Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Корник Никола: " Талисман Для Графа " - читать онлайн

Сохранить .
Талисман для графа Никола Корник

        # Согласно завещанию отца, для получения наследства графу Селборну необходимо как можно скорее жениться. Для начала он решает заручиться удачей, поцеловав на счастье хорошенькую дочь трубочиста…

        Никола Корник
        Талисман для графа

        Глава первая

        Юридическая контора «Черчуард и Черчуард» в Хайхолборне видела много тайн.
        Дом вселял уверенность в здравомыслии его обитателей, что высоко ценилось знатными клиентами. В этот августовский день 1808 года мистер Черчуард - младший занимался делом о наследстве, которое на первый взгляд казалось простым, но из-за причуд эксцентричных клиентов приобрело щекотливый оттенок.
        Новоявленный граф Селборн прибыл минут двадцать тому назад. После того как они поздоровались, мистер Черчуард выразил ему свои соболезнования и вынул завещания обоих покойных: отца графа и бабушки. Они начали с завещания покойного лорда Селборна. Мистер Черчуард, знавший, что предстоит дальше, с унынием подумал, что дело покатится по наклонной плоскости со скоростью кареты, которую несет закусившая удила лошадь.
        Он решительным жестом поправил на носу очки, чтобы получше разглядеть джентльмена, сидящего перед ним в удобном кожаном кресле.
        Роберт, граф Селборн, выглядел немного суровым. У него были тонкие, точеные черты лица, характерные для всех Селборнов, темные волосы и глаза, что говорило о корнуоллских предках. Загар, приобретенный за годы военной кампании на Пиренеях в войсках генерала сэра Джона Мура, не мог скрыть бледности его лица. Он сидел, сжав губы, что было неудивительно, так как он попал в весьма затруднительное положение. Да, ему не позавидуешь, мрачно подумал мистер Черчуард, а он еще не знает подробностей второго завещания, которое хуже первого!
        Лорд Селборн поднял глаза и резко произнес:
        - Я был бы весьма признателен, если бы вы перечитали мне условия завещания моего отца, мистер Черчуард. Я хочу быть совершенно уверенным в том, что все правильно понял.
        - Разумеется, милорд.
        Мистер Черчуард подозревал, что граф сразу все прекрасно понял, так как глупостью не отличался. Роберту Селборну было двадцать шесть лет, а по достижении в двадцать один год совершеннолетия он начал военную службу сначала в Индии, а затем в Испании. Дважды он был отмечен в официальных донесениях: за храбрость на поле боя и за геройское спасение соратника-офицера. Но, к сожалению, как раз из-за того, что молодой лорд Селборн предпочел военную службу обзаведению семьей, он и попал в теперешнее трудное положение.
        Мистер Черчуард еще раз проглядел завещание, хотя и был хорошо знаком с его содержанием. На первый взгляд документ прост, но только на первый… Нотариус прокашлялся.
        - Вы унаследовали титул графа и все земли, находящиеся в майоратном наследовании, Майоратное наследование - наследование земель без права отчуждения.] как единственный сын вашего отца, четырнадцатого графа Селборна из Делаваля, - с серьезным видом изрек мистер Черчуард. - Вся собственность, не находящаяся в майоратном наследовании, и все денежные суммы, предназначенные вам вместе с титулом…
        - Да? - В темных глазах Роберта Селборна промелькнуло раздражение, которое он тут же подавил.
        Мистер Черчуард позволил себе сочувственно улыбнуться. Он наблюдал молодых джентльменов в похожих неловких ситуациях, хотя никогда прежде ему не приходилось встречаться с такими особенностями в завещании, как теперь.
        - …перейдут к вам в тот день, когда вы женитесь, - скрипучим голосом продолжил чтение завещания мистер Черчуард. - «Мой сын должен выбрать себе невесту среди молодых леди, присутствующих на свадьбе его кузины мисс Энн Селборн, и через четыре недели он должен жениться на одной из них. Затем он должен поселиться в Делавале и прожить там полгода. В противном случае все деньги и собственность, не находящаяся в майоратном наследовании и закрепленная за поместьем Делаваль, переходят к моему племяннику Фердинанду Селборну…»
        - Спасибо, Черчуард, - сухо поблагодарил нотариуса Роб Селборн. - Увы, но я с самого начала не ослышался.
        - Нет, милорд.
        Роб Селборн встал и прошел к окну, словно ему стало тесно в конторе.
        - Итак, моему отцу в результате удалось меня обуздать, - как бы между прочим заметил он. - Отец поклялся, что найдет способ это сделать. Он всегда хотел, чтобы я обзавелся семьей и родил наследника.
        - Вполне понятно, милорд. Ведь вы - единственный сын.
        Роб Селборн бросил на него быстрый взгляд.
        - Конечно. Не подумайте, Черчуард, что я не понимаю чувств отца. Будь я на его месте, то, скорее всего, поступил бы точно так же.
        - Разумеется, милорд.
        - Кто знает… возможно, я сам повинен в этих драконовских условиях. Но даже если это так, я чувствую большое искушение наплевать на отцовскую волю, хотя рискую показаться непочтительным сыном.
        - Вполне естественное желание при сложившихся обстоятельствах, милорд, - утешительно произнес мистер Черчуард. - Какому джентльмену понравится, когда его принуждают?
        Роб сжал кулаки.
        - Пусть Ферди достанутся деньги. Я не хочу жениться лишь для того, чтобы унаследовать состояние.
        Наступило молчание.
        - Вы сознаете, милорд, - тщательно подбирая слова, проговорил нотариус, - что состояние, даже учитывая налоги, составляет примерно тридцать тысяч фунтов стерлингов? Это не колоссальная сумма, но ее просто так со счетов не сбросишь.
        Роберт Селборн сурово сдвинул челюсти.
        - Сознаю, - ответил он.
        - И что поместье Делаваль, которое приносило приличный доход при благоприятных обстоятельствах, пришло в упадок после эпидемии, унесшей жизни ваших родителей?
        Роб вздохнул.
        - Я еще не был в Делавале, Черчуард. Там на самом деле все так плохо?
        - Да, милорд.
        Роб снова отвернулся к окну.
        - Я уехал не оттого, что мне были безразличны моя семья или Делаваль, Черчуард. Я хочу, чтобы вы это знали.
        Юрист промолчал. Это было ему хорошо известно. Роберт Селборн с ранней юности любил Делаваль. Он отсутствовал почти пять лет, желая, возможно, испытать себя, послужив в армии, но его привязанность к имению - и к семье - была бесспорна.
        - А теперь я сожалею, что отсутствовал так долго, - с чувством произнес граф.
        - Ваш отец в юности провел три года, путешествуя по странам Европы для завершения своего образования, - осторожно заметил мистер Черчуард.
        Они встретились взглядами, и выражение лица Роберта Селборна стало чуть менее напряженным.
        - Благодарю вас, Черчуард. Полагаю, что мы должны каждый по-своему добиваться собственной независимости.
        - Совершенно справедливо, милорд.
        Они снова помолчали. Роберт Селборн засунул руки в карманы элегантного сюртука из дорогой зеленой шерсти.
        - Когда свадьба моей кузины Энн?
        - Завтра утром, милорд, - вздохнул Черчуард. Все складывалось на редкость неудачно. Черчуарда срочно вызвали в Делаваль в начале года, когда старый граф Селборн понял, что умирает. Граф, несмотря на то, что страдал от лихорадки, передал Черчуарду новое завещание со странным дополнительным распоряжением.
        Черчуард возражал против этого условия, но граф был непреклонен: он не желал, чтобы его сын, получив титул, отправился прямехонько обратно на Пиренеи.
        Черчуард возвратился в Лондон и немедленно послал письмо Роберту Селборну в Испанию, сообщив ему об эпидемии скарлатины, которая выкосила целую деревню Делаваль. Первое письмо не дошло до места назначения. Спустя месяц он написал снова. К этому времени от скарлатины умер не только граф, но его жена и мать. Это письмо в конце концов настигло Роберта Селборна в Корунье,[Корунья - провинция в Галисии на северо-западе Испании.] и он тотчас вернулся домой, но когда прибыл в Лондон, то оба его родителя и престарелая бабушка уже полгода как были мертвы. Вот такие ужасные новости застали его дома.
        Неудивительно, подумал Черчуард, что у молодого графа мрачный вид - ведь он пережил тяжелые утраты, да и поместье Делаваль находится в полном упадке, и потребуются время и деньги, чтобы привести его в порядок. А деньги появятся только в том случае, если Роберт Селборн женится через четыре недели…
        - Значит, завтра я должен найти себе невесту, - с горькой усмешкой сказал Роб. - Мне нужно позаботиться о наряде на свадьбу и попытаться вспомнить, как следует вести себя с дамами, чтобы им понравиться. Боюсь, что это пустые хлопоты, когда человек пробыл на войне так долго, как я, но придется постараться, если я хочу возродить Делаваль. - Он рассмеялся.
        - Это будет удивительная невеста, поскольку ей предстоит подготовиться к свадьбе всего за месяц. Мой отец явно понятия не имел, сколько времени требуется даме, чтобы приготовить все к бракосочетанию!
        Черчуард перевел дух.
        - Вы решили уступить воле отца, милорд?
        Роб усмехнулся.
        - У меня нет выбора, если я намереваюсь поправить дела в Делавале. Жаль, что отец оказался столь суров. Вы не знаете, почему он хотел, чтобы я нашел себе невесту именно на свадьбе моей кузины?
        Черчуард пошуршал бумагами на письменном столе. Он спрашивал о том же старого графа и поспорил с ним, доказывая, что было бы справедливее предоставить сыну больший выбор. А граф на это ответил, что не желает быть справедливым. Его сын уже знаком со многими дамами, которые будут присутствовать на свадьбе, и, таким образом, выберет подходящую девушку себе в жены. Под словом «подходящую» он имел в виду, разумеется, знатную леди.
        - Полагаю, ваш покойный родитель думал, что для вас лучше всего вступить в брак с родственницей или, по крайней мере, со знакомой особой, - сказал нотариус.
        Роб засмеялся и кисло заметил:
        - Тогда непонятно, почему он сам не устроил брак. Пожелайте-ка мне удачи в охоте за невестой, Черчуард.
        - Удача не может вам не сопутствовать, милорд, - ответил Черчуард. - Ваша светлость весьма желанный жених.
        - Вы мне льстите, Черчуард, - сказал Роб Селборн. - Выбор не велик. Это ведь молодые леди, которые будут присутствовать на бракосочетании моей кузины Энн, не так ли? Остается надеяться, что список гостей достаточно длинный!
        - Да, милорд, - с грустью произнес нотариус и повертел в руках перо.
        Настал момент, чтобы огласить содержание второго завещания - бабушки графа, - и Черчуард почувствовал себя совсем неловко. Он не сомневался в том, что вдовствующая графиня была в своем уме, хотя после смерти мужа, наступившей в результате несчастного случая на охоте десять лет назад, стала еще эксцентричнее, но сумасшедшей ее нельзя было назвать.
        Мистер Черчуард спрятал завещание покойного графа в ящик и вынул второе завещание, которое оказалось намного короче.
        - Вы знали, что вдовствующая графиня собиралась оставить вам наследство, милорд?
        - В последний раз, когда мы виделись, бабушка говорила мне об этом, - сказал Роб Селборн. - Я решил, что это незначительная сумма. Собственности у нее не было, а украшения - исключительно семейные драгоценности…
        Мистер Черчуард позволил себе слегка улыбнуться. Старая леди Селборн очень любила разыгрывать окружающих, и, судя по всему, роль бедной родственницы стала одной из таких шуток.
        - У ее светлости ценных бумаг на сорок тысяч фунтов стерлингов, милорд.
        Роб Селборн едва не задохнулся. Он вернулся к столу и сел.
        - Откуда, Черчуард?
        - Рудники, милорд, - кратко пояснил нотариус. - Железная руда. Весьма прибыльное дело.
        - Понятно. Но она никогда об этом не упоминала.
        - Да, милорд. Полагаю, вдовствующая графиня считала, что о своем интересе к рудникам не следует говорить в светском обществе.
        - Бабушка придавала значение условностям, а мне все равно, откуда взять деньги, если они помогут выполнить долг по отношению к Делавалю.
        - Благодаря указанной сумме вы сможете это осуществить, милорд, - сухо заверил его Черчуард. - Особенно если присовокупить то, что оставил вам отец. - Черчуард прокашлялся. Деваться было некуда, и, сделав глубокий вдох, он произнес: - Милорд, в завещании вдовствующей графини есть некоторое условие…
        Роб откинулся в кресле и насмешливо сказал:
        - Вы, кажется, немного обескуражены, Черчуард. Может быть, мне самому прочитать завещание?
        Нотариус со вздохом облегчения передал ему бумагу.
        - Благодарю вас, милорд. Так действительно будет лучше.
        В воцарившемся молчании было слышно только тиканье часов в высоком футляре в углу комнаты, да еще раздался щелчок, когда разволновавшийся мистер Черчуард сломал кончик гусиного пера. Роб быстро просмотрел завещание, затем прочитал его еще раз и нахмурился. Черчуард, боясь вздохнуть, ждал взрыва негодования. Но… вместо этого граф расхохотался.
        - Господи! - Он поднял голову - карие глаза весело блестели. - Какая жалость, что отец и его матушка не сравнили свои завещания!
        - Разумеется, не сравнили, милорд, - с жаром заверил его мистер Черчуард.
        Роб прочитал завещание в третий раз.
        - Мистер Черчуард, пожалуйста, поправьте меня, если я ошибаюсь… но я наследую тридцать тысяч фунтов от отца, если женюсь, следуя его приказанию…
        - Совершенно верно, милорд…
        - И я наследую сорок тысяч фунтов от бабушки, если останусь холостяком в течение ста дней после того, как прочту это завещание…
        Лицо Черчуарда постепенно становилось пунцовым.
        - А… э… правильно, милорд.
        - Значит, я должен жениться через месяц и оставаться холостяком три месяца!
        Роб бесстрастным тоном громко прочитал:
        - «В доказательство того, что он достоин этого наследства, я требую, чтобы мой внук Роберт Селборн проявил такую же умеренность в своей личной жизни, какой я ожидала бы от него в отношении его наследства. Уверена, что это условие не будет чересчур трудным для моего внука, поскольку он всегда отличался сдержанностью в поведении…» - Роб поднял голову и сказал: - Спасибо, бабушка! - «…и ему не причинит вреда, если он проявит это качество и впредь. Современный молодой человек не знает, что такое самодисциплина, поэтому я ставлю условие - холостяцкая жизнь в течение ста дней, начиная с момента прочтения этого завещания…»
        Роб положил бумагу, а на его губах продолжала играть улыбка.
        - Черт! Не могу поверить. Это законно, Черчуард? Нотариус заерзал в кресле.
        - Полагаю, что, законно, милорд. Вдовствующая графиня была в своем уме, когда составляла завещание, и оно засвидетельствовано и подписано должным образом. Конечно, вы можете его опротестовать, но я вам этого не посоветовал бы. Вам придется обращаться в суд, а это вызовет много разговоров.
        - И я стану посмешищем, - сказал Роб и снова бросил взгляд на завещание. - Как я вижу, кузен Ферди будет и бабушкиным наследником вместо меня, если я не смогу выполнить условий завещания.
        Это немного сурово. Да Ферди не в состоянии пробыть холостяком и десяти дней, не говоря уже о сотне. - Глаза Роба весело сверкнули. - А как проследить за выполнением требования, Черчуард? Не являться же к вам с ежедневным докладом?
        Нотариус снова покраснел.
        - Пожалуйста, милорд, не надо шутить по этому поводу! Я уверен, что леди Селборн не могли прийти в голову столь неделикатные мысли. Нет сомнений, что вы поступите по совести.
        Роб встал.
        - Простите, если я вас обидел, Черчуард. - Глаза его по-прежнему смеялись.
        - Все ясно, не так ли? Чтобы унаследовать достаточное для восстановления Делаваля состояние, я должен подчиниться требованиям обоих завещаний.
        Поспешная женитьба, а затем сто дней воздержания. - Он протянул руку. - Спасибо, Черчуард. Вы, как всегда, очень помогли. Прошу прощения, если мое отношение к условиям завещаний оказалось не очень почтительным…
        Мистер Черчуард с чувством пожал ему руку.
        - Вовсе нет, милорд. Я вас понимаю. Поверьте: я решительно советовал обоим моим клиентам отказаться от необычных условий завещаний, но они были непреклонны.
        Серьезное выражение на лице Роба сменилось улыбкой.
        - Благодарю, Черчуард, но вы могли бы этого мне не говорить. Я прекрасно понимаю щекотливость положения, в котором вы оказались, и ценю вашу поддержку. Когда я найду возможность выполнить условия завещаний… или не смогу этого сделать, то дам вам знать.
        Он ушел. Черчуарду был слышен его голос, когда он прощался с клерками, а затем удаляющиеся твердые шаги.
        Нотариус тяжело опустился в кресло и потянулся к нижнему ящику письменного стола, где держал потаенную бутылочку хереса, припрятанную для крайних случаев. Встреча с графом Селборном, несомненно, была именно таким случаем. С подобным испытанием ему еще не приходилось сталкиваться, и он выдержал его лишь благодаря хладнокровию Роберта Селборна.
        Мистер Черчуард налил себе немного хереса и выпил маленькими глоточками.
        Он от всей души рассчитывал на то, что Роберт Селборн сможет подыскать себе невесту на свадьбе кузины. Ему нравился этот молодой человек, и он желал Селборну счастливого брака. Обычно вынужденные браки, заключенные в спешке, не предвещают ничего хорошего. Мистер Черчуард печально покачал головой. Лишь незаурядной женщине под силу принять предложение графа Селборна, обусловленное противоречивыми требованиями завещаний его родных.
        Мистер Черчуард допил херес и положил документы Селборна обратно в ящик.
        Затем налил еще вина. Он это заслужил!

        Мисс Джемайма Джуэлл нагнулась и выдвинула из угла спальни большой сундук.
        Она откинула крышку и почувствовала щекочущий нос запах лаванды. На дне сундука под стопкой накрахмаленных простыней и других вещей, предназначенных для приданого, лежало то, что она называла «свадебным нарядом».
        Развернув его, Джемайма заметила:
        - Вполне сойдет… хотя надо бы погладить.
        Ее брат Джек стоял, опершись о спинку кровати. Склонив голову набок, он придирчиво осмотрел платье.
        - Джем, а не выросла ли ты опять?
        - Нет, конечно. - Джемайма метнула на него взгляд. - Мне двадцать один год, Джек, и я уже не школьница.
        Брат усмехнулся.
        - И все же платье тебе коротко. Лодыжки выглядывают.
        Джемайма вздохнула. Она ненавидела свой «свадебный наряд». Это было лучшее воскресное платье трубочистки, сшитое специально для свадеб и других празднеств: слегка присборенная жесткая черная юбка из батиста, белая сорочка и узкий черный жакет с блестящими пуговицами, напоминающими кусочки угля. Платье дополняли черные шелковые чулки и начищенные черные башмаки. Волосы полагалось спрятать под сеткой, украшенной бисером и блестками.
        Родители Джемаймы наряжали ее таким образом с детских лет, чтобы она вместе с братом Джеком зарабатывала деньги на свадьбах, где дамы умилялись на их хорошенькие личики и целовали на счастье. Они всегда пользовались успехом, так как считалось, что трубочист на свадьбе - это своего рода талисман, приносящий благополучие. Дамы по-прежнему обожали черноволосого, кудрявого, с озорными темными глазами Джека, который в свои двадцать три года вызывал у них прилив чувственности. Знатных леди весьма привлекает легкий флирт с мужчиной из «низов», с негодованием подумала Джемайма.
        Что касается джентльменов, то ей частенько приходилось отвергать их предложения мягко и с вежливой улыбкой, хотя на самом деле ей хотелось больно лягнуть их в уязвимое место. Судьба безжалостна, и Джемайма перестала удивляться тому, что дочка ремесленника представляет собой желанную добычу для так называемых джентльменов.
        - Отец берет с собой кота? - спросила она. Альфред Джуэлл всегда появлялся на свадьбах с черным котом по кличке Дымок, сидящим у него на плече.
        - Конечно, - ухмыльнулся Джек.
        - Какое притворство! - Джемайма скривилась. - Я ненавижу это. Дети трубочистов, наряженные в воскресные платья на потеху господ!
        - Это прибыльное дело, - сухо заметил Джек. - Хоть папочка и разбогател, от хороших денег все же не откажется.
        - Он уселся на крышку сундука. - Скоро твоя собственная свадьба, да, Джем? - Он искоса взглянул на сестру. - Отец говорит о том, что пора сделать оглашение в церкви.
        Джемайма пожала плечами и отвела глаза. Она старалась принять равнодушный вид, но сердце у нее сжалось, а горло сдавило от страха. Она два года как помолвлена и уже начала думать, что свадьба так и не состоится. Ее жених Джим Вил был сыном второго главы гильдии трубочистов и вместе с Альфредом Джуэллом владел львиной долей средств в сообществе трубочистов, обслуживающих фешенебельный лондонский Уэст-Энд. Список их клиентов был похож на «Книгу пэров Берка». Брак с членом семьи Вилов был выгоден для Джуэллов, и к тому же Джек был помолвлен с дочкой Вилов Мэтти. Но существовала одна-единственная трудность: Джемайма не хотела этого брака. И Джим Вил тоже.
        - Этого не произойдет, - равнодушным тоном произнесла Джемайма.
        - Произойдет, Джем. Лучше с этим смириться. Джемайма повернула голову и увидела жалость в глазах Джека. Она положила черную юбку и белую сорочку на кровать, подошла к окну и стала смотреть на беспорядочные ряды крыш. Луна была наполовину скрыта бегущими по небу облаками, а дым из тысяч лондонских труб висел над крышами подобно туману.
        Одинокая звезда померцала и исчезла. Джемайма посмотрела на звезду и загадала желание: пусть все для нее изменится. Она сжала кулаки.
        - А ты будешь счастлив с Мэтти Вил, Джек?
        В оконном стекле отразилось лицо Джека. У него был простодушный вид, который он на себя напускал, когда ему задавали серьезные личные вопросы. Несколько лет назад Джек влюбился, но все закончилось ужасно, и теперь он даже не притворялся, что любит Мэтти. Джемайма знала, что его жизнь с Мэтти будет жалким подобием прошлого.
        - Конечно, я буду счастлив, - помолчав, ответил Джек. - Мэтти - хорошая девушка. И Джим Вил тоже хороший, Джемайма.
        - Знаю, и от этого мне еще хуже. - Она резко повернулась. - Джим - добрый и ласковый и… скучный. Да я через неделю начну задыхаться…
        - Он хороший человек, - повторил Джек. - Он никогда не станет тебя бить, как отец бьет нас…
        - Как бьет тебя, - поправила брата Джемайма и улыбнулась. - Мне почти ничего не достается, так как ты рядом.
        Джек смутился.
        - У меня плечи пошире твоих. Я это вынесу. Они с улыбкой смотрели друг на друга.
        - Но все равно я не верю, что на этот раз ты сумеешь вмешаться, Джек, - вздохнула Джемайма. - А может, ты и не захочешь вмешиваться? Может, ты считаешь, что мне следует выйти за Джима и перестать капризничать?
        - Я считаю, что не стоило отправлять тебя в эту модную школу, - грубовато произнес брат.
        - Из-за этого я, по-твоему, стала задирать нос, да?
        - Из-за этого ты стала чувствовать себя несчастной, - ответил Джек.
        Джемайма вздохнула. Брат прав - она чувствовала себя не в своей тарелке.
        В детстве, когда отец заставлял их лазить по печным трубам, все было намного проще. Джемайма стала девочкой - трубочисткой в одиннадцать лет, но затем Альфред Джуэлл начал «делать деньги» и нанял ученика, а дочь отослал в школу, которую открыла для детей трубочистов миссис Элизабет Монтагью, известная своей ученостью. Джек ненавидел книги, всегда сбегал с уроков в воскресной школе и в результате едва научился читать и писать. Но в Джемайме Элизабет Монтагью обнаружила редкую сообразительность и интерес к учению. Она опекала девочку, и Джемайму отправили учиться в другое заведение миссис Монтагью - школу для благородных девиц на Земляничном холме.
        Джемайма превратилась в весьма образованную молодую особу, но совсем не приспособленную к роли жены ремесленника.
        Джек подошел к ней и обнял.
        - Не грусти, - отрывисто произнес он. - Может, все будет не так уж и плохо…
        Но Джемайма была уверена в обратном.
        - Я получила образование, не подходящее для моего положения, - сказала она, уткнувшись носом в плечо Джека. - В благородном обществе я чужая, и среди своих - тоже.
        - Знаю. Но я все равно тебя люблю.
        Джемайме стало немного легче. Она любила брата за то, что ему была совершенно безразлична ее ученость. А вот отец готов был хвастаться ею перед всеми. Мать смотрела на нее как на чудо, отчего Джемайме делалось не по себе. Давние подружки ее избегали, так как считали чересчур воспитанной, и только Джек вел себя по-прежнему.
        - Что бы ты хотела делать, если бы не вышла замуж? - вдруг проявил любопытство Джек.
        - О, я стала бы читать, ходила бы на лекции и выставки, занималась музыкой…
        - Ты заскучаешь. - Черные глаза Джека смотрели насмешливо. - Я тебя знаю - ты не сможешь ничего не делать.
        Джемайма наморщила лоб. Это было правдой. Она всегда работала - сначала лазила по печным трубам, потом училась, а теперь вела конторские книги отца.
        - Тогда я стала бы музыкантшей и пела в театре.
        Джек вздохнул.
        - Женщине это неприлично.
        - А быть трубочистом - прилично?
        - Нет. Ты прекрасно понимаешь, что я хочу сказать. Женщине прилично только одно - выйти замуж. Вот ты и должна выйти замуж за Джима и стать ему верной женой. - Джек подошел к книжному шкафу орехового дерева, взял в руки несколько книг Джемаймы и стал рассматривать корешки. - Старику Виду придется сколотить у себя в доме книжные полки. Я слыхал, что он возгордился оттого, что у него будет такая образованная невестка.
        Джемайма скорчила гримасу. Она не была тщеславна, и ей не нравилось то, что ее рассматривали как приз. К тому же она знала, что очень скоро ее достоинства начнут ей мешать. Собственный отец служил тому примером. Она не считала, что слишком хороша для своей семьи и друзей, но почему-то не могла с ними ужиться, и они это чувствовали.
        Джек, вторя ей, тоже скривился.
        - Отец просто старается сделать так, чтобы тебе было хорошо, Джем. Потому и устроил этот брак. - На его лице промелькнуло смущение. - Но и про себя он тоже не забывает. Породниться с семьей Видов - это всем на руку.
        Джемайма кивнула.
        - Знаю, - отрывисто и спокойно ответила она. - Такова жизнь. Даже родись я знатной, все равно меня выдали бы замуж ради выгоды.
        Джемайма рано это поняла и не питала иллюзий в отношении брака. Будь ты служанка или герцогиня, разницы нет. Брак - это сделка, а любовь здесь ни при чем. Вот и все.
        - Ты ведь не откажешься выйти за Джима, да? - с озабоченным видом спросил Джек. - Ты знаешь, каков отец, когда разозлится.
        - Нет, - медленно произнесла она. - Я не откажусь.

        Глава вторая

        Утро выдалось чудесное, и Роб, выйдя на обычную раннюю прогулку, пошел через Гайд-Парк. Когда он был на Пиренеях, то лишь на заре, до восхода солнца, пока не становилось жарко, словно в раскаленной печке, совершал одинокие прогулки, наслаждаясь свежестью и тишиной, слушая пение птиц, жужжание насекомых и приглушенные звуки пробуждающейся жизни. Офицеры со смехом называли его «Одинокий Селборн», но шутки прекратились, когда как-то ранним утром эта привычка бродить одному помогла ему предотвратить покушение на жизнь генерала. После этого случая к нему стали относиться с уважением.
        Сегодняшним утром не должно было произойти ничего драматического, всего лишь свадьба кузины, хотя для него это событие грозило превратиться в подобие рынка. Которая из подруг или родственниц кузины Энн получит от него предложение выйти замуж?
        Накануне, после встречи с Черчуардом, Роб зашел к тетушке Селборн, чтобы уведомить ее о том, что он вернулся с войны и будет счастлив посетить бракосочетание Энн, назначенное на следующий день. Все семейство встретило его с восторгом, в особенности Ферди, с которым он всегда был дружен. Правда, встреча с младшей сестрой Ферди Огастой не доставила Робу такого же удовольствия, поскольку за те годы, что он отсутствовал, эта злая на язык школьница превратилась в сущую мегеру. Он с унынием подумал о том, что если вынужден был бы жениться на Огасте, то ему грели бы душу исключительно воспоминания о военных походах. И еще Роб понял, что на свадьбе не ожидается большого выбора подходящих невест, так как гостей будет мало.
        На такой тихой свадьбе ему еще не приходилось бывать. Ясно, что кончина графа Селборна наложила отпечаток на происходящее событие, но по отношению к кузине Энн это было несправедливо.
        Церковные скамьи наполовину пустовали, орган играл еле слышно, и даже цветы не выглядели свежими.
        - Дело в том, старина, - прошептал Ферди, усаживаясь рядом с кузеном, - что, поскольку со смерти твоего отца не прошло и года, мама хотела отложить бракосочетание. - Он откашлялся. - Ты же знаешь, как строго она придерживается правил! Но Энн и слышать не желала об отсрочке, поэтому они сошлись на немноголюдной свадьбе. - Ферди фыркнул. - По-моему, это жалкое зрелище.
        Роб украдкой оглядел полупустую церковь, и его охватило недоброе предчувствие.
        - Насколько немноголюдная, Ферди? - спросил он.
        - Ну, присутствуют только родственники. Человек сорок от силы. Ты же знаешь, Роб, что у нас небольшая семья.
        Роб сделал в уме быстрый подсчет: сорок человек, из которых половина - женщины… Но у Селборнов чаще рождались сыновья, а не дочери. Например, у тети Клариссы Харли было пятеро сыновей…
        Он снова огляделся. Кажется, присутствует пятнадцать женщин, и большинство из них явно замужем, а остальные либо слишком юны, либо стары.
        Огаста Селборн, единственная взрослая подружка невесты, выглядела очень важной в оранжевом кисейном платье с изобилием розочек. Леди Каролина Спенсер, дальняя родственница с запятнанной репутацией, сидела напротив через проход в голубом шелковом платье с вызывающе глубоким вырезом. Она подмигнула Робу и похлопала по скамье рядом с собой. Он притворился, что не заметил этого. Выходит, что Каро и Огаста - единственные подходящие дамы. Настроение у него совсем испортилось.
        Когда невеста начала медленно идти по проходу, орган заиграл чуть громче.
        Роб смотрел прямо перед собой. Не пялиться же на собравшихся! Позже у него будет достаточно времени, чтобы утвердиться в своих худших предположениях.

        После церемонии модно одетые гости столпились на ступенях церкви. Роб остановился и поискал глазами Ферди.
        Наконец он увидел кузена - тот стоял около новобрачных. Энн получала традиционный поцелуй на счастье от трубочиста. Она раскраснелась, и от крепкого объятия прическа у нее немного растрепалась.
        Роб заметил, что новобрачный выглядел растерянным, так как трубочист был ладным парнем лет двадцати трех с веселыми черными глазами и озорной улыбкой.
        Такой мужчина вполне способен сбежать с новобрачной прямо из-под носа у мужа.
        Роб криво усмехнулся. Ему самому впору куда-нибудь убежать! Но не с трубочистом же… Толпа немного расступилась, и Роб увидел, что трубочист, видно, привел с собой жену - немного поодаль от него стояла молодая женщина, одетая в традиционный наряд: черный облегающий жакет и накрахмаленную присборенную юбку.
        Юбка была ей немного коротка и открывала стройные щиколотки в черных башмачках. Узкий жакет обрисовывал красивую фигуру. У женщины были черные как смоль волосы, высоко уложенные под черной бисерной сеткой. Кожа - прозрачно- бледная, а глаза на овальном лице широко расставлены.
        Она была очень хорошенькая.
        Словно почувствовав, что на нее смотрят, она повернула голову и встретилась глазами с Робом. У него перехватило дыхание, как будто кто-то ударил его в живот. Глаза у нее были темно-голубые, похожие на фиалки. Она не отвернулась, а с достоинством - и, как ему показалось, немного свысока - выдержала его взгляд.
        Роб, сам того не заметив, шагнул к ней навстречу, не обращая внимания на приветствия присутствующих, и оказался рядом. Она была маленького роста, и ее макушка едва доходила ему до плеча, так что ей пришлось задрать голову, чтобы посмотреть на него. В ее глазах промелькнуло легкое смущение, словно она не знала, чего от него ожидать.
        Роб поискал в кармане монету и вытащил гинею, засверкавшую золотом в лучах летнего солнца.
        - Мне необходима удача, - сказал он. - Я покупаю у вас поцелуй. Идет?

        Джемайма наблюдала за Джеком и невестой. Эта глупая курица, кажется, больше влюблена в моего брата, чем в жениха, подумала она. Она ненавидела подобные праздничные сборища надменных, радостно щебечущих аристократов. А ее отец при этом излучал дружелюбие, играя роль главного трубочиста. Всё - сплошное притворство. На самом деле жизнь трубочиста - это духота, копоть и жара, мозоли на ступнях и содранные до крови локти, пыль во рту и горле, холодные, жесткие доски и ломота в костях от усталости. Их и эту благоухающую духами толпу разделяет пропасть. Эти люди ничего не желают знать о другой жизни. Они платят за выдумку, а отец ради денег сделает что угодно.
        Вдруг Джемайма почувствовала покалывание кожи и вздрогнула. Кто-то на нее смотрит! Она медленно повернула голову.
        Сбоку толпы гостей стоял мужчина, высокий и широкоплечий, правда не такой крепко сложенный, как Джек. У него были густые каштановые волосы, разметавшиеся от ветра, и загорелое лицо, строгое и красивое.
        У Джемаймы сдавило под ложечкой. Она поймала себя на том, что в упор уставилась на него. Он, очевидно, расценил это разглядывание как приглашение, поскольку направился сквозь толпу гостей прямо к ней. Она увидела, что он отмахнулся от знакомого, который заговорил с ним. Мужчина шел к ней, а она стояла, замерев, и ее бросало то в жар, то в холод. Он сделал всего пять шагов и очутился рядом. Она подняла лицо и посмотрела на него.
        Он был хорош собой и, наверное, так же высокомерен, как и многие молодые знатные господа, привыкшие к тому, чтобы им повиновались. Вот этого-то как раз она терпеть не могла.
        В глубине его темно-карих глаз таилась теплота, губы твердо очерчены, и уголки слегка приподняты, словно он любил посмеяться. А когда он улыбнулся, то на щеке появилась очень привлекательная складочка. В руке он держал гинею.
        - Мне необходима удача, - спокойно произнес он, словно заказывал корзинку земляники. - Я покупаю у вас поцелуй. Идет?
        Джемайма уже готова была дать ему отпор, но увидела, как за ней наблюдает отец, устремив взгляд на золотую монету.
        Она взяла гинею и с дерзким видом надкусила. Это было частью «спектакля».
        - Неподдельная, - сказала она, подражая знакомому ей с детства говору трубочистов. - А вы, сэр, видать, настоящий джентльмен. - И подбросила монету, прежде чем сунуть в карман.
        - Уверяю, что и я, и монета - неподдельные, - сказал он. - Я не стал бы вас обманывать. - Его голос, ровный и глубокий, согревал… подобно солнцу, накалившему каменные ступени у нее под ногами.
        - Ладно. Один поцелуй на счастье. - Ее голос прозвучал хрипловато.
        Она подставила ему щеку, ожидая получить обычный поцелуй. А он наклонил голову и коснулся ее губ сначала легонько, а затем покрепче, отчего Джемайму охватил жар. Он отодвинулся.
        Джемайма открыла глаза и увидела его смеющееся лицо.
        - Хватит, - сказал он. - Я не хочу обижать вашего мужа.
        Джемайма проследила за его взглядом.
        - Это не муж. Это мой брат Джек.
        Увидев проказливый огонек в глазах джентльмена, она тут же осознала свою оплошность.
        - В таком случае, я окуплю свои деньги…
        На этот раз поцелуй был таким крепким, что у нее закружилась голова. Это был чувственный, медленный поцелуй, долгий и обжигающий, который захлестнул ее, как волна. Она вцепилась в его сюртук, а потом обхватила руками за шею и притянула к себе, забыв, где находится. Свадьба, гости, уличный шум - все померкло, и не осталось ничего, кроме ошеломляющей силы его поцелуя, ощущения сильного тела и бешеного стука собственного сердца.
        Джемайма не была наивной девушкой. Она выросла на улице и не верила в романтическую любовь. Еще ребенком она поняла, что взаимоотношения мужчин и женщин определяют похоть и деньги. Иногда это освящено церковью, а иногда - нет. Когда она поступила в школу миссис Монтагью, то у нее вызывало смех, когда ученицы вздыхали по светским щеголям и мечтали о романах с братьями своих подруг. Джемайма помалкивала, но твердо знала, что эти девушки выгодно выйдут замуж, так как этого от них ждут родители. Кое-кто, возможно, выйдет замуж по любви, но и они, скорее всего, разлюбят так же быстро, как и влюбились.
        Джемайма не хотела выходить за Джима Вила, но не оттого, что не любила его. Это ей было неважно. В ее среде любовь не имела ни малейшего отношения к браку. Любовь делала человека уязвимым.
        Джемайма это поняла, когда Джек влюбился в Бет Россер. После того как Бет умерла, а их ребенка забрали у него, Джек молчал несколько месяцев, а потом превратился в беззаботного обольстителя, от которого сейчас млели дамы.
        Джемайма всегда думала, что любовь не для нее. И вот совершенно неожиданно она поняла, как может ослепить любовь, поняла, что существует иной мир. Она отстранилась от джентльмена, но не убрала руки с его груди и слышала, как бьется его сердце, а в глазах, казалось, отразились жар и возбуждение, охватившие ее. Джемайма опомнилась. Она - дочь трубочиста и помолвлена с другим мужчиной, а потому ей не пристало терять голову из-за красавца джентльмена.
        - Ваши желания чрезмерны, сэр. - Джемайма пришла в себя и, не подумав, ответила тоном благовоспитанной леди, в течение семи лет обучавшейся в школе миссис Монтагью.
        Она увидела, как джентльмен сощурился.
        - Вы вдруг превратились в леди. Возможно ли такое перевоплощение?
        Джемайма смутилась, чувствуя, что выдала себя.
        - Роберт, милый! Как я рада, что ты смог сегодня прийти! Ты целуешься с трубочисткой? Господи! Ты же можешь подхватить заразу!
        Дама была примерно одних лет с Джемаймой. На ее худощавом лице играла высокомерная усмешка. Платье подружки невесты и шляпу украшало такое количество цветов, словно она упала в тележку цветочницы.
        - Доброе утро, кузина Огаста. - Голос джентльмена звучал натянуто, а выражение лица сделалось сердитым.
        Джемайма не стала ждать, что он еще скажет, и отошла. Она ощутила у себя на локте уверенную руку Джека.
        - Джем, как дела? Я видел тебя вместе вон с тем франтом, - раздраженно произнес Джек. - Мне с ним разобраться?
        - Нет! - Джемайма схватила брата за рукав. - Ничего плохого не произошло.
        Она обернулась и посмотрела на джентльмена. Он все еще разговаривал с кузиной, но поверх ее головы смотрел в сторону Джемаймы, и, как ей показалось, взгляд у него был озабоченный. Как странно! Она отвернулась.
        - Пойдем, Джек. С меня хватит, а свою прибыль отец получит.
        У Альфреда Джуэлла карманы раздулись от денег, и он весело позвякивал монетами. Черный кот Дымок сидел у него на плече и свысока обозревал гостей, лениво облизывая лапки.
        Джемайма взяла Джека под руку и удержалась, чтобы не бросить взгляд через плечо на джентльмена. Сквозь подкладку жакета она чувствовала твердую монетку и, сунув руку в карман, потрогала ее.
        Гинея за поцелуй маленькой трубочистки…
        Глупо предположить, что в этой встрече кроется что-то большее.
        - Пойдем, - сказал Джек, ободряюще сжав ей руку. - Я угощу тебя имбирным пряником в лавочке Сэла Стантона.
        Однако у Альфреда Джуэлла были другие намерения. Когда они повернулись, чтобы уйти, он кинулся к ним и загородил дорогу.
        - И куда это вы направляетесь?
        - В кондитерскую, - дерзким тоном ответил Джек. Он частенько так разговаривал с отцом, когда тот хотел показать свою власть.
        - Ну, нет, вы никуда не пойдете, - заявил Джуэлл, и лицо его побагровело от злости. - Нас наняли на целый день.
        Потом будет свадебный завтрак и танцы. Ты должен станцевать с новобрачной, Джек.
        Джек тяжело вздохнул.
        - Мы что, завтракаем с господами?
        - Нет, конечно, - рыкнул отец. - Мы поедим со слугами на кухне.
        - Чтобы не забывать свое место, - пробурчал Джек. Он снова взял Джемайму за руку. - Пойдем, сестренка.
        Представление продолжается.

        Огаста Селборн отошла к другим гостям, а раздраженный Роб остался стоять.
        Эта короткая встреча утвердила его в нежелании жениться на ней. Огаста пыталась обворожить его, но сама же все испортила, как только оскорбила девушку - трубочистку. Роба охватил праведный гнев. Огаста и раньше отличалась злобностью, и он привык не обращать на это внимание. Но на этот раз ядовитые стрелы задели его.
        Он поискал глазами девушку - трубочистку, но она ушла. Огаста поступила отвратительно, избрав мишенью дочь мастерового, которая не могла ей ничего ответить. А девушка была очень милая. От нее пахло абрикосами и медом… Роб переступил с ноги на ногу и приказал себе не быть дураком. Он ищет жену, а не любовницу, и не в его правилах целоваться с кем придется. Он сам не знал, что на него нашло.
        Он подумал, что девушка, должно быть, хорошая артистка, раз может так точно подражать речи образованной леди.
        Его это привело в замешательство. И еще сладость поцелуя. Он так растерялся, что даже не спросил, как ее зовут. Роб нагнулся и поднял визитную карточку, упавшую в канаву вместе с конфетти, которым осыпали невесту. Карточка была размером с театральную программку, отпечатана на дорогой бумаге и украшена роскошным гербом.

«Альфред Джуэлл. Трубочист и мусорщик. Большая Портлендская улица, дом № 3» - гласила надпись выпуклыми буквами с завитушками.
        Роб улыбнулся. Ясно - мистер Джуэлл был главным мастером в своей профессии и понимал, как важно заявить о себе. Селборн рассеянно сложил карточку и сунул в карман. Понадобись ему когда- нибудь трубочист, он знает, где его найти.
        А если ему захочется найти девушку… Он покачал головой. Вот об этом не время думать. Ему нужна жена! А он никого так и не выбрал.
        К нему подошли Ферди и Берти. Ферди хлопнул его по плечу.
        - Что такой хмурый, Роб? Вообще-то неудивительно, раз тебя хотела заловить Огаста. Боюсь, что мама посадила тебя рядом с ней за свадебным завтраком.
        Роб скривился. А не пойти ли ему лучше в свой клуб? Тут он вспомнил о дочке трубочиста. Возможно, она будет танцевать на свадьбе. Но, может, не стоит искать встречи с ней?

        Было уже поздно, когда Джемайме удалось убежать с танцев и выскользнуть на свежий воздух. Праздник затянулся, была уже вторая половина дня, и они с Джеком скучали, ожидая, когда их позовут танцевать. Джемайма подумала, что отцу, должно быть, хорошо заплатили, если он отложил на целый день другие дела в угоду всего лишь одному знатному господину.
        Уставшим слугам удалось улучить момент и накормить их печеной картошкой и тушеным мясом. Наконец начались танцы.
        Джемайма переходила от одного джентльмена к другому, подобно бутылке с вином.
        Как она это ненавидела! Правда, в их поведении не было ничего откровенно неприличного, лишь руки обнимали чуть более фамильярно. Но она должна воспринимать все с улыбкой из-за гиней и банкнот, которые засовывала в лиф платья. Черные глаза отца неотступно следили за ней. Джек куда-то исчез - его обступили жаждущие танца дамы, среди которых выделялась кокетливая вдова в голубом шелковом платье с глубоким вырезом.
        Чувствовалось приближение осени, было холодно, и с реки поднимался туман.
        Джемайма медленно шла по дорожке.
        За спиной слышались звуки музыки, и она тихонько мурлыкала себе под нос:
        Скромная сельская девушка в Лондоне нынче живет.
        И согрешила простушка.
        Что же ей так не везет?

        Дорожку освещали фонари. В саду никого не было, и Джемайма остановилась у высоких дубов. На земле толстым слоем лежали упавшие листья и шуршали под ногами.
        - Дышите свежим воздухом, мисс?
        Джемайма испугалась. Она не ожидала, что в саду гуляет кто-то из гостей.
        Голос она узнала сразу: неторопливый и насмешливый. Это тот самый джентльмен, который целовал ее на ступенях церкви.
        Роберт Селборн. Граф Селборн, кузен невесты. Во время свадебного завтрака Джемайма услыхала, что говорят про графа: что он недавно получил титул и якобы собирается осесть в деревне; что поссорился с отцом из-за своего решения служить в армии; что вернулся, прославившись, и что сам генерал Уэлсли лестно отзывался о нем. Дамы находили его сногсшибательным, но суховатым. Он ни за кем не ухаживал, и поговаривали, что его единственное увлечение - это Делаваль, фамильное поместье в Оксфордшире.
        Джемайма заметила, что он не танцевал, и была немного разочарована. И в ее сторону он не смотрел… во всяком случае, тогда, когда она украдкой бросала на него взгляды.
        А теперь его темный силуэт вырисовывался на фоне бледного неба. Он стоял к ней лицом и улыбался. Здравый смысл подсказывал, что надо уйти, но… ее тянуло к этому человеку, и она не могла понять, в чем тут дело, хотя знала, что необходимо побороть себя. Она отвернулась.
        - Прошу прощения, милорд. Я не знала, что здесь кто-то есть…
        - Не уходите из-за меня, - сказал Роб Селборн. Джемайма увидела, как он поднес ко рту бутылку. - Я просто наслаждаюсь видом. Я долго отсутствовал и забыл, как здесь красиво.
        Вид действительно был замечательный. Дом Селборнов стоял на холме над рекой, а улицы спускались вниз к воде.
        Золотой ореол заходящего солнца окружало обычное для города облако смога.
        - Хотите выпить? - спросил Роб и протянул ей бутылку.
        Джемайма сделала осторожный глоток. Вино было сладким и согревало.
        - Это портвейн. Очень подходит для летнего вечера.
        Роб засмеялся и отвернулся к реке.
        - Как чудесен Лондон в ясный вечер. Джемайма улыбнулась.
        - Это действительно так.
        - «Когда человек устал от Лондона, он устал от жизни», - тихо произнес Роб.
        - «Так как в Лондоне есть все, что нужно для жизни», - закончила Джемайма и отдала ему бутылку с портвейном. - Вы устали от Лондона, милорд?
        Роберт Селборн повернулся к ней. Она увидела, что он удивлен и вопросом, и тем, что она задала этот вопрос. Люди из низов редко задают дерзкие вопросы. И обычно не цитируют доктора Джонсона.[Джонсон, Сэмюэл (1709-1784) - английский писатель и лексикограф.]
        - Нет, не устал, - ответил он. - Я никогда не устану от Лондона, мисс Джуэлл, хотя и предпочитаю деревню. А вы?
        Полагаю, что вам известна другая сторона города.
        Джемайму удивило то, что он знает ее имя. Должно быть, он подобрал одну из визитных карточек отца. И еще более удивительно то, что он запомнил имя, напечатанное там. По опыту она знала, что господам не приходит в голову, что к рабочему люду можно обращаться не только на «ты».
        - Да, я достаточно нагляделась на лондонские трубы. На всю жизнь хватит.
        Это и есть другой взгляд.
        Роберт Селборн рассмеялся.
        - А на аристократических свадьбах вы достаточно натанцевались?
        Джемайма взглянула на него.
        - У меня такой вид, словно я не получаю от этого удовольствия?
        Она не разглядела выражения лица Роба Селборна, но голос у него прозвучал насмешливо.
        - Вам словно зуб вытащили. Губы улыбаются, а глаза - нет.
        - Вы слишком проницательны, милорд.
        - Я за вами наблюдал.
        У Джемаймы по коже пробежали мурашки.
        - Надеюсь, что этого никто больше не делал, - сказала она.
        Роб снова рассмеялся.
        - О, мисс Джуэлл, за вами наблюдало множество людей, в основном мужчины.
        Но не беспокойтесь - я не думаю, что они увидели то, что увидел я. Вы выглядели очень довольной.
        Джемайма улыбнулась.
        - И вы тоже, милорд. Вас развлекала очаровательная подружка невесты.
        - Значит, вы тоже за мной наблюдали, - подытожил Роб Селборн. - Интересно.
        Что касается моей кузины Огасты, то я предпочитаю ваше общество ей, мисс Джуэлл. - Он махнул рукой. - Я ведь здесь, беседую с вами, а не танцую с ней.
        Между двумя дубами стояла деревянная скамья. Джемайма села и расправила юбку.
        - Думаю, что мисс Селборн не стоит расстраиваться, милорд. Я услышала, как две дамы говорили о том, что вы подыскиваете невесту и что ваш выбор может пасть на кузину.
        Роб повернулся к ней. Он стоял в пяти шагах, и лунный свет падал на белоснежную рубашку и галстук.
        - Боюсь, что в какой-то мере это правда, - сказал он, - хотя я не понимаю, как это стало известно. По завещанию отца, если я хочу унаследовать состояние, то должен выбрать себе жену среди присутствующих сегодня дам. Мне необходимо восстановить свой дом.
        Джемайма удивленно подняла брови.
        - Как интересно, милорд. И вы склонны остановить свой выбор на вашей кузине?
        - Нет. Возможно, я слишком разборчив, но ни одна из присутствующих леди мне не подходит. А что вы сделали бы в моем положении, мисс Джуэлл?
        - Что бы я сделала? Выбрала бы менее скучную и покончила с этим. Вы можете прожить в браке пятьдесят лет.
        Представляете, как же вам будет невыносимо скучно, если вы свяжете себя с женщиной, которая не разделяет ваших интересов?
        - Здравый совет. Но вы ничего не говорите о любви, мисс Джуэлл.
        - На любовь у меня нет времени. - Джемайма улыбнулась.
        - Понятно. Но против вас художественная литература. Поэты и писатели часто превозносят любовные радости.
        - И любовную боль.
        Роб подошел и сел рядом с ней. Джемайме показалось, что она ощущает тепло его тела, хотя он не касался ее. Нет, этого не может быть!
        - Вы говорите, исходя из собственного опыта, мисс Джуэлл? - спросил он.
        - Нет! - воскликнула Джемайма. - Я говорю, исходя исключительно из наблюдений, милорд.
        Роб взял ее за руку.
        - А целуетесь вы как ангел.
        Джемайма отняла руку. У нее задрожали пальцы. Неужели он это заметил?
        Дрожь пробежала и по спине, словно кожи коснулись трепещущие крылышки мотылька.
        - Это не имеет отношения к любви, - нарочито строго, чтобы побороть волнение, ответила она.
        - Понимаю. Тогда к чему это имеет отношение? - Роб говорил очень тихо, и звук его голоса как-то странно влиял на нее. Джемайма недовольно посмотрела на бутылку портвейна. Наверное, она выпила лишнего.
        - Поцелуи… ну, это понятно! Поцелуи - это желание, физическое влечение и все такое… опасное…
        - Опасное? - Роб подался вперед и задел ее руку. У Джемаймы пересохло в горле. Она с трудом овладела собой.
        - Опасное, потому что это ведет не туда, куда следует, - сказала она и хотела было встать. - Извините меня, милорд.
        Мне платят за танцы на этой свадьбе.
        Рука Роба легонько сжала ей кисть, и она не смогла отстраниться.
        - Минутку. Я заплачу вам за то, чтобы вы остались со мной.
        Наступило молчание. Слышалось только, как от ветерка шуршат на земле листья.
        - Нет, - ответила Джемайма. - Продаются лишь некоторые из моих услуг, милорд, да и те я оказываю неохотно.
        Она увидела, как в темноте блеснули от улыбки его зубы.
        - Поцелуи сюда входят? Или вы причисляете их к опасным вещам?
        - Нет, не входят, - сказала Джемайма. - И больше целовать вас не буду.
        - Почему?
        - Сэр, неужели нужно об этом спрашивать? Если дочь ремесленника раздает свои поцелуи, значит, у нее репутация женщины легкого поведения… - Она пожала плечами.
        Он засмеялся, но не стал больше расспрашивать.
        - Понимаю. Это опасно и приведет не туда, куда следует.
        - Да. - Роб отпустил ее руку и, немного отодвинувшись, откинулся на спинку деревянной скамьи. Джемайма вздохнула свободнее.
        - Тогда просто поговорите со мной.
        - О чем? - холодно спросила Джемайма.
        - Ну, например, где вы научились цитировать Джонсона. И говорить, как… - он замолк.
        - Вы хотели сказать «как леди», да, милорд?
        - Прошу меня простить. - В голосе Роба послышалось смущение, и Джемайме это понравилось. - Я не хотел показаться грубым. Несомненно, что манеры леди не передаются по наследству при рождении в отличие от благородного происхождения.
        Джемайма улыбнулась.
        - При моем рождении, я этого точно не получила. Я - дочь трубочиста и внучка крысолова. Но я получила образование у такой строгой наставницы, как миссис Элизабет Монтагью, и поэтому смогу изобразить герцогиню, если захочу.
        Роб присвистнул.
        - Вы - ученица миссис Монтагью! Это кое-что значит.
        - Спасибо. Я очень благодарна за ее отношение ко мне.
        - Но, несмотря на ваше образование, вы считаете себя ненастоящей леди?
        Над их головами между ветвями дерева появился серп луны, и в ее свете Джемайма увидела пристальный взгляд Роба.
        - Можно дать образование дочке трубочиста, - с улыбкой сказала она, - но все равно я здесь для того, чтобы танцевать на свадьбе. Вы говорили, милорд, что долго отсутствовали. Наверное, вам известно, как трудно уехать, а затем снова вернуться.
        Роб криво улыбнулся.
        - Тонко подмечено, мисс Джуэлл. Я уехал на Пиренеи, а когда вернулся, то обнаружил, что все изменилось. - Он сказал это с таким жаром, что Джемайма удивилась. - Моя семья умерла от эпидемии. Я и помыслить не мог, что никогда их больше не увижу.
        Джемайма протянула к нему руку.
        - Простите. Как же вам было трудно. Я имею в виду, что вы не смогли сказать им всего того, что, возможно, хотели сказать.
        Роб молча заключил ее протянутую ладонь в свою, показав ей этим прикосновением, как он благодарен. Но это был не только знак благодарности. Он ласково поглаживал ей пальцы, и у Джемаймы забилась жилка на запястье. Да это какое-то наваждение! Ведь он ей совершенно незнаком. Но ночь так тепла и наполнена сладкими запахами уходящего лета, над головой - романтический полумесяц…
        Он подался вперед, и она не отодвинулась. В его глазах промелькнуло что-то такое, от чего Джемайма насторожилась.
        - Если я снова захочу поцеловать вас… сейчас… вы мне откажете? - тихо спросил Роб.
        Он был так близко, что Джемайма почувствовала терпкий запах его одеколона, смешанный с запахом кожи. У нее закружилась голова, она хотела что-то сказать, но в горле пересохло, и она кашлянула.
        - Возможно… не откажу. Вам необходима еще удача?
        - И много удачи. Но я хочу поцеловать вас не поэтому.
        Опасность и искушение! Джемайма на мгновение закрыла глаза. Один поцелуй… Ну, разумеется, в этом нет ничего страшного, а сколько удовольствия! Но он ищет жену, а ее в этой роли, конечно, не представляет…
        Джемайма внезапно встала.
        - Отец забеспокоится, где я, - сказала она. - Я должна идти.
        Роб тоже встал.
        - В таком случае до свидания, мисс Джуэлл. И желаю удачи.
        Джемайма напряглась. Она не знала, отчего так взволнована. Боится, что он ее поцелует или… что не поцелует?
        - Я также желаю вам удачи, милорд, - как ни в чем не бывало произнесла она. - И в восстановлении дома… и в женитьбе на вашей кузине.
        Роб слегка кивнул. Она заметила, что он улыбается.
        - Вы действительно желаете мне удачи в женитьбе?
        - Не совсем так, - сказала Джемайма. - В восстановлении дома я, конечно же, желаю вам удачи, но не в браке с кузиной. Я считаю, что она, скорее всего, уже через год доведет вас до сумасшедшего дома.
        И, боясь наговорить лишнего и тем самым выдать себя, она отвернулась, поспешно пошла по дорожке и скрылась в темноте.

        Глава третья

        Роб спал беспокойно. Его мучили ужасные воспоминания: кругом резня, на улицах валяются тела, женщины и дети бегут, спасая свои жизни. Ему слышались крики, он чувствовал запах пота и крови, мучила жажда, словно он снова был на Пиренеях. И что хуже всего, его охватили отчаяние и безнадежность: как бы он ни старался, помочь всем было выше его сил.
        Кругом - искалеченные мужчины, изнасилованные женщины, заколотые, словно поросята, дети. Мысль о собственном бессилии жгла мозг, и ему снился все тот же кошмарный сон. Он едет верхом по городу, а из сточной канавы к нему тянет ручки маленькая девочка, темноволосая и темноглазая. Он наклоняется и вот-вот дотронется до кончиков ее пальцев. И тут ее разрубают на части прямо у него на глазах. Дальше - шум и запах крови. Он просыпается с ощущением невыносимого страдания, весь мокрый от пота и запутавшись в простынях. Несколько минут он лежит неподвижно, пытаясь отдышаться.
        Постепенно кошмарные видения блекнут, и он приходит в себя. Уже рассвело, и сквозь занавеси вокруг кровати проникает свет.
        Он поднялся, стянул с себя ночную рубашку и плеснул в лицо водой из кувшина. Затем медленно подошел к окну и немного раздвинул шторы. Этим серым августовским утром Лондон выглядел непривлекательным, но, тем не менее, вселял уверенность. Уличные торговцы уже устанавливали ларьки, слышалось громыханье колес по булыжнику и крики морских птиц. Роб со вздохом опустил портьеру. Как же он тоскует по деревне, по буйной зелени полей и полным дичи лесам Оксфордшира! Он подумал о заброшенном Делавале и дал себе твердое слово не допустить того, чтобы имение окончательно разрушилось. Если он не сможет выполнить условий двух завещаний, то тогда Ферди унаследует все деньги, а ему придется поискать другой способ для осуществления своих целей.
        Луч света упал на смятую карточку, валявшуюся около камина. Роб поднял ее - это была визитная карточка Альфреда Джуэлла. Он улыбнулся. Мисс Джуэлл посоветовала ему жениться на той даме, которая менее других ему скучна. Но все дамы на свадьбе Энн Селборн показались ему скучными, ходульными светскими леди.
        За исключением самой мисс Джуэлл…
        Роб в задумчивости постукивал ногтем по листку бумаги. Ему в голову пришла совершенно нелепая, но в то же время такая заманчивая мысль… Что делать: то ли обдумать ее, то ли тотчас отказаться? Но что он теряет? Она запросто может послать его к черту…
        Он сунул визитную карточку в карман сюртука и дернул за шнур, вызывая камердинера. Он решил осуществить задуманное, и нет смысла терять время. Он зайдет к мисс Джуэлл сегодня же вечером и сделает ей предложение.

        - Я не могу это сделать!
        Джемайма все же нарушила данное Джеку слово и сказала отцу, что не выйдет замуж за Джима Вила. Они сидели в гостиной родительского дома на Большой Портлендской улице. Комната была загромождена мебелью, фарфоровыми безделушками и украшениями из меди, с любовью собранными миссис Джуэлл, которая решила возместить долгие годы, проведенные в бедности, и заполнила свою теперешнюю жизнь вещами, говорившими, по ее мнению, о благосостоянии.
        Джемайме иногда казалось, что мать просто не может остановиться и поэтому все продолжает покупать и покупать. На каминной полке, где теснились уродливые мраморные часы и несколько подсвечников, уже не хватало места фарфоровым куколкам. На стенах висели сентиментальные картины, а между тремя полированными столиками орехового дерева были втиснуты диван и, по меньшей мере, пять мягких кресел. Нигде не было видно ни пылинки, и печные трубы, разумеется, не дымили. Джемайма помнила слова миссис Монтагью: «В меблировке и нарядах лучше не переусердствовать, Джемайма.
        Элегантность там, где простота». Тем не менее Джемайма сочувственно относилась к материнскому увлечению «барахлом».
        Альфред Джуэлл был не на своем месте среди вещей, претендующих на изысканность.
        Он не часто бывал в этой комнате и чувствовал себя более уверенно, когда занимался делами либо проверял работу клерков. Это был коренастый мужчина с красным лицом, шикарными усами и бакенбардами. А сейчас при словах дочери его лицо еще больше побагровело.
        - Не можешь выйти за него? Что значит «не могу», мисс? Ты выйдешь за Джима Вила, и на следующей неделе будет оглашение в церкви!
        Джемайма стиснула пальцы. Она съежилась на диване и отпрянула от отца, а деревянный подлокотник больно впился ей в спину. Миссис Джуэлл сидела напротив, и ее бесцветные глаза в страхе перебегали с одного на другого.
        - Ой, милочка… милочка, - еле слышно шептала она. - Ты должна поступить так, как говорит отец. Джемайма, дорогая, ты ведь должна…
        Джемайма знала, что от матери нечего ждать поддержки. Однажды миссис Джуэлл призналась, как ей досадно, что дочке - такой благовоспитанной барышне - не суждено выйти замуж за джентльмена.
        Но когда заговорили о браке с Джимом Видом, она и пикнуть не посмела против этого. И Джека нет рядом - он ушел в пивную, и неизвестно, когда вернется.
        Глядя прямо в злые черные отцовские глаза, Джемайма постаралась говорить спокойно:
        - Я не могу выйти за Джима Вила, отец. Я просто умру.
        - Умрешь? Это что за разговоры? Джим Вил - порядочный человек…
        - Знаю, - с отчаянием в голосе произнесла Джемайма. - Просто он… и я…
        мы не подходим друг другу.
        Она чувствовала, что ее слова не пробьют стену равнодушия. Какое дело Альфреду Джуэллу до того, что она задохнется в благополучном и унылом доме ремесленника? Ему безразлично, что им с Джимом Вилом не о чем говорить, что без книг, бесед и разносторонних интересов ее жизнь станет невыносимой.
        Отец тряхнул Джемайму за плечо, и его пальцы впились ей в кожу.
        - Послушай-ка, девушка, тебе лучше побыстрее сообразить, что к твоей же пользе! Я отослал тебя в школу лишь для того, чтобы ты научилась читать и писать и потом помогала Джиму вести конторские книги. А ты возомнила о себе бог знает что! Хватит дурака валять!
        Он снова с силой тряхнул ее. Джемайма забилась в угол дивана, прячась от злобных, налитых кровью глаз. Отец брызгал слюной, как бывало всегда, когда он приходил в бешенство.
        - Отец, пожалуйста! Разрешите мне еще немного подождать…
        Альфред Джуэлл рыкнул подобно быку.
        - Подождать! Сколько же времени ждать прикажешь?
        Он повернулся и смахнул на пол книги Джемаймы, лежавшие на журнальном столике. Книги со стуком разлетелись по натертым до блеска половицам. Он подобрал их, а затем одну за другой побросал в огонь камина, где они быстро начали гореть, превращаясь в пепел.
        - Вот тебе за твою ученость и благородные манеры! Мы тебе не подходим, моя девочка? А мне начихать на твое модное образование!
        Джемайма изо всех сил старалась держаться спокойно. Ее любимая книжка «Замок Рэкрент»[«Замок Рэкрент» - роман английской писательницы Марии Эджуорт (1768-1849).] исчезла в пламени. Глаза защипало от слез. Как глупо с ее стороны так сердить отца, но она не смогла сдержаться. Она боялась, что в доме Джима, где она будет лишена всего того, что ей дорого, ее ждет медленная смерть.
        Несчастная миссис Джуэлл в отчаянии ломала руки и тонким голосом тарахтела:
        - Джемайма, милочка, молодой Джим - такой хороший мальчик, такой добрый и ласковый! Лучшего мужа и желать нечего. У тебя будет прекрасный дом совсем рядом… и детки появятся, а когда Джек женится на Мэтти, мы все станем одной дружной семьей…
        - Неблагодарная! - заорал Альфред Джуэлл, а его жена с дочерью в страхе подскочили. - Никчемная сучка!
        Джемайме не хватало воздуха. Когда она была ребенком, этот уличный жаргон - и еще похуже - ее не ужасал, так как она слышала это каждый день. Но теперь, после стольких лет обучения наукам и изысканным манерам, ее бросило в жар от отвращения. Видно, это отразилось у нее на лице, так как Альфред Джуэлл зловеще прищурился.
        - А, мисс, моя речь оскорбляет ваш нежный слух? Кажется, пора поставить на место эту важную особу!
        Первый удар пришелся Джемайме по уху, и у нее зашумело в голове. Она схватила подушку и заслонилась. Перед глазами всплыла картинка детства: она - маленькая девочка и увертывается от ударов, бегая вокруг ног отца. А сегодня миссис Джуэлл повисла на руке мужа. Она пыталась оттащить его в сторону и, запинаясь, бормотала:
        - Альфи, прекрати. Как ты можешь бить Джемайму? Она ведь у нас леди! Ты ведь хотел, чтобы она стала леди!
        Эти слова только подлили масла в огонь.
        - Вот и полюбуйся, к чему это привело! - рычал отец. - Голова забита одним чтением!
        Истерический смех застрял у Джемаймы в горле, когда она получила второй удар по щеке и стукнулась головой о подлокотник дивана. Внутри разлилась тупая боль. Сквозь дымку она увидела, как мать с плачем отлетела к камину. В коридоре послышался шум: Джек гневно что-то кричал и колотил кулаками в дверь.
        Джемайма не успела вздохнуть с облегчением - отец приближался к ней. Она хотела подняться, но запуталась в юбках. Отцовский ремень стегнул ее по плечам, и она почувствовала знакомую до ужаса боль от пряжки. Джемайма схватила ремень, чтобы выдернуть его из руки отца, но не устояла на ногах и упала на спину, сильно ударившись головой о пол.
        Последнее, что она увидела, - это нависшее лицо отца. Затем последовал треск сломанной двери, и Джемайма закрыла глаза.

        Роб не думал, что ему будет сложно получить аудиенцию у мисс Джуэлл. Дом на Большой Портлендской улице он нашел сразу - на двери красовались золотые жердь и метла трубочиста. Лишь стоя на пороге, он сообразил, что вся семья, вероятно, дома и объясняться с ними, прежде чем он сможет поговорить с мисс Джуэлл наедине, будет весьма неловко. Он замешкался и вдруг заметил, что парадная дверь приоткрыта. Почти тут же внутри дома раздались грохот и гневные крики.
        Роб, не колеблясь, толкнул дверь и вошел.
        В прихожей стояла служанка и, прикрыв лицо фартуком, жалобно причитала, а мужчина, в котором Роб узнал Джека Джуэлла, уперся широким плечом в одну из дверей и громко ругался, так как прочное дерево не поддавалось. Услышав шаги, он повернулся, и Роб увидел в его глазах такую злобу, что замер. Из комнаты донесся стук, звук разбитого фарфора и женский крик.
        - Помогите мне. Она там, - произнес Джек Джуэлл.
        Не дожидаясь дальнейших объяснений, Роб уперся плечом в дверь. Под общим напором замок сломался, и они оба ввалились в комнату. Их взорам предстала ужасная картина.

        Она лежала на диване, и под головой у нее была подушка. Кто-то очень нежно держал ее за руки и прикладывал к лицу холодную, влажную ткань. Джемайма услышала голос, спокойный, но властный. Она открыла глаза.
        Рядом на диване сидел Роб Селборн и смачивал ей водой виски - в руках у него была салфетка. Он с нежностью смотрел на нее, и она, потрясенная, заморгала, не веря своим глазам. Рука Роба была теплой, и она узнала его запах. Этот запах волновал ее.
        Она почувствовала себя такой беспомощной, что захотелось плакать. Одна слезинка выкатилась из-под ресниц, и она снова закрыла глаза. Ей стало стыдно за свою слабость.
        - Лежите спокойно, - тихо сказал Роб. - Вы - в безопасности. Брат отвел вашу маму наверх, и, как мне кажется, - тут голос Роба стал жестким, - сейчас он помогает вашему отцу прийти в себя… под краном с водой во дворе.
        Джемайма хотела было сесть.
        - Я должна пойти к маме…
        - С ней служанка. Вам… больно?
        Джемайма поморщилась. У Роба заходили желваки на скулах, а глаза смотрели с едва сдерживаемой яростью. Она поняла - он хочет выйти во двор и ударить как следует Альфреда Джуэлла, и лишь уважение к ней не дает ему это сделать.
        Джемайма была поражена. Ей и без того стыдно за свою семью…
        - Простите… - начала она, но Роб ее прервал:
        - Вам не за что просить прощения. - Его голос был резок. - Вы покалечились? Вы можете двигаться?
        Джемайме удалось сесть. Она приложила руку ко лбу.
        - Голова немного болит… и все. Мне сейчас станет лучше.
        - У вас синяк на ключице, - бесстрастным тоном произнес Роб.
        Джемайма покраснела и натянула лиф платья, чтобы закрыть синяк.
        - Ничего страшного - сюда попала пряжка ремня. Они посмотрели друг на друга.
        - Вы не можете здесь оставаться, - заявил Роб. - Я должен быть уверен, что вам ничто не угрожает…
        - Ей ничего не будет угрожать. О ней позабочусь я.
        Джемайма от неожиданности вздрогнула - в комнату вошел Джек.
        Обстановка мгновенно накалилась. Джек воинственно сжал челюсти и окинул Роба Селборна холодным, оценивающим взглядом боксера-профессионала, а Роб смотрел насмешливо и даже немного презрительно.
        - Я думаю, - отчетливо произнесла она, - что нам следует поблагодарить лорда Селборна за помощь, Джек.
        Мужчины посмотрели друг на друга, но ни один не сделал шага вперед. Тогда Роб со вздохом протянул руку.
        - Если ваша сестра будет в безопасности рядом с вами, то мне не о чем беспокоиться, Джуэлл.
        Джек уставился на лицо Роба, затем перевел взгляд на протянутую руку.
        Джемайма сердито посмотрела на брата, и тот неохотно пожал руку Роба.
        - Спасибо за помощь, Селборн.
        У обоих был кислый вид. Какие они смешные! Джемайме стало чуть-чуть легче.
        Роб повернулся к ней.
        - Спокойной ночи, мисс Джуэлл. Я загляну завтра утром узнать, как вы себя чувствуете. - Он поклонился и, не глядя на Джека, вышел.
        - Что, черт возьми, ему нужно? - спросил Джек, когда захлопнулась парадная дверь.
        - Не знаю, - ответила она. - Я даже не спросила, зачем он здесь.
        - Уж ясно, что он пришел не для того, чтобы договориться о прочистке труб у себя дома, - помолчав, сказал Джек.
        Джемайма отвернулась.
        - Да, я тоже так думаю.

        Служанка принесла холодный компресс на голову и мазь от ушибов. Джемайма лежала на спине и смотрела в окно на крыши и на звезды. Джек ушел в пивную, где наверняка напьется. Так бывало каждый раз, когда он ругался с отцом. По- другому он не мог забыться. Джек больше не говорил о приходе Роба Селборна, и, что удивительно, отец, явившись в дом мокрый и злой, тоже ничего не сказал. Джемайма подумала, что отец - единственный, кто решил, что Роб приходил по поводу прочистки печных труб.
        Но Роберт Селборн сказал, что вернется, и Джемайма ждала этого. Она знала, зачем он приходил - он хотел предложить ей стать его любовницей. И впервые в жизни она была готова уступить.
        Она представила себе Роба, его поцелуй, теплые руки, взгляд. Весь его облик дышал благородством и честностью, а она живет среди людей, у которых ничего этого нет. Но уступить Робу - безумие. Наваждение пройдет, и что дальше? Любовь, которую видела она, заканчивалась несчастьем. Таким способом не приобрести ни обеспеченности, ни независимости, о которых она мечтала. И все-таки…
        Джемайма смотрела на квадратик неба в окне - оно было почти чернильно- черным, а звезды яркие и холодные. На черном небе яркой вспышкой промелькнула падающая звезда. Падение длилось всего мгновение, и Джемайма засомневалась, не привиделось ли ей это.

«Я загляну завтра узнать, как вы себя чувствуете».
        Она была уверена, что он придет. И ей предстоит решить, что она ему ответит.

        Глава четвертая

        Роб отдал визитную карточку молоденькой служанке и спросил, дома ли госпожа Джуэлл. Хотя девушка видела его прошлым вечером, она уставилась на него как баран на новые ворота. Было ясно, что прочитать написанное на визитной карточке она не могла, лишь заученно пробубнила, что хозяин и молодой хозяин Джек ушли по делам, и если он желает поговорить с ними, то пусть зайдет позже. Роб снова объяснил, что он хочет повидать госпожу Джуэлл. Служанка продолжала стоять с раскрытым ртом. Ушло еще минут пять, пока удалось объяснить, что ему нужна не миссис Джуэлл, а мисс Джуэлл.
        Но служанка все равно смотрела на него с сомнением. Она оставила Роба в гостиной и ушла. Роб был в полной уверенности, что она больше не вернется.
        Его удивила комната, в которой он находился. Прежде ему не приходилось бывать в домах богатых коммерсантов, а прошлым вечером он не успел ничего разглядеть. Теперь же он с любопытством все рассматривал. Комната была обставлена современной дорогой, но безвкусной мебелью. У окна мелодично тикали часы в высоком футляре, а все пространство занимали совершенно не сочетающиеся между собой безделушки. На каминной полке между подсвечниками расположилась дюжина фарфоровых танцовщиц. На диване лежало по крайней мере семь пухлых подушечек и по три на каждом кресле. На столиках красовались разнообразные безделушки: пустые флакончики из-под духов, крошечные керамические домики, гномы и эльфы. На спинке одного из кресел лежало что-то похожее на вышитую бисером свадебную вуаль. Книг он не увидел, но на каминной решетке заметил обуглившиеся остатки каких-то напечатанных страниц. Он опустился на колени на коврик у камина, чтобы получше рассмотреть, что это.
        - Лорд Селборн?
        Роб вскочил на ноги и едва не расшиб лоб о каминную полку. В дверях стояла мисс Джуэлл в бледно-желтом муслиновом платье. Черные волосы были подвязаны желтой лентой, и она выглядела словно дебютантка - свежая, юная и очень хорошенькая. В руке она держала его визитную карточку. Пальцы у нее были запачканы чернилами. Неужели она работала? Ее голос прозвучал ровно и спокойно, с интонациями настоящей леди, словно прошлым вечером ничего не произошло. Но когда он повнимательнее взглянул на нее, то увидел, как предательски бьется жилка на шее, выдавая волнение.
        - Как любезно с вашей стороны зайти к нам, - продолжала она. - Это дает мне возможность еще раз поблагодарить вас за помощь.
        Ее манеры - холодно-сдержанны, и Робу стало ясно, что она не собирается предлагать ему присесть. И об угощении нет речи. Возможно, она смущена создавшимся вчера положением и не хочет больше об этом с ним говорить. Или - поскольку у нее было на это время - вполне вероятно, что она задала себе вопрос, почему он ищет ее общества, и… пришла к очевидному выводу. Но, что бы она ни думала, он не даст ей возможность диктовать ему свои условия. Он должен как можно быстрее переломить ее холодность.
        Роб поклонился и взял ее за руку.
        - Доброе утро, мисс Джуэлл. Надеюсь, что сегодня вам лучше?
        Он почувствовал, как сильно бьется у нее пульс. Джемайма отняла руку, она раскраснелась, и Робу стало очень приятно оттого, что он как мужчина ей небезразличен.
        - Спасибо, - ответила она и отвела взгляд. - Я чувствую себя хорошо.
        - Я зашел вчера вечером, надеясь поговорить с вами, - помолчав, сказал Роб.
        При этих словах она посмотрела на него, приподняв брови.
        - Неужели, лорд Селборн? Не представляю, о чем. Роб указал на кресла.
        - Может быть, мы сядем и поговорим?
        Она задумалась, затем согласно кивнула и села в кресло, на спинке которого висела свадебная вуаль. Джемайма аккуратно свернула ее и отложила в сторону. Роба вдруг осенило.
        - Это ваша? - спросил он, указав на вуаль.
        - Да. - Голос прозвучал обреченно, и таким же было выражение ее глаз. - Я выхожу замуж через три недели.
        У Роба сжалось сердце.
        - В таком случае мое предложение не имеет смысла.
        Она не отрываясь, смотрела на него.
        - Какое предложение, милорд?
        - Вы, должно быть, помните наш разговор несколько дней назад, когда я сказал, что мне необходима жена. Я хотел просить вас выйти за меня замуж. - От изумления у нее глаза полезли на лоб, и он понял - она ожидала, что он попросит ее стать его любовницей.
        Совершенно очевидно, что его предложение ее потрясло, и она, разумеется, сочла его сумасшедшим, так как встала и подошла к камину, собираясь дернуть за шнур и позвать служанку. Он вскочил и успел поймать ее руку.
        - Подождите! Это не то, что вы думаете. Позвольте мне все объяснить.
        Она с минуту смотрела на него широко раскрытыми глазами и вдруг… улыбнулась. Это была шаловливая улыбка, от которой загорелись ее глаза. Роб в ответ тоже улыбнулся. Она слегка покачала головой, словно не могла поверить своим ушам.
        - Как же вы меня удивили, - сказала она. - Хорошо, Роберт Селборн, у вас есть пять минут.

        Спустя полчаса, когда они выпили чай, Джемайма заявила, что план Роба никуда не годится. Прежде всего - и это неопровержимо - существуют условия отцовского завещания, и этим условиям она не соответствует.
        - В завещании вашего отца ясно говорится, что вы должны жениться на одной из леди, присутствующих на свадьбе вашей кузины Энн Селборн, - сказала Джемайма, сосредоточенно наморщив лоб.
        - Правильно.
        - Но вы же не остановили свой выбор ни на вашей кузине, ни на какой-то другой леди?
        Роб по-мальчишески ухмыльнулся.
        - Признаю, что от Огасты меня тошнит. Что касается других дам, то всего четверо формально приемлемы, но практически ни одна из них не подходит.
        - А я не подхожу, потому что не являюсь леди, - сказала Джемайма. Она заметила насмешливый взгляд Роба и поторопилась уточнить: - То есть я не урожденная леди.
        - Возможно, но вы, без всякого сомнения, леди по образованию и поведению, - сказал Роб.
        Джемайма взглянула на него. На его губах играла улыбка, и смотрел он на нее очень пристально. От неловкости ее бросило в жар. Казалось, что его карие глаза излучают тепло. К тому же невозможно не придавать значения его красоте.
        - Милорд, я - дочь трубочиста.
        - Вы были воспитаны как леди, вы говорите как леди, и я уверен, что вы и ведете себя соответственно.
        Джемайма не смогла скрыть улыбку.
        - Иногда я действительно веду себя как леди. А иногда нет.
        Роб рассмеялся.
        - Надеюсь быть поблизости, когда вы решите вести себя не как леди, мисс Джуэлл.
        Джемайма посмотрела ему прямо в глаза.
        - Я хотела всего лишь сказать, что иногда предпочитаю кружку пива глотку мадеры.
        - Что ж, и я тоже не откажусь от этого, - сказал Роб. - Мисс Джуэлл, мы с вами обсуждаем выполнение условий завещания, и, хотя женитьба на вас не может являться точным выполнением условий моего отца, я все же не думаю, что кто- либо оспорит это.
        Джемайма наморщила лоб.
        - Ваш нотариус…
        - Он согласится с тем, что вы - во всех отношениях подходящая для меня жена.
        Но Джемайма недоверчиво покачала головой - она была уверена, что все не так просто.
        Роб взял ее за руку.
        - Перейдем к следующему пункту ваших возражений?
        Прикосновение его теплой руки отвлекло Джемайму, которая как раз обдумывала, какой же еще привести довод «против». Она подозрительно на него взглянула.
        - Откуда вам известно, что у меня есть и другие возражения?
        - У вас очень выразительное лицо, мисс Джуэлл, - со смехом сказал Роб. - Я вижу, как ваши сомнения дружно выстраиваются в ряд. - Большим пальцем он легонько провел ей по ладони. - Так в чем же дело?
        Джемайма вздохнула.
        - Предположим, что я подхожу для роли вашей жены, милорд, но я не совсем уверена, что полностью вас поняла. Вы имели в виду фиктивный брак?
        Роб отпустил ее руку и отодвинулся. Джемайма почувствовала - ему надо еще кое-что ей сказать, но почему-то он испытывает неловкость.
        - Правильно, - сказал он. - Брак будет формальным. После свадьбы я сразу уеду в Оксфордшир в свое имение Делаваль, а вы останетесь в Лондоне. Я сниму для вас дом и выплачу деньги, чтобы вы смогли уехать от отца…
        - …а когда вы вступите в права наследования, то заплатите причитающуюся мне сумму из капитала, - закончила Джемайма. - По получении вами наследства брак будет расторгнут. Все, что потребуется с моей стороны, - это осторожность и мое имя на брачном свидетельстве. - Она нахмурилась. - Все это мне понятно, милорд. Но одного не могу понять: почему вы это делаете.
        Роб заерзал в кресле.
        - Да, это брак по расчету, - сказал он. - Я приобретаю наследство, а вы избавляетесь от деспотичного отца.
        - И мы оба вынуждены вступить в брак, который нам не нравится. - Джемайма вскочила на ноги. План выглядел честно, но, тем не менее, она была убеждена, что эта затея провалится. Она повернулась и взглянула на Роба.
        - В чем дело? - спросил он.
        - Просто многое говорит о том, что ничего не получится! - Она закусила губу. - Я сомневаюсь в том, что вам удастся держать все в секрете.
        - Почему?
        - Да из-за вашей семьи! Всегда найдется любопытный родственник, который за всеми подсматривает. Помяните мои слова - кто-нибудь узнает, что происходит, и тогда нам грозит неприятность!
        - У меня нет близких родственников, а тех, кто есть, я почти не вижу.
        Джемайму это не убедило.
        - А мистер и миссис Селборн и ваши двоюродные братья и сестры? Вы с ними, как мне показалось, очень дружны.
        Роб пожал плечами.
        - Я редко их вижу. Ферди Селборн - мой друг, но когда я вернусь в Делаваль, то сомневаюсь, что буду встречаться даже с Ферди. Он терпеть не может деревню.
        - Хмм. - Джемайма сощурилась. - А другие ваши друзья?
        - Признаю - у меня есть друзья, а иначе вы сочтете меня странным, - улыбнулся Роб. - Двое-трое близких приятелей, а остальные - просто знакомые. Вас это устраивает?
        Джемайма сдержала улыбку.
        - Прошу вас быть серьезным, сэр. У меня предчувствие - ваш план сорвется.
        Роб пожал плечами.
        - Не понимаю, почему. Мы никому не скажем о браке и разойдемся в разные стороны… - Он встал и подошел к ней.
        - План прост, а это всегда самое лучшее. Итак, мы пришли к соглашению, мисс Джуэлл?
        Джемайма колебалась. Она не могла отрицать того, что это неожиданное предложение подоспело вовремя и спасало ее от нежеланного замужества. С деньгами она сможет осуществить свою мечту - открыть скромное заведение, где будут обучаться музыке, иностранным языкам и многому другому по примеру школы миссис Монтагью. Как это будет замечательно! Она наконец обретет хоть небольшую независимость, и при этом ей не придется продавать свое тело…
        - Какое содержание вы будете мне выплачивать? - спросила она и увидела, что Роб немного успокоился.
        Он назвал сумму, от которой у нее радостно подпрыгнуло сердце. Тысяча пятьсот фунтов единовременно! А в конце - опять кругленькая сумма… И еще ей нужен дом, где жить…
        Она бросила на Роба взгляд из-под ресниц и для смелости сделала глубокий вдох.
        - Вы сказали, что снимете мне дом? Мне понадобится дом достаточных размеров. Вилла в Туикнеме[Туикнем - предместье Лондона.] вполне подойдет.
        Роб не обиделся. Наоборот, это его развеселило.
        - У меня такое ощущение, как будто у меня будет любовница, а не жена, мэм.
        В голове у Джемаймы сами собой закружились фривольные видения: Роб навещает ее на вилле… будуар… смятые простыни… его рука у нее на теле… Ей стало жарко, и она вздрогнула. О чем она думает! Их соглашение исключительно деловое.
        - Прошу прощения, - сказала она ровным голосом. - Я выросла на улице и вынуждена за все бороться, лорд Селборн. Извините меня, если мои слова прозвучали так, словно я хочу заключить выгодную сделку.
        - Я все понимаю. - Роберт внимательно за ней наблюдал. Джемайма знала, что от него не укрылся появившийся у нее на щеках румянец, и надеялась, что он отнес это к ее смущению, а не к возбуждению. - Поскольку я требую осторожности в этом деле, то сознаю, что должен обеспечить вас подходящим жильем.
        Джемайма облегченно вздохнула. Она и не ожидала, что все так легко образуется. Кажется, Роб Селборн - добродушный человек, и, конечно, это соглашение ему нужно не меньше, чем ей. В то же время она чувствовала, что он не бесхарактерный. Ей уже пришлось наблюдать жесткость под веселой наружностью.
        Джемайма решилась рискнуть и, преодолев сомнения, выговорила:
        - И еще, если можно, я бы хотела карету.
        - Мой поверенный всем займется. - Роб улыбнулся Джемайме. - Сделка заключена, не так ли, мисс Джуэлл?
        Джемайма улыбнулась в ответ.
        - Полагаю, что так, сэр.
        - Я достану особое разрешение. - Роб замолчал, словно что-то вдруг вспомнил. - Вы ведь совершеннолетняя, надеюсь, и можете выйти замуж без согласия родителей?
        - Мне двадцать один год, сэр, - засмеялась Джемайма. - А вам?
        Роб удивленно поднял брови - он не ожидал столь прямого вопроса.
        - Мне двадцать шесть, мэм.
        Джемайма, склонив голову набок, внимательно на него смотрела, и ему стало неловко от такого разглядывания.
        - Временами вы выглядите старше, - сказала она. - Наверное, вы многое повидали.
        Взгляд его сделался отстраненным.
        - Боюсь, что это одно из последствий военной карьеры, - резко ответил он и взял Джемайму за руку. - Я дам вам знать, когда все будет готово.
        - И дом… и деньги?
        - Все будет готово, как только мы обвенчаемся, - улыбнулся Роб. - Мой нотариус составит контракт, мисс Джуэлл.
        Клянусь, что не обману вас.
        - Я знаю, - ответила Джемайма. - Вы сказали это раньше… когда дали мне гинею.
        Роб протянул ей руку.
        - Благодарю вас, мисс Джуэлл.
        Джемайма вложила свою ладонь в его, и, хотя его ладонь была прохладной, ее бросило в жар. Она хотела выдернуть руку, а Роб ее не отпустил и внезапно спросил:
        - Как ваше имя?
        Неужели он не знает? - удивилась Джемайма. Между ними уже столько всего произошло, а он не знает ее полного имени.
        - Мое имя Джемайма Мэри Джуэлл. Вам это надо для разрешения на брак?
        - Да. Но я вас спросил не только поэтому. Джемайма Мэри. Звучит красиво. А мое имя вы уже знаете - Роберт.
        - Просто Роберт?
        - Нет. - Роб смутился. - Роберт Гай Лусиус Кавендиш Селборн.
        Джемайма закусила губу, чтобы не улыбнуться.
        - Неудивительно, что вы остановились на имени Роб.
        У нее навряд ли появится возможность называть его по имени. А жаль.
        - Почему вы предложили мне выйти за вас? - вдруг спросила она. - Почему выбрали меня? Я знаю - вы говорили, что другие леди на свадьбе вам не подошли, но почему я?
        Наступило молчание. Зачем я спросила? - подумала Джемайма. Она ведь понимала, что он выбрал ее потому, что ее можно купить.
        - Я сделал вам предложение, так как подумал, что вы согласитесь, - сказал он и улыбнулся. - И я рад, что вы это сделали. - Роб указал на вуаль, аккуратно сложенную на столике. - Вы уверены, что не передумаете?
        Джемайма покачала головой. Неужели он считает, что она ради корысти отвергла жениха, лишь бы принять более выгодное предложение? Если так, то как же он ошибается! Брак с ним - ее единственная надежда на спасение от отца. По крайней мере хоть это он понял.
        - Обещаю, что не передумаю, - с улыбкой заверила она и сделала шаг к двери, чтобы проводить его.
        - Почему ваш отец так на вас разозлился? - спросил он.
        - Я отказалась выйти замуж за того, кого он для меня выбрал. - Джемайма дотронулась до свадебной вуали.
        Роб помрачнел.
        - И поэтому вы согласились выйти за меня? Чтобы избавиться и от отца, и от жениха?
        Джемайма пожала плечами.
        - Отчасти. Для женщины выбор ограничен, милорд. И особенно в моем случае.
        Роб взял Джемайму за подбородок и приподнял ей лицо.
        - Джемайма, вы не должны страдать из-за него.
        Она отстранилась.
        - Не забывайте, что я выросла в этой среде. На улице жестокость - обычная вещь.
        - Я в этом не сомневаюсь, но жестокость не считается ни с кем, благородного ты происхождения или нет. И это отвратительно независимо от того, кто жертва: мужчина, женщина или ребенок, герцогиня или…
        - Ученица трубочиста?
        - Именно так, - Роб улыбнулся. - Вы точно не хотите пойти со мной сейчас?
        - Нет, я не пойду. - Джемайма тоже улыбнулась. - Но благодарю вас за предложение.
        Роб поцеловал ее в щеку. Его губы - такие мягкие - едва коснулись кожи.
        - В таком случае до свидания, Джемайма. Я найду возможность дать вам знать, в какой день состоится свадьба. Я все устрою как можно скорее.
        У двери он задержался и снял с правой руки кольцо с печаткой.
        - Вот, возьмите. Вам оно будет велико, да вы и не сможете его носить, не возбудив подозрения, но я хочу, чтобы оно у вас было.
        Джемайма задумчиво повертела кольцо между пальцев. Это было золотое кольцо, старое и потертое… и теплое от кожи Роба. На его пальце вместо кольца остался светлый ободок.
        - Но вы не должны отдавать это мне…
        - Мы помолвлены. Теперь вы - моя, и я хочу, чтобы кольцо было у вас, - твердо заявил Роб.
        Джемайма вздрогнула и спрятала кольцо в лифе платья.
        - Спасибо. Я его не потеряю.
        Она проводила его до парадной двери, затем вернулась в гостиную и тяжело опустилась на диван. В голове у нее все смешалось, она прерывисто дышала, не смея поверить в свое избавление.
        Разумеется, она не верила в то, что Роб действовал легкомысленно, одарив ее деньгами, при помощи которых она добьется всего того, чего так хотела. Ясно, что ему нужно только ее имя на брачном свидетельстве, чтобы он смог выполнить условия завещания отца. Но для нее это - все! Она заставит книжными полками стены от пола до потолка, купит фортепьяно, огромное фортепьяно, поскольку комнаты на вилле в Туикнеме наверняка просторные. И еще купит арфу и спинет. Правда, арфой ей придется подзаняться, так как в игре на ней она не большая мастерица. И еще ноты… Она купит кипы нот…
        Джемайма засмеялась и подбросила вверх диванную подушку. Иметь деньги и в то же время не иметь мужа или отца, которые будут ею помыкать! Просто не верится.
        Она стала думать о Робе Селборне, о его аристократической внешности и вежливых манерах. Таких, как он, в среде трубочистов называют щеголями. Он - настоящий джентльмен и настолько благороден и мил, что его… легко обмануть.
        Счастье, что Роб заключил сделку с ней, так как она его никогда не обманет, хотя она и не настоящая леди. А другие могли бы. У нее с Робом договор - брак, выгодный им обоим. Джемайма вспомнила, какое между ними возникло притяжение, и решительно тряхнула головой. Физическая страсть - это ловушка, в которой таится несчастье. Будет глупо слишком полагаться на чувство уважения и влечение, питаемые ею к Роберту Селборну. Их соглашение подразумевает, что им придется провести совсем мало времени в обществе друг друга. После бракосочетания Роберт сразу же поедет в свое поместье в Оксфордшире, а она - в Туикнем, и, скорее всего, они будут связаны только через его поверенного. А спустя год их «семейная жизнь» закончится.
        Джемайма не смогла отделаться от чувства разочарования. Ей хотелось почаще видеться с Робертом Селборном и получше его узнать.
        Она встала и подошла к окну. Утренний туман рассеялся, и появилось солнышко. День обещал быть хорошим.
        Джемайма взяла вуаль и, накинув на голову, стала кружиться перед зеркалом, улыбаясь собственному отражению. В комнату вошла мать. Миссис Джуэлл, увидев танцующую дочь, тоже заулыбалась. Мать и дочь смотрели в зеркало, радуясь счастью, но мысли у них были разные. Джемайма чувствовала на коже тепло кольца Роба Селборна.

        Глава пятая

        - Ты сошла с ума, - заявил Джек Джуэлл. - Тебя следует запереть в дом для умалишенных.
        Джемайма стояла рядом с братом на мосту Блэкфрайарз. Они ели, облокотившись на парапет. Под ними вода в Темзе была бурой, как всегда при отливе, над головой кричали чайки, а уличные мальчишки прыгали по отмели, ища уголь.
        Джемайма вынула из пакета кусок горячего угря и сунула целиком в рот.
        Угорь был соленый и мягкий. Она облизала пальцы. Миссис Монтагью считала, что пища вкуснее, когда ее подают на тарелке и едят ножом и вилкой, но ведь миссис Монтагью, вероятно, никогда не пробовала ни только что приготовленных угрей в пряном соусе, ни устриц по пенни за четыре штуки. Кое-что знатным господам недоступно.
        С реки дул холодный ветер, и еда быстро стыла. Джемайма поспешно проглотила еще один жирный кусочек.
        - Ты считаешь, я поступаю неразумно…
        - Я считаю, что ты - дура. Я тебе это уже сказал. - Джек сердито смотрел на нее. - Ты собираешься выйти за человека, которого не знаешь, и все потому, что тебе не подходит Джим Вил.
        - Все не так просто. - Джемайма скомкала пустой пакет и вытерла пальцы. - Как ты не понимаешь…
        - Ну нет, я понимаю. - Джек продолжал хмуриться. - Подумай хорошенько, Джем. Кто этот джентльмен? Не надует ли он тебя? - Джек резко повернулся к ней лицом. - Сейчас он говорит, что это сделка, а потом заявит на тебя права как муж? - Джек засунул руки в карманы. - Тогда тебе несдобровать.
        - Ты все усложняешь, Джек. Мы с лордом Селборном заключили соглашение: мое имя на брачном свидетельстве в обмен на его деньги.
        - А если он не получит своих денег? Он, кажется, не богат. Когда он получит от тебя то, что хочет, то оставит тебя на бобах, и ты прибежишь домой. Как ты объяснишь это отцу? - Джек стукнул кулаком по каменному парапету. - Он попользуется тобой, Джем! А ты слепа и готова на все. Тебе подавай независимость!
        Джемайма отвернулась и стала смотреть на воду. Холодный ветер обжигал щеки. Джек всегда говорит то, что думает, и в его словах много правды.
        - Мы оба используем друг друга, Джек, чтобы получить то, что нам нужно. Я хочу ни от кого не зависеть, хочу открыть школу. Роб… лорд Селборн… он хочет получить состояние своего отца.
        - Искатель богатых невест! - с отвращением произнес Джек. - Почему же он не женится на наследнице, такой же благородной, как и он?
        - Я ведь все тебе объяснила. - Джемайма вздохнула. - Он должен жениться на одной из дам, которые были на свадьбе, но никто ему не подходит.
        - Да они все небось ему отказали! Не так уж он хорош.
        - Нет, Джек. - Джемайма улыбнулась. - Он очень привлекательный.
        Джек фыркнул.
        - Пусть так, но что-то здесь не то. Просто ты этого пока не знаешь. Но очень скоро узнаешь.
        - Возможно. - Джемайма поплотнее запахнула плащ. Прошло три дня с визита Роба, и с тех пор она была во власти волнений и ожиданий. Но вот брат посеял сомнения в ее душе, и ей стало казаться, что их с Робом план в лучшем случае похож на безвкусный спектакль, а в худшем… она совершает непоправимую ошибку.
        Но она поверила Робу Селборну, сама не зная почему. Джемайма не сомневалась, что он ее не обманет.
        - Тогда вечером ты сам был рад его помощи, - раздраженно заметила она. - Ты не смог бы один сломать дверь.
        - Я бы принес топор. - Джек сердито на нее посмотрел. - Я и тогда ему не доверял, и сейчас не доверяю.
        - Тогда ты подумал, что он пришел, чтобы предложить мне стать его любовницей, - сказала Джемайма. - Тебе порадоваться бы, что он предлагает мне брак.
        Джек негодующе хмыкнул и, повернувшись, оперся спиной о парапет.
        - Твое поведение можно объяснить и по-другому, - заметил он. - Ты влюбилась в этого Селборна - или тебе это кажется - и поэтому готова сделать все, что он попросит. Начиталась про любовь в своих книжках, а теперь тебе захотелось самой это испробовать.
        Джемайма бросила на брата возмущенный взгляд.
        - При чем здесь любовь? У меня нет времени на эти глупости. Мы с Робом Селборном едва знакомы.
        - Да он сразу начал целовать тебя взасос, а потом захотел на тебе жениться. Очень забавно.
        - Я… он… - Джемайма запуталась в словах. - Он поцеловал меня на свадьбе для удачи. А ты точно так же целовал невесту.
        - Я не целовал ее так, словно голову потерял.
        - Ты уже потерял голову из-за леди Олфорд, - парировала Джемайма.
        Беатрис Олфорд была вдовой олдермена,[Олдермен - старший советник лондонского муниципалитета.] и почти год Джек оказывал ей знаки внимания. Джек любил повторять, что у трубочистов ни с кем не сравнимые возможности для соблазнения дам, так как они имеют доступ во все комнаты, включая спальни.
        Джек покраснел.
        - С этим покончено.
        - Неужели? Но почему?
        - По той же причине, что и у тебя. Ты не сможешь обрести счастья со своим благородным красавчиком. Мне надоело быть тайным любовником. - Джек с хмурым видом уставился себе под ноги. - Я устраиваю миледи в постели, но не как украшение ее стола.
        - Я-то думала, что тебе это не нужно.
        Джек сердито посмотрел на Джемайму.
        - Не говори глупостей, сестренка. Мне незачем сидеть с ней за столом, но мне нужно знать, что я мог бы, если б захотел. Понимаешь? Все дело в уважении, а мне указывают на мое место.
        Джемайма задумалась. Она знала, что Джек имеет в виду. Унизительно, когда к тебе относятся так, словно ты недостаточно хорош.
        - Да, я понимаю, - сказала она.
        - Тогда не вбивай себе в голову всякие глупости вроде того, что ты станешь графиней Селборн. Тебя никогда не будут принимать в высшем обществе. От тебя все отвернутся и начнут тыкать в тебя пальцами, как это случилось с леди Денби.
        - Но она была наездницей в цирке.
        - Наездница, дочка трубочиста… Какая разница?
        - Совсем другое дело, когда дочка богатого горожанина хочет выйти замуж за аристократа.
        Джек засунул руки в карманы и зашагал в сторону от парапета.
        - Конечно, это другое дело. Но обычно у таких людей за прилавком стояли их прадеды и от них самих уже не пахнет лавкой. И они так богаты, что на это никто не смотрит. А мы, Джем, пахнем не лавкой, а копотью, что намного хуже, и вся твоя ученость от миссис Монтагью коту под хвост.
        Они шли в сторону Вестминстера[Вестминстер - район в центральной части Лондона.] и Джемайма с трудом поспевала за размашистыми шагами Джека.
        - Я бы согласилась с тобой, если бы в душе желала такого брака, о котором ты говоришь. Но у меня и в мыслях ничего подобного нет. - Она замолкла, так как ей стало немножко стыдно - ведь она лукавит. На самом деле она лелеяла крошечную надежду стать настоящей, а не фиктивной графиней Селборн. - Ни я, ни лорд Селборн не рассматриваем наш брак таким образом, Джек, - сказала Джемайма. - Повторяю тебе: никакие чувства не затронуты, это - чистая сделка.
        - А как же чувство собственного достоинства, Джем? Ты возьмешь деньги у человека, который и за стол с тобой вместе не сядет? Ведь правда о вашем браке должна держаться в секрете, да?
        Джемайма покраснела и вскинула подбородок.
        - Очевидно, мое чувство собственного достоинства не столь тонкое, как у тебя, Джек. Я возьму деньги лорда Селборна и буду благодарна за те возможности, которые они мне предоставят!
        Джек негромко выругался. А Джемайма, не обращая на него внимания, сердито добавила:
        - Тебе не угодишь! То ты счел меня дурой за то, что я, по твоему мнению, влюбилась, а потом выясняется, что у меня нет чувства собственного достоинства, так как я согласилась на брак по расчету!
        Я тебя что-то не пойму, Джек!
        Оба замолчали, но, когда дошли до угла Ист-Чип, Джек снова заговорил:
        - Как ты можешь чувствовать себя счастливой, порвав с семьей?
        - Я не буду отрезана ото всех. У меня есть ты. Пройдет немного времени, и, когда отец примирится с этим, я смогу вас навестить.
        Джек покачал головой.
        - Джем, ты живешь мечтами. Он выкинет тебя из своей жизни и запретит маме встречаться с тобой. В нем нет ни капли жалости. Отец до сих пор посылает малолетних детей лазить по трубам, хотя для этого есть разные механические приспособления. Он не меняет своих привычек… и ничего не прощает.
        - И я тоже.
        Джек вздохнул.
        - У тебя с ним много общего. Наверное, поэтому вы не можете ужиться.
        Их спор зашел в тупик. Но все же в результате Джек смягчился и сказал:
        - Хорошо. Если ты не хочешь прислушаться к разумному совету, то я хоть могу быть на твоей свадьбе вместо подружки невесты?
        Джемайма вскрикнула и бросилась ему на шею.
        - Ой, Джек, спасибо! Такой красивой подружки невесты не сыскать во всем Лондоне!
        Джек улыбнулся и обнял сестру.
        - Все равно я уверен, что ты совершаешь огромную ошибку, Джем. Все кончится слезами, вот увидишь.
        - Нет, не кончится, - ответила Джемайма и, поколебавшись, рискнула сказать:
        - Джек, я подумала, что когда обоснуюсь в Туикнеме, то смогу повидать Тилли.
        Джек окаменел.
        - Так вот на что ты собираешься потратить свое неожиданно обретенное состояние? Не делай глупостей, сестренка.
        Тилли хорошо устроена, и ей не нужна надоедливая тетка… да и отец ей тоже не нужен.
        Джемайма поморщилась. Она знала, что бередит старые раны. Хотя Джек никогда не говорил о своей дочке, но это не означало, что он о ней не думает.
        - Я хочу сама убедиться в том, что она здорова и счастлива, - нерешительно промолвила Джемайма. - В память о Бет.
        У Джека от ярости глаза сделались совсем черными.
        - Она здорова! У нее опекун - аристократ, и она живет лучше, чем мы с тобой. Мы ничего не можем ей дать. Оставь ее в покое.
        Повисло молчание.
        - Я думала, что тебе захочется узнать о ней, - сказала наконец Джемайма.
        - Ну так вот - я не хочу, - отрезал Джек. - Пойдем, Джемайма. Хочешь выйти за своего франта - выходи, но не из-за Тилли.

        - Вы очень рискуете, милорд, - заметила Джемайма.
        Четверть часа назад служанка принесла записку от Роба Селборна в контору, расположенную в задней части дома на Большой Портлендской улице. Спустя пять минут после этого Джемайма уже сидела с Робом в наемном экипаже и они ехали по лондонским улицам.
        Роб удивленно приподнял бровь и спросил: - Почему?
        - Потому что вас могли увидеть, - сказала Джемайма. - Я полагала, что до свадьбы мы не должны встречаться.
        - Я хотел с вами поговорить. Я не могу вот так запросто вызвать вас в церковь, словно вы прислуга. Это низко.
        Как приятно слышать такие слова! Он хочет ее видеть, говорить с ней! Но как раз такое поведение ей не следует поощрять, поскольку им суждено идти разными путями и лучше начать это делать прямо сейчас. Но… она не потребовала, чтобы он отвез ее домой.
        - Куда мы едем? - спросила она. - Мы будем кататься по Лондону до тех пор, пока не кончим разговаривать?
        - Я еще не решил, куда нам поехать.
        - Тогда я знаю самое подходящее место, - сказала Джемайма. - Это «Корзина с виноградом» на Друри-Лейн.
        - Разве это не пивная? - удивденно спросил Роб.
        - Пивная. - Джемайма с вызовом посмотрела на него. - Вы ведь не хотите, чтобы вас узнали? А там вас, как мне кажется, никто не узнает. Роб усмехнулся.
        - Думаю, что никто. Поедем туда, раз вы хотите.
        В пивной было полно народу, но Джемайма нашла в углу столик и села сбоку на скамью. Робу осталось место лицом к посетителям. Воздух был спертый от дыма и запаха эля, и, хотя, когда они вошли, разговоры не прекратились, Джемайма знала - с них не сводят глаз. Роб тоже это почувствовал и еле заметно улыбнулся.
        Его темные глаза смотрели настороженно.
        Джемайму это не удивило - здесь нашлось бы с полдюжины молодчиков, которые не моргнув глазом вполне могли бы воткнуть при случае нож в бок.
        - Вы сюда часто заходите? - спросил Роб и махнул рукой, подзывая подавальщицу.
        Джемайма с удивлением и досадой наблюдала за тем, как сразу две девушки кинулись к их столу и начали пререкаться из-за того, кто будет обслуживать.
        - Кувшин эля, пожалуйста, - сказал Роб и подал монету стоящей ближе девушке.
        - Хорошо, сэр. - Девушка сделала книксен и, окинув Роба оценивающим взглядом, поправилась: - Хорошо, милорд. А если вам понадобится что-нибудь еще, милорд…
        Роб улыбнулся ей, а Джемайма почувствовала прилив раздражения.
        - Обязательно вас попрошу, - произнес он.
        Джемайма поджала губы. Зачем только она привела его сюда? Ребячество с ее стороны, желание порисоваться и проверить, откажется он или нет. Пока что он выдерживает проверку лучше, чем она ожидала.
        - Уже сожалеете о том, что привели меня сюда. - Роб жестом указал на публику. - Хотели меня испугать?
        Их взгляды встретились.
        - Разве это возможно? - спросила Джемайма.
        Роб прислонился спиной к оштукатуренной стене и вытянул ноги. В убогой пивной он выглядел элегантным и спокойным, и - что особенно удивило Джемайму - окружение его нисколько не обескуражило.
        - Сомневаюсь, - ответил он Джемайме. - Когда я служил на Пиренеях, мне приходилось выпивать и в худших заведениях.
        - Могу себе представить, - сказала Джемайма. - Вас не легко испугать, лорд Селборн, но учтите: парень вон там в углу - так называемый «бездельник» - это разбойник с большой дороги, Нед Макейн. Он «работает» на Большой северной дороге.
        Роб усмехнулся.
        - Кажется, вы ему приглянулись, мисс Джуэлл.
        Это было правдой. Высокий и поразительно красивый «разбойник» поднял стакан, приветствуя Джемайму, а она в отместку Робу мило улыбнулась в ответ.
        Роб засмеялся.
        - Я вижу, мы квиты. Но вы мне так и не ответили. Вы часто здесь бываете?
        Джемайма отрицательно покачала головой.
        - Не часто. Но это излюбленное место Джека, и от него я знаю, что здесь нам ничего не грозит.
        - А ваш отец не заходит сюда выпить?
        - Нет, - засмеялась Джемайма. - Теперь это ниже его достоинства. - Она огляделась. - Видите тех двух мужчин, что курят глиняные трубки и играют в крибидж?[Крибидж - карточная игра.] Они - заправилы среди трубочистов. Но не волнуйтесь - они нас не выдадут.
        - Я не волнуюсь, - ответил Роб. Он налил ей в кружку эля. - Я уверен, что вы защитите меня ото всех посетителей, мисс Джуэлл.
        - А я уверена, вы можете сами за себя постоять, - сказала Джемайма. - Что нам еще следует обсудить?
        - Например, бракосочетание. Оно произойдет через три дня в десять часов утра в церкви Христа Спасителя.
        - В Боро?[Боро - район Лондона.]
        - Да. Из-за осторожности… - Роб хмуро уставился в кружку с элем.
        - Не беспокойтесь - я бывала и в худших местах, чем Боро.
        Роб бросил взгляд на посетителей пивной.
        - Видите ли, мисс Джуэлл, я понимаю, что вы это переживете, но вас это недостойно.
        - Вы очень добры, но уверяю, что это не имеет значения.
        - Полагаю, ваш брат будет вас сопровождать?
        - Да, будет.
        - Мне бы порадоваться этому. Джемайма вздохнула.
        - Вы не нравитесь друг другу.
        - Ваш брат мне не доверяет. Понятно, почему.
        - Мне тоже понятно, - нахмурившись, сказала Джемайма. - Как досадно.
        Роб засмеялся.
        - Между прочим, меня тоже будут сопровождать. Это кузен Ферди. Он - мой шафер.
        Джемайма осушила кружку.
        - Вы все ему рассказали?
        - Да, но он поклялся молчать.
        - Может быть, мы пойдем? - спросила Джемайма. - Ведь мы все обговорили?
        - Подождите, - сказал Роб. - Мне очень приятно побыть с вами.
        Джемайма внимательно на него посмотрела. Непринужденно расположившись на скамье, он оперся плечом о стену и действительно выглядел так, словно получал удовольствие. Полы плаща распахнулись, и под ними виднелись темно-желтые брюки и сюртук морского фасона. Все в нем выдавало аристократа, начиная от ткани рубашки и кончая высокими начищенными сапогами. Неудивительно, что девушки-служанки кинулись к нему, стараясь угодить.
        - Надеюсь, что брат присмотрит за вами, когда вы переселитесь в Туикнем, - сказал Роб. - Черчуард, мой поверенный, займется всеми вашими делами, но мне будет спокойнее, если я буду знать, что к вам будет заходить еще кто- нибудь.
        - С Джеком я буду видеться, - заверила Роба Джемайма. Она решила не сообщать ему о своих планах относительно школы, так как подумала, что он может не одобрить ее стремление работать. Пусть она лишь формально графиня Селборн - а вскоре перестанет называться таковой, но пока что он, вероятно, пожелает, чтобы она вела незаметный образ жизни.
        - А чем вы собираетесь заниматься, когда обоснуетесь в Туикнеме? - спросил Роб. - Вы не производите впечатление леди, которая будет рада ничего не делать. Итак, что вы наметили?
        Голубые и карие глаза встретились, и Джемайма сдалась.
        - Ну что ж, хорошо! Если вам так хочется знать, то я собираюсь открыть школу. - Она увидела, как он изменился в лице, и поторопилась его успокоить: - Не бойтесь - я не использую свое имя!
        Никто не узнает! Но я сойду с ума, если целыми днями буду бездельничать, да и дамы в Туикнеме тут же заподозрят неладное. Благородные дамы умеют распознавать пришельцев.
        - О чем вы? - не понял Роб. Джемайма рассмеялась.
        - Ну, неизвестно откуда взявшуюся леди, у которой явно нет никаких средств, заклеймят как женщину с сомнительной репутацией, и пойдут сплетни. А вот учительницу музыки посчитают бедной благородной леди, и я смогу спокойно заниматься своим делом. Конечно, меня немного пожалеют.
        Роб покачал головой.
        - Джемайма, вы на редкость циничны!
        - Я в своей жизни повидала больше, чем любая дама высшего света. Я точно знаю, что дамы, живущие в Туикнеме, объявят меня либо опасной вдовушкой, готовой увести от них мужей, либо ушедшей на покой куртизанкой, изображающей из себя респектабельную женщину. А так они будут знать, что я всего лишь учительница музыки, и мы славно поладим. - Она взглянула на него. - Надеюсь, вы не возражаете?
        - Разве мои возражения имеют значение?
        - Конечно! Вы же распоряжаетесь деньгами! Роб засмеялся, но в его смехе послышалась горечь.
        - Черт возьми, Джемайма, неужели вас только это беспокоит?
        Она покраснела. Ей не хотелось, чтобы Роб считал ее корыстной, но, с другой стороны, она поклялась, что в этом браке нет места нежным чувствам.
        - Я думала, что у нас с вами деловое соглашение, милорд, - безразличным тоном произнесла она.
        Рука Роба коснулась ее щеки - он осторожно убрал прядь волос. Его прикосновение было ласковым, и он смотрел ей прямо в глаза.
        - Вам никогда не хотелось выйти замуж по любви?
        Джемайме стало неловко, и она отвернулась.
        - Не особенно хотелось. Брак и любовь не всегда совпадают, милорд, и в вашей среде, и в моей. Браки заключаются не на небесах, а там, где есть деньги.
        - Вы не любили человека, с которым были помолвлены?
        Джемайма уже успела забыть про Джима Вила.
        - Джима? - удивленно воскликнула она. - Нет! Он приятный человек, но и только. Этот брак заключался между двумя влиятельными семьями трубочистов.
        - Значит - никакой любви?
        - Любовь - это похоть, наряженная в красивые одежды, - сказала Джемайма. - А все оборачивается слезами.
        - Вас кто-нибудь обидел, Джемайма?
        Джемайма уперлась подбородком в ладони и выразительно посмотрела на Роба - ей очень хотелось, чтобы он ее понял.
        - Не совсем так. Вместе со мной по трубам лазили такие же девочки, как и я, а теперь они продают себя на Хеймаркете.[Хеймаркет - сенной рынок в центральной части Лондона.] Я считаю не честными разговоры о любви. Половая связь - это фишка в игре за власть, деньги, привилегии или чтобы просто выжить. А любовь - это название, которое люди дают, чтобы все выглядело более приятно. Роб скривился.
        - Обычно о любви цинично рассуждают мужчины.
        - А вы? Вы были влюблены, милорд? - в свою очередь поинтересовалась Джемайма.
        Роб задумчиво улыбнулся. Как трудно сохранять спокойствие, когда он вот так улыбается!
        - Нет, - ответил Роб. - Я никогда не был влюблен, но не исключаю этого.
        Его взгляд гипнотизировал, и к тому же он случайно задел ее ногу под столом. Джемайму охватил жар, и она забыла обо всем.
        - Хотите я вышвырну этого щеголя, а мы с вами пойдем погулять, дорогая? - вдруг раздался голос откуда-то сверху.
        Джемайма отвела глаза от лица Роба, подняла голову и увидела восхищенное лицо разбойника с большой дороги Неда Макейна. Она любезно улыбнулась.
        - Нет, благодарю вас, мистер Макейн, но я польщена вашим предложением.
        Роб выпрямился.
        - Дама уже сделала свой выбор.
        Макейн секунд пять пристально смотрел на Роба, затем кивнул и хлопнул его по спине.
        - Счастливчик, - сказал он и поклонился Джемайме. - Если вы вдруг передумаете, дорогая…
        Джемайма засмеялась и встала.
        - Нам лучше уйти, милорд, пока одного из нас не похитили!
        Роб взял ее под руку, и они вышли из пивной.

        Глава шестая

        - А она очаровашка, - прошептал Ферди Селборн на ухо Робу, наблюдая, как мисс Джемайма Джуэлл идет по проходу церкви Христа Спасителя. - Правда, я не могу понять, зачем ты это делаешь, Роб, но вкус тебя не подвел.
        Роб заскрежетал зубами. Лучше бы пригласить в шаферы кого-нибудь из друзей, но почти все они несдержанны на язык, а тут необходимо сохранить тайну. Ферди по крайней мере не проговорится, хотя и не прочь соблазнить невесту прямо под носом у жениха.
        Церковь Христа Спасителя ютилась в конце узкой улицы в запущенной части города, где когда-то находились печально известные тюрьмы Клинк и Маршалси. Робу было стыдно, что он выбрал такое убогое и опасное место, но он сделал это по единственной причине - здесь никто не станет задавать вопросы. Священник бросил безразличный взгляд на разрешение на брак, но, когда Роб вложил ему в ладонь толстый кошелек, в его глазах промелькнул интерес. Вначале Роб обрадовался, что все идет без затруднений, но после последней встречи с Джемаймой ему сделалось неловко. Она не заслужила такой нищенской обстановки. Он особенно остро ощутил это, когда смотрел, как она идет к нему навстречу под руку с братом. У Джека Джуэлла был такой вид, будто он хотел сбить Роба с ног. А Джемайма в противоположность брату выглядела спокойной и безмятежной. Робу вдруг стало душно, и он ослабил узел галстука.
        На Джемайме было скромное платье из розовато-лилового шелка и соломенная шляпа с лентами в тон. Солнце, бьющее в пыльные окна, освещало ее хорошенькое личико. У Роба перехватило дыхание.
        Она подошла к нему - глаза смотрели немного смущенно. Похоже, что она, как и он, волновалась. Он взял Джемайму за руку, и ее пальцы сжали ему ладонь.
        Обряд бракосочетания прошел как во сне. Роб слышал свой голос, произносящий ответы, и тихий, но уверенный голос Джемаймы. Странно, но она действовала на него успокаивающе. Джемайма держалась с достоинством, и Робу стало не по себе, когда он подумал о том, что брак придется расторгнуть. Он давал обеты, которые не собирался исполнять. Это дурно, но сейчас поздно сожалеть. Он должен думать только о Делавале, о том, что теперь у него есть деньги, чтобы восстановить поместье.
        - Вы можете поцеловать новобрачную. Джемайма подняла лицо, на мгновение их губы встретились, но она тут же сделала шаг назад.
        Служба закончилась, и наступило неловкое молчание. Новобрачные подошли к своим гостям. Роб протянул руку Джеку Джуэллу, а тот, помедлив, ее пожал. Без слов было ясно, что Джек делает это исключительно ради Джемаймы. Роб подавил улыбку. Неудивительно, что он не нравится Джеку Джуэллу.
        - Здравстуйте, Джуэлл, - вежливо сказал Роб.
        - Здравствуйте, Селборн, - натянуто ответил Джек.
        Роб повернулся к Ферди.
        - Могу я вам представить моего кузена Фердинанда Селборна?
        Ферди поклонился.
        - Леди Селборн. Мистер Джуэлл.
        Роб увидел удивление в глазах Джемаймы, когда к ней обратились, назвав новым именем. Она мило покраснела, а Роб с радостью смотрел на нее, хотя это не умалило раздражения на самого себя.
        Наверное, с его стороны было ошибкой предложить брак по расчету женщине, к которой он испытывает такое сильное влечение.
        Вначале мысль жениться на Джемайме показалась замечательной, так как фиктивный брак дает ему возможность выполнить условия обоих завещаний одним махом. Джемайма не будет жить с ним вместе, а поэтому ему не нужно раскрывать ей условия завещания бабушки. Но в действительности все оказалось не так просто: Джемайма начинает нравиться ему все больше и больше. Он отдавал себе отчет в том, что почти ее не знает, что она - не изнеженная дебютантка и не нуждается в его покровительстве. Но он все равно испытывал сильное желание ее защищать. Такого с ним еще не бывало.
        Ферди завязал непринужденный разговор с Джемаймой и был чрезвычайно вежлив.
        - Если вам понадобится что-нибудь, пока Роба не будет в городе, вы не стесняйтесь и обращайтсь ко мне, леди Селборн, - сказал он таким тоном, что Робу захотелось его прибить. - Я с радостью нанесу вам визит в Туикнеме.
        Роб почувствовал, что прибить Ферди хочет не только он, но и Джуэлл. Джек выразительно взглянул на Роба, и тот поспешил вмешаться: - Ферди, в этом нет необходимости. Если у леди Селборн возникнут деловые вопросы, то к ней заедет Черчуард, и я рассчитываю на помощь Джуэлла, когда меня не будет в городе. Не так ли, Джуэлл?
        Джек с насмешливым видом поклонился.
        - Конечно, Селборн.
        Роб взял Джемайму под руку.
        - Джентльмены, прошу прощения…
        Он отвел Джемайму к колонне и вынул из кармана конверт.
        - Боюсь, что у нас не будет возможности поговорить, когда мы поедем в контору Черчуарда, поскольку вы, вероятно, захотите, чтобы ваш брат сопровождал нас. Здесь я все для вас записал. Если вам что-нибудь потребуется, пошлите за Черчуардом - он тотчас приедет. Черчуард - хороший человек, и на него можно положиться.
        Джемайма кивнула. Она с настороженным видом покусывала нижнюю губу. Роб со вздохом отдал ей письмо. Хотя он, кажется, предусмотрел все необходимое для нее, но письма, как и остального на этой необычной свадьбе, показалось ему недостаточно.
        - Черчуард завтра поедет вместе с вами в Туикнем в удобное для вас время.
        Джемайма опять кивнула. Глаза у нее были широко раскрыты, но по их выражению Роб не мог понять, о чем она думает.
        - И, ради бога, не обращайтесь за помощью к Ферди и не ищите его общества.
        Я хорошо знаю своего кузена Ферди. Я не доверил бы ему собственную сестру, не говоря уже о жене. Если вам придется проявить невежливость, не стесняйтесь.
        Джемайма улыбнулась в ответ.
        - Я буду это помнить. А у вас есть сестра, милорд?
        - Есть. Это Камилла. Она замужем за морским офицером и сейчас живет в Вест-Индии. Я же говорил, что мои близкие родственники не будут нас беспокоить. Когда-нибудь я расскажу вам про Камиллу… - Он замолчал, вспомнив, что если все пойдет так, как они намечали, то у него не будет возможности беседовать с Джемаймой, а тем более болтать о своей семье. Он утвердится в правах наследника, заплатит ей деньги, проведет сто дней холостяцкой жизни и расторгнет брак…
        Графиня Селборн исчезнет, словно ее никогда и не было. - Я навещу вас, когда вернусь из Оксфордшира, - выпалил он. - Я буду в Лондоне через месяц или два.
        Джемайма с удивлением на него посмотрела.
        - Милорд, я не думаю, что это удачная мысль. Если увидят, как вы меня навещаете, то могут начаться сплетни, а именно этого мы хотим избежать. Лучше, если мы будем общаться через мистера Черчуарда.
        Роб кивнул. Он не мог не признать разумности ее слов. Как раз к такому соглашению он сам стремился: фиктивный брак, расторгнутый с той же быстротой, с какой был заключен. Но вот незадача - он чувствует, что фиктивный брак не очень-то его устраивает. Это раздражало.
        Он вдруг вспомнил, что не отдал ей еще кое-что, и вынул из кармана коричневый бумажный пакет.
        - Вот. У меня для вас свадебный подарок. Так… одна мелочь…
        Джемайма развернула бумагу. Она так долго молчала, что Роб стал торопливо объяснять, боясь, что ей это не понравилось.
        - Ничего особенного. Просто я увидел обугленную книгу у вас в камине и подумал, что она, должно быть, принадлежала вам…
        - Это так. «Замок Рэкрент». Как любезно с вашей стороны. Спасибо, милорд.
        - От лучезарной улыбки Джемаймы у Роба даже закружилась голова. Она дотронулась до его руки. - Это не мелочь, и я очень благодарна.
        Они стояли и смотрели друг на друга. Первой очнулась Джемайма.
        - Не пора ли нам идти? Мы ведь должны сегодня повидать мистера Черчуарда.
        Роб предложил ей руку.
        - Моя карета за углом.
        - Надеюсь, что с нее не сняли колеса, - пробормотала Джемайма. - Прошу прощения, милорд. Я должна поговорить с братом. Я буду рада, если он поедет вместе с нами в контору мистера Черчуарда.
        Она подошла к брату, который накинул ей на плечи черный плащ и повел к карете. Роба охватила зависть. Рядом с Джемаймой должен идти он, а не Джек Джуэлл! Она сняла с пальца обручальное кольцо и спрятала в сумочку. Увидев это, Роб рассердился, хотя и понимал, что в районе Боро не следует ходить в золотых украшениях.
        Около Роба оказался Ферди, тоже не сводивший глаз с изящной фигурки Джемаймы.
        - Чертовски ладная девица, Роб. Тебе повезло. Не возражаешь, если я утешу ее от твоего имени…
        Роб с такой силой схватил кузена за галстук, что Ферди, задыхаясь, прохрипел: - Роберт, успокойся…
        - Никогда не смей так говорить о Джемайме, - сквозь зубы процедил Роб и отпустил Ферди.
        - Я понял - утешать леди Селборн не надо, - одернув сюртук и ничуть не обидевшись, сказал Ферди. - И не подозревал, что ты такой собственник, Роб.
        - Что ж, теперь ты это знаешь. - Роб сурово сжал губы. Оказывается, он тоже этого не знал.
        Он поспешил вслед за Джемаймой и Джеком. Они непринужденно о чем-то переговаривались, и он позавидовал их дружбе. Третий лишний - он. Получается, что в день своей свадьбы он узнал о себе много такого, что не очень-то легко стерпеть.
        Ферди тронул его за рукав.
        - Послушай, Роб, не подвезешь ли меня обратно в Уэст-Энд? Не брести же мне в одиночку. Здесь не успеешь сделать и десяти шагов, как тебя обчистят…
        Роб вздохнул. Наверное, в компании Ферди обратная дорога будет чуть менее неприятной. Ему не улыбалось сидеть одному напротив Джемаймы с Джеком и молча наблюдать, как они весело болтают.
        Когда, в какой момент ему захотелось, чтобы жена поехала в Делаваль вместе с ним? Роб хотел поближе узнать ее, но… они заключили соглашение и теперь нарушить его невозможно.

        Джемайме сразу понравился мистер Черчуард. Нотариус любезно угостил их шампанским, правда теплым, затем достал документы касательно дома в Туикнеме и сообщил обо всех договоренностях, оставив без внимания тот необычный факт, что джентльмен снимает отдельный дом для своей новобрачной. Джемайма заподозрила, что нотариусу известно еще кое-что, о чем Роб умолчал, поскольку мистер Черчуард мельком упомянул завещание вдовствующей графини Селборн, бабушки Роба. Про это завещание Роб ей ничего не говорил.
        Все шло вполне гладко, но неожиданно за дверью послышались голоса, и клерк мистера Черчуарда просунул голову внутрь комнаты.
        - Прошу прощения, сэр, но пришли леди Маргрит Экстон и мисс Экстон. Когда они узнали, что вы заняты с графом и графиней Селборн, то спросили, не могут ли они зайти сейчас…
        Роб побледнел. Джемайма схватила его за руку.
        - Кто?..
        Но она не успела закончить, как распахнулась дверь и появилась высокая дама с аристократической внешностью, а за ней - миниатюрная белокурая девушка примерно одних лет с Джемаймой. Девушка с любопытством посмотрела на Джемайму, вскрикнула и бросилась Робу на шею.
        - Роберт! Какой прятный сюрприз! Когда клерк сказал, что здесь граф и графиня Селборн, мы решили, что это какая- то ошибка! - Она с радостной улыбкой повернулась к Джемайме. - Здравствуйте! Я Летти Экстон - кузина Роба. А вы, должно быть, его жена, графиня Селборн! Как замечательно!

        Глава седьмая

        - Кузина? - еле шевеля губами, выговорила Джемайма и с осуждением посмотрела на Роба. - Я думала, что у вас больше нет родственников, Роберт.
        Роб с растерянным видом пытался вырваться из объятий мисс Экстон, которая продолжала крепко его обнимать, повторяя, как чудесно, что он снова дома. Наконец ему удалось освободиться от кузины, и он повернулся к пожилой леди, у которой надменное выражение лица сменилось благожелательной улыбкой.
        - Роберт, дорогой, ты не только дома, но к тому же женат! Когда на прошлой неделе ты прислал мне письмо, то ничего не написал про жену. Какой позор, что твоя бабушка случайно узнаёт об этом!
        Джемайма поморщилась. Эта аристократка - бабушка Роба? Да, у нее с мужем совсем разное представление о близких родственниках.
        - Роб, ты - чудовище! - возмутилась мисс Экстон. - Я так хотела потанцевать на твоей свадьбе. Или ты нас теперь не признаёшь, раз стал графом Селборном?
        - Летти! - одернула девушку леди Маргрит. Она подставила Робу щеку для поцелуя, а затем повернулась к Черчуарду. - Добрый день, мистер Черчуард. Пожалуйста, простите нас за это вторжение. Но когда я услышала, что с вами лорд Селборн…
        - И леди Селборн! - вставила Летти, которая от возбуждения едва могла устоять на месте.
        - И леди Селборн. - Леди Маргрит холодно улыбнулась Джемайме. - Поэтому я решила, что нам следует поздороваться.
        Джемайме вдруг сделалось страшно. Она была не готова к встрече с семьей Роба, которая может счесть ее либо авантюристкой, либо выскочкой. Она бросила взгляд на Роба, ища поддержки. Они ведь не придумали никакой истории о том, как они познакомились.
        Роб подвинулся поближе к Джемайме и взял ее руку в свою.
        - Бабушка, - церемонно произнес он, - позвольте представить вам мою жену Джемайму. Джемайма, это моя бабушка по материнской линии леди Маргрит Экстон.
        Джемайма присела в реверансе.
        - Здравствуйте, мэм. Рада познакомиться с вами. Роб убеждал меня, что у него нет близких родственников, но я ему не поверила.
        - Как ты мог, Роб! - Летти Экстон укоризненно на него посмотрела. - И жену свою прячешь от нас! Не приди мы сегодня сюда, ничего не узнали бы. - Она повернулась к Джемайме. - Мы с бабушкой живем в Оксфордшире и редко приезжаем в Лондон. А сейчас мы зашли к милому мистеру Черчуарду, потому что мне через месяц исполнится двадцать один год и нам необходим его совет относительно моего наследства.
        - Как только мы приехали, Роберт, я послала тебе записку, - сказала леди Маргрит. - Ты разве ее не получил?
        - Нет, бабушка, - ответил Роб. - Я не знал, что вы в Лондоне.
        Наступило неловкое молчание.
        - Ничего страшного! - игриво заметила мисс Экстон. - Мы так рады, что встретили вас!
        Джемайма в ответ благодарно улыбнулась. Ей понравилась мисс Экстон, которая в отличие от своей холодной и высокомерной бабушки выглядела радушной и доброжелательной.
        Вдруг Джемайма заметила, с каким интересом Джек смотрит на мисс Экстон.
        - Простите мою невежливость, - спохватилась она. - Леди Маргрит, мисс Экстон, позвольте представить вам моего брата мистера Джека Джуэлла.
        Джек отвесил дамам безупречный поклон, но восхищенный взгляд, который он бросил на Летти, вовсе не приличествовал воспитанному джентльмену. Джемайма увидела, что леди Маргрит недовольна, а Летти покраснела и со смехом сказала: - Здравствуйте, мистер Джуэлл.
        - Здравствуйте, мисс Экстон, - ответил Джек и улыбнулся, глядя ей прямо в глаза, отчего Летти покраснела еще больше и опустила ресницы.
        Джемайма почувствовала, что Роб хочет что-то сказать и вопросительно смотрит на ее руку и на ридикюль. У нее замерло сердце - она вспомнила, что сняла обручальное кольцо сразу же после обряда бракосочетания и положила его в сумочку. От острых глаз леди Маргрит отсутствие кольца не может укрыться.
        Джемайма незаметно расстегнула замочек и сунула руку внутрь сумочки.
        Летти облокотилась о стол мистера Черчуарда и вдруг вскрикнула: - Ой, Роб, ты, оказывается, покупаешь дом в Туикнеме? Зачем тебе это? У тебя ведь есть Делаваль и дом в городе.
        У Джемаймы чуть не остановилось сердце, а мистер Черчуард решительно накрыл все документы Джемаймы большим листом промокательной бумаги.
        - Эти документы принадлежат другому клиенту, мисс Экстон, - сказал он. - С моей стороны было непростительно оставить их на столе. Весьма непростительно. - Он снял очки и стал яростно протирать стекла носовым платком, вымещая на них свою оплошность.
        Все замолчали.
        - Не хотите ли шампанского, бабушка? - спросил Роб.
        - Я хочу, - тоненьким голоском сказала Летти. - Мы что-то отмечаем, да?
        Она кокетливо улыбнулась Джеку, когда он наполнил ее бокал.
        - Да, отмечаем. - Роб тоже улыбнулся и, предвосхищая вопросы леди Маргрит, пояснил: - Мы с Джемаймой обвенчались сегодня утром. Все было очень скромно, так как я еще в трауре.
        Какой он находчивый! - с восхищением подумала Джемайма.
        - Очень жаль, что ты не мог повременить и сдержать свой пыл, пока не закончится траур, - проворчала леди Маргрит. - И по крайней мере мог бы представить Джемайму своей семье. Это недопустимо. Судя по всему, ты очень торопился. Вы давно знакомы?
        - Нет, - ответил Роб. - Но это несущественно. Мне стоило один раз увидеть Джемайму, как я понял, что хочу на ней жениться.
        Роб обнял Джемайму. Его рука была теплой и крепкой, взгляд полон нежности, и Джемайма почувствовала себя спокойнее.
        - Не припоминаю, чтобы я знала вашу семью, леди Селборн. - Леди Маргрит сверлила новобрачную глазами.
        Рука Роба сжала руку Джемаймы.
        - Вы правы, мэм, - вежливо сказала она. - Маловероятно, что вы знакомы.
        - Что значит «маловероятно»? - По ледяному тону леди Маргрит было ясно, что она считает новоявленную леди Селборн искательницей богатых женихов.
        - Бабушка! - воскликнула Летти. Джемайма улыбнулась. Она понимала, что необходимо сказать правду… настолько, насколько это возможно. Но не раскрывать же свое прошлое этой знатной даме!
        - Вы не могли встречаться с моей семьей, мэм, потому что мы не вращаемся в свете, - спокойно произнесла она. - Мама занята по дому, а отец… - Джемайма запнулась, - у него собственное дело.
        - Как я понимаю, ты не пригласил родственников присутствовать на бракосочетании? - продолжала леди Маргрит.
        - Моим шафером был Ферди, - неохотно признался Роб.
        - Ферди Селборн! - тщательно выщипанные брови леди Маргрит полезли на лоб.
        - Это ни на что не похоже!
        Ее изучающий взгляд остановился на Джемайме. Она придирчиво рассматривала лиловое шелковое платье, шляпу, сумочку и, наконец, обручальное кольцо, поскольку других украшений не было.
        Осмотр был явно не в пользу Джемаймы.
        - И где же вы познакомились? - продолжала допрос леди Маргрит.
        - Около церкви, - ответил Роб. Он отпустил руку Джемаймы, а вместо этого обнял ее за талию и коснулся губами волос. Его близость волновала, и она попыталась немножко отодвинуться, но… ее прижимали очень крепко.
        - Понятно, - пробормотала леди Маргрит. - Беседовать в общественном месте - весьма опасное занятие для леди.
        Никогда не знаешь, с кем можно познакомиться.
        - Бабушка, но это же было около церкви, - весело заметила Летти. - В таком месте наверняка встретишь приличного человека.
        - Так же, как и в юридической конторе, - вставил Джек.
        Летти бросила на него взгляд из-под ресниц, Джек в ответ заулыбался, а леди Маргрит одарила его таким свирепым взглядом, который охладил бы пыл кого угодно, но не Джека.
        - Вы надолго в Лондоне, леди Маргрит? - спросила Джемайма.
        - Нет. - Леди Маргрит сделала крошечный глоток шампанского. - Мы здесь исключительно для того, чтобы устроить дела с наследством Летти и навестить знакомых. - Холодный взгляд опять переместился на Роба. - Ты собираешься вскоре ехать в Делаваль, Роберт, или остаешься в городе? Если так, то мы должны все вместе пообедать.
        Джемайма в отчаянии посмотрела на Роба. Не может же он сообщить бабушке, что немедленно отправляется в Делаваль и что она остается в Лондоне! Это выглядело бы весьма странно. С другой стороны, если он скажет, что Джемайма поедет вместе с ним в Делаваль, то, рано или поздно, леди Маргрит вернется домой и обнаружит, что новоявленной графини нет, а это еще хуже.
        Роб с едва заметной улыбкой взглянул на Джемайму, и ее охватило плохое предчувствие.
        - Разумеется, мы поедем в Оксфордшир, бабушка, - сказал он. - Нужно как можно скорее начать восстановительные работы в Делавале. Мы едем завтра.
        Джемайма похолодела. Она собралась уже выразить свое негодование, но Роб приблизил губы к ее уху и еле слышно прошептал: - Ни слова.
        От его легкого дыхания у нее по спине пробежали мурашки. Она почувствовала, как у Роба спало напряжение, когда он понял, что она не будет спорить. Они обменялись выразительными взглядами: его глаза смотрели с благодарностью, а ее говорили о том, что его ждет возмездие. К счастью, ни Летти, ни леди Маргрит ничего не заметили.
        - Это хорошо, что вам будет чем заняться, - изрекла леди Маргрит. - У мужа и жены всегда должно быть занятие, а иначе они наскучат друг другу. Как только мы приедем в Суон-Парк, то тут же сообщим вам и будем ждать от вас визита.
        - Спасибо, бабушка, - ответил Роб. - Мы будем рады вас посетить.
        - А мы с вами можем поехать за покупками в Челтнем, леди Селборн, - с восторгом предложила Летти. - Хотя в Лондоне прекрасные магазины, но в Челтнеме они самые изысканные. Я буду страшно рада поехать туда вместе с вами.
        - Благодарю вас, мисс Экстон, - сказала Джемайма, понимая, что положение все больше осложняется. Она посмотрела на Роба. - Роберт, нам совершенно необходимо обсудить срочные дела…
        Роб взял ее под руку.
        - Конечно, любовь моя. Я в твоем распоряжении. Бабушка, Летти… - он поцеловал их, - вскоре увидимся. Желаю повеселиться в городе. - И с этими словами он поспешно вывел Джемайму из комнаты.
        - Ой, бабушка, - услышала Джемайма голос Летти, когда за ними закрылась дверь, - правда здорово, что Роберт вернулся! И к тому же он наконец-то влюблен!

        - Мне кажется, лорд Селборн, - ледяным тоном сказала Джемайма, - что вам отказал рассудок. Что заставило вас заявить, что мы завтра вместе возвращаемся в Оксфордшир? И это не говоря уже о заманчивом предложении посетить вашу бабушку! Вы забыли об условиях соглашения?
        Они сидели в прохладной тени деревьев сада «Грейз инн». Джемайме было жарко и от шампанского, которое они выпили в конторе мистера Черчуарда, и от волнения. А Роб, напротив, выглядел совершенно спокойным. Он сидел рядом на скамье, вытянув длинные ноги и повернувшись к ней вполоборота. Легкий ветерок растрепал ему волосы.
        - Прошу прощения, если я оказался не на высоте, - сказал он. - Мне пришлось быстро соображать, что ответить бабушке. Если вам это не нравится…
        - Конечно, не нравится! - У Джемаймы глаза сверкали, словно у разъяренной кошки. - Наш уговор был о том, что мы разойдемся в разные стороны, вы - в Оксфордшир, а я - в Туикнем. А теперь по вашей милости я должна ехать с вами в Делаваль и навещать вашу спесивую бабушку! Вы же клялись, что у вас нет родственников, милорд, а они лезут изо всех дыр, словно мыши!
        - Мне очень жаль, - сказал Роб, но вид у него был совсем не виноватый. - Бабушка так редко выезжает из Оксфордшира, что мы почти ничем не рисковали. Откуда мне было знать, что она соберется в Лондон как раз сейчас, когда я вернулся из-за границы?
        - Вы могли бы это предусмотреть! - вышла из себя Джемайма. - Посчитайте- ка: бабушка и кузина со стороны Экстонов, тетя, дядя и трое кузенов со стороны Селборнов… О, еще сестра, которая в любую минуту может объявиться из Вест-Индии! Сколько еще родственников вы забыли упомянуть, милорд?
        Роб наморщил лоб.
        - Пожалуй, больше никого. Крестных можно не считать. - Он взял Джемайму за руку. - Пожалуйста, успокойтесь.
        - Я не могу успокоиться. У вас уйма родственников, а вы тем не менее думали, что вам удастся скрыть от них ваш брак?
        - Совершенно верно. Я думал, что вы поедете в Туикнем, а я - в Делаваль, а как только получу наследство, то брак будет расторгнут и все чудесно разрешится.
        Джемайма закусила губу.
        - Но теперь ваша семья знает, что мы женаты. Бабушка начнет расспрашивать остальных родственников о вашем браке, и все будут сгорать от любопытства. Она спросит мистера Селборна…
        - Вполне возможно. Я рассчитываю на тактичность Ферди, но нужно, чтобы вы были со мной в Делавале. Я не хочу, чтобы семейство знало об условиях завещания. Наш брак должен выглядеть как брак по любви. - Роб придвинулся к ней. - Неужели для вас это настолько трудно, Джемайма? Мне жаль, что все так получилось. А вы достойно выдержали встречу у Черчуарда. Почему же вам не продолжить исполнение роли графини Селбррн?
        - Простите, милорд, но я не смогу так поступить. Мы должны придерживаться первоначального соглашения.
        - Хорошо. Давайте это обсудим.
        - Обсуждать нечего. Просто объясните леди Маргрит, как обстоят дела.
        Роб покачал головой.
        - Джемайма, вы же видели мою бабушку. Она весьма проницательна. Внезапно появившаяся жена - это само по себе достаточно подозрительно, но если эта жена вдруг исчезнет… Ее не убедит никакое объяснение.
        - Тогда скажите ей правду!
        - Это приведет к скандалу и нанесет вред вашей репутации, да и моей тоже.
        Но вы пострадаете больше меня, так как репутация леди - очень хрупкая вещь. Я же не хочу, чтобы вы страдали, Джемайма.
        Она бросила на него раздраженный взгляд.
        - Неужели вы думаете, что меня это волнует? Подобные соображения меня никогда ни в коей мере не трогали!
        - Возможно. - Роб пожал плечами. - Но для меня это важно, поскольку затрагивает мою честь. Я не могу допустить, чтобы была задета ваша репутация.
        Джемайма вздохнула.
        - В таком случае я выдумаю причину, по которой смогу остаться в Лондоне. У меня может заболеть мама…
        - И будет болеть постоянно и постоянно требовать вашего присутствия?
        Вполне возможная причина, но не очень убедительная.
        - Тогда скажите леди Маргрит, что я вас бросила… - Джемайма замолчала, увидев, как рассердился Роб.
        - Я не смогу этого сделать, Джемайма. Если только это… не соответствует действительности.
        Они долго смотрели друг другу в глаза, и Джемайма первая отвела взгляд.
        Она знала, что обидела его. Они не собирались соблюдать брачные обеты, но… все переменилось, и образовалась нить, тянущаяся от нее к этому человеку.
        - Простите, Роб, - наконец вымолвила Джемайма. - Мне не следовало говорить такое.
        Роб немного успокоился. Хотя тень от деревьев падала ему на лицо, Джемайма видела, какой у него пристальный взгляд. Она смутилась и, помолчав, сказала: - Дело не в том, что я не справлюсь с обязанностями графини Селборн, но думаю, что кое-кто сочтет меня неподходящей для этой роли. Я уверена, что леди Маргрит не пожелала бы, чтобы вы женились на дочке коммерсанта, даже будь у меня приличное приданое.
        - Моя бабушка больше грозится, чем на самом деле сердится, - с грустью сказал Роб. - Но если уж вы ей понравитесь, то поймете, что она - самая добрая из всех бабушек.
        Джемайма не поверила этому.
        - И когда же у нее появятся ко мне добрые чувства? До или после того, как мы ей скажем, что я - дочь трубочиста?
        У Роба напрягся подбородок.
        - Я не стыжусь того, что женился на вас, Джемайма, кем бы вы ни были. Если ваше происхождение станет известно, что же - так тому и быть. Если кто-то не захочет с вами знаться, то он перестанет числиться среди моих друзей. - Он взял ее за руку, и их пальцы сплелись. - Вы моя жена, Джемайма, а остальное неважно.
        Джемайма улыбнулась. Она-то знала, что все намного сложнее. Семья Роба едва ли обрадуется его женитьбе на девушке из низов, да и сельская знать не простит ему этого. Она помнила слова Джека о высокомерии и самоуважении.
        А между тем Роб уселся поближе к ней, и сквозь шелк платья она почувствовала его бедро. Джемайма отодвинулась на край скамьи. Когда Роб так близко, она плохо соображает.
        - Джемайма? - раздался его озабоченный голос. - Джемайма, вам нехорошо?
        Глаза его возбужденно блестели, и Джемайме сделалось жарко.
        - Нет, что вы! Благодарю вас, но меня просто клонит ко сну от солнца…
        - Если вы хотите вздремнуть, то, пожалуйста, положите голову мне на грудь, а я вас обниму, - предложил он, выразительно глядя на нее.
        Джемайма покраснела и отскочила от него, представив, как это будет выглядеть со стороны.
        - Я никогда не позволю себе подобное неприличие, милорд. К тому же мы с вами разговариваем о деле.
        - Да, разговариваем, - пробормотал Роб. - А все остальное может подождать.
        Джемайма нахмурилась.
        - Милорд, остального не будет. Если я соглашусь на ваш план, то мы притворимся, что у нас брак по любви, но никакой любви не будет.
        - Разумеется. - Роб поднял брови. - Значит, вы склонны согласиться со мной, Джемайма?

        Глава восьмая

        - Право, не знаю, - задумчиво сказала Джемайма. - Я так мечтала о школе. Очень трудно отказаться от чего-то, к чему так сильно стремился.
        Роб кивнул.
        - Мне это понятно, но если вы поедете со мной в Делаваль, то сможете открыть столько школ, сколько пожелаете.
        - Вы почти убедили меня, милорд! - Джемайма рассмеялась.
        Роб наклонился к ней.
        - Я понимаю, что в какой-то мере обманул вас, Джемайма. Мы заключили соглашение, а теперь я прошу вас об изменении условий, но… я буду счастлив, если вы поможете мне восстановить дом в Делавале. В деревне нужна школа, и почему бы вам не последовать примеру миссис Монтагью?
        Джемайма мгновенно загорелась этой мыслью, но призвала себя к благоразумию.
        - Сомневаюсь, что графине Селборн прилично давать уроки.
        - Ну, не самой… Вы можете заниматься благотворительностью… Ведь ваша наставница как раз это и делала? Что вас не устраивает?
        Джемайма усмехнулась.
        - Милорд, я всю жизнь работала и не привыкла сидеть без дела.
        Роб засмеялся.
        - Джемайма, уверяю вас, в Делавале полно дел и работы вам хватит! Дом разваливается!
        - А как быть с расторжением брака, милорд? - Джемайма украдкой взглянула на Роба. - Я вас правильно поняла - сейчас этого не произойдет?
        - Нет, - ответил он, - расторжения брака не будет.
        У Джемаймы дрогнуло сердце. Но, несмотря на всю свою доброту, он никогда не собирался сделать ее настоящей графиней Селборн…
        - Не забывайте, - с трудом вымолвила она, - что первоначально в ваши намерения не входило обременить себя женой.
        - Правильно, но это вначале, а сейчас мне очень этого захотелось, - медленно произнес Роб. - Вы - моя жена, Джемайма, и я горжусь этим.
        Джемайма выдернула руку, встала и отошла от скамейки в тень большого дуба.
        Она была потрясена и прижала руки к лицу.
        - Этого не должно было произойти, - сказала она.
        Роб подошел к ней и с нежностью повернул к себе ее лицо, ласково коснувшись щеки.
        - Если вы действительно против этого, то я объясню все моей семье. Мы очутились в таком положении по моей вине, и вы не должны пострадать, дорогая. Я не нарушу наш уговор.
        У Джемаймы поникли плечи. Как раз этого она и требовала, и все же…
        Джемайма взглянула на Роба.
        - Я не буду послушной женой, - сказала она и увидела, как Роб расплылся в улыбке.
        - По мне, так лучше иметь жену, которая поможет восстановить Делаваль, чем избалованную леди, не желающую испачкать ручки.
        Джемайма не могла не улыбнуться в ответ. Роб потянул ее подальше в тень широких ветвей дуба.
        - Значит, вы поедете со мной в Делаваль? - серьезно спросил он.
        - Да, поеду, - волнуясь, ответила Джемайма.
        - Я очень рад.
        Джемайма чувствовала, что заливается краской. Она редко краснела, но Роб обладал удивительной способностью - она краснела, стоило ему просто посмотреть на нее. Но надо прояснить еще кое- что, и это «кое-что» ее очень тревожило. Она нервно кашлянула и спросила: - А как быть с браком по любви, который мы станем разыгрывать?
        - Да, действительно? - Роб улыбнулся.
        - Я… - Джемайма с трудом подыскивала слова, что ей было несвойственно. - Я… беспокоюсь… должна быть полная ясность в том, что наш брак - обман. Я хочу сказать… что он будет только называться браком…
        Роб улыбнулся еще шире.
        - Конечно.
        Джемайма знала, что джентльмены весьма настойчивы в своем желании добиться того, чего им хочется, и легкомыслие Роба показалось ей очень подозрительным. Он уже целовал ее, и она чувствовала, что нравится ему.
        - Меня волнует, точно ли мы договорились, - повторила Джемайма и, сделав для смелости глубокий вдох, закончила: - Я предпочла бы платонические отношения.
        Роб засмеялся.
        - И я тоже. По крайней мере на какое-то время.
        Джемайма нахмурилась.
        - Да? Но почему?
        Он иронично поднял брови.
        - Вы собираетесь меня переубедить?
        - Нет, конечно, нет! Вас я почти не знаю и не привыкла предлагать себя джентльменам. - Джемайма разволновалась.
        - Просто… обычно джентльмены сами… насколько мне известно…
        - Да? Вы так опытны в отношениях с джентльменами?
        Взяв ее за руку, Роб водил пальцами по запястью.
        У Джемаймы закололо кожу и бешено забился пульс.
        - Нет, это не так. Вам известно мое мнение о любви. Несмотря на свое происхождение, я не опытна в… амурных делах. Джентльмены пытались ухаживать за мной, но…
        Джемайма смутилась, в ее глазах сквозило отчаяние.
        - Но вы не уступили? - спросил Роб и улыбнулся.
        Джемайма теребила поля соломенной шляпы. Не стоит обсуждать личные дела с Робом. Она всегда отличалась сдержанностью, а теперь что-то слишком разоткровенничалась.
        - Мой опыт или отсутствие такового к делу не относится, - сказала она. - Мы говорили о возможном браке по любви. Само собой разумеется, что, какое бы впечатление мы ни производили на окружающих, наш брак - фиктивный. - Джемайма, нервничая, сжала ладони. - Я плохо знаю вас, Роб, и близкие отношения меня угнетали бы.
        Роб протянул руку и убрал с ее лица выбившиеся пряди волос.
        - Я понимаю, Джемайма. Понимаю ваши колебания. Было бы странно, если бы вы чувствовали себя непринужденно со мной - ведь мы знакомы совсем недавно. Но, невзирая на вашу сдержанность, мне хочется думать, что со временем между нами возникнут теплые чувства.
        От неловкости Джемайму охватил жар. Она всегда считала физическую притягательность опасной ловушкой, а любовь - чувством, которое делает человека уязвимым и ведет к большому горю, как у Джека, когда он влюбился в Бет Россер. Она умышленно избегала и того, и другого. И вот теперь этот мужчина - ее муж - сумел разрушить эту уверенность одним- единственным прикосновением. Она испугалась.
        - Вы говорили, что удовлетворитесь фиктивным браком, - напомнила она Робу.
        - Если это не так, то признайтесь сейчас. Важно быть честным.
        Роб вздохнул и сунул руки в карманы.
        - Я сказал, что удовлетворюсь платоническими отношениями на какое-то время. Повторяю - на какое-то время. - Он криво усмехнулся. - Боюсь, что моя природа находится в противоречии с необходимостью.
        Джемайма была заинтригована. Человеческая природа - это понятно, а вот необходимость…
        - Что вы имеете в виду, милорд, говоря о необходимости?
        Роб взял ее за руку и потянул вниз. Он сел на сухую траву и усадил ее рядом.
        - Я должен сообщить вам одну вещь, - очень серьезно сказал он, - о которой говорить совершенно не хочется. Вы помните условия завещания моего отца?
        - Конечно. Ведь именно из-за этого мы здесь.
        - Правильно. Видите ли, моя бабушка умерла от той же эпидемии, что и родители. - Роб заколебался, но продолжил: - Она была немного эксцентрична и оставила мне наследство в сорок тысяч фунтов при одном условии.
        - И что же это за условие?
        Роб рисовал пальцем круги на сухой траве и не смотрел на Джемайму.
        - Она потребовала, чтобы я оставался холостым сто дней и тем самым доказал, что достоин ее наследства. - Он поднял голову. - Вам смешно?
        - Простите. - Она разразилась хохотом. - Но это действительно смешно, Роб!
        Разве ваш отец и бабушка не знали, что завещает каждый из них?
        - Надеюсь, не знали, иначе это было бы с их стороны непростительной жестокостью.
        Джемайма посмотрела на него - ее глаза все еще смеялись.
        - Неудивительно, что вы захотели жениться на незнакомке и расстаться с ней в день бракосочетания. Жениться на женщине, которую уже знаешь, и потом быть вынужденным раскрыть условия завещаний… Крайне неловко!
        Роб выразительно на нее посмотрел.
        - Спасибо, что указали мне на это обстоятельство. Для меня и без ваших слов все ужасно неприятно.
        Джемайма снова подавила смех.
        - Несомненно, что женись вы на знакомой леди, то воздержание превратилось бы для вас в кошмар!
        Роб смерил ее таким взглядом, что ей расхотелось смеяться.
        - Вот в том-то и дело, моя милая Джемайма. Как я уже говорил, природа и необходимость не согласуются.
        Джемайма отвернулась и стала мять в пальцах травинку.
        - Давайте еще раз все обдумаем, - предложила она. - Вы же не отрицаете, что жить рядом будет очень трудно, так как это может привести к интимным отношениям.
        - Вот тогда мы все и выясним, - ответил Роб.
        Джемайма взглянула на него и быстро отвела глаза.
        - Так наш брак остается фиктивным?
        - Временно. - Роб подвинулся к ней поближе. - Джемайма, должен признаться, что не представляю, как я вынесу платонический брак больше ста дней. Да и это превратится в пытку.
        Джемайма покраснела. Роб Селборн ей очень нравился, и поцелуи его были приятны, но она не хотела угодить по неосмотрительности в любовные сети. Она решила тоже быть с ним честной.
        - Благодарю вас, Роб, за откровенность. Я не собираюсь притворяться, что вы мне безразличны, да и не смогу, потому что все мои утверждения рухнут от одного вашего поцелуя. Но… - она протянула руку, отстраняя его, так как он наклонился к ней, - у меня все-таки имеются определенные сомнения.
        - Конечно. Я сознаю, что должен заслужить ваше доверие, Джемайма. - Он погладил ее по руке. - У меня в запасе восемьдесят пять дней, чтобы добиться благосклонности собственной жены…
        У Джемаймы перехватило дыхание.
        - Вы хотите сказать… вы собираетесь… Роб улыбнулся.
        - Я собираюсь соблазнить вас, Джемайма. К концу периода навязанного мне воздержания я намерен добиться того, что мы оба захотим вкусить радости брачного ложа. Я вас предупредил.

        Была уже вторая половина дня, когда они покинули сад «Грейз инн» и пошли к реке. Джемайма хранила молчание, и Роб не знал, о чем она думает. Она оставила без ответа его последние слова, лишь сдержанно сказав, что голодна и что шампанское ударило ей в голову. Она взяла Роба под руку и повела в сторону порта. Надеюсь, мы не очутимся снова в пивной, подумал он.
        Роб не хотел пугать Джемайму, но считал важным, чтобы она поняла: этот брак, начавшийся как фиктивный, вечно таковым не будет. Когда в саду он недвусмысленно заявил о своих намерениях, она ничего не ответила, лишь в широко раскрытых глазах промелькнули опасение и стыдливый интерес. Губы у нее слегка приоткрылись, и Робу ужасно захотелось их поцеловать. Он видел, как порозовело ее лицо при мысли о его ухаживании и как в результате внутренней борьбы осторожность одержала верх над возбужденным воображением. Он был почти у цели, и в следующий раз, когда заговорит с ней о любви, ответ будет иным. Роб решил действовать медленно, но верно.
        А пока что им необходимо перекусить. За стойкой на углу Кинг-стрит они съели по тарелке горохового супа и печеную картошку. Роб, который прежде никогда не отваживался ходить безоружным по узким улочкам около реки, был поражен тем, что увидел. Суп оказался вкусным и горячим, а пока они ели, их обступили с десяток мальчишек, для которых Роб и Джемайма были чем-то вроде актеров на сцене. Мальчишки переговаривались с Джемаймой - она, оказывается, знала этих босоногих, одетых в лохмотья трубочистов, прислужников в кабачках, конюхов и портовых сорванцов. А когда они уходили и один из мальчишек спросил у нее, кто «этот франт», она с улыбкой ответила: - Мой муж.
        Она взяла Роба под руку, и он почувствовал прилив счастья.
        Они бродили вдоль берега, взявшись за руки. Наконец Джемайма сказала: - Мне пора домой. Я обещала маме не задерживаться допоздна. Она думает, что я у подруги. Я скажу ей сегодня вечером, где была на самом деле. Отец отсутствует - прочищает трубы в доме герцога Бедфордского - и вернется только завтра. Вы можете заехать за мной утром, когда будете готовы…
        Роб задумчиво бросил в воду камешек. Ему не хотелось расставаться с ней даже на несколько часов.
        - Это наша первая брачная ночь, - напомнил он.
        - Да. И вы проведете ее у себя дома, а я - у себя, - улыбнулась Джемайма.
        - Засыпая, думайте о бабушкиных сорока тысячах фунтов, милорд.

        Глава девятая

        Когда на следующий день новобрачные граф и графиня Селборн отправились в Оксфордшир, мысли Роба занимали не сорок тысяч фунтов, а восемьдесят три дня, оставшиеся до срока выполнения условий бабушкиного завещания. Чем больше он старался не думать о времени воздержания, тем труднее ему было сосредоточиться на чем-нибудь еще. Тщетные попытки отвлечься от мыслей о физической близости с собственной женой привели к прямо противоположному результату - ему безумно хотелось именно этого. Прошлой ночью он лежал без сна, думая о Джемайме, вспоминая, как задрожали у нее губы, когда он поцеловал ее во время бракосочетания. Он сгорал от желания снова поцеловать ее.
        Карета ехала по сельской местности. Роб прикрыл глаза. Восемьдесят три дня… Это означает - конец августа, весь сентябрь, октябрь и половина ноября… Он чуть не застонал. Надо обуздать свою страсть, а иначе сойдешь с ума.
        С того момента, как они утром отъехали с Большой Портлендской улицы, Роб был не в состоянии думать о чем-нибудь, кроме жены. Джемайма выглядела восхитительно в дорожном платье темно-зеленого цвета, которое обрисовывало округлости ее стройной фигуры. Он оценил элегантность наряда, но ему захотелось тут же снять с нее это платье.
        И еще ее духи. От Джемаймы пахло цветами: сладкий, легкий запах, точно такой же, как у жасмина, росшего у южной стены особняка в Делавале, когда он в последний раз был там. Роб жаждал упиться этим запахом, припав к ее коже, и это желание уводило его в мир несбыточных мечтаний.
        Джемайма настояла, чтобы они ехали с открытым окном, поскольку день выдался жаркий, и постепенно запах жасмина смешался с запахом свежескошенного сена, отчего желания Роба еще больше разгорелись. Он ерзал на сиденье, и Джемайма, хоть и была поглощена созерцанием пейзажа, заметила это. Роб пожалел, что не поехал верхом. После пяти часов мучений он так устал, что вздохнул с облегчением, когда они прибыли в Баррингтон и въехали на постоялый двор.
        В отличие от Роба Джемайма весь день была невозмутима. Она любовалась сельскими видами и деревнями, мимо которых они проезжали. И теперь, когда они стали устраиваться на ночлег, она тоже выглядела спокойной, не в пример возбужденному Робу. Наверное, у нее нет причин для волнения, уныло подумал он.
        Пусть Джемайма и не отвергала его поцелуи, и даже отвечала на них, но она многое от него скрывает. Она - загадочная особа, эта маленькая трубочистка, которой первые уроки преподала улица. А затем, благодаря стараниям миссис Монтагью, она превратилась в благородную леди. Должно пройти время, чтобы как следует узнать ее, и еще больше времени потребуется на то, чтобы завоевать ее доверие. Но у него впереди не один месяц… месяцы, чтобы поухаживать за собственной женой. Только бы совладать с порывами страсти!
        Благим намерениям Роба был нанесен удар, когда хозяин, услужливо кланяясь, извинился за то, что постоялый двор переполнен и им придется довольствоваться лишь гостиной и маленькой спальней.
        Роб был готов сразу же ехать дальше в Делаваль, до которого оставалось всего двадцать миль, но у кареты разваливалось колесо, да и вечер приближался. Поэтому он решил переночевать, хотя мысль спать в одной комнате и - что еще хуже - в одной постели с женой привела его в мрачное и раздраженное состояние.

        - Очень мило, - сказала Джемайма, когда хозяин провел их в уединенный уголок столовой и послал мальчишку за едой. Ей понравились низкие потолки трактира и выложенный золотистыми плитками пол. - Я бы хотела, если можно, кружку эля и тушеную баранину, мистер Хинтон.
        Хозяин не смог скрыть удивления и переспросил: - Кружку эля, миледи? - Он хмыкнул. - Да, конечно… А вам, милорд?
        - То же самое, мистер Хинтон, - ответил Роб, стараясь не рассмеяться, глядя на оскорбленное лицо хозяина. Он повернулся к Джемайме. - Думаю, что вы станете в местном обществе законодательницей новой моды для дам - пить эль!
        Джемайма уселась на длинную деревянную скамью и, нисколько не смутившись, ответила: - Я выпью совсем чуть-чуть, милорд. В нашем положении было бы слишком безрассудно выпить лишнего, не так ли?
        Роб задумчиво посмотрел на нее.
        - Я тоже постараюсь, чтобы самообладание меня не подвело, - улыбнулся он.
        Джемайма вздохнула. Она предвидела, что последующие несколько месяцев будут трудными во многих отношениях.
        Какую молодую леди не привела бы в восторг возможность стать графиней? Но только не ее. Она достаточно практична и сознает, что это не дастся легко. Придется приложить немало усилий, чтобы научиться вести хозяйство в огромном доме - ее ведь к этому не готовили, да и о жизни в деревне она ничего не знает. А соседи и друзья, с которыми надо будет встречаться?
        А… сам Роб?
        Джемайма потягивала эль и поглядывала на мужа. Он обладал способностью вызывать к себе почтение, не прикладывая к этому никаких усилий, и при этом он никого не подавлял. Роб не был денди, хотя очень нравился Джемайме своей небрежной элегантностью. Ей еще не приходилось проводить пять часов, сидя рядом с мужчиной в замкнутом пространстве кареты. Это было непривычно, но достаточно приятно. Они с Робом беседовали о самых разных вещах, которые приходили в голову: о том, сколько времени занимает путь из Лондона в Делаваль, об урожае на полях, мимо которых проезжали. Но, ловя на себе полный желания, пристальный взгляд Роба, она чувствовала, как краснеет. И вот сейчас, видя, что Роб снова так же смотрит на нее, она перевела разговор в безопасное русло: - Вы говорите, милорд, что до Делаваля осталось двадцать миль. Где мы находимся?
        - Недалеко от города Берфорда, - ответил Роб. - Мы около поместья герцога Мерлина в Мерлинчейзе. Оттуда, чтобы доехать до Делаваля, надо свернуть к югу…
        Джемайма услыхала имя герцога и застыла от ужаса. Ее затошнило, зазвенело в ушах, она была на грани обморока.
        Герцог Мерлин. Мерлинчейз. Там живет Тилли. Она понятия не имела, что ее племянница находится так близко от Делаваля.
        После разговора с Джеком она больше не думала о том, чтобы разыскать Тилли, и вот теперь судьба распорядилась так, что она должна, вопреки своему первоначальному желанию, сделать все возможное, чтобы избежать встречи с племянницей.
        - Я думала… - Ее голос прозвучал хрипло, и она прокашлялась. - Я думала, что герцог Мерлин живет где-то в Глостершире…
        - Да, он там живет. - Роб поднял голову. - Джемайма, что с вами? Вы побледнели.
        - Я? Да… - Джемайма справилась с волнением и, взяв вилку, поковыряла мясо, затем отложила вилку и выпила эля, который смягчил пересохшие губы, но вкуса она не почувствовала. - Я не предполагала… Ведь Мерлины занимают слишком высокое положение в свете, чтобы общаться с нами.
        - Вовсе нет, - сказал Роб. - Мы нанесем им визит, как только устроимся в Делавале. Племянник герцога, Берти Першор, - мой закадычный приятель, а Мерлин - мой крестный.
        У Джемаймы задрожала в руках кружка, и эль пролился на дубовый стол. Роб с удивлением посмотрел на нее.
        - Герцог - ваш крестный? Боже праведный! - произнесла она первое, что пришло в голову.
        - Не стоит придавать этому особого значения. Мерлин - милейший человек.
        Вам он понравится.
        У Джемаймы не было ни малейшего желания когда-либо встречаться с герцогом, но не скажешь ведь этого Робу. Она с унынием подумала, что ей придется найти массу отговорок, чтобы избежать встречи с его крестным. Джемайма собралась с мыслями. Никакой опасности пока нет. Делаваль находится в двадцати милях отсюда, в Оксфордшире, и маловероятно, что она когда-нибудь встретится с Тилли. Если только девочка не очень на нее похожа, никому в голову не придет, что они - родственницы. Джемайма почувствовала, как устала. Она подумала было, не рассказать ли Робу о Тилли, но не решилась.
        Хватит того, что он сделал графиней Селборн дочь трубочиста. А тут еще новость о том, что ее незаконнорожденная племянница - воспитанница его крестного… Нет, с этим лучше подождать, пока она не узнает его поближе.
        Джемайма посмотрела на Роба. Он ел жаркое и, кажется, не подозревал, что ее внезапная бледность происходит от чего-то другого, а не вызвана вполне объяснимым опасением встретиться с кем-то из его знакомых. Джемайма продолжила еду. Мясо было горячим и вкусным, и она, проглотив несколько кусочков, почувствовала себя лучше. Когда-нибудь она расскажет Робу о Тилли. Между ними не должно быть никаких секретов.
        - Как вы думаете, хозяин разведет огонь? - Она нарочно переменила тему разговора. - Правда, день сегодня теплый, но в таких старых каменных домах всегда прохладно.
        Они попросили об этом хозяина, а он, извиняясь, сказал: - Простите, милорд, миледи, но трубы жутко дымят. С ними хлопот не оберешься. Зимой чуть не лишился из-за этого постояльцев. А сколько денег ушло на трубочиста! Он приехал аж из Оксфорда, запросил три гинеи - и все без толку!
        - А вы пробовали запустить в трубу гуся? - спросила Джемайма. - Он захлопает крыльями и смахнет копоть вниз.
        - Я думал об этом, миледи, но гусь - любимец моей жены, и она скорее собственного ребенка туда засунет, чем его!
        Да и копоть больно густая. Тут гусь не поможет.
        Джемайма допила эль и сказала: - В таком случае я знаю, что надо сделать. У вас есть дробовик, мистер Хинтон?
        Хозяин недоуменно посмотрел на нее.
        - Конечно, есть, мэм. У любого деревенского есть ружье.
        - Принесите его. И захватите большие простыни.
        Хозяин, ничего не понимая, торопливо вышел и вернулся со старым дробовиком, женой и четырьмя любопытными ребятишками, а также стопкой простыней и дворняжкой.
        - Расстелите простыни около камина, - распорядилась Джемайма, - туда будет сыпаться сажа, а одну повесьте на балку - она послужит занавеской. Роберт, подвиньте, пожалуйста, стол. Спасибо.
        Теперь, мистер Хинтон, возьмите ружье, встаньте внутрь камина и стреляйте прямо в трубу.
        - Мадам! - ужаснулся хозяин.
        - Уж не хотите ли вы, чтобы я это сделала? - спросила Джемайма.
        Вокруг собрались постояльцы и в изумлении наблюдали за тем, как хозяин залез в камин, нацелил ружье в трубу и выстрелил. Дом дрогнул. На дворе гуси и куры начали громко кричать и квохтать, а птицы взлетели с деревьев, поднимая сильный шум. Дамы заткнули уши и завизжали, лишь одна Джемайма стояла руки в боки и улыбалась. Послышался грохот, словно рядом по дороге проехала телега, и из трубы прямо на голову хозяина со свистом посыпалась сажа.
        - Простите, - извинилась Джемайма, едва удерживаясь от смеха. - Я забыла предупредить вас.
        Хозяин отряхнулся.
        - Ну и дела, черт возьми! Вы стоите больше, чем любой модный трубочист, леди Селборн, клянусь! - отряхиваясь, словно собачонка, и улыбаясь во весь рот, сказал хозяин.
        - Спасибо, - скромно ответила Джемайма.
        Постояльцы, поняв, что трактир не рухнет, захлопали в ладоши и вернулись доедать ужин. Хозяева подобрали грязные от сажи простыни и ушли, а Джемайма снова села за стол и, как ни в чем не бывало, занялась жарким, бросив на Роба невинный взгляд.
        - В чем дело, милорд? Вы хотите, чтобы я так же прочистила к зиме трубы в Делавале?
        Роб был немного ошеломлен.
        - Господи, Джемайма, вы просто великолепны! И в жаркое ни пылинки не попало!
        - Я думала, вы поняли, что я собираюсь сделать, когда я послала за дробовиком, - сказала Джемайма, поглощая мясо.
        - Я догадался. Мне, наверное, следовало вас остановить, но, боюсь, я не тот муж, который способен на это.
        - Никто не пострадал, а хозяин очень благодарен. Правда… сначала эль, а потом печная труба… - Джемайма смотрела на Роба, склонив голову набок. - Должна признать, что вы весьма терпеливы, Роберт Селборн. Как далеко вы позволите мне зайти, прежде чем остановите?
        Ярко-голубые и карие глаза встретились.
        - Не испытывайте меня, Джемайма, - слегка улыбнулся Роб. - Иначе вы будете удивлены.
        Джемайма вспомнила, какая железная воля скрывается за внешним хладнокровием Роба, и вздрогнула.

        - Мы можем положить валик посередине кровати, - предложила Джемайма, когда позже вечером они вошли в спальню. - Уверена, что это поможет.
        Но Роб не был так уверен, как она. Его немного отвлекла прочистка печной трубы, но по мере того, как вечер клонился к ночи, его с новой силой стали преследовать сладострастные мысли. Он, словно зачарованный, смотрел на Джемайму. Она допивала эль, положив локти на стол, отчего вырез платья немного опустился и открылась заманчивая ложбинка на груди.
        Пламя свечи бросало отблески на ее оживленное лицо, и он с трудом соображал, что отвечать, когда она о чем-то спрашивала.
        И вот они одни в спальне, и Роб чувствует, что вот-вот разорвется от напряжения.
        - Сначала ко сну приготовлюсь я, - заявила Джемайма. - А вы будьте любезны выйти. Когда я лягу, вы вернетесь…
        Роб чуть не застонал. У него перед глазами возник образ Джемаймы, лежащей в ночной рубашке на большой, на четырех столбиках, кровати с пологом. И это всего лишь мысли, а что будет, когда он на самом деле увидит ее в постели? Он переминался с ноги на ногу, предчувствуя мучительную ночь.
        - Я мог бы спать в кресле, - сказал он, кивнув на неудобное на вид кресло, что стояло около камина. Ему безразлично, где находиться - в кресле, в постели или в пивной, - так как он все равно не сомкнет глаз.
        Джемайму это, кажется, повеселило.
        - Как хотите, милорд, - ответила она.
        - Разумеется, я не хочу, - выдавил из себя Роб. - Любому мало-мальски сообразительному человеку очевидно, что мне хочется разделить с вами постель… во всех смыслах… - Он замолк, стараясь взять себя в руки, и увидел, что взгляд Джемаймы упал на его брюки. Щеки у нее зарделись - она заметила, как натянулась материя в определенном месте. Она стояла, прижав к груди ночную рубашку, и выглядела такой юной и невинной. Роб мысленно выругался и сказал более мягким тоном: - Простите меня, Джемайма. Я не хотел выглядеть грубым. Просто… - Он беспомощно махнул рукой. - Кажется, этот брак все же огромная ошибка…
        Его слова лишь усугубили положение, так как теперь Джемайма выглядела совсем несчастной.
        - Я хочу сказать, что ошибка жениться на той… на вас… кто так мне нравится. Лучше бы мне жениться на кузине Огасте. Ее присутствие в постели ничего для меня не значило бы.
        Джемайма тихонько засмеялась, и вид у нее был уже не такой горестный.
        - Пожалуйста, не беспокойтесь, милорд. Я буду спать на полу.
        - Вы с ума сошли?
        Голубые глаза Джемаймы с удивлением смотрели на него.
        - Нисколько. Я просто подумала, что вы могли бы лечь на кровать, а я - на пол. Я с детства привыкла спать на полу.
        - Охотно верю, но графине Селборн не пристало спать на полу.
        Роб сознавал, что это звучит напыщенно. Джемайма смерила его презрительным взглядом.
        - Боже мой, Роберт, какой же вы сноб!
        - И тем не менее… На полу буду спать я. Мне частенько приходилось спать на земле во время военных походов.
        - Хорошо, - спокойно сказала Джемайма. - Тогда мы оба ляжем на пол, а кровать предложим какому-нибудь знатному путешественнику.
        Они посмотрели друг на друга и залились смехом.
        - Я удаляюсь в гостиную, - сказал Роб, - а когда вернусь, то надеюсь застать вас спящей, Джемайма. И на кровати.
        - Хорошо, Роберт.

        Внизу в гостиной умытый хозяин трактира весело что-то мурлыкал около разведенного в камине огня. Мистер Хинтон протянул Робу бокал бренди.
        - Это за мой счет, милорд, и с благодарностью миледи за то, что подсказала, как прочистить трубу. - Он помолчал.
        - Я и не знал, что вы женились, милорд. Миледи из наших мест?
        - Нет, - ответил Роб. - Джемайма из Лондона. Хозяин сосредоточенно наморщил лоб.
        - Кого же она мне напоминает? Я вспомню. Может, в этих краях живет ее семья?
        - Нет, насколько мне известно.
        Интересно, сколько мне еще торчать в гостиной? - подумал Роб. Здесь, правда, тепло и от бренди хочется спать. С другой стороны, вид Джемаймы в постели, скорее всего, разбудит в нем желание, которое не успело разогреть спиртное.
        Лучше напиться до бесчувствия, когда уже ни на что не способен!
        Прошло полчаса, и Роб пропустил еще две рюмочки бренди. Решив, что Джемайма наверняка уснула, он тихонько поднялся по лестнице и открыл дверь спальни. У него вырвался вздох облегчения и разочарования, когда он увидел на постели спящую фигуру. На первый взгляд казалось, что там лежало двое, поскольку Джемайма водрузила на середину кровати толстый валик, оставив свободным узенькое пространство.
        Горела всего одна свеча, и при ее свете Роб увидел, что жена почти полностью скрыта под одеялом. Это хорошо. Он отвернулся, чтобы не видеть лица Джемаймы и блестящих иссиня-черных волос, разметавшихся по подушке. Роб быстро стянул одежду, задул свечу и тихонько улегся на оставленное ему крошечное пространство. Он затаил дыхание, но, как оказалось, сделал это зря - рядом с ним, а вернее по другую сторону гигантского валика, раздавалось размеренное дыхание Джемаймы. Робу стало обидно, что она так быстро уснула. Валик не доходил до подушек, и Роб, ворочаясь с боку на бок, чтобы устроиться поудобнее, заметил, что прядь волос Джемаймы лежит на его подушке и щекочет ему нос. Он с нежностью коснулся мягкой прядки, пахнущей жасмином. Этот запах он вдыхал и раньше. Он поборол искушение отодвинуть валик, обнять Джемайму и запустить руки в густые, черные как уголь волосы. При слабом лунном свете он различил ее лицо, бледное и серьезное, словно у статуи святой. Темные ресницы выделялись на гладких белых щеках, а губы слегка приподнялись в улыбке. Так хотелось ее поцеловать! У Роба заныло тело от
неудовлетворенного желания. Он лег на бок и стал смотреть на ее лицо, озаренное луной. Носик у нее немного задран, а брови - вразлет. Она выглядела такой юной. Да она и была юна, просто жизненный опыт Джемаймы совсем не такой, как у большинства молодых леди ее возраста… Но он будет последним негодяем, если сейчас разбудит ее и навяжет ей близость, воспользовавшись тем, что она не благородного происхождения. Ему следует обходиться с ней особенно уважительно как раз из-за ее происхождения. Да он и не может заниматься с ней любовью, так как тогда не унаследует сорок тысяч фунтов.
        Роб повернулся на спину. Сон не приходил, и он лежал с открытыми глазами.
        Он начал считать в уме овец, тщетно пытаясь заснуть, но, дойдя до четырех тысяч девятисот семидесяти трех, сдался.
        Что такого ужасно случится, если нарушить условия завещания? Он соврет Черчуарду, скажет, что брачных отношений не было.
        Правда, Джемайма может забеременеть, и это уже будет довольно трудно объяснить… Рассердившись на себя за то, что помыслил о подобном обмане, Роб перевернулся на живот и зарылся носом в подушку. Подушка пахла Джемаймой. Запах был нежный, сладкий и свежий.
        Роб дошел до предела и изо всех сил дернул валик. Раздался звук рвущейся материи, но валик не сдвинулся с места.
        Джемайма вздохнула и повернулась к Робу спиной. Интересно, она спит или нет?
        - Джемайма, - прошептал он. Ответа не последовало. - Джемайма! - позвал он погромче. Джемайма дышала ровно и глубоко. - Джемайма!! - закричал Роб.
        Из соседней комнаты заколотили в стену, да так сильно, что посыпалась штукатурка. Джемайма не пошевелилась.
        Роб растянулся на матрасе и через минуту уснул.

        Он проснулся на заре, когда неяркий утренний свет проник в спальню, и почти сразу понял, что он один в постели.
        Приподнявшись на локте, Роб огляделся. Половина кровати, где лежала Джемайма, была пуста. Валик по-прежнему находился посередине, но на другой стороне - никого.
        Роб сел.
        Джемайма, такая маленькая и хрупкая, лежала, свернувшись словно котенок, на плаще около камина. Роб улыбнулся.
        Привычка - вторая натура. Роб встал с кровати и поднял Джемайму на руки. Ее головка покоилась у него на плече, а волосы рассыпались по его голой груди. Какая она невесомая! Да ей холодно! Роб отнес ее в постель и хотел накрыть одеялом, но тут в неясном свете увидел обнаженные ноги Джемаймы. Ножки были такие же маленькие и изящные, как и вся ее фигурка. Роб взял в ладонь ступню и провел по ней пальцем. Кожа оказалась шершавой. На ней проступали шрамы, рубцы и темные пятна от ожогов. Роб нащупал выпуклый рубец сбоку ступни и долго смотрел на него. Ему приходилось видеть ожоги и следы побоев, но сейчас все это он увидел на теле Джемаймы. Он знал, что она ребенком лазила по печным трубам, но это было давно и словно происходило не с ней. Какой же он наивный! Узкоплечий ребенок, неважно, девочка или мальчик, как нельзя лучше подходил для лазанья по дымоходам, а такой человек, как Альфред Джуэлл, и в начале своей карьеры, когда был бедняком, и потом, разбогатев, не стеснялся использовать собственных детей.
        Джемайму заставляли карабкаться по трубам, она обжигала ноги в тлеющей саже и, спасаясь от густого дыма, из последних сил старалась выбраться наружу, чтобы не задохнуться. Его Джемайму! Роба охватила такая сильная ярость, что ему захотелось разнести что-нибудь вдребезги. Лучше всего Альфреда Джуэлла, но вместо него сойдет что угодно. Гнев был настолько велик, что его затошнило. Когда он чуть отошел, то удивился тому, что испытывает такие сильные чувства к едва знакомой девушке. Джемайма… Она - его ответственность, и он будет защищать ее ценой собственной жизни.
        Он стащил валик с кровати, порвав при этом ткань, лег рядом с женой и обнял ее. Она прижалась к нему с доверчивостью спящего ребенка. Роб осторожно обнимал ее, как будто она была фарфоровая статуэтка.

        Когда Джемайма открыла глаза, то комната уже была залита солнцем. Она лежала одна в постели, куда ее уложил, очевидно, Роб.
        Ночью она проснулась и не смогла больше заснуть.
        Тогда она тихонько встала и подошла к окну. Город Берфорд находился где-то на востоке, а за ним - обширное поместье Мерлинчейз, владение герцога Мерлина. Там, так близко и так далеко, жила ее племянница.
        Джемайме было пятнадцать и она училась в школе, когда родилась Тилли. Она знала, что Джек влюблен в Бет Россер, судомойку в лондонском доме герцога Мерлина на Бедфордской площади. Он познакомился с ней, когда чистил там трубы.
        Бет была миниатюрная и худенькая. Она выглядела изможденной оттого, что постоянно была у всех в доме на побегушках.
        Добрая и милая в обращении Бет дружила с Джемаймой и влюбилась в Джека. Он приносил ей маленькие подарки и слонялся у дверей, надеясь увидеть ее. Он никогда о ней не рассказывал, но порой впадал в задумчивость. Такого мечтательного взгляда у него с тех пор никто не видел.
        Бет забеременела, и начались неприятности. Она скрывала это, но когда Джек узнал, то немедленно решил на ней жениться. В то время Джемайма проводила каникулы дома и услышала, спрятавшись за дверью, как Джек ругался с отцом.
        Альфред Джуэлл не позволил единственному сыну загубить свою жизнь, женившись на девушке, которую он презрительно обозвал кухонной девкой, и усомнился, является ли Джек отцом ребенка. Он рассмеялся Джеку в лицо, когда тот пытался настаивать на женитьбе. Влюбленные убежали и попытались тайком обвенчаться, но Джуэлл их поймал. Джека он вернул домой и избил, а Бет вышвырнул на улицу. Джек отсутствовал две недели, и его обнаружили в Ньюгейтской тюрьме, куда он попал за пьяную драку. Его вполне могли бы сослать на каторгу, если бы Альфред Джуэлл не откупился изрядным штрафом.
        А Бет тем временем исчезла. Из дома Мерлинов ее выгнали. Она нашлась в трактире
«Голова сарацина», хозяйка которого дала знать Джуэллам, что у Бет начались преждевременные роды. Ребенок выжил, но Бет умерла от истощения и потери крови. Единственный раз Джемайма видела, как плачет Джек.
        Альфред Джуэлл отправился к герцогу Мерлину и договорился с ним о том, чтобы младенца оставили в имении. После этого Джуэлл забыл и думать о девочке. Потрясенная случившимся, Джемайма вернулась обратно в школу. А Джек… С тех пор он очень изменился.
        И вот теперь, находясь поблизости от Тилли, Джемайма испытывала огромную потребность увидеть племянницу, убедиться, что она здорова. За прошедшие шесть лет Джемайма частенько думала о том, какая из себя девочка: с темными кудрями и черными, как у Джека, глазами или светленькая и белокожая, как Бет, и с таким же очаровательным личиком.
        С другой стороны, разумнее избегать Тилли и герцога Мерлина. Джек был прав, когда говорил, что ей лучше не искушать судьбу, иначе она попадет в щекотливое положение. Джек не хотел, чтобы она вмешивалась, и она должна уважать его желание. Бет Россер умерла, и с прошлым покончено.
        Джемайма устроилась на полу у камина и, натянув на себя бархатную накидку, потерлась щекой о мягкую материю.
        Роб сказал, что она не должна спать на полу. Не забраться ли обратно в постель и не прижаться ли к Робу? Он мог бы ее утешить, но все-таки он почти незнакомец, и пока что она не может ему доверять.
        Она свернулась клубочком под плащом и вспомнила, как детьми они с Джеком спали прямо внутри каминов на золе и саже. С тех пор прошло много времени, но порой ей казалось, что ничего не изменилось.

        Глава десятая

        Карета проехала между воротными столбами и двинулась дальше по северной аллее к Делаваль-Холлу. Джемайма замерла на краешке сиденья, и у нее засосало под ложечкой. Хотя всю дорогу от Лондона до Оксфордшира ее величали «миледи», только сейчас до нее дошло, что она - графиня Селборн. С обеих сторон расступился густой лес, и вдалеке показался белый каменный дом. Ей предстоит стать хозяйкой Делаваля! От страха Джемайму охватила дрожь.
        Последнюю часть путешествия Роб провел в седле. Был ясный, прохладный день, с холмов дул ветер и гнал по голубому небу белые облачка, похожие на пушистых овечек. Замечательный день для возвращения домой! Джемайма следила не только за пейзажем, но и за мужем, который возвращался домой после пяти лет отсутствия. Роб с едва сдерживаемым волнением смотрел на следы запустения: на лужайках - трава по пояс, обвалившаяся ограда и заросшие дорожки. Он старался сохранить невозмутимый вид, однако это давалось ему с большим трудом.
        Джемайма поняла, что очень плохо знает этого мужчину - своего мужа.
        Карета развернулась на подъездной дорожке и остановилась. Лакей в ливрее подбежал открыть дверцу. Роб говорил, что Черчуард позаботился о том, чтобы в доме были наняты слуги, и теперь они выстроились на ступеньках лестницы поприветствовать господ. Незнакомый страх сжал сердце Джемаймы. Ее не научили быть обходительной хозяйкой, но придется ею стать.
        Роб стоял у кареты и подал ей руку. Его прикосновение было приятно, и она улыбнулась. Он улыбнулся в ответ, но она почувствовала, что его мысли не здесь, а, скорее всего, уже в доме, который показался Джемайме нескладным сооружением.
        Дом был в три этажа, с неразмерно выступающей, громоздкой верхней частью, высокими окнами и множеством лепнины.
        Неужели Роб не видит уродливости Делаваля?
        Дворецкий вышел вперед и представил им слуг. Эта процедура заняла много времени. Джемайма кивала и улыбалась, пока у нее не заныло лицо. От волнения она не запомнила среди моря людей всех имен. В памяти запечатлелась, подобно спасательному кругу, экономка миссис Коул и маленькая девочка, дочка управляющего поместьем, которая подошла к Джемайме с букетиком васильков и пролепетала «добро пожаловать». Джемайма обняла ребенка и от избытка чувств едва не расплакалась, но слуги остались довольны.
        Потом Роб повел ее к двери и вдруг, подхватив на руки, перенес через порог и поставил на блестящий плиточный пол вестибюля.
        - Добро пожаловать в мой дом, - радостно произнес он.
        Джемайма увидела, как он горд и доволен. Дом - вот его подлинная любовь, подумала она, и ей стало немного завидно.

        Спустя три недели, проведенные в Делавале, Джемайма была вынуждена признать, что все идет не так, как она предполагала. Никаких разговоров о приобретении фортепьяно и о сельских школах больше не велось. Ей понадобились лишь старые платья, и она с утра до вечера занималась тем, что терла полы, мыла окна, стирала белье, и все для того, чтобы Делаваль превратился из заброшенного жилища в изысканный загородный дом. Она работала наравне со слугами и через три недели узнала их лучше, чем мужа, так как все это время Роб бывал с ней крайне редко, и она уже начала опасаться, не забыла ли, как он выглядит. Что ж, это неудивительно. Она работала в доме, а Роб ездил на фермы, обсуждал дела с управляющим, покупал на рынках скот и сельскохозяйственный инвентарь, поскольку мистер Черчуард выделил ему часть отцовского наследства, перешедшего к нему после женитьбы. Джемайма обижалась на то, что Роб отдалился от нее. Выходит, что она ничем не отличается от слуг, но тем по крайней мере платят. Она помнила, как ее взволновали его слова о том, что он собирается за ней ухаживать. Джемайма кисло усмехнулась. Роб
совершенно не обращает на нее внимания. Он обрел свою давнюю любовь - дом.
        Вначале слуги с неодобрением смотрели на то, что Джемайма работает вместе с ними, но спустя какое-то время начали это ценить. Экономка миссис Коул по-матерински относилась к Джемайме и настаивала на том, чтобы она каждый день отдыхала в оранжерее и выходила погулять. У Джемаймы не было здесь знакомых, соседям Роб явно не собирался ее представлять, и поэтому у нее вошло в привычку прогуливаться по саду и близлежащим полям, когда позволяла погода.
        Уже наступила середина сентября, и в воздухе ощущалось приближение осени.
        Джемайма, обследуя окрестности, пришла к выводу, что Делаваль - очень красивое поместье, чего не скажешь про дом. Длинная лесистая подъездная аллея вела к фасаду, а парк позади дома был заброшен: неухоженные кусты роз росли вперемешку с черной смородиной, жимолостью, наперстянкой и чабрецом; мак, крапива и дикая петрушка заполонили все кругом. На заросшей сорняками подъездной дорожке бродили павлины, а в теплицах они свили гнезда.
        Во время одной из прогулок Джемайма увидела вдалеке Роба - он беседовал с управляющим о починке ограды вокруг пастбища. Пока она раздумывала, не подойти ли к ним, Роб уехал. Поскольку Джемайма не ездила верхом, то не могла присоединиться к нему в поездках, да он и не приглашал ее, хотя на конюшне уже стояли очень милая, послушная кобылка, верховая лошадь Роба и несколько гужевых лошадей.
        Джемайме ничего не оставалось, как бродить по заросшим лесным тропинкам, вдыхать запах трав и сухого папоротника, пробираться сквозь заросли крапивы и рассматривать бабочек, птиц и зверьков. До сих пор ей не приходилось жить в деревне. Непривычный ритм деревенской жизни приводил в замешательство.
        Ночи были очень темные, и звезды на небе сияли подобно брильянтам, а тишина казалась живой. Однажды, услыхав доносившийся из леса крик оленя, Джемайма едва не умерла от страха.
        Окрестности привлекали своей красотой, и вскоре ей все стало нравиться: росинки на паутине, стелившейся по траве, стук дятла в лесу и шелест ветра в ветвях деревьев. Как-то рано утром во время прогулки она увидела в конце дороги лису.
        Лиса посмотрела на Джемайму бездонными золотистыми глазами, затем повернулась и медленно пошла прочь. Джемайме хотелось поделиться своими наблюдениями с Робом, задать ему вопросы, но ему, видно, было не до нее. Он торопился успеть сделать как можно больше до зимы. Весна принесет им новые надежды, а пока Джемайма с тоской думала не только об уютной вилле в Туикнеме, но даже о доме на Большой Портлендской улице. Джек не умел писать, а мама нацарапала несколько строк, пожелав ей счастья в новой жизни. Как Джек и предполагал, Альфред Джуэлл выкинул строптивую дочку из своей жизни. Миссис Джуэлл заверила Джемайму, что не сообщила мужу ее адрес и то, что дочь стала графиней. Она боялась, что Альфред захочет извлечь выгоду из неожиданного родства с аристократами. Прочитав письмо, Джемайма расплакалась. Сколько всего мама не смогла написать! Но нечего предаваться хандре и жалеть себя из-за того, что все обернулось не совсем так, как она ожидала! Роб увлечен Делавалем, а не ею. Но он ведь женился на ней лишь для того, чтобы получить Делаваль, и, если ей не нравится новое житье, ничего не попишешь. Она -
графиня. У нее есть уродливый особняк и верные слуги, а со временем она приспособится к изменениям в своей жизни. Но то, что у них с Робом ненормальные отношения, было ясно не только ей.
        Как-то она услышала разговор миссис Коул со старшей горничной. Джемайма выходила, чтобы принести чистой воды для мытья окон, и служанки думали, что они одни.
        - Просто позор! Его милость целыми днями занят в имении, а маленькая графиня работает в доме. Они совсем не бывают вместе, двух слов друг другу не скажут!
        - Они так устают, что им не до разговоров… и до всего остального тоже, - ответила горничная. - Тилбури говорит, что дверь между их спальнями всегда заперта.
        - Ах ты! В деревне говорят, что это брак по расчету. Я слыхала, леди Маргрит вернулась из Лондона. Интересно, что она об этом думает?
        - Скажет небось, чтобы поскорее заводили наследника, - захихикала горничная. - Ну и ну, миссис Коул! Он такой красивый мужчина, и ее милость такая хорошенькая. А вообще-то благородных не поймешь!
        Миссис Коул со стоном выпрямилась и уперлась руками в бока.
        - Скажи на милость, Дейзи, зачем скрести до блеска Делаваль, готовя дом для наследника, если лорд и леди Селборн и не думают его заводить…
        - Полагаю, мы займемся этим, когда придет время, - сказала Джемайма. Она вошла с кувшином воды и с грохотом поставила его на подоконник. - Это занятие идет под номером двести в моем списке неотложных дел, миссис Коул, после выбивания штор в комнате для гостей!
        Экономка осталась стоять с раскрытым ртом, а горничная залилась краской.
        - Прошу прощения, мэм, я вас не увидела.
        - Ничего страшного, - ответила Джемайма. - Это тем не менее правда.
        Извините меня - я знаю, что мне не положено обращать внимание на подобные замечания, но я выросла в семье, где прямо говорят то, что думают, поэтому я не смогла промолчать.
        - Да, мэм. - Экономка была смущена и удивлена словами хозяйки. - Я почищу подсвечники в зале, хорошо, мэм?
        - Да, пожалуйста, - ответила Джемайма. Она дождалась, когда за служанками закрылась дверь, и расхохоталась.
        Но замечание экономки не выходило у нее из головы. То, что слуги сплетничают, - в порядке вещей, да и закрытую дверь между их с Робом спальнями они не могли не видеть. Наверняка они это заметили в первую же ночь. Джемайма знала, что леди не должна из-за этого переживать, но она не леди.
        Новость о возвращении бабушки Роба тоже ее взволновала. Пройдет немного времени, и заявится леди Маргрит, чтобы узнать, как обстоят у них дела после столь стремительной женитьбы. Колкостей им не избежать.
        Джемайма собиралась поговорить с Робом после обеда, но он прислал сказать, что извиняется, обедать не будет и ложится спать. Джемайма сидела в прибранной гостиной и рассеянно листала страницы женского журнала полуторагодичной давности, а внутри у нее все кипело. Когда она отправилась спать, то изо всех сил подергала ручку двери в комнату Роба, но никаких звуков оттуда не доносилось.

        Следующий день был очень жаркий и солнечный. Джемайма провела его, проветривая комнаты для гостей, хотя навряд ли кто-то когда-нибудь будет приглашен в Делаваль. Мебель была старомодная, но прочная, и прослужит еще долго.
        Джемайма знала, что Роб пока не думает о том, чтобы сменить внутреннее убранство. Все отцовские деньги уйдут на восстановление поместья и ферм, чтобы Делаваль снова приносил доход. Деньги бабушки, если он их унаследует, тоже пойдут туда же. Джемайма развешивала одеяла на веревке, натянутой между яблонь, и вновь размышляла о том, что Робу будет не трудно выполнить условия бабушкиного завещания. Трудности начнутся по истечении ста дней, когда выяснится, что они забыли имена друг друга. А сколько им было сказано слов о том, что он станет ухаживать за собственной женой! Если у него такое представление об ухаживании, то, значит, мужчины еще менее сведущи в сердечных делах, чем она предполагала.

        Джемайма продолжала дуться до вечера, а когда наконец вернулся Роб после тяжелого, жаркого дня, проведенного на нижнем пастбище, она, подождав минут десять, решительным шагом направилась к его спальне и громко постучала в дверь.
        Спустя минуту дверь открыл камердинер Тилбури. Джемайма увидела Роба - он стоял у комода и мылся в большом белом тазу. Лицо у него было мокрое и на волосах блестели капельки воды. У Джемаймы все внутри сжалось. Его лицо и руки загорели от работы на солнце, но около шеи, там, где кожу закрывала рубашка, выделялась светлая полоска, до которой Джемайме захотелось дотронуться. Но вместо этого она воинственно скрестила руки на груди и, невзирая на волнение, вошла.
        - Могу я поговорить с вами, Роберт?
        Тилбури готовил вещи Роба к вечерней трапезе, и его присутствие было не слышно и не заметно, как это бывает у вышколенных слуг. Джемайма впервые очутилась в комнате Роба и с интересом огляделась. Комната, точно такая же, как у нее, была обставлена старинной мебелью. Над каминной полкой висели портреты родителей Роба, а на маленьком столике красовалась целая коллекция фарфоровых блюд, привезенных, вероятно, Робом из Индии, когда он там служил. Я совсем ничего не знаю о его вкусах и интересах, тоскливо подумала Джемайма.
        Роб, увидев стоящую на пороге Джемайму, вопросительно поднял брови и потянулся за полотенцем.
        - Спасибо, Тилбури. Оставь нас, пожалуйста.
        Камердинер бесшумно удалился, закрыв за собой дверь. Джемайма осталась с глазу на глаз с Робом… и забыла, зачем пришла.
        - Добрый вечер, Джемайма. - Роб вытер руки и опустил закатанные рукава. - Что вы хотели мне сказать?
        - Я хотела поговорить с вами без присутствия слуг и могу сделать это только сейчас, так как одного застать вас невозможно.
        Роб бросил полотенце на спинку кровати. Он выглядел усталым, измучившись от работы весь день на жаре. Джемайме стало стыдно, но она тут же спохватилась. У нее забот тоже хватает!
        - В чем дело? - тихо спросил Роб.
        - Роб… просто я беспокоюсь о вас. Вы такой усталый! Нельзя же убивать себя работой.
        Роб раздраженно взглянул на нее.
        - Вы не знаете сельской жизни, Джемайма. Сейчас самое напряженное время.
        Мы не можем сидеть и ждать зимы, когда коровники разваливаются, а сено гниет на полях.
        - Возможно, вы правы в том, что я почти ничего не смыслю в деревенской жизни, - стараясь не раздражаться, сказала она, - но вы не уделили ни минутки, чтобы меня просветить. Когда вы говорили о восстановлении Делаваля, я думала, что мы вместе будем работать в имении. Но, если судить по тому времени, какое мы проводим друг с другом, мы словно живем в разных местах.
        Роб провел рукой по влажным волосам.
        - Джемайма, я очень устал…
        - Вы вечно устаете! - взорвалась Джемайма. - За обедом от усталости вы едва можете есть, не говоря уже о том, чтобы поговорить со мной! А потом мы расходимся по спальням, дверь между которыми заперта. Слуги это заметили, и они меня жалеют!
        - Так вот что вас волнует? Вам следует научиться не обращать внимания на сплетни слуг.
        Джемайма уперлась руками в бока.
        - Леди Селборн из Делаваля должна быть выше этого, не так ли?
        - Разумеется.
        - Но она не выше того, чтобы скрести полы и стирать занавески! Либо то, либо другое, Роберт. Я начинаю считать себя одной из служанок, о которых вы так пренебрежительно говорите!
        На лице Роба появилось замкнутое, упрямое выражение.
        - Джемайма, я слишком устал, чтобы обсуждать это сейчас. Я хотел бы как следует умыться и одеться к обеду, а пока вы здесь, я не могу это сделать.
        Джемайму бросило в жар от возмущения.
        - В таком случае где мы можем поговорить? У вас есть время на все… кроме меня. За месяц, прошедший с того дня, как мы поженились, я знаю о вас не больше, чем раньше!
        Роб стянул через голову рубашку и отбросил в сторону. Джемайма мгновенно отвела взгляд от его широкой, мускулистой груди.
        - Я считал, - сказал Роб, - что в Лондоне вы выразили желание держаться от меня подальше. Вы передумали? В этом все дело?
        Краска залила щеки Джемаймы.
        - Нет, конечно! Как же вы самонадеянны! Я не собираюсь заставлять вас общаться со мной.
        - Простите, - подчеркнуто вежливо произнес Роб. - Мне показалось, что вы именно это и делаете.
        Они замолчали. Джемайму от возмущения лихорадило. Почему мужчины, когда захотят, бывают такие внимательные и обворожительные, а потом являют собой полную противоположность? Говорят, что мужчина, ухаживающий за женщиной, похож на апрель, а женатый - на декабрь, но она не ожидала, что все произойдет настолько быстро. Роб задобрил ее и уговорил принять его предложение, а теперь, получив то, что хотел, отстранил от себя, занимаясь более важными делами, такими как молочный скот и стадо овец.
        - Здесь необходимо вымыть пол, - вдруг заявила она. - Раз считается, что я это хорошо делаю… - Она схватила таз и выплеснула воду на мужа. К счастью, таз был наполнен не до краев, а иначе протек бы потолок внизу в столовой и все ее усилия предыдущей недели пошли бы насмарку. А пока что Роб, отплевываясь и отряхиваясь, закричал: - Черт возьми! Вот негодница!
        - А вы - напыщенный дурак! - крикнула в ответ Джемайма. - Жаль, что я этого не знала до того, как вышла за вас!
        Роб схватил ее за руки. С него капала мыльная вода, и тонкое хлопчатобумажное платье Джемаймы тут же вымокло и сделалось прозрачным, словно намокшая промокательная бумага. Она пыталась вырваться, но оказалась крепко прижатой к груди Роба. Джемайма почувствовала, что тело Роба пышет жаром.
        - Отпустите меня!
        - Минутку, - ласково произнес Роб. - Кто бы мог подумать, что вы такая вспыльчивая?
        - Поделом вам, раз женились на дочке простолюдина! Если вам нужна безжизненная аристократка, то женились бы на вашей кузине!
        - Я просто в восторге от того, что сделал, - ответил Роб. Он слегка отстранил ее, вглядываясь в разгневанное личико. Джемайма увидела, что глаза у Роба смеются… и ноги у нее задрожали.
        Это никуда не годится! Но как тут станешь сердиться, когда ее предательское тело так восприимчиво к его прикосновениям?
        - Отпустите меня, - снова, но теперь еле слышно, сказала она.
        Роб едва касался ее, и она могла свободно отойти - и тем не менее этого не сделала. У него потемнели глаза, он наклонил голову, чтобы поцеловать ее, но она хлопнула его по руке.
        - О нет! Прежде объяснитесь со мной!
        Роб со смехом отпустил ее. Глаза его смотрели дерзко.
        - Итак, я в вашем распоряжении. Вы хотели поговорить со мной. Догадываюсь, что не о пересудах слуг.
        - Конечно, не об этом. - Джемайма нервничала, и мысли у нее разбегались. - Я слышала, что ваша бабушка вернулась из Лондона.
        Роб был поражен.
        - Неужели? Проклятье! Я так надеялся, что она пробудет там подольше.
        - Боюсь, что она уже в Суон-Парке и, несомненно, вскоре нанесет нам визит.
        И я не сомневаюсь в том, что о сплетнях она тоже узнает.
        Роб нахмурился и вскочил с кровати.
        - Полагаю, что нам следует спать в одной комнате, хотя бы для вида.
        - Нет, благодарю вас, - ответила Джемайма. - Я не хочу спать в одной комнате с мужчиной, который избегает меня днем. Возможно, мои взгляды недостаточно аристократичны, но я буду чувствовать себя скорее любовницей, чем женой.
        - Быть любовницей - это несколько большее, чем спать в одной комнате, Джемайма. Я могу показать…
        - Нет, спасибо. - Джемайма очень волновалась, но глаза не отвела. - Вы - нахал, Роберт Селборн. Вы не обращаете на меня внимания уже три с половиной недели и после этого ожидаете…
        - Она замолчала, так как Роб остановился около нее. Глаза его по-прежнему смотрели дерзко.
        - Чего же я ожидаю?
        - Ну, не ждете же вы, что я буду спать с вами, - отрезала Джемайма. - У вас в запасе еще шестьдесят пять дней!
        - Шестьдесят четыре, - уточнил Роб. - Зачем прибавлять лишние дни? - Взор у него погас. Он сел рядом с ней на подоконник и взял ее за руку. - Джемайма, вы хоть представляете, почему я так долго вас избегал?
        - Конечно, не представляю, поскольку вы не сочли нужным мне об этом сообщить, - сверкнув глазами, ответила она.
        - Откуда я могу это знать, раз вы со мной не разговариваете? Я пришла к выводу, что вы слишком увлечены своим безобразным домом и поместьем, Роберт.
        - Делаваль вовсе не безобразный! - оскорбился Роб. Он произнес это с такой болью, словно она обидела его любимца. - Как вы можете так говорить?
        Джемайма рассмеялась.
        - Роберт, дом - просто уродец. Вы либо слепы, либо настолько его любите, что не видите этого. Хотя в нем есть определенное очарование.
        - Думаю, что вы это разглядели - вы его так отмыли, что он блестит как новенький, - сказал Роб.
        Джемайма немного смягчилась.
        - Я очень старалась. Спасибо, что вы заметили. Пальцы Роба сжали ей руку.
        - Я замечаю все, что касается вас, Джемайма. - Он слегка коснулся ее щеки.
        - Вижу, как завиваются у вас волосы, когда бывают влажными, и полоску между бровей, когда вы хмуритесь… - Он дотронулся до ее лба. - И то, как темнеют у вас глаза, как только я хочу вас поцеловать. - Роб наклонился. - Они становятся похожими на синее небо, чуть затуманенное облачком. А ресницы при этом дрожат…
        Джемайма хотела оттолкнуть его и дотронулась до голого плеча. Забывшись, она провела пальцем по теплой коже. Роб засмеялся.
        - Вот я вас и поймал. - Глаза у него весело блестели и были полны желания.
        Джемайма поскорее отодвинулась от него. Она дрожала, но решила во что бы то ни стало высказаться.
        - Роберт, вы все внимание уделяли Делавалю, а не мне. Поместье для вас словно безжалостный надсмотрщик. - Она склонила голову набок и взглянула на него. - Или чересчур требовательная любовница.
        Роб усмехнулся.
        - Думаю, что немного переусердствовал в последний месяц…
        - Немного?
        Роб виновато улыбнулся.
        - Вы шесть раз не пришли к обеду, а пять раз возвращались так поздно, что я даже этого не услышала. Иногда я не вижу вас целый день. Мне не нравится, что вы изводите себя работой, - поколебавшись, сказала она. - Это не идет вам на пользу…
        - Как приятна такая забота. - Роб поцеловал ее в щеку. - Хотите узнать и другую причину моих отсутствий?
        От его близости у Джемаймы сильно забилось сердце. Небритая щека Роба царапала ее гладкую щечку, и она отскочила от него.
        - Я умышленно избегал вас, Джемайма, - тихо произнес он. - Кроме вас, я почти ни о чем не думаю. И когда строю ограду, чиню коровник или обсуждаю покупку семян с Джефсоном…
        Гнев у Джемаймы утих.
        - Как романтично, Роберт. Пожалуйста, продолжайте.
        Роб запустил пальцы в волосы.
        - Вы можете смеяться, Джемайма, но вы не подозреваете об угрожающей вам опасности. Я думал, что если буду проводить каждый день вне дома и работать до изнеможения, то так устану, что у меня не останется времени… на любовные терзания. - Он внезапно встал. - Но все получилось наоборот - от физического труда я стал еще более…
        - Пылким?
        - Похотливым, безнравственным, сладострастным. - Роб бросал на нее свирепые взгляды.
        - Неосмотрительным и опрометчивым, - ласковым тоном закончила Джемайма и улыбнулась. - Ох, Роберт…
        - Это не смешно, - раздраженно сказал он.
        - Конечно, не смешно. - Джемайма соскользнула с подоконника, подошла к Робу и положила ладони ему на грудь. - Однако вы могли бы сказать мне об этом.
        - Нет, не мог. Если об этом говорить, будет еще хуже. Тогда я стану еще больше думать о вас, потом захочу поцеловать. Сказать по правде, не только поцеловать. Я уже говорил - вы не представляете, какая опасность вам грозит.
        - Но из-за того, что вы не сказали мне, почему меня избегаете, я решила, что не нравлюсь вам, - сказала Джемайма.
        - Я подумала, что Делаваль для вас все и поэтому ваше внимание уделено только ему.
        Роб засмеялся.
        - Мне больше хотелось уделить все внимание вам…
        Джемайма быстро сделала шаг назад.
        - Вы же знаете, что не можете так поступить.
        - А вы возражали бы, если б я это сделал? Совсем недавно вы были к этому не склонны, моя дорогая. Я не забыл, что вы считаете любовь ловушкой.
        - Не знаю. - Джемайма покраснела. - Но я думала о вас, Роберт. Это правда.
        - Дорогая моя! - с восторгом воскликнул Роб.
        - Но еще осталось шестьдесят четыре дня, - напомнила она.
        Роб протянул руку и заключил Джемайму в объятия. Он не целовал ее, а просто крепко прижимал к груди, что было очень приятно. Джемайму волновал запах сандалового дерева, которым пахла его кожа. Ей захотелось слизнуть с лица Роба капельки пота и воды. Она уткнулась раскрасневшимся лицом ему в грудь.
        - Роберт, разве желание провести время с собственным мужем - вульгарно?
        - Это не модно, - со смехом ответил он. - Впрочем, как и отчаянное желание поцеловать собственную жену. Боюсь, что мы оба друг друга стоим.
        Джемайма приложила палец к его губам.
        - Подождите! Вы не можете меня целовать.
        - Джемайма, пожалуйста, - застонал Роб.
        - Нет, ни в коем случае. Мы же в вашей спальне…
        - Один поцелуй не нарушит обета безбрачия, - сказал он.
        - Это зависит от…
        - От поцелуя?
        - От того, что понимать под безбрачием. Он покачал головой.
        - Сейчас я не склонен втягиваться в философскую беседу. Может быть, завтра, когда мы вместе поедем верхом.
        - Но я не умею ездить верхом.
        - Значит, я вас научу. Страсть у нас с вами сразу улетучится, так как через несколько минут мы начнем браниться, поэтому давайте лучше сейчас воспользуемся…
        Джемайма проскользнула под его рукой и побежала к двери.
        - Когда научите меня ездить верхом, вот тогда и подумаете о том, нарушат поцелуи условия завещания или нет.
        - Джемайма! Вот проклятье! - крикнул Роб.
        Но жена юркнула в дверь, ведущую в ее спальню, и он услышал, как щелкнул замок.
        - Надеюсь, что вы способная ученица и быстро научитесь, - пробормотал он, глядя на закрытую дверь, - или я умру от воздержания.

        Глава одиннадцатая

        Уроки верховой езды стали для Джемаймы испытанием. Она не боялась лошадей, так как привыкла к ломовым лошадям на лондонских улицах, но быстро поняла, что не обладает талантом наездницы и - хотя Роб был с ней очень терпелив - что никогда не научится так же четко и властно управлять своей кобылкой, как он своим черным жеребцом Стрелком. Роб рассказал ей, что научился ездить верхом еще мальчиком, и это сразу было видно. Находясь в седле, он настолько грациозно двигался в унисон с лошадью, что у Джемаймы дух захватывало от восторга. Увы, в езде Джемаймы не было ни плавности, ни грациозности, от натуги она задыхалась, а кобылка взбрыкивала. После того как Джемайма два раза съехала набок с седла и Поппи прокатила ее, словно мешок с углем, она отказалась от дальнейших попыток и пересела в двуколку, запряженную спокойной старой лошадкой, способной лишь на неторопливую рысь. Таким образом они передвигались по имению - Роб медленно ехал рядом с кабриолетом и показывал Джемайме окрестности. Стрелок очень редко проявлял норов, и тогда Роб пускал коня галопом, а Джемайма наблюдала, как муж скачет по полям и
исчезает вдалеке.
        - Роб, почему вы захотели уехать из Делаваля и поступить в армию? - спросила Джемайма, когда они как-то днем в конце сентября шли по северной аллее. - Странно, что вы решили оставить Делаваль, раз вы так его любите.
        Роб сунул руки в карманы поношенного охотничьего сюртука.
        - Дело в том, что мне постоянно указывали, что я должен делать, а что - нет, - криво усмехнувшись, ответил он. - А отчасти я так поступил потому, что верил - есть вещи, за которые стоит сражаться.
        - Что вы имеете в виду?
        - Родители запретили мне идти воевать, поэтому я… - он пожал плечами, - мне тут же это приспичило. Я всегда отличался непослушанием, а дедушка с бабушкой меня избаловали. У меня были свои представления о жизни, но я не умел обуздывать порывы.
        - Сейчас вы не производите такого впечатления, - удивилась Джемайма. - Вы кажетесь очень дисциплинированным. Это результат службы в армии?
        - Да. Я очень скоро повзрослел, когда столкнулся с настоящими трудностями и когда стал нести ответственность за людей. Индийская кампания показалась мне мальчишеским приключением, но вот когда я попал на Пиренеи… там все было иным. Я превратился в закаленного солдата и повидал многoe такое, о чем раньше и помыслить не мог. В общем, я понял, каким был избалованным юнцом.
        Они свернули на заросшую травой дорожку, которая ответвлялась от главной аллеи.
        - Вы почти не рассказываете о своем детстве в Делавале, - заметила Джемайма. - Вы были счастливы?
        - Да. - Роб огляделся вокруг. - Как можно не любить Делаваль? Я полюбил его всей душой еще мальчишкой.
        Джемайма улыбнулась, представив себе серьезного ребенка, страстно привязанного к дому.
        - А какие у вас были родители? Роб слегка нахмурился.
        - Я - поздний ребенок. Когда родилась сестра, маме уже исполнилось сорок лет, а спустя два года появился я. Я всегда ощущал, что нас с Камиллой и родителей разделяет целая пропасть… и дело было не только в их возрасте. Папа отличался холодностью в общении с детьми. До того как дед погиб на охоте - а это произошло спустя шестнадцать лет после моего рождения, - папа был виконтом Селборном. Он ожидал графского титула, и, возможно, это явилось причиной его сухости и раздражительности.
        - Наверное, странно жить в ожидании того, когда займешь место другого человека, - сказала Джемайма. - А ваш дедушка, вероятно, был крепким и бодрым.
        - О да. Если бы не несчастный случай, то он, думаю, прожил бы сто лет.
        - А что произошло?
        Роб указал в сторону леса.
        - Они отправились целой компанией пострелять фазанов, и дед взял с собой Ферди - моего кузена Ферди Селборна, с которым вы познакомились во время бракосочетания. Помните? - Джемайма кивнула.
        - Дед упал на собственное ружье и погиб. Ферди обезумел от ужаса. Ему было всего пятнадцать. Когда это случилось, там находились только он и загонщик.
        Они ничего не могли сделать - у деда снесло почти всю голову. Джемайма вздрогнула.
        - Какой кошмар! Бедняга Ферди.
        - Да. С тех пор он ни разу не ездил на охоту.
        - А загонщик?
        - Его звали Нейлор, и он работал конюхом в имении. Он ушел в армию, и больше его никто не видел.
        - И ваш отец наконец вступил в права наследства, хотя при обстоятельствах, каких никому не пожелаешь.
        - Да. Он унаследовал титул графа, но не сделался менее желчным. Мы жили вместе - бабушка, мои родители, Камилла и я - в Делавале, пока я не отправился в Индию.
        - Хотела бы я повстречаться с вашей бабушкой, - с улыбкой сказала Джемайма. - С леди, которая способна присовокупить к завещанию подобное условие, стоило бы познакомиться.
        - Вы ей понравились бы, - ответил Роб. - Она советовала мне жениться на девушке с характером, а не на кисейной барышне. Я рад, что своим выбором угодил бы ей.
        Джемайме был очень приятен этот комплимент. - Но ваш отец не одобрил бы меня. Ему навряд ли пришлась бы по душе дочь мастерового.
        - Да, мой отец был совсем другой. Он больше ценил происхождение, а не характер, - сказал Роб. - Он не особенно занимался мной и Камиллой, когда мы были детьми. Конечно, он был доволен, что мы появились на свет, но после этого ждал лишь удачного брака для Камиллы, а мне предназначалось взять на себя заботы по поместью, как полагалось наследнику.
        - И тогда вы пошли против его воли? Это, наверное, привело его в ужас.
        - Он был потрясен и разгневан, - признался Роб. - Я его ужасно разочаровал. Он подавлял меня - вот в чем заключалась трудность наших взаимоотношений. Мне был двадцать один год, а он хотел, чтобы я обзавелся семьей, родил наследника и занялся хозяйством. Этого от меня ждали столько, сколько я себя помню. - Он весь передернулся. - Камилла не оправдала надежд, но я ее не виню. Ее брак не был выгодным, по крайней мере по понятиям отца. Она влюбилась в морского офицера, который приезжал увидеться с братом, живущим по соседству.
        Камилла была настроена очень решительно. Капитан был из хорошей семьи, но и только. Папа не скрывал своей досады, хотя и дал согласие, поскольку Камилле уже минуло двадцать три, а женихами она не могла похвастаться. Тогда он сосредоточил все свои помыслы на мне, стараясь заставить поступать в соответствии с его желаниями.
        - А что случилось, когда вы заявили, что хотите служить в армии?
        Роб остановился, и Джемайма почувствовала, как он весь напрягся, хотя голос его прозвучал спокойно.
        - Как вы легко можете себе представить, разразился страшный скандал. Этого нужно было ожидать. Он пригрозил лишить меня наследства.
        - Но вы все же уехали.
        Роб чуть заметно улыбнулся.
        - Поместье находится в майоратном наследовании, и я знал, что он не может выгнать меня из Делаваля. Но… в общем, я уехал, оставив его разъяренным, а маму в слезах. Я уехал в Индию служить у сэра Артура Уэлсли, а затем - на Пиренеи. Я хотел совершить хоть какой-нибудь поступок, чтобы доказать свою самостоятельность. К тому же я думал, что Делаваль от меня никуда не уйдет. - Выражение его лица посуровело. - Делаваль дождался меня, но я не так себе это представлял. Поместье разрушено, а родители умерли. Я не могу забыть, что последние слова, сказанные нами друг другу, были сказаны в гневе.
        Джемайма подошла к нему и взяла его руки в свои. Ей захотелось утешить Роба, смягчить чувство вины, сжигавшее его.
        - Роберт, вы же не могли предвидеть, что это случится.
        - Нет. - Рука Роба на мгновение сжала ей пальцы. - Но мне хотелось бы помириться с отцом здесь, а не в ином мире.
        Джемайма приподнялась на цыпочки и поцеловала его в щеку.
        - Возможно, он это знает, - прошептала она. - Теперь вы здесь и так упорно трудитесь…
        Они посмотрели друг на друга, и Роб прижался щекой к ее волосам.
        - И вы тоже трудитесь. Джемайма, вы такая добрая. Не знаю, чем я вас заслужил.
        Они долго стояли неподвижно.
        - Вы женились на мне, потому что вам нравится бросать вызов условностям? - негромко спросила Джемайма.
        Роб приподнял ее лицо и улыбнулся.
        - Нет. Я женился на вас, потому что вы мне понравились. Я почти сразу захотел, чтобы вы были со мной. Я знал, что наш первоначальный уговор - это не то, к чему я стремился. - Он со вздохом отпустил ее. Глаза его смотрели печально. - Я и не предполагал, что выполнение условий завещания окажется таким трудным.
        Что-то во мне требует ради нашего же блага не приближаться к вам, но одновременно… - он взглянул ей в глаза, - мне хочется прямо противоположного…
        Джемайма была не в состоянии отвести глаза, и, несмотря на теплый день, ее зазнобило. Роб вопросительно смотрел на нее, а когда она шагнула к нему, он наклонил голову и коснулся губами ее губ.
        Джемайма боролась с искушением всего одно мгновение. Она знала, что не устоит - как только она закроет глаза, вихрь чувственности закружит ее, и она уступит.
        Это шло вразрез с ее представлениями о разумном поведении, с теми принципами, которым она всегда следовала, но сопротивляться было невозможно… потому что она этого не хотела. Она прижалась к Робу и в ответ поцеловала его. Ей показалось, что она падает в горячую, темную бездну, притягивающую ее к себе.
        Они стояли, тесно прижавшись, в тени нависшей над головами шуршащей листвы.

«Я женился на вас, потому что вы мне понравились». Нравиться и любить…
        Где кончается одно и начинается другое?
        Джемайма отодвинулась от Роба. Она была вся во власти чувств, которые только начинала понимать.
        - Роб… - Она расправила помявшийся лиф платья. - Мы не должны этого делать.
        - Почему нет, дорогая? - удивился он.
        - Я не хочу…
        Она избегала его глаз и замолкла, испугавшись того, что на самом деле хотела произнести: «Я не хочу влюбиться в вас… «А может, уже поздно останавливаться? Вот ужас! Она начинает влюбляться в собственного мужа и не может остановиться.
        - Я не хочу, чтобы мы совершили поступок, о котором потом пожалеем, - сказала она.
        Роб оперся рукой о ствол молодого дуба.
        - Что бы ни случилось, я не буду об этом сожалеть, Джемайма. - Он посмотрел на нее. - А вы?
        - Я так сказать не могу, - ответила Джемайма. - И не потому, что вы мне безразличны, Роб. Я хочу доверять вам, но… - Она замолчала. Ей не хотелось его обижать, но пока что она не полностью ему доверяет и чувствует себя беззащитной.
        Роб снова придвинулся к ней.
        - Джемайма, мы можем не спешить…
        Но руки и губы не слушались Роба. Он припал к ее рту, и губы Джемаймы приоткрылись. Поцелуй, крепкий и требовательный, потряс ее. От такого натиска ее охватила дрожь. Тепло его шелковистых губ, сладость языка разбудили ее чувственность, и решимость не уступить ему была поколеблена. Только инстинкт самосохранения не допустил, чтобы она полностью сдалась. Джемайма уперлась ладонью ему в грудь и отстранилась.
        - Вижу, что из вас получился бы неотразимый обольститель, Роберт Селборн, - задыхаясь, произнесла она, - если бы не условия завещания…
        - Не надо клеймить меня развратником. Будь я им, ни за что не отпустил бы вас из своей спальни в ту ночь.
        - Прошу отметить, что с тех пор я там не была.
        - Очень разумно с вашей стороны. Хоть я и не развратник, но и не монах.
        - Я всегда сочувствовала монахам. - Джемайма взяла Роба под руку.
        - А у меня нет ни малейшего желания входить в их положение, - произнес Роб, - так как я занят собственными переживаниями. Стоит мне взглянуть на вас, как я хочу уложить вас в постель…
        - Роберт!
        - Простите, Джемайма. Я всего лишь сказал правду. Вы предпочитаете, чтобы я лицемерил?
        - Нет. - Джемайма освободилась из его объятий. - Я предпочитаю, чтобы вы не забывали - остался пятьдесят один день. - Она криво усмехнулась. - А когда вы меня завоюете и сможете без помех заняться со мной любовью, я, возможно, вам больше не понадоблюсь…
        - Пятьдесят дней, - уточнил Роб, - а не пятьдесят один. И я твердо верю в то, что вам не удастся от меня улизнуть, госпожа моя жена.

        На следующее утро визит первого посетителя Делаваля застал Джемайму врасплох. Она забралась внутрь камина в библиотеке и внимательно рассматривала трубу, пытаясь выяснить, что застряло в дымоходе. Накануне они начали проверять все камины, так как к Михайлову дню 29 сентября, готовясь к зиме, обычно прочищались печные трубы. Джемайма углядела внутри труб птичьи гнезда и распорядилась вызвать трубочиста из Челтнема. Камин в библиотеке беспокоил ее больше всего, так как что-то застряло в середине дымохода. Она видела, что там торчит какой-то предмет, но не могла до него дотянуться.
        - Господи, дитя мое, что вы делаете?
        Голос леди Маргрит эхом разнесся по печной трубе. От неожиданности Джемайма чуть не ударилась головой. Она осторожно вылезла из камина, выпрямилась и вытерла руки фартуком. Капор у нее был испачкан, а на щеке красовалось черное пятно от сажи.
        - Доброе утро, мэм. Прошу меня извинить… Должен прийти трубочист, и я проверяла трубы, - сказала Джемайма, присев в реверансе перед бабушкой Роба.
        - Весьма необычно, - изрекла леди Маргрит. Она выглядела очень элегантно в шелковом коричневом платье в полоску, а шляпа и зонтик в тон платью подчеркивали изысканность наряда.
        Джемайма смутилась, так как сама выглядела неряхой.
        Летти бросилась к Джемайме и поцеловала в щеку.
        - Боже мой, Джемайма! - засмеялась Летти. - Роб просто безжалостный надсмотрщик, раз заставляет молодую жену работать! Мы такого наслушались!
        - Летти… - остановила внучку леди Маргрит и, повернувшись к Джемайме, сказала: - Вы с Робом достаточно долго пробыли вдвоем. Меня удивляет, как это вы еще друг другу не наскучили.
        Месяца полного одиночества вполне хватает, чтобы даже самые любящие муж и жена захотели увидеть кого-нибудь еще. - Она оглядела комнату. - А где же мой внук?
        - Мы с Робертом не часто бывали вместе с тех пор, как приехали в Делаваль, мэм, - сказала Джемайма. Она дернула шнурок звонка, чтобы приказать лакею принести угощение. - Роберт был занят по делам поместья, а я распоряжалась уборкой в доме. А сейчас он, кажется, сооружает ограду вокруг нижнего пастбища.
        Я пошлю за ним.
        - Правильно, - одобрительно кивнула леди Маргрит. - Я хочу сказать: правильно, что вы не проводите слишком много времени вместе. Но Роберту не подобает работать в поместье, словно чернорабочему. Если вам не хватает слуг, то я пришлю своих из Суон-Парка.
        Джемайма поймала взгляд Летти и с трудом удержалась от смеха, так как кузина Роба скорчила забавную рожицу, передразнивая бабушку-снобку. Это подбодрило Джемайму, и она решила стоять на своем.
        - Роберту очень нравится работать, мэм. Он не раз подчеркивал, как укрепляюще действует на него физический труд, - мягко заметила она, а про себя подумала: «Он действительно так считает, но не в том смысле, как это представляется леди Маргрит».
        - Нравится! - презрительно скривилась леди Маргрит. - Не могу понять, что нынче происходит с молодежью. - Она взяла с блюда, принесенного лакеем, кусочек пирога и, откусив, заметила: - Очень вкусно. Пожалуйста, похвалите вашу экономку.
        - Разумеется, мэм. - Джемайма была очень довольна, что сливовый пирог мамы оценили, но не собиралась уточнять, что хвалить надо вовсе не миссис Коул. Леди Маргрит, несомненно, подумает, что приготовление пирогов не может входить в круг интересов графини Селборн.
        - На следующей неделе у меня бал, и мы пришли вас пригласить, - сказала Летти, помешивая чай. - У вас есть танцевальная карточка? Я надеюсь, что вы с Робертом придете и встретитесь с нашими общими знакомыми.
        Джемайма не знала, что ответить. Не хотелось разочаровывать Летти, чье дружеское расположение было ей очень приятно, но этот визит мог обернуться неприятностью. Ей совершенно не хотелось натолкнуться на кого-нибудь, кто сочтет ее внешность знакомой либо из-за сходства с Тилли, либо потому, что ее видели на свадьбе Энн Селборн. С другой стороны, не может же она вести уединенную жизнь и превратиться в графиню-затворницу.
        Соседи подумают, что она не в своем уме.
        Ей необходимо поговорить с Робом - и о племяннице и о том, что следует рассказать его семье о происхождении жены. Но, взглянув на леди Маргрит, Джемайма решила пока от этого воздержаться.
        - Простите, - сказала она. - Летти, я бы очень хотела побывать на балу, но боюсь, что мне нечего надеть, а купить наряд в Челтнеме уже нет времени.
        По лицу Летти было видно, как она расстроилась. Джемайме стало стыдно.
        - Давайте поедем послезавтра в Берфорд, - предложила Летти. - Там есть модный магазин мадам Белинды. Я уверена, что у нее найдется все необходимое для бала.
        - Берфорд? - переспросила Джемайма. Она помнила, что это близко от Мерлинчейза. - Нет, я не думаю…
        - Замечательная мысль, - сказала леди Маргрит. - Роберт! - Она улыбнулась вошедшему Робу. - Мы все едем в четверг в Берфорд, и ты поедешь с нами. Тебе пойдет на пользу отвлечься от всех этих работ.
        - Я говорила вашей бабушке, как вас взбадривает работа, Роберт, - нежным голосом сказала Джемайма.
        Роб сел рядом с ней на диван и с опаской взглянул на нее.
        - Неужели, дорогая?
        - Да, - улыбнулась Джемайма.
        - Есть только один недостаток в нашей поездке в Берфорд, - сказала Летти.
        - Боюсь, что придется пригласить Огасту, Ферди Селборна и Берти Першора, так как они приезжают завтра и остаются на бал. Мальчики, конечно, нам не помешают, но вот Огаста… У нее совсем нет чувства юмора.
        - Это самый незначительный из ее недостатков, - заметил Роб.
        - Ты просто невежлив! - воскликнула Летти. - Джемайма, я ни за что не стала бы навязывать вам ее общество, но поскольку она - кузина Роберта, то, боюсь, этого не избежать.
        А Джемайме хотелось именно избежать общения с мисс Селборн, которая успела проявить свою язвительность во время их последней встречи. А тут еще Ферди Селборн - шафер на бракосочетании, и Берти Першор - племянник герцога Мерлина. Как все сложно и запутанно!
        - Да, девушка ужасно надоедливая, - согласилась с Робом леди Маргрит. - Думает, кто-нибудь женится на ней из-за денег, но все понимают, что даже если они промотают ее состояние, то от Огасты никуда не денутся.
        Летти засмеялась.
        - Ой, бабушка, ты очень строга, но, боюсь, это правда. А она уж точно навяжется нам и подольстится к вам, милая Джемайма, чтобы потом хвастаться о своей якобы подруге графине Селборн… - Выпалив это, Летти зажала рот ладонью. - Ой, какая же я злючка! Но это правда…
        Джемайма с ужасом представила Огасту, которая попытается к ней подольститься. Она хорошо помнила злобные слова этой девицы. К тому же Огаста может узнать ее и разоблачить как обманщицу, хотя если верить Летти, то мысли Огасты будут заняты тем, чтобы снискать ее расположение. Вот это уже смешно!
        - Я уверена, что присутствие мисс Селборн внесет разнообразие в нашу компанию, - сказала Джемайма.
        - А ваш брат мистер Джуэлл не сможет присутствовать на балу? - нерешительно выговорила Летти. - Вот было бы замечательно, если бы он смог!
        Наступило неловкое молчание. Леди Маргрит холодно и неодобрительно смотрела на внучку.
        - Мне очень жаль, но Джек не собирается в ближайшее время посетить Делаваль, - сказала Джемайма.
        Летти потупила глаза, и даже второй кусок сливового пирога не улучшил ей настроение. Джемайма была удивлена: неужели случайная встреча так повлияла на Летти? У мисс Экстон, такой общительной девушки, несомненно, куча поклонников. Если ее выбор пал на Джека Джуэлла, то это какой-то злой рок.

        Когда дамы отбыли наносить визиты соседям, а Роб вернулся к прерванной работе, Джемайма снова залезла в камин.
        На высоте трех метров она видела предмет, торчащий в дымоходе. Встав на цыпочки и вытянув руки, она почти дотянулась до него, но схватить не смогла. Ей нужно вскарабкаться повыше. Как быть? У нее займет несколько минут, чтобы выяснить, в чем дело, но… графиня Селборн не должна лазить по печным трубам…
        Джемайма огляделась и… сбросила туфли. Чулки она решила не снимать, хотя карабкаться лучше босой. Подойдя к трубе, она заколебалась: снимать платье, чтобы юбки не стесняли движения, или нет? Жалко пачкать платье, пусть оно и старое. Джемайма решилась и быстро сбросила платье прямо на пол. Время дорого, и не хватает, чтобы слуги застали ее в трубе.
        Она с легкостью вспомнила, как надо карабкаться вверх. Да она никогда этого не забывала. В школе она слыла сорванцом, лазила на деревья и взбиралась на ограды. Миссис Монтагью так и не удалось убедить ее, что это занятие только для уличных девчонок.
        Лезть по трубе оказалось не очень трудно, так как пространство было широким, а с обеих сторон, словно ступеньки, выступали кирпичи. Джемайма ставила на них ноги и подтягивалась кверху. Чулки у нее порвались об острые края кирпича, локти больно терлись о стены, и чувствовался тяжелый запах копоти. Как ей все это знакомо! Правда, теперь она выросла и пробирается по трубе уже не так свободно, как ребенком. Не застрять бы! Джемайма немножко испугалась. Она протянула руку и, дотронувшись до холодного и твердого предмета, ощупала его - похоже на жестянку. Джемайма уже хотела спускаться вниз, но услышала, как отворилась дверь в библиотеку, а затем раздались голоса. Она замерла: одной рукой она касалась коробки, а другой держалась за стену.
        - Она, должно быть, куда-то вышла на минуту, - послышался голос Роба. - Я приношу свои извинения. Я передам, что вы заходили, леди Вое.
        Голоса зазвучали приглушенно, дверь захлопнулась, и Джемайма успокоилась.
        Она схватила коробку, застрявшую в кирпичной кладке, и стала медленно спускаться к светлому квадратику света внизу.
        Вдруг кто-то заслонил свет.
        - Джемайма, сейчас же вылезайте из трубы! - Голос Роба раскатом разнесся по дымоходу.
        У Джемаймы соскользнула нога, и она вцепилась в стену. Жестянка выпала из руки и, громыхая, полетела вниз.
        Ухватившись за выступ в трубе, Джемайма повисла над головой Роба. Она испугалась, что вот-вот свалится прямо на него.
        - Роберт! Пожалуйста, отодвиньтесь! - закричала Джемайма. Она болтала ногами, чтобы найти опору.
        Роб весело свистнул, крепко обхватил ее за талию, вытащил из трубы и поставил на пол.
        - Я сама прекрасно справилась бы, - сердито сказала Джемайма, стоя среди кучки золы. - Я знаю, что делаю.
        - Прошу прощения, - улыбаясь, ответил Роб. - Мне показалось, что вы можете упасть на меня и сломать мне шею.
        Я-то думал, что помог вам.
        Джемайма смущенно пригладила прическу. Ее обнаженные руки и шея были в пятнах сажи, сажа запачкала и грудь, видневшуюся в вырезе сорочки. Капор у нее упал, волосы растрепались, а Роб как зачарованный смотрел на нее. Взгляд его темных глаз задержался на округлостях груди под измазанной сорочкой, затем он уставился на порванные чулки и босые ступни. Джемайма одернула нижнюю юбку, сообразив, что сквозь тонкую ткань просвечивают ноги. Господи, а когда он стоял прямо под ней, то мог лицезреть не только ноги… Джемайму бросило в жар.
        - Я пришел сообщить вам о визите леди Вое, - сказал Роб, не сводя с нее глаз. - Джемайма, что, черт побери, вы там делали?
        Джемайма кивнула на жестяную коробку, валявшуюся в камине. Крышка была покрыта спекшейся сажей.
        - В трубе что-то застряло, и я туда залезла, чтобы посмотреть, - как ни в чем не бывало объяснила она. - Теперь труба не будет коптить.
        - Премного благодарен, - сказал Роб, и губы у него дрогнули. Он посмотрел ей прямо в глаза, и сердце Джемаймы зашлось от волнения. Раньше, когда приходилось лазить по трубам, она не стеснялась делать это в нижнем белье. Многие трубочисты вообще залезали туда голыми, чтобы легче двигаться, хотя при этом их уже ничто не защищало от порезов и ссадин. Джемайма не страдала излишней скромностью. До сих пор.
        Роб подошел поближе, взял ее за руки и, нагнув голову, подул на кожу около ключицы, там, где прилипла сажа.
        Джемайме сделалось жарко, потом по телу пробежали мурашки, а соски набухли. Роб небрежным жестом смахнул сажу у нее с груди. У Джемаймы вырвался еле слышный стон, стало нечем дышать, казалось, что она сейчас растает.
        - Дорогая, вы выглядите восхитительно. - Пальцы Роба ласкали ей шею. - Я и понятия не имел, что прочистка труб такое волнующее занятие.
        Он подхватил ее и усадил на диван.
        - Роберт, слуги…
        - Они заняты - отбиваются от визитеров. - Роберт провел пальцем по ее бровям. - Здесь тоже сажа… - Затем кончиком языка коснулся уголка рта. - И здесь…
        Джемайма приоткрыла губы, и Роб припал к ним жарким поцелуем. Она не могла поверить, что сидит полуодетая и что они с Робом целуются на том самом диване, где недавно восседала чопорная леди Маргрит. От этой мысли поцелуи показались еще более возбуждающими и… греховными.
        - Джемайма, - шептал ей Роб, - я беспокоюсь о вас. Вы же могли пораниться.
        Больше не смейте лазить по трубам.
        - Он осыпал нежными поцелуями шею и грудь, пока у нее не зажгло порозовевшую кожу. Роб просунул руку под нижнюю юбку и провел ладонью вдоль ноги.
        Дверь раскрылась.
        - Милорд, приехал трубочист из Челтнема… - дворецкий Гиддингз в ужасе замолк, уставившись на графа и графиню, которые обнимались на диване. Он вышел, тихонько прикрыв за собой дверь.
        Джемайма и Роб отскочили друг от друга.
        - Вот уж никогда не думал, что обрадуюсь появлению Гиддингза в такой момент, - тяжело дыша, сказал Роб. - Но если бы он не вошел, то не знаю, смог ли бы я остановиться.

        Глава двенадцатая

        - Дражайшая леди Селборн, - слащавым тоном проговорила Огаста, когда два дня спустя она, Джемайма и Летти ехали в карете в Берфорд, - я в восторге оттого, что с вами познакомилась! Вы себе не представляете, как я хотела увидеть Роберта женатым.
        - Она хочет сказать - женатым на ней, - прошептала Летти на ухо Джемайме.
        - Не верьте ей, милая Джемайма!
        Джемайма изобразила улыбку. Весь путь из Делаваля Огаста досаждала ей льстивыми замечаниями. Кузина Роба понятия не имела, что умасливает трубочистку, которую унизила на свадьбе. Эта мысль придала Джемайме уверенность в том, что она справится с ролью графини Селборн.
        - Я тоже очень рада с вами познакомиться, мисс Селборн, - вежливо ответила она.
        - О, называйте меня Гасси. Так меня называют близкие друзья.
        - Благодарю вас, - улыбнулась Джемайма.
        Огаста любезно склонила голову, при этом страусовые перья у нее на шляпе смешно запрыгали. На вкус Джемаймы, она слишком пышно вырядилась для деревенской прогулки. А вот Летти выглядела очаровательно в бледно-голубом муслиновом платье.
        - Вы ведь из Лондона, леди Селборн, не так ли? - продолжала Огаста. - Правда, в деревне страшно скучно по сравнению с Лондоном? Вы, наверное, уговорите Роберта поехать в город на светский сезон?
        - Сомневаюсь, - сдержанно ответила Джемайма. - Роб очень занят в Делавале, и у нас нет ни времени, ни желания ехать в Лондон, мисс Селборн.
        Огаста презрительно скривила губы. - О, но в Делавале можно встретить только ограниченное общество…
        - На следующей неделе бал по случаю дня рождения Летти, - ответила Джемайма. - Вот и представится возможность встретить новых знакомых. Огаста пожала плечами.
        - Надеюсь, что приедет Мерлин. И его сын, этот распутник маркиз, тоже будет. С ним стоит познакомиться.
        - Маркиз Мерлин женат, Огаста, - заметила Летти. - Ты, конечно, можешь подружиться с его женой, чтобы тебя пригласили в Мерлинчейз. Ведь знакомство с маркизой намного выгоднее, чем с графиней! - Летти бросила в сторону Огасты неприязненный взгляд.
        Джемайма не смогла удержаться от смеха и, сделав вид, что кашляет, уткнулась в носовой платок. Летти Экстон, оказывается, не всегда бывает добродушной! Непонятно почему, но очевидно - Летти не любит мисс Селборн.
        Позже днем, когда они с Джемаймой прогуливались по Главной улице Берфорда, Летти сказала: - Я знаю, что с моей стороны дурно пререкаться с Огастой.
        Компания разделилась, и все должны были встретиться в трактире «Ягненок».
        К счастью, Огаста предпочла обществу девушек прогулку с мистером Першором, чтобы, как заметила Летти, «заловить» его.
        - Огаста постоянно сеет раздоры, - продолжала Летти. - Она и в школе была такой же - всегда ссорила между собой других девочек, особенно тех, кто пользовались большим вниманием и были красивее ее. И то же самое повторяется с вами! Как я ненавижу эту притворную лесть!
        Джемайма похлопала Летти по руке.
        - Пожалуйста, не беспокойтесь, Летти. В школе мне тоже пришлось встречать таких девочек, как мисс Селборн, и я знаю, что они из себя представляют. Хотя должна признаться, до сих пор подобные особы не изъявляли желания сделаться моими закадычными подругами! Они засмеялись.
        - А какую школу вы посещали? - спросила Летти. - Я - семинарию в Бате. Вот скучища!
        Джемайма заколебалась, так как получила намного лучшее образование.
        - Я посещала одну из школ миссис Монтагью на Земляничном холме, - ответила она, - и там было просто замечательно.
        - Школа миссис Монтагью! - поразилась Летти. - Вот это да! Джемайма, какая же вы, должно быть, ученая!
        Просто страшно иметь с вами дело!
        Джемайма рассмеялась.
        - Я не синий чулок. - Она взяла Летти за руку. - Летти, меня волнует одна вещь - как выбрать бальное платье. Я целую вечность не покупала новых платьев.
        - В этом я могу вам помочь.
        По Главной улице двигалось много карет, лошадей и повозок, направлявшихся вниз по холму к мосту через реку Уиндраш, а Летти и Джемайма медленно шли по узким улочкам, любуясь на великолепную церковь и опрятную богадельню по соседству. Напротив из-за ограды школы доносились детские голоса.
        Магазин модной модистки мадам Белинды находился на середине Главной улицы.
        Если бы Джемайма была одна, то, наверное, не решилась бы туда войти. А вышла она с бальным платьем и еще двумя другими, уличным и вечерним, а также с узорчатой шелковой шалью, двумя шляпками и красивым шарфом. Ей приглянулось много всякой одежды, но было неловко тратить на себя столько денег. Большими доходами они с Робом не располагали, а то, что имели, все предназначалось на восстановление поместья.
        Она настроилась на приятную прогулку, но ее настигло несчастье. Они шли по Овечьей улице, направляясь к трактиру «Ягненок», где их должны были ожидать джентльмены, чтобы потом ехать обратно в Делаваль. Девушки миновали магазины и шли по улице мимо ряда аккуратных домиков. Вдруг дверь одного из ближайших коттеджей отворилась, и через порог перелезли две девочки. Из дома послышался тревожный женский крик, но малышкам было не до этого - они не поделили рыжеволосую куклу, которую старшая девочка зажала в руке и кружилась, подняв куклу повыше, чтобы младшая не могла дотянуться до игрушки. Маленькая девочка подпрыгивала и заливалась смехом.
        Женщина снова позвала детей, затем подошла к двери с младенцем на руках. В глубине дома мелькнул мужчина, но Джемайма едва его заметила, так как ее внимание было приковано к младшей девочке. Это дочка Джека! Точно такие же черные кудри и большие черные глаза.
        Вылитый Джек.
        Раздался крик - это старшая девочка зацепилась башмаком за булыжник и упала. Джемайма кинулась к ней, подхватила и поставила на ноги. Женщина стала благодарить Джемайму, но та ничего не слышала, так как не могла отвести глаз от дочки Джека, которая в свою очередь смотрела на нее серьезными темными глазищами. Девочка была ухожена и выглядела здоровой и довольной. Джемайма застыла на месте. Как же девочка похожа на Джека… и на нее, Джемайму! Лишь что-то едва уловимое в чертах лица напоминало Бет, да еще краешки губ слегка приподнимались в улыбке, как у Бет. Девочка улыбнулась и доверчиво вложила свою ручонку в руку Джемаймы.
        Джемайма пришла в себя, увидев удивление, написанное на лице Летти. Но гораздо хуже было то, что к ним направлялась Огаста, держа под руку Роба и оживленно болтая с ним. Они увидели Джемайму… и Тилли. Джемайме чуть не сделалось дурно. Она высвободила руку из ладошки девочки и с улыбкой сказала: - Возвращайся к маме и сестричке, малышка. Может быть, мы еще увидимся.
        Женщина, не переставая благодарить Джемайму, повела детей в дом.
        - Пойдем, Тилли, - заторопила она девочку и, повернувшись к мужчине, который вышел из дома, сказала: - Всего хорошего, ваша светлость. Большое спасибо, что зашли к нам.
        Джентльмен приподнял, прощаясь, шляпу. Дверь за женщиной и детьми закрылась, а у Джемаймы вдруг подогнулись колени и не было сил сдвинуться с места. Какое ужасное совпадение - встретиться с Тилли на глазах у всех! И мало этого: кажется, она столкнулась с опекуном Тилли, грозным герцогом Мерлином. Господи, он может ее узнать!
        - Вам плохо, мэм? - спросил герцог, поддерживая ее под локоть.
        Джемайма подняла голову: на нее смотрели пронзительные темные глаза на резко очерченном лице с орлиным носом.
        Она давно не видела этого человека, но лица его не забыла, да и он, видно, ее не забыл, так как в его глазах промелькнуло удивление и негодование.
        - Здравствуйте, мисс Джуэлл, - ледяным тоном произнес герцог Мерлин и отпустил ее руку. - Какая неожиданная встреча.

        Герцог надменно кивнул и, наверное, ушел бы, если бы не заметил рядом с Джемаймой Летти Экстон. Выражение его лица сделалось еще более подозрительным и недоброжелательным. Джемайма поняла: он решил, что мисс Джуэлл явилась просить денег либо предъявить права на ребенка. Он, конечно же, вообразил, что она втерлась в доверие к Летти и ее семье и, возможно, назвалась другим именем. Джемайма лихорадочно пыталась найти выход и чувствовала, что теряет обычное самообладание.
        - Дядя Мерлин! - воскликнула Летти. - Какая неожиданность! Здравствуйте, сэр.
        - Здравствуй, дорогая. - Герцог улыбнулся Летти, но улыбка мгновенно исчезла, когда Летти произнесла: - Вы, как я понимаю, уже знакомы с моей подругой, сэр, но она больше не мисс Джуэлл, а леди Селборн.
        - Да? - Герцог слегка приподнял бровь и холодно добавил: - Примите мои поздравления, леди Селборн.
        Джемайма молчала, остальные тоже. Как все объяснить? И про Тилли, и про брак с Робом - крестником герцога.
        Летти вдруг покраснела и, запинаясь, сказала: - Я… прошу прощения, сэр… Вы, наверное, желаете поговорить с леди Селборн наедине?
        Герцог усмехнулся.
        - Полагаю, что следовало бы это сделать, но не здесь. Мы привлекаем к себе излишнее внимание…
        Это действительно было так. Уже подошли Роб, Огаста и Берти Першор, а прохожие останавливались и с любопытством смотрели на них. У Джемаймы упало сердце.
        - Ваша светлость! Какая приятная неожиданность! - Огаста кинулась к герцогу, затем повернулась к Джемайме. - Леди Селборн, а вы скрытная! Я понятия не имела, что ваша семья живет в Берфорде!
        Джемайма разозлилась и… растерялась. Необходимо ответить Огасте, но что?
        Она бросила на Роба полный отчаяния взгляд. Он стоял немного поодаль с напрягшимся лицом, и его темные глаза сердито блестели. Он смерил Джемайму холодным взглядом, и она замерла.
        - Роберт… - начала было она, но ее прервал герцог, который насмешливо кивнул крестнику: - Роберт, я рад снова тебя видеть. Кажется, нам нужно обсудить кое-какие неотложные дела. К сожалению, сегодня я весь день занят. Завтра тебя устроит?
        - Да, сэр. Благодарю вас, - сдержанно ответил Роб.
        - Я утром приеду в Делаваль. До свидания, Роберт. - Он кивнул всей компании, и его тяжелый взгляд остановился на Джемайме. - До свидания, леди Селборн…
        Он ушел, а все остались молча стоять. Летти подхватила Огасту под руку и увлекла за собой.
        - Пойдем, Огаста. Бабушка ждет нас в гостинице.
        Джемайме показалось, что Роберт собирается уйти вместе с кузиной, но он, поколебавшись, предложил руку ей.
        Почему она не доверилась ему и не объяснила все раньше? Почему не рассказала про Тилли и про то, что знает герцога Мерлина?
        Роб шел с непроницаемым и суровым выражением лица. Он взглянул на окна коттеджа. Обе девочки, одна темноволосая, а вторая белокурая, взобравшись на подоконник, махали им. Джемайма уже хотела все ему объяснить, но увидела, что Огаста и Летти смотрят на нее, и не решилась что-либо сказать.
        - Удивительно, как эта девочка похожа на вас, - произнес Роб таким тоном, словно говорил о погоде. - Кажется, она - подопечная Мерлина, хотя прежде я ее никогда не видел. Но вам ведь это известно.
        Равнодушный взгляд Роба причинил Джемайме физическую боль. Она вздрогнула.
        - Я… да… я знала это. Герцог Мерлин…
        - Судя по всему, вы знакомы с моим крестным, - усмехнулся Роб.
        - Мы встречались, но давно. С тех пор я его не видела. Мы…
        - А ребенок? - прервал ее Роб.
        - Мне очень жаль, что я не рассказала вам о ней, - пробормотала Джемайма.
        - И мне тоже, - мрачно заметил Роб. - Мне жаль, что вы не сочли нужным вообще что-нибудь рассказать. Я делаю вывод, что девочка имеет к вам отношение?
        Они почти дошли до дверей трактира и увидели, как Летти буквально втащила туда Огасту, которая едва не свернула шею, чтобы расслышать, о чем они говорят. Джемайма остановилась. Роб пристально смотрел на нее, и в его гневных глазах она прочитала то, что он думает: Тилли Джуэлл - ее ребенок, а герцог Мерлин вполне может быть отцом девочки. Джемайма выдернула руку из руки Роба и залилась краской.
        - Господи, Роб! Вы подумали, что Тилли - моя дочь…
        Сзади послышались шаги, и ее прервал веселый голос Ферди: - Вот ты где, Роберт! А мы думали, куда ты подевался. Этот парень, что привез фортепьяно, говорит, что сейчас пойдет дождь, и предлагает отправить его в Делаваль на повозке потом, когда погода улучшится. - Ферди улыбался, совершенно не подозревая, какую беседу он нарушил. - Джемайма, Роб сообщил вам об этой покупке? Это великолепное фортепьяно - его свадебный подарок! - Он хлопнул Роба по плечу. - Роб ослеплен любовью, раз решился на то, чтобы везти эту вещицу в Делаваль по отвратительным дорогам!
        У Роба задергалась щека.
        - Свадебный подарок… - прошептала Джемайма и чуть не заплакала. - Вы такой… такой щедрый. Спасибо, что помните о моем увлечении музыкой.
        - Рад, что вы довольны, дорогая, - сказал он, и она увидела, какого усилия стоит ему сохранять хладнокровие.

        Когда они выехали из Берфорда, пошел дождь, но Роб этого не замечал.
        Джентльмены ехали верхом, Джемайма в первой карете, а леди Маргрит, Летти и Огаста - во второй. Летти хотела поехать вместе с Джемаймой, но Роб этому воспротивился. Он счел, что жене нужно время, чтобы собраться с мыслями. Встреча с ребенком ее, несомненно, потрясла. И встреча с герцогом Мерлином тоже.
        Он попытался логично объяснить себе то, что ему было известно. Очевидно, что Джемайма и его крестный знакомы.
        Неясно только, насколько близко. Если бы все было просто и честно, то Мерлин сразу объяснился бы с ним, но, поскольку он этого не сделал, значит, существуют щекотливые обстоятельства. Роб не хотел делать поспешных выводов, но… все говорило за то, что Джемайма была любовницей Мерлина, а ребенок - последствие их связи.
        Ребенок - копия Джемаймы. Такое же личико сердечком, такие же блестящие черные волосы, такие же… Нет! Глаза другие. У девочки глаза черные как уголь, а не фиалковые. Роб настолько задумался, что не заметил, как усилился дождь и что струйки стекают у него по лицу. К нему подъехал Ферди.
        - Старина, ты не возражаешь, если мы все заедем в Делаваль… ну хотя бы пока дождь не кончится? До Делаваля ближе, чем до Суон-Парка…
        Как раз этого Робу меньше всего хотелось, но он пробурчал в ответ, что согласен, и поехал вперед, чтобы дать указания кучеру.
        Мысли крутились вокруг мучившей его загадки. Если ребенок в Берфорде не дочка Джемаймы, то тогда чья?
        Необходимо срочно поговорить с женой, а его осаждает толпа родственников!

        До обеда у Роба не было возможности поговорить с Джемаймой наедине, так как из-за непрекращающегося дождя гости оставались на ночь. Худшего времени для приема гостей не выберешь! Дом не готов, слуги нервничают и суетятся, заботясь о стольких людях. Роб терял терпение, чувствуя, что пропасть непонимания между ним и Джемаймой разрастается.
        Ему хотелось подхватить ее на руки, на глазах у гостей унести из столовой, а затем запереться с ней в комнате подальше от всех и объясниться, чтобы между ними не было никаких секретов.
        За обедом родственники старательно вели себя так, словно ничего особенного не произошло, а Робу казалось, что он играет в очень плохой пьесе. Джемайма держалась безукоризненно, хотя выглядела такой маленькой и беззащитной, что ему делалось больно. По выражению ее глаз было видно, что она хочет поговорить с ним, - значит, она не избегает его, а это добрый знак.

        Глава тринадцатая

        Было уже поздно, когда Роб смог поговорить с женой наедине. Ферди и Берти отправились в трактир, а дамы после чая ушли отдыхать, полные желания посплетничать. Роб и Джемайма прекрасно справились с ролью хозяев, но, когда гости удалились в отведенные им комнаты, Роб вздохнул с облегчением. Он довольно долго занимался своим туалетом и, лишь убедившись, что все гости разошлись, направился по коридору в спальню Джемаймы.
        Постучав, он вошел. Комната была пуста, но из туалетной доносились негромкие голоса. Поколебавшись, он заглянул туда.
        Джемайма сидела на стуле перед туалетным столиком, а горничная Элла расчесывала ей волосы. При свете свечей тонкий батист ночной рубашки выглядел почти прозрачным.
        Горничная подняла голову, увидела в зеркале Роба и застыла со щеткой в руке. Джемайма, продолжая говорить, тоже увидела Роба и замолкла. Элла сделала книксен и шмыгнула за дверь. Роб прислонился спиной к стене.
        - Мы можем поговорить? - спросил он.
        - Конечно.
        Голос Джемаймы прозвучал спокойно, но она, явно волнуясь, прижала руку к горлу, встала и подошла к нему. Роб взял первое, что попало ему на глаза, - шелковый халат с восточным рисунком - и передал Джемайме.
        - Наденьте-ка это.
        Она плотно запахнула халат, и руки у нее при этом дрожали.
        - Я не знаю, с чего начать, - сказала она прерывающимся голосом, и у Роба сильно заколотилось сердце.
        - С чего хотите. С герцога Мерлина… или с ребенка, который вылитый ваш портрет.
        - В таком случае с ребенка. Я знаю, вы думаете, будто я - любовница Мерлина, но клянусь, что это не так. Я никогда ею не была. У меня никогда не было любовников.
        - А ребенок?
        - Тилли не моя дочь. - Джемайма посмотрела ему прямо в глаза. - Она - моя племянница. Тилли - дочка Джека.
        Роб подошел к окну. Он вдыхал прохладный, сырой от дождя воздух и испытывал неописуемое облегчение.
        - Лучше расскажите мне все. Сколько ей лет?
        - Шесть. Джеку было семнадцать, когда она родилась.
        - А ее мать?
        - Бет умерла. Она была моей подругой.
        - Понятно. Девочка очень на вас похожа.
        - Я знаю. Меня это тоже поразило.
        Роб сел рядом с ней на кровать.
        - Рассказывайте.
        И Джемайма рассказала о жизни детей-трубочистов, о дружбе с Бет, которая была любимой девушкой Джека и ее подружкой. Она рассказала о том, что, когда Бет умерла, герцог Мерлин оставил Тилли у себя.
        - Мне показалось, что вы немного испугались, когда я упомянул имя Мерлина, - грустно произнес Роб. - Я решил, что это из-за того, что герцог - мой крестный, но на самом деле причина была совсем другой… - Он покачал головой. - Джемайма, но почему вы мне тогда ничего не сказали?
        Она сцепила трясущиеся пальцы. Ему хотелось накрыть ладонью ее руки, но он удержался и молча смотрел на нее, а она, склонив голову, продолжала: - Мне следовало все рассказать. - Джемайма подняла на него глаза, и лицо у нее болезненно сморщилось. - Когда я согласилась выйти за вас, Роб, я ничего не знала о ваших отношениях с герцогом Мерлином. Я даже не знала, что Мерлинчейз находится так близко от Делаваля. И до сегодняшнего дня я не знала, где живет Тилли. Вот видите… - Она удрученно пожала плечами. - У меня не было причин что-либо объяснять.
        - Но как только вы узнали о том, кем мне приходится Мерлин, вы должны были понять, какая таится для вас опасность.
        Джемайма смотрела мимо Роба на огонь в камине.
        - Я сознавала это, но не думала, что Мерлин может меня вспомнить. Мы встречались всего-то два раза. Другое дело - Тилли. Я не подозревала, что она так на меня похожа. - И горько усмехнулась. - Или я на нее.
        Роб взял Джемайму за руку.
        - Значит, вы не искали встречи с ней…
        - Нет. Клянусь. Конечно, в глубине души я всегда хотела увидеть Тилли, удостовериться в том, что она здорова, что ей хорошо живется… хотя я понимала, что к добру это не приведет. Джек всегда так считал. Отец иногда получал вести о Тилли и дразнил его: «Я слышал, что твоя дочь уже научилась читать и писать в отличие от тебя» или «Хорошо, что я забрал от тебя ребенка - теперь у нее будет возможность выбиться в люди»… и всякое такое.
        Роб гневно сжал челюсти. Он не был высокого мнения об Альфреде Джуэлле, а после этих слов запрезирал его еще больше.
        - Джек оказался прав, - с горечью продолжала Джемайма. - Теперь я знаю, что Тилли здорова и всем довольна, но лучше бы мне ее не видеть. Мерлин думает, что я приехала, чтобы устроить скандал. Я уверена, что он именно так думает, но у меня и в мыслях этого не было!
        - Завтра мы все выясним. - Роб погладил ее по руке. Вместо жгучего гнева он почувствовал огромное облегчение.
        - Простите меня, Роб. - Худенькие плечи Джемаймы совсем поникли.
        - За что?
        - За мою глупость. И больше всего за то, что ничего не рассказала вам прежде.
        Роб подсел поближе.
        - Но все же - почему вы не сказали?
        Джемайма выглядела растерянной, и взгляд ее фиалковых глаз потух.
        - Сама не знаю. Я очень хотела рассказать, так как не люблю секретов, но убеждала себя, что плохо вас знаю. И что получилось: вы сердитесь, ваша бабушка считает меня падшей женщиной, эта длинноносая Огаста станет распространять обо мне жуткие сплетни, а если еще вспомнит, где видела меня прежде…
        - Что же из всего этого самое главное?
        - То, что на меня сердитесь вы, - прошептала она и посмотрела на него.
        Роб обнял Джемайму и положил ее голову себе на плечо.
        - Я не сержусь. Я поговорю с бабушкой после разговора с Мерлином. Все образуется. Но я могу сказать бабушке правду? Это единственный выход.
        Джемайма закусила губу и вздохнула.
        - Я согласна. Представляю, как я упаду во мнении леди Маргрит. Возможно, если бы я была беременна, то это искупило бы мой грех… Так что я ее разочаровала.
        - Всего на какое-то время. Джемайма покраснела.
        - Роб… - Она старалась не смотреть на него. - Вы очень разозлились бы, окажись Тилли моей дочкой?
        - Я был бы потрясен, - помолчав, честно признался Роб. - Потрясен и огорчен. Я и был потрясен, когда подумал, что Тилли - ваша дочь.
        - Я знаю, что мужчины желают, чтобы их невесты были непорочными… - Джемайма подняла на него смущенное лицо. - У вас нет причин для беспокойства. Я вам уже это говорила.
        - Не скрою, Джемайма, я рад. Но будь Тилли вашим ребенком, я все равно не отпустил бы вас. Вы так много для меня значите.
        Их взгляды встретились, и Роб очень нежно поцеловал ее в губы.
        - А теперь марш в постель.
        Роб подвел Джемайму к кровати и откинул покрывало. Она послушно легла и вытянула ноги.
        - Почему вы так на меня смотрите? - спросила она, заметив его пристальный взгляд.
        - Ваши ноги… Я обратил внимание… той ночью на постоялом дворе, но я забыл…
        Джемайма натянула одеяло до подбородка.
        - Они не болят. Все давно зажило. Роб уселся на край постели.
        - А в других местах тоже есть шрамы?
        - Хуже всего на пятках и на локтях. Им больше всего достается, когда протискиваешься по трубе.
        Она высвободила из-под одеяла руку и приподняла рукав.
        - Наверное, я никогда не смогу носить элегантные летние платья…
        Кожа на локте была шершавая, а вдоль руки виднелись фиолетовые рубцы. Роб осторожно провел по ним пальцем.
        - Эти шрамы - самые страшные из всех?
        - Странный вопрос, Роберт! - Голубые глаза Джемаймы засверкали. - Разве следы ваших боевых ранений не хуже, чем у трубочистки?
        - Могу показать. - Роб со смехом стал развязывать пояс на халате.
        - Нет, спасибо! - испугалась Джемайма. - По-моему, под халатом у вас ничего не надето.
        В спальне повисла угрожающая тишина.
        - Да, вы правы, - ответил наконец Роб. - Я всегда сплю голым.
        Джемайма с трудом проглотила слюну. Роб видел только ее лицо и шею в украшенном фестонами вырезе ночной рубашки. Ее голубые глаза смотрели томно, волосы разметались по подушке, и от них исходил запах жасмина. Под кружевами рубашки угадывались округлости груди, и на Роба нахлынула волна сладострастия. Он увидел, как у нее на шее бьется жилка. Она хотела что-то сказать, но не успела - он прильнул к ее рту губами. Ее мягкие, пухлые губы раскрылись, и она ответила на его поцелуй. Джемайма поудобнее устроилась под одеялом и ласково дотронулась до лица Роба, а потом ухватилась за воротник его халата и притянула к себе. Роб проложил целую дорожку из нежных поцелуев на атласной коже ее шеи, задержавшись на впадинке, где пульсировала жилка. Свеча сгорела почти дотла. Джемайма лежала с закрытыми глазами, темные ресницы выделялись на щеках, губы алели от поцелуев. Она казалась такой податливой. У Роба сдавило горло от невыразимой нежности и от безумного желания обладать ею. Он почувствовал, как маленькие ручки Джемаймы пролезли под халат и гладят его по обнаженной груди. Тогда он откинул одеяло, сбросил
халат на пол и лег рядом с ней.
        Джемайма повернулась на бок, чтобы смотреть на его лицо. Она ничего не говорила, и они долго лежали, молча глядя друг на друга, потом Джемайма протянула руку и погладила Роба по щеке, а он прижал губы к ее ладошке и от напряжения сжался словно пружина.
        Он убрал с лица Джемаймы волосы, и мягкие колечки закрутились вокруг пальцев. Тогда он прижался губами к завиткам, а рукой водил по гладкой коже груди и вокруг сосков. Джемайма задышала часто-часто. Пальцы Роба начали расстегивать пуговицы на рубашке, но Джемайма остановила его.
        - Вы ведь знаете, что этого нельзя делать.
        - У каждого на этот счет свое мнение.
        - Мое мнение такое, что мы нарушаем обет безбрачия… или вот-вот нарушим.
        Роб засмеялся, а его пальцы продолжили свою работу.
        - Значит, мы будем беседовать о безбрачии? Джемайма разрывалась между благоразумием и силой желания.
        - Полагаю, что это необходимо, - сказала она.
        Роб наклонился, легонько поцеловал и осторожно зажал в зубах ее верхнюю губу. Его рука очутилась в лифе ночной рубашки. Когда он сжал ладонью ее грудь, Джемайма от неожиданности охнула, а Роб просунул язык ей в рот и стал водить кончиком языка внутри. Это было безумно приятно. Джемайма впилась пальцами ему в плечи, он стонал от наслаждения, и ее это радовало.
        - Так что же такое безбрачие? - прохрипел Роб, гладя ее грудь, отчего по телу Джемаймы пробежал приятный зуд.
        Меньше всего Джемайме хотелось играть в слова, но Роб, кажется, готов забыть о сорока тысячах фунтов. Значит, спасти положение должна она.
        - Безбрачие - это… Я… у меня нет под рукой словаря…
        Роб наклонил голову и взял в рот сосок. Джемайма выгнулась и застонала.
        - Если вы не можете дать определения, - со смехом в голосе произнес Роб, - то мне ничего не остается, как продолжать.
        Он медленно водил языком по соску, покусывая налившийся бутончик.
        - Безбрачие - это воздержанность и целомудрие, - с трудом прошептала Джемайма, - а вы, Роберт, совершенно нецеломудренны.
        Роб молчал. Джемайма открыла глаза и увидела, что он навис над ней: темные волосы растрепались, черты худощавого лица напряглись от прилива страсти.
        - Мне кажется, вам пора уйти, - сказала она.
        - Вы хотите, чтобы я ушел?
        - Нет, не хочу, но считаю, что вы должны уйти. Роб вздохнул, сел и потянулся за халатом. В бледном свете почти сгоревшей свечи она успела увидеть его обнаженное тело, прежде чем он накинул халат. Она не сводила с него глаз.
        - Не смотрите на меня так, - тоскливо сказал он, - либо, клянусь, положу конец безбрачию.
        У Джемаймы горело лицо. Роб такой крепкий, мускулистый, словно скульптурное изваяние… Ей до боли захотелось ощутить его тело на себе.
        - Джемайма Селборн, вы оказались сильнее меня, - Роб поцеловал ее приоткрытые губы.
        - Если вы пройдете через обе гардеробные, то попадете к себе в спальню, не выходя в коридор, - сказала Джемайма.
        - Спасибо. Мне бы не хотелось, чтобы Огаста лицезрела меня в таком виде.
        - А сколько еще дней осталось? - спросила Джемайма.
        Роб улыбнулся и снова поцеловал ее.
        - Сорок семь. Я опасаюсь, что наши мучения только начинаются. - Он не мог оторвать рта от ее губ. - Раз уж мы начали, то не уверен, что сможем остановиться.

        Глава четырнадцатая

        Роберт встретился с крестным на следующее утро. Ферди и Берти еще не поднялись после затянувшейся ночной выпивки в трактире по соседству. Роб надеялся, что остальные гости тоже рано не встанут и не помешают им с Мерлином придумать правдоподобную историю. Он предложил герцогу чашку крепкого кофе, налил кофе себе и уселся напротив.
        - Спасибо, что не встретил меня на заре с пистолетами, - усмехнулся герцог. - Хм. А кофе недурен. Намного лучше, чем та бурда, которой потчевали при жизни твоего отца.
        Роб засмеялся.
        - Это дело рук Джемаймы. Она творит чудеса, начиная от курятника и кончая буфетной.
        Мерлин задумчиво кивнул.
        - И с тобой, полагаю, тоже творит чудеса. - Он пристально посмотрел на крестника. - Она тебе все рассказала?
        - Прошлым вечером. Конечно, было бы лучше узнать об этом раньше, но… - он пожал плечами. - Сейчас мне известно все.
        Роб увидел, что крестный немного успокоился. - Представляю, какие нечестивые предположения относительно меня полезли тебе в голову.
        - Простите, сэр, но, какими бы ни были мои подозрения относительно вас и моей жены, они не изменяли моего расположения к вам. Я знал, что вы оба не способны на обман.
        Мерлин кивнул, и глаза его одобрительно блеснули.
        - Хорошо сказано, Роберт. - Он рассмеялся. - Мне приятно, что ты ценишь меня нисколько не меньше, чем леди Селборн. Ты ведь, разумеется, знаешь, что она - дочь трубочиста?
        Роб со стуком поставил кофейную чашку, подавив раздражение, вызванное словами герцога.
        - Разумеется, знаю. Крестный улыбнулся.
        - Не надо обижаться, милый мальчик. Я не осуждаю - это просто констатация факта. О леди Селборн я очень высокого мнения. Знаешь, какую беседу мы вели, когда впервые встретились?
        Философскую. Она делает честь школе миссис Монтагью. - Он снова улыбнулся. - Я должен буду извиниться перед ней за вчерашнюю резкость. Мне следовало сообразить, что она приехала в Берфорд вовсе не для того, чтобы устроить сцену.
        Это случайное и весьма неудачное стечение обстоятельств.
        - Сэр, возможно, образование, полученное ею у миссис Монтагью, основательно, но в географии Джемайма не сильна, так как понятия не имела, что Делаваль находится недалеко от Мерлинчейза.
        Герцог вздохнул.
        - А также не знала, что ты - мой крестник?
        - Да. Видите ли, сэр… мы могли бы придумать подходящее объяснение? Я имею в виду не нашу семью - им я скажу правду, - а любопытных знакомых…
        - Что ты предлагаешь? - Мерлин внимательно взглянул на Роба.
        Роб, поколебавшись, сказал: - Я подумал, что племянница Джемаймы вполне могла бы иметь отношение к нашей семье. Ну, например, незаконный альянс у предков.
        Мерлин засмеялся.
        - Почему нет? Мой дед слыл ужасным распутником, и я уверен, что еще одна внебрачная связь не нанесла бы особого ущерба его репутации. Таким образом, логично, что я стал опекуном маленькой мисс Тилли.
        - Замечательно, сэр, - улыбнулся Роберт. - Мы могли бы пойти еще дальше и сказать, что я встретил Джемайму, когда она навещала свою племянницу, и тут же без памяти влюбился.
        - Частично это соответствует действительности, - заметил герцог. - Но бабушке ты скажешь правду?
        В дверь кабинета повелительно постучали.
        - Я тоже так считаю, Роберт! - заявила леди Маргрит, величаво прошествовав в комнату. Она любезно кивнула Мерлину. - Я не желаю, словно горничная, стоять под дверью! Как же я могу помочь бедняжке Джемайме, если не знаю, что происходит? - Она уселась и протянула руку к кофейнику, не обращая внимания на удивленное лицо внука. - Итак, Роберт, я с нетерпением тебя слушаю.

        - Мне страшно неловко после вчерашнего, - затараторила Летти. После завтрака она увлекла Джемайму в уголок и предложила им вдвоем немного пройтись. - Я хочу сказать, что мне стыдно за Огасту и… зачем только мы поехали в Берфорд! - Голубые глаза Летти испуганно смотрели на Джемайму. - Я ужасно переживаю из-за того, что стала причиной неприятностей для вас, милая Джемайма. Простите меня…
        Джемайма растрогалась. У Летти были все основания плохо о ней подумать, но она, не в пример Огасте, решила, что ее встреча с Тилли имеет вполне нормальное объяснение. Поскольку Роб все рассказал леди Маргрит, Джемайма не стала уклоняться от разговора с Летти. Мисс Экстон сейчас ее единственная подруга, и Джемайме очень не хотелось потерять эту дружбу.
        - Милая Летти, пожалуйста, не извиняйтесь! Вы не виноваты в том, что произошло вчера. Виновата я - мне следовало избегать поездки в Берфорд и тем самым не ставить себя в неловкое положение, так как я могла увидеть Тилли… во всяком случае, я не должна была туда ехать до тех пор, пока не поговорю с Робом и мы не решим, что делать.
        - Тилли… - Летти из-под полей шляпы бросила быстрый взгляд на Джемайму.
        - Ее так зовут? На редкость хорошенькая девочка и так на вас похожа. Ой! - Летти зажала рот ладонью. - Я не хотела…
        - Тилли - моя племянница, - сказала Джемайма, чтобы больше не смущать Летти. - Она - внебрачный ребенок, но ей повезло, поскольку ее опекун - герцог Мерлин. Когда я вышла замуж за Роба, то понятия не имела, что буду жить так близко от нее. И я действительно не знала, что Роб имеет отношение к герцогу. - Она вздохнула. - Вы не представляете, что я испытала, увидев ребенка, который поразительно похож на меня. Мало того - окружающие тоже это увидели!
        - Да, вы очень похожи. И сам герцог… Джемайма горько усмехнулась.
        - Могу себе представить, что все подумали! А герцог решил, что я приехала устроить скандал.
        - Вы до этого говорили с Робертом? - осмелилась спросить Летти.
        - Нет. - Джемайма с улыбкой покачала головой. - Он ведь подумал то же, что и все, и заподозрил, что Тилли - моя дочь. До прошлого вечера у меня не было возможности с ним объясниться.
        - Ох, Джемайма! А за обедом вы выглядели такой спокойной. Представляю, что вы чувствовали на самом деле!
        - Мне редко бывало так трудно, - призналась Джемайма.
        - Надеюсь, что вы все уладили с дядей Мерлином, - сказала Летти. - Вообще- то он добрый, только на вид такой суровый.
        Джемайма вспомнила сегодняшнее утро. К счастью, Роб уже все обговорил с герцогом и с леди Маргрит. Мерлин был обходителен и любезен, а вот как отнеслась к новостям леди Маргрит, еще предстоит узнать.
        - Договорились о том, что в наших семьях была незаконная связь, поэтому об этом никогда не упоминалось, - сказала Джемайма. - Тилли - моя дальняя родственница, и, навещая ее, я познакомилась с Робертом - крестником герцога, а герцог - опекун Тилли. - Джемайма улыбнулась. Всё придумали довольно складно.
        - Этому поверят, - заявила Летти. - Спасибо, милая Джемайма, что сказали мне правду.
        Джемайма указала на полуразрушенную беседку.
        - Давайте посидим там. Я хочу поговорить с вами. Теперь, когда ваша бабушка знает все, то наверняка не позволит нам с вами общаться!
        - Что вы! Конечно, это неприятная история, но бабушка не станет вас винить.
        - Если бы только это! Роб ведь рассказал ей и о том, что я - дочь трубочиста и мы с ним поженились, чтобы выполнить условия завещания его отца. Вот! Я рассказала все!
        Летти уронила зонтик на деревянный пол беседки.
        - Дочь трубочиста? Вы? - Она была настолько потрясена, что не смогла этого скрыть.
        - Да, это так, - улыбнулась Джемайма.
        - Вы сказали, что вышли замуж за Роба, чтобы выполнить условия завещания его отца?
        - Да, - кивнула Джемайма. - От него требовалось жениться на молодой леди, которую он встретит на свадьбе Энн Селборн, и он сделал предложение мне.
        У Летти глаза радостно засверкали.
        - Джемайма, но это самое главное! Я-то думала, что у вас брак по расчету, а теперь я вижу, что вы - избранница Роба.
        - У него был небогатый выбор, - заметила Джемайма.
        - Однако, - с хитрой улыбкой сказала Летти, - неважно, каким был задуман ваш брак изначально, совершенно ясно - Роб вас обожает. - Она вздохнула. - Правда, он красивый? Я безумно была в него влюблена, когда была моложе, и как дурочка ходила за ним по пятам.
        - Роб очень к вам расположен, Летти, - сказала Джемайма. - А вы разве никогда не хотели выйти замуж?
        Хорошенькое личико Летти погрустнело.
        - Да нет. Я пока не встретила никого, кто бы мне настолько понравился, чтобы я захотела выйти за него. И никто еще не сделал мне предложения…
        - Никто? - удивилась Джемайма. Она была уверена, что у мисс Экстон нет отбоя от женихов. - А у вас был сезон дебютантки?
        - Да, был. - Летти теребила ручку зонтика. - Дядя Саймон, отец Роба, заплатил за мой выход в свет, но Огаста…
        Мне не хочется сплетничать, словно я школьница…
        - Что сделала Огаста? - нахмурилась Джемайма. - Чем она вам досадила?
        Летти взяла Джемайму за руку.
        - Видите ли… Огаста загубила мой сезон дебютантки. Я сразу не поняла, что она сделала, но потом…
        - Что же случилось?
        - Мне было всего семнадцать, и я приехала из деревни. Стоило кавалеру обратить на меня внимание, как тут же появлялась Огаста и… отбивала его. Она уже успела приобрести светский лоск, а я по сравнению с ней выглядела совсем неотесанной…
        Огасту необходимо поставить на место, подумала Джемайма.
        - Летти, она, скорее всего, завидовала вам. Вы намного ее красивее.
        - Блондинки были в тот сезон не в моде, - печально сказала Летти.
        - Как обидно, что ваш сезон не удался.
        - Не удался. Денег на поездки в Лондон больше не было, и поэтому я осталась в деревне с бабушкой. Сейчас, когда мы приехали в город, я познакомилась кое с кем, но Огаста заявила, что эти джентльмены заинтересовались мной только потому, что я получила в наследство деньги. Признаюсь, что у меня пропало желание с ними встречаться.
        - Очень жаль, что вы были вынуждены пригласить мисс Селборн на ваш день рождения! - не сдержалась Джемайма.
        - Согласна с вами, - вздохнула Летти. - Огаста может испортить любой вечер.
        Джемайма засмеялась и похлопала Летти по руке.
        - Помните, что вы красивы и что у вас есть состояние!
        У Летти загорелись глаза.
        - Вообще-то здорово быть богатой. Мы всегда жили бедно, а иметь иногда на обед бифштекс очень приятно! Экстоны никогда не были богаты. Мои родители умерли, когда я была совсем маленькой, и меня вырастила бабушка.
        - Вам хорошо жилось с ней?
        - Да! - просияла Летти. - Бабушка очень добрая. Она только кажется сварливой. Вы сами убедитесь, если она вас полюбит.
        - Боюсь, что это маловероятно, - сказала Джемайма, и ей стало немножко грустно. - Как она может меня полюбить?
        - Для бабушки самое главное, чтобы Роб счастливо зажил в Делавале.
        Мне бы уверенность Летти! - подумала Джемайма. Она представила, как возмущенная леди Маргрит покидает их дом, чтобы больше не переступать его порога.
        Летти нервно перебирала складки на юбке - ей очень хотелось что-то спросить, но она колебалась.
        - Вы говорили, что Тилли - ваша племянница…
        - Да, это так.
        - Она - дочка вашего брата? А у вас есть еще братья или сестры?
        Джемайме стало жалко Летти - она смотрит с такой надеждой, но и без Тилли то, о чем она думает, невозможно.
        - Тилли - дочка Джека. Мне очень жаль, Летти. Летти закусила губу.
        - Я так и подумала. У нее его глаза.
        Они замолчали. Джемайма чувствовала, что Летти хочется еще ее расспросить, но воспитание не позволяло ей проявлять излишнее любопытство. Что сказать Летти?

«Мой брат - трубочист; он полуграмотный; он - отец внебрачного ребенка. Вы - благородная леди, а он… Глупо ждать, что между вами может что-нибудь произойти».
        - Я, наверное, в конце концов выйду за Ферди Селборна или за мистера Першора, - вздохнула Летти.
        Джемайма улыбнулась.
        - Не спешите. Другое дело, если вам один из них нравится.
        - О, они мне оба нравятся, но это не любовь. - Летти засмеялась. - Ферди похож на цаплю, и он ужасный повеса.
        Да бабушку хватит удар, если я ей скажу, что хочу выйти замуж за Ферди!
        - А мистер Першор? Он не похож на повесу. Летти еще пуще засмеялась.
        - Берти? Нет, он не распутник. Но вы, наверное, успели заметить, что хотя Берти добрейший человек, но не светоч разума.
        - Летти, вы - злючка, - заметила Джемайма.
        - И к тому же он любит выпить. Прошлой ночью он так напился в «Пеструшке», что Ферди пришлось тащить его на себе! Он встал к завтраку только потому, что испугался бабушки. Ой, смотрите!
        Вон он идет. Не посидите ли с нами, мистер Першор? Вы плохо выглядите.
        У Берти Першора действительно был болезненный вид. Он нетвердой походкой направился к девушкам и опустился на скамью, зажмурившись от солнечного света.
        - К вашим услугам, леди Селборн. К вашим услугам, мисс Экстон, - пробормотал он. - Прошу извинения… Что-то мне не подошел черепаховый суп!
        - Сочувствую вам, - сказала Джемайма. - Приятно провели вчера вечер, мистер Першор?
        - Ничего не помню про вчерашнее, мэм, - ответил, поморщившись, Берти. - От этого чертова черепахового супа у меня в голове все смешалось.
        - Вам надо полежать, пока не придете в себя после черепахового супа, - смеясь, посоветовала Летти. - Скорее, мистер Першор! Сюда идет бабушка.
        Девушки помогли стонущему мистеру Першору подняться на ноги, взяли его под руки и повели к дому.
        - Мистер Першор! - к ним быстро приближалась леди Маргрит.
        - Не оставляйте меня! - простонал Берти.
        - Мистер Першор. - Леди Маргрит смерила незадачливого джентльмена строгим взглядом. - Не слоняйтесь по солнцепеку, раз вам нездоровится. У меня есть снадобье для таких случаев. Идите в дом, и кто-нибудь из лакеев вам его принесет.
        - Очень любезно с вашей стороны, мэм, но боюсь, что нет снадобья против черепахового супа…
        - Суп! Какая ерунда! Вы выпили лишнего, молодой человек, и очень много лишнего, так что не притворяйтесь.
        - Просто не представляю, что они подсыпали в эль, - пробормотал покрасневший Берти. - Клянусь, мэм, что я обычно так быстро не пьянею.
        - Идите в дом, Берти. И, если это больше не повторится, Мерлин ничего не узнает.
        А Джемайму затошнило от страха, так как в любую минуту леди Маргрит обратит свой взор на нее и начнет метать громы и молнии.
        - Вот что, девочки, - леди Маргрит повернулась к ним, - сегодня утром мы наносим визиты. - Она посмотрела на Джемайму. - Моя дорогая, соседским дамам не терпится познакомиться с вами, и я хотела бы представить вас нашим гостям на балу Летти. Таким образом вы с ними познакомитесь заранее и не будете чувствовать себя неловко.
        - Как вы добры, мэм. - Джемайма не поверила своим ушам, услыхав, как ее назвали
«моя дорогая». Значит, Роб еще не поговорил с бабушкой, решила она.
        - Бабушка вас полюбила, - зашептала Летти. - Я же вам говорила!
        - Летти, с чего вы взяли, что я нравлюсь вашей бабушке? - прошептала Джемайма.
        - Да потому, что Роб вас любит, - простодушно заявила Летти. - Мы все это заметили, дорогая Джемайма. Он без памяти в вас влюблен.

«Роб вас любит… Он без памяти в вас влюблен».
        Джемайма не знала, верить Летти или нет. Роб был с ней нежен и внимателен.
        Но любовь? Ей трудно судить, так как в вопросах любви она мало разбирается. Он говорил о желании, о страсти, но ни слова не произнес о любви. Правда, в душе теплилась надежда, что Летти права.
        Они отправились с визитами. Все с радостью встречали молодую графиню Селборн, и хотя их с Робом внезапная женитьба и вызвала скрытое любопытство, но большинство соседей были настроены благожелательно, а Летти и леди Маргрит предотвращали любую неловкость.
        - Я рада, что сэр Генри и леди Вое приедут на бал, - сказала Летти, когда они отъехали от их поместья. - Мне нравится Клоринда. По-моему, она подходящая жена для Берти Першора.
        - Одного безмозглого в семье достаточно, - отрезала леди Маргрит. - Берти нужна умная жена.
        - А правда то, что рассказывала леди Вое? Про человека, которого убили в
«Пеструшке» прошлой ночью. Ферди и Берти как раз там были! Какой ужас!
        - Вот к чему ведет выпивка в трактире, - сурово произнесла леди Маргрит. - От Ферди можно ждать только неприятностей.
        - Что вы, бабушка, - заступилась за Ферди Летти, - он совершенно безобидный.
        Они возвращались в Делаваль и ехали по Уичвудскому лесу. Деревья стояли плотной стеной, на дороге было темно, и Джемайме стало немного страшно - она все еще не привыкла к жизни в деревне.
        Летти выглянула из окна.
        - Вот в этом месте повесили Тома, Дика и Гарри. Вы слыхали историю о разбойниках с большой дороги, Джемайма?
        Как раз здесь, по-моему, живут привидения.
        - У вас, молоденьких девушек, слишком богатая фантазия, - сказала леди Маргрит.
        - Не думаю, что в наши дни есть разбойники, - заметила Джемайма. - Кражи на больших дорогах устарели.
        - Разумеется, - согласилась леди Маргрит. - Подобные истории свидетельствуют о дурном вкусе.
        Она не успела произнести эти слова, как раздался выстрел, карета покачнулась, затем послышался громкий шум. Кучер кричал, а конюх кинулся удерживать лошадей, чтобы они не опрокинули карету в канаву.
        - Кошелек или жизнь!
        - Этого еще не хватало, - проворчала леди Маргрит.
        - В Уичвудском лесу нет разбойников? - прошептала Летти. - Вот они.
        Дверца кареты распахнулась.

        Глава пятнадцатая

        На первый взгляд мужчина, стоящий перед дверцей кареты, был типичным разбойником: потертые черные кожаные сапоги, черные штаны, поношенная черная треуголка низко надвинута на глаза, платок закрывает нижнюю часть лица. Глаза были черные словно уголь, а из-под шляпы выбилась такая же черная прядь волос.
        На плечи накинут черный плащ, но, присмотревшись, Джемайма поняла, что это большой, разорванный пополам и вымазанный сажей мешок. Посмотрев повнимательнее на лицо мужчины, она уже открыла рот, собираясь с ним заговорить, как один из пистолетов оказался направленным прямо на нее.
        - Выходите!
        Джемайма закрыла рот, а леди Маргрит презрительно посмотрела сверху вниз на пистолет и заявила: - Я ни за что не выйду из собственной кареты по прихоти какого-то негодяя!
        - Бабушка, - испуганно зашептала Летти, - ради бога, сделайте так, как он говорит.
        - Нет. - Леди Маргрит с решительным видом откинулась на подушки сиденья. - Меня это затруднит.
        А разбойнику такой ответ понравился, так как глаза у него весело заблестели.
        - Хорошо, пусть будет по-вашему, мэм. - Он отвесил ей поклон и сделал жест рукой с пистолетом в сторону Джемаймы и Летти. - Леди, прошу вас…
        Джемайма сама спрыгнула на землю, а Летти подала руку разбойнику и грациозно спустилась по ступенькам кареты.
        - Вы ведь хотите забрать мои украшения? - спросила она. - У меня очень красивые сережки и ожерелье…
        - Летти, - вмешалась Джемайма, - зачем вы сами предлагаете…
        Но Летти уже успела снять сережки и отдать их разбойнику, а теперь возилась с замочком на ожерелье.
        - Ой, я не могу сама расстегнуть… - сказала она. Разбойник приблизился и вежливо произнес: - Позвольте мне, мэм. - Он засунул пистолет за ремень, приподнял у Летти волосы на затылке и запутался в завитках пальцами в перчатке. Летти покраснела. - Прошу прощения, мэм. - Разбойник положил драгоценности в карман. - Не буду больше вам докучать. - Он взял Летти за руку и проводил обратно в карету.
        - Не смею вас более задерживать, мэм, - сказал он. - Мне надо переговорить с леди Селборн.
        Джемайма отошла от кареты и встала в густой тени на кромке леса. Она наблюдала за тем, как разбойник усаживает Летти в карету. После этого он подошел к ней и сдернул с лица платок.
        - Джек! - с раздражением прошипела сквозь зубы Джемайма. - Ты что, сошел с ума? Что, черт возьми, ты здесь делаешь? Это что за игры? Ты разве не знаешь, что грабеж на большой дороге является преступлением?
        - Ничего больше не смог придумать, - ответил Джек. Вокруг рта у него залегли складки, а глаза смотрели устало. - Джем, я попал в передрягу. Прийти к тебе в дом я не могу и послать записку тоже не могу. Мне нужна твоя помощь.
        Джемайма оглянулась на карету: на них смотрела Летти, она что-то говорила леди Маргрит и выглядела очень возбужденной. Джемайма вздохнула.
        - Выкладывай, в чем дело. Говори на уличном жаргоне, чтобы никто не понял.
        Отвлекая внимание, Джемайма стала расстегивать ожерелье и старалась делать это как можно дольше.
        Джек прислонился к дереву и перешел на говор, принятый в среде трубочистов: - Прошлой ночью в «Пеструшке» одного пришили… И на меня это вешают.
        У Джемаймы от удивления глаза полезли на лоб.
        - Тебя обвиняют в убийстве?!
        - Тише! Зачем мне говорить на жаргоне, если ты кричишь на весь лес?
        - Прости. Прежде всего, что ты здесь делаешь?
        - Пока не могу всего объяснить. - Джек сунул в карман ожерелье Джемаймы. - Ума не приложу, во что я вляпался.
        Не успел налимониться, как очутился в кутузке. Но я смылся.
        - Как тебе удалось? - спросила Джемайма. Она знала, что тюрьма в Берфорде находится около церкви и требовалась большая ловкость, чтобы оттуда убежать.
        - Карабкаться я еще умею, - не вдаваясь в подробности, сказал Джек.
        - А хлопушки? - Джемайма указала на пистолеты.
        - Купил у одного мазурика, которого сцапали в Отмурской пустоши. Его посадили вместе со мной.
        - А кляча?
        - Паршивая кобылка. Купил ее в Эйлзбури. Еле сюда дотащилась. К счастью, она так и осталась стоять во дворе трактира, когда я туда вернулся.
        - Вернулся? - Джемайма уставилась на брата. - Зачем?
        - Мне же нужно было узнать, как тебя найти.
        - Джек, это не шутки.
        - Сам знаю. - Джек окинул ее взглядом. - У тебя есть еще украшения, Джем?
        А то слишком много суеты из-за одного ожерелья.
        - Если бы я знала, что ты появишься, то нацепила бы все содержимое шкатулки, - сухо заметила сестра и, увидев перепуганное личико Летти в окне кареты, сказала: - Мне надо вернуться. В имении есть одно место, где ты можешь спрятаться. Я приду туда сегодня вечером. - И добавила уже громче: - Ах ты, негодяй! Твое место в свинарнике. У нас как раз есть подходящий на ближайшей ферме. А теперь убирайся отсюда!
        Она сунула ему в руки кошелек.
        - Спасибо, - прошептал Джек. - Принеси поесть.
        - Смотри, негодяй, тебя ведь все равно поймают! Лучше сам сдайся властям!
        - крикнула Джемайма и побежала к карете.
        - Благодарю вас, мэм. - Разбойник отвесил ей поклон и вспрыгнул на лошадь, которая едва не рухнула под его тяжестью.
        Как только Джемайма уселась в карету, кучер наконец решился выстрелить из мушкетона, чем перепугал лошадей и ворон. Леди Маргрит строго на него прикрикнула: - Поезжай! Мы и так потратили много времени на этого воришку! Его место на виселице!
        - Мне показалось, что он похож на… - снова вздохнула Летти.
        - Летти!
        - Бабушка, я хотела всего лишь сказать, что он выглядел очень несчастным, - пояснила Летти. - Бедняжка! По- моему, на нем был надет мешок. Как ужасно живется преступникам.
        Джемайма отвернулась к окну. Что Джек делает в Делавале? И почему он причастен к убийству в трактире? Джемайма нахмурилась. Джека наверняка разыскивает констебль, а разбойничье нападение - еще одно преступление на его счету. Она сказала Робу, что у нее больше не будет от него секретов. Но это… Даже благородство Роба такое не выдержит. Придется молчать.

        Прибывший констебль оказался глуповат, а противоречивые показания свидетелей относительно разбойника в Уичвудском лесу только все запутали.
        - Это был крупный мужчина и очень толстый, - заявила леди Маргрит. - У него северный выговор.
        - Он высокий, темноволосый и красивый, - выпалила Летти. - Нет, я не видела ни его лица, ни волос. Как же я могла это видеть? - Она наморщила лоб. - Нет, я на самом деле не… Я просто это знаю…
        - Он ростом метр семьдесят, - сказала Джемайма, убавив Джеку по крайней мере пятнадцать сантиметров. - И он светловолосый. Я увидела прядь его волос. И он прискакал на гнедой лошади.
        - Нет, лошадь была пятнистая, - возразила Летти.
        - Пегая, - уточнила леди Маргрит.
        Они сидели в гостиной Делаваля, а Роб и Ферди стояли рядом на случай, если надо будет поддержать разволновавшихся дам. Констебль мистер Скоулз обливался потом, стараясь разобраться в показаниях. Он сосал карандаш и нервно перелистывал блокнот.
        - Леди Маргрит, - умоляющим голосом произнес он, - вы говорите, что мужчина позволил вам остаться в карете и не взял у вас ни денег, ни украшений?
        - Разумеется, не взял, - ответила леди Маргрит. - Я не собиралась отдавать все это какому-то ничтожеству.
        - В то же время он забрал ваше ожерелье и серьги, мисс Экстон?
        - Да, но я сама их отдала, - объяснила Летти. - Он их не украл…
        Констебль нахмурился.
        - А у вас, леди Селборн?
        - Он взял у меня перламутровое ожерелье и кошелек, - спокойно ответила Джемайма. - У меня не было других украшений.
        Она видела, что Роб наблюдает за ней. Он молчал, но его молчание было вынести труднее вопросов. Неужели он уже заподозрил, что она знает больше, чем говорит?
        - Итак… - тяжело вздохнув, сказал констебль, глядя в свои записи. - Грабитель был высокий, полный, крепкого сложения, светловолосый… или темноволосый, говорил с северным акцентом и приехал на гнедой пятнистой лошади…
        - На пегой, - поправила констебля леди Маргрит. - Я разбираюсь в лошадях - мой отец их разводил.
        Констебль убрал блокнот.
        - Этот грабитель кажется отчаянным малым, - медленно произнес Ферди. - Не тот ли это парень, которого вы искали прошлой ночью, Скоулз? Тот, что убежал из тюрьмы, совершив убийство?
        - Вполне вероятно, сэр, - ответил констебль.
        - Убийца! - воскликнула Летти и побледнела. - О, нет!
        - Не волнуйтесь, мэм. Думаю, что ему не долго придется скрываться, - успокоил ее констебль и повернулся к Ферди.
        - Вы ведь были прошлой ночью в «Пеструшке», сэр?
        - Мы с Берти Першором пили там эль, - признался Ферди, избегая неодобрительного взгляда леди Маргрит. - Но я ничего не знаю об убийстве. Жертву закололи ножом?
        - Нет, - ответил констебль. - Разбили голову. - Он взглянул на Роба. - Вы, должно быть, помните его, милорд.
        Это Генри Нейлор. Он работал конюхом при вашем дедушке. Ушел воевать и вот снова вернулся. - Скоулз покачал головой.
        - Печальный конец.
        Джемайме вспомнилось имя Нейлор. Но вот когда раньше она его слышала? Она увидела, что Ферди и Роб обменялись взглядами. Ферди явно было не по себе.
        - Я не думаю, что разбойник с севера, - вдруг заявила Летти и покраснела, так как все замолчали и посмотрели на нее. - Он говорил на лондонском уличном жаргоне. Я слышала… когда он разговаривал с вами, Джемайма.
        Джемайме чуть не сделалось дурно, но она ровным голосом сказала: - Разве? Я его не поняла.
        - Я слышала. - Летти сильно покраснела, но стояла на своем. И взглянула на Джемайму.
        Джемайма едва заметно покачала головой, и Летти замолкла, но глаза у нее расширились от удивления. Роб вопросительно смотрел на жену.
        Констебль встал, и Ферди проводил его до двери, а Роб направился к буфету, чтобы налить бабушке бокал вина.
        Джемайма подошла к окну. Она знала, что Роб обязательно последует за ней. У нее закололо кожу, и она подавила дрожь.
        - Лондонский жаргон… Очень интересно, - прошептал он ей на ухо.
        Джемайма подняла голову и встретилась с ним взглядом.
        - Вы догадались? - тоже шепотом спросила она.
        - О чем? О том, что у меня шурин - разбойник с большой дороги? - Роб поднял брови. - Джемайма, что вы затеяли?
        - Пока я ничего не знаю. - Джемайма оглядела комнату - их никто не мог подслушать. Она взяла Роба за лацкан сюртука и приблизила к себе. Он строго на нее смотрел, но не стал сопротивляться. - Джек попал в неприятную историю, - сказала она. - Прошлой ночью его ложно обвинили в убийстве, и сейчас он прячется. Я пообещала увидеться с ним сегодня вечером.
        - Я не желаю, чтобы моя жена бегала ночью по окрестностям. Это опасно. - Глаза его смотрели холодно.
        - Пожалуйста, Роб. Со мной ничего не случится. Мне нужно узнать, в чем дело.
        Роб сурово сжал губы.
        - Почему вы раньше мне не рассказали? Почему ничего не сказали, когда вернулись?
        - Я не могла - у нас ведь гости. А потом пришел констебль! У меня не было времени.
        - Времени было предостаточно, стоило лишь захотеть, - холодно произнес Роб.
        Джемайма понимала, что Роб прав… но не может же она бросить брата на произвол судьбы. Что бы ни говорил Роб, она отыщет Джека.

        Заброшенный свинарник оказался вполне пригодным для того, чтобы в нем переночевать. Джек Джуэлл зацепил поводья измученной лошади за сломанную деревянную балку и пошел в лес за дровами, чтобы развести огонь. Дрова были сухими и хорошо горели. Джек понимал, что рискует, но он рассчитывал на то, что кроме Джемаймы, никто не станет бродить ночью по лесу. Ему очень хотелось есть, и он с нетерпением ждал ее.
        От жаркого огня стало немного легче. Он уселся на плащ из мешковины и уставился на пламя. Как его угораздило попасть в такую беду? И как теперь выпутаться? Интересно, Джемайма рассказала обо всем своему муженьку? Он рассеянно жевал соломинку. В Роберте Селборне он не был уверен, хотя, кажется, он честный парень и Джемайму очень любит. Джек вспомнил, какими глазами Роб смотрел на Джемайму у алтаря. В его взгляде было нечто большее, чем увлечение хорошенькой девушкой. Но все равно Джек не был убежден, стоит ли доверять Робу.
        По стенам заплясали тени от дрожащих языков пламени. Дверь свинарника скрипнула, треснула ветка, и Джек прислушался. Наверное, это Джемайма с большой корзинкой, полной еды. У него потекли слюнки, но на всякий случай он потянулся к пистолету.
        Дверь немного приоткрылась. Кто-то идет, но это не Джемайма - она не стала бы колебаться. Джек тихонько встал и на цыпочках, с поднятым пистолетом приблизился к двери. Дверь медленно распахнулась.
        - Вы? Вот вас-то я не ожидал.
        В сарай вошла Летти Экстон и плотно закрыла за собой дверь.
        - Не могли бы вы убрать пистолет, мистер Джуэлл? - сказала она. - Мне страшно.
        Летти опустилась на колени и стала выкладывать содержимое корзины на плащ, словно готовила пикник.
        - Сыр, пирог с дичью, яблочный пирог - сливок, правда, нет, - ветчина и две сладкие груши прямо из теплицы. Ой, и еще пинта эля. Подходит? - взволнованно щебетала Летти.
        - Очень даже, - с трудом выдавил он, сел и начал есть.
        Летти надкусила одну грушу, и сок потек у нее по подбородку. Она слизнула сладкие капельки и, увидев, что Джек смотрит на нее, смутилась и стала складывать салфетки обратно в корзинку. Джек продолжал молча есть. Наконец он сказал: - Ничего у нас не получится, и вам это известно. Летти подняла голову.
        - Посмотрим, - спокойно ответила она.
        Убрав остатки еды, она вытерла руки и поднялась на ноги.
        - Мне пора.
        - Да, я тоже так думаю, - сказал Джек.

        Глава шестнадцатая

        - Вот: пирог со свининой, яблоки, сыр, кусок говядины и пинта эля, - сказала Джемайма. - Джек, ну что ты уставился? Я-то думала, что ты умираешь от голода!
        Брат взял яблоко и надкусил. Видно, он не особенно голоден - наверное, никак не может успокоиться. Джемайма попробовала сыра, который оказался острым и вкусным.
        - Выкладывай все, - сказала она, жуя сыр, - у меня мало времени. Роб не знает, что я здесь. И к тому же ему пришлось сообщить гостям, что я плохо себя чувствую. - Она удрученно вздохнула.
        - Теперь они наверняка подумают, что я беременна.
        - Уже? - Джек метнул на нее взгляд.
        - Да нет.
        Джек поднял брови.
        - Ты не сказала мужу, что это я остановил карету?
        Джемайма чувствовала себя очень неловко, но старалась это скрыть.
        - Он знает, но у меня не было времени как следует с ним поговорить. Я же тебе сказала - у нас гости.
        - Я-то думал, что у тебя нет от него секретов, Джем. Вы не поссорились?
        - Нет, не поссорились. - Джемайма сделала большой глоток эля и отвела глаза. - Завтра тебе придется на всякий случай уйти отсюда - вдруг тебя будут искать. На другой стороне поместья есть старая лачуга угольщика. Укройся там. Это не надолго, до тех пор, пока мы все уладим.
        - Не уходи от ответа, - сказал Джек. - Мы говорим о тебе и о твоем лорде.
        - Мы говорим не об этом, но у нас все хорошо. А ты зачем приехал в Делаваль?
        - Увидеть тебя и предупредить. О тебе кто-то расспрашивал. Понимаешь - вынюхивал? Я подумал, что твои благородные родственнички хотят тебя опозорить, вот поскорее и приехал, чтобы дать тебе знать. - Джек вздохнул. - Сказать по правде, сестренка, без тебя невесело. Отец, правда, перестал злобствовать из-за твоего ухода. Кажется, он даже рад, что сбыл тебя с рук. А мама гордится. - Он усмехнулся. - Еще бы! Дочь - графиня!
        - А отец знает? - ужаснулась Джемайма.
        - Нет. Это наш с мамой маленький секрет. Она счастлива. Что касается отца, то надеюсь, что он когда-нибудь застрянет в трубе.
        - Джек!
        Джек пожал плечами.
        - Как ты думаешь, кому приспичило узнавать про тебя?
        - Не знаю. - Джемайма сделала глоток эля и передала Джеку бутылку. - У Роба есть кузина. Мерзкая особа. Может, это она. Она видела меня раньше на свадьбе, а теперь, возможно, узнала и ждет подходящего случая, чтобы уличить. - Джемайма вздохнула. - Отвратительная девица! И она подло поступила с Летти.
        Огаста испортила ее выход в свет.
        - Вот стерва, - сказал Джек и поник головой. - Значит, это она. Что ж, Джем, по крайней мере ты предупреждена.
        - Да. Спасибо. - Джемайма нахмурилась. - Но как же ты попал в эту историю, Джек?
        Джек откинулся на спину и закрыл глаза.
        - Я случайно встретился с человеком по имени Гарри Нейлор. Он возвращался в Делаваль после того, как был ранен на войне. Он сказал, что воевал в Корунье.
        - Нейлор? Да, он когда-то работал здесь конюхом.
        - Проныра. Мне он не понравился, но он знал, куда идти, а я дорожные знаки и прочитать-то не умею. - Джек зевнул. - Прошлой ночью мы пришли в «Пеструшку» и там повздорили, кому платить за выпивку. Он всю дорогу клянчил у меня деньги, и я… ну, в общем, мне это надоело. Мы поругались, и он пошел поговорить с приятелем, а я уселся в уголке со своей выпивкой.
        - Кто-нибудь видел, как вы ругались? - спросила Джемайма.
        - Да, видели.
        - О господи. - Джемайма пододвинула Джеку остатки пирога. - Ты разве не голоден?
        - Да нет, спасибо. - Джек немного смутился. - Я лучше выпью, пока ты не прикончила весь эль. - Он допил содержимое бутылки, вытер губы рукавом и продолжал: - Потом пришли какие-то франты. Один из них - тот, что был у тебя на свадьбе.
        - Это Ферди Селборн.
        - Вот-вот. И с ним еще оболтус. Они сыграли в карты, а потом я увидел, как Гарри стал их задирать.
        Джемайма опустила руку с недоеденным куском мяса.
        - Гарри Нейлор заговорил с Ферди?
        - Да. Сам видел. Они начали спорить и едва не подрались.
        - Из-за чего?
        - Откуда я знаю! Если бы я это знал, то знал бы все. Помню, что я шел по коридору из сортира…
        - Хватит, избавь меня от подробностей, - прервала его Джемайма.
        - Но это важно, так как сортир находится во дворе и я даже не дошел обратно до пивной стойки. Очухался я в комнате, когда хозяин трактира колотил в дверь и орал, чтобы я выходил.
        Оказывается, Гарри Нейлора убили, и они ждут констебля. Я и ахнуть не успел, как меня загребли и отвезли в Берфордскую тюрьму.
        - А там ты перелез через ограду и убежал и тем самым подтвердил, что убийца - ты.
        - Что же мне сидеть как дураку? Да меня никто не стал бы слушать. Очень удобно приписать убийство мне - я ведь здесь чужой… Да я пикнуть не успею, как буду на виселице. - Джек вздохнул. - Глупо, конечно, но я не мог заявиться к тебе в дом и записку написать не мог. А украшения я верну. Теперь тебе понятно, почему мне нужна твоя помощь… и твоего графа.
        Джемайма встала и стряхнула крошки с юбки.
        - Я поговорю с Робом. Но… Ферди Селборн… Он - кузен Роба и один из его лучших друзей. Не думаю, что Роб поверит, что Ферди…
        Джек удрученно пожал плечами.
        - Теперь ты знаешь, что мне грозит.
        - Я оставлю тебе еду, - сказала Джемайма. - И не забудь завтра перебраться в хижину угольщика. Мы придем к тебе днем.
        Джек встал.
        - Джек… хочу сказать тебе одну вещь… Я на днях видела Тилли. Я с ней не разговаривала. - Джемайма положила руку ему на плечо. - Она здорова, Джек. И счастлива.
        Джек сжал ей пальцы.
        - Ты из-за этого поссорилась со своим лордом?
        - Его зовут Роб. Запомни, пожалуйста. Да, мы поссорились… но несерьезно.
        А теперь я возвращаюсь домой.
        Спокойной ночи, Джек.

        - Я так и знал, что вы пойдете. - Роб поджидал Джемайму у нее в спальне.
        Он весь побелел от гнева.
        Джемайма бросила плащ на спинку кресла и повернулась к мужу лицом.
        - Почему же вы не остановили меня, Роберт?
        - Да потому, что хотел убедиться, насколько вы уважаете мои желания.
        Джемайме сделалось стыдно, и она попыталась оправдаться: - Я не могла оставить брата одного.
        - В этом не было необходимости. Я пошел бы с вами к Джеку завтра и постарался бы все уладить. От вас требовалось только одно - доверять мне. Я сказал вам, что мы поговорим об этом, но вы не стали ждать.
        Они сердито смотрели друг на друга, и Джемайма первая опустила глаза.
        - Извините. Я подумала, что после истории с Тилли вы не простите меня за еще один неблагоразумный поступок.
        - Мне трудно простить секреты от меня, - насмешливо произнес Роб.
        - Я не хотела иметь от вас секретов. Я сделала это потому…
        - Потому, что вы верны Джеку. Он ведь ваш брат.
        - Все не так, - сказала Джемайма. Как получше выразить то, что она думает?
        - Моя первая обязанность быть верной вам.
        - Неужели? - Темные глаза Роба грозно сверкали. - Вы обманываете себя.
        Джемайма нахмурилась. В голосе Роба она услышала жесткость. Но разве до сих пор она этого не замечала? Она могла предположить, что у него непреклонный характер: он возмутился жестокостью ее отца, упорствовал в своем стремлении служить в армии и решительно взялся за восстановление Делаваля. Она сразу почувствовала, что у Роба под маской добродушия скрывается железная воля.
        - Я полагалась на Джека всю жизнь, - попыталась объяснить Джемайма, - а вас я знаю совсем недолго.
        - Понятно. - Голос Роба прозвучал устало. Джемайму вдруг охватил страх, что сейчас она потеряет что-то очень для нее дорогое.
        - Роб, чего вы хотите? - спросила она, не сводя глаз с его лица. - Я не понимаю…
        - Я хочу вашего доверия, - ответил он.
        - Но я вам доверяю!
        - Вы постоянно что-то утаиваете.
        - Я… - Джемайма хотела возразить, но… Роб говорил правду.
        - Джемайма, - Роб взял ее за руку, - я не люблю компромиссов. Мне нужно все. Я хочу все ваше доверие и всю вашу верность. И всю вашу любовь. Подумайте об этом. Все или ничего.
        - Ничего? - Джемайма уставилась на него.
        - Еще не поздно расторгнуть брак и купить вам дом в Туикнеме. - Роб криво усмехнулся. - Если вы предпочитаете это.
        - Нет! - выкрикнула Джемайма. - Какая нелепость!
        - Почему нелепость? - Роб насмешливо поднял бровь. - Вначале мы так и собирались поступить.
        Джемайма была озадачена. Их первоначальный план претерпел такие изменения, что порой трудно было вспомнить, о чем они раньше договаривались. Но одно она твердо знала - ее жизнь и жизнь Роба так плотно переплелись, что она не переживет, если ей придется с ним расстаться.
        - Я ничего не понимаю. - Голос Джемаймы прозвучал хрипло от едва сдерживаемых слез. - Вы так говорите из-за того, что я была у Джека сегодня вечером?
        - Нет, - со вздохом произнес Роб. - Это происходит потому, что я не могу быть для вас чем-то второстепенным. - Он подошел к камину. - Я пообещал, что дам вам столько времени, чтобы привыкнуть ко мне, сколько вы захотите, и что мы не будем торопить развитие наших отношений. - Он с такой силой ударил по каминной полке, что подпрыгнула фарфоровая статуэтка. - Я лгал. Больше так продолжаться не может. Я пытался проявлять терпение, но вы дважды утаивали от меня правду, поэтому больше терпеть я не могу. Либо вы доверяете мне, либо нет. Если нет, то вы свободны. Решайте.
        Джемайма сжала зубы, борясь со слезами. Она не винила Роба - он сказал правду. Она и вообразить не могла, как близко стоит от того, чтобы потерять самое дорогое, что есть у нее, - Роба.
        Роб посмотрел на часы из золоченой бронзы.
        - Уже поздно. Завтра, если пожелаете, можете рассказать мне про Джека, а я подумаю, чем могу ему помочь.
        Он был уже у двери, когда Джемайма крикнула: - Подождите!
        Роб остановился. Выражение его лица было чужим.
        - Да?
        - Простите. Роб, я не знаю, что говорить. Вы вправе сердиться на меня, но… я не хочу уезжать из Делаваля. Я полюбила это место. - Голос у нее дрогнул. - Ох, Роб…
        - Давайте поговорим об этом завтра, - натянуто ответил он.
        - Как пожелаете. - Джемайма упрямо вскинула подбородок. - Но я хочу кое- что сказать вам сейчас. Роб, я совершила ошибки, но не собираюсь совершить еще одну - оставить вас либо согласиться на расторжение брака. Это будет не легко сделать.
        Она заметила нежность, промелькнувшую в глазах Роба, и сердце у нее подпрыгнуло. Неужели не все потеряно?
        - На самом деле, моя дорогая? - растягивая слова, произнес он.
        - Да. - Сердце Джемаймы бешено стучало. Она чувствовала, что он весь внимание. - Особенно если пара уже прожила вместе какое-то время, вот как мы. К примеру, вам трудно будет доказать, что вы неполноценны. Роб подавил смех.
        - Вот уж не знаю, признаваться мне в этом или нет.
        - Если я заявлю в суде о вашей несомненной удали, то расторгнуть брак вам не удастся.
        Джемайма понимала, что очень рискует. У Роба дрогнули губы, и он приблизился к ней.
        - Но я могу придумать что-нибудь еще.
        - А я, возможно, смогу опровергнуть ваши утверждения. - Она смотрела прямо на Роба и шагнула в его сторону. - Или, возможно, мне удастся вас переубедить.
        Оба на мгновение замерли, затем Роб схватил Джемайму за руки.
        - К черту все, - произнес он. - Вам не придется из кожи вон лезть, чтобы переубедить меня.
        Он с силой припал к ее рту, и Джемайма, отбросив стыд, запустила руки ему в волосы и прижалась к нему. Перед глазами у нее все закружилось, она приоткрыла губы, чувствуя такую же необходимость в поцелуе, как и он.
        Роб прерывисто дышал, глаза у него потемнели от страсти, а у Джемаймы задрожали ноги.
        - Вы меня простили, да? Роб опять ее поцеловал.
        - Выходит, что простил.
        Джемайма положила голову ему на плечо.
        - Роб, клянусь, что это в последний раз.
        - Докажите. Пожалуйста. А теперь я должен уйти.
        - Вам придется помочь мне раздеться, - сказала Джемайма, избегая его глаз.
        - Все думают, что я плохо себя чувствую, и я не могу позвать горничную, так как выдам себя.
        Роб застонал.
        - Вам нужно только расстегнуть пуговицы, - торопливо пояснила Джемайма. - Я не могу до них дотянуться, но с остальным справлюсь сама.
        - Тогда повернитесь.
        - Я не собираюсь вас соблазнять, - сказала Джемайма. - Я не забыла про завещание вашей бабушки.
        - Уверяю вас, что я на волосок от того, чтобы забыть о нем.
        Он повернул ее спиной к себе и начал расстегивать пуговицы. Джемайма вся горела и слышала только стук собственного сердца. Она почувствовала, как лиф платья соскользнул вниз, а затем платье упало на пол.
        - Какое счастье - вы без корсета, - пробормотал Роб и, нагнувшись, поцеловал ее в затылок, а потом стал осыпать поцелуями голую спину, видневшуюся над вырезом рубашки.
        У Джемаймы мурашки пробежали по позвоночнику. Она повернулась и прикрыла руками грудь.
        - Спасибо, теперь я справлюсь сама.
        Роб не ответил. Он наклонился, задул свечу и, подхватив Джемайму, уложил на кровать. Джемайма не видела его в темноте, но все ее чувства были обострены. Он лежал рядом, и она ощущала тепло его тела.
        - Насколько же вы доверяете мне, Джемайма?
        - Э… я… полностью, Роберт.
        - Но раньше у вас были сомнения.
        - Я знаю, что вы никогда не обидите меня.
        - И вы все еще думаете, что любовь - это ловушка?
        Джемайма зажмурила глаза.
        - Не совсем… Я думаю, что физическая любовь… может быть… довольно приятной…
        Она почувствовала, как он снимает с нее рубашку. Теперь на ней не осталось ничего, кроме чулок. Роб провел рукой по ноге, его пальцы гладили нежную кожу над подвязкой.
        Джемайма вся пылала. Руки и губы Роба путешествовали по ее телу, то дразня, то пробуждая желание. Он не разделся, а она лежала почти нагая. Это одновременно и возбуждало Джемайму, и мешало ей.
        Она попыталась высвободить руки и стянуть с Роба одежду, но он лишь засмеялся и приник ртом к ее груди. Ласки Роба лишали Джемайму сил и порождали желание.
        - Вы мне по-прежнему доверяете? - спросил он.
        - О, да… Я вижу, что доверять… очень приятно.
        Его поцелуи делались все крепче и продолжительнее, а рука скользила вверх по бедру и разводила ноги, пощипывая и щекоча. Джемайма извивалась и не могла сдержать вскриков, а Роб заглушал их поцелуями.
        - Раз я не могу по-настоящему заняться с вами любовью, - прошептал он, - то сделаю кое-что другое. Можно?
        У нее хватило сил лишь еле слышно выдохнуть, что согласна. Тогда Роб нагнулся, и его волосы коснулись голого живота. Джемайма замерла в ожидании наслаждения. Теперь язык, а не пальцы Роба трогали ее тело. Джемайме казалось, что она разломилась на множество крошечных кусочков, каждый из которых дарил ей блаженство. Восторг ее был настолько велик, что она впилась зубами в подушку, чтобы не разбудить своими криками весь дом.

        Глава семнадцатая

        - Джемайма? Проснитесь, дорогая…
        Утреннее солнце бросало узоры на пол. Джемайма заморгала и потянулась. Ей было тепло, в теле ощущалась приятная тяжесть и благодатная истома. Она лежала в объятиях Роба, а он… был обнажен.
        Его дыхание щекотало ей ухо.
        - Я должен уйти, пока не появились слуги. Как вы, любимая?
        - Божественно, - пробормотала Джемайма. Она раскрыла глаза и перевернулась.
        Среди ночи ей вдруг пришло в голову, что утром она уже не сможет взглянуть Робу в глаза. Он завладел ее телом и пробудил чувственный и беззастенчивый ответ. Но сейчас он улыбается ей с такой нежностью, что смущение исчезло.
        - Роб, мне было чудесно, но вы…
        - Любимая, не волнуйтесь. Я уверен, что скоро у нас появится возможность вознестись до небес.
        - Мне нужно было поговорить с вами, но почему-то не вышло.
        Роб встал с постели и начал рассеянно натягивать на себя одежду.
        - Я договорился с Ферди и Берти пойти пострелять. Постараюсь поскорее вернуться, и тогда мы поговорим. А днем сходим к вашему брату.
        - Спасибо. - В освещенной солнцем комнате не было места страхам, но они существовали и только ждали момента, чтобы наброситься на Джемайму. Роб понятия не имел, что Джек подозревает Ферди в убийстве Нейлора. Когда она ему скажет… Она отогнала эту мысль, не желая портить солнечное утро.
        После ухода Роба она осталась лежать. Одолевала дрема, и вставать не хотелось. Джемайма смотрела ца потолок в солнечных зайчиках. Неужели это счастливое томление и есть любовь? А вдруг она угодила как раз в ту ловушку, в которую попало уже столько людей, перепутавших физическое влечение с любовью?
        Было слышно, как в соседней комнате Роб разговаривает с камердинером.
        Джемайма улыбнулась - ей был приятен даже звук его голоса.
        В дверь постучали, и вошла Элла с горячим шоколадом. Она осмотрела одежду Джемаймы, разбросанную по полу, затем ее взгляд остановился на голых плечах госпожи, которая лежала, свернувшись калачиком. Элла тихонько засмеялась.
        - Я вижу, что вам стало лучше, миледи.
        - Да, спасибо, Элла, - с улыбкой ответила Джемайма.
        Горничная только начала прибираться в комнате, как раздался стук в дверь, и Джемайма поспешно набросила халат.
        - Можно? - На пороге стояла Летти. В руке у нее была какая-то коробка, которую она положила на столик. - Извините меня, Джемайма, за то, что я вот так врываюсь, но мы собираемся сегодня вернуться в Суон-Парк, и я хотела убедиться, что вам лучше. После вчерашнего происшествия я подумала…
        Джемайма жестом пригласила Летти войти.
        - Элла, пожалуйста, займитесь уборкой позже. Я выпью шоколад в обществе мисс Экстон.
        - Спасибо, что вы ее отослали, - напрямик сказала Летти, когда за горничной закрылась дверь. - Я хотела поговорить с вами, милая Джемайма, и боялась, что кто-нибудь услышит…
        - О чем же вы хотели поговорить со мной? Летти покраснела.
        - Ну… о том, что я вчера сказала констеблю. Я и не думала… А вы так на меня посмотрели, что я поняла - вы не хотите, чтобы я об этом упоминала… - Летти беспомощно развела руками. - Джемайма, что происходит? Я же знаю, что грабитель - ваш брат…
        - Знаете?
        - Да. Но ведь мистер Джуэлл, я уверена, не разбойник, вот я и подумала - а что, если он просто нарядился разбойником?
        Летти, разумеется, болтунья, но ей можно доверять.
        - Летти, вы не должны никому ничего рассказывать. И ничего не должны предпринимать.
        - Обещаю!
        - У Джека неприятности, но я уверена, что вскоре все образуется. Я рассказала Робу, и он поможет.
        - Рассказали Робу? Разве стоило это делать? - разволновалась Летти. - Я заметила, что ему не нравится Джек…
        мистер Джуэлл… очень не нравится…
        - Когда вы успели это заметить? - удивилась Джемайма.
        - В конторе мистера Черчуарда. Роб держался так натянуто, и мистер Джуэлл тоже - они друг другу не нравятся.
        Интересно, что еще заметила Летти?
        - Летти, вы не должны питать к Джеку нежные чувства, - предупредила Джемайма. - Я знаю, что он очень красив, но вы леди, моя дорогая, а Джек - как это ни грустно - не джентльмен. Наша семья - семья ремесленников, а это означает, что он ниже вас по положению.
        - Но Роб на вас женился, - заявила Летти.
        - Женился, - вздохнула Джемайма. - Летти, вы ведь сами знаете, что жена занимает в обществе такое же место, как и муж. К тому же Роб женился на мне по расчету.
        - Ерунда! - захихикала Летти. - По расчету! Ха-ха! Да он по уши в вас влюблен, а вы в него. Джемайма, посмотрите на себя в зеркало, если мне не верите! Я не такая уж утонченная леди, раз не боюсь говорить про это!
        - О господи! - Джемайма оглядела комнату. Половина ее вещей валялась на полу, постельное белье смято, а на подушке, там, где лежала голова Роба, вмятина. Она бросила взгляд в зеркало на трюмо: волосы разметались по плечам, выражение лица умиротворенное, счастливое и немного… порочное. Джемайма закусила губу.
        Летти сочувственно похлопала ее по руке.
        - Не бойтесь показать свою любовь к Робу. Огаста и другие злорадные особы скажут, что это удел простых людей, но Огасту-то никто не любит! Вот бабушка на седьмом небе от радости, что у вас брак по любви, а когда вы родите наследника…
        - Летти не договорила. - Ой, я сказала лишнее, да?
        - Я не беременна, - Джемайма поспешила разуверить Летти, - хотя знаю, что леди Маргрит считает иначе.
        - Надеюсь, что скоро вы будете в интересном положении, - сказала Летти и зажала рукой рот. - Господи, какая я бестактная. Я всегда говорю то, что приходит в голову. Бабушка постоянно меня за это ругает.
        Джемайме стало смешно.
        - Признаюсь, что порой вы меня удивляете, Летти. Давайте поговорим о чем- нибудь еще.
        - Хорошо. - Летти указала на коробку, лежащую на столе. - Я нашла ее вчера в библиотеке, но из-за всех этих волнений забыла вам отдать. Мне очень стыдно, но я не удержалась и посмотрела, что лежит внутри. Кажется, это дневник, но, клянусь, я ни строчки не прочитала. - Летти вскочила. - Я должна идти - надо успеть приготовиться к отъезду в Суон- Парк. Увидимся потом, Джемайма.
        - Конечно.
        Джемайма взяла жестяную коробку. Она совершенно о ней забыла. Крышка легко открылась, а внутри оказались листки бумаги, исписанные мелким почерком и перечеркнутые. Джемайма сосредоточенно сдвинула брови, легла и начала читать.

        - Это надо прекратить. - Джек Джуэлл запрокинул голову на теплую от солнца стену лачуги угольщика. Солнечные лучи били ему в лицо, и он прикрыл глаза.
        - Это прекратится.
        Летти Экстон сдвинула набок соломенную шляпу, чтобы ее голова находилась поближе к Джеку. Полосатый зонтик затенял ей лицо, тень падала и на Джека, и ему казалось, что это Летти касается его. Он улыбнулся. Даже с закрытыми глазами он ощущал ее присутствие. От Летти пахло розами и жимолостью, и от этого запаха Джек терял самообладание. Он немного отодвинулся от нее.
        - Сегодня мы возвращаемся в Суон-Парк, - тихо сказала Летти. - Через два дня у меня день рождения и будет бал.
        - И я приглашен? Летти улыбнулась.
        - Если вы изъявите желание прийти, мистер Джуэлл, то милости прошу.
        Она произнесла это королевским тоном. Джеку хотелось ее поцеловать. Он повернул к ней голову: на него смотрели чудесные небесно-голубые глаза.
        - Я видела вашу дочку, - сказала она. - Мне кажется, что я должна вам об этом сказать.
        Они замолчали. Черные глаза Джека не отрываясь смотрели прямо в голубые глаза Летти. У него сильно забилось сердце и пересохло в горле.
        - Для вас это имеет значение? - спросил он. Летти не сразу ответила. Вид у нее был очень серьезный.
        - Нет, - наконец сказала она. - Но мне хотелось бы, чтобы она была моей.
        Джек закрыл глаза. Это было почти признание в любви. За прошедшие шесть лет он такого ни разу не слышал. У него заболело сердце. Его маленькая принцесса! Он был потрясен ее уверенностью в том, что им следует быть вместе. Ему бы такой же сильный характер!
        - Я вам не пара, - хрипло произнес он, не зная, какие слова надо подобрать, чтобы разубедить ее. - Я даже не умею читать и писать.
        - Давайте заключим сделку, мистер Джуэлл, - предложила Летти. - Я научу вас читать…
        - А я?
        - А вы научите меня жаргону трубочистов. - Летти протянула руку. - Идет?
        Джек улыбнулся и взял ее руку в свою.
        - Идет.

        - Это серьезно и крайне неприятно, - сказал Роб, когда позже вечером они с Джемаймой остались одни после того, как гости уехали в Суон-Парк. Он положил листы бумаги на письменный стол и повернулся к Джемайме, которая сидела на подоконнике, подогнув под себя ноги. - Почерк Ферди… и из записей можно заключить, что в смерти деда виноват он…
        - Там так и написано, - прямо заявила Джемайма. - Ваш дед не сам себя случайно застрелил. Это сделал Ферди. - Джемайма спрыгнула с подоконника.
        Роб постучал пальцем по дневнику.
        - Нельзя не признать, что в своем роде это признание. Судя по написанному, он был страшно потрясен происшедшим.
        Ужасный несчастный случай.
        - Роберт, как вы думаете, почему он все записал?
        - Возможно, не мог больше держать это в себе. Иногда становится легче, когда изложишь что-то на бумаге.
        - Но зачем прятать коробку в печной трубе?
        - На это может ответить только Ферди, а я не вполне уверен в том, стоит ли нам спрашивать его.
        Джемайма с удивлением посмотрела на Роба.
        - Но ведь в этом заключена причина убийства.
        - Вы имеете в виду Нейлора?
        - Конечно. Он же был рядом с Ферди, когда умер ваш дед, и они оба хранили секрет. Нейлор уехал, теперь он возвращается, а Джек видит, как он ругается с Ферди… И вот он мертв.
        - Не могу этому поверить. - Роб был очень бледен. - Только не Ферди. Он легкомысленный шалопай, но… - Роб повернулся к Джемайме. - Я не думаю, что Джек врет, просто мне кажется, должно быть другое объяснение.
        Джемайма потерла лоб. Она понимала Роба. Ферди в общем-то безобидный и слабый человек.
        - Роб, но вы поговорите с ним? - попросила она.
        - Хорошо, поговорю, - ответил он, - но после дня рождения Летти. Если я обвиню Ферди в убийстве накануне ее бала, то Летти нечего будет праздновать.
        Джемайма вздохнула. Роб прав. Ей самой не хотелось обвинять Ферди, так как она тоже не могла поверить в его вину.
        Роб опять взял в руки листы бумаги.
        - Спасибо, что отдали это мне, - сказал он, - а не отнесли сразу констеблю. - Он пронзил ее взглядом. - Разве вам не захотелось так поступить, чтобы спасти Джека?
        Джемайма не отвела глаз, но с ответом помедлила. Роб тоже молчал, ожидая, что она скажет. В комнате царила тишина, только в камине потрескивали дрова. Джемайма улыбнулась.
        - Признаюсь, что я с радостью рассеяла бы сомнения относительно Джека. Ему может надоесть прятаться, если дело затянется.
        - Уже не долго ждать, - сказал Роб.
        - Понимаю. У меня очень трудное положение, но… - Джемайма пожала плечами, - вы - мой муж, и в первую очередь я должна быть предана вам.
        Роб протянул руку и обнял ее.
        - Простите меня, - сказал он.
        - За что? - Джемайма приподняла голову и посмотрела на него.
        - За мои слова прошлой ночью. Я приревновал. Чертовски сильно приревновал.
        - Роб потер подбородок.
        - Приревновали к Джеку?
        - Я позавидовал тому, как вы с ним близки, - сказал Роб, искоса глядя в ее сторону. - Я с самого начала приревновал вас к нему, с того раза, когда он сопровождал вас в церковь. Я знал, что не нравлюсь ему. - Роб убрал волосы с ее лба. - Боюсь, что приревновал не только к Джеку. Когда Ферди начал осыпать вас любезностями, я едва его не поколотил.
        - Роб! - воскликнула потрясенная Джемайма. Роб чмокнул ее в губы. Они молча сидели рядом, но наконец Джемайма мечтательно вымолвила: - Как приятно так сидеть, правда? Вы могли бы читать газету, а я - шить.
        Ни дать ни взять пожилая супружеская пара. Или мы могли бы заняться еще чем-нибудь… - Роб хмыкнул, а Джемайма продолжала: - Вы говорили, что мы сможем восстановить равновесие после прошлой ночи… - Роб застыл. - Я подумала, вы могли бы показать мне, как это сделать. - Джемайма слегка покраснела, подняла на Роба глаза и вежливо добавила: - Если, конечно, вы не против.
        Уголки рта Роба изогнулись в улыбке.
        - Я восхищен вашим стремлением к честной игре, - сказал он.

        Глава восемнадцатая

        Джек Джуэлл задержался на широких ступенях, ведущих на террасу Суон-Парка.
        Двери в бальную залу были раскрыты, серебристые портьеры покачивались от ветерка, и он видел, что происходит внутри. В подсвечниках сверкало множество серебряных свечей, сказочные серебряные цветы украшали залу. Джек стоял в тени, опершись на каменные перила, и смотрел, как мисс Экстон празднует свое совершеннолетие.
        Он не собирался приходить сюда, так как знал, что вся эта затея нелепа.
        Ему нужно уйти и никогда больше ее не видеть. У них нет будущего. Но он все-таки здесь, прячется в темноте, стараясь хотя бы мельком увидеть свою любовь.
        Портьеры раздвинулись, и из бальной залы появилась фигурка - видение в серебряном газовом одеянии. Летти подошла к каменным перилам, облокотилась и положила подбородок на руку. Она выглядела печальной. А ведь это день ее рождения!
        Джек стоял неподвижно. Было видно, как кружатся в зале пары, танцуя кадриль. Танец закончился, и раздались аплодисменты. Джек уловил обрывки разговоров, звуки музыки и звяканье посуды - это слуги накрывали буфетные столики.
        А Летти замерла на террасе подобно поникшему цветку. Оркестранты заиграли полонез, и Джек приблизился к ней.
        - Не желаете ли потанцевать, мисс Экстон?
        Летти протянула ему руку. В лунном свете ее глаза казались яркими голубовато-серебристыми звездочками. Она широко улыбнулась.
        - Вы пришли на мой бал! Джек поклонился.
        - Вы же меня пригласили.
        - Вас все еще ищут?
        - Нет. Разве вы ничего не слышали? Я-то думал, что об этом говорят по всему графству. Мистер Боумарис, приходской священник, сказал констеблю, что видел Нейлора в ночь, когда произошло несчастье. Судя по всему, Нейлор был мертвецки пьян и разбил голову о церковную ограду. Так сказал священник. Нейлор, шатаясь, исчез в потемках, и священник не успел ему помочь.
        - Почему же он раньше об этом не заявил? - возмутилась Летти.
        Джек улыбнулся. Ну и защитница у него!
        - Боумарис уезжал на несколько дней и лишь сегодня вернулся.
        - Что ж, в таком случае я его прощаю, - сказала она. - А Джемайма знает?
        - Пока нет. Я только что вернулся из Берфорда. Летти наморщила лоб.
        - А ограбление на большой дороге? Как с этим, Джек?
        Джек усмехнулся.
        - Никто точно не описал грабителя. Меня могли выдать только вы, Джемайма или ваша бабушка.
        - Мы с Джемаймой, разумеется, вас не выдадим, - с жаром произнесла Летти.
        - Что касается бабушки, то я не могу быть уверена…
        - Я ей не нравлюсь, и понятно почему, - резко ответил Джек.
        - Джек, бабушка совсем не такая, как вы думаете. Конечно, она заботится обо мне, но она выше предрассудков.
        Посмотрите, как она привязалась к Джемайме! Она ее полюбила, потому что ее любит Роб…
        Счастье и отчаяние охватили Джека.
        - Это - другое дело, - сказал он, и они оба понимали, что он говорит правду.
        Раздались звуки музыки, и они начали танцевать. Джек никогда не танцевал полонез и понятия не имел, как это делается, но Летти, стараясь не расхохотаться, давала ему подробные указания: - Крутитесь налево… А теперь направо… Дайте мне вашу правую руку…
        Наконец Летти не выдержала и почти упала на Джека, прижав ладонь к груди, чтобы громко не смеяться.
        - Ой, Джек, вы безнадежны!
        - Я пришел, чтобы попрощаться, - сказал Джек. - Думаю, мы больше не увидимся?
        - Трудно не видеться, раз ваша сестра замужем за моим кузеном.
        - Согласен.
        - Я пойду в залу и объявлю, что мы помолвлены, - заявила она.
        У Джека подпрыгнуло сердце. Он знал, что она это сделает, его бесстрашная девочка. Ее не остановят ни предписания этикета, ни классовые различия, ни обычный здравый смысл.
        - Я умоляю вас не делать этого. - Голос Джека не выдал его муки.
        - Вы этого не хотите? - Летти недовольно выгнула брови. - Вы не хотите на мне жениться?
        - Я люблю вас, - сказал Джек. - Но жениться на вас не могу.
        Он увидел, как глаза Летти наполнились слезами, хотя она улыбалась. Он хотел еще что-то добавить, но она зажала ему рот обтянутыми перчаткой пальцами.
        - Тихо. Я не каждый день целую джентльмена. Она приподнялась на цыпочки и прижалась губами к его губам.

        Джемайма танцевала с герцогом Мерлином. Герцог был замечательный танцор, и Джемайма получала удовольствие, но в то же время она нервничала, так как побаивалась его. Они беседовали о музыке, и Джемайма обмолвилась о своих планах устроить в Делавале музыкальный салон, а также об уроках музыки в деревенской школе. Мерлин заинтересовался и стал ее расспрашивать. Когда танец закончился, он подвел ее к Берти Першору, который записался в танцевальную карточку Джемаймы на полонез.
        - Вы превосходно танцуете, мэм, - сказал Мерлин. - Могу ли я рассчитывать на котильон перед ужином?
        Внимание Мерлина обеспечило Джемайме успех, а сам герцог отошел в другой конец бальной залы и стал беседовать с леди Маргрит.
        - Две фурии соединились, - заметил Берти, когда они с Джемаймой заняли свое место среди танцующих пар. - Поздравляю вас, леди Селборн. А на меня Мерлин до сих пор смотрит как на переростка-школьника. - Берти сник. - А может, я и есть переросток. Но я просто не представляю, как вам удалось его покорить!
        - Берти, вы очень хороший. Не беспокойтесь - герцог знает вам цену.
        Бал удался на славу. Ужин закончился, но гости продолжали веселиться.
        Джемайма четыре раза танцевала с Робом, к неодобрению леди Маргрит, которая побранила их за нарушение светского этикета, но глаза ее при этом весело блестели.
        Берти извинился и отошел от Джемаймы, ища следующую партнершу, а Джемайма издали наблюдала за Робом. Он выглядел очень представительно, такой красивый и… такой желанный.
        Рядом с ней раздвинулась портьера, и появилась Летти. Щеки у нее порозовели, она была очень хорошенькой.
        - Ой, Джемайма! Вы были на террасе?
        - Нет. Я просто стою здесь и…
        - Смотрите на Роба, - закончила Летти. Глаза у нее блестели. - Вы ведь его любите, правда?
        - Да, - ответила Джемайма. - Но я поняла это совсем недавно.
        Летти оглядела залу и нахмурилась.
        - Огаста что-то затевает. Я вижу это по ее лицу. Джемайма посмотрела в сторону Огасты. Мисс Селборн все еще стояла среди кружка поклонников, но, увидев, что на нее смотрит Джемайма, хитро и злобно улыбнулась. Раздался ее громкий голос: - И графиней Селборн становится дочка трубочиста.
        Джемайме стало трудно дышать.
        - Вот идиотка! - прошептала Летти. - Но ей не сойдет это с рук! - Летти ободряюще сжала локоть Джемаймы. - Она хочет уличить вас, но она не знает, что бабушка на вашей стороне, и герцог Мерлин тоже.
        Гости, окружавшие Огасту, выглядели потрясенными. Назревал скандал, начались перешептывания, и головы присутствующих повернулись в сторону Джемаймы. Она увидела, как Ферди схватил Роба за рукав и что-то взволнованно зашептал ему на ухо. Роб тотчас направился к Джемайме. Голос Огасты зазвучал еще громче: - Она познакомилась с Робертом на свадьбе - ее наняли танцевать там… Ну, вы же понимаете, каковы мужчины… Я чувствовала, что в этой девице есть что-то от простолюдинки.
        Роб подошел к Джемайме и заключил ее руку в свою. Глаза его гневно сверкали, но он успел улыбнуться Джемайме, прежде чем обратил свой суровый взгляд на кузину.
        - Огаста, ты ставишь в неловкое положение исключительно себя, - подчеркнуто вежливо начал он. - Уверяю тебя, что никто, кроме Джемаймы, не смог бы с большим достоинством носить имя графини Сел-борн. Я горд тем, что она моя жена.
        У Джемаймы от слез защипало глаза. Ее пальцы впились в ладонь Роба, и она улыбнулась ему сквозь слезы. Он при всех признался ей в любви!
        Леди Маргрит Экстон отвлеклась от беседы с герцогом Мерлином и смерила Огасту уничижающим взглядом. Все разговоры прекратились.
        - Я поддерживаю и одобряю поведение моего внука, мисс Селборн, - ледяным тоном заявила она. - Джемайма с честью носит имя графини Селборн. Ее происхождение для меня не важно, так же как и то, что вы - внучка торговца мылом.
        Кое-кто засмеялся, а Огаста сделалась багрово-красной.
        - Это совсем другое! Мой дедушка владел пятью фабриками!
        - О боже, - сказала леди Маргрит. - Простите, я не знала, что для вас это имеет значение. А для меня имеет значение счастье моих внуков. - Она повернулась к Робу и Джемайме и протянула им руку. - Они, как я вижу, счастливы, чем я очень довольна.
        Берти Першор хотел было увести Огасту, чтобы спасти положение, но она словно приросла к полу и дрожащим пальцем указала на Джемайму.
        - Возможно, вы будете не столь довольны, мэм, если узнаете, что у вас уже есть правнучка, но ее отец не лорд Селборн! Этот ребенок живет неподалеку отсюда. Она - вылитая леди Селборн.
        Думаю, нам всем ясно, что из себя представляет новоявленная графиня.
        Теперь в зале повисла гробовая тишина. Гости замерли - это уже не злобные сплетни, такое страшное обвинение повергло всех в ужас.
        Джемайма слышала, как охнула возмущенная Летти. Она почувствовала, что у нее дрожат ноги, и тут же рука мужа обхватила ее за талию. Гнев Роба был настолько силен, что она ощутила это даже от прикосновения его руки.
        - Придержи язык, Огаста! Тебе ничего не известно. Тилли Астли - не дочка Джемаймы, а твоя клевета наносит урон только тебе.
        Раздвинулись портьеры, и кто-то вошел в комнату.
        - Боюсь, что Селборн абсолютно прав, мэм, - сказал Джек Джуэлл и прошел вперед. Он окинул Огасту Селборн презрительным взглядом. - Вы начали не с того конца. Мисс Астли - моя дочь, а не моей сестры. - Он протянул Робу руку. - Поскольку сегодня вечером все воздают друг другу должное, - улыбнувшись, сказал Джек, - то я сделаю то же самое. Чертовски рад, что вы мой зять, Селборн.
        Джемайма растерянно заморгала, видя, как Роб взял руку Джека и от души пожал.
        - Рад вас видеть, Джуэлл. Очень рад, - тоже с улыбкой произнес он. - Пришли потанцевать на балу моей кузины?
        Джек повернулся к Летти и галантно поклонился.
        - Ваш покорный слуга, мисс Экстон. Прошу извинить за опоздание. Примите мои поздравления с днем рождения.
        Летти присела в реверансе и ослепила Джека улыбкой.
        - Я никак не ожидала снова вас увидеть, мистер Джуэлл, но очень вам рада.
        Она подала Джеку руку, и было видно, что у него нет желания отпускать ее.
        Взоры гостей были устремлены на них.
        Все чувствовали, что драматические события еще не закончились. Роб улыбнулся Джемайме и… подвел Джека с Летти к леди Маргрит. Джемайма затаила дыхание.
        - Бабушка, - громко произнес Роб, - вы ведь помните мистера Джуэлла?
        Джек поклонился.
        - Леди Маргрит…
        - Мистер Джуэлл.
        Неужели Джемайме показалось, что в голосе леди Маргрит прозвучали теплые нотки? Трудно этому поверить, но…
        глаза старой леди улыбались.
        Летти, набравшись храбрости, решила познакомить Джека с герцогом Мерлином: - Могу ли я, ваша милость, представить вам мистера Джуэлла?
        Мерлин наклонился и поцеловал Летти в щеку.
        - Моя дорогая, в день рождения ты можешь делать что угодно. Мистер Джуэлл… - Он протянул Джеку руку. - Я очень рад возобновить знакомство. Мне, как опекуну мисс Астли, - он испепелил Огасту взглядом, - всегда приятно с вами встречаться.
        Зловещую тишину нарушили перешептывания, но, когда Летти повернулась к Огасте, снова воцарилось молчание.
        - Мне кажется, что мисс Огаста Селборн никому не нравится, - отчетливо произнесла Летти и, сделав знак лакею, взяла с подноса бокал красного вина. - Четыре года назад Огасте удалось испортить мой выход в свет, а сегодня она попыталась испортить бал по случаю моего дня рождения, но я рада сообщить, что у нее это не получилось. - Летти одарила свою прежнюю школьную подругу нежной улыбкой. - По-моему, Огаста, тебе следует уехать домой, так как красное вино очень трудно свести. - С этими словами она вылила содержимое бокала на тщательно завитые волосы Огасты. - Бабушка всегда говорит, что я не соблюдаю приличий, - заключила Летти.

        Последние кареты покинули Суон-Парк только утром после завтрака. Роб отправился искать жену. Весь вечер он старался не отходить от нее, но Джемайму без конца приглашали танцевать, и ему ничего не оставалось, как смириться с этим. В последний раз он видел ее за завтраком вместе с братом, герцогом и герцогиней Мерлин, а потом она куда-то исчезла.
        Он везде искал ее и в результате вернулся в отведенную им спальню в башенке верхнего этажа. В комнате никого не было, и Роб, подавив дрожь, вышел на балкон. Он всегда боялся высоты и теперь старался держаться поближе к стене и не смотреть через перила вниз. Когда он добрался до угла, где каменные ступеньки вели на крышу, то был весь в холодном поту.
        - Джемайма? - позвал он, чувствуя, как у него дрожит голос. Он зачем-то посмотрел вниз, и его затошнило.
        - Роб? Я здесь.
        Он мог бы догадаться, что она влезла на крышу. Сначала лазила по трубам, а теперь - по крышам! Роб поморщился.
        Он любит жену и ни на кого ее не променяет, но кое-какие прошлые привычки Джемаймы его удручают.
        Роб запрокинул голову, чтобы разглядеть, где она, и балкон сразу же начал качаться и кружиться. Роб закрыл глаза.
        - Джемайма, вы не могли бы спуститься?
        - А почему бы вам не подняться?
        Роб скосил глаза и увидел щиколотки в шелковых чулках, выглядывающие из- под подола зеленого бального платья.
        Этого было достаточно, чтобы забыть о головокружении.
        - Я не могу подняться, - сказал он и изо всех сил ухватился за нижнюю ступеньку. - Пожалуйста, спускайтесь. Я боюсь высоты.
        Ответа он не услышал, а когда снова открыл глаза, то увидел, как Джемайма, нагнувшись, смотрит на него. Округлые груди готовы были вырваться наружу из выреза платья.
        - Я сейчас поднимусь, - сказал он.
        - Роб, не надо! Подождите! - испуганно воскликнула Джемайма. - Если вы боитесь высоты, то не поднимайтесь. У вас может закружиться голова, и вы упадете вниз.
        Но Роб стиснул зубы и, покрепче ухватившись за перила, стал подниматься, стараясь не глядеть на отвесную стену дома. Господи, сколько ступеней до крыши? Десять? Двенадцать? Ему казалось, что сто. Наконец рука Джемаймы сжала ему запястье, и он очутился на крыше. У него было такое ощущение, как будто его в шторм подбрасывает на волнах.
        - Сядьте вот сюда. - Джемайма заботливо обхватила его и отвела в угол, где торчала печная труба. - Здесь мы удобно устроимся. Роб, зачем вы поднялись? Подождали бы, пока я спущусь.
        Роб сел на покатую крышу и оперся плечом о трубу.
        - Не всегда стоит поддаваться страхам, - сказал он.
        Джемайма пробралась поближе к нему.
        - Наверное, я зря залезла сюда в таком красивом платье. Но здесь изумительно чистый воздух, прохладно и вид замечательный.
        Роба проняла дрожь, и он закрыл глаза.
        - Какой вы смелый. Вам лучше?
        - Нет, мне очень плохо. - Роб приоткрыл глаза. - Поговорите со мной - это поможет.
        - Правда, бал был чудесный? И столько всего произошло! - Джемайма засмеялась. - Когда Летти вылила на Огасту вино, я подумала, что все закричат «ура».
        - Летти долго ждала своего часа, - Роб скривился. - Надеюсь, мы не часто будем встречаться с Огастой.
        - Ваша бабушка была просто великолепна, - сказала Джемайма. - Какое величие! А герцог Мерлин! Он поставил Огасту на место. Очень забавно! - Джемайма вдруг посерьезнела. - Роб, мне очень жаль… ведь Огаста - ваша кузина, несмотря ни на что.
        - У меня есть и другие родственники: бабушка и Летти… И вот теперь Джек…
        Джемайма положила голову Робу на плечо и тихонько произнесла: - Мне за столько надо вас благодарить… За то, что по-дружески приветствовали Джека, и за то, что представили его бабушке на глазах у всех…
        - Это - самое меньшее, что я мог сделать для него.
        Волосы Джемаймы, такие мягкие и сладко пахнущие, задели щеку Роба.
        - Когда Джек рассказал всем про Тилли, я поняла, что он уже говорил об этом с Летти, - сказала Джемайма. - Меня это очень удивило. Они встречались всего несколько раз, но, кажется, уже выяснили свои отношения.
        - Иногда достаточно и одной встречи, - ответил Роб и улыбнулся. - Летти придется сражаться за него. Половина дам в зале хотели танцевать только с ним. Как он этого добивается?
        - Джек - негодник, а дамам нравятся роковые мужчины.
        - Но мне кажется, что Летти будет чувствовать себя с ним надежно.
        - Пожалуй, вы правы. Но… - Джемайма задумалась. - Я уверена, что Джек любит Летти, а она - его, но их браку не бывать. Джек - мастеровой, и он не богат. Он намного ниже ее по положению.
        Ваша бабушка никогда не согласится на их брак…
        - Посмотрим, - сказал Роб. Он обнял Джемайму, а она прижалась к нему. - Бабушка отнеслась к Джеку радушно, и она его не выдала.
        Джемайма подняла на Роба глаза.
        - Разве она не узнала в нем грабителя?
        - Узнала, - улыбнулся Роб. - Она несколько дней назад сказала мне, что грабитель - Джек. И еще она призналась, что наводила о вас справки. Я рассказал ей о том, как мы познакомились, но она уже знала об этом. Она все про вас знает.
        - Значит, это была леди Маргрит.
        - О чем вы?
        - Джек приехал предупредить меня о том, что кто-то интересуется мною. Я недоумевала, кто бы это мог быть… - Джемайма вздохнула. - Выходит, она все знала, но ни словом не обмолвилась.
        - Я верю в то, что она сказала на балу, - произнес Роб. - В тот день она спросила, люблю ли я вас, и когда я ответил, что люблю, она сказала, что это самое главное.
        Он прижался щекой к щеке Джемаймы. Ее щечка была холодной от свежего воздуха. Как же спокойно и приятно сидеть, прижавшись к ней.
        - Джек сказал мне, что Гарри Нейлор не был убит, - тихо проговорила Джемайма.
        - Я слышал. - Роб поцеловал ее в макушку. - Я рад. У меня для этого много причин.
        - Джеку крупно повезло, - сказала Джемайма. - Только заявился с повинной, как выясняется, что преступления не было. Роб, а что вы собираетесь делать с Ферди?
        Роб нахмурился. Это ему еще предстояло решить.
        - Не знаю. Я должен подумать, но не сейчас. - Он улыбнулся ей.
        - Роберт, я не успела вам кое-что сказать. - Джемайма почувствовала, как он напрягся, и прижалась к нему покрепче.
        - Ничего плохого… Мне нужно вас за многое поблагодарить. Когда вы кинулись на мою защиту, я… - она замолчала и закусила губу, - мне хотелось плакать. Я только тогда осознала, что люблю вас. А вы перед всеми заявили, и так красноречиво, как сильно любите меня…
        Волна счастья нахлынула на Роба, и от избытка чувств он едва не задушил Джемайму в объятиях.
        - Простите, что я так долго к этому шла. Вы проявили невиданное терпение.
        Но у Роба больше не осталось сил терпеть. Он опасался, что, если это продлится еще какое-то время, он разорвется от страстной любви и неудовлетворенного желания. Он стал целовать ее, вкладывая в поцелуи вновь обретенную радость.
        - Любимая, вы не могли бы оказать мне одну любезность?
        - Какую?
        - Помочь спуститься вниз.

        Глава девятнадцатая

        Когда они добрались до спальни, Роб едва держался на ногах, а Джемайма была бледная от страха за него. Она помогла Робу улечься и взяла его трясущиеся руки в свои.
        - Вам не следовало подниматься на крышу. Я и не представляла, что можно так сильно бояться высоты. Почему вы мне не сказали…
        Роб лежал неподвижно и ждал, когда комната перестанет кружиться перед глазами и он сможет свободно вздохнуть.
        - Я сейчас приду в себя. Пожалуйста, не волнуйтесь. - Он открыл глаза и улыбнулся Джемайме. На ее очаровательном личике застыл испуг, она одной рукой крепко держала его за руку, а другой гладила по щеке. Как приятно!
        Роб вздохнул. - Джемайма, любимая… Мне будет легче дышать, если вы снимете с меня сюртук.
        Роб с трудом сел, и Джемайма послушно стянула сюртук с его плеч. Как замечательно! Роб снова со вздохом улегся, а Джемайма ласково поцеловала его в лоб. От нее пахло розовой водой и медом. Она склонилась над ним и гладила пылающие щеки. Круглый вырез платья позволял лицезреть ее грудь, и Роб почувствовал, что у него горит все тело, а одежда давит.
        - Что мне еще сделать, чтобы вам стало получше? - спросила Джемайма.
        У Роба было на уме много чего, но, слабо улыбнувшись, он произнес: - Галстук жмет. И жилет…
        С жилетом Джемайма справилась легко, а вот с галстуком измучилась - узел оказался очень сложным, и ей не удалось развязать его до конца. Роб лежал не двигаясь, пока Джемайма пыталась справиться и с этой задачей.
        - Придется позвать Тилбури, - сказала она, так как у нее ничего не получилось.
        - Нет. - Роб поймал ее за кисть. - Бедняга уже спит. Вам будет удобнее, если вы переберетесь сюда. - Он похлопал ладонью по покрывалу на кровати. Они посмотрели друг другу в глаза, и Роб понял, что Джемайма угадала его подлинные намерения. Он подавил смех и принял простодушный вид.
        - Я поступлю по-другому, - сказала Джемайма и, прежде чем Роб успел сообразить, что к чему, вспрыгнула на постель и встала на колени, накрыв его пышными юбками бархатного платья.
        - Господи, Джемайма! - Роб хотел было сесть, но Джемайма твердой рукой опустила его на подушки.
        - Роберт, дорогой, вам надо полежать. Вы перенесли ужасное потрясение.
        - Да, но… - Роб почувствовал, как ее бедра плотно прижали его к кровати.
        Тело у него болезненно напряглось, а брюки сделались узки по крайней мере на два размера. - Джемайма, что, черт возьми, вы делаете? - просипел он.
        - Мне кажется, что так удастся скорее развязать ваш галстук, - заявила Джемайма. - Пожалуйста, лежите смирно.
        Иначе у меня ничего не получится.
        - Вот уж не думал, что у вас такие сильные ноги, - слабым голосом произнес Роб, и у него перед глазами поплыли эротические картинки.
        - Это результат многих лет лазанья по трубам. Она снова занялась галстуком у него на шее. Роб слышал, как шуршит блестящий зеленый бархат ее платья, и видел в вырезе лифа, который опускался все ниже и ниже, округлости груди. Он смог выдержать эту пытку всего пять секунд, затем сорвал галстук и бросил его на пол.
        Схватив жену за талию, он уложил ее на постель рядом с собой.
        - Ах вы, шалунья! Вы нарочно это придумали? Джемайма засмеялась.
        - Простите, но вы заслужили такое наказание за притворство.
        - Я не притворяюсь - мне очень плохо. - Он прижал Джемайму к себе и завладел ее ртом. Губы Роба, горячие и алчные, заставили Джемайму замолчать, но, когда их уста разомкнулись, она вымолвила: - Роберт, не забудьте про завещание…
        - Я не забыл. - Он покачал головой. - Но мне это уже безразлично.
        У Джемаймы глаза полезли на лоб - она поняла, что он хочет сказать, и отстранилась, но он снова потянулся к ней.
        - Подождите! - выкрикнула Джемайма. - Роберт, осталось всего шесть недель!
        Мы так долго ждали вашего наследства…
        - Да, ждали, но я больше не собираюсь ждать и от вас отказываться.
        Роб деловито выдернул из прически Джемаймы булавки с брильянтовыми головками, сложил их на ночном столике, и копна волос рассыпалась у нее по плечам.
        - Роб, не надо! Это не стоит того, чтобы лишаться денег.
        - Вот и ошибаетесь, любовь моя. - Он провел руками по ее волосам, просунул пальцы сквозь шелковистые пряди, затем откинул их в сторону, чтобы удобнее было целовать шею. Желание нахлынуло на него с неотразимой силой. Джемайма, сладкая, теплая и нежная, принадлежит ему, и она его любит. А все остальное не имеет значения.
        Губы Роба касались бьющейся жилки на горле, зубы покусывали мочку уха.
        Джемайма протестующе вскрикнула, но сил сопротивляться у нее уже не осталось. Он начал расстегивать малюсенькие пуговки на лифе бального платья.
        - Кем бы я был бы, если, страстно любя жену, предпочел деньги?
        - Практичным человеком. - Джемайма попыталась поймать руки Роба. - Вы уже столько сделали в Делавале… Не стоит ставить все под угрозу из-за этого.
        В ответ она получила жаркий поцелуй.
        - Джемайма, любимая, я прощаю вам отсутствие душевного подъема, но только в том случае, если потом вы наверстаете упущенное… - Он расстегнул наконец платье, но еще оставались накрахмаленная рубашка и нижние юбки. Роб целовал ее в грудь, бормоча: - Что касается Делаваля, то я был им сильно увлечен, но вы указали мне на ошибочность моего поведения. И сейчас на первом месте у меня - вы, как и должно быть.
        Он медленно оттянул вырез нижней рубашки и провел языком по ложбинке на груди, а кончиками пальцев - по соскам, которые тут же набухли и затвердели.
        - Роберт, - выдохнула Джемайма, - прошу вас опомниться.
        - Поздно - я решился. Как, черт возьми, извлечь вас из этого платья?
        Шутливая борьба закончилась тем, что зеленое платье упало на пол, туда же последовал и корсет. Джемайма, почувствовав свободу, раскинула руки, а Роб взял в рот твердый сосок. Она выгнулась под нежным прикосновением губ и языка Роба, его руки гладили ее обнаженный живот, и она извивалась от силы и остроты желания. Ей было необходимо касаться его тела, ощущать гладкую кожу и упругие мускулы. Теперь ее не остановишь. Джемайма стянула с Роба рубашку, отбросила в сторону и прижалась к нему, забыв про скромность и сдержанность.
        Жаркие тела соприкоснулись, и у них по коже пробежала дрожь. У Джемаймы от чувственного подъема горела кровь в жилах.
        Она повернулась лицом к Робу, и их губы и языки слились в поцелуе.
        Сапоги Роба со стуком упали вниз на кучу одежды, туда же полетела и нижняя рубашка Джемаймы. Он торопливо расстегивал брюки, а Джемайме казалось, что она сейчас растает от любви и дикого желания. Его глаза пылали огнем, и у нее перехватило дыхание. Она протянула к Робу руки.
        - У вас есть еще время остановиться и получить взамен сорок тысяч фунтов.
        Роб не ответил. Он обхватил ее руками, и она очутилась под ним. Руки Роба ласкали ей живот, бедра, и она сама раздвинула ноги.
        - Не соглашусь и за миллион фунтов, - прошептал он и овладел ею.
        Джемайма погрузилась в ни с чем не сравнимое наслаждение.

        - Роберт, вот о чем я подумала, - сказала Джемайма, когда они вечером неторопливо поднимались по дубовой лестнице Делаваля, - я подумала о сорока тысячах фунтов.
        Роб поднял бровь.
        - А тебе не хочется заняться более интересными делами?
        - Нет, мне кажется, что не стоит этого делать. - Джемайма теребила бахрому шали. - Я подумала, что нам в ближайшие несколько недель лучше избегать интимных отношений.
        Роб бросил на нее такой взгляд, что она покраснела.
        - А я этого не думаю, - сухо ответил он. - Конечно, если только твои впечатления от сегодняшнего утра резко отличаются от моих.
        - Да… Но… я хотела сказать, что если мы в дальнейшем будем следовать условиям нашего договора, то одно маленькое отклонение можно простить.
        Роб разразился хохотом.
        - Одно маленькое отклонение? Ты так это называешь? Джемайма, мы занимались любовью три раза…
        - Тише! - Джемайма огляделась. - Пошли в спальню - там тебя никто не услышит.
        - А кто будет нас прощать? - поинтересовался Роб, когда за ними закрылась дверь. - Черчуард? Да бедняга умрет от смущения, если я решусь сообщить ему подробности этого утра.
        Джемайма положила шаль на кресло и, подойдя к туалетному столику, стала вынимать шпильки из волос. Она смотрела на лицо Роба, отраженное в зеркале.
        - Я подумала, что это исключительно на твоей совести. Я хочу сказать, что… никто, кроме нас с тобой, об этом не знает, а Черчуард согласится с тем, что ты ему скажешь.
        Роб лег на кровать и заложил руки за голову.
        - А как бы ты поступила на моем месте? Джемайма ответила не сразу: - Я сказала бы правду.
        - А я, по-твоему, могу солгать? - обиделся Роб. Джемайма обернулась.
        - Нет, разумеется. Но я знаю, как тебе дорог Делаваль и сколько денег нужно на его восстановление. - Она грустно вздохнула. - Конечно, с моей стороны глупо предлагать тебе такое. Придется заявить Черчуарду, что ты не можешь выполнить условия завещания.
        Роб протянул руку, она подошла и села рядом с ним на кровать. Он сжал ей пальцы.
        - Есть и другая причина, почему твое предложение никуда не годится, - мягко заметил он. От его взгляда Джемайму бросило в жар. - Сегодняшнее утро мне очень понравилось, и теперь, поскольку я уже нарушил условия завещания, я намерен продолжать это при любом подходящем случае.
        - Роберт! - Джемайма сделала вид, что возмущена, потом улыбнулась и погладила его по щеке.
        Роб приподнялся и принялся отстегивать серебряную застежку, которая скрепляла ворот ее платья.
        - Пойди и запри дверь, - тихо сказал он.
        - Роберт! - Джемайма снова попыталась вознегодовать, но все же подошла к двери и повернула ключ в замке. - Роберт, но сейчас только ранний вечер… - начала было она.
        - У нас впереди много дней, чтобы наверстать упущенное. Я не отпущу тебя от себя всю ночь.
        У Джемаймы по телу разлилась приятная слабость.
        - Всю ночь? Может быть, все же не всю?
        - Всю, - повторил Роберт, расстегивая манжеты.

        Глава двадцатая

        - Мне очень стыдно за то, что я вас обманула, - сказала Летти, когда они с Джемаймой спустя несколько дней гуляли среди кустарника в парке Делаваля. Осенние листья шуршали у них под ногами.
        Джемайма улыбнулась.
        - Я знаю, что вам нравится Джек, но не представляла, насколько это серьезно. Я подумала - простите меня, Летти, - что вы просто не устояли перед его красотой…
        - Да, и это тоже, - Летти улыбнулась, и у нее на щеках появились симпатичные ямочки, - но не только.
        - И Джек тоже вас любит, - сказала Джемайма. - Он говорит, что сразу в вас влюбился. Любовь с первого взгляда…
        Я такого никогда не встречала.
        Летти лукаво улыбнулась.
        - А может, все-таки встречали? Что вы почувствовали, увидев Роба в первый раз?
        - Головокружение и потрясение. Летти засмеялась.
        - Вы полагаете, что леди Маргрит согласится на ваш брак? - осторожно осведомилась Джемайма.
        Летти задумалась.
        - Уверена, что согласится. На балу она очень тепло встретила Джека и позволила ему посещать нас. Она сказала, что всегда восхищалась мужчинами, которые умеют произвести впечатление.
        У Джемаймы дрогнули губы. Джек, несомненно, умеет это делать!
        - И леди Маргрит не выдала его констеблю после разбойничьего нападения, - заметила она.
        - Не выдала. А вчера она сказала, что из него получился бы отличный фермер-джентльмен. Это было бы замечательно, - подытожила Летти.

        Ферди зашел утром попрощаться.
        - Пришел сказать «до свидания». - Он улыбнулся. - Вижу, у вас очень хорошее настроение. Как приятно видеть, что кому-то нравится жить в деревне. А я вот не могу дождаться, когда вернусь в Лондон.
        - Оставайся позавтракать, - предложил Роб. - Мы будем рады.
        Ферди покачал головой.
        - Дело в том, старина, что мне нужно кое-что сказать тебе. Я собирался сделать это сразу после бала Летти. - Он замахал рукой, увидев, что Джемайма хочет встать и уйти. - Нет, пожалуйста, останьтесь, леди Селборн. Я хочу, чтобы вы тоже это услышали.
        Джемайма и Роб обменялись взглядами.
        - Тогда не томи нас, Ферди, - сказал Роб.
        Ферди заерзал в кресле. На лице у него обозначились морщины, и он так крепко стиснул ладони, что они посинели.
        - Это имеет отношение к Нейлору, старому лорду Селборну и ко мне. Видите ли, когда старый лорд Селборн умер… в общем, курок спустил я. До сегодняшнего дня об этом знали только мы с Нейлором.
        - Усы у Ферди повисли, словно собачьи уши. - Конечно, это был несчастный случай, но виноват я. Мы сказали, что дед споткнулся и упал, а ружье выстрелило и убило его, но оступился-то я… и застрелил его. Я убил собственного деда. - Ферди покачал головой. - Сам не могу этому поверить.
        - Кто это «мы», Ферди? - спросил Роб.
        - Гарри Нейлор и я, - ответил Ферди. - Нейлор в тот день был моим загонщиком, и только он находился рядом, когда я застрелил деда. Я чуть в обморок не упал - не мог поверить тому, что сделал. Я пытался поднять старика, но было поздно. У него разнесло полголовы. - Он увидел, как вздрогнула Джемайма. - Да, малоприятная картина. Потом я помню, как все прибежали и Нейлор сказал, что это несчастный случай и что старик упал на собственное ружье. Я промолчал, и все подумали, что от потрясения я лишился дара речи. Да так оно и было… Нейлор поддерживал этот обман, я молчал и постепенно стал думать, что так и есть. - Ферди замолк. - Черт! Роб, ты, кажется, не очень удивился. А я-то думал, что разразится скандал. Роб медленно покачал головой.
        - Я подозревал что-то в этом роде, - признался он. - Помню, как отец однажды сказал, что пуля поразила деда не под тем углом и странно, что он сам в себя попал. Слухи вскоре смолкли, но я не забыл этого. А потом Джемайма нашла дневник.
        Джемайма встала и подошла к секретеру. Повернув ключик, она открыла ящик и вынула старую жестяную коробку, в которой лежали жалкие, обуглившиеся странички. Ферди побледнел и протянул трясущиеся руки.
        - Мой дневник! Я думал, что он у Нейлора! Он сказал мне, что спрятал его.
        - Спрятал, - сказала Джемайма. - В печной трубе. Возможно, ему так и не представился бы случай забрать его.
        Ферди перелистывал ветхие странички, и на бумагу упала слеза, затем еще одна.
        - Черт, - дрожащим голосом произнес он. - Я хуже паршивого котенка. Прошу прощения, леди Селборн.
        - Милый Ферди, - Джемайма, забыв об этикете, подошла к нему и обняла, - пожалуйста, не стесняйтесь. Мой брат Джек считает, что взрослому мужчине вовсе не позорно плакать.
        - Ферди, почему ты ничего раньше не говорил? - тихо спросил Роб. - Почему затаил в себе эту тяжесть?
        - Я подумал, что все забылось, - ответил несчастный Ферди. - Чем меньше разговоров, тем лучше. Нейлор отправился на войну, а твой отец вступил в права наследования… Я подумал, что все в порядке, хотя и не мог про это забыть.
        - И вот Нейлор вернулся, - сказал Роб, - и стал домогаться денег. Ферди, он долго тебя шантажировал?
        Джемайма вспомнила, как Джек говорил о том, что в тот вечер Ферди был поражен, увидев Гарри Нейлора, и что они поссорились.
        - Нейлор не должен был возвращаться, - объяснил Ферди. - Я заплатил ему за это. Заплатил больше, чем мог себе позволить. Мало того, что он уцелел на войне, так имел наглость вернуться и снова требовать от меня денег!
        - Но ты его не убивал, - сказал Роб. - По свидетельству Боумариса, это был несчастный случай.
        - Да, я его не убивал, - подтвердил Ферди, - но я был безмерно благодарен тому, кто это сделал. А теперь оказывается, что это всего лишь несчастный случай. Очень жаль. - У Ферди опустились плечи. - Старина, я больше не мог молчать. Должен был рассказать тебе. Давно следовало это сделать. Наконец-то решился.
        Джемайма взяла его за руку.
        - Ферди, вы уже достаточно наказали себя, все годы храня молчание. Но ведь это был несчастный случай.
        Ферди с благодарностью сжал ее руку.
        - Спасибо, Джемайма. Мне стало намного легче, когда я высказался. - Он взглянул на Роба. - Ты расскажешь…
        тебе придется кому-нибудь об этом рассказать? Заявить властям…
        Джемайма поймала взгляд Роба, но промолчала.
        - Я не вижу в этом смысла, - медленно произнес Роб. - Наши дедушка и бабушка умерли, и их уже не вернешь, а ты так долго жил с этой тайной, Ферди. Лучше не ворошить прошлое.
        Ферди встал и тупо уставился на них.
        - Спасибо, Роб. А теперь я, пожалуй, пойду, если не возражаете. Ваш покорный слуга, Джемайма. - Он отвесил ей поклон. - Рассчитываю вскоре увидеться с вами в Лондоне.
        - Надеюсь, Ферди не собирается сам управлять двуколкой, - сказала Джемайма, когда тот ушел. - Он может свалиться в канаву.
        - Полагаю, что он поедет верхом, - усмехнулся Роб, - а его лошадь дорогу знает. - Он посмотрел на Джемайму. - Я правильно поступил?
        Джемайма вложила ладонь в ладонь Роба.
        - Не знаю, но я поступила бы так же. - Она подошла к дивану, где были разбросаны оставленные Ферди листки дневника, собрала их и отдала мужу. - Что ты собираешься с ними сделать?
        Роб задумался, затем посмотрел на камин. Он бросил страницы дневника в огонь и обнял жену.
        - Поступим вот так, - сказал он.

        Был вечер пятого ноября, когда мистер Черчуард прибыл в Делаваль после долгого и трудного путешествия из Лондона. Темнело рано, а дождливая погода превратила дороги в трясину. Мистер Черчуард устал, был голоден, и его мучили неприятные предчувствия.
        Подъехав к дому, он увидел на лугу огромный костер. Оранжевое пламя освещало пасмурное небо, а огненные искры, подхваченные холодным осенним ветром, разлетались в разные стороны. Уж не решились ли лорд и леди Селборн спалить имение, отчаявшись навести в нем порядок, с удивлением подумал мистер Черчуард.
        Но тут он вспомнил, что это Ночь Гая Фокса.[Ночь Гая Фокса - вечер 5 ноября, когда, по традиции, отмечают раскрытие «Порохового заговора» сожжением пугала и фейерверком.] Сердце у него упало, так как он посчитал себя самым подходящим человеком для того, чтобы быть брошенным в костер. Но он велел себе не трусить - не зря же проделал долгий путь из Лондона - и приказал, чтобы карета ехала на конный двор.
        В амбаре, который находился позади конюшни, лорд и леди Селборн самолично проверяли заготовленное на зиму сено. Во всяком случае, таковы были их первоначальные намерения. Выпитый ими крепкий сухой сидр ударил в голову, и поэтому они шли, держась за руки. Роб с гордостью показал жене снопы сена - результат его упорного труда за последние месяцы. Он поднял Джемайму и забросил высоко на стог, чтобы она оценила, какое сено пахучее и пушистое. А затем и сам забрался туда же. То, что произошло потом, было неизбежно.
        Джемайма услыхала стук колес экипажа по булыжнику двора и голоса. Она вывернулась из объятий мужа, села и высунула нос из-за двери амбара.
        - Это мистер Черчуард, - прошептала она. - Что ему понадобилось? И зачем он приехал на ночь глядя?
        - Чтобы застать нас на месте преступления, - усмехнулся Роб. Он спрыгнул вниз, помог слезть Джемайме и отряхнул сено с их одежды. Затем медленной походкой вышел на конный двор, чтобы поздороваться с гостем.
        - Черчуард! Вот так сюрприз! - с улыбкой произнес он. - А мы празднуем Ночь Гая Фокса.
        У мистера Черчуарда был настороженный и измученный вид.
        - Добрый вечер, милорд, леди Селборн. - Он неловко поклонился. - Пожалуйста, простите, что я заранее не предупредил о своем приезде. У меня для вас весьма серьезные новости, милорд, имеющие отношение к завещанию вашей покойной бабушки…
        Роб нахмурился. Джемайма взяла нотариуса под руку.
        - Прошу в дом, мистер Черчуард. Вы, должно быть, устали с дороги, и вам нужно подкрепиться.
        Но Черчуард был не в состоянии что-либо есть, не сообщив то, с чем приехал. Он прошел следом за хозяевами в кабинет, отказался сесть и обреченно посмотрел на них.
        - Милорд, я приношу свои глубокие извинения. - Черчуард вытащил из сумки бумаги. - Я постарался приехать как можно скорее, чтобы вручить вам вот это. Я… - Он запнулся. - Я хотел уничтожить этот документ и сделать вид, что никогда его не получал, но… - он покачал головой, - я не смог.
        Роб и Джемайма, услыхав такое ужасное признание, обменялись взглядами - вообразить, чтобы честный юрист Черчуард совершил подобный чудовищный поступок просто немыслимо!
        Роб взял бумагу, развернул и быстро просмотрел.
        - Но это завещание моей бабушки, Черчуард. Мы же знаем условия…
        - Вторая страница, милорд! - с болью в голосе воскликнул нотариус.
        Роб удивленно поднял бровь. Он перевернул страницу и прочитал: - «Если мой внук женится, тогда, разумеется, первостепенное значение имеют его брачные обеты, а, не обещание сохранять безбрачие. Я не желаю, чтобы условия моего завещания встали между Робертом и его невестой. Если он решит жениться, то я приветствую его здравый смысл. В наше время молодые люди часто проявляют печальную склонность к непостоянству…»
        Роб замолк и посмотрел на Джемайму.
        - Ох, Роб, - вздохнула она, - оказывается, существовала и вторая страница!
        - Я очень сожалею, - сказал Черчуард, вытирая стекла очков о рукав сюртука. - Листок завалился за секретер… и я обнаружил его только сегодня утром… но, поскольку первая страница закончилась на такой решительной ноте, была заверена должным образом и тому подобное… - Он смущенно откашлялся. - Я очень сожалею, что раньше не заметил недостающей страницы. Как я мог совершить такую недопустимую оплошность…
        Он замолчал, заметив, что ни граф, ни графиня Селборн не обращают на него ни малейшего внимания. Хотя они явно были потрясены, но смотрели только друг на друга с восторгом влюбленных. Мистер Черчуард понял, что его присутствие излишне.
        - Сто дней! - Роб поморщился.
        - О господи, именно так, - сказал мистер Черчуард.
        - Роб, ты хочешь сказать - семьдесят пять, - уточнила Джемайма.
        - Восемьдесят.
        - Роберт, я уже тебе говорила, что это зависит от того, что ты подразумеваешь под безбрачием…
        - А… - Мистер Черчуард перевел взгляд с одного на другого и, покраснев, сказал: - А… замечательно. Я вижу, что нет нужды более останавливаться на условиях завещания. Я дам распоряжения, чтобы деньги были выплачены…
        - Спасибо, Черчуард, - сказал Роб, не сводя при этом глаз с жены. Он взял Джемайму за руку, их пальцы переплелись, и он прижал ее к себе.
        - Очень хорошо. - Черчуард неуклюжим жестом запихал завещание вдовствующей графини обратно в сумку и застегнул замки. Руки у него дрожали. - Благодарю вас, лорд Селборн, леди Селборн.
        - Я прикажу, чтобы вас проводили в вашу комнату, мистер Черчуард, - сказала Джемайма, не пытаясь освободиться из объятий Роба.
        - Я сам найду дорогу, - заверил мистер Черчуард.
        Ни его светлость, ни ее светлость ему не ответили, и, закрывая за собой дверь, Черчуард увидел, как Роб крепче прижал к себе жену. Он поспешил в прихожую. На пороге гостиной он разглядел фигуры мисс Экстон и Джека Джуэлла - они страстно целовались. Мистер Черчуард испуганно заморгал и устремился к парадной двери. Наверное, лучше перебраться на ночь в «Пеструшку», подумал он. Оставаться в Делавале ему было крайне неловко.
        А у костра прыгали и кружились темные фигуры, и это веселье смахивало на вакханалию. Мистер Черчуард увидел леди Маргрит Экстон, которая, подобрав рукой юбки, отплясывала с… главным трубочистом.
        - Боже милостивый! - воскликнул мистер Черчуард и поправил сползшие на нос очки. - Боже милостивый! В Делавале бушуют страсти! Все предаются любви… а вообще-то, - тут он улыбнулся, - это довольно занятно.
        В кабинете Роб чуть-чуть ослабил объятия, и Джемайма перевела дыхание.
        - Роб, какая клятва тебе больше нравится, - спросила Джемайма, - та, которую ты давал, чтобы получить бабушкино наследство, или та, что ты дал мне: любить и лелеять?
        Роб приподнял ее подбородок и заглянул в глаза.
        - Лелеять и обожать, - ответил он. - Ты мой талисман, и останешься им. Навсегда.

        notes

        Примечания

1

        Майоратное наследование - наследование земель без права отчуждения.

2

        Корунья - провинция в Галисии на северо-западе Испании.

3

        Джонсон, Сэмюэл (1709-1784) - английский писатель и лексикограф.

4

«Замок Рэкрент» - роман английской писательницы Марии Эджуорт (1768-1849).

5

        Туикнем - предместье Лондона.

6

        Олдермен - старший советник лондонского муниципалитета.

7

        Вестминстер - район в центральной части Лондона.

8

        Крибидж - карточная игра.

9

        Боро - район Лондона.

10

        Хеймаркет - сенной рынок в центральной части Лондона.

11

        Ночь Гая Фокса - вечер 5 ноября, когда, по традиции, отмечают раскрытие
«Порохового заговора» сожжением пугала и фейерверком.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к