Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Кэмпбелл Анна: " Блародство И Страсть " - читать онлайн

Сохранить .
Блародство и страсть Анна Кэмпбелл
        # Прекрасная молодая вдова Грейс Паджет похищена и доставлена в мрачное имение, затерянное в сельской глуши. Там ей под страхом смерти приказывают исполнять любые желания загадочного узника.
        Узником оказался лорд Шин, который вовсе не намерен пользоваться беспомощным положением Грейс. Он добр и приветлив с ней и не собирается посягать на ее честь, хотя буквально сходит с ума от страсти.
        В сердце Грейс просыпается сначала благодарность, затем доверие, а потом и любовь. Подлинная, пламенная любовь, какой ей не довелось узнать в коротком и несчастливом браке…
        Анна Кэмпбелл
        Благородство и страсть
        Глава 1
        Сомерсет, 1822 год
        - Эта девица совсем не похожа на тех шлюх, с которыми мне доводилось иметь дело, - внезапно ворвался в сознание Грейс хриплый мужской голос с сильным йоркширским акцентом. Каждое слово незнакомца пульсировало болью в ее голове.
        Где она? Если дома, на ферме в Райпоне, то почему у нее так жутко болит желудок? Почему она не в состоянии пошевелить ни рукой, ни ногой? От внезапно накатившего на нее страха Грейс начало знобить. Замер уже готовый вырваться из горла стон.

«Вспоминай, Грейс, вспоминай».
        Но как только она предприняла попытку вспомнить, что же с ней все-таки произошло, перед Грейс мгновенно возникла черная глухая стена.
        - Не сомневайся, она самая настоящая шлюха! - послышался голос другого мужчины. - Что ей, по-твоему, делать в доках, если она не шлюха? Ты разве не слышал, что она спрашивала, как пройти к «Петуху и короне»? Собиралась немножко подзаработать.
        Шлюха? О ком это они говорят? О ней? Грейс силилась понять, о чем разговаривали эти мужчины, но разрозненные мысли в ее голове все никак не приобретали определенной формы. Как можно было спутать ее, всеми уважаемую Грейс Паджет, с женщиной, которая торгует своим телом на улице?
        Грейс хотелось немедленно сказать что-нибудь этим незнакомцам, но она благоразумно решила промолчать. Инстинкт подсказывал ей, что протестовать сейчас не время. Пусть лучше эти люди думают, что она все еще без сознания. Грейс не стала открывать глаза, лишь слегка поморщилась, пытаясь притерпеться к острой боли в висках и затылке.
        Постепенно она начала возвращаться к реальности и обнаружила, что лежит на спине на каком-то столе. Ее щиколотки и запястья были перехвачены веревками и жестко закреплены. Поперек груди тянулся широкий жгут, мешавший дышать. Хотя ее веки по-прежнему были опущены, Грейс поняла, что ночь еще не настала. Комнату заливал тусклый дневной свет.
        Неожиданно Грейс почувствовала, что жгут слишком сильно давит на грудь. Еще мгновение, и она просто задохнется. Внезапно ее охватила паника, лоб покрылся холодным потом. Хотя в комнате было тепло, Грейс снова зазнобило.
        Но несмотря на это, она не издала ни звука и не пошевелилась.
        И вдруг она вспомнила, как кто-то прикасался к ее телу, и это было больно. Она сопротивлялась. К горлу Грейс подкатил ком, ее затошнило, голова стала кружиться еще сильнее. Страх завладел всем ее существом, и она была сейчас не в силах справиться с ним.
        Постепенно внезапная паника начала стихать, и Грейс заставила себя дышать спокойно. Где же все-таки она находилась? Не имея возможности оглядеться по сторонам, она могла только прислушиваться к звукам. По всей видимости, дороги поблизости не было - никакого цокота копыт, стука колес, криков извозчиков. Удивительная тишина! Значит, она где-то за городом. В воздухе стоял запах немытых мужских тел, смешанный с тяжелым сладковатым ароматом распустившихся цветов.
        Тот мужчина, который говорил первым, кашлянул и с сомнением в голосе проговорил:
        - Но если проститутка хочет заработать, то не станет одеваться во все черное. Она только отпугнет этим клиентов. И еще у нее на пальце обручальное кольцо.
        Второй незнакомец насмешливо хохотнул:
        - Она, может, только начинающая, малыш Файли. Может, это кольцо она надела специально, чтобы изобразить из себя порядочную. Господам из «Петуха и короны» такие больше нравятся. Лорд Джон сказал, что предпочитает свеженьких и чистеньких шлюх. А старые и потасканные никому не требуются. Вот так-то, парень.
        От ужаса у Грейс волосы на голове встали дыбом. Она была леди, хотя ее одежда и выглядела слегка потрепанной, а на ботинках протерлись подошвы. Люди всегда обращались с ней уважительно. А мужчинам и в голову не приходило завести с ней интрижку и тут же затащить в кусты.
        Если эти негодяи увезли ее куда-то, то, значит, добром дело не кончится.
        А что, если они уже изнасиловали ее, пока она была без сознания?
        Господи, только не это! Она не переживет такого кошмара…
        Нет, кажется, ничего ужасного пока не случилось. Ее платье было по-прежнему на ней, и нижнее белье тоже в порядке.
        Но что будет дальше? Перед мысленным взором Грейс мгновенно возникла страшная картина - эти два незнакомца, что стояли сейчас около нее, снова и снова насилуют ее. Желчь и желудочный сок поднялись по пищеводу в рот. Тошнота сделалась почти непереносимой. Но даже и теперь Грейс смогла сдержать себя, не закричала, не стала выдираться из своих оков.
        Когда они набросились на нее в Бристоле, она сопротивлялась, пыталась вырваться и убежать. Но, разумеется, ей было не под силу справиться с двумя крепкими мужчинами.
        Да, теперь она вспомнила, что с ней произошло…
        Чтобы спасти ее от нужды и лишений, кузен Вир предложил ей переселиться к нему в дом, но по какой-то неизвестной причине не встретил в условленном месте, до которого она добралась на почтовой карете. Прождав своего родственника несколько часов, Грейс уже собралась подыскать для себя какую-нибудь дешевую гостиницу, где могла бы заночевать, и тут наткнулась на этих двух дьяволов.
        Монкс и Файли.
        Они имели наглость назвать ей свои имена.
        Теперь Грейс вспомнила, как, разыскивая гостиницу, она заблудилась в доках. Стало совсем темно, и она даже обрадовалась, увидев двух мужчин. А когда Грейс услышала, что один из них говорил с йоркширским акцентом, то сразу почувствовала к ним доверие. Ведь она сама была родом из Йоркшира. Не опасаясь ничего плохого, Грейс сразу подошла к двум незнакомцам и попросила их проводить ее до ближайшей гостиницы. Она боялась, что до утра не выберется из этого лабиринта.
        Господи, какую же глупость она сделала!
        Они переглянулись и сразу же набросились на нее. Пока Файли держал ее, Монкс влил ей в рот какую-то жидкость. Грейс ничего не оставалось, как проглотить ее. По их разговорам она поняла, что это был опий. Она, наверное, теперь до конца жизни не забудет этот отвратительный запах и вкус.
        - А мне все-таки кажется, что она не шлюха. Хоть и слишком костлявая на мой вкус, но на проститутку не похожа.
        Монкс недовольно фыркнул:
        - Даже если ты и прав, ей все равно придется прикинуться шлюхой и развлечь его светлость. Надеюсь, она хоть что-то умеет, а то милорд заскучает с ней и тогда ей не протянуть и месяца.
        - Может, тоже позабавимся с ней, раз выпал такой случай? - Файли критическим взглядом окинул тело своей жертвы.
        - Не торопись, нам так и так достанется. Сначала его светлость, а потом мы. Но сейчас нам надо пошевеливаться, а то она скоро проснется. Если она очнется раньше времени и увидит твою рожу, то ее хватит кондрашка.
        - А мне-то что, - огрызнулся Файли. - Я свое все равно получу. Смотри-ка, какие у нее сиськи. Готов поклясться, что и между ног все устроено как надо.
        В нос Грейс ударил сильный запах дешевого джина. Грубые мясистые пальцы заскользили по вороту ее платья. Страх парализовал Грейс, когда Файли, пыхтя и сопя, начал расстегивать пуговицы у нее на груди, и через мгновение огромная пятерня забралась к ней под корсет и с силой сжала одну грудь. Файли был так поглощен своим занятием, что не заметил, как напряглись у Грейс мышцы на всем теле.
        Ее сердце колотилось так сильно, что за грудиной появилась резкая боль. Стон замер на губах. Нет, она не позволит себе закричать.
        - Оставь ее, Файли, - рыкнул Монкс. - Маркизу не понравится, что мы попользовались ею до него.
        - А зачем ему знать об этом? - осклабившись и продолжая шарить руками по ее телу, спросил Файли.
        Монкс нахмурился:
        - А ты не боишься, что она все расскажет? Ты видел хоть одну женщину, которая держит рот на замке?
        - Может, ты и прав. - В голосе Файли послышалось сожаление. Еще один болезненный щипок, и его рука вылезла из ее платья.
        Грейс казалось, что эти отвратительные руки часами мучили ее тело. Она чувствовала себя грязной и… оскверненной.
        Прошла, наверное, еще целая минута, и только после этого Файли, наконец, отошел от нее. Потом послышался громкий хлопок двери, гулом отозвавшийся в ее голове.
        Наконец она осталась одна. Прикусив губу, чтобы подавить рыдания, Грейс открыла глаза.
        Она обнаружила, что находится в довольно уютной комнате, стены которой выкрашены в белый цвет. Две двери: одна, видимо, заперта, а вторая приоткрыта, и за ней виднелся утопающий в зелени сад, залитый ярким солнечным светом. Грейс обрадовалась. Значит, где-то поблизости люди, и, возможно, не все так безнадежно.
        Расслабление, вызванное в ее организме опием, постепенно проходило, и она чувствовала, как к ней возвращаются силы. Мысли Грейс вернулись к разговору двух незнакомцев, которые минуту назад стояли около нее. Выходит, ее привезли к какому-то аристократу, который не отличается особой чистоплотностью и собирается использовать ее для совершенно определенных целей. А потом он отдаст ее в руки этих двух мерзавцев.
        Ей нужно выбираться отсюда. И как можно скорее. Очень скоро ее мучители вернутся за ней. Вполне возможно, не одни, а в компании этого лорда Джона, который так интересуется «чистенькими, свеженькими шлюхами».
        От опия у нее во рту оставался неприятный привкус, и ей нестерпимо хотелось пить. Господи, почему это с ней случилось? Ведь она должна была встретиться со своим кузеном и вместе с ним отправиться к нему домой. Если бы он пришел за ней, если бы не опоздал…
        Грейс снова заплакала и попыталась освободиться от тонких кожаных ремней, которыми были связаны ее руки и ноги.
        - Так ничего не получится, - тихо проговорил мужчина, вошедший в комнату из сада. - Меня тоже связывали такими ремнями. Они слишком крепкие, чтобы их можно было вот так просто разорвать.
        Она быстро приподняла голову и посмотрела на высокую фигуру, вырисовывающуюся темным силуэтом на фоне залитого солнцем дверного проема.
        Красивый голос незнакомца, в котором ощущалось странное спокойствие, напугал Грейс куда больше, чем неиссякаемый поток грязных ругательств, которыми постоянно перемежалась речь Файли и Монкса.
        Через несколько секунд до сознания Грейс дошел смысл сказанных мужчиной слов.
        - Они вас тоже привязывали к этому столу?
        Мужчина шагнул в комнату.
        - Было дело, - сухо заметил незнакомец, не обнаружив никаких эмоций, словно говорил вовсе не о себе.
        Темный силуэт превратился в молодого человека лет двадцати пяти в свободной белой рубашке и коричневых бриджах. Ростом он был футов шести или немного повыше, сухощавый и гибкий, но при этом в нем ощущалась физическая сила.
        И еще он был необыкновенно красив. Темные густые волосы были зачесаны назад и открывали высокий лоб. Нос выглядел идеально прямым, как у древнегреческой статуи. Несколько резко очерченные из-за его худобы скулы подчеркивали правильный овал лица. Густые, красиво изогнутые брови довершали портрет этого мужчины, который очень сильно напомнил Грейс ангела с картины, висевшей в ее доме в Йоркшире. Грейс поймала себя на мысли, что, находясь в таком ужасном состоянии, думает не о своем спасении, а о внешности вошедшего в комнату молодого человека, и рассердилась на себя.
        Но ангел с совсем не ангельским интересом рассматривал ее. И от этого она почувствовала себя неловко. Грейс представила, как она выглядит со стороны, и смутилась еще сильнее. Ворот ее платья был распахнут, и в нем виднелся белый треугольник груди. От страха мышцы на ее теле напряглись.
        Страх всегда присутствовал в жизни Грейс в той или иной форме, и она знала: для того чтобы победить его, нужно прямо посмотреть в лицо своему страху.
        - Вы лорд Джон? - спросила она, краснея до корней волос.
        Его губы дрогнули, и он как-то равнодушно улыбнулся.
        - Нет. Лорд Джон - мой дядя.
        - В таком случае могу я попросить вас помочь мне? Ваш дядя привез меня сюда для… - Слова не шли у нее с языка. Что она могла сказать этому ангелу? В каких выражениях должна была объяснить, что его дядя намеревался с ней сделать?
        Молодой человек снова отрешенно улыбнулся.
        - …для того чтобы развлечься? - насмешливо спросил молодой человек, завуалировав неприличные намерения лорда Джона скромным «развлечься», и сделал еще несколько шагов по направлению к Грейс.
        Она ощутила, как в груди нарастает паника. Ее пальцы с силой впились в кожаные ремни.
        - Да. И вы должны помочь мне выбраться отсюда.
        - Именно «должен»? - Молодой человек слегка наклонился, протянул руку и коснулся своими длинными пальцами ее щеки. Подушечки его пальцев оказались странно холодными. Грейс быстро отвернулась, но племянник лорда Джона оказался настойчивым. Взяв Грейс за подбородок, он повернул ее лицо к себе. - Гм… Хорошенькая…
        Грейс снова охватил приступ страха. Этот порочный ангел со странным выражением глаз пугал ее, но, кроме него, помочь ей было некому. Очень скоро в этой комнате должен был появиться лорд Джон. Стараясь придать своему голосу мягкость, Грейс тихо сказала:
        - Пожалуйста, сэр, помогите мне. Прошу вас.
        Она закрыла глаза, но каким-то образом знала, что в эту самую минуту на лице молодого человека снова появилась эта отрешенная полуулыбка.
        - Что ж, уже лучше. Гораздо лучше.
        Этот монстр решил поиграть с ней. Грейс с трудом проглотила слюну.
        - Я взываю к вашей чести, сэр. Вы не можете… - Нет, решила она, настаивать так прямо не стоит. - Я умоляю вас о помощи.
        - Я знал, что вы найдете правильный тон. Что ж, я тронут, мадам. Этот прерывающийся голос достоин выдающейся трагической актрисы. Прекрасно, превосходно…
        Ее глаза расширились. Как ни странно, но этот человек пугал ее и в то же время раздражал.
        - Но, сэр, о чем вы говорите? Разве вы не видите, что я страдаю, а не играю роль?
        - Неужели? - Он удивленно вскинул брови, а затем с показной брезгливостью выпустил из пальцев ее подбородок. - Да-да, я понимаю, изображать страдания - это часть той роли, к которой вас уже давно приговорила жизнь.
        Он поспешно отошел от нее, одна его щека нервически задергалась. Хотя сейчас Грейс думала только о том, как заставить этого падшего ангела помочь ей, она не преминула заметить, что племянник лорда Джона как-то излишне нервно ведет себя. Не слишком надеясь на положительный исход, она все же предприняла последнюю попытку склонить молодого человека на свою сторону.
        - Ваш дядя собирается изнасиловать меня. Вы не можете уйти просто так и оставить меня…
        На его лице появилось отвращение.
        - Ваше замешательство просто очаровательно, мадам. И так убедительно. Но мы оба знаем, что вы здесь для меня, а не для моего дяди. Ну разве что он захочет, чтобы вы его немного приласкали.
        Грейс облизнула свои пересохшие губы.
        - Вы, должно быть, просто сумасшедший.
        Он рассмеялся и прямо посмотрел ей в лицо. Только сейчас Грейс увидела, что у него темно-карие глаза с мелкими золотистыми крапинками. Очень красивые глаза, необычные и… очень холодные.
        Он говорил спокойно, подчеркнуто вежливо, его ледяной взгляд ни на мгновение не отрывался от глаз Грейс.
        - Разумеется, моя дорогая. Я, несомненно, психически болен, и болен неизлечимо.
        Глава 2
        Если бы его дядя прямо сейчас отправился в ад, он, Мэтью, точно не пожалел бы об этом.
        Как ни странно, но он действительно испытывал физическое влечение к этой девушке, которая, связанная, лежала на столе, словно была приготовлена язычниками в жертву богам. Лорд Джон обладал исключительной интуицией. Казалось, он проник в самый дальний, запретный уголок его души и прочитал потаенные мысли. Да, он, Мэтью, всегда мечтал о необычной женщине, женщине, «сотканной из света луны и тени ночной». Меньшее его бы не удовлетворило.
        Но как, черт возьми, он узнал?
        А если дядя так хорошо все понимал, то был ли у него хотя бы призрачный шанс одержать над этим монстром верх?
        В ее зеленых глазах определенно притаился страх. И эти дрожащие ресницы. Пролегшие под глазами голубоватые тени. Нет, она не играла. Он был готов поклясться, что эта девушка испытывала неподдельный страх.
        Дядя хотел, чтобы она боялась. Когда человек боится, то он лишается точки опоры и становится неразумным. Он начинает делать ошибки. Ошибку за ошибкой, пока гора этих ошибок не погребает его под собой. Лорд Джон хотел таким нехитрым способом расправиться с ней.
        Если он, Мэтью, начинал к кому-нибудь или чему-нибудь привыкать, дядя тут же с потрясающей безжалостностью уничтожал предмет его привязанности.
        Грейс сглотнула, мышцы на ее шее на мгновение пришли в движение, и Мэтью поймал себя на мысли, что не может отвести глаз от этого белого нежного горла. Затем его взгляд опустился чуть ниже. Ее платье на груди было распахнуто, и в вырезе виднелась мягкая ложбинка, бегущая вниз и прячущаяся под белой сорочкой. Пальцы Мэтью непроизвольно сжались в кулаки.
        Ему нужно избавиться от нее. И быстро.
        - Вы… - Ее хрипловатый голос оборвался. Неожиданно давящая атмосфера разрядилась. - Я уверена, вы шутите, сэр.
        Уголок его рта слегка дернулся.
        - Уверяю вас, мадам, это не так.
        Грейс почувствовала некоторую неуверенность в его тоне, что придало ей смелости.
        - Думаю, если я стану кричать, мне это не поможет, - проговорила она, продолжая внимательно наблюдать за молодым человеком.
        На его лице застыла маска равнодушия и холодности, но на самом деле он, видимо, просто прислушивался к звуку ее голоса. И ему нравился этот голос, низкий и мягкий. Мэтью обратил внимание на то, что говорила эта девушка безукоризненно правильно. Она изъяснялась так, как было принято в высшем свете.
        - Что ж, вы, конечно, можете попытаться, - заметил он без энтузиазма. - Лично я никогда не считал подобный метод разумным. Вы уже и так привлекли мое внимание, и вот я перед вами. Ваши крики способны услышать только Файли и Монкс, но они могут истолковать это как желание пофлиртовать и решить, что вы заскучали в одиночестве. Полагаю, их компания не доставляла вам большого удовольствия.
        - В таком случае я лучше помолчу. - Ее щеки, которые до недавнего времени еще сохраняли намек на румянец, теперь сделались совершенно бескровными.
        - Это мудрое решение. - Он наклонил голову вперед, как будто подтверждая окончание фехтовального поединка.
        Взгляд Мэтью на мгновение сделался задумчивым и отрешенным. Лорд Джон велел привезти ему проститутку, с которой бы он мог проводить свои бесконечно долгие часы досуга. Предполагалось, что это будет закаленная жизнью профессионалка. Мэтью, разумеется, не притронулся бы к ней, как бы сильно ни говорило в нем его естество. Все эти разговоры дяди он пропускал мимо ушей, полагая, что ему с легкостью удастся устоять против чар раскрашенной потаскухи.
        И вот его уверенность поколеблена. Лорд Джон был утонченным человеком и обладал большим жизненным опытом.
        Вместо чудовища он привез ему… совершенство.
        Господи, да разве какой-нибудь мужчина мог устоять перед этой женщиной с зелеными глазами! Ничего не видя перед собой, Мэтью направился к двери.
        - Подождите, умоляю вас, - послышался за его спиной отчаянный вскрик. - Не оставляйте меня здесь. По крайней мере, развяжите меня, прошу вас.
        Он обернулся.
        - Мне кажется, для всех будет лучше, если вы побудете пока привязанной.
        Чтобы развязать ее, ему пришлось бы притронуться к ней. Его пальцы все еще жгло после того, как он лишь едва прикоснулся к ее щеке.
        - Прощу вас… Мне очень больно, и я боюсь, меня вырвет.
        Она глубоко и судорожно вздохнула, ее грудь приподнялась, а потом опустилась. Мэтью заворожено смотрел на белый треугольник тела в вырезе ее платья, а потом, словно очнувшись, быстро отвернулся в сторону. Ему не хотелось, чтобы она заметила это.
        - Не нужно испытывать на мне свое тайное оружие, - с усмешкой проговорил он.
        - У меня нет никакого тайного оружия, мне тяжело дышать.
        Мэтью еще раз окинул внимательным взглядом ее лицо, шею и часть груди. По всей видимости, ей действительно было не до шуток. Ее кожа выглядела неестественно белой, абсолютно бескровной. А когда она закрыла глаза, то тени под ними стали еще заметнее и приобрели схожесть с синяками.
        Он молчал.
        Неохотно Мэтью подошел к столу, на котором сам провел не один час. Вероятно, он просто тряпка, вот и все. Эта шлюха - его враг, и она была в сговоре со всеми остальными его врагами.
        Тем не менее, Мэтью быстро развязал ремни и освободил пленницу своего дяди. Грейс снова вздохнула и села на столе.
        - Сэр, я боюсь, что меня…
        Да, по ее серому лицу нетрудно было догадаться, как она себя чувствовала. Ей было действительно плохо.
        - Вот, - сказал он и вложил ей в руки большую бело-голубую фарфоровую чашку.
        Она что-то пробормотала себе под нос, по всей видимости, это были слова благодарности, и наклонилась над чашкой. Хотя Мэтью ничего не знал об этой девушке, ее болезненный вид и беспомощность вызывали в нем сочувствие. Когда ее, наконец, вырвало, она закрыла глаза и качнулась назад. Ему пришлось шагнуть к ней и обнять за плечи.
        Он старался не замечать, каким мягким и податливым было ее тело. Против собственной воли Мэтью захотелось утешить девушку, погладить по голове. Она казалась такой хрупкой в сравнении с ним, такой беззащитной, а формы ее тела выглядели такими изящными, округлыми и плавными… Собственное тело вдруг показалось Мэтью неуклюжим и угловатым. И, разумеется, трудно было не разглядеть в вырезе ее платья грудь, поднимающуюся и опускающуюся при дыхании.
        Девушка вдруг начала дрожать, словно ее внезапно зазнобило, и положила голову ему на плечо. Похоже, ее оставили последние силы. Уложенные на ее голове косы слегка растрепались, и выбившиеся прядки приятно щекотали его подбородок.
        - Отдохни немножко, - тихо пробормотал он, уткнувшись ей в макушку.
        По всей видимости, она уже давно ничего не ела. Собственно говоря, это нетрудно было понять, просто посмотрев на нее. Незнакомка выглядела истощенной. Если бы он не развязал ее, то девушка, без сомнения, потеряла бы сознание.
        - Мне кажется, что это все из-за опия, который они заставили меня выпить прошлой ночью, - прошептала она.
        Опий? На лице Мэтью сразу появилась гримаса отвращения. Он снова внимательно посмотрел в лицо этой женщины, которая неподвижно полулежала в его объятиях. Ее глаза были закрыты, и он мог спокойно рассмотреть ее. Да, она, несомненно, красива. Высокий чистый лоб, прямой аристократический нос. Настоящая итальянская мадонна, сошедшая со старинной картины. А в живописи он знал толк.
        Его дядя хорошо позаботился о развитии у него вкуса. Он постоянно снабжал его книгами по искусству и истории, чтобы он мог мысленно путешествовать и бывать в лучших музея мира.
        Его взгляд остановился на ее губах. Они были такими пухлыми, как будто в них только что вонзила свое жало пчела, и при этом бледно-розового цвета. Казалось, они принадлежали самой невинности, агнцу Божьему, мирно дремлющему в его объятиях. Но внешность бывает так обманчива…
        Кто знает, что на самом деле скрывается в ее сердце. Может быть, она ведет хитрую, изощренную игру. Она получила от него все, что хотела. Вполне возможно, что его дядя обучил ее всем этим трюкам. Мэтью вздохнул. И все же почему эта женщина, столь красивая, да еще и талантливая актриса, согласилась подыгрывать сумасшедшему? Это было загадкой.
        Если бы обстоятельства его жизни складывались по-другому, то он скорее всего поверил бы ей, проникся этой демонстрацией беспомощности, уязвимости и гордости. Но только не теперь.
        Не стоило ему кидаться ей на помощь с такой готовностью, с какой окунь кидается на наживку.
        Ее бледная рука скользнула в карман платья. Вероятно, она хочет найти носовой платок, решил Мэтью. Выругавшись про себя, он протянул ей свой:
        - Вот, возьмите.
        - Благодарю вас, - выдохнула она, вытирая рот дрожащей рукой.
        - Вы можете сидеть без моей помощи? - мрачно проговорил он, не пытаясь скрыть от незнакомки свою неприязнь.
        Теперь он постарается держаться с ней холодно и отстранение, насколько это возможно для мужчины, находящегося рядом с красивой женщиной и годами лишенного женского общества. И от того, что ему никак не удавалось справиться с собственным телом, которое диктовало ему совсем другую линию поведения, в груди Мэтью поднималась волна гнева.
        - Да, спасибо, - робко пробормотала она, отодвигаясь от него.
        И Мэтью вдруг почувствовал разочарование. Ему все еще хотелось ощущать тепло ее тела и исходящий от нее тревожащий запах женщины. Она пахла солнечным светом и… пылью, и сквозь этот запах пробивался едва уловимый аромат лаванды. У него что-то екнуло в груди. Обычно проститутки используют тяжелые, приторные цветочные ароматы, пробуждающие в мужчинах животные инстинкты. А эта женщина пахла лавандовым мылом.
        Снова та картина, которую он уже нарисовал в своей голове, никак не хотела становиться действительностью.
        Девушка взялась руками за край стола. Было заметно, что ее тело бьет дрожь и что она с трудом удерживается в вертикальном положении. Мэтью не без усилия подавил в себе желание снова броситься ей на помощь.
        Про себя он опять обругал своего дядю. Но это не помогло ему перестать замечать страдания незнакомки.
        Он всегда отличался чувствительностью. Даже будучи еще ребенком, он никогда не мог спокойно пройти мимо больной собаки и не помочь ей. Именно этой ахиллесовой пятой Мэтью и воспользовался его дядя Джон. Сочувствие и умение ставить себя на место других - вот что делало его уязвимым.
        Девушка вдруг подняла голову и посмотрела ему в лицо. От опия ее зрачки расширились и казались огромными.
        Что ж, его дядя не случайно велел напоить ее опием. Это сделало ее совершенно беспомощной. И сейчас она больше походила на жертву рокового стечения обстоятельств и злого умысла людей, а не на женщину, торгующую своим телом.
        - Простите меня, сэр, я создала вам неудобства. Мне, право же, очень неприятно.
        Снова странная униженность в голосе и испуг. Разумеется, любая дама благородного происхождения почувствовала бы себя более чем неловко на ее месте. Мэтью мог бы успокоить ее, сказав, что она напрасно тратит время на извинения. Но что бы ни подсказывало ему сердце, следовало помнить о том, что его дядя обещал привести к нему проститутку. И сидевшая сейчас перед ним женщина была представительницей именно этой древней профессии. Он пожал плечами:
        - Все это не имеет никакого значения.
        Разве имел он право морщить нос и отворачиваться в сторону? Ведь и его самого не раз привязывали к этому самому столу, ведь и его накачивали опием, и его рвало. Господи, оставалось радоваться только тому, что сейчас его дядя уже перестал практиковать столь садистские методы.
        Она бросила на него неуверенный взгляд из-под своих густых черных ресниц.
        - О, благодарю вас. Вы очень добры.
        Черт, надо признать, над этой девушкой хорошо поработали. Она затрагивала самые тонкие струны в душе, и ее так приятно было обнимать. Он ни разу не был с женщиной, и поэтому ничего нет удивительного в том, что в нем проснулись все древние, примитивно животные инстинкты, стоило ему лишь прикоснуться к незнакомке.
        - Я могу быть разным, - поднимаясь, холодно проговорил он. - И уверяю вас, доброта не моя стезя.
        Мэтью бросил быстрый взгляд на девушку. Ее лицо все еще не приобрело свой естественный цвет. В глазах снова промелькнул страх. Даже паника. Она подняла дрожащую руку и притронулась пальцами к шее.
        Какая великолепная игра! Что делает такая талантливая актриса в глуши Сомерсета? Ей следовало бы блистать на подмостках «Друри-Лейн».
        - Мне нужно выбираться отсюда, - едва слышно сказала она. И скорее себе, чем ему. Она осторожно встала и, нетвердо ступая, направилась к двери. Его носовой платок выскользнул из ее рук и упал на пол, словно знамя поверженного противника.
        - Отсюда невозможно убежать, - мягко проговорил он. Ему ни к чему обманывать ее, пусть знает правду - Поместье окружено стеной. Файли и Монкс охраняют ворота. Да к тому же мой дядя вряд ли позволит вам уйти до открытия театрального сезона.
        Она нахмурилась, будто не могла понять смысла сказанных Мэтью слов. Вдруг девушка качнулась. Казалось, еще мгновение, и она упадет.
        - Боже мой, - воскликнул он и бросился к ней. Мэтью успел подхватить ее в ту самую минуту, когда она и в самом деле начала падать. И мгновенно его ноздри уловили запах солнца и лавандового мыла.
        - Сэр, не могли бы вы немного придержать свой язык? - пробормотала девушка. Ее горячее дыхание коснулось его шеи, и кровь сильнее начала пульсировать в его висках. И только через несколько мгновений до него дошел смысл сказанных ею слов.
        Он рассмеялся. Господи, нашла о чем беспокоиться в такую минуту. Какое значение имели его манеры, если она находилась в более чем отчаянном положении. Мэтью пришлось взять девушку на руки, так как ее, похоже, оставили последние силы.
        - Пожалуйста, позвольте мне встать, - тихо выдохнула она.
        - Если я поставлю вас на ноги, боюсь, вы просто свалитесь.
        Никакого сопротивления с ее стороны дальше не последовало. По всей видимости, она и правда осталась без сил.
        В последний год Мэтью много болел, и поэтому сейчас не чувствовал в себе прежней силы и энергии, но держать на руках девушку для него не составляло особого труда. Он снова окинул взглядом ее хрупкую фигурку, отметив про себя, что незнакомка бедно одета. Фасон ее платья давно вышел из моды, туфли на ногах выглядели поношенными - носы облупились, по темной коже тянулась паутинка трещинок. Девушка была необыкновенно легкой, а кожа у нее на висках казалась прозрачной - совсем близко к поверхности пульсировала тоненькая голубая жилка.
        Она походила на призрака. Но на призрака женского пола. И это обстоятельство Мэтью было труднее всего игнорировать. Несмотря на ее худобу, грудь у незнакомки была довольно большая и привлекательно округлая. При каждом вздохе она приподнималась и затем опускалась.
        На руках со своей ношей Мэтью подошел ко второй двери, не той, которая вела в сад, толкнул ее и вошел в гостиную. Здесь он положил девушку на диван, подсунув ей под голову красную бархатную подушку.
        Сначала она попыталась приподняться и оглядеться по сторонам, но из-за слабости ей это не удалось. На фоне темно-красного бархата ее профиль вырисовывался четко и ясно. Глядя на эти безупречные, совершенные линии, Мэтью почувствовал, как в его груди сжалось сердце - девушка была изумительно красива.
        - Только не прикасайтесь ко мне, - пробормотала она, и из-под одного ее века выкатилась слеза, замершая на алебастровой щеке.
        Владевшее девушкой отчаяние, страх, прорывающуюся в голосе панику - все это трудно было не заметить, и еще труднее для Мэтью - презирать ее.
        - Вы в безопасности, - как можно тверже проговорил он. Ведь она его враг, хотя и такой привлекательный, вызывающий сочувствие. - Если бы вы даже и захотели сейчас сделать мне что-то плохое, то вряд ли на это у вас нашлись бы силы.
        Она приоткрыла глаза и устремила на него удивленный взгляд. Мэтью проигнорировал этот немой вопрос и, повернувшись к шкафу, достал бокал и бутылку бренди. Наполнив бокал, он вернулся к девушке. Протянул ей бокал. Но похоже, у нее даже не осталось сил для того, чтобы поднять голову. Ее била сильная дрожь.
        - Господи, Боже мой, - сказал Мэтью и помог ей приподняться и выпить бренди.
        Девушка неодобрительно посмотрела на бокал в руках Мэтью, но сопротивляться не стала, понимая всю бесполезность этой затеи. Она сделала несколько глотков, но вдруг закашлялась.
        Выругавшись про себя, Мэтью еще выше приподнял незнакомку и дал ей возможность перевести дыхание. Будь его дядя сейчас тут, он бы посмеялся. Ведь Мэтью поклялся, что не прикоснется к женщине, которую к нему доставит лорд Джон. И вот он обращался со своим «багажом» так, как будто это была больная принцесса. Как только он увидел ее, тут же и бросился на помощь.
        Эта девушка была воспитанной, с хорошими манерами, необыкновенно красивой и умной. Разве можно не восхищаться всем этим? Но не стоит забывать, напомнил себе Мэтью, что ее подослал лорд Джон, что незнакомка на стороне его врага.
        - Выпейте же, черт возьми, - раздраженно прорычал Мэтью и сжал бокал с остатками бренди в руке. Казалось, еще мгновение, и его пальцы раздавят хрупкое стекло.
        - Разве можно отказаться от такого предложения? - быстро проговорила она и сделала еще несколько маленьких глотков. - Не могли бы вы мне принести немного воды?
        Оказывается, у нее и с чувством юмора все в порядке. Даже в таком состоянии она могла шутить. И это тоже вызывало восхищение.
        - Будет исполнено, мадам. Ваше желание для меня закон.
        Жесткое выражение ее лица не смягчилось. А ему вдруг отчаянно захотелось увидеть ее улыбку. С большим трудом Мэтью заставил себя снова спрятаться в панцирь непроницаемости и невозмутимости. Он вернулся к шкафу и наполнил ее бокал водой.
        - Спасибо, - вежливо поблагодарила девушка.
        Мэтью стоял и смотрел, как она пила. Кто-то из ее покровителей определенно претендовал на звание джентльмена. Или, возможно, она действительно происходила из приличной семьи. Утонченность, правильная речь и изящество манер говорили о ее несомненной принадлежности к классу аристократов.
        Она откинулась на спинку дивана. Мэтью нестерпимо хотелось снова заключить прекрасную незнакомку в свои объятия. Чтобы только успокоить и приободрить ее, сказал он себе. Правда, он должен был признать, что, когда он придерживал ее за плечи, а потом нес на руках, от его глаз не укрылись и прелести ее тела - тонкая талия, округлые бедра и красивая пышная грудь. Возможно, даже слишком пышная для такой хрупкой женщины. И это было удивительно и волнующе. Мэтью так и хотелось прикоснуться пальцами к ее груди, ощутить ее тяжесть в своей руке и приятную округлость.
        Он смотрел на нее с восхищением, но в то же время какая-то часть его яростно отвергала эти чувства. Ему следовало быть с ней погрубее - женщина не заслуживала хорошего обращения. Возможно, ему бы даже стоило как следует напугать ее, изобразить из себя сумасшедшего.
        Но вместо этого он вежливо спросил:
        - Вы, вероятно, голодны?
        В ответ она не произнесла ни слова.
        - Мадам, когда вы ели в последний раз? - более настойчиво проговорил он.
        Она с трудом открыла глаза, возвращаясь к действительности из своего небытия.
        - Я ела хлеб с сыром на завтрак. Вчера, - глухо сказала она.
        - Сейчас принесу для вас что-нибудь, - облегченно вздохнув, пообещал Мэтью. Сейчас он сбежит от нее хотя бы на какое-то время и освободится от ее чар. Он всегда отличался сильной волей. Воля - это то, что не дало ему погибнуть, что сохранило ему жизнь. О, эта женщина очень опасна, но он не безвольная бабочка, чтобы так просто увязнуть в сотканной ею паутине.
        Сейчас она больна, но когда поправится, ему придется приложить все силы, чтобы не попасть в ее сети. И все же Мэтью чувствовал, что не пройдет и пяти минут, как он будет стоять перед незнакомкой на коленях.

«Только не это… Она не одолеет меня».
        Все эти годы ему удавалось довольно успешно бороться со своим дядей и противостоять его козням. И он не позволит этой девушке справиться с ним. Но когда он оказался на кухне и только нарисовал в своем воображении красивый тонкий профиль на фоне темно-красного бархата, его сердце сильнее забилось в груди.
        - К сожалению, могу угостить вас только сыром и хлебом. Мои запасы иссякли. - Мэтью вошел в гостиную со скромным угощением на подносе.
        Девушка ничего не сказала на это. Не поднимая головы, Мэтью направился к столику около дивана. Он двигался очень осторожно, чтобы не шуметь - незнакомка скорее всего заснула, она была слишком слаба.
        Наконец он поднял голову и посмотрел на диван. Но к его немалому удивлению, девушки там не оказалось. Мэтью с грохотом опустил поднос на столик. Значит, шлюха сбежала от него. Но покинуть пределы поместья она не могла, это-то уж ему было хорошо известно. Он не раз и сам пытался вырваться на свободу, но только ничего из этого не вышло.
        Дело ясное, кому захочется ложиться в постель с сумасшедшим.
        Но разве можно винить ее за это? Вероятно, сначала посулы его дяди воодушевили ее. Ведь лорд Джон умел гениально манипулировать людьми, очаровывать их и внушать то, что ему нужно.
        Что ж, пусть эта красотка попытает счастья. А потом ее снова свяжут, прикрутят к столу и накачают опием. Но ему все равно, что с ней будет. Его это совершенно не касается. Он хотел избавиться от нее, и это случилось гораздо быстрее, чем он ожидал.
        Или, возможно, Монкс и Файли воспользуются ее услугами, а потом доставят эту шлюху туда, где нашли. И этот низкопробный фарс, наконец, прекратится.
        Впрочем, она могла оказаться и их сообщницей. Но его это не касается. Совершенно не касается.
        Мэтью наклонился за своей книгой. Она позволила опутать себя липкой паутиной, которую сплел его дядя. Пусть выбирается из нее сама. Что бы с ней ни случилось - она заслужила это.
        Но когда Мэтью нашел ту страницу, на которой остановился, и снова принялся за чтение латинского трактата, ему никак не удавалось сконцентрироваться на научных выкладках автора. Его внимание то и дело уплывало, рассеивалось, и перед мысленным взором упорно возникало лишь одно видение - огромные и печальные глаза незнакомки, умоляющие о помощи.
        Он хотел предоставить девушку ее судьбе, но совесть принялась нещадно его мучить. Ведь эта незнакомка была совершенно беззащитна против хитростей его дяди.
        - Господи! - простонал Мэтью и с громким хлопком закрыл книгу.
        Эта шлюха, несомненно, обладала мужеством, но смерть и другие личные достоинства не помогут ей сбежать от тюремщиков. Обозвав себя глупцом, Мэтью поднялся с дивана и пошел разыскивать несчастную пленницу, попавшуюся в те же сети, что и он.
        Глава 3
        Грейс наклонилась вперед и судорожно втянула воздух, пытаясь восстановить дыхание. Полуденное солнце ласкало теплом ее спину и голову, но в груди по-прежнему лежал нетающий кусок льда. С тех пор как болезнь уложила в постель ее мужа, в их доме навсегда поселилось отчаяние.
        Сначала болезнь мужа, а потом предательство компаньонки… Да, это было именно предательством. Оставшись одна, без всякой помощи, Грейс пыталась бороться, но трясина нужды затягивала ее все глубже. Сейчас, находясь в состоянии шока, она смогла подняться с дивана и выбежать из комнаты, в которой лежала. И теперь пыталась выбраться отсюда.
        Но она никак не могла найти выход из лабиринта этого поместья.
        Его просто не было.
        Куда бы Грейс ни шла, она натыкалась на стену - высокую, белую и очень гладкую, перелезть через которую не было никакой возможности. Но, не желая признавать очевидное, Грейс еще быстрее побежала вдоль этой стены, пытаясь отыскать хоть какой-нибудь выступ, выбоину или растущее поблизости дерево - что-нибудь, что помогло бы ей преодолеть это препятствие. Но чем быстрее она бежала, тем яснее и отчетливее вырисовывалась перед ней правда - спасения не было. И тот изящный молодой человек - узник этого поместья.
        И она тоже теперь пленница.
        За белой стеной виднелись верхушки фруктовых деревьев. Это могло означать только одно - где-то неподалеку находились люди. Ведь кому-то же должны принадлежать эти сады, кто-то же ухаживал за ними и работал там. Раскидистые кроны, блестящие на солнце листья, игра теней и света - в другое время все это показалось бы Грейс очень красивым. Но сейчас ее сердце было наполнено только ужасом и отчаянием.
        И еще ее поразила до глубины души сама стена, ее монументальность, продуманность всех деталей. Да, она находилась в ловушке, в тюрьме, владелец которой был сказочно богат, изобретателен и решительно настроен. И еще этот кто-то чувствовал себя настолько свободно, что ему ничего не стоило схватить на улице человека, женщину, и, ни о чем не беспокоясь, бросить ее в свою золотую клетку. Подобную вседозволенность могут порождать только очень большие деньги, перед которыми бессилен даже закон.
        В одном месте Грейс видела ворота в стене. Но они были сделаны из цельных дубовых досок, опутаны цепями и хитроумными металлическими замками. Прямо напротив них находились какие-то сараи, конюшня и небольшой домик.
        Ее тюремщики сидели на широкой скамье около ворот и по очереди пили из глиняного кувшина. Грейс притаилась в кустах и стала внимательно наблюдать за своими мучителями. В этом кувшине, по всей видимости, было вино. Догадаться об этом было не трудно - охранники громко смеялись, икали, хлопали друг друга по плечам. Грейс не слышала, о чем они говорили, но, без сомнения, обсуждали то, что сейчас маркиз мог с ней делать.
        Немного посидев в кустах и переждав неожиданно подступивший приступ тошноты, Грейс тихо поднялась с травы и пошла назад, к дому. Сейчас она была все так же далека от желанной свободы, как и в тот момент, когда около стола, к которому была привязана, появился молодой человек, прекрасный сумасшедший с механическим голосом и голодным взглядом.
        Мысль о том, что здесь, за этими белыми стенами, она могла умереть и никто даже не узнал бы об этом, больно кольнула ее в сердце. Грейс накрыло новой волной паники. От слабости и голода у нее кружилась голова, а раздраженный желудок неприятно ныл и в любой момент это могло закончиться рвотой.
        Господи, никогда в жизни она не чувствовала себя такой опустошенной и измученной. Грейс опустилась на землю. Нет никакого смысла куда-либо идти.
        - Думай, Грейс, думай, - прошептала она себе, надеясь почерпнуть силу из своего собственного голоса.
        Но слова замерли на ее губах, не придав ей и грамма мужества. Плакать она тоже уже не могла. Грейс выплакала все слезы над могилой мужа. И потом, когда у нее отобрали ферму, она тоже плакала. Слезы не помогли ей тогда, не помогут и теперь.
        Грейс очень хотелось есть, несмотря на то, что ее желудок начинало выворачивать наизнанку, стоило ей лишь подумать о еде. Возможно, когда станет темно, ей удастся пробраться в сад на территории поместья и набрать там каких-нибудь фруктов. Оставалось только надеяться, что ее мучители не начнут палить в нее из ружей.
        Грейс горько рассмеялась. Когда умер ее муж, она решила, что ничего ужаснее с ней уже случиться не может. И вот, как оказалось, может. Тогда она была не в состоянии даже предположить, какие еще беды для нее готовила судьба.
        - Рад видеть, что вам не изменило чувство юмора - раздался над ней насмешливый голос.
        Она подняла голову и увидела того самого молодого человека, который пришел к ней в комнату и отвязал от стола. Рядом с ним стоял волкодав.
        - Нет! - вскрикнула она, вскакивая на ноги. Разумеется, Грейс прекрасно понимала, что ей не убежать от этих двоих, да в этом, собственно говоря, и не было никакого смысла. Ее сердце подскочило к горлу.
        - Вулфрам, - тихо проговорил молодой человек. Огромная собака сделала несколько шагов к Грейс и уткнулась мордой в ее колени. Грейс пришлось отступить назад. И она тут же уперлась спиной в ствол росшего позади нее дерева. - Нет смысла бежать. Полагаю, вы уже успели понять это.
        - Я не стану убегать. Надеюсь, вы не наброситесь на меня? - сказала Грейс, безуспешно пытаясь придать своему голосу твердость.
        Грейс хотелось уколоть этого незнакомца, но ее слова, кажется, ничуть не задели его. Выражение его лица по-прежнему было невозмутимым и слегка насмешливым.
        - Если клиент не пришелся вам по вкусу, то приношу свои извинения. Хотя мне казалось, проституткам все равно, для кого раздвигать ноги, - бросил он презрительно.
        Услышав это, она приподняла подбородок и распрямила плечи. И на этот раз в ее голосе действительно появились металлические нотки уверенности, смешанной с яростью.
        - Вы ошибаетесь, сэр. Я не проститутка. Эти свиньи, которые сейчас накачиваются вином, привезли меня сюда против моей воли. И любой мужчина, который знает, что такое честь, помог бы мне вернуться к моей семье.
        - Но я не человек чести, за которого вы меня изволили принять. - Его губы сложились в печальную улыбку. - Я всего лишь несчастный, беспомощный сумасшедший.
        Молодой человек, подошел к своей собаке и положил руку ей на загривок. Он сейчас стоял так близко от Грейс, что ей сделалось немного не по себе от этого и она с силой вжалась в ствол дерева. Волкодав оскалил зубы и зарычал. Грейс мгновенно замерла. Ей уже больше не хотелось сопротивляться.
        - Пожалуйста, отпустите меня, - взмолилась она. На лице молодого человека появилось раздражение, его красивые брови съехались на переносице.
        - Прошу вас, мадам, прекратите этот спектакль, - зло проговорил он, погрузив свои пальцы в густую шерсть собаки. - Мой дядя, лорд Джон Лансдаун, хорошо заплатил вам за ваши услуги. И с его стороны было очень умно преподать все это в виде сказки о несчастной невинной жертве, случайно угодившей в паучьи сети. Но ни ваша траурная одежда, ни паника на вашем хорошеньком личике, ни даже ваша болезнь не заставят меня поверить в правдивость рассказанной вами истории. Со мной этот номер не пройдет.
        - Вы и вправду сумасшедший, - задыхаясь, сказала Грейс. На мгновение ей вдруг показалось, что она спит и ей просто снится кошмар. Но этот кошмар почему-то все никак не прекращался.
        Он пожал плечами:
        - Разумеется, дядя должен был поставить вас в известность о моем душевном нездоровье. Как еще он мог объяснить тот факт, что я живу в заключении?
        Она покачала головой. Трудно было поверить, что этот человек сумасшедший. Хотя время от времени он говорил какую-то бессмыслицу, но на сумасшедшего никак не походил.
        - Я не встречалась с вашим дядей.
        Выражение его лица сделалось высокомерным, он поморщился и стал смотреть в сторону, как будто Грейс вдруг перестала существовать.
        - Вы продолжаете настаивать на своем. Предпочитаете довести этот маскарад до конца. - Он вздохнул. - Идем, Вулфрам. - Молодой человек похлопал собаку по спине, и та послушно поплелась за хозяином.
        Не веря своим глазам, Грейс смотрела на удаляющегося от нее мужчину.
        - Вы оставляете меня здесь? - прокричала она ему вслед. Грейс хотела, чтобы он помог ей, но она не могла требовать этой помощи.
        - Возвращайтесь со мной в дом. А если вам не слишком нравится такое предложение, то оставайтесь здесь, под деревом. Файли и Монкс найдут вас, когда будут делать вечерний обход территории. Думаю, они обрадуются, - бросил он не оборачиваясь. Его голос звучал совершенно равнодушно, и, похоже, ему было действительно все равно, пойдет ли она за ним или останется стоять там, где стояла сейчас.
        Ее ногти с силой впились в кору дерева.
        - Но вы можете… изнасиловать меня, - едва слышно проговорила она.
        Он на мгновение остановился, обернулся и посмотрел на нее странным непроницаемым взглядом:
        - Не сейчас.
        Грейс не отрываясь смотрела в его глаза, и вдруг в ней появилась уверенность, что сейчас этот человек не причинит ей зла.
        Эта мысль была абсурдна сама по себе. Как можно чувствовать себя в безопасности рядом с человеком, который заявляет, что он сумасшедший? И более того, этот мужчина явно не понимал, кем она являлась на самом деле. Но все это перевешивал один-единственный факт - он был добр к ней. По крайней мере отнесся терпимо. Когда ей стало плохо, он помог, а не воспользовался ее слабостью.
        - Кто вы? - Грейс снова распрямила плечи и приподняла подбородок.
        И снова на его лице появилась странная и в то же время грустная ухмылка.
        - Кто я? Хозяин этого королевства, миледи.
        К ее горлу подступил ком.
        - А у этого хозяина есть имя?
        Он окинул ее взглядом с ног до головы:
        - Разве дядя не сказал вам?
        - Прошу вас, ответьте на мой вопрос, - сказала она.
        - Что ж, хорошо. - Он церемонно поклонился ей, как будто они были на балу и он приглашал ее на танец. Этот мужчина двигался с удивительным изяществом, и Грейс не могла не обратить на это внимания. - Меня зовут Мэтью Лансдаун, маркиз Шин.
        Она нахмурилась. Можно ли ему верить? Маркиз Шин - известная личность и один из самых богатых людей в Англии. Что же он тогда делает здесь, в этой тюрьме, вдали от общества?
        Да, действительно, охранники называли его маркизом. Да и роскошная обстановка, в которой он жил, подтверждала его слова. Вполне возможно, этот молодой человек и в самом деле маркиз Шин.
        Сейчас он смотрел на нее как на представителя какого-то экзотического вида насекомых. И это действовало ей на нервы.
        - Не откажите уж и вы мне в подобной любезности.
        - Что вы имеете в виду? - удивилась она.
        На его красивом лице появилось раздражение.
        - Как вас зовут, дорогуша? Вот о чем я вас спрашиваю. Ни на мгновение не задумавшись, она сказала:
        - Грейс Паджет, милорд.
        - Грейс, - задумчиво повторил он, словно пробуя ее имя на вкус. Его глаза по-прежнему были устремлены на нее.
        Грейс прикусила губу. О чем мог думать этот аристократ, глядя на ее измученное лицо, потрепанную старую одежду? Ответ был более чем очевиден. Беды и лишения, с которыми ей пришлось столкнуться в жизни, оставили на ней неизгладимое клеймо.

«Впрочем, - подумала Грейс, - мне наплевать на его мнение». Ее даже порадовало то, что он не замечает в ней женщину, а видит перед собой лишь унылую, испуганную жертву. При подобных обстоятельствах ей это даже на руку.
        Хотя что она могла знать о молодых мужчинах и их чувствах? Муж был намного старше ее. Их отношения были скорее дружескими. А маркиз был другим. В его гибком, подвижном, полном жизни теле ощущалась сила. Если то, что он сказал, правда, ему не составит труда получить любую вещь в этом мире. Стоит ему лишь щелкнуть пальцами, и его желание будет тут же исполнено. И словно в доказательство ее мысли молодой человек щелкнул пальцами, подзывая к себе собаку, которая в данный момент с увлечением обнюхивала ворох прошлогодних листьев.
        Грейс прикусила губу. Маркиз был для нее сейчас единственной защитой от Монкса и Файли.
        Что он мог потребовать от нее взамен этой самой защиты, можно было только догадываться. Если бы он принадлежал к любителям постельных утех, то легко мог воспользоваться ее телом, когда она, связанная, лежала на столе.
        Она не доверяла ему. Но был ли у нее выбор? Грейс тяжело вздохнула и пошла за маркизом. Они свернули на дорожку, бегущую через маленький садик около его дома. Постепенно душившая ее паника начала перерастать в усталость и опустошенность.
        Мэтью остановился под деревом и стал ждать, когда она подойдет к нему. Солнце уже начало садиться, и его золотые лучи окрасили белую рубашку маркиза в розово-оранжевый цвет. Грейс смотрела на его высокую, хорошо сложенную фигуру, и вдруг у нее что-то перевернулось в груди. Он был очень красивым и каким-то… одиноким. Это поразило Грейс до самой глубины души.
        Неожиданно к Грейс подбежал Вулфрам и снова ткнулся своим черным носом в ее юбки. Она испуганно вскрикнула.
        - Не бойтесь, он не укусит. - Лорд, не отрывая глаз, продолжал внимательно смотреть на нее. Похоже, живя на своем необитаемом острове в полном одиночестве, он забыл, что вот так пристально рассматривать другого человека не слишком прилично.
        Она поджала губы. Этот мужчина не тронул ее и пальцем, он был добр к ней. А то, что он так смотрел на нее… Что ж, это не должно слишком сильно ее волновать.
        Грейс посмотрела вниз и встретила умный взгляд янтарных глаз Вулфрама.
        - Я люблю собак, - сказала она.
        У нее на ферме жили три пса. В те минуты, когда на Грейс накатывало отчаяние, ей казалось, что только эти четвероногие существа и умеют по-настоящему, бескорыстно любить. Она протянула руку к морде Вулфрама, и тот обстоятельно обнюхал ее пальцы и ладонь. После этого собака позволила Грейс потрепать себя по шелковистому затылку и почесать у нее за ушами. От удовольствия Вулфрам даже закрыл глаза. Он вел себя так естественно и предсказуемо в отличие от тех людей, которые населяли эту роскошную тюрьму. Грейс улыбнулась.
        Ей не хотелось, чтобы собака уходила. Грейс боялась снова остаться с маркизом наедине. Между ними циркулировали какие-то подводные течения, вызывавшие в ней беспокойство и возбуждение.
        Она подняла голову и увидела, что лорд Шин все еще смотрит на нее. Улыбка мгновенно растаяла на лице Грейс, и она перестала гладить Вулфрама. Маркиз явно был чем-то раздражен. Но чем она могла вызвать это неудовольствие?
        - Вам, похоже, удалось завоевать сердце Вулфрама, - бросил маркиз Шин. - Но не ожидайте, что и всех остальных вам с такой же легкостью удастся переманить в свои союзники.
        От удивления Грейс застыла на месте, а маркиз быстро повернулся и направился к дому. Казалось, он больше ни минуты не мог вынести ее общества. Вулфрам бросился за ним следом.
        Грейс же продолжала стоять на месте, словно молнией пораженная. Господи, но что она сделала не так? От страха и внутреннего напряжения у нее снова начала кружиться голова. Столь быстрые смены настроения маркиза обескураживали и пугали. Казалось, она идет по какому-то болоту и никак не может нащупать твердую почву. Возможно, он и вправду сумасшедший, решила Грейс. Сейчас он явно на нее сердится. Но за что? Можно ли считать его союзником? Или он опасен? Грейс не могла ответить ни на один из своих вопросов.
        Через несколько минут ритм ее сердца, наконец, замедлился. Подойдя ближе к дому маркиза, Грейс огляделась по сторонам. Что-то эти апартаменты не слишком походили на жилище одного из самых богатых людей Англии. В довольно большом доме не было ничего величественного и монументального. Простой дом из красного кирпича, купающийся в золотистом свете закатного солнца. Когда смотришь на него, теплеет в груди. Можно даже подумать, что в этом уютном доме живет настоящая семья. Но именно здесь ее поджидала опасность.
        Грейс с самого начала поняла, что попала в большую беду. Предстояло как следует напрячь мозги, собрать все свое мужество, чтобы выстоять в этой схватке и не допустить ошибки, которая в одно мгновение могла привести ее на край гибели.
        Она вздрогнула. Теперь, когда лорд Шин вошел в дом, Грейс показалось, что в окружающих ее со всех сторон деревьях притаилась опасность. Может быть, за ней действительно кто-то наблюдает? По спине Грейс пробежал холодок. Опустив голову, она решительно направилась к дому.
        Грейс стояла в роскошно обставленной спальне, отведенной ей маркизом, и смотрела на себя в зеркало. Большие испуганные глаза на бледном лице, слегка покрасневшая нижняя губа, которую в минуты волнения Грейс всегда жевала - от этой своей детской привычки она так и не сумела избавиться.
        - Ты сумела выжить. Ты сумела дотянуть до этой минуты, - прошептала она своему отражению. - И ты будешь бороться за себя дальше.
        Но она не знала, хватит ли у нее сил убежать отсюда. Она ни в чем не была уверена.
        Тяжело вздохнув, она попыталась подавить в себе страх. Но сделать это было не так легко. Ее продолжала бить дрожь. Грейс протянула руку, взяла с комода серебряную расческу и стала торопливо причесываться. Затем умылась холодной водой и отряхнула платье от пыли. Но все это не слишком улучшило ее внешний вид - она по-прежнему выглядела измученной, голодной, плохо одетой. И вряд ли у нее достанет сил бороться с маркизом или его дядей, если они начнут приставать к ней.
        Неожиданно она увидела в зеркале лорда Шина, который только что вошел в ее спальню. Грейс снова ощутила животный страх. Стоящая в углу большая кровать внезапно сделалась самым заметным предметом в комнате. Крепко зажав в руке расческу, будто это было какое-то оружие, Грейс резко повернулась.
        Окинув ее взглядом, он презрительно хохотнул.
        - Хотите зачесать меня этой штукой до смерти? - Он снова повернулся к двери. - Монкс принес нам обед. Если вы вынашиваете мысль об убийстве, то вам не мешало бы как следует подкрепиться, чтобы поддержать силы.
        Никто и никогда не обращался с ней так. Ее всегда уважали. И вот теперь появился этот сумасшедший.
        Она приподняла подбородок и окинула Мэтью ледяным взглядом. Да, сейчас ее фамилия Паджет, но она урожденная Марлоу, а Марлоу могли смело смотреть в глаза Лансдаунам. Очень скоро он поймет, что она не из тех, над кем можно безнаказанно издеваться. Она не упадет в обморок и не лишится самообладания, что бы он ни сделал и как бы страшно ей при этом ни было.
        - Что ж, я готова последовать за вами, милорд, - холодно проговорила она.
        С подчеркнутой уверенностью она положила расческу на серебряный поднос с красиво выгравированной буквой Л. «Лансдаун», - произнесла про себя Грейс. Хотя за этим Л. могло скрываться все, что угодно, начиная от «лунатик» и заканчивая «лжец».
        Задумчивый взгляд маркиза снова остановился на ее лице, как будто в эту минуту он решал какую-то загадку. Грейс уже приготовилась выслушать поток насмешек, но вместо этого он просто указал ей рукой на лестницу.
        Они снова спустились в гостиную. Вчера она покинула ее, пытаясь отыскать путь к спасению. Кругом горели свечи, языки пламени отражались в полированных деревянных панелях, мерцали яркими точками на покрывавшей стол шелковой скатерти, столовых приборах и хрустальных бокалах.
        Весь дом был убран с изысканным вкусом. Ничто здесь не напоминало о том, что это тюрьма, клетка с сумасшедшим. Только разве что ужасный стол в другой комнате, к которому Грейс была привязана. И если не обращать на него внимания, то можно было бы подумать, что этот дом - настоящее любовное гнездышко.
        Грейс покраснела. Даже если этот милый домик и в самом деле был предназначен для любовных утех, то это не значило, что она должна исполнять навязываемую ей роль.
        Он подошел к ней сзади.
        - Все остывает.
        Ее мышцы непроизвольно напряглись. Она была совсем одна с этим непредсказуемым монстром.
        Правда, когда они сели за стол, Грейс снова посмотрела на маркиза и подумала, что вообще-то он не слишком похож на чудовище. Он даже не поленился надеть элегантный черный костюм и повязать шейный платок. Но лицо его было напряженным и задумчивым. И настороженным. Тяжелые веки полуопущены, что придавало ему еще и немного загадочный вид. Как будто у него имелся какой-то секрет, который нужно было скрывать.
        Вероятно, из-за обилия этих секретов он и лишился рассудка.
        Мэтью поставил перед ней тарелку с едой, а потом прошел к буфету и взял тарелку для себя. Маркиз двигался настолько изящно, что Грейс, завороженная этим зрелищем, забыла обо всем на свете и не сразу подумала о том, что последний раз обедала в такой обстановке много лет назад. Ей тогда было шестнадцать. А потом она сбежала из дома отца.
        Маркиз сидел на другом конце стола и снова смотрел на нее пристальным, изучающим взглядом. По спине Грейс пробежал холодок. Хотя она очень устала, ей пришлось напрячься и выпрямить спину. Мэтью не должен был догадаться, что она готова в любой момент просто-напросто потерять сознание. И все же от его глаз не укрылось, в каком состоянии находилась его гостья. Но она не собиралась делиться с ним воспоминаниями о своем прошлом. Это касалось только ее, и никого больше.
        Она ничего ему не ответила, и маркиз снова взял инициативу в свои руки.
        - У меня не всегда хороший аппетит, хотя миссис Файли прекрасная кухарка.
        - Еду готовит жена Файли?
        - Да. И убирается в доме тоже она. Она, Файли и Монкс - вот и вся моя прислуга.
        Грейс удивленно приподняла брови. Даже сумасшедшему маркизу по идее полагалось бы иметь больше слуг. Еще одна загадка.
        - Ешьте спокойно. Здесь нет яда. Монкс и Файли привезли вас сюда не для того, чтобы отравить, а совсем с другой целью.
        - Что вы хотите от меня? - с показной уверенностью спросила она, хотя страх распустил свои ледяные щупальца по всему ее телу.
        Мэтью широко улыбнулся, как будто она сказала что-то смешное.
        - Продолжайте смотреть на меня вот так же, и я открою вам эту страшную тайну.
        Грейс вспыхнула и опустила глаза.
        Ее пугал его немигающий, пристальный взгляд, но она не могла не замечать внешней привлекательности Мэтью, завораживающей, изысканной, невольно приковывают щей к себе внимание. Целых девять лет она была замужем за пожилым человеком, и все это время не обращала внимания на других мужчин. И вот неожиданно перед ней появился молодой мужчина, чья красота заставляла трепетать ее сердце.
        Глядя в свою тарелку, Грейс чувствовала, что ее щеки все еще продолжают полыхать. Она отрезала кусочек мяса и положила в рот. Несмотря на шквал эмоций, бушевавший в ее груди, она просто умирала от голода.
        Ощутив знакомый вкус приправленного специями антрекота, Грейс закрыла глаза. Маркиз не должен увидеть ее слез, слишком уж это было жалкое зрелище - рыдающая над куском мяса голодная женщина.
        Вкусная еда мгновенно пробудила воспоминания. От них она так и не смогла избавиться. В годы лишений память с особой настойчивостью рисовала ей картины достатка, царившего в ее родном доме.

«Спокойно, - мысленно приказала она себе. - Контролируй ситуацию, Грейс». Дрожащей рукой она взяла бокал вина и сделала глоток. Но прохладный ароматный херес не успокоил ее, а его вкус с еще большей ясностью и безжалостностью напомнил ей о том, что она потеряла.
        - Вам не слишком к лицу весь этот маскарад, - лениво проговорил маркиз, чтобы как-то заполнить образовавшуюся паузу. Он взял свой бокал и тоже сделал несколько глотков. - Полагаю, к настоящему моменту вы уже поняли, что убитая горем вдова - это не тот образ, который мог бы обезоружить меня.
        Она постаралась проигнорировать эту насмешку.
        - О чем вы говорите? О каком маскараде?
        Мэтью с нетерпеливым выражением лица наклонил бокал в ее сторону.
        - Для второго акта вам придется переодеться. В спальне для вас приготовлен целый шкаф всяких нарядов.
        - Я не знала, что мне нужно это сделать. - Ее сердце на мгновение замерло в груди. Выходит, ее появления здесь ждали. Для нее приготовили даже одежду… А если это так, значит, эти люди постарались сделать все для того, чтобы она не смогла сбежать отсюда.
        Она быстро взяла бокал и сделала еще несколько глотков, чтобы успокоить взвинченные нервы. Разумеется, тот вопрос, который она собиралась задать маркизу, мог вызвать его неудовольствие, но она должна была спросить:
        - Милорд, где мы находимся?
        Откинув прядь волос со лба, маркиз бросил на Грейс подозрительный взгляд.
        - Мадам, какой смысл притворяться и дальше?
        Похоже, ничто не могло поколебать уверенность маркиза в том, что она замешана в каком-то заговоре против него.
        - Но почему вы не можете ответить на мой вопрос?
        Взгляд маркиза сделался задумчивым. Он продолжал крутить пустой бокал. У него были красивые пальцы, тонкие, длинные, но крепкие и энергичные.
        Неужели эти пальцы в скором времени причинят ей боль?
        Он нетерпеливо вздохнул.
        - Потому что не вижу в этом смысла. А меня раздражает все пустое и наигранное, - проговорил он, упершись в нее взглядом. - Но раз уж это вас так забавляет, что ж, я не прочь немного подыграть вам. Ведь как-никак вы моя гостья. Мы находимся с вами в одном из глухих уголков Сомерсета, в двадцати милях от Уэльса.
        - И как давно вы живете здесь?
        На его лице появилась злая ухмылка, но через мгновение она исчезла.
        - Вы ведь хотели спросить, как давно это случилось с моими мозгами? Так? Я не ошибся? - Грейс молчала, и через мгновение он заговорил снова: - Я заболел в четырнадцать. А теперь мне двадцать пять.
        Они ровесники, с удивлением отметила про себя Грейс. Она вдруг почувствовала, что именно в эту минуту между ней и маркизом устанавливается какая-то тесная связь. И надо сказать, это ей не было неприятно.
        - Значит, получается, вы живете в заключении вот уже одиннадцать лет.
        Да, целых одиннадцать лет он вынужден терпеть грубость своих охранников, целых одиннадцать лет полной изоляции и целых одиннадцать лет сумасшествия. Ему не хотелось думать о своих злоключениях и жалеть себя. Какой в этом толк?
        Маркиз равнодушно пожал плечами.
        - Могло быть и значительно хуже. Если бы не… доброта моего дяди. - Он слегка прикусил нижнюю губу. - Благодаря его участию и заботе меня оставили здесь, а не поместили в сумасшедший дом. Думаю, там я бы точно не смог выжить.
        - Прожить одиннадцать лет фактически в заключении… - потрясенно проговорила Грейс.
        Внезапно прекрасная еда потеряла вкус. Грейс положила вилку и нож. От ее глаз не укрылся тот факт, что маркиз съел еще меньше, чем она.
        Он снова пожал плечами.
        - И, тем не менее, в каком-то смысле это к лучшему. По крайней мере, тогда было к лучшему. - На его лице промелькнула язвительная улыбка.
        - Вы все время говорите о своем дяде. А родители у вас есть? Может быть, есть сестры и братья?
        - Мои родители умерли еще до того, как я заболел. И других детей у них не было. Дядю назначили моим официальным опекуном. Предполагалось, что он будет распоряжаться моим наследством до моего совершеннолетия. Но случилось так, что у меня началась душевная болезнь, и, соответственно, дядя продолжает опекать меня и поныне. - Мэтью окинул рассеянным взглядом элегантно сервированный стол и нахмурился. - Разве лорд Джон не рассказал вам обо всем этом? Думаю, он должен был нарисовать обстановку хотя бы в общих чертах. - Он вдруг замолчал, но через несколько секунд заговорил снова: - Надеюсь, это для вас не как гром среди ясного неба и вы не будете биться в истерике.
        - Не буду, - бросила она. - И хочу еще раз повторить - я не знаю Вашего дядю.
        Выражение его лица сделалось напряженным, в глазах снова промелькнуло презрение.
        - Я не верю вам. Послушайте, неужели это не понятно? Я повторяю в последний раз: я вам не верю. - Он отодвинул стул от стола и торопливо поднялся, - Я очень устал от этого разговора, мадам. Спокойной ночи.
        Он вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. Потом прошел по холлу, и вскоре его шаги послышались в саду.
        Грейс облегченно вздохнула. Наконец-то она осталась одна. Мышцы у нее на груди теперь уже не так болели, но от ремней на коже все еще оставались красные полосы. Вокруг запястий и щиколоток тоже были заметны синеватые «браслеты».
        Возможно, такая недоверчивость маркиза являлась следствием его душевной болезни. Перед смертью у ее мужа тоже появились всякие странности. Но он был старым и больным. Грейс подумала, что у нее нет ни достаточного жизненного опыта, ни специальных знание чтобы определить степень помешательства маркиза. Но если бы кто-то спросил ее мнение на этот счет, она сказала бы, что маркиз был чрезвычайно умным человеком. Кажется, от его глаз не ускользала ни малейшая деталь.
        Может ли человек быть одновременно и больным, и умным, таким внимательным и понимающим?
        Впрочем, сейчас ее больше волновал не вопрос, сумасшедший ли маркиз или нет, а что он собирался делать с ней в самом ближайшем будущем. Пока он и пальцем к ней не притронулся, только помог, когда ей сделалось дурно. И было очевидно, что он не из тех, кто станет прибегать к насилию.
        Но кто знает…
        Вглядываясь в темные кроны растущих за окном деревьев, Грейс почувствовала, что дрожит. Маркиз был гораздо сильнее ее. Она ощутила, с какой легкостью он нес ее на руках. И его мышцы были очень твердыми. Если он вдруг решит наброситься, то у нее точно не достанет сил оказать ему сопротивление.
        Может, ей снова попытаться сбежать? Но какой в этом смысл? Она уже успела понять, что ей не покинуть пределов поместья так просто. Правда, ночь была такой тихой и теплой. Если она устроится спать где-нибудь на улице, то в этом, наверное, нет ничего страшного. Но она может наткнуться на Файли и Монкса.
        Господи, вот кого ей уж точно не хотелось бы встретить. Что бы маркиз с ней ни сделал, это все равно будет лучше, чем оказаться в руках двух чудовищ.
        Неожиданно Грейс почувствовала, что у нее закружилась голова. Чтобы не упасть, она схватилась рукой за край стола. Последний раз она пила вино несколько лет назад, а сейчас выпила целый бокал почти на пустой желудок.
        Как она могла так расслабиться? Теперь у нее должен быть ясный рассудок. Господи, ну как можно быть такой глупой. Грейс наклонила голову вперед и стала ждать, когда ей станет лучше.
        Она поднимется в свою спальню и забаррикадирует чем-нибудь дверь. Только так она будет чувствовать себя в безопасности. И если маркиз вернется, то, по крайней мере, не обнаружит ее у порога, словно поджидающую хозяина собаку.
        Сколько у нее времени? Маркиз ушел, но мог вернуться в любой момент и его спокойствие могло смениться гневом в одно мгновение. Она совершенно не знала этого человека, и ей трудно было представить, как он поведет себя в дальнейшем.
        Она должна что-то сделать. И быстро.
        Ей нужно оружие. Дрожащими руками она схватила со стола нож, которым недавно резала мясо в своей тарелке. Конечно, им нельзя серьезно ранить человека, но остановить маркиза при помощи этого ножа она, пожалуй, смогла бы. По крайней мере, можно попытаться.
        Держа в одной руке нож, а во второй свечу, Грейс бросилась наверх. Она бежала так быстро, что пламя едва не потухло. Вбежав в спальню, Грейс захлопнула за собой дверь. Затем, быстро опустив нож в карман платья, подняла свечу и стала искать на двери замок или задвижку.
        Ничего подобного не оказалось.
        Около одной стены стоял большой сундук. Его можно было бы придвинуть к двери, а потом положить на него сверху еще что-нибудь. Маркиз, конечно, сильный мужчина, но будь он даже Самсоном, вряд ли ему удастся прорваться через баррикаду, которую она сейчас соорудит.
        Грейс бросилась к сундуку и попыталась сдвинуть его с места. Но нет, он не сдвинулся ни на дюйм. Оглядевшись по сторонам, Грейс обнаружила в углу комнаты небольшой шкафчик и решила попробовать сдвинуть с места его.
        Но шкафчик тоже будто прирос к полу. Он так и не сдвинулся ни на полдюйма, какие бы усилия Грейс ни прикладывала. Осмотрев всю мебель в спальне, Грейс, наконец, поняла, что кровать, шкафы, стол и сундук были прибиты гвоздями к полу. И без инструментов можно было даже и не пытаться сдвинуть что-либо с места.
        Грейс села на край своей большой кровати и попыталась справиться с нахлынувшим на нее отчаянием. От слез щипало глаза. Ей так и не удалось добиться желаемого. Она только поломала ногти, разбила пальцы и колени.
        Дверь по-прежнему была открыта, и в ее комнату мог войти кто угодно. Грейс вытерла пальцами слезы. Она была такой же беззащитной сейчас, как и в ту минуту, когда ее, опоенную опием, принесли в дом и привязали к кушетке.
        Грейс вдруг посмотрела на нож в своих руках, о котором совсем забыла. Нет, она была не совсем беззащитной. Разумеется, слишком уж надеяться на свое умение обращаться с этим оружием ей не приходилось, но все же…
        Похоже, маркиз еще не вернулся. Пытаясь сдвинуть мебель с места, Грейс продолжала прислушиваться к тому, что происходило внизу, но никакого движения, никаких шагов слышно не было.
        Уже было очень поздно, и Грейс чувствовала себя совершенно измученной. Глаза закрывались сами собой. Крепко зажав в руках нож, она легла на кровать и стала смотреть на пламя свечи, которую она принесла с собой в спальню.
        Неожиданно Грейс проснулась. В комнате было темно. Вероятно, свеча уже догорела и потухла. Ей снился странный сон, как будто она снова была ребенком и спала в своей комнате в Марлоу-Холле. Она лежала на большой кровати на шелковой простыне, укрытая теплым одеялом. Голова утопала в мягкой подушке.
        Непонятно почему, но у Грейс возникло ощущение, что именно сейчас, в эту самую минуту, ей угрожает опасность.
        Ее лицо овевал прохладный ветерок, дующий из открытого окна. Где-то в глубине сознания Грейс мелькнула мысль, что окно было закрыто, когда она ложилась спать. Ее пальцы инстинктивно стиснули нож.
        Наконец она открыла глаза и стала вглядываться в темноту. Совершенно неожиданно на пороге комнаты Грейс увидела высокую мужскую фигуру. Человек стоял неподвижно и смотрел прямо на нее.
        Глава 4
        Тяжело дыша, Мэтью открыл дверь и шагнул в спальню. Кровь все быстрее бежала по его жилам, подогревая нарастающее в нем физическое желание. Его сердце так колотилось в груди, будто он только что одолел в бою противника.
        В комнате было темно и тихо, но внутренний голос подсказывал ему, что женщина не спит. И смотрит на него.
        Он напряженно вглядывался в ее лицо, которое вырисовывалось в черноте смутным белым пятном. Женщина молчала. Неслышно было даже, как она дышит. Но особая напряженность, установившаяся в пространстве комнаты, говорила о том, что она ждала каких-то действий с его стороны.
        Он мог прямо сейчас подойти и овладеть ею. Ведь она здесь для этого.
        Она распахнет ему свои объятия, ее тело откроет ему все свои секреты, и он забудется в темных глубинах сладострастия. Эта женщина даст ему все то, что он так долго подавлял в себе.
        Его пальцы с силой впились в дверной косяк. Что-то удерживало его от последнего решительного шага. Но она не могла отказать ему. Ей хорошо заплатили за эту работу. И то обстоятельство, что он ей не нравится, не имеет никакого значения. Если она начнет сейчас капризничать, ей придется узнать, что такое гнев лорда Джона.
        Он так долго мучился, так долго боролся с собой, но инстинкты взяли верх.
        Да и какой мужчина откажется от столь легкой добычи?
        Начавшийся дождь заставил его вернуться из сада домой. Сначала Мэтью не хотел возвращаться, даже надеялся, что холодные струи дождя погасят полыхающий в его теле костер, но мысли то и дело возвращались к той женщине, что так неожиданно ворвалась в его одинокое существование. Она была так красива и так… строптива. И эта строптивость, эта ее непокорность особенно возбуждали его.
        И, тем не менее, он колебался, словно пришел просить ее о милости.
        Но почему она молчит? Почему не скажет что-нибудь? Не закричит? Почему не предложит ему прикоснуться к ней?
        Сейчас имело значение только то, что она женщина, а он мужчина, терзаемый желанием.
        Его дядя знал, что так оно и будет. Но хотя его хитрость и сработала, лорд Джон ничего не добьется.
        Он, Мэтью, сильнее, чем можно было бы подумать. Он сможет противостоять этому искушению.
        По крайней мере, пока. Но нужно действовать осторожно. Его разум - единственное оружие против лорда Джона. Он должен устоять против чар этой проститутки, какой бы соблазнительной она ни была.
        Выйдя из комнаты, Мэтью неожиданно услышал за своей спиной сдавленные рыдания.
        Она плакала, потому что боялась сумасшедшего. Если эта женщина будет держаться от него на расстоянии, то это ему даже на руку. Это поможет ему справиться с желаниями своего тела. И все же Мэтью охватило отчаяние.
        Наверху вдруг послышались быстрые шаги, и через мгновение дверь спальни захлопнулась с такой силой, что весь дом содрогнулся до самого своего основания.
        Следующим утром, как только встало солнце, Мэтью отправился в свой сад, где время от времени, чтобы скрасить одинокий досуг, проводил ботанические эксперименты. Сейчас он намеревался сделать прививку дикой розе. Но не успел он надеть перчатки и приготовить все необходимое для предстоящей операции, как вдруг у него возникло ощущение, что по его телу пробежал электрический разряд. Мэтью быстро поднял голову и увидел прямо напротив себя под аркой из красного кирпича ее. Сегодня она выглядела гораздо лучше, чем вчера, на ее лицо вернулись естественные краски, но оно по-прежнему хранило страдальческое выражение. Взгляд ее синих глаз оказывал на Мэтью просто-таки гипнотическое воздействие.
        - Доброе утро, - сдержанно поздоровался он. Его рука с ножом, которым он собирался делать надрез на розовом кусте, опустилась.
        - Доброе утро, милорд, - вежливо проговорила она.
        Незнакомка посмотрела на нож в его руке, но в ее взгляде не было страха. Она никуда не убежала, подобрала юбки и, устало вздохнув, вышла из-под арки. Мгновение, и она уже стояла в самом центре его личного королевства.
        Мэтью сразу же обратил внимание на то, что она в другом платье. Наверное, нашла его в одном из шкафов. Внутренне застонав, Мэтью окинул девушку взглядом с ног до головы. Это новое платье оказалось ей слегка великовато, и вырез опустился значительно ниже, чем предполагалось по фасону. Ее соблазнительно приподнятая пышная грудь мгновенно притягивала взгляд. Мэтью просто не мог оторвать глаз от этой светло-кремовой округлости с интригующей ложбинкой посередине.
        Но, в конце концов, он справился со своими внезапно пробудившимися инстинктами и смело посмотрел ей в глаза.
        Похоже, она была возмущена. Но чего эта женщина, собственно говоря, ожидала, разгуливая перед ним в подобном одеянии?
        Вчера он поклялся себе, что не притронется к ней и пальцем. Он ведь только смотрел на нее. Что мог плохого сделать ей его взгляд? Впрочем, ему и в самом деле очень хотелось прикоснуться к ней.
        Но если он сделает это - пропадет.
        Она вдруг обхватила себя руками, чтобы скрыть от его глаз вырез платья. Ее скулы покрылись нежным румянцем. Что ж, надо отдать должное его дяде. Он, вероятно, приложил немало усилий, чтобы найти для него проститутку, которая умеет краснеть.
        Придя, наконец, в себя, Мэтью снова занялся розовым кустом. Но хотя его ботанический эксперимент и был продолжен, мысли бродили совсем в другой области.
        Он работал, а она стояла рядом. И оба молчали. Мэтью подумал о том, что не знает, как развлечь свою гостью. Ему никогда раньше не приходилось заниматься такими вещами. Впрочем, возможно, это и к лучшему.
        Не желая делать шаг ей навстречу, он ждал, что, может быть, она что-нибудь скажет, как-нибудь разрядит эту неловкую и напряженную атмосферу, но она, опустив голову, только ходила по дорожке между аркой и плантацией роз. И похоже, тоже чувствовала себя скованно.
        Что ж, очень мило, сказал он себе под нос и вдруг уколол палец о шип.
        Вытерев кровь о льняную рубашку, Мэтью поднял голову и снова посмотрел на девушку. Против собственного желания он опять принялся разглядывать ее фигуру. Узкая талия, довольно широкие бедра. И еще на ней не было нижней юбки, отметил он. Это, с его точки зрения, подтверждало тот факт, что девушка не отличалась благочестием. Солнце просвечивало сквозь ее юбку, смутно прорисовывая под тканью ноги, которые, и этого нельзя было не заметить, были длинные и стройные.
        При одном лишь взгляде на эти ноги у Мэтью пересыхало во рту. Он сжал пальцы в кулаки и стиснул зубы.
        Грейс снова приблизилась к нему, и в этот момент подул легкий ветерок. До Мэтью долетел ее запах. Как и вчера, это был запах солнечного света и цветочного мыла. Правда, сегодня цветочное мыло было другим - в нем определенно присутствовала жасминовая нота. Он сказал себе, что это неприятный запах, но, тем не менее, с наслаждением продолжал вдыхать едва уловимый аромат, повисший в воздухе.
        - Милорд, - услышал Мэтью неуверенный голос.
        Он повернулся к ней, и его взгляд уперся в ее руки. Девушка стиснула их перед собой, но все равно было заметно, как дрожат ее пальцы.
        Эта ее неловкость и смущение действовали на Мэтью обезоруживающе, но он не хотел превращаться в какое-то безвольное, мягкотелое существо. Он не позволит себе это.
        - Милорд, - снова повторила девушка, не трогаясь с места. Быстрым движением она подтянула вверх свое платье, но декольте тут же опустилось вниз, обнажив ее грудь даже чуть больше прежнего. - Нам необходимо поговорить.
        У Мэтью практически не было опыта общения со слабым полом, но внутренний голос подсказывал ему, что эти слова, сказанные женщиной, могут предвещать только одно - проблемы.
        - Я занят, - проговорил он торопливо и стал очень внимательно осматривать засохшую ветку.
        Она нетерпеливо вздохнула.
        - Этот разговор не займет много времени.
        Слегка напуганный такой настойчивостью, Мэтью поднял голову и посмотрел ей в глаза:
        - Похоже, вы больше не боитесь меня.
        Ее синие глаза встретили его взгляд.
        - Разумеется, мне по-прежнему страшно, - кашлянув, сказала она. - Но если я буду все время убегать, увидев вас, разве кому-то от этого станет лучше? А, кроме того, если бы вы хотели причинить мне какой-нибудь вред, полагаю, не стали бы так долго ждать.
        Она гордо приподняла подбородок, и у Мэтью опять что-то дрогнуло в груди. Господи, и где его дядя только нашел ее, удивленно спросил себя Мэтью. Она чудо.
        - Возможно, я невольно ввел вас в заблуждение, дав вам ложное чувство уверенности и ощущение безопасности, - сухо заметил он. Ему не следовало забывать, что открытость и мужество - ее стратегическое оружие, которое она так ловко использует против него.
        - Поверьте мне, я отнюдь не чувствую себя в безопасности. - Ее глаза по-прежнему пристально смотрели на него. - Я хочу, чтобы вы помогли мне убежать отсюда.
        От неожиданности Мэтью запрокинул голову, его глаза округлились. Потом он вдруг неестественно рассмеялся. Она говорила так серьезно, с такой уверенностью в голосе, что это не могло не показаться ему просто забавным. Забавным и нелепым.
        Когда он, наконец, перестал смеяться, ее красивые темные брови сдвинулись на переносице - она сердилась. Она даже забыла о своем вырезе на платье и перестала его дергать вверх.
        - Я счастлива, что смогла доставить вам минуту радости, - насмешливо проговорила она.
        Мэтью снова сделался серьезным, больше смеяться ему не хотелось.
        - Полагаю, это и было вашей целью, - бросил он.
        Затем Мэтью встал и направился к теплице, намереваясь взять там еще один кусок специальной ткани, чтобы покрепче обвязать привитую ветку. Если его поведение покажется ей грубым, то, возможно, она больше не захочет вести с ним эти опасные разговоры, и это было бы очень кстати. Но надежды Мэтью не оправдались. Девушка вошла в теплицу и встала позади него. Теперь она стояла так близко, что он снова ощущал жасминовый запах, который никак не хотел растворяться в благоухании цветов, так обильно растущих здесь.
        - Лорд Шин, я полагаю, мысль о нашей… близости вызывает у вас такое же отвращение, как и у меня.
        Услышав это, Мэтью обернулся так резко, что едва не врезался в стоящую позади него девушку.
        Хотя сейчас ему больше всего хотелось крепко обнять ее и прижать к себе, он невозмутимо проговорил:
        - Почему вы так считаете?
        Она отшатнулась назад. Ее щеки сделались пунцовыми, а грудь высоко вздымалась. Ее дыхание стало неровным и поверхностным. Перед Мэтью предстал просто-таки портрет невинной женщины, смущенной близостью незнакомого мужчины. Этакая «Смущенная добродетель» и «Невинность в смятении». Он бы даже поаплодировал ей, если бы сам не был так взволнован.
        Она снова заговорила, и в ее голосе ощущалась легкая дрожь.
        - Вы так себя ведете… Вы все время даете мне понять, что вам неприятно мое присутствие. И прошлой ночью вы не…
        - Не набросился на вас? - закончил он.
        - Если бы вы хотели удовлетворить свое физическое желание, то, думаю, давно сделали бы это. Я уже говорила вам, что вдова, а поэтому знакома с тем, что называется мужскими потребностями.
        Он с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться. Она рассуждала как какая-нибудь старая дева, работающая классной дамой в школе для девочек. Хотя ее наряд как раз подходил для проститутки. Очень дорогой проститутки, созданной для того, чтобы сводить мужчин с ума.
        Впрочем, он-то ведь уже и так сумасшедший.
        Сложив руки перед собой, Мэтью снова окинул ее взглядом:
        - Мадам, поверьте, если бы я мог вызволить вас из этой тюрьмы, то бы сделал это. К сожалению, только мой дядя в силах помочь. Но раз он распорядился доставить вас сюда, вряд ли он захочет так быстро выпустить вас.
        Она поднесла руку к шее.
        - Я прекрасно понимаю, о чем вы думаете. Но уверяю вас, я просто жертва обстоятельств. Я потерялась в Бристоле и случайно забрела в доки. Монкс и Файли схватили меня и насильно напоили опием. Разве вы не помните, в каком состоянии я лежала на кушетке? Я не сопротивлялась только по той причине, что находилась под воздействием наркотика.
        Мэтью, наклонив голову, слушал ее. Что ж, подумал он, надо отдать ей должное: она настойчиво придерживается одной и той же версии.
        - Но вы не думаете, что эта история с наркотиками может быть всего лишь ловким трюком, цель которого - убедить меня в вашей невинности?
        - Вы все еще не верите мне, - прошептала она. Немного помолчав, Грейс заговорила чуть громче: - Ну посмотрите же на меня, лорд Шин. Неужели я похожа на… проститутку?
        - Сегодня вы похожи на нее чуть больше, чем вчера, - прямо заявил он.
        Окинув платье невеселым взглядом, она снова попыталась прикрыть свою грудь.
        - Да, я понимаю, что вы имеете в виду, но, к сожалению, это платье оказалось самым скромным в вашем гардеробе.
        Мэтью стало любопытно. Видимо, остальные наряды выглядели еще более провокационными. Перед его мысленным взором тут же появилась целая вереница соблазнительных образов, но он запретил себе думать на эту тему.
        Стоящая перед ним девушка продолжала то и дело одергивать и поправлять свое платье. Со стороны можно было бы подумать, что она действительно чувствует себя неловко в этом наряде. Грейс снова прикрыла грудь руками, и Мэтью разочарованно вздохнул.
        - Приходила женщина. Вероятно, это была миссис Файли. Она приготовила ванну и забрала мое черное платье. Я думала, что она почистит его и принесет обратно, но платье так и не вернули. Когда я спросила женщину, что с ним, она ничего не ответила. Не вернула и мою нижнюю сорочку.
        - Она абсолютно глухая. Ничего не слышит уже много лет, - равнодушно объяснил он. - Полагаю, это случилось с ней потому, что Файли раньше частенько ее избивал после попоек. Дара речи она не лишилась, но я никогда не слышал, как она говорит.
        Лицо Грейс побледнело, на висках и лбу более отчетливо проступили голубые прожилки.
        - Это ужасно. Бедная женщина.
        - Разумеется, Файли настоящая скотина. И уж вам-то это хорошо известно.
        - И поэтому мне не нужно объяснять, милорд, как отчаянно я нуждаюсь в вашей помощи. - В ее голосе послышалась злость. Мэтью Невесело рассмеялся:
        - Миссис Паджет, дядя не интересуется моими желаниями. Когда он мне предложил привезти проститутку, я с ужасом отказался.
        - Может быть, тогда мне поговорить с ним?
        Мэтью пожал плечами и отвернулся в сторону.
        - Что ж, можете написать ему письмо и попытаться убедить его в том, в чем считаете нужным. Но помните: мой дядя - человек, который руководствуется только своими собственными соображениями. И в данный момент он твердо убежден, что мне необходима женщина, способная скрасить мой досуг. Вы ведь женщина - это неоспоримый факт, а поэтому вряд ли он сочтет нужным искать вам замену.
        - Мне не хочется думать, что наше с вами положение столь безвыходно.
        - Но оно именно такое.
        И не говоря больше ни слова, Мэтью с решительным видом вышел из теплицы. Он был уверен, что на этом в их разговоре поставлена точка, но знай Мэтью Грейс немного получше - не стал бы торопиться с подобными выводами.
        В полдень Мэтью отправился побродить по саду вместе с Вулфрамом. Хотя ярко светило солнце и весенние листья радовали глаз своей сочной зеленью, Мэтью оставался глух ко всей этой красоте. Его мысли крутились только вокруг одной проблемы.
        Женщина.
        Миссис Паджет.
        Грейс.
        Когда его привезли в это поместье, он был почти мальчиком. Но какие-то познания о внешнем мире, мире за пределами этой стены, еще сохранились в его памяти. И он что-то не помнил, чтобы падшие женщины изъяснялись на столь безупречно правильном языке и с таким пренебрежением относились к своей внешности. Грейс - красивая женщина, но не прибегает ни к каким ухищрениям.
        Ему вдруг захотелось увидеть ее с распущенными волосами. Это будет восхитительное зрелище.
        Темные шелковистые волосы тяжелым каскадом опускаются на обнаженные плечи… Даже теперь, когда они заплетены в косы и уложены вокруг головы, чувствовалось, что волосы у нее густые и блестящие.
        Мэтью вздохнул. Ему нельзя давать волю своему воображению. Кто же на самом деле эта женщина? Может, быть, она актриса, потерявшая работу? Такое не исключено. Когда человеку нечего есть, он будет цепляться за что угодно, чтобы выжить. Отчего бы и не развлечь несчастного сумасшедшего? И возможно, лорд Джон в самом деле не поставил ее в известность относительно всех обстоятельств жизни своего племянника.
        Мэтью горько усмехнулся. Когда он сказал Грейс, что страдает душевным расстройством, она испытала что-то вроде шока. Он тогда почти поверил ей.
        Впрочем, возможно, миссис Паджет решила участвовать в махинациях дяди и подругой причине. Мэтью зло пнул кучку прошлогодних листьев. Если она была раньше любовницей дяди, то вся эта история приобретала совершенно иной смысл.
        И ее благопристойность в таком случае тоже ставилась под вопрос. Его дядя вряд ли предложил бы порядочной женщине участвовать в этом деле. Каким бы негодяем лорд Джон ни был, он всегда четко придерживался существующих в светском обществе законов и дорожил своей репутацией. Уж это-то Мэтью хорошо знал.
        Возможно, потому, что миссис Паджет была любовницей дяди, она и не старалась выглядеть привлекательной для него, Мэтью. В сердце она хранила верность своему покровителю, и ей было трудно лечь в постель другого мужчины.
        Целая череда жутких картин пронеслась перед мысленным взором Мэтью. Вот его дядя расположился между ее ног, вот его руки скользят по ее белой коже, его рот с жадностью впивается в ее тело.
        - Господи! - Он с силой стукнул кулаком по стволу березы.
        Пронзившая руку боль мгновенно вернула Мэтью к реальности. У него снова случился приступ, хотя в последние годы он уже уверился в мысли, что болезнь больше не вернется. Нет, нельзя продолжать в таком духе. Он опять может заболеть. И теперь он вряд ли сможет перенести это погружение в безумие, в небытие, в эту тягостную, липкую паутину страха и отчаяния.
        В эту минуту Вулфрам ткнулся своим холодным носом в его ладонь, и Мэтью почувствовал себя спокойнее. Преданная любовь собаки скрашивала его жизнь в этой тюрьме.
        Сейчас здесь, в поместье, появилась еще и женщина. Но как только он привяжется к ней, дядя сразу же заберет ее отсюда. Ему следует избегать ее общества. Конечно, это будет не так просто - ведь она поселилась с ним в одном доме. И все же он должен что-то придумать. Он просто обязан это сделать.
        Чувствуя, что его мысли снова стали ему подконтрольны, Мэтью облегченно вздохнул и направился обратно к дому. И тут же его план, который он только начал обдумывать и который даже еще не приобрел и намека на завершенность, рассыпался в прах.
        Монкс и Файли стояли в саду за домом. В этом не было ничего необычного, но все же что-то в их поведении смущало Мэтью. Присмотревшись получше, он увидел между деревьями светло-зеленое платье. Охранники стояли к нему спинами и поэтому не заметили его приближения.
        Но что там делает эта женщина?
        Мэтью жестом приказал Вулфраму остановиться. Монкс и Файли были полностью поглощены своим занятием и ни на что не обращали внимания. То, что Мэтью услышал, заставило его похолодеть.
        - По-другому, детка, тебе отсюда не вырваться. Ты уж нам поверь. Можешь дать нам сейчас, а можешь и после его светлости. Как тебе больше нравится, - мягко проговорил Монкс.
        Чем предупредительнее становится убийца, тем больше вероятность того, что убийство будет совершено, подумал про себя Мэтью.
        - Сначала я. - Файли подошел почти вплотную к девушке и прижал ее к стене дома. - И прямо сейчас. Я не хочу долго ждать. Свой шанс я не упущу.
        - Но поверьте, вы ошибаетесь. Я вдова, а вовсе не… шлюха.
        Мэтью не видел миссис Паджет, но прекрасно слышал ее голос. Она старалась говорить твердо и убедительно. И по-прежнему была безупречно вежлива. Казалось, она не отбивается от двух непредсказуемых идиотов, а приглашает их на чашку чаю.
        Монкс противно захихикал:
        - Все хорошенькие девчушки - проститутки. Если даже ты такой раньше и не была, мы научим тебя всему, чему нужно.
        В ее голосе послышалась мольба.
        - Отпустите меня. Я никому не расскажу, что вы сделали. Даю слово.
        Кажется, она даже не догадывается, насколько опасны эти двое. Как глупо с ее стороны так вести себя, с досадой подумал Мэтью.
        Монкс снова засмеялся. Услышав этот отвратительный зловещий смех, Мэтью почувствовал, как у него по спине забегали мурашки. Хотя он знал этого негодяя давно, ему никак не удавалось привыкнуть к звуку его голоса.
        - Значит, ты даешь слово? Ха! Твое слово ничего не значит для меня. Так или иначе, тебе придется ублажить и нас, и его светлость. Может быть, его светлость не совсем дружит с головой, но зато он прехорошенький.
        Монкс и Файли залились смехом.
        - Он не хочет меня, - сказала она.
        Мэтью прикусил губу и закрыл глаза. Господи, что она такое несет! Кем бы ни была эта девушка, послушным инструментом его дяди или невольной жертвой, но сейчас, в эту самую минуту, она подписала себе смертный приговор.
        - Да парень просто немного робеет, - прокудахтал Файли. - Он скоро справится с этим.
        - Нет, я ему не нравлюсь, - продолжала настаивать она.
        - В таком случае держать тебя здесь бессмысленно, - деловито проговорил Монкс. - Файли, значит, мы можем попользоваться ею, а завтра покончим с ней.
        - Что вы такое говорите, - отчаянно запротестовала она. - Вы не понимаете.
        Послышался похотливый смех Файли.
        - Мы все прекрасно понимаем, цветочек. Это ты все еще пребываешь в заблуждении. Думаю, его светлость все же попользуется тобой, потом мы попользуемся тобой, а потом, крошка, мы перережем твою красивую шейку. Если же его светлость не захочет тебя, то мы пропустим первый пункт нашего плана. - Он схватил девушку за руку и потянул к себе.
        - Пустите меня! - закричала она, вырываясь из цепких пальцев Файли.
        Даже если бы она и в самом деле была лживой шлюхой, Мэтью все равно проникся бы к ней жалостью. Слишком уж маленькой и беспомощной она выглядела сейчас. Он сам очень хорошо знал, каково это - быть беспомощным и оставленным всеми, и поэтому был полон сочувствия к этой несчастной женщине. Хотя ее поведение пробуждало в нем гнев, он все равно жалел ее. Только он, Мэтью Лансдаун, в состоянии помочь ей при данных обстоятельствах.
        - Что здесь происходит? - громко спросил Мэтью и вышел из-за деревьев.
        Монкс быстро повернулся и, увидев маркиза, отвесил ему низкий поклон. В последнее время по какой-то непонятной причине Монкс и Файли стали проявлять к нему больше почтения. Раньше они вообще не считались с ним, и даже его титул не заставлял их выказывать ему должное уважение. Возможно, они считали, что из-за своей душевной болезни он просто не помнил того, что они раньше с ним делали.
        - Милорд, как мы поняли, эта шлюха вам не понравилась. Мы ее уберем и в самое ближайшее время доставим вам другую.
        - Я вам не игрушка, - снова закричала женщина, пытаясь вырваться из рук Файли.
        - Закрой свой рот, сука, - сказал Монкс. - Иначе я тебе его закрою.
        - Да как вы смеете так со мной разговаривать, - проговорила она. И снова Мэтью отметил про себя, что даже при подобных обстоятельствах эта женщина оставалась безупречно вежливой и говорила на том же правильном языке, что и он сам.
        - Я уже предупредил тебя. - Монкс потряс кулаком. Мэтью шагнул вперед и, перехватив занесенную над головой Грейс руку, посмотрел в маленькие злые глаза своего тюремщика.
        - Отпустите ее, черт возьми, - приказал он. Файли быстро выпустил руку Грейс и слегка втянул голову в плечи.
        - Просим прощения, ваша светлость, - забормотал он, с беспокойством поглядывая на оскалившегося Вулфрама.
        С Монксом все было несколько сложнее. Он с вызовом смотрел в лицо Мэтью и, похоже, не собирался выполнять его приказ. Его глаза-щелочки налились кровью, но, в конце концов, охранник подавил в себе волну ярости и неприязни и отвел взгляде сторону.
        Девушка все еще стояла за спиной Монкса. Мэтью взял ее за руку и потянул к себе. Он не смотрел на нее, но чувствовал, что она сильно дрожит. К счастью, она, наконец, сообразила, что при сложившихся обстоятельствах молчание - лучшая для нее тактика.
        - Эта леди находится под моей защитой. Если кто-то из вас вздумает причинить ей вред, мой дядя будет сразу же поставлен об этом в известность. Смею вас заверить, это ему не понравится.
        Монкс изобразил покорность на своем лице, но на самом деле он и не думал сдаваться. Его губы растянулись в льстивой улыбке.
        - Надо понимать, мы ошиблись и эта сучка понравилась вам, милорд?
        Мэтью заколебался. Если сейчас он утвердительно ответит на этот вопрос, то распишется в том, что принимает навязанные ему дядей правила игры.
        Если он скажет, что его не интересует эта девушка, то она умрет.
        Монкс просиял. Он прекрасно понимал, в какое положение попал сейчас молодой маркиз. Монкс не был дураком и кое-что знал о планах лорда Джона. И он осознавал всю важность этого момента.
        Разумеется, Мэтью не мог сказать, что его не интересует Грейс.
        Она стояла сейчас рядом с ним, и сдавливаемые рыдания сотрясали ее тело. Мэтью снова ощущал в воздухе запах жасмина, чувствовал исходящее от нее тепло. Она была теплой и живой.
        Маркиз посмотрел в глаза своему врагу и спокойно сказал:
        - Мне нравится эта девушка, она останется со мной.
        Глава 5
        Грейс хорошо слышала голос маркиза - правда, он доносился до нее откуда-то издалека и смысл сказанных им слов она плохо улавливала. И, тем не менее, было понятно, что Мэтью защитил ее. Она доверчиво прижалась к нему - только этот человек мог остановить двух распоясавшихся охранников, готовых разорвать ее на кусочки, будь их воля. Маркиз пожал ей руку, успокаивая.
        Трепетавшее от страха сердце Грейс выстукивало сейчас только два слова: «Я спасена, я спасена, я спасена…»
        Монкс окинул маркиза насмешливым взглядом, от которого Грейс сжалась в комок и покрылась холодным потом.
        - Что ж, желаю вашей светлости хорошо позабавиться. Если понадобится, то с радостью поделюсь секретами, как доставить девушке удовольствие.
        В приятном баритоне маркиза послышались ледяные нотки:
        - Попридержи язык, Монкс, и оставь свои советы для кого-нибудь другого. Я приказываю вам обращаться с этой леди уважительно. И не дай Бог вам ослушаться меня.
        Лорд Шин обнял Грейс за плечи и прижал к себе. Она почувствовала легкий приятный запах чистого тела. И этот запах показался Грейс знакомым. По всей видимости, она уже вчера ощутила и запомнила его.
        - Хорошенько запомни это, Файли. - Мэтью говорил так, как будто отдавал приказы генералам своей армии, а не командовал двумя полубезумными тюремщиками. - А теперь оставьте нас.
        Твердость в его голосе и спокойная уверенность произвели должное впечатление на Монкса и Файли. Они сразу как-то сжались и в замешательстве ретировались. Оставшись наедине с Грейс, маркиз убрал свою руку с ее плеч, и она тут же вновь почувствовала себя покинутой и одинокой.
        - Все в порядке? - спросил он. Никакой надменности и враждебности в его взгляде и тоне уже не ощущалось. Наоборот, можно было даже подумать, что маркиз волнуется за нее.
        Грейс обхватила себя руками, чтобы унять дрожь и согреться, но это не помогло. Всего несколько минут назад в объятиях лорда Шина она ощущала, как приятное тепло растекается по ее груди и рукам, и теперь ей не хватало этого. Казалось, ее ноги сделались ватными, она почти не чувствовала их. И прежде чем заговорить, Грейс пришлось сделать над собой усилие.
        - Они… они не успели сделать мне ничего плохого.
        - Но могли. С вашей стороны было просто безрассудно пытаться урезонить их или что-то объяснять. - Внимательные глаза с золотыми искорками пристально смотрели на нее.
        - Знаете, теперь я верю, что вас действительно похитили и насильно привезли сюда.
        Наконец-то! Ее мгновенно охватил гнев. И тут же Грейс почувствовала себя значительно увереннее. Бросив на маркиза сердитый взгляд, она сказала:
        - Я ценю вашу прозорливость, милорд. Хотя мне кажется, что любой человек сразу бы понял, что я говорю правду.
        Маркиз посмотрел на Грейс и вдруг улыбнулся:
        - Вы не учитываете, миссис Паджет, что имеете дело с бедным сумасшедшим.
        Мэтью был очарователен, и эта насмешливая улыбка необыкновенно шла ему, но Грейс все это рассердило еще сильнее. Ей даже захотелось стукнуть чем-нибудь маркиза по его красивой голове.
        - Кажется, вам просто нравится разыгрывать из себя сумасшедшего, милорд. - Она резко повернулась и зашагала к дому, ругая всех мужчин на свете.
        Когда пришло время обеда, Грейс вышла к столу в отнюдь не миролюбивом настроении. Скорее всего, гнев, который она обрушила на бедного маркиза, был вызван страхом - ведь Монкс прямо заявлял, что собирается убить ее. Любой человек на месте Грейс испытал бы точно такие же чувства.
        Грейс все еще не могла оправиться от перенесенного шока, и время от времени ее мысли возвращались к тому моменту, когда лорд Шин пришел ей на помощь и спас ее.
        Он сказал, что хочет, чтобы она осталась с ним.
        Войдя в гостиную и обнаружив лорда Шина стоящим у окна, Грейс почувствовала, как ее сердце учащенно забилось. Разумеется, она боялась этого человека. Но нелегкая жизнь и череда постоянных несчастий научили Грейс не лгать себе. К ее страху примешивалось что-то еще, что-то похожее на возбуждение. И даже ее страх был другого рода и совсем не походил на то отвращение с примесью ужаса, которое она испытывала к Файли.
        Лорд Шин по-прежнему стоял к ней спиной и любовался тем редким фиолетово-зеленым оттенком неба, который появляется только с наступлением сумерек. И в этот момент от его позы, чуть склоненной головы, задумчивого выражения лица веяло таким одиночеством, такой безысходностью и грустью, что у Грейс сжалось сердце.
        Он заговорил, не поворачивая головы:
        - Держитесь подальше от Файли и Монкса. Они не тратят время на пустые угрозы.
        Грейс внезапно с новой силой ощутила окружающую ее ауру опасности. Казалось, здесь, в этом поместье, живут одни сумасшедшие и только она единственная нормальная попала сюда по какой-то странной случайности.
        Лучше так не думать, потому что сумасшествие заразно.
        Неожиданно в ее памяти всплыла картина сегодняшнего утра. Маркиз на корточках сидит перед только что распустившимся розовым кустом. Его руки - в тканых перчатках, крепкие, умелые и изящные, покрытые тонкими золотистыми волосками. Сердце Грейс на мгновение подпрыгнуло, когда она вдруг представила себе, как эти руки гладят ее тело.

«Немедленно прекрати это, Грейс, - приказала она себе, - у тебя и без того полно неприятностей».
        Господи, она должна сейчас же взять себя в руки. Ей совершенно не нужно впутываться ни в какие любовные истории с этим несчастным узником. У нее в жизни был лишь один мужчина - ее муж, который избегал физической близости с ней, что привело ее к глубочайшему разочарованию в браке. И вот вдруг в ней неожиданно начали просыпаться какие-то непонятные, пугающие ее чувства. Для этого сейчас было не время и не место.
        Она подошла к окну и встала рядом с маркизом. Небо стало еще темнее, сине-фиолетовые краски сгущались, прямо на глазах появились первые звезды, изливавшие на землю такой яркий, такой чистый свет, что окружающий мир походил больше на сказку или оживший сон. Ах, если бы только не эта стена, невидимая, но существующая повсюду, куда ни пойди. И эти два опасных дьявола…
        Затянувшаяся пауза подталкивала Грейс к действиям. Она должна была что-то сказать маркизу. Несмело кашлянув, Грейс проговорила:
        - Благодарю вас, милорд. Если бы не вы…
        - Ах, вы все еще об этом. Пустое, не думайте больше об этих ублюдках, - сказал он и устремил на нее свои большие загадочные глаза.
        Грейс тряхнула головой и торопливо проговорила:
        - Вы были великолепны.
        Его красиво очерченный рот едва заметно улыбнулся.
        - Думаю, вы преувеличиваете. Он отошел от окна. Грейс решила, что это из-за нее. Казалось, маркиз ни минуты не может находиться с ней рядом. Разумеется, она была неподобающе одета. У этого золотистого платья тоже оказалось слишком низкое декольте, и Грейс, пытаясь как-то прикрыть свою грудь, без конца поднимала вверх руки и прикладывала к шее. Но еще хуже было то, что платье выглядело слишком широким в поясе и розовый ремешок не прижимал к ее телу корсет.
        Она, конечно, перерыла весь гардероб в своей комнате, пытаясь отыскать что-нибудь темное и скромное, более соответствующее ее положению вдовы, но наряды были таковы, что ввели бы в смущение даже блудницу. Бель настолько прозрачное, с кружевами и чертовски неудобное. Все ящики забиты дешевыми украшениями, целые курганы коробок с косметикой.
        Неожиданно она наткнулась и на ящик с одеждой маркиза. В этом было что-то невыносимо интимное, что-то, что могло существовать только между супругами. Его вещи были у нее под рукой. Как будто он мог в любое время войти в ее комнату и взять то, что ему требовалось. Тогда она быстро задвинула этот ящик и отдернула от него руки. Это значило, что и она сама была его собственностью. Маркиз мог зайти сюда, когда ему вздумается, и взять ее. В конце концов ей пришлось остановить свой выбор на этом платье. Оно было самым приличным из того, что имелось. Разумеется, оно болталось на ней как на вешалке, и даже существовала опасность, что это платье свалится с ее плеч. Вот была бы картина - ока стоит в одной сорочке перед маркизом, а он морщит от отвращения свой аристократический нос.
        Впрочем, какое ей дело до того, что подумает о ней маркиз. В том, что она оказалась рядом, нет ее вины.
        Когда она жила на ферме, ей часто приходилось иметь дело с рабочими, фермерами, торговцами и покупателями. Она привыкла общаться с ними в деловой обстановке, и ей не приходило в голову думать о них как о мужчинах. Так почему же маркиз должен стать исключением?
        Она глубоко вздохнула, пригладила тяжелые складки на юбке и повернулась к столу. Маркиз разливал вино по бокалам. Один бокал он протянул ей и сказал:
        - Может быть, теперь вы расскажете мне, как попали сюда? Прежние ваши объяснения я склонен назвать лживой историей, состряпанной моим дядей.
        Она резко подняла голову и прямо посмотрела ему в лицо. И тут же смутилась. Слишком уж привлекательными были его черты, но без приторной слащавости. Этот мужчина притягивал ее как магнит, волновал, вселял в нее страх.
        Маркиз продолжал смотреть на нее.
        - Правда, если вы не хотите говорить… - Он жестом предложил ей присесть на диван.
        - Благодарю вас. - Грейс села, не отрывая от него глаз ни на мгновение. Маркиз расположился на стуле напротив. Все приличия были соблюдены, как будто они находились в лондонской гостиной.
        Интересно, понравился бы ей маркиз, если бы они встретились при обычных обстоятельствах? Внутренний голос подсказывал ей, что так или иначе, но она обязательно бы обратила внимание на этого человека.
        Сейчас он сидел на обитом гобеленом стуле, слегка откинув назад голову, и улыбался. Несмотря на кажущуюся простоту его одеяния, оно, несомненно, стоило целое состояние. И необыкновенно шло маркизу. Весь его облик, вся эта роскошь угнетающе действовали на Грейс, пугали ее. Грейс была женщиной, которая привыкла к бедности, и, кроме того, она чувствовала себя сейчас в этом нелепом платье дешевой актеркой.
        Она снова глубоко вздохнула, чтобы немного успокоить свои нервы.
        - Милорд, я снова повторю вам, что вдова. Я живу на ферме недалеко от Райпона в Йоркшире.
        Он продолжал молча на нее смотреть. Эти карие глаза с золотистыми точками, неотрывно следящие за ней, казалось, заглядывали в самую душу.
        Его взгляд скользнул чуть ниже и задержался на ее декольте. Маркиз отвернулся. Вероятно, она выглядит просто чудовищно, решила про себя Грейс. Без сомнения, лорд Шин испытывает отвращение к ней, но воспитание не позволяет ему это продемонстрировать.
        - Райпон находится довольно далеко от Сомерсета, - равнодушно заметил он, словно просто удостоверял некий факт, не требующий доказательств. - Собственно говоря, в другом конце страны.
        - Разумеется. Но… финансовые обстоятельства вынудили меня принять решение переехать к кузену. Он викарий и живет недалеко от Бристоля. - Ей было неловко признаваться в том, что она находилась в отчаянном положении, поэтому Грейс торопливо продолжила: - Вир почему-то не встретил меня. Сначала я очень долго ждала, а потом отправилась искать его.
        - И случайно наткнулись на Монкса и Файли. Кажется, вам очень и очень не повезло.
        Это было слишком мягким определением того несчастья, которое с ней случилось.
        - Да, не повезло. Так все глупо вышло… Возможно, вам это покажется странным, но когда я услышала их голоса, мне в них послышалось что-то очень знакомое, что-то имеющее отношение к моему дому. - Чтобы скрыть замешательство, Грейс сделала глоток вина.
        Маркиз покрутил ножку бокала длинными изящными пальцами, чуть прищурился, глядя в темно-красные глубины вина с дрожащими в них янтарными отблесками свечей. Он сам лишь пригубил вина. Грейс уже успела заметить, что лорд Шин отличается умеренностью - и в еде, и в питье.
        Затем маркиз снова посмотрел на Грейс из-под полуопущенных ресниц:
        - И как давно вы вдова?
        Грейс быстро наклонила голову, чтобы не выдать подступивших к глазам слез.
        - Месяц. - Она на мгновение замолчала, потом кашлянула и снова заговорила: - Во вторник будет уже пять недель.
        Быстро подняв голову и заглянув маркизу в лицо, Грейс обнаружила, что он снова сердится.
        - Господи, Боже мой! Значит, получается, вы, не успев оплакать своего мужа, уже позволили втянуть себя в следующую катастрофу. - Пронзительные золотые глаза опять сосредоточились на ней. Грейс вдруг сделалось очень холодно, как будто в открытое окно внезапно подул ледяной ветер. - Во всем виноват мой дядя, - вновь заговорил маркиз. - Это его больной мозг изобрел очередную каверзу и претворил ее в жизнь. Аморальный тип. Его давно нужно пристрелить как бешеного пса.
        - Но это не ваша вина, милорд, - тихо пробормотала она, чувствуя себя виноватой за эту вспышку гнева маркиза.
        - Нет, и я виноват в этом, - с горечью сказал он. - Мне следовало давно уже умереть, чтобы не портить никому жизнь. Еще тогда, когда я только начал заболевать.
        - Нет, что вы! - испуганно воскликнула она. Слова маркиза поразили ее. - Никогда так больше не говорите.
        Его глаза снова сузились.
        - У вас есть дети?
        Грейс почувствовала, что ее щеки вспыхнули. Она прикусила губу и робко пролепетала:
        - Мы не… Мы никогда… Мы не могли… - Она судорожно втянула в себя воздух. - Нет. У меня нет детей.
        Грейс ждала дальнейших вопросов. Обсуждать рождение детей, как и воспроизводство домашней скотины, для деревенских жителей было вполне естественным делом, чем-то само собой разумеющимся, повседневностью.
        Лорд Шин осторожно высвободил бокал из побелевшей и холодной руки Грейс, но несколько капель красного вина все же упали на ее безобразное желтое платье.
        - Ужин остывает.
        Маркиз снова принялся ухаживать за Грейс: подал цыпленка под соусом и с салатом из свежих овощей, пододвинул пирог с грибами, от которого исходил просто умопомрачительный запах. Как странно, что у этого негодяя Файли есть жена, знающая толк в кулинарном искусстве.
        Выпив вина и немного успокоившись, Грейс снова заговорила:
        - Милорд, так уж вышло, что я стала жертвой ошибки. Уверена, ваш дядя сразу отпустит меня, как только узнает, что я уважаемая женщина, вдова.
        Но какой-то противный тоненький голосок внутри говорил Грейс, что все эти доводы не имеют никакого веса. Ее муж вот уже пять недель лежит в земле, и теперь она волею судьбы превратилась в игрушку в руках маркиза. Теперь все зависело от порядочности сидящего напротив человека.
        Лорд Шин нахмурился и положил вилку и нож на тарелку. Кажется, у него снова пропал аппетит.
        - Миссис Паджет, боюсь, вы не понимаете, в каком положении оказались. Оно совершенно безнадежно.
        Грейс тоже положила вилку и нож. Аппетит пропал и у нее.
        - Сэр, живя с мужем, я все девять лет находилась в совершенно безнадежном положении. И теперь не поверю вам, что на моем горизонте не блещет ни единый лучик надежды.
        На губах маркиза вдруг появилась мягкая добродушная полуулыбка. Интересно, как бы он выглядел, если бы позволил себе освободиться от сдержанности и порадовался жизни, какой бы она ни была. От этой мысли у Грейс слегка дрогнуло сердце.
        - Ваш оптимизм весьма похвален, но я уже давно воспринимаю реальность без всяких прикрас. Чего, собственно говоря, и вам желаю. Безнадежность, как это ни грустно, составляет в этом убежище основу жизни.
        - С этим нельзя мириться.
        - Но вам придется.
        Его голос звучал так уверенно… Кусочек мяса, который она проглотила, застыл холодным камнем в ее желудке. Дрожащая рука потянулась за бокалом.
        - Выход должен быть, - не слишком уверенно проговорила она и поставила бокал на стол.
        - Мне пока не удалось найти его. - В глазах маркиза появилась жалость.
        - Может быть, все-таки стоит поговорить с вашим дядей?
        Улыбка мгновенно исчезла с его лица.
        - Теперь вы принадлежите этому заколдованному королевству. Однажды попав сюда, человек уже никогда не сможет выбраться.
        - Но сейчас вы мне верите? - Для Грейс очень важно, чтобы это было так.
        Маркиз самым внимательным образом изучал стоявшие на столе блюда. Казалось, слово
«нет» уже готово сорваться с его губ. Наконец он поднял голову, встретил прямой взгляд Грейс и сказал:
        - Да, я верю вам.
        Грейс облегченно вздохнула:
        - Большое спасибо.
        - И, тем не менее, уважаемая вы женщина или нет, вы все равно не сможете уйти отсюда, - проговорил он с нажимом на «не сможете». - Кроме того, хочу вас заверить, что не притронусь к вам и пальцем. Я сказал своему дяде, что он зря старается, разыскивая для меня женщину. Мне она не нужна. Поэтому мне не важно - вдова ли вы, оплакивающая недавно ушедшего мужа, или уличная шлюха, торгующая своим телом.
        Казалось бы, эти слова маркиза должны были обрадовать Грейс, но на самом деле вызвали в ней бурю каких-то неясных ей самой эмоций, причем не самых приятных.
        Она молчала, и маркиз нахмурился:
        - Можете положиться на мое слово. Хотя я знаю, вы не доверяете мне. И тем не менее…
        Но на самом деле Грейс верила ему. Лорд Шин сказал, что не прикоснется к ней. Что ж, это понятно. Ведь если бы маркиз воспользовался ее телом, то неизвестный ей лорд Джон одержал бы над ним победу. А похоже, племянник никак не хотел уступать пальму первенства своему дяде. Впрочем, в намерения Грейс не входило разбираться со всеми подводными течениями, циркулирующими в этом королевстве. Ясно было одно - лорд Шин и его дядя вели войну, а ей отводилась роль подсадной утки, которая должна была помочь лорду Джону сломать линию обороны маркиза. Или, по крайней мере, поспособствовать этому.
        Дрожащей рукой Грейс поднесла салфетку к губам.
        - Прошу извинить, но я немного устала. Мне бы хотелось подняться в свою комнату.
        - Что ж, не смею вас задерживать, миссис Паджет. Желаю вам спокойной ночи. - Он наклонил голову, и отблеск свечей на мгновение позолотил его черные волосы. Грейс почувствовала, что задыхается. Как он красив! Ей вдруг захотелось плакать.
        Когда она встала, он тоже поднялся со своего стула и проводил ее до двери, словно воспринимал ее как леди, а не как грязную шлюху, которую здесь держали против ее воли.
        Грейс поднялась к себе в комнату и легла в огромную холодную кровать. Внутри ее все сильнее разгоралось странное чувство, которое нестерпимо жгло грудь. То был не страх и не гнев. И даже не отчаяние. Хотя, разумеется, все эти компоненты присутствовали в той адской смеси, что бурлила сейчас в ней.
        Когда маркиз сказал, что не дотронется до нее и пальцем, Грейс почувствовала острое разочарование.
        Глава 6
        Наконец лорд Шин поверил ей, и это значительно облегчило их сосуществование. Она же приняла, как данность его обещание не прикасаться к ней. Дня через три это обещание стало вызывать у Грейс не только недовольство, но и самое настоящее раздражение. Ее положение здесь становилось невозможным: постоянное присутствие двух мучителей усиливало витавшее в воздухе нервное напряжение. И, тем не менее, кровь начинала быстрее течь по жилам, а сердце радостно и оглушительно стучало, когда она видела маркиза или слышала его. И даже когда думала о нем.
        Грейс убеждала себя в том, что должна игнорировать маркиза, как и тот игнорировал ее. Он не проявлял к ней никакого интереса. Как бы рано она ни проснулась, его уже не было в доме. У Грейс даже возникало порой ощущение, что она живет здесь одна.
        Они, правда, встречались за обедом, но все ее попытки завязать разговор натыкались на неприветливое молчание. Интересно, о чем можно беседовать с сумасшедшим? Хотя маркиз и сам убеждал ее в своем душевном нездоровье, Грейс казалось, что его мозги работают преотлично.
        Когда прошлым вечером ей все-таки удалось вступить с ним в разговор, маркиз быстро свел все ее усилия на нет. Вежливо, но твердо. Так что ей пришлось ограничиться лишь парой-тройкой фраз типа: «Разумеется, милорд»; «Спасибо, милорд»; «Спокойной ночи, милорд». После этого она быстро ретировалась в свою комнату.
        Несмотря на стойкое нежелание маркиза общаться с ней, Грейс только рядом с ним чувствовала себя в безопасности и могла расслабиться на какое-то время.
        Сидя на диване в углу гостиной, Грейс частенько рассматривала корешки книг, стоявших в большом шкафу из красного дерева. Ее муж, прежде чем стать неудачником-фермером, потерпел фиаско, работая продавцом книг. О, она очень хорошо представляла, сколько могли стоить эти книги в кожаных переплетах и со страницами цвета топленого молока.
        Грейс отложила в сторону роман, который принялась сегодня читать, и снова посмотрела на книги маркиза. Вероятно, лорд Шин был заядлым книголюбом и читал на разных языках. Когда раньше ей случалось бывать в библиотеках, то она сразу замечала, читают хозяева свои книги или нет. Маркиз определенно не собирал книги для коллекции. Многие переплеты выглядели слегка потертыми, страницы книг кое-где были загнуты, кое-где торчали закладки.
        Она взяла в руки одну из книг, раскрыла и обнаружила на полях пометки. Внимательно прочитала запись. Это, конечно, было кощунством со стороны маркиза, пачкать такие роскошные фолианты, но комментарий оказался прелюбопытным и заставил Грейс рассмеяться. Она присела с этой книгой снова на диван и продолжила свое увлекательное занятие, чтение пометок, оставленных маркизом. Они давали ей возможность постичь характер человека, с которым ее свела судьба.
        Разумеется, это было не слишком прилично, совать нос в частную жизнь маркиза, но любопытство взяло вверх. Неожиданно между страницами книги она нашла письмо для маркиза от лорда Джона Лансдауна и тоже прочитала. Оно было кратким и касалось только хозяйственных дел.
        Грейс внимательно просмотрела всю книгу и, воодушевленная своим открытием, снова бросилась к книжному шкафу в поисках новых заметок. Неожиданно она наткнулась на подшивку статей на английском, французском и латыни. Все они были подписаны именем Родон. Без сомнения, это был псевдоним маркиза. К последней странице был прикреплен кармашек, в который он вложил ответы на свои письма от разных ученых, с которыми он, как оказалось, вел постоянную переписку. Грейс мало что могла понять в этом, и поэтому поставила подшивку со статьями на прежнее место. Немного подумав, она взяла с полки еще одну книгу. Сначала Грейс приняла ее за дневник лорда Шина, чему она несказанно обрадовалась, но потом выяснилось, что это были лишь тщательно составленные записи о каких-то ботанических экспериментах.
        Почерк у маркиза оказался на удивление ровным, четким и очень красивым. И ничуть не походил на те каракули, которые, по представлению Грейс, должен был бы выводить сумасшедший.
        Что же касалось любопытства и испытываемой ею неловкости из-за вторжения в личное пространство лорда Шина, то Грейс быстро нашла оправдание проявленной слабости. Ведь как-никак она находилась здесь не по собственной воле и ее жизнь зависела от маркиза и особенностей его характера.
        Да, все это, разумеется, именно так и было. Но Грейс отдавала себе отчет и в том, что по большей части ею руководило возникшее к маркизу чувство. Может быть, он избегал ее общества именно по той причине, что ощущал ее пристальный интерес к своей персоне? Вполне возможно, что это даже вызывало у него отвращение. Маркиз был молод и красив, жил в роскоши, а она годами влачила убогую жизнь в нищете, ее окружали утраты, боль и всякие неприятности, воспринимаемые в простой среде как нечто естественное. И разве могла она устоять перед открывшейся ей красотой? Как не залюбоваться ослепительной улыбкой маркиза, жившего теперь с ней в одном доме? Как не заметить изящных и в то же время крепких рук, которые не были покрыты коричневыми старческими пятнами, как у ее мужа?
        Грейс стало казаться, что она сможет оказать на лорда Шина положительное влияние, которое непременно пойдет ему на пользу и, может быть, даже вырвет из холодных объятий сумасшествия.
        И тогда, вполне возможно, он станет другим человеком.
        Она встала с дивана и привычным движением распрямила плечи. Так всегда делал ее брат Филипп перед началом урока фехтования. Она, бывало, частенько наблюдала за ним с балкона в танцевальном зале. Неожиданные воспоминания мгновенно наполнили ее грустью. Филипп… Ее брат подавал блестящие надежды, он был потрясающим, великолепным… И вот уже два года как его нет.
        Многое в своей жизни Грейс теперь воспринимала сквозь призму этой потери. Но сейчас не время жалеть себя, нужно действовать. «К бою, миледи», - сказала она себе и, выйдя из дома, отправилась на поиски своего таинственного противника.
        Маркиза Грейс нашла в саду и снова у того же куста роз, которым он занимался все последнее время.
        - Что вам угодно? - не поднимая головы, холодно спросил он.
        Не растеряв своей решительности, Грейс приподняла подбородок и заговорила с едва уловимой насмешкой в голосе:
        - Очень мило с вашей стороны, милорд, так меня приветствовать.
        Маркиз не повернулся. Было лишь заметно, как напряглись мышцы на спине.
        - Прошу прощения, мадам, но я занят. Полагаю, дело у вас неспешное и может подождать до обеда.
        - Вы правы, торопиться мне некуда. Боюсь только, мои нервы не выдержат. - Вторую часть фразы она проговорила уже очень тихим голосом, надеясь, что лорд Шин ее не услышит. Но слух у маркиза оказался поразительно острым.
        - Хорошо, говорите, я слушаю… - После небольшой паузы послышался треск сломанной ветки. - Черт возьми!
        Эта неожиданная грубость заставила Грейс сжаться, но она не отступила.
        - Вам бы следовало знать, что подобным обращением меня не испугать, мне доводилось с ним сталкиваться.
        Наконец он поднял голову и взглянул на нее. Его лицо выглядело до крайности серьезным и напряженным. Маркиз был разгневан, и только воспитание помогало ему сдерживать себя. «Высокомерный эгоист», - подумала про себя Грейс.
        - Моя трехчасовая работа пошла насмарку, - огорченно заметил он.
        Маркиз бросил ветки в мусорную корзину.
        - Ничего. Это не имеет значения. Я смогу сделать это в другой раз. Время есть. Чего-чего, а уж его мне хватает в этой чертовой клетке.
        Внезапно Грейс устыдилась своей выходки. Прикусив губу, она снова посмотрела на лорда Шина. Какое право она имела вот так, словно избалованный ребенок, требовать к себе внимания? Он не обязан делать что-либо по первому ее требованию.
        Грейс повернулась, собираясь уйти и оставить маркиза в одиночестве.
        - Мне не следовало вас тревожить.
        Он снова выругался, но теперь тихо, так, чтобы Грейс не услышала, затем встал и пошел за ней.
        - Послушайте, подождите же.
        Догнав Грейс, маркиз взял ее за руку. Хотя он и обещал, что пальцем к ней не прикоснется, сейчас ему все же пришлось притронуться. Хотя его пальцы лишь едва коснулись ее руки, Грейс почувствовала начавший растекаться по телу сильный жар.
        Она бросила на маркиза боязливый взгляд. Кажется, и в его золотистых глазах промелькнул испуг. Видимо, он неправильно истолковал причину внезапно охватившего Грейс страха и тут же отдернул свою руку. На лице лорда Шина появилась неуверенность.
        - Прошу прощения, миссис Паджет. Я не пытаюсь к вам приставать. Просто вот уже три дня все идет кувырком.
        Кожу на ее руке слегка пощипывало. Грейс на мгновение опустила глаза, затем снова подняла:
        - Я все понимаю. Мне так жаль. Простите меня.
        Маркиз энергично покачал головой и спокойно улыбнулся:
        - Нет, это я виноват. Так о чем вы хотели поговорить со мной?
        Когда Грейс была в гостиной, ей казалось, что она должна побеседовать с лордом Шином, теперь же это желание выглядело в ее глазах глупой прихотью.
        - Не имеет значения.
        - Нет, очень даже имеет. Еще как имеет.
        Она быстро глотнула воздух и торопливо заговорила:
        - Я знаю, вы не хотите, чтобы я находилась здесь. И мне пребывание в вашем поместье не доставляет удовольствия. Может быть, стоит заключить перемирие?
        Его брови приподнялись вверх, отчего выражение лица сделалось высокомерным.
        - Но я, честно говоря, и не подозревал, что мы находимся в состоянии войны.
        Грейс почувствовала, что краснеет. У нее была такая тонкая чувствительная кожа, что при малейшем волнении щеки покрывались ярким румянцем. Ей казалось, что с некоторых пор она избавилась от этой своей особенности, но похоже, что нет.
        Теперь, когда она зашла уже так далеко, отступать было невозможно. Грейс сжала перед собой руки и тихо сказала:
        - Мне кажется, вы должны хотя бы немного времени проводить в моем обществе, чтобы атмосфера не накалялась слишком сильно.
        Он сразу все понял.
        - Вам необходимо мое внимание?
        У Грейс возникло ощущение, что она идет по болоту и надо внимательно смотреть, куда ставишь ногу.
        - Мне необходимо хотя бы более или менее нормальное общение.
        - Вы забываете, миссис Паджет, что заперты вместе с сумасшедшим. А сумасшедшие не знают, что такое нормальное общение.
        Вот снова он напоминает ей о своей болезни, чтобы держать ее на расстоянии.
        - И, тем не менее, смею напомнить вам, что в этой клетке вы не один. Нас двое, а следовательно, нам надо хотя бы попытаться стать друзьями.
        Он закрыл глаза. Грейс вдруг подумала о том, что, предложив маркизу свою дружбу, она оскорбила его чувство собственного достоинства. Ведь он аристократ, а она всего лишь бедная несчастная вдова, чье нынешнее положение выглядело более чем неопределенным. И хотя она сама происходила из благородной семьи, сейчас это не играло никакой роли.
        - Друзьями? - эхом повторил Мэтью.
        Ей вдруг захотелось схватить какой-нибудь валявшийся у их ног цветочный горшок и запустить им в маркиза.
        - Я прекрасно понимаю, что титул обязывает вас выбирать себе соответствующих друзей, но здесь мы с вами в одинаковом положении.
        Он слегка поморщился, как будто от боли.
        - Разумеется, разумеется. Сумасшедший и странная женщина, бродящая по ночам в доках, - чем не пара?
        Она нетерпеливо покачала головой.
        - Думаю, вы скоро поймете, что я отнюдь не странная, сэр. - Грейс беспомощно огляделась по сторонам, посмотрела на розовый куст, как будто искала у него поддержки. - Я привыкла много работать. Когда я жила на ферме, то с утра до вечера ухаживала за моим старым больным мужем. Если вы не хотите иметь друга, я, по крайней мере, могу помогать вам в саду.
        На лице маркиза промелькнуло какое-то странное выражение. Казалось, он искал предлог, чтобы избавить себя от компании Грейс. И еще ему явно не требовалась ее помощь.
        Что ж, подумала Грейс, придется смириться с таким положением вещей. Но ей почему-то стало больно.
        Вероятно, чтобы не обидеть ее отказом, маркиз прибег к довольно пространному объяснению.
        - Разумеется, я ценю ваше предложение, но хочу сказать, что работа в саду - весьма скучное и однообразное занятие. Кроме всего прочего, это недостойно леди.
        Господи, да что он думает о ней! Она была сделана не из куска сахара.
        - Уверяю вас, меня не пугает тяжелая работа. На ферме мы разводили овец, и мне иногда даже приходилось пасти их. А это, знаете ли, куда тяжелее, чем работать в саду. - Она с вызовом посмотрела ему в глаза. - Обещаю, что если вдруг очень устану или не смогу справиться с вашим заданием, не буду вам больше мешать.
        Лорд Шин не улыбнулся, но его лицо немного смягчилось.
        - Вы очень упрямы, - чуть раздраженно, но довольно добродушно заметил он.
        Все еще не зная, что же решил относительно нее маркиз, Грейс немного приободрилась - лорд Шин все же улыбался и больше не хмурился.
        - Не очень, - ответила она.
        Маркиз окинул ее взглядом с ног до головы, и щеки Грейс снова заполыхали.

* * *
        Господи, так она хочет, чтобы они стали друзьями! Друзьями! И она смотрела на него с такой улыбкой… Невозможно отказать ей, хоть это и противоречит всем его принципам и даже здравому смыслу.
        Вот уже три дня Мэтью находился в состоянии, которое можно было назвать близким к шоковому. Он очень боялся, что снова вернется его болезнь. И все только потому, что рядом с ним находилась она, Грейс. Хотя Мэтью отчаянно боролся с обуревавшими его мыслями и чувствами, он никак не мог избавиться от них. Да и как он мог справиться со всем этим? Ведь она постоянно была рядом с ним, она ворвалась в мир его одиночества и нарушила устойчивое основание этого мира. Словно в спокойное озеро бросили камень, и теперь от него по поверхности воды начали расходиться круги.
        Мэтью старался проводить с ней как можно меньше времени и пресекал все ее попытки перейти установленные границы. И, тем не менее, она всегда была с ним: бродил ли он по саду, читал ли свои книги, играл ли с Вулфрамом. Она поселилась в его душе, и с этим, кажется, уже ничего нельзя было поделать.
        Грейс уважала его желание оставаться в одиночестве и старалась как можно меньше напоминать о себе, но ее присутствие все равно ощущалось во всем. В доме даже стало как-то по-другому пахнуть. Стоило переступить порог, и присутствие рядом этой женщины он начинал чувствовать почти физически.
        Каждую ночь он лежал без сна на своем огромном диване, зная, что в любую минуту может подняться к ней наверх и утолить свою жажду. Но он никогда бы не сделал этого. Ведь ему уже было известно, что Грейс - порядочная женщина, которая просто попала в сложную ситуацию. Он не мог воспользоваться ее положением.
        Поэтому Грейс Паджет была в полной безопасности в его доме.
        Но нестерпимое желание постоянно жгло его тело. Ему хотелось видеть Грейс, разговаривать с ней, трогать ее. Мэтью все еще хранил в памяти то мгновение, когда быстро прикоснулся к ее руке. Господи, что это была за пытка! Но пытка в высшей степени восхитительная. Грейс не могла проникнуть в его мысли, а, поэтому его пристальный взгляд несколько пугал ее. Ведь как-никак этот человек сумасшедший.
        Но сумасшествие маркиза, похоже, не пугало Грейс. Оно ведь никак не проявлялось. Ему придется придумать что-нибудь посущественнее, чтобы доказать, что он действительно болен и опасен.
        Она смело встретила его взгляд. В ее больших темных глазах не было страха. Ее пухлые влажные губы слегка приоткрылись. Такие губы, несомненно, были созданы для того, чтобы их целовать.
        Маркиз внутренне простонал. С ним никогда никого не было рядом. К этому придется привыкать. Можно было возмущаться и негодовать по этому поводу, но изменить что-либо не в его силах.
        - Милорд?
        Она будто выдохнула это слово, и ему показалось, что он ощутил ее теплое дыхание. Мэтью усилием воли заставил себя не опускать глаза, боясь снова наткнуться взглядом на декольте.
        - Вам понадобится шляпа, - сказал он, заметив, что ее светлая кожа на шее и лице уже слегка порозовела от жаркого полуденного солнца.
        Грейс догадалась, что маркиз капитулировал, сдался на милость победителя - вернее, победительницы, - и на ее лице вспыхнула ослепительная улыбка. Его сердце как-то отчаянно застучало в груди, когда ее темно-синие глаза озорно заискрились, а между розовых губ мелькнула полоска белых блестящих зубов.
        Мэтью только однажды видел вот такую ее улыбку. Но та улыбка предназначалась не ему, а Вулфраму. Господи, где ему найти силы, чтобы выдержать все это?
        - Спасибо, - радостно проговорила она.
        Что ж, теперь ей будет чем заняться. Она привыкла к жизни, насыщенной физическим трудом, и ее угнетало безделье. Грейс разрешили приблизиться к барьеру, который разделял их, но перешагнуть через него она не имела права. Маркиз не хотел подпускать ее к себе слишком близко, потому что боялся душевной боли: если у него отнимут Грейс, его одиночество станет еще ужаснее.
        Она вдруг протянула ему руку. Мэтью с ужасом посмотрел на маленькую твердую ладошку. Кажется, он просто не знал, как себя вести в таком положении.
        Немного смутившись, Грейс убрала руку. Видимо, она слишком торопит события.
        - Прошу прощения, милорд, за такую вольность. Привычка. Если фермеры договариваются о сделке, то непременно жмут друг другу руки.
        Маркиз протянул ей руку. Вид при этом у него был довольно нелепый. Но Грейс тут же пожала ее и улыбнулась, чтобы сгладить неловкость ситуации. Мэтью отметил про себя, что эта женщина и вправду знакома с физическим трудом. Ее маленькая ладошка была твердой, а на бугорках под пальцами ощущалось что-то даже вроде мозолей. Как странно, подумал Мэтью: ведет себя эта женщина как настоящая леди, а руки у нее как у заправской фермерши.
        И теперь они стали друзьями. Он чертыхнулся про себя. Пожалуй, позже он попробует подыскать более подходящее слово для сложившихся взаимоотношений. Как бы это ни называлось, Мэтью прекрасно понимал, что с каждым днем хочет эту женщину все сильнее. Но его честь была той самой оберегающей Грейс крепостью, которую он ни под каким видом не собирался сокрушать.
        Грейс по-прежнему была убеждена в том, что маркиз питал к ней неприязнь. Следовало бы оставить его в покое. Но она была слишком слаба, а ее положение слишком уязвимо, чтобы выдержать испытание одиночеством. Кажется, и здесь ей придется исполнять все ту же роль молчаливой помощницы, к которой она была приговорена рядом с мужем.
        Наклонив голову с привычной покорностью, Грейс мягко проговорила:
        - Я хочу подняться к себе и надеть другое платье, милорд.
        - Что ж, как вам будет угодно, - сказал он и тут же отвернулся.
        Казалось, маркиз мгновенно выбросил из головы все мысли о ней. Разумеется, все эти овощи и растения интересовали его куда больше, чем ее персона.
        В свое время муж нередко обвинял ее в тщеславии. И возможно, был прав. Несмотря ни на что, ей очень хотелось, чтобы маркиз заметил в ней женщину, восхищался ей… хотел ее.

«И что потом, Грейс? Тебя привезли сюда для того, чтобы он мог использовать твое тело для удовлетворения своих нужд. Неужели тебе нравится такая роль? Физическое удовольствие обернется пагубой для души.
        А кроме того, почему ты решила, что он захочет близости с тобой? Но даже если и так, чем он лучше других мужчин? Он лишь поиграет с тобой, а потом выбросит как надоевшую игрушку. Все мужчины одинаковы».
        Она провела здесь всего, пять дней, и вот уже какие мысли бродят в ее голове. Надо выбросить их. Она сама сотворила себя, и на это ушло целых девять лет ее жизни. Разве можно похотливым чувствам одержать над ней верх и разрушить все то, что с таким трудом было создано?
        Обеспокоенная и расстроенная собственными мыслями, Грейс направилась к дому.
        - А вот и наша крошка!
        Неожиданно ворвавшийся в мысли Грейс голос Монкса заставил ее остановиться. Она подняла голову и увидела этого злобного монстра прямо перед собой, в нескольких шагах от дома маркиза.
        - Мистер Монкс, - устало проговорила она, делая предусмотрительно шаг назад, чтобы в случае чего спастись бегством. Грейс видела его последний раз несколько дней назад, когда он и Файл и угрожали ей и даже обещали убить. - Что вам угодно?
        - Его светлость желает тебя видеть.
        Она нахмурилась:
        - Я только что виделась с лордом Шином. Монкс негромко хохотнул:
        - Я говорю не о хорошеньком маркизе, а о лорде Джоне Лансдауне. Не нужно заставлять его ждать.
        Грейс была удивлена до крайности. Она уже рассталась со всеми своими надеждами, а тут судьба пришла ей на выручку. Сейчас она все объяснит лорду Джону, и тот отпустит ее. И она освободится от этой тюрьмы, от своих мучительных мыслей и искушений, ее больше не будет преследовать опасность.
        - Что ж, проводите меня к нему, - облегченно вздохнув, сказала она.
        Монкс вежливым жестом попросил Грейс следовать за ним. Похоже, присутствие лорда Джона действовало магически на поведение этого чудовища. Грейс подобрала юбки и решительно направилась в гостиную, где ее ожидало спасение.
        Глава 7
        - Вот эта женщина, милорд. - Монкс низко поклонился и быстро вышел из гостиной.
        Грейс несколько раз моргнула. После яркого солнечного света глазам было трудно сразу привыкнуть к царившему в комнате полумраку. К тому же шторы на окнах были задернуты. В камине развели огонь, хотя день был теплый.
        За обеденным столом сидел мужчина, державшийся неестественно прямо. На нем был надет темно-коричневый плащ. Как он мог выносить такую жару?
        Грейс прошла вперед и присела в глубоком реверансе:
        - Милорд.
        Лорд Джон продолжал неподвижно сидеть. Она подняла голову и встретила взгляд ледяных серых глаз. Формой головы и чертами лица он сильно напоминал Мэтью, но красотой своего племянника не обладал.
        Грейс ожидала увидеть настоящее чудовище, по крайней мере, именно к этому готовили ее рассказы Мэтью о своем дяде, но перед ней сидел джентльмен: богатый, хорошо одетый, ухоженный и довольный собой, среднего возраста, с проблесками седины в черных волосах. Разумеется, этот мужчина не мог быть замешан ни в каких историях с похищениями, изнасилованиями и убийствами. Он являл собой воплощенную респектабельность. В его взгляде, правда, скользило легкое пренебрежение, но ведь Грейс находилась на совершенно другой социальной ступени.
        Грейс мысленно обругала свое желтое платье, в котором она и вправду была похожа на проститутку. Если бы у нее было время подготовиться к этой встрече, то она, разумеется, надела бы черное шерстяное.
        - Ты та самая шлюха, которую Монкс и Файли нашли в Бристоле? - У него оказался низкий и на удивление приятный голос.
        - Милорд, не нужно меня так называть. - Инстинкт подсказывал ей, что следует вести себя сдержанно и спокойно и по возможности обойтись без подхалимажа и патетики. - Меня зовут Грейс Паджет, я уважаемая всеми вдова. Меня по ошибке приняли за… другую женщину. Я взываю к вашему милосердию, милорд.
        Его брови удивленно вспорхнули вверх. По всей видимости, для него было сюрпризом то обстоятельство, что она изъяснялась таким прекрасным языком.
        - Мадам, лгать бессмысленно. Мои люди сказали, что нашли вас в доках, когда вы искали клиента.
        Лорд Джон говорил таким тоном и так смотрел на нее, как будто она была чем-то вроде куска грязи под его ногами. Ее надежда, мгновенно испарившись, уступила место отчаянию. Неужели она и в самом деле думала, что этот человек сразу же выпустит, ее, как только она назовет ему свое имя? И почему она решила, что он поверит ей? Как глупо с ее стороны рассчитывать на какое-то сочувствие и понимание. Ведь это именно лорд Джон приказал Монксу и Файли похитить ее. Ей же говорил об этом лорд Шин.
        Грейс старалась держаться спокойно, но с каждым мгновением этот невозмутимый мужчина, внешне - образец респектабельности, пугал ее все больше.
        - Я пошла искать кузена, который должен был встретить меня на станции. - Грейс столько раз повторяла свою историю, что ей начало казаться, что все это уже давно не имеет к ней никакого отношения. - Вы должны отпустить меня к моей семье.
        - Чтобы отделаться от неприятного клиента, ты решила подсунуть мне эту историю? Монке поставил меня в известность, что ты избегаешь моего племянника.
        К щекам Грейс прилила кровь. Слышавшееся в голосе лорда Джона презрение приводило ее в бешенство.
        - Если бы я действительно была такой женщиной, за которую вы меня принимаете, - к ее горлу подкатил ком, и она с трудом проглотила слюну, - мне бы не составило труда лечь в постель к любому клиенту.
        - Может быть, и так. - Его взгляд устремился вдаль, а пальцы нетерпеливо забарабанили по крышке стола.
        Повисла пауза. Она тянулась и тянулась, становясь совершенно невыносимой.
        Наконец он снова посмотрел на нее, на этот раз в его взгляде сквозила неприкрытая неприязнь.
        - Если то, что вы говорите, правда, то, боюсь, ваше присутствие здесь может создать нам трудности. - В его голосе не ощущалось удивления, только досада и раздражение. Он жестом указал на стоявший напротив него стул: - Пожалуйста, присядьте, миссис Паджет. Я правильно назвал ваше имя?
        Грейс продолжала стоять. Ее затылок начало неприятно покалывать, но она должна была держаться уверенно и не отступать.
        - С вашего позволения я пойду и переоденусь в свое платье, в котором меня привезли сюда. Я уже неделю нахожусь здесь, и моя семья, без сомнения, начала меня разыскивать.
        Тонкие бесцветные губы лорда Джона растянулись в улыбке, и в эту минуту он вдруг сделался еще больше похожим на маркиза.
        - Разумеется, разумеется; моя дорогая, они должны волноваться.
        Он понимал, что не имеет права держать ее здесь в качестве игрушки своего племянника. Несмотря на ее теперешнее плачевное финансовое состояние, она была рождена леди, женщиной, которая по праву рождения могла требовать к себе уважения. Одно дело привезти проститутку своему племяннику, и совсем другое - похитить добропорядочную вдову.
        - Я не собираюсь оставаться здесь. - Грейс почувствовала, что от страха и жары ее голова сделалась до странности легкой. Чтобы не упасть, она схватилась руками за спинку стула. - И прошу вас отпустить меня.
        Продолжая рассматривать ее, он наклонил голову набок. Маленькие змеиные глазки лорда Джона сделались вдруг очень серьезными, его взгляд заскользил по ее телу, и Грейс захотелось поднять руки и прикрыть грудь.
        - Это невозможно, миссис Паджет. Вы можете выдвинуть против меня обвинение в похищении.
        Ее пальцы с силой впились в обивку стула.
        - Я могу пообещать, что никогда и ни при каких обстоятельствах не упомяну ваше имя и не стану рассказывать о том, что вы со мной сделали.
        - Заманчивое предложение. - Его глаза по-прежнему оставались холодными. - Но я не имею привычки полагаться на столь неосязаемую вещь, как женское обещание.
        Ее голос дрогнул.
        - Я сейчас встану на колени, чтобы вы поверили мне.
        Его аристократический нос недовольно сморщился.
        - Театральная сцена только усугубит неловкость ситуации.
        Ее сердце застучало сильнее, посылая Грейс ужасное сообщение: никогда и ни при каких обстоятельствах этот человек не выпустит ее отсюда, сколько бы она ни плакала и ни просила его.
        Его лицо словно окаменело, носогубные складки сделались резче, нос заострился. Грейс увидела перед собой маску безжалостности.
        - Ваша свободная жизнь, мадам, закончилась навсегда. Ваша судьбы была решена в тот момент, когда мои слуги нашли вас в доках. Вы можете покинуть мое поместье только в гробу.
        Его маленькие неподвижные глаза не мигая смотрели на нее. Как мог этот человек угрожать ей, говорить о том, что лишит ее жизни, и оставаться при этом таким холодным и равнодушным! Несмотря на страшную жару в комнате, Грейс почувствовала, что ее знобит.
        - Я не понимаю, - прошептала Грейс. Ритм ее сердца сделался неровным, дыхание сбилось. Казалось, еще мгновение, и она начнет задыхаться.
        - Неужели? - Его голос был тихим и спокойным. Если Грейс не отвечала сразу на его вопросы, на его лице появлялись признаки нетерпения. - Монкс ведь объяснил вам, миссис Паджет, какие на вас возложены обязанности. Думаю, и мой племянник уже дал вам понять, для чего вы ему нужны.
        Мужество покидало ее, но на смену ему явился гнев и даже ярость. Грейс уже не сдерживала себя.
        - Я прекрасно осведомлена, какая роль мне здесь отводится, милорд. Но вам придется все-таки понять, что я не проститутка.
        Лорд Джон снова нетерпеливо поморщился.
        - В таком случае вам придется ею стать, миссис Паджет. Я распорядился привезти вас сюда, чтобы лорду Шину было чем заняться в долгие часы одиночества. Если же вы не завоюете расположение моего племянника, а судя по рассказам моих слуг, вам пока не удалось это сделать - маркиз сторонится вас, - я сочту вас непригодной.
        - В таком случае отпустите меня.
        Нетерпение все более явственно проступало в его лице.
        - Вы разве меня не слышите? Если я сочту вас непригодной, то подпишу вам смертный приговор. Если же моему племяннику заблагорассудится оставить вас при себе, он будет пользоваться вашими услугами столько, сколько ему захочется. Пока не устанет от вас. Вам следует выбирать - либо постель с сумасшедшим, либо смерть. Другого выхода нет.
        - Он не сумасшедший, - едва слышно проговорила она, удивляясь тому, что в столь отчаянном положении ей захотелось заступиться за маркиза.
        Лорд Джон рассмеялся так, будто она отпустила остроумную шутку на светском приеме.
        - Что ж, иногда он бывает очень убедителен. Но я не стал бы на вашем месте торопиться с выводами. Если бы вы видели его припадки, когда он валится на пол, трясется и пускает изо рта пену, думаю, ваша уверенность значительно уменьшилась бы. И вы не стали бы с такой яростью защищать его.
        Перед мысленным взором Грейс мгновенно возникла нарисованная лордом Джоном картина, и ее затошнило. Она уже была готова назвать лорда Джона лжецом, но что она, в сущности, знала о маркизе? Она живет здесь всего пять дней, а дядя знает своего племянника всю жизнь. И тем не менее, она нашла в себе силы сказать:
        - Я не верю вам.
        - Это не имеет значения. - Его тон сделался резче. - Я даю вам неделю на то, чтобы уложить моего племянника в постель.
        Она отшатнулась от стола и расправила плечи. Несмотря на перегретый воздух в комнате, Грейс почувствовала, что ее лоб покрылся холодным потом. Пугающая в своей ясности мысль змейкой скользнула в ее мозгу - выхода нет. И не будет никогда.
        - А если я не…
        - Вы умрете, миссис Паджет. И я попрошу Монкса и Файли найти вам замену. Кого-нибудь с более развитым инстинктом самосохранения.
        - Это чудовищно. - Она вглядывалась в его лицо, пытаясь отыскать признаки хоть каких-нибудь эмоций, но все тщетно: лицо лорда Джона напоминало каменное изваяние.
        - Возможно, вы правы, - равнодушно проговорил он.
        - Значит, мне нужно выбирать между смертью и бесчестьем? - спросила она.
        - Смерть вас ждет в любом случае, - сказал он. На мгновение лорд Джон задумался, взгляд его серых глаз сделался сосредоточенным. Вероятно, он прикидывал все возможные варианты развития событий. - Хотя, если вы докажете, что на вас можно положиться, а мой племянник будет пребывать в добром здравии и хорошем расположении духа, тогда, возможно, я пересмотрю свое решение относительно вашей дальнейшей судьбы.
        - Что вы имеете в виду? - задала вопрос Грейс, хотя прекрасно понимала, что лорд Джон лишь, играл с ней и речь не шла ни о каких переговорах и компромиссах. Когда она входила в гостиную, то была уверена, что ее разумные доводы способны убедить лорда. Господи, как же можно быть такой наивной.
        Он пожал плечами:
        - Я имею в виду только то, что награждаю тех, кто хорошо мне служит. Весь прошлый год лорд Шин неважно себя чувствовал. Если я увижу, что общение с вами пошло ему на пользу, что к нему вернулись здоровье и веселость, вы будете вознаграждены.
        Грейс нахмурилась, старательно подбирая слова.
        - Значит, если я стану проституткой, то получу свободу?
        Лорд Джон словно не слышал ее вопроса.
        - Я лишь подал вам идею для рассмотрения. - Он поднялся. Ростом лорд Джон оказался высок, но немного пониже, чем маркиз. - У вас есть неделя. Но одну вещь я могу вам гарантировать. Если у вас ничего не выйдет, миссис Паджет, следующая суббота станет последним днем вашей жизни. Вы отправитесь на небеса, но прежде, конечно, с вами позабавятся Монкс и Файли. Это преданные мне люди, а преданность должна быть вознаграждена.
        - Вы настоящий дьявол. - Она не узнавала собственный голос, он шел откуда-то издалека. Грейс судорожно втянула глоток горячего воздуха. Внезапно все происходящее показалось ей каким-то дурным сном. И в этом кошмаре снова возник образ Файли, его грязные руки тянулись к ней, сжимали грудь, от его смрадного дыхания некуда было деться.
        Если ей придется принять смерть, что ж… Она смирится с этим. Но она не позволит, чтобы эти грязные чудовища прикасались к ней. Грейс с трудом подавила готовый вырваться из ее груди крик.
        Лорд Джон обошел вокруг стола, приблизился к Грейс и взял за руку.
        - Подумайте над моими словами, миссис Паджет. Очень хорошо подумайте. Вы премиленькая особа и, думаю, вполне способны соблазнить моего племянника.
        Он провел рукой по ее щеке. Грейс попыталась увернуться от него, но лорд Джон вдруг с силой надавил пальцем на сонную артерию и из ее горла вырвался сдавленный крик.
        Не отпуская шею Грейс, лорд Джон снова пустился в рассуждения.
        - Не стоит думать, что заменить вас в случае вашего нежелания помогать нам будет такой уж проблемой.
        Наконец он убрал руку, и Грейс отшатнулась от него, судорожно втягивая воздух.
        - Не смейте прикасаться ко мне, - негромко проговорила она, опираясь на спинку стула и пытаясь удержать тело в вертикальном положении. Голова у Грейс сильно кружилась, в глазах потемнело. Еще недавно она хотела встать на колени перед этим человеком, а теперь ей приходилось прикладывать усилия, чтобы не упасть перед ним в обморок.
        Он несколько раз цокнул языком, словно хотел сказать этим, что не одобряет поведения стоящей перед ним женщины, которая сейчас больше походила на непослушного ребенка.
        - Вам не стоит быть такой разборчивой, мадам. У вас только неделя.
        - Я не сделаю этого, - проговорила она низким дрожащим голосом.
        - В таком случае последствия не заставят себя долго ждать. - Он кивнул. - Всего хорошего, миссис Паджет.
        Грейс не обернулась и не посмотрела вслед лорду Джону. У нее не было сил поднять руки и закрыть ими уши, чтобы не слышать постукивание его трости.
        Этот звук продолжал преследовать ее и после того, как за дядей маркиза закрылась дверь. И еще его голос… Мягкий, вкрадчивый, чуть ли не шепот, но пугающий, приводящий просто в состояние шока и лишающий последних сил, потому что говорил лорд Джон об ужасных вещах - об убийстве.
        Грейс, покачиваясь, шагнула к столу. Она была в опасности, и эта опасность поджидала ее повсюду - в темных углах дома, в ночи, в черной тени раскидистых деревьев. Внезапно Грейс почувствовала, что ей немедленно нужно вдохнуть свежего воздуха. Она бросилась к окну, раздвинула тяжелые портьеры, распахнула створки окна, и в комнату ворвался поток свежего весеннего воздуха. Вздохнув полной грудью, Грейс, наконец, ощутила, что ее голова перестает кружиться, а из желудка уходит неприятная ноющая боль. Но ощущение безнадежности и страх по-прежнему оставались. Грейс вдруг подумала, что, вероятно, это останется в ней навсегда, что эти чувства будут преследовать ее до самой могилы.
        А умереть она может уже через неделю…
        - Мои поздравления, - послышался голос маркиза за ее спиной. И в этом голосе сквозило нескрываемое презрение. - Не знаю, как уж вам удалось, но дядя впал в невероятно благодушное расположение духа после беседы с вами, миссис Паджет. Давно я не видел его таким.
        Занятая своими мыслями, Грейс даже не слышала, как в комнату вошел маркиз. Она все еще стояла у окна.
        - Вы говорили с ним? - Ее губы и язык двигались с большим трудом. По колючему тону маркиза Грейс сразу поняла, что подозрительность и недоверие снова к нему вернулись.
        - Нет, он находит мое общество неподобающим для себя, - насмешливо заметил маркиз. - Но вот общение с вами ему явно по душе. Думаю, больше всего ему нравится ваша ловкость, с помощью которой вы легко располагаете к себе людей.
        Грейс не верила своим ушам. Ей казалось, что лорду Шину хорошо известен стиль общения его дядюшки, основывающийся в основном на угрозах и запугивании.
        Она медленно обернулась. Лорд Шин стоял у двери, прислонясь к стене, со скрещенными руками на груди. Его лицо выглядело непроницаемым, но Грейс все же заметила просачивающийся сквозь маску этого напускного спокойствия гнев.
        Маркиз был ее единственным союзником в борьбе против лорда Джона, и его доверие являлось непременным условием их общения. Сейчас больше всего ей хотелось немного отдохнуть, восстановить свои силы после разговора с лордом Джоном, но, похоже, не удастся. Теперь, не теряя ни минуты, ей придется восстанавливать равновесие в отношениях с маркизом, потому что ее главная цель - выжить.
        Какую цену она должна будет заплатить за свою жизнь?
        - Я не состою в заговоре с вашим дядей, - потрясение проговорила она.
        - А что я должен думать? Вы с ним вели чуть ли не часовую беседу, и, по всей видимости, весьма и весьма плодотворную. Я видел его несколько минут назад, когда он садился в карету. Счастливое лицо лорда Джона свидетельствовало именно о том, что были достигнуты удовлетворяющие его результаты. Скажите мне, какая сцена последует дальше в этом фарсе? - Маркиз старался делать вид, что все это его ничуть не интересует, но дрогнувший голос выдавал его внутреннее волнение.
        Грейс дрожала так сильно, как будто ее лихорадило. Она была не в силах скрыть ни своего смущения, ни страха.
        - Я должна соблазнить вас и заставить лечь в мою постель.
        Выражение его лица сделалось высокомерным.
        - Но это было ясно с самого начала. И к чему эта трагическая маска отчаяния? Конечно, вначале вам удалось ввести меня в заблуждение, но теперь повторение этих сцен уже не вызывает прежнего эффекта. Думаю, если бы вы признались во всем и раскаялись, результата, к которому вы так стремитесь, было бы легче достичь.
        Голова Грейс дернулась словно от удара. Маркиз говорил с ней так, будто ненавидел ее. Но если он искренне верил в то, что она состояла в заговоре с его дядей, кто мог осудить его за это? Грейс заглянула лорду Шину в глаза, пытаясь отыскать в них присутствие того тепла и искренности, которые он с такой щедростью изливал на нее всего час назад.
        - Милорд, я в большой беде.
        Он улыбнулся, если можно назвать улыбкой эту застывшую гримасу боли на его лице.
        - Разумеется, миссис Паджет. И вы сами ощутите это в полной мере, когда мой дядя поймет, что я не собираюсь и пальцем прикасаться к вам.
        - Значит, на вашу помощь мне нечего рассчитывать, - проговорила она задумчиво. Грейс показалось, что холодная рука сжала ее сердце и оно вдруг перестало биться. Внезапно она перенеслась в бескрайнюю пустыню одиночества, из которой не существовало выхода.
        Краем глаза Грейс видела, что маркиз продолжает наблюдать за ней. При этом его взгляд сделался таким отчужденно-холодным, устрашающе равнодушным, мертвенным, что Грейс вдруг показалось, что перед ней все еще стоит сам лорд Джон. Неожиданно губы лорда Шина сложились в улыбку, неестественно живую для этого каменного лица. Столь чудовищное несоответствие не могло не пугать.
        - Вы ждете от меня помощи, мадам? Но что может сделать для вас несчастный сумасшедший, который и себе-то не в состоянии помочь?
        - Вы просто должны верить мне - я не сообщница вашего дяди.
        - О, как раз наоборот, моя дорогая миссис Паджет, я не должен верить ничему, что вы говорите.
        Грейс показалось, что ее ударили хлыстом по лицу, она даже слегка отшатнулась назад.
        - Я говорю вам правду, - в отчаянии продолжала настаивать она.
        - Правду? - Маркиз насмешливо и презрительно засмеялся. - Вы даже не знаете, что это слово означает.
        - Я умоляю вас, милорд, помогите мне.
        Выражение его лица снова сделалось непроницаемым, в глазах появился холодный блеск, а губы плотно сжались и побелели.
        - Вы напрасно тратите время, и этот театр тут совершенно ни к чему. Я уже сказал вам - меня обмануть невозможно.
        Внезапно её глаза наполнились слезами. Мгновение, и эти слезы потекли по ее щекам, но она даже и не пыталась прятать их. Она уже ничего не могла сделать, чтобы завоевать доверие маркиза, перетянуть его на свою сторону. Теперь все кончено. Видимо, и вправду ей не под силу изменить свою судьбу, которая сначала лишила ее дома, забрала мужа, а теперь вот забросила в это заколдованное королевство, где обитал сумасшедший и где ее ждала смерть.
        Пошатываясь, она направилась к двери. У нее больше не было сил ни разговаривать с маркизом, ни спорить, ни что-либо доказывать ему. Она должна была соблазнить его, но ему она не казалась привлекательной. Более того, он ненавидел ее.
        Когда Грейс поравнялась с лордом Шином, он вскинул на нее глаза и с напускным спокойствием спросил:
        - Скажите мне всего одну вещь, миссис Паджет… Вы любовница моего дяди?
        Грейс застыла на месте, ее глаза расширились, и в них появились страх и отвращение. Видимо, лорд Шин и в самом деле сумасшедший, мелькнула мысль в ее голове.
        Возможно, другая женщина на ее месте просто дала бы ему пощечину. Но не она. Грейс была настолько поражена тем предположением, которое высказал маркиз, что ей даже не пришло в голову возмущаться.
        Она продолжала стоять и беспомощно смотреть на маркиза. В конце концов, не выдержав этой затянувшейся паузы, лорд Шин быстро повернулся и вышел из комнаты. Казалось, ему противно даже дышать одним с ней воздухом.
        Глава 8
        Мэтью вытянулся на своем диване и бросил взгляд на потолок. Прислушался. Над ним, в своей комнате, из угла в угол расхаживала Грейс. Было уже поздно. Вероятно, далеко за полночь, подумал Мэтью. И словно в подтверждение его мыслей, часы пробили два. Он все никак не мог уснуть. Похоже, и Грейс мучилась от бессонницы.
        Они еще не виделись с тех пор, как он спросил ее, не была ли она любовницей его дяди. Сегодня днем она не спустилась к обеду. Мэтью начал было беспокоиться из-за этого, но потом стал себя упрекать в том, что волнуется из-за лживой проститутки. Он не виноват в том, что ей скучно здесь, что она хандрит.
        Мэтью душил гнев. Он злился на нее. И на себя, за то, что позволил себе расчувствоваться, впустить это вероломное существо в свое сердце. Ведь он с самого начала знал, что эта женщина подослана его дядей. И она превосходная актриса, но он не подходящий зритель для нее. Неожиданно скрипнула ступенька. Что, черт возьми, она собирается делать? Прогуляться по саду? В такое время? Может, это и к лучшему, у него уже начала болеть голова от этих шагов над его головой.
        Она остановилась у двери гостиной, потом открыла ее и осторожно вошла в комнату. Мэтью притворился, что спит. В эту минуту все его чувства обострились до предела. Он улавливал ее дыхание, тихое шуршание одежды.
        Грейс остановилась где-то посередине комнаты. Мэтью осторожно посмотрел на нее сквозь ресницы. На ней было что-то совсем светлое и прозрачное - он без труда мог рассмотреть под сорочкой ее тело.
        Раньше она никогда не спускалась к нему ночью. Разумеется, лорд Джон подтолкнул ее к активным действиям. Что еще могло заставить этого призрака прийти сюда в два часа? Его дядя подергал за ниточки, и бедная маленькая кукла послушно затанцевала.
        Исходящий от нее запах заставлял Мэтью забыть обо всем на свете. Ему хотелось помнить только о том, что сейчас здесь, рядом с ним, находится женщина. И он может прикоснуться к ней.
        Но если прикоснется, то он возьмет ее.
        Он не доверял ей, и в то же время не мог не признать, что эта женщина вызывает в нем нестерпимое физическое желание.
        - Я знаю, вы не спите, - вдруг хрипло проговорила она.
        - Да, вы правы, - устало отозвался Мэтью и сел на диване, поставив босые ноги на пол. Хотя было темно, он плотно закутался в свое одеяло. - Что вы хотите, миссис Паджет? - безучастно проговорил он, приглаживая рукой растрепавшиеся волосы.
        - Не знаю.
        Это было ложью. И они оба прекрасно понимали это. Грейс была послушной марионеткой его дяди. Но, Господи, ее голос звучал так искренне, так проникновенно. Чтобы противостоять ее чарам, Мэтью попытался снова вызвать в себе гнев, еще недавно просто душивший его. Но все было тщетно, его гнев подавлялся вожделением.
        Окружавшая их темнота придавала пространству комнаты какую-то особенную интимность. Мэтью быстро наклонился над столом и зажег свечу, чтобы рассеять чары ночи и неожиданно появившейся женщины.
        Свои густые темные волосы она заплела в косу, которая теперь была перекинута через плечо и змейкой спускалась по груди. Бело-голубая прозрачная сорочка не скрывала ее прелестей.
        Грейс стояла, опустив глаза, но, тем не менее, чувствовала, что взгляд маркиза скользит по ее телу. Неожиданно она вдруг подняла руки и, к большому огорчению Мэтью, прикрыла грудь. Он отметил про себя, что уже видел раньше это ее движение, подсказанное инстинктом. Вероятно, когда Грейс чувствовала себя в опасности, она всегда так делала. Впрочем, она могла лишь притворяться, разыгрывать перед ним еще одну сцену.
        - Вы здесь в полной безопасности, - твердо проговорил он. Ему бы очень хотелось, чтобы это действительно было так. - Я вполне способен обуздать свои… физиологические потребности.
        - Но у вас их нет, - безучастно проговорила она.
        - Что?
        Мэтью бросил на Грейс испуганный взгляд. К ее щекам мгновенно прилила кровь.
        - Нет, я имела в виду… Все дело… - Она глубоко вздохнула. С удивлением маркиз обнаружил, что ее красивые, слегка расширившиеся глаза неотрывно смотрели на его обнаженную грудь. При этом ее румянец сделался еще ярче, язычок быстро скользнул по губам. Грейс опустила руки вдоль тела и, казалось, предлагала себя ему. Если бы он не знал ее уже в достаточной степени, то мог бы подумать, что нравится ей.
        Мэтью наклонил голову и с легкой насмешкой в голосе сказал:
        - До вашего появления мне не предоставлялась возможность встречать гостей. Но теперь, похоже, придется наверстать упущенное.
        Грейс ничего на это не ответила и скромно потупила голову. Рассудок говорил Мэтью, что эта женщина, всего лишь лживая хитрая кошка, но его сердце каждый раз, когда он вышучивал ее, болезненно сжималось в груди.
        И сейчас последний голос из хора недоверчивости и подозрительности постепенно умолкал в его груди. Мэтью хотелось верить ей. А она внимательно следила за ним своими сапфировыми глазами, в которых притаилась неуверенность и страх. Казалось, она не знала, чего от него ждать, то ли он собирался наброситься на нее, то ли сам готовился к обороне.
        Если бы она и вправду не хотела ложиться с ним в постель, размышлял маркиз, то прикрыла бы чем-нибудь свое тело и не выставляла его так откровенно напоказ. Если бы не желала близости с ним, то вообще не спустилась бы к нему в комнату. Он с трудом отвел взгляд от соблазнительной тени чуть ниже ее плоского живота.
        - Мне нужно поговорить с вами, - тихо сказала она.
        - В самом деле? - насмешливо спросил маркиз.
        - Да, - выдохнула она и вдруг снова замолчала. Казалось, Грейс подбирала сейчас какие-то очень убедительные слова, которые могли бы объяснить, почему она вдруг посмела побеспокоить его посреди ночи. Потом она быстро заговорила, чуть ли не скороговоркой: - Вам не подобает спать здесь, на диване. Вы маркиз. У вас должна быть собственная спальня.
        Ага, подумал про себя Мэтью, вот оно. Вот что она задумала, она хочет, чтобы он поднялся к ней, потому что ему, бедняжке, видите ли, негде спать. Он бросил неприязненный взгляд на свое неудобное ложе. О да, эта женщина, разумеется, почувствует себя гораздо лучше… под ним.
        И вдруг Грейс сказала то, чего он от нее никак не ожидал.
        - Вы подниметесь наверх, а я лягу спать на диване. Днем я успела заметить, что он не слишком удобный.
        Значит, что же это получается? Она вовсе не приглашает его в свою постель? Но почему он вдруг почувствовал острое разочарование? Ведь он сам заявил, что и пальцем не прикоснется к ней.
        - Нет-нет, спите в комнате, - поспешно проговорил он. Мэтью с ужасом представил себя лежащим на ее кровати, в ее простынях. Это не самая хорошая идея, подумал маркиз. Тогда он напрочь лишится последних остатков своей воли.
        - Ваш дядя сказал, что вы больны.
        Он засмеялся холодным металлическим смехом.
        - Разумеется, я болен. Я же сумасшедший.
        Ее взгляд по-прежнему был серьезным и сосредоточенным.
        - Нет, я не это имею в виду. Ваш дядя сказал, что вы болели весь последний год.
        - Понятно, лорд Джон решил пооткровенничать.
        - Ваш дядя - просто чудовище, - резко проговорила она.
        Его брови удивленно приподнялись.
        - Многие находят его очаровательным. Даже я так считал, когда был мальчишкой. - В голову Мэтью пришла неожиданная мысль: - Он сделал вам что-то плохое? Причинил боль?
        Грейс энергично мотнула головой, и ее коса соскользнула точно в ложбинку между грудей. «Господи, до чего же она хороша!» - с восхищением отметил про себя Мэтью. И как он только мог говорить ей гадости, язвить и насмехаться над ней? Теперь он начал сомневаться в том, что эта женщина и его дядя действительно состояли в каком-то заговоре.
        - Нет, он не причинил мне боли.
        Что-то в ее голосе насторожило маркиза.
        - Он угрожал вам?
        Голова Грейс резко дернулась в сторону, и Мэтью стало заметно, какой бледной сделалась ее кожа.
        - Да.
        Сейчас было трудно усомниться в ее искренности. На лице маркиза появилась вымученная улыбка.
        - Он и мне угрожает.
        Грейс вдруг тоже улыбнулась.
        - Ну вот, наконец, у нас появилось что-то общее. - Она повернулась и пошла к двери. Затем у порога на мгновение обернулась: - Спокойной ночи, ваша светлость.
        - Спокойной ночи, миссис Паджет, - эхом повторил Мэтью.
        Она ушла, и теперь он остался наедине со своим одиночеством. Такой вот каламбур… Но почему-то в его груди вспыхнула сумасшедшая радость.
        Она говорила о его дяде с отвращением! Это было так очевидно. Грейс, конечно, могла быть послушным орудием лорда Джона, но теперь подобное предположение вызывало у Мэтью сильное сомнение.
        Может быть, он просто глупец, но теперь он верил Грейс, верил в правдивость той истории, которую она без конца ему рассказывала. Грейс - достойная женщина, волею судьбы попавшая в сложное положение. И тут нет ее вины, она просто жертва.
        Этот прозрение вызвало в нем целую бурю чувств и эмоций. «Все-таки я оказался прав, - размышлял Мэтью. - Интуиция не подвела меня и на этот раз. Она не любовница дяди. И три тысячи чертей на мою голову, если я ошибаюсь».
        Грейс вышла из гостиной и, оказавшись в коридоре, бросилась бегом к лестнице, споткнулась и едва не упала. Она спустилась с намерением соблазнить его, но в самый последний момент поняла, что не сможет переступить через что-то важное в самой себе, и именно поэтому так поспешно сбежала от маркиза. А ведь стоило лишь шагнуть к нему… И дело тут вовсе не в какой-то особой благопристойности. Ее остановил страх. Страх быть отвергнутой маркизом оказался сильнее страха за свою жизнь, сильнее инстинкта самосохранения. Даже если бы она обнаженная бросилась в его объятия, он скорее всего оттолкнул бы ее.
        Она вбежала в свою спальню и прильнула к окну. От туда была видна окружавшая поместье белая стена. За ней находился мир, из которого она пришла сюда. Там существовали свои законы, но здесь они не имели силы.
        Там, в той жизни, она была равнодушна к мужчинам и физическая близость никогда ее не привлекала.
        Грейс почувствовала, что дрожит, хотя ночь не была холодной.
        Она хотела лорда Шина.
        Вот она и призналась себе; глубоко запрятанные от себя самой чувства выплыли на поверхность.
        Воспоминания жгли углем грудь. Он был прекрасен, когда стоял там, внизу, - слегка растрепанный, высокий, стройный, гибкий, с темной порослью на груди. У него были мощные плечи и красивые руки.
        Какой-то дьявол нашептывал ей на ухо, что она совсем не прочь взглянуть и на то, что он прятал под одеялом. Его бедра наверняка были узкими, а ягодицы небольшими и упругими.
        Пальцы Грейс впились в подоконник. Неожиданно у нее закружилась голова, и она испугалась, что упадет. Нет, надо устоять перед этим искушением. Женщины, подобные ей, не ложатся в постель с мужчиной только потому, что у него красивые лицо и фигура. «Долг», «ответственность» для нее не пустые слова. Если она все же не устоит перед чарами маркиза, то и впрямь станет шлюхой и у лорда Джона появится полное основание называть ее этим самым словом и соответственно к ней относиться. Это будет только ее вина.

«Ты окажешься в сточной канаве или публичном доме», - сказал ей отец, когда она покинула дом и вышла замуж. Она не забыла этих слов… Как бы ни складывалась ее жизнь, Грейс еще не пала так низко, чтобы торговать своим телом. Она оставалась порядочной женщиной. По крайней мере, считала себя таковой до последнего времени.
        Она не нравилась маркизу, и он не доверял ей. И это было единственным спасением для нее, потому что ее собственная воля с каждой минутой становилась все слабее.
        Грейс сжала пальцами край подоконника с такой силой, что у нее заломило руки. Как ни странно, но в это мгновение она забыла о самом главном - о том, что ее ждет смерть, если не удастся соблазнить маркиза.
        Глава 9
        На следующее утро Грейс нашла лорда Шина в саду, где он снова возился со своими розами. Поверх рубашки на нем были надеты нарукавники. Маркиз выглядел необыкновенно бледным, и это потрясло и испугало ее.
        Неожиданно лорд Шин поднял голову и посмотрел на нее. В его глазах она заметила озабоченность. Лежавший рядом Вулфрам встревожено поднял голову, покрутил ей и понюхал воздух. Поняв, кто пришел в сад, он снова предался своим приятным мечтам.
        - Миссис Паджет, - без всякого выражения проговорил маркиз.
        - Милорд. - Она спустилась по ступенькам на каменную дорожку, бежавшую между цветочными клумбами. Лорд Шин выглядел уставшим, но не раздраженным. Это несколько приободрило Грейс. Она поправила свою соломенную шляпу и на мгновение так и застыла с поднятыми вверх руками. - Я знаю, вы не верите, но вы меня не так поняли вчера. Я никогда раньше не встречалась с вашим дядей и не участвую ни в каких его кознях.
        Она была лишь жертвой лорда Джона, и очень скоро он мог оборвать ее жизнь. Собственно говоря, это должно было произойти в ближайшую субботу.
        Лицо маркиза по-прежнему выглядело сосредоточенным, он был погружен в свои собственные невеселые размышления.
        - Какая разница, во что я верю, а во что нет?
        - Для меня есть разница… И очень большая, - сказала она тихо.
        Неужели он догадывается о ее истинных чувствах? О том, что заставило ее вчера ночью опрометью броситься из его комнаты. Он знает, что она испугалась. Но кроме страха, было еще и унижение. И еще желание, страсть, стремление наслаждаться его красивым телом.
        Маркиз молчал, и Грейс пришлось заговорить снова, чтобы заполнить неловкую паузу:
        - Мы в одной ловушке, милорд. Если попробуем доверять друг другу, то, возможно, это улучшит наше положение.
        Его взгляд сразу поблек.
        - Наше положение уже ничто не может улучшить.
        - А разве дружба не скрасит наше существование?
        Мэтью долго молчал, а когда заговорил, каждое его слово было весомым и хорошо обдуманным.
        - Мне хочется верить, что вы действительно боитесь моего дяди.
        Она вздрогнула, вспомнив о том ультиматуме, который предъявил ей лорд Джон. Разумеется, она не могла его не бояться. Дядя Мэтью сказал, что она через неделю умрет, и при этом ни один мускул не дрогнул на его лице.
        - Да, это так. Можете не сомневаться.
        Мэтью продолжал хмуриться.
        - Я не смогу спасти вас, миссис Паджет.
        - Рядом с вами я чувствую себя в безопасности, - проговорила задумчиво Грейс. - Лорд Шин, я вам не враг.
        - Я понял это, - сказал маркиз с таким видом, как будто, наконец, принял важное решение. - Да, вы не враг мне.
        - Значит, я могу остаться здесь, с вами? - Грейс совсем не хотелось возвращаться в дом и сидеть там в одиночестве. Она подняла руки и с решительным видом поправила свою шляпу, хотя ее пальцы сильно дрожали. - Я уверена, что смогу помочь вам.
        Его губы дрогнули и сложились в добродушную и слегка насмешливую улыбку.
        - Похоже, вам и в самом деле стало невыносимо скучно, раз в вас проснулось такое настойчивое желание поработать.
        - Я говорила вам, милорд, что физическая работа для меня не в новинку.
        Мэтью самым внимательным образом осмотрел сначала одну руку Грейс, затем другую. И это заставило ее кровь с еще большей скоростью бежать по сосудам.
        - Эти руки и вправду знали труд.
        Грейс взглянула на свои твердые ладони, покрытые мозолями, и прикусила губу. Да, прошло уже много лет с тех пор, когда у нее были белые мягкие ручки леди. Ей действительно приходилось много работать, она ежедневно боролась за свою жизнь, за выживание. И тем не менее, Грейс испытывала неловкость от того, что маркиз видел ее грубые руки. Она была готова сгореть от стыда.
        - Надо думать, это умелые руки. - Маркиз посмотрел Грейс в лицо. На этот раз в нем не ощущалось никаких признаков высокомерия.
        Она вспыхнула. Понял ли он, чего она хотела? Догадывался ли о ее чувствах? Если так, то у него было полное право презирать ее. Она и сама презирала себя. Прошел лишь месяц со дня смерти мужа, а она уже мечтает о другом мужчине.
        Лорд Шин подошел к скамье, окинул критическим взглядом лежащие на ней инструменты и принадлежности для работы в саду, затем передал Грейс пару перчаток:
        - Наденьте-ка их. Они, возможно, будут великоваты для вас, но других нет. Я буду вам чрезвычайно признателен, если вам удастся прополоть пару грядок и избавить цветы от сорняков.
        Некоторое время они работали молча. Сад оказался в гораздо большем запустении, чем ей показалось сначала. Грейс надеялась, что, работая здесь, она сможет избежать тайных мыслей, которые преследовали ее постоянно и не давали ни минуты покоя. Страх перед будущим и влечение к этому мужчине слились в нечто целое и совершенно неразделимое.
        Страх, правда, сделайся еще сильнее. Грейс решила, что ей необходимо как-то отвлечься от своих мыслей. Если она дойдет до последней точки и начнет рыдать, то тогда ей уже не остановиться. Бросив взгляд на маркиза, она вдруг неожиданно для себя спросила:
        - Значит, вы болели весь прошлый год?
        Он стоял к ней спиной. Услышав вопрос, Мэтью обернулся, его лицо выглядело напряженным.
        - Не совсем так.
        Маркиз предупредил, что дальше его ни о чем не стоит расспрашивать. Он словно вывесил табличку «Частное владение».
        - А как? Как это надо понимать? - продолжала настаивать она, удивляясь сама себе.
        - О черт, какое это имеет значение! - Мэтью посмотрел на ножницы в своих руках, а потом с грохотом бросил их на скамью. - Что вы желаете знать?

«Все, все, все о вас!» - хотелось крикнуть Грейс, но она заставила себя не торопиться и не обрушивать так яростно на маркиза свое любопытство. Следовало хорошо подумать над каждым своим словом, прежде чем произносить его.
        - Кругом столько загадок…
        Он быстро провел рукой по волосам.
        - Черт возьми, Грейс… Миссис Паджет…
        Когда она услышала, как он произносит ее имя, от удовольствия по телу у нее побежали мурашки. К щекам тут же прилила кровь, но она не опустила голову.
        - Вы видели меня, когда мне было плохо. Вы видели меня и в ночной сорочке. К чему теперь церемонии…
        - В таком случае, Грейс, скажу вам правду. - Он смотрел прямо ей в глаза. - В прошлом году я пытался бежать отсюда, и после этого мой дядя решил доставить мне сюда любовницу.
        Этого она уж никак не ожидала. Грейс медленно поднялась, бросила на скамью полотенце и сняла перчатки.
        - Вы говорили, что убежать отсюда невозможно.
        Снова на его лице появилась сардоническая улыбка.
        - Невозможно.
        - Но вы ведь пробовали?
        - Я сбегал отсюда три раза за одиннадцать лет. Когда я убежал из поместья впервые, мне было восемнадцать лет. Это все объяснялось приступом моей болезни. После этого четыре года я не мог ни читать, ни писать. Даже с трудом ходил. Чуть позже я пережил еще несколько приступов болезни.
        - А потом? - спросила она, с грустью представляя себе беспомощного сумасшедшего, мечущегося в четырех стенах.
        - С тех пор приступы не возобновлялись.
        Грейс сделала шаг к маркизу.
        - Получается, целых семь лет без всяких приступов. Думаю, что вы уже вполне здоровы, - мягко сказала она и осторожно, смущаясь, протянула к нему руку.
        - Вряд ли, - бодро, но в то же время не слишком уверенно проговорил он. Руку Грейс он не оттолкнул, а, наоборот, взял обеими ладонями и крепко сжал. Так сильно, что Грейс даже стало немного больно. - Не знаю точно, здоров ли я.
        Страх, с которым Мэтью жил постоянно, вдруг сделался осязаемым, и Грейс ощутила его почти физически. И этот страх был порожден не жестокостью лорда Джона, а ожиданием того, что собственный разум может подвести его, стать предателем. Что его сознание навсегда погрузится в хаос, в темноту. От жалости у Грейс сжалось сердце.
        Маркиз увлек Грейс под навес теплицы и усадил рядом с собой на скамью.
        - Люди моего дядюшки схватили меня в трех милях от поместья. Они ни мгновения не сомневались в том, что я сошел с ума. Меня связали, и в таком состоянии я пролежал несколько дней, обуреваемый злостью и ненавистью. Именно эти чувства и сводили с ума.
        Мэтью положил их сцепленные руки на свое бедро, и Грейс изо всех сил старалась не замечать приятной твердости его мышц, просачивающегося в нее тепла.
        - После этого лорд Джон покрыл стены чем-то вроде лака. Теперь на них вообще нельзя вскарабкаться. Они стали скользкими как лед.
        - Я успела это заметить, - со вздохом проговорила Грейс, вспомнив, как пыталась забраться на стену. - Но потом вы снова предприняли попытку сбежать отсюда.
        - Да, два года назад. Монкс тогда сильно поранился, стукнул себя по колену топором, так что мне оставалось только обезвредить Файли. Я заманил его на кухню и закрыл там. А потом просто вышел из поместья через ворота. Меня нашли сыщики уголовного полицейского суда в Уэльсе. С тех пор в доме больше нет замков. Единственный замок в поместье висит на воротах.
        Он помолчал и заговорил снова:
        - Я понял, в чем состояла моя ошибка. - Краска стыда залила ею лицо. - Я украл лошадь и добрался до Чартингтона в Глостершире, где намеревался укрыться у друзей и придумать способ, как мне доказать, что я здоров.
        - И они прогнали вас? - с ужасом спросила Грейс. Его пальцы еще сильнее сжали ее руку.
        - Было бы лучше, если б они сделали это и тем ограничились. Там жила моя нянька, которая незадолго до моего появления вышла замуж за садовника. Они приняли меня с распростертыми объятиями. Но к сожалению, лорд Джон быстро догадался, где я мог скрываться.
        - И вас снова наказали?
        - На этот раз не только меня. - Лорд Шин замолчал. Было видно, с каким трудом он пытается взять под контроль свои эмоции. Но вот, наконец его голос перестал дрожать от ярости, хотя внутри его все еще бушевал настоящий ураган страстей. - Он подкупил местного судью и переправил Мэри и ее мужа в Новый Южный Уэльс, обвинив их в укрывательстве особо опасного сумасшедшего. Дядя показал мне их письма, в которых они умоляли его о пощаде. Больше мне о них ничего не известно. Вполне возможно, что они не пережили этого переселения. Ведь ко всему прочему Мэри была беременна и неважно себя чувствовала.
        Он отвернулся. Затем встал. Мэтью не мог вспоминать этот эпизод своей жизни без горечи, потому что считал себя виновным в гибели своей няньки и ее семьи.
        - Если бы я не воспользовался их добротой, то все они остались бы живы. Мой дядя будет преследовать любого человека, который попытается помочь мне.
        Грейс посмотрела в лицо маркиза и вдруг вспомнила давнишнюю историю из своего детства. Ее брат, тогда ему было шестнадцать, подстрелил ястреба и принес домой, в Марлоу-Холл. Он стал лечить птицу, Чтобы потом приручить и использовать для охоты. Хотя рана ястреба затянулась довольно быстро, Филипп так и не смог сломить свободолюбивый дух птицы. Ястреб умирал от голода в своей клетке.
        Грейс умоляла Филиппа отпустить птицу, но брат был слишком упрям. Ястреб все-таки умер. Грейс хорошо помнила его желтые остекленевшие глаза, смотревшие с неизбывной ненавистью на всех, кто приближался к клетке. И этот взгляд до сих пор преследовал ее.
        Глядя в лицо лорду Шину, Грейс видела все тот же свободолюбивый дух, который жил в ястребе. Она видела, как маркиз нуждается в свободе. Эта свобода превратилась для него в самоцель, в мечту, без которой его жизнь невозможна.
        Маркиз заметил, что Грейс изменилась в лице.
        - Вам холодно? Может, пойдем в дом?
        - Нет, - тихо возразила она. Ей совсем не хотелось возвращаться в дом, где, как ей казалось, витал злой дух лорда Джона. Лучше она останется на улице и замерзнет. - Но почему дядя так настойчиво удерживает вас здесь?
        Мэтью зло засмеялся, увлекая Грейс с собой под арку. Откуда-то из-за кустов выскочил Вулфрам и последовал за маркизом и его спутницей.
        - Все дело в его жадности, как ни банально это звучит.
        Грейс ожидала услышать какую-нибудь мрачную историю о давней семейной вражде, и поэтому до нее не сразу дошел смысл сказанных маркизом слов.
        - Жадность? А что он хочет от вас?
        - Деньги, разумеется. Когда мои родители умерли, дядя был назначен опекуном - блюсти мои интересы. Он был младшим сыном в семье, и оставленное ему состояние определялось как «достойное». А тут вдруг на него свалилось такое богатство. От этого у него закружилась голова, помутился разум. Ему очень уж не хотелось расставаться со всем приобретенным в день моего совершеннолетия.
        - Но он и не расстался с вашим наследством, потому что вы заболели.
        - Я не заболел, я сошел с ума, - как-то угрожающе прошептал он и сильнее прижал руку Грейс к своему боку. - Когда мне исполнилось четырнадцать, мой рассудок помутился.
        - Но сейчас вы совсем не похожи на сумасшедшего, - твердо сказала она. - В течение семи лет у вас не было больше ни одного приступа.
        - Каждый год дядя присылает ко мне двух докторов. Они осматривают меня и пишут заключение, подтверждающее, что я по-прежнему нездоров, а следовательно, не в состоянии распоряжаться своим наследством.
        - Без сомнения, лорд Джон оплачивает их услуги.
        Мэтью вдруг искренне рассмеялся. Его смех, словно теплый весенний ветерок, вызвал у Грейс приятное волнение и оживил надежды.
        - Пока я жив и хорошо себя чувствую, мой дядя может изображать важную персону. И даже повелевать нужными людьми.
        Эти слова поразили Грейс.
        - А если… если вы умрете?
        - Тогда мой титул перейдет к кузену Гектору. А если и с ним произойдет несчастье, то и на этот случай все предусмотрено - у нас имеется целый выводок кузенов. Мой отец смог произвести на свет только одного несчастного сумасшедшего, а лорд Джон изготовлял лишь девочек - их у него четыре. Но зато дядя Чарльз постарался - у него целых шесть сыновей, бодрых и здоровых парней. Правда, сам дядя почил несколько лет назад - сломал себе шею во время охоты.
        - Значит, в вашем роду лорд Джон - младший. - Ее пальцы чуть сильнее сжали его руку. Как Мэтью мог вынести то, что с ним делал его дядя? В груди Грейс забурлил гнев. - Он хочет, чтобы вы были живы и здоровы, но полностью в его распоряжении. Да? Это просто ужасно.
        - Да, Грейс, ужасно, - со странным равнодушием подтвердил ее вывод маркиз.
        - И он решил, что если он поселит здесь женщину…
        - Мой дядя надеется, что с помощью женщины, с вашей помощью, Грейс, ему удастся лучше меня контролировать, - тихо сказал лорд Шин.
        И в это мгновение Грейс вдруг ясно поняла одну вещь - маркиз окончательно решил, что никогда не прикоснется к ней. Если он ляжет с ней в кровать, то предаст свои принципы. В этом плане ее честь была в безопасности.
        Но эта самая безопасность оборачивалась против нее. Это значило, что она должна умереть.
        Что же ей делать? Разрушить то, что поддерживало Мэтью в его непростой жизни, или погибнуть самой?
        Как можно было что-то выбрать!
        Он провел рукой по волосам, взъерошив их. Грейс улыбнулась, ей хотелось пригладить его блестящие черные и такие непослушные пряди, прикоснуться к нему. Но нельзя было поддаваться своим слабостям. Она опустила голову и спрятала лицо в густой тени, падающей от широких полей шляпы.
        - Давайте больше не будем о мрачном. Вас интересуют цветы, Грейс? - Казалось, он с удовольствием произносит ее имя. - В моем заколдованном королевстве можно найти дикие орхидеи. Их тут довольно много.
        Мэтью снова улыбался, но теперь в его улыбке не ощущалось горечи. Грейс, разумеется, тут же согласилась отправиться на поиски этих цветов. Она готова была согласиться на многое…
        Перед обедом Грейс поднялась к себе в комнату и с беспокойством посмотрела на свое отражение в зеркале. Ее жизнь висела на волоске. Мужчина, для которого она стремилась выглядеть красивой, жил в заточении, страдал и, возможно, был неизлечимо болен. И для нее это не было легким флиртом на лоне идиллического сельского пейзажа. Это было ночным кошмаром, жутким коктейлем, состоящим из насилия и любовного томления.
        Как бы ей хотелось забыть о том, что ее ждало в конце недели…
        Так или иначе, но она была обречена.
        Бросив взгляд на кровать, Грейс вдруг увидела лежащее на покрывале письмо. На печати был изображен орел в короне - герб Лансдаунов. Призрак умершего в клетке ястреба снова напомнил о себе.
        Толстая бумага зловеще захрустела, когда Грейс раскрывала письмо, и у нее по спине пробежал холодок. На большом листе было написано всего лишь одно слово: «суббота».
        Лорд Джон решил напомнить ей о своей угрозе. Он посчитал, что был не слишком убедителен в беседе с ней, и недооценил себя. Она ни минуты не сомневалась, что его приговор будет приведен в исполнение в случае необходимости.
        - О Господи, - пробормотала она и, скомкав письмо, бросила на пол. Заплакав, Грейс села на кровать и закрыла лицо руками.
        У нее не было выхода. Но она должна сделать это.
        Грейс встала, ее ноги сильно дрожали. О, как она ненавидела сейчас своего мужа, за то, что оставил ее одну; как ненавидела Вира, за то, что не приехал за ней; как ненавидела лорда Джона за его алчность и безжалостность.
        И как она ненавидела себя.
        Сегодня она должна предать маркиза. Она не лучше его дяди.
        И даже хуже. Маркиз начал ей доверять, он оказался необыкновенным человеком и прекрасным товарищем. Если бы они встретились при других обстоятельствах, то, можно не сомневаться, она полюбила бы его.
        А теперь…
        Глава 10
        Неожиданно проснувшись посередине ночи, Мэтью понял, что все-таки смог уснуть и проспал несколько часов. В комнате было темно. Вместе с заходом солнца кончилась и хорошая погода. Сейчас по стеклам вовсю барабанил дождь. Он начинался, когда они садились обедать. Надо сказать, обед прошел в необыкновенно спокойной атмосфере. Вместе с миссис Паджет, Грейс, он провел целый день, и ее присутствие действовало на него успокаивающе. Правда, во время обеда она выглядела несколько задумчивой и погруженной в собственные мысли.
        Мэтью всегда был честен с собой и поэтому понимал, что от этой женщины ему нужна не только дружба. Хотя дружба - это уже кое-что. Если он смирится со своей жизнью в этой тюрьме, то ему придется смириться и с той мыслью, что Грейс никогда не будет принадлежать ему.
        Сколько бы они ни прожили тут вместе…
        Никогда.
        Неожиданно дверь гостиной распахнулась и на пороге появилась Грейс.
        - Что случилось? - с беспокойством спросил Мэтью, садясь на диван. - Ты хорошо себя чувствуешь?
        - Со мной все в порядке.
        Но ее неуверенный голос наталкивал на мысль, что это было не так. Маркиз встал с постели и начал быстро одеваться.
        - Ах, я напрасно вас потревожила, - выдохнула она, с трудом сдерживая дрожь в голосе.
        - Грейс?
        - Простите…
        Послышался громкий всхлип - мгновение, и Грейс бросилась к нему. Теплое душистое тело, каскад шелковистых волос, тонкая струящаяся ткань сорочки - все слилось в воздушное легкое облако, доверчиво прильнувшее к его груди. Не думая ни о чем, он обнял ее и осторожно прижал к себе.
        Ее стройное тело била дрожь, и ее объятия оказались куда приятнее, чем Мэтью воображал себе. Ему совсем не хотелось выпускать ее из своих рук.
        - Что… - Он успел выговорить только одно слово. Грейс взяла в ладони его лицо и наклонила к себе.
        - Прости меня, - глухо проговорила она. И ее губы, горячие и влажные, прижались к его рту.
        На ней ничего не было, кроме прозрачной сорочки, их тела разделяла лишь тонкая кисея. У Мэтью возникло ощущение, что в тех местах, к которым притрагивалась Грейс, на его теле появились ожоги. Исходящий от нее запах пьянил его.
        Он был уже не в силах сопротивляться и противостоять ей, когда ее пышная упругая грудь сильнее прижалась к его груди. Рубикон был перейден.
        Тихо всхлипнув, она отстранилась от него. Этот быстрый, наполненный животной страстью поцелуй разжег костер в груди Мэтью. Он хотел продолжения, он жаждал большего.
        - Поцелуй меня, - робко попросила она, сжимая пальцами его руки.
        Раньше он усилием воли заставлял себя не прикасаться к ней. Теперь же остатки самообладания бесследно испарились. Она льнула к нему, и он не мог не ответить ей. Мэтью хотел наслаждаться ее телом, и больше его сейчас ничто не волновало. Он находился на грани. Еще чуть-чуть…
        Он положил руки на плечи Грейс, останавливая ее и в то же время не отпуская от себя.
        - Мы… не можем позволить себе… этого, - прерывисто дыша, проговорил он наконец.
        Она судорожно втянула воздух, ее грудь снова на мгновение прикоснулась к его груди. Мэтью стиснул зубы, ему хотелось немедленно сорвать с нее сорочку, трогать ее обнаженное тело, исследовать все его впадинки и выпуклости.
        - Но я должна, - хрипло сказала она.
        Даже сейчас, когда его разум отказывался служить ему, Мэтью нашел ее заявление крайне странным. Внутренний голос подсказывал ему, что надо проявлять осторожность.
        - Господи, Грейс…
        Она обвила его шею руками.
        - Поцелуй меня.
        Голос разума, на мгновение напомнивший о себе, снова умолк. Ее рот прильнул к его губам. И эта близость потрясла Мэтью. Губы Грейс были теплыми и мягкими. Он впился в них со всей силой страсти. По телу Грейс пробежала дрожь.
        Мэтью вдруг остановился. Он не должен делать этого.
        Его наполняло отвращение к самому себе. Оставалось только надеяться, что Грейс простит его за грубость. Она снова вскрикнула и потянулась к нему, словно он был единственным островком спасения в бушующем океане. И он опять обнял ее, его руки заскользили по ее спине.
        Он слегка наклонился к ней и провел губами по ее губам. Она чуть приоткрыла рот, и Мэтью почувствовал ее сладковатое дыхание.
        Неожиданно она с такой силой прижалась к нему, что Мэтью пошатнулся и, не удержавшись на ногах, вместе с Грейс упал на диван. Теперь она лежала на нем, и ее сорочка задралась, обнажив прелестные упругие ягодицы. Он осторожно провел по ним рукой.
        И это снова было потрясением и открытием - прикасаться к ее обнаженному телу. Теперь он не мог никуда от нее деться, она лежала на нем, она была повсюду, это белое облако поглощало его. Она прикасалась к нему руками, гладила, целовала, и все это проделывала так, будто боялась, что он сейчас исчезнет.
        Что-то тут не то. Он мечтал о ней, но представлял их объятия совсем по-другому. В своих мечтах он целовал ее, ласкал, входил в нее, ее тело было мягким и податливым, с наслаждением принимающим его.
        Но эта женщина, которая сейчас лежала на нем, казалась такой напряженной, скованной и в то же время отчаянно добивавшейся близости с ним. Приподнявшись на локте, Мэтью взглянул на Грейс. Нет, он не мог не обращать внимания на свои подозрения. Все это выглядело слишком неестественно. Мэтью снова лег на спину, вытянув руки вдоль тела.
        - Грейс, зачем ты пришла ко мне? - резко проговорил он и сжал руки в кулаки, чтобы не брать то, что она так настойчиво ему предлагала.
        Она начала покрывать поцелуями его грудь. И в этих поцелуях нельзя было не заметить примеси отчаяния. Это отчаяние ощущалось и в ее прикосновениях. Ее пальцы впивались в его руки, как когти хищной птицы в добычу.
        - Молчи. - Грейс подняла голову, и Мэтью ощутил пронзительный взгляд ее темных глаз. - Целуй же меня. Целуй.
        Она стиснула его в объятиях. Казалось, Грейс боялась какой-то потусторонней силы, которая могла сейчас разлучить их. Или, возможно, опасалась, что он сам оттолкнет ее. Она приоткрыла рот и прижалась к его рту с такой силой, будто хотела причинить ему боль. Мэтью вдруг ощутил на своих губах солоноватый вкус. Кровь? Он поднял руку и притронулся к ее щеке, чтобы как-то прекратить это неистовство. Щека была мокрой.
        Ее лицо было залито слезами.
        - Господи!
        Он быстро столкнул ее с себя, отодвинулся и сел но на край дивана. Сначала Грейс упала на бок и громко зарыдала, но через мгновение поднялась и снова набросилась на него со своими пугающими ласками. Это можно было принять за страсть, если бы не слезы…
        От его прекрасных фантазий, в которых Грейс изнемогала от желания, не осталось и следа. Сидящая с ним на диване женщина рыдала от отчаяния. Да, он хотел ее, он хотел ее больше всего на свете, больше жизни. Но взять ее такой Мэтью не мог.
        - Прекрати, - процедил он сквозь зубы.
        - Ты должен, ты обязан это сделать. Я заставлю тебя взять меня, - задыхаясь, проговорила она, затем с мрачной решимостью стянула ночную сорочку и бросила на пол.
        - Господи… - присвистнул Мэтью и быстро закрыл глаза.
        Но было уже слишком поздно. Ее образ вспыхнул в его мозгу словно костер в ночи. Мерцающее белое тело, полные груди с темными кружками сосков, легкая темная тень между ног.
        - Прекрати, Грейс; - сухо сказал он, хотя дьявольский хор продолжал петь ему в ухо: «Возьми ее. Возьми. Ведь ты хочешь этого. И она хочет».
        Она подвинулась ближе, села к нему на колени. Теперь ее белые бедра лежали на его ногах. Она сидела лицом к нему. Оставалось совсем немного, всего какой-то дюйм, и он будет внутри ее. Мэтью с такой силой стиснул зубы, что ему вдруг стало больно.
        - Я должна сделать это.
        В ее голосе слышалось отчаяние. Ее дрожащая рука скользнула по его члену. Господи, да он просто умрет сейчас от перенапряжения еще до того, как войдет в нее. В голове начали взрываться фейерверки, их цветные шары раскрасили висевшую перед его глазами черноту.
        Она вдруг убрала свою руку.
        - Ты хочешь меня, - радостно объявила она, обнаружив доказательство, в котором нельзя было сомневаться.
        Терпение Мэтью подошло к концу. Он резко толкнул Грейс, и она снова упала на бок. Он же вскочил с дивана и застыл на месте, не зная, как себя вести дальше.
        - Разумеется, я, черт возьми, хочу тебя, - прорычал он. - Господи, куда ты дела свою чертову одежду?
        Он поднял с пода сорочку. Но это оказалась не ее сорочка, а его рубашка.
        - Вот, держи скорее. - Он бросил ей рубашку, поднял брюки и быстро надел их. Подойдя к столу зажег свечу. И все это он проделал, не глядя на Грейс. Казалось, он боится обернуться и взглянуть на нее, словно это могло стоить ему жизни.
        Только теперь он смог посмотреть на нее. Грейс через голову медленно натягивала его рубашку. Несколько мучительных мгновений, и белый подол, наконец, опустился, прикрыв ее бедра. До чего же она хороша, подумал Мэтью. Его мужское естество снова и очень настойчиво выражало несогласие с разумом.
        Она склонила голову к плечу. Вся ее поза говорила о крайней степени отчаяния и уныния. Темные волосы спутавшимися прядями падали вперёд, закрывая лицо. Как ему хотелось подойти к ней, прижать к себе, утешить и приласкать. Но он не мог… Не должен был… Его пальцы сжали край стола. Он должен вернуться из этого кошмара в действительность.
        Единственными звуками, нарушавшими тишину гостиной, были барабанившие по стеклу капли дождя и всхлипы Грейс. Мэтью посмотрел на нее. Она глубоко дышала, и ее грудь под его рубашкой то приподнималась, то опускалась. Перед его мысленным взором Грейс снова предстала обнаженной - у нее была удивительно красивая, полная и в то же время упругая, подтянутая грудь с ровными круглыми сосками. По его телу снова пробежала волна желания.
        - Почему ты так набрасывалась на меня с поцелуями, Грейс? - спросил он.
        Она чуть приподняла голову, и стало видно, что слезы опять полились из ее глаз.
        - Я хотела, чтобы ты взял меня, - каким-то странно равнодушным, отчужденным голосом проговорила она.
        - Нет, дело не в этом.
        - Но если ты хочешь меня, почему отстраняешься? - Ее вопрос, в котором ощущалось удивление, отчаяние и непонимание, острой занозой вошел в его сердце.

«Потому что ты не хочешь меня так, как хочу тебя я, черт возьми!» - готов был закричать Мэтью.
        - Ты знаешь почему, - твердо сказал он. - Это бесчестье для тебя и для меня.
        - Меня не волнует мое бесчестье, - опять странно равнодушным голосом заговорила она, и из ее глаз хлынул новый поток безудержных слез. Они стекали по щекам на подбородок, а затем капали на его рубашку. Ее горло слегка дрогнуло, как будто она пыталась проглотить слюну.
        Она была напугана.
        Его сердце болезненно сжалось.
        - Грейс, я не сделаю тебе ничего плохого. Тебе не нужно бояться меня.
        Ее глаза расширились от ужаса, лицо мгновенно побледнело.
        - Я боюсь не… тебя. Тебя, может быть, совсем чуть-чуть.
        Разумеется, он напугал ее. Она испугалась пробудившейся в нем страсти. Ему не удалось скрыть это от нее. А она ведь уже была замужем, и, возможно, столь буйное проявление чувств озадачило ее, смутило, испугало.
        - Тогда в чем дело? - Он продолжал сжимать край стола так, как будто это был обломок корабля, потерпевшего крушение в океане, а он сам - пытающийся выжить моряк.
        Ее дрожащие пальцы теребили край рубашки.
        - Все неправильно. Я не должна была приходить сюда. Прости.
        Он ничего не мог поделать. Его жалость к ней оказалась сильнее чувства самосохранения. Мэтью решительно подошел к дивану и сел рядом.
        - Грейс, откройся мне.
        Стараясь держать свои эмоции под контролем, он взял ее руку в свои ладони и тихонько сжал. Ему хотелось дать ей понять, что он справился со своими животными инстинктами, что ей ничто уже не угрожает. Но его пальцы предательски дрожали, и, кажется, Грейс заметила это. Не могла не заметить.
        - Скажи мне, - повторил он тихо.
        Ее ладонь сжала его руку - так она хотела сказать, что доверяет ему. Ее лицо сделалось еще бледнее.
        - Твой дядя сказал, что если не… соблазню тебя, то в субботу я умру…
        Господи, как же он сразу не догадался? На ее лбу выступили капельки пота, а в желудке повис неприятный холодный ком.
        - Но прежде… до того как убьет меня, он отдаст меня Монксу и Файли.
        - Господи, разрази меня гром… - потрясенно пробормотал маркиз и сильнее сжал ее руку.
        - Я предала тебя самым бессовестным образом. - Ее снова душил стыд. Каждую ночь она страдала от унижения, стыда и страха, и вот теперь Мэтью стал свидетелем всего того, что с ней происходило. Как он мог быть сейчас с ней так добр и нежен? Она встала с дивана и направилась к двери. Ей хотелось поскорее скрыться в темноте своей комнаты, где она могла остаться наедине со своей болью и стыдом.
        Мэтью решительно поднялся с дивана и схватил Грейс за руку.
        - И что ты теперь собираешься делать? Что теперь будет?
        Она заглянула ему в глаза, ожидая найти там отвращение, презрение или что-то в этом роде, но в его взгляде ощущалось лишь сочувствие к ней и злость на своего дядю, с такой легкостью манипулирующего человеческими жизнями.
        - Я не знаю, - прошептала Грейс, хотя на самом деле очень хорошо знала, что ее ждало в ближайшую субботу.
        В это самое мгновение Грейс приняла очень важное для себя решение. Она не позволит Монксу и Файли прикоснуться к ней. Она убьет себя сама. Если смерти избежать невозможно, то она избежит хотя бы издевательств над собой. После сегодняшнего фиаско она больше никогда не будет пытаться соблазнять маркиза.
        Ее смерть все яснее вырисовывалась перед ней, превращалась в неизбежность. Она не потянет с собой и лорда Шина, она не станет причиной его новых страданий.
        - Тебе следовало сразу сказать мне об этом, - мягко упрекнул он ее.
        - И что бы ты тогда сделал? Ты мог бы только посочувствовать мне и сказать, что никакой надежды нет.
        - Мы могли бы обмануть моего дядю. Если мы будем вместе спать… - он на мгновение замолчал, - то ни у кого не будет оснований думать, что мы не любовники.
        Неожиданно перед Грейс замаячила слабая надежда, но тут же ей пришлось отказаться от этой затеи. Лорду Шину придется дорого заплатить за эту уловку.
        - Но тогда твой дядя будет думать, что он победил. Теперь, когда ты мне все рассказал, нетрудно представить себе, во что выльется твоя дальнейшая борьба с лордом Джоном.
        - Моя гордость не стоит твоей жизни, Грейс.
        Но только гордость помогала лорду Шину выживать. И если ему придется признать победу своего дяди, он погиб. Она не могла согласиться на его предложение.
        - Нет, - решительно сказала она. Его лицо исказилось от боли.
        - Клянусь, я не прикоснусь к тебе, Грейс.
        Из ее глаз снова хлынули слезы. Она чувствовала себя невероятно беспомощной.
        - Все равно это невозможно.
        Мэтью вдруг обезоруживающе улыбнулся, и ее сердце радостно подпрыгнуло в груди.
        - Думаю, утром все это будет выглядеть не так трагично.
        Он успокаивал ее, как ребенка. И Грейс позволила Мэтью чуть-чуть утешить себя. Он обнял ее, прижал к себе и немного покачал, как будто она и впрямь была ребенком. Потом они вместе присели на диван, и Грейс положила голову ему на плечо. Ей было очень хорошо в эту минуту.
        Хотя попытка соблазнить Мэтью не удалась, Грейс получила нечто другое. Теперь она могла всегда находиться с ним рядом. И уже хорошо знала вкус его губ; его запах, казалось, впитался в ее кожу. Как ей хотелось, чтобы он снова целовал ее, обнимал, чтобы он вошел в нее. Чтобы он делал с ней то, что никогда не делал муж. Ей хотелось ощущать его силу, молодую энергию, стать послушной рабой его желаний.
        Он сказал, что она может доверять ему. Она и доверяла ему. Она не доверяла лишь себе.
        Особенно теперь, когда ее одиночеству пришел конец.
        Глава 11
        Грейс спала в объятиях Мэтью, а он смотрел на нее и думал. На ее лице застыло скорбное выражение. Сегодня ночью она пришла к нему, чтобы он взял ее. Нетрудно было догадаться, чего стоило ей это решение. Даже сейчас, во сне, Грейс выглядела напряженной и испуганной.
        Мэтью осторожно отодвинулся от нее на пару дюймов, чтобы распрямить ноги и устроиться поудобнее. До этого он лежал на боку, и Грейс прижималась к его груди спиной, ее голова покоилась на его руке, а он, боясь разбудить ее, старался не шевелиться. Но стоило ему слегка отодвинуться, как она тут же всхлипнула во сне и снова придвинулась к нему, ее голые ноги прижались к его ногам.
        Сегодня ночью он видел ее обнаженной. Он прикасался к ее коже. И сегодня в его жизни произошли необратимые изменения. Мэтью прижался губами к макушке Грейс и тихо застонал, вспомнив, как она уселась голая ему на колени. Общаясь с Грейс днем, ему еще удавалось держать свои эмоции под контролем, но ночью, когда они лежали, обнявшись, в одной постели, это превращалось в настоящую пытку.
        Но он обязан убедить лорда Джона, что они стали любовниками.
        Он должен спасти ее. Какой смысл бороться с его дядей, если на кону жизнь этой женщины? Он лучше умрет, чем позволит кому-нибудь причинить ей боль.
        Сейчас Грейс спала, но казалось, что она даже и в таком состоянии чутко улавливает его внутреннее смятение. Ее рука легла ему на грудь, как будто Грейс хотела защитить его от всех напастей, в том числе от него самого, от его мрачных мыслей.
        Но, разумеется, ему не стоило впадать в сентиментальное настроение. Он ничего не значил для нее. Да разве и могло быть по-другому? Злой рок вмешался в жизнь Грейс и вовлек ее в его трагедию.
        Мэтью продолжал лежать без сна и смотреть на спящую рядом с ним женщину. Свеча потихоньку догорала, а за окном уже повисла предрассветная серая пелена. У Грейс были удивительно изящные брови - тоненькие ниточки, выгнутые в форме лука, - прямой аристократический нос, решительный, но мягкий подбородок.
        С нее можно писать портрет Мадонны. Но эта, написанная с Грейс, Мадонна обязательно вышла бы упрямой, мужественной, волевой и… нежной. Грейс оказалась сильной, а иначе его дядя сразу же сломал бы ее. Или, возможно, превратил бы в свою послушную марионетку.
        Его взгляд остановился на ее губах, таких мягких, таких соблазнительных. Вчера она накидывалась на него и прижимала свои губы к его рту. Она целовала его. Хотя, конечно, трудно назвать то, что делала Грейс, поцелуем. Интересно, как Грейс целовала бы его, будь она по-настоящему влюблена в него и охвачена страстью? Господи, он никогда этого не узнает.
        Следующим утром Грейс увидела маркиза на лужайке перед домом. Только что выглянувшее солнце позолотило его темную голову и играло яркими бликами на носах его черных ботинок. На нем были белая рубашка навыпуск и черные бриджи.
        Сейчас перед ее мысленным взором промелькнула вся прошедшая ночь. Она целовала его. Прикасалась к нему. Она даже разделась и предстала перед ним обнаженной. Плакала в его объятиях. Спала с ним рядом, и на ней была его рубашка. И он обнимал ее своими крепкими руками.
        Грейс заворожено смотрела на стройную фигуру маркиза.
        Ее память мгновенно оживила тот момент, когда ее обнаженное тело скользило по его телу, и Грейс почувствовала возбуждение. Никогда раньше она не испытывала ничего подобного. Только встретив маркиза, она поняла, каким сильным, каким яростным и жгучим может быть физическое желание.
        Проклиная свое неумение скрывать собственные эмоции, Грейс направилась к маркизу:
        - Лорд Шин.
        Он медленно поднял на нее глаза. Грейс затруднялась сказать, что именно она увидела в них. Гнев? Отвращение? Презрение? После своей неудачной попытки соблазнить маркиза она заслуживала всего этого, но все же втайне надеялась на более милосердное к себе отношение - ведь лорд Шин знал, что это его дядя поставил ее перед немыслимым выбором.
        Но в этих глаза она увидела… желание и почувствовала, что начинает дрожать.
        Ее сердце подпрыгнуло куда-то к горлу, потом опустилось и быстро-быстро забилось, сбиваясь с ритма. Глаза Мэтью стали похожи по цвету на темный мед. С выражением неуверенности на лице он шагнул к ней.
        - Когда ты пришла ко мне… - Его голос оборвался.
        - Не нужно. - Она чуть приподняла руку, чтобы остановить его. Как они могли облечь в слова то, что произошло с ними вчера? Как передать то, что ей выпало испытать? Страх. Стыд. Желание.
        Она была не в силах говорить об этом. Не сейчас. Не при свете дня.
        - Что ж, хорошо. - Линия его подбородка сделалась жесткой. Грейс вдруг подумала о том, что род, из которого происходит лорд Шин, был очень древним, могущественным и, как теперь она понимала, отличавшимся чрезвычайной жестокостью. - Но думаю, мы все равно обсудим это.
        - Только не… сейчас. - Она глубоко вздохнула, пытаясь выровнять дыхание, - Хочу немного прогуляться.
        - Это можно. - Он кивнул, соглашаясь с ней, но в его взгляде все еще ощущалось напряжение. - А пока мы будем гулять, ты могла бы немного рассказать о своей жизни.
        Она отшатнулась назад, как будто Мэтью ударил ее. Она никогда и никому не рассказывала о своем прошлом.
        - Я не могу, - вдруг пискнула Грейс. Разве поведаешь о случившемся с ней ужасе этому человеку, которым она восхищалась, которого ставила на недосягаемую для других высоту! Она не хотела, чтобы он презирал ее. А ведь именно это и произошло бы - маркиз стал бы ее презирать.
        - Грейс, твои секреты - это твои секреты, - мрачно проговорил Мэтью. - Поделишься ли ты со мной ими или нет, решать тебе. Я не имею права ни на чем настаивать.
        То, что Мэтью так легко согласился с ней и не стал требовать объяснений, сразу же успокоило Грейс и придало ей уверенности. Страдания научили лорда Шина мудрости. И если кто и мог бы понять ее, так это только этот сумасшедший маркиз.
        Он уже видел ее обнаженное тело. Возможно, было бы правильно; если бы теперь перед ним обнажилась и ее душа.
        Грейс выпрямила плечи и слегка приподняла подбородок.
        - Но я хочу рассказать. Я хочу, чтобы ты знал, - сказала она. И как ни странно, это было правдой.
        Когда они свернули на узкую тропинку между деревьями, Грейс замолчала. Бежавший позади них Вулфрам вконец измучился от столь неспешного шага своего хозяина и отправился гулять по своей собственной замысловатой траектории.
        Так как тропинка была очень узкой, плечо Грейс почти соприкасалось с плечом маркиза. Она даже ощущала исходившее от него тепло и запах его одеколона, который тянулся легким, едва уловимым шлейфом среди густых лесных ароматов. И хотя мысли Грейс были сейчас постоянно заняты собственными невеселыми проблемами, она, тем не менее, все равно ощущала рядом с собой волнующее присутствие мужчины.
        - Я понял, что ты из хорошей семьи, - сказал лорд Шин; стараясь придать своему голосу доверительную мягкость. Он также говорил с ней в тот момент, когда она была больна. И этот голос заставлял ее сердце взволнованно трепетать. - Ты была единственным ребенком в семье?
        Грейс вдруг задумалась, как же ей ответить на этот вопрос. Хотя говорить о Филиппе всегда было больно, она заставила себя сказать:
        - У меня был брат. Он умер два года назад.
        - Прости.
        - Ничего, я уже пережила это. - Грейс вздохнула. Это было почти правдой. Хотя то, что Филипп сделал со своей жизнью, она уже никогда не сможет вычеркнуть из памяти. Филипп, умный, красивый, очаровательный, но слишком избалованный, был застрелен на дуэли мужем своей любовницы. Все это случилось после пьяной ссоры в игорном доме в Сохо.
        Грейс быстро наклонилась, сорвала крохотный голубой колокольчик и стала вертеть его в пальцах. Господи, и почему ей так трудно было подбирать слова?
        - Когда мне было шестнадцать, я полюбила бедняка. И вскоре вышла за него замуж. Он занимался торговлей и являлся членом партии радикалов.
        Грейс замолчала, ожидая, что сейчас на нее посыплются насмешливые комментарии. Но Мэтью молчал. Опустив голову, он просто шел рядом с ней, слушал ее и, по всей видимости, ждал продолжения.
        Несколько приободренная этой молчаливой поддержкой, Грейс продолжала уже спокойнее:
        - Муж держал небольшой книжный магазин. Он всегда разговаривал со мной о высоких материях. И мне льстило это, очень нравилось, что такой серьезный умный мужчина снисходит до меня, глупой наивной девчонки. Он рассказал, как вместе со своими последователями они будут создавать рай на земле. Тогда мне очень хотелось присоединиться к ним.
        - Все это очень романтично, но как удосужился пятидесятилетний мужчина просить руки шестнадцатилетней девушки из приличной семьи? Или его ослепило богатство?
        - Нет, я сама сделала предложение. Я не хотела, чтобы общество заклеймило наши отношения и чтобы меня называли шлюхой. Это могло повредить мужу и тому великому делу, которое он делал. Что до моей семьи, то тогда я совсем не думала о них. Меня волновали только мои собственные желания и потребности.
        Маркиз взял Грейс за руку и повернул к себе лицом. Потом быстро убрал руку. «Это потому, что ему неприятно даже дотрагиваться до меня», - решила Грейс.
        - Господи, Грейс, Паджет не должен был соглашаться. Ты была почти ребенком, а твой будущий муж - зрелым человеком на пороге старости.
        Теперь лорд Шин сердился. Но почему? Какое ему дело до глупой девчонки, совершившей опрометчивый поступок, и ее пожилого мужа? Грейс снова зашагала по тропинке. Когда идешь, слова как-то быстрее находятся. Маркиз поравнялся с ней, и она продолжила свой рассказ:
        - Семейная жизнь была не для него. Быт отвлекал его от того большого дела, которому он посвятил себя. К сожалению, сподвижники один за другим постепенно оставили его. Он пережил глубокое разочарование. Торговля пошла из рук вон плохо, и на полках немым укором громоздились нераспроданные книги.
        Как ей было тяжело, когда она обнаружила, что ее идол оказался всего лишь ханжой и узколобым педантом. Он не мог простить ей высокое происхождение. Ее потерянные иллюзии и его разочарование смешались в ядовитую смесь, которая отравляла каждое мгновение их супружеской жизни.
        Маркиз прищурился, словно что-то рассматривал впереди на тропинке.
        - Твой отец, полагаю, был в ярости, когда понял, в какую историю ты попала.
        - Он долго не мог поверить. И, разумеется, был страшно разочарован. Надеялся подобрать для меня блестящую партию, по меньшей мере, виконта. А я разрушила свою жизнь из-за нищего продавца книг, который к тому же был намного старше меня. Когда отец, наконец, осознал, что произошло, он заставил этого борца за справедливость покинуть деревню. Тогда мы с ним решили бежать, а потом просить у моих родителей прощения.
        - Так вы бежали?
        Маркиз не смотрел на нее. Презирал ли он ее так же, как она презирала себя? Скорее всего да. Чего же она могла еще ожидать?
        - Да. - С какой радостью она смотрела тогда в будущее. Она ведь всегда хотела посмотреть мир, но вместо этого приговорила себя к «тюремному заключению» сроком на девять лет, которое оказалось не лучше теперешнего ее состояния. - Я всегда была любимицей отца, и мне казалось, он должен понять, что мой избранник - человек с высокими устремлениями.
        - Очень сомневаюсь, что богатым отцам есть дело до высоких устремлений нищих, - сухо заметил Мэтью.
        - Я поняла это, приобретя некоторый жизненный опыт. Мы обвенчались в Гретна-Грин, а потом отправились в Марлоу-Холл, чтобы получить благословение семьи. Отец уделил нам пять минут, для того чтобы объявить, что я больше ему не дочь. Маме и Филиппу было запрещено даже попрощаться со мной.
        - Как это грустно, Грейс, - мягко сказал он.
        - Я заслужила это, - проговорила она. И наконец, ее долго сдерживаемые эмоции прорвались наружу: - Как я могла так поступить со своей семьей? Муж говорил мне, что его великое дело выше всех мелких человеческих привязанностей, выше любви моей семьи. Уже очень скоро я осознала, какую глупость сотворила. Наследующий год после моей свадьбы я несколько раз встретилась с матерью. Она передавала мне деньги. Если бы не мать, мы в тот год, наверное, умерли бы с голоду.
        - Может, стоило попытаться еще раз поговорить с отцом?
        Грейс покачала головой, замедляя шаг:
        - Я искренне думала, что муж побьет меня, если я попытаюсь связаться с отцом. Он ненавидел его. Я не говорила ему, что целый год мы покупали еду на деньги моей матери. На те гроши, которые он давал мне, не смогла бы прокормиться и мышь.
        - И тем не менее, ты пыталась быть хорошей женой. - Мэтью сказал это с такой уверенностью, как будто уже знал всю эту историю наперед.
        Грейс вернулась из своих воспоминаний и посмотрела маркизу в глаза. В них не было презрения.
        - Да, пыталась. Но безуспешно. Меня всегда тянуло с ним спорить. Я была слишком непослушной, непокорной женой.
        К щекам маркиза прилила кровь:
        - Боже мой! Надеюсь, он не издевался над тобой? Не бил?
        - О нет, этого не было никогда, - выдохнула она. - Никогда. - Грейс подумала, что, может, лучше бы муж бил ее, вместо того чтобы читать бесконечные нотации.
        - И каким же образом вы оказались на ферме?
        - Книжный магазин разорился через три года. На остатки денег моей матери мы купили ферму, чтобы разводить овец.
        Когда муж узнал, что она брала деньги у матери, то впал в ярость и не мог успокоиться целую неделю. Постоянно ругал ее, кричал, уходил из дома. Он ненавидел ее родителей и не желал принимать от них никаких «подачек». Вероятно, в лице ее матери и отца он ненавидел и всю аристократию.
        - Ну и как обстояли дела с фермой? Вам удалось что-нибудь заработать? - Мэтью наклонился, поднял тонкую сухую ветку и стал яростно ее ломать.
        Грейс горько рассмеялась:
        - Разумеется, нет. Это была просто катастрофа. Муж был городским жителем и ненавидел сельский труд. И меня заодно за то, что я склонила его к покупке фермы. А потом он заболел.
        Грейс замолчала. Воспоминания снова нахлынули на нее. Голод, бесконечная нужда, невозможность вырваться из тисков нищеты подкосили и ее. Ей трудно было рассказывать обо всем этом даже Мэтью, который мог и понять, и посочувствовать.
        - А соседи не помогли вам? - Маркиз выбросил последний кусочек сломанной ветки и посмотрел на Грейс.
        - У мужа был такой характер, что даже самые покладистые и терпеливые соседи предпочитали не иметь с ним дела. Только жена викария приходила ко мне изредка и помогала по хозяйству.
        Целых девять лет муж был центром ее жизни. Она не любила его, но питала к нему нежность, жалость, что-то такое еще, что не умещается в простые, банальные слова. Но все оказалось напрасно.
        - И таким образом, ты потеряла дом.
        - Да. - Она вздохнула и выпрямилась. Если она расскажет что-нибудь еще о своей семье, то, вероятно, окончательно выставит себя дурой в глазах маркиза. - Вы очень хороший слушатель, милорд.
        - Спасибо, - сухо проговорил он.
        Теперь маркиз знал о ней столько, сколько не знал ни один человек из тех, с кем ей пришлось иметь дело в течение последних девяти лет. Грейс, чувствовала себя потерянной и боялась, что рассказанная ею история заставит маркиза отвернуться от нее.
        - Думаю, ты уже жалеешь о том, что попросил рассказать о моем прошлом, - неловко улыбнувшись, сказала она.
        Его лицо по-прежнему оставалось серьезным и сосредоточенным.
        - Я никогда ни о чем не жалею.
        Теперь Грейс шла впереди, а Мэтью на несколько шагов позади нее. Он решил немного отстать, потому что после своего столь откровенного признания его спутница чувствовала себя несколько неловко и ей хотелось побыть в одиночестве. Да и ему не мешало бы остаться наедине с собой хотя бы на несколько минут, чтобы выпустить, так сказать, пар. А он был просто в ярости.
        Мэтью посмотрел на Грейс. Она закрыла ладонями лицо. Без труда можно было догадаться, что она плачет. Она уже еле сдерживала слезы, когда рассказывала ему свою историю. И вот, наконец, они прорвались наружу.
        Она рассказывала о себе с таким стыдом. Но как девушка в шестнадцать лет могла принять правильное решение? Она была ослеплена своей любовью, возвышенными мечтами и речами незадачливого книготорговца. И до сих пор не может оправиться от потери своей семьи. Удивляет, правда, и та жестокость, с которой обошлись с Грейс ее родители.
        Он же рос в атмосфере любви, благожелательности и понимания. Мать и отец любили его безмерно. И ему было трудно представить себе, чтобы родители отказались от него из-за какого-нибудь его опрометчивого поступка.
        Чертов негодяй Паджет! Хотелось бы верить, что сейчас он поджаривается в аду. Как мог пятидесятилетний мужчина лишить такую юную девушку, почти ребенка, всего того, к чему она привыкла с младенчества?
        Она целых девять лет прожила с человеком, который был не в состоянии ничего заработать, а мог только разглагольствовать о высоких материях и есть при этом купленный на деньги ее матери хлеб. А рядом - ни друзей, пи родственников, ни даже соседей, которые бежали от се мужа как черти от ладана.
        При этом у Грейс даже и мысли не возникало оставить этого старого глупца. Она старалась всеми силами скрасить их положение. Нищета, голод и отчаяние убивали ее, но она воспринимала свою судьбу как нечто должное.
        И вдруг Мэтью открылась причина, из-за которой он так злился на мужа Грейс. Он ревновал. Ревновал к уже умершему мужчине. Но чем, собственно говоря, он лучше его? В каком-то смысле он, Мэтью, был точно таким же. Они оба хотели Грейс. И ни один из них не мог сделать для нее ничего хорошего.
        Маркиз бросил тоскливый взгляд на шедшую впереди него женщину. И вдруг его сердце радостно подпрыгнуло в груди. Как же он мог упустить такую важную мысль! Она не любила его. Не любила мужа.
        Было уже поздно. Грейс лежала в своей постели, но не спала. Она как будто чего-то ожидала. Рассказав свою историю маркизу, она почувствовала себя опустошенной и измученной. Правда, уснуть она не могла не из-за усталости, а совсем по другой причине.
        Она смотрела на дверь, и у нее было ощущение, что сейчас произойдет нечто неизбежное. Дверь действительно открылась, и на пороге появился Мэтью. Грейс быстро села в постели, пытаясь усмирить свое оглушительно стучащее от счастья сердце.
        - Милорд? - проговорила она мягким голосом. И это «милорд» прозвучало как приглашение.
        Глава 12
        Когда прошлой ночью Мэтью держал Грейс в своих объятиях, он боялся даже пошевелиться. И все время прислушивался, как она дышит, как бьется ее сердце. Иногда Грейс ч го-то бормотала во сне, и он был готов поклясться, что это «что-то» имело отношение к нему.
        - Милорд, что вы делаете здесь? - Она слегка наклонилась вперед, и вырез шелковой сорочки соскользнул вниз чуть ли не до сосков. И прежде чем она успела подтянуть рубашку вверх, Мэтью увидел два ровных розовых кружка. Его мгновенно охватило лихорадочное желание, и он с трудом подавил готовый уже вырваться из горла стон.
        - Мы должны спать в одной постели, - вежливо проговорил он, стараясь придать голосу безразличный тон. Конечно, об этом им стоило поговорить раньше, днем, но тогда он все никак не решался начать этот разговор.
        Грейс заволновалась и немного испугалась - это было видно по ее глазам. И еще в них появилось что-то неуловимое и загадочное, отчего напряжение в теле Мэтью мгновенно усилилось.
        Но он должен был заставить ее лечь с ним в постель, от этого зависела ее жизнь. И Мэтью снова принялся убеждать Грейс, что они должны спать вместе. Но он говорил об этом как солдат о боевой операции, а не как мужчина, перед которым стояла красивая женщина.
        - Нам необходимо убедить Монкса и Файли в том, что мы любовники. Я хочу сказать, что мы будем просто лежать рядом, и ничего более. Гарантирую полную безопасность. Никаких посягательств с моей стороны.
        К его, удивлению, на лице Грейс вдруг появилась улыбка.
        - Значит, мы будем, как Тристан и Изольда, спать с мечом между нами.
        Мэтью тоже стало смешно.
        - Меч - это уж слишком. Надеюсь, мне не понадобится такая мера предосторожности.
        Хотя маркиз сказал все это самым веселым тоном, про себя он подумал, что лежавший между Изольдой и Тристаном меч не уберег их от страстного желания.
        Не дожидаясь ее ответа, маркиз направился к кровати. Она отодвинулась к стене, освобождая около себя место.
        - Как тебе будет угодно, - сказала она, смирившись с его решением.
        - Господи, - буркнул вдруг сердито лорд Шин, - это совсем не то, чего я хочу. Никогда в своей жизни я не делал того, что мне хотелось на самом деле. Сейчас я просто пытаюсь спасти твою жизнь. Сколько же можно говорить одно и то же.
        Он сел на край кровати. Быстро стянув башмаки, Мэтью бросил их в угол. Затем, сняв через голову рубашку, швырнул ее поверх башмаков.
        - Лорд Шин…
        Он быстро повернулся к Грейс и окинул взглядом ее тело, прикрытое одеялом, которое, однако, не скрывало прелестных форм. Кажется, испытание будет значительно сложнее, чем ему показалось вначале, подумал Мэтью. Грейс с ужасом смотрела на его голую спину.
        - У тебя шрамы, - прошептала она потрясенно.
        Мэтью забыл о своей спине в ужасных шрамах. Несчастье случилось с ним давно, несколько лет назад. И потом ему пришлось долго восстанавливаться, много тренироваться. Неправильно сросшиеся мышцы могли навсегда сделать спину малоподвижной и просто-напросто превратить его в инвалида. Но сейчас Мэтью не подумал о том, как спина выглядит со стороны.
        Его щеки мгновенно залил румянец. Он наклонился и быстро поднял с пола свою рубашку.
        - Прошу прощения, это зрелище, должно быть, не доставляет удовольствия.
        Ее теплая, мягкая, такая приятная на ощупь рука прижалась к его спине, и Мэтью мгновенно замер, закрыл глаза, позволив руке скользить по коже. Он не мог отказаться от этого блаженства, хотя знал, что ему все же лучше побыстрее одеться и скрыть свое уродство от прекрасных глаз Грейс.
        - Я не вижу здесь ничего страшного. Всего лишь несколько шрамов, - проговорила она, борясь с подступившими к глазам слезами. Но Мэтью все же уловил легкую дрожь в ее голосе. - Расскажи, что случилось.
        - Один из докторов испробовал на мне новейшие достижения медицины, а Монкс продолжил лечение.
        Мэтью опустил голову. Он мог сказать Грейс только это. Не рассказывать же ей, как эти два чудовища, Монкс и Файли, прижигали его тело горячими углями, а он, связанный, словно животное, катался по полу. Впрочем, если она повнимательнее изучит «карту» на его спине, то и сама догадается, какого рода лечение применяли к нему доктора.
        - Прости, пожалуйста. - Ее рука осторожно гладила его. Это прикосновение, похожее на дуновение ветерка, мгновенно снимало напряжение в его теле и разжигало костер страсти.
        - Это произошло уже давно, - неохотно проговорил он. Так это, разумеется, и было, но Мэтью до сих пор страдал от болей в спине и унижения, через которое его заставили пройти. Ему казалось, что весь этот кошмар случился с ним только вчера.
        - Мне не хочется быть любопытной. Если тебе трудно об этом говорить, то не нужно. - Ее рука вдруг вспорхнула с его спины, и Мэтью почувствовал разочарование. Ему так хотелось этих невинных ласк, приносивших не только облегчение боли, но и наслаждение.
        - У нас так много проблем в настоящем, что просто нет смысла копаться еще и в прошлых бедах, - с усилием проговорил он.
        - Я принесла тебе новое несчастье, - едва слышно сказала она: - Ты должен ненавидеть меня.
        Он быстро обернулся и посмотрел на Грейс. Она, не шевелясь, лежала под одеялом, а на ее длинных ресницах поблескивали слезы. Мэтью почувствовал, как у него сжалось сердце. Ему хотелось пожалеть Грейс, приласкать, утешить, но он не мог. Прикоснись он к ней, и неизвестно, чем для них обоих это закончится.
        Мэтью ощущал исходящее от нее тепло, и это для него сейчас было самым главным. Лорд Джон, Монкс и Файли - эти три зловещие фигуры маячили где-то далеко, даже перестали его пугать.
        Но нет, он не должен поддаваться слабости и потворствовать своим инстинктам. Стараясь не прикасаться к Грейс, Мэтью осторожно лег в постель в бриджах, натянул одеяло до самого подбородка. В паху ныло от нестерпимой боли. Тяжело вздохнув, Мэтью подумал, что эта ночь будет для него тянуться бесконечно.
        Грейс повернула голову и внимательно посмотрела на маркиза. Он был раздражен. А ей хотелось провести ладонью по его лбу, убрать прядь волос, хотелось успокоить этого лежащего рядом красивого мужчину, утешить, поцеловать белые полоски шрамов на его спине. Ей так хотелось забрать себе его боль, спасти от душевных мучений, разъедавших изнутри.
        Но всему этому не суждено сбыться. Бесплодные мечтания.
        Грейс со вздохом приподнялась, чтобы задуть свечу.
        - Пусть свет останется, - вдруг сказал лорд Шин.
        Она уж было собралась сказать: «Как тебе будет угодно», - но вовремя остановилась, вспомнив, какой шквал эмоций вызвала эта фраза. Что ж, ей ничего не оставалось, как молча лежать и притворяться, что все прекрасно и ничего особенного не происходит. Кроме того, что она хотела этого мужчину. Раньше она не знала мук изнывающего от страсти тела. Как нестерпимо и абсурдно было нынешнее ее положение!
        Маркиз лежал достаточно близко к ней, чтобы она могла уловить исходящий от него тонкий аромат лимонного мыла, смешанный с запахом свежего белья и чистой кожи. Он был так близко, что она слышала каждый его вздох. Его глаза были закрыты, но Грейс знала, что он не спит.
        Словно подтверждая ее догадку, он заговорил:
        - Мне жаль, что мое присутствие здесь доставляет неудобство. - Мэтью открыл глаза, но на Грейс не посмотрел. Его взгляд остановился на потолке.
        - Ты делаешь это все для меня, - проговорила Грейс, словно разговаривала сама с собой. Ее взгляд скользил по его точеному профилю, прямому аристократическому носу, по чувственным губам. Как ей хотелось, чтобы этот рот прижался к ее рту, исследовал бы ее тело, все его выпуклости и впадинки, все его секреты. Грейс живо представила себе эту картину и пошевелилась. Ей вдруг стало неудобно лежать.
        Маркиз молчал, и Грейс решила, что он все-таки уже спит. Но вот ей так и не удалось уснуть до рассвета.
        Мэтью проснулся от грохота - кто-то бежал по лестнице в тяжелых башмаках. Этим кем-то, разумеется, мог оказаться только Монкс или Файли. Мэтью едва успел набросить на Грейс одеяло, перед тем как в комнату ворвался Монкс.
        - Что это значит? - холодно спросил Мэтью и протянул руку к Грейс, словно пытался защитить ее от этого бесцеремонного вторжения. В эту минуту он вспомнил, что ночью он время от времени дотрагивался до ее руки.
        По лицу Монкса расплылась похотливая улыбка, его крошечные глазки-пуговки впились в лицо Грейс, а затем с жадностью забегали по ее телу, прикрытому одеялом.
        - Прошу прощения, милорд. Просто я начал волноваться, когда утром не нашел вас на диване внизу.
        Беспокоиться Монкс начал только потому, что подумал, что его подопечный опять пустился в бега. Мэтью не давали забыть, что он находится в тюрьме. Впрочем, он и сам всегда помнил об этом.
        - А теперь, когда ты обнаружил меня, уходи, - прорычал маркиз. Грейс что-то тихо прошептала за его спиной, и Мэтью сжал руки в кулаки, словно угрожал Монксу.
        - Ах, ваша светлость, я так и знал, что однажды вы все-таки не устоите перед прелестями этой шлюшки. Ну и как она?
        К лицу Мэтью прилила кровь, он готов был убить этого негодяя, который мучил его целых двенадцать лет.
        - Когда-нибудь я все-таки убью тебя, Монкс, - тихо, но твердо проговорил Мэтью.
        Но на Монкса эта угроза не произвела должного впечатления.
        - Думаю, этой ночью вы хорошо позабавились, милорд. Нам, беднякам, так не жить. - Он гнусно захихикал.
        - Убирайся, - бросил Мэтью.
        Грейс изо всех сил сжимала пальцами край простыни, ее легкое дыхание щекотало спину маркиза. Пожав плечами, Монкс направился к двери.
        - Вы, должно быть, хотите продолжить, ваша светлость. Что ж, не смею мешать, - пробормотал он себе под нос.
        - Ты когда-нибудь уберешься отсюда и оставишь нас в покое, Монкс? - зарычал маркиз.
        Лохматое чудовище остановилось у двери и бросило вопросительный взгляд на лорда Шина:
        - Ну так все-таки как она? Стеснительная? Или это вы, ваша светлость, чересчур скромны? Ладно, ухожу. Нам ведь знать не положено. Но потом придет и наш черед с Файл и, когда вашей светлости надоест эта девка.
        Мэтью ударил кулаком по кровати. Ах как же ему хотелось разбить красную рожу Монкса. Грейс осторожно выбралась из постели и, обхватив себя руками, прошлась по комнате. Ее грудь слегка приподнялась и яснее обрисовалась под сорочкой. Мэтью мгновенно почувствовал, что в нем снова просыпается желание.
        - Это было… ужасно. - В ее глазах полыхали огоньки гнева, а тело дрожало от напряжения. - Я так не могу.
        - Ты можешь, Грейс. Ты все сможешь, - проговорил он голосом, не терпящим возражений, затем встал и подошел к ней.
        Ее красивые брови изогнулись, придав лицу сердитое выражение, подбородок приподнялся. Она заглянула в лицо Мэтью.
        - Я больше не потерплю тут это грязное существо, которое еще смеет высказываться насчет того, что мы делали в постели.
        - Какая разница, что этот тип думает. Главное - он теперь считает, что мы любовники, - уже спокойно сказал Мэтью, глядя на Грейс, которая продолжала метать громы и молнии.
        - Нет, я точно не перенесу этого. - Она прошла мимо Мэтью, и он уловил дразнящий запах ее духов. Грейс две ночи спала с ним в одной постели, и теперь он пропитался ее запахом. Этот запах стал частью его.
        Она снова повернулась. Послышался тихий шелест шелка. Когда Грейс подошла, он взял ее за руку. Рука была прохладной, хотя в груди Грейс, похоже, бушевал настоящий пожар.
        - Всего лишь несколько дурацких замечаний этого существа в обмен на твою жизнь, Грейс. Не так уж велика цена.
        Мэтью и сам еще злился, Грейс же заводила его все сильнее. Он с неудовольствием думал, что этот ее всплеск энергии и эмоций лучше перенаправить на него, Мэтью, а не выплескивать в пустоту. Если она сейчас же не успокоится, то он бросит ее на кровать и забудет все свои принципы.
        Она кивнула, и ее большие глаза с грустью посмотрели на него.
        - Не представляю, как ты выносишь такую жизнь.
        - Я выношу ее, потому что должен. Потому что такова моя судьба, - мрачно проговорил он и, открыв верхний ящик тумбочки, стоявшей рядом с кроватью, достал оттуда свежее белье. Не глядя на Грейс, встал, собираясь выйти из комнаты. - Увидимся за завтраком. И проведем день вместе. Так надо.
        Грейс осторожно присела у розового куста, около которого теперь нельзя было найти ни одного, даже крошечного, сорняка. И это все благодаря ее усилиям.
        Мэтью целый день наблюдал за Грейс. Сначала он старался смотреть на нее так, чтобы она не замечала его взглядов, но потом решил, что не имеет смысла скрывать свой интерес. К том уже чтобы он ни делал, все валилось у него из рук, поэтому браться сейчас за что-либо серьезное не имело смысла.
        Заметив на себе взгляд Мэтью, Грейс опустила голову и вдруг поняла, что маркиз смотрел на вырез ее платья, в котором виднелся край сорочки.
        Возможно, с ее стороны было рискованно надевать столь открытое платье, но, к сожалению, миссис Файли забрала в стирку два других платья, в которых она ходила уже достаточно долго. Грейс подняла было руку, чтобы слегка переместить декольте вверх, но что-то ее остановило. Возможно, взгляд Мэтью, в котором без труда угадывалось желание. Желание, за которым пряталось бесконечное одиночество.
        Дядя лишил Мэтью всего, даже возможности время от времени ложиться в постель с хорошенькой девушкой.
        Выходило так, что единственной женщиной, которая могла удовлетворить физиологические потребности маркиза, была она, Грейс Паджет. Она не могла отказать ему.
        Ей хотелось, чтобы лорд Шин смотрел на нее.
        Она опустила руку и распрямила плечи, ее грудь приподнялась, приняв более соблазнительные очертания. Как бы ей хотелось выглядеть привлекательной для маркиза, нравиться ему. Он сейчас так смотрел на нее, что у Грейс пересохло во рту.
        - Ты говорила, Грейс, что-то о праве голоса для женщин, - сказал он совсем тихо.
        - Да? - Грейс выглядела удивленной. Она уже забыла, что они с маркизом только что разговаривали о политике. Как оказалось, лорд Шин прекрасно разбирался в политических вопросах. Гораздо лучше, чем она.
        Грейс ждала, что Мэтью скажет что-нибудь еще, но он молчал, а его взгляд продолжал скользить по ее телу, которое она сейчас довольно откровенно демонстрировала ему, словно и впрямь была проституткой с Ковент-Гарден.
        Мэтью вдруг быстро поднялся со скамьи, на которой сидел, и случайно задел рукой за горшок. Горшок соскользнул на дорожку и разбился.
        Грейс подскочила к маркизу и дрожащими руками стала собирать осколки.
        - Ах, какая жалость, - пробормотала она.
        - Это не твоя вина. - Маркиз присел рядом с Грейс и тоже принялся собирать осколки. Его руки дрожали - это Грейс сразу отметила и порадовалась. Правда, к этой тайной радости примешивалось еще и чувство стыда.
        - Нет, это я виновата! - воскликнула Грейс. Она дразнила и искушала его, чего, разумеется, делать было нельзя.
        Они потянулись за одним и тем же черепком, и неожиданно их пальцы соприкоснулись. Грейс мгновенно отдернула руку, и ее щеки залил румянец. Но Мэтью успел поймать эту ускользающую от него руку и сжал ее так сильно, что Грейс даже поморщилась.
        - Грейс… - проговорил он внезапно охрипшим голосом.
        Он потянул руку Грейс к себе и прижал ее ладонь к своей груди. Его сердце ухало как паровой молот. Рука Грейс сделалась горячей.
        О, она хотела, чтобы этот жар проникал в ее тело, чтобы он обволакивал ее теплой уютной пеленой. Мэтью сидел так близко от нее, всего в нескольких дюймах. И в ней нарастало желание, внизу живота появилась приятная тянущая боль.
        Неожиданно Мэтью выпустил ее руку и поднялся, повернулся к ней спиной, чтобы немного успокоиться, взять под контроль свои эмоции.
        Грейс окинула взглядом эту напряженную спину, сжатые кулаки. И решила, что надо немного разрядить обстановку.
        - Я, пожалуй, возьму Вулфрама на прогулку, - неуверенно проговорила она, потирая руку, которую ей больно сжал маркиз.
        Ей нужно выбраться из этого заколдованного королевства до того, как она сделает что-нибудь непоправимое. Благопристойная Грейс Паджет одержала верх над той Грейс Паджет, которой ее собственный отец пророчил ужасный конец.
        Маркиз ничего на это не ответил и даже не обернулся.
        - Идем, Вулфрам.
        Собака подняла голову, посмотрела на Грейс, а потом послушно подбежала к ней, помахивая хвостом.
        Грейс шла по тропинке к лесу, Вулфрам неторопливо бежал рядом. В ушах Грейс эхом отдавалось взволнованное, прерывистое дыхание маркиза.
        Вулфрам остановился у кучки прошлогодних листьев и начал разрывать ее носом, принюхиваться. Грейс подозвала его к себе, и они пошли дальше. Она мучительно думала о том, что же ей теперь делать. Наверное, нужно было все-таки вернуться к лорду Шину и просто поговорить с ним, но это напряжение, которое мгновенно возникало между ними, каким-то странным образом лишало ее дара речи. Ей не хватало силы и мужества, чтобы преодолеть собственную робость и страх.
        Грейс в растерянности остановилась, и собака ткнулась носом в ее бедро, словно хотела спросить, чем вызвана эта неожиданная задержка.
        - О, Вулфрам, что же мне делать?
        Вероятно, Вулфрам уловил в голосе Грейс отчаяние и тихонько завыл, а потом осторожно потерся головой о ее ногу. Она вытерла пальцами слезы, снова вздохнула и пошла дальше.
        Грейс не чувствовала себя уставшей физически, но моральное напряжение отнимало у нее последние душевные силы.
        Она так устала от страха, неопределенности, от собственного так не вовремя и некстати возникшего желания. Да, теперь она призналась себе в том, что хочет лорда Шина. Но осознание этого факта ничуть не облегчило ее существования.
        Правда, теперь она знала, что и лорд Шин хочет ее.
        Лорд Джон со своими угрозами отступил в тень. Он уже не представлял опасности для Грейс, так как сейчас его племянник спал с ней в одной постели. Но теперь перед Грейс возникла другая проблема - противостоять своим греховным желаниям. А эти ее желания только усиливались, и ничто не могло погасить их - ни гордость, ни предубеждения, ни голос морали, ни инстинкт самосохранения.
        Ее рука все еще побаливала в том месте, где ее сжимал маркиз. Грейс машинально провела пальцами другой руки по больному месту. Господи, она безнадежно влюблена.
        Она присела на траву посреди небольшой полянки между деревьями и закрыла глаза. Затем легла на спину. Монкс и Файл и вряд ли забредут сюда в этот час, поэтому можно спокойно полежать здесь и немного отдохнуть. Но как только ее веки сомкнулись, перед мысленным взором появился лорд Шин и желание с новой силой вспыхнуло в груди.
        Мэтью вошел в нее, его мускулистое тело прижалось к ней на мгновение. Потом он приподнялся и стал двигаться, с каждым толчком проникая все глубже. В ее теле возникали восхитительные ощущения. И ей хотелось чувствовать это снова и снова.
        Она застонала. Маркиз навис над ней, от его груди шел жар. Его губы шептали ее имя. Никогда в жизни Грейс не испытывала такого наслаждения.
        Маркиз снова назвал ее имя, и она открыла глаза. Лорд Шин стоял около нее на лужайке и смотрел ей в лицо.
        Значит… значит, это был всего лишь сон и все это происходило только в ее воображении. Ей захотелось заплакать от огорчения, но она лишь тихо всхлипнула. От смущения ее лицо мгновенно покраснело. Фантазии были такими реальными…
        Она заморгала, и наконец, остатки сна Постепенно растаяли, унося с собой невероятные ощущения из ее тела. Ее грудь все еще слегка побаливала, а между ног выступила влага, что невероятно смутило и расстроило Грейс.
        - Грейс? - Он выглядел напряженным и усталым. - Уже поздно. Пойдем в дом, пока Монкс и Файли не нашли тебя здесь.
        Грейс подняла глаза и посмотрела на мужчину, которого так желала, и ей показалось, что в ее груди вспыхнуло солнце. Странно, она не заметила, что проспала здесь несколько часов. Тени у деревьев сделались длинными, и стало немного прохладнее.
        И все это время ей снилось, что она занималась любовью с Мэтью.
        Лорд Шин протянул ей руку, Грейс взяла ее и попыталась подняться, но ноги отказывались слушаться, они как будто сделались ватными, потеряли чувствительность. Когда она, наконец, встала с травы, маркиз громко проговорил:
        - Пусть все идет к черту.
        Он с силой прижал Грейс к себе и обнял. Его рот прижался к ее губам.
        Глава 13
        Грейс была так сильно удивлена, что у нее даже не появилось желания сопротивляться. Она только тихо вскрикнула от боли. Маркиз услышал этот вскрик и отстранился.
        Она глубоко вздохнула и потерла запястье. В висках зашумела кровь. Лорд Шин отвернулся от Грейс и, опустив голову, быстро зашагал по тропинке в глубь леса. Его лицо выражало такое отчаяние, что у Грейс снова сжалось сердце.
        - Черт возьми, - донеслось до Грейс.
        Грейс почувствовала ненависть к себе. Ведь это она провоцировала его, она пыталась привлечь его внимание к себе там, в саду. Это ей должно быть стыдно.
        - Господи, но ведь это же я во всем виновата, - неуверенным голосом крикнула она ему вдогонку. Ее губы, слегка распухшие, двигались с трудом.
        Он остановился, обернулся и посмотрел на Грейс:
        - Не нужно обвинять себя. Ты не можешь спрятаться от правды, от того, что известно нам обоим. Как только я увидел тебя, так мне сразу захотелось прикоснуться к тебе, поцеловать тебя…
        Ощутив на себе его пристальный взгляд, Грейс задрожала.
        Да, она знала об этом. Их желания совпадали, и противостоять этому накалу страстей с каждым мгновением становилось все сложнее. Этот вулкан в любое мгновение мог начать извергаться, и неизвестно, чем извержение закончится.
        Грейс хорошо понимала все это, но подавить в себе возбуждение ей никак не удавалось. Она снова и снова представляла, как маркиз будет целовать ее, как она прижмется своими губами к его рту. На этот раз это не будет больно, это будет приятно.

«Господи, Грейс, - говорила она себе, - какая ты испорченная женщина».
        По ее спине пробежал холодок. Заглянув в глаза Мэтью, Грейс поняла, что он прекрасно видит, в каком состоянии она сейчас пребывает. Он всегда видел ее насквозь.
        - Тебе холодно. Я отведу тебя обратно в дом. - Мэтью поклонился и предложил ей руку. - Но может быть, ты предпочитаешь остаться одна?
        - Нет. - Она взяла его под руку, с удивлением отметив про себя, что эта рука сильно дрожит. Мэтью, похоже, тоже никак не мог справиться с нахлынувшими на него чувствами.
        Несколько минут они шли молча. Грейс снова вспомнила, как он целовал ее. Она уже сожалела о том, что это случилось. И еще больше о том, что этот восхитительный поцелуй, по всей видимости, не будет иметь продолжения.
        Теперь Грейс знала Мэтью уже довольно хорошо и видела, каким он мог быть нежным. Нежность пряталась в самой глубине его сердца. Нежность и сила. Но она нуждалась сейчас только в его нежности. Правда, его поцелуй заставил ее испытать боль, он был каким-то сокрушительным, твердым, неэмоциональным и даже жестоким. И все же восхитительным…
        Не выдержав, она, наконец, задала мучивший ее вопрос:
        - Почему ты так грубо целовал меня?
        На мгновение он напрягся - видимо, обдумывал, что ей ответить.
        - Не научился, наверное. Мне двадцать пять лет, и я никогда не был с женщиной. Я даже ни прикасался к женщине. Я, собственно говоря, просто не видел женщин. - Его рот скривился в усмешке. - Меня можно выставлять в передвижном цирке и объявлять чудом света.
        У Грейс что-то екнуло в груди. Она все время думала о себе и своих несчастьях, не замечая того, что рядом с ней тоже страдает человек. Мэтью жил в других условиях, в роскоши, и у него были другие проблемы, но душа его также оказалась исковерканной и отчаяние мучило по ночам.
        И теперь у нее был шанс помочь ему. Это желание поднималось из самой глубины ее сердца, в котором свили себе гнездо одиночество, страх и желание физической любви. Она снова заговорила - голосом, который казался ей чужим и неестественным.
        - Любой может научиться целоваться. Это совсем не трудно.
        - Наверное. - Уголки его губ уныло опустились. - Если есть, кому научить.
        Грейс нервно покусала нижнюю губу. Не отрывая взгляда, маркиз смотрел на нее. Не имея опыта общения с женщинами, он тем не менее был мужчиной со всеми своими физиологическими потребностями и вытекающими отсюда последствиями.
        Желание помочь маркизу мгновенно превратилось у Грейс в решение. Глубоко вздохнув, она торопливо проговорила:
        - Я научу тебя…
        Его живое подвижное лицо на мгновение застыло, золотистые глаза потемнели, приобретя бронзовый оттенок. В них Грейс прочитала целый калейдоскоп желаний и эмоций. Лучи заходящего солнца играли зайчиками в его черных волосах, золотили загорелые щеки. Как он все-таки хорош!
        - Ты уверена в этом, Грейс?
        Грейс ни в чем не была уверена, но отступить уже не могла. Ее сердце сделалось тяжелым, а руки начали снова дрожать.
        - Женщине нравится, чтобы с ней обходились… нежно, милорд.
        Выражение его лица несколько смягчилось.
        - Я постараюсь быть нежным.
        Он поднял руку и осторожно провел пальцами по ее щеке. Его прикосновение было легким, едва ощутимым. Потом маркиз наклонился к Грейс и провел губами по ее губам. Она ощутила знакомый вкус и запах.
        Его губы прижались чуть сильнее к ее рту. На мгновение.
        Потом маркиз отстранился от Грейс. Это был мальчишеский, почти детский поцелуй. Немного подумав, лорд Шин снова прижался губами к ее рту. На этот раз увереннее и спокойнее, но без излишней страстности. Грейс чуть приоткрыла рот, чтобы доставить ему большее удовольствие.
        Мгновение, и его язык скользнул в ее рот, что показалось Грейс удивительным и пробудило в ней целую волну приятных ощущений. Никогда раньше она не испытывала ничего подобного. Никогда муж не целовал ее так.
        И в этом было что-то пугающее.
        У Грейс вырвался тихий стон, и Мэтью тут же выпустил ее. Но его лицо все еще оставалось в нескольких дюймах от ее лица, и она ощущала запах его лимонного мыла, который дразнил ее и возбуждал.
        - Грейс? - срывающимся голосом проговорил маркиз.
        Грейс несколько раз глубоко вздохнула, но это не помогло ей успокоиться. Она прижала ладонь к своей горящей щеке. Что это происходило с ней? Никогда мужчины не пробуждали в ней таких сильных чувств и таких желаний.
        - Возможно, ты переоценил мой опыт, - неуверенно проговорила она. - Муж ничего не дал мне… особенного. Ничему такому не научил. Он был равнодушен к физической стороне жизни.
        - Понятно, - просто сказал маркиз.
        Она собралась обучить маркиза премудростям любви, хотя сама была в этом новичком.
        - Видимо, мы находимся практически в одинаковых весовых категориях, - с усмешкой проговорил он.
        Грейс облегченно вздохнула - маркиз все понял, - а его робкая улыбка заставила ее сердце подпрыгнуть и сделать головокружительное сальто в груди.
        Как можно было оказывать сопротивление человеку, который так улыбался? Как могла она отталкивать от себя мужчину, который спал с ней в одной постели, обнимал, и все для того, чтобы спасти ее?
        Она с удивлением обнаружила, что маркиз при всей своей хрупкости был сильным. Когда он обнимал ее, Грейс ощущала напряжение во всех его мышцах. Казалось, он едва сдерживает себя, чтобы не раздавить ее в своих объятиях.
        - Мы зашли очень далеко, милорд… Мэтью. - Она хотела придать своему голосу твердость, хотела выглядеть сдержанной, но ничего из этого не выходило. И ее слова прозвучали как страстный призыв. Исходящий от маркиза запах дразнил ее и сводил с ума. - Нам надо остановиться.
        - Нет, я так не думаю, - высокомерно проговорил Мэтью, словно вдруг решил изобразить могущественного лорда Шина во всем его величии.
        Его рот снова прижался к ее губам, и она с удовольствием отдалась этому поцелую.
        Как ни странно, но этот поцелуй маркиза не был похож на поцелуй человека, незнакомого с женщинами. Маркиз целовал ее так, как будто хорошо знал, что ему нужно и как это получить. От прежней сдержанной мягкости не осталось и следа. И Грейс с удовольствием сдалась на милость победителя.
        Какой-то прятавшийся в Грейс дьявол вдруг вырвался наружу. Ее тело, наполнившееся страстью, с силой прижималось к маркизу. Ее рот жадно искал его губы. Они наслаждались той радостью, которая для них обоих была раньше запретной, недосягаемой, невозможной. Пальцы Грейс впились в его руки, он обнимал ее так, как будто это был последний день в их жизни. Им обоим хотелось, чтобы это мгновение длилось вечно.
        Никогда в жизни Грейс не испытывала такого наслаждения. Ее грудь приподнялась и затвердела под его руками. Внизу живота пульсировала горячая волна. Грейс вдруг поняла, что эта боль и эта жажда пройдут в ней только в том случае, если он заполнит в ней пустоту.
        Но как всего несколько поцелуев смогли пробудить этот ураган желаний?
        На мгновение Мэтью отстранился от Грейс, посмотрел ей в глаза.
        - Я хочу, чтобы ты еще и еще целовала меня, - мягко проговорил он и снова приник к живительному источнику ее губ.
        И Грейс без возражений подчинилась ему.
        Именно об этом мечтал Мэтью долгими бессонными ночами - теплое, нежное тело Грейс в его объятиях. Ему казалось, что, пока она здесь, рядом, они защищены от превратностей злой судьбы. Сейчас ничто и никто не мог отнять у него Грейс.
        Вкус ее губ был восхитителен - как спелые сливы.
        Вот уже две ночи подряд он любовался ее прелестями, пока она спала. Но он даже и предположить не мог, что она захочет добровольно отдать ему все свои богатства.
        Мэтью был потрясен. Он не ожидал, что поцелуй может произвести такой эффект. Казалось, этот поцелуй слил воедино их души.
        Язык Мэтью скользнул в ее рот и ощутил теплую влажную плоть, которая принимала его, отдавалась ему, успокаивала его. Когда Грейс тихо застонала, остатки здравого смысла испарились из головы Мэтью. Он уже не в силах был сдерживать наплыв собственных чувств; в это мгновение шлюзы открылись и позволили наслаждению течь свободно и беспрепятственно.
        Он вдруг поднял голову; его затуманившиеся глаза и устремленный куда-то внутрь себя взгляд ясно говорили о том, что маркиз пребывал в крайней степени возбуждения. Грейс почувствовала, что ее щеки зажгло. Ее губы, уже успевшие слегка распухнуть, чуть пощипывало. Мэтью хотелось снова и снова прижиматься к этим слегка приоткрытым, влажным и мягким губам, хотелось ощущать ее дыхание, вбирать его в себя. Хотелось опрокинуть Грейс на густую траву лужайки, и овладеть ею.
        Но нет, он должен отпустить ее. Если он не даст ей уйти сейчас, то уже никогда не отпустит.
        Мэтью, наконец, выпустил Грейс из своих объятий, хотя ему хотелось продолжения. Он был готов к большему, к тому, чего жаждали их тела.
        Он все же нашел в себе силы отойти от Грейс, но тупая боль в его теле сделалась сильнее.
        Грейс слегка качнулась, и тут же Мэтью взял ее за руку. Ему показалось, что она вот-вот упадет. Грейс и правда едва держалась на ногах, она смотрела на Мэтью, но не видела. Казалось, она все еще находилась во власти незнакомых ощущений.
        - Грейс? С тобой все в порядке? - спросил он каким-то надтреснутым голосом.
        Она проглотила слюну. Ее взгляд остановился на его губах, и жгучее желание снова затопило Мэтью.
        - Грейс?
        Она несколько раз моргнула и подняла на него глаза. Очень медленно растерянность на лице Грейс начала сменяться сосредоточенностью и озабоченностью - она возвращалась в реальность.
        Один Господь знал, что Грейс теперь видела в нем. Бедного несчастного сумасшедшего? Грубое животное? Робкого неумелого мальчишку? Или мужчину, который хотел лечь с ней в постель?
        - Наверное, это… это все ошибка, - хрипло проговорила она. Ее голос полоснул по его оголенным нервам как лезвие ножа.
        - Но это восхитительная ошибка, волшебная ошибка, - вырвалось у Мэтью, прежде чем он успел осознать то, что говорил.
        - Да.
        Это простое «да» снова заставило забиться ее сердце сильнее. Мэтью уже не с такой силой сжимал ее руку, теперь это больше походило на ласку. Она закрыла глаза и слегка подалась вперед.
        Разумеется, он не мог проигнорировать это приглашение. Что бы там ни нашептывал ему здравый смысл, он не мог противостоять зову плоти. Их губы снова слились.
        Его пальцы заскользили по ее волосам, переплелись с ними. Еще мгновение, и он начнет срывать с нее одежду. Она была нужна ему. Он хотел ее. Он безумно хотел ее.
        Но сделать ее своей любовницей он не мог. Это было неправильно, и в этом таилась пагуба для них обоих. Мэтью хотел уберечь ее, а не подвергать еще большей опасности. Он не должен подчиняться своей плоти. Он должен слушать голос своего разума.
        - Мы договаривались, что это будет только поцелуй, - проговорила она, прикоснувшись пальцами к своей губе, словно хотела удостовериться, что ее тело все еще хранило следы его поцелуев.
        - Да, урок. - В его голосе послышалась горечь. Конечно, она должна была напомнить ему об этом. Он знал это с самого начала, и ему не следовало ожидать большего, а уж тем более злиться. Она подарила ему райское наслаждение, но это блаженство не могло длиться вечность.
        Однако Грейс совсем не рассердилась, ее лицо озарилось милой озорной улыбкой.
        - Урок усвоен блестяще, и за это полагается вознаграждение. Испытание пройдено достойно.
        Мэтью снова начал волноваться. Ему стало казаться, что за всеми ее щедротами с обучением и преподнесением уроков скрывалось просто ее собственное желание. Он не мог ошибиться, он видел это по ее глазам. Грейс хотела его. Она хотела его так же, как и он ее.
        И ей нравилось целовать его.
        Может ли он ошибаться?
        - Похоже, ты все испытания проходишь достойно, - проговорила она тихо, выделив интонацией слово «достойно», затем повернулась и быстро зашагала к дому.
        Мэтью смотрел ей вслед. Движения ее изящной фигурки, соблазнительное покачивание бедер распаляли его воображение и пробуждали инстинкты. Он живо представлял себе, как бросает Грейс на траву, как входит в нее. Или, возможно, он догонит ее и принудит лечь с ним в постель в доме. Он мог заставить ее, он ведь был сильнее.
        Но все его фантазии плохо сочетались с достоинством. Ничего достойного в проявлении животного начала не было.
        К обеду Мэтью вышел в самом дурном расположении духа. Все его мысли были сосредоточены на утреннем происшествии. Поцелуй, который подарила ему Грейс, был самым лучшим моментом его жизни. Теперь ему был известен вкус ее губ. Как он мог не жаждать получать это лакомство снова и снова, когда ему случилось познать вкус подобного наслаждения?
        Он не может не прикасаться к ней. Он не может не целовать ее.
        Господи, как теперь он сможет спать с ней в одной постели и не прикасаться к ней? Эта мысль угнетала его, приводила в уныние.
        Когда он вошел в гостиную, Грейс с поникшими плечами стояла у окна. Ей нужно было его сочувствие и защита, а не страсть. Кажется, ему придется выкинуть из головы мысли о повторении пройденного урока.
        Правда, давать себе обещания легче, чем выполнять. Господи, но почему она так красива!
        - Лорд Шин.
        - Ты должна говорить мне «ты» и называть Мэтью.
        Ее глаза снова потемнели и стали такими же бездонными, как были в то мгновение, когда они стояли друг напротив друга на лужайке. Мэтью вдруг порывисто шагнул к ней, забыв о только что данном себе обещании, и остановился лишь тогда, когда Грейс испуганно отпрянула от него.
        - Мэтью…
        Его имя прозвучало как ласка. Да, им не стоило целоваться, это было ошибкой. Ошибкой, которая не принесла им ничего, кроме боли и разочарования. Но Мэтью ничуть не сожалел о ней. Пожалуй, он сделал бы это еще раз, повторись такая возможность.
        - Грейс, - он смотрел на играющий на ее щеке солнечный зайчик, - ты голодна?
        В ее глазах появился интерес, но потом густые ресницы опустились.
        - Да, - тихо проговорила она.
        Мэтью захотелось потрогать солнечный луч на ее коже, провести пальцами по высокой скуле. Но он не сделал этого. Его смутила скованность Грейс. Эта женщина вдова, она была близка со своим мужем, так почему же его поцелуй поверг ее в такое смятение? Может, старика Паджета не волновала красота его молодой жены? Может, он был просто старым занудой, который имел сокровище и не пользовался им?
        Сейчас на ней было темно-синее шелковое платье с глубоким вырезом. Взгляд Мэтью опустился к соблазнительной ложбинке, и Грейс тут же заметила это и вздрогнула, как будто он прикоснулся к ней..
        - Скажи что-нибудь. Не молчи так… - сказала она со смехом. - Можно даже о погоде.
        - Думаю, пойдет дождь, - проговорил он, продолжая взглядом ласкать ее грудь. И словно в подтверждение его слов где-то далеко за лесом послышался раскат грома, затем еще один. Порывом ветра распахнуло форточку, и занавеска слегка колыхнулась. Первые капли дождя тяжело забарабанили по стеклу, но Мэтью даже не заметил, что его прогноз так скоро сбылся, он видел лишь Грейс, ее лицо с тонкими чертами, хрупкие изящные плечи, отражающееся в ее глазах небо и распухшие от поцелуев губы.
        Он тряхнул головой, направился к буфету и достал бутылку вина. Наполнил бокал. Мэтью чувствовал себя несвободным, связанным с Грейс невидимыми нитями. И эти нити были очень сильны.
        Грейс принялась за форель под лимонным соком с горошком и спаржей, но лишь с рассеянным видом водила по тарелке вилкой, время от времени отправляя в рот то кусочек рыбы, то овощи. Чтобы не видеть горящих глаз маркиза, она с преувеличенным вниманием стала рассматривать узор из лилий и листьев, бегущий по краю тарелки, а Мэтью продолжал следить за ней жадным взглядом, и, казалось, ни одна сила на свете не могла заставить его переключить внимание на что-то еще.
        Грейс, разумеется, тоже не могла не смотреть на него.
        Целый вихрь эмоций и чувств бушевал в ее груди, хотя внешне она казалась спокойной и бесстрастной. Этот мужчина разбудил в ней какие-то силы, о существовании которых она не подозревала и которые оказались такими разрушительными и мощными.
        О, она высоко ставила способности ума лорда Шина. Его остроумие, смелость, находчивость восхищали ее. Но Грейс забывала обо всех этих достоинствах, когда смотрела на его красивые руки с изящными пальцами, на его рот, на покрытые золотистым загаром щеки.
        Раньше она не понимала тех женщин, которые бросались в объятия мужчин, рискуя своей репутацией, своим будущим и даже жизнью. Физическая страсть не находила отклика в ее душе, казалась лишь иллюзией, которой подпитываются чересчур эмоциональные люди.
        Но теперь она поняла, что это такое! Она осторожно подняла глаза и тут же встретила горящий взгляд Мэтью. Он даже не пытался скрывать своего интереса к ней. Как она могла думать, что он не хочет ее? Разумеется, это желание возникло в нем мгновенно, как он только увидел ее. И оно жило в нем, несмотря на страх и подозрения. Ведь иначе и быть не могло. Все обстоятельства жизни маркиза подводили его именно к этому.
        А теперь его желание вырвалось наружу и грозило уничтожить их обоих.
        Да, она боялась. Неистовство всегда пугает, потому что таит в себе непредсказуемость и разрушение.
        Грейс Марлоу воспитали как леди, а Грейс Паджет была верной женой и никогда не нарушала данной клятвы. Потому что на ее пути не встречалась страсть.
        Прошло всего пять недель со дня смерти ее мужа, а она уже мечтала о физической близости с другим мужчиной. Хотела, чтобы маркиз взял ее.
        От этой мысли ее охватила дрожь. Она сильнее надавила на вилку. Мэтью заметил ее внезапное волнение, которое тотчас же передалось ему. Они чувствовали состояние друг друга как звери, их инстинкты обострились и позволяли с легкостью улавливать то, что витало в воздухе.
        Грейс говорила себе, что вся эта горячка схлынет, как только они станут близки, а за этим последует лишь разочарование.
        И, тем не менее, она так и видела его молодое крепкое тело над собой. Оно двигалось, прижималось к ней. Грейс встала, чувствуя, как дрожат ноги.
        Маркиз тоже поднялся; в его глазах она успела заметить тревогу.
        - Тебе нехорошо, Грейс?
        Она покачала головой:
        - Нет-нет, все в порядке. Просто я немного устала. Ее взгляд заскользил по его красивому сильному телу.
        Осознав, что она делает, Грейс смутилась и быстро вышла из гостиной. Она должна побыстрее уйти отсюда.
        Они снова лежали вместе на кровати, и в окно светила полная луна, заливая голубоватым светом их простыни. Мэтью был полностью одет, даже не снял рубашки. И Грейс теперь прекрасно понимала почему. Воспоминания об их поцелуе преследовали и его.
        Она задыхалась от избытка чувств. Грейс непросто было лежать рядом с мужчиной, который умирал от желания обладать ею. Мэтью не шевелился, но она знала, что он не спит.
        - Нам не нужно было целоваться, - глухо проговорила она.
        - Нет, я не согласен с тобой.
        Грейс ждала продолжения, но он больше ничего не сказал и снова воцарилась тишина.
        Она втянула воздух. Вина, желание, предчувствие беды - все завязалось в ее сердце в тугой узел. Грейс думала о том, что она открылась перед Мэтью, как ни перед одним мужчиной на свете. Даже муж не знал ее настоящей. И все же между ними оставалась эта недосказанность, мешавшая, делавшая их отношения поверхностными. Уже было очевидным, что только полное обладание ею насытит маркиза, утолит его жажду. Впрочем, все это можно было отнести и к ней. По щеке Грейс скатилась слеза.
        Тихо скрипнул матрас - Мэтью повернулся, чтобы посмотреть на нее. Грейс надеялась, что темнота скроет ее невольные слезы. Но на это, разумеется, не стоило рассчитывать. Маркиз слишком хорошо чувствовал ее.
        - Что с тобой, дорогая? - Он протянул руку и осторожно вытер слезу на ее щеке. Грейс закрыла глаза и попыталась успокоиться.
        - Я знаю, слезы не помогут, - глухо проговорила она.
        - Но мы все иногда плачем. Такое случается. - Его голос ласкал ее, словно легкий весенний ветерок.
        Мэтью обнял Грейс и привлек к себе. Его сильные руки заскользили по ее спине. Она уткнулась лицом в его плечо. Никогда никто не пытался утешить ее. Если ей было плохо, все лишь учили ее или ругали, когда надо было просто вот так, как делал это сейчас Мэтью, обнять и погладить по голове. В ней всегда жило чувство, что она одна против всего мира, и поэтому Грейс никогда не позволяла себе расслабиться.
        Она плакала сейчас, потому что уже никогда не могла снова стать той веселой пятнадцатилетней девочкой, увлеченной прекрасными идеями. Она оплакивала и мужа, у которого никогда не находилось для нее доброго слова. Она плакала еще и потому, что ей было жаль прекрасного маркиза, который свою молодость провел в клетке, лишенный всех радостей, предназначенных для человека самой природой.
        Она оплакивала и девять лет своей несчастливой жизни, которые принесли ей только страдания и унижения, и неудачливую Грейс Паджет, которая таким нелепым образом угодила в клетку и которую приняли за уличную девку. А теперь обстоятельства складывались так, что ей и в самом деле придется стать этой самой уличной девкой.
        - Прости, - прошептала она, надеясь, что маркиз отвернется от нее. Только тогда она перестанет плакать, успокоится, смирится с тем, что выпало на ее долю. И тем не менее, где-то в глубине души она знала, что способна вынести все, что угодно. Но если Мэтью оттолкнет ее, ей будет больно, очень больно. Ей будет труднее пережить это, чем постоянные унижения, которые она терпела от мужа. При нем она чувствовала себя маленькой и глупой. И сейчас еще сильнее прижалась к Мэтью.
        - Мне тоже случалось поплакать. И я плакал как брошенная собака. - Мэтью пытался придать своему голосу непринужденность. - Ничего страшного, все пройдет. Поплачь, если хочется. Эти несколько слезинок не испортят твоей красоты.
        Мэтью был мужественным и добрым, хотя жизнь, которую он вел, должна была вытравить в нем эти качества. Грейс снова охватило желание. Под ее ухом в груди Мэтью сильно билось сердце. Его рубашка скомкалась и задралась вверх, и если она слегка передвинет руки, то ее ладони коснутся его кожи. Хотя Грейс хотелось вот так лежать рядом с ним, положив голову ему на плечо, она знала, что ей нужно постараться отодвинуться от него.
        Уловив в ней это желание, Мэтью сильнее прижал к себе Грейс.
        - Нет, подожди…
        Она замерла. Грейс прекрасно понимала, что сейчас чувствовал Мэтью. Точно такие же чувства охватили и ее. Эта тишина, установившаяся в комнате, была полна тех слов, которые они хотели, но не могли сказать друг другу. Но и молчать дальше было невозможно. Желание грозило разрушить их.
        Потом, через какое-то время, Мэтью все-таки удалось заснуть. А Грейс лежала без сна всю ночь и всматривалась в темноту, полную тревожных образов и предчувствий.
        Она снова вспоминала свою жизнь. Тот период, когда она была несчастной женой, потом вдовой. Она вспоминала своего отца, который оказался невероятно черствым, жестоким человеком. Сказанные им при расставании слова навсегда врезались в память Грейс. Она поклялась тогда себе, что предсказания отца о ее плохом конце никогда не станут правдой. Думала Грейс и о том сумасшедшем, с которым она лежала в постели, который пугал ее и вместе с тем уносил в небеса своими поцелуями.
        Когда ей бывало трудно, она всегда говорила себе, что, несмотря ни на что, сохранила свою честь. Но сейчас Грейс была готова избавиться от этого сокровища. И, думая так, не испытывала ни малейшего сожаления.
        Ночные часы тянулись бесконечно, но вот, наконец, забрезжил рассвет и Грейс сомкнула глаза. Она простилась с той женщиной, которой была всегда, и готовилась стать другой женщиной.
        Завтра ночью.
        Глава 14
        Пребывая в крайней степени возбуждения, Грейс быстро поднялась к себе в спальню и села на кровать. Теперь она будет ждать Мэтью. Пока он находился в гостиной внизу. Весь день они вели нейтральные разговоры, стараясь не касаться опасных тем.
        Уже пробило полночь, в доме и в саду стояла оглушительная тишина. Грейс оставила маркиза одного, чтобы немного успокоить свои нервы и унять желание, которое сделалось слишком уж настойчивым, пьянящим, заставляющим терять разум.

«Я хочу его, хочу, хочу», - повторяла она про себя.
        По ее жилам быстрее бежала кровь, разнося крошечные горячие угольки по всему телу. Грейс глубоко вздохнула. Потом еще раз.
        Она снова встала, прошлась по комнате и остановилась около кровати. В эту минуту в спальню вошел Мэтью. Грейс надела самую красивую ночную сорочку, которую ей удалось найти в шкафу, - тончайший батист, расшитый крошечными серебряными звездами.
        Эта сорочка выглядела так, словно была предназначена для девственницы, и лишь ее прозрачность наводила на мысль, что сие творение было изготовлено отнюдь не для юной девы.
        Увидев Грейс, Мэтью замер у двери. Перевел дыхание.
        Что он чувствовал сейчас? О чем думал?
        Видимо, и он боролся с теми же демонами, что и она.
        Сегодня ее неприступная крепость рухнет. Впрочем, это было ясно с самого начала. Грейс поняла, что сдастся, уже в тот момент, когда впервые посмотрела в его чудесные загадочные глаза цвета меда.
        Наконец Мэтью вздохнул, и ее сердце сжалось. Его удивленный взгляд остановился на ее лице. Боже, какие восхитительные у него глаза. Глубокие как колодцы, полные тревоги, готовые все принять и все простить.
        Языки пламени стоящих на подоконнике, комоде и полке свечей внезапно выросли, сделались ярче, дернулись в сторону - в открытое окно подул ветер.
        Внезапная вспышка света выхватила из мрака кровать, застеленную белоснежной простыней. Это выглядело соблазнительно и провокационно.
        Пропитанный жасмином воздух сделался гуще, наполнился флюидами чувственности и страсти. Грейс стояла и смотрела на маркиза. Его глаза удивленно расширились, а длинные изящные пальцы то сжимались, то разжимались.
        - Что все это значит, Грейс? - хрипло проговорил он, продолжая стоять у двери. На лице Мэтью вдруг появилось раздражение, но в то же время глаза излучали желание. Щека задергалась.
        - Вот, собираюсь соблазнить тебя. - Грейс очень старалась придать своему голосу непринужденность.
        Черты лица маркиза вдруг заострились, линия подбородка сделалась жесткой. Как только Мэтью увидел Грейс, он сразу почувствовал возбуждение. И это обстоятельство не укрылось от ее глаз.
        Грейс тряхнула только что вымытыми волосами, и темная шелковая волна заструилась по плечам. В комнате появился едва уловимый запах дерева - Грейс сушила волосы перед пылающим камином. Сейчас она выглядела необычайно эротично и притягательно. Она казалась воплощенным духом свободы.
        И эти красные улыбающиеся губы, подкрашенные губной помадой, - еще один признак раскрепощенности. Раньше Грейс никогда не пользовалась косметикой.
        - Я же сказал тебе, что это невозможно. - Его лицо сделалось пепельно-серым, он выглядел потерянным и несчастным. - Почему ты ничего не сказала мне за обедом?
        - Потому что ты стал бы отговаривать меня от этой затеи. - Грейс вдруг заговорила быстро-быстро, как будто боялась, что маркиз ее сейчас остановит. - Дело в том, что теперь твой дядя лорд Джон уверен, что я стала твоей любовницей. Монкс и Файли тоже не сомневаются в этом. Моя репутация, так или иначе, уже погублена. - Она поднесла руку к горлу. - Все уверены, что мы с тобой спим. Мы знаем, что это не так, но какой в этом смысл?
        - Главное, что мы знаем, как на самом деле обстоят дела, а до других мне нет дела.
        Ее улыбка погасла. Внимательнее посмотрев в лицо маркиза, Грейс увидела под маской враждебности затаившееся отчаяние.
        - Лорд Шин…
        - Господи, Грейс. Меня зовут Мэтью. Я лорд этой самой дыры, где мы с тобой вместе прозябаем. Больше у меня ничего нет.
        - Мэтью, - позвала его Грейс.
        Услышав свое имя, звучавшее в ее устах как ласка, Мэтью слегка расслабился. Где-то внутри его сжатая пружина вдруг медленно начала разворачиваться.
        Она судорожно втянула воздух. Грейс все еще продолжала надеяться, что Мэтью отбросит свою осторожность и ставшие уже не важными принципы ив конце концов ответит на ее страсть.
        Впрочем, она знала его не так уж хорошо, и ей было трудно предположить, как он мог повести себя в данном случае. Но эта неопределенность проистекала не от слабости его характера. Он был сильным человеком. Последние одиннадцать лет ему приходилось постоянно бороться за свою жизнь.
        - Мэтью, - снова повторила она. Казалось, Грейс произносит его имя как заклинание, которое ей самой приятно слышать. - Мне не хочется напоминать тебе об этом, но ты живешь в изоляции от большого мира, и неизвестно, появится ли в этом заколдованном королевстве еще когда-нибудь женщина.
        Нет, не стоило ему это говорить. Брошенный на нее сердитый взгляд сразу же показал, что она допустила ошибку. Перед глазами Грейс возник посаженный в клетку ястреб, и этот трагический образ заставлял ее еще решительнее добиваться своей цели.
        - Ты делаешь это из жалости? - резко спросил он.
        С каждой минутой ей все труднее было сохранять спокойствие. Грейс подавила в себе желание накинуть на плечи халат. Распрямив плечи, она снова заговорила:
        - Из жалости? - Немного подумав, Грейс прибегла к последнему средству: - Я хочу тебя. Мне кажется, и ты меня хочешь.
        Выражение его лица сделалось серьезным и напряженным.
        - Да, я хочу тебя, но это неправильно…
        - Но почему же?
        - Это жестоко, Грейс. И недостойно тебя. Пора прекратить эту отвратительную игру. Я не подчинюсь своему дяде, что бы там ни нашептывали мне мои инстинкты. Я поклялся себе, что не причиню тебе вреда. Если я сделаю тебя своей любовницей, это будет означать, что я опустился до Монкса и Файли.
        Грейс заглянула маркизу в глаза и снова заговорила, причем в ее голосе ощущалось странное спокойствие.
        - Вполне возможно, что моя жизнь уже подошла к концу. Я никогда не выберусь отсюда. Монкс и Файли могут завтра просто убить меня. Когда выходила замуж, я была девственницей. И всегда была верна своему мужу. Но та жизнь для меня уже закончилась. А здесь, за этим забором, установлены совсем другие законы. - Грейс называла вещи своими именами, говорила открыто. Она и в самом деле стала здесь другой женщиной, и лишь горячечный румянец на ее щеках свидетельствовал о том, что ее прежние реакции были не до конца изжиты.
        Он смотрел на нее, и в его глазах дрожали тревожные огоньки.
        - А что, если ты забеременеешь? - почти зло спросил он.
        - Не думаю…
        - Ты уверена? Ведь твой муж был пожилым человеком. Может, в этом дело?
        - Не знаю. Но за девять лет супружеской жизни со мной этого так и не случилось.
        - Мы не можем так рисковать.
        Она сжала перед собой руки и тряхнула ими.
        - Но каждый день, просто живя здесь, мы рискуем куда больше. - Ее голос задрожал от напряжения. - Твоя радость будет лучшей местью лорду Джону. И мне кажется, что… вместе мы сможем разделить ее.
        - Радость - редкая гостья в этом поместье, - устало проговорил Мэтью.
        - Не позволяй своему дяде контролировать тебя даже в этом. Не лишай себя радости. Гордость - это хорошо, но счастье лучше.
        - Дело не только в гордости. - Мэтью, наконец, прошел в комнату. Это была с его стороны уступка, хотя он и не желал этого признавать.
        - Ты так считаешь? - Грейс продолжала неподвижно стоять у кровати.
        - Если ты сейчас прикоснешься ко мне, я погиб, - бросил он.
        Она перебросила волосы через плечо и снова заглянула ему в лицо, которое походило сейчас на маску с двумя темными проемами глазниц.
        - Решение остается за тобой. Ты всегда был лишен свободы; пусть у тебя будет возможность принять хотя бы это решение.
        - Разве я волен что-то выбирать, когда ты, олицетворение моих самых смелых мечтаний, предстала передо мной в таком соблазнительном, восхитительном виде сильфиды. Разве мужчина может отказаться от такого подарка судьбы? - Его голос был полон горечи.
        Он сделал к ней еще один шаг. Между ними осталось расстояние вытянутой руки. Как ей хотелось прикоснуться к нему, притронуться к гладко выбритым щекам, провести ладонью по черным блестящим волосам. Но нет, время еще не пришло.
        - Возможно, это наш единственный шанс, Мэтью. Пусть небо простит меня, но я хочу тебя. Никогда в жизни я не хотела мужчину, и вот теперь познала эту страсть. Не оставляй меня одну наедине с ней.
        - Ты знаешь, Грейс, что и я испытываю к тебе такую же страсть. - Он сделал еще один шаг. Мэтью протянул было к ней руку, но эта рука вдруг безвольно опустилась. - К сожалению, я никогда раньше не делал этого.
        Она победила, мелькнуло в голове Мэтью. Она одержала верх, слава Богу и всем его ангелам.
        Грейс мгновенно уловила его настроение и сразу же расслабилась. Что бы ни принесло завтра, сегодня она была вольна сама выбирать свою судьбу. И Мэтью она предлагала сделать такой же выбор, если у него, конечно, достанет на это мужества.
        Но она знала, маркиз был смелым человеком.
        Внезапно Грейс почувствовала, что у нее сдавило горло. Должна ли она теперь направлять его, вести за собой и говорить ему, что именно следует делать? Она ведь тоже была мало знакома с подобными вещами. Как бы ни глупо это выглядело после девяти лет замужества, но правда оставалась правдой. Грейс решила, что не станет ничему учить его, чтобы не ущемлять его гордость. Она не желала разыгрывать роль школьного учителя и не хотела, чтобы Мэтью исполнял роль послушного ученика.
        - Я в твоем распоряжении, - улыбнувшись, сказала она и шагнула к маркизу.
        - Обожаю твою улыбку. Ты знаешь об этом? - сказал он и взял в ладони ее лицо. - Так с чего полагается начинать, миссис Паджет?
        Ее улыбка стала еще шире, в груди вдруг начали лопаться веселые воздушные пузырьки, как будто она только что выпила бокал шампанского.
        - Думаю, поцелуй будет отличным началом. Мэтью внимательно посмотрел ей в глаза. Господи, сколько новых чувств и мыслей.
        Он так давно мечтал о женщине, которая могла бы разделить его боль, уменьшить гнев, скрасить одиночество.
        Ему казалось, что его интеллектуальную жизнь в изгнании способно уравновесить животное начало. Но от Грейс он не хотел примитивной животной страсти, он ждал от нее любви.
        Мэтью наклонился и прижался губами к ее губам. Потом заставил приоткрыть губы. Грейс самозабвенно отдалась этому поцелую, ее кровь разносила жар по всему телу. Его язык проник в ее рот и принялся осторожно исследовать теплую сладкую податливую плоть. Язык Грейс скользнул по его языку, и в горле Мэтью развернулся веер из горячих искорок. Легкое, пьянящее головокружение лишило его всяких мыслей, оставив место только для наслаждения.
        Сегодня этот поцелуй был таким же восхитительным, как и вчера. Но вчера между ними все еще стояла стена отчуждения и настороженности. Сегодня им уже ничто не мешало. Грейс сдалась, ее затвердевшие соски уперлись в его грудь. Скоро, очень скоро он отведает их вкус. Эта мысль вызвала в нем прилив энергии.
        Он с силой прижал Грейс к себе. Теперь он чувствовал удары ее сердца. Его руки скользили по всему ее телу, сжимали красивое гибкое тело все сильнее и сильнее.

«Осторожнее, Мэтью, - говорил он себе, - осторожнее».
        Если он не будет контролировать свои действия, то сделает Грейс больно.
        - Я хочу тебя, - прошептал он и осторожно повалил ее на кровать.
        Каскад темных волос, которыми он все время любовался, рассыпался по ее плечам, заструился по груди. Мэтью стал целовать ее щеки, глаза, нос, подбородок, шею. Ему хотелось вдыхать ее запах, хотелось вобрать всю ее в себя. О, у ее кожи был божественный вкус, он упивался им. Жасмин, тяжелый пряный аромат, олицетворение греха, чувственности и страсти. И к этому запаху примешивался аромат солнца, лета и свежей травы.
        Она задыхалась и дрожала в его руках, и ее страсть возбуждала его еще сильнее.
        Каким прекрасным могло быть тело женщины! Каким удивительным было тело Грейс! Его губы принялись исследовать это великолепное тело - заскользили по высокой шее, обследовали шелковистую упругость плеч, случайно наткнулись на узелок, завязанный на бретельке ночной рубашки.
        Очень скоро он развяжет этот узелок.
        Хотя страсть подгоняла его, он старался не торопиться, чтобы растянуть удовольствие. Пусть он снова оказался жертвой интриг своего дяди, но он не откажет себе в этом наслаждении, которое уже поджидало его, распахивалось ему навстречу.
        Мэтью уловил еще один запах, резковатый, мускусный - запах ее возбужденного тела. Она дрожала под ним, с ее губ слетали стоны, казавшиеся ему музыкой.
        Он оторвался от нее на мгновение, быстро стянул с себя рубашку, окинул Грейс взглядом.
        - Ты прекрасен, - прошептала она.
        Мэтью наклонился над ней, и Грейс потерла пальцем его сосок. По его телу пробежала легкая судорога. Это была настоящая пытка, сладостная пытка, и если бы она закончилась прямо сейчас, он бы не пережил этого. Затуманившиеся глаза Грейс смотрели прямо на него с таким восхищением и восторгом, что он чувствовал себя королем.
        - Я хочу тебя так сильно, что мне кажется это каким-то сумасшествием, - глухо проговорил он.
        Но в ее глазах он заметил не только восхищение, но еще и удивление. Ее муж, как теперь стало понятно, был неважным любовником, но она не могла не знать тела мужчины. Это для нее не было открытием. Удивление на ее лице было отражением того удивления, которое испытывал он сам, прикасаясь к ее упругому животу, маленькому круглому пупку, округлым бедрам. И чуть ниже.
        Из его горла вырвался стон, когда она положила руку на его напрягшуюся плоть. Когда ее рука опустилась вниз, а затем снова поднялась, Мэтью сомкнул веки с такой силой, что перед глазами появились белые звездочки. Если она продолжит так делать, то он не продержится и пары секунд. Нет, он хочет сначала войти в нее и лишь тогда погрузиться в забытье.
        - Грейс, нет, - сдавленным голосом пробормотал он и взял ее за запястье.
        - Разве тебе не нравится это? - неуверенно спросила она.
        - Не в этом дело, Грейс. Просто тогда все кончится очень быстро.
        Она понимающе кивнула. И снова улыбнулась. Это была улыбка сирены и ведьмы одновременно. Грейс подняла руки и быстра развязала сначала один, а затем другой узелок на бретельках сорочки. Воздушная ткань мгновенно соскочила вниз, обнажив белую грудь с розовыми сосками.
        У Мэтью перехватило дыхание. Теперь на Грейс совсем ничего не было. Правда, он прекрасно видел ее тело и сквозь сорочку, но сейчас знал, что уже ничто не отделяет ее роскошное тело от его рук. Ее грудь была просто потрясающей. Полная, упругая, увенчанная двумя розовыми бутонами сосков.
        У нее были довольно широкие, но стройные бедра, длинные, красивой формы ноги, узкие щиколотки и маленькие изящные ступни.
        Перед ним сидела сама Ева. Венера. Диана. Она была воплощением той мечты, которая неотступно преследовала Мэтью долгими бессонными ночами и в одинокие дневные часы.
        Она была прекраснее, чем все богини, олицетворяющие женскую красоту. Она была Грейс. Скоро она станет его. И это произойдет сейчас.
        Грейс не отрываясь смотрела на его обнаженное тело, и в ее глазах он снова видел восхищение, смешанное с удивлением. Ее щеки покрывал темный румянец. Казалось, она даже немного боялась, что его большое тело просто сокрушит ее, раздавит собой.
        Ждать больше он не мог, но и действовать поспешно не хотел. Ему не следовало забывать, что эта женщина в каком-то смысле все еще невинна и с ней надо обращаться очень осторожно.
        Мэтью опустился между ее ног и снова уловил ту смесь запахов мускуса и жасмина, которая так потрясла его воображение еще там, на лужайке в лесу, где он нашел Грейс спящей. Но сейчас запах был сильнее. Это был зов плоти, возбуждающий и дурманящий. В голове Мэтью мелькнула мысль, что он не забудет этот запах до конца своей жизни.
        Грейс положила ладони ему на плечи, осторожно погладила его грудь.
        Она была для него как дождь в пустыне, как уставленный яствами стол для умирающего от голода. Она была Грейс.
        Ее грудь казалась ему совершенным творением природы. Заворожено глядя на эти две покачивающиеся перевернутые чаши, он протянул руку и потрогал розовый сосок.
        С ее губ сорвался тихий стон, и она, запрокинув голову, выгнулась ему навстречу. Ей нравилось то, что он делал, и она жаждала продолжения. Мэтью стал гладить ладонью ее грудь и живот. Тело Грейс отзывалось на каждое его прикосновение, слегка приподнималось верх, словно тянулось за его рукой.
        Значит ли это, что она готова?
        Познания Мэтью в этом вопросе ограничивались рассуждениями школьного друга на эту тему, когда-то вычитавшего что-то в книге. И эти познания теперь было практически невозможно применить на практике. Особенно с такой женщиной, как Грейс.
        Он наклонился и поцеловал ее в губы, но теперь поцелуй уже не мог погасить разгоревшийся в его теле пожар. Их языки сплелись, а тела от циркулирующего в них напряжения сделались горячими и влажными. Ее бедра приподнялись, приглашая его.
        Мэтью посмотрел ей в лицо. Глаза Грейс казались невероятно огромными и черными.
        Так была ли она готова? Он не знал. Если она сейчас остановит его, вряд ли он сможет это пережить.
        Он приподнял свои бедра и приготовился войти в нее. Теплая влага обволокла его. Сердце Мэтью застучало быстро и ритмично, разгоняя жар по всему телу от горла до самых кончиков пальцев на ногах.
        Наконец он вошел в нее.
        И мгновенно почувствовал сопротивление. Ее плоть, обхватившая его плотным кольцом, изгоняла его, противостояла его напору.
        Он предпринял еще одну попытку.
        И Грейс застонала.
        Мэтью остановился, замер в ожидании. Судорожно втянул в легкие воздух. Ему вдруг стало трудно дышать. Господи, только бы она не испугалась и не остановила его. Только не сейчас.
        - Все в порядке, Грейс? - спросил он голосом, который ничем не напоминал его собственный.
        Она слегка приподнялась, и Мэтью снова ощутил под собой ее теплую шелковистую плоть. Перед его глазами вспыхнули белые звездочки, и он провалился в темную пропасть.
        - Ты слишком большой, - с сомнением проговорила она. - Мне кажется, ничего не получится.
        В висках Мэтью шумела кровь, и он не мог даже разобрать, что ему говорила Грейс. Стиснув зубы, он попытался взять под контроль переполнявшие его чувства и ощущения.
        - Держись за меня, - сказал он.
        Что, если он сделает ей больно? А если она передумает? Это убьет его, но, тем не менее, он должен заставить себя остановиться.

«Пожалуйста, только не передумай», - мысленно молил он Грейс.
        - Попробуй еще раз, Мэтью, - прошептала она, хватаясь за его плечи, как будто это был якорь, привязывающий ее к действительности.
        Он поднял голову и посмотрел на нее. В ее глазах он заметил неуверенность, ее тело била дрожь. Мэтью испытывал сходные чувства. Каждая его мышца болела от напряжения.
        Мэтью снова попытался войти в нее. На этот раз толчок был сильнее. Пальцы Грейс впились в его плечи. Ее лицо сейчас выглядело бледным, глаза она закрыла, словно боялась показать, что ей больно. На шее часто-часто пульсировала крошечная жилка.
        Внутренний голос нашептывал Мэтью, что, как человеку чести, ему следует прекратить это. Но сейчас он просто был не в силах думать ни о чести, ни о совести, ни о чем-либо вообще.
        Еще толчок, и снова сопротивление. И вдруг чудесным образом это сопротивление ослабло, плоть расступилась под его напором. Грейс вскрикнула, но как будто не от боли, а от удивления. Его обволокло восхитительным пульсирующим теплом. Мэтью хотелось продлить это мгновение до бесконечности - Грейс была его.
        Это чувство было просто невероятным, ни на что не похожим, незнакомым. Она вдруг стала частью его, а он стал частью ее.
        - Боюсь, я делаю тебе больно, Грейс, - хрипло проговорил он. Она тяжело дышала, ее лицо выглядело напряженным.
        - Нет, - запротестовала она, ее пальцы еще сильнее впились в его плечи. Как будто она хваталась за выступ скалы, спасаясь от бушующих волн, которые грозили в любое мгновение опрокинуть ее в бездну хаоса.
        Он немного продвинулся вперед, и его тут же накрыло волной восторга и наслаждения. Его голова закружилась и сделалась странно легкой. Грейс тихо вскрикнула и выгнулась ему навстречу, два розовых соска уперлись в его грудь. Мэтью снова покачался, слегка продвигаясь вперед. Появившаяся влага позволила ему двигаться легче, сопротивления уже не ощущалось.
        Он запрокинул голову и вышел из нее. Потом снова вошел, но уже энергичнее, без боязни сделать что-то не так. Весь окружающий мир сжался до размеров тела Грейс, ничего другого для Мэтью сейчас не существовало. Сжигаемый неведомой силой, он начал двигаться быстрее. И с каждым толчком его неистовство нарастало, его жажда превращалась в нечто неуправляемое, не поддающееся контролю сумасшествие.
        Время перестало существовать, пространство превратилось в бесконечную по протяженности черную пропасть. Существовали только Грейс и его жажда.
        Он стал двигаться еще быстрее, в нем появилась даже безжалостность. Казалось, его собственным телом овладели некие потусторонние силы, которые управляли им словно марионеткой. Больше сдерживаться он не мог.
        Толчок, еще один толчок, и наконец, произошло чудо. Жар экстаз, темная пропасть, в которой он парил. Казалось, это будет продолжаться вечно. Вздрогнув, он почувствовал, что из его тела вылилось семя и наполнило Грейс.
        Продолжая дрожать и все еще ничего не видя перед собой, Мэтью снова застонал.

«Моя, моя, моя», - пульсировало у него голове как заклинание, как обещание счастья, как подтверждение того что эти мгновения были лучшими в его жизни.
        Глава 15
        Грейс, не двигаясь, продолжала лежать и прислушиваться к своим внутренним ощущениям. Разочарование затопило ее. Только что она находилась на вершине блаженства она поднялась к облакам, и вот вдруг внезапно все кончилось, море выбросило ее на берег словно ненужную щепку.
        Мэтью снова застонал. Грейс не сомневалась в том, что ему сейчас было очень хорошо, что она смогла доставить ему необыкновенное наслаждение. Но сама она не получила ничего. Грейс чувствовала себя просто использованной и брошенной за ненадобностью. Она грустно вздохнула, но Мэтью, похоже, не услышал этого.
        Сколько еще это будет продолжаться? Он должен уже скоро закончить.
        Его тело все продолжало и продолжало вздрагивать.
        Мэтью закрыл глаза, его черты заострились, лицо выглядело сосредоточенным. В воздухе остро запахло его потом.
        Он пребывал в собственном мире наслаждения, о ее присутствии, похоже, было забыто. Грейс осторожно пошевелилась, но Мэтью не заметил этого и ей пришлось поднять колени, чтобы как-то обратить на себя внимание.
        Грейс подумала, что ей не стоит ничего ждать от Мэтью, она сама виновата в том, что случилось. Ведь это она вынудила его лечь с ней в постель. Ей следовало догадаться, что ее ждет разочарование, и виной тому неопытность Мэтью, а не изъяны его характера.
        Она так сильно хотела его сейчас, но продолжения явно не предполагалось.
        Несмотря на то что Грейс с пониманием отнеслась к сложившемуся положению вещей, горечь не проходила. Она стольким пожертвовала, вступив с Мэтью в эту связь. И ради чего?
        Девять лет она получала от своего мужа именно то, что сейчас получила и от Мэтью. Стоило ли надеяться на что-то другое? Она привыкла к тому, что муж нависал над ней, ворча что-то себе под нос, быстро удовлетворял свои скромные потребности и тут же отворачивался к стене. Ничего не изменилось.
        Хуже всего было то, что в глубине души она все-таки надеялась на лучшее, отдаваясь Мэтью.
        Когда он целовал ее шею, когда прикасался рукой к ее груди, ее тело тут же отзывалось. Она даже почувствовала приближение… чего-то особенного.
        Чего-то восхитительного.
        И эти чудесные искры в одно мгновение превратились в золу, в пыль.
        И вот снова она, Грейс Паджет, неподвижно лежала на спине, пока мужчина висел над ней, упиваясь собственными ощущениями. Ей вдруг показалось, что это воскресший муж исполнял свой супружеский долг. Она закрыла глаза и стала молить Бога, чтобы все это, наконец, прекратилось. Точно так же она молилась, когда муж пыхтел над ней. Непрошеные слезы выкатились из-под ресниц и побежали по щекам.
        Наконец Мэтью закончил. Издав еще один стон, он рухнул рядом с ней и прижался лбом к ее плечу.
        Его влажные шелковистые волосы защекотали ее ухо и шею. Он дрожал от усталости, его грудь нервно приподнималась, впуская в легкие воздух.
        Грейс снова ощутила смесь запахов мужского пота и мускуса - все его мужское семя теперь было в ней. Она подняла руки и обняла Мэтью, но разочарование не отступило. Словно тонкая игла, оно опять укололо ее в грудь. Грейс медленно разжала руки.
        Мэтью был тяжелым, он навалился на нее одним боком, и в этом месте тело Грейс сделалось влажным и жарким. Грейс окинула его взглядом, и ее сердце дрогнуло. Как он мог такой поместиться внутри ее?
        Раньше эта мысль возбуждала ее.
        Теперь же Грейс задыхалась, думая об этом.
        Ей хотелось освободиться от придавившей ее тяжести. Она положила руку ему на плечо и слегка оттолкнула:
        - Мэтью, мне нечем дышать.
        Очень медленно он поднял голову и бросил на нее осоловелый взгляд. Грейс сразу представила себе только что наевшегося льва. Да, Мэтью походил именно на льва, который очень хорошо пообедал какой-нибудь антилопой и теперь был просто не в состоянии пошевелить ни лапой, ни даже кончиком хвоста.
        - Грейс, ты потрясающая, - тихо и удовлетворенно рыкнул лев.
        Этот комплимент не произвел на нее должного впечатления.
        - Даже потрясающим женщинам нужен воздух, - грубовато бросила она.
        Неожиданно туман в его глазах начал рассеиваться. И Грейс сразу же почувствовала себя виноватой. Она не имела права портить ему удовольствие. Разве можно было ожидать, что он продемонстрирует мастерство ловеласа? Она хотела заниматься сексом с Мэтью Лансдауном или опытным распутником, который знает, как заставить женское тело дрожать от наслаждения, но при этом не проявляет никакого интереса к душе обладательницы этого самого тела? Она получила то, что и хотела. Он мужчина и сделал то, что делают мужчины.
        И ему очень хорошо.
        А ей следует прогнать все мрачные мысли из своей головы. Она хотела доставить ему удовольствие. Она это сделала, и его радость, восторг и удивление должны восприниматься ей как компенсация. Собственно говоря, она бы и в самом деле порадовалась за Мэтью, если бы ее собственная неудовлетворенность не грызла ее так, как голодная собака грызет кость.
        Он приподнялся на локте и внимательно на нее посмотрел. Она бы определила это как взгляд ученого-ботаника, рассматривающего редкий вид растения. А ей очень не нравилось быть этим самым редким видом. И еще ей не нравилось то, что эти умные внимательные глаза с легкостью могли заметить ее недовольство.
        - Ты сердишься, - заметил он.
        - Вовсе нет! - довольно резко и поспешно бросила она и тут же пожалела об этом, потому что темная бровь Мэтью вопросительно приподнялась.
        - Я что-то сделал не так, - проговорил он ровным голосом без всякого выражения, который полоснул по натянутым нервам Грейс как остро наточенный нож.
        - Разреши мне встать, пожалуйста, - выдохнула Грейс. Еще немного, и она просто расплачется. И тогда Мэтью примется утешать ее, и ей станет от этого еще хуже. Она будет чувствовать себя сварливой ведьмой и совершенно несчастной женщиной. В ее желудке появилась тяжесть и неприятная ноющая боль.
        Мэтью перевернулся на спину и отодвинулся от Грейс; теперь она была свободна и могла, наконец, вздохнуть. Ее горло сжимал спазм, а к глазам подступили слезы. Внизу живота продолжала пульсировать боль.

«Успокойся, Грейс, - сказала она себе. - Дело сделано, как бы тебя это ни огорчало».
        Теперь она навсегда потеряла право называть себя добропорядочной женщиной. Предсказания ее отца начали сбываться. Она отдалась мужчине, который не был ее мужем.
        Грейс бросила осторожный взгляд на Мэтью, ожидая увидеть у него на лице раздражение или выражение триумфа. Но ничего подобного: он смотрел в потолок и, казалось, обдумывал какую-то проблему. Точно такой же был у него вид, когда он прививал дичок розы, - сосредоточенный, напряженный, как у человека, пытающегося докопаться до сути какого-либо явления. Грейс подумала о том, что лорд Шин ей нравился по-настоящему. Ее привлекали его мужественность, его выдержка и умение справляться с трудными обстоятельствами и принимать вызов, его доброта, любознательность и порядочность.
        И даже сейчас, чувствуя в душе разочарование, она продолжала любоваться его внешностью. Он лежал на спине с задумчивым выражением лица - идеальный образ героя-любовника, являющегося в женских мечтах. Ее взгляд неторопливо скользил по его фигуре - сначала по широкой мускулистой груди, затем по плоскому животу с аккуратным маленьким пупком, по длинным сильным ногам.
        Мэтью перестал созерцать потолок и посмотрел на Грейс. Его мужское естество снова дало о себе знать.
        Грейс вспыхнула. Она не смогла скрыть того, что восхищается его телом. Но и Мэтью смотрел на нее с точно таким же восхищением. Неожиданно Грейс пришла в голову мысль, что если она сейчас не прикроется чем-нибудь, то Мэтью проделает все с ней еще раз, чего ей совсем не хотелось. Быстро взяв с тумбочки ночную сорочку, Грейс набросила ее на себя.
        - Мне нужно помыться, - сказала она, видя, что Мэтью практически уже готов снова овладеть ею.
        Как он смог так быстро восстановить свои силы? Кажется, молодые мужчины и в самом деле обладают большим запасом жизненных сил, чем пожилые.
        - В таком случае иди и помойся.
        Он вдруг улыбнулся. Уголки его губ слегка приподнялись. Грейс сразу обволокло той теплотой, которая всегда исходила от Мэтью и которая так привлекала ее.
        Нет, нет и нет! Это не повторится.
        Она хотела бы зайти за ширму невозмутимо, как королева, но больше напоминала преследуемую львом антилопу.
        Грейс налила в чашу теплой воды из кувшина и быстро обмыла тело. Но убрать свинцовую тяжесть с сердца, кажется, ничто уже не могло. И неудовлетворенное желание продолжало пульсировать где-то внизу.
        - Ты собираешься прятаться за ширмой всю ночь, Грейс? - мягко спросил он. Мэтью продолжал возлежать на кровати, словно султан в ожидании своей любимой наложницы.
        Да, он был прав. Она не могла прятаться здесь всю оставшуюся жизнь. Рано или поздно ей придется выйти отсюда и предстать перед лордом Шином. Жаль, что у нее нет тут ничего более плотного, чем эта паутинка - ночная сорочка.
        - Грейс, ты там не утонула? Может, тебе нужна моя помощь?
        В его голосе она вдруг уловила нечто такое, от чего по ее спине побежали мурашки. Грейс боялась, что ее отказ снова заняться любовью оскорбил Мэтью, задел его мужскую гордость. Но как оказалось, лорд Шин пребывал в очень даже веселом расположении духа.
        - Нет-нет, не беспокойся, я уже иду, - проговорила она, натягивая сорочку. Тонкая ткань на мгновение прикрыла ее рот, и голос Грейс прозвучал приглушенно.
        Он только что видел ее обнаженной, и не просто видел, он был в ней, поэтому излишняя скромность выглядела сейчас несколько несвоевременно. Можно было и не прикрываться руками, выходя из-за ширмы, но по-другому Грейс не могла, а потому и закрыла одной рукой грудь, а другой темный треугольник внизу живота. К счастью, Мэтью лежал сейчас, накрывшись простыней, так что источник ее беспокойства был хотя бы временно скрыт от глаз. Совсем не смотреть на лорда Шина Грейс не могла, он притягивал ее как магнит. Кожу у нее на груди даже начало немного пощипывать.
        Но ведь это не могло быть желанием? После сегодняшнего фиаско. Просто немыслимо. Его глаза сузились.
        - Иди сюда, Грейс.
        Его низкий бархатный голос действовал на нее как волшебная дудочка - она послушно пошла к кровати. На мгновение остановилась посередине комнаты на мягком турецком ковре.
        - Подозреваю, ты собираешься сделать это еще раз, - безрадостно заметила она.
        Его глаза так загадочно и в то же время озорно блестели, что его намерения не вызывали никаких сомнений.
        - Именно так. Собираюсь. - Он откинул простыню. - На этот раз я хочу и тебе доставить удовольствие.
        - Женщины никогда не получают удовольствия от постели. - Таких признаний она не делала никогда и никому в жизни, но положение требовало от нее честности. - По крайней мере, со мной было именно так.
        - Возможно, все дело в том, что у тебя никогда не было правильного любовника.
        О, как она ошибалась на его счет. Он оказался таким же тщеславным, как и все другие мужчины. В ней снова поднимала голову циничная Грейс, встречавшая в жизни только разочарования.
        - Надо думать, что ты как раз и есть правильный любовник.
        Несмотря на свое желание отпустить еще пару колкостей в адрес Мэтью, Грейс вдруг почувствовала, как у нее между ног сделалось влажно.
        - Надеюсь, ты простишь меня. - Его щеки покрылись густым румянцем. - Просто на меня навалилось что-то такое, с чем я не смог справиться. Оно захватило меня. Я не ожидал такого.
        Грейс опустила глаза. Она снова видела извивающееся над ней большое тело Мэтью, которое, казалось, находилось во власти каких-то потусторонних сил и не подчинялось рассудку. Разумеется, в такой момент он был глух к ее потребностям. Но ведь это же так понятно и… простительно.
        - За что мне прощать тебя? - В ее голосе все еще сквозило раздражение. - Ты ни в чем не виноват. Это… это со мной что-то не в порядке.
        Его глаза светились пониманием.
        - С тобой все в порядке, Грейс. Иди скорее ко мне, и я докажу это тебе.
        - Сказал паук мухе, - проговорила она со смехом, но ее улыбка мгновенно исчезла, как только она снова посмотрела на его тело. Мэтью поглаживал ладонью простыню, и это выглядело так соблазнительно. Грейс почувствовала, что в ней снова начало просыпаться желание.
        - Ты говорила, что доверяешь мне, Грейс. Это правда? Да?
        Она так сказала ему? Грейс кивнула:
        - Да.
        - В таком случае докажи это. Иди ко мне.
        А почему бы и нет? Он снова возьмет ее. Грейс была в этом так же уверена, как и в том, что утро сменяет ночь. Пусть, по крайней мере, один из них порадуется жизни и получит удовольствие.
        И все же, несмотря на свой прекрасный душевный порыв, Грейс с большой неохотой легла на кровать рядом с Мэтью.
        - Мне раздеться?
        - Чуть позже, - мягко проговорил он. - В прошлый раз я слишком тебя торопил.
        - Это не имеет значения. - Ее голос звучал напряженно и холодно из-за едва сдерживаемых рыданий. - Я не слишком опытна в этих делах. Я думала, что, может, у тебя получится лучше, чем у меня…
        - Я постараюсь поправить положение, чтобы ты не была такой печальной.
        Господи, подумала Грейс, ну почему он такой добрый. И он ни в чем не виноват. Он впервые был близок с женщиной и просто не смог обуздать свой энтузиазм. И вот теперь Мэтью пообещал, что сначала доставит ей удовольствие, а потом возьмет ее.
        Он радовался сейчас не только тому, что, наконец, заполучил женщину. Он был счастлив оттого, что красивая женщина разделила его одиночество. И Грейс понимала все это. Она легла на спину и, чтобы как-то разрядить тяжелую атмосферу, пошутила:
        - А теперь покажи мне все, на что ты способен.
        Он тихо рассмеялся, и от этого смеха у Грейс по телу пробежали мурашки. Она снова ощущала возбуждение.
        - Моя дорогая Грейс, ты должна довериться мне. Сейчас я продемонстрирую тебе все свои способности.
        Глава 16
        Мэтью заглянул Грейс в лицо. Она была очень красива, но в то же время сильно напряжена и все еще расстроена.
        Он хотел исследовать чудесный мир, открывшийся ему так неожиданно. А она молила Бога, чтобы все это поскорее закончилось.
        Но он не мог винить ее за это. Он вел себя как последний болван.
        Близость с Грейс раздвинула границы его мира, в котором он так долго существовал в полном одиночестве. Раньше его уделом были лишь фантазии и мечты. Но фантазии и мечты не смогли подготовить его к действительности. Хотя на самом деле действительность оказалась во много раз лучше его воображаемых удовольствий. Близость с Грейс была потрясающей, восхитительной.
        Ему казалось, что теперь эти пробудившиеся в нем чувства связали его и Грейс навеки.
        Он стал другим.
        Она нет.
        Он допустил непростительную ошибку, хотя оправдание этой ошибки было так легко найти. Он просто опьянел от наслаждения. Неистовое желание, боль, отсутствие опыта - вот те причины, которые сыграли с ним недобрую шутку.
        Он должен стать искусным в этой области, пробудить ее страсть, так, чтобы она могла найти для себя выход. Но сначала нужно было залечить раны, нанесенные ей Паджетом. Разумеется, Грейс не подвергалась физическому насилию, но ее исковерканная душа требовала куда большей заботы и внимания, чем тело.
        Так что же ему следовало предпринять? Он новичок в подобных делах. И Грейс была даже в какой-то степени опытнее его. Но Мэтью прекрасно знал: Грейс ошибалась насчет того, что женщины не получают удовольствия от постели. Еще будучи мальчишкой, он понял, что многие женщины очень даже увлекаются «постельным спортом». Его приятели по школе рассказывали о девчонках, которые с радостью откликались на их заигрывания.
        Конечно, подобные доказательства не являлись истиной в последней инстанции, и, тем не менее, заставляли сомневаться в том, что женщины ложились в постель лишь для того, чтобы продолжить род.
        Он закрыл глаза и подавил готовый вырваться из горла стон. Красота Грейс дразнила его, подталкивала совсем не к тем действиям, которые он собирался произвести. Исходящий от нее аромат жасмина кружил ему голову. Его возбуждало даже ее быстрое поверхностное дыхание и тепло тела.
        Господи, все в ней казалось ему восхитительным.
        Теперь он должен сделать все правильно. Ради них обоих.

«Думай, думай, думай», - говорил он себе.
        Грейс нравилось целоваться, ей нравилось, когда он трогал ее тело. Все шло хорошо до тех пор, пока он не раздвинул ей ноги.
        Она сказала, что поцелуй - это хорошее начало. Наконец Мэтью открыл глаза и обнаружил, что Грейс пристально смотрит на него своими фиалковыми глазами, прикусив нижнюю губку.
        Мэтью наклонился к ней и поцеловал в губы. Грейс попыталась было протестовать, издав тихий стон или всхлип. Что именно, Мэтью не разобрал.

«Она не должна бояться тебя», - сказал он себе.
        Мысль, что теперь Грейс боится уже не своего мужа, а его, казалась Мэтью просто невыносимой.
        Он был уже готов остановиться и вообще отказаться от своей затеи, но вдруг неожиданно почувствовал, что Грейс начала отвечать на его поцелуй.
        Но если он будет правильно себя вести, если будет осторожен, если не потеряет головы, то все выйдет.

«Господи, сделай так, чтобы на этот раз все получилось».
        Мэтью снова прижался губами к ее рту, теперь очень осторожно, без спешки, стараясь не причинить Грейс боли. Не прикасаясь к ней руками, он продолжал ласкать ее губы и вскоре почувствовал, как напряжение постепенно начало уходить из ее тела.
        Мэтью уже знал, что все будет хорошо. Когда он отстранился на мгновение, она сама потянулась к нему губами. Какое-то время он продолжал ее целовать, ласкал ее губы легкими, едва ощутимыми прикосновениями своих губ. Наконец Грейс прилегла на спину, и Мэтью наклонился над ней. Казалось, они просто забавляются какой-то игрой. Если бы сейчас он снова подчинился той слепой страсти, которая владела им, то эта установившаяся между ними тонкая связь мгновенно была бы разрушена.
        Когда Грейс начала с большим чувством отвечать на его поцелуй, Мэтью лег рядом. Обняв за плечи, он повернул ее к себе лицом.
        Неожиданно она вдруг отшатнулась от него, и ее тело снова сделалось напряженным и жестким.
        - Мэтью, я боюсь, - зашептала она, и ее горячее дыхание коснулось его лица. - Я не уверена, что смогу снова пройти через это. Даже ради тебя.
        Он выругался про себя, проклиная свою неуклюжесть и торопливость.
        - Я сразу же остановлюсь, как только ты попросишь меня. - Он очень сильно надеялся, что это было правдой. Постепенно его желание усиливалось, и контролировать его было все труднее.
        Он снова поцеловал ее, а затем провел рукой по прямому и напряженному, как струна, позвоночнику. Его ладонь скользила вниз, затем поднималась вверх. Затем снова вниз, потом опять вверх. У Грейс была удивительно изящная и хрупкая спина; ее тонкие маленькие аккуратные мышцы делались твердыми от его прикосновений. Она все еще никак не могла расслабиться.
        Зато он уже был полностью готов. И это пугало его, потому что могло снова все испортить. «Осторожно, Мэтью, - говорил он себе, - не торопись, только не торопись».
        Он должен ласкать ее как самую редкую розу в своем саду. Он должен сделать все, чтобы эта роза распустила лепестки, чтобы раскрылась для него. Терпение всегда приносит свои плоды.
        Наконец он почувствовал, что ее твердое тело постепенно начало приобретать восхитительную гибкость. В ее дыхании, легком, поверхностном и частом, уже ощущались признаки возбуждения. Только тонкая ткань ночной сорочки разделяла их.
        Мэтью с трудом подавил стон. Господи, он просто был готов наброситься на нее сейчас и сорвать эту чертову сорочку. Но нет, надо держать себя в руках.
        Когда Грейс прижалась животом к его напрягшейся плоти, он сразу понял, что сделала она это специально. И его охватила неистовая радость. Маленькая уступка с ее стороны. Первая из многих. Он научится быть осторожным. Он не допустит, чтобы пробуждающееся желание Грейс снова отступило, скрылось в раковину и захлопнуло створки. Не обращая внимания на потребности своего тела, он думал только о ее желаниях. Закрыв глаза, Мэтью продолжал целовать Грейс. Потом его язык скользнул внутрь ее рта.
        Она застонала и, подняв руки, стала гладить Мэтью по голове, ее пальцы переплелись с его волосами. Теперь ее язык проник в его рот и стал осторожно исследовать теплую влажную полость, посылая волны дрожи по его телу.
        Иногда Мэтью спрашивал себя, понимает ли она, что он сейчас чувствует и что она делает с ним. Вряд ли. Она просто наслаждалась их поцелуем. Мэтью снова напомнил себе, что он сам не может позволить себе забыться ни на секунду. Она доверилась ему, а если он поторопится, то снова потеряет её доверие. И теперь уже навсегда.
        Ах, черт побери эту осторожность и разумность. Он так хотел эту женщину. Он просто сходил с ума от своего желания.
        Теперь Мэтью решил исследовать ее тело и посмотреть, так ли оно соблазнительно, ароматно и возбуждающе, как и губы. Его язык заскользил по ее шее, затем по нежной округлости плеча. Ее ноги при этом терлись о его бедра, и этот дьявольский танец рассылал жар по всему его телу, пробирал до самых внутренностей.
        О да, его стратегия прекрасно срабатывала. Грейс лежала и смотрела на него. Она была потрясающе красива. Ее глаза выглядели сейчас невероятно огромными и темными, как колодцы. Зрачки у нее расширились, и было почти не видно радужной оболочки.
        Мэтью поднял вверх ночную сорочку, ее длинные стройные ноги слегка подрагивали под его взглядом. Он снова уловил легкий мускусный запах - она была возбуждена.
        Господи, она убьет его прежде, чем он успеет ее удовлетворить.
        Но несмотря ни на что, Мэтью нашел в себе силы противостоять искушению. Он посмотрел на ровную и гладкую долину ее живота. Белая кожа Грейс казалась почти прозрачной, так что без труда можно было разглядеть изящный рисунок голубоватых жилок. Мэтью наклонился и поцеловал ее в живот, потом осторожно погрузил язык в слегка подрагивающий пупок. Он хотел вобрать в себя каждую частичку этой чувственной красоты. Прижавшись носом к хрупкому бедру, Мэтью втянул в себя сладковатый запах ее кожи. Он стал гладить ладонями ее ноги, бедра и колени, продолжая удивляться тому, насколько изящным было тело Грейс.
        Эта женщина была для него настоящей загадкой. Грейс…
        Прикоснуться к ее холмику, покрытому тонкими светловатыми завитками, он пока не мог. Хотя становившийся все сильнее запах мускуса подсказывал ему, что он движется в правильном направлении.
        Она снова застонала и слегка приподняла бедра. Теперь Мэтью видел, что Грейс довольно сильно возбуждена и с нетерпением ждет от него продолжения. Готовый выпрыгнуть из него голодный зверь был тут же водворен на место железной волей Мэтью.
        Он еще выше поднял сорочку, и наконец, показалась ее грудь. Теперь больше ничто не мешало ему и не разделяло их.
        - Сними это, - приказал он, - или я разорву ее на кусочки.
        - Подожди, - торопливо проговорила Грейс и принялась через голову снимать сорочку. Ее тело начало соблазнительно извиваться.
        Мэтью одобрительно хмыкнул - теперь ему не нужно будет возиться со всякими узелками. Но если она не поторопится, он прямо сейчас…
        Кровь с невероятной скоростью бежала по его жилам, сердце так оглушительно стучало в груди, что, кроме этого стука, он ничего не слышал. Судорожно втянув в легкие воздух, он наклонился над Грейс и раздвинул ее ноги. Затем прикоснулся руками к ее тяжелой груди, стал гладить эти два больших белых шара. Неожиданно ее тело вздрогнуло, но Грейс ничего не сказала и не остановила его.
        Это было приглашением к продолжению. Он взял в рот ее сосок и ощутил запах лета, луговых цветов и солнца. Пососав его немного, Мэтью поднял голову и посмотрел на Грейс. Она выглядела смущенной и… довольной. Ее затуманившиеся глаза и робкая улыбка явно подбадривали его, подталкивали к дальнейшим шагам.
        - Я не сделал тебе больно? - на всякий случай спросил он.
        - Нет, - тихо ответила она, а затем быстро добавила: - Мне… мне это очень нравится.
        - Отлично. И мне это нравится. - Мэтью снова приник к ее соску. Пососав его еще немного, он взял в рот другой. Осторожно провел по нему языком, слегка прикусил зубами и снова пососал. Грейс застонала, и ее рука потянулась к его голове, скрылась в густых волосах. Мэтью все сразу стало понятно, никаких дополнительных объяснений не требовалось.
        Он уже начал постигать нехитрые приемы той науки, которые заставляли тело женщины дрожать и извиваться от наслаждения. Теперь он провел рукой по ее груди, потом по животу и мягким шелковистым волоскам ее холмика.
        Она выгнулась ему навстречу. Он опустил руку между ее ног, и это легкое прикосновение заставило ее тело сильно вздрогнуть. Его пальцы ощутили влагу.
        Мэтью с удивлением обнаружил, что ласкать ее тело было ему так же приятно, как и находиться внутри ее. Его пальцы нащупали одно место, прикосновение к которому сразу вызывало настоящую бурю. Немного подумав, Мэтью снова начал сосать один сосок и одновременно поглаживать то чувствительное место у нее между ног.
        Изо рта Грейс стали вырываться сдерживаемые всхлипы, а его пальцы ощутили целый поток выливающейся горячей влаги. С каждым мгновением ее возбуждение становилось все сильней.
        И она называла себя холодной женщиной? Она была дочерью огня. Она была самим пламенем, которое вспыхивало, горело и прожигало его до самой глубины.
        - О, Мэтью, - глубоко вздохнув, пробормотала она. - Мэтью…
        Ему нравилось, что она уже без колебаний называла его по имени. Ему нравилось, как она двигалась, подстраиваясь под ритм движения его руки. Она хотела большего.
        Возможно, позже она захочет и его. Мэтью снова начал покрывать поцелуями ее живот и бедра, потом он раздвинул чуть шире ее ноги. Нежные влажные складки напоминали лепестки цветов. Пожалуй, это было даже лучше цветов. И, как любой другой, этот цветок источал свой аромат.
        Он хотел целовать ее тело во всех местах. Теперь он мог поцеловать и лепестки этого цветка.

* * *
        Грейс лежала и наслаждалась ласками Мэтью. Да, он делал все то, что ей хотелось, и от радостного предчувствия чего-то большего у нее перехватывало дыхание. Он прикасался к ней так осторожно, с таким трепетом, что Грейс почти сразу же доверилась ему. И вот теперь в ней пробудились какие-то силы, о существовании которых она раньше и не подозревала.
        Ее немного забавляла мысль, что мужчина, никогда не видевший женщин, учил вдову премудростям любви.
        Теперь он может взять ее, и она собиралась сказать ему об этом. Он доставил ей такое удовольствие, о котором она не смела мечтать даже в самых дерзких своих фантазиях. Он заслужил вознаграждение.
        Но Грейс очень нравилось то, что он делал, и ей совсем не хотелось, чтобы Мэтью останавливался. Это было очень эгоистично с ее стороны, но она никогда в жизни не испытывала таких чудесных ощущений.
        У него были волшебные руки. Она закрыла глаза и снова отдалась во власть своих чувств.
        Неожиданно его руки замерли. А ей так хотелось, чтобы он дотронулся до того места, которое было где-то совсем близко от его рук. Она прикусила губу и, разочарованно вздохнув, открыла глаза. Мэтью внимательно рассматривал ее… там.
        Вероятно, это должно было вызвать у него отвращение.
        Но ее это возбуждало до крайности.
        Порядочная женщина должна была бы быстро сдвинуть ноги, отодвинуться, прикрыть чем-нибудь себя:
        Правда, порядочная женщина никогда бы не оказалась в этой постели.
        Его пальцы сильнее впились в ее бедра. Мгновение, и его голова склонилась совсем близко ее лобку. И Грейс даже ощутила горячее дыхание Мэтью. Вдруг он прижался своим ртом к ее складкам.
        Это было уже слишком. Она лежала совершенно неподвижно, не зная, как ей следует поступить. Его рот оказался очень горячим, она чувствовала, как быстро и энергично движется его язык. Ее тело как будто обожгло огнем.
        Она не должна позволять ему делать это. Именно так в ее глазах выглядел порок. Грейс протянула руки и попыталась остановить Мэтью, но ее руки были такими слабыми, такими мягкими… Она слегка приподнялась и с ужасом посмотрела на него.
        Он поднял голову и тоже взглянул на нее. Его рот был влажным, он ярко блестел в свете свечей.
        Это была ее влага.
        Она вздрогнула. Нет, это не было отвращением, но Грейс не могла понять, что же именно она испытывала сейчас. Она и предположить не могла, что мужчина может делать это. Что мужчина может захотеть делать это. Она ведь искренне полагала до сегодняшней ночи, что мужчина должен был только входить в женщину, и все. И никаких излишеств и отклонений.
        - Ты не можешь! - Она приподнялась на локтях.
        - Но почему? - Его глаза туманились от удовольствия.
        - Это… это неправильно, - пробормотала она, чувствуя, что выглядит в его глазах просто дурой.
        - Но разве тебе не приятно? - с улыбкой Мефистофеля на губах спросил Мэтью.
        - Вовсе нет!
        Его бровь приподнялась и насмешливо изогнулась.
        - Неужели?
        - Правда! - проговорила она, задыхаясь.
        - В таком случае надо попробовать еще раз, чтобы ты смогла удостовериться, что не ошибаешься. - Мэтью рассуждал до странности рационально для человека, который только что делал… это. - Неужели тебе не любопытно? А? Мне вот очень даже любопытно.
        - Любопытство может завести человека совсем не туда, куда надо. - Она снова легла на спину. Господи, ни одна порядочная женщина не позволила бы с собой так поступать. А она вот позволила. Впрочем, она уже не была порядочной женщиной. Сегодня она перестала быть порядочной женщиной, достопочтенной вдовой, благопристойной леди. Сегодня она стала любовницей сумасшедшего.
        Любовница сумасшедшего не откажет своему сумасшедшему ни в чем, даже если что-то ей кажется странным или просто извращением. Любовница сумасшедшего охотно удовлетворит любую его прихоть.
        - Ты продолжаешь думать об этом. Я чувствую это. - Его пальцы чуть сильнее сжали ее бедра. Потом Мэтью еще шире раздвинул ее ноги. - Я остановлюсь, если ты захочешь.
        - Разве ты не хочешь взять меня? - всхлипнула она. Его губы сложились в улыбку.
        - Я хочу этого больше всего на свете, но на этот раз ты пройдешь со мной весь путь.
        - Значит, если я попрошу тебя остановиться, ты остановишься? - с сомнением спросила она.
        - Обещаю. Только помни - ни в коем случае нельзя доверять мужчине, голова которого находится между твоих ног.
        Грейс рассмеялась, но тут же ее смех сменился стоном. Мэтью снова опустил голову, и его язык погрузился в мягкую теплую плоть.
        То, что она почувствовала, можно было назвать скорее странным, чем приятными. И Грейс не была уверена в том, что это ей нравится.
        Но вдруг ее затопил неожиданный всплеск наслаждения. От испуга она напряглась и сжала руками простыню. Тихо застонала, и этот стон был похож скорее на плач.
        Мэтью снова остановился и посмотрел на Грейс:
        - Все в порядке?
        Она ответила не сразу.
        - Нет.
        - Что значит - нет? - с сомнением спросил он. Напряжение в ее теле внезапно спало, и Грейс поняла, что хочет продолжения, хочет большего.
        - Нет! - Она заглянула в его медовые глаза. - Да.
        - Хорошо, - просто сказал они продолжил свое занятие. Его язык надавил на самую серединку цветка, прятавшуюся среди лепестков. Потом еще раз и еще, но уже сильнее.
        Грейс была изумлена, она и не подозревала, что у нее есть такой орган, который способен дать ей столько приятных ощущений. Она пошевелилась, чуть приподняла бедра. Чего же она хотела? Чтобы он остановился или чтобы никогда не останавливался?
        Мэтью положил руку ей на живот и стал надавливать языком всё сильнее и сильнее. И больше он уже не отвлекался и не останавливался до тех пор, пока Грейс не начала извиваться и не закричала. Но даже и тогда он не выпустил ее из рук и продолжал ласкать с яростной страстью, возбуждающей до невероятности и его самого. Еще несколько мгновений, и перед глазами Грейс замелькали белые точки, а тело пронзили тысячи огненных стрел.
        В течение какого-то времени она находилась во власти этих незнакомых ей ощущений. Это было похоже на сумасшествие, на погружение в некую другую реальность, существующую параллельно с миром людей. По ее жилам струился огонь, и тело, жившее сейчас своей отдельной жизнью, независимой от воли Грейс, дрожало, наслаждалось и вибрировало под его ртом.
        Это не могло не пугать. Это действительно было страшно.
        И это было восхитительно.
        Когда, наконец, возбуждение постепенно начало спадать, кожа Грейс сделалась холодной и покрылась потом. Ее легкие начали усиленно работать, они приподнимались, судорожно втягивали воздух, энергично выталкивали его. Грейс никогда не ощущала себя так хорошо. Ее тело наполнилось неистощимой энергией, и теперь она могла протанцевать всю ночь. И в то же время никогда раньше она не чувствовала себя такой уставшей. Одно исключало другое, и вместе с тем эти два ощущения прекрасно уживались друг с другом.
        Грейс открыла глаза и увидела, что Мэтью внимательно смотрел на нее.
        - Что случилось? - В его голосе слышались озабоченность и легкий испуг.
        Она с усилием проговорила:
        - Не могу описать тебе, что это было. Но как ты догадался, что нужно было делать?
        - Не знаю, это все как-то само собой получилось.
        - Ты сможешь сделать так еще раз?
        - Не знаю, - ответил он, немного помолчав. - Не теперь. Если мне придется сдерживаться хотя бы еще минуту, я просто умру.
        Мэтью, разумеется, ожидал, что Грейс позволит и ему освободиться от внутреннего напряжения. Только очень эгоистичная женщина могла оттолкнуть своего любовника после того, что он для нее сделал.
        - Тогда возьми меня, Мэтью, - прошептала она. Положив одну руку ему на спину, Грейс приготовилась к хорошо знакомому ей и малоприятному процессу.
        Мэтью вошел в нее без всяких препятствий, ощущая лишь шелковистую упругость и тепло. Потом он на мгновение замер. Его дыхание коснулось ее щеки. Грейс казалось, что она и Мэтью стали одним существом, кровь циркулировала по общим сосудам, в их груди билось одно большое сердце. Никогда и ни с кем она не была так близка.
        Она обняла его. Спина Мэтью была скользкой, и в воздухе снова остро запахло потом. Казалось, этот мускусный запах пропитал здесь все насквозь. Так пахло его желание. Он хотел ее.
        От удовольствия Грейс застонала, и звук ее голоса еще сильнее подстегнул желание Мэтью. Она снова слегка приподняла бедра.
        - Господи, Грейс, - прохрипел он. - Ты сводишь меня с ума. Я просто на грани…
        - Именно этого я и добиваюсь, - промурлыкала она. - Мне так хорошо. Повтори это.
        - Если я начну, то уже не остановлюсь, - с трудом сказал Мэтью.
        - И не останавливайся. - Она опять приподнялась, с удовольствием отметив про себя, что по телу Мэтью пробежала судорога.
        - Грейс… - Он погрузился чуть глубже, и ее ногти впились в его спину.
        Мэтью двигался не спеша, и вскоре установился определенный ритм.
        Ритм был ей знаком, но ощущения она испытывала совершенно незнакомые. Каждый толчок сопровождался наплывом восхитительной дрожи. И потом ожидание этой дрожи. Потом снова погружение.
        Мэтью начал двигаться быстрее, от его сдержанности не осталось и следа. Сейчас она чувствовала примерно то же самое, что и в тот момент, когда он целовал ее между ног. Это было потрясающе, но только сильнее.
        Потому что с ней теперь был он.
        Он входил в нее с такой силой, как будто хотел раздавить ее. Но это ее не беспокоило. И этот ураган поднимал ее все выше и выше.
        Грейс уже находилась в нескольких мгновениях от экстаза. Она поднималась Мэтью навстречу, и в момент их слияния из ее горла вырывался вскрик. Он слегка приподнялся над ней, и ее затопила волна новых ощущений. Боль и наслаждение слились воедино.
        Она провалилась в горячую темную пропасть, в которой не существовало никого, кроме Мэтью. Грейс держалась за его плечи и просила Господа, чтобы он дал ей силы пережить все это.
        Наконец Мэтью достиг вершины блаженства, и его тело несколько раз с силой дернулось. Из его горла вырвался грубый гортанный крик. В это мгновение он принадлежал ей, полностью и безраздельно.
        Через какой-то промежуток времени, который, как показалось Грейс, тянулся бесконечно, Мэтью рухнул рядом с ней. Его плечи распрямились, грудная клетка приподнялась - он, наконец, смог вздохнуть полной грудью, его дыхание начало выравниваться. Мэтью уткнулся лицом в мягкую ложбинку между ее шеей и плечом, и его волосы щекотали ее ухо и щеку.
        Мэтью был большим и тяжелым, но Грейс не хотела, чтобы он отодвигался от нее. Ей хотелось ощущать на себе эту тяжесть. Тело Грейс еще подрагивало, словно продолжало припоминать прежнее удовольствие.
        То удовольствие, о существовании которого она раньше и не подозревала. Постепенно Грейс возвращалась в мир действительности.
        Переполненная чувством благодарности, Грейс гладила Мэтью по спине и голове. Потом в рассеянности стала выводить пальцем на его спине замысловатые фигуры. Она получала наслаждение и от этого. Ей нравилось прислушиваться к его дыханию, которое, наконец, сделалось ровным и глубоким.
        Мэтью потерся подбородком о ее плечо, и щетина больно царапнула кожу. Потом он нежно поцеловал ее шею около уха.
        - Я люблю тебя, Грейс, - прошептал он.
        Глава 17
        Как только эти слова сорвались с его губ, Мэтью понял, что совершил непростительную ошибку. Вместо того чтобы устанавливать мир, он объявил войну. Похоже, Грейс именно так восприняла его слова.
        Черт побери его язык, который всегда торопится. И черт побери его сердце, которое так хотело любить.
        Но теперь слов уже не вернуть. Собственно говоря, он и не хотел этого делать. Он не стыдился своего признания.
        Господи, его любовь к ней заполнила собой весь его мир, всю его жизнь. Как только он увидел ее, в его душе тут же проснулась любовь. Он любил ее, даже не доверяя, даже подозревая ее в связи со своим дядей. И теперь, после того, что они пережили вместе, Грейс должна знать, что он любит ее. В каждом его прикосновении, в каждом его поцелуе сквозила любовь. Неужели она этого не понимает и не чувствует?
        Но она, без сомнения, не была готова выслушивать клятвы о вечной любви. И если раньше он мог лишь догадываться о таком положении вещей, то теперь ее удивленный и растерянный вид недвусмысленно показывал ему, что он поторопился. Тело Грейс снова сделалось твердым и неподатливым. Ее рука, гладившая его спину, замерла.
        - Мэтью, послушай, - ее высокие скулы порозовели, - ты не можешь меня любить.
        Ее голос слегка дрожал. Странно. Он ожидал, что Грейс засмущается или, что еще хуже, начнет жалеть его, но в ее глазах появились злые огоньки, она рассердилась.
        Но почему его признание привело ее в ярость? Мэтью просто не мог понять этого.
        Грейс положила голову на подушку и натянула простыню до самого подбородка. Она установила между ними еще один барьер, теперь он даже не мог касаться ее тела.
        - Почему это не могу? Очень даже могу, - нетерпеливо возразил он. Мэтью хотел казаться спокойным и невозмутимым, но на самом деле он был глубоко уязвлен.
        - Это невозможно. Ты не можешь. Это не… - Грейс глубоко вздохнула, и ее накрытая простыней грудь приподнялась.
        Мэтью захотелось сорвать с нее эту тряпку и забросить в какой-нибудь угол. Она готова спрятаться от него обратно в свою раковину, не желая видеть того, что происходило. Но он не даст. Чувствуя, как в нем начинает закипать кровь, Мэтью задал ей тот вопрос, который уже давно крутился у него на языке и который задавать, однако, не хотелось, потому что ответ мог быть не самым приятным.
        - Ты легла со мной в постель, чтобы сохранить свою жизнь? Ты же знаешь, что мы могли ничего и не делать, а просто спали бы вместе. И никто бы ни о чем не догадался. Я ценю твою щедрость, но приносить жертву было не обязательно. В этом не было необходимости.
        - Нет, все не так, - проговорила она ровным и спокойным голосом, но ее пальцы при этом с такой силой сжали скомканный край простыни, что даже костяшки на них побелели. - Ты не должен так думать. Я хотела тебя, и ты это знаешь. Никаких жертв я не приносила.
        - А что мне еще думать? Ведь ты так себя ведешь, что именно такие мысли в первую очередь и приходят в голову.
        - Мэтью, прости меня. Я понимаю, тебе трудно это принять, но ты слишком большое значение придаешь тому, что сейчас произошло.
        - Я и не надеялся, что ты ответишь мне взаимностью. - Мэтью был уверен, что такая женщина, как Грейс, утонченная, красивая, страстная, не могла полюбить столь неуклюжего деревенщину, каким он себя считал. Он до сих пор не мог поверить в то, что она отдалась ему.
        - Мэтью… - снова заговорила она.
        - Я люблю тебя, - прервал ее он. И сейчас эти слова звучали как вызов. - Хочешь ты принимать это или нет, но я люблю тебя.
        - Мне, конечно, это льстит. Я не умаляю твоих чувств, но это твой первый опыт близости с женщиной. Очень просто спутать удовольствие и любовь.
        Она неожиданно замолчала, словно ждала, что он согласится с ней, но Мэтью ничего не сказал на это, каждая частица его тела отвергала ее слова. Да, он впервые был с женщиной, тут не поспоришь и ничего не возразишь. Это было восхитительно, потрясающе. В нем что-то необратимо изменилось.
        Но это не все. Он любил Грейс, и эта его любовь вовсе не была порождением их близости. Он смотрел на нее, ощущал ее легкое дыхание, и его сердце начинало делать в груди сальто. Что тогда это было? Какое определение дать тому, что он чувствовал? Если не любовь, то что?
        - Я не удивлена, что это произвело на тебя такое впечатление, - тихо сказала она. - Я также нахожусь под впечатлением. Но я хочу сказать, ты не должен думать, что теперь чем-то обязан мне. Придет день, и в твою жизнь войдет женщина, которую ты полюбишь по-настоящему.
        - Ты не права, - сердито проговорил он и лег на спину, его взгляд устремился в потолок. Мэтью решительно отвергал то будущее, какое для него нарисовала Грейс. То будущее было просто недостижимо, потому что недостижимой была для него свобода. И он давным-давно смирился с этим. - Вот увидишь, для меня ничего не изменится, сколько бы времени ни прошло.
        Они оба молчали. Каждый из них думал о чем-то своем.
        - Я сделала тебе больно, - наконец сказала она грустным голосом. - Мне очень жаль. Прости.
        Грейс протянула руку и осторожно погладила Мэтью по щеке. Он закрыл глаза, наслаждаясь ее прикосновением. Одно прикосновение руки Грейс, и его печалей и огорчений как не бывало. И снова в нем начало просыпаться желание.
        Мэтью пообещал себе, что больше не станет заговаривать с ней о своей любви. Но ничто на свете не помешает ему показывать Грейс, что она значит для него. Рано или поздно она поверит в его чувства. Его страсть прорвется через все преграды и найдет отклик в ее сердце.
        Грейс с удивлением отметила про себя, что в выражении лица Мэтью появилось что-то новое, но не успела она и слова сказать, как он сорвал с нее простыню и привлек к себе.
        - Господи, помоги мне, - пробормотал он, прижимаясь ртом к ее губам.
        Грейс положила руки Мэтью на плечи и прижалась к нему. Нет, ее не пугали подобные вспышки любовной горячки. Она с пониманием относилась к этому. И подобная пылкость даже возбуждала ее. Его страсть разжигала и ее страсть.
        В его объятиях и поцелуях не было нежности, но Грейс и не хотела ее. Ей нравилось видеть в Мэтью несколько дикарское проявление любви. Она сказала, что не верит в его любовь, и это разозлило Мэтью. И обидело. А ей совсем не хотелось этого.
        Когда она только услышала эти слова: «Я люблю тебя, Грейс», - ее сердце радостно забилось. Она едва удержалась от того, чтобы не воскликнуть в ответ: «И я тебя люблю, Мэтью».
        Но она сумела вовремя остановиться. Она не имела права привязывать его к себе, опутывать его клятвами, потому что знала - очень скоро он может пожалеть об этом.
        Пока он будет ее хотеть, она будет принадлежать ему.

«О, Грейс, ты можешь солгать Мэтью, но себя обманывать бесполезно. Теперь ты будешь принадлежать ему вечно».
        Он целовал ее с таким отчаянием, что это потрясло Грейс до глубины души. Как она могла оттолкнуть его и не принять его чувств! Его губы, его руки, взгляд - все говорило о страсти, глубокой настоящей.
        Почти грубо он взял ее рукой за грудь. У Грейс на мгновение перехватило дыхание, а затем она обвила ногами его талию. Теперь она была открыта для него, и кровь бешено стучала в ее висках. Сейчас он возьмет ее. Грейс притянула его к себе, и из ее горла вырвался тихий хрипловатый стон. По телу снова побежала теплая волна возбуждения. Куда же делась благопристойная Грейс Паджет? Эту ненасытную дикарку Грейс не знала.
        Он вошел в нее и на мгновение замер. Грейс вдруг обнаружила, что ей доставляет удовольствие быть придавленной к кровати, нравится ощущать навалившуюся на нее тяжесть. Мэтью снова ожил и стал двигаться. Его толчки были сильными и резкими. Казалось, он хотел причинить ей боль. Грейс стала приподнимать бедра, и в ее теле снова возникли необыкновенно приятные ощущения.

«Это похоть, Грейс. Только лишь похоть. Именно это он чувствует к тебе. И всегда будет чувствовать именно это».
        А ее сердце, отчаянные стоны которого она пыталась заглушить, просило любви. И ждало от Мэтью любви.
        Грейс очень быстро почувствовала, что она уже близка к экстазу. Мэтью продолжал двигаться в ней, унося ее все дальше и дальше в черную жаркую пропасть. И снова перед ее глазами мелькнула ослепительная вспышка, с ее губ сорвалось его имя. Мэтью…
        Вскоре и Мэтью присоединился к ней. Все это время Грейс держала его за плечи и смотрела в его лицо. Никогда в жизни она не чувствовала себя лучше. Лорд Шин, Мэтью, был ее любовником. Она смотрела на его красивые губы, которые уже сложились в улыбку. О, как ей нравилась эта улыбка.

«Тебе все нравится в нем, Грейс. Потому что ты любишь его».
        Мэтью тяжело опустился рядом с ней.
        Забрезжил рассвет. За окном в саду засвистела первая птица. Мэтью притянул Грейс к себе, обнял и мягко ткнулся губами в ее шею. Ее рука лежала на его груди, и Грейс чувствовала, как под ладонью бьется большое сердце.
        Мэтью начал просыпаться, глаза его открылись, но он все еще пребывал во власти эмоций и ощущений, навеянных сном. А снилось ему опять море, южное море, он никогда не бывал там. Правда, он много читал о нем и хорошо представлял себе эту сверкающую под солнцем водную долину. Во сне море всегда представало перед ним в сиреневой дымке, испещренное золотыми брызгами солнца.
        В таком море определенно должны жить русалки.
        Он осторожно повернул голову. Его собственная русалка спокойно спала рядом. Ночью эта русалка очень удивила его. Он не предполагал, что она способна испытывать страсть.
        Впрочем, он почти ничего не знал о женщинах.
        Все эти проведенные в одиночестве долгие годы он занимался наукой, писал трактаты. Мэтью усмехнулся. Теперь ему представился шанс изучить на практике еще одну науку, а затем в подробностях изложить это в письменном виде. Да, он обязательно напишет еще один трактат.
        Пока он отложит свой труд для ботанического журнала. И напишет о том, как доставить женщине удовольствие. Снова улыбнувшись, Мэтью сел в постели.
        Он вспомнил тот вкус, который его губы и язык ощутили вчера. Вкус женщины. И сразу же почувствовал возбуждение.
        Их комната находилась в крайней степени беспорядка. Покрывало валялось на полу, матрас съехал в сторону, одежда разбросана по всей спальне.
        Посмотрев на все это, Мэтью счастливо улыбнулся и снова лег в кровать, укрывшись измятой простыней. Грейс шевельнулась и забросила руку ему им грудь. Ногти у нее были короткими и обломанными - видно, ей действительно приходилось много работать физически. С ладони на запястье бежал белый шрам. Семья отказалась от нее, и Грейс выживала как могла.
        Трудно поверить в то, что она была замужем целых девять лет. Она спала с таким доверчивым выражением лица, что казалась похожей на ребенка. Ее по-детски припухшие щеки и красные, слегка приоткрытые губы усиливали это впечатление.
        Мэтью лежал и рассматривал ее лицо. Нежный подбородок и щека были исколоты его щетиной, кое-где кожа покраснела и слегка припухла. Ах как ему хотелось снова обнять ее, поцеловать. И не только это. Но Грейс казалась теперь измученной.
        Волосы темными змейками вились по ее виску и шее, спускались на грудь. На ее прелестную, восхитительную грудь, которую он вчера ласкал. Сейчас ее соски выглядели как два ровных розовых кружочка, как две распустившиеся розы. Ночью, когда он целовал их, это были маленькие тугие бутоны. Размышляя над этой метаморфозой, Мэтью продолжал рассматривать Грейс.
        И здесь виднелись следы от его щетины. Он целовал ее везде, а у нее оказалась такая нежная, чувствительная кожа. Такие же розовые точки, вероятно, остались и на ее бедрах. Он кругом оставил свои следы, которые словно доказывали, что она принадлежит ему.
        Интересно, что ей снится?
        Можно себе представить. Впрочем, может, он слишком высокого о себе мнения? Мэтью прикусил губу, чтобы не рассмеяться.
        Ах какие мы гордые сегодня! Просто-таки петух на прогулке.
        Грейс снова вздохнула и чуть ближе придвинулась к Нему. Мэтью сразу перестал веселиться, усилившееся желание мгновенно сделало его серьезным. Грейс оказывала на него просто волшебное действие. Она лишь вздохнула, а он уже чувствовал, как его лоб покрылся испариной, а по телу побежала дрожь.
        Очень скоро он снова увидит, как она, забыв обо всем на свете, извивается под ним.
        А пока он будет просто лежать рядом с ней и наслаждаться солнечным светом, покоем и своими воспоминаниями о прошедшей ночи.
        Грейс повернулась к нему и почти уткнулась лицом в его плечо, из ее горла вырвался то ли вздох, то ли стон, глубокий, немного похожий на урчание кошки. Казалось, она уловила исходящий от него запах.
        Наконец Грейс открыла глаза, и в ее взгляде он прочитал смущение.
        И еще ее глаза светились счастьем. Нет, он не ошибался насчет этого.
        - Доброе утро, Мэтью. - Она улыбнулась, и ее сердце радостно застучало.
        - Доброе утро, Грейс, - пробормотал он, чувствуя себя самым гадким сатиром. Она лишь открыла глаза, а он уже готов обрушиться на нее, взять ее. Рядом с ней он просто не в состоянии думать спокойно. Все его мысли спутались и потекли только в одном направлении. Хорошо, что он укрыт сейчас простыней и Грейс не могла видеть, что с ним происходит. Ненасытный монстр требовал немедленного удовлетворения, и никакие уговоры и доводы рассудка на него не действовали.
        - Ты спал? - мягко спросила она.
        Этот банальный вопрос сопровождался нежным поглаживанием его груди, и у Мэтью перехватило дыхание.
        - Да.
        Ее улыбка сделалась шире, а рука замерла.
        - Замечательно.
        Ее рука заскользила вниз. Все ниже и ниже. Наконец опустилась к самому низу его живота. Скрыть свое возбуждение у него уже не было возможности.
        - Господи, - пробормотал он. Больше Мэтью не смог произнести ни слова. А Грейс все водила рукой вверх и вниз. Вверх и вниз.
        Наконец она откинула край простыни и взяли его фаллос в руку. И снова стала осторожно водить вверх и вниз. На ее лице появилось любопытство и удовлетворение. Да, она даже немного гордилась тем, что смогла доставить ему такое удовольствие. Грейс видела по лицу Мэтью, насколько это ему приятно.
        Потом она наклонилась ниже, и ее грудь прижалась к его телу. Неожиданно Мэтью вздрогнул, а потом с шумом втянул воздух.
        - Я долго так не выдержу. Я хочу взять тебя. - Он положил руки на плечи Грейс и перевернул ее на спину.
        - Ты можешь это сделать, - пробормотала она.
        Они снова срослись, став одним существом. И их снова затопили уже знакомые чувства: радость, восторг, ощущение невероятной близости и принадлежности друг другу. Мэтью пребывал в состоянии блаженства, словно выпил чашу сладкого яда, который теперь проник во все поры его тела. На этот раз его дядя выбрал самый верный способ, чтобы погубить его. Если он потеряет Грейс, то это станет для него концом.
        Она вздохнула и приподнялась ему навстречу. Он вошел в нее глубже и начал двигаться:
        Он обожал ее. Боготворил. Его собственная жизнь уже ничего не значила без Грейс. И сейчас он говорил ей об этом. Она должна понять.

«Я люблю тебя, Грейс», - говорило его тело. И ее тело отвечало: «И я люблю тебя, Мэтью».
        На этот раз все произошло очень быстро. Все чувства и переживания мгновенно отражались у Грейс на лице. Выкатившиеся из глаз две большие слезинки замерли на ее ресницах.
        Мэтью протянул руку и провел пальцами по щеке Грейс. Она должна понять, как он любит ее. Его любовь была с привкусом горечи, отчаяния и одиночества. И еще его любовь была сильной, он хотел защитить Грейс, оградить от всех опасностей, поджидающих ее здесь в каждой тени.
        В их руках оказалось сейчас бесценное сокровище, и они должны сберечь его. Пусть все думают, что он, Мэтью Лансдаун, лишь послушная марионетка лорда Джона.
        Он докажет, что весь мир ошибался.
        Глава 18
        Грейс гуляла по залитому солнцем лесу и чувствовала себя невероятно счастливой. Три дня назад она стала любовницей Мэтью, и теперь ее тело в известным местах немного побаливало. Каждый раз, когда Мэтью занимался с ней любовью, она испытывала блаженство. Это начиналось как река, текущая медленно и спокойно, а потом превращалось в бурный поток, разрушающий все на своем пути.
        Трудно представить, что до нее Мэтью ни разу не был близок с женщиной. Еще труднее представить, что она сама способна испытывать такую страсть. И способна получать такое удовольствие.
        Час назад она оставила Мэтью наедине с его розами. Ей не слишком хотелось уходить, но эксперимент Мэтью приблизился к решающей стадии, а ее присутствие отвлекало его отдела. Грейс улыбнулась. Да, она с нетерпением ждала вечера, когда Мэтью придет к ней со своими дневными горестями и разочарованиями и найдет утешение у нее.
        - Ах кто к нам пришел! - Неожиданно из-за деревьев вышел Файл и, встал перед Грейс на тропинке и похотливо осклабился. - Девушка улыбается, потому что рада встрече.
        Чудесное настроение Грейс мгновенно ее покинуло.
        Как же она глупа и неосмотрительна.
        Как она могла забыть, что она здесь всего лишь беспомощный и бесправный заключенный? Как могла не думать об опасности, которая поджидала ее за каждым деревом, за любым углом?
        Сейчас она была одна и совершенно беззащитна. Мэтью остался в саду, а вместе с ним и Вулфрам. Ее нож находился в кармане другого платья. Она совершенно ни о чем не думала, уходя так далеко в лес на прогулку.
        От страха у Грейс на голове зашевелились волосы, а в желудке появился тугой болезненный ком. Взгляд Грейс упал на руки Файли, большие, красные, его пальцы были покрыты жесткими рыжими волосками, а под крепкими серыми ногтями виднелась грязь. К ее горлу подступила тошнота.
        - Его светлость идет следом.
        Черт побери эту дрожь в голосе. На всякий случай она сделала шаг назад. Сможет ли она убежать от Файли? Хватит ли у нее сил? Файли крепкий и проворный, он, конечно же, догонит ее. А бороться с ним она не собиралась.
        Негодяй осклабился, и стало заметно отсутствие у него коренных зубов.
        - Ты не обведешь меня вокруг своего хорошенького пальчика, ягодка. Я видел, что он копается в саду. Я бы вот никогда не променял хорошенькую девчушку на пару каких-то там сухих палок. Сейчас ты узнаешь, каково иметь дело с настоящим мужиком.
        Переполнявшее Грейс отвращение придало ей мужества. Она гордо приподняла голову и сказала:
        - Ты не имеешь права так со мной разговаривать. Тебя, кажется, уже предупредили, чтобы ты держался от меня подальше.
        - Да, но раз маркиз возится со своими цветочками, то это означает, что он уже получил свое. И поэтому не торопится бежать за тобой.
        - Все не так! - воскликнула Грейс, отступая назад.
        - Даже если это и не так, никто не узнает, что от пирога отрезали маленький кусочек.
        Грейс вздрогнула как от удара.
        - Ты… ты отвратителен.
        Файли решительно шагнул к ней:
        - Поаккуратней, ягодка. У меня хорошая память. Когда я возьму тебя, то сразу же и вспомню, что ты мне здесь наговорила.
        Грейс охватила такая ярость, что даже прошел страх.
        - Ничего у тебя не выйдет, грязная скотина.
        Быстро повернувшись, Грейс пустилась бежать прямо к дому маркиза. Но между ней и Мэтью находилось несколько акров леса.
        - Ах ты, мерзкая капризная сучка, - послышалось за ее спиной.
        Вскрикнув от ужаса, она подобрала юбки и бросилась прочь.
        Свернув на другую тропинку, Грейс поскользнулась на траве и рухнула на колени. От боли у нее потемнело в глазах.
        - Господи, помоги мне, - выдохнула она.
        Прошло несколько драгоценных секунд, прежде чем она поднялась. Файли был так близко, что она, кажется, уже ощущала его гнилостное дыхание. Посмотрев назад и увидев его страшное, перекошенное от злости лицо, Грейс почувствовала, как сил у нее сразу прибавилось.
        Она снова побежала.
        Но кажется, было уже поздно. Грейс почувствовала острый запах пота, и в эту секунду Файли схватил ее за плечо. Он толкнул ее вперед с такой силой, что Грейс упала.
        Мгновение, и Файли навалился на нее. Он был такой большой и тяжелый, что Грейс тут же начала задыхаться. Файли с легкостью перевернул ее на спину, как будто она ничего не весила, и придавил рукой ее шею.
        Она попыталась закричать, но из этого ничего не вышло. А если бы даже и вышло, то никто бы не услышал.
        Ей придется пережить этот ужас одной. Из глаз Грейс хлынули слезы, и она снова попыталась столкнуть с себя негодяя. Но это было практически невозможно. Ее опять настиг этот ужасный запах лука, застарелого пота и вожделения. Она приподняла колено, чтобы стукнуть его в пах, но Файли предупредил этот удар.
        - Эти штучки не пройдут. Я сейчас научу тебя хорошим манерам. Если попытаешься выкинуть еще что-нибудь, вышибу из тебя дух.
        - Маркиз убьет тебя!
        Он презрительно фыркнул:
        - Этот размазня? Этот петух?
        Файли потерся низом живота о живот Грейс.
        - Но ты забыл о лорде Джоне! - Ей нужно было прибегнуть к любой лжи, лишь бы избежать этого кошмара.
        - Ах вот ты о чем. Но об этом можно не волноваться. Я скажу ему, что ты сама захотела. Он ведь знает, что ты за птица:
        - Отпусти меня! - Она снова попыталась спихнуть его, но он оказался слишком тяжелым.
        Файли наклонился к Грейс, и ее снова обдало мерзким запахом.
        - Не брыкайся, мы отлично поскачем.
        Грейс снова закричала и попыталась ткнуть пальцами ему в глаза, но Файли успел увернуться, и она только лишь покарябала его щеку, оставив кровавые царапины.
        - Ах ты, сука! - Он снова ударил ее по голове, теперь около виска.
        У Грейс зазвенело в ушах.
        Файли рывком разодрал на ней платье. Ее грудь обнажилась, и он уставился на нее затуманившимися глазами.
        К лицу Грейс прилила кровь, когда она увидела, как Файли начал плотоядно чмокать губами. Она старалась прикрыть грудь, но он просто смахнул ее руки в стороны, как назойливых мух. Потом он взял в одну свою руку оба ее запястья и завел за голову Грейс.
        Ее охватил просто-таки животный ужас.
        - Прекрати. Немедленно прекрати, ради Бога, - стала умолять его Грейс.
        - Ты же знаешь, это уже невозможно, - промурлыкал Файли. От напряжения вены на его лбу и висках вздулись в два толстых красных жгута, глаза налились кровью. Из приоткрытого рта вытекла слюна и повисла блестящей нитью. Он наклонился к Грейс, собираясь укусить ее за грудь.
        В ужасе Грейс закричала и изо всех сил стала отпихивать навалившегося на нее монстра. Но ее силы слабели с каждым мгновением. Она и не предполагала, что можно быть такой беспомощной в руках распаленного желанием мужчины. Одной рукой Файли принялся расстегивать пуговицы на своих кожаных бриджах. Грейс попыталась снова закричать, но из горла вырвался лишь сдавленный хрип.
        - Я давно подглядывал за тобой, цветочек, и дожидался этой минутки. - Файли плотоядно захихикал, и от этого смеха у Грейс застыла кровь в жилах.
        Его бриджи сползли вниз.
        Она сказала себе, что не будет смотреть на это. Ни за что не будет.
        И все-таки, парализованная каким-то животным ужасом, опустила глаза.
        - О нет! - Ее губы лишь слабо шевельнулись, не издав никакого звука. - Нет!
        Грейс не могла поверить, что это все происходило с ней на самом деле. Файли порывисто прижался к ней.
        - Тебе будет хорошо, ягодка.
        Она снова попыталась увернуться от его крепких и жадных рук, но за это он тут же ударил ее кулаком в лицо. Из ее рассеченной губы потекла струйка крови. А Файли уже рвал на ней тонкое дорогое белье. Наконец, удовлетворенно рыкнув, он раздвинул ей ноги. Грейс опять дернулась, пытаясь перевернуться на бок.
        - А ну-ка тихо, сучка. - Он сильнее сдавил руки Грейс, поднятые над ее головой, и взял пальцами свое тяжелое оружие.
        - Я убью тебя. - Она зажмурилась и втянула голову в плечи.
        И вдруг где-то совсем недалеко раздался собачий лай.
        Вулфрам?
        Неужели ее молитвы были услышаны?
        Она повернула голову в ту сторону, откуда доносился лай. Файли снова ударил ее по лицу.
        И снова рычание, снова лай. Неожиданно на солнце набежала тень и все вокруг завращалось, заурчало, затряслось - большой темный ком ударился в негодяя.
        - Что за… черт! - выдохнул он.
        Собака наскочила на Файли, и он рухнул на Грейс, с силой вдавив ее в землю. Потом эта тяжесть стала спускаться все ниже и ниже, заскользила по ее голым ногам. В это мгновение Грейс подумала о том, что была лишь на волосок от гибели.
        В ней мгновенно проснулись силы, и она громко и страшно, словно сама вдруг обезумела, закричала:
        - Вулфрам! Молодец, мальчик! Молодец!
        Продолжая бороться с Вулфрамом, Файли изловчился и ударил Грейс кулаком в бок. Она вскрикнула, и собака, скалясь и яростно рыча, впилась Файли в руку. Подняв глаза, Грейс увидела, что к ней торопится Мэтью с большой палкой в руке. Его лицо было перекошено от гнева, и в этот момент он очень сильно напоминал возникшего из ада Люцифера, который пришел вершить возмездие. Казалось, Мэтью сейчас убьет Файли и ничто его не сможет остановить.
        - Вулфрам, место, - бросил маркиз, и собака, тихо поскуливая, неохотно выпустила из зубов руку Файли и уселась в ярде от своей добычи. Ощетинилась, продолжая Следить глазами за ним. В любое мгновение Вулфрам был готов броситься по приказу хозяина на это грязное чудовище со спущенными до колен бриджами.
        Было видно, что появление Мэтью явилось совершенной неожиданностью для Файли и в первое мгновение повергло его в шок. Но внезапно красное вспотевшее лицо охранника расплылось в глуповатой усмешке. Видимо, к Файли быстро вернулась его уверенность, он по-прежнему считал, что превосходство было на его стороне.
        - Пришли посмотреть, ваша светлость? Хотите поучиться, как доставить девушке удовольствие?
        - Ты труп! - без всякого выражения в голосе произнес Мэтью, и лишь холодный блеск его глаз выдавал с трудом сдерживаемую ярость.
        Подойдя ближе к Файли, Мэтью вдруг ударил его ногой в бок, под ребра, и тот, застонав, свалился с Грейс на землю. Мэтью сделал еще один шаг к нему. Мгновение, и его палка взметнулась вверх, а затем с глухим ударом опустилась на широкую квадратную спину охранника. Послышался негромкий хруст, который вызвал у Грейс резкий приступ тошноты.
        - Ах ты, сволочь! - выдохнул Файли.
        С бесстрастным выражением лица Мэтью снова поднял палку, и затем она снова обрушилась на корчащееся в траве чудовище, Файли упал на спину и поднял перед собой руки, пытаясь закрыть лицо.
        - Оставьте меня, Христом Богом заклинаю!
        Освободившись от цепких пальцев Файли, Грейс отползла к тропинке, села и попыталась прикрыть обрывками платья грудь. Ее лицо горело так, как будто его жалили тысячи и тысячи пчел. Дрожащими руками она подтянула к груди колени и уперлась в них подбородком. Ее трясло как в лихорадке.
        Прошло несколько мгновений, прежде чем она смогла заплакать. Еще недавно ей казалось, что ей не спастись, что жизнь ее кончена. Но Мэтью успел… Правда, Грейс все еще не могла поверить в свою удачу. Теперь слезы безостановочно текли по ее щекам.
        - Ты больше… никогда… никогда… не притронешься… к ней, - спокойно повторял Мэтью, сопровождая каждое свое слово сокрушительным ударом палки. Казалось, в него вселилась какая-то страшная сила или им снова овладело безумие. По голове Файли уже текла кровь, его лицо сделалось красным и похожим на кусок мяса.
        - Не убивай его, Мэтью. - Грейс казалось, что она крикнула это, но на самом деле из ее горла вырывались звуки, напоминающие хриплое кудахтанье. Медленно поднявшись с земли, она шагнула к Мэтью.
        Послышалось недовольное ворчание Вулфрама, который как будто просил хозяина удовлетворить просьбу Грейс. Маркиз даже не обернулся, его рука продолжала автоматически наносить удары по груде костей и мяса, извивающейся у его ног.
        - Это была просто шутка, ваша светлость. Ничего такого… Вы же знаете, каковы женщины… - Распухшие губы охранника с трудом шевелились. Неожиданно они сложились в некое подобие улыбки. - Вы же знаете, ваша светлость, каковы эти шлюшки. Им всегда хочется отведать настоящего мужчину.
        - Ты сейчас подохнешь, мерзавец. - Мэтью замахнулся. Еще один удар, и Файли испустит дух.
        Грейс схватила Мэтью за руку:
        - Не делай этого. Не убивай его. Если убьешь, твой дядя снова посадит тебя на цепь. Лорд Джон решит, что к тебе вернулось сумасшествие.
        Палка Мэтью на мгновение замерла в воздухе.
        - Он причинил тебе зло.
        - Да, он заслуживает смерти. Но ты не должен платить за это своей жизнью.
        - Пожалуйста, милорд, прошу вас. Пожалуйста, цветочек, сжальтесь над старым дурнем, - завыл Файли и подобострастно изогнулся, что было еще отвратительнее его хвастовства и насмешек. Наконец, натянув штаны, он стал театрально расшаркиваться перед Мэтью и Грейс.
        Грейс отвернулась. Она была сыта по горло выходками Файли. Глядя на Мэтью, она снова заговорила:
        - Убив его, ты развяжешь руки лорду Джону.
        Казалось, до Мэтью наконец дошел смысл сказанных Грейс слов. Его ладонь скользнула по ее распухшей щеке. Губы маркиза вытянулись в тонкую белую полоску.
        Должно быть, она выглядит просто чудовищно, подумала Грейс. Боль она переживет, но все остальное…
        - Меня так и подмывает размозжить ему голову, - сказал он.
        - И мне того же хотелось бы, но этого нельзя допустить. Лорд Джон скажет, что твое сумасшествие вернулось.
        Вулфрам снова дал знать о себе тихим завыванием. Грейс повернула голову в сторону, куда смотрела собака. Файли, согнувшись пополам, ковылял между деревьями. Что ж, этот негодяй заслужил то, что получил от Мэтью.
        - Моя спина… Он переломал мне все кости… - долетело до Грейс и Мэтью.
        - Беги быстрее. Я не отвечаю за себя. Похоже, еще не все твои кости переломаны, - крикнул ему вдогонку Мэтью и, посмотрев на собаку, приказал: - Взять его, Вулфрам!
        Обернувшись и увидев Вулфрама, негодяй заковылял быстрее.
        - Ваша светлость! Уберите эту чертову дворняжку! Уберите… А…
        Пусть Вулфрам немного развлечется и отведет душу, подумал маркиз. Он обнял Грейс за плечи, сразу потеряв интерес к погоне. Грейс прильнула к нему, облегченно вздохнув.
        - Боюсь, Вулфрам не оставит теперь его в покое, - пробормотала Грейс.
        - Пока я не остановлю его, Вулфрам так и будет гоняться за этим мерзавцем, - мрачно проговорил Мэтью, снимая с себя сюртук и укрывая им Грейс.
        О, какое наслаждение оказаться в его теплых объятиях, подумала она.
        Грейс старалась прикрыть грудь. Разумеется, Мэтью уже видел ее обнаженной и успел изучить каждый кусочек ее тела, но она все равно не могла побороть в себе природной стыдливости. А после того как на нее напал Файли, Грейс вдобавок ко всему чувствовала себя оскверненной и смущалась еще сильнее.
        - Господи, Грейс. Видела бы ты себя. - Нахмурив брови, Мэтью внимательно рассматривал ее покрытое ссадинами и кровоподтеками лицо. Он достал из кармана платок и промокнул ее кровоточившую губу. - Нет, надо было все-таки убить этого негодяя. Давай я отнесу тебя в дом. - Он с легкостью, которая удивила Грейс, поднял ее и зашагал по тропинке.
        - Я могу идти сама, - неуверенно проговорила Грейс.
        - А я могу донести тебя.
        Она не стала возражать. Положив голову ему на плечо, Грейс закрыла глаза.
        - Рядом с тобой я чувствую себя в безопасности.
        - Это я виноват в том, что с тобой случилось.
        - Здесь нет твоей вины. Всему виной лорд Джон.
        - Да. Но и с себя я вины не снимаю.
        Мэтью чуть сильнее сжал ее в объятиях, и Грейс поморщилась. Каждый дюйм ее тела болел. Вздохнув, она обвила руками его шею, погладила по волосам. Ее пальцы играли с черными блестящими прядями его волос, и на Грейс снизошло удивительное спокойствие.
        - А я думала, ты занимался со своими розами.
        - Я скучал без тебя, - мягко проговорил он.
        - Если бы ты не пришел… - прерывающимся голосом сказала она.
        - Но я ведь пришел.
        - Да, ты пришел. Ты здесь, со мной.
        Он был той скалой, той безопасной гаванью, которая теперь защищала ее от всех злых ветров. И он был ее возлюбленным.
        Глава 19
        Мэтью опустил Грейс на диван. Хотя он очень осторожно обращался с ней, Грейс чуть не закричала от боли. Кроме всего прочего, ее лицо уже распухло и кровоподтеки потемнели.
        Господи, он должен был убить Файли. А теперь придется дожидаться другого случая.
        И такая возможность очень скоро ему представится, думал Мэтью. Но пока ему следует побеспокоиться о безопасности Грейс. А иначе и думать нечего о каком-либо возмездии.
        - Я знаю, что нужно сделать, чтобы ты почувствовала себя лучше. - Мэтью видел, что Грейс не хочет отпускать его. Она не принадлежала к тем женщинам, которые цепко держатся за своего мужчину, но сейчас, находясь почти в шоковом состоянии, ей хотелось, чтобы он немного побыл с ней.
        - Да-да, делай что нужно. Я хочу поскорее прийти в себя. - Она плотнее запахнула сюртук, чтобы скрыть свою пышную грудь от глаз Мэтью.
        Маркиз отвернулся и прикусил губу. Мерзкие руки Файли прикасались к ее телу, трогали ее грудь. Волна гнева снова затопила его. Сегодня Файли подписал себе смертный приговор. Он расплатится за все сполна.
        - Я сейчас вернусь. - Мэтью наклонился и поцеловал ее в лоб.
        Мэтью быстро прошел на кухню и поставил подогревать воду. Затем собрал на полках все то, что сейчас ему могло понадобиться. Он не должен заставлять Грейс долго ждать. Уходя, он видел в ее глазах панику, хотя она и знала, что он будет в соседней комнате.
        Когда Мэтью вернулся, Грейс по-прежнему неподвижно сидела на диване. Увидев его, она облегченно вздохнула.
        Он прошел к столу и аккуратно разложил на нем принесенные с кухни вещи. Мэтью делал все не торопясь, методично. И эта его размеренность помогала успокоиться Грейс и подавить в нем самом зверя. Зверя, который в любую секунду мог выскочить наружу и начать яростно крушить все вокруг.
        - Покажи, где у тебя болит.
        - Везде. - Она попыталась улыбнуться, но из-за распухших губ у нее это не слишком-то получалось.
        Грейс старалась держаться, хотела выглядеть мужественной в его глазах. У Мэтью от жалости болезненно сжалось сердце.
        Он присел перед ней на корточки, убрал со лба прядь волос.
        - Файли не сделал того, что хотел. И никогда не сделает. Я даю тебе слово.
        Ее глаза снова расширились, и в них опять появился страх.
        - Но твой дядя… Он может отомстить…
        - В колоде моего дяди не все тузы, - твердо и спокойно проговорил Мэтью. - Тебе ничто не угрожает.
        После долгой паузы Грейс, наконец, кивнула.
        Вздохнув, Мэтью принялся раздевать ее. Сначала он снял с нее свой сюртук, потом осторожно спустил вниз порванные чулки. Наконец ему удалось разжать ее застывшие пальцы, впившиеся в разорванный корсет.
        - Позволь мне осмотреть тебя, Грейс, - пробормотал он.
        - Нет! - Ее пальцы снова вцепились в обрывки платья, и она вжалась в спинку дивана.
        Господи, кажется, теперь она боится даже его, подумал Мэтью.
        Пусть Файли попадет в ад и будет там долго-долго гореть.
        - Ты же знаешь, я не сделаю тебе больно, Грейс, - мягко стал убеждать ее Мэтью. Она была сейчас похожа на раненого зверька или птицу. - Ты в безопасности со мной.
        Выражение ее лица чуть смягчилось. По крайней мере, так показалось Мэтью. Она перестала судорожно цепляться за обрывки своего желтого платья. Тихо всхлипнув, Грейс снова прикрыла грудь руками.
        Но что она так старательно прячет? Он стал внимательно рассматривать ее грудь в том месте, к которому она прижала ладонь.
        - Грейс? - Мэтью попытался осторожно сдвинуть ее руку в сторону.
        И наконец, увидел это.
        На ее белой груди алел круг из маленьких вмятин - отпечатки зубов Файли. Кроме того, один бок Грейс был покрыт сплошной полосой кровоподтеков. Мэтью почувствовал, что вот-вот задохнется.
        - Господи, - выдохнул он, сжимая кулаки. Щеки Грейс покраснели.
        - Я ничего не могла сделать. Я не могла остановить его.
        - Это сделаю я. - Мэтью стиснул зубы.
        Грейс почувствовала, как по ее спине побежал холодок. В глазах Мэтью она увидела нечто такое, отчего ее снова затопил страх. Нет, убийство не должно произойти. Она схватила его за запястье.
        Мэтью улыбнулся ей в ответ, хотя на самом деле ему хотелось сейчас заплакать. Нет, он это так не оставит. Файли заплатит за все кровью. Взяв ножницы, он разрезал юбку и корсет и снял с Грейс то, что осталось от платья.
        Он боялся сделать ей больно. Боялся даже дотронуться до нее, но без этого обойтись было невозможно. Когда Грейс предстала перед ним обнаженная, Мэтью несколько секунд полюбовался на нее, а затем стал расправлять ее спутавшиеся волосы, вытаскивать из них сухие листья и траву. Ее тело было белым как жемчуг, темные кровоподтеки выглядели чем-то чудовищным на фоне этой ослепительной белизны.
        Накинув ей на плечи плед, он снова ушел на кухню - теперь за чашей с теплой водой.
        - Я помогу тебе немного, - сказал Мэтью.
        Она выпрямилась, и Мэтью влажной салфеткой стал обтирать ей тело, такое хрупкое, такое изящное. Салфетка медленно скользила по всем выпуклостям и впадинкам, гладила шелковистую белую кожу. Сейчас у Мэтью не возникало даже мыслей о постели. Его душу переполняла нежность.
        Другой салфеткой Мэтью с той же осторожностью стал насухо ее вытирать. Открыв крышку маленькой баночки из темного стекла, он сказал:
        - От этой мази кровоподтеки пройдут быстрее. Тут и арника, и календула, и масло фундука. - Он взял немного мази на пальцы, и Грейс почувствовала приятный травяной запах. - Знаешь, когда долго живешь в одиночестве, становишься сам себе и врачом. Я уже неплохо разбираюсь в травах - сам собираю, сушу, смешиваю.
        - Мне кажется это куда более приятным занятием, чем таскаться по злачным местам Лондона, - сухо проговорила она, морщась от боли.
        Мэтью осторожно втирал мазь в ее руку, но это все равно вызывало неприятные ощущения.
        Закончив смазывать, Мэтью вытер руки полотенцем и закрыл баночку.
        - А теперь тебе нужно немного отдохнуть.
        - Ты уходишь? - В ее глазах снова появился страх.
        Он посмотрел на нее и ободряюще улыбнулся, но Грейс вдруг задрожала.
        - Вряд ли мне удастся заснуть. - Она закуталась в плед.
        - Ты справишься с этим. - Мэтью положил руку ей на плечо - Грейс все так же била дрожь. - Я скоро вернусь.
        На кухне Мэтью быстро насыпал в чашку смесь трав и залил кипятком. Валериана с корой ивы не только успокаивала, но и облегчала боль. Грейс пришлось пережить настоящий кошмар, но если она будет пить этот отвар то быстро поправится.
        В гостиную он вернулся, держа в руках поднос с чашкой травяного отвара.
        - Ну как, тебе уже лучше?
        Увидев маркиза, Грейс попыталась изобразить на лице улыбку.
        - Знаешь, да, мне уже немного получше.
        Мэтью решил отвлечь Грейс от мрачных мыслей и переключить ее внимание на обычные, практические вещи.
        - Я принес тебе хлеб с сыром, - сказал он.
        - Мне не хочется есть, - устало проговорила она. Похоже, эмоционально Грейс сейчас была истощена до предела. Когда она приподнялась на локте, маркиз передал ей чашку с настоем. Можно было не сомневаться, ее тело по-прежнему болело. Разумеется, мазь несколько смягчила боль, но полностью устранить ее было невозможно. Скорее всего ближайшие несколько дней Грейс придется помучиться. Она отпила глоток и тут же сморщилась:
        - Это ужасно.
        - Думаю, тебе не стоит снова принимать опиум. Лучше травы. Это куда полезнее.
        Глаза Грейс расширились от удивления.
        - Ты даже помнишь, что случилось со мной так давно?
        - Я помню все, что касается тебя. А теперь выпей-ка это. Потом тебе нужно будет поесть.
        Мэтью ждал, что Грейс снова станет возражать, но она, по всей видимости, чувствовала себя гораздо хуже, чем он предполагал, а поэтому послушно выпила отвар и съела сандвич с сыром.
        - У меня очень болит голова, - тихо проговорила она, откидываясь на подушки.
        По-другому, разумеется, и быть не могло. Файли нанес ей слишком сильные удары, чтобы она могла так просто поправиться от одной чашки травяного чая. Хотя этот чай определенно действовал на нее успокаивающе. Мэтью принес еще одно одеяло и укутал в него Грейс. И снова - никаких возражений, лишь тихая и благодарная полуулыбка.
        Когда стемнело, Мэтью взял Грейс на руки и отнес в спальню, где надел на нее ночную сорочку и снова укутал в одеяло.
        - Не оставляй меня одну, - прошептала она, закрывая глаза. Казалось, что Грейс потеряет сейчас сознание.
        - Не волнуйся, я никогда тебя не оставлю, - пообещал Мэтью и почувствовал, что от стыда у него защипало щеки. Как он мог раздавать такие обещания? Это было, по меньшей мере, опрометчиво.
        Но Грейс не заметила его неловкости и напряжения, на нее его слова подействовали успокаивающе. Она почти сразу закрыла глаза, и ее дыхание сделалось ровным. Было очень похоже, что она почти мгновенно уснула. Мэтью подоткнул под нее край одеяла. Хотя в комнате было довольно тепло, ей все же лучше лежать под теплым одеялом.
        Потом он снял ботинки и лег рядом с ней. Грейс могла проспать много часов подряд, но Мэтью боялся, что она вдруг проснется посреди ночи и испугается.
        Неожиданно Грейс закричала. Впрочем, это был не крик, а скорее тихий всхлип, но Мэтью моментально проснулся. Хотя он всегда спал довольно крепко, сейчас, казалось, даже во сне слышал, как Грейс дышит.
        Ему захотелось сразу обнять ее. Они лишь несколько дней назад стали любовниками, а у него уже появилась привычка ночью держать ее в объятиях. Без этого он ощущал себя одиноким, покинутым и несчастным.
        Господи, и как он будет жить без нее? Сейчас он не смог бы и одной ночи пережить без ее теплых рук, мягких плеч и сладковатого дыхания.
        Мэтью торопливо привстал с кровати, зажег свечу и прошептал:
        - Грейс, с тобой все в порядке?
        В неверном свете свечи перед ним снова возникло лицо Грейс. Оно еще сильнее распухло, а кровоподтеки сделались почти черными. В ее темных бездонных глазах застыл страх. И даже не страх, а паника. Казалось, она смотрела на него и не узнавала. Мэтью поклялся себе, что Файли и дядя Джон заплатят за это. А потом если он даже и умрет, то умрет счастливым человеком - справедливость восторжествует.
        - Да. - Ее взгляд, наконец, сделался осмысленным. - Который час?
        Он посмотрел на свои серебряные карманные часы, которые лежали на прикроватной тумбочке:
        - Двадцать минут четвертого. Хочешь попить?
        Грейс с улыбкой прикоснулась пальцами к своей разбитой губе.
        - Да.
        Мэтью прошел к столу, налил в стакан чистой воды из графина и вернулся с ним к Грейс.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Как будто меня переехала повозка со впряженными в нее четырьмя лошадьми. - Она приподнялась и дрожащей рукой взяла стакан. - Два раза.
        Мэтью улыбнулся, хотя плачевный вид Грейс вызывал в нем ярость.
        - Тебе что-нибудь еще нужно?
        - Нет, спасибо. - Она на мгновение задумалась. - Мне нужно, чтобы ты обнял меня.
        - Но я могу сделать тебе больно, - проговорил он, сгорая от желания немедленно прикоснуться к ней. Нет, ему сейчас и в голову не пришло бы заниматься с ней любовью, но, тем не менее, в нем сразу же проснулось желание. Правда, он хотел не только физической близости. Ему нужна была ее любовь и ее нежность.
        - Мэтью, ты… ты мне нужен.
        Господи, мог ли он отказать ей хоть в чем-то? А уж тем более в этом?
        Дождавшись, когда она допьет воду, Мэтью забрался к ней под одеяло. Его обволокло приятное душистое тепло.
        Как холодно будет в его жизни без нее. Словно зимней ночью.
        Он взбил свою подушку, лег и притянул Грейс к себе. Ей не нужно было объяснять ему, что у нее по-прежнему все болит. Это и так было понятно - Грейс очень осторожно и как-то неловко положила голову ему на плечо. Затем ее рука опустилась ему на грудь.
        - Так намного лучше. - На ее лице мелькнула слабая улыбка. Мэтью вдохнул ее запах - запах жасминового мыла и теплоту солнца, запах женщины, к которому примешивался тонкий аромат травяной смеси.
        Она немного дрожала. Для нее пока еще каждая тень скрывала в себе опасность.
        - Спи, Грейс, - мягко проговорил он, - а я буду тебя охранять.
        Да, он будет охранять ее от Файли и Монкса, от своего дяди, от всех. Чего бы ему это ни стоило.
        И ради Грейс он должен что-то придумать, он должен действовать. Чтобы называться мужчиной, он просто обязан что-нибудь придумать.
        Грейс заснула, а он лежал и смотрел на колышущиеся тени, на пламя свечи. Правда была так жестока, и так страшно было смотреть этой правде в глаза.
        Из того, что произошло, следовал лишь один вывод - Грейс не может дольше оставаться в поместье. Здесь ей постоянно угрожает опасность. И дело не только в Файли.
        Со своей судьбой Мэтью смирился давно. Он знал, что для него обычная жизнь недоступна. Но Грейс принадлежала к другому миру, она еще могла бы встретить нормального приличного мужчину, выйти за него замуж и обзавестись детьми. Он, Мэтью Лансдаун, к сожалению, никак не подходил на роль мужа Грейс, хотя его сердце говорило ему, что они были созданы друг для друга.
        Он должен придумать план спасения Грейс, а когда она окажется на свободе, положит конец царству зла, сотворенному его дядей.
        Глава 20
        Прошло десять очень трудных дней. Мэтью проклинал каждую минуту, проведенную Грейс в его поместье, где опасность подстерегала ее на каждом шагу. И в то же время, предчувствуя расставание, страшно мучился.
        Но Мэтью знал, что не поменяет своего решения. Он должен каким-то образом освободить Грейс из неволи. Стоило ему только вспомнить ту картину - мерзкое грязное тело Файли между голых ног Грейс, - как его мгновенно начинало тошнить и руки сжимались в кулаки. Пока она находилась здесь, ее жизнь постоянно подвергалась опасности.
        Файли целыми днями без дела слонялся по поместью, весь покрытый синяками, обтрепанный, грязный; руки были перевязаны серыми бинтами в тех местах, где его покусал Вулфрам. Он делал вид, что дрожит от страха, и сразу же начинал прихрамывать, когда попадался кому-нибудь на глаза. Но Мэтью не обманывался на его счет, прекрасно понимая, что это грязное чудовище очень скоро оживет и к нему вернется былая уверенность.
        Грейс уже почти полностью поправилась. Все ее кровоподтеки сошли, царапины зажили. В общем и целом чувствовала она себя совсем не плохо. Единственное, что осталось без изменения, так это ее страхи. Она не хотела оставаться одна, и стоило Мэтью выйти куда-нибудь хотя бы на минуту, как она сразу же приходила в волнение.
        С каждым днем он любил ее все сильнее. Мэтью и не предполагал, что такое возможно, но вот оказалось, что так бывает. Его все время что-то подталкивало сказать «я тебя люблю» вслух, чтобы Грейс услышала это, но стоило ему вспомнить тот первый раз, когда он произнес эти слова, как желание признаваться в любви мгновенно пропадало.
        Грейс считала его мужественным и смелым, но в глубине души Мэтью знал, что он не такой. Ведь он так боялся снова быть отвергнутым.
        Он знал, что она хочет его, что доверяет ему. Да, он нравится ей, но она его не любит.
        И это было очень больно.
        Сейчас Грейс сидела на диване напротив него. Сумерки постепенно сгущались, но они не зажигали свечей. Скоро им должны подавать обед. Мэтью устроился в кресле около камина, который сегодня еще не разводили смотрел на Грейс и удивлялся тому, что эта женщина, потрясающе красивая, элегантная, умная, обладающая всеми мыслимыми и немыслимыми достоинствами, принадлежала ему.
        Она откинулась на подушку и прикрыла глаза. Грейс была просто великолепна в этом узком темно-бордовом платье, see белая кожа походила на китайский фарфор.
        Взгляд Мэтью пробежал по вырезу ее платья, скользнул по груди, по нежной ложбинке, убегающей вниз, к кружевному бантику.
        Скоро, очень скоро он сможет поцеловать эту грудь. Мэтью стиснул зубы. Не нужно так возбуждаться сейчас. Он должен ждать своего часа. Хотя лишь одного взгляда на Грейс достаточно для того, чтобы разжечь в нем желание. Сегодня она сделала высокую прическу, ее шея выглядела такой изящной и хрупкой. Как бы ему хотелось, подумал Мэтью, украсить эту шейку нитью рубиновых или жемчужных бус. Бриллиантовое или изумрудное колье тоже подошло бы. Но только не сапфиры. Даже самые лучшие сапфиры выглядели бы тусклыми и невзрачными в сравнении с глазами Грейс.
        Но у него не было этих украшений, имелось лишь любящее сердце. И Грейс не хотела принимать этот скромный дар.
        Она поднесла к губам бокал вина, цвет которого был точно таким же, как и ее платье. Мэтью почувствовал легкое щекотание в горле.
        Как он хотел ее, как безумно она нравилась ему. Стоило Мэтью подумать, что эта женщина скоро исчезнет из его жизни, как в его душе появлялась ноющая боль.
        Он еще не говорил Грейс о том, что хочет помочь ей бежать отсюда. Не стоило пробуждать в ней надежду, пока не был готов план. Разумеется, как только Грейс узнает, что появился шанс вырваться на свободу, она сразу же воспользуется этой возможностью. Кто бы поступил по-другому?
        Маленькая морщинка пролегла между ее бровями.
        - Что-то не так, Мэтью?
        Он заставил себя улыбнуться, пытаясь скрыть тревогу, но не смог обмануть Грейс. Она уже достаточно хорошо его знала.
        - К этому платью подошли бы рубиновые бусы.
        Грейс равнодушно пожала плечами:
        - Меня никогда не волновали украшения.
        Да, Мэтью уже понял это. Но ему все равно хотелось преподнести ей какой-нибудь подарок, достойный ее красоты. Его воображение услужливо нарисовало ему восхитительную картину - Грейс, обнаженная, в его постели, и только сияющие нити драгоценных камней на ее шее.
        Неожиданно послышался стук колес - по дорожке к дому ехала карета, которая через несколько секунд остановилась у крыльца.
        Только один человек мог свободно приезжать в поместье и уезжать из него. Поэтому появление лорда Джона здесь не вызывало удивления, хотя и не было приятно. Монкс, без сомнения, уже поставил дядю в известность обо всем, что здесь происходило, Мэтью быстро поставил бокал вина на стол. Соблазнительные образы мгновенно растаяли.
        - Приехал дядя. - Он поднялся и подошел к Грейс, чтобы, как верный слуга, защитить свою королеву от возможной опасности.
        - Твой дядя? - пробормотала она, поднимаясь.
        - Мужайся, дорогая. - Мэтью положил руку ей на плечо. - Старайся не показывать, что ты боишься.
        - Но я действительно боюсь, - пробормотала она, снова садясь. Ее пульс сделался частым и неровным.
        Крепко сбитый лакей открыл дверцу кареты, и из нее вышел лорд Джон. Уверенной походкой и с самодовольным выражением лица он направился к дому. Наблюдавшие за этой сценой Мэтью и Грейс замерли в ожидании.
        - Добрый вечер, Мэтью. - Он неторопливо стянул кожаные перчатки, снял шляпу с высокой тульей и передал все это одному из трех сопровождавших его лакеев в зеленых ливреях с гербом Лансдаунов.
        - Добрый вечер, дядя, - бесстрастным голосом проговорил Мэтью.
        Надменно приподняв бровь, лорд Джон окинул комнату таким взглядом, как будто никого здесь не видел. Затем, ткнув тростью в камин, приказал немедленно его развести.
        Все сразу же пришло в движение, забегало, зашуршала, и через несколько минут в камине уже горел огонь, окна, были закрыты, шторы опущены, и гостиная превратилась в душную теплицу. Когда последний лакей вышел из комнаты, послышался щелчок замка. Теперь они с Грейс остались наедине с лордом Джоном.
        - Я крайне недоволен тобой, мой дорогой племянник, - наконец проговорил лорд Джон, так и не дождавшись от Мэтью никакого вопроса или замечания.
        Эти игры были не новы и отдавали детством, но Мэтью все равно прибегал к ним время от времени, так как ничего другого ему не оставалось. Ему были известны несколько приемов, которые мгновенно выводили лорда Джона из себя, и он охотно прибегал к ним. Склонив голову с выражением глубокого почтения, он проговорил:
        - Сочувствую, дядя.
        Уголки губ лорда опустились, превратив его лицо в трагическую маску.
        - Я находился в Шотландии, исполнял поручение короля, когда мне доставили письмо, в котором говорилось, что ты напал на одного из охранников и жестоко избил.
        - Он пытался изнасиловать эту леди, - холодно проговорил Мэтью.
        Синяки на лице Грейс поблекли, но все еще были заметны, и это служило неопровержимым доказательством слов маркиза.
        Подбородок Грейс приподнялся. Сейчас ее лицо выглядело белым, как мраморный профиль на надгробии. Хотя лорд Джон не оскорбил ее ни единым словом, его манера говорить и вести себя так, словно Грейс и вовсе не присутствовала в гостиной, выглядела в высшей степени оскорбительной.
        Лорд Джон, помолчав, снова заговорил:
        - Что бы там ни произошло, я несу ответственность за последствия инцидента. Эта… женщина разочаровала меня. И я пришел к выводу, что она не подходит для наших целей. Ее нужно заменить.
        Так-так, битва в самом разгаре, зло подумал Мэтью. После предварительной пробы сил лорд Джон переходил к основному блюду. Но сначала он должен был помучить свои жертвы, понаблюдать, как они будут дергаться, метаться, пытаться вывернуться из расставленных для них сетей. Внезапность этой атаки показывала, что дядя находился в куда большем смятении, чем хотел показать.
        Что ж, это отрадно.
        Мэтью слегка сжал плечо Грейс. Ее мышцы были сильно напряжены. Она очень хорошо понимала, что означало слово «заменить».
        - Уверяю вас, дядя, миссис Паджет как раз то, что мне нужно, - на удивление спокойно проговорил Мэтью.
        Лорд Джон попытался принять непринужденный и беззаботный вид, но это у него явно не получалось.
        - Послушай, дорогой, ты должен поверить мне - эта женщина дешевая шлюха. А тебе нужна любовница, которая знает, как доставить удовольствие мужчине. Тебе просто не с кем сравнить ее, в этом все дело.
        Тело Грейс начала бить дрожь, к лицу прилила кровь. Без сомнения, лорду Джону был точно известен даже день, когда Грейс первый раз легла в постель к Мэтью.
        - Миссис Паджет останется со мной. - В голосе Мэтью звучала настойчивость.
        В последнее время лорд Джон отвык от того, чтобы кто-то противоречил ему. Его ледяные глаза засветились яростью, а узкие белые ладошки сильно сжали янтарный набалдашник. С каждым годом в его поведении проглядывало все больше властности, надменности и всех тех свойств, которые присущи настоящему маркизу. Он был уже почти настоящим маркизом. Почти… Оставалось заполучить только титул. И невозможность получить этот желанный титул было самым большим огорчением лорда Джона.
        - Ты сразу же позабудешь ее, как только опытная темпераментная женщина займет ее место. В прошлый раз миссис Паджет поделилась со мной своей историей и сказала, что очень не хочет ложиться в твою постель. Это негуманно - превращать порядочную женщину в шлюху.
        - Полагаю, по ночам вы теперь не спите, мучаясь угрызениями совести, - проговорил Мэтью.
        - Вы никогда не выпустите меня отсюда, лорд Джон. - Голос Грейс, словно нож, разрезал сгустившуюся атмосферу. - Я слишком много знаю. Вы собираетесь просто убить меня.
        Тонкие брови лорда Джона изогнулись, глаза слегка округлились, и в них появилась какая-то потерянность, как будто он тщился и никак не мог найти вдруг заговорившее насекомое.
        - Боюсь, мадам переоценила свою значимость.
        - Полагаю, что нет. - В голосе Грейс слышалось презрение.
        - Что-то ты стала слишком смелой, любовница моего племянника, - холодно бросил дядя Мэтью. - Куда же подевалась наша достопочтенная вдовушка?
        - Что ж, если вам угодно называть меня любовницей вашего племянника, вы можете это делать. Лучше быть любовницей, чем негодяем, животным и вором, милорд.
        - Так ты еще смеешь оскорблять меня, грязная шлюха! - Лорд Джон вскочил с кресла и замахнулся тростью.
        Мэтью тут же шагнул вперед и закрыл собой Грейс, которая, дрожа, вжалась в спинку дивана.
        - Только ударь ее, и ты очень пожалеешь об этом, - проговорил Мэтью, делая шаг к лорду Джону.
        Атмосфера сгустилась, сделалась напряженной, в любое мгновение дело могло дойти до насилия. Впервые за одиннадцать лет взаимная ненависть дяди и племянника достигла своего пика и угрожала разрешиться рукоприкладством. Гнев, бушевавший в груди Мэтью, ослепил его, все желания сейчас свелись к одному-единственному - убить лорда Джона. Он уже явственно представлял себе, как его руки смыкаются на горле дяди, как из этого горла вырываются хриплые стоны. Пальцы Мэтью инстинктивно сжались, а весь мир свернулся до одной красной пульсирующей точки - лица лорда Джона.
        Грейс прижала ладонь к его спине, и этот простой жест, эта тонкая нить, связавшая обоих, заставила Мэтью отойти от края пропасти, к которой он подошел слишком близко. Он вдруг ясно осознал, что именно сейчас было поставлено на карту.
        Господи, что с ним такое? Если он попытается убить лорда Джона здесь, то свора его приспешников тут же на месте растерзает их с Грейс.
        Он рисковал не только своей жизнью, но и ее.
        Мэтью до боли стиснул зубы. Он расправится с дядей, позволит себе отомстить лорду Джону за все тогда, когда Грейс окажется по ту сторону забора.
        - Господи, Боже мой! Что это еще за выходки, молодой человек! Держи себя в руках. - Лорд Джон отпрянул в сторону, его щека нервно задергалась. - Я не собираюсь трогать эту девку. Я не унижусь до этого.
        - Ловлю на слове. - Дыхание Мэтью сделалось спокойнее и ровнее. Ладонь Грейс на спине связывала его с действительностью и удерживала от поспешных и необдуманных действий. Ее тепло перетекало в его кровь. Медленно, очень медленно он отступал от края пропасти.
        - И все-таки, дорогой племянник, подумай как следует, - прорычал лорд Джон, отойдя на безопасное расстояние от Мэтью. - Мы можем доставить тебе другую женщину. Это дело одного дня. Все они в темноте похожи друг на друга, и не отличишь.
        Мэтью почувствовал, что дыхание Грейс сделалось частым и прерывистым.
        - Мне не нужна другая женщина, - сказал он. - Я уже сказал: со мной останется миссис Паджет.
        Оправившись от шока и обретя утерянную уверенность, лорд Джон тряхнул головой и бросил высокомерный взгляд на своего племянника:
        - Пообщавшись с этой женщиной, ты по какой-то непонятной мне причине стал думать, что у тебя есть выбор.
        - Выбор есть всегда, дядя, - просто сказал Мэтью. Теперь тлевшая годами скрытая вражда приняла открытую форму. И выиграть эту схватку ему удастся только в том случае, если он не потеряет выдержки, не сорвется, не позволит ненависти затмить разум. - Ты забыл, что в силу ряда причин находишься в моей власти.
        Лорд Джон только насмешливо фыркнул:
        - Кажется, ты снова начинаешь сходить с ума. Твоя болезнь и в самом деле возвращается. Хочешь, чтобы Монкс снова связал тебя и начал кормить с ложечки, как безмозглого младенца? Хочешь, чтобы он снова убирал за тобой дерьмо?
        Мэтью ничего не ответил на эти оскорбления, даже бровью не повел, а когда заговорил, его голос звучал все так же твердо и уверенно. Он даже сам удивился своему хладнокровию. Раньше ему недоставало именно уверенности для того, чтобы выступить против своего мучителя. Грейс сделала его сильнее, мужественнее, увереннее в себе. Она убрала руку, но Мэтью все еще ощущал проникшее в его тело тепло.
        - Если ты причинишь зло миссис Паджет, то, клянусь могилами своих родителей, я сделаю так, что ты потеряешь все наследство Лансдаунов.
        Улыбка на лице лорда Джона стала еще шире.
        - И как же ты собираешься сделать это, мой дорогой мальчик?
        Дядя продолжал унижать Мэтью, но, тем не менее, тоже чувствовал, что в их отношениях что-то изменилось в эту минуту. Баланс сил как-то неуловимо поменялся. Пока Грейс находилась рядом с Мэтью, он был неуязвим. Лорд Джон сделал большую ошибку, послав своих приспешников в Бристоль и заставив их схватить женщину для Мэтью - именно эту женщину.
        Мэтью удовлетворенно улыбнулся.
        - Твое богатство, дорогой дядя, зиждется только на моей никчемной жизни. Оборви эту хрупкую нить, умри я, и мои деньги уплывут из твоих жадных лап. - Его голос сделался более резким. - Если ты только прикоснешься к Грейс Паджет, если сделаешь ей плохо, моя жизнь тут же превратится в ничто. Будь уверен.
        - Не говори так. - Грейс вышла из-за Мэтью. - Так не должно быть.
        Мэтью понимал, что чувствовала сейчас Грейс, в каком состоянии находилась, но он должен был показать своему дяде, что стал сильнее и уже способен постоять за себя.
        - Что это еще за трескотня попугая? - Лорд Джон попытался было рассмеяться, но было видно, что он напряжен и даже испуган. Кровь отхлынула от его лица, и оно сделалось пепельно-серым, как и всегда.
        Мэтью с показной беззаботностью пожал плечами:
        - Как бы то ни было, но это и есть мой секрет. Существует масса разных способов расстаться с жизнью. Но после этого мой кузен станет маркизом Шином. Если ты попытаешься и его записать в сумасшедшие и подкупить новых докторов, то, боюсь, этот номер уже не пройдет. Вряд ли тебе снова удастся воспользоваться старой схемой.
        - Хватит нести этот мелодраматический бред, - небрежно бросил лорд Джон, но в его голосе уже не так явно ощущались, командные нотки.
        - Мэтью, я не стою этого, - тихо выдохнула Грейс. - Не надо, прошу тебя.
        Маркиз повернулся к Грейс и заглянул в глаза:
        - Но у нас нет другого выхода, дорогая.
        - И ты собираешься отдать жизнь за эту шлюху? - Лорд Джон с отвращением поморщился. - Но она всего лишь обычная дешевка. Такую ты можешь купить в любом переулке за два пенса.
        Мэтью шагнул к своему дяде, на его лице появилась улыбка, которая больше напоминала хищный оскал.
        - Попрошу выбирать слова, когда говоришь об этой женщине, а то я вобью их тебе обратно в глотку.
        - Думаешь, ты полюбил. Похоже, сейчас тебе бессмысленно говорить о реальном положении вещей. - Лорд Джон усмехнулся, но благоразумно отступил назад. Теперь он вряд ли сможет, забыть, какими глазами смотрел на него племянник пару минут назад. - Я приеду позже, когда твои мозги станут соображать лучше.
        Лорд Джон нетерпеливо и раздраженно постучал несколько раз тростью по полу, и тут же в комнате появился один из лакеев. Согнувшись пополам, он открыл входную дверь, впустив в гостиную поток свежего прохладного воздуха. Мэтью вдохнул полной грудью. Удушающая жара плохо действовала на его нервы. Или, возможно, все дело было во флюидах зла, которые источал его дядя. Ядовитое облако, витающее вокруг лорда Джона, отравляло все живое вокруг.
        - Что, ж, я оставляю тебе твою шлюху. Пользуйся пока. - Лорд Джон повернулся и быстро вышел из комнаты, не проронив больше ни слова.
        Мэтью скинул сюртук, прошел к столу и налил себе бренди.
        Как бы то ни было, но эту схватку выиграл он, хотя в это было и трудно поверить.
        Сделав несколько глотков, Мэтью налил бренди и для Грейс. Повернулся к ней и предложил бокал. Ее вид поразил его в самое сердце. Грейс выглядела невероятно бледной, из ее потемневших глаз текли слезы, и она дрожала, будто ее била лихорадка.
        - Я не стою твоей жизни, Мэтью.
        - Ты стоишь большего. - Он так резко поставил оба бокала на стол, что бренди едва не вылилось на скатерть. - Ты для меня все. Небо и земля. Ты воздух, которым я дышу.
        Неужели она не видит этого? Запрещенные слова «я тебя люблю» уже были готовы сорваться с его губ. Шагнув к ней, Мэтью крепко ее обнял. И сразу же почувствовал знакомый запах жасмина и солнечного света.
        - Я не хочу… не хочу, чтобы ты умирал. - Зарыдав, она спрятала лицо у него на груди. Ее руки заскользили по его спине.
        - Глупышка. - Он поцеловал Грейс в макушку и сильнее сжал в своих объятиях. - Можешь полностью положиться на жадность дяди. Он не допустит моей смерти, потому что она ему невыгодна. Если меня не будет, он потеряет все, и, возможно, тогда все его грязные дела выплывут наружу. С какой стороны ни посмотри, я нужен ему живой.
        Она всхлипнула.
        - Ненавижу его.
        Мэтью вздохнул - пора было возвращаться к действительности из мира возвышенных эмоций и прекрасных чувств.
        - Мой дядя недолго будет ходить в проигравших. Не нужно забывать, что все в этом поместье принадлежит ему и жестко контролируется. Пока ты здесь, тебе всегда будет угрожать опасность.
        - Но что я могу сделать?
        - Что ты можешь сделать? Убежать отсюда.
        Ее глаза сделались еще темнее, в них появилось сомнение, а потом они наполнились слезами.
        - Но ведь я же заключенная. Я такая же, как и ты.
        Господи, хватит ли у него сил сказать ей то, что он должен сказать? Мэтью, глубоко вздохнул и на мгновение закрыл глаза.
        - Я хочу вызволить тебя отсюда.
        - Ты всегда говорил, что это невозможно. Разве что-то поменялось? Как мы сможем убежать отсюда?
        - Только ты, Грейс, - с трудом проговорил он. - Я остаюсь.
        Она отшатнулась от Мэтью. Нахмурилась. Ему захотелось снова привлечь ее к себе и обнять. Ведь очень скоро она будет так далеко от него.
        - Я не понимаю. Если я могу убежать отсюда, то почему ты не можешь?
        - Мне бы очень хотелось присоединиться к тебе. Но там, в большом мире, я навсегда останусь одиноким, никто не придет мне на помощь. Любой человек, который попытается помочь мне, обречен. Я не могу усеивать дорогу к свободе трупами своих друзей.
        - Но на этот раз все будет по-другому - ведь с тобой буду я. И смогу объяснить людям, что с тобой случилось и какую роль во всем этом сыграл твой дядя.
        Она говорила так горячо, так искренне, и самым ужасным было то, что она верила в то, что говорила. Она верила в возможность спасения.
        - Как бы мне хотелось быть с тобой рядом всю жизнь. Я бы многое отдал за это. Верь мне. Но я всего лишь жалкий сумасшедший и обычная жизнь для меня, кажется, невозможна.
        - Никакой ты не сумасшедший, - запротестовала она. - Ты это знаешь, и я это знаю. И я не уйду отсюда. Я останусь с тобой.
        Что за наваждение? Он тряхнул головой, чтобы прийти в себя, Разумеется, он ослышался. Обстоятельства привели Грейс в постель к сумасшедшему, ее оскорбляли, над ней издевались, ее жизнь подвергалась опасности. Любая женщина в здравом уме с радостью уцепилась бы за малейшую возможность выбраться отсюда. И как можно скорее.
        Совершенно ясно, что Грейс руководствуется не рассудком.
        Его сердце отчаянно забилось. Возможно, смысл того, что он сказал, просто не дошел до нее.
        - Я придумал план. Ты можешь спастись, ты можешь бежать. Ты будешь свободна.
        - Но я не хочу этой свободы без тебя, - резко возразила Грейс. Она приподняла подбородок и бросила на него дерзкий взгляд. Когда он увидел ее впервые, она вот точно так же смотрела на него, и его сердце в одно мгновение было покорено.
        Мэтью боялся заглянуть в ее глаза и только видел, что на щеках Грейс все еще поблескивали дорожки от слез, но больше она не плакала.
        - Чему бы нам ни пришлось противостоять, мы будем этому противостоять вместе.
        Глаза Мэтью расширились от удивления.
        Может ли это заявление означать, что…
        Возможно ли это?
        Мэтью глубоко вздохнул, собирая все свое мужество, чтобы задать один-единственный вопрос, который уже давным-давно был готов слететь с его губ.
        - Грейс, - начал он и снова замолчал. - Грейс, ты любишь меня?
        Его собственный голос показался ему незнакомым. Его пальцы сжимались и разжимались.
        Минута молчания, последовавшая за его вопросом, казалось, растянулась в вечность. Наконец она заговорила:
        - Я знаю свое сердце, Мэтью. Мои чувства глубоки и сильны. И постоянны. - Она неловко кашлянула, махнула рукой, словно пыталась придать своим словам вес. Ее голос дрожал от напряжения. - Если я говорю, что люблю тебя, то знай - это навсегда.
        Как должен чувствовать себя человек, потаенная и самая заветная мечта которого начала осуществляться?
        Он ведь не ждал, что она произнесет эти слова. Нет, он, конечно же, ждал, но уже не надеялся. И не был готов… Ее слова пролились долгожданным дождем на его иссохшее от зноя сердце. И вдруг в его сердце распустился прекрасный сад и запели птицы.
        - Ты меня любишь, - проговорил он медленно, словно пробовал каждое слово на вкус. И затем уже увереннее: - Клянусь Богом, ты любишь меня. - Мэтью вдруг громко рассмеялся, но, внезапно оборвав смех, схватил Грейс за руку и привлек к себе. - Не могу в это поверить.
        - Придется, - улыбнувшись, прошептала она и взяла в ладони его лицо. Заглянула ему в глаза. Мэтью смотрел в два ярко-синих озерца, глаза Грейс, и видел в них ее чистую душу. - Я люблю тебя, Мэтью. И всегда буду любить. Не отсылай меня никуда.
        - Молчи, ни слова больше. - Он уткнулся лицом в ее волосы. Господи, он уже не сможет жить без этой женщины.
        Глава 21

«Что бы ты ни говорил мне, я не оставлю тебя».
        Эту фразу Грейс твердила как заклинание. Проснувшись на следующее утро, Грейс начала повторять, что без него она даже не будет и пытаться бежать.
        Мэтью тяжело вздохнул, долго молчал, когда они с Грейс после завтрака бродили по лесу.
        - Ты слышала, что сказал мой дядя. У нас нет выбора, - наконец вымолвил он.
        - Нет, есть. - Она преградила ему дорогу, и Мэтью был вынужден остановиться.
        - Послушай, Грейс. - Он положил руки ей на плечи. Грейс подумала, что Мэтью хочет встряхнуть ее, чтобы она серьезнее отнеслась к сложившемуся положению. Его ладони били такими горячими, что ей показалось, сними она сейчас платье, и на ее коже останутся два красных пятна. - Мы не можем рисковать твоей жизнью.
        - Тогда беги вместе со мной!
        - Ты же знаешь, это невозможно - резко бросил он. В его глазах сверкали огоньки гнева. - Поэтому и спорить тут не о чем.
        - Если ты сумел придумать план побега для меня, то почему бы тебе и самому не воспользоваться этим планом? - продолжала настаивать Грейс.
        - Я умру в этих стенах. - Он чуть сильнее сжал руку Грейс, как будто хотел подчеркнуть значимость сказанных им слов. - Я понял это в прошлом году, когда из-за меня пострадали Мэри и ее муж. Понял и смирился со своей судьбой.
        Грейс с сочувствием посмотрела на Мэтью. Ей было трудно даже представить, как он жил здесь в полном одиночестве столько лет.
        - Но как я могу уйти без тебя? - едва слышно пробормотала она.
        Он снял с ее плеч руки. Мэтью был очень расстроен и не мог скрыть этого. Да, он любил ее. Любил и внутренне готовился к расставанию.
        - Ты сильная, у тебя все получится, - мягко проговорил он.
        Как он ошибался. Она вовсе не была сильной. Грейс несколько раз моргнула, чтобы скрыть навернувшиеся на глаза слезы. Все последние дни она только и делала, что плакала.
        - Я слабая.
        - Нет, ты очень сильная, и знаешь это. - Его голос, глубокий, проникновенный, необыкновенно волновал Грейс. - Ты смогла пойти против воли отца. Ты выжила рядом с мужем. Господи, ты даже нашла в себе силы противостоять моему дяде. Я хочу помочь тебе бежать, потому что понял - ничто не сломит тебя.
        - Я остаюсь.
        - Нет, ты убежишь отсюда. Ты знаешь, что случится со мной, если мой дядя причинит тебе вред.
        Она вспыхнула и, взяв в ладони лицо Мэтью, приблизила к его рту свои губы. Теперь Грейс знала, какой властью обладает над ним. Он должен согласиться, просто обязан это сделать.
        Мэтью не сопротивлялся, но его губы остались безучастны к ее поцелую. Казалось, невеселые мысли снова завладели им.
        Но она не отпустит его так просто, не даст ему одержать над ней верх.
        Грейс снова обвила руками его шею, прижалась к нему всем телом. Она слышала, как стучит его сердце, чувствовала его дыхание на своей щеке. Мэтью прилагал усилия, чтобы держать свои чувства под контролем, но она должна заставить его снять с себя это забрало, открыться ей. Он не должен отсылать ее отсюда.
        Она поцеловала его, вложив в этот поцелуй всю силу страсти. Мэтью застонал и, наконец, начал отвечать на ее ласки. Их языки сплелись, и он рывком притянул Грейс к себе. Теперь в Мэтью снова проснулась та неистовость, с которой он всегда занимался с ней любовью. Она закрыла глаза и позволила себе опять почувствовать себя слабой в его больших и сильных руках.
        - Господи, Грейс! - Он внезапно остановился. - Это ничего не доказывает.
        Она неохотно открыла глаза и взглянула на Мэтью. В его глазах появились тревога и отчаяние. Он сделал шаг назад, но Грейс поймала его руку и крепко сжала. Нет, она не позволит ему уйти вот так.
        - Разве ты сможешь жить без этого? - глухо проговорила она и прижала его руку к своей груди. Ее соски мгновенно затвердели под его ладонью. - Или без этого? - Немного грубовато она сунула свою руку между ног Мэтью и собрала в ладонь мягкую ткань его брюк.
        Он был уже готов, и рука Грейс заскользила по растущей под ее пальцами выпуклости.
        Раньше она никогда бы не позволила себе такое, но сейчас любовь придавала ей смелости. Любовь и отчаяние.
        Сначала Мэтью заколебался, но потом его рука медленно и осторожно сжала ее грудь. Грейс выдохнула и закрыла глаза, снова погружаясь в знакомые блаженные ощущения.
        - Нет! - хрипло вскрикнул он и отшатнулся от Грейс, закрыв ладонью лицо. - Я не смогу жить, зная, что ты каждую минуту подвергаешься опасности и что в этом виноват я. - Его кадык нервно подскочил вверх, опустился, кожа на щеках и шее покраснела.
        Она снова шагнула к нему и обняла за шею.
        - Ты не должен бороться против меня, не должен сопротивляться тому, что происходит с нами.
        - Ты поддаешься чувствам, Грейс, а они не всегда верный ориентир. - Мэтью попытался освободиться из объятий Грейс.
        - Я не могу оставить тебя здесь одного. - Она хотела, чтобы ее голос звучал твердо и уверенно, но вместо этого из ее горла вырвался тихий писк. - Не заставляй меня делать то, что мне не хочется.
        Его лицо исказила гримаса боли.
        - Позволь мне спасти тебя, Грейс. Позволь мне сделать это. - Его голос предательски дрогнул. - Ради Бога, не отказывай мне в этой просьбе. Это единственное, что я могу сделать для тебя. Больше у меня ничего нет, и я ни на что не способен.
        Его слова полоснули словно острый нож. Грейс заморгала, чтобы скрыть опять навернувшиеся на глаза слезы. Но нет, она не станет плакать. Нет, нет и нет.
        - Ты разбиваешь мне сердце, - сдерживая рыдания, выдохнула она.
        Мэтью мгновенно понял, что Грейс сдалась и теперь готова подчиниться его воле. Он торопливо заключил ее в свои объятия.
        - Ах как бы мне хотелось, чтобы все сложилось не так, а совсем по-другому, моя дорогая.
        - Когда я окажусь на свободе, обязательно что-нибудь придумаю, чтобы вызволить тебя отсюда, - решительно сказала она, заглядывая ему в лицо. Так не хотелось бросать Мэтью, но что ей оставалось?
        Выражение его лица по-прежнему было печальным и сосредоточенным.
        - Грейс, ты должна думать о себе. О том, как тебе спастись. Только так ты исполнишь мое самое заветное желание. Я хочу, чтобы ты снова стала свободной.
        - Когда я должна бежать?
        - Завтра.
        О нет! В ужасе она отстранилась от Мэтью.
        - Но ты не можешь…
        Он хочет, чтобы она уже завтра ушла отсюда. У нее даже не будет времени морально подготовиться к побегу. Она этого не перенесет.
        - С каждым днем твое положение становится все опаснее, - мрачно заметил он. - Мой дядя уже вынашивает план, как избавиться от тебя. Думаю, он собирается убить тебя, Грейс. Пока еще лорд Джон находится под впечатлением от моих угроз и не совсем пришел в себя, но очень скоро оправится. Он понял, что ты делаешь меня сильнее. К тому же и Файли стал выглядеть заметно лучше, и его, без сомнения, тоже одолевают мысли о мести. Слушай внимательно, Грейс. Завтра утром в поместье привезут продукты, Монкс и Файли откроют ворота. Я отвлеку внимание этих негодяев, а ты в это время убежишь.
        Она сказала себе, что не заплачет. Она проплакала вчера весь день, она плакала утром. Она будет смелой, говорила себе Грейс. В конце концов, у нее есть гордость.
        - Может, не завтра? - предприняла она последнюю попытку.
        - Завтра. Так будет лучше всего, - мягко проговорил он и передал ей носовой платок, видя, что без сего предмета сейчас никак не обойтись. - А теперь идем…
        Когда они пришли в гостиную и сели за стол, Грейс окинула взглядом комнату и подумала, что она проводит в этих стенах последний вечер. Завтра ее здесь уже не будет. И глупо надеяться на то, что их любовь с Мэтью закончится счастливо. Она никогда не боялась сказать себе правду. И теперь Грейс знала - они должны расстаться.
        Впрочем, их любовь была обречена с самого начала. Что общего у лорда и бедной вдовы фермера? Придет время, и лорд Шин займет то место, которое ему уготовано судьбой и его высоким положением, а она… Она отправится к кузену Виру и станет помогать по хозяйству его жене, которая каждый год производила на свет по младенцу.
        А как же любовь? Ее сердце сжималось от боли. Любовь - это непозволительная роскошь, которая всегда бывает только мигом на фоне жизни. Мэтью подарил ей такую любовь, которую мало кто встречает из женщин, и уже за это она всегда будет благодарить судьбу. Она всегда будет помнить его, и его любовь сохранится в ее сердце до самой смерти.
        Мэтью не хочет бежать, и ей не удастся уговорить его. Она чувствовала это. И какие бы аргументы она ни привела, что бы ни сказала, Мэтью все равно не согласится на побег. А кроме всего прочего, она так устала от всех этих мыслей, что уже ничего не могла придумать.
        Но с другой стороны, Грейс никогда не забывала, что она единственный шанс для Мэтью вырваться на свободу.
        Если она все-таки убежит, если лорд Джон не выследит ее, если ей удастся найти кого-то, кто поверит ее безумной истории…
        Если.
        Если, если и еще раз если.
        - Хочешь немного вина? - Она взяла графин. Мэтью покачал головой:
        - Нет.
        Рука Грейс опустилась на стол около тарелки, в которой стыла нетронутая еда. Ни Грейс, ни Мэтью так и не отведали приготовленного миссис Файли жареного цыпленка.
        - Я хочу обнять тебя, Грейс, - просто сказал Мэтью. Его голос был таким мягким и нежным, что по телу Грейс побежали мурашки.
        Он вглядывался в ее глаза, которые светились пониманием и желанием. Мэтью догадывался, как трудно было Грейс все-таки решиться бежать и оставить его здесь одного. Она больше не звала его с собой. И, похоже, ее мало волновали те опасности, с которыми она должна была встретиться лицом к лицу в самое ближайшее время. Сейчас ее занимали только мысли об их любви, которая оказалась такой недолгой и которая обрушилась на них так внезапно.
        Грейс, так же как и Мэтью, старалась держаться мужественно. Мэтью не должен видеть перед собой безвольную истеричку. Когда Грейс вспоминала день своего появления в поместье, ее сразу начинал душить стыд.
        - Иди ко мне, любимая. - Он отодвинул свой стул и протянул Грейс руку.
        Грейс взяла его руку, наклонилась над столом и прошептала:
        - Но еще так рано… Ты думаешь, они ничего не заподозрят?
        Мэтью улыбнулся, но сегодня в его улыбке сквозила грусть.
        - Они заподозрят, что у меня неуемный аппетит. Мне всегда тебя мало.
        Из гостиной они вышли чинно и мирно, Грейс держала Мэтью под руку, но стоило им подойти к укутанной тенью лестнице, как он, дрожа от желания, прижал Грейс к перилам и крепко обнял. Задыхаясь в его объятиях, она стала отвечать на поцелуи. Мэтью прижимался к ней всем своим телом, и Грейс ощущала, как его возбуждение усиливается с каждым мгновением.
        Он хотел ее так сильно, как никогда раньше. Отчаяние и сознание того, что все это происходит в последний раз, обострили его чувственность до предела. Ее тело таяло в руках Мэтью, становилось мягким, податливым.
        Он провел ладонью по ее волосам, снова прильнул губами ко рту.
        - Я хочу тебя, - прошептал он ей в губы. - Я так хочу тебя!
        Мэтью чуть сильнее прижался к ней, и в спину Грейс уперлась завитушка перил. Но ее это совсем не беспокоило, ей даже не было больно. Что значит маленькое неудобство в Сравнении с тем раем, в который она сейчас перенеслась? А кроме того, душевная боль от предстоящего расставания казалась такой огромной и бесконечной в сравнении со всеми другими ощущениями, что на них можно было и вовсе не обращать внимания.
        - Нас может увидеть миссис Файли, - простонала она, прижимая руку к низу его живота. Мэтью уже был готов войти в нее. Грейс ущипнула губами его за шею. Его шея выглядела так соблазнительно в вырезе рубашки. Грейс любовалась ею весь вечер и ждала того мгновения, когда сможет прикоснуться к ней.
        - Господи, Грейс, ты сводишь меня с ума, - пробормотал он, прижимаясь лбом к ее лбу. Затем Мэтью слегка подался бедрами вперед, и его твердая плоть наполнила ее ладонь. - Только не останавливайся, продолжай… А миссис Файли может отправиться к дьяволу.
        - Ты мой дьявол, - прошептала она. Скоро, очень скоро то, что сейчас лежало в ее руке, будет находиться в ней. Она так хотела его. Хотела, чтобы он взял ее с той неистовой яростью, которая действовала на нее так возбуждающе. И эта страсть заглушит в ней переполняющую ее сердце боль.
        - Я всегда, всегда буду тебя любить.
        Мэтью подхватил ее на руки и вместе со своей драгоценной ношей стал подниматься по ступенькам. Под ее щекой оглушительно стучало его сердце. У Мэтью были очень теплые руки, и, когда они обнимали ее, Грейс чувствовала себя необыкновенно уютно. И в безопасности. Она уткнулась лицом ему в грудь. От него исходил запах свежести и лимонного мыла. Хорошо бы он пропитал ее всю насквозь, запутался в ее волосах, вошел бы в каждую пору ее кожи. Как она хотела запомнить этот запах навсегда. Ведь скоро с ней останутся только воспоминания.
        По щекам Грейс текли слезы, она все плотнее обхватывала руками шею Мэтью, но и без слов было ясно, что расставание неумолимо близилось.
        Войдя в комнату, Мэтью плечом закрыл дверь и опустил Грейс на пол. Она была полностью во власти этого человека и предлагала ему всю себя без остатка.
        Он наклонился к Грейс и стал ее целовать, а в это время его руки поднимали подол ее платья. Мэтью был даже груб, но Грейс и не ждала от него ничего иного. Она хотела этой грубости, жаждала неистовства, доказательств того, что эта страсть была самой земной, плотской и даже животной. Она была сыта по горло теоретическими рассуждениями своего покойного мужа.
        Послышался треск разрываемой ткани, и через мгновение белье упало к ее ногам. И это показалось Грейс невероятно возбуждающим.
        Легким движением Мэтью сбросил со своих плеч сюртук, затем быстро избавился от брюк. Теперь обнаженный он стоял перед ней, мышцы на его груди слегка подрагивали. Грейс вдруг поняла, что он собирается сделать.
        - Прямо здесь?
        - Да. - В его голосе послышалась жесткость, которая всегда так завораживала Грейс. Он осторожно подтолкнул ее к двери. Дрожа словно в лихорадке, она продолжала с удивлением смотреть на Мэтью. Он махнул головой в сторону кровати. - А потом еще там. Попозже. Подними ногу и поставь мне на бедро.
        Она послушно сделала так, как он просил. Но Грейс было очень неудобно, она боялась потерять равновесие, и под спиной у нее комом собрались юбки.
        - Мне не слишком удобно.
        - Сейчас все будет в порядке. - Его голос сделался глубоким и напряженным. Казалось, Мэтью даже не услышал ее слов.
        Он подсунул руку ей под ягодицы, потом Мэтью провел пальцами по ее влажным лепесткам, Грейс вздрогнула. Мгновение, и его пальцы вошли в нее. Она дрожала от наслаждения, чувствуя, что очень скоро для нее все закончится. Но ей хотелось сделать это одновременно с Мэтью. Ей хотелось запомнить сегодняшнюю ночь такой.
        Мэтью приподнял ее чуть выше.
        - Мэтью! - испуганно вскрикнула она, когда ее ноги оторвались от пола.
        Грейс обхватила его талию ногами.
        - Держись крепче, - пробормотал он, прижимая ее к двери.
        Еще секунда, и он с силой вошел в нее.
        Грейс приподнялась, а потом снова опустилась, задыхаясь от удовольствия. Он был в ней. Положив ему руки на плечи, она продолжала качаться вверх и вниз.
        Уткнувшись лицом ей в плечо, Мэтью застонал. Печаль, сожаление, желание - все слилось в едином порыве любви, которую он ей дарил. И эта любовь связывала их вместе навеки.
        Ее страсть с каждым мгновением становилась сильнее, превращалась в пылающий огромный шар, увлекающий Грейс в свои непостижимые глубины. Перед Грейс вспыхнул ослепительный солнечный свет, и из ее глаз брызнули слезы, которые покатились вниз по щекам, прокладывая огненные дорожки. Наслаждение, дрожь в теле, счастье обладания. Мэтью сейчас всецело и безраздельно принадлежал ей.
        А завтра… Завтра ничего этого уже не будет.
        Как сможет она жить без него? Каждый раз, когда они любили друг друга, у нее возникало ощущение, что Мэтью становился частью ее. И оставить его означало расстаться с частью самой себя.
        Уставшие, они опустились на колени, спина Мэтью была влажной и горячей. К запаху пота, витавшему вокруг них, примешивался тонкий запах мускуса. Закрыв глаза, Мэтью прижался лбом ко лбу Грейс, втянул глоток воздуха. Она нежно пригладила его растрепавшиеся темные пряди. Ее сердце постепенно восстанавливало естественный ритм. Говорить не хотелось, да к тому же это казалось совершенно излишним. Они молча наслаждались близостью.
        И вдруг Грейс вспомнила о том, что уже завтра им придется расстаться.
        Как она сможет жить без этого? Она никогда не найдет такого мужчину, как Мэтью. Инстинктивно ее пальцы сильнее впились в его плечи, как будто она не хотела выпускать Мэтью из своих рук. Потом Грейс заставила себя разжать руки.
        Какой смысл отрицать судьбу, если она уже давно управляла их жизнями? Они должны расстаться, и это было понятно с самого начала.
        Ее тело немного болело, глаза снова наполнились слезами. Прикоснувшись рукой к щеке Мэтью, Грейс ощутила легкое покалывание - хотя он брился перед обедом, его подбородок уже успел покрыться щетиной. Утром ее лицо будет гореть от прикосновения его щек так, как будто она натерла его песком. Что ж, Грейс ничего не имела против этого. Она даже хотела заполучить эти отметины.
        - Я люблю тебя, Грейс. - Он поднял голову и стал внимательно вглядываться в ее лицо, как будто хотел навсегда запечатлеть его в своей памяти.
        - И я люблю тебя, - проговорила она. Похоже, им был сейчас необходим этот обмен клятвами и признаниями в любви. Если раньше Грейс никак не могла произнести эти слова, то теперь они лились из нее неудержимым потоком. - Ты заставил меня забыть обо всем. Для меня в жизни существуешь только ты.
        Наклонившись вперед, она поцеловала Мэтью в губы. Она хотела бы соблазнять его, пользоваться его телом с той же безжалостностью, какую он только что продемонстрировал ей сам. Но любовь не позволяла Грейс так поступать. Ее губы сделались мягче, ее поцелуй выражал бесконечную нежность, кротость и заботливость, а не эгоистическое желание обладать и властвовать.
        Когда они занимались любовью, Мэтью всегда властвовал, а она подчинялась. Теперь же, наоборот, Грейс заставила Мэтью подчиниться себе.
        Завтра они расстанутся, и ей хотелось сделать так, чтобы Мэтью навсегда сохранил память о ней. Пусть и в его душе эти минуты отзываются незабываемым блаженством.

«Не торопись, Грейс, не спеши, - говорила она себе. - Пусть каждое мгновение вызреет и расцветет, пусть останется в памяти дрожью тела, наслаждением и восторгом».
        Ее руки и губы продолжали блуждать по его телу, исследовать его с одержимостью ученого, полностью отдающегося своему делу. Он подчинялся ей, делал то, что она хотела, давал ей ту свободу, которой она так жаждала.
        Ладони Грейс замерли на его спине. Она окинула внимательным взглядом рисунок из белых шрамов. Мэтью немало пришлось вынести. Как могла чья-то жестокая рука осквернить эту сияющую плоть, изуродовать красоту, причинить такую боль. Ее губы прижались к шраму, который был самым большим и бежал от левого плеча к правому бедру.
        Ощутив ее губы на своей спине, Мэтью вздрогнул, как будто Грейс ударила его.
        - Грейс, не нужно… - зашептал он испуганно. Она быстро прижалась к его спине щекой.
        - Но я хочу.
        - Моя спина не самое приятное зрелище, - глухо проговорил он. Его мышцы напряглись.
        - А мне нравится, - низким хриплым голосом сказала Грейс. - Эти шрамы украшают тебя. Они говорят о том, что ты прошел через жестокое испытание и выжил. Они говорят о том, что ты мужчина. Они часть тебя, часть мужчины, которого я люблю.
        Какое-то время его тело все еще оставалось жестким, неподатливым, как будто сопротивлялось ее прикосновениям. Но потом Мэтью начал расслабляться, понимая, что Грейс приняла его таким, каким он был, с физическими изъянами и болезненной восприимчивостью.
        Ей хотелось целовать его. Целовать везде, во всех местах.
        Сначала эта идея показалась даже самой Грейс неприемлемой, и она на мгновение остановилась, но ее руки действовали независимо от нее. Ее губы жаждали того, о чем она не позволяла себе раньше и думать. Эта ночь была последней для них, и Грейс хотела переступить через все то, что в обыденной жизни называлось грехом, а на ее языке означало только любовь к Мэтью.
        - Ляг на спину, - сказала она.
        Как ни странно, но ее просьба не вызвала удивления у Мэтью, сопротивляться и возражать он тоже не стал. Приподнявшись на локтях, он раздвинул ноги в стороны. И теперь Грейс могла приступить к своему пиру, которого так жаждала.
        Когда ее теплые влажные губы сомкнулись, по телу Мэтью пробежала судорога.
        - Господи! - вырвалось у него. Она подняла голову:
        - Разве тебе не нравится?
        Грейс постоянно задавала ему этот вопрос с тех пор, как они стали любовниками. Теперь она смотрела на Мэтью и думала о том, что больше уже не стесняется его и даже не волнуется.
        - Грейс, это… - Он не мог подобрать слов, чтобы дать определение тому, что делала Грейс.
        Оставив Мэтью бороться со своим замешательством, Грейс снова опустила голову и провела языком по его члену, от кончика до основания. Он был влажным и пах мускусом. Интересно, подумала Грейс, какой вкус ощущал Мэтью, когда целовал ее там.
        Она снова лизнула его и ощутила сильное возбуждение. Мэтью запрокинул голову и тихо застонал, но не пошевелился. Повинуясь своему внутреннему голосу, Грейс полностью вобрала в себя его жаждущую плоть.
        Он был большим, горячим и шелковистым на ощупь.
        Мэтью дрожал в ее руках и тихо стонал. Этот большой и сильный мужчина теперь полностью находился в ее власти. И зависел от ее милости.
        - Господи, Грейс, я люблю тебя, - пробормотал он. Его пальцы заскользили по ее голове, сплелись с ее волосами. - Как я люблю тебя!
        Уверенно и спокойно Грейс продолжала ласкать его, как будто всегда знала, как доставить удовольствие мужчине. Это внутреннее знание не подвело ее - Мэтью нравилось все, что она с ним делала. Иногда она останавливалась, чтобы дать ему время передохнуть.
        Она любила его. И хотела сделать для него все, что было в ее силах.
        Наконец Мэтью взял Грейс за руки и подтянул к себе. По тому, как пульсировало его тело, она догадалась, что он уже был близок к завершению. Она облизнула губы - этот вкус запомнится ей на всю жизнь.
        Его руки сильно дрожали, когда он поднял ее, а потом посадил на себя сверху. Она закрыла глаза, а Мэтью, задыхаясь от наслаждения, втянул в легкие воздух. Ощущение того, что они любили друг друга в последний раз, обостряло их чувства.
        Она начала двигаться, и Мэтью мгновенно перенесся в другое измерение, в котором не существовало ничего, кроме острого наслаждения.
        Одно движение его руки, и с Грейс был сорван шелковый корсет. Ее грудь, соприкоснувшись с прохладным воздухом, мгновенно напряглась, соски затвердели, по коже побежала легкая рябь мурашек.
        - Какая ты красивая, - удовлетворенно пробормотал он.
        Мэтью стал ласкать Грейс, он брал в руки ее груди, слегка приподнимал вверх, чтобы ощутить их тяжесть, тер пальцами соски. Почувствовав сильное возбуждение, Грейс стала двигаться быстрее. Мэтью потянулся к ней и взял в рот ее сосок.
        Ей нравилось все, что делал Мэтью. Ни один дюйм ее тела не остался без его внимания. Они двигались в одном ритме, и Грейс казалось, что они снова превратились в одно существо, срослись в нечто целое и неделимое.
        И вот наконец ее накрыло волной сияющего света.
        Пронизывающий тело жар, наслаждение, восторг и ощущение полета. В черной пропасти, в которой она летела, появилась маленькая красная точка, она росла, увеличивалась, превращалась в красный цветок и гасла, оставляя в черноте только расходящиеся красные круги. Потом снова… Так повторилось несколько раз.
        Когда все закончилось, она упала на Мэтью, лишившись последних сил.
        Мэтью дал ей физическое наслаждение, которого раньше она никогда не испытывала, он разбил ей сердце. Что ж, значит, такова ее судьба, и Грейс не роптала. Но она навсегда запомнит эти дни, запомнит, какой счастливой она была. Когда они разлучатся с Мэтью, этот сияющий шар света будет время от времени появляться перед ней и напоминать о том, что она пережила здесь, в этом поместье.
        Между ног у нее было влажно и болело. Но это была приятная боль, дающая наслаждение. Вздохнув, Грейс зарылась лицом в его плечо. Из ее глаз снова хлынул поток слез. Как она сможет оставить его завтра?
        На рассвете Мэтью разбудил Грейс. Она очень плохо спала этой ночью, и сейчас в тусклом желтом свете свечей ее лицо выглядело утомленным.
        Мэтью стиснул зубы. Он просто жестокое животное, зверь. Он без всякой жалости обошелся с ней, он пользовался вчера ее телом, совершенно не беспокоясь и не думая о том, что утром Грейс должна бежать, а для этого нужны силы.
        О расставании они не говорили, хотя их мысли были заняты только этим. Ощущение скорой утраты пронизывало их поцелуи, присутствовало в каждом движении, в каждом вздохе. Их ночь в той или иной степени все-таки была превращена в прощание.
        Мэтью смотрел на Грейс, стараясь запечатлеть в своей памяти каждую черту ее лица, улыбку, взгляд. Он снова провел рукой по ее груди. Грейс по-прежнему лежала обнаженной - они уснули, так и не одевшись. Он хотел запомнить и это восхитительное ощущение - тонкий нежный шелк ее кожи под его пальцами.
        Вдруг Мэтью вспомнил, что взял Грейс и на полу. Должно быть, у нее болит теперь все тело, подумал он, краснея от смущения.
        Она вздохнула. Грейс не спала, но пребывала в полудреме. Она повернулась к нему. Ее соски снова затвердели. Она уже знала, что сейчас должно произойти. Мэтью наклонился и поцеловал один розовый бутон. След, оставшийся от зубов Файли, поблек и стал почти незаметен.
        - Я люблю тебя, - прошептала она, гладя его по голове.
        Грейс так часто повторяла эти слова, но Мэтью хотел слышать их снова и снова. Ему все время было мало этих слов. Позже, когда он останется один в своем большом холодном доме, голос Грейс будет согревать его, эти слова любви станут ему защитой в зимнюю бессонную ночь. Он прижался носом к ее груди, втянул запах ее кожи, как всегда, пахнущей жасмином.
        Мэтью поднял голову и заглянул ей в лицо. Она внимательно смотрела на него, и в ее потемневших глазах без труда угадывалось отчаяние. Расставание было неминуемо. Мэтью наклонился и поцеловал Грейс. Ее губы, мягкие и шелковистые, ответили на его поцелуй.
        Ночью их обоих сжигала страсть. Сейчас же было все по-другому. Глубже, печальнее. Теперь это было единение не только тел, но и душ.
        Медленно, не торопясь, Мэтью покрывал поцелуями ее лицо, шею, грудь. Когда его губы стали ласкать ее влажную мягкую плоть, Грейс остановила его.
        - Нет, - прошептала она. - Я хочу, чтобы ты был со мной.
        Она хотела проститься с ним.
        - Грейс, ты разбиваешь мне сердце. - Казалось, голос его идет из самой глубины груди.
        Ее лицо выглядело бледным, как свет луны. На этом фоне припухшие красные губы выделялись особенно ярко. Вот такой он запомнит ее на всю жизнь.
        Грейс провела ладонью по его подбородку. Он прижался щекой к ее ладони и поцеловал.
        - Люби меня так, Мэтью, как будто сегодня ожидается конец света.
        А сегодня и в самом деле конец света, подумал Мэтью. Он знал, чего хотела Грейс. Не яростной страсти, не возбуждающих экспериментов. Она хотела, чтобы они были вместе, чтобы они разделили вместе это ощущение потери.
        За окном свистнула птица. Темно-синее небо постепенно начало светлеть.
        Очень медленно он вошел в нее. И замер, прислушиваясь к биению их сердец. Их сердца бились в унисон. Глубоко вздохнув, Мэтью продвинулся чуть глубже. Ему хотелось проникнуть так глубоко в нее, чтобы достигнуть ее души.
        Грейс отдавала ему все, что у нее было, все, что она могла отдать. Она была его возлюбленной, его другом, его сестрой, матерью, всем миром, таившимся за стенами поместья, всей Вселенной. Она была его единственным близким человеком.
        Сейчас в нем не возникало ярости, животного желания, неистовой страсти. Ему хотелось просто двигаться вместе с Грейс вперед и назад до бесконечности. Как будто это море качало его, бескрайнее, спокойное, подчиняющее своей власти. Никакие слова были не нужны. Грейс рядом. И этого достаточно. С ним женщина, которую он любил.
        Эта близость, соединяющая их тела и души невидимыми узами, казалось, навеяна какими-то потусторонними силами. В обычной жизни люди не бывают так близки.
        Он медленно приближался к завершению. Волна за волной накрывали его, растущее внутри напряжение усиливалось. И вот, наконец, освобождение, всплеск слепящего света, ощущение радости и переполняющего сердце счастья. Вселенная свернулась до одной единственной точки - Грейс.
        Глава 22
        Грейс спустилась в гостиную и прошла к резному деревянному письменному столу, который стоял в углу комнаты. Не было еще и семи часов. На кухне гремела посудой миссис Файли, не обращая ни на что внимания. Мэтью уже давно вышел из дома, чтобы посмотреть на свои розы.
        Грейс и Мэтью заранее договорились о том, что сегодня они будут стараться вести себя как обычно. Они не должны ничем выдать себя.
        Утром, одеваясь в спальне и готовясь к выходу, они время от времени касались друг друга руками. Грейс с горечью думала о том, что ей будет очень не хватать этих прикосновений.
        Она не так много времени провела в этом поместье, но Мэтью успел стать для нее всем. Ее сердце билось, повторяя его имя. Воздух, которым она дышала, пах лимоном и мускусом. О, этот запах она будет помнить до конца своих дней. Этот запах навсегда будет для нее связан с Мэтью.
        Как она сможет оставить его в этой холодной одинокой тюрьме?
        На свое бегство она смотрела как на предательство.
        Грейс бросила быстрый взгляд на дверь гостиной. Убедившись, что никого поблизости нет, она приступила к поиску интересовавших ее документов. Если Мэтью сейчас войдет, что она ему скажет? Разумеется, придется сказать правду.
        На столе из бумаг ничего не было. Мгновение подумав, Грейс принялась открывать ящик за ящиком. И здесь она нашла то, что искала. Если бы Мэтью узнал, что она собиралась сделать, он бы никогда не простил ей этого.
        Быстро просмотрев документы и выбрав то, что ей казалось наиболее подходящим для задуманного дела, она положила бумагу в карман и вышла из комнаты.
        Грейс очень надеялась, что ее лицо не выглядело виноватым. Когда она вошла в сад, Мэтью сразу же ее увидел и радостно улыбнулся. Он казался довольным и совершенно спокойным сегодняшним утром, но не нужно было забывать, что он прошел жестокую школу и научился скрывать свои эмоции. Грейс с силой прикусила нижнюю губу, чтобы не расплакаться. Она должна быть сильной, она должна быть очень сильной ради него и ради себя.
        - Пойдем прогуляемся немного, - предложила она. Грейс и Мэтью медленно шли по залитому солнцем лесу. Вулфрам следовал за ними. Словно по команде они оба остановились на лужайке, где Мэтью впервые поцеловал ее. Казалось, прошла уже целая вечность с той волшебной минуты, хотя на самом деле это случилось лишь две недели назад.
        - Тебе страшно? - с беспокойством спросил он, убирая прядку волос с ее лица. Сегодня Грейс снова превратилась в благопристойную вдову миссис Паджет и поэтому оделась и причесалась соответственно - темное шерстяное платье и тугая коса вокруг головы.
        - Да, страшно, - ответила она и быстро добавила шепотом: - Но за тебя я боюсь больше.
        Его брови снова приподнялись.
        - За меня? Но что со мной могут сделать такого? Фантазия моих мучителей не так богата - вряд ли им удастся придумать какую-нибудь новую пытку. Я, кажется, через все уже прошел. Не волнуйся, со мной все будет в порядке. Лорд Джон сразу лишится всех денег, если я умру, поэтому будет очень осторожен.
        Раньше, может быть, она и поверила бы этому, но сейчас Грейс лучше понимала, как обстояли дела на самом деле. Ей были известны все те причины, из-за которых Мэтью заставлял ее бежать из поместья. Резким движением она оттолкнула его руку от своего лица.
        - Я знаю, что ты собираешься сделать, - вежливо проговорила она.
        Почувствовав тоску в его голосе, Вулфрам взвизгнул и прижался к ноге своего хозяина.
        - Я собираюсь помочь тебе вернуться к нормальной жизни, - мрачно проговорил Мэтью, кладя руку на голову собаки.
        - Да. А потом ты собираешься убить Файли и покончить с собой. Я не дура, Мэтью. Как только я окажусь на свободе, ты сразу же приступишь к выполнению своего плана. - Ее голос слегка дрожал, хотя она изо всех сил старалась выглядеть спокойной и даже отстраненной. - Возможно, мы говорим с тобой сейчас в последний раз. И мы не можем расстаться на этой ноте, на ноте лжи.
        - Грейс… - Он замолчал. Было понятно, что последние ее слова потрясли его. Впрочем, Мэтью не мог не догадываться, что Грейс знала о его намерениях. - Что случится со мной, уже не имеет значения.
        - Как ты можешь такое говорить? - сердито спросила Грейс. - Ведь ты для меня все в этой жизни.
        - Я не хочу здесь жить, как животное в зверинце, до самой старости. И не хочу, чтобы состояние моих родителей досталось лорду Джону. А убеги я отсюда, снова пострадают ни в чем не повинные люди. Так что мне приходится выбирать между жизнью в тюрьме и смертью. Я предпочитаю смерть. Это единственно возможный вид свободы для меня.
        - Пообещай мне, что подождешь хотя бы шесть месяцев, - настойчиво повторила Грейс, хотя ее сердце сжималось от тоски и страха. Мэтью не должен умереть, она никогда не смирится с этим.
        - Но зачем? - удивился он. - Ничего не изменится за это время.
        - Я не хочу, чтобы ты умирал!
        - Господи, Грейс! А что мне остается? Сидеть здесь, как кролик, которого откармливают к Рождеству? Тогда я и в самом деле окончательно сойду с ума. Если ты любишь меня, дай мне возможность самому распорядиться своей жизнью.
        Она выпрямила спину и прикусила губу. Слава Богу, сейчас он не прикасался к ней. Стоило бы ей ощутить тепло его рук и губ, как вся ее решимость мгновенно исчезла бы, утекла, не оставив следа, как вода в песок.
        - Если ты не пообещаешь мне подождать шесть месяцев, я не уйду отсюда.
        - Грейс, но ведь это шантаж.
        - Я очень прошу ничего не предпринимать за это время. - Грейс очень надеялась, что в этот срок она сможет найти того, кто ей поможет. Что ей удастся не попасться в руки лорда Джона.
        - Ради Бога, Грейс, не рискуй своей жизнью ради меня. - Интонация его голоса поднялась вверх и замерла на почти истерической ноте. - Ты думаешь, что тебе удастся справиться с моим дядей? Ты весьма самонадеянна. Он уничтожит тебя одним щелчком пальцев, словно муху. Разве ты ничего не поняла, живя здесь?
        Мэтью говорил прямо, называл вещи своими именами, и это смущало и пугало Грейс. Но больше всего она боялась, что Мэтью покончит с собой, так и не дождавшись ее помощи.
        Она втянула воздух. Ей надо успокоиться. Она так долго боялась, что страх, в конце концов, стал ее естественным состоянием, к которому она уже даже начала привыкать.
        - Я не собираюсь глупо рисковать, но думаю, что сумею найти человека, который в состоянии помочь. - Ее план выглядел более чем эфемерно даже в собственных глазах. Теперь же, когда она высказала это вслух, ее надежды приобрели вид растворяющегося в голубом небе легкого облачка. - Подожди шесть месяцев, Мэтью. Только шесть месяцев. Я не прошу ни о чем другом. - Она попыталась взять его за руку, но Мэтью не позволил.
        - Ты продолжаешь настаивать, - разочарованно и холодно сказал он, словно просто констатировал факт.
        Такую же отчужденность в его голосе Грейс ощущала в свои первые дни пребывания в поместье. Она еще не успела забыть, как тогда ее раздражал и пугал подобный тон.
        Наконец губы Мэтью дрогнули и на его лице появилось жалкое подобие улыбки.
        - Что ж, раз ты так настаиваешь и для тебя это важно… Хорошо, даю тебе слово.
        Грейс облегченно выдохнула. Честь для Мэтью была важнее, чем жизнь. На его слово можно было положиться с легким сердцем.
        - Спасибо.
        - Итак, теперь ты готова бежать или я должен пообещать тебе что-то еще? - Он предложил ей руку по всем правилам светского этикета.
        Она отказалась. Грейс не хотела, чтобы Мэтью сопроводил ее обратно в дом словно незнакомку.
        - Значит, Мэтью, ты именно так хочешь со мной проститься? - тихо спросила она.
        - Грейс, не испытывай мое терпение. Ты знаешь, что мы собираемся сделать. И понимаешь, почему мы это делаем. - На этот раз в голосе Мэтью не ощущалось ни злости, ни раздражения. Он казался глубоко несчастным.
        Грейс опустила голову. Она чувствовала себя виноватой за то, что взяла из стола Мэтью документы. И чувство вины, словно маленькая змейка, все время жалило Грейс и впрыскивало в ее сердце яд. Она уверяла себя, что это было сделано лишь для блага Мэтью. Разумеется, рассказать ему о своем плане спасения она не могла, он бы обязательно остановил ее. Грейс знала об этом. И еще она знала, что любит Мэтью.
        - Мне так не хочется покидать тебя. Это разобьет мое сердце, - проговорила она сквозь слезы.
        Его улыбка сделалась более естественной, он взял в свои ладони ее руки. Хотя Мэтью и старался выглядеть беспечным и счастливым, было заметно, с каким напряжением это ему дается. За его улыбкой прятались грусть и усталость.
        - Я же пообещал тебе, что в течение ближайших шести месяцев ничего с собой не сделаю. Давай больше не будем дуться друг на друга, моя дорогая.
        Он всегда вел себя с ней благородно, даже если считал, что она сама не столь безупречна в своих поступках.
        Когда Грейс думала об этом, то чувствовала себя маленькой дрянной девчонкой, и мужество, которое так было ей сейчас необходимо, начинало покидать ее. А она должна быть сильной, чтобы пуститься в тот путь, на котором ее повсюду поджидали опасности.
        - Я не успокоюсь до тех пор, пока ты не окажешься на свободе, - прошептала она тихо.
        Черты его лица заострились, Мэтью даже стал казаться старше.
        - Не нужно этого, любимая. Беги отсюда как можно быстрее и постарайся забыть меня. Это для твоего же блага.
        Грейс ничего не сказала на это. Какой смысл? Она все равно останется при своем мнении и будет делать то, что считает нужным.
        - Поцелуй меня, - внезапно охрипнув, проговорила она.
        Ее рот приоткрылся. Как трудно давалось ей это прощание, долгое, бесконечное, причиняющее столько боли. Поддерживала сейчас Грейс лишь надежда на то, что ей удастся освободить Мэтью.
        В их поцелуе была страсть. И печаль. И конечно, любовь.
        Когда Мэтью, наконец, отстранился от нее, Грейс заметила, что в его глазах блестели слезы. Она никогда раньше не видела Мэтью плачущим. Его гордость не позволяла ему выглядеть слабым в ее глазах. И вот теперь…
        - Я люблю тебя, Грейс. - Это больше походило на клятву.
        - И я люблю тебя, Мэтью.
        - Пора, - мрачно проговорил он.
        - Да. - Она быстро приподнялась на цыпочках и снова поцеловала его. Грейс боялась, что у нее не хватит сил оставить его. - Храни тебя Бог, мой дорогой.
        Она повернулась и торопливо зашагала назад к дому.
        Мэтью спрятался в деревьях около главных ворот. Вулфрам, безмолвный и послушный страж, лежал в траве рядом с хозяином. Полчаса назад Грейс отправилась в дом.
        Монкс работал в тени справа от ворот, словно заводной грохотал молотком по какому-то металлическому ящику. Файли нигде не было видно, но он все равно находился где-то поблизости.
        Мэтью прошиб холодный пот. Он дал клятву Грейс, но она не знала, о чем просила. Ожидание длиной в шесть месяцев было равносильно изощренной пытке. Он не мог объяснить ей всего. Господи, когда она стояла перед ним в последний раз там на лужайке, у него словно язык отсох.
        Мэтью стиснул зубы; ему следовало морально подготовиться к тому, что последует незамедлительно за побегом Грейс. Его просто-напросто прикрутят к столу и изобьют. Он хмыкнул. Правда, теперь лицемерные утверждения лорда Джона, что якобы все это делается ради блага несчастного сумасшедшего, не пройдут. Слишком уж откровенный состоялся у них разговор не так давно, и все Точки над «и» были расставлены.
        Когда его наказывали в прошлый раз после побега, Файли и Монкс избивали его несколько часов подряд, делая лишь небольшие перерывы, чтобы отдохнуть и подкрепиться. И Мэтью не хотелось снова проходить через этот кошмар. Умереть в каком-то смысле было легче.
        Теперь эти чудовища опять примутся истязать его. Вероятно, они и в самом деле будут думать, что он сумасшедший. А это могло означать лишь то, что пытка станет изощреннее, будет продолжаться дольше. Ощущение безнаказанности, которое всегда было присуще и Монксу, и Файли, теперь станет еще более полным и принесет истинное наслаждение этим негодяям.
        Возможно, каким-то непостижимым образом он сам заставлял свою болезнь возвращаться. Она служила как бы барьером между ним и его мучителями. Эта болезнь разделяла его мир на две половины, в одной из которых существовал он, а в другой - Монкс, Файли и лорд Джон. Мэтью предпочитал жить с помутившимся рассудком, чем перейти на сторону людей, давно утративших все человеческие качества.
        Неожиданно за его спиной треснула ветка, и, обернувшись, Мэтью увидел Грейс. В своем черном траурном платье и с косой вокруг головы она выглядела настоящей пуританкой. У Мэтью кольнуло где-то под ложечкой. Грейс вдруг сделалась совершенно другой женщиной, не той, которую он знал. Она была все такой же красивой, но уже не принадлежала ему.
        - Ты готова? - Мэтью боролся со своим желанием обнять Грейс. Если бы он это сделал сейчас, то уже никогда не отпустил бы ее.
        - Да. - Она послушно кивнула. В одной руке у нее был черный шелковый узелок с вещами. Они долго решали, что ей с собой взять, и Мэтью отобрал для нее вещи, которые можно было обменять на еду или отдать за проезд. Батистовые с вышивкой носовые платки, недорогие украшения, пряжки для туфель. И еще сандвичи и вода.
        К сожалению, денег у Мэтью не было, а у Грейс оставались лишь те несколько монет в кармане, с которыми она здесь и появилась. Присвоить такую мелочь даже Файли с Монксом сочли ниже своего достоинства.
        - Ну что, повозка с продуктами еще не появилась? - прошептала она, присев рядом с Мэтью.
        - Нет еще, но ждать осталось недолго.
        Мэтью почувствовал прикосновение ее руки. Пальцы у Грейс оказались странно холодными, хотя солнце уже припекало довольно сильно и было жарко.
        - Все будет хорошо, - пробормотала она. Да, Грейс была такая: старалась утешить других, хотя у нее самой на душе кошки скребли.
        - Надеюсь.
        Грейс окинула его скептическим взглядом. От нее нельзя было скрыть даже малейших колебаний настроения. Мэтью уже ни на что не сердился. Он был готов заплатить страданием за то блаженство, которое ему подарила Грейс. Это было в какой-то степени справедливо. За все нужно платить. И он понимал это лучше других.
        Господи, ну где же эта повозка?
        Наконец зазвенел колокольчик. Как и предполагал Мэтью, Файли оказался поблизости. Он возник из ниоткуда и сразу направился к Монксу. Вместе они открыли ворота и впустили повозку. Кроме кучера, правившего лошадью, в повозке сидели еще один мужчина и миссис Файли, которой была поручена закупка продуктов.
        - Иди, Грейс. Иди прямо сейчас, - прошептал Мэтью. - И беги как можно быстрее.
        Он быстро поцеловал ее в губы и с трудом подавил в себе желание обнять.
        - Прощай, мой дорогой, - выдохнула она. Последний взгляд тёмно-синих глаз, Грейс пригнулась и побежала вдоль кустов к воротам. Остановившись в густой тени, она обернулась через плечо и снова посмотрела на него. Странно - в ее взгляде не было ни страха, ни подавленности. Она улыбалась. И это ее настроение несколько удивило и озадачило Мэтью.
        - Иди, Грейс, быстрее. - Он помахал ей рукой.
        Темное платье Грейс мелькнуло между деревьями.
        - Вперед! - Мэтью поднял Вулфрама и дал ему команду следовать за Грейс. Еще только строя план побега, Мэтью решил, что Грейс возьмет с собой Вулфрама. Все же это была защита.
        Теперь все зависело от следующих нескольких секунд. Грейс должна была спастись - он сделает все, как задумано.
        Он сделает это ради нее.
        Мэтью распрямил плечи, кашлянул, борясь с нарастающим страхом. Затем нащупал в кармане приготовленную заранее таблетку, достал ее и положил в рот. Его язык ощутил острый горьковатый вкус.
        Когда Грейс в последний раз посмотрела на Мэтью, она снова почувствовала ноющую боль в груди. Он выглядел таким одиноким, покинутым. И невероятно красивым. Как и в тот день, когда она увидела его впервые, ей показалось, что в небе зазвонил большой колокол. И его звон был печален. Казалось, Мэтью никогда с ней и не был близок, никогда не был счастлив.
        Подбежавший к Грейс Вулфрам ткнулся носом в колени. Грейс опустила руку и потрепала его большую лохматую голову. Ему тоже приходилось расставаться с тем, кого он любил больше всего. Они с Вулфрамом были товарищами по несчастью.
        Грейс привязала ошейник Вулфрама к своему ремешку. Сначала она отказывалась брать собаку с собой, потому что не хотела лишать Мэтью единственного друга, но теперь, когда пес был уже с ней, радовалась, что Мэтью настоял на своем. Вулфрам всегда сможет ее защитить, с ним не страшно. А кроме того, он был живой связью между ней и Мэтью.
        Когда она привязывала ошейник, пес послушно стоял и ждал. Грейс не уставала удивляться понятливости Вулфрама. Временами Грейс даже казалось, что эта собака обладает человеческим разумом.
        - Ну, держись, дружок, - прошептала она. Собственно говоря, Грейс подбадривала не столько своего спутника, сколько себя. От страха ей было трудно дышать, а сердце подпрыгивало чуть ли не до самого горла.
        А что, если он принял слишком большую дозу лекарства? Хотя это и трава, но от передозировки такого снадобья вполне можно умереть.

«Господи, помоги Мэтью пройти через это».
        Но она должна доверять ему. Ведь он прекрасно разбирается во всех растениях и травах. Он не мог ошибиться в такой ответственный момент. Но сейчас не время об этом думать. Ей нужно улучить момент и выскользнуть за ворота.
        Очень медленно, не спуская глаз с охранников, Грейс поднялась. Сейчас, когда стало уже так жарко и вовсю светило солнце, ей было неуютно в шерстяном платье. Грубая материя неприятно колола кожу. Грейс уже успела привыкнуть к дорогим нарядам из тонкой ткани, которые нашла в доме Мэтью.
        Мужчины начали разгружать повозку. Лошади смирно стояли на месте, пока вокруг них шла эта суета, и все бегали туда-сюда с коробками и полотняными мешками. Слышалась громкая ругань - в основном все шишки сыпались на Монкса, который чем-то разозлил кучера.
        Внимание Грейс привлекли неожиданно раздавшиеся стоны Мэтью. Пошатываясь и держась руками за грудь, он вышел из-за деревьев. Он выглядел таким бледным и больным, что Грейс едва не вскрикнула.
        Ах если бы она знала, что эти травы так на него подействуют! Она бы ни за что на свете не согласилась на этот план. Ее ногти впились в ладони. Нет, она не может броситься к нему на помощь.
        В этом-то и состоял план Мэтью. Предполагалось, что все будут заниматься им, а она в этот момент должна выскочить за ворота.
        Глядя, как Мэтью падает на землю и хватается руками то за грудь, то за горло, Грейс чувствовала, что у нее из-под ног уходит почва. Человек, которого она любила, чуть ли не умирал у нее на глазах.
        Вулфрам тихо заскулил.
        - Стоять, Вулфрам, - скомандовала она.
        Собака не двинулась с места, но ее тело била дрожь. Вулфрам с тоской смотрел на своего хозяина. С тоской и ужасом, как показалось Грейс. Она и сама пребывала примерно в таком же состоянии.
        - Помогите! - кричал, задыхаясь, Мэтью. Даже с того места, где стояла Грейс, было видно, каким бескровным сделалось его лицо, как судорожно он пытался втянуть в легкие воздух. - Помогите ради Бога!
        - Вот дерьмо! - крикнул с досадой Монкс, таращась на своего хозяина. - Файли, его светлость, кажется, собрался отдать концы!
        Все четверо мужчин бросились к Мэтью, окружили и стали беспомощно вокруг него суетиться, не зная, за что хвататься и что предпринять.
        Грейс была потрясена, не в силах хладнокровно смотреть на извивающееся на земле тело. Ведь он решил пройти через это еще раз ради нее. Она должна сделать то, что он хотел. Нельзя допустить, чтобы мучения Мэтью оказались напрасной жертвой. Лучшее, что она может для него сделать, это убежать отсюда. Здесь она ничем не может помочь, только разделить бремя его страданий и одиночество.
        - Идем, Вулфрам. Вперед.
        Собака тихо и жалобно взвизгнула и подалась в ту сторону, где на земле лежал Мэтью. Грейс потянула веревку, но и это не помогло.
        - Вулфрам! - повторила Грейс с интонацией Мэтью и снова потянула за веревку. Окруженный охранниками и кучером, Мэтью продолжал кричать, стонать и кататься по земле. Каждый его вскрик болью отдавался в груди Грейс.
        Вулфрам громко залаял и выбежал из кустов на открытую площадку. Грейс едва удержалась, чтобы не окликнуть его. Но нет, она не сделает этого, она не должна обнаружить себя. Если они увидят ее здесь, то игра будет проиграна, даже не начавшись. Ее сердце тяжело заухало в груди. Побег начинался с того, что оказался на грани провала.
        Вулфрам подбежал к Мэтью и принялся энергично облизывать его лицо. Файли и Монкс попытались было оттащить пса от маркиза, но сильное животное не собиралось так просто сдавать свои позиции. Воцарился полный хаос.
        Грейс прижала свой узелок к груди и, прошептав коротенькую молитву за здравие Мэтью, глубоко вздохнула.

«Сейчас, Грейс, прямо сейчас».
        Подобрав юбки внезапно онемевшими пальцами, она выбежала из кустов на открытую площадку перед воротами. От охватившего ее ужаса она ничего не видела перед собой, кроме большого темного сарая с распахнутой дверью, от которого падала густая тень. Грейс нырнула в эту тень и присела на корточки.
        От страха она с трудом дышала, и голова пошла кругом. Видел ли кто-нибудь ее, когда она бежала по двору? Кажется, нет. Все были заняты Мэтью. Монкс продолжал громко ругаться, Файли пытался оттащить от Мэтью Вулфрама, кучер стоял на коленях перед маркизом и расстегивал на нем сюртук. Четвертый мужчина, приехавший с повозкой, влажной грязноватой на вид тряпкой протирал Мэтью лицо.

«Прощай, моя любовь, - прошептала мысленно Грейс. - Обязательно дождись моего возвращения».
        Теперь ей ничего не оставалось, как выйти наружу. Путь к свободе был открыт. Очень медленно она поднялась и шагнула к воротам.
        И сразу же лицом к лицу столкнулась с миссис Файли.
        Глава 23
        Грейс в ужасе отшатнулась и тихо вскрикнула. Дрожащими руками она подняла узелок и прижала его к груди, словно пыталась защититься от миссис Файли.
        Господи, как же глупо! Почему она не проследила, куда направилась эта женщина?
        - Пожалуйста… - умоляюще пролепетала Грейс, сразу вспомнив, что кухарка глухая.
        Несколько мгновений Грейс смотрела в выцветшие карие глаза этой некрасивой пожилой женщины. Лицо миссис Файли было безжалостно изрезано морщинами и хранило совершенно непроницаемое выражение. В руках она держала ворох постельного белья.
        Голова у Грейс начала кружиться сильнее от нехватки воздуха. В ушах зашумело. Казалось, еще мгновение, и она потеряет сознание. Нетрудно представить себе, что сделают Монкс и Файли, когда найдут ее.
        Миссис Файли по-прежнему хранила молчание. Тонкие бескровные губы, рот, словно прорезанный одним взмахом ножа, расходящиеся веером ото рта морщины.
        Может, в лице кухарки Грейс нашла союзницу? Впрочем, эта женщина никогда не показывала своего отношения к Грейс. Казалось, она просто не замечала гостьи своего хозяина. С какой стати она стала бы рисковать сейчас?
        Женщина едва заметно кивнула в сторону сарая. Грейс нахмурилась, ничего не понимая.
        И снова кивок.
        Грейс посмотрела на повозку. Она уже была пустой, лишь в одном углу лежал пук соломы, которой перекладывали хрупкие вещи для перевозки.
        Миссис Файли пожала плечами, словно говоря, что ничем больше помочь не может. Бросив ворох белья в повозку, она отправилась в сарай еще за одной кипой. Миссис Файли всегда ходила так, будто показывала всем, что проиграла схватку с жизнью.
        Грейс снова посмотрела на повозку. Похоже, миссис Файли догадывалась о том, что они с Мэтью планировали.
        Ее взгляд остановился на куче белья. Можно спрятаться под этим ворохом и так доехать до деревни. Грейс торопливо забралась вместе со своим узелком под простыни, на каждой из которых имелась монограмма Мэтью. Это было белье с его кровати. И тут же Грейс почувствовала тот запах, который витал вокруг них с Мэтью, когда они занимались любовью. Это был запах ее любви, хотя теперь к нему примешивался и более прозаический запах пыли и еще чего-то кисловатого.
        У Грейс свело от боли желудок, когда к повозке снова подошла миссис Файли и высыпала ей на голову и плечи еще один ворох белья. Разумеется, на лошадях она сможет уехать отсюда и быстрее, и дальше. Когда Файли и Монкс хватятся ее, она будет уже далеко. Если только, конечно, никому не придет в голову проверить повозку, перед тем как она выедет за пределы поместья.
        Грейс старалась дышать как можно тише, а ее сердце при этом стучало так, словно отбивало барабанную дробь. Снова пришла миссис Файли и бросила еще белья.
        Что стало с Мэтью? Господи, лишь бы только с ним все обошлось. В щели между досками к Грейс проходил воздух, доносившиеся до нее звуки были приглушены. По-прежнему кричал и ругался Монкс. В какой-то момент его голос превратился в неуверенное кудахтанье, а потом снова послышались злобные вопли. Обычная самоуверенность изменила Монксу, он явно был растерян и не знал, что делать. Где-то чуть подальше монотонно бубнил Файли.
        - Его лучше отнести в дом, - донесся до Грейс низкий незнакомый голос с сомерсетским акцентом.
        - Да, - сказал Монкс, - давайте отнесем его в дом. - Потом уже громче: - Женщина! А ну шевели быстрее своей задницей. Файли, хватай за ноги.
        - Сейчас, сейчас, - забурчал Файли. - Видно, совсем ему плохо. Никогда не видел его светлость таким. Даже когда он был еще молодым парнем.
        - Хватит молотить всякую ерунду, - рявкнул Монкс. - Что эта чертова старушенция делает? Женщина!
        - Ты что, забыл? Она же ничего не слышит.
        - А, глупая корова… Иди и приведи сюда эту грымзу.
        Грейс сжалась в комок. Уверенный в том, что его жена находится сейчас в сарае, Файл и направился прямо к открытой двери, около которой стояла повозка. В это мгновение на голову Грейс снова посыпалось белье.
        Что, если количество белья, а груда была уже просто гигантской, вызовет у Файли подозрение? Если он решит пошарить в ней руками?
        - Монкс хочет, чтобы ты к нему подошла, Мэгги. - Файли выговаривал каждое слово старательно и медленно, чтобы жена по движению его губ смогла прочесть то, что он говорил.
        Только однажды она находилась так близко от Файли. Это было тогда в лесу, когда он пытался ее изнасиловать. И сейчас, услышав этот грубый голос совсем рядом, Грейс почувствовала тошноту. Она снова начала задыхаться и тут же прикрыла рот руками, чтобы случайно не издать какой-нибудь звук. Если он только опустит руку в эту кучу, то тут же дотронется до нее. На этот раз Мэтью не удастся ее спасти.
        - Да, я иду, - проговорила миссис Файли ровным скрипучим голосом. Грейс впервые услышала, как эта женщина разговаривала. - Но сначала вот только брошу еще стопку простыней.
        Грейс обхватила себя руками, чтобы успокоиться и перестать дрожать, напрягла мышцы до боли.
        Наконец через пару минут, которые тянулись бесконечно, Файли и его жена ушли. Только теперь она могла позволить себе вздохнуть. Головокружение сделалось меньше, и тошнота прошла. Осторожно она распрямила руки, покалывание в затекших мышцах постепенно проходило.
        Как ей хотелось бросить один-единственный взгляд на Мэтью, чтобы убедиться, что с ним все в порядке. Но рисковать было нельзя. Ее сердце выстукивало безумную молитву, смысл которой сводился лишь к одному - пусть Мэтью выживет и дождется ее.
        - Ну что? Наша помощь вам больше не нужна? - спросил незнакомый голос. Видимо, это был кучер или второй мужчина, сопровождавший повозку. - Клячи не могут слишком долго стоять на солнце.
        - Нет, вы нам уже ничем не поможете, - сказал Монкс. - Так что теперь до следующей недели.
        - Ну, тогда мы отчаливаем. Все покидали?
        - Сейчас, еще немного белья. Его светлость мог бы поспать еще на этих простынях. Клянусь, он бы и не заметил, что они несвежие.
        - А мне показалось, что он не слишком-то похож на сумасшедшего, - снова послышался незнакомый голос. - Хотя, конечно, здоровьем не пышет.
        - Он точно нездоров, - проговорил второй незнакомый мужчина.
        - Ты что, в доктора записался, Бэнкс? - бросил Монкс. - Я тут каждый день, и мне получше вашего известно, что у него не так, а что так. Давайте отчаливайте. Лорд Джон платит вам хорошие деньги не за то, что вы тут лясы точите.
        Грейс снова сжалась в комок, услышав, что к повозке подошли двое мужчин. Станут они проверять белье? Надо было ей, конечно, идти пешком, как они и договаривались с Мэтью. Но сейчас уже ничего сделать нельзя. Оставалось лишь терпеливо ждать.
        Вскоре стало понятно, что двое мужчин уселись на козлах рядом. Повозка качнулась, пришла в движение и медленно, как будто нехотя, покатилась, подскакивая на кочках.
        Господи, она выбралась из этой тюрьмы. Но скоро она вернется сюда за Мэтью. И обязательно освободит его.
        - Мне, парень, нужно отлить. Давай остановимся, - прокряхтел тот, что постарше.
        Грейс, впавшая в странное состояние сна наяву, сразу же напряглась и приготовилась в случае чего бежать. Из поместья они выехали довольно давно, и это была уже не первая их остановка. Стоило лошадям остановиться, как мужчины сразу же накидывались на сидр - его тошнотворные испарения долетали даже до Грейс. Хорошо, что лошади знали дорогу и могли спокойно обходиться без кучера, который становился все пьянее с каждой милей, - везли туда, куда надо.
        - Тпру, - послышался голос мужчины, что был помоложе.
        Повозка остановилась, мужчины спрыгнули на землю, и через мгновение их шаги стали отдаляться от Грейс.
        Может быть, сейчас и выскочить из повозки? Осторожно она проделала дырку в куче белья и стала смотреть в нее. Кучер с помощником стояли спинами к повозке, а лицами к деревьям. Грейс облегченно вздохнула. Хорошо, что их не было видно за лошадиными мордами.
        Взяв узел дрожащими руками, Грейс переползла к дальнему краю повозки. Задержав дыхание, она выскочила на дорогу и, пригнувшись, спряталась за повозкой.
        Деревья росли вдоль дороги с двух сторон, хотя, конечно, эту узкую колею трудно было назвать дорогой. Но ведь выбор лорда Джона пал именно на это поместье только по причине его изолированности от внешнего мира. Дядя не мог допустить, чтобы к главным воротам тюрьмы, в которой он запер своего племянника, вела широкая и удобная дорога.
        Послышался звук струй, ударяющихся о землю. Грейс решила, что именно сейчас ей нужно бежать, пока эти двое были так поглощены своим занятием. Она метнулась к деревьям у противоположной стороны дороги и быстро легла за большой острый камень, покрытый густым мхом. Ее ноги, долго находившиеся в неудобном положении, теперь неприятно ныли, но Грейс не обращала на это внимания.
        Мужчина, который был постарше, похлопал молодого по спине.
        - Смотри-ка, не Монкс там скачет? Чертов негодяй…
        - Да уж, всем негодяям негодяй, - буркнул не слишком разговорчивый молодой парень. Он бросил взгляд на дорогу и принялся застегивать брюки. Теперь Грейс могла рассмотреть этих двоих. Без сомнения, это были отец и сын. - Ну а разговаривает он - вообще страсть, одна ругань.
        Теперь и Грейс услышала цокот копыт по дороге. Господи, значит, там уже знают, что она сбежала. С какой еще стати Монкс помчался бы догонять повозку? Слава Богу, этим двоим понадобилось по нужде. Если бы не это, ее судьба была бы решена. От этой мысли у нее по спине пробежал холодок.
        Вся земля в лесу уже была покрыта густой травой и недавно распустившимися весенними цветами. Оставалось лишь надеяться, что ее не заметят на фоне этого разноцветья. Ее пальцы с такой силой впились в камень, что побелели костяшки.
        - Вы не видели никакой девушки? - уже издалека закричал Монкс.
        Старший мужчина с задумчивым видом поскреб свой небритый подбородок.
        - Девушку? Нет, Монкс, ни девушки, ни женщины нам по дороге не попадались. Эта ж дорога идет только в одно место, в поместье. С какой стати тут ходить девушкам? Чего они тут забыли?
        - А, чертовы идиоты, мозгов как у курицы! - Монкс пришпорил свою лошадь и подъехал ближе к повозке. Соскочив на землю, он принялся яростно рыться в белье, потом стал скидывать его на землю.
        - Эй-эй, мистер Монкс, полегче! - запротестовал отец. - Вам придется все потом подобрать и уложить в повозку.
        - Заткни свою глотку, кусок дерьма. - Монкс снова вскочил на лошадь, ударил шпорами ей в бока, натянул поводья. Животное попятилось назад и едва не сбило кучера с его сыном. Испугавшись, лошадь заржала и принялась пританцовывать на месте. Отец с сыном в ужасе отшатнулись. - Если увидите девушку, хватайте ее и держите, а мне пришлете записку. Ее легко узнать - такая сладенькая сучка с черными волосами и круглыми сиськами. Говорит как леди, а ходит как потаскуха. Если найдете ее, обещаю вознаграждение.
        Сын хмыкнул и принялся крутить пальцами прядь волос. Монкс же в это время развернул лошадь и помчался назад к поместью, поднимая над дорогой клубы пыли.
        Чем тише становился цокот копыт, тем легче становилось Грейс на сердце. Еще чуть-чуть, и ее нашли бы, она побывала сейчас на самом краю пропасти. Если бы мужчины не, пили сидр…
        Монкс ничего не сказал о Мэтью. Был ли ее любимый жив?
        Нет, он не мог умереть, кричало ее сердце.
        - У этого Монкса что-то не в порядке с головой. Откуда тут взяться девушке? - насмешливо фыркнув, сказал отец. Вместе с сыном они подошли к повозке и стали обратно укладывать в нее белье.
        - Да уж, - буркнул в подтверждение слов отца сын.
        - Да мы вообще никогда не видели на этой дороге ни одного человека. А чтобы женщина… О вознаграждении можно и не мечтать. - Он натянул поводья. - Но! Пошли, милые.
        Погромыхивая и покачиваясь, повозка поехала дальше. Грейс вздохнула. Воздух наполнил ее легкие, и головокружение постепенно начало проходить. А что, если Монксу вздумается искать ее в лесу?
        Но ведь он не знает, что она уехала на повозке. А пойти она могла в любом направлении. Она торжествующе улыбнулась. Монкс скорее всего просто сильно испугался. Вероятно, сильнее, чем она. Как он сообщит лорду Джону, что один из его пленников исчез?
        Именно поэтому Монкс и пребывал в такой ярости.
        Или, может, он был в ярости потому, что второй его пленник умер? Ей даже не хотелось об этом думать. Но Грейс не сомневалась - она обязательно почувствовала бы, если бы Мэтью не было в живых.
        Поняв, что Монкс уже не вернется, Грейс поднялась с земли. В лесу пели птицы; пробираясь сквозь листву, солнце золотило траву и цветы, все дышало радостью, свободой и надеждой. Повозка с бельем давно исчезла.
        Достав из узелка бутылку с водой, Грейс с жадностью припала к горлышку. До наступления ночи ей нужно добраться до людей. В толпе затеряться легко, а здесь ее видно издалека. Монкс мог вернуться в любое время.
        Грейс быстро зашагала по узкой пыльной дороге в ту сторону, куда поехала повозка.
        Глава 24
        Очень медленно Мэтью открыл глаза. Казалось, веки налились свинцом. Но стоило посмотреть на свет, как в его глазах появлялась нестерпимая резь. Пришлось снова опустить веки.
        Мэтью знал, где теперь он находится. Как он и предполагал, его прикрутили к столу на веранде. Солнце зализало сад, пол и стол, на котором он лежал, - скорее всего сейчас уже полдень.
        Прежде чем снова провалиться в полуобморочное состояние, он бросил взгляд на пол и увидел рядом со столом ботинки Файли. Мгновенно в его тело снова вернулось ощущение боли и жжения, он помнил, как его хватали грубые руки, как вокруг него шумели голоса.
        Внутри у него все болело, как будто кто-то поковырялся ржавыми граблями в его желудке и кишечнике. Запястья и щиколотки ломило, кожа на руках и ногах, сделавшись странно чувствительной, горела. Он глубоко вздохнул и сразу же пожалел об этом. Мышцы на груди сковали его жестким панцирем, от которого шли острые иглы прямо к сердцу.
        Но Мэтью не слишком беспокоился о том, что с ним сделали его мучители. Его волновало другое, в его мозгу сразу же вспыхнул один-единственный вопрос: смогла ли Грейс убежать. Он видел ее, когда она бежала к сараю.
        Жива ли она? Что, если теперь ее жизнь подвергалась куда большей опасности?
        Мэтью и раньше догадывался о том, что, возможно, ему уже никогда не удастся узнать, как сложилась дальнейшая судьба Грейс. Но только сейчас он понял, что это неведение будет глодать его изо дня в день до самой смерти.
        Целых шесть месяцев.
        Правда, сейчас он чувствовал себя более чем отвратительно и уже не мог ручаться, что протянет еще целых полгода. Голова болела так, как будто в ней сплетались и расплетались горячие металлические проволоки. Желудок покалывали тысячи маленьких иголок. Во рту ощущался отвратительный кисловатый привкус, губы пересохли. Нестерпимо хотелось пить.
        Неужели все это произошло только сегодня утром? Казалось, он лежал на этом столе несколько дней. Одна лишь мысль давала ему ощущение успокоения и внутренней радости: Грейс все-таки убежала из поместья, спаслась. Спаслась в том числе и от него. От темного, мрачного существа, живущего в нем.
        - Я знаю, ты уже не спишь, племянник. - Голос лорда Джона ввинчивался в его мозг горячей проволокой.
        На этот раз, открыв глаза, Мэтью уже не стал закрывать их, хотя солнечный свет по-прежнему вызывал сильнейшую резь.
        Разве он спал? И его дядя находился здесь все это время? Наблюдал за ним? Эта мысль заставила Мэтью похолодеть.
        - Дядя, - прохрипел Мэтью, удивляясь тому, что вообще смог извлечь звуки из своего горла, которое при этом неестественно сильно напряглось, - не могли бы вы дать мне попить?
        - Сначала, - лорд Джон стоял сзади, и Мэтью, разумеется, не мог его видеть, - я бы хотел поговорить с тобой.
        Ну что ж, если ситуацию нельзя изменить, то нужно ее выдержать.
        - Я не в настроении сейчас вести беседы.
        Конечно, поведение племянника больше напоминало капризы ребенка, но не раздражало лорда Джона, оно даже нравилось ему. Очень нравилось.
        Сначала послышался стук трости о пол, а затем лорд Джон встал рядом с Мэтью, заслонив собой свет. Мэтью облегченно вздохнул. Его глаза нестерпимо болели и слезились.
        - Какая жалость. А я вот как раз в настроении поговорить. - Театральным жестом лорд Джон извлек кружевной платочек и прикрыл им свой нос.
        Дядя всегда с удовольствием унижал его, когда у него появлялась хоть малейшая возможность для этого.
        По своему обыкновению, окна и дверь в комнату лорд Джон тщательно закрыл, когда пришел сюда, хотя на нем, как обычно, было меховое пальто. На веранде сделалось невыносимо жарко, ни намека на ветерок. Запах болезни, казалось, пропитал здесь даже стены.
        - Собственно говоря, я и не рассчитывал, что так скоро снова смогу наслаждаться твоим обществом, - с трудом проговорил Мэтью. - Ты, должно быть, мчался сюда из Лондона сломя голову и установил рекорд скорости.
        - К твоему сведению, я был в Бате, когда получил послание Монкса. Путешествие оказалось совсем некстати, но оно не было утомительным. А ты, мой дорогой племянник, как и обычно, пребываешь в раздраженном состоянии духа. - Вдруг его голос изменился до неузнаваемости. Мягкие светские интонации сменились грубостью извозчика. - Где твоя шлюха?
        - Ты о миссис Паджет?
        В эту минуту Мэтью почувствовал, как в нем забурлила такая радость, что он даже начал задыхаться и перестал ощущать боль в теле. Грейс убежала. Она на свободе.
        Лицо Мэтью удивленно вытянулось, он озадаченно скосился на лорда Джона. Сейчас ему нужно было притворяться, что он ничего не знает о побеге Грейс. Лорд Джон не должен связать два факта вместе - приступ его болезни и исчезновение Грейс. С подчеркнутым безразличием Мэтью спросил:
        - Может, она наверху? А возможно, прогуливается где-нибудь в лесу. Пожалуйста, разыщите ее, я хочу ее видеть.
        - Мне бы тоже хотелось ее видеть. Целая армия моих людей разыскивает ее на территории поместья и за его пределами, и ни следа этой потаскухи.
        - Я бы помог вам, дядя, но, к сожалению, вы видите, в каком плачевном состоянии сейчас нахожусь. - Это был еще один детский трюк. Мэтью просто наслаждался игрой. Новость о том, что Грейс сбежала и что ее не могут найти, подействовала на него как бокал холодного шампанского. - Возможно, она испугалась моего припадка и теперь прячется где-нибудь.
        - Или, возможно, ты решил подурачить охранников, чтобы дать возможность своей шлюхе убежать.
        - То, что со мной происходило, невозможно сыграть, дядя. Монкс и Файли могут засвидетельствовать данный факт. А если миссис Паджет решила воспользоваться подвернувшейся возможностью, ее нельзя винить за это. - И к этому вдобавок еще одна порция лжи: - Мне очень жаль. Мне будет ее не хватать.
        - Скажи мне, что вы задумали с этой шлюхой, и я проявлю чудеса терпимости. Я даже верну ее обратно в твою постель, наказав, конечно, предварительно.
        - Дядя, вы видите подвохи там, где их нет. Это ни для кого не секрет, что время от времени у меня случаются приступы. И я действительно хотел, чтобы эта женщина осталась со мной.
        По крайней мере, последнее утверждение было правдивым. Когда Грейс бросила на него прощальный взгляд, его ноги стали такими слабыми и так начали дрожать, что он едва не попросил ее остаться. Слава Богу, она ушла, прежде чем он что-либо сказал.
        Дядя держался так, как будто все это дело абсолютно его не волновало. Так, маленький досадный пустячок. Но на самом деле лорд Джон, по всей видимости, находился на грани истерики - так ему хотелось схватить Грейс и заставить замолчать.
        - Ничего страшного. Я подключил сыщиков уголовного полицейского суда. Они смогут найти эту девку. Ты и сам прекрасно знаешь, как они эффективно работают.
        Да уж, это было известно Мэтью очень хорошо. Сыщики уголовного полицейского-суда нашли его чрезвычайно быстро, когда он сбежал отсюда во второй раз.
        Теперь, когда были подключены такие силы, Грейс вряд ли удастся затеряться в большом городе. Мэтью овладели нехорошие предчувствия. Такую красотку, как Грейс, трудно не заметить даже в толпе. Когда он сам впервые увидел ее, то мгновенно был сражен наповал.
        Наверняка лорд Джон не преминул сказать, что Грейс очень красива, что одета в нищенское вдовье платье и при этом говорит как герцогиня. Такое несоответствие нетрудно будет заметить, и ее вычислят за пару дней.

«Господи, Грейс, я послал тебя на смерть. Если бы ты осталась со мной, то, по крайней мере, была бы жива».
        - Надеюсь, вы найдете ее, - бесстрастно проговорил Мэтью, хотя его сердце сжималось от страха, и добавил про себя: «Ты сгоришь в аду, Джон Чарльз Меррит Лансдаун».
        - Не думаю, что это будет слишком трудно. Эта шлюха сразу бросается в глаза, слишком уж заметная. Неудивительно, что ей удалось так легко обвести тебя вокруг пальца. Даже я заинтригован. Если смогу переступить через свое отвращение, то, пожалуй, и я попробую эти отбросы, а уж потом отошлю их обратно к тебе.
        Мэтью оставил этот выпад без внимания, хотя от гнева его кожу на всем теле мгновенно зажгло огнем. Только представив себе, как ледяные руки лорда Джона будут прикасаться к Грейс, Мэтью почувствовал острую боль в желудке.
        Лорд Джон поднял свою трость и подставил янтарный набалдашник под луч света. Раньше, бывало, эта палка частенько прохаживалась по спине Мэтью, когда тот был еще мальчишкой. Его проступки, обычные детские шалости, не заслуживали того гнева, который обрушивался на голову, а точнее, на спину Мэтью. Вот и сейчас у Мэтью возникло такое чувство, что этот набалдашник хлопнет его по груди. Но лорд Джон только лишь крутил свою трость в руках. Крутил медленно, внимательно рассматривая застывшую внутри янтаря мушку.
        Наконец лорд Джон снова заговорил:
        - Из тебя можно без труда сделать полного идиота, если только немного надавить на жалость. Ты такой же жалкий хлюпик, как и твой папочка. Тебе бы следовало сделаться сельским лекарем, а не блистать в высшем обществе. Вы оба недостойны титула маркиза.
        Зависть лорда Джона к своему старшему брату уже сделалась притчей во языцех, и подобные разговоры не вызывали у Мэтью ничего, кроме усталости.
        - Я действительно не знаю, где сейчас миссис Паджет. Мой приступ закончился, и теперь, как ты, дядя, верно заметил, мне не мешало бы помыться и переодеться.
        - Разговор еще не окончен. Итак, где шлюха?
        - Я уже сказал, что не знаю. - Пальцы Мэтью сжались в кулаки.
        Пространство сжалось до черного узкого тоннеля, в конце которого появилась белая вспышка. По всей видимости, он на несколько минут снова потерял сознание, а когда Мэтью открыл глаза, то увидел прямо над собой бледное лицо дяди. Лорд Джон рассматривал его точно также, как ту мушку, что плавала в его янтарном набалдашнике.
        - Если ты убьешь меня, то не достигнешь своей цели, - хрипло проговорил Мэтью, хотя каждое слово давалось ему с неимоверным трудом.
        Бесцветные губы его дяди сложились в холодную улыбку.
        - Ты же знаешь меня, дорогой. Я умею причинить сильную боль, производя минимум повреждений. Да, у тебя останется пара синяков, но они пройдут мгновенно. Итак, где шлюха?
        - Не знаю.
        Мэтью закрыл глаза, ожидая удара. В его голове уже заранее возникла острая боль. Если этот набалдашник снова и снова будет опускаться на него, то он начнет кричать.
        - Знаешь… - Мэтью втянул воздух. После припадка болезни его состояние оставляло желать лучшего, и дядя прекрасно понимал это. Возможно, поэтому сегодня лорд Джон не будет с ним так жесток, как обычно. - Ты знаешь, что насилием никогда не мог от меня ничего добиться. Если бы даже я и знал, где находится миссис Паджет, то никогда не сказал бы тебе.
        - Да, ты упрям как осел. - Лорд Джон снова ударил Мэтью, еще сильнее.
        - Я уже сказал, что не знаю, куда ушла эта чертова девица! - закричал Мэтью, извиваясь. Кожаные ремни крепко держали его руки и ноги. По опыту он знал, что высвободиться из этих пут ему не удастся.
        - Я тебе не верю, - спокойно проговорил лорд Джон.
        - Я не знаю, где она, негодяй!
        - Ах какой темперамент? - На лице лорда Джона снова появилась ледяная улыбка. - Но тебя легко сломать, племянник. У тебя слишком мягкое нутро. Слишком мягкое. Ты не можешь видеть, как страдают живые существа. Особенно те существа, которых ты любишь.
        - Что ты хочешь этим сказать? - процедил Мэтью сквозь стиснутые зубы.
        - Хочу провести научный эксперимент и посмотреть, как долго еще ты будешь упорствовать, если твоя собака будет скулить от боли.
        К горлу Мэтью снова подкатила тошнота, а по пищеводу в рот поднялась желчь. Его охватил животный ужас.
        Одиннадцать лет люди лорда Джона подвергали его пыткам, но то, что придумал сейчас его дядя, вообще выходило за все границы. Мэтью бросил взгляд на своего мучителя, и ему в голову вдруг пришла мысль, что сумасшедшим из них двоих был как раз лорд Джон. Но он умело маскировал и свое сумасшествие, и свои наклонности палача и садиста, и свою патологическую жадность. Нет, он не посмеет притронуться к Вулфраму.
        Мэтью заговорил, и в его голосе сквозило откровенное презрение.
        - Дядя, думаю, даже вам должна быть отвратительна мысль мучить ни в чем не повинное животное.
        - Вини себя за это, а не меня. - И снова последовал окрик: - Где шлюха? Говори! Я чувствую заговор за милю. И этот ваш заговор воняет гораздо хуже, чем тебе кажется.
        - Ты не тронешь Вулфрама, - устало проговорил Мэтью. - Что тебе сделала собака?
        - На войне всегда страдают невинные. Не так ли?
        - Не делай этого, дядя. Заклинаю тебя, не делай. - Мэтью никогда и ни о чем не просил дядю, потому что даже в детстве интуитивно чувствовал, что сердце лорда Джона было поражено злом.
        - Скажи, где шлюха, и я не трону твою собаку. - Лорд Джон помолчал. - Мне казалось, что ты запомнил мой урок, преподнесенный тебе в прошлый раз. Вспомни-ка, дружок, что случилось с твоей нянькой и ее мужем.
        О, он очень хорошо усвоил тот урок. Мэтью решил тогда, что сделает все, чтобы его дядя не смог получить наследство Лансдаунов.
        Шесть месяцев…

«Грейс, ты не знала, о чем просила».
        Вулфрам всегда был дружелюбным и нетребовательным компаньоном. С тех пор как семь лет назад в поместье появился лохматый щенок, Мэтью пользовался его любовью и преданностью.
        И вот теперь ему предстоит предать своего верного друга.
        Потому что он не мог предать женщину, которую любит.
        Его голос по-прежнему звучал безучастно.
        - Я не знаю, где миссис Паджет.
        - Уверен, что Монкс и Файли, поработав над собакой, вернут тебе память. Тебе ли не знать, как они щепетильны в работе.
        Лорд Джон снова постучал своей тростью о пол. Дверь распахнулась, и появился Файли. Перевязанную чистым бинтом руку он с нежностью прижимал к груди. Похоже, он стоял за дверью и ждал, когда его позовут.
        - Звали, ваша светлость?
        Мэтью вздохнул. Глоток ворвавшегося свежего воздуха разогнал туман в голове. Он должен что-то сделать, чтобы спасти Вулфрама. Но что?
        Господи, как же он ненавидел своего дядю.
        - Притащи сюда его дворняжку. - Лорд Джон поднял воротник, почувствовав легкое движение воздуха.
        - Ага, ваша светлость. Прямо сейчас, ваша светлость. Он болтался в лесу, искал лорда Шина. Вот, умудрился цапнуть меня. - Файли окинул дядю и племянника гордым взглядом. - Но я успел всадить ему пулю в зад, когда он потом бросился бежать от меня.
        - Ты застрелил мою собаку, негодяй? - закричал Мэтью и снова попытался освободиться от своих пут, но, как всегда, безрезультатно.
        Поднимающаяся из груди ярость душила Мэтью. Если бы он только мог сейчас слезть со стола, то вбил бы этому идиоту его зубы прямо в глотку. Он с такой силой стал выкручивать руки из веревок, что кожа на запястьях лопнула и потекла кровь.
        - Так случилось, значит, что застрелил. После того как она меня покусала.
        Уловив в голосе Файли нотки гордости, Мэтью захотел просто задушить его. Если Вулфрам еще жив, то сейчас эти живодеры примутся издеваться над ним. «Господи, - взмолился Мэтью, - сделай так, чтобы Вулфрам был мертв». При таком положении вещей это лучший для него выход, подумал Мэтью, но его сердце при этом больно дернулось.
        Лицо лорда Джона покрылось красными пятнами, губы сжались, а в глазах появился ледяной блеск. Впервые за долгие годы Мэтью видел проявление хоть каких-то эмоций на лице своего дяди.
        - Скверно, если животное мертво, Файли. Очень скверно.
        Большое лицо Файли покрылось болезненной бледностью.
        - Но, ваша светлость, - забормотал он, - это была всего лишь шутка… Я не хотел…
        - Иди к черту, Файли, - проговорил Мэтью низким зловещим голосом. - Развяжите меня, я хочу найти Вулфрама. Нельзя его бросать в лесу.
        - Очень даже можно, - уже успокоившись, сказал лорд Джон. - Скажи, где шлюха, и я распоряжусь доставить собаку в твои нежные объятия.
        Руки Мэтью снова сжались в кулаки. Надеясь, что Грейс действовала сейчас в соответствии с их планом, то есть отправилась сначала в Уэльс, а потом в Лондон, он сказал:
        - У нее семья в Бристоле. Думаю, она отправилась туда. Она не сказала мне, что собирается убежать из поместья. Вероятно, миссис Паджет, увидев, что ворота открыты, а у меня начался приступ болезни, тут же и решила бежать.
        Лорд Джон нахмурился, обдумывая слова Мэтью. Поверил ли он тому, что услышал?
        - Значит, Бристоль? - медленно проговорил лорд Джон. - Что ж, такое возможно. Надо будет обшарить все места, где собирается для развлечений чернь. Такая женщина, как твоя шлюха, всегда сможет заработать пару монет, лежа на спине.
        - Она не шлюха!
        - Если она и была порядочной женщиной, когда ее сюда доставили, то ты ее сделал шлюхой. - Дядя с нажимом произнес последнее слово и выразительно посмотрел на племянника.
        - Не слишком-то я уверен насчет Бристоля, ваша светлость, - почесывая пятерней затылок, сказал Файли. - Она ведь говорила, что просто потерялась там, когда мы с Монксом схватили ее.
        - У нее там семья, - торопливо проговорил Мэтью. - Это все, что она сказала мне. А теперь позвольте мне забрать собаку.
        - Сумасшествие снова вернулось к тебе, поэтому ты постоянно должен находиться под пристальным наблюдением, - продемонстрировав в улыбке свои неестественно ровные и белые зубы, заметил лорд Джон.
        - Я не сумасшедший. Это просто рецидив. Но сама болезнь уже давно прошла, - бросил Мэтью. - Тебе это хорошо известно.
        - Но как мы можем быть уверены в этом? - Голос дяди был ровным и гладким, как поверхность масляной лужи. - Я уже послал за доктором Грейнджером. Мы будем основываться на том заключении, которое он сделает.
        Выругавшись, Мэтью снова лег на стол. Доктор Грейнджер был настоящим животным и более преданным лорду Джону врачом из тех двух, которые вот уже много лет осматривали Мэтью и составляли медицинское заключение.
        Дядя удовлетворенно улыбнулся и потом снова бросил взгляд на своего помощника:
        - Файли, отправь людей на поиски псины. И тебя постигнет большое горе, друг мой, если собачка окажется мертва. Эта собачка помогла бы нам вытряхнуть из лорда Шина правду, которая нам так необходима.
        Файли неуклюже поклонился:
        - Слушаюсь, милорд.
        - А потом вы с Монксом отправитесь в Бристоль на поиски нашей шлюхи. Если она и в самом деле пошла туда, то кто-нибудь непременно должен был ее видеть. Прочешите весь город, побывайте в доках, где вы нашли миссис Паджет. Если к утру вы не обнаружите ее следов, оставьте там людей, чтобы они продолжили поиски, а сами возвращайтесь назад. - Лорд Джон повернулся к Мэтью: - Как ее звали в девичестве?
        Мэтью сказал, что понятия не имеет. И это была правда.
        Дядя, сразу поверив, кивнул:
        - Что ж, это не так уж и важно. У нас есть с чего начать. Я скоро вернусь, племянник.
        У Мэтью в горле так пересохло, что он даже не мог разговаривать. А отвратительный кислый привкус во рту усиливал тошноту.
        - Значит, вы покидаете меня?
        - Ненадолго, - с присущим ему равнодушным выражением лица проговорил лорд Джон. - Файли, ты знаешь, что делать.
        Дядя и Файли вышли с веранды, оставив Мэтью одного задыхаться в этом спертом воздухе и мучиться от чувства вины из-за Вулфрама. Он уже ничего не мог сделать для своего преданного друга. Он не мог ничего сделать и для Грейс. Не мог он ничего сделать и для себя.
        Господи, какой же он беспомощный. Лучше бы ему умереть.
        Уже сделалось темно, когда Грейс подошла к развилке дорог. Никого до сих пор она не встретила и поэтому чувствовала себя относительно спокойно. Остановившись перед дорожным указателем, она стала внимательно вглядываться в полустертые буквы.
        От того места, где она стояла, начинались сразу три широкие дороги. И на указателе были написаны названия населенных пунктов, куда эти дороги вели. Прочитав одно из названий, Грейс чуть не закричала от радости. Теперь она поняла, где находится, и знала, куда идти.
        В нескольких километрах отсюда находилась деревня, название которой она так же хорошо знала, как и свое имя.
        Сент-Маргаретс.
        Ее кузен, преподобный Вир Марлоу, был викарием в Сент-Маргаретс.
        Впервые с тех пор, как умер ее муж, в сердце Грейс проснулась надежда. Она сразу же почувствовала себя более энергичной, забыла об усталости, о мозолях на ногах и жарком платье, воротник и манжеты которого неприятно растирали кожу.
        Если только доберется до Вира, она спасена. И тогда точно сможет найти помощь и вызволить Мэтью из его тюрьмы.
        Радостный лай за ее спиной заставил Грейс обернуться. С удивлением она обнаружила, что по дороге мчится, поднимая клубы пыли, огромный черно-серый пес.
        Вулфрам?
        Что он здесь делал? Как оказался тут?
        Грейс вспомнила, что ворота открывались, когда из поместья выезжала повозка. Возможно, из-за паники, вызванной приступом Мэтью, охранники просто-напросто забыли закрыть ворота. Или, может быть, Вулфрам выскочил за ворота, когда Монкс отправился в погоню. Наверное, пес шел по запаху лежавшего в повозке белья.
        Хорошо, что он нашел ее сейчас, а не тогда, когда она лежала за камнем в перелеске у дороги и когда ее искал Монкс. Грейс даже думать не хотела о том, что могло случиться, если бы Вулфрам раньше убежал из поместья и раньше ее обнаружил.
        - Вулфрам, хороший мальчик. - Грейс присела перед псом и потрепала его по голове. Он лизнул ее щеку теплым шершавым языком, тихо и радостно взвизгнул. Весь покрытый пылью, пес тяжело дышал, но, без сомнения, был счастлив ее видеть. Привязанная Грейс веревка все еще болталась на его ошейнике.
        - Ты мой хороший… Что это такое? - Грейс провела рукой по задней ноге Вулфрама и обнаружила, что вся шерсть в этом месте слиплась клочьями от крови. - Вулфрам?
        Господи, да что же там такое происходило, после того как она сбежала! Может быть, Файли устроил драку? Неужели Мэтью пострадал? Или его даже убили? Он говорил, что дядя не посмеет убить его, но кто знает, что могло случиться в критический момент.
        Ей оставалось только надеяться, что Мэтью жив.
        Грейс внимательно осмотрела рану Вулфрама, которая оказалась поверхностной, никаких серьезных повреждений не было. И даже кровотечение уже остановилось. Вулфрам тихо повизгивал и жался к Грейс. Она обняла его за шею.
        - Вот бедняжка, и тебе досталось. Ну ничего, мы все поправим. Не беспокойся. - Грейс утешала не только Вулфрама, но и себя.
        Она наклонила голову и зарылась лицом в грубую собачью шерсть. Нет, она не плакала. Она не будет плакать. Слезы никогда не приносили ей облегчения. Грейс встала на колени прямо на дороге и начала молиться. Она молилась о Мэтью, о том, чтобы он выжил и дождался ее; молилась о себе, чтобы Господь дал ей силы идти по тому пути, который она для себя выбрала.
        Наконец она встала на ноги. Все тело ныло от усталости. Грейс потянулась, распрямила плечи, а потом взяла привязанную к ошейнику Вулфрама веревку. Бросила взгляд в ту сторону, откуда пришла. Она либо освободит Мэтью, либо умрет, пытаясь спасти любимого.
        Заскрипела, открываясь, дверь гостиной, и Мэтью очнулся. Было темно - скорее всего уже середина ночи.
        - Ну что, нашли Вулфрама? Что с ним? - заговорил Мэтью, увидев дядю.
        Он попытался сесть, но тут же почувствовал сопротивление кожаных веревок, впившихся в тело. Мэтью забыл, что был привязан, но вот он уже снова ощутил немоту в руках и ногах, мучительную жажду. Вечером лорд Джон прислал к Мэтью миссис Файли с водой. Эта вода показалась Мэтью самым прекрасным лакомством, которое когда-либо ему доводилось пробовать в жизни. Но с тех пор прошло уже много часов и во рту снова пересохло.
        Лорд Джон, не отвечая, отдавал распоряжение людям, которые вместе с ним вошли в комнату и теперь зажигали лампы.
        - Развяжите лорда Шина, но будьте готовы в случае чего снова связать.
        Когда Мэтью стали развязывать, он намеренно демонстрировал полное равнодушие к происходящему. Но как только его руки выскользнули из веревок, он тут же набросился на одного из слуг лорда Джона.
        В нем бушевала ярость, которая требовала немедленного выхода. Разметав слуг, Мэтью двинулся на лорда Джона. Если он только дотянется до него, то убьет на месте. Его руки все еще ломило, но ненависть придавала сил. Да, он дал обещание Грейс ждать шесть месяцев, но его положение было таково, что мужская гордость и чувство собственного достоинства не позволяли ему вести себя как покорному быку, которого ждал топор мясника.
        Он взмахнул кулаком, и лорд Джон в испуге отпрянул назад, но в ту же минуту слуги навалились на Мэтью сзади и заломили ему руки. Почувствовав острую боль, Мэтью нагнулся вперед и захрипел. Он снова проиграл, и его снова ждет наказание.
        - В этом нет смысла, племянник, - с отвращением бросил дядя. Похоже, эта выходка Мэтью не удивила лорда Джона и ничуть не обеспокоила.
        - Если бы я убил тебя, то смысл был бы очевиден, - хрипло проговорил Мэтью, с трудом втянув воздух.
        - И ты встречаешь меня так, когда я пришел поблагодарить тебя за сотрудничество? Если ты прекратишь истерику, я разрешу тебе помыться и переменить одежду. А миссис Файли уже приготовила для тебя прекрасный ужин.
        Мэтью сидел с безучастным выражением лица - ни удивления, ни малейшего любопытства. Что бы ни произошло, какую бы политику ни начал вести лорд Джон, ему нельзя сдаваться.
        - Ты даже не хочешь узнать, в чем дело?
        Мэтью по-прежнему молчал.
        Лорд Джон обиженно поджал губы.
        - Шлюху видели на дороге, ведущей в Бристоль. Файли вернулся, чтобы известить меня, пока все остальные продолжают поиски. Она не успеет добраться до города, как мы схватим ее.

«О Господи, только не это!»
        Мэтью показалось, что он произнес эти слова вслух. Но нет, он ничем не выдал себя - дядя смотрел на него все с тем же выражением лица, с той же мягкостью и терпением, которые никого уже не могли одурачить.
        Неужели то, что сказал лорд Джон, правда? Или это всего лишь обходной маневр, чтобы выудить из него информацию о местонахождении Грейс? Бристоль находился в противоположной стороне от Уэльса. Но может быть, в последнюю минуту она решила, что в большом городе более безопасно?

«О, Грейс, если они схватят тебя, надежды на спасение нет».
        Глава 25
        Войдя в библиотеку Фаллон-Корта, Грейс присела в глубоком реверансе перед Френсисом Радерфордом, герцогом Кермондом. Она лишь однажды была в этой красивой комнате - ей тогда было одиннадцать лет. А последний раз Грейс видела герцога в день своего пятнадцатилетия.
        Вспомнит ли он ее? И если вспомнит, захочет ли выслушать? Он всегда был ласков с ней, но тогда этот человек смотрел на нее как на избалованную дочь своего лучшего друга. Теперь же она явилась к нему в качестве просительницы, нуждающейся в его помощи. Грейс очень смущало вдовье платье, свидетельствовавшее о ее более чем стесненных обстоятельствах.
        Но какое значение имел ее наряд, когда речь шла о жизни Мэтью. Сейчас ей пришлось поступиться своей гордостью и обратиться к друзьям и родственникам своей семьи, чтобы осуществить то, что она задумала.
        Вир, стоявший рядом с ней и прижимавший к своей узкой груди портфель с документами, низко склонил голову. Именно он попросил герцога о встрече, не сообщив ему заранее о прибытии Грейс в его приход.
        Грейс сомневалась в том, что их визит к одному из наиболее влиятельных и богатых людей Англии - хорошая идея. Но она находилась в таком состоянии, что была готова схватиться за любую соломинку, поэтому не стала возражать против предложения Вира.
        К тому времени, когда Грейс дошла до деревни, Вулфрам уже сильно хромал. Но слава Богу, его рана не была серьезной. Ему требовался лишь отдых. Прежде чем отправиться к герцогу, Вир и Грейс заперли Вулфрама в конюшне, где он начал душераздирающе выть и бросаться на окно.
        - Преподобный Марлоу? - Герцог вопросительно посмотрел на вошедших. - Чем могу быть полезен?
        - Доброе утро, дядя Френсис. - Грейс подняла голову и спокойно взглянула в лицо герцогу. Она была урожденной Марлоу, и ее происхождение было не менее благородным.
        - Это… Господи милостивый, это же малышка Грейс! Забыть эти глаза невозможно, - удивленно воскликнул он. - Сколько же я не видел тебя? Лет десять? Какой же красавицей ты стала!
        Потом герцог так добродушно улыбнулся и раскинул руки, как будто давно ждал появления Грейс.
        - Иди сюда, малышка, мы с тобой поздороваемся как полагается.
        Грейс ожидала чего угодно: от любопытных осторожных вопросов до указания на дверь, но к такому радушному приему была готова меньше всего.
        Сдерживая слезы, Грейс бросилась в его объятия. Она всегда обожала своего крестного отца. Дядя Френсис часто бывал у них дома, привозил детям подарки и любил бывать в их обществе. Он имел обыкновение обращаться с Грейс как со своей дочерью. Его жена умерла много лет назад, и детьми он обзавестись не успел.
        - О, дядя Френсис, я так скучала по тебе, - прошептала она сдавленным голосом.
        Потом дядя стал задавать ей вопросы. Их было много, и Грейс рассказала герцогу обо всем, что с ней случилось, честно и во всех подробностях. При этом она все время думала о Мэтью. Жив ли он еще? Эти тревожные мысли глодали ее как голодные крысы, не давая ни минуты передышки. И все же она не могла не задать дяде Френсису один вопрос.
        - Дядя, как поживают мои родители?
        Вир уже рассказал ей кое-что о них, после того как целый час извинялся за то, что не смог встретить ее вовремя в условленном месте. Как выяснилось, по дороге в Бристоль он попал в аварию и поэтому опоздал. Что же касается ее родителей, то ничего нового Вир не сказал Грейс, так как давно не видел их. А дядя Френсис общался с ними постоянно, их дружба с отцом Грейс началась еще с Итона.
        Теперь Грейс и герцог сидели на большом кожаном диване около стеклянной двери, ведущей в роскошный сад.
        - Ты, конечно, знаешь, что случилось с твоим братом? - На лицо герцога набежала тень.
        - Да, я читала об этом в газетах. - Она вздохнула. Когда речь заходила о Филиппе, Грейс всегда испытывала стыд и жалость. Ее безответственное поведение тоже тяжким бременем легло на семью. Когда погиб Филипп, да еще при таких позорящих семью обстоятельствах, родители Грейс отгородились от света и стали вести замкнутый образ жизни.
        - Дела у них не так хороши. Твоя мать затворилась в доме и совершенно перестала выходить. Отец с головой ушел в парламентскую деятельность, в основном пишет в одиночестве статьи и какие-то памфлеты, на всех нападает, что меня сильно беспокоит. Я уверен, они были бы счастливы видеть тебя.
        Перед глазами Грейс снова всплыла сцена расставания с отцом.
        - Нет, не думаю, что они сильно обрадуются, появись я у них. Но мне небезразлична их судьба.
        - С тех пор как погиб Филипп, твой отец сильно изменился. Он очень сожалеет, что так жестоко поступил с тобой.
        Повисла тяжелая пауза, которую прервал Вир:
        - Сэр, Грейс обратилась ко мне с весьма важным и спешным делом, которое, как я понимаю, только вам под силу разрешить.
        - Тебе нужна помощь? - Герцог с интересом посмотрел на Грейс. - Мои деньги в твоем распоряжении.
        Она покачала головой. Жаль, что у нее не столь скромная просьба, как предположил дядя Френсис. Грейс нужно было гораздо большее. Она хотела, чтобы дядя, используя свое имя, влияние и репутацию, помог ей освободить Мэтью.
        - Моя просьба имеет отношение не столько ко мне, сколько к человеку, которому приходится сносить несправедливость и постоянные издевательства.
        - Продолжай. - Внезапно ее добрый дядя Френсис превратился в герцога Кермонда, известного и влиятельного человека. Он был сейчас именно тем, в ком она так нуждалась. Возможно, ее давно оборванные связи с семьей Марлоу и помогут спасти Мэтью.
        Но для себя она никогда не стала бы делать этого.
        - У меня есть с собой документы, ваша светлость. - Вир указал на портфель, который держал в руках. - Они все убедительно объясняют. Поэтому я решил, что их нужно непременно показать вам. И предложил Грейс, не откладывая, нанести вам визит, хотя сейчас ей совершенно необходимо отдохнуть.
        - Я не хочу отдыхать, я хочу восстановить справедливость, - резко сказала она.
        Ей нужно было думать не о себе, а о Мэтью. От нее зависела его жизнь.
        - Объяснись, Грейс. Я заинтригован, - сказал герцог Кермонд.
        Внимательно выслушав Грейс, герцог попросил ее показать медицинские заключения, украденные из поместья и свидетельствовавшие о душевном нездоровье Мэтью. Кроме этого, Грейс прихватила с собой статьи, написанные Мэтью для научных журналов, письма на разных языках, посвященные ботаническим экспериментам, и письма от лорда Джона. Дядя Мэтью был крайне осторожен в этих письмах, излагал свои мысли витиевато и всегда обходил опасные темы. Его никак нельзя было заподозрить ни в жадности, ни в жестокости. Еще у Грейс были рецепты выписанных для Мэтью лекарств.
        Просмотрев все документы, герцог поднял голову и воззрился куда-то в необозримое пространство с задумчивым выражением лица. Грейс с беспокойством ждала.
        - На эти документы нельзя опереться. - Дядя Френсис снял очки и потер глаза.
        Грейс удивилась, что он пользуется очками. Она всегда представляла его себе здоровым и полным сил. И эти очки никак не вязались с его образом. Хотя, конечно, слабое зрение не редкость в шестьдесят.
        - Но это все правда, - коротко сказала она.
        Дядя Френсис улыбнулся:
        - Я в этом не сомневаюсь. Так случилось, что я хорошо знаю почерк лорда Джона по парламентским делам. С тех пор как он стал опекуном племянника, его положение в деловом и политическом мире не просто упрочилось, он поднялся очень высоко. И мне он всегда казался порядочным человеком. Но теперь я вижу, что его нужно просто-напросто вздернуть на виселице. Мне нужно собрать доказательства и дать им законный ход. Но на это уйдет несколько месяцев.
        - Месяцев… - Внезапно проснувшаяся надежда начала постепенно гаснуть. Через шесть месяцев Мэтью уже не будет. Сначала он отомстит своим мучителям, а потом покончит с собой.
        На лице герцога появилось сочувственное выражение.
        - Терпение, моя дорогая. У лорда Джона есть влиятельные друзья, хотя и не так много, как он думает. К делу пока приступать нельзя. Я должен навести справки, прежде чем действовать официально. Поторопимся - дело может провалиться, и тогда лорд Шин до конца жизни останется в заточении. Если лорд Джон что-то пронюхает о нашем расследовании, он может тут же поместить лорда Шина в самый обычный сумасшедший дом под вымышленным именем, и мы никогда не найдем его.
        - Лорд Шин слишком много страдал.
        Грейс встала и прошла к столу, за которым сидел герцог Кермонд. Она чувствовала сейчас себя жалкой просительницей. Но как могло быть иначе? Она была готова даже упасть на колени, если потребуется. Любовь без следа уничтожила ее гордость.
        Внимательные глаза дяди Френсиса впились в лицо Грейс. Возможно, герцога несколько удивляла та пылкость, с которой Грейс взялась за это дело. Уголки его губ слегка приподнялись вверх.
        - Я хорошо помню отца Мэтью. Прекрасный человек был и очень умный. Жаль, что он так нелепо погиб вместе со своей женой. Я присутствовал на похоронах и видел на службе их сына, тогда еще мальчика. Ему было лет десять-одиннадцать. Теперь ему, должно быть, не меньше двадцати пяти.
        Он снова устремил на свою гостью внимательный взгляд. Без сомнения, герцог уловил, что Грейс руководил личный интерес. Ее репутация, которая и без того оставляла желать лучшего, могла быть окончательно загублена. Нельзя допустить, чтобы ее имя было замешано в этот скандал. Никто не должен знать, что Грейс Марлоу с такой легкостью и поспешностью легла в постель к сумасшедшему.
        - Дядя Френсис, я делаю это потому, что не могу видеть, как кого-то мучают, - твердо проговорила она. - Мой муж умер всего несколько недель назад.
        - Но твой муж был гораздо старше тебя. Так ведь, дорогая? - Губы герцога снова дрогнули. Грейс немногое рассказала ему о своем муже, но ее дядя был умным человеком и жизненного опыта ему не занимать. Он догадывался, как на самом деле обстояли дела у Грейс в замужестве.
        - И что же вы теперь предпримете? - послышался голос Вира за спиной Грейс. Она и забыла, что ее кузен тоже присутствовал в комнате.
        - Мне придется поехать в Лондон и подключить к делу профессионалов. Пусть соберут всю информацию о лорде Джоне, какую только будет возможно раздобыть.
        - Когда мы едем? - взволнованно спросила Грейс. Герцог нахмурился:
        - Грейс, я не могу взять тебя с собой.
        - Но я единственная…
        Он поднял руку.
        - Если все, что ты мне рассказала, правда, а я не сомневаюсь, что это так, то ты, Грейс, сейчас в большой опасности. Ты едва не погибла от рук лорда Джона. И теперь ты не можешь разгуливать по Лондону у него под носом. Если же тебя увидят в моей компании, то сразу будет понятно, откуда дует ветер. Наше знакомство следует держать в секрете. Полагаю, он даже не догадывается, из какой семьи ты происходишь.
        Грейс уныло улыбнулась. Да, конечно, дядя Френсис прав, но у нее было чувство, что только она способна спасти Мэтью.
        - Лорд Джон полагает, что я проститутка, работающая в Доках Бристоля.
        Герцог кашлянул, чтобы скрыть свое замешательство.
        - Что ж, хорошо… Это к лучшему, что он ничего не знает о тебе. Ни о твоем происхождении, ни о твоих связях. Но я настаиваю на том, чтобы ты осталась здесь.
        - В Фаллон-Корте?
        В разговор вмешался Вир:
        - Нет необходимости беспокоить вашу светлость. Моя кузина направлялась ко мне, когда я не смог ее встретить из-за дорожной аварии.
        - Но мне кажется, что здесь она будет находиться в большей безопасности и никого не стеснит. Вряд ли Джон Лансдаун предпримет попытку похитить Грейс из дома герцога. Ему не придет в голову искать ее тут. Он разыскивает Грейс Паджет, бедную вдову, а не леди Грейс Элизабет Марлоу, единственную дочь графа Уиндхерста.
        Грейс давно не слышала своего настоящего имени. Казалось, оно принадлежит не ей, а кому-то постороннему. Леди Грейс Марлоу должна была бы быть более утонченным существом в сравнении с практичной Грейс Паджет, разводившей на ферме овец и ухаживавшей за своим старым и больным мужем.
        Вир поклонился.
        - Уверен, моя кузина оценит вашу доброту.
        Дядя Френсис, проигнорировав замечание Вира, с неодобрением посмотрел на Грейс:
        - И еще нам надо что-то придумать с твоей одеждой.
        Грейс густо покраснела:
        - Я не нуждаюсь в благотворительности, дядя Френсис. А кроме того, кто меня здесь увидит?
        - Не спорь со мной, Грейс. Такое ощущение, что ты на себя наложила епитимью на целых девять лет. Пришло время вернуться к нормальной и естественной для тебя жизни, девочка.
        Если бы она стала возражать, это было бы не слишком любезным ответом на его доброту. Пока этот человек был на ее стороне, она могла спасти Мэтью.
        Грейс промолчала, и герцог продолжил:
        - Принеси свои вещи из дома кузена. Мы ужинаем в семь. Марлоу, приглашаю и твою жену.
        - Благодарю вас, ваша светлость. - Вир снова поклонился. - Миссис Марлоу почтет за честь.
        Герцог повернулся к Грейс:
        - Завтра я отправляюсь в Лондон. Я распоряжусь, чтобы мои тетки не приставали к тебе. Им только дай волю, они замучают кого угодно своими разговорами.
        Грейс невесело улыбнулась. Хотя и смутно, но она помнила этих теток. Когда она была в доме герцога в последний раз вместе со своей семьей, они уже тогда выглядели как старухи. Их интересовали только сладости и недостатки гостей, которые тут же с упоением обсуждались.
        Грейс присела в реверансе:
        - Спасибо, дядя Франсис. Я никогда не смогу отплатить вам за вашу доброту, но буду вам бесконечно благодарна. Всю свою жизнь!
        Глава 26
        С тех пор как Грейс убежала из поместья, прошло уже две недели, и теперь она просто не находила себе места от беспокойства. Она и предположить не могла, что неизвестность может стать таким страшным испытанием. А она ничего не знала о Мэтью.
        Поправился ли он после своей болезни? Жив ли он вообще? Наказал ли его лорд Джон? Он ведь, несомненно, догадался о том, что они с Мэтью вместе разработали план ее побега. Вполне вероятно, что лорд Джон снова принялся истязать своего пленника. Шрамы на спине Мэтью наглядно демонстрировали, каким жестоким мог быть лорд Джон и как добивался своих целей.
        Интересно, искал ли ее лорд Джон? Как она поняла, он так просто не сдавался, а уж если дело касалось его безопасности и репутации, то становился и вовсе железным человеком.
        Она сейчас была в безопасности. Дом дяди Френсиса стал для нее настоящей крепостью. Но как обстояли дела с Мэтью? Не отравился ли он, когда принял ту таблетку? А может… снова потерял рассудок? И теперь уже навсегда?
        Она плакала каждую ночь, заливая шелковую подушку слезами. Если с ним что-нибудь случится, она просто умрет.
        А если она уже никогда с ним больше не встретится? Что, если все предпринятые ею усилия напрасны?
        Днем ей было легче поддерживать в себе оптимизм. Вулфрам находился почти всегда рядом с ней, и эта тонкая ниточка между ней и ее любимым помогала Грейс переносить тяготы неизвестности. Ночью же на нее наваливалось ощущение тоски и безысходности, надежда превращалась в призрачное облачко, готовое вот-вот раствориться. Лорд Джон был умным и безжалостным, и трудно сказать, чем могла закончиться схватка с ним.
        Иногда днем Грейс садилась в кресло и дремала. Тогда ей начинали сниться кошмары. Ей все время виделся Мэтью, как он лежал на земле. Лицо его было бледно, лоб покрыт капельками пота, глаза открыты, но взгляд неживой, застывший на одной точке где-то в пространстве. Грейс пугалась этого и сразу же просыпалась. И потом долго никак не могла прийти в себя.
        Правда, бывало, что ей снились и приятные сны. Например, как они с Мэтью занимались любовью. Она физически ощущала его прикосновения и его поцелуи, но потом, когда сон уходил, оставались горечь и разочарование.
        Его с ней не было…

«О, Мэтью, Мэтью, возвращайся ко мне поскорее».
        Герцог Кермонд находился в Лондоне. Грейс прекрасно знала, что он занимается делами Мэтью, но ожидание превратилось для нее в пытку. От герцога регулярно приходили письма, но все они были написаны секретарем. Последнее письмо дядя Френсис написал своей рукой, так как, по всей видимости, самые интересные новости ему хотелось сообщить Грейс лично.
        Прочитав это письмо, Грейс почувствовала себя почти счастливой. Она узнала, что один из докторов Мэтью, составлявший на протяжении многих лет медицинские заключения о здоровье лорда Шина, был выведен на чистую воду. Как оказалось, у доктора Грейнджера не имелось даже документа, подтверждающего медицинское образование. Доктор Грейнджер оказался шарлатаном. Более того, этот так называемый доктор пустился в бега и теперь его разыскивала полиция. Его обвиняли в получении взяток, которые он брал в обмен на заключения, подтверждающие душевное нездоровье лорда Шина.
        Теперь появилась надежда.
        Теперь в темной комнате вспыхнула маленькая свечка.
        Грейс перечитала письма, и в сердце ее затеплилась надежда.
        Неожиданно за ее спиной затрещала ветка. Грейс обернулась и увидела одну из служанок герцога.
        - Прошу прощения, миледи. - Девушка присела в реверансе и затем бросила через плечо испуганный взгляд.
        - Да? Что такое, Айрис? - Грейс убрала письмо. Никто из слуг обычно не подходил к ней и ничего не спрашивал - это было распоряжение герцога. Если же ей что-то требовалось, то она сама обращалась к прислуге.
        - К вам посетитель, мадам.
        - Посетитель? - Очень удивившись, Грейс встала со скамьи: Возможно, это пришел Вир, но ему не нужно было так церемониться. - Это мой кузен?
        - Нет, это твой отец, - послышался голос, который она не слышала вот уже девять лет. Из-за спины служанки появился высокий джентльмен в строгом черном костюме.
        Грейс прижала дрожащую руку к груди. Ее сердце вдруг сильно забилось. Что это значило? Может, отец хотел сказать ей, что она не должна дольше оставаться в доме герцога Кермонда? Сделать ей выговор?
        Стоящий перед ней мужчина уже не напоминал того, кто часто являлся к ней в ночных кошмарах. Граф стоял, с трудом, опираясь на трость и чуть сутулясь, его лицо покрывали глубокие морщины, а волосы сделались совсем седыми.
        Она так отвыкла от него, что в первую минуту он показался ей чужим человеком. Но вот на лице графа появилась на мгновение робкая и такая знакомая ей улыбка, сразу убравшая все чужое и незнакомое из его облика.
        Грейс выпрямилась и смело встретила его взгляд. Она имела право находиться здесь, и он не мог ей этого запретить. Эта показная смелость и независимость не могли, разумеется, скрыть того горя, той неуверенности и чувства вины, которые гнездились в ее сердце. Но в ней была жива и любовь. Да, несмотря ни на что, она продолжала любить отца.
        Несколько мгновений отец и дочь молча смотрели друг на друга. Их разделяли лишь несколько шагов, но сейчас для них это была почти непреодолимая пропасть.
        - Ты не хочешь поздороваться со своим отцом, девочка? - В голосе графа не ощущалось ни гнева, ни осуждения, а только желание понять, что сейчас происходит с его дочерью и что у нее на уме.
        Грейс присела в реверансе.
        - Добрый день, сэр, - проговорила она дрожащим голосом.
        Подняв голову, она, к своему ужасу, увидела слезы в темно-синих глазах отца, точно таких же, как и у нее, но только уже выцветших. Раньше ее отец был настоящим красавцем, статным, с темными волосами.
        - Сэр? - насмешливо переспросил граф. - И это все, на что я могу рассчитывать, Грейс? - Его лежавшие на набалдашнике трости руки заметно дрожали. Раньше его движения всегда отличались быстротой и уверенностью.
        Сейчас, увидев его таким, Грейс испытала настоящий шок.
        - Вир написал мне в Марлоу-Холл, - прервал молчание граф. - И слава Богу, что он сделал это. Я сразу же поехал сюда, как только получил письмо. Я разыскивал тебя последние пять лет.
        Неужели это правда? Когда он прогнал ее из дома, Грейс была уверена, что их разрыв - это навсегда. Отец никогда не менял своих решений.
        И вот теперь он говорит, что искал ее.
        Он изменился… Но что же послужило толчком к этому? Смерть Филиппа? Хотя отец даже не упомянул имя ее брата, призрак Филиппа присутствовал где-то здесь, совсем рядом.
        Впрочем, нет, дело не в Филиппе. Ведь он сказал, что начал искать ее пять лет назад, а Филипп был тогда еще жив и куролесил в Лондоне.
        Нет, он искал ее ради нее самой, а не потому, что погиб его любимый сын.
        - Ты сказал, что больше не хочешь меня видеть… - В ее голосе сквозила горечь, которую Грейс так и не удалось скрыть.
        Ее замужество было самой большой глупостью, которую она сделала в жизни. И жалеть теперь об этом бессмысленно. Ей оставалось лишь одно - признать, Что она поступила безответственно, и постараться в будущем не повторять подобных ошибок. Но рана в сердце ее отца уже не зарастет. В трудную минуту он отверг своего ребенка, и забыть это ему уже не удастся никогда.
        Услышав эти слова, граф побледнел.
        - Я многое сказал в тот день. И я действительно так чувствовал в ту самую минуту. Но когда ты ушла, я сразу же пожалел, что так обошелся с тобой. Через год разыскал Паджета и предложил ему стать управляющим одного из моих поместий, но он не захотел и слушать меня. Я хотел помочь, хотел сделать что-нибудь, чтобы ты хотя бы не голодала.
        - Но почему ты тогда не захотел увидеться со мной?
        - Твой муж сказал, что ты больше не хочешь иметь никаких дел со своей семьей, что теперь у тебя началась совсем другая, «светлая и чистая», жизнь с ним. Еще он сказал, что ты презираешь Марлоу и все то, что является для нас незыблемыми ценностями.
        О, Грейс без труда представила себя самодовольное лицо своего мужа в тот момент, когда он говорил эти лживые слова ее отцу.
        - И ты поверил ему?
        Граф пожевал губами, и уголки его рта уныло опустились.
        - А что мне оставалось? Ведь ты так ни разу и не написала нам, с тех пор как ушла из дому.
        Грейс была уверена, что если она попытается возобновить отношения с Марлоу, отец тут же впадет в неистовство и сделает все, чтобы пресечь любые ее попытки вернуться в семью. Но на деле оказалось, что он сам делал какие-то шаги к сближению, хотя и не слишком удачные. Отчаяние, досада, печаль превратились в большой, тяжелый и холодный камень в груди.
        - Ты велел мне больше никогда не появляться на пороге дома, - проговорила она сдавленным голосом, борясь с желанием немедленно обнять и успокоить отца.
        На его губах появилась слабая улыбка, хотя печаль по-прежнему глубоко пряталась в глазах. Как она любила в детстве его шутки и вот эту озорную улыбку, способную растопить любое недоразумение и обиду.
        Граф снова посмотрел на Грейс и вдруг заговорил с такой горячностью, какой она никак не ожидала:
        - Пять лет назад я снова решил предпринять попытку сблизиться с тобой. Я надеялся, что твой гнев со временем уляжется, что ты смягчишься. Но ты исчезла. Магазина в Йорке уже не существовало к тому времени, никто из соседей не мог мне вразумительно объяснить, куда ты уехала. Мои люди обыскали все вдоль и поперек, все книжные магазины в Британии. Искали даже в Америке.
        - Я жила в Райпоне, - сказал Грейс. - Практически до последнего времени.
        - В Райпоне? - Лицо графа сделалось белым как мел. Он пошатнулся и поспешно оперся на свою трость. - Значит, ты была всего в тридцати милях от Марлоу-Холл? Все это время?
        - Да, на ферме. Разводила овец. - Грейс усмехнулась и протянула вперед ладони, чтобы отец мог взглянуть на них: - Вот и руки мои погрубели.
        - Господи милостивый, что ты с собой сделала, девочка! - Его лицо по-прежнему было покрыто неестественной бледностью, сухие губы дрожали, а голос срывался. - Господи, что я наделал! Что я наделал! Как мне вымолить у тебя прощение, моя дорогая?
        Грейс смутилась, ей не хотелось видеть отца таким. И, в конце концов, она сама во всем была виновата.
        - Я думаю… - собрав все свое мужество, сказала она, - я думаю, ты все-таки должен простить меня, отец. Пришло время. - На этот раз слово «отец» Грейс сумела выговорить.
        Его лицо исказилось.
        - Но, девочка, я уже давным-давно простил тебя. Я надеюсь, что и ты простишь меня. Я был таким глупцом, но время прибавило мне разума. Я стал совершенно другим человеком. Горе сделало меня мудрым. - Он протянул к ней руки. - Возвращайся домой. Я хочу забрать тебя с собой.
        У отца был такой умоляющий взгляд; он сомневался, что она захочет его послушаться. А ведь раньше граф Уиндхерст был самим олицетворением уверенности и высокомерия.
        Грейс глубоко вздохнула. Да, она допустила в свое время большую глупость. Отец тоже совершил ошибку. И оба поплатились за свои грехи.
        - Твое приглашение - честь для меня.
        В спальне матери, когда туда на цыпочках вошла Грейс, стоял полумрак, шторы были задернуты, ставни закрыты. Теперь она почти не выходила из своей комнаты. Все время принимала успокоительное и спала. По дороге в Сомерсет граф рассказал Грейс, что ее мать ведет такой образ жизни вот уже много лет. Видеть эту раньше такую живую и общительную женщину в подобном состоянии было больно.
        Осторожно прикрыв за собой дверь, Грейс окинула взглядом комнату. Жаркий спертый воздух, полумрак и запах лекарств почему-то мгновенно воскресили в памяти Грейс лорда Джона. Одетый в меховое пальто с поднятым воротником, он так и стоял перед ее мысленным взором. Ее сердце застучало быстрее, дыхание участилось.
        Подойдя к кровати, на которой лежала мать, Грейс почувствовала и другой запах - роз и пчелиного воска. Этот запах она знала с детства. Мгновенно на глаза навернулись слезы. О, теперь она уже не была той избалованной своевольной девчонкой; ее настоящую и ту, что когда-то жила здесь, разделяли сотни и сотни миль.
        - Кто здесь? - неожиданно послышался голос матери. Но теперь он был совсем другим - высоким, взвинченным и раздраженным. Ей исполнилось только пятьдесят, но казалось, с ней говорит глубокая старуха.
        Грейс душили слезы.
        Господи, какую ужасную ошибку она совершила. Как неправильно все то, что с ней случилось.
        Зашелестели простыни, тихо и печально скрипнула кровать, беспокойно шевельнулась лежавшая на ней женщина.
        - Кто тут? Это ты, Элис? Я не хочу есть. Можешь унести обед.
        Мать больше не спускалась вниз к обеду. Грейс прикусила губу, с трудом сдерживая подступившие к глазам слезы. Сначала ее глупое замужество, а потом смерть Филиппа заставили мать оставить мирскую жизнь и затвориться в своей комнате.
        Грейс на мгновение растерялась. Она не хотела больше стоять немым соглядатаем у постели матери.
        - Элис?
        - Это… - Грейс тихо кашлянула и начала снова: - Это не твоя служанка, мама.
        Женщина на кровати вдруг замерла и лежала теперь так тихо, что внезапно воцарившаяся в комнате тишина оглушала.
        - Грейс?
        На ватных ногах Грейс подошла к матери.
        - Да, мама, это твоя Грейс.
        - О, моя маленькая Грейс… деточка… - Снова послышался шелест простыней. - У меня опять бред. Или это сон…
        Грейс заставила себя снова заговорить.
        - Н-нет. Я на самом деле здесь. - Она порывисто опустилась на колени и с горячностью прошептала: - Это я, мама. Это не снится тебе. Я на самом деле здесь, около твоей кровати.
        - Не могу поверить. - Перевернувшись на бок, женщина вытянула вперед руку и прикоснулась к лицу Грейс. Мать не доверяла своим глазам, ей были нужны еще какие-то подтверждения того, что перед ней действительно ее дочь, а не плод воображения.
        Грейс судорожно втянула воздух. Даже в полумраке было видно, как постарела ее мать, каким болезненно бледным и осунувшимся выглядело ее лицо. Выпавшие из чепчика длинные пряди волос казались седыми и безжизненными. За последние девять лет эта женщина испытала много горя. Ничего уже не осталось от той блистательной красоты, которая притягивала к ней восхищенные взгляды мужчин в светском обществе.
        - Я думала, что уже никогда не увижу тебя, - прошептала внезапно охрипшим голосом графиня.
        - Но вот я здесь, - ответила Грейс сквозь слезы.
        - Почему ты не приехала, когда… когда Филипп умер? - Ее лицо на мгновение сделалось сердитым. - Ты так нужна мне, Грейс.
        Почему она не приехала? Она считала, что будет здесь лишней, что ее не захотят видеть. Она думала, что отец ненавидит ее. Но она могла хотя бы попытаться.
        Как она ошибалась. И в глазах всех окружающих она выглядела жестокой, эгоистичной и… трусливой. Сейчас ее мать казалась такой маленькой и хрупкой… Сев на край кровати, Грейс заключила ее в объятия, стала качать, словно эта женщина была беззащитным, обиженным ребенком.
        Сначала тело графини оставалось напряженным, простые человеческие объятия, казалось, были для нее чем-то непривычным и неестественным. Но потом она положила голову на плечо Грейс, как-то сразу вся обмякла и, судорожно вздрагивая, залилась слезами.
        Грейс прижалась щекой к виску матери. Ей столько хотелось рассказать ей, о стольком спросить, но внутренняя скованность мешала Грейс проявить эмоции и показать чувства. Она молчала.
        Она всегда любила мать и свою семью, хотя, наверное, эта любовь была бездумной, эгоистичной. Но любовь, настоящая любовь - это прежде всего умение отдавать, жертвовать чем-то в себе ради другого человека. И Грейс была готова утешать свою мать - ведь именно это требовалось ей сейчас.
        Неожиданно мать перестала плакать и подняла голову. И хотя в комнате по-прежнему царил полумрак, Грейс увидела, что на лице этой несчастной пожилой женщины, видевшей в жизни немало горя, было написано умиротворение и спокойствие.
        - Открой шторы, Грейс. Я хочу видеть свою дочь.
        - Да, мама. - Грейс поднялась с кровати, подошла к окну и раздвинула тяжелые портьеры. В комнату ворвался дневной свет.
        Глава 27
        Карета герцога Кермонда подъехала к поместью, которое Грейс покинула четыре месяца назад. Грейс в маске сидела напротив герцога, рядом с ней сидел ее отец и с задумчивым видом смотрел в окно. Сумерки становились гуще с каждой минутой. Все трое молчали.
        Грейс нервно постукивала затянутой в перчатку рукой по колену. Ее сердце оглушительно стучало, и этот стук сливался со скрипом колес. Темное грозовое небо и ряды деревьев с пышными черными кронами создавали какое-то неприятное Давящее ощущение, грозили неизвестностью, таили в себе неясную опасность. Грейс почувствовала, что дрожит. Что ждало их там, в темноте?
        Сколько времени прошло с тех пор, когда она последний раз видела Мэтью? Жив ли он? Не случилось ли с ним чего-нибудь страшного? Господи, сделай так, чтобы они не опоздали. Ведь четыре месяца для человека, который страдает и мучается каждую минуту, - большой срок.
        Когда доктор Грейнджер был, наконец обнаружен, он не стал запираться и тут же выложил, что недавно осматривал Мэтью. Читая его медицинское заключение, Грейс чувствовала дурноту и была близка к тому, чтобы потерять сознание. С какой тщательностью было засвидетельствовано наличие всех повреждений, кровоподтеков, рубцов и ран на теле страдающего душевным расстройством маркиза. Грейс поморщилась - так было каждый раз после его побега, да и не только. Жизнь Мэтью давно превратилась в сплошной кошмар.
        Доктор Грейнджер утверждал, что он только осматривал Мэтью. Но похоже, после осмотров он давал Монксу и Файли советы, как «правильно» обращаться со своим пациентом. И все это делалось, разумеется, по указке лорда Джона.
        Грейс хотела отправить кого-нибудь наблюдать за поместьем лорда Джона, но герцог был против такого плана. Он боялся, что их человека обнаружат и тут же перевезут Мэтью в какое-нибудь другое место, и тогда шансов на спасение у него не останется.
        - Спокойствие, дорогая, только спокойствие. Все завершится в свой срок и так, как нам нужно. - Отец накрыл ее руку своей узкой холодной ладонью. Он наблюдал за дочерью постоянно и видел, в каком взвинченном состоянии та находилась.
        - Грейс, тебе лучше остаться в карете. Так будет безопаснее, - сказал герцог, схватившись за бархатную петлю, когда карета подскочила на очередной рытвине.
        Свои действия они обсудили раньше, и сейчас дядя Френсис не преминул напомнить об их уговоре. Грейс ждала столько дней, сгорала от нетерпения, ей хотелось как можно скорее увидеть Мэтью собственными глазами, но она была вынуждена подчиниться требованию герцога. Даже в целях безопасности согласилась надеть маску. Ни один человек не должен знать о постыдной ошибке, в результате которой леди Грейс Марлоу приняли за продажную шлюху.
        - Френсис, позволь девочке присутствовать при разговоре. - Отец покрыл ладонью ее руку. - У нас больше людей, чем было у Веллингтона перед Ватерлоо. Разве ты не видишь, в каком она состоянии?
        Позади кареты герцога следовал целый отряд вооруженных всадников, а сразу за ними ехала еще одна карета с двумя придворными врачами. Узнав о том, что случилось с лордом Шином, король Георг пришел в ярость. Покойный отец Мэтью не раз помогал монарху приобретать предметы искусства и выступал советником в делах подобного рода.
        Грейс снова отметила про себя, что ее отец изменился до неузнаваемости. Он был готов открыто защищать ее интересы. На глаза Грейс снова навернулись слезы, затем они протекли под маску и намочили ее. На мгновение щеки Грейс сделались горячими. Но теперь она плакала от радости. Мать и отец приняли ее, и теперь появилась возможность спасти Мэтью и остаться с ним навсегда. Она так хотела заглянуть в его глаза…
        Грейс пребывала в смятении и страхе. Она выпрямилась, ее пальцы с силой впились в ткань юбки. Она должна быть сильной, она должна выдержать все. Ради себя. Ради Мэтью.
        Карета подъехала к воротам, и Грейс приготовилась встретить свое будущее.
        - Куда подевалась эта сука?
        Мэтью даже не потрудился повернуть голову в ответ на злобное шипение своего дяди.
«Я не знаю» уже навязло в зубах от бесконечного повторения. Теперь его держали в кандалах, и он чувствовал себя очень уставшим, измученным и совершенно опустошенным.
        Скоро с него снимут кандалы и разрешат поспать несколько часов на столе на веранде. Правда, снова привяжут. И так повторялось каждый день после побега Грейс.
        А Грейс, выходит, все-таки спаслась, думал Мэтью. Но лорд Джон по-прежнему искал ее, хотя с момента ее исчезновения прошло уже много времени.
        Мысль о том, что Грейс на свободе, поддерживала в Мэтью жизнь и присутствие духа, несмотря на все происходящее с ним. Ее не смогли найти даже легендарные сыщики уголовного полицейского суда.
        - Ты просто дурак, мой дорогой мальчик, - изрек лорд Джон из своего кресла, стоящего напротив Мэтью. В его голосе ощущалось нечто холодное и безжизненное. Дядя снова кутался в меховое пальто, хотя в доме топили, а все окна были плотно закрыты. На Мэтью же были только рубашка и легкие брюки, и все равно ему было очень жарко.
        Вот уже четыре месяца он задыхался в удушливой атмосфере. И только утром и вечером, когда его ненадолго выводили в сад, он мог подышать свежим воздухом. Три раза в день его кормили, и он послушно ел, хотя аппетита у него никогда не было. Мэтью должен был поддерживать в себе жизнь любой ценой, так как дал обещание Грейс прожить шесть месяцев. И вот теперь он сдерживал это обещание. Оставалось только восемь недель и два дня, и после этого он, наконец, убьет своего дядю. Что произойдет потом, Мэтью не волновало.
        - Эта шлюха давно забыла тебя, у нее уже есть о ком позаботиться. - Лорд Джон сложил руки на набалдашнике трости. - Она прехорошенькая. Настоящий персик. Когда мы найдем ее, я попробую ее сам, а потом дам Файли, Монксу и всем остальным своим людям. - Дядя слегка запрокинул голову, и в его ледяных глазах появилась дымка мечтательности. - Возможно, я позволю тебе посмотреть. Чтобы освежить твою память. Может быть, даже ты получишь свой лакомый кусочек, прежде чем я отправлю ее в лучший мир.
        По своему опыту Мэтью знал, что таким образом его дядя мог развлекаться часами. Без сомнения, это ему доставляло удовольствие.
        - Но мы можем сделать и по-другому, дорогой племянник. - Дядя вытянул одну руку вперед и самым внимательным образом стал изучать свои ногти. - Скажи, где она, и я распоряжусь доставить ее прямо к тебе в постель.
        - Я не знаю, где она, - в сотый раз проговорил Мэтью, хотя прекрасно понимал, что нет никакого смысла повторять эту фразу.
        За стеной послышалось какое-то шевеление, а потом шаги. Это, по всей видимости, пришли охранники, чтобы узнать у лорда Джона, не нужно ли ему чего. В последнее время он не часто прибегал к услугам Файли и Монкса, и они скучали, слоняясь без дела.
        Когда открылась дверь на веранду, Мэтью даже не повернул головы, лишь торопливо втянул глоток свежего воздуха.
        - Немедленно освободите этого человека!
        От неожиданности Мэтью чуть не подскочил на месте.
        Что все это значит? Он тряхнул головой, поморгал, снова посмотрел на входящих в комнату людей. Нет, они не исчезли, это не было видением. Мэтью нахмурился - он все никак не мог прийти в себя от удивления.
        Но что это за хрупкая женская фигурка там, у двери позади двух мужчин? Она казалась такой знакомой… И этот запах жасмина… Его ни с чем невозможно спутать.
        Грейс…
        Черт, черт, черт.
        С неподдельным ужасом Мэтью смотрел на женщину, которая молча смотрела на него. На лице ее была маска.
        - Ты жив. Ты жив. - Эти слова она шептала совсем тихо, словно повторяла про себя молитву. Глаза Грейс светились радостью.
        Как бы и ему хотелось почувствовать такую же радость.
        - Что, черт возьми, ты делаешь здесь? - в отчаянии воскликнул Мэтью. Как она могла подвергать себя такой опасности? Чего же ради он мучился столько дней, недель и месяцев?
        Грейс шагнула к Мэтью и опустила руку ему на плечо. Прикосновение ее руки было настоящим благословением. Она была рядом, и от этого Мэтью сразу сделалось хорошо. Но почему она здесь? Она должна немедленно уйти отсюда.
        - Грейс, почему…
        Она чуть наклонилась к нему и мягко проговорила:
        - Я вернулась, чтобы спасти тебя. Смотри. - Грейс показала Мэтью на дверь - в комнату вошли еще несколько человек, и на веранде вдруг стало тесно. Но лорд Шин видел перед собой только Грейс.
        Вооруженные люди герцога Кермонда втолкнули в комнату Монкса и Файли и заставили их встать к стене. Файли сильно дрожал, и было видно, что от страха у него просто подкашиваются ноги. Из угла рта у него текла струйка крови, которую он тут же размазывал рукавом по лицу. Монкс закрывал лицо руками и отворачивался в сторону.
        Мэтью рассматривал пожилого джентльмена с вытянутым худым лицом и седыми волосами, и что-то ему в этом человеке казалось до боли знакомым. В нем было что-то от Грейс. Рядом с ним стоял другой мужчина, высокий, статный; его вид мгновенно внушал уважение и даже некоторый страх. И этот человек тоже как-то отдаленно напоминал Грейс. Чуть дальше, за спинами этих двух джентльменов, стояли еще два человека. По всему было видно, что это врачи.
        - Ваша светлость? - Лорд Джон вскочил с кресла как ужаленный. - Что все это означает, позвольте вас спросить?
        - Это означает, что мы пришли освободить лорда Шина, - сказал герцог.
        Уже успев прийти в себя после шока, лорд Джон расправил плечи и гордо приподнял подбородок:
        - Вы не имеете права находиться здесь. Лорд Кермонд Уиндхерст, я протестую против вашего вторжения.
        Мэтью с удивлением наблюдал за происходящим. Значит, это граф Уиндхерст собственной персоной? Он родственник Грейс? Да, Грейс упоминала, что происходит из благородной семьи. Но эти люди принадлежали к кругу самых знатных семейств Англии.
        - Можете протестовать сколько вам заблагорассудится. - Герцог посмотрел на Файли и Монкса: - Я приказываю освободить лорда Шина.
        Файли вытащил из кармана ключ и заковылял к Мэтью и Грейс. Когда он наклонился к кандалам, в нос Мэтью ударил резкий запах пота и гнилых зубов. По его телу пробежала дрожь отвращения. Грейс тоже отпрянула назад и прижала ко рту ладонь.
        Когда с Мэтью сняли кандалы, он сразу же попытался подняться, но его ноги оказались такими слабыми, что не могли даже выдержать вес тела. Мэтью покачнулся и оперся о плечо Грейс, голова у него закружилась, перед глазами все поплыло.
        - Мужайтесь, друг мой, - пробормотал Уиндхерст и шагнул к Мэтью, чтобы тоже поддержать его.
        Мэтью с удивлением посмотрел на графа. Раньше он никогда не встречал этого человека. Почему же он проявлял такую заботливость, почему вмешивался в его судьбу? Пока у Мэтью не было ответа на этот вопрос.
        - О, Мэтью, что они с тобой сделали? - сдавленным голосом пробормотала Грейс.
        - Миледи, вы обещали хранить молчание, - коротко сказал герцог.
        Мэтью окинул взглядом Грейс. Как ему хотелось поцеловать ее в губы, скрывавшиеся под черной маской, как хотелось бесконечно долго смотреть в ее глаза. Но почему она должна молчать? Почему на ней эта маска? Кем приходятся ей эти люди?
        Разумеется, она не могла быть любовницей герцога. Кто бы и что бы там ни говорил, Мэтью чувствовал, что Грейс все еще любит его. Он слышал это в ее голосе, видел в ее взгляде.
        - Нам нужно осмотреть пациента, ваша светлость, - сказал официальным тоном один из докторов.
        Граф и Грейс продолжали поддерживать Мэтью, когда он снова попытался сделать шаг. Потом еще один. Мэтью распрямил плечи. Постепенно скованность и онемение уходили из его тела.
        - Маркиз нездоров, он сумасшедший! - выкрикнул лорд Джон.
        Граф наградил его презрительным взглядом:
        - Ерунда. Я уже и сам вижу, что маркиз не более сумасшедший, чем мы с вами.
        - Уиндхерст, вы вряд ли можете считаться компетентным судьей, - снова запротестовал лорд Джон, и его подбородок гордо приподнялся. - Я настаиваю, чтобы этого опасного маньяка снова заковали в колодки.
        - Милорд, вы уже не можете ни на чем настаивать. - На лице герцога появилась гримаса отвращения. - Мы здесь по приказу короля. И по приказу короля мы должны вас арестовать.
        Кровь мгновенно отлила от лица лорда Джона, высокомерное выражение сменилось маской ужаса.
        - Я не понимаю… Но в чем же меня обвиняют?
        - Похищение человека, насильственное удержание под стражей, мошенничество, кража, разбой. Мне продолжать?
        - И вы поверили этой шлюхе? - Лорд Джон, без сомнения, узнал Грейс даже под маской. - Я не понимаю, как такое могло случиться, как можно полагаться на измышления этой… женщины. Я готов доказать свою невиновность. Не думаю, чтобы эти глупые обвинения дошли до короля. Это просто самоуправство.
        - Приговор не подлежи пересмотру, - холодно проговорил герцог. - Доктор Грейнджер и доктор Бойд в тюрьме. У нас есть доказательства вашей нечестности. И у нас есть свидетель - это лорд Шин.
        - Этот сумасшедший? - пораженно воскликнул лорд Джон. Его лицо сделалось белым как мел, а сложенные на янтарном набалдашнике руки судорожно подергивались. Над тонкой сухой губой лорда Джона поблескивали капельки пота.
        Лицо герцога по-прежнему оставалось бесстрастным.
        - В юности маркиз перенес лихорадку и на этом основании с тех пор находится в заключении. Мы привезли с собой придворных докторов, которые и поставят лорду Шину правильный диагноз. Но как и граф Уиндхерст, я не вижу никаких признаков сумасшествия у вашего племянника. А вот все признаки того, что было совершено преступление, - налицо.
        - Здесь нет никакого преступления, черт возьми! Я был заботливым опекуном своего племянника столько лет!
        Мэтью обвел взглядом всех присутствующих - ему все еще с трудом верилось, что он наконец-то получил эту долгожданную свободу. Ведь еще несколько минут назад он не мог и мечтать об этом. Он думал о смерти как об избавлении.
        - Я не сумасшедший, дядя, и ты это прекрасно знаешь, - насмешливо сказал Мэтью. - Ты просто хотел добраться до наследства Лансдаунов, и тебя погубила твоя жадность. Все очень просто. Примитивно просто.
        - Не нужно ввязываться в сражение, которое вами уже проиграно, лорд Джон, - спокойно проговорил герцог. - Давайте сделаем все тихо, без лишнего шума. Это ради вашей семьи. Могу пообещать, что для вашей жены и дочерей я сделаю все, что в моих силах.
        - Черт возьми, я не позволю обращаться со мной как с каким-то преступником, как с негодяем! - Руки лорда Джона так тряслись, его трость отбивала по полу нервную дробь.
        Герцог внимательно посмотрел на трость, затем перевел взгляд на лицо лорда Джона.
        - Вы и есть негодяй и преступник. И лучшего обращения не заслужили.
        - Прежде чем меня схватят, я отправлю вас в ад. - Глядя на герцога, лорд Джон отскочил к Мэтью и проворно вытащил из своего кармана маленький изящный пистолетик, инкрустированный серебром.
        Мэтью быстро заслонил собой Грейс, хотя дядя не целился в нее. Вооруженная охрана герцога Кермонда была готова броситься на помощь, но в комнате было слишком тесно и если бы открыли стрельбу, то кто-нибудь мог пострадать.
        - Вам не выиграть, Лансдаун. Вы должны знать об этом, - спокойно сказал герцог.
        - Я выиграю! Я всегда выигрывал! - Мгновение, и он метнулся к Мэтью. - Я, я должен был быть маркизом Шином, а не ты, жалкий невменяемый слюнтяй!
        Жестокий деспот и опасный преступник на глазах зрителей превращался в трясущегося от страха старика.
        - Опустите ваш пистолет, - приказал герцог Кермонд.
        - Ради Бога, Лансдаун! - взмолился граф Уиндхерст, шагнув к лорду Джону. - Все и так зашло слишком далеко.
        - Дядя, игры закончились, - тихо и твердо проговорил Мэтью, надеясь своим спокойным поведением предотвратить надвигающийся взрыв. - Зачем все усугублять? Подумайте о ваших дочерях и жене.
        Лорд Джон взвел курок пистолета, послышался громкий щелчок.
        - Хватит читать проповеди, племянник. Тебе бы, милый, надо было стать пастырем, чтобы утешать глупых жалких недоумков. Откуда тебе знать, что нужно настоящему мужчине?
        Неожиданно лорд Джон поднес пистолет к своему виску и нажал на курок. Прогремел оглушительный выстрел, и лорд Джон как подкошенный упал на пол.
        Все молча смотрели на распростертое тело и лужу крови вокруг него. Все произошло быстро и неожиданно. Мэтью, глядя на труп дяди, ничего не чувствовал.
        - Господи милостивый, что за пристрастие к драматическим сценам… - наконец пробормотал граф Уиндхерст.
        Один из врачей присел перед трупом лорда Джона на корточки, быстро осмотрел его, пощупал пульс. Подняв голову, сказал:
        - Он мертв.
        - И умер как трус, - дрожащим голосом проговорила Грейс. Она подошла к отцу. - Милорд, с вами все в порядке?
        Мэтью мгновенно почувствовал, как ему не хватало Грейс, не хватало ее тепла. Ему не хватало ее все эти бесконечно тянувшиеся четыре месяца. Его взгляд неотступно следовал за ней. И поэтому Мэтью не заметил, как Монкс, внезапно отделившись от стены, метнулся к Грейс.
        - Мэтью! - вскрикнула она. Маркиз бросился к ней, но было уже слишком поздно.
        Монкс поднял руки и быстро обкрутил цепью, соединявшей его наручники, шею Грейс.
        Глава 28
        - Я сломаю ей шею как цыпленку, - прорычал Монкс, подтягивая Грейс ближе к себе.
        Мэтью внезапно ощутил сильную боль в боку, как будто кто-то ударил его под ребра. Как он мог это допустить? Он должен был предвидеть, что его мучители постараются любой ценой избежать суда и тюрьмы. Господи, зачем только она пришла сюда. Его сердце сжималось от боли и любви. И страха.
        - И не думайте, что я пошутил. Одно движение, и она труп. - Монкс обвел всех безумным взглядом.
        - Всем оставаться на местах, - скомандовал герцог и поднял руку, чтобы остановить своих людей, которые были готовы броситься на Монкса в любое мгновение.
        Монкс быстро повернул Грейс к себе спиной и, прикрываясь ею как живым щитом, попятился к двери.
        - Лучше не подходите, - снова зарычал он.
        Было ясно, что Монкс не собирается освобождать Грейс. Он прекрасно понимал, что, отпустит он ее или нет, его все равно ждет виселица. Так почему же не отомстить за себя напоследок?
        Мэтью сжал руки в кулаки и сказал то, что должен был сказать:
        - Отпусти ее. Даю слово маркиза, что мы сохраним тебе жизнь.
        На лице герцога промелькнуло недовольное выражение. Да, он не хотел выпускать живым этого негодяя. Но сейчас речь шла о жизни Грейс. Это было важнее всего, это было самым главным.
        Монкс продолжал пятиться к двери, держа Грейс перед собой.
        - Я не такой дурак, как вы думаете. Я выпущу ее немного позже, там, где мы договоримся, ваша светлость. Заберете ее у ворот через полчаса.

«Заберете ее мертвой», - подумал Мэтью. А если Грейс умрет, какой смысл в его свободе?
        Нет, так не пойдет. Мэтью быстро выхватил пистолет из руки стоявшего рядом с ним охранника герцога.
        - Отпусти ее, Монкс! - Звонкий голос маркиза разрезал тишину комнаты.
        - Можете случайно застрелить ее, ваша светлость, - натужно хихикнул Монкс.
        - Не волнуйся, - сказал Мэтью и твердой рукой навел дуло пистолета на лоб Монкса.
        Хотя Мэтью давно не имел дела с оружием, эта тяжесть пистолета в руке была хорошо ему знакома с детства. Он был отличным стрелком и раньше, бывало, часами стрелял по мишеням, чтобы развить меткость. Как только пистолет оказался у него в руке, все выработанные умения и навыки сразу автоматически вернулись к нему. Он знал, что не промахнется.
        - О, Мэтью, пожалуйста, - взмолилась Грейс, и Монкс еще сильнее затянул цепь на ее шее. Лицо Мэтью потемнело. Монкс заплатит за это, очень дорого заплатит.
        - Только не двигайся, стой спокойно, - мягко сказал Мэтью Грейс. Он знал, что если Грейс дернется, то пуля может попасть не в ту цель, которая была намечена.
        - Вы слишком хорошо о себе думаете, милорд, - буркнул Монкс. - Вам будет так же трудно убить меня, как вплавь добраться до Америки.
        Мэтью опустил дуло чуть ниже.
        - Мне всегда нравилось плавать, Монкс.
        Не колеблясь ни мгновения, Мэтью нажал на курок. Пуля вошла точно между густыми бровями Монкса. Серые глаза внезапно расширились, и в них появилось удивление. И тут же его взгляд сделался стеклянным.
        Не издав ни звука, Монкс рухнул на пол и увлек за собой Грейс. Когда она падала, из ее горла вырвался возглас ужаса и тут же замер. Казалось, все находившиеся в комнате люди внезапно потеряли способность двигаться и говорить.
        Прошло несколько мгновений, прежде чем шок прошел. Уиндхерст бросился к Грейс и принялся распутывать цепь на ее шее.
        - О Господи, деточка… Надеюсь, ты не ранена…
        - Все в порядке. Все хорошо, - кашляя и задыхаясь, проговорила она. Убедившись, что Грейс и в самом деле не пострадала, Мэтью почувствовал, как мышцы в его теле расслабились.
        - Вот ужас-то, - выдохнул Файли, глядя во все глаза на Мэтью. - Никогда не видел такого…
        Мэтью облегченно выдохнул, его страх постепенно отступал - с Грейс ничего не случилось. Слава Богу, отец научил его метко стрелять. Его рука опустилась, безвольно повисла вдоль туловища. Он никогда никого не убивал. Раньше ему казалось, что убийца должен испытывать какие-то сильные ощущения. Но сейчас он ничего такого не чувствовал. Лишь смутное удовлетворение притаилось где-то в его груди.
        Подняв голову, Мэтью поискал глазами Грейс. Граф Уиндхерст обнимал ее и гладил по спине. И снова лорда Шина поразила странная схожесть графа и Грейс. И почему она позволила утешать себя этому человеку? Ведь вот он, Мэтью, находится здесь.
        - Послушайте, Шин, вот это был выстрел! Никогда не видел ничего подобного, - сказал герцог. - Снимаю перед вами шляпу.
        - Я не мог допустить, чтобы с ее головы упал хотя бы волос, - тихо проговорил Мэтью. Господи, каким же измученным и опустошенным он чувствовал себя сейчас.
        Маркиз подошел к столу, к которому его так часто привязывали и на котором мучили, и положил на него пистолет. Мысль, что его уже никогда не будут больше пытать, постепенно доходила до сознания Мэтью. Лорд Джон мертв. Монкс мертв. Файли в самое ближайшее время передадут в руки закона.
        - Уведите этого негодяя. Пусть им теперь займется правосудие, - сказал герцог, глядя на Файли.
        - Повторяю, я только слуга лорда Джона. Я выполнял его приказы, ваша светлость, делал то, что мне говорили, - истерично завизжал Файли. Смерть хозяина, похоже, его совершенно не взволновала и ничуть не огорчила.
        - Это неправда. Он виновен в той же степени, что и лорд Джон, - горько усмехнувшись, сказал Мэтью. Он ведь раньше хотел убить этого негодяя, но теперь жажда проливать кровь прошла. Беспокоиться было не о чем - Файли все равно ждет виселица.
        Впрочем, этот мерзавец не интересовал Мэтью. Все его мысли были заняты только Грейс.
        Когда Файли увели, герцог с недовольным выражением лица окинул взглядом комнату:
        - Здесь практически невозможно дышать. Ньюби, откройте окна. Фенуик, найдите какую-нибудь одежду для лорда Шина. Он не может появиться в Виндзоре в таком виде. Кроме того, ему нужно помыться - организуйте все быстренько.
        Виндзор? Что это значит?
        - Ваша светлость, посвятите, пожалуйста, меня в ваши планы.
        Герцог внимательно посмотрел на Мэтью. Потом его взгляд скользнул на Грейс, которую продолжал утешать и обнимать отец.
        - Я все объясню вам в дороге. Надо торопиться. Его величество ждет нас. Джоунз и Перрет, уберите трупы. Мне нужно остаться наедине с лордом Шином, лордом Уиндхерстом и этой леди.
        Слуги поспешили выйти с веранды. В комнату, наконец, ворвался прохладный ветерок, и Мэтью почувствовал себя значительно лучше. Он постоянно повторял про себя, что отныне свободен, и пытался привыкнуть к этой мысли.
        Мэтью подошел к герцогу и протянул ему руку:
        - Хочу выразить вам, сэр, огромную признательность. Можно мне узнать, кого я должен благодарить за свое спасение?
        - Разумеется. - Герцог пожал Мэтью руку.
        - Позвольте, лорд Шин, представить вам моего крестного отца, герцога Кермонда, - сказала Грейс.
        Крестного отца? Герцог Кермонд был старым, другом его отца. Брови Мэтью удивленно приподнялись вверх. Он и не предполагал, что Грейс имеет родственные связи столь высокого уровня.
        Грейс повернулась к другому мужчине:
        - И моего отца, графа Уиндхерста.
        То, что услышал Мэтью, настолько поразило его, что в первые несколько мгновений он не мог выговорить ни слова. Сегодня был день самых разнообразных сюрпризов, и последний из них оказался более чем удивительным.
        - Ваше сиятельство. Милорд, - наконец выговорил Мэтью и слегка склонил голову.
        - Как вы себя чувствуете, лорд Шин? - Герцог хлопнул Мэтью по спине и широко улыбнулся. - Я не имею в виду вашу мнимую душевную болезнь. С этим все понятно. Умение мыслить здраво и отличное владение собой вы только что нам продемонстрировали. Но если вас что-то беспокоит, доктора могут осмотреть вас.
        Доктора? Нет, ему не нужны доктора. Ему нужна только Грейс. Но она прижалась к отцу, который снова заключил ее в объятия. А к нему лишь слегка притронулась… Почему, черт возьми? Ведь он рядом и свободен.
        - Грейс? - позвал ее Мэтью.
        Герцог Кермонд перехватил взгляд маркиза и сказал:
        - Леди Грейс не может здесь долее задерживаться. Ее имя ни в коем случае не должно быть замешано в скандал.
        Кровь бросилась Мэтью в лицо. Как это все понимать? Мысли вихрем проносились в его голове. У него вдруг возникло ощущение, что вот в эту самую минуту он теряет Грейс навсегда.
        - Прощайте, лорд Шин, - внезапно охрипшим голосом проговорила Грейс.

«Прощайте»? Что за ерунда?
        - Господи, Грейс! Ты не можешь уйти! Так уйти!
        Она обернулась и бросила на Мэтью печальный взгляд:
        - Но я должна. Я добилась того, чтобы вас освободили, милорд, и чтобы справедливость одержала верх. Теперь все закончилось. Будьте счастливы.
        - Нет, Грейс! - Он быстро подошел к ней. - Подожди! Что ты делаешь?
        Она окинула его печальным, взглядом:
        - Я вернула вас в ваш мир. Но этот мир никогда не станет моим.
        - О чем ты говоришь? Мне не нужна свобода, если мы не будем вместе. - В его взгляде без труда угадывалось удивление, разочарование и непонимание.
        Герцог Кермонд положил руку Мэтью на плечо.
        - Сейчас не самое подходящее время для выяснения отношений. Его величество ждет.
        Глаза Грейс затуманились от слез, она дрожала так, словно у нее был жар. Отец с беспокойством заглянул ей в лицо и вытер слезы на ее щеках.
        - Ты переволновалась, дорогая девочка. Френсис был прав, тебе не стоило туда идти.
        - Но ты же понимаешь, я должна была… - пробормотала она сдавленным голосом.
        - Грейс, подожди! - За ее спиной вдруг снова раздался голос Мэтью. - Я не задержу тебя надолго. Всего лишь одно слово.
        Она была вынуждена остановиться и обернуться. Мэтью стоял перед ней с потерянным видом. Их взгляды встретились. Кашлянув, граф Уиндхерст отошел в сторону. Теперь за окнами было совсем темно, но в свете фонарей Грейс отчетливо видела выражение лица Мэтью. За четыре месяца он сильно изменился, волосы доставали ему уже до плеч, щеки ввалились, под большими красивыми глазами пролегли глубокие тени.
        - Лорд Шин… - заговорила Грейс, снова отворачиваясь в сторону.
        - Черт возьми, Грейс, тебе хорошо известно мое имя, - прорычал маркиз, бросив взгляд на стоящего поодаль графа Уиндхерста.
        - Я подожду в карете, - сказал отец Грейс.
        - Но в этом разговоре нет никакого смысла, - слабо запротестовала Грейс.
        - Нам просто необходимо кое-что обсудить. И лучше это сделать прямо сейчас, - мрачно проговорил Мэтью и, взяв Грейс за руку, увел ее за дом, подальше от посторонних глаз.
        Теперь они стояли около веранды, и желтый свет фонарей заливал их лица. Мэтью нетерпеливо переступал с ноги на ногу.
        - Что, черт возьми, все это значит?
        Она отшатнулась, как будто он ударил ее.
        - У тебя совсем мало времени, тебе нужно идти с герцогом Кермондом. Король желает видеть тебя.
        - К черту короля! Почему ты убегаешь от меня?
        - Мой отец…
        - Он тоже может подождать. - Мэтью порывисто обнял Грейс и привлек к себе. - Грейс, разве ты не рада видеть меня?
        - Конечно же, рада, - пробормотала она быстро, прежде чем успела подумать. И на какую-то долю секунды прикоснулась головой к его груди. Его сердце стучало оглушительно. Грейс вдруг очень захотелось его объятий и поцелуев, воспоминания нахлынули на нее с новой силой.
        Но она не должна быть слабой.
        - Мне нужно идти, Мэтью. - Она попыталась придать своему голосу уверенность и твердость, но вместо этого с ее губ срывался лишь шепот.
        - Господи, Грейс, прошла уже целая вечность с тех пор, как ты ушла. Дай мне хотя бы обнять тебя. - Его голос дрожал от желания, вызывая ответную волну чувств у Грейс.
        - Я… не могу, - тихо сказала она и быстро облизнула пересохшие губы.
        Его руки опустились, во взгляде скользнула легкая насмешка.
        - Но может быть, ты хотя бы снимешь маску? Позволь мне увидеть твое лицо.
        - Тут кругом слуги, - хрипло проговорила Грейс. Если она снимет маску, то Мэтью увидит, что она плачет.
        - Что ж, как тебе будет угодно. - Немного помолчав, он снова улыбнулся своей мягкой теплой улыбкой, которая всегда вызывала у Грейс странную слабость в коленях. Потом Мэтью взял ее за руку, и Грейс не стала сопротивляться - ведь он прикасался к ней в последний раз. - И я все-таки сделаю то, что мне очень хочется, хотя обстановка не слишком подходящая. Не так я себе это представлял. Но боюсь, другого шанса у меня просто не будет.
        - О чем ты говоришь? О каком шансе?
        К ужасу Грейс, Мэтью вдруг опустился перед ней на колени, продолжая держать ее руку в своих ладонях.
        - Грейс Паджет, я прошу тебя стать моей женой.
        Грейс готова была зарыдать. Она больше всего на свете хотела этого, но не могла принять его предложение.

«О, Мэтью, Мэтью, зачем ты это говоришь?» Сделав еще шаг назад, она быстро отошла в сторону.
        - Я не могу выйти за тебя замуж, Мэтью. - Грейс сжала перед собой руки. - Это будет несправедливо.
        Он нахмурился:
        - Ты считаешь, что я сумасшедший? Да? Поэтому отказываешь мне?
        - Нет, что ты! Об этом я даже не думала. К тому же мне-то ведь, как никому, хорошо известно, что ты абсолютно здоров.
        Качнувшись, он встал с коленей. Сейчас Мэтью выглядел еще более худым, чем в тот день, когда она впервые увидела его. Ему нужно было прежде всего отдохнуть, прийти в себя и переосмыслить все, что с ним случилось. Мэтью должен был найти для себя точку опоры в этой жизни, а не цепляться за бывшую любовницу, отношения с которой казались ему такими важными лишь потому, что он находился в затруднительном положении, когда все воспринимается в преувеличенном виде.
        Он приблизился к ней, и Грейс протянула руку, чтобы погладить его по щеке. Но Мэтью вдруг отдернул голову так, словно ему дали пощечину. Выражение его лица мгновенно сделалось высокомерным.
        - Но ты сказала, что любишь меня. Ты солгала? - надтреснутым голосом проговорил он. - Твои чувства переменились? Господи, а я вот по-прежнему люблю тебя. И всегда буду.
        - Прекрати! Прекрати это немедленно! - почти грубо выкрикнула Грейс. Ну почему он так мучает ее? Разве он не видит, что у них нет будущего? Да, отец и дядя Френсис были правы - ей не стоило приезжать сюда. Она поступила эгоистично - думала только о своих чувствах и желаниях.
        - Ты любишь меня, Грейс? - спросил ее Мэтью с той прямотой, которая всегда так волновала ее и порой повергала в замешательство.
        Грейс быстро обхватила себя руками, чтобы унять дрожь в теле. Она знала, что рано или поздно это случится, они расстанутся. Но действительность оказалась гораздо страшнее, чем Грейс могла себе представить.
        - Грейс? - Он ждал ее ответа. И она должна была ответить ему так же честно и прямо.
        - Да, я люблю тебя. - Возможно, с ее стороны было неразумно делать такое признание, но по-другому поступить она не могла.
        - Тогда в чем же дело?
        Из-за угла дома неожиданно вышел герцог Кермонд и, увидев Грейс с Мэтью, остановился.
        - Шин, мы не можем больше медлить. Ну будьте же благоразумны!
        Продолжая смотреть Грейс в лицо, Мэтью сказал:
        - Еще минуту, сэр.
        В другое время Грейс посмеялась бы, увидев это выражение на лице у дяди Френсиса. Этот человек не привык к подобному обращению.
        - Но только минуту, - сказал герцог и отошел в сторону, оставив Грейс и Мэтью наедине.
        - Объясни, что происходит, Грейс.
        - Ты провел одиннадцать лет в тюрьме, ты не видел обычной жизни. Да, конечно, ты полюбил меня… - Она понизила голос, чтобы герцог не услышал ее. - Но ведь я единственная женщина, с которой ты имел дело. Любой бы на твоем месте мог посчитать, что все это очень серьезно. Ты просто увидел, какими бывают отношения между мужчиной и женщиной, но не нужно думать, что это и есть любовь. Как порядочный человек, ты решил на мне теперь жениться, это понятно. Но когда ты займешь соответствующее твоему статусу положение, ты взглянешь на все по-другому. Ты найдешь такую женщину, которая будет на самом деле достойна тебя.
        - Ты считаешь, что дочь графа Уиндхерста меня недостойна?
        Грейс опустила голову.
        - Но твоей любовницей была Грейс Паджет.
        - Я…
        - Лорд Шин, минута истекла, - вмешался в разговор герцог. - Мы должны идти.
        - А ты, Грейс? - спросил Мэтью. Она покачала головой:
        - Нет, Мэтью, я поеду не с вами, а со своим отцом домой, в Марлоу-Холл.
        - После встречи с королем я сразу же приеду к тебе.
        - Не стоит так торопиться. Ты должен на какое-то время остаться в Лондоне. Тебе нужно публично опровергнуть возведенную на тебя лордом Джоном клевету, продемонстрировать здравое состояние своего ума и занять в обществе положенное тебе место. А теперь, Мэтью, мы должны расстаться. Здесь и сейчас. Я все тебе объяснила.
        Как ни грустно это было признавать, но Грейс права: ему следовало в первую очередь исполнить свой долг.
        - Грейс, я вернусь к тебе через год. Ты сможешь дождаться меня? - Мэтью с беспокойством вглядывался в ее лицо.
        - Мэтью, ты потерял целых одиннадцать лет своей жизни. Зачем же сейчас давать пустые обещания? За год слишком многое может измениться.
        - Шин! - раздраженно и резко крикнул герцог Кермонд. Похоже, его терпение истощилось.
        Мэтью нахмурился. Ему пора идти. Такой влиятельный человек хлопотал о нем, и его терпение нельзя было и дальше испытывать.
        - Иди, Мэтью, - прошептала Грейс. - И прощай.
        - Значит, год. Надеюсь, ты дождешься меня.
        - Я еще раз скажу тебе, Мэтью, что мы не будем заключать с тобой никакие договоры.
        Грейс знала, что ей ничего другого, кроме одинокого существования в поместье отца и бесконечных воспоминаний о своем недолгом счастье, не остается. Скоро Мэтью с головой окунется в большой мир и навсегда забудет о Грейс Паджет. Это было неизбежно.
        - Я не буду беспокоить тебя целый год, ты сможешь оплакать мужа, как того требуют приличия. А потом я вернусь, и ты дашь мне свой ответ. Ты же ведь понимаешь, Грейс, что наши отношения не могут закончиться.
        Мэтью резко отвернулся от нее и быстро зашагал к карете герцога. Не двигаясь и не говоря ни слова, Грейс стояла и смотрела ему вслед. И только когда карета герцога скрылась за воротами, она опустила голову и заплакала. На одной ее руке не оказалось перчатки - без сомнения, ее унес с собой Мэтью, а она этого даже и не заметила.
        Глава 29
        Стоял теплый летний вечер, солнце уже клонилось к закату, но его лучи все еще приятно грели кожу. Грейс сидела в кресле в китайской беседке.
        Ее глаза все еще были закрыты, хотя она уже проснулась. Ей, как часто теперь бывало, снился Мэтью. Он входил в спальню, улыбающийся, веселый, он протягивал к ней руки, собираясь что-то сказать. На этом месте Грейс обычно просыпалась, и на нее наваливалась тоска.
        Прикоснувшись рукой к лицу, она почувствовала, что щеки мокрые от слез. Грейс открыла глаза и вдруг увидела Мэтью. Он стоял на ступеньках беседки, в нескольких шагах от нее. Грейс заморгала, ожидая, что ее видение исчезнет. Но нет, Мэтью никуда не исчез - самый что ни на есть настоящий.
        Выглядел он потрясающе. Легкий ветерок ерошил его черные волосы.
        Грейс смутилась и выпрямилась в кресле.
        - Мэтью… - прошептала она медленно, словно пробовала на вкус каждый звук его имени.
        Он даже не сообщил ей о своем приезде, и она не успела приготовиться - не сделала прическу, не надела нарядное платье.
        Глаза Мэтью потемнели, как небо перед ураганом. Он не только не улыбнулся ей в ответ, а нахмурился.
        - Мэтью? - В голосе Грейс послышался испуг, и ее улыбка растаяла. - Что ты здесь делаешь?
        Мэтью сейчас совсем не походил на мужчину, готовящегося сделать предложение. Нет, он пришел сюда с какой-то другой целью. С ее стороны глупо было надеяться, что лорд Шин все еще мечтает жениться на Грейс Паджет. Может быть, он хочет поставить ее в известность о том, что у него появилась другая невеста? Она вместе с матерью читала газеты, в которых писали о триумфальном возвращении в Лондон Мэтью Лансдауна.
        Они молча смотрели друг на друга, как два готовящихся к схватке противника.
        - Грейс… - Он произнес это таким низким, волнующим голосом, что по рукам Грейс побежали мурашки. Во рту у нее мгновенно пересохло.
        Мэтью быстро поставил на пол коробку, которую до этого держал в руках, закрыл дверь в беседку и опустил щеколду. Грейс заволновалась - он определенно что-то задумал. Когда Мэтью поспешно сорвал с себя сюртук, сомнения по поводу того, что именно он задумал, тут же рассеялись. Он хотел ее… Ей не следовало позволять ему так себя вести, но сердце говорило совсем другое.
        Мгновение, и она оказалась в его объятиях. Его губы прижались к ее губам. И снова к Грейс вернулись те восхитительные ощущения, которые она всегда испытывала, когда Мэтью был рядом, прикасался к ней. Больше ей ничего не нужно. Он снова с ней.
        - Господи, Грейс, как я скучал. - Мэтью поднял голову и посмотрел на нее затуманившимися глазами.
        - А как я скучала по тебе.
        Его губы снова прильнули с жадностью к ее губам. Грейс провела рукой по его блестящим черным волосам и почувствовала, как напряглись мышцы на его груди. Да, сейчас, сейчас его рука скользнет под ее платье и он возьмет ее. Грейс не могла дольше ждать.
        Она дрожала от удовольствия, вдыхая знакомый запах лимона и мускуса. Как ей не хватало этого запаха, как не хватало его рук и губ. И как она смогла бы обходиться без всего этого, если бы он не пришел?
        Мэтью вошел в нее, и Грейс замолчала, слова больше не были нужны. Она снова наслаждалась этим восхитительным вторжением. Ее мышцы, правда, оказывали некоторое сопротивление, но это было и понятно - целый год к Грейс не прикасался мужчина. Мэтью вошел в нее глубже, и Грейс на мгновение перестала дышать.
        В действительности все оказалось значительно лучше, чем представлялось ей в мечтах. Мэтью прошептал ее имя, потом из его горла вырвался тихий стон.
        К глазам Грейс снова подбирались слезы. Мэтью с ней. И пусть это скоро закончится, но сейчас, в это самое мгновение, они вместе. Грейс провела ладонью по его волосам, приблизила свое лицо к его лицу. То, что она не могла сказать ему о своей любви, говорили ее руки, ее прикосновения.

«О, Мэтью, если бы ты мог остаться со мной навсегда…»
        Он двигался в ней, каждый его толчок усиливал ее наслаждение. Через несколько мгновений и она подстроилась к его ритму.
        Освобождение пришло неожиданно, по ее телу пробежал спазм, вознесший ее к самой вершине блаженства. На несколько мгновений пространство вокруг нее превратилось в сияющий шар, Грейс затопило счастье, в ее сердце проснулась безумная радость и восторг.
        На губах она ощутила солоноватый вкус слез. Ее тело все еще продолжало вибрировать от бегущих по нему волн наслаждения. Грейс чуть сильнее прижалась к Мэтью, и ее руки, скользнув вниз, задержались на его упругих ягодицах. Когда они с Мэтью любили друг друга, ей казалось, что она умирает, а затем снова оживает. Без сомнения, Мэтью испытывал сходные ощущения. Это было слишком глубоко, всеобъемлюще, это проникало в нее до самого сердца.
        Наконец она легла на широкую садовую скамью, и ее сердце стало успокаиваться. Постепенно внешний мир снова начал напоминать о своем существовании.
        Что Мэтью делал здесь? Почему вернулся из Лондона в Йоркшир? Ведь теперь он стал знаменитостью, желанным гостем в семейных гостиных, где были дочери на выданье, Возможно, он приехал к ней, чтобы попрощаться, а она каким-то образом дала ему понять, что хочет его. И он просто удовлетворил ее собственное желание. Но без сомнения, и он хотел ее. Она не могла ошибиться, это было очевидно. И невероятно.
        Наконец Грейс поднялась, опустила юбки, расправила на них складки. Видел бы сейчас кто-нибудь добропорядочную леди Грейс Марлоу! Грейс невесело усмехнулась.
        - Я кое-что привез для тебя, - хрипло проговорил Мэтью и прошел через беседку к той коробке, которую оставил у двери. Вернулся с ней назад и поставил около скамьи.
        Грейс смотрела на него так, что Мэтью мгновенно снова почувствовал возбуждение. Она облизнула губы.
        - Подожди, Грейс, не торопись. Это мы можем сделать позже. А сейчас нам необходимо поговорить.
        - Позже? - удивилась Грейс. Он намекал на то, что дело не исчерпывалось их пятиминутной близостью.
        - Да, немного позже. - Мэтью выглядел сосредоточенным и поглощенным своим занятием. Глубоко вздохнув, он положил коробку ей на колени. - Вот, это для тебя.
        Ей не нужны были никакие подарки, ей просто был нужен он, Мэтью. И еще она жаждала услышать, зачем все-таки он приехал в Йоркшир.
        Но, по всей видимости, содержимое коробки имело какое-то значение для него. Она взяла эту коробку в руки и взглянула на Мэтью. Он с любовью смотрел ей в лицо, и на его губах играла едва уловимая улыбка. Господи, как ей нравилось смотреть в эти глаза цвета меда.
        - Что это? - спросила она.
        - Открой, и увидишь. Застежка вот здесь, сбоку. Мне очень понравилась эта коробочка, я сам ее выбирал. - Мэтью выглядел спокойным и уверенным в себе. Таким Грейс еще никогда его не видела. Обступавшие его тени страшного прошлого постепенно рассеивались, и Мэтью становился самим собой.
        Внутри коробки оказалась еще одна крышечка из тонкого матового стекла. Грейс осторожно отодвинула ее.
        - О, Мэтью, - прошептала Грейс. Она была тронута до слез.
        - Я назвал ее Грейс. Надеюсь, ты не станешь возражать? - Мэтью вдруг снова сделался робким и немножко неловким. Сейчас он совсем не походил на того страстного и решительного мужчину, который пять минут назад занимался с ней любовью.
        Грейс опустила руку в коробку и извлекла из нее розу.
        - Эта твоя роза, - сказала она.
        - Нет, твоя.
        Грейс почувствовала сладкий аромат и прикоснулась пальцем к лепестку. Удивительный цвет. Оранжево-желтая роза с красноватой каймой по краю лепестков, и она называлась «Грейс».
        - Она прекрасна, - прошептала Грейс. - Это совершенство.
        - Я работал над ней целый год.
        Неловко кашлянув, Грейс опустила глаза. Мэтью намекал на то, что целый год думал о ней? Она, разумеется, верила ему, но ей не стоило забывать и о том, что лорд Шин теперь стал весьма популярной персоной в светских гостиных. Она читала в газетах, что в Лондоне его приглашали к самым влиятельным и известным людям.
        - Ты же знаешь, Грейс, я проводил ботанические эксперименты в поместье лорда Джона. И вот они, наконец, увенчались успехом. Я побывал даже в нескольких научных обществах и показал им то, что мне удалось сделать за все эти годы. И этот первый цветок для тебя, Грейс.
        - О, Мэтью…
        - И еще возвращаю твою перчатку. - Он протянул Грейс ее светло-зеленую перчатку, которая выглядела несколько потертой. Похоже, Мэтью слишком часто держал ее в руках.
        - Она была у тебя все это время? Мэтью, мне хочется плакать.
        - Не надо, моя дорогая, - прошептал он, вытирая катившуюся по ее щеке слезинку. - Для этого нет повода. Ведь теперь все хорошо.
        - Но как ты нашел меня здесь? - Ее брови удивленно вспорхнули вверх.
        - Очень просто. Твой отец сказал, что ты сидишь в беседке, - сказал Мэтью, глядя Грейс в глаза.
        - Мой отец? - Она густо покраснела. - Господи, Боже мой! Но ведь он мог пойти за тобой.
        - Не думаю. Он разумный человек и понимает, что сейчас нам нужно побыть наедине. Я получил у него разрешение засвидетельствовать свое почтение его дочери.
        - Что ж, ты это сделал, - со смехом проговорила она. Затем, продолжая улыбаться, Грейс спросила: - Так ты приехал, чтобы предложить мне выйти за тебя замуж, Мэтью?
        - Ты обещала принять решение через год - и вот я здесь. Другие женщины уже никогда не смогут занять твое место в моем сердце. - Он сжал ее запястье. - Вопрос лишь в том, любишь ли ты меня и хочешь ли быть со мной.
        Грейс нахмурилась. Мэтью подумал, что сейчас она совсем не была похожа на женщину, готовую связать себя узами брака. Его сердце тревожно забилось. Ведь прошел целый год, за это время многое могло измениться. Да, только что в порыве страсти она отдалась ему. Но ведь страсть еще не любовь.
        - Только ты в моем сердце, Грейс. Только ты, - тихо проговорил он.
        - Ты уверен, что это действительно тебе нужно? - прошептала Грейс.
        - Я понял это в то самое мгновение, когда увидел тебя. И убежден в этом больше, чем в чем-либо. Ты любишь меня, Грейс?
        Она судорожно вздохнула.
        - Ты же знаешь, я люблю тебя.
        Мэтью надеялся услышать именно этот ответ.
        - Я могу считать, что ты сказала «да»? - Он взял ее руку в свои ладони и крепко сжал.
        Грейс улыбнулась, хотя в ее глазах поблескивали слезы.
        - Я сказала «да».
        - О, Грейс, - выдохнул Мэтью. Его сердце подпрыгнуло в груди. Он наклонился и обнял ее.
        Ему всегда было мало ее, она проникла в его кровь и плоть, все его мысли постоянно были заняты ею. Этот год показался Мэтью бесконечным. Грейс наполняла смыслом все, что он делал. Без нее он ощущал себя одиноким и мир вокруг сразу терял свои краски.
        Он поцеловал ее в губы, и Грейс, запрокинув голову, весело рассмеялась.
        - Я так счастлива, так счастлива.
        - И я счастлив, Грейс, - глухо проговорил он.
        Его глаза смотрели на нее так, как будто Мэтью видел насквозь всю ее душу.
        - У нашей истории должен быть хороший конец. Давай постараемся сделать для этого все от нас зависящее.
        - Да, Грейс, дорогая, все будет замечательно. Идем. - Он протянул ей руку. - А теперь нам предстоит готовиться к свадьбе.
        Любовь наконец сделала Мэтью свободным. Свободным и счастливым.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к