Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Кросс Клер: " На Третий Раз Повезет " - читать онлайн

Сохранить .
На третий раз повезет Клер Кросс

        # Скажите, что хорошего в этом Нике Салливане, чтобы женщина после нескольких лет разлуки вновь захотела завоевать его?
        Обаятельная улыбка - да. Дьявольское чувство юмора и фигура атлета - ну конечно! Однако в мире полно мужчин ничуть не хуже Ника…
        И все же Филиппа Коксуэлл не сомневается - Ник будет принадлежать ей.
        На третий раз непременно повезет!
        Сегодня Ник нуждается в ее помощи? Отлично! Значит, завтра он будет молить ее о любви.

        Клер Кросс
        На третий раз повезет

        Константину, который позволил мне воспользоваться его шутками о Фредди.

        Пролог

        Николас нервничал, вглядываясь в первые признаки города, словно неопытный путешественник. Перелет этот отличался от других. Он напоминал ему об одном путешествии, где не раз пришлось менять маршрут. Ощущение дежа-вю… То, что его позвали, еще ничего не значит, как и в прошлый раз.
        Чтобы пройти полный круг, Николас потратил почти тридцать лет жизни. В каком-то смысле странно было не чувствовать уверенности сейчас, спустя все эти годы.
        Самолет развернулся над Атлантикой. Николас прижался лбом к холодному стеклу иллюминатора и стал смотреть на рябь океана, которая все приближалась и приближалась. В самый последний момент из ниоткуда появились посадочные огни. Покрышки взвизгнули, коснувшись бетона, и его, как и остальных пассажиров, вдавило в кресло реверсом тяги.
        Дом.
        Ну или что-то около того.
        Николас был из тех людей, что подолгу обдумывают каждое решение. Ему нравилось рассматривать каждую грань проблемы, прокручивать все имеющиеся в наличии варианты, прежде чем принять окончательное решение. Но, сделав выбор, он всегда с нетерпением брался за дело, рвался в бой в надежде скорее приблизиться к следующей головоломке.
        Вот и сейчас все схоже. Он хотел, чтобы неизбежное скорее осталось позади.
        Николас уже взял свой рюкзак с полки над головой и, не дожидаясь знакомой надписи на табло впереди салона, встал в проходе.
        Ему не удалось в числе первых сойти по трапу - кресло находилось в хвосте самолета, зато в терминале он быстро обогнал своих попутчиков и сразу поймал такси. Таксист лихо вел машину в перегруженном потоке, и Николасу это было на руку.
        Дорога до дому не займет много времени. Николас заставил себя расслабиться и наблюдать, как за окном проносится город, в котором он вырос. Город изменился… Ну конечно. Все меняется, даже здесь - хотя именно здесь он ни при чем. Старый город нравился ему больше - меньше бетона, гуще зелень, - но разве его мнение кто-нибудь спрашивал? Николас отмахнулся и от воспоминаний, и от своей манеры взвешивать все
«за» и «против» и подумал о доме.
        Как-то его примут? Бабушка не на шутку разозлилась, когда он ушел пятнадцать лет назад, а она не из тех, кто легко прощает обиды и забывает обидчиков, - вот почему приглашение Люсии так удивило его. Едва ли бабушка упустит момент отплатить ему по счетам. Она всегда умела выбирать правильный момент и вставлять свое веское слово вовремя. Так или иначе, он все узнает, открыв дверь, которую никогда не запирали. (Интересно, так ли это сейчас? Ведь никто не защищен о г уличной преступности, особенно в Розмаунте.).
        Обычно если Люсия готовила для него еду, значит, прощала. Впрочем, и это могло измениться.
        Когда выехали за город, Николас опустил окно и вдохнул полной грудью соленый воздух. Забавно, ему так и не удалось совсем уйти от океана. Забавно и то, как сильно отличалось все на другом побережье страны. Теплые ветра, обдувающие Сиэтл, несли дождь и терпимость, оптимизм и легкое отношение к жизни. Здесь же ветра кусались. Здесь под ветрами зерна отделялись от плевел, и более слабые отправлялись на поиски лучшей жизни, вглубь континента. Здесь ветра не шли на компромиссы. Они отшлифовывали сильных духом, а с неженок сдирали кожу. Даже цвета неба и океана сдвигались под их натиском к холодному краю спектра.
        Воздух казался свежим, он давал силы, несмотря на холод. Воздух очистил мысли Николаса, как и всегда. Он вдыхал его с жадностью, благодарный, что хоть это не изменилось.
        Затем такси ворвалось в пригород, и Николас подался вперед, вглядываясь в знакомые улицы. Его поза выдавала бурлящие в душе эмоции и резко отличалась от обычной бесстрастности. Дома изменились, один за другим отдавая свое очарование на милость реставраторам. Они стали неуловимо похожи, тогда как раньше каждый был неповторим и уникален.
        Люди не умеют ценить то, что имеют. Дело ведь даже не в том, что все изменилось, а в том, что почти все изменилось к худшему.
        Но дом Люсии стоял, словно часовой прошлого, во всяком случае, снаружи он остался таким, каким Николас его и помнил. Старым и немного покосившимся. Казалось, он всегда был здесь и всегда будет. Спустя столетия под действием ветров и дождей он врастет в землю и станет неотъемлемой частью пейзажа.
        В доме наверняка еще больше суматохи, чем всегда. По углам собраны непонятного назначения предметы. Люсия, словно древесная крыса, тащила все в дом. Во всяком случае, раньше так и было. Вкусы ее преимущественно сводились к театральной бутафории, это же касалось манера одеваться и говорить. А еще Люсия собирала старые афиши. Сокровища ее коллекции висели на самом видном месте и освещались лампами. Не может быть, чтобы ее коллекция осталась неизменной за пятнадцать лет.
        Николас расплатился с таксистом и еще долго стоял у бордюра, слушая, как затихает за поворотом шум двигателя. Он вспоминал, что чувствовал, когда увидел дом в первый раз. Вспоминал тот благоговейный трепет, который охватил его, едва он узнал, что им предстоит здесь жить. Тогда Николас не сомневался, что это какая-то ошибка. Вот и сейчас он чувствовал отголоски той уверенности. Дом не подавал виду, что рад ему или вообще его ждет.
        С трубы по-прежнему осыпались сланцевые плитки, но они так и лежали вокруг нее, не сваливаясь вниз. Медные желоба для стока дождевой воды еще сильнее позеленели, плющ разросся, вечнозеленый кустарник почти закрыл ворота, но выглядел не лучше, чем в старые времена. Сад умер, впрочем, он и раньше был мертв, отражая полное отсутствие интереса к нему со стороны бабушки.
        Люсия не признавала полумер. Все или ничего - именно так она вела игру. У Николаса было все, но он не понимал этого до определенного момента. Его авантюра в итоге закончилась хорошо, если не считать цены, которую пришлось заплатить.
        Николас скучал по дому. Скучал по Люсии. Понимание этого таило в себе угрозу. Это была брешь в его броне самоуверенности. Оставалось лишь надеяться, что ему удастся это скрыть.
        Николас обнаружил, что дверь слегка приоткрыта. Для Люсии это было в порядке вещей, мирская суета не тревожила ее. Раньше бы Николас вошел не раздумывая, но сейчас стоял в нерешительности, гадая, постучаться или нет.
        Много воды утекло с тех пор. Но ведь бабушка сама позвала его.
        Николас взялся за старую бронзовую ручку и толкнул тяжелую дверь. Петли предсказуемо заскрипели, и он догадался, что долгое время их никто не смазывал.
        Николас шагнул через порог и позволил себе насладиться минутой негласного пребывания в холле. Он поймал себя на том, что ему нравится здесь, несмотря на все перемены. Две куклы распятых на кресте воров определенно были новым приобретением Люсии. Они не сводили с него стеклянных глаз, которые Люсия натерла воском.
        Куклы хорошо смотрелись на фоне чучела рыси, которое, оскалив пасть, выглядывало с перил. Большая кошка была совсем не страшной, шерсть скаталась, клыки пожелтели. Отделка холла любого могла привести в замешательство, но Николас лишь улыбнулся, закрыл за собой дверь… потрепал чучело рыси… клок шерсти остался на его ладони - и громко объявил о своем присутствии.
        Дом эхом вернул его крик.
        Дом был большой, а его единственный обитатель старел. Убедившись, что Люсия не слышала его, Николас бросил на пол рюкзак и пошел на кухню. Дверь скрипнула, впуская его в вычищенное до блеска, пропеченное солнцем убежище Люсии.
        Бабушка не готовила…
        От разочарования Николас укоротил шаг. Он проделал столь длинный путь не для того, чтобы развернуться и уйти без боя. Более того, он с нетерпением ждал встречи.
        Дверь в оранжерею была открыта, выдавая местоположение бабушки. Она наверняка возится с каким-нибудь цветком и не заметит его приближения.
        Или делает вид, что не замечает.
        Николас позвал бабушку с порога оранжереи. Ответом ему был лишь плеск воды.
        Что ж, Люсия не собирается упрощать ему жизнь.
        Это можно было предугадать.
        Воздух в оранжерее был таким влажным, что Николас чувствовал, как испарения оседают на коже. Какой-то цветок источал невероятный аромат, и Николас догадался, что бабушка нашла новый предмет для обожания.
        Солнце пробивалось сквозь листву, и было так жарко, что Николасу захотелось сбросить пиджак. Под ногами хрустел мелкий гравий. Запахи стали навязчивее. Цветы хищных лиан распахнули пасти, поджидая мух и пауков. Когда Николас смотрел на них, ему становилось не по себе. Он свернул по тропинке и… замер.
        Бабушка лежала на каменной дорожке. Ее красные садовые сабо соскользнули с ноги, открывая взору толстую лодыжку, испещренную синими венами. Лицо посерело, глаза были открыты, а рот застыл в безмолвном крике.
        Запах, который Николас почувствовал сразу, как вошел, оказался запахом крови. Ее крови.
        Кровь блестела на камнях и на платье и уже успела подсохнуть.
        Слишком поздно…
        Оцепенев, Николас уставился на нож. Ему вспомнился маленький магазинчик в Венеции, где он купил его. Николас сразу понял, что нож идеально подойдет Люсии. Стилет для открывания конвертов соответствовал ее образу жизни и чувству юмора. Тогда Николас думал, что это лучший подарок для примирения. Но все вышло иначе.
        Николас слишком хорошо понимал, что таких совпадений не бывает. Кто-то очень тщательно выбирал именно это орудие убийства, кто-то, кто не хотел его примирения с Люсией.
        И Николас догадывался, кто этот «кто-то». Прошлое восстало из небытия и поглотило его.
        Завыла полицейская сирена. Звук приближался с пугающей скоростью. Николас почувствовал, как капкан захлопывается.
        Это происходило с ним снова.
        Но не по его желанию.
        Николас неуклюже развернулся, словно нескладный подросток, каким когда-то был, и выбежал из оранжереи. Схватив рюкзак в холле, выскочил на солнечный свет, оставив за собой незакрытую дверь.
        Николас бежал, увеличивая дистанцию между собой и неприятностями. Рано или поздно полицейские его настигнут, но ему дорога была каждая минута. Пот катился по спине, холодный ветер пронизывал насквозь, но Николас бежал, пока не стих вой сирены.
        Затем он побежал снова. А когда наконец остановился, понял, что находится у океана, в милях от дома. Легкие разрывались от боли, ноги онемели, а по щекам текли слезы. Он и не знал, что способен плакать…
        Николас присел на землю и сжал голову ладонями. Сердце громыхало в груди. Перед глазами стояла распростертая на земле Люсия.
        Николас был уверен, что его видели, уверен, что ему не удастся улететь на самолете. Но как ни странно, ему и не хотелось никуда улетать.
        Он вдохнул полной грудью, и легкие снова пронзил ледяной холод. Бабушка не заслуживала очередной лжи. А он пришел слишком поздно, чтобы сказать правду. И если быть более точным, то у него украли возможность сказать правду. Как ни прискорбно, но призраки прошлого позаботились о том, чтобы никто ему не поверил. Кто-то очень рассчитывал на это.
        Однако был еще один человек, знавший правду. Еще один человек, который, возможно, поверит ему, - Филиппа, Фил.
        Интересно, что с ней стало?
        Николас стоял и смотрел, как на фоне сумеречного неба загораются огни далеких небоскребов. Поверит ли она ему, ведь на этот раз он сможет поставить на кон только свое слово.
        Интересно, поможет ли Фил ему? Раньше у нее были свои причины помогать ему, но что осталось от тех причин теперь?
        Впрочем, иного выбора у него уже нет.
        Николас взял рюкзак и пошел к городу.

        Люсия Салливан выждала полных двадцать минут - двадцать минут, растянувшихся, казалось, на целую вечность - и пошевелилась. Николас давно ушел, его шаги растворились в тишине, но Люсия не была уверена, что он не вернется.
        Парень всегда отличался добросовестностью.
        Теперь же она поздравила себя не только с проделанной работой, но и с сиреной полицейской машины, которая появилась как нельзя кстати. Сирена уже давно была не слышна, но это случайное совпадение сыграло ей на руку. Николас мог наклониться ближе, пощупать пульс, заметить дыхание или театральный грим на лице, и это бы испортило все. Она отлично сыграла, но внимательный взгляд мог догадаться, что это всего лишь инсценировка.
        Люсия плотно сжала губы, вспомнив реакцию Николаса на полицейскую сирену. Страх был ему не к лицу. В особенности страх перед законом.
        Но, несмотря на приступ сострадания, Люсия не собиралась отступать от плана. Мальчишка должен учиться на своих ошибках.
        Николас предал ее. А ведь он был ее любимым внуком. Она не упустит возможности отплатить ему сейчас.
        Люсия собиралась научить Николаса не повторять старых ошибок. Он не уйдет от расплаты, а если не оценит по достоинству ее игру, что ж, это будет адекватная цена за ту боль, которую пережила она.
        Пятнадцать лет - достаточно долгий срок. И моложе с годами она не стала.
        Люсия села и с недовольным видом посмотрела на свои ноги. Суставы ныли, и ей пришлось посидеть немного, прежде чем она смогла встать. Сердце билось слишком быстро.
        Люсия никогда и ничего не отдавала без боя, а уж для смерти она и подавно не станет делать исключения.
        Люсия стерла с лица кровь енота. Настоящую кровь не заменить бутафорией, да и запах добавил правдоподобности.
        Люсия не испытывала угрызений совести, ведь она убила бедное животное ради благого дела. Едва ли кто-то заметит пропажу енота. А если и заметят, то скучать по обитателю помоек точно не будут.
        Люсия фыркнула, натянула сабо и поднялась. Оставалось насладиться сигаретой и горячей ванной. Быть может, она даже позволит себе стаканчик бренди после того, как приберет в оранжерее. А это вряд ли займет много времени.
        Нельзя терять ни минуты. Рано или поздно Николас вернется.
        А для второго акта еще нужно подготовить сцену.

        Глава 1

        В ту ночь, когда все это началось, я была пьяна.
        Впрочем, я не права. Это скорее было уже продолжение, хотя я поначалу этого не поняла.
        Начало или нет, мне по большому счету было все равно. Не сомневаюсь, у моей матери на это свое мнение, и едва ли мне захочется его услышать. Можете, конечно, ее спросить, но не говорите потом, что я вас не предупреждала.
        Одним словом, я была пьяна в стельку. Весь мир был у меня на коротком поводке. Да еще на поводке такого розового цвета, что даже пуделям стало бы противно. Но именно так я и ощущала себя, пока не познакомилась поближе с «Вдовой Клико».[Марка шампанского.] Я понимала, что дружбу нам водить не стоит, но перед глазами уже все плыло.
        Видите ли, напиться для меня - настоящий подвиг.
        Ладно-ладно, давайте без скепсиса. Нужно уважать генетические слабости, иначе они сыграют с вами злую шутку в самый неподходящий момент. Я давно решила для себя, что не пополню семейную компанию алкоголиков.
        Но это был действительно особый день, и моя напарница, Элайн, смогла меня убедить.
        Был вторник, одиннадцать вечера - не лучшее время для шампанского и танцев на открытом воздухе, но вот оно, шампанское, и вот они, мы. Ля-ля-фа. Добротные особняки хмуро смотрели на меня, словно обещая задать поутру взбучку, когда их добропорядочные обитатели поднимутся и предстанут перед новым днем.
        Есть что-то неудержимо фривольное в розовом шампанском - любимый напиток Барби, кстати. Словно в одном бокале уместилась целая вечеринка - и гости этой вечеринки отплясывают фанданго[Испанский народный танец, сопровождаемый пением и исполняемый под аккомпанемент гитары и кастаньет.] у тебя на языке.
        Одним словом, никаких тормозов.
        Именно поэтому Элайн настояла, чтобы мы пили именно «Вдову Клико». Обычное шампанское с золотыми пузырьками не раскрепостило бы нас так. О нет, сэр. Только розовое шампанское достаточно хорошо, чтобы отметить такую удачу. Хотя еще раз повторяю: пьяница из меня никудышный. Еще бы, столько лет пить травяной чай! С одного бокала я едва стояла на ногах.
        К счастью, Элайн из другого теста, и ей не составило труда осушить бутылку без меня. Так что шансов на то, что вечер не удастся, у нас просто не было. Со стороны моя подруга казалась трезвой, но я-то знала ее достаточно давно, чтобы видеть, в каком она на самом деле состоянии. Элайн была не из тех, кто упускает скудные подачки жизни. Позже, когда она расплачивается за содеянное, я напоминаю ей, что за удовольствия надо платить. Но это совсем другая история.
        Мы преуспели там, где другие потерпели фиаско, и это стоило отпраздновать. Нам улыбнулась удача, а значит, дальше все будет просто прекрасно. Жизнь полна возможностей, успех лишь ждал, когда он окажется в наших руках. Наконец-то настал час, когда наши труды обернулись звонкой монетой.
        Вас когда-нибудь захватывала мечта? Порой кажется, что удача неизбежна, а в довесок к ней всегда приходят слава и богатство. Но очень быстро понимаешь, насколько все обманчиво. Все становится из рук вон плохо, мечта теряет глянец, но вы упрямо отказываетесь признавать очевидное. А в случае если вы не до конца уверены в себе, это играет против вас.
        За последние годы я съела столько спагетти с сыром, что и подумать страшно. И я говорю вовсе не о домашней лапше с пармезаном, которую готовила в детстве мама, а о ширпотребе из картонных коробок. Знаете, заливаете кипятком, и не так уж плохо на вкус.
        Удивительно, как далеко иногда мы заходим вслед за мечтой. Гораздо дальше, чем могли предположить. Хотя альтернатива еще малопривлекательнее, чем поедание спагетти с сыром по ночам из немытой посуды.
        Страх перед провалом - воистину сильная вещь. Даже когда широко улыбаешься на публике, не перестаешь чувствовать в глубине души червоточину, не перестаешь думать, сколько еще осталось до того мига, когда мечта превратится в кипу газетных вырезок без права на осуществление.
        А с такой семейкой, как у меня, всегда найдется «добрая душа», готовая подсчитать все твои промахи.
        А промахов у меня хватало во все времена в отличие от трех моих братцев.
        Вот и в эту ночь, опьяненная успехом и шампанским, я переплатила водителю такси чаевых и обзавелась другом на всю жизнь.
        Ну может, и не так надолго. Едва я с трудом вылезла из машины, держась за желтую крышу, чтобы не упасть, парень поблагодарил самую щедрую девушку в Массачусетсе и нажал на педаль, оставив меня посреди улицы. Хорошо еще, что все соседи крепко спали и не видели, как меня качало из стороны в сторону, словно наркомана.
        Прямо здесь, на одомашненном постриженной травкой бульваре, я решила воспользоваться одним из мифических преимуществ работы на вольных хлебах. Прочие думают, что работа на вольных хлебах позволяет нежиться в постели допоздна, болтаться без дела, смотреть все сериалы подряд, рано уходить из офиса и пользоваться правом на бесплатные обеды. Ха. Правда в том, что мой босс - настоящий рабовладелец, и босс этот я сама. Я потратила на работу больше часов, выходных и праздников, чем работник по найму может представить. Мой мужчина - ежедневник, именно с ним я провожу ночи. Я сама сажаю розы и деревья, сама врезаю дверные замки. Я даже собираю мебель, когда рабочие растворяются в том тумане, где исчезают все контрактники рано или поздно. Я сама покрываю плиткой стены и накачиваю себя кофе, чтобы дорисовать эскизы, вместо того чтобы по-человечески выспаться.
        Я ругаюсь словами, значение которых не понимаю, и могу заговорить кого угодно, поскольку время от времени устраиваю сеансы психотерапии для разведенных, потакаю капризам женщин, которые никогда не знают, чего же именно они хотят.
        И наконец-то все вернулось сторицей.
        Розовые пузырьки, что текли по венам, не задавили чувство триумфа, напротив, они лишь усилили его. Я сделала шажок по тротуару, и ноги мои заплелись. К счастью, шампанское сделало меня невосприимчивой к такому пустяку, как падение. У пьяных - и это вам скажет любой полицейский - костей вообще нет.
        Я самонадеянно поднялась и, спотыкаясь, пошла к дому, наивно полагая, что выгляжу вполне пристойно.
        Мне оставалось пройти футов двадцать до крыльца, мимо маленьких крокусов с желтыми лепестками, которые торчали из черной земли вдоль дорожки. Фонарь на крыльце с датчиком движения загорелся при моем приближении. И тут я увидела его.
        На моем крыльце сидел мужчина. И смотрел на меня.
        Даже пьяная в дым я была уверена, что живу одна. И я точно знала, что никого не приглашала на ночные посиделки за бутылочкой вина. Не мой стиль.
        Розовые пузырьки выветрились, что, впрочем, не улучшило мое состояние. Я не смогла бы ни убежать, ни драться, или что там еще полагается делать, когда на пути в дом в темноте сидит парень и поджидает вас. Казалось, он готов ждать сколько угодно, пока я приму решение, что же делать дальше. Оставалась, конечно, призрачная надежда, что он лишь иллюзия, вызванная количеством шампанского в крови, но если так, то уж очень материальная иллюзия. Кроме того, он не проявлял ни малейшего желания раствориться в воздухе. На самом деле он сидел и смотрел на меня так, словно не понимал, чего это я удивляюсь, увидев его на своем крыльце.
        Его спокойствие напомнило мне одного человека, которого я безудержно хотела увидеть снова, хотя и должна была держаться от него подальше. Еще два шага вперед, и… да, это действительно был он.
        Сердце едва не выпрыгнуло из груди. Нереально было увидеть его здесь. Он исчез из моей жизни так давно, что я уже несколько лет не ждала ни его самого, ни его извинений.
        Но на моем крыльце сидел Ник Салливан. И он ждал меня.
        Я снова почувствовала себя шестнадцатилетней девочкой и открыла рот, словно влюбленная идиотка, которой была когда-то. Сердце забилось быстрее, а в душе затеплилась надежда.
        Ник вернулся за мной! За мной.
        Господи, сколько же раз меня предупреждали, что мальчишки Салливан - это проблема с большой буквы «П» и ничего хорошего с ними не выйдет. Они из той породы людей, с которыми не следует водиться людям моей породы. Но я никого не слушала! Я верила, что знаю Ника лучше других. И даже верила, что он мне друг.
        Но он доказал, что расхожее мнение оказалось правдой на все сто.
        Он не должен был быть здесь - он ведь живет в Сиэтле и управляет дико прибыльной туристической компанией. Ну ладно, признаюсь, мне было достаточно любопытно отслеживать его судьбу, я даже заходила пару раз на его сайт и как-то раз пыталась поймать его в аэропорту.
        Но мне не стоило забывать, как он меня разочаровал. Как он исчез, не сказав ни слова.
        Забавно, что стоило мне увидеть его на своем крыльце, и я забыла все. Я готова была признать, что всему есть разумное объяснение, что я не поняла его, что у него действительно была весомая причина уйти не попрощавшись.
        А ведь пятнадцать лет - немало.
        Искусно установленная лампа на крыльце освещала одну половину его лица, оставляя другую в тени. Ник выглядел загадочно, впрочем, загадочно и непредсказуемо он выглядел и при солнечном свете. Он по-прежнему был высоким, сухим и поразительно красивым; ирландская привлекательность все еще была при нем. И долгий пристальный взгляд, как и прежде, не подводил его.
        Но были и перемены, хотя и не очевидные. Он стал крупнее, черты лица стали жестче, он в совершенстве овладел мимикой памятника. Ник уже не был долговязым подростком, он стал мужчиной, и понять его теперь было еще сложнее, чем в детстве. Конечно, он выглядел старше, но ведь и я тоже не помолодела.
        От осознания этого я снова пришла в движение. Ник не захотел быть со мной пятнадцать лет назад, едва ли он захочет остаться со мной сейчас. Одна хорошая новость - сейчас мне было наплевать на это.
        Все бы ничего, вот только понимала я это умом, а сердце никак не хотело соглашаться. Шампанское ничуть не помогало, да и ощущения, что все налаживается в жизни, тоже не возникло. К счастью, я девочка рассудительная, и я точно знала, что смогу выжить Ника из своего сердца еще раз. Я достала из кармана ключи и пошла к ступенькам.
        - Здравствуй, Ник, - сказала я ровным голосом, словно каждую ночь на моем крыльце сидит мужчина - мужчина, который давным-давно пропал из моей жизни.
        Мне даже удалась холодная улыбка - из тех, что я берегла для женщин, которые сами не знают, чего хотят, - секунды на две, пока я не посмотрела на него и не поняла, что обмануть его мне не удалось.
        Беда с Ником заключалась в том, что его невозможно одурачить. Я чуть не показала ему язык, но это во мне говорило шампанское.
        - Эй, Фил.
        Он, пожалуй, был единственный человек на всем белом свете, в устах которого мое прозвище звучало как благословение. Ник сохранил свой неотразимый голос, от которого мурашки бежали по телу. Хотя я этого вовсе не хотела.
        Я стиснула зубы и поднялась по ступеням, стараясь не споткнуться. Кроме Ника, меня никто не называл Фил - более того, только ему подобные вещи сходили с рук. С другой стороны, в иные времена я прощала Нику Салливану все.
        Я метнула на него еще один взгляд. Вокруг глаз собрались лукавые морщинки, а лицо слишком загорелое для этого времени года. Небось приехал с какого-нибудь экзотического курорта. Для меня, трудоголика, напрочь лишенного страсти к путешествиям и не отдыхавшего уже несколько лет, это было совершенно ненужным напоминанием.
        - Сам ты «Эй». - О! То, что нужно: сухой деловой тон. Неплохо. Ник даже отпрянул. Я попала ключом в замок, но мысли, если честно, путались. - Что ты здесь делаешь?
        - Соскучился.
        Когда-то я бы упала к его ногам, услышав такие слова. Я пыталась устоять от соблазна, но все же не удержалась и бросила на него еще один взгляд, Мне нужно было знать, серьезно он говорит или нет.
        Губ его коснулась улыбка. Лишь уголки рта приподнялись, но я хорошо помнила, как это сводило с ума любую женщину, потому что подчеркивало твердую линию губ, сексуальность, блеск глаз. Ноги едва не подогнулись в коленях, хотя я и предпочла отнести это на счет шампанского.
        Я вцепилась в дверной косяк. Ник посмотрел на меня, он действительно посмотрел на меня, и улыбка стала чуть шире. Я знала, что моя решимость могла быстро сойти на нет.
        - Никогда не слышал о телефоне? - Засов расставил точки в моей реплике сочным железным лязгом.
        Все просто. Я захожу в квартиру.
        Он нет.
        Ник не собирался сбегать, хотя я была уверена, что сбежит.
        - Так я тебя и нашел. - Ник поднялся с крыльца, очевидно, приняв другое решение, нежели я рассчитывала. - К счастью для меня, не так много в городе женщин по имени Филиппа Коксуэлл.
        К счастью? Почему к счастью?
        Сердце екнуло. Надежда такая штука, что не верит опыту. Видно, это у меня в крови. Как ни пыталась я заглушить голос надежды, он не унимался. Я чувствовала, что Ник подходит ко мне, и знала, что стоит ему прикоснуться, как моя оборона падет. Я закрыла проем двери собой и сумочкой и посмотрела на Ника так, как, наверное, смотрит кролик на лису.
        - Что тебе нужно, Ник?
        Он нахмурился и пригладил рукой черные волосы.
        - Мне нужна твоя помощь, Фил. - Прежде чем я успела съязвить, он посмотрел мне в глаза. Что-то внутри меня перевернулось. - Мне нужен юридический совет, и я просто не знаю, к кому еще обратиться.
        Любовь жива, но ушла щипать травку на другую лужайку. Все пузырьки шампанского одновременно испарились. «Вот видишь?» - каркнул внутренний голос - голос, подозрительно похожий на мамин.
        И это взбесило меня еще больше, чем слова Ника.
        - Что тебе нужно? - Я забросила сумочку в квартиру, не в силах держать в себе накипевшее. Я взмахнула руками, и Ник попятился. - Ты думаешь, что можешь явиться посреди ночи через пятнадцать лет и просить о юридической услуге? - Я ткнула его в грудь, ставя точку. - Слышал когда-нибудь о графике рабочего дня? - Еще один тычок. - Слышал когда-нибудь о системе юридических консультаций? Или ты считаешь, что я сделала тебе недостаточно одолжений за свою жизнь?
        - Расслабься, Фил. - Ник говорил быстро и успокаивающе, словно боясь моей непредсказуемости. Он поймал мой указующий перст и спрятал его в тепле своей ладони. У него был такой искренний взгляд, что у меня во рту пересохло. - Я знаю, что ты удивлена. Если не хочешь помогать, то я уйду и больше никогда тебя не побеспокою. Пять минут твоего времени, советник, честно.
        Советник. Вот уж действительно слово, которое я никогда больше не желаю слышать.
        Я бросила на Ника яростный взгляд и попыталась освободить палец.
        - То есть тебе нужен адвокат, и ты заваливаешься ко мне посреди ночи и ждешь, что я тебя выслушаю?
        - Фил, ты все не так поняла.
        Мне показалось, или я заметила в его взгляде ранимость? Может, она и раньше была там, но только теперь Ник вдруг стал казаться таким потрепанным и неуверенным, что сердце затрепетало. А рука уже была на его груди.
        Меня обмануть проще простого. Я становилась жертвами стольких мошенников, что гордость не позволяет признаться. Особенно это касается вызывающих жалость детишек, попрошаек на улицах. И дурят меня не только незнакомые люди. В моей семье все пользуются моей непосредственностью. А еще мне все любят жаловаться. В моей коллекции такое количество любовных драм от Элайн, что впору романы писать.
        Но ведь должен же быть предел. Кроме того, Ник сильно разочаровал меня. Я смотрела, как он гладит большим пальцем тыльную сторону моей ладони. Мне стоило помнить этот прием. Мне стоило закрыть дверь перед носом Ника и отказать, чего бы он ни попросил.
        Но на деле все оказалось гораздо сложнее.
        - Просто выслушай меня, Фил. - Ник пожал плечами, и на лице его снова появилась эта улыбка. Правда, я заметила, что улыбка не затронула глаз. - На этот раз я не собираюсь отдавать все на откуп закона.
        Сам того не подозревая, Ник дал мне повод отказать ему. Если бы он просил меня как друг, или ради наших прежних отношений, или под любым другим предлогом, я бы поддалась. Но он снова свел все к линии закона, и это была его ошибка. Это была песня моей жизни, и отзывалась она в голове скрежетом металла по стеклу. Если единственная причина, по которой Ник пришел ко мне, - это мой статус адвоката, то пусть встанет в очередь.
        Я выдернула палец из его ладони и зашла внутрь.
        - Ты пришел не по адресу.
        - Но как же так? - Если он действительно не понимает, что к чему, я с радостью объясню. - Ты ведь уже должна быть допущена к адвокатской практике. Если ничего не случилось за эти годы, Фил, то у тебя был доступ к лучшим школам и колледжам, ты сама выбирала, где учиться.
        - И я была совершенно несчастна из-за этого, если ты помнишь.
        Ник удивился, и я поняла, что он ничего не помнит. И это было обидно.
        - Но ты не могла не стать юристом. - Я уперла руки в бока.
        - Я должна была стать юристом, потому что так удобно тебе? Ты собирался использовать меня так же, как делал это раньше? И именно поэтому ты сейчас здесь? Я не кухонная доска, Ник! Меня нельзя использовать по необходимости.
        - Нет, Фил, ты все неправильно поняла. - Его голос стал тише, переходя к тембру, которому невозможно было сопротивляться. - Я здесь потому, что доверяю тебе.
        Мило, но больше он не произнес ни слова, а я не собиралась попадаться на запоздалые комплименты.
        - На этот раз я не могу тебе помочь, Ник. Я не адвокат.
        - Фил, это безумие какое-то. Как это ты не адвокат?
        - Так. Не адвокат. А самое замечательное, что в этом виноват ты.
        Ник был обескуражен. Приятно было видеть, как ускользает его уверенность.
        - Что, черт возьми, все это значит? Все в твоей семье заканчивают школу адвокатов.
        - Но ведь именно ты сказал мне, чтобы я перестала жить мечтами других людей и обзавелась собственными. - Я пожала плечами. - Я последовала твоему совету. - Я толкнула дверь и вошла в дом.
        Ник с удивлением смотрел на меня:
        - Что?
        - Я занимаюсь ландшафтным дизайном. - Я улыбнулась. - И считаюсь неплохим специалистом.
        Но если я рассчитывала, что Ник вспылит после моего признания, то поставила не на ту лошадь. Его раздражение испарилось, сменившись уважением, чего раньше я не видела ни разу. Он улыбнулся мне так, будто я дотянулась рукой до звезд, погладил меня ладонью по щеке, отчего между нами проскочила волшебная искра, как в старые добрые времена, и прошептал:
        - Молодчина.
        Меня всегда изумляли глаза Ника - чистого зеленого цвета, они заглядывали в душу, выведывая все тайны. Он смотрел на меня, словно на новое открытие, словно раньше меня никогда не видел, словно готов был пуститься в продолжительное изучение моей terra incognita.[Неизвестная страна, что-то непознанное (лат.).]
        Это было даже приятно. Мы придвинулись ближе друг к другу.
        Только между нами, девочками: я думаю, ему нужно было поцеловать меня. Может, это из-за ощущения, что мне везет, которое не покидало меня весь день, а может, это просто во мне говорила маленькая шестнадцатилетняя девочка.
        И да, признаюсь, на минуту я выпустила птицу надежды из клетки. Назовите это моментом слабости.
        Ник слегка прищурился, и я задумалась на секунду, как много он увидел в моем сердце. Пугающая мысль. Я сделала вид, что роюсь в сумке в поисках ключа, проклиная себя за то, что забыла, какой Ник проницательный, и что позволила пробить брешь в своей обороне. Почувствовав, как краснею от ушей до пят, я пробормотала:
        - Прости, не могу помочь, - и побежала.
        Ну, не то чтобы побежала. Я выдавила улыбку, пожелала спокойной ночи Нику и захлопнула дверь прямо перед его пронзительным взглядом.
        Затем я навалилась спиной на дверь и уставилась в потолок. Ох и паршиво же мне было!
        Внутри у меня все сжалось, но по крайней мере я понимала, что поступила правильно.
        Да ничего не правильно!
        Я подумала над ситуацией. Ник был той еще проблемой, люди всегда о нем говорили это, и хотя я до последнего не хотела верить, он подтвердил их правоту. Дождаться от него большего, нежели «спасибо», было просто нереально. Я уже достаточно взрослая девочка, чтобы не попадаться на удочку снова, достаточно взрослая, чтобы не ждать от него ничего нового, достаточно взрослая, чтобы учиться на своих ошибках. И уж точно не стоило вестись на нежные слова.
        И это, конечно, объясняло, почему мне в этот момент так паршиво.
        Я вздохнула полной грудью и пошла на кухню. На автоответчике горел огонек входящего звонка. Может, я зря так сурова с Ником? Может, это он звонил днем?
        Я нажала на кнопку и устало прикрыла глаза, когда знакомый голос заполнил кухню. Это был не Ник.
        - Филиппа, ты дома? Подними трубку. - Последовала пауза, и я услышала, как мама что-то потягивает через трубочку. Я даже знала, что именно. - Надеюсь, ты не задержалась на работе допоздна? Так мужа не найдешь, Филиппа. В офисах они не водятся. Я уж молчу про район, в котором ты работаешь. Не могла найти что-нибудь получше? Более престижное, с влиятельными соседями, чтобы тебя заметили… Ой! А ты, случаем, не на свидании?
        От маминого голоса стало комфортно. Я облокотилась о барную стойку и потерла переносицу. Что ж, в моей жизни две песни, но обе одинаково отзывалась в голове скрежетом металла по стеклу.
        - Вот уж порадовала бы мать. А он при деньгах? Он тебя уже водил куда-нибудь? Я хочу, чтобы ты посвятила меня во все детали. Очень надеюсь, он парень из хорошей семьи. Ты такая неразборчивая, Филиппа.
        Мама заговорила чуть громче и веселее. На ее тирады могло не хватить пленки, когда дело касалось моего потенциала и потерянных возможностей.
        - Именно поэтому я и боюсь, что ни на каком ты не на свидании, - вздохнула она, - Небось флиртуешь опять на пару со своей подружкой.
        Мне всегда было интересно понять, что она вкладывает в понятие флирта. Судя по всему, это должно быть весело. Впрочем, моя мать едва ли знает, что такое веселье.
        Хотя насчет Элайн она права. Элайн может книгу написать о флирте. Или уже написала. Надо будет поинтересоваться.
        - Эта твоя Элайн настоящая потаскушка, Филиппа, и ты никогда не встретишь приличного мужчину, пока будешь якшаться с такими, как она…
        Я нажала на кнопку остановки записи.
        - Она моя подруга, - твердо сказала я машине, что было так же эффективно, как сказать это маме в лицо, хотя и менее опасно. Я перемотала пленку, не дослушав лекцию до конца.
        Может, моя жизнь действительно несколько бедна по части любовных интриг. Может, расставшись однажды с Ником навсегда, не стоит делать этого скова.
        Может, я чемпион мира среди простофиль.
        А может, я обязана Нику за те годы дружбы, что мы делили, и за то, что он заставил меня поверить в свои силы и отказаться идти по натоптанной поколениями дорожке. Может, мне просто любопытно, почему он вернулся, не говоря уж о том, зачем ему адвокат. И может, я все же могу ему помочь. Мало ли. За годы, прожитые в семье, я нахваталась много всякой юридической ерунды.
        Я погладила щеку в том месте, где коснулись его пальцы. А может быть, все это просто потому, что он, любовь моей юности, еще раз посмотрел на меня как на самую прекрасную девушку на планете.
        Что ж, подайте на меня за это в суд.
        Я провозилась с щеколдой, но все же распахнула дверь и закричала в ночь, невзирая на спящих соседей:
        - У тебя есть пять минут и ни секундой больше!
        Он не далеко ушел, не далее квартала. Свет уличных фонарей освещал его фигуру. Ник обернулся. Мне показалось, я удивила его, и во мне проснулась гордость.
        Я постучала пальцем по циферблату наручных часов:
        - Поторопись, Салливан, время уже пошло.
        Я увидела его улыбку, и у меня закружилась голова, и шампанское здесь было ни при чем. Ник подбежал с удивительной скоростью и схватил меня за руку, прежде чем я успела что-либо предпринять.
        Глаза его сияли, и я улавливала легкий запах его одеколона. И это был хороший одеколон. Сердечко забилось в груди еще быстрее.
        Ник поцеловал мне руку, словно старомодный ловелас.
        - Я твой должник, Фил, - пробормотал он своим бархатным голосом, и я снова почувствовала, что пьяна.

        Глава 2

        Я подумала, что идея все-таки была так себе. В конце концов, и у Фортуны есть предел - а если честно, то я просто не верила в свою счастливую звезду. Я поставила на плиту чайник, почесала ладонь и украдкой взглянула на Ника сквозь опущенные ресницы. Он снял кожаную куртку.
        Очаровательно.
        Признаться, не могла придумать ни одной умной реплики. Предпочла бы обойтись без людей из прошлого, которые портят настроение, просто попав в поле зрения. Возможно, людям моего типа, тем, кто сознательно отгородился от прошлого, сложнее переносить подобные встречи. А может быть, и нет. Все это очень раздражает. Вот почему я оставила Розмаунт не моргнув глазом. Кто же хочет снова стать тучным, некомпанейским и неуверенным в себе подростком? Точно не я. Я там уже была, все это пережила и похоронила все улики. Люди из Розмаунта, с которыми я пересекалась, сразу напоминают мне о толстухе Филиппе. Можно бесконечно долго держать это в памяти, но что было, то было, ко мне сегодняшней это не имеет никакого отношения.
        Тем не менее тяжело провести грань между ребенком, которым ты была, и женщиной, которой ты хочешь стать, если каждые пять минут кто-то напоминает тебе, сколько еще предстоит работать над собой. Поэтому я уехала из Розмаунта и возвращаюсь туда, только когда это крайне необходимо. Увы, это случается слишком часто.
        С Ником приступ воспоминаний был в сто раз тяжелее, потому что с ним в старших классах мы были ближе всего. Он тогда называл нас «динамичный дуэт», хотя на самом деле мы были «изгоями». Я была толстухой, а он коротышкой. Ник вдобавок был из плохой семьи, да еще и новичком. Хотя именно поэтому я и сдружилась с ним.
        Неудачник, он неудачник и есть.
        Но сейчас он у меня на кухне - сложно придумать что-то более нелепое. Ник повесил куртку на спинку стула, уселся и, скрестив, вытянул ноги. На нем были джинсы, замшевые походные ботинки и зеленая футболка, обтягивающая рельефный торс. Последнее мне особенно понравилось.
        Забавно, никогда не думала, что на моей кухне может быть так жарко. Пожалуй, стоит поговорить с домовладельцем, чтобы убавил отопление. Ник заполнил собой практически все пространство. Только теперь я отметила, насколько здесь все по-женски и места для двоих мало.
        Я возилась с заварочным чайником и неожиданно вспомнила, когда Ник в одночасье вырос. Он стал очень высоким, и действительно в одночасье. За год Ник вытянулся минимум сантиметров на пятьдесят. Когда его спрашивали об этом, он говорил с каменным лицом: «Вышли сроки по условию возврата, и Люсия решила нас время от времени кормить».
        Пожалуй, половина Розмаунта даже верила ему. Легко было представить, что бабушка и вынужденный опекун отказывала ему в еде.
        Если верить слухам, то она вовсе не хотела их брать.
        Люсия, женщина-дракон, была предметом постоянных пересудов в Розмаунте. На самом деле если бы она переехала, то сплетни утихли бы сами собой, ну или сошли бы на нет. А соседка Люсии, миссис Доннели, потеряла бы свой статус завсегдатая в клубе сплетников.
        Считалось, что бабушка Ника ведьма или как минимум у нее дурной глаз. Но Люсии было совершенно все равно, что о ней говорят люди. Она неоднократно пугала детей, которые осмеливались подходить к ней на улице. Это было бы даже забавно, если б и сама я не стала жертвой ее пугающей внешности.
        Когда мне стало нечем занять руки, я повернулась к Нику и, делая вид, что мне вполне комфортно с ним, скинула куртку и повесила ее на спинку стула. Я не стала садиться, а навалилась на барную стойку, якобы дожидаясь, когда закипит чайник.
        Я заметила, что Ник рассматривает мои ноги, и поняла, что они ему нравятся. Я повернулась проверить чайник, прекрасно зная, что он по-прежнему смотрит.
        - А ты изменилась, Фил.
        - Просто мы не виделись сто лет. - Я не сразу успокоилась. Но все же нашла силы постучать по циферблату часов. - Теряешь время.
        - Ах да. - Он провел пальцем по скатерти, и у меня возникло такое чувство, будто он что-то скрывает от меня. Хорошенькое начало. Я решила помочь ему раскрыться.
        - Так почему ты вернулся?
        - Меня пригласила Люсия.
        - А я думала, вы не разговариваете. - События тех далеких лет промелькнули на краю сознания у нас обоих, но мы не были готовы обсуждать эту тему.
        - А мы и не разговаривали. - Ник скривил губы, раскрывая свою необъяснимую привязанность к Люсии. Он всегда обожал бабушку, бог знает почему. - Что, впрочем, не мешало ей оставаться при своем мнении.
        Ник побарабанил пальцем по столу.
        - Но ей так и не представился шанс сказать мне, что она хотела, Фил. - Ник посмотрел на меня странным взглядом. - Когда я пришел, она уже была мертва.
        Мертва?!
        Я открыла и закрыла рот, не зная, что сказать. Я не могла представить себе мертвую Люсию. Она была полна жизни, у нее сил было на десятерых смертных.
        Я попыталась снова открыть рот и на этот раз издала какой-то нечленораздельный звук.
        - Как она умерла?
        - Ее убили.
        Не ожидаешь услышать подобное в обычном разговоре, если, конечно, вас зовут не Эркюль Пуаро или Джессика Флетчер.
        Меня так точно не зовут.
        Сначала я решила, что просто не поняла Ника. Это ведь, в конце концов, моя кухня, а не склад бульварных романов.
        - Убили? Ты уверен?
        - Однозначно. - Ник выглядел совершенно подавленно. - Я нашел ее в оранжерее.
        Я позабыла о своей стеснительности и села напротив.
        - Нет, Ник, я все понимаю, но… убийство? Может, это был несчастный случай? Она могла упасть. Или у нее случился сердечный приступ.
        Взгляд у него был скептическим.
        - И как-то случайно всадила себе нож в горло? Вынуждена признать, что такой ход событий маловероятен.
        - Ее убили тем самым стилетом, что я привез из Венеции. - Ник потер ладонями лицо, словно мог стереть воспоминания об этом. - Насколько я помню, она пользовалась им, когда вскрывала письма. Грозная, но изящная вещица.
        Люсии бы понравились его слова, но я по-прежнему не знала, что сказать.
        - Сложно что-то перепутать, если речь идет об убийстве, Фил. Повсюду была кровь, да и… - У Ника заходил вверх-вниз кадык, и я протянула руку, чтобы погладить его. Он сжал мои пальцы в своей ладони и отвел взгляд.
        Я должна была кое-что спросить. Потому что это связывало прошлое с настоящим и легко объясняло, почему он здесь.
        - Ты это сделал?
        - Нет! - Он бросил на меня такой взгляд, что будь я стеклянной, непременно треснула бы. - Зачем мне убивать ее?
        Я стояла на своем.
        - Вы частенько ругались.
        - О да, и она даже могла убить меня в порыве гнева. - Ник покачал головой. - Это она всегда сердилась.
        Потому что он без конца врал ей. Прошлое придвинулось чуть ближе, но легче от этого не стало.
        - Так почему она пригласила тебя сейчас? Зачем ей это?
        - Не знаю. Может, из-за подарков, которые я посылал ей. Может, она решила возобновить отношения. - Ник бросил на меня красноречивый взгляд. - Я не особо расспрашивал. - Он кашлянул, поскольку я молчала, и заговорил тише, словно раскрывал страшный секрет: - Я скучал по ней.
        Если кто и стал бы скучать по Люсии, так именно Ник. Он всегда нестандартно мыслил. И у него всегда была эта духовная связь с женщиной-драконом. У Люсии и правда были уязвимые места. Даже я видела однажды ее слабость, а мы с ней были далеко не в лучших отношениях.
        - Тогда кто сделал это? Кто хотел ее смерти?
        - А кто не хотел? - пробормотал Ник. - Добрая половина Розмаунта сочла бы за честь.
        - Да ладно тебе. Кому это нужно? Да, Люсия была слегка… - я задумалась, подыскивая нужное слово, - самоуверенной, но…
        - Она была не просто самоуверенной, Фил. Иначе ее не стали бы называть женщиной-драконом.
        Я и не догадывалась, что он знает ее прозвище. Ник поднялся и прошелся из угла в угол. Я не решилась повторить то же самое.
        - Думаю, так или иначе, Люсия умудрилась задеть каждого в радиусе пятидесяти миль. - Ник покачал головой и снова странно улыбнулся. Следующие слова он сказал так тихо, что я едва расслышала их: - Не исключено, что она по телефонной книге проверяла, не оставила ли она кого без внимания.
        Я не рискнула рассмеяться. Тем более что это действительно могло оказаться правдой.
        - Но ее убили твоим подарком прямо перед твоим приходом, - размышляла я вслух. - Это явно был не посторонний человек. Слишком много совпадений. А кто знал о твоем приезде?
        Ник подозрительно посмотрел на меня:
        - Одному человеку она точно могла сказать.
        Я знала, о ком он говорит. О своем младшем брате, Шоне.
        - Ты опять все ему спустишь с рук?
        - Не в этот раз. - Ник уверенно покачал головой. Он снова сел, на лице его застыло напряженное выражение. - Но я не знаю, как именно поступить, чтобы все получилось как надо.
        - Так ты поэтому пришел сюда?
        - Старые привычки редко проходят с годами. - Он поморщился и снова решительно посмотрел на меня. - Когда я жил в Розмаунте, я всегда мог поговорить с тобой.
        В горле у меня застрял ком размером с Техас.
        - Юридическая консультация?
        - Не только. - На этот раз Ник протянул руку и погладил мою ладонь. По спине побежали мурашки. - И когда ты успела стать девушкой, Фил?
        Температура в кухне подпрыгнула еще на пару градусов.
        Я смотрела на его руку. В школе я действительно одевалась в свитеры и мешковатые штаны, чтобы не так была заметна полнота. Пожалуй, это выглядело не очень женственно.
        - Пятнадцать лет - немалый срок.
        - Это точно. - Ник неожиданно резко сел прямо, глаза его сузились, а моей руке, которую он отпустил, вдруг стало холодно. Он провел ладонями по волосам, и я поняла, что романтическая интерлюдия окончена.
        Как часто я думала о том, что могла бы высказать немало блестящих мыслей, если бы заранее продумала разговор. Наверное, Ник думал о том же.
        - Я, должно быть, оставил отпечатки пальцев на месте преступления, - пробормотал Ник. - И они явно есть в банке данных. Не исключено также, что миссис Доннели видела, как я входил в дом и выходил из него.
        - Эта старая сплетница?
        Ник снова вскочил и принялся расхаживать по кухне, словно тигр в клетке.
        - Возможно, они уже начали меня искать.
        - А ты звонил в полицию?
        - Ты что? Ты же знаешь, что бы они подумали.
        Да, я знала. Они бы подумали: яблоко от яблони недалеко падает. Еще один Салливан, которого стоит упечь за решетку. Мальчишка снова напрашивается на неприятности.
        - И что ты намерен делать? - Ник пожал плечами.
        - Я намерен проследить за тем, чтобы правосудие свершилось.
        - Нюанс в том, что для этого тебе придется не попасть в тюрьму.
        Ник чуть заметно улыбнулся:
        - Два в одном. - Он оглядел меня с ног до головы. - Та же Фил, но в новой упаковке.
        Я покраснела. Интересно посмотреть на себя его глазами.
        Сам же Ник вызывал у меня желание его съесть. Морщинки вокруг глаз стали глубже, когда он улыбнулся, и только сейчас я заметила, что на висках уже пробивается седина. Я вспомнила, что на ужине отказалась от десерта.
        Впрочем, я не такая.
        Интересно, а может, стоит быть именно такой?
        Мы смотрели друг на друга, в то время как из чайника давно валил пар. Я говорила себе, что не надо обещать Нику помощь, он, не исключено, говорил себе, что нужно уйти. Однако между нами что-то вернулось к жизни, - что-то, отчего уже не хотелось разбегаться разными тропками на этот раз.
        Чайник давно вскипел, и я встала, чтобы заварить чай. Ник снова принялся ходить по кухне, ему не терпелось чью-нибудь сделать. Я надеялась, что он не уйдет прямо сейчас.
        - Перед тем как убежать, я слышал вой сирен. Кто-то вызвал полицию, когда я зашел в дом.
        - Миссис Доннели снова оказалась полезной обществу. - Ник поморщился.
        - Наверное, все газеты уже пестрят этой новостью, Фил, не стоило мне приходить сюда. Нельзя тебя впутывать.
        Его слова пробудили во мне нежность. Я включила радио, потому что оно было под рукой и потому, что не готова была снова потерять его. Я настроила на волну, где передавали какую-то песню.
        Ник застыл позади меня, вслушиваясь в слова. Даже когда он стоял вот так, в нем чувствовалась внутренняя сила.
        Словно в вулкане перед извержением. Я посмотрела на его руки и подумала, что, наверное, смертельно опасно стоять в зоне выброса лавы.
        Во рту у меня пересохло. Неужели колесо Фортуны наконец-то сделало оборот и для меня? Чудесная перспектива, и даже верилось в реальность всего этого, иначе с чего делам идти в гору?
        Я всегда верила в удачу и даже старалась заманить ее на свою сторону. Я не ходила под лестницами и избегала числа тринадцать, прогоняла с пути черных кошек и бросала соль через левое плечо столько, сколько себя помню. Давным-давно толстуха Филиппа поняла, что ей понадобится любая помощь. И теперь у меня появилось чувство, что все это было не зря. Интуиция или несварение. Одно из двух. Но что, если пришел мой корабль? Где-то в чулане наверняка завалялись алые тапочки, которые только и ждут, когда же я их надену и примусь танцевать, как Джинжер Роджерс. Что, если звезды расположились так удачно, что каждая дурочка, напившись шампанского, может загадать желание, и желание это непременно сбудется? Что ж, я свое загадала. И это желание я загадывала раньше. И не раз. Два раза, если быть точной. Вы ведь знаете, как говорят. На третий раз повезет. Кроме того, кто не рискует, тот не пьет то самое шампанское.
        За рекламой зубной пасты последовали экстренные новости о том, как два самолета едва не столкнулись в небе где-то над Ближним Востоком. После выступили два эксперта по авиации.
        Только сейчас я поняла, что это такое - ждать затаив дыхание. Мне казалось, каждое новое выступление по радио начинается с истории об убийстве эксцентричной старухи в сонном Розмаунте. Но диктор перешел к новостям куда менее кровавым и сенсационным. Закончился блок новостей поздравлением женской команды по волейболу, занявшей первое место в школьной лиге. Милая и человечная история напоследок. Снова началась музыка, которую прерывали время от времени рекламные блоки.
        Через полчаса диктор снова выдал блок новостей, который ничем не отличался от предыдущего.
        - Они еще не нашли ее! - выдохнул Ник. - Но как же так?
        - Может, мало времени прошло? Ты когда там был?
        - Около шести вечера, сразу после того, как прилетел. - Ник покачал готовой и пошел к двери. - Я должен вернуться.
        - Ты с ума сошел? Ты же сам говорил, что не позволишь Шону уйти от правосудия.
        - Но я не могу бросить ее там.
        - Так ты хочешь пойти туда и тем самым выдать себя? Блестящая мысль.
        Следующие слова Ник произнес сквозь зубы:
        - Я не могу оставить ее гнить. Это неправильно.
        Я ответила раньше, чем смогла остановить себя. Слова слетели с губ, видимо, претворяя в жизнь мое желание. Ник был так расстроен, а помочь ему было так легко.
        - Тогда я пойду туда и найду ее, а не ты.
        - Что?
        - Я найду тело. - Ник посмотрел на меня как на умалишенную. Я и сама уже сомневалась в своих умственных способностях, но все же бодро улыбнулась: - Одолжение другу. Только и всего.
        - Но это безумие. - Ник был олицетворением скептицизма. - Назови хоть одну весомую причину, что ты делала в оранжерее Люсии во втором часу ночи?
        - Ни одной. Но, скажем, часов в восемь утра у меня может появиться неплохой повод.
        - Например?
        - Она могла нанять меня.
        - Люсия скряга, каких мир еще не видел. Она бы никому не стала платить, особенно если дело касается ее сада.
        - Старые люди часто совершают поступки из прихоти. Кроме того, кто докажет, что она меня не звала? - Я была в своей стихии. Коммерсант во мне сейчас делал свое дело, убеждая неподатливого клиента. - Может, это только консультация. Кроме нас с Люсией, никто не знает правды, а она уж точно не выдаст.
        Ник покачал головой, и я никак не могла понять ход его мыслей. Но жира в его глазах хватило бы, чтоб отапливать Бостон весь январь.
        - Что заставляет тебя помогать мне, Фил?
        Я пожала плечами, чувствуя себя неуютно от его проницательности. Я бы умерла, но не сказала ему правды.
        - Я такая, какая есть.
        - Знаю. Но и я такой, какой есть, и не люблю, когда кто-то решает мои проблемы за меня. Ты туда не пойдешь, и точка.
        Ох уж эта мужская гордыня. Остается только любить их за это. Я снова занялась чаем.
        - Что ж, иди сам. Я слышала, сейчас в тюрьмах стало получше с питанием. - Я почувствовала на себе его взгляд.
        - Фил, спасибо за помощь, но не думаю, что идти туда хорошая мысль.
        - А ты, значит, можешь пойти?
        Ник снова заходил из угла в угол. Затем его осенило.
        - Я сделаю анонимный звонок.
        - Неплохо, но они вычислят номер.
        - Тогда другого способа нет. - Ник пошел к двери.
        - А что, если они нашли Люсию, но выжидают, пока ты явишься на место преступления? - спросила я как ни в чем не бывало, когда Ник уже почти переступил через порог. - Ведь это слабость всех убийц. Такова уж их психология, иначе они просто не могут. Лучше сразу сдаться твоему старому дружку О'Райли. Уверена, ему это понравится.
        Ник уставился на меня.
        - Только не говори, что О'Райли все еще служит в полиции. - Я пожала плечами, как бы извиняясь, и Ник выругался. - А что изменится, если ты будешь там?
        - У меня заготовлена легенда. Я случайный свидетель. Признай, Ник, это идеально.
        - Я не хочу, чтобы ты в этом участвовала.
        О, ничто не может так смягчить женщину, как мысль, что мужчина защищает ее. Я сделала все, что в моих силах, чтобы скрыть свою реакцию.
        - Как ни жаль, но других вариантов у тебя просто нет.
        Мы стояли и смотрели друг на друга, и я почти физически ощущала, как Ник прокручивает в голове возможности и отвергает их одну за другой.
        Он захлопнул дверь и снова покачал головой.
        - Ладно, Фил. Ты в деле. - Он протянул руку для рукопожатия. - Я опять у тебя в должниках.
        Это не совсем то, на что я рассчитывала, но тоже неплохо.
        - Но сделаем все по-моему. - Ник оставался все тем же упрямцем. - Встретимся там.
        - Еще одна замечательная идея. А мне-то казалось, ты умный мальчик. - Я закатила глаза. Может, я немного перегибаю палку, но не ждал же он к себе другого отношения после стольких лет. - Тебе станет легче, если тебя заметят возле дома, где произошло убийство?
        - Меня не заметят.
        - Потому что ты загадаешь желание, чтобы все вдруг ослепли? Ты что, вуду занимался, пока мы не виделись?
        - Фил…
        - Да брось, Ник. Ты забыл о рентгеновском зрении миссис Доннели? Она наверняка ведет дневник того, что происходит в доме Люсии. - Я всплеснула руками. - Да и как ты туда доберешься? Или ты думаешь, что взять машину напрокат по именной кредитной карте и поехать на ней в Розмаунт - это удачная мысль? А если возьмешь такси, то тебя половина района увидят.
        - Я могу пойти пешком.
        - Хм. Что ж, иди и надейся, что никто не заметит тебя.
        - Ладно, видимо, я и правда не могу четко мыслить. - Его плечи поникли.
        Я нежно коснулась его руки.
        - У тебя был тяжелый день.
        Ник накрыл мою ладонь своей, и мы стояли так молча. Наконец он благодарно сжал мою руку и слегка отстранился.
        - Ладно, Фил, выкладывай свой план.
        - Я сяду за руль. Можешь поехать со мной, но останешься в Звере.
        - В Звере? Это что-то из Библии?
        - Это грузовичок нашей фирмы. Ты разве никогда не давал имена своим машинам?
        - У меня никогда не было своей машины.
        Я удивленно моргнула, но Ник уже отвернулся и взял с барной стойки одну из визиток, которые я всегда держу под рукой.
        Его одобрение польстило мне больше, чем я готова признаться даже самой себе.
        - У тебя собственная компания? Или в ландшафтном дизайне есть еще Коксуэллы?
        - В ландшафтном дизайне других Коксуэллов нет, а компания у нас на двоих с партнером. Это Элайн Поуп. Она занимается разработкой дизайна, а я в основном сажаю растения.
        - Процветаете?
        Грудь распирало от гордости, и я не могла удержаться от улыбки.
        - Сегодня мы подписали контракт, благодаря которому первый раз выйдем в плюс.
        Видимо, Ник уловил мои эмоции, потому что тоже улыбнулся:
        - О, мне знакомо это чувство, когда понимаешь, что попал в яблочко.
        Я попыталась не выдать себя голосом, но мне не удалось.
        - У тебя тоже собственный бизнес?
        Как будто я не знала все до мельчайших подробностей. Ник пожал плечами, и улыбка сошла с его лица.
        - У меня была туристическая компания, но я только что продал ее конкурентам.
        Я удивилась, но Ник не дал мне времени на расспросы. Никаких откровений - в этом весь Ник. Увидев мою машину, он воскликнул:
        - Ого! Семья наверняка гордится тобой.
        - Если бы. Ты ведь помнишь мою семью.
        Ник рассмеялся. Он вообще зажигательно смеется, хотя и нечасто позволяет себе настолько расслабиться.
        - Есть вещи, которые никогда не меняются, верно, Фил? - Надеюсь, он говорит не только о моей семье.
        - Это уж точно.
        Наши взгляды снова встретились, и у меня перехватило дыхание от того, что я увидела в его глазах. Улыбка пропала с его губ, и он подошел ближе. Он посмотрел на меня. Как-то по-особенному посмотрел, я снова поверила в чудеса.
        - Может, это и к лучшему, - прошептал Ник хрипло. Он замер лишь на секунду, давая мне время передумать, затем наклонился и поцеловал.
        Знаете, из-за долгого ожидания ощущения часто смазываются. Без этого ожидания они, быть может, были бы на высоте, а так немного разочаровываешься. Я ждала поцелуя Ника долгих двадцать пять лет, и его поцелуй тоже мог стать одним из таких разочарований.
        Но не стал. Ни на секунду.
        Поцелуй Ника был нежным, но одновременно сильным, он был требовательным, но не настойчивым, он был страстным, но в то же время не навязчивым. Скорее это был намек на то, что действительно может подарить этот вулкан тем, кто осмелится спуститься в кратер. Его поцелуй пробудил во мне давно забытые ощущения.
        Я могла неделю целоваться с Ником не отрываясь, но он вдруг отступил и отвел взгляд.
        - Встретимся у тебя в офисе в семь, - быстро сказал он, гораздо быстрее, чем разговаривал обычно.
        Он сунул в карман мою визитку и исчез за дверью. Мне показалось, что он сбежал от меня, и это было бы забавно, если бы Ник действительно мог так поступить. Он не оглянулся напоследок и так быстро растворился во тьме ночи, что вполне мог сойти за фантазию, вызванную шампанским. Но губы мои горели от поцелуя. А после фантазий такого не бывает.
        Я заперла дверь на засов и посмотрела на трещину в потолке, говоря ей, что ничего необычного не произошло. От одного поцелуя ничего не случается.
        Ха. Сердце подсказывало мне, что так просто это не закончится.
        Но нет же, разум должен возобладать. Я просто окажу услугу старому другу, и на этом мы расстанемся. Ага, а ничего, что услуга заключается в том, чтобы найти мертвое тело, пролежавшее на солнцепеке пару дней? Я сморщила нос от неожиданной мысли. Но все казалось довольно просто: зайти и выйти, и глядишь, к обеду я уже за рабочим столом. А может быть, и Ника больше никогда не увижу.
        Сердце екнуло, а на губах я снова почувствовала его вкус. На самом деле все сложнее. Ведь, в конце концов, Ник пришел ко мне. Он доверился мне, а я помню, насколько он скрытный.
        И он меня поцеловал! Ля-ля-фа.
        Пританцовывая, я направилась в спальню, нисколько не сомневаясь, что мир полон возможностей. Я знала, что мне приснится Ник Салливан.
        Если я вообще усну.

        Он шел.
        Он не знал, куда податься, во всяком случае, на ближайшие несколько часов, но ему было все равно. С годами он научился спать, когда придется, а если не придется, то обходиться без сна вовсе - а сегодня ему все равно не удастся уснуть. Он решил воспользоваться моментом и подумать на ходу, а подумать есть о чем.
        Пока он был не готов думать о Фил Коксуэлл…
        Николас все еще не мог поверить в смерть Люсии. Пусть они не разговаривали годами, но Ник знал, что она жива. Он чувствовал ее присутствие, словно она была бдительным, но темпераментным ангелом-хранителем.
        По крайней мере Николас всегда считал, что думает именно так. Он все еще чувствовал какое-то присутствие. Возможно, это проснулась совесть. Но это уже точно не Люсия.
        Потому что она мертва.
        Ник подумал о переменах.
        Он засунул руки в карманы и ускорил шаг. Мимо проносились машины, слепя его светом фар. Все спешили, всем было куда спешить, у всех была цель. Все были рады переменам и «прогрессу».
        Все, кроме него. Сам Николас видел перемены, был их свидетелем, однако увиденное не понравилось ему. А ведь и он принял активное участие в продвижении прогресса. Ему казалось, что он делает что-то нужное, но это была лишь иллюзия. Все пошло не так.
        И он был виноват в этом.
        Казалось, ни одно деяние Ника не останется безнаказанным. Столько лет он пытался уберечь Шона от своих же ошибок, от возможных последствий для них обоих. Он пытался оградить Люсию от правды. Ценой последней лжи стали его взаимоотношения с ней, - отношения, которыми Ник, как выяснилось, дорожил гораздо меньше, чем следовало. А когда он наконец вернулся, чтобы помириться с бабушкой, то Люсии это стоило жизни. Шон всегда был из тех, кто не упускает ни малейшей возможности. И с этим Ник мало что мог поделать сейчас.
        Он поднял воротник, чтобы хоть как-то защититься от ветра. Деньги от продажи компании навсегда останутся грязными, учитывая, какими средствами он добился процветания бизнеса. Он тратил их, потому что других у него не было, но он отнюдь не наслаждался плодами своего успеха.
        Не раз Ник готов был потрать все до единого цента на благотворительность, отдать все капиталы в организацию, кормящую детей в странах третьего мира, или оплатить вакцинацию какого-нибудь очага заражения. Но Ник слишком часто бывал в тех странах и видел, как деньги фондов оседают в карманах людей, которые должны кормить и вакцинировать. Деньги висели камнем на его шее и вполне могли утянуть на дно.
        Николас привык помногу ходить, мог покрыть приличную дистанцию и не устать. Но к тому моменту как он дошел до знакомого района, он сбил ноги о бетонное покрытие дороги.
        Ник свернул к кладбищу, где спасительная зелень была гуще. Даже ночью весна давала о себе знать запахом набухших почек и выползшими из земли побегами. Признаки возрождения природы навели его на мысли о Фил. Ландшафтный дизайнер. Он даже мог представить ее за работой, это сочетание нежности и тяжелого труда во благо сада.
        С ее характером ей было бы тяжко в юриспруденции.
        Окажись Фил сейчас рядом, она бы отвлекла его рассказом об окружающих его деревьях и цветах. Когда что цветет и насколько все это вырастет за лето. Фил всегда могла заразить его своей страстью и увлеченностью. Она всегда могла заставить его улыбнуться. Даже сейчас, думая о ней посреди ночи, Ник улыбался.
        Николас устроился на холодной плите и посмотрел на луну. Все-таки он несправедлив к себе. Кое-что из содеянного им дало благие всходы. Например, Фил сказала, что это он повлиял на ее решение жить своим умом. Правда, сам Ник не помнил, чтобы говорил такое, но это уже не важно. Ему нравилось считать себя катализатором, который направил человека, что, в свою очередь, принесло положительные результаты.
        Луна вырвалась из-за горизонта и залила серебристым светом Бостон. Николас не был заядлым курильщиком, но любил выкурить сигаретку, если был подходящий момент. Жаль, что сейчас не было сигареты и он не мог наблюдать, как тлеет она во тьме, не мог пускать в небо ароматные кольца дыма… Это Люсия научила его пускать дым кольцами. Для нее это был целый ритуал. Но сигарет у Ника не было, и едва ли он найдет хоть одну здесь. Но он обойдется и без них, как часто обходился без многих ненужных вещей.
        Последнюю затяжку Ник сделал в Чили, в национальном парке, который не имел границ. Он отдыхал в кемпинге, куда добирались разношерстной компанией в древнем голубом мини-вэне. Парк разбивала гравийная дорога, по которой никто не ездил, судя по тому, что за несколько часов поездки они не встретили ни машин, ни людей.
        Опустились сумерки, когда движок их машины перегрелся. Водитель, из местных, вышел и открыл капот, чтобы посмотреть, что случилось. Забавная черта южноамериканцев - они убеждены, что двигатель оживет, если просто смотреть на него. Более того, чем больше людей смотрит, тем лучше. Нику доводилось видеть в Андах пассажиров, столпившихся вокруг открытого капота и молча изучающих двигатель.
        В тот вечер Ник присоединился к водителю, и они обменялись мрачными прогнозами на испанском, затем вылез их кок и предложил закурить. Так они и стояли втроем под великолепной россыпью звезд, коллективным бессознательным пытаясь завести мотор.
        Не получилось, но разочарования не было ни у кого. Докурив и тщательно затоптав бычки, они достали сумку с инструментами и принялись за работу. Луна светила так ярко, что все было видно и без фонаря.
        Эта луна в отличие от той, чилийской, боролась с электрическим светом мегаполиса, но все же заливала серебром землю. Даже звезды казались здесь тусклыми. Но одна звезда подмигивала Нику, словно велела встряхнуться. Это снова натолкнуло его на мысли о женщине с каштановыми волосами. Она всегда легко делилась своими мыслями.
        Фил всегда была для него запретным плодом, потому что, во-первых, была другом, а во-вторых, ей нравился его брат. Хотя Шон не отвечал ей взаимностью. Утешать Фил, когда Шон плохо обращался с ней, было одной из обязанностей старшего братца.
        Или нет?
        А она промолчала, когда Ник солгал, чтобы защитить Шона, - промолчала ради того, чтобы спасти мальчишку.
        Или не из-за этого?
        Но если все не так, как он думает, то почему она никогда ничего не говорила ему? Он даже подозревал, что Шон будет пользоваться привязанностью Фил в своих целях, и в итоге все обернется против нее. Он был почти уверен, что Фил либо останется с Шоном и будет страдать, либо он бросит ее, и она все равно будет страдать. Но похоже, она выкинула Шона из головы.
        Или она лишь бравирует перед ним?
        Ник не знал истины, и это выводило его из себя. Но сейчас, даже в преддверии конфронтации с братом, даже подозревая Фил в связи с Шоном, его все равно тянуло к ней.
        Фил всегда так действовала на него. Наверное, дело было в том, как она слушала его, как не боялась высказать свое мнение, в том, как ему было легко с ней. Николас думал, что причиной тому их дружба. Баланс, установленный методом проб и ошибок, баланс между подростками разного пола.
        Но если Фил мечтала о его брате, то почему она целовалась с ним так, будто готова была съесть живым? Она была самым искренним человеком из всех, кого знал Ник, и ее страсть не могла быть игрой.
        Но что, если она принялась за другого брата, поскольку Шон просто не пришел? Эта предательская мысль закралась к Нику в голову сразу после поцелуя. Ему не раз приходилось отвечать за брата. Когда он подумал, что ему снова придется разбираться за Шона, на этот раз из-за Фил, он чуть не сбежал.
        Они с братом были настолько похожи, что люди часто путали их. Но вот в повадках они были как день и ночь. Однако мало кто знал Салливанов достаточно близко, чтобы понять это. И то и другое им не раз пригодилось.
        По крайней мере Шону.
        Но сейчас Ник не намерен был выдавать себя за Шона. По крайней мере если ему предстоит снова целоваться с Фил, то он отчетливо даст ей понять, с каким из братьев она имеет дело.
        Ник распрощался с мыслью о сигарете и решил перейти от раздумий к делу.

        Адрес в Норт-Энде он нашел без проблем, хотя в окнах не горел свет, когда он приехал туда. Улица располагалась достаточно близко к Хановер-стрит, а потому была достаточно загружена транспортом, что Ника вполне устраивало.
        Если верить адресной книге, Шон жил во второй квартире, а прогуливаясь по тротуару, Ник успел заметить таблички с фамилиями рядом с кнопками звонков. Три кнопки, три этажа, фамилия «Салливан» под второй кнопкой. Тут все ясно. В здании напротив Ник нашел нишу, закрытую от взгляда мусорными баками, затаился там и стал ждать.
        Терпение было вознаграждено где-то после трех. Парочка сначала не привлекла его внимание, пока мужчина не повысил голос. Ника вывели из себя невоспитанность пьяного парня и пренебрежительное отношение к даме.
        Николас молча выпрямился, глядя, как брат подталкивает девушку к двери, и с некоторым удовольствием отметил, что они с братом уже не так похожи внешне.
        Вскоре на втором этаже зажегся свет. Невысокая темноволосая девушка поспешила к окнам и принялась закрывать занавески. Шон неспешно снял плащ, и Ник знал, что ничего хорошего ждать не стоит. Шон не сводил взгляда с женщины.
        Она не успела опустить последнюю занавеску. Ник поморщился, когда его брат ударил ее в плечо. Крепко ударил. Женщина вскрикнула, а Шон закричал ей что-то в лицо. Он задернул занавеску и снова повернулся к ней. Нику были видны лишь их силуэты.
        У соседей выключился свет, словно они сознательно не желали ни во что вмешиваться.
        Ник решил иначе. Пора его брату понять, что за сбои поступки нужно расплачиваться.
        Он подошел к телефонной будке и набрал номер полиции. Он сообщил о домашней ссоре, описал, что он видел своими глазами, а также дал адрес Шона и его имя. Когда диспетчер спросил, кто звонит, Ник повесил трубку.
        Он дождался прибытия патрульной машины, прогуливаясь неподалеку. Ему не терпелось вмешаться самому, но в ушах звенели слова Фил о его безрассудстве.
        Она скорее всего права.
        Полицейские вышли довольно быстро. Николас подождал, пока они вывели брата. Шон громко возмущался и вообще был сама невинность. Его скоро выпустят, Ник не сомневался в этом. Девушка сидела на ступеньке и всхлипывала, вряд ли она послушает совета полицейских.
        Николас сделал все, что мог, но легче ему от этого не стало. Он не мог решить проблему, хотя это и был бы шаг в правильном направлении. Патрульная машина отъехала, и Ник смешался с толпой на Хановер-стрит. Он пошел быстрее, хотя идти, собственно, было некуда. Ночь становилась все холоднее, и Николаса согревало лишь чувство голода.
        К рассвету стало совсем тяжко. Он достал из кармана визитку Фил, сверил адрес и пошел к ее офису. Предчувствие встречи немного развеяло тоску.

        Глава 3

        Утро было раннее, и вид у меня, надо сказать, был удручающий. «Вдова Клико» мстила за бурный вечер. Будильник зазвонил так, словно в голове забил колокол. Я смутно помнила, как говорила что-то Элайн по поводу женщины на этикетке. За окном было темно и холодно, как будто метеорологи забыли, что уже пришла весна. Я застонала и вылезла из постели только для того, чтобы посмотреться в зеркало и убедиться: выгляжу я еще хуже, чем чувствую себя.
        Ужас. Глаза опухли, как у алкоголички с восьмидесятилетним стажем. Стоило удаче улыбнуться мне, как я все испортила. Вот Ник испугается, увидев меня утром.
        Какие уж тут шансы…
        Что ни говори, а я не жаворонок. А спать по пять часов для меня просто катастрофа. В идеале, если вам, конечно, интересно, я предпочитаю спать по одиннадцать часов, а потом еще с полчасика нежиться в шелковой пижаме с журналом по садоводству в руках. Я представила рядом Ника в неглиже, и мне стало немного полегче.
        Элайн настаивает на версии, что мое нежелание встречать новый день лицом к лицу является следствием недостатка кофеина в крови. Элайн употребляет двойной эспрессо перед сном и спит как младенец. Только глупцы недооценивают ее метод.
        Я же отказываюсь следовать моде на кофе по той же причине, по которой не употребляю все, к чему можно пристраститься, будь то легально или нет. Прошлая ночь была исключением, но даже невинные розовые пузырьки дали о себе знать поутру нежелательными последствиями.
        Ладно, шоколад не относится к категории запретных продуктов. Редкое исключение. Но я слышала, даже есть юридический прецедент. И я точно знаю: право каждого смертного на употребление шоколада записано в Женевской конвенции. А если не записано, то напрасно. Но это и не важно. Я же говорила, что не сильна в юриспруденции. Одним словом, шоколад должен быть горько-сладким, европейского производства и доступ к нему должен быть открытым. Иначе все может полететь к черту.
        Много продуктов мне пришлось исключить из своего рациона из-за проблем подросткового возраста: картофельные чипсы, пончики, жареные продукты, место которым на скамье подсудимых в суде по делам несовершеннолетних, - но мои отношения с шоколадом не были затронуты этими продуктовыми перипетиями. Наша любовь благословлена небесами. Любые грехи можно замолить, а в моем случае шоколад находился под пристальным контролем. Одна плитка в месяц и ни граммом больше.
        К счастью, фантазии не в счет.
        Я покупаю шоколад первого числа каждого месяца и томлю в холодильнике столько, сколько могу вытерпеть. А когда плитка заканчивается - я снова законопослушный гражданин до начала следующего месяца. На этих условиях у нас с шоколадом получается удерживать паритет, и он не посягает на целостность моих бедер. Пока что обеим сторонам удается соблюдать статус-кво.
        Этим туманным утром я изучила содержимое холодильника и поняла, что йогурт мой организм не хочет воспринимать категорически. Я не выспалась, страдала похмельем, а еще - к несчастью, я поняла это слишком поздно, чтобы можно было что-либо исправить, - от меня неважно пахло.
        А ведь мне предстоит снова встретиться с Ником, и возможно, на этот раз удача не станет мне улыбаться.

«Нервничаешь? - спросила я себя и сама же ответила: - Еще бы. Нужно срочно найти что-нибудь для поддержания духа».
        И «что-нибудь» нашлось на дверке холодильника. Бельгийского производства, с трюфельной начинкой! Я спрятала его от самой себя, но прекрасно знала, где найти. О, это вожделение шоколада! Я набросилась на него и съела половину, прежде чем поняла, что творю.
        Я восстановила самодисциплину и вторую половину съела не спеша, как шоколад того заслуживал. Ну и черт с ним, что до конца месяца еще три недели. Это было шоколадное счастье. Я смаковала последние кусочки в сладострастном исступлении. Когда я доела последний, то поняла, что опаздываю как минимум на десять минут. Ну и что, оно того стоило.
        Пустая золотистая фольга едва не посеяла зерна паники, но я подавили их, напомнив себе, что отныне удача на моей стороне. Чтобы доказать свою правоту, я надела черный обтягивающий костюм от Шанель. Юбку отвергла, уж слишком она была узка: один гамбургер - и молния разойдется, а этим утром я не хотела ограничивать себя ни в чем. И порадовалась: в костюме я выглядела шикарно. Еще бы - черный - мой любимый цвет. Визуально он делает мою фигуру еще стройнее, а волосы на фоне черного кажутся немного рыжеватыми. Сапфирового цвета блузка придает моим глазам дополнительную синеву, щеки же и без того рдеют, несмотря на головную боль. А все потому, что я чувствовала себя победителем. Удача повернулась ко мне лицом. Я могла есть шоколад на завтрак! Я могла рассчитывать на коммерческий успех! Я могла целоваться с Ником Салливаном! Я Женщина! Я неукротима!
        Двумя натренированными движениями я наложила помаду, захватила ключи и пиджак, надела туфли и побежала к выходу. Неподалеку на улице стояло свободное такси, очевидно, поджидая именно меня. Хм, начинаю привыкать к хорошему.
        Я махнула таксисту, устроилась в машине и с удовольствием обнаружила, что калькулятор лежит именно в этой сумочке. Я могла подсчитать чаевые таксиста до цента, а не давать наугад сколько бог на душу положит. А в том кармане, куда я бросила ключи, лежит четырехлистный клевер. Так, на всякий случай. Помнится, я обнаружила его на заднем дворе офиса. Он рос прямо из асфальта, и я не удержалась, сорвала и засушила его. Тогда я рассмеялась и сказала Элайн, что это принесет нам удачу. Теперь я снова улыбалась.
        Однако удача может сыграть злую шутку с нами. Я нащупала клевер и оставила на месте. Мир, да что там мир, вся вселенная была у моих ног, хотя таксист и не разделял моего оптимизма. Видимо, он просто не любил таких скупердяев, как я.
        Итак, во дворе никого не было.
        В такую рань это было неудивительно, но я слегка разочаровалась, так как ожидала увидеть Ника. Впрочем, он придет. Он не из тех, кто не держит слова.
        Во всяком случае, раньше было именно так.
        И все же в душу закралось сомнение.
        Ладно, не будем терять время, нужно приготовиться. Головной офис «Коксуэлл и Поуп» не самое престижное место на земле. Функциональное кубическое здание конца пятидесятых, темно-серый кирпич, двор, усыпанный гравием. Здание словно всем своим видом говорило: «Ничего лишнего, приятель». Когда-то его построило дорожно-строительное управление и здесь размещались менеджеры, инженеры, владелец компании с секретаршей и бухгалтерия. Весь тяжелый автопарк компании стоял здесь же рядком, вдоль трассы. Я помню огромные машины еще с детства - желтые монстры с железными клыками ковшей и что-то совсем уж непонятное. В те времена здесь почти никто не жил и земля стоила дешево.
        С тех пор город прилично разросся в эту сторону, по направлению к штату Мэн. Теперь земли у дома было гораздо меньше, ее распродали, когда строительная компания переехала. Не сказать, чтобы офис располагался на отшибе, но здесь ужасно пахло выхлопными газами из-за трассы, что соединяла Бостон с Розмаунтом.
        Маленький задний двор был идеальным местом для выставки садового оборудования и интересных камней. Мы использовали двор как витрину, держа там закупленное для установки на объектах оборудование, вместо того чтобы свозить все на склад. Наш бизнес сильно зависел от личных пристрастий заказчика. Я предпочитала держать крупное оборудование и инвентарь перед глазами клиентов, ведь в этом случае платили за это не мы.
        Нашими соседями были с одного бока закусочная, где готовили курицу гриль, а с другой - баснословно дорогие ясли. Мы с Элайн сразу невзлюбили закусочную: еще бы, представьте себе запахи жирной горелой пищи с утра до вечера! Зато с другой стороны к нам частенько заходили богатенькие родители.
        Были и плюсы в нашем месторасположении - нас хорошо было видно с дороги. Перед офисом мы вывесили огромный рекламный щит, на котором красивыми зелеными буквами сообщалось, что «Коксуэлл и Поуп» являются поставщиками лучшего садового оборудования и занимаются ландшафтным дизайном. Когда мы заметили, что дамочки из
«лендроверов» бросают в нашу сторону взгляды, но не рискуют ломать каблуки дорогих туфель о нашу гравийную дорожку, мы добавили на щит телефон. Это было дешевле, нежели делать новую дорожку, и возымело действие, так как нам поступило несколько заказов из престижных районов.
        В том числе от миссис Юджинии Хатауэй, моей любимицы из числа дамочек из
«лендроверов». Правда, у нее «ягуар» чудесного бледно-изумрудного цвета.
        Калитка на заднем дворе была все еще закрыта. Зверь «бронко»,[«Форд-бронко» - легендарный джип американского производства.] также украшенный нашей эмблемой, угрюмо громоздился перед входной дверью. Он казался замученным вусмерть, но совсем не был стар. Просто тяжелая жизнь состарила его раньше срока. В окнах офиса не горел свет, а небо было бледным и перламутрово-серым. Я всегда стараюсь найти положительные моменты в ситуации, вот и сейчас я решила, что поработаю над эскизами, пока жду Ника.
        Запах раскаленного под курицу фритюра уже разносился по округе - мой желудок остался недоволен. Жареный цыпленок на завтрак не лучшее начала дня, каким бы тяжелым он ни представлялся. Я вставила ключ в замок машины дрожащей рукой и поняла, что йогурт все-таки был неплохой альтернативой.
        Вот почему меня чуть удар не хватил, когда Ник появился передо мной из тени.
        Я взвизгнула. Ник посмотрел на меня так, словно хотел рассмеяться, но сдержался.
        - Ты ждала кого-то еще?
        - Нет, конечно.
        Он выглядел так же привлекательно, как и вчера, что не помогло мне взять себя в руки. Темная суточная щетина лишь добавляла ему загадочности и подчеркивала зелень глаз. Сердце мое забилось в груди, поднимаясь выше, к горлу. Хуже того я почувствовала, что краснею. Кажется, за последние двенадцать часов я краснела больше, чем за последние пятнадцать лет.
        - Я тебя не заметила.
        Ник засунул руки в карманы и хмуро спросил:
        - Да? Сама же говорила, что меня не должны заметить.
        - Точно. - Я открыла дверцу, затем заднюю пассажирскую дверь и вымученно улыбнулась. - Окна затемненные, так что если не будешь высовываться, то все пойдет по плану.
        Ник забрался на сиденье и с любопытством огляделся:
        - А побольше машины не было?
        Я возмутилась. Как он посмел критиковать моего малыша?
        - Так нужно для дела. - Ник фыркнул:
        - А стюардесса будет?
        - Очень смешно, - я захлопнула дверцу и устроилась за рулем, что не так просто в строгом деловом костюме, после чего завела двигатель.
        Джип ожил, прокашлялся и запел низким голосом, отчего ключи в замке зажигания принялись позвякивать. Зверь - хорошо подготовленный, вполне надежный автомобиль, автомобиль с характером, и я очень к нему привязана.
        - Нет, серьезно, я летал в самолетах, которые меньше этого монстра. - Ник подался вперед и просунул руку между передними сиденьями. - Это что, подставка для кружки? - Он пренебрежительно поморщился. Это оскорбило меня до глубины души, ведь я-то искренне любила этого фырчащего бегемота. - Зачем тебе этот пожиратель бензина? - Я посмотрела на Николаса в зеркало заднего вида.
        - Мы перевозим деревья. Мы сажаем кусты сотнями и многолетние растения тысячами. Иногда мне приходится доставлять камни. Велосипед, который, несомненно, экологически целесообразнее, едва ли подойдет для этой работы. А на собственный парк рикш мы еще не заработали.
        Ник откинулся на спинку сиденья, он вновь стал холоден и опасен. Этакий человек из страны Мальборо,[Центральный персонаж рекламы сигарет «Мальборо» с 1950-х - сильный, бесстрашный, молчаливый мужчина. Воплощенный идеал мужественного американца.] который уселся в мою машину, чтобы прочитать лекцию по экологии.
        - Могла хотя бы купить новенький. Он был бы экономичнее этого. Сколько ты на нем накатала? - Ник снова подался вперед и посмотрел на одометр,[Прибор, измеряющий пробег транспортного средства] который сломался давным-давно и застыл на отметке
162 000 миль.
        - Новый пикап слишком дорого стоит.
        - Инвестиции в средство труда. Написано в любой книге по экономике.
        - В этих книгах купюры не лежат. - Я покачала головой. - Скажем так, как только выиграю лотерею, куплю себе новый пикап.
        В ответ Ник лишь изогнул бровь. Теперь, когда Зверь прогрелся, его движок работал как часы. А может быть, он просто чувствовал отношение Ника и решил показать себя во всей красе?
        - Просто не забывай, что каждый раз, как ты едешь до ближайшей булочной, чтобы выпить чашку кофе, он загрязняет нашу атмосферу.
        - Я не пью кофе.
        - Фил, мы должны отвечать за нашу планету…
        - Глобальное потепление хорошо сказывается на моем бизнесе.
        Ник не понял, что я шучу. Он выглядел так обескураженно, что я искренне порадовалась. Впрочем, поняв, он наклонился вперед с явным намерением поспорить.
        - Ах, оставь. - Я взмахнула рукой, останавливая его. - У тебя даже машины нет.
        - А она мне и не нужна. - Ник смотрел на меня невинным взглядом. - Но если бы я купил себе машину, то это было бы что-то экономичное и небольшое, а не чудовище из
«Безумного Макса». Знаешь…
        Все, с меня довольно. Я включила заднюю скорость и вдавила педаль газа в пол. Если бы под колесами был асфальт, то я спалила бы резину, а так пикап поднял облако пыли и с ревом вырвался на дорогу.
        Ник выругался и исчез из зеркала заднего вида. Я услышала глухой удар и позволила себе улыбнуться.
        - Ой, - сказала я с невинной издевкой а-ля Скарлетт О'Хара. - Ты разве не пристегнулся? Иногда я забываю, какие мощные эти бензино-пожирающие монстры, отравляющие окружающую среду.
        - Очень смешно, просто обхохочешься! - прорычал Ник. - Я рад, что ты выспалась и у тебя хватает сил шутить.
        Я не стала объяснять Нику, что полночи пролежала с открытыми глазами, думая о поцелуе.
        - Только не надо жаловаться на жизнь. Мог остаться у меня и переночевать на диване.
        Ник сел неестественно прямо. Видимо, он удивился сказанному не меньше меня. И кто меня за язык тянул? Я стиснула зубы и молча крутила баранку. Но по тишине, повисшей в салоне, я поняла, что мне не отвертеться от объяснений.
        Когда Ник заговорил, голос его звучал мрачно:
        - И как это обезопасило бы тебя?
        Я почувствовала, что щеки горят, и сосредоточилась на дороге, которая была прямой и безлюдной.
        - А где ты спал?
        - А я не спал. - Он хмуро смотрел за окно. - Я прогуливался.
        У меня сжалось сердце. Ник выглядел уставшим и одиноким, а девочкам вроде меня дай только кого-нибудь пожалеть.
        - Хочешь, остановимся и ты выпьешь чашку кофе? - В ответ я получила внимательный взгляд.
        - А что, по пути есть закусочная? Ты разве не знаешь, что из-за них идут кислотные дожди? Я уж не говорю о сердечно-сосудистых заболеваниях, которые вызывает их еда…
        Я подъехала к парковке булочной и резко нажала на тормоза, после чего встретилась с Ником взглядом в зеркале заднего вида.
        - Давай-ка проясним кое-что, Ник Салливан. Я делаю тебе одолжение. Либо ты избавишь меня от лекций, и мы едем в Розмаунт, либо ты продолжаешь разглагольствовать на обочине, а добираешься автостопом. Решать тебе.
        Ник скрестил руки на груди, на губах его гуляла усмешка.
        - И когда это Фил Коксуэлл стала такой крутой девочкой? - Я бросила на него свирепый взгляд.
        - Это из-за того, как ты отозвался о моем малыше. - Я нежно погладила баранку, как будто пикап действительно мог обидеться на Ника. - Ты наговорил гадостей.
        - Так для тебя машина - это ребенок?
        - Вот именно.
        Ник усмехнулся, морщинки вокруг глаз смягчили его черты, отчего мое раздражение испарилось.
        - Сдаюсь. Я бы выпил кружечку кофе, не важно какого. Он все равно не может быть хуже того, что мне доводилось пробовать.
        Я претворилась, что его улыбка не возымела действия.
        - А где ты его пробовал?
        - Где-то в Бутане. Он был едва теплый и пропущенный через старый носок вместо фильтра.
        От удивления я распахнула глаза. Но, посмотрев на Ника, я поняла, что он не врет ни о носке, ни о том, где он пил этот кофе. Я снова почувствовала себя неисправимой домоседкой. Какая из меня пара мужчине, который объездил полмира?
        - Я даже не знаю, где этот Бутан находится.
        Лицо Ника стало задумчивым, мысли его витали где-то далеко.
        - Это к востоку от солнца и к западу от луны. Сразу за Шангрила. - Ник так неожиданно посмотрел на меня, что я чуть не подпрыгнула. - Прагматичные путешественники чаще ходят через Тибет. Бутан в Гималаях. Съезди как-нибудь, тебе понравится.
        - С чего ты взял?
        Ник подался вперед и взялся за сиденье водителя.
        - Цвета, Фил. Последний раз мы были там в марте, попали как раз на религиозный фестиваль, связанный с солнцестоянием. Три дня мы смотрели на священников, которые танцевали и пели молитвы. Толпа плясала вместе с ними. Звуки барабанов и цимбал проникали прямо в вены. - Он покачал головой. - В итоге мы тоже были в толпе, на плечах у нас сидели дети, которых мы даже не знали. Все танцевали в трансе. Это волшебство.
        Ник снова посмотрел на меня своими зелеными глазами. Его пальцы сомкнулись на моем плече. На этот раз я не могла сослаться на шампанское, но мне все равно стало жарко.
        Его пальцы коснулись моих губ, но я не могла пошевелиться, невзирая на размазанную помаду. Более того, я надеялась, что он размажет ее своими губами.
        Ник посмотрел на губы, как будто прочитал мои мысли, наклонил голову, и я не смогла устоять. Я протянула руку и погладила его по щетинистой щеке, отдаваясь поцелую.
        Разумеется, только для того, чтобы проверить, что было навеяно шампанским, а что настоящее.
        Но Ник отпрянул, словно его веревкой оттащили.
        - Тебе бы там понравилось, Фил, точно говорю. Там цвета больше, чем у тебя на кухне. - Волшебство исчезло, он говорил, словно чужой человек. - Съезди как-нибудь.
        На приглашение это не походило. Но я поверила ему на слово. Честность - хроническое заболевание Ника.
        Я выключила двигатель, повернув ключ в замке зажигания, и потянулась к ручке дверцы в надежде разрядить обстановку.
        - Вряд ли я поеду туда, чтобы выпить чашку кофе в экзотической атмосфере.
        - Носок был чистый! - запротестовал Ник с явным облегчением, что я дала ему шанс улизнуть. - Но вот кофе был просто отвратительный. Впрочем, выпили мы его от отчаяния.
        - Думаю, сегодня мы обойдемся без приключений.
        - Надеюсь. Было бы печально осознавать, что достижения цивилизации не дают преимуществ перед старым носком вместо фильтра. - Ник смотрел на меня, однако взгляд его был каким-то пустым. - Интересно, они дают к кофе маленькие шоколадки?
        Я испытала культурный шок.
        - Подожди, но ты же только читал мне лекции по экологии. Я думала, ты остановишься на тофу с имбирным соусом.
        Ник кивнул с притворной серьезностью.
        - Настоящий мужчина должен знать свои слабости. Я возьму шоколадные пончики.
        - Ага. - Армия братьев научила меня о количестве пищи задумываться до покупки. - Когда ты ел последний раз?
        - Вчера. В самолете. - Ник поморщился. - Правда, едой это сложно назвать.
        Я рассмеялась.
        Ник набросился на пончики, словно оголодавший волк. Я отклонила его предложение попробовать, на что он лишь благодарно вздохнул, а я поехала дальше.
        Было весело. Дорога перед нами была пуста. Навстречу попадались редкие машины, а в нашу сторону ехала лишь коричневого цвета «хонда». Она плелась еле-еле, за рулем явно сидел не выспавшийся водитель. Впрочем, я тоже не выспалась, но держалась бодро. А ведь еще не было и восьми. Наверно, нужно было сказать спасибо плитке шоколада.
        Я пристроилась за «хондой» в ожидании, когда та уступит мне дорогу. Но мужчина или женщина за рулем не спешили сворачивать в сторону.
        Я решилась на обгон.
        Сзади послышалось настороженное шуршание пакета из-под пончиков.
        - Ты ведь не станешь этого делать? - сказал Ник севшим голосом. Но он ошибся.
        Я вдавила педаль газа в пол, клапаны Зверя застучали с удвоенной силой, и мы легко обошли «хонду». Навстречу нам летел «лексус» с женщиной за рулем, и я видела, как она испугалась одного нашего вида.
        Зверя качнуло, когда мы вернулись на свою полосу. Так хорошо мне не было очень давно.
        Впереди замаячила еще одна машина. Я улыбнулась улыбкой хищника и снова нажала на педаль газа. Как же мне этого не хватало в вечерних пробках! О да, если я и умею делать что-то неплохо, так это водить машину.
        Первое, что я спросила у брата, Джеймса, которому выпала честь учить меня вождению, это как трогаться с пробуксовкой. Он отказался объяснять, сославшись на принципы, но я решила, что он просто сам не умеет. Он ведь старший сын, нужно держать марку, и все такое. Тогда я спросила Мэтта - сына номер два, - а он настучал отцу, за что тот лишил меня уроков вождения на долгие шесть месяцев. Отец силен в стратегии кнута и пряника. Правда, наказание в его случае обычно превалировало. Пожалуй, это делало ему честь как судье. Но как отец он был слишком суров.
        Не то чтобы я с этим считалась.
        Зак, будучи младшим, а соответственно бунтарем, с радостью воспринял мою идею о скрипе покрышек об асфальт, хотя и признался честно, что сам не умеет трогаться с пробуксовкой. Мы учились вместе. А еще учились выписывать восьмерки на скользком пятачке парковки перед муниципалитетом Розмаунта. Было весело, хотя влетело нам здорово, когда отец все узнал.
        Зак, если честно, без царя в голове. Я лично никогда не выезжала на пруд, чтобы скользить по тонкому льду. А с ним ездила только потому, что боялась оставить его одного. Ведь провались он под лед, кто бы стал его спасать? А вот как его спасать, если я сижу рядом, я тогда не задумывалась.
        К счастью, мы ни разу не провалились под лед, так что шанса проверить у меня не было. Впрочем, Зак из тех, у кого девять жизней, и он, словно кошка, всегда приземлялся на лапы.
        Тишина заставила меня посмотреть в зеркало заднего вида. Ник выглядел неважно. Он забыл о пончиках и вцепился побелевшими пальцами в подголовник моего сиденья.
        - Ты всегда так ездишь?
        - Ну да. - Я шмыгнула носом. - Наверное, агрессивное вождение - одна из моих слабостей.
        - «Агрессивное вождение» еще мягко сказано. - Я притворилась, что обиделась.
        - Предпочитаешь идти пешком?
        - Очень смешно. - Он съел последний пончик и разочарованно посмотрел в пустой пакет. - Я рискну.
        Мы рассмеялись, а небо на востоке порозовело. Мы были бы похожи на старых друзей, если бы вчерашний поцелуй не сидел меж нами незваным пассажиром.
        Я думала о возможных последствиях. Ник никогда и ничего не делал случайно. Что же значил наш несостоявшийся поцелуй в машине? Может, Ник просто устал и потерял бдительность? Или у него нет планов на меня?
        Что ж, все выяснится, когда мы доедем до Розмаунта.
        Хочет он того или нет.

        Глава 4

        Розмаунт - это старый городок в Новой Англии, основанный в конце семнадцатого века. Город с одной стороны выходит к океану, а с другой - упирается в невысокий холм. Что абсолютно точно отражает его безразличие к тому, что творится в стране за спиной, и его интерес, во всяком случае, в старые времена, к старушке Англии. Все там серо и строго, точно у старой девы, которая стучит тростью по столу, чтобы все слушали.
        Раньше городок назывался Уэйлз-Энд[Whales End (англ.) - Китовый угол.] как дань первому источнику доходов. После кораблекрушения, которое до сих пор служит поводом для приключений смелым дайверам, сочли, что старое название города приносит неудачу, и сменили на более нейтральное - Розмаунт. Роз, правда, и теперь здесь не много, зато холм за городом с натяжкой все же можно назвать горой. Rosemount (англ.) - Розовая гора.]
        Маленькая такая. Горб на теле земли.
        В старые времена Бостон был далеко, словно в другом мире. Да и сейчас многие жители предпочли бы не видеть ни его самого, ни его влияния. Появление автомобиля изменило Розмаунт, как оно изменило и Америку в целом. Пятьдесят минут езды, и любой рыбак из Розмаунта становился гостем большого города.
        Практичные граждане Розмаунта видели в этом перемены к лучшему. Диверсификация местной экономики рассматривалась как ключ к выживанию в меняющемся мире. Ведь рыба была единственным элементом индустрии Розмаунта, а всем известно, что рынок потребления, а соответственно и сбыта рыбы, сокращался.
        На самом деле, полное представление о мнении горожан по поводу рыбного рынка и кто виноват в его плачевном состоянии - в разное время это были японцы, канадцы, правительство, глобализация в зависимости от того, откуда ветер дует, - можно получить в пивной «Мерри Уидоу», что в старом городе. Если времени, конечно, не жаль.
        Несмотря на то что город небольшой, народ в нем живет достаточно разношерстный. Старые горожане и вновь прибывшие, рыбаки и мастера - одним словом, классовое расслоение общества налицо.
        Старые здания, особенно частные дома, подновили, а то и вовсе отреставрировали толстосумы, понаехавшие в город. Старожилы, не стесняясь, называют таких
«буржуями». Новоселы в староанглийском городке видят лишь старомодный лоск. К несчастью, работая в большом городе, они так и не смогли понять негативного к себе отношения со стороны местных.
        А местные, преимущественно рыбаки, просто изо дня в день ведут борьбу за выживание с современным бизнесом и его законами. Они не привыкли раскрашивать свои лодки в яркие цвета или вешать льняные занавески на окна своих старых домов. У них нет времени засаживать палисадник настурциями или встречать каждого любопытного гостя как старого друга. Они старомодны и прямолинейны, они такие, какие есть, и не привыкли беспокоиться о том, как выглядят и какое впечатление производят.
        Социальные различия между этими двумя группами настолько заметны, что никак не способствуют примирению. Впрочем, летом, когда доходы с рыбалки растут, напряжение не так заметно. Старожилы ворчат по поводу понаехавших туристов, но чаще про себя. Все чаще и чаще «туристов» берут на борт, чтобы показать китов или свозить с аквалангами к месту кораблекрушения, а лодки загружают чем угодно, только не сетями с серебристой рыбой.
        Есть и те, кого нельзя отнести ни к тому, ни к другому лагерю. Коксуэллы и Салливаны относились именно к таким семьям. Может, именно это сблизило нас с Ником. Мы никогда не общались с детьми из того или иного социального пласта.
        Коксуэллы считались скорее старожилами в силу если не рода занятий, так времени заселения. На рубеже веков мой прадед купил землю. Тогда модно было вкладывать деньги в пригородные коттеджи у моря. Семейная легенда гласила, что прадед не хотел тратить деньги на восстановление «Грей Гейбл», хотя дом достался нам от местного доктора и находился в плачевном состоянии. Однако он был слишком мал для амбиций моей прабабушки. Она не желала слышать никаких доводов, она была сражена домом, видела, каким он должен быть, и перечить было бессмысленно.
        Хотела бы я с ней пообщаться.
        Генри Коксуэлл, будучи преуспевающим бостонским адвокатом, имел достаточно денег, чтобы раскошелиться на блажь жены, несмотря на легендарную жадность. Впрочем, у них было четверо детей, так что нельзя назвать их брак неудачным.
        Именно мой отец из всех потомков переехал за город на постоянное место жительство. Его пугали перемены шестидесятых и то, как они могли сказаться на трех его сыновьях подросткового возраста. В его представлении жизнь маленького городка, свежий воздух и мандат республиканца со стажем решали все проблемы. Мама всегда ненавидела старый дом, но с ее мнением никто не считался.
        То, что мамин голос никогда ни на что не влиял, замечала, казалось, только я. Стоит ли говорить, что она никогда не роптала, во всяком случае, в моем присутствии. Впрочем, я думаю, и мать, и отца это устраивало, как бы дико ни казалось это мне самой. Может, мама была из той эпохи, когда женщины и не думали бороться за свои права. Однако растущий год от года расход хереса в доме говорил об обратном. Одним словом, мои родители являлись этаким плакатом о том, какой не должна быть супружеская жизнь.
        В этот раз я не свернула к родительскому дому. Я, признаться, испытала чувство вины и потому решила вовсе не говорить им, что была в Розмаунте. «Грей Гейбл» стоит в старой части города, там, где каштаны в три обхвата, а у каждого дома припаркован новый спортивный автомобиль рядом с развалюхой похлеще моего Зверя, как напоминание о другой эпохе.
        Вместо этого я поехала в другую часть города, которую называла не иначе как
«неверной», где «новые деньги» воздвигли большие дома. Именно там инвесторы, вкладывающие деньги в китобойные суда, и купцы колониальной эпохи застроили побережье домами, которые занимали не один акр земли и окнами выходили всегда на море. Именно там люди, сделавшие состояние в двадцатых, построили свои особняки, которые вскоре с тем же успехом продавались с торгов. И именно здесь - хотя и ближе к магистрали - выросли пригороды, когда Розмаунт окончательно стал тем, чем он стал - бедным городком под боком у мегаполиса.
        Именно там обосновались Салливаны. На самом деле они перебрались туда всего чуть-чуть позже моей семьи, но история скрывает, как они вживались в среду и где жили до этого.
        Дом Салливанов казался пережитком, словно его перетащили из района старожилов. Все в городе знали, что дед Ника купил дом у мошенника с дурной репутацией, который умер, проматывая свое неизвестным путем нажитое состояние. Несмотря на скоропостижный конец мошенника, его супруге пришлось продавать дом, чтобы оплатить похороны. Имя его стерлось в истории, Салливаны затмили славой прежних владельцев.
        В городе не было ни единой души, кто не высказался бы по поводу того, как предки Ника сколотили состояние. Во времена «сухого закона» они нелегально торговали алкоголем.
        Дом располагался на самом видном месте самой большой улицы. Не заметить его было просто нельзя. Порой даже казалось, что вся улица - это лишь подъезд к дому Салливанов. Дом был из кирпича - еще один повод для недовольства местных, дома которых были сплошь из досок, - и башен у него было столько, что казалось, место ему по другую сторону Атлантики.
        Я лично слышала, как один кровельщик назвал дом Салливанов «нечистых рук делом». Сам он, впрочем, неплохо поработал над их крышей и, я уверена, послал посмотреть на дело собственных рук не одного перспективного клиента.
        Однако было в доме что-то заслуживающее уважения, несмотря на дурную славу его обитателей. Какая-то зловещая аура витала над ним. Ведь не зря же дети подзадоривали друг друга, боясь позвонить в дверь Люсии в ночь на Хэллоуин. И не зря они бежали со всех ног прочь, если она подходила к двери.
        Я лично, даже повзрослев, не могла смотреть на дом без страха. Вот и сейчас я чувствовала его молчаливое неодобрение, когда подъехала к тротуару и выключила двигатель. Утро звенело в ушах тишиной. Я колебалась: на таком расстоянии смерть Люсии казалась вполне реальной.
        С той же вероятностью я готова была увидеть, как открывается дверь, бабушка Ника выходит на крыльцо, пуская кольца дыма, и выговаривает мне за то, что припарковалась у ее дома.
        Но она не вышла.
        И никогда уже не выйдет. Мне вдруг стало жалко, что я не узнала ее поближе.
        Ник потянулся к двери, и я поняла, что он задумал. Я нажала на кнопку блокировки дверных замков, и она сработала.
        - Тебя же не должны видеть, забыл?
        - Я передумал.
        - Это женское дело, и тебя никто не приглашал. - Ник посмотрел на меня через зеркало заднего вида.
        - Очень смешно. Выпусти меня.
        - Нет.
        - Перестань, Фил. Ты только впутаешься в проблемы, которые к тебе не имеют никакого отношения.
        - Я уже впуталась.
        - Вот я и хочу, чтобы это прекратилось.
        - Но почему?
        Ник нахмурился и отвернулся к затонированному стеклу, не отвечая на вопрос.
        - Что случилось, Ник?
        Он мрачно посмотрел на меня:
        - Ты сама разблокируешь двери или мне к тебе перелезть?
        Что это - последствия поцелуя? Придется разбираться с этим позже, когда дело будет сделано.
        Меня не покидало ощущение удачи. Ведь недаром говорят, что третий раз счастливый.
        - А кто тебе сказал, что передние двери разблокированы? - Я не стала обращать внимание на негодование Ника, а просто подобрала сумочку. Нужно было взять с собой дипломат или ноутбук - одним словом, что-нибудь, что выглядело бы более официально.
        - Фил, не делай этого.
        - Слишком поздно, уже делаю. - Ник пожал плечами.
        - Где оранжерея? - спросила я. Николас долго смотрел мне в глаза.
        - Ты ведь не передумаешь, верно?
        - Я всегда довожу до конца то, что начинаю. - Похоже, он ругался про себя, хотя губы его были просто плотно сжаты.
        - Я уже забыл, какая ты бываешь упрямая. - Я не успела обидеться, потому что он добавил: - Жаль, мне нечем крыть.
        - Что ж, тебе действительно нечем крыть, и ты достаточно умен, чтобы понимать это.
        - Все так, но не думай, что мне нравится происходящее. - Он провел пятерней по волосам и снова стал невообразимо хорош. - Оранжерея в задней части дома. Сразу за кухней. Не заблудишься.
        - Ладно. - Я потянулась к дверце.
        - Фил?
        - Да?
        - Будь осторожна.
        Я постаралась не расплакаться от его заботы. Выбравшись из машины, я захлопнула дверцу и нажала на кнопку брелка на ключах, блокирующую все двери. Что ж, по крайней мере Ника действительно никто не увидит. Может, мне так небезразличен этот мужчина именно потому, что он меня слушается? Редкое явление в моей жизни. Я подошла к двери дома, надеясь, что выгляжу достаточно уверенно.
        Мне ведь предстоит найти тело. Тело, которое уже достаточно пролежало. На солнцепеке.
        Я решила не думать об этом. Нет, я буду вести себя так, как будто у меня есть свои причины находиться здесь. Меня ведь пригласили поработать над садом Люсии Салливан, вот этим мы и займемся.
        Вас когда-нибудь посещало чувство, что за вами наблюдают? У меня оно появилось с самого утра, и от него по коже бежали мурашки. И взгляд этот был далеко не благожелательным.
        Сила не хотела пребывать со мной. Ну и черт с ней. Я внимательно обследовала сад перед домом, создавая впечатление настоящего профессионала. В саду делать было нечего. Ник был прав, когда говорил, что бабушка не садовод.
        Хотя я бы смогла исправить ситуацию, и даже без больших капиталовложений. Учитывая запущенность земли, здесь вполне приживутся луковичные, многолетние и те однолетки, что будут размножаться самосевом.
        Большую клумбу перед домом украсило бы буйство красок. Скажем, желтый или кремовый, чтобы сочеталось с кирпичными стенами. Или и тот и другой.
        Нет, слишком блекло. Ведь это дом Люсии. А она не боится ярких цветов. (Не боялась, поправила я себя.) Сад просил ярко-оранжевого и фиолетового, агрессивно-красного. Желтые крокусы, красные тюльпаны, розовые тюльпаны, может быть, несколько фритилларий. Они, конечно, немного вульгарны, но, возможно, это как раз подходящий случай.
        Я медленно бродила по саду, тщательно прикидываясь, что делаю свою работу.
        Да, пожалуй, тюльпаны будут в самый раз, ведь за ними почти не нужен уход, что так важно людям, которые не любят ковыряться в саду. Затем можно посадить азиатские лилии, и, если дом не будет бросать на них тень, они скоро зацветут. А еще неплохо будут смотреться темно-розовые космеи, ярко-желтые кореопсисы и много красных маков. Здесь разрастутся джунгли, и глазом моргнуть никто не успеет. На третье лето все будет расти само по себе и радовать безумством красок.
        Отлично.
        Я поморщилась при виде чахлых кедров у входной двери и решила, что их нужно спилить, хотя бы из милости. Аккуратные корабельные сосны, а еще лучше кривые корейские, и посадить их нужно перед дверью по сторонам дорожки, чтобы привнести немного порядка в хаос, который я уже нарисовала в голове.
        Один взгляд на дверь, и я снова вернулась в реальность, Старое дерево, казалось, не желало видеть меня. Пожалуй, зря я так долго торчала на улице. Ощущение недоброго взгляда лишь усилилось.
        Но это ведь только дом. И к тому же пустой. Я взошла на порог и попыталась успокоить биение сердца. Посмотрев на часы, я сделала вид, что проверяю, не опоздала ли, и с удивлением обнаружила, что еще нет и восьми.
        Не рановато ли для деловых визитов? Но я здесь, так что ничего не поделаешь.
        Я нажала на кнопку звонка.
        По дому эхом прокатился звон. Точно в могиле. Как ни удивительно, никто не спешил открыть дверь. Я переминалась с ноги на ногу, пытаясь выглядеть естественно. Я еще раз посмотрела на часы, чтобы дать шанс тем, кто еще не видел меня на крыльце, разглядеть получше.
        Наверное, я чувствовала взгляды соседей.
        Зря мы приехали так рано. Никто не приглашает садовников в такую рань, особенно если учесть, что я местная и мое рабочее расписание легко проверить. Я посмотрела направо, там, на соседском крыльце, сидела сиамская кошка и подозрительно смотрела на меня. У меня волосы на голове зашевелились.
        Я знала: Розмаунт наблюдает за мной.
        Кошка сидела на крыльце дома Доннели, так что я нисколько не сомневалась, что нахожусь под прицелом пристального взгляда. Я подумала о записях, которые она ведет, и сглотнула, вымученно улыбаясь.
        Я снова позвонила в дверь и попыталась сыграть легкое нетерпение. Возможно, любопытство. И уж точно удивление.
        Это мое лучшее выступление.
        Я посмотрела налево, пожала плечами и еще раз глянула на часы.
        Тут я заметила бронзовую дверную ручку.
        Это была старая, тяжелая ручка, вытертая пальцами до блеска. Я смотрела на нее и вспоминала детективные истории и криминальные ток-шоу. Если Ник был здесь последним, то отпечатки пальцев остались на ручке. Они выдадут его полиции, когда та приедет.
        И вот тут все стало по-настоящему серьезно.
        Люсию убили. Ника подставили. И его осудят за преступление, которого он не совершал.
        Снова.
        Только на этот раз его упекут, и надолго. И все из-за отпечатков пальцев.
        Ведь в его деле непременно есть отпечатки пальцев.
        Не долго думая я взялась за ручку и тщательно протерла ее ладонью. Если бы братья видели, как я обращаюсь с уликами, они бы сошли с ума. Но что сделано, то сделано.
        Дверь неожиданно подалась и со скрипом открылась. Как будто кто-то распахнул ее изнутри. Я отпрыгнула, но за дверью никого не было. Хотя чувство чужого присутствия стало еще сильнее. И это присутствие не одобряло мое появление.
        Я поежилась. Это место полностью соответствовало своей репутации. Ходили истории о людях, повесившихся в подвале, о женщинах, запертых на чердаке и умерших с голода, о призраках мести, обитающих в коридорах дома.
        Я решила не оборачиваться и не смотреть на Ника, хотя чувствовала на себе его взгляд. Его ведь, если честно, вообще не должно здесь быть. Я перешагнула порог, стараясь не выглядеть напуганной, ведь я-то знала, что ждет меня впереди.
        - Эй, есть кто-нибудь? - бодро крикнула я, играя все на тех же соседей. - Миссис Салливан? Это Филиппа Коксуэлл. Мы договаривались о встрече. Вы дома?
        О, Люсия, без сомнения, дома. Я даже знала, где именно и в каком состоянии. Но дом не отвечал. Я замешкалась, как сделал бы любой человек в подобной ситуации.
        - Миссис Салливан?
        Что ж, дальше оттягивать неизбежное смысла не было Через кухню - в оранжерею, как и сказал Ник.
        Солнце пробивалось на кухню из оранжереи, отражаясь от потертой дубовой мебели, создавая впечатление света в конце туннеля. Я нагнула голову и зашла в помещение.
        Я не смотрела по сторонам, а сразу переступила порог. В ушах стучала кровь. Кухня была очень старой, только полка для бренди выделялась более светлым деревом. Я задержалась перед дверью оранжереи, не решаясь войти, но, сглотнув, открыла дверь и шагнула в залитую солнцем комнату.
        И чуть не завизжала от восторга. Все здесь пестрело тропическими цветами, взращенными с любовью и умением.
        Похоже, безразличие Люсии к садоводству распространялось только на палисадник перед домом и заброшенный огород за ним. Я лишь улыбнулась, понимая, насколько мало знала Люсию.
        Она ведь когда-то пела в опере. А значит, стремилась к совершенству во всем.
        И оранжерея содержалась в идеальном порядке. Прямо у дверей разметалась алламанда с тяжелыми соцветиями, а за ней антурии с красными бутонами нереального оттенка.
        На минуту я забыла о цели визита и в восхищении разглядывала насаждения. Вся массивная стена дома со стороны оранжереи заросла плющом. Листья казались темно-зеленой водой, стекающей по кирпичам. А цветы ярко-оранжевого цвета выглядели словно золотые рыбки.
        Смотрелось бесподобно. И совершенно театрально.
        Бедная Люсия.
        Лишь у одного цветка - я не смогла определить, что это за сорт, - цветы были нежно-белого оттенка. Видимо, Люсия вырастила его для контраста.
        А из запахов все перебивала желтая плюмерия. Я разгадала замысел Люсии: она хотела воссоздать образ Гавайских островов.
        Я прошла вперед по влажному гравию. Видимо, здесь стояла автоматическая система орошения, и включалась она по утрам. Растения уже высохли, да и гравий подсыхал под интенсивным солнцем.
        Люсия тратила все свое время и деньги на цветы.
        Как странно было обнаружить что-то общее с женщиной-драконом.
        Я свернула по дорожке и увидела орхидеи, которые смотрели на меня, разинув кровожадные пасти. Конечно, они не были хищниками. А вот непентес, что рос прямо над орхидеями, определенно был. Неудивительно, что здесь не водились насекомые.
        Это напомнило мне о том, зачем я пришла. Я огляделась и поняла, что в оранжерее, кроме меня, только прекрасные цветы. Было не так жарко, как я ожидала, хотя, если честно, я давно не работала с оранжереями. Я еще раз осмотрелась, на этот раз более тщательно, но не нашла ничего, кроме садовой лопатки.
        Здесь определенно не было никакого мертвого тела. Уж его-то я бы точно увидела.
        А это значит, что кто-то солгал мне.
        Не трудно было догадаться, кто именно.
        Меня одурачили, и толстуха Филиппа снова купилась, снова стала предметом всеобщих насмешек. Ну когда же я начну учиться на своих ошибках?! Мне вспомнились все те унизительные шуточки, которыми щедро осыпали меня одноклассники в школе.
        Однако на этот раз надо мной подшутил единственный человек, которому я доверяла. Вот уж не думала, что Ник может быть таким жестоким.
        Но ведь его брат был именно таким, а они одного поля ягоды. Я развернулась и пулей выскочила из оранжереи, громко хлопнув дверью.
        Надо признать, я неудачница. Уверена, надо мной даже дом смеялся.
        Надо было ее предупредить.

        Ник сидел в пикапе, не находя себе места от нетерпения. Ему казалось, что его часы остановились. А еще ему казалось, что на Зверя смотрят тысячи глаз. Не самое незаметное транспортное средство. Да еще на двери эмблема компании Фил и номер мобильного телефона. Стресс, печаль и недостаток сна делали свое дело - Ник с трудом соображал.
        Но было что-то еще.
        Он почувствовал это прошлой ночью, однако решил не обращать внимания. Поутру, при солнечном свете, он понял, что трудно будет скрывать свою симпатию к Фил. А это лишь усложняло все. Ник не хотел, чтобы она заходила в дом, не хотел подвергать ее тому ужасу, через который прошел сам, не хотел втягивать ее в свои проблемы.
        Он хотел свозить ее в Бутан. Он сходил с ума.
        Ему так легко было представить Фил там. Он рисовал в воображении ее искреннее удивление открытием, что в свое время толкало его на новые и новые путешествия. Кухня Фил послужила ключом к тайнам ее души. Там царил тот же праздник цветов, та же несочетаемость одного с другим, что и в любимых им культурах.
        Ник всегда путешествовал один из принципа и даже в группе держался в стороне. Путешествия были его частной жизнью, и он никогда не рассматривал возможность ездить с кем-то.
        Не говоря уж о женщине. Тем более любовнице.
        Фил. Женщина, которая была без ума от его брата, а возможно, и до сих пор его любит.
        Не стоит об этом забывать.
        Ник помнил ее неуклюжим подростком, а потому она не вызывала в нем похоти. После Люсии она была единственным человеком, кому он доверял, и ей он мог доверить гораздо больше, чем бабушке. Фил хранила его тайну, какой бы ни была причина. Она заслужила уважение, а не похотливые взгляды.
        Но Филиппа стала настоящей женщиной. Когда это произошло?
        Глупо было думать о ней как о женщине, ведь столько пережито вместе. Тем более что из головы не шла та, старая Фил, в рваных джинсах и мешковатых свитерах.
        Она всегда была полной, прыщавой девчонкой, у которой все чувства написаны на лице. Ник знал, что она и с ним-то подружилась, только чтобы быть ближе к брату. Но она была таким хорошим другом, что Ник не обижался. Она обожала Шона на расстоянии, никогда не бегала за ним.
        Таких девчонок парни и зовут «Фил».
        Раньше Николас и не задумывался, что Фил противоположного пола. Как мужчина, он не мог не заметить ее длинных ног и узких щиколоток под юбкой. Он не мог отвести взгляда от этих ног, когда она давила на педаль газа. И только страх за собственную жизнь, когда Фил принялась обгонять всех подряд, заставил его посмотреть на дорогу.
        Глядя на нее с заднего сиденья, он думал о том, что это уже не та Фил, которую он знал. Прежняя Фил не красилась вовсе, а эта, новая, носила приятный макияж. Она пользовалась помадой, от которой ее губы призывно блестели. Чуть рыжеватые темные волосы - раньше она забирала их в хвост на затылке - спускались волнами до скул, открывая напоказ изящную линию шеи.
        Не сказать, чтобы Фил сильно похудела. Фигура у нее была не для модельного бизнеса - и слава Богу. Но она вытянулась и приобрела формы. Фил носила одежду тех же живых оттенков, что он видел в ее доме. Ей было так же комфортно в своем теле, как и раньше, только она перестала быть неуклюжим подростком. И еще, она стала очень женственной. А в результате она выглядела очень сексуально.
        Если бы Ник не знал Фил так хорошо, то решил бы, что встретился с ее старшей сестрой или даже с родственницей. Но это была Фил, невзирая на разительные перемены во внешности. Веселая и прямолинейная, резкая и умная, честная и заботливая. Та же Фил, только в самом расцвете. Она всегда была милой, правда, не следила за собой, Нужно было приглядываться, чтобы рассмотреть в ней симпатичную девушку. Самым привлекательным в ней в то время была улыбка.
        Если задуматься, то и ему эта улыбка была удивительно приятна.
        Нику всегда хотелось поцеловать ее в губы, когда она улыбалась. Но они были подростками, и он не сомневался, что Фил влепит ему пощечину, если он осмелится. Даже тогда он понимал, что один поцелуй изменит все.
        Что ж, он был наполовину прав.
        Судя по всему, Фил думала точно так же. И его это пугало. Пугало и беспокоило. Сильно беспокоило. Ведь даже если Фил не перепутала его с братом - а суд присяжных до сих пор не знает, что перепутал, - то она играет по другим правилам. Он достаточно хорошо знал ее, чтобы видеть это. Фил ждет от него банальных вещей: поход к алтарю, домик в пригороде, две машины в гараже, пара ребятишек и золотистый ретривер.
        Но Нику Салливану такой жизненный уклад был не по душе. Он был мобилен, свободен от обязательств, жил по принципу: «Все свое ношу с собой». Он не заводил долгих романов. И не желал.
        Что-то не меняется никогда.
        Сейчас его инстинкты кричали ему: «Беги со всех ног». Однако он застрял в пикапе Фил, точно последний трус, и ждет, когда она доделает за него грязную работу. Как человек, живущий моментом, Ник понимал, что за этот момент ему придется расплачиваться.
        Кроме того, он здорово наследил на месте преступления, впрочем, ему не привыкать выкручиваться. Николас поморщился и стал сверлить взглядом тяжелую дубовую дверь в надежде, что та откроется.
        Надо было предупредить Фил о доме. Нужно было сказать ей о нарядах, декорациях - о коллекции, одним словом. Чучело рыси напугало не одного случайного гостя дома. Психоаналитик мог на Люсии карьеру сделать.
        Фил без него никогда не переступала порога этого дома. Люсия пускала в дом только родственников по крови и очень немногих знакомых. Ник чуть не сорвался с места, невзирая на страх раскрыть свое присутствие.
        Но Фил не кричала.
        С другой стороны, это еще хуже.
        Дом напряженно молчал, как и всегда, храня свои тайны. Николас так привык к нему, что не обращал внимания на его странности. На самом деле Ник долгое время считал, что все живут, как его бабушка, среди странных вещей и призраков прошлого.
        Ну что она там возится? Николасу хотелось походить из угла в угол, однако пикап был не настолько велик. Он принялся барабанить пальцами по обивке сиденья.
        Фил наверняка добралась до кухни. Ник посмотрел на часы и отметил, что прошло ровно две минуты с того момента, как она переступила порог. Что, если ей стало плохо от того, что она обнаружила?
        Не стоило ее отпускать.
        Ник сжал зубы и решил дать ей еще одну минуту.
        Только одну. Секундная стрелка на часах ползла издевательски медленно. Николас выждал тридцать секунд, затем начал перелезать на переднее сиденье.
        Но тут из дома показалась Фил. К его удивлению, она выглядела совершенно спокойной. Она пожала плечами и нашла нужный ключ. Он не мог не заметить ее разочарования.
        Ник снова уселся на заднее сиденье. Единственное, что пришло ему в голову, это что Фил по-прежнему играет на публику. Он уже и думать забыл об их прикрытии, но Фил сделана из другого теста. Да, она сильно изменилась за эти годы.
        Она спокойно села за руль, завела двигатель и подала назад, выезжая на дорогу. Ее дурное настроение выдал лишь визг покрышек, когда они тронулись.
        Фил не произнесла ни слова. Как будто он стал невидим.
        - Ну и?
        Она бросила на него взгляд через зеркало заднего вида. Если бы не зеркало, его бы приморозило к месту. Когда она перевела взгляд на пустынную дорогу, ее губы были плотно сжаты. Она выехала на магистраль и с такой силой вдавила педаль в пол, что Ника отбросило назад.
        Они влились в напряженный транспортный поток по направлению к Бостону.
        - А в полицейский участок ты не поедешь?
        - Нет.
        В этом слове крылись неприятности. Большие неприятности. Ему доводилось слышать о г женщин подобные скупые слова, за которыми скрывалось столько, что больше он не желал сталкиваться с этим до самой смерти.
        Но на этот раз Ник действительно не понимал, что могло разозлить Фил.
        - Что ты имеешь в виду? Мы ведь ради этого сюда приехали. - Он подался вперед. - Нам нужно вызвать полицию. Люсия умерла!
        - Ты в этом уверен?
        Фил так резко переместилась на другую полосу движения, что чуть не столкнула
«шевроле» с дороги. Водитель покрутил у виска, но Фил лишь подняла подбородок и вдавила педаль газа в пол. Пикап начал дребезжать всем корпусом, но Фил не собиралась убирать ногу с педали. Она маневрировала в утреннем потоке, сжав баранку белыми от напряжения пальцами.
        Ник прикинул, стоит ли отвлекать эту сумасшедшую женщину во время вождения. Когда она едва не проехалась по «чероки», Ник решил, что терять уже нечего.
        - Что происходит, Фил? Что ты там нашла? - Николас привлек ее внимание, но ему показалось, что это не к добру. Темная бровь взметнулась вверх, а по-детски наивные синие глаза Фил смотрели на него из зеркала заднего вида.
        - Именно то, на что ты и надеялся.
        В голосе ее слышались опасные нотки, чего раньше Ник никогда не слышал. С другой стороны, разве можно знать, как человек отреагирует на критическую ситуацию? А обнаружить труп - это критическая ситуация.
        - Осторожно!
        Но Фил и сама заметила «форд», выскочивший перед ними. Она посмотрела в зеркало заднего вида, перестроилась в другой ряд и обогнала «форд» с такой прытью, что бедный «бронко» едва не развалился прямо на дороге. Водитель «форда» выглядел именно так, как Ник себя чувствовал.
        Он едва сдержался, чтобы не перекреститься, как те женщины в мини-вэне, когда они ехали по извилистым горным дорогам. Вместо этого Ник вцепился в спинку водительского сиденья и заговорил спокойным голосом, невзирая на то что пикап несся к Бостону, готовый рассыпаться в любую минуту:
        - Фил, если ты расстроилась, то это нормально. Просто поговори со мной. Расскажи, что там случилось. И расскажи, какие у нас планы.
        - Нормально? - Фил едва не брызгала слюной, глаза ее горели. - Ну разумеется, нормально! Уверена, ты рад, что я вышла из себя. Уверена, ты доволен, что удачно разыграл меня.
        Она неожиданно съехала на обочину и затормозила так резко, что завизжали покрышки. Пикап вильнул и остановился, подняв облако пыли.
        - Убирайся из моей машины! - крикнула Фил ему в лицо.
        - Что?
        - Ты меня слышал. Вон!
        - Да, я тебя слышал, но, кажется, я пропустил пару страниц сценария. - Вот и кончилось его спокойствие. Теперь он повысил голос: - Что, черт возьми, происходит?!
        - Что происходит? - Глаза Фил вспыхнули, и она ткнула в него пальцем. - А я-то думала, мы друзья, Ник. Я думала, что могу доверять тебе. Но знаешь что? Я только что поняла, что ошибалась. Чертовски ошибалась. Ты, как и все остальные, оказался не прочь подшутить над толстухой Филиппой.
        - Подшутить?
        Но Фил уже завелась, и его слова утонули в потоке ее брани.
        - Чего ты хотел от меня? Может, я пропустила одну из твоих дурацких ловушек? Или тебе достаточно было того, что я боялась до смерти войти в дом? У тебя небось скрытая камера там стояла, и ты заснял момент навсегда? Может, ты со своими дружками сойдешься снова и будешь хвастать, как ты выставил меня дурой набитой?
        Ник попытался вставить слово:
        - Фил, я не…
        - Ах, избавь меня от этого! Нечего разыгрывать невинность, - холодно сказала Фил. - Люсия жива. Нет в оранжерее никаких гниющих трупов, и уверена, никогда не было. Зато ее растения цветут и пахнут. Так что позвони своей бабушке, попей с ней чаю, отпразднуйте воссоединение, и забудь, что мы с тобой знакомы.
        Ник не знал, что могло случиться, однако ему совершенно не нравилось то, что происходило сейчас. Он смотрел на Фил и надеялся лишь, что она поверит ему.
        - Фил, я не разыгрывал тебя.
        - Чушь. - Ее взгляд не смягчился. - Вон из машины!
        - Дай мне шанс объяснить.
        - Просто уходи и оставь меня в покое. Я знать ничего не желаю.
        - Фил…
        - Не смей говорить, что просто хотел меня видеть. Если бы это было так, то ты бы не стал ждать пятнадцать лет. - Ее слова пылали страстью. Но Фил не дала ему шанс подумать над услышанным.
        Она потянулась к задней двери и открыла ее, продемонстрировав еще раз свои шикарные ножки.
        - Вон!
        Он никогда не видел Фил во гневе и предпочел бы и дальше жить в неведении. Она была собрана, голос ее был холоден. Было бы лучше, если бы она кричала. Они смотрели друг на друга, а мимо проносились машины.
        Ник не вышел.
        - Все, что мне нужно, - это возможность объясниться.
        - А мне плевать на это. Твое время вышло. - Фил указала на дверь.
        Николас решил не усугублять ситуацию. Поспорить можно и с обочины дороги. Но шанса на последнюю апелляцию ему не представилось.
        Фил включила передачу и рванула с места, едва не засыпав его гравием. Она выехала на трассу и вклинилась в напряженное движение. Распахнутая дверца болталась несколько секунд, затем захлопнулась сама. Ник прокашлялся, а когда рассеялась пыль, увидел лишь смутные очертания пикапа. Фил даже не обернулась.
        Ник провел ладонью по волосам и задумался над положением.
        Мертвого тела Люсии не было в оранжерее. В том, что Фил сказала правду, он не сомневался. Иначе чего она так разозлилась?
        А это значит, что кто-то прибрал там после его визита. Сейчас он вспомнил, что оставил дверь нараспашку. Вряд ли это полиция, иначе этой новостью пестрели бы все газеты.
        Или нет?
        Что он, в сущности, знает о полицейских методах работы? Может, лучше было самому пойти в дом?
        Он готов был поставить кучу денег на то, что его братец в курсе событий. Пожалуй, имеет смысл прийти к Шону и потребовать объяснений.
        Но не исключено, что брат именно этого и ждет. Люсии сейчас уже не помочь, а он не собирался упрощать Шону жизнь. Не в этот раз.
        Пусть подождет. Пусть беспокоится. Пусть гадает, что Ник предпримет дальше. У него есть дела поважнее.
        Ник поймал себя на том, что по-прежнему смотрит вслед удаляющемуся монстру на колесах. Пикап Фил был едва различим в потоке машин.
        Если он не разберется с этой проблемой, то обида в голосе Фил будет преследовать его еще очень долго. Она не права - они по-прежнему друзья.
        Фил решила, что он способен на гнусные шутки, которые так любил его младший брат, и его это задело за живое. Впрочем, это значит лишь, что он прояснит все с самого начала.
        Нужно поговорить с Фил и расставить все по местам.
        Оставалось лишь надеяться, что к тому моменту, как он догонит ее, она успокоится и выслушает его.
        Это будет непросто, ох как непросто.

        Давным-давно, в провинциальном городке Новой Англии, где скептики правили бал, а то, что нельзя было увидеть и пощупать, пользовалось дурной репутацией, произошли волшебные перемены. То, что эти перемены остались незамеченными, неудивительно, и это не делает их менее значимыми для жителей. А для одного жителя в особенности.
        Видите ли, в городке жила девочка - девочка, которая к неполным четырнадцати годам поняла, что в ее жизни едва ли что изменится до скончания дней.
        И хотя по природе ей была свойственна веселость солнечного зайчика, cm этого прозрения живость ее поубавилась. Она нашла утешение в сладостях и сдобе. Не лучший выбор для подросткового организма на пике гормонального всплеска. Неудивительно, что это сказалось и на бедрах, и на лице. Ребята и девчонки смеялись над ее доверчивостью, а полнота давала им лишний повод.
        Дети звали ее толстухой Филиппой, и это ранило ее чувствительную натуру, хотя они прекрасно знали, как она реагирует на их шуточки. Девочка носила в кармане четырехлистный клевер и старалась пройти под радугой, она избегала трещин в асфальте и хранила в сумке кроличью лапку.
        И в один прекрасный день, когда она уже отчаялась ждать, усилия ее были вознаграждены. Ей было пятнадцать, когда тело подверглось метаморфозам, заложенным природой. Фигура приобрела стройность, ноги вытянулись, и будущее перестало казаться беспросветным.
        Она думала, что этого никто не заметил, пока Шон Салливан не пригласил ее на выпускной.
        Шон был лихим сорванцом из футбольной команды. Такие обычно хорошо подходят на роль сказочных героев. Девчонки шептались о нем на каждом углу. Он был предметом подростковых фантазий многих старшеклассниц. Безусловно, посещал он фантазии и нашей героини, вот только она никому не говорила об этом ни слова.
        И словно их влекла друг к другу неведомая сила, он пригласил ее на выпускной. О большем она не могла и мечтать, на ее улице наступил праздник, будущее рисовалось ей в светлых тонах. Выпускной бал выпадал на ее пятнадцатилетие.
        Мать даже одобрила их союз на время бала, хотя ей и не нравился Шон Салливан. Она настояла на дорогом платье, одолжила дочери свои жемчужные серьги, научила ее ходить на каблуках, уложила волосы и помогла выбрать помаду. На какой-то краткий миг девочка стала Золушкой, спешащей на бал, несмотря на то что походила на мать куда больше, чем хотела.
        Первое волшебное перевоплощение было физиологическим. Ее внешность поменялась настолько, что она сама признала себя привлекательной и стала верить в чудеса.
        Впрочем, волшебство - штука хитрая, и никогда не знаешь, какую шутку оно сыграет с человеком. Оно живет по своим законам и приходит нежданно-негаданно. Так все и произошло в ту злополучную ночь. Наша героиня слишком поздно поняла, что Шон пригласил ее лишь для того, чтобы посмеяться над ней вместе со своими дружками.
        Он не замечал в ней ничего, кроме того, что она легкая добыча. Они измывались над ней с того самого момента, как она пересекла порог. Он смеялся сильнее других, и только тогда она осознала правду.
        Она бежала со слезами на глазах. И вот тут и случилось то самое волшебство. Она наткнулась на брата Шона. Он всегда вел уединенный образ жизни. Она ужасно выглядела, сидя за столиком посреди залитого светом обеденного зала. Она не хотела идти долгой и тем самым признать очевидное и плакала с чашкой холодного кофе в руках. Брат Шона подошел, увидел больше, чем ей хотелось, и сел за соседний столик. Она сама заговорила с ним, потому что он казался одиноким.
        Как часто случается с теми, кому нечего терять, она решила, что это ее единственный шанс излить душу.
        Каково же было ее удивление, когда выяснилось, что Ник умеет слушать. Он выслушал историю ее унижения от и до и дал ей бесценно мудрый совет.

«Доверие, - сказал он, потягивая кофе, - это дар, и не стоит делиться им с теми, кто его недостоин».
        И наша героиня поняла, что и сама частично виновата в своих мучениях. Доверяясь толпе снова и снова, хотя толпа раз за разом доказывала свою несостоятельность в вопросах доверия, хватая наживку надежды, которую ей никто по-настоящему не давал, она тем самым становилась желанной мишенью.
        А изменить все очень легко, достаточно просто перестать верить. Вместо того чтобы вечно быть жертвой, она решила уйти со сцены.
        Волшебство, как известно, любит цифру «три». Это был второй элемент ее волшебной трансформации, на сей раз трансформации внутренней. Она поняла, что держит в руках ключ от своей судьбы.
        И это удивительное ощущение заразило ее оптимизмом и вернуло улыбку. Ей хотелось, чтобы день рождения тем и закончился, но Ник настаивал на том, чтобы исправить содеянное его братом. Он хотел, чтобы этот волшебный вечер запомнился ей навсегда.
        Он пригласил ее домой к своей эксцентричной бабушке, которая всегда знала, что нужно делать. Если наша несчастная героиня и изумилась при виде бывшей оперной певицы в шелковом китайском халате, с сигаретой в эбонитовом мундштуке, с глазами, подведенными точь-в-точь как у Клеопатры, то она не подала виду.
        Люсия Салливан посмотрела на юную девушку, полную оптимизма, выпустила кольцо дыма и поняла о ней все.
        Менее желанной феи-крестной едва ли можно было сыскать во всей Америке, но именно эту роль сыграла в ее жизни Люсия той ночью. Она завела граммофон, зажгла волшебные фонарики, развешанные по патио, и стала учить Фил танцевать вальс. Она великолепно чувствовала музыку, но притворилась, что устала, и настояла на том, чтобы Ник занял ее место и помог принцессе.
        В тот момент свет звезд навсегда отпечатался в ней, смешавшись с музыкой в однородную алхимическую субстанцию, которой подвержены все девушки ее возраста.
        Именно там, на патио Салливанов, в день пятнадцатилетия, в Фил впервые проснулась женщина. Она была прекрасна и сильна. Она сама распоряжалась судьбой. А впереди ждало безоблачное будущее.
        Когда она посмотрела в глаза Нику Салливану, у нее перехватило дыхание. Она впервые почувствовала его крепкую руку на своей талии, впервые почувствовала запах его кожи. Она поняла, что не только спутала жабу с принцем, но и не заметила настоящего принца вовсе.
        До той минуты.
        Ник помог ей выбрать самую большую из падающих звезд, чтобы она загадала желание. Она, как это ни предсказуемо, пожелала, чтобы волшебная ночь длилась вечно. Ведь пока длится ночь - она Золушка в объятиях принца и они кружат в танце под звездами в надежде, что часы не пробьют полночь.
        Но даже когда часы пробили полночь, Филиппа Коксуэлл уже навсегда стала другой.

        Глава 5

        Ладно, возможно, я погорячилась.
        А может, и нет.
        Меня только что посетил призрак прошлого. Единственный человек, которому я доверяла, нанес мне удар в спину. Не стоило ему верить. Ведь он сам учил меня не доверять тем, кто не заслуживает этого. Он сделал мне очень больно. Он разбудил воспоминания, без которых я чудесно обходилась.
        Толстуха Филиппа сидела рядом со мной в Звере, и я хотела, чтобы она убралась восвояси. Это она сейчас плакала навзрыд, потому что я отказалась от этого бесполезного занятия много лет назад. Я ведь уже говорила, что люди из Розмаунта всегда умели меня расстроить, и, похоже, Ник не стал исключением.
        Все, чего я добилась за последние пятнадцать лет, все усилия - все псу под хвост за какие-то двадцать четыре часа.
        Удача снова отвернулась от меня.
        Я припомнила свои давние грехи, стараясь ничего не пропустить. Впервые ощутив вкус успеха, я отпраздновала его, нарушив правило номер один - не пить; разорвала шоколадное соглашение и пошла на поводу у Ника Салливана, став посмешищем в очередной раз.
        Я из тех людей, кто работает лучше перед лицом несчастий. Стоило изменчивой судьбе встать на мою сторону, как я тут же все испортила. И как результат - мне снова придется карабкаться в гору и тянуть лямку неудачника, для которой я, по-видимому, рождена.
        Я метала молнии. Мне уже казалось, что шоколад отложился в бедрах и ползет к моим ягодицам.
        Все вышло из-под контроля.
        Я шла в офис, а надо мной висело персональное дождевое облако. Элайн не было, и это неудивительно, учитывая вчерашнюю бурную ночь. К тому же было еще достаточно рано. Я бросила ключи на рабочий стол и включила кофеварку, ведь Элайн понадобится кофе. Затем я посмотрела на эскизы, что лежали на моем столе. Не успокаивали даже ровные грядки на чертежах участка миссис Хатауэй. Я постаралась представить, как будут смотреться белые бегонии в тени дома, но вместо этого видела перед собой удивленное лицо Ника.
        Гнев чуть поутих, и в душе зародилось сомнение. С чего бы ему появляться в моей жизни ради глупого розыгрыша? Не много ли чести?
        Я ведь так и не дала ему шанс объясниться. Впрочем, какое мне дело до его объяснений? Он либо хотел подшутить, либо я действительно была ему полезна. Как предмет кухонной утвари.
        Я зарычала и засунула карандаш в автоматическую точилку, позволив ей сгрызть его до основания.
        Затем я пожертвовала еще одним карандашом, потому что от сладостного разрушения на душе стало легче.
        Словно в подтверждение истины оптимиста, что может быть и хуже, на столе зазвонил телефон. Я засомневалась, стоит ли брать трубку, ведь с утра хороших новостей не бывает.
        Еще один подрядчик пропал без вести. Да нет, пока слишком рано, чтобы быть уверенным в этом наверняка. Элайн не станет звонить в офис, потому что уверена, что меня здесь нет. На самом деле никто не станет звонить по той же причине.
        Кроме одного человека.
        Я позволила себе тяжело вздохнуть и ответила на звонок:
        - Коксуэлл и Поуп. Привет, мам.
        - Филиппа? Это ты?
        Я поморщилась. Совсем немного. Затем села и приготовилась к худшему. В некоторые дни лучше не вылезать из постели.
        Ник, мама и дурацкий розыгрыш в один день - это уже перебор. Мне нужен отдых. Я постучала по деревянной столешнице, чтобы не сглазить.
        - Что случилось?
        - То же самое я хотела спросить у тебя, милая. Вчера вечером ты не позвонила.
        - Я поздно пришла домой.
        - Могла бы позвонить утром.
        - Не было времени.
        - Мы давно не разговаривали. Как на работе?
        Это было недобрым знаком. Не жди ничего хорошего, если семья начинает спрашивать тебя о твоих делах. Любопытство - предвестник неприятностей.
        - Отлично. - Я гордилась собой, мой голос прозвучал совершенно нейтрально. - С чего вдруг спрашиваешь?
        - Я не знала, что у тебя клиенты за пределами Бостона. - Голос мамы стал жестче, и я поняла, что сейчас начнутся те самые неприятности. - Ивлин Доннели видела тебя у дверей Люсии Салливан этим утром.
        Я не стала высказывать свое мнение по поводу этой сплетницы.
        - Неужели? Не знала, что вы поддерживаете отношения. - Мама фыркнула:
        - Она же не нашего круга, деточка, ты не представляешь, как я оскорбилась, когда она позвонила мне в такую рань. Она же из простых. Ну да ладно, Бог с ней. Что хорошего ждать от шальных денег в дурных руках?
        К счастью, вопрос был риторический и мне не пришлось отвечать.
        - Тем не менее я обеспокоена. Доннели сказала, что ты выглядела взволнованной, когда выходила. У тебя что-то стряслось? Неприятности на работе?
        О, ей, видимо, нравится измываться надо мной! Очередной мой провал даст клану Коксуэллов повод для пересудов на долгие годы. Будет о чем посплетничать в семейном кругу на Рождество, День благодарения или Пасху. Как будто им мало моих прежних ошибок.
        - Все хорошо, мам. Не далее как вчера мы подписали контракт, который может тебя заинтересовать…
        - Филиппа, меня интересует только твое будущее. Ты с кем-нибудь встречаешься?
        В офис зашла Элайн. Она была, как всегда, неотразима. Роскошная женщина, одним словом. Она не сразу поняла, что я здесь, посмотрела на часы и покачала головой.
        - Помереть мне на месте, - прошептала она.
        Я вымолвила одними губами: «Мама». Элайн поморщилась и свела глаза к переносице, демонстрируя наше вчерашнее состояние.
        Я сдержала смешок и указала на кофеварку. Элайн притворилась, что от благодарности готова упасть на колени. Тут я сообразила, что пора сказать что-нибудь в трубку.
        - Нет, мам.
        - Так вот почему ты выглядела такой несчастной сегодня у Люсии Салливан. - Удивительные умозаключения делает моя мама. А с каким триумфом она все это произносит! - Самое страшное для женщины, доченька, это одиночество.
        - Да нет, мам. Все гораздо проще. Я расстроилась, потому что пришла в уговоренное время, а меня никто не ждал.
        Я поняла свою ошибку и замерла в ожидании реакции матери.
        - Уговоренное время? О чем это ты договаривалась с Люсией Салливан?
        Я решила придерживаться заранее придуманной легенды.
        - Я же занимаюсь ландшафтным дизайном, мам.
        - Что ж, ничего удивительного, что она зря потратила твое время. Разве можно от Салливанов ожидать чего-то другого? У тебя так плохо идут дела, что ты соглашаешься работать с подобными людьми?
        Я опустила карандаш, начиная проявлять признаки нетерпения.
        - Мам, не думаю, что стоит отвергать какие бы то ни было предложения.
        - Эксцентричные люди опасны, Филиппа. Я запрещаю тебе работать на Люсию Салливан. Ты не представляешь себе, чем это может обернуться.
        - Отчего же, я засажу цветами ее палисадник и поставлю табличку с названием дома на газоне. Она мне заплатит, и мы будем жить дальше долго и счастливо.
        - Ох, сомневаюсь! Она злой, очень злой человек, Филиппа, и если ты себе не враг, то держись от нее как можно дальше.
        - Злой человек? - Мне это слово показалось чересчур сильным.
        Мама тяжело вздохнула:
        - Ты ничего не знаешь о Люсии, потому что ты у меня хорошая девочка, но Люсия… - она долго подбирала правильное слово, - Люсия делает кое-что.
        - Кое-что? - Я была заинтригована.
        - Нуда, кое-что! Кое-что нежелательное. - Мама ждала, но я по-прежнему ничего не понимала. - Люсия помогает девочкам, у которых возникают определенные трудности.
        - Так она аборты делает?
        - Она не доктор. Она делает приворотные зелья и занимается ворожбой.
        Я рассмеялась:
        - Так ты хочешь сказать, что Люсия - розмаунтская ведьма? Это история с бородой.
        - Все знают об этом! Они поругались с Ивлин в муниципалитете, когда мэр встал на сторону Ивлин в разбирательстве. - Мама понизила голос: - Она тогда сглазила Ивлин, и одна из ее кошек померла.
        Я отнеслась к новости скептически.
        - У миссис Доннели кошки старые.
        - Не все.
        - Кошка могла заболеть.
        - Ты ее оправдываешь, Филиппа. Кошка была совершенно здорова до заседания муниципалитета.
        - Откуда ты знаешь?
        - Почему ты на ее стороне? - Я сменила тему разговора:
        - А в чем была суть разбирательства?
        - Люсия хотела расширить оранжерею. По проекту здание должно было подойти к границе владения, плюс она хотела надстроить второй этаж. А это закрыло бы Ивлин солнечный свет. А все ради чего? Она небось марихуану там разводит.
        Годы общения с моим отцом убедили маму, что марихуана есть величайшее зло на земле. Судья Коксуэлл всегда считал марихуану адской травой. Ирония в том, что ни тот ни другой даже не знают, как она пахнет. Как-то Зак пришел из колледжа обкуренный до такой степени, что от него тянуло за версту, так они велели ему не жечь ладан в комнате.
        А посему я решила не обращать на это внимания.
        - Надеюсь, она не травку тебя просила засеять! - И почему весь город с ума сходит, придумывает небылицы о проектах Люсии? Уж не потому ли, что ей на все это плевать?
        - Ты первая, от кого я это слышу, мам.
        - Правда?
        - Честное слово.
        Мама даже на вдох не взяла паузу и сразу перешла к линии обвинения:
        - Знаешь, милая, могла и заехать в родительский дом, раз уж тебя занесло в Розмаунт попутным ветром. Ведь коль встреча все равно не состоялась, значит, у тебя было свободное время и ты могла позавтракать с нами. Мы ведь тебя так давно не видели…
        - Мам, у меня куча дел на работе. - Я жестом показала Элайн, что ей нужно делать. Та пожала плечами, но взяла трубку параллельного телефона. У нас мини-станция на три линии, в такие моменты, как сейчас, это очень полезно. Мы не раз пользовались этим трюком.
        Элайн набрала номер, и зазвонил третий телефон. Элайн соединила нас на параллельную линию и положила трубку на стол, подмигнув при этом.
        - Филиппа! - заголосила она. - Ответь на звонок. Черт, да что ж такое, что никого нет в офисе? А я тут во дворе за шланг зацепилась. Филиппа!
        Мама слышала все, как мы и планировали. Я едва сдерживалась, чтобы не засмеяться. Зато мама не на шутку разозлилась.
        Кто бы сомневался.
        - Филиппа, это твоя партнерша по бизнесу? Бог мой, никогда не понимала, как ты могла спутаться с такой вульгарной особой. Она точно не из приличной семьи, и помяни мои слова, Филиппа Коксуэлл, дурное семя дает о себе знать в самой отвратительной форме…
        - Мам, мне нужно ответить на звонок по другой линии.
        - Сначала я должна сказать тебе что-то важное, Филиппа, а ничего важнее твоей семьи и твоего будущего нет. Можешь так и передать мои слова этой шлюшке.
        - Филиппа! - надрывалась Элайн. Телефон все звонил и звонил. Я уже чувствовала, чем все закончится.
        - Мам, мне нужно ответить на звонок.
        Но мама продолжала как ни в чем не бывало:
        - Филиппа, я организовала для тебя свидание с Джеффри Макалистером.
        - Что? - Я позабыла о трезвонящем телефоне и выпрямилась. - Ты устроила мне свидание?
        - Ну, я просто не могла дождаться, когда же ты сама наладишь личную жизнь. Нет, честно, Филиппа, со стороны может сложиться впечатление, что мужчины тебя вовсе не интересуют.
        А, так вот в чем дело. Ладно, я готова была стать лесбиянкой, лишь бы она отстала от меня. Но где уж там!
        - К счастью, я знаю, что это не так. Когда-то ты не сводила глаз с этого мальчишки Салливана. Как там его звали? Он был бедовым парнем, впрочем, как и все Салливаны. Я предупреждала тебя, Филиппа, но ты меня не послушалась. И что случилось дальше? Его едва не упекли за решетку. Он бы сел в тюрьму, Филиппа.
        Мама вздохнула, вспоминая те ужасные дни, и я получила возможность поучаствовать в разговоре:
        - Кто этот парень?
        - А? - Мама смягчила тон. - Джеффри Макалистер? Это молодой человек, адвокат, он недавно влился в коллектив отца.
        Адвокат? Хуже и быть не могло. Глупо было надеяться на то, что мама может подыскать мне пару. Она приглашала меня на ужин каждый раз, когда в доме задерживался какой угодно «молодой человек». Когда я разгадала ее тактику, она перепоручила сыну номер один, Джеймсу, вести переговоры со мной. Я перестала ходить на ужин и к нему.
        Однако мама уже вцепилась мне в горло мертвой хваткой:
        - Приятный молодой человек, хорошо пострижен, адвокат с будущим и обходительными манерами. С тебя ведь не убудет, если ты сходишь с ним в ресторан и пообщаешься.
        Я только сейчас поняла, что мужчина может быть матерым убийцей и неисправимым бабником, но если он прилично одет и хорошо пострижен, то мама его одобрит.
        - Это уже четыре, - пробормотала я. - А говорят, что плохие новости больше трех за раз не приходят. - Я поежилась, подумав обо всем, что свалилось на мои хрупкие плечи.
        - Перестань бубнить себе под нос, Филиппа! Ты же знаешь, как много работают молодые адвокаты, а потому им очень одиноко в большом городе. Уверена, Джеффри будет в восторге от твоего общества. Может, ты сама приготовишь ему ужин? Скажем, сегодня? Как ты на это смотришь, Филиппа? Ты, кажется, неплохо готовишь запеканку по-французски. Или закажи в ресторане, а ему соври, что сама приготовила. Эта ложь тебе простится. Ведь путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Он милый юноша из очень приличной семьи…
        - Мам, я не хочу ни с кем встречаться.
        - Ах вот так? Значит, так ты платишь мне за заботу о твоем счастье?
        - Я не хочу ни с кем встречаться!
        - Почему? Ты уже с кем-то встречаешься? Что ты скрываешь от меня, Филиппа?
        - Ничего. - Уйти в глухую оборону показалось мне самым разумным в данной ситуации.
        - Вот видишь. Тебе обязательно нужно пойти на свидание. Джеффри заедет за тобой в полдень, и вы пообедаете вместе.
        - Мама! Я же не обедаю.
        - Все серьезные люди обедают, Филиппа.
        - Но у меня работа!
        - Джеффри очень пунктуален, так что я советую тебе подготовиться. Второго шанса для первого впечатления не представится, дорогая моя.
        - Я никуда не поеду, - сказала я, но коротким гудкам в трубке было все равно.
        Я позволила себе выругаться и бросила трубку на рычаг. Элайн тоже повесила трубку.
        - Прости, я думала, у меня получится. - Она навалилась бедром на мой стол. - Мамочке никто не нравится, да?
        - Я знала, что рано или поздно это случится.
        - Ты о чем?
        - Она хочет свести меня с адвокатом. - Я потерла виски. - Он первый, но уж точно не последний.
        - Ты говоришь о его профессии, как будто это болезнь какая.
        - Поверь, так оно и есть.
        - Но ты только подумай об их денежках. - Элайн ухмыльнулась. - Как минимум сможешь приобрести пару камней для сада.
        Элайн так искренна в своей корысти, что на нее невозможно обижаться. Ей нравятся красивые вещи, красивые и дорогие вещи, и она, не стесняясь, говорит об этом. Нередко мужчины дарили ей украшения с бриллиантами не в один карат, только чтобы погреться в лучах ее улыбки. Или получить от нее еще что-нибудь. Я никогда не спрашивала. Есть детали, о которых я предпочитаю не знать.
        Мужчины приходят и уходят, а подарки копятся в закромах. Бессердечная и прекрасная Элайн заарканивает мужчин еще до того, как они понимают, что же происходит на самом деле, получает от них все, что хочет, и оставляет их ловить ртом воздух. Она проделывает это с таким очарованием, что они возвращаются снова и снова. И не вина Элайн, что они наивно полагают, будто смогут изменить ее. Ведь что ни говори, а она играет по-честному. Она никогда не притворяется, что любит, она никогда не обещает больше того, что может дать, и она предельно честна с теми, чьими сердцами повелевает.
        Она еще не встретила мужчину, который смог бы долго выносить такую честность. Мне даже любопытно, найдется ли такой смельчак?
        - Ты путаешь меня с собой, - сказала я и улыбнулась. Элайн пожала плечами и стала рассматривать наброски, что лежали у нее на столе.
        - Ладно, если что, посылай своих адвокатов ко мне. Юристы - парни зажиточные… Ты не видела каталог «Вилрой и Бош»?
        - Вон там. Слушай, одного можешь забрать прямо сегодня. - Учитывая недавние обстоятельства, я была готова расщедриться. - В полдень. Адвокат. - Я припомнила, что там еще говорила о нем мама. - Новый младший партнер моего папаши. Он в твоем распоряжении.
        Элайн бросила на меня взгляд. В глазах ее читалось любопытство.
        - Ты серьезно? А у этого экземпляра есть имя?
        - Джеффри Макалистер.
        Элайн посмотрела на меня из-под опущенных ресниц и побледнела. Но прежде чем я успела расспросить ее, зазвонил телефон и мне пришлось долго выслушивать опасения миссис Хатауэй по поводу цветов чемерицы, которые могут пострадать из-за наших работ.
        Может, у меня началась пора следующей серии из трех несчастий? Это дело привычное; кроме того, я лучше работаю под давлением обстоятельств - о чем я, кажется, уже говорила. А вот когда мне везет - все валится из рук.
        Что ж, пора обратно в окопы. Миссис Хатауэй была в зоне повышенного внимания, потому как именно благодаря ей мы подписали наш суперконтракт. Я готова была в лепешку расшибиться, лишь бы она осталась довольна работой «Коксуэлл и Поуп».
        Именно поэтому через пару минут я уже была в Звере и направлялась прямиком к дому миссис Хатауэй, чтобы пересаживать чемерицу голыми руками, если потребуется. О клиентах нужно заботиться.
        Вообще-то я обдумывала план невозвращения в офис до вечера, хотя и знала прекрасно, что ничего из этого не получится. Если я обижу нового протеже своего папаши, мне придется долго расплачиваться. А кроме того, хотим мы того или нет, но яблоко от яблони недалеко падает. Я дочь своей матери, хорошо это или плохо, и чем больше я живу на свете, тем больше улавливаю в своем поведении ее черты. Например, я не могу быть невежливой. Я все больше и больше становлюсь похожей на мать. Какая пугающая перспектива для меня и приятная новость для нее.
        Если вы ей скажете, можете больше ко мне не подходить.

        Ник дошел до городской черты. Таким грязным он не был, даже когда путешествовал по Африке. Но если там грязь была красной глиной, то здесь - придорожной черно-бурой жижей.
        Впрочем, в Томбукту дорог практически не было, а к офису Фил вела трасса.
        Ее офис стоял на отшибе пригорода скорее всего потому, что земля здесь дешевле. Здание «Коксуэлл и Поуп» было небольшим одноэтажным гаражом на две машины, с дешевой отделкой стен, перед которым раскинулся маленький огороженный дворик. Перед самим зданием площадка была засыпана гравием, а окна покрывал слой пыли. Ничего особенного, но Николас понимал ее гордость, когда она рассказывала о работе.
        Он когда-то чувствовал то же самое.
        Город быстро наступал. Здесь когда-то располагались несколько яслей и детских садов, которые еще совсем недавно считались сельскими. Некоторые из них урбанизировались и резко повысили свой статус. Ник был уверен, что остальные долго не протянут, во всяком случае, не здесь. Если смотреть в сторону города от офиса Фил, то все больше было закусочных и заправок. А над всем этим пестрели вывески комиссионных магазинов.
        Очень скоро прилегающие поля застроят дешевыми домами. Ник поморщился от неприглядной перспективы. Зеленые пастбища разобьют на крохотные участки, а узенькие проезды заполонят мини-вэны. Конечно, людям надо где-то жить, но что они будут делать, когда всю страну застроят от побережья до побережья?
        Пончики давным-давно переварились, солнце палило нещадно, и Ник просто умирал с голоду. Поделом, нечего было набрасываться на сладкое. Все сгорело, не насытив. С другой стороны, он правильно рассчитал время. Можно будет похитить Фил на обед.
        Зверя не было, хотя это еще не означало, что не было и Фил. Перед домом стоял другой дешевенький пикап - «гео». Такой же древний, как и Зверь. Похоже, когда-то он был красным. Эмблема на борту подтверждала его принадлежность общему бизнесу.
        В кузове лежали ровными рядами лопаты да еще какой-то механизм с торчащими кабелями. На пассажирском сиденье в кабине валялись образцы камней. Окна были открыты. На водительском сиденье сидел золотистый ретривер и умными глазами смотрел на Ника. Пес завилял хвостом, стоило Нику заговорить с ним:
        - Да ты у нас общительный малый, а? - Он потрепал ретривера за ухо. - Будь твоя воля, ты бы открыл дверцу и погулял по округе? - Пес подставлял другое ухо, но Ник пошел дальше, и пес обиженно заскулил.
        Блестящий маленький «БМВ» примостился за пикапом. Его свежевымытые серебристые бока резко контрастировали с запыленными бортами джипа. Ник решил, что это машина клиента. Экономичный «гео» Ник не мог не одобрить.
        Ворота, которые еще утром были закрыты на цепь с массивным навесным замком, теперь были распахнуты. Ник заметил мужчину в рабочих ботинках, джинсах и безрукавке. Тот перебирал камни во дворе. Погода стояла прохладная для такой летней одежды, но сложения парень был крепкого. Видно, немало он перебрал этих камней за свою жизнь.
        Фил видно не было.
        Ник бросил взгляд на улицу, но Зверя тоже нигде не было. Золотистый ретривер высунулся в окно и следил дружелюбным взглядом за Ником.
        - Тоже мне, сторожевой пес, - сказал Ник. - Хоть бы полаял для приличия.
        В ответ ретривер завилял хвостом.
        Николас постучал в дверь офиса и, не дожидаясь ответа, вошел. Он сразу заметил, что офис не так красочен, как кухня Фил, а еще он сразу заметил, что Фил здесь нет.
        И только затем он почувствовал, что своим вторжением прервал важный разговор.
        Сногсшибательная блондинка смотрела на парня в деловом костюме так, словно готова была его убить. В воздухе сверкали разряды, а парочка никак не реагировала на появление Ника.
        Блондинка была рождена разбивать сердца. Ее формы были совершенными, наряд явно из лучших магазинов Нью-Йорка, а драгоценности могли ослепить на солнце. Парень не отставал: дорогой костюм сидел безупречно, а ботинки были отполированы до блеска. Огромные часы на руке были шедевром инженерной мысли, хотя их владелец едва ли удосуживался на большее, нежели проверить время.
        Несмотря на обоюдное пристрастие к дорогим вещам, эти двое явно не ладили.
        - Я ищу Фил Коксуэлл, - сказал Ник, его лучшая улыбка не возымела никакого действия. - Но похоже, я не вовремя.
        Молодой человек бросил на него презрительный взгляд. Ник спокойно смотрел на него: ему не нужны были дорогие костюмы, чтобы чувствовать себя уверенно.
        - Предлагаю зайти попозже. - Мужчина перевел взгляд на джинсы Ника. - У нас с Филиппой запланирован обед, так что едва ли вы застанете ее раньше, чем она вернется из ресторана.
        - Может, мы спросим мнение Филиппы на этот счет? - В голосе блондинки было столько желчи, что парень перевел на нее взгляд, но она так обворожительно улыбнулась, что он не смог ответить в том же тоне.
        Блондинка сразу понравилась Нику.
        - Элайн Поуп, - сказала она, протянула руку, и улыбка ее потеплела. - Мы с Филиппой партнеры по бизнесу.
        - К несчастью для Филиппы! - фыркнул парень. - Неудивительно, что ее семья настаивает, чтобы их дочь перестала заниматься этой ерундой.
        Все правильно. Родители Фил не одобряли выбор ее профессии. А то, как парень сказал это, значило, что он ей не родственник.
        Неужели Фил встречается с этим типом? От этой мысли Нику еще больше захотелось есть.
        Глаза Элайн вспыхнули огнем.
        - Да неужели? - спросила она опасно сладким голоском. - Зачем бросать прибыльное дело? Ведь любой родитель хочет, чтобы его чадо добилось успеха.
        - Любой родитель в первую очередь хочет, чтобы его чадо общалось с людьми своего класса.
        - Ну и свинья же ты! - Элайн сделала шаг навстречу молодому человеку, словно хотела залепить ему пощечину. Ник не винил ее.
        Впрочем, лучше избегать кровопролития. Ник бросил на блондинку предупреждающий взгляд и на всякий случай подошел поближе.
        - А вы, видимо, именно из нужного класса? - спросил он скептически.
        Парень в костюме сжал губы.
        - Никак не пойму, какое вам до этого дело?
        - Видимо, вам есть дело, раз вы так легко принимаете решение за Фил, даже не осведомившись о ее мнении.
        Элайн придвинулась ближе к Нику, они негласно договорились о сотрудничестве.
        - Я уважаю мнение ее семьи.
        - А как насчет мнения Фил? - Ник придерживался спокойного тона. - Или для вас это не важно?
        Парень улыбнулся:
        - Некоторым людям нельзя доверять принимать самостоятельные решения. - Он кашлянул. - И, судя по рассказам родственников Филиппы, она как раз из таких людей.
        Элайн чуть не бросилась на него, но Ник удержал ее.
        - Кто вы? - спросил он, удивляясь наглости гостя.
        - И кто наделил вас властью Бога? - добавила Элайн. Парень холодно улыбнулся:
        - Я Джеффри Макалистер, новый юридический партнер Роберта Коксуэлла. Люди чести, - он бросил взгляд на Ника и Элайн, автоматически исключая их из этого списка, - знают, что судья Коксуэлл наиболее уважаемый юрист в пределах Бостона и его окрестностей. Сегодня мы с Филиппой вместе обедаем. - Забавно, что вокруг Фил вились только те, кого одобрял ее отец. Макалистер снова презрительно фыркнул и посмотрел на Ника: - Хотя едва ли я должен что-то объяснять наемным рабочим.
        Этот вызов был слишком соблазнителен, чтобы проигнорировать его.
        - Да? - Ник покачал головой, усмехнувшись нелепости предположения. - Но я здесь не работаю. - Он скрестил руки на груди. - Меня зовут Ник.
        Он не стал больше ничего объяснять, как будто одного его имени было достаточно. По правде говоря, ему приятно было наблюдать, как Макалистер наморщил лоб, пытаясь вычислить его.
        - Едва ли вы клиент!
        - О нет, только не я. - Он еще раз посмотрел на пиджак, ботинки и часы оппонента и хищнически улыбнулся: - Я просто заехал за Фил. - Ник с наслаждением наблюдал, как мужчина беспомощно моргнул.
        Он много слышал о снобизме семейства Коксуэлл, но если это чудо в перьях было ярким образчиком их «круга», то Нику захотелось поаплодировать Фил за разрыв с семьей.
        - Что тут скажешь? Мы с Фил близки. Очень близки. - Ник бросил на Элайн заговорщический взгляд и подобрал со стола каталог фарфора. - Какие чудесные тарелочки, - сказал он как ни в чем не бывало.
        Элайн улыбнулась, понимая его игру.
        - У вас хороший вкус.
        - Интересно, а в посудомоечную машину их можно положить?
        Парень в костюме кашлянул, привлекая к себе внимание, но они проигнорировали его. Элайн присела на стол позади Ника.
        - Ну конечно, это отличный фарфор: изумительное качество и практичность. - Она пролистала несколько страниц. - Но вот это, мне кажется, подойдет вам больше.
        - Отлично! - сказал Ник, словно понимал хоть что-нибудь в китайском фарфоре. - А что будет, если я уроню его?
        - Этот фарфор несколько грубее, а потому не так хрупок. - Макалистер снова кашлянул, он явно не привык, чтобы на него не обращали внимания. Но Элайн повернулась к нему спиной.
        - А если и разобьется, - продолжала Элайн, - вы сможете заказать точно такой же по каталогу. Они продают его по всему миру.
        Адвокат нервно забарабанил пальцами по столу.
        - Серьезно?
        - Абсолютно! - Элайн улыбнулась. Она была очень хороша, но совершенно не в его вкусе. Городская девочка. Чтобы выжить, ей нужны электричество и теплый туалет. С рюкзаком за спиной она не продержится и часа.
        Другое дело Фил. Фил вообще поражала его своей способностью радоваться приятным мелочам и напрочь игнорировать неудобства. Видимо, неудобств с семьей на ее долю выпало немало.
        - Очень функционально, между прочим. - Элайн вернула его к разговору.
        - Ха! - Ник снова пролистал каталог, хотя его совершенно не интересовало содержание. Он чувствовал, как раздражен Макалистер, и искренне наслаждался этим.
        - И какие же, позвольте, у вас основания для встречи с Филиппой? - не выдержал наконец Макалистер.
        Ник и Элайн одновременно посмотрели на него. Ник подождал секунду-другую, затем пожал плечами:
        - Я же говорил, мы с ней очень близки.
        - Насколько близки?
        Ник улыбнулся и понизил голос, словно делился сокровенным:
        - О, Фил настолько близка мне, насколько может женщина быть близка с мужчиной.
        Если честно, Ник уже задумывался над обаянием Фил. Она многое оставила за плечами, многое в себе победила. Он начинал понимать, как тяжело ей было отвергнуть чаяния родных и пойти своей дорогой. И она добилась определенных успехов, невзирая ни на что.
        А этот выскочка приехал по повелению ее папаши, чтобы учить ее жизни.
        Ник точно знал, на чьей он стороне.
        - Забавно, - хмыкнул он и бросил многозначительный взгляд. - Она никогда о вас не говорила.
        Макалистер залился краской.
        - Мы еще не встречались.
        - Ах вот оно что. - Ник кивнул, словно это все объясняло. Впрочем, это действительно многое объясняло. - Так вы решили, что можете просто заехать за ней и забрать в ресторан? Не удивлюсь, если это идея вашего босса!
        - Нет, это идея ее матери… - Макалистер осекся, понимая своим юридическим умом, что любое дальнейшее признание может быть использовано против него.
        - Надо же, а мне казалось, мы уже вышли из того возраста, когда мамы решают что-либо за нас, - встряла в разговор Элайн.
        - Это неудивительно, - коротко ответил адвокат. - Матерям свойственно заботиться о своих детях.
        Ник посмотрел на парочку и подумал о том, что здесь происходило до его появления.
        Или, быть может, что-то произошло между ними задолго до сего дня.
        Взгляд Элайн сделался прохладным. Затем она неожиданно улыбнулась и подошла к столу, на котором царил беспорядок. Она бросила на Ника быстрый заговорщический взгляд. Он заметил на столе стопку журналов по садоводству, наброски, чертежи, эскизы и полупустую чашку с чем-то розовым, возможно, фруктовым чаем. На краю стола стояла губная помада того же нежного оттенка, который делал губы Фил такими привлекательными.
        Это был стол Фил.
        У Ника екнуло сердце. Он почему-то вспомнил, как Фил удивилась, когда он рассказал ей о Бутане. Ей хотелось самой увидеть все чудеса света.
        Именно это толкало и самого Ника на путешествия в отдаленные уголки планеты. Ему нужно было самому почувствовать, осязать и видеть места, куда он отправляет людей. Правда, потом этот интерес пропал. Но искренность во взгляде Фил возродила в нем эту страсть. Именно поэтому он чуть не поцеловал ее снова.
        Сейчас Ник жалел, что не завершил начатое. Он смотрел на помаду и вспоминал, как Фил пахнет, как приятно прижимать ее к себе. Он пришел извиниться и объясниться, но больше всего ему хотелось снова ощутить вкус ее губ на своих губах. Чтобы не забыть, как хорошо ему было.
        Ему пришлось приложить усилие, чтобы собраться и понять, о чем говорит Элайн.
        - Знаешь, Ник, Филиппа говорила о тебе не далее как вчера. - Она врала так убедительно, что Ники сам готов был ей поверить.
        Впрочем, скорее всего ему просто хотелось поверить в это, учитывая события последних часов. Но он приказал себе не поддаваться.
        Элайн достала какую-то толстую книгу и задумчиво нахмурила брови.
        - Где-то у нее была чудесная фотография с нудистского пляжа, где вы двое развлекались недавно на каникулах. - Она бросила на Ника еще один хитрый взгляд, и он едва не расхохотался от ее импровизации. - Филиппа, разумеется, не показала самые откровенные фото. - Элайн даже умудрилась покраснеть. - Но… ах да, вот она. Какой загар. Ты тогда, должно быть, здорово обгорел…
        - Что? - Макалистер с трудом мог говорить. - Какой нудистский пляж? Какие каникулы? Родители Филиппы ничего не говорили о ее бурном прошлом!
        - У всех есть прошлое, - мягко сказал Ник. - Во всяком случае, если человек интересный.
        Элайн рассмеялась. Макалистер указал на Ника пальцем:
        - Вы дурно влияете на Филиппу. Я требую объяснений. Кто вы такой и какие у вас с ней отношения? Я требую объяснить мне, что, черт возьми, здесь происходит?
        Именно в этот момент на сцене появилась Фил.
        Зверь всхлипнул во дворе и умер. Все трое одновременно посмотрели в окно. Фил открыла дверь и переступила порог. Помады на губах не было, зато на щеках появился румянец от солнца. На ногах простые шлепанцы, юбка испачкана в грязи, а на колготках виднелась затяжка. Филиппа выглядела растрепанной и совершенно счастливой. Этого Ник не ожидал.
        Она выглядела потрясающе.

        Глава 6

        Я подъехала к офису в одиннадцать пятьдесят пять и сразу приметила чистенький
«БМВ» за дешевеньким пикапом Элайн. Мамин протеже оказался пунктуален, что и следовало ожидать.
        Устала я страшно. Пришлось выкапывать чемерицу самостоятельно. В итоге я порвала колготки и испачкалась в земле с ног до головы. Но миссис Хатауэй осталась довольна. А для меня счастье радовать клиента. И еще, если честно, для меня счастье копаться в земле. Мне нравится чувствовать, как под нажимом пальцев рассыпаются комья земли, мне нравится наблюдать за жизнью, кипящей в ней. Чемерица оказалась совершенно здоровой, хотя пересадку могла пережить плохо. Миссис Хатауэй кудахтала над ней, как курица над цыплятами, что меня удивило. Она стала как-то ближе и роднее.
        Сначала мне казалось, она просто капризничает, но выяснилось, что она действительно любит свою чемерицу. Может быть, любит даже сильнее своих детей. А может, цветы больше заслуживали ее любви. Я не спрашивала. Но вот ее заботу о цветах я разделяла.
        Едва миссис Хатауэй убедилась, что я не причиню вреда ее деткам, мы решили посадить еще что-нибудь. В Массачусетсе не так много растений, которые цветут в раннее время. Разве что крокусы сортов «Цыганочка» и «Принц Клаус». Да еще подснежники. Вот только какие оттенки выбрать, чтобы подчеркнуть, а не разрушать гармонию прекрасного палисадника моей клиентки, я не знала. Миссис Хатауэй вообще импонировала мне своим подходом к садоводству. В ее саду все казалось просто и даже блекло до той поры, пока вы не приглядитесь получше. Да, пожалуй, стоило ей предложить идею с кремовыми подснежниками…
        В ландшафтном дизайне столько приятных моментов! Как хореограф делает из хаоса движений гармонию танца, так и я взращиваю прекрасную жизнь, наполняя ее формой и содержанием. Я дарю людям праздник, наслаждение цветом на протяжении как минимум трех сезонов в году. Когда сад расцветает, я чувствую себя не создателем, нет, скорее учителем, увидевшим плоды своего просвещения. И еще одно: никогда работа не казалась мне завершенной. Да она и не может быть закончена, ведь растения не статичны. Они расцветают и опадают, чтобы через год вернуться в прежней красе. И моя задача расположить их так, чтобы сад или клумба - уж кому что нравится - цвели круглый год, радуя цветом и динамикой своих хозяев.
        Я частенько навещаю своих питомцев, ведь работа по контракту может быть завершена, но живая картина сада - никогда. Я всегда предлагаю подновить что-нибудь здесь, пересадить что-нибудь там. И как доказательство моей теории незавершенности совершенства каждый сад, которым я когда-то занималась, удивляет меня своей эволюцией. Реальность никогда не совпадает с тем, что я задумывала, иногда виной тому сами растения, а иногда - владельцы, которые решили стать хореографами своих владений.
        После разговора с миссис Хатауэй мне совершенно не хотелось возвращаться в офис и работать над проектами. Я поднялась по ступенькам, насвистывая и не ожидая ничего плохого. «Может, ну его, этот обед? - думала я. - То, что я выгляжу непрезентабельно, должно сыграть мне на руку. Если Джеффри не понравится мой внешний вид, что ж, пусть обедает в одиночестве».
        Я искренне надеялась на то, что партнер отца откажется от обеда со мной.
        А вот Ника я увидеть никак не ожидала.
        Но он тоже был в офисе и стоял, прислонившись к моему рабочему столу. Он смотрел на меня так, словно я держала в руках ключи от вселенной.
        Во рту у меня пересохло, а ноги начали заплетаться. А это уже значило, что дело плохо. Ведь я-то была уверена, что больше его не увижу, что он сядет в самолет и улетит обратно в Сиэтл. Или в какое-нибудь более экзотичное место. Но видно, ему что-то нужно от меня.
        Прежде чем Ник успел открыть рот, я повернулась к Джеффри. Партнер отца выглядел именно так, как я и предполагала: высокий, худощавый, симпатичный, одетый с иголочки и абсолютно предсказуемый. От моего внешнего вида он пришел в ужас. Ника сложно было шокировать, а Джеффри готов был сбежать в ту же секунду.
        - Вы, должно быть, Джеффри? - Я протянула ему руку, чтобы он получше рассмотрел грязь под ногтями. - А я Филиппа Коксуэлл.
        В тоже мгновение Ник встал между нами и взял мою руку. Я почувствовала, как сердце мое ухнуло вниз, точно с вышки на дно бассейна. Вот тебе и весь иммунитет.
        - Фил, нам надо поговорить.
        Моя врожденная слабость к этому мужчине начинала меня раздражать.
        - Мы уже говорили, - ответила я холодно.
        - Нет. Тебе придется меня выслушать.
        Я попыталась выдернуть руку, но куда там. Я постаралась сохранять спокойствие:
        - Зачем?
        - Затем, что я не хочу, чтобы ты держала на меня зло. - Он заговорил тише, отчего у меня задрожали колени. Ник улыбнулся моей любимой улыбкой. - Одно дело, если бы я это заслужил, но это не так.
        Я старалась держать оборону:
        - Ты самый старинный мой друг, Фил. Нельзя разбрасываться друзьями из-за банального недопонимания.
        О, он был хорош. Моя защита быстро слабела под его натиском. Пора было что-то предпринимать.
        - Я тебя прекрасно поняла. Ты думал, что мной можно попользоваться, но, знаешь ли, это не так. - Я попыталась победоносно улыбнуться: - Всего хорошего, Ник. Увидимся лет этак через пятнадцать. Или не увидимся.
        Я попыталась проскочить мимо него, но мне не удалось. Ник взял меня за локоть и притянул к себе. Таким раздосадованным я его еще не видела.
        - Не путай меня с братом, - продолжил он, затем неожиданно поцеловал меня.
        Это был прекрасный поцелуй, затмивший предыдущий. Я подалась к нему всем телом. Ник был сладким, как шоколад. А для меня нет ничего вкуснее шоколада.
        Но если честно, я готова была променять весь шоколад на поцелуи Ника. Заодно бы сбросила и пару килограммов.
        Не помню, как мои руки оказались в его волосах, но ощущение было чудесное. Он пах солнцем и ветром, разжигая во мне аппетит к тому, чего раньше я сторонилась.
        Не знаю, чего именно добивался Ник поцелуем, заткнуть мне рот или свести с ума, но ему удалось и то и другое в рекордно короткие сроки. Когда он оторвался от моих губ, у меня так кружилась голова, что пришлось держаться за его плечи, чтобы устоять на ногах.
        - Фил, я тебе не врал. - Лицо оставалось таким же напряженным. - Я не подшучивал над тобой. Никогда.
        Наживка была слишком соблазнительной, чтобы не клюнуть на нее.
        - Никогда?
        - Никогда, Фил. - Ник поправил мои растрепавшиеся волосы, и я подумала, что мы оба выглядим как взъерошенные воробьи. Ком подступил к горлу, и я поняла, что Ник действительно никогда не обращался со мной плохо. Если не считать того, что пропал на пятнадцать лет, не сказав ни слова. А так - никогда.
        - Прости, что расстроил тебя утром, - сказал он тихо. - В мои планы это не входило.
        Как мне хотелось верить ему! Считайте это слабостью.
        - А что входило в твои планы? Что произошло? - Я только сейчас вспомнила, как Ник не хотел пускать меня в дом.
        Он снова улыбнулся:
        - Давай пообедаем, и я все тебе объясню.
        - Он расстроил тебя сегодня утром?! - взвизгнул Джеффри. Сейчас он был очень похож на отца.
        Жаль, что недостаточно было забыть о его присутствии, чтобы он испарился. Сим-салабим.
        - Ты что, путаешься с этим мужчиной? Филиппа, ты спишь с ним? Бог мой! Почему никто не предупредил меня?
        Я была так ошарашена, что не смогла открыть рта.
        - Да заткнись же наконец, Джеффри! - выпалила Элайн с несвойственным ей презрением. Вот уж не ожидала, что она встанет на мою защиту. - Прости, что буду первой, кто откроет тебе глаза, но ты не пуп земли.
        Джеффри посмотрел на Элайн с нескрываемой злобой:
        - Ты нисколько не изменилась, зато тебе удалось изменить Филиппу. Ничего удивительного! Вот подожди, я все расскажу судье Коксуэлл. Ее семья этого так не оставит. Тебя живо упекут за решетку, и поделом.
        Лицо Элайн стало пурпурным.
        - Ну знаешь, я и раньше подозревала, что ты ничтожество, но сейчас…
        - Эй-эй! - Ник попытался сгладить обстановку. - Все делаем глубокий вдох и успокаиваемся, пока никто не пострадал.
        Элайн обиженно сложила руки на груди, точно принцесса, которую не пустили на бал.
        Джеффри заговорил сквозь стиснутые зубы - тоже трюк моего отца:
        - Филиппа, я заказал столик на двенадцать пятнадцать в «Сабатино». Если ты желаешь пойти со мной, то нужно выходить, иначе мы потеряем бронь.
        У меня было предложение получше.
        - Прости, Джеффри, но мама сказала мне о нашей встрече только утром. А на сегодняшний обед у меня уже были планы.
        Джеффри раздул ноздри. Он выглядел точь-в-точь как мой отец пару десятилетий назад.
        - Твои родители уверены, что мы с тобой будем обедать. Я собираюсь пойти с тобой в ресторан. Сегодня.

«Потому что это отличный ход для дальнейшей карьеры», - подумала я.
        Но спокойствие, только спокойствие.
        - Я не пойду с тобой, Джеффри. - Я улыбнулась. - Будь честен хотя бы с собой: ты ведь и не хочешь, чтобы мы были вместе.
        Джеффри еще раз осмотрел меня с ног до головы, задержавшись взглядом на порванных колготках и заляпанных грязью босоножках.
        - Не говори ерунды, - сказал он с убедительностью, от которой за версту разило фальшью. - Я хочу пообедать с тобой.
        - Правильно, Филиппа, - заявила Элайн и добавила, передразнивая Джеффри: - Нужно думать, с людьми какого класса ты общаешься. Я бы тоже не стала с ним встречаться.
        Казалось, Джеффри сейчас взорвется. Он сжал кулаки и метнул на Элайн убийственный взгляд. Та лишь улыбнулась.
        - Вот те на! - Джоул зашел так неожиданно, что я вздрогнула. - Имеет смысл заглядывать в офис почаще. Я и не знал, что здесь кипят такие страсти. - Он посмотрел на Ника, затем на Джеффри. - А какие перспективы открываются! - Он прикрыл глаза и поежился от удовольствия.
        Я поморщилась от его тона - он использует его только для того, чтобы смущать окружающих. И у него получается.
        Джоул пододвинул стул, уселся на него верхом, поставив спинкой перед собой, и с обожанием посмотрел на Джеффри.
        - Я пойду с тобой обедать, ковбой. - Он подмигнул адвокату. - Есть еще какие-нибудь тайные желания?
        Джеффри сделался краснее свеклы, а я с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться. Джеффри ловил ртом воздух, не в состоянии произнести ни звука. Когда же он заговорил, речь его была бессвязна:
        - Но ты же, ведь ты, почему…
        - Да, я голубой, - сказал Джоул с достоинством. Он стал строить адвокату глазки. - А что ты удивляешься, стрелок? Разве ты сам не из нашего числа?
        Джеффри побледнел. Элайн издала странный хрюкающий звук - видимо, все же не удержалась от смеха.
        Джоул поднес руку к губам и нерешительно улыбнулся:
        - О нет, только не говори мне, что ты натурал. Как же я сам не догадался?
        На этом терпению Джеффри пришел конец. Он выпалил какое-то нелепое извинение и выскочил из офиса. В окно мы видели, как трясущимися руками он открыл дверь своей машины.
        - Знаешь, Джоул, это было жестоко, - сказала я просто потому, что нужно было что-нибудь сказать.
        - Он сам напросился, - мрачно сказал Ник, не выпуская мой локоть.
        Но Элайн этого было мало.
        - На «бумере» разъезжаешь? - крикнула она в окно. - Настоящие адвокаты ездят на крутых седанах!
        Джеффри выпрямился с достоинством и бросил на нее холодный взгляд. Он посмотрел на пикап Элайн, а затем перевел взгляд обратно на нее:
        - Твоя машина под стать тебе самой: дешевая и выкинуть не жалко.
        Ух ты! Видимо, я пропустила что-то интересное.
        Но потом я поняла. Элайн встречалась с каждым богатым парнем на восточном побережье, и рано или поздно я должна была столкнуться с кем-то из ее бывших. Во всяком случае, мамочка моя наверняка знала некоторых из них в лицо.
        Я пришла к выводу, что Джеффри и Элайн расстались вовсе не друзьями.
        Элайн вздернула подбородок.
        - Что ж, я хотя бы не пытаюсь казаться лучше, чем есть на самом деле. Честность оправдывает себя, Макалистер. Попробуй как-нибудь.
        - Честность? - Джеффри перешел практически на лай. - Что ж, вот тебе немного честности. Я работал не покладая рук, чтобы заработать на эту машину, а ты только вымогаешь то, что заработали другие. Ты считаешь, что машина, на которой я езжу, недостаточно хороша. Но в отличие от тебя я не получаю подарков за услуги сомнительного толка. - Он резко открыл дверцу машины. - Как тебе такая честность, мисс Поуп?
        Джеффри не стал дожидаться ответа и сорвался с места, подняв облако пыли, едва заработал движок. Да, видимо, с Джеффри у Элайн не получилось полюбовного расставания.
        - Черт, - прошептала Элайн тихо. - Ненавижу, когда он прав. - Она обернулась к нам с широкой улыбкой, но я-то догадывалась, что у нее на душе. - Ребята, если поедете обедать, вернитесь к часу. Мне надо заскочить к Монтгомери и посмотреть образцы напольного покрытия.
        - Ты не говорила, что вы с Джеффри знакомы, - заметила я.
        Ник взял в руки журнал, но Джоул был весь внимание.
        - Ты не спрашивала. - Элайн села за стол и стала внимательно изучать свой органайзер.
        - Сейчас я спрашиваю.
        Взгляд Элайн не предвещал ничего хорошего.
        - Не будем о нем.
        Элайн меня удивила, она никогда не говорила со мной таким резким тоном. Я почувствовала на талии ладонь Ника, и это придало мне уверенности.
        Элайн обвела взглядом свое царство и ткнула пальцем в сторону Джоула.
        - Убери-ка свои грязные ботинки с моих журналов, дамочка. Мне еще везти их клиенту, и я не хочу стирать с них грязь от твоей обуви.
        Джоул театрально поежился:
        - Ах, как мне нравится, когда ты такая стерва. - Он послал Элайн воздушный поцелуй.
        - Брысь! - крикнула она.
        - Когда я брал на работу нервных людей, то у меня были льготы по налогообложению, - сказал Ник вполголоса. - Хотя обычно работают они не хуже прочих.
        - Такие, как этот парень, вытаскивают на свет худшее, что есть в нас, - сказала Элайн и кивнула в том направлении, в каком скрылся «БМВ».
        - А ты действительно гей? - спросил Ник у Джоула. - Или просто посетителей распугиваешь?
        Джоул рассмеялся и ответил уже нормальным голосом:
        - Все правда. Я настоящий содомит. В каждой уважающей себя дизайнерской компании должен быть такой тип. Мы решили, что я буду заниматься камнями, разнообразия ради.
        - И тебе нравится, - констатировала я.
        - Не дайте ему обмануть вас, - проворчала Элайн. - Джоул заглядывается и на меня, и на Филиппу. А еще ему не страшны калории.
        Джоул поиграл мускулами в подтверждение последней фразы.
        - Твоя собака? - спросил Ник, кивая на пикап Джоула.
        - Иезавель.[Имя распутной жены Ахава, царя Израиля (библ.).] - Джоул светился от гордости. - Она у меня лучше всех.
        - Не лучшая сторожевая псина, зато характер покладистый.
        - Полезешь ко мне или к машине - и поймешь, как сильно ты ошибался.
        - Иеза очень преданная, - подтвердила я.
        Элайн барабанила пальцем по столу, и я поняла, что она хочет сменить тему.
        - Мамаше Коксуэлл не понравится, что ее посланец не оправдал надежд, - потешалась она. Элайн недолюбливала собак, именно поэтому бедняга Иеза ютилась в машине, вместо того чтобы лежать в офисе или хотя бы бегать по двору. - Придется придумать тебе отговорку, Филиппа.
        - Особенно когда она узнает, на кого ты променяла ее адвоката, - добавил Ник.
        Я удивленно посмотрела на него, но потом подумала, что он прекрасно знает, какого мнения моя мать о Салливанах. Хотя и сама она далеко не белая и пушистая.
        Элайн улыбнулась, на этот раз искренне:
        - Добро пожаловать в клуб отщепенцев, Ник. Судя по тому, как мы сошлись, ты вписываешься в нашу компанию.
        - Хотя для Филиппы он все усложнил, - вставил Джоул. - Кстати, Элайн, какой балл поставишь поцелую? Я бы дал семь целых и семь десятых.
        - Подача была неплохой. - Она нахмурилась, словно судья на Олимпийских играх. Я почувствовала, как краснею. - Даже отличной.
        - Да и завершение тоже было ничего, - согласился Джоул. - Но я бы добавил немного экспрессии в руки.
        - Ну довольно! - попыталась я прервать их диспут. Но все без толку!
        - Может быть, - продолжала Элайн. - Но ты не учитываешь работу на публику. Нужно отдать ему должное, он не стал форсировать события, что непросто в такой ситуации.
        - Нет, вы - это нечто! - Я толкнула Ника локтем. - Нам пора идти, иначе в пробках застрянем.
        Однако Ник не сдвинулся с места.
        - Мы не услышали твоих оценок, Фил. - Я заметила дьявольский огонек в его глазах. - Как будем улучшать показатели?
        Улучшать?
        Джоул зааплодировал:
        - Плюс балл за наглость.
        - Вы тут все чокнутые! - Я развернулась и пошла к двери, но недостаточно быстро. Пришлось выслушивать заключение судейской комиссии.
        - Пожалуй, семь целых и девять десятых, Джоул, - предложила Элайн. - Ни сотой меньше.
        - Общий счет - семь целых и восемь десятых. - Джоул подмигнул. - Неплохо для претендента.
        - Так, значит, золото наше? - спросил Ник на полном серьезе.
        Чтоб им под землю провалиться! Или мне.
        Я вернулась и попыталась утащить его силой, но сдвинуть Ника было не проще, чем сдвинуть бетонные ступени.
        Джоул сделал вид, что подсчитывает очки, затем указал на калькулятор Элайн и покачал головой:
        - Прости, Ник, но только серебро.
        Он взял степлер, изображая из себя спортивного комментатора с микрофоном.
        - Команду Восточной Германии победить невозможно, как считаете, Элайн? В них чувствуется дисциплина и целеустремленность. - Он предложил Элайн импровизированный микрофон.
        - Вы правы, Джоул. Для них тренировка - норма жизни. - Элайн кивнула, принимая степлер. - Начиная с десяти лет они терпят невероятные лишения. Нашим американским ребятам тяжело будет тягаться с ними в мастерстве…
        - Я требую проверки на допинг, - заявил Ник. Элайн кивнула:
        - О да, эти восточные немцы способны на все. Вы видели, какие плечи у их женской сборной по плаванию?
        - А еще у них на груди волосы растут, - добавил Джоул, и после этого Ник и Элайн рассмеялись.
        Джоул поднялся и протянул руку Нику:
        - Не знаю, Ник, откуда ты взялся и кто такой, но ты мне нравишься. Решишь сменить ориентацию - звони.
        Ник пожал руку.
        - Боюсь, это на всю жизнь. - Джоул снова театрально вздохнул.
        - Вот всегда так с хорошими парнями.
        - На твой век хватит, - подтрунила над ним Элайн.
        - Видишь, с чем приходится мириться? - сказал Джоул.
        - Стыдно, - согласился Ник. Я снова потянула его за рукав:
        - Ну ты готов идти?
        - Да, пошли. - Ник обнял меня за плечи, и мы направились к выходу, как будто это я их задерживала, а не наоборот.
        Я вдруг почувствовала себя неловко. Я не привыкла, чтобы Ник так запросто обнимал меня. Я вообще не привыкла обниматься с мужчинами.
        Из-под ног опять выбили почву. Я расклеилась. Стоит, пожалуй, переодеться, чтобы чувствовать себя уверенно.
        - Мне надо сменить обувь. Эти босоножки не смотрятся с костюмом.
        - Зачем, ведь и у меня нет галстука, - сказал Ник удивленно. - Брось, давай прогуляемся. Дело ведь не в обуви Фил, а в компании.
        Ну как можно устоять перед мужчиной, который говорит такие слова?
        - Фил, я забочусь о своем здоровье и не употребляю жирную пищу. - Ник с сомнением посмотрел на забегаловку по соседству. - Отведи меня туда, где нет жареной курицы, и я всецело твой.
        Я задумалась на секунду, хотя и понимала, что Ник всего лишь шутит.
        - Я знаю подходящее место.

        Глава 7

        Кухня народов мира - мое секретное оружие. Только никому не рассказывайте. Вы не застанете меня поедающей гамбургер или что-нибудь другое из ресторанов быстрого питания. Кормят там, конечно, быстро, зато вся эта еда находит кратчайшую дорогу к бедрам, и не выбить ее оттуда никакой аэробикой. Уж поверьте на слово. Хуже гамбургеров только пончики. Правда, мало кто задумывается над этим в современном мире. Нет уж, вы дайте мне бобов с мясом, дайте мне зернового хлеба, да чтоб он был настолько вкусным, чтобы я забыла на время обеда о масле: дайте мне чечевицы и шпината, мускуса и овощей - и я наемся до отвала. Дайте мне блюда тайской кухни и индийской, китайской и испанской, марокканской и итальянской, греческой и чешской. Дайте мне много салата и сочетаний вкусов. Дайте мне много специй. Такая еда полезна и сытна, а кроме того, на нее приятно смотреть.
        Есть, разумеется, продукты, которых стоит опасаться, но они очевидны. Я, например, не поклонница восточных соусов, потому что в них много сахара. Я чаще останавливаю выбор на рисе, лучше диком. И вообще я склоняюсь к вегетарианской кухне, чтобы избежать излишнего потребления жиров.
        Я обожаю индийскую кухню. Мне нравится артистичное сочетание цвета и запаха. Мне нравится каждый раз открывать что-то новое, ощущать на языке смесь специй. Мне нравятся даже названия блюд.
        А если нужно приблизиться к нирване, то лучше Чандры на кухне никого нет.
        Ее ресторанчик невелик, и народу там всегда немного. Он слишком далеко от колледжей, чтобы привлекать студентов, а белые воротнички обходят его стороной из-за буйства ароматов. Заведение декорировано в грязновато-яркие оттенки, которые Элайн не выносит. Но я каждый раз, глядя на стены, думаю, что мне должно понравиться в Индии.
        Именно в этот ресторан я и привела Ника. Уж он-то наверняка бывал в Индии.
        Чандра часто стелет скатерти разных цветов и подает тарелки в тон. Сегодня наш стол был накрыт розовой скатертью с золотой каймой. Поверх лежало ярко-желтое полотенце по диагонали. От этого сочетания рябило в глазах. А когда официантка принесла тарелки цвета хурмы, то картинка стала совсем нереальной. Соседний стол накрыли скатертью цвета мякоти авокадо. Люсии бы здесь понравилось.
        Я подумала о том, что нужно будет посадить у миссис Хатауэй что-нибудь ярко-розовое. Просто так, смеха ради.
        Я заказала блюда, которые должны были мне доставить радость чревоугодия. Но поедать я собиралась медленно. И это еще один секрет моего существования. Наряду со смакованием пищи.
        Ник дважды пробежался по богатому меню, прежде чем сделал выбор.
        - Это, - сказал он, ткнув пальцев. - Вот это действительно вкусно. Ты просто ангел.
        Спустя полчаса он зачистил остатки соуса домашним хлебом, откинулся на спинку стула и тоже предался смакованию, закрыв глаза.
        Я наблюдала за Ником и чуть не подпрыгнула до потолка, когда он неожиданно спросил:
        - Что еще в этом карри, чего я не могу определить? Какая-то незнакомая специя. Что они туда кладут?
        - Она, а не они. Чандра. - Я сделала глоток воды. - И если честно, то я понятия не имею.
        - Она не делится рецептами?
        - Я никогда не спрашивала. - Ник искренне удивился:
        - Почему? Это же чудесная кухня.
        - Наверное, потому, что не готовлю. - Я пожала плечами. - Я просто прихожу сюда есть.
        Ник поставил локти на стол и подался вперед, завладев моим вниманием. Я почувствовала себя как бабочка, наколотая на булавку.
        - Что значит - ты не готовишь? Все готовят. Ты же должна что-нибудь есть.
        Не нравился мне его взгляд.
        - Я умею делать гренки и заваривать травяной чай. А еще я умею варить брокколи. На этом мои кулинарные таланты заканчиваются.
        Он фыркнул, бросил на стол салфетку и поднялся, чтобы отнести к раздаче тарелку.
        - Неудивительно, что ты так похудела, Фил. Тебе нужно есть.
        Я не сразу нашлась что ответить.
        - Я ем. Именно отсюда все мои беды. - Но Ник не понял.
        - Что-то я не заметил, чтобы ты много съела сейчас. И утром совсем не поела. - Он покачал головой. - Ты скоро в тень превратишься, Фил. Нужно заботиться о своем здоровье.
        - Да Бога ради, Ник, я же не страдаю отсутствием аппетита.
        Он с сомнением посмотрел на меня:
        - Женщины слишком серьезно воспринимают веяния моды. Фил, для женщины естественно быть полной, я уж молчу о том, что гораздо привлекательнее выглядят женщины с формами.
        Я потеряла терпение.
        - У меня все нормально с формами! Но я не могу есть все, что мне заблагорассудится. Ник, если бы я умела готовить, я все время кусочничала бы и в итоге стала бы огромной, с дом величиной. - Я перешла на крик, но мне было все равно. - У меня самый медленный метаболизм на земле. Думаешь, так просто следить за каждым кусочком, считать каждую калорию, откладывать в сторону все, что любишь, лишь бы не превратиться снова в толстуху Филиппу? Думаешь, легко мне сидеть здесь, вдыхать эти сумасшедшие запахи и удерживаться, чтобы не заказать что-нибудь вкусненькое?
        Ник внимательно посмотрел на меня, забыв о нападках. Пар у меня вышел, так что я просто сидела и смотрела в тарелку, сожалея, что наговорила лишнего. Да еще так громко.
        - Прости, Фил. Я не знал, что ты это намеренно. - Я чувствовала, что он смотрит на меня, но не хотела встречаться с ним взглядом. - Снова я наступил тебе на больную мозоль?
        Я равнодушно поваляла кусочек курочки по тарелке и бросила на Ника взгляд исподтишка. Он раскаивался, но мне не было его жалко.
        - Фил. - О, опять этот опасный бархатный баритон. - Поговори со мной, Фил.
        - Я уже достаточно наговорила.
        Ник протянул через стол руку и взял мою ладонь.
        - Ты бесподобно выглядишь, и не выдумывай. Я всегда считал тебя чертовски симпатичной.
        - Врун.
        Он покачал головой:
        - Нет, меня всегда будоражила твоя улыбка. - Я с надеждой посмотрела на него и улыбнулась. - Вот, это она и есть. Как будто ты знаешь что-то хорошее, но ни за что не скажешь. Я всегда сравнивал твою улыбку с улыбкой Моны Лизы.
        Ладно, он меня очаровал. Соглашусь даже, что на меня легко произвести впечатление. Более того, я все еще считаю Ника неотразимым. А здесь, у Чандры, магия действовала сильнее, и дело было вовсе не в карри. От его взгляда, полного обожания, меня бросило в жар.
        - Ты, кажется, собирался идти на раздачу. - Не лучшая отговорка, но сейчас сойдет и такая.
        - Собирался, - честно признался Ник, не сводя с меня взгляда. - Если ты не против.
        - А что?
        - Да нет, просто некрасиво с моей стороны идти за добавкой, когда ты проявляешь чудеса выдержки.
        Я растаяла. Самое приятное, что может сделать мужчина для женщины, - это пойти на жертвы. С этой минуты я принадлежала ему без остатка.
        - Я не против. Я позеленею от зависти, но это ничего. Мы одновременно улыбнулись.
        - Мне просто повезло, Фил. Я родился с ускоренным метаболизмом. - Он пожал плечами и поднялся. Затем добавил с каменным лицом: - Или дело во Фредди.
        - Фредди? Кто такой Фредди?
        - Босс глистов.
        Я чуть не проглотила чайную ложку, которую облизывала в этот момент.
        - Полагаю, я подружился с ним, когда путешествовал по Южной Америке. Ужасная была поездочка, скажу я тебе. Сначала я страдал от пониженного давления в горах, а потом подружился с Фредди. Зато сейчас он следит за моей фигурой. - Ник подмигнул и пошел к раздаче.
        Надо же, Фредди - босс глистов. Пошлая, но веселая шутка. Когда Ник вернулся, я все еще думала над этим.
        - Итак? - Он поставил на стол еще одну тарелку с дымящимся варевом, но я отнеслась к этому спокойно. - Часто ли мама сводит тебя с такими типами, как Джеффри?
        - Наверное, она отчаялась.
        - В смысле?
        - Отчаялась дождаться внуков. Отчаялась увидеть меня среди семейных пар.
        - Судя по голосу, тебе эта идея не очень нравится. - Я пожала плечами.
        - Наверное, я неисправимый романтик. Не стреляй в меня за это.
        Ник усмехнулся, но я не дала ему продолжить. Мне хотелось сменить тему.
        - Как думаешь, что случилось с Люсией? - Он сразу подобрался.
        - Не знаю. Вчера она была там, и я не сомневался, что ее убили средь бела дня. - Он посмотрел мне в лицо. - Ты уверена, что там ничего не было?
        - Ни трупа, ни крови, ни Люсии. Такое не пропустишь. - Ник не улыбнулся на этот раз.
        - А чем там пахло? - Я задумалась.
        - Оранжереей. Жарой и влажностью. - Я покачала головой, припоминая. - Плюмерия расцвела. Стоял очень сильный пряный запах.
        Ник встал.
        - А температура какая была?
        - Вообще-то было не так жарко, как я ожидала. Большинство оранжерейных цветов любят жару и влагу, ну за исключением разве что орхидей. Я даже удивилась, что человек, который любит свои цветы, не создал для них надлежащей атмосферы. Хотя раз они цвели, значит, так и должно быть. Или есть еще один вариант. Те, кто нашел Люсию, убавили температуру на кондиционере, решив, что так будет лучше.
        - Или открыли окна, чтобы запах выветрился. - Я не поняла.
        - Запах цветов?
        - Нет, запах смерти.
        Лучше мне было этого не знать.
        - Как думаешь, что там произошло?
        - Кто-то убил Люсию, в этом сомнений нет. Возможно, убийца или убийцы были еще там, когда я появился. В любом случае тот, кто сделал это, обставил все так, будто я и есть убийца.
        - Нож!
        - И как точно они рассчитали время. - Ник нахмурился.
        - Ты же, кажется, слышал сирены полицейских машин?
        - Слышал. Я подумал, что кто-то специально вызвал полицию, чтобы меня схватили на месте преступления. Но тогда полиция должна была обнаружить Люсию.
        - А что, если они и обнаружили?
        - Хм. Тогда почему утром там никого не было? Странно, не так ли? Ты видела какие-нибудь следы их пребывания в доме?
        Я покачала головой:
        - Все было чисто прибрано. Даже слишком чисто. Может, они наблюдают за домом?
        - И ждут, когда я вернусь? Возможно. - Ник принялся за еду. - Или они просто велели миссис Доннели докладывать о том, что происходит.
        - Но это же глупо. Они с Люсией совсем недавно повздорили.
        Ник удивленно посмотрел на меня, и я пересказала ему то, что узнала от матери.
        - Любопытно. - Он поморщился. - И так похоже на Люсию.
        - Ты же не думаешь, что она причастна к смерти бедной кошки?
        Ник пожал плечами.
        - Рад бы сказать, что она не могла этого сделать, но на самом деле я просто не знаю. Это зависит оттого, насколько сильно она разозлилась. Она вполне могла выставить испорченные консервы из лосося на крыльцо.
        Я поежилась.
        - Это нехорошо.
        - Они всегда не ладили. Соседские кошки все время забираются в оранжерею.
        - Ну и что?
        - Миссис Доннели не выпускает их погулять. Она не любит убирать за ними, а зимы в Розмаунте холодные. Вот они и забираются в оранжерею, чтобы справить нужду.
        Я отодвинула тарелку с недоеденной курицей.
        - Фу.
        - Вот тебе и «фу». Запах - словами не передать. Люсия каждый раз просто с ума сходила от этого. Спасло соседских кошек только то, что я нашел лаз и заделал его. Но война уже была развязана.
        - Порой кажется, что людям просто нечем себя занять. - Он улыбнулся:
        - Это точно.
        - Хорошо, что ты остался в Звере.
        - Почему?
        - Миссис Доннели уже сообщила матери, что видела меня.
        - Да ты что?!
        - Говорю тебе.
        Теперь и он отодвинул тарелку.
        - Не нравится мне это.
        - Мне тоже не нравится, но мама уже все равно мне позвонила.
        - Да я не об этом, Фил. - Он пригладил ладонью волосы. - Не стоило мне вообще к тебе приходить.
        Если он решил испортить мне настроение, то ему это удалось с блеском.
        - Не поздновато об этом? - Тон выдавал меня. - Что будешь делать дальше?
        - Это не так важно.
        - Что?
        - Я говорю, это не важно, Фил. Мне не стоило вовлекать тебя с самого начала. Сегодня я пришел, чтобы извиниться. Отныне это только моя проблема.
        - Что ж, тогда я тебя не задерживаю.
        Он посмотрел на меня грустными глазами:
        - Ты злишься на меня?
        Я покраснела. Впрочем, стоит ли винить Ника в том, что он называет вещи своими именами?
        - А если и так? Тебе ведь, похоже, все равно.
        - Ты ошибаешься. Мне не все равно. - Он приподнял бровь. - Вообще-то я надеялся, что это обед примирения.
        - Чтобы ты смог раствориться в закате с чистым сердцем? - Его лицо ничего не выражало.
        - Все свое ношу с собой, Фил. Таков мой девиз.
        - И девиз твоего бизнеса.
        Он удивленно посмотрел на меня, и я поняла, что проговорилась.
        - Откуда ты знаешь?
        - Так, знакомые рассказывали, - соврала я, и лицо мое стало того же цвета, что и скатерть. Пора менять направление беседы. - Ты ведь не станешь брать вину Шона на себя на этот раз?
        Ник взял вилку и стал доедать, но только удовольствия на его лице уже не было. И он не отвечал на мой вопрос.
        - Долго будешь изображать из себя следователя? - спросила я.
        - То есть?
        - Ты все спрашиваешь и спрашиваешь, выуживаешь из меня информацию, а сам ничего не рассказываешь.
        - Так будет лучше.
        - Кому?
        Он бросил вилку на пустую тарелку и отодвинул ее.
        - Чего ты злишься?
        - А кто сказал, что я злюсь?
        Он долго смотрел на меня, но я старалась не подавать виду. А Ник все смотрел и анализировал, прокручивая разговор в голове. Я не удивилась, когда он догадался:
        - Ты злишься из-за того, что я сказал, что не стоило вообще искать тебя.
        Я решила не отрицать очевидное.
        Ник положил руку рядом с моей и даже не стал прикасаться, но я все равно затаила дыхание от его близости. Я подумала, что если отдерну руку, то это будет выглядеть глупо, так что я оставила все как есть.
        - Давай я проясню ситуацию, - сказал он негромко. - Я не должен был выходить на тебя и впутывать в эту историю. Я сожалею об этом, потому что не знаю, чем все обернется. Ты права, вчера ночью я плохо соображал, - Его взгляд стал жестче. - Но я вовсе не сожалею, что снова увидел тебя, Фил. За последнее время ты единственная перемена к лучшему в моей жизни.
        - Не понимаю.
        Он смотрел на меня.
        - Ты все та же, что и прежде, такая же, какой я тебя помнил, но ты нашла в себе силы изменить себя к лучшему. Чтобы изменить себя, нужно обладать честностью и отвагой. И я рад, что увидел тебя такой.
        Он прикоснулся к моей руке, и мы сидели какое-то время молча. Я пыталась вспомнить, когда мне говорили столько приятных слов в последний раз. Все дело в том, что я не готова была отпустить Ника Салливана из своей жизни. И дело даже не в том, что он сказал.
        - Так что ты будешь делать дальше? - Я задала вопрос как бы между прочим, но Ник догадался, что мне не все равно.
        - Оставь это, Фил. - Он внимательно посмотрел на меня. Было видно, что Ник держит дистанцию, и я прекрасно понимала, что это значит.
        Но я не собиралась облегчать ему жизнь. Всегда нужно бороться за то, во что веришь. По крайней мере нужно использовать свой шанс. Желания не будут исполняться сами собой. Под лежачий камень вода не течет.
        Ник захотел расстаться по-хорошему. Наговорил мне уйму приятных слов и думал, что ему удастся замести следы. Но я не собираюсь отступать.
        - Говори, непроницаемый ты наш. Мне просто любопытно.
        - Что тебе любопытно? - Я покачала головой.
        - Ну вот, опять ты уходишь от ответа. - Он поставил локти на стол.
        - Я собираюсь навестить Шона. - Он внимательно посмотрел на меня, словно кровожадный дракон, притворяющийся невинной овечкой.
        Может, его просто надо все время подталкивать?
        - Тебя подвезти? - Предложила я, набравшись наглости.
        - По братцу моему соскучилась? - спросил Ник, прищурив глаз.
        Я рассмеялась:
        - Это уж вряд ли. - Но Ник не смеялся.
        - Но он же тебе всегда нравился, - сказал Ник осторожно. - Неудивительно, что ты снова хочешь его видеть.
        - Ну да. Я давно уже рассталась с мечтой посмотреть, как его кастрируют.
        Ник неожиданно подался вперед.
        - Не понимаю. Ты же с ума по нему сходила.
        - Когда-то сходила. Но это недолго продолжалось. Он обошелся со мной как с отбросами, и все было кончено.
        Я стала собираться, но Ник не готов был закончить разговор. Он встал у меня на пути - такую преграду не обойдешь, учитывая, что кругом столы да стулья.
        - Но ты же в ту ночь все платки заплакала.
        От Ника так хорошо пахло, что у меня защекотало в носу. Я старалась не подать виду, что сердце рвется из груди. У женщины должна быть гордость.
        - Я была наивной дурочкой, Ник. И даже не потому, что позволила разбить мне сердце. Я ведь ничего о нем не знала. Мы даже не разговаривали толком до того, как он пригласил меня на бал. Думаю, это прояснило бы все. Ник, я ведь немного разбираюсь в мужчинах, что бы там ни говорила моя мама.
        Он задумался, а я гадала, что он нашел в этом интересного.
        - Когда ты видела Шона в последний раз?
        - Не знаю. Наверное, тогда же когда в последний раз видела тебя. А почему ты спрашиваешь?
        Вокруг его глаз собрались морщинки.
        - Мне просто любопытно.
        Как всегда, Ник выведал мои секреты и ни словом не обмолвился о своих. Ну хватит, больше ему это с рук не сойдет.
        - Ты думаешь, я все еще сохну по нему? - Я хлопнула его по плечу. - Ты такой милый, заботишься обо мне.
        Готова биться об заклад, что с Ником Салливаном еще никто так не разговаривал. Судя по выражению его лица, я попала в цель.
        - Милый? - Он буквально выплюнул слово на стол. - Вот уж не думаю…
        - То, что не думаешь, я уже заметила. - Я взяла сумочку и помахала Чандре, чтобы она рассчитала нас. - Не хотела бы я оказаться на месте Шона, когда ты найдешь его.
        Ник помрачнел:
        - Если он сделал это с Люсией…
        - Возможно, это действительно он. Ты просил юридической консультации? Вот тебе бесплатная юридическая консультация: тебе нужен свидетель, который будет присутствовать при вашем разговоре. - Я с уверенностью посмотрела на него. - Мы оба знаем, какой Шон изворотливый мерзавец, поэтому нужна третья сторона, чтобы подтвердить в суде его слова.
        Ник отступил на шаг и прищурился:
        - Насколько хорошо ты знаешь моего брата?
        - Настолько, чтобы знать, о чем говорю. - Мои слова не убедили Ника, так что я продолжила: - Будь у него совесть, тебе не пришлось бы отвечать за его поступки.
        - Он привык получать все, что пожелает. - Ник пожал плечами. - Я сам приучил его к этому.
        - Ха. Кто-то берет, Ник, а кто-то дает. Так устроена жизнь. Если не даешь ты, значит, он найдет другого.
        - Фил, тебе не обязательно идти со мной.
        Ну да, одинокий волк, выслеживающий добычу. Он готов на все, невзирая на цену, которую придется заплатить.
        - Ты прав. Его может там попросту не быть.
        - Он будет там.
        - У него ведь может быть работа. - Ник покачал головой:
        - Сомневаюсь. - Любопытство взяло верх.
        - Откуда ты знаешь?
        - Я уже наведывался к нему. Но не волнуйся, он об этом не знает. А насчет работы просто догадки. Не в его стиле работать.
        Больше Ник ничего не сказал, так что я решила не настаивать. Я и так сделала ему предложение, от которого он не должен был отказаться. Но я ошиблась. Впрочем, это его дело.
        - Что ж, надо возвращаться в офис: Элайн ждет.
        - Знаю. - Ник взял счет еще до того, как его положили на стол, и засунул в папочку пятидесятидолларовую купюру, такую хрустящую, словно только вчера он напечатал ее в подвале Люсии. Я заметила, что бумажник его набит свежими купюрами.
        - Я расплачусь, - сказал Ник и посмотрел на меня так, что я поняла: возражений он не потерпит. - Я должен тебе гораздо больше, Фил.
        Наконец-то я дождалась благодарности. Но не почувствовала ничего, хотя была уверена, что стану прыгать от счастья. Я откровенно заявила ему о своей заинтересованности, но, видимо, наши интересы не совпадали.
        Обед примирения подошел к концу.
        - Ладно, береги себя. - Я пошла к выходу. Я знала, что не стоит ожидать чего-то большего, но все равно чувство разочарования не покидало меня. Я не хотела оглядываться.
        - Когда ты закончишь с делами?
        Я повернулась и, увидев прямо перед собой Ника, чуть не упала. Он поддержал меня за локоть, и мы вышли вместе.
        - Я заеду за тобой, и мы вместе наведаемся к Шону. А сейчас я хочу взять рецепт у Чандры, подожди меня в машине. - Ник посмотрел на часы. - Так как, к трем освободишься?
        Я смотрела на него с открытым ртом. Ник лишь улыбнулся и коснулся пальцем моих губ.
        - Говори, непроницаемая ты наша. Да или нет?
        - Почему ты передумал?
        Он улыбнулся, и мне показалось, что дракон решил отведать десерт.
        - Разве это важно?
        - Да.
        Его улыбка стала шире, а взгляд упал на мои губы. Я снова почувствовала его руку на своей талии, и мне это понравилось.
        - Вы умеете убеждать, мисс Коксуэлл.
        Деваться мне было некуда, даже если бы я и хотела что-то изменить.
        - Три в самый раз, - сказала я нервно. Ник коротко кивнул:
        - Тогда увидимся.
        А чтобы добавить сюрреализма в происходящее, Ник наклонился и коснулся губами моих губ. Рука на талии притянула меня ближе. Поцелуй был не так хорош, как предыдущий, - просто длился гораздо меньше, - но коленки у меня задрожали.
        Однако на выходе я все равно постучала по дереву, чтоб не сглазить.

        Глава 8

        Ник привез меня на улицу в Норт-Энде, и мне пришлось втиснуть Зверя в единственный свободный закуток. Ник сразу пошел к многоквартирному дому и нажал на звонок под номером 2.
        Интересно, когда он последний раз разговаривал с Шоном? Наверху раздался звонок. Когда ответа не последовало, Ник нажал на звонок еще раз. Затем включился домофон и кто-то рявкнул:
        - Что бы вы ни продавали, мне это не нужно.
        - Шон, это Ник.
        Последовала долгая пауза, такая долгая, что я решила - он оставит нас мерзнуть на улице. Но затем щелкнул дверной замок. Ник открыл дверь, пропустил меня вперед, и мы поднялись по лестнице.
        Шон стоял на лестничной площадке, уперев руки в бока, и смотрел на нас сверху вниз. Его силуэт высвечивался на фоне окна. Я подумала, что страсть к эпатажу, видимо, передается с генами.
        Даже при плохом освещении видно было, что годы не пощадили Шона Салливана. Плоский живот исчез, а точнее, спрятался под необъятным пузом. Видимо, Шон до сих пор считал себя неотразимым - носил обтягивающие джинсы, которые лишь подчеркивали то, что нужно скрывать, а на рубашке виднелся логотип футбольной команды. Мы были с ним почти одного возраста, но выглядел он на все пятьдесят, да и то только при хорошем освещении. Видно, есть в мире справедливость.
        Шон ухмыльнулся и поднял руку в приветствии - жалкая пародия на былое величие.
        - Привет. Давненько не виделись.
        - Интересно почему? - Тон Ника был сухим.
        Шон колебался лишь секунду, затем улыбнулся еще шире.
        - Да ладно, будет тебе! - сказал он как ни в чем не бывало и протянул руку.
        Ник ответил на рукопожатие, хотя и неохотно. Шон обнял брата.
        Ник никогда не любил телячьих нежностей. С годами это только усилилось. Он ничего не сказал, но по его лицу видно было, что он не в восторге от происходящего.
        Шон отошел на шаг и посмотрел на брата:
        - Если пришел за деньгами, так у меня нет.
        - Я пришел не поэтому.
        Шон ткнул Ника локтем. От этой фамильярности настроение Ника не улучшилось. Он явно не простил брата за прошлое.
        - Эй, если сам хочешь подбросить деньжат, так я не откажусь.
        Ник покачал головой.
        Шон перекинулся на меня в надежде на более легкую добычу. К моему удивлению, оглядев меня с ног до головы, он снова заговорил с Ником:
        - Отличная штучка.
        Я ощетинилась, а Нику в позвоночник точно лом вставили.
        - Ты, может быть, помнишь Филиппу Коксуэлл?
        - Ничего себе! Так ты Филиппа Коксуэлл? - Шон присвистнул. - Мать честная, ты сильно изменилась! - Он подмигнул. - Захочешь покувыркаться, детка, только позвони.
        Ник снова положил руку на мою талию, но я сама умею за себя постоять. Кроме того, я просто не могла держать рот на замке.
        - А ты считаешь, что у тебя получится?
        Шон покраснел и бросил на Ника воинственный взгляд.
        - Так, чего тебе надо? Ты, конечно, порадовал меня визитом, но дальше-то что?
        - Надо поговорить. И желательно не в коридоре. - Шон задумался, но все же попятился в квартиру и махнул рукой, чтоб мы проходили.
        - Пиво будете? Джози! Сгоняй-ка до магазина на углу, купи нам шесть банок: гости пришли.
        Из ванной вышла маленькая темноволосая женщина, изящная и красивая. Она ошалело посмотрела на Шона:
        - Мне же на работу идти.
        На ней были белая блузка и темные брюки, какие обычно носят официантки. Крепкие черные ботинки подтверждали мои догадки. Учитывая ее внешность, можно было предположить, что она получает неплохие чаевые.
        - Вот и поторопись, чтобы не опаздывать. - Сам за пивом Шон, видимо, сходить не мог. Он проводил нас в гостиную.
        Кто эта женщина? Она что, слуга ему? Я переживала за нее. Но Джози, не долго думая, ответила:
        - У меня нет денег. - Судя по всему, она даже не обиделась на Шона.
        Тот выругался под нос, достал потертый бумажник, вытащил десять долларов и швырнул Джози под ноги. Она подобрала деньги, словно послушная собачонка, и побежала за пивом.
        Мне стало тошно от увиденного.
        Шон жестом предложил сесть на диван, застланный пледом.
        - Чувствуйте себя как дома.
        Кресло напротив дивана, очевидно, было его троном, и сидеть в нем мог только он. Шон сел в него и откинулся на спинку, а я в это время оглядывалась по сторонам.
        Квартирка была чистенькой, хотя и довольно убогой. На кухне стояли стопкой опустошенные контейнеры из-под еды. Судя по названиям, Шон не был гурманом и к тому же выпивал.
        Ник молчал, и улыбка Шона медленно сползла с лица.
        - Ты небось первым делом к Люсии заглянул?
        - Я не разговаривал с Люсией пятнадцать лет. - Удивительно было видеть теперь, как мало общего у двух братьев. Я заметила это еще той памятной ночью, но сейчас разница стала очевиднее. Если раньше они походили друг на друга внешне как две капли воды, отчего их часто путали - что и спасло Шона от тюрьмы, - то сейчас это были два абсолютно разных человека. Они, должно быть, до сих пор были одного роста, хотя Шон казался ниже и уж точно объемнее. Манеры же у них настолько различались, что не спутаешь. Ник молчал и мало двигался, а его брат, напротив, все время жестикулировал и болтал, болтал без умолку.
        - Как она? - спросил Ник. Шон пожал плечами и отвернулся.
        - Мы крупно повздорили. Старая карга заявила, что я порочу светлую память папаши. - Он проверил открытые банки из-под пива, что стояли на столе перед ним.
        Я испугалась, что он найдет недопитые и предложит нам.
        - Ты всегда напоминал ей о нем. - Шон фыркнул:
        - Как меня это раздражало! Она все время преследовала меня. А после того как ты уехал, стало только хуже. Видно, она решила, что раз ее любимчика нет, то надо добить меня своими нравоучениями.
        Ник покачал головой:
        - Нет, братишка, это ты всегда был ее любимчиком.
        - Нуда, поэтому она испортила мне жизнь.
        На лице Ника промелькнули эмоции. Для меня это было неожиданностью.
        - Испортила тебе жизнь? Это как же она испортила ее? Тем, что приютила тебя и воспитала? - спросила я. - У тебя была комната в одном из самых больших домов в Розмаунте, не говоря уж о стабильности, которой не каждая семья может похвастать. Просто сердце кровью обливается.
        Шон с яростью посмотрел на меня:
        - Да что ты о нас знаешь? Она ни в чем не поддержала меня. А ведь я мог выбиться в люди. Я мог просто прибиться к какой-нибудь компании. Но нет, Люсия сделала все, чтобы они обходили нас стороной. Ненормальная. Самое страшное, что и мне передались ее отвратительные черты. - В его голосе слышалась горечь. - Она как будто проклятие на меня наложила. Я не получил футбольную стипендию, хотя играл на голову лучше этого кретина Фергюссона. - Шон вздернул подбородок и посмотрел на Ника: - Знаешь, что с ним стало?
        - Нет.
        - Угадай с трех раз. Он поступил в Принстон. Играл полузащитником. Его купила по драфту какая-то крупная команда. Он заработал кучу денег. Правда, сейчас не играет, повредил колено. - Шон еще раз проверил все банки на столе. - Он живет в огромном доме на берегу залива. А я? Что со мной стало? Я даже в кофе-маркет на работу не смог устроиться после школы. Что уж там, Люсия оказала нам медвежью услугу.
        На самом деле Шона не любили в Розмаунте совсем по другим причинам.
        Наконец Ник заговорил тихим голосом:
        - То есть ты считаешь, что все плохое, что случилось с нами в жизни, произошло по вине Люсии?
        - Ну разумеется! Ты же знаешь, что она ведьма. Так вот, я был любимым объектом ее проклятий. - Шон фыркнул. - А все из-за того, что она видела нашего отца во мне, словно он из мертвых мог воскреснуть.
        - Неужели ты считаешь, что ничем не заслужил такого отношения? - спросила я, потому что происходящее возмущало меня не меньше, чем Ника, но в отличие от нею я не собиралась молчать.
        - Нет, отчего же. Я допустил одну ошибку, за которую расплачиваюсь по сей день: я позволил этому идиоту, - Шон кивнул на Ника, - решать за нас двоих. И вот он, возомнив, что в восемь лет мудрее всех на свете, позволил старой крысе забрать нас к себе. Мне было шесть, но я и тогда уже понимал, что добром это не кончится.
        Тишина, последовавшая за этим, давила.
        - Работаешь где-нибудь? - спросил Ник тихо спустя пару минут.
        Шон покачал головой:
        - Повредил спину. Живу на пособие.
        Я не стала спрашивать, и так было ясно, что он свалит вину на Люсию и ее проклятия.
        - Но пособие скоро заканчивается. Не знаю, что и делать. - Шон внимательно посмотрел на Ника, явно прицениваясь. - Хороший костюмчик. Лучше, чем показалось вначале. А у тебя, похоже, дела идут неплохо?
        Ник подтянулся:
        - Не жалуюсь.
        - Не подкинешь пару тысчонок? - Ник холодно улыбнулся:
        - Нет.
        - Эй, почему нет? Мы же братья!
        - Ты слишком много мне задолжал.
        - Значит, ты все-таки разговаривал со старой ведьмой. Ты всегда встаешь на ее сторону.
        - Только если она права.
        Я почувствовала их враждебность по отношению друг к другу. Шон покачал головой. Он опять взял со стола пустую банку из-под пива и в надежде потряс ее.
        - Ну где же Джози? Где ее черти носят?
        - Может, она ушла от тебя? - спросила я. Шон ухмыльнулся:
        - Она, конечно, туповата, но не настолько.
        - Ты что, принцем себя возомнил? - не удержалась я, несмотря на то что Ник предусмотрительно взял меня за локоть.
        Шон погрозил мне пальцем:
        - Смотри, кто-нибудь вырвет тебе язык. - Ник не выдержал:
        - Заткнись, Шон.
        К моему удивлению, Шон заткнулся. Он поерзал в своем кресле, бросая взгляды то на меня, то на Ника.
        - Вам еще не пора? Что-то воссоединение не очень получилось. - Он потянулся и поморщился. - Вчера всю ночь не спал, спина просто разламывается.
        - Когда ты видел Люсию в последний раз?
        - А тебе-то что?
        Ник смотрел на свои руки, тщательно подбирая каждое слово:
        - С ней могло что-нибудь случиться.
        - Значит, ты точно был у нее.
        - Когда, Шон? Это такой простой вопрос.
        - Ты пришел к ней, а ее на месте не оказалось. Наверное, увязалась за цирком. Или на метле улетела. - Шон рассмеялся своей шутке. - Слушай, а может, старуха преставилась и оставила мне малость наличных, ведь я же ее любимчик. - Шон хитро смотрел на Ника.
        Мне не нравились его шутки - плоские и грубые. На Нике лица не было.
        - Она мертва, Шон. - Шон поджал губы. Ник продолжал голосом, лишенным эмоций. Я-то понимала, что внутри он кипит. - Кто-то зарезал ее в оранжерее, кто-то, кто знал, что я должен приехать, кто-то, кто хотел свалить на меня свою вину. - Ник посмотрел на Шона, и тот дернулся, словно от удара. - Удивительно, но я сразу подумал о тебе. Все, что я хотел знать, - это мотив. Что ж, ты только что все объяснил.
        - Я? Да ты что? Да я бы никогда…
        - Брось, Шон. Я все равно докопаюсь до правды, и один даже быстрее, чем с тобой. - Ник встал и протянул мне руку. - И на этот раз я не дам тебе уйти от ответственности.
        Мы уже подходили к двери, когда Шон поднялся из кресла. Он разразился трехэтажным матом, от которого у меня едва уши не свернулись, но Ник был спокоен. Он задержался на пороге.
        - Ты так и не научился отвечать за свои поступки, Шон. Отчасти есть и моя вина в том, что ты не думаешь о последствиях. - Он улыбнулся улыбкой, от которой меня в холод бросило. - Пора исправлять ошибки.
        - Ублюдок! Это ты позвонил в полицию сегодня ночью! Ты, я точно знаю. - Он швырнул в нас пустой банкой, и нам пришлось пригнуться. Мы побежали по ступеням, Шон выскочил из квартиры. - Я догадался, потому что у соседей кишка тонка заложить меня. - Шон снова перешел на нецензурную брань.
        - О чем он говорит?
        Ник продолжал спускаться по лестнице.
        - Тебе лучше не знать.
        - Нет, я хочу услышать это. Рассказывай.
        Ник не ответил, зато указал пальцем на женщину, которая шла нам навстречу:
        - Джози.
        Нет, он неисправим, но обижаться на него не было никаких сил. По лестнице действительно поднималась Джози, и в руках она несла шесть банок пива. Увидев нас, она заметно поникла:
        - О нет. В магазине была очередь. Я знаю, что задержалась.
        Ник улыбнулся ей:
        - Не переживай, Джози, просто нам пора было уходить. - Она посмотрела на дверь своей квартиры и, бесспорно, узнала приглушенный голос сожителя.
        - Мне пора.
        - Вы могли бы поговорить с нами? - В ее глазах застыла тревога.
        - Боюсь, что нет. Мне пора на работу.
        И нести этому животному пиво. Мне стало противно от такой преданности. Джози обогнула нас и заспешила к квартире, но Ник пошел рядом с ней, и мне тоже пришлось семенить за ними. Интересно, что будет дальше?
        - А он из дома вообще не выходит?
        - Да, пожалуй. С тех пор как спину повредил.
        - А вчера?
        Джози колебалась, глядя то на Ника, то на меня.
        - А что?
        - Как твоя рука, Джози? - Она покраснела.
        - Я не понимаю, о чем вы говорите.
        - Вот здесь, - сказал Ник и так быстро коснулся ее плеча, что она не успела отшатнуться и поморщилась от боли.
        Она ускорила шаг, но Ник не отставал. Его голос был мягче выдержанного шотландского виски:
        - Он часто бьет тебя? Часто наставляет тебе синяки?
        В голове у меня еще один кусок головоломки встал на свое место.
        На этот раз Джози побледнела:
        - Откуда вы знаете? - Она покачала головой и сжата губы. Она знала, что отпираться дальше бессмысленно, но все равно ничего не хотела говорить. - Мне надо идти.
        - Вот и вчера это снова случилось.
        Джози остановилась, голова опущена, волосы закрывают лицо.
        - Он хороший парень. И ко мне хорошо относится.
        - Когда трезвый? И как часто это бывает? - спросила я.
        - Когда он работал, было не легче. - Она все еще защищала его. Это разрывало мне сердце. - Он выкарабкается, я знаю. И тогда все будет хорошо.
        - Так как же насчет вчерашней ночи, Джози? - спросил Ник совсем мягко.
        Она повернулась и посмотрела на нас. В глазах ее стояли слезы.
        - Он взял у моего двоюродного брата машину, чтобы съездить на собеседование по работе. Но собеседование прошло плохо. Вот он и расстроился. - Джози упрямо выгораживала Шона. - Это ведь нечестно.
        - Где я могу найти твоего двоюродного брата? - Джози посмотрела на Ника исподлобья:
        - Он же ваш брат. Чего вы цепляетесь к нему? Разве надо его проверять?
        - Надо.
        - Я забыла номер его телефона.
        - А имя своего двоюродного брата ты помнишь?
        - Нет. - Джози еще плотнее сжала губы.
        Ник зарычал от безысходности, но я достаточно насмотрелась детективов, чтобы знать - Джози может и передумать. Я достала одну из своих визиток, написала на обратной стороне домашний телефон и передала ей:
        - Позвони мне, если вспомнишь, где найти твоего брата.
        - А я думала, он здесь главный.
        Я растерялась, но Ник среагировал мгновенно:
        - Мы работаем в паре.
        Я не успела обдумать смысл его заявления - из квартиры снова послышался голос Шона. Джози побежала наверх, даже не попрощавшись.
        Тем не менее визитку мою она в карман положила.
        Ник негодовал. У него буквально пар из ушей валил от злости.
        В машине он сидел мрачнее тучи.
        - Так как мы его прижмем? - спросила я.
        - Мы ничего не будем делать. - Ник едва сдержался.
        Я крутанула руль и добавила газу, пристраиваясь в образовавшийся просвет между машинами в плотном потоке. Дракон на пассажирском сиденье недовольно поморщился, но промолчал. Да, Ник не из разговорчивых.
        Я решила, что атмосферу надо разрядить.
        - Мне кажется, или ты скован обязательствами? - Я хотела пошутить, но Ник не понял.
        - Нет у меня никаких обязательств.
        - То есть ты у нас одинокий техасский рейнджер?
        - Я просто не люблю усложнять жизнь.
        - Усложнять?
        - Я уже говорил тебе - все свое ношу с собой. Все остальное лишнее.
        Толика здравого смысла в этом все же была.
        - Не оставляешь ничего весомее следов на песке?
        - Вот именно. Высади меня здесь.
        - Это вряд ли. - Я нажала на педаль газа и свернула на оживленную улицу.
        - Фил!..
        - Я выпущу тебя, но не раньше чем ты расскажешь мне про следы на песке. Ты заблуждаешься, если думаешь, что тебе удастся пройти по жизни, не оставив о себе памяти.
        - Ну, отпечатки твоих ног в моей душе всегда со мной.
        Я не стала обращать внимание на эти слова.
        - Ты думаешь, в Розмаунте тебя никто не помнит? Лично у меня много воспоминаний, связанных с тобой, и их не сотрешь из головы. - Ник посмотрел на меня пристально, но я притворилась, что не чувствую его взгляда. - Ты дважды повлиял на мою жизнь тем, что сказал или сделал, и я ни на секунду не жалею об этом.
        - Теперь уже третий раз.
        - Что ж, «три» - цифра счастливая, так говорят. - Ник был совершенно серьезен.
        - Так ты не жалеешь, что я нашел тебя?
        Я остановилась на красный сигнал светофора и посмотрела на Ника:
        - Нет. А ты? - Он улыбнулся:
        - Нет. - Затем он нахмурился, отвел взгляд и принялся барабанить пальцами по ручке дверцы. - Я просто беспокоюсь о том, что из-за этого дела у тебя могут возникнуть неприятности.
        - А может, мне все равно? - Он бросил на меня взгляд.
        - Ну и напрасно.
        - Почему? Потому что от мальчишек Салливанов одни неприятности?
        - Так вот что люди говорят?
        - Если честно, то я так не думаю. Наоборот.
        Я привлекла его внимание. Ник так пристально смотрел на меня, что и не заметил, как мы свернули на дорогу к Розмаунту.
        - Почему?
        - Сам догадайся. В нашу первую встречу ты помог мне прийти в себя.
        - То есть убрал мусор за Шоном?
        - Называй как хочешь. Для меня это было важно, и я никогда не забуду тебя. А в другой раз ты вдохнул в меня веру в свои силы, и я смогла пойти своим путем, наперекор воле семьи.
        - Давай не будем говорить о нашей второй встрече.
        - Потому что в ней корень всех бед?
        Ник не ответил, но я и так все поняла. Он опять забарабанил пальцами по ручке дверцы.
        - А третий раз? - Улыбка коснулась его губ. - Ты думаешь, из этого получится что-нибудь, Фил?
        - Почему нет?
        Ой-ой. Сейчас он начнет задавать вопросы. Я открыла ящик Пандоры. Язык мой - враг мой. Я рулила, следя за дорогой.
        - Поподробнее.
        - Не важно. - Я понимала, что сказала слишком много и он не отстанет.
        - Важно.
        - Ты мне не ответил ни на один вопрос. - Я решила зайти с другого конца. - Мне кажется, на третий раз у нас вес получится.
        Он хмыкнул и покачал головой:
        - Ни малейшего шанса. - Я щелкнула пальцами.
        - Когда ты появился в третий раз, мой бизнес пошел в гору. Видишь, ты опять перевернул мою жизнь к лучшему. Все эти годы я думала, получилось бы у нас что-нибудь, и вот теперь мы можем проверить.
        На секунду мне показалось, что я убедила его.
        - Так я жду подробностей, Фил.
        - Не важно.
        - Ты покраснела.
        - Я просто переживаю за свой бизнес. - Ник лишь покачал головой:
        - Но я знаю: либо все получится, либо нет.
        - Так я жду подробностей?
        - Я не буду отвечать на твои вопросы, пока ты не начнешь отвечать на мои. - Ник коснулся пальцем моей щеки, и я сглотнула.
        Я представила, как его пальцы продолжат движение ниже, и с трудом сосредоточилась на дороге.
        - И вообще пересядь на заднее сиденье.
        Он убрал руку от моей щеки, отвернулся к окну и спросил:
        - Зачем мы едем в Розмаунт?
        Как ни странно, но от того, что я удивила его, лучше мне не стало.
        - Потому что я знаю то, чего не знаешь ты.
        - Ну так скажи, тогда и я буду это знать.
        Я посмотрела на него и наткнулась на насмешливый взгляд.
        - На кухне стоял стакан с бренди. - Ник мгновенно помрачнел:
        - Люсия принципиально не пила спиртное.
        - Значит, мы правы и Шон решил забрать из дома что-нибудь ценное.
        - А раз так, то в доме остались его отпечатки пальцев. Это ты неплохо придумала, Фил. - Он погладил меня по плечу и перелез на заднее сиденье. Его зад был слишком привлекателен, я не могла удержаться. Ник вскрикнул, когда я ущипнула его.
        - Я тебе это припомню.
        Я посмотрела на него в зеркало заднего вида.
        - Ох уж эти мужчины, одни обещания. - Он улыбнулся улыбкой сытого дракона.

        Глава 9

        У меня был план. Более того, Ник его одобрил.
        Снова началась полоса везения. Я припарковалась у дома Люсии, радуясь опустившимся сумеркам. Я не учитывала это в своем плане, но обстоятельство оказалось весьма удачным. Ник шепотом пожелал мне удачи, и я вылезла из машины.
        Придерживаясь заранее продуманной легенды, я подошла к двери и нажала на кнопку звонка.
        Разумеется, ответа не последовало. Я позвонила еще раз, разыгрывая недовольство, как и положено посетителю, которого не пускают в дом, и огляделась по сторонам с недовольным лицом.
        Занавеска в окне миссис Доннели дернулась. Ага, попалась!
        Я пошла к двери ее дома и постучала. Она открыла лишь после того, как я постучала второй раз, и высунулась из-за двери, подозрительно разглядывая меня.
        Ивлин Доннели было за шестьдесят, лицо у нее было морщинистое, а губы всегда плотно сжаты. Она вечно щурила глаза, так что никто не видел, какого они цвета. Никто не помнил, чтобы она улыбалась. Лицо Доннели ничего не выражало. Сколько я ее помню, она всегда жила одна, зато держала бесчисленное количество кошек.
        Я широко улыбнулась:
        - Здравствуйте, миссис Доннели. Вы, наверное, меня не помните. Меня зовут Филиппа Коксуэлл.
        О ее ноги терлась кошка, жалобно мяукая.
        - Я тебя помню.
        Я протянула ей свою визитку.
        - Прошу прощения за беспокойство, но я решила заехать к родителям по пути сюда. Видите ли, у меня на утро была назначена встреча с вашей соседкой, но ее не было дома. - Я вздохнула. - Вот я и решила заехать еще раз к Люсии Салливан.
        Миссис Доннели взяла карточку и посмотрела на меня.
        - Я видела тебя утром.
        - Так вот, я решила заехать еще раз, но и сейчас никого нет. Может быть, вы знаете, где она?
        Миссис Доннели взяла на руки кошку и, держа ее перед собой, точно щит, ответила:
        - Люсия Салливан мне не докладывается.
        - Да, конечно, я понимаю, но здесь сложно не замечать происходящего. - Я встала так, чтобы она не видела крыльца Люсии и Ник мог проскочить в дом. - Так вы видели Люсию сегодня? Может, она выходила куда-нибудь?
        Миссис Доннели уверенно покачала головой:
        - Я ее не видела. Да и вообще я ни за кем не слежу.
        - Ну что вы, конечно, нет. Просто Люсия такая заметная женщина, что ее сложно не увидеть.
        Миссис Доннели фыркнула:
        - Ну и что с того?
        - Но вот ведь что странно: она сама назначила время. Мне она не показалась человеком непунктуальным.
        - Она из тех, кто делает, что им заблагорассудится, а на остальных ей начхать.
        - Правда?
        - Правда. - Миссис Доннели опалила меня взглядом. - Раз вы садовник, значит, приехали по поводу оранжереи? Она что, собирается нелегально ее достроить? Передайте ей, что ничего у нее не выйдет. Я буду судиться с ней вплоть до верховного суда.
        Оказывается, полезно иногда разыгрывать из себя дурочку.
        - Но ведь у нее уже есть оранжерея. Зачем же ей еще?
        - Она хочет сделать ее больше, как будто вы не знаете. - Миссис Доннели попыталась закрыть дверь. Но я была готова к ее маневру и подставила ногу.
        Ник едва ли успел сделать все дела внутри и выйти. Нужно было стоять до последнего. Я мило улыбнулась:
        - Я правда не понимаю, о чем вы говорите. Я здесь для того, чтобы засадить палисадник перед домом. И знаете что, им давно пора было заняться.
        Миссис Доннели опять фыркнула:
        - Стыд и срам эти ее клумбы! Она позорит всю улицу. Сейчас-то еще ничего, а вот летом! Вокруг у всех цветы, красота, а у нее черт знает что! Подобное отношение к земле нужно запретить законом.
        - Что ж, думаю, Люсия с вами согласна, ведь она вызвала меня. Странно, что ее не было дома в назначенное время. - Я нахмурилась, как будто и правда расстроилась из-за этого. - А вы ее вообще видели на этой неделе?
        - Нет. Я вообще ее редко вижу. Я ведь не шпионю ни за кем.
        - Ну что вы, что вы, конечно, нет. Ведь у такой женщины, как вы, найдутся дела и поважнее.
        - Вот именно. - Она приоткрыла немного дверь. - А что вы будете делать с ее палисадником?
        - Я именно об этом и хотела с вами посоветоваться. Я подумала, что живая изгородь смотрелась бы неплохо, но вы ведь понимаете, что если речь идет о границах владений, то надо спрашивать разрешение соседей. Так что скажете?
        - А высокая изгородь?
        К счастью, я заранее захватила несколько журналов с заднего сиденья Зверя. Я посмотрела на лампочку в ее прихожей.
        - Знаете, вам гораздо лучше будет смотреть под лампой. - Я прошла в прихожую, не дожидаясь приглашения. Кошки сразу принялись виться у моих ног.
        В доме пахло кошками, и запах был не из приятных. Ковер на полу мог быть любого цвета, ведь под слоями шерсти ее питомцев все равно ничего не было видно. Из каждого темного закутка на меня смотрели зеленые глаза.
        Я охотно открыла журнал и показала изгородь из кустов красного барбариса.
        - Посмотрите, по-моему, чудесно выглядит. А в высоту она будет около четырех футов, выше барбарис не растет.
        - Но там же шипы! - Миссис Доннели прижала кошку к груди. - Нельзя выращивать такое безобразие. Мои кошки поранятся. - Кошка у нее на руках отнюдь не выглядела беззащитной. По мне, так она запросто могла продраться через любые кусты.
        - А я и не подумала, что они выходят на улицу. А если использовать самшит?
        - Тогда его нужно постригать. - Миссис Доннели покачала головой. - А это значит, что на мой участок постоянно будут заходить, беспокоить моих деток. - Она опустила кошку на пол, невзирая на недовольство последней, и взяла журнал в руки.
        Я счастлива была услужить ей. Я нашла ее очки и терпеливо ждала, пока она внимательно все рассмотрит. Ник должен успеть.
        Миссис Доннели потратила пятнадцать минут, чтобы найти то, что ее устраивало. К этому времени мы стали лучшими подругами. Шикарный персидский кот спустился по ступенькам и теперь терся о мои ноги, а с табурета на меня настороженно смотрела сиамская кошечка. Персу надоело тереться о меня, и он стал проситься на руки к хозяйке.
        Что ж, моя миссия была завершена. Я распрощалась с Ивлин Доннели и вернулась к машине. Забравшись в Зверя, я повернулась, чтобы бросить на заднее сиденье журнал и встретиться взглядом с зеленоглазым дьяволом. Но на заднем сиденье никого не оказалось. А это означало, что Ник все еще в доме.
        Я растерялась на секунду, не зная, что делать дальше. Ему что, не хватило времени, чтобы забрать стакан из-под бренди? Или Ник ушел своим ходом, оставив меня одну?
        А вдруг что-то случилось?
        Думай, Филиппа, думай. Ник сказал Джози, что мы работаем в паре, а это значит, что он не бросил бы меня здесь. Следовательно, что-то случилось. Я посмотрела на дом, который не собирался делиться своими секретами. Под ложечкой засосало.
        Миссис Доннели махала у двери, она явно собиралась дождаться, пока я уеду. Я завела двигатель, поскольку надо было хоть что-то делать, и снова посмотрела на дом Люсии.
        Никаких признаков жизни. Ни занавесочка не шелохнется, ни тень не промелькнет в окне. И уж точно никаких мужчин в дверях.
        Что же случилось с Ником?
        У меня было дурное предчувствие, а я своей интуиции доверяю.
        Но я помахала миссис Доннели в ответ и подала назад, как будто мне все равно, что там произошло. Было уже почти темно, но я все равно не смогла бы пробраться в дом незамеченной с таким монстром, как мой Зверь. Я выехала на главную дорогу, свернула за угол, и тут мне в голову пришла идея.
        Я не могла пробраться в дом незамеченной спереди. Но земля Люсии тянулась до самого побережья. А по берегу шла техническая дорога, на которую можно было выехать с северного шоссе. В город по ней не вернуться, зато можно подъехать к владениям Люсии.
        Попытаться стоило. Я развернулась и поехала на шоссе.
        Спустя сорок минут я припарковалась в тупичке и пробралась к дому Люсии сзади. Я не раз наступала на ветки и прочий мусор в темноте, но, похоже, не привлекла ничье внимание. Ночь была ветреной, и над головой шумели деревья. В воздухе висела водяная пыль, - видимо, надвигался шторм. Облака быстро проносились по темному небу.
        Подобравшись ближе, я отметила, что отсюда дом Люсии еще сильнее выделяется на фоне других строений. Он был не только больше, но и в плачевном состоянии. Последние годы за ним совсем не следили. Все заросло бурьяном и полынью. Но помимо этого в каждом соседнем домике горел огонек, будь то оконце или просто фонарь во дворе, в доме же Салливанов стояла кромешная тьма. Я видела миссис Доннели в окне кухни. Она рассказывала кошкам какую-то историю, а те только и ждали, когда же хозяйка закончит и положит в блюдца вкусненькое. Светились и окна домов дальше по улице. Порой в них мелькали тени, текла жизнь. Но дом Салливанов стоял на отшибе и был темен и молчалив. Такой дом семья может купить только в одном случае: если нужно подогнать к берегу лодку и разгрузить или загрузить ее так, чтобы никто не видел. Земля здесь изобиловала камнями и балками, так что если кто и заметил бы контрабандистов, то спрятаться было несложно. Я поежилась и пожалела, что нет с собой ничего теплее пиджака.
        Я добралась до внутреннего двора и подумала: а что, если Люсия запирала заднюю дверь? Что, если она не оставляла ее открытой в отличие от парадной двери, которую не запирала никогда?
        После этого негативные мысли полезли в голову одна за другой. Что, если Ник вышел, пока я тут стаптываю о камни босоножки? Что, если я никогда не узнаю, что произошло внутри?
        Хватит! Я напомнила себе, что Госпожа Удача теперь на моей стороне, и обогнула оранжерею. Там была еще одна дверь, которая выходила из кухни во внутренний дворик. На дереве висели китайские фонарики, но они не горели. На кирпичной стене висел удлинитель, но он не был воткнут в розетку. Я посмотрела вверх, и мне показалось, что ветви дерева сплетаются в паутину, в которую угодили звезды.
        Я поежилась и потянула на себя дверь. Слава небесам, она была не заперта.
        Я зашла внутрь, вздрогнула от холода и потерла ладони. Все-таки внутри теплее, чем снаружи.
        Когда я оказалась в доме, я поняла, что где-то внутри включен свет: на кухню он проникал из открытой двери. На окнах висели шторы, поэтому я и не видела ни проблеска с улицы. Похоже, Люсия любила уединение.
        Я посмотрела на стол, где стоял стакан из-под бренди, но там его не оказалось. Видимо, Ник уже забрал его. Интересно, умеет ли он брать вещи так, чтобы не оставлять собственные отпечатки пальцев?
        И тут я услышала музыку.
        Музыка была приглушенной, как будто играла где-то далеко, Я вслушалась, но слов не разобрала. Только поняла, что голос женский.
        Точнее, запись женского голоса. Качество было плохим, как будто слушали старую заезженную пластинку.
        Я знакома с оперой достаточно, чтобы отличить ее от других видов пения. Но не более того. Я пошла на источник музыки и света. Там и нашла его.
        Ник сидел в старом кресле, обитом красной кожей. Его пальцы были переплетены, а глаза закрыты. Он был так неподвижен, что сначала я даже испугалась, жив ли он. Горел лишь торшер с абажуром из витража в виде гроздьев винограда невероятных цветов. Торшер отбрасывал тени, и все место походило на карнавал.
        Свет падал на фотографии.
        Повсюду: на стенах, на каминной полке, на поверхности столов и шкафов - были фотографии. В основном черно-белые, в тяжелых деревянных рамах. Сокровище. Воспоминания. Я никогда еще не видела столько фотографий, собранных в одном месте. Какое-то время я просто стояла и смотрела.
        - Это Люсия, - тихо сказал Ник. Я посмотрела на него, решив, что он пришел в себя, но по-прежнему сидел с закрытыми глазами. Когда он потянулся, чтобы выключить музыку, я заметила на его щеках следы слез.
        Он плакал. Он горевал.
        - Оставь музыку, - попросила я. Мне не хотелось вмешиваться.
        Ник сел обратно и посмотрел на меня:
        - Партия Изольды всегда была ее визитной карточкой.
        Каждый уважающий себя романтик наверняка знает историю о Тристане и Изольде, вдохновившей Шекспира на повесть о Ромео и Джульетте. Как ни пыталась я представить себе Люсию в роли Изольды, мне это не удавалось. В моем воображении Изольда всегда рисовалась изящной красавицей с утонченными чертами лица, огромными глазами и нежным голосом. Люсия же скорее походила на боевую галеру времен Римской империи, ее грудь могла пробить любую брешь во вражеском борту, а ее манеры могли заставить капитулировать кого угодно.
        С другой стороны, я мало что знала об опере.
        - Она была настолько знаменитой, что ее записывали? - Его губ снова коснулась загадочная улыбка.
        - Это единственная запись, но Люсия всегда ею гордилась.
        Что говорить, петь она умела. Даже старая запись не могла скрыть этот факт. Ее голос проникал в самое сердце, и голос этот был богатым и душевным.
        Я поняла, что в этом отрывке Изольда тоже о чем-то горюет.
        Я решила не беспокоить Ника и отошла к каминной полке, чтобы посмотреть фотографии. На них Люсия была в костюме. Молодая и не такая полная. Но все равно маленькой язык не поворачивался ее назвать. Светлый парик смотрелся неуместным из-за черных глаз и бровей, зато платье было совершенно роскошным, фантазия из эпохи Средневековья. Люсия нарядилась для своей любимой роли. В глазах ее читалась гордость, и вся она олицетворяла собой торжественность. Определенно ей нравилось то, что она делала. Только теперь я поняла, почему Люсия так сильно красилась. Она просто привыкла к гриму в театре.
        Были здесь и другие фотографии. На них Люсия сидела в кресле, хотя в позе ее все равно просматривалась театральность. На коленях она держала мальчишку. Судя по одежде парнишки, дело было во время войны. Улыбка на его лице была такой искренней, что хотелось улыбаться вместе с ним. Люсия тоже улыбалась, но в глазах ее стояла грусть, которой на ранних фотографиях не было. Люсия выглядела обеспокоенной.
        Я протянула руку, чтобы взять фотографию, и чуть не подпрыгнула от испуга, когда Ник неслышно подошел сзади и сказал:
        - Это мой отец.
        Я присмотрелась к фотографии и нашла общие черты с Ником и Шоном.
        - Он совсем не похож на нее.
        - Да, он пошел в деда.
        Ник приблизился вплотную ко мне, протянул руку и взял с полки свадебную фотографию, где Люсия в свадебном наряде стояла рядом с опрятным молодым человеком в костюме. И снова в глазах ее счастье сочеталось с какой-то задумчивой печалью. Я заметила, что ее поза больше не была театральной.
        - Она забросила пение?
        - Да, после того как родился отец. Тогда они и переехали сюда.
        Этого я не знала.
        - Но она ведь так любила петь. Это видно по блеску глаз. - Ник сунул руки в карманы и посмотрел на фотографию, где Люсия была в зените славы.
        - Да, любила.
        Как Люсия могла жить, отрекшись от любимого ремесла? Мысль эта не шла у меня из головы. Голос ее с пластинки все пел, наполняя сердце обидой за нее. Слов я не понимала, но пение Люсии было наполнено эмоциями.
        К горлу подступил ком.
        Должно быть, Люсия прекрасно понимала трагедию Изольды, которой пришлось пожертвовать любовью из-за властных интриг мужчин. Не исключено, что и сама она пошла по той же тропе.
        Была здесь еще одна фотография, такая маленькая, что мне пришлось долго разглядывать ее, чтобы понять, что же на ней изображено. А изображено там было здание из красного кирпича. Я долго не могла понять, что же такого знакомого в нем, пока меня не осенило.
        - Это же кинотеатр Розмаунта.
        Ник взял у меня фотографию, присмотрелся и поставил ее на место.
        - Раньше это был настоящий театр.
        Я ждала, но Ник, как всегда, не стал ничего объяснять.
        - Ладно. Сдаюсь. Я ничего не понимаю. Зачем она хранила эту фотографию?
        - Она была владелицей.
        - Правда? Я не знала. - Ник пожал плечами.
        - Недолго. После смерти деда она хотела сделать из него оперный театр.
        Когда это было?
        - В тысяча девятьсот семьдесят третьем.
        Видимо, это было важно. Не знаю почему, но если Ник вдавался в детали, я всегда ловила каждое слово. Он не собирался объяснять, это было понятно, но, возможно, мне таки удастся выяснить самой.
        Самая большая фотография была цветной. На ней были запечатлены двое мальчишек в свитерах. Похоже, это были семидесятые. Братья были так похожи, что различить их можно было только по выражению лиц.
        Тот, что постарше, был строг и собран. Ник.
        Я коснулась рамки и посмотрела на него, понимая, что можно не спрашивать.
        - Это наш первый год здесь.
        Как всегда, за этим не последовало никаких объяснений. Однако о многом можно было догадаться. Я снова взглянула на фото. В глазах мальчика застыла такая уязвимость, что защемило сердце. Я не помню, чтобы видела Ника с таким выражением лица. То ли с памятью моей что-то стало, то ли фотограф поймал его в момент, когда он не контролировал свои чувства. Видимо, Люсия тоже увидела это, раз поместила фотографию на самое видное место.
        - Какой это год?
        - А ты не помнишь?
        - Нет. Ты ведь старше.
        - Это был год одна тысяча девятьсот семьдесят третий. - Я снова посмотрела на фотографию со зданием театра.
        - Люсия продала его после вашего приезда.
        Ник кивнул и вернулся в кресло. Он был в тени, и я могла разглядеть только его сияющие глаза.
        Впрочем, скорее всего он смотрел не на меня, а на фотографии, которые так много могли рассказать.
        - Как умерли твои родители? - Ник пожал плечами и отвел взгляд.
        - Авария на дороге.
        Запись закончилась. Проигрыватель отключился, поднимая иглу, и между нами повисла тишина, нарушаемая лишь дыханием дома. Я ждала, не в силах разрушить колдовство. Но Ник встал и убрал пластинку в пакет.
        - Это уже история, Фил. Прости, что не придерживался плана. - Он взял меня под локоть, чтобы выпроводить из святилища Люсии.
        И подальше от своих драгоценных секретов. Я уперлась каблуками в пол.
        - А что, если история как-то связана с ее смертью?
        - Нет, не связана. Идем.
        - Но ты ведь не знаешь наверняка!
        - Знаю.
        У Ника талант завершать разговор. Такое впечатление, что он захлопывает перед твоим носом дверь и выбрасывает ключ, а ты стоишь и смотришь на деревянную преграду, о существовании которой секунду назад еще и не подозревала.
        От этого хотелось плеваться.
        Когда-то эта черта Ника казалась мне ужасно романтичной. Не мужчина, а настоящая загадка. И нужна лишь правильная женщина, чтобы разгадать все его тайны.
        Ха. Времена изменились. Сейчас я не собиралась терпеть такое отношение.
        - Как ты можешь быть уверен? Ты что, всезнайка? - спросила я, вырывая руку. - Откуда ты знаешь, что предусмотрел все?
        - Мы оба знаем, что Шон виновен, - сказал Ник без тени сомнений. - Так что прошлое здесь ни при чем.
        - А просто ответить на вопрос тебе сложно? Или ты считаешь, что я должна бегать за тобой хвостиком и слепо верить тебе? Мне любопытно, в конце концов. И если ничего важного в этой информации нет, то разве сложно рассказать мне? - Дыхание сперло, в глазах помутилось, и то, что я сказала дальше, сорвалось с языка совершенно случайно: - Почему ты не доверяешь мне, Ник? - Я схватила его за грудки и встряхнула. - Что я тебе сделала, чтобы ты не доверял мне?
        Он долго смотрел на меня, а я никак не могла понять, о чем он думает.
        - Я доверяю тебе.
        - Чушь! Ты не отвечаешь ни на один из моих вопросов, даже когда я спрашиваю о совершенно безобидных вещах. - К моему стыду, я почувствовала, что на глаза навернулись слезы. Я лишь надеялась, что Ник не заметит их из-за плохого освещения. - Ты самый вредный из всех известных мне мужчин, а у меня три брата, так что конкуренция о-го-го.
        Я решила не дожидаться беседы по душам, тем более не верила, что он на такое способен. Я повернулась и вышла из комнаты. Ник ничего не стал говорить, что в данной ситуации было, пожалуй, самым умным решением.
        Я вышла в коридор, кипя от гнева. Я понимала, что сказанное мной ничего не изменит. Ник не изменится.
        С этими мыслями я дошла до кухни, посмотрела на дверь в оранжерею. И… увидела Люсию.
        Точнее, я увидела ее призрак. Он был одет в белое одеяние, волосы распущены, а в руке конфета. Казалось, ноги Люсии не касались пола, она словно летела. На шее ее виднелся красный рубец, а кожа была совершенно белой.
        Мне показалось, что Люсия чем-то недовольна.
        Призрак подплыл ближе и поднял руку, как будто хотел ударить меня. Или проклясть. Я открыла рот, но не смогла выдавить ни звука. Меня парализовал страх.
        Я вышла из ступора и пустилась бежать со всех ног. Кажется, я ударилась лодыжкой, но это не остановило меня.

* * *
        Фил права.
        Как бы он ни оправдывал себя, но в ее словах была доля истины. Она не сделала ничего, что могло подорвать его доверие.
        Просто он такой, какой есть. Или, быть может, таким его воспитали.
        Ник выскользнул из дома и обогнул его, держась в тени. Он видел, как впереди бежит Фил. Бежит от него. Но он не тешил себя иллюзией, что она остановится, если он окликнет ее.
        Ник дошел до берега. Фотоальбом Люсии он зажал под мышкой. Он нашел дорогу и пошел по направлению к городу.
        Воздух был свеж, хотя и сюда доносились запахи ресторанчиков быстрого питания. Ник ускорил шаг. В кармане шуршал рецепт от Чандры, под мышкой лежали альбом и пластинка с единственной записью Люсии.
        Ник обнаружил, что забыл рюкзак с вещами в машине Фил. Впрочем, ничего жизненно-необходимого там не было. Паспорт и деньги он всегда держал при себе. А все прочее - дело наживное, главное, чтобы голова работала.
        Впервые он задумался о своей жизни. До сих пор он считал, что никто ему не нужен, старался не привязываться ни к кому. Но Люсию убили, и он по-настоящему скучал по ней.
        Несмотря на все его усилия, Ник чувствовал себя таким же одиноким, как после смерти родителей. Он вынужден был признать, что его стратегия выживания дала серьезную трещину. Да и Фил настаивала на том, что он оставил заметный след в ее жизни. Конечно, он не жалел об этом. Он хотел извиниться перед ней, чтобы она не держала на него зла, но получилось все наоборот. Он хотел замести следы своего пребывания в ее жизни, а вместо этого только натоптал. Интересно, возможно ли еще исправить ситуацию? Было что-то в Филиппе Коксуэлл, что притягивало его, словно магнитом. И всегда он чувствовал это притяжение. Она была такой веселой, такой решительной. Она была бунтаркой. Вот и сегодня она продемонстрировала это. Она готова была сражаться за свои убеждения, отстаивать свою свободу. А какую волю она проявила, чтобы изменить себя, просто уму непостижимо! Наверное, поэтому он хотел помочь ей. Ну да, рыцарь в сияющих доспехах.
        Наверное, все дело в ее родителях. Они всегда говорили, что Салливаны не пара Фил. Вот он и решил сделать что-нибудь хорошее ради разнообразия. Они, ее родители, толкали Фил на проторенную дорожку, не задумываясь, хочет ли того сама Фил. Ее вообще никогда не спрашивали, чего же она хочет, в то время как она хотела самых простых вещей. Она хотела быть собой и принимать самостоятельные решения.
        Ник только сейчас начинал понимать, как много дала ему Люсия, научив быть собой, научив жить своим умом, научив следовать за мечтой. Она никогда не давала никаких советов, зато поощряла самостоятельность.
        В их доме было гораздо больше необычного, чем представляли себе жители Розмаунта.
        С другой стороны, Фил, похоже, не нужна была ничья помощь. Она многого достигла без его вмешательства, с легкостью проживет без него и дальше. Ник подумал вдруг о лососе, который всегда плывет против течения, не признавая поражений. Может быть, именно поэтому так сложно уйти от Фил. Потому что он всегда стремился заполучить сложные трофеи, а Фил, несомненно, была одним из таких трофеев. Его всегда тянуло к тем, кто находил в себе силы сопротивляться среде. Что ж, если он хочет стать причиной перемен в ее жизни, то перемены эти должны быть продолжительными и непременно к лучшему.
        Или его тянет к Фил из-за того, что она сказала о его роли в своей судьбе? Из-за того, что дала ему понять, насколько он значим для нее? Из-за того, что она принимает его таким, какой он есть. И это несмотря на то что он временами раздражает ее?
        Ник улыбнулся. Только теперь он понял, что надлежит сделать.
        Сначала о главном. Он снова добрался до дома, где жил его брат. Снова дождался скандала. Снова сделал звонок. На этот раз Шон всматривался в темноту вокруг, когда полиция увозила его. Ник помахал, выйдя из тени. Не в его стиле, конечно, но Фил бы это понравилось.
        К рассвету Ник добрался до рынка. Он прислонился спиной к стене здания и смотрел, потягивая кофе, как усиливается движение. Ему нравился рынок: цвета, запахи, торг с продавцами. С течением времени менялись здания, правила, подход, но суть рынка всегда оставалась неизменной.
        Ник видел в рынках что-то торжественное, практичное и обнадеживающее. Совсем как в Фил.
        Сначала появились торговцы в перчатках с обрезанными напальчниками и в тяжелых плащах. Они раскладывали апельсины, радиччо, свежую зелень. Они покрикивали на помощников, которыми зачастую были их дети, - слышны были несколько языков одновременно. Подъезжали грузовики, их разгружали, и они снова отъезжали, освобождая место следующим. Ник чувствовал запах свежей рыбы и слышал, как сбрызгивают зелень, чтобы она блестела на солнце. Ему захотелось приготовить что-нибудь.
        У него никогда не было времени исследовать кухни народов мира, хотя и очень хотелось. Дело, возможно, было в том, что для того, чтобы готовить, нужно много всевозможного скарба, который не унесешь с собой. Но сегодня ему и не хотелось никуда уходить.
        Затем пришли шеф-повара. Они принюхивались, приглядывались и отбирали лучшее для своих ресторанов.
        Ник крепче сжал кружку с кофе, чтобы удержаться от соблазна купить что-нибудь.
        Затем появились зеленщики с тележками на колесиках, закупая свежую зелень на продажу. И только после них потянулись первые туристы в кроссовках и с фотоаппаратами. К половине десятого на рынке воцарился хаос.
        Ник решил, что он должен еще раз поговорить с Фил, потому что между ними не все было высказано. Не было ясности, и это не давало ему покоя. Инстинкт подсказывал ему, что нужно встретиться. А он доверял своим инстинктам, инстинкты не раз спасали его.
        Он ни минуты не сомневался, что Макалистер будет виться вокруг Фил, пытаясь устроить ее, а заодно и свою юридическую карьеру. Так что имело смысл присмотреть за Фил, чтобы адвокаты во главе с ее родителями не испортили ей жизнь. Прежде чем уезжать, нужно убедиться, что у Фил все будет хорошо.
        Нику вспомнилось предложение Фил остаться на ее диванчике. Может, им удастся договориться? Он будет готовить, а она разрешит поселиться у нее в гостиной. Ему нужно где-то остановиться, а она… не может же она вечно жить на еде из индийского ресторанчика быстрого питания.
        Кроме того, могла позвонить Джози, и если это случится, Ник хотел быть рядом.
        Похоже, им было что предложить друг другу.
        Ник не стал обращать внимание на участившийся пульс. Он просто подумал, что нужно завершить неоконченные дела.
        Кто-то бросил монету в кружку кофе, который он почти допил. От неожиданности Ник вздрогнул. Он вытер с подбородка каплю кофе и посмотрел на свои грязные брюки.
        Нет ведь никаких гарантий, что Фил вообще станет с ним разговаривать. Если он хочет убедить ее, то надо побриться и сходить в химчистку.
        Ну и продуктов прикупить.
        В предвкушении Ник оторвался от стены. Если женщина не готовит, то можно быть уверенным, что ее холодильник пуст. Возможно, у нее и посуды-то нет, кроме кружки со своим именем.
        Ник решил купить все, что может пригодиться.

        Глава 10

        Ладно, я погорячилась, сказав, что Ник приносит мне удачу. Я просто сбежала от него в доме Люсии. Я знала, что не стоит расстраиваться из-за того, что он не доверяет мне. А еще я пыталась убедить себя, что мне все равно, ушел он или нет.
        Снова.
        Ник опять ушел из моей жизни, и на этот раз он не вернется. Казалось бы, надо радоваться, да что-то невесело на душе.
        Вынуждена признать: не много я знала о Нике Салливане. Он всегда был загадкой - раньше это привлекало в нем. А еще он всегда был из тех, кто не делился мыслями с окружающими. Сначала он убедил меня, что Шон виновен в смерти Люсии. Но я всю ночь лежала и думала. Уж слишком много денег в бумажнике Ника. Дело ведь не только в том, где он раздобыл их, хотя каждый взрослый человек может заработать пару тысяч. Удивлял сам факт, что они у него есть. Кто же станет носить с собой столько наличности в наше время кредитных карт и чековых книжек - никто. Никто, кроме человека, которому нужно исчезнуть. Я, например, не смогу снять столько наличных денег, не привлекая внимания. Придется либо обналичивать деньги с кредитной карточки, либо снимать крупную сумму прямо в банке. Создавалось впечатление, что Ник заранее знал, что найдет Люсию мертвой, и заранее снял деньги со счета, чтобы можно было быстро и незаметно исчезнуть. Что объясняло, зачем он вернулся домой после всех этих лет - у него появились дела здесь.
        Я поежилась и завернулась в одеяло. Страшнее всего было то, что мои родители могли оказаться правы. Я решила им не рассказывать, впрочем, что толку, ведь они все уверены в своей правоте.
        С другой стороны, возвращение Ника - с целью убийства - не объясняло, зачем ему понадобилась я. Тем более к чему тратить на меня столько времени? Может, ностальгия заставила его вернуться сюда?
        Хорошего мне ждать точно не стоит.
        Опять же трое братьев привили мне убеждение, что мужчины - существа с причудами, что бы там они о себе ни воображали. Как бы они ни убеждали окружающих в своей практичности, они тем не менее часто действуют импульсивно.
        Взять, к примеру, моего старшего брата, Джеймса. Спору нет, Марша когда-то была красавицей, но сейчас, когда у нее двое детей, муж юрист, большой дом и денег куры не клюют, она совершенно перестала за собой следить. Внешность непостоянна, красота увядает, и тогда на первое место выходит то, что внутри. А Марша настоящая мегера, поэтому Джеймс столько работает.
        Импульс, который заставил Ника наброситься на меня с поцелуями, той же природы. Я думала, мне понравится, если Ник станет ухлестывать за мной, но я ошибалась. Впрочем, возможно, я просто не выспалась.
        Вот и сейчас не спалось. Я выбралась из кровати - все равно уже скоро вставать, а работы в офисе невпроворот.
        Зазвонил телефон. Это скорее всего мама. Будет отчитывать меня за то, что не пошла вчера с мистером Макалистером.
        Не самые приятные мысли для начала дня. Надо возвращаться к обычной, распланированной жизни, а лучше всего выкинуть из головы последние тридцать с лишним часов. Забыть, что произошло за это время. Забыть про Ника. Забыть про Люсию. И думать о палисаднике для миссис Хатауэй.
        Если бы все в моей жизни было так просто.
        День начался плохо, а пошел и того хуже. Выяснилось, что отделочный камень, из которого миссис Хатауэй хотела сделать декоративную стенку вокруг палисадника, не ставился на попа, на что я рассчитывала. Дело в том, что паз для соединения не давал поставить камень вертикально. Джоул терпеливо объяснил, что пазы нужны для прочного соединения, но мне от этого легче не стало. Если же мы сделаем стену, руководствуясь конструктивными особенностями, то палисадник станет желанной площадкой для кошачьих игрищ. А если строить стену в том виде, в каком я ее задумала, но исходя из возможностей, то мы залезем на соседский участок. Да… мне достался непростой объект.
        Я опять взялась за точилку для карандашей. Должно же быть какое-то решение. Проблема заключалась в том, что в четыре тридцать миссис Хатауэй назначила нам с Джоулом встречу, где мы должны представить окончательный проект. Джоул поехал искать другие камни.
        Элайн бегала по офису, она тоже была в заботах. Она что-то рассказывала о своем клиенте, но я слушала ее вполуха. Телефон звонил беспрестанно. Одним словом, все как всегда: тебе нужно сосредоточиться, но мир вокруг, словно чувствуя это, сходит с ума.
        Однако настоящий оптимизм сложно поколебать. Вакцины от этой болезни еще не придумали.
        Кстати, о вечном. Джеффри звонил утром с повторным приглашением на обед. Я отклонила предложение, сославшись на занятость. Он звонил снова, минут двадцать назад. Набрался наглости заявить мне, что этот обед необходим для его карьерного роста. Когда же я снова отклонила сомнительную честь отобедать с ним, он заявил, что я глупая женщина, раз не хочу за него замуж, чтобы нарожать ребятишек и сидеть дома в ожидании муженька. Его тон ясно дал мне понять, какого он мнения обо мне и какую роль уготовил мне в своей жизни. Если он действительно хотел обольстить меня таким образом, то он явно просчитался. Я заявила ему, что браки по расчету родителей умерли вместе с королевой Викторией. Но Джеффри, похоже, и не знал, о ком я говорю.
        - Расслабься, - сказала я. - Речь идет об Англии. - Ответом мне была тишина. - Виктория была королевой Англии. Она должна была родить наследника, но ее выдали замуж за человека, которого она никогда не видела.
        Джеффри фыркнул:
        - Не думаю, что твой анекдот уместен, Филиппа.
        - Я говорю о том, что ее брак - последний пример родительского расчета из тех, что я знаю. Мой отец хочет выдать меня замуж в надежде на процветание своей империи. Но я не собираюсь играть по его правилам. Я не хочу с тобой обедать, Джеффри. Но уверена, найдется много женщин - женщин с куда более тонким вкусом к анекдотам, - которые с удовольствием согласятся провести с тобой время. - Я помолчала, затем набралась смелости и заявила: - Тебе нужно пригласить мою подругу Элайн.
        - Ни за что! - взорвался он.
        - Но почему? Между вами что-то было. - Джеффри быстро нашелся:
        - Если действительно хочешь знать, я расскажу тебе за обедом.
        Я рассмеялась, несмотря ни на что:
        - Хорошая попытка, Джеффри. Однако спасибо, нет. - Даже он после этого понял, что разговаривать дальше нет смысла.
        Стоило мне положить трубку, как телефон зазвонил снова. Я прикрыла глаза. Что ж, видимо, день такой.
        Звонила соседка миссис Хатауэй. Она требовала, чтобы я сначала предоставила ей эскизы нового сада миссис Хатауэй. Но я отказала ей. Дело было даже не в тоне, а в том, что я никогда не показываю чертежи.
        Затем позвонил еще один сосед. Его опасения касались ограды. Он заявил, что если ограда залезет хоть на дюйм на его землю, он с радостью разломает ее ночью. Я заверила его, что топограф уже выдал разрешение, так что все в рамках закона. Я сама приглашала топографа и попросила его, чтобы разметка пролегла немного глубже во владения миссис Хатауэй. Так надежнее. Сосед разочаровался, что я не запаниковала. Он небось надеялся, что я стану волосы на себе рвать. Наверное, ему просто скучно и хочется повздорить с кем-нибудь. Или просто сломать что-нибудь. Например, ограду. Ночью. Голыми руками.
        Снова зазвони телефон. Они, похоже, сегодня не угомонятся!
        - «Коксуэлл и Поуп».
        - Зачем обязательно все разрушать? - спросил требовательно женский голос.
        - Прошу прощения?
        - Если в вас есть хоть толика здравого смысла, держитесь подальше от моего дома. Вы же все испортили!
        У меня зашевелились волосы на голове.
        Не могу даже описать вам, как звучит голос Люсии Салливан, уж слишком много лет прошло с тех пор, как я слышала его в последний раз. Однако голос звонившей был очень похож. Только женщина казалась старше и совсем выжившей из ума. Я подумала о призраке в доме Люсии, и перед глазами все поплыло.
        - Простите, кто это звонит?
        Но она бросила трубку с такой силой, что я подпрыгнула.
        Признаться, мертвецы мне не часто звонят. А если честно, то это впервые. А все из-за того, что я пришла в чужой дом без приглашения.
        Мои руки тряслись, когда я положила трубку на место. Я встала и пошла приготовить крепкий горячий чай.
        Тут мне в голову пришла мысль. Нужно позвонить в телефонную компанию и спросить у них номер последнего звонка.
        Но позвонил Джоул и сказал, чтобы я выезжала к миссис Хатауэй: он, видите ли, не успевает заехать за мной в офис. Черт побери! Сегодня явно не мой день.
        Я не могла выкинуть из головы этот звонок. Зачем Люсии звонить мне? Ведь она могла просто отразиться в зеркале или пройти сквозь стену, чтобы сказать то, что хотела. Может, она еще неопытна в делах призраков? Ведь ее совсем недавно убили. А может быть, она и не мертва вовсе?
        Или кто-то хочет внушить мне, что она не мертва.
        Ага! Ну конечно! Ведь кто-то прибрал беспорядок в оранжерее после того, как там побывал Ник, поэтому я ничего там и не увидела.
        Инцидент этот мог бы занять достойное место в головоломке. Для Ника. Но Ника не было. Ник ушел бог весть куда, сказав напоследок, что это не моего ума дело и он обойдется без подсказок. Ему же хуже.
        Я покачала головой и подумала, что все Салливаны не без странностей.
        Снова зазвонил телефон, и я со вздохом взяла трубку.
        Моя матушка дозвонилась до меня только к двум, хотя мы обе знали, где я коротаю время. Она уже была навеселе, судя по голосу. Я приготовилась к долгому и нудному разговору.
        - Мам, я работаю, я тебе позже перезвоню.
        - Вчера ты мне то же самое обещала. Не выйдет, Филиппа Элизабет Коксуэлл. Как будто я не понимаю, что ты избегаешь меня. - Она замолчала, не исключено, чтобы сделать очередной глоток. - Вот только почему, не понимаю.
        - Это ты звонила вчера вечером? - спросила я невинно, зная, что только так можно смягчить мамин гнев. Я повернула эскиз на девяносто градусов, затем еще на девяносто, бормоча под нос, что решение лежит на поверхности и надо лишь разглядеть его.
        И тут я увидела.
        Тропка на эскизе извивалась, но с этого угла она походила на букву «S». Нужно лишь немного растянуть клумбы, и все сойдется. Камня уйдет меньше, изгиб тропы станет положе, но требуемые пропорции сохранятся. Миссис Хатауэй останется довольна.
        Я прижала трубку плечом к уху и принялась чертить карандашом на бумаге.
        - Разумеется, я, но ты не перезвонила мне.
        - Было уже поздно, мам.
        - Ты слишком много работаешь, - сказала она холодно. - Если, конечно, ты действительно занята работой. Джеффри сказал отцу, что вчера за тобой пришел другой мужчина. Кто такой этот Ник? У вас серьезные отношения?
        Я чуть не сказала правду, но вовремя поймала себя за язык.
        - А, Ник. Не хочу, чтобы ты тешила себя напрасными надеждами… Мы встречаемся какое-то время.
        - Ты должна была все мне рассказать. Тем более с Джеффри нехорошо получилось.
        - Меня ведь никто не спрашивал на этот счет.
        - Это показывает лишь, как сильно твоя семья беспокоится за тебя. Отец обиделся. Ходит мрачнее тучи. С ним стало просто невозможно. - Я промолчала, хотя хотелось добавить, что с ним всегда было невозможно общаться. - Ты выставила его дураком, Филиппа, а он не привык к такому обращению.
        Последнее слово мать выговорила с трудом.
        - В следующий раз пусть сначала спрашивает, прежде чем сводить меня с кем бы то ни было.
        - Филиппа!
        - Что - Филиппа?
        - Ну смотри! Ты во всем виновата и приготовься к тому, что будут последствия. - Мама мученически вздохнула. - Хотя уверена, что этот твой Ник того не стоит. Филиппа, Джеффри рассказал, насколько жалок был твой ухажер, а он еще и грубил ко всему прочему.
        - Мне достаточно того, что это не Джеффри Макалистер.
        - Это лишь доказывает, насколько ограниченны твои вкусы, Филиппа. Не удивлюсь, если ты спишь с ним. Ах нет, не говори, не желаю знать.
        Но по голосу, разумеется, было понятно, что знать ей хочется.
        Иногда трудно удержаться.
        - Ты не представляешь, мам, насколько он хорош в постели. У меня ни с кем такого не было.
        - Филиппа! Придержи язык! - выдохнула мама. Похоже, во время разговора она уже не раз приложилась к бутылке. - Раз все так серьезно, то ничего не поделаешь. Тебе придется привести его на ужин в честь дня рождения твоего отца в субботу. А уж там мы решим, правильный ты сделала выбор или нет.
        Ладно, признаю, я действительно забыла про день рождения отца. С другой стороны, можете считать это стратегий а-ля «забудь про плохое, и оно может не случиться». Но в данной ситуации меня вывела из себя вторая часть маминой речи.
        - Что? Не ваше дело, с кем я встречаюсь, ясно!
        - Филиппа, не дерзи матери! Разумеется, это наше дело, и, естественно, мы должны убедиться, что ты не натворишь глупостей. Всем известно, что ты ничего не понимаешь в мужчинах, а это уже повод для беспокойства. Мы говорим о твоем будущем, Филиппа, и я не хочу, чтобы ты испортила себе жизнь неудачным браком.
        Вот теперь я по-настоящему разозлилась:
        - Уж не потому ли, что твой собственный брак оказался неудачным?
        Провод от трубки покрылся изморозью.
        - Что ты сказала?
        Ну вот я и ляпнула то, что вертелось на языке уже много лет. Хватит быть девочкой для битья. Настало время объясниться.
        - Знаешь, мама, я никогда не понимала, почему ты защищаешь институт брака в то время, как твой собственный оказался таким неудачным. Может, я никогда не выйду замуж. Может, я считаю мужчин не более чем бродячими псами и буду матерью-одиночкой с дюжиной ребятишек.
        - Филиппа!
        - И я уж точно не выйду за парня вроде вашего Джеффри Макалистера, которого больше интересует, как ублажить босса, нежели с кем он проведет остаток жизни. - Я щелкнула пальцами. - А может быть, я выйду за одного из неудачников, с которыми меня сталкивает жизнь. Может быть, я даже выйду замуж за Ника только потому, что он жалок.
        - Филиппа, лучше тебе привести этого молодого человека на ужин…
        - Может, и приведу. Ты ведь наверняка помнишь Ника Салливана, мама. Того самого, что отсидел в тюрьме. Знаешь, в этих уголовниках действительно есть что-то притягательное.
        Мама зашипела, но я уже бросила трубку. И не стала отвечать на очередной звонок.
        Руки так тряслись, что я ни черта не могла нарисовать. Я и не думала, что так расстроюсь из-за этого разговора. Не чувствовала я ни триумфа, ни гордости.
        На самом деле я только запутала все. Мало того что я сказала матери - а значит, весь Розмаунт через пару дней будет знать об этом, - что Ник вернулся в город, но и пообещала, что приведу его в субботу на смотрины, словно хряка-производителя.
        Хотела бы я знать, где он сейчас, потому что это тот редкий случай, когда мне не терпелось доказать родителям, что они не правы.
        А пока же я посмотрела на часы и принялась чертить как сумасшедшая. Мне, кровь из носу, нужно успеть до четырех.
        Вы скажете, мне давно следовало высказать все матери? Вы просто не все знаете.
        Я уже говорила, что мы переехали в Розмаунт, когда я была совсем маленькой, в 1970 году. И маме переезд пришелся не по душе. Оказывается, причины были весомые, но узнала о них гораздо позже.
        Родители не ссорились. Они просто игнорировали друг друга, так что подслушивать было нечего. Я помню, они спорили до переезда, а потом тишина. Когда мы оказались в Розмаунте, отец стал задерживаться на работе допоздна.
        Отговорками были пробки на дорогах, сложные процессы в суде - все, что угодно. И маму это не радовало. Она все время была грустной. Я вообще не помню ее радостной.
        А вот братья помнили, и они частенько шептались о том, какой она была прежде. А еще я помню, что после переезда на столе в ее комнате появился графин, до которого мне всегда хотелось дотронуться, потому что он был очень красивый. В графине был сок, но мне его пить не разрешали. Зато его постоянно пил кто-то другой, потому что количество сока в нем все время было разным: то больше, то меньше. Согласитесь, нечестно.
        Мне было лет десять, когда я узнала, куда девается сок. И то, что это вовсе не сок. Это был херес, а мама была вовсе не грустной. Она попросту была пьяной.
        Моя мать - пьяница. Пока мы были маленькими, она еще держалась кое-как. Когда же мы чуть подросли, она, видимо, решила, что мы все поймем. Но когда она напивалась, то ей гораздо сложнее было скрывать свои чувства. Она то плакала, то кричала на всех подряд.
        Отец, как ни странно, научился игнорировать и это. Он и сейчас смотрит на мать так, словно перед ним пустое место, словно нет ничего. Братья тоже быстро научились этому фокусу. Есть что-то сюрреалистическое, когда сидишь за ужином в нашей семье. Мать, напившись, говорит что попало, но все делают вид, словно ничего не происходит. А я не могу не обращать на это внимания. Просто не могу, и все тут.
        Ее боль настолько осязаема! Ее разочарование настолько ощутимо! Грубо отметать ее в сторону вот так. Мне кажется, именно это раздражает маму больше всего.
        Итак, отец стал задерживаться на работе с тех пор, как она запила, а братья стали позже приходить из школы, отсиживаясь у друзей. Мама все реже стала спускаться вниз и все чаще коротать время за рюмкой в маленькой комнатке рядом со своей спальней.
        Наверное, она не хотела показываться нам на глаза в таком виде.
        Грустно, не правда ли? Мать стесняется появиться перед детьми.
        Братья вскоре разъехались по колледжам, а на меня оставили всю грязную работу. Может, в подкорку мужчинам встроено подобное отношение к женщине, а может, дело только в моем отце.
        Думаете, почему папочка дал мне такое неженское имя?
        Внешность всегда очень много значила для моей матери. Фото ее дебюта до сих пор лежит в комоде, как талисман или как напоминание о том, что все может пойти не так, как вам хочется. Однако и она, и отец продолжают делать вид, что все в порядке, все идет, как и должно. Возможно, и я подыгрывала им.
        Но я никогда не покупала ей спиртного и не поощряла ее попойки. Однако я всегда помогала ей замести следы. Я выбрасывала бутылки из-за штор до того, как их находил отец. Я вытирала то, что она разливала по полу. И я каждый вечер сама укладывала ее спать. Потому что человек должен спать в своей постели, а не там, где присел отдохнуть. Потому что человек должен ложиться спать в ночной рубашке, а не в том, в чем начал пить с раннего утра. Потому что человек должен ложиться спать в человеческом обличье, а не обмочившись.
        Поверьте, ох как не просто дотащить пьяного до ванны, тем более одеть его в пижаму. Так что нет ничего удивительного, что мама не питала ко мне большой любви. Когда я приводила ее в порядок, она дралась, обзывалась, но мне было все равно.
        Не нужно быть академиком, чтобы догадаться, что в моем лице она дралась и ругалась с отцом. По сравнению с тем, что я слышала от нее в те дни, эти телефонные разговоры просто детский лепет.
        И лишь много лет спустя я узнала, почему она так злилась на отца. Я училась на первом курсе в Гарварде. Мне стоило огромных усилий поступить туда, и я уже ненавидела учебу. Мне не разрешили жить в общежитии, так что веселиться мне не пришлось. Дело было не в деньгах и даже не в матери. Дело было в стереотипах моего отца. Он считал, что общежитие не место для целомудренной девушки. И это невзирая на то что Зак веселился вовсю, пока учился в колледже. Но мне всегда говорили, что у парней все иначе. Я даже назвала свою машину «Девственный экспресс». Отцу бесполезно было объяснять, что если бы я решила лишиться девственности, то смогла бы сделать это где угодно и с кем угодно. Хотя если бы сказала, он запросто мог запереть меня в подвале.
        В общем, однажды я вернулась домой и увидела только одинокий свет наверху. В комнате мамы. Машины отца не было, что, впрочем, и неудивительно. Джеймс к тому моменту уже женился, а Мэтт переехал в центр. Зак развлекался в общежитии и учился при этом так себе. День, помнится, задался паршивый, и я уже тогда сомневалась по поводу своей карьеры юриста. Я открыла дверь своим ключом и замерла, услышав рыдания матери. Если честно, мне было жаль ее, несмотря ни на что.
        Я поднялась по ступенькам, прекрасно понимая, что нет смысла откладывать неизбежное. Мать сидела на полу, а рядом в луже разлитого вермута лежала пустая бутылка. Сначала я решила, что мама расстроилась из-за этого, но когда она повернулась на мои шаги, я заметила, как она прижимает что-то к груди. Это было письмо.
        На самом деле на полу валялось мною писем. Письма были старые, с помятыми краями конвертов. На полу также валялась ленточка, так что я сделала вывод, что письма хранились в одной пачке. Конверты были странной квадратной формы, с неровными краями бумаги.
        Такими я представляла себе любовные послания. Край конверта в руках матери пропитался вермутом. Мама пыталась оттереть пятно, но была слишком пьяна, и у нее ничего не получалось.
        Она узнала меня, прижала письмо к груди и разревелась, умоляя меня исправить все. Ужасно было слышать ее стенания, и я выхватила письмо. Письмо адресовалось миссис Б. Коксуэлл и написано было уверенным размашистым почерком.
        У моего отца почерк был совсем другим. Он писал каракулями, отшучиваясь, что с таким почерком ему впору было стать доктором.
        Этот же почерк был красивым, таким обычно пишут архитекторы. Приглядевшись, я поняла, что все конверты подписаны тем же почерком. Марки также подтверждали мысль о давности писем.
        Что-то лучше не знать вовсе. Я бы и хотела не лезть в это дело дальше, но было поздно, так что я взяла письмо и стерла с него пятно, пока мама наблюдала за мной затуманенным взором. Она перестала плакать и смотрела на меня так, словно я могла испортить ее сокровище.
        Или разболтать обо всем отцу. Я собрала письма в стопку и перевязала их ленточкой. Затем передала стопку маме и велела спрятать, пока я буду набирать ей ванну. А сама вышла. Потому что понимала: стоит мне узнать, куда она прячет письма - я не удержусь и в один прекрасный день прочту их. Я знала свои слабости и умела с ними бороться. Письма же мамы меня не касались. Так что лучшим способом избежать соблазнов было не знать, где она их держит.
        Когда я вернулась за ней, писем уже не было. Больше я их не видела. Мы никогда не разговаривали с ней об этом. Мы вели себя так, словно той ночи просто не было. Возможно, мама вообще не помнит об этом. Но я помню.
        А как-то на почте я не поленилась заглянуть в каталог с марками и узнала, что марки, которые я видела на письмах, выпускались в 1970 году.
        Возможно, у мамы были серьезные причины не переезжать в Розмаунт. Не исключено, что отец догадывался обо всем и специально перевез семью из Бостона, однако нам об этом никогда не рассказывали. Не исключено, что всей правды я не узнаю никогда.
        Именно из-за этих писем, кем бы они ни были написаны, я прощала матери многое.
        У нас были разные взгляды на брак, но мать всегда желала мне только добра. Возможно, она просто не понимала, что лучше быть одной, чем чувствовать себя одиноко в браке. Возможно, она никогда не знала лучшей доли. И все же она беспокоится за меня, и это единственное, что напоминает мне о том, что родители меня любят.
        А это многое значит.
        Я не лгала Нику, когда говорила, что в душе я романтик. Те письма лишь подтвердили это.

        Глава 11

        Разумеется, когда я добралась до миссис Хатауэй, Джоул был уже там.
        Иеза ждала, надо сказать, ждала терпеливо, опустив голову на руль. Она помахала хвостом и даже позволила почесать себя за ушком, но не сводила взгляда с ворот сада, за которыми исчез Джоул.
        Миссис Хатауэй и Джоул поладили. Джоул сидел на кухне вместе с хозяйкой, попивал чай, травил анекдоты и уплетал за обе щеки домашние пончики с черникой. Наш Джоул тот еще рассказчик, он совершенно очаровал миссис Хатауэй.
        Хотя что-то сегодня клеилось. От моих извинений отмахнулись, и мы пошли в сад. От пончиков я благоразумно отказалась. Джоул глянул на мои эскизы, прищурился, словно припоминая что-то, и одобрительно кивнул. Я объяснила размеры и особенности конструкции, а также размещение клумб. Джоул достал образцы камней, соорудил макет будущей стены и протоптал дорожку рядом с ней для наглядности. Я предложила выложить дорожку камнем, расположив его с интервалом, чтобы чабрец заполнил промежутки. Это смягчит пейзаж.
        Миссис Хатауэй понравилось, что чемерица занимает центральное место в нашей схеме. Я предложила клиентке несколько вариантов цветовой гаммы насаждений, и она задумалась. Людям сложно сразу воспринять чужую идею.
        Я оставила миссис Хатауэй каталог с фотографиями и моими пояснениями. Нужно было дать ей несколько дней на размышление. Конечно, клиенту можно навязать свое мнение. Но пройдет месяц-другой, и клиент станет думать, что тропинку нужно было проложить левее или стену сделать больше. Одним словом, хлопот не оберешься. Все это стоит денег, поэтому пусть думают и принимают решение самостоятельно.
        - Блестяще, Филиппа. Так сразу и не заметишь различий в схемах, - сказал Джоул, когда мы остались одни. Он приятельски хлопнул меня по плечу. - Просто молодец.
        - Я придумала все в последний момент. Не слишком навязчиво получилось?
        - Нет. Все будет отлично. Она согласится еще до выходных, уверен. - Я отнеслась к его оптимизму несколько скептически, но все же кивнула, когда мы подошли к машинам. - Передай от меня привет Нику, Филиппа. Он у тебя что надо.
        Крыть было нечем.
        Зверь поперхнулся на обратном пути и замер посреди улицы. Что ж, это должно было случиться рано или поздно. Я не смогла завести двигатель и отъехать на обочину, а когда попыталась выйти из машины, то мне чуть не оторвали дверцу.
        Пригодился сотовый телефон.
        Я дозвонилась до техпомощи, и вскоре приехал грузовик, из которого вылез водитель и принялся причитать по поводу сложности ремонта и что до гаража, мол, очень далеко. Едва он взял мою кредитную карту, как я поняла, что денежки мои просочатся сквозь его грязные пальцы, точно песок.
        Вот тебе и вся удача.
        Я смотрела, как Зверя увозят в никуда, и подумала, что из милосердия нужно было позволить ему умереть. Удручающие мысли. Я не могла взять такси, потому что не было с собой денег, а когда я добралась до телефонной будки и позвонила в офис, то никто не взял трубку. Пришлось ехать на автобусе на последнюю мелочь, а остаток пути идти пешком.
        Стоило мне переступить порог офиса, как затрезвонил телефон. Звонила давешняя клиентка и возмущалась по поводу для невидного клена, который мы привезли. Дерево плохо приживалось. Клен обошелся нам в целое состояние, потому что был старым и очень красивым. Я предлагала клиентке взять дерево помоложе, поскольку через несколько лет оно достигло бы такого же размера, а по цене было бы на порядок ниже. Кроме того, чем старее дерево, тем хуже оно адаптируется к изменениям в окружающей среде. Как и люди, надо думать.
        Хотелось закричать в трубку: «Я вас предупреждала!» Но я, естественно, не закричала, а принялась успокаивать женщину, убеждать, что нужно подождать еще, что клен не успел прижиться и что завтра я заеду и посмотрю лично. Но клиентка, разумеется, требовала заменить дерево. Как будто это так просто. Во-первых, я не могла взять новое дерево из воздуха, а во-вторых, попросту не могла себе этого позволить. Дланевидные клены жутко дорогие. В прошлом году на ярмарке я видела один по цене в 65 000 долларов. Вот так-то.
        Я позвонила Элайн на сотовый, но поскольку она не брала трубку, то оставила ей голосовое сообщение. Я слезно умоляла ее дать мне на завтра ее машину, чтобы доехать до докучливой клиентки и поколдовать над деревом. Попытаться стоило.
        Когда за окном стемнело, я поняла, что, как всегда, засиделась на работе допоздна и страшно устала.
        Я чувствовала себя старой развалиной, вся жизнерадостность куда-то подевалась. Рюкзак, который Ник оставил на заднем сиденье Зверя, я захватила с собой вместе со своими пакетами.

«Может, стоит посмотреть, что внутри? - подумала я. - Вдруг это хоть немного расшевелит меня?»
        Я захватила рюкзак и пошла к двери. Я уже заперла дверь, когда в офисе зазвонил телефон. Ну их к черту. Такси, которое я вызвала, уже ждало на парковке, и я не хотела его упустить.
        Таксисты не любят задерживаться в этом районе, потому что клиентов маловато. Приходится переплачивать чаевые.
        Я пошла к машине, пытаясь пробудить аппетит к сырой морковке. Больше-то в моем холодильнике ничто не живет. Что за славный будет ужин! Ужас…
        В рюкзаке Ника не оказалось ни единой интересной вещи.
        Я поедала разогретую в микроволновке морковку, разглядывая высыпанное на кухонный стол содержимое рюкзака.
        Что за убогое зрелище!.. Пара футболок, судя по всему, только что купленных, свитер, рубашка в клетку и пара вельветовых штанов, теплая куртка да нижнее белье с носками. Все было аккуратно свернуто и уложено со знанием дела: тяжелые вещи на низ рюкзака, легко мнущиеся сверху. Безлико и функционально. Все это можно купить в любом аэропорту.
        На дне лежал компактный набор для бритья, там же лежал одеколон в маленькой упаковке.
        Я открыла флакончик и понюхала. Голова пошла кругом. Это был тот самый запах, который сводил меня с ума. Полезная информация. Я посмотрела на марку и запомнила ее.
        Я заглянула в рюкзак в надежде найти там что-нибудь еще, но ничего не нашла. Интимных подробностей он таил не больше чем голос автоинформатора с телефонной станции. Этот парень словно Сфинкс. Что ж, может, ему так нравится.
        Я поворчала, но аккуратно сложила все обратно, стараясь упаковать все так, словно к содержимому никто не прикасался.
        Зазвонил телефон, и я не раздумывая сняла трубку. А зря.
        - Ты в курсе, что почта прекратила выпуск марок последнего образца?
        Звонил брат номер три.
        - Привет, Зак. Нет, не в курсе, но, подозреваю, ты мне сейчас расскажешь. - Я навалилась на подоконник и улыбнулась, Зак умеет заинтересовывать людей. Если, конечно, не считать наших родителей.
        - На них были портреты известных юристов, и люди не знали, на которую сторону плевать.
        - Кошмар, - сказала я, потому что знала, что он хочет услышать от меня именно это. В голове Зака хранится несметное количество анекдотов про юристов.
        - Как понять, врет адвокат или нет?
        - Понятия не имею, Зак.
        - Если он открыл рот - значит, врет.
        - С ума сойти.
        - Что кидать тонущему адвокату?
        - Не знаю, ты скажи.
        - Его партнеров.
        На этот раз я искренне рассмеялась, хотя, честное слово, не думала ни об отце, ни о его новом молодом партнере.
        - Как поживаешь, Зак?
        - Я в шоке.
        - Что такое? - Я не знала, чего и ждать. То ли он будет плакаться в жилетку, то ли резать правду-матку на мой счет. - Знаешь, мир много потерял, когда ты повернулся спиной к музыке ради адвокатуры.
        - Я еще не стал адвокатом, забыла?
        - Ну, это дело времени.
        - Думаешь?
        По тону Зака я поняла, что он что-то задумал.
        - Что это значит?
        - Не обращай внимания. - Он не только не собирался плакаться в жилетку, но и темы разговора менял со скоростью молнии. Видимо, в питьевой воде есть что-то, что делает тридцатилетних мужчин такими неразговорчивыми. - Я звоню узнать, что ты затеяла? Отец рвет и мечет из-за этой истории с Ником Салливаном. Ты это серьезно или просто решила позлить старика?
        Ну, теперь ясно, откуда ветер дует.
        - Я бы не стала врать родителям. Ты же знаешь, лжец из меня никудышный. - Я принялась катать по столу огрызок морковки, потому что нервничала и нужно было занять чем-нибудь руки.
        Последовала долгая пауза.
        - Я же знаю, какая ты примерная девочка. - Зак явно поддразнивал меня, но в голосе его слышалась привязанность. - Ты не устаешь поражать меня, Филиппа, своими контрастами. Ты решила снова всех удивить?
        Я рассмеялась:
        - Может и так. - Похоже, Зак поверил, и я решила развить успех. - Может, это настоящая любовь.
        Он поперхнулся:
        - Да брось, Филиппа. Лучше расскажи, что у тебя на самом деле происходит. Блудных дочерей не бывает. В любом случае прерогатива быть паршивой овцой в семье принадлежит только мне.
        - Переборщил с метафорами.
        - Ну так пристрели меня. А лучше признайся как на духу. - Морковка уже танцевала пьяную польку на столе. Тише, детка, тише.
        - Ты, похоже, плохо думаешь о своей сестре. Разнообразия ради мог бы просто поверить мне на слово.
        - Размечталась. Меня не проведешь. - Внутри все похолодело. Впрочем, я никогда не умела скрывать чувства. - Беда в том, Филиппа, что если ты не приведешь Ника Салливана на семейный ужин в субботу вечером, то все решат, что ты лгунишка. Зачем ты назвала человека, которого все знают? Могла назвать какое угодно имя, а потом нашла бы простака, который сыграл бы отведенную роль. Эта схема всегда работает.
        - А что, если это действительно правда?
        - Ни малейшего шанса. - Зак горестно вздохнул. - Дело в печальном отсутствии опыта.
        Я хихикнула.
        - После всех моих стараний научить тебя выкручиваться ты не смогла придумать ничего лучше? - Зак снова вздохнул. - Ты разочаровываешь меня, Филиппа. Стыдно. Годы моего блестящего примера ничему тебя не научили.
        Как я ни изгалялась, Зак не поддался на мои уловки. Он не отставал, ему нужна была только правда. Самая что ни на есть правда.
        Может, гордость толкала меня на упрямство, ведь правда была такой горькой. В пылу я наговорила матери лишнего, а доказательств на домашнем суде предоставить не смогу. Зак прав, это и есть отсутствие опыта.
        Когда в дверь позвонили, я обрадовалась передышке. Впрочем, о том, что ждет меня в субботу вечером, я не хотела даже думать.
        Я открыла дверь и едва не потеряла дар речи от удивления. На пороге стоял Ник, обвешанный пакетами с едой. Он посмотрел на меня, на морковку, которую я все еще держала в руке, и поморщился.
        - Ясно. - Он протянул одну из многочисленных сумок. - Подержи-ка вот это. А то упадет, чего доброго.
        В сумке оказались кастрюли в картонных коробках. В другом пакете я увидела овощи и специи.
        Я смотрела на Ника, и, похоже, мой вид выражал полное непонимание.
        Ник побрился, и брюки его не казались больше ни пыльными, ни выцветшими. Еще на нем была темно-зеленая рубашка с коротким рукавом. Выглядел он так, словно не был уверен, туда ли попал.
        И это правильно.
        - Я не собираюсь готовить тебе ужин, - сказала я, демонстрируя полное отсутствие гостеприимства.
        Ник вздохнул:
        - Кто бы сомневался.
        Я поставила сумку на пол, прямо перед дверью.
        - Ты же хотел уехать.
        - Тебе показалось. Можно пройти и поставить сумки, а то руки отваливаются?
        - Нет уж, сначала объяснись.
        - Похоже, мы друг друга не поняли, Фил, так что я хочу закончить начатое.
        Прямолинейно даже для такого немногословного парня, как Ник. Он заметил мою нерешительность и улыбнулся, отчего у меня задрожали коленки, как от запаха его одеколона.
        Но я не сошла с места.
        - Так ты пришел с подарками? Я же говорила, что не готовлю. - Я попыталась вернуть ему сумку с кастрюлями, но Ник не взял. Правда, в руках у него было так много сумок, что я вообще не понимала, как он их держит.
        - Это я понял. К счастью, я готовлю.
        - Так ты обзавелся кухонным скарбом и решил хранить все это здесь?
        Ник покачал головой и заговорил со мной своим бархатным баритоном, от которого у меня каждый раз кружилась голова.
        - Давай заключим сделку, Фил. Как ты на это смотришь?
        - Ну вот, снова ты за старое. - Я скрестила на груди руки. - Блендер, миксер или мясорубка?
        Улыбка его померкла.
        - Что?
        - Если мне суждено быть кухонным прибором, то давай сразу определимся, каким именно. Я предпочту блендер. Всегда думала о себе как о блендере. Что ни кинешь в чашу, в итоге получится однородная кашица. Не то, чего ждал, не всегда одно и то же. А еще люди слишком их переоценивают. Толку от них мало. - Я подалась вперед. - А если на них надавить посильнее, то они перемелют все в труху. - Ник неожиданно усмехнулся:
        - Я давлю на тебя?
        - Еще как.
        - Ладно, вот мое предложение. - Он поддернул сумки, но я и не подумала помогать ему. Пусть отдувается. - Мне нужно пожить где-то пару дней. А тебе нужно питаться по-человечески. Хотя бы раз в сутки. Договор такой: с меня обед, с тебя диван. Идет?
        Мне было искренне жаль его, но момент был неповторимым, и упустить его я не могла. Ник пришел сам, по доброй воле. А учитывая навалившиеся на меня проблемы, он был идеальным решением.
        - Тебе придется постараться. - Ник нахмурился:
        - Я вышвырну этого Макалистера отсюда.
        Я пожала плечами, делая вид, что мне все равно. Но он сказал это так, что мне захотелось броситься ему на шею.
        - Я полагаю, он уже ушел? - Ник посмотрел на меня так, как обычно голодная собака смотрит на мозговую косточку. - Он небось уже рассказал твоим домашним, что мы были вместе.
        - С чего вдруг?
        Ник снова ухмыльнулся:
        - Потому что я ему так сказал.
        - Что?
        Ник опять поправил сумки.
        - Фил, давай поговорим об этом за ужином.
        - Нет. Я хочу знать, зачем ты сделал это. Отвечай немедленно. Не скажешь - я тебя на порог не пущу. Ты ведь, кажется, не хотел никаких пут отношений, так с чего тебе вдруг говорить Макалистеру, что мы вместе?
        Ник с беспокойством посмотрел по сторонам. Он переминался с ноги на ноги - ему явно не хотелось отвечать на этот вопрос.
        Тем хуже для него, я не собиралась отступать.
        - Ладно, скажу. Он вывел меня из себя.
        - Чем?
        Ник нетерпеливо заворчал:
        - Мне кажется или это допрос?
        - Допрос. - Я улыбнулась. - И будь уверен, у меня были хорошие учителя.
        Ник пробормотал что-то себе под нос, и я, слава Богу, не расслышала, что именно.
        - Мне не понравилось, что он с такой готовностью пошел на поводу у твоих родителей. Но еще больше мне не понравилось, что твое мнение его совершенно не интересовало. - Он бросил на меня пылкий взгляд. - Ясно?
        Куда уж яснее?..
        - Ладно, верю. - Ник прищурился:
        - Так он и родителям твоим это сказал?
        - Ну разумеется.
        - Но ты же сказала им, что это неправда? - Я улыбнулась:
        - Не совсем. Уж слишком удачно все сложилось. Не смогла устоять.
        Ник улыбнулся в ответ, и в глазах его заплясали озорные огоньки, как в старые добрые времена. Он окинул меня внимательным взглядом с ног до головы и остановился на сланцах. Я надела их на босу ногу - соблазнительный вид, скажу я вам, - во взгляде Ника я заметила обожание.
        Видимо, у него проблемы со зрением, раз он разглядел что-то достойное обожания. Впрочем, возможно, это с голоду. Ник снова зашуршал пакетами.
        - Фил, я сейчас помру прямо на пороге. Мы с тобой договорились или нет?
        Я погрозила пальцем:
        - Нет еще. Ты, конечно, разговаривать не настроен, но придется. В субботу вечером Коксуэллы дают праздничный ужин в честь папиного дня рождения. Тебе придется пойти со мной и отыграть роль до конца. - Ник поморщился:
        - Это жестоко, Фил.
        - Таковы мои условия. Ты все это заварил, так что тебе и расхлебывать.
        Он кивнул, и вовсе не так неохотно, как я ожидала.
        - Ну не переживай, - попытался он отшутиться. - Мы можем поссориться у них на глазах. Это разрядит атмосферу. А кроме того, им будет о чем поговорить ближайшие пару лет.
        Я растерянно потерла лоб. Не знаю, что и думать, опять Ник удивил меня.
        - Точно. Я смогу притвориться, что потрясена и раздавлена и не могу встречаться с молодыми людьми. Это даст мне передышку хотя бы на полгода.
        Ник внимательно посмотрел на меня:
        - А ты именно этого и хочешь, Фил?
        Вот чего я точно не хотела, так это обсуждать наболевшую тему.
        - Разберемся по ходу. Ну так договорились или что? - Я нетерпеливо переступила с ноги на ногу. - Пока ты раздумываешь, я улицу отапливаю, между прочим. Диванчик, кстати, очень удобный, так что отбрось сомнения.
        - А продукты тяжелые. По рукам? - Ник хотел уже пройти, но я протянула руку, останавливая его. Кожаная куртка оказалась холодной, а под ней я почувствована крепкие мышцы.
        - Еще одно. Откуда у тебя столько наличных денег, Ник? - Я ошарашила его своим вопросом.
        - Какие деньги? У меня с собой только мелочь.
        - Не ври. Я видела твой бумажник у Чандры. Не любишь пользоваться банкоматами?
        Мы посмотрели друг другу в глаза, и Ник, похоже, понял, что меня беспокоит.
        - Я никогда не пользуюсь банкоматами, Фил. Это настоящая обдираловка. У меня с собой лишь пара тысяч. Я всегда беру с собой в путешествие наличные с запасом, чтобы не остаться без денег в случае непредвиденных обстоятельств.
        Ник снова поддернул сумки, словно напоминая о договоре.
        - Пара тысяч? Да никто не носит с собой такие деньжищи. - Ник тяжело вздохнул и посмотрел на меня устало:
        - Фил, в бизнесе, которым я занимаюсь, принято расплачиваться наличными. Во многих странах американские доллары - это способ облегчить себе путь. Например, когда я ездил в Юго-Восточную Азию, я брал с собой тысяч тридцать.
        У меня помутилось в голове.
        - Ты наркотиками торгуешь или маленькими детьми?
        - Ни то ни другое. - По глазам я поняла, что он не врет, но не отошла. - Я заказываю туры, проводников, бронирую места в лучших отелях, чтобы люди запомнили мою компанию. Я вношу аванс, где это возможно, чтобы предвосхитить возможные проблемы до того, как прибудет группа с туристами. Ведь, в конце концов, люди едут отдыхать, и все должно пройти как по маслу.
        - Но неужели тебя ни разу не грабили?
        - Нужно просто выглядеть так, как я выглядел сегодня утром. - Он улыбнулся. - Именно так я и поступаю обычно. - Ник стал разглядывать сумки, избегая встречаться со мной взглядом.
        - А чего сейчас разоделся? - спросила я. Он повел бровями.
        - Поссорился со старым другом.
        Я смотрела на него, не в силах понять, шутит он или нет. Но правила есть правила, я еще не все выяснила.
        - Почему ты продал свой бизнес?
        Ник снова посмотрел мне в глаза чистым ясным взглядом. Невыносимо ясным. Для него это было важно, а значит, ничего он мне не скажет.
        - Захотелось перемен.
        - Лгун.
        Он пожал плечами. Я почувствовала, как невидимая дверь между нами снова захлопнулась. Так всегда случалось, когда я задавала слишком много вопросов. Его тон стал совершенно нейтральным:
        - Так мы договорились?
        - Нет!
        - Но, Фил…
        - Нет, нет и еще раз нет. Ты можешь сколько угодно играть в свою загадочность, но, Ник, я ведь не государственную тайну выпытываю. Ты не умрешь, если ответишь на несколько вопросов.
        Он казался невозмутимым.
        - Твои условия?
        - Три ответа на три вопроса. Сейчас. Или можешь катиться на все четыре стороны вместе со своими покупками.
        Ник заговорил, взвешивая каждое слово:
        - Мне казалось, я нужен тебе для субботнего вечера. - Я решила пойти ва-банк.
        - Я что-нибудь придумаю. - Я улыбнулась и уперла руки в бока. - Понимаешь, если ты войдешь сейчас, то все кончится тем, что мы станем близки, а тогда мне придется убить тебя во сне. Нежелательный расклад для нас обоих, не так ли? Да и Шон не получит по заслугам.
        Ник ухмыльнулся:
        - Ладно, Фил. Думаю, три вопроса я осилю. - Он снова подтянул сумки. - Но прояви милосердие.
        Я взяла у него сумки и пропустила в дом. Я никак не ожидала, что он согласится.
        С другой стороны, куда бы он делся со своим барахлом? Я знала: Ник - человек практичный. Видно, согласиться на мои условия было самым разумным выходом.
        Он вошел в темную прихожую, и я почему-то подумала о первобытной женщине, которая помогает своему добытчику-неандертальцу затащить в пещеру тушу убитого зверя. Много он всякого накупил. Действительно много. Не знаю, как Ник вообще донес все это.
        Он захватил кухню, не подумав даже спросить, не возражаю ли я. Я поставила на стол тяжелую сумку.
        - Посуда у меня, между прочим, имеется.
        - Я решил не рисковать.
        Было даже немного обидно, что он принес все, от овощей до орехов, от стаканов до вилок. Впрочем, он был недалек от истины. В шкафах у меня шаром покати. Ник же забил продуктами все полки. На моей кухне еще никогда не было такого изобилия.
        - Фредди так много ест? - проворчала я. - У меня только один холодильник.
        Во всей этой суматохе я совсем забыла про Зака. Я взяла трубку, а Нику сказала:
        - Это мой брат Зак. Поговори с ним.
        - Новые условия?
        - Считай это дополнением к прежним. Да, и учти, он настроен скептически.
        Ник взял трубку со стола, зажал ее между щекой и плечом и стал помогать мне сортировать продукты.
        - Привет, Зак, как жизнь?
        Я ждала, что скажет в ответ брат, но так ничего и не дождалась.
        Ник пожал плечами и повесил трубку.
        - Там никого не было, Фил. С ума сойти.

        Глава 12

        Когда мужчина готовит для тебя, то есть в этом что-то соблазнительное.
        Особенно если он не дает тебе помогать. Меня отправили со стаканом минералки к обеденному столу и разрешили наблюдать издали.
        Чем я и занималась. Сомнений не было - Ник знал, что он делает: он двигался с легкостью, его действия напоминали симфонию, он продумал все до мельчайшей детали. Он был так сосредоточен, что я и не думала отвлекать его. Он не спешил. Впрочем, он никогда не спешит. Движения его были четкими и эффективными. Я на кухне чувствовала себя полной неумехой, а ножа, который он купил, попросту боялась. Вскоре запахло так, что у меня закружилась голова.
        - Сколько человек ты собираешься накормить?
        - Двоих. - Ник достал из пакета бутылку белого вина и штопор.
        - Я не пью.
        Он внимательно посмотрел на меня, затем продолжил разбирать сумки. Вино стояло на барной стойке.
        - Я раньше тоже не пил.
        Я приготовилась к тому, что Ник снова на время забудет о моем существовании, но он неожиданно поднял голову и заговорил:
        - Знаешь, Фил, после того как я уехал отсюда, мне пришлось научиться идти на компромиссы. Ведь Люсия жила по другим принципам: все или ничего. Никаких полумер, никаких компромиссов. Все было выкрашено в черно-белые цвета.
        Одно то, что он связал так много слов в предложение, удивило меня. На сердце стало теплее. Он пытался открыться мне. И для него это было ох как непросто.
        Лучшее, что я могла сделать, - это не перебивать его. Хотя рано или поздно мне придется рассказать ему о странном звонке с того света. Но это подождет. Я молча смотрела, как Ник открывает бутылку.
        - Люсия не терпела алкоголя в доме. Таков был ее внутренний договор с источником дохода семейства Салливанов. Ведь дедушка баловался спиртным. Он умер довольно молодым. Печень отказала. Наверное, Люсия не смогла простить ему, что он оставил ее одну. - Ник нахмурился. - Но ее правила были неверными. Слишком суровыми. Мы с тобой оба видели, к чему это привело. Алкоголь стал запретным плодом, а запретный плод сладок. Выпить означало пойти против воли Люсии. Наверное, из-за этого Шон стал выпивать.
        Пробка с хлопком вылетела из горлышка.
        - Беда в том, что маятник раскачивается слишком сильно, когда в дело вмешиваются эмоции. - Он поднял вверх бутылку. - Бойкот алкоголю привел к тому, что лишь разжигал аппетит. Очень скоро Шон стал надираться в стельку, потому что иначе уже не мог. Все или ничего.
        Я прекрасно понимала, о чем он говорит. Ведь у меня те же проблемы были с едой. Моя диета требовала многое принести в жертву. Хорошо еще, что у меня в жизни было мало потрясений. Ведь еда всегда служила мне утешением. Помню, когда последний раз рассталась с очередным парнем, то съела сразу две коробки карамельного пломбира. Съела и даже не заметила. Со стороны все это выглядело, должно быть, ужасно. От одного воспоминания об этом обжорстве я долго не могла думать о серьезных отношениях с противоположным полом.
        Ник навел меня на мысль, что возможен и другой путь. Он налил немного вина в бокал, поболтал его, принюхался, поднес к свету. Вино искрилось.
        - Вино лишь напиток, - продолжал он. - Прокисший сок. Никакого протеста. Только жидкость в стакане. Наши тела сконструированы так, чтобы сжигать то, что попадает в них, перерабатывая на топливо. Что-то сгорает лучше, что-то хуже. В этой бутылке нет ни любви, ни свободы, ни иллюзий. - Он подмигнул мне и наполнил второй бокал. - И когда ты понимаешь это, то начинаешь чувствовать истинный вкус вина и приходишь к выводу, что оно великолепно сочетается с едой.
        Он протянул мне бокал, и наши пальцы соприкоснулись.
        - Главное - во всем соблюдать умеренность, Фил. Умеренность предотвращает маятник от чрезмерного раскачивания. Считай это точкой баланса.
        Пожалуй, так и получилось с моей порцией шоколада в месяц. Благодаря сдержанности мне удавалось и эмоции свои держать под контролем.
        У дураков мысли сходятся. Пока я думала обо всем этом, Ник опять занялся готовкой.
        На кухне повисла тишина, но не напряженная, а уютная и спокойная, от которой как будто сразу стало теплее. Мы решили не касаться ни темы Салливанов, ни Коксуэллов за ужином.
        Наверное, именно поэтому вечер получился особенным. Я привыкла к напряженной тишине, от которой оборачиваешься, чтобы посмотреть, нет ли кого за спиной. Здесь все было по-другому. Я наблюдала за тем, как работает Ник, и потягивала вино. И напряжение дня мало-помалу отступало.
        Временами мне перепадали кое-какие кусочки. Я с благодарностью отметила, что Ник потрудился купить швейцарский сыр с низким содержанием жира. Он тоненькими пластинками нарезал его и уложил на ломтики зернового хлеба, дополнив каждый бутерброд тонким кольцом сладкого перца. Вскоре Ник выложил на большую тарелку красиво нарезанные маринованные овощи.
        - Такты не злишься на меня? - спросил он с улыбкой и поставил тарелку на стол. Я воспользовалась моментом и стащила дольку маринованного чесночка.
        - Где ты научился готовить?
        - Да так, везде помаленьку.
        Типичный для Ника ответ. Он нахмурился, оглядывая набор продуктов, и я поняла, что выбрала не лучшее время для разговора. Но на удивление, я восприняла это спокойно.
        Ник мастерски очистил люциана[Вид рыбы.] - сразу было понятно, что ему не раз доводилось это делать. Не успела я насвистеть «Дикси»,[Гимн конфедератов.] как он уже фаршировал ее и приготовил к запеканию. Он порезал и накрошил целую гору овощей и всякой всячины и опустил все в кастрюлю с кипящим маслом, прежде чем я поняла, какие именно ингредиенты он использовал.
        Затем Ник быстро приготовил простенький овощной салат, который приправил винным уксусом с оливковым маслом, поставил на стол и подсел ко мне. Время от времени он поглядывал на бурлящую кастрюлю.
        - Не многовато у тебя растений? - спросил Ник довольно сухо. Тут он был прав: подоконник весь был уставлен горшками с цветами, да что там подоконник, почти всюду что-нибудь росло.
        - Мне нравится. Места мне хватает, а на кухне самое хорошее освещение в доме. - Я убрала со стола куст авокадо.
        - Откуда они у тебя?
        - Да так, отовсюду понемножку. - Ник улыбнулся:
        - Люди подбрасывают их тебе под дверь? Как котят?
        - Нет. Я сама их выращиваю. Это из семечка авокадо, которое раскололось надвое. Вон там манго, а здесь растет персиковое дерево. Но оно еще не скоро начнет давать плоды.
        Ник был в недоумении.
        - И все это из косточек?
        - Ну да. С яблоками мне пока не везет. Наверное, гибридные сорта попадаются.
        - Не понимаю.
        - Гибриды более устойчивы к паразитам, заболеваниям и неблагоприятным климатическим условиям. Зато, как правило, плохо приживаются.
        - Ух ты. То есть если гибридное дерево засохнет, то его непросто вернуть к жизни? - Ему, похоже, действительно было интересно.
        - Нет. Не так все просто. Многое зависит от наследственности растения.
        Ник внимательно смотрел на меня.
        - То есть?
        - Люди все чаще выращивают гибриды, потому что с ними меньше проблем. Поэтому оригинальные растения исчезают. - Я подалась вперед, глаза у меня заблестели. - Мы организовали некоммерческий проект по спасению оригинальных сортов садовых растений, особенно тех, что с момента колонизации выращивались в Новой Англии. - Ник одобрительно кивнул.
        - А кто это «мы»?
        Как приятно было разговаривать на наболевшие темы без опасения, что тебя сочтут за умственно отсталую.
        - Ну, я единственный ландшафтный дизайнер, но Джоул по весне много времени проводит с лопатой в руках ради общей цели. Кроме того, среди членов проекта несколько местных садоводов, а еще женщина из исторического сообщества и один ботаник из университета. А еще нам помогают несколько компаний по разведению семян.
        - Так ты круглый год занимаешься огородом?
        - Разумеется. Люди приносят нам семена, или мы высаживаем те, что сами нашли. Мы подумываем о том, чтобы построить хранилище, а еще надо вести учет данных.
        - Что ж, хорошее дело всегда найдет выход.
        - Постучи по дереву, - сказала я и постучала вместо Ника.
        - Если я окажусь в городе, когда вы затеете свои работы в следующий рад, то я с радостью помогу.
        Я удивленно посмотрела на Ника, но потом вспомнила, что он всегда любил природу. Это и объясняло его интерес.
        - Что ж, спасибо.
        - Да всегда пожалуйста.
        Вряд ли, однако, он окажется в городе в нужный момент. Тем не менее выяснить стоило.
        - Мы начинаем посадки в конце мая. - Ник поморщился:
        - Жаль. Я думал, это происходит раньше. - Он набросился на салат.
        Ну конечно, Ник же здесь только проездом. Впрочем, он никогда и не скрывал этого. Я решила больше не возвращаться к этой теме. - А это у меня растут лимон и апельсин. С них все и началось.
        - Расскажи.
        - Как-то я ела апельсин и заметила, что одно семечко дало отросток. Я не могла просто выбросить его. Оно ведь уже тогда было живым!
        На губах Ника заиграла улыбка.
        - Вот я его и посадила.
        - И оно выросло. - Он посмотрел на роскошный куст больше метра высотой. - Кто бы мог подумать, что ему так понравится в Массачусетсе? Наверное, у тебя дар, Фил. - Ник указал на чудовище в углу: - А это что?
        - Это олеандр. Розовый олеандр. Когда он цветет, запах просто божественный. Сейчас не сезон, но когда через месяц я выставлю его на улицу, он себя покажет. Цветет он каждое лето, хотя зимы в Массачусетсе ему, конечно, не по душе.
        Ник усмехнулся, собрал тарелки из-под салата и вернулся к плите. Впрочем, вскоре он появился с рыбой и подал ее к столу, полив лимонным соком. Кроме того, Ник поставил рядом соус сальса с добавлением манго и лайма. Пахло просто умопомрачительно. На столе также появилось блюдо с тушеными овощами и рисом. Выглядело оно так аппетитно, что мне не терпелось проглотить все разом.
        - Не беспокойся, Фил, - сказал Ник, садясь за стол. Видимо, он неверно истолковал мое замешательство. - Здесь совсем нет жирных продуктов. Ешь сколько хочешь и не думай о лишнем весе.
        Я усмехнулась.
        - Тебе хорошо, у тебя есть кому беспокоиться о весе. За Фредди! - воскликнула я, и мы подняли бокалы.
        Рыба таяла во рту. Это было не только самое изысканное блюдо из всех, что мне доводилось вкушать за последнее время, но и приготовлено оно было чертовски привлекательным мужчиной специально для меня. Помимо всего прочего, Ник еще и о диете моей побеспокоился. Интересно, что мне нужно сделать, чтобы он задержался подольше? Приковать к плите цепью едва ли удастся, слишком силен, сбежит. Но мысль неплохая.
        - Может, не будем разыгрывать ссору в субботу? - предложила я осторожно.
        Ник удивленно посмотрел на меня.
        - Суббота уже через два дня, а я готова терпеть тебя ради еды еще как минимум месяц.
        Ник поперхнулся и потянулся за минералкой. Я цокнула языком.
        - Сдаешь, Салливан. Не припомню, чтобы раньше тебя можно было так легко удивить.
        Ник усмехнулся.
        - Ты лучше ешь как следует, - велел он. - Десерта не будет, и до завтрака еще далеко.
        Мы улыбнулись друг другу и принялись уплетать за обе щеки.
        Он даже не позволил мне помыть посуду.
        Я сидела в гостиной и потягивала минеральную воду. А еще раздумывала над двумя вопросами: где купить наручники и что будет, если я огрею Ника по голове новой блестящей кастрюлей, чтобы он отключился, и прикую к плите. Не вызовет ли это длительных нарушений головного мозга?
        Я так погрузилась в раздумья, что подпрыгнула от неожиданности, когда он сел рядом на диван.
        Ник закрыл глаза и откинул голову на подушки.
        - Ты, похоже, притомился. Зря ты не дал помочь тебе с посудой.
        - Да дело не в этом. - Он говорил, не открывая глаз. - Две ночи без сна чересчур даже для меня.
        - Надеюсь, диван тебе понравится.
        Ник бросил на меня взгляд из-под ресниц. От этого он казался сонным, но по-прежнему опасным. Вернулись времена дракона.
        - Сегодня я готов спать на бетоне.
        Он как будто и с места не сдвинулся, но вдруг оказался так близко, что меня бросило в жар. Чтобы отвлечься, я стала убирать цветы, которые могут помешать ему вставать утром. В гостиной было полно кактусов. Вынужденная мера, учитывая, что здесь всегда жарко и душно. Домовладелец потратил на систему отопления целое состояние, но мои растения это просто обожали.
        - А завтра?
        - Что завтра?
        - Что ты намерен делать?
        - Разве это имеет какое-то значение?
        - Не юли. Мы договорились.
        Я взяла кактус, усеянный побегами. Хоть было еще не время плодиться, стояла ранняя весна, но, видимо, он решил, что скоро умрет. Я потрогала почву и поняла, что пора его поливать.
        - То есть ты хочешь использовать свое право трех вопросов на такую ерунду?
        - Ага, только не забудь, что я тебя спрашивала.
        Ник зевнул и потянулся. Можно было решить, что Он спит, если бы не зеленый блеск глаз из-под опущенных ресниц.
        - А ты чем будешь заниматься завтра?
        Я нахально улыбнулась, довольная, что можно отплатить ему той же монетой.
        - Разве это имеет какое-то значение?
        - Ты встречаешься с кем-нибудь? - Я присела на диван.
        - Вообще-то я должна задавать вопросы.
        - Встречаешься?
        Я решила не поддаваться на его провокации.
        - Беру Пятую поправку.
        Ник снова оказался рядом так быстро, что я не успела заметить, как именно он это сделал. Он посмотрел на меня сверху вниз, словно собирался произвести археологические раскопки моего сознания. За мной стоял кофейный столик, заставленный колючими кактусами, так что сбежать не получилось бы. И Ник это понимал.
        - Но ты же романтик, сама сказала. А сейчас, должно быть, на перепутье меж двух больших романов.
        - Надеюсь, ты не забыл, что матушка свела меня с приличным молодым человек при хорошей работе и с солидными связями?
        Ник не улыбнулся моей шутке.
        - Надеюсь, ты не все ей рассказала?
        - А почему я должна рассказывать что-то тебе? - Ник самодовольно улыбнулся:
        - Если мое пребывание на этом диване грозит непредсказуемыми последствиями, то я должен быть к этому готов.
        Я тяжко вздохнула. В его словах был здравый смысл, жаль только, он не любопытствует по какому-нибудь другому поводу.
        - Давненько не было у меня никаких романов, так что можешь не волноваться по поводу ревнивых любовников. Никто не вломится сюда и не станет избивать тебя до смерти. Доволен?
        - Это из-за Шона?
        Я рассмеялась. Не смогла удержаться.
        - Ник, я была девочкой. Я и влюблена-то в него была не больше месяца. То, как он поступил со мной, никак не отразилось на моей жизни.
        - И ты не держишь на него зла?
        - Да нет, на него не держу. - Я слишком поздно поняла, что проговорилась. Когда я бросила на Ника взгляд, то увидела, что он не пропустил ни слова. Ой-ой-ой.
        Он протянул руку и поправил мои волосы, затем провел пальцем по скуле и приподнял мою голову за подбородок. Я знала, что выкрутиться не удастся, да мне не очень-то и хотелось. Я чувствовала, что готова послать все к чертям. Впрочем, я все еще надеялась на лучшее.
        - А на кого ты держишь зло, Фил?
        Я не могла ему сказать. Я просто смотрела на него, и он прочел все в моих глазах. Можно было и не говорить. Тем более что я, казалось, онемела. Сердце бешено стучало в груди, во рту пересохло. Ник долго смотрел на меня, затем покачал головой, как будто не мог поверить тому, что увидел.
        Когда он прошептал мое имя, голос его хрипел. Он придвинулся ближе, словно боялся, что я сбегу. Но я не собиралась никуда бежать. Губы его коснулись моих губ. Я никак не могла понять, что делает его поцелуи столь нежными. Может, Ник думает, что я такая хрупкая? Может, он сдерживается? Но мне сдерживаться нет уже никакого смысла, ведь он знает мой маленький секрет. А других секретов у меня нет.
        Я обняла Ника за шею и открылась для поцелуя. Он зарычал, и я приготовилась к тому, что дракон проглотит меня. Ник обнял меня крепче, губы его обжигали, точно вулкан. Но мне было мало. Я готова была принести себя в жертву. Я чувствовала, как бьется в его груди сердце. Ровно три гулких удара. Затем Ник отпрянул и встал. Он пересек комнату и резко провел по волосам пятерней.
        - Уходи, Фил. - Ник не обернулся. Голос его был напряженным. - Уходи и запри дверь в спальню.
        Когда я поднялась с дивана, меня била дрожь. Я сглотнула и обняла себя руками.
        - Что-то случилось? Ведь все так хорошо начиналось. - Ник повернулся ко мне. Выглядел он непреклонным.
        - Я не герой твоего романа. Что бы ты ни навыдумывала, я не твоя фантазия. Прошло пятнадцать лет. Все изменилось. Мы изменились.
        На глаза навернулись слезы, но я не стала плакать перед ним.
        Он вздохнул и махнул рукой.
        - Разве ты не видишь, Фил? Я прекрасно понимаю, чего ты хочешь. Но я не возьму на себя такие обязательства. Я нигде долго не задерживаюсь. Я не обременяю себя длительными отношениями, потому что каждый раз, когда я пытался, все заканчивалось несчастьями. Знай ты меня лучше, ты не стала бы выдумывать ничего на наш счет.
        - Ну вот, снова ты заговорил, как будто умнее всех на свете.
        - Для меня важно сохранить нашу дружбу, - сказал он хрипло. - А то, что ты затеяла, к добру не приведет.
        - А мне казалось, ты готов рискнуть.
        - Слишком высоки ставки.
        Я не знала, что сказать на это. На Ника невозможно злиться, несмотря на то что я успела завестись.
        - Наша дружба и для меня важна. Просто мне казалось, что она может перерасти в нечто большее.
        Ник скрестил на груди руки и мрачно посмотрел на меня:
        - Я поступаю, как лучше для нас обоих. Мы слишком разные. Наши семьи никогда не одобрят этот союз.
        - Не ты ли учил меня жить своим умом?
        - Да, Фил, но…
        Ник выглядел таким виноватым, что сил не хватало. Мои гормоны рвались наружу, но вот только я, похоже, не интересовала его как женщина.
        Что ж, теперь я знала. Наверное, надо быть благодарной за то, что он не воспользовался тем, что я готова была ему дать. Утром я могла об этом пожалеть. А с другой стороны, могла и не пожалеть.
        - Ладно, нет так нет. Посыл понятен. Спокойной ночи, Ник.
        Глаза его вспыхнули, но я не дала ему шанса реабилитироваться. Я быстро прошла в ванную и закрыла за собой дверь. Там я нарочито шумно почистила зубы и надела самую непривлекательную ночную рубашку.
        Если вы еще не поняли, то с интимной жизнью у меня не все гладко. Боюсь, следующему парню, который окажется в моей постели, придется долго за мной ухаживать. Так по крайней мере мне всегда хотелось.
        Впрочем, были и светлые моменты в жизни. Например, когда я вышла из ванной, Ник как раз снимал футболку. Когда он повернулся, то увидел мой взгляд, полный естественного женского любопытства. Однако он ничуть не смутился своей относительной наготы - он ведь стоял передо мной в джинсах.
        Впрочем, Ник не задержал на мне взгляда, так что зря я нарядилась в одежды старой девы.
        - Что это там у тебя? - спросил он, показывая пальцем в направлении моей спальни.
        Я думала, он имеет в виду мои насаждения, которых и в спальне тоже было полно, и уже пустилась в объяснения по второму разу, но Ник приложил палец к губам, и я замолчала.
        Ник внимательно смотрел на меня, затем снова указал на спальню.
        - Вот это, - прошептал он. К моему ужасу, Ник указал на потолок.
        - Ах это?.. Это моя звезда.
        Я выдавила из себя улыбку и быстренько попыталась пройти мимо него в свое убежище в надежде, что он не последует за мной. Куда там! Ник остановился в дверном проеме и навалился плечом на косяк. Я поняла, что он не уйдет, пока не услышит внятного рассказа. Хуже признания не придумаешь, особенно учитывая обстоятельства. Ник, чего доброго, решит, что я никак не повзрослею.
        Я принялась застилать постель свежим бельем и старалась не обращать на него внимания.
        - Это фосфоресцирующая наклейка в виде звезды, - заметил Ник.
        Если он ждал, что я дам ему медаль за то, что он определил, что за игрушка висит у меня над кроватью, то он ошибался.
        - И что с того?
        - Где ты ее раздобыла?
        - Выпросила у племянника, когда тому подарили целый набор для спальни. - Я тщательно осмотрела все цветы, хотя никакой необходимости в этом не было. - Почему ты не идешь спать?
        - А что?
        Я посмотрела на него.
        - Много вопросов задаешь.
        - Природное любопытство.
        Ник смотрел и молча ждал. Должно быть, прекрасно понимал, что он едва ли не единственный мужчина, если не считать родственников, кто стоял на пороге моей спальни. А еще он прекрасно знал, зачем мне нужна эта звезда. Так что стесняться не было смысла.
        Я повернулась к нему лицом, понимая, что он все равно не уйдет.
        - Ладно, слушай. Каждую ночь перед тем, как ложиться спать, я загадываю желание на самую яркую звезду. Так мне не приходится выходить на улицу. Она здесь, со мной, она последнее, что я вижу перед тем, как усну. Вот и все, конец истории. И вообще ты, кажется, спать хотел?
        - Ну и как, работает? - Его так просто не выдворишь.
        - Да не знаю я! - Я посмотрела на звезду. - Галерный раб, которого я желаю каждую ночь, почему-то не приходит.
        Ник рассмеялся, но остался стоять там, где стоял. Он не сводил взгляда со звезды, словно пытался понять, чего же хочет он сам.
        - Шел бы ты уже на свой диван.
        - А я помню, как однажды ты выбрала звезду.
        Ну выбрала, ну и что с того? Я посмотрела на звезду и пожелала всем сердцем, чтобы Ник не догадался, что она висит здесь именно из-за той волшебной ночи.
        Взор Ника затуманился Так же было, когда он вспоминал о Бутане.
        - Тебе обязательно нужно побывать в Марокко, Фил, - пробормотал он. - Там, в пустыне, среди дюн, есть удивительное место, в котором расположен небольшой отель. Неподалеку от города Мерзауга.
        - Мерзауга? - Даже повторить название города было непросто. Звучало экзотически - Так это город?
        - Ну… в таких местах геометрия не в чести. Скорее дело в расстоянии, в пропорциях. - Ник улыбнулся. - Там редко встретишь ровные квадраты кварталов, как в Новой Англии. Иногда это одно строение, иногда населенный пункт называют по имени главного района, а иногда это действительно скопище домов, похожих на город. - Он снова посмотрел на меня, голос его опять стал низким. - Зато можно спать прямо на крыше, если погода позволяет. До ближайших поселений не одна миля. Каждый раз, направляясь куда-нибудь, мне приходилось нанимать кого-то из местных с машиной. Дорог нет, а в дюнах легко заблудиться. Электричество только от генераторов, так что люди экономят, и по ночам там темно. По-настоящему темно. А когда поднимается луна, то впечатление такое, будто солнце вернулось на небо. Всюду тени. Я никогда не думал, что на небе так много звезд. Все небо усыпано ими. Аж дух захватывает. - Ник покачал головой и посмотрел на меня. От страсти, с которой он рассказывал все это, мурашки по коже бежали. - Там, чтобы загадать желание, Фил, долго приходилось решать, какая же из них самая яркая.
        Мы смотрели друг на друга в темноте, и я знала, что он все прекрасно понимает.
        - Почему ты продал компанию, Ник? - спросила я тихо. - Ты ведь не устал от путешествий.
        Он тут же развернулся.
        - Устал. Эта часть моего жизненного пути пройдена Спокойной ночи, Фил.
        На этот раз терпение мое лопнуло.
        - Ну все!
        Фил выскочила из спальни вслед за ним. Настоящий ангел мести в ночной рубашке. Она, похоже, даже не понимала, как сексуально смотрится на ней эта рубашка.
        Только сейчас до Ника дошло, что Фил все же не использовала его, чтобы добраться до его брата. Ему всегда казалось, что именно поэтому она и подошла к нему в первый раз. Не важно, что потом они стали настоящими друзьями, теперь он раздумывал, что же привело их к этому и почему он вспоминал о ней все эти годы.
        Но Фил не умела врать. А то, как она смотрела на него, переворачивало вверх дном основы его мироздания. Он ей нравился. В его тридцать пять это льстило ему и одновременно пугало.
        Хотя Ник прекрасно понимал, что ничего из этого не получится. Он отдавал себе отчет, что он и Фил не пара. Она разочаруется в нем, потому что он не сможет быть ей надеждой и опорой, а она ем была слишком дорога, чтобы идти на такой риск.
        Глаза Фил метали молнии.
        - Кто это тут у нас? Пташка безобидная? Нет, это человек-молчун! - Она всплеснула руками и крикнула в бессильной злобе.
        Соседи сверху застучали по батарее.
        - Да ладно вам! - крикнула она потолку, затем бросила на Ника взгляд, который не предвещал ничего хорошего. - Знаешь, Ник, я куплю тебе футболку с надписью крупными буквами «молчун», чтобы наивные граждане нашей необъятной планеты не обманулись на твой счет. - Фил остановилась, чтобы передохнуть, затем продолжила в том же духе: - Да как ты смеешь обращаться со мной так?! У нас же был договор. Да по сравнению с тобой Сфинкс может в ток-шоу участвовать. Что я ни спрошу, ты каждый раз уходишь от ответа. А я-то думала, мы друзья. Неужели я не имею права знать, что произошло с тобой за последние пятнадцать лет? - Она вот-вот готова была впасть в истерику.
        Ник пожал плечами. Что бы он сейчас ни ответил, она не сможет воспринять это адекватно.
        - Я просто не привык рассказывать о себе.
        - Так я тебе напомню. У нас уговор. Надеюсь, ты не забыл? И я могу задать еще два вопроса. - Фил скрестила руки на груди - Выкладывай.
        Ник опустился на диван и долго смотрел на нее. Фил стояла босая, ночная рубашка не доходила ей до лодыжек. Ник сцепил пальцы рук и положил кисти на колени, чтобы Фил не заметила, насколько узки вдруг стали джинсы в районе ширинки. А еще чтобы она не обратила внимания на то, куда он смотрит. Не хватало еще потерять голову и воспользоваться ее щедрым предложением.
        Нет, определенно нужно было выспаться. А то легендарный самоконтроль Ника трещал по швам.
        - Ты не можешь держать меня в неведении, - говорила тем временем его амазонка. - Это просто нечестно.
        - А при чем здесь честно-нечестно?
        - Вот тебе на! Я открыла перед тобой двери своего дома, ездила с тобой в Розмаунт непонятно зачем, помогаю тебе чем могу, а что в ответ? Я не благотворительный фонд!
        - Я так и не думал. Скорее, ты филателист, а я для тебя очередная марка.
        Это поубавило ветра в ее парусах. Плечи Фил опустились, она вдруг сделалась маленькой и такой несчастной, что Ник просто обязан был развеселить ее.
        Он подмигнул.
        - Кроме того, ты пока меня терпишь. - Фил вздернула подбородок.
        - Это потому, что я образец терпимости. - Она даже улыбнулась немного. - И ты воспользовался моей толерантностью до предела, Ник Салливан. Дальше хода нет. Так что держи ответ - или дорого заплатишь.
        Он намеренно позволил угрозе повиснуть в воздухе прежде, чем ответил:
        - Мне нечего сказать.
        - Чушь собачья.
        Ник удивленно моргнул. Ему еще не доводилось слышать, как Фил ругается.
        Она выглядела непоколебимо.
        - Сам-то ты выпытал у меня почти все, что я могла сказать, но ни слова в ответ.
        - Выпытал?
        - Выпытал! - Фил кивнула. - Словно диверсант. Сначала приготовил для меня, чтобы я расслабилась, а потом заставил рассказать унизительные подробности моей жизни.
        Ник лишь рассмеялся и покачал головой:
        - Да уж, в пытках меня еще ни разу не обвиняли.
        - Значит, друзья боятся сказать тебе правду в глаза. - Тон ее стал резким. - Или ты только со мной так себя ведешь?
        Ник снова почувствовал, что причинил ей боль, хотя вовсе не желал этого. Она пыталась скрыть это, но он-то видел, что к чему.
        - Фил, не усугубляй…
        - Что не усугублять?! Словом можно и убить! - выкрикнула она, и Ник поморщился от неприятных ассоциаций. - Откуда я знаю, что за человек ты теперь? Может, ты все врешь про деньги в кошельке. Может, ты заранее спланировал все, чтобы не пользоваться банкоматами. Может, ты и впрямь убил Люсию и меня посадят за сообщничество, ведь я позволила тебе здесь жить.
        Ник посмотрел на Фил тяжелым взглядом:
        - Ты это серьезно? Ты что, действительно веришь, что я убил ее?
        Но Фил не желала больше играть по его правилам.
        - А я не скажу тебе, верю я или нет.
        Она резко развернулась и ушла к себе. Он не мог оторвать взгляда от веера ее волос. Ник закрыл глаза и откинулся на спинку дивана, чтобы не упускать сладкий образ из головы Фил - самая непоколебимая женщина из всех, что ему доводилось встречать. И она точно не признавала ответа «нет». И она определенно была небезразлична ему.
        - Фил, если есть хоть малейшие подозрения на мой счет, то не стоило оставлять меня здесь, - заговорил Ник. Как ни горько было признавать, но ее мнение много для него значило. - Ты принимаешь все близко к сердцу.
        Она повернулась к нему, скрестив на груди руки.
        - Подхалимаж ничего тебе не даст.
        Ник поразмыслил с минуту и нашел ответ, который прозвучит убедительно. О правде ему больно было даже подумать.
        - Мы такие разные с тобой, что мне просто интересно узнать о тебе побольше, вот и все.
        - Ерунда. - Она прошла в комнату и села на другом конце дивана. Ник искоса посмотрел на нее. Выражение ее лица по-прежнему было упрямым, но, похоже, Фил больше не сердилась. Разве что самую малость. Встречал ли он женщину которая бы так владела его сознанием, как Фил?
        Теперь Ник думал, не лишился ли он большего, чем думал, когда много лет назад покинул Розмаунт.
        - Все как раз наоборот, - не согласилась Фил. - Мы очень похожи, именно поэтому тебе интересно.
        Ник подобрался и спросил:
        - И как ты пришла к такому выводу? - Фил начала перечислять, загибая пальцы:
        - Нам обоим пришлось начать свой бизнес, мы оба решили бросить колледж, мы оба не оправдали надежд родителей. И мы оба гордимся тем, чего достигли. И хотя ты еще сильнее меня повернут на экологии, нам обоим претит мысль о среднестатистическом счастье уютного пригорода.
        Этого он о ней до сей минуты не знал. Она заинтриговала его.
        Фил подалась вперед, глаза ее заблестели. Ей не терпелось поддразнить его.
        - Но я и подумать не могу о том, чтобы продать свой бизнес, Ник. Потому что это часть того, что я есть, того, что я так сильно люблю. И ты такой же точно. Ты все еще любишь путешествовать, и не говори мне, что это не так, потому что я все равно тебе не поверю.
        Тот факт, что она видит его насквозь, должен был насторожить его. Но сейчас Ник не хотел об этом думать.
        - Я начинаю скучать, - признал он осторожно. - Но остальное к делу отношения не имеет.
        Она бросила на него злой взгляд.
        - Ты меня совсем за дурочку считаешь? - Он едва сдержал улыбку.
        - Отнюдь.
        - Значит, за доверчивую простушку? Ага, толстуха Филиппа была растяпой, но я уже другая.
        Вот тут Ник улыбнулся:
        - Ты по-прежнему доверчивая, Фил. Ты веришь в доброту людей, хотя они не всегда того заслуживают. Это очень мило.
        Фил покраснела, и Ник порадовался, что она сидит в отдалении. Он бы точно утратил свое благородство, если бы мог дотянуться и заключить ее в объятия.
        - Что ж, это мне точно не по наследству досталось, - пробормотала Фил, явно смутившись. Она мяла пальцами подол рубашки. - Они-то никогда ничего на веру не принимают.
        - Что ты хочешь сказать?
        Фил дерзко посмотрела на Ника:
        - А ты как думаешь, о чем меня станет расспрашивать матушка в субботу, когда затащит на кухню, чтобы выпытать детали?
        Он об этом как-то не думал.
        - Понятия не имею.
        - Она захочет знать, чем ты занимаешься, где берешь деньги, что делал последние пятнадцать лет.
        - Так скажи ей, что я держал туристическую фирму. - Он пожал плечами. - Еще два месяца назад так и было.
        Фил покачала головой, и ее каштановые волосы вспыхнули золотом.
        - Но сейчас-то ведь это не так. А враль из меня никакой. Я не смогу на ходу состряпать историю, даже если от этого будет зависеть моя жизнь. - Она была так довольна собой, что он снова не удержался от улыбки. - Так что тебе придется рассказать мне правду, ничего не поделаешь. - Фил щелкнула пальцами. - Давай, колись.
        - Чтобы наше прикрытие сработало?
        - Ну да, разумеется. - Ее лицо осветила озорная улыбка. От одною этого в венах Ника закипела кровь. В голову полезли мысли о ее обнаженных ножках, о том, как она извивается под ним, такая нежная и горячая, приветствуя его ласки.
        Ник все еще думал о последнем поцелуе. Какого черта он остановился?
        А вот об этом как раз думать не стоило. По этой дорожке лучше не путешествовать. Однако разум в данной ситуации отступал на задний план. Ник напомнил себе в очередной раз, что и так немало напортачил и не следует рушить дружбу таким способом. Стоит пойти на поводу у инстинктов, и он обидит Фил, а она этого не заслужила.
        Ник нахмурился и вернулся к разговору.
        Пугало то, что в ее аргументах была доля истины. Может, она станет понимать его лучше, если он расскажет ей то, о чем она так просит?
        Может, его история сделает за него всю грязную работу?
        Ник потянулся и поднял с пола футболку. Это дало ему несколько секунд на то, чтобы собраться с мыслями.
        Он никому еще не раскрывал настоящих причин, почему он принял щедрое предложение о покупке компании, так что, возможно, снять часть груза с плеч не такая уж и плохая затея. А Фил, несмотря на острый язычок, именно тот человек, которому он больше всего доверял. История не покинет пределы этого дома - в этом Ник был точно уверен.
        - Ладно, твоя взяла. - Фил погрозила пальцем:
        - И смотри, никаких отговорок. Я хочу услышать всю историю от начала и до конца.
        - А не то что?
        Она указала пальцем на дверь. Ник прикинулся удивленным.
        - И это после того, как я накормил тебя ужином? Почему-то я чувствую, что меня опять недооценили.
        Фил подавила смешок и подобрала под себя ноги, предоставив Нику еще одну возможность насладиться прелестью их наготы.
        - Ты от меня не отвертишься. - Она взъерошила волосы, отчего стала выглядеть еще более юной, озорной и чертовски привлекательной.
        Ник уже серьезно подумывал о том, чтобы подсесть поближе и заставить ее забыть о продаже своей компании. И вовсе не потому, что боялся рассказать правду. Дело было в Фил. Ник уже понимал, что не сможет так просто уйти от нее. А уж тем более забыть. Он вспомнил, с какой страстью она откликнулась на его поцелуй, и джинсы стали еще теснее.
        Но стоило ли усложнять то, что так или иначе придется сделать?
        Ник посмотрел на потолок, собираясь с мыслями. Фил готова была ждать всю ночь.
        - Я основал компанию после того, как сам много путешествовал. У меня было вдоволь и времени, и денег, так что я мог делать все основательно, не спеша. Кроме того, в своих путешествиях я не раз забредал туда, куда обычный турист не заходит. Идея показать эти места другим людям не покидала меня. А затем я попал в Азию.
        Стоило начать, и слова полились сами, а Фил не перебивала. С ней всегда было легко разговаривать, теперь он вспомнил это.
        - Я долго переезжал с места на место, приглядываясь к пляжам, пробуя спуски на каяках по горным рекам, гуляя по рынкам. Это было превосходно, культура этих стран сильно отличалась от нашей. Я никак не мог насладиться вдоволь. В то время туристы редко выбирались из крупных городов, так что рынок предложений был безграничным. Часто местные ребятишки берутся показать достопримечательности за небольшое вознаграждение, но они те еще сорванцы. Обычно я отказывался от их помощи, но был там один особо настырный парнишка. Так что я дал ему, сколько он просил - всего-то пять долларов, - и он и впрямь показал мне поразительные места. - Ник помолчал немного и бросил на Фил короткий взгляд. - Это была долина, которую самому ни за что не отыскать. Все поросло джунглями, и тропинок не было, но парень знал путь. Я прорубался сквозь подлесок, подумывая, что парень просто водит меня за нос, как вдруг оказался на каменном валуне, из-под которого бил ключ. Словно отдернул занавеску, настолько неожиданной была перемена. Ключ уходил ручьем вперед, и в его спокойной воде отражались небеса в своем нетронутом        - Шангри-ла, - прошептала Фил.
        - Да, очень похоже. Но выглядело все просто нереально. И все было первозданно. Никаких звуков, кроме пения птиц, журчания ручья и жужжания насекомых. Словами не описать той сказочной красоты. Натуралист сошел бы там с ума от радости. Ручей бежал с полмили, затем снова исчезал в джунглях. Впрочем, вдоль его берегов было не пройти, гак все заросло. И тогда я понял, зачем мы тащили с собой каяк. Кое-где ручей разливался и становился спокойной речушкой, но местами он сужался и с ревом проносился меж утесов. Куда я ни бросал взор, всюду были удивительные звери, древесные лягушки, неописуемые бабочки и диковинные птицы. Словно мы очутились во сне. В раю. В тот день я, кажется, заснял восемь пленок. Поздно вечером парень вывел меня к своей деревне. Невыносимо было смотреть, как бедно живут люди, хотя совсем рядом с ними находился рай. Мой проводник гордился тем, что заработал пять долларов, а я стыдился своего достатка. Не то чтобы я был богат в те дни, но слишком многое мы принимаем как должное. - Фил внимала каждому слову. - Именно там, в той деревне, мне в голову и пришла блестящая идея.
        - Основать компанию по эко-туризму?
        - Нет, самое главное - это показать людям разницу. Компания стала лишь инструментом. Тот парень жаждал деятельности, ему хотелось работать. Нужно было лишь дать ему шанс. У него была большая семья, и родители были уже стариками. А лучшим способом существования в тех краях было животноводство. Так что я сделал его своим партнером. Хотя он в тот момент не верил, что такое возможно. Мы установили правила посещения Рая - так мы назвали нашу долину - и ограничение по количеству людей, посещающих его за неделю. Я должен был точно знать, что Рай останется таким же нетронутым и прекрасным, чтобы люди открывали его первозданное совершенство так же, как и я при первой встрече.
        - Не оставлять ничего, существеннее следа, не брать иного, кроме фотографий?
        - Именно. Именно поэтому компания стала такой популярной. Мой партнер нанял толковых проводников и договорился с теми из местных, кто готов был предоставлять жилье. Мы выделили им деньги на благоустройство жилья. Крупные инвестиции, но я мог себе это позволить. Правда, денег хватило едва-едва. Приехав в Штаты, я изготовил рекламный проспект, использовав некоторые из сделанных фотографий, и занялся их распространением. Я участвовал во многих ток-шоу о туризме, оставлял проспект везде, где мог. С первой группой я поехал лично, чтобы убедиться, что все пройдет гладко, что их примут по высшему разряду. В группе оказался натуралист, и он сделал изумительные фотографии. Успех был ошеломляющим.
        - И они рассказали друзьям, а те своим друзьям?
        - Не так все просто. На восьми довольных туристах капиталы не заработаешь. Приходилось искать желающих самому. Немало прошло лет, прежде чем компания встала на ноги. Первый офис располагался на чердаке складского помещения. Там я и жил. Когда я уже отчаялся, все и завертелось. - Ник улыбнулся: - Как сейчас помню, когда именно мы разбогатели. - Фил улыбнулась. - Удивительное ощущение. - Ник взял ее за руку - так ему захотелось. Ее длинные тонкие пальцы идеально легли в его ладонь. - Удивительное. После этого началось какое-то сумасшествие. Людям безумно нравилось в Раю, но они хотели съездить куда-нибудь еще в следующем году. Им приглянулись компактные группы и принцип бережного отношения к природе. Им нравилось прикасаться к неизведанному. Не воспользоваться удачей, которая сама плыла мне в руки, я попросту не мог А потому я снова отправился на поиски. Находил новые места, заводил новых партнеров, тренировал проводников, нанимал служащих, делал новые рекламные проспекты и продавал, продавал, продавал.
        - А по-другому никак? - Ник покачал головой:
        - Да, наверное, ты права. В каком-то смысле это было даже весело. Тот натуралист первым ездил в каждое новое путешествие и находил мне клиентов, так что в шутку я даже предлагал ему комиссионные.
        Затем Ник замолчал надолго, потому что дальше история принимала плохой оборот.
        Фил, наклонив голову, смотрела на него.
        - Так ты просто устал?
        - Нет. - Ник посмотрел на ее руку в своей, не зная, как продолжить то, что начал так легко. Фил ждала, и он подумал, что она гораздо терпеливее, чем он того заслуживает. - Та первая долина занимала особое место в моем сердце. Это было начало всего. И хотя я использовал подобную схему везде: всегда брал местного партнера, нанимал персонал из местных, - та долина все равно оставалась точкой отсчета.
        - Это и понятно.
        - Но этим летом пришли жалобы после турне. Первые две я счел исключением. В подобных турах всякое может случиться. Кто-то подготовлен лучше к тяжелым условиям, кто-то хуже. Но затем туда съездил мой знакомый натуралист и по приезде навестил меня лично. Он был мрачен и сказал, что мне стоит посмотреть самому. Так я и поступил. - Ник покачал головой. - Деревня так сильно изменилась, Фил, что я не узнал ее поначалу. Она выросла и процветала, что, конечно, отрадно, но такого я не ожидал. Дорогу замостили, и повсюду висела реклама. Люди носили джинсы и импортные пуловеры. Не отличить от американцев. Но худшей новостью было то, что появились шесть новых компаний, которые занимались тем же самым, но не соблюдая установленных нами правил. Их вывески висели повсюду, и на каждой улице шныряли их представители с буклетами. А сама деревня… - Ник покачал головой. - Туристы наводнили ее. Всюду продавались сувениры. Люди купались в реке и кара жались по скалам, кричали на разных языках и всюду оставляли мусор. Птицы покинули те края, цветы были вытоптаны, по всему берегу тянулись тропы. Сон превратился в кошмар.
Мой партнер выглядел стариком.
        - Но почему он раньше не сказал тебе?
        - Не хотел меня беспокоить. - Ник вздохнул. - Но скорее всего он не хотел показывать свою некомпетентность. Но я-то знал, что его вины в случившемся нет. Наверное, он не хотел, чтобы я закрыл бизнес, ведь это ударило бы по его бюджету, не говоря уж о положении в обществе. Ведь это он наставил их на путь истинный, ведущий к процветанию. Он отлично выполнил свою работу, но лишь усугубил мои ошибки.
        - Какие ошибки?
        Ник жестко посмотрел на Фил, удивляясь, что тут непонятного.
        - Я совершил ошибку, Фил. Мне не стоило делать его партнером. Я далеко отошел от правила не брать ничего весомее фотографии. Я изменил жизнь этих людей. Они потеряли свою независимость. Возможно, теперь они теряют корни своей культуры. Но самое главное - все мы навсегда потеряли укромный уголок, который никогда уже не станет первозданным.
        - Но можно же издать свод законов…
        Ник не дал ей договорить, его самобичевание не знало границ.
        - Фил, речь ведь идет о правительствах стран третьего мира. Они мало заботятся об окружающей среде, зато им интересны прибыли. Местные производят больше товаров, значит, платят больше налогов. И правительство палец о палеи не ударит, чтобы изменить ситуацию. Напротив, они всячески будут стимулировать процесс. Непоправимый ущерб уже нанесен. - Ник потер виски: начинала болеть голова. - Так что я решил закрыть там свой бизнес и предложил партнеру выкупить долю. Затем я облетел весь земной шар и предложил то же самое всем своим партнерам. Большинство решили остаться в игре. Но у меня лично духу уже не хватило. - Молчание Фил означало, что она согласна с его доводами.
        - Я ушел из бизнеса. Дело не пропадет, но я уже не причиню вреда. Может, у них получится лучше, чем у меня. - Ник с закрытыми глазами ждал, когда Фил проклянет его.
        - Постой-ка. - Она подвинулась ближе - Ты что же, себя винишь во всем этом?
        - А кого же мне еще винить? - Он повысил голос, но ему было все равно. - Я все испортил! Я всегда все порчу. Перед тобой сидит человек, который считает, что чрезмерный консюмеризм есть зло, и при этом успешно продвигал его на рынке многие годы. Я уничтожил местную культуру и заменил ее безликой бизнес-схемой, и так во множестве девственных уголков земли. Провала хуже в жизни не придумаешь!
        Ник отвернулся - не хотел видеть осуждение в глазах Фил. Ведь это его последний друг.
        - Эй, ковбой, ты слышал о свободе волеизъявления?
        - А это здесь при чем? - Ник рискнул посмотреть в глаза Фил и не прочел там ни тени презрения.
        - На Бога ты не похож. - Она усмехнулась. - Мне всегда казалось, что Он должен выглядеть старше. Ну, понимаешь меня, с седой бородой, и все такое.
        - Фил, мне не до смеха.
        - Это я понимаю, но тебе надо немного расслабиться.
        - Сколько ни шути, я все равно не смогу простить себе содеянного.
        Она нахмурилась:
        - Подумай о людях, с которыми ты работал. Они-то довольны переменами? Ты ведь не великий кукловод. Ты пришел с идеей, и идея им понравилась. Ты не виноват в том, что они изменились.
        - Но я…
        Фил твердо продолжала, отметая его возражения:
        - Должно быть, их все устроило.
        - Но…
        - Ты не подумал о том, что большинство твоих партнеров неспроста остались в деле? Они не разделяют твою точку зрения, Ник.
        Фил умела убеждать. Это пугало.
        - Должно быть, их устраивает их жизнь. - Она прильнула к нему. Глаза ее светились искренностью. - У них улучшились условия жизни? Питьевая вода стала чище? Детям стало проще добираться до школы?
        Ник не знал.
        - Знаешь, не все в устоях западного образа жизни так плохо. Есть и хорошие стороны. Возможно, сейчас они будут дольше жить, потому что улучшился уровень медицинского обслуживания. Может быть, женщины уже не умирают при родах, а детям делают прививки. Жить только тем, что дает тебе земля, очень тяжело, Ник. - Фил погладила его по руке. - У них ведь был выбор. А это уже немало.
        Ник неуверенно посмотрел на нее:
        - Пожалуй, оптимизм стоит отнести к разряду смертельного оружия.
        Фил улыбнулась и сжала его руку в своей ладони. Ей так хотелось видеть его героем. А он хотел соответствовать этой роли больше, чем хотел чего-либо в своей жизни. На этот раз все было по-другому. Ведь теперь Фил знала о нем почти все. Он доверился ей, хоть это и пощекотало ему нервы.
        - Ник, а что, если этот парень, твой партнер, нашел кого-нибудь менее альтруистичного, чем ты? Ведь любой может организовывать туры и наживаться на других таким образом. Это может окончательно испортить местных жителей, а потом, когда ничего не останется, их просто вышвырнут за ненадобностью. Ты ведь не только эксплуатировал их, но и щедро делился доходами.
        - Но долину уже не вернешь.
        - Кто сказал? Все можно восстановить. Самое замечательное в земле то, что она все прощает. Несколько тропинок - ничто по сравнению с тем, какие участки нам приходилось реанимировать. А с живой природой все еще проще, надо лишь дать ей шанс. Я покажу тебе, над чем мы сейчас работаем. Раньше туда свозили химические отходы и отработанный цемент. Потрудиться нам пришлось крепко, но сейчас там всюду растут цветы, Ник. Пройдет еще немало времени, прежде чем все шрамы затянутся, но с каждым годом этот клочок земли выглядит лучше.
        Ник посмотрел на Фил, и на душе стало немного легче. Может, ему и вправду удастся все исправить? Может, у него получится объединить конкурентов? Они должны понять, что перемены положительно скажутся на бизнесе. Может, не все еще потеряно, может, они сделают выводы из своих ошибок, и в итоге у них все получится?
        Он все смотрел на Фил, и в голову ему пришла мысль, что не только земля способна прощать все. Фил улыбнулась ему улыбкой Моны Лизы, и в нем проснулась спавшая доселе страстность.
        - Мне кажется, - прошептала Фил, а Ник все смотрел на ее улыбку, - нужно прощать себе слабости, Салливан.
        Когда она подалась вперед и ткнулась губами в его губы, это показалось ему вполне естественным.
        Если бы Фил набросилась на него и стала жарко целовать, он снова отверг бы ее, но этой целомудренной нежности невозможно было противостоять. Она предлагала ему утешение и надежду. А Нику сейчас нужно было и то и другое. Он ответил на поцелуй - беззвучный жест благодарности за то, что его выслушали. Фил взяла в ладони его лицо.
        Поцелуй стал жадным. Стоило ей пустить в ход язычок, и Ника бросило в жар. Не успел он понять, что происходит, как они уже лежали на диване, Фил оказалась сверху, а его руки лежали на ее упругих ягодицах.
        Все его благие намерения разбились о невинный поцелуй. Ник хотел Фил больше всего на свете. Но он прекрасно знал, что одного желания недостаточно. Даже любви недостаточно. Он любил родителей, но они все равно покинули его. Он пытался не любить Люсию, но и ее он потерял…
        Он не хотел терять Фил.
        Ник взял ее за плечи и приподнял легонько, усилием воли отводя взгляд от ее прелестной груди.
        - Последний шанс, Фил, - сказал он, глядя ей в глаза. Пульс его подскочил до запредельного. - Поцелуешь меня еще раз, и я не смогу остановиться.
        Она смотрела на него огромными глазами, в которых горела надежда, что он сдержит обещание. Ник погладил ее по шелковистым волосам и коснулся дрожащими пальцами щеки. Она была дорога ему, но он не мог принимать такие решения, руководствуясь импульсом.
        Ему нужно было подумать.
        Он должен быть уверен.
        Он не хотел чувствовать себя виноватым, глядя в голубые и по-детски наивные глаза Фил. Он был честен с ней, она это заслужила. Даже если ей это не по нраву.

        Глава 13

        Нет, пару оплеух еще можно снести, но это уже слишком.
        - Так ты все еще считаешь меня толстой? - выкрикнула я и залепила ему пощечину.
        Я встала. Негодование переполняло меня - почему Ник не видит дальше моей задницы? Я ожидала от него большего.
        - Фил… - Опять он заговорил своим здравым голосом, и это разозлило меня еще сильнее.
        Я прошлась по комнате, терять мне было нечего.
        - А раньше ты что, шутки шутил, когда целовался со мной? Или это только ради того, чтобы я помогала тебе? - Ник вскочил и обжег меня взглядом. Но я уже разошлась. - Тебе есть где остановиться, верно? Нужно лишь время от времени давать мне надежду на большее?
        - Фил, не надо так.
        - Не надо как? Не надо говорить правду? Ну нет, пришло время танцевать джигу. И не вздумай со мной больше играть. - Я погрозила ему пальцем и заметила, как его губы сжались в тонкую линию. Я ходила по краю, но мне было все равно. - Теперь-то я поняла, - я повысила голос, и на глаза навернулись слезы, - толстуха Филиппа тебя не возбуждает. Ну и отлично. Пребывай дальше в своем чудном сне.
        Я ушла, чтобы не позориться дальше. Но успела сделать не больше трех шагов - Ник поймал меня, развернул к себе и, прижав спиной к стене, поцеловал.
        Теперь я понимала, откуда в нем столько огня.
        Ник посмотрел на меня своими зелеными глазами.
        - Ты самая привлекательная женщина в моей жизни. - Он прижался ко мне бедрами. - Разве похоже, что ты меня не возбуждаешь?
        Я покачала головой - на слова сил не было. Ник улыбнулся:
        - Поцелуй меня, Фил, я не могу больше терпеть.
        И я поцеловала. Не существовало вокруг ничего, кроме Ника, его губ, его рук, его ожившего естества, упирающегося мне в живот. Я повисла на его плечах, отдавшись его власти.
        Я дрожала, а Ник прижимал меня к себе, покрывая поцелуями шею. Теперь уже я не смогла сдержать стон.
        Я извивалась в его объятиях, терпеть больше не было сил. Но Ник не спешил, распаляя меня выше допустимых пределов. Видимо, я кричала, потому что сосед сверху снова застучал по трубам.
        Но Ник л ишь усмехнулся. Наши пальцы переплелись. Его язык ласкал мочку моего уха.
        - Так что ты говорила? Я не хочу тебя? - прошептал он мне на ухо.
        Я пробормотала что-то неразборчивое, на что Ник улыбнулся и посмотрел мне в глаза. Он выглядел довольным собой и чертовски привлекательным.
        - Это не так, Фил, - шептал он. - Я всегда хотел тебя. И только тебя. Но я всегда считал, что ты достойна лучшей доли.
        - Глупый, - пролепетала я сбивчиво.
        Я стащила рубашку и швырнула ее через голову. Ник смотрел на меня с обожанием, и я заметила это.
        - Ты прекрасна, - прошептал он. - И не верь, если кто-то говорит тебе иначе.
        - Есть за что любить, - попыталась пошутить я. Ник покачал головой:
        - Именно.
        Не помню, как все было после этого, помню лишь, что волшебно.

        Я проснулась от звука дождя и запаха шоколада. А еще от того, что на кровати было, как всегда, много места. Наверное, мне приснился дивный сон. Но тут я услышала голос Ника и поняла, что это был не сон.
        - Поднимайся и иди завтракать, Фил. Уже давно утро.
        Я перевернулась на другой бок и увидела мужчину, который полночи не давал мне уснуть. Ник был одет и чисто выбрит. Выглядел он очень аппетитно.
        - А я думала, две ночи без сна предел для тебя. - Он пожал плечами.
        - Век живи - век учись. Хорошая у тебя работа, Коксуэлл, все утро в постели провалялась.
        Я запустила в него подушкой, но промазала.
        - Учти, пока я не проснусь окончательно, могу и покусать.
        - А когда ты проснешься окончательно?
        - Не раньше полудня. - Я потерла глаза и зевнула. Хотелось зарыться под одеяло и подремать еще чуток. Я наверняка выглядела ужасно, но Ник, похоже, не обращал на это внимания.
        Мне вообще казалось, что он вот-вот рассмеется.
        - Неужели я такая смешная?
        - Ты похожа на помятую и ворчливую золотую рыбку.
        - Зря ты меня недооцениваешь. - Я оскалилась. - Обожаю загрызать по утрам таких веселых и собранных.
        Ник подошел к кровати и, поставив передо мной дымящуюся чашку, отошел назад.
        - Считай это знаком примирения. - Запах шоколада усилился.
        - Горячий шоколад? - Милый жест, но уж слишком калорийно. Я посмотрела на Ника. - Надеюсь, у меня бешенство, и когда я тебя закусаю, ты заболеешь и умрешь мучительной смертью. Пусть жестокое наказание, зато необычное.
        Ник заговорил льстивым голосом:
        - За ночь ты сожгла миллион калорий и можешь позволить себе чашку горячего шоколада.
        - А если нет?
        - Тогда я помогу тебе сжечь излишек. - Я рассмеялась. Первый раз за утро. Ник погладил меня по волосам.
        - Со сливками, Фил.
        Было так хорошо, что с трудом верилось. Знаете, если что-то слишком хорошо, чтобы быть правдой, то скорее всего оно правдой не является. Я с подозрением посмотрела на Ника:
        - Пополам разбавил?
        - И как я только угадал твои вкусы? - Он засунул руки в карманы и снова встал.
        Что-то он разболтался. Я поднесла кружку, принюхалась и сделала осторожный глоток горячего шоколада.
        Божественный вкус. Нектар богов, и никаких последствий.
        - Ладно. Так и быть, живи.
        Ник направился к кухне, но застыл посреди комнаты.
        - Знаешь, Фил, нам надо будет поговорить об умеренности и синтетических подсластителях. В настоящем сахаре всего шестнадцать калорий на чайную ложку. Не говоря уж о том, что это натуральный продукт и усваивается великолепно.
        Я села и бросила на него самый злобный взгляд, на какой была способна.
        - Я передумала. Ты умрешь долгой и мучительной смертью. По утрам я не расположена к лекциям.
        Ник скрестил руки на груди.
        - Какая у тебя короткая память. Помнится, вчера ночью ты говорила мне, что я слаще шоколада.
        Я покраснела, ведь я действительно говорила ему это.
        - Сегодня утро, и все, что я говорила вчера, не считается.
        - Я не ослышался? - Готова поклясться, что глаза Ника сверкнули недобрым огнем. - Пей шоколад Фил, - сказал он в дверях.
        Звучало это зловеще. Впрочем, возможно, мне показалось. Ведь он не стал продолжать.
        По стеклу барабанил дождь, и я не спешила вставать. Времени было без пятнадцати восемь, что для меня уже чудо. В кухне Ник гремел посудой, и вскоре разнесся волшебный аромат крепкого кофе. Обожаю запах кофе по утрам, хотя и не пью его.
        Простыни пахли по-другому. Я вздохнула, поставила кружку на столик и улыбнулась, услышав звуки зашумевшей воды в душе. Хорошо, если Ник задержится подольше.
        Он вышел из душа и сразу направился ко мне. Стянул рубашку и скинул брюки. Я тут же проснулась, но это его не остановило. Ник поднял меня на руки и понес в ванную.
        - Ты же уже принял душ!
        - Ничего, приму еще раз.
        Я взвизгнула, когда Ник затащил меня под воду, потому что вода оказалась холодной.
        - Ну что, проснулась? - Он протянул руку к крану и добавил горячей воды.
        - Да, да, проснулась!
        Ник хищнически улыбнулся:
        - Отлично. Тогда приступим к сравнениям.
        - Сравнениям между тобой и шоколадом? - Ник кивнул, а я лукаво опустила глаза.
        - Шоколад был отменным, Салливан, у тебя нет шансов.

        Через полчаса мы были уже на кухне. Пора было идти. Я надела легкие брюки из хлопка и свитер, поскольку мне предстояло возиться с дланевидным кленом.
        Я нашла удобную коробку из-под печенья.
        - Мне казалось, ты не любишь плюшки, - заметил Ник, натягивая рубашку. Он налил себе еще одну чашку кофе, подошел ко мне и обнял за талию.
        - Сколько ты съел? - Он ухмыльнулся:
        - Тебе лучше не знать.
        - Тогда передай мне яблоко, - сказала я, указав на блюдо с фруктами. Еще на столе были йогурт и свежезаваренный травяной чай. - Тебе надо сдавать себя за деньги, - добавила я и присоединилась к нему за столом.
        - Ты первая в моем списке.
        Я посмотрела на Ника и поняла, что играю с огнем.
        - Предпочитаю не брать в аренду, а покупать. - Ник загадочно улыбнулся и глотнул кофе.
        - Такие предложения на рынке редко встречаются.
        Если я ожидала горячих признаний в любви, то меня ждало разочарование. Ник увлеченно читал газету за едой. Я внимательно разглядывала его сквозь опущенные ресницы.
        Я заметила, что на нем одна из футболок, что я видела в рюкзаке. Я старалась говорить совершенно невинным тоном, хотя, признаюсь, вышло не очень.
        - Ты отыскал рюкзак?
        - Ага. - Ник бросил на меня короткий взгляд. - Нашла в нем что-нибудь интересное?
        Врать было бессмысленно, но я не думала сдаваться.
        - Откуда ты знаешь, что я вообще туда заглядывала?
        - А ты считала, что человек, который постоянно носит с собой крупные суммы денег, не заметит, что кто-то рылся в его багаже?
        - Я не рылась.
        - Нет, ты аккуратно посмотрела. - Ник едва заметно улыбнулся. - Но недостаточно аккуратно.
        - Как ты догадался?
        Ник посмотрел на меня поверх чашки.
        - Я не могу выдать всех своих секретов. - Я фыркнула:
        - Ну, не думаю, что это так страшно. - Он вдруг стал серьезным.
        - Да, пока не забыл: спасибо, что выслушала, Фил.
        О, как легко Ник обезоружил меня взглядом и парой слов. Что это было для него? Прихоть? Способ удовлетворить любопытство?
        Или все же что-то большее?
        К счастью, мне не пришлось долго раздумывать об этом. В дверь позвонили, а затем принялись стучать, не дожидаясь моего ответа.
        - Филиппа, открывай. Я совершенно сбита с толку!
        - Это Элайн, - объяснила я и, не дожидаясь ответа Ника, побежала к двери.
        - А-а-а, сумасшедшая женщина с языком без костей.
        - Не связывайся с ней, она у нас мастерски обращается с мотыгой.
        Ник улыбнулся:
        - Ты в своем репертуаре.
        - А что такого?
        - Ты видишь в людях только лучшее. - Я остановилась в дверях кухни.
        - Элайн, между прочим, отдает мне свою машину на сегодня. Разве можно сказать про это что-нибудь плохое?
        Ник удивился:
        - А что случилось со Зверем?
        Элайн была уже в прихожей и слышала вопрос.
        - Заболел. А может, и помер. Захворал вчера на полпути к офису, никчемное создание. Мне кажется или это запах кофе?
        - Да, кофе, - сказал Ник. Пока Элайн снимала плащ, он налил ей чашечку, спросив про молоко и сахар.
        - Вкуснятина. Жаль, у вас нет плюшек.
        - На плюшки ты опоздала. - Я вернулась к своим фруктам.
        Элайн нахмурилась и внимательно рассмотрела чашку:
        - Когда ты успела купить хорошую посуду?
        Во рту у меня была дыня, поэтому я указала на Ника и проговорила:
        - У него спроси.
        - Ты выбирал? - Элайн взглянула на Ника, затем снова на легкомысленный узор на чашке. - Филиппа выбрала бы точно такие же.
        Мне и самой нравилось то, что купил Ник. Вся посуда была ярко раскрашена и не сильно сочеталась. Полная мешанина, одним словом, но на столе смотрелась солнечно.
        Элайн поставила чашку на стол и посмотрела на нас, переводя взгляд с меня на Ника.
        - А с вами что стряслось?
        Элайн палец в рот не клади, а то откусит по самый локоть. Впрочем, мне и самой было интересно. Я решила доесть кусочек дыни и посмотреть, что будет дальше. Но Ник в чужие игры играть не стал.
        - Мне показалось, что такая посуда ей понравится, только и всего. Ей ведь и вправду нужна была посуда. - На последний вопрос он явно не собирался отвечать. - Так что случилось со Зверем?
        - Кто знает?..
        - Я боюсь даже спрашивать, - сказала я.
        - Наверное, дело плохо, - мрачно заверила Элайн. - Придется раскошелиться.
        - Но из-за чего?
        - Это настоящий конструктор, кружок «умелые руки». - Ник отхлебнул кофе.
        - А если просто обратиться в другую мастерскую? - Элайн пододвинула стул ближе к столу, и я поняла, что ей в голову пришла идея.
        - А если тебе позвонить им?
        - Элайн!
        - А что? Ему они, возможно, дадут совсем другой ответ. Более дешевый.
        Ник поерзал на стуле.
        - Это неэтично.
        Элайн недобро прищурила глаза:
        - Этично, неэтично. Мы же говорим о ремонте машины. При чем здесь этика? - Она покачала головой. - Ладно, сдаюсь. Поступайте как знаете.
        - Не надо, Ник, мы сами справимся.
        - Да вопрос не в этом, Фил. Тебе сегодня уйму дел надо сделать. А мне надо разобрать бокалы. - Он подлил Элайн кофе. - Скажи, где сейчас Зверь. И еще скажи, куда ты дела коньячные рюмки.
        Я положила ложку на стол.
        - Я не брала.
        - Как - не брала?
        - Нет, их не было в пакете. Ты сам их куда-то засунул. - Ник покачал головой:
        - Говорю тебе, они стояли на барной стойке. Потом меня отвлекло что-то, а когда я вернулся, их уже не было.
        - А я думала, что это ты их убрал. - Мы посмотрели друг на друга, и у меня на голове зашевелились волосы.
        - Когда я уходил, они были на месте, когда пришел, их не было, - повторил Ник задумчиво. - Значит, либо ты их все же взяла, либо… но раз ты говоришь, что не брала, то я тебе верю…
        - Либо их взял кто-то другой, - закончила я.
        - Чего вы так разволновались из-за стекла? - спросила Элайн удивленно, попивая кофе. - Если вам так важно, то я куплю вам новые коньячные рюмки.
        - Мы могли и не услышать, если кто-то заходил, - предположил Ник. - Музыка играла.
        - Или это был призрак. Они ходят бесшумно.
        - Что? - Ник и Элайн посмотрели на меня так, словно я сошла с ума.
        - Тогда в оранжерее, в доме Салливанов, я видела призрак Люсии. Призрак был одет в белое и парил над землей. На горле я разглядела шрам. И ему не понравилось, что я пришла в его дом.
        Ой, я же еще забыла рассказать Нику про телефонный звонок. Ну, Ник сам виноват - все время меня отвлекал.
        - А позднее мне звонили. Это был странный телефонный звонок.
        - Какой телефонный звонок? - спросил Ник.
        - Звонила женщина. И сказала, что я все испортила. А еще велела, чтобы я держалась подальше от ее дома.
        Ник уставился на меня. Колеса закрутились. Он опустил взгляд, моргнул пару раз, затем снова посмотрел на меня.
        - Ну конечно. Как же я раньше не догадался? - пробормотал он и заулыбался. - Как это похоже на Люсию. - И тут он расхохотался.
        Он так долго смеялся, что я вообще начала сомневаться, здоров ли он. Элайн подозрительно посмотрела на чашку с кофе и отставила ее в сторону от греха подальше.
        Смех Ника перерос в неразборчивые всхлипы, и он стал бить ладонью по столу.
        - Я же говорил! - выдавил он. - Я же говорил, что она бы скорее меня убила!
        - То есть ты хочешь сказать, что Люсия тебя подставила?
        - Именно.
        - Несколько экстремально, не находишь? Покончить с собой только для того, чтобы поквитаться с кем-то?
        - Кто совершил самоубийство? - Элайн переводила взгляд с меня на Ника. - Я как будто полфильма пропустила.
        - Никто не совершал никакого самоубийства. В том-то все и дело. - Ник потянулся через стол и взял меня за руку. - Ты не обнаружила ее тела в оранжерее, потому что она не умерла. Она хотела, чтобы я решил, будто она умерла, но на самом деле она жива.
        - И сама прибрала за собой?
        - Именно поэтому там было холодно. Там еще должно было быть влажно.
        - Нуда, я еще подумала, что недавно включалась система автоматического полива.
        - Нет, она всегда поливает сама, из шланга.
        - Но, Ник, ты же говорил - ее зарезали.
        - Это старый театральный фокус, Фил. Мне нужно было внимательнее посмотреть. Люсия умеет наносить грим. Она, наверное, сломала лезвие у ножа и приделала рукоятку к шее. Остальное можно сделать с помощью косметики и искусственной крови. Пахла эта искусственная кровь ужасно.
        - Но как же призрак?
        - Не было никакого призрака, Фил.
        - Но ведь ваш дом всегда был с приведениями.
        - Я прожил в нем не один год и не видел никаких призраков. Ты просто видела Люсию.
        Я была настроена скептически.
        - Значит, она и впрямь ведьма. Иначе как она летала? - Он улыбнулся:
        - Это лишь игра света. Ты видела ее отражение, поэтому она и выглядела жутко.
        Я кивнула.
        Элайн внимательно слушала, хотя и не знала всей истории.
        - Люсия стояла за дверью. На ней была белая рубаха, потому что в полутьме глаз выхватывает белое. А на ногах черные носки, вот в отражении и показалось, что она летит. Это особенно хорошо работает, если освещение слабое.
        - В руках у нее была свеча. - Ник всплеснул руками:
        - Вот видишь. Я же говорю - она знает в этом толк. - Элайн положила подбородок на кулачок.
        - Но Филиппе позвонили. Что ты на это скажешь?
        - Когда это было?
        - Вчера. После того как я побывала в доме Салливанов. - Ник кивнул:
        - И она сказала, что ты сломала все ее планы. Что такого бардака еще никто не оставлял в ее доме. Я даже не уверен, что видел все эти фотографии раньше. Все было подстроено и тогда, когда я вошел в дом во второй раз. Этот свет за креслом. Пластинка с ее записью лежала перед граммофоном. - Ник пожал плечами. - Сейчас, когда я думаю об этом, я понимаю: все было несколько театрально, но она провела меня.
        Я протянула руку и коснулась его ладони.
        - Нет ничего страшного в том, что ты попался на ее уловку.
        Наши взгляды встретились, и я вспомнила, как сильно он тогда расстроился.
        - Как думаешь, что было у нее на уме? Она хотела, чтобы ты пустился в бега?
        - Может, она хотела напугать меня до смерти, а потом помириться. - Ник сжал мою руку и усмехнулся. - Неудивительно, что она взбесилась. Ты и правда все испортила, Фил.
        - А ты не остался тогда?
        - Нет, я ушел сразу после тебя.
        Я не хотела показаться грубой, но должна была высказать свои мысли вслух.
        - А тебе не кажется, что это слишком жестоко даже для Люсии? Думаешь, она пошла бы на такое?
        - О да. Люсия всегда играла жестко. - Ник отсалютовал мне чашкой с кофе. - Все или ничего.
        Зазвонил телефон, и я нехотя встала. Я знала, кто мог позвонить в такой ранний час. Элайн начала объяснять Нику, как добраться до автомастерской.
        - Привет, мам.
        В трубке молчали.
        - Это Филиппа Коксуэлл? - спросил грубый мужской голос.
        - Да, а кто спрашивает?
        - Это Макс, кузен Джози. Она говорила, что вам интересно узнать, брал ли Шон мою машину во вторник.
        - Да-да, конечно.
        - Я до вас с трудом дозвонился. Звонил все время, если бы сейчас вы не взяли трубку, плюнул бы на это дело. Некоторым кажется, что нормальным людям нечем заняться.
        - Так он брал у вас машину во вторник? - Заглянул Ник, ему тоже было интересно.
        - Нет. Джози - хорошая девчонка, но постоянно все путает. Дело было в понедельник, не во вторник. Я же говорю: хорошая она девчонка, но частенько под кайфом. Ну, вы понимаете, о чем я.
        Я кивнула Нику, подтверждая его правоту.
        - Спасибо, что рассказали.
        - Рад, что наконец-то дозвонился. Шон - славный малый. Если вам надо будет нанять рабочих, вы имейте его в виду. Редко можно найти хороших рабочих.
        Кузен Джози настаивал на том, чтобы я записала его номер, но потом я вспомнила, что у Макса должна быть моя визитка.
        - Спасибо, сейчас у нас людей хватает, но я запомню.
        - Лето для вас, садоводов, жаркая пора, а Шон - работяга. Да и парень что надо.
        Я не стала комментировать.
        - Да, Макс, вы правы, лето - жаркая пора. Спасибо еще раз, что позвонили. Мне пора.
        - Вот видишь? - сказал Ник и потянулся. - Еще одной загадкой меньше.
        - Так что будем делать дальше? - Ник улыбнулся:
        - Пусть Люсия сама беспокоится об этом. Уверен, она вне себя от ярости. А я пока займусь Зверем.
        Мы решили подбросить Элайн до центра, где у нее была назначена встреча с антикваром. Нам было по пути. Элайн не терпелось потратить чужие денежки на блестящие безделушки.
        Ник выиграл спор по поводу, где кому сидеть. Он был самым высоким, а значит, в маленьком «гео» он мог сидеть только на переднем сиденье. Ник открыл мне дверцу, как настоящий джентльмен, и, пока я заводила мотор, обогнул машину. Мне очень нравилась в нем эта черта, а главное, он никогда не делал из этого шоу.
        Элайн нагнулась ко мне и похлопала по плечу.
        - Если решишь его отшить, скажи мне, я подберу, - успела сказать она, пока Ник ее не слышал.
        Интересно, как же мне убедить Ника не бросать меня? Может, это и вовсе невозможно. Но попытаться стоило. У меня было еще полтора дня в запасе.
        Фил вела «гео» также агрессивно, как и Зверя. Но самое удивительное заключалось в том, что почти все водители вели свои машины так же. Просто сумасшедший дом на колесах. Ник смотрел, как Фил держит руль, и легко мог представить, как она ведет экспедиционный грузовик по саванне, распугивая антилоп и объезжая гиппопотамов с той же легкостью, с которой сейчас распугивала прохожих и объезжала другие машины. Легче легкого.
        Ник оживился на подъезде к Ньюбери-стрит.
        - Можете высадить меня здесь, на углу? - спросил он, но Фил покачала головой:
        - Я должна показать тебе ту кулинарию.
        - Просто дай мне адрес.
        - Тогда высажу тебя у мастерской.
        Ник принялся спорить, но Фил не обращала на него внимания, сосредоточившись на движении у Гарвард-Бридж. Фил везла Ника в противоположном направлении. Наконец припарковалась у обочины - другого Ник от нее и не ждал - и похлопала его по руке:
        - Помоги мне доказать, что этот дланевидный клен не потерял интерес к жизни.
        - Так я ж ничего в этом не понимаю.
        - Тогда очаруй для меня одну женщину. От тебя не убудет. - Она хлопнула дверью и побежала верх по тропинке, не сомневаясь, что Ник последует за ней.
        А что ему оставалось?
        Фил и сама могла очаровать кого угодно. Ник смотрел, как она дает отчет владелице сада, расспрашивает о прочих растениях, откладывая вопрос с деревцем напоследок.
        Ник стоял и смотрел на плоды ее трудов. Дом был простым и мощным, и Фил не стала ничего выдумывать, лишь подчеркнула совершенство линий в ландшафте сада, подражая японскому стилю. Цветущие растения располагались кластерами, образовывая цветовые пятна спокойных тонов.
        Через квадратный двор бежала, словно ручеек, дорожка из мелкого гравия, смягчая тяжелые формы. В углу был круглый прудик, обложенный диким камнем, поверхность его была гладкой, точно зеркало. В глубине плавал золотистый сазан, отбрасывая тени.
        Дланевидный клен располагался в самом центре, красиво извиваясь, словно гигантский бонсай. Дорожка огибала его более крупными камнями. У корней валялась сухая красная кора. Трудно было поверить, что этот сад разбили лишь год назад.
        Фил была настоящим профи.
        Ник почувствовал гордость за нее, и не только из-за этого сада. Он стоял и смотрел на нее, и сомнения отступали.
        Люсия жива, его не разыскивают за убийство, ему нечего больше доказывать. Времени у него полно, денег еще больше. Ему хотелось поделиться и тем и другим с Фил. Он готов был потратить все свое время на то, чтобы убедить ее семью взглянуть на мир ее глазами.
        Нужно купить подходящий костюм. Пожалуй, имеет смысл потратиться на настоящий, итальянский.
        Тем временем хозяйка внимательно наблюдала за тем, как Фил осматривает дерево на предмет паразитов. Фил приподняла веточку, нашла жучка, сняла его и поднесла ближе к глазам.
        - Уже поздно, - сказала она наконец. - Но не думаю, что дерево погибло. Видите, эта веточка зеленая и не ломается. И листья под жучками зеленые, видите? Дерево не болеет, и оно крепко сидит в земле. - Фил улыбнулась женщине.
        - Да, вы предупреждали, что такое крепкое дерево плохо перенесет переезд.
        - Вы накрывали его брезентом на зиму?
        - Мы сняли брезент только вчера. Фил одобрительно кивнула.
        - Наверное, стоит побаловать его еще немного. На этой неделе погода холоднее, чем на предыдущей. Давайте накроем его еще, скажем, на неделю. А потом посмотрим, как оно будет себя чувствовать.
        Женщина сложила руки на груди.
        - Вы действительно думаете, что все обойдется? - Фил еще раз осмотрела дерево и убежденно кивнула:
        - Думаю, да. Видите, крокусы в клумбе за деревом еще не распустились, а под окнами уже цветут. Может быть, ветер здесь сильнее, а может быть, солнце недостаточно хорошо прогревает в этом месте землю. В каждом саду свой микроклимат, так что внутри его условия могут колебаться.
        - А может быть, нам пересадить его?
        Фил прикусила губу, тщательно подбирая слова.
        - Я бы не стала снова беспокоить дерево. Ведь не важно, пустит он почки неделей раньше или неделей позже. Нужно просто набраться терпения. Особенно по осени и весной.
        - Каждый год? - поморщилась женщина. - Этот брезент такой некрасивый. Он портит вид сада. Когда лежит снег, еще ничего, но стоит снегу растаять, и картина просто ужасная… - Она скривилась.
        Фил по-прежнему улыбалась.
        - Еще недельку. Небольшая цена за красоту. - Она коснулась деревца с привязанностью, словно хотела подбодрить его. - Возможно, следующей весной будет получше, если оно пустит корни достаточно глубоко.
        Ник помог Фил натянуть над деревцем брезент и прижал его камнями. Клиентка определенно решила, что Ник работает на Фил. Когда они уходили, женщина немного успокоилась.
        - Тебе бы педиатром быть и с детишками маленькими так нянчиться, - сказал Ник, когда они сели в машину.
        Фил пожала плечами:
        - Ты знаешь, сколько стоит это дерево? - Ник покачал головой, и она назвала ему цену. У него чуть сердце не остановилось.
        - За дерево?
        - Оно старое и прекрасное, а люди не имеют терпения. Дерево поменьше прекрасно прижилось бы, но нет, хозяйка хотела именно это. - Фил бросила на Ника короткий взгляд. - Молись, чтобы мне не пришлось его пересаживать.
        - А думаешь, придется?
        - Нет, если она не уберег брезент сразу после нашего отъезда. К сожалению, она очень нетерпелива. - Фил огорченно вздохнула. - Нет, вот ты объясни мне: если люди не любят зиму, зачем они едут жить в Массачусетс?
        У Ника не было ответа на этот вопрос. Он обернулся и искренне пожелал деревцу выжить.
        Они остановились, и Ник взял Фил за руку. Пора было браться за дело.
        - Высади меня у мастерской, и я позабочусь о Звере. Встретимся в офисе после обеда и, может быть, съездим в гости к Люсии.
        Фил улыбнулась:
        - Отличная мысль. Надо все выяснить, чтобы больше не волноваться по этому поводу.
        - Ты чудо, Фил. - Ник нагнулся к ней и поцеловал. - Мы все не заслуживаем твоей доброты.
        Она покраснела, и ему это очень понравилось.
        - Ты сегодня готовишь?
        - Конечно. Нужно держать марку. - Он нежно провел пальцем по кончику ее носа.
        - Я же за рулем! - воскликнула Фил.
        - Я знаю. - Ник тяжело вздохнул. - И поэтому мне нечем занять руки. - Он провел ладонью по ее бедру.
        - Ник! Перестань. - Ник не перестал. - Ну я тебе задам!..
        - Жду не дождусь.

        Глава 14

        Миссис Хатауэй колебалась по поводу розового. Она настолько не была уверена насчет предложенной мной цветовой схемы, что вообще раздумывала, стоит ли иметь с нами дело. Ее одолевали сомнения.
        Я плясала перед ней на задних лапках, и в конце концов мне удалось убедить ее.
        Повесив трубку, я вытерла капли пота, выступившие на лбу. Телефон не смолкал ни на минуту. Он и сейчас звонил, но я колебалась - брать трубку или нет?
        У меня возникло дурное предчувствие. Моя матушка, похоже, шестым чувством проведала про мое потерянное целомудрие и хотела выяснить все детали. Однако делать нечего, нужно было в конце концов отвечать на звонок.
        - «Коксуэлл и Поуп».
        - Отвечай не задумываясь, сколько всего существует шуток про адвокатов?
        - Зак, ты, право, не вовремя.
        - Три. Остальные - правда. - Брат замолчал, но лишь на секунду. - Ну что, как настроение? У тебя всего сутки до того момента, когда родители тебя разоблачат. Время идет. Тик-так.
        - Я сказала тебе правду.
        - Ага, поверил, как же - Зак рассмеялся. - Ты украла мои лавры. Сейчас папочка и мамочка говорят только о тебе. Даже странно, что не я в центре внимания. Не знаю, чем себя и занять.
        - Доставай блокнот, подкину пару идей, - проворчала я.
        - Ходишь по тонкому льду, сестричка. Лучше расскажи все как есть старине Заку. Кстати, кто это к тебе пришел вчера так поздно?
        - Ник, разумеется. Он хотел поболтать с тобой, но ты повесил трубку.
        Зак рассмеялся:
        - Хорошая попытка, Филиппа, но меня не проведешь. Ладно, колись давай.
        - Иди к черту, Зак.
        - Значит, нет. Только не возгордись, недолго протянешь со своим секретом.
        - Что ты задумал?
        Брат подавил сдавленный смешок.
        - О, кое-что действительно интересное. - Ох уж этот Зак с его фокусами. Он точно сделает что-нибудь эдакое, чтобы всем запомнился вечер, особенно теперь, когда его популярность заметно померкла. - Учти, даже с моим вмешательством тебе придется нелегко, Филиппа. Уверена, что не хочешь очистить совесть перед тем, как идти на эшафот?
        Я улыбнулась:
        - Моя совесть чиста.
        - Ну-ну.
        - Когда я лгала тебе в последний раз? - Зак прищелкнул языком.
        - Не говори, что я тебя не предупреждал.
        Я хотела спросить его, о чем именно он меня предупреждал, но Зак, как всегда, уже повесил трубку.
        Братья. Жуть!
        Телефон зазвонил снова. Это начинало серьезно раздражать меня. Я буквально пролаяла название компании в трубку.
        - Я не вовремя? Извини, Филиппа, я быстро.
        - Да ничего. - Я сделала глубокий вдох и приготовилась слушать успокаивающий голос Ника.
        - Я же слышу - что-то не так Что стряслось? Моя помощь не требуется?
        Я вздохнула. Приятно было, что он интересуется такими мелочами.
        - Нет. Просто миссис Хатауэй не понравилась моя затея с розовым цветом. - Я поняла, что из всех окружающих меня людей Ник единственный сможет понять, насколько это важно. - Она готова расторгнуть контракт.
        - Да, беда. - Я почти что слышала, как он думает. - Это ведь тот самый контракт, который вывел вас в серьезный плюс?
        - Да, кроме того, я рассчитывала, что она будет рекомендовать нас своим знакомым. Мне казалось, ей понравится, когда она увидит. Дело даже не в том, что я не могу выкопать цветы и поменять все, просто она не желает ничего слушать. - Меня прорвало. Нику пришлось выслушать про розовую чемерицу гораздо больше, чем он того хотел. - Представляешь, ей особенно не понравилась их изысканность. А я ведь точно знаю, что она обожает изысканные вещи. Но она и слушать не хочет. Ума не приложу, что делать.
        - Выговорилась? Легче стало?
        Я улыбнулась, несмотря на переживания:
        - Да. Спасибо, что выслушал.
        - Чем могу. - Ник задумался на минуту. - А что, если ей послать один такой цветок? На рисунке ведь ничего не понятно.
        Идея была блестящей, и как я раньше не додумалась?
        - У меня нет машины. Придется искать посыльного…
        - Считай, что одного уже нашла, - прервал меня Ник. - Где мне взять эту розовую чемерицу? Как мне ее распознать и куда отвезти?
        Мне понадобилось не меньше минуты, чтобы прийти в себя.
        - Ник, я тебя люблю. - Я зажала рот ладонью. Но на том конце Ник лишь усмехнулся:
        - Ты так говоришь только для того, чтобы я и впрямь сделал, что наобещал?
        От его притягательного голоса у меня снова мурашки по телу пошли.
        Спаслась.
        Я сказала ему, что нужно делать, плюс вагон инструкций по тому, как выбрать цветок. И только потом вспомнила, что Ник зачем-то звонил мне.
        - А чего ты звонил?
        - Ах да. - Он щелкнул пальцами. - Загадай цвет.
        - А что?
        Ник нетерпеливо вздохнул:
        - Фил, ты самая подозрительная женщина на свете. Загадай.
        - Ты ведь мне все равно не скажешь, да?
        Он даже отвечать не стал. Впрочем, другого я от него и не ожидала.
        - Ладно, синий.
        - Хм… средиземноморская лазурь или цвет моря на закате?
        Он говорил, словно читал названия красок.
        - Что ты задумал?
        - Выбирай.
        - Темный. Он напоминает о заходящем солнце и первых звездах.
        В голосе Ника слышались смешливые нотки:
        - Яркие звезды?
        - Наверное. Что…
        - Надо бежать, Фил. Увидимся позже.
        В трубке раздались гудки. Мужчины! Даже когда они милые, с ними все равно одни проблемы. Видимо, я проворчала это вслух, потому что Элайн оторвалась от эскиза.
        - Филиппа, если мужчина спрашивает твой любимый цвет, отвечать нужно не задумываясь.
        - Почему? - Она улыбнулась:
        - То, чем режут стекло, смотрится с чем угодно.
        - Элайн!
        - Слушай, если он подарок покупает, то может и угадать твои желания.
        Вы, наверное, решили, что Элайн - расчетливая стерва? На самом деле она такая лишь на словах. Я, конечно, не все знаю, но я ее уважаю. Понимаете, она ведь начинала с нуля. У нее абсолютно ничего не было. Ее отец не знает о ее существовании, потому что ее мать не знала, кто из ее клиентов отец дочери. А мать работала на улице до самой смерти, которая и настигла ее прямо на работе.
        Мать Элайн обслуживала дорогие гостиницы и богатых клиентов. Видимо, отсюда у Элайн вкус в одежде. А еще ей досталось неплохое наследство из того, что мамаша откладывала на черный день. Она была из тех немногих проституток, что не пили и наркотиков не употребляли. Впрочем, возможно, именно это и послужило причиной ее смерти. Ее труп нашли в квартале наркоторговцев, когда Элайн было двенадцать.
        Элайн не любит об этом рассказывать. Она не рассказывает и о семье матери, которая отреклась от нее из-за такой работы. Представьте, каково эго, остаться одной в двенадцать лет? Иногда я слышала от Элайн истории о приходской школе, куда отправила ее мать. Удивительная была женщина - каждый свободный доллар она откладывала на обучение дочери.
        Однажды она сказала мне, что мать никогда не навещала ее в школе, потому что не хотела бросать тень на репутацию Элайн. Наверное, легко было догадаться, чем занимается ее мать.
        После смерти мамы Элайн окончила частную школу, затем школу искусств. Она работала как проклятая, а мамины денежки постепенно таяли. Элайн была уверена, что ее семья не увидела ни цента из этих сбережений. Они и рады были забыть о таком родственнике - одной попрошайкой меньше.
        В конце концов, мать дала Элайн стартовый капитал, которого у нее самой никогда не было, и дала дочери возможность выбора в жизни. И Элайн сделала правильный выбор. Она училась на отлично и работала, как никто другой. Она знакомилась с нужными людьми и вращалась в их кругах, не раскрывая своих корней. Видимо, и умением производить впечатление на мужчин она обязана матери. Ни у кого никогда не возникало никаких иллюзий на ее счет, но это не мешало ее бешеному успеху среди сильного пола. Мужчины слетались к ней, как пчелы на мед, стоило Элайн войти в комнату. Эффектное зрелище, скажу я вам. Но Элайн любые отношения начинала, только обговорив все условия. Она встречалась с мужчинами не за деньги, конечно, но ни о какой любви и речи не шло, можете быть уверены. Она очень любила мать, хотя никогда и не признавалась в этом.
        Мы познакомились с ней в торговой палате, когда я надумала начинать свое дело. Я была не слишком общительна, и пока раздумывала, с чего начать, она уже обошла всех присутствующих и каждому вручила визитку. Я догнала ее на стоянке и попросила научить меня ее фокусам. Прошло много времени, прежде чем мы стали друзьями. Примерно тогда же мы стали партнерами по бизнесу. Я до сих пор с восхищением смотрю, как она общается с людьми из общества. И каждый раз гадаю, что бы они подумали, если бы знали о ее прошлом. Признаюсь, не раз мне приходилось видеть, как теряли волю женатые мужчины при виде Элайн. Интересно, помнят ли они что-нибудь после этих встреч?
        Я еще раз попыталась выяснить у Элайн про Джеффри, но наткнулась на каменную стену.
        - Ты меня не одурачишь, - сказала я в итоге. - С ним у тебя что-то было, иначе ты не взбесилась бы так.
        Я уже решила, что мне не выудить из нее ничего, но ошиблась.
        - Ладно, хочешь знать правду? Пожалуйста. - Она бросила на стол фломастер и дерзко посмотрела на меня. Никто не любит делиться своими секретами. - Мы встречались какое-то время. Мы даже побили мой личный рекорд шести свиданий, и я сказала ему, что это все. Но он оказался настойчив, и я сдалась.
        - Почему? Он подарил тебе что-то сногсшибательное, и ты не могла отказаться?
        - Нет, в том-то и дело. Он мне понравился. Он был таким сексуальным. - Она опустила глаза. - На людях он немного нервничал, но всегда был остроумным и веселым. Нам было хорошо вместе.
        - Мы с тобой точно говорим о Джеффри Макалистере?
        - Да брось, Филиппа. Он ведь и правда симпатичный. И он не всегда был таким занудой.
        - Ха, наверняка сказалось влияние моего папаши.
        - Может быть. Как бы там ни было, мы с ним встречались довольно долго, и я начала доверять ему.
        - Видимо, напрасно?
        - Вот именно. Мама всегда говорила, что мужчинам нельзя рассказывать правду, и была права. На том все и закончилось. - Она стала серьезной и снова взяла в руки фломастер.
        - Что ты рассказала ему, Элайн? - спросила я осторожно, чтобы не расстроить ее еще сильнее.
        - О себе. - Она твердо посмотрела на меня. - Этого хватило, чтобы все испортить, Филиппа. Но если не доверять тем, с кем живешь, то на черта это вообще нужно? - Она отвернулась и снова занялась работой. Однако я заметила слезы в ее глазах.
        Я подумала, что Джеффри Макалистер и мой отец стоят друг друга.
        Элайн сбежала с работы пораньше, оставив меня наедине с эскизами, напрочь лишенными розового цвета. Рисунки отняли гораздо больше времени, чем я предполагала. Видимо, произошло это от того, что душа у меня к ним не лежала.
        Молчание в Розмаунте настораживало. Я не разговаривала с матерью со среды. Это пугало.
        Будь осторожна в своих желаниях. Как часто я хотела, чтобы вся моя семейка испарилась бесследно? Трудно подсчитать. И вот они практически испарились. Кроме Зака. Хотелось даже позвонить им, чтобы убедиться, что в дом не ударила молния или его не смыло цунами. Но я бы услышала об этом из новостей. Родные наверняка ждали, что я запаникую. Завтра мы повеселимся на славу. Я постаралась сосредоточиться и не думать слишком много. Я тщательно стирала с эскизов сада миссис Хатауэй любой намек на розовое. По мне, так все стало безумно скучным. Но клиент всегда прав, А она клиент.
        Если повезет.
        Около четырех во двор вплыл пикап, но я была так занята, что лишь мельком глянула на него. Новехонький, сверкающий темно-синей краской.
        И за рулем сидел Ник.
        Он гордился собой и очень удивился, заметив мое недовольство. Но мне было наплевать, что он купил новую игрушку, меня куда больше волновало, где моя малышка.
        - А где Зверь?
        Ник подмигнул.
        - Зверь почил на кладбище металлолома. - Он протянул мне бумажный пакет.
        Там было содержимое бардачка Зверя, и я едва не расплакалась. Я присела на край стола и достала старые носовые платки, документы на машину и одноразовые ложки. Лежал здесь и набор для штопки из отеля и пара запасных колготок, которые, должно быть, оставила Элайн, потому что сама я никогда не отличалась такой предусмотрительностью. Если бы я знала, что они там валяются, я бы давно уже ими воспользовалась. Ну да, ее размерчик.
        Ник приобнял меня за плечи.
        - Они хотели за ремонт шесть с половиной тысяч долларов, Фил. Это слишком много.
        - А я думала, они предложат тебе другую цену.
        - Может, с вас они бы запросили еще больше. Откуда мне знать? Однако Зверь и половины этих денег не стоил. - Вот так! О Звере в прошедшем времени. Придется привыкать. - Но кроме ремонта двигателя, пришлось бы еще раскошеливаться на замену тормозов и амортизаторов. Да и глушитель уже отваливался. На него пришлось бы потратить тысяч десять, не меньше, а он все равно остался бы старым пикапом. Он стоял одной ногой в могиле.
        - Но это был мой собственный пикап! А это лучше, чем ничего. - Я посмотрела на Ника с осуждением.
        Ник покачал головой:
        - Лучше, чем ничего, это когда ты не застреваешь посреди трассы из-за машины, а вчера именно это и случилось. А если бы это произошло ночью? Или за городом? - Он помрачнел. - Не стоил он того, Фил.
        Его забота на этот раз не произвела на меня никакого впечатления, и я осталась недовольна.
        - Все равно нужно было спросить меня.
        - Я и спрашиваю. Они ждут моего звонка. - Он хитро ухмыльнулся. - Можешь считать мою оценку предвзятой.
        - Ненавижу, когда ты прав, - пробормотала я и вздохнула.
        - Ну, кто-то из нас должен быть реалистом. - Из головы не шли мысли о пикапе.
        - Четыре года назад мы с Джоулом нашли Зверя на рынке подержанных автомобилей. - Я посмотрела на бумажный пакет и потрясла его. На дне звякнули ключи - жалкий звук, учитывая, что им никогда больше не повернуться в замке зажигания. - Предложение было таким выгодным! Мы как раз столько и могли потратить. Все выглядело так, будто мы созданы друг для друга.
        Ник улыбнулся:
        - Будто он ждал именно тебя?
        - Да. - Но теперь Зверь канул в Лету. - Можешь считать это глупостью, но я хочу попрощаться с ним.
        - Я подумал, что ты можешь попросить об этом. - Ник коснулся моей щеки - мимолетный жест нежности, который согрел мне душу. - И я не считаю это глупостью. Я сказал в мастерской, что посоветуюсь с тобой по поводу судьбы Зверя, и в любом случае надо снять с двери эмблему вашей фирмы.
        Ник продумал все, меня всегда это настораживало. Мои братья, да и половина Розмаунта, были со мной милы до поры до времени, а потом откалывали какую-нибудь злую шутку. Так что я привыкла быть подозрительной.
        Я бросила взгляд на сверкающий новенький грузовик и попыталась сменить тему:
        - Так ты купил пикап? Но ты же говорил, что они непрактичные.
        - Да, но ты говорила, что тебе нужен именно такой, чтобы перевозить камни и растения.
        От удивления я открыла рот. Ник смотрел на пикап, лицо его совершенно ничего не выражало.
        - Надеюсь, ты не для меня его купил?
        - Нет. Для твоего бизнеса.
        - Но он же стоит не меньше шестидесяти пяти тысяч!
        - Верно. Впрочем, он базовой комплектации.
        - Слушай, раз мы не можем позволить отремонтировать Зверя, то купить новый и подавно нам не под силу.
        - Запиши в долговую книгу. Считай это моим капиталовложением.
        - Нам не расплатиться.
        - Это выгоднее, чем тратить деньги на ремонт Зверя, Фил. Тебе не придется беспокоиться о том, что он может поломаться.
        - Это не имеет значения. «Коксуэлл и Поуп» не могут позволить себе этот пикап.
        - Знаю. - Ник безразлично пожал плечами, а это был настораживающий звоночек. - К счастью, я могу себе это позволить.
        - Надеюсь, ты не хочешь сказать, что даришь мне этот пикап? - До меня наконец-то дошло, что здесь происходит, и мне это не нравилось. Это цена за то, что произошло прошлой ночью? А теперь, когда выяснилось, что Люсия жива и здорова, Ник уйдет от меня с чистой совестью.
        Что толку играть словами!..
        - Если это за прошлую ночь, то можешь забрать этот пикап, Ник Салливан, и засунуть его куда подальше…
        Ник быстро прошел по комнате и взял меня за плечи. В глазах его плясал недобрый огонек.
        - Фил, прошлая ночь здесь ни при чем. Не выдумывай то, чего нет.
        Я поверила, хотя на ум пришла и другая причина такой щедрости.
        - Ну раз так… Но мне подачки не нужны. Компания проживет и без них. У нас дела идут в гору.
        Ник скрестил руки на груди. В голосе его снова послышались рациональные нотки:
        - Но ведь вам нужен пикап, Фил.
        С ума сойти. Он бил фактами. Я переступала с ноги на ногу.
        - Ну нужен.
        - И в данный момент у вас не хватает денег, чтобы купить его. - Ник определенно не желал мне легкой жизни.
        Я закусила губу, раздумывая над тем, что будет, если миссис Хатауэй откажется от наших услуг.
        - Мы купим подержанный, - упрямствовала я, прекрасно понимая, что ни один банк не даст нам кредит.
        Ник покачал головой, думая, видимо, о том же.
        - А потом начнете вкладывать деньги в его ремонт. Фил, к чему тебе новые неприятности? - Ник кивнул в сторону пикапа. - А у этого три года гарантии.
        - Не удивлюсь, если он умопомрачительно экономичный. - Он усмехнулся:
        - Считай это моим вкладом в защиту окружающей среды. А еще там два подстаканника. Это специально для тебя.
        Соблазнительно, конечно, но это ничего не решало.
        - Мы не примем такой подарок. - Я встала и обогнула стол. Я даже смотреть не стала в сторону пикапа, о котором шла речь. Я открыла ящик стола и сунула туда пакет с остатками Зверя.
        Ник, разумеется, последовал за мной и навалился на стол. Его взгляд не предвещал мне легкой победы.
        - Хорошо, давай назовем это заемом. Никаких процентов. Выплачивайте по мере возможности.
        - Это будет непросто: я же не знаю, где тебя искать.
        - Посылай чеки Люсии.
        Я изучающе смотрела на Ника.
        - Что ты опять задумал? Что изменилось? Мне что, за эти ключи придется раздвигать ноги каждый раз, как ты объявишься?
        - Вообще-то я об этом не думал, но… - Он дразнил меня. Я отвернулась, сердце готово было выпрыгнуть из груди. Ник взял меня за подбородок и заглянул в глаза. Он уже не шутил.
        - Фил, я знаю, на какой стадии бизнеса вы сейчас находитесь. Вы на подъеме, но в любой момент можете обанкротиться. Сейчас даже такая мелочь, как машина, может испортить все дело. Я понял это и захотел помочь.
        - Никто не раздает машины, просто чтобы помочь. - Ник улыбнулся одними глазами.
        - Ну и зря.
        - Не стоит тратить на меня свою доброту. Я неблагодарное чудовище.
        На самом деле я испугалась. А что, если я влюблюсь в него, а он растворится в закате? Я уже на полпути. Если он продолжит в том же духе, то долго я не продержусь.
        - Ты всегда такая жестокая?
        - Мама предупреждала меня: «Бойся мужчин, дары приносящих».
        - А как насчет мужчин, которые просто хотят отблагодарить?
        Я с подозрением посмотрела на Ника, но он покачал головой:
        - Да не за это. За то, что показала жизнь под другим углом. Я бичевал себя за ту долину, а ты убедила меня, что я не такой злодей, как о себе думал. - Он улыбнулся, и моя броня начала таять. - Так позволь и мне сделать для тебя что-нибудь хорошее.
        - Ну не знаю, Ник. - Я посмотрела на пикап. - Это слишком уж щедро.
        - А ты закостенела. Когда тебе последний разделали подарки?
        Я моргнула, потому что и правда не могла вспомнить.
        - Вот видишь? - Он наклонился и поцеловал меня. Это было приятно.
        - Ладно. Но только как заем, - настояла я.
        - Ну да, ну да, - повторил Ник, а у меня задрожали колени.
        - С ежемесячной выплатой в строго установленные сроки.
        - Само собой. - Он поцеловал меня снова.
        - И никаких поблажек.
        - Никаких.
        - И…
        - Хватит болтать, Фил. Просто скажи: «Спасибо, Ник». - Я улыбнулась:
        - Спасибо, Ник. - Он изогнул бровь.
        - А как насчет интонации?
        - А как насчет скромности?
        - Но ты не целовала меня целых восемь часов! Какая уж тут скромность.
        Я вздохнула, проявляя снисхождение.
        - Ладно, думаю, с меня не убудет.
        Ему ничего не пришлось объяснять, он прижал меня к себе, и очень скоро я была согласна на все.
        Пикап действительно был изумительного темно-синего цвета.
        - Надеюсь, он без кондиционера? - спросила я, отрывая на секунду взгляд от машины. - Страшно подумать, что этот фреон делает с озоновым слоем Земли.
        Ник рассмеялся и крепче прижал меня к себе.
        - Вот это моя Фил! - воскликнул он.
        А я подумала, что для него значит слово «моя»? Можете считать меня трусихой, но я не рискнула спросить.
        Ник отвез меня на свидание со Зверем, брошенным на заднем дворе автомастерской. Он казался уставшим и побежденным. А я и не замечала, насколько прогнили его борта. Что тут говорить, вряд ли я производила хорошее впечатление на клиентов, подъезжая к их дому на такой развалине. Ник попросил механика объяснить, что именно нуждалось в ремонте, и мы, открыв капот, склонились над сердцем Зверя. Я ничего не понимаю во внутренностях машины, но и я заметила, что все покрыто следами коррозии. Я заглянула под днище и увидела, что Ник был прав относительно глушителя - он держался исключительно на силе воли. Двигатель не желал даже заводиться. Когда механик поднял руки, признавая поражение, Зверь издал звук, похожий на вздох усталости. Похоже, ему и самому хотелось уйти на покой.
        Глупо, но я осталась довольна визитом.
        Эмблему фирмы с борта снять не удалось. Ничего магического в этом символе, конечно, не было, просто его собственноручно нарисовал приятель Джоула. По настоянию Ника я взяла краску и замазала телефонный номер на эмблеме.
        Механик выписал мне чек на пятьсот долларов за Зверя, он забрал его на запчасти.
        Я похлопала Зверя по капоту, пожелала всего хорошего и с тяжелым вздохом пошла к выходу. Ник обнял меня и потряс перед носом связкой ключей от нового пикапа.
        - Не могу. Слишком мало времени прошло.
        - Это лучшее, что ты можешь сделать, - настаивал он.
        - Не на глазах у Зверя.
        - Покажи ему, что жизнь продолжается, - сказал Ник и уселся на пассажирское сиденье, непоколебимый, точно скала Рушмор.
        Мне ничего не оставалось, кроме как забраться на водительское место.
        Ник подал мне ключи, но поскольку я не спешила их брать, он сам вставил ключ в замок зажигания и повернул на пол-оборота. Пикап тут же начал жаловаться на то, что мы не пристегнули ремни и бог еще знает на что. Ник откинулся на спинку сиденья, и я знала, что больше он палец о палец не ударит.
        Я решила завести двигатель.
        - Лучше выжать сцепление, - посоветовал Ник.
        Наверное, я была сильно расстроена по пути в мастерскую, потому что не заметила, что коробка передач механическая пятиступенчатая. Любопытно. Я не водила машину с механической коробкой с тех пор, как Зак чуть не убил нас обоих на льду.
        - Правда? Мне казалось, что тебе понравится именно такая.
        Мне действительно нравилась машина. Если честно, то автоматическая коробка передач - то немногое, что мне не нравилось в Звере. В переключении передач вручную была своя прелесть, а для агрессивной манеры езды по автостраде автомат просто неудобен. На механике можно резко включить передачу ниже и выжать из двигателя все при обгоне. Порой это незаменимо.
        Вот такая я непостоянная.
        Это был приятный небольшой пикап с хорошей управляемостью. Зверь таким не был, возможно, даже в свои лучшие годы. Я влюбилась в новый автомобиль, не проехав и двух кварталов.
        И Ник это предвидел. Он улыбался, а я выжимала попеременно сцепление и газ вместо того, чтобы давить на тормоз перед каждым капотом впереди. Двигатель урчал, как довольный котенок, коробка передач поражала четкостью переключения, а сцепление работало с хирургической точностью. Мне не пришлось говорить Нику, что он попал в точку со своим выбором.
        - Куда едем?
        - В дилерский центр. Официально я на тест-драйве, и продавец уже, наверное, нервничает.
        - А потом?
        - Ты за рулем, ты и решай.
        Я сразу решила, куда мы поедем. Он был так добр ко мне, что я просто должна ответить тем же. Было лишь одно место, куда он хотел поехать, и он заикался об этом раньше. Сам он, возможно, и не предложил бы, но я решила взять на себя инициативу.
        Я решила отвезти его к Люсии.
        До Розмаунта я поехала окольными путями. Автобаны для тех, кто не любит водить машину.

        Глава 15

        Уже вечерело, когда мы остановились у дома Люсии. Ник молчал до самого конца путешествия, хотя, я уверена, он давно догадался, куда мы едем. Я заглушила двигатель, и из открытого окна донесся шум моря.
        - Я должен тебе ответ еще на один вопрос, - негромко сказал Ник.
        Чувство, что это финал, не покидало меня. Ник возвращался к бабушке, готовый перешагнуть порог мира, в котором мне места нет. Пикапом он как бы покрыл любой долг, который мог встать между нами. Честно говоря, я не жалела ни о чем, что у нас было.
        - А на главный ответишь?
        Ник оторвался от созерцания дома и посмотрел на меня. Лицо его оставалось в тени.
        - Задавай.
        - Зачем ты покрывал его, Ник? Почему?
        Он навалился на спинку сиденья, прищурив глаза. Я думала, Ник не ответит, но он лишь подбирал нужные слова.
        - Я видел отца перед смертью, - спокойно сказал Ник. - Кто-то позвонил той ужасной ночью, няня разбудила нас и повезла в больницу. В машине Шон уснул, потому что никто ничего нам не сказал.
        Но я знал, что случилось нечто непоправимое. Няня расстроилась и вела машину из рук вон плохо, что было на нее не похоже. Она все время плакала. А когда я пытался выспросить ее, она злилась, что тоже было не в ее духе.
        Я помню медсестру, которая взяла меня за руку. Она встретила нас в дверях реанимационного отделения, как будто ждала именно нас и точно знала, кто мы такие. У нее было доброе лицо, я, помнится, решил, что это чья-то мама. Она, правда, тоже ничего не говорила, сказала только, что меня хочет видеть отец.
        Когда медсестра отпустила меня, то мне показалось, что она не туда меня привела. Я никак не мог соотнести человека в бинтах, который лежал передо мной на кровати, с отцом. Всего за пару часов до этого я видел, как он кружит по комнате маму. Там, в комнате, он был в смокинге, а мама в бальном платье, расшитом цветами. Они любили танцевать. Тем вечером они как раз собирались на вечеринку.
        А забинтованный человек на кровати почти не мог шевелиться. Я боялся его, но медсестра оставила нас наедине. Я хотел убежать, но человек заговорил голосом отца.
        Я подошел ближе, как он и просил, и увидел, что у него глаза отца. Но все остальное было неправильно. Бинты пропитались кровью, из него торчали трубки, а лицо было совсем бесцветным. Мне кажется, отец понимал, что умирает.
        Он сказал, что любит меня, хотя слова выговаривал с трудом. И он взял с меня обещание присмотреть за мамой и младшим братом. Он сказал, что я остаюсь в доме за старшего. - Ник сглотнул. Я смотрела на него, не отводя глаз. - Я пообещал, хотя не знал, что он имеет в виду. Тогда не знал. Я хотел спросить, куда он уходит и где мама, но у него началась судорога. Он закашлялся и сплюнул кровью. Мониторы приборов сошли с ума, в комнату стали вбегать какие-то люди. Медсестра вытолкала меня за ширму, отгораживающую кровать.
        Но мне было восемь, и я сообразил, что можно подсмотреть через неплотную шторку. Видел я немного, зато слышал все. Я слышал, как отец умер. Я услышал, как запищал датчик сердца на одной ноте. Вскоре я увидел, как доктор поднялся и отошел. И я видел, как они натянули на лицо отца простыню. - Он посмотрел на свои руки. - Много лет спустя Люсия рассказала мне, что они попали в аварию на проселочной дороге. Люди в другой машине погибли на месте. Маме было очень плохо, и отец ползком добрался до ближайшего дома, чтобы позвать на помощь. Доктора считали, что он сделал невозможное, учитывая его раны. Видимо, это и доконало его в итоге. - В глазах Ника застыли слезы. - Отцу так и не сказали, что маму не довезли до больницы. Она скончалась, пока ждала его. - Ник замолчал и отвернулся, но я протянула руку, коснулась его, и слова полились из него рекой: - О матери я позаботиться уже не мог, но я все еще мог сдержать обещание, данное отцу, и присмотреть за братом. Несколько дней после аварии никто не знал, что с нами делать. Я неистово не давал разлучить нас с Шоном. Впрочем, не уверен, что нас бы оставили
вместе, скорее всего нас отдали бы в разные приюты, если бы не появилась Люсия.
        Раньше мы никогда не видели ее, никто не рассказывал нам о ней, и мы не знали, кто она такая. Мы жили в Коннектикуте, но никогда не бывали в Розмаунте.
        Позже я узнал, что Люсия повздорила с отцом и они стали как чужие. Никто не думал, что она вмешается. Но Люсия вмешалась. - Ник усмехнулся, его пальцы двигались, как будто он держал в руках сигарету. - Помню, как впервые увидел ее. Она была в черном, с головы до пят, лицо прикрывала вуаль, а на руках были черные печатки. Она ворвалась в дом, где мы с няней ждали похорон, как ураган врывается на побережье или как дива выходит на сцену. Чиновник в мэрии не сразу понял, что же обрушилось на него. Люсия говорила не переставая, показывая одну за другой бумаги: свидетельства о нашем рождении, выписки из семейных архивов и прочее. И она пускала изо рта кольца табачного дыма, что впечатлило нас с Шоном больше всего. Какое-то время я думал, что сумочка у нее волшебная, потому что создавалось впечатление, будто она бездонная. Что бы у нее ни спросили, она извлекала это из нее. Люсия сказала, что приходится нам бабушкой, и что она забирает нас в Розмаунт, и что если они не прекратят это дерьмо и станут чинить препоны, то они проклянут тот день, когда связались с ней.
        - Она так и сказала?
        - О да. А в те дни люди ругались куда реже, чем теперь. Она не просто запугивала, она говорила совершенно серьезно. А потом она ушла.
        - Она не заговорила с тобой?
        - В тот раз нет. Я видел ее на похоронах, но не думаю, что она хотела этого. Она стояла позади всех и плакала, хотя и пыталась скрыть это под вуалью. Какой-то чиновник, очень славный малый, присел к нам и стал расспрашивать. Я знал, что единственный способ выполнить обещание, данное отцу, - это остаться с Люсией. Она пугала меня, но я видел, как она плачет, а это делало ее человечной. Я настоял на том, чтобы нас отправили к ней, чего бы это ни стоило. Все вздохнули с облегчением. Проблема разрешилась сама собой. - Ник расправил плечи. - Через неделю дом выставили на продажу, мебель ушла с молотка, а одежду разобрали благотворительные организации. Помнится, мне пришла в голову мысль, что родителей словно и не было никогда. Няня, единственный человек, которого мы знали, отвезла нас в аэропорт и вручила мне два билета до Бостона. Она поцеловала нас на прощание и велела вести себя хорошо. Больше мы ее не видели. - Ник задумался. Я коснулась его плеча.
        - Ты мог найти ее.
        - Я даже имени ее не помню. - Он пожал плечами. - Не то Донка, не то Дорин. Что-то такое. Никто не помнит. Несколько лет назад я пытался разузнать, просто чтобы отблагодарить, но никто из чиновников, которые работали с нами после смерти родителей, не потрудился записать ее имя.
        - Но с Люсией все у вас получилось?
        - Это было ох как непросто. Она очень давно не занималась с детьми. Шон ненавидел этот дом. Я тоже не прижился. Но я дал слово и должен был держать его, невзирая на цену. Я готов был терпеть что угодно, лишь бы Люсия не передумала.
        - Она бы не бросила вас.
        - Она всегда была непредсказуемой. Я знал, что ей не хотелось нас забирать. Я выяснил, что она продала свой театр и так и не смирилась с потерей, ведь она лишилась мечты из-за нас. Она любила путешествовать и жить свободной жизнью, а это не так-то просто с двумя детьми на руках. Она терпеть не могла водить нас по докторам и посещать родительские собрания…
        Я высказала свою догадку:
        - И ты свел к минимуму все это?
        - Да, вот только Шон не разделял мою точку зрения и не стремился быть паинькой. Он влезал в любые неприятности, лишь бы позлить Люсию. Может быть, он рассчитывал вернуться к друзьям и к привычной жизни. Но я-то знал, что к прошлому возврата нет. Люсия как-то поймала его за руку, когда он в очередной раз шкодил. Она так разозлилась, что я решил - она нас выкинет на улицу в ту же минуту. Не помню, что сделал Шон, но отлично помню, что сказала тогда Люсия.
        - И что же?
        - Что он весь в отца, что он не умеет принимать чужую любовь. - Ник снова посмотрел на дом. Из-за этих слов он и решил, что Шон любимчик Люсии. - После этого я каждый раз делал так, чтобы Шон не попался.
        - Из-за слова, данного отцу?
        - Наверное.
        - Думаешь, она не знает? - Ник строго посмотрел на меня.
        - Если знает, значит, я плохо старался. - Он нахмурился, затем провел ладонью по волосам и заставил себя улыбнуться. - Я больше не могу откладывать неизбежное. Когда встречаемся у твоих родителей?
        В горле застрял ком, и не только из-за его истории.
        - Я за тобой заеду. Будет лучше, если мы приедем вместе.
        Ник кивнул, мы договорились на три часа, и он потянулся к дверце. Рюкзак он захватил с собой, такой предусмотрительности я от него не ожидала.
        Значит, он знал, что этим все кончится. Похоже все-таки, что пикап он подарил за прошлую ночь. Если вы думаете, что я не расстроилась после этого, то вы чертовски ошибаетесь.
        Ник, судя по всему, колебался, выходить ему или нет.
        - Кажется, «спасибо» будет мало. - Я постаралась скрыть свои эмоции.
        - Отблагодаришь завтра, - сказала я, и прозвучало это несколько менее сдержанно, чем я рассчитывала. - Нужно еще пережить ужин.
        Ник усмехнулся и пододвинулся ближе, чтобы дотянуться до моей щеки теплой рукой. От его взгляда невозможно было спрятаться.
        - Спасибо, Фил, - прошептал он. - За все.
        Ник сдержанно поцеловал меня, чего я никак не ожидала, и почувствовала на губах соленый привкус.
        У нас была сделка, и условия ее оказались почти выполнены. Ничего не поделаешь, нужно жить дальше.
        Ник вылез из машины и пошел к дому. Я впала в уныние. Но ведь нельзя же силой заставить человека остаться. Нельзя с неба сорвать звезду. Впрочем, я сразу поняла, что мы с Ником слишком разные.
        Он хотел одного, я другого. Он все свое носил с собой. А я приросла к материальному миру.
        С другой стороны, если я ему не нужна, то тем хуже для него. Я знала, что буду жалеть о несбывшемся, но в то же время прекрасно понимала, что невозможно заставить полюбить. Я сделала все от меня зависящее, я удовлетворила свое любопытство, а может быть, даже научилась чему-нибудь.
        Не так уж и плохо. Ник был со мной честен и рассказал больше, чем я просила. Возможно, мы оба чему-то научились. Может быть, ему еще стоит дорасти до того, чтобы понять такого человека, как Элайн. Слабое утешение, но уж какое есть. В одном я была уверена: я не стану из-за Ника Салливана поедать ведрами шоколадное мороженое.
        Впрочем, можно позволить себе лишнюю плитку шоколада в этом месяце.
        Я смахнула слезы и, обозвав себя дурой, потянулась к ключу, чтобы завести двигатель. Я посмотрела на дом и увидела, что Ник бежит ко мне со всех ног.
        - Фил, Люсию ранили. - Он схватился за дверцу побелевшими пальцами. - Я не шучу.
        - Ты позвонил?..
        - Телефон не работает. - Он разрывался, то ли ему остаться с Люсией, толи бежать за помощью.
        Я пулей вылетела из машины.
        - Я побегу к соседям и вызову «скорую». А ты останься с Люсией.
        Почвы для сплетен по поводу той ночи хватит не на один год. Уверена, миссис Доннели делала заметки на полях, пока я звонила с ее телефона. «Скорая» приехала быстро. Шериф О'Нилл и его ребята подоспели сразу после «скорой». Люсия потеряла много крови, и парни из бригады «скорой помощи» пессимистично качали головами, хотя и делали все, что могли, чтобы стабилизировать ее состояние.
        Ник выглядел подавленным.
        На Люсию напали в оранжерее. Кухонный нож валялся там же. Полицейские забрали его как улику.
        Когда нам сказали, что Люсию отвезут в областную клиническую больницу Массачусетса, я поняла, что дело плохо. Они не позволили Нику поехать с ней в машине «скорой помощи», что было еще одним дурным знаком. О'Нилл лично проследил за этим, после чего взял у всех номера телефонов и отпустил.
        Я отвезла Ника обратно в город, по дороге мы не обмолвились ни словечком. Когда мы подъехали к госпиталю, я попыталась успокоить его:
        - Не переживай, Ник, здесь очень квалифицированные врачи.
        - Дело не в этом, Фил.
        - Тогда в чем?
        - Разве ты не понимаешь?
        - Что я должна понимать?
        - Все случилось именно так, как она разыграла.
        Это как-то не приходило мне в голову. Я думала, что это банальное ограбление. Да просто не было времени поразмыслить над случившимся. Но сейчас я понимала, что Ник прав. Сцена преступления действительно была похожа на ту, что он описывал.
        - Но кровь уже подсохла. Она пролежала там немало времени. А мы сидели в машине и разглагольствовали.
        - О'Нилл ничего не сможет тебе предъявить на этот раз, - успокоила я его.
        - Да нет, Фил. Похоже, я подкинул кому-то идею. - Ник сжал губы. - А это еще хуже.
        Прежде чем я успела сказать что-нибудь ободряющее, он вылез из машины и зашагал к реанимационному отделению, засунув руки в карманы.
        Но если Ник думает, что я стану сидеть сложа руки, глядя, как он винит себя за грехи Шона, то он ошибается.
        Три тройки, помноженные на три тройки, дают магическую девятку. Мистика зиждется на тройках, а точное - на тройственности. Три мойры, три волшебные феи, три юные купальщицы в фонтане. Святая троица: Бог Отец, Сын его Иисус и Святой Дух. Солнце, звезды и Луна.
        Три попытки, три желания. Если разбили тарелку, разбейте еще две, потому что беда не приходит одна. Ну и далее в том же духе.
        Бог троицу любит.
        Три измерения пространства, шляпы-треуголки, трехцветные флаги, салоны третьего класса и три мушкетера. Бег на трех ногах, допрос третьей степени. Магия цифры
«три» просачивается всюду, живет и преумножается.
        Жила-была девушка, и выпало на ее долю три испытания. Первым было пробуждение, начало пути. Тяга к приключениям, если хотите, непреодолимое желание повзрослеть.
        Затем пришло второе.
        Второе заключалось в выборе, в принятии решений, в развилках на дороге. Каким путем идти, легким или более трудным. С кем дружить, чем заниматься. На этой стадии частности были важнее целого.
        Иногда волшебство стучится в двери, показывая то, что видеть тебе и не хочется. Иногда его шутки вовсе не смешны.
        Тук-тук.
        Кто там?
        Твома.
        Какая еще Твома?
        Твоя мама - гулящая женщина.
        Наша героиня, какой бы сильной девушкой она ни была, не могла уснуть той ночью. Дело свое она сделала, мать уложила в постель, а когда та уснула, вышла из дома. Тучи глухим одеялом затянули небо, нависнув над самыми крышами. Было тепло и влажно, непривычно тепло для ноября. Океан словно захватил город, наполнив воздух соленой водяной взвесью. Город притих, лишь одно окно светилось немым приглашением.
        Девушка промокла и продрогла. А продрогла скорее из-за сердечных переживаний, нежели из-за погодных условий, Мойры усмехнулись ее выбору, когда она решила искать прибежища в том самом доме.
        Сим-Салабим. Вот и второе испытание.

        Он сидел за столом один и ужинал. Она увидела его, когда смахнула со лба мокрые волосы. И он заметил ее, поэтому убегать было поздно. Их пути не пересекались с тех пор, как он закончил школу и пропал где-то на несколько лет. Но он вернулся, он был здесь, и он пригласил ее за свой стол.
        Как мило.
        После естественной скованности они разговорились, словно в старое доброе время. Он говорил обо всем и ни о чем: кто чем занимается, что с кем произошло. Он не хотел говорить о туристическом справочнике, который держал в руках, и еще уклончивее отвечал на вопросы о том, где пропадать Она призналась, что терпеть не может школу, и впервые произнесла святотатство, сказав, что не хочет идти в юридический колледж.
        И во второй раз он сделал ей подарок.
        - Перестань жить мечтами других людей и живи своей мечтой.
        Просто и верно. Прозрачно, как хрусталь.
        Затем он рассказал ей о своих планах на будущее, о путешествиях. Глаза его горели энтузиазмом, он показывал ей какие-то карты и объяснял расписание поездов, а еще фотографии мест, которые собирался посетить. Весь мир был у его ног в тот момент, и она завидовала тому, что он сам себе хозяин.
        Но потом она поняла, что все в ее руках. Только она вправе распоряжаться своей судьбой. Никто не станет чинить ей преграды, все барьеры лишь на словах. Она сама боялась перешагнуть через них, она сама боялась разочаровать ожидания родителей. И после той встречи она знала, что больше не пойдет у них на поводу.
        Кафе закрывалось, и они вынуждены были уйти, променяв горячий кофе на сырость улиц. Держа под руку, он проводил ее домой. А потом ушел. Как ни хотелось ей пойти с ним, она знала, что еще не время.
        Она чувствовала, что они стоят на развилке дорог. Все висело на грани, балансируя. Могло произойти все, что угодно, в зависимости от того, в какую сторону качнется маятник ее действий.
        Так и произошло.
        Из ниоткуда появилась машина его бабушки, за рулем сидел его брат, словно злой демон овладел им. Передний бампер был разбит, брат был в невменяемом состоянии. Он был пьян похлеще, чем ее мать.
        Он резко затормозил перед домом и буквально вывалился из машины. И взмолился не выдавать его бабушке.
        Она знала, что Ник не станет говорить ничего Люсии, хотя и не понимала тогда причины. Он поцеловал ей руку на прощание и залез в машину. На соседнем сиденье лежала початая бутылка рома. Ник выпил, сколько смог, пролив остатки на одежду.
        Ник посмотрел на нее и прижал палец к губам в немой просьбе о молчании. Она пообещала со счастливой улыбкой на губах. А затем он умчался в ночь, навстречу полицейским сиренам. Шон исчез в ночи, а она ушла домой.
        Она была уверена, что пошла правильной дорогой. Не сомневалась она в правильности выбора и потом, хотя и презирала Шона за трусость.
        Но она дала слово и сдержала его, как и положено положительной героине. Она сделала выбор и не собиралась забывать о нем.

        Глава 16

        В реанимационном отделении царил хаос. Но наверное, так и должно быть в подобном месте. Люсию уже доставили, и она лежала, увешанная датчиками. Доктор сказал, что состояние стабилизировалось. Они зарегистрировали ее, сообщили Нику номер палаты и посоветовали не беспокоиться.
        Какое там!
        Я пыталась разговорить его, но толку было, что на ветру кричать. Ник сидел молча и смотрел на Люсию, раздражаясь все больше и больше. Он винил себя - я совершенно точно это знала, как знала и то, что ничего не могу с этим поделать.
        - Нужно было ехать вчера вечером, - пробормотал он наконец.
        - Куда?
        - К Шону.
        Я села рядом и взяла его за руку.
        - Ты считаешь, он снова бил Джози? - Ник кивнул.
        - Ты уже вызывал однажды полицейских…
        - Дважды.
        - Ну а что еще ты можешь? - Он мрачно посмотрел на меня.
        - Ответственность за него лежит на мне.
        - Ничего подобного, он сам за себя отвечает. Ты не можешь спасти Шона от него самого и не можешь спасти Джози от неправильного выбора. Ты уже вмешался, ты показал ей, что может быть иначе. Все, дальше они сами должны решать, что им нужно.
        - Но я мог спасти Люсию, если бы парни в униформе засадили Шона.
        - Да, на один вечер. - Я сжала вялую руку Ника. - Ты снова возомнил себя Богом. Вы бы поладили с моим отцом.
        Ник даже не улыбнулся, но наклонился и поцеловал меня в висок.
        - Езжай домой, Фил.
        - А ты?
        - Я останусь.
        - Как насчет завтра?
        - Я приеду. - Он внимательно посмотрел на меня. - Это часть нашего уговора. Я позвоню тебе утром, чтобы обговорить детали.
        - Сейчас, наверное, не лучшее время говорить, но хочу напомнить, что надо быть в костюме. День рождения отца - событие весьма официозное.
        Ник улыбнулся:
        - Я уже купил костюм. Он в ателье. Они подшивают мне брюки. Я заберу его завтра.
        - Может…
        Он положил палец на мои губы.
        - Поезжай, Фил. О деталях поговорим утром.
        Мы оба посмотрели на Люсию. Ее грудь вздымалась и опадала, лицо закрывала кислородная маска.
        - Ты не виноват. - Ник сжал губы.
        - Оставь, Фил.
        Я взяла сумочку, пожелала Нику спокойной ночи и поехала домой. На сердце скребли кошки.

        Для него немыслимо было оказаться гостем в доме Коксуэллов.
        Сюрреализм последних дней нагнетался. Ночь Ник провел возле непривычно молчаливой и неподвижной Люсии, проваливаясь время от времени в сон. Утром он поговорил с шерифом, ответил на вопросы, рассказал, где он был в день нападения, стараясь, впрочем, не вдаваться в подробности относительно своего возвращения.
        Теперь он сидел в своем новом костюме, самом дорогом из всех, что надевал когда-либо, и разглядывал ноги Фил, пока она переключала передачи. Ник с удивлением думал о предстоящем ужине в кругу Коксуэллов.
        Их дом всегда был примером для подражания, показывая, как нужно жить гражданам Розмаунта. Коксуэллы задавали тон, а десятки горожан следовали их примеру Ника всегда забавляло, как хозяйки ждут, какие же цветы высадят Коксуэллы, чтобы посадить точно такие же.
        Беверли Коксуэлл всегда считалась женщиной со вкусом, еще до того, как появились ток-шоу и модные журналы. Ник знал, что о ее гардеробе женщины Розмаунта судачат все лето. Обсуждалось все: от высоты каймы ее платьев до формы сумочек, и первое и второе тут же копировалось.
        Коксуэллы ни с кем не общались. Они, без сомнения, были королевской семьей Розмаунта. Выражалось это в их состоянии, их социальном статусе и в отношении к ним окружающих. Они требовали почтения и получали его сполна. Избрание Роберта Коксуэлла главой адвокатской коллегии было не столько признанием его заслуг, сколько преклонением перед его положением. Судья рано или поздно становится политиком, это лишь дело времени.
        Для мальчишки, который жил улицей, их семья была средоточием порядка. Они были вежливыми, они были внимательными, они часто спонсировали заметные события города. Их дети учились в Гарварде, а затем в школе адвокатов, словно выбора у них не было. Не мудрено, что Ник мечтал об этом и чурался одновременно.
        Но если он нервничал, то Фил волновалась еще больше. Хотя Ник никак не мог взять в толк почему. У нее была семья, большая, авторитетная, процветающая. Семья, в которой любые события подчинялись математической точности.
        Может быть, именно это было трещиной, отделившей Фил от семьи. Поэтому ей и было сейчас неуютно.
        Сегодня она переключала скорости не так агрессивно, и пикап, словно чувствуя хозяйку, ехал нехотя.
        - Что-то не так?
        Фил бросила на него тревожный взгляд:
        - Да нет, все в порядке. Я просто переживаю, понравятся ли ему запонки.
        Так вот что было в том пакете, который она попросила его подержать.
        - Мне кажется, ему должно понравиться. - Ник, конечно, понятия не имел о том, что могло понравиться судье, но запонки вполне подходящий вариант для публичного человека.
        - У него много рубашек с манжетами под запонки. Когда покупала, они казались мне изящными.
        - А теперь ты не уверена? - Фил усмехнулась:
        - Когда речь заходит об отце, я ни в чем не уверена.
        - По мне, так лучший подарок, когда все собираются вместе.
        Фил рассмеялась. И смех этот отдавал горечью.
        - Сразу видно, что ты совершенно не знаешь отца. - Она похлопала его по руке.
        Отношение Фил раздражало Ника.
        - Да ладно, брось, Фил, не так уж все плохо.
        - Нет? Ну подожди, сам все увидишь. Это ежегодное шоу. Он не скажет ни слова, пока не распакует все подарки, затем разложит их в столовой по мере предпочтения. Его благосклонность распределяется на следующий год в соответствии с тем, насколько ему понравился подарок.
        Ник с ужасом посмотрел на Фил:
        - Ты шутишь?
        - Если бы! Какие уж тут шутки? - Она припарковала пикап у дома Коксуэллов за огромным внедорожником, рядом с роскошными сверкающими автомобилями. - Сказать по правде, его благосклонность никогда не снисходила на меня.
        Фил не шутила. Она даже улыбнулась, но Ник знал ее достаточно хорошо, чтобы понимать, что у нее сейчас на душе.
        Она боялась старика. Да и неудивительно, если ее отец гак обращался с ней. Желание оберегать, которое он впервые испытал к Фил давным-давно в доме бабушки, не шло ни в какое сравнение с тем, что Ник чувствовал сейчас. Он в клочья готов был разорвать любого, кто обидит Фил в его присутствии.
        Она так быстро выскочила из машины, что Ник при всем желании не смог бы открыть ей дверцу. Она стояла на дорожке, ведущей к дому, и переступала с ноги на ногу, бросая беспокойные взгляды на дверь.
        Ник передал ей пакет и поцеловал в щеку.
        - Ты чудесно выглядишь. - Он не лукавил. На ней был нарядный костюм темно-синего цвета и белая, расшитая бисером блузка, туфли на каблуках и темные чулки. Мягкий макияж и блестящие волосы довершали картину.
        Фил выглядела на миллион долларов.
        Она на короткий миг прижалась к Нику.
        - Ты тоже. - Она вдохнула полной грудью и поправила узел его галстука. Ник заметил, как дрожат ее пальцы. - Теперь мне кажется, что это бредовая затея, Ник. - Она бросила на него беспокойный взгляд. - Может, сбежишь, пока не поздно?
        - Трусиха. - Он посмотрел на Фил в упор, но она и не подумала улыбнуться.
        - Я серьезно.
        Он не собирался бросать ее в такой ответственный момент.
        - Ну уж нет, Фил. Тебе от меня не отделаться. - Она нервно вздохнула:
        - Учти, едва ли он будет вести себя прилично.
        - Учту.
        На самом деле Ник не думал, что все так уж плохо. Где-то в глубине души он наивно верил, что это будет чудесный ужин образцово-показательной семьи, из тех, что он видел по телевизору, однако так и не встретил в реальной жизни. Ладно, они, конечно, не будут испытывать трепет по поводу его присутствия, но это он как-нибудь переживет. Да и им нечего будет возразить.
        Тем-то они и отличались от Люсии. Впрочем, на Люсию они совсем не походили. Правда, Ник и не предполагал, как сильно.
        Беверли Коксуэлл все еще была красавицей. Она открыла дверь сразу после того, как Фил позвонила. Ник как раз договаривал фразу, что нельзя, мол, бояться дома, в котором ты вырос. Беверли прохладно поприветствовала их, мельком глянув на Ника.
        Она задержала взгляд на его костюме, и Ник сразу понял, что она оценила его стоимость с расхождением максимум долларов в двадцать. Ее бровь слегка приподнялась, но она ничего не сказала.
        На Беверли было длинное облегающее платье цвета золота и, судя по всему, такое же дорогое. Бриллианты сверкали на ее пальцах и в мочках ушей. Каштановые волосы были забраны в шиньон и украшены драгоценностями. Беверли выглядела элегантно, держала спину, вела себя сдержанно, и совершенно невозможно было прочитать, что у нее на уме.
        Поверить в то, что эта женщина родила четверых детей, было просто невозможно. Ник вообще не мог представить ее беременной. Ему было непонятно, как она решилась на детей. Видимо, Беверли терпела это как неизбежное зло. Тем удивительнее было осознавать ее прямое родство с Фил, самым страстным, открытым и щедрым человеком из всех, с кем Ник когда-либо был знаком.
        Он пригляделся повнимательнее и все же разглядел в Фил черты матери.
        Но лишь смутно.
        Там, где черты Фил приобретали подвижность, в ее матери они были словно высечены из камня. Ник привык к бурным встречам, объятиям и поцелуям. Но Фил лишь поцеловала воздух в сантиметре от щеки матери, и та улыбнулась, словно ничего другого и не ожидала.
        Беверли подала Нику руку, и рука эта оказалась холодной.
        - Так это и есть друг Филиппы, о котором столько говорят?
        Непривычно было слушать обращение к себе в третьем лице, особенно учитывая ее оценивающий взгляд. Фил, похоже, язык проглотила, поэтому Нику ничего не оставалось кроме как ответить прохладной улыбкой.
        - Рад встрече, миссис Коксуэлл.
        - Неужели? - Накрашенные губы Беверли изобразили улыбку, а в глазах на мгновение вспыхнул огонек. Позади нее раздались шаги, и огонек погас. Беверли кивнула и отошла в сторону, чтобы уступить место супругу.
        Роберт Коксуэлл был таким же импозантным, каким Ник его помнил. А вблизи это было еще заметнее. Он был высок, седовлас и роскошно одет. Костюм сидел безупречно, а рубашка была нереально белой.
        Он не удостоил Фил даже взглядом, зато Ника осмотрел с ног до головы.
        - И ты еще набрался наглости явиться сюда после того, что сделал? - спросил он, не скрывая враждебности. - Если бы на месте судьи тогда оказался я, то ты бы все еще отбывал срок. В колонии строго режима. Вождение в нетрезвом виде - это очень серьезное правонарушение, молодой человек.
        Фил кашлянула, но ее голос звучал до непривычного неуверенно:
        - Обвинения сняли за недостаточностью улик. - Отец бросил на нее сердитый взгляд:
        - Не встревай. Обвинения сняли потому, что О'Нилл некомпетентный болван, а Тапер слишком сентиментален, чтобы быть хорошим судьей. Улики всегда можно найти, главное, знать, где искать.
        Ник негодовал, но умело скрывал свое состояние. Он ответил совершенно спокойно:
        - А мне казалось, что в этой стране человек невиновен, пока не доказано обратное.
        - Не надо цитировать передо мной закон. - Роберт прищурился. - Тебе повезло, только и всего. Я слышал, в машине нашли марихуану.
        От Ника не ускользнула ироничность данного обвинения. Особенно если учесть, что вся семья уже собралась в холле и слушала.
        Зак Коксуэлл вытворял и не такое, но всегда оставался недосягаем для закона. В результате именно к Заку проще всего было обратиться за косячком или чем-нибудь посерьезнее. Он никогда не задавал глупых вопросов - деньги на бочку, и получи, что просишь. Из царственных отпрысков семейства Зак был самым юным, но, как ни странно, самым уважаемым в Розмаунте. Однако ни у кого даже мысли не возникло привлечь его к ответственности.
        - Вас неправильно информировали. - Ник улыбнулся. - В отличие от некоторых я не пью и не курю.
        Зак покраснел, но его отец ничего не заметил.
        - С трудом верится.
        - В любом случае я здесь не для того, чтобы держать ответ за то, что случилось пятнадцать лет назад. - Ник обнял Фил за талию и почувствовал, как она дрожит. - Насколько я понимаю, сегодня у вас приятное событие? С днем рождения, мистер Коксуэлл.
        Фил, похоже, расстроилась из-за случившегося больше всех. А это о многом говорило.
        От внимания отца не ускользнул жест Ника, а главное - то, как он был воспринят его дочерью.
        Роберт Коксуэлл повернулся к Фил и заговорил грубо:
        - Ты пожалеешь об этом мятеже, Филиппа Элизабет Коксуэлл. Попомни мои слова. И если ты надеешься, что я прощу тебе это оскорбление, когда ты придешь за помощью, то ты глубоко заблуждаешься.
        Он развернулся и пошел в комнату, а Ник и Фил так и остались стоять в дверях.
        Добро пожаловать домой. Только сейчас Ник понял, насколько права была Фил в своих страхах. Даже Беверли, казалось, была удивлена поведением мужа, однако она быстро нашлась.
        - Проходите, что же вы стоите в прихожей! - воскликнула она и потеснилась, как будто раньше мешала им пройти.
        - А действительно, почему бы и нет? - пробормотал Ник чуть слышно.
        Фил улыбнулась, как бы извиняясь за случившееся. Ник недоумевал, как она выжила в таком окружении, как эта атмосфера не отравила ее чистую душу. Он едва порог переступил, а уже готов был скальпы снимать.
        Фил не заслуживала такого обращения. Но, судя по всему, ее регулярно встречали именно так, ведь она даже не удивилась.
        Ник разозлился, а такого с ним давненько не было.
        - Я же предупреждала, что теплого приема не будет, - прошептала Фил, а Ник все еще держал ее за талию.
        - Да, надо было верить тебе на слово, - сказал он и погладил Фил по спине, чувствуя, как напряжение уходит из ее мышц.
        Он уведет ее пораньше.
        Внутри атмосфера была не лучше, хотя Роберта поблизости не было. Фил представила собравшихся, а напряжение так и висело в воздухе. Ник, разумеется, помнил ее братьев, потому что в Розмаунте их знали все. Впрочем, он ни с кем из них не общался, даже с Заком, хотя по возрасту они были ближе всего.
        Похоже, родные Фил не знали, как реагировать на его появление, но склонялись к позиции отца. Старшего из братьев звали Джеймс - точная копия отца. Та же уверенная манера держаться и тот же безупречный вкус в одежде. Волосы такие же каштановые, как у матери, но с сединой на висках. Он производил впечатление красивого, однако резкого, нетерпеливого и амбициозного человека.
        Ник догадывался, что его вожделенной мечтой было положение главы семьи. Очевидно, Джеймс был старшим партнером отца по семейному бизнесу и не без основания претендовал на львиную долю наследства в будущем.
        - Держись, Филиппа, - только и сказал Джеймс, слова с трудом просачивались сквозь плотно сжатые губы. Он пожал руку Ника так, словно мог подхватить какую-нибудь заразу.
        Но если Джеймс был точной копией отца, то его жена Марша не выдерживала никакой критики рядом с Беверли. Ее даже можно было бы назвать красивой, если бы не губы, которые застыли в недовольной гримасе. Это сильно портило общий вид. Она походила на мегеру, да и говорила так же.
        На ней было дорогое платье, однако сидело оно неважно. Помада местами смазалась, а драгоценности не мешало почистить. Но ей, видимо, было все равно.
        - И чего это ты решила все испортить, Филиппа? - заныла Марша. - Обычно этим занимается Зак. У него хотя бы смешно получается.
        - Я еще не сказал свое последнее слово, - вставил Зак в надежде отшутиться. - Но на этот раз Филиппа, пожалуй, перещеголяла меня.
        Никто не рассмеялся.
        Джеймс и Марша гарантировали продолжение династии, родив двоих сыновей. Джеймс-младший и Джон были симпатичными мальчуганами с озорными глазами и одинаково прилизанными волосами. Им было лет восемь-девять, и, похоже, они были погодками. Они вежливо пожали руку, не задумываясь ни о каком подтексте, и по их поведению было понятно, что они терпеть не могут костюмы, которые родители заставили их надеть по случаю праздника. Джон дергал узел галстука с таким видом, будто его душат, за что и получил от отца, да так сильно, что мог и шрам остаться.
        Второй сын, Мэтт, был не так удачлив по части генетики и не унаследовал ни материнской красоты, ни отцовской импозантности. Он держался в сторонке, словно напряженная обстановка в семье была ему не по душе. Он не сказал ни слова, лишь кивнул, когда Фил представила его, и тут же бросил взгляд на Джеймса, чтобы проверить, так ли он все сделал.
        Ему было около сорока. Ник считал, что в таком возрасте глупо оглядываться на других. Мэтт тоже был адвокатом, но в отличие от братьев занимался земельным правом. Он даже себя в суде защитить не мог.
        Жена Мэтта, Лесли, была ученого вида брюнеткой и, судя по всему, вертела мужем как хотела. Ей определенно не нравилось, что Мэтт держался в тени.
        - Очаровательно. - Она улыбнулась, правда, несколько наигранно, и подтолкнула вперед девочку. - А это Аннет. Аннет, поздоровайся.
        Девочка и не подумала здороваться. Одета она была очень нарядно, но разговаривать явно не хотела. Должно быть, она унаследовала манеру поведения от отца.
        Или была восприимчива к царящей в доме атмосфере. Ник улыбнулся ей, а она посмотрела на него застенчиво и спряталась за маму.
        Зак был самым веселым из всех, душой компании. Красивый от природы, он был наделен даром очаровывать. Зак всегда держал наготове шутку или умную реплику. Впрочем, он был слишком надменным.
        - Давненько не виделись, - сказал Зак дружелюбно, хотя друзьями они никогда не были. - Знаешь, что говорят, когда видят двадцать пять адвокатов, застрявших по горло в цементе?
        - Слишком мало цемента.
        Сыновья Джеймса расхохотались и принялись пересказывать анекдот друг другу. Зак подмигнул Нику:
        - Неплохо, неплохо. - Затем он произнес театральным шепотом: - Но, скажу тебе по секрету, здесь зона, законом освобожденная от анекдотов. - Он бросил на Ника многозначительный взгляд.
        Ник не сдавался:
        - Может, просто нужно сменить тему анекдотов? Или подкопить свежих, а то этот будет постарше нас с тобой, вместе взятых.
        Зак помрачнел и отошел, открывая взгляду еще одного мужчину, которого Ник раньше не замечал.
        - С моим приятелем, Джеффри Макалистером, ты, похоже, уже знаком.
        Ник знал, что чего-то подобного стоило ожидать, но все-таки удивился. Фил негодующе выдохнула. Стоило ли винить ее в этом? Она ясно высказала свое мнение, но никто к нему не прислушался.
        Джеффри выглядел щеголевато, он знал не хуже остальных, что вписывается в компанию куда лучше Ника.
        Ник улыбнулся, он твердо вознамерился раздавить конкурента благородством. Он протянул ему руку.
        - Было дело.
        - Вот и повстречались снова, - сказал Джеффри и перевел взгляд на Филиппу: - Позволь мне первому сказать, что ты сегодня бесподобно выглядишь, Филиппа.
        Она взяла Ника под руку и впервые за вечер игриво улыбнулась:
        - Ты уже не первый. Тебя обошли. - Она благодарно посмотрела на Ника. - Но все равно спасибо.
        Губы Джеффри сложились в тонкую линию, а Зак присвистнул, но затем пожал плечами:
        - Не обижайся, Ник, но нам нужен был запасной вариант. Если что, тебя подстрахуют. Видишь ли, никто не верил, что Филиппа действительно приведет тебя на ужин.
        Ник подавил ухмылку.
        - С чего вдруг такое недоверие? - Тишина, последовавшая за этим, оглушала. Джеффри кашлянул и сказал, снимая напряжение:
        - Что ж, Зак, похоже, ты не справился с заданием.
        - А почему ты не пригласил Санди? - спросила Лесли, переходя на нейтральную тему.
        Но Зак оборвал ее довольно грубо.
        - Прошлой ночью мы расстались, - сказал он и как-то сразу осунулся.
        Ник предположил, что инициатором разрыва был вовсе не Зак.
        Никто не знал, о чем еще говорить. Они торчали в холле, погрязшие в молчании, пока именинник развлекал сам себя где-то в глубинах дома. Да, вечер, по-видимому, будет долгим.
        - Полагаю, - сказала наконец Беверли неестественно весело, - пора нам всем выпить.

        Глава 17

        Это был ад кромешный. Я краснела за поведение отца весь вечер. Было ужасно неудобно перед Ником. Нет, конечно, я ожидала, что отец не станет держать язык за зубами, но что он наговорит такого!
        А тогда он сидел во главе стола и вообще ничего не говорил. Он бросал на Ника вызывающие взгляды, но Ник, надо отдать ему должное, держался молодцом и просто игнорировал отца.
        Ник вообще вел себя идеально. На самом деле он показал им всем, как надо вести себя в обществе, но они даже не заметили этого. Я знала, что он злится, что внутри он кипит, просто чувствовала. Но он и виду не подал, так что никто не догадался. Мама весь вечер смотрела на Ника ястребом, но я все же чувствовала, что она смягчается. Она не равнодушна к мужчинам, которые следят за собой. Поэтому и сама следила за собой и держала безупречную форму.
        Разговор не клеился. Помощи ждать было неоткуда. Да и не мудрено: мама могла говорить только о выпивке, а говорить об этом в присутствии жен своих сыновей ей было стыдно. Вдруг они начнут болтать лишнее, кому нужны такие сплетни? Нам, женщинам, оставалось только собирать тарелки и выносить новые блюда.
        Мама к приготовлению пищи подходила по-особому. Она долго настраивалась на нужный лад. Она хорошо готовила, вот только слишком рано начинала прикладываться к хересу. В течение дня она подливала себе все чаще, и потому последние блюда не всегда ей удавались.
        Сегодняшний ужин не стал исключением. Салат был превосходным, суп из аспарагусов - нежным и утонченным. Это был любимый суп отца, и он нетерпеливо кряхтел, пока мы разносили тарелки. Мама уже неважно держалась на ногах, поэтому мы с Лесли настояли, чтобы она сидела, пока мы накрываем.
        Мне нравится возиться на кухне с Лесли. Она очень здраво рассуждает и дала мне немало дельных советов. Я подавала ей тарелки, она наливала, и вместе мы относили их в столовую. Получалось неплохо.
        На горячее была жареная говядина, еще одно любимое папино блюдо, с пюре, овощами и подливкой. Мама всегда вешала на холодильник меню, что было удобно. Даже если она уже забывала, что за чем, мы видели на листе.
        Все, казалось, шло по плану. Мясо немного подгорело, но мы замаскировали все подливой, и никто ничего не заметил. Но вот дальше начались трудности. Горошек и отварная морковь были на месте, а картошки не было.
        Ни кастрюли, ни блюда с пюре. Ни в холодильнике, ни в духовке. Мы обыскали всю кухню, но нашли лишь корзину с нечищеной сырой картошкой, давшей побеги.
        Вот так-так.
        - Готовить ее слишком долго, - подытожила Лесли, бросив взгляд на разложенное мясо с овощами и подливкой. Блюдо начинало остывать. - Придется подавать как есть.
        Отец одобрительно кивнул, когда мы принесли блюдо, но затем заметил недостающий элемент и нахмурился:
        - А где картошка? Беверли, ты разве не делала пюре? - Мама выпила еще хересу и мутным взором осмотрела стол, проверяя, что мы принесли. Она удивленно посмотрела на меня:
        - Разве я не приготовила? - Я покачала головой.
        Она улыбнулась и попыталась сесть прямо.
        - Значит, картошка все еще в корзине, Роберт. Картофелечистка во втором ящике справа от мойки. Ты можешь взять любую кастрюлю. - Сказав так, Беверли осушила бокал, поставила его на стол и нетерпеливо забарабанила пальцами по хрусталю. Мэтт опомнился и подлил ей вина.
        Отец чуть галстук не проглотил. Слова высыпались из его рта по одному:
        - Ты. Забыла. Приготовить. Пюре? - Он вскочил на ноги. - Ты что, дура? - Он бросил взгляд на жену. - Опять напилась?
        Мама холодно ему улыбнулась:
        - А ты хам.
        Его лицо побагровело. Отец не выносит критики, и обычно мама ему подыгрывает. Но сегодня, видно, не захотела.
        Что-то она расхрабрилась. Отец, похоже, пришел к такому же выводу. Он перевел взгляд с матери на Джеймса - тот, потупив взгляд, ковырялся в тарелке, - дальше, на Ника, затем на меня.
        Отец ткнул пальцем в моем направлении:
        - Это все ты виновата.
        - Не стоит говорить в таком тоне с дочерью, - заметил Ник тоном, полным скрытой угрозы.
        - Не указывай, как мне разговаривать с детьми!
        - Я не стану сидеть и молча слушать, как вы оскорбляете Фил без причины.
        - Ну так катись отсюда.
        - А мне нравится этот мальчик, - сказала мама и отсалютовала Нику бокалом. - Пора уже кому-нибудь указывать, когда ты не прав, Роберт. А ты частенько бываешь не прав. - Она выпила за это.
        Джеймс, Мэтт и Зак в шоке смотрели на нее.
        Отец сжимал и разжимал кулаки. Он готов был смести любого с пути.
        Лесли и Марша переглянулись и подняли детей.
        - Малыши, пойдемте принесем торт.
        - Но мы же еще не доели ужин, - пожаловался Джеймс-младший.
        - Ничего, ничего, пойдемте.
        Мать, похоже, наслаждалась моментом. Она откинулась на спинку стула и закинула ногу на ногу.
        - Зак, ответь, в чем разница между Богом и адвокатом?
        - Хм, не знаю, мам.
        - Бог не считает себя адвокатом. - Она улыбнулась мужу и снова осушила бокал. Графин рядом с Мэттом был уже пуст. - Джеффри, будь хорошим мальчиком, передай мне вон ту бутылку.
        Джеффри протянул руку, чтобы выполнить просьбу, но голос отца остановил его:
        - Не тронь, Джеффри. Не потакай ей.
        Джеффри застыл с бутылкой в руках, он не знал, как поступить. Кого слушать - хозяина или хозяйку?
        Победил босс. Джеффри поставил бутылку обратно на стол.
        От напряжения стало нестерпимо жарко.
        Зак положил локти на стол и улыбнулся:
        - Знаете, мне кажется, сейчас подходящее время, чтобы поделиться с вами кое-чем. Что получается, когда студент школы адвокатов проваливается на выпускных экзаменах три раза подряд?
        - Зак Коксуэлл, - пробормотал Мэтт.
        - Неудачник, - добавил Джеймс сразу за ним.
        - Получается, что нужно лучше учиться, а не дурака валять, - жестко ответил отец.
        - Не-а, никто не угадал. Получается фотограф.
        Если Зак добивался нашего внимания, то теперь он завладел им полностью. Мы все смотрели на него в недоумении. Мать нахмурилась:
        - По-твоему, это смешно?
        - Нет, по-моему, это хорошая новость. Что же вы не поздравляете меня с тем, что я наконец-то нашел свою нишу в этом мире?
        - Ты будешь адвокатом! - рявкнул отец. - Это было решено еще до того, как ты появился на свет.
        - Нет, папа, если Филиппе можно заниматься своим делом, то и мне можно. Адвокатура - это не мое. Я прошел курс художественной фотографии и думаю…
        - Филиппе, - перебил его отец, - за многое сегодня придется ответить. - Он разом отпил полбокала вина и через весь стол бросил тяжелый взгляд на мать. - Впрочем, чтобы понять, что дурное семя дает дурные всходы, нужно лишь немного времени, не так ли, Беверли? - Мама моргнула несколько раз.
        - Не понимаю, о чем ты?
        - О нет, прекрасно понимаешь. Просто ты считала, что я не знаю того, что известно тебе. Ты думала, что обвела меня вокруг пальца, но я все это время был в курсе. Я все знал, но вел себя благородно по отношению к тебе, несмотря на твое поведение. Но пора положить этому конец.
        - Да пожалуйста, Роберт, потому что, кроме тебя, никто не понимает, о чем ты толкуешь.
        - Ты прекрасно знаешь, о чем я. Оглядись, Беверли, тебя не удивляет, что у меня только один рыжий ребенок?
        Внутри у меня все похолодело. Я сразу вспомнила о письмах, перевязанных ленточкой, и о маминых слезах. Две точки соединились прямой линией.
        - Точнее будет сказать, что у меня нет рыжих детей. У меня нет дочери с дурной наследственностью, которая даже не стремится к семье, которая не похожа на меня, не похожа ни на кого из присутствующих. Ты считаешь меня идиотом, Беверли? - Отец стукнул кулаком по столу, и бокалы жалобно звякнули. Он зарычал: - Может, расскажешь нам, кто отец этого ребенка? - Он указал на меня пальцем, и кровь застыла в моих жилах.
        Но мать смотрела на него с легкой улыбкой.
        - Я никогда не считала тебя глупцом, Роберт, но только что ты доказал обратное. - Она пальцем поманила Джеффри. - Дай мне бутылку.
        Тот отвернулся.
        Они все отвернулись от нее, как будто она стала невидимой.
        Ник негромко выругался. Он встал, обогнул стол, взял бутылку и сорвал обертку с горлышка, пока подходил к маме. Откупорив бутылку, он наполнил маме бокал, затем поставил бутылку рядом с ней и вернулся на свое место.
        - Значит, Салливан решил потакать ей. - прошипел отец.
        - Разумеется. Раз Коксуэллы не признают моего существования, - дерзко ответила мама. Она красиво поблагодарила Ника и отпила вина. Отец негодовал.
        - Пора рассказать правду, Беверли.
        - Что ж, пожалуй, ты прав. Но запомни. Роберт, ты сам напросился.
        - Ты рассказала правду ей, поэтому она и отвергает меня. Ты… - Он приготовился разразиться оскорбительной тирадой, но мама гордо вскинула голову, и он осекся.
        - Что ж, прими мои поздравления, Роберт. Ни одна душа не знала об этом, но ты сам вскрыл то, чего им и знать-то не следует.
        - Ты была неверна мне…
        - Если ты хочешь услышать правду, то слушай. - Взгляд матери стал ледяным. - Да, у меня был роман. Я была молода и неискушенна и никогда раньше не встречала человека, столь страстного и поэтичного. Он очаровал меня, хотя был груб, у него не было будущего, и я знала, что он не всегда будет так красив. - Она заглянула в опустевший бокал и улыбнулась. - Он писал чудесные любовные письма.
        - Избавь нас от деталей.
        - Ну уж нет, вам придется выслушать все.
        - Если ты думаешь, что я позволю тебе при сыновьях предаваться сладким воспоминаниям о своем любовничке, то…
        - Опять ошибочка. Вот твой сын и вот. Бог мой, раскрой глаза, Роберт. Уж если кто и не похож на тебя, так это Джеймс.
        Джеймс побледнел.
        Отец поперхнулся.
        Ник прикрыл рот рукой, и мне показалось, что он смеется.
        - Это случилось еще до того, как мы поженились, старый болван. Я знала, что буду за тобой как за каменной стеной, мне просто хотелось немного любви. Ты был таким здравым, таким надежным, правильным. Родители просто обожали тебя. Ты не представляешь, как много это значит для юной девушки… Однажды наши с ним ласки зашли слишком далеко. - Она сделала паузу ради глотка вина. - Я вышла за тебя по любви, Роберт. Тогда я была наивной, и мне казалось, что этого будет достаточно.
        Мама твердо поставила бокал на стол, в глазах ее застыли слезы. Хрустальная ножка не выдержала резкого удара и сломалась, бокал упал, расплескав херес по скатерти.
        Отец смотрел на нее точно громом пораженный. Да и все мы были шокированы ее признанием.
        Раздался детский смех, и почти сразу открылась кухонная дверь. Вошли дети, Лесли с тортом, из которого торчали бесчисленные свечи, и Марша. Марша выключила свет. Не понимая, чему они только что помешали, они дружно запели «Happy Birthday».
        Мне показалось, что это может исправить положение, но я ошибалась. В дверь позвонили. Мэтт пошел открывать и вскоре вернулся и угрюмо оглядел всех.
        - Это шериф О'Нилл. Он хочет, чтобы Филиппа поехала с ним в участок.
        - Что? - воскликнула я удивленно.
        - Что, черт возьми, происходит? - спросил Ник. Отец выругался и накрыл голову ладонями.
        Шериф О'Нилл появился в дверях, снял шляпу, кивнул матери, словно извиняясь за то, что прервал семейное торжество.
        - Мы хотели бы задать несколько вопросов по делу о нападении на Люсию Салливан.
        - Можете задавать здесь, - попыталась защитить меня мать.
        - Никак нет, мэм. Мы бы хотели снять отпечатки пальцев. - Он вздохнул и достал блокнот. - У меня есть ордер, если кто-нибудь желает взглянуть. Если вам нужно несколько минут, чтобы собраться, я подожду.
        - Можете арестовать ее прямо сейчас, - резко сказал отец. - Моя кровь течет в ее жилах или нет, я не желаю больше видеть ее в своем доме.
        Я встала, стараясь вложить в слова всю гордость:
        - Мне понадобится адвокат. Может быть, кто-то из вас возьмется?
        Затем я вышла из дома вместе с шерифом О'Ниллом.
        В итоге ко мне допустили Джеффри. Я не удивилась, что отец не пришел, но вот от Джеймса и Мэтта я не ожидала, что они откажутся защищать родную сестру.
        Это сводило меня с ума.
        Джеффри улыбнулся, но выглядел все равно напряженно.
        - Предполагается, что я должен образумить тебя.
        - Это значит, что я должна на коленях вымаливать у отца прошение. Но он даже не пожелал явиться сюда. Или он ждет, что я признаюсь в том, чего не совершала?
        - Успокойся, Филиппа. Вечер ни для кого не был приятным.
        - Тем не менее ночь в тюрьме пришлось провести именно мне. - Я встала и прошлась по комнате, но это не помогло. - Ты найдешь мне адвоката? Не из тех, с кем лично знаком, конечно, чтобы отец не припомнил тебе этого в будущем.
        - Филиппа…
        - Может быть, ты позвонишь в надежную юридическую фирму? Я и не надеюсь, что хоть кто-нибудь из нашей адвокатской семейки решится помочь мне.
        - Твой отец очень расстроен.
        - Мой отец - полное ничтожество. Джеффри усмехнулся, не сдержавшись:
        - Да, твоя команда поддержки за дверью считает так же.
        - Что? Кто там?
        - Ник. Он чуть не разнес участок, когда ему сказали, что он не имеет права видеться с тобой.
        Мне стало легче просто от того, что Ник рядом, что он пытается что-то предпринять.
        - Твоя мать пьяная в стельку, но требует, чтобы тебя отпустили под залог. Она все кричит, что по улицам бродят маньяки, а ее бедную девочку держат за решеткой.
        Я села, даже такая поддержка была приятна.
        - Ладно, я пока держусь.
        - Что ж, не будь таким оптимистом. Все не так просто, как кажется.
        - Они ведь не возбудили против меня дело?
        - Улики косвенные, но их достаточно, чтобы выдвинуть обвинения.
        - Это шутка, Джеффри? - Он поморщился:
        - Да нет. Но я вот чего не понимаю, Филиппа, зачем ты связалась с этим парнем? У него же за плечами судимость, пусть обвинения в итоге и сняли. Кроме того, всем известно, что ты можешь быть сообщницей из-за ваших отношений. Зачем ты впуталась в это? С такими людьми общаться - только неприятности на себя навлекать. Надо было просто держаться от него подальше.
        - А где сказано, что самый простой ответ всегда правильный? - спросила я.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Я имею в виду, что порой стоит хвататься за свой единственный шанс, стоит мечтать, стоит тянуться за звездой. Иногда стоит пройтись по канату без страховки, просто чтобы проверить, на что ты способен. Может быть, это единственный способ понять, что ты все еще жив.
        Джеффри смотрел на меня как на сумасшедшую. Может быть, я действительно сошла с ума. Ну и черт с ним.
        - Иногда сердце подсказывает тебе, за что стоит бороться, а ради чего, может быть, стоит принести себя в жертву. И даже если здравый смысл говорит тебе, что дело обречено на провал, сердце все равно настоит на своем. - Я вдохнула полной грудью. - Я сохла по Нику Салливану с пятнадцати лет. И единственным способом проверить, тот ли он парень, которого я буду любить всю жизнь, было рискнуть и попробовать.
        Джеффри с сомнением покачал головой:
        - И как, работает?
        - Может быть, нет. Но то, что было в пути, стоило того, чтобы признаться себе в этом. - Он внимательно смотрел на меня. - Так что можешь смело пойти к моему отцу и сказать, что ты честно пытался вразумить меня, но все тщетно. - Я похлопала его по руке. - Не бойся, Джеффри, он переживет.
        Но Джеффри был серьезен.
        - Филиппа, я просто стараюсь помочь тебе избежать ошибки.
        Я улыбнулась. Как ни крути, а приятно, когда кому-то ты не безразлична.
        - Слушаться своего сердца не может быть ошибкой.
        Джеффри встал и потряс головой, как будто пытался избавиться от воды, которая попала в уши. Или вытряхнуть из ушей то, что я наговорила ему. Он пошел к двери, но остановился на полпути. Я приготовилась к новой порции убеждений. Но он удивил меня.
        - Возможно, я пожалею об этом, но… я могу быть твоим адвокатом.
        - Отец тебе этого не простит.
        - Думаю, переживет, - сказал Джеффри и улыбнулся.
        - У меня не так много денег, Джеффри. Едва ли смогу платить по счетам.
        - В этом году я еще не занимался благотворительностью. Так что о счетах не беспокойся.
        - Но почему?
        Он нахмурился, глядя на свои идеально начищенные ботинки.
        - Потому что я уверен, что ты невиновна. Но едва ли кто-то осмелится выступить против твоего отца. А тут кто-то совсем недавно говорил мне, что нужно слушаться голоса сердца, невзирая на последствия. - Джеффри посмотрел на меня и - о чудо! - подмигнул. - Кроме того, я вспомнил, что правосудие должно защищать невиновных.
        Этот подход мне понравился.
        - Ты нанят. Спасибо.
        - Благодарить еще рано. - Он открыл дверь. - Давай судить по результатам.

* * *
        Ник прошел в кабинет вслед за О'Ниллом. Ему не нравилось, какой оборот принимает дело.
        - Вы же не думаете, что Фил замешана в этом? - О'Нилл повернулся к Нику лицом, его взгляд оставался совершенно непроницаем. Это был высокий, худой, но поджарый мужчина. Шеф полиции Розмаунта был одет в вельветовые брюки и фланелевую рубашку. Остатки волос все еще были ярко-рыжими. Пожалуй, веснушек на лице прибавилось. Ему было за шестьдесят, но выглядел он моложе, несмотря на тяжелую жизнь.
        О'Нилл указал на свободный стул напротив стола:
        - Прошу, проходите, мистер Салливан. - Он бросил взгляд на мнущуюся в коридоре Беверли Коксуэлл. - Закройте дверь, чтобы мы могли поговорить с глазу на глаз.
        Он не бросал слова на ветер, но взвешивал каждую фразу. То же самое, слово в слово, он сказал ему пятнадцать лет назад, будучи еще не шефом полиции, а лишь детективом. Ник колебался, он заметил умный огонек в его карих глазах. Пятнадцать лет назад Ник не обратил на это внимания. Но теперь он не подросток.
        Ник закрыл за собой дверь и сел на стул, не позволяя молчанию О'Нилла произвести впечатление. Офицер взял трубку из лотка на безупречно прибранном рабочем столе.
        - Если не возражаешь.
        Ник покачал головой, и О'Нилл не торопясь раскурил трубку. Удовлетворенно вздохнул, когда табачок дал аромат, и пустил струи густого дыма. Запах успокаивал.
        О'Нилл развалился в кресле.
        - Я могу с одинаковой легкостью построить линию обвинения как против Филиппы Коксуэлл, так и против другого человека. - Он говорил спокойным голосом, словно они обсуждали погоду или качество кофе в местной забегаловке. - У меня есть ее отпечатки. От дверей и далее по всему дому. У меня есть свидетель, показавший, что она приезжала в течение недели как с тобой, так и без тебя. По ее собственному признанию, вчера, во время совершения преступления, она была одна. Кроме того, у нее был мотив, поскольку она сама призналась, что Люсия застала ее с поличным, когда она была в доме. Ее бизнес ведь нельзя назвать прибыльным, не так ли? Один большой контракт может вывести ее в плюс или утопить окончательно.
        - Филиппа ни при чем.
        О'Нилл улыбнулся и удобнее устроился в кресле.
        - Ты любишь охотиться, мистер Салливан? - Ник покачал головой.
        - А вот я охочусь с луком. - О'Нилл затянулся. - Сейчас это почти забытое искусство.
        - Не понимаю, какое это имеет отношение к делу?
        - Имеет, имеет. Видишь ли, я охочусь с луком потому, что люблю трудности. Я люблю предоставлять добыче шанс. Только я и олень, мои навыки против его желания выжить. Нужно подобраться действительно близко, чтобы уложить оленя излука. Нужно подкрадываться. - Он снова затянулся и выдохнул дым. - Нужно понять, как олень думает. Иначе его не застать врасплох.
        - Полагаю, не так уж сложно предсказать поведение оленя.
        О'Нилл улыбнулся и ткнул трубкой в направлении Ника:
        - Ты не охотник, сразу видно. Каждый зверь уникален. Некоторые из них убегают, кто-то принимает бой, а кто-то пытается обмануть охотника. Нужно сразу определить, какого из трех ты преследуешь. Нужно складывать маленькие кусочки головоломки, чтобы увидеть всю картину. Где он питается, где оставляет помет, где ночует, как реагирует на первую встречу с тобой. Я предпочитаю рассматривать это как изучение характера. - Ник скрестил на груди руки, но сказать ничего не успел, О'Нилл продолжал: - Работа полицейского в маленьком городке очень похожа на охоту. Помогает изучать характеры. В таком городишке, как Розмаунт, не много тайн. Есть время разобраться в каждом. Я здесь с самого начала своей карьеры. Некоторые полагают, что это из-за того, что я лишен амбиций. Но они ошибаются. Просто я люблю разбираться в людях до конца. - Он выбил трубку в пепельницу. - Взять, к примеру, тебя. Я помню, как ты появился здесь в первый раз, хотя сам, возможно, этого не помнишь. Ты был не более семи месяцев от роду.
        Ник попытался скрыть изумление.
        - О да. Твой отец был счастливым папашей, гордился сыном, всем показывал. - О'Нилл замычал, вспоминая. - Вот тогда они и поссорились с Люсией. К сожалению, ссора не осталась незамеченной, поскольку повздорили они в баре «Гранд-отеля» в центре. Твой отец угощал выпивкой всех. Он был уже не в состоянии контролировать себя, когда Люсия приехала за ним, но она-то была трезвой. Она высказала ему все, в том числе и об ответственности за семью. - О'Нилл улыбнулся. - Я тогда только вступил в доблестные ряды правопорядка, и меня послали уладить дело. Разумеется, у меня не было ни шанса. - Он замолчал, а Ник был заинтригован выслушать до конца историю, о которой до этой минуты и не подозревал. - Люсия требовала, чтобы бар закрыли. Она, видно, решила, что если людям перестанут наливать, то ей удастся увести твоего отца домой. Разумеется, бармен отказался. Владелец видел, что у твоего отца полно денег, и не собирался терять выгодного клиента. Так что охрана попробовала выдворить Люсию. Назревала нешуточная потасовка, и я не был уверен, что в одиночку смогу удержать толпу, - О'Нилл покачал головой, в глазах
его читалось уважение. - Но Люсия сделала все сама, не пошевелив и пальцем. Я до сих пор вижу эту картинку: она стоит в дверях бара с младенцем - то есть с тобой - на руках. Знаешь, это был старый бар с дубовой стойкой и бокалами, выставленными рядами позади бармена. Я не сильно разбираюсь в музыке, но она запела одну ноту - не знаю, что это было - си верхней октавы или что-то еще, - и бокалы стали лопаться один за другим. - О'Нилл защелкал пальцами, подражая лопавшимся бокалам. - Никогда не забуду выражение лица бармена. - Шериф засмеялся. - Она сказала, что они могут развлекаться дальше, хотя все прекрасно понимали, что веселье закончено. Люди не один год трепались о том случае. Хозяева гостиницы пытались засудить ее, но у них ничего не вышло. Однако примечательно другое: твои родители уехали той же ночью из Розмаунта и больше не возвращались.
        - Надо же, никогда не слышал об этом.
        - Я иначе и не предполагал. - О'Нилл понизил голос. - Ты, возможно, также не знаешь, мистер Салливан, что твой отец был пьян той ночью, когда погиб. - Он говорил это совершенно серьезно, глядя Нику в глаза. - Тебе это может показаться странным, но это лишь часть моей работы, изучение характера, если хочешь, но когда я услышал о случившемся, я позвонил, чтобы проверить. И это был не первый случай, когда он садился за руль в нетрезвом виде.
        О'Нилл снова закурил трубку и с наслаждением затянулся, давая Нику время обдумать услышанное. Получалось, что его отец вовсе не был героем, напротив, его глупость повлекла за собой смерть четырех человек. Неожиданно отношение Люсии к алкоголю приобретало совершенно иной смысл. Как и ее слова о том, что Шон пошел в отца. Только сейчас Ник понял, что это был вовсе не комплимент.
        - Можно сказать, что безрассудство было в характере твоего отца, - сказал О'Нилл. - И много лет спустя для меня стало очевидным, что один из его сыновей унаследовал это удивительное неуважение к окружающим, любовь к красивому времяпрепровождению, тягу быть душой компании, чего бы это ни стоило. - Он снова посмотрел Нику прямо в глаза. - А другой сын не унаследовал. - Шериф смотрел, как клубы дыма поднимаются к потолку. - Я знаю, ты думаешь, что обманул меня много лет назад. Скажу тебе, поначалу так и было. Ты всегда был смышленым парнем, слишком смышленым для своего возраста. А еще ты умел скрывать от посторонних, что у тебя на уме. - О'Нилл поднял палец. - Поэтому я и решил, что ты не стал бы влезать в неприятности. Я же всегда ожидал неприятностей от твоего брата, но, как ни странно, он ни разу не попался. - Шериф твердо посмотрел на Ника.
        - Вы вычислили это, изучая характеры? - О'Нилл улыбнулся:
        - О да. Поначалу это были мелочи: взломанные двери сараев, спущенные шины, отвязанные лодки, оборванные сети, пропавшие велосипеды, которые находились сами собой на другом конце города. Детские проказы, не более того. - О'Нилл кивнул, думая о чем-то своем. - Мне просто нравилось знать, кто за этим стоит. Нравилось знать, за кем нужно приглядывать. - Ник подозревал, что произойдет дальше. - Но вождение в нетрезвом виде - это уже не шалости. - О'Нилл наклонился, облокотившись на стол. - Сбить человека не шутка, мистер Салливан. - Ник выдержал взгляд шерифа, он не собирался раскрывать карты. - Ты предоставил мне все улики. Даже больше, чем нужно. Уровень алкоголя в крови выше нормы, не настолько, чтобы ты вел как сумасшедший, но все же. Ты же сам признался, что раньше не пил. Сложно сказать, как алкоголь повлияет на человека в первый раз, а официально ты преступил закон. - Он отложил трубку. - Но с самого начала я задумался: а кто же выпил все те бутылки, что валялись на заднем сиденье? Уж точно не ты. У меня было признание, был разбитый автомобиль, были твои отпечатки и заключение медицинской
экспертизы о твоем состоянии. Достаточно, чтобы закрыть дело. Был даже свидетель, но знаешь, что-то не клеилось, не вписывалось в мое понимание твоего характера. - Он указал на Ника пальцем. - Допустим, ты выпил. Допустим, здравый смысл, которым ты, несомненно, обладал, покинул тебя, и ты, будучи пьян, сел за руль. Допустим, ты сбил пешехода. Но ты, Николас Салливан, никогда бы не оставил место преступления. Ты бы побежал за помощью. Ты рос на моих глазах, и я точно знал, что ты бы не бросил человека при смерти.
        Странно было понимать, что кто-то знает тебя едва ли не лучше, чем ты сам. Ник никак не выдал своих чувств, потому что прекрасно осознавал, что шериф наблюдает за ним.
        О'Нилл снова раскурил трубку и выпустил безупречное кольцо дыма, напомнив Люсию.
        - Ты бы не позволил брату взять на себя вину за свои проступки.
        Ник молчал. Что тут скажешь?
        - Я не знал о пешеходе, пока дело не дошло до суда.
        - Об этом я тоже догадывался. Ты помог ему, потому что не знал, насколько высоки ставки. Ты думал, что это очередная шалость, верно?
        Ник молча кивнул.
        - Я знал, кто виноват, но единственный человек, который мог помочь мне вывести виновного на чистую воду, не стал бы этого делать. С твоей стороны это было очень благородно, но и глупо. Впрочем, вполне характерно для тебя. - О'Нилл наконец отложил трубку. - Однако тебе здорово повезло. Наверное, ты прилежно молился. При опознании свидетель указал на Уолли Лонга, хотя тот во время происшествия разносил гамбургеры на глазах по меньшей мере двадцати добропорядочных граждан. Пешеход отделался сломанной ногой и не стал настаивать на строгом наказании, сославшись на то, что такой «славный парень» не заслуживает тюрьмы. Дело разваливалось на глазах, и я решил поговорить с судьей Таппером. Мы с Таппером - упокой, Господи, его душу - хорошо работали в паре. У него всегда было припасено отличное виски, и мы немало часов провели за разговорами. Еще одно преимущество маленького города - всегда найдется минутка для доброго разговора. Таппер согласился со мной, и мы закрыли дело. Но могло сложиться и по-другому, мистер Салливан.
        - Так вы намекаете, что я ваш должник?
        - Нет. Я намекаю, что на этот раз хочу посадить мерзавца. На этот раз я хочу, чтобы ты рассказал мне правду и помог довести дело до конца. Это уже не игрушки. Твоя бабушка могла умереть, и я не единственный, кто оплакивал бы ее. - О'Нилл откинулся на спинку кресла. - Но что-то подсказывает мне, что шансы на сотрудничество невелики.
        - И поэтому вы арестовали Фил?
        - Считай это моей страховкой.
        - Ивлин Доннели обвиняет мою бабушку в смерти своей кошки.
        Шериф фыркнул:
        - Да, да. Потому что она навела порчу на бедное создание из-за их разногласий по поводу планов твоей бабушки расширить оранжерею. Об этом все знают, мистер Салливан. На самом деле никто не видел, как кошка болела, так что скорее всего она просто потерялась. У Ивлин их штук тридцать. - О'Нилл покачал головой. - Не было никакой свежей могилки в ее саду, и она не обращалась к ветеринару. Так что она либо выкинула труп в мусорный бак - что маловероятно, учитывая ее отношение к этим полосатым чудовищам, - либо она просто наплела с три короба. Впрочем, принимая во внимание ужасную вонь в ее доме, не исключено, что труп до сих пор валяется где-нибудь в подвале.
        - Это вы тоже поняли, изучая ее характер? - О'Нилл улыбнулся:
        - Ивлин любит приврать. Временами она говорит правду, но правды на все истории не хватает. Большой беды в этом нет, учитывая, что все знают о ее слабости. Так что тебе придется рассказать мне что-нибудь поинтереснее.
        О'Нилл решил, что знает о Нике все, но в одном он ошибся. Ник наклонился вперед и побарабанил пальцем по столу.
        - Вы ошибаетесь. Я бы преподнес вам Шона на блюдечке с голубой каемочкой за то, что он сделал с Люсией. Но не могу. У меня нет никаких доказательств. И это не потому, что я не пытаюсь их заполучить.
        О'Нилл внимательно смотрел на него.
        - Может быть, ты не в курсе, что твой брат заезжал к ней в понедельник? Может быть, ты не знаешь, что он требовал от нее деньги и угрожал расправой?
        Ник откинулся на спинку стула.
        - Откуда вам это известно? - спросил он с сомнением.
        - Может быть, ты не знаешь, что твой брат сидел на пособии для безработных, но сейчас лавочку прикрывают? Ему чертовски не хватает денег, а для такого мота это ужасная новость. - Шериф расправил плечи. - Видимо, ты и не догадываешься, насколько велико состояние Салливанов, и не знаешь, что Люсия завещала вам все поровну. Люсия подала заявку на аренду старого театра в центре города. Она хотела восстановить его и организовать выступления. Дорогостоящее удовольствие и без сиюминутной прибыли, заметь. Все или ничего. Большой кусок наследства уплывает из рук. - Нику не составило труда подсчитать все в уме. Действительно, сейчас или никогда. Он или Шон решили получить от наследства максимум.
        - Он бьет свою девушку. - О'Нилл не удивился.
        - Что ж, начало положено, мистер Салливан. - Шериф взял карандаш, лист бумаги и стал писать.
        - Вы, похоже, знаете довольно много о делах бабушки. - О'Нилл резко задвинул ящик - первый признак нетерпения.
        - Налицо конфликт интересов, мистер Салливан, но это не помешает мне расправиться с мерзавцем, который поднял на Люсию руку. Я профессионал и приложу все усилия, чтобы схватить твоего брата, даже если это будет мое последнее дело.
        Для Ника этого было достаточно. Если О'Нилл питал к бабушке теплые чувства, то его лояльность не подлежала сомнению.
        - Ничего весомого у меня нет, а то, что я могу рассказать, настолько невероятно, что вы не поверите.
        О'Нилл улыбнулся:
        - А ты попробуй. С тех пор как я стал встречаться с твоей бабушкой, я начал верить в самые невероятные вещи.

        Глава 18

        Ник рассказал все, что знал, и вдвоем с шерифом они попытались разработать план действий. К двери О'Нилла подошел Макалистер, исполненный решимости.
        - Я буду представлять интересы Филиппы Коксуэлл. - Ник ожидал от него чего угодно, только не этого, а Макалистер монотонно продолжал: - Я требую, чтобы моего клиента немедленно выпустили под залог. У нее нет судимости, все улики косвенные, у нее фирма, и нет никаких причин полагать, что она не явится на слушание. - Джеффри засунул руки в карманы. - Я предлагаю пятьсот долларов.
        - Ее можно освободить на основании показаний, - вмешалась Беверли.
        - Я такие вопросы не решаю, и вы оба это прекрасно знаете. - О'Нилл поднял трубку телефона и набрал номер.
        Ник догадался, какой именно судья будет вести дело в суде Розмаунта. Да, это будет непросто.
        - Скажи этому ублюдку… - начала миссис Коксуэлл. Джеффри взял Беверли под руку:
        - Тише, прошу вас. - Тогда она указала на Ника:
        - Скажи ему. - Ник улыбнулся:
        - С радостью, но когда придет время. Сейчас это может навредить Фил.
        Беверли кивнула:
        - Ты начинаешь мне нравиться, Ник Салливан. Ты серьезно относишься к моей дочери?
        О'Нилл прикрыл трубку рукой, избавив Ника от необходимости отвечать.
        - Он говорит - двадцать пять тысяч.
        - Что? - Макалистер залепетал что-то, но все же взял себя в руки. - Это совершенно не соответствует степени вины, тем более еще не доказанной. Кроме того, безупречное прошлое Филиппы…
        О'Нилл передал ему трубку, и Джеффри повторил свои возражения, хотя и более сдержанно. Черты его лица стали тверже, когда он выслушал ответ.
        - Да, сэр, я защищаю ее в суде.
        О'Нилл и Ник переглянулись.
        - Нет, я не собираюсь публично унижать вас, сэр.
        - Надо же, он, похоже, справляется, - сказала Беверли, и Ник согласно кивнул.
        Макалистер расправил плечи.
        - Но это крайне несправедливо, сэр. У моего клиента нет судимостей… - Он снова выслушал, после чего покачал головой: - При всем уважении, сэр, в этом деле явный конфликт интересов, и, возможно, было бы благоразумным… - Его прервали, рев судьи был слышан даже в комнате. Макалистер стиснул зубы. - Да, сэр, я действительно оспариваю ваше решение, - сказал он коротко. Последовала пауза. - Нет, сэр, не думаю, что пересмотр в понедельник утром будет уместен. - Он повысил голос: - Ваше решение неразумно и основано на… - В ответ раздалась такая брань, что Макалистер убрал трубку подальше от уха. - Вы закончили, сэр? - спросил он, когда судья замолчал. Голос Джеффри стал резким: - В таком случае примите к сведению: вы не можете уволить меня, потому что я сам ухожу. - И он кинул трубку на рычаг телефона.
        Все уставились на Джеффри. Макалистер скромно потупил взор.
        - Пока что все, - сказал он и расправил плечи. - Мама всегда говорила, что я должен сам добиваться своего. Надо же когда-нибудь начинать.
        - На чем вы специализировались, Джеффри? - спросила Беверли.
        - Меня всегда тянуло к уголовному праву.
        - Нет, - она покачала головой, - вы никогда не познакомитесь с достойными людьми, если будете общаться с уголовниками. Рано или поздно вам придется защищать человека, про вину которого будут знать все, а в этом случае выигрыш равноценен поражению. - Она похлопала его по плечу. - Я бы рекомендовала вам семейное право.
        Макалистер поморщился:
        - Завещания? - Беверли улыбнулась:
        - Разводы. Как раз сейчас я подумываю об одном. Если дело выгорит, вы войдете в адвокатскую элиту Бостона. - Она похлопала его по руке. - Счет в банке вырастет многократно. Кроме того, вы и личную жизнь сможете устроить.
        - Вы собираетесь развестись с судьей Коксуэллом? - потребовал объяснений Макалистер.
        Беверли кивнула.
        - Я лучшие годы жизни потратила на него. Я старалась оправдать его ожидания, старалась угодить ему во всем. Боялась вызвать его гнев. С меня довольно. Филиппа показала мне, что есть и другой путь. Если возьмешься представлять меня в суде, Джеффри, то дело твое.
        - Спасибо, я ценю ваше доверие.
        - А как же Филиппа? - спросил О'Нилл.
        - Я закончу то, что начал. Филиппа не проведет в тюрьме вторую ночь, - сказал Макалистер. - Можно мне еще раз воспользоваться вашим телефоном? Может, мама поможет мне с первым клиентом?
        - В этом нет необходимости. - Ник положил на стол шерифа платиновую кредитную карточку. - Филиппа попала сюда из-за меня, мне ее и вызволять.
        - Нет, этот молодой человек определенно мне нравится! - воскликнула Беверли. - Скажи, Ник, чем ты зарабатываешь на жизнь?

        Должно быть, мне на нервы действовал серый цвет стен в камере. Особенно после того, как я осталась одна. А может, решетка на окне. Что бы это ни было, но весь ужас ситуации только сейчас начал доходить до меня. И мое положение мне очень не нравилось. Даже если обвинения снимут, то такие люди, как миссис Хатауэй, могут счесть это пятном на репутации фирмы. Это может пагубно сказаться на бизнесе. А ведь только-только дела пошли в гору. Я обанкрочусь, это провал. А если мне дадут условный срок? Я навсегда останусь изгоем в семье. Придется каждый вторник ходить на проверку в полицию. Я здорово подведу Элайн.
        Самобичевание не привело ни к чему хорошему, я лишь еще глубже впадала в депрессию.
        В замке забренчали ключи, и я в надежде посмотрела на дверь. Мама оделась слишком нарядно для визита в тюрьму, но я все равно была рада ее видеть.
        - Милая, не сиди на этом, ты испачкаешь костюм. - Она говорила со мной так, будто мы пришли выпить по чашке чая в самый дорогой ресторан города, а я села на бордюр снаружи и не желаю ее слушать. Она помогла мне подняться и погладила по голове, словно маленькую девочку. От ее забот я чуть не разревелась.
        - Мама, я в тюрьме.
        Она перестала гладить меня по голове, зато принялась расправлять складки на моей одежде.
        - У тебя прекрасный вкус, Филиппа. Надеюсь, ты унаследовала его от меня.
        Я удивленно моргнула:
        - Ты что, выпила?
        Она чуть заметно улыбнулась:
        - Совсем немного. Это место отрезвляет.
        - Ты сбросила кокон?
        - Что, прости?
        - Неужели появилась прежняя Беверли Коксуэлл? - Моя мать считала, что у меня ужасный вкус во всем - от нижнего белья до мужчин.
        Она взяла мое лицо в ладони и заглянула в глаза:
        - Твоя мать поняла, что ошибалась.
        Я смотрела на нее несколько мгновений, а затем покачала головой.
        - Что случилось с миропорядком во вселенной? Ты признаешь, что не права?
        Мама поморщилась:
        - Я вышла замуж не за того человека и не сделала ничего, чтобы исправить это. - Она отвернулась от меня. - Я спивалась столько лет, а это не решение проблемы, Филиппа. - Она постучала идеально накрашенными ногтями по подоконнику и удивленно посмотрела на оставшуюся на пальцах сажу. - Какое грязное место, - пробормотала она, затем повернулась ко мне, отряхивая руки. - Ты показала мне, что вещи не всегда такие, какими кажутся, и что люди тоже не такие, какими кажутся. - Она улыбнулась. - Что внешность обманчива и то, чему меня учили, не всегда правда.
        Меня поставили на сцену, забыв выдать копию сценария.
        - И что ты думаешь делать?
        - Я разведусь с твоим отцом. Я перееду в Бостон и начну жить, как давно хотела. Я начну жизнь заново, вместо того чтобы жаловаться на злую судьбу. Я остановилась сама, вот в чем суть. И начну я с нуля тоже сама.
        - А как же тот мужчина? - Мама негромко рассмеялась:
        - Он в прошлом, Филиппа, да и он никогда ничего для меня не значил. Он был мне интересен потому, что был другим. Он олицетворял свободу и страсть, спонтанность, что ли. Он олицетворял все то, чего я была лишена. Я благодарна ему за то, что он познакомил меня с другой стороной мира, я никогда не забуду его, но мы с ним как огонь и вода.
        - Но ты же сохранила его письма.
        - Только потому, что они напоминали мне о возможностях, о том, чем я пожертвовала, о том, чего у меня, как я тогда думала, не будет больше никогда. - Она робко улыбнулась. - Не волнуйся за меня, милая. Я позвонила своей старинной подруге, она предложила мне пожить в ее домике для гостей. Это, конечно, временно, пока я не найду подходящее жилье, но для начала подойдет. Джеффри подбросит меня на машине.
        Было что-то сюрреалистическое в этой ситуации: я думала о том, где будет спать мама, в то время как самой мне снова придется провести ночь на бетонном полу.
        Да еще так, чтобы не запачкать костюм.
        Затем снова звякнули ключи в замке, и я вернулась в реальность. В дверях стоял Ник и смотрел на меня взволнованно. Галстук на его шее был ослаблен.
        - Он оплатил залог за тебя, милая, - прошептала мама. - Должна сказать, сейчас он производит большее впечатление, чем я могла предположить. - Когда я посмотрела на Ника, она понизила голос до едва слышного: - Знаешь, милая, мужчины думают, что секс решает все проблемы. Наверное, нам стоит внимательнее относиться к этой теории. - Она улыбнулась и поцеловала меня в щеку, затем развернулась и взяла под руку Джеффри, который появился в дверях сразу после Ника.
        Но я видела лишь Ника. Его улыбку, его ясный взгляд. Он распахнул объятия, и я бросилась ему на шею. Он прижал меня к себе, и я блаженно закрыла глаза. Он был таким теплым, что я чувствовала себя полной дурой, потому что готова была урчать от удовольствия.
        - Сложный выдался денек? - прошептал он, уткнувшись в мои волосы, и стер пальцем слезы с моих щек.
        - Я не плачу.
        - Конечно, нет.
        Я испачкала его рубашку тушью, но ему, похоже, было все равно. Он не пытался шутить, не пытался поднять мне настроение, просто крепко прижал к себе, словно не хотел отпускать. И меня это совершенно устраивало. Ник сказал что-то шерифу О'Ниллу насчет завтрашнего дня, но я слушала лишь краем уха, и повел меня к машине. Он обращался со мной как с королевой, открыл дверцу, держал за руку, пока я усаживалась на пассажирское кресло - никто и не предполагал, что я сяду за руль. Мир казался большим и пугающим, будущее было неясным.
        Ник не отпускал мою руку всю дорогу до дома; когда он переключал передачи, было неудобно, но оно того стоило. Определенно стоило. Мы не перемолвились и словом, но сердце мое билось, как будто я пробежала марафонскую дистанцию.
        Несмотря на то что меня переполняли эмоции, все было предельно просто. Я боялась спрашивать, боялась даже сказать что-нибудь, я не хотела испортить волшебство мгновения. Я не хотела разрушить очарование ожидания.
        Мы вошли в прихожую моей квартиры, Ник закрыл дверь на ключ, и мы посмотрели друг другу в глаза. Его изумрудные глаза выдавали нетерпение, но он ждал моего решения. Даже без совета матери я бы догадалась, чего он ждет. Я и сама хотела отдаться его вулканической страсти. И не важно, будет это последний раз или это навсегда. Я готова была отдать ему все.
        Он прижал меня к себе и поцеловал, вложив в поцелуи всю страсть. Он едва контролировал себя, но его поцелуй был нежным. И тут я поняла, что на самом деле не любила его все эти годы. Я не могла любить его, потому что не знала его. Не знала, какой он на самом деле.

        Наша одежда валялась по всей квартире. Мы занимались любовью ночь напролет, так, словно утро не придет никогда, А когда утро пришло, я сказал Нику Салливану, что люблю его. Он ничего не ответил, впрочем, я ничего и не ожидала. Он лишь снова занялся со мной любовью.
        И этого было достаточно.
        Когда я проснулась, моему взору предстало великолепное зрелище: Ник Салливан натягивал джинсы.
        - Только не говори мне, что уже утро.
        Ник бросил на меня взгляд через плечо и ухмыльнулся. Значит, он слышал, что я сказала, и ответ будет неутешительным.
        - Прошлой ночью о сне ты беспокоилась меньше всего. - Я снова легла, осторожно подбирая стратегию поведения.
        Прошлой ночью он занимался со мной любовью так, словно ему было не все равно. Впрочем, не сказать, что я большой знаток по этой части. Может быть, он, напротив, занимался со мной любовью, как в последний раз? Эта мысль отрезвила меня.
        - Я планировала поваляться немного после тюремного заключения, насладиться, так сказать, благами вольной жизни.
        Ник склонился надо мной, все еще в одних джинсах, и поцеловал. Так целуют разве что свою маму. Он поднялся и надел рубашку, оставив меня в сомнениях.
        - Некогда отдыхать, Фил. Надо навестить Люсию.
        Я села и испуганно заморгала. Неужели я что-то пропустила?
        - Тебе звонили? Как она?
        - Пока ни слова. - Ник насупился. - Но ее накачали лекарствами. - Он повернулся ко мне спиной и застегнул рубашку. Он заметно старался говорить нейтральным тоном: - О'Нилл хочет задать ей пару вопросов, когда она придет в себя. Я хочу присутствовать при этом.
        То, что он говорил мне об этом, вселяло некую надежду, но мне нужно было что-нибудь более весомое.
        - Тогда иди. Бери пикап, если хочешь. - Он посмотрел на меня:
        - Фил, ты же знаешь, что дело не в этом.
        Мы долго смотрел друг на друга. Я завернулась в одеяло, не в силах выбросить из головы сцены любви.
        - Ты хочешь, чтобы я поехала с тобой?
        - Я тебе об этом и толкую. - Я всплеснула руками:
        - Так чего же ты прямо не скажешь?
        С минуту он смотрел в пол, затем в два шага пересек комнату, а затем сел на край кровати.
        - Фил, ты поедешь со мной в больницу, чтобы навестить Люсию? Надеюсь, что сегодня утром все разрешится. - Он постучал по деревянной спинке кровати. - И я действительно думаю, что тебе стоит быть там вместе со мной.
        - Предложи лучше что-нибудь, от чего я не смогу отказаться. - пробормотала я.
        Я выбралась из-под одеяла, и мне было все равно, как я выгляжу. Вечеринка закончилась.
        Ник пытался сказать что-то резонное, но я не стала даже слушать.
        - Фил…
        - Не надо. - Я протестующе подняла руку. - Не говори ничего. Не начинай. И так все плохо.
        Я пошла в ванную, чувствуя на себе его взгляд. Сердце разрывалось на части с каждым шагом. Что ж, сейчас все могут говорить, что меня предупреждали. Сейчас я по крайней мере знаю, как целуется Ник Салливан, не говоря уж обо всем остальном. Я даже знаю все его секреты. Что, впрочем, слабо утешаю. Я не лукавила, когда говорила Джеффри, что не жалею ни о чем и что готова заплатить за эту неделю любую цену. Я просто не хотела, чтобы все заканчивалось. Как ребенок на ярмарке, я не хотела слезать с карусели и возвращаться к скучной обыденной жизни.
        Своему отражению в зеркале я сказана, что должна быть благодарна Нику за то, что он не скрывает от меня правду. Он мог опуститься передо мной на колено и поклясться в вечной любви, а потом навсегда исчезнуть из моей жизни. Что в конечном счете было бы гораздо хуже. Нет, он не обе шал того, чего не мог дать. Он сказал, что вернулся, чтобы сделать все правильно. Как только Шон окажется за решеткой и баланс сил будет восстановлен, Ник исчезнет. На этот раз навсегда. Иного он никогда и не обещал.
        Впрочем, благодарности к нему я все равно не питала, зато было о чем пожаловаться шампуню на полке.
        И все равно глупо будет пропускать феерический финал.

        Она ушла и изменила правила. Фигурально выражаясь, она выдернула из-под него коврик и оставила в полном недоумении.
        Называется: исправил все.
        Вот и делай сейчас вид, что Фил не наговорила того, что наговорила.
        Тишина, повисшая между ними, не имела ничего общего с дружеским молчанием, равно как и с сексуальным напряжением прошлой ночи. Фил с наслаждением переключала передачи и не тратила времени на разговоры.
        Ее признание эхом отдавалось в голове, сбивая его с толку, пугая, побуждая одну часть его существа бежать куда подальше. Но другая часть хотела услышать, как три волшебных слова снова сорвутся с ее губ. Эта часть прокручивала снова и снова момент, когда Фил сказала заветные слова.
        Эта часть его существа хотела остаться.
        Впрочем, Ник не собирался ничего обещать, во всяком случае не раньше, чем он будет уверен, что сдержит обещание. Он не бросит Фил, причинив ей страдания. Но все по порядку. Сначала нужно решить более насущные проблемы.
        О'Нилл ждал его, как они и договаривались. От его проницательного взгляда не укрылось то, как Фил отошла от Ника, словно поскорее хотела оказаться на дистанции. Она взяла со столика в приемном покое журнал и закрылась им, не удостоив Ника и взглядом.
        О'Нилл посмотрел на него, и Ник почувствовал, что начинает злиться.
        - Вот уж не думал, что можно испортить такое дело, - пробормотал шериф, но Ник предпочел оставить его комментарии без внимания. Не его это дело.
        Люсия спала, как и в последний визит. На больничной койке она выглядела усталой и казалась бледной, словно ее жизненная сила разом ушла из нее. Или тому виной капельницы, что облепили ее со всех сторон? Кожа казалась тонкой, кости - хрупкими. Кислородная маска шипела в такт дыханию. Шериф стоял немного сзади, и лицо его было вовсе не таким бесстрастным, как ему самому того хотелось.
        - Не удался твой фокус, Люсия, - пробормотал Ник голосом, который сам с трудом узнал.
        Ее веки задрожали. Она открывала глаза целую вечность, или ему так казалось из-за того, что больше всего он хотел сейчас увидеть ее суровый взгляд.
        Взор ее был затуманен, она смотрела на них не узнавая Затем она нахмурилась и легонько сжала его пальцы.
        - Не шали, Николас. - Голос ее звучал еле слышным шепотом. - Дай-ка мне сигарету.
        - Едва ли тебе разрешат курить здесь, - сказал он, откашлявшись. - Чтобы закурить, тебе придется поправиться и выписаться домой.
        Она фыркнула и тут же слабо кашлянула.
        - Может, ты и прав. - Она осмотрелась по сторонам и улыбнулась: - Здравствуй, Билл. Надо было тебе допить бренди.
        - Ни за что. Нет ничего хуже, чем пить в одиночестве. - Она легкомысленно усмехнулась - слабая тень прежней Люсии.
        - Хуже только есть твою оленину и ничем не запивать ее. - Она посмотрела на Ника, в глазах ее мелькнул озорной огонек: - Он уже кормил тебя своей стряпней?
        - Нет. Еще не успел.
        - Значит, тебе еще предстоит это удовольствие. - В голосе ее звучал вопрос. Ник улыбнулся:
        - Пожалуй. Как же готовится оленина? - Люсия слабо поморщилась:
        - Понятия не имею.
        - Что ж, придется додумываться самому.
        Люсия опустила голову на подушку и прикрыла глаза, словно разговор дался ей с трудом.
        - Значит, ты усвоил урок.
        - Значит, усвоил.
        Комната снова наполнилась шипением кислородной маски. О'Нилл подошел ближе и взял ее за другую руку.
        - Люсия, кто это сделал?
        Ее дыхание стало реже, глаза закрывались.
        - Люсия, - настаивал Ник. - Кто сделал это?
        Она нахмурилась, как будто старалась остаться в сознании, но давалось ей это с трудом. Ее пальцы в руке Ника слабели.
        - Филиппа Коксуэлл? - спросил О'Нилл.
        Люсия улыбнулась.
        - Девчонка Николаса… - прошептала она. Ник знал, что не он один ждет ее признания.
        - Я так и думал, - пробормотал О' Нилл. Но Ник не обратил на него внимания.
        - Я учила ее танцевать. - Улыбка Люсии стала шире, она поднесла руку Ника к щеке. - Она та самая.
        О'Нилл удивленно нахмурился, но Ник знал, что бабушка говорит совсем о другом.
        - Это была не Фил, Люсия, прошу, не засыпай. Скажи нам, кто сделал это с тобой?
        - Ах нет, нет, - пробормотала она, язык заплетался, лекарство начинало действовать. - Не она. Другая.
        - Другая? - рявкнул О'Нилл, но Люсия уже отправилась в страну грез.
        Другая.
        Кто же? Люсия еще не скоро сможет сказать им, кто именно.
        Они вынуждены были уйти из палаты, потому что пришла медсестра и зашикала на них. Хорошо хоть Фил теперь официально оправдана.
        - Может, это партнер Филиппы по «Коксуэлл и Поуп»? - О'Нилл листал записную книгу. - Возможно, эта Элайн влезла в долги, может быть, ей нужен был новый контракт?
        - Никакого контракта не было, в том-то все и дело.
        Они вышли в приемный покой и увидели, что Шон зажал в углу Фил, а у него за спиной стоит Джози. Девушка явно была чем-то недовольна.
        Другая.
        Ник так резко остановился, что О'Нилл налетел на него.
        - Другая. Не девушка Ника, девушка другого. - О'Нилл улыбнулся и погрозил Нику пальцем, после чего вышел вперед, чтобы взять ситуацию под контроль. Он коротко представился.
        - Ваша бабушка уснула, мистер Салливан, - сказал он Шону. - Но пока мы ждем ее пробуждения, я хотел бы задать вам несколько вопросов.
        - Разумеется! Всегда рад содействовать полиции. - Шон широко улыбнулся. - Чем могу помочь?
        - Скажите, где вы были в пятницу. - О'Нилл достал блокнот и ручку.
        Улыбка Шона исчезла с лица.
        - Что это?
        - Это расследование по факту нападения на человека, мистер Салливан. Если вы предпочитаете разговаривать в другом месте, то, уверяю вас, найти уединенную комнату не проблема.
        - Эй, мне скрывать нечего. В пятницу я был на собеседовании. Весь день. Мне даже почти дали работу. - Он был явно недоволен вопросами О'Нилла.
        - И разумеется, у них есть запись о вашем посещении?
        - Уж лучше пусть она у них будет.
        - Хорошо, дайте мне адрес фирмы и имя человека, с которым вы беседовали. В какое именно время вы там были, мистер Салливан?
        - С девяти до четырех.
        - Думаю, Макс подтвердит, что ты брал его машину? - спросил Ник.
        Шон нахмурился:
        - Нет, я ездил на автобусе. Фирма находится в самом центре. А откуда ты знаешь о машине Макса?
        Джози оглядела всех.
        - Я сказала им, что ты брал машину во вторник, - сказала она. - Для другого собеседования.
        - Во вторник? - Шон покачал головой. - Нет, это было в понедельник.
        - Нет, ты ошибаешься, - настаивала она. - Это было во вторник. Я точно помню.
        - Макс сказал, что это было в понедельник, - подтвердила Фил.
        Глаза Джози недобро вспыхнули.
        - Макс врет.
        - Его машина не будет врать, - спокойно сказал О'Нилл. - Мы проверим ее, а у Макса возьмем отпечатки пальцев.
        Джози побледнела и опустилась на стул.
        - Фил, у тебя есть телефон Макса? - спросил Ник, приглядывая за Джози. - Может быть, он вспомнит, не брал ли его машину кто-нибудь еще в пятницу?
        - Точно не я, - фыркнул Шон, - я добирался автобусом. - Джози закрыла лицо руками и заплакала.
        В слезах Джози поведала нам свою историю во всех подробностях. Похоже, она действительно верила, что деньги все изменят. Шон рассказал ей, что поссорился с Люсией, и о замысле Люсии. А рассказ Ника подал ей идею, как все провернуть.
        У Шона на пятницу было алиби, поэтому она выбрала именно этот день. Она не ожидала, что кто-нибудь подумает на нее. Она настаивала на вторнике именно потому, что Шон был у Люсии в понедельник, тогда они и поссорились. А пиво она так долго несла просто потому, что стояла под дверью и подслушивала разговор.
        Печально, но Шон не оценил ее усилий.
        - Боже правый! - воскликнул он, пока шериф О'Нилл зачитывал Джози ее права. - Я всегда знал, что она настоящая сука, но это просто уму непостижимо.
        Фил поморщилась от его грубости:
        - Что?
        - Ты меня слышала. Неужели она думала, что это сойдет ей с рук? - Шон отвернулся - Ну ее к черту. Бросьте ее за решетку.
        Фил была в шоке.
        - Она же сделала это для тебя!
        - А кто ее просил?
        - Ну ты и животное! - процедила Фил сквозь зубы и ударила Шона в нос.
        Это был настоящий хук правой, как ее учил Зак. У Шона из носа пошла кровь. Фил успела порадоваться, что сломала ему нос, но тут же почувствовала, что разбила себе руку. Ник безудержно смеялся.

«Все-таки меня посадят за нападение на человека, - подумала Фил. - Шериф был свидетелем преступления, и у него просто не останется иного выхода». Ник обнял Фил за плечи и вывел. Они направились к хирургу.

        Смешно было смотреть, как Фил сопротивляется действию успокаивающего и старается не заснуть. Ник вел машину, они ехали домой к Фил. Ник все время поглядывал, как она там.
        - Не хочешь ничего пропустить? - дразнил он ее, помогая выйти из машины.
        - Давай, давай, смейся надо мной, - обвиняюще вымолвила Фил.
        Ноги не держали ее, и Нику пришлось взять ее на руки и отнести в квартиру.
        Стоило Фил оказаться в постели, как глаза сами собой закрылись.
        Ник раздел ее, что оказалось непросто, и накрыл одеялом. Он хотел оставить ее, но неожиданно она схватила его за руку. Фил пыталась что-то сказать, но ничего нельзя было разобрать. Она нахмурила брови. Ник улыбнулся ее решимости.
        - Спи, Фил, - прошептал он и обнял ее. - Обещаю записывать все хорошие новости. - Он видел, как разгладилась морщинка между ее бровей.
        Фил все еще крепко держала его за руку. Ник попытался высвободиться, и тут до него дошло, чего именно она боится. Она боится, что он уйдет.
        А почему, собственно, нет? Загадка, в которой он просил ее помочь разобраться, решена. Люсия идет на поправку. Джози во всем созналась. Репутация Фил восстановлена. Нет никаких причин оставаться. Он ведь никогда и не обещал, что останется.
        По ее словам, он уже дважды бросал ее, хотя сам он никогда не рассматривал все под таким углом. Чего же он медлит? Почему не спешит собирать рюкзак? Ведь не в его стиле задерживаться где бы то ни было.
        О Люсии можно больше не беспокоиться, а поддерживать дружбу можно из любого уголка планеты. Телефонных звонков для этого обычно хватает. Люсия поправляется, и, похоже, Шон будет приглядывать за ней.
        Семья Фил никогда не признает ее бунта, но как минимум они стали уважать ее. Здесь он сделал все, что мог, да и ее расположение вернул.
        Голова на плечах, карманы полны денег, хоть сейчас в путь. В любую минуту можно вернуться к прежней жизни. Но в голове эхом звучал голос Люсии: «Она та самая».
        Не та самая, что напала на Люсию. Он прищурился, понимая, что она имела в виду. Та самая для Николаса.
        Удивительно, но кочевой образ жизни стал вдруг чужд Нику! Ему понравилось готовить для Фил, и он никуда уже не хотел уезжать. Рецепты еще не кончились, ему было интересно посмотреть, как Фил оценит его искусство. А кроме того, он еще не изучил все ее ямочки и впадинки, не насладился любовными утехами. Только ради этого можно задержаться.
        Ник смотрел, как Фил сопит во сне, а сам продолжал поглаживать ее руку. Фил выглядела такой уязвимой, такой хрупкой. Может быть, во сне она сбрасывала свою броню, а может быть, просто события недели вымотали ее.
        Он никогда ничего не обещал ей. А сейчас думал, что изменилось бы, пообещай он ей что-нибудь.
        Фил никогда не просила его ни о чем для себя. В этом они похожи. Он тоже не ждал никаких подарков от судьбы. Тем паче от людей. Потому и не просил ни о чем.
        Ник не просил, чтобы Фил любила его, но она все равно любила. И это было приятно. Ее звезда светила с потолка слабым голубым светом, и Ник долго сидел, глядя на нее и сжимая в руке маленькую ладошку Фил. У него и смелости не хватило бы попросить что-нибудь для себя.
        А может быть, они все-таки разные? Фил светилась везде, куда ступала ее нога, она видела в людях хорошее и всегда надеялась на лучшее. Она верила, что ее мечты воплотятся в жизнь. Она верила в непобедимую силу добра.
        Он был не прав, когда обвинил ее в том, что она не видит, каким он стал. Она видела. Она осветила его черную душу, найдя и в нем что-то хорошее, что-то, о чем и сам он не подозревал. Она сказала, что благодаря его вмешательству ее жизнь изменилась к лучшему, ее мечты стали реальностью. От этого голова шла кругом. Даже в том, что он считал своим величайшим провалом, Фил увидела зерна добра. Она научила его смотреть на вещи объективно.
        Он вернется в Азию, обратно в свой райский угол, чтобы решить, что можно исправить. Но впервые в жизни Ник не хотел путешествовать один. Он хотел взять Фил с собой. Он хотел поделиться с ней красотой того места, хотел выслушать ее совет. Может быть, еще не поздно все исправить? Он хотел, чтобы она помогла ему увидеть все в светлых тонах.
        Может быть, они созданы, чтобы дополнять друг друга. Когда он с Фил, он был уверен в будущем, своем и мира вообще.
        Так стоило ли удивляться, что он был не готов уйти?
        Ник убрал со щеки Фил завиток волос.
        Дело в том, что он никогда не сможет уйти от нее. Фил впустила его в свой дом, свою постель и свое сердце… Теперь он понимал, почему хочет показать ей чудеса этого мира. Это то немногое, чем он мог поделиться с ней, что мог предложить ей взамен. Ник тихонько разжал пальцы Фил, освобождаясь, затем разделся и лег рядом. Она со вздохом устроилась в его объятиях. Даже сейчас, лежа в постели, они идеально подходили друг другу.
        Все эти годы Ник знал, что они два сапога пара, но понял это той ночью, когда они танцевали вальс и загадали первое желание на звезде. Он боялся своих чувств к Фил, потому и сбежал. Сбежал от ее доброты, от ее любви. Сбежал дважды. Но ни одна из женщин, что встречались на него пути, не была достойна той, которую он оставил. Вот почему он столько ездил, чтобы не вспоминать о том, чего ему так не хватает. Чтобы с головой уйти в новые ощущения.
        Однако дни бродяжничества миновали. Если он куда и пойдет, так только с Фил. Ведь Люсия права… Фил - та самая. Он предложит ей свою помощь, вложит деньги в ее компанию. Он будет любить ее и защищать, будет укрывать от любой непогоды… Если, конечно, она согласится остаться с ним.
        Он подмигнул звезде на потолке - ведь она была самой яркой в зоне видимости - и всем сердцем загадал желание. Впервые с детства он загадал желание на звезде, но если дело в искренности, то его желание непременно сбудется. На третий раз повезет, так, кажется, говорила Фил.
        Ник поцеловал ее в висок, и она улыбнулась, как будто знала, что это он.
        - Я люблю тебя, Фил, - прошептал Ник.
        Но девушка его мечты не слышала. Она мирно посапывала рядом с ним.

* * *
        Сознание ускользало, словно ощущение сцены. Люсия боролась изо всех сил, чтобы не уснуть, слушая полицейскую сирену. Ох, поторопился бы ее мальчик. Наконец он вошел в комнату в сопровождении Билла, на носу у него был пластырь, а под глазами набухали синяки.
        А чего еще было ждать от Шона после их ссоры в понедельник.
        - Что тебе надо? - спросил он требовательно, не желая тянуть время.
        - Я хотела поговорить с тобой. - Голос Люсии звучал не так властно, как ей бы того хотелось, да и поза не придавала авторитета, но и этого должно было хватить.
        Шон скрестил на груди руки.
        - Ну так говори. Я не собираюсь ждать всю ночь. - Люсию оскорбил его тон.
        - Ты так занят? Работу, что ли, нашел? - Шон покраснел:
        - Нет. Но скоро найду. Что-нибудь получу.
        - Ничего ты не найдешь. - Это заставило его замолчать.
        - Потому что ты проклянешь меня?
        - Да ты сам себя проклял, дурачок. - Люсия закашлялась, в очередной раз пожалев, что нельзя курить, и посмотрела на внука, который теперь слушал внимательно. Придется выложить все кратко и просто, поскольку лекарства снова начинали действовать. - Когда тебя стали преследовать неудачи?
        - Боже правый, да откуда же я знаю?!
        - Тогда, когда ты поступил неправильно и не стал ничего исправлять.
        - Откуда ты… Да ты выдумываешь. Вернулся твой золотой мальчик, и ты пытаешься его оправдать.
        Люсия не обратила на слова Шона никакого внимания.
        - Твой отец придумал расплачиваться за каждое плохое дело, так или иначе. Он считал, что от этого зависит его удача.
        - А я-то думал, суд решает, как расплачиваться за плохие дела.
        - Не всегда суд ловит того, кого надо, - вмешался в разговор Билл.
        - Если вы думаете, что сможете повесить на меня то, чего я не делал, то тут вы глубоко заблуждаетесь.
        - Я от тебя ничего не жду, - твердо сказала Люсия. - Вот и ты от меня ничего не жди.
        Шон побледнел:
        - Ты не можешь вычеркнуть меня из завещания. Я оспорю его.
        - Знаю. - Люсия позволила себе улыбнуться. - Поэтому я решила потратить все до цента. - Усилия обошлись ей дорого, она снова слабо кашлянула.
        Билл сказал то, что собирался, хотя и с меньшим драматизмом, чем хотел:
        - А это значит, что если ты хоть чего-нибудь собираешься добиться в жизни, то тебе придется развернуть свою жизнь на сто восемьдесят градусов.
        - Я работу не могу найти, а вы от меня еще чего-то хотите?
        - Я дам тебе работу. Расскажи ему, Билл.
        - Театру нужен смотритель, желательно живущий прямо при театре. В обязанности будет входить проверка службы безопасности, даже в период реконструкции и ремонта, контроль над рабочими и прочее.
        - Я не буду работать вахтером.
        - Есть возможность роста: со временем нужны будут администратор, зам по рекламе и зам по работе с предварительными заказами.
        - Ну это еще куда ни шло. А вахтером нанимайте кого-нибудь другого.
        Люсия покачала головой:
        - Так дело не пойдет.
        - Твоя бабушка полагает, что администратор должен знать всю работу в театре с самых низов.
        Шон зло посмотрел на бабку.
        - И сколько будут платить?
        Билл назвал сумму, и Шон с издевкой заметил:
        - Я не проживу на это!
        - Проживешь. Комната, где будешь жить, при театре, поэтому тебе не придется платить за нее.
        - Да, но на пиво мне точно не хватит.
        - Что ж, у тебя будет свободное время, и ты можешь взять еще одну работу, по совместительству. Деньги, заработанные там, несколько скрасят твои будни.
        - Что это значит?
        - Несколько недель назад твоей бабушке позвонил пожилой человек. Много лет назад он пострадал в несчастном случае, и теперь у него отказывают ноги. Ему тяжело ходить, и он не успевает следить за домом.
        - А почему он тебе позвонил? - спросил Шон агрессивно. Вежливости ему определенно не хватало. - Вы что, благотворительная организация?
        Люсия кашлянула, ей не нравилось, что нужно все раскладывать по полочкам.
        - Он повредил ногу, когда его сбили машиной пятнадцать лет назад.
        Шон сел и уставился на Люсию:
        - У вас ничего нет против меня…
        - А у тебя нет будущего! - выкрикнула Люсия. - Я думала, что ты вылитый отец, но теперь-то я вижу, что лишь отчасти права. Ты не понимаешь, что нужно делать, чтобы тебя любили, и в отличие от отца ты не готов брать на себя моральную ответственность за проступки. Отвратительное сочетание качеств, и пора уже кому-то сказать тебе об этом.
        Она снова опустилась на подушки. Ее раздражало собственное громкое дыхание, наполнявшее комнату.
        - Легко обвинять других в собственных грехах, - тихо сказал Билл. - Но в итоге мы сами создаем себя.
        - Вот что правда, то правда, всем наплевать, что стало со мной.
        - Я не ослышался? А эта юная леди, которая готова была на убийство ради тебя, ради того, чтобы у тебя появился шанс?
        - Она плохо старалась.
        - И слава Богу. Может, вам повезет и вы будете вместе ходить на занятия по управлению гневом, вместо того чтобы встречаться в тюрьме по выходным до конца жизни. А твоя бабушка готова дать тебе работу, что было бы невозможно, будь она мертва.
        - Но нет, мы привыкли идти по пути наименьшего сопротивления, - брюзжала Люсия. - Так моча стекает в водосток. И куда тебя это привело? Пора вырасти, Шон.
        - Бабушка предлагает тебе шанс, которого больше у тебя может не быть.
        - Не надо читать мне лекции по поводу моей жизни.
        - Лекции кончились. - Глаза Люсии закрывались, несмотря на все ее усилия.
        - Другого такого предложения не будет, - подытожил Билл. - Соглашайся или убирайся.
        Шон колебался, и Люсия чувствовала это.
        - Ты действительно потратишь все деньги? - спросил Шон.
        Люсия улыбнулась, не поднимая век. Она знала, что это поставит точку. Любитель легкой жизни, как и его отец. Самое главное для него - это достаточно денег в кошельке.
        - Это лучше, чем умереть богатой.
        - А ты точно дашь мне хорошую работу, если я справлюсь с работой вахтера? Обещаешь?
        - Ничего я не обещаю, мистер Салливан. Однако если будешь стараться, я наколдую, чтобы твоя удача переменилась.
        Она услышала, как Шон фыркнул, но не смогла открыть глаза, чтобы посмотреть на него.
        - Еще какие-нибудь условия, пока я не подписал контракт?
        - Девушка Николаса, - прошептала Люсия и почувствовала, как Билл взял ее за руку. Его прикосновение было таким далеким, лекарства брали свое шаг за шагом. - Ты действительно хочешь выдвинуть против нее обвинения?
        - Разумеется! Она ударила меня перед всеми, и безо всякой на то причины.
        Билл заговорил спокойно, но твердо:
        - А то, что ты постоянно избивал Джози безо всякой на то причины, не в счет? Этого, конечно, никто не видел.
        Шон нервно выдохнул, и Люсия улыбнулась. Билл умел убеждать людей, и это ей нравилось в нем. А еще он мог терпеливо ждать годами подходящего момента, но вершил правосудие, и справедливость торжествовала. Люсия даже подозревала, что человек с больными ногами не сам додумался позвонить ей, но ее устраивало неведение в таких вопросах. Это говорило о мертвой хватке и чистой совести. Билл был одним из лучших в своей профессии.
        Последнее, что Люсия услышала, было неохотное согласие Шона, только после этого она позволила занавесу опуститься.

        Глава 19

        Следующая неделя выдалась намного легче по сравнению с предыдущей. В понедельник утром позвонила миссис Хатауэй. Розовая чемерица вдруг впечатлила ее, и она ждала с нетерпением, когда мы начнем работы. Она подкрепила свое согласие чеком на сладенькую сумму, и во вторник мы с Джоулом, вооружившись лопатами, отправились к ней и начали высаживать цветы.
        Миссис Хатауэй даже предложила развить «розовую тему», заявив, что полностью доверяет моему вкусу. За выходные она пришла к выводу, что новые эскизы скучны и розовый цвет прекрасно смотрится в ее саду. Я не стала спрашивать, что заставило ее передумать. Я просто радовалась, что мне предстоит работать над интересным проектом. Скоба на костяшках, которую мне поставили в больнице, жутко мешала, но я быстро к ней привыкла.
        На семейном фронте за выходные тоже кое-что изменилось. Зак собирался в Венецию, фотографировать. Решил не откладывать мечту на потом. Когда он позвонил мне и рассказал, что на него не спустили всех собак, то я успокоила его, заявив, что отец быстро оправится, и тогда его будет не удержать.
        Зак легче всех нас мог вывести его из себя. Может быть, отец просто не верил, что Зак на такое способен. Но Зак определенно был способен и не на такое.
        Звонила мама и пожаловалась, что отец требует сдать кровь на установление отцовства Джеймса. Джеймс был потрясен признанием матери, оно выбило почву у него из-под ног. Да что там говорить, я и сама была потрясена. Отец грозился отобрать у Джеймса все, чего тот достиг, из-за спорного отцовства. Он сорок лет воспитывал его как любимого сына, а сейчас готов был отречься от него. Джеймс работал не покладая рук, чтобы стать партнером отца, и это была только его заслуга. Я не сомневалась, что у Джеймса и Марши дела шли неважно. Они не отвечали на телефонные звонки.
        Всю неделю я ждала печального события, однако Ник, похоже, не спешил паковать чемоданы. Он много времени проводил в больнице у постели Люсии, но каждый вечер неизменно появлялся на пороге моего офиса с полной сумкой продуктов. Он готовил для меня, с удовольствием рассказывал о своих путешествиях и бесчисленных красотах, которые мне, возможно, никогда не суждено увидеть. А после ужина он каждый раз уходил.
        Сначала мне казалось, что таким образом он прощается со мной, но он никогда об этом не говорил. Может, он пытался отучить меня от своего общества? Впрочем, я не так беспокоилась об этом, как боялась. Мы много разговаривали, между нами редко проскакивала искорка, однако я все равно была счастлива.
        Наконец я решила, что Ник ждет выписки Люсии. Он взял мои книги по цветоводству, когда Люсия стала дольше находиться в сознании, и я подумала, что она попросила его присмотреть за ее оранжереей. Я не предлагала свою помощь, а Ник не просил.
        К концу недели Джоул сообщил, что один работник пропал, не потрудившись объяснить причины. К моему изумлению, Ник вызвался помочь. А это означало, что мне предстоит любоваться двумя мускулистыми мужскими телами. Джоул и Ник работали под моим руководством, словно рабы на благо королевы.
        Люсию выписали домой на выходные, и первое, что она сделала, если верить словам шерифа, который и привез ее из больницы, это выкурила сигарету.
        Ник по-прежнему не спешил исчезать из моей жизни. Напротив, он прикупил еще кухонного инвентаря. И лишь к середине следующей недели я поняла, что к чему. Ник знал, что контракт с миссис Хатауэй очень важен для нас. А значит, он решил остаться со мной, пока не закончатся работы и она не выпишет последний чек. Все сходилось.
        Работы на участке миссис Хатауэй шли без проволочек.
        Мы завершили все за двенадцать рабочих дней, на три дня раньше оговоренного срока. Получилось превосходно. Даже я не могла ни к чему придраться. Однако триумф был недолгим. Ник надумал уйти с участка миссис Хатауэй пораньше. Он не сказал мне ни слова, зато пожал на прощание руку Джоулу и даже Иезу почесал за ушком. Как будто меня там вообще не было.
        Что ж, может быть, это и к лучшему.
        Элайн решила прибрать на столе, прежде чем идти домой. В открытые окна задувал теплый майский ветерок, и раздавались звуки автомобилей, застрявших в пробках.
        Элайн знала, что тянет время, но ей не хотелось идти домой. У Элайн был период одиночества, впрочем, вся ее жизнь была сплошным одиночеством, и от будущего она не ждала ничего хорошего.
        Элайн пребывала в отвратительном настроении и не заметила, как к зданию подъехала модная иномарка. Она не заметила и посетителя, который застыл в нерешительности у дверей. Когда дверь открылась, Элайн вздрогнула.
        - Найдется минутка?
        Элайн моргнула, но Джеффри Макалистер никуда не делся. Он не только никуда не делся, но и не выглядел надутым снобом, как обычно. Он принес что-то, что выглядело как картина или фотография в рамке, и Элайн решила, что он хочет похвастать перед ней только что купленным на распродаже шедевром Пикассо.
        - Минутка, но не больше, - заявила Элайн и стала беспорядочно кидать вещи в сумочку.
        - На свидание собираешься? - спросил Джеффри неуверенно.
        - Да, - соврала Элайн и заставила себя улыбнуться. Джефф пожал плечами и прошел в комнату, остановившись у соседнего стола.
        - Повезло кому-то. Я не задержу тебя. - Элайн подозрительно посмотрела на него, но не успела съязвить, потому что он снова заговорил: - Слушай, я хочу рассказать тебе кое-что. Это не займет много времени.
        Джефф решил рассказать историю. Это что-то. Элайн не сомневалась, что у истории будет мораль, которая высветит все недостатки ее натуры.
        - Тогда поторопись. Я не хочу опоздать.
        - Договорились. - Джеффри распаковал то, что держал в руках, и поставил на стол.
        К удивлению Элайн, это был вовсе не шедевр искусства и не важный документ, а всего лишь красная чертежная бумага в дешевой раме. В середине мелками и маркером бордового и зеленого цвета было нарисовано что-то непонятное.
        Элайн удивленно посмотрела на рисунок, затем на Джеффа.
        - Это что? Шутка какая-то? - Он покачал головой:
        - Отнюдь.
        - Что это?
        Джефф засунул руки в карманы и бросил на Элайн взгляд, полный страдания.
        - Я не знаю.
        Она усмехнулась и внимательно посмотрела на него.
        - Это шутка. Иначе и быть не может, только я не понимаю, что здесь смешного.
        - Нет, я правда не знаю, что здесь изображено, - объяснил Джефф. - Но я знаю, что это такое. - Он посмотрел на Элайн, затем отвел взгляд, словно боялся ее реакции. - Это первый рисунок, который я сделал в своей жизни. По правде говоря, это единственный мой рисунок. Я даже не помню, как рисовал. Его сохранила бабушка. Она говорит, что я отдал его ей, когда мне было лет пять, и сказал, что это любовь. Она поставила его в рамку и повесила на кухне, что, впрочем, неудивительно для бабушки. - Джефф посмотрел на Элайн и улыбнулся. - Как ты понимаешь, меня это просто с ума сводило, особенно в подростковом возрасте, когда она всем рассказывала эту глупую историю.
        Элайн непроизвольно улыбнулась, и Джефф долго смотрел на нее, отчего у нее участилось сердцебиение.
        - На уроках рисования я никогда не блистал. Я пытался объяснить это бабушке, но она все твердила, что важно пытаться. А еще она говорила, что ни за какие деньги не продаст мой рисунок. - Он замолчал, нахмурившись. - Месяц назад она умерла. Я был ее душеприказчиком. Дом достался двоюродному брату. Он снял рисунок со стены и отдал мне, потому что никто не знал, что с ним делать. Да и я, если честно. Но у меня рука не поднялась выкинуть его.
        Оказывается, у Джеффри Макалистера есть сердце. Кто бы мог подумать!
        Элайн старалась не растаять. Слишком много он наговорил ей в прошлый раз. Но в своем одиночестве она решила не подшучивать над ним.
        - Потому что он напоминает тебе о ней?
        - Это, и еще пара причин. - Джефф вздохнул. - Я ведь был счастливым человеком и только сейчас начал понимать, насколько счастливым. Мне многое давалось легко, многое шло в руки без особых усилий с моей стороны. Передо мной были открыты почти все дороги просто потому, что я родился в богатой семье. Долгое время я считал, что у остальных все точно так же.
        Он внимательно смотрел на Элайн, и она почувствовала, как краснеет. Ведь понятно, что он имеет в виду ее.
        - Я ошибался, - признал Джефф и снова посмотрел на рисунок. Он кашлянул, но Элайн не знала, что и сказать. - Я никогда не задумывался, как много тебе приходится работать, чтобы у тебя было то, к чему ты стремилась, или с какими трудностями тебе пришлось столкнуться, тогда как мне само все шло в руки.
        Элайн сцепила пальцы и с удивлением разглядывала этого нового искреннего Джеффа.
        - Недавно кто-то сказал мне, что не все дается даром, а иногда нужно просто не упустить свой шанс. - Он посмотрел на нее. - А иногда нужно просто слушать, что подсказывает тебе сердце. - Он несмело улыбнулся, но Элайн никак не реагировала, и улыбка погасла. - Я скучаю. Сначала я думал, что это только слабость, - Джефф откинул назад волосы, - однако теперь я понимаю, что все гораздо сложнее. Мне не хватает твоей улыбки, мне не хватает твоего отношения к жизни, мне не хватает твоей жесткости. Мне не хватает твоей хватки, не хватает твоего умения брать от жизни все, что она может предложить. - Он перешел на шепот. - Мне не хватает запаха твоих духов на подушке. - Он снова засунул руки в карманы. - А еще мне не хватает того чувства, что я испытывал, когда мы входили в ресторан и все посетители поворачивались, чтобы посмотреть на тебя. - Элайн смутилась, и Джефф поспешил продолжить: - Не потому, что я хотел, чтобы все завидовали моему трофею - хотя я раньше, возможно, думал именно так, - а потому, что ты самая красивая женщина из всех, с кем я знаком. И ты выбрала меня. - Он снова посмотрел на нее. -
Должно быть, я решил, что и отношения будут строиться сами собой, без особых усилий с моей стороны. - Джефф принялся разглядывать ботинки. - Меня уволили неделю назад из-за того, что я осмелился послушаться своего сердца.
        - Мне жаль.
        - А мне нет. Я поступил правильно. Кроме того, получил возможность начать самостоятельную карьеру. Если бы не это обстоятельство, я бы мог никогда не надумать. И вот теперь, когда весь мир, казалось, обернулся против меня, я вспомнил о тебе, о том, с какой легкостью ты справлялась со всеми трудностями.
        Элайн почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, но упрямо заставила себя держаться.
        - Элайн, я знаю, что плохо обошелся с тобой. И мы наговорили друг другу много лишнего. Если бы я мог что-либо изменить, я бы стер из нашей памяти эти воспоминания. - Джефф посмотрел на нее с сожалением. - Но это невозможно. Сделанного не воротишь. - Он взял свой рисунок и положил перед Элайн на стол. - Но мне бы хотелось, чтобы ты помнила, что я сделал все возможное для своей мечты, - сказал Джефф. Он развернулся и пошел к выходу; остановившись перед дверью, он оглянулся: - А если захочешь пообедать с парнем, который готов стать лучше, дай мне знать. - И с этими словами Джеффри Макалистер ушел из ее жизни.
        Едва он ушел, как слезы, которые Элайн сдерживала все это время, хлынули из глаз. Она закрыла лицо руками и разрыдалась. Первый раз ей дали что-то действительно стоящее, что-то дорогое. Это был подарок, сделанный от чистого сердца. Так мило и романтично. И совершенно не похоже на того Джеффа, которого она помнила.
        Сегодня она увидела настоящего Джеффа, единственного мужчину, которого не могла забыть.
        А самое смешное, что Элайн действительно видела любовь в рисунке Джеффа. Линии сходились и расходились, напоминая по форме сердца или объятия. Она вполне представляла себе Джеффа, окруженного бабушкиной любовью. Вот он пятилетний поедает ватрушки, а на стене бабушкиной кухни висит его шедевр.
        Элайн видела достаточно старых фильмов, чтобы представить то, чего у нее самой никогда не было.
        Высморкавшись и вытерев слезы, она поискала гвозди и молоток, а затем повесила картину на стену рядом со своим столом. Затем отошла на пару шагов и посмотрела на рисунок, наклонив голову.
        Элайн улыбнулась. Если Джеффри Макалистер пришел к ней, принеся в руках свое сердце, и попросил дать ему еще один шанс, то она просто не имела права отказать ему. Потому что она тоже по нему скучала.
        Элайн подобрала сумочку, заперла за собой дверь, вышла и застыла посреди дорожки.
        На стоянке стояли две машины: ее собственная и серебристый «БМВ». Рядом с
«бумером» она заметила Макалистера, Джефф стоял, элегантно навалившись на капот, и скромно улыбался:
        - Я не умею ждать. - Элайн улыбнулась в ответ:
        - Мы поработаем над этим. - Она мяла в руках сумочку, под его пристальным взглядом говорить было на удивление тяжело. - Может быть, за ужином.
        Глаза Джеффа заблестели, и Элайн вспомнила, что именно блеск его глаз завораживал ее.
        - А как насчет свидания? - спросил Джефф.
        - Что ж, поехали на свидание. - Элайн усмехнулась, заметив, как облегченно вздохнул Макалистер. - Я поведу. - Она игриво подмигнула ему. - Посмотришь, как живет другая половина человечества.
        Когда она проходила мимо него, Джефф поймал ее за талию, развернул к себе и поцеловал. Да. Именно по поцелуям она скучала больше всего.
        Пока Элайн была беспомощна в его объятиях, Джефф украл ее ключи.
        - Позволь, все же я поведу. Ведь мы едем в «Сабатино». - Он сел за руль «гео» и выехал на дорогу.
        - Он же чертовски дорогой. - Джефф бесшабашно усмехнулся:
        - Ну и что? Разве нам нечего отпраздновать?
        - Но мы можем отпраздновать в любом другом месте.
        - Элайн, я правда хочу отвезти тебя именно туда. Неизвестно, когда я смогу пригласить тебя в наш любимый ресторан снова. - Он дотянулся до ее руки и сжал пальцы. - Я хочу, чтобы все знали, что мы снова вместе.
        Элайн вздохнула, ее одолевали сомнения.
        - Я хочу знать, кто это - все? - Джефф бросил на нее серьезный взгляд.
        - Все! И точка.
        Он открыл окно, высунулся наружу и закричал:
        - Эй, Бостон! - Ветер трепал его волосы. - Элайн Поуп ужинает со мной!
        Джефф засунул голову обратно в машину и ухмыльнулся Элайн. Он выглядел очень довольным.
        - Ну как тебе?
        Элайн не удержалась и улыбнулась в ответ:
        - Очень даже ничего, мистер Макалистер.

        Я не спешила домой, потому что знала, что там меня никто не ждет, и не хотела оставаться в одиночестве.
        А о морковке на ужин я даже думать не хотела.
        В пикапе было неплохо. Я опустила боковые стекла и подложила под голову свернутую куртку. Волосы раздувал встречный ветер. Я доехала до побережья и повернула обратно. Стоило определиться с тем, куда держать путь.
        Я люблю водить машину.
        Я припомнила все хорошее, что случилось со мной в жизни. Контракт с миссис Хатауэй стал настоящим успехом, и оплата подтверждала это. Люсия дома и счастлива со своим шерифом. Мать нашла жилье и потрошит банковские счета отца, отчего тот просто с ума сходит. Она звонила сегодня и сказала, что идет на танцы. В ее голосе было столько радости, словно она маленькая девочка, которой только что коробку конфет подарили.
        Казалось, все в мире хорошо.
        Но мы-то с вами знаем, что это не так. Единственное, чего я хотела, не свершилось. Впрочем, я и не рассчитывала на это. Ничего бы у нас не вышло. Я достаточно хорошо знаю Ника, чтобы быть уверенной: он бы обрел свою свободу, так или иначе. Иногда он бывает по-настоящему коварным.
        Да и в любом случае, разве можно держать парня силой рядом с собой? Результат был бы тем же. Он бы все равно смылся.
        Солнце уже садилось, когда я наконец повернула к городу. Подходя к дому, я почувствовала, что проголодалась: в животе урчало. Я подумала о ресторанчике и едва было снова не села за руль, но решила, что это уже малодушие. Рано или поздно мне все равно придется переступить порог своего дома. Своего дома.
        Еще никогда мой дом не был таким холодным.
        Сенсорный датчик на фонаре по-прежнему работал, но это было слабым утешением. Надо рассказать Мэтту о нелегальном усовершенствовании, которое я позволила себе. Он единственный из всей семьи не обижается на меня. Может, посоветует, как избежать проблем с домовладельцем?
        Я поставила машину за «пассатом» соседа сверху, в очередной раз удивившись, как можно ездить на дорогой машине и снимать такое дрянное жилье, опустила стекла и вышла из машины. Я не спешила подняться по ступеням, ведь никто не ждал меня в квартире.
        Я была футах в двадцати от крыльца, когда увидела его. На ступенях сидел очень знакомый парень. Я остановилась и смотрела на него, а он улыбался так, что брало за живое.
        На этот раз на шампанское не спишешь. Я была трезвой как стеклышко.
        - Только не говори, что тебе нечего сказать. - Он сидел, обхватив руками колени, глаза его блестели в темноте.
        Я повесила сумочку на плечо.
        - Не нужно было торчать здесь весь вечер, чтобы попрощаться.
        - Знаю. Но я не думал, что тебя не будет так долго.
        - Накопилось много дел. - Я достала ключи и направилась к двери, однако не далеко ушла.
        Ник поднялся на пути и перехватил меня. Он накрыл мою руку с ключами. Рука у него была теплая, и он наверняка почувствовал, как я вздрогнула от его прикосновения. Но он и сам выглядел на удивление взволнованным.
        - Прогуляемся? Не надолго, на минутку.
        На минутку, на час, на неделю. Я буду рада каждой секунде. Я кивнула, и Ник обнял меня за талию. Мы вышли на тротуар, и я понятия не имела, куда мы направляемся. Ник казался озабоченным чем-то, и я поняла, он решает, что делать дальше, что сказать, куда пойти. Он всегда планировал наперед свою жизнь.
        Я подумала, как много он повидал, сколько красивых и удивительных мест посетил. Мне хотелось взять его за руку и путешествовать с ним вместе. Мне хотелось, разложив новую карту на кухонном столе, выбрать пункт назначения, прочертить карандашом маршрут и полететь туда с Ником. Но он и один справится с этой задачей.
        - Здесь почти не видно звезд. - Его голос ласкал слух.
        - Огни большого города, - согласилась я, ожидая услышать очередную историю о его путешествиях.
        Но вместо этого Ник остановился в конце улицы и запрокинул голову к небу.
        - Какая из них самая яркая, Фил?
        - Ты что, хочешь, чтобы я загадала желание? - Его улыбка была мимолетной.
        - А почему нет?
        Действительно, а почему бы и нет? Я посмотрела на небо. В голове эхом звучал наш разговор из прошлого. Я нашла самую яркую звезду и указала на нее:
        - Вон та.
        - Уверена?
        - Нуда.
        - Так давай я достану ее для тебя.
        Я удивленно посмотрела на Ника, но он протянул руку к небесам, затем опустил ее и разжал ладонь, на которой что-то поблескивало. Это была настоящая звезда на кольце из белого золота. Она светилась в его руке.
        Я заглянула в глаза Ника, и он прочел мой незаданный вопрос.
        - Это твоя счастливая звезда, Фил? - Слова прозвучали немного неуверенно. - Она лучше, чем та, пластиковая, что висит у тебя на потолке?
        Я посмотрела на Ника и поняла, что никогда не видела, чтобы он так нервничал.
        - Я подумал, ты можешь носить ее на пальце и загадывать желание в любое время, в любом месте.
        Я не могла поверить, что он говорит это, хотя прекрасно понимала, что не ослышалась. Оставалось лишь стоять и изумляться. Ник ловил мой взгляд, словно старался найти поддержку.
        - Я люблю тебя, Фил. - Он едва заметно улыбнулся. - Я уже говорил тебе, но ты спала.
        Я разомкнула уста, но слова дались с трудом, а голос звучал хрипло:
        - Трус.
        Ник улыбнулся:
        - Да, пожалуй. - Он держал кольцо большим и указательным пальцами, бриллиант сверкал в свете ночных фонарей. - Загадаешь желание?
        - Сначала ты.
        Он посмотрел на меня своими зелеными глазами.
        - Я хочу, чтобы Фил Коксуэлл согласилась выйти за меня, быть моей спутницей в путешествиях и смотреть со мной на звезды при любом удобном случае.
        Я улыбнулась и протянула руку.
        - Наверное, это твоя счастливая ночь, Салливан. Я могу сделать так, чтобы твое желание исполнилось.
        То, что было дальше, вас не касается.

        Эпилог

        Мы поженились не как все нормальные люди - очень быстро. Просто дел было по горло, и мы даже решили отложить медовый месяц. Мы сдали квартиру и переехали к Люсии. Благо дом был достаточно большим, чтобы не встречаться друг с другом при желании. Люсия стала чаще болеть, хотя и не желала признавать свои слабости. Да и Нику спалось крепче, когда он знал, что она не одна.
        Ник и Джоул разбили шикарный цветник сразу за стоянкой, и я высадила туда селекционные семена. Погода стояла солнечная, и цветы взошли удивительно быстро. По этому поводу Ник подарил мне новый компьютер, и Люсия на старости лет принялась осваивать цифровые технологии.
        Миссис Хатауэй, как я и надеялась, порекомендовала нас своим друзьям, и мы трудились в поте лица все лето. Ник часто помогал нам, за что я была ему очень благодарна. В отличие от большинства наемных рабочих он не собирался пропадать в неизвестном направлении.
        Так что в свадебное путешествие мы отправились лишь в конце октября.

        Мы оставили велосипеды на террасе туристической базы близ Ривьеры. На небо взошел месяц, розовые отблески заката растянулись от горизонта до горизонта.
        Я прижалась к Нику. Мы сидели, упаковавшись в спаренный спальник и подложив под спины рюкзаки.
        - Пора начинать представление, - сказал Ник и подмигнул, затем открыл фляжку. Он налил золотистый напиток в железную кружку и подал мне.
        - Что это?
        - Бренди. Пей.
        Я сделала глоток и поморщилась:
        - Ты что-то говорил об умеренности, Ник, я, конечно, все понимаю, но это похоже на авиационный бензин.
        - Пей. - Он заставил меня сделать еще глоток. - У Фредди везде есть друзья.
        Кошмар. Я выпила еще и чуть не выплюнула печень - таким крепким был напиток.
        Ник смотрел на меня и улыбался, за что я шлепнула его по плечу:
        - Не смешно.
        - Разумеется, не смешно. Вот твоя награда. - Он распечатал подтаявшую плитку швейцарского шоколада, отломил немного и дал мне.
        Я подозрительно посмотрела на него:
        - Ты искушаешь меня?
        - Да брось. - Ник покачал головой. - Мы с тобой проехали на велосипедах миль тридцать, Фил. Ты заслужила.
        - У меня задница скоро не будет умещаться в седле велосипеда.
        Он ухмыльнулся:
        - А ты думаешь, почему я все время ехал сзади? Я с нее глаз не сводил. Это же часть моего супружеского долга. Гнилая работенка, но кто-то же должен ее делать. - Я рассмеялась, и Ник прижал меня к себе. - Ты день ото дня краше, Фил, и не выдумывай ничего.
        Я взяла шоколад и навалилась на его широкую грудь. Темнело.
        Ник оказался прав, когда говорил о представлении. Вскоре в небесах зажглись мириады звезд. Над нами сиял звездный узор. Это было удивительное зрелище, незабываемое, и, невзирая на усталость, я смотрела и смотрела, не в силах оторвать взгляда, желая запомнить как можно больше. Я попыталась найти самую яркую из звезд. Но это было невозможно. С другой стороны, у меня уже было все, о чем я только могла мечтать.
        - Нашла счастливую звезду? - Голос Ника ласкал слух, точно урчание котенка.
        - О да! - Я еще сильнее прижалась к нему. - И я никуда ее не отпущу.

        notes

        Примечания

1

        Марка шампанского.

2

        Испанский народный танец, сопровождаемый пением и исполняемый под аккомпанемент гитары и кастаньет.

3

        Неизвестная страна, что-то непознанное (лат.).

4

«Форд-бронко» - легендарный джип американского производства.

5

        Центральный персонаж рекламы сигарет «Мальборо» с 1950-х - сильный, бесстрашный, молчаливый мужчина. Воплощенный идеал мужественного американца.

6

        Прибор, измеряющий пробег транспортного средства

7

        Whales End (англ.) - Китовый угол.

8

        Rosemount (англ.) - Розовая гора.

9

        Имя распутной жены Ахава, царя Израиля (библ.).

10

        Вид рыбы.

11

        Гимн конфедератов.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к