        - Пока что он не очень к этому стремится. - Эннис нахмурилась. Утром Адам с Эдвардом уехали на охоту - как она подозревала, на весь день.
        - Мне кажется, он боится поддаться соблазну до свадьбы, - сказала Делла, лукаво улыбаясь. - Вчера за обедом он с тебя глаз не сводил. Он любит тебя без памяти, моя дорогая.
        Эннис не успела ничего сказать: в дверях показался дворецкий.
        - Извините, леди Вичерли, - сказал он с поклоном, - но тут пришла миссис Хардкасл, хочет вас видеть. Мне показалось, она чем-то расстроена. Я приглашал ее в библиотеку, но она не захотела, ждет в холле.
        - Прости, Делла, - пробормотала Эннис, вскакивая. - Пойду узнаю, в чем дело.
        Миссис Хардкасл сидела в кресле, держа на коленях какой-то мешочек. Увидев Эннис, она встала, и Эннис подумалось, что экономка не расстроена, а, скорее, взволнована.
        - Ох, мисс Эннис! - зачастила она. - Я вчера убиралась и кое-что нашла, решила поскорее вам показать! Всю ночь не спала!
        Эннис взяла ее за руку.
        - Пойдемте в библиотеку. Трантер, чаю, пожалуйста.
        - Ой, да мне в рот ничего не полезет! Тут такое дело…
        Эннис усадила миссис Хардкасл, и та застыла неподвижно, сжимая в руках свой мешочек. Потом, как будто внезапно вспомнив о нем, протянула его Эннис.
        - Вот, вчера нашла, мэм. Убирала крайнюю спальню, она в таком жутком состоянии, доски пола рассохлись, штукатурка сыплется. Я сказала Тому Шепарду, чтобы принес молоток и приколотил доски, а пока он ходил, посмотрела, что там. И что бы вы думали? Там полно было бумажной трухи, мышиного помета и вот этот мешок… - Миссис Хардкасл перевела дыхание. - В общем, я все выгребла, хотела сжечь - и тут вдруг заметила вот это! - Она потрясла мешком.
        - Ну и что? Мешок, - недоуменно произнесла Эннис.
        - А вы загляните внутрь! Эннис сунула руку в мешок.
        - Осторожно. Там может быть мышиный помет.
        Пальцы Эннис нащупали в углу мешка среди трухи клочок бумаги, не до конца изгрызенный мышами. Она вытащила его.
        Первое, что ей бросилось в глаза, было изображение Британии и надпись: “Одна тысяча фунтов”.
        - Но ведь это… это тысяча фунтов!
        - Была тысяча фунтов, мисс Эннис. Там было много таких, да мыши изгрызли подчистую. Я всю ночь думала, как они там оказались. Мы с Томом подняли все доски, но больше ничего не нашли, кроме мусора. Вот я и попросила Тома подбросить меня сюда на телеге - решила, вы должны знать.
        Эннис задумалась. Кем бы ни был тот, кто спрятал под полом деньги, он явно не рассчитывал, что появится миссис Хардкасл с ее страстью к чистоте, да и деньги наверняка нажиты нечестным путем, иначе зачем бы их прятать? Лучше бы, конечно, подождать Адама, но он, уезжая с Эдвардом, сказал, что вернется только к вечеру. Да и вообще, Эннис привыкла действовать самостоятельно.
        - Я, пожалуй, поеду с тобой в Старбек, - сказала она. - Лорду Эшвику оставлю записку. Надо как следует обыскать дом - мало ли что там еще может быть. А потом сообщим властям.
        Сборы длились недолго. Том Шепард, подавший свою телегу к парадным дверям, очень удивился, узнав, что в Старбек вместе с миссис Хардкасл едут Эннис и Делла. Последняя не захотела отпускать Эннис одну.
        - У меня слишком спокойная жизнь, - сказала она, блестя глазами. - К тому же Адам наверняка рассердится на тебя, так что пусть сердится на нас обеих. Еще увидишь, какой я тебе буду замечательной золовкой!

        Поиски длились долго, но ничего не дали. Делла объявила, что еще никогда не проводила время так чудесно и не пила ничего вкуснее бузинного отвара миссис Хардкасл. Та просияла.
        Пришло время возвращаться в Айнхоллоу, но тут воспротивился Том Шепард. Вертя в руках шапку, он решительно заявил:
        - Прошу прощения, мэм, но я не поеду. Поговаривают, в наших местах по ночам опасно.
        - Но до Айнхоллоу всего час езды, еще и стемнеть не успеет. Не вижу проблемы.
        - Извините, мэм.
        Повисло напряженное молчание.
        - А почему бы нам одним не поехать? - вмешалась Делла. - Мы сами прекрасно справимся.
        - Извините, мэм, - повторил Том, - но я не могу вас отпустить. На дорогах уже расставлены посты: ночью будет заваруха. Так что вы побудете здесь… Приказ командира.
        - Хотелось бы мне посмотреть на этого вашего командира, - пробурчала Эннис. - Раскомандовался, тоже мне!
        Том усмехнулся.
        - И не думайте уходить пешком, - сказал он. - В конце аллеи стоит человек, он все равно вас не пустит.
        - Нет, но ты подумай! - возмущенно воскликнула Эннис, когда Том ушел. - Застряли в полуразрушенном доме, еды нет, полно мышей, а вокруг невесть что творится! Вот возьму и отправлюсь пешком, и пусть попробуют меня остановить!
        - Может, лучше пойдем в гостиную и присядем? - предложила Делла. - Миссис Хардкасл раздобудет нам чего-нибудь поесть, а в двух спальнях, по ее словам, вполне можно провести ночь. Хотя… - она замялась, - я бы с большим удовольствием посидела с тобой, если ты не против. Все равно не усну, когда вокруг бродят бунтовщики.
        Кончилось тем, что они прекрасно поужинали при свечах ветчиной, сыром, хлебом и яблоками, запивая сидром миссис Шепард.
        - Надеюсь, Адам разберет, что ты ему написала, - сказала Делла, подливая сидра в кружки. - Он будет очень беспокоиться, ну и рассердится, конечно, хотя, я уверена, ты его с легкостью успокоишь. Мне кажется, ты сможешь вертеть им как хочешь. Он тебя ужасно любит!
        Эннис вспыхнула.
        - Он хороший человек. - Ее голос дрогнул. - Я его не заслуживаю.
        - Что ты такое говоришь? Почему? Эннис отпила из кружки.
        - Я его не заслуживаю, потому что он любит меня, а я не могу ответить ему тем же. Я хочу полюбить его, - проговорила она с отчаянием, - но как вспомню свое первое замужество… Мой муж очень плохо со мной обращался. Нет, он меня не бил, - поспешила добавить она, заметив гримасу на лице Деллы, - но и без этого можно довести человека до крайности. Уходя из дома, он запирал меня в комнате, вскрывал мои письма… Он контролировал мою жизнь вплоть до мелочей, довел меня почти до сумасшествия… Я тяжело заболела и мечтала только об одном - умереть, чтобы избавиться от него. Вот почему мне так трудно довериться мужчине… почему я так холодна с Адамом.
        Она почувствовала, что краснеет: слово “холодна” не очень-то подходило для описания их отношений. Только ведь при том, что ей очень нравилось быть с ним и его ласки приносили ей наслаждение, что-то в ее душе оставалось настороже. Между ними словно была стена.
        Делла покачала головой.
        - Знаешь, Эннис, любовь и доверие со временем придут. Мне кажется, ты любишь Адама, только боишься самой себе в этом признаться. Знаешь, мне тоже не очень-то повезло с мужем. - В ее голосе звучала горечь. - Хамфри был слабым человеком, я не могла его уважать. У тебя по крайней мере этого не будет.
        - Да, - кивнула Эннис. Уж слабым Адама, во всяком случае, назвать было нельзя.
        - А твой кузен Чарлз Лефой… как ты думаешь, он заслуживает уважения? - спросила Делла как бы между прочим.
        Эннис поколебалась.
        - Раньше я считала, что да. Я очень люблю Чарлза и Сибеллу, они единственные близкие мне люди. Но в последнее время Чарлз переменился. - Эннис нахмурилась. - Дело не только в том, что он подпал под влияние мистера Ингрэма, у него и характер изменился… Я не нахожу этому объяснения. - Она взглянула на Деллу. Та сидела, положив голову на сложенные руки, волосы рассыпались по столу, глаза мечтательно смотрели в пустоту. Эннис вдруг вспомнилась сцена в прогулочном зале, потом - как они были в театре. - А ведь тебе нравится Чарлз, да? - внезапно вырвалось у нее. - Ты его любишь, Делла? Делла подняла голову.
        - Да, я люблю Чарлза, - медленно произнесла она. - Я его полюбила, еще когда был жив Хамфри. Мы были любовниками. Вот так-то! Ты поражена?..
        - Но как?..
        - Это было только один раз, сама не понимаю, как это вышло. Вообще все произошло как-то незаметно, мы знали друг друга очень давно, и вдруг я поняла, что мое отношение к Чарлзу стало совсем другим. Однажды я каталась верхом и встретила его… - Делла всхлипнула. - Хамфри был слабый человек, как я уже сказала, я его не уважала, но это меня не оправдывает… - Она закрыла лицо руками. - Я сразу сказала Чарлзу, что больше ничего не будет. Это и было-то всего один раз, и с тех пор мы с ним практически не разговаривали. - Делла отпила из кружки и со всхлипом хихикнула. - Эннис, ты только посмотри на нас! Сидим, как две пьянчужки, и заливаем свое горе сидром! Вот уж, кто увидел бы - полюбовался бы!
        Эннис прыснула со смеху и потянулась к кувшину. Оказалось, он почти пуст.
        - Да еще сидр кончился! Надо попросить у миссис Хардкасл еще…
        Она встала, покачалась на неустойчивых ногах и плюхнулась обратно. Делла залилась смехом. Дверь распахнулась, на пороге стояла миссис Хардкасл.
        - Мисс Эннис, его светлость приехали. Эннис показала на кувшин:
        - Харди, можешь еще принести?
        - С вас и так достаточно, - сказал Адам, входя в комнату. Он бросил взгляд на Деллу, которая спала, положив голову на стол. - Чем, черт побери, вы тут занимаетесь?

        Глава двенадцатая

        - О господи, - пробормотала Эннис, - значит, вы прочли мою записку?
        - Прочел, - ответил Адам, пристально глядя на Эннис. - Так что же здесь все-таки происходит?
        Эннис подошла к нему и положила руку ему на грудь. Он был очень серьезен, но ей показалось, что в его глазах - смех.
        - Я так рада тебя видеть, - сказала она. Адам рассмеялся, обнимая ее одной рукой.
        - Не пытайся меня улестить. Мы с Эдом вернулись, дома одна только мама, в страшной тревоге, да еще твоя путаная записка, мол, поехала в Старбек искать клад, вернешься к ночи. Мы с Эдом тут же бросились сюда.
        Дверь снова открылась, и появился Эдвард. Он обвел глазами комнату, посмотрел на Адама, обнимающего Эннис, потом на спящую Деллу, задержал взгляд на стоявших на столе кружках.
        - Ясно, - ухмыльнулся он. Эннис повернулась к Адаму:
        - Том Шепард сказал, дороги перекрыты. Как вы проехали?
        - Проехали. Не могли же мы бросить вас здесь с одной только миссис Хардкасл, хотя должен признать, с ней и не всякий мужчина справится.
        - Мы сейчас поедем в Айнхоллоу? - Эннис взяла перекинутую через спинку стула накидку. - С вами нам страшно не будет.
        Адам мотнул головой.
        - Нет, сейчас ехать опасно. Повстанцы где-то в полумиле отсюда, крушат изгородь, которой Ингрэм окружил землю линфортской общины.
        - И еще солдаты, - добавила Эннис. - Регулярные войска прибыли?
        Адам переглянулся с Эдвардом.
        - Вроде да, - ответил Эдвард.
        - А вы предупредили людей? Адам засмеялся.
        - Не спрашивай! Давай лучше расскажи про клад!
        В этот момент послышался конский топот. Эдвард схватил в прихожей фонарь, и они выбежали на крыльцо. При свете луны Эннис увидела гнедого коня со звездочкой во лбу. На нем сидели двое. Один из них спешился, другой сполз с седла и упал на дорожку.
        - Чарлз! - прорезал воздух пронзительный крик, из дверей выскочила Делла и побежала вниз по ступенькам. - Чарлз, ты ранен?!
        - Черт побери, - весело ответил Чарлз. - Вот уж не думал, что ты здесь, Делла… да и остальные тоже. - Он кивнул Адаму: - К вашим услугам, Эшвик. К сожалению, не могу говорить. Поможете? - Он показал на лежащего человека, это был Эллис Бенсон.
        - Он тяжело ранен?
        - Получил пулю в плечо. Потерял много крови, но думаю, все обойдется.
        - Пулю? - переспросила Эннис.
        - Там войска. - Чарлз посмотрел на Адама: - Мы обязаны вам за предупреждение, Эшвик.
        - Пойдемте в дом, - поторопила Эннис. - Поговорим позже.
        Адам кивнул.
        - Лефой, мы с тобой занесем его, а ты, Эд, отведи коня в конюшню, хорошо? Делла, будь добра, давайте вместе с Эннис тащите что-нибудь, чем можно его перевязать, воды и что там еще понадобится. - Он повернулся к Чарлзу: - Как ты думаешь, они сюда заявятся?
        - Надеюсь, нет, но кто знает? - Чарлз пыхтя стал поднимать Эллиса. - Погони вроде не было, но точно сказать не могу.
        - Самое трудное будет объяснить, что это за конь. Бенсона мы спрячем, то, что ты приехал к своей кузине, ни у кого не вызовет подозрений, но ведь всем известно, что у меня только один гнедой конь. - Адам взглянул на Эдварда: - Эд, посмотри, что можно сделать.
        Они затащили раненого на второй этаж и уложили на кровать в первой попавшейся спальне. Миссис Хардкасл приготовила ее для Деллы, постель была согрета горячим кирпичом, в комнате было тепло.
        - Бинтов нет, - шепнула Делла на ухо Эннис. - Я хотела разорвать простыню, но миссис Хардкасл говорит, лучше порвать нижнюю юбку - она мягче.
        Они принялись рвать на полоски свои нижние юбки, тут подоспела миссис Хардкасл с горячей водой, и вместе с Деллой они наложили повязку на плечо Бенсона. Эннис заметила, что Чарлз не отрывает напряженного взгляда от Деллы. Она посмотрела на Адама, в глазах у него стоял вопрос. Эннис слегка улыбнулась и качнула головой: все разговоры потом.
        - Все спокойно, - сообщил, входя, Эдвард. - Как у вас дела?
        - Выживет, - ответила миссис Хардкасл. - Он крепкий парень, наш Эллис. - Она с укором посмотрела на Чарлза. - Как же вы такое допустили, а?
        - Уж вы простите меня, Харди, я сделал все, что мог, - усмехнулся тот. - Привез к вам. Я же не знал, что у вас тут прием!
        - Ладно, давайте уходите, ему нужен воздух, - проворчала миссис Хардкасл, выпроваживая всех за дверь. - Я принесу вам чая, а потом посижу с ним.
        - Я сама заварю, - сказала Эннис. - А вы побудьте с мистером Бенсоном, тем более, как я поняла, вы и так прекрасно знаете, что происходит.
        Экономка покраснела.
        - Ну, люди-то говорят, мисс Эннис.
        Чарлз, Эдвард и Делла пошли в гостиную, а Эннис - на кухню, где уже кипел на огне огромный медный чайник.
        - Я бы лучше выпил бренди, - проговорил Адам, идя следом за ней. - Но здесь его, наверное, нет? Один сидр?
        Эннис засмеялась.
        - Не беспокойтесь, милорд, я уже протрезвела. Адам остановился, опершись о стол, и сложил руки на груди.
        - Ты что-нибудь знала об этом?
        - О чем? Что Чарлз с Эллисом Бенсоном участвуют в бунте? Нет, конечно! Я думала, вы знаете!
        Адам покачал головой.
        - Признаюсь, я подумывал на Бенсона, но чтобы Чарлз!.. Это ж какие нервы надо иметь, чтобы так притворяться! - Он испытующе посмотрел на Эннис. - А ты знала об их отношениях с Деллой? Я глазам своим не поверил, когда она полетела к нему!
        - Я узнала об этом минут за пять до вашего приезда. Мы сидели разговаривали, и она мне призналась…
        - Понятно, - протянул Адам. - А ты ей в чем призналась?
        Эннис сделала вид, будто очень занята, и наклонилась над подносом, пряча лицо.
        - Ни в чем особенном.
        - Правда? - Он взял из ее рук сложенную скатерть и отложил в сторону. - Так о чем шла речь?
        То ли подействовал сидр, то ли потому, что дело было ночью, но Эннис осмелела.
        - Делла считает, что вы меня любите.
        - Надо же, какой секрет, - ворчливо проговорил Адам. - Дальше!
        - И, по ее мнению, я тоже вас люблю. Говорит, я просто боюсь признать это.
        - А это так? - нетерпеливо спросил Адам. - Может, ты оставишь чайник и ответишь?
        Эннис повернулась.
        - Нет, - прошептала она.
        - Понятно, - сухо сказал он.
        - Я не боюсь это признать, - проговорила Эннис, перемогая свой страх. - Я люблю тебя, Адам. Я тебя очень люблю.
        Адам сделал стремительный шаг вперед, и через секунду она была в кольце крепко сжимавших ее рук. Они долго целовались. Наконец она отстранилась.
        - Адам, я хочу тебе объяснить, почему…
        - В другой раз, - хриплым, подрагивающим голосом проговорил он. - Милая моя, я сейчас не хочу говорить…
        Неизвестно, сколько прошло времени, когда вдруг открылась дверь кухни.
        - Я подумал, может, вам нужна помощь… - начал Эдвард и умолк. - Вижу, не нужна, - сказал он и исчез за дверью.

        - Прямо и не знаю, Чарлз, о чем тебя спросить в первую очередь, - сказала Эннис, когда все расположились в гостиной за чайным столом. Чарлз и Делла сидели рядом, держа друг друга за руки, лица обоих сияли. Адам обнял Эннис. - Так кто же руководил бунтовщиками - ты или Эллис Бенсон?
        - Эллис Бенсон, он был одним из руководителей, его правой рукой был Том Шепард, - начал рассказывать Чарлз. - А вообще все в масках и поднимают людей по очереди, так что трудно сказать, кто точно участвует в бунте.
        - Ну, о Шепарде мы знали, Бенсона подозревали, а что ты скажешь о себе, а, Чарлз?
        - Конь ведь твой, да? - вмешалась Эннис. - Я, когда его увидела в мой первый приезд, еще подумала, что вряд ли Шепарды могут себе позволить такого коня.
        Чарлз засмеялся.
        - Значит, ты все знала? Я и сам подумал, что ты могла его заметить, но Том клялся, что нет.
        - Я лишь мельком его увидела. Красивый жеребец. Между прочим, Пуллен, по-моему, как раз разыскивает владельца такого коня.
        - А я на нем не езжу, помогаю в планировании, а остальным занимается Эллис.
        - Думаю, это нелегко - управлять такой толпой.
        - Нелегко. - Чарлз повернулся к Эннис. - Эллису туго пришлось, когда ты оказалась там, я уж не говорю о моей карете. Никто ведь не должен был знать, что я во всем этом замешан.
        Эннис прыснула.
        - Не повезло тебе с каретой.
        - Эллис больше всего беспокоился о тебе. Он знал, что в карете тебя нет, но где ты - понятия не имел. Мы прочесывали местность, искали тебя, пока не получили сообщение от Эшвика.
        Эннис вздохнула.
        - Прости. Хотя с чего вдруг я прошу прощения у правонарушителя, не понимаю. Но я потрясена, Чарлз. Вы с Эллисом ведь были самыми преданными помощниками Ингрэма.
        - Так и было задумано. Не суди Эллиса слишком строго, у него есть свои резоны действовать так, как он действует.
        - И каковы же эти резоны? - подала голос Делла.
        - Он любит Венецию Ингрэм, - ответил Чарлз. - А она любит его. Ингрэм проведал об этом и стал к нему придираться на каждом шагу и всячески третировать его. Ну… и Эллис, естественно, посмотрел другими глазами на Ингрэма и из друга превратился в ярого врага.
        Наступило молчание. Все хорошо знали Ингрэма, а потому не осуждали Эллиса.
        - А у тебя какие мотивы, Чарлз? - спросила Эннис.
        - Я давно знал, что Ингрэм занимается сомнительными делами, но этот человек скользкий, как рыба, поймать его нелегко. И я начал действовать.
        - Ясно. Но ты же мог просто уволиться, и все?
        - Этого недостаточно, - твердо сказал Чарлз. - Его надо было остановить.
        Эннис заметила, как Делла заулыбалась, словно Чарлз сказал именно то, в чем она была убеждена. Эннис думала так же. Они обе считали Чарлза порядочным человеком и не могли понять, почему он поддерживает Ингрэма. И вот наконец все разъяснилось.
        Чарлз посерьезнел.
        - Мне очень неловко перед тобой, Эннис, особенно из-за Старбека. Мне так хотелось тебе помочь, хотя бы просто поддержать словами, но на карту было поставлено слишком многое. Представь себе, как я себя чувствовал, когда ты пришла в контору Ингрэма и сказала, что больше никогда разговаривать со мной не будешь. А я ничего не мог сделать: нельзя было, чтобы Ингрэм что-то заподозрил. - Он повернулся к Адаму: - Я не раз подумывал о том, что вы могли бы стать нашим союзником, Эшвик, но боялся, как бы Ингрэм чего-то не пронюхал. Так что вы уж извините меня за то, что вел себя враждебно.
        - Думаю, нам еще не поздно объединиться против Ингрэма, - задумчиво произнес Адам.
        Делла подавила зевок и заговорила:
        - Чарлз, а вы не знаете случайно, что это за банкноты, которые мы нашли в Старбеке? Это Ингрэм их там спрятал?
        Все взгляды обратились на Деллу. Эннис, которая совсем позабыла про деньги в дерюжной котомке, вскочила на ноги.
        - Ах да! Мы же из-за этого сюда и приехали! Миссис Хардкасл убиралась и нашла вот это…
        Она схватила лежавший на боковом столике мешок и протянула Адаму. Тот повертел его в руках, осмотрел клочок банкноты и передал Чарлзу.
        - Боже правый, да где только я их не искал! - потрясение воскликнул Чарлз.
        - Так ты знал про эти деньги?! - удивилась Эннис.
        - Сейчас объясню. У меня было подозрение, что “Северный принц” на самом деле не утонул.
        Эдвард, до той поры сидевший молча, подался вперед.
        - То есть вы подозревали, что Ингрэм просто спрятал деньги, находившиеся на корабле, но не знали где?
        - Именно. Мы с Эллисом искали их повсюду, он наверняка и здесь все проверял. - Чарлз посмотрел на Эннис. - Потому и дом стоял пустой: мы были уверены, что Ингрэм как-то с ним связан. Удаленное место, очень удобное. Эллис волосы на себе рвать будет, когда узнает!
        - Странно, почему Ингрэм не вернулся сюда за этими деньгами, - в раздумье проговорил Эдвард. - Хотя, может, и возвращался… Если он присвоил груз “Северного принца”, то мог приезжать сюда и брать понемножку.
        - А я думаю, он просто ждал, пока уляжется шум, и все забудут о корабле, тогда бы он начал без опаски тратить эти деньги, - сказал Адам. - Эннис, это все, что там было?
        - К сожалению, все. Остальное мыши превратили в труху, - со вздохом ответила Эннис. - Мы с Деллой искали весь день и ничего больше не нашли. Теперь Ингрэм не сможет воспользоваться своей добычей, но и мы не сможем ничего ему инкриминировать.
        Адам снова взял клочок банкноты и повертел в пальцах.
        - Банк Англии определит, что это за банкнота, а тогда страховщики наверняка заинтересуются.
        - Но если корабль не утонул, - вставила Эннис, - то где же он?
        - Я потратил кучу времени, стараясь это выяснить, - ответил Чарлз. - “Северный принц” отправился из Уитби и вскоре, предположительно, исчез, но там берег очень изрезанный, легко можно было под покровом темноты разгрузить судно в какой-нибудь бухте… А судно отправить куда угодно. Затем его перекрасили, дали ему другое имя… Океан велик, попробуй найди судно, да еще докажи, что оно переименовано.
        - А команда? - вмешалась Эннис. - Кто-то ведь мог проговориться?
        - Кто-то и проговорился, - сказал Адам. - Вудхаус, например, все знал или, по крайней мере, подозревал. Может, он даже попробовал шантажировать Ингрэма.
        Чарлз вздохнул.
        - Я думаю, Ингрэм просто хорошо заплатил команде, чтобы они молчали.
        - Выходит, Ингрэм получил и страховку, и груз, да и судно тоже, - проговорил Адам. - Чистая работа.
        - Да еще не забудь, Адам, про тридцать тысяч, которые ты ему выплатил. Он обвел Хамфри вокруг пальца.
        - Это просто невыносимо, Адам! - закричала Делла. - Он нас ограбил, а мы ничего не можем сделать!
        Все уставились на погрызенную банкноту.
        - Еще было серебро и золото, - медленно проговорил Чарлз. - Эллис убежден, что Ингрэм его где-то припрятал. Но вот где? Хотя, может, он его уже потратил.
        - Не думаю, - возразила Эннис и посмотрела на Адама. - Вы помните, милорд, как Вудхаус вдруг заговорил загадками? Помните про утопленное сокровище, которое надо искать в небесах и на дне? Если допустить, что Старбек - это небеса, то и дно это тоже находится в Старбеке.[Star - звезда, beck - ручей (англ.).]
        - Утопленное сокровище, - повторил Эдвард. - Может, где-то в подвале, как думаешь, Лефой?
        Чарлз мотнул головой.
        - Мы там все обыскали, несколько раз.
        - Утопленное, а не спрятанное, - заметил Адам. Он посмотрел на Эннис. - Я видел в саду пруд.
        - Минеральный источник, - подтвердила Эннис. - Тут их много.
        - Ну и дали же мы маху с Эллисом! - расстроено проговорил Чарлз. - Ингрэм прячет деньги в доме, золото - в пруду, а мы ничего не обнаружили!
        - Ничего, найдем! - со смехом сказала Эннис. Адам потянулся.
        - Поищем утром. - Он взглянул на часы. - Уже скоро светать начнет.
        - Нам остается только заманить сюда Ингрэма и схватить с поличным, - сказала Эннис. - Но как это сделать, ума не приложу.
        Глаза Адама загорелись.
        - У меня есть план.

        Два дня спустя, приехав снова в Старбек, Эннис и Делла сидели ночью в беседке. Дело в том, что этой ночью Адам намеревался осуществить свой план.
        - Я начинаю уже жалеть, что мы сюда пришли, - пожаловалась Делла. - Правы были Адам и Чарлз, когда говорили, что нам лучше побыть в доме. Кто может поручиться, что Ингрэм придет? А мы проторчим тут всю ночь, замерзнем, проголодаемся, и все зря! Можем, пойдем в дом?
        - Я не пойду, - буркнула Эннис.
        - Ой, смотри, свет! Вон там кто-то идет по дорожке…
        Эннис и Делла затаили дыхание. Человек приблизился к огораживавшей сад стене и поставил фонарь на камень у пруда. Послышались тихий лязг цепи и всплеск.
        - Это он! - прошептала Делла, вцепившись в руку Эннис. - Я не верила, а он пришел!
        - Адам говорил, что он придет, - шепотом ответила Эннис. - Он был уверен, что, если Ингрэму намекнуть, что в Старбеке найдена банкнота, он непременно явится за остальным. Чарлз ему и намекнул, а он - доверенный человек Ингрэма.
        - Смотри!
        За стеной сада вспыхнул свет.
        - Они идут!
        Внезапно все вокруг ожило, казалось, сам воздух задрожал от грохота барабана, дикого, угрожающего.
        Человек в саду поднял голову, стремительно, точно загнанный в ловушку зверь, вскочил на ноги и дернулся в сторону калитки, единственного выхода из сада. Он опоздал. В сад хлынули черные фигуры в масках, высоко подняв над головами пылающие факелы. А барабан продолжал грохотать.
        Послышался топот копыт, толпа расступилась, барабан умолк. Величественный гнедой конь, неспешно ступая, приблизился. Предводитель бунтовщиков негромко произнес:
        - Я же говорил, что мы придем за тобой, Ингрэм.
        Сэмюэль Ингрэм хотел выпрямиться, и в то же мгновение две темные фигуры приблизились к нему и застыли рядом. Они не касались его, да это было излишним: Ингрэм испуганно замер на месте.
        - Чего ж ты не достаешь свои деньги? - вкрадчиво спросил предводитель. - Давай, вытаскивай их из пруда.
        Ингрэм упал на колени и стал лихорадочно тянуть цепь, не отрывая глаз от конских копыт. Никто не двинулся, чтобы помочь ему.
        Наконец Ингрэм вытянул ведро и бросил на траву промокший мешок.
        - Открой, - приказал предводитель. Ингрэм принялся суетливо развязывать мешок, несколько монет упали на траву, блеснули в свете факелов и скрылись под темной кучей, высыпавшейся из перевернутого мешка.
        На мгновение воцарилась абсолютная тишина, а затем раздался пронзительный, полный отчаяния крик Ингрэма. Сильно запахло серой.
        - Ну что ж ты, бери свои деньги, Ингрэм, - проговорил предводитель, разворачивая коня. Ингрэм шарахнулся в сторону от копыт. - Забирай свою добычу и уходи. Трать эти денежки, не стесняйся, Ингрэм! Чего их беречь, эти награбленные деньги! Бери их, и чтоб духу твоего не было в наших краях, иначе смотри…
        Ингрэм рассовал по карманам блестящие монеты и, пугливо озираясь, потрусил к калитке. Толпа расступилась перед ним, никто даже не попытался его задержать.
        У калитки Ингрэм оглянулся и исчез в ночи. Прошли долгие пять секунд, и люди с криками, под грохот барабана кинулись следом за ним. Шум затих где-то вдали. В саду остались лишь двое. Один из них с веселым смехом сдернул маску. Делла выскочила из беседки и бросилась в объятья Чарлза Лефоя.
        Эннис постояла, а потом несмело подошла к другому всаднику. Тот несколько мгновений смотрел на нее блестевшими в прорезях маски глазами, а потом быстро нагнулся и, подхватив ее, как когда-то, посадил в седло.
        Эннис повернулась к нему лицом.
        - Адам, - проговорила она, почти касаясь губами его губ, - поклянись мне, что это не ты был предводителем бунтовщиков, что сегодня это было единственный раз.
        - А сама ты как думаешь? - спросил он с усмешкой.

        Глава тринадцатая

        - Это был мешок из-под пороха, - рассказывал Чарлз той же ночью, когда они снова собрались в гостиной. - Ингрэму просто не повезло.
        - Я не очень разбираюсь в химии, - сказал Адам, - но, по-моему, порох в соединении с серой плюс вода подействовали разлагающе на серебро…
        - … кроме монет, которые были на самом верху, - закончил Эдвард.
        - Бедный мистер Ингрэм, - подхватила Эннис. - Все его богатство изгрызено мышами или испорчено.
        - А вы уверены, что он убежал? - спросила Делла. - Как он мне ни противен, не хотелось бы услышать, что его разорвали на куски.
        - С ним все в порядке, - сухо проговорил Адам. - Мы тщательно отбирали людей и дали им четкие указания.
        - И что теперь с ним будет? - поинтересовалась Эннис. - Его будут судить?
        Чарлз кивнул.
        - Думаю, да. У нас достаточно улик - банкнота и монеты. У страховых компаний наверняка возникнут вопросы, а Адмиралтейство возможно, поищет судно, отвечающее описанию “Северного принца”. Но даже если Ингрэму удастся избежать суда, ему все равно конец. Думаю, он уедет за границу.
        - Наверняка, - кивнул головой Эдвард. - Он же стал всеобщим посмешищем, у хэррогейтского общества надолго хватит тем для разговоров.
        - Это было очень унизительно для него, правда? - проговорила Эннис. - Признаюсь, мне как-то неловко смотреть на человека в таком жалком положении.
        Лицо Адама стало суровым.
        - Лучше вспомни: даже в своем жалком положении Ингрэм продолжал шарить по траве, выискивая уцелевшие монеты! Его больше ничего не волновало!
        - Ты слишком жалостливая, Эннис, - вставил Чарлз. - Вспомни, как он грозился отобрать у тебя Старбек. А других, которых он прогонял с их земли, тех, с кого он требовал непомерную арендную плату, так что они чуть с голода не умирали… - Он хохотнул. - А ты, Адам, был сегодня такой сдержанный, просто удивительно!
        Все немного помолчали.
        - А как ты думаешь, Чарлз, - заговорила Эннис, - беспорядков больше не будет?
        - Думаю, нет. Заводилой в основном был Эллис, а теперь, когда Ингрэма больше нет, вряд ли он что-то подобное будет предпринимать.
        Чарлз посмотрел на Адама:
        - Вы, Эшвик, единственный, кто остался внакладе: выплатили Ингрэму долги лорда Тилни. Если он присвоил деньги, объявив, что “Северный принц” затонул, то все долги должны быть аннулированы, только я сомневаюсь, что вы что-то получите. Мы посмотрим, нельзя ли что-то сделать.
        Адам вскинул руку.
        - Мне достаточно того, что мы свалили Ингрэма. - Он усмехнулся. - Хотя деньги тоже не помешали бы.
        Миссис Хардкасл отвела Чарлза, Деллу и Эдварда в их на скорую руку приготовленные спальни, и Эннис с Адамом остались одни.
        - Я должна идти, а то Делла - мы с ней спим в одной спальне - еще подумает, что я остаюсь с вами, - сказала Эннис. Она с сомнением посмотрела на старую кушетку. - Хорошо ли вам тут будет спаться, сомневаюсь. Помнится, она уже даже при отце была комковатой!
        Адам со вздохом потер рукой щетинистую щеку.
        - Наверняка плохо, но не из-за кушетки: я буду все время думать, что ты спишь совсем недалеко. А Делла… Надеюсь, что она никуда не исчезла из вашей спальни! Очень не хотелось бы вызывать Чарлза на дуэль, как раз когда он начал мне нравиться.
        Эннис улыбнулась и положила голову Адаму на плечо.
        - Я так рада, Адам. Я уверена, что мы будем счастливы. - Она зевнула и поднялась на ноги. - Ладно, пойду спать. А насчет соблюдения приличий можно не беспокоиться, у нас же в доме священник!
        - Мятежный священник, - засмеялся Адам. - Мне иногда кажется, что Эдвард родился не в том веке!

        Гости из Лондона прибыли на следующий день, и Эннис, с робостью думавшая о том, как она предстанет перед друзьями Адама, немного приободрилась, обнаружив, что это люди как люди и вполне дружелюбны. Однако после Старбека Эннис ни разу не выдалось случая поговорить с Адамом наедине и рассказать ему о том, что еще оставалось недосказанным.
        После ужина Эннис вошла в свою спальню. Спать совсем не хотелось, хотя надо было хорошо выспаться, ведь завтра предстоял беспокойный день бракосочетания. Ужасно хотелось увидеть Адама, но он был со своими друзьями. Может, погулять по саду? Эннис взяла накидку, вышла в коридор и… неожиданно для себя толкнула дверь гардеробной Адама и скользнула внутрь. На кровати в беспорядке лежала одежда, в которой Адам был во время ужина и которую еще не успели убрать. Эннис подошла и, взяв сюртук, сунула руки в рукава. Сюртук был ей очень велик, она завернулась в него и потерлась щекой о воротник, вдыхая запах дыма, сандала и его самого - Адама. Ноги стали как ватные, Эннис прикрыла глаза. Она всей душой любила Адама и знала, что ей нечего бояться. Никакая ловушка ей не грозит, Адам доказал это своей откровенностью и терпеливостью. Скрипнула дверь, Эннис открыла глаза. На пороге стоял Адам и смотрел на нее. Эннис вдруг вспомнила, что она все еще в его сюртуке, скинула его и бросила на кровать.
        - Я шел посмотреть, как ты, - сказал Адам. - За ужином ты была такая тихая, что я начал беспокоиться. Эннис? - Он бросил взгляд на сюртук, потом снова на нее.
        - Я хотела бы поговорить с тобой, - тихо сказала Эннис. - Ты можешь? Только не здесь. Давай выйдем.
        Адам молча посторонился, пропуская ее в дверь. Все так же не говоря ни слова, они спустились вниз, вышли на улицу и пошли по дорожке. Позади светились в темноте окна Айнхоллоу. Камешки кололи ступни сквозь подошвы легких туфель, и Эннис ступила с дорожки на траву и пошла среди деревьев, все дальше и дальше. Сзади шуршала трава под ногами Адама, потрескивали сухие ветки. Они молчали.
        Выйдя на небольшую поляну, Эннис остановилась и повернулась лицом к Адаму.
        - Я еще в Старбеке собиралась рассказать тебе, чего я боялась, почему не хотела выходить замуж. Я жалею, что не рассказала тебе этого раньше.
        - Ничего. В Старбеке у нас были другие дела.
        - А сейчас? Ты был необычайно терпелив со мной.
        - Я же сказал тебе, что подожду. Но ты не заставила меня ждать слишком долго.
        - Я не собиралась снова выходить замуж, - начала Эннис, садясь на пень. - Я сказала тебе об этом с самого начала. И дело вовсе не в физическом отвращении к близости с мужчиной… или в тяжелых воспоминаниях о первом браке, опять же в физическом смысле.
        Адам взял ее руку.
        - Я этого и не думал. Нет, сначала у меня мелькнула такая мысль, но я убедился, что ты боишься не этого, а чего-то другого.
        - Я вышла замуж в семнадцать лет, сразу после смерти родителей. - Эннис вздохнула. - Мне кажется, они меня слишком избаловали. То лето на Бермудах… оно было самым прекрасным в моей жизни. Я бродила одна по пляжу, загорела дочерна… дамы, привезшие с собой жесткие правила английского общества, смотрели на меня с осуждением, но я не обращала на них внимания. Я ни о чем не задумывалась, делала что хотела, а потом отец погиб в море, мать пережила его не надолго, заболела и умерла, и я осталась одна. Я тогда еще не понимала, что это значит, когда общество осуждает тебя. Все навалилось на меня сразу - бедность и слухи о моем непристойном поведении. Нет, под ними не было ни малейшего основания, но, когда девушка отличается от других и не выказывает смирения, о ней всегда ходят сплетни.
        Вот тут и появился сэр Джон Вичерли. Он был намного старше меня, не беден и предложил мне спокойную, обеспеченную жизнь. Я была бедна и чувствовала себя очень одинокой. Я согласилась выйти за него замуж. Если б я только знала, что меня ждет! - Эннис повернулась к Адаму. - Я оказалась заперта в доме, в котором просто задыхалась! Он следил за каждым моим шагом, у меня не было денег, не было ничего, даже времени для себя! Я должна была есть то, что мне укажет муж, ложиться спать и вставать, когда он потребует, делать то, что он прикажет. Он даже одежду и подруг выбирал для меня сам, а если я куда-то отлучалась, мне надлежало потом отчитаться ему о каждой минуте. - Эннис сжала руками виски. - Я оказалась в ловушке и чувствовала себя совершенно беспомощной. Эннис умолкла.
        - Неудивительно, что ты решила больше не выходить замуж, - тихо произнес Адам.
        - Именно замужества я и страшилась - не тебя. В глубине души я понимала, что, если выйду за тебя, это будет не так, как с Джоном. Вы с ним совершенно разные люди. И все-таки я боялась. Моя свобода досталась мне очень нелегко. Поэтому я так и цеплялась за Старбек, хотя мне было не по средствам его содержать. Поэтому-то мне было так трудно принять твое предложение.
        Адам подошел к Эннис и, обняв, прижал ее к себе.
        - А сейчас?
        - А сейчас я думаю, что наш брак не станет для меня клеткой… - Эннис слабо улыбнулась.
        - Я клянусь, что никогда не стану приказывать тебе, требовать от тебя подчинения. Я тебя люблю, Эннис, люблю такой, какая ты есть, и не стану пытаться тебя переделать.
        - Я тоже люблю тебя, Адам, - прошептала Эннис, стыдливо уткнувшись лицом ему в грудь и вертя пуговицу сюртука. - Ты не хочешь меня любить прямо сейчас, здесь, в лесу?..
        - Ты вправду этого хочешь? - через мгновение спросил он, так крепко прижимая Эннис к себе, что у нее стеснилось дыхание. - Ведь я тогда тебя больше ни за что от себя не отпущу.
        Эннис поднялась на цыпочки и поцеловала его.
        - А я и не хочу, чтобы ты меня отпускал…

        Эннис проснулась на рассвете, когда первые лучи солнца проникли сквозь кроны деревьев, а птицы начали свою утреннюю суету. Было прохладно, и Эннис прижалась к Адаму, тот довольно проурчал во сне.
        - Адам… Уже утро, надо возвращаться… Адам сквозь сон что-то пробормотал, но не двинулся. Эннис улыбнулась.
        - Адам… - Она несмело стала ласкать его, и он открыл глаза.
        - Милая, если ты будешь так делать, мы никуда не пойдем.
        Адам обхватил ее руками.
        Они собрались и неторопливо пошли к дому.
        - Кстати, - заговорила Эннис, - ты заметил, какими глазами Эд смотрел за обедом на леди Джулиану? Был так увлечен, что позабыл про еду. Мне кажется, что-то тут есть.
        - Бедный Эд! - засмеялся Адам. - Боюсь, он зря потратит время. Где он, а где Джулиана.
        - Но она не слишком-то счастлива, при всей своей красоте. А Эллис Бенсон вздыхает по Венеции Ингрэм. Интересно, как она себя поведет после того, что случилось с Ингрэмом?
        - Что ты все о грустном, у нас же сегодня такой день, - проворчал Адам и неожиданно засмеялся. - Кстати, если уж ты заговорила о несчастных влюбленных, прибавь сюда и Себа Флита: он мне вчера сказал, что Марго Мардин ушла от него.
        - И к кому же, уж не к лейтенанту ли Гривсу?
        - Нет, тут забавнее. Я всегда подозревал, что Марго в глубине души мечтает сменить сцену на добропорядочную семейную жизнь. Как я понял, теперь она леди Добл.
        - Леди Добл?! Но сэр Эверард… А Фэнни Кроссли?
        - Я же говорил, это забавно, - усмехнулся Адам. - Ты, наверное, думаешь, что это мисс Кроссли убежала от Добла. Как бы не так - это он ушел от нее!
        - Не может быть! - Эннис с подозрением посмотрела на Адама. - А ты случайно в этом не замешан?
        - Признаюсь, да, - со смехом сказал Адам. - В первый день, когда мы приехали в Хэррогейт, Марго пыталась меня соблазнить, ну а я назвал ей имена нескольких возможных кавалеров, и среди них Добла. Потом я узнал, что сэр Эверард женится на мисс Кроссли, и решил, что с этим покончено.
        - Какие же вы, мужчины, непорядочные! - воскликнула Эннис.
        Адам улыбнулся.
        - Но, дорогая, тебе не на что жаловаться. Я же ей не поддался. - Он притянул Эннис к себе. - Мне никто не нужен, кроме тебя, разве я это не доказал?
        - Надеюсь, - сказала Эннис, смягчаясь. - А Фэнни так и надо. Но вообще, это ужасно, что все влюбляются не в тех, в кого надо!
        - Не все, - возразил Адам, наклоняясь и целуя ее.
        - Говорят, что это не к добру, если жених и невеста видятся в ночь перед бракосочетанием, - сказала Эннис.
        Адам расхохотался.
        - Но, надеюсь, ты в церковь-то хоть придешь? Эннис почувствовала, как ее губы невольно расползаются в улыбке.
        - Приду.
        - Прекрасно, а то я уже испугался, что ты передумала. Ты всегда говорила, что утром все выглядит иначе.
        Эннис подставила лицо солнечным лучам.
        - Так и есть, любимый. Все выглядит лучше. Более того, все выглядит замечательно.
        Они сочетались браком шесть часов спустя.

        notes

        Примечания

1

        Star - звезда, beck - ручей (англ.).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к