Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
ЭмоLove Ольга Лазорева


        # Они красят волосы в черный цвет и не пьют спиртного. Их высшая цель - чистая и светлая любовь. Но их безропотность и нежелание вступать в конфликты только раздражают окружающих людей.
        Кто они, эмо-киды?
        Для Марики встреча с необычным мальчиком-эмо стала переломной. Ей, дочери обеспеченных родителей, и в голову не могло прийти, что рядом, в их захолустном городишке, существует яркий мир эмоций и любви. Но на пути юношеского первого чувства встает немало препятствий. Их необычный внешний вид вызывает неприятие и среди сверстников, и среди взрослых. Молодым влюбленным предстоит пронести свое чувство через непростой мир взрослых, где кипят нешуточные страсти, где принято тщательно скрывать свои эмоции…

        Ольга Лазорева
        ЭмоLove

        Глава первая


…Капли крови, медленно стекающие из длинного пореза на запястье приподнятой левой руки, казались ему маленькими шаровидными сердечками. Кирилл следил за их падением в отражении огромного старого трюмо, стоящего в коридоре. Он завороженно смотрел в зеркало на порез, который только что сделал лезвием бритвы, на красную полоску выступающей крови, затем перевел взгляд на свое узкое бледное лицо, наполовину прикрытое косой черной челкой, на синие глаза, обведенные черным карандашом, на бледно-розовые губы с двумя колечками пирсинга в уголках. Его лицо страдальчески искривилось. Кирилл отвел взгляд от отражения и посмотрел на пол. Капли крови падали бесшумно и распластывались на затертом линолеуме маленькими неровными звездами. Он больше не мог плакать, его душа устала. Он чувствовал опустошение, смешанное с небольшой долей удивления и любопытства, что все сейчас для него закончится. Месяц назад Кириллу исполнилось 17 лет. И он вдруг усмехнулся, подумав, что его жизненный путь оказался коротким и бессмысленным и что все, видимо, в этом грустном неправильном мире не имеет никакого смысла. Он стоял перед
трюмо, чуть ссутулившись и не отводя взгляда от своего отражения. Кириллу казалось, что он полностью погрузился в мир зазеркалья, что его бледный худой двойник с приподнятой окровавленной рукой сейчас повернется и исчезнет в туманной глубине зеркала. А вместе с ним исчезнет и он. Его голова начала кружиться, но на губах появилась улыбка.
        Кирилл не услышал, как дверь позади него раскрылась, настолько бесшумным и легким было прикосновение и последующее движение. Он заметил только какую-то тень, но даже не повернул головы. Его сознание, измученное душевной болью, не реагировало на внешние раздражители. Кирилл по-прежнему находился, словно на границе двух миров. Но лицо, возникшее в зеркале позади него и медленно приближающееся, заставило Кирилла сфокусировать взгляд. Черты становились все четче, краски ярче. И вот уже практически его двойник смотрел из-за его щеки. Черная рваная челка наполовину закрывала бледное лицо, ярко-голубые подведенные черным глаза смотрели пристально, маленькие розовые губы сжались и побелели от волнения. Он почувствовал легкое прикосновение к щеке. Кожа была теплой и нежной как шелк. И от этой неожиданной теплоты он почувствовал странную тяжесть в опускающихся веках, слезы обожгли глаза. Кирилл увидел, как набухшие голубые вены на его руке зажимают тонкие пальцы с короткими ногтями, покрытыми черным лаком, почувствовал сжатие обхватившей его руки, услышал шепот: «Не покидай меня» - и начал оседать на пол,
практически теряя сознание.
        Когда он очнулся, то понял, что сидит возле трюмо, привалившись к стене. Бледное тонкое лицо склонялось к нему. Большие подведенные черным глаза казались огромными из-за расширившихся зрачков.
        - Марика, - прошептал он.
        Но теплый палец прижался к его дрогнувшим губам, и он замолчал, вновь закрывая глаза. Кирилл почувствовал, как отвели челку со лба, скользнули о щеке, губам, которые невольно дрогнули, как вытерли влажные щеки чем-то мягким. - Марика, - тихо повторил он.
        Поцелуй был таким легким, словно это не губы коснулись его, а крыло мотылька, пролетающего мимо.
        Когда Кирилл окончательно пришел в себя, они сидели на кухне и пили чай из старых щербатых чашек. Марика не сводила с него глаз и беспрестанно улыбалась. Она старательно обходила темы, связанные со смертью, самоубийством, нервным срывом говорила только о том, что уже весна, что мартовский снег тает и уходит в землю, а небо становится все более глубоким и прозрачным.

«Как твои глаза, любовь моя, - думал Кирилл, глядя в ее порозовевшее оживленное лицо. - Твои глаза, как небо в марте. Такой же синевы. И хоть не за одной мы партой, но все же вместе мы», - сложились в его голове стихи.
        И Кирилл улыбнулся.
        Марика замолчала на полуслове и внимательно посмотрела в его ставшие задумчивыми глаза. И тут же перевела взгляд на запястье, перемотанное белым бинтом. Она нахмурилась, так как заметила все увеличивающиеся красные пятна.
        - Может, все-таки поедем в больницу? - прошептала она, склоняясь к его руке, безвольно лежащей на краю стола.
        - Нет! - нервно ответил он и отдернул руку. Не трогай, я сам!
        И Кирилл принялся осторожно разматывать бинт.
        - Знаешь, я как-то читала в инете, - начала Марика нарочито веселым голосом, - что раньше, еще на заре эмо была очень популярна игра со снэпами. Условия игры состоят в том, что надо сорвать с руки браслет определенного цвета. И если срываешь, то получаешь то, что цвет обозначает.
        - Да? - заинтересовался Кирилл и перестал разматывать бинт. - И что же означает белый цвет? И красный, кстати, - добавил он, посмотрев на свое запястье.
        - Насколько я помню, - ответила она и лукаво улыбнулась, - белый - это поцелуй без языка, а красный - стриптиз.
        - Интересно, - пробормотал он, - тогда сама снимай. А потом поцелуешь и покажешь стриптиз.
        И Кирилл протянул ей руку. Марика зажмурилась, но тут же посмотрела сквозь ресницы и начала сматывать бинт. Ранка оказалась хоть и длинной, но не глубокой. Ее края начали стягиваться.
        - Вот видишь, - тихо проговорил Кирилл, ничего уже нет, а ты боялась. - Целуй!
        И он приподнял лицо и закрыл глаза. Марика потрогала шарики подковки в левой брови, провела пальцами по бледной щеке. Потом легко коснулась губами его губ и выпрямилась.
        - Но зачем ты хотел сделать это? - прошептала она и вскинула на него повлажневшие глаза. - Если бы я не пришла сейчас? Зачем?! - почти крикнула она и сжала кулачки.
        - Были причины, - глухо проговорил Кирилл. - И разве можно оставаться здесь? - после паузы спросил он и обвел взглядом кухню. И не только в этой засранной квартире, а вообще в этом засранном мире?!
        Его губы искривились, глаза наполнились слезами.
        - И ты не поймешь всего, живя со своей богатой мамочкой, - еле слышно добавил он и опустил голову.
        Челка сползла вниз, закрыв лицо наполовину.
        Марика посмотрела на грязную газовую плиту, сплошь покрытую пятнами от пролившегося жира пищи, на кастрюлю когда-то голубого цвета, а сейчас словно расписанную граффити, причем художниками служили огонь и копоть, на тусклый от грязи металлический чайник без крышки. Ее взгляд скользнул по заржавевшей мойке, по сушке, заполненной щербатыми пожелтевшими фаянсовыми тарелками, по стене с отставшими кое-где и давно выгоревшими обоями унылого серо- голубого цвета в мелкий коричневый цветочек и задержался на крючке с висящим на нем полотенцем, напоминающим своим видом половую тряпку. Марике показалось, что под ним шевелится какая-то тень, и она пристально вгляделась. Увидев усики, а затем и появившегося из-под полотенца толстого коричневого лоснящегося таракана, она вздрогнула и тут же встала. Схватив засаленную прихватку, хлопнула ею по стремительно убегающему таракану. Он свалился на пол, резво перевернулся и скрылся среди нескольких пустых водочных бутылок, стоящих у помойного ведра.
        - Они у нас как торпеды, - сообщил Кирилл и начал улыбаться, наблюдая за покрасневшей Марикой.
        Она вымыла руки, хотела вытереть их, но тут же отдернула от грязного полотенца и брезгливо поморщилась. Кирилл открыл верхний ящик шкафа и протянул ей бумажные салфетки. Она кивнула и взяла их.
        - Ах, ты Марусечка, ах моя дусечка, налей мне водки в этот вот стакан, - пропел кто-то в коридоре высоким голосом, - и выпьем водочки, ты снимешь юбочку, и я тебе жарку-то наподдам. Эх!
        Раздался шум, сопение, приглушенный смех.
        Затем звонкий шлепок.
        - Пусти, Николка! Не хапай! - визгливо проговорил женский голос. - Куда лезешь-то? Дурак, зачем сразу трусы рвать! Дома-то кто есть у тебя? громко спросила она.
        - Да нет же, говорю! Сынок в школе еще, а женка нынче в смене на сутках, Говорю же тебе, дуреxa, диспетчер она, - важно добавил мужчина.
        И громко икнул. Раздался дружный смех. Марика ринулась к двери, но Кирилл схватил ее за руку и приложил палец к губам. Потом притянул к себе и - усадил на колени. Она прижалась к нему и уткнулась в шею. Пряди их волос смешались. У Марики в челке была широкая ярко-фиолетовая полоса, и казалось, что это у Кирилла появилось фиолетовое продолжение длинной черной прядки.
        - Давай, девонька, шустрее, а то мой конь наружу просится. Поскакать ему пора на такой ладной кобылке, - проговорил в этот момент мужчина.
        Его голос был так близко, что Марика поняла: они в этот момент находятся за закрытыми дверьми кухни, и невольно сжалась.
        - А водка у тебя есть? - глухо спросила женщина.
        Дверь на кухню скрипнула и начала приоткрываться.
        - Потом, потом, чего время тянешь-то? - раздраженно сказал мужчина.
        И голоса начали удаляться. Раздался скрип двери.
        - Папаня девку привел, - пробормотал Кирилл. - Это надолго.
        - Уйдем? - прошептала она ему в ухо, касаясь губами шарика сережки.
        - Сейчас куртку возьму, - прошептал он в ответ, - в моей комнате.
        Кирилл плавно встал, не разнимая объятий. Марика соскользнула с его колен и испуганно посмотрела ему в глаза.
        - Я тут одна не останусь! - сказала она. Кирилл кивнул, взял ее за руку и тихо открыл дверь. В коридоре было темно. Он напоминал туннель, заваленный всякой рухлядью. Они скользнули в эту темноту и практически бесшумно, так как оба были в кедах на резиновой подошве, двинулись вглубь. Когда поравнялись с белой дверью, то оба остановились как вкопанные. Приглушенные стоны, раздававшиеся из комнаты, заставили их замереть и прислушаться.
        - Ну, ты чего? - возмущенно спросил женский голос.
        Раздался какой-то стук.
        В довольно широкую щель они увидели женщину, лежащую животом на краю разобранной кровати. Серое мятое белье было скомкано под ее полным рыхлым телом. Были видны часть большой округлой задницы, полные ноги, стоящие коленями на полу, на истертом грязном паласе. Между ягодиц примостился худой мужской зад, покрытый черными волосами. Он быстро двигался. Женщина охала все громче, ее пальцы скребли по сбившейся простыне.
        - Давай, подмахивай! - глухо выкрикнул мужчина и шлепнул ее по трясущимся ягодицам.
        Кирилл повернул голову и посмотрел на Марику. Ее глаза были расширены, губы приоткрыты. Она, не отрываясь, смотрела в щель, на лице ясно читалось отвращение.
        - И это, по их мнению, и есть любовь, - прошептал Кирилл и осторожно прикрыл дверь.
        - Но это не любовь, - тихо сказала она и потянула его за руку.
        Они пошли по коридору, удаляясь от спальни.
        Стоны становились все тише.
        И когда Кирилл распахнул дверь в свою комнату, то чириканье воробьев, ошалевших от мартовского солнца, ворвалось звонкой музыкой из распахнутой форточки и заглушило все звуки в коридоре. Как только они вошли, Кирилл плотно притворил дверь и повернулся к Марике. От сильного ветра колыхалась тонкая тюлевая штора розоватого оттенка за ее спиной. И солнце из-за этого безостановочного движения заливало комнату неровными, словно танцующими полосами света. Волосы Марики, подсвеченные лучами, окружали ее голову искристым ореолом и выглядели красновато-каштановыми. Широкий обруч блестел пластиковой чернотой над ее челкой. Маленькая стеклянная бабочка сидела на нем сбоку, и солнце светило сквозь ее прозрачные розовые крылышки, делая их живыми и трепещущими. Кирилл коснулся пальцем этой бабочки, и она задрожала. Выражение его лица стало мягким и каким-то по-детски беззащитным. Он снял обруч, завел челку назад, открывая высокий гладкий лоб, и снова надел его. Марика вскинула ресницы и улыбнулась.
        - Ты очень красивая, - прошептал он.
        - И ты, - не переставая улыбаться, сказала она.
        - Я люблю тебя…
        - Я люблю тебя, - как эхо повторила она.
        Кирилл коснулся губами ее лба. Она легко вздохнула, отстранилась и огляделась.
        - Как у тебя всегда чисто! - заметила Марика и села на маленький диван, застеленный покрывалом в черно-розовую мелкую шашечку. - И покрывало такое красивое, и вся комната в эмовском стиле.
        - Конечно! - нахмурился он. - Не буду же я жить так, как живут мои родители! Квартира запущена, без ремонта уже десять лет! Я везде убираю периодически, но бесполезно! Мать раньше пыталась хоть как-то поддерживать порядок, но, знаешь, мне кажется, что ей со временем стало все равно. И она махнула рукой и на хозяйство, и на то, что отец пьет, да и на себя в конечном итоге. Ходит на работу, как заведенная, а в выходные или во дворе с соседками сидит, или весь день у телевизора, сериалы смотрит. Я уж ее и не трогаю. Когда она все эти мыльные оперы просматривает, у нее вид такой отстраненный и даже счастливый. Но меня она любит по-своему. Это покрывало она, кстати, мне подарила на день рождения. Ездила к брату в Москву на два дня и оттуда привезла.
        - Просто угадала, - заметила Марика. - Такое черно-розовое, как и все в твоей комнате. У меня сразу настроение другое, когда я к тебе прихожу.
        - Не угадала, - тихо засмеялся Кирилл, - а я попросил купить что-нибудь такого типа на диван. И подходящий материал для штор маманька тоже привезла. Я ей объяснил, что мне примерно нужно. Хорошо, что после отъезда брата вся комната принадлежит мне! И я могу делать что захочу. Я же тебе рассказывал, что все лето работал. Вот и смог обставить и переделать комнату по своему вкусу. Тебе, правда, нравится?
        - Конечно! - ответила Марика. - у тебя очень мило.
        Она взяла белого мохнатого мишку, лежавшего возле двух подушечек в виде розовых плюшевых сердец, и прижала его к себе. Кирилл придвинулся, не сводя с нее глаз. Марика посмотрела на противоположную стену. На серебристо-белых новеньких обоях четко чернели рамки с фотографиями. Это были их совместные снимки.
        - Ой, а это что? - удивленно воскликнула Марика, заметив над письменным столом рамку в виде большого красного сердца. - Я это не видела!
        - Вчера купил, - тихо ответил Кирилл и неожиданно залился краской.
        Марика удивленно глянула на его смущенное лицо. Он тут же спрятал глаза под челку и опустил голову. Она встала и подошла к столу. В одной половине сердца была ее фотография. Марика на ней смотрела исподлобья, челка падала ей на глаза, почти закрывая их, лицо заострялось книзу и казалось очень худым, бледные губы были почти неразличимы, и от этого акцент приходился исключительно на большие, подведенные черным глаза. Вторую половину рамки заполнял розовый листочек со стихами, написанными от руки черным фломастером.
        - Две сердца половины соединились вновь. Мы с Марикой едины. И это есть любовь, - вслух прочитала она и повернулась к Кириллу.
        Он сидел на диване, сжавшись и спрятав сомкнутые руки между сдвинутых колен.
        - Это очень трогательно, - прошептала она и подошла к нему. - Ты такой милый! Ты самый лучший!
        Кирилл поднял глаза, обхватил ее за талию и прижал к себе. Его губы коснулись оголенного живота, спустились маленькими поцелуями до пупка. Кончик языка задел за выпуклую золотую розочку с крохотной бриллиантовой капелькой росы. Марика тихо рассмеялась, так как ей стало щекотно. Она запустила пальцы в волосы Кирилла и стала нежно перебирать их. Он потерся щекой о ее живот, задевая подбородком за низко спущенный ремень с массивной пряжкой в виде покрытых розовой эмалью губ.
        - Я люблю тебя, - прошептал он.
        - Я люблю тебя, - повторила Марика и склонилась к его приоткрытым губам.
        Поцелуй был долгим, но их языки не касались, только улыбающиеся губы терлись друг о друга и периодически легко прижимались. Время словно остановилось. Шум улицы за окном, суматошное чириканье воробьев, чей-то смех, завывающая сигнализация не тревожили их. Они слышали лишь дыхание друг друга, чувствовали прикосновение губ и рук, ощущали свежий одинаковый аромат парфюма, исходящий от них. Марика уже сидела на коленях Кирилла. Она теребила кулон на его шее в виде половинки металлического сердечка. Кирилл улыбался, так как ему было немного щекотно от прикосновения ее прохладных пальцев. Он склонился и губами взял точно такой же кулон, висящий на черном шнурке на ее шее. Она откинула голову назад и расхохоталась. Его губы отпустили сердечко и начали скользить по ее шее. Но вот она ощутила, как пальцы оттягивают вырез ее трикотажной кофточки, и схватила его руку.
        - Зачем? - прошептала она, заглядывая ему глубоко в глаза.
        Она увидела, как в их блестящей синеве разрастается чернота зрачков, и это отчего-то испугало ее. Что-то рождалось в этой черноте, что-то, как ей казалось, несущее угрозу их любви. Марика вскочила и отошла к стене. Прислонившись спиной и спрятав руки за поясницу, она смотрела на опущенное Кирилла.
        - Я хотел погладить, - тихо сказал он. - У тебя такая нежная кожа. Мне так нравится чувствовать ее тепло. К тому же, - громко добавил он и улыбнулся, - ты задолжала мне стриптиз! Ты же сама рассказала об этой игре со снэпами! И зачем?
        - И правда, зачем я тебе это рассказала? - рассмеялась Марика и шагнула к нему.
        Но в этот момент дверь распахнулась, и на пороге возник ухмыляющийся худой мужчина весьма потасканного вида. Он сощурил водянистые навыкате глаза, словно солнечный свет мешал ему. Его обрюзгшее лицо цвета пыльного асфальта скривилось, мокрые синеватые губы расползлись в подобии улыбки, глаза задержались на Марике.
        - А и ты тут! - хрипло рассмеялся он, окидывая ее стройную фигуру ощупывающим взглядом.
        - Здравствуйте, Николай Игнатьевич, - вежливо проговорила Марика.
        - Приветик, куколка, - осклабился он и облизал нижнюю отвисшую губу. - А сыночек-то у меня не промах, такую девочку заваливает, весь в меня!
        Кирилл вскочил, ринулся к окну и дернул шнур.
        Черные плотные портьеры, испещренные рисунками розовых черепов, упали и полностью закрыли окно. В комнате стало темно, только солнце, бьющее по ту сторону портьер, просвечивало тонкую ткань рисунков. И на черном фоне светились розово-золотистые контуры черепов. Это выглядело жутковато. Кирилл схватил пульт и нажал кнопку. Музыкальный центр, стоящий в углу на низком столике, мгновенно включился.

«Поскрип петлей в доме из костей и мутных глаз твоих покойниц, трахнувших моих друзей. Свернулось вино, уже допело кабаре, и ты осталась в темноте в венчальном платье и фате…» - на максимальной громкости запел солист группы «Jane Air».
        - Прекрати! Выключи эти дебильные песни! - заорал Николай Игнатьевич так громко, что перекрыл музыку. - И чего ты штору эту дурацкую опустил? На папаньку смотреть не хочешь? Так я тебя сейчас научу, недоносок!
        Он ринулся к Кириллу, замахиваясь кулаком. Но Марика бросилась к ним и встала перед Кириллом. Она прижалась к нему спиной, опустив голову. Николай Игнатьевич остановился, покачнулся и сплюнул.
        - Чего разорался? - раздался в этот момент визгливый женский голос.
        В проеме двери появилась низкая полная девушка, на вид лет тридцати. Она куталась в дырявое застиранное махровое полотенце когда-то салатового цвета. Ее широкие пухлые плечи, объемная грудь выпирали из-за краев полотенца, как подошедшее в тепле дрожжевое тесто.
        - Ой! - пискнула она и захихикала. - А мы тут, Николка, не одни! Ты бы хоть предупреждал! А то в школе, в школе! Я еще подумала, что вообще-то у деток сейчас весенние каникулы начались!
        Она начала переминаться, запахивая разъезжающиеся края полотенца. Ее толстые ноги были засунуты в растоптанные клетчатые домашние тапочки размера на два больше, чем нужно.
        - Ты вконец опупела? - грозно спросил Николай Игнатьевич и двинулся к ней. - Куда прешься-то? Пошла вон, шалава!
        - Ты чего, чего? - явно испугалась она и попятилась.
        Но споткнулась о задравшийся линолеум и шлепнулась на спину, громко взвизгнув. Ее толстые, как бочонки ноги взлетели, полотенце сползло, обнажая дебелое колышущееся тело.
        Кирилл стянул куртку со спинки стула, крепко ухватил дрожащую Марику за руку и быстро вышел из комнаты, плотно притворив за собой дверь. В коридоре сразу стало темно. Николай Игнатьевич пытался поднять барахтающуюся и смеющуюся девушку, но сам упал на нее, что вызвало взрыв смеха. Кирилл осторожно обошел их и направился к выходу, не выпуская руки Марики.
        Они покинули квартиру и начали спускаться по грязной лестнице. Пятиэтажный дом из серого кирпича, в котором жил Кирилл, был классической хрущевкой и давно требовал ремонта. Стены подъезда, выкрашенные темно-зеленой краской, пестрели графическим выражением эмоций населения. На пыльных подоконниках стояли банки от растворимого кофе, доверху заполненные окурками. Но окурки валялись и возле банок, и на полу, и на лестницах. Тут же стояли пустые пивные банки и бутылки.
        На площадке второго этажа обнималась парочка. Бритоголовый накачанный парень в черной кожаной куртке навалился на высокую худую девушку с распущенными, добела высветленными волосами. Он взасос целовал ее, шаря руками под ее расстегнутой короткой малиновой курточкой.
        - Это Череп с Натали, - еле слышно шепнул Кирилл и пошел медленнее, вцепившись в руку Марики. - Может, он нас не заметит.
        Но когда они спустились по лестнице и уже завернули с площадки вниз, Череп оторвался от девушки и громко, с издевкой произнес:
        - А вот и наши эмо - уйемо!
        - Здравствуйте, - вежливо сказал Кирилл.
        А Марика молча улыбнулась и кивнула.
        - Мы не плачем? Сопли на нос не мотаем? - ухмыльнулся Череп. - И что же это случилось? То-то, думаю, погода, пипец какая для марта! Жара, ёпть, наступила! А это эмо не рыдают! Надо срочно исправить! Эмо, убейтесь! - дурашливо крикнул он.
        И схватил Кирилла за конец длинного шарфа в узкую черно-белую полоску, резко развернув к себе.
        - Да не лезь ты к ним, Череп! - встряла Натали, доставая из кармана куртки пачку сигарет и зажигалку. - Пусть себе идут! Это же Марика!
        - Цыц, малявка! Сам вижу! - прикрикнул он на нее. - Ты еще тут будешь указывать, что мне делать, а чего нет. Я и сам как-нибудь разберусь. Я все-таки мужчина, не то что некоторые, не понять даже какой ориентации!
        И он резко дернул Кирилла за конец шарфа. Тот - смотрел исподлобья. Челка упала на глаза, и они ярко синели между растрепавшихся прядей, губы побелели так, что сливались с лицом, только выделялись колечки пирсинга в их уголках.
        - Я тебе не малявка! - неожиданно обиделась в тот момент Натали и щелкнула зажигалкой. - Придешь к нам в парикмахерскую, ко мне даже не приближайся! Пусть тебе кто-нибудь другой черепушку бреет. Понял? - с вызовом спросила она.
        Потом прикурила и приподняла подбородок. Ее серые густо накрашенные глаза насмешливо смотрели на оторопевшего Черепа. Он отпустил шарф Кирилла и в первую минуту, кажется, онемел от возмущения.
        - Чего? Чего? - переспросил он, придвигаясь к ней.
        - Чего слышал, урод! - расхохоталась Натали и выпустила струйку дыма ему в нос.
        Кирилл и Марика не стали дожидаться, чем закончатся их разборки, и быстро начали спускаться.
        Они услышали какую-то возню, потом приглушенный вскрик, звук пощечины, смех, переглянулись и вылетели из подъезда.
        Сияющий солнечный мартовский день встретил их холодным прозрачным воздухом, сверкающими каплями растаявшего снега, летящими с крыш, из-под колес машин, из-под ног резвящихся детей, звонкими переговорами птиц и периодически взывающими одуревшими, как всегда в марте, котами. Марика глянула на улыбающегося Кирилла и заботливо застегнула его распахнутую куртку, под которой была надета только тонкая светло-фиолетовая футболка с изображением розового бутона на груди. Он молча улыбался, стоя неподвижно пока она застегивала молнию.
        - Простудишься, - пробормотала она, обматывая шарф вокруг воротника.
        - И ты можешь простудиться, - сказал Кирилл и начал защелкивать крупные металлические кнопки ее черной куртки с капюшоном.
        Но джинсы были низкими, а куртка короткой. И голый живот Марики оставался открытым. Золотая розочка в пупке ярко горела на солнце. Кирилл запустил руки под ее куртку и потянул края кофточки вниз.
        - Прекрати! - тихо засмеялась Марика, отводя его руки. - Мне не холодно!
        Она случайно задела полоску пластыря, которым залепила порез, когда Кирилл снял бинт, и нахмурилась, приподняв край рукава и приглядываясь. Но кровь больше не выступала. Марика тихо вздохнула, сняла несколько разноцветных веревочных браслетов со своей руки и надела на его запястье, прикрыв ими пластырь. Потом тихо просила:
        - Куда пойдем?
        Кирилл пожал плечами.
        Их город был небольшим. Когда-то, в начале позапрошлого века, это был рабочий поселок, выросший возле деревообрабатывающей фабрики. Затем появилась мастерская по ремонту станков этой фабрики, а потом и завод, который начал выпускать необходимое оборудование. Вначале рабочие жили во временных длинных дощатых бараках. Но городишко разрастался, начали появляться деревянные дома деревенского типа, затем двухэтажные, где первый этаж всегда клали из кирпича, а второй был бревенчатым. И уже в советское время для рабочей элиты построили целый район трех- и пятиэтажных типовых домов из серого кирпича. В одной из таких пятиэтажек жил Кирилл. Его семья состояла из пяти человек: вечно пьяного отца, работающего в ЖЭКе слесарем, тихой, давно махнувшей на все рукой матери, семидесятилетней бабушки, которая лето проводила в деревне, а зиму у его старшего брата Глеба. Тот пять лет назад после окончания школы уехал в Москву, но в институт не поступил. Однако домой возвращаться не захотел и остался в столице. Звонил родным он редко приезжал раз в год на пару недель. По его рассказам Кирилл знал, что брат снимает
комнату, работает в какой-то строительной фирме, занимающейся ремонтом квартир, и всем доволен. Глеб рассчитывал жениться на москвичке с жильем, но в его бригаде девушки были приезжие, в основном из Молдавии и Украины. А хозяйки квартир, где они производили ремонт, даже не смотрели в его сторону. Тогда он решил заняться
«глупенькими столичными блондинками», но они почему-то, хоть и были явно тупыми на его взгляд, серьезные отношения предпочитали строить исключительно с москвичами, а кандидатуры приезжих рассматривали только в соответствии с наполнением их кошельков. Глеб в один прекрасный день с изумлением понял, что его красивые, такие же ярко-синие, как у Кирилла, глаза, густые русые волосы, отличная спортивная фигура, золотые руки, высокий интеллект и широкая душа не имеют в глазах
«столичных штучек» никакой цены. Но он не унывал, считая, что ему обязательно повезет. И возвращаться в родной город не собирался.
        Кирилл в этом году заканчивал одиннадцатый класс. Учился он всегда очень хорошо, но по поводу дальнейшей судьбы все еще ничего не мог решить. В их городе было несколько ПТУ, колледжей, причем, когда это название вошло в моду, слово
«техникум» на вывесках просто заменили звучным иностранным словом «колледж». Например, техникум типографского дела получил название Полиграфический колледж, а местное культпросветучилище стало именоваться Колледж искусств, хотя суть заведений осталась без изменений. Были в их городе и два института, которые с недавнего времени стали называться Сельскохозяйственной академией и Открытым университетом. Факультеты в этих заведениях были стандартными - профильные и экономические. А с недавнего времени появились и модные - менеджмент и психология, на которые сразу оказался повышенный спрос среди выпускников школ. Но в основном молодежь шла работать на заводы. В городе их было больше десятка. И подростки из рабочих семей особо не задумывались и шли по стопам родителей. И все еще, несмотря на то, что советские идеалы практически разрушились, рабочие династии были в почете. Однако в свободное время молодежи заняться было нечем. В городе имелось казино. Оно располагалось в здании единственного торгового центра, находившегося на центральной площади с непременным памятником В. И. Ленину. Но посещали казино только
«олигархи» городского и районного масштаба. Молодежи, естественно, доступ туда был закрыт, хотя именно там почти ежедневно выступали местные и заезжие звезды. При казино имелся и ночной клуб со стриптизом. Туда могли попасть все те же «олигархи», которые иногда брали с собой своих отпрысков, чтобы приобщить их ко
«взрослой» жизни.
        Но у молодежи был свой клуб. Он назывался «Неоновая стрелка», а среди ребят просто
«Стрелка», и размещался в здании бывшего Дворца пионеров, находящегося все на той же центральной площади и прямо напротив здания торгового центра. Дворец пионеров переименовали в Дом детского творчества, а подвал разрешили отремонтировать и занять под молодежный клуб. Когда полтора года назад состоялось его открытие, молодежь со всего города собралась здесь, к явному неудовольствию завсегдатаев казино. Контраст был налицо. С одной стороны площади возле современного стеклянно-бетонного пятиэтажного здания торгового центра парковались модные иномарки, а с другой, всего в двухстах метрах, возле старого монументального сталинского строения с колоннами, сосредоточилась разношерстная толпа подростков. И практически впервые собравшись все вместе, они тут же увидели, что четко делятся на разные группы. Самой многочисленной оказалась группа бритоголовых скинов.
[Скины, или скинхеды, - молодежное течение неофашистов.] Они тут же нашли общий язык с хулсами [Хулсы - хулиганствующие футбольные фанаты.] , которых, к удивлению многих, в их маленьком городке оказалось предостаточно. Гопники [Гопники - приблатненный пролетариат.] составляли почти такую же большую часть, как и скины, но так как они не группировались, а бродили по всей площади с извечными бутылками пива и дешевыми сигаретами, переходя от одной группы к другой, то казалось, что их не так и много. Отдельной кучкой держались антифа[Антифа - молодежное течение антифашистов.] . А так как внешним видом они ничем не отличались от обычных ребят из малочисленных в их городке интеллигентных семей, то на них никто не обращал внимания. Зато черная стайка готов[Готы - молодежная субкультура, пропагандирующая готический мистический образ жизни и романтизирующая смерть.] сразу привлекла всеобщее внимание своей однообразной одеждой, черными волосами, специфическим макияжем и обилием металлических украшений. Они держались стороной, смотрели на остальных отстраненно и старались избегать общения. С готами были замечены
несколько парней и девчонок, которые вроде бы придерживались их стиля, но определенные отличия имелись. Особенно бросались в глаза розовые мотивы в их черной одежде, узкие джинсы, обилие значков и практически одинаковые мягкие сумки на широких ремнях. Это были эмо-киды[Эмо - от «эмоциональный» - молодежная субкульра пропагандирующая открытое проявление эмоций, аполитичность, неприятие агрессии и насилия.] .
        Открытие клуба прошло довольно спокойно, хотя администрация с испугом смотрела на разношерстные компании, занявшие столики. В программе вечера были выступления двух местных рок-групп, довольно известных в городе. И их приняли на ура. В баре продавали разливное пиво, но директор клуба заранее распорядился, чтобы в него подмешивали димедрол[Димедрол - противогистаминный препарат, обладающий седативным и противорвотным действием.] , на всякий случай, для успокоения буйных голов. Но уже на следующий вечер возле клуба произошла жестокая драка между скинами и антифа.
        - Скинхед не быдло! Скинхед не расист! Скинхед - рабочий и социалист, - скандировали скины подходя к клубу, возле которого собралась толпа антифа.
        Ребята явились на концерт приехавшей из соседнего города панк-группы «Город Даунов», Скины окружили их, оттеснили от дверей пока закрытого клуба, а потом начали закидывать пустыми бутылками. Все закончилось массовой потасовкой. К приезду милиции все разбежались, а концерт группы пришлось отменить, так как
«Стрелка» в этот вечер оказалась пустой.
        И весь следующий месяц драки повторялись с пугающей администрацию регулярностью. А когда как-то утром за мусорными баками позади Дома творчества нашли забитого насмерть парня, принадлежащего к группировке антифа, то даже встал вопрос о закрытия клуба. Но скоро чья-то влиятельная рука все разрегулировала, и дни посещения «Стрелки» были распределены между группировками. И они являлись точно по расписанию. Довольно скоро это вошло в привычку, столкновения возле «Стрелки» прекратились, администрация успокоилась, клуб работал ежедневно и уже не вызывал такого интереса у населения. Даже посетители казино смирились с тем, что молодежь собирается в такой близости от их мест обитания. Группировки, конечно, продолжали враждовать, но устраивали разборки или на окраинах, как раньше, или в близлежащем лесочке неподалеку от местного кладбища. Особой агрессивностью отличались скины, гопники и хулсы. Одно время они дружно ополчились против эмо-кидов, которых в городке становилось все больше. Готы никогда не вызывали такого неприятия, к тому же их всегда воспринимали как мрачных клоунов, этаких не вполне
нормальных, но совершенно безобидных. Их черная одежда, черные, торчащие от геля волосы, подведенные глаза, часто с белыми линзами, черная помада на губах, как девчонок, так и парней, символика смерти в украшениях выглядели на улицах маленького рабочего города нелепо, претенциозно и даже забавно. На них буквально показывали пальцем и открыто смеялись. Но когда появились эмо, то их почему-то все дружно возненавидели и старались всячески унижать и зачастую избивать. А их безропотность и явное нежелание вступать в конфликты только подстегивали преследователей. Готы, видя такие настроения, тут же изгнали из своей компании эмо-кидов. Те стали держаться особняком. Но в один прекрасный день преследование эмо в городе прекратилось. И причиной тому была Марика.
        Два месяца назад, 20 января, когда ей исполнилось 16 лет, она познакомилась с Кириллом. Это был воскресный день. И мать привезла ее в торговый центр, чтобы Марика выбрала подарок. Утром она получила поздравления от матери, которая преподнесла ей навелу[Навела - сережка для пирсинга пупка.] ручной работы в виде золотой розочки с бриллиантовой росинкой, но также Марика получила и конверт с крупной суммой от отца. Он давно не жил с ними, но общение не прерывал.
        Когда они подъехали к торговому центру и вышли из новенькой «Инфинити», то тут же увидели, как рядом паркуется белая «Тойота». Из нее высунулась хорошенькая ухоженная блондинка и помахала им.
        - Маша, Марика! - крикнула она в открытое окно.
        Мать Марики звали Мария Андреевна.
        Они остановились. Блондинка вышла из машины и направилась к ним, покачивая бедрами.
        - Ой, как хорошо, что я вас встретила! Но вы прямо как сестры, даже не поймешь «ху из ху», быстро заговорила она, сияя красивыми карими глазами. - Марика, с днем варенья! Подарочек за мной!
        Она быстро чмокнула Марику в щеку и повернулась к Марии Андреевне.
        - Мне срочно нужен массаж и экспресс-маска, - умоляюще заговорила она. - А у тебя, Машенька, в салоне все вперед на неделю расписано. Ну пожалуйста, голубушка, распорядись! Пусть меня сегодня примут. Вечером необычайно важное мероприятие. А уж я в долгу не останусь!
        Марика вздохнула. Салон красоты, самый лучший в городе, принадлежал ее матери и отнимал у нее практически все время.
        - Так как? - спросила блондинка, придвигаясь к ним.
        - Но сегодня воскресенье, мастера все заняты, клиентов много…
        - Мам, вы тут договаривайтесь, - перебила Марика, - а я пойду. Встретимся в универмаге.
        Ей совершенно не хотелось выслушивать взрослые разговоры. К тому же по опыту она знала, что это надолго.
        В торговом центре по случаю выходного дня народу было много. На первом этаже располагались магазины бытовой техники, сувениров, хозяйственные и один цветочный. Тут же находилось небольшое кафе. Марика сразу поднялась на второй этаж. Она решила истратить все деньги отца на новую одежду. Побродив по бутикам и перемерив кучу вещей, Марика зашла в небольшой новый магазин, заявленный как «Мода для тинейджеров». Она остановилась возле кронштейна со всевозможными пестрыми кофтами, свитерами и майками.
        - Вам помочь? - вяло поинтересовалась молоденькая, сильно накрашенная продавщица и не подумала встать из-за кассы.
        - Не-а, - ответила Марика и сняла с кронштейна вешалку с ярко-красной кофточкой.
        Она повертела ее, приподняла очень длинный капюшон, пощупала ткань. Глянув на ценник, присвистнула.
        - У нас только фирма, - сообщила продавщица.
        - А вы не можете дать мне такие же джинсы, но на размер меньше? - раздался в этот момент голос из примерочной.
        - Да зачем тебе? - громко возмутилась продавщица. - И эти в облипочку! А парню не пристало себя обтягивать. Все органы наружу! - добавила она и дернула плечами.
        Марика замерла и начала улыбаться. Потом с любопытством глянула на черную плотную штору примерочной кабинки. Продавщица продолжала оставаться за кассой и даже сделала вид, что она тут «чисто случайно проходила мимо и присела отдохнуть». Скоро штора отодвинулась, и показалось лицо юноши с длинной черной челкой. Он глянул на Марикy немного испуганно, но она ободряюще ему улыбнулась, его глаза, прикрытые черными прядями, поразили ее своей красотой. Она даже подумала, что они точно такого же цвета, как васильки. Но Марика обратила внимание на то, что они подведены черным карандашом, и удивилась.
        - Давай я тебе принесу нужный размер, - любезно предложила она.
        Парень кивнул и, старательно запахивая штору, протянул ей джинсы.
        - Такие же, - тихо сказал он, - но на размер меньше. Там есть, я видел.
        Марика взяла джинсы и решительно направилась к продавщице.
        - Вы слышали? - спросила она и приподняла правую бровь.
        Ее милое личико приобрело высокомерное выражение.
        - Пидеров тут мне еще не хватало! - раздраженно пробормотала продавщица, но встала.
        - С чего вы взяли? - расхохоталась Марика.
        - А ты будто не видела? - пожала та плечами и взяла из ее рук джинсы. - Да он весь в макияже, почище меня! И волосы крашеные! А джинсы-то какие хочет! И скажи, зачем нормальному парню так свои яйца обтягивать? Да пусть эти берет! - упрямо добавила она и поджала губы.
        - Вы что себе позволяете? - разозлилась Марика.
        - Ты еще мне, писюшка, указывать будешь?! - не менее зло ответила ей продавщица.
        - Марика, ты тут? - раздался в этот момент женский голос, и в магазин заглянула Мария Андреевна.
        - Да, мам! А прикольный магаз у нас открылся, - сказала Марика и улыбнулась, торжествующе глядя на побледневшую продавщицу.
        Мария Андреевна была известной личностью, салон посещали все «шишки» города, к тому же по местному телевизионному каналу она часто выступала с рекламой, рассказывая о нововведениях. Полгода назад Мария Андреевна решила, что дело пора расширять, что метросексуалы[Метросексуалы - мужчины, которые большое значение уделяют своей внешности и ухаживают за ней наравне с женщинами. Они следят за модой, посещают салоны красоты, делают маски, массаж, выщипывают брови, подкрашивают волосы и т. д.] могут быть не только в крупных городах, но и в провинции. И открыла отделение для мужчин. К ее радостному удивлению, клиентов было хоть отбавляй. Но, конечно, это были мужчины при деньгах. После такого нововведения ее популярность в городе выросла на порядок.
        - Но вот персонал, мамуля, подобран… - ехидно начала Марика.
        - Добрый день, Мария Андреевна! - восторженно заговорила продавщица и кинулась к двери, трепетно прижимая джинсы к груди.
        - Здравствуйте, - ответила та и повернулась к Марике.
        - Ты такие узкие джинсы выбрала? - удивилась она, поднимая конец одной брючины. - Это что, новое веяние молодежной моды? Что-то я отстаю!
        - Так это ваша дочурка! - умильно заговорила продавщица. - Сейчас мы все подберем!
        - Ты примерять будешь? - спросила Мария Андреевна, не обращая внимания на продавщицу. - А это надолго, знаю тебя! Я пойду пока в SELA.
        - Хорошо, мамуль, - улыбнулась Марика. Я тоже туда зайти хотела.
        - Там и встретимся, - улыбнулась она в ответ и вышла из магазина.
        - Ну? Где нужный размер? - грозно спросила Марика, в душе забавляясь испугом продавщицы.
        Марике, в силу юного возраста, еще нравилось ощущать всеобщее почитание ее матери, вызванное определенным общественным статусом. Она в душе гордилась тем, что у нее такая мать. Ее положение в обществе, несомненно, придавало вес и ее персоне. И часто Марика вела себя довольно высокомерно, беззастенчиво пользуясь той властью, которую имела над окружающими, как дочь своих родителей.
        - Ну?! - подстегнула Марика растерявшуюся продавщицу. - Долго я буду ждать?
        - Момент! - ответила та, выходя из столбняка, и ринулась к кронштейну.
        Быстро найдя требуемый размер, она сняла джинсы с вешалки и прытко устремилась в сторону примерочной.
        - Я сама, - сказала Марика. - А вы покупателями лучше займитесь.
        В магазин в этот момент действительно зашли парень и девушка на вид лет пятнадцати. Они остановились у двери и окидывали одежду растерянными взглядами. Продавщица отдала джинсы Марике и метнулась к ним.
        - Заходите, молодые люди, - лебезила продавщица, - у нас только фирма, никаких китайских подделок.
        Марика улыбнулась, так как продавщица упорно в слове «фирма» ударение ставила на последний слог. Она подошла к примерочной и легко постучала по перегородке костяшками пальцев. Но ей не ответили. Даже штора не колыхнулась.
        - Я тебе джинсы принесла, - сообщила Марика. - Ты там умер, что ли? - поинтересовалась она и тихо засмеялась.
        Ответа не последовало. Тогда она приоткрыла штору и заглянула внутрь. Парень сидел на корточках, привалившись спиной к стене и уткнув лицо в колени. Его длинная угольно- черная челка закрывала их, руки обхватывали голые голени. Марика увидела, что на парне надеты носки в тонкую серо-белую полоску и белые кроссовки. Его джинсы висели на крючке. Марика задержала взгляд на широком ремне, практически полностью покрытом металлическими ромбовидными заклепками.
        - Ты чего? - настороженно спросила она. Принесла я твой размер. Примерь!
        Парень поднял голову и глянул на нее исподлобья. Его глаза были влажными.
        - Дерьмо все это! - пробормотал он. - Я все слышал! И вовсе я не пидер!
        - Да ты не обижайся, - сказала Марика сочувствующим тоном. - Она ж полная дура! Как наденешь штанцы, покажись. Хочу посмотреть, как они на тебе сидят. Может, такие же себе куплю.
        И она протянула ему джинсы. Потом закрыла штору плотнее и подошла к свитерам. Продавщица, которая вертелась возле покупателей, тут же «сделала стойку» и ринулась к Марике.
        - Вот тут у нас есть классные джемперочки, быстро заговорила она, подобострастно заглядывая Марике в лицо. - И как раз ваш размер. У вас ведь XS, да? - уточнила она и заулыбалась, видимо довольная своей проницательностью.
        - Вам по-любому придется извиниться, - четко произнесла Марика и повернулась к ней.
        - За что это? - опешила та, и ее выщипанные тонкие бровки взлетели.
        - За «пидера», разумеется! Перед клиентом, - усмехнулась Марика.
        - Перед каким таким клиентом? - с возмущением начала продавщица. - Перед этим малолеткой…
        - Вы не поняли? - оборвала ее Марика. - Вам нужно повторять? А может, нужно повторять в присутствии директора вашей лавочки? Уверена, моя мать с ним знакома…
        - Да, да, конечно, - опомнилась она. - Извинюсь, я и правда была не права. Но знаете, голова что-то с утра, давление, наверное…
        И она шумно вздохнула. В этот момент из примерочной выглянул парень. Но, увидев, что Марика разговаривает с продавщицей, тут же нырнул обратно.
        - Молодой человек, - с воодушевлением позвала продавщица, - куда вы! Хотим на вас полюбоваться!
        Но Марика не стала дожидаться и быстро пошла к примерочной. Она заглянула за штору. Парень стоял перед ней спиной к зеркалу и переминался с ноги на ногу. Черные джинсы довольно плотно обтягивали его худые стройные ноги, и от этого белые кроссовки казались непомерно большими.
        - А ты уверен, что нужен именно этот размер? - спросила Марика, с сомнением оглядывая его.
        Потом без приглашения зашла в кабинку и повернула опешившего пария спиной к себе.
        - На заднице сидят отлично, - констатировала она. - Хм! Это, видимо, фасон такой?
        - Ну да, - тихо ответил он. - Видишь, в поясе они мне тоже как раз.
        - Точно! - подтвердила Марика. - Тогда нечего раздумывать. Берешь?
        - Хотелось бы, - кивнул парень.
        - Чего тогда сомневаешься? - удивилась она.
        - Уж очень дорого, - тихо ответил он и опустил голову.
        - Ну-ка, чего они стоят? - поинтересовалась Марика и приподняла болтающуюся на хлястике этикетку. - Нехило! А мы сейчас скидку сделаем! - рассмеялась она. - Давай, переодевайся в свои и выходи. Хочешь 50 процентов?
        - Шутишь? - не поверил он.
        - Увидишь! - задорно проговорила Марика и отодвинула штору. Но тут же обернулась и спросила. - Тебя как зовут-то?
        - Кирилл, - тихо ответил он и улыбнулся, откинув челку со лба и глядя ей прямо в глаза.
        Она замерла, разглядывая его лицо. На первый взгляд Кирилл казался изнеженным и инфантильным из-за белой гладкой кожи без признаков растительности, тонких черт и узкого овала лица. Металлические колечки в уголках губ и шарики подковы в левой брови странным образом только усугубляли общее впечатление утонченности. Но что-то пряталось в глубине его глаз. Что-то такое, что ясно говорило окружающим: «С этим парнем шутки плохи, и он может всегда постоять за себя». И это несоответствие внешней изнеженности и внутренней мужественности цепляло взгляд. Марика не могла оторваться от его лица. Глаза Кирилла, их прозрачность и редкий оттенок сочной синевы поразили ее с первого взгляда. А черная линия подводки только делала их еще ярче и глубже. Кирилл неожиданно покраснел и моргнул. Его смущенная улыбка заставила Марику опустить взгляд. Она увидела в Y-образном вырезе темно-малинового обтягивающего джемпера черный шнурок, на котором висели две половинки металлического сердца.
        - Меня зовут Кирилл, - тихо повторил он.
        - Да слышала, не глухая! А меня Марика, - сказала она и тоже отчего-то смутилась.
        Потом резко отвернулась и вышла из примерочной. Она решительно двинулась к кассе, по пути сняв первую попавшуюся под руку вешалку с джемпером и прихватив со стола пару цветных футболок. Продавщица тут же встала и умильно на нее посмотрела.
        - Выбрали? Очень хорошо, - заворковала она. - Лучшие модели, самые последние новинки моды! У вас отличный вкус! Впрочем, как и у вашей матушки!
        - Я ей обязательно передам ваше мнение, медовым голосом ответила Марика и обворожительно ей улыбнулась.
        - Благодарю, - расплылась в довольной улыбке продавщица и начала пробивать чеки.
        - У меня день рождения сегодня, - сообщила Марика.
        - О! Поздравляю! Что же вы раньше не сказали? Вот, подарок от нашего магазина, - сказала продавщица и положила на стол прозрачную упаковку с капроновым шарфиком нежно-лазоревого лета. - Очень к вашим глазам подойдет, - подобострастно добавила она.
        - Спасибо, - спокойно ответила Марика и отодвинула упаковку. - Мне бы лучше скидку на те джинсы, что сейчас будет покупать парень, которого вы недавно так сильно обидели, - добавила она и строго посмотрела на начинающую краснеть продавщицу.
        - Но я не делаю скидки, - начала та и прикусила язык. Подумав, она кивнула и спросила: - И сколько вы хотите?
        - 50 процентов, - невозмутимо ответила Марика.
        - Но… девушка!
        - И еще вы обещали извиниться, - добавила Марика и широко улыбнулась.
        Когда они вместе с Кириллом вышли из торгового центра, то оба весело смеялись, сами не зная над чем.
        - И как тебе это удалось? - спрашивал Кирилл, не сводя сияющего взгляда с Марики. - Я заплатил всего половину! Ты вообще кто? Дочка какого-нибудь мафиози?
        - Что ты! - возмущалась она. - Живу в нашем городе всю свою жизнь, учусь в десятом классе. Я самая обычная девочка.
        Но Марика лукавила. Училась она в единственном в городе платном лицее, куда доступ был детям только очень богатых горожан, а ее отцом был нынешний мэр. Он развелся с Марией Андреевной семь лет назад, но все это время не забывал дочь, всячески опекал ее и старался помочь во всем. Да и бывшую жену он поддерживал и даже дружил с ней, несмотря на то, что их брак распался из-за его измен.
        - Но я тебя где-то видел, - задумчиво проговорил Кирилл.
        Они в этот момент подошли к стоянке машин. Марика договорилась по телефону с матерью, что будет ждать ее здесь.
        - А ты зачем глаза красишь? - спросила Марика, сделав вид, что не расслышала его последнее замечание.
        - Это такой стиль, - спокойно ответил Кирилл.
        - Надеюсь, не пидорский! - расхохоталась она. - А то вдруг я в тебя уже влюбилась? Вот это облом будет!
        Она подошла к «Инфинити» и навалилась на дверцу спиной, скрестив руки.
        - Это ваша тачка? - изумился Кирилл, останавливаясь напротив нее.
        - Да, мамани, - кивнула она. - Но ты не ответил!
        - Ты слышала что-нибудь про эмо? - спросил он.
        - Да, - кивнула Марика. - Ты имеешь в виду страусов?
        - Страусов? - изумился он. - Ага, не иначе ты думаешь о виде страус эму?
        И Кирилл звонко расхохотался.
        - Чего смешного? - недовольно заметила она и пожала плечами.
        - Ну, во-первых, не эму, а эмо, во-вторых, это новая субкультура. У тебя дома инет есть? Глянь там, а то долго тебе рассказывать.
        Марика кивнула и пристально посмотрела в его глаза. Кирилл нравился ей все больше своей явной неординарностью.
        - И я не голубой, - зачем-то добавил он.
        - А лет тебе сколько? - поинтересовалась Марика и мило улыбнулась.
        - 20 февраля семнадцать будет, - важно ответил Кирилл.
        - Ой, а у меня сегодня день рождения! И тоже 20-e число! Вот совпадение!
        - Поздравляю! Тоже семнадцать? - спросил он.
        - Нет, я на год тебя младше, - тихо произнесла она.
        Кирилл вдруг снял шнурок с шеи и стянул с него половинку сердца. Марика с любопытством наблюдала за ним.
        - Тебе, - сказал он и протянул ей украшение. - С днем рождения!
        Ей стало необычайно приятно. Она взяла половинку сердца и спрятала в нагрудный карман куртки. Потом поцеловала его в щеку.
        - Ты в каком районе живешь? - одновременно спросили они и засмеялись, пряча смущение.
        - Я в Кукурузе, - первым ответил Кирилл.
        Так негласно назывался район, хаотично застроенный хрущевками. Он располагался между двумя заводами и был заселен в основном рабочими семьями.
        - А ты? - спросил Кирилл после долгой паузы.
        - На Ублёвке, - нехотя ответила Марика и поскучнела, услышав, как он тихо присвистнул.
        Ублёвкой местные жители прозвали коттеджный поселок, выросший на окраине города возле красивого соснового бора. Вначале его звали «местной рублевкой», затем просто «рублевкой». Но через какое-то время первая буква странным образом перестала произноситься, и это название прочно вошло в обиход даже у самих ублёвских обитателей. Туда первое время горожане ходили на экскурсии, чтобы полюбоваться и обсудить роскошные многоэтажные особняки местных богачей, видневшиеся из-за высоких, в основной своей массе, металлических заборов. Некоторые проекты напоминали своей вычурностью замки из диснеевских фильмов. Но скоро любопытные сограждане начали раздражать владельцев этих замков, и территорию огородили, поставив два поста охраны. И без специального пропуска или гостевого приглашения проникнуть на Ублёвку было уже невозможно.
        Кирилл прекрасно знал, кто обитает там, и поднял на Марику погрустневшие глаза.
        - Давай свой тел, быстро! - сказала она и достала мобильник из кармана куртки. - А то вон, маманя идет.
        Кирилл растерянно назвал номер, она занесла его в память телефона. Он повернул голову и посмотрел на подходящую к ним молодую красивую женщину.
        - А, вспомнил, где я тебя видел, - тихо сказал он. - Ты снималась с этой дамой в рекламе ее салона. На прошлой неделе показывали. Это и есть твоя матъ?
        - Да, и не вижу в этом ничего страшного, - торопливо ответила Марика и отодвинулась от него.
        - Ну, я пошел! Пока! - без всякого выражения произнес он и направился через площадь.
        Марика растерянно посмотрела вслед его удаляющейся худощавой фигуре и повернулась к подошедшей матери.
        - Кто это? - с подозрением поинтересовалась та. - Вроде среди твоих одноклассников такого лохматого нет.
        - Так, знакомый, - пожала плечами Марика и сделала равнодушное лицо. - Случайно тут встретились.
        Она коснулась пальцами кармана куртки, где лежала подаренная ей половинка сердца, и не смогла сдержать улыбку.
        Когда они приехали домой, то Марика попросила ее не беспокоить до ужина и закрылась в своей комнате на втором этаже. Она разделась, потом пошла в ванную и включила душ. Забравшись под горячие струи, начала поворачиваться под их стремительным потоком, щекочущим кожу. При этом поглядывала в зеркальную стену напротив ванны. Примерно полгода назад ее тело начало стремительно меняться, и Марика относилась к этому двойственно. С одной стороны, ее наливающаяся грудь, оформившаяся талия и чуть пополневшие бедра нравились ей с чисто эстетической точки зрения. Ей доставляло удовольствие закрываться в своей комнате, раздеваться догола и подолгу стоять возле огромной зеркальной дверцы шкафа-купе. Она внимательно изучала свое тело, ей нравились его плавные, ставшие такими мягкими линии, она трогала пальцами припухшие розовые соски и смеялась, когда они вдруг от этих прикосновений морщились и становились необычайно чувствительными. Марика от природы была светло-русой, и тонкие светлые волоски на лобке казались ей совсем незаметными. Но за последнее время они как будто потемнели и, как ей казалось, стали жестче
и курчавее. Ее это отчего-то начало раздражать, и Марика побрила лобок. Его гладкий вид словно вернул ее в детство, и на время она успокоилась.
        Но что-то внутри ее продолжало меняться, и она уже не могла вернуть того мироощущения беззаботности, той радости комфорта устроенной жизни всеобщей любимицы. Перепады настроения пугали ее. Марика могла смеяться без причины и через минуту рыдать, сама не зная о чем. Мария Андреевна не особо тревожилась, наблюдая за этими переменами. Во-первых, она знала от своего психолога о проблемах подросткового возраста, во-вторых, еще прекрасно помнила себя в 15 лет, ведь ей было всего 34 года, в-третьих, ее мысли были заняты салоном, а бизнес имел для нее первостепенное значение.
        Марика постояла под душем какое-то время. Но ее взгляд не отрывался от зеркала. От влаги его поверхность запотела, и контуры тела выглядели размытыми. Но все равно придирчивый взгляд Марики изучал их более внимательно, чем обычно. «Какая я? - спрашивала себя Марика. - Хорошенькая? Уродка? Красавица? Так себе, обычная девчонка?».
        Марика действительно не знала ответ на этот вопрос, так как не могла объективно оценить свою внешность. Но выглядела она очень хорошенькой. Густые светло-русые волосы, доходящие до лопаток, округлое милое личико с небольшим чуть вздернутым носом, большие голубые глаза с длинными пушистыми ресницами, маленькие красиво изогнутые губы делали ее похожей на ангела с рождественских открыток. Фигурка у нее была ладной, рост пока 1 м 60, но Марика продолжала расти. Очень красивой была кожа - гладкая, белая, шелковистая, с небольшим количеством родинок. Марика мечтала сделать тату, но мать была категорически против, хотя у нее был знакомый мастер. Единственное, что она разрешила - пирсинг пупка. И даже подарила Марике на день рождения ювелирное украшение для этих целей. Прокол уже зажил, и она еще утром вставила золотую розочку. И сейчас любовалась ее блестящей поверхностью, без конца трогая пальцем и чему-то улыбаясь.

«У Кирилла столько пирсинга! - подумала она и коснулась мочки уха. - А у меня даже уши не проколоты! Но как это здоровски смотрится! Тоже хочу!»
        Марика выбралась из ванны и начала тщательно вытираться. Потом пошла в комнату и первым делом достала из кармана куртки половинку сердца. Порывшись в шкатулке для украшений, нашла серебряную цепочку в виде тонкой нити. Но, приложив сердечко, увидела, что металл совсем разный. Сердечко явно было из какого-то дешевого сплава, к тому же обычная штамповка, и с изящной цепочкой смотрелось негармонично. Марика села на диван и задумалась, поглаживая украшение. Ей очень хотелось немедленно надеть его. И тут она вспомнила о крестике, который никогда не носила. Он был подарен ей очень давно на крестины, и с тех пор валялся на дне шкатулки. Марика вновь открыла шкатулку и достала пакетик с крестиком. Он был на черном кожаном шнурке с крохотной металлической застежкой в виде крючка.
        - Какая прелесть! - радостно сказала она и сняла крестик, небрежно бросив его на дно шкатулки. - Это как раз то, что нужно!
        Марика надела сердечко на шнурок и тут же приладила себе на шею. Подойдя к зеркалу, восхитилась. Когда она была маленькой, шнурок свисал ей на грудь, а сейчас обхватывал шею, и половинка сердечка легла чуть ниже ямки между ключицами. "Ее взгляд скользнул на пупок. И Марика нахмурилась. Золотая розочка с искрящейся капелькой бриллиантовой росинки никак не сочеталась с дешевым металлическим сердечком.
        В этот момент в дверь постучали, она тут же отрылась, и вошла Мария Андреевна. Увидев голую Марику, она удивленно спросила:
        - Ты только из душа? Что ты там столько времени делала?
        - Что, что? - раздраженно ответила та и, открыв шкаф, сняла с вешалки розовый махровый халатик. - Мылась, что ж еще?
        Марика накинула халатик и села на диван.
        - А это что такое? - изумилась Мария Андреевна, подходя к ней и глядя на сердечко. - Сегодня купила? Но это же какая-то дешевка!
        Она склонилась и приподняла сердечко. Но Марика резко схватила ее за руку.
        - Не трогай! - крикнула она. - Это мое!
        - Бог мой! - раздраженно ответила Мария Андреевна. - Да никому твоя цацка не нужна! Нравится, носи! Но я думала, что привила тебе вкус к хорошим вещам.
        - Это лучшее, что у меня когда-нибудь было! - заявила Марика и упрямо поджала губы. - И вообще, я же просила меня не беспокоить до ужина!
        - Никто тебя беспокоить не собирался, - явно обиделась Мария Андреевна. - Я зашла, чтобы сказать, что мне нужно срочно уехать. Но через пару часов вернусь.
        - Опять салон твой? - ехидно поинтересовалась Марика. - А кто-то обещал все воскресенье со мной провести! Ладно, поезжай, а я пока в инете посижу! Но могла бы просто мне позвонить! И зачем поднималась?
        - Эти дети! - удрученно заметила Мария Андреевна, поцеловала дочь и вышла из комнаты.
        Марика приблизилась к окну и отодвинула белоснежный узорчатый тюль. Она дождалась, пока черный «Инфинити» выедет за ворота, потом сбросила халатик, взяла мобильный, улеглась на диван и набрала номер Кирилла.
        - Да, - услышала она после незнакомой ей мелодии голос Кирилла и замерла от непонятного волнения.
        Сглотнув, она судорожно вздохнула и ответила:
        - Привет! Это Марика. Мы сегодня с тобой познакомились. И как джинсики? - глупо спросила она и засмеялась.
        - А, приветик! - явно обрадовался Кирилл. - Да супер просто! Сидят офигенно! Заценишь?
        - Когда? - обрадовалась она.
        - Да хоть сегодня! - беззаботно ответил он.
        - Я в Кукурузу не ходок, - после паузы ответила Марика и притихла, ожидая ответа.
        - А я на Ублёвку! - расхохотался Кирилл. Так что предлагаю на нейтральной территории. Сегодня в «Стрелке» В семь играют «Шипы». Слышала о таких?
        - Не-а, - ответила она после паузы.
        Ее сердце заколотилось так, что даже дыхание начало сбиваться.
        - Это парни из Клуба шинников, - продолжил он. - Полгода как группу организовали. Ударник ихний мой друган, в соседнем дворе живет. Леха зовут. Папаша его мастер на шинном заводе, вот и пособил, чтоб парням разрешили там репетировать. Они уже и на заводских вечерах выступали, только не очень-то нравится их музыка.
        - А что они играют? - поинтересовалась Марика, лихорадочно думая, что надеть.
        - Готик-металл, - ответил Кирилл, и она тихо засмеялась.
        - Ты чего? - удивился он.
        - Представляю рабочих с шинного завода, которым играют готик-металл на заводском вечере, - начала она.
        - И что? - возмутился он. - Там половина после школы пацанов, много молодежи!
        - Так у нас готов в городе не так и много, - резонно заметила она взрослым тоном. - Лучше бы какой-нибудь поп-рок играли.
        - Тебе-то чего? - агрессивно поинтересовался Кирилл. - Может, еще и стиль будешь им подбирать? К тому же готик-металл - это вовсе не музыка только для готов, если хочешь знать! Так ты идешь или как?
        - Иду, - резко ответила она. - Где, во сколько?
        - Давай у памятника на площади в шесть, - предложил он.
        - Оки! - согласилась она и положила трубку, тут же подпрыгнув от восторга.
        Потом бросилась к шкафу, раскрыла его и пристально посмотрела на ряд нарядов. Но ничего ее не вдохновило. Марика вспомнила странный стиль Кирилла, его явно покрашенные лохматые черные волосы, обтягивающий джемпер, темно-коричневую мешковатую потертую куртку из крупного вельвета, словно снятую с чужого плеча, квадратную матерчатую сумку на широком ремне, усеянную круглыми, казавшимися детскими значками, и вздохнула. Ее обычный вид пай-девочки из приличной обеспеченной семьи никак не соответствовал этому стилю.

«Наверняка у него и татушки есть», - почему-то подумала она и заулыбалась, представив, в каких местах на теле Кирилла могут находиться тату.
        Но тут же улыбка погасла, так как Марика вдруг почувствовала прилив странного волнения. Закрыв глаза, она вообразила, как мягкие губы касаются ее губ, как холодят колечки пирсинга в уголках, и обняла сама себя за плечи.

«Какой он милый», - подумала она, закрывая глаза и вспоминая его лицо и длинную челку, сквозь которую синели глаза, словно васильки. прикрытые длинными травинками.
        Ее сердце снова сильно забилось. Но Марика очнулась, открыла глаза и начала копаться в шкафу.

«Время-то почти пять! - взволнованно размышляла она. - А я даже не знаю, в чем пойду! И он предложил встретиться у памятника. Что-то же это значит!»
        И радость обожгла ее изнутри. В их городке существовала негласная традиция: влюбленные назначали первое свидание возле памятника В. И. Ленину на центральной площади.
        Марика явилась минута в минуту. Большие круглые часы на Дворце творчества показывали ровно 18.00, когда она подошла к памятнику. Кирилла она заметила еще издалека. Он сидел на корточкax, привалившись к постаменту спиной, обнимая колени и, по своему обыкновению, прикрыв челкой лицо. В метре от него только что встретилась какая-то парочка. Они обнимались, целовались, что-то оживленно говорили друг другу. На улице давно стемнело. Синий январский сумрак делал город сказочным и незнакомым. Марика крайне редко бывала в городе в это время, если только куда-то выезжала с матерью. Но обычно они добирались на машине до нужного места. Но вот чтобы так гулять по улицам в одиночестве, такого с ней не случалось.
        Марика быстро шла по скользкому от наледи асфальту, ее ноги в новых лакированных полусапожках на каблуках разъезжались, и она, смущенно усмехаясь, с трудом удерживала равновесие. Это были ее первые сапоги на таких высоких каблуках, и Марика чувствовала себя не совсем удобно. К тому же она надела короткую красную кожаную куртку с рыжим лисьим мехом на воротнике-шальке, без спроса позаимствованную из шкафа матери, и джинсовую мини-юбку, которая, как ей казалось, задиралась все выше при каждом ее шаге. Марика обычно носила джинсы или брюки, а юбки, помимо лицея, надевала крайне редко и в основном только на какие-нибудь официальные мероприятия. И сейчас чувствовала себя крайне некомфортно. Волосы она подняла в высокий хвост, глаза подвела черным карандашом, а губы накрасила блестящей малиновой помадой. Ей казалось, что она так выглядит старше и явно эффектнее. Виляя бедрами, она подошла ко все так же сидящему на корточках Кириллу. Он увидел острые блестящие носки сапог, остановившихся возле его белых кроссовок, и вскинул глаза.
        - Хай! - взрослым голосом произнесла Марика и приподняла правую бровь. В этот момент она казалась сама себе опытной видавшей виды женщиной, к тому же в суперовском прикиде и с офигенным мейкапом.
        - Добрый вечер, - растерянно ответил Кирилл и встал.
        Он внимательно посмотрел в лицо Марики и отчего-то начал улыбаться, что ей совершенно не понравилось.
        - Давно тут? - спросила она уже другим тоном. - Я вроде не опоздала.
        - Нет, минут пятнадцать, - ответил он и зачем-то взял ее за руку.
        И Марике тут же захотелось снять узкие лайковые перчатки, которые она надела для солидности, хотя обычно носила цветные трикотажные.
        - Пошли в клуб? - спросил он. - Или погулять хочешь?
        - А не знаю, - пожала она плечами и поежилась.
        Под короткую юбку поддувало, куртка была с низким вырезом, и даже не спасал густой лисий мех. К тому же Марика надела тонкую красную кофточку с глубоким декольте. Но вот про шарфик не подумала. Кирилл словно прочитал ее мысли. Он вдруг остановился, повернулся к ней лицом, снял с себя вязаный шарф в черно-розовую мелкую полоску и замотал его вокруг голой шеи Марики. Она не шелохнулась, пока он это делал.
        - Так-то лучше, - пробормотал Кирилл. А то еще простудишься. Вечером вон как подморозило!
        - Спасибо, конечно, - пришла она в себя. Но по цветовой гамме твой шарф не подходит к моему наряду.
        - Снять? - спросил Кирилл и начал улыбаться, как показалось Марике, довольно ехидно.
        - Да ну тебя! - расхохоталась она и ударила его по руке. - Пошли лучше!
        Спрятав подбородок в шарф, она взяла Кирилла под руку и потащила по площади. Они гуляли около получаса, болтая на самые разные темы. Потом пришли к «Стрелке».
        Это воскресенье было по негласному расписанию для готов. Когда они спустились в клуб, те уже начали собираться. Среди друзей Марики не было ни одного гота. Она вообще практически не общалась с представителями тусовок, живя в довольно замкнутом мире и проводя время в лицее, дома или на закрытых вечеринках таких же, как и она, ублёвских детей. А на каникулы Марика, как правило, уезжала за границу. С матерью она побывала на Мальдивах, в Японии, в Гонконге, в Турции, а с отцом неоднократно выезжала в Европу. Родители считали, что для нее главное получить хорошее образование, затем найти подходящую партию для брака. Мать мечтала впоследствии передать ей свое дело, но отец хотел, чтобы Марика уехала из родного города и устроилась где-нибудь в столице. И они всячески ограждали ее от общения с местными ребятами, считая, что ничего хорошего это ей не принесет. И в «Стрелку» она попала впервые, но ей было почему-то стыдно сказать об этом Кириллу.
        Они сдали куртки в гардероб и прошли в зал. Марика с любопытством оглядывалась по сторонам. Она решила не снимать шарф Кирилла, обмотала его вокруг шеи и завязала концы. И нервно теребила кисточки или наматывала их на пальцы. Ее удивило, что зал был практически полон, причем готов было не так и много. В клубе собрались обычные на вид ребята, и они занимали большую часть столиков.
        - Сколько пацанов с шинного-то набралось, заметил Кирилл, здороваясь почти со всеми. Пришли полюбоваться на свою группу.
        - А эти «Шипы» давно существуют? - поинтересовалась Марика из вежливости. - И почему они выбрали такой стиль, как готик-металл?
        - Знаешь, дарлинг, они и не выбирали никакого стиля, - нехотя начал Кирилл, - просто стали играть то, что им нравилось. Причем Лехе нравился хард, солисту ска, а гитаристам вообще рэп. Но потом решили, что «готик» - это круче всего, и резко поменяли стиль.

«Дарлинг? - отметила про себя Марика. Я уже стала для него «дорогая»?»
        На душе потеплело, сердце забилось сильнее, и она не смогла сдержать улыбку. Они направились к сдвинутым столикам в углу зала возле сцены. Там сосредоточились готы. Они были в традиционно черной одежде, и Марике показалось, что в этом углу собралась стая огромных воронов. Она даже поежилась от неприятного холодка, пробежавшего по спине. Когда они подошли, Кирилл поздоровался со всеми, потом представил Марику. Она улыбнулась немного беспомощно, чувствуя себя не в своей тарелке. Парни и девушки выглядели практически одинаково и, на ее взгляд, крайне дико. Особенно неприятно Марике было смотреть на их белые линзы. Глаза казались мертвыми, но с точками зрачков. Густая черная подводка только усиливала впечатление. Готы были увешаны металлическими цепями, черепами, звездами, скелетиками. На одной девушке Марика заметила висящее на толстой длинной цепочке украшение в виде серебряного гроба, из-под приоткрытой крышки которого торчал череп.
        - Кирюфка, приветик! - услышала она в этот момент звонкий девичий голос и обернулась.
        К ним подошла девушка, на вид ровесница Кила. Марика окинула ее цепким взглядом. На девушке были узкие черные джинсы, белые кеды с толстыми розовыми шнурками, розовая обтягивающая футболка с рисунком из разорванного пополам фиолетового сердца, на запястьях множество разноцветных веревочных браслетов. Темно-каштановые волосы обхватывал широкий фиолетовый обруч, на котором смешно прилепился крохотный плюшевый мишка. У девушки было приятное миловидное лицо с карими глазами, подведенными жирным темно-коричневым карандашом, и пухлыми губами, покрытыми светло-сиреневым блеском. На крыле левой ноздри поблескивал шарик ностриллы[Нострилла - украшение для пирсинга носа.] . На плече висел рюкзачок со множеством значков. На его ремне болтался серый плюшевый мишка.
        - Приветик, Ирочка! - ответил Кирилл и поцеловал девушку в щеку.
        Марика нахмурилась. Она вдруг поняла, что ее охватил приступ непонятной ревности. И ей стало неприятно. Она с трудом удержалась от колкого замечания. Но Кирилл улыбался безмятежно. Он быстро познакомил их, и они заняли столик возле готов.
        - Что будем пить? - поинтересовался он.
        - А тут есть коктейли? - тоном пресыщенной клубной жизнью женщины спросила Марика. Мне нравится «Голубая лагуна». Ну и «Маргариту» я тоже люблю, только клубничную.
        - Мы эмо и не употребляем алкоголь, - сообщила Ирочка и посмотрела на нее с явной неприязнью.
        - Тогда я буду пепси, но лайт, - сказала Марика и украдкой глянула на Кирилла.
        - А я виноградный сок, - добавила Ирочка и тоже посмотрела на него.
        - Оки, девочки, - кивнул Кирилл и пошел в бар.
        - А ты, вижу, вовсе не эмо-герл, - констатировала Ирочка.
        Она улыбалась, но в ее глазах сквозил холодок. Марике стыдно было сознаться, что она только сегодня впервые услышала об эмо от Кирилла и понятия не имеет, что это за течение.
        - Нет, - тихо ответила она.
        - Ну, это дело каждого, - спокойно проговорила Ирочка. - К тому же это новое направление моды, не все еще в теме, тем более в нашем захолустье.
        - А ты откуда знаешь Кирилла? - поинтересовалась Марика нарочито равнодушным тоном, хотя ревность не давала ей покоя.
        - Так мы в одном классе учимся и живем в соседних домах, - улыбнулась Ирочка. - А ты вроде не из нашей школы. Что-то я тебя не помню. Хотя лицо твое мне кажется знакомым.

«Сейчас она тоже вспомнит, что видела рекламу мамочкиного салона с моим участием», - с непонятной тоской подумала Марика и опустила глаза. Но в этот момент вернулся Кирилл с бокалами. Разговор перешел на общие темы.
        Тут на сцене появились музыканты, одетые в готическом стиле, и начали настраивать звук. Ударник по имени Леха, друг Кирилла, увидел их и соскочил со сцены. Выглядел он, по правде говоря, смешно. Готический стиль плохо сочетался с его веснушчатым простоватым лицом, на котором выделялся широкий приплюснутый нос и пухлые красные губы. Редкие русые волосы перекрашивать в черный цвет Леха не захотел. И на концерты густо мазал их гелем. Они торчали в разные стороны и делали его похожим на клоуна. Небольшие серые глаза с черной подводкой и красными тенями, густо наложенными на верхние веки, выглядели почему-то от такого макияжа явно меньше и опухшими. Никакой мистикой тут и не пахло. Леха даже в этом образе продолжал оставаться простым рабочим парнем с веселым открытым характером. Он, радостно улыбаясь, подошел к столику.
        - Приветствую единственных в нашем городе настоящих эмо-кидов! - торжественно произнес он. - Хотя, вижу, что появились еще!
        К их столику действительно подходили два парня и девушка. Они выглядели практически как Кирилл и Ирочка.
        - Смотри-ка, - заметил Леха, - как быстро мода охватывает все слои населения.
        И он цепко глянул на Марику. Она чувствовала себя все неуютнее.
        - И нам, то есть «Шипам», пора задуматься, а в правильном ли мы движемся направлении? - добавил он. - Эмо-кор[Эмо-кор (англ. emo core) - одно из направлений эмо-музыки.] очень интересно, хоть и далеко не ново!
        - Ага! - расхохотался Кирилл. - Давайте, еще раз поменяйте стиль!
        Он поздоровался с подошедшими ребятами и быстро представил им Марику.
        - Можно тебя на минутку? - сказал Леха. Они отошли к сцене.
        - Ты зачем ее сюда привел? - тихо спросил Леха. - Ты соображаешь, чья она дочь? Да ее папаня мэр башку тебе отвернет и не задумается! В принципе и мать на это способна. И вообще, где ты ее подцепил? Ну и видок у этой ублёвочки! Прямо хоть сейчас на панель!
        - Прекрати! - осадил его Кирилл. - Она классная девчонка, хоть и с Ублёвки.
        - Может, она и классная девчонка, - серьезным тоном заметил Леха, - но для тебя она одна сплошная проблема.
        - Не вижу проблемы, - отмахнулся тот. - А вижу милую приятную девочку, с которой лично мне легко общаться.
        - Я тебя предупредил, - не унимался Леха. Мы с тобой дружим, чуть ли не всю жизнь. И я тебя все-таки старше!
        - Ой, не могу! - расхохотался Кирилл. - На целый год!
        - И что? Зато я уже работаю на заводе, а вот ты только школу в этом году закончишь. Ты, кстати, чего решил? Может, к нам на шинный? Я с мастером переговорю, в наш цех всегда ученики требуются.
        - Не знаю пока, - поскучнел Кирилл. - Не решил!
        - А ведь уже конец января, - укоризненно заметил Леха. - Так что думай скорей!
        - Слушаюсь, старший наставник! - улыбнулся тот.
        - И с Марикой этой… того! Я ведь заметил, что, во-первых, на ней твой шарф, во-вторых, под ним твой кулон. Ты же сам мне не раз говорил, что как только встретишь ту самую девчонку, так сразу подаришь ей половинку сердечка. Помнишь?
        - Да это так, спонтанно получилось, - нехотя ответил Кирилл, но заулыбался.
        - Значит, уже встретил! - не слушая его, продолжил Леха. - А ведь и все не дураки! Раз вы с одинаковыми сердечками, то что-то это означает!
        - Лех! Ты долго? - раздался голос со сцены. Пора начинать!
        И Леха отправился к музыкантам.
        Они начали выступление под дружные аплодисменты собравшихся. Кирилл сел рядом с Марикой и обнял ее за плечи. Она вначале напряглась от такого явного внимания, но потом расслабилась и даже привалилась головой к его плечу. Правда, скоро они встали, подошли к сцене и начали танцевать вместе с остальными.
        После концерта, а он закончился около девяти вечера, компания готов решила не сидеть в прокуренном помещении клуба, а отправиться погулять на местное кладбище. Ночь обещала быть ясной. Половинка луны серебристо светила сквозь редкие облака. Эмо-киды вышли вместе с ними, но присоединиться отказались. Марика смотрела на удаляющихся готов. Они быстро шли по площади, залитой тусклым светом редких фонарей. Их растрепанные волосы, распахнутые куртки и у некоторых длинные черные плащи развевались от быстрого движения. И Марике они показались стаей черных птиц.
        Домой она попала около десяти вечера. Кирилл хотел проводить ее до особняка, но она, зная, как ублёвцы относятся к кукурузникам, запретила ему это делать. Они дошли вместе только до начала длинного высокого забора, ограждающего территорию. Марика не разрешила ему даже проводить ее до первого поста охраны.
        - Спасибо за концерт, - тихо сказала она, останавливаясь на дороге и поворачиваясь к Кириллу.
        - Не за что, - улыбнулся он. - Сходим еще как-нибудь, да?
        Но Марика промолчала.
        - Позвоню, - сказала она после затянувшейся паузы, во время которой они, не отрываясь, смотрели друг на друга.
        - Давай, - кивнул Кирилл, отвернулся и быстро пошел прочь.
        Марика посмотрела ему вслед и погладила пальцами щеку, на которой, казалось, все еще горел его поцелуй. Она задела рукой за ткань шарфа, вздрогнула и крикнула:
        - Кирюш!
        Он обернулся и побежал к ней. Подлетев, обнял и начал целовать, Его губы касались ее щек, волос, губ, подбородка, пальцы гладили волосы. И она задыхалась от счастья, неумело отвечая ему.
        - Люблю тебя, - шептал он, - люблю! Как только увидел, понял - люблю, люблю!
        Марика замирала, слушая эти слова. И в какой-то миг ее душа распахнулась, словно бутон, сомкнутые лепестки которого согрел живительный лучик восходящего солнца. Жар, разлившийся в ней, показался ей пылающим алым цветком. Никогда и ни к кому она не испытывала ничего подобного.
        И Марика тихо произнесла, оторвавшись от Кирилла:
        - Я люблю тебя.
        Он отстранился от нее, но пальцы продолжали гладить волосы. И молча начал смотреть в глаза, словно не веря тому, что услышал.
        - Я тоже люблю тебя, - более уверенно повторила Марика и зарделась.
        И Кирилл поцеловал ее в губы так крепко, что у нее закружилась голова. Когда они расцепили объятия, Марика улыбнулась, стянула с шеи шарф и тихо сказала:
        - Вот, ты забыл.
        Кирилл взял шарф, не сводя с нее глаз. Потом резко отвернулся и ушел. А Марика побежала домой, совершенно ошалевшая от бури эмоций, раздирающих душу.
        Мария Андреевна сидела в гостиной на первом этаже. Когда Марика ворвалась в дом, она сурово на нее посмотрела и поинтересовалась, почему та выключила телефон и где она была столько времени.
        - Я обзвонила всех твоих подруг, - начала Мария Андреевна голосом, не предвещавшим ничего хорошего. - Я уже хотела сообщить отцу, что ты исчезла, хотела обратиться в силовые структуры. Как же наш праздничный ужин? Ладно, я пошла тебе навстречу и не стала сегодня собирать гостей. Но ведь мы же хотели вдвоем отметить! Все-таки 16 лет!
        Марика подошла к ней и виновато посмотрела в глаза. Она хотела что-нибудь придумать, но, увидев, что обычно невозмутимое лицо матери искажено и даже покрылось красными пятнами, испугалась. К тому же Марика понимала, что утаить правду все равно не получится. Слишком заметной фигурой она была в их маленьком городке, и матери уже завтра доложат, где ее видели и с кем.
        - Итак, юная леди, - сказала Мария Андреевна и строго посмотрела в ее глаза, - вопрос первый: где вы были, вопрос второй: почему вы надели без разрешения мою вещь и что это за дикий макияж, вопрос третий и самый главный: с кем вы были?
        Марика стянула куртку и положила ее в кресло. Потом села напротив матери и улыбнулась.
        - Понимаешь, мам, - с воодушевлением начала она, - это так все случайно получилось. Меня пригласили в «Стрелку» на концерт, только и всего. Ну, я и подумала, почему бы мне не пойти? Ведь сегодня я могу делать все, что захочу! Вот и решила сделать себе такой подарок! И накрасилась соответственно. Ты же знаешь, что там за публика. А телефон, видимо, разрядился, я и не смотрела. А куртку твою почему-то захотелось надеть. Она такая красивая! Чего тут такого?
        - Я не знаю, что там за публика, - четко произнесла Мария Андреевна. - И знать не хочу! Сколько можно говорить, что тебе там не место!
        - Ну почему, мамуля? - спросила Марика умильным голоском и подошла к дивану.
        Она присела на корточки перед Марией Андреевной и заглянула снизу ей в глаза. Та начала распускать ее волосы, туго затянутые в высокий хвост.
        - И что это за прическа? Это не твой стиль! И макияж? Ты похожа на заштатную стриптизершу на выезде!
        - Не буду больше, - покорно ответила Марика. И после паузы вкрадчиво спросила: - Я вот думаю цвет волос поменять. Что скажешь? В твоем салоне мне могут это сделать щадящим методом?
        - Это еще зачем? - изумилась Мария Андреевна. - У тебя свой очень красивый и редкий оттенок. Обычно русые волосы отдают в серый, а у тебя в золотистый.
        - Хочу поменять что-то в себе, - упрямо сказала Марика. - Надоела и эта длина, и этот цвет Мам! - капризно добавила она. - Ты же знаешь, что у меня сложный подростковый период. Себя, что ли, забыла в этом возрасте? Но ты ведь еще совсем молодая, должна помнить!
        Увидев, что Мария Андреевна начала улыбаться, она продолжила:
        - Или ты хочешь, чтобы я сама себя подстригла и покрасила?
        - Боже упаси! - не на шутку испугалась та. А жалеть не будешь?
        - Нет, что ты! Хочу немедленно!
        - Ну, сегодня уже явно поздно, - усмехнулась Мария Андреевна.
        - Тогда завтра!
        - Ну что с тобой поделаешь? Я договорюсь с Антониной, она лучшая по окраске у меня в салоне Мы просто чуть подзолотим, да? - уточнила она.
        - Я с ней посоветуюсь, - важно проговорила Марика и поцеловала ее в щеку.
        Она соскочила и хотела уйти, но Мария Андреевна схватила ее за руку.
        - Погоди! - строго сказала она. - Ты мне так и не ответила: с кем была! А то не разрешу красить волосы! - пригрозила она.
        - С Кириллом, - нарочито спокойным тоном ответила Марика. - Обычный школьник, в одиннадцатом классе учится, правда, не в нашем лицее. Ну и что? Вполне приличный мальчик, как и его друзья, - зачем-то добавила она. - Мам, есть охота! Где мой праздничный тортик со свечками? - капризно спросила Марика, пытаясь перевести разговор на другую тему.
        - А как его фамилия? - продолжила расспросы Мария Андреевна. - И кто его родители?
        - Да откуда я знаю! - пожала плечами Марика. - Меня это как-то не особо интересовало. Я сегодня дождусь ужина или как?
        - Ладно, иди переоденься и смой, пожалуйста, этот дикий раскрас. Жду тебя в столовой.
        Марика появилась через полчаса. Она надела элегантное светло-серое платье, которое мать привезла ей из последней поездки в Рим, зачесала волосы назад, тщательно умылась и выглядела как благовоспитанная и утонченная барышня. Мария Андреевна довольно улыбнулась, увидев, как преобразилась Марика. Они уселись за празднично накрытый стол. Домработница уже ушла, и они были одни.
        - Иногда жалеешь, что в доме нет мужчины, - заметила Мария Андреевна, пытаясь открыть бутылку французского шампанского.
        - Кстати, мамуль, а почему его все еще нет? - поинтересовалась Марика и внимательно посмотрела на зарозовевшее лицо матери.
        Пробка в этот момент выскочила, Мария Андреевна налила шампанское в свой бокал.
        - А тебе сок, - мягко проговорила она.
        - Да я и не хочу, - улыбнулась Марика. - Меня к алкоголю вообще не тянет. И я не понимаю, в чем тут кайф. Помнишь, я попробовала год назад пить вино на дне рождения одноклассницы? И как же мне было потом плохо! Ужас один! Рвало, наверно, с полчаса без перерыва!
        - Не за столом! - укоризненно заметила Мария Андреевна. - Помню, конечно! - улыбнулась она и подняла бокал. - За тебя, дочурка!
        Марика молча наблюдала, как она пьет шампанское, потом спросила:
        - И все-таки, мам, почему у нас в доме все еще нет мужчины? Вы с отцом в разводе, ты молода, красива, успешна. Мы никогда не говорили об этом! Но ведь мне уже шестнадцать! Я совсем взрослая!

«И к тому же я так сильно влюбилась именно сегодня! И какие-то вещи вдруг стали понятными, словно с глаз спала пелена», - чуть не добавила Марика, но вовремя прикусила язык.
        - Пока я не вижу достойного кандидата, - после паузы ответила Мария Андреевна. - Я после школы сразу вышла замуж и по большой любви. Твой отец, сама знаешь, старше меня намного. И я буквально пала жертвой его ума, обаяния, опыта. Родилась ты, и я была абсолютно счастлива. Но твой отец настоял, чтобы я поступила в медицинский, чтобы получила профессию, потому что он всегда считал, что жена и мать - это не профессия для женщины, а ее призвание.
        - Неординарно! - заметила Марика. - В нашем ублёвском мирке женщины в основном сидят по домам.
        - И тупеют от безделья, - добавила Мария Андреевна и налила шампанское в опустевший бокал. - Но твой отец всегда был неординарным человеком. И как видишь, он оказался прав! Если бы я зациклилась на семье, то трудно представить, что стало бы со мной после развода. А так у меня свой бизнес мне есть чем заняться, и я от этого получаю удовольствие. Любовь, конечно, всегда прекрасно, но нельзя строить свое счастье только на любви. Это верный путь к разочарованиям.
        Марика внимательно слушала рассуждения матери. Впервые с ней говорили так серьезно, и это льстило ее самолюбию. Мария Андреевна словно спустилась со своего пьедестала, встала с ней на один уровень и превратилась в подружку.
        - Ты боишься новых разочарований? - предположила она, видя, что та молчит и думает о чем-то своем.
        - Мужчины довольно странные создания, - ответила Мария Андреевна. - Мы с твоим отцом любили друг друга, я это точно знаю. Но отчего-то его чувство прошло, хотя он клялся, что будет любить меня вечно, и только меня. Но появилась другая женщина, затем еще и еще. И это обычная история для мужчин. Такая уж у них натура кобе…
        Она осеклась и виновато посмотрела на Марику.
        - Впрочем, тебе этого пока не понять, - добавила она совсем другим тоном.
        Марика мгновенно надулась, почувствовав, что дистанция между ними вновь восстановлена. Она опустила глаза, потом пододвинула к себе тарелочку с куском праздничного торта и начала вяло ковырять его вилкой.

«A вот Кирюшка совсем не такой, - подумала она, чувствуя, как вновь поднимается настроение. - Он искренний! И не скрывает свои эмоции! И он меня любит! Любит! И никогда не разлюбит! В этом я не сомневаюсь! И я его!».
        Она закрыла глаза.
        - Марика, ау! - сказала Мария Андреевна. - Ты где?
        - Чаю хочу, - ответила Марика и встала.
        - Я принесу! - предложила Мария Андреевна.
        - Я сама, мамочка! - улыбнулась она и вышла из столовой.
        На кухне поставила чайник на плиту и села за стол. Ее взгляд бездумно скользил по мебели ручной работы из некрашеной сосны, по многочисленным сервизам, поблескивающим за стеклянными дверцами шкафчиков, по электроплите последней модели с сенсорным управлением, по нарядным шторам, сшитым по индивидуальному заказу. И вдруг она подумала, что Кирилл живет в Кукурузе, в старой хрущевке, что его кухня наверняка выглядит совсем по-другому, и странная грусть сжала сердце. И в то же время ей невыносимо захотелось побывать у него в гостях, посмотреть на его дом, познакомиться с родными.
        Мария Андреевна словно читала ее мысли, и когда Марика вернулась в столовую с подносом, на котором стояли чашки и заварочный чайник, она пристально посмотрела на Марику и мягко спросила:
        - А вот этот мальчик, Кирилл, кажется, с которым ты сегодня познакомилась, да еще и успела сходить в клуб, он где живет?
        Марика от неожиданности вздрогнула и чуть не уронила поднос.
        - Хотелось бы знать, - продолжила Мария Андреевна. - Ты пойми меня, дочь, правильно! Я не собираюсь жестко контролировать тебя, но все-таки лучше, если я буду знать, с кем ты общаешься.
        - В Кукурузе, - после паузы нехотя ответила Марика и села за стол напротив матери. - И что? - с вызовом спросила она.
        - Ох, дорогая моя, - со вздохом ответила Мария Андреевна, - социальные различия часто бывают непреодолимы. Но ты пока этого не понимаешь!
        - Чего? - спросила Марика и расхохоталась. Ну расскажи мне о бедных и богатых! Неужели все это имеет хоть какое-то значение, если люди…
        И она замолчала, потому что испугалась того, что чуть не сказала. Признаваться сейчас матери, что они с Кириллом полюбили друг друга с первого взгляда, было опасно. И Марика вовремя остановилась.
        - Что люди? - с любопытством спросила Мария Андреевна.
        - Легко находят общий язык, - вывернулась Марика.
        - Ну, это вы пока юные, - заметила та. - Да и темы для разговора примерно одни и те же в этом возрасте.
        - Вот и я о том, мамочка! Так что не грузись! сказала Марика и встала. - Спасибо за ужин, пойду к себе! А то устала сегодня!
        - Хорошо, - неуверенно ответила Мария Андреевна.
        Марика чмокнула ее в щеку и отправилась на второй этаж.
        Зайдя в свою комнату, она плотно закрыла двери. Потом села за стол, включила компьютер и зашла в Интернет. Ей не терпелось узнать про эмо. Ведь ее любимый принадлежал к этой тусовке, и Марика хотела знать все о его увлечении, а может даже и о мировоззрении. Набрав в поисковике слово «эмо», стала изучать появившиеся ссылки. К ее удивлению, их было предостаточно.

«Ох, и темная же я оказалась девушка! - сокрушалась про себя Марика, открывая одну ссылку за другой и изучая информацию. - Эмо полно в мире и уже, как я вижу, давным-давно они существуют».
        Она мельком проглядывала тексты.



«Молодые люди в черно-розовой одежде с опущенной на пол-лица челкой, преимущественно в депрессивном настроении и до ужаса похожие друг на друга. Это, пожалуй, все, что знают непосвященные о субкультуре эмо, ставшей популярной последние несколько лет в России…»

«Эмо - сокращение от «эмоциональный»=термин, обозначающий особый вид хардкор-музыки, основанный на сокрушительных сильных эмоциях в голосе вокалиста и мелодичной, но иногда хаотичной музыкальной составляющей…»

«…предполагают, что «эмо» образовалось в 1980-х… в Вашингтоне…»

«Сегодня этот стиль музыки подразделяется на: эмо-кop, эмо-рок, кибер-эмо, панк-эмо, эмо-вайоленс, скримо, френч-эмокор, хардкор-сан-диего и др. Поклонники эмо-музыки, выделяемые в особую субкультуру, называются эмо-кидами…»

«…эмо-стиль распространился не только на музыку, но и на одежду эмо-кидов…»

«…эмо - прическа - волосы, выкрашенные в черный цвет. Челка должна прикрывать половину лица. Сзади прическа должна быть слегка взлохмачена…».

«…глаза подведены как у девочек, так и у мальчиков черной линией, для губ светло-розовый блеск, для ногтей - черный или серебристый лак, пирсинг и тату желательны…».

«…тонкие кофты очень маленького размера с верхним рядом пуговиц и воротником или майки детского размера со случайными лозунгами на них или со спортивными номерами на спине. Тесные жакеты и свитера с Y-вырезом. Свитера темных тонов с поперечной полосой. Еще один яркий атрибут- шарф, желательно ярких расцветок или сочетающий два цвета, например черный и розовый…»

«Со стороны обычных людей, живущих в обычной реальности, эмо и готы - одно и то же, ну или немного разные, что для них не суть важно. Но это только поверхностный взгляд на эти два течения: эмо - это в основе своей дети, эмоциональные подростки, которые всем своим видом противопоставляют себя взрослому миру с его ложными стереотипами, которым так не хватает любви, понимания, внимания…»

«…черный цвет эмо выбрали, так же как и готы, для символизма. Это цвет скрытности, защиты, барьера. Но наличие в стиле эмо ярких цветов говорит о том, что в их сердцах живет яркий мир. У них нет ничего общего с готами, которые по возрасту старше. Эмо выступают против зла и насилия. В них нет ничего темного и мистического, как это есть в готах. Эмо не понимают или просто не хотят понимать многих законов этого взрослого и жестокого, по их мнению, мира, они хотят жить спокойно и в гармонии. От этого мира эмо и отгораживаются своими челками…»

«Самое главное стремление эмо-кида - найти большую чистую любовь. Влюбившись, они отдаются всепоглощающему чувству. Любовь - это идеальное чувство, которое нельзя скрывать, уверяют эмо-киды. Поэтому, если сердце разрывается на куски, эмо не будет молчать об этом - он будет открыто грустить, переживать…»

        Марика оторвалась от монитора и невидяще посмотрела в стену. Даже той информации, что она прочитала, ей хватило, чтобы кое-что понять о стиле Кирилла. Она тут же подумала, что наверняка выглядит отсталой в его глазах, свернула окна на мониторе и ринулась к шкафу. Раскрыв его, начала перебирать вешалки. Увидев давно забытый свитерок в черно-сиреневую полосочку, она выхватила его и приложила к себе перед зеркалом. Повертевшись, отложила его в сторону.

«Завтра же пробегусь по магазинам, - озабоченно думала Марика, копаясь в шкафу. - Хотя чего тут можно найти, в нашем заштатном городишке? Но узкие джинсы, как у Кирилла, приобрету! Там вроде и мой размер был! Дай-ка позвоню ему!» - мелькнула мысль.
        Марика бросила на кресло розовую спортивную майку, которую только что достала с полки, и взяла телефон. Она уселась на диван и набрала номер. Кусая от волнения губы, ждала ответа.
        - Я соскучился, - раздался голос Кирилла, и она тихо рассмеялась от радости.
        - И я, - ответила Марика и чмокнула трубку. Услышав в ответ такое же чмоканье, улыбнулась.
        - От матери не попало? - спросил он после паузы.
        - Не-а, - сказала она. - Конечно, позвонить ей нужно было, предупредить.
        - А ты разве без спроса? - удивился Кирилл. Представляю, как тебе влетело!
        - Нет, что ты! - возразила она. - Мама меня любит. А ты завтра учишься?
        - Ага, а как же! - засмеялся он. - Куда ж я денусь!
        - И я учусь! - засмеялась она. - Но хочу завтра после занятий такие же, как у тебя, джинсы купить. Пойдешь со мной?
        - Договорились! - явно обрадовался Кирилл. - Часа в четыре в самый раз. Удобно тебе?
        - В самый раз! - повторила она за ним. - Тогда до созвона?
        - Оки! - согласился он.
        Возникшая затем пауза была мучительной для обоих. То, что произошло сегодня, казалось невероятным и уже далеким сном. Но Марика с нетерпением ждала, что Кирилл вновь и прямо сейчас признается ей в любви. До этого ей еще никто не говорил таких слов. Но Кирилл молчал.
        - Ну, до завтра? - тихо спросила она.
        - Да, целую, спи крепко, - ответил он.
        - И я тебя целую! - сказала Марика и положила трубку.
        Ей стало отчего-то так грустно, что слезы выступили на глазах.

«Что это со мной? - удивилась она, вытирая глаза. - Я, наверное, по сути, и есть самая настоящая эмо!»
        И Марика улыбнулась этой странной мысли и вернулась к компьютеру. Она развернула окно и стала читать сообщения с одного эмо-форума.



«Да он вообще… Может просто так подойти и ударить… у него цель в жизни убить всех эмо! А я единственная в школе люблю эмо-музыку! А он однажды вообще с плакатом в школу пришел! Там было написано что-то типа «Эмо умри, вы не имеете права на жизнь!».

        «Давай улетим высоко, высоко
        Давай убежим далеко, далеко».

«Эмо сакс! пидоры!!! Вы все содрали у хардкорщиков и панков!!! Нытики ейбучие!!! Только рыдать в уголке и можете!!! ЭМО УБЕЙСЯ!!!»

«Bce говорят, что я странный, потому что я другой, а я говорю, что странные вы, потому что вы одинаковые. Мы эмо другие, новые люди, нового поколения, и мы выбираем яркую жизнь, и никто не вправе осуждать нас. Тем более всякие гопы и ска!


«позеры канешно жесть, бесят, хотя я и Эмо-бой и не должен никаво бить, но всё-таки позеров я иногда бью, уж сильно они мну бесят!!!! просто ненавижу ИХ!!!»

«Вы все просто завидуете Эмо кидам! Вам, гопникам, больше заняться нечем, чем как в чужую жизнь лезть! Занимайтесь дальше своим гопушеством. а к нам не лезьте!»

«Слышь, ты, эмоуй! Знаем мы ваши развлечения! Ноете всегда, потом сопельки на челку свою наматываете, а когда вас кто-нить бросит, так вы сразу вены резать и все кровью своей розовой заливать! Лучше прыгайте с крыш!»

«Бред все это обсуждение… Пусть дети занимаются, чем хотят. Лучше бы вы, анти-эмо, вылезли из своих подгузников и перестали обливать грязью мирно живущих».

«Я на парте ангела с ножом нарисовала. Теперь я этот рисунок до 11 класса буду видеть!»

«Я тоже собирался уходить (маленький шрам на левом запястье все еще) - передумал…»

«у эмоkids свои мировоззрения, они живут, как им хочется… и я им завидую. (Вы думаете, что это тупые плаксы, половина из них похожие на педерастов, которые прожигают жизнь и тупа фотают себя с верху… да это так, но за то, как они это делают, уш по лучше вашего…) они же не трогают другие субкультуры, так и Вы их не трогайте…»

«Вот сейчас собираюсь в школу! Снова его увижу! Почему все ska так ненавидят эмо? Надеюсь, он скоро уйдет из нашей школы! Ладно, если сегодня ВЫЖИВУ, то напишу сюда еще».

«карочи так, эмо4ка, падходиш и гавариш «слыш, бля, чувырла, те чё жить надаела? Ща пазаву дружбанов, ваше нах кастей не саберёш, а буш лезть - тя патом встретят, йасна тепе, чмо паралонавае? И ваабше, накрайняк узнай ево асю, и я ним пагаварю как нармальный взрослый людь!»

«Какая разница кто как одевается и кто что слушает?! Все мы люди! только разные, в каждом из нас живет частичка эмо, и прежде чем обсирать, поймите, что эмоции это самое честное, что есть в человеке!!! И я уважаю эмо!»

        На следующий день Марика встала рано и решила первым делом покрасить волосы в черный цвет и сделать эмо-прическу. Она мечтала удивить Кирилла. Но вот как сказать об этом матери, пока придумать не могла. Мария Андреевна согласилась только на то, чтобы она подрезала концы волос и слегка осветлила их, придав более золотистый оттенок. И Марика знала, что ни один мастер ее салона, не согласится пойти ей наперекор.

«И что мне делать? - размышляла она, стоя в душе под горячими струями. - Может, как-нибудь убедить?»
        Однако она не могла придумать никаких доводов. Пока завтракали, Марика была молчалива. Мария Андреевна поглядывала на нее с удивлением, но ни о чем не расспрашивала. После того, как выпили кофе, Марика сказала, что после занятий в салон не поедет, так как хочет сначала зайти в торговый центр.
        - Хорошо, - с недоумением ответила Мария Андреевна. - А чего ты вчера ничего не стала покупать кроме тех смешных маечек? Навряд ли за ночь появилось что-нибудь новенькое, - добавила она и улыбнулась.
        - Так, посмотреть, - уклончиво ответила она. - Свитерок один понравился, но вчера что-то долго думала.
        - Хорошо, - кивнула Мария Андреевна. - Тогда когда закончишь свои покупки, позвони мне. А я Антонину освобожу к твоему приходу.
        - Договорились, - легко согласилась Марика, чмокнула ее в щеку и пошла собираться в лицей.
        Занятия закончились в половине второго. Она вышла на улицу и сразу позвонила Кириллу.
        - Привет! - торопливо ответил он. - Я сейчас не могу разговаривать. Давай в пять у памятника. Оки?
        - В пять? - разочарованно протянула она. Ты ж сказал, что в четыре уже сможешь.
        И тут же прикусила язык. Получалось, что она сама напрашивалась на свидание, да еще и показывала, как ей не терпится.
        - Солнышко, - ласково сказал Кирилл, и она сразу заулыбалась от счастья. - Мне отцу в гараже помочь нужно. И я сейчас с ним, поэтому неудобно говорить и поэтому раньше не смогу. Оки? Целую твой славный носик! Не опаздывай!
        - До встречи! - тихо ответила она и убрала телефон в сумку.

«Так, немедленно переодеваться, - лихорадочно думала Марика, почти бегом устремившись к машине. - Не могу же я пойти в нашей лицейской форме!»
        Два года назад новый директор лицея решил одеть воспитанников в форменную одежду. На девочек сшили клетчатые сине-серые юбки, голубые блузки и синие пиджаки. Также они носили аккуратные темно-синие галстучки. Допускалось только менять блузки на белые или светло-серые. В городе лицеистов тут же прозвали «синими воротничками», но так как они редко ходили по улицам в такой одежде, к тому же за всеми приезжали на машинах, и они после занятий сразу отправлялись на Ублёвку, то скоро все забыли это прозвище. И осталось привычное «ублёвские» или «киндер-ублёвцы». Марику обычно отвозил домой или шофер отца на служебной машине, или мать на своей. Мария Андреевна совмещала это со своим обеденным перерывом. Но сегодня Марика поехала вместе с девочкой из параллельного класса и была этому очень рада. Девочка жила через два дома от них. Но Марика попросила довезти ее до ворот своего дома, так как с ума сходила от волнения. Она хотела успеть изменить имидж до назначенного времени. Взбежав по лестнице на второй этаж и по пути крикнув домработнице, что обедать не будет. Марика влетела в свою комнату и начала
срывать с себя одежду. Побросав ее на диван, она кинулась в ванную. Едва просушив волосы феном, натянула на себя кофточку в сиренево-черную полоску и синие джинсы. Надев белые кроссовки и черную куртку с капюшоном, отороченным белым песцом, Марика стремительно спустилась по лестнице. Выбежав за ворота, она вдруг осознала, что ей не на чем ехать в город. Но это ее не остановило, и Марика устремилась по улице между особняков. На ее счастье ее догнал джип, в котором ехал 19-летний парень, сын их соседей. Он и довез Марику до центра.
        Но она не пошла в салон матери, а пересекла площадь и решительно направилась за клуб «Стрелки» в узкий переулок. Марика знала, что примерно через два квартала находится парикмахерская эконом-класса. Быстро найдя ее, Марика глянула на обшарпанный трехэтажный дом, в котором она располагалась. Из-за угла в этот момент вывернули три парня и, пошатываясь, направились к ней. На вид это были обычные заводские ребята. Они были явно в сильном подпитии. Марика не стала дожидаться их приближения и открыла двери парикмахерской. Запах ей не понравился, но она решительно двинулась в маленький коридор, выкрашенный унылой коричневой краской. На деревянной скамейке, казалось, притащенной сюда из ближайшего сквера, сидела пожилая женщина и читала какой-то потрепанный журнал. Она не обратила на Марику никакого внимания.
        - Вы последняя? - все-таки осведомилась та.
        - Иди, а я свою парикмахершу жду, - ответила женщина, не отрывая глаз от журнала. - А то тут так «химию» могут сделать, что вообще лысой останешься, - добавила она и перевернула страницу.
        Марика на миг замерла. В этот момент дверь распахнулась, и в коридор ввалились давешние пьяные парни.
        - О! - радостно осклабились они. - А эта куколка здесь!
        Марика тут же открыла дверь в зал и плотно захлопнула ее за собой. Парикмахерская представляла собой небольшое продолговатое помещение, пол которого почти полностью покрывали состриженные волосы. Мастеров было четверо. Две грузные пожилые женщины, молоденькая высокая девушка и седой кавказского вида мужчина. Одна женщина закручивала на мелкие бигуди волосы сидящей в кресле рыжеволосой и полной девушки. Мужчина брил в этот момент голову крупного накачанного пария, остальные были свободны. И обе посмотрели на вошедшую Марику.
        - На стрижку? - быстро спросила девушка и смахнула полотенцем со своего кресла остатки волос.
        - Да, - кивнула Марика, снимая куртку и вешая ее в угол на чье-то пальто, так как все крючки были заняты. - Но мыть не нужно, - добавила она.
        - А мы и не моем, - усмехнулась пожилая женщина. - Это же эконом-класс! Ты, наверное, не туда попала! Моют в салоне на центральной площади.
        - Да мне и не надо мыть, я же сказала! - раздраженно заметила Марика и села в кресло. Девушка подошла к ней, надела пеньюар и распустила волосы.
        - Что хотим? - поинтересовалась она, перебирая концы прядей.
        - Стрижку, но такую, знаете, необычную, - сообщила Марика, начиная пугаться того, что собиралась сделать.
        - Такие волосы красивые, - заметила девушка. - Не жаль отрезать?
        - Да они сейчас по- другому о красоте девичьей понимают! - хмыкнула пожилая женщина. - Им и налысо хорошо! А вот парни с длинными патлами ходят. Ох! И куда мир катится?
        - И какую стрижку? - понизив голос, спросила. Девушка, глядя в зеркало на лицо Марики.
        - Челка длинная, на пол-лица, - начала объяснять та, - а сзади покороче. И еще нужно покрасить в черный цвет.
        - Радикально! - засмеялась девушка. - А ты уверена?
        - Уверена!
        - У меня младшая сестра готка, - сказала девушка. - И ты решила в таком стиле?
        - Типа того, - кивнула Марика. - И можно скорее?
        - Ну смотри, потом не жалуйся! - предупредила девушка и взяла распылитель.
        Она начала брызгать на волосы водой.
        В этот момент в зал вошел один из подвыпивших парней. Он плюхнулся в кресло рядом с Марикой и громко сказал:
        - Кто тут мне башкень побреет? А то во бля как все заросло, не хуже чем на яйцах!
        - Молодой человек, не выражайтесь! - одернула его пожилая женщина и подошла к креслу.
        Марика вздохнула и закрыла глаза.
        Через час с небольшим она вышла из парикмахерской в несколько взвинченном состоянии. Когда она открыла глаза и увидела себя в зеркале, то в первый миг не узнала. Девушка все сделала, как она хотела. И в зеркале отражалось отчего-то ставшее более узким и бледным лицо, наполовину прикрытое неровной черной челкой. Голубые глаза, правда, от этого цвета волос стали казаться намного ярче и глубже. Девушка взбила ей пряди на затылке, широкой кисточкой смахнула состриженные волосы с шеи и щек и сняла пеньюар.
        - Класс! - восхищенно произнесла она, оглядывая свою работу.
        - Вот мать ей дома устроит такой класс, что мало не покажется, - не удержалась от замечания пожилая женщина.
        - Спасибо, - пискнула Марика, расплатилась, оделась и выскочила на улицу.
        Она дошла до конца дома. Раздался смех, Марика резко повернула голову и увидела в подворотне все тех же подвыпивших парней. Они что-то громко и весело обсуждали, размахивая банками с пивом. Увидев Марику, враз замолчали. Но, судя по всему, не узнали ее.
        - O! Какая деффочка! - закричал один и замахал ей, дурашливо улыбаясь.
        - Эмочка-плакса, - подхватил другой.
        - Поплачь, дурочка, - добавил третий.
        - И мы тебя утешим, - закричали они и расхохотались.
        Марика отвернулась и ускорила шаг. Но парни за ней не пошли, и она вздохнула с облегчением.

«Надо же, - думала она, - уже приняли за эмо. А я ведь только прическу поменяла! Но даже эти тупые гопники знают про эмо! Ну, я и правда отсталая, если до сих пор понятия не имела об этом!»
        И пока она шла в сторону центральной площади, то мельком оглядывала себя во всех окнах и витринах первых этажей. И очень скоро уже не вздрагивала от вида своего отражения. Правда, открытая шея немного мерзла с непривычки. И Марика накинула капюшон на голову.
        Она пришла в торговый центр и сразу поднялась на второй этаж. Зайдя в бутик «Мода для тинейджеров» увидела, что вчерашняя продавщица на месте. Но та не узнала ее и не обратила никакого внимания, изучая какой-то глянцевый журнал. Марика усмехнулась, сняла с вешалки такие же джинсы, которые вчера приобрел Кирилл, и пошла в примерочную. Надев их, повертелась перед зеркалом. Джинсы сидели отлично, обтягивая ее узкие бедра и стройные ноги.

«Беру! - решила Марика. - И надо что-нибудь еще посмотреть в моем новом стиле. Кирилл будет в ауте!»
        И она начала улыбаться.
        - Помощь нужна? - услышала она и выглянула из примерочной.
        Продавщица уставилась на нее так, словно увидела привидение. Она явно не верила собственным глазам.
        - Я бы хотела сразу их надеть, - сообщила Марика, забавляясь ее изумлением.
        - Э, здравствуйте, - сказала невпопад продавщица. - А я уж подумала, что вчерашний пидер вернулся. А это вы! Но как вы стали на него похожи! Чудно все это!
        - Просто поменяла имидж, - ответила Марика и пожала плечами. - Что в этом странного? А у вас есть что-нибудь в черно-розовой гамме?
        - И ваша маменька разрешила?! - изумленно поинтересовалась продавщица.
        - У вас есть что-нибудь черно-розовое? - повторила Марика, выходя из примерочной.
        - Да-да, сейчас, - спохватилась та и метнулась к вешалкам.
        Марика прошлась перед зеркалом в зале, повертелась, потом двинулась к висящим в ряд ремням. Ей понравился темно-розовый со стразами и большой пряжкой в виде металлического цветка. Она сняла его и приложила к джинсам.

«Как-то уж чересчур», - подумала Марика, глядя на дешевое сверкание стразов.
        К тому же мать приучила ее к более консервативному стилю, и сейчас Марика испытывала что-то сродни ломке. Ей необычайно нравился стиль эмо, хотелось одеваться так же, выделяться из общей массы одинаково выглядящих сверстников, к тому же хотелось таким образом стать ближе Кириллу, но она все еще испытывала дискомфорт от такого имиджа.
        - Ничего, - думала Марика, вдевая ремень в джинсы, - похожу так и привыкну. Но вот дома меня ждет буря!»
        Представив лицо матери, когда она увидит эти изменения, Марика погрустнела, но тут же упрямо поджала губы и тряхнула челкой. К ней подошла продавщица, неся несколько вешалок с одеждой.
        - Вот, посмотрите, может, что и подойдет, - вежливо предложила она и стала рассматривать Марику, не скрываясь. - А знаете, вам идет, - после паузы добавила она и улыбнулась довольно искренне.
        - Да? - спросила та и улыбнулась в ответ.
        - Только вы в таком виде полная оторва, - тихо заметила продавщица и хихикнула.
        Марика рассмеялась, взяла из ее рук вешалки и - направилась в примерочную. Ей понравился тонкий трикотажный джемпер с капюшоном. Он был черного цвета, края капюшона и рукавов были оформлены узкой розовой полосой. На груди розовым было написано «Кiss mе». Множество крохотных красных сердечек обрамляли эту надпись. Кроме него Марика выбрала обтягивающую футболку, детскую на вид, с серым мишкой на груди. Когда она оплатила вещи, то сразу надела на себя новые джинсы, розовый ремень со стразами и джемпер. Затем достала из сумки косметичку и обвела глаза черным карандашом. Выйдя из примерочной, она остановилась перед продавщицей.
        - Ну как? - спросила она.
        - Отпад! - ответила та. - А это что, мода такая? Новая? Я в городе вижу, что и парни и девки такие появились.
        - Это молодежная мода эмо, - важно ответила Марика. - Вы скажите своему руководству, пусть закажут вещи в таком стиле. Не прогадаете! В инете посмотрите, как это выглядит. Это очень перспективное направление.
        Продавщица внимательно выслушала ее, потом бросилась к кассе и сказала, что запишет на всякий случай.
        Ровно в пять Марика подошла к памятнику В. И. Ленину. Но Кирилла не было. Она сразу расстроилась и чуть не расплакалась. А она-то мечтала, как он удивится, когда увидит подходящую к нему девочку-эмо, Марика остановилась возле памятника, не зная, что ей делать. Сначала она достала телефон и хотела позвонить. Но потом передумала и села на корточки, привалившись спиной к памятнику и опустив челку на глаза, так же как в первое их свидание сидел Кирилл. Он появился буквально через пять минут. Марика еще издали увидела, как он быстро пересекает площадь, оглядываясь по сторонам с растерянным выражением лица. Сердце ее забилось от стремительно нарастающего волнения, но Марика не шелохнулась. Ей нравилось наблюдать из-под длинной челки за Кириллом, словно она спряталась в убежище, где ее никто не видел. Он подошел к памятнику и тут только обратил на нее внимание. Марика с трудом сдержала смех, видя, что он не может отвести от нее взгляда. На его лице ясно читалось удивление и явное недоверие. Кирилл подошел и остановился в шаге от нее.
        - Привет, - растерянно произнес он. - А ты не видела здесь девушку с длинными светлыми волосами?
        - Привет! - ответила Марика и встала.
        Она приблизилась и, откинув челку, посмотрела ему в глаза.
        - Ты? - изумился Кирилл. - А я думал, что начинаю сходить с ума!
        - Привет, - еще раз сказала она.
        Кирилл легко коснулся ее губ губами, взял за руку и повел с площади. Они гуляли по городу несколько часов, заходили в кафе, когда замерзали, долго стояли в какой-то подворотне и целовались до одури.
        Марика приехала домой около десяти вечера. На ее счастье, мать еще не вернулась из салона. Марика умылась, зачесала волосы назад, закрепила их обручем. Потом села за компьютер. Она решила посмотреть, какие существуют эмо-группы. Кирилл слушал в основном музыку этого направления. И Марика решила закачать себе в плеер то, что понравится ей. Она послушала и посмотрела видео на сайте «You Tube» питерских
«Оригами» «Neversmile», «Jane Аir», московской «Маio», киевской «Marakesh». Ей все очень понравилось. Включив на полную громкость хит «Marakesh» «Далеко Здесь», она начала танцевать и носиться по комнате. Обруч слетел с ее головы, волосы, но Марика продолжала прыгать, громко подпевая. И даже не заметила, как дверь распахнулась и на пороге появилась Мария Андреевна.
        - Что это такое?! - закричала она. - Кто это?!
        - Мама! - воскликнула запыхавшаяся Марика и выключила музыку.
        Она остановилась, продолжая широко улыбаться. Но, увидев бледное разгневанное лицо матери, тут же стала серьезной. Сделав виноватые глаза, она подбежала к ней, обняла и начала целовать приговаривая:
        - Это я, мамуля, дочь твоя! Чего ты так волнуешься? Просто прическу сменила.
        Мария Андреевна провела рукой по ее коротким волосам, откинула со лба длинную челку и тихо сказала:
        - Объясни только, почему?
        - Захотелось! - упрямо проговорила Марика и прижалась к ней. - Мне ведь уже 16! Надоело ходить в пай-девочках, гламурно - ублёвско-сахарных Скажешь, мне это не идет?
        - Не знаю даже, - неуверенно ответила Мария Андреевна.
        Она была мудрой матерью и прекрасно понимала, что строгостью с ее дочерью ничего не добьешься. К тому же ее заинтересовал сам стиль. Марика выглядела забавно и даже мило с этими короткими черными волосами и падающей на глаза челкой. И этот цвет делал ее глаза явно ярче, а кожу еще нежней.
        - Но подстрижена ты не очень-то качественно, - заметила она после паузы.
        И Марика, поняв, что гроза миновала, вздохнула с облегчением.
        - Завтра после занятий приезжай в салон, поправим форму, - добавила Мария Андреевна.
        - Но челка должна быть такой длинной! - предупредила Марика, тут же насторожившись.
        - Не волнуйся, все будет так же, раз тебе нравится. Просто мастер форму подправит, и все! - заверила Мария Андреевна.
        - Мамочка, ты лучшая! - воскликнула Марика и поцеловала ее.
        - Но ты стала разительно походить на своего дружка-кукурузника, - заметила Мария Андреевна.
        - Разве? - засмеялась та и состроила удивленную гримасу.
        Через месяц уже никто не обращал внимания на новый облик Марики. В лицей она ходила, естественно в форменной одежде, но в остальное время носила вещи в стиле эмо. И почти ежедневно встречалась с Кириллом. Скоро она стала своей в их немногочисленной тусовке. Единственная, с кем у нее не складывались отношения, была Ирочка. Она относилась к Марике настороженно, старалась не общаться с ней, смотрела на них с Кириллом с непонятным выражением лица. Скоро Марика поняла, что Ирочка сильно влюблена в него. Но даже это не омрачало ее лучезарного настроения. Она была полностью уверена и в Кирилле, и в его любви к ней. И справлялась с приступами ревности при виде того, как Ирочка иногда на него смотрит. Кроме отношения Ирочки наслаждаться счастьем ей мешали постоянные нападки на эмо - кидов представителей других группировок. Эмо буквально травили при каждом удобном случае. И когда как-то вечером на них набросились объединившиеся гопники и скины и избили без разбора и парней и девушек, Марика наутро поехала к отцу в мэрию и, закрывшись с ним в кабинете, о чем-то долге разговаривала. И уже через неделю эмо в
их городке оставили в покое. На них странным образом словно распространился негласный закон о неприкосновенности. Все молодежные враждебные им тусовки стали обходить стороной ребят, выглядевших в стиле эмо. К тому же, словно по мановению волшебной палочки, прекратила свое существование новая, недавно организовавшаяся группировка анти-эмо.



        Глава вторая

        - Так куда пойдем? - спросила Марика, глядя на четкий профиль Кирилла. - Солнце сегодня какое!
        - А не знаю! - ответил он и улыбнулся, подняв голову и прищурив глаза. - Можем просто погулять. Даже не верится, что целая неделя свободы впереди.
        Марика посмотрела на него немного настороженно, потом взяла за руку и молча пошла рядом. Ей очень хотелось поговорить о том, что сегодня произошло, но она не знала, как начать. Они были вместе уже два месяца, и Марика успела изучить взрывной, чрезмерно эмоциональный и в то же время замкнутый характер Кирилла. Он прятал свои эмоции внутри души, как глаза под челку, но она знала, что в нем бушует пламя, опаляющее и практически никогда не гаснущее. Оно могло утихать на время, но при малейшем порыве вновь разгоралось. И это пугало ее.
        - Что будешь в каникулы делать? - спросила Марика, видя, что он молчит.
        - Отец просит помочь в гараже, - нехотя ответил Кирилл. - Наш старенький
«москвичок» совсем развалился, а скоро в деревню нужно будет ездить, бабке помогать с рассадой, да и вообще. А ты разве не поедешь в Грецию? - после паузы поинтересовался он странным тоном.
        Марику действительно мать хотела отправить в Грецию на эти каникулы с семейством соседей. Их дочь училась с Марикой в одном классе. И она еще неделю назад сообщила об этом Кириллу.
        - Я думал, что ты еще вчера укатишь, - добавил он.
        - Ну что ты такое говоришь? - воскликнула она и встала перед ним, заглядывая в глаза. - Разве я могла бы уехать и не сказать тебе? Мы же вчера вечером перед сном долго болтали по телефону!
        - И что? - пожал он плечами, глядя поверх ее головы с отсутствующим видом. - Ты могла уехать ночью. А мне не сказать, чтобы не тревожить. Я почему-то так и подумал, что ты сегодня уже в Греции на солнышке загораешь… среди пылких греков, которые пялятся на тебя!
        - Кирилл! - укоризненно сказала она и взялась за его талию, заглядывая в глаза. - Что ты говоришь?! Неужели ты поэтому хотел сегодня…
        Марика не договорила, боясь затрагивать эту тему. К тому же она не верила, что Кирилл действительно хотел нанести себе смертельную рану. Она понимала, что он просто разрезал бритвой кожу, но неглубоко. Но вот зачем он это сделал? Ответа она не знала. И никакой видимой причины, на ее взгляд, не было. Они встречались два месяца и за это время ни разу не поссорились.
        - А почему ты приехала ко мне именно в этот момент? - тихо спросил он.
        - А почему дверь была открыта? - одновременно с ним спросила Марика.
        Они замолчали, внимательно глядя в глаза друг другу.
        - Отец утром уходил и, видимо, забыл закрыть замок, - сказал после паузы Кирилл, - Он вечно в подпитии, чего удивляться? Ты не ответила, - заметил он.
        Но Марика и сама точно не знала, почему проснулась сегодня утром в тревожном настроении. И не раздумывая, поехала к Кириллу. Она даже звонить не стала, просто собралась и помчалась, изнывая от непонятого волнения.
        - Но почему? - настойчиво спросила она и коснулась пальцами его запястья, обмотанного веревочными браслетами поверх пластыря.
        - Ага, эмо - соплиемо, никак не успокоятся, - услышали они позади себя злорадный голос и обернулись. - Решили во дворе порыдать в объятиях друг друга. Чего страдаешь, эмоуй? Марика не дает? Правильно и делает! Нах ей какой-то пидеренок недоделанный? Такой крутой ублёвочке настоящий мужик нужен!
        К ним приближался Череп. Он обнимал за талию, прильнувшую к нему Натали. Они курили одну сигарету на двоих. Череп схватил за длинный конец шарфа Кирилла и мгновенно, не успели они слова сказать, обмотал его вокруг них, стянув за шеи.
        - Так-то! - довольно заметил он и заулыбался. - Памятник будет в нашем дворе двум удавленникам - эмо! Так и стойте, эмофак вам!
        - Да отстань ты от них! - раздраженно бросила Натали и начала разматывать шарф. Чего к детям прицепился, урод? Чего они тебе плохого сделали?
        - Ненавижу этих соплеразмазывателей! - зло проговорил Череп. - Когда ты, Кирюха, настоящим мужиком станешь? Школу уж в этом году кончаешь, а все сопли свои жуешь! Тряпки какие-то пидерские, прически девчачьи. Ты это, пацан, давай к нам на завод, там живо наши из тебя человек, сделают. Да и деффочку свою начнешь ипать по-взрослому, без трусов. А им только того и надо. Да, куколки?
        И он прижал к себе Натали. Та захихикала и начала вырываться из его цепких объятий. Кирилл обмотал свисающий конец шарфа вокруг шеи взял Марику за руку.
        - Надоел ты мне, Череп, - спокойно проговорил он и откинул челку со лба, глядя ему прямо в глаза. - До всего тебе дело есть. Мне вот, может, не нравится твоя бритая башка, так ведь я тебе не указываю. К тому же скины вообще уроды моральные все без исключения!
        - Чего-чего? - с угрозой в голосе спросил Череп, отпустил Натали и придвинулся к нему. Да мы, если хочешь знать, за чистоту расы! А это главное!
        - Вот-вот, Гитлер тоже был за чистоту арийской расы, - ответил Кирилл, - только странный способ он выбрал для осуществления своих целей. Гнобил и уничтожал.
        - Ты хоть бы какие-нибудь документальные фильмы посмотрел на тему фашизма, - встряла Марика и придвинулась к Кириллу, - Или с ветеранами поговорил, может, мозги на место встали бы.
        - Ага, ща-а-ззз! - возмущенно ответил Череп. - Это все пропаганда и засирание мозгов, ясно вам деточки? И чего я вам тут втолковывать буду? Больно надо, ёпть? Да идите вы в эмо-пилотку!
        Череп замахнулся и хотел ударить Кирилла, но в этот момент раздались крики, плач, причитания, и ребята повернулись к соседнему дому, откуда они раздавались.
        - Что за хренотень? - растерянно спросил Череп. - Вроде тетя Даша орет. А?
        И он посмотрел на Кирилла. Тот побледнел так, что кожа стала голубоватого оттенка.
        - Кирюх, чего ты так взбледнул-то? - испугался Череп.
        - Ой, смотрите, «Скорая» приехала! - сказала Натали. - Чего там случилось-то?
        И они с Черепом устремились к подъезду. Кирилл, не отрываясь смотрел на полную женщину с растрепанными волосами, которая рыдала в голос. Ее окружили соседки.
        - Кто это? - спросила Марика.
        - Тетя Даша, - обмирающим голосом проговорил Кирилл. - Мама Ирочки. Случилось что-то ужасное!
        В этот момент дверь подъезда распахнулась, показались санитары с носилками, на которых кто-то лежал, полностью прикрытый простыней. Марика вздрогнула, увидев, что носилки несли ногами вперед. Рядом шел мужчина с посеревшим лицом.
        - А это ее отец, - еле слышно пробормотал Кирилл, и слезы побежали по его щекам.
        Носилки, санитары и мужчина исчезли внутри «Скорой», все так же рыдающую тетю Дашу увели в подъезд женщины, а Череп и Натали вернулись к ним.
        - Ну и дела! - возбужденно говорил Череп - Ирка-то вены перерезала, и насмерть!
        Он с ненавистью посмотрел на молчащего Кирилла.
        - А все вы, эмо недоделанные! Чуть что, сразу убиваться насмерть! И еще что-то мне про скинов будешь говорить! Чего наделали-то, а?! - закричал, он. - Уроды плаксивые! Ирка-то мертва! И записку оставила, все как положено: «никого не винить». Чего с предками-то ее теперь будет? А?! Тухло все у этих эмо!
        Он сплюнул.
        - Ничего не сделать уже, - тихо проговорила Натали и всхлипнула. - Мать с завода пришла на обед, а Ирка-то в ванной с перерезанными венами и уже мертвая.
        Она заплакала. Череп обнял ее одной рукой и прижал к себе.
        - Убивать вас надо, - грозно сказал он. - Всех чтоб другим неповадно было! В корне душить эту вредоносную культуру. Эмо-сакс! Умри, эмо! А все ты! - сказал он и посмотрел на Марику. - Из-за тебя все!
        - Она-то тут при чем? - тихо спросил Кирилл.
        - Я-то тут при чем? - испуганно сказала Марика, прижимаясь к нему.
        - Если бы не ваша слюнявая «лав», - ответил - Череп, - если бы ты не захотела вдруг стать эмочкой, то твой папенька-мэр не стал бы вмешиваться в нашу жизнь, и мы давно бы искоренили эмо в нашем городке, как это везде делают нормальные пацаны. Все знают, что это он держит все под контролем ради своей ненаглядной доченьки - эмочки, вот вас и не трогают. Наш славный рабочий город стал просто заповедником для эмо! Такое ощущение, бля, что скоро сюда потянутся эмо-уроды с других мест, как перелетные птицы. Сидела б ты, деффочка на своей Ублевке! Лучше бы было! Из-за тебя, считай Ирка мертва!
        - Не слушай его, Марика, - сказал Кирилл, и его лицо начало розоветь. - Самоубийство вовсе не часть культуры эмо, и все это знают. А то, что в Сети пишут да болтают про это, еще не значит, что все эмо суицидники. Так что не надо всех под одну гребенку!
        - Да пошли вы все в эмо-зад! Не хочу слушать всю эту слюнявую хрень! Ирка убилась! А он все про свое талдычит, урод! - бросил Череп, взял всхлипывающую Натали под руку и двинулся прочь.
        Марика молча посмотрела на Кирилла. Его лицо вновь побледнело, уголки губ опустились, страдание затемнило глаза, и Марика отвернулась. Она вдруг подумала, что все это не может быть простым совпадением. Получалось, что и Кирилл и Ира резали себе вены приблизительно в одно время. Только Кирилл не довел дело до конца.

«А если бы я не приехала? - мелькнула в ее голове устрашающая мысль. - Возможно, сейчас точно так же увозили бы и его тело».
        И она вздрогнула и посмотрела на него. Кирилл в этот момент повернул голову, и в его глазах появился такой ужас, что у Марики похолодело сердце. Ей показалось, что он сейчас лишится сознания. Его глаза с непомерно расширившимися зрачками не отрываясь, смотрели куда-то мимо нее. И Марика, невольно проследив за его взглядом, увидела, как из-за угла дома вышел высокий худой мужчина и медленно направился в их сторону. Он был в длинном, практически до пола, черном распахнутом плаще и по виду напоминал гота. Кирилл смотрел именно на него.
        - Солнышко, - сказала Марика и взяла его за руку.
        Она была настолько холодной и словно окостеневшей, что ей показалось, что это рука трупа. Кирилл не шелохнулся. Мужчина уже приблизился к ним. Марика заметила, что под распахнутым плащом у него черный свитер и кожаные черные брюки, которые были заправлены в высокие армейские ботинки. С пояса свисали металлические цепочки с болтающимися на них маленькими черненого серебра черепами. На груди, на толстой цепочке блестело крупное украшение в виде скрещенных костей. Длинные, но редкие крашеные черные волосы развевались за плечами мужчины, лицо было худым, бледным, с четкими грубоватыми чертами, словно вырезанными из слоновой кости небрежным художником. На вид ему было чуть за тридцать. Марике показалось, что он направляется к ним, и она инстинктивно отодвинулась и прижалась к Кириллу. Но мужчина прошел мимо, правда, остро глянул на лицо Кирилла, но тут же опустил глаза. Марика с удивлением наблюдала, как смотрит ему вслед Кирилл. На его лице снова появился. На его лице снова появился такой ужас, словно он увидел ожившего персонажа какого-нибудь забористого ужастика.
        - Граф Дарк, - прошептал Кирилл. - Я покончил с собой… Он решил удостовериться. Он пришел сюда… сам… Но почему Ирочка? Что происходит?!
        Он замолчал и закрыл лицо руками. Марика вслушивалась в его шепот, но не могла ничего понять. Кирилл говорил так, словно находился под кайфом и видел глюки.
        - Кирюша, - осторожно сказала она, - что ты? Ты ведь не покончил с собой! Ты ведь жив!
        - В этом-то и проблема! - прошептал Кирилл осипшим голосом и потянул Марику за руку. Бежим!
        Она испугалась еще больше и двинулась за ним. Кирилл стремительно направился вдоль дома к своему подъезду. Он ворвался в квартиру, кинулся в свою комнату, выдвинул ящик стола, выхватил деньги и, не считая, сунул их в карман куртки, потом достал паспорт и сунул его туда же. Открыв шкаф, взял небольшую спортивную сумку и бросил в нее пару футболок и свитер.
        - Что происходит? - спросила Марика, он застегнул сумку и закинул ее на плечо.
        - В Москву сейчас уеду, - ответил он, подходя к ней. - Надо бы матери позвонить, предупредить. К тому же я все равно планировал на каникулы к брату съездить. Думал, ты в Греции будешь. А Глеб давно зовет меня. Предлагает после школы у них в бригаде работать. Все равно поступить в Московский институт я не смогу, а тут учиться не хочу, да и на завод тоже не стремлюсь.
        Кирилл двинулся в коридор. Марика поспешила за ним. Она так растерялась, что не знала, что сказать. Слезы наворачивались на глаза, но она сдерживалась. Происходящее было ей непонятно и по этой причине пугало все больше.
        Дверь раскрылась, и в квартиру вошла полная низенькая женщина. Она с изумлением посмотрела на Кирилла, потом перевела взгляд на Марику и улыбнулась.
        - Добрый день, Татьяна Павловна, - вежливо поздоровалась та.
        - Здравствуй, здравствуй, девочка! Рада тебя видеть, - ответила Татьяна Павловна. - Вы гулять идете? - обратилась она к Кириллу. - А сумку зачем взял?
        - Мам, я в Москву сейчас уезжаю, - торопливо заговорил он. - Я тебе говорил, что хочу на каникулы, помнишь? А ты разве сегодня не на сутках? Тогда, может, проводишь меня?
        И Кирилл глянул в глубь коридора. Марика сразу вспомнила, что его отец привел какую-то женщину и что, возможно, они все еще находятся в квартире.
        - Так я вышла в смену, - торопливо заговорила она, - но прибежала тетя Паша и попросила с ней поменяться. Что-то там у нее дома, ей завтра день нужен свободный. Так что я завтра за нее отработаю, но конечно на эти часы меньше. А ты чего вдруг решил сегодня-то ехать? Да и в дорогу бы тебя собрать нужно! И Глебушке что-нибудь передать из дома! Bы меня подождите, я быстро!
        Татьяна Павловна сняла куртку.
        - Но, мама! - начал Кирилл.
        - Ах ты стервь какая! - раздался в этот момент веселый мужской голос. - Все-то тебе мало! Как выпьешь, так тебя и машина не удовлетворит!
        - Так у тебя повисло все давно! - визгливо ответил женский голос.
        - Конечно, мы же в отрубе были! - ответил мужчина. - А со сна хоть у кого повиснет!
        Раздался стук открываемой двери, и в конце коридора появились заспанные и все еще пьяные Николай Игнатьевич и его подружка.
        - Мама, пойдем! - быстро сказал Кирилл и двинулся к двери. - Проводишь меня!
        - Ах ты, скотина! - тихо и грустно сказала Татьяна Павловна, глядя на подходящего Николая Игнатьевича.
        Женщина, увидев ее, тут же спряталась за его спину.
        - О! Какие люди! - расплылся он в пьяной ухмылке. - Женка моя тута! Ты ж на работе! Или мне белочка[Белочка - на сленге белая горячка.] на плечо села? И ты мне просто кажешься?
        - Я пошла, - проговорила женщина бесцветным голосом, сунула ноги в сапоги и накинула пальто.
        Она шмыгнула мимо Кирилла и прижавшейся к нему Марики. Но Татьяна Павловна схватила ее за край пальто.
        - Куда? - зло проговорила она. - Долго ты таскаться сюда будешь? А? Среди белого дня при живой жене?
        - Да пошла ты! - крикнула женщина, дернула пальто и со всей силы толкнула опешившую Татьяну Павловну.
        Та пошатнулась, но потом толкнула ее. Николай Игнатьевич довольно захохотал. Его тусклые глаза начали блестеть. Все происходящее явно доставляло ему удовольствие.
        - Опаньки, - радостно забормотал он, - сейчас увижу кошачью[Кошачья драка - на сленге драка женщин.] драку. Давненько бабы из-за меня не сцеплялись!
        - Ты еще толкаться?! - взвизгнула женщина и ринулась на Татьяну Павловну.
        - Я попрошу вас оставить мою мать в покое! - сухо произнес Кирилл, схватив ее за плечо. - И немедленно покиньте квартиру!
        - Но… - возмущенно начала женщина. Кирилл раскрыл дверь в коридор и мягко подтолкнул ее к выходу.
        - Ты еще, щенок, тут будешь… - продолжала она и злобно на него посмотрела.
        - Уходите подобру-поздорову, - твердо проговорил Кирилл. - И лучше здесь не появляйтесь!
        - А ты чего зубы скалишь? - спросила она, остановившись на пороге и развернувшись к Николаю Игнатьевичу.
        - Иди, дурочка! - ответил он. - А то сейчас моя женка патлы тебе повыдирает, да и сынок, как видишь, тоже сурово настроен.
        - Ну, попросишь ты еще у меня! - угрожающе произнесла она, сплюнула и стремительно покинула квартиру.
        - А вот патлы я тебе выдеру, чертов кобель! Все никак не угомонишься?! - нервно проговорила Татьяна Павловна и придвинулась к мужу.
        - Ты чего, чего? - тут же испугался он и попятился.
        - Мы пошли, - четко произнес Кирилл, стараясь не смотреть на расстроенное лицо матери. - Вы уж тут без нас разбирайтесь. Мам, приеду, сразу позвоню.
        Он не стал дожидаться ответа, взял Марику за руку и вышел в открытую дверь.
        Когда они оказались во дворе, Кирилл опустил голову и быстро пошел вдоль дома к автобусной остановке. Марика не отставала. Солнце по-прежнему заливало улицы, но она уже этого не видела. На душе становилось все мрачнее.
        - Ты прости за эту сцену, - сказал Кирилл, не глядя на нее.
        - Ну что уж тут поделаешь? - вздохнула Марика. - А они… ну…
        Она замолчала.
        - Не волнуйся, - усмехнулся он. - Отец ее как огня боится. Мать хоть и тихая на вид, но приструнить его умеет. Есть поезд до Москвы на 18.30, без перехода сказал Кирилл, - на него точно успею. И в 7 утра уже выйду на Казанском вокзале.
        Завернув за угол дома, они увидели, что к автобусной остановке только что подъехала маршрутка.
        - Я побежал, - быстро сказал Кирилл, чмокнул ее в щеку и бросился к маршрутке.
        Но Марика и не подумала отстать и побежала рядом. Они забрались внутрь и уселись на свободные задние места. Кирилл передал водителю деньги и повернулся к Марике. Его лицо раскраснелось, он выглядел возбужденным, глаза сквозь пряди челки ярко блестели.
        - Хочешь проводить? - спросил он, едва перевел дух. - Не надо! Уезжай домой, прошу тебя!
        Но она опустила голову и отрицательно покачала головой. Кирилл обнял ее за плечи и прижал к себе.
        - Я вернусь через неделю, - прошептал он ей на ухо. - К началу занятий здесь буду. Обещаю звонить тебе ежедневно.
        - Денег не хватит, - тихо проговорила Марика и всхлипнула, уткнув лицо в его поднятый воротник. - Мне кажется, ты бежишь от кого-то, - добавила она и подняла на него влажные глаза.
        Кирилл вытер слезинки на ее щеках и поцеловал в кончик носа.
        - Не говори глупостей, - ответил он. - Просто решил поехать к брату. К тому же не хочу присутствовать…
        Он, не договорив, замолчал. Марика выпрямилась и заглянула ему в глаза.
        - Но ведь необязательно тебе присутствовать на ее похоронах, - сказала она.
        - Я думаю, что будут все наши из школы, - после паузы проговорил он грустным тоном и отвернулся в окно.
        Они молчали до тех пор, пока не приехали на вокзал. Кирилл быстро пошел в кассы. Марика, кусая губы, двигалась за ним. Очередь оказалась небольшой, всего пять человек. Когда Кирилл подошел к окошку, то Марика внезапно достала из кармана куртки свой паспорт и протянула ему.
        - Ты чего? - с недоумением спросил он.
        - С тобой поеду, - ответила она.
        - С ума сошла? - возмутился Кирилл.
        Но Марика не ответила, выхватила его паспорт и протянула оба документа в окошко.
        - Два купе до Москвы, - сказала она.
        - Какой поезд? - равнодушно спросила оператор.
        - Ближайший, - ответила Марика и взяла деньги из дрожащих пальцев Кирилла.

«Как хорошо, что я все время ношу паспорт с собой», - довольно думала она.
        Марика получила его всего месяц назад. Кроме этого у нее появилась банковская пластиковая карточка с кругленькой суммой на счету. Как только Марике исполнилось
16, отец решил, что ей необходимо самой научиться распоряжаться деньгами.
        - Ты не беспокойся, - сказала она, отходя от кассы и отдавая сдачу Кириллу, - я сейчас сниму деньги и верну тебе за мой билет. При вокзале есть банкомат. К тому же нам необходимо поесть, да и с собой что-нибудь прихватить из продуктов.
        - Тебе необходимо для начала сообщить матери, что ты уезжаешь, - заметил Кирилл и вдруг улыбнулся.
        Видя, что он начал приходить в себя, Марика тоже заулыбалась, а потом начала смеяться.
        - Видел бы ты свои ошалевшие глаза, когда я у тебя паспорт выхватила! - говорила она сквозь смех. - Ой, не могу! Решил, наверное, что я сейчас с ним убегу, чтобы тебя не пускать. Да, Кирюфка?
        - Еще бы! - рассмеялся он в ответ. - Мне и в голову не могло прийти, что ты решишь поехать со мной!
        - А что такого? - пожала она плечами. - У меня ведь каникулы! Как здорово, что мы будем вместе!
        - Ага! Я так рад! - сказал он и прижал ее к себе. - Так хочется вырваться отсюда хотя бы на неделю!
        - Целую неделю вместе! - прошептала она, обнимая его за шею и заглядывая в глаза.
        Кирилл поцеловал ее в нос. Его глаза сияли. Они выпили чай в привокзальном буфете и съели черствые песочные полоски. Марика предложила сходить в магазин.
        - У нас есть еще больше часа, - сказала она. - А тут и купить нечего. Давай перейдем через площадь. На той стороне есть и палатки, и довольно большой продуктовый магазин.
        - Ты-то откуда знаешь? - улыбнулся Кирилл. - Можно подумать, на вокзале каждый день бываешь!
        - Не каждый, - ответила она. - Но мы с мамой частенько ездим, так что я тут бывала и не раз. А уж в Москву-то мы с ней гоняем чуть не каждый месяц!
        - Не знал! - удивился Кирилл. - И зачем?
        - Ну, мама кое-что закупает для салона лично, но в основном по распродажам. Мы обе любим шопинг. А чего у нас в городке купить-то можно? Сплошняком турецкие да китайские шмотки. А мамочка любит модные европейские лейблы!
        - Да, Мария Андреевна у нас в городке фигура заметная - тихо сказал он и погрустнел.
        - Ты чего Кирюфка? - спросила Марика.
        Они в этот момент остановились на переходе. Привокзальная площадь была хоть и небольшой, но оживленной. Автобусы, маршрутки, машины так и сновали по ней.
        - Позвони ей, - хмуро сказал Кирилл. - Не думаю, что твой внезапный отъезд ей понравиться.
        - Я уже взрослая! - упрямо заявила она. - И паспорт имеется! Что хочу, то и делаю!
        - Позвони, - повторил Кирилл.
        - Лучше ты своим позвони, - после паузы предложила она. - А то мало ли!
        - Да я же тебе сказал! Мать умеет управляться с пьяным отцом! Они, наверное, помирились уже, - тихо ответил он. - Это ведь не первый раз мать застает его с любовницами. Раньше она плакала, даже мне жаловалась. Но отец давно неуправляемый Мать знает это и все ему прощает. А все алкоголь и глядя на него, я в жизни пить не буду!
        - Ужасно это все, - заметила Марика. - Но ведь они когда-то любили друг друга? Хотя мне трудно их представить молодыми и счастливыми.
        - Конечно, любили! Они в одной школе учились, потом поженились. Просто жизнь такая в Кукурузе. Тебе этого не понять! И я не хочу здесь оставаться! И давай оставим эту тему!
        Они пересекли площадь и двинулись к магазину со странным названием «Движок».
        - Меня всегда занимало, почему он так называется, - заметила Марика. - Для продуктового это звучит довольно забавно.
        - А кто же его знает! - пожал плечами Кирилл. - Все-таки при вокзале. А это тебя не забавляет? - улыбнулся он и показал на плакат, который всегда висел за стеклянной дверью магазина. И прямо на входе!
        На нем крупными синими буквами было написано: «Счастливого пути!» И Марика тихо рассмеялась.
        Они закупили необходимые продукты, взяли пару бутылок минеральной воды. Сложив все это в пакеты, вышли из магазина.
        - Куда? - спросил Кирилл.
        - А пошли в зал ожидания, - предложила Марика. - Там посидим до отъезда.
        Она вдруг стала задумчивой. До нее наконец дошло, что она собирается совершить. Марика знала, что мать будет в ужасе, и решала, что сказать ей.
        Когда они вернулись на вокзал, Марика посидела какое-то время возле Кирилла, болтая ни о чем, потом сказала, что ей нужно в туалет.
        - Позвони матери, - вновь повторил Кирилл.
        - Слушаюсь! - улыбнулась она и дурашливо взяла под козырек.
        Она вышла на улицу, достала телефон и набрала номер. Кусая губы, ждала ответа.
        - Марика, - услышала она торопливый голос матери, - хорошо, что ты позвонила! Я уже сама собиралась. Я сегодня задержусь, тут корпоратив в одной компании по случаю дня рождения генерального, меня пригласили. Так что ты ложись спать, не жди меня. Хорошо?
        - Мама, - начала Марика и замолчала, чувствуя как сильно колотится сердце.
        - Что случилось? - тут же спросила Мария Андреевна. - Что у тебя голос такой? И ты где? Я слышу шум улицы!
        - Мамочка, ты не волнуйся, - бодро проговорила она. - Мы тут с друзьями решили съездить в Москву ненадолго. Поезд отходит через полчаса. Я тебе буду звонить каждый день. У меня ведь каникулы! Вот и решила прокатиться. Нас тут несколько человек, так что не переживай!
        - Марика! - громко воскликнула та. - Ты в своем уме?! С какими друзьями? Какая Москва?
        - Столица нашей родины, - сказала она. - Мам! Билеты уже на руках, мы точно уезжаем, так что не трать зря нервы! Все будет хорошо! Целую тебя, мамуль! Обещаю завтра по приезде позвонить.
        - Марика! Почему ты меня заранее не предупредила? - нервно спросила Мария Андреевна. А деньги?
        - Да мы только сегодня решили! А денег у меня полно! Папа положил на счет, я тебе забыла сказать, так что не волнуйся. Я хочу отдохнуть, по магазинам побегать, сходить на какой-нибудь концерт в консерваторию, на интересную выставку, в театр, наконец!
        Тут Марика лукавила. Спектакли, выставки, а тем более концерты классической музыки ее мало привлекали.
        - Но где вы будете жить? - резонно заметила Мария Андреевна.
        - Так у одной девочки из нашей компании сестра двоюродная в Москве, - на ходу сочиняла Марика. - Она с семейством сейчас в отпуске, квартира свободная, вот там мы и будем. Не волнуйся! Все, мам, мне пора! Ты самая лучшая! Целую.
        - Позвони, как приедешь, - ответила Мария Андреевна грустным голосом. - Веди себя достойно, целую!
        - До встречи! И ты веди себя там хорошо, на этой вечеринке!
        - Марика! Что ты такое говоришь? - с возмущением начала Мария Андреевна.
        - Все-все, мамуль, убежала! Люблю тебя!
        Когда Марика вернулась в зал ожидания, то увидела, как Кирилл нервно расхаживает между скамейками.
        - Где ты так долго? - бросился он к ней. - Уже посадку объявили!
        Они схватили пакеты и устремились на перрон. Найдя нужный вагон, благополучно заняли свои места. В купе у них были нижние полки. Марика подняла сиденье и поставила под него сумку Кирилла. Пакеты с продуктами сложила на своей полке. Она была взбудоражена. Полутемное купе, в котором пока они были одни, предвкушение совместной поездки в течение целой ночи, замкнутое пространство, в котором они оказались, вызывали приятное волнение. Они встречались два месяца, но секса у них так и не было. Кирилл не настаивал, а Марика не проявляла инициативы по причине того, что была девственницей. Они даже не говорили на эти темы. Поцелуи, поглаживания, объятия пока их вполне устраивали. Любовь кружила им головы, они впадали в самый настоящий экстаз только при виде друг друга, и этого пока было достаточно.
        Когда поезд тронулся, и они поняли, что так и остались одни в купе, то отчего-то почувствовали странную неловкость. Проводница принесла им белье, спросила, нужен ли чай. Марика кивнула и достала из пакета салфетки. Она деловито поправила белую льняную казенную скатерку на столике, положила на нее две расправленные салфетки, достала из пакета упаковку мини-круассанов, булочки, мясную нарезку и баночку с плавленым сыром. Кирилл, улыбаясь, следил за ее неторопливыми действиями. Появилась проводница с двумя стаканами дымящегося чая. Поставив их на стол, она заулыбалась, глядя на Марику. Потом перевела взгляд на Кирилла.
        - Каникулы в школе? - спросила она.
        - Ага, - кивнула Марика.
        - Решили в столицу прокатиться? - продолжила расспросы проводница. - Вот странно, фамилии у вас по паспорту разные, а ведь вы близнецы, да?
        - Так у нас и возраст разный, - рассмеялся Кирилл. - Как мы можем близнецами быть?
        - Ну, на это я и внимания не обратила, - сказала проводница. - Но уж очень вы похожи, вот и подумала. Ладно, если что будет нужно, у меня спрашивайте. Ночью холодно еще, так что сразу покрывала могу дать.
        - Спасибо, если что, мы попросим, - улыбнулась ей Марика и открыла упаковку с круассанами.
        - Пока одни едете, - продолжила проводница, наблюдая за ней. - Следующая остановка через три часа.
        - Вот и хорошо! - заметила Марика. - Успеем уснуть. Спокойной ночи!
        - Спокойной ночи, - ответила та и сделала шаг к двери.
        - А можно к нам никого не подсаживать? - поинтересовался Кирилл и встал. - Свободных мест, кажется, много. А то устали, хочется выспаться, да и по Москве завтра набегаемся.
        - Хорошо, хорошо, - торопливо ответила она. - Отдыхайте.
        Проводница вышла, аккуратно прикрыв за собой дверь, а Марика повернулась к Кириллу и засмеялась.
        - Какой ты дипломат, - заметила она. - И так ласково с ней разговаривал. Она просто таяла.
        - Выдумываешь ты все! - тихо ответил он.
        Поезд в этот момент качнуло, они пошатнулись и схватили друг друга за руки. Кирилл притянул ее к себе и начал целовать, не отрываясь. Марика обмирала в его объятиях. Она обхватила его за шею и прижалась всем телом. Почувствовав его руки под своей кофточкой, вздрогнула и отодвинулась.
        - Чай остынет, - тихо сказала она и села за стол, - Давай я тебе булочку сыром намажу?
        Кирилл не ответил и сел напротив. Его лицо раскраснелось. Они ели в молчании. Потом Марика убрала со стола, Кирилл отнес кружки проводнице. Вернулся он с двумя цветными покрывалами.
        - Зачем? - засмеялась Марика. - Тепло в вагоне, даже жарко!
        - Проводница настояла, неудобно было отказаться. Думаю, не помешают, - ответил он. - А то, и, правда, вдруг замерзнем? - добавил Кирилл непонятным тоном.
        - Еще чего! - сказала Марика, убирая пакеты под столик.
        - Я в туалет, - сообщил он, взял полотенце и вышел из купе.
        А Марика начала застилать полки. Она отчего-то никак не могла справиться с волнением. И думала только о том, что они будут всю ночь одни. Ей хотелось пойти до конца, но стыд, страх боли, последствий останавливали ее. К тому же Кирилл не был настойчивым. И впервые Марика подумала, что, возможно, у него тоже никогда не было секса. Эта мысль необычайно понравилась ей и мгновенно успокоила. Ей показалось, что если это так, то все будет намного проще для обоих. И она решила, что при случае осторожно выяснит это.
        Когда Кирилл вошел в купе, она вгляделась в его лицо с удивлением. Что-то явно изменилось. И тут Марика поняла, что впервые видит его без косметики. Обычно они встречались или на улице, или в клубе, или у кого-то из эмо - друзей дома. И Кирилл, как и остальные эмо-киды, всегда был в стиле: объемная челка, черная подводка глаз, иногда блеск на губах и очень светлый тональный крем на лице. И Марика привыкла к этой картинке. Он, конечно, никогда не скрывал ни своего огорчения, ни грусти, ни обиды, и слезы легко выступали на глазах. От этого подводка часто размазывалась. Но Кирилл тут же приводил ее в порядок.
        Кирилл сел напротив нее, заложил за ухо упавшую на глаза челку и приподнял подбородок. Его лицо выглядело свежим, нежным и каким-то по-детски милым. Распахнутые глаза без черной подводки казались прозрачными и глубокими. Ресницы, не склеенные тушью, выглядели пушистыми. Марика заметила, что их светлые кончики загибаются вверх. Кожа лица была чистой и нежной с легким пушком на щеках и над верхней губой. Марика смотрела на это, такое ею любимое лицо, казавшееся сейчас немного другим, и начала улыбаться. Ее неудержимо притягивали эти ясные глаза, эти нежные губы с поблескивающими тонкими колечками пирсинга.
        - Знаешь, хочу тоннели поставить, - сказал в этот момент Кирилл и откинулся на стену купе, заложив ногу за ногу.
        - Это же наверняка больно! - заметила она и пересела к нему на полку.
        Откинув волосы, Марика помяла в пальцах мочку его левого уха, потом потянула и засмеялась.
        - Представляешь, вгонят тебе расширитель, сказала она, продолжая оттягивать мочку, - и будешь так ходить пару дней. А потом еще тоннель наденешь. Долго заживать будет!
        Кирилл закрыл глаза, его губы улыбались. Марика вдруг смутилась и отпустила его ухо. Он повернулся к ней. Марика не отрываясь, смотрела в его лицо, ее дыхание начало сбиваться и учащаться. Жар разлился по телу.
        - Подожди! - прошептала она, резко встала и, схватив свою сумку, покинула купе.
        В туалете она тщательно умылась и расчесала волосы. Приблизив лицо к зеркалу, она заглянула в голубизну своих глаз и улыбнулась, вспомнив, как проводница приняла их за близнецов. И это было неудивительно. Их прически были совершенно одинаковы, и волосы выкрашены краской одного гона, только у Марики в челке была широкая фиолетовая прядь, которую она сделала в салоне матери всего неделю назад. Глаза также были похожи и по форме, и по цвету, но у Кирилла он был более насыщенным. Отличались они и овалом лица. У Марики щеки были круглее, но для девочки это выглядело естественно. Даже одежда была похожа. Во-первых, одинаковые узкие черные джинсы, во-вторых, на Кирилле была светло-сиреневая футболка с розовым бутоном на груди, а на Марике розовая трикотажная кофточка с капюшоном, рукава которой были в черно-сиреневую полоску.

«Да, вот она, правда! - удовлетворенно подумала Марика, отстранившись от зеркала. - Мы близнецы, близнецы-неразлучники!»
        Она вздохнула, достала из сумочки флакончик духов «Кензо» с тонким цитрусовым ароматом и брызнула на волосы и в Y-образный вырез кофточки.

«Что-то будет! - подумала она, чувствуя, как замирает сердце. - Но я так люблю его!»
        Когда Марика вернулась в купе, Кирилл сидел на своей полке, откинувшись и закрыв глаза. Она вошла и плотно задвинула дверь, приподняв сбоку ограничитель. Кирилл не шелохнулся. Тут она заметила, что он слушает плеер. Марика села рядом, вытащила один наушник и прижала его к уху. Это была группа «Neversmile».

«Теперь на всех патронах напишут наши имена. Я запрещаю этот мир вместе с тобой или один… Я презираю этот мир и покидаю. И пусть наши дети простят, убивают и мстят, так же как мы. Я покидаю этот мир…» - пел солист, и Марика начала тихо вторить ему, прислонившись головой к плечу Кирилла. Он обнял ее и прижал к себе, мягко целуя волосы. Когда песня закончилась, Кирилл выключил плеер и повернулся к Марике. Поезд начал тормозить, и они прильнули к окну. Но там было какое-то поле. Поезд в этот момент сильно дернуло, и он начал набирать скорость. Кирилл при толчке не удержался и навалился на Марику. Они расхохотались. Но тут же замолчали. Марика стянула с него футболку и начала медленно гладить грудь, плечи, живот. Ее пальцы скользили по гладкой коже, забрались за шею, спустились чуть ниже. Она ощутила, что кожа там шероховатая, и удивленно вскинула глаза. Кирилл сидел неподвижно и смотрел на нее из-под опушенных ресниц.
        - Что это? - прошептала она, забралась на полку с ногами и, наклонив его к себе, заглянула за спину.
        Кирилл тихо засмеялся и уткнулся лбом в ее плечо. Чуть ниже шеи она увидела две татушки. Та, что была выше, изображала черную розу в языках красного пламени. Под ней располагалась витиеватая буква «М» внутри красного контура сердца. Нижняя татушка была явно сделана не так давно, так как выглядела намного ярче.
        - Здорово! - восхитилась Марика, нежно скользя подушечками пальцев по рисункам.
        - Буква «М» появилась, как только познакомился с тобой, - тихо проговорил Кирилл и выпрямился. - А у тебя нет ни одной?
        - Не - а, - ответила она. - Предки категорически против. Ну ничего, вот буду совершеннолетней, так тоже себе наколю что-нибудь красивое. А может, и твое имя, - прошептала она и начала стягивать кофточку.
        Бросив ее на полку, она села на согнутые колени. Кирилл не сводил глаз с ее маленькой, но уже вполне оформившейся груди с торчащими темно-розовыми сосками. Он коснулся их поочередно пальцами, погладил, чуть сжал, и Марика тихо рассмеялась, но сильно покраснела.
        - Ты необыкновенно красивая, - тихо сказал он. - Ты реально самая красивая девушка на свете!
        Кирилл придвинулся и начал целовать ее шею, потом спустился ниже. Когда его влажный язык начал касаться сосков, Марика перестала улыбаться. Она почувствовала странное возбуждение, которое волной перекатывалось внутри ее тела от груди к животу и обратно. Мурашки побежали по коже, соски напряглись, губы пересохли. Кирилл отпустил ее, пододвинул подушку и лег, вытянувшись во весь рост. И потянул ее к себе. Марика легла рядом на бок, прижавшись к нему всем телом и положив голову на плечо. Одной рукой он обнял ее, а другой снова начал ласкать грудь, и Марика замерла от удовольствия. Но вот его пальцы скользнули вниз, неумело, но торопливо расстегнули ее ремень, потом молнию на джинсах, забрались под кружевную ткань трусиков. Марика ощутила жар внизу живота и инстинктивно схватила руку Кирилла, останавливая ее.
        - У меня никогда раньше не было, - еле слышно призналась она, - никогда и ни с кем.
        - У меня тоже, - ответил он.
        Его рука осталась в ее трусиках, но не двигалась. Марика изнывала от странных ощущений. Но Кирилл ничего не предпринимал. Тогда она повернула голову и начала нежно целовать его грудь, шею, лизать соски. И тут же почувствовала, как его пальцы забираются глубже. Внезапно она поняла, что в ее трусиках почему-то стало влажно, и она с испугом подумала, что ему станет противно. Но рука двинулась дальше и начала медленно ласкать ее бритый лобок. Его пальцы забрались между ее сжатых опухших губок и чуть нажали. Она невольно застонала от острого удовольствия. Пальцы начали двигаться ритмично и быстро. Марика изогнулась от наслаждения. Все ее тело горело, в животе жгло, в сосках стало щекотно, они сжались и торчали. Ее рука, словно сама скользнула вниз. Джинсы Кирилла были уже расстегнуты и приспущены, но ее это не удивило. Пальцы наткнулись на что-то твердое, обтянутое тонкой тканью трусиков, и машинально сжали это. Кирилл громко застонал, дернулся и тут же отодвинулся от Марики. Она удивилась, открыла глаза и глянула вниз. Его белые трусики были в мокрых пятнах. Она посмотрела на Кирилла. Его глаза были
закрыты, лицо сильно побледнело, губы искривились. Он резко отвернулся к стене. Марика легко погладила его растрепанные пряди, поцеловала в макушку и легла на спину.
        - Уйди, - глухо пробормотал он и сжался. Марика чуть не расплакалась от обиды.
        Но не стала ничего выяснять, натянула кофточку, застегнула джинсы и села на свою полку. Кирилл так и остался лежать лицом к стене. Видя, что он не намерен разговаривать, Марика встала и вышла. Она привела себя в порядок в туалете, затем вернулась к их купе, но замерла возле закрытой двери. Заходить ей почему-то не хотелось. И Марика остановилась возле окна в коридоре и стала смотреть на проносящиеся пейзажи. Но было темно, и она видела только мелькающие очертания деревьев, какие-то холмы, впадины, заросшие лесом. Поезд начал замедлять ход. Вскоре они остановились возле какого-то населенного пункта. Искаженный громкоговорителем женский голос что-то раздельно, но невнятно объявил. В вагон зашла запыхавшаяся пожилая пара. Мужчина нес сумки. Он остановился возле Марики и глянул на номер купе.
        - Тут вроде наши места, - сказал он и поставил сумки на пол, вытирая лоб.
        - Дальше, дальше! - раздался громкий голос проводницы. - Тут только верхние. Возле туалета вообще купе свободное. Чем плохо-то?
        - Да? - явно обрадовалась женщина.
        - Так у туалета, - заметил мужчина.
        - И что?! - возмутилась проводница. - Вы же не в плацкарте! У нас тут чисто и не пахнет ничем таким. Проходите, проходите, граждане. Хочешь вам же лучше, так еще и недовольные!
        - Спасибо! - с энтузиазмом ответила женщина и толкнула в спину мужчину. - Пошли, чего встал? Говорят же, там свободное купе!
        - Но по билетам у нас тут места, - все-таки попробовал возразить мужчина.
        - Иди уже, зануда! - разозлилась женщина. Он вздохнул, глянул на Марику, подхватил сумки и направился по коридору. Женщина поплелась за ним. Проводница зачем-то подмигнула Марике, заулыбалась и двинулась следом.

«Любовь, - подумала та, невольно провожая глазами полную фигуру женщины, ковыляющую по проходу за мужчиной. - И что это за любовь? - трудно представить их молодыми и нежно влюбленными. А ведь это наверняка было! Почему я ни разу не видела пожилую пару, которая была бы явно влюблена? В чем тут дело? Неужели когда мы с Кириллом достигнем такого же возраста, то так же будем раздражены друг на друга? Не верю!»
        Марике стало так грустно, что слезы выступили на глазах. Она посмотрела на закрытую дверь купе, потом отвернулась в окно. Поезд в этот момент медленно двинулся. И пошел снег. Крупные снежинки летели в стекло, бились об него. В тусклом свете фонарей они увиделись Марике хрупкими золотистыми бабочками, летящими к ней и разбивающимися о непреодолимую преграду. Слезы побежали по ее щекам, и она сама не понимала странной тоски, сжимающей сердце. Возможно, она просто боялась реалий жизни и не хотела взрослеть.
        Дверь позади нее отодвинулась, но Марика не шелохнулась. Но когда она почувствовала, как Кирилл обнимает ее сзади и кладет подбородок на плечо, то всхлипнула и склонила голову к нему. Он обхватил ее за талию и прижался всем телом.
        - Я люблю тебя, - услышала она шепот возле своего уха. - Прости.
        - Я люблю тебя, - повторила Марика и начала улыбаться.
        Ее слезы высохли, на душе стало легко. Она почувствовала, как обида уходит, а на ее месте с новым жаром раскрывается яркий цветок любви, опаляя ее изнутри. Кирилл уже мягко целовал ее шею, сжимая объятия все крепче.
        - Белье сейчас принесу! - раздался громкий голос.
        И они отпрянули друг от друга. Из последнего купе появилась проводница и двинулась по коридору. Поравнявшись с ними, заметила:
        - Все, как вы и просили, молодой человек! Никого к вам не подсаживаю, хотя у этих пассажиров билеты были на места в вашем купе.
        - Спасибо, - сказал Кирилл.
        Но проводница осталась на месте, глядя на него с непонятным выражением.
        - Ах да, - добавил он, - благодарю!
        Достав из кармана джинсов смятую сторублевую купюру, сунул ей в руку. И сильно покраснел.
        - Отдыхайте, - безразличным тоном проговорила она. - За час до Москвы разбужу.
        Проводница ушла, а они вернулись в купе.
        - Зачем деньги ей дал? - спросила Марика, садясь на его полку.
        - А так вернее, - ответил он и уселся рядом. Все-таки какая-то уверенность, что одни будем до самого конца.
        - А мы и так будем одни до самого конца, - заметила она и пододвинулась к нему.
        - Да! - воскликнул Кирилл. - До самой смерти! - добавил он странную фразу и тихо засмеялся. - Я вообще-то имела в виду только эту поездку, - сказала Марика, обнимая его за талию и тоже засмеявшись.
        - А я всю жизнь, - серьезно ответил он и крепко поцеловал ее.
        Но Марика ответила вяло. Она чувствовала странную апатию. И ей не хотелось вновь испытать ту неловкость, которую вызвали у нее их недавние ласки и то, что за этим последовало. Несмотря на отсутствие опыта, Марика все-таки была дитя современности и в Интернете находила ответы на интересующие ее вопросы. А вопросы секса занимали ее лет с десяти. Она понимала, что Кирилл кончил, что это произошло помимо его воли, что ему стало стыдно перед ней. Кроме этого она много читала на сайтах о том, как болезненно мальчики реагируют на подобные ситуации, и четко усвоила, что лучше делать вид, что она ничего не заметила, что ничего не поняла.
        Кирилл моментально почувствовал изменение в ее настроении. Он отстранился и заглянул ей в глаза. Она нежно провела пальцами по его щеке, коснулась колечек пирсинга в уголках губ. Он схватил ее пальцы зубами и легко сжал. Марика рассмеялась и попыталась вырвать их. Но Кирилл сжимал все сильнее. Его глаза потемнели.
        - Отпусти! Кусака! - сказала она и толкнула его свободной рукой.
        Кирилл тут же выпустил ее пальцы. Марика поцеловала его в щеку, едва касаясь губами, потом тихо произнесла:
        - Спать хочу.
        - Я тоже, - кивнул он. - И ты не обидишься, если мы сейчас вот так просто ляжем спать?
        - Обижусь? - искренне удивилась она. - А с чего бы мне обижаться?
        Кирилл улыбнулся, встал с полки и начал взбивать ее подушку.
        - Сейчас сделаем тебе удобное ложе, - тихо говорил он. - И ты хорошенько выспишься. И приснятся тебе самые красивые сны.
        Марика молча наблюдала за ним и улыбалась все шире. Они поцеловали друг друга перед сном довольно целомудренно. Когда выключили свет и улеглись, то еще с полчаса болтали о разных пустяках.
        Проводница разбудила их за час до прихода поезда. Они оделись и сели за стол. Оба были бледны. Кирилл не стал пользоваться косметикой. Марика после небольшого раздумья слегка подкрасила губы розовым блеском. Она тщательно расчесала волосы и убрала их под обруч.
        - Куда мы сейчас? - спросила она. - У тебя есть какой-нибудь план?
        Вся затея с этой поездкой уже казалась ей довольно глупой.
        - Выйдем, и я позвоню брату, - ответил Кирилл, глядя в окно. - Он что-нибудь придумает с жильем. Он комнату снимает, но там нам неудобно будет.
        - Можно и в гостинице, - сказала Марика. Деньги у меня есть, так что не беспокойся.
        - В гостинице? - улыбнулся Кирилл. - Да ты представляешь, сколько номер стоит за сутки в Москве?
        - Представляю. И что такого? Сколько бы ни стоил! Мы с мамой всегда в гостиницах жили. Правда, пару раз в квартирах останавливались. Ну знаешь такие, которые сдают посуточно.
        - Ясно, - сказал Кирилл и погрустнел.
        Когда поезд остановился, они взяли сумки, попрощались с проводницей и вышли на перрон. Толпа пассажиров двигалась вдоль поезда, некоторые сворачивали к подземным переходам. Марика немного растерялась, оглядываясь по сторонам. Но Кирилл ухватил ее за руку и потащил за собой. Когда они вышли из здания вокзала, он остановился и достал телефон. Марика терпеливо ждала, пока он поговорит. У нее мелькнула мысль позвонить матери, но она решила, что еще слишком рано.
        - Ну, вот как все хорошо! - сказал Кирилл, широко улыбаясь. - Я обо всем договорился. Сейчас к Глебу поедем, он нам даст ключи одной квартиры. Их бригада там ремонт делала. Только закончили. А хозяева еще в отпуске. А прораб хороший друг хозяев. Можем там жить хоть всю неделю.
        - Супер! - обрадовалась Марика, чувствуя облегчение. - Как удачно все!
        Через час они были у Глеба. Он уже выпил чай и торопливо собирался на работу.
        - Привет, Марика! - поздоровался он, когда расцеловался с Кириллом. - Надо же, с таким охламоном связалась наша ублёвочка номер один! А я еще не верил, думал, Кирюха заливает. А оно и, правда так! Ну дела! И как тебя родители с ним отпустили? - поинтересовался он, натягивая куртку.
        - Спокойно, - ответила Марика и улыбнулась. Она видела Глеба впервые, и его простое открытое общение сразу расположило к себе. К тому же она заметила, как братья похожи.
        - Значит так, ребятки, - деловито проговорил Глеб, - мне на работу пора бежать. А вы или пока тут перекантуйтесь, или, если хотите, можете сразу на ту квартиру отправляться. Но смотрите, чтобы там муха не пролетела! Я слово дал нашему прорабу.
        - Конечно! - сказала Марика. - Тем более мы там только спать собираемся, а целыми днями по Москве гулять.
        - Надеюсь, кровать останется целой, - пробормотал Глеб и усмехнулся, посмотрев на Кирилла.
        - А у нас не те отношения, чтобы кровати разбивать! - с вызовом произнесла Марика.
        - Вот именно! - добавил Кирилл и гневно глянул на улыбающегося Глеба.
        - Естественно, - заметил тот. - Всегда поначалу не те, зато потом все как надо!
        - Дурак! - тихо сказал Кирилл. - Давай ключи и адрес и вали на работу! Вечером увидимся.
        - Ага, созвонимся, - кивнул Глеб, - и что-нибудь придумаем. Может, в клуб сходим.
        Он порылся в карманах, достал клочок бумаги с адресом и связку ключей.
        - Там консьержка, но я ей позвонил уже и предупредил, что пока в квартире поживут. Сказал, что вы будете кое-какие недоделки исправлять.
        - Так она и поверила! - усмехнулся Кирилл.
        - А ее никто и не просит верить, - ответил Глеб.
        Они вместе доехали на метро до «Тверской».
        - Вам тут выходить, а мне дальше, - сказал Глеб. - Выйдете к «Макдоналдсу», там сориентируетecь. Повезло вам, ребятки! На халяву квартирка в центре. Знаете, сколько такие посуточно стоят? Так что цените и любите своих родственников!
        - Ценим и любим, - улыбнулся Кирилл и поцеловал его в щеку.
        - Ну а ты, хорошенькая? - спросил Глеб и подставил ей губы.
        - Спасибо! - сказала Марика и легко прижалась щекой к его щеке.
        Когда они вышли на улицу, то растерянно посмотрели друг на друга. Кирилл достал бумажку с адресом.
        - Глеб сказал, что нам нужно к «Макдоналдсу» - напомнила Марика, оглядываясь по сторонам.
        Несмотря на девять утра, народу на улицах было много.
        - Помню, - ответил Кирилл и свернул направо. - А давай кофе выпьем! - предложил он и взял ее за руку.
        - Давай! - обрадовалась она. - Не сразу же в квартиру идти. И еще, Кирюш…
        Марика замялась. Он повернул голову, глянул в ее порозовевшее лицо и спросил:
        - Ты чего? Случилось что?
        - Нет! - засмеялась она немного смущенно. - Просто мне нужно, даже необходимо зайти в магазин и кое-что приобрести. А то у меня даже трусиков запасных нет.
        - И все? - рассмеялся он. - А вид-то у тебя какой серьезный стал! Я уж подумал, случилось чего. Тогда вначале кофе, а потом шопинг. Да?
        - Ага! - ответила Марика и даже подпрыгнула от восторга.
        Ее настроение мгновенно улучшилось.
        Они зашли в «Мак-кофе», взяли эспрессо и пирожные и заняли свободный столик.
        - И какие планы вообще? - спросил Кирилл, помешивая кофе ложечкой и недоумевая, зачем их положили на поднос широкие короткие вилки.
        - Ну, по магазинам - это обязательно, - с воодушевлением заговорила Марика, - хотелось бы что-нибудь купить стильное. Да и так побродить по улицам. А то мы с мамой обычно только по магазинам бегаем, ну еще в музеи она меня иногда водит, так, для общего развития. А сама, вижу, зевает на всех этих выставках.
        Марика отпила кофе, взяла вилочку и начала есть пирожное. Кирилл последовал ее примеру.
        В этот момент раздался приглушенный звонок мобильного. Марика улыбнулась и вытащила телефон из сумки.
        - Маман, - сообщила она и приложила телефон к уху, отвернувшись от Кирилла.
        Он опустил голову.
        - Все хорошо, - торопливо заговорила Марика. - Мы сейчас кофе пьем, потом гулять пойдем не волнуйся! Все хорошо, мам! Я тебе вечером обязательно позвоню. И отцу тоже! Пока!
        Марика убрала телефон в сумку.
        - Эти родители! - сказала она, но улыбнулась. Твои, вижу, тебя так не достают.
        - А им все равно, есть я или нет, - тихо проговорил Кирилл и глотнул кофе.
        - Да ладно тебе, - сказала Марика сочувствующим тоном и положила руку на его руку, чуть сжав прохладные пальцы. - Это тебе так кажется. Все предки заботятся о нас, волнуются в душе. А мама у тебя очень даже милая. Сколько ей лет? Наверное, чуть за пятьдесят? Так разве это возраст для современной женщины?
        - Сорок один осенью исполнился, - хмуро ответил Кирилл.
        - Сколько? - не поверила она и поперхнулась кофе.
        Но тут же взяла себя в руки и ясно улыбнулась ему.
        - Ей бы привести себя в порядок! - продолжила Марика. - Хочешь, я могу свою мать попросить? И ей в нашем салоне офигенные скидки будут!
        Кирилл глянул на нее с непонятным выражением, но промолчал.
        Когда они вышли на улицу, Марика начала вертеть головой.
        - Хочу в магазин какой-нибудь! - возбужденно говорила она, ускоряя шаг. - Хочу новые шмотки! Раз уж я сюда приехала, то нужно воспользоваться! И как здорово все получилось! Кирюфка, - повернулась она к нему и даже остановилась. - А можно, я тебе тоже что-нибудь куплю? Ну пожалуйста! Так хочется подарить тебе какую-нибудь вещь, знать, что ты носишь ее. И вначале я ее всю-всю зацелую, а потом ты с этими моими поцелуями наденешь.
        - Тогда подари мне трусы, - сказал он и засмеялся.
        - Дурак! - ответила Марика и надула губы.
        - Да я пошутил! - сказал Кирилл и обнял ее за плечи.
        Они шли по Тверской в сторону Красной площади и, по сути, удалялись от нужного им места. Дом располагался в переулке, в трех кварталах от «Макдоналдса». Но Марика упорно хотела немедленно что-нибудь купить. Они перешли на противоположную сторону улицы. Магазины только открывались.
        - Ой, смотри! - восторженно заговорила она, показывая на витрину одного магазина одежды. Какое классненькое платье! Мне пойдет, как думаешь?
        Кирилл увидел на манекене узкое и короткое темно-малиновое атласное платье. Вместо воротника был повязан белый в крупный малиновый горох шелковый платочек.
        - Не знаю, - пожал он плечами, останавливаясь перед витриной. - Не твой цвет, не твой стиль.
        - Да? - сразу засомневалась она. - А так классно выглядит!
        - Это на манекене, - ответил он. - Но если хочешь убедиться, что я прав, то пошли, примеришь.
        - Пошли! - обрадовалась Марика и двинулась в магазин.
        Но до платья дело не дошло, потому что она сразу застряла возле вешалок с кофточками и футболками. Кирилл глянул на ее возбужденное раскрасневшееся лицо и направился в мужской отдел. Он остановился возле ряда джинсов и начал изучать их. Цены показались ему вполне приемлемыми. Сняв с вешалки белые, он приложил их к себе, проверяя длину.
        - Вам помочь, молодой человек? - раздался звонкий голос.
        И к нему поспешила хорошенькая стройная продавщица в сером форменном платье.
        - Наверное, рост меньше нужен, - неуверенно ответил он и глянул в ее голубые глаза.
        - Одну минуту, - ласково проговорила она, хлопнула накрашенными ресницами и одарила его обворожительной улыбкой. - Сейчас подберу.
        Кирилл откинул челку со лба и улыбнулся в ответ, Она задержала взгляд на его лице, потом моргнула как-то по-птичьи и начала быстро перебирать вешалки.
        - Вот эти точно подойдут, - сказала она и приложила к нему джинсы. - Но, конечно, лучше примерить.
        - Хорошо, - кивнул Кирилл. - Но мне кажется, что вы мне дали на размер больше.
        - Да? - удивилась она. - Ах, вы носите совсем узкие! Но на вашей стройной фигуре это выглядит замечательно.
        - Да, на его фигуре все выглядит просто супер! - раздался недовольный голосок Марики, и она появилась из-за вешалок с пакетом в руках. - Что ты тут подобрал… такое замечательное? - спросила она, недружелюбно глядя на продавщицу.
        - На лето хотел белые джинсы, - ответил он. - Как тебе?
        - Я подобрала нужный рост, - встряла продавщица, не сводя глаз с лица Кирилла.
        - Спасибо, дальше мы как-нибудь сами, - оттеснила ее Марика, взяла джинсы из рук Кирилла и двинулась в сторону примерочных.
        Но вдруг остановилась и глянула на поскучневшую продавщицу.
        - Вот только если вы нам скидку сделаете, начала она.
        У продавщицы поднялись брови.
        - Вы не на базаре, девушка, - сухо ответила она.
        Кирилл, с трудом сдерживая смех, схватил Марику за руку, отдал джинсы, пробормотав: «Спасибо, я передумал», и быстро пошел к выходу.
        На улице они дружно рассмеялись.
        - Ну, ты чего? - спросила Марика, когда они успокоились. - Классненькие джинсики были.
        - А ты чего? - ответил он. - Так на нее глазами и сверкала, чуть ли не рычала. Чего она тебе сделала? А уж когда речь о скидке зашла, я понял, что все, пора сматываться!
        - Да? - агрессивно проговорила Марика. А чего она тебе глазки строила? Так вокруг тебя вилась, чуть ли не вешалась! Я же все видела!
        - Что ты, солнышко? - удивился Кирилл. Это ведь работа такая у нее, вот она и старалась. А ты что подумала, глупенькая?
        - Ничего я не глупенькая! - проворчала она. - С такими девушками быстро поумнеешь! Я сердцем почувствовала, что ты ей понравился. Еще бы! Ты такой красивый!
        - Ты правда так считаешь? - не поверил Кирилл.
        - Да! - решительно сказала она. - И, как ты только что видел, не я одна!
        В этот момент из подворотни, мимо которой они проходили, раздались крики. Кирилл остановился, сказав: «Стой здесь», потом бросился в проход. Но Марика поспешила за ним.
        Они нырнули в длинную высокую арку, которая полукругом очерчивала двор, залитый солнечными лучами. Сверху беспрестанно летели капли стаявшего снега. Марика на ходу посмотрела на них и восхитилась красотой открывшейся картины. Казалось, что пространство арки заткано живыми алмазными нитями, находящимися в постоянном движении. Но крики повторились, и она стала смотреть в спину бегущего Кирилла. Они выскочили во двор и тут же увидели, что возле огороженных мусорных баков два высоких здоровых парня бьют худого подростка. Он закрывал низко опущенную голову черной квадратной сумкой, его крашеные черные волосы падали на лицо.
        - Смерть эмо - педрилкиным! - задорно кричал один из парней и лупил по сумке.
        - Не позорьте настоящих мужиков! - вторил ему второй и начал пинать ногами сжавшегося подростка.
        - Хулиганье! - истошно заорала какая-то старушка, высунувшаяся из раскрытого окна первого этажа. - Сейчас милицию позову!
        Из ближайшего подъезда в этот момент вышел какой-то высокий осанистый мужчина. Он остановился, глядя на дерущихся. Кирилл как раз подскочил к ним и начал оттаскивать одного из парней.
        - Еще один эмо-урод! - громко возмутился тот, переключился на Кирилла. - Да они клонируются со страшной силой! Бей эмо!
        Мужчина вдруг достал сотовый телефон и начал невозмутимо снимать драку. Вмешиваться он, как поняла Марика, и не собирался. Она, сама не зная зачем, показала ему поднятый вверх средний палец, потом кинулась к парням. Вцепившись в воротник кожаной куртки одного из них, начала оттаскивать. Раздался длинный милицейский свисток. Парни на миг отпустили друг друга. Кирилл схватил Марику за руку и кинулся через двор. Они вылетели в какой-то переулок, оглянулись, потом быстро пошли прочь.
        - Чего убежали? - спросила Марика, с трудом переводя дух.
        - Нам с милицией тесно общаться не стоит, - ответил Кирилл. - Мы ведь приезжие, забыла? Привяжутся, прописку посмотрят, начнут выяснять, чего тут делаем, что да как!
        - Это да, - вздохнула она и начала улыбаться. А здорово ты ему на помощь кинулся!
        - Рефлекс, - ответил Кирилл и улыбнулся в ответ. - У нас тоже раньше, как помнишь, эмо проходу не давали. Скины особенно лютовали. Тот же Череп. Подлавливал меня чуть не каждый вечер. Правда, мы с ним с детства не очень-то ладили. Вечно дрались. Смотри, ты пакет разорвала во время драки, - заметил он. - Но почему ты меня не послушалась? - строго спросил он. - Я же сказал, чтобы оставалась на месте. Я ведь за тебя отвечаю!
        Марике стало необычайно приятно от этих слов. Она подхватила Кирилла под локоть, прижалась и тихо сказала:
        - Не могла же я остаться в стороне!
        - Ты должна слушаться меня! - серьезно проговорил он.
        - Это почему еще? - засмеялась она.
        - Ну, во-первых, я мужчина, во-вторых, старше тебя и, в-третьих…
        Кирилл замолчал. Он замедлил шаг, потом остановился и повернулся к Марике. Взяв ее лицо в ладони, тихо сказал:
        - Я люблю тебя.
        Марика зажмурилась и подставила губы. Она почувствовала мягкое теплое прикосновение, потом влажное проникновение языка и, обхватив его за шею, пылко ответила. Рядом раздалось покашливание, и они отпрянули друг от друга. Мимо шла полная пожилая женщина с хозяйственной тележкой. Она укоризненно глянула на них. Кирилл и Марика приняли отсутствующий вид, потом расхохотались и быстро пошли в другую сторону.
        - Давай твой пакет, - предложил Кирилл. Я его к себе в сумку уберу.
        Марика молча отдала пакет. Когда он засунул его в сумку, она сказала:
        - Пойдем в квартиру? Чего мы, в самом деле, с вещами таскаемся? Да и принять душ охота!
        Кирилл кивнул. Они решили не проходить через двор, в котором была драка, а вернулись по переулку. Спустились в подземный переход, вышли к «Макдоналдсу», и направились вдоль него. Кирилл достал бумажку с адресом. Минут через пятнадцать они нашли нужный дом. Увидев, что это вполне современное многоэтажное здание, удивленно переглянулись. Дом выглядел престижно и дорого. Когда они зашли в подъезд, то консьержка тут же высунулась из окошка и спросила, к кому они идут. Услышав ответ, кивнула. Они поднялись в квартиру, которая оказалась на восьмом этаже. Открыв дверь, вошли. Кирилл включил свет и присвистнул от удивления. Холл был огромным, квадратным и дорого обставленным. Леопардовые обои, коричневая мебель, два глубоких кресла, покрытых настоящими на вид тигровыми шкурами, такая же шкура, к тому же с головой тигра на полу, резные деревянные полки с предметами ухода за одеждой и обувью с теми же звериными мотивами - все это производило впечатление. Но Марика осталась равнодушной. Она скинула куртку, кроссовки и начала открывать все двери подряд. Квартира оказалась четырехкомнатной. И практически весь
интерьер выдержан в таком стиле, за исключением одной комнаты. Это была явно детская. Когда они осмотрели всю квартиру, то поняли, что ремонт производили на кухне и в ванной. Правда, там было убрано, но незамутненные кафельные стены ванной нежно-персикового цвета, глубокая и длинная ванна цвета горького шоколада, такие же унитаз и раковина, пол, покрытый квадратными белыми плитами с коричневыми прожилками, выглядели совершенно новыми. Кухня также блистала полным отсутствием следов жизнедеятельности. Холодильник был открыт и пуст. Полки новых кедровых шкафов также были пусты. Марика деловито осмотрела кухню, открыла коробку, которая стояла в углу, достала оттуда сковороду, чайник и кастрюлю и поставила все это на плиту. Из другой коробки она извлекла стаканы и чашки.
        - Знаешь, Кирилл, - сказала она, доставая деньги, - сходи-ка ты в магазин, купи хлеб, молоко, колбасу. Короче, что-нибудь из еды. А то тут, сам видишь, продуктов нет. А я пока помоюсь, переоденусь.
        - Хорошо, - легко согласился он. - Только у меня и свои есть.
        - Не вредничай! - улыбнулась она. - И купи какой-нибудь тортик вкусненький! И, знаешь, давай больше не разделять - твое, мое? - предложила Марика. - Давай все в кучу свалим и будем пользоваться! Оки?
        - Ладно! - рассмеялся он. - Ну, я пошел? Марика глянула на него. Потом порывисто обняла и поцеловала.
        - Только не задерживайся! А то я тут с ума сойду!
        - Я быстро! - заверил он и ушел из кухни.
        Марика услышала, как хлопнула входная дверь, и сразу начала раздеваться. Ей невыносимо хотелось принять душ. Она побросала свою одежду прямо на пол и кинулась в холл. Достав из сумки Кирилла свой пакет, она вынула оттуда упаковку трусиков и длинную трикотажную футболку, бросилась в ванную.
        Кирилл вернулся минут через сорок. Марика уже вымылась, надела на голое тело футболку, расчесала мокрые волосы. Услышав, как открывается дверь, она кинулась в холл. Кирилл держал в одной руке два больших пакета, а в другой - букет розовых кустовых хризантем.
        - Это тебе, - сказал он и протянул букет. Марике стало необычайно приятно, она взяла цветы и чмокнула его в щеку. Пока он принимал душ, она разобрала пакеты и накрыла на стол. Потом сварила кофе, но Кирилл все не шел. Она приблизилась к двери в ванную и осторожно заглянула. Кирилл уже вытерся. Он стоял боком к ней в приспущенных джинсах на голое тело. И прижимал к лицу ее влажные розовые трусики, которые она постирала и повесила на веревку. Марика замерла, глядя на него. И когда его губы поцеловали кружевную ткань, тихо рассмеялась. Кирилл резко повернул голову, его лицо покраснело, мокрая челка упала на глаза. Марика взяла трусики из его дрогнувших пальцев и повесила обратно на веревку.
        - Пошли кофе пить, - сказала она и потянула его за руку из ванной.
        На кухне они сидели около часа. Постепенно разговор становился все более вялым, паузы дольше. Марика зевнула, прикрыв ладонью рот, и вопросительно глянула на Кирилла.
        - Поспим с часок? - предложила она.
        Кирилл молча кивнул. Она встала и начала мыть посуду.
        - Потом уберем, - сказал он.
        - Ну уж нет! - возразила Марика. - Не имею такой привычки - оставлять за собой грязь. Лучше сразу навести порядок.
        Он улыбнулся и сказал, что пойдет в спальню.
        Когда Марика закончила убирать на кухне и пришла к нему, то увидела, что он сладко спит, свернувшись клубочком на краю огромной кровати и даже не сняв джинсы. Они, правда, были расстегнуты и приспущены. Она глянула на верхнюю часть его оголенных ягодиц, взяла покрывало с пуфика и прикрыла его. Потом скинула футболку и устроилась рядом, спиной к нему. Кирилл что-то сонно пробормотал, притянул ее к себе, положил голову сзади ей на плечо и обнял. Марика вздохнула, прижалась ягодицами к его животу и закрыла глаза.
        Они спали около трех часов. Марика очнулась оттого, что почувствовала, как пальцы оттягивают сзади резинку ее трусиков. Она улыбнулась, но не шелохнулась, сделав вид, что все еще спит. Кирилл стянул ее трусики с бедер до колен. И когда его палец начал исследовать ее попку, затем переместился между уже набухших и мокрых губок, она не выдержала и тихо застонала от наслаждения. Кирилл мгновенно перевернул ее на спину, стянул трусики, отбросил их в сторону и развел ее ноги. Впервые она лежала перед ним голая и открытая. Кирилл все еще был в джинсах. Он согнул ее ноги в коленях и развел их. Марика закрыла глаза, со страхом ожидая продолжения. Она боялась. Но ей после встречи с Кириллом и в течение этих двух месяцев их любви невыносимо хотелось познать, что же это такое - полное слияние с любимым человеком.
        Марика много читала в Интернете о сексе, пересмотрела целую кучу порнофильмов, постоянно заходила на форумы соответствующей тематики. Но в голове у нее был полный сумбур. Из статей она почерпнула то, что секс всегда должен быть защищенным, что беспорядочные половые связи ведут к плохим последствиям. Но это ее мало впечатлило, так как она хотела быть только с Кириллом и о других возможных партнерах, даже в отдаленном будущем, у нее и мысли не возникало. А все психологические проблемы, связанные с половой неудовлетворенностью, вечной погоней за оргазмом, вялым либидо и тому подобным, были ей непонятны в силу полного отсутствия опыта. А порно фильмы вообще не внушали доверия. Марика ясно видела, что все эти преувеличенные восторги актеров - только игра на камеру. А некоторые сцены вызывали у нее стойкое отвращение. Лишь на форумах она находила что-то более ей понятное. Ребята, такие же подростки, как и она, открыто обсуждали проблемы, связанные с сексом. Но Марика видела, что они тоже ищут «свет в конце туннеля» и делают это на ощупь. Один из парней писал, что так боялся, что у него в первый раз не
встанет, что переел виагры, и ему стало настолько плохо, что ни о каком первом разе речи уже не шло. Другой сообщал, что, увидев голую подружку, не знал, с какой стороны к ней подойти, что она так же растерялась, как и он, что от неловкости у него все упало, а она ничем не смогла помочь. После такого фиаско они расстались. Одна девушка делилась впечатлениями своего «первого раза», написав, что ничего такого, о чем была наслышана, не почувствовала, что было больно и противно и что она сейчас долго никому не даст. Марика сделала выводы, что в таком вопросе придется постигать все самостоятельно, и в принципе была согласна со многими сверстниками, что лучше лишаться девственности с опытным партнером. Но так случилось, что ее любимый тоже был девственником. И она не собиралась изменять ему.
        Марика вздохнула и закрыла глаза. Но внутри все сжималось от страха. И он был настолько сильным, что практически уничтожил желание. Кирилл, видимо, что-то почувствовал, так как вдруг отпустил ее и лег рядом. Марика искоса глянула на его покрасневшее лицо, на приоткрытые припухшие губы и потянулась к ним. Поцелуй был глубоким и долгим и чуть не довел ее до обморочного состояния. Когда Марика оторвалась от его губ, то села и начала стягивать с него джинсы. Кирилл был без трусов. Она бросила джинсы на пол и начала гладить его ноги. И вдруг увидела, что у него довольно большие тату на внешней стороне икр. На правой краснела забавная улыбающаяся рожица с торчащими вверх волосами. На левой Марика разглядела незаконченный мужской портрет с длинными плохо видными прядями.
        - А что это? - тихо спросила она.
        - Хотел сделать Христа, но не закончил, - еле слышно ответил Кирилл и приподнялся. - Сложная татуировка, долго накалывать. Но, конечно, завершу.
        - А эта красная? - продолжила расспросы Марика и погладила рожицу.
        - Это марка колес для скейтборда «Spitfire Wheels», - ответил он и откинулся на спину.
        - Прикольно, - прошептала она и начала целовать красную татушку.
        Марика поднималась губами все выше по ноге, стараясь не глядеть на вставший член. Кирилл в этот момент прикрыл его ладонью и тихо застонал. Марика почувствовала, как жар охватывает ее. Все ее страхи тут же улетучились. Ее словно магнитом тянуло к низу живота Кирилла. Она отвела его руку и коснулась пальцами набухшего члена. Ее занимало, как он выглядит. И Марика решила изучить. Она кончиками пальцев потрогала яички, улыбнулась, заметив, как они сжались, и волоски на них словно приподнялись, потом провела по стволу вверх и погладила упругую головку. Нежность ее кожи поразила. Она была словно атласная на ощупь. На кончике в этот момент появилась прозрачная капелька. Марика зачем-то сняла ее пальцем, понюхала и попробовала на язык. Вкус был солоноватым, но не показался ей противным. Кирилл лежал неподвижно, позволяя ей делать все, что она захочет. Марика вспомнила, как в порнофильмах актрисы ласкают губами, и попыталась повторить. Она сжала ствол пальцами и начала нежно массировать. Потом наклонилась и полизала головку. И тут же услышала вскрик, тело Кирилла дрогнуло, а в лицо ей брызнула сперма.
        - Ой! - только и сказала Марика и отпрянул, вытирая губы.
        Она беспомощно улыбнулась и ушла в ванную. Умывшись, постояла возле зеркала, не зная, как ей сейчас себя вести. Марика чувствовала смятение. Она помнила, как болезненно прореагировал Кирилл на похожую ситуацию в поезде. Минут через двадцать она все-таки вернулась в спальню. Кирилл, все так же лежал на кровати. Он напряженно посмотрел на нее, но промолчал. Марика вдруг поняла, насколько он смущен, как ему неловко и, возможно, даже стыдно перед ней. И она сразу расслабилась, и за один миг словно стала мудрее на несколько лет. Улыбнувшись, она легла рядом и прильнула к нему. Кирилл судорожно вздохнул и обнял ее. Она нашла его пересохшие губы и начала нежно целовать, иногда играя кончиком языка с колечками пирсинга. Его пальцы скользнули вниз и начали гладить ее лобок. Она не смогла сдержать стона, легла на спину и чуть раздвинула ноги, словно приглашая его проникнуть глубже. Но Кирилл понял это по-другому. Он переместился ниже, лег между ее ног, раздвинув их, и начал языком касаться лобка. Марика смутилась, но когда его язык забрался глубже и задел за какое-то необычайно чувствительное местечко, она
вздрогнула от острого наслаждения и подалась навстречу бедрами. Язык заработал быстрее, вновь и вновь задевая это местечко. Марика уже плохо понимала, что происходит. В животе горело, соски торчали, и она машинально теребила их. Наслаждение становилось все сильнее и разливалось по всему ее телу. Но неожиданно язык соскользнул ниже, еще ниже и попытался проникнуть вглубь между ее опухшими губками. Ощущения стали совсем другими и не такими острыми и приятными. И она невольно отодвинулась. Кирилл поднял голову и глянул на нее затуманенными глазами. Марика смущенно улыбнулась. Он смотрел на нее не отрываясь. Его глаза показались ей бездонными, и Марика села и притянула его к себе. Перед тем, как поцеловать, она на секунду замешкалась, уловив на его губах запах своей смазки. Но Кирилл обхватил ее и начал жадно целовать. Она откинулась на спину. Он упал сверху, не отнимая губ. Марика развела ноги и чуть сдвинулась вверх. Головка уткнулась в то самое чувствительное местечко. Кирилл замер, потом начал настойчиво и ритмично толкать. Но ниже не опускался. И Марика снова впала в то состояние невероятного острого
удовольствия. Она развела ноги еще шире и даже двигала бедрами навстречу ударам головки. Кирилл дышал все тяжелее, ерзая на ней. Они оба вспотели, но объятий не разнимали. И вот он приподнялся, дернулся, и на ее живот потекла сперма.
        Когда они приняли душ, то решили выпить чай. Кирилл был очень бледен и задумчив. Но Марика улыбалась. Ей понравились эти откровенные ласки. И пока она никакого дискомфорта не испытывала. Она разлила чай, выложила печенье на тарелку и села напротив Кирилла.
        - Ты чего такой? - поинтересовалась Марика, видя, что он по-прежнему молчит.
        - Ты не кончила? - после паузы спросил он и поднял на нее глаза, откинув челку и заложив ее за ухо.
        Марика от неожиданности рассмеялась.
        - А ты думаешь, я знаю? - заметила она, помешивая чай. - Да я понятия не имею, что это такое! Честно!
        - А ты разве никогда не мастурбировала? - напрямую спросил он.
        Марика покраснела, но потом все-таки ответила:
        - Иногда. Но я просто гладила себя. И это ничем таким не заканчивалось. У вас, парней, все, по-моему, проще происходит. Я столько всего в Сети читала на эту тему! Знаешь, многие женщины за всю свою жизнь ни разу не испытывают оргазма, - важно добавила она.
        - Но тебе было приятно? - тихо поинтересовался Кирилл.
        - И даже очень! - ответила она. - А тебе?
        - Еще бы! - сказал он и мягко улыбнулся. - Я два раза кончил, ты же видела! А я думал, ты злишься, что я вот кончил, а ты нет.
        - Глупости! - засмеялась она. - Мне так приятно было!
        - Давно хочу штангу[Штанга - пирсинг для языка.] вставить в язык, - тихо сказал Кирилл.
        - Зачем это? - лукаво поинтересовалась она и зарделась, чувствуя, как появляется желание вновь ощутить, как лижет кончик его языка.
        - Так просто, - ответил он после паузы и опустил голову.
        - И я хочу поставить штангу, - заявила Марика. - И тоже так просто.
        Они глянули в глаза друг другу и улыбнулись.
        - Чем займемся? - спросила она, видя, что Кирилл молчит и думает о чем-то своем. - Гулять? - предложил он.
        - Точно! - обрадовалась Марика. - Чего в квартире сидеть? Гулять! И по магазам! Хочу купить как можно больше вещичек в стиле эмо! Интересно, а есть специализированный магаз? В столице должен быть!
        Она вскочила и выбежала из кухни, напевая на ходу строчки из песни группы
«Снег-снег»…
        - «Просто я люблю, но об этом никому не скажу. Я знаю, знаю, знаю, что об этом не узнают, но это ничего не меняет. Эмо-бой, эмо-бой, эмо-бой настоящий… Просто я на своей волне, и это нравится мне».
        Они вышли из квартиры минут через тридцать Марика не утерпела и надела новую кофточку, которую купила утром. Она была нежно-розовой с черными контурами бабочек. Волосы она завязала в хвостики и перетянула их бело-розовыми резинками. Челку убрала со лба и закрепила заколкой в виде бабочки, покрытой розовыми стразами. Они оба подвели глаза и подкрасили губы блеском.
        - Может, все-таки купить те белые джинсы? - задумчиво проговорил Кирилл, когда они вышли на улицу.
        Консьержка при их виде чуть не выпала из окошка, высунувшись и провожая их придирчивым взглядом.
        - Конечно, она не верит, что мы там что-то в квартире доделываем. Глеб мог бы придумать что-нибудь более достоверное, - хихикнула Марика. Что ты сказал? Белые джинсы?
        Она тут же нахмурилась и надула губы. - Нет, нет и еще раз нет!
        - Думаешь, они мне не подойдут? - удивился Кирилл.
        - А это что, последний в городе магаз, где можно купить белые штаны? - недовольно поинтересовалась она. - Или тебя неудержимо тянет к той девахе, что тебе их так усердно впаривала и не забывала при этом строить глазки?
        - Марика! - строго проговорил он. - Что ты такое говоришь?
        - Что видела, то и говорю, - упрямо заявила она и взяла его за руку.
        Она чувствовала прилив странной нежности, словно после откровенных сегодняшних ласк они стали намного ближе. И в то же время появилось какое-то непонятное чувство собственности. И сейчас она хотела одного: чтобы Кирилл полностью и без остатка принадлежал только ей, чтобы только она имела право касаться его, смотреть в его прекрасные глаза, гладить густые волосы, целовать нежные губы, любоваться татушками на его теле. Марика в этот момент поймала взгляд проходящей мимо них девушки. Та цепко глянула на лицо Кирилла, улыбнулась и, как показалось Марике, замедлила шаг.

«Ужас один! - возмутилась про себя Марика. - Не хочу, чтобы на моего любимого так пялились все эти девки! Как было бы хорошо оказаться вместе на необитаемом острове, где он был бы только со мной, видел бы только меня, принадлежал лишь мне!

        Когда они подошли к «Макдоналдсу», Кирилл замедлил шаг.
        - Хочешь зайти? - не поняла Марика.
        - По молочному коктейлю? - спросил он.
        Марика улыбнулась и кивнула. Они решили посидеть на улице за пластиковым столиком. Солнце пригревало, народу было много. Но возле входа они увидели свободный столик и устремились к нему.
        - Ты сиди, я принесу, - предложил Кирилл. Может, еще чего-нибудь хочешь?
        - Кекс, - ответила она, - шоколадный.
        - А не боишься поправиться? - подколол он ее и улыбнулся.
        - А у нас каникулы, и я буду есть все, что хочу и сколько хочу! - весело заявила Марика. - И деньги считать не будем, хорошо?
        Она вытащила оставшуюся наличность из кошелька и отдала удивленному Кириллу.
        - Пусть у тебя будут! И не возражай! Мне это приятно, ведь ты мужчина.
        - Да мы так с тобой быстро все потратим, - резонно заметил он, пряча деньги в карман.
        - Тоже мне проблема! - беспечно ответила она. - С карточки сниму! У меня там целое состояние. И не спорь! Можем же мы хоть раз почувствовать себя свободными от всего и всех!
        Кирилл тихо рассмеялся и пошел внутрь. Марика уселась удобнее и начала смотреть по сторонам. Все занимало ее: и два воробья, дерущихся из-за палочки картошки-фри, и солнечные лучи, играющие на полу, на пластиковой поверхности столов, на прозрачных стеклах, на брелке ее мобильника, лежащего на стуле возле ее черно-розовой сумки, и медленно едущие машины с сидящими внутри людьми, и прохожие, спешащие по своим делам, и толстая серая кошка, пробирающаяся вдоль стены и увидевшая воробьев. Марика улыбнулась, наблюдая, как кошка пригнулась, задергала кончиком хвоста, прижала уши и начала подкрадываться к воробьям, наскакивающим друг на друга. Но тут ее кто-то спугнул, и кошка метнулась прочь. Марика увидела несколько пар ног в черных и белых кроссовках, отметила розовые и розовые в черную шашечку шнурки и подняла глаза. Через столик от нее усаживалась компания подростков, состоящая из двух парней и девушки. Это были явно эмо-киды. Они поставили на стол подносы с едой и напитками и расположились, громко что-то обсуждая. Девушка, на вид ровесница Марики, была с короткими рыжими волосами, разлохмаченными и
торчащими сзади в разные стороны, и очень длинной гладкой челкой, падающей ей ниже щеки. Челка казалась полосатой от широких коричневых прядей, четко выделяющихся в общей рыжей массе. На ее лице поблескивали шарики пирсинга и под нижней губой, и на крыле левой ноздри, и в окончании левой брови. Правая была не видна, прикрытая челкой. Карие глаза девушки были густо обведены черным карандашом. На щеке виднелся контур крыльев бабочки. Марика решила, что это не тату, а просто рисунок. Красная курточка девушки, узкие голубые джинсы выглядели обычно. Вокруг шеи был обмотан вязаный шарф в широкую черно-красную полоску. На руках были кожаные перчатки без пальцев. Парни были одеты ярче и более в стиле. Оба с черными, явно крашеными волосами. На одном черная вельветовая куртка, из-под воротника которой падал на спину темно-розовый испещренный черными черепами капюшон толстовки. На втором было темно-серое расстегнутое полупальто. Под ним виднелась розовая водолазка с какими-то цветными рисунками на груди.
        - Да пошел он куда подальше! - громко сказала в этот момент девушка и пододвинула к себе картонную упаковку с торчащей оттуда картошкой фри. - Орет на всех углах, что «Оригами» круче «Майо». А сам в плеере только попсовых «Токов»[«Токи» - на молодежном сленге немецкая поп-рок группа «Tokio Hotel».] слушает! Я-то знаю!
        - Ага! - поддержал ее парень в пальто. - И в «зине»[«Зин» - интернет-дневник.] пишет про «Оригами», надоел уже всем! А я читал в Сети, что хоть их и назвали лучшей эмо - группой прошлого года, но они сами себя эмо не считают. Просто модно, вот им и на руку.
        - Да морду ему надрать, и всех делов! - предложил парень в вельветовой куртке. - А то что-то много выделываться стал последнее время. Да еще вчера сказал, что у нас в классе только он тру-эмо[Тру-эмо (англ. tгuth - правда) - настоящие эмо.] , а мы типа позеры сраные!
        - Да что ты?! - возмутилась девушка и даже есть перестала. - Вот говнюк! А мне еще глазки строит.
        - Да?! - одновременно спросили парни и внимательно на нее посмотрели.
        - А то! - засмеялась она. - Даже арафатку[Арафатка - нашейная косынка.] подарил! Прикольную такую, в мелкую серо-розовую шашечку и с красными сердечками.
        - Ты шутишь? - не поверили они.
        В этот момент показался Кирилл с подносом в руках и направился к Марике. Ребята сразу замолчали и посмотрели на него.
        - Ой! - пискнула девушка. - Какой клевый эмо-бой! Вы только посмотрите, он же вылитый Алекс Эванс[Алекс Эванс - известная канадская фотомодель, работает в стиле эмо-бой.] ! Ну просто одно лицо! А я его обожаю! Пусенька! И такие же хорошенькие синие глазки!
        И девушка пристально посмотрела на Кирилла. Марика сразу начала злиться, но постаралась не показывать вида. Когда он подошел и уселся напротив нее, она обрадовалась, так как Кирилл оказался спиной к компании эмо-кидов. Но девушка все никак не могла успокоиться и то и дело поворачивалась и смотрела на него.
        - Как ты долго, - сказала Марика.
        - Очередь большая была, - ответил Кирилл и протянул ей стакан с коктейлем.
        - Да не нужно было стоять! - улыбнулась она. - Обошлись бы и без коктейлей!
        - Да? - улыбнулся он в ответ. - А как же твой шоколадный кекс? Не мог же я тебя оставить без десерта!
        Марика взяла кекс, отогнула гофрированную обертку и откусила.
        - А можно к вам подсесть на минутку? - раздался звонкий голос, и она чуть не поперхнулась.
        Возле них стояла, наклонившись, девушка из компании эмо-кидов. Она, не дождавшись приглашения, уселась возле Кирилла. Он искоса глянул на нее и опустил голову. Челка закрыла глаза. Марике хотелось послать ее куда подальше, но она решила быть вежливой.
        - Вы необычайно похожи на моего любимого эмо-боя из Канады. Эванс, может, слышали? сказала она.
        - И слышали, и видели в Сети, - ответила Марика. - И что?
        - Так просто, - заулыбалась девушка. - Вот решила познакомиться с вашим другом. Хотела бы сфотаться с ним на память. Можно?
        И она достала из кармана куртки маленький плоский фотоаппарат. Кирилл поднял голову и глянул на улыбающуюся девушку.
        - О! У вас точно такие же глаза, как у него. И взгляд! И волосы! Я в своем дневе[Днев - сокращенно дневник.] выложу фоты, все офигеют!
        И она, не дожидаясь согласия, сделала несколько снимков. Потом прижалась к оторопевшему Кириллу, вытянула руку и сняла себя вместе с ним.
        - Слушай, вали отсюда! - не выдержала Марика.
        - Что, такая крутая, да? - грубо поинтересовалась девушка и встала. - Сама вали с нашего места! Что-то мы тебя раньше тут не видели! Только парня своего мне оставь!
        - Прекратите немедленно! - строго проговорил Кирилл и встал. - А вам не мешало бы извиниться перед моей подругой, - обратился он к нахмурившейся девушке.
        - Да она первая начала! - возмущенно ответила та.
        - А нечего к моему парню липнуть! - резко проговорила Марика.
        - Она меня а-а-абидела-а-а! - громко заныла девушка и, к их удивлению, всхлипнула. - Дура какая! - сказала она капризным голосом и опустила голову.
        По ее щекам побежали черные дорожки слез. Парни за соседним столиком, до этого молча наблюдавшие за ними, встали и направились к ним.
        - Ну, мы пошли! - сообщила Марика, схватила Кирилла за руку и быстро направилась прочь.
        Услышав сзади возмущенные голоса, они ускорили шаг. Но их никто догонять не собирался, и скоро они пошли медленнее.
        - А ты не права, - сказал Кирилл. - Зачем ты ее обидела? Подумаешь, решила со мной сфоткаться!
        - Ах, так! - возмутилась она и отодвинулась от него. - А нечего на тебя вешаться было! Мне не очень-то приятно за этим наблюдать! Или ты не мой парень?
        - Твой, твой! - ответил Кирилл и заулыбался.
        Марика глянула на него, тихо засмеялась и взяла под руку.
        - Давай все это забудем, - предложил он. Еще из-за позеров каких-то не хватало ссориться.
        - Точно, позеры! - поддержала его Марика.
        Вдруг сзади на нее налетела все та же девушка. Она обняла Марику за шею и, всхлипывая, заговорила:
        - Ну, прости меня, прости! Я правда дура!
        Кирилл и Марика растерялись и остановились.
        - Мир? - спросила девушка, отстраняясь от Марики и заглядывая ей в глаза.
        Ее волосы растрепались, подводка потекла. Бабочка на щеке действительно оказалась нарисованной. Контуры ее крылышек смазались и стали неровными. Марика достала салфетку и вытерла краску с ее щек. Девушка вновь всхлипнула и повернулась к Кириллу.
        - Ты такой красивый, - сказала она. - Вот я и не сдержалась! Захотелось с тобой познакомиться! Все из-за этого!
        - Кирилл, - ответил он и протянул ей руку. А мою подругу зовут Марика.
        - Настя, - улыбнулась она. - Как я рада, что вы уже не злитесь! Вы такие классные!
        - А парни твои где? - поинтересовалась Марика, оглядываясь по сторонам.
        - Там остались, - улыбнулась Настя. - Сказали, что вы мне сейчас наваляете по полной.
        И она расхохоталась.
        - А ну их! - продолжила она. - Мы в одном классе. А вы из какой школы?
        - Мы не москвичи, - ответил Кирилл и медленно пошел по улице.
        - Мы на каникулы сюда приехали, - добавила Марика и пошла рядом.
        Но Настя не отставала. Она пристроилась возле Кирилла.
        - Слушай, - после паузы спросила Марика, я хочу какие-нибудь эмовские шмотки купить. Знаешь магаз подходящий? А то у нас город маленький, там ничего днем с огнем не сыщешь!
        - Но прикиды у вас классненькие, - заметила Настя. - Да у нас тут тоже специализированных нет, хоть и столица. В секонд-хендах промышляем, многие через инет заказывают.
        - Это понятно, - закивала Марика. - Ну хоть что-нибудь в стиле!
        - А пошли в Охотку[Охотка - на молодежном сленге название торгового центра на Манежной площади.] ? Там есть один магазин. «Соncept Club» называется. Шмотки дешевые и можно найти очень интересные.
        Кирилл и Марика переглянулись. Они стремились побыть одни и к новым знакомствам относились настороженно. Но отказывать Насте не хотелось. В этот момент зазвонил ее мобильный. Она извинилась и достала его из кармана куртки. Марика улыбнулась, заметив на нем болтающуюся розовую игрушечную мышку.
        - Да, - ответила Настя, отворачиваясь от них. - Прямо сейчас? Но я немного занята! Ну, мам! Ну, хорошо, хорошо! Сейчас приеду!
        Она в раздражении топнула ногой, убрала телефон в карман и посмотрела на них повлажневшими глазами.
        - Всегда так! - сказала Настя грустным голосом. - Предкам я зачем-то срочно понадобилась!
        - Поедешь? - спросил Кирилл.
        Настя глянула на него, улыбнулась сквозь слезы и кивнула.
        - Давай тел! - сказала она и вновь достала мобильник. - Марика, и ты свой!
        - Да зачем? - пожала плечами Марика. - Мы всегда вместе. А если и нет, то Кирилл знает, где меня найти. К тому же мы через несколько дней все равно уедем.
        - Так жалко! - вновь погрустнела Настя. - Вы такие классные! Только познакомились! Кирюф, а ты не возражаешь, если я твои фоты выложу в своем дневе?
        - Нет, с чего бы мне возражать? - улыбнулся он.
        - А ты, Марика?
        И Настя вопросительно посмотрела ей в глаза.
        - А я тем более! - засмеялась та.
        - Ты правда на меня больше не злишься? - поинтересовалась Настя.
        - Не-а! Ты тоже классная!
        Они расцеловались, и Настя устремилась к метро.
        - Нормальная девчонка оказалась, - заметила Марика, провожая взглядом ее быстро идущую стройную фигурку. - А вначале чуть не подрались!
        И она засмеялась.
        - Все твоя ревность, - тихо сказал Кирилл и взял ее за руку. - Пошли на Манежную? Тут недалеко.
        Они довольно быстро нашли магазин, про который говорила Настя. Он был небольшим, но одежды оказалось много. Марика сразу бросилась к столику, на котором были разложены футболки. Она взяла черную с розовым контуром улыбающегося девичьего лица.
        - Супер! - пробормотала она и глянула на ценник. - И как дешево! А тут еще, смотри, какие классные есть!
        Марика набрала футболок, потом переместилась к кронштейнам с кофточками. Выбрав несколько, перешла к мужским вещам. Приложив к Кириллу белый свитер, на груди которого было несколько ромбиков розового, серого и черного цветов, она увидела ряд висящих джинсов.
        - А вот и белые! - обрадовано заметила Марика, направляясь к ним. - И есть твой размер!
        - Куда ты столько набираешь? - удивился Кирилл.
        - Да ты посмотри, как тут все дешево! - с воодушевлением ответила она, снимая вешалку с белыми джинсами. - Эти, и еще голубые можно! А мне вон те, темно-розовые! Ой! А к ним вижу кофточку с черными розами! А тебе можно вон ту серую футболку с большим серебряным черепом на груди.
        Кирилл вздохнул, но промолчал. Марика свалила ему на руки вещи, и они отправились в примерочные.
        Вышли из магазина с несколькими пакетами.
        - И куда мы теперь? - спросил Кирилл. С такими покупками!
        - Поехали в квартиру! - предложила Марика. - Я ужин приготовлю. К тому же Глебу нужно позвонить и определиться на вечер. Он же хотел куда-нибудь сходить. А то времени уже почти пять! И чего весь день делали? - добавила она и хитро на него посмотрела.
        - Много чего, - пробормотал Кирилл и коснулся губами ее щеки.
        Когда они зашли в квартиру, то Марика сразу начала разбирать пакеты. Она скинула с себя все, оставшись в одних трусиках, и стала примерять вещи, вертясь то перед Кириллом, то перед зеркальными дверцами огромного, во всю стену, шкафа спальни. Кирилл сидел в кресле и не сводил с нее глаз.
        - А вот эта майка вообще супер, да? - спросила Марика, возбужденно блестя глазами и натягивая белую, расшитую мелким розовым и черным бисером майку на тонких бретельках. - Ой! - вскрикнула она и поправила верхний край, так как одна грудь обнажилась.
        Кирилл вскочил, схватил смеющуюся Марику и бросил на кровать, мгновенно стянув с нее трусики. Майку она сняла сама.
        - А ты? - спросила Марика, ложась на спину. - Раздевайся!
        Она чувствовала себя более раскованно, чем утром, Кирилл ей уже казался настолько близким, что она практически перестала стесняться. Он скинул одежду и лег рядом.
        - А ты правда похож на Алекса Эванса, - заметила она, поворачивая к нему лицо и улыбаясь. - Я в сети много его фоток видела. Очень красивый парень!
        - Да ладно! - немного смущенно ответил Кирилл. - Настя сказала, а ты повторяешь!
        - Смешная она, - заметила после паузы Марика, - и чуть что, сразу плачет. Может, так и полагается, раз ты эмо?
        - Какие глупости ты говоришь! - раздраженно проговорил он и даже сел. - Ты же понимаешь, что главное - это то, что внутри нас, а не то, что напоказ. - И что внутри тебя? - поинтересовалась она и провела пальцами по его спине.
        Затем начала поглаживать тату в виде сердца с буквой «М» внутри. Кирилл не ответил. Он повел плечами, повернулся к ней и лег рядом. Марика вздохнула и поцеловала его в щеку. Они обнялись и закрыли глаза. Странно, но желание словно уснуло, а не тревожило их, они лежали спокойно, тесно прижавшись друг к другу, слыша, как бьются сердца, улавливая дыхание. Марике стало необычайно хорошо. Она даже задремала, словно убаюканная этой длящейся безмятежной нежностью. И когда Кирилл пошевелился, а потом пробормотал: «А кто-то ужином хотел покормить», она только улыбнулась и сжала его в объятиях.



        Глава третья

        Их разбудил звонок мобильника. Это был Глеб.
        - Алло, - сонно ответил Кирилл и зевнул.
        - Вы что, так весь день и проспали? - поинтересовался Глеб. - Ну вы даете! И зачем было приезжать в столицу нашей родины, спрашивается?
        - Да мы только уснули, - ответил Кирилл и начал улыбаться. - Гуляли долго. Марика меня по магазам таскала. А который час?
        - Да уж почти семь, - усмехнулся Глеб. - Короче, я сейчас заканчиваю работу, еду к себе, переодеваюсь, и мы встречаемся на «Октябрьской» в центре зала ровно в девять. И не опаздывать!
        - Но… - начал Кирилл и вновь зевнул.
        - Сегодня готик-пати в «Точке», так что оденьтесь соответственно. Хотя вы и так вполне в стиле. Короче, до встречи!
        И Глеб положил трубку.
        Кирилл снова лег и прижался к Марике. Она перевернулась на бок, ерзая и устраиваясь удобнее. Когда ее голые ягодицы коснулись его живота, Кирилл окончательно проснулся. Он аккуратно ввел вставший член между ее бедер и замер. Марика судорожно вздохнула и открыла глаза, чувствуя, как что-то твердое и горячее пульсирует между ее тут же набухших губок. Кирилл начал медленно гладить ее спину, плечи. Его пальцы скользнули к груди и нежно теребили соски. Марика выгнулась, сильно сжав бедра.
        - Ой! - вскрикнул Кирилл и тут же отодвинулся. - Оторвешь! - тихо засмеялся он.
        Марика повернулась к нему лицом и, задевая носом его нос, заглянула в глаза.
        - Привет, соня! - прошептал Кирилл и коснулся кончиком языка ее улыбающихся губ. - Глеб пригласил нас на готик-пати в клуб «Точка».
        - Здоровски! - восхитилась она и тут же вскочила. - Так чего мы тут валяемся?! Быстро собираться! Надо подумать, что надеть!
        - Но… - начал Кирилл и сжал все еще стоящий член.
        - Никаких «но»! - сказала она, поднимая трусики с пола. - Вставай! Пойду что-нибудь соображу поесть. Во сколько мы там должны быть?
        - В девять в метро «Октябрьская», - растерянно ответил он, жадно глядя, как Марика поправляет на бедрах узкие кружевные полоски трусиков.
        Они были в условленном месте без опоздания. Марика надела черные джинсы и черную маечку, купленную сегодня. На груди поблескивал стразами огромный контур черепа. Сверху, по настоянию Кирилла, накинула розовую трикотажную кофточку с капюшоном. А его заставила надеть свою черную футболку с нежно-розовой розой на груди. Они нанесли белый тональный крем, густо подвели глаза. Марика хотела накрасить губы черным, но такой помады у нее не было. И они воспользовались светло-розовым голографическим блеском. Выглядели они настолько похоже, что трудно было понять, где парень, где девушка. Когда Глеб выскочил из вагона и подошел к ним, то даже присвистнул.
        - Ху из ху? - засмеялся он. - Реально андрогины!
        Он выглядел обычно, в черной куртке, под которой был виден темно-серый джемпер, и в синих джинсах.
        - Ну что, пошли? - с нетерпением спросила Марика.
        - Сейчас должен еще один человечек подойти, - сообщил Кирилл.
        - Кто это? - в один голос воскликнули Глеб и Марика.
        - Пока ты была в ванной, я позвонил Насте и пригласил ее, - ответил он.
        - Зачем? - поинтересовалась Марика и нахмурилась.
        - Кто это Настя? - одновременно с ней спросил Глеб и заулыбался.
        - Сегодня познакомились, - ответил Кирилл.
        - Так, деффочка одна, - нехотя сказала Марика. - Надеюсь, явится без своих дружков-позеров? - ехидно добавила она.
        - Сколько ей лет? - заинтересованно спросил Глеб, глядя на подъезжающий поезд.
        - Наверно, шестнадцать, - ответил Кирилл.
        - А-а! - разочарованно протянул Глеб и отвернулся от открывшихся дверей.
        Из них вывалила толпа пассажиров. Среди них оказалась и Настя. Но Марика не сразу ее узнала. Настя зачесала волосы назад, закрепила их широким черным обручем, на котором торчали смешные позолоченные рожки. На ее белом лице четко чернели густо подведенные глаза, брови и губы. Шарики пирсинга казались металлическими росинками. Настя была все в той же красной куртке. Ее полы были распахнуты. Марика увидела низко спущенные черные атласные брюки, широкий ремень, усеянный заклепками, квадратную пряжку со скрещенными костями, черный бархатный корсет, туго обтягивающий и заканчивающийся выше талии. Он был зашнурован спереди широкими розовыми атласными лентами. В пупке поблескивал розовый камешек навелы. У Насти оказалась довольно большая грудь, практически вываливающаяся из сильно декольтированного корсета. На шее висело несколько металлических цепочек с маленькими розовыми эмалевыми сердцами.
        - Хай! - непринужденно поздоровалась она и перекатила во рту жевательную резинку.
        Выдув из нее бледно-розовый шарик, тут же лопнула его и заулыбалась, продолжая жевать.
        - Это Настя, - сказал Кирилл, повернувшись к Глебу. - А это мой старший брат Глеб, - добавил он.
        - Вижу, что не младший, - захихикала она и взяла удивленного Глеба под руку. - Ну что, челы, двинулись?
        - А ты прикольная, - заметил Глеб и пошел к эскалаторам, прижимая ее локоть и скосив глаза на колышущуюся грудь.
        Когда они пришли в «Точку», на сцене уже выступала какая-то группа, своим видом разительно напоминающая «Тоkio Нотеl», но игравшая намного хуже. Танцпол заполняли в основном готы. Но среди их черной однообразной массы мелькали цветной одеждой обычные парни и девушки. Также в клубе присутствовали и взрослые, что удивило Марику. Она глянула на довольно пожилого на вид мужчину в джинсовом костюме, с выпирающим пивным животом, который стоял практически у самой сцены, пил пиво и курил, и заулыбалась, толкнув Кирилла в бок локтем.
        - Готичный дядечка, - сказала она ему на ухо и засмеялась.
        - Да нам-то что? - одернул ее Кирилл. - Каждый выбирает ту музыку, которая ему нравится.
        - Мы пошли наверх, - сказал в этот момент Глеб. - Может, на втором ярусе свободные столики есть?
        - Это где VIP-места? - рассмеялась довольно ехидно Настя. - Эх ты, провинция! Там билеты дороже и охранники не пускают.
        - Я говорю об уровне выше, - не обиделся Глеб. - Или ты в баре возле сцены хочешь зависнуть? А я там люблю.
        - Почему? - поинтересовался Кирилл.
        - Так я ж не курю, - усмехнулся Глеб, глядя как Настя достает пачку сигарет и зажигалку. - А там вентиляция лучше, все продувается. Да и официантки пиво приносят. Ты пьешь? - спросил он у Насти.
        - А как же! - важно ответила она.
        - А я думал, что все эмо по убеждениям стрейтэйджеры[Стрейтэйдж - (англ. Straight Edge) - четкая черта-стиль жизни, исключающий употребление наркотиков, алкоголя, табака, беспорядочные половые связи и зачастую приветствующий вегетерианство.] , - заметил Глеб.
        - Он думал! - ехидно проговорила Настя. - Хоть бы в Сети что-нибудь почитал на эту тему! Там сплошь и рядом пишут, что все эмо алкоголики, наркоманы и ба. Все-таки брат у тебя эмо-бой! А ты, смотрю, и не в теме! Но мы свободны во всем! Хочу, стану стрейтэйджером, а хочу, буду пить, курить, колоться и трахаться направо и налево! - с вызовом добавила она.
        - Какая ты шустрая девчонка-то! - засмеялся Глеб. - Семнадцать, говоришь, тебе исполнилось? Не по годам, не по годам! Мама по попке ремнем не лупит за такие рассуждения?
        - Да иди ты! - расхохоталась Настя и толкнула его.
        - Ну, тогда мы пошли, - в тон ей сказал Глеб, повернувшись к молчащему Кириллу.
        Марика уже отошла к сцене и пританцовывала под сокрушительные аккорды бас-гитары и хриплые вопли солиста.
        Когда они ушли, Кирилл приблизился к ней и обнял сзади за талию. Она повернула к нему разгоряченное лицо с поблескивающими от сценической подсветки глазами и громко прокричала, что хочет коктейль. Но он отрицательно покачал головой. Марика отвернулась от сцены и встала перед ним. Их окружали танцующие, но никто не обращал внимания. Они были словно одни на пятачке пустого пространства. Кирилл смотрел в глубь ее расширившихся глаз, она не сводила взгляда с его поблескивающих розовых губ.
        - Мы же не пьем! И не вижу повода начинать, - заметил Кирилл и отвел челку с ее лица. Давай куплю тебе сок?
        - Давай! - легко согласилась она и тряхнула волосами.
        Челка вновь упала на глаза.
        В этот момент песня закончилась, и свет на сцене погас. Марика невольно зажмурилась, чтобы не видеть темноту. И тут же ощутила на губах легкий поцелуй. Она улыбнулась и высунула язык. Поцелуй повторился, но был таким крепким, что она почувствовала, как колечки пирсинга впиваются ей в кожу.
        Резко вспыхнул свет, толпа взвыла, и Марика повернулась к сцене. Сквозь лес взлетевших рук, на которых указательные пальцы и мизинцы торчали словно рожки, она увидела, как на сцену выходит новая группа. Музыканты выглядели более брутально, чем предыдущие. Густо татуированные, в черных кожаных брюках и жилетках на голое тело со множеством металлических цепей, заклепок, крестов и черепов, длинноволосые и накачанные, они заняли свои места, подняли руки и взревели по-звериному вместе с толпой. Сцена озарилась багрово- красным светом, шквал тяжелых басовых аккордов понесся в зал, ударник усилил звучание четкой дробью, солист обхватил микрофон татуированной по всей длине рукой, в черной кожаной без пальцев перчатке, приблизил ко рту и взвыл так, что у Марики заложило уши. Руки с торчащими
«рожками» пальцами вновь взлетели, поднятые к сцене лица исказились от воплей. Вся картина почему-то напомнила Марике полотна Иеронима Босха на тему ада.
        Вдруг она почувствовала, как сильно вздрогнул Кирилл, который прижимался к ней сзади. К тому же его пальцы больно вцепились в ее талию.
        - Ты чего? - спросила она, поворачиваясь к нему.
        - Граф Дарк! Он здесь? Этого не может быть! - с ужасом произнес он, не сводя глаз с высокого мужчины, стоящего слева от них, между сценой и баром.
        Мужчина был во всем черном. Длинный, почти до колен кожаный пиджак был расстегнут. Под ним чернела футболка, на груди блестела толстая цепь. С пояса, покрытого выпуклыми квадратными заклепками, свисал внушительный шар-ядро с шипами. Лицо было в тени длинных черных распущенных волос. Марике показалось, что это тот же самый мужчина, которого она видела вчера во дворе Кирилла.
        Она перевела взгляд на Кирилла. Его лицо буквально посерело. Подведенные глаза выглядели страшными из-за огромных черных зрачков, которые окружали узкие ободки синевы. Марика вновь посмотрела на мужчину. Он не обращал на них никакого внимания. В этот момент песня закончилась, лазеры и прожектора перестали искажать окружающее пространство, свет стал ровным. Мужчина повернул лицо к сцене, и она увидела, что он, конечно, похож на вчерашнего, но все-таки это другой человек. У того лицо было худым, с четкими грубыми чертами. А у этого более полное, с широким вздернутым носом.
        - Нет, я обознался, - сказал Кирилл и глубоко вздохнул.
        - Граф Дарк? - спросила Марика. И Кирилл вновь вздрогнул.
        - Кто это? - поинтересовалась она, не сводя с него глаз.
        - Откуда ты знаешь это имя?
        - Так ты сам только что назвал его, - прокричала Марика, так как музыканты вновь начали играть. - И уже не первый раз! Тогда во дворе…
        - Забудь! - резко ответил Кирилл. - Пошли к Глебу?
        И он, не дожидаясь ответа, взял ее за руку и потянул к лестнице.
        Они поднялись на третий уровень и увидели, что все столики заняты. В дальнем углу сидели Глеб, Настя и еще какая-то пара, на вид готы. Кирилл и Марика направились к ним. Звук здесь был лучше, чем возле сцены, хотя тоже очень громкий. Но разговаривать было можно.
        - Санек, Леночка, - представил пару Глеб. Мы только познакомились с ними.
        Те закивали и подняли литровые кружки с пивом. Стол был прямоугольным и довольно длинным.
        - А вы так и не пьете ничего? - поинтересовалась Настя, не сводя глаз с Кирилла. Видно было, что она уже навеселе.
        - Не-а, - ответила Марика, садясь рядом с ней.
        - Ну и молодцы! - сказал Глеб, улыбаясь. - Классный концерт! Вы там возле сцены не оглохли? Здесь-то лучше слышно, да и воздух свежее.
        Санек и Леночка начали целоваться взасос, не обращая ни на кого внимания. Настя тихо захихикала и вновь весьма недвусмысленно посмотрела на Кирилла. Он сидел напротив нее, рядом с Глебом. Марике неудержимо захотелось пересесть к нему. Она протянула руки через стол и взяла его скрещенные пальцы. Он поднял голову и глянул на нее сквозь пряди челки. Его глаза были грустными, словно он неотступно думал о чем-то чрезвычайно печальном.
        - А может, домой? - вдруг спросила Марика, наклоняясь к нему через стол.
        Кирилл вздохнул, но промолчал.
        - Так рано еще! - возмутилась Настя. - Время детское! Да? - обратилась она к Глебу, который медленно пил пиво из кружки.
        - А мы домой! - неожиданно подал голос Санек. - Хотите с нами? У Ленки предки свалили на дачу.
        - Здоровски! - восхитилась Настя. - И правда, поехали?
        Глеб глянул на нее, заулыбался, но ничего не ответил.
        - Мы точно нет, - сказал Кирилл. - Сегодня с поезда, выспаться охота.
        - Понятно, - с обидой сказала Настя. - Ну, вам вдвоем явно интереснее, чем с компанией! Тогда я тут остаюсь! А ты, Глеб?
        - Ну не оставлю же я одну такую милую девочку-эмочку среди этих мрачных кровожадных готов! - ответил тот и широко улыбнулся.
        - Мы пошли! - решительно сказал Кирилл и встал.
        Марика тоже встала и приблизилась к нему.
        - Да и мы уходим! - заявили Санек и Леночка. - Можем до метро вместе.
        - Кирюх, завтра позвоню, - крикнул им вслед Глеб.
        Когда они оделись и вышли из клуба, то увидели, что идет дождь со снегом. Кирилл заботливо поднял капюшон розовой кофточки Марики.
        - Ну вот! - разочарованно сказал Санек. А днем такое солнце было!
        - Ничего, до метро недалеко, - добавила Леночка.
        Они быстро пересекли двор, поднялись по лестнице, которая находилась в огромной, но короткой трубе, и прошли калитку, оказавшись в узком полутемном переулке, ведущем на Ленинский проспект. Пройдя несколько метров, увидели, что возле стены дома стоят несколько парней. Они были с банками пива. Санек и Леночка отчего-то ускорили шаг. Парни повернулись к ним.
        - Гляди-ка, - громко сказал один из них, высокий и крупный, - кладбищенские крысы начали вылезать из своих нор.
        - Эй, готы-говноты, - подхватил другой, тоже высокий, но худой, и преградил им путь, - что, ваше сборище уже закончилось? А не рановато ли? Или на могилки свои спешите?
        Кирилл замедлил шаг и взял Марику за руку. Но Санек и Леночка ловко обогнули стоящего поперек дороги парня и бросились бежать. Парни дружно расхохотались и принялись улюлюкать им вслед. Кирилл начал обходить парня, но второй тут же встал рядом с первым.
        - Ай! - сказал высокий. - Не успели удрать, черные крысы!
        - Подожди-ка! - встрял еще один, очень полный.
        Он отбросил пустую пивную бутылку, и она со звоном разбилась о стену. Приблизившись к Марике. откинул капюшон с ее лица.
        - Пацаны! - радостно заявил он и осклабился. - Да ведь это эмо! А я-то думаю, чего у готихи розовая шмотка?
        - Ну-ка, ну-ка, - громко проговорил высокий и взял Кирилла за воротник, притянув к себе и заглядывая в лицо. - Точняк, эмо-соплиемо! По глазам вижу! Наваляем плаксам!
        - А герла симпотная! - сказал худой. - Можно и потрахать! Как, впрочем, и боя!
        И они громко расхохотались.
        Марика попыталась вырваться из цепких рук худого, но он с силой пнул ее. Она всхлипнула, сжалась и втянула голову.
        - Представление начинается! - возвестил полный. - Сейчас эмо-придурки будут ползать и рыдать, рыдать и ползать.
        - Сами вы будете ползать, ублюдки! - твердо сказал Кирилл и ударил высокого коленом в пах.
        Тот согнулся и заорал от боли.
        - И отпусти мою девушку, урод! - закричал Кирилл и врезал худому в солнечное сплетение.
        Худой охнул и затих, согнувшись пополам. Все произошло мгновенно, и остальные парни настолько растерялись, что не сразу сообразили, что происходит. Кирилл схватил Марику за руку, и они пустились со всех ног по переулку. Парни заорали и бросились за ними. Но когда они все вылетели на Ленинский проспект, весьма оживленный даже в этот поздний час, то парни мгновенно отстали.
        - Ничего! - заорал один из них. - Подловим еще вас, поплачете кровавыми слезами, хуемо недобитые!
        Кирилл не стал даже оборачиваться, а не то что отвечать. Он шел быстро, крепко взяв всхлипывающую Марику за руку.
        Когда они подошли к метро, она остановилась. - Ты чего? - спросил Кирилл, заглядывая ей в глаза.
        - Боюсь! - ответила она и заплакала, уткнувшись ему в плечо.
        Кирилл обнял ее и начал гладить по волосам.
        Когда она немного успокоилась и вытерла слезы, то отодвинулась от него и подняла глаза. Снег с дождем прекратился, ветер стих, и пошел только снег. Крупные рваные хлопья кружились в свете фонарей. Недалеко от них притормозило такси. Из него вышла девушка и торопливо направилась к метро. Марика глянула на кружащиеся в свете задних красных фар хлопья, которые казались розовыми от этой подсветки, и тихо проговорила:
        - Смотри, розовый снег в этом черном мире! Почему столько ненависти здесь?
        - Эй, ребята, чего стоим? Может, поедем? спросил в этот момент, высунувшийся из машины таксист.
        - Нет! Спасибо! - ответил Кирилл.
        - Да! Поедем! - явно обрадовалась Марика и, схватив его за руку, устремилась к такси.
        Кирилл не стал сопротивляться.
        - Боюсь в метро, - прошептала Марика, когда они уселись на заднее сиденье. - Тут все такие злые!
        Они благополучно доехали до дома и поднялись в квартиру. Марика, скинув куртку прямо на пол, сразу бросилась в ванную. Кирилл медленно разделся, подобрал ее куртку, аккуратно повесил в шкаф и пошел на кухню. Он поставил чайник, порезал хлеб, сыр и колбасу и начал делать бутерброды. Когда вода закипела, заварил черный чай и выставил на стол чашки. После небольшого раздумья вымыл большие красные яблоки, длинные зеленые груши и выложил их на тарелку. Оглядев стол, добавил красные бумажные салфетки.
        Марика вышла из ванной в футболке на голое тело, с мокрыми зачесанными назад волосами и умытым лицом. Она напоминала обиженную девочку, потому что смотрела в пол и только что явно плакала.
        - Садись, - предложил Кирилл. - Я чай приготовил.
        Она вскинула глаза, оглядела стол и молча кивнула.
        - Я быстро! - сказал Кирилл и скрылся в ванной.
        Марика подошла к окну и выглянула на улицу. Снег продолжал идти, и она, не отрываясь, следила за медленным кружением пушистых хлопьев. Подсвеченные тусклым сиянием фонарей, они выглядели золотисто-розоватыми и испещряли черноту ночи хаотичными беспрерывными движениями. Марика завороженно смотрела на снежинки. Слезы вновь потекли по ее щекам. Кирилл подошел и обнял ее сзади, положив подбородок ей на плечо.
        - Почему все так? - прошептала она и всхлипнула. - Что мы им сделали?
        - Ты привыкла, что в нашем городе нас не трогают, - ответил Кирилл, обнимая ее за талию. Но ведь ты на сайтах читала, как на самом деле относятся к эмо. Ты же мне сама ссылку как-то кидала по аське на сайт, где тусуются антиэмо.
        - Но почему?! - упрямо спросила Марика и повернулась к нему. - Что мы плохого кому сделали?
        - Мне кажется, на Западе все по-другому, - сказал он и убрал с ее лба упавшую влажную прядь. - А у нас всегда так! Пока ты не стала эмо, в нашем городе тоже при каждом удобном случае нас били. Ты просто не знаешь, не видела. Да и что вы видите за своими ублёвскими стенами? Живете там как у Христа за пазухой, как любит говорить моя мать.
        - Но почему? - вновь спросила она. - Мне нравится так одеваться, носить такую прическу, так красить глаза, слушать такую музыку. Кому от этого плохо?
        - Не знаю, - пожал плечами Кирилл и уселся за стол.
        Он налил чай себе и ей. Марика села и сделала глоток. Потом положила сахар, и начала медленно помешивать чай.
        - Думаю, что из-за позеров, - после паузы сказал он. - Они решили, что это самое модное течение, надели наши шмотки, стали так же красить паза и рыдать на всех углах. Они все утрировали. А ведь эмо - это то, что внутри, а не черно-розовая одежда. Я-то это чувствую по себе. Могу носить что-нибудь совершенно не в стиле, налысо постричься, но в душе будет все то же самое. Понимаешь?
        - Люблю тебя, - тихо произнесла Марика.
        - Ты меня не видела полтора года назад, - усмехнулся Кирилл. - Я как раз увлекся этой культурой решил, что могу открыто самовыражаться, ни на кого не обращая внимания. Я прямо в классе устраивал истерики, честно! Химичка как-то пару мне влепила, так я упал на пол возле доски, орал, катался, визжал, в общем, дал себе волю. И даже кайф получал от этого. Конечно, остальные ребята нас невзлюбили. Мы же вели себя как идиоты. Да и сейчас многие меры не знают.
        - Но ты… - тихо сказала Марика и улыбнулась ему.
        - Да, изменился, - кивнул Кирилл. - И все из-за тебя. Учусь сдержанности, хочу быть мужчиной и выглядеть достойно рядом с такой девушкой, как ты. Но эмоции переполняют по-прежнему, на разрыв мозга!
        - Люблю тебя, - тихо повторила Марика и после паузы прошептала: - Но вот…
        И она замолчала, опустив взгляд в чашку с чаем.
        - Что? - настороженно спросил Кирилл.
        - Много читала, да и от наших ребят слышала, что суицид - необходимая часть культуры, - сказала она и подняла на него глаза.
        Кирилл побледнел, понимая, куда она клонит, и даже машинально прикрыл пальцами почти зажившую царапину на запястье.
        - Это стереотип, - после паузы ответил он. Как и то, что все мы би, что нюхаем, ширяемся и пьем.
        - Но… - начала она.
        В этот момент раздался приглушенный звонок мобильного.
        - Твой, - заметила Марика. - Кто бы это мог быть так поздно?
        - Понятия не имею, - ответил Кирилл и вышел в коридор.
        Он достал телефон из кармана куртки и увидел, что это звонит его одноклассник Костя.
        - Да, - ответил он.
        - Не спишь? - не здороваясь, быстро заговорил Костя. - Ты куда пропал? Тут у нас такое! Батя твой сказал, что ты в Москву смылся на каникулы.
        - Да, к брату поехал, - ответил Кирилл, начиная волноваться.
        - Ира-то наша руки на себя наложила, - сбивчиво продолжил Костя. - Похороны завтра. Наши все в шоке. Странно, что тебе родители не сообщили. Так тебя на похоронах не будет?
        - Ужасно! Это все ужасно! - после паузы тихо сказал Кирилл.
        - Да, ужасно! А все ваше эмо, - сухо сказал Костя. - Тебе тут наши ребята звонили несколько раз, да ты не берешь. Решили, что не слышишь, по Москве бегаешь.
        - Да, - ответил он. - Не слышу.
        - Не расстраивайся так, - участливо проговорил Костя. - Знаю, что вы с Ирой еще в один детсад ходили, но сейчас уж ничего не поделаешь. Не знаю, что еще сказать, - после длительной паузы заметил он.
        - Мне страшно, - прошептал Кирилл.
        - Блин, Кирюх! - громко и зло заговорил Костя. - Кончайте вы с эмо! Ни к чему хорошему это не приводит! Три месяца назад в школе, которая за ТЭЦ, девочка тоже вены себе перерезала. И насмерть! Ей вообще 13 было. Мне один друган из той школы говорил, у него отец в милиции. Неужели про нее не слышал? Она ведь тоже была из вашей тусовки э-э-эмо! - протянул он с явной издевкой.
        - Не слышал, - сказал Кирилл.
        - Ну ты что? - удивился тот. - Она еще какую-то странную записку оставила, что типа идет к свету, который здесь называется тьма. Причем слово «тьма» написала на английском - «дарк».
        Кирилл вздрогнул, его сердце заколотилось.
        - Не хочу больше говорить об этом, - сказал он.
        - Ну, прости, друг, прости, - тут же опомнился Костя. - Понимаю, как тебе тяжело. Значит, завтра тебя не будет? Похороны в пять вечера.
        - У нас билеты только через четыре дня. Если поменять, - тихо сказал он. - Но не получится. Даже если мы попадем на поезд, который уходит в восемь утра, то в городе мы будем лишь в семь вечера.
        - Да, не получается, - заметил Костя. - Mы? А ты это с кем? Неужели со своей ублёвочкой? И как ее предки отпустили? Ну ты даешь, Кирюх! Сила!
        - Да, я с Марикой, - ответил он и вдруг неожиданно для себя расплакался.
        - Ладно, старичок, не расстраивайся ты так! испуганно сказал Костя. - Приедешь когда приедешь. Ну что теперь поделать? А ребятам я все объясню. Давай, пока!
        И он положил трубку. Кирилл вытер глаза, но слезы все текли. Он в душе презирал себя за слабость, за то, что убежал от того ужаса, который охватил его тогда во дворе при виде Дарка.
        - Что случилось? - раздался испуганный голос.
        Кирилл поднял голову и увидел, что Марика стоит, сжав руки и прислонившись к косяку двери. Ее лицо было бледным. Кирилл скользнул взглядом по ее светло-розовой футболке со смешным рисунком двух обнимающихся зайчиков на груди, по голым стройным и длинным ногам, по маленьким ступням, переминающимся на паркете, и бросился к ней, упав на колени, обхватив ее и прижавшись лицом к животу. Его начали сотрясать рыдания. Марика окончательно испугалась, гладила его по волосам, плечам, целовала в макушку и без конца повторяла:
        - Все будет хорошо, все будет хорошо.
        Они уснули только под утро. Кирилл несколько часов рассказывал про Ирочку, про их отношения. Оказалось, что она была давно влюблена в него, писала записки с признаниями, даже завела «зин», и на его страницах откровенно рассказывала о своих чувствах. Но Кирилл относился к ней только как к подруге и не мог ответить взаимностью. И сейчас обвинял себя в том, что был невнимателен к ее чувству. Все в их тусовке знали, что у них с Марикой «лавстори». Их везде видели только вместе, их лица говорили сами за себя. Ирочка даже пыталась как-то объясниться с ним, считая, что Марика хоть и классная девчонка, но совершенно ему не подходит, что ее родители пока смотрят на их дружбу сквозь пальцы, но перспектив у них нет никаких. Но Кирилл не принимал ее слова всерьез, а только отшучивался.
        Марика слушала внимательно, не перебивая. Впервые Кирилл был так откровенен. Но ее мучила мысль, почему и он приблизительно в то же самое время попытался перерезать себе вены. Кирилл про это странное совпадение не говорил ничего. К тому же она помнила и о некоем графе Дарке, который нагнал на него такой ужас своим появлением тогда во дворе. Марика вдруг подумала, что, возможно, именно из-за его появления Кирилл так стремительно уехал в Москву. Когда он выговорился, проплакался и постепенно успокоился, они легли в кровать, прижавшись друг к другу.
        - Послушай, - мягко проговорила Марика и обняла его, - что это за мужик тогда проходил по твоему двору? Помнишь, такой высокий, весь в черном и одет, как гот? Ты еще тогда сильно разволновался, что-то начал бормотать об Ирочке, о себе.
        Марика замолчала, решив не упоминать о его попытке самоубийства. Кирилл и так был расстроен. При ее словах он вздрогнул и отодвинулся от нее.
        - Ты еще назвал его граф Дарк, - все-таки продолжила Марика, хотя видела, что он сжался и закрыл глаза.
        - Не знаю, о чем ты, - ответил Кирилл после длительной паузы. - Давай спать.
        И он отвернулся от нее. Марика не стала настаивать, понимая, что сейчас он ей ничего не скажет. Она обняла его сзади, прижалась щекой к спине и закрыла глаза.
        Проснулись около полудня. Марика встала, отдернула тяжелые коричневые портьеры, и спальню залило солнце.
        - О! - восхищенно воскликнула она и подпрыгнула. - Снова ясный день! Долой плохую погоду!
        Настроение у нее было отличное. Все их разговоры ночью показались ненужными. Они любили друг друга, в этом она была уверена и подумала, что только это имеет значение.
        - А мне нравится, когда идет снег, - пробормотал Кирилл и закрыл лицо одеялом.
        Но Марика стянула его и закричала:
        - Хватит спать! Хочу гулять!
        Кирилл, видя, что она в отличном настроении, заулыбался. На душе у него стало значительно легче.
        Они умылись, позавтракали, потом Марика уединилась в гостиной, чтобы позвонить родителям. А Кирилл решил поговорить с Глебом. Он набрал его номер.
        - Занят? - сразу спросил он, когда Глеб ответил.
        - Могу говорить, - сказал тот и встревоженно поинтересовался: - Случилось что-нибудь?
        - Нет, - улыбнулся Кирилл. - Мы только проснулись.
        - Вот она сладкая каникулярная жизнь! вздохнул Глеб. - А я уже несколько метров проводки проложил да дрелью от души поработал. И чем вы сегодня намерены заняться, дети мои?
        - Да я тоже звоню, чтобы узнать, какие у тебя планы, - ответил Кирилл.
        - Знаешь, братик, сегодня не получится строить какие-либо планы, - со вздохом проговорил Глеб. - У нас тут аврал полный, боюсь, до ночи работать придется. Так что вы уж сами себя развлекайте. О'кей? Думаю, с такой девочкой скучно тебе не будет? - засмеялся он.
        - Прекрати! - строго сказал Кирилл. - Кстати… - начал он и замолчал.
        - Ну, давай, спрашивай! - подстегнул его Глеб. - Чего мнешься, как красная девица? Что еще?
        - Да хочу понять, с чего это ты вдруг поселил нас в такую роскошную квартиру? - после паузы поинтересовался он. - Думаю, для тебя это было не так уж просто, как ты пытался нам доказать. А, братец?
        Глеб весело рассмеялся. Потом все-таки ответил:
        - Шаришь, Кирюх! Но и ты пойми мой расчет. Ты ведь не с какой-нибудь нашей заводской шалавой пожаловал, а с самой дочкой мэра, одной из самых известных ублёвочек города. Что ж я вас, в трущобу поселю? Ты же понимаешь, что если у вас в дальнейшем все сладится, то ты будешь как сыр в масле. Уж ее предки не оставят зятя в бедности. Понимаю я твой расчет!
        - Ты с ума сошел! - возмутился Кирилл. - Какой расчет?! Ни о чем таком я и не думал!
        - А надо думать! - назидательно проговорил тот. - Скоро твои школьные игры закончатся, в том числе и в это твое эмо, и наступит взрослая суровая жизнь.
        - При чем тут эмо? Это вовсе не игра! - обиделся Кирилл. - Это моя суть!
        - Ага, как же! - засмеялся Глеб. - Хочешь скажу тебе всю правду об этой вашей субкультуре? Да и не только об этой!
        - Не надо! - тут же возразил Кирилл. - Надоело слушать, что все мы плаксы-неудачники и конченые позеры! Вот!
        - Да не в этом дело! - четко произнес Глеб. - Эмо - это, прежде всего попытка убежать от своего страха перед взрослой жизнью, остаться как можно дольше детьми, спрятаться за этой маской от взрослых проблем, которые неизбежны, ведь мы все по - любому растем. Так что ваше это эмо, прежде всего, возникло от страха. Как, впрочем, и готы, - после паузы добавил он.
        - Готы? - усмехнулся Кирилл. - А они от чего прячутся за своими готическими масками, если следовать твоей доморощенной логике? Они чего боятся?
        - Смерти! - уверенно ответил Глеб. - Всей их субкультурой движет только одно - детский страх перед смертью. Да иду я! - крикнул он. - Ладно, Кирюх, меня зовут. Мне сейчас не до философских споров. Вы там отдыхайте, наслаждайтесь полной свободой, а на меня сегодня не рассчитывайте. Дай бог, эту кухню к полуночи закончим! И то неуверен.
        - А может, мне стоило помочь? - предложил Кирилл.
        - Чего?! - расхохотался Глеб. - Да тебя еще учить всему нужно! Думаешь, ремонт квартир такое простое занятие? Да иду я! - вновь крикнул он. - Давай, пока! Марике приветик! Завтра созвонимся!
        И он положил трубку. Но телефон тут же зазвонил вновь. Это была Настя.
        - Хэлло, дарлинги! - сказала она. - Чего делаем? А твой братан прикольный чел! Мне понравился! Я ему недавно звонила. Но он сегодня сильно занят, рабочий класс! - затараторила она. - А мы тут тусить собираемся. Хотите с нами?
        - Не знаю, - растерянно ответил Кирилл. А где?
        - У парня одного из наших, - сообщила она. - Квартира свободна, предки в Таиланд вчера свалили на пару недель. Давай дрес[Дрес - сокращенно адрес.] пиши! А чего вы вчера так рано свалили? Классно было! Мы до трех ночи тусили! Ну чего, пишешь?
        Кирилл достал из сумки блокнот и ручку и записал адрес, но точно ничего не обещал.
        - Короче, подваливайте с Марикой через пару часов. Все как раз соберутся.
        - А купить что-нибудь нужно? - поинтересовался он. - Ну там торт или сок.
        Настя замолчала, потом громко расхохоталась.
        - Вот она, провинция! - заметила она, когда успокоилась. - Еще остались хорошие манеры. Да не нужно ничего!
        Она положила трубку. Кирилл бросил телефон в сумку и лег на спину. Ехать ему никуда не хотелось. Он подумал, что было бы хорошо провести сегодня весь день в квартире, устроить что-нибудь типа романтического ужина. После нервной вчерашней ночи хотелось покоя, уюта, нежности. К тому же он никогда раньше не жил в таких условиях. В отличие от Марики, которая постоянно ездила куда-нибудь с родителями и при этом жила в лучших гостиницах, и пансионатах, он в каникулы бывал только в деревне у бабушки и пару раз съездил к Глебу. Но жил всегда у него в маленькой съемной комнате. Кирилл машинально погладил шелковое бежевое белье с тигриными узорами, на котором лежал, посмотрел на деревянное полированное изголовье кровати, выточенное в виде силуэта пантеры, перевел взгляд на огромное зеркало на стене, рама которого была обита леопардовой шкурой.
        Дверь в этот момент приоткрылась, и появилось раскрасневшееся лицо Марики.
        - А, ты тут! - улыбнулась она и вошла в спальню. - А я тебя потеряла! Но хорошо, когда есть возможность жить в такой большой удобной квартире!
        - Я тоже про это только что думал, - сказал Кирилл и сел. - Ну что, со всеми поговорила?
        - Ага! - кивнула она и села рядом.
        Ее футболка задралась, обнажая гладкие круглые колени. Кирилл задержал взгляд на двух практически одинаковых маленьких родинках. Одна была на колене левой ноги, а вторая чуть выше колена правого.
        - Надо же, - тихо проговорил он, - я только заметил эти родинки!
        И он провел по ним пальцами. Она поежилась, свела колени и тихо засмеялась.
        - Щекотно, - сказала она.
        - Щекотки боишься? Значит, ревнивая! - улыбнулся он. - Так в народе говорят!
        - А ты будто нет? - спросила она и забралась пальцами ему в подмышки.
        - Марика! - расхохотался Кирилл и опрокинулся на спину. - Прекрати!
        Но она упала на него и начала ерзать всем телом, продолжая щекотать. Он залился смехом, вертясь под ней и пытаясь освободиться. Они запыхались от борьбы и смеха. Наконец Кириллу удалось перевернуть ее и подмять под себя.
        - Ну, сейчас ты все узнаешь! - задыхаясь, проговорил он, глядя ей в смеющиеся глаза. - Защекочу!
        - Ой! - вскрикнула она. - Отпусти!
        И попыталась столкнуть его с себя. Кирилл вдруг замер, его губы перестали улыбаться, глаза закрылись. И он начал целовать ее. Она обхватила его за шею, подставляя лицо. Их губы встретились. Поцелуй был долгим. У Марики начала кружиться голова, и она выпустила Кирилла из объятий. Он отодвинулся и посмотрел на нее. Его глаза сияли, и Марика замерла, погружая в них взгляд.
        - Люблю тебя, - шепнул Кирилл.
        - И я тебя, - ответила она.
        Марика увидела, как влага заполняет его глаза. И вот слезинки сбегают по его длинным пушистым ресницам и прозрачными каплями падают ей на лицо. Одна капелька попала ей на губы, и она машинально слизнула ее, почувствовав вкус соли. Кирилл сполз и сел на край кровати, повернувшись к ней спиной и ссутулившись. Марика обняла его сзади, прижавшись щекой к разлохмаченным прядям, прикрывающим шею.
        - Люблю тебя, - тихо повторила она.
        - Я так боюсь, что все это закончится! - прошептал он. - Ужасно боюсь! Все слишком похоже на виртуал. В реале такого просто не может быть!
        - Никогда это не закончится! - уверенно ответила она и села рядом, заглядывая ему в лицо.
        - Ты поговорила с родителями? - спросил он после паузы.
        - Ага, причем с обоими. Вначале маме позвонила. Она сказала, что отец тоже ждет моего звонка. Я потом и ему набрала. Короче, получила наставления в двойном размере.
        - Марика, скажи честно, как они относятся к тому, что мы встречаемся? - глухо проговорил Кирилл. - Я никогда тебя об этом не спрашивал, добавил он и опустил голову.
        - Знаешь, у меня классные предки, - ответила она. - И ничего такого, о чем ты наверняка думаешь, они против тебя не имеют.
        - Не находишь это странным? - спросил он и повернулся к ней. - По их меркам, мы не пара ни разу. К тому же из-за меня ты затусовалась с эмо. Это их не напрягает?
        - Они оба знают, что я хочу этого! - задорно проговорила Марика. - Хочу! А я привыкла, что все мои желания исполняются.
        Кирилл вздохнул и вытер глаза.
        - А нас в гости пригласили, - сообщил он и встал. - Вот думаю, почему бы и не пойти?
        - Глеб, что ли? - улыбнулась Марика.
        - Нет, Настя. Она недавно звонила. Что скажешь?
        Марика закусила нижнюю губу и нахмурилась. - Я же говорю, кто щекотки боится, тот чрезмерно ревнив, - сказал он и присел перед ней на корточки, заглядывая в лицо.
        - Она домой тебя пригласил а? - поинтересовалась Марика, отворачиваясь от его внимательного взгляда.
        - Не меня, а нас, и не домой, а потусоваться на квартире какого-то ее друга, - ответил Кирилл и взял ее за руки. - К тому же Глеб сегодня на работе допоздна.
        - Оки! - неожиданно согласилась Марика и встала. - Поехали! Не будем же мы в квартире весь день сидеть!
        Часа через полтора они стояли во дворе нужного им дома и озирались по сторонам.
        Оказалось, что корпуса два, а Кирилл не записал, какой им нужен. Район был спальным, и высотные бело-голубые дома походили один на другой, как близнецы-братья. Кирилл достал телефон и набрал номер Насти. Она ответила сразу и тут же сказала, что только что вышла из метро и чтобы они ждали ее на месте и никуда не уходили. Настя появилась буквально через пару минут в сопровождении двух парней, которые несли тяжелые на вид пакеты.
        - Хай, френды! - возбужденно закричала она и замахала рукой. - А я сейчас наших парней встретила! Саша, Коля. Они тут в «Пятерочке» затарились.
        Она представила Кирилла и Марику. Те растерянно смотрели на пакеты, доверху набитые продуктами. Один из пар ней нес пятилитровый пакет дешевого вина.
        - Эх, потусим! - радостно сказала Настя, потирая руки. - А то каникулы проходят, а я все трезвая, как стекло! - захихикала она.
        - Ты-то как стекло? - хмыкнул Саша. - А по-моему, постоянно затуманена.
        И они с Колей дружно расхохотались.
        - Не позорьте меня перед моими новыми друзьями, - заметила Настя, но тоже начала смеяться.
        Они подошли к нужному подъезду. С трудом втиснувшись в небольшой лифт, замолчали. Квартира находилась на 11-м этаже. Поднявшись, они вышли из лифта и увидели, что дверь распахнута. Оттуда неслась музыка. На лестничной площадке курили парень и девушка.
        - Хай, челы! - сказала Настя. - А вот и мы! Не ждали?
        - Настюха, наконец-то! - радостно заговорила девушка. - Сашка, Колька, куда вы столько всего набрали? Предки мне и так холодильник доверху набили, с трудом закрываю! Чуть ли не коленкой, - хихикнула она.
        - Ничего, мы голодные! - засмеялся Коля. И они с Сашей устремились в квартиру.
        - Ты нас не познакомишь? - поинтересовалась девушка, внимательно глядя на Кирилла. - Какой симпотный эмо-бой! - добавила она и протянула ему руку. - Маша.
        - Кирилл, - ответил он, вяло пожимая ее горячую ладонь.
        - А это его подружка Марика, - сказала Настя.
        - Очень приятно, - кивнула Маша и в тон ей произнесла: - А это мой друг Матвей.
        Она затушила сигарету. И они двинулись в квартиру.
        Там гремела музыка, в коридоре прямо на полу в углу были свалены кучей куртки.
        - Раздевайтесь, - сказала Маша. - И проходите. Они откуда, такие скромные? - тихо спросила она Настю.
        - Вчера из тундры, - прошептала та и засмеялась. - Они классные ребята, Машунь! И мои друзья, так что полегче на поворотах.
        - Парень офигенный просто! - заметила Маша, наблюдая, как Кирилл помогает Марике снять куртку.
        - Ага, - согласилась Настя. - Но, как видишь, занят. У них «лав»!
        - Да? - удивилась та. - А я подумала, что это брат с сестрой. Очень похожи!
        Когда Кирилл и Марика зашли в гостиную, то увидели, что на диване сидят в обнимку Саша и какая-то девушка. Они целовались, ни на кого не обращая внимания. Коля пододвинул журнальный столик к креслу, поставил на него пакет с вином и сбоку вскрыл упаковку. Вынув пластиковый краник, он начал наливать вино в стаканы. Увидев Кирилла и Марику, заулыбался и протянул им полный стакан.
        - Мы не пьем! - сказал Кирилл.
        - Так сок есть! - не смутился Коля. - На кухне! Принести нужно. Эй, Санек, кончай лизаться! крикнул он.
        - Мы сами, - сказала Марика и отчего-то покраснела.
        Она взяла Кирилла за руку, и они отправились на кухню. В коридоре прошли мимо приоткрытой двери, по всей видимости, в спальню. Там на кровати полулежали Настя и Матвей и о чем-то оживленно разговаривали. Марика заметила, как рука Матвея скользнула в вырез ее кофточки. Настя захихикала и легла на спину. Матвей придвинулся и склонился над ней. Марика тут же отвернулась. Когда они зашли на кухню, то увидели за столом двух парней и девушку. Девушка пила вино, один из парней втягивал ноздрей, вторую зажав пальцем, дорожку белого порошка с поверхности плоского стеклянного блюдца. Второй парень открывал бутылку с пивом.
        - Привет, - растерянно проговорил Кирилл. Но ребята не обратили на него никакого внимания. Марика глянула на Кирилла, взяла его за руку и вышла из кухни. Они были в недоумении. Компания явно принадлежала к эмо, так как почти у всех были прически с длинными челками, крашеные волосы, подведенные глаза, одежда в стиле. Но общая атмосфера пьяной безбашенности, кокаин, Настя и Матвей в спальне вызвали у них резкое неприятие.
        - А Маша где? - зачем-то спросила Марика. Кирилл пожал плечами. Они прошли по коридору мимо спальни. Дверь была уже закрыта. Но из-за нее были слышны приглушенные и весьма характерные стоны. Они переглянулись и ускорили шаг. В конце коридора напротив гостиной увидели еще одну дверь. Она была приоткрыта. Кирилл заглянул туда. Это была явно комната Маши, так как в отличие от пастельных тонов оформления квартиры была выдержана в черно-розовой гамме. Маша сидела за письменным черным столом у ЖК-монитора. Рядом стоял высокий парень с длинными волосами, забранными в хвост.
        - Я хотела скачать песни «Маракеш»[«Marakesh» - киевская рок-группа.] вот с этого сайта, видишь? - говорила Маша. - Но почему-то не качается. Защита, что ли, стоит?
        - Дай-ка, посмотрю, - ответил парень и сел за стол.

«Ждать, пытаясь себя сдержать, ты просто не сможешь петь…» - послышался голос солиста. И на экране монитора появилось его лицо.
        - Клип хорошо идет, - сказала Маша.
        И в этот момент увидела Кирилла и выглядывающую из-за его плеча Марику.
        - А, ребята! - улыбнулась она. - Хочу тут скачать кое-что. Вам уже хорошо? - задала она странный вопрос.
        Кирилл кивнул. Маша встала и пошла к ним.
        Парень остался за монитором.
        - Как вам Москва? - вежливо осведомилась Маша, выходя в коридор.
        - Красиво, - ответил Кирилл. - Только мы пока мало где были.
        - А Матвей твой парень? - неожиданно спросила Марика.
        - Да, а что? - удивилась Маша.
        - Так, ничего! - ответила Марика.
        - Понравился? - усмехнулась та. - Смотри у меня! Я ревнивая! Хотя твой Кирюфка тоже клевый! Можем махнуться!
        - Чего? - расхохотался Кирилл. - А меня спросить?
        - Шутю! - сказала Маша и остановилась возле двери в спальню.
        Кирилл вцепился в руку замолчавшей Марики.
        - Мы сок хотели, - быстро проговорила та. - Да не знаем, где взять.
        - В холодильнике, где ж еще! - пробормотала Маша, прислушиваясь, потом толкнула дверь в спальню.
        Но та оказалась закрытой. Маша начала колотить в нее что есть силы.
        - Убью, уроды! - закричала она.
        Кирилл схватил ее и потащил от двери. Она упиралась, потом начала рыдать.
        - Успокойся, ну! - сердито сказал он, втаскивая ее в ванную.
        Марика открыла кран. Маша сотрясалась от рыданий. Она подставила ладони под воду и начала умываться.
        - Чего ты? - спросил Кирилл, когда она села на край ванны и подняла на них мокрые глаза.
        - А вы будто не слышали? - тихо спросила она, - Эта сучка Настька с моим Матвеем. Это они! Я узнала его голос! И она пищала, как… как…
        И Маша вновь разрыдалась.
        - Говорили мне, все говорили, что они трахаются при каждом удобном случае! Я-то думаю, чего она сегодня ко мне напросилась! Мы в школе в разных компаниях всегда были!
        - Брось ты его! - неожиданно сказала Марика. - Ты ведь симпотная! Чего цепляться за такого подлого пацана? Найдешь того, кто будет любить тебя по-настоящему!
        - Точно! - неожиданно согласилась Маша и перестала всхлипывать. - Зачем он мне? Сколько я буду мучиться из-за его измен? Это уже не первый раз, и не с одной Настей. А она-то, дурочка, думает, что он в нее влюблен!
        И Маша истерично расхохоталась.
        - Курить хочу, - сказала она, когда успокоилась. - Сигареты есть?
        - Мы не курим, - ответил Кирилл. - Да и вообще, пойдем мы, Маш. Приятно было пообщаться!
        - Куда? - испуганно спросила она и вцепилась в рукав его футболки. - Только познакомились!
        - Что за секреты? - раздался в этот момент голос Насти, и она заглянула в ванную. - Вы тут что решили групповушку сообразить?
        Ее лицо сильно покраснело, волосы были растрепаны.
        - Именно! - усмехнулась Маша. - А ты где была? - спросила она и пристально посмотрела ей в глаза.
        - На балконе курила, - удивленно ответила та. - Ты же в квартире не разрешаешь!
        - Да? - засомневалась Маша. - И давно?
        - Да с полчаса, а что? Тоже хочешь?
        - Дай сигаретку, - попросила Маша.
        Настя достала из кармана джинсов мятую полупустую пачку и протянула ей. Раздался звонок сотового. И она вынула маленький плоский телефон из другого кармана. И тут же ушла.
        - Вот видишь, - укоризненно заметил Кирилл. - Настя на балконе была. А тебе что-то просто показалось!
        - Возможно! - ответила та и пожала плечами. Да вы не запаривайтесь из-за меня! Сама разберусь. Но все равно спасибо!
        - Маш, мы и правда пойдем, - сказала Марика. - Ты не обижайся!
        - Хорошо, - кивнула Маша. - Я ведь вижу, что вам тут не очень-то. Вы и не курите, и не пьете, чего уж говорить про кокс!
        Когда они начали одеваться, в коридоре появилась возбужденная Настя. Ее зрачки были сильно расширены, губы улыбались.
        - А я тоже ухожу! А то Машка что-то психует, сообщила она. - Папанька сейчас за мной заедет. Он звонил, тут недалеко уже. Хотите, вас подвезет? - Наверно, хотим, - неуверенно ответил Кирилл, заботливо надевая капюшон на голову Марики.
        - Нет, ну какие вы клевые! - громко сказала Настя и ни к месту начала хохотать, показывая на них пальцем. - Вот смотрю на вас и думаю, что в глазах двоится. Такая картинка психоделическая. Папанька мой будет в восторге! - добавила она странную фразу.
        Кирилл и Марика глянули на свои отражения в большом зеркале. Они стояли рядом в распахнутых черных куртках. На обоих были одинаковые черные футболки с разорванными сердцами на груди, причем одна половинка была розового, другая фиолетового цветов. Кулоны, все те же, в виде металлических половинок сердечек были идентичными. Черные челки практически одинакового цвета прикрывали их светлые подведенные глаза.
        - Пошли! - крикнула Настя и подпрыгнула, захлопав в ладони.
        - Ты успокойся! - посоветовал ей Кирилл. Не думаю, что твой отец, хотя я его, конечно, не знаю, будет в восторге от того, что ты под кайфом. Или считаешь, что незаметно?
        Настя сразу поскучнела.
        - Не будет, - согласилась она. - И вообще хорошо, что он из Питера. И родственнички все там. А то бы завоспитывали вконец! Но он у меня классный!
        Когда они спустились во двор, Настя быстро пошла к большому черному джипу, стоящему возле соседнего дома.
        - Папаня уже приехал, - на ходу говорила она, жуя резинку.
        - Может, мы все-таки на метро? - вдруг сказала Марика и замедлила шаг.
        - Глупости! - одернула ее Настя. - Доставим вас до квартиры! Вы же гости столицы! И мы, москвичи, должны соответствовать!
        Она громко визгливо расхохоталась. Потом запрокинула голову, выдула большой шар из резинки и лопнула его. Остатки резинки распластались по ее губам и подбородку. Настя убрала их и вновь расхохоталась. Кирилл глянул на ее округлившиеся глаза и дернул за руку.
        - Успокойся, или мы уходим! - строго сказал он.
        Настя глянула на него и послушно замолчала. Они подошли к джипу. Возле него стоял мужчина на вид лет тридцати пяти. Марике он сразу понравился. Не очень высокий, но подтянутый, с пропорциональной спортивной фигурой, с интересным лицом, на котором выделялись такие же большие и карие, как у Насти, глаза и темно-красные губы четкого рисунка, он производил впечатление умного, обаятельного, но немного уставшего человека. Марику удивило, что на груди у него висел фотоаппарат с большим объективом.
        - Настя! - начал он. - Ты снова пьяна!
        Но тут же замолчал, внимательно глядя на Кирилла. Потом перевел взгляд на Марику.
        - Вместо того чтобы сразу воспитывать, лучше бы познакомился с моими новыми… - сказала Настя.
        - Подожди! - оборвал он ее довольно бесцеремонно и поднял фотоаппарат. - Разрешите? - все-таки спросил он, наводя объектив на Кирилла.
        - Ну, начинается! - вздохнула Настя. - Вместо того чтобы с родной дочерью пообщаться, которую давно не видел, ты опять за работу! Мой папа, прошу любить и жаловать, - сказала она и повернулась к Марике, - очень модный и известный фотограф. Все глянцевые издания Питера, Москвы и не только заваливают его предложениями. Да, папочка? - спросила она и прижалась к нему, заглядывая в лицо.
        - Да подожди ты! - отмахнулся он. - Такое лицо! Как тебя зовут, парень?
        - Кирилл, - удивленно проговорил тот, глядя в объектив.
        - А меня Арсений Антонович, но можно на «ты» и без отчества. Так проще общаться.
        - А это Марика, - сообщила Настя и хихикнула.
        - Встаньте рядом, лица сблизьте! - предложил Арсений. - Неподражаемо! - пробормотал он, когда Кирилл придвинулся к Марике. - Фишка в том, что глаза разного оттенка. У парня сочного синего цвета, редко такой и видел, у девочки светлее, словно синева размыта водой. Если обработать в шопе[Шоп - сокращенно фотошоп.] и выявить это различие оттенков? - спросил он сам себя, продолжая снимать.
        - Папа, мы поедем или как? - капризно поинтересовалась Настя и приоткрыла дверцу джипа.
        - Мама где сейчас? - спросил Арсений.
        - Вчера на гастроли укатила, в Рязань, кажется, - нехотя ответила Настя и, повернувшись к ребятам, пояснила: - Она у меня певица, камерная.
        - То-то ты в загуле, - сказал Арсений. Сколько можно говорить?! А?!
        Арсений опустил фотоаппарат и приблизился к Насте. Он приподнял ее лицо за подбородок и внимательно заглянул в глаза.
        - Ты не только пьяна, но еще и под кайфом! констатировал он. - Опять эту дрянь нюхала? И вы? - повернулся он к Кириллу и Марике. - Хотя зрачки в норме, - тихо добавил он.
        - Что ты, папуль! - расхохоталась Настя. - Они оба стрейтэйджеры!
        - Молодцы! - похвалил он. - Значит, так, ребятки, у меня к вам предложение. Не хотите на денек в Питер про катиться?
        - Вау! - вскрикнула Настя и подпрыгнула. Хотим!
        - А тебя никто и не спрашивает, - улыбнулся Арсений. - Ты и так сейчас со мной едешь, потому что у меня возникла одна идея. И уже практически оформилась в моей креативной головушке! И назову я эту идею, к примеру: «Как становятся стрейтэйджерами».
        Кирилл переглянулся с Марикой. Они оба растерялись от такого странного предложения. Но Арсений им нравился.
        - Вижу, что сомневаетесь, - сказал он. - Но у меня есть веский аргумент: деньги. Хотите заработать? У меня отличная студия. А я уже так и вижу офигенную сессию с вашим участием. И заплачу за позирование, естественно!
        - Но… - неуверенно начала Марика.
        - Немало заплачу, - добавил Арсений.
        - Хорошо, - согласился Кирилл. - Поедем.
        - Вот и отлично! - обрадовался Арсений. - К тому же транспорт бесплатный. Мне пару часов назад позвонили, что все готово для одного моего проекта. Так что я решил сегодня же выехать. Но завтра вечером обратно в Москву, потому что тут кое-что не закончено.
        - Вот! - удрученно произнесла молчавшая до этого Настя. - В этом мой отец! Сегодня в Москве, завтра в Питере, послезавтра в Милане, затем где-нибудь во Владивостоке. Да и мать не лучше со своей концертной деятельностью! И еще хотят, чтобы я росла пай-девочкой! А сами отсутствуют, не следят за мной!
        - Пора самой за собой следить, - заметил Арсений. - Ну что стоим? Поехали!
        И он забрался в машину.
        - И Милка здесь! - разочарованно протянула Настя, увидев на переднем сиденье девушку модельной внешности. - Хотя можно было и догадаться! Но затаилась-то как! Не слышно, не видно! Давай с моего места! - сердито добавила она.
        - Привет, Настя, - невозмутимо ответила та и перебралась на заднее сиденье.
        - Ах да, ребята, - небрежно проговорил Арсений, - познакомьтесь. Это Мила.
        Но ее статус он озвучивать не стал. А вот Настя решила сразу расставить все точки над «i».
        - Одна из многочисленных папочкиных пассий, - заявила она, забираясь на переднее сиденье. - И по совместительству - модель. К тому же, как и полагается модели,
«настоящая блондинка»!
        - А ты маленькая злюка, - беззлобно ответила Мила и отодвинулась в угол, освобождая место для Кирилла и Марики. - Вы участвуете в проекте? спросила она, не сводя глаз с Кирилла.
        Он скользнул взглядом по ее холеному лицу без единой морщины, по продолговатым светло-серым глазам с аккуратно подкрашенными загибающимися ресницами, по пухлым губам, покрытым бледно-сиреневой помадой. Потом посмотрел в глубокий вырез белой кофточки, из которого выпирала пышная грудь. Мила, поймав его взгляд, повела плечами, на которые был накинут жакет из фиолетовой норки, и тряхнула густыми золотистыми волосами, падающими ниже плеч. Она смотрела так, словно позировала перед объективом. Кирилл моргнул и опустил глаза. Марика сжалась в уголке и настороженно поглядывала на Милу.
        - Участвуют, но не в том, в котором ты, - ответил за Кирилла Арсений и тронул машину с места.
        Вначале они смотрели в окно и вяло отвечали перевозбужденной Насте, которая без конца вертелась и трещала без умолку. Но когда выехали за МКАД, то Марика легла на сиденье и положила голову на колени Кирилла. Он начал перебирать ее волосы, не сводя глаз с ее длинных опущенных ресниц. Настя пару раз попыталась вовлечь его в разговор, но он молчал. И она тоже притихла, вытянувшись на сиденье и откинув голову на спинку. Трасса была ровной. Марика уже спала, тихо посапывая. Мила не участвовала в разговоре. Она все это время что-то читала с дисплея коммуникатора[Коммуникатор - карманный компьютер.] . Кирилл невольно поглядывал на светящийся экранчик дисплея. Мила, заметив его любопытство, придвинулась и сказала, что обожает сказки Андерсена, что они успокаивают ей нервы. Кирилл изумленно посмотрел на ее красивое невозмутимое лицо.
        - И сколько вам лет, что вы все еще сказки читаете? - не удержался он от замечания.
        - О, только не на «ВЫ»! - возразила она, потом сказала: - Мне 21 год. Но Андерсен совсем не для детей, если хочешь знать. Вот смотри, это одна из моих любимых историй. Называется «Эльф розового куста». Она про крошку эльфа, который жил в розе. Как-то он заигрался в саду и не успел прилететь к своей розе. Солнце село, и она закрыла лепестки. Тогда эльф решил спрятаться в другом цветке и полетел к беседке, увитой каприфолиями. Вот, читай дальше.
        И они сдвинули головы, склонившись к коммуникатору.

«Тут были люди. Красивый молодой человек и премиленькая девушка. Они сидели рядышком и хотели бы век не расставаться - они так горячо любили друг друга…
        - Увы! Мы должны расстаться! - сказал молодой человек. - Твой брат не хочет нашего счастья и потому отсылает меня с поручением далеко-далеко за море!
        И они поцеловались. Молодая девушка заплакала и дала ему на память о себе розу, но сначала запечатлела на ней такой крепкий и горячий поцелуй, что цветок раскрылся. Эльф сейчас же влетел в него…
        Вот раздалось последнее «прощай», и эльф почувствовал, что роза заняла место на груди молодого человека…
        Недолго, однако, пришлось розе покоиться на груди. Молодой человек вынул ее и, проходя по большой темной роще, целовал цветок так часто и так крепко, что крошка эльф чуть не задохнулся…
        Тут появился другой человек - мрачный и злой, это был брат красивой молодой девушки. Он вытащил большой острый нож и убил молодого человека, целовавшего цветок, затем отрезал ему голову и зарыл ее вместе с туловищем в рыхлую землю под липой…»
        Прочитав это, Кирилл поднял глаза на Милу. Она смотрела на экран дисплея расширившимися глазами, в которых стояли слезы.
        - Ну, ты прямо эмо, - неуклюже пошутил он, пытаясь отвлечь ее от грустной истории. - Такая же, как и мы, плакса! Это же просто сказка!
        - Ты еще маленький, - ответила она, - и пока не знаешь, что счастливой любви на этой земле не бывает.
        - Бабские бредни! - вдруг встрял молчавший до этого Арсений.
        Он остановил джип и повернулся к ним. Посмотрев на безмятежно спящую Марику, перевел взгляд на Милу.
        - Ты чего это тут парню голову забиваешь? - усмехнулся он. - Он сейчас сам эльф в розовом кусте, так пусть там и остается как можно дольше со своей эльфийской принцессой. Любви, видишь ли, на земле нет! Или тебе со мной плохо?
        Кирилл отодвинулся от Милы. Он чувствовал себя неловко, словно оказался в чужой спальне.
        - Мне с тобой хорошо, - ответила Мила и опустила глаза.
        - Так и нечего тут сырость разводить, - заметил Арсений. - Не забывай, что твое лицо - твоя работа, так что ненужные морщины ни тебе, ни мне в кадре не нужны. Полная безмятежность и отсутствие мыслей - залог твоей фотогеничности.
        - Приехали? - пробормотала Марика, поднимая голову.
        - Пока нет, - сказал Арсений. - Хочу размяться. А может, пора перекусить? Что скажете, ребятки? А, Настена? - спросил он и толкнул спящую Настю. - Тебе не мешало бы поесть. А то перегаром от тебя несет, ужас! Я с матерью еще поговорю! Хорошо, что в машине кондей имеется, а то бы мы задохнулись!
        - Мы где? - сонно спросила она.
        - Недалеко от Нижнего Новгорода, - ответил Арсений. - Хочу передохнуть. Тут неплохой мотель, можно перекусить.
        - Мы не пойдем, - сказал Кирилл.
        - Ладно, - легко согласился Арсений. - Тогда спите. Нам еще несколько часов ехать.
        Настя зевнула и свернулась клубком на сиденье. Арсений помог Миле выйти из машины. А Кирилл поцеловал вновь уснувшую Марику, устроился удобнее, засунул наушники плеера в уши, нашел «Depeche Моde»[«Depeche mode» - английская группа «новой волны», создавшая собственный стиль в жанрах электронной и рок-музыки.] и закрыл глаза. Сказка про эльфа не выходила у него из головы. Он хотел узнать, чем все закончилось, и улыбнулся этому, как ему казалось, детскому любопытству. К тому же замечание Милы прочно засело в голове. И даже любимые песни не могли изменить ход его мыслей.

«Что происходит с людьми? - думал он. - Может, никто не умеет сохранить свое чувство? Но лично я не собираюсь уподобляться большинству. И за нашу любовь буду бороться всеми силами! Буду беречь ее!»
        Кирилл не заметил, как задремал под композиции «Depeche Моde». Очнулся от струи холодного воздуха, скользнувшей по разгоряченному лицу. Подняв голову, он вынул наушники и выключил плеер. Дверь была открыта. Возле нее стояла Мила. Она курила, нервно стряхивая пепел.
        - Ты никогда не любил меня! - услышал он ее звонкий голосок. - Ты вообще уже не способен на это!
        - Когда курить-то бросишь? - насмешливо поинтересовался Арсений.
        - Не твое дело! - резко ответила она.
        - А вот и мое! От табака твоя нежная кожа быстро посереет, - не менее резко ответил он. - О тебе же забочусь!
        - У тебя есть о ком позаботиться! - сказала Мила после паузы.
        Кирилл увидел, что она затушила сигарету и бросила ее в снег. Арсений приблизился к ней и обнял.
        - Не волнуйся, девочка моя, Настя у меня скоро не то что курить, но и пить бросит, не говоря о другой дури! - четко проговорил он.
        - Всегда знала, что ты хороший отец, - улыбнулась Мила и поцеловала его в щеку.
        - Ты просто не знаешь, что такое музыкант! - продолжил он. - А вся их семейка принадлежит именно к этому виду искусства. Моя бывшая жена - камерная певица, ее мать виолончелистка, отец - флейтист. Представила? И бабушка Насти, и дед всегда злоупотребляли алкоголем, да и сейчас втихую напиваются на пару, закрывшись в квартире. А наследственность - страшная штука!
        - Ой, а сам-то! - усмехнулась Мила и отстранилась от него. - Давно ли ты бросил злоупотреблять? Год назад, когда мы только познакомились, ты, по-моему, тоже любил и курнуть, и выпить. Скажешь, нет?
        - Любил, - спокойно ответил Арсений. - Да вот враз разлюбил!
        - Надолго ли? - ехидно заметила Мила. - И ты ведь творческая личность! А вам допинги необходимы!
        - Так ты у меня вместо допинга! - расхохотался Арсений. - Знаешь, мне проще на самом деле, - после паузы сказал он. - Я могу видеть этот мир через объектив, и так он намного привлекательнее лично для меня.
        - Но твои новые друзья и так привлекательны, - сказала Настя и начала забираться в машину.
        - Заметила? - сразу оживился Арсений. Особенно парень хорош! У меня прямо творческий зуд, когда я вижу его лицо.
        Он сел за руль и начал разогревать мотор.
        - А ты не спишь? - улыбнулась Мила, устраиваясь рядом с Кириллом. - А вот подслушивать нехорошо!
        - Извини, - ответил он. - Но вы возле открытой дверцы разговаривали. Что же мне, уши затыкать?
        - Так у тебя же плеер! Вот и заткнул бы! - усмехнулась Мила. - Ты чего не спишь-то?
        - Не знаю, - улыбнулся Кирилл. - Интересно мне все.
        Он выпрямился и повернулся к ней.
        - Ты, смотрю, привыкла к такой насыщенной жизни. А я ведь живу в маленьком городке. И что там у нас интересного? Все приключения происходят только в виртуальном мире компьютерных игр. Да тебе этого не понять! Я сейчас словно из реала попал в виртуал, который вдруг стал реалом для меня. Не могу это толком объяснить, но адреналин таки прет.
        - Парень прав, - заметил Арсений и тронул машину с места. - И сегодня я тебе обещаю море адреналина. Поэтому сейчас лучше последовать примеру девчонок и поспать.
        - Постараюсь, - улыбнулся он. - А можно сказку на ночь дочитать?
        - Ты про эльфа? Понравилось? - обрадовалась Мила и включила коммуникатор. - А еще говорят, подростки книг не читают! Смотря какие! Да, Кирилл?
        - Просто интересно, что там было дальше, - немного смущенно ответил он.
        - Эльф поведал бедной девушке о смерти ее любимого, - сказала Мила. - И она ночью нашла его могилу, вырыла голову и унесла ее к себе. Дома она положила голову в большой горшок, засыпала землей и посадила жасминовую веточку. И плакала каждый день над ней. Веточка выросла и зацвела. А девушка как-то уснула над ней и больше не проснулась никогда. А злой брат взял горшок с цветущим жасмином и поставил его возле своей кровати.
        - Жуть какая! - заметил Арсений, повернул голову и глянул на Кирилла.
        Тот слушал внимательно, его распахнутые глаза, не отрываясь смотрели на Милу.
        - Чем не эмо-сказка? - пробормотал Арсений и начал смотреть на дорогу.
        - А дальше? - спросил Кирилл.
        - Вот тут дальше, - ответила она.
        Он кивнул и начал читать текст, появившийся на дисплее.



«Крошка эльф последовал за ним и стал летать от одного колокольчика к другому: в каждом жил маленький дух, и эльф рассказал им всем об убитом молодом человеке, о злом брате и о бедной сестре.
        - Знаем! Знаем! Ведь мы выросли из глаз и из губ убитого! - ответили духи цветов и при этом как-то странно покачали головками.
        Ночью, когда брат спал близ благоухающего жасминового куста, каждый колокольчик раскрылся, и оттуда вылетел невидимый, но вооруженный ядовитым копьем дух цветка. Все они подлетели к уху спящего и стали нашептывать ему страшные сны, потом сели на его губы и вонзили ему в язык свои ядовитые копья.
        Утром окно в спальне вдруг распахнулось, и влетели эльф и царица пчел со своим роем; они явились убить злого брата.
        Но он уже умер. Вокруг постели толпились люди и говорили, что его убил сильный запах цветов.
        Тогда эльф понял, что это была месть цветов, и рассказал об этом царице пчел.
        Кто-то из присутствующих хотел унести куст в другую комнату, но пчела ужалила его в руку, он уронил цветочный горшок, и тот разбился вдребезги.
        Тут все увидели череп убитого и поняли, кто был убийца.
        А царица пчел полетела по свету и жужжала о мести цветов, об эльфе и о том, что даже за самым крошечным лепестком скрывается кто-то, кто может рассказать о преступлении и наказать преступника».

        Закончив чтение, Кирилл откинулся на спинку сиденья, положил руку на плечо спящей на его коленях Марики и закрыл глаза.

«Даже за самым крошечным лепестком скрывается кто-то, кто может рассказать о преступлении и наказать преступника», - повторял он про себя заключительные слова сказки.
        Сам не зная почему, он думал об Ирочке и с трудом сдерживал слезы. В голове не укладывалось, что она мертва. Он пытался анализировать, но информации было явно недостаточно, чтобы понять, почему она перерезала вены практически с ним в одно время.

«Неужели это дело рук Дарка? Не может же это быть простым совпадением? - мелькнула устрашающая мысль, и он невольно вздрогнул. - Но как я могу узнать это наверняка?»
        - Зачем ты парнишку расстроила? - услышал он тихий голос Арсения.
        Кирилл почувствовал, как слезы побежали по щекам, и тут же вытер их, но глаз не открыл.
        - Но ведь он же эмо-бой, - ответила Мила. Ему положено плакать над такими красивыми и грустными историями.
        Почувствовав, что джип тормозит, Кирилл открыл глаза. И тут же прищурился от вспышки.
        - Что вы делаете? - недовольно спросил он.
        - У тебя сейчас такое лицо! - сказал Арсений. - Такое печальное! Не закрывай глаза челкой, - попросил он, продолжая фотографировать. - Искренние эмоции в наш прагматичный век не имеют цены. А ты выглядишь сейчас бесподобно! Кто бы мог подумать, что благодаря этой сказке я получу такие офигенные кадры!
        - Бездушный он человек, - заметила Мила, поворачиваясь к застывшему Кириллу. - Не обращай внимания! для него главное - поймать момент. И твои искренние слезы для него все равно, что для меня желанный, но такой недоступный шоколад.
        - Ха! - сказал Арсений, опуская фотоаппарат. - Ассоциация настоящей блондинки! Спите уже!
        Он отвернулся. Машина тронулась с места, и Кирилл закрыл глаза. Он так крепко заснул, что не заметил, как они оказались в Питере. Было около пяти утра. Арсений разбудил их. Они, плохо соображая, двинулись за Настей, а он поехал отвозить Милу. Как выяснилось, она была из Питера. Когда они поднялись в квартиру Арсения, то, не раздеваясь, упали на разобранный диван в гостиной и снова уснули. Их разбудила Настя в девять утра. Она выглядела хмурой и бледной.
        - Хорош спать! - громко сказала она, поднимая тяжелые малиновые портьеры. - Папанька уже был, но снова ушел, а мне велел вас поднять и накормить. Он заедет за нами через час, так что должны быть готовы. Вам ясно? - закричала она, наклоняясь к ним.
        - Ага, - пробормотала Марика, с трудом разлепляя глаза и щурясь от яркого солнечного света, заливающего комнату.
        - И нечего так орать, - заметил Кирилл и сел на диване.
        - А как вас еще можно разбудить? Вот вам полотенце, - тише сказала она, доставая из шкафа большое махровое полотенце. - И марш в ванную. А я пока завтрак приготовлю.
        Марика сползла с дивана и стянула джинсы и футболку. И в одних трусиках направилась в ванную. Кирилл в комнате раздеваться не стал. Он огляделся и присвистнул. Огромные фотографии в рамах под стеклом заполняли стены. Это были в основном портреты. Кирилл узнал весьма известных звезд шоу-бизнеса и актеров. На нескольких он увидел Михаила Боярского с дочерью Лизой. Их фотографии были черно-белые и очень выразительные. На одной из стен сосредоточились снимки с рок-концертов. Он подошел ближе. Узнав музыкантов эмо-групп «Jane Аir», и
«Neversmile», Кирилл начал внимательно изучать изображения. Некоторые запечатлели их на сцене во время выступлений, на других были зрители, в основном эмо-киды, на нескольких фигурировал Арсений в обнимку с музыкантами.
        - Любуешься? - услышал он и повернулся. Настя зашла в комнату и улыбалась, наблюдая за Кириллом.
        - Здорово! - сказал он. - Такие фоты! Загляденье!
        - Говорю же, мой папанька мегачел! А вот глянь на мои фоты, - предложила она и выдвинула полку шкафа, достав оттуда папку. - Это что-то типа портфолио.
        Они сели на диван, сдвинув головы. Настя раскрыла папку. Кирилл увидел ее портрет в стиле эмо. Настя стояла на фоне черной стены с контурами розовых мотыльков. Ее изящную фигурку плотно обтягивал латексный комбинезон сочного земляничного цвета. Волосы у нее были черные с розовыми прядями в челке, которая падала на лицо, пересекая его четкими тонкими линиями. Жирно подведенные глаза с черными веками выглядели огромными. Она держала возле бесцветных губ конфету на палочке, которая выглядела, как большое розовое с молочными разводами сердце. На следующей фотографии Настя сидела на асфальте в летнем дворике. Спиной к ней привалился какой-то парень. Их ноги были согнуты, руки обхватывали колени, затылки прислонялись друг к другу. У пария были светлые волосы, у Насти ярко-рыжие. Возле них на асфальте розовели надутые шарики.
        - Что вы тут рассматриваете? - спросила вошедшая в этот момент Марика.
        - Работы Арсения, - ответил Кирилл и встал.
        - Суперовски! - восхитилась Марика, оглядывая стены. - А я только заметила.
        - Любуйся, а я в душ, - сказал Кирилл и быстро покинул комнату.
        После завтрака они снова начали рассматривать многочисленные альбомы с фотографиями и глянцевые издания с его опубликованными работами.
        - Понимаете теперь, как вам повезло? - с воодушевлением заявила Настя. - Да к отцу очередь из моделей! А вас он, считай, на улице нашел, с моей помощью, конечно, - добавила она и засмеялась. - Так что с него причитается!
        - А Мила - одна из его моделей? - поинтересовалась Марика. - Что-то я ее тут не вижу.
        - Она в основном на подиумах работает, одежду демонстрирует, - ответила Настя. - Папа ее почему-то не очень любит снимать. Говорит, что она стандартна. Хотя где-то были и ее фотки. Только найти нужно.
        - А у них что, отношения? - не унималась Марика. - Она красивая.
        - А ты чрезмерно ревнивая! - рассмеялась Настя. - Не волнуйся, Милка на твоего красавчега покушаться не будет. Она в папку по уши влюблена.
        - Здорово! - сказал Кирилл. - А чего они не женятся?
        - Так у взрослых все с этим сложно, - ответила Настя.
        - И ничего я не ревнивая! - обиженно заметила Марика. - А что за проект сегодня? - поинтересовалась она, переведя разговор на другую тему. Арсений вчера что-то вскользь упоминал. Типа «как стать стрейтэйджером».
        - Понятия не имею! - пожала плечами Настя. - Но не волнуйтесь, это с вами не будет связано, я уверена. К тому же вы и так стрейтэйджеры! Думаю, вас он просто отснимет.
        Арсений появился через час. Он быстро вошел в квартиру, оглядел Кирилла, потом перевел взгляд на Марику. Они даже поежились от такого пристального изучающего взгляда.
        - Что значит юность! - пробормотал он. Свежи, как розы! Так, дети мои, за работу! - громко сказал он, потирая руки. - Я и шмотье нашел подходящее. Конечно, эти одинаковые футболки смотрятся вполне в стиле унисекс, но довольно стандартно! Так, надели курточки и по коням! А то времени совсем мало! Настя, ты покормила наших гостей?
        - Обижаешь! - ответила та и пожала плечами. - Наелись, как удавы! Папулечка, а мне тоже нужно с вами ехать? Может, я пока дома посплю?
        - Еще чего! Твоя лень тебя когда-нибудь погубит! А вдруг я увижу, что и ты мне понадобишься в кадре? Так что в темпе!
        Минут через десять они садились в машину. Погода была ясной, солнце заливало квадратный двор, но Кирилл и Марика даже не успели рассмотреть местность, так как джип тронулся с места, выехал из двора, и они поехали вдоль какого-то канала.
        - Канал Грибоедова сформировался на месте старой речки Кривуши, или Глухой речки. Она всегда тут была, еще до начала строительства Питера. Правый берег этой речки начал застраиваться домами служащих морского ведомства аж в девятнадцатом веке! - тоном экскурсовода проговорила Настя.
        - Не в девятнадцатом, а в 30-х годах восемнадцатого, - поправил ее Арсений.
        - Канал Грибоедова? - переспросил Кирилл. - Что-то знакомое! Где-то слышал. А может, по ящику видел.
        - Красиво очень, - заметила Марика, глядя в окно.
        - Ага, - согласилась Настя. - Питер ва-а-аще красивый город. Бывали?
        - Не-а, - ответил Кирилл.
        - Но, ребятки, посмотреть его мы никак не успеем, - заметил Арсений. - У нас очень плотный график. И к тому же сегодня в ночь обратно. Завтра в Москве показ коллекции одного молодого эпатажного модельера. И у меня заказ на этот показ от одного инет-издания.
        - А вы летом приезжайте! - предложила Настя. - Да, папуль?
        - Конечно! - согласился Арсений. - В каникулы ко мне! И Настьку прихватите.
        - Я школу в этом году заканчиваю, - сообщил Кирилл.
        - И что? - засмеялась Настя. - Я тоже! Но предки уже оплатили мое дальнейшее обучение. Буду ботать в универе одном.
        - И на кого? - поинтересовалась Марика.
        - На лингвиста! - важно проговорила Настя и заулыбалась, повернувшись к ним. - Но языки я люблю! А ты?
        - Я пока в одиннадцатый, - сказала Марика. - А там видно будет.
        - А Кирилл? - не унималась Настя.
        - Не знаю, - смутился он. - Не решил еще. У нас в городе всего два института.
        - А кто твои предки? - продолжила расспросы Настя.
        Но отвечать на этот вопрос, к его облегчению, Кириллу не пришлось, так как джип остановился.
        - Приехали! - сказал Арсений.
        Они вышли из машины и направились к какому-то офисному, современному на вид зданию, прячущемуся в глубине двора между старинных домов.
        Студия располагалась на верхнем этаже. Часть скошенного потолка была застеклена. Арсений, скинув куртку, протянул пакет Кириллу.
        - Одевайтесь, - сказал он, - а я пока свет установлю. И быстрее! У нас на все про все два часа. В половине первого другая съемка. Где этот лентяй Дима?
        - Да тут я! - раздался звонкий голос, и в студию вошел высокий худой парень.
        С его головы свисали длиннющие дреды[Дреды - прическа из свалянных в длинные
«колбаски» волос.] , на худом теле болталась свободная цветная рубаха в этническом стиле, падающая почти до колен. На вытертых синих джинсах зияли живописные дыры.
        - Гримируй, как мы вчера договаривались, - приказным тоном сказал Арсений.
        - Н-да, красавчеги, что и говорить! - заметил Дима. - Особенно бой!
        - Хай, Димон! - заорала Настя, вошедшая в этот момент в студию, и прыгнула ему на шею.
        - И ты тут, эмо-деффочка! - заулыбался он. - Ага, так это твои друзья! Папане работу подбрасываешь?
        - Так, случайно все получилось, - захихикала Настя и потрогала его дреды.
        - Ее тоже загримируй, - решил Арсений, задумчиво глядя на Кирилла. - Только, знаешь, в стиле «полевой ромашки», совершенно невинной и неиспорченной. Настя, начинай входить в образ!
        - Ну, папа!
        - Все, работаем! - оборвал ее Арсений.
        В пакете было несколько вещей. Арсений объяснил, что им надеть вначале. Потом они попали в руки Димы. Он сделал им стандартные прически, только челку Марики зачесал в другую сторону, чем обычно. И сейчас у Кирилла она прикрывала правую часть лица, а у нее - левую. Грим тоже был стандартным: подведенные черным глаза, светлый тональный крем, розовый блеск на губах. Только ресницы у обоих были густо накрашены розовой тушью. Кирилл был одет в узкие розовые джинсы и черную без рисунков обтягивающую футболку. На Марике были черные джинсы и розовая футболка. Первая серия снимков была с большим прямоугольным стеклом. Арсений заставлял их менять позы, прижиматься щеками к стеклу с разных сторон и даже ложиться под стекло. Он снимал и снимал, и через час они почувствовали усталость.
        - Момент! - сказал Арсений и двинулся в угол студии, где находился большой монитор.
        Он тут же начал просматривать, что получилось. - О! Это интересно! - пробормотал Арсений. И они робко приблизились и заглянули ему через плечо. Фотография выглядела загадочно. Стоящее на ребре стекло, снятое под небольшим углом, разделяло их. С одной его стороны стоял Кирилл и прижимался к нему щекой, глядя в объектив из-под челки. С другой стояла Марика и прижималась сквозь стекло к щеке Кирилла. Ее взгляд из-под челки выглядел немного испуганным. Они были настолько похожи, что казалось, это их отражения так странно трансформировались, поменяв цветами верх и низ. Длинные розовые ресницы четко выделялись на фоне черных век и создавали странное ощущение не глаз, а каких-то невиданных цветов.
        - Тут углублю, - бормотал Арсений, - тут высвечу. Но вы, ребятки, талантливы!
        Он двинул «мышкой», И появилось следующее изображение. Кирилл стоял, чуть откинувшись назад. Стекло словно падало на него, и он придерживал его растопыренными пальцами. С другой стороны стояла Марика. Она будто давила на стекло, стараясь опрокинуть его на Кирилла. Пальцы с короткими черными ногтями выглядели как два паука, распластавшихся на стекле. Ее лицо было не видно за волосами. Зато его, закинутое назад, хорошо просматривалось сквозь прозрачное стекло. Челка съехала со лба, глаза смотрели вверх и были огромными, глубокого тона и необычайно выразительными. Розовые ресницы касались четких черных бровей. Кожа выглядела настолько нежной, что казалась фарфоровой.
        - Радует! - сказал Арсений. - Вижу перспективу! Быстро переодеваться!
        - А я нужна? - поинтересовалась Настя, которая во время съемки сидела в углу и о чем-то тихо переговаривалась с Димой. - Мой образ готов, папуль!
        - Сейчас и ты поучаствуешь, - ответил Арсений, отходя от стола и направляясь к ней. - Дима, поменяй им цвет ресниц на черный, а губы сделай ярче. Сейчас снимем серию под условным названием «эмо-беби».
        Для этой сессии Кирилл был одет в черный комбинезон с розовой длинной атласной накидкой. Его прическа осталась без изменений. На Марике было пышное очень короткое розовое платье, затянутое в талии широким черным ремнем. На шее болтался черный галстучек. Ее волосы Дима забрал в два высоких хвостика и завязал их смешными детскими резинками. На обоих было обилие цветных снэпов. Настя выглядела контрастно рядом с ними в белом воздушном до пола платье, с убранными со лба волосами и практически без грима. Дима только коснулся ее лица светлой пудрой, нанес легкие нежные румяна, подкрасил губы прозрачным блеском. Единственным сильным акцентом были накладные густые черные ресницы, на вид совершенно кукольные.
        Арсений тут же начал создавать композиции из «эмо-кукол», меняя их местами, сдвигая в группы, снимая в разных позах. Кирилл почти всегда оказывался центральной фигурой. Вот он стоит лицом к фотографу, опустив руки, в спокойной позе. А перед ним словно только что разошлись в разные стороны Марика и Настя. При этом они обе обернулись и смотрят друг на друга с явной враждебностью. Вот он сидит на корточках, опустив голову. Его лицо почти полностью закрывают волосы. Марика стоит сзади, чуть согнувшись и опираясь руками о его плечи и словно пригибая его к полу. За ней высится выпрямленная фигура Насти в белом платье. Ее лицо приподнято, глаза смотрят вверх.
        - А у меня идея! - воскликнул Арсений, когда сделал невероятное количество снимков.
        - Мы уже устали! - капризно заявила Настя. Есть хотим!
        - А ты мне будешь не нужна, можешь переодеваться, - ответил Арсений. - Я понял, в чем ваш секрет, ребятки! - сказал он Кириллу. - В вашей любви, которая сквозит во всем: в ваших глазах, лицах, позах. Такое нужно немедленно запечатлеть и выявить, пока не пропало! Жаль, времени совсем мало. Дима! - закричал он.
        - Тут я, тут, - отозвался Дима, выходя из-за стола. - Чего теперь?
        - Поменяй грим на более легкий и не такой театральный, - торопливо проговорил Арсений. Пусть они выглядят более жизненно. Этакие, знаешь, парень и девушка из соседнего двора. У нас есть еще с полчаса. А я сейчас что-нибудь подберу из одежды. Айда за мной!
        Кирилл улыбнулся, но промолчал. Арсений скрылся за ширмой в углу студии. Там было что-то типа гардеробной. Они переоделись в то, что подобрал Арсений. Дима быстро подправил грим. На Марике была клетчатая черно-розовая юбочка и полосатый обтягивающий джемпер. На Кирилле его узкие черные джинсы и трикотажная светло-серая в мелкий розовый горошек кофточка с капюшоном. Арсений на этот раз не стал режиссировать съемку, а предложил им делать все, что они хотят. Он бегал с фотоаппаратом вокруг них и без конца снимал. Но потом он так увлекся, что снова переодел их и начал командовать, как встать, какие позы принять, какие выражения лиц ему нужны.
        - Назову эту серию «эмо-лав», - довольно сказал он, когда закончил. - Все, мои дорогие! Всем спасибо!
        - Наконец-то! - обрадованно закричала Настя. - Ну, просто замучил!
        - Не радуйся! - ответил он. - Сейчас поедем в одно место. Пора подумать и о твоей душе, - добавил он и загадочно улыбнулся. - Кирилл, Марика, - обратился он, - хотелось бы, чтобы и вы к нам присоединились. Вдруг в голову придут идеи, понадобится ваш типаж? Но заранее прошу прощения, - добавил он странную фразу.
        - А поесть? - возмутилась Настя.
        - Потом, а то опаздываем, - отмахнулся он. - К тому же, думаю, что у тебя аппетит надолго пропадет, - добавил он и усмехнулся.
        - Это почему еще? - удивилась она.
        - Увидишь! - ответил Арсений и направился к выходу из студии.
        Через час они вышли из машины в каком-то запушенном на вид дворе и в недоумении огляделись.
        - Бог мой! - возмутилась Настя. - Куда ты нас завез? Это же просто трущобы из романов Достоевского!
        - Тихо! - оборвал ее Арсений. - Советую помалкивать, а то проект мне сорвешь. Пошли!
        Он пересек двор, ребята шли рядом. Обогнув обветшавшее донельзя, но, судя по всему, жилое трехэтажное здание, они оказались возле такого же, но уже выселенного, с выбитыми стеклами. Арсений решительно направился к ободранному дверному проему подъезда, над которым нависала часть ржавого козырька, и вошел внутрь. Затхлый запах сырости и какой-то вони ударил им в нос. Настя остановилась.
        - Папа, что это такое? - испуганно спросила она. - Куда ты нас тащишь? Я не пойду!
        - Пойдешь! - угрожающе сказал Арсений. А потом я посмотрю, как скоро ты начнешь нюхать кокс или курить травку.
        Он схватил ее за руку и повел внутрь. На площадке первого этажа свернул в левую квартиру. Двери там, как и везде, отсутствовали. Миновав крохотный заваленный мусором коридор, они очутились в квадратной комнате с двумя окнами. И замерли от ужаса. На полу лежали люди. Они были в таком ужасающем физическом состоянии, что трудно было даже определить их возраст.
        - Это, конечно, не гашиш или дорогой кокс, - тихо сказал Арсений и поднял с груди фотоаппарат, - а героин, амфетамин и прочая дрянь, но результат нагляден. И суть наркоты одна! И я хочу, чтобы такие недоумки, как моя дочь, это увидели и содрогнулись.
        И он начал снимать. Лежащие не обратили на это внимания. Они все находились в прострации. И их вид был настолько ужасен, что Марика вначале даже зажмурилась. У стены, привалившись спиной, лежала женщина трудноопределимого возраста. Она была в распахнутой необычайно грязной и рваной куртке, под которой виднелась грязная длинная футболка. Но брюки или юбка отсутствовали. Раскинутые опухшие голые ноги поражали синюшным цветом кожи. К тому же на них краснели многочисленные язвы с неровными гноящимися краями задравшейся кожи. Женщина внезапно хрипло расхохоталась, обнажая беззубые десны. Потом дернулась и вновь погрузилась в транс. Ее голова со спутанными редкими и тусклыми волосами затряслась, глаза закатились. Рядом с ней лежал на спине устрашающей худобы парень. На нем были спущенные до колен рваные джинсы и женская растянутая вязаная кофта. Голые бедра выглядели как металлоконструкции из-за торчащих костей. Кожа была тускло-желтой. Парень издавал какие-то механические звуки, похожие на хихиканье испортившейся заводной куклы. Его костлявая рука теребила вялый крупный член. На груди парня лежала
лысая голова другого пария. Она была похожа на череп. Сам парень лежал на боку, согнувшись и мелко трясясь. На его щеке была страшная на вид язва. Кожа словно расползлась в разные стороны, обнажая гниющее мясо. Согнутыми коленями он без конца толкал в бок первого парня, и тот вновь начинал хихикать, не выпуская член из дергающихся пальцев. За ними лежала на спине женщина в байковом заношенном до дыр халате. Ее лиловый мокрый от слюны рот был раскрыт, она дышала со свистом. Ее руки были раскинуты в разные стороны. Дорожки от уколов четко виднелись вдоль вен. В сгибе правой торчал шприц. Заметив толстую крысу, которая неторопливо приблизилась к голым распухшим ступням женщины, покрытым ранами с багровыми отстающими кусками кожи, Настя заорала и выбежала вон. Но Арсений догнал ее, схватил за воротник куртки и вернул на порог комнаты.
        - Нет уж, - прошипел он, - смотри!
        Настя закрыла заплаканное лицо руками. Арсений начал снимать ее.
        - А сейчас вставай вот сюда! - сказал он. Фон будет убойным.
        И он поставил ее между полусидящей женщиной и лежащими парнями. Картина получилась сюрреалистичной. Лежащие страшные наркоманы, ободранные стены, выбитые окна и посередине плачущая девушка с красивым нежным лицом в дорогой стильной одежде. Сделав несколько снимков, Арсений вывел Настю из комнаты, прижал к себе и тихо проговорил:
        - Прости, но это только для твоего блага!
        Он вернулся на порог комнаты и задумчиво посмотрел на прижавшихся друг к другу Кирилла и Марику.
        - Будете сниматься здесь? - спросил он.
        - Нет! - пискнула Марика. - Давайте уйдем!
        - А я буду! - решительно заявил Кирилл. - Наши заводские ребята тоже дурью балуются. Вот пусть посмотрят!
        - А ты молодец! - заметил Арсений. - Хоть и эмо-бой! Кто бы мог подумать!
        Он поставил их возле проема окна. Марика прижалась к Кириллу и спрятала лицо у него на груди. Их слившиеся фигуры в черно-розовой одежде казались странным памятником чистоте и юности среди этого ужаса. Сделав еще несколько снимков, Арсений наконец остался доволен.
        - Уходим, - сказал он.
        - А им не нужно помочь? - тихо спросила Марика.
        - Чем? - усмехнулся он.
        - Ну, хотя бы «Скорую» вызвать, - заметил Кирилл. - Есть же какие-то службы соответствующего направления.
        - Ладно, позвоню одному человеку, - хмуро произнес Арсений. - Приедут, заберут.
        Когда они вышли из дома, то увидели, что Настя стоит у стены и горько плачет. Марика протянула ей салфетку. Арсений обнял за плечи.
        В этот момент из соседнего обветшавшего строения показалась пожилая женщина в накинутом на ситцевый халат старом пальто. Она подошла к ним и оглядела мутными глазами. Потом поманила пальцем Арсения.
        - Слышь, барин, - хрипло проговорила она, девочку не желаешь? Совсем дешево. И она все сделает, что захочешь.
        Она громко икнула и уставилась на опешившего Арсения. Потом хлопнула в ладони. Мутное от грязи окно на первом этаже со скрипом раскрылось. В проеме появилась юная на вид девушка. Она на что-то забралась, по-видимому, на табуретку, и замерла. Она была в одних трусиках. Ее худое синеватое тело с небольшой впалой грудью четко выделялось на темном фоне. Лицо было миловидным, но очень бледным. Глаза выглядели опухшими, под ними были коричневые круги.
        - Ягодка, да? - осклабилась женщина. - Хочешь? Задешево!
        Арсений, увидев девушку, тут же схватил фотоаппарат, но женщина ударила его по рукам.
        - Ты зачем это снимаешь, а? - закричала она. - Ты это чего тут делаешь?
        - Бежим! - шепнул Арсений, схватил Настю и Марику за руки и бросился со всех ног.
        Кирилл не отставал. Они залетели в машину. Арсений включил мотор. Пока он прогревался, все поглядывали в окна. Но двор выглядел по-прежнему пустынным. Только два кота громогласно выясняли отношения возле покосившейся ободранной скамьи.
        Но Арсений, как выяснилось чуть позже, на этом не успокоился. Он выехал со двора, засунул телефонную гарнитуру в ухо и начал звонить.
        - Да-да, - быстро говорил он. - Сейчас к тебе в клинику. Хорошо, на час, не больше. Обещаю, ты же меня знаешь. Но вот еще что, со мной, кроме Настены, будут еще двое ребят. Ничего? Спасибо! И еще, я, когда приеду, дам тебе один адресок, хотя понимаю, что это бесполезно. Но у тебя там были друзья в Красном Кресте, позвонишь им, что ли… Да, наркоманы, но совсем конченые. Думаю, притон. Мне адрес один мой клиент дал… Приеду, все объясню. Но снимки будут убойные! Может, кое-кто задумается, прежде чем подсаживаться на любую дурь.
        И Арсений покосился на сидящую рядом и молчащую Настю. Но она никак не прореагировала. Kогдa он перестал разговаривать, то повел машину - тоже молча. Кирилл и Марика затаились на заднем сиденье. Так они в полном молчании ехали около часа, Когда джип остановился в одном из переулков возле какого-то особняка, окруженного деревьями и огороженного глухим забором, Настя повернула голову, хмуро посмотрела на Арсения и сказала, что никуда не пойдет.
        - Ты ведь к дяде Леше нас привез, - сказала она. - А с меня на сегодня хватит! Это психоневрологическая клиника для богатых чуваков, - пояснила она, повернувшись к Кириллу и Марике. - И там, насколько я знаю, имеется наркологическое отделение.
        - Ее главврач мой двоюродный брат, - добавил Арсений и улыбнулся нахмурившейся Марике. - Я хочу правильно закончить задуманную серию и показать не только дно, но и сливки. Один из пациентов согласен позировать. Почему бы не воспользоваться?
        - Я тут останусь, - упрямо повторила Настя. И так с трудом сдерживаю тошноту! Знаешь, то, что я сегодня увидела, навеки врезалось мне в память! И можешь не сомневаться, я в мгновение ока стала стрейтэйджером. Твой эксперимент удался, пап. Но с меня хватит!
        - Хорошо, - наконец согласился Арсений. А вы, ребята? Хотелось бы сделать несколько снимков.
        - Ладно, - кивнул Кирилл и посмотрел на Марику.
        - Я с тобой, - ответила она.
        В клинике их ждала у входа симпатичная молоденькая медсестра в приталенном халатике светло-зеленого цвета. Она пошла впереди них по ковровой цветной дорожке. Ребята с изумлением оглядывались по сторонам. Клиника из-за обилия живой зелени, полированного дерева, позолоченных люстр и светильников выглядела как дорогой отель. Медсестра свернула к лестнице и поднялась на второй этаж. Подойдя к одной из дверей, она постучала и тут же открыла ее, пропуская Арсения и ребят. Сама осталась в коридоре. Они вошли и оказались в квадратном, красиво обставленном холле.
        - Проходите! - раздался хриплый мужской голос.
        Арсений раскрыл дверь и вошел в комнату. Кирилл и Марика следовали чуть сзади. На диване обтянутом кожей фисташкового цвета, развалился мужчина. Возле него стоял стеклянный столик, на котором в плоском керамическом блюде лежала гора фруктов. Мужчина при их появлении взял пульт и выключил телевизор. Увидев его, Кирилл и Марика замерли. Это был очень известный в стране рок-музыкант. Правда, выглядел он ужасно. Исхудавшее бледное лицо с заострившимися чертами напоминало лица библейских пророков, пострадавших за веру, как их обычно изображали средневековые живописцы. Длинные волнистые темно-каштановые распущенные волосы довершали это сходство.
        - Присаживайтесь, - любезно предложил он. Но Арсений отрицательно покачал головой. Его рука потянулась к фотоаппарату, как всегда, висящему на груди.
        - Спасибо, - сказал он. - Но у нас всего час, так что приступим.
        - О'кей! Что от меня требуется? - спросил музыкант. - Интервью, как я дошел до жизни такой?
        И он попытался улыбнуться. Но выглядело это ужасно, потому что это была поистине улыбка мученика.
        - Нет, мне нужно только изображение, - пояснил Арсений. - Уверяю, оно будет лучше всяких слов.
        - Это точно! - тут же оживился музыкант. - А то эти подлые журналюги вечно все исказят, извратят. А что это за милые детки? Ваши? Они близнецы?
        - Ах да, - спохватился Арсений. - Это мои помощники, Кирилл и Марика. Но они не родственники, просто похожи.
        - Кассовый имидж, - заметил музыкант. - Он сейчас активно раскручивается. Видел по ящику. Эмо, да? Есть у вас интересные группы.
        - Кирилл, будь добр, сядь рядом, - попросил Арсений.
        Контраст оказался ужасен. Свежее нежное лицо Кирилла с чистыми ярко-синими глазами рядом с желтым истощенным лицом музыканта. Но Арсений, глядя на эту картинку, тут же воодушевился. Сделав серию снимков с Кириллом, он включил в работу и Марику. Он усадил ее на пол, на ковер между раздвинутых ног музыканта. Черные кожаные брюки не скрывали худобу его колен. Арсений попросил его снять рубашку и положить руки ей на плечи. Выглядело это так, словно смерть обнимает юную прекрасную девушку. Затем Марика села рядом и начала проводить пальцем по дорожке от уколов на его вытянутой руке. Кирилл сидел возле них с приподнятым лицом и смотрел в объектив безо всякого выражения. Создав и запечатлев еще несколько подобных групп, Арсений наконец опустил фотоаппарат. Было видно, что он необычайно доволен.
        - Вы все отлично поработали, - сказал он. Благодарю!
        - Где можно увидеть окончательный вариант сессии? - поинтересовался музыкант.
        Он дышал тяжело, по лицу градом струился пот - Я вначале вышлю вам по электронке, - ответил Арсений и кивнул на стол в углу с возвышающимся на нем монитором.
        - Да это и необязательно! - улыбнулся музыкант. - Можете и без согласования выкладывать те фотографии, которые сочтете нужными. Думаю, многие фанаты и так знают о моей проблеме. А я сдаваться не собираюсь! И скоро покину клинику и снова на сцену! Так вот! Сделайте еще один снимок, вот здесь, - предложил он.
        И медленно подошел к окну. Отодвинув матово-голубоватую портьеру, встал в проеме. Свет падал на него сзади, и волосы казались пушистыми. Музыкант выпрямился, скрестил руки на груди и постарался принять уверенный вид. Кирилл заметил, что в нем появилось что-то от прежней всеми любимой драйвовой рок - звезды.
        Они сели в машину без Арсения. Он после скончания съемки зашел в кабинет к брату. Настя хмуро посмотрела на них и спросила, как все прошло.
        - Зря не пошла, - заметила Марика. - Было совсем не страшно.
        - К тому же знаешь, с кем мы снимались? - спросил Кирилл.
        Он назвал имя, и Настя присвистнула.
        - Бли-и-н, - разочарованно протянула она, надо было и мне! Но папка не сообщил, что за чел тут с иглы соскакивает.
        - Теперь уж поздно, - сказал Кирилл.
        - Ничего, зато я первая фотки увижу, - заявила Настя и заулыбалась.
        Судя по всему, она уже пришла в себя.
        Когда они вернулись в квартиру, Настя сказала, что хочет побыть одна, и закрылась в спальне. Арсений постучал в дверь, потом громко сказал, что его пригласили на вечеринку в честь дня рождения одного довольно известного актера, что будет много гламурных персонажей, что он собирается поехать и поснимать для одного глянцевого журнала.
        - Там будут вкусные коктейли, - добавил он и усмехнулся. - Там, как всегда на таких вечеринках можно будет и кокс понюхать в туалете. Неужели ты не хочешь?
        - Нет! - истерично закричала Настя из-за двери. - Оставь меня в покое!
        - Отлично! - пробормотал он. - А вы, ребята составите мне компанию? - повернулся он к сидящему на диване Кириллу.
        Марика устроилась рядом. Ее лицо выглядело бледным.
        - Даже не знаю, - неуверенно ответил Кирилл и обнял Марику за плечи. - Мы-то вам там зачем?
        - Мало ли, - задумчиво ответил Арсений. А вдруг я увижу какие-нибудь шедевральные кадры? Эмо-киды в гламурной тусовке, это должно быть интересно! И потом, мы ненадолго. Нам же сегодня в Москву возвращаться. Ну что?
        - Хорошо, если мы вам нужны, то поедем, согласился Кирилл. - Только что мы наденем? Не в джинсах же!
        - О, это решаемо, - улыбнулся Арсений. Сейчас Миле позвоню, она что-нибудь вам подберет. Да и покормит, надеюсь! А то на этих тусовках все, как пчелки, коктейльным нектаром питаются. А вы наверняка с голоду умираете после такого напряженного дня. Или, как у Насти, аппетит отбило надолго?
        Он, не дожидаясь ответа, подошел к двери в спальню, постучал в нее ладонью и громко сказал:
        - Мы уехали! Но учти, что около часа ночи выезжаем в Москву. Так что будь готова!
        Мила жила в самом начале Невского проспекта в старинном закругленном многоэтажном здании цвета какао с молоком. Когда они подошли к двери квартиры, обитой желтоватой кожей, она раскрылась и на пороге возникла маленькая сухонькая женщина на вид лет семидесяти. Ее седые волосы были подвиты и уложены в высокую прическу. Лицо выглядело свежим, хоть и покрыты сеточкой мелких морщин, выцветшие серые глаза смотрели приветливо. На женщине было элегантное темно-серое платье, бирюзовые бусы свисали в несколько рядов и делали ее простой наряд праздничным.
        - Здравствуйте, проходите, пожалуйста, - сказала она певучим голосом. - Арсений, познакомь меня с молодыми людьми, - добавила она, видя, что тот молча зашел в коридор и снимает куртку.
        - Да, да, Ангелина Анатольевна, - спохватился он, - простите, ради бога! Это Кирилл и Марика, мои юные модели. А Мила еще не готова?
        - Людмилочка в ванной, - ответила она и мягко улыбнулась. - А вас прошу к столу. Я днем приготовила пироги, как будто знала, что ты пожалуешь.
        - С капустой? - обрадовался Арсений и даже потер руки. - И с яблоками?
        - Да, твои любимые, - ласково проговорила она. - А еще с картофелем и грибами.
        - Ребята, вам повезло! - оживленно заметил Арсений. - Ангелина Анатольевна печет удивительные пироги. Никогда не ел ничего подобного! Вот и подумаешь, что стоит жениться на Милочке только ради ее бабушки.
        - Тогда уж женись на мне! - лукаво произнесла Ангелина Анатольевна и улыбнулась.
        - Хорошая идея, но мы обсудим это позже, сказал Арсений и поцеловал ее в щеку.
        - Ну что за проказник! - рассмеялась она и погрозила ему пальцем. - Мы смущаем твоих юных друзей, - добавила она и взяла куртку из рук Марики.
        - Ага, их смутишь, как же! - заметил он.
        Ангелина Анатольевна повесила куртки в шкаф, повернулась к ним и пригласила проходить в гостиную. Там уже был накрыт стол. На белой льняной скатерти стоял бледно-розовый с позолотой сервиз из необычайно тонкого фарфора. Ангелина Анатольевна сказала, что сейчас принесет пироги, и предложила им присаживаться. Марика вызвалась помочь. Они ушли на кухню.
        - Это твой молодой человек? - спросила Ангелина Анатольевна, разрезая огромный квадратный пирог с румяной корочкой.
        - Да, - улыбнулась Марика. - Но вы первая кто не принял нас за брата и сестру.
        - Просто я старая мудрая женщина и какие-то вещи вижу лучше остальных, - ответила она и начала аккуратно выкладывать куски пирога на плоское белое блюдо, которое подала ей Марика.
        - Вовсе вы не старая, - рассмеялась Марика. - И все еще красивая.
        - Благодарю за комплимент, - мягко проговорила Ангелина Анатольевна. - Людмила похожа на меня. Может, поэтому мы с ней всегда были близки.
        - А ее родители где? - довольно бестактно поинтересовалась Марика, но тут же извинилась.
        - Развелись, когда Милочке было 12, - после паузы ответила она. - И с тех пор каждый занят своей жизнью.
        - Мои тоже в разводе, - зачем-то сообщила Марика. - Я живу с мамой.
        - Такова современная жизнь, - вздохнула Ангелина Анатольевна. - Институт брака отмирает, а все потому, что в детях перестали воспитывать чувство долга. Брак - это сложный и беспрестанный труд. Зато награда превосходит все затраченные усилия многократно.
        - И какова же награда? - спросила Марика.
        - Рядом с тобой всегда находится близкий человек. А ведь это главное. Понимаешь, не самый умный, красивый, богатый и так далее, а самый близкий. А по большому счету, мы все ищем лишь настоящую близость.
        - Наверно, вы правы, - тихо заметила Марика.
        - Может, хочешь морс? - поинтересовалась Ангелина Анатольевна. - Он у меня сегодня получился удачным. Клюква напополам с брусникой. Знаешь, из свежезамороженных ягод получается даже вкуснее.
        Ангелина Анатольевна открыла холодильник, достала запотевший хрустальный кувшин и налила морс в стакан. Он был густого бордового цвета. Марика поблагодарила и отпила. Напиток был в меру сладким и необычайно ароматным.
        - Сейчас чай заварится, и вернемся в гостиную, - сказала Ангелина Анатольевна. - Надеюсь, Людмила уже вышла к гостям.
        - Она очень красивая и милая, - заметила Марика, чтобы сделать приятное Ангелине Анатольевне.
        - Людмила в прошлом году окончила судостроительный техникум, - сообщила та, - хотела учиться дальше, получить высшее образование. Но к ней прямо на улице подошел агент из какого-то журнала, я в этом плохо разбираюсь. Она же, ты видела, какая высокая девочка, почти метр восемьдесят. Далеко в толпе видно. И не пошла моя Милочка в институт учиться, а стала демонстратором одежды. Или как сейчас говорят, моделью.
        - Вам это не нравится? - спросила Марика, заметив, как омрачилось лицо Ангелины Анатольевны.
        - Людмила из приличной семьи, - тихо ответила та. - Но прости меня, Марика, я ничего не имею против любого труда. А ходить в новой красивой одежде перед публикой тоже своего рода труд. И потом, когда она выйдет замуж, то, я так думаю, перестанет этим заниматься.
        - Вам нравится Арсений? - спросила Марика и начала ставить блюда с нарезанными пирогами на большой прямоугольный поднос.
        - Приятный мужчина, самостоятельный, - задумчиво ответила Ангелина Анатольевна. - К тому же наш, питерский. И возраст достойный, не мальчик. Но, как я вижу, не спешит он снова в брак вступать. Так что поживем - увидим.
        Когда они вошли в гостиную, Мила уже была там. Она сидела на диване с Арсением. Кирилл стоял у окна и смотрел на улицу. Увидев Марику, он поспешил к ней и взял поднос из ее рук. После ужина Мила пригласила ребят в свою комнату, а Арсений вызвался помочь Ангелине Анатольевне убрать со стола.
        - Арсений велел переодеть вас для вечеринки, - сообщила она, когда они вошли в комнату. Я тут подобрала вещи. Все-таки унисекс - это прорыв в моде!
        - Скорее в мозгах, - заметил Кирилл и подошел к шкафу. - И что ты нам подобрала?
        Он остановился возле огромного прямоугольного зеркала в дверце шкафа и задумчиво оглядел свое отражение. Потом откинул челку и внимательно посмотрел на подведенные черным карандашом глаза.
        - Все-таки твоя бабуля молодец! - заметил он. - Сделала вид, что не замечает моих накрашенных глаз.
        - Она замечательная! - сказала Мила и протянула Марике платье розового цвета. - Дед погиб на войне, но она так и не вышла больше замуж. И я знаю, что она все еще любит его.
        - Будет и у тебя любовь, - ласково проговорииа Марика, прикладывая к себе платье.
        - Маленькая ты еще, - вздохнула Мила, - поэтому наивная!
        - А у вас с Арсением разве не все серьезно? спросил Кирилл, отходя от зеркала и беря из рук Милы узкие черные брюки. - Я в этом пойду? удивился он.
        - И еще вот это, - сказала она и протянула ему свободную атласную рубашку в черно-розовых разводах. - У меня серьезно, - продолжила Мила. А у Арсения нет. Он не особо заморачивается по поводу отношений. Легко знакомится, легко расстается. Я ничего особо не требую, вот он и продолжает поддерживать со мной отношения. Но они у нас свободные.
        - Ужасно все это, неправильно, - пробормотал Кирилл.
        - Маленькие вы еще! - повторила Мила. Хотелось бы посмотреть на вас лет через пять. Что тогда скажете!
        - Оставим эту тему, - твердо проговорил Кирилл. - И давайте переодеваться. А то Арсений уже заждался, наверное.
        - Давайте, - кивнула Мила. - Но я готова, только губы подкрашу.
        Кирилл посмотрел на ее чрезмерно открытых серебристый топ, на узкую темно-фиолетовую юбку с разрезом на бедре, потом перевел взгляд на Марику. Она уже без стеснения скинула футболку и джинсы и натягивала платье. Оно было выше колен и довольно узкое.
        - Но мы в кроссовках! - одновременно воскликнули они и от неожиданности дружно рассмеялись.
        - И что? - улыбнулась Мила. - Так даже интереснее. И не снимайте снэпы! Они такие яркие!
        Она покопалась в шкафу и бросила Марике гетры в черно-розовую полоску. Они были в упаковке. - Вот то, что нужно к твоему наряду! - сказала Мила. - Арсений одобрит, уверена!
        Марика и правда выглядела забавно, но мило. Розовое платье, сидящее по ее фигуре и открывающее колени, черные кроссовки с розовыми шнурками, полосатые гетры выше колена. Мила завязала ей волосы в хвостики, челку убрала со лба и закрепила красивой заколкой в виде контура черной бабочки с розовыми стразами. Кирилл в строгих брюках и свободной черно-розовой рубашке выглядел почему-то старше лет на пять возле нее.
        - Погоди-ка! - задумчиво проговорила Мила и начала копаться в выдвинутом ящике старинного да вид комода.
        Она достала продолговатую коробочку, открыла ее и протянула Кириллу небольшой галстук, сплетенный из мелкого розоватого жемчуга. Он вскинул на нее удивленный взгляд и заулыбался.
        - Клево! - сказала Марика. - А для меня такого галстучка нет? Было бы здорово!
        Мила отрицательно покачала головой. Кирилл надел галстук на шею. Мила оглядела его и потом посоветовала по приезде на вечеринку расстегнуть полностью рубашку. Он подправил грим и опустил челку на глаза. Они подкрасили губы одинаковым розовым блеском. И вышли в гостиную.
        - О! - восхитился Арсений, вставая с дивана и поднимая фотоаппарат. - Ну просто эмо-глэм! Местная тусовка будет в отпаде!
        И он весело рассмеялся, тут же начиная снимать.
        - Милое платьице, - заметила Ангелина Анатольевна. - Зря ты его, Людмила, не носишь! Вы очень мило выглядите, - добавила она.
        - Вы так считаете? - усомнился Кирилл.
        - Конечно! Сочетание цветов тебе к лицу. Мне нравится! У Марики такие смешные полосатые гольфики! Никогда бы не подумала, что они будут так интересно сочетаться с этим платьем и со спортивной обувью! Удачи на вечеринке! Повеселитесь как следует!
        - Вы прелесть! И так авангардно мыслите! - заметил Арсений и поцеловал ее.
        Потом они попрощались, взяли сумку со своей одеждой, и вышли из квартиры.
        Вечеринка проходила в одном из ночных клубов, который именинник снял на ночь. По этой причине он был закрыт для случайных посетителей. Когда они вошли в зал, то к ним устремился виновник торжества. Это был молодой актер, который постоянно снимался в сериалах и таким образом приобрел известность. Он расцеловался с Арсением, затем с Милой, окинул цепким взглядом Кирилла и Марику.
        - Очаровательные эмо-киды, - заметил он. Твои новые звезды?
        - Ага, - кивнул Арсений. - Давай-ка я сразу сделаю несколько снимков, пока ты еще в форме.
        Они отошли, Мила поскучнела.
        - Я в бар, - решила она после паузы. - Вы со мной?
        - Не-а, мы же не пьем, - ответил Кирилл, оглядывая публику. - Смотри, Марика, это же известная девчачья группа, выпускницы одной из «Фабрик».
        - Ладно, развлекайтесь, - сказала Мила и направилась к стойке бара.
        За ней тут же увязался какой-то высокий парень. Кирилл увидел, как Мила села у стойки на высокий табурет и достала сигарету. Парень щелкнул зажигалкой и склонился к ней.
        - Неправильно все это, - пробормотал Кирилл и взял Марику за руку.
        - Что? - уточнила она.
        - Так называемые свободные отношения, - пояснил он, беря ее за руку.
        На небольшой сцене в углу зала в этот момент появились три девушки и начали танцевать стриптиз.
        - Не смотри! - капризно сказала Марика и отвернула лицо Кирилла от сцены.
        - Вообще-то я живьем стриптиз никогда не видел, - заметил он, улыбаясь. - Только в Сети. Интересно ведь!
        - Ничего там интересного нет! - обиделась она.
        - Ага, вы тут! - раздался голос Арсения.
        - А где ж нам быть? - поинтересовалась Марика и надула губы.
        Арсений цепко на нее глянул, потом перевел взгляд на Кирилла.
        - Эмоции налицо, - радостно заявил Арсений. - Вернее, на лице! Ну-ка, ребятки, пошли ближе к сцене!
        - Да Марика чего-то злится, - сказал Кирилл.
        - Я так и понял! - еще более радостно ответил Арсений. - И сейчас же этим воспользуюсь!
        Когда они приблизились к сцене, он поставил Кирилла лицом к стриптизершам и велел ему поднять голову и смотреть на них не отрываясь. А Марику развернул спиной к сцене. По его просьбе она опустила голову и закрыла лицо руками. Фоном служили извивающиеся фигуры девушек, танцующих топлес. Арсений начал фотографировать. Затем поменял Кирилла и Марику местами.
        - О, как это двусмысленно! - восхищенно шептал он, снимая смотрящую стриптиз Марику и отвернувшегося от сцены Кирилла. - А сейчас просто целуйтесь возле сцены, - предложил он.
        Они обнялись, но только коснулись губами друг друга, отчего-то сильно смутившись. Но Арсения это устроило.
        - Как целомудренно! - заметил он. - Эти голые девушки только усиливают впечатление чистоты и нежности такого поцелуя.
        Он снимал, пока шел танец. На них никто не обращал внимания. Когда девушки закончили выступление, на сцену вышли три накачанных парня. На них были белые брюки, по всей длине бокового шва на кнопках. Торсы были голыми.
        - Ага! - тут же воодушевился Арсений, изучая их блестящие тела. - Марика! - позвал он и повернулся к ней.
        - Я в туалет хочу, - сказала она.
        - Но… - начал Арсений.
        - Мы сейчас вернемся, - твердо проговорил Кирилл, взял ее за руку, и они двинулись к выходу из зала.
        - Надоело уже! - капризно говорила она. - Так и чувствуешь себя пришпиленной бабочкой, которую без конца изучают и снимают.
        - Ты же понимаешь, что Арсений фанат, - улыбнулся Кирилл. - Но, честно, я ему просто удивляюсь! Столько энергии! А ведь ему сегодня еще всю ночь вести машину.
        Когда они подошли к туалетам, дверь женского вдруг резко распахнулась. Оттуда вывалились две девушки. Они визжали, вцепившись в волосы друг другу, дергали ногами, катались по полу.
        - Гадина! - орала одна, крупная брюнетка лет двадцати. - Он только мой! Так что уйди с моей дороги! А то живо испорчу твое кукольное личико! Чем работать будешь?
        Второй девушкой была Мила. Кирилл бросился к ним одновременно с каким-то мужчиной, выскочившим из соседней двери. Они растащили девушек, Мужчина увел куда-то брюнетку. Марика зашла вместе со всхлипывающей Милой обратно в туалет. Две девушки, стоящие возле умывальника, испуганно посмотрели на них и шмыгнули в кабинки. Мила тщательно умылась. Потом подобрала валяющуюся в углу сумочку и припудрила покрасневшее лицо.
        - Что случилось? - тихо спросила Марика. Кто эта ненормальная?
        - Бывшая подружка Арсения, - после паузы нехотя ответила Мила. - Ты только ему ничего не говори, хорошо?
        - Хорошо, - кивнула та.
        - Как же мне все надоело! - вдруг истерично выкрикнула Мила и вновь разрыдалась. - Эти творческие личности с их странным взглядом на мир и на себя в этом мире! Ты думаешь, легко встречаться с таким мужчиной? Да это каторга! Каждый ищет в этой жизни свой наркотик! Для Арсения - это его фотоаппарат. А на все остальное ему просто положить!
        - Нам показалось, что он очень хорошо к тебе относится! И так любит твою бабушку! - мягко проговорила Марика и начала гладить ее по плечу.
        - Хорошо? - усмехнулась Мила и вытерла слезы. - Он так ко многим девушкам относится. Вначале мы интересуем его как объект творчества, потом, когда он наконец отрывается от объектива, он замечает наше тело и начинает им пользоваться. Знаешь, не нужно мне всего этого тебе говорить! Извини!
        - Я уже взрослая, - тихо сказала Марика. И могу многое понять.
        - Арсений талантлив, - продолжила Мила, - у него много достоинств, но он никогда не сможет быть с одной женщиной. Так уж он устроен. И я это понимаю! И не устраиваю ему скандалов. Может, поэтому наша связь так устойчива.
        - Ты его любишь? - спросила Марика и покосилась на девушек, которые вышли из кабинок и бочком пробирались к двери, с испугом глядя на них.
        Мила вытерла лицо носовым платком и вновь достала пудреницу.
        - Любишь, не любишь, - усмехнулась Мила, изучая лицо в зеркальце. - А говоришь, что взрослая! Сними розовые очки и увидишь, что мир все-таки черный!
        - Ты просто расстроена, - заметила Марика. Вот увидишь, все будет хорошо.
        - Ага, будет! - согласилась Мила без особого энтузиазма. - Вот встречу обычного мужчину, простого инженера, нарожаю ему детишек, буду щи-борщи варить и дома все вечера по ящику сериалы смотреть. И все у меня будет хорошо!
        Она припудрила лицо, улыбнулась Марике, взяла ее под руку, и они вышли из туалета. Арсений и Кирилл были у стойки бара. Они оба пили сок. Мила сделала невозмутимое лицо и сказала, что не откажется от какого-нибудь слабоалкогольного напитка.
        - Мне уже доложили о вашей драке, - сухо сказал Арсений. - И мы немедленно уезжаем. Точно их никто не снимал? Даже на телефоны? - повернулся он к Кириллу.
        - Я не видел, - ответил тот.
        - Еще мне скандалов не хватало! - раздраженно проговорил Арсений. - Хорошо, туса закрытая, а то завтра везде снимки бы появились.
        - И что? - усмехнулась Мила. - Тебе же бесплатный пиар!
        - Деточка! - зло сказал Арсений. - Мне пиар уже давно не нужен, не находишь?
        - Да Мила-то тут при чем? - заметила Марика. - Та психованная сама на нее набросилась.
        - И ты, дорогой, пропустил такие интересные кадры! - ехидно добавила Мила. - А то, что твоя бывшая так агрессивно настроена, говорит лишь о том, что ты все еще с ней встречаешься! Ты мне изменяешь? - напрямую спросила она.
        - Ты решила при детях выяснять отношения? - нахмурился Арсений. - Впервые чувствовал себя комфортно с девушкой, думал, что такое воспитание, которое ты получила, избавит меня от ненужных склок. Но и тут ошибся! Этот бизнес накладывает отпечаток даже на самых лучших!
        - Ах, значит, Я еще и виновата? - крикнула Мила, вскочила и запустила стаканом в Арсения. Да пошел ты!
        Он увернулся, стакан полетел за стойку. Бармен начал убирать осколки. Мила развернулась и стремительно направилась к выходу из зала.
        - Догоните ее, - сказал Кирилл. - Ведь вы не правы!
        Но Арсений не сдвинулся с места.
        - И это любовь? - пробормотала Марика после длительной паузы, во время которой они молчали.
        - Это не любовь, - сказал Кирилл и глянул пристально в глаза Арсения.
        - Ошибаетесь, дети, - тихо проговорил он. - И это любовь.
        В Москву они выехали около двух часов ночи. И всю дорогу проспали. Арсений довез их до дома. Перед тем как попрощаться, отдал конверты.
        - Это за работу, - пояснил он. - И вы оба молодцы!
        Он покопался в кармане куртки, достал визитку, и протянул ее Кириллу.
        - Пусть у тебя будет, - сказал он. - Мало ли!
        Вдруг надумаешь поработать моделью. Я буду всегда рад. Ты нереально фотогеничен. И грех этим не воспользоваться. Уверен, и видеокамера тебя любит. Так куда думаешь после школы поступать? - задумчиво спросил он.
        - Пока не решил, - ответил Кирилл.
        - Ну, вот и я о том! - сказал Арсений.
        Они расцеловались с Настей, обещали звонить и выбрались из машины. Когда поднялись в квартиру, то после принятия душа даже не стали есть, упали в кровать и мгновенно уснули.
        Проспали почти до восьми вечера. Когда поднялись, то выпили чай, но оба чувствовали себя разбитыми. Марика решила уединиться в спальне, что бы позвонить родителям. А Кирилл остался на кухне и набрал номер Глеба. Он рассказал вкратце о поездке и выслушал предложение развлечься сегодня в ночном клубе. Но тут же отказался. Глеб только рассмеялся в ответ, но настаивать не стал. Кирилл закончил разговор, положил трубку и отправился в гостиную. Он включил телевизор, потом начал перебирать диски с фильмами. У хозяев их оказалось немало и самых разных жанров. Скоро появилась Марика.
        - Предки устроили по очереди выволочку, сообщила она.
        - А зачем ты сказала, что ездила в Питер? - поинтересовался Кирилл и достал с полочки фильм «Ромео и Джульетта» режиссера Франко Дзеффирелли.
        - А ты думаешь, они не узнают? - удивилась она. - Да ты представляешь масштаб личности Настькиного отца? Он не только работает для глянца, но и в Сети полно его работ. У него, к твоему сведению, и свой фотосайт имеется. Мне Настя сказала.
        - Да? Не знал! - ответил Кирилл и вынул диск из футляра.
        - Он же тебе визитку дал, там наверняка адрес есть, - заметила Марика.
        - Предлагаешь посмотреть? - спросил он и вставил диск в DVD-проигрыватель. - У хозяев в кабинете компьютер имеется. Сеть тоже, видимо, есть.
        - Как-то неудобно пользоваться чужим компьютером, - сказала Марика и села на диван, глядя на огромную плазменную панель, висящую на стене. - Что смотреть будем? - поинтересовалась она.
        - Лавстори, - ответил Кирилл и сел рядом. Глеб, забыл тебе сказать, в ночной клуб нас приглашал. Но я отказался.
        - И правильно! - явно обрадовалась она и положила голову ему на плечо. - Хочется просто побыть дома с тобой.
        - И мне, - тихо произнес он и обнял ее одной рукой за плечи.
        На экране пошел фильм. При первых же кадрах Марика заулыбалась и заметила, что тоже очень любит эту постановку.
        - Но в конце я всегда плачу, - добавила она и закрыла глаза.
        - И я, - признался Кирилл и улыбнулся.
        На экране в этот момент на площади Вероны выясняли отношения представители кланов Монтекки и Капулетти.
        - Знаешь, хочу забыть все, что мы увидели в том доме, - тихо произнесла Марика. - Все! Это нереально страшно! Я никогда не думала, что это может быть настолько страшно.
        - Да, - согласился Кирилл. - Но Арсений молодец! Я думаю, что Настька сейчас не захочет ни нюхать, ни курить, ни экстази потреблять. Так ей и надо! И всех ее дружков, так называемых эмо, нужно было туда же свозить.
        - Думаю, они все это увидят в Сети, - заметила Марика и села, глядя на Кирилла расширившимися глазами.
        - Ты чего? - удивился он и отвел челку с ее лба.
        - И мои родители все это увидят в Сети, - констатировала она. - Не представляю, что будет! Даже домой ехать неохота.
        - А что будет? - пожал он плечами. - Это же просто снимки! Мало ли фоток в Сети размещается!
        И Кирилл притянул ее к себе. Марика вновь положила голову ему на плечо.



        Глава четвертая

        Но Кирилл ошибался. Резонанс эти работы имели большой. Мало того, что Арсений выложил их на своем сайте, часть снимков опубликовали до десятка глянцевых изданий. Правда, они взяли только «ЭмоLоvе», а серию «Как становятся стреитэйджерами» полностью проигнорировали. Зато все работы из этой серии, как, впрочем, и «ЭмоLоvе», тут же растиражировали в Сети на различных сайтах. Многие фотографии появились в блогах и не только эмо-кидов. И все принялись с жаром их обсуждать. Кирилл и Марика мгновенно стали самыми популярными личностями в Рунете. Блоггеры гадали, кто они, высказывали предположения и даже выкладывали якобы достоверную информацию о них.
        Но Кирилл и Марика об этом не подозревали, пока не вернулись в родной город. Когда они вышли на вокзале, то изумились количеству собравшихся знакомых ребят и даже их родителей. Кроме этого, их встречал журналист областной газеты и даже попытался взять интервью. Они растерянно отвечали на вопросы, держась за руки. Потом сквозь толпу пробилась мать Марики и увела ее. Кирилл поехал домой на автобусе.
        - Это все просто из ряда вон! - возмущалась Мария Андреевна, когда они уселись в машину. - Я в шоке от твоих приключений!
        - Мамочка, я ничего не понимаю, - ответила та. - Мы ничего такого не делали!
        - И отец в шоке! - продолжила Мария Андреевна. - Такой экстрим! А ты что, даже фотографии не видела? - не поверила она.
        - Где, интересно? - усмехнулась Марика. - Мы на квартире жили.
        - И что? Там не было Интернета? Да он сейчас у всех есть! - возмущенно проговорила Мария Андреевна. - У меня вот телефон разрывается, все знакомые звонят, выясняют, что да как. Фотографии всего четвертый день в Сети, а шуму! Ну просто сенсация в нашем заштатном городишке.
        - Я что, там так плохо вышла? - поинтересовалась Марика.
        - Сейчас приедем, и все сама увидишь, - ответила Мария Андреевна и прибавила скорость.
        Фотографии поразили Марику. Она сидела перед монитором в полном оцепенении. Мария Андреевна вначале бегала по комнате и возмущалась, потом решила оставить ее одну. Серия «Как становятся стреитэйджерами» вызывала и ужас, и восхищение одновременно. Арсений, несомненно, поработал в фотошопе со снимками, и они от этого стали более выразительными. На одной из фотографий он даже добавил розовых бабочек совсем в стиле эмо. Но это не испортило снимок. Кирилл и Марика стояли, взявшись за руки, в центре фотографии. Они смотрели прямо в объектив. В черных узких джинсах, в черных с одинаковым рисунком разорванных сердец футболках, в распахнутых куртках, они выглядели клонами. Широко раскрытые ярко-синие, явно подкрашенные в фотошопе глаза, прикрытые челками, тонкие черты лица, белая кожа, почти бесцветные маленькие приоткрытые губы. Даже выражение лиц было одинаково застывшим. Казалось, что они окаменели от ужаса, что, в принципе, соответствовало действительности. И эта живая энергетика ужаса передалась на снимке. Они стояли среди лежащих в прострации наркоманов. Арсений, видимо, приглушил краски лежащих
фигур, потому что они выглядели какими-то размытыми и серыми, словно в дымке стелющегося тумана. Но он выявил красный цвет их язв, которые отлично просматривались на снимке. И весь верхний фон он усеял летящими розовыми нарисованными бабочками. На фоне ободранной стены с пятнами грязи и плесени это выглядело щемяще печально. Под фотографией была подпись: «Почему эмо не хотят видеть этот мир? Они видят лишь бабочек за своими длинными челками». Но заглавной, если можно так выразиться, фотографией серии был снимок Насти. Он так и назывался: «Как становятся стреитэйджерами». Она была запечатлена в движении, когда бросилась прочь с порога этой комнаты. Ее фигура была вполоборота к зрителю. Она как раз поворачивалась, чтобы уйти. Сзади нее хорошо просматривались лежащие в прострации фигуры, четко очерченные, словно рамой, проемом двери. На ее лице застыло такое отчаяние, такая детская беспомощность, что сердце щемило при взгляде на эту напуганную до смерти девочку. В ее расширенных глазах блестели слезы, побелевшие губы сжимались, морщинки залегли в их уголках и между бровей. Мгновенное проникновение в
страшную истину - вот что было основным в этом лице.
        Но серия «ЭмоLоvе» поражала изысканностью и красотой. К тому же ее смело можно было назвать эталоном стиля эмо-арт. Вот Марика и Кирилл сняты в профиль на фоне розовой стены, их носы и кончики высунутых языков касаются. Или они стоят спина к спине, заведя руки назад, держа ими друг друга и сильно отклоняясь. Их гибкие тела выгнуты, затылки касаются. Контуры фигур напоминают контур сердца. Промежуток между ними плотно заполнен нежно-розовыми бутонами роз. Вся композиция на черном фоне. А вот они лежат на полу на прозрачном розовом прямоугольном стекле, под которым просматриваются распахнутые черные крылья ангела. Они сняты сверху. Кирилл в черных джинсах, Марика в розовой футболке, чуть прикрывающей ей бедра. Их тела прижаты боками друг к другу. Голый торс Кирилла и голые длинные ноги Марики одного тона. Их головы соприкасаются, челки откинуты назад, глаза раскрыты. Они лежат между распахнутыми черными крыльями, словно тело какого-то невиданного двойного крылатого существа.
        Марика листала фотографии и не могла от них оторваться. Потом начала копировать их себе в «Мои рисунки». Зазвонил мобильный. Это был Кирилл.
        - Видела? - сразу спросил он. - Офигенно! Арсений просто гений!
        - Как раз сейчас смотрю, - ответила Марика.
        - Мать сильно кричала? - поинтересовался он. - Я видел, как она на вокзале на тебя смотрела.
        - Ну, так, - уклончиво ответила она. - А у тебя что?
        - Ты же знаешь, что отцу все давно по фигу, а мать не умеет пользоваться Интернетом. Ей там кто-то на работе сказал, но она даже смотреть не стала, только спросила у меня, сколько я получил за съемку. Отдал ей часть денег, конечно, - добавил он. - Но ребята во дворе проходу не дают. А завтра уже в школу. Просто идти боюсь.
        - Знаешь, - заметила Марика, - это ведь инет! Увидишь, что через несколько дней все забудут. Появится что-то новое, что все бросятся обсуждать в блогах.
        - Я тебе сейчас на почту кину ссылку на один эмо-сайт, - сказал Кирилл. - Очень интересно. Я соскучился, - без перехода добавил он.
        - И я, - тихо ответила Марика. - Так хорошо было в Москве! Мы могли не расставаться ни на минуту!
        - Люблю, - шепнул он.
        - И я, - сказала она и улыбнулась.
        Положив трубку, зашла на почту. От Кирилла только что пришло письмо. Она кликнула по ссылке. В открывшемся окне увидела их фотографии и начала читать обсуждения на форуме.



«Прикольные вАще фОты, мну реально понрава, таГ держать!!!!! И название в тЕму!!!

«ЭмоLоvе» рулит!!!»

«Мну стра-а-ашно! Та-а-акие пра-а-ативные наркоманы! Я рыдала када на них смарела! Никада не буду ничего такого употреблять, никада!!!! Чтобы потом так валяться?
«Почему эмо не хотят видеть этот мир?» Такой мир не хо-о-очу!!!!»

«И Я нЕ хОчУ!!!! Но ЭМОбой тАкОй клЁвый!!!!!! Я тОкА на неГо сМоТрЮ!!! А КтО чеГо про неГо зНаЕт?!!! инфу плиzzz!!!!»

«это восходящая star модельноГо бизнеса, вот! Наш русский Алекс Эванс! Клевый чел!


«Ваше меГа 4ел! И дево4ка с ним в теме! ЭмоLove супер!!!! ФотоГраффу респект!!!»

«Муторные фотки! я сблевал када увидел. Что за эма… иконы… стиля на фоне гавна?! Наркота гавнище, все в курсах! Причем тут эмо?»!

«Жоско! Я блин афигеваю! Курю травку пять лет и че? Это ж героинщики конченые, им не соскачить никада, они трупешники. А вы в штаны наложили» че вы как дети? Показали вам страшилку, вы и описались))»

«Травку куришь? Ну и казел! И каГ дила? ИдиотеГом еще не стал? Травка мозГи тупит, все знают. Кури кури на земле места больше станет коГда полохнеш!»

«Че то я не понял? че за наезды? Я не ширяюсь))) сам козел!!!! А я реальный пацан, епть)))».

«Реальныйт?!!! Ой! я уже умер со смеху!!! Тада брось травку! Или слабо вот так с ходу? Или не хоцца?»

«Не слабон) захачу и брошу! Уж тя не спрошу, позер хренов!»

«Я их ЛюБлЮ!!!! МальчеГ такой красавчеГ!!!!. Они тру ЭМО!!!!! И эффто ЭМОLОVE!!! На фОнЕ ГрЯзИ эТоГо мИрА!!! Вот сТиШоГ от МНУ))

        Розовые бабочки между страшных тел
        Это чувства розовые в черной темноте
        Это мысли мальчеГа о еГо любви
        Это мысли деффочки: «ты их всех спаси»
        А веревка черная обвилась змеей
        Душит землю светлую черной наркотой
        Но рассветом розовым разошлась вдруг мгла
        Победила розовая роза ЭмоLоvе»

«ООООООО!!!!!! Афигенно!!! Мну понрава! Ты просто ПушкиН!!! Можно твой стишоГ девушке своей скопирую? Она афигеет!!!!»

        - Марика! Ты долго будешь там сидеть? - раздался недовольный голос Марии Андреевны, она заглянула в комнату. - Зову тебя, зову! Пора обедать!
        - Иду, мам! - ответила Марика и свернула окно.
        Она зачесала волосы назад, закрепила их обручем и внимательно посмотрела на свое лицо. В отражении была обычная миловидная девчушка. Ничего общего с тем, что только что увидела Марика на мониторе, она, казалось, не имела.

«Надо убедить маму, - подумала Марика, поправляя вылезшую из-под обруча прядку, - что все это была просто безобидная игра, что ничего сверхординарного не произошло».
        Но перед глазами возникли язвы на ногах наркоманов, и Марика передернулась от отвращения.

«Мои объяснения мало помогут, - мелькнула мысль. - Взбучки не миновать. Главное, чтобы с Кириллом не запретила общаться. А то я не вынесу».
        Марика нахмурилась, вздернула подбородок и покинула комнату.
        Когда она вошла в столовую, то невольно вздрогнула. За столом кроме матери сидел и ее отец.

«Дело хуже, чем я думала, - испугалась Марика. - Если уж и папуля приехал, то грозы не миновать.
        Григорий Григорьевич, так звали отца Марики, крайне редко появлялся у них в доме, предпочитая встречаться с дочерью на нейтральной территории, как впрочем, и с бывшей женой, хотя после развода они остались в дружеских отношениях.
        Марика расцеловалась с ним и села за стол с видом провинившейся школьницы. Она опустила глаза в тарелку, стоящую перед ней, и стала ждать выговора. Но все молчали. Когда домработница подала первое и вышла на кухню, Григорий Григорьевич посмотрел на Марику и тихо спросил:
        - Что у тебя с этим парнем? Только правду, потому что название фотографий
«эмо-лав» говорит само за себя.
        - Папулечка, - ласково начала она, - это просто красивое название серии и вполне в стиле эмо, вот и все! Честно! А с Кириллом мы просто дружим.
        - Если вы «просто дружите», - заметила Мария Андреевна, - то ты необычайно одаренная актриса. И тебе стоит подумать о поступлении во ВГИК или театральное училище. Но я-то, как никто другой, знаю, что в тебе этот талант напрочь отсутствует. А вот везде, повторяю, везде на этих фото, а их не один десяток, у тебя такое выражение лица, что мурашки по коже. И веришь, что между вами любовь!
        - Ну, ты преувеличиваешь, - мягко произнес Григорий Григорьевич. - Какая любовь в их возрасте? Наверное, это обычное увлечение. Да, Марика?
        - Просто дружба! - упрямо повторила Марика. - Это фотограф такой талантливый. Вы бы видели другие его работы!
        - Видели, - задумчиво сказал он. - Я уже проштудировал Интернет, да и так навел справки по своим каналам. Вам хотя бы заплатили?
        - А как же! - заулыбалась она. - И немало!
        - Но как он вас нашел? - поинтересовалась Мария Андреевна.
        - Случайно все получилось, - оживленно заговорила Марика. - Мы познакомились на Пушке возле Мака с эмо-кидами. Среди них была и Настя, его дочь. А потом как-то так спонтанно.
        - Бог мой! - проворчала Мария Андреевна. - Что за язык! Нельзя нормально говорить?
        - Ладно, мы познакомились на Пушкинской возле «Макдоналдса, с ребятами из эмо-тусовки, - поправилась Марика. - Так тебя устраивает? Но так намного дольше все это выговаривать.
        - А мы никуда не спешим, - заметил Григорий Григорьевич.
        Они замолчали, потому что в столовую вошла домработница, неся следующие блюда. Заменив глубокие тарелки на мелкие, она выложила мясо с гарниром и снова удалилась.
        - Допустим, - после паузы сказал Григорий Григорьевич, - вы просто дружите. И тебе этого никто не запрещает. Но что это за трущобы? Как ты могла согласиться туда поехать? Как Кирилл, твой друг, это допустил?!
        - Да откуда мы могли знать о месте съемок?! - громко проговорила Марика и бросила вилку на стол. - Нас туда Арсений на машине привез, но ничего заранее не сообщил. К тому же он так решил вылечить свою дочь раз и навсегда от желания нюхать кокс и курить травку.
        Григорий Григорьевич приподнял брови и вдруг начал хохотать.
        - Так это его дочь там с таким испуганным видом стоит? - спросил он, когда немного успокоился. - Вот это метод! Уважаю! Вот это отец!
        - Думаю, что после такого зрелища она точно станет стрейтэйджером, - заметила Мария Андреевна и улыбнулась.
        - И не она одна! - добавил Григорий Григорьевич.
        Марика, видя, что родители успокоились, почувствовала облегчение. Больше всего она боялась, что они запретят ей встречаться с Кириллом. Она знала, что все равно продолжала бы с ним встречаться, но в их маленьком городке это утаить было бы невозможно.
        До конца обеда они к этой теме больше не возвращались. Но когда выпили кофе, Григорий Григорьевич предложил Марике подняться в ее комнату.
        - Так, кое-какие вопросы еще выяснить, - пояснил он встревожившейся Марии Андреевне. Не волнуйся, мать. Кое-что по мелочи, - добавил он.
        Марика вновь испугалась, но виду не подала. Они поднялись в ее комнату, Григорий Григорьевич плотно притворил дверь и попросил включить компьютер. Она недоуменно на него глянула, но выполнила просьбу.
        - Найди мне серию с рок-музыкантом, - сказал он, пододвигая стул и садясь рядом с ней.
        Марика послушалась. Когда открылись фотографии, Григорий Григорьевич указал на ту, где музыкант сидел посередине дивана, откинувшись на спинку и безвольно опустив руки развернутыми ладонями к зрителю. Дорожки от уколов четко просматривались. Рядом с ним сидел Кирилл в точно такой же позе. Его белые руки с нежной кожей резко контрастировали с исхудавшими желтоватыми руками музыканта, покрытыми вздутыми венами и какими-то синюшными пятнами. Они были чуть согнуты в запястьях и лежали на диване ладонями вверх, как и у музыканта.
        - Интересное фото, - заметил Григорий Григорьевич. - Но ответь мне, если ты, конечно, в курсе, что вот это? - и он показал на запястье левой руки Кирилла.
        Так как рука была чуть согнута, то практически заживший разрез на первый взгляд казался длинной морщиной, Но если приглядеться, то все-таки было видно, что это еще свежий шрамик. Марика вздрогнула и глянула в глаза Григория Григорьевича. Он был серьезен, его небольшие темно-карие глаза смотрели пристально.
        - Что это? - повторил он.
        - Так это Кирилл в поезде поцарапался, - инстинктивно солгала она. - Случайно. Он колбасу отрезал, поезд сильно дернуло, вот он и поранился. Даже кровь текла. Но проводница нам помогла, пластырь принесла.
        - Ну-ну, - недоверчиво заметил Григорий Григорьевич. - А ты знаешь, что его одноклассница в день вашего внезапного отъезда перерезала себе вены?
        Марика молча кивнула.
        - И я наслышан, что в вашей эмо-тусовке модно резать вены, - продолжил он. - Много чего в Сети читал, когда ты вдруг связалась с этой компанией.
        - Это стереотип, папа, - уверенно ответила Марика. - Позеры себе запястья царапают, делают вид, что так эмоциональны, что хотели с собой покончить. Но ты ведь сам знаешь, что если кто-то хочет уйти из жизни, то выставлять это напоказ не будет, - твердо проговорила она.
        - То-то и оно! - вздохнул Григорий Григорьевич. - Но хочу тебе сказать, дочка, что за этот год это уже четвертый случай в нашем маленьком городке. Четвертый, понимаешь?
        - Как четвертый?! - испугалась Марика.
        - Одноклассница Кирилла, пару месяцев назад 12-летняя девочка и тоже вены, в начале года, аккурат в зимние каникулы, парень и девушка, оба в одной ванной перерезали вены. Но так как вскрытие показало, что девушка была на тот момент беременна, а им было всего по 14 лет, то родители слезно просили не поднимать шума. Поэтому дело огласки не получило, я в корне пресек попытки газетчиков сделать на этом сенсацию местного масштаба.
        Марика слушала его, широко раскрыв глаза Она и представить не могла о таком в их городе.
        - И вот что меня настораживает, дочь моя, продолжил Григорий Григорьевич, - что все эти ребята были эмо. Понимаешь? И тут я замечаю на этих снимках, что и у твоего дружка Кирилла какой-то странный шрам на запястье. Матери, конечно, всего этого не стоит говорить, - добавил он. Побережем ее нервы. Хорошо?
        - Конечно! - закивала она. - Но Кирилл случайно порезался, можешь не сомневаться, - добавила она. - К тому же он не такой! Он настоящий парень!
        - Настоящий, говоришь? - сказал Григорий Григорьевич и внимательно посмотрел на ее раскрасневшееся лицо. - А разве эмо-бои не нытики? Разве они не плачут по углам из-за несправедливости окружающего мира?
        - Стереотипы, папа! - упрямо повторила Марика.
        - Да? Ладно, дочка, возьму-ка я твоего Кирилла на одно мероприятие. Там и разберемся, что он за мужчина. Пора мне с ним познакомиться поближе.

«Что он задумал? Он не верит ни одному моему слову, - с тоской подумала Марика. - И хочет лично поговорить с Кирюшкой. Надо его предупредить!»
        - Завтра уже занятия, - продолжил Григорий Григорьевич. - Так что в следующие выходные. Ты дай мне его мобил, я с ним сам договорюсь.
        - И что за мероприятие? А меня не возьмете? - поинтересовалась она.
        - Тебя? - удивился он. - Это вообще-то забава для мужчин.
        - Папа, что это будет? - настороженно спросила она.
        - Оффроуд[Оффроуд- гонки по бездорожью на машинах.] , - невозмутимо ответил Григорий Григорьевич.
        - О, нет! - испугалась Марика.
        - В выходные я с друзьями собираюсь в трофи-рейд. Мы хотим проехать от деревни Кошкино до поселка Залесское. Хочу пригласить твоего Кирилла с нами в кабину.
        - Но, папа! - с возмущением начала она. Это совершенно непроходимая местность! Бабушка всегда говорила, что там самое гиблое место у нас в районе. Там же сплошные овраги, какие-то болота, сейчас снег сходит в лесу, там каша.
        - Я и колеса новые купил для своего «Ровера», - задорно проговорил он и потер руки. - Его сегодня уже обуют. Резина специальная, марка Super Swamper TSL, между прочим. Зверь будет, а не машина! Везде пройдем!
        - Ты успокойся, папа, - оборвала его Марика. - Не вижу смысла тащить Кирилла в ваш рейд.
        Но Григорий Григорьевич не обратил на ее слова никакого внимания. Он достал мобильный и решительно сказал:
        - Говори номер!
        Когда он уехал, Марика еще какое-то время посидела с матерью в гостиной. Потом, сославшись на то, что ей необходимо хорошенько отдохнуть перед завтрашними занятиями, удалилась в свою комнату. И сразу позвонила Кириллу.
        - Я соскучился, - грустно сказал он.
        И Марика замерла от нахлынувшей нежности.
        - И я, - после небольшой паузы тихо ответила она. - Ужасно хочу тебя увидеть!
        - Давай прямо сейчас! - с воодушевлением предложил он.
        - Мать ни за что меня из дома не выпустит!
        - Хочешь, я приду? Ублёвка хоть и огорожена, но дырки в заборе всегда найдутся! Я знаю парочку хорошо проходимых, - добавил он и тихо засмеялся.
        - Но уже седьмой час, - заметила Марика. Мать дома. Если бы она в салон свой уехала! К тому же мне нужно с тобой поговорить кое о чем. Тебе мой отец еще не звонил?
        - Твой отец? - изумился Кирилл. - Нет. А что, должен?
        - Он сегодня был у нас и взял твой телефон, - сообщила она.
        - Тогда тем более мне нужно тебя увидеть!
        - Марика! - раздался голос Марии Андреевны.
        И Марика, шепнув: «Перезвоню», тут же положила трубку и бросила телефон на диван.
        - Ты не спишь? - спросила Мария Андреевна, входя в комнату.
        Марика, увидев, что мать готова к выходу и надела нарядное шелковое платье цвета горького шоколада, удивилась и обрадовалась. Но виду не показала.
        - Что ты, мамуль! Всего седьмой час!
        - Ну, мало ли! Сегодня с поезда, устала, наверное, - мягко проговорила она и села рядом на диван. - Я уйду ненадолго. Не возражаешь?
        - Нет, что ты! - ответила Марика, с трудом сдерживая улыбку.
        - Совсем забыла, а у директора «Шинника» юбилей, нельзя не пойти. Он сейчас позвонил и начал выяснять, почему меня все еще нет. Около десяти вернусь, - продолжила Мария Андреевна. Самое позднее в одиннадцать.
        - Ну конечно, мамочка! Иди, развлекись как следует. А я буду отдыхать!
        - Ты, если что, ложись спать, не жди меня, добавила она.
        - Само собой, - улыбнулась Марика. - Мам! Ну что ты со мной, как с маленькой! Мне ведь уже 16! Паспорт получила!
        - Это да, - ответила Мария Андреевна и вздохнула. - Но сейчас опять буду выслушивать про твои фото в Сети, про то, как мы с отцом могли такое допустить.
        - Забей ты на это все! - посоветовала та. - Поговорят и забудут.
        Когда Марика убедилась, что черный «Инфинити» матери выехал за ворота, она схватила телефон и набрала номер Кирилла. Он мгновенно ответил.
        - Приходи, - быстро сказала она. - И можешь сразу ко мне. Мать только что в гости свалила. Будет часа через три. Я одна. И давай скорей! А то умираю от тоски по тебе!
        - Да я уже мчусь! - ответил он, и в трубке раздались короткие гудки.
        Марика бросилась в ванную. Наскоро приняв душ, подбежала к шкафу и отодвинула дверцу.

«Оденусь, как на прием, - мелькнула шальная мысль. - Пусть с порога в осадок выпадет. Он меня только и видел в эмо-прикиде или длинной футболке».
        И она рассмеялась.
        Кирилл явился на удивление быстро. Но Марика уже ждала его возле двери. Увидев, как он идет по дорожке и растерянно смотрит по сторонам, она раскрыла дверь и остановилась на пороге. Свет из холла падал на нее сзади. Кирилл, увидев ее, вначале побежал, но потом пошел медленно, не спуская с нее глаз. Марика надела длинное бальное платье с белым атласным корсетом, туго стягивающим ее и без того тоненькую талию. Пышная бледно-розовая юбка падала ей до розовых туфелек с изящными бантиками на носках. На руки она натянула длинные белые перчатки в тон корсета. Волосы подняла в высокую прическу и украсила живыми мелкими нежно-розовыми розами, вытащенными ею из роскошного букета и нещадно обломанными. Букет принес сегодня отец, и он стоял в спальне Марии Андреевны. Но вот наложить макияж Марика не успела и из-за этого сильно нервничала. Но Кирилл и так онемел от восторга. Он взбежал по ступеням и остановился перед ней в полной растерянности. Такой он Марику ни разу не видел, и она показалась ему сказочной принцессой, к тому же стоящей на пороге самого настоящего замка из красного кирпича.
        - Чего застыл? - непринужденно спросила она и взяла его за руку. - Пошли в дом!
        Марика закрыла двери и бросилась ему на шею. Кирилл задохнулся от счастья и закружил ее по огромной гостиной. Они упали на диван и начали хохотать. Потом стали целоваться.
        - Я чуть не умер без тебя, - между поцелуями шептал он. - Это невыносимо! Как я был счастлив в Москве!
        - Я тоже! - шептала она, держа его лицо в ладонях.
        И они вновь начали целоваться. Кирилл обхватил ее, и они с дивана скатились на пол. Он оказалась сверху. Ее волосы растрепались, розы выпали из них, лежали на ковре и одуряюще пахли. Кирилл лихорадочно стянул с ее плеч лямочки. Но корсет был тугим. Грудь выпирала из него, но была наполовину закрыта. Кирилл начал целовать верх груди, затем губами спустился по атласу корсета до начала пышной юбки. Он сел и быстро поднял легкий многослойный капрон. Обнажились ноги в белых чулках с широкой розовой кружевной резинкой.
        - Так, наверно, должны быть одеты невесты, пробормотал Кирилл, забираясь рукой под юбку.
        Поняв, что Марика не надела трусики, он словно обезумел. Нырнув под юбку, начал целовать гладко выбритый лобок. Марика ежилась и тихо смеялась, так как ей было немного щекотно. Кирилл подтянул ее ближе к себе, закинул ее согнутые ноги себе на плечи и начал лизать набухшие губки. Марика перестала посмеиваться и тихо застонала Он не останавливался, забираясь кончиком языка все глубже, обводя им вход по кругу, целуя его влажность и податливость. Он изнемогал от желания, его член стал каменным. Кирилл оторвался, мгновенно расстегнул ширинку джинс и осторожно коснулся набухшей головкой входа. Он мягко надавил, пытаясь войти, и тут же ощутил, как под его движением все сжалось и словно выталкивало его. Но он совершенно потерял голову и резко двинул бедрами вперед. Марика вскрикнула и выскользнула из-под него.
        - Мне больно, - сказала она.
        Сев и привалившись спиной к дивану, она обиженно посмотрела на раскрасневшегося Кирилла. Он выглядел обескураженным.
        - Мне больно, - тихо повторила она и расправила юбку, закрывая ею ноги.
        - Прости, - прошептал он. - Я не хотел.
        - А я хотела, - улыбнулась она. - Но пока ничего не получается.
        - Попробуем еще? - улыбнулся он в ответ и придвинулся к ней.
        - Мне в платье не очень-то удобно, - тихо сказала она и встала.
        Кирилл вскочил и подхватил ее на руки.
        - Где твоя комната? - прошептал он.
        - По лестнице нужно подняться, но ты надорвешься! - весело проговорила она, обхватила его за шею и заболтала ногами.
        Но Кирилл не ответил и бросился к лестнице в углу гостиной. Он поднялся, так и не выпуская Марику.
        - Прямо по коридору и третья дверь, - сказала она.
        Когда они оказались в комнате, он осторожно опустил ее на диван. Но у них обоих отчего-то упало настроение. Марика встала и поправила перед зеркалом сбившуюся прическу. А потом, после небольшого раздумья, сняла платье и переоделась в домашние трикотажные шортики и футболку. Она вынула оставшиеся бутоны, распустила волосы, расчесала их, повернулась к молча наблюдающему за ней Кириллу и будничным тоном спросила, не хочет ли он чаю.
        - Пожалуй, да, - кивнул он.
        - Сейчас принесу, - сказала Марика. - Или накрыть в столовой?
        - Что ты! - явно смутился он. - Можно и здесь. А я пока музыку послушаю. Чего тут у тебя имеется?
        И Кирилл наконец оторвал от нее взгляд и подошел к металлической стойке, доверху заполненной дисками.
        - Ого! Да у тебя тут отличная подборка! Есть «Океан моей надежды»[«Океан моей надежды» - эмо-группа из Санкт-Петербурга.] ? Круто!
        Он вынул диск и вставил его в центр.
        - «Его ожившие цветы среди заснеженной листвы ее сада. Здесь каждый шорох, словно крик, здесь все, к чему он так привык, чему она была рада. Зачем ты обещал мне рай? Прошу, не умирай! Мне будет сложно искать замерзшие цветы среди заснеженной листвы. Все безнадежно…» - услышала Марика и задержалась у двери.
        Кирилл сделал звук громче и сел на диван, глядя на нее.
        - «Если я соглашусь дальше жить, что ты можешь мне взамен предложить? Только лишь боль… Она построит новый мир из полной тишины. Здесь можно не дышать, здесь можно видеть сны. Здесь нет его цветов, здесь нет его зимы, здесь можно видеть сны. И видеть в них друг друга… и она убьет себя, свое сердце подарив. И она убьет себя… И она…» - пел солист, переходя то на шепот, то на крик.
        Марика стояла у двери, не в силах уйти. Взгляд Кирилла, который не спускал с нее глаз, притягивал ее. Песня закончилась. Она подошла к дивану, взяла пульт и выключила центр.
        - Ну, ты чего? - удивленно спросил Кирилл. - У меня нет этого альбома! Давно хотел послушать.
        - Я тебе спишу, - пообещала Марика и села рядом с ним. - Послушай, Кирилл, - начала она серьезным тоном, - мой отец хочет пригласить тебя в трофи-рейд. За этим он и взял твой телефон.
        - Трофи? - изумился он и вдруг расхохотался. - Да ты шутишь, дарлинг! С чего бы ему приглашать бедного кукурузника участвовать в развлечениях местных воротил? Знаю я, сколько стоит просто подготовить внедорожник для подобной гонки! У моего отца есть приятель по гаражу, так у него сын автослесарь в лучшем салоне города, где все ублёвцы свои супернавороченные тачки до ума доводят. И те, кто оффроудом увлекаются, там же! Или твой папанька хочет утопить меня где-нибудь в болотах? - добавил он и заулыбался.
        - Дурная шутка! - сухо заметила Марика и начала стягивать перчатки.
        - Ну прости! - тут же опомнился он. - Но согласись, предложение крайне странное! Хотя пока мне его никто еще и не делал!
        - Значит, так, - серьезно сказала Марика, отец увидел на одном из снимков Арсения порез на твоем запястье. Я, конечно, убедила его в том, что ты в поезде случайно ножом поранился. На что он мне рассказал, что в нашем городе, оказывается, самоубийство Ирочки уже четвертое по счету с начала года. Как он сказал, все это были эмо, все резали себе вены.
        - И что? - пожал плечами Кирилл, но глаза опустил, тут же спрятав их под челку. - Не вижу связи!
        - Думаю, папа решил поговорить с тобой на эту тему, - предположила она.
        - Для этого вовсе не обязательно приглашать меня в трофи-рейд, не находишь? - спросил он и встал.
        - Ты куда? - тут же испугалась Марика.
        - Мне пора, - хмуро ответил он. - Посмотри на часы! А вдруг твоя мама раньше вернется?
        И Кирилл вышел из комнаты. Марика, едва сдерживая слезы, двинулась за ним. Они спустились в гостиную. Кирилл у входной двери остановился и повернулся к ней.
        - Я люблю тебя, - тихо произнес он. - И прошу, ради нашей любви, не лезь ты в это дело! Не спрашивай меня ни о чем! Я сам разберусь!
        Он крепко поцеловал ее и вышел на улицу. Марика вздохнула, вытерла слезы и вернулась в гостиную. Увидев возле дивана валяющиеся раздавленные бутончики роз, она стала подбирать их, вдыхая все еще сильный аромат. Слезы вновь потекли по ее щекам. Марика понимала, что во всей этой истории кроется какая-то тайна. Она подозревала, что и отец, и Кирилл явно чего-то недоговаривают. Уходить из жизни Кириллу не было никакого смысла. Но ведь она сама в тот день видела, что он разрезал руку, и довольно сильно. И объяснить этот поступок никак не могла. Он не был ни суицидником, ни позером, но что-то заставило его это сделать. И Марика не знала ответа на этот мучивший ее вопрос.
        Неделя прошла быстро. Марика с утра уезжала в лицей, потом делала уроки. У Кирилла дни проходили аналогично. Но каждый вечер они встречались в городе. Ее отец действительно позвонил ему и предложил поехать с ними в субботу. И Кирилл согласился. Марика от беспокойства места себе не находила. Видимо, из-за этого их встречи были короткими и прохладными. Кирилл, казалось, постоянно думал о чем-то своем, Марика, глядя на его отсутствующий вид, пугалась все больше.
        В субботу с утра пошел сильный дождь, но все собрались в условленном месте без опозданий. Выезд назначили на семь утра. Кирилл приехал на попутке. Он был в необычайно возбужденном состоянии. Выйдя из машины и увидев Range Rover Григория Григорьевича, стоящий у дороги, он внутренне собрался и припустил по лужам к нему. За ним стояли два джипа и «уазик». Мужчины находились возле них. Они курили и о чем-то весело переговаривались. Увидев подходящего Кирилла, все враз замолчали и с нескрываемым изумлением переглянулись. Он подошел и вежливо поздоровался.
        - А ты тут чего забыл, парень? - поинтересовался крупный мужчина в одежде цвета хаки и высоких болотных сапогах.
        - Мне нужен Григорий Григорьевич, - ответил Кирилл.
        - А, ты уже тут! - раздался мужской голос, дверь «Ровера» распахнулась, и показался Григорий Григорьевич.
        Вслед за ним из машины выбрался низенький седой мужчина. Он был в куртке, болоньевых брюках и высоких армейских ботинках, туго зашнурованных.
        - Не волнуйтесь, господа! - громко сказал Григорий Григорьевич. - Этот парень с нами! Зовут Кирилл.
        Мужчины от неожиданности расхохотались.
        - Гриша! 3ачем нам этот щенок? - без обиняков поинтересовались они.
        - Он поедет со мной и Савелием. Так надо! - сухо проговорил тот.
        И все сразу замолчали, окидывая сжавшегося Кирилла внимательными взглядами. Он был одет в джинсы, толстовку с капюшоном и кроссовки. Григорий Григорьевич нырнул в машину и бросил ему высокие резиновые сапоги и брезентовую куртку.
        - Я так и знал, что ты оденешься неподходяще, - пробормотал он.
        - Спасибо, - ответил Кирилл и переобулся. Затем на толстовку натянул куртку.
        - Ты, Гриш, ему еще челочку обрежь! - посоветовал кто-то.
        И все вновь дружно расхохотались. Кирилл достал из кармана толстовки кепку, натянул ее, убрав под нее челку, и развернул козырьком назад.
        - Устраивает? - с вызовом спросил он.
        - Ого! А парень-то с гонором, - заметил Савелий. - Ну, это и хорошо.
        - Что, мужики, по машинам? - громко спросил Григорий Григорьевич. - Пора и в путь!
        - Давно пора! - хором поддержали его.
        - Забирайся, - сказал Григорий Григорьевич Кириллу. - Савелий Иванович - мой штурман. Прошу любить и жаловать.
        Кирилл приблизился к «Роверу» и невольно присвистнул, изучая внушительный дорожный просвет примерно в полметра.
        - Удивлен? - довольно констатировал Григорий Григорьевич. - Просвет аж 42 сантиметра и вce благодаря колесным редукторам. Ты в этом хоть что-нибудь понимаешь?
        - Я отцу часто помогаю в гараже, - ответил Кирилл. - Правда, у нас старенький
«Москвич».
        - И что? «Москвич» тоже машина! - заметил Савелий Иванович и положил Кириллу руку на плечо, - Вся электропроводка нашей делалась заново, управление многими приборами и агрегатами переведено в «ручной» режим и вынесено на панель приборов. К тому же у нас спутниковая навигация GPS и радиостанции двух диапазонов.
        - Да! - закивал Григорий Григорьевич.
        - А ведущие мосты? - деловито осведомился Кирилл.
        - Ведущие мосты с колесными редукторами от внедорожника вагонной компоновки Volvo laplander, - ответил тот.
        - Они, между прочим, используются как на «гражданке», так и в войсках НАТО и силах ООН, - важно проговорил Савелий Иванович.
        - Круто! - восхитился Кирилл. - Поехали?
        - Ишь, не терпится! - расхохотался Григорий Григорьевич и забрался в кабину на водительское место.
        Савелий Иванович занял место штурмана. Кирилл устроился позади них возле механической лебедки.

«Ровер» поехал впереди колонны. Через несколько километров они свернули с трассы и направились напрямую через степь к видневшемуся довольно далеко лесу. Машина сразу заходила ходуном, и Кирилл вцепился в спинку сиденья.
        - Там ручка, - сказал Савелий Иванович, повернув к нему голову. - Держись крепче! Почва просто каша.
        Кирилл тут только заметил металлическую ручку, торчащую из обивки сиденья, и уцепился за нее. Машину подбрасывало на ухабах, комья грязи летели из-под колес, но Григорий Григорьевич скорости не сбавлял. Когда они въехали в смешанный лес, то скоро засели в огромной луже, заполненной талой водой, сплошь покрытой размокшими прошлогодними листьями. Лужа оказалась глубже, чем решил Савелий Иванович, и
«Ровер» забуксовал, наклонившись на один бок. Савелий Иванович тут же выбрался из машины и провалился почти по пояс в ледяную воду. Но его это не смутило. Он с трудом побрел к кузову. Григорий Григорьевич последовал его примеру. Среди кривоватых берез сбоку от них в нескольких метрах показался один из джипов. Он остановился.
        - Гриш, помощь нужна? - крикнул высунувшийся из кабины мужик.
        - Нет! Проезжай! - прокричал в ответ Григорий Григорьевич и начал толкать машину.
        Кирилл посидел в растерянности, потом решил им помочь. Он выбрался, провалился в воду по пояс и вскрикнул о неожиданности.
        - А ты куда?! - прикрикнул на него Григорий Григорьевич. - Сиди в салоне!
        - Ага, как же! - зло ответил Кирилл. - Вы тут корячиться будете, а я сиди в машине!
        Он пробрался к ним и начал толкать что есть силы, наваливаясь плечом. Машина качалась, потом сдвинулась.
        - Поднажали! - отпыхиваясь, сказал Савелий Иванович. - Дело пошло! И - эх!
        Они удвоили усилия и вытолкнули машину на край впадины. Григорий Григорьевич быстро забрался на водительское место. Мотор взревел, и - «Ровер» выполз из лужи. Кирилл нырнул в салон и занял свое место. Его трясло от такой резкой физической нагрузки, но в душе был азарт. Савелий повернулся к нему и посоветовал снять мокрые носки и намотать портянки.
        - Там есть, - сказал он.
        Действительно, ноги Кирилла были мокрыми, так как вода набралась в сапоги. Да и одежда промокла по пояс. Но он этого не замечал.
        Они ехали по лесу около трех часов. И еще несколько раз вот так же застревали в ямах. Но пока благополучно выбирались из них. Один раз, правда, «Ровер. вытягивали лебедкой. Кирилл был мокрым, все тело гудело, но усталости он не чувствовал.

«Вот это адреналин! - возбужденно думал он, наблюдая за Григорием Григорьевичем. - А я-то не понимал, что за удовольствие барахтаться в грязи по бездорожью! Для него это лучший отдых! Никакие психологи не нужны».
        Когда они выехали из леса, то Кирилл увидел невдалеке небольшую деревню.
        - Кошкино! - пояснил Савелий Иванович. Там передохнем. А потом будет самый трудный участок до Залесского.
        - Самый классный! - поправил его Григорий Григорьевич. - Думаю, будем пробираться по бампер в жидкой грязи.
        Они въехали в деревню и остановились возле какой-то избы. Григорий Григорьевич выбрался из машины и цыкнул на выскочившего из-под ворот и зарычавшего огромного лохматого пса. Тот замер, потом бросился к нему и начал подпрыгивать, радостно повизгивая.
        - Хороший Барс! Умница, - приговаривал Григорий Григорьевич, - узнал меня!
        Барс бросился к машине и так же бурно начал приветствовать вылезшего Савелия Ивановича. Когда показался Кирилл, он и ему выразил свой восторг, положив на плечи толстые грязные лапы, шумно обнюхав и облизав лицо.
        - Ну что ты, Барс! - весело проговорил Григорий Григорьевич. - Это же эмо-бой, с ним так нельзя грубо, он нежное создание.
        Это неожиданно ехидное замечание сильно расстроило Кирилла. Он думал, что показал себя с самой лучшей стороны, и не видел повода для издевательств. Он с непониманием посмотрел на улыбающегося Григория Григорьевича. Савелий Иванович тоже глянул на него, потом хмуро заметил:
        - Не прав ты, Гриша! Парень вел себя достойно!
        - Да я и не спорю, - ответил Григорий Григорьевич. - Иди-ка в избу, Кирюха, а то ты насквозь промок. А я пока машину во двор загоню.
        И он двинулся к воротам. Но их уже раскрывал сухонький сутулый дед.
        - Здорово, Макар! - поприветствовал его Григорий Григорьевич. - А я уже подумал, что ушел ты куда!
        - Дык куда ж я денуся? - засмеялся Макар, обнажая беззубые десны. - Тутося все времечко на печи лежу. Вот вздремнул посля обеду-то и не слыхал, как вы подъехали-то! Опять, значица, решили нашу грязь помесить? Ох-хо-хо! Да еще и такого мальца с собою прихватили. И зачем это?
        - Пусть проветрится! - засмеялся Савелий Иванович.
        - Ты иди в дом-то, - предложил Макар. - Ишь, мокрый насквозь. А ить на улице не лето! А лучше в баню сразу! Я аккурат натопил, но думал, что вы позжее подкатите.
        - А мы сейчас! - улыбнулся Савелий Иванович, идя за Макаром.

«Ровер» уже стоял во дворе, а Григорий Григорьевич закрывал ворота.
        - А остальные где? - поинтересовался Кирилл.
        - Подтянутся скоро, - ответил Григорий Григорьевич. - Это мы что-то шустро в этот раз. Да, Савелий?
        - Так Кирилл помогал, вот и быстрее доехали, - заметил тот.
        И Кирилл глянул на него с благодарностью. На душе сразу потеплело. Он с утра чувствовал себя своим в этой компании взрослых мужчин, и колкое недавнее замечание насчет нежного эмо-боя огорчило его. Во время сегодняшней экстремальной гонки он многое понял в самом себе, да и в отце Марики, и в душе начал восхищаться им. Раньше Кирилл думал, что мэр города - это, скорее всего, умный и образованный человек, но стопроцентно занудный и живущий исключительно по правилам. Но за сегодняшний день он кардинально изменил свое мнение, потому что понял, что оффроуд может увлечь только настоящих мужчин. Но для себя он пока не решил, хотел бы еще раз повторить такую сумасшедшую поездку.
        Кирилла отправили в баню. Он снял всю одежду. Она была насквозь мокрая и грязная. Отчистив, что было можно, он повесил ее в предбаннике на веревку. И пошел мыться. Когда вдоволь напарился и выскочил в предбанник, задыхаясь от жары, то увидел раздевающихся мужчин.
        - Одень вот это, - предложил Григорий Григорьевич, протягивая ему пакет. - Хотя это вещи моей дочки, но, думаю, тебе не привыкать одеваться в девчачьи шмотки.
        И он расхохотался. Савелий Иванович укоризненно на него посмотрел, но промолчал. Кирилл тихо поблагодарил и вынул из пакета черные узкие джинсы и розовую обтягивающую футболку. Одевшись, он молча вышел из бани.
        В избе уже был накрыт стол. Дед Макар сидел за ним с довольным видом.
        - А, малец! - осклабился он. - Ишь, полыхающий какой! Хорошо, видать, парку-то наподдал! А и правильно! Садись-ка, само то сейчас самогонки жахнугь!
        И он налил из трехлитровой банки в небольшую стопку мутной белесой жидкости.
        - Я не пью, - сказал Кирилл.
        - Да неужто?! - изумился Макар и заерзал на лавке. - Ну, ты прямо мамонт какой-то ископаемый! Ить это кто ж сейчас не пьет? И больные потребляют, не то что здоровые! Ну, все буквально! И бабы хлеще мужиков! У нас в Кошкино все! Ну, чайку тогда, - предложил он.
        - Хорошо бы, - улыбнулся Кирилл.
        Скоро появились раскрасневшиеся мужчины. Они сели за стол и хмуро посмотрели на банку с самогоном.
        - Ты чего это тут пария нам спаиваешь? - строго спросил Григорий Григорьевич.
        - Я?! - усмехнулся Макар и вытер слезящиеся глаза.
        Он уже успел выпить самогона, и не одну стопку.
        - Смотри у меня! - погрозил тот ему пальцем.
        - Что ты, Гриша, брови-то сдвинул? - обиженно поинтересовался Макар. - Кирюха ваш - просто доисторическая динозавра! Он вообще не потребляет: Ни капли! А вы такое видали? Наши деревенские пацаны, считай, кажный вечер под лавками валяются, а наутро, похмелившись, снова на работу. Еще и на тракторах как-то усиживаются, с сидений не падают, вот что странно!
        Кирилл хотел сказать, что он по убеждениям стрейтэйджер, но подумал, что это слово будет совершенно непонятно ни деду Макару, ни, пожалуй, остальным.
        - Так он стрейтэйджер, - к его удивлению, произнес в этот момент Григорий Григорьевич и уселся за стол напротив Кирилла, - как и моя дочка. И я этому очень рад!
        - И кто это он? - изумился Макар. - Это что же, секта какая новомодная?
        - Нет, - засмеялся Кирилл. - Просто мы ведем здоровый образ жизни, так это называется.
        - И слава богу! - обрадовался Макар и даже перекрестился. - Да неужто дожили? И молодежь наша за ум взялася? Вот счастье!
        И он всхлипнул, тут же шумно высморкавшись.
        - Ты, дед, смотрю, уже изрядно набрался, - заметил Григорий Григорьевич. - Иди-ка отдыхать в горенку. А мы тут сами похозяйничаем.
        - Ага, милые, пойду я, уж не обессудьте! Прилягу. Кости старые покоя просят.
        Макар встал, пошатнулся, хрипло захихикал и медленно вышел из кухни в сени.
        Савелий Иванович внимательно посмотрел в глаза Кириллу. Потом тихо сказал:
        - Уважаю.
        - Да, это хорошо, - согласился Григорий Григорьевич.
        Он допил чай, встал из-за стола и ушел в комнату, плотно закрыв за собой дверь.
        - Я рад, что познакомился с тобой, - задумчиво проговорил Савелий Иванович. - Гриша не хотел, чтобы я с тобой у себя в кабинете беседовал. Тут же весь город узнал бы, что я тебя вызывал. После этих фотографий в Сети фигура ты сейчас заметная, хочешь ты этого или нет. Да еще с Марикой в большой дружбе. Так что Гришу я понимаю, не хочет лишней огласки.
        - А вы кто? - спросил Кирилл, начиная нервничать.
        - Следователь, - после паузы ответил он. И есть у меня пара вопросов.
        Кирилл напрягся. Он понимал, куда тот клонит. К тому же Савелий Иванович мгновенно изменился. Он словно внутренне подобрался и как бы обезличился. Его круглое добродушное лицо, чем-то неуловимо похожее на лицо известного советского актера Евгения Леонова, стало невозмутимым, а глаза колючими.
        - Покажи-ка левую руку, - попросил Савелий Иванович. - Пока сам не увижу, не поверю. Профессиональная привычка.
        - Да, это я сам порезал, - твердо произнес Кирилл, но руку показывать не стал. - Хотел свести счеты с жизнью. Но в последний момент испугался и передумал. К тому же я люблю Марику, - нервно добавил он и прикусил язык.
        - Это понятно, - мягко произнес тот. - Гриша казал, будто ты случайно ножом, но я-то понимаю, что так ровно случайно порезаться нельзя. А я внимательно изучил твои фотографии. И хорошо, что ты сразу признался, а то сейчас бы ходили вокруг да около.
        - Мне больше добавить нечего, - сказал Кирилл и опустил глаза, машинально прикрыв их челкой.
        - Все логично, - закивал Савелий Иванович, - если бы не одно «но». Твоя одноклассница Ирина перерезала вены. Это произошло с вами в один день? У тебя с ней были отношения?
        - Мы просто дружили, и ничего более, - ответил Кирилл на второй вопрос и замолчал.
        - Согласись, что все это выглядит странно, заметил тот. - Может, расскажешь правду? Ты произвел на меня впечатление настоящего парня.
        - Мне нечего добавить, - повторил Кирилл.
        - Ясно, - удрученно проговорил Савелий Иванович. - Не хотелось мне кому-нибудь давать это читать, но придется. Ты знал, что Ирина вела интернет-дневник?
        - Да, конечно, - торопливо ответил Кирилл. У многих сейчас есть «зины». Я частенько заходил к ней и даже комментировал.
        - Читали, знаем, - сказал тот. - Но мои ребята покопались в ее компьютере и нашли там еще один дневник, который был запаролен и который она вела исключительно для себя. Это просто файл с записями. Мои умельцы пароль сломали. Я заранее подготовился к нашему разговору и кое-что распечатал. Хотя все-таки надеялся, что ты сам все мне расскажешь. Значит, так, Кирилл, я пойду пару часов посплю, а ты пока почитай. А потом поговорим. Хорошо?
        Кирилл кивнул и взял протянутую папку. Когда Савелий ушел в комнату, он улегся на широкую лавку, застеленную стеганым лоскутным одеялом, и открыл папку. Там были листы формата А-4. вставленные в файлы. Видно было, что копировали выборочно, потому что предложения иногда просто обрывались. На первом листе стояло заглавие:
«ДнеффничоГ несчастной деФФа4ки». Кирилл невольно улыбнулся, так как это было название ее «зина», и он мгновенно вспомнил все те милые глупости, которые Ира там писала, а он частенько комментировал. Но тут же слезы выступили на глазах, так как мысль, что ее больше нет в живых, пронзила острой болью. Он всхлипнул, потом вытер глаза и сосредоточился на тексте. К его удивлению, он был написан обычным языком, а не исковерканным, нарочито сюсюкающим и детским, как это любят делать эмо в своих дневниках и как это постоянно делала Ира в «зине».



«Не знаю, что мне делать! И я больше так реально не могу жить! Я умираю от любви к нему. Реально умираю! Он лучший на свете парень!»

«Кирюшка, милый, я так люблю тебя! Но ты думаешь, что это просто детская привязанность. Ты никогда серьезно не воспринимал меня как девушку. Я всегда для тебя была просто девчонкой из соседнего дома. Твои глаза, когда ты на уроке вскользь смотришь на меня, сводят с ума! Никогда и ни у кого не видела таких красивых выразительных глаз! А их цвет! И я умираю словно от жажды, если не загляну хотя бы раз в день в их прозрачную глубину… Но ты не любишь меня… не любишь… я это знаю точно… Но я знаю и то, что ты никого не любишь. У тебя нет девушки. И это дает надежду. Вдруг когда-нибудь моя любовь растопит твое сердце? И оно раскроется мне навстречу… Любимый мой!»

«Сегодня вместе ходили на концерт в «Стрелку». Парни играли ужасно! А название выбрали? «Шипы»! Уж лучше бы «Шины», раз с шинного завода… Но ведь это друзья Кирилла! И я критиковать особо не стала. А когда я стояла возле сцены, он подошел ко мне сзади и обнял за талию, правда, не сильно. И я подумала, что сердце сейчас разорвется пополам. Странно, что оно выдержало! Кирилл тихо напевал дурацкие слова этой дурацкой песни, но мне даже они казались прекрасными в тот миг. Сама удивляюсь, что в его присутствии все мне кажется необыкновенным. «Шипы у роз, в потоках слез тонуло сердце. Поранив мое сердце, захлопнув в него дверцу, ты вновь пыталась прочь уйти от злых шипов моей любви…»
        Ну что это за песня?! Жесть! Но мне тогда она понравилась…»

«После концерта пошли пить пиво в круглосуточный магазин недалеко от «Стрелки». Но Кирилл не пьет. Он взял пакет с соком и предложил мне. Но я лучше пиво, чтобы хоть немного расслабиться. А то нервы так напряжены были! Не могла забыть как его руки лежали на моей талии. Все бы отдала, чтобы только это повторилось! Душу… бы… продала… дьяволу, только бы он любил меня!
        Ребята быстро свалили. А мы с Кириллом сидели возле магазина на сломанной скамейке и говорили о школе. На носу контрольная по матике, а я плохо готова была. У меня вообще по матике трояк выходил в четверти. Кирилл меня утешал, говорил, что я способная, просто мало занимаюсь. Он правда думает, что я способная? Или так, гнал…»

«Вдруг мимо нас прошел граф Дарк. От испуга я так сильно вздрогнула, что уронила банку с пивом. Ой! Он велел мне нигде и никогда не упоминать его имени. Ну да ладно, этот дневник никто и никогда не прочитает, это я знаю точно. Он лишь для меня. Дарк цепко глянул на Кирилла. И мне это не понравилось. Меня он словно не видел вообще. Я испугалась, сама не знаю чего…»

«Кирилл!!!! Я сейчас так кричу от отчаяния, что мне кажется, ты по-любому должен меня услышать. Я лю-ю-ю-ю-блю-ю-ю-ю-ю тебя!!!!!!!!! ЛЮБЛЮ! Больше… моей… гребаной… жизни!!!!!!!!!! Я всегда любила тебя, еще с детского сада, когда мы вместе играли во дворе. Потом попали в один класс, и ты сел за парту рядом со мной. Ты всегда защищал меня от мальчишек, угощал конфетами, утешал во всем. Но почему, почему ты меня не любишь?!!!»

«Не знаю, но сердце ноет и болит. Кирилл познакомился с Марикой. Не знаю, ничего не знаю. Но сердце ноет и болит… И ангелы плачут, опустив свои черные крылья…»

«Марика! Я ненавижу это имя, эту девочку и все что с ней связано. Она стала ЭМО!!! ! Ха-ха-ха!!!! Эта ублёвка, и вдруг ЭМО! Да что она может понимать в этом! Ее сытая жизнь по определению исключает хоть какие-то Эмоции. У нее всегда все было, есть и будет! Что она понимает, сидя в своем особняке за мамочкой… владелицей… салона и папочкой… мэром… города! Она чужая среди нас! Просто мы не агрессивны, всем желаем только мира и добра, вот наши эмо-киды и приняли ее в копанию. Но я ее ненавижу. Потому что Кирилл явно влюблен в эту эмочку - позерку. Нацепила наши шмотки, накрасила глаза, даже волосы сделала черными, что ей вовсе не идет, ходит везде с Кириллом. А он… он явно влюблен. Не вынесу!!!!!! Как я ненавижу ее! Да и что она может понимать в настоящей любви? Она же избалованная самовлюбленная дурочка, похожая на куклу без мозгов!..»

«Вчера встречалась с Дарком. Это страшно, но так прекрасно! Все-таки напишу про него, несмотря на все запреты и клятвы. Не знаю почему, но хочется это рассказать хотя бы в дневнике. Я так измучилась за последнее время. Мы познакомились около двух месяцев назад случайно, после экскурсии. Все ушли, а я задержалась. Настроение просто такое было, не хотелось никого видеть из одноклассников, хотелось просто побродить в одиночестве, подумать о Кирилле. Но в голову лезли только мысли, как он целует меня, как смотрит на меня влюбленными глазами. Но я знала, что этого не будет НИКОГДА! Я начала плакать. Села на лавочку попыталась успокоиться. Но все думала о Кирюшке…
        Вдруг увидела, как мимо идет мужчина в черном кожаном плаще. Его длинные распущенные волосы угольно-черного цвета свисали на лицо. Мне сквозь слезы показалось, что это Упырь из тусовки готов. Я машинально махнула рукой. Он остановился, вглядываясь, потом приблизился. И тут я поняла, что ошиблась. Это был совсем не знакомый мне человек.
        - А ты плакала? - ласково спросил он и сел рядом.
        Я была настолько расстроена, что неожиданно для себя самой рассказала ему о своей безответной любви. Но имен не называла. Мне почему-то было легко говорить все это совершенно незнакомому человеку. Он слушал очень внимательно, не перебил ни разу, дал мне возможность выговориться.
        - А как тебя зовут? - спросил он, когда я замолчала.
        Я назвала свое имя. В ответ он сказал, что его зовут граф Дарк. Меня это не удивило. Я про себя решила, что он гот, а те часто придумывали прозвища».

«Я снова сегодня встречалась с Дарком. Мне нравится разговаривать с ним. Он меня старше и многое знает про отношения, да и вообще про жизнь. Предки не очень-то меня понимают, заняты собой, к тому же считают, что я все еще маленькая дурочка. А представить, что их дочь уже выросла и способна любить, им и в голову не приходит. Подруги и так знают, что я безнадежно люблю Кирилла. И эта тема для них типа бесплатного развлечения. Так что мне и поговорить о своей любви не с кем. А на форумах все только стебаются, никто всерьез ничего не пишет. Это как-то не принято. Я когда пишу искренне, то все думают, что это такой изощренный стёб, и отвечают мне в том же духе. Даже Кирюффка комменты в основном шуточные пишет, хотя отлично знает, как сильно я его люблю. И Дарк единственный, кто меня выслушивает и утешает, только он понимает меня до конца. И я очень доверяю ему. Но он запрещает кому-то рассказывать о том, что мы общаемся. Он говорит, что люди никогда не поймут, что может связывать мужчину за 30 и 17-летнюю девушку. И я с ним полностью согласна. Сразу все решат, что он ко мне клеится. А это вовсе не так. К
тому же он женат, сам мне сказал. А со мной ему просто нравится дружить, потому что я неординарная и ему со мной необычайно интересно, так он говорит. К тому же он душевно одинок, как и я. На этом мы и сошлись, Две одинокие и непонятые души».

«Рассказала Дарку о Марике. Он, по-моему, необычайно взволновался и заинтересовался. Хотя не понимаю, почему. Начал выяснять, кто она, что она. Ну я ему все и выложила, как эта дурочка вдруг эмо заделалась, да как с Кириллом стала не разлей - вода».

«…Я больше не могу выносить эту боль! Вижу, как Кирилл любит ее. Но почему не меня?! Кто она такая? Что в ней такого, что он ТАК ее любит?! Они даже не скрываются, целуются при каждом удобном, да и неудобном случае. И это невыносимо! Ну почему он любит ее, а не меня?! Мне лучше умереть, не могу больше так мучиться. Вся душа изболелась! Места живого нет. Вчера Кирюшка так жалостливо посмотрел на меня, потом сказал, что очень хочет, чтобы у меня появился парень, чтобы я была счастлива, а он за нас порадуется. Он что, издевается? Я никого больше не смогу полюбить! Никогда! Лучше умереть!»

«Сегодня великий день! Дарк полностью открылся мне. И я верю, что он может все.
        И только в этом правда и избавление от боли. Другого выхода нет!!!!! Он заверил, что поможет, что мы вечно будем с Кириллом вместе на небе, если улетим туда в один миг. Я счастлива только от мысли об этом! Я буду счастлива пусть не здесь, но там! И он показал мне договор! Я в шоке! Не ожидала! Но так прояснилось в душе! Впервые я почувствовала, что мне становится легче. На душе радость!»

«Любовь моя… Моя любовь… сильнее жизни и меня… Пора сбросить мои крылья. Дарк прав! И он назначил время… точное время. Я подписала Договор. Договор со смертью. Но… я… давно… готова».

        Кирилл застыл, читая эти строки. Он никак не мог поверить в то, что только что узнал, хотя определенные подозрения давно не давали ему покоя. Он сел, обхватив голову руками. Потом вновь начал перечитывать выдержки из дневника, словно не верил собственным глазам. Слезы периодически застилали их, но он моргал и снова читал.

«Что делать? - метались мысли. - Значит, Дарк показал Ирочке тот договор, что я тогда сдуру подписал с ним? Или просто текст договора? У него их, видимо, много! Это непонятно из ее записей. Но не мог же он показать ей именно мой договор? Или мог? Господи, и зачем я подписал его тогда?! Но я был осенью в такой жутчайшей депрессии, жить не хотелось, да и смысла не видел в такой жизни. Хотелось уйти, но было страшно дойти до конца. Сколько я тогда плакал! И тут Дарк! Мысль, что он берет на себя ответственность за мой уход и что поэтому на мне не будет греха, очень мне тогда понравилась. А он постоянно внедрял эту мысль в мое сознание. Но как ловко он втирается в доверие! Меня тоже, как и Ирочку, заставил поклясться в том, что никто и никогда не узнает о нем от меня».
        Кирилл закрыл папку и положил ее на лавку. Он встал и подошел к окну. Его начал бить озноб, лицо горело.

«Но ведь в моем договоре, - продолжал рассуждать он, - изначально не было даты, когда я должен уйти. Дарк сам проставил ее. Все-таки, как я понимаю, он показал Ирочке именно мой договор с проставленной датой и назначил ей это же время. Он все заранее спланировал. Тем более сейчас я знаю, откуда он все так подробно узнал о моих отношениях с Марикой. Ирочка в дневнике ясно написала, что все ему рассказала о нас и что он необычайно взволновался. Тогда-то он и на меня начал давить, пугая тем, что если я не соглашусь, то он убьет Марику. Тогда это все объясняет».
        Кирилл отвернулся от окна и прижал ледяные ладони к пылающим щекам. Его по-прежнему трясло, но он не обращал на это внимания. Страшная правда ошеломила.

«Для Ирочки, если он все-таки показал ей мой договор, - думал он, - это было более чем убедительно. И она легко со всем согласилась. Тем более последнее время она находилась в крайне угнетенном состоянии. Боже мой! Но почему она не подумала, что мне сейчас нет смысла уходить из жизни? Ведь она видела, как я люблю Марику! Хотя она, видимо, хотела верить в то, что Дарк ей наговаривал, сильно хотела. А он умеет убеждать. Это я на себе испытал. Ну почему Ирочка не поговорила со мной обо всем откровенно?!»
        Но тут же Кирилл вспомнил, что последнее время избегал разговоров с ней, что ее грустный вид угнетал его, что при малейшей ее попытке уединиться с ним он под любым предлогом уходил. В том состоянии безоблачного счастья, в котором он находился после встречи с Марикой, любовь Ирочки только раздражала и вызывала желание убежать куда подальше и от ее признаний, и от ее печальных глаз. Он писал ей в «зине», но это было самое большое, на что он был способен. Ему хотелось никого и ничего не замечать вокруг, а только видеть свою ненаглядную Марику и чувствовать ее любовь.

«Что делать? - вновь спросил он сам себя. - Ситуация безвыходная!»
        Основная проблема заключалась в том, что Дарк, пригрозил ему, что если он не выполнит условий подписанного им договора, то Марика умрет.
        - Я вижу, что ты передумал, парень, - сказал во время их последней встречи Дарк, - но ты подписал договор с самим Сатаной. Я только исполнитель его высочайшей воли. И если ты хоть кому-нибудь расскажешь обо мне и со мной случится что-то нехорошее, то твоя ненаглядная девочка все равно умрет. Даже если меня задержат по твоему наущению, есть верный мне человек, и он исполнит мою волю. Даже если ты решишь расправиться со мной один или при помощи дружков, все равно она умрет. Верный человек, а он просто мой пес, и после моей смерти через какое-то время убьет ее. И не помогут ни богатые родители, ни охрана. Он все равно сделает то, что должен. Все инструкции он уже получил. И она заложница. Так захотел мой повелитель. Ты это четко пойми один раз. И все станет проще. Выбирай: или ты, или она. Других вариантов не существует.
        Затем Дарк показал ему дату, которую, как он выразился, Сатана назначил для ухода Кирилла. Там даже стояло точное время. Кириллу было настолько страшно за жизнь Марики, он был в таком угнетенном состоянии, что не видел в тот момент никакого выхода. Прошедшая было депрессия, вновь навалилась на него с сокрушающей силой. Кирилл не мог адекватно оценить обстановку. Он вновь целыми ночами слушал эмо-группы, плакал, закрывшись в своей комнате, и довел себя до того, что решил умереть сам, только бы с его любимой Марикой ничего не случилось. Но на людях, а тем более когда он был с ней, Кирилл сохранял видимость спокойствия. Но это было поистине спокойствие отчаяния. В назначенный час он взял бритву и даже почувствовал облегчение, что все сейчас закончится. Он начал резать кожу, и боль на мгновение отрезвила его. Он встал перед зеркалом, глядя на себя. Внезапное осознание, что все неправильно, что так быть не должно, что наверняка есть какой-нибудь другой выход, остановило его. И в этот момент появилась Марика. Ее лицо, возникшее в зеркале позади него, в первый миг показалось Кириллу прекрасным видением
начинающейся агонии. И он потерял сознание. А когда очнулся, то события стали раскручиваться стремительно. Узнав о самоубийстве Ирочки, увидев Дарка во дворе, он пришел в такой ужас, что сбежал в Москву. А когда они вернулись, Дарк ни разу не встретился с ним, потому что из-за этих фотографий Кирилл стал слишком популярной личностью в городке и его постоянно окружали восхищенные ребята. Дарк только один раз позвонил ему на сотовый. Кирилл вздрогнул, услышав его хрипловатый голос. К тому же раньше Дарк никогда не звонил по телефону, Кирилл свой номер ему не давал.
        - Почему ты не выполнил условия-договора? - глухо спросил Дарк. - Ты уже должен быть с Ирой! Я поклялся повелителю, что вы предстанете пред ним, держась за руки.
        - Мне помешали, - ответил Кирилл, с трудом сдерживая невольную дрожь, пробежавшую по телу. У него даже зубы начали стучать.
        - Тогда я заберу Марику, - после паузы сказал. Дарк.
        - Нет, все в силе, - тут же ответил Кирилл.
        - Хорошо, - медленно проговорил Дарк. - Придешь ко мне и сделаешь это на моих глазах. Я скажу когда. И учти, никому ни слова. Ты знаешь, что будет, если ты проговоришься даже птицам.
        Когда Савелий Иванович вышел из комнаты Кирилл немного успокоился. Он сидел за столом, опираясь о локти и опустив голову. Закрытая папка лежала рядом. Савелий Иванович молча сел напротив. Он внимательно изучал опушенную голову Кирилла, его длинную челку, упавшую на лицо, колечки пирсинга в уголках сжатых губ. Потом перевел взгляд на его сцепленные пальцы. На ногтях были остатки черного лака, и это выглядело так, словно ногти были в грязи.
        - Ответь мне только на один вопрос, - начал ровным голосом Савелий Иванович, - кто такой граф Дарк?
        Кирилл остался неподвижен. Только его пальцы резко сжались.
        - Как ты понимаешь, возбуждено уголовное дело по факту доведения до самоубийства, - продолжил он. - И все было бы проще, если бы не записка еще одной 12-летней самоубийцы. Девочка перерезала себе вены, это было пару месяцев назад, написала, что идет в «дарк», который и есть свет. Возможно, это совпадение, тем более слово
«дарк» было написано на английском. Переводится это слово как тьма. И вроде бы все логично. Но лично я так не считаю. И эта девочка также была эмо. И вот в дневнике Ирины всплывает некий граф Дарк, при этом указывается, что он велел никогда не упоминать его имени. Что скажешь?
        Но Кирилл словно застыл. Его лицо побелело, но он продолжал молчать.
        - В зимние каникулы было еще две смерти. Грише удалось это замять, и информация не просочилacь. А то газетчики подняли бы столько шума, что до Москвы донеслось бы! Но в том деле никаких упоминаний Дарка не было. Единственное, что дети написали на стене ванной кровью следующее.
        Савелий Иванович встал, достал еще одну папку из своей сумки, раскрыл ее и четко прочитал:
        - На стене ванной было написано: «Мы вечно будем вместе, если улетим на небо в один миг». А вот это из дневника Иры: «… мы вечно будем с Кириллом вместе на небе, если улетим туда в один миг». Возможно, и это просто совпадение. Но это были тоже эмо-киды. Не находишь, что слишком много совпадений? Итак. Кирилл, повторю свой вопрос: кто такой граф Дарк?
        - Я не знаю, - тихо ответил тот, не поднимая головы.
        - Это твой окончательный ответ? - сухо произнес Савелий Иванович.
        - Я ничего не знаю об этом человеке, - упрямо повторил Кирилл и поднял глаза. - Я впервые слышу это имя.
        Савелий Иванович нахмурился. После длительного молчания, во время которого он изучал лицо Кирилла, откинувшего челку и смотрящего ему прямо в глаза, сказал:
        - Знаешь, чтобы понять суть происходящего, необходимо проникнуть в систему. Я часами сидел в Интернете, читал дневники эмо-кидов, статьи о этой субкультуре и кое-что начал понимать.
        Брови Кирилла приподнялись, на лице появилась скептическая улыбка.
        - Что, думаешь, нотации тебе читать собираюсь? - усмехнулся Савелий Иванович. - Это не мое дело. Но общее направление довольно четко прослеживается. Пессимизм, возведение в культ страданий от неразделенной любви, уход во внутренний или виртуальный мир от реалий жизни, нежелание взрослеть, пассивность. Я прав?
        - Эмо вовсе не пессимисты, - возразил Кирилл. - Это стереотипы. Мы свободно выражаем эмоции, у нас нет этой зажатости, как у вашего поколения. И эмоции самые разные, это и радость, счастье, а не только грусть. Вас учили, что мужчина должен быть сдержанным. В чем-то да, согласен. Но почему я должен себя сдерживать, когда хочу выразить девушке свою любовь? Вот вы наверняка забыли, когда дарили своей жене цветы. Причем просто так, а не на 8 Марта.
        Савелий Иванович вскинул брови и тихо засмеялся.
        - Хотите вы признаться в любви - признавайтесь! - не обращая внимания на его смех, продолжил Кирилл. - Хотите выразить свою нежность - выражайте без оглядок на то, что должен делать мужчина, а чего нет. И это вовсе не слабость, как вы все думаете, а искренность. Вот суть эмо. Вот вам и вся система!
        Кирилл, когда говорил эти слова, начал волноваться. Его лицо раскраснелось, на лбу и над верхней губой выступили капельки пота.
        - Все это так, - после паузы заметил Савелий Иванович, - но у меня создалось впечатление, что суть эмо - жертва. А, как известно, жертва всегда притягивает палача. Мне кажется, что многие эмо сознательно ставят себя в эту позицию, что им нравится играть роль жертвы, всеми обиженной и не понятой из-за тонкой душевной организации. Вот и Ирина в своем дневнике много писала о том, что ее никто не понимает. И нашелся тот, кто понял ее. Сам знаешь, до чего это ее довело, - со вздохом добавил Савелий Иванович и замолчал, потирая лоб рукой.
        - Я давно перестал быть жертвой, - после паузы сказал Кирилл. - И я в состоянии сам принимать решения.
        - Не уверен, - заметил тот и вскинул на него глаза. - Я, кстати, много слушал вашей музыки. А так как я старый металлист, то мне очень она понравилась, честно! Есть талантливые труппы. И тем страшнее эффект, который, как я думаю, производят на чрезмерно эмоциональных ребят тексты практически всех песен. Мне кажется, что это своего рода зомбирование. И вы все словно зомби под влиянием таких текстов. Даже я поддался вполне определенному настроению после прослушивания в течение нескольких часов подобной музыки.
        - Но ваши металлические группы тоже пели о смерти, - заметил Кирилл.
        - Не забывай, что во времена моей молодости это были в основном западные группы, пели они на английском, и мы в суть слов не вникали. А тут что? Вот, я даже распечатал кое-что для материалов дела. И подборка говорит сама за себя.
        Савелий Иванович открыл папку. Вынув из нее листок, протянул Кириллу.
        - Думаю, тебе все эти группы хорошо знакомы.
        Кирилл положил лист перед собой на стол и пробежал глазами.


        Nеvеrsmilе
        Напишут наши имена

«Я запрещаю этот мир Вместе с тобой Так искренне Так равнодушно Я тебе в глаза Смотрю в прицел Я презираю этот мир И покидаю…»
        Пока Смерть Не Избавит Нас Друг От Друга

«Из бархатной этой кожи Я эти хрупкие Вырву крылья Все ведь кончено Убирайся прочь… Всю нежность мне Пока смерть не избавит Нас друг от друга…»
        Последняя Запись В Ее Дневнике

«Разукрась эти белые стены В ярко черный и может быть Вся планета взорвется мгновенно. Заставит не мечтать Оставит без крыльев Также как всех нас По одному
        И вырвет сердце И оставит себе…»
        Миллиарды минут

«… Разрезая бумагой веки заставляю себя проснуться Так легче… Уничтожить прекрасное в себе - Уничтожив себя Так легче…»
        Всех влюбленных

«Я беру тебя за руку И веду сквозь огонь Эта - смерть как подарок мне Если ты со мной…»

3000 миль до рая
        Любить сложнее, чем убивать любовь

«Пусто, слишком пусто С тобою рядом. Страшно, слишком страшно, как всегда из-за тебя. Осколки слов С утра оставят В памяти шрам длиною в жизнь. (Больше никогда).
        Извини. Это всё, что я могу сказать тебе. Забудь меня и мое имя Нас с тобой уже не спасти. Терять сложнее, чем находить Любить сложнее, чем убивать любовь…»
        Океан моей надежды
        Видеть сны

«Если я соглашусь дальше жить Что ты можешь мне взамен предложить? Только лишь боль… Она построит новый мир Из полной тишины. Здесь можно не дышать Здесь можно видеть сны. Здесь нет его цветов Здесь нет его зимы Здесь можно видеть сны. И видеть в них друг друга… и она убьет себя Свое сердце подарив. И она убьет себя…»
        Jane Air
        Невеста

«Невеста Твоя мечта сбылась Пей и бей хрусталь Готова ли ты Невеста Твоя мечта сбылась И ты теперь со мной в одной могиле Я и ты…»
        Сестра милосердия

«И я лежу без рук без ног без головы От любви Твой поцелуй выжжет на щеках Таблетки падают в рот и спят на языках Разрезай меня по швам…»
        Дочь мясника и рубиновые обрезы

«Поцелуй со вкусом запекшейся крови А может и вправду все дело в любви? Банальности фраз и стиснутых зубов Когда улыбаешься своему убийце… Рубиновые обрезы стреляют метко Разрывают на куски мою детку…»
        Оригами
        Лишний грамм

«Ты скользишь по лезвию бритвы И щекочешь вены под кожей. Даже смотришь мимо меня, Что на тебя не похоже. И поспеши, Купи еще… Лишний грамм тебе дарю - ты мой - Я не твой, Я не твой Я не твой, Я не твой. Новый мир к тебе несу…»
        Смерти нет!

«… я уже умер давно!!! Жизнь - это роль. Роль в дешевом и блядском кино Смерть равна ноль… Разбегусь и прыгну прямо вниз Может быть, полечу Мир разбился прямо на глазах.
        Я назад не хочу…»
        Без лишних слов

«Оставь лишь миг, перед тем, как выдать мне билет В один конец, назад дороги нет. Без лишних слов нажми на курок. Я к этому готов… Без лишних слов нажми на курок, без лишних слов убей меня…»

        - Каждый музыкальный стиль имеет право на существование, - сказал Савелий Иванович, видя, что Кирилл отодвинул лист. - И с этим никто не спорит. Мы обожали
«Нирвану», преклонялись перед Куртом Кобейном. Но ведь и по сей день многие его фанаты заканчивают жизнь самоубийством в день его смерти и когда им исполняется 27 лет. Такова сила искусства. И тем страшнее, что многие эмо-группы, несомненно, талантливы. Я внимательно прослушал не одну команду, придерживающуюся этого стиля.
        - Не понимаю, зачем вы мне все это говорите, - тихо заметил Кирилл.
        - Да ты пойми, что вся эмо-культура - это магнит для зла. Еще раз повторю, если есть жертва, палач всегда найдется. А что такое, скажем, маньяк лично в моем понимании? Это живое проявление Сатаны, ни больше ни меньше. И я в этом убежден.
        Кирилл вздрогнул, услышав эти слова. Он внимательно посмотрел в глаза Савелия Ивановича. Но тот был совершенно серьезен.
        - Мы с Гришей много спорили на тему введения смертной казни, - продолжил он. - И я считаю, что когда очевидно, что человек одержим дьяволом, или, как любят выражаться врачи, манией, когда он насилует и убивает сериями, то его нужно уничтожать.
        - Не думаю, что Сатану это испугает, - тихо заметил Кирилл. - Или он прекратит воплощаться.
        - Ничего, - тут же возразил Савелий Иванович, - еще как испугает, если мы будем нещадно отлавливать этих нелюдей и уничтожать! И не оставлять им ни малейшего шанса для их мерзких и страшных дел.
        Он ударил кулаком по столу и нервно заговорил:
        - Два года назад в одном городке, кстати, не так далеко от нашего, пятеро детей покончили с собой. Возраст от десяти до тринадцати. Они все прыгали по очереди с высоток. Самоубийства происходили в течение полутора месяцев, но власти отчего-то не видели связи между ними. Потом один дотошный инспектор установил, что все дети входили в клуб любителей одной интернет - игры. Это была игра что-то типа фэнтези. Там герои передавали какое-то кольцо. Как потом вспомнили родители, у их погибших детей тоже по очереди перебывало какое-то серебряное кольцо. Когда пятая по счету девочка прыгнула с 12-этажного дома, следствие активизировалось. Под подозрение попал некий Анатолий Зиркзун, 34 лет, системный администратор интернет - кафе, где постоянно собирались погибшие дети. Но он исчез из города. Когда начали выяснять его личность, то оказалось, что он приехал в их город три года назад, уроженец Калининграда, сирота, работал какое-то время там в школе учителем информатики. Но потом внезапно уволился и исчез. За месяц до его исчезновения была изнасилована ученица 5-го класса этой школы. Она в тот же день
покончила с собой.
        - Ужас! - прошептал Кирилл и сильно побледнел. - Все это ужас! Я не думал, что это так страшно!
        - Экстрасенсы склонны утверждать, - задумчиво продолжил Савелий Иванович, - о возможности вселения в тело чужой души или душ, об «одержимости». Притом это явление было всегда! В разные эпохи и у разных народов существовали самые разные методики и ритуалы для «изгнания бесов», «избавления от одержимости».
        - К чему вы мне это говорите? - глухо спросил Кирилл и вытер со лба выступивший пот.
        - Медики считают, что раздвоение личности это психическое заболевание, - продолжил тот. Под влиянием эмоционального шока или иных причин гармоничная целостность человеческого «я» разбивается, словно фарфоровая тарелка, на отдельные куски, притом линия разлома проходит по самым уязвимым «участкам» психики. Ими могут стать, например, нереализованные амбиции, долго подавляемые желания и т. п. И тогда обычный человек превращается вдруг в конгломерат нескольких отдельных компонентов самого себя, каждый из которых независим от своего антагониста. Представляешь, что может натворить такая личность?
        - К чему вы мне все это рассказываете? - повторил Кирилл.
        - Кто такой граф Дарк? - быстро спросил Савелий Иванович. - Говори!
        - Не знаю! - закричал Кирилл и вскочил.
        - Что за шум? - раздался недовольный голос, и из комнаты вышел заспанный Григорий Григорьевич. - Ты чего туг, Савелий, допрос устроил? А ведь я тебя просил!
        - Думал, как лучше, - сухо ответил тот. - Ладно, давайте чай пить.
        Но Кирилл тут же ушел на улицу. Он накинул куртку и сел на крыльцо. Его начал бить такой сильный озноб, что зубы стучали. И он никак не мог успокоиться. То, что он узнал сейчас о графе Дарке, только укрепило его решимость никому ничего не говорить. Он понял, насколько страшен этот человек и что уничтожение Марики совсем не пустая угроза.
        До Залесского Кирилл не поехал, так как у него поднялась высокая температура.
        - Простудили мальца, - огорчался Григорий Григорьевич. - Марика меня загрызет.
        - Да, что-то мы не рассчитали, - вторил ему Савелий Иванович, щупая горячий лоб Кирилла. Но кто ж знал, что молодой парень таким хлипким окажется!
        Кирилл молча смотрел на них, не зная, как ему быть. Но Григорий Григорьевич все решил сам. Он быстро оделся, нашел попутку и отправил Кирилла обратно в город.
        - Но наш разговор не закончен, - на прощание сказал Савелий Иванович. - Ты давай выздоравливай, и еще встретимся. И имей голову на плечах, всегда. Слышишь?
        - Хорошо, - ответил Кирилл и забрался в машину.
        - Приедешь домой, врача сразу вызови, - посоветовал ему Григорий Григорьевич. - А я тебе завтра позвоню.
        Дома Кирилл был поздно вечером. Он выбрался из машины, оглядел почти пустой двор и быстро направился к своему подъезду. За углом раздался сдавленный крик, и Кирилл остановился. Он увидел какие-то тени в кустах, снова послышался вскрик, и он бросился туда. Увидев гладко выбритую голову, поблескивающую в свете фонаря, Кирилл притормозил. Это был Череп. С ним еще двое ребят мутузили какого-то хлипкого на вид кудрявого паренька.
        - На хрен нам в городе пидеры? - с угрозой в голосе спрашивал Череп. - Мы за чистоту расы, понял? А вы позорите мужской род.
        - Отпусти его, Череп! - громко сказал Кирилл и подошел вплотную.
        Драка тут же прекратилась. Парни с изумлением вытаращили на Кирилла глаза. Потом дружно расхохотались. Кудрявый паренек воспользовался этим и удрал.
        - Опа! Да это ж наш соплежуй! Из-за тебя мы этого педрилкина выпустили, мало ему пенделей надавали! - начал возмущаться Череп. - Сейчас тебе наваляем по полной! Ты чего тут нам мешаешь чисткой заниматься? - с угрозой в голосе спросил он и придвинулся к Кириллу.
        Но тот никак не прореагировал. Его вновь начал бить озноб. Видимо, лекарство, которое ему дал перед отъездом Григорий Григорьевич, прекратило свое действие.
        - Да надоели вы! - хмуро ответил он. - Все детство в жопе играет. И когда уж повзрослеете? Скины! Чистота расы! Вы бы хоть на досуге посмотрели какой-нибудь фильм о фашизме. Сейчас в Сети много инфы.
        - Чего-чего?! - изумился Череп. - Может, ты нас учить будешь?
        - И в чем суть фашизма, по-вашему? - продолжил Кирилл, не обращая на него внимания.
        - Чистота арийской крови, - вдруг сказал один из парней.
        - Не-а, - возразил Кирилл, - это одно из воплощений дьявола. И только это истина, поймите один раз!
        - Он совсем спятил! - заметил Череп. - Ты чего, Кирюх, проповедником заделался, как звездой Рунета стал?
        - Если силы девать некуда, - продолжил тот, - лучше бы всяких уродов ловили и били бы их. Мало ли маньяков, педофилов, да и других извращенцев? Девочек насилуют, потом убивают.
        - Да мы бы рады, - захохотал Череп, - на такую веселую охоту сходить. Да где мы тебе их в нашем городишке возьмем?! А ты чего такой красный? - поинтересовался он. - От испуга?
        И Череп вновь захохотал.
        - Да ладно тебе, - неожиданно оборвал его один из парней. - Кирюха не испугался в тот притон пойти и сняться там. Тоже, поди, несладко там было. Я блевал с полчаса, когда фоты рассмотрел. Потом неделю пить не мог, с души воротило.
        - Да знаем, знаем! - ответил Череп. - Наш эмо-бой теперь герой, штаны с дырой!
        - Хотел я поговорить с тобой об одном деле, тихо проговорил Кирилл, - да вижу, что ты как был дураком, так и остался.
        - Сам дурак! - беззлобно ответил тот. - А что за дело-то?
        - Ничего, проехали, - сказал Кирилл и пошел прочь.
        Когда он оказался в квартире, то его уже бил сильнейший озноб. Мать дала ему аспирин и вызвала из поликлиники дежурного врача. Тот поставил диагноз ОРВИ, прописал лекарство и посоветовал пару дней полежать в кровати. Кирилл закрыл дверь в свою комнату, забрался под одеяло и позвонил Марике.
        - Я с ума схожу! - тут же начала она ему выговаривать. - Папа звонил, сказал, что тебя домой отправили. Что произошло?
        - Ничего, солнышко, - устало ответил он. - Просто промок, простудился, температура. Пару дней полежу, и все будет в порядке. Насморк еще, чувствую, начинается. В общем, у меня банальная простуда.
        - Ну, отец все у меня узнает! - с угрозой в голосe проговорила она. - Я ему все скажу! Это он нарочно! Хочет показать мне, что ты хлюпик.
        - Ты не права, Марика, - ответил он. - Твой отец настоящий мужчина, и в этом я убедился. А такой мужчина не будет прибегать к недостойным методам.
        - Зачем тогда он потащил тебя в этот рейд?!
        - Были причины, - нехотя проговорил Кирилл. - Ты извини, но мне лекарств надавали, и, видимо, от них у меня просто слипаются глаза. Да и температура все еще высокая, горю весь.
        - Да, это ты извини, - тут же спохватилась она. - Но все из-за волнения. Я тут места себе не находила. Я завтра к тебе приеду!
        - Нет, не стоит, - твердо проговорил Кирилл. - Мне лучше побыть одному, а то я в таком состоянии. Нос завтра распухнет от насморка, да и вообще. Мне будет неудобно перед тобой.
        - Я завтра позвоню, и там увидим, - не унималась она.
        - Хорошо, солнышко. Люблю тебя, - мягко проговорил он.
        - И я, - ответила Марика повеселевшим голосом. - Спокойной ночи и самых сладких снов! Целую сто тысяч раз!
        - А я миллион! - улыбнулся Кирилл.
        В трубке раздались короткие гудки. Он выключил телефон. И тут же провалился в сон.
        Кирилл в течение трех дней отлеживался дома.
        Мать была постоянно с ним, приносила травяной чай, готовила куриный бульон, сидела возле его дивана. В первый день, когда у Кирилла температура поднялась до 39, он почти все время спал. А когда просыпался и с трудом раскрывал опухшие глаза, то всегда видел мать. Она сидела на стуле, сложив руки на коленях и чуть ссутулившись, и выглядела странно скованной, словно находилась в чужом доме. Но, по сути, так оно и было. Комната Кирилла резко отличалась от запущенного вида всей квартиры. И он не любил, когда родители заходили к нему. По этой причине он всегда закрывал дверь на задвижку. Он создал свой собственный мирок и никого не хотел впускать туда. Даже присутствие Марики, а она появлялась у него крайне редко, вызывало чувство дискомфорта. Но в основном это происходило оттого, что Кирилл не мог избавиться от чувства стыда перед ней из-за убогости жизни своих родителей. В его комнате, конечно, всегда было чисто и очень уютно, но чтобы попасть в нее, нужно было пройти по длинному захламленному коридору мимо кухни и спальни родителей.
        Когда на второй день температура спала, Кирилл спал намного меньше, но чувствовал себя все еще неважно. Причем ни насморка, ни кашля у него практически не было. Видимо, сильное нервное потрясение вызвало такую реакцию организма, и простуда тут была ни при чем. Он чувствовал периодически возникающий озноб, потом странную слабость. Мать продолжала сидеть у него в комнате. На второй день, после того как они пообедали, он спросил, где пропадает отец.
        - В гараже пьет, - равнодушно ответила Татьяна Павловна и пожала плечами.
        - Мам, мне уже лучше, - участливо сказал Кирилл, - ты иди, занимайся своими делами. Незачем постоянно сидеть возле меня.
        - Хорошо, сынок, - ответила она и не двинулась с места.
        Кирилл глянул на ее бледное опухшее лицо, на растрепанные седеющие волосы с остатками химии на концах, на старенький застиранный ситцевый халат, разъезжающийся на ее полном теле, на отекшие ноги с толстыми варикозными узлами синих вен и опустил глаза. Он вдруг вспомнил, как Марика дала его матери «чуть за пятьдесят».
        - Мам, - после паузы неуверенно начал он, а почему ты никогда не сходишь в салон красоты? Ты же очень симпатичная женщина! Я видел на фотографиях, когда ты была молодой.
        - Что? - явно удивилась Татьяна Павловна. Ты о чем это?
        Она неожиданно залилась краской, зачем-то поправила волосы и смущенно улыбнулась. Но тут же нахмурилась.
        - Это из-за Марики, да? - тихо поинтересовалась она, подняв глаза на Кирилла. - Ты стыдишься своей матери, не говоря уже об отце!
        - Это нужно тебе, - мягко проговорил Кирилл. - Ну и, конечно, я испытываю неудобство, когда Марика к нам приходит.
        - Ее мама такая красавица, - продолжила Татьяна Павловна, глядя в пол. - Но они такие богачи! Ох, сыночка, боюсь, не получится ничего у тебя с этой девочкой! Она, конечно, очень миленькая и воспитанная барышня, но где это видано, чтобы ублёвцы роднились с кукурузниками? Да этого в нашем городе отродясь не было! Каждому свое!
        - Вот как раз именно эти слова были на воротах какого-то фашистского концлагеря, - хмуро заметил Кирилл.
        - Вот и Глебушка, - вновь начала она, не слушая Кирилла, - все надеется жениться на богатой москвичке. Но у него-то как раз это, может, и получится!
        - Ты так считаешь? - удивился Кирилл. - Но ведь ты только что говорила, что такие варианты невозможны. Даже привела в пример нас с Марикой.
        - Это разные вещи, - живо возразила она. Столица - огромный город, там все смешано, там не так видны различия. К тому же там много возможностей. А у нас городок маленький, все на виду. И как-то очень явно видны различия между Ублёвкой и нами, простыми жителями. Я уважаю Григория Григорьевича. Он много делает для города. Да и все уважают его. Он, может, и спокойно относится к вашей дружбе. Но вот Мария Андреевна наверняка против, хоть открыто этого и не говорит. Да и когда ей говорить? Ты ведь не вхож в их дом! Что ты вообще думаешь, как дальше?
        - Окончу школу, уеду в Москву, - задумчиво проговорил Кирилл. - Марика на следующий год туда же приедет. Сама говоришь, что в столице все грани стираются. Так что не вижу особых проблем.
        - Ох, сыночка! В институт-то не поступить тебе! А платить мы с отцом за обучение на коммерческой основе никогда не сможем. Где такие деньги взять?! И будешь, как Глеб, ремонтом зарабатывать! в комнатенке съемной жить?
        - У меня другие планы, - уклончиво ответил Кирилл.
        Татьяна Павловна с любопытством на него посмотрела.
        - Это какие? - спросила она.
        - Не хочу пока говорить об этом, - после паузы ответил он.
        - Ну ладно, ладно, не говори, - закивала она.
        Дело было в том, что Кириллу после опубликования в Сети фотографий поступило много предложений о работе фотомоделью. Агентства обращались к Арсению, а он знал его электронный адрес. Да и сам он уже несколько раз звонил и говорил, что будет рад продолжить работу. Кирилл пообещал подумать, сказав, что в первую очередь ему нужно сдать экзамены в школе и получить аттестат.
        Но в данный момент его больше всего тревожила проблема с Дарком. И он пока не знал, как безопасно выйти из этой угрожающей ситуации. И сейчас был даже рад, что заболел и вынужден проводить время дома. Он хотел все тщательно взвесить, обдумать. Информация, которую он получил от Савелия Ивановича, пугала.
        На следующий день Марика после занятий решила подкрасить волосы, потому что ей казалось, что цвет потускнел и появился баклажанный оттенок, что ей совсем не нравилось. Она заранее предупредила мать, и та отвела ей время в половине пятого, освободив лучшего мастера. Марика немного опоздала и, выйдя из машины, быстро устремилась в салон. Но она не пошла через парадный вход, а обогнула здание и направилась к небольшой двери, выходящей во двор. Там было что-то типа склада, где хранились упаковки с красками для волос, тюбики с кремами, чистые полотенца и прочие необходимые для салона предметы. Марика постучала, ей открыла дверь кладовщица и радостно заулыбалась. Марика кивнула ей и пошла через склад в коридор. Мария Андреевна несколько лет назад предусмотрительно разделила салон на несколько залов. И выделила небольшое помещение для VIP-персон. Марику обычно обслуживали там, вдали от посторонних глаз. На входе там имелось что-то типа холла с большим шкафом и огромным зеркалом. Марика вошла, бросила сумку в кресло и начала снимать куртку. Но, услышав громкий и возмущенный голос матери, остановилась.
Потом приблизилась к приоткрытой двери и прислушалась.
        - Нет, ты это видела, Тоня? - спрашивала Мария Андреевна. - Да что она о себе возомнила! Не хватало, чтобы кукурузные жены сюда таскались! у них есть парикмахерские эконом - класса. Да и что можно сделать с такими запущенными волосами? А ее кожа? Ты это видела? Наверняка пьет, как и ее муженек! Да она мне всех приличных клиенток распугает. А у моего салона в городе отличная репутация!
        - Но Маша, - мягко заметила Тоня, и Марика узнала голос лучшего и всеми любимого мастера Антонины Николаевны, которая работала в салоне много лет, с первого дня его открытия, - ты не права. Ты же всегда любезно относилась ко всем клиенткам. И неважно, каков их социальный статус! - Ты даже и зал специальный выделила для среднего класса, как ты выразилась. Ты успокойся!
        - Да откуда у нее деньги? - уже тише заметила Мария Андреевна. - Да и зачем ей новая прическа? Не вижу смысла!
        - Я тебя просто не узнаю, - сказала Антонина Николаевна. - И понимаю, что причина твоего необоснованного раздражения лишь в том, что это мать дружка твоей дочки. И хочу заметить, что все это поймут, если ты позволишь себе что-нибудь недостойное по отношению к этой женщине.
        - Сейчас еще и Марика придет! - с досадой заметила Мария Андреевна. - Но она всегда в VIР-зале, так что не пересечется с этой женщиной.
        - Но если и пересечется, то что случится-то? - спросила Антонина Николаевна.
        Марика не стала дослушивать их разговор, развернулась и вышла в коридор. Она кусала губы от досады. Она и представить не могла, что ее мать так агрессивно настроена против матери Кирилла. Она прошла вглубь, открыла одну из дверей и попала в подсобку зала для среднего класса. Мастера все были заняты, и помещение оказалось пустым. Она приблизилась к приоткрытой двери и заглянула в зал. Татьяна Павловна сидела у столика возле окна. Ей уже заканчивали укладывать волосы. Марика с трудом узнала ее. Прическа была стильной. Ей сделали короткую стрижку модной формы, волосы выкрасили в красивый темно-каштановый цвет, который полностью скрыл седину. Но эффект оказался не совсем удачным, потому что лицо от этого стало выглядеть почему-то только старше и еще бледнее. Казалось, что это парик, настолько не соответствовали эти молодые блестящие волосы бледному одутловатому лицу с опухшими тусклыми глазами, обвисшими щеками и опущенными уголками губ.
        - Все готово! - сказала мастер, когда выключила фен и сняла пеньюар. - Надеюсь, вы довольны? Но за волосами нужен постоянный уход. Вы их сильно пережгли химией.
        - Да, да, - кивала Татьяна Павловна, растерянно глядя на свое отражение.
        - Вам бы и масочки для лица не помешали, добавила мастер, - да и массаж очень освежает. У нас отличный косметолог. Можете сейчас записаться.
        - Да, да, - говорила Татьяна Павловна и продолжала кивать как заведенная. - Спасибо вам огромное, - сказала она, наконец оторвавшись от зеркала и глядя на мастера.
        - Оплата в кассу, - добавила та и улыбнулась.
        - Хорошо, - тихо произнесла Татьяна Павловна и вдруг достала из кармана мешковатого пиджака шоколадный батончик и сунула его в руку мастера. - Это вам, девушка. Еще раз спасибо!
        - Да что вы? - изумилась та. - Это не нужно! Ее выщипанные и аккуратно подведенные брови взлетели. На холеном гладком лице появилась усмешка. Но она тут же сделала равнодушный вид и положила батончик на свой столик. Татьяна Павловна сразу с облегчением заулыбалась и быстро направилась к выходу из зала.
        - Касса у нас на ресепшен, - громко сказала ей вдогонку мастер.
        Но та уже вышла в коридор.
        - Ты думаешь, она знает, что такое ресепшен? - заметила хорошенькая блондинка, которая в этот момент мыла голову клиентке. - Ой, не смешите меня! Думаю, она больше сюда не придет! Видели ее лицо, когда она узнала, сколько стоит покраска, стрижка и укладка?
        Марика отошла от двери и села на стул возле окна, закрытого белыми жалюзи. Вся сцена вызвала в ее душе и возмущение и стыд одновременно. Кроме этого, ей было очень неприятно видеть мать Кирилла в таком окружении. Татьяна Павловна выглядела жалко, весь ее вид говорил о том, какой образ жизни она вела. Пелена любви, если можно так выразиться, которая застила ей глаза все это время на мгновение спала. И Марика ясно увидела, какова среда, в которой вырос ее любимый, осознала, что ей придется породниться с такими людьми, войти в их семью, хочет она того или нет. К тому же она поняла, насколько отрицательно настроена ее мать против подобных отношений. Причем не именно против Кирилла, а против системы, к которой он принадлежал, потому что совместить эти две системы в принципе было невозможно. Слезы обожгли глаза, но она взяла себя в руки.

«Ничего! - думала Марика, вытянув влажную салфетку из баночки, стоящей на столе. - Кирилл хочет уехать в Москву после окончания школы. Я через год по-любому поступлю в московский вуз. И мы будем вместе вдали от всех этих условностей и проблем!»
        Утешив себя этими рассуждениями, она вытерла глаза, вздохнула и вышла из подсобки. Она вернулась по коридору в зал для «особо важных персон». Мария Андреевна сразу начала выговаривать ей за опоздание и за то, что она держит из-за нее самого лучшего мастера, у которого время расписано по минутам. Но Марика была на удивление молчалива. Она села в кресло и позволила делать Антонине Николаевне все, что та сочтет нужным. Мария Андреевна, видя ее настроение, тоже скоро замолчала, а потом ушла, сославшись на срочные дела.
        Прошло два дня. Кирилл на время своей болезни запретил Марике приходить к нему. И она была из-за этого постоянно в подавленном настроении. Наутро шестого дня их вынужденной разлуки она проснулась с твердым намерением сегодня обязательно увидеться с ним. Она решила, что после занятий поедет к нему и будет звонить в дверь до тех пор, пока Кирилл не откроет. Приняв это решение, Марика моментально почувствовала, что успокаивается. Она выглянула в окно. День обещал быть ясным. И вообще, для апреля погода стояла очень теплая. Она надела форменную клетчатую юбку, белую блузку и синий жилет, решив, что в пиджаке ей будет слишком жарко. Накинув сверху короткий светло-серый плащ, Марика отправилась в лицей. На занятиях она была крайне рассеянна и не могла дождаться их окончания. Ей казалось, что она не видела Кирилла вечность, ее душа изнывала от тоски по нему. Когда в половине пятого она наконец покинула лицей, то тут же захотела помчаться к нему. Но, глянув на себя в большое зеркало в раздевалке, решила, что все-таки лучше заехать домой и переодеться.
        Когда Марика подходила к дому, то заметила какого-то парня. Он походил на скина своей бритой головой и черной одеждой и выглядел нетипично для местных ублёвских парней. Она даже в какой-то миг подумала, что это Череп, но, приглядевшись, поняла, что обозналась. Бритый был явно ниже ростом и не такой накачанный. Увидев, что Марика смотрит на него, он ускорил шаг и скрылся за густыми, уже начавшими зеленеть кустами сирени. Она пожала плечами и тут же забыла о нем. Зайдя в дом, быстро переоделась и наскоро перекусила. Потом взяла телефон и задумчиво на него посмотрела. От Кирилла за сегодня пришли всего две SМS-ки и те утром. Одна сообщала, что он чувствует себя намного лучше, другая была полна нежных слов и обещаний, что уже через пару дней они непременно встретятся.

«Вот сегодня и встретимся! - улыбнулась Марика и тут же передумала звонить Кириллу. Пусть это будет сюрприз!»
        Она подошла к зеркалу и внимательно себя оглядела. Перед ней стояла стройная девочка в узко черных джинсах, проклепанных по наружных швам металлическими звездочками, в черной куртке с капюшоном, верх которой розовел узкими полосками. Под курткой виднелась светло-сиреневая кофточка с контуром черных крыльев на груди Прическа тоже была в стиле. Угольно-черная, недавно хорошо прокрашенная челка падала ей на подведенные глаза. На шее болтался шарф, пестреющий черными, сиреневыми, розовыми и красными полосками. Марика выглядела как обычная эмо-герл. И это придавало ей уверенности, словно она спряталась за привычной маской. Глянув на большие часы в гостиной, и увидев, что уже почти шесть вечера, она заторопилась.

«Еще не хватало с его родителями столкнуться - думала она, зашнуровывая кроссовки. - Ведь хотела пораньше! Хотя Татьяна Павловна вроде на сутках сегодня, а отец вечно пьян и отсутствует».
        Марика вышла из дома и быстро двинулась по улице. Но через несколько метров наступила на собственный шнурок и чуть не упала. Она присела и начала зашнуровывать левую кроссовку. И боковым зрением заметила, что ее обходит какой-то парень. Она вскинула глаза и с легким удивлением заметила давешний бритый затылок. Выпрямившись, посмотрела вслед. Но бритый шел быстро и не оглядывался. Она увидела, что он одет в черные широкие джинсы и кожаную косуху.

«Может, в гости к кому приходил, - подумала она. - Но кто у нас тут может дружить с таким явным скином или даже гопом?»
        Парень стремительно удалялся, и она скоро перестала о нем думать, сосредоточившись на более приятных мыслях. Марика представляла, как совсем скоро увидит ясные глаза Кирилла, почувствует вкус его губ, его объятия. Она так размечталась, что даже не заметила, как оказалась возле его дома. И когда увидела его удаляющуюся фигуру, то замерла, в первый миг, подумав, что у нее видение. Но это был действительно Кирилл. Она сразу узнала его черные волосы, стройные ноги в узких джинсах, легкую подпрыгивающую походку, черную куртку и полосатый цветной шарф, длинные концы которого развевались от быстрой ходьбы. Кирилл шел вдоль дома, удаляясь от нее. Она бросилась за ним, хотела крикнуть, но потом подумала, что все это выглядит странно. Кирилл уверял ее, что никуда не выходит, что чувствует себя еще не очень хорошо. Буквально вчера у него вновь поднялась температура, как он ей сказал. Марике кровь бросилась в голову. Она поверить не могла, что он может ее хоть в чем-то обманывать. Но причина для такого поступка должна была быть очень веской. И Марика, не в силах рассуждать здраво, тут же решила, что у Кирилла
новое увлечение, что он спешит на свидание. Привычный приступ ревности охватил ее и затуманил разум. Она не стала догонять его, а пошла медленно, не выпуская из вида. Вдруг ее осенило, она достала телефон и набрала его номер. Увидев, что он замедлил шаг и достает из кармана телефон, она зашла за первое попавшееся дерево и остановилась.
        - Да, солнышко, - мягко сказал он.
        - Привет, Кирюфка! - ответила Марика, пытаясь унять волнение. - Как ты себя чувствуешь? Может, все-таки сегодня увидимся?
        - Нет, котеночек, - ласково ответил он. Я же тебе еще утром написал, что пока никуда не могу выйти, так как не выздоровел до конца. Да и голова сейчас разболелась очень сильно. И ко мне тебе лучше не приходить. Отец третий день пьет.
        - Хорошо, - ответила она. - Целую.
        - Ты только не обижайся! - торопливо заговорил он. - Я сам безумно соскучился и хочу тебя увидеть. Давай потерпим еще пару дней?
        - Давай, - согласилась она.
        - Люблю тебя, целую долго и нежно. Не скучай! - сказал Кирилл.
        - И я тебя, - тихо проговорила она и чуть не расплакалась.
        Убрав телефон в карман, выглянула из-за дерева, Кирилл ускорил шаг и двигался к шинному заводу. Она пошла следом, не упуская его из вида.

«Это точно свидание! - думала она, с трудом сдерживая слезы. - Но как он может?!»
        Марике хотелось догнать его и все высказать. Но она сдержала себя и решила проследить за ним, а потом уже устраивать разборки, если ее подозрения подтвердятся.
        Когда Кирилл свернул в довольно узкий переулок, ведущий к проходной завода, она замедлила шаг, так как переулок обычно был пустым и хорошо просматривался. Но, на ее счастье, в этот момент целая толпа рабочих вышла из заводской проходной. Кирилл со многими здоровался, но шел дальше, ни с кем не останавливаясь. Марика решительно двинулась за ним, но по другой стороне переулка. Толпа рабочих разделила их. На Марику никто не обращал внимания. Мало ли девочек - эмо ходят по улицам с несчастным видом, опустив голову и спрятав пол-лица под челку. Она никак не могла понять, куда направляется Кирилл.
        Он миновал завод, прошел грязную улочку, на которой стояли дома барачного типа, и оказался возле кузницы. В последнее время она процветала. Спрос на кованые изделия значительно вырос, потому что ублёвцы наконец осознали, что эксклюзив всегда престижнее штамповки. И начали активно украшать свои замки коваными решетками, оградами, скамьями и прочими художествами. К тому же почти у всех имелись камины. Кто-то один выбросил фабричные каминные принадлежности и заказал в кузне единственный экземпляр по своему эскизу. И тут же началась повальная мода на каминные щипцы, совки, кочерги, подставки для дров, на каминные решетки исключительно ручной ковки. Кузницу расширили, взяли нескольких подмастерьев. А год назад при ней организовали музей оружия, который быстро приобрел в городке большую популярность. Он занимал огромный подвал, который находился под административным зданием.
        Кирилл прошел мимо кузнечного цеха, мимо склада и направился к этому зданию. Марика удивлялась все больше. Она знала, что администрация была открыта до 18.00, а музей вообще работал до 17.00. На территории кузницы не было видно ни души. Только из кузнечного цеха раздавались глухие постукивания молотков и какой-то шум. Там еще шла работа. Кирилл внезапно остановился, глядя себе под ноги. Марика тоже встала. Кирилл словно искал что-то. Она спряталась за высокими коваными решетками, стоящими плотно в ряд и еще не покрашенными. Уже сильно стемнело, на территории горело всего два фонаря, освещая местность тусклым желтоватым светом. И Марика напряженно вглядывалась в фигуру Кирилла. Вот он поднял с земли обрубок железного прута и взвесил его в руке. Потом положил его в карман. Марика удивлялась все больше.
        В этот момент кто-то схватил ее сзади. Одной рукой ей плотно зажали рот, другой обхватили за талию и поволокли.
        - Вот это удача! - услышала она хриплый мужской голос. - Птичка сама ко мне прилетела! На это я и рассчитывать не мог! Финита ля комедия, детки!
        Марика скосила глаза, пытаясь разглядеть мужчину, но видела только растрепанную черную прядь волос возле своего лица. Она забилась и замычала, но тут же получила такой сильный удар в бок, что у нее перехватило дыхание и потемнело в глазах. И она потеряла сознание.
        Очнулась Марика в каком-то полутемном подвале. Ее продолжали тащить. Она открыла глаза и увидела раскладушку, застеленную клетчатым пледом, тумбочку, на которой валялось несколько потрепанных книг и стояла пластиковая бутылка с водой. Не успела она пикнуть, ей заткнули рот какой-то вонючей тряпкой, связали руки за спиной и поволокли дальше.
        - Сейчас, сейчас, мой мальчик! - неожиданно громко крикнул мужчина. - Я уже иду!
        Марика вновь начала дергаться и тут же получила удар по щеке. На миг перед ней возникло худое бледное лицо мужчины с растрепанными редкими черными волосами, свисающими ниже плеч. Она мгновенно узнала того, кого Кирилл как-то назвал граф Дарк, вздрогнула и снова чуть не лишилась сознания. Но изо всех сил постаралась взять себя в руки. Дарк потащил ее по короткой лестнице куда-то наверх, втолкнул в темное помещение. Сделав несколько шагов, он усадил ее на какой-то очень жесткий и холодный стул с высокой спинкой. И тут же завел ей руки и связал их позади спинки. Ноги привязал к ножкам стула. Раздался какой-то стук, и Марика замерла, прислушиваясь.
        - Сиди тихо, - прошипел он, - для твоего же блага!
        Дарк ушел, а Марика с трудом сдержала желание заорать от ужаса. Она попыталась выплюнуть тряпку изо рта, но та была засунута чуть ли не в глотку.
        В этот момент раздался скрип открываемой, явно тяжелой двери, и она услышала голос Кирилла.
        - Чего так долго не открывал? - глухо спросил он. - Условились, что в семь. Я подумал, что тебя нет.
        - Что ты, мальчик мой, где ж я могу быть?
        Я ведь сторож при музее, вот и сторожу! Просто я тут по малой нужде на улицу вышел со стороны подсобки. Удобства-то у нас во дворе. А ты в главную дверь зачем-то начал стучать. Со служебного входа нужно было идти, - ответил Дарк и хрипло засмеялся.
        - А чего у тебя тут темень такая? - спросил Кирилл.
        - Ну а кто же после закрытия музея свет жечь будет? - заметил Дарк. - Ну если ты в темноте разговаривать не желаешь, то для тебя, мой сладенький, зажгу дежурный свет. А еще лучше свечи! Где-то были на всякий случай. А то бывает, что свет отключают. А я всю ночь сиди в темноте.
        - Да ты спишь, наверно, всю ночь, - засмеялся Кирилл.
        Но у Марики, когда она услышала этот смех потекли слезы. Она поняла, насколько Кирилл взволнован, просто не хочет показать вида. Но она-то хорошо его знала.
        В этот момент помещение осветилось слабыми и неровными отблесками. Запахло горящими фитилями стеариновых свечей. Марика обвела стены глазами и поняла, что находится в зале музея. Но она сидела спиной к Кириллу и Дарку. Стул был высоким и полностью скрывал ее. Она была в музее всего один раз, но вспомнила, что в зале имелось высокое деревянное сиденье в виде трона с коваными ножками и кованой вычурной окантовкой спинки, Марика подумала, что сидит, видимо, на нем.
        Вдоль стен висели экспонаты. Слева от нее поблескивали изделия местных кузнецов: сабли, мечи, ножи и даже два кованых щита. Справа было выставлено трофейное оружие времен Первой и Второй мировых войн. Практически рядом с ее сиденьем находился пулемет, чуть дальше на низкой полке лежали противопехотные мины. Увидев столько оружия, Марика отчего-то взбодрилась и попыталась пошевелиться. Стул сдвинулся и тихо стукнул.
        - Что это? - тут же насторожился Кирилл.
        - Крыс полно, - не задумываясь, ответил Дарк, - И сейчас я их уничтожу! - крикнул он и расхохотался.
        Марика вздрогнула и притихла.
        - Давай перейдем к делу! - произнес в этот момент Кирилл. - Я хочу покончить со всей этой историей.
        - Перейдем! - охотно согласился Дарк. - И вот что хочу сказать, мой хороший, особо меня возбуждают двойные самоубийства. Нет ничего слаще этого!
        - Двойные? - дрогнувшим голосом переспросил Кирилл.
        - А ты подписал контракт… своей кровью… словно не слыша его, продолжил Дарк. - Ты вступил в мой тайный орден самоубийц, ты поклялся и вот, что я вижу? Ты все еще не выполнил своей клятвы! И стал клятвопреступником! А девочка Ирочка все ждет тебя… там… где вечный свет… Она-то свою клятву исполнила. Зачем ты так подло обманул ее? Она лишилась тебя, а я сладких образов вашего двойного ухода в смерть. А я так все это ясно представлял! Вы в соседних домах, в одно время режете вены… я видел ваши бледные тела… и вот души отделились, приподнялись, взлетели и… О! Встретились! И вот вы уже предстали, взявшись за руки, перед троном моего повелителя. И это интереснее, чем те двое в ванной, еще зимой… они так плакали, обнявшись… миленькие… Я все это всегда так ясно вижу… все это в моей голове… словно мой повелитель показывает фильм лично для меня… Но ведь грех за ваш уход я беру на себя. И в договоре это четко прописано! Чего ж плакать? Я несу все бремя ответственности!
        - Но подожди! - сбивчиво проговорил Кирилл. - Я понятия не имел о решении Ирочки! Ты же говорил, что это только наше личное дело, твое и мое, что это одноразовая акция, что ты просто поможешь мне уйти, и все! Но когда я познакомился с тобой, то был совсем другим человеком, к тому же у меня была затяжная депрессия. Действительно, жить не хотелось. Но сейчас все изменилось.
        - Ничего не изменилось, золотой мой, вкрадчиво сказал Дарк. - Договор подписан, и ты сейчас уйдешь туда, куда должен. Я тогда назначил тебе точное время. И если бы ты не струсил, то соединился бы с Ирочкой в один миг. А она так сильно любила тебя, так верила, что вы будете вместе. Выходит, что я обманул ее? А я человек чести, дал слово и должен его сдержать. Ты потом так быстро исчез из города. А потом эти фотографии в Сети. Ты личность известная ныне. И ты ведь никому не рассказал обо мне? - быстро спросил Дарк и замолчал.
        - Нет, - тихо ответил Кирилл и опустил голову.
        - Это молодец! - тут же воодушевился Дарк и забегал по залу.
        Его длинный черный плащ развевался, каблуки ботинок четко стучали по каменным плитам пола, цепочки на поясе позвякивали. Кирилл поднял голову и, не отрываясь, следил за ним. Его лицо стало напряженным, тело подобралось, словно для прыжка. Но тут Дарк остановился напротив него, широко расставив ноги и воздев руки к потолку.
        - Повелитель! - громко обратился он и поднял голову. - Я сдержу клятву! Ты будешь доволен мной!
        Кирилл глянул на его бледное поднятое лицо с заострившимся носом и торчащим вперед худым подбородком, на глубоко посаженные глаза, блестевшие ненормально ярко, на тонкие губы, расплывшиеся в улыбке, на скрюченные пальцы и отчетливо понял, что Дарк не в себе. Он словно впал в экстаз от созерцания чего-то, невидимого Кириллу.
        - Повелитель! - почти закричал Дарк. - Твоя жертва готова!
        - Но подожди! - громко сказал Кирилл и сделал шаг к нему, сжав рукой в кармане обрубок толстого железного прута, который он подобрал во дворе кузницы.
        - Так ты никому не рассказывал обо мне, эмо-бой? - расхохотался Дарк и отступил на шаг назад. - И ты знаешь, что я не шучу! - грозно проговорил он, тут же перестав смеяться. - Как только рассказал бы, так сразу или через какое-то время твоя ненаглядная девочка Марика оказалась бы на том свете. Смерть за смерть! А как иначе? Без подстраховки нельзя, маленький мой. Но вот и пришел конец твоим мучениям. Сегодня свершится! - Добавил он торжественным тоном. - Один раз не вышло, так сегодня выйдет. А у меня все готово, сладенький мой. Сейчас записочку напишешь, потом вены перережешь. А потом я твое тельце бездыханное отнесу и положу за домами и записочку в карман. Вот и будет наш договор соблюден. Граф Дарк слово перед смертью держит. Раз обещал, то ей ее долю отдаст.
        - Я передумал! - твердо сказал Кирилл. Марика, слушая все это, была в полуобморочном состоянии. Она и представить не могла, что все настолько страшно. И ей сейчас все стало понятно в поведении Кирилла.
        - Передумал? - расхохотался Дарк. - Тогда умрет девочка!
        - А может, ты? - глухо спросил Кирилл и бросился на Дарка.
        Но тот увернулся, быстрым движением вытащил одну из шпаг, которые торчали из кованой подставки, и ударил ею плашмя по руке Кирилла. Он вскрикнул и выронил прут. Дарк расхохотался и тут же оцарапал ему щеку кончиком лезвия. Кирилл отпрянул назад.
        - То-то, малыш! - нервно проговорил Дарк. И за твое недостойное поведение сейчас же последует наказание!
        Он бросился к стулу, легко развернул его, хотя он был очень тяжелым, тем более с сидящей на нем Марикой, и громко расхохотался. Марика открыла глаза и увидела стоящего посередине помещения Кирилла. Несколько полуобгоревших свечей были расположены прямо на полу сзади него. Из царапины на щеке текла кровь, волосы растрепаны, куртка стянута с одного плеча. Увидев привязанную Марику, он оцепенел. Дарк вытащил кляп, но веревки даже не ослабил. Марика невольно закашлялась, потом начала плакать.
        - Поплачьте, миленькие, - умильно проговорил Дарк. - Как я люблю эмо-деток! Такие слабенькие, слезливые, милые, совсем не готовы к защите от смерти, сами идут к ней, спрятав свои хорошенькие глазки под черные челочки. И так легко поддаются на уговоры покинуть этот мир! С вами у меня никогда нет проблем!
        Дарк замолчал, опустив глаза в пол. Потом вновь забегал по залу. Кирилл попытался приблизиться к плачущей Марике, но Дарк тут же встал между ними и поднял шпагу.
        - А те детки тоже были просто прелесть, - пробормотал он и провел пальцем по лезвию. - Соскакивали с крыш, словно птички. Я даже наблюдал за ними. Они так летели к земле, их тела кувыркались, потом - шмяк! И все! Но эмо интереснее. Те быль просто помешаны на виртуальной игре, совсем ушли в ее мир, не страдали. А вот эмо именно страдают. Это привлекает моего повелителя. И лучше эмо не найти! Всегда мечтал увидеть, как вы режете вены, как кровь вытекает, как лицо белеет, а глазки закатываются. Увидеть наяву, а не в тех картинках, которые показывает мне повелитель в моей голове Прелесть! А вот эта шпага очень острая! Я хороший сторож, слежу, чтобы у меня в музее экспонаты были в полной боевой. Этой шпагой вены легко будет перерезать.
        - Тебе это так просто не сойдет с рук! - угрожающе проговорил Кирилл. - Марика дочка мэра.
        - И что?! Это мне только на руку! Бедный мальчик и богатая девочка - сюжет для самоубийств, самый что ни на есть достоверный! - расхохотался Дарк. - Ты сам не понимаешь моей удачи сегодня! - громко заговорил он. - Хотел только тебя отдать смерти. Но мой план изменился! Меня сейчас осенило! Мой повелитель только что нашептал мне, что будет намного лучше, если вы оба сегодня умрете… одновременно! Какая прелесть! Девочка напишет записку, что ее родители категорически против ваших отношений и поэтому ей незачем жить. Ты напишешь записку, что этот мир ужасен а смерть в объятиях твоей девочки прекрасна. О! Я просто дрожу от нетерпения!
        И Дарк начал хохотать и кружиться на месте, не сводя остановившегося взгляда со шпаги, которую он держал перед своим лицом.
        - Урод! Убью! - закричал Кирилл и бросился к нему. - Только тронь ее!
        Дарк остановился, но пошатнулся, словно теряя равновесие. Кирилл вцепился ему в руку, которой тот держал шпагу.
        - Хочешь умереть в бою?! - взвизгнул Дарк, пытаясь освободиться. - И сорвать мне такой восхитительный спектакль?
        В этот момент раздался какой-то шум, распахнулась дверь в подсобку, и оттуда выскочило несколько парней. Дарк от неожиданности замер, а Кирилл воспользовался моментом и толкнул его что есть силы. Шпага со звоном упала на пол, Дарк отлетел прямо на руки одного из парней. Его скрутили и тут же надели наручники. Дарк скалил зубы и рычал, пока его уводили. В помещение вошел Савелий Иванович. Марику развязали, она плакала, не переставая. Кирилл сидел на полу возле стула. Его трясло. Но его никто не трогал. Только один из парней принес пластиковую бутылку с водой и протянул ему. Он сделал несколько судорожных глотков и затих, не сводя глаз с Марики.
        - Но ты-то тут как оказалась? - возмущенно говорил Савелий Иванович, быстро расхаживая вдоль стула. - Каким ветром тебя сюда занесло? Что я отцу твоему скажу?

        - Не надо ему ничего говорить, - жалобно попросила она. - Ну пожалуйста! И маме тоже!
        - Да ты чуть нам всю операцию не сорвала! - продолжил Савелий Иванович и остановился напротив нее. - Хорошо, что я хвоста не только к Кириллу приставил, но и на всякий случай один из моих ребят за тобой неотступно следил. Да выпустил тебя из виду возле проходной завода. А поток этот урод уже тебя уволок. Ты уж прости меня, парень, - тихо проговорил он, садясь на корточки возле Кирилла. - Но выхода у меня другого не было. Пришлось тебя вместо живца использовать. Ты ведь молчал про этого урода. Хотя после прослушивания вашего диалога я понял почему. За Марику боялся?
        Кирилл молча кивнул.
        - Ну ничего! Теперь деятельности этого ублюдка пришел конец. Мы ведь все записали на видео. Дарк даже не удосужился дверь в свою сторожевую каморку запереть. Оттуда мы и попали в музей. В дверную щель все и записывали. Только тяжело было терпеть, видя Марику связанной. Но пришлось, пока Дарк не сказал достаточно для следствия. Но скажи честно, парень, зачем ты сюда явился? Неужели думал, что с ним можно договориться?
        - Думал, - после паузы ответил Кирилл и твердо посмотрел в его глаза. - Он позвонил мне вчера вечером, начал угрожать. Вот я и решил, что на месте разберусь. А если не получится, то решил записать наш разговор, потом этого гада схватить, связать и вас вызвать. И все рассказать, чтобы вы Марику защитили. Он же говорил, то у него верный человек имеется, который ее все равно потом убьет.
        - Н-да, история, - сказал Савелий Иванович. - Ты, конечно, поступил по-детски, Кирилл. Не умнее ли было все тогда рассказать мне? Но в принципе, я тебя понимаю. А за Марику не волнуйся. С этим мы разберемся. Главное, что Дарк в наших руках и все его связи будет выявить не так уж сложно. Где твой диктофон или на что ты там записывал? Давай, приобщим к делу.
        - Его посадят пожизненно? - спросил Кирилл, доставая из нагрудного кармана куртки маленький диктофон и протягивая его Савелию Ивановичу.
        - Это суд решит, - хмуро ответил тот. - Но его должны проверить на психическую нормальность. А тут, боюсь, признают…
        Он замолчал.
        - Психически больным? - продолжил Кирилл и встал, глядя на Марику. - И тогда?
        - Лечиться отправят, - тихо ответил Савелий Иванович. - Таковы законы. Я же тебе, помнится, рассказывал о раздвоении личности. А тут все может быть. Но это уже медики решат.
        Марика вновь заплакала. Кирилл обнял ее. Она уткнулась ему в плечо.
        - Вот что, ребятки, - сказал Савелий Иванович, - понимаю, что после такого потрясения вам неплохо бы к психологу. Может, препараты даже какие-нибудь необходимо принять.
        - Нет! - в один голос воскликнули они. - Мы домой!
        - Девятый час, - пробормотал Савелий Иванович, глянув на часы. - Давайте я вас развезу.
        - Мы не хотим расставаться, - одновременно проговорили они, глянули друг на друга и впервые за сегодняшний вечер улыбнулись.
        - Ох уж эти дети! - заметил Савелий Иванович. - И что родителям скажете?
        - А пусть Марика у меня побудет, - предложил Кирилл. - Мать на сутках, отец в гараже валяется. А завтра все равно выходной, в лицей не нужно. А вы уж что-нибудь скажите Марии Андреевне.
        - Ой! Как я хочу побыть у Кирюшки! - обрадовалась Марика. - И еще завтра можно весь день вместе провести!
        - Спать-то хоть по отдельности будете? - строго спросил Савелий Иванович.
        - Мне вообще-то уже 16! - заметила Марика. - И такие вопросы я могу решить самостоятельно.
        - Да нет у нас ничего такого, - сказал Кирилл. - Не беспокойтесь!
        - Вот и славно! - вздохнул тот. - Тогда поехали?
        Они вышли из музея. В переулке стоял черный «BМW». Савелий Иванович сел за руль. Кирилл устроился рядом с ним. А Марика на заднем сиденье.
        - Ну что, все-таки к тебе? - спросил Савелии Иванович, заводя мотор.
        Кирилл молча кивнул.
        - Но ведь вы знали про какого-то Анатолия со странной фамилией, кажется Зиркун? Помните, вы мне про него рассказывали, что он попал под подозрение из-за нескольких самоубийств школьников в каком-то городе? - нервно проговорил Кирилл, когда машина тронулась с места. - А сейчас все компьютеризировано, найти-то нетрудно. Тем более фамилия редкая. Это Дарк?
        - Зиркзун, - поправил его Савелий Иванович. - Думаешь, нетрудно? Ну, во-первых, он тогда был блондином с короткой стрижкой и килограмм на десять полнее, во-вторых, год назад он женился и взял фамилию жены. И сейчас он по паспорту Иванов. Ты как себя чувствуешь? - поинтересовался он.
        - Все в порядке, - ответил Кирилл и повернулся к Марике.
        Она смотрела на него широко раскрытыми глазами.
        - И вы не представляете, какое я чувствую облегчение! - тише добавил Кирилл, отвернувшись от нее и сев глубже в кресло. - Я несколько месяцев жил, словно под огромным мечом, зависающим над моей головой.
        - Это не допрос, - сказал Савелий Иванович, но как ты с ним познакомился?
        - Случайно, - ответил тот. - Это было еще в начале октября. Пришли с классом на экскурсию в музей, зашли и в кузницу. У моей мамы через неделю был день рождения. Вот я и решил сделать ей оригинальный подарок и заказать кованый подсвечник. Как-то после уроков пошел в кузницу договориться об этом. Тогда с Дарком и познакомился. Он сидел во дворе возле входа в музей и читал какую-то книгу. Начал со мной разговаривать ни о чем, сказал, что ему необычайно нравятся эмо, но сам он, типа, по возрасту уже не может придерживаться этого стиля. Ну, поговорили и разошлись. Но я понятия не имел об этой истории с Ирой, честно! Я даже не подозревал, что она тоже с ним знакома и постоянно общается.
        - Да, это, как я понял, его принцип, - заметил Савелий Иванович, - обделывать свои делишки один на один, чтобы не попадаться. Но ты-то умный парень! - громко сказал он и посмотрел на Кирилла. - Ты-то как мог попасться в эту ловушку! Он же явно болен на голову!
        - Я тогда не в себе был, - после паузы ответил Кирилл и вновь обернулся и глянул на Марику.
        Она внимательно слушала их разговор, но молчала.
        - Я полностью погрузился во внутренний мир, - продолжил Кирилл, - много слушал песен эмо-групп, иногда часами не вынимал наушники и не выходил из комнаты. А что?
 - резко спросил он. - Лучше было смотреть на ту жизнь, которую ведут мои родители?
        - Я этого не говорил, - хмуро заметил Савелий Иванович.
        - Не могу передать того состояния, в котором я тогда находился. И общение с Дарком мне нравилось. Подкупало то, что он говорил со мной, как со взрослым. Мы много беседовали о жизни, о смерти. Его идеи казались мне тогда интересными и заманчивыми.
        - Он вами ловко манипулировал, - сказал Савелий Иванович и помрачнел. - Эх вы, эмо-куклы. Нужно подумать о передаче на нашем местном канале, - задумчиво добавил он. - Кто знает, может, он еще с кем-то подписал договор смерти. А что? Идея вполне осуществима. Покажем его фотографию, предупредим и детей и родителей, что это маньяк.
        - А разве можно? - поинтересовался Кирилл. - Ведь еще должно следствие быть и все такое.
        - Вот вы все нынче какие умные! - засмеялся Савелий Иванович и затормозил недалеко от дома Кирилла. - Книги читаете, фильмы смотрите, все лучше нас знаете. Ничего, прокурор, думаю, возражать не будет против такой акции. Все-таки это в интересах наших сограждан. Не дай бог какой-нибудь ребенок - эмо, или не эмо, сейчас готовится к самоубийству, потому что «срок назначен» этим ублюдком.
        - Только папе ничего не говорите о сегодняшнем происшествии, пожалуйста! - попросила Марика. - И маме тоже! Пожалуйста!
        - Я же обещал! - ответил Савелий Иванович и открыл дверцу машины.
        - Спасибо вам за все! - сказал Кирилл, вышел и пожал ему руку.
        - Тебе спасибо! - ответил тот и обнял его.
        Но Марика не спешила выходить из машины.
        Она сидела, сжавшись в углу.
        - Отвезите меня домой, пожалуйста! - неожиданно попросила она.
        - Но… - встревоженно начал Кирилл и тут же замолчал, увидев, как ее глаза наполняются слезами.
        - Девочка права! - одобрил Савелий Иванович. - И ей действительно лучше сегодня побыть дома.
        - Хорошо, - сказал Кирилл и поцеловал ее. Позвони, как доберешься.
        Его лицо стало на миг грустным. Но он тут же улыбнулся Марике и махнул рукой. Савелий Иванович сел в машину, и они уехали.
        И уже на следующий день в 12-часовых новостях на местном канале выступил Савелий Иванович. Он кратко сообщил, что в их городе задержан по подозрению в тяжких преступлениях гражданин Иванов (Зиркзун) Анатолий Иванович, по прозвищу граф Дарк, что этот человек является причиной нескольких самоубийств подростков и чтобы родители были настороже. Была показана и фотография. Больше в городе в ближайшие время самоубийств среди подростков зафиксировано не было.
        Кирилл скоро пришел в себя, и уже через несколько дней чувствовал себя хорошо. Савелий Иванович сдержал слово и ничего не рассказал родителям Марики о происшествии в музее. Но Мария Андреевна последнее время ходила мрачнее тучи. Марика, помня о подслушанном разговоре в салоне и зная наверняка, что мать не одобряет дружбы с Кириллом, старалась ничем не раздражать ее и вести себя ангельски. И ей это удавалось. К тому же она ловко уходила от разговоров на тему ее тесного общения с «этим кукурузником». Как поняла Марика, мать, видимо, не раз пыталась говорить и с ее отцом на эту тему. Однажды Мария Андреевна с возмущением заметила, что тот совсем выжил из ума со «своим вечным либерализмом» и его взгляды на устройство общества требуют немедленного пересмотра. Марика внимательно выслушала ее, потом сказала, что понимает папу и поддерживает его. И словно невзначай добавила, что понимает также и ее, но зря она так волнуется, потому что скоро Кирилл заканчивает учебу и уезжает в Москву работать.
        - А это точно? - тут же переспросила Мария Андреевна. - Он уедет в Москву?
        - Это решено окончательно, - подтвердила Марика равнодушным тоном. - А я, мамочка, по - любому остаюсь здесь. Так что зря ты так нервничаешь из-за ерунды.
        Это известие мгновенно успокоило Марию Андреевну, и на время мир в доме был восстановлен.
        Однако Марика при каждом удобном случае виделась с Кириллом. Они встречались практически ежедневно после занятий. Очень теплая весна позволяла им почти все время проводить на улице. Они любили бродить по зазеленевшим аллейкам, сидеть на скамейках в скверах. Говорили о своем будущем, строили планы. И все еще не могли забыть последние трагические события. Кирилла очень волновала дальнейшая судьба Дарка.
        - Понимаешь, - как-то сказал он, - проведут медицинскую экспертизу, его признают психом и поместят в клинику. Вот и все наказание!
        Они в этот момент устроились в маленьком тихом сквере на скамейке, укрытой густыми кустами сирени. Кирилл откинулся на спинку и притянул Марику к себе.
        - Бедная Ирочка! - прошептал он. - Это я во всем виноват!
        - Не говори так, - ответила Марика. - Ты же ничего не знал! А этот Дарк точно ненормальный. Это очевидно!
        - Таких нужно сразу к стенке! - возмущенно сказал Кирилл, выпрямился и повернулся к ней.
        Его глаза были влажными.
        - Не мы это решаем, - мягко произнесла она и отвела упавшую на его глаза челку. - Нам нужно жить дальше и стараться больше не попадать в подобные ситуации.
        - Но я не смогу все это забыть! - ответил он.
        - И не надо! - уверенно проговорила Марика. - Мало ли каких психов еще встретишь! Так хоть знать будешь!
        - Савелий Иванович как-то мне сказал, - после паузы задумчиво произнес Кирилл, - что все дело в эмо.
        - В эмо? - изумилась она. - А при чем тут эмо?
        - Он сказал, что вся эта субкультура сознательно выбрала роль жертвы. А если есть жертва, то палач всегда найдется, - серьезно произнес он.
        - Все-таки не нужно рассуждать так прямолинейно, - после паузы мягко проговорила Марика.
        - Да? - усмехнулся Кирилл. - А кого постоянно избивают, дразнят, над кем издеваются и в реале, и в Сети, кого «накрывают» после эмо-концертов? Это мы тут в нашем городе спокойно живем. Но, видимо, баланс должен быть соблюден. И у нас появляется маньяк, из-за которого погибли, заметь, только эмо. А это похуже
«накрывалова» концертов, когда эмо просто забрасывают мешками с мукой или бьют. Знаешь, я четко понял, что все дело именно в позиции жертвы. Но хочу ли я продолжать оставаться жертвой, вот вопрос?
        - Я точно не хочу, - тихо сказала Марика и прижалась к нему.
        - А я тебе и не позволю! - уверенно проговорил Кирилл и обнял ее. - Я слишком люблю тебя!



        Глава пятая

        Марика закончила десятый класс. Кирилл благополучно сдал экзамены и получил аттестат. Выпускной проходил как обычно. По традиции вначале в школе, а затем после прогулки по главной площади выпускники шли на берег небольшой речушки и на местном пляже продолжали веселиться. Но Кирилл не пошел вместе со всеми на пляж. Он чувствовал внутреннюю опустошенность. К тому же одноклассники, уже бывшие, казались ему странно чужими малознакомыми людьми. Он словно в одночасье переместился в параллельный мир, и захотелось одиночества. Кирилл смотрел вслед шумной нарядной толпе ребят, уходящих с площади. И ему казалось, что это уходит его детство. Он постоял какое-то время возле памятника В. И. Ленину, наблюдая за выпускниками других школ, потом вдруг вспомнил, как встретился тут с Марикой, как она тогда удивила его, совершенно поменяв облик и став за несколько часов эмо-герл.
        Нежность затопила его сердце. Кирилл после краткого раздумья достал телефон и набрал ее номер. Было почти два часа ночи, но это не смутило его. Марика, к его удивлению, явно не спала, так как ответила мгновенно.
        - Прости, что так поздно, - сказал он. - Но я…
        Кирилл замолчал, не зная, как выразить ту щемящую нежность, смешанную с грустью, которая переполняла его сердце и вызывала слезы на глазах. Они скоро должны были расстаться. Кирилл твердо решил уехать в Москву. Ему на имейл продолжали приходить предложения от самых разных агентств. Марику также приглашали сниматься, но не так активно. Она, естественно, отказывалась. А вот Кирилл решил попробовать, тем более Арсений обещал помочь.
        - Я соскучился, - продолжил он.
        - И я, - ответила Марика.
        - А ты почему не спишь? - поинтересовался он.
        - О тебе думаю, - тихо засмеялась она.
        - И что думаешь?
        - Что ты на выпускном, с девчонками гуляешь, веселишься, - после паузы ответил она.
        - Хочешь, к тебе приду? - предложил Кирилл.
        - Мама дома, - после паузы ответила Марика. - Правда, спит давно.
        - А ты выйди во двор, - предложил он. - А то я умру, наверно, от тоски по тебе! Три дня уже не виделись!
        - Я послезавтра улетаю в Сочи, - вдруг сообщила она и вздохнула. - На месяц! Наши соседи едут, их дочка со мной в одном классе. Вот мать и решила меня с ними отправить. У них там свой дом прямо на берегу моря.
        - А я завтра вечером уезжаю в Москву, - сказал он. - И это уже решено.
        - Господи! - грустно проговорила Марика. Что же ты мне ничего не сказал?
        - Вот, говорю. Знаешь, я уже иду в твою сторону. Давай, выходи в сад. У вас там за домом, прямо за бассейном, есть маленькая беседка. Я буду примерно через час. Я иду очень быстро, просто лечу! Выходи!
        - Хорошо, - прошептала она и положила трубку.
        Марика пришла намного раньше в условленное место. Ночь была теплая, но она прихватила из дома плед. Постелив его на лавку в беседке, легла и стала смотреть в просветы между деревьями на крохотные, но яркие звездочки. Она не могла сдержать слезы, и они текли и текли по ее щекам. Марика знала о планах Кирилла, но все не верила, что он скоро уедет. И они долго не увидятся. Ей нужно было окончить школу, а он в родном городе оставаться не хотел, потому что путь ему был только на один из заводов. А выбирать рабочую специальность Кирилл не стремился. Он понимал, что это ему чуждо, Григорий Григорьевич, правда, предложил ему работу секретаря в мэрии, но Кирилл поблагодарил и отказался, считая, что это работа исключительно для девушек.
        - Солнышко, ты здесь? - раздался шепот.
        И Марика села, вглядываясь в кусты сирени, росшие сбоку от беседки. Они зашевелились, и показался Кирилл. Его рубашка четко белела в темноте.
        - Иди сюда, - тихо позвала она.
        И Кирилл вошел в беседку. Он положил пиджак на лавку, сел на край круглого стола и улыбнулся.
        - Какой ты нарядный! - заметила Марика, разглядывая его белую рубашку, темный галстук и строгие темные брюки.
        - Все-таки выпускной, - ответил он. - Знаешь, я даже волосы хотел подстричь. Но вовремя вспомнил, что мне такая прическа для работы понадобится. Меня ведь приглашают пока исключительно на типаж эмо-боя.
        - Да, - прошептала она, приблизилась и стянула галстук с его шеи.
        Кирилл сидел неподвижно, не сводя глаз с ее белевшего в полумраке лица. Марика медленно расстегнула его рубашку и положила прохладные ладони на грудь. Потом скользнула по плечам, забралась пальцами в волосы и разлохматила их. Кирилл улыбнулся и прижал ее к себе. Марика была в тонком батистовом сарафанчике. Кирилл стянул лямочки с ее плеч. И начал целовать гладкую нежную кожу. Потом отстранился и посмотрел на Марику. Сарафан сполз, она пошевелила плечами, и он скользнул на пол. Марика оказалась полностью обнаженной, так как на ней не было трусиков. Кирилл судорожно вздохнул, потом расстегнул ремень. Сложив свою одежду на лавку, он повернулся к ней. Они не говорили ни слова, только смотрели друг на друга. Марика взяла с лавки плед и положила его на стол. Потом легла животом на край. Ее маленькая попка белела в темноте округлыми очертаниями. Кирилл склонился и начал щекой тереться о ягодицы, потом его губы коснулись копчика спустились ниже, Марика чуть сдвинулась вниз. Когда она почувствовала, как влажный язык забирается между ягодиц и спускается все ниже, она тихо засмеялась от удовольствия. Он
играл с ее набухшими губками, ей становилось все приятнее. Она чуть развела ноги и приподняла бедра. Тут же язык сменился чем-то более горячим и округлым. Марика замерла, чувствуя, как головка скользит между ее губок, как они раздвигаются и словно обхватывают ее. Она услышала тихий стон, пальцы вцепились в ее бедра, головка сильно давила, и ей стало больно. Но Марика решила потерпеть на этот раз. Она не двигалась, обмякнув и распластавшись по столу. Кирилл застонал громче и толкнул резче. Марика сдавленно вскрикнула. И он сразу прекратил двигаться.
        - Тебе больно? - прошептал он, навалившись на нее.
        Но она молчала. Кирилл отодвинулся и сел на лавку. Марика повернулась к нему.
        - Я так не могу, - тихо сказал: он. - Я же чувствую, что тебе больно.
        - Так всегда в первый раз, - прошептала она. - Я много об этом читала в Сети. Я потерплю.
        - Я так не могу, - повторил он. - И еще… я боюсь…
        Кирилл замолчал.
        - Чего? - удивилась она.
        - А вдруг ты забеременеешь? - после паузы сказал он. - Мы же без резинки пытаемся. А это неправильно. Я знаю, что мы оба здоровы, но о возможной беременности никогда не говорим. И я боюсь. Ты не думай, не ответственности! Я люблю тебя, и по-любому мы всегда будем вместе. Просто сейчас неподходящий момент, не находишь?
        Марика засмеялась и поставила ноги на лавку по обе стороны его бедер. Он начал гладить их, передвигаясь от щиколоток к коленям.
        - Я знаю, когда мне можно, - тихо сказала она, - Высчитываю по календарю опасные дни. Так что можешь не бояться. Сегодня можно.
        - А это наверняка? - спросил он и потерся щекой о ее ноги.
        - Точно! - кивнула она и легла на спину. Кирилл встал, закинул ее ноги себе на плечи и провел набухшей головкой по ее губкам. Его пальцы начали теребить ее сразу напрягшиеся соски.
        - Давай сразу! - тихо сказала Марика. - Просто втолкни его в меня, и все! Я так хочу этого!
        И она тут же почувствовала резкий толчок. Кирилл схватил ее за бедра и потянул на себя. Он входит все глубже и глубже, едва сдерживая стоны. Марику прошиб пот от боли. Она вцепилась в закругленные края стола, но не произносила ни звука. Ей казалось, что Кирилл вошел нереально глубоко. И удивилась, что ее тело способно на такое. Боль стала слабее, к тому же это было странное ощущение. Она чувствовала необычайный восторг оттого, что наконец-то они соединились. Этот восторг вызывал какой-то внутренний отклик в ее теле, низ живота ныл не только от боли, но и от возбуждения. И Марика расслабилась, начиная получать наслаждение. Ей казалось, что сейчас все правильно, что их две половинки слились и появилось гармоничное единое существо, наполненное любовью. И ей не хотелось, чтобы Кирилл выходил и вновь становился отдельной половинкой. Но вот она услышала вскрик, его руки вцепились ей в бедра, она почувствовала, как все внутри ее пульсирует, потом наполняется горячей влагой. Кирилл замер. Потом выскользнул из нее. Марика судорожно вздохнула, ощутив странную пустоту и грусть. Кирилл наклонился и поцеловал
ее, шепнув в раскрытые губы: «Люблю тебя! Теперь я полностью принадлежу тебе».
        - И я, - прошептала она и закрыла глаза. Кирилл осторожно снял ее со стола и усадил себе на колени. Марика обняла его за плечи. - Все хорошо? - спросил он.
        - Люблю тебя, - ответила она.
        Они посидели молча какое-то время. Кирилл покачивал ее на коленях.
        Вдруг Марика соскользнула на пол и сказала:
        - Пошли поплаваем! Ночь теплая!
        - Пошли! - легко согласился он.
        Они направились к бассейну нагими. Ночь действительно была очень теплая и безветренная. Мягкая трава пружинила под ногами. Когда они подошли к бассейну, то увидели, что звезды отражаются в неподвижной воде.
        - Как красиво! - прошептала Марика. - А я даже не знала, какое чудо есть у меня в саду! Звездный бассейн!
        - Ты просто никогда не купалась ночью! - заметил Кирилл и прыгнул в воду.
        Марика, с трудом сдерживая смех, последовала за ним. Звезды рассыпались на множество крохотных сверкающих искорок, и они плавали по ним, улыбаясь от счастья. Но вот Кирилл догнал Марику и обхватил ее. Она прижалась к нему, закинув ноги на пояс и обняв руками шею. И тут же почувствовала, как он входит в нее. Боли практически не было. Их тихие стоны разносились по воде, искорки разлетались вокруг их раскачивающихся тел в разные стороны, и они не хотели останавливаться. Но вот край неба начал менять свой темный цвет на более бледный. На смену черноте приходили розовые тона.
        - Светает! - испуганно проговорила Марика. - Который может быть час?
        - Сейчас светает рано, - ответил Кирилл. - Но ты права, мне пора!
        Они быстро оделись.
        - Не уходи! - вдруг сказала Марика и прижалась к нему.
        И Кирилл остановился, обняв ее и гладя по волосам. Неподалеку залаяла собака. И они невольно отпрянули друг от друга.
        - Пора, солнышко, - сказал он и крепко поцеловал ее. - Будь умницей. Не забывай меня. И прошу, умоляю, не приходи сегодня на вокзал! Я этого не вынесу!
        - Это я не вынесу! - прошептала Марика и всхлипнула.
        - Я буду звонить тебе ежедневно, писать SMS-ки и на «мыло». И я буду приезжать при первой возможности. Окончишь школу, и мы что-нибудь придумаем, чтобы больше никогда не разлучаться. Ну не плачь, пожалуйста! И люби меня!
        Сказав это, Кирилл оторвался от нее и быстро пошел за беседку. Марика осталась на месте. Потом разрыдалась. Ей казалось, что он уходит навсегда.
        На следующий день Кирилл уехал в Москву Марика выполнила его просьбу и не появилась на вокзале.
        В Москве Кирилл поселился у Глеба. Тот встретил его и сразу начал выяснять о планах.
        - Сегодня же позвоню Арсению, - ответил Кирилл. - Он сейчас в Москве. Обещал участие в каком-то его проекте. Кажется, он хотел сделать серию под названием
«Парни Москвы».
        - Понятно, - кивал Глеб. - Ну, ты затусовался! Бабла сколько платят? - поинтересовался он.
        - По-разному, - уклончиво ответил Кирилл.
        - Ты не напрягайся, - усмехнулся Глеб, - я в твой карман не лезу. И в комнате моей можешь жить, сколько хочешь. Только неудобно там тебе будет, сам видел. Маленькая она, да и с напарником снимаем. Правда, он недавно нашел какую-то бабу с ребенком, так, почитай, у нее все ночи проводит.
        - Знаешь, Арсений обещал меня поселить к какому-то своему другу. Тот в Африку уезжает на дм месяца, как я понял, документальный фильм снимать. Так я пока в его квартире поживу.
        - Ну, ты затусовался! - повторил Глеб и заулыбался. - И кто бы мог подумать, что твои эмо-имидж так тебе поможет устроиться в жизни. И мне, что ли, волосы отрастить и в черный цвет покрасить?
        - Так ты уже старичок для эмо! - расхохотался Кирилл. - Двадцать три скоро!
        - Вот и я о том, - заметил тот и погрустнел. Когда они приехали к Глебу, то Кирилл сразу позвонил Арсению.
        - Что ж ты не сообщил! - сказал тот. - Я бы тебя встретил!
        - Спасибо! Но меня брат встретил, - ответил Кирилл.
        - Значит, так, я через час должен быть в студии.
        Приезжай сразу туда. Сегодня же отснимемся. Надеюсь, ты имидж не сменил?
        - Не-а, - улыбнулся Кирилл. - Хотя перед выпускным чуть волосы не подстриг.
        - Еще чего не хватало! Ты мне нужен именно в таком виде. А Марика где?
        - В Сочи скоро улетит.
        - Она бы тоже понадобилась, - сказал Арсений. - Не мешало бы снять «эмо-лав-2». А то столько откликов на эту работу!
        - А может, ее вызвать? - обрадовался Кирилл. - Вы позвоните… но лучше не родителям, а их друзьям, у которых Марика будет жить. Она из Сочи сюда прилетит.
        - Смотри, как воодушевился, - задумчиво проговорил Арсений. - Значит, ваше чувство еще живо. И это отлично для съемок! Я подумаю. Ты адрес запиши. И давай быстрее! Мне уже идти нужно. Кирюш, ты сразу вещи возьми, потому что я тебе ключи отдам от квартиры, где ты будешь жить.
        Кирилл записал адрес, положил трубку и пошел на кухню. Там Глеб уже наливал чай.
        - Ну что? - спросил он, доставая их холодильника колбасу и сыр.
        - Сейчас чай пью и сразу уезжаю, Глебушка, ответил тот. - И сюда не вернусь. Арсений обещал сегодня ключи отдать. Так что после съемок я на новое место переберусь.
        - Надо же, какая скорость! - пробормотал Глеб, делая бутерброды. - И где жить будешь? Надеюсь, не где-нибудь за МКАДом?
        - На Полянке, - ответил Кирилл и улыбнулся.
        - Ого! - воскликнул Глеб и с удивлением глянул на него. - В престижном Замоскворечье! Круто! До Красной площади пешком!
        - Меня это как-то мало волнует, - заметил Кирилл и сел за стол.
        - Ничего, поживешь тут пару месяцев, еще как волновать начнет! - сказал Глеб и пододвинул к нему тарелку с бутербродами. - А уж девочки-то как вешаться будут. Они тут бо-о-ольшое внимание придают тому, где ты живешь, на какой тачке ездишь.
        - Глеб, ты же знаешь, мне никто не нужен, кроме Марики, - укоризненно заметил тот и отпил чай.
        - Значит, все по-прежнему у вас серьезно? уточнил тот. - Ну и правильно! Марика девушка красивая, умная и богатая. Чего еще нужно? Держись за нее, и не пропадешь! А уж ее предки о вас позаботятся!
        - Я и сам в состоянии, - ответил Кирилл.
        - Да? - усмехнулся Глеб. - А вот я бы не прочь, чтобы обо мне позаботилась какая-нибудь богатая курочка. А то надоело тут по углам мыкаться да от зарплаты до зарплаты перебиваться. Москва ох как любит деньги тянуть! Туда, сюда, смотришь, а в кармане уже ветер свищет!
        Кирилл не ответил. Он допил чай и сказал, что ему пора.
        - Я сразу сумку с вещами заберу, - сообщил он. - После съемок на ту квартиру переберусь. Глеб, а хочешь со мной? - неожиданно предложил он.
        - Спасибо, конечно, - заулыбался тот. - Но тут уже уплочено! Так что останусь на насиженном месте. И мы ведь частенько видеться будем. Я, кстати, с Настькой пару раз встречался, - добавил он. - Прикольная девка!
        - Даже так? - рассмеялся Кирилл. - Ты же сам говорил, что она малолетка.
        - Ага! - усмехнулся Глеб. - Такая малолетка кому хочешь жару задаст! Только Арсению не говори! Она, кстати, уже не пьет и не курит вообще ничего. Прикинь?
        - И отлично! Ну, я пошел!
        Кирилл забросил сумку на плечо и покинул квартиру.
        Он быстро нашел студию. Она находилась в офисном на вид здании недалеко от метро
«Таганская». Кирилл прошел узкий переулок и оказался у входа. На ресепшене назвал свою фамилию и получил пропуск. Студия располагалась на третьем этаже. Когда Кирилл вошел в дверь, то сразу столкнулся с какой-то девушкой. Она была в голубом халатике, кое-где испачканном красками. В руке держала коробку с гримом. При виде Кирилла остановилась и внимательно на него посмотрела.
        - Здравствуйте, - растерянно проговорил он. Мне нужен Арсений.
        - Ага! - довольно сказала она и широко улыбнулась. - Это наш эмо-бой! А я в первую минуту подумала, что у меня глюк и к нам пожаловал сам Алекс Эванс. Так-так, - пробормотал а она и обошла его по кругу, внимательно разглядывая. - Хорошо, что ты без грима. Этим я займусь лично. Но ты восхитителен! Типаж просто классический! Лана, - представилась она и протянула ему руку. - Стилист при Арсении, а также менеджер по кастингу.
        - Кирилл, - растерянно ответил он, глядя в ее карие, аккуратно подкрашенные глаза.
        - Знаю, - кивнула она. - Пошли со мной!
        И она двинулась по коридору к одной из дверей.
        Кирилл в недоумении последовал за ней. Они зашли в небольшую продолговатую комнату. Вдоль одной из стен располагался длинный шкаф-купе, напротив - гримировочный стол и зеркало. Возле него сидел спортивный накачанный парень с длинными светлыми волосами.
        - Привет, - равнодушно сказал он, когда они вошли.
        - Кирилл, Слава, - быстро представил а их Лана. - Сегодня вы партнеры по съемке.
        - Ясно, - кивнул Слава и мельком глянул на Кирилла. - Эмо-бой? Имидж супер! Рад, что будем работать вместе.
        Он встал и крепко пожал Кириллу руку. В этот момент в комнату вошел Арсений.
        - Ага, вы уже познакомились! - оживленно заговорил он. - Отлично! Лана, займись парнями, а я в студию. Свет нужно установить.
        И он тут же ушел. Лана улыбнулась, потом открыла шкаф и задумчиво обозрела вешалки с одеждой.
        - Первая серия фотографий «Стриптизер и эмо», - пробормотала она. - Вот это, пожалуй, будет в кассу!
        Лана вытащила ярко- голубую рубашку и белые джинсы и бросила их Славе. Потом окинула оценивающим взглядом Кирилла. На нем были темно-розовые узкие джинсы с черными лампасами, проклепанными металлическими ромбами, и узкая бледно-розовая футболка с Y-образным вырезом. На груди чернел контур розы.
        - А ты будешь в своем, - решила Лана.
        - Не соглашайся, Кирюх! - рассмеялся Слава. - А то эти эксплуататоры так и будут твои шмотки постоянно использовать!
        - Поговори у меня! - строго сказала Лана и погрозила ему пальцем.
        Но ее губы улыбались.
        Слава глянул лукаво и начал переодеваться.
        - Рубашку не застегивай, - заметила она, наблюдая за ним. - Отлично! Садись, сейчас красоту наведем!
        Она тщательно расчесала его длинные золотистые волосы, потом наложила совсем незаметный грим. Но Кирилла накрасила основательно. Слой розового тонального крема, черная подводка, тушь, блеск для губ. Челке был придан объем.
        - Супер! - сказала Лана, закончив работу. Красавчеги просто! Марш в студию!
        И она засмеялась.
        Они улыбнулись в ответ и вышли из комнаты.
        Когда Слава распахнул дверь студии, пробормотав: «Прошу!», Кирилл невольно зажмурился от яркого света двух прожекторов. Они освещали скрещивающимися лучами огромную черно-белую фотографию, закрывающую стену. На ней был запечатлен ночной город.
        - Давайте, парни, становитесь вот сюда! - начал командовать Арсений, как только они появились.
        Он поставил их перед фотографией в точку пересечения лучей. Слава стоял сзади Кирилла, чуть развернувшись боком, засунув руки в карманы. Его лицо было поднято, волосы откинуты назад, плечи расправлены. Он смотрел в объектив. Кирилл стоял чуть сбоку, перед ним, лицом к зрителю. Он тоже засунул руки в карманы, но его плечи сутулились, голова была опущена. Взгляд из-под челки направлен также в объектив. Он был ниже Славы сантиметров на 20 и намного худее. И на фоне накачанного красавца выглядел каким-то бесполым существом. С первого взгляда было трудно понять, то ли это два парня, то ли парень и девушка. Их одежда в черных, розовых, белых и голубых тонах четко выделялась на фоне черно-серого фотографического города. Арсений начал снимать. Он менял их позы, передвигал прожекторы. Потом заменил фон, вместо ночного города установили фотографию стены с рисунками граффити. Лана переодела Славу в кожаные брюки и кожаную жилетку на голое тело, волосы завязала в хвост. Кирилл был в розовом латексном комбинезоне. Сделав несколько фотографий на фоне граффити, Арсений не успокоился. В студию вкатили мотоцикл. И
съемка продолжилась. Арсений работал с ними около трех часов, но Кирилл усталости не чувствовал, так как ему необычайно нравилось позировать. Он получал от этого удовольствие, и Арсений, глядя на него в объектив, воодушевлялся все больше.
        - Ты офигенно смотришься в кадре и совершенно не боишься объектива, - заметил он, когда закончил снимать. - Такое ошущение, что ты профессионально этим занимался.
        - А разве нет? - изумился Слава. - Я думал, модель со стажем.
        - Новичок, - улыбнулся Арсений.
        - Но как же твоя серия с ним и девочкой - эмо? - поинтересовался Слава. - Везде эти фотографии мелькали. И надо сказать, они неподражаемы!
        - Спасибо, - ответил Арсений. - Но это была первая съемка Кирилла.
        - Ну, ты гигант! - засмеялся Слава и хлопнул Кирилла по плечу. - И тебе крупно повезло, что ты сразу попал в руки такого мастера.
        - Спасибо, - повторил Арсений. - Значит, так, парни, в студии мы закончили, но сегодня у нас натурная съемка с «Ночными волками». Слыхали о таких?
        - А как же, - закивал Слава, - известный в Москве, и не только, мотоклуб. Колоритные персонажи. Один Хирург чего стоит!
        - Хирург? - удивился Кирилл.
        - Эх ты, провинция! - засмеялся Слава. - Это отец-основатель «Ночных волков». Кличка Хирург, а так его Саша зовут.
        - Ты как вообще, свободен? - поинтересовался Арсений. - Работы на вечер нет?
        - Спектакль сегодня, - вздохнул Слава. - А ты во сколько хотел?
        - Байкеры собираются на Воробьевых горах около восьми вечера. Я хотел около девяти, чтобы вы там были. Еще две модели будут с вами. Но это съемка, можно сказать, «а-ля натюрель». Хочу даже, чтобы выглядела как любительская.
        - Ладно, постараюсь, - вздохнул Слава. Я ведь только в первом действии занят, и то роль из разряда «Кушать подано». Я в Театре на Малой Бронной работаю, актер по образованию, - пояснил он, повернувшись к Кириллу.
        - В общем, до созвона. А сейчас можете отдыхать. Кирюш, пойдем! - сказал Арсений и направился к выходу из студии.
        Когда они оказались в раздевалке - гримерной, Арсений протянул ему листок с адресом и связку ключей.
        - Пользуйся! - улыбнулся он. - Деньги есть? А то могу авансом, а не в конце за всю серию.
        - Спасибо, все есть, - ответил Кирилл, стягивая прилипший к телу комбинезон. - Жарко в нем было, ткань такая плотная! - заметил он. - Да и софиты сильно грели.
        - Латекс, что ты хочешь, - ответил Арсений и приподнял фотоаппарат. - Как тело красиво блестит, кожа нежная и порозовела, - пробормотал он и сделал несколько снимков раздевающегося Кирилла.
        Но тот уже не обращал внимания, поняв, что Арсений запечатлевает восхищающие его картинки машинально, не задумываясь, нужны они ему или нет.
        Когда Кирилл надел джинсы и футболку и взял сумку, Арсений сказал, что позвонит и скажет точно, куда и когда приезжать.
        - А пока отдохни, - посоветовал он. - У тебя даже хватит времени, чтобы поспать. Ты ведь с поезда сегодня! По поводу девочек даже не предупреждаю, - добавил он.
        - А чего так? - мгновенно насторожился Слава, который тоже уже переоделся в свои вещи и расчесывал волосы, стоя перед зеркалом. - Гей, не дай бог?
        - Что ты! - одновременно воскликнули Арсений и Кирилл и рассмеялись.
        - Кирилл любит только одну девочку на свете, - пояснил Арсений.
        - Ее зовут Марика, - добавил Кирилл и улыбнулся.
        - Ах да, это та девочка, что на фотках с тобой! - сказал Слава. - Но москвички, знаешь ли, тоже очень симпотные!
        - Мне никто не нужен, кроме нее, - тихо ответил Кирилл.
        Когда они вышли из студии, то Слава предложил подвезти его.
        - Тебе же на Полянку? - спросил он. - Мне, в принципе, по пути. А может, где перекусим?
        - Нет, Славик, - после небольшого раздумья отказался Кирилл. - Спасибо, конечно, но я на метро. Так быстрее. Поеду сразу на квартиру, хочу поспать пару часов! Да и освоиться нужно на новом месте.
        - Ну, давай! - улыбнулся тот. - Вечером встретимся!
        - Пока! - ответил Кирилл, пожал ему руку и направился в сторону метро.
        Нужный дом он нашел быстро. На вид это было здание как минимум XIX века с высокими окнами и лепниной. Кирилл вначале даже подумал, что ошибся, но, сверившись с адресом, понял, что ему именно сюда. Зайдя во двор, уставленный иномарками, он робко подошел к нужному подъезду и поднялся на крыльцо. С трудом, открыв массивную дверь с витиеватой позолоченной ручкой, вошел в подъезд, напоминающий дворец из-за обилия мрамора, цветов и позолоты.
        - Вы к кому, молодой человек? - вежливо осведомился консьерж, подтянутый мужчина в темно-синем костюме и белой рубашке.
        Кирилл растерялся, не зная, что ответить. Но потом назвал номер квартиры и сказал, что будет здесь временно проживать.
        - Ах да, - тут же обрадовался консьерж и расплылся в улыбке. - Меня уже предупредили. Прошу, молодой человек, проходите к лифтам.
        И он, к изумлению Кирилла пошел чуть впереди него. Они поднялись по широкой лестнице, свернули на площадку, уставленную разнообразными зелеными растениями. Консьерж вызвал лифт. Кирилл поймал себя на ощущении, что рука так и тянется дать чаевые, но он вовремя сдержал себя.
        Квартира находилась на пятом этаже. Увидев полированную коричневую дверь с позолоченным номером, Кирилл достал ключи и задумчиво на них посмотрел, так как связка было внушительной. Но он быстро разобрался и довольно легко открыл двери. Когда вошел и включил свет, то увидел, что коридора как такового нет. Он сразу оказался в большой комнате, уставленной мягкой мебелью приятного розовато-кремового цвета. Сбоку от двери находился огромный шкаф. Кирилл открыл его. Там висели верхние вещи. Он хотел найти комнатные тапочки, но ничего похожего там не оказалось. Тогда Кирилл снял кеды и стал ходить босиком. Его удивило, что воздух был довольно прохладным, несмотря на то, что на улице стояла жара. Потом он обнаружил, что квартира оснащена кондиционерами. Комнат было четыре, но все большие, почти по 40 метров. Потолки оказались около 5 метров. Кирилл заглянул в спальню, гостиную, обнаружил еще одну спальню и что-то типа кабинета. В нем он и обосновался. Там были книжные полки, стол с компьютером и небольшая, но широкая кушетка, возле которой стояла тумбочка. Мебель была некрашеная, основательная, явно
ручной работы и, видимо, из кедра. На полу лежал пестрый и на вид тоже ручной работы полосатый палас. Шторы были из грубого некрашеного льна.
        Кирилл бросил сумку в угол и сел на кушетку. Он неожиданно почувствовал странную апатию. Тоска заполнила душу, на глазах выступили слезы.

«Господи, - думал Кирилл, ссутулившись и сжав виски пальцами, - что я тут делаю? Один, в этой огромной квартире, в этом огромном чужом городе? Что будет дальше? И как я смогу жить без Марики? Ну почему я не остался в нашем городке, где мне все так знакомо, где все мои родные и друзья? И Марика!»
        Он достал телефон из кармана джинсов и набрал ее номер. Но, услышав «абонент вне зоны…», горько расплакался. Когда немного успокоился, то отправился в ванную и долго стоял под прохладными струями душа. Завернувшись в большое махровое полотенце, пошел на кухню. По пути сюда он купил хлеб, колбасу, кефир и упаковку сливочных йогуртов. Открыв холодильник, Кирилл удивился, увидев, что тот забит продуктами. Он поставил кефир в свободный уголок. Потом сел за стол и открыл йогурт. И тут только заметил записку, которая лежала возле вазочки с конфетами. Кирилл растерялся, но взял ее.



«Дорогой Кирилл! - с изумлением прочитал он. - Пишет тебе хозяин этой берлоги. Зовут меня Антон. Арсений мой очень хороший друг еще с институтских времен. Да и ты мне не совсем чужой… хе-хе… ведь я видел много твоих фотографий в Сети. И ты мне очень понравился, как и девочка твоя. Вы очень приятные ребята. Так что с удовольствием выполняю просьбу Арсения. Выбирай любую комнату, какая больше понравится. Ты можешь жить здесь до конца лета. Раньше я навряд ли вернусь, как и все мое семейство, которое лето проводит исключительно на Волге у моей тещи. Так что ты нам даже услугу окажешь, так как за квартирой присмотришь, да и цветы польешь. Перед отъездом я накупил продуктов, чтобы ты первое время в Москве с голоду не помер (шутка). Но ты должен все это съесть! Желаю тебе приятного житья у нас. Девочка твоя, может, тоже в гости сподобится. Я не возражаю. Пусть приезжает. Приветик ей от меня! Да, чуть не забыл. Ты наверняка не можешь без инета. Так пользуйся на здоровье. Он у нас безлимитный, все оплачено. На этом прощаюсь. Если вдруг надумаешь раньше уехать, ключи Арсению передай».

        Прочитав записку, Кирилл заулыбался. На душе сразу потеплело, словно он попал в гости к хорошему знакомому. Он съел йогурт и вернулся в кабинет. Лег на кушетку и сам не заметил, как заснул. Разбудил его звонок сотового. Это был Арсений.
        - Кирилл, ты готов? - спросил он. - Уже восьмой час.
        - Да? - пробормотал Кирилл, с трудом приходя в себя.
        Спал он крепко, голова казалась тяжелой.
        - Ты там спишь, что ли? - засмеялся Арсений. - А мы уже в твою сторону движемся. Через полчаса спускайся во двор.
        - Хорошо, - сказал он, окончательно просыпаясь.
        Положив телефон, бегом бросился в душ. Ровно через полчаса Кирилл стоял у подъезда и вглядывался в машины, которые въезжали во двор. Увидев большой черный джип, он заулыбался и быстро пошел к нему. Джип остановился, из него выбрался Арсений, а за ним Настя.
        - Хай, пацан! - весело поздоровалась она. Рада тебя видеть!
        - И я! - ответил Кирилл и поцеловал ее в щеку. - А ты клево одета! - добавил он, оглядывая ее с ног до головы. - Ты больше не эмо?
        На Насте были черные джинсы и красная хлопковая рубашка с металлическими клепками, завязанная на животе. Ее волосы казались огненными. Красный обруч практически терялся на их ярком фоне.
        - Почему? - засмеялась она. - Просто это для съемки я так оделась. Папа хочет и меня задействовать. Хоть серия и называется «Пацаны Москвы».
        - Парни Москвы, - поправил ее Арсений. Вы встаньте вот сюда, - сказал он, не сводя глаз с высокой полукруглой арки, ведущей из двора на улицу. - Давно хотел сделать подобный снимок.
        Кирилл послушно встал в проем. И по просьбе Арсения обнял Настю. Их фигуры четко выделялись на фоне оживленной улицы, с едущими машинами, идущими людьми, зелеными деревьями. Полукруг арки служил своеобразной рамой. Потом они входили в арку, взявшись за руки, потом Кирилл нес сидящую на его плечах Настю. Вдоволь наснимав, Арсений наконец остался доволен и погнал их в машину, сетуя, что увлекся и они уже опаздывают.
        Но когда они приехали на Воробьевы горы и увидели невероятное множество мотоциклов, то он сразу успокоился. Минут через двадцать подъехал Слава. Его сопровождала девушка. Они были одеты в синие одинаковые джинсы с художественными дырами на коленях и черные футболки с белыми контурами орлов на груди. У девушки были большие карие глазам и длинные темно-каштановые волосы, и она отлично смотрелась на фоне светловолосого голубоглазого Славы.
        - Работаем! - с воодушевлением сказал Арсений, только они подошли к ним.
        - Стейси, - жеманно представилась девушка. - А ты, знаю, Кирилл, новая звезда Арсения.
        И она поцеловала его в щеку.
        - Хай, Стейси: - сказала Настя и хихикнула. Вообще-то ее зовут так же, как и меня, Анастасия, - пояснила она, повернувшись к Кириллу.
        - Привет, Настена! - ответила та.
        - Работаем! - прикрикнул Арсений. - Вы можете делать, что хотите, - добавил он. - Но делайте это таким образом, чтобы постоянно находиться на фоне байков. Ясно?
        - Есть, сэр! - ответила Настя. - Я с Кириллом! Оки?
        - Я же говорю, все, что хотите, - сказал Арсений и поднял фотоаппарат.
        Они вначале просто стояли тесной группой и разговаривали ни о чем. Кирилл заметил, как и Стейси и Слава словно машинально принимают эффектные позы, когда Арсений наводил на них объектив. Но ему это явно не нравилось. И он начал снимать байкеров. Но ребята скоро расслабились и стали вести себя более непринужденно. И Арсений переключился на них. Они бродили между мотоциклами, с кем-то заговаривали, садились и на традиционные чопперы[Чоппер - стиль мотоцикла. Поначалу их делали энтузиасты на базе мотоциклов «Харлей-Дэвидсон». Позже появились специализированные мастерские, занимающиеся переделкой серийных мотоциклов в чопперы.] с разрешения владельцев, и на обычные российские машины. Арсений неотступно следовал за ними и не прекращал снимать. Но когда в его поле зрения попала группа байкеров, среди которых находился Хирург, он моментально сменил тактику и направил ребят к ним.
        - Привет, Арсений! - поздоровался Хирург и крепко пожал ему руку. - Кто бы сомневался, что ты пропустишь наше байк-шоу!
        - Привет, Саша! - ответил Арсений. - Конечно, я не мог такое пропустить. Но сегодня у меня цель другая. Делаю серию «Парни Москвы». И вот мои парни, думаю, буду отлично смотреться на твоем фоне. Позволишь?
        И он поднял фотоаппарат.
        - Кирилл, - скомандовал он. - Рядом с Сашей!
        Смотрелись вместе они довольно забавно. Хирург был высоким накачанным мужчиной, с интересным волевым лицом, длинными, ниже лопаток густыми кудрявыми волосами. Четкая линия усов и небольшой бороды подчеркивала его мужественную красоту. Кирилл заметил на его шее справа тату в виде двух синих стрелок. Арсений окинул их внимательным взглядом. Хирург заулыбался, потом неожиданно подхватил Кирилла и посадил себе на плечи. Все засмеялись. А Арсений начал снимать.
        - Парни Москвы, - сказала Настя, не сводя восхищенного взгляда с Хирурга.
        - Вот именно! - заметил один из «ночных волков». - Особенно этот худосочный эмо-бой.
        - Ничего! - усмехнулся Хирург. - Были бы кости, а мясо нарастет! Ты вступай в наш клуб, обратился он к Кириллу, спуская его на землю. Погоняем!
        - Я подумаю, - уклончиво ответил тот.
        Ему нравились байкеры, но он среди их спортивных высоких сильных фигур чувствовал себя тощим подростком. Попозировав с полчаса, Хирург сказал, что был рад пообщаться.
        - Спасибо! - поблагодарил Арсений. - Шершавой вам сегодня дороги! - добавил он.
        Через пару часов Арсений наконец решил, что материала достаточно. Слава вздохнул с явным облегчением, попрощался, взял Стейси под руку, и они удалились. Кирилл и Настя направились к джипу.
        - Сейчас я вас догоню! - сказал Арсений. Еще пару деталей необходимо снять.
        И он присел перед колесом одного из мотоциклов.
        - Вот так всегда, - вздохнула Настя, подходя к джипу. - Ну, ты уже, наверное, и не удивляешься?
        - Привык, - вяло ответил Кирилл.
        Ему нравились байкеры, нравилось смотреть на их мотоциклы. Но он чувствовал усталость от такого насыщенного дня. И хотелось уже вернуться в квартиру и упасть на диван.
        - Твой отец такой классный! И талант! - добавил он. - Но, надеюсь, что на сегодня все? - пробормотал он.
        - Гений! - ответила Настя и улыбнулась. Устал с непривычки? - поинтересовалась она.
        - Есть немного, - сказал Кирилл и привалился к бамперу.
        Настя встала напротив него, вынула жевательную резинку из упаковки и предложила ему. Но он отрицательно покачал головой. Она пожала плечами и сунула ее в рот.
        - Слушай, все хочу спросить, - сказал Кирилл. - Мила-то где? Они так больше и не помирились?
        - Да они и не ссорились, - ответила она и заложила резинку за щеку. - Это обычное дело для моего папаньки. Ему даже нравится, когда девушки так психуют из-за него. Я это давно поняла. Мне иногда кажется, что он специально их из себя выводит. А потом они снова общаются, как ни в чем не бывало. Так и с Милой. Через день они уже снова были будто два голубка.
        - Странные эти взрослые, - заметил Кирилл.
        - А чего тут странного? - небрежно проговорила она. - Папа говорит, что когда девушки выходят из себя, то из красивых кукол превращаются в живых нормальных людей. И ему становится намного интереснее их снимать.
        - Ужасно все это! - сказал Кирилл и вздохнул. - Какое-то искаженное понятие об отношениях, о любви. Получается, что он просто их использует.
        - Да ладно тебе! - улыбнулась она и хлопнула его по плечу. - Не грузись ты так из-за всей этой ерунды! Вот вырастешь, и тоже о любви по-другому понимать будешь!
        - Я?! - громко спросил он. - Да никогда! Я люблю только один раз, ясно тебе? И не собираюсь так издеваться над своей девушкой! А тем более изменять ей!
        - Поживем - увидим, - тоном бывалой женщины проговорила Настя. - Но слишком уж ты, Кирюх, чувствительный! Все так близко к сердцу принимаешь! - добавила она.
        - Так я ведь тру, а ты позерка! - ответил он и тихо рассмеялся.
        - Кто позерка?! - возмутилась Настя и толкнула его. - Сейчас ты у меня получишь, терка!
        - Смотрите, да это тот чел, что в «эмо-лав» снялся! - раздался громкий голос.
        И они перестали спорить и повернули головы.
        К машине подходили два эмо-боя.
        - Гонишь! - сказал один из них второму, но внимательно посмотрел на Кирилла.
        - Точняк! - не унимался тот.
        Они приблизились и остановились в двух шагах.
        - Хай, пацаны, - спокойно сказала Настя. - Чего уставились? Нравлюсь? Или вы по мальчегам сохнете? Тогда не по адресу!
        - А ты симпотная девка! Люблю таких рыжих! - весело проговорил один из них. - Эрик! - представился он и протянул ей руку.
        - Настя, - не удивилась она и ответила на рукопожатие. - А это Кирилл.
        - А это Эд, - в тон ей сказал Эрик и кивнул на своего спутника.
        - Чего-то имена у вас странные, - улыбнулась Настя.
        - Вообще-то мы Леха и Степа, - рассмеялся Эрик. - Но это секрет.
        - Эрик и Эд - сценические псевдонимы, важно добавил он и посмотрел на Кирилла.
        - Что, тоже эмо-модели? - спросила Настя, изучая их длинные черные челки, подведенные глаза и черно-розовую одежду.
        И те дружно расхохотались.
        - Не-а, - сказал Эд. - Мы новые звезды эмо-кора!
        - Во как! - удивилась она. - А тут чего делаете?
        - Наш барабанщик имеет байк, хочет стать «ночным волком», - пояснил Эрик. - Мы с ним сюда приехали. Но он сейчас катается. А твой мальчег всегда такой молчаливый? - поинтересовался он.
        - Не всегда, - ответил Кирилл.
        - Слушай, - начал Эд, - мы поспорили. Это ведь ты снимался в серии «эмо-лав»?
        - Он, он, - закивала Настя. - А меня вы не узнали?
        - Нет, - одновременно ответили они. - Разве ты его партнерша? Совсем не похожа!
        - Это не она, - улыбнулся Кирилл.
        - Да, это не я! Но я снималась в серии «Как становятся стреитэйджерами», - добавила Настя и надула губы.
        - Точно! - обрадовался Эрик. - И как, стала после таких ужасающих картинок?
        - А то! - засмеялась она. - А вы вообще-то, пацаны, чего хотите?
        - Дело у нас к Кириллу, - сказал Эрик и сразу стал серьезным. - У тебя агент кто?
        - Нет у меня никакого агента, - начал тот.
        - Мой отец Арсений, - перебила его Настя. - Если вы по поводу работы, то все вопросы к нему.
        - Да? - удивился Кирилл.
        - А то! - уверенно ответила она. - Папа! - закричала она и замахала руками. - Вон он, уже идет!
        - Это твой отец? - восхитились они. - Так ведь он автор этих серий! Ну, ваще!
        - Что случилось? - спросил тот, подходя и внимательно глядя на Эрика и Эда и тут же поднимая фотоаппарат.
        - Дело тут к тебе, - сказала Настя.
        Арсений перестал снимать.
        - Понимаете, мы новая группа, играющая в стиле эмо, - важно начал Эрик. - Я солист, а это наша бас- гитара.
        И он кивнул на Эда.
        - Хотите фотосессию? - уточнил Арсений.
        - А это возможно? - тут же обрадовался Эрик. - Вы величина!
        - Спасибо, - улыбнулся Арсений. - Давайте ваши координаты. Позвоню.
        Эрик достал из кармана визитку и протянул ее Арсению. Тот кивнул и повернулся к машине.
        - Через три дня мы приступаем к съемке дебютного клипа, - торопливо продолжил Эрик. - И нам просто необходим ваш Кирилл и его девочка. Он идеально подходит для этого.
        - Вот как? - заинтересовался Арсений и повернулся к нему.
        - Ваша дочь сказала, что вы занимаетесь всеми его делами, - пояснил Эд.
        - Да, занимаюсь, - немного неуверенно ответил Арсений и задумчиво посмотрел на Кирилла.
        - Понимаете, мы дебютный альбом назвали «Эмо Lоvе», как ваша серия называется. И было бы здорово, если бы лица, так сказать, этой нашумевшей серии…
        - Я понял, - оборвал его Арсений. - И не возражаю. Думаю, Кирилл тоже.
        - Нет, конечно, - бодро ответил тот.
        Хотя такое развитие событий не только радовало его, но и путало. Кирилл чувствовал растерянность. Вот так сразу попасть в водоворот артистичной столичной тусовки, было от чего растеряться.
        - А девочка твоя где? - поинтересовался Эрик. - Кажется, ее зовут Марика? Прикольное имя!
        - В Сочи она собирается, - после паузы ответил Кирилл. - Но думаю, ее можно вызвать сюда.
        И в его душе начала разгораться радость.
        - Отлично! - закивал Эрик. - Вызови! Съемки будут три дня. Наш продюсер обо всем договорится с Арсением. Да?
        - Жду звонка, - ответил тот.
        - А как вы хоть называетесь? - спросила молчавшая до этого Настя.
        - «Черно-розовое кино», - ответил Эрик и заулыбался. - Клево, да? Это я придумал. Уже и футболки такие заказали.
        - А клип будет на песню «Твоя слезинка на цветке», - добавил Эд.
        - «Твоя слезинка на цветке, на розовом цветке, - хором запели они, - твои глаза сияют мне, лишь только мне. И ты не плачь одна в ночи, ты крылья сбрось. Беги за мной, а не лети. Верни любовь! Ты не кричи одна в ночи, ведь все равно моя любовь, твоя любовь всего лишь… черно-розовое кино! Черно-розовое кино!» - перешли они на крик.
        - Круто! - восхитилась Настя.
        - Поехали? - предложил Арсений. - Приятно было познакомиться, парни! - сказал он и пожал им руки. - Но нам пора! До созвона.
        - Ты все молчишь, Кирюха, - заметил Эрик. Может, ты и не хочешь сниматься в нашем клипе? Ты не думай, у нас мощная раскрутка будет, бабла в нас вкладывают немерено! Скоро «черно-розовое кино» будет на вершинах всех хит-парадов!
        - Парни, я хочу, - ответил Кирилл. - Просто я в себя пока не пришел!
        - Чего пристали? - засмеялась Настя и открыла дверцу джипа. - Он сегодня только с поезда!
        Когда Кирилл вернулся в квартиру, то первым делом бросился к компьютеру. Он включил его и зашел в Интернет. Открыв почту, чуть не расплакался от счастья, увидев, что пришло письмо от Марики.

«Любовь моя! Солнышко! Милый мой Кирюффка! - прочитал он, чувствуя, как сильно колотится сердце. - Я невыносимо тоскую по тебе! И, кажется, что прошла вечность с твоего отъезда! Не вынесу! Не могу так! Это несправедливо! Мне плохо без тебя! Я так часто плачу, целую беспрестанно все твои фотки, ночью думаю только о том, как ты лежишь рядом, обнимаешь меня, целуешь. Я чувствую твое тепло, твои объятия, реально чувствую. Ты мой воздух, я задыхаюсь без тебя, любимый мой, единственный! Не думала, что мне будет так ужасающе тоскливо без тебя. Любовь жжет меня изнутри. Солнышко, хочу, чтобы ты как можно скорее вернулся ко мне! Мы только стали по-настоящему близки и тут же расстались. В голову лезут всякие ужасные мысли. Придумай что-нибудь, а то я сойду с ума!»
        Кирилл вытер слезы и набрал ее номер. Марика тут же ответила.
        - Я только получил твое письмо, - нервно заговорил он. - И мне невыносимо без тебя! Солнышко! Я с ума по тебе схожу! И я не могу жить без тебя! И я задыхаюсь, умираю! Хочу лишь одного, чтобы ты была всегда рядом! Жизнь моя!
        - И я не могу без тебя, совсем не могу! - тихо ответила она и всхлипнула.
        - Вы когда в Сочи будете? - после паузы спросил Кирилл, вытирая слезы.
        - Завтра выезжаем, - ответила она грустным голосом.
        - Тебе придется задержаться в Москве, - сообщил Кирилл.
        - Кто мне позволит? - спросила она и вновь всхлипнула.
        И Кирилл рассказал ей о предложении сняться в клипе.
        - Ты так же им необходима, как и я. Мне так и сказали! Мы теперь типа бренда, понимаешь?
        - Как я хочу! - прошептала Марика.
        - Арсений завтра поговорит с твоей мамой. Я дал ему телефон. И ты завтра же должна выехать, понимаешь? - оживленно проговорил он. - Ну а после окончания съемок полетишь в Сочи.
        - Супер! - сказала она повеселевшим голосом. - Только бы получилось!
        И все действительно получилось. Кирилл встретил ее рано утром на вокзале и отвез на квартиру. Они молчали, пока ехали, и почти не смотрели друг на друга. Но как только вошли в квартиру, и Кирилл закрыл дверь, Марика прыгнула ему на шею. Они начали целоваться, не отрываясь и задыхаясь от захлестнувших их чувств. Скоро одежда оказалась на полу, а они на кушетке. Кирилл лег сверху и тут же вошел, но Марике больно уже не было. Он двигался стремительно, входя все глубже и глубже, и она раскрывалась ему навстречу. И вот она ощутила, как жар разливается внизу живота, невыносимо сильное наслаждение охватило ее, грудь набухла, соски затвердели. Она в какой-то миг перестала чувствовать свое тело, все ее ощущения сосредоточились на стремительном движении внутри ее, которое сводило с ума. Кирилл вскрикнул, вошел в нее до отказа, дернулся и замер. И ее тело ответило. Судорога побежала по нему, принося ей невероятно острое наслаждение, никогда ранее ею не испытанное. Потом они заснули в объятиях друг друга.
        Кирилла разбудил телефонный звонок. Он осторожно высвободился и сполз с кушетки. Увидев, что это звонит Григорий Григорьевич, удивился.
        - Здравствуйте, - ответил он, стараясь говорить тихо, но бодро. - Вам Марику?
        - Конечно! - быстро сказал тот. - Обещала позвонить, как приедет, но я так и не дождался. И телефон отключен. Привет, Кирилл! Где она?
        - В душе, - машинально солгал он. - Вы не волнуйтесь, все в порядке. Доехала хорошо, я встретил. Скоро поедем в студию. Ей перезвонить, когда выйдет из ванной?
        - Ладно, не стоит, - после паузы ответил Григорий Григорьевич. - Вечером тогда сам позвоню. Как ты там устроился? - поинтересовался он.
        - Все отлично, - сказал Кирилл. - Предложений хватает, работы для меня много.
        - Я рад. И все-таки тебе стоит подумать и об учебе. Вот Марика на будущий год приедет в Москву поступать в институт. Может, и тебе стоит с ней попробовать? Вместе бы учились, а? Пока моделью поработаешь, денег накопишь на учебу. Что скажешь?
        - Спасибо за заботу, Григорий Григорьевич, ответил он. - Я обязательно подумаю. Но все-таки можно вопрос? - добавил он и замолчал.
        - Ну что там еще у тебя? - недовольно поинтересовался тот.
        - Неужели вы действительно не против того, чтобы я и дальше продолжал общаться с Марикой? - напрямую спросил Кирилл и замер, ожидая ответа.
        - Не против, - после паузы четко проговорил Григорий Григорьевич. - И могу объяснить почему. Видишь ли, Кирилл, из двух зол всегда выбирают меньшее, ты уж не обижайся! Марика, без сомнения, поступит в московский вуз, у нее появятся новые друзья. Девушка она красивая, от студентов, думаю, отбоя не будет. И кто знает, в какую компанию она попадет! А ты парень проверенный, я тебя знаю, к тому же вижу в тебе несомненный потенциал. Поэтому считаю, что лучше ты будешь рядом с ней, чем какой-нибудь неизвестный мне фертик. А уж в столице полно мутных молодых людей. Понятен тебе мой расчет?
        - Сейчас да, - ответил Кирилл и улыбнулся.
        - Ну, вот и славно! И вот еще что… - тихо сказал Григорий Григорьевич и замолчал.
        Кирилл ждал продолжения, начиная отчего-то волноваться. В голову полезли плохие мысли.
        - Даже не знаю, стоит ли тебе это сообщать, наконец нарушил молчание Григорий Григорьевич.
        - Говорите! - попросил Кирилл. - Раз уж начали, что бы это ни было!
        - Только давай это останется между нами?
        - Без вопросов! - уверенно ответил Кирилл.
        Он встал, глянул на спящую Марику и вышел из комнаты, плотно притворив за собой дверь.
        - Дарк покончил с собой, - тихо проговорил Григорий Григорьевич. - Вены в камере перерезал.
        - Но… - начал Кирилл и замолчал.
        Его даже пот прошиб от такой новости.
        - Да-да, я тоже думаю, где он бритву взял. А это была именно бритва. Да и вообще непонятно, с чего бы ему это делать. Экспертизу провели, признали его психически больным. По-любому поместили бы в клинику. А это вам не колония строгого режима для особо опасных преступников! Считай, легко отделался, мерзавец! Господи прости! - тут же испуганно добавил он. - Про покойников плохо нельзя говорить!
        - Туда ему и дорога! - пробормотал Кирилл.
        - Это да! - согласился Григорий Григорьевич. - И вот что странно, в ту ночь в предвариловке сидели некий Череп и сотоварищи. Савелий мне сказал, что это твой знакомый.
        - Да, я его знаю, - подтвердил Кирилл. Мы в одном дворе живем, но последние несколько лет не дружим. Череп возглавляет местных скинов. А они к эмо, сами знаете, как относятся.
        - Наслышан, - после паузы сказал тот. - Они за хулиганство в тот день загремели. Напились, устроили драку в «Стрелке». Вот их и посадили, чтобы остыли. А камера Дарка на этом же этаже находилась. Наутро их Савелий отпустил, а Дарка мертвым нашли. Вот такие у нас тут дела. Но Марике лучше такие истории не рассказывай, хорошо?
        - Я уже пообещал! И не вижу связи между отсидкой Черепа и самоубийством этого урода, - сказал Кирилл.
        - Так и я не вижу, - невозмутимо ответил Григорий Григорьевич. - Да и никто не видит. Так, к слову пришлось.
        - «Даже за самым крошечным лепестком скрывается кто-то, кто может рассказать о преступлении и наказать преступника», - задумчиво проговорил Кирилл.
        - Ты это о чем? - удивился тот.
        - Так, ни о чем, - ответил он, - просто вспомнилась одна сказочная история.
        - Верно сказано в этой твоей истории, - заметил Григорий Григорьевич. - Ну, в общем, все у вас там хорошо? - после паузы спросил он уже совсем другим тоном.
        - Да, все отлично! Не волнуйтесь!
        Они попрощались. Кирилл постоял какое-то время, привалившись спиной к стене, потом пошел в ванную. Новость ошеломила его, но в душе он почувствовал странную легкость, словно только что освободился от долго мучающего его кошмара. Он включил очень горячий душ, потом тщательно вытерся и вернулся в комнату. Марика по-прежнему спала. Кирилл сел на край кушетки и стал смотреть на ее раскрасневшееся лицо с округлыми щеками, на длинные ресницы, бросающие неровные тени, на припухшие от поцелуев розовые губы. Нежность переполняла его. Кирилл легко погладил кончиками пальцев ее волосы, провел по щеке. Марика улыбнулась во сне, что-то пробормотала и положила ладонь под щеку. Кирилл осторожно лег рядом и, едва касаясь, поцеловал ее приоткрывшиеся губы, шепнув: «Люблю тебя». Она раскрыла сонные глаза, улыбнулась и прошептала:
        - И я люблю.
        - Нам пора вставать, - ласково проговорил Кирилл. - Впереди замечательный насыщенный день. Тебе понравится!
        - Конечно, понравится, - ответила Марика. - Ведь весь день я буду с тобой! Это главное. И я счастлива.


        notes

        Примечания


1

        Скины, или скинхеды, - молодежное течение неофашистов.

2

        Хулсы - хулиганствующие футбольные фанаты.

3

        Гопники - приблатненный пролетариат.

4

        Антифа - молодежное течение антифашистов.

5

        Готы - молодежная субкультура, пропагандирующая готический мистический образ жизни и романтизирующая смерть.

6

        Эмо - от «эмоциональный» - молодежная субкульра пропагандирующая открытое проявление эмоций, аполитичность, неприятие агрессии и насилия.

7

        Димедрол - противогистаминный препарат, обладающий седативным и противорвотным действием.

8

        Навела - сережка для пирсинга пупка.

9

        Метросексуалы - мужчины, которые большое значение уделяют своей внешности и ухаживают за ней наравне с женщинами. Они следят за модой, посещают салоны красоты, делают маски, массаж, выщипывают брови, подкрашивают волосы и т. д.

10

        Нострилла - украшение для пирсинга носа.

11

        Эмо-кор (англ. emo core) - одно из направлений эмо-музыки.

12

        Белочка - на сленге белая горячка.

13

        Кошачья драка - на сленге драка женщин.

14

        Штанга - пирсинг для языка.

15


«Токи» - на молодежном сленге немецкая поп-рок группа «Tokio Hotel».

16


«Зин» - интернет-дневник.

17

        Тру-эмо (англ. tгuth - правда) - настоящие эмо.

18

        Арафатка - нашейная косынка.

19

        Алекс Эванс - известная канадская фотомодель, работает в стиле эмо-бой.

20

        Днев - сокращенно дневник.

21

        Охотка - на молодежном сленге название торгового центра на Манежной площади.

22

        Стрейтэйдж - (англ. Straight Edge) - четкая черта-стиль жизни, исключающий употребление наркотиков, алкоголя, табака, беспорядочные половые связи и зачастую приветствующий вегетерианство.

23

        Дрес - сокращенно адрес.

24


«Marakesh» - киевская рок-группа.

25

        Шоп - сокращенно фотошоп.

26

        Коммуникатор - карманный компьютер.

27


«Depeche mode» - английская группа «новой волны», создавшая собственный стиль в жанрах электронной и рок-музыки.

28

        Дреды - прическа из свалянных в длинные «колбаски» волос.

29

        Оффроуд- гонки по бездорожью на машинах.

30


«Океан моей надежды» - эмо-группа из Санкт-Петербурга.

31

        Чоппер - стиль мотоцикла. Поначалу их делали энтузиасты на базе мотоциклов
«Харлей-Дэвидсон». Позже появились специализированные мастерские, занимающиеся переделкой серийных мотоциклов в чопперы.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к