Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Кэмпбелл Анна / Сыновья Греха: " №04 В Объятиях Лунного Света " - читать онлайн

Сохранить .
В объятиях лунного света Анна Кэмпбелл
        Сыновья греха #4
        Нелл Трим поклялась у смертного одра любимой сестры жестоко отомстить распутному повесе Джеймсу Фэрбродеру, маркизу Литу, который соблазнил ее и бросил - опозоренной и беременной. С этой целью девушка пускает в ход дерзкий план - под видом скромной компаньонки матери маркиза проникнуть в его имение и найти, похитить и предать гласности скандальный дневник, в котором он вел список своих побед.
        Однако как же не похож обаятельный молодой человек, встреченный ею в доме Литов, на образ, который нарисовала девушка в своем воображении! Нелл, невольно попавшая под чары Джеймса и испытывающая к нему все более нежные чувства, начинает подозревать, что произошла какая-то ужасная ошибка…
        Анна Кэмпбелл
        В объятиях лунного света
        Anna Campbell
        A Scoundrel By Moonlight
        
* * *
        Пролог
        Мирселл, Кент
        Май 1828 года
        - Отомсти за меня.
        Хриплый шепот вернул погруженную в тягостные мысли Нелл к действительности. Ее сердце сжималось от горя. Она выпрямилась на жестком деревянном стуле, придвинутом к узкой кровати. Вокруг горели сальные свечи. За окнами стояла тихая беззвездная ночь.
        Нелл поднялась, чтобы поправить одеяло, которым была укрыта ее сестра.
        - Хочешь, я позову отца?  - спросила она.
        - Нет,  - поспешно ответила Дороти, схватив Нелл за руку. Конец весны выдался теплым, у Дороти третий день держалась высокая температура, однако несмотря на это, ее пальцы были ледяными. Смерть уже взяла Дороти в свой плен.  - Выслушай меня.
        Нелл беспомощно смотрела в осунувшееся лицо сестры. Дороти слыла первой красавицей в округе. Но теперь ее кожа стала сухой и серой, а большие синие глаза глубоко запали. Она выглядела намного старше своих восемнадцати лет.
        - Доктор Парсонс велел тебе поспать,  - промолвила Нелл.
        Потрескавшиеся губы Дороти снова зашевелились.
        - У меня нет времени на сон,  - едва слышно прошептала больная.
        Комок подкатил к горлу Нелл.
        - Дорогая моя…
        - Мы обе знаем, что я права,  - проговорила Дороти.
        Нелл нечего было возразить. Доктор Парсонс не оставил надежды на выздоровление Дороти после того, как у нее произошел выкидыш. Нелл до сих пор не могла без содрогания вспоминать ужасную картину. Ее сестра потеряла море крови. Она слегла, и у нее началась агония. Глядя в искаженное лицо Дороти Симпсон, Нелл знала, что ее красивая, жизнерадостная, никогда не унывавшая сестра не переживет эту ночь.
        - Я принесу тебе воды.
        Тень раздражения пробежала по лицу Дороти.
        - Я не хочу воды. Я хочу, чтобы ты пообещала выполнить мою последнюю просьбу.
        Нелл нахмурилась.
        - Но ведь ты не знаешь, кто именно надругался над тобой.
        В течение многих месяцев Дороти скрывала беременность. Но в конце концов их умудренный житейским опытом отец, долгое время служивший учителем, все же заметил, что его дочь ждет ребенка. И тогда, разрыдавшись, Дороти сказала, что над ней надругались. По словам девушки, на нее напал незнакомец.
        Горькая улыбка тронула губы Дороти. Она больше не походила на ту веселую легкомысленную девушку, которую знала Нелл. Может быть, легкомыслие и послужило причиной произошедшего с Дороти несчастья?
        - Нападения не было,  - с трудом произнесла Дороти.
        Нелл в ужасе отшатнулась от нее.
        - Что ты имеешь в виду?
        - А ты сама как думаешь?
        В глубине души Нелл давно подозревала, что сестра чего-то недоговаривает. Дороти любила приврать, и это всегда приводило Нелл в замешательство.
        - Значит, ты вступила в интимную связь с мужчиной по… доброй воле? Это не было насилием?
        На лице Дороти одновременно отразились и стыд, и гордость.
        - Я любила этого человека.
        - Он живет в нашей деревне?  - спросила Нелл, чувствуя, что к горлу подкатывает тошнота.
        Неужели она была знакома с тем, кто воспользовался доверчивостью Дороти? Нелл всегда казалось, что сестра с пренебрежением относится к местным парням, считая их мужланами.
        Дороти издала смешок, похожий скорее на хрип.
        - Не говори чепухи.
        - Тогда кто он?
        Взгляд Дороти устремился куда-то в пространство. На несколько мгновений ее лицо приняло прежнее самоуверенное выражение.
        - Влиятельный аристократ, джентльмен. Человек, который мог бы дать мне все.
        - Все, кроме обручального кольца,  - резко сказала Нелл, не желая мириться с позором Дороти.
        Слезы навернулись на глаза умирающей.
        - Я знала, что ты и папа будете ругать меня. Поэтому я солгала, сказав, что меня изнасиловали.
        Нелл с отчаяньем смотрела на своенравную сестру, которую всем сердцем любила. Дороти была на семь лет моложе. Нелл считала ее еще ребенком. Они были единоутробными сестрами. Отец Нелл погиб на поле боя во время войны с французами. Овдовевшая Френсис Трим вскоре вышла замуж за Уильяма Симпсона, который был значительно старше ее. Она надеялась, что он станет хорошим отцом для маленькой Нелл. Десять лет назад Френсис умерла, и Нелл заменила Дороти мать.
        - О, Дороти, дорогая…  - прошептала Нелл, чувствуя себя глубоко несчастной. Ей нужно было лучше приглядывать за сестрой, не спускать с нее глаз.
        Дороти судорожно сжимала руку Нелл.
        - Не сердись.
        - Я сержусь не на тебя, а на того, кто бесчестно поступил с тобой.
        Впрочем, «сержусь» было мягко сказано. Нелл хотелось, чтобы негодяя повесили за то, что он сделал с Дороти. До встречи с этим человеком она была невинной девушкой, хотя любила кокетничать с мужчинами. Дороти не знала жизни, она не выезжала за пределы Кентербери, и наглецу легко было обольстить ее, пустив пыль в глаза и представившись лордом.
        - Хорошо, я рада, что ты на меня не сердишься,  - промолвила Дороти и замолчала.
        Ее лицо заливала мертвенная бледность. Некоторое время Дороти лежала неподвижно, и у Нелл сжалось сердце от дурных предчувствий. Однако тут Дороти снова захрипела. Она была еще жива.
        Молчи,  - приказала Нелл, хотя чувствовала, что ей Я хочу, чтобы ты…  - Дороти закашлялась.
        - Молчи,  - приказала Нелл, хотя чувствовала, что ей непременно нужно узнать имя негодяя, погубившего сестру.
        - Найди его и накажи…  - едва слышно произнесла Дороти.
        - Но кто он…  - попыталась задать вопрос Нелл. Однако сестра, по-видимому, не слышала ее.
        - Обещай мне…  - Дороти попыталась приподняться на локтях, расходуя последние силы.  - Он сказал, что женится на мне. Сказал, что возьмет к себе в дом и будет обходиться как с королевой.
        Она снова закашлялась. Нелл поднесла стакан воды к губам Дороти, но та едва не захлебнулась.
        - Тебе нужно отдохнуть.
        Дороти оттолкнула руку сестры, и вода пролилась на простыни.
        - Когда я сказала ему про ребенка, он рассмеялся и назвал меня безмозглой шлюхой.
        Нелл вздрогнула, услышав грубое слово. Этот человек был настоящим исчадием ада!
        - О, бедняжка, мне так жаль…
        - У него есть… тетрадь,  - с трудом продолжала Дороти, закрыв глаза. Нелл больше не прерывала ее. Сестре необходимо было выговориться.  - Это дневник, в котором негодяй ведет записи о любовных похождениях, он подробно описывает отношения с девушками, все излагает аккуратно и последовательно, как будто пишет отчеты. Или статьи в газету.
        Слова сестры ужаснули Нелл.
        - О моя дорогая… Но зачем этот мерзавец показывал тебе дневник? Это была неоправданная жестокость…
        - Он гордится своими похождениями, гордится тем, что погубил множество женщин.  - В голосе Дороти слышались слезы.  - Если тебе удастся заполучить эту тетрадь, ты сможешь вывести его на чистую воду.
        - Но каким образом я доберусь до нее?
        Дороти не ответила, она вдруг сильно разволновалась.
        - Только ничего не говори папе, умоляю тебя!
        - Не буду, моя дорогая.  - Сердце Нелл сжалось от боли.  - Скажи, где мне искать дневник?
        Дороти тяжело дышала.
        - В его доме…
        - В его доме?  - растерянно переспросила Нелл.  - Но где это?
        Ей показалось, что сестра бредит.
        - Ты обязательно найдешь дневник.  - Дороти судорожно вздохнула.  - Ты у нас умная и сумеешь распознать, врет мужчина или говорит правду.  - Ее голос звучал все тише.  - О, если бы я была такой же проницательной…
        На глаза Нелл навернулись горючие слезы. В последнее время ее проницательность скорее раздражала, чем восхищала сестру. Когда Нелл или Уильям заговаривали о правилах приличия или целомудрии, Дороти затыкала уши, считая родных ретроградами.
        - Так как же зовут твоего обидчика?  - спросила Нелл.
        Глаза Дороти уже начали стекленеть. Она из последних сил вцепилась в руку старшей сестры.
        - Поклянись, что ты найдешь дневник и разоблачишь мерзавца.
        - Клянусь, Дороти, но назови наконец его имя!
        Лицо умирающей исказила ненависть.
        - Маркиз Лит,  - выдохнула она.
        И прежде чем Нелл успела что-то сказать, Дороти начала задыхаться. Нелл бросилась к ней, чтобы обнять, но было уже поздно.
        Юная красавица Дороти Симпсон испустила дух.
        Глава 1
        Аллоуэй Чейз, Йоркшир
        Конец сентября 1828 года
        Наконец-то он дома!
        Вздохнув с облегчением, Джеймс Фэрбродер, маркиз Лит, сбросил тяжелый сюртук. За его спиной лакей закрывал массивную дубовую дверь, сражаясь с резким ветром, поднявшимся к ночи. В этом году зима пришла рано в край болот и туманов. Впрочем, холод и ветер были обычным делом для здешних мест. В Лондоне, который покинул маркиз, стояла сейчас теплая золотая осень. Но чем дальше на север он продвигался, тем суровее становился климат. А в родном краю его ждал пронизывающий ветер с ледяной крупкой.
        - Идите спать, Джордж. Я сам справлюсь.
        Несмотря на эгоизм, маркизу было совестно заставлять лакея прислуживать ему в три часа ночи. Он явился в Аллоуэй Чейз без предупреждения, зная, что опередит в пути любого курьера. Маркиз мог бы провести эту ночь на постоялом дворе и явиться в поместье утром, однако светившая на небе полная луна и свежие лошади побудили его продолжить путь.
        - Благодарю вас, милорд,  - промолвил молодой человек в малиновой ливрее и, подняв с пола сюртук маркиза, поклонился.  - Я зажгу огонь в ваших комнатах.
        - Спасибо.
        Как только Джордж удалился, Лит поднял кожаный ранец с документами, взял канделябр с массивного сундука, стоявшего у стены, и направился по длинному коридору в сторону библиотеки. Вокруг было темно, и горевшие свечи не могли рассеять густой мрак, однако Лит вырос в этом доме и прекрасно ориентировался в причудливом лабиринте его коридоров. Водившиеся здесь, по словам обитателей дома, привидения были довольно дружелюбны. Впрочем, Лит не думал о них, он чувствовал себя смертельно уставшим. В его голове роились бессвязные мысли.
        Маркиз пребывал в смятении, в его душе боролись противоречивые чувства, под натиском которых он и помчался сломя голову в Йоркшир. Его одолевали гнев, разочарование, недовольство собой и даже - в чем Лит не желал признаваться себе - страх. Он знал, что не уснет, и поэтому не хотел ложиться.
        Обычно, когда маркиз приезжал в Аллоуэй Чейз, он чувствовал, как у него гора падала с плеч. Он ощущал ни с чем не сравнимую легкость и душевное равновесие. Но сегодня все обстояло иначе. Похоже, в обозримом будущем ему не удастся обрести вожделенный покой. Одно дело - приехать в деревню по собственной воле, и совсем другое - отправиться туда под давлением обстоятельств.
        У двери библиотеки маркиз остановился, заметив на полу тусклую полоску света. Это удивило его. В столь поздний час прислуга обычно спала. Может быть, в библиотеке хозяйничал призрак? От усталости мысли Лита путались, и в голову лезла всякая чушь. В свои тридцать два года он еще ни разу не сталкивался с привидениями в отчем доме, хотя нередко слышал о них. Наиболее часто обитатели усадьбы видели призрак леди Мэри Фэрбродер, убитой во времена Гражданской войны мужем, который застал ее в постели с роялистом.
        Внезапно дверь распахнулась, и Лита охватило чувство нереальности происходящего. Он остолбенел, увидев прямо перед собой чьи-то огромные темные глаза.
        Привидение слабо вскрикнуло от изумления и грохнулось в обморок. От движения воздуха свечи потухли. Маркиз инстинктивно бросил ранец и наклонился, чтобы помочь упавшему на пол существу - кем бы оно ни было. Вокруг было темно, и если он имел дело с воровкой, пробравшейся в дом, чтобы поживиться чем-нибудь ценным, то она вполне могла в этот момент под покровом темноты улизнуть от него.
        Руки маркиза наткнулись на теплое мягкое тело. Нет, это не был бесплотный призрак. Он имел дело со стройной девушкой. Она быстро пришла в себя. Ее била мелкая дрожь.
        - Вы грабитель?  - спросила девушка срывающимся голосом, пытаясь вырваться из его рук.
        - По-моему, этот вопрос должен задать я,  - сухо заметил маркиз.
        - Я вас не понимаю.
        «Должно быть, она совсем молоденькая»,  - пронеслось в голове Лита. Ему почему-то захотелось узнать, хороша ли собой незнакомка.
        - Черт побери, перестаньте дергаться!
        - В таком случае, отпустите меня!
        - Нет, не отпущу.
        Он втащил ее в библиотеку, где царил мрак. Темнота располагала к непристойным мыслям и желаниям. Маркиз как бы невзначай ощупал соблазнительные изгибы тела незнакомки. Ее учащенное дыхание могло свидетельствовать как об испуге, так и о возбуждении. Маркиз ощущал ее запах. Возможно, у девушки были грязные намерения, но сама она была чистой и благоуханной. От нее пахло цветочным мылом. Грабительница соблюдала правила гигиены.
        Когда маркиз захлопнул за собой дверь ногой, девушка снова попыталась вырваться на свободу.
        - Я буду кричать!  - предупредила она.
        - Проходите в комнату!  - приказал Лит и, бросив канделябр на пол, устланный мягким ковром, запер дверь на ключ.
        Его усталость как рукой сняло. Неожиданное появление в доме загадочной девушки вновь привело маркиза в состояние полной боевой готовности.
        - Зачем вы заперли дверь?  - всполошилась незнакомка.  - Кто вы такой?
        Лит фыркнул. Что за чокнутая девица! С каждой минутой ситуация становилась все более абсурдной. А может быть, он заснул в седле и видит все это во сне? Если бы от тела девушки не исходило манящее тепло, маркиз действительно решил бы, что спит.
        - Давайте выясним сначала, кто вы?  - произнес он.  - И что вы делаете в моей библиотеке глубокой ночью?
        На несколько мгновений установилась мертвая тишина.
        - Это ваша библиотека?  - наконец растерянно спросила девушка.
        - Вот именно.
        Маркиз, невзирая на темноту, уверенно подошел к высокому окну и раздвинул портьеры. Комнату залил лунный свет. Лит повернулся и попытался рассмотреть девушку, но она держалась в тени. Ему удалось лишь заметить, что у незнакомки была стройная фигура и неестественно прямая осанка. Она держала руки на поясе, нервно теребя складки юбки.
        Странная девушка пробудила в нем любопытство, и тяжелые мысли, преследовавшие маркиза в течение последнего года, отошли на задний план. Взяв огниво, он зажег свечи в канделябре, стоявшем на столике у окна, и мельком взглянул на свое отражение в зеркале. Его высокая мощная фигура вполне могла напугать девушку. Он не походил на приветливого радушного хозяина. Неудивительно, что незнакомка сильно нервничала. Лит и прежде, в лучшие времена, не отличался особым обаянием, а теперь после испытаний, посланных судьбой, его лицо стало еще более суровым и мрачным.
        Он медленно шагнул в сторону незнакомки и замер. У него дрогнуло сердце. Таинственная гостья была истинной красавицей.
        Подняв повыше канделябр с горящими свечами, Лит увидел, что она кусает губы от обиды. Девушка была одета в простое серое платье с белым воротником. Ее светлые волосы были аккуратно зачесаны назад. Ни кокетливые локоны, ни ленты не смягчали строгость ее облика. Ее лицо казалось суровым, как лик ангела, вырезанный на дверях собора. Высокий лоб, тонкий прямой нос, высокие скулы, заостренный подбородок… Широко расставленные глаза незнакомки были устремлены прямо на него. Она смотрела на маркиза не мигая. Мало кто из мужчин мог выдержать тяжелый взгляд Лита. Но эта девушка была явно не робкого десятка.
        И только рот с приоткрытыми полными сочными розовыми губами убеждал в том, что перед маркизом стояла не мраморная статуя.
        Лит обладал столь мощным телосложением, что большинство женщин выглядели крошечными рядом с ним. Но незнакомка казалась выше своего среднего роста благодаря исходившему от нее потоку энергии. Маркиз задержал взгляд на ее восхитительной округлой груди, обтянутой тканью лифа.
        Это не укрылось от внимания девушки. Ее взгляд сделался ледяным, а на скулах выступил румянец. Да, эта девица прекрасно владела собой! На ее месте большинство барышень покраснели бы до корней волос. И хотя румянец тронул щеки девушки, она вовсе не выглядела запуганной.
        По оценке маркиза, ей могло быть лет двадцать пять.
        Уголки его рта слегка дрогнули. «Значит, она не боится меня, а зря…» - подумал он. Направляясь в деревню, маркиз опасался, что ему в течение нескольких месяцев придется страдать от скуки, но здесь, в родовом поместье, его, оказывается, ждало интригующее приключение. Если бы он знал, какое странное очаровательное создание живет в Йоркшире, то, возможно, давно бы уже приехал в родные края, а не протирал бы штаны на заседаниях парламента в Лондоне.
        - Итак, что вы здесь делаете?  - повторил вопрос Лит и, поставив подсвечник на стол, подошел к девушке.
        Она отпрянула к двери, ее глаза стали круглыми от страха. Ему хотелось разглядеть, какого они цвета, но плохое освещение не позволяло этого сделать.
        - Вы пытаетесь испугать меня.
        - Возможно, я просто хочу, чтобы вы проявляли ко мне больше уважения,  - спокойно сказал маркиз.
        Девушка сделала реверанс, но без энтузиазма.
        - Слушаюсь, ваша светлость.
        Маркиз исподлобья следил за ней, скрестив руки на груди.
        - Так вы узнали меня? Я - маркиз Лит.
        - Вы сказали, что это ваша библиотека. Кроме того, у ее светлости в комнате висит ваш портрет. Я узнала вас, когда вы зажгли свечи.
        Лит привык к почету и подобострастию. Мир, по его мнению, зиждился на тех, кто был богат и влиятелен. Но в глазах странной девушки сквозила враждебность. Она смотрела на него чуть ли не с вызовом, и это интриговало маркиза.
        - Ну наконец-то вы дали прямой ответ,  - промолвил он с сарказмом.  - А теперь вы можете сказать, кто вы?
        - Вы позволите мне уйти, если я это сделаю?
        У маркиза перехватило дыхание от ее наглости. Никто никогда не дерзил ему, не бросал вызова, не требовал уступок, не торговался. Люди обычно бросались выполнять его распоряжения прежде, чем он успевал открыть рот, чтобы сделать их.
        - Там посмотрим.
        Она прищурилась. Да, он явно не нравился таинственной незнакомке. Спрашивается, почему?
        - У вас дурная репутация, милорд. Говорят, вы распускаете руки и вольно ведете себя с горничными.
        - Какого черта?  - вырвалось у Лита.  - Вы хотите сказать, что вы - горничная?
        Мимолетная улыбка тронула губы девушки. И у маркиза снова дрогнуло сердце.
        - Да.
        - Но вы не похожи на служанку!
        Произношением и манерами девушка походила на леди. Лит никогда не слышал, чтобы горничные говорили так, как она.
        - Это мой недостаток, милорд.
        Девушка потупила взор и впервые стала действительно похожа на служанку. Маркиза охватило разочарование. Впрочем, она так и не объяснила, почему находится ночью в библиотеке. Горничные начинали работать спозаранку, и, как правило, им не хватало сил на ночные похождения.
        - Как вас зовут?
        Девушка снова сделала реверанс, и Лит поморщился. Она явно теряла чувство меры, выказывая свою кротость.
        - Нелл Трим, милорд.
        Девушка больше не улыбалась и не демонстрировала бунтарский дух. Но все равно ее присутствие волновало маркиза. Он был не из тех, кем внезапно овладевали сильные сладострастные желания. Но этой девушке он отдал бы все фамильные драгоценности, если бы она разрешила ему распустить ее туго стянутые волосы и прикоснуться к ним.
        - Нелл - это Хелен или Элеонора?
        - Элеонора.
        Ее голос звучал глухо, а взгляд был устремлен куда-то в сторону.
        Элеонора… Изящное имя для изящной дамы. Но в данном случае эта изящная дама прислуживала в его доме.
        - Очень хорошо…  - пробормотал Лит, хотя не видел ничего хорошего в том, что его горничную звали как светскую даму.
        Имя Элеонора подходило сильным, опасным, умным женщинам.
        - Что вы делаете в моей библиотеке, Нелл?
        - Если я скажу, вам придется уволить меня.
        Маркизу удалось сохранить невозмутимое выражение лица.
        - Я уволю вас, если вы не скажете этого.
        Она взглянула ему прямо в глаза.
        - Я не могла уснуть и решила что-нибудь почитать. Я всегда возвращаю книги на место, милорд, даю вам честное слово.
        Итак, в его доме работала горничная, которая рылась в книжных шкафах и брала книги из библиотеки под честное слово… Ситуация становилась все более анекдотичной.
        - Вы умеете читать?
        - Да, сэр.
        И как будто вспомнив, что нужно быть кроткой, девушка потупила взор. Занимаясь политикой, маркиз многому научился. В частности, он видел людей насквозь. И для него было совершенно очевидным, что мисс Элеонора Трим, во-первых, не питает к нему никакого уважения, как бы ни старалась показать обратное, а во-вторых - она ему лжет.
        - Так какую же книгу вы выбрали?  - спросил он.
        В руках Нелл не было книги, когда они столкнулись в дверях библиотеки.
        - Я не нашла ничего подходящего. Может быть, я пойду, милорд? Мой рабочий день начинается очень рано.
        - Не вынуждайте меня обыскивать вас. Вы что-то украли?
        Девушка все больше интриговала его. Давно уже маркиз не чувствовал такого жгучего интереса к женщине. Он как будто снова ожил, очнулся от летаргического сна, в который погрузился несколько месяцев назад.
        Глаза Нелл полыхнули гневом. Ей не нравилось, что Лит поставил под сомнение ее честность и порядочность.
        - Я не воровка.
        С нее тут же слетела маска ложной кротости. Лит почувствовал удовлетворение.
        - Но как я могу быть уверенным, что это правда?
        - Проверьте, ничего ли не исчезло из библиотеки, милорд.
        - Это здравая мысль,  - пробормотал Лит, и у него внезапно испортилось настроение.
        «Какого черта я заигрываю с горничной посреди ночи?» - спрашивал он себя. Возможно, его соратники были правы, утверждая, что ему нужен отдых.
        Он зажег от канделябра свечу, которую уронила Нелл на пороге комнаты, подал ее девушке и отпер дверь.
        - Вы можете идти.
        Она помедлила, нерешительно глядя на него, а затем, сделав реверанс, направилась к двери.
        - Благодарю вас, милорд.
        - За что? О боже, я не собирался набрасываться на вас,  - раздраженно бросил маркиз.
        Не в его привычках было нападать на женщин, хотя другой мужчина на его месте, возможно, покусился бы на честь восхитительной мисс Трим.
        Ее глаза вспыхнули ярким огнем, и Лит увидел, что эта женщина, несмотря на свою хрупкость, была сильной и решительной. Он ждал, что она сейчас даст ему отпор, выдаст какую-нибудь колкость. Но мисс Трим молча распахнула дверь и удалилась.
        Мудрая девушка.
        Глава 2
        Усталая, злая, недовольная собой, Нелл рухнула на узкую кровать в маленькой комнате, где поселилась месяц назад, и обхватила голову руками.
        Ну почему этот развратный маркиз приехал в усадьбу именно в тот момент, когда она рылась в его библиотеке? И почему она вела себя вызывающе, не так, как ведут себя слуги с господами? До этого момента Нелл удавалось сдерживаться, скрывать свою строптивость под маской услужливости и покорности.
        Если бы она была скромной и молчаливой, Лит отослал бы ее прочь и не проявил бы к ней явного интереса. Но Нелл пришла в ярость, увидев, что этот негодяй жив и здоров, в то время как ее любимая сестра из-за него сошла в могилу, покрыв себя несмываемым позором. Застигнутая врасплох, Нелл забыла, что в доме врага ей нужно вести себя осмотрительно, дабы не вызвать подозрения.
        Но теперь все пропало… Нелл привлекла внимание маркиза к своей персоне, возбудила в нем любопытство. А ей нужно было вовсе не это. Нелл хотела найти дневник Джеймса Фэрбродера с доказательствами его преступлений, а затем передать находку герцогу Седжмуру, заклятому врагу маркиза. Самой Нелл, женщине низкого социального происхождения, было не под силу справиться с Литом. Но герцог мог использовать дневник для того, чтобы опубликовать компрометирующие записи, выставить некрасивые поступки маркиза на суд общественного мнения. Маркиз Лит заслуживал всеобщего осуждения.
        Когда Нелл обдумывала план действий в своем доме в Мирселле, ей казалось, что его будет легко осуществить. Требовалось только разыскать любовника Дороти. Порывшись в старых газетах отчима, она узнала, что маркиз присутствовал на званом вечере в Кенте как раз в то время, когда ее сестра забеременела. Лит мог соблазнить Дороти именно тогда. Нелл доверяла сестре, которая назвала имя своего обидчика на смертном одре. Нужно было действовать, чтобы выполнить последнюю волю сестры.
        Найти родовое гнездо маркиза Лита не составило большого труда. Удивительно, но Нелл удалось сразу же устроиться служанкой в поместье. Она поставила перед собой непростую задачу и была готова выполнить ее во что бы то ни стало.
        И дело было не только в обещании, которое Нелл дала сестре. Ее душил гнев при мысли, что если не остановить Лита, то он погубит еще не одну невинную девушку.
        Поэтому Нелл покинула отчий дом в Мирселле и отправилась в Йоркшир, в родовое поместье маркиза, чтобы найти его дневник. Нелл решила, что если ей это не удастся, она переедет в Лондон и найдет работу в городском особняке маркиза, чтобы продолжить поиски доказательств его преступлений. Как бы то ни было, Нелл готова была заставить Лита дорого заплатить за гибель Дороти!
        Но теперь, после встречи с маркизом, Нелл пришла в замешательство. План найти дневник в доме Лита уже не казался ей простым и легко осуществимым. Нелл до сих пор не могла унять дрожь в коленях и сильное сердцебиение. Когда маркиз запер дверь библиотеки, она чуть не упала в обморок от ужаса. Ей было страшно оставаться посреди ночи в одном помещении с развратным монстром. Нелл не предполагала, что поиски дневника могут быть сопряжены с таким риском.
        Проклиная свою наивность, Нелл готова была оказать сопротивление развратнику. Но поведение маркиза озадачило ее. Он сначала применил силу - но только для того, чтобы воспрепятствовать ее побегу и устроить ей допрос. Однако затем он отпустил Нелл, что вызвало у нее недоумение и… беспокойство.
        Она ведь чувствовала, что пробудила в нем интерес. В двадцать пять Нелл не была зеленой девочкой и знала, что означает пристальный жгучий взгляд мужчины, направленный на женщину.
        И тем не менее Лит не тронул ее, не попытался соблазнить и уж тем более овладеть ею силой, воспользовавшись благоприятными обстоятельствами.
        Он вел себя совсем не так, как, по ее мнению, должен был вести себя отпетый негодяй.
        Это сначала изумило, а потом встревожило Нелл. Поведение маркиза свидетельствовало о том, что она недооценила противника. Он был умен, сдержан и спокоен. В комнате матери Лита Нелл видела его портрет. На полотне был запечатлен большой сильный мужчина, мощный торс которого будто грозил вывалиться из рамы. Однако в жизни маркиз выглядел еще более опасным.
        Внешность Лита не была лишена привлекательности. Несмотря на крючковатый, похожий на орлиный клюв, нос и тяжелые кустистые черные брови, маркиз был хорош собой. Неудивительно, что ему удалось пленить Дороти.
        Но Нелл представляла его совсем другим. Она ожидала увидеть светского щеголя, сыпавшего налево и направо галантными фразами и комплиментами. Она не могла представить, как этот человек сумел вскружить голову невинной девушке.
        От этих мыслей у Нелл разболелась голова. А ведь впереди ее ждал трудный рабочий день, а потом еще - если ей удастся ускользнуть от маркиза - ночные поиски дневника.
        И тут в голову Нелл пришла неожиданная мысль: «Может быть, приезд маркиза не осложнит поиски улик, а ускорит их? А что если Лит возил дневник с собой?» В таком случае, именно сейчас Нелл могла получить доступ к записям.
        - Дорогой я и не знала, что ты приехал!  - воскликнула маркиза, протягивая руки к сыну.
        Лит с горечью отметил про себя, как сдала мать. Она уже редко выходила из дома, проводя все дни в любимом кресле. Теперь он, по крайней мере, сможет уделять ей больше внимания. Лит корил себя за то, что давно не был дома. Последний раз он приезжал в поместье в мае, на свадьбу Софи, своей сестры, которая скоропалительно вышла замуж. Напряженная работа в парламенте не позволяла ему часто навещать мать. Да и скандалы, преследовавшие семью в последние месяцы, заставляли Лита проводить много времени в столице.
        - Я приехал поздно ночью,  - ответил он и, взяв руки матери в свои, поцеловал ее в щеку.  - Ты хорошо выглядишь.
        Это было неправдой. Впрочем, кое-что в ней действительно изменилось в лучшую сторону. Маркиза сидела в кресле, и серый утренний свет, падавший в комнату через большие окна, освещал ее сухонькую фигурку. Лита радовало, что ее щеки слегка розовели, а глаза ярко блестели.
        - Я чувствую себя намного лучше.  - Мать показала на стул, приглашая Лита присесть.  - Ты надолго?
        - Я пробуду здесь до тех пор, пока люди перестанут произносить фамилию Фэрбродер с иронической усмешкой.
        В голосе маркиза звучала горечь. Он не скрывал эмоций в присутствии матери.
        Она нахмурилась.
        - Я надеялась, что шумиха вокруг имени твоего дядюшки уже улеглась. В конце концов, прошел год с тех пор, как он застрелился, предпочтя добровольный уход из жизни смерти на виселице.
        Весь этот год люди с опаской относились к Литу, будто ожидая от него какого-нибудь подвоха. Неужели они боялись, что он пойдет по стопам одиозного дяди Невилла и вступит на путь насилия и воровства? Политические планы Лита рушились при одном упоминании о преступных наклонностях его родственника, Невилла Фэрбродера, который был публично уличен в воровстве и убийствах.
        Благодаря Кэмдену Ротермеру, герцогу Седжмуру, весь мир знал о преступлениях дяди Невилла. Сначала Лит был сильно зол на герцога и его дружков. Но постепенно он осознал, что вина за семейный позор лежит не на них, а на лорде Невилле.
        Тем не менее маркиз болезненно воспринимал глумливый смех и ехидные замечания политических оппонентов, которыми они встречали его выступления в палате лордов. В течение многих лет Лита признавали самым влиятельным членом парламента и прочили на пост премьер-министра. Однако теперь за его спиной шушукались не только враги, но и те, кого Лит считал друзьями. Людям нравилось наблюдать за тем, как рушилась политическая карьера влиятельного члена парламента.
        - Не забывай, что вслед за историей с дядюшкой разразился скандал с Софи, и это подлило масла в огонь,  - мрачно промолвил маркиз.
        Встав, он направился к окну, не в силах усидеть на месте. Нервы Лита были натянуты, как струна.
        Новый скандал в их семействе разразился весной, когда сестра Лита сбежала с молодым человеком, у которого за душой не было ни пенни. К тому же он приходился родственником герцогу Седжмуру. Это был новый сокрушительный удар по политической карьере Лита. Членов семейства Фэрбродеров отныне все окончательно стали считать людьми легкомысленными, не заслуживающими доверия.
        Об амбициозных претензиях на пост премьер-министра теперь не могло быть и речи.
        Лицо маркизы приняло озабоченное выражение.
        - Софи, слава богу, благополучно вышла замуж, и вы с Седжмуром одобрили этот брак.
        Лит вынужден был благословить сестру, чтобы избежать худших последствий. Он и Седжмур заключили перемирие, хотя, конечно, никогда не смогли бы стать друзьями. И несмотря на то что на публике маркиз соблюдал приличия, общаясь с герцогом, его так и подмывало врезать ему в челюсть.
        Однако все равно скандала избежать не удалось. Тем более что история с Софи произошла вскоре после самоубийства лорда Невилла.
        К тому же Софи дала от ворот поворот лорду Десборо, одному из самых влиятельных аристократов Англии, в результате чего лорд из ярого сторонника Лита превратился в его непримиримого врага.
        - Моя политическая карьера висит на волоске, мама.
        Маркиза подняла хрупкую руку и в задумчивости провела ею по лбу.
        - Я сожалею, Джеймс.
        Маркизу вдруг стало стыдно. Зачем он расстраивает мать? Сегодня он сам не свой и знает, кого в этом надо винить. Новую служанку!
        - В данный момент я скорее мешаю, нежели помогаю членам нашей партии вести политическую борьбу. Поэтому соратники попросили меня удалиться в родовое поместье, отдохнуть, проветриться и вернуться тогда, когда сплетни вокруг моего имени утихнут.
        - Это несправедливо. Ты ни в чем не виноват. Дядя Невилл был отпетым негодяем. Твой отец выгнал его из дома, узнав, что он погубил несчастную девушку.
        Лит был мальчиком, когда его дядя изнасиловал горничную.
        - Да, возможно, я не несу ответственности за преступления дяди Невилла, но за Софи я в ответе.
        - Софи, по крайней мере, счастлива!
        Голос матери звучал невесело, в нем сквозило раздражение. Поступок Софи нанес огромный урон карьере брата, и маркиза признавала это. Она была амбициозной женщиной. В свое время будущая мать Лита вышла замуж за маркиза, надеясь, что когда-нибудь он сделает политическую карьеру и станет премьер-министром. Но когда мужу перевалило за сорок, с ним произошел несчастный случай, полученные травмы подорвали его здоровье. Планы маркизы потерпели крах. И тогда она возложила все свои надежды на старшего сына, двадцатилетнего Джеймса. И он их оправдал. В течение следующих двенадцати лет Джеймс упорно воплощал в жизнь мечты матери.
        Его горячо любимый отец скончался четыре года назад. Слава богу, он не видел, как закатилась карьера его сына. Джеймс остался у разбитого корыта. От этой мысли его охватила ярость, и на скулах заходили желваки.
        - Твое изгнание - это не самое страшное,  - заметила маркиза.
        Она стоически восприняла дурные известия.
        - Ты так думаешь?  - мрачно спросил Лит.
        Подойдя к туалетному столику, он взял статуэтку пастушки из мейсенского фарфора и рассеянно повертел ее в руках.
        - Я буду чаще видеть тебя.
        Лит вздохнул и поставил хрупкую фигурку на место.
        - Ты права. К тому же мои арендаторы будут рады, что я вернулся.
        - Землевладельца никто не заменит.
        - Это так. Но я не мог разорваться, трудно одновременно заниматься политикой в Лондоне и управлять поместьем.
        - Конечно, это невозможно,  - легко согласилась леди Лит.  - Но пришло время подумать о семье, выбрать невесту.
        Вздрогнув от неожиданности, Джеймс едва не перевернул шаткий туалетный столик, уставленный статуэтками и флаконами.
        - Что?
        Взгляд матери был спокоен и терпелив.
        - Не притворяйся, что ты услышал нечто из ряда вон выходящее, Джеймс. Тебе нужен наследник. Более того, тебе надо обзавестись влиятельной родней, союзниками. События последних месяцев должны были научить тебя простой истине: в политике нельзя оставаться на плаву без мощной поддержки.
        - Кто захочет связать свою жизнь со мной? Боюсь, у меня навеки испорчена репутация.
        - Не говори глупости, ты маркиз Лит. Здравомыслящие люди знают, что ты непременно вернешься в политику, обретя еще большую силу и влияние.
        - А мои личные предпочтения будут учитываться при выборе невесты?  - попытался пошутить маркиз, но его мать даже не улыбнулась.
        - Ты не влюбленный пастушок из сельской пасторали, Джеймс, ты не можешь пойти на поводу у своих чувств и жениться на той, что пленит твое сердце. Фэрбродеры всегда женились по расчету.
        - Но ты любила моего отца.
        Выражение лица леди Лит смягчилось.
        - Да, я любила. Но даже если бы я не любила его, то все равно вышла бы за него замуж.
        Литу с трудом удалось скрыть удивление и… разочарование. Он всегда думал, что его родители поженились потому, что были родственными душами. Но оказывается, они заключили брак по той же причине, по какой женились все аристократы.
        - Я хочу, чтобы я и моя жена придерживались одних взглядов на жизнь,  - заявил маркиз.
        Он знал, что должен продолжить род и взять в жены девушку из знатной влиятельной семьи. Лит не жаждал сумасшедших страстей, роковой влюбленности. К своему выбору невесты он подходил прагматично. Но все же Джеймс был прежде всего мужчиной, а потом уже политиком и представителем древнего рода.
        На этот раз его мать улыбнулась.
        - Конечно, это было бы идеально,  - промолвила она.  - Что ты думаешь о Марианне Сетон? Она вела себя безупречно, когда Седжмур связался с этой ужасной Торн. Тебя, конечно, могут упрекнуть в том, что ты питаешься объедками со стола Кэмдена Ротермера, но отец Марианны наверняка стал бы нашим преданным другом.
        Герцог Седжмур бросил бедную леди Марианну, влюбившись в леди Торн, происходившую из скандально известной семьи. Брак по любви приносил одни неприятности. Так было не только с герцогом Седжмуром, но и с Софи. Тем не менее Литу не хотелось жениться на девушке, к которой он не испытывал никаких чувств. Часть его души противилась этому.
        - Мама, я сам выберу невесту,  - заявил он.
        Тем не менее он представил симпатичную степенную Марианну Сетон в фамильных драгоценностях Фэрбродеров. Сапфиры подошли бы к ее голубым глазам. Впрочем, глупо было бы делать предложение только по этой причине.
        - А может быть, тебе следует приглядеться к сестре Десборо?  - продолжала леди Лит.  - Ваша помолвка примирила бы тебя с ним. Честно говоря, мне так и хочется надрать уши Софи за то, что она обидела такого милого джентльмена.
        Холодок пробежал по спине Лита.
        - Леди Джейн уже далеко за сорок! Она законченная старая дева!
        Маркиза вздохнула.
        - Верно, она уже не способна рожать детей.
        Леди Лит замолчала, и Джеймс уже надеялся, что этот неприятный разговор закончен. Но не тут-то было.
        - Как жаль, что Лидия Ротермер вышла замуж за этого нищего распутника,  - снова заговорила мать.  - Из нее вышла бы прекрасная хозяйка дома. А ваш брак положил бы конец твоей вражде с Ротермерами.
        - Бог совершил ошибку, сотворив тебя женщиной, мама,  - сухо произнес маркиз.  - Тебе бы стать премьер-министром!
        Леди Лит засмеялась, отмахнувшись от слов сына, хотя ей были приятны его слова.
        - Я всего лишь слабая женщина, Джеймс.
        Он улыбнулся, надеясь, что с перечислением потенциальных невест на сегодня покончено.
        - И хитрая, как лиса.
        - Ты мне льстишь, дорогой.
        Джеймс вдруг увидел в ней прежнюю красавицу, пленившую богатого маркиза, которому все прочили блестящее политическое будущее. Судьба жестоко обошлась с его родителями.
        - Вовсе нет.
        Лит опустился на стул, стоявший у пылающего камина. Маркиз был крупным мужчиной, и изящная мебель в комнатах матери казалась ему хрупкой и непрочной.
        - Прежде чем пойти к алтарю, мне хотелось бы зарекомендовать себя хорошим хозяином, респектабельным землевладельцем.
        - Ты всегда был ответственным, надежным и рассудительным человеком. Люди в конце концов одумаются и вспомнят твои заслуги. Я верю, что ты очень скоро вернешься в Лондон.
        Маркиз улыбнулся, хотя характеристика, которую дала ему мать, показалась Литу какой-то унылой и скучной.
        - Ты неисправимая оптимистка, мама!
        - Я верю в тебя.
        Маркиза порой раздражала эта безоглядная материнская вера в его силы и способности. Она накладывала на него огромную ответственность за каждый шаг, сделанный в жизни. Он сознавал, что должен выполнить обещания, данные отцу, и не обмануть надежды матери. Неудивительно, что маркиз никогда не пускался во все тяжкие в отличие от некоторых своих более легкомысленных коллег.
        И вот теперь перед ним поставили задачу обзавестись семьей. Перспектива была удручающей.
        - Я вижу, тебя не тяготит одиночество. Во всяком случае, вопреки моим ожиданиям, ты находишься в прекрасном расположении духа, и это меня радует,  - заметил Лит.
        - Поначалу мне действительно было одиноко, тоскливо, не буду отрицать.
        - Поначалу? И что же изменилось потом?
        Леди Лит лукаво улыбнулась.
        - Ты хочешь, чтобы я раскрыла свой секрет?
        В чем бы ни состоял этот секрет, маркиз готов был приветствовать любые изменения в жизни матери, которые шли на пользу ее здоровью.
        - Выкладывай все как на духу,  - с улыбкой потребовал он.
        Маркиза позвонила в колокольчик. Дверь открылась, и в комнату вошла аккуратно причесанная светловолосая девушка с низко опущенной головой. Она чинно держала руки на поясе.
        У маркиза перехватило дыхание. Это была таинственная мисс Трим, которая заинтриговала его сегодня ночью.
        Глава 3
        - Слушаю вас, миледи.
        Девушка сделала реверанс, демонстрируя свое почтение хозяйке дома. В ее поведении не чувствовалось пренебрежения, как несколько часов назад, в библиотеке, и это задело маркиза за живое.
        - Нелл, позвольте представить вас моему сыну,  - произнесла леди Лит. Симпатия, сквозившая в ее голосе, сильно смутила Джеймса, хотя всего несколько минут назад он готов был благословить любые изменения в жизни матери, которые могли улучшить ее самочувствие. Маркиза повернулась к нему.  - Познакомься, Джеймс, это мисс Трим, моя компаньонка.
        Девушка замерла у двери. На ней было все то же простое серое платье, и волосы, как и прежде, были гладко зачесаны назад. Она вела себя подчеркнуто скромно. Но в душе маркиза почему-то шевельнулось неприятное чувство. Он не сомневался, что эта девица задумала что-то дурное.
        Он не ложился в эту ночь, перебирая в памяти подробности их встречи и разговора. В библиотеке девушка показалась ему очень привлекательной, и вот теперь он убедился, что первое впечатление его не обмануло. При ярком дневном свете Нелл казалась не менее прелестной, чем при тусклом освещении. В ней не было ничего кричащего, вульгарного. Черты ее лица поражали своей чистотой, а губы манили, обещая неземное блаженство.
        - Доброе утро, мисс Трим,  - ровным голосом поздоровался Лит.
        Ее ресницы взметнулись вверх, и он наконец-то разглядел цвет ее глаз. Они были карими с медным оттенком. Глаза Нелл ярко выделялись на фоне белизны матовой кожи и контрастировали со светлыми волосами.
        - Добро пожаловать домой, милорд.
        - Благодарю вас.
        Зачем мисс Трим соврала ему, назвавшись служанкой? И что она делала в его библиотеке в три часа ночи? Какую игру вела эта девица?
        - Нелл стала для меня незаменимой.
        И снова маркиза неприятно поразило, что в голосе матери слышались тепло и даже любовь.
        - Не сомневаюсь,  - произнес он.
        Лит не смог скрыть иронии, и мать бросила на него удивленный взгляд.
        - Она изменила всю мою жизнь,  - продолжала леди Лит, как будто отвечая на его невысказанные упреки.
        - Вы слишком добры, миледи,  - промолвила мисс Трим низким мелодичным голосом, похожим на звук виолончели.
        - Ты ничего не писала о мисс Трим в письмах,  - заметил Лит.
        Учитывая то, что мать писала ему чуть ли не ежедневно, можно было сделать вывод: она умышленно не упоминала о компаньонке.
        - Я не была уверена, что ты одобришь мой выбор,  - призналась маркиза.
        - У тебя были на то все основания. Когда я предлагал тебе кандидаток в компаньонки, ты неизменно отвергала их.
        Маркиза поморщилась.
        - Ты навязывал мне бедных родственниц, одну скучнее другой.  - Она подозвала к себе мисс Трим и взяла ее за руку.  - Нелл меня полностью устраивает. После того, как Софи уехала из дома, мне требовалась для общения молодая умная девушка.
        Должно быть, сам Джеймс казался матери недостаточно молодым и умным… Мисс Трим бросила на него нервный взгляд из-под густых ресниц. Она, наверное, опасалась, что он сейчас расскажет матери о ее ночных похождениях.
        - Возможно, ты права, но мне бы хотелось найти более подходящую кандидатуру на место компаньонки.
        Губы Нелл слегка дрогнули. Лицо леди Лит оставалось невозмутимым. Джеймс упрекнул себя за то, что действует как неопытный парламентарий, пытающийся протолкнуть непопулярный закон. Ему следовало действовать хитрее. Возможно, маркизу мешала трезво мыслить и взвешивать свои слова исходившая от мисс Трим скрытая враждебность.
        - Нелл полностью устраивает меня,  - повторила маркиза.  - Она - прекрасная собеседница, ты сам в этом убедишься.
        Лит видел, что мисс Трим удалось очаровать его мать, и решил пристально следить за ней. По всей видимости, эта девушка умела манипулировать людьми.
        - Если не возражаете, миледи, я удалюсь, чтобы заказать для вас образцы вышивок,  - промолвила Нелл, переминаясь в нерешительности с ноги на ногу.
        Лит оценил ее предупредительность. Девушка была хорошо воспитана. Она хотела уйти, чтобы оставить мать и сына наедине для обсуждения щепетильной темы.
        - Наверное, так действительно будет лучше, Нелл. Я чувствую, что мы с Джеймсом сейчас поссоримся,  - сказала леди Лит.
        - Нет, останьтесь,  - потребовал маркиз.  - Я хочу поговорить с вами, мисс Трим.
        - Ты хочешь поизмываться над ней?  - проворчала мать.
        Лит пропустил ее слова мимо ушей.
        - Где ты откопала этот образец совершенства?  - спросил он маркизу.
        - На кухне, милорд,  - вместо хозяйки дома ответила мисс Трим. В ее голосе звучал вызов.
        - Не задирайте моего сына, Нелл, его нельзя злить,  - произнесла леди Лит таким тоном, будто описывала характер капризного малыша.  - Джеймс, Нелл была принята в штат прислуги в июле. Я страдала тогда… мигренью, и она стала ухаживать за мной. Очень скоро выяснилось, что умение убирать комнаты и прислуживать за столом - далеко не единственные ее таланты.
        У Лита сжалось сердце. Его мать была мужественной женщиной. «Страдать мигренью» в ее лексиконе означало мучиться нестерпимой болью. А он в это время жил в Лондоне и ничего не знал о ее невыносимых страданиях. Лит почувствовал угрызения совести.
        Но его вина перед матерью не оправдывала мисс Трим. Теперь он понимал, как служанке удалось втереться в доверие пожилой дамы.
        - Маркизе Лит не пристало брать простую служанку в компаньонки,  - заметил Джеймс.
        - Пристало, если так угодно маркизе,  - отрезала мать.  - Если я не буду выбирать тех, кто мне должен прислуживать, то перестану быть хозяйкой дома и переселюсь во флигель, во вдовий домик.
        Мисс Трим бросила на маркиза многозначительный взгляд, напоминая ему о том, что его мать нездорова и он должен пощадить ее нервы. Но Джеймс и без нее все это знал! В отчаянии он провел рукой по волосам. «Если когда-нибудь женщинам разрешат заседать в парламенте, то этот орган законодательной власти будет обречен!» - с досадой подумал он.
        - Мама, это - твой дом. И нет никакой необходимости переезжать во флигель.
        - Если это мой дом, то я имею право выбирать слуг,  - заявила маркиза.
        Мисс Трим подошла к столу, уставленному пузырьками и склянками, и накапала лекарство в стакан с водой.
        - Ваша светлость, если вам будет угодно, я вернусь к исполнению обязанностей служанки,  - сказала она.
        - Здравая мысль,  - заметил Лит, прищурившись.
        Маркиза с благодарной улыбкой взяла из рук компаньонки хрустальный стакан. Джеймс не мог не заметить задорного блеска в ее глазах. Она не выглядела, как прежде, больной и слабой. Леди Лит заметно поправилась в последнее время. Но доктора все еще запрещали ей волноваться.
        - Я не допущу, чтобы ты уволил Нелл только потому, что тебе шлея под хвост попала,  - заявила маркиза и, выпив лекарство, вернула стакан мисс Трим.
        Лит вздохнул.
        - Как жаль, что мы ссоримся в первый же день,  - посетовал он.
        Взгляд маркизы смягчился, воинственный огонь в ее серых глазах погас.
        - Я, наверное, неправильно поступила, не предупредив тебя в письме о новой компаньонке.
        «Вряд ли бы это изменило мое мнение о мисс Трим»,  - подумал маркиз. Хотя, конечно, если бы он был предупрежден, то вел бы себя иначе сегодня ночью в библиотеке, догадавшись, что перед ним новая компаньонка матери.
        - Хорошо, я согласен дать мисс Трим шанс,  - наконец уступил он.
        У маркизы отлегло от сердца. Она тоже переживала из-за размолвки с сыном.
        - Ты очень скоро убедишься, что эта девушка - просто находка для нас, и будешь благодарен ей за то, что она верой и правдой служит мне.
        Лит сильно сомневался в том, что его мнение о мисс Трим кардинально изменится.
        - И все же мне бы очень хотелось сначала обстоятельно побеседовать с ней.
        Мисс Трим бросила на него встревоженный взгляд, и Джеймс понял, что она, как и его мать, против этой беседы. Однако у них не было аргументов, чтобы отказаться от допроса. Маркиз был главой семейства, хозяином в доме и имел полное право проводить беседы со слугами. Его обязанностью было держать все под контролем.
        - Не давайте себя в обиду, Нелл,  - с ободряющей улыбкой напутствовала леди Лит.
        - Ради бога, мама, не надо выставлять меня тираном.
        Маркиза подняла брови.
        - В тебе говорит твоя больная совесть, сынок. Если ты в глубине души считаешь себя «тираном», то измени свое поведение.
        Маркиз покраснел, мать умела нажимать на его болевые точки.
        - Я буду деликатен,  - пообещал он.
        Мисс Трим вряд ли поверила ему, но маркиза приняла его слова за чистую монету.
        - Спасибо. Я не позволю тебе огорчать человека, который так добр ко мне.
        Мисс Трим с поникшей головой стояла у буфета. У нее был виноватый вид. «Интересно, с чего бы это?» - подумал маркиз.
        - Мисс Трим, пожалуйста, давайте пройдем в библиотеку,  - пригласил он.
        Он знал, что ей станет не по себе при упоминании места их ночной встречи.
        - Дай слово, что не будешь запугивать ее,  - потребовала мать.
        Джеймс издал звук, похожий на рычание. Не в его привычках было запугивать и травить слуг. Да и Нелл была не робкого десятка.
        - Вам что-нибудь нужно, миледи?  - спокойно спросила она, прежде чем покинуть комнату маркизы.
        - Дайте мне книгу и очки,  - попросила леди Лит и улыбнулась.  - Не обращайте внимания на всякую ерунду, которую можете услышать из уст Джеймса, дорогая.
        Мисс Трим сделала реверанс и вышла из комнаты, гордо неся голову. Маркиз последовал за ней, поражаясь ее выдержке и осанке. Эта девушка не опозорилась бы, окажись она на балу в ассамблее. Она шествовала впереди, сохраняя полное самообладание. Никому и в голову бы не пришло, что еще недавно Нелл была простой служанкой.
        Сердце Нелл бешено колотилось от ужаса. Шагая по коридору, она думала о том, что Лит не случайно выбрал библиотеку. Он стремился запугать ее. Услышав разговор маркиза с матерью, едва не вылившийся в ссору, Нелл не сомневалась: Лит непременно уволит ее, выгонит с позором из дома. Если он сделает это, ее планы рухнут. Она не сможет собрать улики против злодея.
        Находясь в гардеробной, Нелл слышала весь разговор Лита с матерью и многое узнала о нем. В газетах писали правду: политическая карьера маркиза находилась под угрозой. И это было на руку Нелл. Если она с помощью Седжмура предаст записи дневника огласке, последние надежды титулованного негодяя заполучить высокую государственную должность рухнут.
        До встречи с маркизом сердце Нелл было исполнено ненависти и презрения к нему. Но его разговор с матерью заронил в ней сомнения. Лит был нежен и заботлив с родительницей, и это не могло не вызвать симпатии к нему… Однако Нелл тут же одернула себя. Доброта Лита к матери не означала, что он был столь же добр к остальным людям. Любя свою семью, маркиз в душе мог оставаться монстром. Одно не исключало другого.
        Если Нелл забудет эту простую истину, она погибла!
        Переступив порог библиотеки, она сделала несколько шагов и остановилась в центре комнаты. Маркиз устроился за письменным столом.
        - Перестаньте изображать из себя смиренную овечку, мисс Трим,  - рявкнул он.  - Слишком поздно! Сегодня ночью вы показали свое истинное лицо.
        Во время разговора с матерью нежный тон его голоса поразил Нелл. Это был глубокий баритон. Теперь же каждое слово маркиза звучало как выстрел. Впрочем, чему было удивляться? Сейчас он имел дело с простой служанкой. Хозяин дома не испытывал к ней трепетных чувств, хотя Нелл прошлой ночью явственно ощутила, что он проявляет к ней интерес как к женщине. Однако утром он смотрел на нее как на таракана, выбежавшего вдруг из шкафа.
        - Да, милорд,  - с наигранной кротостью произнесла она.
        Скрытый сарказм достиг своей цели. Маркиз зарычал и резким жестом показал на стул, стоявший напротив письменного стола.
        - Сядьте!
        - Мне не положено сидеть в вашем присутствии, сэр.
        - Вам не положено возражать мне, дерзкая девчонка.
        Он был прав. Нелл села и, потупившись, принялась разглядывать свои руки, сложенные на коленях. Она изо всех сил старалась не встречаться с пронзительным взглядом его глубоко посаженных глаз.
        Сегодня ночью ее изумила его огромная фигура. И теперь Нелл убеждала себя в том, что нервничает в присутствии маркиза из-за непривычных размеров его тела.
        Лит был высоким, широкоплечим, мускулистым. Очевидно, несмотря на активную парламентскую деятельность, он находил время для занятий спортом, стремясь поддерживать хорошую физическую форму. На портрете, висевшем в комнате маркизы, Джеймс выглядел совсем иначе: долговязый худощавый юноша с невинным выражением лица.
        Однако от былой кротости не осталось и следа. Робко подняв глаза на маркиза, Нелл еще раз убедилась в этом. Он выжидающе смотрел на нее, сцепив пальцы. Нелл поежилась, моля бога о том, чтобы маркиз не заметил ее тревоги.
        - Расскажите мне о себе,  - потребовал Лит.
        Нелл вдруг захотелось встать и заявить, что она - сестра Дороти Симпсон и явилась сюда, чтобы призвать его к ответу и положить конец бесчинствам. Однако Нелл подавила это безумное желание.
        - Ну, что же вы? Язык проглотили?
        Нелл провела кончиком языка по пересохшим губам и вдруг заметила, что взгляд маркиза прикован к ее рту. Ее тут же вновь подхватил вихрь странных чувств - ненависти и восторга. Нелл поняла: Лит вовсе не утратил к ней живого интереса.
        - Я немного испугалась,  - призналась она.
        - Ерунда!  - Лит грозно насупил черные кустистые брови.  - Почему вы устроились на работу в мой дом? Как это случилось?
        Нелл выпрямилась на стуле. Мебель в доме ее отчима была намного скромней, и богатая обстановка библиотеки маркиза смущала ее.
        - Я сирота.
        - Неужели?
        Нелл поджала губы. Когда она поведала леди Лит о смерти родителей, это вызвало у почтенной дамы сочувствие. Но лорд Лит, в отличие от матери, не расчувствовался. Он испытующе смотрел на Нелл, как будто силился отделить ложь от правды, подозревая компаньонку в лукавстве.
        - Да.
        - И как давно вы живете одна?
        Самообладание на мгновение покинуло Нелл.
        - Вы так говорите, будто моя тяжелая утрата - это вопрос выбора, милорд,  - резко заметила она.
        Он оскалился.
        - Прошу прощения.
        Нелл замялась под пристальным взглядом его немигающих глаз. Ей нельзя было показывать своего страха, и она взяла себя в руки.
        - Мой отец был старшим сержантом в армии Веллингтона, которая сражалась в Португалии. Его не стало, когда я была еще совсем ребенком. Мама снова вышла замуж. Она умерла, когда мне исполнилось пятнадцать.
        Нелл говорила чистую правду, но не могла избавиться от ощущения, что лжет маркизу. Почему?
        - Где вы росли?
        - В Суссексе.
        Вот это уже действительно была ложь. Нелл боялась упоминать Кент, так как маркиз мог связать ее с Дороти и догадаться о цели приезда в его поместье.
        - Судя по произношению, вы не из Суссекса. Вы говорите как леди.
        Отчим Нелл, Уильям Симпсон, был необычным человеком. Несмотря на низкое социальное происхождение, он получил хорошее образование в Кембридже на государственные деньги. Симпсон позаботился о том, чтобы обе его дочери правильно говорили и научились читать.
        - Вы считаете, что в Суссексе нет леди?  - спросила Нелл.
        Губы маркиза скривились в ухмылке.
        - Во всяком случае, я не встречал.
        Чем больше Нелл общалась с маркизом, тем меньше понимала, почему кокетливой, взбалмошной Дороти этот мужчина показался привлекательным. Он был не во вкусе ее сестры. Возможно, с теми бедняжками, которых он пытался соблазнить, Лит вел себя по-иному.
        - И как же девушка с юга Англии оказалась в наших краях?
        У Нелл была заготовлена правдоподобная история. У пожилой леди ее рассказ не вызвал подозрений. Однако Нелл сомневалась, что Лит окажется столь же доверчивым, как его мать.
        - Я договорилась, что меня возьмут на работу в Йорке, но хозяйка усадьбы неожиданно вернулась в Лондон и заперла дом, распустив прислугу. Так я осталась без места, в чужом графстве. Один из бывших слуг рассказал мне об Аллоуэй Чейз, и я решила попытать счастья здесь.
        Лицо маркиза оставалось все таким же хмурым, и у Нелл засосало под ложечкой от неприятного чувства, что ей не верят. Да, этого человека ей не провести…
        - Значит, вы преодолели непроходимые болота, удалились на много миль от цивилизации для того, чтобы попытать счастья - то есть устроиться на работу?
        - Именно так, сэр,  - бодро ответила Нелл.  - Мне повезло, в вашем доме оказалось вакантным место служанки.
        На самом деле Нелл пришлось некоторое время жить поблизости от Аллоуэй Чейз, поджидая, пока место служанки освободится. В штате прислуги любого большого дома шла постоянная текучка, слуги поступали на работу и увольнялись. И Нелл в конце концов получила место в доме маркиза. Она представила леди Лит отличные рекомендации, которые написала сама от имени вымышленного работодателя, владельца вымышленного поместья в Суссексе. Конечно, Нелл сильно рисковала. Кто-нибудь мог проверить подлинность рекомендательного письма и вывести ее на чистую воду. Однако Нелл надеялась, что к тому времени найдет дневник и убежит из поместья.
        Ей было не по себе под пристальным взглядом маркиза. Не зря Лит имел репутацию настоящей акулы в политике. Если бы она была его политическим оппонентом, то давно бы сдалась и сделала все, чего бы ни потребовал от нее этот жесткий человек.
        - Я нахожу странным тот факт, что вы согласились занять место служанки. Если вы умеете читать и писать, то могли бы устроиться гувернанткой.
        Ей, наверное, следовало перенять говор деревенских жителей. Но вряд ли Нелл смогла бы долго притворяться.
        - Я находилась в отчаянном положении, сэр,  - промолвила она, хотя знала, что напрасно взывает к состраданию Лита.
        - Вот как?
        Нелл ничего не ответила. Она не была искусной лгуньей, поэтому всегда старалась по возможности говорить правду.
        - И теперь вы - компаньонка моей матери,  - продолжал маркиз, не дождавшись ответа.
        - Я и не ожидала, что мне так повезет,  - «призналась» Нелл.  - Такого я не могла представить даже в самых смелых мечтах.
        Как усыпить его бдительность? Сумеет ли маркиз докопаться до истины?
        - Мне хотелось бы больше узнать о ваших самых смелых мечтах, мисс Трим,  - медленно произнес Лит.
        Нелл сжала кулаки, чувствуя, что у нее от напряжения вспотели ладони. Она изо всех сил пыталась скрыть неуверенность.
        - Вы подозреваете, что я не та, за кого себя выдаю, милорд?  - спросила Нелл, глядя ему прямо в глаза.
        К ее удивлению, он улыбнулся. Нелл впервые увидела улыбку маркиза. Это зрелище нельзя было назвать приятным. Так мог бы ощериться волк, придушивший курицу, перед тем, как разорвать ее на куски. Маркиз осклабил ровные белые зубы, которые, казалось, готовы были впиться в Нелл.
        - Это ваши нелепые домыслы, мисс Трим.
        - Вы всем своим слугам устраиваете подобные допросы?  - совершенно забыв о том, что нужно быть кроткой, спросила Нелл.
        - Нет, только тем, кто совершает ночные набеги на мою библиотеку.
        Нелл зарделась.
        - Я же говорила, что хотела что-нибудь почитать.
        - Но вас так и не заинтересовала ни одна книга.
        О боже, маркиз был сущим дьяволом! Когда он оставит ее в покое? Нелл была вне себя от радости, когда леди Лит взяла ее в услужение. Но вскоре она обнаружила, что у служанок очень мало свободного времени, а дом в Аллоуэй Чейз представлял собой запутанный лабиринт из десятков комнат и коридоров. Став компаньонкой леди Лит, Нелл почувствовала большую свободу. Теперь у нее появилась возможность проникать во все помещения, не привлекая к себе внимания.
        - Я бы советовала вам купить несколько романов, милорд,  - с наигранной услужливостью промолвила она.  - Если хотите, я могу проконсультировать вас по этому вопросу.
        Лит рассмеялся, и его смех поразил Нелл даже больше, чем улыбка. Она сжалась на стуле, как испуганный кролик, хотя в хохоте маркиза не было ничего угрожающего. Его смех звучал скорее добродушно. Он так понравился Нелл, что ей пришлось сделать усилие над собой, чтобы не подпасть под мужское обаяние хозяина дома. Она напомнила себе, что должна презирать и ненавидеть этого человека.
        Теперь ее не удивляло, что Дороти увлеклась им. Даже Нелл, у которой были все основания ненавидеть Лита, ощутила влечение к нему.
        Да, у Дороти не было шансов избежать расставленных негодяем сетей.
        - Возможно, я воспользуюсь вашим советом,  - промолвил Лит, и его взгляд снова стал холодным и цепким.  - Вам нравится ваш статус компаньонки, мисс Трим?
        - Да, сэр,  - вполне искренне ответила Нелл.
        Маркиза была добра к ней, и это помогало Нелл справляться с душевными страданиями. Она глубоко переживала гибель сестры. У Нелл сжималось сердце при мысли, что ее месть Литу причинит боль маркизе.
        - Вряд ли нужно говорить о том, что я пекусь о здоровье и душевном покое матери.
        Эта фраза звучала неубедительно, учитывая, что Лит редко навещал мать и последний раз появлялся в поместье много месяцев назад. Однако Нелл не стала бы возражать ему, даже если бы по социальному статусу была ему ровней.
        - Я тоже, милорд.
        В его глазах зажегся огонек. Казалось, Лит видел Нелл насквозь.
        - Хорошо. Но помните, что я буду следить за каждым вашим шагом.
        - Да, сэр.
        Это было честное предупреждение, и Нелл серьезно отнеслась к нему.
        - Вы можете идти, Трим.
        Маркиз назвал ее по фамилии, опустив обращение «мисс». Что бы это значило? Однако сейчас было не время разгадывать загадки. Нелл обрадовалась, что маркиз наконец отпустил ее. Еще немного, и он выведал бы все ее тайны. И тогда уже беспрепятственно продолжил бы совершать злодеяния, совращая девушек и калеча их судьбы. Никто не смог бы остановить его!
        Как ни странно, решимость Нелл вывести маркиза на чистую воду только возросла. Она должна была положить конец преступлениям Лита. Он оказался умным, проницательным, интересным человеком. Тем более не простительно зло, которое он сеял вокруг себя.
        Тонтон, графство Сомерсет
        Начало октября
        Сидя в дубовом кресле в уютной маленькой таверне, грузный Гектор Гринграсс потягивал эль. Ночь выдалась холодной, ветреной, но Гектору было тепло, он, как всегда, занял лучшее место в заведении. За месяц, который Гектор провел в этой округе, он приучил местных жителей во всем уступать ему.
        Подняв кружку, Гринграсс сделал большой глоток и крякнул от удовольствия. Эль был хорош. А еще лучше были забавы, которым Гектор предавался после того, как покинул дом покойного лорда Невилла Фэрбродера. У него Гектор долго служил. Жаль, что Невилл застрелился. Он обладал настоящим криминальным талантом.
        Гринграсс знал, что большинство людей считали его громилой, горой мышц без проблеска ума. Но он тоже был наделен криминальными способностями и смекалкой. Когда Гектор понял, что дела у Невилла пошли плохо, он не стал дожидаться худшего, и поэтому избегнул судьбы своего господина. Гектор использовал свой последний шанс и уцелел.
        А теперь Гектор не просто выживал, он процветал!
        Прежде чем уехать из дома лорда Невилла, он забрал всю наличность, какую мог найти, и несколько безделушек. А главное, он завладел дневником Фэрбродера, где тот описывал свою развратную жизнь. Этот дневник обеспечил Гринграссу веселую жизнь, хорошую еду и дорогую одежду. Даже самые бедные женщины платили ему за то, чтобы он хранил в тайне их грешки. К счастью для Гринграсса, лорд Невилл колесил по всей стране, оставляя повсюду недобрую память о себе.
        Гринграсс шантажировал женушек богатых обитателей глубинки, женщин, с которыми лорд Невилл заводил когда-то интрижки, и они послушно платили ему за молчание. При этом он не трогал шлюх, забеременевших от Невилла, поскольку их позор был очевиден всему миру. И так в дневнике лорда Невилла этого добра было навалом. Чтобы спасти свое доброе имя и избежать общественного позора, грешницы готовы были отдать Гектору последние пенни. В противном случае, их семьи могли отказаться от них, и тогда они были бы выброшены на улицу.
        Гринграсса поражала педантичность, с которой его господин вел непристойный дневник. Он подробнейшим образом описывал любовные свидания, а затем, судя по тому, что страницы были сильно замусолены, часто перечитывал записи. Другой, более здравомыслящий человек на его месте, поостерегся бы оставлять столь полную хронику своих «побед», но лорд Невилл, видимо, любил заново переживать каждый свой роман, возвращаясь к его подробностям.
        Гринграсс имел веские основания испытывать благодарность к Невиллу Фэрбродеру за его педантичность. Аристократ обладал неуемным аппетитом. Он никак не мог насытиться, заводя все новые и новые интрижки. Жаль только, что он довольствовался совращением женщин из низших слоев общества. Это имело свое разумное объяснение. Вряд ли особы из высшего света поверили бы, что он - маркиз Лит. Они читали газеты и знали столичные сплетни, поэтому их было трудно обвести вокруг пальца. Эти барышни разоблачили бы Невилла прежде, чем он успел бы залезть к ним под юбку.
        Гектору тоже было проще иметь дело с простолюдинками. Они верили каждому его слову, отдавали ему последние деньги и безропотно ложились с ним в постель.
        Гектор уже почти год наслаждался такой жизнью. Он разъезжал по стране под чужим именем, нигде подолгу не задерживаясь, и это позволяло ему уйти от закона. Правоохранительные органы уже выписали ордер на его арест, обвиняя в многочисленных преступлениях, которые Гектор совершил в прошлом году в Литтл-Деррик.
        Хозяин таверны с громким стуком поставил перед ним тарелку с жареной говядиной под соусом, и Гектор молниеносно, как кобра, вцепился в его запястье.
        - Нельзя ли повежливей, старина?  - сказал он, сжав пальцы с такой силой, что у трактирщика затрещали кости.
        Ненависть вспыхнула в глазах трактирщика. Но сильнее ненависти был страх. Побледнев от боли, он замотал головой.
        - Прошу прощения, мистер Смит.  - Хозяин с трудом улыбнулся.  - Приятного аппетита. И конечно же, вся еда за счет заведения.
        - Вот так-то лучше,  - пробурчал Гринграсс и, выпустив руку трактирщика, взялся за нож и вилку.
        Ему нравилось быть хозяином положения!
        Гектор давно решил, что когда ему наскучит ловить мелкую рыбешку, он расставит сети на более крупную - на маркиза, который был уже готов проглотить наживку.
        Глава 4
        Неожиданный приезд лорда Лита поверг Нелл в смятение. До этого дня она считала Аллоуэй Чейз удивительно уютной милой деревушкой. Возможно потому, что в отличие от Мирселла здесь никто не бросал на нее косых взглядов, не посматривал с молчаливым упреком, осуждая за то, что она недоглядела за сестрой. Отчим видел, как сильно страдает Нелл, и не препятствовал ее отъезду, когда она заявила, что нашла работу вдали от дома, в другом графстве. Он наверняка пришел бы в ужас, узнай настоящую причину ее бегства из Мирселла.
        Маркиза не следила за действиями компаньонки, и Нелл могла спокойно искать дневник. Она решила прежде всего методично обследовать библиотеку. Собрание книг было огромным, но Нелл набралась терпения, а главное, как ей казалось, она располагала уймой времени. Однако теперь с приездом маркиза библиотека превратилась в его кабинет. Лит постоянно работал здесь днем, а по ночам Нелл больше не отваживалась выходить из своей комнатки и бродить по дому.
        Маркиз привез из Лондона секретаря. И теперь, даже если Лит отсутствовал, мистер Крейн работал либо в библиотеке, либо в маленькой смежной комнате, которую он запирал на ночь.
        Нелл осторожно расспросила слуг о маркизе. Однако горничные, которые обычно с готовностью рассказывают о пороках господ, отзывались о Лите уважительно. Никто не сказал о нем ни одного дурного слова. И Нелл отчаялась найти в поместье свидетелей распутства маркиза.
        Это обстоятельство раздражало и немного тревожило ее. Нелл была уверена: люди, которые хорошо знали маркиза, испытывали к нему ненависть и презрение и считали чудовищем.
        Его светлость жил в усадьбе уже почти две недели и за это время ни разу не отлучался ночью из дома. Для распутника он был слишком трудолюбивым человеком. Маркиз получал горы корреспонденции и исправно отвечал на письма. Кроме того, он вникал во все хозяйственные вопросы и добросовестно управлял имением.
        По-видимому, этот человек хорошо умел сдерживать свои страсти и держать под контролем порывы чувств. Пока Нелл видела лишь однажды, как он дурно обращался с женщиной. И этой женщиной была она сама.
        В ту ночь в библиотеке атмосфера была накалена. Воздух звенел от напряжения. Они явно испытывали друг к другу взаимную неприязнь. Во всяком случае, Нелл убеждала себя в этом. Она не хотела признаваться себе, что находит привлекательным мужчину, погубившего ее сестру.
        В доме чувствовалось присутствие хозяина. Слуги работали энергичнее, больше суетились, маркиза светилась от радости, находясь в приподнятом настроении. Казалось, даже листва в саду в этом году шелестела радостнее, приветствуя возвращение владельца поместья.
        Если бы Нелл была горничной, то избегать встреч с хозяином дома ей не составило бы труда. Но она была компаньонкой маркизы и поэтому постоянно сталкивалась с ее сыном. С каждым днем ей становилось все труднее подпитывать ненависть к Литу. И Нелл винила себя в том, что предает память Дороти.
        Нелл готова была поверить, что существует два лорда Лита. Один соблазняет невинных девиц, а затем бросает их на произвол судьбы. Другой окружает любовью и заботой мать, внимательно относится к слугам и арендаторам.
        Нелл не верила, что Дороти могла обмануть ее, находясь на смертном одре. В ее ушах до сих пор звучали исполненные мукой слова сестры, ее мольба отомстить злодею. Но образ распутника, растлителя невинных девушек никак не вязался с образом реального маркиза Лита.
        Невозможность проникнуть в библиотеку, чтобы найти дневник, приводила Нелл в отчаянье. И все же она была полна решимости осуществить свои планы и старалась не вспоминать, с какой нежностью маркиз улыбался матери… Нелл будила в своей памяти другие картины. Она представляла лежащую на кровати неподвижную, навсегда закрывшую глаза Дороти с мертвенно-бледным лицом…
        Однако когда загадочный взгляд маркиза останавливался на Нелл, она забывала обо всем на свете. Ей казалось, что этот человек видит людей насквозь и знает не только о ее коварных планах, но и о ее истинных чувствах к нему.
        Вернувшись домой после утренней прогулки верхом, Лит направился в библиотеку, но у дверей остановился. Из комнаты доносился смех. Это было так необычно, что маркиз не сразу справился с удивлением. Нахмурившись, он, наконец, открыл дверь и замер на пороге. Его взору предстало зрелище, которое вызвало у него досаду.
        Лит привык к всеобщему вниманию и знакам уважения. Он не был тщеславным человеком, но маркиза раздражало, когда его игнорировали. Как бы то ни было, веселая парочка, оккупировавшая библиотеку, похоже, не замечала хозяина дома. Пол Крейн, степенный чопорный молодой человек, служивший у маркиза секретарем, стоял на стремянке и подавал сверху книги красивой девушке, которая ласково улыбалась ему и, казалось, наслаждалась общением.
        Это была мисс Трим. Та самая молодая компаньонка, которая никогда не выглядела столь счастливой и веселой в обществе маркиза, человека, платившего ей жалованье. Утреннее солнце, лучи которого проникали в комнату сквозь высокие окна, ярко освещали ее изящную фигуру.
        Она была одета в одно из своих серых платьев и причесана, как всегда, аккуратно и строго. Нелл не походила на кокетку или опытную соблазнительницу, но Лита задело за живое то, что она улыбалась Крейну так открыто и непринужденно, как никогда не улыбалась ему самому.
        - Думаю, роман «Кларисса» увлечет ее светлость,  - сказал Крейн.
        - В нем слишком мрачная атмосфера,  - заметила мисс Трим.  - Может быть, лучше предложить ей романы мисс Остин?
        - По крайней мере, они короче.
        Кто бы мог подумать, что его секретарь читает романы, а бывшая горничная хорошо знакома с художественной литературой? Да, мисс Трим была необычной особой.
        Недаром Лита частенько подмывало схватить Нелл за плечи и вытрясти из нее все тайны.
        - Вот, держите роман «Гордость и предубеждение», в нашей семье все любят его.
        - В моей тоже.
        В семье? Но Нелл заявляла, что она сирота. Лит напрягся, как охотничья собака, учуявшая запах лисы.
        - Но возможно, ее светлость уже читала этот роман,  - предположил секретарь.
        - Его светлости уже давно следовало бы приобрести новые книги для матери,  - сказала мисс Трим. Пренебрежение, которое звучало в ее голосе, покоробило маркиза.  - Странно, что леди Лит не подписана на новинки, поступающие в книжный магазин Хэтчарда. Неужели леди Софи была лишена современных романов?
        - Леди Софи не интересовалась литературой,  - заметил Крейн.  - Ее нельзя было назвать книгочеем. Хотите, я помогу вам составить список книг для маркизы? Моя сестра часто пишет в своих письмах о новых романах, которые ей удалось прочитать.
        - Очевидно, я мало нагружаю вас работой, Крейн,  - не выдержав, едко заметил маркиз.
        В комнате установилась гробовая тишина. Крейн покачнулся на стремянке и уронил на пол книгу в кожаном переплете.
        - Милорд…  - растерянно пробормотал он.
        Мисс Трим медленно повернулась к двери.
        - Доброе утро, ваша светлость,  - сохраняя хладнокровие, произнесла она и, потупив взор, сделала реверанс.
        Лит вдруг пожалел, что она перестала улыбаться. У Нелл была славная улыбка. Должно быть, в его присутствии ей становилось не по себе. Впрочем, он тоже чувствовал себя не в своей тарелке в обществе мисс Трим, потому что испытывал к ней сильное физическое влечение.
        Нелл смотрела на него так, словно ждала какого-то подвоха. Лит понятия не имел, почему она боялась его. По его телу забегали мурашки. Такое теперь случалось с ним постоянно в присутствии Нелл.
        - Милорд, мисс… мисс Трим попросила меня подобрать книги для ее светлости. Я думал, вы не будете против… и решил помочь,  - пролепетал Крейн в свое оправдание.
        Он с трудом спустился со стремянки на нетвердых ногах и поднял с полу книгу.
        - Прошу простить меня, если я сделал что-то не так.
        Лита охватило раздражение. Он готов был придушить лепечущего, заискивающего перед ним секретаря. Маркиз чувствовал себя призраком на празднике жизни, и от этого у него становилось муторно на душе.
        Лит винил в этой неловкой ситуации мисс Трим. Она стояла, опустив глаза, с таким невинным видом, как будто никогда в жизни ее не посещали коварные мысли.
        - Я рассчитываю получить от вас сегодня отчет об осушении почв в моих владениях в Линкольншире,  - сурово изрек маркиз.
        - Будет сделано, сэр,  - отчеканил Крейн и быстро передал книгу мисс Трим.  - Надеюсь, ее светлости понравится этот роман.
        Нелл снова улыбнулась секретарю, и по лицу маркиза пробежала тень.
        - Спасибо,  - сказала она.  - Простите, что отвлекла вас от работы.
        - Вам не за что извиняться,  - промолвил Крейн.
        Маркиз был мрачнее тучи. Крейн всегда казался ему здравомыслящим молодым человеком. Иначе Лит не нанял бы его. То, что внимание мисс Трим было приковано к секретарю, возмущало его. Молодому человеку следовало вести себя скромнее.
        - Крейн, не забывайтесь!  - одернул он Пола.
        - Я немедленно приступаю к составлению отчета,  - быстро сказал секретарь, нервно посматривая на своего работодателя.
        Его кадык подергивался от волнения. Крейн повернулся и скрылся за дверью, которая вела в смежную комнату, служившую конторой.
        - Куда вы так спешите?  - обратился маркиз к компаньонке, увидев, что она пытается улизнуть из библиотеки.
        Лит схватил ее за руку. Дрожь пробежала по его телу от этого контакта, но он сумел унять ее.
        - Я просил бы вас держаться подальше от моего секретаря.
        Карие глаза Нелл могли быть теплыми, как согретый на солнце мед, а могли источать презрение, как это было сейчас.
        Их взгляды встретились. Это был немой диалог не господина и служанки, а мужчины и женщины. Нелл первой отвела глаза.
        - Слушаюсь, милорд.
        Маркизу хотелось, чтобы она снова взглянула на него и улыбнулась, как улыбалась этому глупому парню, Полу Крейну.
        - Вы должны следовать моим указаниям.
        - Да, сэр.
        Его пальцы крепче сжали ее предплечье. Через шерстяную ткань платья Лит чувствовал исходящую от мисс Трим непокорную силу. Он привык к обществу великосветских дам. Мисс Трим казалась ему более земной и настоящей, чем леди из аристократических салонов.
        Молчание затягивалось, вызывая чувство неловкости. Лит вспомнил ту ночь, когда впервые увидел Нелл. С тех пор она часто снилась ему. Во сне он обнимал загадочную обворожительную Элеонору Трим и ощущал исходивший от нее запах цитрусовых. А в самых смелых мечтах - занимался с ней любовью.
        В подростковом возрасте Лит влюблялся в горничных и даже волочился за ними. Но, став взрослым, он понял, что подло и недостойно преследовать женщин, которые ниже его по статусу. Разве могла женщина по своей воле дарить ласки или отказывать в них мужчине, который платил ей жалованье?
        Впрочем, маркиз знал, что мисс Трим, несмотря на внешнюю кротость, не стала бы потакать нескромным желаниям своего господина. Она отказалась бы ублажать его даже под угрозой увольнения.
        - Я могу идти, сэр?
        В ее голосе сквозила издевка. Неужели она догадалась, что его одолевает похоть? Лит не доверял мисс Трим, она не очень-то нравилась ему как человек, но эта женщина возбуждала маркиза так, как никогда не возбуждала ни одна другая.
        - Нет.
        Нелл подняла на него глаза, и он с удовлетворением увидел томный блеск в их медной глубине. Пока они играли в игру, правила которой знала только Нелл. Но маркиз был уверен, что скоро положит этому конец.
        Он пытался игнорировать ее. Это не привело ни к чему хорошему. И теперь Лит решил бросить гордячке прямой вызов.
        - Сядьте, я хочу поговорить с вами.
        Тень тревоги пробежала по лицу Нелл.
        - Ее светлость будет искать меня…
        - Я не задержу вас надолго.
        Лит с явной неохотой выпустил ее руку и, показав на стул, обогнул письменный стол, чтобы сесть за него. Ему отчаянно хотелось принять солидную позу и доминировать в этом разговоре над дерзкой мисс Трим. Какой абсурд! Маркиз общался со знаменитыми влиятельными людьми на равных, без тени робости, и вдруг оробел перед скромной девушкой, которая работала у него в доме. Она сумела вселить в Лита неуверенность. Он сам себе напоминал сейчас мальчишку, переживающего первую любовь.
        Лит, конечно, не был наивен и не ожидал, что между ним и Нелл произойдет нечто романтическое. Ему следовало держать под контролем свою похоть. Как он будет выглядеть, если мать догадается о его тайных желаниях?
        Мисс Трим обладала тонкой красотой. Каждый раз при встрече с компаньонкой матери маркиза поражала ее прелесть. Чтобы держать себя в узде, ему приходилось прикладывать неимоверные усилия.
        Лит некоторое время молча разглядывал Нелл. На ее скуластом лице играл румянец. Было ли это смущение или беспокойство? Он не знал. Нелл походила на капризную богиню, надувшую губки.
        Молчание затягивалось… Казалось, прошла уже целая вечность.
        - Мы не сделали ничего плохого,  - наконец произнесла Нелл, не глядя на маркиза.
        - У Крейна есть обязанности, он должен их выполнять. А этот парень тратит слишком много времени на флирт с красивыми девушками.
        Черт, ему нужно следить за своим языком! Услышав комплимент из уст маркиза, Нелл залилась краской смущения. Лит невольно залюбовался ею. У нее была безупречная кожа, гладкая, кремового оттенка. Она выглядела мягкой, словно бархат. Маркиза так и подмывало прикоснуться к ней.
        - Мы потратили всего несколько минут на подбор книг. Мистер Крейн был очень любезен со мной.
        Лит чуть не взвился, услышав этот завуалированный упрек. Значит, Крейн был любезен с Нелл в отличие от него, маркиза. Вот что она имела в виду. Впрочем, мисс Трим была права, и маркизу не следовало сердиться на секретаря. Крейн не заслужил выговор.
        - Моя мать не любит читать романы.
        - Теперь любит. Я убедила ее прочесть несколько книг, более увлекательных, чем сухие трактаты, которые вы ей обычно присылаете, и ей они понравились.
        Эта нахалка постоянно критиковала его!
        - Она с удовольствием читает книги, которые я ей присылаю!  - воскликнул Лит.
        Мисс Трим подняла на него глаза, в них не было страха, скорее ее взгляд можно было назвать настороженным.
        - Она так сказала вам?
        - Леди Лит хочет идти в ногу со временем и быть в курсе политических событий. Она внимательно следит за моей карьерой. И те издания, которые я ей посылаю, способствуют этому.
        Чувственные губы мисс Трим сложились в насмешливую улыбку. Маркиз ощущал себя проштрафившимся школьником, стоящим перед учительницей.
        - Разумеется,  - произнесла она.
        В этом слове таился глубокий смысл, и Лит сразу же уловил его. Мисс Трим намекала на то, что его отлучили от политической карьеры. Сейчас маркиз оказался не у дел. И ему следовало вести себя тише воды, ниже травы, в надежде на то, что его снова призовут в большую политику, вернут в Лондон. А это означало: маркиз должен держаться подальше от нее, какой бы соблазнительной она ему ни казалась. Он не имел права распускать руки, если хотел вернуться в Лондон.
        Наконец-то мисс Трим сбросила маску кроткой служанки и перестала притворяться робкой и покорной. Что же касалось ее намека, то маркиз действительно считал Нелл чертовски соблазнительной. Его влекло к ней. Но он знал, что она для него - запретный плод.
        Мисс Трим была загадкой, а Лит не любил загадки, хотя и умел разгадывать их. Однако наблюдая за Нелл целую неделю, он так и не понял, что у нее на уме.
        Может быть, она действительно искала место под солнцем и устроилась в его дом без задней мысли?
        - Вы очень необычная служанка, мисс Трим,  - молвил маркиз и заметил, что она смутилась.
        Ей стало не по себе от его слов. Почему? Лит нутром чуял: эта девушка что-то скрывает.
        - Вы решили так потому, что я предложила вашей матушке прочитать пару романов?
        - Я никогда не слышал, чтобы служанки рекомендовали книги знатным дамам,  - проговорил маркиз, сложив пальцы домиком.
        Мисс Трим с надменным видом вскинула голову. Да, роль покорной служанки была не по ней! И это заставляло Лита усомниться в ее происхождении. Девушки из социальных низов обычно шли в услужение в ранней молодости и быстро усваивали, как нужно себя вести с господами. Мисс Трим не походила на вышколенную служанку с большим опытом работы в богатых домах. Наглой и невоспитанной ее тоже нельзя было назвать. Создавалось впечатление, что мисс Трим привыкла к самостоятельности и независимости. Она вела себя так, как считала нужным в данную минуту.
        - Вы опросили всех служанок и знатных дам?  - непринужденным тоном осведомилась Нелл.
        Уголки губ маркиза дрогнули.
        - Нет, конечно. Но все равно мне хотелось бы знать, где вы приобрели обширные познания в литературе.
        Эти слова привели мисс Трим в еще большее замешательство. По-видимому, она не привыкла лгать. Ей с трудом давалось искусство притворства.
        - Леди, у которой я служила до того, как устроилась к вам, поощряла мою тягу к чтению.
        - Вы хотите сказать, что она читала вам новинки литературы вслух, пока вы полировали столовое серебро?
        Маркиз не скрывал скептицизма.
        Мисс Трим хорошо держала удар. Она даже не вздрогнула, сжимая в руках книгу Остин, как спасательный круг.
        - Да, сэр.
        - Удивлен, что вы уволились из этого дома. Как вы могли оставить такую госпожу, этот образец совершенства?
        Лит мог бы прямо обвинить мисс Трим во лжи, но ему хотелось покуражиться над ней.
        Она поджала губы.
        - Я вынуждена была уволиться в силу обстоятельств. Почему вы мне не верите, сэр?
        Лит сцепил пальцы в замок и подпер ими подбородок.
        - Вы считаете, что я должен вам верить?
        - Да.
        Нелл шумно втянула воздух, чувствуя досаду. И у Лита вдруг екнуло сердце. Стенки раковины, в которую пряталась эта девушка, стали значительно тоньше. Лит до сих пор не доверял ей, но готов был побиться об заклад, что настоящая Нелл Трим была уже где-то близко. Еще немного, и он пробьет ее оборону.
        - Милорд, вы считаете, что я плохо справляюсь со своими обязанностями?
        - Моя мать вами довольна.
        Выражение ее лица смягчилось, и Лит понял: мисс Трим искренне любит его мать.
        - Я очень благодарна ее светлости за доброту. Нет никакого подвоха в том, что я попросила мистера Крейна помочь мне подобрать для нее книги. Чтение отвлекает леди от дурных мыслей.
        Маркиз нахмурился.
        - Состояние ее здоровья ухудшается?
        Мисс Трим опустила глаза.
        - Ее светлость никогда не жалуется.
        Да, мисс Трим хранила верность леди Лит. Возможно, маркиза не зря приблизила к себе эту девушку.
        - Я знаю.
        Мисс Трим прищурилась, и Лит вдруг вспомнил, почему при первой встрече испытал недоверие к ней. Тогда он почувствовал со стороны мисс Трим не просто антипатию, а скрытую немотивированную агрессию. Маркиз не понимал, с чем она была связана.
        Он чуть не расхохотался. Никогда раньше Лит не задумывался, какие чувства испытывают к нему слуги. Он не обращал внимания на их эмоции. Слуги делали свою работу, маркиз платил им за нее - и довольно щедро. Этим их отношения и ограничивались.
        Он слишком много думает о мисс Трим, вот в чем дело… Это никуда не годится.
        - Ее светлость заметно ожила после вашего возвращения, милорд.
        Маркиз воспринял эти слова как еще один скрытый упрек в пренебрежении сыновними обязанностями. Эта самонадеянная девица хотела сказать, что Лит должен был чаще приезжать, поскольку его визиты благотворно сказывались на самочувствии матушки. Лит мог бы возразить строптивице. Ведь именно мать мечтала о его политической карьере. Ради нее он с головой ушел в работу, стремясь реализовать амбиции семьи.
        Но, разумеется, Лит не стал оправдываться перед служанкой.
        Девушка между тем начала нетерпеливо ерзать на стуле. Такое поведение было несвойственно хорошо обученной прислуге. Маркизу стало ясно: мисс Трим хочет поскорее закончить неприятный разговор.
        - Сообщите мне, если состояние здоровья моей матери ухудшится.  - Это был скорее приказ, чем распоряжение.
        Нелл расправила плечи. Девушке явно не нравилось, когда ею помыкали. А вот опытные слуги спокойно относились к приказам хозяев и воспринимали их как должное. Теперь Лит не сомневался: до приезда в Аллоуэй Чейз мисс Трим никогда не исполняла обязанности служанки. Тогда почему она здесь?
        - Будет лучше, если вы сами попросите ее об этом, сэр.
        - Вряд ли она выполнит мою просьбу.
        Слабая улыбка осветила лицо Нелл.
        - Наверное, вы правы. Но я уверена, что умный человек сумеет сам получить ответ на свой вопрос.
        - Последнее время я потерял уверенность в наличии у меня умственных способностей,  - вздохнув, заметил маркиз.
        Этот разговор ничего ему не дал. Мисс Трим ловко уходила от прямых вопросов. Ее мастерству позавидовали бы парламентарии, коллеги маркиза.
        «Может быть, продолжить разговор?» - подумал Лит, но тут часы пробили одиннадцать. Он слишком долго мучил мисс Трим. И мучился сам. Это может повредить его душевному покою, а также репутации Нелл. Слуги уже наверняка заметили, что хозяин больше часа держит компаньонку в библиотеке, за закрытой дверью.
        Лит махнул рукой.
        - Вы свободны, Трим.
        Она вскочила, быстро сделала книксен и пулей вылетела за дверь, не сумев скрыть своей радости от того, что маркиз наконец отпустил ее. Лит подошел к окну и устремил рассеянный невидящий взгляд вдаль, туда, где простиралась серая гладь озера.
        Мысли о Нелл не давали ему покоя. Между ним и мисс Трим установилась какая-то странная связь. Маркиза удивляло, что эта девушка имеет тайную власть над ним. Его тянуло к ней, как магнитом. Прежде он не испытывал подобных эмоций. Если он увлекался кем-нибудь - а маркиз всегда увлекался только такими женщинами, которые не могли доставить ему проблем,  - то приглашал предмет своей страсти на свидание, дарил подарки и легко добивался своего, то есть физической близости.
        Но что ему делать с мисс Трим? Да, он хотел ее, но не мог дать волю своей похоти. Разум говорил ему, что он должен держать в узде желания. Однако маркиз чувствовал, что сойдет с ума, если не удовлетворит свою страсть.
        Чтобы избавиться от тяжелых мыслей, Лит решил заняться делом. Работа была лучшим лекарством от душевной сумятицы. Вернувшись к письменному столу, он сел и стал разбирать почту. В кипе писем маркиз нашел два послания, которые еще больше испортили ему настроение. За последний год он получил множество доказательств преступлений своего дядюшки Невилла Фэрбродера. И вот перед ним лежали еще два свидетельства.
        Поступки дяди вызывали отвращение у Лита. Он с содроганием читал жалобные письма женщин, которые вынуждены были по вине распутного аристократа воспитывать детей в нищете и позоре. Они униженно молили о помощи.
        Эти послания были адресованы маркизу Литу, так как лорд Невилл последнее время соблазнял девушек под именем своего племянника. Лит игнорировал одиозного родственника, избегал его и поэтому не знал, как долго длилась эта постыдная игра и сколько девушек пало жертвой обманщика. Письма в его адрес стали приходить уже после самоубийства дядюшки.
        Почему Невилл Фэрбродер прикрывался именем племянника? Ответ на этот вопрос злодей унес в могилу. Но у Лита были кое-какие предположения. Возможно, Невилл пытался испортить репутацию члена парламента, опорочить его имя. Назвавшись маркизом Литом, он тем самым перекладывал вину за содеянное на племянника, чтобы уйти от ответственности. Кроме того, это была попытка произвести впечатление на женщин. Титул маркиза делал Невилла более привлекательным в глазах провинциальных девиц. Какими бы ни были мотивы дяди, его обман не мог длиться бесконечно долго. Преступник угрожал своим жертвам расправой, заставляя их держать рот на замке, но правда восторжествовала.
        Возможно, Невилл рассчитывал, что родственные чувства и гордость заставят племянника молчать, когда до него дойдут слухи о преступлениях, совершенных под именем маркиза Лита.
        Как бы то ни было, Лит с болью в сердце читал письма отчаявшихся женщин. Они не боялись гнева соблазнителя и осыпали его просьбами вызволить их из крайней нужды.
        С помощью частных детективов Лит установил местонахождение девушек, пострадавших от Невилла, и тайно оказывал им помощь. Их письма он хранил в секрете. Маркиз боялся, что поползут слухи о его отцовстве. Люди могут поверить, что это маркиз соблазнял невинных овечек, а потом бросал их на произвол судьбы. Если разразится скандал, ему уже никогда не вернуться в большую политику. Все надежды маркиза и его матери на высокий пост в правительстве рухнут.
        Лит решил дать частному детективу еще одно поручение. Мисс Трим представила блестящие рекомендации с прежнего места работы, и пришло время проверить их подлинность.
        Глава 5
        Стоя в дальнем конце коридора, Нелл заметила, что Лит вошел в комнаты матери. Она не видела его светлость со вчерашнего дня. Тогда, в библиотеке маркиз выразил ей недоверие. И сегодня Нелл не покидало предчувствие, что над ней сгущаются тучи.
        Она проскользнула в тесное помещение, служившее ей кабинетом, и поставила на письменный стол чернильницу, которую ей любезно дал мистер Крейн. Секретарь маркиза был симпатичным молодым человеком и жаждал оказать хорошенькой компаньонке услугу.
        Нелл хотела прикрыть дверь в смежную комнату - гостиную хозяйки дома, но остановилась, услышав доносившиеся оттуда голоса.
        - …мисс Трим никак не подходит,  - послышался глубокий голос Лита.
        Нелл не видела беседующих, но догадывалась, что маркиза сидела на своем привычном месте - в удобном кресле, а его светлость расхаживал по комнате. Он всегда так делал, когда испытывал досаду или нетерпение.
        - Джеймс, мы уже говорили на эту тему две недели назад, в день твоего приезда. И чуть не поссорились,  - мягко напомнила маркиза.
        - Я тогда не стал настаивать, решив еще раз все хорошо обдумать и дать шанс мисс Трим убедить меня в том, что она - на своем месте. Но теперь я принял окончательное решение.
        - Окончательное решение?  - резко переспросила леди Лит, сделав ударение на слове «окончательное».
        - Мама, ты же знаешь, я пекусь о твоем благополучии.
        - Но я знаю также, что ты питаешь к мисс Трим беспричинную неприязнь.
        - Она не заслуживает твоего доверия.
        - Мне грустно думать, что я воспитала такого сноба. Твой отец судил о людях по их поступкам.
        - Мой отец во всех отношениях был замечательным человеком.
        Нелл стало вдруг жалко маркиза. Судя по усталому тону, он понимал, что не выдерживает сравнения со своим замечательным отцом, и страдал от этого.
        - Нелл родилась в хорошей семье. Бедность не преступление.
        - Я ничего не знаю о ее происхождении, а когда я спрашиваю ее об этом, она отвечает очень уклончиво.
        - Да она просто боится тебя. Запуганные люди изворотливы.
        Лит презрительно фыркнул.
        - Она не выглядит запуганной, мама.
        - И поэтому ты хочешь уволить ее? Ты раздосадован, что мисс Трим не пресмыкается перед тобой?
        Браво, леди Лит! Талантом вести политические дебаты были наделены не только мужчины семейства Фэрбродер. Женщины, по всей видимости, не отставали от них.
        - Я хочу уволить эту девушку, потому что не доверяю ей.
        - Она служит у меня компаньонкой уже более шести недель, и чем больше я узнаю ее, тем больше она мне нравится.
        - Я пытаюсь избавить тебя от неприятностей. Эта девушка вызывающе ведет себя.
        Нелл обомлела. Теперь она жалела о том, что поступала неосторожно, показывая характер. Нужно было затаиться, притворяясь скромной и покорной. Комок подкатил у нее к горлу. Она хотела отойти от двери, но не смогла. Ноги не слушались ее, они как будто приросли к полу. Кроме того, ей хотелось узнать, чем же закончится этот разговор. Неужели Лит настоит на своем и уволит ее?
        - Нелл устраивает меня во всех отношениях,  - не сдавалась маркиза.
        - Но она хитрая.
        - Вовсе нет.
        - Она не проявляет к нам должного уважения.
        - Ты наговариваешь на нее, Джеймс. У мисс Трим прекрасные манеры. Я не хочу, чтобы ты вмешивался не в свои дела.  - Маркиза помолчала, а потом заговорила хрипловатым голосом. Она была явно очень расстроена.  - Если ты лишишь ее жалованья, я буду выплачивать его из своих карманных денег.
        - Мама,  - взмолился Лит,  - я не могу жить с этой девицей под одной крышей. Я не выношу ее!
        - Это твои проблемы.  - В голосе маркизы все еще слышалась легкая хрипотца.  - А я не выношу, когда близких мне людей выгоняют из дома! Мисс Трим - больше чем компаньонка, она - мой друг.
        Нелл сжала кулаки. В ее душе происходила борьба. Она хотела сохранить верность памяти Дороти, но ее планы отомстить Литу шли вразрез с теми чувствами, которые она испытывала к маркизе.
        - Я мог бы пригласить в дом одну из дочерей тети Сильвии,  - предложил Лит.
        Маркиза насмешливо фыркнула.
        - Не говори мне об этих безмозглых курицах! И потом, заставлять юную леди сидеть с дряхлой старухой - это верх жестокости.
        - Ты не дряхлая старуха.
        - Я слишком стара, чтобы мириться с бессмысленной болтовней молодых глупышек.
        - А что скажешь о кузине Синтии?
        Маркиза снова издала тихий звук, выражавший презрение.
        - Она еще глупее, чем дочери Сильвии. Кроме того, кузина любит читать нотации. К старости она стала слишком чванливой. Можно подумать, что Синтия никогда не целовалась с садовником в лабиринтах Хэмптон-корта!
        - О боже! А она действительно целовалась?
        Нелл с радостью отметила, что история с поцелуями отвлекла Лита от главной темы разговора - ее увольнения.
        - До того, как стать святошей, Синтия была настоящей сорвиголовой. Впрочем, ей не нравится, когда я вспоминаю прошлое.
        - Кстати, скажи, пожалуйста, кто тебе привил любовь к романам? Ты же никогда раньше не читала легкомысленных книг.
        Маркиза рассмеялась.
        - За это надо поблагодарить мисс Трим.
        - Я так и знал,  - сказал Лит недовольным тоном, и Нелл обдало холодом.
        - Не вредничай, Джеймс. После того как Софи вышла замуж, жизнь для меня потеряла свои краски, а с появлением Нелл она снова стала праздничной и яркой. Я не понимаю, почему ты столь негативно относишься к этой девушке. Может быть, ты ревнуешь меня к ней?
        - Мастерский ход, мадам. Но, к сожалению, ваша стрела снова не попала в цель. Я не отступлю, что бы вы там ни говорили. Мне не нравится эта девушка, и я хочу, чтобы она ушла из моего дома.
        - Она нравится мне, и этого достаточно. Я хочу, чтобы мисс Трим осталась. Ты все равно будешь настаивать на своем?
        - Во всяком случае, сделаю попытку.
        - Это ни к чему не приведет.
        Нелл не была уверена в победе маркизы. Она ожидала, что Лит произнесет сейчас роковые слова и потребует, чтобы мать подчинилась его решению. Однако маркиз рассмеялся.
        - Ты победила. Но это временная победа. Учти, я буду пристально следить за твоей дражайшей мисс Трим.
        - У тебя не будет повода уволить ее. Она безупречна.
        У Нелл сжалось сердце. Доверие маркизы было беспредельным. Нелл понимала, что не заслужила такой безоглядной любви. Она чувствовала свою вину перед леди Лит. Маркиза выиграла это сражение, но Лит был прав: ее присутствие в доме таило в себе угрозу.
        - Ты упрямая женщина, мама.
        - А как же иначе, дорогой? В кого, по-твоему, ты такой упрямый?
        Лит засмеялся и перевел разговор на другую тему. Они стали обсуждать столичные новости.
        Нелл тихо прикрыла дверь.
        Опасность миновала. Но это была временная передышка. Лит не пустит дело на самотек, он продолжит внимательно следить за ней. И если Нелл даст хотя бы малейший повод, он опорочит ее перед матерью. Отныне Нелл следовало действовать предельно осторожно.
        Как бы то ни было, она решила продолжать поиски дневника.
        Маркиза ни словом не обмолвилась о желании сына уволить Нелл, но стала еще более внимательно и ласково относиться к компаньонке. Нелл старалась держаться подальше от Лита. Однако они постоянно сталкивались в коридорах и комнатах маркизы.
        Нелл частенько наведывалась в библиотеку, так как маркиза глотала один роман за другим и требовала новых книг. Когда Нелл только начинала служить в доме Литов компаньонкой, в ее обязанности входило вести беседы с маркизой, играть с ней в карты и писать за нее письма.
        Иногда она помогала хозяйке справиться с приступами болезни. Но сейчас Нелл главным образом подбирала книги для маркизы и часами читала ей вслух. Закончив роман «Чувство и чувствительность», они перешли к чтению следующей книги Джейн Остин - «Гордость и предубеждение». В запасе оставался еще мрачный роман Ричардсона «Кларисса», а что предложить маркизе дальше, Нелл понятия не имела, хотя в библиотеке Аллоуэй Чейз было множество книг.
        Нелл любила читать вслух, ее не утомляло это занятие. Хотя ее постоянно клонило в сон от недосыпа. Последние три ночи она тщетно обыскивала библиотеку. Страх подгонял ее. Если маркиз застанет ее на месте преступления, то наверняка уволит, как бы ни защищала компаньонку леди Лит.
        - Может быть, продолжим читать «Дон Жуана», ваша светлость?  - спросила Нелл, войдя утром к маркизе.
        Вчера они начали читать поэму Байрона, и маркизе понравилось это произведение.
        - Пожалуй, дорогая. Такой озорной парень…
        - Байрон или Дон Жуан?
        Маркиза рассмеялась, но в ее голосе слышались напряженные нотки. По мнению Нелл, в плохом настроении матери был виноват сын. Он постоянно огорчал леди Лит.
        - Оба. Помогите мне удобнее сесть, дорогая. Я чувствую себя разбитой.
        Ее просьба не удивила Нелл. Она видела, что лицо маркизы искажала боль. Нелл усадила ее поудобнее, присела на стул и открыла томик Байрона в кожаном переплете. Они остановились на описании леди Джулии, молодой, красивой, добродетельной и очень горячей героини.
        Сунув пакет под мышку, Лит остановился на пороге и стал наблюдать за двумя женщинами, находившимися в залитой солнечным светом комнате. Капризная осень подарила несколько погожих дней накануне зимнего ненастья.
        Лит не мог отрицать, что мисс Трим нежно и заботливо ухаживает за его матерью. Она тщательно взбила подушки и усадила маркизу поудобнее. Даже если эта девушка задумала что-то недоброе, она, безусловно, была искренне привязана к своей госпоже.
        Предпринимая попытки уволить Нелл, Лит в глубине души знал: они не увенчаются успехом. Причины его желания выгнать мисс Трим из дома заключались вовсе не в опасении, что она чем-то навредит его матери или будет дурно влиять на нее. Он хотел избавиться от Нелл, чтобы перестать постоянно думать о ней. С глаз долой - из сердца вон. Мысли о мисс Трим постоянно отвлекали его от дел. Маркиза влекло к ней, и порой он боялся своих непредсказуемых реакций.
        Враждебность Нелл не подавляла его влечения к ней. Напротив, ее неприязнь разжигала в нем страсть. Было что-то притягательное и интригующее в женщине, которая не лебезила перед ним и не стремилась стать его женой или любовницей.
        Мисс Трим грациозным движением, от которого у маркиза перехватило дыхание, взяла книгу в коричневом кожаном переплете и открыла ее. Лит залюбовался ее тонким профилем - прямым носиком и упрямым подбородком, который она так часто гордо вскидывала, забывая изображать покорность, подобающую служанке. Маркиза так и подмывало вынуть шпильки из ее гладко зачесанных светлых волос и распустить их. Да, Лит не мог доверять мисс Трим, но мог позволить себе хотя бы издалека любоваться ею.
        Сегодня матушка плохо выглядела. Заметив это, Лит озабоченно нахмурился. Сначала он не слушал, что читает Нелл, но потом пикантная история заинтересовала его.
        Лишь только вздохи Джулии неслись;
        Уж было поздно делать отступленье.
        Из глаз прекрасных слезы полились…
        Уж таково людских страстей движенье:
        Кто мог любить и тут же рассуждать?
        Она себя старалась защищать,
        Хоть слабо, искушенье прогоняла
        Шептала «нет», но все ж не устояла.[1 - Перевод Д. Д. Минаева.]
        Прочитав эти строки, мисс Трим повернула голову и увидела в дверном проеме Лита. Ее карие бездонные глаза стали огромными, как озера. Во взгляде Нелл не было неприязни или презрения, и это даже расстроило маркиза. Ему было бы легче бороться со своими чувствами, если бы она искренне ненавидела его. Однако, похоже, влечение было обоюдным.
        Мисс Трим, подобно одержимой страстью героине Байрона, леди Джулии, противилась своим желаниям, но не могла побороть их. Окажись они сейчас одни, Лит рванулся бы к ней, сжал в объятиях, припал к губам - и они предались бы запретной страсти.
        Конечно, это привело бы к катастрофе.
        - Продолжайте, Нелл! Какая восхитительная история!
        - Миледи, к вам пожаловал лорд Лит.
        Усталое лицо матери озарилось улыбкой.
        - Дорогой, иди послушай! Нелл читает замечательную поэму!
        - Тебе еще рано слушать Байрона, мама,  - пошутил Лит.
        Положив большой коричневый пакет на мраморный столик с позолоченной гравировкой, он поцеловал маркизу в щеку.
        - Ну, если Нелл не рано читать этого скандального поэта, то мне уж и подавно разрешено слушать его,  - с улыбкой промолвила леди Лит.  - Байрон действительно был распутником. Я отлично помню сплетни, которые ходили о нем. Сюжет этой поэмы наверняка взят им из жизни.
        - Байрон был негодяем, мама.
        - Я знаю, что ты его не любишь, дорогой.
        - Действительно не люблю.  - Он вспомнил нервного, вспыльчивого поэта, с которым познакомился в юности.  - Это был интересный, умный человек, блестящий собеседник, но он сделал несчастными слишком много женщин. Я не могу восторгаться тем, кто ради удовольствия безжалостно губит других.
        В глазах мисс Трим промелькнуло выражение изумления и любопытства. Лит не понимал, почему его мнение о скандальном поэте вызвало у нее такую реакцию. Маркиз был далеко не единственным человеком в Англии, кого возмущало поведение Байрона.
        Он взял со стола пакет.
        - Я принес тебе подарок, мама.
        Маркиза попыталась сесть, и мисс Трим бросилась помогать ей с таким усердием, что это изумило Лита.
        - Как замечательно. Люблю сюрпризы!
        Лит протянул пакет матушке.
        - Будь осторожна. Он тяжелый.
        - Это не бриллианты?  - игриво спросила маркиза.
        - На этот раз нет.
        Мисс Трим взяла ножницы и разрезала бечевку.
        - С вашего разрешения я удалюсь, миледи. Мне нужно закончить ответы на письма.
        - О нет, Нелл, останьтесь. Разве вам не любопытно?
        Маркиза быстро развернула бумагу, словно ребенок, который с нетерпением спешит увидеть подарок на день рождения.
        - Джеймс, а ты делал вид, что не одобряешь моего нового увлечения!
        - Как я могу не одобрять того, что доставляет тебе удовольствие?
        Маркиза достала из упаковки красивую книгу в темно-зеленом кожаном переплете с золотым тиснением.
        - «Пертская красавица»! Книга Вальтера Скотта! Как замечательно!
        - Я попросил магазин Хэтчарда присылать мне ежемесячно самые популярные книги. Если тебе их будет не хватать, я увеличу заказ.
        - Как мне отблагодарить тебя?
        Глаза маркизы сияли от радости. Сын часто дарил ей всякие побрякушки, ювелирные украшения, шарфы, но они не приводили ее в такой восторг, в какой привела эта книга. Лит чувствовал себя круглым идиотом. Почему он сам не догадался, что матери нужны новые книги? Что такой подарок скрасит ей печальное существование? Ему было досадно от мысли, что именно мисс Трим надоумила его обратиться в магазин Хэтчарда.
        - Как здорово, Нелл! Теперь у нас есть новый роман!
        - Я рада за вас, миледи,  - промолвила мисс Трим.
        Переведя на нее взгляд, Лит заметил, что Нелл смотрит на него без обычной неприязни. Она разглядывала его так, будто он был для нее сложной головоломкой. Это удивило Лита. Может быть, он представлял такую же тайну для мисс Трим, какую она представляла для него? Но почему? Что загадочного было в его поведении?
        - Останься, Джеймс,  - попросила мать.
        - Хорошо,  - согласился Лит, хотя последнее время у него было мало свободного времени.
        Он уделял много внимания своему поместью и удивлялся, что управление хозяйством оказалось столь трудоемким делом. Но еще больше Лита удивляло то, что эта работа доставляет ему большое удовольствие.
        - Прекрасно. Продолжайте читать, Нелл, у вас это здорово получается,  - промолвила маркиза.
        Лит подавил стон. Ему совсем не хотелось слышать сейчас низкий хрипловатый женский голос, читающий стихи об обольщении.
        - Я уверена, что его светлость не желает слушать стихи в моем исполнении,  - заявила мисс Трим.
        Последнее время Нелл избегала его. Может быть, она дулась на маркиза после их разговора в библиотеке? Или леди Лит рассказала компаньонке, что маркиз хочет уволить ее?
        - В таком случае, дорогая, прочитайте Джеймсу сельскохозяйственные отчеты, которые мы получили вчера,  - попросила маркиза.
        - Откуда ты о них знаешь?  - удивился Лит.
        Впрочем, чему тут было удивляться? Маркиза оставалась хозяйкой дома, несмотря на то что редко покидала свои комнаты.
        - У меня есть свои шпионы. Они докладывают мне обо всем, что происходит вокруг. Недавно я узнала, что в доме снова появились привидения.
        - Что за бред.
        - Это не бред. Как-то туманной ночью я сама видела леди Мэри на зубцах стены. И не только я ее видела.
        - Надеюсь, все наблюдатели были трезвы.
        Маркиза поджала губы. Это был их давний спор. Леди Лит утверждала, что в их огромном старинном доме, часть которого была замком, построенным еще в четырнадцатом веке, водились привидения.
        - Призрак леди Мэри снова навестил нас.
        - И опять его видели на стене с зубцами?
        - Нет, в библиотеке. Последние три ночи в окнах этой комнаты после полуночи горел свет.
        Литу показалось, что мисс Трим тихо ахнула. Но взглянув на нее, он убедился, что девушка хранила невозмутимый вид.
        - И кто же из твоих шпионов бродит ночью под окнами библиотеки?
        - Гарсон охраняет парк от браконьеров.
        - Он наверняка пьет, чтобы скоротать время. Я поговорю с ним. Если мой лесник прикладывается к бутылке, то ему небезопасно доверять оружие.
        - Ты издеваешься, Джеймс, тебе же известно, что леди Мэри задушил муж.
        - Это правда. Но неужели ты думаешь, что леди Мэри вернулась в усадьбу, чтобы взглянуть на своих потомков? Даже если мы действительно ей интересны, то зачем она навещает библиотеку? Откуда эта любовь к литературе? Тем более что в моей библиотеке много скучных книг.
        Лит старался не смотреть на мисс Трим. Его мозг при этом лихорадочно работал. Гарсон, служивший в усадьбе лесником, не был пьяницей. Если он сказал, что видел свет в библиотеке, значит, так оно и было.
        Лит принял решение во что бы то ни стало поймать мисс Трим на месте преступления. Если ему удастся доказать матери, что эта девушка замыслила что-то недоброе, он сможет выгнать ее из дома. И тем самым избавится от жгучего желания переспать с ней.
        Глава 6
        Нелл видела, какие мысли и чувства овладели маркизом, когда он услышал рассказ матери о ночном призраке в библиотеке. Лит, разумеется, сразу понял, что это было не привидение, а компаньонка матери. Нелл охватил страх. Она с ужасом ждала, что хозяин поместья немедленно выведет ее на чистую воду. Но он не стал срывать с нее покровы призрака. И тогда она поняла: маркиз решил добыть неопровержимые доказательства ее ночных прогулок по дому.
        Ее подозрения подтвердились. Нелл заметила, что мистер Уэллс, дворецкий маркиза, понес в библиотеку поднос с закусками и напитками. Должно быть, Лит решил устроить там засаду и просидеть всю ночь, дожидаясь, когда появится очаровательное «привидение».
        Однако Нелл уже не интересовалась библиотекой. Девушка успела тщательно обыскать ее и не обнаружила дневника. Где же еще мог маркиз прятать компрометирующие его документы? Конечно же, в своей спальне!
        Но войти туда незамеченной было трудно. Лит сам облегчил Нелл задачу, решив караулить ее всю ночь в библиотеке. Обстоятельства благоприятствовали ей. Лит решил поохотиться за ней, но устроил засаду не в том месте, где Нелл должна была появиться.
        И теперь у нее появился реальный шанс добраться до записей.
        Дождавшись наступления ночи и вооружившись зажженной свечой, Нелл выскользнула из своей каморки и двинулась по темным коридорам к комнатам хозяина дома. Ей казалось, что она прошла несколько миль. Путь был нескончаемым. Толстый ковер под ногами заглушал шаги, но все равно у Нелл было неспокойно на душе.
        Камердинер его светлости жил в комнате, находившейся на верхнем этаже. Но несколько дней назад его отпустили навестить больную мать.
        Все складывалось как нельзя более удачно.
        Нелл молила бога о том, чтобы скорее найти донжуанский список негодяя и покинуть Аллоуэй Чейз. Чем дольше она оставалась здесь, тем эфемернее становилась ее вера в успех. Да и решимость Нелл идти до конца постепенно угасала. Виной же всему была ее растущая привязанность к маркизе. Девушку ужасала мысль, что разоблачение сына может свести в могилу леди Лит.
        Уверенность Нелл в собственной правоте таяла с каждым днем. Вот и сегодня, когда она еще раз убедилась, что Лит искренне любит мать и старается сделать ей приятное своими подарками, ее решимость пригвоздить его к позорному столбу пошатнулась.
        Нелл пришла в замешательство. Неужели маркиз был настолько талантливым артистом или, вернее, лицемером, что смог убедить окружающих в своей честности и порядочности? Она сама сегодня, когда Лит стал осуждать Байрона за грехи прелюбодеяния, едва не уверовала в его добропорядочность.
        Если бы Нелл не знала, каков на самом деле лорд Лит, она, пожалуй, влюбилась бы в него. Впрочем, зачем она обманывает себя? Даже зная его подноготную, Нелл увлеклась этим человеком. Ее тянуло к нему. И это обстоятельство заставляло ее страдать.
        Как она могла тосковать по человеку, который погубил Дороти? Нелл, похоже, пала жертвой той же роковой слабости, что и ее сестра.
        Нелл осторожно открыла дверь, ведущую в комнаты маркиза. И хотя она знала, что Лит сидел сейчас в библиотеке, ее сердце сжималось от страха, как будто маркиз был способен находиться одновременно в двух местах.
        Войдя в зловещую темноту, Нелл закрыла дверь и подняла свечу, чтобы осмотреть комнату. Это была гостиная, обставленная массивной мебелью. Сразу было видно, что здесь жил мужчина. Кожаный диван, два кресла, незажженный камин. На столах красного дерева лежали стопки книг. Нелл готова была побиться об заклад, что среди них не обнаружилось бы романов. На полках буфета поблескивали хрустальные графины со спиртными напитками.
        Присутствие Джеймса Фэрбродера было столь ощутимо, будто он стоял прямо за ее спиной. Мурашки забегали по коже Нелл. Она приказала себе успокоиться. Лит сейчас находится внизу. Ей ничто не грозит. Во всяком случае, в эту минуту.
        Она толкнула дверь, которая вела из гостиной в небольшое помещение. Вдоль его стен тянулись полки с одеждой. Нелл втянула в себя воздух. Лучше бы она этого не делала. В нос ей ударил хорошо знакомый запах, который обычно исходил от маркиза. У Нелл перехватило дыхание, этот запах сандалового дерева волновал ее, будил смелые мечты… Она провела рукой по одежде, которая висела в открытых шкафах и лежала на полках. Эту одежду надевал Лит. От сознания этого у Нелл бешено забилось сердце. Ей казалось, что она подглядывает в замочную скважину за чужой интимной жизнью.
        Нелл вдруг стало стыдно. Дверь за ее спиной скрипнула и с громким стуком закрылась. Нелл охватила тревога. Она боялась, что кто-нибудь мог услышать этот звук в ночной тишине. Нелл замерла и прислушалась. Вокруг все было тихо.
        Нелл вздохнула с облегчением. Не в ее привычках было лукавить, лгать и изворачиваться. Притворство давалось ей с трудом. Еще и поэтому ей как можно скорее хотелось покинуть Аллоуэй Чейз.
        За следующей дверью располагалась роскошная ванная комната. Живя в Мирселле, Нелл не видела ничего подобного. Наконец-то она нашла доказательство того, что маркиз знал толк в чувственных наслаждениях. Внешне он был сдержан, но под этой маской скрывался человек, который ценил удовольствия, любил побаловать свою плоть.
        Нелл представила обнаженного Джеймса Фэрбродера, стоящего посреди великолепной ванной комнаты, стены которой были выложены голубой плиткой, и залилась краской стыда. Но фантазия Нелл разыгралась, и ее уже было не укротить. Воображение рисовало все новые соблазнительные картины. Лит обливался водой, намыливал губку душистым мылом, проводил ею по обнаженному телу, а потом погружался в огромную ванну с горячей водой.
        Сердце Нелл готово было выскочить из груди. Ее волнение нарастало, несмотря на то что вокруг все было тихо. Осталась еще одна дверь, и Нелл нужно было во что бы то ни стало открыть ее.
        Ею двигало упрямство, решимость завершить начатое. Эти чувства гнали Нелл вперед.
        Она дрожащими руками отворила последнюю дверь. Трепещущее пламя свечи, которую держала Нелл, отбрасывало на стены танцующие тени. Нелл чувствовала себя женой Синей Бороды, переступающей порог запретной комнаты. Помнится, любопытная девушка в сказке дорого заплатила за это…
        Спальня была настолько огромной, что ее дальний конец терялся в темноте. Пламя свечи не могло осветить все пространство. В камине горел огонь, но все равно б?льшая часть комнаты пряталась в густой тени. Помещение было круглым, с тремя высокими окнами. Должно быть, оно располагалось в западной башне замка. Нелл тихо закрыла за собой дверь.
        В центре спальни стояла огромная кровать под парчовым балдахином, крепившимся на четырех мощных столбах. Потолок был сводчатым, высоким. Откинутые одеяла как будто ждали хозяина. Взглянув на разобранную постель, Нелл затрепетала от волнения. Ей было стыдно признаться себе в нескромных желаниях.
        На прикроватном столике лежала раскрытая книга. На спинке стоявшего рядом стула висела рубашка. У изножья кровати лежал черный бархатный халат, мягкий, как мех пантеры. Казалось, он ждал хозяина дома, который должен был вот-вот войти.
        Нелл представила, как Лит, надев его, пропускает перед сном стаканчик бренди. Образ маркиза преследовал ее. Причем в грезах Нелл это был не сдержанный солидный политик, которого знали все, а его тайная суть, та, что пряталась под маской цивилизованного человека.
        В этой спальне Нелл легко могла представить Лита с любовницей. Нет, не с девицей, которую он намеревался соблазнить и бросить, а с той, к которой его действительно влекло, которую он, возможно, даже любил… И в мечтах Нелл у этой любовницы было ее лицо.
        Она тряхнула головой, чтобы отогнать грешные мысли. Нелл пришла сюда не для того, чтобы грезить наяву. Довольно! Пора было браться за дело. Время поджимало.
        Нелл встревожили разговоры о «призраке леди Мэри». Она осторожно подошла к окну и убедилась, что шторы плотно задернуты, а потом, поставив подсвечник со свечой на столик, огляделась вокруг.
        В комнате было много уголков, где следовало бы покопаться. Она шагнула к большому окованному металлическими пластинами сундуку, стоявшему рядом с камином. На нем была выбита надпись «1676 год».
        И тут произошло то, чего Нелл больше всего боялась.
        Дверь открылась, и в спальню вошел маркиз.
        Затаив дыхание, Нелл замерла на месте, как будто это делало ее невидимой. Холодок ужаса пробежал по ее спине.
        Увидев компаньонку матери, Лит на мгновение оцепенел. Их взгляды встретились. Маркиз никак не ожидал увидеть мисс Трим в собственной спальне. Судя по всему, он не верил своим глазам и на минуту лишился дара речи.
        - Какого черта вы здесь делаете?  - сведя густые черные брови на переносице, наконец пробасил он.
        На нем была свободная белая рубашка и бриджи. Он выглядел устрашающе.
        Нелл, которая надолго задержала дыхание, наконец выдохнула. От недостатка кислорода у нее кружилась голова. Кроме страха она испытывала отвращение к себе.
        Что она могла сказать маркизу? Что могла сделать? Нелл попятилась, но сзади было только окно, она не могла убежать.
        Мощная фигура маркиза блокировала дверь. Нелл требовалось срочно придумать предлог, объясняющий, почему она оказалась в спальне хозяина дома. Но в голову ничего не приходило.
        У нее дрожали колени, и она не смогла сделать реверанс.
        - Доброй ночи, милорд.
        Лит сверлил ее яростным взглядом.
        - Что вы задумали, мисс Трим?
        - Н-ничего, сэр,  - заикаясь, пролепетала Нелл.  - Простите меня за вторжение. Я сейчас уйду.
        Маркиз не сдвинулся с места, и Нелл пришлось обходить его. У нее подкашивались коленки, и она боялась рухнуть на пол. Нелл уже казалось, что она спасена, но маркиз вдруг резко метнулся к двери и захлопнул ее перед носом компаньонки.
        - Не спешите, любознательная особа, покидать мою комнату.
        У Нелл упало сердце. Она знала, что ей не победить, если она вступит с маркизом в рукопашную. Преимущество было на его стороне. Тяжело дыша от страха, Нелл прижалась спиной к массивной двери.
        - Выпустите меня отсюда.
        - Выпущу, но позже,  - мягко произнес он и уперся руками в дверь, расположив ладони по обеим сторонам от головы Нелл.
        Она оказалась в капкане. Спокойствие маркиза пугало Нелл больше, чем испугал бы крик. Оно свидетельствовало о том, что Лит умел владеть собой, сдерживать свой темперамент. Он был огромным и казался Нелл целой планетой, злой и опасной, грозившей ей бедой.
        - Вы пугаете меня,  - лепетала она, надеясь вызвать сочувствие.
        То, что маркиз был способен сострадать и сочувствовать, Нелл знала. Он проявлял эти чувства по отношению к матери. Проблема была в том, что если история с Дороти была правдой, то к женщинам не своего круга маркиз никогда не испытывал жалости.
        - Вы заслужили такое обращение,  - мрачно сказал Лит.
        От него исходил дразнящий терпкий запах сандалового дерева, и страх в душе Нелл вскоре сменился совсем другим чувством. Ненавидя себя за то, что поддается его чарам, она смело взглянула в невозмутимое лицо маркиза.
        - В вас… в вас нет доброты,  - вдруг выпалила Нелл.
        Глаза маркиза сверкали. Она знала, что он не будет считаться с ее невинностью. Нелл без спросу вторглась в его спальню, и ей вряд ли можно было ожидать пощады от маркиза.
        Нелл охватила паника. Она облизнула пересохшие губы, и взгляд маркиза тут же упал на них.
        - Я и не собирался быть добрым.
        Нелл била мелкая дрожь.
        - Пожалуйста…  - прошептала она.  - Отпустите меня.
        Однако Лит продолжал нависать над ней, как утес, непроницаемый и неумолимый.
        - Не отпущу, пока вы не разъясните цель своего визита.
        - Я…  - пролепетала Нелл, лихорадочно подыскивая объяснение своему появлению среди ночи в спальне маркиза. Но так и не смогла ничего придумать.
        Лит приподнял черные брови.
        - Продолжайте, я жду.
        - Я теряюсь, когда вы стоите так близко от меня,  - пробормотала Нелл, и это было чистой правдой.  - Я не могу думать.
        Лит негромко рассмеялся, и у нее мурашки побежали по телу от звука его голоса. Пьянящая смесь желания и тревоги кружила ей голову.
        - Я и не хочу, чтобы вы думали. Я хочу, чтобы вы сказали правду. Вы пришли сюда, чтобы что-то украсть?
        Эти слова были для Нелл словно пощечина. Она взвилась от негодования. Как маркиз мог подумать такое? Все ее смущение как рукой сняло. Нелл выпрямилась и гневно посмотрела на него.
        - Разумеется, нет.
        - Тогда что вы тут делаете?
        Она снова потупила глаза.
        - Я думала, что вы в библиотеке…
        - Охочусь на призрак леди Мэри?  - язвительно спросил Лит.
        Нелл вздрогнула. Она чувствовала на себе его пронзительный жгучий взгляд.
        - Я видела, как Уэллс понес вам ужин.
        - Какая наблюдательная маленькая мисс. Я сразу же понял, что призрак леди Мэри - это вы.
        Ее глаза вспыхнули.
        - Я искала книгу ночью в библиотеке,  - с отчаяньем выпалила она.
        - Вы не могли найти ее днем и решили сделать это ночью?  - продолжал издеваться Лит.  - По совету мистера Крейна, наверное.
        При других обстоятельствах Нелл решила бы, что этот мужчина ревнует ее к Крейну. Но могущественный маркиз Лит, конечно же, не мог ревновать служанку к своему секретарю. Это было бы ниже его достоинства.
        - Надеюсь, вы не будете утверждать, что и сюда пришли за книгой,  - продолжал Лит.
        Нелл вскинула подбородок.
        - Я хотела посмотреть, где вы спите,  - сказала она единственное, что пришло ей в голову.
        Маркиз пришел в изумление от такого ответа.
        - Что?  - переспросил он и слегка отпрянул.
        Воспользовавшись этим, Нелл глубоко вздохнула и снова ощутила терпкий запах сандалового дерева, сводивший ее с ума. Она чувствовала, что ее щеки пылают.
        Лит между тем терпеливо ждал объяснений.
        - Пожалуйста, не заставляйте меня делать признание.
        Маркиз внимательно наблюдал за ней, как за подопытным кроликом.
        - Какое признание? В чем вы боитесь открыться?
        - Я не могу об этом говорить… Вы вгоняете меня в краску.
        И это было правдой.
        - Тем не менее, вы должны все объяснить мне.
        Нелл прижала к юбке влажные ладони. Как бы ей хотелось сейчас ударить этого надменного индюка! Но она подозревала, что челюсть маркиза намного тверже ее кулака.
        «О господи, сделай так, чтобы мои слова звучали убедительно,  - взмолилась она.  - Но не слишком!» Нелл понимала, что сильно рискует, но у нее не оставалось выхода.
        - Неужели до сих пор ни одна служанка не теряла из-за вас голову, милорд?
        Этот вопрос не смутил маркиза.
        - Вы хотите сказать, что воспылали ко мне нежными чувствами, мисс Трим?
        В голосе маркиза звучало недовольство. Нелл была рада, что он не стал тут же срывать с нее одежду. Ведь ее признание можно было расценить как предложение перейти к активным действиям. Если Лит и был распутником, то очень сдержанным и хладнокровным.
        Нелл пыталась скрыть страх, притворяясь застенчивой и робкой.
        - Мне стыдно в этом признаться.
        - Что-то раньше я не замечал особых проявлений вашей любви ко мне,  - с сомнением заметил маркиз.
        Нелл повернула голову и взглянула на его руку, упиравшуюся в дверь красного дерева. Рука была большой, мощной и имела красивую форму. Нелл вдруг захотелось, чтобы эта рука прикоснулась к ней.
        На мизинце маркиза поблескивал золотой перстень-печатка с изображением родового герба Литов.
        - У меня есть девичья гордость.
        - Ну да, конечно,  - усмехнулся он.
        Нелл изо всех сил старалась выглядеть смиренной, застенчивой и невинной. Хотя смирение было не свойственно ей. Отчим Нелл часто повторял, что дочь простого сержанта не имеет права быть такой упрямой и своевольной.
        - Я осознаю, что между нами пропасть.
        - И это разбивает вам сердце.
        Как ни старалась Нелл, она не могла выдавить из себя слезу для убедительности.
        - Я ничего не могу поделать со своими чувствами.
        - И вы думаете, я поверю в эту галиматью?
        Нелл охватил азарт. Она решила во что бы то ни стало заставить маркиза поверить ей.
        - Вы недооцениваете свое воздействие на впечатлительную девушку.
        Лит недоверчиво фыркнул.
        - Какой бред!
        На Нелл накатила волна из взрывоопасной смеси чувств: отчаяние, гнев, бравада и безрассудная готовность настоять на своем.
        Она вцепилась в рубашку маркиза.
        - Я докажу вам, что это не бред, милорд!  - воскликнула Нелл и впилась в его губы.
        Глава 7
        Неожиданная атака мисс Трим повергла Лита в ступор. Надо было отдать ей должное, она обладала отчаянной смелостью. Лит не ожидал, что она бросится на деле доказывать свои чувства.
        Но с другой стороны, что еще ей оставалось делать? Ведь он загнал ее в угол.
        Ее губы были мягкими и неумелыми. Она целовалась как молодая неопытная девушка. Возможно, это была очередная уловка, чтобы обезоружить его. Впрочем, скорее всего она действительно не умела целоваться, и это было хорошо.
        Если бы Нелл была мастером в этом деле, Лит мог бы не устоять и потерять голову.
        Радуясь, что ему удалось сохранить крупицы здравомыслия, маркиз схватил Нелл за плечи и, сделав над собой усилие, с большой неохотой отстранился от нее.
        Она тяжело дышала, сжав губы. Во время короткого, но жаркого поцелуя Нелл так и не разомкнула их.
        - Что…  - растерянно пробормотала она.
        Ее взгляд туманился. Мир представал перед ней в радужном свете, как будто Лит расцветил его яркими красками. А что было бы с ней, если бы маркиз ответил на поцелуй?
        Но Лит избегал целоваться с женщинами, которым не доверял. А к мисс Трим он не питал ни малейшего доверия. Хотя томный блеск в ее глазах почти убедил его в том, что она действительно воспылала к нему страстью.
        Нелл снова медленно провела кончиком языка по губам, как будто дразнила Лита. Он подавил стон и придвинулся ближе к ней, хотя разум приказывал ему вышвырнуть эту интриганку за дверь.
        Почему она здесь? Решить эту головоломку было невозможно в присутствии мисс Трим, когда маркизом владели нечестивые желания. Его мозг в эти минуты был неспособен нормально работать.
        Лит не привык к тому, что его разум и чувства вступали в борьбу. И даже если такой конфликт намечался, разум легко брал верх, подчиняя себе инстинкты.
        - Попытка засчитана,  - отметил Лит.
        Нелл вздрогнула, и сердце Лита вдруг пронзило чувство вины. Хотя в чем он провинился перед этой дерзкой девицей, искавшей приключения на свою голову?
        - Простите. Если вы расскажете своей матушке, что я поцеловала вас, она перестанет возражать против моего увольнения.
        - Если она узнает, что вы приходили в мою комнату, это уже будет достаточным основанием для увольнения,  - сказал Лит, и его снова пронзило чувство вины.
        Нелл покраснела до корней волос.
        - Значит, вы одержите верх.
        Да, победа досталась ему легко. Но почему Лит не испытывал от этого восторга? Теперь, когда дерзкую мисс Трим можно было посылать паковать вещи, он, казалось бы, должен был танцевать джигу от радости.
        Вместо этого маркиз стоял и молча смотрел в бездонные глаза компаньонки, вдыхая аромат лимонного мыла, исходивший от ее волос. У него покалывало губы и сжималось сердце при мысли, что он больше никогда не услышит низкий женский голос с приятной хрипотцой.
        Он не верил, что она потеряла из-за него голову. А вот сам Лит действительно испытывал к ней глубокую жгучую страсть. Впрочем, Нелл и не говорила, что хочет его. Она призналась ему в детской влюбленности, в глупом юношеском увлечении.
        Пожалуй, ее следовало проучить, чтобы в дальнейшем ей было неповадно вторгаться в спальню к мужчине и признаваться ему в нежных чувствах.
        А что если толкнуть эту девицу на кровать и наброситься на нее?
        Однако Лит не мог сделать этого. Он видел, что мисс Трим, несмотря на все свои тайны и секреты, была невинной девушкой. У нее не было близости с мужчинами. Неловкий, хотя и пламенный поцелуй выдал ее с головой.
        Но ему не нравилось, что мисс Трим играла в опасные игры.
        Маркизу следовало бы сейчас выпроводить ее за дверь, приказав собирать вещи. Но вместо этого он крепче сжал ее плечи.
        - Почему вы не приказываете мне уйти?  - удивленно спросила она.
        - Вы хотите поцеловать меня?
        - Нет,  - поспешно ответила девушка и тут же несколько смущенно сказала: - Да.
        Она продолжала изображать девичью влюбленность. Но после поцелуя Лит явственно видел в ее глазах блеск подлинной страсти.
        - Так да или нет?
        Она закусила губу, не зная, что сказать. Потеряв самообладание, Лит наклонился и поцеловал ее. Из губ Нелл вырвался испуганный вздох, и маркиз почувствовал на своем лице ее теплое дыхание.
        Его руки скользнули по ее спине. Он обнимал мисс Трим так, как обнимает любовник свою возлюбленную. Лит знал, что ему придется дорого заплатить за эту вольность, но ничего не мог поделать с собой.
        Поцелуй длился всего пару секунд, но до глубины души взволновал Нелл. У нее подкашивались колени, и она вынуждена была прижаться спиной к двери, чтобы не упасть.
        Выражение лица маркиза ничуть не смягчилось, оно было все таким же мрачным, почти ожесточенным. Но его губы были мягкими и нежными.
        Судорожный вздох вырвался из груди Нелл. Она хотела что-то сказать, но Лит снова припал к ее губам. Ей показалось, что этот поцелуй длился дольше. И вкус у него был такой же деликатный, как у прекрасного кларета.
        У Нелл перехватило дыхание, когда маркиз поднял голову и пристально взглянул на нее. Чтобы не упасть, она обвила его шею руками.
        - Это было…  - начала Нелл и осеклась, не найдя нужных слов.
        Великолепно? Неправильно? Пугающе опасно? Волнующе? Она стала молиться, но вдруг подумала, что Всевышний, наверное, осуждает ее. Нелл вступила на скользкую дорожку, на путь саморазрушения. Она и не подозревала, что способна на подобные поступки.
        Лит провел большим пальцем по линии ее подбородка, и Нелл почувствовала покалывание от прикосновений мужской сильной руки. Его губы сложились в полуулыбку, и у Нелл бешено забилось сердце.
        - Обычно вы не лезете за словом в карман, мисс Трим,  - произнес он, и у Нелл перехватило дыхание от его голоса, ласкового и мягкого, как шелк.
        Нелл никогда раньше не целовалась. И если представляла, как это однажды произойдет, думала, что мужчина, которому посчастливится поцеловать ее, будет называть ее по имени. Но обращение «мисс Трим», которое она слышала из уст его светлости, заставляло трепетать Нелл от волнения.
        И да простит ее бог, последнее время, когда она представляла себе поцелуи, лобзающим ее мужчиной всегда был лорд Лит.
        Нелл чувствовала, как почва уходит у нее из-под ног. Ей нужно было бежать отсюда, оставить мысли о мести, забыть маркиза. Ей стоило вернуться в Мирселл, к доброму отчиму, почтенному отставному военному, к скромному существованию в родительском доме, к повседневной отупляющей рутине. Только там Нелл могла чувствовать себя в полной безопасности.
        - Вам не следовало этого делать,  - произнесла она дрожащим голосом.
        - Вы первой поцеловали меня.
        - Моя ошибка не дает права ошибаться вам.
        Нелл не удивилась, когда Лит засмеялся. Ей собственные слова тоже показались абсурдными.
        - Вы, похоже, новичок в этой сфере, мисс Трим. Я просто показал вам, как еще можно целоваться.
        Если раньше Нелл только краснела, то сейчас побагровела. У нее горело лицо.
        - Я не целуюсь с первым встречным, милорд, и не собираюсь извиняться за свою неумелость и неопытность.
        - Похвально,  - промолвил маркиз и обнял ее за талию.
        - Что? Моя неопытность?
        - То, что вы сделали исключение из правила.
        - Мне кажется, вы привыкли к тому, что женщины вешаются вам на шею.
        Теперь Нелл корила себя за глупый поступок. Вокруг такого мужчины, как Лит, женщины вились, словно осы вокруг вазочки с вареньем. Он наверняка привык к дамскому обожанию.
        От мысли о том, что маркиз может перейти к более смелым ласкам, у нее замирало сердце.
        Лит улыбнулся, и у Нелл участился пульс.
        - К сожалению, захватывающие любовные приключения не для политика.
        Нелл не поверила ему. Она решила, что маркиз только прикидывается холодным и бесчувственным. Теперь она понимала тех женщин, которые, как и Дороти, пали жертвами его мужского обаяния. Когда Лит неожиданно застал Нелл в своей спальне, он рассердился. Однако сейчас от его гнева не осталось и следа. Маркиз чего-то ждал…
        Нелл попятилась и уперлась спиной в дверь.
        - Мне пора.
        Его руки все еще держали ее за талию.
        - Вы добровольно вошли в пещеру льва, мисс Трим.
        - Хватит называть меня мисс Трим,  - сердито бросила Нелл и уперлась ладонями в мощную грудь Лита.
        Она хотела оттолкнуть его, но руки не слушались. От его тела исходило тепло. Под правой ладонью Нелл билось его сердце.
        Их губы снова слились в поцелуе. Да, Нелл совершила роковую ошибку! Она перешла красную черту и сблизилась со своим врагом. Даже если Нелл сейчас уйдет, маркиз больше никогда не будет для нее чужим человеком. С этой минуты их отношения вошли в новое русло.
        - Хотите, я буду называть вас Элеонорой?  - вкрадчиво спросил маркиз.
        Ее глаза расширились от изумления.
        - Только отец называл меня так. Все остальные зовут меня Нелл.
        - Я предпочел бы целовать Элеонору.
        - А я предпочла бы вернуться сейчас в свою комнату.
        - Вы же хотели осмотреть мою спальню.
        Нелл замотала головой.
        - Нет, я уже расхотела. Простите, что вторглась к вам без спросу.
        - Я вас не отпущу.
        Нелл была шокирована.
        - Не отпустите?
        - Нет. Я держу в объятиях красивую женщину, и у меня нет особых планов на вечер.
        Нелл похолодела от ужаса. Наконец-то соблазнитель показал свое истинное лицо. Она снова уперлась руками в его грудь, твердую как камень. Такой монолит невозможно было сдвинуть с места.
        - Вы не посмеете!
        - Не посмею?
        - Право первой ночи, которым обладали когда-то аристократы, вышло из употребления вместе с фижмами.
        - Разве вы не хотите возлечь со мной на ложе?
        - Не хочу!
        Кровь забурлила в жилах Нелл при мысли, что она может оказаться в одной постели с этим огромным сильным мужчиной. Но она не должна была идти на поводу у своих инстинктов.
        - Но вы же сами пришли сюда.
        - Я объяснила, почему это сделала.
        - Да, вы сказали, что страдаете от неразделенной любви.
        Она снова толкнула его в грудь.
        - Это не любовь, а просто увлечение!
        - Докажите!
        Нелл перестала извиваться в руках Лита и с ужасом взглянула ему в лицо.
        - Я не шлюха!  - В ее голосе звучала горечь.  - Я даже не умею целоваться, вы сами это отметили.
        Лит снова рассмеялся, но на этот раз в его голосе звучали мрачные зловещие нотки. Когда маркиз целовал ее, он показался Нелл нежным, добрым, ласковым. Но теперь выражение его лица заставило ее задрожать от страха. И возбуждения. Рядом с Литом Нелл чувствовала себя миниатюрной, слабой, а главное, беспомощной, бессильной. И это пугало ее.
        Если маркиз вознамерится погубить Нелл, то никто не сможет ее спасти.
        - Вы сохраните свое целомудрие, хотя скажу прямо, вы искушаете судьбу.
        - Я думала, что вы в библиотеке,  - сказала Нелл.
        - Не желаю слушать никаких оправданий!
        - Отпустите меня.
        - Не отпущу до тех пор, пока вы не научитесь целоваться.
        Нелл охватил гнев.
        - А я не хочу этому учиться!
        - Меня ужасает, что такая хорошенькая девушка до сих пор невинна.
        Она зло прищурилась.
        - Ваши комплименты не заставят меня остаться здесь.
        - Комплименты - нет, а поцелуи - возможно.
        И маркиз снова завладел ее губами. Поцелуй передавал целую гамму чувств. Он многое сказал Нелл без слов.
        - Вы… вы льстите себе, милорд.
        - Да? Однако вы все еще здесь.
        Нелл хватала ртом воздух. Она все время забывала дышать. Исходивший от Лита запах мускуса пьянил ее, мешал связно мыслить. Нелл не сразу заметила, что маркиз больше не держал ее. Его руки были опущены и не сжимали ее талию.
        Она убрала ладони с его теплой груди, ненавидя себя за нерасторопность, и взялась за ручку двери.
        - Вы меня остановите, если я попытаюсь уйти?  - спросила Нелл и поморщилась.
        Эта фраза звучала так, будто ей хотелось, чтобы Лит остановил ее, не выпускал из спальни.
        - Попробуйте открыть дверь, и тогда посмотрим.
        Несмотря на все злодеяния маркиза, о которых знала Нелл, она почему-то чувствовала, что может доверить ему свою жизнь. Была ли она права? Или, как и остальные жертвы распутника, попала в ловко расставленные сети?
        - Давайте, я вас поцелую, и вы меня отпустите?  - прошептала Нелл. О если бы он знал, какую власть имеет над ней!  - Могу я вам доверять?
        - Как вам будет угодно.
        - Значит, вы согласны меня отпустить после поцелуя?
        - Пора переходить от слов к делу, дорогая Элеонора.
        И он снова заключил ее в объятия.
        Глава 8
        Целуя мисс Трим, то есть Элеонору, Лит чувствовал, как трепещут ее губы. Ему было приятно прикасаться к ней, и он на время забыл, что не доверяет этой девушке. Маркиз не поверил, что она увлечена им. А вот то, что Нелл никогда раньше не целовалась с мужчинами, показалось ему чистой правдой.
        Где она все это время жила? В пещере под горой?
        Он всегда выбирал искушенных, опытных любовниц. Но от мысли, что до него ни один мужчина не прикасался к Элеоноре, у Лита перехватывало дыхание. Быть первым всегда приятно.
        Мисс Трим не владела искусством любовных утех. Но от этого наслаждение, которое получал Лит от поцелуев с ней, становилось только более острым.
        Интимная обстановка спальни, поздний час, дразнящее сочетание робости и смелости в поведении девушки - все это заставляло маркиза забыть о подозрениях и поддаться чувствам. Он давно мечтал прикоснуться к ней. И вот его мечты осуществились.
        Когда Лит коснулся ее губ, в нем проснулась нежность. Он попытался осторожно прикусить ее полную нижнюю губу, но Нелл запротестовала. Однако этот протест помог Литу разомкнуть ее губы, и кончик его языка проник в ее рот. Маркиза бросило в жар, и он едва не забыл о благих намерениях всего лишь преподать урок строптивой служанке.
        Нелл отпрянула, в ее карих глазах горел огонь желания.
        - Какой… странный поцелуй.
        Лит улыбнулся и обхватил ладонями ее лицо.
        - Со временем вам понравится так целоваться.
        - Вы уверены?
        - Уверен.
        Волна нежности вновь накатила на него. Когда Нелл замирала в его объятиях, дрожа от переполнявших ее ощущений, Лит забывал о бдительности.
        Он снова поцеловал девушку и провел кончиком языка по ее сжатым губам.
        - Разомкните губы, Элеонора.
        Она подчинилась его приказу, и язык Лита снова проник в ее рот. Маркиз закрыл глаза, чтобы сосредоточиться на этой ласке. Нелл была слаще персика или абрикоса. У ее поцелуя был вкус меда с горчинкой.
        Приглушенный звук вырвался из груди Нелл. Что это было: выражение недовольства или желание продолжать урок? И тут в язык Лита уперся ее трепещущий язычок. И на этот раз он явственно уловил вздох наслаждения.
        Ладони Нелл мяли грудь маркиза, как это делают лапки мурлычащей кошки. Лит понимал, что играет с огнем. Как долго он сможет выстоять под напором сгорающей от желания мисс Трим? Одних поцелуев ему было явно недостаточно. И в конце концов маркиз перешел к более смелым ласкам.
        Он стал осыпать жаркими поцелуями ее шею, и когда его горячие губы коснулись плеча, Нелл закричала. Лита дурманил аромат ее тела, он возбуждал его. Забыв обо всем на свете, маркиз нащупал пуговицы на платье Нелл и стал лихорадочно расстегивать их. Лит давно - пожалуй, со студенческих лет - не утруждал себя подобным занятием. Женщины сами раздевались перед ним.
        Лицо Нелл пылало от возбуждения, глаза были закрыты, а пунцовые губы разомкнуты. Она ждала поцелуев и новых ласк.
        Ноги не слушались Нелл, и она положила руки на плечи Лита. Он и сам, не чувствуя под собой ног, слегка пошатывался. Горячая кровь стучала у него в висках, в ушах стоял гул. Нелл дышала прерывисто и учащенно.
        Наконец лиф серого платья был расстегнут. Лит ощущал себя путешественником, исследующим неизведанные земли. В воображении он уже не раз срывал с Нелл ее монашеское одеяние.
        Наклонившись, он припал губами к ее ключицам и замер, чувствуя, как бьется пульс девушки.
        Его рука скользнула в ворот сорочки и легла на грудь прелестницы. Прикосновение к мягкой податливой женской плоти пробудило в нем ураган чувств.
        Нелл ахнула и напряглась.
        - Это нехорошо…
        - Да, нехорошо,  - согласился маркиз.
        Он не любил лгать.
        - Вы обещали, что мы ограничимся поцелуями.
        - Тогда позвольте мне снова поцеловать вас.
        Лит припал к ее дрожащим губам. Упиравшийся ему в ладонь сосок Нелл отвердел и набух. Он щелкнул по нему большим пальцем, и Нелл вздрогнула, а потом прижалась к нему всем телом, как будто моля маркиза продолжать, не останавливаться.
        Ее реакции возбуждали его. Спустив сорочку, Лит обнажил одну грудь Нелл. В неверном свете мерцающей свечи он увидел шелковистую белоснежную плоть с темно-розовым бутоном соска. От этого соблазнительного зрелища его бросило в дрожь. Но простая полотняная ткань сорочки все еще скрывала от его взора вторую грудь. Нелл была для маркиза драгоценным подарком, который он медленно разворачивал, освобождая от упаковки.
        Неожиданно он остановился и взял в рот ее сосок. Нелл тихо охнула и прижала его голову к своей груди. Лит стал полизывать и покусывать сосок, и Нелл начала извиваться в его руках.
        Она реагировала на каждое его движение, на каждую ласку, и это изумляло Лита. Впервые в жизни он встречал такую чувственную любовницу, способную получать удовольствие от каждого его движения.
        Ее припухшие, приоткрытые губы манили его. Он снова припал к ним, и Нелл стала отвечать ему. Не в силах больше сдерживать себя, Лит подхватил ее на руки и понес к кровати. Это ложе он еще не делил ни с одной женщиной.
        Нелл не сопротивлялась. Положив ее на огромную кровать, Лит навалился сверху всем телом, и Нелл сама раздвинула ноги.
        Лит задрал ее юбки, и тут Нелл начала извиваться под ним, тяжело дыша. Однако маркиз был слишком возбужден и не придал этому значения. Охваченный пламенем страсти, он стремился добраться до источника наслаждения. Его рука скользнула под юбки Нелл.
        Однако тут Нелл, издав придушенный крик, вцепилась в его запястье. Сквозь пелену дурманящей страсти Лит заметил, что ее тело было напряженным, а лицо искажала гримаса страдания.
        Возбуждение туманило ему голову.
        - В чем дело, Элеонора?  - тяжело дыша, спросил он.
        Она выглядела напряженной, испуганной и несчастной. У Лита упало сердце.
        - Прекратите,  - произнесла Нелл сдавленным голосом.  - Пожалуйста, не надо.
        Литу было непросто совладать со своими инстинктами. Возбуждение достигло такой степени, что маркиза было уже трудно остановить. Несколько секунд в его душе шла ожесточенная борьба. Зверь внутри него не отступал. Однако Лит, стиснув зубы, напомнил себе, что он - человек чести. И разум наконец возобладал над инстинктами.
        - Да, вы правы…  - выдохнул Лит.
        Хорошо, что Нелл остановила его. В пылу страсти Лит забыл, что делает и где находится. Он едва не вступил в интимную связь с девушкой, которая работала у него в доме и которой он к тому же не доверял. Истинный аристократ не спит с челядью. Этот принцип с юности впечатался в его сознание.
        О боже, какой скандал разразился бы в обществе, узнай в Лондоне, что, удалившись в свое поместье, уважаемый член парламента принялся волочиться за служанками! На его политической карьере можно было бы поставить крест.
        Более того, Лит опустился до лжи. Он обещал Нелл ограничиться поцелуями, но зашел значительно дальше. А ведь она была девственницей. Он мог погубить ее, лишив целомудрия.
        Да, маркиз чуть не наломал дров…
        - Вот черт,  - пробормотал он и, откатившись на край кровати, сел.
        Обхватив голову руками, Лит попытался выровнять дыхание.
        Он не смел взглянуть в сторону красавицы, опасаясь, что его благие намерения полетят к черту, если он снова увидит мисс Элеонору Трим.
        В комнате установилась гнетущая тишина, которую нарушали только потрескивание дров в камине да приглушенный лай вышедшей на ночную охоту лисы, доносившийся снаружи из леса.
        - Простите, мне очень жаль,  - тихо, бесцветным голосом промолвила Нелл за спиной маркиза.
        - Вам не за что извиняться.
        Голос Лита прозвучал глухо, без тени нежности. Он и хотел бы смягчить тон, однако ему было трудно это сделать. Все силы маркиза ушли на то, чтобы справиться с возбуждением, взять под контроль свои инстинкты.
        - Я не должна была позволять вам так себя вести.
        Эти слова заставили Лита повернуться. Отрешенный взгляд Нелл был устремлен вверх и прикован к золотисто-синему узору балдахина над кроватью. Она снова превратилась в недоступную холодную особу, похожую на мраморное изваяние. Лит вдруг испытал тоску по милому теплому созданию, которое так пылко целовало его еще недавно.
        Она не застегнула лиф платья, но успела натянуть сорочку на грудь. Сквозь тонкое полотно просвечивали розовые соски. Лит сжал кулаки, пытаясь подавить сильное желание снова припасть к ним губами.
        - Не говорите глупости,  - грубо одернул он Нелл.
        Впрочем, она была права. Нужно было остановить его, сам он этого сделать не мог. Желание кружило ему голову. Лит был честен сам с собой, он признавал, что был готов довести дело до конца, если бы не сопротивление Нелл.
        - Беда именно в этом: я непроходимая дура.
        - Не стану возражать. С вашей стороны было верхом глупости приходить в спальню мужчины посреди ночи.
        Кровь отхлынула от лица Нелл, и оно приобрело пепельный оттенок.
        - Я усвоила преподанный вами урок.
        - Тем не менее мне не следовало дотрагиваться до вас.
        - Не следовало…  - как эхо, глухо повторила Нелл.  - Пойду собирать вещи.
        - Не надо брать всю вину на себя.
        Она взглянула на Лита, в ее янтарного цвета глазах читалось выражение стыда.
        - Вы - маркиз, а я никто.
        Лит улыбнулся, хотя ему было невесело.
        - Не говорите только, пожалуйста, что вынуждены были поцеловать меня, поскольку служите в моем доме.
        - Нет, поцеловать вас меня вынудили не служебные обязанности, а собственная глупость,  - заявила Нелл.
        Маркиз вздохнул с облегчением.
        - Если вас это утешит, то признаюсь, что я мечтал поцеловать вас с той самой минуты, когда вы едва не сбили меня с ног на пороге библиотеки.
        Лит не понимал, зачем удерживает Нелл. Ее близкое присутствие мучило его, заставляло страдать из-за невозможности прикоснуться к ней. Но он почему-то длил эту пытку, вместо того чтобы прогнать служанку.
        Ему было приятно смотреть на нее, наблюдать за ней, любоваться ею. От его ласк всегда аккуратно причесанные волосы Нелл растрепались. Тяжелый узел на затылке повис, а на лоб и щеки упали светлые локоны, придававшие Нелл особое очарование.
        Ее глаза стали круглыми от изумления после признания маркиза.
        - А почему вы этого не сделали?
        Лит рассмеялся.
        - У меня не было права.
        Он и сегодня не имел права целовать Нелл, даже если она поцеловала его первой.
        Лит перевел взгляд на горевший в камине огонь.
        - Вы здесь хозяин,  - сказала Нелл.
        - Джентльмены не пристают к служанкам.
        - Многие пристают.
        - В таком случае они теряют право называться джентльменами. Непорядочно приставать к женщине, которая зарабатывает на хлеб в твоем доме, находится в твоей власти и полагается на твою добрую волю.
        После этих слов в комнате воцарилась гробовая тишина. Странно, но на этот раз в атмосфере не чувствовалось напряжения. Взглянув на Нелл, маркиз пришел в недоумение. Он ожидал увидеть на ее лице выражение презрения, страха, гнева, но только не крайнего изумления.
        - В чем дело?
        - Вы странный человек, милорд.
        Он нахмурился.
        - Это потому, что у меня сохранились проблески совести?
        - Да.
        - Приятно, что у вас столь лестное мнение обо мне.
        - Разве вам не все равно, что думает о вас простая служанка?
        Она стала застегивать лиф платья. Ее пальцы не дрожали, но румянец, снова выступивший на щеках, свидетельствовал о том, что присутствие маркиза смущает ее.
        Он нетерпеливо вздохнул.
        - Вы прекрасно знаете, моя дорогая, что ваши уловки на меня не действуют. Они не действовали во время нашего первого разговора, а теперь уж и подавно.
        Он знал, что она не пытается обольстить его, но от ее взгляда, устремленного из-под полуприкрытых густых ресниц, его бросило в дрожь.
        - Не понимаю, о чем вы говорите.
        - Вы притворяетесь смиренной и покорной, но вы бездарная актриса, мисс Трим.
        - Я действительно простая служанка, вы будете с этим спорить?
        Лит снова рассмеялся, и на этот раз его смех был искренним, задорным. Несколько минут назад он чувствовал себя последним мерзавцем, но этот разговор привел его в бодрое расположение духа.
        - Вас нельзя назвать простой, Элеонора.
        Ее глаза потемнели так, что в жилах Лита снова забурлила кровь.
        - Не надо называть меня Элеонорой.
        - Да, этого действительно не следует делать,  - грустно согласился Лит.
        Ему бы очень хотелось, чтобы Нелл называла его Джеймсом. Но это было бы нарушением субординации.
        - Хотя… Я залез к вам под юбку, после этого было бы несколько странно называть вас мисс Трим,  - продолжал он.
        Нелл, краснея, бросила на него обиженный взгляд.
        - Я хочу, чтобы вы забыли обо всем, что произошло в этой комнате.
        - Для моего душевного спокойствия это тоже было бы лучше.
        Однако Лит знал: он никогда не забудет этой ночи. Ее вздохи восторга и стоны наслаждения до сих пор звучали у него в ушах.
        - Я могу идти?  - спросила Нелл.
        - Разве я в силах остановить вас?
        - Раньше вы это делали.
        Вот именно, раньше. А после поцелуя Лит забыл обо всем на свете. Его охватило отчаянье. До знакомства с таинственной мисс Трим маркиз не был знаком с этим чувством.
        Нелл была опасна. Ей нельзя было доверять. Лит так и не узнал, зачем она явилась к нему. Какую цель преследовала? Чего хотела?
        Нелл довела маркиза до такого экстаза, что его уже не волновали эти вопросы.
        Он тяжело вздохнул.
        - Вы можете идти.
        - Спасибо, сэр.
        Нелл обрекла его на бессонную ночь. Разве мог он теперь заснуть? Лит снова устремил взор в огонь. О если бы он был другим человеком, безответственным и распущенным! Если бы он был свободен от обязательств перед семьей, перед родом, если бы родители не возлагали на него надежды, которые тяжелым бременем легли ему на плечи! Если бы он не был человеком чести…
        Тогда бы он не отпустил мисс Трим. Он схватил бы ее, бросил на постель и не выпускал бы из своих объятий до зари.
        Лит снова взглянул на Нелл. Вопреки его ожиданиям, она, казалось, не спешила уходить. Она медленно и как будто неохотно встала с кровати. Может быть, она поняла, что Лит мучается, и хотела продлить его муки? В таком случае ее расчет оказался правильным.
        Лит снова отвел глаза в сторону. У него не хватало сил смотреть на Нелл. Лит боялся потерять контроль над собой.
        Услышав ее шаги, он ожидал, что сейчас хлопнет дверь, но вместо этого в комнате вдруг снова воцарилась тишина. Собрав волю в кулак, Лит повернулся. Нелл стояла неподалеку и смотрела на него широко распахнутыми карими глазами, в которых застыл немой вопрос.
        Похоже, не он один находился в полном замешательстве. Правда, это было слабым утешением для него.
        - Милорд…  - произнесла Нелл, взявшись за ручку двери.
        По-видимому, она готовилась в любой момент выбежать из комнаты. Что ж, это было разумно.
        - Милорд,  - тихо повторила Нелл,  - я поцеловала вас вовсе не потому, что работаю в вашем доме. Нет, я поцеловала потому… сама не знаю, почему.
        - Элеонора!  - воскликнул Лит и рванулся к ней.
        - Спокойной ночи, сэр,  - бросила Нелл, быстро сделала книксен и исчезла за дверью.
        Литу не удалось схватить ее.
        Глава 9
        Последнее, что запомнила Нелл, выбегая из спальни маркиза, были его глаза цвета грозового неба.
        Она понимала, что балансировала на грани падения. Когда Лит подмял ее под себя, Нелл поразили его удивительно красивые глаза - стального цвета с радужками, обведенными черной линией.
        Удивительно, но в тот самый момент, когда маркиз лежал на ней и задирал ее юбки, она внимательно наблюдала за ним и многое запомнила.
        Сейчас, при свете утра, воспоминания о ночных событиях вызывали у Нелл чувство горечи. Она корила себя за необузданность. Ей было стыдно, что она целовала маркиза, человека, который погубил Дороти. Как она могла позволить ему прикоснуться к ней, недотроге?
        Правда, у Нелл были оправдания. Ее мучили сомнения, в глубине души она не верила, что именно Лит соблазнил ее сестру. Маркиз и раньше говорил о своих принципах, но Нелл не принимала его слова за чистую монету, считая маркиза лицемером.
        Однако прошлой ночью Лит изумил ее…
        У Нелл участилось дыхание, когда она вспомнила, что происходило в спальне маркиза. Она не могла забыть объятий его сильных рук. Нелл сходила с ума от каждой его ласки. Его тепло, близость приводили ее в восторг.
        Нелл знала: этот человек должен вызывать у нее отвращение, ужасать ее. Он соблазнил и сделал несчастными множество женщин по всей Англии. Лит имел все шансы овладеть и ею, лишить ее девственности, но остановился, когда Нелл попросила его об этом. Она чувствовала, как трудно ему было это сделать. Лит почти утратил контроль над собой, он находился в экстазе.
        Нелл была в его власти, и все же ей удалось вырваться из его объятий целой и невредимой. Разве негодяй позволил бы случиться такому? События прошлой ночи доказывали: Лит не был закоренелым злодеем. Да, он притягивал женщин, как магнит, но не пытался во что бы то ни стало овладеть ими, не принуждал их к интимной близости.
        Может быть, Дороти ошиблась? Но почему она назвала именно это имя? И кто на самом деле был тем грязным негодяем?
        Нелл тревожили и другие вопросы. Что станется с ней, если маркиз объявит ее легкодоступной женщиной? Сможет ли она, основываясь только на последних словах Дороти, убедить лорда Седжмура в виновности Лита? Тем более что уверенность самой Нелл в последнее время сильно пошатнулась…
        Ее терзало предчувствие, что Седжмур отклонит все обвинения, назвав их пустыми фантазиями.
        Нелл не могла сидеть сложа руки. Она должна была действовать.
        Исполнившись решимости, Нелл направилась к комнатам ее светлости. Но на пороге гостиной она невольно остановилась, увидев Лита. Он повернул голову, и их взгляды встретились. В памяти Нелл сразу же вспыхнули воспоминания о минувшей ночи.
        Но тут Лит отвернулся и стал обсуждать с матерью последнее письмо леди Софи.
        - Нелл, идите сюда,  - позвала ее маркиза.  - Вам это понравится. Софи отремонтировала усадьбу в Гадсдене в готическом стиле.
        Леди Лит указала компаньонке на стул, стоявший рядом с ее кушеткой. Однако Нелл предпочла сесть у окна. Ей трудно было находиться слишком близко от Лита.
        - Как это мило, ваша светлость,  - произнесла она.
        Маркиза продолжала читать письмо, но Нелл не могла сосредоточиться. Ее взгляд был устремлен в окно. День выдался пасмурным, в стекла барабанил дождь. На фоне серого, как глаза маркиза, неба под порывами ветра качались кроны деревьев.
        Нелл представила, что будет, когда маркиз откажет ей от дома. Ей придется сесть в дилижанс и ехать до ближайшего постоялого двора. А может быть, он, не дожидаясь прибытия дилижанса, выгонит ее под дождь?
        - Нелл, что с вами?  - спросила маркиза.
        - Простите, ваша светлость,  - пробормотала она, поворачивая голову.
        - Ничего, дорогая,  - маркиза ласково улыбнулась.  - Я дам Софи несколько советов по обустройству дома.
        Что сказала бы леди Лит, узнай она о похождениях компаньонки этой ночью? Нелл удивило, что Лит ничего не рассказал матери о ее неожиданном вторжении в его спальню. Сейчас он намеренно не замечал ее.
        - Моя сестра своенравная особа,  - заметил Лит.
        В его голосе сквозили нотки нежности. Он явно любил Софи.
        - Ты со своим здравомыслием так и не смог оказать на нее влияние, Джеймс,  - с укором сказала мать.
        Эти слова снова привели Нелл в замешательство. Маркиза, умная проницательная женщина, считала сына образцом здравомыслия. Нелл устала разгадывать характер этого человека. Он оставался для нее загадкой.
        Но несмотря на это, Лит божественно целовался.
        - Я и не пытался влиять на нее,  - весело сказал маркиз.
        - Ты должен признать, что Софи остепенилась с тех пор, как вышла замуж за Гарри.
        Лит криво усмехнулся.
        - К моему удивлению, это так.
        - Хотя их брак начался со скандала, дальше все пошло как по маслу.
        - Я не спорю, мама.
        Нелл исподволь наблюдала за Литом. Мог ли мужчина, проявлявший трогательную заботу о больной матери, с преступным равнодушием относиться к своим возлюбленным? Прошлой ночью Лит мог бы лишить Нелл девственности, но не стал этого делать. Он был нежен и ласков с ней. Впрочем, такое поведение не рассеяло ее страхов. Возможно, это была всего лишь уловка, стратегия мерзавца, направленная на то, чтобы жертва запуталась в расставленных им силках?
        - Нет, в душе ты не соглашаешься со мной,  - настаивала леди Лит.
        - Я соглашаюсь с тем, что скоропалительный брак моей сестры не стал катастрофой, вопреки моим ожиданиям.
        - Джеймс, ты дьявол,  - засмеялась мать.  - Просто признай свою ошибку.
        Может быть, Лит забыл о присутствии Нелл? Она никогда не слышала, чтобы он говорил так откровенно о драматических событиях, произошедших в их семье. В свое время свадьба Софи наделала много шума в обществе. Газеты пестрели рисунками, на которых были запечатлены красивая богатая Софи Фэрбродер и ее муж Гарри Торн, распутный брат герцогини Седжмур, младший сын в семье, у которого не было ни гроша за душой.
        Лит приподнял густые черные брови.
        - Дорогая матушка, я никогда не ошибаюсь.
        Мать снова рассмеялась и схватила его за руку.
        - Конечно, нет, дорогой мой!
        - Я сегодня пообедаю с тобой, ты не станешь возражать?
        Он поднес руку леди Лит к губам и почтительно поцеловал ее. Сердце Нелл наполнилось тоской. Но одновременно она испытывала недоумение. Были ли справедливы обвинения Дороти в адрес маркиза Лита?
        Нелл не знала ответа на этот вопрос, но чувствовала, что не перенесет разлуки с маркизой и ее сыном.
        - Разумеется, нет,  - ответила леди Лит.
        - Тогда до скорой встречи.
        Нелл напряглась, ожидая, что сейчас маркиз заговорит с матерью об увольнении компаньонки. Должен же он вырвать свою дорогую матушку из когтей Иезавели. Нелл сжала кулаки и устремила взор на маркиза.
        Он кивнул ей.
        - До встречи, мисс Трим,  - с этими словами Лит развернулся и вышел из комнаты.
        У Нелл было такое чувство, будто она висит на тонкой ниточке над пропастью.
        Лит играл в игру, правил которой она не знала…
        Прошло два дня. Нелл не находила себе места, ее нервы были взвинчены до такой степени, что она вздрагивала при каждом звуке. Она чувствовала себя приговоренной к смертной казни узницей, над головой которой уже занесен топор. И этот топор в любую минуту мог опуститься. Лит, по-видимому, до сих пор ничего не рассказал матери о ее ночных похождениях.
        Нелл больше не могла выносить эту муку. Усадив утром маркизу поудобнее в кресле, она спустилась вниз и попыталась разыскать Лита. Нелл хотела наконец узнать, собирается ли он ее увольнять.
        Однако, как выяснилось, маркиза не было дома. Его светлость уехал в Йорк вместе с мистером Крейном и должен был вернуться до наступления ночи. Нелл предстояло по крайней мере еще один день томиться в неизвестности, ожидая решения господина.
        Когда наступил вечер и все слуги, кроме одного лакея, дежурившего у входной двери, разошлись по своим комнатам, Нелл уселась на верхней лестничной площадке ждать возвращения хозяина дома и его секретаря. Она устроилась на мягкой скамейке, такой старой, что на ней, наверное, сиживал еще легендарный король Артур.
        На улице шел дождь. Октябрь в этой болотистой местности всегда отличался хмурой пасмурной погодой. Родной Мирселл находился всего в нескольких сотнях миль южнее, однако Кент, казалось, был сотворен более добрым и заботливым Создателем.
        Часы в прихожей пробили одиннадцать раз, прежде чем Нелл услышала стук во входную дверь. Честно говоря, она задремала, свернувшись калачиком на скамейке, а услышав удары дверного молоточка, быстро вскочила и тут же застонала. Она отлежала ногу на жестком сиденье и замерзла. Закутавшись в кашемировый платок, Нелл поспешила к перилам, откуда можно было видеть входную дверь и часть прихожей.
        Платок ей вручила маркиза - удивительно щедрый дар. Терзаемая угрызениями совести, Нелл с трудом сдерживала добрую хозяйку от излишней расточительности, иначе леди Лит осыпала бы ее дорогими подарками.
        Стук в дверь повторился, и в прихожую наконец вышел лакей. Он отодвинул железный засов, издавший при этом громкий скрежет. Главная усадьба поместья Аллоуэй Чейз была неприступной крепостью для мародеров.
        - Добрый вечер, ми…  - Лакей осекся на полуслове.
        Нелл подалась вперед, стараясь разглядеть, что происходит внизу. В дом ворвался порывистый холодный ветер, и Нелл почувствовала его ледяное дыхание.
        Джон, лакей маркиза, попятился, и в дом, спотыкаясь, вошел Лит.
        - Помоги мне, парень,  - пробормотал он.  - Не стой как истукан.
        Сердце Нелл бешено забилось от страха, и она опрометью ринулась вниз. Только оказавшись у подножия парадной лестницы, она поняла, что Лит цел и невредим. Он нес на плече мистера Крейна.
        - Да, сэр, сейчас,  - пробормотал Джон и бросился помогать своему господину.
        Мистер Крейн громко застонал, и его стон подхватило гулкое эхо.
        - Не так, дурень. Возьми его за ноги.
        Нелл подбежала к Литу.
        - Милорд, что случилось?
        Лит повернул к ней голову. Он был бледен и перепачкан грязью. С его сюртука струйками стекала вода, головного убора не было. Должно быть, маркиз потерял его.
        - Элеонора, вы здесь? Хорошо! Нам нужна ваша помощь. Лошадь Крейна испугалась бродячей собаки и понесла.
        Нелл взяла со стола зажженную лампу и высоко подняла ее.
        - Джон, будьте осторожны. Если мистер Крейн повредил позвоночник, вы причините больше вреда, чем принесете пользы.
        Нелл говорила четко и уверенно, и молодой человек сразу же подчинился ей.
        Лит и лакей отнесли Крейна в библиотеку, которая находилась неподалеку. Нелл шла впереди с лампой в руках и освещала им путь. Мистер Крейн, не переставая, стонал. Впрочем, он был в сознании и, когда его стали укладывать на кожаный диван, запротестовал:
        - Милорд, я в грязи с головы до ног, я тут все перепачкаю!
        - Черт возьми, Пол, меня не волнует мебель!  - рявкнул маркиз.
        Джон отступил назад, с беспомощным видом наблюдая за раненым. Нелл вздохнула.
        - Джон, разожгите в камине огонь, ночь выдалась холодной.
        - Слушаюсь, мисс,  - сказал лакей, хотя вовсе не обязан был подчиняться компаньонке.
        Нелл не была наделена правом отдавать приказы в этом доме. Тем не менее маркиз не сделал ей замечания. Вскоре в камине уже пылал огонь.
        - Я разбужу мистера Уэллса и отправлю его за доктором,  - сказала Нелл и, взяв горящую щепу, обошла комнату, зажигая свечи.
        - В этом нет необходимости. Я уже послал конюха за доктором,  - сообщил Лит, поправляя подушку под головой Крейна.  - На дворе непогода. Не завидую доктору, которому придется сейчас вылезти из теплой постели.
        - Мистер Крейн ударился головой?
        - Да,  - ответил Лит, убрав со лба прядь черных мокрых волос.
        - И потерял сознание?
        - На короткое время.
        - У меня что-то с рукой,  - простонал секретарь, положив правую руку на грудь. Его лицо исказила гримаса боли.  - Я, кажется, сломал ее.
        - Вы сделали кульбит в воздухе и с большой высоты грохнулись на землю,  - рассказал Лит, помогая Крейну сесть.
        Нелл видела, что молодому человеку трудно двигаться. Она подложила несколько подушек ему под спину.
        - Принесите одеяла и подушки,  - приказала Нелл Джону, который находился в прострации.  - Да, и еще полотенца!
        Лакей встрепенулся и бросился выполнять ее распоряжения.
        - Будет лучше, если я пойду в свою комнату,  - слабым голосом промолвил Крейн.
        - Вам нельзя двигаться, старина. Мисс Трим права. Возможно, у вас поврежден позвоночник. Бог знает, какой вред я вам причинил, перевозя вас через торфяные болота.
        - Было бы проще оставить меня там.
        - Нет, вы погибли бы от холода.  - Лит поднес стакан с бренди к губам секретаря. Мистер Крейн сделал пару глотков и закашлялся.  - Я проклинаю себя за то, что потащил вас в такую бурю назад. Мы могли бы заночевать в Йорке.
        Нелл, которая направилась было к двери, остановилась на полпути и бросила на маркиза удивленный взгляд. На нее произвело большое впечатление то, что Лит с готовностью брал на себя вину за несчастный случай, произошедший с Крейном. Ее опять охватили сомнения. Разве мог такой отзывчивый, совестливый человек соблазнить и бросить в беде Дороти?
        - Откуда вам было знать, что этот проклятый конь понесет и сбросит меня на землю?  - промолвил мистер Крейн, бросив извиняющийся взгляд на Нелл.
        Ей нравился этот вежливый услужливый молодой человек. Примерно таким рисовался ей в недавнем прошлом будущий муж. Но теперь, когда она познакомилась с маркизом, для нее перестали существовать другие мужчины. Все они по сравнению с Литом казались Нелл ничтожеством.
        Она вышла из комнаты и отправилась на кухню. Там Нелл налила теплой воды в миску и поставила на огонь чайник. Вернувшись в библиотеку, она с порога услышала голос Крейна:
        - Я не хочу поднимать шум…
        - Да благословит вас Бог, мой добрый друг…  - начал Лит, но увидев Нелл, замолчал и отступил от дивана, давая ей возможность приблизиться к пострадавшему.
        Нелл поставила миску с водой на стол. Лит успел сбросить сюртук и остался в рубашке. Она уловила исходивший от него смешанный запах дождя, конского пота и кожи. Этот запах пьянил Нелл, напоминая о ночи страстных поцелуев.
        Тряхнув головой, Нелл попыталась сосредоточиться на бедняге Крейне.
        - Я постараюсь не причинить вам боли.
        Учтивая улыбка на лице Крейна растрогала Нелл. Молодой человек не жаловался, стоически перенося страдания.
        Вскоре вернулся Джон с ворохом постельного белья и полотенцами. Нелл протянула одно из полотенец маркизу, который внимательно наблюдал за ее действиями. Его взгляд смущал Нелл, заставлял сильно нервничать, но она не подавала виду.
        - Нужно снять с него мокрую одежду.
        - Я пытался стянуть с него плащ, но мои действия причиняли ему сильную боль, и я решил оставить Пола в покое.
        Лит провел рукой по волосам, с которых уже перестала капать вода.
        - Я в порядке, сэр,  - с трудом выдавил Крейн.
        Он явно лгал.
        - Давайте разрежем его плащ,  - предложила Нелл.
        Она старалась не смотреть на маркиза. Ее, как магнитом, тянуло к этому мужчине с взъерошенными влажными волосами и высоким челом.
        - Хорошая идея,  - согласился Лит.  - Джон, сходите на кухню и принесите нож.
        Джон тут же сорвался с места, спеша выполнить распоряжение господина. Нелл сосредоточила внимание на раненом. Она осторожно протерла лицо Крейна, испещренное царапинами и синяками. Вскоре вода в миске стала мутной от крови и грязи.
        Наконец Нелл бросила тряпку и хотела подняться, чтобы отправиться на кухню и сменить воду, однако маркиз остановил ее, положив руку на плечо. Нелл вздрогнула от его прикосновения.
        - Я сам схожу,  - предложил он.  - Ваше присутствие более приятно Полу, чем мое.
        Нелл показалось, что мистер Крейн вздохнул с облегчением.
        - Там на плите стоит чайник,  - пояснила Нелл.  - Ручка, вероятно, уже сильно нагрелась, поэтому вам понадобится тряпка, чтобы снять его с огня. Попросите Джона помочь вам.
        Маркиз бросил на нее насмешливый взгляд.
        - Вообще-то я уже большой мальчик и с такими пустяками могу справиться сам.
        Нелл покраснела. Рука маркиза продолжала покоиться на ее плече, и это сильно смущало Нелл. Она была рада, что не стала вдаваться в подробности и объяснять маркизу, как пройти на кухню. Это в его-то собственном доме!
        Лит наконец убрал руку и взял миску со стола.
        - Дайте ему еще коньяку, мисс Трим,  - сказал он и вышел из комнаты.
        Мистер Крейн взглянул на Нелл с грустной улыбкой.
        - Его светлость слишком добр ко мне.
        - Он высоко ценит вас.
        Нелл поднялась, чтобы налить коньяку в стакан. От выпитого спиртного щеки секретаря раскраснелись. Нелл надеялась, что кроме сломанной руки мистер Крейн не получил серьезных повреждений. Казалось, он находился в полном сознании, но это следовало проверить.
        Нелл поставила стакан на стол и взяла свечку.
        - Другой на его месте оставил бы меня на болотах и отправился за помощью. Вместо этого маркиз посадил меня на свою лошадь. Дождь лил как из ведра…
        Нелл не знала, что сказать. Чем больше она узнавала Джеймса Фэрбродера, тем меньше верила, что это он был коварным любовником Дороти.
        Нелл поднесла свечу к лицу Крейна, чтобы проверить его зрачки. В этот момент в комнату вернулся маркиз с чистой водой.
        - Мне кажется, сотрясения мозга нет,  - сообщила ему Нелл.
        - Надеюсь, вы знаете, что делаете.
        - Я ухаживала за мамой и сестрой, когда они болели. И помогала сельскому доктору по его просьбе. Думаю, мистер Крейн легко отделался. У него, похоже, нет серьезных повреждений. Только вот рука…
        - Рад это слышать,  - выдохнул секретарь.
        Лит поставил миску на стол. Вскоре вернулся Джон. Кроме ножа, он принес еще и большие ножницы.
        - Отлично, Джон!  - похвалила его Нелл.
        Лит взял ножницы и кивнул слуге:
        - Отправляйтесь в прихожую, Джон, и ждите там доктора. Он скоро будет.
        - Слушаюсь, милорд.
        Молодой человек поклонился и ушел. Лит передал ножницы Нелл.
        - Я буду держать беднягу, а вы режьте его одежду.
        - Но, милорд…  - пролепетал Крейн. Однако ему пришлось смириться.
        Нелл принялась резать ткань, стараясь не причинить вреда пациенту. Руки у нее сильно дрожали, а на лбу выступили капельки пота. Крейн тоже был в поту от напряжения и страха.
        В конце концов она освободила от одежды сломанную руку секретаря. Нелл чувствовала, что сейчас упадет в обморок. Мистера Крейна била мелкая дрожь, хотя он был накрыт одеялами.
        Один Лит сохранял самообладание. Он разжег в камине большой огонь, чтобы раненый не мерз. Выдержка маркиза восхищала Нелл.
        Вскоре Крейн немного успокоился. Когда приехал врач, Нелл отправилась на кухню, чтобы принести горячей воды.
        Она не хотела смущать мистера Крейна, с которого врач собирался снять штаны, чтобы осмотреть ссадины и ушибы на теле.
        Наполняя водой чайник, Нелл вдруг замерла, почувствовав тревогу. Она подняла голову и увидела на пороге Лита. Тот задумчиво смотрел на нее.
        Он был великолепен в белой рубашке навыпуск, с растрепанными волосами! Сердце Нелл бешено забилось и, казалось, готово было выскочить из груди. Руки начали трястись, и Нелл пролила воду на платье. Она не оставалась наедине с маркизом с той памятной ночи, когда он поцеловал ее. Воспоминания о его ласках были живыми и яркими. Нелл хорошо помнила свои чувства - стыд, смущение и… желание.
        Маркиз подошел к Нелл решительным шагом и взял чайник из ее дрожащих рук.
        - Вы так зальете водой всю кухню.
        Их руки слегка соприкоснулись, и девушку охватили страх и волнение.
        - Нет, я…  - пробормотала она и осеклась.
        - Вы в безопасности, вам нечего бояться.
        Он поставил чайник на плиту, давая Нелл возможность перевести дыхание и успокоиться. Там, в библиотеке, когда они оказывали первую помощь мистеру Крейну, Лит и Нелл действовали заодно. Но теперь между ними снова возникло напряжение.
        - Я знаю,  - промолвила Нелл, и Литу показалось, что в ее голосе звучит сожаление.
        Глава 10
        Прислонившись к мойке, Лит некоторое время внимательно разглядывал мисс Трим.
        Она выглядела уставшей и озабоченной, но несмотря на это, казалась Литу удивительно красивой. Влажное платье Нелл покрывали пятна, на лице виднелась полоска грязи. Оказывая помощь Крейну, она испачкалась.
        Из прически Нелл выбилась длинная прядь светлых волос и упала на грудь. Лит сжал кулаки, пытаясь подавить желание распустить ее волосы. Ему хотелось увидеть, как волна светлых, серебристых, словно лунный свет, прядей хлынет красавице на спину.
        Две ночи назад Нелл многое позволила ему. Многое, но не все. Лит страдал от неутоленной страсти.
        - Спасибо за помощь,  - промолвил он.
        - Я же говорила, что часто ухаживала за больными. Мне это не трудно.
        Фитили в лампах были прикручены, и в кухне горел тусклый свет. Нелл с растерянным видом стояла в окружении теней. Ее глаза странно поблескивали. Все в этой девушке казалось Литу подозрительным. Честно говоря, он устал от загадок.
        Маркиз посмотрел на свои грязные сапоги. Селсби, его камердинер, расстроится, увидев, в каком состоянии находится одежда маркиза.
        - Значит, вы сирота.
        Растерянность Нелл сразу же сменилась враждебностью.
        - Вы в этом сомневаетесь? Зачем мне врать?
        Он пристально посмотрел на нее.
        - Не знаю.
        На щеках Нелл выступил румянец. Она потупила взор. Почему? Потому что мисс Трим действительно лгала или потому, что как порядочная девушка смущалась, оставшись наедине с мужчиной, который однажды позволил себе лишнее? Лит, как всегда, не знал, что руководило Нелл, и терялся в догадках.
        - Моя мать умерла после продолжительной болезни,  - сказала Нелл и, бросив на Лита многозначительный взгляд, отчетливо произнесла: - А сестра Дороти скончалась в мае.
        - Мне жаль.
        - Мне тоже.
        Похоже, Нелл была разочарована ответом маркиза. Она почему-то ждала от него другой реакции. Лит чувствовал, что за всем этим кроется какая-то тайна…
        - Ваш отец был военным?
        - Я удивлена, что вы это запомнили.
        На лице Нелл отразилось недовольство.
        - Разумеется, запомнил.
        Он хранил в памяти все подробности их встреч и каждое слово, произнесенное этой девушкой. Может быть, потому, что она была окутана тайной? Тайны всегда подогревают интерес мужчины к женщине.
        - Вы заинтриговали меня, мисс Трим.
        К его удивлению, она не приняла брошенный вызов.
        - Мой отец был старшим сержантом в английской армии, он погиб в Португалии, в битве при Вимейру в 1808 году. Мне тогда было всего пять лет, но мама часто рассказывала о нем, и в конце концов я начала путать свои воспоминания с тем, о чем говорила мне мать.
        - Как его звали?
        - Роберт.
        Элеонора в свои годы многое испытала. Сначала Лит думал, что она притворяется сиротой, чтобы разжалобить его мать. Но глядя на мисс Трим сейчас, маркиз вдруг понял: эта девушка не лжет, рассказывая о своих родителях. Она действительно потеряла их и до сих пор оплакивает эту потерю.
        В сердце маркиза шевельнулось сострадание.
        - Уверен, ваш отец был храбрым воином,  - мягко сказал он.
        - Полагаю, что так. Отец имел награды, его отмечали в донесениях.
        Литу вдруг захотелось крепко обнять ее.
        - Мне всегда было обидно,  - продолжала Нелл,  - что его послужной список пропал, впрочем, как и все медали.
        Лит нахмурился.
        - Это возмутительно!
        - Последнее время я часто вспоминаю отца.  - Нелл попыталась улыбнуться, и это тронуло сердце маркиза. В нем проснулась нежность, и он понял: доверительные ночные разговоры порой бывают не менее опасны, чем запретные поцелуи.  - Возможно, потому, что… вы называете меня Элеонорой.
        Лит не имел права прикасаться к Нелл. Если он дотронется до нее, в нем проснется неудержимая страсть, и тогда он может потерять контроль над собой. А Нелл была добродетельной девушкой, в этом маркиз не сомневался.
        Он старался вести себя как джентльмен. Но что, если Лит не сумеет держать свои чувства в узде? В висках его гулко стучала кровь.
        - Вы обращались в военное ведомство?
        Нелл вздохнула.
        - Моя мать послала туда, должно быть, сотню писем, но в то время полыхала война, и мы не получили ответа. Наверное, у чиновников военного ведомства были дела важнее наших запросов.
        Лит хмыкнул. Старший сержант Трим отдал жизнь за родину и заслуживал большего уважения, нежели то, которое проявило к нему начальство.
        Чайник между тем закипел, и Лит налил горячей воды в миску. Он думал, Элеонора улыбнется, увидев его с тряпкой в руке, однако она была печальной и задумчивой. Похоже, девушка глубоко ушла в свои мысли.
        Мисс Трим как будто забыла о его присутствии, и Лит мысленно благодарил ее за это. Молчание Нелл помогало ему держаться на безопасном расстоянии от нее.
        За эти несколько минут они сблизились и теперь разговаривали как старые друзья. Элеонора Трим постоянно сбивала Лита с толку.
        Ему следовало обсудить с доктором Ангусом состояние Крейна. Но эта девушка держала его на привязи. Он чувствовал себя рыбой, попавшейся на крючок.
        Что ему оставалось делать? Лит не мог винить Элеонору в том, что с ним происходило. Она не пыталась пленить его. Лит даже подозревал, что не нравился ей, несмотря на пылкие поцелуи, которые она ему дарила.
        - Я бы не справился сегодня без вас.
        Как ни старался Лит, его голос звучал неестественно. В кухне воцарилась неловкая пауза. Маркиз вдруг почувствовал себя смертельно усталым. Он вспомнил, что весь день провел в седле и что ему было нелегко везти сквозь дождь и бурю беднягу Крейна.
        - Я здесь, чтобы служить вам, милорд,  - смиренно сказала Нелл.
        Она издевалась над ним? Он вспомнил о своем решении избегать девушку, поведение которой иначе как странным нельзя было назвать.
        Прищурившись, маркиз внимательно посмотрел на нее.
        - В самом деле, вы очень услужливы,  - медленно проговорил он.  - А главное, появились в этом доме неожиданно и как будто ниоткуда.
        Лицо Нелл исказила гримаса страдания. Она вела себя как святая мученица перед пытками. Однако Лит знал: эта девушка не прочь была окунуться в пучину греха.
        - Я давно хотела поговорить с вами, милорд.
        - Поговорить? А чем, по-вашему, мы занимаемся в течение последних двадцати минут?
        Его резкий вопрос заставил ее нахмуриться.
        - Я хочу знать ваши планы, учитывая то, что произошло тогда ночью.
        Лит с грохотом поставил тяжелый чайник на плиту. В его душе проснулась надежда. Может быть, Нелл была не так уж недоступна?
        - Мои планы? Вы хотите знать, намереваюсь ли я спать с вами?
        Нелл отпрянула от него. Она была явно шокирована его словами. Казалось, еще немного, и она выбежит прочь.
        - Нет, конечно же, нет.
        - Так нет или конечно?  - попытался пошутить маркиз.
        На самом деле он был разочарован ее ответом. Он хотел Элеонору Трим. Хотел больше всего на свете, больше чем строить политическую карьеру или завоевать хорошую репутацию. И на короткое, ослепительное мгновение ему показалось, что она готова стать его любовницей.
        Нелл облизнула пересохшие губы, и Лита бросило в жар. Ему следовало бежать отсюда, пока он не потерял голову.
        - Я хочу знать, когда вы собираетесь уволить меня?
        Лит нахмурился. Он был зол на себя, на Элеонору, на весь мир. Небеса создали эту женщину, чтобы она принадлежала ему, но несовершенный мир отнимал ее у него, делал невозможным их союз.
        - Что за чушь вы несете!
        Нелл расправила плечи. Она всегда чувствовала себя более уверенно, когда маркиз сердился и негодовал.
        - Не заставляйте меня страдать, милорд, чувство неизвестности невыносимо. Это жестоко. Я знаю, что вы хотите уволить меня, прогнать из дома. Я слышала ваш разговор с матерью на прошлой неделе. Когда вы застали меня…
        Она осеклась, смутившись.
        - Вы говорите о том случае, когда я застал вас в своей спальне?  - вкрадчиво спросил Лит.
        Нелл кивнула.
        - Да. Это был хороший повод избавиться от меня.
        - Я не собираюсь рассказывать матери, что целовался с ее компаньонкой. Я один виноват в случившемся.
        - Вы как-то говорили, что джентльмены не пристают к служанкам.
        - Мисс Трим,  - промолвил Лит, хотя ему хотелось называть ее Элеонорой,  - та история не красит ни вас, ни меня. Нам обоим нужно ее забыть.
        Нелл робко взглянула на него.
        - Значит, вы не уволите меня?
        Лит едва не взвыл от ее непонятливости. «О черт, да нет же!» - хотелось крикнуть ему, но он сдержался.
        - Моя мать чувствует себя сейчас намного лучше,  - проговорил Лит, собрав волю в кулак, чтобы не сорваться.
        - Это потому, что вы вернулись домой.
        Маркиз нахмурился.
        - Не только поэтому.
        - В ту ночь вы подумали, что я хочу ограбить вас.
        Пару дней назад маркиз хотел выставить эту девицу за дверь, а теперь мысль о том, что она может уехать, была невыносима для него.
        - Но вы ничего не украли.
        - Возможно, не успела…
        - Значит, вы действительно хотели что-то украсть?
        - Нет.
        Лит ждал, что Нелл сейчас раскроет свои карты, но она молчала, настороженно глядя на него.
        - Знайте, что я все равно узнаю ваши секреты,  - заявил он.
        - У вас богатое воображение, милорд.
        Слабая улыбка тронула его губы.
        - Дело не в воображении.  - Лит взял со стола миску и чистые полотенца.  - Шестое чувство никогда не подводит меня, мисс Трим, и сейчас оно подсказывает мне, что вы не та, за кого себя выдаете.
        - Тогда зачем держать меня в доме, милорд?
        В голосе Нелл сквозило искреннее удивление.
        Лит пожал плечами и, посмотрев в глаза Нелл, едва не утонул в их осеннем золоте.
        - Один Бог знает, Элеонора.
        Глава 11
        Проснувшись на следующее утро, Нелл увидела в окне яркое солнце. Вставать в столь поздний час было для служанки непозволительной роскошью. Накануне ночью доктор, осмотрев мистера Крейна, вынес свой вердикт. У секретаря была сломана рука, однако других серьезных повреждений не обнаружилось. Нелл легла спать в четыре утра, а маркиз поднялся к себе еще позднее.
        Нелл удивляло искреннее уважение, которое проявлял мистер Крейн к маркизу. Она помнила, с какой неприязнью Лит отнесся к своему секретарю, застав его с ней в библиотеке. Однако Крейн не изменил отношения к хозяину даже после этого неприятного инцидента.
        Солнечные лучи заливали комнатушку Нелл. Погода в Йоркшире была странной, непостоянной, непредсказуемой. В любую минуту могли набежать тучи, начиналась гроза, но через непродолжительное время облака вдруг рассеивались и снова выходило солнце. В родных краях Нелл все было по-другому, там царил мягкий климат. Ландшафт Йоркшира чем-то напоминал характер маркиза, которому принадлежали обширные владения в этом графстве. На первый взгляд пустоши казались бесплодными, но на болотах шла своя жизнь. Они перемежались с богатыми рудниками и плодородными землями, которые возделывали фермеры.
        Болота только на первый взгляд казались мрачными, гибельными. Но стоило внимательнее присмотреться к ним, и можно было заметить, что в них таятся настоящие сокровища. В эту местность можно было влюбиться.
        Да, ландшафт действительно был под стать маркизу.
        После странного, доверительного разговора, который состоялся между ним и Нелл на кухне, его светлость стал избегать ее. Он упорно держался на расстоянии от мисс Трим так, будто никогда не целовался с ней.
        Впрочем, Нелл надлежало благодарить его за это. Было бы слишком обидно и глупо стать новой жертвой опытного обольстителя. Вместо того чтобы вывести злодея на чистую воду, Нелл могла подпасть под его обаяние и погибнуть.
        Тем не менее ей не хватало общения с Литом. Она тосковала по низкому звучному голосу, нежно произносившему ее имя.
        Ее одолевали вопросы, на которые она не могла найти ответа. Упомянув в разговоре имя сестры, Нелл внимательно следила за реакцией Лита. Однако выражение его лица оставалось невозмутимым. Неужели он не чувствовал своей вины за погубленную жизнь?
        А когда маркиз втянул ее в разговор об отце, Нелл показалось, что в его глазах промелькнуло выражение искреннего сострадания. Нелл обожала Роберта Трима и всегда с болью вспоминала о нем. Он был ее кумиром с детства. Ее мать до конца своих дней оплакивала первого мужа, хотя с любовью и уважением относилась и ко второму супругу - Уильяму Симпсону. Нелл всегда возмущало, что из-за неразберихи в военном ведомстве мать была лишена реликвий, связанных с Робертом Тримом,  - его боевых наград и документов.
        Умывшись и одевшись, Нелл направилась в комнаты маркизы и застала там Лита. Мать и сын мирно пили чай. На Лите был синий сюртук, брюки и начищенные до зеркального блеска сапоги. Он как будто готовился выехать в свет.
        Увидев Лита, Нелл, как всегда, почувствовала волнение.
        - Ваша светлость,  - обратилась она к маркизе,  - простите, я сегодня проспала.
        Маркиза махнула рукой.
        - Джеймс рассказал мне о вашем геройстве. Вам не следовало спешить, могли бы еще поспать. Вы завтракали?
        - Нет, миледи.
        Нелл смущала доброта маркизы. Она испытывала угрызения совести, зная, что может причинить сострадательной женщине душевную боль, обвинив ее сына в преступлениях.
        Прежде Нелл думала, что тесные отношения с матерью Лита помогут ей скорее добиться цели. Как она ошибалась! Добросердечие леди Лит мешало ей действовать активно, лишало ее уверенности в своей правоте.
        Возможно, Нелл придется покинуть поместье без дневника маркиза. С каждым днем чувства, которые она испытывала к леди Лит, становились все теплее.
        Маркиза показала на поднос с пирожными и бутербродами.
        - О, здесь много всего! Впрочем, я могу распорядиться, и вам принесут другой завтрак.
        - Вы слишком добры ко мне, миледи,  - промолвила Нелл и с опаской взглянула на маркиза, как будто прося у него разрешения воспользоваться приглашением леди Лит.
        На губах маркиза играла сдержанная улыбка. Чувствуя на себе его пристальный взгляд, Нелл взяла бутерброд и налила себе чашку чая.
        Присутствие маркиза отбило у нее аппетит. Нелл села у окна и, чтобы скрыть замешательство, задала вопрос:
        - Как чувствует себя мистер Крейн?
        - К сожалению, не очень хорошо,  - ответил Лит.  - Заезжал доктор Ангус. По его словам, у Пола сложный перелом. Вероятно, потребуется несколько месяцев, чтобы кости срослись.
        Нелл стало жаль бедного мистера Крейна. Он был дальним родственником Фэрбродеров и происходил из обедневшей дворянской семьи. На его попечении находились сестра и мать, которые жили в Лондоне.
        - Что же будет с его семьей без финансовой поддержки?
        Маркиза рассмеялась.
        - Вот видишь, Джеймс, Нелл считает тебя бессердечным тираном.
        Нелл покраснела.
        - Миледи, я вовсе не…
        - Все это время Полу будут выплачивать жалованье,  - перебила ее маркиза.
        - Поскольку он получил перелом на службе, во время деловой поездки,  - мягко добавил Лит.
        Нелл покосилась на него. Его добродушие показалось ей наигранным.
        - К сожалению, Джеймс остался без секретаря,  - посетовала маркиза.
        Нелл не понимала, зачем леди Лит говорит ей об этом.
        - Может быть, управляющий возьмет на себя обязанности секретаря?
        - Пауэр слишком занят. И к тому же у него отвратительный почерк.
        Лит наблюдал за Нелл с непроницаемым выражением лица, и по ее спине пробегал холодок.
        - А вот у Нелл прекрасный почерк,  - заметила маркиза.  - Ее письма - образец каллиграфии. Она могла бы помочь тебе, Джеймс.
        Нелл была настолько шокирована этим предложением, что едва не поперхнулась и пролила чай на юбку. Быстро поставив чашку на маленький столик, она потянулась за салфеткой, чтобы промокнуть пятно.
        - Посмотри, мама, как она радуется такой перспективе,  - съязвил Лит.
        - Я не справлюсь, у меня нет необходимых навыков,  - робко возразила Нелл.
        - Не трусьте, Нелл,  - подбодрила ее маркиза.  - Вы очень способная девушка, таких еще поискать! Мне кажется, вам по плечу любое дело.
        «Я не смогу справиться с вашим сыном!» - хотела произнести Нелл, но сдержалась. Свернув салфетку, она положила ее на столик и сказала себе: «Не трусь!»
        - И все-таки из меня не выйдет полноценная замена. Мистер Крейн опытный секретарь, а я новичок в этом деле.
        Маркиза махнула рукой.
        - Вам не придется долго корпеть над бумагами. Джеймс пригласит из Лондона другого секретаря. Речь идет всего лишь о паре недель до его приезда.
        - А как же мои обязанности компаньонки?  - спросила Нелл, поглядывая из-под густых ресниц на Лита.
        - По утрам вы будете работать с Джеймсом, а после обеда со мной. Посмотрим, что из этого выйдет.
        - Я как раз работаю над большим докладом. Его очень важно закончить в срок,  - сообщил маркиз.
        - Не знаю, по силам ли мне будет такая задача,  - засомневалась Нелл.
        - Так вы отказываетесь помогать мне?
        О боже, разве могла она отказать ему в помощи! Сердце Нелл разрывалось на части. Ее пугала перспектива совместной работы с маркизом. Им придется проводить много часов наедине. Выдержит ли она такое испытание?
        Лит уже доказал, что с легкостью может сломить ее оборону. Он был способен очаровать ее, подчинить своей воле. Нелл привлекала в нем не только физическая красота, но и ум.
        С другой стороны, возможно, это был шанс найти дневник. Секретарь маркиза имел доступ к его бумагам. Дневник наверняка находился среди них.
        - Господи, мисс Трим, вы будете заниматься привычным делом,  - нетерпеливо сказал маркиз.  - Ничего сверх того, что вы умеете и чем уже занимались на службе у моей матери. К чему эти сомнения?
        Нелл расправила плечи и попыталась убедить себя, что хозяин дома прав. Нужно отринуть все сомнения и смело шагнуть навстречу судьбе.
        - Милорд, я готова попробовать. Спасибо за доверие.
        Лита мучил вопрос: почему он согласился работать с мисс Трим? Ведь он не доверял ей!
        А что, если он совершил роковую ошибку? Однако ему действительно требовалась помощь, чтобы закончить доклад. Кроме того, сблизившись с Нелл, он, возможно, наконец узнает ее тайну.
        Хотя маркиз не учел одного важного обстоятельства: в обществе этой девушки он не мог ни работать, ни даже связно мыслить.
        Спустя неделю Лит совсем отчаялся. Ему не удалось убедить себя в том, что мисс Трим - это всего лишь новый секретарь, заменивший на время Крейна.
        Работа над докладом продвигалась крайне медленно. Как только Нелл переступала порог библиотеки, все мысли улетучивались из головы государственного мужа. Ему становилось не до политэкономии.
        При этом Лит не мог обвинить мисс Трим в том, что она намеренно отвлекала его от работы над докладом. Нелл вела себя безупречно. Она была деловита, собрана и услужлива, как и положено вышколенному делопроизводителю. Ничто не свидетельствовало о том, что Нелл была увлечена им. Если она и питала к хозяину какие-то особые чувства, то умело скрывала их.
        Возможно, поцелуи убили в ней всякий интерес к нему… А может, этот романтический интерес только померещился маркизу? Что, если Нелл явилась в его спальню с преступной целью? Вряд ли эта хорошо владеющая собой особа проникла в комнату хозяина дома из любопытства… Лит терялся в догадках, не в силах сосредоточиться на работе.
        Вот и теперь, когда Нелл читала вслух сухой текст, содержащий множество цифр, он вспоминал ту ночь, когда осыпал ее ласками. Из груди Нелл вырывались мягкие вздохи, его рука лежала на ее груди… Если бы Нелл не остановила его, он дошел бы до конца.
        Лит стоял у окна, устремив взгляд вдаль, на простирающиеся вокруг болота. День выдался не по сезону погожим. Лит надеялся, что вид из окна отвлечет его от греховных мыслей.
        Но все его усилия оказались напрасны.
        - Милорд?  - подняв на него глаза, произнесла Нелл.
        Она заметила, что маркиз ушел в свои мысли. Но Нелл не удалось настроить Лита на рабочий лад. Он представлял, как ее нежный голос шепчет ему на ухо слова любви, и ничего не мог с собой поделать. Ему хотелось раздеть ее, распустить волосы, прижать нагое тело к себе, представляя, что это было тело Евы до первородного греха, а затем предаться любовным утехам.
        Маркиз повернулся.
        - Мне надо проверить, как идут дренажные работы на западных пастбищах.
        Сидевшая за столом Крейна Нелл смотрела на него с непроницаемым выражением лица, которое сводило Лита с ума всю неделю.
        - Хорошо, а я пока закончу письмо вашему агенту в Стаффордшире.
        - Нет, я хочу, чтобы вы сопровождали меня,  - неожиданно для себя выпалил Лит и увидел на лице Нелл удивление.
        Он и сам был изумлен тем, что предложил Нелл отправиться с ним на пастбища. Выражение ее лица между тем снова стало невозмутимым.
        - Я не езжу верхом, милорд.
        Она явно не хотела сопровождать его. Мог ли Лит осуждать ее за это? Возможно, Нелл тоже испытывала напряжение, находясь в его обществе, и это доставляло ей дискомфорт.
        - Мы можем взять двуколку. Это последние погожие деньки перед затяжным ненастьем, надо использовать их для прогулки. Разве вам не хочется подышать свежим воздухом?
        Глаза Нелл заволокло пеленой, и Лит понял: он задел тайные струны ее души. Вообще-то он мог приказать мисс Трим ехать с ним, ее обязанностью было повиноваться ему, но Лит предпочел прибегнуть к словам убеждения.
        - Даже моя матушка расположилась сегодня на террасе. Держать вас в такую погоду взаперти было бы бесчеловечно.
        Губы мисс Трим сложились в подобие улыбки. И Лит возликовал. Последнее время она редко улыбалась. Впрочем, он должен был радоваться этому обстоятельству. Ему и без ее улыбок становилось трудно держать чувства под контролем. Если бы поведение Нелл подливало масло в огонь его страсти, он не сдержался бы и давно уже завалил ее на кушетку в библиотеке.
        - Как вам будет угодно, милорд. Я только возьму шляпку и шаль.
        Проклиная себя за слабость, Лит позвонил в колокольчик и приказал явившемуся на зов слуге заложить двуколку и подать ее к крыльцу. В его душе еще теплилась надежда, что резкий ветер с болот остудит его пыл.
        Но сев рядом с мисс Трим в экипаж, Лит понял, что просчитался, и обозвал себя бараном. Коляска подскакивала на каждом ухабе, при этом бедра Лита и Нелл соприкасались. Они проехали по подъездной дорожке, миновали деревню и оказались на большаке. Лит проклял все на свете. Ему казалось, что их подпрыгивания на рытвинах и ухабах имеют определенный ритм, и это сводило его с ума.
        На дороге, петлявшей между болотами, началась настоящая тряска. Лит чувствовал через тонкую шерстяную ткань серого платья тепло, исходившее от бедра мисс Трим.
        О, с каким удовольствием он купил бы Нелл новую одежду - алое платье с глубоким вырезом! Оно плотно облегало бы ее фигуру, а не висело бы балахоном, как серое платье, которое она постоянно носила.
        Но даже в строгой пуританской одежде Нелл выглядела соблазнительно. Возможно, будь на ней более откровенные наряды, Лит не ощущал бы такого жгучего желания раздеть ее догола.
        Маркиз остановил двуколку на холме, который возвышался у западных границ поместья. Лошадям требовался отдых.
        Да и самому Литу не мешало перевести дух после сурового испытания.
        Он попытался отодвинуться от спутницы, но тесное сиденье не позволяло этого сделать. Нелл никак не реагировала на его телодвижения.
        Шляпка скрывала от Лита ее лицо. Он видел только подбородок и плотно сжатые губы. Ее руки в перчатках лежали на коленях. Ветер, который дул на болотах даже в погожие дни, играл с бахромой ее цветастой шали.
        - Здесь так красиво,  - тихо произнесла она.
        Лит хотел сказать мисс Трим, что не ландшафт, а она сама очень привлекательна, но не посмел и окинул недовольным взглядом болотистую местность, простиравшуюся вокруг.
        - В самом деле?
        - А у вас другое мнение?
        Она повернулась, и он утонул в ее глазах цвета корицы. Ее взгляд был безоблачным, чистым. В нем отражались любопытство и интерес. А главное - в ее глазах не было неприязни.
        Нахмурившись, Лит стал созерцать суровый ландшафт - серую, каменистую, неприветливую местность.
        - Эта земля непригодна для возделывания. Охота на куропаток - единственное развлечение в здешних краях.
        - Вы любите стрелять?
        Лит пожал плечами.
        - Меня нельзя назвать заядлым охотником.
        - А я думала, вы любите местную природу.
        Нелл, похоже, умела проникать в его тайные мысли.
        - Конечно, люблю, я ведь вырос здесь.
        - Когда я впервые увидела эти места, то пришла в ужас.
        - Болота многих пугают. Трясина способна поглотить и животных, и человека. Кроме того, здесь множество расщелин. Вы можете упасть в них, сломать ногу, и вас никто никогда не найдет. Здесь часто идут дожди, с неба сыплется морось и стоят туманы.
        Но сегодняшний день был ясным, и Лит знал, что солнце будет светить до самого вечера.
        - Меня пленила величественная природа этого края,  - призналась Нелл.  - Его безоглядные просторы потрясают. Под этим небом вряд ли выживет мелкое недостойное существо.
        Лит удивленно посмотрел на нее.
        - Знаете, я всегда ощущал себя здесь свободным и независимым от разного рода житейских мелочей,  - сказал он и тут же пожалел об этом.
        Нельзя было доверять мисс Трим свои сокровенные мысли.
        - Вы, наверное, скучаете в Лондоне по малой родине?
        Месяц назад маркиз посмеялся бы над подобным предположением. Разве мог он скучать по Йоркширской глуши, занимаясь важными делами в столице, эпицентре политической борьбы? Сельский покой не прельщал его, Лит предпочитал находиться в гуще событий, решать судьбы нации. Спокойная жизнь на лоне природы в одном доме с матерью не шла ни в какое сравнение со столичными развлечениями, предоставлявшими богатому холостяку множество возможностей весело проводить время.
        Лит еще раз обвел взглядом суровый пейзаж, который хорошо знал с детства.
        - Да, скучаю,  - ответил он.
        - Так почему же вы не поселитесь здесь?
        Лит мрачно улыбнулся.
        - Я не могу стать премьер-министром, живя в богом забытой деревне в тридцати милях от Йорка.
        - Но вы можете быть счастливы здесь, ведя достойную жизнь помещика, заботясь о своем имении и населяющих ваши земли людях.
        - Мисс Трим, я приехал сюда на время. Я жду, когда утихнет скандал, поднявшийся вокруг моего имени. Как только это произойдет, я вернусь в Лондон.
        - Леди Софи благополучно вышла замуж, вряд ли теперь кто-то будет осуждать ее.
        - Тем не менее злые языки в Лондоне продолжают перемывать ей косточки. Еще бы! Наследница огромного состояния убегает с нищим молодым человеком из рода, который враждует с Фэрбродерами. Эта история достойна стать сюжетом для романа, одного из тех, которые вы читали вслух моей матери.
        - По крайней мере, леди Софи счастлива. Это уже не мало.
        - О да, это действительно так! Беда лишь в том, что скандал с Софи произошел сразу после разоблачения нашего дядюшки, которого уличили в воровстве и убийстве. Слишком много скандалов в одной семье, я не могу допустить, чтобы они вспыхнули с новой силой, чтобы мое имя снова трепали злые языки.
        Лит повернулся и взглянул прямо в глаза Нелл. Он хотел, чтобы она поняла его, чтобы между ними не осталось недосказанности. Реакция Нелл последовала незамедлительно.
        - Вы зря предупреждаете меня об этом, милорд. У меня нет желания становиться игрушкой в руках богатого влиятельного мужчины.
        Лит невесело рассмеялся. В его голосе звучала горечь.
        - Тогда держитесь подальше от спальни этого мужчины.
        - Я усвоила преподанный вами урок.  - На ее щеках выступил румянец, глаза горели жарким огнем. Нелл крепко сцепила руки на коленях.  - Я знаю свое место, милорд, и готова следовать всем предписаниям. Надеюсь, вы тоже будете держать себя в рамках приличий.
        - Я сделаю все возможное, чтобы не переступить их, мисс Трим,  - пообещал маркиз и пустил лошадей галопом.
        Глава 12
        На следующий день Лит вошел в комнату матери в тот момент, когда Нелл читала ей новый роман. Маркиз был собран и сдержан. После вчерашнего разговора он решил стать образцовым деловым человеком. А деловой человек, как известно, хорошо разбирается в вопросах ведения сельского хозяйства и развития производства. Знает назубок все имена и даты. Строг и серьезен до такой степени, что перед ним невольно хочется встать по стойке «смирно». И еще - деловой человек никогда не целуется со своей секретаршей.
        Преображение маркиза в образцового делового человека гарантировало Нелл полную безопасность, но ее это почему-то не радовало. С каждым днем безопасность становилась для нее все менее ценным условием жизни.
        До вчерашнего дня Нелл задавалась вопросом, помнит ли маркиз их поцелуи. Но теперь она знала: он, как и она сама, боролся со своим влечением. И эта борьба была тяжелым испытанием для них обоих.
        Нелл повторяла себе снова и снова, что Лит был тем человеком, который погубил Дороти, и только склонная к самоуничтожению дурочка может испытывать к нему сильные чувства. Но прошло несколько дней, и она убедилась, что является именно такой дурочкой, которую не пугает угроза гибели.
        Поднявшись, она сделала реверанс и почувствовала, что у нее дрожат колени. Она всегда ощущала слабость в ногах в присутствии Лита.
        - Добрый день, милорд.
        Маркиз со строгим выражением лица кивнул ей.
        - Добрый день, мисс Трим.
        От него веяло холодом. Казалось бы, это должно было радовать Нелл. Образцовый деловой человек не представлял для нее угрозы. Но ей было жаль, что они больше никогда не поговорят по душам, как, например, вчера. Маркиз с теплотой и любовью отзывался о своем доме. Его слова тронули ее сердце.
        - Как ты себя чувствуешь сегодня, мама?  - спросил Лит, нежно поцеловав маркизу в щеку.  - Сегодня опять хорошая погода. Если хочешь, мы можем посидеть в саду.
        - Это было бы прекрасно, Джеймс,  - отозвалась маркиза.  - Я буду рада, если ты сможешь уделить мне толику своего времени. Ты же очень занят.
        Он пожал плечами, усаживаясь в свое любимое кресло.
        - У меня есть прилежная секретарша, она поможет справиться с работой.  - Лит бросил на Нелл насмешливый взгляд.  - Прошу вас, мисс Трим, прекратите порхать по комнате.
        И он указал на стул, с которого только что встала Нелл. В присутствии маркиза она всегда пересаживалась подальше, занимая место у окна.
        Нелл насторожилась. Несмотря на свою занятость и сосредоточенность на работе, Лит ничего не упускал из виду. Она подчинилась его приказу и с сильно бьющимся сердцем села на стул.
        Маркиза широко улыбнулась.
        - Я же говорила тебе, что Нелл - это просто находка для нас. Она всегда придет на помощь в трудную минуту.
        - Ты была права, мама. Но ей не хватает одного важного умения.
        Нелл бросила на него вопрошающий взгляд. Она считала, что справляется с обязанностями секретаря, и не желала слышать несправедливых упреков.
        - Что вы имеете в виду, милорд?
        Уголки его губ дрогнули, но маркиз так и не улыбнулся. Нелл впервые встречала человека, так умело скрывающего свои эмоции. Занятия политикой многому научили его. Нелл вдруг стало жаль политических противников маркиза.
        - Восхитительная мисс Трим не ездит верхом,  - изрек Лит.
        Нелл едва сдержала возмущение.
        - У женщин скромного достатка нет конюшен.
        Лит хмыкнул, и Нелл поняла, что он подсмеивается над ней.
        - Зато у меня они есть.
        Маркиза захлопала в ладоши.
        - Джеймс, ты собираешься научить Нелл ездить верхом? Какая замечательная идея! Ей понравится общаться с лошадьми.
        - Я ценю вашу доброту, сэр,  - промолвила Нелл, совершенно не расположенная благодарить маркиза за нелепое предложение. Интересно, как оно сочеталось с его требованием оставаться в рамках деловых отношений?  - Но учить меня ездить верхом вовсе не обязательно. Вы же очень заняты.
        Леди Лит бросила на нее восхищенный взгляд.
        - Дорогая, я очень рада, что вы не позволяете моему сыну помыкать вами. Он порой бывает просто невыносим.
        - Мама, ради бога, не надо преувеличивать,  - запротестовал Лит.
        - Нет, ты действительно ведешь себя иногда как настоящий тиран,  - стала настаивать на своем маркиза.  - Ты превратил бедного Крейна в своего раба. Он вынужден был работать и днем, и ночью.
        - Это неправда.
        Нелл попыталась скрыть улыбку, и это ей удалось.
        - Его светлость будет рад приезду нового секретаря.
        - Джеймс,  - спросила маркиза,  - кстати, ты нашел уже замену Полу?
        Этот вопрос, похоже, смутил Лита.
        - Я решаю эту проблему.
        Нелл нахмурилась. Ответ маркиза привел ее в недоумение. Она писала под диктовку все письма Лита. Но не могла припомнить послания с просьбой прислать в поместье нового секретаря. Здесь было что-то нечисто.
        - Какой загадочный ответ,  - заметила маркиза.
        - Вовсе нет,  - буркнул Лит и с раздраженным видом снова заговорил об уроках верховой езды.  - Я требую, чтобы мисс Трим училась ездить на лошади. По крайней мере до тех пор, пока не прибудет новый секретарь.
        - Для поездок вполне подойдет двуколка. Вчера мы выезжали на ней,  - возразила Нелл.
        - Нам придется преодолевать бездорожье.
        - Нелл, Джеймс прав. Разве вас не приводит в приятный трепет мысль о том, что вы будете кататься верхом, бороздить болота, любоваться окрестностями? Я помню, как в молодости могла часами скакать бок о бок с мужем, отцом Джеймса, знакомясь с его владениями. Никогда - ни до, ни после - я не ощущала такой безграничной свободы.
        Странно, но маркиз тоже говорил о чувстве свободы, которое возникает у него на болотах.
        - Лошади такие огромные…
        - О, не говорите только, что вы их боитесь, мисс Трим,  - засмеялась пожилая леди.
        - Я убежден, что ни один волосок не выбьется из гладкой прически мисс Трим, даже если мимо пронесется стадо слонов,  - заявил Лит.  - Признайтесь, вы смазываете их клеем?
        - Милорд!  - обиженно воскликнула Нелл.
        - Джеймс прав, дорогая,  - промолвила маркиза,  - вам надо менять прическу. Я прикажу Нэнси помочь вам в этом.
        Нелл бросило в дрожь. Нэнси, горничная леди Лит, не любила компаньонку, ревнуя к ней госпожу. Она скорее вырвет Нелл все волосы, чем будет укладывать их в красивую прическу.
        - О, я вполне обойдусь без посторонней помощи!
        - Ерунда, вы просто скромничаете,  - заявила маркиза.  - Вы, как и мой сын, слишком серьезно относитесь к этикету и правилам поведения.
        - Моя мать революционерка,  - заметил маркиз.  - Она с легким сердцем отправила бы меня на гильотину во имя принципов свободы, равенства и братства.
        - Не говори глупостей, Джеймс. Иногда ты ведешь себя как зануда.  - Маркиза с неодобрительным видом взглянула на Нелл.  - Он и вас, дорогая, заразил своим занудством. Честно говоря, я разочарована.
        Нелл, не сдержавшись, улыбнулась. Маркиза, как и ее сын, умела добиваться своего.
        - Хорошо, я попробую.
        - Отлично!  - воскликнула маркиза.
        - Но если у меня ничего не получится,  - продолжала Нелл,  - то обещайте больше не возвращаться к этой теме.
        - А если мне понадобится съездить в отдаленный уголок имения, где нет дорог?  - спросил Лит.  - Кто меня будет сопровождать?
        - Если вы не вернетесь к ужину, мы отправим людей на поиски,  - парировала Нелл.
        К ее удивлению, маркиз рассмеялся. У него был приятный звучный смех. Нелл поймала себя на том, что улыбается ему. Но тут она заметила, что маркиза задумчиво наблюдает за ними, и улыбка исчезла с ее лица.
        Боже, что она делает? Хозяйка может подумать, что Нелл заигрывает с ее сыном! И будет права.
        Нелл решила, что слишком много времени проводит с Литом. Сначала она убеждала себя, что ищет дневник. Однако на самом деле Нелл уже давно оставила свои поиски… Она пала жертвой обольстительного умного лорда Лита! И вот теперь Нелл согласилась брать у него уроки верховой езды, которые наверняка потребуют физического контакта. А она, как огня, боялась прикосновений маркиза, которые будили в ней страсть.
        Подойдя на следующее утро к конюшням, Лит заметил у ворот женскую фигуру. Это была Элеонора, источник его мучений и грез. Лит сам не понимал, зачем уговорил ее учиться ездить верхом. Он прекрасно обошелся бы без секретаря в своих поездках по отдаленным землям поместья.
        Но сидя рядом с Нелл в двуколке во время прогулки на пастбища, Лит заметил, с каким наслаждением она вдыхает свежий воздух и любуется окрестностями. Эта девушка была такой же дикой и необузданной, как местный пейзаж, но умело прятала свой внутренний огонь. Она обладала неукротимым духом, роднившим ее с местной суровой природой. И эти особенности характера Нелл казались Литу привлекательными.
        - Приветствую вас, мисс Трим!  - воскликнул Лит.
        Нелл поздоровалась, зардевшись от смущения.
        - Этот наряд дала мне ее светлость.
        Безрассудное сердце маркиза, как всегда, когда он видел мисс Трим, пустилось вскачь. Сегодня она была в алой амазонке, наряде для верховой езды.
        - Ваши серые платья порядком надоели мне, как и ваша прическа,  - заявил Лит.  - Они не вызывают ничего, кроме уныния.
        Алая амазонка была, конечно же, старомодной. Леди Лит двадцать лет не садилась на лошадь. Но все же этот наряд был лучше, чем обычные платья Нелл.
        - Вы грубы, сэр,  - заявила Нелл, поправляя волосы правой рукой, затянутой в кожаную перчатку.
        Вид у Нелл был довольно суровый. В левой руке она держала шляпку с высокой тульей, вокруг которой был повязан легкий кремово-красный шарф.
        - Мне нравится ваша откровенность.
        - Верно, я предпочитаю ее лжи,  - отрезала Нелл.
        Мисс Трим явно встала сегодня не с той ноги и пребывала в дурном расположении духа. Однако, как ни странно, Литу импонировали ее колкости. Он покрутил рукой в воздухе, показывая жестом, что Нелл должна повернуться.
        Она мрачно посмотрела на него.
        - Я работаю у вас, сэр, но я не ваша кукла.
        - Да вы, я вижу, как и моя мать, бунтарка. И все же сделайте одолжение, повернитесь!
        Вздохнув, Нелл неохотно повиновалась.
        - Амазонка прекрасно на вас сидит,  - похвалил Лит.
        В приталенном наряде с широкой юбкой Нелл выглядела грациозной и элегантной. Она ничем не отличалась от дам из высшего общества.
        Как бы Литу хотелось избавить ее от серых грубых платьев и разодеть в яркие шелка. Изумрудно-зеленые, пурпурные, гранатово-красные. Лит понимал: в глубине души он мечтает, чтобы мисс Трим стала его любовницей. Но это было невозможно, как бы маркиза ни тянуло к ней!
        - Спасибо за комплимент,  - кивнула Нелл.  - Только давайте обойдемся без уроков верховой езды.
        - Вчера вы уступили мне в споре на эту тему.
        Она поджала губы.
        - Я просто не хотела огорчать вашу матушку.
        - Тем не менее вам придется учиться сидеть в седле.
        Из конюшни вышел крепкий парень. Он вел под уздцы оседланного пони.
        - Мисс Трим, позвольте представить вам чистокровную породистую лошадь по кличке Снежинка.
        Услышав свою кличку, белоснежная лошадка затрясла густой гривой.
        Нелл засмеялась.
        - Сегодня ночью мне снились кошмары. Но Снежинка в них не присутствовала.
        - Я припас огнедышащего монстра на завтра.
        Лит поблагодарил конюха и взял Снежинку под узды.
        - Вы когда-нибудь садились на лошадь?
        - Нет.
        Маркиз бросил на Нелл испытующий взгляд.
        - Надеюсь, вы не боитесь?
        - Нет.  - Она заколебалась.  - Ну, если только совсем чуть-чуть.
        - Снежинка - низкорослая лошадь. До земли недалеко, падать будет не больно.
        - Вам легко говорить.
        Он засмеялся.
        - Хотите, я вас подсажу?
        Снежинка была слишком мала даже для такой невысокой женщины, как Нелл. Однако Лит выбрал именно эту лошадку, чтобы его спутница поборола страх.
        - Думаю, я сама справлюсь.
        Лит был разочарован. У него чесались руки, ему очень хотелось обхватить Нелл за тонкую талию и подсадить на пони.
        Снежинка стояла как вкопанная, дожидаясь, пока мисс Трим сядет на нее. Но все равно Нелл делала это с опаской. Лит удивлялся ее неуверенности и робости. Он-то считал эту девушку неукротимой. Однако проявление слабости не отталкивало маркиза, а делало Нелл в его глазах еще более манящей.
        Он передал ученице поводья, и она вцепилась в них с такой силой, что бедная Снежинка жалобно заржала в знак протеста. Лит положил ладонь на лихорадочно сжатую руку Нелл.
        - Действуйте мягче.
        - Простите,  - пробормотала она.
        Лит проверил стремя и заметил, что Нелл была обута в полусапожки. Поправляя подол ее пышной алой юбки, он заметил белые чулки. В его жилах вновь вскипела кровь, маркиз выпрямился и поспешно отступил.
        - Как вы себя чувствуете?
        Нелл выглядела очень неуверенно.
        - У меня такое ощущение, будто я сижу на вулкане, и вот-вот начнется извержение.
        Маркиз расхохотался.
        - Бедная Снежинка бежит с максимальной скоростью двадцать миль в час, мисс Трим. Вряд ли это похоже на извержение вулкана.
        - Все равно страшно.
        - Соберитесь с духом. Если вы способны осадить капризного маркиза, то со старым пони справитесь без труда.
        Лит похлопал по холке Снежинку, которая, казалось, дремала стоя, и взял поводья. У Нелл упало сердце.
        - Вы готовы?
        - Нет.
        - Мы не можем торчать все утро на конном дворе.
        - Это всего лишь первый урок.
        - Так начинайте учиться!
        Щелкнув языком, Лит двинулся вперед, и лошадка пошла за ним.
        - О боже…  - простонала Нелл.
        Маркиз оглянулся и увидел, что мисс Трим вцепилась в луку седла. На ее лице застыло выражение ужаса. Казалось, что она вот-вот упадет.
        - Сделайте глубокий вдох.
        - Нам надо остановиться!
        - Подчинитесь ритму движения пони, и все будет в порядке.
        - Я сейчас упаду!
        Лит засмеялся.
        - Не бойтесь! Такая грациозная девушка, как вы, быстро научится ездить верхом. Слушайте свое тело!
        Сам Лит опасался слушать свое тело. Обучать мисс Трим верховой езде было рискованным предприятием. Во всяком случае, для ее учителя. Лит медленно шел по двору, не оглядываясь. Он собирался с силами, чтобы снова бросить взгляд через плечо на Нелл. Сделав это наконец, маркиз увидел: его подопечная успокоилась.
        - Так-то лучше.
        - О нет, я вот-вот упаду.
        - Спина у Снежинки шире, чем сиденье стула.
        - По-вашему, я сижу в кресле?
        Лит улыбнулся.
        - Вот именно.
        Он сделал еще один круг по двору, ведя за собой пони, а потом передал поводья Нелл. Она попробовала самостоятельно править лошадкой, и это у нее получилось.
        Вскоре Нелл, как и ожидал Лит, совсем освоилась. Она оказалась способной ученицей.
        - Ну как, милорд?  - спросила она, останавливая пони.
        - Вам понравилось?
        - Не знаю. Во всяком случае, я привыкаю.
        - Вы войдете во вкус, я в этом не сомневаюсь.
        - Может быть.
        Нелл потрепала Снежинку по холке.
        - Сделайте еще один круг по двору, пожалуйста,  - с улыбкой попросил маркиз.
        Его снова начали одолевать грешные мысли. Наблюдая за тем, как покачивается и подскакивает тело Нелл во время езды, он представлял совсем другую картину. В его воображении мисс Трим сидела не на Снежинке, а на нем самом, и они оба наслаждались бешеной скачкой. Если вести себя осторожно, то можно избежать скандала… Может быть, Лит перестраховывается, слишком трепетно относясь к добродетели мисс Трим?
        Почему бы не сделать ей предложение стать его любовницей? В конце концов, она может отказаться, если ее это не устроит.
        Глава 13
        - Вас хочет видеть сэр Гарт Бертон, милорд,  - доложил Уэллс.
        Лит оторвал глаза от отчета, поступившего из Дербишира. Он так и не смог сосредоточиться на нем. Ему, как всегда, мешало присутствие мисс Трим, которая сидела за письменным столом неподалеку. Она была молчалива, деловита, услужлива и… соблазнительна.
        Дьявол нашептывал на ухо маркизу, что если мисс Трим согласится лечь с ним в постель, то вина за этот грех падет на нее.
        - Гарт Бертон? Он здесь?  - удивленно спросил Лит.
        Бертон относился к тем немногим членам парламента, которые безоговорочно поддерживали маркиза, несмотря на скандалы. Но он жил в Уилтшире, и Аллоуэй Чейз находился в стороне от его обычного маршрута. Приезд Бертона не был обычным дружеским визитом. Должно быть, случилось что-то из ряда вон выходящее.
        - Проводите его сюда.
        Мисс Трим поднялась из-за стола.
        - Я оставлю вас, сэр.
        Новость о том, что Лит пользуется услугами женщины-секретаря, могла возбудить новые слухи в столице. Впрочем, Бертон умел держать язык за зубами. Тем не менее меры предосторожности не были лишними. Однако прежде чем Лит успел ответить, дверь распахнулась, и в библиотеку ворвался сэр Гарт. Он быстро подошел к хозяину дома и протянул ему руку.
        - Лит, старина, сколько лет, сколько зим!
        Маркиз крепко пожал ему руку, искренне радуясь приезду друга.
        - Что привело вас в нашу глушь? Йоркшир в октябре - не подходящее место для прогулок.
        - О, это целая история,  - сказал Бертон, с любопытством косясь на мисс Трим.
        - Это мой секретарь, мисс Элеонора Трим,  - представил ее маркиз.
        Нелл сделала реверанс.
        - Очень приятно, мисс Трим,  - отвесив полупоклон, промолвил Бертон и положил на стол кожаный ранец, набитый документами.  - Меня прислал Веллингтон. В нашей партии полный раздрай. И если мы не примем срочные меры, правительство падет. Ему… то есть всем нам нужна ваша помощь.
        - Моя помощь?  - не веря своим ушам, переспросил Лит.
        На мгновение ему показалось, что мир сошел с ума. Во время их последней встречи премьер-министр очень холодно обращался с ним.
        Лит не смотрел на мисс Трим, но чувствовал, что она внимательно наблюдает за ним и гостем, и надеялся, что Бертон не заметит этого.
        - Вы единственный можете разрешить эту ситуацию и спасти нас от катастрофы. Все наши попытки примирить сторонников реформ и консервативно настроенных членов партии потерпели крах.
        - Меня вызывают в Лондон?  - с озадаченным видом спросил Лит.
        Его удивляло, что, получив такое известие, он не прыгает по комнате от радости, не издает победных кличей и не велит принести шампанского. Впрочем, он всегда знал, что его пребывание в поместье - явление временное. Место лорда - в Вестминстере, а не в Аллоуэй Чейз. Он должен стоять у руля государства, а не заботиться о приплоде скота или переживать о том, с какой ноги встала его секретарша.
        По лицу Бертона пробежала тень.
        - Нет, пока нет.  - Гость смутился.  - Но я уверен, ваша помощь помогла бы упрочить положение кабинета министров.
        На губах Лита заиграла сардоническая улыбка. Как ни странно, услышав эти слова, он почувствовал облегчение. Ему не хотелось срываться с места и мчаться в Лондон.
        Сэр Гарт неправильно истолковал молчание друга.
        - Мне очень жаль. Хотелось бы, конечно, привезти вам более приятные известия… Вы не представляете, как нам не хватает вас. Особенно теперь, когда подняла голову оппозиция. Ваш светлый ум и решительность помогли бы пресечь в зародыше попытки мутить воду в кабинетах власти. Будь моя воля, я бы немедленно вызвал вас в столицу.
        - Все в порядке, Бертон. Вы не виноваты, что я все еще персона нон грата. Но дело в том, что я не понимаю, каким образом могу помочь вам, находясь вдали от столицы.
        Лицо Бертона просветлело, он был явно рад, что маркиз не в обиде на него.
        - Нам нужно найти решение, которое устроило бы все стороны назревающего конфликта.
        - Всего-то? И вы проделали столь долгий путь, чтобы сообщить мне об этом?  - с иронией спросил маркиз.
        Бертон засмеялся. Дверь открылась, и лакеи под предводительством Уэллса внесли подносы с едой.
        - Милорд, я на свой страх и риск распорядился, чтобы вам подали закуски, так как сэр Гарт с дороги и, должно быть, голоден. Надеюсь, моя инициатива встретит одобрение со стороны досточтимых джентльменов.
        - Разумеется, я одобряю вашу предусмотрительность, Уэллс,  - сказал Бертон с мальчишеской ухмылкой, за которой скрывались острый ум и большой практический опыт политика.
        - Спасибо, Уэллс,  - поблагодарил дворецкого Лит.
        - Я проведаю ее светлость, сэр,  - сказала Нелл.
        Однако Лит жестом остановил ее.
        - Нет, вы мне нужны, мисс Трим. Я попрошу вас конспектировать нашу беседу. Записывайте все наиболее важное.  - Маркиз повернулся к гостю.  - Опишите подробно всю ситуацию, Бертон. И не надо ничего смягчать или приукрашивать. Я должен знать истинное положение дел.
        Нелл ехала верхом вслед за Литом по заиндевевшей траве через лес. Сквозь голые ветви деревьев светило осеннее холодное солнце. Как только Нелл стала более уверенно держаться в седле, Лит заменил низкорослую Снежинку на Аделу, гнедую кобылу, обладавшую спокойным нравом. Сам маркиз восседал на могучем вороном жеребце, способном унести седока к черту на рога.
        Этим утром Лит был молчалив. Нелл решила, что он обдумывает непростую ситуацию, сложившуюся в политике, и возможность своего возвращения в Лондон. Вчера пришло письмо из столицы. Советы маркиза по разрешению конфликта в партии принесли блестящие результаты. Сэр Гарт Бертон не зря потратил время.
        Нелл не сомневалась в способностях Лита и не удивлялась, что он спас правительство от катастрофы. Ведя записи в тот вечер, когда маркиз и Бертон обсуждали ситуацию в Лондоне, она невольно любовалась Литом. Секретаршу восхищала его способность нестандартно мыслить и находить решения, которые никому не приходили в голову.
        На следующее утро сэр Гарт уехал, на прощание открыто выразив возмущение тем, что правительство пошло на поводу у сплетников и, по существу, отправило маркиза в изгнание. Литу было приятно слышать слова поддержки от своего коллеги.
        Теперь Нелл не стала бы предлагать Литу остаться в Йоркшире. Она понимала, что только в столице он в полной мере может реализовать свои таланты политика. Однако, вместо того чтобы принимать решения государственной важности, маркиз вынужден был обучать компаньонку своей матери верховой езде. На месте его светлости Нелл чувствовала бы себя глубоко несчастной.
        Постепенно утренние прогулки верхом вошли в привычку. Нелл теперь было смешно вспоминать, как она боялась сесть на старую смирную Снежинку. Его светлость, наверное, решил, что она кисейная барышня, отъявленная трусиха.
        Он был терпеливым, добрым, мудрым наставником. Но что если это - всего лишь уловка, чтобы добиться ее расположения? Нелл продолжали терзать сомнения. Она не могла игнорировать обвинения Дороти, но, с другой стороны, глаза и сердце говорили ей, что маркиз не мог быть тем злодеем, который погубил ее сестру. Что-то здесь было не так, и Нелл хотела докопаться до истины.
        Коварный соблазнитель воспользовался бы возможностью обольстить невинную девушку, оказавшуюся в его власти. Но Лит не допускал вольностей в общении с Нелл. Он дотрагивался до нее, прикасался к рукам, спине и бедрам, показывая, как нужно правильно держаться в седле, но не позволял ничего лишнего.
        Нелл стыдно было признаться, что ей хотелось, чтобы он вышел за строгие рамки приличий.
        Ехавший впереди Лит остановил коня и повернулся к Нелл. Его лицо хранило мрачное выражение. Нелл тут же последовала его примеру и остановила Аделу.
        - Милорд, вас что-то тревожит? Могу я чем-то помочь?
        - В том-то и дело, что можете, мисс Трим. Но вот вопрос: захотите ли?
        Нелл была сбита с толку. Лит между тем спешился и помог даме спуститься с лошади. При этом впервые за все время обучения он не сразу убрал руки с ее талии, а лишь после того, как Нелл сделала нетерпеливое движение. От его прикосновений мурашки забегали по спине Нелл. Она неловко отпрянула от Лита и спиной наткнулась на Аделу. Лошадь протестующе заржала.
        Нелл ожидала, что Лит сейчас отойдет подальше, как всегда это делал при каждом удобном случае, но он стоял в шаге от нее, покачиваясь с пятки на мысок, и тяжело дышал. Судя по всему, в нем шла внутренняя борьба.
        Нелл не на шутку испугалась. Неужели в нем ожили внутренние демоны, которых Литу до сих пор удавалось укрощать? Массивная фигура маркиза преграждала ей путь. За спиной стояла Адела. Нелл некуда было бежать, она оказалась в ловушке. Девушка чувствовала исходивший от маркиза знакомый запах сандала, и у нее голова шла кругом.
        Она с трепетом смотрела в лицо маркиза, не зная, что он сейчас сделает: ударит или поцелует ее. Его глаза сверкали, руки были сжаты в кулаки.
        - В чем дело, милорд?  - с вызовом спросила Нелл.
        Она грезила о поцелуях, и ей было наплевать на правила приличий и общественную мораль.
        К ее огорчению, Лит собрался с силами и отошел, взяв лошадей под уздцы. Он отвел их на край поляны, где они стали щипать траву.
        Вернувшись к Нелл, маркиз скрестил руки на мощной груди.
        - Я хочу сделать вам одно предложение, мисс Трим,  - произнес он.
        Нелл решила, что знает, о чем пойдет речь, и подавила вздох разочарования. В душе она давно мечтала о том, чтобы маркиз действительно оказался коварным соблазнителем. Но он, похоже, был порядочным человеком.
        - Я знаю, чего вы хотите. Вы хотите, чтобы я выполняла обязанности секретаря вплоть до полного выздоровления мистера Крейна.
        На лице маркиза отразилось удивление.
        - Ну да, конечно,  - пробормотал он.
        Его реакция привела Нелл в недоумение. Может быть, он намеревался сделать какое-то другое предложение? Она решила уточнить это.
        - Вы ведь ничего не сделали, чтобы найти мне замену на время болезни мистера Крейна?  - промолвила Нелл, сев на пенек и положив шляпку на колени.
        - Нет.
        Лит подошел к ней уверенным шагом хозяина земли, по которой он ступал. Да, разумеется, он владел просторами поместья Аллоуэй Чейз. Нелл не была ему ровней, она принадлежала к социальным низам общества и сейчас остро чувствовала это.
        - Если ее светлость не будет возражать, я продолжу работать у вас секретарем,  - натянуто улыбнувшись, выдавила Нелл.  - Теперь, когда вы научили меня ездить верхом, я просто не имею права отказаться от вашего предложения.
        Лицо Лита было все таким же серьезным.
        - Вы были хорошей ученицей. Я обожаю наши утренние прогулки.
        - Я тоже,  - призналась она.  - Вам не надо будет учить верховой езде кого-то еще. Мистер Крейн говорит, что через месяц-другой он вернется в строй.
        Лит сердито нахмурился, и его гневный взгляд напугал Нелл.
        - Вы его видели?
        - Разумеется.
        Маркиз стал нервно постукивать рукояткой хлыста по бедру.
        - Вы навещали Крейна в его комнате?
        Этот вопрос показался Нелл странным, но она решила ответить на него:
        - Доктор запретил ему бродить по дому.
        - Я не хочу, чтобы вы ходили к нему в комнату.
        Нелл напряглась.
        - У вас создалось впечатление, что я вторгаюсь в спальни к мужчинам и домогаюсь их?
        На скулах маркиза заиграли желваки.
        - Я не хочу, чтобы вы оставались с Крейном наедине.
        - Мы не делали ничего плохого.
        Нелл была возмущена тем, что маркиз заставлял ее оправдываться. Хотя он имел право знать обо всех передвижениях слуг по дому.
        - Мистер Крейн умирает от скуки. Я читаю ему вслух, пишу письма под его диктовку и пытаюсь как-то развлечь его.
        - Если вам нравится быть чьим-нибудь развлечением, то развлекайте меня!  - взревел Лит.
        - Но у вас нет свободного времени, вам некогда скучать,  - парировала Нелл, все больше удивляясь его странной реакции на известие о том, что она навещает мистера Крейна.
        У секретаря были скромные апартаменты на втором этаже. Нелл не заходила дальше гостиной.
        - Я могу найти время для развлечений,  - многозначительно глядя на нее, произнес Лит.
        Нелл не поняла, на что он намекает. Честно говоря, ей трудно было сосредоточиться на разговоре. Ее тянуло к маркизу, и она исподволь любовалась им. Последнее время она стала ценить не только его физическую красоту, но и ум, таланты, свойства характера. Это был замечательный мужчина, и Нелл знала, что будет скучать по нему, когда покинет Аллоуэй Чейз.
        - Вы хотите сказать, что если я буду больше работать, то у вас появится досуг?
        Лит рассмеялся.
        - Нет, речь идет не об этом. Ваша наивность меня умиляет. Я чувствую себя развратным сатиром.
        У Нелл упало сердце. Она встала с пенька и пошатнулась, чувствуя, что у нее подкашиваются колени.
        - Значит, работа здесь ни при чем?
        - Верно.
        - Вы просите меня…  - Нелл осеклась.
        Ей было непривычно видеть, что всегда самоуверенный Джеймс Фэрбродер испытывает неловкость. Он переминался с ноги на ногу и смущенно поглядывал на нее.
        - Я прошу вас быть моей любовницей, мисс Трим.
        Нелл уже догадалась, куда он клонит. И все же слова маркиза шокировали ее. Шляпка выпала из дрожащих пальцев Нелл. Она смотрела на маркиза не мигая и молчала.
        Не дождавшись ответа, Лит заскрипел зубами.
        - Вы хотите послать меня ко всем чертям, я вижу!
        Ком подступил к горлу Нелл, во рту у нее пересохло.
        - Но вы же боитесь скандала в обществе,  - пролепетала она.  - Вы всеми силами пытаетесь избежать сплетен. Именно поэтому вы приехали в Йоркшир.
        Маркиз вцепился обеими руками в рукоятку хлыста с такой силой, что едва не сломал ее.
        - Мне нелегко далось это решение.
        - Представляю.
        Нелл резко отвернулась и стала разглядывать деревья. В этом мире нельзя было ни на что положиться. Ей казалось, земля под ее ногами ходит ходуном.
        Лит стал настойчиво уговаривать Нелл принять его предложение.
        - Я куплю вам дом в таком месте, где никто нас не знает. Скажем, в Скарборо или Беверли. В паре часов езды от моего поместья, чтобы иметь возможность регулярно наведываться к вам.
        - Я должна буду уехать из Аллоуэй Чейз?
        Странно, но предложение маркиза не стало для нее потрясением, хотя, казалось бы, Нелл была воспитана в строгости и знала, что должна сохранять девственность до брака. Кроме того, печальный пример Дороти должен был сдерживать необузданные порывы пылкого девичьего сердца.
        - Да.
        Нелл повернулась.
        - Но мне здесь нравится.
        Выражение его лица смягчилось, но он все еще выглядел так, словно стоял перед расстрельной командой.
        - Если люди узнают, что я сожительствую с компаньонкой матери, разразится страшный скандал.
        - Понятно,  - медленно произнесла она.  - Значит, я стану маленьким грязным секретом в вашей жизни?
        Лит нахмурился.
        - Я обидел вас.
        Нелл нервно крутила пуговицу на лифе амазонки.
        - Не так сильно, как могли бы,  - призналась она. Лит шагнул к ней, но Нелл жестом остановила его.  - Я вижу, вас не слишком радует мысль о печальной участи, которая уготована мне, если я приму ваше предложение.
        Маркиз бросил на спутницу тревожный взгляд.
        - Совсем не радует.
        - О-о,  - протянула Нелл.
        Лит махнул рукой и снова шагнул к Нелл.
        - Я не смог подобрать нужных слов. Мне никогда раньше не доводилось делать порядочным женщинам неприличные предложения.
        Маркиз взял руку Нелл в свои.
        - Никогда?
        В его глазах зажглись искорки озорства.
        - Не буду лгать и утверждать, что я вообще не делал подобных предложений женщинам, но эти дамы не были добродетельными.
        - Понятно.
        Нелл не стала освобождать руку. Они оба были в перчатках, тем не менее ее сердце учащенно билось от волнения. Смущение делало маркиза еще более очаровательным. Таким очаровательным, что Нелл не могла отказать ему.
        Он крепко сжал ее руку.
        - Вы знаете, как сильно я вас хочу?
        Нелл облизнула пересохшие губы.
        - Думаю, что нет.  - Она намеренно провоцировала его.  - Ваше предложение необходимо подкрепить поцелуями.
        Лит усмехнулся.
        - Я не хочу, чтобы вы приняли поспешное решение.
        - Думаете, что ваши поцелуи совсем лишат меня ума?
        В его горле завибрировал смех.
        - Не знаю, как мои, а вот ваши поцелуи определенно лишают меня рассудка.
        Нелл удивленно взглянула на него.
        - Правда?
        - Правда.  - Лит взял ее вторую руку.  - Помните визит Бертона? Вы не представляете, каких усилий стоило мне сосредоточиться на обсуждении ситуации в Лондоне. И тогда я понял, что меня не волнует судьба нации, меня волнуете вы.
        - Но, милорд…
        - Когда мы наедине, зови меня Джеймс.
        Странно, но эта просьба смутила Нелл больше, чем предложение стать любовницей маркиза.
        - Я не смогу называть вас так…
        - Ты странное существо,  - негромко промолвил Лит и наконец поцеловал Нелл.
        Поцелуй показался ей сладким, как мед, но длился недолго.
        - Если ваши поцелуи не будут прерываться, я не смогу сказать вам «нет».
        Тем не менее Лит выпустил ее из объятий.
        - Тебе нужно подумать о последствиях.
        Нелл нахмурилась.
        - Если я буду думать о них, то скажу «нет».
        Отчаяние мелькнуло в его серебристых глазах, и это удивило Нелл. Она не подозревала, что ее слова могут так сильно огорчить маркиза.
        - Ты никогда не выйдешь замуж, если отдашься мне.
        - У меня нет на примете мужчины, за которого я хотела бы выйти замуж,  - поспешно ответила Нелл.
        Маркиз покачал головой.
        - Это не значит, что его никогда не будет. Я не хочу, чтобы ты сожалела о своем решении.
        Почувствовав внезапный холод, Нелл сложила руки на груди.
        - Если вы продолжите говорить в подобном духе, я приду к убеждению, что мне ни в коем случае нельзя быть вашей любовницей.
        Лит невесело усмехнулся.
        - Вполне возможно, что так оно и есть.
        - Зачем же вы предлагаете то, чего не следует делать?  - язвительно спросила она.
        - Потому что меня постоянно мучают мысли о тебе. Если ты не станешь моей, я сойду с ума.
        В его словах не было романтики, Лит говорил так просто и деловито, как будто обсуждал продажу скота. Но пылкий взгляд свидетельствовал об искренности влюбленного.
        Он показал рукой на пенек.
        - Сядь и выслушай меня. Тебе нужно знать, во что ты ввязываешься.
        Нелл вдруг подумала о том, что этот мужчина действительно может стать ее любовником, и покраснела до корней волос. Если это произойдет, ее жизнь кардинально изменится, а планы разоблачить маркиза рухнут.
        Нелл не знала, что делать. Если бы она и в самом деле была добродетельна, то пришла бы в ярость от нескромного предложения лорда. Но Нелл не испытывала ярости, она была заинтригована.
        Лит смотрел на нее с непроницаемым выражением лица.
        - Я состоятельный человек и буду хорошо относиться к тебе,  - наконец заговорил он.  - Ты ни в чем не будешь нуждаться, я осыплю тебя подарками.
        Да, он был готов многое дать Нелл, но только не счастье семейной жизни. Маркиз никогда не будет принадлежать ей. Между ними установятся свободные отношения, и эти отношения продлятся до тех пор, пока Лит не потеряет интереса к ней. И тогда они расстанутся.
        От горькой правды у Нелл вдруг стало тяжело на душе. Что же ей делать? Она была порядочной девушкой из хорошей семьи, а не куртизанкой. Могла ли Нелл отдаться мужчине, зная, что он бросит ее, как ненужную вещь, как только она надоест ему? Маркиз Лит мог предложить женщине из социальных низов только свободные отношения. Он никогда не возьмет ее замуж.
        Вопрос сводился к тому, влечет ли Нелл к Литу настолько сильно, что она готова нарушить правила приличий и поставить крест на своей репутации?
        Нелл в общем-то, как все обычные женщины, мечтала о замужестве, о детях, о крепкой семье. Но если она станет любовницей маркиза, то должна будет навсегда распрощаться с мечтами о домашнем очаге, уюте. С мечтами о будущем.
        Комок подкатил к ее горлу. С детства Нелл была окружена заботой и любовью. Отец, мать, отчим, сестра - все искренне любили ее. Но изо всех ее родных в живых остался только отчим. Если Нелл станет содержанкой Лита, то ей придется порвать с Уильямом Симпсоном. Он никогда не простит ей падения.
        - Я куплю дом на твое имя,  - продолжал маркиз.  - У тебя будет свой экипаж, лошади, модный гардероб. Я запрещаю тебе носить серые платья!
        Нелл не слышала его, она думала об отчиме. Как он переживет ее позор после позора и смерти Дороти? Да, Нелл было очень трудно свернуть с прямого пути на кривую дорожку. Но мужчина, который стоял сейчас перед ней, мог заставить ее сделать это.
        - Ты будешь ежемесячно получать кругленькую сумму на расходы,  - говорил маркиз.
        Ей нужно было что-то сказать. Лит мог расценить ее молчание как безоговорочное согласие. Однако Нелл еще не приняла окончательного решения. Ее мучили сомнения. Она боялась разделить горькую участь Дороти.
        - А если у нас родятся дети?  - наконец спросила Нелл.
        Тень пробежала по лицу маркиза, и он снова начал постукивать себя по бедру рукояткой хлыста.
        - Я обеспечу их будущее. Но пойми меня правильно: жизнь незаконнорожденных отпрысков - не сахар. Даже такой высокопоставленный человек, как герцог Седжмур, вынужден был страдать из-за того, что законность его рождения ставилась под сомнение.
        - А у вас есть незаконнорожденные дети?
        - Нет,  - с печальной улыбкой ответил Лит.  - Я всегда боялся скандалов. Но, по иронии судьбы, пока я осторожничал, оберегая свою репутацию, мои родственники - дядя и сестра - жили как хотели, не заботясь о сохранении доброго имени. И в конце концов они запятнали его. Лучше бы я развратничал, ей-богу!
        Раньше Нелл подумала бы, что маркиз лжет. Она ведь изначально считала его распутником. Но эти времена миновали.
        - Моя единоутробная сестра Дороти умерла от выкидыша, ее соблазнил один мерзавец,  - призналась вдруг Нелл.
        Глаза маркиза потемнели, в них читалось сочувствие, и это растрогало Нелл. Он уронил хлыст и опустился на колени рядом с ней.
        - Мне очень жаль, поверь, Элеонора.
        Прикосновения Лита возбуждали ее, но сейчас его взгляд выражал не страсть, а нежность и сострадание. И Нелл вдруг почувствовала, что ее обволакивает приятное тепло, она как будто находилась в коконе и ощущала себя защищенной, охраняемой сильной рукой.
        Она наклонилась к маркизу и уловила исходивший от него запах конского пота и сандалового дерева.
        Нелл вдруг поняла, что очень устала от тяжкого бремени ответственности и долга перед семьей. От данного Дороти обещания отомстить, от обязанности быть добродетельной…
        Если бы Лит прямо сейчас спросил ее, готова ли она отдаться ему, Нелл ответила бы «да» и положила бы голову ему на плечо.
        Но минута слабости миновала, и Нелл снова взяла себя в руки. Она хотела быть сильной.
        Лит поднялся и отошел от нее.
        - Ты так и не дала мне ответа.  - В его голосе слышались глубокие бархатистые нотки, от которых душа Нелл затрепетала.  - О прекрасная Элеонора, ты станешь моей любовницей? Обещаю ублажать тебя, лелеять и обеспечивать комфорт.  - Он сделал паузу.  - А еще дарить радость и быть верным другом.
        Нелл издала сдавленный смешок и почувствовала, что у нее увлажнились глаза. Она даже не заметила, что плачет.
        - Я не могу понять, то ли вы оказываете мне великую честь, то ли оскорбляете, и я должна дать вам пощечину.
        - Можешь бить меня по щекам, сколько твоей душе угодно, главное, скажи «да».
        Нелл решила отойти подальше от маркиза. Его близость пьянила ее, лишала воли к сопротивлению. Маркиз следил за ней жадным взором.
        - Ты не принимаешь мое предложение?  - спросил он, поднимая с земли хлыст.
        На одно короткое мгновение Нелл захотелось пуститься во все тяжкие, поступить безрассудно. Маркиз, конечно, не предлагал ей руку и сердце, тем не менее сделанное им предложение было довольно щедрым. Она никогда не придавала большого значения деньгам, но Лит обещал ей свою дружбу, а это было немало. Кроме того, любовные отношения с маркизом сулили Нелл несказанное наслаждение. От одной мысли о том, что она ляжет с этим красивым мужчиной в постель, ее бросало в жар.
        Нелл взяла шляпку и встала с пенька. На ней была красивая амазонка, но этот наряд ей дали на время. Такие платья носили леди, а Нелл находилась в услужении.
        Ей нельзя было забывать свое место. Она ведь лишь на время сблизилась с сильными мира сего. Общение с аристократами сделало ее немного сумасшедшей.
        Нелл Трим принадлежала к другому миру. Ее место было в старом домике при школе в местечке Мирселл. Она совсем потеряла чувство реальности. Ее воля, к сожалению, ослабела. Может быть, она станет сильнее, если больше не будет видеть этого красивого мужчину и представлять себя его любовницей?
        Нелл вскинула подбородок.
        - Спасибо за предложение. И за вашу откровенность,  - сказала Нелл. Она видела, что он сильно огорчен. Маркиз уже догадался, какой ответ последует сейчас.  - Несмотря на привлекательность вашего предложения - а оно, не скрою, было для меня заманчивым,  - я не могу принять его.
        Она ожидала, что Лит бросится уговаривать ее, убеждать, осыпать поцелуями. Маркиз наверняка заметил, что Нелл не могла противостоять его ласкам. Она сразу становилась как шелковая и готова была на все. Но, как ни странно, он сразу сдался.
        - Хорошо,  - бросил он и взял под уздцы лошадей.  - Нам надо возвращаться домой. Я хочу просмотреть отчет геолога, исследовавшего земли в Дербишире.
        Его поведение удивило Нелл.
        - Значит, все? Это конец?  - не удержавшись, спросила она.
        Маркиз мрачно улыбнулся.
        - Я предложил, ты отказалась. Чего же еще? Больше не будем говорить об этом.
        Все еще не веря, что маркиз так легко смирился с ее отказом, Нелл села на лошадь. Маркиз больше не старался приобнять ее или лишний раз дотронуться до плеча, талии, руки. Он был сух и деловит.
        Когда Нелл оказалась в седле, улыбка Лита стала более естественной. Он передал Нелл поводья Аделы.
        - Я не буду мстить вам или осложнять вашу жизнь, мисс Трим.
        Нелл отметила про себя, что Лит снова стал официально обращаться к ней. Он больше не называл ее Элеонорой. У нее сжалось сердце, хотя, конечно, эта холодность с его стороны могла помочь ей избавиться от чувств к нему.
        - Я ценю вашу сдержанность и прошу прощения, если я вас разочаровала,  - промолвила она.
        Лит вскочил на своего вороного скакуна и поворотил его к дороге. Гнедая кобыла Нелл пошла следом за ним, не дожидаясь, когда всадница пришпорит ее. У Нелл путались мысли.
        - Как-нибудь переживу,  - буркнул маркиз.
        А вот Нелл не была уверена, что сможет легко пережить эту ситуацию. Всю обратную дорогу у нее из головы не выходила мысль о том, что она совершила ужасную ошибку.
        Глава 14
        Лит оказался человеком слова. Впрочем, Нелл нисколько не сомневалась в этом. Он больше не заводил речь о посторонних предметах, не относящихся к работе, и не уговаривал мисс Трим сменить серые платья на яркие наряды.
        Маркиз внес в их обычный распорядок дня лишь одно изменение: он отказался от совместных утренних прогулок верхом.
        Нелл страдала от того, что маркиз стал холоден к ней, но не подавала вида. Она называла себя распутной, потому что только легкодоступная девица могла сожалеть, что ее больше не домогаются.
        И хотя решение было уже принято и озвучено, она до сих пор взвешивала все «за» и «против». Да, у нее была масса разумных причин отклонить неприличное предложение маркиза. Но что значили эти причины по сравнению с безудержным влечением, которое она испытывала к Литу?
        Она больше не подозревала его во всех смертных грехах, а он перестал следить за ней и видеть в ней воровку, покушающуюся на фамильное серебро.
        Маркиз не вспоминал о ее дурацком признании в любви, сделанном в его спальне. Но с каждым днем этот вымысел все больше походил на реальность.
        Нелл никогда прежде не испытывала сильных чувств к мужчине. Ей было не до романтики. Сначала она ухаживала за больной матерью, потом все ее мысли были прикованы к несчастной Дороти. И вот теперь на нее накатила волна безудержной страсти.
        В присутствии Лита Нелл охватывала целая гамма чувств - от восторга до смятения. Несмотря на свои двадцать пять лет, она чувствовала себя девочкой-подростком, чрезвычайно эмоциональной и неуравновешенной.
        Нелл, казалось бы, должна была благодарить Лита за сдержанность, но вместо этого ее возмущало стремление маркиза держаться от нее подальше. По ночам она плакала в подушку, а днем с трудом подавляла желание броситься маркизу на шею.
        Между тем мистер Крейн шел на поправку. Близился день, когда он должен был вернуться к своим обязанностям секретаря. А это означало, что встречи Нелл с маркизом станут еще короче. Она будет видеть его считаные минуты во время кратких визитов в комнаты матери.
        Нелл понимала, что будет лучше, если она вернется в Кент и попытается там залечить душевные раны. Она не собиралась всю жизнь прислуживать богачам. Нелл устроилась в дом маркиза с одной-единственной целью, о которой теперь забыла. Поиски дневника давно прекратились.
        Но несмотря на трезвые мысли, которые еще посещали ее порой, Нелл оставалась в усадьбе маркиза, потому что просто не в силах была уехать.
        С того памятного дня, когда Лит сделал ей странное предложение поставить крест на себе и отдаться ему, прошло три недели. Нелл сидела в библиотеке за письменным столом и складывала в столбик цифры, готовя материалы для доклада маркиза. В прихожей хлопнула входная дверь, и Нелл поняла: Лит вернулся с утренней прогулки. Невзирая на плохую погоду, он каждый день выезжал на болота, едва дождавшись рассвета. Сегодня на улице завывал ветер, он дул в окна, выстуживая комнаты. Пылавший в камине огонь не способен был согреть библиотеку.
        Но, возможно, холод поселился в душе Нелл и шел изнутри…
        В библиотеку вошел маркиз, и Нелл, поспешно встав, сделала реверанс.
        - Доброе утро, милорд,  - произнесла она.
        - Доброе утро, мисс Трим,  - поздоровался Лит обыденным тоном.
        Ничто не выдавало в нем человека, который совсем недавно прикасался к ней, целовал, просил стать его любовницей. Не глядя на секретаршу, Лит повернулся к столу, на котором лежали документы и корреспонденция.
        - А, почта пришла! Отлично!
        Нелл было обидно, что маркиз не обращает на нее внимания, это задевало ее за живое, хотя она понимала, что в сложившихся обстоятельствах он поступает правильно. Лит достал из пачки писем объемистый пакет, а Нелл вернулась к своей работе. Он не разрешал ей разбирать почту без него.
        - Это письмо адресовано мне,  - сказал Лит.
        Нелл едва заметно пожала плечами. Все письма были адресованы ему. Зачем он выделил именно это послание? Из-за неудовлетворенности и бессонницы у нее портился характер, и она едва сдерживалась, чтобы не наговорить маркизу колкостей. Этой ночью Нелл не сомкнула глаз, обдумывая вопрос: что ей делать? Уехать из поместья или снова пробраться в спальню маркиза?
        Нелл склонялась к последнему варианту, и только угасший интерес маркиза к ее персоне сдерживал пыл Элеоноры.
        Низко склонив голову над бумагами, Нелл попыталась не обращать внимания на маркиза, который устроился за большим письменным столом. Однако не совладав с собой, она оторвала глаза от столбиков цифр и взглянула на хозяина дома.
        На маркиза из окна падал серый свет пасмурного утра. Взгляд Нелл скользнул по его густым черным волосам, слегка влажным от дождя, по правильным чертам аристократического лица… Да, Фэрбродер был удивительно хорош собой. Но Нелл прежде всего привлекала в нем не внешность, а интеллект, чувство юмора и доброта, скрывавшаяся за показной суровостью. Работа с Литом многому научила молодую дикарку. За эти месяцы она узнала о мире больше, чем за всю жизнь, проведенную в тихом маленьком Мирселле. До общения с маркизом Нелл понятия не имела, что стоит за такими понятиями, как «власть», «нация», «управление государством».
        - Хорошие новости, сэр?  - спросила она, увидев, что содержание письма взволновало Лита.
        - Да.  - Он поднял голову и улыбнулся Нелл впервые после их памятного разговора на поляне.  - Идите сюда, мисс Трим.
        Маркиз больше не называл ее Элеонорой и не просил звать его Джеймсом. Они вернулись к своим прежним ролям - господина и наемной служащей.
        Она послушно поднялась и подошла к столу.
        - Да, милорд?
        - Присядьте, пожалуйста.
        Придя в волнение, Нелл придвинула стул и села.
        - Это для вас,  - с улыбкой сказал маркиз, и у Нелл перехватило дыхание.
        Нахмурившись, она взяла конверт, лежавший внутри пакета.
        - В чем дело?
        - Взгляните сами.
        Маркиз откинулся на спинку стула. На его лице все еще играла улыбка. Он был явно доволен происходящим. Озадаченная Нелл повертела в руках увесистый конверт, на котором была официальная печать. Вскрыв его, она достала документ на нескольких листах. Бумага была кое-где разорвана и испачкана. Создавалось впечатление, что эти документы прошли через войну, прежде чем попали в руки Нелл.
        Прищурившись, она попыталась разобрать выцветшие буквы. Это ей удалось, и Нелл подняла удивленный взгляд на маркиза. Он наблюдал за ней с нежностью, от которой ее сердце затрепетало. Когда маркиз был далеко, она еще как-то могла бороться со своими чувствами. Но когда он находился рядом и смотрел на нее с теплотой и любовью, сердце Нелл таяло, и она готова была броситься ему на шею.
        - Это послужной список моего отца с перечислением его боевых заслуг,  - прошептала Нелл.
        - Верно.
        - Вы нашли его! Как вам это удалось? Ведь столько лет прошло!
        Нелл больше не могла говорить, ее горло перехватило от волнения. Она лихорадочно сжимала в руках документы, которые всегда мечтала увидеть.
        Маркиз пожал плечами.
        - Я воспользовался своими связями, задал кое-кому наводящие вопросы и жестко поговорил с тупицами, которые вечно откладывают дела в долгий ящик.
        Нелл хорошо знала, как работает военное ведомство, и понимала, что маркиз скромно умалчивает о проделанной работе. Ему наверняка пришлось поднять на ноги всех чиновников, служивших в архиве министерства.
        - Где… где вы это нашли?
        - В одном пыльном углу Уайтхолла, документы вашего отца по недосмотру положили в папку с постановлениями военного ведомства.
        Нелл заморгала, стараясь сдержать слезы.
        - Вы не представляете, как много значат для меня эти бумаги.
        - Я догадываюсь. Мне жаль, что они пришли слишком поздно, и ваша матушка не увидела их.
        Взгляд маркиза затуманился.
        - Если бы ей помогал такой замечательный человек, как маркиз Лит, она нашла бы документы мужа,  - сдавленным от волнения голосом промолвила Нелл.
        Ее растрогал поступок маркиза. Слова Нелл были выражением благодарности Литу. Но, услышав их, он заметно смутился.
        - Пустяки, мисс Трим.
        - Спасибо.
        Он улыбнулся.
        - Вы не хотите прочитать послужной список отца? Мне кажется, вы можете с полным правом гордиться им.
        - Да, разумеется.
        Нелл развернула документы. Лит встал из-за письменного стола и направился к двери.
        - Я, пожалуй, оставлю вас. Вам нужно побыть одной.
        У Нелл отлегло от сердца. Если бы маркиз остался, она не сдержалась бы и бросилась ему на шею.
        - Я пойду в свою комнату,  - поспешно сказала она.
        - Не надо, оставайтесь здесь.
        Маркиз отвесил ей поклон так, словно она была леди, и вышел.
        Нелл разложила документы на столе. Кроме них, в конверте из плотной коричневой бумаги обнаружились медали, свидетельствовавшие о том, что ее отец, Роберт Трим, действительно был героем. Но больше всего сердце Нелл тронула стопка писем матери, адресованных мужу на фронт. Когда она увидела знакомый красивый почерк с наклоном, ее сердце наполнилось любовью и грустью.
        Сейчас было не время читать их. Секретаршу ждала работа, но она не могла удержаться и, взяв одно из писем, пробежала его глазами. За этим письмом последовало другое…
        - Мисс Трим!
        Нелл оторвала затуманенные слезами глаза от последнего письма, написанного матерью уже после гибели мужа, о которой она на ту пору еще не знала. Роберт Трим так и не прочитал его, оно было запаковано, и Нелл сорвала печать. Слова матери дышали любовью и доверием. Как и в других письмах, которые отец читал и перечитывал, мать много писала о доме, о маленькой дочке. Она делилась с мужем своими заботами и радостями.
        - Милорд…  - пробормотала Нелл и попыталась встать.  - Простите, что заставила вас ждать.
        - Ради бога, не надо извиняться.
        - Мне не следовало читать письма сейчас.
        Нелл сложила их стопочкой и вытерла глаза. Она старалась сдержать слезы, но не могла.
        - Я готова приступить к работе,  - тихо добавила Нелл, прикладывая к глазам носовой платок.
        - Господи…  - выдохнул Лит и крепко обнял ее.  - Не выношу, когда вы плачете.
        - Сейчас перестану.
        - Мисс Трим…  - прошептал Лит, и она прильнула к его груди.
        В объятиях маркиза Нелл чувствовала себя защищенной и счастливой.
        - Я не должна была поддаваться чувствам,  - пробормотала она.
        Он крепче сжал ее в объятиях, от него исходило тепло, и Нелл, потеряв контроль над собой, разрыдалась, уткнувшись лицом в его плечо.
        Бедняжку довела до слез мысль о трагедии, произошедшей в ее семье. Родителей, которые так глубоко и пылко любили друг друга, разлучила война. Ее еще молодой, полный сил отец погиб на фронте, и мать до последних дней оплакивала его гибель. Нелл в полной мере осознала горечь потери, которую испытывала ее мама, только теперь, прочитав старые письма. В детстве Нелл не была способна до конца оценить глубину ее страданий.
        Нелл рыдала долго и безутешно, потеряв счет времени. Вернувшись к действительности, она поняла, что сидит рядом с маркизом на диване у горящего камина, положив голову ему на плечо.
        Судорожно вздохнув, она села прямо.
        - Простите мою несдержанность,  - смущенно пробормотала Нелл, стараясь не смотреть на маркиза.
        - Господи, Элеонора, вы разрываете мне душу!  - воскликнул Лит и снова обнял ее.
        Услышав, что он назвал ее Элеонорой, Нелл снова расплакалась. Но на этот раз она явственно воспринимала все, что происходит вокруг. Она чувствовала исходивший от Лита запах сандалового дерева, ощущала мощь его груди и сильных рук, которые гладили ее по спине. Причем эта ласка не имела ничего общего с попыткой утешить ее. Осознав это, Нелл отпрянула от маркиза, и он тут же выпустил ее из объятий. Нелл отодвинулась на край дивана.
        Лит следил за ней с непроницаемым выражением лица. А затем его губы скривились в усмешке.
        - Я рискую вызвать новый поток слез, но все же скажу, что военное ведомство обещало прислать вещи вашего отца. Они будут здесь через неделю.
        Нелл всхлипнула, а потом засмеялась и начала вытирать глаза носовым платочком.
        - Вы смелый человек, милорд, не боитесь риска.
        Ее слова звучали двусмысленно. Нелл намекала на то, что Лит не побоялся снова сблизиться с ней. Несмотря на улыбку, игравшую на ее губах, Нелл чувствовала себя подавленной. Она была не права, решив, что Лит больше не испытывает к ней чувств, что его страсть умерла. Сейчас она явственно видела жгучее желание в его глазах. Но маркиз сдерживал себя.
        - Вы мне ничего не должны, запомните это,  - вдруг посерьезнев, заявил он.  - Я начал поиски медалей вашего отца задолго до того, как сделал вам предложение стать моей любовницей.
        Не думая о последствиях своего поступка, Нелл взяла его руку.
        - Простите. Я вам очень благодарна.
        Лит нахмурился. Нелл думала, что он сейчас высвободит руку, но маркиз переплел ее пальцы со своими.
        - Мне не нужна ваша благодарность.
        Нелл хотелось крикнуть, что она стала бы его любовницей, если бы не страх погубить свою репутацию и принести горе отчиму.
        Лит высвободил руку.
        - Не смотрите на меня с таким видом, будто вы не понимаете, о чем я говорю.  - Он встал и подошел к окну.  - Вы прекрасно знаете, чего я хочу, и благодарность здесь ни при чем.
        Тонбридж, графство Кент
        Ноябрь
        Гринграсс ворвался в свою комнату и с отвращением бросил на стоявший у окна столик жалкую добычу за день. Ему удалось собрать не больше денег, чем в Тонтоне.
        Земля как будто горела под ногами Гринграсса, и он быстро перемещался по стране. Женщины, которых он шантажировал, хотя и были напуганы его угрозами, обладали ограниченными средствами и не могли откупиться от него. Они платили ему своим телом, и это несколько примиряло Гринграсса с действительностью, однако ему с каждым днем было все труднее добывать наличные.
        Достав из кармана сюртука дневник, который Гринграсс повсюду носил с собой, он бросил его на кошелек с выручкой.
        Пришло время ввести в игру главный козырь, который Гринграсс держал про запас. Благородный маркиз Лит, несомненно, заплатит кругленькую сумму, чтобы уберечь свое семейство от грандиозного скандала.
        На мясистых губах Гринграсса заиграла злорадная улыбка.
        Глава 15
        Лит направил коня к реке, жестом приказав мисс Трим, сидевшей на гнедой кобыле, следовать за ним. Они держали путь к одной из самых удаленных ферм в поместье маркиза. День был серый, непогожий и вполне соответствовал настроению Лита. На его долю выпало нелегкое испытание: он хотел женщину, которая не хотела его.
        Впрочем, он так и не разобрался, что творилось в ее душе. Лит не раз ловил на себе тоскливые взгляды Нелл и понимал: она тоже страдает.
        Маркиз догадывался, почему она сказала ему «нет». Мисс Трим не была легкодоступной женщиной, ее следовало добиваться. Он поступил глупо, сделав ей предложение стать его любовницей. Нужно было действовать тоньше.
        Неудивительно, что девушка отказала ему. Элеонора Трим не хотела стать игрушкой в руках богатого аристократа. Она заслуживала лучшей доли.
        Но что оставалось делать в такой ситуации Литу? Он испытывал танталовы муки, видя мисс Трим каждый день и не смея прикоснуться к ней. Тем не менее Лит до такой степени не хотел, чтобы бедняга Крейн снова приступал к работе, что готов был собственноручно столкнуть его с лошади.
        Вот так низко пал маркиз Лит. Он уже не мог обходиться без общества Нелл.
        Каждый вечер ложась в свою огромную кровать, он представлял, что вот сейчас скрипнет дверь и в спальню войдет мисс Трим. Утром он готов был наброситься на Нелл и целовать ее до тех пор, пока она не сдастся и не скажет ему «да».
        Но кроме пылких чувств, которые Лит испытывал к Нелл, он еще и глубоко уважал ее. И это чувство мешало ему делать глупости. Раньше он боялся завести с ней интрижку потому, что опасался скандала. А теперь от опрометчивого шага его удерживали любовь и уважение.
        Поэтому каждое утро, поднявшись с постели ни свет ни заря, Лит отправлялся верхом в поля и на болота, надеясь, что бешеная скачка и свежий воздух выбьют из его головы всю дурь.
        Но его расчеты не оправдывались.
        Больше, чем безудержная страсть, маркиза поражала глубина сочувствия, которое он испытывал к мисс Трим. В конце концов, он был мужчиной, а она - красивой девушкой. Литу казалось естественным, что он хотел ее. Но то сострадание, которое он испытал к Нелл, когда она зарыдала над послужным списком отца, свидетельствовало о более глубоких чувствах маркиза, чем простое физическое влечение.
        В тот день он готов был на все ради их общего будущего. И эти глубокие переживания были куда опаснее плотского желания, от которого маркиз сходил с ума.
        На берегу реки маркиз осадил коня и повернулся к мисс Трим. Она выглядела уставшей и подавленной.
        - Будьте осторожны. Вода в реке поднялась после дождя, а земля стала скользкой.
        - Хорошо, сэр,  - ответила Нелл сдержанно.
        В последнее время она была молчаливой. Возможно, ее напугали слова маркиза о том, что он хочет от нее не благодарности, а чего-то большего.
        Неожиданно до его слуха донесся крик. Ближайшее жилье отстояло на несколько миль отсюда. В глухом краю болот обитали только птицы и ветер. Лит решительно поворотил коня и пустил его галопом к изгибу реки, откуда слышался голос. Нелл последовала за ним.
        За поворотом реки всадники увидели двух мальчуганов. Они стояли на берегу и кричали что-то своему товарищу, который барахтался в воде.
        Лит сразу узнал детей. Это были сыновья Мюррея. Они находились в том опасном возрасте, когда человек верит, что никогда не умрет.
        В воде барахтался десятилетний Уилл, сорванец и проказник.
        - Держите поводья моей лошади!  - крикнул маркиз и, спрыгнув на землю, побежал к кромке воды, расстегивая на бегу сюртук.
        - Помогите!  - отчаянно кричал Уилл, которого течение относило все дальше.  - На помощь!
        Мальчик захлебывался, его голова то появлялась над поверхностью реки, то исчезала.
        - Не вздумайте лезть в воду!  - бросил Лит братьям Уилла и нырнул в реку.
        Его тут же пронзил резкий холод. Лит был отличным пловцом, но от холода у него сводило ноги. Голова Уилла снова исчезла под водой. Несколько секунд показались Литу вечностью, но вот мальчик все же вынырнул, двигаясь из последних сил.
        Хорошо, что Уилла несло течением прямо на маркиза, который, напрягая все силы, старался оставаться на месте. И вот когда Уилл уже был рядом, Лит бросился к нему и крепко ухватился за воротник полотняной рубашки, а потом прижал ребенка к себе.
        Уилл был в шоке и начал отбиваться от Лита.
        - Прекрати!  - приказал ему Лит тоном, не терпящим возражений, и стал бороться с течением.
        Мальчишка не понимал, что происходит. У него был стеклянный взгляд. Лит изо всех сил старался держаться на плаву.
        - Послушай меня, Уилл Мюррей,  - заговорил он громко, чтобы перекричать рев воды.  - Нам ничего не угрожает, но ты должен делать то, что я тебе скажу.
        Взгляд Уилла стал осмысленным.
        - Милорд!  - воскликнул он, наконец-то узнав Лита.
        - Доверься мне, не сопротивляйся, и я вытащу тебя на берег.
        - Хорошо, милорд,  - выдохнул Уилл.
        Лит обхватил мальчика за шею и поплыл к берегу. Живя в Лондоне, маркиз регулярно занимался плаванием, и эти тренировки теперь помогли ему спасти человека, несмотря на сильное течение.
        В конце концов, Лит выбрался на берег вместе с Уиллом под радостные крики его братьев и мисс Трим.
        Весь инцидент со спасением длился несколько минут, но у Лита было такое чувство, будто он провел на боксерском ринге десять раундов в поединке с сильным противником. В реке плавало много сора, веток, сучьев и даже бревен. Лит готов был поклясться, что одно из них врезалось ему в грудную клетку. Он с трудом дышал, чувствуя боль, и оперся на подставленное плечо мисс Трим, чтобы устоять на ногах.
        - Я слишком тяжелый,  - пробормотал Лит извиняющимся тоном, стараясь сильно не давить на плечо спутницы.
        - Глупости. Давайте доберемся до травы.
        Дойдя с помощью Нелл до поросшей травой верхней части берега, Лит рухнул без сил.
        - Вы в порядке?  - спросила Нелл, видя, что Литу трудно дышать.
        - Да,  - ответил он, хотя его вид свидетельствовал об обратном.
        Нелл подошла к Уиллу, которого окружали братья. Спасенный выглядел еще хуже, чем его спаситель. Мальчик был бледен и дрожал, как осиновый лист. Нелл подвела к нему Аделу, решив отвезти Уилла домой. Ему требовалась помощь.
        - Отдайте ему мой сюртук,  - услышала она хриплый голос Лита.
        Обернувшись, Нелл увидела, что Лит немного пришел в себя и пытается встать. Он не знал, сможет ли держаться в седле. Все его тело, покрытое синяками, ныло. Дышать было больно. Кроме того, маркиз продрог до костей. Тем не менее он распорядился, чтобы его верхнюю сухую одежду отдали мальчику.
        - Вы же замерзнете,  - ужаснулась Нелл.
        - Я справлюсь, все будет хорошо,  - промолвил Лит, чувствуя, что к нему возвращаются силы.
        Нелл с сомнением покачала головой, но не стала спорить. Она видела, как сильно дрожит Уилл. Мальчику действительно требовалась незамедлительная помощь.
        - Я отвезу Уилла домой и вернусь за вами, милорд.
        Лит уже пришел в себя и видел, с какой нежностью Нелл смотрит на него. Никогда прежде он не замечал у нее такого взгляда. У Лита перехватило дыхание.
        Большие глаза Нелл сверкали, на щеках играл румянец. Может быть, причиной был сильный ветер? Но улыбка на губах Нелл говорила о многом. У Лита затрепетало сердце.
        Нелл отвернулась, чтобы надеть сюртук на Уилла и подсадить его в седло. Мальчик так нелепо выглядел в одежде маркиза, что Лит невольно улыбнулся. Он надеялся, что сыновья Мюррея получили этим утром хороший урок и больше не полезут в воду. Впрочем, дети были безрассудны и быстро забывали об опасном происшествии.
        Подтащив к Аделе толстый сук, Нелл встала на него и поднялась в седло. Уилл оказался у нее за спиной и обхватил Нелл руками за талию.
        Лит встал и, шатаясь, подошел к своему вороному скакуну.
        - Встретимся на ферме Мюррея,  - сказал он.
        - Мне кажется, вам лучше вернуться домой и переодеться в сухую одежду.
        «Зарвавшаяся бабенка вздумала командовать мной»,  - подумал Лит и усмехнулся.
        - Нет, я приеду на ферму. Мне надо убедиться, что с Уиллом все в порядке.
        Прежде чем тронуться с места, Нелл пристально посмотрела на маркиза.
        - Милорд,  - произнесла она и замолчала.
        - В чем дело?
        Губы Нелл тронула игривая улыбка.
        - Мой ответ - «да».
        Глава 16
        Нелл скакала к ферме Мюррея, чувствуя, как крепко прижимается Уилл к ее спине. Должно быть, мальчик слышал, как стучит ее сердце. Он промок и замерз, но, кроме сюртука маркиза, его согревало тепло ее тела. Нелл вся горела от волнения и предчувствия надвигающихся важных событий, которые могли изменить всю ее жизнь.
        Видя, как Лит без колебаний бросился в бурную реку; наблюдая за тем, как он рисковал жизнью, спасая мальчишку-сорванца, она отмела все свои сомнения. Ни один мужчина в мире не мог сравниться с Джеймсом Фэрбродером. И Нелл не желала отказываться от него, несмотря на трагедию, произошедшую с Дороти, несмотря на строгие законы морали, привитые ей отчимом, несмотря на голос разума и инстинкт самосохранения.
        Элеонора Трим приняла решение стать любовницей маркиза Лита и была уверена, что не пожалеет об этом.
        И теперь в ее животе порхали бабочки. Она чувствовала себя счастливой.
        Нелл хотела подождать и сообщить Литу о своем решение позже, когда они останутся наедине, но не сдержалась, увидев грустное выражение его усталого строгого лица.
        Будучи умным проницательным мужчиной, Лит понял ее с полуслова, и в его глазах зажглись искорки радости. Сердце Нелл затрепетало, как рыбка, попавшая в сеть.
        Она и не заметила, как влюбилась в его светлость. Когда это произошло? В тот момент, когда Нелл увидела, как трогательно маркиз заботится о матери? Или когда он впервые поцеловал ее? Как бы то ни было, Нелл осознала, что любит маркиза, в тот момент, когда он передал ей документы и медали погибшего отца.
        А сегодня она поняла силу своей любви к Литу. Когда он бросился в бурные воды реки, она почувствовала, что умрет, если он утонет. Жизнь без Лита теряла для Нелл всякий смысл.
        Если бы он был простолюдином, она не задумываясь вышла бы за него замуж и нарожала бы ему детей. Они жили бы долго и счастливо. Но Лит не был простолюдином, и жизнь с ним не сулила Нелл семейной идиллии.
        Даже если бы Лит предложил ей руку и сердце, брак между маркизом и дочерью старшего сержанта был невозможен. Мезальянс перечеркнул бы политические амбиции Лита. Нелл не приняла бы такой жертвы от любимого. Особенно после того, как удостоверилась в его таланте государственного деятеля. Визит сэра Гарта убедил Нелл в том, что Лит должен продолжать строить свою карьеру в Лондоне.
        Если Элеонора Трим хотела быть рядом с маркизом Литом, ей оставалось только одно - стать его любовницей, жить с ним без церковного благословения.
        Стук копыт возвестил о приближении Лита. Вскоре он вошел в дом Мюрреев и был радушно встречен хозяевами. Должно быть, маркиз превратился в ледышку в своей мокрой одежде. Однако взгляд его горел. Нелл казалось, что он обжигает ее.
        Миссис Мюррей довольно спокойно отреагировала на рассказ о том, что случилось с Уиллом. Но когда приехал маркиз, она искренне поблагодарила его за спасение сына и предложила гостям выпить горячего чаю.
        Однако Нелл не хотела ни пить, ни есть. Она мечтала только об одном - поскорее остаться наедине с маркизом и упасть в его объятия. Ее мучило страстное желание поцеловать этого сильного, отважного мужчину. Любая отсрочка казалась ей невыносимой.
        Лит тоже бросал на нее пылкие взгляды и, похоже, с нетерпением ждал того момента, когда он сможет заключить в объятия свою Элеонору.
        Тем не менее Нелл настояла, чтобы маркиз обсох и согрелся у очага. Она не могла допустить, чтобы он умер от пневмонии.
        Через несколько часов они наконец пустились в обратный путь. Нелл съела в доме фермера несколько булочек, испеченных миссис Мюррей, и теперь они камнем лежали в ее желудке. Такое чувство возникло у нее из-за сильного волнения. Наконец-то она и маркиз остались наедине. Однако вместо радости Нелл испытывала страх. Когда она давала согласие стать любовницей Лита, ее ничто не страшило, но теперь ею овладело смятение.
        Они въехали в рощу, в которой маркиз недавно сделал Нелл нескромное предложение. Остановившись, он быстро спешился, спрыгнув на ковер из опавшей листвы, и широким шагом подошел к Аделе.
        И прежде чем Нелл успела что-то сказать, Лит стащил ее с лошади и сгреб в охапку.
        В его глазах полыхнул огонь желания. Поставив Нелл на землю, Лит припал к ее губам в жадном поцелуе. Ноги Нелл стали ватными, и она прижалась спиной к теплому боку Аделы. Кобыла, фыркнув, попятилась.
        Нелл бросило в жар. Она почувствовала, как набухли ее соски, а промежность увлажнилась и стала горячей. Ее руки легли на мощные плечи маркиза. Она опиралась на них, чтобы не упасть. О, какое наслаждение доставляли ей его прикосновения! Как долго Нелл грезила о них!
        Прервав поцелуй, Лит слегка отстранился и посмотрел в глаза возлюбленной.
        - Ты действительно приняла мое предложение? Это не шутка?
        Нелл провела кончиком языка по припухшим от страстного поцелуя губам и кивнула. Ее голова туманилась.
        - Нет, не шутка.
        Лит засмеялся и прижался лбом к ее лбу. Они тяжело дышали, и их дыхание смешивалось.
        - Я боялся смотреть на тебя, старался даже не прикасаться. Ты хоть представляешь, через какие пытки я прошел?
        Нелл усмехнулась.
        - Я догадывалась, что тебе было непросто.
        Она провела ладонями по его плечам и широкой груди. Сквозь рубашку она чувствовала живое тепло. Нелл восторгала мысль о том, что теперь она сможет запросто прикасаться к нему.
        Лит снова поцеловал ее. Нелл ощущала, как бьется его сердце. Доблестное сердце большого сильного человека. Прервав поцелуй, Нелл прижалась губами к его груди. Маркиз поднял ее голову за подбородок и вгляделся в ее глаза.
        - Я хочу тебя, Элеонора.
        Нелл нравилось, когда он называл ее так. Она растрогалась, и ее глаза увлажнились.
        - В чем дело?  - с тревогой спросил Лит, увидев ее слезы.
        - Ты единственный человек, который называет меня Элеонорой.
        На ее губах заиграла улыбка. Да, возможно, она навек погубила свою репутацию, но Нелл никогда еще не чувствовала себя такой свободной.
        - Ты всегда будешь для меня Элеонорой.  - На его лице появилась озорная мальчишеская улыбка.  - Хотя называть тебя мисс Трим доставляет мне не меньшее удовольствие. Я всегда мечтал развратить строгую неприступную делопроизводительницу.
        - О!  - удивленно воскликнула Нелл, и маркиз весело рассмеялся.
        - Ты можешь гордиться собой,  - сказал он.
        - Разумеется, я горжусь собой. Я ведь поймала в свои сети золотую рыбку.  - Нелл обхватила ладонями лицо маркиза и чмокнула его в нос.  - Ты красивый парень. И к тому же единственный мужчина, с которым я целовалась.
        Он крепче сжал ее в объятиях.
        - Когда ты говоришь подобные вещи, я чувствую себя настоящим чудовищем: мне хочется наброситься на тебя и повалить на землю.
        - Прямо сейчас?
        Нелл видела, что маркиз на взводе, но разум победил в нем голос необузданной страсти.
        - Нет, ты заслуживаешь лучшего.
        - Знаешь, мне все равно, где это произойдет, я тоже очень хочу тебя,  - призналась Нелл.
        Она чувствовала себя беззащитной перед зовом плоти. Каждый раз, когда Лит целовал ее, на нее накатывала волна возбуждения.
        - Элеонора, ты провоцируешь меня.
        Она покраснела.
        - Ты считаешь притворство лучшей тактикой? Я неопытна в искусстве любовных утех и не знаю, как себя сейчас вести. Мне нужно строить из себя недотрогу?
        Маркиз снова рассмеялся.
        - Боже мой, ты сводишь меня с ума. Нет, не надо притворяться. Ты прелесть! Я чувствую каждую струну твоей души.
        Нелл вдруг вспомнила, как много лгала маркизу, и ей стало стыдно. Но теперь прошлое не имело никакого значения. Важны были только их чувства, их любовь.
        Лит снова поцеловал Нелл.
        - Я думал, у меня нет шансов. Ты так решительно отказала мне.
        - Если бы ты поцеловал меня тогда, я бы не смогла произнести слово «нет».
        Тень пробежала по лицу маркиза.
        - Тебя ждала другая судьба. Ты должна была выйти замуж за хорошего порядочного человека, родить детей и создать крепкую семью.
        Глядя в серые, глубоко посаженные глаза маркиза, Нелл чувствовала, как ее эйфория рассеивается.
        - Если быть твоей любовницей - единственная возможность не потерять тебя, то я согласна смириться с подобной участью.
        Лит снова припал к губам Нелл. И когда он прервал поцелуй, их обоих била дрожь от сильного возбуждения. Громкий вздох разочарования вырвался из груди Нелл.
        - Почему ты остановился?
        Лит застонал.
        - Ты доведешь меня до крайности, дорогая. Но мы не можем расположиться прямо здесь.
        Он бросил взгляд на пасмурное, затянутое тучами небо. Нелл не заметила, что погода ухудшилась.
        - Когда же мы сможем уединиться?
        Лит поцеловал ее руку.
        - Приходи ко мне сегодня вечером.
        Радость вспыхнула в глазах Нелл, но тут же погасла. В доме за каждым ее шагом следила прислуга. Ей было трудно незаметно пробраться в спальню маркиза, а затем тайно покинуть ее.
        - Если мы будем встречаться здесь, в Аллоуэй Чейз, об этом рано или поздно узнают.
        - Да, ты права.
        - Я не хочу, чтобы другие слуги называли меня шлюхой.
        Последнее слово прозвучало грубо и резко. Оно нарушило гармонию их чувств.
        - К тебе это слово никак не относится.
        Нелл внимательно вгляделась в его глаза в поисках поддержки.
        - Твоя мать заслуживает уважения. Я не могу лечь с тобой в постель в доме, где она живет.
        - Я так хочу тебя.
        Тон, которым были произнесены эти слова, заставил Нелл нахмуриться.
        - Ты проверяешь меня?
        Лит усмехнулся.
        - Может быть. Сегодня утром я уговаривал себя смириться с мыслью о том, что ты никогда не будешь моею. Но мои мечты неожиданно сбылись. Не осуждай меня за то, что я не верю собственному счастью.
        Она улыбнулась. Во взгляде маркиза таилась робость. В эту минуту он показался Нелл беззащитным, и это растрогало ее.
        - Ты ведь сам утверждал, что не хочешь скандала.
        - Мне все равно, разразится очередной скандал или нет.
        - Это сейчас тебе все равно, позже ты поймешь, что нам следовало быть осторожнее,  - заявила Нелл.
        Расправив плечи, она сказала себе: «Я должна быть сильной!» Нелл знала, что ей придется заплатить высокую цену за возможность быть с любимым.
        - Значит, ничто не изменится? Меня ждут одинокие ночи?  - В голосе Лита слышалось разочарование.
        - О, Лит…
        Их губы снова слились в поцелуе. Несмотря на свою неопытность, Нелл тоже чувствовала, что одних поцелуев уже недостаточно. Неистовое желание близости сжигало ее изнутри. Рука маркиза легла на ее ягодицы и стала мять их. Нелл прижималась к бедрам Лита, чувствуя, что ей в живот упирается что-то твердое.
        Нелл всхлипнула.
        - Я думала, что как только скажу «да», нам обоим станет легче. Но нам стало еще тяжелее…
        Порывистый ветер развевал ее влажные юбки. Однако начинавшаяся буря не шла ни в какое сравнение с бурей чувств, клокотавших в душе Нелл.
        - Я ни о чем не жалею,  - добавила Нелл, и лицо маркиза просияло.
        - Ты не представляешь, как я рад,  - сказал он и отошел от Нелл, боясь, что страсть снова захлестнет его.
        Теперь маркиз выглядел собранным и деловитым.
        - Нам надо скрывать наши отношения,  - сказала Нелл.
        - Я сделаю все возможное, Элеонора. Впереди у меня много бессонных ночей, и я смогу обдумать каждый наш шаг.
        - Я бы с удовольствием проводила ночи с тобой.
        - Поверь, я очень скоро найду возможность остаться с тобой наедине.
        Нелл почувствовала, как на нее упали несколько капель дождя. Ветер срывал последние листья с деревьев.
        - Тебе пришлось сегодня принять водные процедуры. Но, похоже, кроме купания в реке, придется еще вымокнуть под дождем,  - с улыбкой промолвила Нелл.
        Она пыталась шутками разогнать свою печаль. Сколько дней им придется провести без ласк, поцелуев, прикосновений? Теперь Нелл это казалось пыткой.
        Лит тихо рассмеялся.
        - Это был чудесный день. И я с нетерпением жду, когда мы сможем осуществить наши мечты.
        - Не заставляй меня долго ждать,  - прошептала Нелл.
        Начался дождь со снегом, и она зябко передернула плечами.
        - Что может быть хуже ожидания,  - пробормотал Лит и снова припал к ее губам.
        Он вложил в поцелуй всю силу своей неутоленной страсти.
        Глава 17
        Низко нависшие тучи стали причиной ранних сумерек. Нелл ждала маркиза Лита в стоявшем на отшибе домике в местечке Пикс, расположенном в графстве Дербишир. Она уже два дня жила здесь. Лит обещал приехать сегодня, и часы ожидания тянулись томительно долго. Охваченная тоской и волнением, Нелл часто подходила к окну гостиной, из которого была видна посыпанная гравием подъездная дорожка. Но она была все так же пуста, и сердце Нелл сжималось от разочарования.
        На следующий день после того, как Нелл согласилась стать любовницей маркиза, он уехал на неделю в другое поместье. Лит прислал ей письмо с сухим известием о том, где он и что делает. Впечатление от него смягчала только подпись в конце: «твой Джеймс».
        Нелл хранила это письмо под подушкой. Она надеялась, что сегодня вечером маркиз согреет ее наконец своим теплом.
        Начался холодный дождь, и Нелл в очередной раз отошла от окна.
        Она знала, что маркиз непременно приедет, но ожидание казалось невыносимым.
        Почти две недели назад Нелл в порыве страсти призналась любимому человеку в своих чувствах и была вознаграждена за это несколькими поцелуями. Но ей было этого мало…
        Нелл в отчаянии упала на обитый парчой диван, стоявший у горящего камина. Дербишир был еще холоднее, чем Йоркшир. На окружавших Пикс холмах уже лежал снег. Выйдя как-то в сад, чтобы подышать свежим воздухом, Нелл сразу же замерзла и через несколько минут убежала в дом.
        Она отпросилась у маркизы, сказав, что должна поехать к больной тетушке, за которой некому ухаживать, а затем покинула Аллоуэй Чейз и поселилась здесь, в изысканно обставленном доме.
        Нелл по достоинству оценила вкус и фантазию Лита, выбравшего для нее это жилище. В маленьком любовном гнездышке под соломенной крышей была уютная гостиная и элегантная спальня на верхнем этаже. Это был поистине сказочный домик, который не хотелось покидать. Кладовая была полна разносолов, которых могло хватить на неделю. Лит, казалось, все предусмотрел. И конечно же, он отказался от слуг. Нелл была чрезвычайно довольна тем, что за ней никто не наблюдает.
        Она еще не знала, какие планы на будущее строит его светлость. Сначала ей предстояло свыкнуться с новой ролью падшей женщины. Любовники не могли долго скрываться в этом гнездышке, наслаждаясь друг другом.
        Нелл очень хотелось, чтобы Лит приехал поскорее. Ее одолевали мрачные мысли. Женщина, которая бросила все ради любви, не могла долго сидеть в одиночестве, размышляя о своей печальной участи.
        Вздохнув, Нелл встала, зажгла свечи и направилась в кухню, чтобы налить бокал вина. Снаружи в стекла бились ветки деревьев, ветер неистовствовал.
        Потягивая кларет, она долго смотрела в окно кухни, а затем вернулась в гостиную. Ей стало ясно: маркиз не приедет. Она не была голодна и решила не ужинать. Но ложиться спать было еще рано.
        - Элеонора!
        Нелл резко подняла голову и всмотрелась в фигуру высокого мужчины, стоявшего в прихожей. С него на каменный пол ручьями стекала вода.
        - Милорд?
        Она уже не ждала его и примирилась с тем, что ей снова придется ложиться одной в холодную постель. Слезы навернулись на глаза Нелл.
        - О, дорогая моя, ты плачешь?
        Скинув плащ и бросив на пол седельные сумки, маркиз устремился к ней. Нелл едва не выронила бокал. Лит подхватил его и поставил на стол.
        - Я так долго ждала тебя,  - пробормотала Нелл, обняв маркиза и спрятав лицо у него на груди.
        Знакомые запахи кожи, конского пота и сандалового дерева пьянили ее сильнее вина.
        - Я не хотел опаздывать, но проклятый конь повредил ногу и стал хромать. Да еще эта отвратительная погода!
        - Надо было подождать до завтра,  - всхлипнула Нелл.
        - И провести еще один день без тебя? Нет, лучше уж смерть!  - Лит упал на кушетку, увлекая за собой Нелл.  - Элеонора, не плачь. Я думал, ты будешь рада видеть меня.
        - Я очень рада!  - вскричала Нелл.  - Просто я немного не в себе.
        Лит нежно погладил ее по голове.
        - Это нервы. Я заставил тебя слишком долго ждать. Ожидание может свести с ума даже такого здравомыслящего человека, как моя дорогая мисс Трим.
        - Ты не поверишь, но я редко плачу.
        - Ты решила, что я уже не приеду?
        Нелл крепче прижалась к маркизу.
        - Я доверяю тебе.
        - Счастлив это слышать.
        Нелл подняла голову и посмотрела ему в глаза.
        - Как хорошо, что ты приехал!  - воскликнула она и стала вытирать глаза дрожащей рукой.
        - Я знаю, что ты искренне рада видеть меня. Как долго длились эти десять дней!
        Обхватив ладонями лицо любимой, маркиз с нежностью смотрел ей в глаза.
        - О да!  - горячо согласилась Нелл и вдруг засмеялась.  - Я, наверное, озадачила тебя своим приемом. Ты явно ждал не такой встречи!
        Лит поцеловал ее в губы.
        - Спасибо, что дождалась меня.
        У Нелл было мрачное предчувствие, что ей и в дальнейшем придется проводить томительные часы и дни в ожидании маркиза. Она отогнала неприятные мысли.
        Джеймс Фэрбродер был хорошим человеком. Нелл не сомневалась в этом. В том, что им приходилось скрывать свои отношения и прятаться от людей, не было его вины. Ей следовало смириться со своим позором и тайно встречаться с Литом. Многие женщины жили двойной жизнью, и она тоже научится этому.
        Сейчас мужчина, которого она любила, находился рядом с ней, и ей нужно было наслаждаться общением с ним.
        - После десяти дней разлуки скромные поцелуи - это все, на что вы способны, милорд?  - с вызовом спросила она.
        Его губы скривились в усмешке. Лита никак нельзя было назвать лучезарным человеком. Но в обществе Нелл он часто улыбался.
        - Я чувствую себя довольно неловко, когда целую женщину, которая обращается ко мне столь официально.
        - Возможно, вам нужно больше практики.
        - Вы издеваетесь надо мной, мисс Трим?
        - Не бойтесь, от этого вам не будет никакого вреда.
        Нелл видела, что люди уважали Лита и восхищались им. Но ему не хватало тех, кто общался бы с ним на равных.
        Даже отношение сэра Гарта Бертона к маркизу было скорее похоже на поклонение.
        Лит вдруг стал серьезным.
        - Прошу тебя, Элеонора, называй меня Джеймсом.
        Она осыпала поцелуями влажное от дождя лицо маркиза. Нелл любовалась выразительными чертами его лица, поразившими ее еще при первой встрече.
        Ей казалось, что она могла бы часами смотреть на широкий лоб маркиза, свидетельствовавший о недюжинном уме, на пульсирующую на виске голубую жилку, на пряди спутанных волос, на прямой нос.
        - Я уверена, что Джеймс не заставил бы меня так долго ждать,  - промолвила Нелл, продолжая целовать его скулы и подбородок, поросший жесткой щетиной.  - А вот бессердечный лорд Лит оставил меня одну на целых десять дней.
        Маркиз тихо засмеялся, обхватив ее талию сильными руками.
        - Если черствый лорд Лит скажет, что выехал из Аллоуэй Чейз еще до рассвета, чтобы добраться до вас, вы смените гнев на милость, дорогая мисс Трим?
        - Это правда?  - изобразив на лице удивление, спросила Нелл.
        - Сущая правда.
        Лит опрокинул возлюбленную на спину и навалился на нее.
        - Я не хочу, чтобы грязные слухи пятнали твое доброе имя. Если бы я уехал из поместья сразу за тобой, возникли бы подозрения. Моя мать умный наблюдательный человек.
        Вглядевшись в серебристые глаза маркиза, Нелл увидела в них тень усталости и волнения.
        - Леди Лит что-то сказала тебе?
        - Нет. Но когда я сообщил ей, что у меня дела и я уезжаю, мама молча, очень выразительно посмотрела на меня.
        Нелл вскинула подбородок с таким выражением, будто ей было безразлично, догадывается ли маркиза о том, какие отношения связывают ее сына и компаньонку. Это была ложная бравада. На самом деле у нее на душе кошки скребли.
        - Ничего страшного, я привыкну.
        Маркиз с нежностью смотрел на нее, и для Нелл это было самым важным. Наградой за ее безрассудство стала его любовь. Джеймс Фэрбродер снова поцеловал ее - на этот раз более пылко и страстно, и каждая клеточка тела Нелл наполнилась радостью бытия.
        - Это было прекрасно,  - вздохнула она, когда маркиз прервал поцелуй.
        - Это ты прекрасна.
        - Если ты целый день провел в пути, то, наверное, голоден. Хочешь, я принесу тебе что-нибудь поесть?
        Его взгляд стал тяжелым, томным.
        - Я не хочу есть. Я хочу тебя.
        Нелл издала нервный смешок.
        - Я тебя шокировал?  - спросил маркиз.
        Она покачала головой.
        - Нет.
        Широко улыбнувшись, Лит встал и протянул Нелл руку.
        - Пойдем со мной, Элеонора.
        У Нелл бешено забилось сердце. Она привстала на локтях. Колебаться и медлить было теперь глупо. В конце концов, они встретились в этом доме не для того, чтобы играть в карты. Но Нелл вдруг почувствовала себя очень маленькой и беззащитной.
        Ком подступил у нее к горлу.
        - Хорошо,  - сказала она и вцепилась в его руку.
        Его теплое прикосновение привело ее в чувство. К Нелл вернулось самообладание. Она больше не трусила и, исполненная решимости, встала с кушетки.
        Лит поцеловал ее. Она думала, что это снова будет жаркий поцелуй, но в нем было больше нежности, чем страсти. Внезапно маркиз подхватил ее на руки.
        - Джеймс!  - ахнула Нелл.  - Ты действительно собираешься нести меня в спальню? Но ведь она находится на верхнем этаже!
        Лит весело рассмеялся.
        - Я сейчас мог бы донести тебя до Лондона!
        Нелл пригладила мокрые черные волосы на его затылке.
        - Я не хочу, чтобы ты нес меня так далеко. Мне не надо в Лондон.
        - В таком случае, мисс Трим, позвольте мне отнести вас на второй этаж и там овладеть вами.
        Нелл нравилось, когда Лит называл ее Элеонорой и мисс Трим. Ее все восхищало в нем.
        - Я мечтала об этом с той самой минуты, когда ты впервые поцеловал меня,  - призналась Нелл, прижавшись щекой к груди маркиза.
        - О, это не может не радовать!  - воскликнул он, взбегая по ступенькам узкой лестницы со своей драгоценной ношей.
        Хотя Нелл была отважной девушкой, она все-таки пришла в смущение и избегала смотреть маркизу в глаза.
        - Я тоже мечтал переспать с тобой с нашей первой встречи в библиотеке, помнишь?
        - Ты, наверное, тогда подумал, что я чокнутая.
        Она поддерживала легкий разговор, догадываясь, что маркиз не хочет сейчас говорить с ней о любви, о сильных чувствах, о серьезных вещах. Он наверняка испытывал угрызения совести. И если бы Лит знал, что творилось в душе Нелл, он, пожалуй, отказался бы от мысли переспать с ней.
        Наконец Лит внес ее в спальню, где Нелл провела в одиночестве две последних ночи, тоскуя о нем. Еще до его приезда она успела плотно задернуть шторы и зажечь свечи.
        В тусклом свете большая кровать под балдахином казалась островом в море сгущающейся тьмы.
        Лит поцеловал Нелл, и она потянулась к нему в поисках тепла и защиты. Когда маркиз целовал ее, Нелл теряла способность думать, и это сейчас спасало ее.
        - Ты - волшебное создание, Элеонора,  - прошептал он, укладывая возлюбленную на постель.
        Нелл подняла глаза и взглянула на склонившегося над ней человека. Этот мужчина скоро овладеет ею, и она станет его женщиной. В его серых глазах она поймала отражение тревожных мыслей.
        - Что бы ни случилось, я никогда не пожалею об этом,  - промолвила Нелл, приподнявшись на локтях.
        - Я все сделаю, чтобы ты действительно ни о чем не пожалела,  - заверил Лит и, сев на кровать, погладил Нелл по щеке.  - Мне всегда хотелось распустить твои волосы. Ты разрешишь мне это сделать?
        Маркиз напрасно спрашивал у Нелл позволения, она была готова на все.
        - Да, разрешаю.
        Нелл знала, что у маркиза до нее были любовницы. И еще будут. Он не был распутником, но красивые мужчины в расцвете сил редко ограничиваются интимной связью с одной-единственной женщиной.
        Нелл видела, что маркиз испытывает к ней сильные чувства, однако это не значило, что он дает обет верности. Она не желала обманывать себя. Нелл трезво смотрела на вещи.
        Но сейчас она гнала от себя неприятные мысли. Когда Нелл видела выражение страсти на лице маркиза, то забывала обо всем на свете.
        Лит намеренно медленно принялся вынимать шпильки из ее волос. Это походило на какой-то обряд, и Нелл вдруг снова захотелось плакать.
        Она сидела на постели неподвижно, чувствуя, как рассыпается ее аккуратная прическа. Тяжелая русая коса упала ей на плечо, и Нелл закрыла глаза, чтобы спрятать охватившее ее смятение. Она никогда прежде не распускала волосы перед мужчиной, и этот странный ритуал как будто символизировал смерть девственницы Нелл Трим и рождение прекрасной Элеоноры, пленницы собственных чувств.
        Нелл знала, что Лит разденет ее догола, снимет с себя одежду и войдет в нее. И все же именно момент распускания волос казался ей истинным началом их физической близости.
        Наконец Лит распустил ее волосы, и они густой волной легли на спину и плечи Нелл. Он тяжело порывисто дышал. Маркиз прикасался к Нелл очень деликатно, как будто имел дело с хрупкой фарфоровой статуэткой, которая могла разбиться при малейшем неловком движении.
        Нелл открыла глаза и увидела, что Лит с восхищением смотрит на нее как на звезду, случайно упавшую с неба, чтобы освещать его путь.
        - Ты великолепна,  - выдохнул он и убрал прядку шелковистых волос с ее щеки.  - Поцелуй меня, Элеонора. Поцелуй, пока я не умер от страсти.
        Глава 18
        Девушка с блестящими янтарного цвета глазами, сидевшая на постели, казалась маркизу прекрасной таинственной незнакомкой. Ее окутывал волшебный покров из волос, мягкий, как золотистое марево, и сияющий, как лунный свет. Глядя на распущенные волосы Элеоноры, Лит сравнивал их с облаком, кружевами, филигранью.
        Его завораживало это великолепие.
        Он давно уже грезил о мисс Трим, которая казалась ему порождением огня и льда. В ней странным образом сочетались привлекательность и сдержанность. Она одновременно манила и отталкивала его. И это еще больше распаляло страсть маркиза.
        И вот сегодня его заветные мечты осуществятся. Он будет первым мужчиной Элеоноры и преподаст ей первые уроки искусства любви. Чувство ликования наполнило душу Лита. Он сожмет в своих объятиях это неземное существо!
        Лит погрузил пальцы в шелковистые волосы Нелл, а затем припал к ее губам. Она дрожала всем телом, и это было напоминанием Литу о том, что он имеет дело с девственницей. Он почувствовал укоры совести, но их заглушил рев страсти.
        Всю жизнь Лит старался поступать правильно. И в общем-то это ему удавалось.
        Но перед Элеонорой Трим Лит не смог устоять, он поддался искушению и пошел на поводу у своих чувств.
        Встав на колени, он долго пылко целовал Нелл. От нее веяло свежестью, дыханием весны, которая обещала растопить зимний лед, сковавший людские души. Во время поцелуя маркиз расстегнул верхнюю пуговицу на сером платье Нелл, и это доставило ему ни с чем не сравнимое удовольствие. Ворот платья распахнулся, открывая ее нежную шею. Это был еще один повод для ликования.
        За первой пуговицей последовала вторая, затем третья. Лит продолжал расстегивать их, терзая губы Нелл. Из ее груди рвались приглушенные стоны. Ее пыл подзадоривал его, заставляя сердце учащенно биться.
        Лит не спешил, поскольку на этот раз Нелл была в его полной власти. Он решил насладиться каждым мгновением их свидания.
        Маркиз так долго добивался Нелл, что теперь стремился запечатлеть в памяти каждую деталь их долгожданной встречи. Даже если бы он был глубоким стариком, его возбудила бы мягкость кожи Нелл, ее учащенное дыхание, ее запах.
        Ему казалось, что он раздевает монахиню. Правда, эта монахиня была очень соблазнительной и пылала от страсти. Расстегнув лиф платья, Лит коснулся нежной груди Нелл.
        Когда его большой палец стал щекотать ее сосок, Нелл ахнула и крепче прижалась к нему.
        Лит понял, что, одеваясь в строгие серые платья и нося аккуратные прически, Нелл пыталась скрыть свою чувственность и пылкий темперамент. Теперь она самозабвенно предавалась его ласкам. Реальность превосходила самые смелые ожидания маркиза.
        - Элеонора, Элеонора, Элеонора,  - твердил он, осыпая ее поцелуями.  - Не скрывай, дорогая, своих эмоций.
        Элеонора издала сдавленный смешок.
        - Ты сводишь меня с ума…  - хрипловатым голосом пробормотала она.  - Я становлюсь дикой и необузданной.
        - Я этого и добиваюсь.
        Лит стал интенсивнее потирать и пощипывать ее соски, и по телу Нелл пробежала судорога. Ее пальцы крепко вцепились в плечи Лита, и она громко закричала. Лит был поражен ее реакцией на обычные ласки. Она достигла пика наслаждения от простых прикосновений к груди.
        Покраснев, Нелл удивленно посмотрела на Лита. Смущенная улыбка тронула ее припухшие губы.
        - Это было то самое, что испытывают, занимаясь любовью?
        Лит улыбнулся. Элеонора заставляла его часто улыбаться. Если бы она исчезла, жизнь стала бы для маркиза темницей.
        - Ты удивлена?
        Нелл опустила ресницы, пряча полный страсти взгляд.
        - Вообще-то да.
        Лит убрал руку с ее груди.
        - Я хочу раздеть тебя.
        - А я хочу, чтобы сначала ты сам сбросил одежду.
        Лит с изумлением посмотрел на нее.
        - Ты в этом уверена?
        Она кивнула.
        - Я уверена, что ты великолепен.
        Румянец выступил на его скулах.
        - А тебя не испугают мои размеры?
        Нелл рассмеялась, и Лит вспомнил, что мисс Трим была девушкой не робкого десятка.
        - Мне нравится, что ты такой большой.
        Она провела кончиком языка по губам, и Лит едва сдержал стон. Эта манера мисс Трим увлажнять губы всегда возбуждала его.
        - Ну что ж, как вам будет угодно, миледи.
        Маркиз, похоже, не испытывал неловкости, обращаясь к ней как к представительнице своего класса. Так было, когда они оставались наедине и были равны перед лицом связавшей их страсти. Но в повседневной жизни их разделяла пропасть.
        Дрожащими руками маркиз снял сюртук, галстук, жилет и наконец рубашку.
        - О…  - прошептала Нелл.
        Лит не понял, была ли она разочарована или восхищена. Впрочем, выражение ее лица говорило о том, что зрелище обнаженного мужского торса впечатлило Нелл. Маркиз обладал спортивным телосложением. Он был выше среднего роста и регулярно занимался боксом. Элеоноре Лит мог показаться настоящим гигантом. Его грудь покрывала густая поросль черных волос, свидетельствовавшая о страстности его натуры.
        Маркиз пришел в смятение. Возможно, ему следовало овладеть Нелл в темноте? Правда, тогда он не смог бы любоваться ею. Лит боялся, что огромный голый мужчина может напугать невинную девушку.
        Что же будет, когда она увидит его ниже пояса? Лит во время соития никогда не травмировал своих партнерш, однако Элеонора была девственницей. Может быть, следовало попросить ее закрыть глаза, прежде чем он снимет брюки?
        - Я предупреждал тебя,  - хрипло промолвил он, когда молчание стало невыносимым.
        - Да, предупреждал,  - пробормотала Нелл и снова облизнула губы.
        Лит едва не застонал. Когда она наконец прекратит провоцировать его? Его бешено колотившееся сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди.
        - Не бойся, я тебя не раздавлю.
        Нелл посмотрела ему прямо в глаза, и маркиза бросило в дрожь.
        - Я не против, если ты это сделаешь.
        - Элеонора…  - беспомощно выдохнул он, схватив ее за плечи.
        - Ты понятия не имеешь, какое впечатление произвело на меня это зрелище.
        - Ты не испугалась?  - спросил он дрожащим голосом.
        Нелл засмеялась.
        - Конечно, я боюсь. Потому что никогда прежде не была с мужчиной. Но я в то же время и радуюсь.
        - О дорогая моя.
        Тронутый ее откровенностью, Лит стал осыпать Нелл поцелуями.
        Нелл осторожно прикоснулась к его волосатой груди и тут же отдернула руку. У маркиза упало сердце. А что если она почувствует к нему отвращение? Через секунду Нелл положила на его грудь ладонь, а потом отважилась погладить ее.
        - Смелее!  - подбодрил ее Лит.
        Он с замиранием сердца следил за ее действиями. Нелл наклонилась и стала целовать его грудь. Прикосновения ее чувственных губ жгли его кожу, как огонь. Он с шумом втянул в себя воздух.
        Нелл остановилась.
        - Тебе не нравится?
        Лит попытался улыбнуться, но вместо улыбки у него получилась жалкая гримаса.
        - Очень нравится.
        - Отлично.  - Она стала покусывать его сосок, и он застонал от удовольствия.  - Мужское тело - это так интересно.
        Охваченный нетерпением, Лит стянул с нее платье через голову, и Нелл осталась в белой сорочке и корсете. Маркиза переполняли эмоции.
        - Ты понятия не имеешь, как твоя уродливая пуританская одежда раздражала меня.  - Он отшвырнул платье в сторону.  - Каждый раз, когда я видел тебя в сером платье, мне хотелось сорвать его с тебя, завалить на стол и изнасиловать.
        Нелл прыснула со смеху.
        - А если бы в этот момент в комнату вошел мистер Уэллс? Что бы он подумал?
        - С ним, наверное, случился бы удар.
        Матовая кожа Нелл была кремового цвета. Лит прижался губами к ее плечу и почувствовал запах лимонного мыла. В молодости у Лита было несколько любовниц, от которых исходил аромат розы и жасмина, но он не возбуждал маркиза так сильно, как запах Элеоноры Трим.
        - Ты казалась мне сдержанной, строгой и, наверное, не подозревала, сколько раз мне хотелось изнасиловать тебя, прижав спиной к книжным полкам,  - промолвил Лит, возясь со шнуровкой корсета.
        Нелл снова засмеялась.
        - Жаль, что я об этом не знала.
        - А я думал, ты догадываешься. Твои действия порой казались провокационными и сводили меня с ума.
        - В моих действиях не было никакого расчета. А ты разве не видел, что я… не могу сопротивляться тебе? Особенно после нашего разговора в твоей спальне.
        Не сумев справиться со шнуровкой, Лит разорвал корсет по шву. Нелл ахнула и инстинктивно прикрыла грудь руками, однако тут же опустила их. Сквозь тонкую ткань сорочки просвечивали розовые соски. Это зрелище было способно привести Лита в неистовство. Однако, сделав над собой неимоверное усилие, он подавил желание немедленно наброситься на Нелл, поскольку понимал, что может испугать ее.
        Маркиз снова стал целовать ее, наслаждаясь тем, что она горячо отвечает ему на ласки. Его руки запутались в ее волосах.
        - Помочь вам разуться, милорд?  - прошептала Нелл.
        - О господи!  - ужаснулся маркиз. В пылу страсти он забыл, что пришел сюда в грязных сапогах после долгой дороги.  - Ты, наверное, решила, что я хам!
        - Вовсе нет.
        Нелл с улыбкой встала с кровати. Одетая в сорочку и нижнюю юбку, Нелл походила в этот момент на приносящую себя в жертву девственницу. Лит снова почувствовал угрызения совести, но не стал прислушиваться к ее тихому голосу.
        - Ты носишь панталоны?
        Нелл покраснела. Ему нравилась ее стыдливость.
        - Да.
        - Сними их.
        Лит ожидал возражений. Мисс Трим была непокорной служанкой. Но на губах Нелл появилась обольстительная улыбка. Она медленно приподняла нижнюю юбку, приоткрыв красивые лодыжки, и ловкими движениями спустила панталоны. Они упали на пол к ее ногам.
        Лит пришел в восхищение и почувствовал, что его возбуждение нарастает. Он был прав: Нелл обладала горячим темпераментом, в ее душе полыхал огонь. Все еще улыбаясь, как сирена, она встала перед ним на колени. Сердце Лита гулко стучало в груди. Он представил, что она может сейчас сделать в этой позе… Стоящая на коленях у его ног девушка с распущенными волосами - фантазия любого мужчины.
        Лит удобно уселся на краю кровати и протянул Нелл одну ногу, и она смеясь стянула с нее грязный сапог. За ним последовал второй.
        Разувшись, Лит подтащил Нелл к себе, устроил ее между бедрами и стал целовать. Он никак не мог насытиться поцелуями. Его манили ее чувственные припухшие губы цвета спелой вишни.
        Развязав пояс на нижней юбке, он стянул ее через голову Нелл, растрепав волосы. Густая волна скрыла от его жадного взора лицо Нелл, и Лит перекинул упавшие вперед пряди за спину. Ему не терпелось полюбоваться ее наготой. Но взгляд Лита приковали к себе глаза Нелл. В них читались неуверенность и робость. Перед ним была уже не та девушка, которая совсем недавно отважно скинула панталоны.
        «Не спеши!  - приказал он себе.  - Действуй осторожнее, бережней».
        Маркиз встал и поднял на ноги Нелл.
        - Я хочу видеть тебя во всем великолепии наготы.
        Элеонора залилась краской смущения и потупилась. Она была очаровательна, и у Лита затрепетало сердце.
        - Я никогда еще не обнажалась перед мужчиной,  - пробормотала она.
        Лит хотел сказать, что у нее, кроме него, не будет никого другого, но сдержался. В конце концов, любовница не дает клятв у алтаря и не обязана хранить ему верность.
        Лит отогнал неприятные мысли, чтобы они не омрачали радость долгожданного любовного свидания с мисс Трим. Сегодня он был по-настоящему счастлив, а о том, что будет завтра, ему не хотелось задумываться.
        - Ты так прекрасна,  - промолвил он.
        Должно быть, Нелл уловила в его голосе нотки неподдельного восхищения. Во всяком случае, она подняла на него глаза, и Лит увидел, что выражение неуверенности в них тает. Теперь она доверчиво смотрела на него, и ее взгляд светился нежностью. В нем читалось одно сильное чувство, которое Лит не хотел называть, чтобы не осложнять себе жизнь.
        - Ты тоже прекрасен.
        Ее непосредственность подкупала его. Все в ней пленяло Лита.
        - Я счастливчик,  - заявил он, взяв Нелл за руку.  - У меня красивая любовница с плохим зрением.
        Элеонора засмеялась его шутке и сняла сорочку - последнее, что было на ней.
        У Лита перехватило дыхание. Он так долго мечтал о том моменте, когда увидит ее обнаженной,  - и вот Нелл стояла перед ним, нагая, беззащитная, готовая на все.
        В тусклом свете мерцающих свеч ее длинные густые волосы отливали золотистым блеском. Лит отвел их волну в сторону и, увидев ее грудь, впился в нее жадным взглядом. Затем его взор скользнул по нежному округлому животу с аккуратным пупком, треугольнику волос на лобке, прелестному изгибу бедра, стройным ногам.
        Это зрелище превзошло все его ожидания. Нелл была прекраснее любой фантазии. Подняв глаза, маркиз увидел, что Нелл смотрит на него серьезно, без тени улыбки.
        Лит попытался улыбнуться ей, но не смог.
        - Ты уверена, что поступаешь правильно, Элеонора?  - неожиданно для самого себя спросил маркиз.
        Глава 19
        Нелл била нервная дрожь. Ей хотелось сорвать с кровати простыню и завернуться в нее. Ее останавливала лишь мысль о том, что его светлость может тогда отказаться от планов сделать ее своей любовницей. Он решит, что она питает к нему отвращение или слишком сильно боится его.
        Но наряду со страхом Нелл испытывала непреодолимое желание идти до конца. Она трепетала в предвкушении новых наслаждений. И желание одерживало верх над тревогой.
        Она переминалась с ноги на ногу, держась за руку Лита. От страха у нее пересохло во рту.
        - Уверена,  - ответила она, наконец, на вопрос маркиза.
        - По твоему голосу не скажешь,  - с улыбкой заметил он.
        Ее согрело выражение нежности в его глазах. Вместе с тем чувствовалось, что он сильно нервничает.
        Нелл старалась, чтобы ее голос окреп и звучал более уверенно.
        - Я стою перед тобой нагая. Выбор давно сделан.
        Улыбка сошла с лица маркиза.
        - Я пойму, что ты уверена в своем выборе только в том случае, если ты назовешь меня Джеймсом.
        Нелл подошла к нему вплотную, будто ища защиты. Так поступает путник в непогоду, прячась под сенью могучего дуба.
        - Я знаю, что поступаю неправильно,  - сдавленным голосом произнесла Нелл. Ее слова прозвучали так тихо, что Лит наклонил голову, напрягая слух.  - Мое поведение противоречит всему, чему меня учили. Когда моя сестра пала жертвой бесчестного соблазнителя, я подумала, несмотря на жалость к ней, что она вела себя как дура.
        Лит усмехнулся.
        - И вот ты сама оказалась в объятиях нечестивого соблазнителя.
        Слабая улыбка тронула губы Нелл.
        - Я хочу, чтобы нечестивый соблазнитель крепче прижал меня к себе.
        - Ты никогда не пожалеешь о своем решении. Я сделаю все для этого.
        Однако у Нелл было неприятное чувство, что однажды она одумается, но будет уже поздно. Она поймет, что совершила ошибку в тот день, когда маркиз женится на девушке из высшего общества, чтобы завести с ней детей, законных наследников древнего знатного рода. И тогда в жизни Лита не останется места для бывшей служанки, которая когда-то сгоряча согласилась стать его любовницей.
        Нелл вскинула подбородок, стараясь забыть о том, что она сейчас голая, как новорожденное дитя. Как она могла когда-то думать, что это Лит погубил Дороти? Все его поведение свидетельствовало о том, что он был добрым, порядочным человеком.
        - Я понимаю, что мне не следует принимать твою жертву,  - упавшим голосом промолвил маркиз.
        Нелл охватило нетерпение.
        - Лит, умоляю тебя, оставь все сомнения. Как еще мне убедить тебя, что если ты не прикоснешься сегодня ко мне, я всю оставшуюся жизнь буду сожалеть об упущенном шансе стать счастливой?
        «Пусть и на время»,  - добавила она про себя.
        - Неужели ты передумал?  - нахмурившись, спросила она.  - Или остыл ко мне?
        Маркиз усмехнулся.
        - Ты прекрасно знаешь, как сильно я тебя хочу. И не могу этого скрыть.
        Ее взгляд скользнул вниз, и она увидела, как топорщится ткань его брюк в паху. У Нелл отлегло от сердца.
        - Я эгоистичный любовник, Элеонора,  - с горечью сказал Лит.  - И не смогу отпустить тебя, несмотря на угрызения совести.
        - Мне это нравится,  - заявила она.
        Нелл понимала, что если маркиз будет продолжать терзаться сомнениями, то она никогда не лишится девственности. Что за ужасная участь быть старой девой! Сделав глубокий вдох, Нелл сказала себе, что должна быть сильной.
        Но ее ноги все еще были ватными. Тем не менее Нелл обхватила руками шею Лита и прижалась к его груди.
        - Поцелуй меня.
        Он напрягся от неожиданности. Его светлость привык проявлять инициативу, он никогда не отдавал ее в руки любовниц. Однако ему нравилась дерзость Нелл. Маркиз обнял ее, и в его глазах зажегся огонь желания.
        - Элеонора…
        - Поцелуй меня,  - повторила она, прижимаясь к нему бедрами.
        Ей нравилось ощущать отвердевшую плоть Лита. В животе у нее порхали бабочки в предвкушении физической близости с любимым мужчиной.
        Она сделала еще один глубокий вдох и ощутила пьянящий запах мускуса, исходивший от разгоряченного тела возлюбленного.
        «Будь смелее, Нелл»,  - сказала она себе.
        - Я хочу тебя.  - Это прозвучало уверенно и четко.  - И ничуть не боюсь того, что меня ждет.
        В его глазах вспыхнул огонь, который, казалось, мог испепелить Нелл.
        - Моя девочка, моя прекрасная Элеонора,  - прошептал Лит, и их губы слились в поцелуе.
        Это была прелюдия к более смелым ласкам. Нелл почувствовала, как забурлила кровь в ее жилах. Ей не терпелось лечь с ним в постель. Но Лит продолжал терзать ее рот, его руки исступленно гладили ее спину. Нелл ощутила легкое разочарование.
        - Лит, я готова,  - промолвила она, чувствуя, что ее промежность увлажнилась.
        - Еще нет, дорогая.
        Нелл рассердилась и укусила его сосок. Лит вздрогнул от боли.
        - Хватит мучить меня!
        - Наслаждайся прелюдией.
        - Я хочу перейти к основным действиям,  - запротестовала Нелл и еще больнее укусила его.
        - Капризная киска,  - пробормотал Лит. Погрузив пальцы в ее волосы, он оттянул голову Нелл назад и взглянул в ее горящие ярким огнем глаза.  - Если будешь кусаться, я тебя тоже укушу.
        - Укуси, мне этого хочется,  - выдохнула она.
        Куда делась спокойная, здравомыслящая Нелл Трим?
        - Мне тоже.
        Он стал покусывать через пряди шелковистых волос ее плечи. Дрожь пробежала по телу Нелл, хотя ей не было больно.
        - Я же говорила, что хочу тебя,  - пролепетала она, и ее ногти вонзились в кожу маркиза.
        Лит вдруг подумал, что его тело скоро, пожалуй, превратится в кровавое месиво, если дать волю Нелл. Она ставила отметины на его теле с таким остервенением, как будто заявляла права собственности на него. О если бы Нелл знала, как поставить такую же отметину на его сердце!
        - Видимо, не достаточно сильно хочешь,  - заявил Лит.
        - Ты слишком самоуверен.
        Лит поймал ее руки и поцеловал их.
        - Если я не буду держать себя в узде, то порву тебя в клочья.
        Если бы Нелл находилась в здравом уме, то убежала бы сейчас от маркиза. Но она была в экстазе, и его слова еще больше опьянили ее.
        - Прошу тебя…  - бормотала Нелл в полузабытьи, и ее бедра терлись о бедра Лита.
        Ей нравилась поросль на его груди - жесткие грубые завитки, не похожие на ее собственные мягкие шелковистые волосы.
        - Прекрати, ты выведешь меня из себя такими действиями, наберись терпения.
        Он снова поцеловал ее. Его руки гладили спину Нелл, и она начала извиваться.
        - Смелее, я хочу большего!  - настаивала она.
        Лит засмеялся и сжал ее ягодицы. Нелл инстинктивно раздвинула бедра и обвила ногами его талию. В этой позе она была готова принять его трепещущую вставшую плоть в свое горячее влажное лоно. Нелл раздражали брюки Лита, которые он все еще не снял. Она стала тереться промежностью о его пах, провоцируя маркиза, и он застонал.
        - Прекрати, ты настоящая ведьма!
        - А если мне это нравится? Разве тебе - нет?
        - Конечно, нравится,  - пробормотал Лит, прижавшись лицом к ее плечу.
        - Лит…  - промолвила Нелл, глядя на него из-под полуопущенных густых ресниц и покусывая нижнюю губу.
        В ней нарастало какое-то новое чувство, которого Нелл прежде никогда не испытывала, хотя знала, что любит этого мужчину каждой клеточкой своего тела.
        - Ты прекрасна,  - прошептал маркиз с таким благоговением, как будто находился в церкви, а не на ложе любви.
        Сердце Нелл как будто остановилось, а затем снова пустилось вскачь. Он смотрел на нее с любовью, с таким выражением лица, словно она озарила всю его жизнь.
        Нелл закрыла глаза. Слова «я люблю тебя» готовы были сорваться с ее уст. Кровать заскрипела, и, открыв глаза, Нелл увидела, что Лит снимает брюки. Избавившись от них, маркиз снова устроился между ее ног, опираясь на локти. Нелл оказалась в клетке из его рук. Она видела только плечи и грудь Лита и снова обвила ногами его бедра, убрав рукой прядь черных волос, упавших ему на лоб.
        - Покажи мне, что такое страсть,  - прошептала Нелл.
        Лит поцеловал ее запястье, на котором пульсировала голубая жилка, а потом припал к ее соску. Нелл закричала от наслаждения. Ее крик усилился, когда рука Лита скользнула вниз и коснулась тайного бутона плоти между ее ног. Ощущение было острым, дурманящим.
        Палец маркиза проник вглубь. Дрожь пробежала по телу Нелл, когда он снова дотронулся до набухшего бутона. Ее промежность увлажнилась и стала горячей.
        Лит сунул в ее лоно два пальца, и Нелл стала задыхаться от возбуждения, у нее кружилась голова, и она вцепилась в крепкие мышцы маркиза. Ей нравились его ласки, но она понимала, что пришло время решительных действий.
        Об этом свидетельствовало сосредоточенное выражение лица маркиза. Любовник нависал над ней, как скала. Нелл, пожалуй, испугалась бы, если бы не сквозившая в его глазах нежность.
        Она погладила его по подбородку и ощутила колючую щетину. Выражение его лица смягчилось. Лит поднял колени Нелл чуть выше, и его твердая плоть уперлась в ее промежность. Нелл вскрикнула от неожиданности. Он был горячим и, несмотря на то что Нелл не видела его, показался ей огромным.
        Лит нежно поцеловал Нелл.
        - Доверься мне, Элеонора.
        Она устремилась навстречу ему.
        - Я хочу этого.
        - А я-то как хочу!  - засмеявшись, промолвил он.
        Нелл тоже засмеялась и почувствовала, как Лит медленно входит в ее лоно. Боли не было, было только неприятное чувство сильного давления на ее мышцы, которые медленно растягивались. Нелл напряглась.
        - Расслабься, Элеонора, не сопротивляйся мне,  - задыхаясь, сказал Лит.
        В тусклом свете Нелл увидела гримасу страдания на лице Лита. Ему было непросто сдерживать себя и действовать медленно и осторожно.
        Боли все еще не было, но ощущения не приносили Нелл удовольствия. Лит подложил под ее бедра одну руку и приподнял их, чтобы получить доступ к ее промежности. Нелл закусила нижнюю губу, борясь с неприятными ощущениями. Лит поцеловал ее, и Нелл сразу успокоилась.
        - Ты в порядке?  - спросил он, поднимая голову.
        Из-за расширенных зрачков глаза маркиза казались черными.
        Нелл погладила его дрожащими ладонями по плечам и спине. Она чувствовала, как он старается сдерживать себя. Кожа Лита была влажной от выступившего пота, он тяжело дышал.
        - Да,  - ответила Нелл, поколебавшись.
        Честно говоря, она была разочарована. После зажигательных ласк девственница ожидала чего-то феерического, но вместо этого испытывала неприятные ощущения.
        Исходивший от Лита запах сандалового дерева был сегодня резче и отчетливее. Его усиливало возбуждение любовника. Лит медленно и неуклонно проникал в нее. Нелл поерзала, стараясь принять удобную позу, но это не избавило ее от ощущения сильного давления.
        Задохнувшись, Лит приник на пару мгновений разгоряченным лбом к ее плечу.
        - Скоро станет лучше.
        Нелл издала нервный смешок.
        - Надеюсь.
        - Расслабься.
        - Легко сказать.  - Повернув голову, она поцеловала его в висок.  - Я доверяю тебе.
        - Не уверен, что заслуживаю этого в настоящий момент,  - мрачно буркнул Лит.
        Ее пальцы вцепились ему в плечи. Мышцы маркиза напряглись, и он, издав гортанный крик, сделал мощный толчок, прорвав что-то внутри Нелл.
        Она вскрикнула и впилась ногтями в его спину. Зажмурившись, Нелл сказала себе, что все вынесет, потому что любит этого мужчину.
        Он застыл, и ей даже показалось, что Лит не дышит.
        На этот раз Нелл было по-настоящему больно. Она знала, что почувствует боль, но не столь пронзительную. На глаза Нелл навернулись слезы.
        Когда Лит снова стал двигаться, Нелл ожидала, что боль усилится. Но, по-видимому, худшее осталось позади. Нелл все еще чувствовала натяжение внутренних мышц и сильное давление на них. Ее как будто пригвоздили к кровати.
        Открыв глаза, Нелл увидела, что Лит не мигая смотрит на нее. У него был такой вид, как будто он прошел через страшное испытание. Нелл потянулась к нему, чтобы разгладить насупленные брови.
        - Я цела и невредима.
        - Я причинил тебе боль.
        - Вполне терпимую.
        И это было правдой. Неприятные ощущения почти прошли. Нелл наслаждалась близостью маркиза. Ей было хорошо с ним.
        - Я исправлюсь, вот увидишь. Давай продолжим.
        Нелл не была уверена, что ей хочется продолжения. Лит уже овладел ею, и этого, казалось, было достаточно. Однако Нелл видела по выражению глаз маркиза, что он хочет загладить свою вину, доставить ей удовольствие, и попыталась улыбнуться.
        - Хорошо, давай продолжим.
        Он медленно почти полностью вышел из ее лона, и Нелл вздохнула полной грудью. Она распрощалась со своей девственностью и чувствовала облегчение.
        - Теперь мы любовники, да?  - негромко произнесла она.
        К ее удивлению, мышцы лона снова сжались. Они были эластичными и легко растягивались и сокращались. У Нелл было приятное чувство, что она выдержала испытание и добилась того, чего хотела.
        Однако сияющая улыбка Лита свидетельствовала о том, что они еще не закончили.
        - Почти, моя милая Элеонора,  - ответил он.
        Нелл пикнуть не успела, как маркиз снова вошел в нее, на этот раз быстро, без всякой осторожности. Нелл почувствовала лишь слабый укол боли.
        - О…  - изумленно выдохнула она.
        - Вот видишь, уже лучше,  - сказал Лит, делая паузу перед тем, как снова выйти.
        Оказывается, ее лоно было пронизано тысячью чувствительных нервов, которые откликались на гладкое скольжение его плоти, и это приводило Нелл в восторг.
        Впившиеся в спину Лита пальцы Нелл разжались, и она погладила его, наслаждаясь пульсацией мышц под своими ладонями.
        - Сделай это еще раз,  - попросила она.
        Лит наклонился и завладел ее губами. Во время глубокого, страстного поцелуя он снова сделал толчок, и Нелл тихо застонала.
        - Уже лучше?
        - О да,  - призналась Нелл.
        Каждый раз, когда Лит делал очередной толчок, Нелл выгибала спину, устремляясь ему навстречу, и это усиливало наслаждение. Он, казалось, заполнял все ее лоно без остатка, но Нелл больше не испытывала боли, она упивалась новыми эмоциями.
        Ей казалось, что она скачет на ретивом коне, и эта скачка доставляла ей ни с чем не сравнимое удовольствие.
        - Как хорошо,  - простонала Нелл, смакуя новые острые ощущения.
        С каждым ритмичным толчком они возносили ее по спирали куда-то вверх - на седьмое небо. Нелл тяжело дышала, погружаясь в полузабытье. Какая-то сила увлекала ее за собой в неизведанное. Ритмичные движения Лита теперь напоминали ей мощный океанский прибой, неумолимый и неудержимый.
        Нелл воспаряла все выше и выше, а затем Лит приподнял ее бедра и вошел сильно и глубоко. Мощная сияющая волна захватила Нелл и унесла с собой. Она выкрикнула имя Лита и погрузилась в забытье.
        Глава 20
        Наконец-то она назвала его Джеймсом.
        Литу было приятно слышать свое имя из уст Элеоноры. Мышцы ее лона сократились в экстазе, сжав его плоть.
        Лит несколько часов держал себя в узде, зная, что их первая ночь задаст тон отношениям. И все-таки он невольно причинил Нелл боль. Однако потом все пошло как по маслу.
        Судорога пробежала по телу Нелл, и она откинулась на подушки. Лит с благоговением поцеловал ее. Она была изумительно красива. Ни одна женщина в мире не могла сравниться с мисс Трим. Лит чувствовал, что не заслужил такого счастья. Он клялся себе, что будет холить и лелеять эту женщину. Пока он жив, ни один волосок не упадет с ее головы.
        Лит закрыл глаза и, наконец, предался наслаждению, увеличивая темп толчков. Нелл лежала с закрытыми глазами, тяжело дыша. Ее руки в изнеможении обвивали его шею. Она достигла вершины блаженства и лежала в истоме.
        Ночь любви была долгой, и Лит хотел поставить красивую точку. Он знал, что его оргазм будет сегодня небывалым, из ряда вон выходящим.
        Сначала Лит почувствовал трепет в пальцах ног, он усиливался и распространялся по телу, как волна. Давление, грозящее взорвать Лита изнутри, нарастало. Его мышцы напряглись. Удары сердца стали оглушительными. Мощная судорога пробежала по телу Лита, и он с громким криком изверг струю горячего семени в лоно Нелл.
        Она застонала от удовольствия. Это была ночь чудес. Лит никак не мог восстановить сбившееся дыхание. Ему хотелось рухнуть на Нелл, но в последнюю секунду он откатился в сторону и увлек ее с собой.
        - Джеймс…  - сонным голосом проговорила Нелл.  - Дорогой Джеймс.
        То, что Нелл назвала его по имени, вызвало у Лита бурю эмоций. Но ему трудно было выплеснуть их. Он чувствовал себя смертельно усталым, словно после восхождения на высокую гору или прыжка в морскую пучину.
        - Ты в порядке?  - спросил Лит.
        Теснота ее потайного местечка ошеломила его. Лит впервые имел дело с девственницей. Он погладил ее по влажной от испарины спине и прижался щекой к растрепанным волосам. Запах женщины кружил ему голову.
        Нелл крепче прижалась к нему.
        - Я себя замечательно чувствую.
        - Ты прекрасна, Элеонора.
        Он все еще находился под впечатлением пережитой интимной близости, хотя был опытным любовником. Что же тогда говорить о добродетельной Нелл? Она наверняка была потрясена всем случившимся.
        Лит любил давно, но боялся признаться себе в этом. Волна радости захлестнула его. Лит никогда не думал, что сможет влюбиться. Нет, он ничего не имел против глубоких сильных чувств, но у него в детстве и юности не было близких друзей и он никогда не испытывал привязанности к женщинам. У маркиза были коллеги, наставники, помощники, случайные женщины. Но никто не смог тронуть его сердце, запечатлеться в его душе.
        А вот Элеонора Трим сумела сделать это. Только она воспринимала маркиза таким, каким он был на самом деле.
        Она зашевелилась, что-то бормоча в полусне, и Лит выпустил ее из объятий. Ему было жаль, что ночь любви близится к концу. Но он вспомнил, что это только начало их романа. Они собирались провести в этом домике целую неделю, чтобы насладиться друг другом и обсудить планы на будущее.
        Маркиз не мог игнорировать требования реальной жизни, но знал: он сумеет найти в ней место для Элеоноры.
        Невероятно, но сейчас, лежа здесь рядом с нею, слушая скороговорку дождя за окном, Лит ощущал жизнь более реальной, чем когда-либо раньше. Его политическая карьера была менее важна, чем стремление удержать эту женщину. Нелл была необходима Литу, как воздух.
        Он не сомневался: его связь с Нелл будет иметь продолжение. Лит был храбрым человеком, но по его спине бежал холодок, когда он думал о том, к чему может привести их роман.
        Лит говорил себе, что от вожделения у него помутился рассудок. Завтра его голова просветлеет, и он вернется к своим амбициозным планам.
        Жизнь влиятельного человека не ограничивается любовной интрижкой. У представителя знатного рода есть долг перед семьей. Он должен жениться на девушке из высшего общества, родить наследника и добиться успеха на политическом поприще. Любовница - это временное явление, она не должна расстраивать серьезные планы на жизнь.
        Временное явление…
        Элеонора крепче прижалась к нему. Лит заботливо укрыл ее одеялами и обнял. Прежде он никогда не спал с женщинами в одной постели. Ему это не приходило в голову. Он занимался с ними сексом и уходил.
        С Элеонорой все было по-другому. Ему не хотелось выпускать ее из объятий. Он смотрел в ее безмятежное лицо, и его сердце наполнялось нежностью. Она была прекрасна. Он любил ее, вне всякого сомнения.
        Лит закрыл глаза, на душе у него было неспокойно. Что-то тревожило его. Прислушавшись к себе, он понял: это были слова «временное явление»…
        Нелл заворочалась, ее лицо светилось от счастья. Ее обнимали сильные руки любимого мужчины. Исходивший от него мускусный аромат дразнил ее. Она положила голову на обнаженную грудь любовника и стала сквозь сон слушать биение его сердца. Этот ритмичный звук успокаивал Нелл, вселял в ее душу уверенность, что все будет хорошо.
        Было раннее утро, бледный свет нового дня пробивался сквозь занавески. Солнце еще не встало, и в комнате царили сумерки. Огонь в камине давно потух, свечи догорели.
        - Доброе утро,  - услышала Нелл глубокий мужской голос.
        Она потянулась и наткнулась на лежавшего рядом Джеймса. От его тела исходило приятное тепло. Жизнь падшей женщины была не так уж и плоха. Пока она приносила Нелл одни удовольствия. Она не ожидала, что ей будет приятно просыпаться в объятиях маркиза.
        - Доброе утро, милорд,  - прошептала она.
        - Ночью ты звала меня Джеймсом,  - тихо напомнил он.
        - Джеймс,  - произнесла Нелл, как будто пробуя это слово на вкус, и поцеловала его грудь.
        Жесткие волоски щекотали ей нос. Она потерлась ступней о ногу маркиза и ощутила, что и та покрыта жесткими волосками.
        - Если ты будешь так делать, это не останется без последствий,  - с улыбкой предупредил ее любовник.
        - Ты меня не запугаешь!
        Лит опрокинул ее на спину и приподнялся над ней на локтях.
        - Ах ты, наглая девчонка!
        Нелл засмеялась, гладя его плечи.
        - Не называй меня так. Я хочу, чтобы ты называл меня нежными словами.
        - Хорошо.  - Лит чмокнул ее в нос.  - Любимая, дорогая, милая.
        Лит осыпал ее лицо поцелуями, и Нелл окончательно проснулась. Ей нравилось, когда он поддразнивал ее и одновременно ласкал. Нелл приподняла подбородок, подставляя губы для поцелуя, и Лит не замедлил чмокнуть их.
        - Красавица!
        Лит поцеловал ее ушко, и по телу Нелл пробежала сладкая дрожь. Она схватила его за руки.
        - Вы выиграли, милорд, теперь моя очередь.
        - Опять «милорд»?
        Он стал покусывать мочку ее уха, и Нелл снова бросило в дрожь.
        - Давай теперь я буду ласково называть тебя.
        Лит снова укусил ее ушко и, схватив мочку зубами, потянул. У Нелл перехватило дыхание. Она не догадывалась раньше, насколько чувствительно ее ухо.
        - Зови меня Джеймс, дорогая.
        - Ты поцелуешь меня, если я поцелую тебя?
        - Я не буду тебя целовать, если ты не поцелуешь меня.
        Нелл прищурилась. Этой ночью она узнала много маленьких секретов Джеймса Фэрбродера, маркиза Лита. И один из них заключался в том, что Нелл, оказывается, имела большую власть над ним.
        Она пыталась разглядеть выражение его лица, но в комнате было слишком темно. Впрочем, она заметила другие симптомы его возбуждения. Маркиз прерывисто дышал, его тело стало горячим и чуть влажным.
        - Ты хочешь меня,  - прошептала она, водя пальчиком по его плечу, и приподняла бедра, чтобы проверить, готов ли он к соитию.  - Ты не способен это скрыть.
        Лит застонал и стал покусывать ее нежную шею. Жесткая щетина покалывала кожу Нелл. Это было восхитительное ощущение.
        - Нет, черт возьми, не могу. Я хочу сделать тебя счастливой.
        - В таком случае, действуй.
        - Ведьма.  - Он поднял голову.  - Тебе все еще будет немного больно.
        Нелл подняла колени и раздвинула бедра. Ее нога коснулась его паха и ощутила пульсацию восставшей плоти. Скоро он будет внутри нее. Эта мысль приводила Нелл в восторг. Боль не пугала ее. Желание слиться с любимым в единое целое было сильнее, чем страх перед болезненными ощущениями.
        - Мы будем действовать осторожно.
        Лит припал к ее губам, и они разомкнулись. Несмотря на тусклое освещение, Нелл почувствовала на себе жгучий взгляд Лита.
        - Мне нравится, что ты не стесняешься. Я хотел, чтобы ты была непосредственной и открытой со мной.
        - А я думала, ты хочешь, чтобы я подчинялась тебе.
        В темноте блеснули ее белые зубы, и Лит понял, что Нелл улыбается.
        - И это тоже.
        Он снова поцеловал ее и провел кончиком языка по очертаниям ее губ.
        - Я всего лишь человек, и ничто человеческое мне не чуждо,  - сказал он.
        - Докажи это, Джеймс.
        - С радостью.
        Она обвила рукой его сильную шею. В присутствии Лита Нелл чувствовала себя хрупкой, как тонкий фарфор, и сильной, как сталь. Слова маркиза растрогали ее, и Нелл едва сдержала готовые хлынуть слезы. Но сейчас было не время поддаваться эмоциям. Она хорошо знала, что ее ждет впереди. Любовница не могла влиять на жизнь мужчины. Она не имела особого значения для него. Маркиз бросит ее, как только она надоест ему. Но пока их связь с каждой минутой становилась все крепче.
        Однако Нелл боялась попасть в плен иллюзий. Она запрещала себе верить в то, что всегда будет рядом с Литом. Такая вера могла обернуться бедой, причинить ей страшные страдания, когда все же придет время расставаться. А то, что такое время придет, Нелл не сомневалась.
        Их возбуждение между тем нарастало. Нелл трепетала от желания близости с Литом. Этой ночью он действовал медленно и осторожно, давая Нелл время освоиться в новой для нее роли любовницы. Но сейчас он был на взводе и сгорал от нетерпения нырнуть в пучину страсти так же, как и она.
        Прелюдия была короткой. Лит потер большим пальцем ее влажное средоточие, отчего у Нелл начали покалывать нервные окончания во всем теле, а затем вошел в нее.
        Она думала, что сейчас снова почувствует боль, но боли не было. Лит легко скользнул в ее лоно, и оно приветствовало его, как земля приветствует восход солнца. Нелл ахнула от изумления.
        Лит вздрогнул.
        - Тебе больно?
        Нелл выгнула спину, принимая удобную позу.
        - Элеонора!  - В его голосе звучала тревога.  - Ответь мне.
        Она притянула его голову к себе и жадно поцеловала. Лит вошел глубже. В тусклом утреннем свете Нелл заметила улыбку на его лице.
        - Я расцениваю твое молчание как разрешение продолжать.
        Лит начал делать толчки, и Нелл растворилась в наслаждении. Как она жила без этого? О да, она ждала своего мужчину, порядочного человека, чтобы выйти за него замуж. Но лучшего любовника, чем Лит, ей было не найти.
        - Да, продолжай,  - промолвила Нелл и закрыла глаза.
        Лит сделал мощный толчок, и она застонала. Нелл забыла обо всем на свете, отдавшись на волю чувств.
        Лит двигался ритмично, тяжело дыша. Ночью Нелл казалось, что она поднимается по спирали вверх, на небеса. Но сейчас она поняла, что в рай ведет тысяча дорог.
        Ее руки лихорадочно шарили по спине маркиза. Она чувствовала, как напрягались его мышцы. Нелл бросило в жар. Она снова застонала, когда Лит стал покусывать ее отвердевшие соски. Ее ладони продолжали исследовать спину Лита и добрались до поясницы. Нелл нащупала две ямочки по обеим сторонам позвоночника. Лит был прекрасно сложен, от него исходило ощущение силы. Нелл была побеждена и завоевана им.
        Ее руки спустились ниже и стали мять упругие ягодицы Лита. Он вздрогнул и пробормотал проклятие. Но Нелл не сдавалась, она стала царапать его кожу.
        Воздух в спальне был напоен запахом разгоряченной плоти.
        Лит легонько укусил ее шею, и она содрогнулась. Ей хотелось снова пережить экстаз, но Лит вдруг замер.
        - Не сейчас,  - прошептал он.
        - Я хочу, чтобы ты продолжал,  - заявила Нелл и впилась ногтями в его ягодицы, заставляя Лита двигаться.  - Я хочу тебя.
        - Это хорошо, я тоже хочу тебя,  - сказал маркиз и, сделав несколько толчков, снова замер прежде, чем Нелл успела достичь разрядки, которая была совсем близко.
        - Ты мучаешь меня!  - жалобно промолвила Нелл.
        Лит фыркнул.
        - Я хочу показать тебе, что мы можем сделать это вместе.
        Уже заметно рассвело, и Нелл могла разглядеть лицо Лита. Оно было напряжено, вокруг рта залегли глубокие складки. Нелл обвила ногами его бедра и скрестила их в лодыжках у него над спиной.
        - Продолжай, доведи свое дело до конца,  - потребовала она.
        - Элеонора, ты меня погубишь.
        Лит сделал мощный толчок, Нелл устремилась ему навстречу, и на этот раз он уже не смог остановиться, увеличивая темп своих движений. Нелл закричала, впав в экстаз. Огненный дождь накрыл ее, мощная волна наслаждения подхватила и унесла в бездонное небо.
        Откуда-то издалека до слуха Нелл донесся гортанный крик Лита, который тоже достиг апогея.
        Мышцы ее лона снова судорожно сократились, и Лит изверг в него горячую струю.
        Счастливая, утомленная Нелл погрузилась в сладкую истому.
        Глава 21
        Проснувшись в объятиях Джеймса, Нелл с улыбкой припомнила, что происходило ночью, и потянулась. Лит зашевелился, пробормотал во сне что-то неразборчивое, но так и не проснулся.
        В комнате было свежо, и Нелл потерла руки, чтобы согреться. Сев на кровати, она посмотрела на своего любовника. Его лицо выглядело усталым, но в нем не было прежнего напряжения. Только сейчас Нелл поняла, что Лит, как и она сама, страдал от неудовлетворенности, поэтому часто раздражался и сердился на нее в Аллоуэй Чейз.
        Поцеловав Лита в поросшую колючей щетиной щеку, Нелл встала и подняла свою одежду с пола. Она вспыхнула до корней волос, вспомнив, как маркиз раздевал ее, хотя блудницы не должны краснеть и смущаться…
        В маленькой смежной комнате Нелл умылась и оделась, морщась от болезненных ощущений в тех мышцах, о существовании которых она раньше и не подозревала. Но несмотря на боль, она ни о чем не жалела. Мир для нее был теперь расцвечен яркими красками.
        Хотя на самом деле пейзаж за окном был грязно-серым. В окна барабанил дождь, и Нелл радовалась, что находится в доме вместе с любимым человеком. Интересно, уложит ли Лит ее снова в постель, когда проснется? Улыбка тронула ее губы. Ей хотелось бы, чтобы Лит был ненасытен в любви. Этой ночью Нелл многому научилась, но постигла еще далеко не все секреты любовной игры.
        Она спустилась вниз на кухню, чтобы приготовить завтрак и заварить чай. Джеймс отказался от ужина и был сейчас наверняка страшно голоден.
        Пройдя в гостиную, Нелл разожгла огонь в камине. Домашние хлопоты были для нее привычным делом. После смерти матери Нелл вела хозяйство в доме отчима. Но она еще никогда не готовила завтрак для мужчины, с которым провела ночь любви.
        Не обращая внимания на непогоду, Нелл выбежала из дома, чтобы срезать с куста несколько поздних роз для букета. Вернувшись, она прислушалась. В доме стояла тишина. Должно быть, Лит еще спал.
        Нелл обратила внимание на беспорядок в прихожей, где Джеймс бросил плащ и свой багаж. Обычно он был очень аккуратен. Нелл улыбнулась. Значит, вчера маркиз так сгорал от нетерпения лечь с ней в постель, что даже не повесил мокрый плащ, чтобы тот просох.
        Нелл подняла одежду и аккуратно повесила ее. Она двигалась крайне медленно, постоянно останавливаясь и вспоминая подробности сегодняшней ночи. Смелые ласки, нежные поцелуи, острые ощущения… Вспомнив выражение лица Джеймса Фэрбродера в минуты страсти, Нелл застыла и целую минуту отрешенно смотрела в пространство невидящим взором.
        Эта странная заторможенность и мечтательность пугали ее. Она никогда прежде не была влюблена. Ее захлестывали новые незнакомые эмоции, потрясавшие своей силой.
        Вздохнув, она повесила на вешалку рядом с влажным плащом шляпу Джеймса, а потом повернулась к багажу. Это был кожаный чемодан и седельная сумка с бумагами. Эта сумка была знакома Нелл с момента их первой встречи в библиотеке усадебного дома. В те дни Нелл считала маркиза олицетворением зла. Она была убеждена, что это он погубил Дороти.
        С тех пор все изменилось!
        Нелл поставила чемодан у лестницы, рассудив, что когда Лит проснется, ему понадобятся бритвенный прибор и чистая рубашка. Она потерла лицо, вспомнив его колючую щетину, и попыталась поставить сумку на стол из красного дерева в углу. Тяжелая сумка была плохо закрыта. Она повалилась на бок, и ее содержимое вывалилось на ковер.
        Нелл, улыбнувшись, подумала, что маркиз привез с собой материалы к докладу. Даже здесь он не мог обойтись без работы! Внезапно она увидела свое имя на одном из документов. Любопытство взяло верх над осторожностью, и она присела с документом в руках на диван. Пробежав его глазами, Нелл поняла, что это проект договора, в котором Элеонора Шарлотта Трим дает свое согласие стать любовницей Джеймса Фэрбродера. Она не стала внимательно читать его до конца, документ был составлен на нескольких листах. Нелл поняла одно: политический деятель, привыкший педантично подходить к юридическому решению имущественных и финансовых вопросов, был скрупулезен и в вопросе юридического оформления своей любовной связи. Документ регулировал все: выплату содержания, подарки и даже воспитание детей. Казалось, Лит все предусмотрел.
        Когда Нелл добралась до параграфа, где упоминалось потомство, ее рука невольно легла на живот. Беременность не обрадовала бы ее, но она была согласна родить ребенка от маркиза. Это был бы внебрачный, а значит, незаконнорожденный ребенок. Возможно, он уже был зачат. Сердце Нелл сжалось от мысли, что маркиз никогда официально не признает ее сына или дочь.
        Вздохнув, Нелл отложила в сторону договор. Джеймс составил его из лучших побуждений. Он хотел защитить свою Элеонору, но ей не нравился этот документ. Ее коробил сухой канцелярский язык контракта, походившего на договор купли-продажи.
        Под документом лежала стопка писем, перевязанных шнурком. Нелл не имела права рыться в почте маркиза, поэтому хотела положить письма в сумку, но тут ее внимание привлекло одно слово, бросившееся ей в глаза. «Младенец». Нелл похолодела.
        Зная, что она нарушает установленные правила, Нелл достала из стопки верхний исписанный листок дешевой бумаги. Почерк был корявым, неуверенным. По-видимому, женщина, писавшая это письмо, редко бралась за перо и была необразованной. Внизу стояла дата и подпись «Всем сердцем ваша, Селия». Письмо было написано на прошлой неделе.
        Ком подкатил к горлу Нелл. Она прочитала жалкие строки, адресованные маркизу его любовницей. Женщина умоляла прислать ей денег, чтобы прокормить маленькую дочь, рожденную от Лита. Нелл отбросила в сторону это письмо и взялась за следующее. Содержание было примерно таким же, но внизу стояла другая подпись и другая дата. Это письмо было написано две недели назад, и речь в нем шла о мальчике.
        Нелл пришла в ужас. Нет, это не могло быть правдой!
        Разум приказывал Нелл остановиться, сделать вид, что она никогда не видела этих проклятых писем. Но она продолжала читать. Писем было много, и все они содержали отчаянные мольбы юных матерей о помощи. Оцепенев, Нелл уставилась на разбросанные вокруг листки бумаги.
        Всех этих женщин Лит соблазнил уже после того, как бросил Дороти. А до них были другие жертвы, если верить в существование дневника развратника.
        Теперь Нелл не сомневалась: этот дневник существовал.
        Одно письмо завалилось за подушку дивана, когда Нелл положила на нее всю стопку. Она вытащила письмо за уголок и прочитала. Оно отличалось от других посланий. Некто по имени Гектор Гринграсс требовал от Лита выплатить ему десять тысяч гиней за какой-то документ и в наглой манере предлагал маркизу встретиться в таверне в Ньюбери, чтобы совершить сделку. В письме, а вернее короткой записке, не говорилось, какой именно документ намеревался продать Литу Гринграсс, однако Нелл сразу поняла, что речь идет о дневнике, в котором описаны сексуальные подвиги маркиза. Дневник, судя по всему, попал в руки шантажиста.
        Закрыв глаза, Нелл постаралась успокоиться. Дороти не лгала. Ее действительно соблазнил и бросил на произвол судьбы маркиз Лит.
        Почувствовав приступ тошноты, Нелл вскочила на ноги и, зажав рот рукой, выбежала на улицу. Ее вырвало прямо на клумбу. Чувствуя слабость, она привалилась спиной к побеленной стене домика. У нее подкашивались колени, а перед глазами мелькали строчки из писем жертв маркиза, умолявших о помощи.
        За каждым письмом стояла невинная девушка, которую он жестоко обманул. Их молодые жизни были погублены.
        Нелл снова вырвало. И хотя в желудке уже ничего не оставалось, судорожные позывы продолжались. У Нелл заболел живот, но еще более сильную боль причиняло ей сердце.
        В конце концов, она выпрямилась и сделала глубокий вдох. У нее кружилась голова, все плыло перед глазами. Дрожащей рукой Нелл вытерла с лица капли холодного дождя. Больше всего на свете ей хотелось сейчас отмыться от грязи, которая как будто покрывала все ее тело. Но Нелл не могла рисковать. Она боялась подниматься наверх, где лежал жестокий и коварный зверь.
        Ее охватило отвращение к самой себе, но сейчас было не время предаваться самобичеванию. Впереди ее ждали долгие годы раскаяния в собственной глупости и слабости. А теперь - бежать!
        Масштаб совершенного лордом Литом зла ошеломлял ее. Она не могла понять, как этому подлецу удалось обмануть ее, прикинуться добрым и порядочным человеком. Воспользовавшись ее наивностью и неопытностью, он разбил ей сердце.
        Но Нелл не собиралась сдаваться. Наконец-то к ней в руки попали доказательства преступлений Лита. К тому же она сейчас находилась в Дербишире и могла заручиться поддержкой герцога Седжмура. Нелл была уверена: он непременно поможет ей вывести на чистую воду нечестивого маркиза. Родовое гнездо герцога находилось в Фентонвике, расположенном всего лишь в нескольких часах езды отсюда.
        Нелл злорадно улыбнулась. Маркиз еще пожалеет о том, что обучил ее верховой езде.
        Ей нужно было отправляться в путь. Лит мог в любую минуту проснуться и хватиться ее. Нельзя было медлить. Нелл с отвращением вспомнила, как грязные руки злодея ласкали ее. Хуже того, она сама умоляла маркиза овладеть ею. Нелл снова почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота. Ей хотелось убежать на край Земли, найти укромный уголок и спрятаться там от людей. Но она обещала сестре отомстить за нее и сдержит свое слово.
        Расправив плечи и горделиво вскинув голову, Нелл вернулась в дом и собрала разбросанные письма. Она напряженно прислушивалась, но сверху не доносилось ни единого звука.
        Если Литу станут известны ее планы, один бог знает, что он может предпринять. Совсем недавно Нелл считала, что маркиз не способен прибегнуть к силе. Но сейчас она допускала, что человек, погубивший стольких молодых женщин, может пойти на все ради спасения своей шкуры.
        Накинув плащ, Нелл выбежала из дома и направилась к конюшням. Она больше не хотела видеть маркиза Лита, подлого обманщика, укравшего ее сердце.
        Услышав сквозь сон стук копыт, Лит заворочался в постели. «Наверное, почудилось»,  - мелькнуло у него в голове. Он выбрал этот милый домик потому, что он стоял на отшибе, вдали от других домов.
        Наверное, он принял стук ветвей в оконные стекла за топот лошадиных копыт. Снаружи дул сильный порывистый ветер, Лит слышал его завывания.
        Маркиз сладко зевнул и потянулся. Он давно уже не просыпался так поздно и понятия не имел, который теперь час. Несмотря на пасмурную погоду, на улице было светло.
        Лит уснул только под утро, всю ночь он занимался любовью с женщиной, которая доверчиво отдалась ему, а потом обдумывал планы на будущее.
        Роман с Элеонорой изменил его взгляды на жизнь. Лит понимал, что ему выпало великое счастье - он полюбил. Любовь была редким драгоценным даром, который следовало беречь. И она поколебала убеждения лорда.
        Нелл осветила всю его жизнь. Если любимая уйдет, свет для него навеки погаснет.
        Маркиз чувствовал, что готов к новым любовным свершениям. Он пошарил рукой по постели - тщетно. Простыни были холодными. По-видимому, Элеонора встала уже давно.
        Лита била дрожь, его бросало то в жар, то в холод. И еще ему страшно хотелось есть. После ночи любви у маркиза разгорелся зверский аппетит.
        Он приподнялся на постели. Но где же Элеонора? В доме стояла жуткая тишина. Маркиз был огорчен, что возлюбленная не разбудила его поцелуем или другой - более смелой - лаской. Он решил найти ее и снова уложить в постель. После завтрака. Улыбаясь, Лит встал с кровати.
        Чтобы не шокировать Элеонору своей наготой, он натянул брюки и обвязал рубашку вокруг талии. Ему нужно было помыться и побриться. Но для этого Лит должен был найти свои вещи. Он вспомнил, что бросил багаж в прихожей, едва переступив порог.
        Маркиз быстро сбежал по лестнице и заглянул в гостиную. Элеоноры там не было, но всюду ощущалось ее присутствие. Комната была убрана, а на подоконнике в вазе стояли розы, которых не было вчера. В камине пылал огонь, от которого исходило приятное тепло.
        Но где же Элеонора? Погода никак не подходила для прогулок. Охваченный скорее любопытством, нежели беспокойством, Лит стал искать любовницу. Дом был маленьким, и вскоре он осмотрел все его уголки.
        Подойдя к вешалке в прихожей, маркиз не нашел плаща Элеоноры. Она, наверное, отлучилась в конюшню, проведать свою гнедую кобылу. У Лита отлегло от сердца.
        Набросив на плечи плащ, Лит поспешил к хозяйственным постройкам. Однако в конюшне он не нашел ни Элеоноры, ни ее лошади. Лит растерянно развел руками.
        Странно, что Нелл решила в такую ужасную погоду покататься верхом. Что заставило ее покинуть дом?
        Маркиз вдруг вспомнил стук копыт, услышанный в полусне. Что, черт возьми, все это означало? В доме было все необходимое. Почему же Элеонора уехала?
        Лит терялся в догадках. Может быть, он напугал ее ночью, и она обратилась в бегство? Но Лит изо всех сил старался быть нежным. Что же случилось?
        Охваченный беспокойством, Лит вернулся в дом. Дождь лил как из ведра. Как за спасительную соломинку маркиз цеплялся за версию об утренней прогулке, однако в душе чувствовал: произошло что-то страшное.
        Лит решил поискать ответы на мучившие его вопросы в доме. Вскоре он заметил лежавшую на диване сумку с бумагами. Нахмурившись, он вытряхнул ее содержимое. Из сумки выпал договор. Неужели этот документ шокировал Элеонору? Лит составил его, чтобы обеспечить будущее возлюбленной и детей, которые, возможно, родятся у них. Он не имел злого умысла. Но после ночи любви ей, наверное, было трудно снова спуститься на грешную землю и взглянуть правде в глаза. Лит вспомнил, как болезненно отреагировала Элеонора на его попытку обсудить с ней вопросы, связанные с ее благополучием и материальным содержанием.
        Решение стать его любовницей непросто далось Элеоноре Трим. Она согласилась лечь с ним в постель лишь побуждаемая непреодолимым влечением. Увидев договор, который закреплял ее статус любовницы, она, возможно, пришла в ужас, к ней вернулись прежние сомнения, и Элеонора сбежала.
        Впрочем, вряд ли она уехала бы, не сказав маркизу ни слова. Элеонора была прямодушной женщиной. Если бы договор возмутил ее, она открыто высказала бы Литу свое мнение.
        При других обстоятельствах Лита рассердило бы поведение Элеоноры, которая рылась в его бумагах. Но сейчас его больше беспокоил вопрос, где она и, главное, почему бежала.
        Маркиз поднял сумку и стал шарить в ней в поиске писем, которые за последнее время поступили в Аллоуэй Чейз. Пусто!
        Лит похолодел, представив, что могла бы подумать о нем Элеонора, прочитав эти душераздирающие строки.
        Он проверил все карманы сумки, но письма от женщин, которых совратил и бросил ложный маркиз Лит, исчезли.
        Теперь Лит точно знал, что произошло и почему уехала Элеонора Трим.
        Глава 22
        По дороге в Аллоуэй Чейз Лит проклинал себя за безрассудство и неосмотрительность. Зачем он взял с собой эти письма, направляясь в Дербишир? И почему оставил сумку на виду?
        Холодный порывистый ветер швырял ему в лицо капли дождя, но маркиз не замечал этого. Он понимал, что теперь поздно сожалеть о допущенной ошибке, но его сердце разрывалось от боли.
        Уже в сумерках промокший, злой, одинокий, несчастный Лит добрался до усадьбы. Ему была нестерпима мысль, что Элеонора навсегда покинула его.
        - Мисс Трим здесь?  - спросил он лакея, цепляясь за последнюю надежду.
        Лакей, казалось, был удивлен его вопросом.
        - Нет, милорд, мисс Трим уехала домой. Насколько я знаю, у нее заболел кто-то из родственников.
        Отговорку про болезнь родственницы они придумали вместе, чтобы Элеонора могла беспрепятственно покинуть Аллоуэй Чейз и ждать маркиза в Дербишире.
        Лит тяжело вздохнул. О, если бы Элеонора не рубила с плеча, а разбудила его, чтобы поговорить начистоту! Теперь эти «если бы» постоянно преследовали его.
        Может быть, его мать знала, куда уехала Элеонора? Они ведь постоянно трещали друг с другом, как две сороки. Раньше, когда маркиз еще не доверял Элеоноре, это раздражало его.
        Но доверял ли он Элеоноре теперь? Письма, которые случайно попали к ней в руки, могли сильно навредить лорду, разрушить его политическую карьеру. Хотя вряд ли женщина, которая безоглядно отдалась ему, была способна предать.
        Но в таком случае, зачем она забрала письма? Лит надеялся, что скоро он сможет задать ей этот вопрос.
        Было уже поздно, леди Лит, наверное, спала. Но маркиз понимал, что ему необходимо поговорить с матерью. Пожилая леди могла знать, куда уехала Элеонора.
        Он быстро взбежал по ступеням мраморной с позолотой лестницы и стремительным шагом направился по коридору к комнатам маркизы. На его резкий стук дверь открыла Нэнси, горничная.
        - Милорд?  - удивленно пролепетала она и сделала реверанс. В руках она держала рукоделье.  - Ее светлость удалилась в спальню.
        Лит знал, что перед сном мать обычно читала один из тех романов, которые рекомендовала ей Элеонора.
        - Посмотрите, Нэнси, может быть, она еще не спит?
        Он вошел в гостиную. Нэнси быстро зажгла свечи и исчезла за дверью спальни. Лит подошел к окну. Гроза все еще бушевала. Где была Элеонора в такую погоду? Лит молился, чтобы с ней все обошлось.
        - Милорд, ее светлость ждет вас.
        Лит быстро повернулся. Девушку явно поразил его мрачный вид.
        - Спасибо,  - буркнул он и быстро направился в просторную спальню матери.
        Леди Лит сидела на постели, откинувшись на взбитые подушки. На ней были кружевной кремовый пеньюар и чепчик в тон.
        Лит впервые за долгие годы переступил порог матушкиной спальни. Она не любила, когда кто-то входил в эту комнату.
        По-видимому, маркиза плохо чувствовала себя. В сырую погоду у нее обычно сильно болели ноги.
        - Джеймс,  - с беспокойством промолвила она, снимая очки, и протянула ему руку.  - В чем дело?
        Он схватил ее руку и, прижав ее к сердцу, поцеловал мать в щеку.
        - Мама, прости, что вломился к тебе так поздно, да еще грязный и мокрый!
        - Что-то случилось?
        Лит понимал, что надо было потратить хотя бы полчаса на свой туалет. Его вид напугал пожилую леди.
        - Да,  - хмуро ответил Лит.
        - О боже, садись.
        Маркиза похлопала ладонью по краю кровати. Лит сел, продолжая сжимать ее руку.
        - Мне нужно найти мисс Трим.
        - Нелл? Ты же знаешь, она уехала на прошлой неделе.
        - А тебе известно, куда она уехала?
        - Домой, к своей семье,  - ответила маркиза, с недоумением глядя на сына.  - У нее заболела тетя.  - Морщинистое лицо маркизы еще хранило следы прежней красоты.  - Вообще-то все это странно. Я думала, что Элеонора сирота.
        - У сироты тоже может быть тетя,  - сказал Лит, стараясь говорить спокойно, не выдавая своего волнения. Мать всегда видела его насквозь, она была проницательной женщиной.  - Должно быть, тебе ее не хватает.
        - Конечно, не хватает.  - Леди Лит помолчала.  - Но тем не менее я рада, что она уехала.
        Маркиз с изумлением посмотрел на мать.
        - Почему?
        Маркиза потрепала сына по щеке.
        - Джеймс, я, конечно, немощна, но не слепа.
        Лит оцепенел. Значит, он не сумел скрыть от матери своих чувств. От нее вообще было трудно что-то утаить. Тем не менее маркиз попытался запутать следы.
        - Честно говоря, мне нравилась мисс Трим.
        Леди Лит улыбнулась.
        - Не лукавь, сначала она не нравилась тебе.
        - Меня беспокоило, что она очень быстро сумела завоевать твое доверие, мама.
        - Джеймс, еще раз повторяю: я не слепа. Нелл с самого начала не была похожа на простую служанку. Она искренний порядочный человек. Я в это свято верю.
        У Лита упало сердце. Нелл увидела письма женщин и решила, что он и есть тот злодей, который соблазнил и бросил их без средств к существованию. Нелл подумала, что отдалась негодяю, злоупотребившему ее доверием.
        Но он не собирался сдаваться, опускать руки. Лит решил во что бы то ни стало разыскать Нелл.
        - Ты считаешь, что история с болезнью тетушки - это выдумка? Предлог, чтобы уехать?
        - Я думаю, Нелл поняла, что происходит между вами, и приняла единственно правильное решение.
        Джеймс спрятал усмешку.
        - Я…
        Мать подняла руку.
        - Тебе не обмануть меня. Когда вы были рядом, воздух искрился, и я боялась, что вот-вот случится пожар.
        - Она не поощряла моих ухаживаний,  - замявшись, пробормотал Лит.
        - Но это не означает, что Нелл не испытывала к тебе пылких чувств,  - возразила маркиза.  - Я не настолько стара, чтобы не помнить, что такое соблазн. Напрасно я пыталась свести вас, подружить. Я расхваливала Нелл, хотела, чтобы ты оценил ее достоинства, а когда спохватилась, было уже слишком поздно.
        - Я добропорядочный мужчина,  - заявил Лит и едва не покраснел от стыда за эту ложь.
        - Слава богу, это так. Если бы ты пошел в своего дядюшку, я бы опасалась за судьбу нашего рода. Но порой соблазн бывает так велик, что даже добропорядочные люди теряют голову. Раньше ты никогда не домогался служанок, Джеймс.
        - Я не домогался Нелл,  - смущенно сказал маркиз.
        У него было такое чувство, будто его поймали на краже сахара из буфета.
        - Верно, ты этого не делал.  - В голосе маркизы звучали стальные нотки.  - Ты понимал, что Нелл не из тех девушек, с которыми заводят случайные интимные связи. Но ей можно было бы предложить стать содержанкой.
        - Мама, мужчины не обсуждают подобные вопросы…
        Леди Лит пренебрежительно хмыкнула.
        - Не считай меня дурой. Элеонора Трим не могла стать девушкой на одну ночь.
        - Ты права.
        Его сердце сжалось от боли. Прошлую ночь он провел с прекрасной женщиной, которая с искренней радостью отдалась ему, хотя знала, что никогда не станет его женой.
        - Но ты не можешь жениться на ней.
        Звук, похожий на рык отчаянья, вырвался из груди Лита. Он вскочил на ноги и быстро подошел к окну. Раздвинув занавески, он стал смотреть на разыгравшуюся бурю. Зачем он лгал матери? Она давно поняла, какие чувства испытывал ее сын к компаньонке.
        - Элеонора - исключительная женщина, особая, ни на кого не похожая. Весь мир должен лежать у ее ног.
        - Согласна.
        Лит повернулся и удивленно взглянул на мать.
        - Я не понял тебя.
        Несмотря на многочисленные телесные хвори, дух леди Лит оставался несгибаемым. Она пронзила сына колючим взглядом.
        - Она создана не для тебя, Джеймс.
        Он стиснул зубы, но не смог сдержать слов, которые рвались из его души.
        - Элеонора умная, красивая, отзывчивая, щедрая, совестливая. Из нее вышла бы идеальная маркиза, если бы не ее низкое происхождение.
        Смертельно побледнев, леди Лит откинулась на подушки с таким видом, будто сын мог ударить ее.
        - О Джеймс, мне очень жаль.  - В ее голосе звучало сострадание.  - Ты, оказывается, по-настоящему любишь ее. Я должна была догадаться…
        Маркиз хотел возразить, но не мог отрицать очевидное. Он действительно любил Элеонору, и попытка сделать эту любовь позорной тайной была роковой ошибкой.
        - Да, люблю и вижу в ней свою жену.
        Маркиза больше не походила на неустрашимого воина, она выглядела грустной и усталой.
        - Но ты же сам говоришь, что ее происхождение делает ваш брак немыслимым.
        - Ты с детства твердила мне, что все люди равны.
        - Дорогой, Нелл замечательная девушка, но мы оба знаем, что брак маркиза Лита и служанки общество не признает. Вы станете изгоями. Ты потеряешь уважение и надежду стать в будущем лидером нации. А такая гордая женщина, как Нелл, будет страдать, видя, с каким презрением относятся к ней окружающие.
        Хотел ли Лит жениться на Элеоноре? Да, она заслуживала более высокого статуса, чем статус любовницы. Маркиз стоял перед выбором: или обеспечить ей репутацию честной добропорядочной женщины, или навсегда расстаться с ней, с чем он не мог смириться.
        - Но юридических препятствий для вступления в брак с Элеонорой нет,  - заявил он.
        Леди Лит тяжело вздохнула.
        - Мы оба знаем неписаные законы, по которым живет наше общество. Женитьба на девушке, которая чистит твои камины, превратит тебя в изгоя, какой бы распрекрасной эта девушка ни была.
        - За все надо платить. Возможно, подобная плата за счастье была бы не такой уж высокой,  - пробормотал Лит, снова поворачиваясь к окну, чтобы не видеть упрека в глазах матери.
        Интересно, где сейчас Элеонора? Когда маркиз спросил мать о местонахождении компаньонки, он и не подозревал, что этот вопрос выльется в неприятный разговор.
        - Джеймс, прошу тебя, постарайся не терять голову, не надо жертвовать карьерой ради пары прекрасных карих глаз.
        - Речь идет не о простом увлечении, мама,  - промолвил Лит, глядя в ночь,  - и ты это знаешь.
        Маркиза снова вздохнула.
        - Да, знаю,  - нехотя произнесла она,  - ты никогда не был повесой.
        - Все, о чем мы говорим, неважно. Важно, где сейчас Элеонора.
        - И ты хочешь, чтобы я помогла тебе найти ее?
        Лит обернулся, и слова застряли в его горле. Маркиза стояла у кровати, чуть пошатываясь, и держалась за резной столб - один из тех, на которых крепился балдахин. Она давно уже не вставала на ноги без посторонней помощи. Лит почувствовал угрызения совести. Это он заставил больную подняться с постели. Лит хотел броситься к ней, чтобы помочь, но его остановил холодный взгляд маркизы. Она явно не хотела, чтобы сын приближался.
        - Меня волнует, в безопасности ли мисс Трим,  - сказал он.
        Маркиза нахмурилась.
        - Чем дальше она от тебя, тем в большей безопасности находится.
        - Так ты отказываешься помогать мне?
        Это был их первый серьезный конфликт за долгие годы. Лит перечил матери только в подростковом возрасте.
        - Я не позволю тебе жертвовать тем, ради чего ты долго и упорно трудился.
        С губ Лита готовы были сорваться гневные слова, но он сдержался, увидев выражение непреклонности в глазах матери.
        - Пожалуйста, помоги мне.
        Леди Лит выпрямилась, крепко держась за столб.
        - Даже если бы я знала, где сейчас находится Нелл,  - медленно, четко выговаривая каждое слово, произнесла она,  - я бы не сказала тебе об этом. Она уехала ради твоего и своего блага. Нелл, в отличие от тебя, не повредилась в уме из-за этого нелепого увлечения.
        - Я найду ее.
        Маркиза так сильно вцепилась в столб, что костяшки ее пальцев побелели.
        - А дальше что? Ты поставишь крест на моих надеждах и надеждах отца?
        Лит вздрогнул.
        - Я просто хочу убедиться, что Элеонора в безопасности.
        Лицо матери сморщилось, в глазах блеснули слезы. Лит никогда не видел, чтобы она плакала.
        - Прекрати врать мне и самому себе. Человек, женившийся на горничной, никогда не станет премьер-министром. Ты станешь посмешищем. И все ради чего? Ради девушки, которой не по силам играть роль маркизы Лит? Надеюсь, ты еще не до такой степени обезумел, чтобы считать подобную сделку справедливой?
        Маркизу вдруг стало жаль больную мать. Он подошел к ней и обнял за талию, чтобы она не упала.
        - Прости, что расстроил тебя, мама.
        Лицо маркизы все еще хранило непреклонное выражение, но чувствовалось, что она была рада снова оказаться в постели, куда ее уложил заботливый сын.
        - Но ты не отказываешься от того губительного пути, на который вступил.  - Леди Лит лихорадочно сжала руку маркиза.  - Прошу тебя, опомнись.
        Он выпрямился.
        - Обещаю не совершать необдуманных поступков.
        Всю свою жизнь маркиза поощряла сына, поддерживала в его стремлении сделать политическую карьеру, достичь вершин, которые не покорились ее мужу. Если бы в обществе стало известно, что Лит завел любовницу, люди стали бы посмеиваться за его спиной, но этим дело и кончилось бы. Однако если один из представителей знатного дворянского рода женится на служанке, разразится грандиозный скандал, последствия которого было трудно предсказать.
        Поразмыслив хорошенько, Лит признал правоту матери. Ему следовало отпустить Элеонору. Через некоторое время мисс Трим встретит хорошего, порядочного человека, который будет любить ее и заботиться о ней. Однако как же он виновен перед этой нежной, самоотверженной, влюбленной в него девушкой!
        - Джеймс, ты разбиваешь мне сердце,  - прошептала маркиза.
        Она выглядела смертельно усталой после всплеска эмоций, на которые потратила много сил.
        - Прости меня, мама,  - тихо сказал Лит и поцеловал ее в лоб, убрав с него прядку седых волос, выбившуюся из-под чепца.
        Выражение крайней озабоченности не сходило с ее лица. Они оба понимали, что попросить прощение еще не значит признать свою капитуляцию.
        Глава 23
        Нелл, наконец, подъехала к повороту, за которым начиналась дорога в Фентонвик, поместье герцога Седжмура. Его родовое гнездо располагалось в огромном дворце, построенном в стиле барокко. Если верить газетам, герцог был заклятым врагом маркиза Лита, и Нелл надеялась, что он разоблачит маркиза, выставив его преступления на суд общественности.
        Нелл промокла до нитки и дрожала от холода. Она миновала несколько чистеньких деревенек, окружавших усадьбу, и въехала через замысловатые кованые ворота в парк. Ее кобыла начала хромать уже в середине пути и теперь тащилась еле-еле, с несчастным видом опустив голову. После ночи любви у Нелл ломило все тело, а верховая езда была для нее настоящей пыткой. К этому прибавились еще испытания, связанные с непогодой.
        - Потерпи, дорогая,  - прошептала Нелл, потрепав лошадь по холке.
        Но ветер отнес ее слова в сторону.
        Рядом с лошадью шагал молчаливый привратник, державший в одной руке зажженный фонарь, в другой - зонтик. Он вызвался проводить Нелл до дома, надев непромокаемый плащ. Привратник вручил Нелл зонтик, но от него было мало толку. Тем не менее она оценила заботу слуги. Он предложил Нелл переждать ливень в сторожке, обещав пока известить герцога о ее приезде. Но Нелл отказалась, ей хотелось побыстрее передать герцогу письма, которые были завернуты в солому и лежали в седельной сумке.
        - Вот мы и пришли,  - возвестил молчавший всю дорогу привратник.  - У его светлости сегодня гости.
        Нелл невольно остановила лошадь при виде огромного дворца. Даже под дождем, в тусклом освещении здание поражало своим великолепием. Несмотря на поздний час, почти во всех окнах горел свет. Изогнутая двойная лестница вела на террасу с балюстрадой.
        Нелл оробела. Найдя эти проклятые письма, она думала только об одном: как передать их врагу Лита. Теперь же, стоя у огромного роскошного особняка, она чувствовала себя беззащитной, нищей и одинокой. Сумеет ли она отстоять свои интересы в общении с надменными, привыкшими повелевать аристократами?
        - Я не…  - начала она.
        Но шум проливного дождя заглушал ее голос. Привратник двинулся вперед, и Нелл пустила лошадь шагом. Кобыла почувствовала, что ее ждет кров и овес, и пошла веселее.
        Привратник привел всадницу на хозяйственный двор, окруженный невысокими постройками. Здесь сновало множество слуг. Конюхи быстро увели кобылу в стойло, слуги накинули на плечи продрогшей Нелл одеяло и отвели ее в теплое помещение при кухне. Несмотря на усталость, спешиваясь, она не забыла захватить с собой седельную сумку и теперь, отогреваясь у огня, сжимала ее ремни онемевшими пальцами.
        Нелл уже начала дремать, когда услышала за своей спиной скрип двери.
        - Мисс Трим, мне доложили, что вы хотите срочно видеть меня,  - раздался властный мужской голос.
        Все еще дрожа от холода и страха, Нелл медленно повернулась. Она никогда не видела Седжмура вживую, но встречала его карандашные портреты в газетах, поэтому сразу узнала герцога. Высокий серьезный человек смотрел на нее с настороженностью и одновременно с интересом. Он был чем-то неуловимо похож на Лита, хотя маркиз выглядел физически более развитым и мускулистым.
        - Добрый вечер, ваша светлость,  - прошептала Нелл и неловко присела в реверансе.
        Герцог подхватил ее под локоть и помог выпрямиться.
        - Милая девушка, на вас лица нет…
        - Вы, наверное, проклинаете меня за то, что я помешала вам веселиться,  - промолвила Нелл, хотя это была довольно неуместная фраза.
        Но от усталости Нелл плохо соображала.
        - Это не важно,  - не выпуская ее руки, сказал герцог.  - Отдыхайте, завтра поговорим.
        «Какой он добрый»,  - подумала Нелл и тут же одернула себя. Лита она тоже считала человечным. Эти аристократы умели водить простых людей за нос.
        - Нет, я должна поговорить с вами прямо сейчас.
        Дрожа всем телом, Нелл поставила мокрую седельную сумку на стол. Комната начала ходить вокруг нее ходуном, и Нелл вдруг охватил ужас. Ей казалось, что если она не сделает сейчас то, ради чего приехала, то потерпит поражение.
        - Я хочу, чтобы вы уничтожили маркиза Лита.
        Герцог удивленно изогнул брови и отступил от Нелл.
        - Джеймса Фэрбродера?  - уточнил он.
        Нелл почувствовала горечь, услышав это имя.
        - А разве есть другой маркиз Лит?
        - Моя дорогая мисс Трим…
        - Он погубил сотни невинных девушек, в том числе и мою сестру Дороти. Я хочу…
        Нелл остановилась, вдруг сообразив, что нельзя так давить на аристократа. Такие люди, как Седжмур, не привыкли подчиняться, и в разговоре с ними не стоило употреблять выражения: «я хочу…» и «вы должны». Она облизнула губы и попыталась унять дрожь. Как ни куталась Нелл в одеяло, она не могла согреться в мокрой одежде. Одеяло тоже вскоре стало влажным и уже не грело. Нелл придвинулась ближе к огню, надеясь, что тепло прибавит ей сил. В голове у нее стучало, дышать было больно. Тем не менее она заставила себя снова заговорить.
        - Я приехала сюда, чтобы просить вашу светлость принять меры и положить конец преступлениям, которые совершает этот человек.
        Нелл не знала, какой реакции она ожидала от герцога. Но его холодный оценивающий взгляд заставил ее съежиться.
        - Мисс Трим, кто позволил вам бросаться дикими обвинениями?  - ледяным тоном промолвил герцог.
        От его недавней сердечности не осталось и следа.
        Нелл подняла подбородок. Она должна была добиться справедливости ради Дороти, ради тех девушек, которые пали жертвой распутного Лита. За себя она не собиралась мстить. В том, что случилось с ней, была виновата только она сама.
        - У меня есть доказательства. Они там, в седельной сумке,  - указав рукой на стол, заявила Нелл.
        Седжмур взял сумку и задумчиво посмотрел на нее.
        - Я уверен, здесь какая-то ошибка.
        У Нелл сжалось сердце от дурного предчувствия. А вдруг она действительно совершила ужасную ошибку? Непохоже, чтобы этот красивый темноволосый джентльмен был заклятым врагом маркиза Лита. Враги себя так не ведут.
        - Нет,  - вскричала Нелл.  - Никакой ошибки здесь нет!
        - Но репутация его светлости…
        - Его светлость всех водит за нос, он весь пропитан ложью.
        Нелл тоже сначала повелась на его уловки и поверила в искренность и честность Лита. И если бы она вовремя не прозрела, то неминуемо попала бы в беду. Впрочем, сейчас ей следовало действовать осторожно. Если герцогу надоест слушать ее обличительные речи, он просто выставит Нелл за дверь. И куда она пойдет тогда? Кто поможет ей отомстить маркизу?
        Лит раздавит ее, как букашку. С ним может справиться лишь равный или человек, который стоит рангом выше.
        Герцог поставил сумку на пол и снова взял Нелл за руку.
        - Вы плохо себя чувствуете…
        - Это не имеет значения,  - поспешно заявила Нелл, ощущая, что у нее ослабели ноги.  - Главное, нужно остановить злодея!
        - Давайте поговорим об этом, когда вам станет лучше.
        Голос герцога звучал как будто издалека, хотя Седжмур находился рядом. Нелл сильно замерзла во время путешествия, а теперь жар от камина расползался по ее телу, словно армия муравьев. Они жалили ее кожу.
        Нелл вцепилась в рукав герцога.
        - Прошу вас,  - прошептала она из последних сил.  - Пожалуйста…
        Стены ходили ходуном, пол дыбился, темнота застилала ее взор. Нелл пошатнулась, теряя сознание.
        После дня, полного потрясений, Лит не мог заснуть. Он уединился в библиотеке, горько сожалея о ссоре с матерью. Всю жизнь он заботился о ней и пытался оградить ее от излишних волнений, зная, что у леди Лит хрупкое здоровье. Но примириться с матерью сейчас маркиз мог только в одном случае - отказавшись от Элеоноры. А вот этого делать он решительно не хотел.
        Плюхнувшись в кожаное кресло за письменным столом, маркиз подождал, пока Джон зажжет свечи и разведет огонь в камине. Оставшись наконец один, он обвел глазами комнату, которую всегда любил. Маркиз вынужден был признаться, что в усадьбе Аллоуэй Чейз действительно водятся призраки. Но речь шла не о несчастной леди Мэри, которая, согласно преданию, появлялась в ветреные ночи. Нет, Лита преследовал другой призрак - призрак его возлюбленной.
        - Черт возьми!  - зарычал он, хлопнув руками по столу.
        Лит задел рукавом стопку корреспонденции, и письма посыпались на пол. Маркиз поднял их и стал рассеянно перебирать. Это были отчеты управляющих его обширного имения, приглашения на рауты, послания от политических союзников, а также письмо из Беркшира, которое, должно быть, сообщало о результатах поиска шантажиста Гектора Гринграсса.
        И тут Лит наткнулся на простой дешевый конверт, и у него затрепетало сердце. Трясущимися руками он вскрыл его и повернулся к огню, чтобы прочитать.
        Оно было от Сайкса, сыщика, которого Лит нанял, чтобы проверить версию мисс Трим о прежнем месте ее службы и о ее семье. Элеонора представила отличные рекомендации от леди Баском из поместья Уиллоу-Хаус, расположенного в Суссексе.
        Донесение сыщика было кратким, всего несколько строк. Но они поразили маркиза. Сайкс писал, что обыскал все графство Суссекс, но не нашел поместья Уиллоу-Хаус. Он сообщал, что ни поместья, ни леди Баском не существует.
        Чувствуя, что у него голова идет кругом, Лит опустил руку, в которой держал письмо, а затем скомкал его в сердцах. Значит, Элеонора обманывала его с самого начала!
        Маркиз рассердился не на шутку, но отнюдь не удивился. Он всегда подозревал, что Элеонора была не той, за кого себя выдавала. Леди Лит тоже не раз говорила, что Нелл не походила на обычную служанку. Она даже не пыталась скрыть своей образованности и чувства собственного достоинства.
        Беда состояла в том, что теперь Лит понятия не имел, где ему искать беглянку. И как ее звали на самом деле? Возможно, имя Элеонора Трим тоже было вымышленным?
        И тут Лит вспомнил о документах ее отца. Все, что Элеонора рассказывала о старшем сержанте Триме, оказалось правдой. Ее отец был уроженцем графства Кент.
        Маркиз быстро повернулся к столу и написал письмо Сайксу. Он велел сыщику отправиться в Кент и возобновить там поиски Элеоноры Трим, дочери старшего сержанта Роберта Трима, служившего в армии Веллингтона и погибшего в Португалии. Лит сообщил Сайксу практически все, что знал об Элеоноре с ее слов, в том числе год смерти ее матери и сестры. Теперь ему оставалось только молиться о том, чтобы сыщик вышел на след Элеоноры.
        Глава 24
        Очнувшись от сна, Нелл пошарила рукой по кровати, ища Джеймса. Не найдя его, она вдруг вспомнила все и с громким вскриком открыла глаза.
        - Мисс Трим, ради бога, успокойтесь,  - услышала она встревоженный женский голос, и над ней склонилась красивая темноволосая женщина.  - Здесь, в Фентонвике, вы находитесь в полной безопасности.
        Оглядевшись вокруг, Нелл увидела просторную комнату, на стенах которой висели картины в позолоченных рамах. Она попыталась сесть и застонала, почувствовав ломоту во всем теле. Нелл вспомнила о своем утомительном путешествии. Когда это было? Вчера?
        - Что случилось?
        Незнакомка, одетая в красивое свободное платье из зеленого бархата, была беременна. Ее черные глаза с нескрываемым интересом смотрели на Нелл.
        - Прошлой ночью в самое ненастье вы появились на пороге нашего дома и сразу принялись обвинять лорда Лита во всех смертных грехах, а потом упали в обморок. Мой супруг едва успел подхватить вас на руки. Это было зрелище, достойное сцены Королевского театра.
        Нелл покраснела. Эта красивая дама, по-видимому, была хозяйкой дома, герцогиней Седжмур.
        - Ваша светлость, простите, что я нарушила покой этого дома.
        Герцогиня рассмеялась.
        - Прошу вас, не извиняйтесь. Ваше появление скрасило ужасно скучный званый вечер.
        Нелл стало вдруг неловко, она чувствовала себя не в своей тарелке. Комната, в которой она находилась, была достойна королевы. Как могла герцогиня поселить здесь такую замарашку?
        - Я доставила вам большие неудобства.
        - Ерунда! У нас много места и целая армия слуг, которым нечего делать.
        Герцогиня подошла к окну и раздвинула шторы. Яркий свет ударил в глаза Нелл, и боль в голове усилилась.
        Было позднее утро, прошло примерно двадцать четыре часа с тех пор, как Нелл нашла доказательства преступлений Лита. Интересно, что он предпринял, когда обнаружил ее исчезновение?
        Маркиз, без сомнения, догадался, что завладевшая письмами Нелл хочет разоблачить его, и наверняка пришел в ярость. Лит наверняка попытается заставить ее замолчать, пока не разгорелся скандал.
        Нелл нужно остерегаться его. Но она не испытывала ни капли страха в уютной атмосфере усадьбы герцога Седжмура. Нелл почему-то была уверена: нечестивец не доберется до нее.
        - Я думала, что поговорю с его светлостью и сразу же уеду,  - промолвила Нелл.
        - Вы не в состоянии самостоятельно передвигаться,  - заявила герцогиня, окинув Нелл оценивающим взглядом.  - К тому же я думаю, что Седжмур не примет привезенные вами документы, пока не узнает, в каких отношениях вы находитесь с лордом Литом.
        Щеки Нелл стали пунцовыми.
        - А вы видели эти письма?
        - Конечно,  - спокойно ответила герцогиня и направилась к мраморному с позолотой столику, где стоял поднос с чаем.
        Нелл умирала от жажды, что было неудивительно после долгого и трудного пути. Нелл попыталась встать с кровати и заметила, что на ней красовалась ночная рубашка из тончайшего батиста с вышивкой. Она стоила больше годового жалованья компаньонки.
        Герцогиня, разливавшая в это время чай, обернулась и с удивлением посмотрела на Нелл.
        - Господи, что вы делаете?
        - Вам не следует самой подавать чай, ваша светлость, я сейчас встану.
        - Немедленно ложитесь! Я удивляюсь, что вы вообще проснулись. Вид у вас, прямо скажем, не из лучших. Но доктор утверждает, что с вами все будет в порядке, если вы хорошенько отдохнете.
        - Доктор?  - Нелл без сил откинулась на подушки.
        Тело не слушалось ее.
        - Да, доктор, он осматривал вас ночью,  - подтвердила герцогиня и плавным шагом направилась по голубому ковру, устилавшему пол, к постели Нелл. Узор ковра соответствовал бледно-голубой лепнине на потолке. Весь декор в этой роскошной комнате был выполнен со вкусом.
        Герцогиня подала Нелл чашку на блюдечке, и та машинально взяла ее. Однако руки Нелл так сильно тряслись, что она боялась расплескать чай и испортить изысканное постельное белье.
        - Я доставляю вам так много неприятностей. Простите, я этого не хотела.
        Герцогиня махнула изящной рукой и пододвинула к кровати стул с обитым парчой сиденьем.
        - Я же сказала, не надо извиняться.
        Почему эта дама была так добра к незнакомке?
        - Мне нужно одеться и поговорить с его светлостью.
        Беременная герцогиня с милой неуклюжестью опустилась на стул и внимательно взглянула на Нелл.
        - Вы увидитесь с ним, как только поправитесь,  - тоном, не терпящим возражений, заявила леди Седжмур.
        В дверь постучали, и в комнату, не дожидаясь ответа, вошла белокурая красавица с подносом.
        - Я перехватила по дороге горничную и взяла у нее поднос, чтобы проникнуть сюда. Меня разбирает любопытство. Как зовут вашу таинственную гостью, Пен?
        Герцогиня улыбнулась, и у Нелл перехватило дыхание от ее красоты. В газетах она видела портреты герцогини Седжмур, выполненные карандашом. Ее брак с самого начала омрачал скандал, а затем герцог и герцогиня оказались замешаны в историю тайного бегства Софи Фэрбродер и брата Пен.
        - Заходите, Дженевив. Я удивлена, что Сидони еще нет здесь.
        - Она вместе с Джонасом на конюшне, они любуются кобылой вашей гостьи.
        Голубые глаза Дженевив с интересом рассматривали Нелл. Она поставила поднос на стол и подошла к кровати.
        - Джонас говорит, что Лит купил эту гнедую кобылу на прошлой неделе на ярмарке в «Таттерсоллзе». Он тоже был не прочь приобрести ее, но маркиз его опередил.
        Нелл почувствовала, что снова неудержимо краснеет.
        - Уверена, он ошибся,  - пролепетала она.
        - У Джонаса отменная память,  - заявила блондинка.  - Она его никогда не подводит.
        Нелл стало не по себе. Привратник говорил ей о том, что в усадьбу съехались гости на званый вечер. Но только теперь, когда она увидела элегантных подруг герцогини, Нелл стало по-настоящему стыдно за свое вторжение в дом Седжмуров.
        К удивлению Нелл, герцогиня взяла ее за руку.
        - Мисс Трим, прошу вас, не обращайте внимания на леди Хармзуорт. Она обожает устраивать расследования.
        Блондинка рассмеялась.
        - Вы хотите сказать, что я излишне любопытна, Пен?
        Ее светлость бросила на подругу предостерегающий взгляд и повернулась к Нелл.
        - От вас никто не требует рассказывать нам здесь то, о чем вы предпочли бы умолчать.
        - Я… я хотела бы увидеться с его светлостью как можно скорее,  - повторила Нелл.
        Странно, но ей почему-то не хотелось говорить о преступлениях Лита с этими дамами.
        - Позавтракайте сначала,  - предложила герцогиня.
        Нелл знала, что под испытующим взглядом леди Хармзуорт кусок не полезет ей в горло. Газеты много писали в прошлом году о свадьбе известной ученой дамы и любимчика светского общества, сэра Ричарда Хармзуорта. У Дженевив действительно был пытливый ум. А состояние Нелл не позволяло ей защищаться от любопытства этой дамы.
        - Спасибо, но я не голодна.
        - Нет, вы наверняка хотите есть. Не беспокойтесь, мы не будем вам докучать.
        - Но…  - запротестовала леди Хармзуорт.
        Герцогиня встала.
        - Мисс Трим очень слаба, ей нужно подкрепиться и хорошенько отдохнуть.
        Спорить с ее светлостью было бесполезно. Несмотря на возражения Нелл, герцогиня и леди Хармзуорт удобно усадили ее на постели, поставили на колени поднос с завтраком и оставили чай на тумбочке. Сделав все это, они удалились.
        Оставшись одна, Нелл вздохнула с облегчением. Она сказала себе, что обязательно добьется справедливости. Однако сейчас Нелл чувствовала себя слабой, одинокой и беззащитной.
        Тихий стук в дверь вывел Лита из дремотного состояния. Он удивился, почему его голова лежит не на привычной мягкой подушке, а на чем-то твердом, и тут же понял, что задремал, опустив голову на письменный стол. Часы в прихожей пробили десять.
        Лит разозлился на себя. Как он мог заснуть, когда Элеонора в беде! Подняв голову, он потер глаза. Затекшая шея побаливала.
        В библиотеку вошел Уэллс с серебряным подносом, на котором лежало письмо.
        - Простите за вторжение, милорд, но посыльный только что доставил срочную депешу от герцога Седжмура,  - доложил дворецкий.
        Письмо от Седжмура? О чем может писать ему герцог? Они встречались несколько раз после свадьбы Софи и Гарри Торна, которая состоялась в мае, их отношения улучшились благодаря жене герцога, удивительной женщине, умевшей прощать. Тем не менее Лит и Седжмур так и не стали друзьями.
        - Спасибо, Уэллс.
        Маркиз взял письмо, однако не стал вскрывать конверт. У него были более важные дела, чем известия от герцога или какие-либо просьбы Седжмуров.
        В комнату вошли два лакея и сервировали завтрак на небольшом столе.
        Уэллс налил маркизу чашку ароматного кофе.
        - Я осмелился подать вам завтрак, хотя вы не давали таких указаний, милорд.
        - Спасибо, дружище, кофе как никогда кстати.
        Лит все еще туго соображал, находясь в полусонном состоянии. Туман в голове рассеялся лишь после нескольких чашек кофе. Лакеи ушли, но дворецкий остался, ожидая дальнейших распоряжений.
        - Вы что-то узнали о мисс Трим за это время, Уэллс?  - мрачно спросил Лит.
        Уэллс с невозмутимым видом покачал головой.
        - Нет, милорд.
        - Может быть, у вас есть какие-то предположения, куда она уехала?  - переступив через свою гордость, спросил маркиз слугу.
        Взгляд Уэллса был направлен куда-то вдаль.
        - Она сказала, что возвращается к своей семье.
        - Может быть, у нее водились подруги среди служанок, и она была с ними более откровенной?
        - Нет, сэр.
        Лит стиснул зубы.
        - Это все, что вы можете мне сказать?
        Уэллс посмотрел на маркиза, и в его взгляде промелькнуло выражение сочувствия, мужской солидарности.
        - Мисс Трим недолго пробыла здесь служанкой, вскоре после появления она стала компаньонкой ее светлости. Поэтому мисс Трим не успела подружиться с кем-либо из слуг, милорд.
        Кофе вернул Литу способность ясно мыслить.
        - Она не была похожа на других горничных, не так ли?
        Уголки рта Уэллса дрогнули.
        - Если бы мисс Трим не представила таких хороших рекомендаций с прежнего места работы и если бы нам срочно не требовались служанки, я вряд ли взял бы ее в штат. Я так и предполагал, что она другого поля ягода и не задержится у нас.
        Это был ответ на вопрос, который давно уже мучил маркиза.
        - Значит, ее здесь не любили?
        Уэллс изменился в лице.
        - Милорд, вы неправильно поняли меня. Конечно, мисс Трим завидовали, она быстро приобрела новый статус. Но мисс Трим никогда не зазнавалась, и все видели, как она заботится о ее светлости. Постепенно все полюбили ее. И нам было горько слышать, что мисс Трим уезжает из-за болезни родственницы.
        - Как вы думаете, с чего мне начать ее поиски?
        Уэллс налил Литу еще одну чашку кофе.
        - Ее прежнее место работы было в графстве Суссекс. Хозяйка усадьбы, леди Баском, в своих рекомендациях превозносила мисс Трим до небес.
        «Вранье от начала до конца!» - мрачно подумал Лит.
        - Если вы что-нибудь услышите о нынешнем местопребывании мисс Трим, прошу вас немедленно сообщить мне.
        - А вы расспрашивали мистера Крейна? Он был дружен с мисс Трим.
        Лит слегка втянул голову в плечи, как делал это во время боксерских поединков. Хотя он, конечно, не собирался нападать на Уэллса. Во-первых, дворецкий был на двадцать лет старше него, а во-вторых - всю свою жизнь верой и правдой служил Фэрбродерам.
        - Что вы хотите этим сказать?
        - Я хотел сказать именно то, что сказал, сэр. Мисс Трим помогла мистеру Крейну, когда он оказался не в состоянии исполнять свои обязанности.
        Лит приказал себе успокоиться. Иначе среди слуг поползут сплетни, что хозяин совсем рехнулся из-за компаньонки маркизы.
        - Отношения мисс Трим с Крейном были абсолютно невинны,  - заявил Лит.
        - Да, милорд. Я не имел в виду ничего другого.
        На лице Уэллса не было и тени удивления. Похоже, все в Аллоуэй Чейз знали об отношениях маркиза и мисс Трим. Литу не удалось скрыть своих чувств от обитателей усадьбы.
        - Простите, Уэллс. Меня беспокоит судьба этой девушки.
        Дворецкий поклонился.
        - Я осторожно наведу справки о ней.
        - Сделайте любезность!
        Когда Уэллс ушел, Лит вспомнил, что так и не вскрыл письмо Седжмура. Вздохнув, он сломал печать. Взяв полупустую чашку, маркиз прочитал послание, состоявшее из нескольких слов. Когда их смысл дошел до него, он с такой силой поставил чашку на стол, что кофе выплеснулся на скатерть.
        Глава 25
        Только после полудня Нелл смогла договориться о встрече с герцогом, вырвавшись из ласкового плена леди Седжмур. Она чувствовала себя уже значительно лучше, хотя рана в сердце, нанесенная Литом, конечно же кровоточила.
        В сопровождении лакея она прошла по широкому коридору, сверкающему паркетом, и остановилась у закрытой двери. Нелл расправила плечи, собралась с духом, но, судя по всему, все запасы ее мужества остались в затерянном местечке Пикс. Она разгладила складки на юбке, с опаской оглядывая обновку. Ей было непривычно носить платья из дорогой ткани. Ее собственная одежда еще не высохла. Во всяком случае, так ей сказали. Великолепный темно-синий наряд, который ей дали, принадлежал леди Хилбрук. Он пришелся как раз впору.
        Герцогиня была высока ростом. Леди Хармзуорт сложением тела походила на валькирию.
        Леди Хилбрук, миниатюрная красивая брюнетка, подарила Нелл несколько довольно экстравагантных платьев. Подобные наряды дочери сержанта еще не доводилось носить. Впрочем, любовнице маркиза Лита они бы как раз подошли. Нелл вспомнила пункт в составленном им контракте, касающийся гардероба любовницы. Маркиз, наверное, думал, что она будет польщена такой заботой. Судя по всему, с другими своими жертвами он не возился так долго, как с ней.
        Мысль о письмах несчастных женщин и слове, которое Нелл дала Дороти, взбодрили ее и придали сил.
        Дверь открылась, и Нелл вошла в просторную библиотеку с кожаными креслами и мебелью из красного дерева. Она впечатляла не меньше, чем библиотека Лита с ее мраморными столиками, украшенными позолотой.
        Герцог был не один, в комнате находились еще два хорошо одетых джентльмена. Это неприятно поразило Нелл, и она внутренне собралась, приготовившись к новым сюрпризам.
        - Мисс Трим, как вы себя чувствуете?  - спросил герцог, подходя к ней широким шагом.
        Его поступь напоминала походку маркиза, и у Нелл болезненно сжалось сердце. Все-таки в глубине души она надеялась, что Лит ни в чем не виновен, что существует другой человек с таким же титулом…
        «Прекрати, Нелл. Ты только мучаешь себя. Отомсти за Дороти, а потом уезжай отсюда и налаживай свою жизнь»,  - приказала она себе.
        - Добрый день, ваша светлость,  - промолвила Нелл и сделала реверанс, надеясь, что на этот раз не зашатается, как это было ночью.
        Седжмур взял ее за руку и повел к креслу, стоявшему у горящего камина. По сторонам от нее сели два джентльмена - красивый блондин и мускулистый человек с угрюмым лицом, обезображенным шрамами.
        Герцог остался стоять у очага. Лежавшая у огня охотничья собака встала и лениво подошла к Нелл. Несколько мгновений ее умные темные глаза смотрели в упор на гостью, а затем гончая улеглась у ее ног.
        - Не обращайте внимания на Сириуса,  - сказал блондин.
        - Я распорядился, чтобы подали чай,  - сообщил Седжмур и обратился к Нелл: - Вы же не откажетесь от чая?
        Хозяин дома явно хотел, чтобы она успокоилась и не нервничала в незнакомой обстановке. Однако Нелл было сейчас не до еды. Ее взгляд приковала к себе знакомая сумка с бумагами, стоявшая на каминной полке.
        - Нет, спасибо,  - пробормотала Нелл, радуясь, что сидит.
        Опустив руку, она погладила собаку. По крайней мере, одно существо в этой комнате было на ее стороне.
        Заметив ее нервозность, блондин ободряюще улыбнулся.
        Благодаря газетам Нелл знала, кто были эти люди. Молодого джентльмена с внешностью античного бога Адониса звали сэром Ричардом Хармзуортом, он был законодателем мод в светском обществе. Имя хмурого брутального джентльмена было Джонас Меррик, виконт Хилбрук. По общему мнению, он был самым богатым человеком в Европе. Присутствие столь известных аристократов смущало Нелл. Ей как будто не хватало воздуха.
        - Я пригласил лорда Хилбрука и сэра Ричарда поучаствовать в нашей беседе, мисс Трим. Надеюсь, у вас нет возражений?  - спросил герцог.
        Джентльмены отвесили ей поклон. Нелл выпрямилась и сказала себе, что вытерпит все ради Дороти. Последнее время она совсем забыла об обещании, данном сестре. Но теперь она наверстает упущенное.
        - Чем больше людей узнают о преступлениях лорда Лита, тем лучше,  - промолвила она, стараясь, чтобы ее голос не дрожал.  - Я привезла письма для того, чтобы вы предали их гласности, ваша светлость.
        - Но прежде чем перейти к решительным действиям, мне нужно прояснить, мисс Трим. Например, являются ли эти письма подлинными?
        Нелл с удивлением уставилась на него. Встречу с герцогом она представляла себе совсем иначе. Она думала, что покажет Седжмуру письма, и тот сразу же ухватится за них, чтобы уничтожить своего врага. Ей и в голову не могло прийти, что герцог усомнится в подлинности документов.
        - Мы не ставим под сомнение вашу честность, мисс Трим,  - сказал сэр Ричард.  - Но возможно, кто-то использует вас, чтобы навредить Литу. У маркиза много политических противников.
        Она подавила горький смех.
        - Письма настоящие. Они находились в багаже лорда Лита еще вчера утром.  - Нелл сделала паузу, а потом продолжила: - У меня есть личные мотивы, заставляющие желать маркизу гореть в аду.
        Хилбрук и сэр Ричард переглянулись, и Нелл сжала кулаки, трепеща от ярости. Когда она нашла эти письма, в ней с новой силой ожили воспоминания о Дороти. И теперь гнев дал ей силы рассказать все начистоту этим джентльменам.
        Низким твердым голосом, удивляясь самой себе, Нелл поведала им историю Дороти, рассказала о своем обещании отомстить за гибель сестры и о том, как приехала в Аллоуэй Чейз и пыталась найти там доказательства распутства маркиза.
        Нелл умолчала только о том, что ее угораздило влюбиться в Лита и стать очередной жертвой развратника.
        К тому времени, когда Нелл закончила свой рассказ, за окнами уже стемнело. Герцог зажег свечи, но в комнате по углам лежали глубокие тени, делая обстановку таинственной.
        Нелл была благодарна слушателям за то, что они не перебивали ее. Если бы ей пришлось останавливаться, возражать и защищать свою точку зрения, она потеряла бы нить повествования и не сумела бы довести его до конца.
        - И когда я наконец нашла письма жертв страшных преступлений, то приехала сюда, надеясь на помощь в разоблачении злодея.
        - Но почему вы пришли именно ко мне?  - удивленно спросил Седжмур.  - Разве мы с вами знакомы?
        - Нет, ваша светлость. В газетах писали, что вы и лорд Лит не в ладах. И я подумала, что вы заинтересуетесь письмами, компрометирующими маркиза.
        Сэр Ричард нахмурился.
        - Если все услышанное соответствует действительности, то этот человек - монстр, его нужно пристрелить, как бешеную собаку.
        С лица Хилбрука не сходило выражение озабоченности.
        - Но только при условии, что это правда…  - задумчиво произнес он.  - Должен признаться, я не замечал за маркизом склонности к разврату.
        - Но письма доказывают, что он настоящий распутник!  - вскричала Нелл.  - Если вы мне не верите, найдите женщин, которые писали их. Кроме того, существует еще одна улика - дневник. Он в руках у шантажиста, нужно разыскать его.
        - Ах, дневник,  - задумчиво молвил Седжмур, потирая подбородок.  - Вообще-то лорд Лит не производит впечатление человека, любящего мелодраматические сцены. Зачем ему надо было вести дневник с фиксацией собственных преступлений? Маркиз слишком умен, чтобы оставлять следы неприглядных поступков.
        - Тем не менее дневник существует!  - Нелл не понимала, почему джентльмены все еще сомневаются в виновности Лита.  - Его видела Дороти, а теперь им завладел этот шантажист, Гринграсс.
        - У нас с Кэмом был печальный опыт общения с Гринграссом,  - сказал сэр Ричард.  - Я бы не доверял этому человеку. Более того, явись он сюда, я бы выставил его за дверь.
        - Я слышал, вы как-то уложили его с трех ударов,  - сказал герцог.
        - Вам об этом рассказала Дженевив?
        - Она рассказала об этом Пен.
        - Сказать что-то Пен - все равно, что сказать это вам,  - заявил сэр Ричард и бросил взгляд на Нелл.
        Из ее собеседников он был самым мягким и добродушным. Когда Ричард улыбался, Нелл хотелось улыбнуться в ответ. Взгляд его голубых глаз был доброжелательным и приветливым.
        В отличие от него лорд Хилбрук выглядел угрюмым. Когда его холодные черные глаза были устремлены на Нелл, ей казалось, что он видит ее насквозь. Неужели он догадался, что Нелл пала очередной жертвой маркиза? Этот факт был унизительным для нее.
        А вот мысли и чувства герцога не отражались на его лице. Оно было непроницаемым. От Седжмура не исходила враждебность, но он слушал Нелл без всякого энтузиазма.
        Сэр Ричард развалился на стуле, вытянув вперед длинные ноги. Он был изысканно красив. Трудно было себе представить, что этот франт выбрал в жены исключительно умную, начитанную женщину.
        - Простите, мисс Трим. Вам, наверное, кажется, что мы говорим загадками. Я сейчас поясню ситуацию. Нам доводилось и раньше сталкиваться с Гектором Гринграссом. Он работал на дядю Лита, Невилла Фэрбродера, омерзительного человека. Если бы вы знали, сколько отвратительных преступлений этот человек совершил на своем веку, у вас бы волосы встали дыбом.
        - Очевидно, лорд Лит пошел в него,  - с горечью заключила Нелл. Несмотря на все доказательства, она в душе все еще боролась с глубокими искренними чувствами к своему лживому любовнику.  - Должно быть, близость к семье Фэрбродеров позволила Гринграссу завладеть дневником маркиза.
        - Улики против Лита кажутся убийственными,  - медленно произнес Хилбрук.  - Но я все же не могу поверить в его виновность. Во-первых, мне непонятно, как у члена парламента, загруженного по горло работой, могло оставаться свободное время на разъезды по всей стране. Ведь если верить письмам, маркиз выискивал свои жертвы в разных уголках королевства. Не мог же Лит двадцать четыре часа в сутки быть на ногах!
        Нелл обвела собеседников внимательным взглядом и поняла, что хотя они и были тронуты ее рассказом, он не убедил их в виновности Лита. Это возмутило ее до глубины души, и она вскочила с кресла.
        Ее резкие внезапные движения испугали дремавшего Сириуса, пес подпрыгнул и ощетинился.
        Нелл решила, что все аристократы заодно. Они не хотят разоблачения человека из своего круга. Справедливость для них - пустой звук, когда речь заходит о сословных интересах. Все они так или иначе связаны или кровным родством, или дружескими и семейными узами и не хотели бросать тень на свою репутацию.
        Но Нелл решила, что не позволит им скрыть преступления титулованного мерзавца.
        - Если вы мне не поможете, я пойду в другое место и там найду поддержку!  - заявила она.  - Пресса наверняка заинтересуется моим рассказом.
        Мужчины поднялись, когда она встала, таковы были правила этикета. Защищать своих, наверное, тоже было одним из правил кодекса дворянской чести.
        - Моя дорогая мисс Трим,  - заговорил герцог,  - давайте не будем торопиться.
        Нелл нахмурилась.
        - Напротив, нам нужно торопиться, ваша светлость. Лорд Лит причинил много зла и будет сеять его повсюду.
        Джентльмены переглянулись.
        - Мы знаем, что вы верите в его виновность,  - продолжал увещевать ее Седжмур,  - но прежде чем принять меры, мы должны убедиться в достоверности изложенных вами фактов. Если мы публично предъявим Литу обвинения, которые легко можно опровергнуть, то он подаст на нас в суд за клевету, а сам продолжит безнаказанно творить зло.
        - Мы должны быть уверены, что у нас в руках неопровержимые доказательства вины Лита,  - веско заметил Хилбрук.  - Хотя я понимаю ваше нетерпение.
        - Я должна сдержать слово, которое дала сестре,  - отрезала Нелл и вдруг вспыхнула до корней волос, припомнив, как лежала в объятиях нечестивого маркиза Лита.
        Хорошо, что эти люди не умели читать мысли. Впрочем, поймав на себе проницательный взгляд лорда Хилбрука, она снова засомневалась в том, что он пребывает в неведении относительно ее романа с маркизом. Нелл мучили угрызения совести, она укоряла себя в легкомыслии. Но теперь она снова встала на правильный путь и непременно отомстит за Дороти, и тем самым искупит вину перед сестрой, а заодно и залечит свои душевные раны.
        - Проведя расследование, мы, быть может, найдем и другие улики,  - сказал Хилбрук.
        Нелл вздохнула.
        - Я надеялась, что передам вам письма и на этом моя миссия будет выполнена.
        Седжмур улыбнулся.
        - Мы попросим вас задержаться здесь, мисс Трим. Скорее всего, нам понадобится ваша помощь в дальнейшем расследовании.
        - Но вы сможете найти меня в Мирселле,  - попыталась возразить Нелл.
        Вообще-то ей было страшно возвращаться к прежней жизни после всего, что с ней произошло. Ей казалось, что она изменилась до неузнаваемости и вряд ли сможет забыть сероглазого лорда, который постоянно лгал ей.
        - Вы задержитесь здесь всего на несколько дней,  - поспешил успокоить ее герцог.  - Обвинения, которые вы выдвигаете против маркиза Лита, очень серьезны и требуют тщательной проверки.
        Нелл нехотя кивнула, испытывая горькое разочарование.
        Нелл пришла в полное замешательство, когда поняла, что радушие хозяев поместья Фентонвик не имеет границ. Она думала, что после беседы с герцогом и его приятелями запрется в предоставленной ей комнате и будет ждать развития событий. Или, возможно, учитывая ее низкое происхождение, герцогиня переселит незваную гостью в помещение для слуг.
        Но герцогиня не только не переселила Нелл в отвечающие ее социальному положению комнаты, но и пригласила простолюдинку на ужин за один стол с богатыми, знатными людьми, сильными мира сего. Нечетное число собравшихся за столом не смущало хозяев, которые, по-видимому, придерживались широких взглядов на этикет.
        Нелл видела, что эти три семейные пары очень дружны и искренне привязаны друг к другу. Она немного завидовала им.
        Леди Хилбрук подшучивала над мужем, и устремленные на нее глаза Джонаса Меррика светились обожанием. Чета Хармзуортов казалась Нелл сначала какой-то странной, супруги как будто не подходили друг другу. Но вскоре она заметила, что элегантные манеры сэра Ричарда сглаживали эксцентричность его блестящей супруги. Седжмур, судя по всему, был без ума от своей беременной жены. И герцогиня нежилась в лучах его обожания.
        В такой обстановке Нелл не могла не думать о Лите. Их отношения были омрачены его ложью и вероломством. Но даже если бы оказалось, что маркиз ни в чем не виновен, они не могли бы составить семейную пару. А в качестве любовницы Нелл всегда находилась бы на обочине его жизни. В конце концов с ней поступили бы как с надоевшей игрушкой.
        По обычаю аристократов, дамы после ужина оставили джентльменов в столовой пить портвейн. Нелл попыталась улизнуть, сославшись на усталость. Но герцогиня ничего не хотела слушать, она пригласила всех дам пить чай в гостиную.
        К своему удивлению, Нелл вскоре поняла, что вполне способна поддерживать общий разговор. Ее отчим всегда следил за новостями, а в Аллоуэй Чейз Нелл постоянно читала газеты и была в курсе политических событий. После некоторых колебаний она вступила в разговор, и это общение, как ни странно, доставило ей удовольствие.
        - Мисс Трим, я бы хотела, чтобы вы навестили меня в Лондоне,  - сказала сидевшая на диване леди Хармзуорт после того, как они обсудили недостатки последнего романа Вальтера Скотта.
        Во время разговора Дженевив вышивала, держа рукоделье на коленях.
        - Мы могли бы пройтись по книжным лавкам,  - добавила она.
        Нелл, которая уже как будто немного освоилась в обществе знатных дам, покраснела. По настоянию герцогини, она села у камина, куда обычно хозяева усаживают почетных гостей.
        - Спасибо за приглашение, леди Хармзуорт, вы очень великодушны, но я должна вернуться в дом отчима.
        - Мой муж сказал, что вы из Кента, но графство Кент находится неподалеку от Лондона.
        - Дочь скромного сержанта принадлежит к другому миру, миледи,  - заметила Нелл.
        Раньше она никогда не думала о той пропасти, которая разделяет различные сословия, но влюбившись в Лита, поняла, насколько несправедливо устроено общество. Его жесткое расслоение приносило неисчислимые беды. Если бы у Лита не было денег и власти, разве девственницы вешались бы ему на шею с такой охотой?
        У бедного человека нет ни материальных средств, ни времени, чтобы разъезжать по стране и соблазнять наивных девушек. Бедняк не смог бы ослепить их столичным блеском.
        Леди Хармзуорт задумчиво посмотрела на Нелл.
        - Вы думаете, что я - аристократка голубых кровей, как Пен и Сидони? Вовсе нет!
        Леди Хилбрук бросила на нее насмешливый взгляд.
        - Не преувеличивайте, Дженевив. Мой отец стоял на социальной лестнице не намного выше, чем ваш.
        Герцогиня рассмеялась, и Нелл вдруг почувствовала зависть. Эта женщина жила с любимым мужем в роскошном доме и ждала ребенка. А если Нелл родит от Лита (мысль о том, что она забеременела, не покидала ее), то их ребенок будет считаться незаконнорожденным и всю жизнь проживет с этим клеймом. Правда, контракт, составленный маркизом, предусматривал содержание для их отпрыска, но Нелл предпочла бы, чтобы отец признал его и дал ему свое имя.
        - Значит, я одна должна отдуваться за никчемную аристократию?  - с улыбкой воскликнула герцогиня.
        У Нелл оттаяло сердце. Ей нравились эти женщины, и она с удовольствием подружилась бы с ними, если бы, конечно, мир жил по другим законам. Все три светские красавицы были умными, великодушными и обладали чувством юмора. Они доброжелательно отнеслись к Нелл, хотя она могла пошатнуть устои их мирка, внести в него хаос своими обвинениями. Если их мужья начнут борьбу с маркизом, тот ответит ударом на удар. Лит будет сражаться до конца, до последнего вздоха. Он был крайне упрям.
        - Я всего-навсего дочь викария, мисс Трим,  - начала рассказывать о себе леди Хармзуорт.  - И никогда не боялась запачкать руки.
        Герцогиня фыркнула, хотя это было непозволительно для дамы ее ранга.
        - Рассказывайте дальше, Дженевив, мы хотим представить вас копающейся в земле. О, я вижу, как вы стоите на коленях и пытаетесь вытащить из каменистой почвы морщинистую репу - единственную пищу, которую можете позволить себе на ужин.
        - И при этом вы одеты в грязное тряпье и деревянные башмаки,  - дорисовала картинку леди Хилбрук.
        Герцогиня наигранно содрогнулась.
        - А на улице дует холодный-прехолодный ветер,  - добавила она.
        Нелл, не удержавшись, засмеялась. Глядя на элегантную леди Хармзуорт, трудно было поверить в реальность такой картинки. Но ведь Нелл тоже не сразу освоилась в обстановке роскошного дома…
        - Похоже, вы прекрасно проводите время, у вас тут весело,  - раздался с порога голос Седжмура.  - Мы не помешали вам? Нам стало скучно в столовой. Ричард утомил нас своим рассказом о том, какие расцветки жилетов сейчас в моде. Мы с Хилбруком чуть не уснули и решили перебраться к вам в гостиную.
        - Я пытался вразумить вас, старина,  - сказал сэр Ричард. Он прошел в гостиную и сел на диван рядом с женой.  - Вы носите высокий титул, вращаетесь в свете, а одеваетесь как квакер.
        - Лучше одеваться как квакер, чем как арлекин,  - возразил герцог.
        - Ну, вы как дети,  - с упреком заметил Хилбрук.
        Остановившись позади кресла, в котором сидела его жена, одетая в глубоко декольтированное вечернее платье, он положил ладонь на ее обнаженное плечо. Нелл, покраснев, отвела взгляд от этой четы. Она не привыкла к открытым проявлениям любви и вновь почувствовала укол зависти.
        Нет, она не желала, чтобы лорд Лит прикасался к ней своими мерзкими руками! Этот отвратительный червяк должен быть раздавлен.
        Потупив взор, Нелл посмотрела на свою чашку с остывшим чаем. Когда-нибудь любовь к маркизу умрет в ее сердце, и тогда она поймет, какую страшную ошибку совершила.
        - Что ты вышиваешь, дорогая?  - спросил сэр Ричард, склонившись над рукоделием жены.  - Это бульдог с радугой на голове?
        Леди Хармзуорт с наигранной обидой подняла брови, но в глазах ее горели искорки смеха.
        - Ты ужасный шутник, дорогой. Это же арабский базар на закате.
        - Ммм,  - промычал ее муж, с сомнением глядя на вышивку.  - Это скорее напоминает фигуру собаки. Впрочем, я никогда не разбирался в искусстве в отличие от Пен и Кэма.
        - Подушечка с моей вышивкой идеально впишется в интерьер библиотеки,  - сказала леди Хармзуорт.  - Сюжет работы перекликается с коллекцией гравюр, на которых изображены греческие руины. Ты говорил, что восхищен ими.
        - Избави господи,  - пробормотал сэр Ричард.
        Герцог подошел к камину.
        - Мисс Трим, можно вас на пару слов?  - обратился он к гостье.
        Нелл, с улыбкой слушавшая шутливую перепалку Хармзуортов, сразу же напряглась, сжавшись в комок.
        - Разумеется, ваша светлость.
        Должно быть, она изменилась в лице и у нее задрожали руки. Во всяком случае, леди Хилбрук быстро встала и взяла у нее чашку из хрупкого тонкого фарфора.
        - Кэм не кусается,  - шепнула леди Хилбрук.  - А если вдруг все-таки начнет, я приду и ударю его кочергой.
        Нелл представила эту картину, и на ее губах заиграла слабая улыбка.
        - Спасибо.
        Она встала и едва не пошатнулась. Следуя за герцогом, Нелл прошла мимо леди Хармзуорт и бросила взгляд на вышивку. Сэр Ричард был прав. Арабский базар своими очертаниями действительно походил на большого щенка.
        - В вашей истории кое-что осталось для меня не ясным,  - начал Седжмур, когда они вышли в коридор.  - Наш разговор не займет много времени.
        Герцог ввел ее в библиотеку, и у Нелл перехватило дыхание. Если бы Седжмур не держал ее под руку, она рухнула бы на пол. Все ее внимание приковал человек, стоявший в центре комнаты.
        - Вы?!
        Это был лорд Лит.
        Глава 26
        Увидев, что Элеонора смертельно побледнела, Лит инстинктивно подался вперед. Однако его остановило выражение отвращения на ее лице.
        - Элеонора!  - воскликнул он.
        Она дрожала и жалась к Седжмуру, державшему ее под руку. Литу стоило больших усилий сдерживать себя. Его так и подмывало оттолкнуть герцога от своей женщины.
        Казалось, она вот-вот лишится чувств и рухнет на пол. Литу хотелось обнять и успокоить ее, сказать, что все будет в порядке.
        Он, разумеется, понимал, что произошла чудовищная ошибка. Все события сплелись в адский клубок. Если бы Элеонора согласилась выслушать его, он сумел бы распутать этот клубок и нашел бы выход из сложившейся ситуации.
        Лит прискакал в поместье Седжмура час назад. Быстро помывшись и сменив рубашку, он прошел в библиотеку и встретился там с хозяином дома. Герцог рассказал ему о появлении в его усадьбе таинственной гостьи, о полученных от нее письмах, о выдвинутых против маркиза обвинениях и о долгом разговоре с Элеонорой.
        Услышав все это, Лит пришел в ужас. Ему, конечно, было жаль трагически погибшую сестру Элеоноры, он понимал ее горе. Но как остановить лавину лжи, которая обрушилась на его голову? Как доказать любимой, что он ни в чем не виноват?
        Глаза Элеоноры горели, как угли, лицо приобрело пепельный оттенок. Она освободилась из рук герцога и отпрянула от Лита, как будто собиралась бежать от него.
        - Подожди!  - в отчаянии крикнул Лит. Ему было безразлично, что подумает о нем герцог, который никогда не был ему другом.  - Элеонора, пожалуйста, останься!
        Элеонора с укором взглянула на Седжмура.
        - Что вы наделали?
        Выражение лица герцога, как всегда, оставалось невозмутимым, но ледяной взгляд зеленых глазах стал настороженным.
        - Ночью я послал курьера в Аллоуэй Чейз с сообщением, что вы находитесь здесь,  - пояснил Седжмур.  - Я понимаю, мисс Трим, что вы можете счесть мое поведение предательством, но вы выдвинули серьезные обвинения против его светлости. Лит должен получить шанс защитить себя.
        - Я не хочу его видеть,  - с видом затравленного зверька выкрикнула Элеонора.
        Маркизу было больно слышать эти слова. Казалось бы, он должен был злиться на Элеонору за то, что она так легко поверила в его порочность, но Лит испытывал в этот момент не гнев, а жалость к перепуганной женщине.
        - Я готов остаться и выслушать вас обоих,  - с ледяным спокойствием произнес Седжмур.
        Лит бросил на него неприязненный взгляд.
        - Мне надо поговорить с мисс Трим с глазу на глаз. Я не представляю для нее угрозы.
        - Это вы только так говорите,  - пролепетала Элеонора.
        В ее голосе слышалось отвращение, и сердце Лита снова сжалось от боли.
        - Мисс Трим, я верю, что маркиз не причинит вам вреда. Первым делом его светлость осведомился о вашем здоровье.
        Этот аргумент герцога не убедил Элеонору.
        - Он хочет заставить меня навсегда замолчать.
        Лит негодовал на Седжмура за то, что тот вмешивался не в свое дело.
        - Я хотел бы поговорить с мисс Трим наедине,  - повторил он свое требование.
        Бледная, как смерть, Элеонора бросила на герцога умоляющий взгляд.
        - Не уходите!
        - Оставьте нас наедине!  - потребовал Лит тоном, не терпящим возражений.
        Этот тон заставлял его политических противников трепетать, но на Седжмура он вряд ли произвел впечатление. Тем не менее герцог уступил маркизу.
        - Я пришлю лакея, он будет дежурить в коридоре у двери,  - предупредил Седжмур.
        - Нет, этого мало!  - воскликнула Элеонора.
        - Черт возьми, Элеонора!  - вышел из себя Лит, несмотря на решимость сохранять спокойствие.  - Ты знаешь меня не один день. Сколько раз за это время мы оставались наедине! И что? Хоть один волос упал с твоей головы? Не бойся, ничего с тобой не случится! У тебя есть все шансы дожить до завтрашнего утра.
        Она вжалась в дверь.
        - Но ты тогда не знал, что я собираю компромат на тебя.
        Седжмур внимательно наблюдал за ними, и Литу на мгновение показалось, что он прячет улыбку.
        - Мисс Трим, я готов поспорить, поставив на кон все свое состояние, что с вами ничего не случится,  - заявил герцог и вышел из комнаты прежде, чем Элеонора успела что-нибудь возразить.
        В библиотеке воцарилась напряженная тишина.
        - Мне нельзя здесь оставаться,  - выдавила из себя Элеонора и, повернувшись, взялась за ручку двери.
        - Элеонора,  - тихо окликнул ее маркиз.
        Услышав свое имя, она оцепенела. Тяжелое дыхание вырывалось из ее груди. Плечи Элеоноры поднимались и опускались. Лит видел, что она в смятении. Наконец Нелл медленно повернулась. На ее лице не было ни страха, ни ненависти. Она смотрела на Лита как на чужого человека, и это потрясло маркиза.
        Как она может с таким безразличием взирать на него! Они провели ночь любви, Лит уверовал в то, что Элеонора Трим стала частичкой его души. Ему нужно было найти правильные слова, чтобы убедить ее дать ему еще один шанс.
        - Мне безразлично, ударишь ты меня или нет,  - холодно произнесла она.
        От бессонницы и нервного напряжения Лит мог в любой момент потерять контроль над собой.
        - Черт возьми,  - взорвался он,  - неужели ты и вправду думаешь, что я могу поднять на тебя руку?
        Ее похожее на маску красивое лицо было невозмутимо. От досады Лит готов был швырнуть стул об стену или вазу на пол.
        - Я ничего не знаю о тебе,  - продолжала Элеонора.
        - Ты знаешь главное,  - сердито возразил он,  - неужели ты думаешь, что я убью тебя в доме, где полно свидетелей?
        - Ты кипишь от злости и можешь потерять контроль над собой.  - В ее голосе слышалось презрение.  - Ведь ты знаешь, что я намереваюсь уничтожить тебя.
        Неужели Элеонора не понимала, что уже уничтожила его?
        - И все же я никогда не подниму на тебя руку,  - заявил он.
        - Я бы поверила, если бы ты не растоптал меня.
        Ее слова шокировали маркиза. Он вдруг осознал, что медленно надвигается на Элеонору, которая жалась к двери. Ей были омерзительны его прикосновения, и она хотела избежать их. Лита охватило желание сжать ее в объятиях и целовать до тех пор, пока она не забудет свои обиды, всю эту чушь, которая померещилась ей.
        Он вгляделся в ее глаза, в которых совсем недавно пылала страсть. Лит верил, что они снова вспыхнут огнем любви и томления. Однако сейчас в них читались другие чувства - страх, гнев и решимость идти до конца.
        Он отступил от нее и сказал:
        - Прости.
        Она нахмурилась. Должно быть, его извинения казались ей неуместными. У Лита создалось впечатление, что Элеонора не ожидала от него учтивых поступков и слов, она была настроена на жесткое противостояние. Его вежливость Элеонора восприняла как уловку. Лит понял: ему будет трудно вернуть ее доверие.
        Вздохнув, он показал на стул.
        - Сядь, пожалуйста. Нам нужно поговорить.
        Элеонора не двинулась с места.
        - Я не хочу говорить с тобой.
        - И все же, я прошу, сядь и выслушай меня.
        В конце концов, Элеонора отошла от двери и нерешительно села на стул у камина. Лит давно заметил, что на ней чужой наряд.
        - Где ты взяла это платье?
        - Мне его дала леди Хилбрук,  - бросив на маркиза раздраженный взгляд, ответила Элеонора.  - Моя одежда в домике, который ты снял.
        - И кто в этом виноват?  - спросил Лит.
        Он старался действовать медленно, но верно, загоняя добычу в ловушку, как это делает голодный тигр, преследующий отбившуюся от стада козочку.
        - Ты.
        Элеонора сидела, выпрямив спину и положив руки на колени. Лит с тоской вспоминал прежнюю легкость их общения, от которой не осталось и следа.
        Темно-синее платье оттеняло атласную белизну кожи Элеоноры, ее светлые волосы были уложены в замысловатую прическу. Она выглядела как знатная дама. Литу вдруг захотелось, чтоб его мать в этот момент увидела Элеонору! Вообще-то он не был в полном восторге от ее туалета. Когда мисс Трим разгуливала по его дому в строгих пуританских платьях, Лит наслаждался тем, что он один замечает ее красоту. Это была, конечно, иллюзия, самообман. Элеонора в любом наряде была ослепительно хороша, и все это отлично видели.
        Рядом с Элеонорой стоял стул. Но теперь, когда Лит немного отошел от шока, он решил действовать осторожно, и поэтому с небрежным видом сел подальше от нее.
        - Ты соврала мне. Нет никакой леди Баском и никакого поместья Уиллоу-Хаус,  - начал он.
        Элеонора нахмурилась, как будто пытаясь вспомнить, о чем идет речь.
        - Мне требовались рекомендации, чтобы получить работу в твоем доме.
        - И ты написала их сама?
        Элеонора потупила взор. Ей было досадно слышать от него обвинения в нечестности.
        - Мне было очень неприятно врать твоей матери.
        По всей видимости, то, что она лгала ему, не вызывало у нее угрызений совести. Лит понял: разговор будет долгим и непростым, прежде чем Элеонора согласится дать ему шанс восстановить их отношения.
        И хотя маркиз как политический деятель привык воздействовать на людей силой убеждения, он не был уверен, что на этот раз победит в словесной схватке.
        - Она не знает, что ты солгала ей.
        - Ну так узнает.
        Да, леди Лит обо всем узнает, если Элеонора доведет дело до конца и предаст огласке эти проклятые письма. Маркиза поймет тогда, что пригрела на груди змею…
        - Седжмур мне все рассказал. Я знаю, зачем ты стремилась попасть в мой дом. Ты хотела найти доказательства моих преступлений.
        - И я нашла их,  - пробормотала Элеонора, разглядывая свои сцепленные на коленях руки.
        - Теперь многое стало понятно,  - продолжал маркиз.  - Твои ночные странствия по дому, желание порыться в библиотеке. А твое внезапное появление в моей спальне ночью? Я никак не мог объяснить себе мотивы твоих поступков. Но теперь мне все ясно.
        Щеки Элеоноры порозовели.
        - Я чуть не умерла от страха, когда ты вдруг вошел в спальню.
        - Еще бы!  - В голосе маркиза звучала горечь.
        Элеонора бросила на него осторожный взгляд.
        - Я думала, ты придешь в ярость.
        - Мало ли что ты думала! Ты, наверное, полагала, что будешь в безопасности под теплым крылом Седжмура,  - мрачно заметил Лит.
        Ее глаза расширились.
        - Ты… ты неправильно понял, герцог вовсе не…
        - Я не об этом!  - перебил ее Лит, едва не улыбнувшись.  - Седжмур, как известно, верен жене.
        - Я слышала, что вы враждовали, и рассчитывала, что герцог воспользуется представившейся ему возможностью уничтожить тебя.
        От возмущения брови Лита полезли на лоб.
        - Прежде чем строить планы мести, руководствуясь слухами и сплетнями, нужно удостовериться, что они соответствуют действительности, моя дорогая.
        Элеонора бросила на него сердитый взгляд.
        - Не называй меня так!
        Лит видел, что она не собиралась сдаваться, и удвоил свои усилия.
        - Ты явилась в мой дом, убежденная в том, что я - грязный соблазнитель, а потом вкралась в доверие ко мне и к моей матери.
        На лице Элеоноры появилось затравленное выражение.
        - Учитывая твои грехи, мой обман был вполне оправдан.
        - А как же твои поцелуи? Они тоже оправданы?
        Элеонора вздрогнула и откинулась на спинку стула.
        - Как ты можешь…
        - Что именно? Как я могу напоминать тебе ту ночь, когда ты лежала в моих объятиях?
        Элеонора закрыла дрожащей рукой лицо.
        - Не надо.
        - Почему ты отдалась мне?
        Она опустила руку, в ее глазах сквозила тоска.
        - Потому что я глупа и слаба. Я убедила себя, что ты не тот человек, за кого я тебя принимаю.
        - Или, может быть, ты, пообщавшись со мной, поняла, что явилась не по адресу?
        Элеонора вздрогнула.
        - Письма, которые я нашла, обличают тебя. На твоей совести преступления, которым нет прощения!
        - Мне искренне жаль твою сестру.
        - Жаль? Но ведь это ты убил ее!
        Лит встал, не зная, как утешить Элеонору.
        - Неудивительно, что ты ненавидишь меня.
        Элеонора тоже поднялась и пронзила Лита гневным взглядом.
        - Не притворяйся, что ты не причастен к гибели Дороти. Ее история описана в твоем дневнике, который хранится у Гринграсса. Я знаю, что ты был в Кенте, когда с Дороти случилась беда.
        - Я?  - маркиз вдруг запнулся.  - Господи, я действительно был в Пенсхерсте летом на совещании по выработке политической стратегии.
        Элеонора с таким триумфом взглянула на него, как будто отправила противника в нокаут.
        - Ты соблазнил мою сестру, опозорил и бросил на произвол судьбы. Когда она сообщила тебе о беременности, ты стал издеваться над ней и описывать в скабрезных подробностях свои отношения с другими женщинами.
        Литу едва не стало дурно от этих обвинений.
        - И ты веришь, что все это сделал я? Это на меня похоже?
        Элеонору била дрожь. Она стояла за стулом, положив руки на его спинку.
        - Я недостаточно хорошо тебя знаю, чтобы с уверенностью сказать, похоже это на тебя или нет.
        - Значит, ты считаешь, что я погубил твою сестру, а потом взялся за тебя?
        - Именно так.
        У Лита упало сердце.
        - Но я, по крайней мере, не хвастался перед тобой прежними победами над женщинами.
        - Неизвестно, что было бы дальше. Я нашла письма прежде, чем ты раскрылся во всей своей мерзости.
        Литу хотелось схватить ее за плечи и хорошенько встряхнуть, чтобы она опомнилась.
        - Ну да, письма…  - пробормотал он, стараясь держать под контролем свои эмоции.
        - Они доказывают правоту Дороти.
        - Они доказывают, что ты наивна и глупа.  - Вздохнув, Лит провел рукой по волосам.  - Письма говорят об одном: кто-то использовал мое имя, чтобы соблазнить твою сестру и других девушек.
        Ее глаза вспыхнули.
        - Я не могу винить тебя за то, что ты пытаешься выставить меня круглой дурой. В конце концов, я сама прыгнула к тебе в постель.
        Он бросил на нее раздраженный взгляд.
        - Тебе сейчас это кажется важным?
        На пальцах Элеоноры, лихорадочно вцепившихся в спинку стула, побелели костяшки.
        - Не надо дразнить меня.
        Лит подошел ближе.
        - Элеонора, всех этих женщин соблазнил мой дядя, использовавший мое имя. Я пытался облегчить участь его жертв, посылал им деньги. Письма я возил с собой из страха, что они попадут в чужие руки и будут превратно истолкованы.  - Лит снова вздохнул.  - В результате так и случилось.
        Элеонора, замотав головой, попятилась.
        - Твоя история похожа на правду. Но только на первый взгляд. Слова моей умирающей сестры звучали более убедительно. Кроме того, все эти письма посланы на твой адрес. И шантажист тоже обратился именно к тебе.
        Холодок пробежал по спине Лита, он почувствовал, что проиграл.
        - Элеонора…
        Она резко подняла руку, останавливая его.
        - Я просила тебя не называть меня так.
        Лит восхищался ее мужеством, хотя Нелл использовала свое сильное качество против него.
        - Как прикажешь тебя называть? Моя дорогая, моя милая, моя любимая?
        - Называй меня своей жертвой.
        - Пойми, ты находишься в плену заблуждений. Вспомни все, что ты знаешь обо мне. Вспомни наш роман. Вспомни, что я не глядел на других женщин с той поры, как увидел тебя. Вспомнила? А теперь скажи, я похож на злодея, которого ты описала?
        Лицо Элеоноры исказила гримаса страха.
        - Ты опытный лжец! Я не верю тебе!
        Лит готов был вырвать свое сердце и бросить к ее ногам. Но могло ли это помочь ему?
        - Я никогда не врал тебе.  - Он сделал паузу.  - А вот ты обманывала меня с самого начала.
        Кровь отхлынула от лица Элеоноры.
        - Я не желаю тебя слушать. Ты все переворачиваешь с ног на голову.
        Лит хотел, чтобы она успокоилась.
        - Только подумать, мы занимались с тобой любовью…
        - Потому что я была дурой.
        - Нет, потому что в глубине души ты была уверена: я не соблазнял твою сестру.
        - Мне следует прислушиваться к разуму, а не к сердцу.
        Понимая, что это последний шанс достучаться до нее, Лит простер руки навстречу Элеоноре. У него не было уверенности, что это подействует.
        - Подумай, Элеонора, хорошенько подумай. Вспомни все, что ты знаешь обо мне, и скажи, мог ли я совершить преступления, в которых ты меня обвиняешь? Могла ли ты отдаться преступнику?
        Противоречивые чувства, сменяя друг друга, отразились на лице Элеоноры. Она пребывала в замешательстве. Ярость и отвращение, стыд и расскаяние… И наконец Лит прочитал в ее взгляде решимость.
        Он хотел прикоснуться к ней, но боялся встретить отпор.
        - Верь мне, любимая,  - сдавленным от переполнявших его эмоций голосом промолвил он.
        Глава 27
        Нелл, растерявшись, взглянула в лицо Лита. Его слова разрывали ее душу. Она видела, что маркиз страдает и говорит искренне. Казалось, она одним-единственным словом может убить его.
        Но была ли способна скромная простолюдинка Элеонора Трим возыметь такую власть над влиятельным английским лордом?
        Обнаружив письма, Нелл решила, что Лит больше не опасен для нее. Однако ее любовь была неукротимой.
        Ее любящее сердце говорило: маркиз не лжет. Оно подталкивало Элеонору к нему, молило просить у него прощения за сомнения и неверие в его честность и благородство.
        И сейчас, глядя Литу в лицо, Нелл готова была поверить ему. Но ее останавливала мысль о том, что мужчина, соблазнивший стольких женщин, был искусным непревзойденным лицемером.
        Аргументы Лита, казалось бы, звучали убедительно. Лорд Невилл Фэрбродер действительно был отпетым негодяем. Но возможно, племянник пошел в него… Как говорится, яблоко от яблони недалеко падает.
        Нелл по своему опыту знала: Лит способен очаровать даже самую добродетельную женщину.
        - Элеонора!  - окликнул ее маркиз, видя, что она ушла в свои мысли.
        От его звучного баритона у Нелл сжалось сердце.
        Расправив плечи и вскинув подбородок, Нелл приготовилась к борьбе, хотя сердце умоляло ее сдаться.
        Как легко ей было ненавидеть Лита на расстоянии! Ну зачем он приехал в Фентонвик?
        - Я не могу…  - прошептала она,  - я не могу принять сейчас решение.
        - Нет, именно сейчас,  - отрезал Лит.
        - Не мучай меня,  - промолвила Нелл, чувствуя, как в ее душе закипает раздражение.
        Она знала, что если Лит будет продолжать смотреть на нее с такой тоской, то из ее глаз хлынут слезы. И эта слабость повлечет за собой другие. В конце концов она может расчувствоваться и простить обидчика.
        У Нелл от напряжения закружилась голова, и она, шатаясь, направилась к двери. Ей было невыносимо трудно находиться в одной комнате с этим человеком. Ее борьба с ним была похожа на борьбу с собственным отражением в зеркале.
        - Я не могу тебя отпустить!  - с отчаяньем воскликнул маркиз.
        - Мне надо идти,  - пробормотала Нелл.
        Лит схватил ее за руку.
        - Ты мне веришь?
        - Отпусти меня.
        Нелл хотела, чтобы ее голос звучал настойчиво, требовательно, но вместо этого из ее уст вырвалась мольба. От его прикосновения в ее крови вспыхнул огонь желания.
        - Ты мне веришь?  - повторил Лит более настойчиво.
        Казалось, его терпение было на пределе. Еще два дня назад Нелл шла на поводу у своих чувств. Но найденные письма лишили ее не только доверия к Литу, но и уверенности в себе.
        Нелл боялась обмануться, она больше не верила в любовь.
        - Не знаю.
        - Нет, ты должна верить мне!
        Нелл попыталась вырвать руку, но ей это не удалось.
        - Хватит твердить одно и то же! Моя сестра умерла с твоим именем на устах!
        - Но ребенок у нее был не от меня!
        - Как я могу тебе верить?
        Лит переменился в лице. Теперь оно выражало гнев и решимость. Маркиз оскалился, как хищный зверь, обнажив крепкие белые зубы.
        - Возможно, это убедит тебя!  - прорычал он.
        У Нелл было чувство, будто ее окатили ледяной водой. Она не на шутку испугалась и хотела уже позвать на помощь лакея, который дежурил в коридоре. Но тут Лит набросился на нее и запечатал ей рот поцелуем.
        В этом поцелуе не было нежности, он был жестким и властным. Нелл старалась не разжимать губ, хотя ее захлестывали эмоции. От Лита исходило тепло и смешанный запах мускуса, конского пота и сандалового дерева. С приглушенным стоном маркиз крепче прижал ее к своей груди. Нелл пыталась сопротивляться, но он был сильнее.
        Лит прервал поцелуй и заглянул ей в глаза.
        - Поцелуй меня, Элеонора.
        - Твои поцелуи - ложь,  - прошипела она, стараясь освободиться из его объятий.
        Маркиз зло прищурился.
        - В таком случае, позволь, я буду лгать дальше, дорогая.
        Нелл возмущало, что Литу удавалось удерживать ее одной рукой. Другой он поднял ее голову за подбородок, чтобы вглядеться в глаза любимой. Маркиз пытался при этом не причинить ей боли, он сдерживал свою недюжинную силу. Ее раздражал тот факт, что маркиз сохраняет контроль над собой, несмотря на ее близость. Сама она чувствовала, что сила воли изменяет ей.
        - Я презираю тебя,  - заявила Нелл.
        На губах маркиза появилась ухмылка, напоминающая волчий оскал. Он знал, что Нелл борется с собой, боясь ему уступить.
        - Ну что ж, значит, мне нечего терять.
        Нелл охватила паника. Она боялась, что Лит сломит ее сопротивление не с помощью физической силы, а с помощью ласки. Враг находился внутри нее самой - это была та часть Нелл, которая тосковала по прикосновениям маркиза.
        Лит впился в ее рот.
        - Разомкни наконец губы, черт побери,  - пробормотал он, отстраняясь.
        Нелл уперлась ладонями в его грудь и попыталась оттолкнуть маркиза. Но ее усилия ни к чему не привели. Легче было сдвинуть гору. Это была теплая дышащая гора, которая сулила ей райские наслаждения…
        Лит покусывал ее губы, и от этого по телу Нелл пробегала дрожь. И все же она не сдавалась.
        - Отпусти меня!  - потребовала Нелл.
        Но Лит только крепче обнял ее, и его язык проник в ее рот. У Нелл закружилась голова, и ее пальцы вцепились в лацканы его сюртука. Теперь Нелл не отталкивала Лита, а скорее удерживала его.
        - Ты… свинья,  - сдавленным голосом пробормотала она.
        - Еще какая!
        Лит имел над ней огромную власть, и Нелл не могла отрицать этого. Ей было трудно скрыть от него дрожь предвкушения острого наслаждения. Теперь маркиз действовал, отбросив всякую осторожность, поскольку уже имел дело не с девственницей, а с охваченной страстью женщиной. Женщиной, которая всегда хотела его, которая упивалась его ласками, несмотря на ужасные обвинения, выдвинутые против него.
        Сильные умелые руки маркиза стянули с нее корсаж платья, обнажив грудь. Лит застонал и припал губами к ее соску. Нелл ненавидела себя за то, что каждое прикосновение маркиза доставляет ей ни с чем не сравнимое удовольствие. Его руки лихорадочно гладили ее по спине, и Нелл извивалась от наслаждения.
        Когда Лит стал покусывать ее сосок, Нелл почувствовала сильную пульсацию в промежности и застонала, понимая, что больше не может сопротивляться. Это была полная капитуляция.
        Нелл призналась себе, что не в силах бороться со своими страстями. Лит задрал ее юбки, и она широко раздвинула ноги. Дрожь пробежала по телу Лита, и его рука легла на розовый бутон. Затем один палец маркиза проник в ее лоно, и Нелл ахнула от захлестнувшей ее волны острых ощущений.
        Она погрузилась в полузабытье, хотя краешком сознания понимала, что в действиях маркиза нет прежней нежности. Он действовал напористо, почти грубо.
        И когда Нелл уже была на краю обрыва, маркиз вдруг замер. К этому времени она утратила связь с реальностью и не сразу поняла, что произошло. Застонав, она подалась вперед, прильнула к нему, ища ласки, утоления полыхавшей в ней страсти. Ее возбуждение достигло апогея, и это состояние было довольно болезненным. Снова издав протяжный стон, Нелл впилась ногтями в его плечи, обтянутые тонким полотном рубашки. Она и не заметила, как он сбросил сюртук.
        Однако Лит не спешил продолжать любовную игру. Он взял Нелл за плечи, и она, открыв глаза, посмотрела на него с выражением смущения на лице.
        Лицо самого маркиза оставалось непроницаемым. Трудно было понять, какие эмоции он испытывал. И Нелл вдруг подумала, что она одна охвачена похотью. Ей стало стыдно. Впрочем, тут она заметила, как трепещет его живот, к которому она прижималась, как горят глаза. В них сквозила первобытная жажда самца овладеть самкой.
        - В чем дело?  - хрипловатым голосом спросила она.
        - У меня нет твоего согласия продолжать,  - заявил он.
        - Что за глупости!
        Она положила ладонь на его вздыбленный пах. Лит застонал и оттолкнул ее руку.
        - Так да или нет, отвечай, Элеонора?
        Нелл не знала, что делать. Все ее тело ломило и ныло от желания близости. Стойкие женщины умеют владеть собой, но Нелл, видимо, была не из их числа. Она сдалась.
        - У меня нет выбора.
        Маркиз прищурился.
        - Нет, есть.
        В эту минуту он был настоящим чудовищем. Впрочем, Нелл все равно хотела его. Сердце подсказывало ей, что если бы он действительно был злодеем, то она не любила бы его так сильно.
        - Черт бы тебя побрал, Лит,  - не выдержала Нелл.  - Делай то, что должен делать!
        - Только если ты дашь на это согласие,  - упорствовал он.
        Его лицо было исполнено решимости. Нелл знала, что он не уступит и будет до конца стоять на своем. И все же попытка - не пытка…
        Она погладила его по вздыбленному паху, убедившись в обоюдном желании. Она переоценила свои силы. У Нелл вдруг подкосились колени, и она чуть не упала.
        Лит подхватил ее под руку.
        - Одно маленькое слово, Элеонора, и я продолжу.
        Нелл, судорожно вздохнув, повисла на шее Лита. Ее пальцы запутались в его шелковистых волосах. Нет, Лит не производил впечатления чудовища… Это был не монстр, а мужчина, которого она любила.
        - Да, я даю согласие,  - промолвила она. В ее голосе слышались слезы.
        Глава 28
        Из груди Лита вырвался вздох облегчения. Он грубо сорвал с Элеоноры панталоны, и они упали на пол к ее ногам. Элеонора переступила через них и стала неумело возиться с застежкой его бриджей. Лит оттолкнул ее руку и начал лихорадочно снимать их.
        Элеонора взглянула на его пах и покраснела. Несмотря на то что Лит лишил ее невинности, она сохранила девическую стыдливость. Волна нежности накатила на маркиза, но он подавил в себе это чувство.
        Нет, он не хотел сегодня быть ласковым! Элеонора поверила, что он - холодный соблазнитель, и маркиз решил вести себя подобным образом: бессердечно соблазнять ее. Несправедливые подозрения любимой женщины причиняли ему страшную боль и вызывали негодование. Сомнение в ее глазах заставило его быть безжалостным. Он намеренно разжигал в ее крови огонь страсти, обхватив ладонями ее голые ягодицы.
        Элеонора ахнула от удивления, когда он приподнял ее, и, обхватив удобнее руками его шею, обвила ногами бедра маркиза.
        - Лит…  - прошептала она.
        В ту ночь, когда они занимались любовью, Элеонора называла его Джеймсом. Маркиз хорошо это помнил. Джеймс был внимателен к своей Элеоноре и нежен с ней. Он медленно и осторожно довел ее до оргазма. А Лит был варваром, который заботился только о собственном удовольствии.
        - Держись крепче,  - приказал он.
        Воспоминания о тех обвинениях, которые бросила ему в лицо Элеонора, доводили маркиза до белого каления.
        Он прижал Элеонору спиной к стене. Маркиз ожидал увидеть в ее глазах выражение гнева, но они светились огнем желания. Она поерзала в его руках, пытаясь взять инициативу. И ей это почти удалось.
        «Нет, миледи, я здесь главный»,  - подумал маркиз, поднимая ее повыше.
        Он терся о ее промежность до тех пор, пока она не застонала от досады, погрузив пальцы в его густые волосы. Маркизу нравилось мучить Элеонору. Но вместе с тем он и сам мучился.
        Наконец не выдержав, Лит мощным толчком вошел в нее. И еще раз изумился, как тесно у нее внутри. Тесно и влажно. Элеонора на мгновение застыла, зажатая между маркизом и стеной. При каждом вдохе ее грудь соприкасалась с его грудной клеткой.
        Лит тоже на пару мгновений замер, а затем, тяжело дыша, начал делать ритмичные движения.
        Ее стоны, всхлипы и хриплые вздохи сводили его с ума. Очень скоро Элеонора пришла в экстаз. Чувствуя, что она находится на грани, Лит глубоко вошел в нее, припечатав к стене.
        Он запечатал ей рот поцелуем, чтобы заглушить крики, и выстрелил в ее лоно мощной струей семени.
        Элеонора с остервенением поцеловала его в ответ, и Лит понял, что победил. Это был его триумф. Он посмотрел в широко распахнутые глаза Элеоноры и увидел в них отблески страсти, похожей на муку. На ее нижней губе выступила капелька крови от его безжалостных поцелуев.
        Литу вдруг стало стыдно. Он вел себя слишком жестоко по отношению к Элеоноре.
        Однако сейчас было не время признаваться в собственных ошибках.
        Он поставил Элеонору на ноги и, отойдя от нее, надел брюки.
        Она молча наблюдала за ним, прислонившись к стене и пытаясь восстановить дыхание. Лит не видел выражение ее глаз, но ее губы кривились так, словно Элеонора была готова заплакать.
        Конечно, ей хотелось плакать, ведь Лит обращался с ней как с продажной женщиной, купленной на одну ночь. Маркиз вдруг понял, что недалеко ушел от своего одиозного дядюшки.
        Светлые волосы Элеоноры рассыпались по плечам. Она была обворожительна. Элеонора не пыталась прикрыть обнаженную грудь с маленькими малиновыми сосками. Увидев на ее нежных полушариях синяки, Лит снова почувствовал стыд.
        Он вдруг вспомнил первую встречу с прекрасной наивной трогательной Элеонорой. И вот он превратил это чистое трепетное создание в настоящую искусительницу, жаждущую его объятий, сгорающую от вожделения. Но в этом образе она еще больше нравилась ему. Он страдал от угрызений совести, однако все больше хотел Элеонору.
        Однако каждый раз, когда Лит смотрел на нее, он чувствовал свою неизбывную вину перед ней. На шее Элеоноры осталась красная метка - след от его укуса. Лит хотел спросить, как Элеонора чувствует себя, но не стал. Палач не должен после пыток спрашивать свою жертву о самочувствии, это было бы верхом цинизма.
        Лит выпрямился.
        - Никакие извинения не могут загладить мою вину за подобное поведение,  - произнес он, стараясь не глядеть на Элеонору. Его голос звучал глухо от сильных эмоций, однако можно было подумать, что он все еще гневается на Элеонору. Это было не так, его возмущение утихло, и теперь маркиз был зол на себя.  - Я не трогал твою сестру, но ты имеешь полное право ненавидеть меня за то, что я сделал с тобой. Я ужасно обращался с тобой, несмотря на все мое уважение. Поступай, как знаешь. Я не буду мешать тебе.
        - Разве ты не боишься скандала?  - нахмурившись, спросила Элеонора.  - Тебя не пугает, что я предам гласности содержание писем?
        Ее голос дрожал и прерывался. К горлу Элеоноры подступил ком. Лит проклинал себя за вспышку похоти. До встречи с Элеонорой Трим он и не подозревал, что внутри него скрывается зверь. Ему казалось, ничто не могло пробудить в нем первобытного самца.
        - Мне плевать на письма,  - буркнул Лит, ему не хотелось сейчас разговаривать. Однако чувство долга заставило его добавить еще несколько слов: - Если… если почувствуешь, что наши отношения не обошлись без последствий, дай знать.
        Его голос предательски дрогнул. До чего довела его эта женщина! Еще немного, и он начнет заикаться.
        Глаза Элеоноры стали огромными от ужаса. Она сглотнула, стараясь справиться с комом в горле. Теперь ребенок от маркиза стал бы для нее проклятием. Но время не повернешь вспять… Что сделано, то сделано.
        Лит ненавидел себя за то, что все испортил своей грубостью и жесткостью, его гнев и похоть превратили их отношения в кошмар.
        Он был не в силах смотреть на Элеонору и повернулся к двери, чтобы уйти.
        - До свидания, Элеонора. Да благословит тебя Бог…
        - И ты не дашь мне ничего сказать?  - робко спросила она.
        Лит медленно повернулся. Он чувствовал себя смертельно усталым.
        - Я знаю, ты меня ненавидишь. Нет никакой необходимости повторять.
        Элеонора вскинула подбородок.
        - Перестань указывать, что мне делать!
        - Хорошо, я тебя слушаю. Что ты хотела сказать?
        Лит решил запастись терпением и смиренно выслушать Элеонору.
        Она некоторое время со странным выражением лица смотрела на него. Элеонора успела натянуть корсаж платья, и это избавило маркиза от зрелища ее наготы, которая возбуждала его, будила страсть. Маркиз всегда презирал людей, которые шли на поводу у своих низменных побуждений. Но оказалось, он тоже был не без греха.
        Элеонора отошла от стены, слегка пошатываясь. И Лит снова почувствовал угрызения совести. Он утолял свою страсть грубо, напористо, беспощадно, не думая о чувствах Элеоноры.
        Но если она бросит его, то жизнь потеряет для маркиза всякий смысл.
        Неожиданно Элеонора подошла к нему.
        - Когда ты дотрагиваешься до меня, я не могу больше ни о чем думать,  - промолвила она.
        Лит с изумлением уставился на нее.
        - Ты сводишь меня с ума,  - пробормотал он.
        Его изумление усилилось, когда ее губы тронула слабая улыбка.
        - Это хорошо.
        - Разве?  - нахмурившись, спросил он.
        Элеонора остановилась на расстоянии вытянутой руки. Он мог бы дотронуться до нее, если бы сделал полшага навстречу. Но Лит не решался, зная, что если она снова окажется в пределах досягаемости, то он сожмет ее в объятиях.
        Элеонора, закусив губу, застенчиво смотрела на него.
        - Я надеюсь, что это хорошо,  - сказала она.
        Лит всегда считал себя храбрым человеком: он не отступал ни на боксерском ринге, ни во время поединков. Но когда Элеонора сделала еще шаг к нему, сердце маркиза упало.
        - Чего ты хочешь?  - поспешно спросил он и попятился, как последний трус.
        Этот вопрос повис в воздухе, подобно дамоклову мечу.
        Элеонора облизнула губы, и Лит едва не застонал. Казалось бы, после столь бурной сцены он еще долго не должен был испытывать тяги к женщине. Однако когда маркиз уловил запах ее тела, ему захотелось снова овладеть Элеонорой.
        - О господи,  - заговорила вдруг снова Элеонора низким сдавленным голосом, от которого по телу маркиза забегали мурашки.  - Я не знаю, что со мной, но несмотря на все, что произошло между нами, я хочу тебя, Лит.
        Маркиз оцепенел.
        В глазах Элеоноры застыло выражение неуверенности.
        - Тебе это безразлично?  - спросила она.
        Лит в волнении провел рукой по волосам.
        - Конечно, нет! Но ты не доверяешь мне. Ты обвиняешь меня в страшных преступлениях.
        Элеонора горько усмехнулась.
        - Но если бы эти обвинения были правдой, разве могла бы я чувствовать в твоих объятиях такое?..
        - Ты хочешь сказать, что веришь мне?
        - Я надеюсь, что мое сердце всегда право, вот что я хочу сказать,  - прошептала она.  - И еще я надеюсь, что ты не тот человек, который погубил мою сестру. Да поможет нам обоим Бог…
        Лит был поражен ее словами, он на мгновение застыл, а потом сжал Нелл в объятиях и поцеловал. Трепет пробежал по телу Нелл, когда маркиз увлек ее на кожаный диван.
        Его ласки быстро возбудили ее. Она думала, что у нее не осталось сил. Напрасно… Это было не так. Нелл обладала неисчерпаемым запасом энергии.
        Лит стащил с нее платье и расшнуровал корсет. Когда ее грудь обнажилась для его поцелуев, Нелл застонала и заерзала под маркизом.
        Его зубы впились в ее жесткий набухший сосок, и Нелл пронзили острые ощущения, подобные вспышке молнии.
        Она негромко вскрикнула.
        Лит устроился между ее ног, и Нелл согнула их в коленях. Она распахнула рубашку маркиза и стала ласкать его мускулистую грудь.
        - Сними рубашку,  - пробормотала Нелл, погружаясь в полузабытье.
        Лит приподнялся и, стянув с себя рубашку, отшвырнул ее в сторону. Затем он снова склонился к любовнице, опираясь на руки. Нелл продолжала с наслаждением ласкать его крепкую мускулистую грудь, поросшую жесткими завитками волос. Неожиданно она вонзила ногти в его соски в отместку за грубое обращение.
        - Ведьма…  - выдохнул Лит, содрогнувшись всем телом.
        Это было первое слово, которое он произнес после того, как повалил ее на диван. В его устах оно звучало ласково.
        Покусывая и полизывая грудь маркиза, Нелл потянулась к его паху. Лит помог ей, и вскоре руки Нелл ощутили нечто твердое, как сталь, но шелковистое на ощупь. Она начала медленные, нежные поглаживания, скользя вверх и вниз. Лит застонал. На его лице пульсировала жилка. Мышцы напряглись.
        - Мне остановиться?  - неуверенно спросила Нелл, слегка сжав руку.
        Эта ласка раззадоривала ее, горячила кровь.
        - Нет,  - сдавленным голосом прошептал Лит.
        Он перевернулся на спину, и Нелл оказалась сверху. Схватив ее за руку, Лит показал, как продолжить ритмичные скольжения. Нелл оказалась прилежной ученицей.
        - Вот так?  - спросила Нелл, изумляясь тому, что плоть под ее рукой становился все тверже и больше.
        - Да,  - тяжело дыша, пробормотал Лит.
        У него было такое выражение лица, как будто он терпит невыносимые муки. Но Нелл вскоре поняла, что эта гримаса означает вовсе не страдания.
        Дыхание Лита было неровным, учащенным. Он схватил ее свободную руку и поцеловал костяшки пальцев. Нелл вздохнула. Нежность возвращалась в их отношения. Лит приподнялся и поцеловал ее в губы. Они сели лицом друг к другу, и маркиз вдруг приподнял ее ягодицы. Движимая желанием близости, Нелл устремилась к нему и уселась на его бедра. Его пульсирующая плоть упиралась ей в живот.
        - Возьми меня,  - нетерпеливо сказал Лит, изнывая от страсти,  - ради бога, возьми меня.
        Нелл с изумлением воззрилась на него.
        - Разве это возможно?
        Лит издал короткий смешок и приподнял ее бедра.
        - А ты попробуй.
        Он прижал ее к себе и впился в ее губы. Нелл стала медленно садиться на него, и, к ее крайнему изумлению, он беспрепятственно вошел в ее лоно.
        - О…  - выдохнула Нелл.
        Лит стал покусывать ее шею в самом чувствительном месте, и возбуждение Нелл дошло до предела.
        Не зная, что делать дальше, она положила ладони ему на плечи. Лицо Лита окаменело, оно было как будто высечено из гранита. Его выразительный рот приоткрылся. Казалось, что его веки опускаются под тяжелой бахромой густых ресниц, прикрывая потемневшие от возбуждения глаза.
        Нелл поерзала, устраиваясь поудобнее, и по телу Лита пробежала дрожь удовольствия.
        - Мне нужно делать какие-то движения?  - спросила Нелл.
        - Да, представь, что ты скачешь верхом.
        Кадык Лита судорожно дернулся. Он явно пытался сохранить контроль над собой.
        Лит был не из тех, кто легко отдает инициативу в чужие руки. Лит привык повелевать. Тем не менее сейчас он был во власти Нелл. На ее губах заиграла довольная улыбка. Она сделала несколько пробных движений вверх и вниз и по стонам Лита поняла: ему это нравится.
        Нелл нравилось задавать свой темп и ритм движений. Ладони Лита лежали на ее бедрах, и Нелл думала, что он сейчас снова возьмет инициативу на себя. Однако Лит медлил.
        Нелл приподнималась, и орган маркиза почти полностью выходил из ее лона, а потом опускалась на него всем весом, и он снова заполнял ее. Нелл получала удовольствие от этой скачки.
        Наслаждение казалось еще более сильным и изысканным от того, что они не были нагими. Нелл оставалась в сорочке и чулках, а Лит только расстегнул брюки, и она каждый раз, садясь на его бедра, ощущала прикосновение грубой ткани.
        Дыхание Лита участилось, на его обнаженном торсе выступила испарина. Каждый раз, когда Нелл садилась на него, мышцы маркиза сокращались, требуя разрядки. Чувствуя это, он решил приблизить финал любовницы.
        Припав к ее губам, он дотронулся до ее розового бутона и стал поигрывать с ним. Нелл взвилась, словно птица в полете, прижавшись лицом к изгибу его шеи, чтобы заглушить рвущийся из груди крик. Мир разлетелся на тысячи блестящих осколков.
        Ее бросило в жар, мышцы судорожно сократились, и ее лоно было затоплено горячим семенем.
        Время для них как будто остановилось. Объятия Лита казались Нелл золотой сферой, в которой она парила в вышине. Достигнув апогея в своем полете, Нелл плавно, словно перышко под дуновением теплого ветерка, устремилась к земле.
        Открыв глаза, Нелл обнаружила, что снова лежит на диване. Сегодня она видела в глазах Лита много противоречивых эмоций - возбуждение, гнев, жалость. Теперь же они светились радостью. Темно-серые глаза маркиза блестели, будто озера на восходе солнца. Лит смотрел на нее так, словно она была самым большим чудом на свете. Все сомнения Нелл рассеялись, она полностью доверяла этому мужчине. Бессердечный соблазнитель не смог бы сделать ее такой счастливой. Уловки обманщика бессильны, когда речь заходит о настоящем счастье.
        Нелл хотела сказать Литу, что больше не сомневается в нем, но он опередил ее:
        - Выходи за меня замуж, Элеонора.
        Глава 29
        Лит почувствовал, как напряглась Элеонора. Сначала она замерла, а затем с силой оттолкнула его. Вскочив с дивана, Элеонора подошла к камину и присела на корточки у огня.
        Литу показалось, что в ее взгляде мелькнула ненависть. Почему с ней произошла такая перемена? Минуту назад она безмятежно покоилась в его объятиях и не хотела вставать.
        Лит сел на диване и с озадаченным видом провел рукой по волосам.
        - Я так понимаю, что ты не хочешь быть моей женой.
        Элеонора поморщилась с таким видом, будто он предложил ей участвовать в чем-то омерзительном.
        - Ты чувствуешь себя виноватым, потому что лишил меня девственности.
        - Как ты можешь говорить такое, Элеонора? Я сделал тебе предложение руки и сердца вовсе не потому, что меня терзает чувство вины.
        - Я не уверена в твоей искренности.
        Потупив взор, она стала рассматривать красно-синий узор великолепного ковра, устилавшего пол. По ее груди и волосам бегали отсветы огня. Пламя окрасило ее пряди в разные тона.
        Увидев, что взгляд маркиза устремлен на ее грудь, Элеонора прикрыла ее сорочкой. Лита растрогала такая застенчивость.
        - Тебе не кажется, что мы слишком долго находимся здесь наедине?  - спросила Элеонора.  - Все в доме, наверное, уже догадались, чем мы занимаемся за закрытой дверью.
        - Я сделал тебе предложение от чистого сердца,  - мрачно заявил Лит, пропустив ее слова мимо ушей. Если его поведение шокировало Седжмуров и гостей, то это была их проблема, маркиз не собирался перед ними оправдываться.  - Но я действительно дурно поступил с тобой, каюсь. Сегодня я обращался с тобой не как с женщиной, которую уважаю, а как со шлюхой, которую снял на улице для удовлетворения похоти.
        Выражение строптивости исчезло с лица Элеоноры, и она положила руку на колено маркиза.
        - Ты был зол на меня и решил проучить. Но мы оба знаем, что в душе ты по-другому относишься ко мне.
        - Я потерял контроль над собой,  - признался маркиз.
        У него сжималось сердце при воспоминании о том, с какой силой он припечатал Элеонору к стене. Но хуже всего было то, что грубое обращение с ней доставляло ему удовольствие.
        - Мне нравится, что я заставляю тебя терять контроль над собой,  - прошептала Элеонора, глядя на него сияющими глазами.  - Я всегда знала, что не безразлична тебе.
        Его губы слегка скривились.
        - Ты мне до такой степени не безразлична, что это меня пугает,  - промолвил он.
        Лит был готов признаться Элеоноре в любви, но его останавливала ее реакция на предложение руки и сердца. Маркиза терзали сомнения, и это состояние нерешительности раздражало его. Но он не знал, как избавиться от сомнений.
        - Ласки и поцелуи рассказали мне о твоих чувствах. Вот почему я в конце концов пришла к заключению, что это не ты погубил несчастную Дороти,  - промолвила Элеонора.
        От ее слов на душе Лита стало тепло.
        - Наверное, я должен был поведать тебе о преступлениях дяди.
        - Должен? Ты мне ничего не должен.
        - И все же, я был не достаточно откровенен с тобой. Став моей любовницей, ты получила право знать о темных сторонах жизни моей семьи. Мне очень стыдно, что мой кровный родственник причинил столько боли людям и стал причиной гибели твоей сестры.
        - Подумать только! В этих преступлениях я обвиняла тебя!  - В голосе Элеоноры звучало раскаянье. Она сжала колено маркиза.  - Это я должна испытывать чувство вины перед тобой. Ведь я лгала тебе с самого начала.
        Лит положил ладонь на ее руку, и, как ни странно, Элеонора не отдернула ее. Более того, она переплела свои пальцы с его. Это было жестом примирения и, возможно, прощения.
        - Ты не могла знать, что дядя использует мое имя.
        Элеонора бросила на него осторожный взгляд.
        - Я несколько месяцев обманывала тебя, а ты все равно не утратил доверия ко мне. Возможно ли такое?
        Лит пожал плечами.
        - Я прощаю тебя.
        Его действительно не смущало, что Элеонора долго лгала ему. Если бы она не отправилась на поиски этого проклятого дневника, то они никогда не встретились бы. От одной мысли о том, что они могли разминуться в этой жизни, у маркиза все внутри холодело.
        Элеонора сделала его жизнь насыщенной, богатой, интересной. Даже если она покинет его, он не вернется к своему прежнему существованию. Элеонора навсегда изменила Лита.
        Ее нежный взгляд пронзил его сердце.
        - Ты замечательный человек, Лит.
        Маркиз сжал ее руку.
        - Ты называла меня Джеймсом в домике, где мы вместе провели ночь.
        - Джеймс…  - произнесла она, и нежная музыка его имени растопила все обиды.  - В глубине души я всегда знала, что ты - хороший человек. Мне так и не удалось убедить себя в обратном.
        - Спасибо.
        Он поднес ее руку к губам и поцеловал пальцы.
        - И все же, обнаружив письма обманутых женщин, ты испугалась, решив, что я злодей.
        - Да, я думала, что стала жертвой обмана, как и Дороти,  - призналась Элеонора. Элеонора обхватила ладонями лицо Лита.  - В то утро мне не хватило ума разбудить тебя и поговорить начистоту. Я не могла смириться с мыслью, что по твоей вине превратилась в падшую женщину.
        - А что ты думаешь по этому поводу сейчас?
        - Сейчас я думаю только об одном: хозяева и гости давно догадались, чем мы занимаемся в библиотеке.
        - Всем известно, что я обожаю читать.
        Элеонора улыбнулась, и на ее щеках выступил румянец.
        - Все, что ты делал сегодня со мной, доставило мне огромное наслаждение. Я хочу, чтобы это чаще повторялось.
        - Обещаю, любовь моя, что не дам тебе скучать,  - сказал маркиз и добавил: - Когда мы поженимся.
        Его не удивило, что она вырвала свою руку и отпрянула от него.
        - Маркиз Лит не может жениться на служанке.
        Элеонора повторила слова его матери. Однако Лит был не согласен с этим утверждением.
        - Но почему?
        Она бросила на него нетерпеливый взгляд.
        - Ты прекрасно знаешь, почему.
        - Нет, объясни.
        Она поднялась и стала расхаживать по комнате. Подол сорочки едва прикрывал ее колени, и Лит видел изящные икры и лодыжки Элеоноры. Это было соблазнительное зрелище.
        - История про Золушку, конечно, вызывает умиление, но аристократы не женятся на таких девушках, как я.
        - А что в тебе не так?
        - Я не происхожу из знатного рода,  - стала перечислять Элеонора, зайдя за спинку дивана.  - Кроме того, мне приходится зарабатывать себе на хлеб, потому что я бедна. Свет презирает простолюдинок.
        - Седжмур тебя не презирает,  - сказал Лит.  - Что ты там делаешь?
        Элеонора выпрямилась, застегивая платье.
        - Одеваюсь.
        - Иди сюда, я помогу.
        - Спасибо.
        Она обошла диван и встала спиной к Литу, чтобы он мог застегнуть крючки.
        - Подними волосы.
        Грациозным жестом, от которого у маркиза перехватило дыхание, Элеонора подняла волну пышных светлых волос. Лит замер, глядя, как завороженный, на изящные линии ее шеи и плеч. Она была прекрасна, как ангел. Лит поцеловал ее в затылок.
        - Герцог и его друзья были добры ко мне,  - снова заговорила Элеонора, когда Лит застегнул крючки на ее платье.
        - И что ты хочешь этим сказать?
        - То, что я мимолетный гость. Они знают, что я не буду часто наносить им визиты, что я не буду претендовать на их дружеское участие в моей судьбе.
        - Я бы не утверждал этого.
        Элеонора резко повернулась к нему лицом.
        - Ты несешь чушь. Тебе нельзя жениться на мне.
        - То есть ты не хочешь стать моей женой?
        - Я не хочу, чтобы ты сделал то, о чем впоследствии будешь горько сожалеть,  - отрезала она.
        Лит отметил про себя, что она не ответила на его прямой вопрос.
        - С чего ты взяла, что я буду жалеть о своем выборе?
        - Потому что я простолюдинка, а ты знатная особа!
        Маркиз улыбнулся.
        - Ты аристократка по своей натуре, Элеонора. Моя мать сразу поняла это. Поэтому она и предложила тебе место компаньонки.
        Эти слова не произвели на Элеонору нужного эффекта. Она не стремилась стать своей в обществе аристократов, памятуя о том, что не все они были порядочными людьми. История дяди маркиза служила красноречивым доказательством того, что в среде знати встречались подлецы и мерзавцы.
        - Твоя мать придет в ужас, если узнает, что ты решил жениться на безродной дочери бедного старшего сержанта,  - парировала Элеонора.  - Она хочет для тебя другой участи. Леди Лит мечтает, что ее сын женится на представительнице богатой влиятельной семьи.
        - Ты ей нравишься.
        - Как служанка, но не как невестка.  - Элеонора прищурилась.  - А как же твоя политическая карьера? Если ты женишься на мне, все пойдет прахом. Ты был совсем недавно расстроен скандалами, которые в конце концов вынудили тебя уехать в Йоркшир. Представь, какой длинный шлейф пересудов повлечет за собой твоя женитьба на девушке, которая скребла полы в твоем доме!
        Лит встал.
        - Да, я хочу жениться на девушке, которая разбирается в современной литературе, которая прекрасно справляется с работой секретаря, которая умеет вести себя в обществе герцога и герцогини, которая очаровала всех в моем имении. И наконец, я хочу жениться на девушке, с которой мне нравится заниматься любовью.
        - Я буду заниматься с тобой любовью. Во всяком случае, до тех пор, пока не надоем тебе.
        Лит сделал резкий жест.
        - Ты заслуживаешь большего.  - Его голос звенел от волнения.  - Ты создана не только для постели, ты создана, чтобы стать для меня спутницей жизни, матерью моих детей, хозяйкой моего дома.
        Она сделала неуверенный шаг назад, но Лит остановил ее, схватив за руку. Элеонора дрожала всем телом. Лит только теперь заметил это. Однако ее голос звучал совершенно спокойно.
        Лит думал, что она вырвет руку, но Элеонора стояла, не шевелясь.
        - Я не хочу потерять тебя,  - проговорила она глухим голосом.
        Сердце Лита как будто остановилось, а потом забилось в бешеном темпе. Он вгляделся в ее золотистые глаза. Неужели ее слова были признанием в любви?
        - Ты не потеряешь меня, если мы поженимся.
        - Наш брак поставит крест на твоих надеждах, амбициях, на всей прошлой жизни.
        - Я давно уже понял, что могу быть счастлив, живя вдали от коридоров власти.
        - На короткое время - да. Но потом ты пожалеешь, что пожертвовал своими мечтами, искупая вину перед женщиной, которую соблазнил.  - Элеонора вдруг засмеялась, и Лит вздрогнул, услышав ее неестественный смех.  - Как мне могла прийти в голову мысль, что ты - безжалостный обольститель? Ты же святой!
        Он мрачно посмотрел на нее.
        - Это оскорбление?
        Элеонора устало вздохнула.
        - Я хочу, чтобы вы взглянули правде в глаза, милорд.
        Она намеренно использовала официальное обращение, чтобы подчеркнуть разделявшую их пропасть.
        - А ты подумала о будущем? О детях, которые у нас родятся? Они ведь будут считаться незаконнорожденными, и это ограничит их в правах. Где же твоя гордость, Элеонора?
        Лит попал в точку.
        - Я поставила крест на своей гордости, когда стала твоей любовницей.
        Теперь настала его очередь смеяться.
        - Ерунда! Ты упрямая и властная женщина. Ты смогла бы стать даже предводительницей амазонок.
        Лит вдруг заметил, что Элеонору очень расстраивает этот спор, но она пытается скрыть это. Ему стало жаль возлюбленную.
        - Зачем ты это делаешь?  - тихо промолвила она.  - Ты же умный человек. Ты знаешь, что наш брак невозможен. Именно поэтому ты предложил мне стать любовницей.
        - У меня было время подумать.
        Уголки ее губ опустились.
        - Ты почувствовал ответственность за то, что сделал со мной.
        Лит подошел к буфету и достал графин с кларетом. Разлив его по бокалам, он передал один из них Элеоноре.
        - Жестокий мир, в котором мы живем, особенно беспощаден к незаконнорожденным,  - промолвил Лит, любуясь игрой бликов в рубиновом вине.  - Если ты не веришь мне, спроси Седжмура, Хилбрука и сэра Ричарда. Все они прошли через испытания, связанные с обстоятельствами их рождения.
        Элеонора нахмурилась.
        - Но мне показалось, эти джентльмены вполне счастливы.
        - Они счастливы потому, что нашли хороших жен. Я тоже встретил женщину, с которой хотел бы прожить всю жизнь.
        Элеонора отпрянула от него так резко, что едва не пролила вино из бокала.
        - Ты настоящий дьявол!
        Лит забрал у нее бокал, опасаясь, что она испортит красивое платье.
        - Осторожнее!
        Элеонора взглянула ему в глаза.
        - Милорд,  - с непреклонным видом сказала мисс Трим,  - вы оказали мне большую честь, предложив стать вашей женой. Но, к сожалению, я вынуждена отказаться.
        - Элеонора,  - промолвил Лит, держа в руках бокалы с кларетом.
        Элеонора смотрела на него с надменным выражением.
        - Я дала вам ответ, лорд Лит.
        Маркиз понял, что больше никогда не услышит из ее уст свое имя «Джеймс».
        - Я не сдамся.
        - Мне бы хотелось, чтобы вы смирились с неизбежным.
        - Я хочу, чтобы ты была моей маркизой, Элеонора.  - Лит поставил бокалы с вином на столик у стены.  - Я упрямый человек, ты знаешь.
        Элеонора вздохнула.
        - Вы сказали, что я заслуживаю большего, чем статус вашей любовницы? Так вот, по моему мнению, вы тоже заслуживаете большего, чем отношения с простолюдинкой, которые можно назвать любовной интрижкой.
        - Наши отношения для меня - не любовная интрижка!  - с горечью возразил маркиз.
        Ее печальная улыбка разрывала ему сердце.
        - Наш роман - это всего лишь краткий, ничего не значащий эпизод в вашей жизни, милорд. Когда вы вступите в брак по расчету и добьетесь своих целей, я перестану интересовать вас.
        - Что за чушь?  - возмутился маркиз.
        - Это не чушь,  - отрезала Элеонора.
        Он схватил ее за руки.
        - Я сделаю все, чтобы переубедить тебя!
        Ее лицо вспыхнуло от гнева.
        - Ты думаешь, что способен заставить меня принять твое предложение? Ты хочешь сделать это проверенным способом - с помощью ласк и поцелуев?
        - Но нам обоим нравится этот способ!
        Элеонора покачала головой.
        - Не смей злоупотреблять своей властью над моими чувствами!
        - Когда ты остынешь, я снова попрошу тебя выйти за меня замуж, Элеонора.
        - И я снова скажу тебе «нет». Не трать попусту время!
        - Это мое время, и я буду распоряжаться им по своему усмотрению,  - спокойно сказал маркиз, решив набраться терпения.
        В конце концов Элеонора могла передумать. Когда он предложил ей стать его любовницей, она тоже сначала отказалась.
        «Ну что же, я подожду»,  - подумал он. Лит надеялся, что, родив ребенка, она будет менее категорична в своих суждениях о будущем.
        Элеонора выглядела уставшей. Но даже в этом состоянии она была хороша собой. День выдался трудным, суматошным. Всего несколько часов назад казалось, что Элеонора ненавидит его. Но сейчас в душе маркиза вспыхнул лучик надежды. Элеонора отказывалась выйти за него замуж не потому, что не хотела жить с ним. Она пеклась о его благополучии.
        Литу предстояло убедить упрямицу в том, что их брак сделает его счастливым.
        Он улыбнулся и протянул ей руку.
        - Давай не будем ссориться на ночь глядя, дорогая.
        Поколебавшись, Элеонора пожала его руку.
        - Не заговаривай со мной больше о браке,  - попросила она.
        В ее потемневших от усталости и душевной боли глазах сквозило отчаянье. Лит обнял Элеонору на прощание.
        - Обещаю, что по крайней мере сегодня не буду больше заводить этот разговор.
        Нелл закрыла дверь спальни и в изнеможении привалилась к ней спиной. У нее было такое чувство, будто она пережила кровопролитное сражение. Однако ее битва с Джеймсом только начиналась. Он не откажется от своей безумной идеи. Нелл помнила выражение решимости на его лице.
        Закрыв глаза, она попросила у Господа сил идти до конца, хотя выйти замуж за маркиза было ее заветной мечтой. Если бы она не провела в Аллоуэй Чейз несколько месяцев и не поняла, как важна для Лита политическая карьера, то, наверное, сдалась бы, уступила маркизу. Но Нелл знала: если за брак с ней Литу придется заплатить слишком высокую цену, он простит ее, но сама она никогда себя не простит.
        Она подавила рыдание, рвущееся из груди. Сегодня был безумно тяжелый день.
        - Мисс Трим, вы в порядке?  - внезапно раздался ласковый женский голос.
        Изумленная Нелл открыла глаза и окинула взглядом тускло освещенную комнату, половина которой пряталась в густой тени. В камине полыхал огонь, а на прикроватном столике горела свеча. В темном углу Нелл разглядела леди Хилбрук, уютно расположившуюся в кресле.
        - Ваша милость…  - в растерянности пробормотала Нелл.
        Ей было страшно представить, что думают о ней обитатели поместья Седжмуров после того, как она провела несколько часов с Джеймсом за запертой дверью.
        - Простите, что напугала вас.  - Сидони Меррик встала и подошла к Нелл.  - Пен беспокоилась о вас, и я обещала, что дождусь вашего возвращения в этой комнате. Герцогине нельзя волноваться.
        - Вы и герцогиня очень заботливы, спасибо,  - пролепетала Нелл, чувствуя, как горят ее щеки.
        Она крепче прижалась спиной к двери, ей хотелось провалиться сквозь землю. Распущенные волосы и измятая одежда красноречиво свидетельствовали о том, чем она и маркиз занимались в библиотеке.
        - Лорд Лит не наделал глупостей? Не обидел вас?  - пытливо глядя на нее, спросила леди Хилбрук.
        Нелл покачала головой.
        - Нет. Выяснилось, что я ошибалась, обвиняя во всех грехах невинного человека. Это дядя маркиза под его именем соблазнил мою сестру.
        Казалось, в эти несколько фраз можно было уложить все бурные драматические события недавнего прошлого. Хотя, конечно, история была бы неполной без многочисленных подробностей. Кроме того, Нелл о многом умолчала. Она не упомянула о продолжающемся романе с Джеймсом, о шантаже Гринграсса, об оказавшемся под угрозой политическом будущем маркиза.
        - Я не удивлена. Невилл Фэрбродер был отпетым мерзавцем.  - Леди Хилбрук показала на маленький столик у стены.  - Хотите коньяку? Вы выглядите несколько… расстроенной.
        Нелл вздрогнула. Она знала, что выглядит ужасно. Ей хотелось остаться одной, но она не могла пренебречь вниманием леди Хилбрук. Пришлось смириться с неизбежным… Нелл отошла от двери и рухнула на стул. После всего пережитого ноги не держали ее.
        - Спасибо,  - прошептала она, принимая бокал из рук прекрасной брюнетки.
        Сделав глоток, Нелл закашлялась. Крепкий напиток обжигал горло.
        - Выпейте все до конца,  - посоветовала леди Хилбрук, положив ладонь на плечо Нелл.  - Конечно, я для вас чужой человек, но поверьте, я понимаю, в каком состоянии вы сейчас находитесь. Мы с Джонасом прошли нелегкий путь, прежде чем обрели счастье.
        - Ваша милость, я…  - начала Нелл. С ее уст готова была сорваться ложь, но встретив проницательный взгляд леди Хилбрук, Нелл смущенно замолчала.
        - Не надо ничего объяснять, мисс Трим,  - тихо сказала Сидони.  - Но если вы захотите поговорить со мной по душам, я обещаю, что не буду осуждать ваши поступки, руководствуясь правилами общественной морали, рамки которой бывают чрезвычайно тесны.
        - Вы… вы представить себе не можете, что я натворила,  - пробормотала Нелл, потупив взор.
        Звонкий смех леди Хилбрук удивил Нелл.
        - Мы все совершаем глупости, когда влюбляемся, мисс Трим.
        Слезы навернулись на глаза Нелл.
        - Прошу вас, не надо…
        - Увидев вашу лошадь,  - перебила ее леди Хилбрук,  - мы сразу поняли, как много вы значите для лорда Лита.
        Несмотря на подавленное состояние, Нелл улыбнулась.
        - При чем здесь моя лошадь? Безумие какое-то…
        - Вы хотите сказать, что мы ошиблись?
        - Его светлость…  - Нелл вдруг осеклась.
        Что она могла сказать? Что его светлость с пренебрежением относился к своему будущему? Что он разбил ей сердце?
        Улыбка сошла с лица Нелл.
        Сжав ее плечо, леди Хилбрук наклонилась и поцеловала Нелл в щеку.
        - Я вижу, что вам хочется побыть одной. Я для вас чужая. Вам сейчас кажется, что на вас обрушились все беды мира.
        - Тут уже ничего не поделаешь,  - промолвила Нелл и ужаснулась, осознав, что проговорилась.
        Ее слова подтвердили подозрения леди Хилбрук.
        - Никогда нельзя опускать руки. Нужно действовать!
        - Только не в моем случае,  - пробормотала Нелл, теребя складки платья.
        Леди Хилбрук сочувственно улыбнулась.
        - Будьте отважны и следуйте голосу сердца, мисс Трим.
        - Мое сердце - ненадежный поводырь,  - выдавила из себя Нелл.
        Ей отчаянно хотелось, чтобы Сидони ушла. Этот разговор ущемлял ее гордость.
        - Порой оно - единственный поводырь, за которым следует идти.  - Леди Хилбрук широко улыбнулась.  - Но вы, конечно, можете послать меня ко всем чертям.
        Нелл тоже попыталась улыбнуться, но улыбка вышла натянутой.
        - Я не стала бы прибегать к столь грубым выражениям.
        Леди Хилбрук тихо засмеялась.
        - Станете, мисс Трим, если вас до этого доведут. И не отрицайте этого!
        Нелл нахмурилась, не понимая, комплимент это или оскорбление.
        - Вы…
        - Я вижу, что сейчас разговор не имеет смысла. Мне не хочется вас мучить. Просто знайте: вы не одиноки, хотя и находитесь среди малознакомых людей.
        - Вы очень любезны,  - сказала Нелл.
        Леди Хилбрук пронзила ее проницательным взглядом.
        - Я сейчас уйду, вам не терпится остаться одной.
        - Спасибо,  - с облегчением выдохнула Нелл.
        Она боялась, что обитатели усадьбы осудят ее разнузданное поведение и станут с презрением относиться к ней. Предложение дружбы со стороны леди Хилбрук казалось Нелл незаслуженным подарком.
        Леди Хилбрук направилась к двери.
        - Спокойной ночи, мисс Трим.
        - Спокойной ночи, ваша милость,  - прошептала Нелл.
        Ее ждала долгая бессонная ночь, полная слез.
        Глава 30
        - Пришло время разобраться с Гринграссом,  - заявил Хилбрук, поднося к губам чашку кофе.  - Судя по всему, он снова взялся за старое.
        Седжмур пригласил после завтрака всех джентльменов в библиотеку для серьезного разговора. Лит, Хилбрук, Хармзуорт и сам хозяин дома удобно устроились в кожаных креслах.
        - После того как свинья Фэрбродер застрелился, я разослал по всему королевству своих людей с заданием найти мерзавца Гринграсса,  - продолжал Седжмур, бросив извиняющийся взгляд на Лита.  - Простите, старина, я знаю, что Фэрбродер приходился вам дядей, но этот человек был гнилым до мозга костей.
        - Не извиняйтесь, я не принимаю оскорбления в адрес этого чудовища на свой счет,  - мрачно заметил маркиз. Он встал и подошел к окну, за которым моросил унылый дождь.
        - Любому негодяю легко спрятаться за чужим именем,  - промолвил Хармзуорт. Он, как всегда, выглядел безупречно.
        Сэр Ричард как будто сошел с картинки журнала мод. Его избалованная гончая лежала в нескольких шагах на ковре.
        Лит всегда считал сэра Ричарда безмозглым шалопаем, которого герцог Седжмур зачем-то таскает за собой. Но, приглядевшись к баронету, маркиз изменил мнение о нем.
        - Гринграсс пошел по стопам своего хозяина. Как я понимаю, дядя под вашим именем обманывал девиц, разъезжая по всей стране.
        - По-видимому, так,  - сухо согласился Лит.
        - И среди этих несчастных была сестра мисс Трим,  - добавил Седжмур.
        - Да, сестра по матери. Они носили разные фамилии, именно поэтому мисс Трим под своим настоящим именем появилась в Аллоуэй Чейз.
        - Какая предприимчивая женщина!
        - Ей не занимать мужества,  - стараясь говорить бесстрастным тоном, произнес Лит.
        Вообще-то он подозревал, что хозяева и гости догадались, чем он и Элеонора битый час занимались в библиотеке.
        Интересно, что бы они сказали, если бы узнали о предложении руки и сердца, которое маркиз сделал своей бывшей служанке? И о том, что она отвергла его?
        - Гринграсс окопался где-то в Беркшире,  - сказал Лит,  - во всяком случае, я по его указанию именно туда должен прислать или отвезти деньги. Он сообщил, что находится в Мейденхеде. А его первое письмо было из Ньюбери.
        Получив письмо с предложением выкупить дневник, Лит написал шантажисту о согласии, и Гринграсс прислал ему свой новый адрес. Хитрый негодяй, видимо, переезжал с места на место, путая следы, чтобы избежать правосудия.
        Откинувшись на спинку кресла, Хилбрук сардонически улыбнулся.
        - Надо отдать должное чувству юмора этого парня, он не случайно выбирает те места, в которых останавливается.
        - Нам сейчас не до шуток, Джонас,  - одернул его герцог.  - Вы видели письма несчастных жертв? Невилл Фэрбродер соблазнил этих женщин и бросил, обрекая на голодную смерть. Жаль, что я сам не застрелил этого выродка! Самоубийство слишком легкая смерть для него.
        - Письмо Гринграсса с требованием выкупить дневник я получил всего лишь неделю назад,  - сообщил Лит джентльменам.  - Нанятые мной сыщики пытались установить местонахождение шантажиста, но потерпели неудачу, хотя сутки дежурили у гостиницы в Ньюбери.
        - Интересно, на что живет Гринграсс сейчас, потеряв своего хозяина, а вместе с ним и источник дохода?  - задумчиво проговорил Хармзуорт.  - Фэрбродер ушел из жизни больше года назад. Странно, что Гринграсс стал шантажировать Лита только сейчас. Чего он так долго ждал?
        - Возможно, после самоубийства лорда Невилла он затаился, опасаясь судебного преследования,  - высказал предположение Седжмур.
        Хармзуорт нахмурился.
        - Гринграсс - хладнокровный преступник. Думаю, он не боится даже Страшного суда. Если бы ему нужны были деньги, он начал бы шантажировать Лита еще год назад.
        - Мы знаем место, где он планирует получить деньги от меня,  - сказал Лит.  - Должно быть, Гринграсс находится где-то рядом. Тем более что он потребовал выплатить ему всю сумму в течение недели.
        - Надеюсь, Лит, вы не собираетесь выполнять его требования?  - спросил красавчик Хармзуорт.
        Маркиз улыбнулся баронету, которого когда-то считал своим недругом.
        - Разумеется, нет. Я намерен достать этот проклятый дневник и уничтожить его. А вместе с ним - и негодяя Гринграсса.
        - Браво,  - одобрил его намерения Хилбрук.  - Кстати, я тоже не против поездки по близлежащим графствам.
        - В такую промозглую погоду любая прогулка в южном направлении кажется заманчивой,  - улыбнулся Седжмур.
        - В таком случае, выпьем за успех!  - провозгласил тост Хармзуорт, подняв чашку кофе.
        Лит нахмурился.
        - Я вас не понимаю.
        - Что тут непонятного? Все очень просто, мой дорогой Лит,  - сказал Седжмур с видимым превосходством, которое раздражало маркиза с тех пор, как отношения между Фэрбродерами и Ротермерами сильно испортились.
        Однако сейчас, как ни странно, эта манера не вызвала у маркиза досады. Любовь, должно быть, сделала его более мягким и терпимым.
        - Да, все просто,  - подтвердил Хилбрук, еще один человек, которого Лит раньше недолюбливал.
        Любое помещение, в которое входил Джонас Меррик, сразу же становилось тесным. Казалось, он занимал все пространство. Но Лит больше не испытывал желания заехать этому самодовольному типу в челюсть.
        - У Гринграсса перед каждым из нас должок. Мы будем рады взыскать с него эти долги и одновременно помочь вам.
        Лит бросил взгляд на яркие языки пламени в камине.
        - Я ценю вашу поддержку, но сумею сам справиться с негодяем.
        Седжмур, засмеявшись, встал и, к удивлению маркиза, хлопнул его по плечу с таким видом, словно их связывала дружба, а не светские условности.
        - Будьте проще, Лит! Мы не хотим пропустить все самое интересное из-за вашего упрямства!
        Изумленный Лит отпрянул от герцога и обвел удивленным взглядом его друзей. Джентльмены смотрели на него без тени враждебности или пренебрежения.
        - И все же вам следовало предупредить меня, прежде чем предавать гласности преступления моего дяди,  - бросил он упрек герцогу. Однако в его тоне уже не было прежней ярости и враждебности по отношению к Седжмуру.
        Герцог протянул ему руку в знак примирения.
        - Что было, то прошло. Не будем ворошить старые обиды!
        Если бы кто-нибудь сказал маркизу шесть месяцев назад, что он примет предложение Кэмдена Ротермера, герцога Седжмура, стать друзьями, Лит рассмеялся бы в лицо выдумщику. Герцог и маркиз тогда были злейшими врагами, их рассорил побег Софи из дома. Но теперь Лит, к собственному удивлению, улыбаясь, пожал протянутую ему руку.
        - Давайте начнем отношения с чистого листа, ваша светлость.
        - Хорошо сказано,  - промолвил герцог.
        Честно говоря, Лит был растроган. Всю жизнь он считал себя одиноким волком, потому что противостоял трудностям, по сути, в одиночку. Но последнее время у него появилась не только любимая женщина, но и друзья. Лит понимал, что вслед за герцогом свою дружбу предложат ему Хилбрук и Хармзуорт, которые с одобрением наблюдали сцену рукопожатия бывших неприятелей.
        - Ну вот и прекрасно,  - сказал Хилбрук и, встав, тоже протянул маркизу руку.
        Лит на мгновение растерялся, но быстро пришел в себя и пожал руку Хилбрука. Он плохо знал этого человека. Говорили, что Джонас Хилбрук был внебрачным ребенком, и это долгое время мешало ему стать полноправным членом высшего общества.
        - Мы отправляемся в Беркшир, чтобы раздавить аспида,  - добавил Джонас.
        Хармзуорт тоже поднялся, чтобы в свою очередь пожать руку Литу. На губах светского красавца играла очаровательная улыбка, которая раньше раздражала Лита.
        - Добро пожаловать в нашу банду. Обряд кровного братания пройдет перед обедом.
        - Мы, не дожидаясь обеда, отправимся в путь,  - предупредил Седжмур.
        Лит засмеялся.
        - Мне не терпится воскликнуть: «Один за всех и все за одного!»
        - А кто сообщит нашим женам, что мы отправляемся в путешествие без них?  - криво усмехаясь, поинтересовался Хилбрук.  - Я не рискну. Легче противостоять Гринграссу, чем их гневу.
        - Пен будет рада, если ее подруги составят ей компанию,  - заявил Седжмур.
        - Я уверен, что Сидони останется здесь, если я сумею убедить ее в том, что на этот раз не потребуется прикрывать мне спину с пистолетом в руках,  - сказал Хилбрук.
        - Что касается Дженевив,  - заговорил Хармзуорт,  - то на следующей неделе она читает лекцию в Королевском обществе, поэтому ей нужно собираться в Лондон.
        Сэр Ричард был женат на женщине, которую называли «синим чулком». Узнав об их свадьбе в прошлом году, Лит долго смеялся. Он не мог представить вместе светского щеголя и ученую даму. Однако, судя по всему, они прекрасно ладили.
        - Седжмур, во имя нашей дружбы я прошу вас приютить у себя в доме мисс Трим, пока мы не вернемся,  - произнес Лит.
        Раньше идея обратиться к высокомерному герцогу с какой-либо просьбой не пришла бы в голову Литу.
        - Конечно, старина, пусть остается. Пен будет этому рада.
        - Спасибо.
        Лит знал, что Элеоноре не понравится идея оставить ее в поместье герцога. Она была отважной женщиной и наверняка хотела своими глазами увидеть драматическую развязку запутанной истории.
        Глава 31
        Нелл пришпорила лошадь по кличке Джинджер, заметив с вершины холма всадников и экипаж. Гнедая кобыла, на долю которой выпало немало испытаний по пути в Фентонвик, пустилась галопом.
        Хотя Нелл и злилась на Джеймса за то, что он уехал, оставив на прощанье всего лишь короткую записку, она не могла отрицать очевидного: он разбирался в лошадях. Джинджер была настоящим чудом.
        Позади кавалькады по дороге, ведущей в Беркшир, на огромном вороном коне скакал лорд Хилбрук. Джеймс и Седжмур ехали впереди. Сэр Ричард, по-видимому, находился в закрытом экипаже вместе с женой. К экипажу был привязан серый оседланный конь, который, судя по всему, принадлежал Хармзуорту.
        Внезапно лорд Хилбрук остановился и, развернув коня, стал поджидать Нелл.
        - Приветствую вас, мисс Трим,  - снимая шляпу, сказал он, когда она подъехала ближе.
        - Добрый день, милорд,  - мрачно поздоровалась Нелл.
        Она побаивалась Джонаса Меррика, все лицо которого было изуродовано шрамами.
        - Вы, должно быть, скакали сломя голову.
        Из-за кареты выехал Джеймс.
        - Что ты здесь делаешь, Элеонора?  - с недоумением спросил он.
        Маркиз был так зол, что использовал неофициальное обращение, вместо того чтобы назвать ее «мисс Трим». Однако Нелл было не до подобных тонкостей.
        Она тоже кипела от злости.
        - Это я вела поиски дневника! Это мое расследование!
        - Больше не твое.
        - Кто дал тебе право решать за меня?
        На скулах Лита заходили желваки. Он пытался взять себя в руки.
        - Ты еще плохо держишься в седле и будешь отставать в пути,  - сказал он.
        - Это твоя единственная отговорка?  - холодно произнесла Нелл.
        За ними издали с улыбкой наблюдал Седжмур.
        - Возвращайся в поместье, Элеонора,  - приказал Лит.  - Здесь тебе не место.
        - Это как раз то место, где я должна сейчас быть.
        Дверь экипажа распахнулась, и из него вышел сэр Ричард, одетый с такой тщательностью, будто ехал с визитом в Мейфэр, фешенебельный район Лондона.
        - Мисс Трим, вы решили присоединиться к нам?
        - Леди немного прокатится с нами, а потом вернется в Фентонвик,  - заявил Лит.
        - Нет, я не вернусь в поместье,  - возразила Нелл.
        В окне экипажа появилась голова леди Хармзуорт.
        - Мисс Трим! Какой сюрприз!
        Лит бросил на Нелл испепеляющий взгляд.
        - Я могу проводить тебя до усадьбы герцога,  - буркнул он.
        - Привязав к своему седлу?  - вкрадчиво спросила Нелл.
        - Если надо будет, то и привяжу,  - пообещал маркиз с каменным выражением лица.
        - А когда мы приедем в усадьбу, как ты заставишь меня остаться там?  - не унималась Нелл.  - Привяжешь, как собаку, в псарне?
        Лит проворчал что-то себе под нос.
        Нелл взглянула на лорда Хилбрука, который с беспечным видом обозревал окрестности, стараясь не смотреть на нее и маркиза. Нелл показалось, что он едва сдерживает приступ хохота.
        - Не будь смешной,  - пробормотал Лит.
        - Что бы ты ни делал, я все равно поеду с вами. Я знаю, куда вы направляетесь, я читала письмо Гринграсса. Ваш путь - в Беркшир.
        - Это опасное путешествие.  - Маркиз подъехал ближе к Нелл, надеясь, что его никто, кроме нее, не услышит.  - Я не переживу, если с тобой что-нибудь случится.
        Нелл поняла его тактику: он взывал к ее чувствам. Лит знал, что дорог ей, и пользовался этим.
        - Я сумею постоять за себя.
        - Это все глупая бравада, любовь моя,  - прошептал Лит.  - Прошу тебя, вернись в Фентонвик, сделай это ради меня. Обещаю, мы уладим все проблемы.
        - Я уверена, что вам это удастся.
        Лит с надеждой взглянул на нее.
        - Значит, ты прислушаешься к голосу разума?
        - Нет, я хочу видеть последний акт этой драмы,  - заявила она.  - Вы зря теряете время, милорд.
        - Черт бы побрал этих упрямых женщин!  - в сердцах воскликнул маркиз и дернул поводья. Его лошадь нервно переступила с ноги на ногу.  - Ты можешь остаться в Лондоне с леди Хармзуорт. А если она не захочет приютить тебя в своем доме - а я вообще-то не стал бы осуждать ее за это,  - то можешь остановиться в моем особняке. Я запру тебя в подвале, если понадобится.
        Нелл с наигранным безразличием взглянула на него.
        - Посмотрим.
        - Садитесь ко мне в карету, мисс Трим,  - пригласила леди Хармзуорт.  - Мы не закончили спор о романе Джейн Остин «Мэнсфилд-парк».
        - С удовольствием, миледи,  - ответила Нелл, бросив на маркиза победоносный взгляд.
        В ее душе звучали фанфары.
        Джеймс спешился и помог даме сойти с лошади.
        - Если ты думаешь, что я не злюсь, то сильно заблуждаешься. Меня выводит из себя мысль о том, что такая неопытная всадница, как ты, проделала столь трудный путь в глухом краю! Это же опасно, Элеонора!
        Нелл бросила на него взгляд из-под полуопущенных ресниц.
        - Вы не мой опекун, милорд.
        - Если ты подпишешь контракт, который лежит в моем багаже, я среди всего прочего стану твоим опекуном.
        Эти слова напомнили Нелл о ее недавней капитуляции. Ей стало не по себе. К досаде добавились еще и неприятные физические ощущения после проведенного в седле дня.
        - У любовницы больше свободы, чем у жены, милорд. Любовница может уйти, когда ей захочется.
        - Ну уж нет, ты никуда не уйдешь от меня,  - пробормотал маркиз, все еще держа Нелл за талию.
        - Вы ошибаетесь, милорд. Уйду. Кстати, я сейчас еду в Беркшир. Нам случайно не по пути?
        К ее удивлению, маркиз рассмеялся. У него был усталый смех. Лит сжал ее руку, и Нелл поняла: она одержала победу.
        - Ты превратишь мою жизнь в кошмар.
        Нелл широко улыбнулась.
        - Непременно, милорд.
        Зная, что он провожает ее взглядом, Нелл направилась к карете, сильно виляя бедрами. Ей нравилось проявлять свою власть над Литом. Если он попытается оставить ее в Лондоне с леди Хармзуорт, она будет бороться до победного конца, отстаивая свое право на самостоятельность.
        Кавалькада двинулась дальше. Сэр Ричард теперь скакал верхом вместе с приятелями. Он заявил, что только мешал жене в экипаже. Нелл нравился этот человек. За его ленивой улыбкой скрывались доброта и отзывчивость. Сэр Ричард обожал свою жену.
        Этой ночью Нелл долго плакала, уткнувшись лицом в подушку, а потом ее незаметно сморил сон. Проснувшись рано утром, она приняла решение взять на себя ответственность за собственную жизнь. Да, она станет любовницей лорда Лита. И если у них родятся дети, она будет любить их всей душой, и они не почувствуют боли от того, что родились вне брака. А когда Джеймс женится, Нелл уйдет от него с высоко поднятой головой и сознанием, что она в своей жизни руководствовалась только любовью.
        - Я вижу, вы настроены по-боевому,  - заметила леди Хармзуорт, сидевшая напротив Нелл с книгой в руках. У ее ног на полу кареты дремал Сириус.
        - Я думаю о встрече с Гринграссом,  - сказала Нелл, и это было правдой.
        Она знала, что эта встреча будет опасной, и морально готовилась к ней. Откинувшись на обитую кожей спинку сиденья, леди Хармзуорт долго с интересом смотрела на нее.
        - Гринграсс серьезно насолил нашим рыцарям в сияющих доспехах, и они теперь не упустят своего. Я не сомневаюсь, что справедливость восторжествует, злодей будет наказан,  - наконец произнесла она.
        - Леди Хармзуорт, вы думаете, что мною движет простое любопытство? Это не так,  - заявила Нелл и, повернув голову, уставилась в окно.  - До вчерашнего вечера я обвиняла лорда Лита в гибели сестры и не могу себе этого простить.
        На красивом живом лице леди Хармзуорт появилось выражение сочувствия, она протянула руку и пожала пальцы Нелл.
        - Невилл Фэрбродер погряз в преступлениях, гибель вашей сестры наверняка на его совести. Я знаю, вы вчера поговорили с Литом и убедились в его невиновности. Сегодня вы спорили как старые друзья, значит, у вас все в порядке.
        - Вы все с самого начала были уверены в его невиновности,  - промолвила Нелл, краснея от смущения.
        Лежа без сна сегодня ночью, она ругала себя за безрассудство. В библиотеку Седжмура, где они занимались любовью, в любой момент мог кто-нибудь войти. И вот сейчас леди Хармзуорт прозрачно намекнула ей, что ее роман с Джеймсом не был ни для кого секретом.
        Леди Хармзуорт выпрямилась, отпустив руку Нелл.
        - У Лита репутация честного, порядочного человека. Совращение невинных девушек - дело рук дяди, а не племянника.  - Леди Хармзуорт поморщилась от отвращения.  - К сожалению, я сталкивалась с Невиллом Фэрбродером в жизни, это был горький опыт.
        Нелл поняла, что леди Хармзуорт не хочет рассказывать о неприятных эпизодах своей жизни, и стала рассматривать суровый зимний пейзаж за окном. Она познакомилась с этой женщиной несколько дней назад, и леди Хармзуорт, конечно же, не была готова открывать душу чужому человеку.
        - Я извинилась перед его светлостью за несправедливые обвинения,  - сообщила Нелл и тут же пожалела о сказанном.
        Приносить извинения друг другу могли только равные по социальному статусу люди, но отношения служанки и маркиза этого никак не предполагали. Придя в замешательство, Нелл быстро заговорила, надеясь, что Дженевив Хармзуорт не заметила ее оплошности, хотя вряд ли что-то могло ускользнуть от ее внимания.
        - Я глубоко заблуждалась, думая, что его светлость и герцог являются заклятыми врагами.
        - Между ними одно время существовало недопонимание, которое так и не вылилось в открытую распрю. Когда преступления лорда Невилла были преданы огласке, политическая карьера Лита зашаталась, и он обвинил в своих неудачах моего мужа и Седжмура. Их отношения еще больше испортились после того, как Софи убежала из дома вместе с Гарри. Репортеры преувеличили масштабы этой вражды.
        - Я начиталась газет и привезла письма в дом его светлости.
        - Слава богу, что вы это сделали!
        - Да, действительно - слава богу!  - горячо согласилась Нелл.
        Что было бы, отнеси она злополучные письма в газеты? В этом случае Нелл своими руками навсегда разрушила бы политическую карьеру Лита, поставила бы крест на его будущем!
        Впрочем, если бы она согласилась выйти замуж за маркиза, то в результате их брак тоже привел бы к краху его амбициозных планов…
        - Я мало знаю лорда Лита,  - призналась леди Хармзуорт.  - Но у меня такое чувство, что он под стать моему мужу и его приятелям. По-моему, они уже подружились.
        Нелл вздохнула с облегчением. Судя по всему, Дженевив не собиралась расспрашивать ее о Джеймсе.
        - А это значит, что мы будем чаще видеть маркиза,  - задумчиво продолжала Дженевив, не дождавшись ответа Нелл, которая упорно молчала.
        Близкое знакомство с характером и образом жизни Джеймса могло выдать ее.
        Нелл потянула за кожаный ремешок и открыла окно. Снаружи дул холодный ветер, и она поняла, что сильно замерзла бы, окажись сейчас верхом на лошади. Тем не менее Нелл предпочла бы оказаться в эту минуту в седле, на своей гнедой Джинджер, а не сидеть рядом со светской красавицей, которая незаметно плела паутину и старалась, чтобы Нелл запуталась в ней.
        Леди Хармзуорт вздохнула.
        - Вы похожи на сфинкса, мисс Трим.
        - Мне очень понравился роман «Мэнсфилд-парк»,  - выпалила Нелл, пытаясь перевести разговор на другую тему.
        К ее удивлению, леди Хармзуорт рассмеялась.
        - А мне - нет. Мы с вами уже дискутировали на эту тему.  - Дженевив испытующе посмотрела на Нелл.  - Любить человека, не похожего на других, очень нелегко. Я знаю это по собственному опыту. Сидони и Пен согласились бы со мной. Хотя вы слишком сдержанны и не стали бы задавать им вопросы о личной жизни. Из вас выйдет отличная жена политического деятеля.
        Нелл хмыкнула.
        - Вы преувеличиваете мои скромные достоинства.
        - Вы считаете, что я мучаю вас ради удовольствия?  - В голосе леди Хармзуорт звучало искреннее сожаление.  - Простите, мисс Трим.  - Она вдруг запнулась.  - Нет, мне не удастся наладить контакт с женщиной, к которой я обращаюсь «мисс Трим». Можно я буду называть вас Элеонорой?
        Нелл бросила на нее растерянный взгляд.
        - Но это нарушение этикета, миледи,  - возразила Нелл, сделав ударение на официальном обращении «миледи».
        Леди Хармзуорт улыбнулась.
        - Не говорите мне только, что вы сноб.
        - Вовсе нет,  - холодно промолвила Нелл.
        Могла ли она испытывать симпатию к этой назойливой даме?
        - Я уже говорила, что происхожу из семьи скромного викария.
        - Вы - известный ученый,  - отрезала Нелл.
        Она устала от уловок леди Хармзуорт, стремящейся выведать ее секреты с помощью доверительной интонации и попыток называть Нелл по имени.
        - Когда мы с сэром Ричардом познакомились, я еще не была известным ученым. И потом, поверьте мне, в обществе не поощряются ум и образованность женщины. Многие до сих пор считают, что мы с мужем не подходим друг другу. Я, по мнению света, «синий чулок», а Ричард - блестящий светский лев.
        - У него прекрасные манеры,  - сказала Нелл.
        К ее удивлению, леди Хармзуорт рассмеялась.
        - Я заслужила свое счастье. Мне пришлось биться за него. Поверьте, вы не первая женщина, которая влюбилась в мужчину не своего круга. В мужчину, который, казалось бы, никогда не сможет стать ее мужем. Я предлагаю вам свою дружбу, Элеонора. Если вам понадобится совет, или помощь, или плечо, на котором вы сможете поплакать, обращайтесь ко мне.
        Нелл вспыхнула до корней волос. Что она могла сказать в ответ? То, что она - любовница Лита? Это признание низвело бы ее на дно общества. Быть служанкой считалось куда почетнее, чем любовницей.
        Нелл натянуто улыбнулась.
        - Для меня было бы большой честью, если бы вы называли меня Нелл,  - проговорила она с искренней теплотой, которая удивила ее саму.
        Глава 32
        - Он здесь!  - сообщил Лит, вскочив на подножку наемного экипажа, в котором сидели Седжмур, Хилбрук и Хармзуорт.
        Маркизу удалось уговорить Элеонору остаться в гостинице Мейденхеда. Лит сказал ей, что забота о ее безопасности будет отвлекать его от поисков Гринграсса. Этот аргумент подействовал на упрямицу.
        - Во всяком случае,  - продолжал маркиз, обращаясь к своим новым друзьям,  - кебмен утверждает, что за столиком у стены между двух дверей сидит грузный лысый тип. Это наверняка Гринграсс, который расположился так, чтобы иметь доступ к обоим выходам.
        - Похоже, это тот, кого мы ищем,  - сказал Хармзуорт.
        - Наконец-то лиса выбралась из своей норы,  - с мрачным удовлетворением добавил Хилбрук.  - Полагаете, он не обманет вас?
        Лит усмехнулся.
        - В письме, давая согласие на эту встречу, я написал, что передам ему деньги только после того, как получу дневник. Иначе сделка не состоится.
        - Он не угрожал вам опубликовать дневник?  - спросил Седжмур.
        - Я предупредил мерзавца, что в этом случае денег ему не видать. Каким бы шокирующим ни был дневник, я сомневаюсь, что газеты дадут за него больше десяти тысяч гиней.
        - Снимаю шляпу перед вами, Лит,  - сказал Седжмур.  - Вы просто дьявол!
        - В этом году я погряз во всякого рода историях и научился отвечать ударом на удар,  - промолвил маркиз.
        - Кому вы рассказываете об историях, старина,  - с добродушной усмешкой произнес Хармзуорт.  - Мы, все трое, не вылезаем из них. Можно сказать, мы впитали любовь к скандалам с молоком матери.
        Лит засмеялся.
        - Так значит, вы перекроете выходы?  - вернулся он к делу.
        - Разумеется,  - ответил Седжмур.  - Мы трое и кебмен будем дежурить снаружи у дверей.
        - Не вмешивайтесь в происходящее, пока я не получу дневник и не выйду из трактира. Нападать на Гринграсса в помещении опасно, могут пострадать невинные люди. А вот когда он выйдет на улицу, мы можем дать волю накопившемуся гневу.
        Хилбрук окинул взглядом приятелей.
        - Удачи, господа. Я охочусь за Гринграссом уже год.
        Седжмур и Хармзуорт были готовы свернуть шею шантажисту, на которого давно уже имели зуб. И Лита это не удивляло. Теперь, когда он во всех подробностях узнал о преступлениях дяди, совершенных с помощью Гринграсса против герцога и сэра Ричарда, маркиз, наконец, признал, что его неприязнь к этим людям была неоправданна.
        Спрыгнув с потертой подножки наемного экипажа, Лит двинулся в сторону трактира «Смеющийся вол». За ним, в десяти шагах, следовал Браун, кучер, который был вооружен и мог в любую минуту прийти на помощь.
        Лит вошел в трактир, где как всегда после полудня было многолюдно. Маркиз намеренно оделся попроще, чтобы сойти за торговца, однако походка и осанка выдавали в нем аристократа.
        Взглянув поверх моря голов, он быстро заприметил человека, походившего по описанию на Гринграсса. Несмотря на столпотворение, этот тип сидел один за столиком, рассчитанным на четырех человек. Другие посетители явно сторонились этого клиента с внешностью громилы.
        Гринграсс посмотрел на маркиза, почувствовав на себе пристальный взгляд. В его маленьких поросячьих глазках зажегся огонек злорадства. Шантажист широким жестом пригласил Лита к столу, указав на один из свободных стульев. Другой рукой он поднял кружку пива.
        - Рад, что вы пришли, ваша светлость.
        Акцент выдавал в нем уроженца графства Эссекс.
        Лит окинул шантажиста презрительным взглядом.
        - Я вижу, вы наслаждаетесь своим триумфом, Гринграсс. Но давайте сначала закончим сделку.
        Толстые губы Гринграсса растянулись в неприятной улыбке.
        - Лорд Невилл говаривал: человек думает, что его дерьмо не воняет.
        - Очаровательное замечание.
        - Садитесь, маркиз.
        Лит с небрежным видом сел, и Гринграсс тут же уставился на его сумку. Его глазки алчно поблескивали.
        - Это деньги?
        - Да. Давайте перейдем к делу.
        - Не здесь. Если кто-нибудь пронюхает о содержимом сумки, то в трактире начнется кровавая буча.
        - Я не доверяю вам и не желаю совершать сделку без свидетелей,  - холодно парировал Лит.
        - Мы всего лишь зайдем в переулок, расположенный за трактиром.  - Гринграсс нетерпеливо облизнул губы.  - Дайте-ка одним глазком взглянуть на денежки.
        - Сначала покажите дневник.
        - Вы мне не верите?
        - Называйте меня циником.
        Гринграсс медленно сунул руку за пазуху красивого темно-зеленого сюртука и вынул тетрадь в кожаном переплете.
        - Вот он.
        Лит с замиранием сердца взял злополучный дневник из рук проходимца. Он никогда не сомневался, что дневник действительно существует. Гринграсс прислал ему несколько страниц этой мерзкой писанины, когда начинал переговоры.
        Гринграсс вцепился в книжицу.
        - Э нет, куда? Покажите денежки!
        Лит осторожно приоткрыл кожаную сумку, и Гринграсс, заглянув в нее, увидел банкноты достоинством в десять фунтов. Правда, это был только верхний слой, под ним лежала газетная бумага, но об этом злодей, конечно, не знал.
        - Банкноты?  - Гринграсс с отвращением плюнул на пол.
        - Подумайте сами, не мог же я принести всю сумму в звонкой монете.
        - Бумажные деньги легко отследить по номерам на купюрах.
        Лит засмеялся.
        - Как только я получу дневник, вы беспрепятственно уйдете,  - солгал он.  - Неужели вы думаете, что я захочу выступить в суде в качестве свидетеля? Зачем мне это нужно?
        Гринграсс сделал большой глоток из кружки и с громким стуком поставил ее на стол.
        Его мясистая рука легла на тетрадь.
        - Пожалуй, вы правы. Хотя предупреждаю на всякий случай: если меня схватят, я не буду молчать.
        - Мне нужны доказательства, что дневник подлинный,  - заявил Лит.
        - Вы напористый парень. И не подумаешь, что ваша репутация висит на волоске.
        Лит холодно посмотрел на Гринграсса.
        - Даю вам две минуты, после чего отправлю в ад и вас, и ваши угрозы.
        Гринграсс ухмыльнулся.
        - Это всего лишь дерзкие слова. Главное, вы приехали и привезли мои денежки. И вы готовы на все, чтобы защитить доброе имя своей семьи.
        - Откройте дневник,  - потребовал Лит.
        Сделав паузу, чтобы продемонстрировать свою значимость, Гринграсс открыл дневник и, не выпуская его из рук, показал маркизу. Освещение в трактире было тусклым. Как подозревал Лит, это было сделало намеренно, чтобы клиенты не могли рассмотреть неаппетитные закуски и плохо вымытые кружки. Тем не менее он узнал витиеватый почерк дяди и успел прочитать несколько слов, которые нельзя произносить в приличном обществе.
        Гринграсс захлопнул тетрадь и пододвинул ее к себе.
        - Вы удовлетворены?
        Лит тянул время, давая возможность друзьям занять позиции у выходов из трактира. Браун стоял у барной стойки и держал ухо востро.
        - Да.
        - Тогда пойдемте.
        Гринграсс осушил залпом кружку и, сунув дневник во внутренний карман сюртука, встал. Лит был поражен его гигантским ростом. Казалось, лысая голова злодея сейчас упрется в грязный закопченный потолок. Лит тоже был высоким мужчиной, но рядом с этой горой чувствовал себя карликом.
        Гринграсс указал на дверь, которую Лит только сейчас заметил. Когда они вышли в коридор, маркиз сунул руку в карман и нащупал пистолет. Он надеялся, что его приятели обнаружили этот выход. Кроме того, кучер должен был заметить, что Лит и Гринграсс покинули зал через третью дверь. В задачу Брауна входило докладывать Седжмуру обо всех непредвиденных ситуациях.
        Лит был вооружен двумя пистолетами и ножом, спрятанным за голенище сапога. Гринграсс тем временем толкнул маленькую дверь и согнулся, чтобы не удариться головой о притолоку. Лит последовал его примеру и неожиданно получил удар под дых. Не успел он разогнуться, как руки Гринграсса впились ему в горло.
        - Гони деньги!
        Лит выхватил пистолет.
        - Предлагаю честную сделку!  - прохрипел Лит, чувствуя, как руки громилы все крепче сжимают его горло.  - Я тебе - деньги, ты мне - дневник, и разойдемся с миром.
        - Как-то все слишком просто выходит,  - пробурчал Гринграсс, не обращая внимания на пистолет Лита.  - Лорд Невилл называл тебя гордецом. Гордецы так легко не ведутся на шантаж. Что ты задумал? Здесь какая-то хитрость.
        Лит вырвался из рук Гринграсса и глотнул воздуха.
        - Мне нужен дневник,  - заявил он, наводя пистолет на громилу.
        Гринграсс усмехнулся.
        - Ты не из тех людей, которые хладнокровно убивают.
        - Может быть, но я покалечу тебя, глазом не моргнув.
        Они стояли в темном переулке, и Лит краем глаза заметил, что вокруг не было ни души. Как он и его друзья могли проглядеть еще один выход из трактира?! Вчера вечером они тщательно осмотрели все его фасады, пересчитали все двери и окна.
        - Я всего лишь проверил вашу ловкость и бдительность, милорд,  - сказал Гринграсс и потянулся во внутренний карман за дневником.
        За дверью, через которую они вышли из трактира, раздались шаги. Гринграсс замер.
        «О боже, только не сейчас!» - пронеслось в голове Лита. Но Всевышний, видимо, его не услышал.
        Дверь распахнулась, и на улицу выбежал кучер.
        - Милорд!
        Гринграсс побагровел.
        - Ах ты ублюдок!  - прорычал он и молниеносно нанес удар Литу в голову.
        Искры посыпались у него из глаз, маркиз зашатался и наткнулся на неровную кирпичную стену. Браун подхватил его, избавив от падения.
        Когда туман перед глазами Лита рассеялся, он увидел, что подонок навел пистолет на кучера. Лит, конечно, злился на Брауна, но не до такой степени, чтобы позволить его убить.
        - Отдай мои деньги, кусок дерьма!  - взревел Гринграсс.
        - Эй!  - изо всех сил закричал маркиз, надеясь, что его услышат друзья.
        Однако вокруг было тихо и безлюдно.
        - Я справлюсь с канальей, милорд,  - заявил Браун.
        - Не двигайся, идиот,  - приказал ему Лит.  - Он сейчас выстрелит.
        Гринграсс издал зловещий смешок.
        - Конечно, выстрелю, если ты не отдашь сумку с деньгами.
        В ограниченном пространстве Лит не мог стрелять, боясь, что пуля срикошетит и попадет в кучера.
        В отличие от него Гринграсс не боялся ничего.
        - Отдай дневник,  - потребовал маркиз.
        - О нет, мой дорогой. Ты меня обманул и теперь не получишь ничего.
        - Трактир окружен, вам не уйти отсюда,  - заявил кучер.
        - Заткнись, болван,  - прикрикнул на него Лит.
        Гринграсс зло прищурился. Схватив Брауна, он поставил его между собой и Литом как живой щит.
        - Вы ведете нечестную игру, ваша светлость. Отдайте мои деньги, и я уйду.
        - А как же дневник?
        Гринграсс улыбнулся, чувствуя свое превосходство.
        - Его цена поднялась еще на десять тысяч. Я хочу проучить вас, мой титулованный друг.
        - Лит!  - раздался крик с другого конца переулка.
        Это был голос Хармзуорта. Наконец-то!
        Гринграсс повернулся, его лицо было искажено гримасой ненависти.
        - Какого черта здесь делает этот ублюдок?
        - Сдавайтесь, Гринграсс,  - сказал Лит.  - Вам от нас не уйти!
        Гринграсс поднял на него пистолет.
        - Я еще не закончил.
        - Берегись!  - крикнул Лит кучеру.
        Хармзуорт со всех ног бежал к ним на помощь, но он не успел. Раздался выстрел, Браун закричал и стал сползать по стене на землю. На его рубашке расплывалось красное пятно.
        - Проклятье!
        Лит бросился к Гринграссу и нанес ему удар в челюсть. Тот отлетел к стене и выхватил второй, заряженный, пистолет. Лит снова налетел на злодея, но ему не удалось вырвать оружие из его рук. Гринграсс в пылу борьбы снова выстрелил, и пуля на этот раз попала в стену, из которой брызнули осколки кирпича.
        Мерзавец устремился вперед и схватил сумку. Однако Лит крепко держал ее. Другой рукой он вытащил нож из-за голенища сапога. И в этот момент маркиз заметил, что Гринграсс слишком увлечен охотой за деньгами и совсем забыл о дневнике, спрятанном во внутреннем кармане его сюртука. Лит рывком распахнул зеленый сюртук громилы.
        - Нет, черт возьми, нет!  - в отчаянии заорал Гринграсс.
        - Да, черт возьми, да!  - крикнул Лит, уклоняясь от очередного удара.  - Хармзуорт! Держите!
        Маркиз выхватил из внутреннего кармана Гринграсса дневник и бросил его сэру Ричарду. Баронет ловко поймал тетрадь на лету и спрятал ее за пазуху.
        - Хороший бросок, старина!
        - Лит! Хармзуорт!
        Маркиз узнал голос Седжмура.
        - Мы здесь!  - отозвался он, продолжая сражаться с Гринграссом.
        - Ты ведешь нечестную игру, лживая свинья,  - прошипел Гринграсс, вцепившись в его плечо.  - Ты бесчестный человек!
        - А ты крыса, попавшаяся в ловушку,  - огрызнулся маркиз.
        Громила прорычал что-то нечленораздельное и со всей силы ударил Лита о кирпичную стену. Лит врезался в нее головой и на пару мгновений потерял сознание.
        Придя в себя, он услышал выстрел. Гринграсс вбежал в трактир и закрыл за собой дверь. Седжмур бросился за ним. Лит хотел последовать за герцогом, но не смог встать. Он лежал на грязной булыжной мостовой без сил. Его взгляд затягивала пелена.
        Сквозь туман маркиз увидел лицо склонившегося над ним Хилбрука. Маркиз с трудом сел и осторожно дотронулся до головы, которая раскалывалась от боли. Рядом с ним кто-то стонал.
        - Как Браун?  - спросил Лит.
        - Жить будет,  - ответил Хилбрук, взглянув на кучера.  - Похоже, пуля не задела жизненно важные органы. Правда, я не врач…
        - Этот дурень сам виноват,  - проворчал Лит.
        Браун снова застонал, и маркизу стало стыдно за свои слова. Хотя сначала он хотел сам застрелить кучера за то, что тот не вовремя вмешался в его разговор с Гринграссом и все испортил.
        - Проходимец забрал деньги,  - сообщил Хилбрук.  - Правда, там было всего пятьдесят фунтов.
        - Вам жалко денег? И это говорит самый богатый человек в Европе!  - усмехнулся Лит.
        Он попытался встать, но Хилбрук остановил его, положив ладонь на плечо друга.
        - Сидите, вам надо прийти в себя. Не беспокойтесь, дневник у нас.
        - Правда?
        Хилбрук с мрачной ухмылкой кивнул на Хармзуорта.
        - Посмотрите на сэра Ричарда!
        Лит осторожно повернул голову и увидел в руках сэра Ричарда злополучную книжицу. У маркиза отлегло от сердца.
        - Неужели это я отобрал его у Гринграсса?  - спросил Лит, с трудом припоминая подробности схватки с негодяем. Его голова все еще туманилась.
        Хилбрук широко улыбнулся.
        - Хорошая работа!
        - Этот гад сбежал,  - услышал Лит рядом с собой голос Седжмура.  - Тайный ход из подвала трактира ведет к реке.
        - Именно поэтому Гринграсс и выбрал это место для встречи с Литом,  - заключил Хармзуорт.  - Мы недооценили его.
        - Теперь это не важно,  - промолвил Лит. Он слышал собственный голос как будто со стороны.  - Без дневника он не сможет никого шантажировать.
        Хилбрук помог ему встать.
        - Пойдемте, вас ждет мисс Трим.
        Лит сильно шатался, он проклинал собственную слабость и был благодарен Хилбруку за то, что тот подставил свое плечо.
        - Ей не понравится, что я упустил злодея.
        Седжмур поддерживал маркиза с другой стороны.
        - Женщины всегда рады, когда их израненные герои возвращаются к ним,  - заметил он.
        Почему-то слова герцога показались Литу забавными, и он расхохотался. Маркиз смеялся долго, до боли в животе.
        - Я все же думаю, что тебе нужно показаться врачу,  - заявила Элеонора, поднимаясь из-за обеденного стола.
        Они находились в гостиной многокомнатного номера «Королевского лебедя», лучшей гостиницы Мейденхеда. Только что Лит и Элеонора отобедали с новыми друзьями и выпили шампанского в честь успешно проведенной операции. Главное, они нашли дневник, все остальное было уже не столь важно. Элеонора, конечно, пришла в ужас, увидев, в каком состоянии находился Лит. Однако герцог уверил ее в том, что телесные повреждения, полученные маркизом во время схватки с Гринграссом, были не опасны.
        Во время обеда звучало много тостов, и шампанское лилось рекой. Правда, Лит выпил только один бокал, поскольку все еще плохо чувствовал себя. В голове у него шумело не от вина, а от удара об стену.
        Элеонора сначала была довольно сдержанна в компании аристократов, но шутки Ричарда Хармзуорта в конце концов заставили ее развеселиться. Лит улыбался, видя, как легко и непринужденно ведет себя Элеонора в кругу его друзей. Это был еще один довод в пользу того, что он правильно сделал, предложив Элеоноре руку и сердце. Лит решил выждать время и снова поговорить с ней о браке.
        Лит был благодарен новым друзьям за то, что они приняли Элеонору в свой круг как равную. Но еще большую признательность вызвала у него их деликатность. Трое джентльменов под разными предлогами вскоре после обеда покинули номер.
        Элеонора подошла к маркизу, в ее глазах читалась тревога. На улице было холодно, а от нее исходило тепло и ощущение уюта. В аккуратном сером платье она напоминала Литу ту мисс Трим, которую он любил больше, чем женщину в великолепном наряде из дорогого шелка. Он хотел ее до безумия, но что-то сдерживало маркиза.
        Элеонора нежно погладила Лита по голове. Даже столь легкое прикосновение заставило его вздрогнуть.
        - Ты меня пугаешь, Джеймс,  - произнесла она, слегка прикоснувшись губами к синяку на его скуле.
        Он улыбнулся. Она впервые с той памятной ночи, которую они провели вместе, снова назвала его Джеймсом. Лит дотронулся до ее щеки.
        - Зачем мне врач, когда у меня есть мисс Трим? Ты останешься сегодня у меня?
        Лит снял два номера, заботясь о репутации Элеоноры. Ее комната находилась рядом.
        Элеонора покачала головой, хотя Лит надеялся, что она согласится провести эту ночь с ним.
        - Нет.
        В ее голосе звучало сожаление, и оно пролилось бальзамом на душу Лита.
        - Ты уверена в своем решении?
        Элеонора усмехнулась.
        - Хватит соблазнять меня.
        Она поцеловала его. Исходивший от Элеоноры запах лимона опьянял маркиза. Его язык попытался разомкнуть ее губы и проникнуть в рот, но Элеонора прервала поцелуй и отодвинулась от него.
        - У тебя голова, наверное, раскалывается от боли.
        - Честно говоря, другая часть тела доставляет мне еще больший дискомфорт,  - пожаловался он.
        Элеонора захихикала.
        - Ничего, от этого не умирают.
        - Жестокая красавица!
        Элеонора повернулась к столу и положила руку на дневник.
        - Из-за этой тетради произошло так много бед.
        Улыбка сошла с лица маркиза.
        - Нет, причиной всех бед стал мой дядя.
        - Ты прочел его дневник?
        - Нет.
        Лит действительно читал только отрывки, которые вызвали у него глубокое отвращение.
        - Ты хочешь найти в нем записи о сестре?
        Элеонора бросила на него печальный взгляд.
        - Нет. Она дорого заплатила за свое безрассудство. Дороти была невинной жертвой, которую негодяй ввел в заблуждение. Это все, что я знаю, и не желаю знать большего. Что ты собираешься делать с дневником?
        - Я бы с удовольствием сжег его, чтобы записи дяди больше никому не могли причинить вреда. Но это важный документ. Мне придется отыскать всех, кто пал жертвой подонка, чтобы убедиться: с этими женщинами все в порядке. Я подозреваю, что только самые смелые и отчаянные отважились написать мне, остальные, быть может, умирают сейчас от голода и болезней.
        Элеонора некоторое время молча смотрела на него лучистым взглядом.
        - Ты - очень добрый человек, Джеймс.
        От ее слов на душе Лита стало тепло. Теперь Элеонора безоговорочно верила ему, и он высоко ценил ее доверие.
        - Я рад, что ты так думаешь.
        - Меня беспокоит, что Гринграсс все еще на свободе,  - с дрожью в голосе произнесла Элеонора.  - Он уже, наверное, увидел, что сумка набита старыми газетами, а не деньгами, и пришел в ярость.
        - Мы обязательно найдем его и привлечем к суду,  - пообещал Лит. Он сел и распахнул свои объятия.  - Иди ко мне.
        Однако Элеонора не двинулась с места.
        - Я же сказала, что не могу остаться с тобой сегодня на ночь.
        - Знаю. Но это не означает, что ты должна избегать моих объятий.
        Уголки ее губ дрогнули. Ее неудержимо тянуло к Литу, но она не давала воли своим чувствам.
        - Ты весь в ссадинах и синяках, я боюсь причинить тебе боль.
        - Ты можешь снять с меня одежду и проверить, есть ли синяки на теле.
        - Джеймс!
        - Что, дорогая?
        Она вздохнула. Лит думал, что она сейчас уйдет, однако, вопреки его опасениям, Элеонора подошла к маркизу и осторожно села к нему на колени. Она оказалась права. Все его тело было в синяках и ушибах. Но когда в его объятиях находилась любимая женщина, Лит забывал о боли. Элеонора положила голову ему на плечо, и он крепче сжал объятия. Всего лишь пару дней назад она ненавидела его, а теперь относилась с доверием и любовью.
        - Я боялась, что твоя встреча с этим страшным человеком закончится бедой,  - дрогнувшим голосом произнесла Элеонора.
        Лит поцеловал ее в лоб. Волосы Элеоноры были собраны в узел на затылке. Маркиза так и подмывало распустить их, но он сдержал себя. Распущенные волосы Элеоноры только распалили бы его страсть, которую он не смог бы сегодня утолить.
        - Ты хорошо скрывала свои чувства.
        - Правда?
        Лит рассмеялся.
        - Да нет, я шучу.
        Она прильнула к его груди.
        - Я места себе не находила, пока ты не вернулся.
        - Поцелуй меня,  - прошептал маркиз.
        Элеонора обхватила ладонями его лицо. Ее глаза светились любовью. Она припала к его губам, и Лит почувствовал, что его сердце тает. Но ему хотелось большего.
        - Поцелуй меня по-настоящему,  - пробормотал он.
        Элеонора нахмурилась.
        - А ты к этому готов?
        Лит рассмеялся и подвигал бедрами.
        - Ты мучаешь меня.
        - Возможно. Это месть за мой страх и за то, что ты вернулся весь в синяках.
        Их губы слились в жарком поцелуе, который, казалось, длился целую вечность. Когда Элеонора наконец прервала его, оказалось, что ее платье расстегнуто и рука маркиза лежит на ее обнаженной груди.
        - Ты опасный человек,  - пробормотала она и, распахнув рубашку Лита, стала покрывать поцелуями его грудь, прислушиваясь к биению сердца любимого.
        - Останься со мной сегодня, никто не узнает,  - попросил Лит, беря в губы ее розовый сосок.
        - Нет, твои друзья непременно обо всем догадаются,  - тяжело дыша, проговорила Элеонора и вдруг застонала от наслаждения, когда Лит слегка прикусил ее сосок.
        Ее ногти впились в плечи маркиза.
        - В таком случае, давай сейчас займемся любовью, а потом ты отправишься в свой номер, и никто ничего не заподозрит.
        - Мне невыносима мысль, что за нашей спиной люди будут ухмыляться и сплетничать о нас. Я плохая любовница, правда?
        И тут Лит произнес слова, которых поклялся не произносить до тех пор, пока не покончит с Гринграссом. И эти опасные слова могли поставить крест на их новых доверительных отношениях.
        - Зато из тебя получится хорошая жена.
        Глава 33
        - Только не это!  - воскликнула Нелл.  - Ты опять за свое?
        Она вскочила на ноги и, подбоченясь, сердито взглянула сверху вниз на сидящего маркиза. Однако Лит не уступал ей в упрямстве.
        - Элеонора, ты выйдешь за меня замуж?  - спросил он, хотя понимал, что получит отказ.
        - Нет.
        Нелл резко отвернулась от него, однако ее скромное серое платье не возымело того эффекта, который при резких движениях своим шорохом производили широкие шелковые юбки нарядов из гардероба леди Хилбрук. Как легко можно было поверить в фантазии, что Нелл вхожа в круг аристократов! Что ее новые богатые влиятельные друзья готовы с распростертыми объятиями принять ее! Что она может стать законной женой маркиза!
        - Это все, что ты можешь мне сказать?  - спросил Лит.
        Нелл снова повернулась к нему лицом и увидела, что он встал. Рука Лита лежала на спинке стула, на котором он несколько минут назад обнимал Нелл, а она прижималась к нему так, словно маркиз был надежной стеной, за которой она могла найти защиту от жестокого мира.
        Да, Лит был для нее каменной стеной, но об этом Нелл никогда не сможет заявить публично. А если заявит, то нанесет огромный вред карьере маркиза. Расправив плечи, Нелл приготовилась навсегда распроститься с заветной мечтой.
        - Если ты женишься на мне, то никогда не станешь премьер-министром.
        - Мне наплевать на пост премьер-министра. Я хочу, чтобы ты была со мной!
        Изумленная Нелл отшатнулась, но тут же напомнила себе о том, что должна быть сильной.
        - Мы будем вместе, ведь я - твоя любовница.
        - Я хочу большего.
        - Большего? Для утоления страсти этого вполне достаточно.
        Нелл повернулась к зеркалу, чтобы поправить прическу, и увидела свое отражение. Это была раскрасневшаяся от поцелуев женщина с испуганными глазами.
        За ее спиной стоял маркиз. В его взгляде читалось выражение бесконечной любви.
        - Нас связывает не только страсть, и ты это знаешь.
        У Нелл затрепетало сердце. Когда Лит улыбался, он был неотразим.
        - Прекрати!  - отрезала она и снова отвернулась, чтобы не видеть его обаятельную улыбку.
        - Что я должен прекратить? Прекратить тебя хотеть? Никогда!
        Лит пожирал ее жадным взглядом. Нелл бросило в дрожь, хотя он даже не прикоснулся к ней. Ее возбуждение быстро нарастало, в промежности покалывало.
        Лит понял, что с ней происходит, и улыбнулся еще шире. Нелл зарделась, представив, какие мысли бродят сейчас в его голове.
        - На страсти не построишь брак,  - заявила она, споря скорее с собой, чем с маркизом.
        - Да, но с нее все начинается,  - сказал Лит, решив набраться терпения.
        - Ты просто боишься, что твоя любовница будет пренебрегать своими обязанностями.
        В его глазах зажглись озорные искорки.
        - Конечно! И твое сегодняшнее поведение это доказывает!
        Нелл шагнула к нему.
        - Мне нужно привыкнуть к мысли, что я должна спать с тобой в одной постели. Дай мне время.
        Они стояли лицом к лицу, как противники. Нелл одолевали противоречивые чувства - ей одновременно хотелось убежать и вцепиться в маркиза, обвиться вокруг него, как плющ обвивает старые фасады усадьбы в Аллоуэй Чейз.
        Лит взял ее руку, и Нелл вздрогнула как от ожога.
        - Я не спорю, ты должна спать в одной постели со мной,  - промолвил маркиз, поглаживая большим пальцем тыльную сторону ее ладони.  - Но дело не только в этом. Нельзя отказываться от планов на будущее.
        Джеймс посадил ее на дубовую, почерневшую от времени скамью, стоявшую у камина, и сел рядом, не выпуская ее руки.
        - Я изменился с тех пор, как встретил тебя.
        Несмотря на сильное волнение, Нелл не смогла сдержать улыбки.
        - Последнее время ты не всегда поступал правильно.
        Маркиз положил вытянутую руку на длинную спинку скамьи. Должно быть, они выглядели сейчас как два воркующих голубка, а не как богатый землевладелец и женщина из простонародья, которую он склонял к пороку.
        - Но я поступил совершенно правильно, сделав тебе предложение стать моей женой,  - возразил Лит.
        - Нет, это опрометчивый шаг.
        - Ну конечно, ты будешь спорить, ведь ты считаешь, что всегда права. А хочешь знать, в чем заключаются изменения, произошедшие со мной?
        - Нет, не хочу,  - заявила Нелл, уставившись в огонь.
        - Трусиха.
        - Ну и пусть.
        Он осторожно потянул прядку ее волос, чтобы Нелл повернула к нему голову.
        - Когда мои политические союзники настояли, чтобы я уехал из Лондона, я думал, что сослан за пределы цивилизованного мира. Я всегда любил власть, славу, почет. А в деревне мне предстояло заниматься разведением крупного рогатого скота и выращиванием сельскохозяйственных культур. Так я думал.  - От его бархатистого баритона по телу Нелл пробегала дрожь.  - И вдруг я встретил женщину, которая завладела моими мыслями и чувствами. Я увлекся ею, хотя никогда раньше не досаждал прислуге.
        Нелл невольно улыбнулась.
        - Нет, одной служанке ты постоянно досаждал.
        Лит не отреагировал на ее шутку.
        - Пока я занимался политикой, обязанности помещика находились для меня на втором плане,  - продолжал маркиз.  - И вот, живя в Аллоуэй Чейз, я сделал для себя открытие: оказывается, заниматься делами поместья и бесконечно спорить с женщиной, о которой постоянно думаешь, куда увлекательнее, чем строить политическую карьеру.
        - Ты прожил в поместье всего несколько месяцев,  - напомнила Нелл.
        Ей было трудно сопротивляться его напору после того, как она услышала то, что всегда жаждала услышать.
        Лит нахмурился.
        - Я не легкомысленный человек и не веду себя как флюгер.
        - Отсюда я делаю вывод, что ты не утратил политических амбиций. Ведь ты потратил на их реализацию уйму времени. Выше голову, Джеймс. Ситуация скоро изменится, и ты снова будешь на коне.
        Лит вытянул ноги и стал задумчиво рассматривать мыски своих туфель.
        - Как мило, что ты это сказала.
        Нелл сделала пренебрежительный жест.
        - Но это же правда!
        - Время, проведенное в Аллоуэй Чейз, дало мне очень многое.
        Он погладил ее по голове и стал массировать ее затылок.
        - Я рада,  - сказала Нелл.
        Когда маркиз прикасался к ней, ей было трудно думать и формулировать свои мысли.
        - В частности, я понял, что посвятил жизнь осуществлению мечты отца. Ведь это не я мечтал о политической карьере, а мои родители.
        Нелл резко отстранилась от него.
        - Это неправда.
        Маркиз вздохнул.
        - Мне тридцать два года, и я прошу тебя выйти за меня замуж. Я решил жениться на тебе, и это - первое решение, которое я принял без постороннего влияния.
        Нелл хотела сказать, что если он задумал совершить столь опрометчивый шаг, то ему все же следует прислушиваться к советам близких, а не принимать решение самому. Это было чревато роковыми ошибками.
        Но она не отважилась произнести жестокие слова, видя, что Лит говорит искренне, от всего сердца.
        - Я знаю, ты веришь в то, что говоришь,  - медленно проговорила Нелл.
        Лит нахмурился.
        - Я хочу, чтобы ты тоже в это верила.
        - Ну, не знаю. Если я выйду за тебя замуж, то сделаю из тебя посмешище.  - Нелл отодвинулась от него.  - И потом, страсть - это не повод для женитьбы.
        - Откуда ты знаешь?
        Нелл невесело засмеялась.
        - Спроси об этом девушек из дневника своего дяди.
        - Как ты можешь сравнивать мои чувства к тебе с эгоистической похотью дяди!
        Нелл понимала, что обидела Джеймса и причинила ему боль. Впрочем, если она сейчас сдастся и уступит, то принесет ему еще больше вреда.
        - Прости, Джеймс,  - грустно ответствовала Нелл.  - Но что бы ты ни говорил, я все равно понимаю: твое предложение основывается на страсти, чувстве вины передо мной и иллюзиях, связанных с твоим временным увлечением сельской идиллией.
        Лит помрачнел и, встав, пронзил Нелл сердитым взглядом. Она съежилась, увидев перед собой его мощную фигуру, заряженную гневом.
        Но, должно быть, Нелл тоже со временем изменилась. Во всяком случае, ее робость быстро испарилась. Встав, она с холодным спокойствием встретила его гневный взгляд.
        - А как же любовь, Элеонора? Почему она не входит в перечень причин, заставивших меня сделать тебе предложение?
        Слово «любовь» заставило ее отпрянуть от маркиза.
        - Любовь?  - растерянно переспросила Нелл.
        - Да, я люблю тебя.
        Эта фраза прозвучала в его устах как проклятие. Если бы Лит произнес ее нежно, то Нелл, возможно, засомневалась бы в его искренности, но воинственный тон маркиза убедил ее. И все же она продолжала сопротивляться.
        - Нет.
        Он схватил ее за руки.
        - Да, Элеонора, да.
        - Но я была служанкой в твоем доме,  - попыталась возразить Нелл.
        - Замолчи.
        Он поцеловал ее с безграничной нежностью, однако Нелл оттолкнула его.
        - Прекрати!
        Лит схватил ее за плечи и посмотрел в глаза с таким выражением, что Нелл захотелось заплакать.
        - Я люблю тебя, Элеонора, и хочу жениться на тебе. Ты будешь моей женой?
        Нелл лихорадочно размышляла. Что будет, если она признается маркизу в любви и согласится выйти за него замуж? Она обретет счастье, законное место в его жизни. Их дети родятся в браке и получат все права наследников. Джеймс будет рядом с ней до конца жизни.
        Но у этой медали была и обратная сторона. Светское общество поднимет Джеймса на смех. Джеймс никогда не получит высокий пост в правительстве. В конце концов он поймет, что совершил ошибку, и будет чувствовать себя глубоко несчастным, однако постарается скрыть это от нее.
        Нет, Нелл не могла так жестоко поступить с ним. Да и с собой тоже.
        Расправив плечи, она заставила себя произнести слова, о которых, возможно, будет жалеть всю жизнь:
        - Нет, милорд, не буду.
        На лице маркиза последовательно отразилось несколько чувств: удивление, разочарование и, наконец, горечь.
        Он сжал ее плечи.
        - Я люблю тебя, Элеонора.
        - Прекрати повторять эти слова,  - резко произнесла Нелл, стараясь не заплакать.
        Она вырвалась из его рук, и Лит не стал удерживать ее.
        - Я все же надеюсь, что когда-нибудь заставлю тебя полюбить меня.
        В его голосе сквозила боль.
        - Нельзя заставить человека любить.
        - Я буду постоянно возвращаться к этому разговору.
        Боже, что ее ждет?!
        - Ты не должен этого делать.
        - Нет, должен.
        Лит толкал ее на отчаянный шаг.
        - В таком случае, я не могу быть твоей любовницей.
        Лит отшатнулся так, словно Нелл ударила его по лицу.
        - Что?!
        - Я не хочу бросать тебя, но ты предъявляешь невыполнимые требования.
        Его губы скривились в иронической усмешке.
        - В таком случае, прости.
        Нелл видела, что за его иронией кроется желание защитить себя, не дать ущемить свою гордость. Она хорошо понимала, что такое гордость. Нелл, хотя и была дочерью бедного сержанта, обладала несгибаемым духом. Чувство гордости роднило ее с Джеймсом.
        Ей хотелось крикнуть: «Я люблю тебя, Джеймс!» - но она до крови прикусывала нижнюю губу, чтобы сдержать рвущееся из груди признание. Если она произнесет эти слова, маркиз одержит победу. Однако эта победа в будущем приведет его к катастрофе.
        - Прости, я сделала тебе больно,  - сказала Нелл, понимая, что эти слова не утешат его.
        - Ничего, как-нибудь переживу,  - угрюмо промолвил Лит.
        Нелл снова прикусила губу. Однако эта боль не шла ни в какое сравнение с той болью, которая сжимала ее сердце.
        - Надеюсь, ты простишь меня.
        Джеймс бросил на нее хмурый взгляд.
        - Я все равно заставлю тебя выйти за меня замуж,  - заявил он и, крепко обняв, припал к ее губам в страстном поцелуе, который был продолжением их спора.
        Нелл почувствовала, что тает в его объятиях, и испугалась.
        - Хватит!  - прервав поцелуй, выдохнула она.  - Ради всего святого, прекрати!
        Джеймс издал стон и еще крепче сжал ее.
        - Я не могу остановиться,  - тяжело дыша, с трудом произнес он.
        В его голосе слышалось отчаяние. У Нелл сжалось сердце от жалости к нему. Она обвила руками шею маркиза и прильнула к его груди. Лит восстановил дыхание и, наконец, разжал объятия.
        Отступив от Нелл, он бросил на нее поблекший безжизненный взгляд.
        - Прости, Элеонора.
        - Нет, это ты должен простить меня,  - прошептала она, устремив взгляд на пламя в камине. Нелл ненавидела себя за то, что сделала сейчас.  - Мне пора.
        - Элеонора…
        Она повернулась к двери, чтобы маркиз не видел ее слез.
        - Прошу тебя, позволь мне побыть одной сегодня,  - прошептала она, судорожно вздохнув.  - Пожалуйста.
        И, не дожидаясь ответа, Нелл повернула ручку двери и вышла в коридор. Закрыв за собой дверь, она прислонилась к стене, пытаясь сдержать слезы.
        Джеймс любил ее, но осознание этого не принесло ей радости. Нелл чувствовала себя глубоко несчастной.
        Часы внизу пробили один раз. В гостинице стояла тишина. Здесь не поощрялись кутежи и разгульные вечеринки.
        Нелл выпрямилась, чувствуя слабость в коленях. Она не могла вернуться в свою комнату. Возможно, Джеймс решит настоять на своем и уложить ее в свою постель. В таком случае, он будет искать Нелл в ее номере.
        Еще днем Нелл заметила, что рядом с гостиницей находился небольшой сад. Возможно, свежий воздух и уединенная прогулка помогут ей успокоиться. Глаза Нелл были на мокром месте. При мысли о том, что она сделала больно любимому человеку, ей хотелось плакать.
        Проникнув в сад гостиницы «Королевский лебедь», Гринграсс затаился в густой тени деревьев. Ночь выдалась холодной, и он плотнее запахнул полы пальто, хотя люди его комплекции редко мерзнут.
        Кто бы мог подумать, что лорд Лит окажется таким же скользким типом, каким был его покойный дядюшка? По вине маркиза Гринграсс лишился дневника, который обеспечивал ему стабильный доход. А взамен Гринграсс получил всего лишь пятьдесят фунтов и кучу старых, никому не нужных газет. Маркиз должен был ответить за бессовестное надувательство!
        Конечно, было бы разумнее вернуться сейчас в свой домик, расположенный в местечке Ламптон Вик, и затаиться на время. Но потасовка, произошедшая в переулке, привела шантажиста в ярость. Он проследил за Литом и узнал, что маркиз вместе со своими приятелями остановился в лучшей гостинице Мейденхеда, которая называлась «Королевский лебедь».
        Некоторое время Гринграсс наблюдал за гостиницей и выяснил, что мужчины путешествовали не одни. С ними была молодая женщина.
        Гринграсс подкупил служанку, и она рассказала ему о четырех джентльменах и их спутнице все, что знала. Оказывается, девица жила в отдельном номере и одевалась как монашка. Однако ее внешний вид не мог ввести опытного Гринграсса в заблуждение. Если молодая женщина путешествует в компании мужчин, значит она - любовница одного из них или, быть может, ублажает всех четверых. Поработав у лорда Невилла, проходимец многое узнал о запретных забавах членов так называемого высшего общества.
        Он прежде всего решил заняться девицей. Ее исчезновение наверняка выведет Лита из себя.
        Служанка, которую подкупил Гринграсс, тайком провела его в гостиницу через черный ход, и он из укрытия смог взглянуть на девицу, одетую в скромное серое платье. Она шла на обед вместе со спутниками. Девица поразила его красотой. Да, Гринграсс мог понять Лита. Такая девушка была лакомым кусочком, и маркизу наверняка было бы досадно лишиться удовольствия обладать ею.
        Подонок разработал план действий. Если девица спала одна, можно было проникнуть в гостиницу и похитить ее. Но всегда существовала опасность наткнуться в номере девушки на одного из ее спутников.
        Гринграсс попросил служанку следить за девицей. Это не стоило ему ни пенни. Он прижал служанку спиной к стене и овладел ею. От нее дурно пахло, служанка, похоже, не знала, что такое вода и мыло. Но Гринграсс не был брезгливым.
        Да, у Фэрбродеров был отменный вкус, они знали толк в женской красоте!
        Гринграсс замер в тени деревьев. Как будто сам дьявол подслушал его мысли: дверь гостиницы бесшумно распахнулась (хорошо смазанные петли в «Королевском лебеде» никогда не скрипели), и в обнесенный оградой сад проскользнула стройная светловолосая девушка. Гринграсс не верил в свое везение.
        Лунный свет озарил девушку, и Гринграсс узнал ее. Это была прекрасная спутница маркиза и его друзей. Негодяй торжествующе ухмыльнулся.
        Глава 34
        Нелл дрожала от холода, но не желала возвращаться в гостиницу, опасаясь снова столкнуться с Джеймсом. Она не чувствовала в себе достаточно сил, чтобы противостоять ему. Вытирая слезы, Нелл ступила на залитый лунным светом газон.
        Сможет ли она сдержать данное себе слово? Хватит ли у нее сил стоять на своем, отвергая нелепое стремление маркиза жениться на ней? Нелл боялась новых разговоров на эту тему. Она хорошо знала себя и понимала, что может сдаться, если Лит найдет веские доводы.
        Но ее капитуляция приведет к катастрофе. Нелл не хотела становиться причиной несчастий маркиза.
        Шорох в кустах прервал ее невеселые мысли. Она замерла, но, заметив выбежавшую из кустов кошку, вздохнула с облегчением. Кошка остановилась и уставилась на Нелл немигающим взглядом. Нелл присела на корточки и, протянув руку, стала тихо подзывать животное. Кошка презрительно дернула хвостом и исчезла в зарослях.
        Нелл со вздохом выпрямилась. Она чувствовала себя настолько раздавленной и удрученной, что ее задело за живое пренебрежительное поведение бездомной кошки.
        До слуха Нелл снова донесся шорох. Должно быть, это была еще одна кошка. Ночью здесь наверняка можно было хорошо поохотиться на мышей и птиц. Как и все остальное в «Королевском лебеде», сад был ухоженным. Здесь стояли скамейки и уютные беседки.
        Луна зашла за тучи, и вокруг стало темно. Нелл обхватила руками плечи.
        Слева от нее раздался хруст. Кто-то наступил на ветку. Нелл не на шутку испугалась. Это уже не кошка! Она резко повернулась, чтобы броситься к гостинице, но тут огромная ладонь зажала ей рот. Другой рукой напавший на нее гигант обхватил Нелл за талию и прижал к себе.
        - Не так быстро, красотка.
        Нелл стала вырываться и попыталась кричать, но звуки, которые она издавала, были слабыми, приглушенными. Вряд ли кто-то мог услышать ее и прийти на помощь.
        Она сильно ударила гиганта ногой по голени.
        - Прекрати лягаться, маленькая сучка,  - прозвучал низкий, грозный голос с незнакомым акцентом.
        Гигант так сильно сдавил живот Нелл, что ее затошнило. Боль лишила ее возможности сопротивляться.
        - Так-то лучше. Делай, что я скажу, или я пристрелю тебя. Поняла?
        Ноздри Нелл раздувались, ей не хватало воздуха.
        - Поняла?  - прорычал гигант.
        Нелл кивнула.
        - Ты знаешь, кто я?
        От этого грубого голоса холодок пробежал по спине Нелл. Она снова кивнула. Как только громила схватил ее, она догадалась, что попала в руки Гектора Гринграсса.
        - Умная сучка,  - похвалил ее злодей.  - Я тоже знаю, кто ты. Ты - зазноба лорда Лита.
        От ужаса у Нелл перехватило горло. Если Гринграссу было известно, какие отношения связывали ее с Джеймсом, значит, у нее не было шансов на спасение.
        Нелл взглянула на гостиницу. Она молила Бога, чтобы кто-нибудь из постояльцев проснулся и выглянул в окно. Луна снова вышла из-за туч, и теперь Нелл и Гринграсс были хорошо видны. Но окна гостиницы зияли чернотой. Сад окружала высокая кирпичная стена, скрывавшая от прохожих все, что происходило внутри. Даже если бы кто-нибудь и шел по улице в столь поздний час, он не увидел бы злодея и его жертву.
        - Лит заплатит мне за тебя двадцать тысяч фунтов, но сначала я позабавлюсь с тобой,  - заявил Гринграсс.
        Нелл содрогнулась от отвращения, и это развеселило гиганта.
        - Я покажу тебе, что такое настоящий мужик!
        Нелл начала задыхаться. Она ощущала запах его похоти, пота и табака. Нелл замерла, стараясь не сопротивляться. Она понимала: ее движения возбуждают Гринграсса.
        «Джеймс, помоги мне. Пожалуйста, помоги»,  - молча молила Нелл. В эту страшную минуту она обращалась не к Всевышнему, а к любимому человеку. И эта пылкая молитва устремлялась в небеса.
        Вспомнив вдруг, что Господь помогает тем, кто помогает себе сам, Нелл впилась зубами в закрывавшую ей рот мясистую ладонь, и почувствовала солоноватый вкус крови.
        - Черт побери!  - зарычал Гринграсс, однако он и не думал ослаблять хватку.
        Горячие слезы навернулись на глаза Нелл.
        - Больше не делай так, детка,  - прошипел Гринграсс, поворачиваясь вместе с Нелл в сторону ворот.  - Если будешь создавать мне проблемы, я сверну тебе шею. Понятно?
        Она кивнула. Ее сопротивление было сломлено. Нелл чувствовала себя беспомощной и беззащитной.
        - Хорошо,  - произнес Гринграсс и вдруг отпустил ее.
        Нелл хотела броситься вперед, но тут почувствовала прикосновение к своему виску холодного металла.
        - Никаких уловок и трюков!  - предупредил злодей.  - Мне было бы жаль портить такое красивое личико.
        Нелл ахнула, перепугавшись до полусмерти.
        - Ты…  - Она запнулась и облизнула пересохшие от страха губы.  - Ты зря тратишь время. Лорду Литу наплевать на меня.
        От зловещего смеха Гринграсса у нее волосы зашевелились на затылке.
        - Твой Лит благородный дурак. Он не оставит со мной свою подружку. Лит знает, что я сделаю с ней.
        Нелл стало нехорошо. Она тоже знала, что ее ждет, не приди Лит на помощь.
        - Двадцать тысяч фунтов - это целое состояние,  - собравшись с духом, произнесла она.  - Никто не заплатит тебе таких денег.
        - Лит заплатит. И у меня такое ощущение, что ты стоишь больше двадцати тысяч. Пошли! Давай вперед, медленно и без фокусов!
        Гринграсс больше не держал Нелл, но ей от этого было не легче. Холодное дуло пистолета, приставленного к ее виску, пугало Нелл больше, чем цепкие руки негодяя. Она чувствовала себя совершенно беспомощной.
        Нелл сделала пару шагов и споткнулась, когда ее нога попала в рытвину. Гринграсс с такой силой рванул ее руку, что чуть не вывихнул плечо.
        - Осторожно!
        Она двинулась вперед, но гигант вдруг остановил ее.
        - Что это было?  - спросил он, озираясь.
        Кровь так громко стучала в висках Нелл, что она не слышала посторонних звуков. В ее душу закралась робкая надежда: а вдруг Джеймс притаился в кустах и ждет удобного момента, чтобы спасти ее?
        Однако надежды Нелл тут же рассыпались в прах. Из кустов выскочила все та же кошка. Охота оказалась удачной: кошка держала в зубах мышь. У Нелл упало сердце.
        - Давай вперед!  - приказал Гринграсс, толкнув Нелл в спину.
        Она послушно двинулась к деревянным воротам. К ним вела аллея, вдоль которой росли старые деревья с раскидистыми кронами, отбрасывавшими густую тень. Нелл содрогнулась от страха, вступив в темный коридор аллеи, хотя здравый смысл подсказывал ей: подонок не будет насиловать ее прямо здесь, недалеко от гостиницы.
        - Открой ворота,  - приказал Гринграсс.
        Нелл толкнула створки, но они не поддались.
        - Ворота заперты,  - сказала Нелл.
        - Там засов, найди его и отодвинь.
        Нелл боялась покидать сад. На улице ей уже не спастись.
        Гринграсс ткнул ее стволом пистолета в висок.
        - Поживее, детка!
        - Я бы посоветовал тебе замереть на месте,  - раздался из непроглядной темноты глубокий мужской голос.
        Нелл оцепенела. Джеймс?!
        Но тут ее снова стал душить страх. Человек, которого она любила, подвергался опасности!
        - Разрази меня гром!  - воскликнул Гринграсс.  - Не пытайтесь остановить меня, ваша светлость. Я держу заряженный пистолет у виска вашей шлюхи.
        - А мой пистолет нацелен тебе в спину,  - парировал Джеймс.
        - Одно движение пальца, и твоя зазноба мертва.
        - Джеймс, прости, что так вышло,  - сказала Нелл, вглядываясь во тьму.
        - Он тебя ранил?  - спросил маркиз.
        - Нет.
        - Слава богу.
        В голосе Джеймса слышалось облегчение. Нелл надеялась, что Гринграсс не уловил его. Злодей мог понять, насколько Нелл дорога маркизу, и попробовать извлечь из этого выгоду.
        - Вот это интрига!  - издевательским тоном промолвил Гринграсс.  - Какой странный союз!
        - Значит, ты понял, что есть основания для торга?  - насмешливо спросил Джеймс.  - Давай вернемся на лужайку. И не пытайся перехитрить меня!
        Гринграсс на мгновение задумался, а потом схватил Нелл за руку.
        - Пойдем на лужайку, крошка.
        Они вернулись на газон, окруженный зарослями кустарника. На небе ярко светила луна, и, обернувшись, Нелл смогла разглядеть не только огромную фигуру Гринграсса, который целился ей в голову, но и стоявшего за ним Джеймса.
        - Отпусти девушку,  - приказал маркиз.
        Гринграсс тихо рассмеялся и свободной рукой прижал Нелл к себе.
        - Почему я должен отдавать тебе свой единственный козырь?
        - Мы, конечно, можем простоять здесь до рассвета, а там ко мне придет подмога,  - спокойно сказал Джеймс.  - У тебя нет шансов скрыться.
        - В таком случае, твоя шлюха умрет. Если я загнан в угол, зачем держать ее в живых?
        - Отпусти ее, и я отпущу тебя.
        Нелл не видела лица Джеймса, но знала, чего ему стоили эти слова.
        Гринграсс усмехнулся.
        - Как только я отпущу ее, ты всадишь мне пулю в спину.
        - Я не буду рисковать ее жизнью, вступая с тобой в схватку.
        - Джеймс, не верь ему!  - крикнула Нелл.  - Он хочет тебя убить!
        - Это правда,  - с усмешкой согласился Гринграсс, сжав предплечье Нелл так сильно, что у нее онемела рука.
        - Не волнуйся, Элеонора, я не допущу, чтобы с тобой что-то случилось!  - воскликнул Джеймс.
        - Опрометчивые слова,  - с издевкой произнес негодяй.
        - Даю слово, что с этой девушкой ничего не произойдет, я спасу ее, даже если мне ради этого придется отправиться в ад,  - пообещал маркиз.
        У Нелл перехватило дыхание. Слова Джеймса и тон, которым они были сказаны, свидетельствовали о его сильной искренней любви к ней.
        Нелл окончательно убедилась: его признание в любви, сделанное несколько часов назад, не было пустыми словами.
        Она обзывала себя слепой дурой. Как она могла отвергнуть предложение маркиза стать его женой? Аргументы, которыми она руководствовалась, казались теперь ничтожными, малозначащими. Жить в законном браке, растить детей, вместе состариться - вот что было самым важным.
        Глубоко вздохнув, Нелл расправила плечи. В саду стояла тишина. Нелл постаралась забыть, что ей грозит смерть. Для нее сейчас существовала бесконечная вселенная любви, в которой звучал голос Джеймса.
        - Я люблю тебя, Джеймс,  - отчетливо произнесла она в ночной тишине.  - И что бы ни случилось, всегда буду любить.
        - Элеонора!  - воскликнул потрясенный маркиз.
        - Поверь мне, любовь моя,  - промолвила Нелл.
        - Я тоже тебя люблю,  - проговорил маркиз.
        Эти простые слова придали Нелл мужества.
        - Как трогательно,  - саркастически ухмыльнулся Гринграсс.
        Нелл было наплевать на его иронию. У нее как будто камень с души упал, а голова прояснилась. Она понимала: надо непременно помочь Джеймсу, иначе светлого будущего не видать ни ему, ни ей.
        Не думая о последствиях, Нелл резко повернулась и впилась ногтями свободной руки в глаз гиганта.
        - Черт подери!  - завопил он и пошатнулся, однако не ослабил своей хватки.
        Стиснув зубы, Нелл глубже вонзила ногти. Рука, в которой Гринграсс сжимал оружие, дрогнула, и он отвел пистолет в сторону. Нелл неожиданно рухнула, как подкошенная, и стала звать на помощь.
        - Ах ты, маленькая сучка!
        Она услышала щелчок и поняла: Гринграсс взвел курок. Нелл инстинктивно свернулась калачиком, как будто это могло спасти ее от гибели.
        - Элеонора!  - в отчаянии закричал Джеймс, а затем раздался выстрел.
        Нелл погрузилась во тьму.
        Глава 35
        Оцепенев от ужаса, Лит несколько мгновений молча смотрел на Нелл. Она лежала на земле, не подавая признаков жизни. Вскинувшись, он быстро поднял пистолет и выстрелил в Гринграсса. Гигант издал звероподобный рык, зашатался и упал на землю рядом с Нелл.
        Видя, что его враг мертв, Лит отбросил пистолет в сторону и опустился на колени рядом с Элеонорой.
        - Дорогая моя…  - задыхаясь, произнес он и заключил ее в объятия. В его ушах до сих пор звучало признание в любви.
        Голова Нелл безвольно откинулась назад, лицо было смертельно бледным. Когда Лит впервые увидел Элеонору, ему показалось, что ее лицо высечено из мрамора. Его белизна восхищала его. Однако теперь оно пугало Лита мертвенной белизной.
        Дрожащей рукой маркиз убрал завитки волос с ее окровавленного лба. Глаза Нелл были закрыты, и густые ресницы отбрасывали густую тень на щеки.
        - Не умирай,  - шептал Лит, прижимая ее к груди так, словно верил: тепло его тела может вернуть Нелл к жизни,  - прошу тебя, не умирай…
        Руки маркиза стали липкими от крови. Он не понимал, почему Элеонора решилась на безумный поступок. Зачем рисковала жизнью?
        - Элеонора, дорогая, ради бога, не оставляй меня,  - говорил Лит, раскачиваясь из стороны в сторону.  - Как мне жить без тебя?
        Страх потерять самое дорогое в жизни пронзил его сердце. Почему судьба оказалась столь жестока к нему? Она подарила ему Элеонору только для того, чтобы забрать ее…
        Склонившись над ней, Лит почувствовал на щеке слабое дыхание, но решил, что ошибся. В его ушах все еще звучал грохот выстрела.
        - Черт возьми, что здесь происходит?  - раздался рядом голос Седжмура.
        - Гринграсс застрелил ее,  - глухим срывающимся голосом произнес Лит, не поднимая головы.  - Элеоноры больше нет.
        Вид застывшего, как будто воскового лица любимой разрывал маркизу сердце. В лунном свете кровь в волосах казалась черной, как смола.
        Бросив беглый взгляд на неподвижное тело Гринграсса, Седжмур наклонился и взял безжизненную руку Нелл.
        - У нее прощупывается пульс,  - радостно сообщил он маркизу.
        Лит недоверчиво посмотрел на Седжмура. Мысль о гибели Элеоноры так сильно потрясла его, что он боялся поверить в свое счастье.
        - Вы уверены?
        - Уверен. Давайте отнесем ее в гостиницу, на улице холодно. К тому же если вы не прекратите сжимать мисс Трим в объятиях, то задушите ее.
        - Что случилось?  - с тревогой спросил подбежавший к ним Хармзуорт. За ним шел Хилбрук с зажженным фонарем в руке.  - Я слышал крики и два выстрела.
        - Похоже, Гринграсс стрелял в мисс Трим,  - ответил герцог.  - А потом его застрелил Лит.
        - Мисс Трим жива?  - осведомился Хилбрук, взглянув на труп Гринграсса.
        - Надеюсь, да,  - мрачно ответил Седжмур.  - Осмотрите лучше этого ублюдка. Надо убедиться, что он действительно мертв.
        - Я сам понесу Элеонору,  - заявил Лит, поднимая ее на руки.
        Маркиз как будто не видел сэра Ричарда и Хилбрука, которые склонились над телом Гринграсса.
        Казалось, Лита со всех сторон обступил непроницаемый мрак. Он боялся подумать, что будет с ним, если Элеонора унесет с собой в могилу весь свет и радость жизни. Он едва не стонал от невыносимой душевной боли. Прочитав про себя молитву, маркиз с драгоценной ношей на руках двинулся к гостинице.
        Он не замечал ничего вокруг. Друзья молча следовали за ним. Когда Лит вошел в гостиницу, к нему бросился хозяин.
        - Милорд, я слышал выстрелы,  - с озабоченным видом сказал он.
        - Вызовите врача,  - выдавил из себя Лит и прошел в небольшую комнату, расположенную на первом этаже.
        - И представителя местных властей,  - добавил Хилбрук.
        - Но что случилось?  - продолжал недоумевать хозяин гостиницы.
        - Давайте я вам все расскажу,  - промолвил Хармзуорт, остановившись у дверей комнаты, в которую маркиз внес Нелл.
        Остальные джентльмены вошли внутрь и закрыли за собой дверь. Сэр Ричард, таким образом, взял на себя роль стража, дежурившего у дверей и не допускавшего в комнату любопытных.
        Лит почувствовал благодарность к нему. Он с большой осторожностью уложил Элеонору на мягкую кушетку у камина. Седжмур зажег лампы, и в комнате стало светло.
        При хорошем освещении Элеонора выглядела еще более плачевно, чем при тусклом свете луны.
        Ее голова была в крови, красные полосы прочерчивали бледные щеки. Маркиза пугала ее неподвижность. Ему казалось, что бедняжка не дышит.
        Лит погладил ее по спутанным волосам.
        - Элеонора, дорогая, вернись ко мне,  - шепнул он, взяв любимую за руку.
        Седжмур тем временем подбросил поленьев в камин. В комнате было прохладно. Лит не замечал ничего вокруг. Если его возлюбленная умрет, он больше никогда не ощутит тепла.
        Лит положил большой палец на запястье Элеоноры, пытаясь прощупать пульс. Неужели Седжмур ошибся? Лит начал задыхаться под бременем нестерпимой боли.
        В приступе отчаяния он обхватил Элеонору руками и вгляделся в ее лицо.
        - Не умирай, дорогая, не умирай,  - заклинал он.  - Я не позволю тебе покинуть меня.
        - Будьте мужественны, Лит,  - промолвил Седжмур, положив ладонь ему на плечо.  - Она выкарабкается.
        Раздался стук, и Хилбрук открыл дверь. Лит услышал за спиной приглушенные голоса. Он продолжал вглядываться в черты милого лица, и ему казалось, что она уже покинула этот мир.
        Маркизу хотелось выть от боли и ярости.
        - Лит, это доктор Мэньон,  - тихо сообщил Хармзуорт, тронув маркиза за руку.  - Нам повезло, он - постоялец гостиницы.
        - Прошу вас, дайте мне взглянуть на пациентку,  - промолвил доктор и, подойдя к кушетке, поставил на пол чемоданчик.
        - Помогите ей, умоляю вас, помогите ей,  - прошептал Лит, не выпуская Элеонору из объятий.
        - В нее стреляли?  - спросил доктор с сильным дублинским акцентом и склонился над раненой.
        - Да.
        - Прошу вас, отойдите от кушетки, милорд, позвольте мне осмотреть пациентку.
        Лит не двинулся с места. Он не желал выпускать Элеонору из объятий. Ему казалось, что его прикосновения смогут оживить ее. Седжмур сжал его плечо.
        - Отойдите, старина, пусть доктор Мэньон приступит к своим обязанностям.
        Лит безучастно посмотрел на окружающих. Значение их слов не доходило до его сознания.
        - Лорд Лит, вы слышите?  - терпеливо промолвил доктор.
        - Она не должна умереть,  - произнес Лит.  - Вы не можете позволить ей умереть.
        Доктор обошел Лита и взял руку Элеоноры, чтобы проверить пульс. В комнате воцарилась гробовая тишина. Все с замиранием сердца ждали вердикта врача.
        - Пульс полный, равномерный,  - наконец сказал Мэньон.
        Лит с непонимающим видом уставился на него. Но тут Элеонора зашевелилась в его руках и тихо пробормотала что-то нечленораздельное.
        - Элеонора!  - задыхаясь, срывающимся голосом воскликнул маркиз.
        - Милорд, я убедительно прошу вас отойти в сторону,  - уже потребовал доктор.
        Ресницы Элеоноры затрепетали.
        - Любимая, ради бога, скажи что-нибудь,  - взмолился Лит.
        Когда ее губы разомкнулись, Лит едва не умер от счастья.
        Элеонора подняла тяжелые веки, и на Джеймса глянули ее яркие янтарного цвета глаза.
        - Джеймс? Это ты?  - прошептала она.
        - Слава богу,  - пробормотал Седжмур.
        Элеонора поморщилась.
        - У меня болит голова.
        - О, любовь моя,  - промолвил сдавленным от волнения голосом Лит и нежно поцеловал ее.
        - Ты… ты плачешь?  - прошептала Нелл и, подняв дрожащую руку, погладила его по щеке.  - Почему ты плачешь?
        - Я думал, что навсегда потерял тебя,  - признался маркиз.
        На губах Нелл заиграла улыбка.
        - Какая глупость! Ты никогда не потеряешь меня. Я люблю тебя.
        Нелл закрыла глаза, потратив слишком много сил на это признание.
        - Нет, не уходи. Элеонора!  - воскликнул Лит и начал отбиваться от Седжмура и Хилбрука, которые попытались оттащить его от кушетки.
        - Я не могу бросить Элеонору!
        - Вы мешаете доктору,  - объяснил Хилбрук.
        - Мне нужна горячая вода,  - сообщил Мэньон, не поворачиваясь.
        - Я позабочусь об этом,  - сказал Седжмур и исчез за дверью.
        Лит перестал сопротивляться, он следил издали за манипуляциями врача. Видя, что маркиз успокоился, Хилбрук отошел от него.
        - Что с ней, доктор?  - нетерпеливо спросил Лит.
        - Дайте мне время,  - проворчал Мэньон.
        Вскоре вернулся Седжмур. Вслед за ним в комнату вошла служанка с миской горячей воды и полотенцами в руках. Ее сопровождал владелец гостиницы. Пройдя в комнату, он поставил на стол поднос с бутылкой бренди и стаканами.
        - Отлично,  - промолвил Хилбрук,  - нам всем нужно выпить. А где Ричард?
        - Разговаривает с местным судьей. Судья был недоволен тем, что рядом с лучшей гостиницей Мейденхеда обнаружен труп,  - сообщил Седжмур.  - Но обаяние сэра Ричарда, как известно, способно творить чудеса. Он объяснил судье, что за человек был этот Гринграсс, а потом рассказал, как развивались события. Одним словом, я не удивлюсь, если городские власти в конце концов представят Лита к награде за то, что он избавил человечество от страшного злодея.
        Лит не прислушивался к этому разговору. Какое дело было ему до судьи, когда жизнь Элеоноры висела на волоске?
        Доктор Мэньон тем временем обрабатывал рану на ее голове. Элеонора потеряла много крови.
        - Прошу вас, милорд,  - произнес хозяин гостиницы, протягивая Литу налитый до краев стакан бренди.
        Маркиз с безучастным видом уставился на него.
        - Возьмите, Лит, вам нужно подкрепиться,  - сказал Хилбрук.
        Лит взял стакан и залпом осушил его.
        - Она снова потеряла сознание?  - спросил он доктора.
        - Наберитесь терпения, милорд,  - не поднимая головы, ответил Мэньон.
        Лит поставил пустой стакан на стол и устремился к кушетке.
        Он увидел, что вода в миске окрасилась в красный цвет.
        - Если вы спасете ее, я дам вам тысячу фунтов,  - заглядывая через плечо врача, пообещал Лит.
        Он дал бы отсечь себе руку ради того, чтобы услышать хоть слово из уст Элеоноры. Да что там руку! Маркиз не пожалел бы жизни ради улыбки возлюбленной!
        Доктор стиснул зубы.
        - Я не способен творить чудеса, но сделаю все, что в моих силах. Умоляю вас, отойдите от кушетки. Вы загораживаете мне свет!
        - Десять тысяч фунтов!
        - Это не повлияет на исход лечения, сэр. Вы можете предложить мне сундук с драгоценностями или шесть пенсов - роли не играет. Я сделаю все возможное.
        - Не донимайте доктора Мэньона всякими глупостями,  - посоветовал Седжмур и отвел Лита к ближайшему стулу.  - Расскажите лучше, что произошло в саду.
        - Не могу,  - судорожно вздохнув, срывающимся голосом промолвил Лит.  - Вы пытаетесь отвлечь меня, я знаю.
        - Седжмур пытается не дать вам придушить доктора Мэньона,  - с мрачной улыбкой промолвил Хилбрук.  - Ваши препирательства с ним вряд ли помогут мисс Трим.
        Лит выпрямился.
        - Элеонора не умрет,  - спокойно сказал он.
        - Конечно, не умрет,  - согласился Хилбрук.  - Но пока ею занимается доктор, мы просим вас удовлетворить наше любопытство.
        - Да, старина,  - поддержал его Седжмур, протягивая Литу стакан бренди,  - мы хотим знать, почему все наши усилия оставить вас наедине с любимой женщиной потерпели фиаско. И каким образом вы оба оказались ночью в саду?
        - Элеонора убежала, когда я сделал ей предложение стать моей женой. Я отправился искать ее и нашел в саду.
        Видя, что маркизу нужна дружеская поддержка, Седжмур похлопал его по плечу.
        - Гринграсс, должно быть, сидел в это время в засаде неподалеку от гостиницы,  - продолжал маркиз.  - Когда я вышел в сад, перед моими глазами предстало ужасное зрелище: этот мерзавец держал Нелл на мушке.
        - О боже, какой подонок…  - процедил сквозь зубы Хилбрук.
        - Элеонора стала сопротивляться, и он выстрелил в нее.
        - Слава богу, что вы убили этого негодяя,  - промолвил Седжмур.
        - Да, я застрелил его как бешеную собаку,  - сказал Лит, наблюдая за манипуляциями доктора. Похоже, Мэньон оказался профессионалом в своем деле. Его движения были уверенными, но осторожными.
        - Она слишком долго находится без сознания. Это плохо,  - пробормотал маркиз.
        И как будто услышав его, Элеонора встрепенулась и всхлипнула. Момент, когда ее ресницы дрогнули и она открыла глаза, был самым счастливым в жизни Лита.
        - Джеймс!  - позвала она слабым голосом.
        - Я здесь, дорогая.
        Быстро поставив стакан на стол, маркиз ринулся к кушетке.
        - Джеймс!  - Нелл подняла дрожащую руку, как будто искала любимого.  - Где ты? Что случилось?
        Не обращая внимания на предостерегающий взгляд доктора, Лит опустился на колени рядом с кушеткой и переплел пальцы с пальцами Элеоноры.
        - Гринграсс стрелял в тебя.
        - Какой негодяй! Надеюсь… надеюсь, ты прикончил его.
        Лит едва не рассмеялся. О, эти слова могла произнести только Элеонора!
        - Разумеется. Я не мог поступить иначе.
        - Отлично.
        Она закрыла глаза, и Литу на мгновение показалось, что Элеонора снова потеряла сознание, но ее рука слегка сжала его пальцы.
        - Не разговаривай, береги силы.
        Однако Элеонора проигнорировала его слова. Она постепенно возвращалась к жизни.
        - Ты слышал, я сказала, что люблю тебя? Я это произнесла вслух!
        У маркиза перехватило горло, ему было трудно говорить.
        - Да, я слышал, ты сказала это перед тем, как упасть. Ты подвергалась страшному риску, Элеонора.
        Слабая улыбка тронула ее бескровные губы.
        - Я знала, что ты одержишь верх над этим мерзавцем.
        Лит крепко сжал ее руку.
        - Если ты покинешь меня, я тебе этого никогда не прощу.
        Улыбка Нелл стала шире.
        - Не говори глупости, Джеймс. Я же сказала, что буду всегда с тобой.
        Лицо врача хранило суровое выражение.
        - Меня зовут доктор Мэньон, юная леди. Хочу сказать, что вы легко отделались. Пуля задела череп по касательной, обошлось без серьезных повреждений, насколько я могу судить. Но рана головы может привести к непредсказуемым последствиям, поэтому думаю, еще рано радоваться.
        Лит в оцепенении смотрел на врача.
        - Я не умру, доктор,  - уверенно заявила Нелл, и Литу захотелось поцеловать ее.
        - Вы несказанно обрадовали меня, доктор!  - воскликнул Лит.
        - Милорд, я бы попросил вас выйти из комнаты. Я позову вас, если у меня будут новости.
        - Джеймс…  - выдохнула Нелл. Ее силы были на исходе.  - Джеймс, пожалуйста, делай, как говорит доктор.
        - Лучше подчинитесь, старина,  - сказал Хилбрук.  - У меня крепкие нервы, но даже я затрепетал, как осенний лист, увидев, с каким выражением лица вы смотрите на доктора Мэньона.
        Лит был вынужден согласиться с ним. Он поднес испачканную кровью руку Элеоноры к губам и поцеловал ее.
        - Я буду ждать за дверью. Я люблю тебя.
        Она смотрела на него с таким доверием, что у маркиза перевернулось сердце.
        - Это все, что мне нужно знать,  - промолвила Нелл.
        Она замолчала, ее глаза закрылись, а рука ослабела.
        - Доктор!  - в панике воскликнул Лит.
        - Она уснула,  - сказал Мэньон.
        Седжмур подтолкнул маркиза в сторону двери. Лит находился в таком страхе за жизнь Нелл, что не замечал ничего вокруг. Выходя из комнаты, он оглянулся и бросил последний взгляд на Элеонору, прежде чем оставить ее на попечение доктора Мэньона.
        Глава 36
        Нелл зашевелилась и осторожно открыла глаза. У нее раскалывалась голова так, словно черти играли в ней в футбол, а утренний свет, проникавший сквозь щели в портьерах, заставил ее вздрогнуть.
        Она сразу же вспомнила недавние события. Осторожно повернув голову, Нелл увидела Джеймса, который спал, примостившись на стоявшем рядом с кроватью стуле. Почему-то его присутствие не вызвало у нее удивления.
        Маркиз выглядел страшно усталым. Нелл заметила темные круги под его глазами, у носа и рта залегли глубокие морщины. Вместо обычной щетины Нелл увидела на его лице густую поросль, похожую на отпущенную бородку.
        Темные синяки на его челюсти и скулах превратились в желтые пятна и придавали лицу болезненное выражение. У маркиза был такой вид, как будто он дошел до ворот ада и вернулся назад. Нелл обещала ему, что не умрет, но, по-видимому, он не поверил ей.
        Не удержавшись, Нелл громко всхлипнула. Лит вскинулся и, выпрямившись на стуле, стал тереть глаза. Придя в себя, он схватил руку Нелл.
        - Элеонора, дорогая, наконец-то ты очнулась!
        - Да, по-видимому, я долго спала,  - хрипловатым голосом промолвила Нелл.
        Горло ее как будто натерли наждаком.
        Лицо Лита просияло от радости. Он поцеловал ее руку и повернулся, чтобы налить стакан воды.
        - Попей,  - сказал Лит, нежно приподняв ее голову.  - Только осторожно! Не спеши!
        Нелл страшно хотелось пить, она припала губами к краю стакана, но, подчиняясь Литу, не стала делать большие глотки, а сделала несколько маленьких, хотя, казалось, могла бы осушить море.
        Вода была холодной, и Нелл от блаженства закрыла глаза. Сделав еще пару глотков, она подняла руку, и Лит убрал стакан.
        - Достаточно?
        Нелл кивнула, но тут же пожалела об этом. От резкого движения у нее потемнело в глазах, а боль стала нестерпимой.
        - У тебя болит голова?  - спросил Лит, поставив стакан на тумбочку.
        - Нет.
        Нелл обвела глазами комнату. Они все еще находились в гостинице «Королевский лебедь». С улицы сквозь плотно закрытые окна доносился слабый шум. В камине полыхал огонь. Тумбочка и стол в комнате были заставлены медикаментами, тазиками с водой и другими принадлежностями, делавшими помещение похожим на палату госпиталя.
        Лит бросил на Нелл скептический взгляд.
        - А я уверен, что болит.
        - Ну, если только совсем немного. Может быть, ты мне что-нибудь дашь от головной боли?
        - Да, у нас есть обезболивающее, но очень сильное. Это настойка опиума, ее дают, когда боль становится нестерпимой.
        - Тогда не надо.
        Нелл хорошо выспалась и не желала снова погружаться в полузабытье. Ей хотелось провести больше времени в обществе Джеймса, насладиться общением с ним.
        - Молчи, не трать понапрасну силы,  - приказал Лит, укладывая ее голову на подушку.
        - Нет,  - возразила Нелл,  - я хочу поговорить.
        Она протянула вторую руку, и Лит поймал ее.
        - Как долго…  - попыталась Нелл задать вопрос, но Лит не дал ей договорить.
        - Ты лежишь уже три дня. Сначала доктор Мэньон выразил надежду, что с тобой все будет хорошо, но на вторые сутки тебе стало хуже.
        Голос маркиза дрогнул, что свидетельствовало о серьезности того состояния, в котором Нелл находилась двое суток назад.
        - Повторяю: я не могу оставить тебя, мы будем вместе. Не беспокойся!
        Лит рассмеялся, и его смех придал Нелл сил.
        - Знаешь, одно время мне казалось, что ты соврала.
        - Ты не в первый раз сомневаешься во мне,  - заявила Нелл, щурясь от яркого света, бившего ей в глаза.
        - У меня имелись на то веские причины. Но я найду в себе силы простить тебя, только живи!
        Его слова растрогали Нелл, и из ее глаз покатились слезы.
        - Как же плохо я думала о тебе! Сейчас мне страшно вспоминать об этом!
        - Я давно это простил.
        - Если бы я не сбежала от тебя, то не случилось бы беды ни со мной, ни с тобой!
        - А вот это простить трудно.
        Нелл оцепенела и удивленно взглянула на него, однако тут же поняла: маркиз шутит. Он смотрел на нее с такой нежностью, что Нелл готова была вскочить с кровати и закружиться с ним по комнате в вальсе.
        - Ты дразнишь меня, я знаю.
        - Нет, я говорю вполне серьезно.  - Маркиз вздохнул, продолжая сжимать ее руки.  - Элеонора, мы прошли через суровые испытания. Давай забудем свои ошибки и возблагодарим судьбу за то, что она свела нас.
        - Да, я благодарна ей за встречу с тобой.  - Нелл попыталась привстать, но ей это не удалось. Вряд ли она смогла бы вальсировать в таком состоянии…  - Я хочу…
        - Сесть?
        - Да, помоги, пожалуйста.
        Маркиз нахмурился.
        - Доктор Мэньон сказал, что тебе нельзя утомляться.
        - Доктор Мэньон - старый ворчун. Не слушай его.
        - Но он спас тебе жизнь!
        Джеймс приподнял ее, взбил подушки и заботливо усадил на кровати.
        - Да, нужно отдать ему должное, он хороший специалист.
        Откинувшись на взбитые подушки, Нелл тяжело вздохнула и ощупала голову. Оказалось, она была забинтована.
        - А что с моими волосами?
        - Их остригли, любовь моя.
        На этот раз слезы хлынули из ее глаз ручьем.
        - Как посмел этот шарлатан остричь мои прекрасные локоны?
        Лит с сочувствием наблюдал за ней.
        - Элеонора, дорогая, не надо так убиваться. Они снова отрастут.
        - Ты не понимаешь, это для меня трагедия вселенского масштаба!
        Нелл думала, что Джеймс сейчас высмеет ее, но он молча крепко обнял свою любимую. Именно это сейчас ей было необходимо. Нелл прильнула к его груди и замерла, закрыв глаза. Она положила свою стриженую голову ему на плечо, забыв все горести. От Джеймса исходило живое тепло, которое успокаивало, умиротворяло Нелл.
        - Тебе лучше?  - тихо спросил Джеймс, поглаживая ее по спине.
        - Да,  - прошептала Нелл.
        Маркиз снова поцеловал ее руку.
        - Волосы отрастут, не беспокойся.
        - Лет через сто,  - пробормотала она.  - Тебе нравились мои волосы.
        Из ее глаз снова потекли слезы. Нелл была слишком слаба, чтобы контролировать свои эмоции.
        - Стриженой ты нравишься мне не меньше, чем с волосами. Я люблю тебя.
        Нелл тихо засмеялась. Ее душевная боль утихла. Слова Джеймса примирили ее с действительностью.
        - Элеонора,  - через некоторое время прошептал Лит.  - Ты спишь?
        - Нет,  - пробормотала она, дрейфуя между сном и явью.
        - Я сказал, что люблю тебя. А ты ничего не хочешь мне сказать?
        Она улыбнулась, наслаждаясь запахом, исходившим от Джеймса. Этот запах вернул бы ее к жизни даже из могилы.
        - Ты хочешь, чтобы я что-то сказала?
        - Да, хочу.
        - Но ты прекрасно знаешь, как я к тебе отношусь.
        - Скажи еще раз то, что я хочу услышать.
        - Ты становишься ужасно назойливым.
        Странно, но у Нелл хватало сил шутить.
        - Я тебя не заставляю, а просто прошу.
        - Это правда, ты меня не заставляешь.
        Она крепче прильнула к его большому телу.
        - Дорогая,  - его голос вывел Нелл из дремоты,  - значит, ты останешься со мной?
        - Конечно,  - не задумываясь, ответила Нелл.
        Лит радостно засмеялся.
        - Хорошо, давай поговорим об этом позже, когда ты поправишься.
        Нелл подняла руку, которой обвивала шею Джеймса, и провела ею по его шелковистым волосам, падавшим на воротник.
        - Тебе нужно постричься.
        - Мы почему-то постоянно говорим о волосах, как будто они чрезвычайно важны для нашего будущего,  - с улыбкой промолвил Джеймс.
        Его прикосновения врачевали лучше, чем любые лекарства. Нелл ощущала прилив сил.
        - Ты должен хорошо выглядеть на нашей свадьбе.
        Нелл почувствовала, как напряглись его мышцы.
        Джеймс затаил дыхание.
        - Что ты сказала?
        Проклиная свою слабость, Нелл выпрямилась и взглянула на Джеймса. У него был растерянный вид.
        - Тебе нужно привести себя в порядок перед нашей свадьбой. Представь, на кого будет похожа невеста, вставшая со смертного одра. Поэтому хотя бы жених должен выглядеть презентабельно. Нам придется подождать, пока сойдут твои синяки. Иначе викарий упадет в обморок от ужаса, увидев перед собой столь странную парочку.
        - Ты даже сейчас прекрасно выглядишь,  - заявил Джеймс и вдруг нахмурился.  - Хотя мне и не терпится жениться на тебе, но будет лучше, если мы отложим разговор о свадьбе. Я не уверен, что сейчас ты находишься в здравом уме и твердой памяти.
        - Ты хочешь сказать, что я сошла с ума?
        В глазах Джеймса вспыхнули озорные искорки.
        - Некоторые считают, что выйти за меня замуж может только безумица. Давай поговорим об этом завтра.
        - Нет.  - Нелл хотела мотнуть головой, но вовремя одумалась.  - Давай обсудим этот вопрос прямо сейчас.
        - Элеонора…
        - Да?
        Некоторое время они молча смотрели друг другу в глаза. Взгляд Джеймса проникал ей в душу и, казалось, читал в ней все сокровенные мысли и желания.
        - В таком случае, устраивайся поудобнее, любовь моя. Откинься на подушки.
        - Хорошо,  - согласилась Нелл.
        Лит осторожно соскользнул с кровати и встал на одно колено, держа Нелл за руку. Его серые глаза выражали безграничную любовь. Даже в бинтах Нелл была для него самым прекрасным созданием во Вселенной.
        - Дорогая Элеонора, свет моей жизни, самая замечательная женщина на свете, мой единственный стимул жить…  - Он сглотнул комок, подкативший к горлу от волнения. Нервозность не была свойственна Джеймсу Фэрбродеру. Сердце Нелл сжалось от любви к нему. В этот самый важный в их жизни момент маркиз был как никогда далек от самоуверенности и себялюбия. Его мягкий голос, который всегда возбуждал Нелл, был похож на бархат.  - Моя дорогая Элеонора, я люблю тебя всем сердцем. Ты окажешь мне честь, если согласишься стать моей женой!
        Нелл все еще изумляло, что ее любит такой мужчина, как Джеймс. Но она уже стала понемногу привыкать к этой мысли. Любовь в его глазах не оставляла сомнений: он будет до конца своих дней хранить ей верность.
        - Я люблю тебя, Джеймс,  - выдохнула Нелл.  - Это ты оказал мне великую честь…
        Он нахмурился.
        - Это «да»?
        Нелл поняла, что ранила Джеймса своими колебаниями, нерешительностью, отказом стать его женой, недоверием, и поклялась доказать, что он был центром ее мира. Она улыбнулась сквозь слезы.
        - Конечно, да. Последние несколько дней стали для меня настоящим уроком. Я научилась отделять важное от пустого.  - Нелл погладила Джеймса по колючей щеке.  - Оказавшись на грани жизни и смерти, я поняла, как мне хочется жить. Когда я говорю «жить», то подразумеваю «жить с тобой».
        - О, дорогая моя!  - Его глаза сияли от радости.
        Поцеловав Нелл, Джеймс снял с руки перстень-печатку Фэрбродеров и надел на ее палец. Дорогой золотой перстень был тяжелым и большим, Нелл не смогла бы носить его. Но она улыбнулась, понимая, что жест маркиза был символическим.
        - Мне нравится эта печатка.
        - Я надел тебе ее на палец за неимением лучшего. Скоро я куплю тебе красивое кольцо в знак нашей помолвки.
        - Ты так растрогал меня, что я сейчас разревусь.
        - Маркизам разрешается плакать, когда им заблагорассудится,  - срывающимся от волнения голосом произнес Джеймс.
        Удивительно, но у Нелл перестала болеть голова. Положительные эмоции пошли ей на пользу.
        - Тебе нужно было сказать мне об этом раньше. Я бы тогда, не раздумывая, вышла за тебя замуж.
        - Ну, моей маркизе будет разрешено делать все, что захочется.
        - В таком случае, сейчас она хочет поцеловать маркиза,  - заявила Нелл.
        Лит осторожно обнял ее и поцеловал в губы. Волна нежности накатила на Нелл.
        - Дорогая, мне нравится, когда наши желания совпадают,  - с улыбкой произнес маркиз.
        Эпилог
        Фентонвик
        Канун Рождества
        Направляясь за вышколенным дворецким Седжмуров в гостиную, Нелл чувствовала, что дрожит от волнения. Она вцепилась в руку Джеймса с такой силой, что от ее пальцев на теле маркиза, должно быть, остались синяки. Видя, в каком состоянии находится Элеонора, Джеймс улыбнулся ей, чтобы подбодрить.
        - Ты уже бывала здесь раньше, любовь моя,  - тихо промолвил он.  - Не надо нервничать.
        - Я ничего не могу с собой поделать,  - прошептала она.
        Окружающая обстановка сильно давила на нее. Дом был огромным, и даже рождественский декор не мог сделать атмосферу уютной, располагающей к дружескому общению. Время было поздним, надвигалась полночь.
        - Возьми себя в руки, дорогая,  - сказал маркиз и поцеловал Нелл.
        На мгновение она воспряла духом, но тут же отстранилась от Джеймса.
        - Что ты делаешь? Люди кругом,  - прошептала Нелл, поглядывая на дворецкого, остановившегося у закрытой двери и демонстративно уставившегося в пространство.
        - Наплевать,  - ответил Джеймс, не понижая голоса.
        Он снова обнял Нелл и припал к ее губам в долгом поцелуе. Нелл закрыла глаза от наслаждения, погрузившись в полузабытье. Она не знала, воздействовал на нее подобным образом поцелуй Джеймса или это были последствия травмы головы, но на время Нелл забыла обо всем на свете.
        Вновь открыв глаза, она увидела, что дворецкий распахнул перед ними дверь в гостиную, и теперь они стоят на пороге комнаты, в которой толпятся люди.
        - Ах ты… каналья,  - прошипела Нелл, пытаясь вырваться из объятий Джеймса.
        - Вы желаете, чтобы я доложил о вашем приходе, милорд?  - спросил дворецкий, глядя поверх головы Джеймса.
        Лицо Нелл залила краска стыда.
        - Думаю, в этом нет необходимости, нас уже все увидели,  - промолвил Джеймс и переступил порог просторной залы, в которой собрались нарядные гости.  - Добрый вечер, дамы и господа!
        Нелл расправила плечи, высоко подняла голову и натянуто улыбнулась, решив, что разберется с Джеймсом позже. Он поплатится за свою наглую выходку!
        - Лит, мисс Трим, мы рады видеть вас!  - с радостной улыбкой приветствовал их сэр Ричард.  - Мы уже боялись, что вы сегодня не приедете.
        - У нас сломался экипаж недалеко от Честерфилда,  - сказал Джеймс и, пожав руку сэра Ричарда, повернулся к другим гостям.
        - Лит, вы уже знакомы с Дженевив, Сидони и Джонасом. А это леди Марианна Сетон, дочь маркиза Бейлдона, и лорд Уилмотт, брат герцогини.
        Нелл сделала реверанс, здороваясь с красивой женщиной, у которой было лицо мадонны, и высоким темноволосым мужчиной, похожим на Пенелопу Ротермер. Сэр Ричард тем временем продолжал знакомить их с гостями.
        - Это мистер и миссис Саймон Меткалф. Лидия - сестра Кэма, мисс Трим. Лит встречался с ней в Лондоне, но я не уверен, что вы, маркиз, знакомы с Саймоном.
        - Рад познакомиться, Меткалф,  - отвесив легкий поклон, сказал Джеймс и пожал руку худощавому светловолосому джентльмену, обнимавшему за талию эффектную даму с пышной рыжей шевелюрой.
        К Джеймсу и Нелл подошла еще одна пара. Молодой красавец был поразительно похож на герцогиню, а его спутницу, миловидную молодую леди, Нелл тут же узнала. Она видела изображение этой девушки на портрете в апартаментах матушки Джеймса Лит в поместье Аллоуэй Чейз.
        - Джеймс, я думала, что ты уже не придешь,  - молвила молодая дама и, надув губки, обняла брата. Затем она повернулась к Нелл и сдержанно кивнула.  - Вы позволите мне называть вас Элеонорой?
        - Конечно, леди Софи,  - ответила Нелл и сделала реверанс.
        Она очень много слышала о сестре маркиза, и ей казалось, что она хорошо знает эту особу. Интересно, а что леди Софи слышала о ней? Маркиза Лит с подчеркнутой холодностью стала относиться к мисс Трим после того, как ее сын отказался от политической карьеры, решив посвятить себя сельской жизни. Она винила во всем Нелл.
        - А этого негодника зовут Гарри Торн,  - представил Джеймс.
        - Очень приятно, мисс Трим,  - с улыбкой проговорил мистер Торн и поцеловал ей руку.
        - Здесь так много гостей,  - произнесла Нелл.
        Саймон Меткалф улыбнулся ей.
        - Ничего, вы быстро освоитесь. Мою Лидию вам будет несложно запомнить. У нее волосы цвета спелой моркови, поэтому ее легко заприметить в любой толпе.
        - Ты за это ответишь, дорогой, я припомню тебе сравнение с морковкой,  - сказала Лидия и посмотрела на Нелл.  - Вообще-то здесь собрались не все гости. Я с удовольствием познакомлю вас с нашей дочерью Роуз, которая сейчас находится в детской вместе с Консуэлой, дочерью Сидони и Джонаса.
        Джеймс обвел взглядом гостиную.
        - А где Седжмуры?
        Нелл в такой толчее и не заметила, что герцога и герцогини не было в гостиной. Обратив внимание на то, что их вместо хозяина дома встречал сэр Ричард, она забеспокоилась.
        - Надеюсь, с ними все в порядке?  - быстро спросила она.
        - Пен сегодня родила мальчика,  - сообщила подошедшая к ним леди Хилбрук и тепло расцеловалась с Нелл.  - А Кэм находится сейчас рядом с ней.
        Нелл постепенно начала осваиваться в новой обстановке.
        - Кстати, мне нравится ваша прическа,  - сказала леди Хилбрук.  - Как только лондонские дамы увидят вас, стрижки сразу же войдут в моду.
        - Спасибо за поддержку,  - поблагодарила ее Нелл и коснулась своих коротких завитков.  - Надеюсь, ее светлость и ребенок хорошо чувствуют себя.
        Нелл не забыла, с какой добротой отнеслась к ней герцогиня, когда она явилась в Фентонвик, чтобы разоблачить и уничтожить Джеймса. Это произошло всего несколько недель назад, а Нелл казалось, прошла целая вечность.
        - С ними все в порядке,  - сказала подошедшая к ним Дженевив.  - Хотя были опасения, что роды будут трудными: ребенок появился на свет раньше срока.
        Нелл чувствовала себя хорошо в компании знакомых дам. Теперь она была уверена: ее первый выход в свет пройдет без досадных просчетов.
        - Седжмур провел б?льшую часть дня в библиотеке, он бегал из угла в угол как сумасшедший,  - сказал лорд Хилбрук, и его изуродованное шрамами лицо расплылось в приветливой улыбке.  - Сегодня знаменательный день в семье герцога.
        - Вообще-то, у нас тоже вчера был знаменательный день,  - заявил Джеймс.
        - У вас, Лит, жизнь - сплошное приключение,  - заметил сэр Ричард.
        - Самое большое приключение ждет нас впереди,  - с загадочной улыбкой промолвила Нелл.
        Любопытные взгляды гостей обратились к ней и Джеймсу. Нелл хотела, чтобы маркиз объявил во всеуслышание об изменениях, произошедших в их жизни. Она искренне надеялась, что те люди, которые сегодня находились в гостиной, станут ее добрыми друзьями.
        - Мисс Трим - больше не мисс Трим,  - заявил Джеймс и вдруг замолчал. Он был опытным оратором и умел держать драматическую паузу, чтобы приковать к своей речи всеобщее внимание.  - Вчера Элеонора сделала меня счастливейшим из мужчин, став моей женой.
        Гости радостно зааплодировали. Окружив Нелл и Джеймса, они стали сердечно поздравлять молодоженов.
        Хотя Нелл и согласилась выйти за него замуж, Лит видел, что ее по-прежнему терзают страхи. И чтобы она меньше переживала, он решил устроить скромную церемонию бракосочетания в тихой часовне своего поместья. Лит не пригласил на свадьбу даже сестру. И теперь Софи была шокирована известием, что ее брат женился.
        Она метнула на него сердитый взгляд. Джеймс пожал плечами и с извиняющимся видом улыбнулся ей. Софи не имела права обижаться на него, так как сама, влюбившись, повела себя не лучшим образом. Потеряв голову, Софи убежала из дома со своим избранником.
        Справившись с шоком, она улыбнулась брату и поздравила его с законным браком. Честно говоря, Джеймс опасался ее реакции. Их мать пережила горькое разочарование, узнав о решении сына жениться и остаться в деревне. Она не пожелала присутствовать на свадьбе. Джеймс надеялся, что с рождением первого внука вдовствующая маркиза забудет о низком происхождении Элеоноры и вспомнит, что всегда любила ее.
        - Вы уже начали веселиться без меня?  - раздался за спиной Лита голос Седжмура.
        Голоса тут же стихли. Хармзуорт бросился поздравлять герцога.
        - Я так рад за вас, старина! С рождением сына!
        - Спасибо,  - поблагодарил его Седжмур, и они обнялись.
        - Но сегодня мы празднуем не только пополнение в вашей семье,  - продолжал сэр Ричард.  - Вчера Лит и мисс Трим поженились!
        - Боже, этот человек постоянно перетягивает одеяло на себя!  - воскликнул Седжмур.
        В прежние времена эта фраза задела бы Джеймса за живое, но теперь он дружески похлопал герцога по спине.
        - Поздравляю, ваша светлость. Я решил сэкономить на свадебной трапезе и отпраздновать событие у вас.
        - Это решение истинного политика,  - смеясь, сказал Седжмур.
        Гости разразились смехом и бросились поздравлять герцога. Однако молодожены тоже не были забыты. Дамы восхищались изящным обручальным кольцом на пальчике Нелл и расспрашивали Седжмура о младенце.
        Джентльмены называли Лита счастливцем, и он полностью был с ними согласен. Ему действительно повезло.
        Появившийся на пороге дворецкий окинул гостей внимательным взглядом и решил, что пора подавать шампанское. По его знаку лакеи внесли в гостиную подносы с наполненными бокалами.
        Хилбрук попросил минуту внимания.
        - Я хотел бы провозгласить тост, во-первых, за нового члена семьи Ротермеров. Пусть сын будет достоин родителей, замечательных людей, с которыми я имею честь дружить.  - Он сделал паузу.  - И еще я хотел бы поздравить лорда Лита и его молодую жену с вступлением в брак. Пусть их дни будут наполнены радостью и любовью!
        Раздался звон бокалов, и у Лита перехватило горло от нахлынувших эмоций. Он протянул руку жене.
        - Я люблю тебя,  - прошептала она, придвинувшись к нему.
        На лице Седжмура появилась открытая радостная улыбка, что противоречило его репутации холодного сдержанного человека.
        - Спасибо, друзья мои. Трудно представить себе более душевный праздник в честь рождения моего сына, чем этот, когда мы к тому же отмечаем Рождество и вступление в брак замечательной пары.
        - Я хочу,  - начал Джеймс хрипловатым от волнения голосом,  - от своего имени и от имени любимой Элеоноры поблагодарить вас за все. У меня нет слов, чтобы выразить свою радость. Элеонора согласилась стать моей женой, и теперь я счастлив!
        Лит славился своим красноречием, но сегодня он не сумел справиться с волнением и вдруг замолчал. Обведя взглядом комнату, маркиз заметил, что люди с теплом и участием смотрят на него, и понял, что они знают, как любовь может изменить жизнь человека.
        - Спасибо, дорогой,  - негромко произнесла Элеонора и, встав на цыпочки, поцеловала его.
        Он не ожидал, что она так быстро освоится в новом для себя статусе, но доброжелательность окружавших их людей помогла Нелл безболезненно преодолеть робость и ощутить себя маркизой, равной среди равных.
        Седжмур похлопал Лита по плечу.
        - Я хотел бы, чтобы молодожены поднялись к Пен.
        - А мы не помешаем ей?  - промолвила Элеонора, услышав слова герцога.
        Седжмур улыбнулся.
        - Она любит вас обоих. Пен не может спуститься в гостиную, здесь слишком многолюдно. Но если она узнает, что вы поженились, то страшно обидится на меня за то, что ей не представилась возможность лично поздравить вас. Мне, в свою очередь, хотелось бы показать вам сына.
        В глазах герцога читалось выражение гордости.
        На втором этаже, в роскошных апартаментах герцогини, царила тишина. Комната, в которую провел герцог молодоженов, была элегантно обставлена. На стенах висели картины. Лит узнал полотна Тициана, Рембрандта, Клода и Гойи.
        Одетая в бледно-голубой пеньюар герцогиня сидела в постели, держа в руках запеленатого младенца. Когда Лит и Нелл переступили порог, она подняла голову и взглянула на гостей и мужа.
        Седжмур хотел объяснить ей, почему он привел маркиза и Элеонору, однако герцогиня опередила его, приветливо улыбнувшись.
        Ее блестящие черные волосы были собраны в узел. Пен выглядела усталой, но счастливой.
        - Лорд Лит, я всегда рада видеть вас. Мисс Трим, как хорошо, что вы пришли. У вас очень симпатичная прическа. Как жаль, что я не смогла сегодня принять участие в празднике!
        Седжмур присел на край постели и обнял жену за плечи.
        - У тебя сегодня свой праздник, дорогая!
        - Да, Рождество наступило для нас в этом году несколько раньше,  - промолвила Пен, глядя на спящего сына.
        - Мы рады за вас, ваша светлость,  - сказала Элеонора.  - Поздравляю вас обоих.
        Герцогиня улыбнулась.
        - Спасибо. И учитывая, что вам, мисс Трим, первой среди наших друзей довелось увидеть наследника рода Ротермеров, я прошу вас называть меня Пенелопой.
        - Мисс Трим больше нет,  - с улыбкой сообщил герцог.  - Доктор запретил приводить к тебе гостей до завтрашнего утра, но когда я узнал, что Лит и Элеонора вчера поженились, то подумал, что ты захочешь поздравить их.
        Герцогиня тихо ахнула, и ее лицо расплылось в улыбке.
        - Как замечательно! Мы все надеялись, что вы поженитесь!
        Лит взял руку Элеоноры и почувствовал, что она трепещет.
        - Значит, вы все хотели, чтобы я стала женой Джеймса?
        - Конечно,  - ответила Пен.  - Мы же видели, как сильно вы влюблены друг в друга, и не сомневались: все трудности будут преодолены. Вы - отличная пара!
        - С-спасибо,  - запинаясь, пробормотала Элеонора.
        Оказывается, герцог и герцогиня никогда не считали ее неподходящей кандидатурой на роль маркизы. Осознание этого имело для Нелл огромное значение. Ее уверенность в себе возросла.
        Лит понимал, что не ошибся в своем выборе. Его друзья радушно приняли Элеонору в свой круг, а мнение других аристократов не имело для него значения. Отказавшись от политических амбиций, Лит почувствовал себя на десять лет моложе. Его сердце переполняла радость.
        - Подойдите ближе и взгляните на моего сына,  - предложил Седжмур.
        Когда Лит и Элеонора приблизились к кровати, герцогиня протянула им ребенка, который ненадолго открыл глаза и захныкал. Однако когда мать снова прижала его к груди, он тут же успокоился.
        - Позвольте представить вам Ричарда Питера Торна Ротермера, маркиза Пембриджа.
        - Какой хорошенький,  - воскликнула Элеонора.  - Просто красавчик.
        - Да, красавчик,  - согласился Лит и вдруг подумал, что наступит день, когда и у них родится ребенок, их первенец.
        Элеонора будет с гордостью и любовью показывать малыша друзьям. И как будто в подтверждение того, что все так и будет, начали звонить рождественские колокола деревенской церкви.
        Элеонора осторожно дотронулась до щеки спящего младенца и улыбнулась Литу. Ее янтарного цвета глаза сияли от счастья.
        - Его подарила любовь,  - прошептала она.
        Сердце Лита сжалось от чувства благодарности к Нелл. Он коснулся мягкой щеки жены с такой же неизбывной нежностью, с какой она прикасалась к щеке новорожденного. Забыв о том, что они не одни, маркиз взглянул в ее прекрасные глаза и прошептал:
        - Это тебя подарила мне любовь, Элеонора.
        notes
        Примечания
        1
        Перевод Д. Д. Минаева.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к