Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Лафой Лесли / Подарки От Миллиардера: " №02 Коварная Обольстительница " - читать онлайн

Сохранить .
Коварная обольстительница Лесли Лафой
        Подарки от миллиардера #2
        Миллионер Коул Престон узнает о том, что его бабушка попала в лапы ловкой мошенницы, и немедленно мчится на выручку. Ему и невдомек, что настоящая жертва хитроумного плана - он сам…
        Лесли Лафой
        Коварная обольстительница
        Пролог
        «Дорогие мои сторонники, те из вас, кто недавно пополнил ряды любознательных, имейте в виду, что Сезон тайной благотворительности уже открылся. Поскольку я самым серьезным образом отношусь к своим обязанностям вашего доверенного поставщика жизненно важной информации, должна вам напомнить: мое ухо постоянно настроено на то, чтобы услышать даже самый слабый намек на слухи и сплетни о тех, кто окажется в этом сезоне в числе счастливчиков.
        Хотя мне известно, мои дорогие, что размер лакомых кусочков абсолютно ошеломляющий, я еще не готова озвучить имена золотых несушек. А если кого-то из вас мой пример вдохновил на то, чтобы самим собирать пикантные новости… позвоните мне, мы вместе пообедаем и сравним наши сведения. Вознаграждение гарантируется».

        Сэм Бэлфор положил газетную вырезку на письменный стол.
        - Ты видел? Я предупреждал, что эта хищная штучка не оставит тебя в покое. Она еще не знает ничего конкретного. По крайней мере, надеюсь, что не знает. Иначе не стала бы призывать своих читателей добывать имена. Может быть, ты поймешь теперь, что пора прекратить эту сумасшедшую игру.
        Эдвард Бэлфор Четвертый, или, как его называл его племянник, дядя Нэд, только улыбнулся, вынимая зеленую папку из верхнего ящика стола.
        - Просмотри это, пожалуйста, прежде, чем кинешься звонить этой женщине и договариваться о дате обеда с ней.
        Вздохнув, Сэм посмотрел на папку. Зеленая - для пожертвований. Сколько еще таких папок лежит в столе дяди Нэда?
        - Ты меня не слушаешь. А ведь я только пытаюсь защитить тебя.
        - Благодарен тебе за любовь и заботу,- ответил Нэд.- Но это не значит, что я готов отказаться от проекта. Пожалуйста, проследи за тем, чтобы обычная сумма была доставлена, в течение недели.
        Сэм проводил взглядом то, как его дядя обвел кружочком «Письмо редактору», прежде чем взглянуть на название газеты и страницу.
        - Ты все расширяешь и расширяешь географию поиска кандидатов для пожертвований, правда? Я никогда не слышал об этом местечке. Оно хоть есть на карте?
        - Мне следовало бы послать тебя вместо Брюса, тогда бы ты смог сам выяснить это.
        - И оказался бы еще больше втянутым в эту твою затею? Нет уж, спасибо,- ответил Сэм.
        Дядю Нэда невозможно переубедить. По крайней мере, пока. Он закрыл папку и взял ее подмышку.
        - Я отправлю Брюса на самолете нашей компании.
        - Брюс хороший человек. Очень благоразумный.
        - Честь и хвала Брюсу.- Сэм собирался повернуться и выйти из кабинета дяди, но помедлил.- Послушай, дядя Нэд… Я не знаю, хочу ли, чтобы выбор, который пал на эту Эмили Рейне, оказался правильным. Не знаю, что будет лучше для тебя.
        - Слишком много думаешь, Сэм. Тебе бы лучше научиться чувствовать. Настоящая радость заключается в пожертвовании, а не в том, что происходит после вручения дара. Это нас уже не касается.


        Глава первая
        Не было никаких полуобнаженных нимф, разбрасывающих лепестки цветов, да и красный «порше» никак не напоминал классическую колесницу, но мужчина, выходящий из него, был настоящим греческим богом. Эмили Рейне, стоя возле агрегата для циклевки пола, наблюдала в окно за незнакомцем. Высокий, широкоплечий, узкобедрый, с темными волосами, достаточно длинными, чтобы развеваться на ветру. Изящным движением он взял с заднего сиденья свой пиджак…
        Эмили одобрительно улыбнулась и подумала, что, судя по тому, как красиво натянулись на его тренированных ногах брюки, когда мужчина наклонился, они явно сшиты на заказ.
        - Эмили!
        Часть ее сознания зафиксировала появление подруги откуда-то из недр старого здания, другая продолжала фантазировать, представляя прозрачные греческие тоги, уютные кушетки и грозди винограда.
        - Говорю тебе,- заявила Бэт,- это просто неслыханно.
        Ага, он смотрит по сторонам. Возможно, потерялся.
        - Ты такая пессимистка!
        Может быть, выйти и поинтересоваться, не показать ли ему дорогу?
        - Нет, реалистка,- возразила Бэт, размахивая бумагами.- По одной смете крыша обойдется в пятнадцать тысяч, по другой - в сто пятьдесят пять. Выбор за тобой.
        - Какому из кровельщиков больше нужна эта работа?- спросила Эмили, следя за тем, как «Мистер Адонис» перевел взгляд на ее здание… и замер.
        Ее сердце забилось в счастливом предвкушении.
        - Если честно, оба выглядят какими-то побитыми.
        Так! Он пересекает улицу. У нее достаточно времени, чтобы приосаниться.
        - Кстати, к вопросу о побитых подрядчиках,- сказала Эмили, поспешно поворачиваясь к Бэт,- не могла бы ты пойти и поговорить с электриком, пока я не присоединюсь к вам?- Она кивнула в сторону улицы.- Похоже, к нам идет посетитель.
        Бэт бросила взгляд через стеклянную дверь, высоко подняла каштановую бровь, завела за ухо прядь огненно-рыжих волос и усмехнулась.
        - Кричи, если тебе понадобится помощь,- на ходу сказала она, засмеявшись.- Как можно громче, если дело серьезное. Здание большое.
        Понадобится помощь? Ха! Эмили снова взглянула в сторону двери и начала небрежно разматывать шнур циклевочного агрегата. Раздался предупреждающий стук, затем послышались уверенные шаги. Эмили изобразила на лице, как ей казалось, безмятежную, но несколько удивленную улыбку и подняла глаза на вошедшего мужчину.
        - Добрый день,- произнес Адонис.
        О, каким раскатистым был этот низкий голос!
        - Привет!- Она сама едва расслышала свой ответ.
        Его взгляд медленно скользнул вниз. Незнакомец был явно удивлен, увидев на ней футболку из дорогого магазина «Джексон Хоул». Он опустил глаза еще ниже, к обтрепанным краям ее обрезанных джинсов и к рабочим ботинкам, и лишь потом встретился с ее собственным взглядом.
        Он улыбнулся одновременно смущенной и довольной улыбкой.
        Эмили сдержанно улыбнулась в ответ и спросила как можно спокойнее:
        - Чем могу быть вам полезна?
        Его улыбка перестала быть смущенной, глаза сверкнули.
        - Я - Коул Престон, и мне хотелось бы узнать, не видели ли вы мою бабушку сегодня утром. Она собиралась сюда прийти. Ида Бентли.
        Что ж, так даже лучше. Это не совсем незнакомец. Эмили просияла.
        - Ида просто прелесть. Совершенно потрясающая женщина.
        Он кивнул, печально улыбнувшись.
        - У нее не совсем в порядке с головой, судя по чековой книжке.
        - О, да,- дипломатично согласилась Эмили, хотя у нее все похолодело внутри.- Я заметила, что иногда Иду слегка заносит.
        - И отнюдь не слегка.
        - Мне кажется, что она очень хорошо сохранилась для женщины, которой восемьдесят с лишним лет,- бодро заступилась Эмили за свою пожилую подругу.- Ида всегда выглядит не только безупречно, но и в полном соответствии с погодой и обстоятельствами. К тому же она приятная собеседница. Ида приходит сюда каждый день с тех пор, как мы приступили к реконструкции этого здания, и у нее есть несколько прекрасных идей по поводу классов, которые заработают после того, как мы откроемся.
        - Речь идет о современных танцах?- Он холодно и явно неодобрительно сощурился.
        - Ну, конечно,- ответила Эмили.- Ваша бабушка была профессиональной танцовщицей, и, судя по альбому с газетными вырезками, который она нам показала, ее талант очень высоко ценили.
        - То было тогда, а это сейчас. Ее время закончилось.
        - Закончилось? Простите?
        - Нужно перестать поддерживать веру моей бабушки в то, что она все еще может танцевать.
        Покачав головой и мысленно простившись со своей самой вдохновенной за долгие годы мечтой, Эмили включила агрегат в розетку.
        - Мы явно расходимся в оценке возможностей вашей бабушки,- возразила девушка, пожав плечами.- Хотя совершенно понятно, что она значительно добрее, чем ее внук. И менее резкая в суждениях.
        Он заморгал и открыл рот, собираясь что-то сказать, но она не дала ему возможности произнести ни слова.
        - Я не видела Иду сегодня утром, мистер Престон. Возможно, она в кафе или в сувенирной лавке. Можете посмотреть там.
        - Даже к лучшему, что ее еще нет здесь,- сказал он, либо не заметив ее холодного тона, либо решив проигнорировать это. И то и другое не говорило в его пользу.- Это позволит мне разузнать о вашем бизнесе.
        Бизнес? Эмили не занимается никаким бизнесом. Она занимается благотворительной деятельностью, помогая людям преклонного возраста. Сельским жителям. Вернее, начнет заниматься, когда приведет это здание в порядок. Но ему ни к чему знать об этом. Показав всем своим видом, что она очень занята и ей совсем не до разговоров, Эмили снова встретилась с ним взглядом. Или попыталась, во всяком случае. Его взгляд снова скользнул к ее ботинкам и обратно…
        Эмили задумчиво посмотрела на его длинные стройные ноги, широкую грудь, на то, как черные волосы касаются белоснежного воротничка рубашки, и подняла бровь.
        Коул Престон был прекрасно сложен и, несомненно, страстен. Непростительно упустить такую невероятную возможность.
        И не только непростительно, но и преступно.
        Она осторожно откашлялась.
        - О каком бизнесе вы хотели разузнать, мистер Престон?
        - Вы не знаете, здесь ли сейчас некая Эмили Рейне?
        Некая Эмили Рейне. Ах, как невежливо, сказала бы Ида.
        - Я Эмили Рейне,- сухо представилась девушка.
        Он не только захлопал глазами, но даже слегка качнулся назад, Эмили не дала ему шанса вернуть равновесие.
        - Вы сказали, что хотели бы что-то обсудить со мной, мистер Престон. Что именно? Меня ждет электрик, который должен сообщить, в какую кругленькую сумму обойдется мое стремление привести это здание в соответствие с двадцатым столетием.
        - Возможно, вы не заметили этого,- Коул натянуто улыбнулся,- но столетие сейчас двадцать первое.
        Эмили спокойно ответила:
        - На самом деле я это заметила, мистер Престон. Но я не могу себе позволить оборудовать это здание с учетом достижений последнего времени. Конец прошлого столетия пока вполне меня устроит.
        Он взглянул на ржавые пятна на потолке.
        - А где вы планируете взять деньги на электриков?
        Ее шок, продолжавшийся какую-то долю секунды, сменился гневом. Скрестив руки на груди, Эмили холодно произнесла:
        - Хорошие манеры больше в школах не преподают.
        Он сдвинул брови, потом спросил:
        - Что, простите?
        - Я сказала, что хорошим манерам в школах больше не учат. Такие занятия организованы для девочек-подростков в нашем городке,- солгала она.- Но я уверена, что вследствие крайней необходимости вам позволят их посещать.
        Его темные глаза сверкнули.
        - Они начались всего несколько минут назад,- добавила Эмили.- Если поспешите, то пропустите не слишком много. Кстати, одна из тем этих занятий посвящена тому, что неприлично расспрашивать незнакомых людей об их личных финансовых делах.
        - А там не будет темы,- спокойно спросил Коул,- посвященной тому, что противозаконно обманывать маразматических старушек, вымогая у них последние деньги?
        Это было ничем не завуалированное обвинение, но Эмили не собиралась разражаться гневной отповедью, поскольку гнев - частичное признание своей вины. А так как девушка ни в чем не считала себя виновной, она не собиралась доставлять ему удовольствие увидеть ее защищающейся.
        - Кто и кого, по вашему мнению, обманывает, мистер Престон?
        - Я подозреваю, что вы обманываете - или, по крайней мере, пытаетесь - мою бабушку.
        Эмили про себя сосчитала до пяти, прежде чем спросить:
        - И что именно навело вас на такую мысль?
        - Моя бабушка намерена поддерживать это… это…
        Он обвел взглядом обветшалое помещение.
        - Это здание использовалось раньше как склад,- объяснила Эмили.- Я стараюсь переделать его в прекрасный Центр творчества для пожилых граждан. И к вашему сведению, я не получила ни единого цента от…
        - И смею уверить, не получите.
        На этот раз ей пришлось считать до десяти.
        - Послушайте,- строго сказала Эмили. Ее пульс лихорадочно бился.- Давайте проясним кое-что, мистер Престон. Ваша бабушка не сказала мне ни слова о том, что собирается дарить нам что-то кроме своего времени и незаурядного таланта. Если бы она предложила деньги, я бы отказалась. Это…
        Коул то ли вздохнул, то ли фыркнул.
        Если бы циклевочный агрегат не весил полторы тонны, Эмили с удовольствием запустила бы им в непрошеного гостя.
        - Это у вас такая привычка - ходить и оскорблять всех встречных?
        - Только тех, кто собирается воспользоваться слабеющим разумом моей бабушки.
        Было ясно, что переубедить этого человека невозможно.
        - Похоже, вы ужасно неснос…
        В дверь постучали, и Эмили немедленно захлопнула рот. Знакомый голос весело произнес:
        - О, я очень надеялась, что вы двое сегодня встретитесь.
        - Да, мы только что встретились, Ида,- ответила Эмили, а Коул Престон улыбнулся и чмокнул в, щеку свою элегантную изящную седовласую бабушку.
        Эмили добавила:
        - Хотя, должна сказать, не могу представить, почему вам этого так хотелось.
        Ида тихо хихикнула и похлопала Коула по руке.
        - Коул из тех, кто лает, но не кусает, дорогая, И раз я не хочу ехать в дом престарелых, то и не поеду. Он может топать ногами и скрежетать зубами сколько угодно. Это ничего не изменит.
        Дом престарелых? Интересно, сколько раз еще Коул Престон разочарует ее?
        - Вы хотите отдать бабушку в приют?!
        - Да,- ответил он, сухо кивнув.- Там ей будет лучше.
        - Да что вы?- ответила Эмили с вызовом.- И кто это утверждает? Вы?
        Ида снова хихикнула.
        - Задай ему хорошенько, Эмили. А где Бэт?- Старушка похлопала по своей модной сумке.- Я принесла ей немного масла жожоба, которое купила в прошлом году в Санта-Фе.
        И как такая милая и добрая женщина может приходиться родней такому чванливому нахалу!
        - Бэт в дальнем конце здания, разговаривает с электриком,- ответила Эмили, храбро выдерживая самоуверенный взгляд Коула Престона.
        Ида кивнула и направилась в соседнее помещение, бросив на ходу:
        - Коул, помоги Эмили, пожалуйста. Эта штуковина, которая нужна для чего-то, слишком громоздка, чтобы она управлялась с ней одна.
        Коул не сдвинулся с места. И хотя он явно не собирался ей помогать, Эмили захотела самолично удостовериться в этом.
        - Хотя бы попробуйте.
        - И пальцем не пошевелю, чтобы вам помочь,- ответил он.- Не хочу, чтобы меня обвиняли даже в легком пособничестве, когда вас вызовут в суд по делу о мошенничестве.
        - Еще бы! Тогда вам придется защищаться, что может помешать вашим попыткам упрятать бабушку в какой-нибудь дурдом.
        Его брови взметнулись.
        - Дурдом?- повторил Коул.
        Уголок его рта дрогнул, в глазах появилось изумление. С бьющимся сердцем Эмили опустила глаза.
        - Вы единственный внук?- резко спросила она.
        Его изумление мгновенно пропало.
        - Я единственный из здравствующих родственников Иды,- ответил он, и тон его снова стал холодным, но на этот раз несколько настороженным.- Мой долг заботиться о ней и следить за тем, чтобы она не сделала чего-то опасного для своего здоровья или неразумного с финансовой точки зрения.
        - Под неразумным с финансовой точки зрения вы имеете в виду выписывание чеков для сомнительных благотворительных фондов, вроде…- Эмили помолчала и обвела взглядом помещение,- например, скажем, Центра творчества для пожилых граждан.
        - Вы - лишь одна из многих, ждущих внушительных пожертвований от нее.
        - Я могу, разумеется, понять вашу озабоченность,- сказала Эмили.- Пожертвования Иды, видимо, уменьшают ваше наследство.
        - Мне не нужны ее деньги,- возразил он оскорблено.- Я весьма состоятельный человек.
        - Это по вашим словам,- в свою очередь решила уколоть его Эмили.- Хотя «порше» вы могли взять напрокат, а фирменный костюм и модные итальянские туфли приобрести в одном из окраинных универмагов «Гудвилл». Внешний вид бывает обманчив.
        - В моем случае, могу вас заверить, внешний вид соответствует реальности.
        Как будто ей не все равно!
        - А вас не очень будет шокировать, если вы узнаете, что, возможно, вы не единственный весьма состоятельный человек в этом здании?
        Коул засмеялся, скорее высокомерно, чем удивленно.
        - Прекрасно, мисс Рейне. Очко не в вашу пользу за попытку обмана. Помимо того, что это была плохо исполненная попытка, я ведь проводил расследование…
        - Расследование?
        Ну и подонок!
        - Сразу же, как только моя бабушка упомянула об этом…
        Он снова обвел помещение глазами.
        - Центре. Творчества,- медленно и сухо процедила Эмили.- Всего два слова, мистер Престон. Постарайтесь запомнить их.
        - Я попросил своего помощника навести о вас справки.
        - О? И какие же пикантные детали выискала ваша ищейка?
        - Вы сравнительно хорошо известны в Обществе охраны памятников старины как специалист по восстановлению витражей.
        Эмили решила не говорить о том, что слово «сравнительно» никак не вяжется с ее прекрасной профессиональной репутацией. Он, вероятно, никогда не слышал о Смитсоиовском институте. То внушительное обстоятельство, что ее имя значится в списке тех, с кем постоянно сотрудничает столь почтенная организация, совершенно ни о чем бы ему не сказало.
        - И естественно,- произнесла Эмили с натянутой улыбкой,- узнав, что я человек, профессионализм которого столь высоко ценят, вы немедленно заподозрили меня в том, что я мошенница, обирающая ничего не подозревающих старушек. Теперь понятно, как вы пришли к такому заключению. Очень логично!
        Он пожал плечами.
        - Вы живете достаточно скромно для творческой личности.
        - Творческая личность. Господи, неужели вы это поняли? А свою бабушку вы считаете творческой личностью?
        На секунду Коул поджал губы.
        - Однако анализ вашей кредитоспособности показывает,- продолжал он,- что вы зарабатываете своими витражами не настолько много, чтобы получить банковский кредит на покупку такого здания, как это. По крайней мере кредит какого-то солидного банка.
        Слышать это было оскорбительно, но Эмили не собиралась сдаваться.
        - Разве информация о персональном кредитовании не считается конфиденциальной?
        - Она конфиденциальна, но не для тех лиц, которые в силу служебного положения в банковской отрасли имеют доступ к такой информации,- небрежно ответил он.- Мои источники говорят, что вы заплатили за это здание наличными. Где вы взяли такую сумму, мисс Рейне?
        Служебное положение? Источники? Эмили снова взглянула на него. Точеный нос, красивые брови, квадратный мужественный подбородок. А его рот… Губы были полными и мягкими в те редкие моменты, когда он не хмурился. Да, он, безусловно, красив. Жаль только, что слишком колкий. Но все это не имело сейчас значения. Необходимо выстроить линию приемлемого поведения и придерживаться ее.
        - Простите мою непонятливость, мистер Престон, но ни внук Иды или самого Господа Бога, ни чье-то служебное положение в какой-то отрасли… все это меня совершенно не интересует. Мое финансовое положение вас не касается.
        - И все же - где?
        - Вы уже отправили свою ищейку по следу,- с вызовом сказала она, пытаясь прикинуть, во что ей обойдется судебный процесс.- Сообщите мне, что она нароет. Думаю, это будет потрясающе интересно.
        - Абсолютно уверен в этом. Наверняка в списке доброхотов помимо Иды найдется еще много других имен.
        Она была бы рада любому имени, хотя и не собиралась говорить об этом Коулу Престону. Эмили называла своего анонимного благодетеля «Таинственный Санта» и очень хотела бы узнать его имя и адрес, по которому могла бы отправить благодарственное письмо. Без Санты и чека на пятьдесят тысяч этот Центр оставался бы не более чем мечтой.
        - Как я уже сказала,- заявила Эмили, берясь за рукоятку циклевочного агрегата,- действуйте. А теперь, извините, мне надо работать.- Она улыбнулась и добавила: - Первое правило всякого успешного предприятия - все должно выглядеть так, как будто вы не нуждаетесь ни в чьих деньгах. Я поняла, что отполированные дубовые полы помогут убедить миссис Флорес отдать мне деньги, которые она собиралась потратить на игру в бинго. А если я смогу убедить двух-трех других старушек сделать то же самое… Лас Вегас, держись!
        - Сарказм…
        Эмили включила кнопку на рукоятке, и агрегат шумно заработал. Следующие слова Коула потонули в реве бешено крутящихся ножей, которые начали вгрызаться в пол с такой силой, которую не смогла предвидеть Эмили. Агрегат вышел из-под контроля.
        В то время как Эмили, вцепившись в рукоятку, отчаянно пыталась справиться с озверевшим подпрыгивающим монстром, Коул Престон проявил чудеса самосохранения и отскочил в сторону.
        Агрегат медленно поворачивался влево вместе со сражающейся с ним Эмили, когда Коул приблизился к нему и нажал на красную кнопку. Мотор тут же заглох.
        - Вы опасны,- объявил он, когда рев ножей стих.
        С побелевшими костяшками пальцев и пылающими от волнения и страха щеками Эмили парировала:
        - Это лучше, чем быть жалкой пародией на внука.
        Коул свирепо посмотрел на нее. Эмили ответила таким же взглядом и добавила:
        - Не будете ли вы так добры унести вашу жалкую задницу из моего… Центра… творчества.
        Коул резко повернулся и, не произнеся больше ни слова, вышел из здания. Эмили смотрела ему вслед, презирая себя за то, что не смогла не почувствовать приятный аромат его лосьона для бритья. Она вздохнула и покачала головой.
        По крайней мере, успокоила себя Эмили, отправившись на поиски Иды, Бэт и электрика, я сумела красиво выставить его. Особенно вдохновенны были слова «жалкая задница», что нисколько не соответствовало истине, конечно, но…
        Девушка улыбнулась, представив его нервно разглядывающим свой зад в первом попавшемся зеркале. Да, это был слабый и, возможно, недолговечный триумф, но она его испытала. У нее возникло легкое подозрение, что в состязании с Коулом Престоном даже самая незначительная победа оказывается важной.


        Глава вторая
        Коул Престон шел по тротуару рядом со своей бабушкой. На душе было скверно. Ужасные дни! Он был выбит из колеи вчера днем, когда его бабушка сообщила ему о своем намерении передать часть своих ценных бумаг новой подруге, которая занимается благородным благотворительным делом.
        Звонок не на шутку взволновал Коула. Спустя два часа Уэнди гневно обрушилась на него за то, что он в очередной раз отменил их поход на симфонический концерт. Коул же, пребывая в полной растерянности, отправился по велению долга разбираться с делами бабушки.
        С трудом преодолев забитые в час пик улицы Канзас-Сити, а потом восемьдесят миль узкой дороги, он прибыл, чтобы обнаружить свою бабушку с теплой повязкой на пояснице. Она глотала одну за другой пилюли, словно это были конфеты, и бурно изливала свои восторги по поводу «замечательной Эмили Рейне» и грядущей возможности снова танцевать.
        Замечательной Эмили Рейне? Да, он допускает, что Эмили восхитительна. Бесконечно длинные ноги, роскошные формы, и он еще никогда не видел, чтобы футболка так соблазнительно натягивалась на груди. К этому можно добавить улыбку, озаряющую комнату, кудрявые светлые волосы, точеный маленький носик и невероятные зеленые глаза. Без сомнения, новая подруга его бабушки просто сногсшибательна.
        Но назвать ее замечательным человеком нельзя при всем желании. Он уже подъезжал к городу, когда позвонил Джейсон с информацией, почерпнутой в Интернете. Художница, которая до прошлого года не жила нигде дольше нескольких месяцев. Женщина, которая неожиданно объявилась в маленьком захудалом городке с кучей денег, чтобы приобрести там развалившееся здание, и заявила о своем намерении сделать жизнь пожилых людей лучше. Естественно, это было подозрительно.
        Во всяком случае, так считали Джейсон и Коул. Бабушка же была убеждена в том, что ее драгоценная Эмили была не чем иным, как ангелом, ниспосланным Богом. Как кого-то с таким необузданным нравом и острым язычком можно считать ангелом, было выше его понимания. Ангелом из преисподней, возможно.
        Но поскольку бабушка не видела Эмили такой, какой ее видел Коул, он находился в чертовски трудном положении. Его первоначальному плану приехать в городок, без лишних разговоров подготовить бабушку к переезду в более благоприятные условия и поскорей уехать, очевидно, не суждено было осуществиться.
        А эта первая встреча с Эмили Рейне… Ему еще не доводилось так ужасно общаться с женщиной. Он шагал из угла в угол гостиной бабушкиного дома, отчаянно пытаясь выработать приемлемый план, когда бабушка вернулась и отчитала его за то, как он обошелся с ее Маленькой Мисс Совершенство. В заключение она заявила, что ему следовало быть любезным с Эмили, даже если бы это было неискренне.
        И вдруг его осенило. Пусть бабушка посчитает его мальчиком-паинькой, но он скажет, что готов извиниться перед Эмили Рейне. Важен конечный результат. А возможности Эмили Рейне причинять вред, наносить урон и совершать преступные мошеннические действия значительно уменьшатся, если он сможет обуздать ее. Соблюдая исключительную вежливость, конечно…
        - О, замечательно, Альма приехала!- радостно воскликнула бабушка.
        Коул рассеянно кивнул, бросив взгляд на людей, собиравшихся на лужайке перед аугсбургской библиотекой.
        - И Эмили тоже,- сказал он, не оставив без внимания длинную джинсовую юбку девушки и расстегнутые верхние пуговицы пестрой кофточки, что позволяло любоваться ложбинкой на ее груди.
        - Не забудь о своем обещании, Коул,- напомнила бабушка, помахав какой-то седовласой даме.
        - Не забуду. Больше того,- добавил он,- первое, что я собираюсь сделать,- это извиниться. Ты меня простишь, если я отойду?
        Ида просияла.
        - Конечно, дорогой. И спасибо тебе.
        Коул улыбнулся, чмокнул старушку в щеку и направился по лужайке к своей высокой кудрявой жертве.
        В какой именно момент Эмили его заметила, Коул не мог бы сказать, но девушка увидела, как он приближается к ней, поджала губы, а потом сделала глоток из своего красного пластмассового стаканчика. Она не сводила с него глаз. Когда он остановился перед ней, она подняла красиво изогнутую бровь и любезно спросила:
        - Вы приехали сюда затем, чтобы убедиться, что я не сбежала, прихватив библиотечные деньги?
        Надо отдать должное, она весьма находчива.
        Но все успешные мошенники, как известно, очень сообразительны. Коул откашлялся.
        - Я приехал сюда, чтобы извиниться за то, как вел себя сегодня утром, и узнать, не могли бы мы начать наши отношения с чистого листа.
        Ее бровь взметнулась еще выше, уголок рта дрогнул.
        - Ида вам всыпала, да?
        - Я и сам пришел к выводу, что свалял дурака.- Это было не совсем правдой, но сказать так стоило.- Бабушка лишь подкрепила мои мысли на этот счет.
        Эмили сделала еще один глоток, потом внимательно и серьезно посмотрела на него.
        - Для вашего сведения, я ничего не говорила Иде о нашем… обмене любезностями.
        - Бабушка всячески дала мне это понять,- успокоил девушку Коул.- Но очевидно, она не успела далеко отойти, когда мы продолжили разговор, прерванный ее приходом, и остановилась… подслушать.
        - Просто чтобы вы знали: я не какая-то низкая доносчица.
        - В любом случае Ида права,- продолжал Коул.- Я был груб и в самом деле прошу прощения.- Он протянул ей руку.- Мир?
        - Извинение принято.
        Девушка пожала его руку. Теплый ток пронзил его до самого плеча, а потом потек по всем клеточкам тела. Сколько времени прошло с тех пор, как…
        - Может, нам перекусить?
        Возвращенный к реальности, Коул выпустил ее руку и попытался сделать вид, что физический контакт не произвел на него никакого впечатления.
        Эмили улыбнулась и теперь уже без всяких сомнений подняла бровь. Стало очевидно, что она прекрасно все поняла. В ее глазах сверкнуло изумление.
        - Я слышала,- вкрадчиво произнесла она,- что Альма Роджерс готовит лучших жареных цыплят в этом округе.
        Коул обдумал ее слова. Дважды. Нет, ему ничего не пригрезилось. Ее тон не вызывал сомнений, а намерение было ясным. Он улыбнулся. Интересно, не будет ли он до конца своей жизни слова «жареный цыпленок» воспринимать как приглашение?
        - Так пойдемте и проверим сами,- сказал он, посторонившись и пропуская ее вперед, к столам, накрытым под гигантскими старыми дубами.
        Идя за ней, он положил ладонь на ее спину и, наслаждаясь ощущением разлившегося тепла, добавил:
        - Последние пятнадцать лет я ничего не ел, кроме той еды, которую получал в окошечке какого-нибудь придорожного ресторана или которую приносил официант.
        Она взглянула на него через плечо.
        - Как я понимаю, вы не слишком часто возвращались домой.
        - Я никогда не жил в Аугсбурге,- пояснил он и быстро добавил: - Да и бабушка перебралась сюда только лет пять назад, когда ее танцевальный коллектив наконец заставил ее выйти на пенсию.
        Эмили протянула Коулу бумажную тарелку и завернутые в салфетку пластиковые столовые приборы. Ему пришлось убрать руку с ее спины. Теплое покалывание, которое он ощущал, исчезло.
        - Правда? А если послушать Иду,- сказала девушка весело, беря себе хрустящую куриную ножку,- складывается впечатление, что Аугсбург для нее - дорогое сердцу родовое гнездо.
        Что касалось самого Коула, Аугсбург для него был не чем иным, как местом, которое долг перед семьей заставлял его посещать хотя бы раз в году. Но сказать так сейчас было бы стратегически неверно, раз он старался быть образцом вежливости. Вслед за Эмили он положил на свою тарелку куриную грудку и произнес:
        - Сестра бабушки, моя двоюродная бабушка Имоджин, вышла замуж за здешнего жителя. Поскольку он не собирался переезжать к ней, Имоджин прожила здесь всю свою замужнюю жизнь. То есть довольно долго. Детей у них не было, и потому Имоджин завещала дом бабушке. Лично я,- продолжал он,- советовал бабушке продать этот дом или сдать его в аренду, чтобы получать доход, но она осталась глуха к моим словам. Вместо этого Ида продала свою нью-йоркскую квартиру и переехала сюда. Она говорит, что ей нравится, когда город можно видеть из конца в конец. А зачем ей это, я понятия не имею.
        - А я знаю,- заявила его спутница, положив себе порцию картофельного салата.- Чем старше становятся люди, тем больше раздражают их большие города. Уменьшая свой мир, они делают жизнь, более предсказуемой и менее напряженной.
        - Вы в каком-то смысле являетесь экспертом по пожилым людям?- спросил он.
        Послеполуденное солнце мягко сверкнуло в ее светлых кудрях, когда она покачала головой.
        - Не совсем,- призналась Эмили.- Все мои познания о пожилых людях основаны только на личном опыте. Моя бабушка переехала к нам, когда я была подростком. Ей стало тяжело водить машину в большом городе. Это слишком трудно для многих стариков.
        - О да. Это слишком трудно и для меня. Не делает ли это меня стариком?
        Девушка взглянула на него.
        - Не сказала бы.- Она мягко засмеялась.- А где вы живете?
        - В Канзас-Сити,- ответил Коул, решив поскорей закончить этот разговор.
        Выяснить ее скрытые мотивы можно и позже. Ведь его основной план состоял в том, чтобы тесно общаться с ней. По-настоящему тесно было бы еще лучше…
        - В городе Блю-Ридж, точнее,- продолжал он.- В двухкомнатной квартире с не особенно привлекательным видом.
        - Воплощенная мечта.
        Ясное дело, что только не для нее. Он пожал плечами.
        - Так, скромное вложение в недвижимость. Я нахожусь там не слишком много, так что стоимость перепродажи - единственное, что для меня имеет значение.
        - Ида упоминала о том, что вы много разъезжаете. Занимаетесь сбытом товаров?
        - Я предприни…
        Неожиданный порыв холодного ветра едва не вырвал тарелку с едой из его руки. Он успел подхватить ее и удивленно заморгал при виде того, как над библиотечным двором закружились в вихре бумажные салфетки, тарелки и стаканчики.
        - Что за черт?
        - Сухой ветер налетает здесь на четыре часа раньше.- Его спутница засмеялась. Она накрыла рукой шоколадное печенье, лежащее на ее тарелке.- Одно хорошо: он ненадолго.
        Женщины бросились к столам, мужчины складывали стулья.
        - Раньше чего? И что ненадолго?
        Она повернула к нему голову с растрепавшимися на ветру светлыми кудрями и с удивлением взглянула на него.
        - Ливень. Сухой ветер обычно предвещает ливень.
        - Но…- Коул схватился за свою тарелку теперь уже двумя руками, а потом взглянул вверх.- Но на небе ни облачка.
        - Посмотрите в ту сторону, откуда подул ветер.
        С запада надвигалась черно-зеленая вспыхивающая масса.
        - Судя по всему, пикник закончился.
        - Не только хорош собой, но и наблюдателен.
        Коул усмехнулся. Хорош собой? Он не понял, почему такая ее оценка тронула его. Можно подумать, будто он не слышал комплиментов всю свою жизнь. Но тем не менее…
        Эмили наклонилась над столом, чтобы накрыть крышкой пластиковый контейнер с картофельным салатом.
        - Советую вам поскорей наполнить свою тарелку, пока все не убрали,- сказала девушка.
        Не успела она это произнести, как какая-то шустрая старушка схватила со стола морковный салат. Капустный салат через полсекунды так же быстро ухватила и унесла другая такая же шустрая и решительная старушка. В долю секунды исчезло и блюдо с печеньем. Какая-то седовласая дама захлопнула крышку большой жаровни, наполненной цыплятами, и отошла в сторонку, чтобы не мешать своему мужу снять тяжелую емкость со стола и отнести к машине, припаркованной у обочины. Для пожилого человека ее муж преодолел это расстояние довольно стремительно.
        - Кажется, еды больше не осталось,- хмыкнула Эмили, выпрямляясь и пытаясь убрать волосы с глаз.
        - Господи, как будто кто-то крикнул: «Облава!»
        Эмили откинула голову и захохотала. Приятное тепло, которое Коул тут же почувствовал в своей груди, никуда не ушло, когда она отсмеялась.
        - Вам, наверное, лучше бы отвезти Иду домой, пока дождь не добрался сюда,- сказала девушка, встряхивая скатерть.
        Бабушка! Какой же он негодный внук! Коул быстро обвел глазами библиотечный двор, почти уверенный в том, что старушка, охваченная паникой, шлепает по траве.
        - Она на верхней площадке крыльца, убирает стулья,- с облегчением проговорил он и, выбросив свою тарелку в мусорную корзину, спросил:
        - Вам нужна моя помощь?
        - Все уже в порядке, спасибо.- Эмили ела-жила скатерть и сдернула другую со следующего стола.- Впрочем, когда отвезете Иду домой, можете вернуться и помочь нам занести столы и стулья обратно на библиотечный склад.
        - Хорошо. Я скоро вернусь.
        - Буду на месте.- Девушка снова засмеялась, на этот раз более мягко, но его грудь наполнилась теплом нисколько не меньше.- Где-то здесь.
        Коул кивнул, с трудом отвел взгляд от ее приподнятой ветром юбки и двинулся прочь. Он уже отошел на полдюжины шагов, когда она окликнула его:
        - Коул!
        Он обернулся и увидел, как она вынимает руку из кармана джинсовой юбки.
        - Забыли, что пришли из дома пешком?- Прежде чем он успел что-то сказать, девушка бросила ему связку ключей.- Зеленый «рейндж-ровер» с северной стороны библиотеки. И не вздумайте испортить мое радио!
        Усмехнувшись, он отдал честь в знак подчинения ее команде и пошел через лужайку.
        - Бабушка!- позвал он, подойдя к крыльцу библиотеки. Он повертел ключами.- Как насчет того, чтобы тебя отвезли домой, пока не разразился шторм?
        Ида улыбнулась и посмотрела в сторону своего дома, где на расстоянии шести кварталов отсюда стоял на дорожке красный «порше» Коула. Снова взглянув на внука, она весело сказала:
        - Надеюсь, ты не украл чью-то машину?
        - Эмили одолжила нам свою.
        - Как я понимаю, твое извинение было принято?
        - Она очень мило отнеслась к нему.
        - Она вообще очень милая молодая дама,- сказала бабушка и помахала своим друзьям рукой.
        Коул взял ее под руку, и они направились к «рейнджроверу». Милая… Да, он должен был признать, что Эмили умела себя вести в обществе. Вопрос лишь в том, насколько это искренне и не является ли частью виртуозного мошенничества. К тому же одинокие старушки обычно не склонны отдавать свои социальные пособия и накопленные сбережения людям грубым и неприятным.
        Конечно, если бы ему пришло ей заключать пари по этому вопросу… Ведь он обычно хорошо разбирался в людях, да… он бы поставил небольшую сумму, максимум в пару тысяч, за то, что Эмили Рейне - до мозга костей милый, искренний человек.
        Время покажет, должен ли он повысить ставку. Хотя в одном Коул абсолютно уверен на данный момент: он бы поставил все десять тысяч за то, что она самая интересная женщина из всех, каких он последнее время встречал. И если быть честным, добавил бы еще двадцать за то, что она постепенно окажется причиной одного из лучших краткосрочных романтических решений, какое он принимал в своей жизни.
        Коул позвенел ключами и улыбнулся. Было очень любезно со стороны погоды так подыграть ему. Интимный ужин на двоих будет куда более многообещающим, чем пикник для полсотни людей. И он собирался использовать неожиданно появившуюся возможность на всю катушку.
        Эмили остановилась на верхней площадке библиотечного крыльца, дожидаясь, пока Коул закроет дверь и присоединится к ней.
        Воспользоваться шансом или проявить осторожность? Рискнуть или нет? Сегодня, во всяком случае…
        - Заперли дверь?- спросила девушка, наблюдая за мерцающей серебряной стеной, надвигающейся с северо-запада.
        - Да.
        - У нас около двух минут до того, как мы вымокнем,- сказала она ему.- Хотите, я подвезу вас к Иде за вашим «порше»? Или, может быть, поедем ко мне домой? Я могу приготовить еду на скорую руку. Ничего изысканного. Конечно, не такую вкуснятину, как то, что мы здесь выбросили, но тоже ничего.
        - Тарелка куриной лапши в обществе моей бабушки или любая еда с роскошной блондинкой! Разве можно сравнивать!
        - Ну, тогда поехали.
        Эмили сбежала по ступенькам и направилась к своей машине. Она надеялась на то, что все в городке прилипли сейчас к своим телевизорам, а не к окнам. Хотя не все ли равно?- с улыбкой призналась девушка себе, садясь за руль и вставляя ключ в замок зажигания.
        Коул опустился на пассажирское сиденье и захлопнул дверцу. Из динамиков полились звуки музыки в стиле рэп.
        Поморщившись, Эмили нажала на кнопку.
        - Вы поменяли мой канал.
        Он усмехнулся.
        - Я бы не стал, если бы вы сами не упомянули о радио.
        Хмыкнув, Эмили выехала с парковки. Через несколько минут они вошли в помещение бывшего склада и остановились у лифта.
        Эмили нажала кнопку вызова, и двери лифта раздвинулись. Коул спросил с опаской:
        - Сколько же лет этому лифту?
        - Думаю, сам изобретатель мистер Отис установил его,- ответила девушка.- Но лифт проверили и привели в порядок в прошлом году. Он благополучно доставит нас на второй этаж. Прошу!
        - Боюсь, как бы он не опустил нас неожиданно в подвал…
        - Жизнь должна быть полна приключений.
        Она нажала на кнопку.
        - Небольшой риск делает ее только интересней.
        - Это точно.
        Коул затаил дыхание, пока двери лифта не раздвинулись снова. Или ей это только показалось? Но сомнений в его реакции, когда она открыла дверь в свою квартиру, у нее не было.


        Глава третья
        - Не слишком роскошное жилье, я понимаю,- произнесла она, вешая ключи от машины на гвоздик, вбитый возле дверного косяка.- Я уже давно переезжаю с места на место налегке.
        - У вас есть все необходимое,- сказал он, направившись в гостиную и посмотрев по пути на софу, приставной и кофейный столики.
        Она заметила оценивающий взгляд, который он бросил на широкую кровать с одинокой ночной тумбочкой, когда заглянул в открытую дверь спальни.
        - Все остальное, чем люди обычно захламляют свои дома, в основном только мешает.
        - Спасибо, но вы напрасно стараетесь быть вежливым.- Она направилась в кухню и весело сказала: - Садитесь, а я быстренько что-нибудь приготовлю. Вы пьете вино?
        - При любой возможности.
        - Что предпочитаете?- спросила девушка, снимая бутылки с полок.- У меня тут «Цин» и «Мерло». Есть фрукты, сыр и замечательное сухое печенье.
        - Я не слишком большой гурман,- успокоил ее он, усаживаясь в углу большой коричневой кожаной софы.- На ваше усмотрение.
        Решив, что нальет и то и другое, Эмили поставила обе бутылки и пару дешевых винных бокалов на поднос и положила рядом штопор.
        - Отличные окна.
        - Это единственная отрада тут.
        Улыбнувшись, она взглянула на четыре огромных окна на фасадной стене гостиной. Их вид всегда вселял в нее надежду, всегда напоминал, что все остальное - потолок в пятнах протечки, давно выцветшие обои на стенах и ревущие и стонущие водопроводные трубы - можно будет отремонтировать и привести в соответствие с окнами.
        Эмили покачала головой и вернулась к интересовавшей ее теме.
        - Когда налетела буря, я как раз спрашивала вас о том, чем вы занимаетесь,- сказала она и открыла холодильник.- Вы так и не успели ответить мне.
        - Я венчурный капиталист.
        - А что это значит?- спросила она в тот момент, когда за окном ярко сверкнула молния и где-то близко прогремел гром.
        - Я инвестирую средства в начинающийся или расширяющийся бизнес,- ответил Коул, перекрикивая шум грозы.- Провожу исследование, анализирую цифры, и если все хорошо, мы заключаем контракт. Потом я отхожу в сторону и предоставляю клиентам полную свободу. По истечении установленного времени они возвращают мне деньги с процентами.
        - И вам приходится много ездить для этого?
        - Конечно. Я никогда не вкладываю деньги без того, чтобы не встретиться с заемщиками персонально и не увидеть всю операцию собственными глазами. Я летаю гораздо чаще, чем обычный пилот.
        - О,- произнесла она,- так вы, значит, знаете всех пилотов по именам?
        - Моего пилота зовут Боб. Моего второго пилота - Рэнди, а мою стюардессу - Колетта.
        - У вас личный самолет?
        - Разумеется.
        Богатый человек. Неприлично богатый. Ему, наверное, никогда не доводилось бывать в такой убогой квартире. А она подает ему немного перезревший виноград с сыром «чеддер» и коробкой крекеров, на которой красуются эльфы. И вино по пять долларов за бутылку, чтобы все это запить!
        - Судя по всему, ваши предприниматели возвращают вам солидные суммы,- заметила она, внося поднос в гостиную.
        - Мои дела идут достаточно успешно,- ответил Крул, следя за тем, как она ставит эту жалкую пародию на ужин на кофейный столик.
        Взяв с подноса бутылку «Мерло» и штопор, он добавил:
        - Не думаю, чтобы мой отец был разочарован тем, что я сделал со своим наследством.
        - Как давно его не стало?- спросила девушка, садясь рядом с гостем.
        - Семь лет назад. Он был хирургом. Делал операции на сердце, а по злой иронии судьбы сам умер от сердечного приступа.
        - А как ваша мама?- спросила Эмили, с интересом подумав о том, сколько бутылок вина должен открыть человек, чтобы делать это с такой легкостью, как Коул.
        - Мои родители развелись, когда я учился в школе. Мамы не стало, когда я был второкурсником в колледже. Десять лет назад, весной.
        - Мне очень жаль…
        Он пожал плечами, разлил вино и, протянув ей бокал сказал:
        - Я никогда не мог постичь, зачем женщина, не умеющая плавать, решила отправиться в путешествие на плотах.
        - Может быть, она пыталась преодолеть боязнь воды.
        - Кто знает. Она почти ничего не обсуждала со мной, помимо темы о тратах на содержание ребенка.
        Коул налил себе вина, поставил бутылку на поднос и откинулся на спинку дивана.
        - А ваши родители? Они живы?
        - Живы и здоровы и прекрасно живут. Мама преподает искусствоведение в университете, а папа - общественные науки в средней школе.
        Коул кивнул и потянулся за печеньем, чтобы положить на него сыр.
        - А почему вы не пошли по стопам родителей и не стали педагогом?
        - Нельзя сказать, что я не пыталась,- ответила Эмили.- У меня диплом искусствоведа, а это сейчас не особенно востребовано в школах.- Она пожала плечами и сделала глоток.- Так что я решила принять участие в реставрационных спецпроектах.
        - И что за спецпроекты?
        - Самые разнообразные. По всей стране. Самый известный из них - восстановление исторического центра Уильямсберга в штате Виргиния.
        - Интересно.
        - Естественно,- хмыкнула она.- Я принимала участие в работах над витражами Национального Кафедрального собора в Вашингтоне, а потом в реконструкции железнодорожного вокзала в Сиэтле. Не могу перечислить все места, в которых работала с тех пор.
        - Ведете кочевую жизнь?
        Хорошо еще, что не сказал: бродячую!
        - Да,- согласилась девушка.- Практически живу на чемоданах несколько последних лет, благодаря чему знаю Америку лучше, чем большинство американцев. Могу дать консультацию по поводу любого ресторана в любом городе.
        Он усмехнулся.
        - Хорошо. Скажем, Сан-Франциско.
        - Лучше всего обедать возле пристани. Там дешевле, а еда вкуснее. Тушеные моллюски просто объедение. В жизни не ела ничего более вкусного.
        - А как их крабовые лепешки?
        - Ну, если захотите отведать крабовых лепешек, вам надо ехать в Аннаполис в Мэриленде. Не помню, как называется ресторанчик, но вы его не пропустите. Двухэтажное деревянное здание у воды. Желтое с коричневым. Там самые лучшие в мире крабовые лепешки. Крабов в них больше, чем теста. А насладившись едой, вы можете отправиться на экскурсию в Военно-морскую академию. Там у них в подвале часовни есть полотно Джона Пола Джонса.
        - Кого?
        - Джона Пола Джонса,- повторила Эмили и, увидев его поднятые брови, добавила: - Знаменитая картина с изображением сражения.
        - Я специализировался в основном по финансам и немного по экономике.
        - И в области культуры совершенно безнадежны…
        Смех Коула показал, что это его не особенно трогает.
        - Знаете, если у человека нет художественного дара, он всегда может найти работу в туристическом агентстве или стать гидом.
        - Мне кажется, что человек должен всегда быть готов к выбору.
        - Вы занимаетесь витражами и здесь?
        - Один из проектов в данное время у меня лежит на столе. Его принесли два дня назад. И это все. Других проектов пока нет. Но я и без того буду очень занята следующие две недели. Торжественное открытие Центра запланировано на пятнадцатое июня, а до тех пор мне - предстоит уйма работы.
        Коул поднял бровь.
        - Скажите-ка мне, какими судьбами девушка из Нью-Мексико, исколесившая всю страну, оказалась в Канзасе?
        - Я приехала сюда в прошлом году, чтобы реставрировать витражи в церкви в Уичито, а по уикендам путешествовала. Одно из таких путешествий пришлось на День независимости четвертого июля. В Аугсбурге самые лучшие фейерверки, которые я когда-либо видела. Если бы вы смогли задержаться здесь до этого дня, гарантирую, вы бы не пожалели.
        - Посмотрим. Пока у меня нет ничего срочного, но зарекаться нельзя. Так чем же вызвано ваше решение жить здесь между ежегодными пиротехническими роскошествами?
        - Недвижимость здесь невероятно выгодное приобретение и…
        - Потому что она никому не требуется,- перебил он со смешком.- Если бы не туристы, приезжающие на уикенды, этот городок прекратил бы свое существование.
        - Он и будет развиваться в этом направлении,- доверительно сообщила она.- Через двадцать лет я смогу продать свою квартиру с огромной выгодой.
        - Ждать двадцать лет, чтобы вернуть свои инвестиции? Слишком долго.
        Эмили пожала плечами.
        - Деньги - это не все. Тут есть еще и соображения удобства. Поскольку Канзас находится в центре страны, отсюда ведут самые короткие пути в любом направлении. Чем меньше времени я буду тратить в аэропортах и на пересадках, тем лучше. Не считая того, что…- Эмили сделала глоток вина.- Большие города очень привлекательны. Там можно многое увидеть и сделать, но… Знаете, я могу посещать большие города в любое время, но мне нравится жить там, где меня называют по имени, когда я прихожу в бакалейную лавку.
        Фыркнув, Коул возразил:
        - Но в маленьких городках процветают сплетни.
        - Это не проблема, если не делать ничего предосудительного. Или если человеку попросту наплевать на пересуды.
        - В этом есть логика. Хотя предпочитаю, чтобы меня не узнавали, когда я иду за покупками.
        - Почему?
        - Так проще.
        Эмили хмыкнула.
        - Я никогда не думала о том, что здороваться с людьми может быть трудным делом.
        - Каждому свое. Я покупаю пакетик молока, плачу за него, выхожу из магазина, прихожу домой и выпиваю его.
        - В полном одиночестве,- поддразнила она сочувственным тоном.
        - Я так не говорил,- протянул Коул.- Это ваше предположение.
        Она наклонилась к нему и сказала строгим прокурорским тоном:
        - Если бы вы возвращались не в пустую квартиру, вы, возможно, покупали бы молоко не один. А если бы вы жили с кем-то, то купили бы не пакетик молока, а целый галлон.
        - Не подумайте, что я монах.
        - А я и не думаю.
        И никто бы не подумал. Особенно - вдохнув совершенно неподражаемый запах его одеколона. Коул внимательно посмотрел на нее. Его глаза сверкнули, на губах заиграла улыбка.
        - А вы покупаете молоко галлонами или пакетиками?
        Эмили засмеялась и призналась:
        - Я покупаю его пинтами.
        - А вы не монашка?
        - Нет, если в монастыре правил не изменили,- ответила она сквозь смех и, сделав глоток вина, добавила: - Я никогда не была особенной любительницей молока, и мне больше чем достаточно того, что я плесну раза два в неделю на кукурузные хлопья.
        - Стало быть, ощутимого мужского присутствия тоже не наблюдается?
        Вопрос интересный. Есть у нее бой-френд или нет, это совершенно не относится к расследованию о вымогательстве. Не переступили ли они некую черту?
        - Ну, мой отец - это очень ощутимое мужское присутствие для меня, а что касается бой-френда, то его нет,- сказала девушка.- И уже не помню, сколько времени. А в вашей жизни есть какое-то ощутимое женское присутствие?
        Коул надолго поджал губы, а потом ответил:
        - Я бы описал его как, к сожалению, весьма прозаичное.
        - Боже, какой романтик!
        И гораздо более откровенный, чем она ожидала.
        - Романтика никогда не была никому нужна.
        - Вас звали в школе Счастливчиком?
        - Нет. Меня звали…
        Он расправил плечи и взглянул на нее из-под ресниц. Потом понизил голос до шепота и сказал:
        - Жеребцом.
        Эмили ничего не могла с собой поделать - она так расхохоталась, что едва не пролила свое вино.
        - Так почему…- Коул откашлялся и начал снова: - Так почему вы решили купить это здание и превратить его в Центр творчества?
        - Это довольно долгая и сложная история.
        Он потянулся за бутылкой.
        - Так получилось, что сегодня я никуда не спешу. Вам еще?
        Девушка протянула свой бокал и, прежде чем ответить, подождала, пока он до краев наполнит его.
        - В Вибевилле есть одна церковь, которая…
        - В Вибевилле?- с широкой улыбкой переспросил он, замерев с бутылкой в руке.
        - Это уютный маленький городок милях в сорока к северу отсюда, который превратился в наши дни в настоящее поселение пенсионеров. Вибевилльская церковь значится в списке национальных исторических памятников. Там великолепнейшие витражи.- Эмили покачала головой.- Они осыпаются кусками. Это просто ужасно.
        Он вылил остатки вина в свой бокал и откинулся на спинку софы.
        - И вас пригласили привести в порядок эти витражи.
        - Да. В конце прошлого января.
        - Вам так необходима была работа?
        - Нет,- возразила она.- Скорее, настоящее, нужное дело. Поначалу я думала, что будет скучно…
        - Скучно?- сказал он, оживляясь.- А мне помнится, мисс Рейне, вы недавно говорили, что предпочитаете жить в маленьких городках.
        - Городок городку рознь. Но Вибевилль оказался одним из самых веселых мест на земле. Каждый понедельник - вечер польки. Во второй и четвертый вторник - либо выступление джаза, либо вечеринка. Голосованием решается, что именно.
        - И никаких старомодных танцев?
        - В пятницу вечером и в воскресенье днем. Танцы очень укрепляют сердце, кости и мышцы. Я думаю, что не смогу угнаться за большинством из этих людей.
        Коул как-то странно посмотрел на нее. Эмили сделала глоток и умышленно продолжила тему:
        - В дневные часы старички занимаются разными видами творчества. Живописью, лепкой, резьбой по дереву, моделированием. Они приходят и уходят, когда им удобно. В основном начинают сразу после завтрака и остаются на обед - три дня в неделю проводятся уроки приготовления национальных блюд, а в оставшиеся два доедается все, что осталось,- а около четырех уходят домой, ужинают и переодеваются к вечерним танцам.
        Он криво улыбнулся.
        - Какие-то особые требования к одежде?
        - Нет, как я заметила. Главное, все оживленные и жизнерадостные. Конечно, одна из их самых любимых тем - какие лекарства рекомендовал им доктор, и на какие анализы они записаны, но эти разговоры они ведут за интересными занятиями. Старички очень активны. Все время заняты, и их мозг постоянно работает творчески. Они живые, остроумные и молодые душой.
        - И вы, значит, решили, что и Аугсбургу тоже нужен такой Центр.
        - Я отправила письмо в местную газету и поблагодарила налогоплательщиков за то, что они финансировали такое замечательное место для пожилых людей. А потом добавила немного лирики, например, каким замечательным был бы мир, если бы было больше центров для пожилых людей, в которых наши родители, дедушки и бабушки были бы и физически и умственно вовлечены в активную жизнь. Уже через неделю в церковь, в которой я в тот момент работала, вошел какой-то мужчина и спросил, не я ли Эмили Рейне. Когда я представилась, он протянул мне конверт и вышел. В конверте оказалось вырезанное из газеты мое письмо редактору и чек на пятьдесят тысяч долларов.
        Было видно, что Коул удивлен.
        - И кто это был?
        - Совершенно не представляю,- сказала она.- На конверте не было обратного адреса. Ничего, что могло бы хоть слегка подсказать, кем мог быть этот мой Таинственный Санта-Клаус.
        - Получается, что кто-то просто ни с того ни с сего подарил вам пятьдесят тысяч долларов?
        - Да. Мне и самой не верится. Я уже неделю смотрю на этот чек раз по десять в день и пытаюсь найти приемлемое объяснение.
        Она пожала плечами и вздохнула.
        - Вы могли бы передать деньги в какой-нибудь фонд с указанием, чтобы их использовали для поддержки существующих программ для пожилых людей.
        - Если бы Санта-Клаус хотел так поступить с этими деньгами, он мог бы сделать это сам,- возразила она, покачав головой.- Я думаю, он дал их мне потому, что хотел поддержать мою идею распространить опыт Вибевилля на всю Америку.
        - Почему вы выбрали Аугсбург?
        - Здесь много пожилых людей. Ну и человек, которому принадлежало это здание, просил только тридцать тысяч за него.
        - И вы согласились.
        - Нет,- сказала она, хмыкнув.- Уговорила его на двадцать две пятьсот и на оплату половины стоимости ремонта.
        Поворачиваясь лицом к собеседнику, Эмили вдруг поняла, что выпила слишком много. Она взглянула на свой бокал, в котором оставалось не больше двух глотков.
        - Если такой дождь долго не прекратится, в соседней комнате можно будет плавать.
        Она осушила свой бокал и, наклонившись, поставила его на кофейный столик. Потом, взяв немного крекеров и сыра, добавила:
        - Проблемами с крышей я займусь на следующей неделе.
        - Вам не хватит денег Таинственного Санты, чтобы расплатиться за новую крышу в Центре.
        - А у меня есть копилка. Я справлюсь,- успокоила его она.
        Во всяком случае, справляюсь финансово, подумала она, аккуратно складывая тонкий кусочек сыра пополам. Что касается остального… Вино медленно начинало действовать на нее. Не хватало еще, чтобы она свалилась с софы. Надо поесть чего-нибудь. И сосредоточиться. О чем они говорили? О копилке? О крыше? Ах, да, о танцах!
        - Я планирую все делать постепенно,- сказала девушка.- Не особенно много денег потребуется для того, чтобы устроить вечер польки. Плеер с записью полек, пара приличных динамиков, немного закуски и большое количество пива в холодильнике… Будем танцевать до утра. Или пока не придут полицейские, чтобы прекратить вечеринку.
        - Вы можете организовать сбор пожертвований.
        - Для чего? Купить пиво?
        - Починить крышу, Эмили.
        - Нет. Куда это годится - просить людей делать подарки!
        Он усмехнулся и поставил свой бокал на столик рядом с ее бокалом.
        - Может быть, обратиться за общественной субсидией? Я слышал, такое приветствуется.
        Эмили с трудом проглотила крекер с кусочком сыра.
        - За субсидиями требуется обращаться в строго определенное время,- объяснила она, беря еще один кусочек сыра.- Не успел вовремя подать бумаги - жди до следующего года. В этом году я не успела. Моя подруга Бэт - а она бухгалтер - готовит бумаги, чтобы воспользоваться субсидией в следующем году. Мне понадобятся станки для работы по дереву, а еще профессиональная кухня. Все остальное, не требующее больших затрат, я смогу приобрести на распродажах в магазинах Канзас-Сити.
        - А как вы собираетесь оплачивать страховку, налоги и услуги?- спросил он, отщипывая веточку винограда.
        - В этом году из копилки. В следующем… подумаю. Может быть, частично из субсидии.
        - А у вас действительно есть копилка,- спросил он, протягивая ей виноград,- или вы называете так имеющиеся в вашем распоряжении инвестиции?
        - Это мои личные сбережения, находящиеся в надежном банке.
        - Под два процента в год?
        - Понятия не имею. Кажется, в прошлом году это принесло мне долларов двадцать дохода.
        - Ясно, что могло бы быть и больше.
        - Если вы намекаете на то, что я, помимо всего прочего, могла бы научиться выгодно играть на Фондовой бирже… простите, с меня достаточно и того, что я осваиваю циклевку полов.
        - Я видел вас с циклевочным агрегатом. Вам… надо очень поучиться.
        - А после этого освоить водопроводные и плиточные работы,- подхватила девушка.
        - Это должны делать профессионалы.
        - Согласна. Но в данный момент не могу тратить деньги на долгосрочные работы.
        - Существует такая вещь, как поденная…
        Эмили фыркнула и поперхнулась кожицей винограда.
        - Если только вы сами вызоветесь делать это,- с трудом произнесла она.- Я совершенно не представляю как.
        Протянув Эмили одной рукой свой бокал, он другой осторожно похлопал ее по спине.
        - Спасибо,- прохрипела она, чувствуя себя законченной идиоткой.
        Не отодвигаясь и не убирая руки с ее спины, Коул достал свой мобильный телефон, нажал большим пальцем на кнопку и приложил трубку к уху.
        - Привет, Джейсон,- произнес он через секунду.- Что собираешься делать сегодня вечером?
        Последовала пауза, в течение которой Эмили с трудом удалось сдержаться, чтобы не прислониться к Коулу и не положить голову ему на плечо.
        - Хорошо,- вновь заговорил он.- Мне нужно переправить сюда мои железяки. Если что, найми грузовичок.
        Девушка сделала глубокий вдох и решила, что его одеколон должен быть объявлен вне закона. На худой конец его следует выдавать только по рецептам.
        - Отлично. В восемь. И спасибо тебе.- Коул убрал телефон со словами: - Ну вот, мисс Рейне. Можете считать, что нашли инвестора.
        - А я смогу отблагодарить вас?
        - Думаю, плата не будет слишком суровой.
        О господи! Эмили таяла от этого его тихого рокочущего голоса. Она сделала медленный вдох и едва удержалась, чтобы не прижаться к его руке.
        - Проясните, какого рода плату мы обсуждаем.
        Коул наклонил голову и приблизил свои губы к ее губам. Эмили закрыла глаза и перестала дышать. Она покачнулась и обвила рукой его шею, чувствуя разливающееся по всему телу тепло.
        Он слегка откинул голову назад, заглянул ей в глаза и с понимающей улыбкой спросил:
        - Круче, чем вы ожидали?
        На самом деле это и близко не было к тому, чего ей неожиданно захотелось. Даже не захотелось - понадобилось.
        - Еще никогда не оплачивала счета с таким удовольствием,- ответила девушка, ероша волосы на его затылке и надеясь, что он будет действовать дальше.
        И чем скорее, тем лучше.
        - Да?- прошептал он, взял бокал из ее руки и, не глядя, поставил на стол.- Хотите заплатить по счету вперед?
        - С удовольствием,- согласилась она.
        Он хмыкнул, обнял ее за талию и прижал к себе. Девушка почувствовала, как ее охватила страсть.
        Заиграла мелодия.
        - Извините.- Коул схватил свой телефон.- Привет, бабушка. Что случилось?.. Да, приедет… Да, очень мило с его стороны, что он сказал тебе.
        У нас проблемы.
        - Нет, конечно, нет. Мы не можем ничего отложить до другого раза. Уже еду.
        С тяжелым вздохом Коул убрал телефон в карман. Эмили избавила его от необходимости признать, что сегодня не их время. Она немного отстранилась и спросила:
        - Вас позвали домой, чтобы подготовиться к приезду Джейсона?
        Он снова тяжело вздохнул и встал.
        - Бабушка не может допустить, чтобы Джейсон увидел дом в таком беспорядке. И ей необходимо испечь пирог, сменить полотенца в ванной, подготовить вторую гостевую комнату, и так далее, и тому подобное.
        Эмили тоже встала.
        - Я бы дорого заплатила за то, чтобы увидеть вас в домашнем переднике.
        - А в чем еще?
        - Абсолютно без всего.
        Он заморгал и ухмыльнулся, подняв бровь.
        - Это я бы с удовольствием.- Эмили засмеялась, а он спросил: - Сколько времени требуется на то, чтобы испечь пирог и сменить полотенца?
        - Больше, чем вы надеетесь,- смеясь, ответила Эмили, обошла вокруг кофейного столика и направилась к двери.- Но я сделаю скидку на дождь. Чек можно будет оплатить в любое время.
        Девушка услышала, как он что-то пробормотал себе под нос.
        - Вот.- Она открыла дверь и протянула ему ключи от своей машины.- Возьмите мой «ровер», чтобы доехать до Иды. Вы утонете, если пойдете пешком. Машину вернете утром.
        - Спасибо.
        Хмуро взглянув на ключи, Коул поднял глаза на Эмили. Он словно прикидывал, поцеловать ли ее перед уходом.
        - Увидимся завтра,- сказала она.
        Усмехнувшись, он кивнул и пошел к лифту, бросив ей через плечо:
        - Буду ждать с нетерпением.
        Девушка закрыла за ним дверь и прислонилась лбом к дверному косяку. Завтра. Я смогу подождать до завтра, уверила она себя. Я должна подождать. Потому что, если Ида застигнет ее влезающей в окно спальни Коула среди ночи, сердце благовоспитанной старушки не выдержит.


        Глава четвертая
        Бледно-серый свет пробивался сквозь окна. Эмили поежилась. Добрый час она буквально смахивала потоки воды с входной двери и одновременно отвечала пяти электрикам на тысячу вопросов по поводу миллиона деталей… Девушка взглянула на свои наручные часы и зевнула. Семь минут. Всего семь минут прошло с того момента, как она проверяла время. Интересно, когда Коул собирается прийти?
        - Когда придет, тогда и придет,- пробормотала она, сняла часы и убрала их в ящик с инструментами.
        Надо чем-то заняться пока. Что, Может быть ужаснее, чем если тебя застанут возле телефона в ожидании звонка!
        Эмили внимательно посмотрела на старый разбитый витраж, лежащий перед ней на столе, взглянула на рисунок, размышляя над тем, в каком порядке изначально были расположены маленькие кусочки стекла. Потом взяла инструменты и принялась за работу, восстанавливая рисунок, созданный неизвестным художником больше века назад.
        - Извините, что приходится вас побеспокоить, мисс Рейне.
        Она подняла глаза и улыбнулась электрику. Кажется, его звали Майк.
        - Никакого беспокойства. Чем могу помочь?
        - Я о проводке для столярной мастерской… Вы хотите две розетки или четыре?
        - А как вы бы посоветовали?
        - Я бы сделал четыре.
        - Ну, значит, ставьте четыре.
        - Ладно.- Он сделал пометку в блокноте.- Сейчас проверю, не надо ли еще чего спросить, чтобы вас опять не побеспокоить.
        Электрик стал просматривать записи, а Эмили продолжила свою работу.
        - Я думал, что у вас должен быть сегодня урок циклевки.
        Улыбнувшись, девушка подняла глаза и увидела подходившего к ним Коула Престона.
        - Доброе утро,- сказала Эмили, задумавшись о том, не приходило ли ему в голову стать моделью.
        Не каждый мужчина будет выглядеть на миллион долларов в брюках защитного цвета и бледно-голубой рубашке.
        - Доброе утро.
        Коул остановился на почтительном расстоянии от нее и бросил ключи от ее машины возле ящика для инструментов.
        - Пока все, мисс Рейне. Спасибо,- сказал электрик.
        - Не стесняйтесь спрашивать, если возникнут какие-то вопросы,- проговорила она вслед ему и снова повернулась к Коулу.- После того как осушила море в фасадной части здания сегодня утром, я попыталась включить циклевочный агрегат, но он не желает работать. Все слишком сырое. Дожди должны прекратиться завтра. А пока все не высохнет, речи не может быть ни о какой циклевке пола, ни о какой покраске, ни о каких витражах и, конечно, ни о каком безе.
        - Безе?
        - Сладости из взбитых белков,- объяснила Эмили.- Белки невозможно хорошо взбить при высокой влажности. И глазурь тоже сделать невозможно. Хотя должна признаться, что и в самую лучшую погоду мне никогда не удавалось сделать глазурь быстрее чем за пятнадцать минут.
        Коул сдвинул брови, сдерживая улыбку.
        - А вы полагаете, мне когда-нибудь удавалось? Век живи - век учись.- Он переключил внимание на одного из электриков, который, пятясь, разматывал большую катушку с желтым проводом.- Я. вижу, эти молодые люди не боятся работать в сырости.
        - Они протягивают новый электрический провод. Клянутся, что он обесточен.
        Коул снова внимательно взглянул на нее.
        - Так над чем вы работаете?- спросил он, затем подошел к столу и уставился на разбитый витраж.
        - Это заказ от одной пары из Миннеаполиса,- объяснила Эмили, с наслаждением вдыхая чудесный запах его одеколона.- Они решили отреставрировать старый особняк Викторианской эпохи, и Смитсоновский институт направил их ко мне. Поскольку я не могу поехать в Миннеаполис и реставрировать витражи на месте, они сняли их и прислали мне сюда. Деньги не вопрос для этих людей.
        - Это заметно. Похоже, работа сложная. Судя по всему, витражам здорово досталось.
        - Очевидно, особняк пустовал последние лет тридцать. Вандалы поработали над ним, а потом какой-то умник решил, что хорошо бы вынуть витражи из рам и хранить в сыром подвале. И что заставляет людей разбивать стекла…- Она покачала головой, а потом улыбнулась.- Мне потребуется много времени и материалов. Стекла для реставрации стоят очень дорого, но, когда эти витражи вернутся домой, они будут смотреться как новые.
        - Их отправка обойдется дороже, чем ремонт.
        - Я уже сказала вам, что затраты не обсуждаются. Кстати, к вопросу о деньгах,- поспешно добавила она.- Я так и не поняла вчера вечером, как мне расплачиваться за ту работу, которая будет делаться для меня благодаря вашему посредничеству?
        - Не беспокойтесь об этом сейчас. Я открыл отдельный счет и перевел вам для начала десять штук прошлым вечером.
        - Десять? Я в состоянии заплатить больше чем десять долларов. Не такая уж я бедная.- Эмили усмехнулась и добавила: - Я только кажусь такой.
        - Десять тысяч.
        - Это слишком большой долг,- запротестовала она.- И хотя я вам очень признательна, у меня есть двадцать тысяч на счету, из тех, что прислал Таинственный Санта, которые…
        Подняв руку, Коул остановил ее.
        - Никогда не рискуйте суммой, которую не можете позволить себе потерять,- ласково, но твердо посоветовал он.- Если ваши двадцать тысяч превратятся в дым, вы не сможете сделать здесь новую крышу. Я дал вам взаймы. Мне это несложно. Дело уже сделано.
        Ей ничего не оставалось, как поблагодарить его.
        - Спасибо.
        Он улыбнулся.
        - Пожалуйста. Поскольку дело сделано…
        - Так сколько у меня в наличии?
        - Я положил вам деньги до утреннего открытия биржи,- с видимым удовольствием сказал он.- Пока это игра на акциях, вложенных в производство нефти и пшеницы, но по моему указанию брокеры займутся и продажей автомобилей, как только это станет прибыльно.
        Эмили даже не пыталась вникнуть в смысл сказанного. Девушка знала, что это совершенно бесполезно. Она наклонилась к Коулу и прошептала:
        - Никогда не слышала, как звучит китайский язык. Оказывается, очень сексуально.
        Коул засмеялся, а потом сказал, широко улыбаясь:
        - Мы надеемся, что банки понесут большие убытки и…
        - Но это не очень благородно.
        - Благородство не является стратегией инвестиций,- ответил он, усмехнувшись.- Предвидеть повышение или понижение на биржах - вот в чем стратегия.
        Эмили нахмурилась.
        - А как вы что-то заработаете, если акции, которыми вы владеете, упадут в цене?
        - На самом деле это очень простая математика,- сказал он со вздохом.
        - Никакая математика не может быть простой.
        - Да нет, на бирже зарабатывать легко, если только вы правильно угадали тенденцию и не покупаете акции по цене более высокой, чем та, по которой вы их продавали. В противном случае останетесь не только без рубашки, но и без штанов, носков и нижнего белья к тому же.
        - О! Настоящий биржевой стриптиз,- сказала она, с удовольствием представив себе Коула Престона в конце дня неудачной торговли.
        С сияющими глазами, сдерживая улыбку, он откашлялся и сказал:
        - Но мы делаем ставку на то, что цены на нефть и пшеницу будут расти…
        И Коул пустился в подробные объяснения. Эмили вновь ничего не поняла.
        - О, снова этот китайский язык,- сказала она плачущим голосом. Девушка расстегнула пуговицу на блузке и стала обмахиваться.- Мне не хватает воздуха.
        - Мне тоже,- признался Коул.- Когда ваши электрики собираются уйти на обед?
        - Сегодня они работают без обеда и перерывов, потому что им надо все закончить, чтобы завтра приступить к другому заказу.
        Он вдруг поднял голову и встретил ее взгляд. Его глаза горели неприкрытым желанием.
        - Хотите поехать домой к моей бабушке и взглянуть на мой рабочий стол? Так вы бы лучше поняли специфику моей работы.
        - Может, вы хотели спросить девушку, не хочет ли она взглянуть на ваши картины, например?- поддразнила она, продолжая обмахиваться.- А то рабочий стол…
        - В данном случае это точный перевод.
        - Насколько я понимаю, Ида сегодня в клубе?
        - И собирается целый день играть в бридж.
        - Я с удовольствием взгляну на ваш рабочий стол,- произнесла она мягко.- Только сначала все выключу и уберу. Это займет пару минут, не больше.
        Говоря это, Эмили наклонилась и выдернула шнур из розетки. Девушка почувствовала, как его руки скользят по ее бедрам, обтянутым джинсами, и у нее перехватило дыхание. Ощутив внутреннюю дрожь, она выпрямилась и взглянула на него через плечо.
        - Только попробуйте сделать так еще раз,- сказала она хриплым голосом.
        - Жизнь должна быть приключением,- напомнил он ей.- Легкий риск…
        - Рисковать - это нормально. Выставлять себя с дурной стороны - совершенно иное дело.
        - Тогда перестаньте так наклоняться. Я же живой человек!..
        Она тоже.
        - Сейчас только возьму свою сумочку, и мы пойдем.
        - Она вам не понадобится.
        Интересно, что он имел в виду, думала Эмили, идя вслед за ним к лифту.
        Она нажала на кнопку. Еще не успели закрыться двери, как Коул вдруг радостно объявил:
        - А у меня идея!- и потянулся к кнопкам.
        - Нет!- закричала она и схватила его за руку, сразу поняв, что он задумал и почему.- Сейчас раздастся сигнал тревоги. А он громкий.
        Коул отдернул руку и с сожалением пробормотал:
        - Черт. Какая была потрясающая идея!
        - Действительно,- согласилась Эмили, тяжело вздохнув.- В самом деле хорошая.
        Коул взглянул на девушку. Его широкая улыбка сказала обо всем. Он явно был поражен ее честным ответом.
        - А этот сигнал тревоги никак нельзя отключить?
        - Можно, конечно, но не в данный момент и не изнутри.
        - Я займусь этим вопросом, когда мы вернемся,- пообещал Коул, когда лифт опустился на первый этаж и двери открылись.
        - Только для вашего сведения,- сказала Эмили.- В моей версии фантазии на мне был бюстгальтер, короткая юбочка и туфли на шпильках.
        - Да? И насколько короткой была эта юбочка?
        - Если бы мне пришлось наклониться,- сказала она спокойно, выходя впереди него из лифта,- вы бы увидели, что я без трусиков.
        Коул застыл на месте. Эмили подождала, пока он придет в себя. Когда они подошли к входной двери, он спросил:
        - Как вы думаете, до какого времени здесь задержатся электрики?
        - Они сказали, что часов до семи,- ответила Эмили, когда они вышли на улицу.- Подождите секундочку.
        Она окликнула рабочего, который вытаскивал коробку из старенького фургона:
        - Джон!
        - Да, мэм?
        - Не сможете ли вы отсоединить сигнал тревоги в лифте? Когда я перевожу вещи с этажа на этаж и должна держать двери открытыми какое-то время, этот рев сводит меня с ума.
        - Я сделаю это прямо сейчас, мисс Рейне.
        - Спасибо, Джон. Я скоро вернусь. В случае если возникнут какие-то проблемы, у меня с собой телефон.
        - Это было умно,- сказал Коул, распахивая перед ней дверцу автомобиля.
        - Мне совсем не хотелось, чтобы мы с вами спустились в подвал, где мне пришлось бы держать фонарик, пока вы бы размышляли над тем, какую пробку вывинчивать.
        Коул засмеялся, захлопнул пассажирскую дверцу, обошел вокруг машины и уселся за руль. Они выезжали с парковки, когда он спросил:
        - А что было на мне в вашей версии-той фантазии?
        - Широкая улыбка.
        - Это понятно. А помимо этого?
        - Сейчас вспомню.- Эмили откинулась на спинку роскошного кожаного сиденья и закрыла глаза.- Серый костюм. Белая рубашка. Красный галстук.- Она улыбнулась.- Интересно.- Открыв глаза, она повернулась к нему.- Нижнего белья на вас тоже не было.
        Он усмехнулся.
        - Я оценил буйство вашего воображения.
        Они подъехали к дому бабушки. Коул вышел из машины. Эмили не стала дожидаться, когда он галантно распахнет для нее дверцу. Мгновение спустя она поднялась вслед за Коулом по лестнице и вошла в дом Иды.
        Едва переступив порог, она сразу заметила, что гостиная ее пожилой подруги полностью преобразилась. Буфет, всегда стоявший у дальней стены, исчез вместе с серебряным подсвечником и фарфоровыми статуэтками, стоявшими на нем. На месте буфета возвышался огромный, но вместе с тем изящный и совсем не выглядевший современным письменный стол со стулом. А на столе… Эмили сосчитала… семь светящихся мониторов и два лазерных принтера!
        - Господи боже! Коул! В магазине компьютерной техники была распродажа? Или все это взято напрокат?
        - Это мой дорожный набор,- объяснил он.- Только самый минимум.- Он взял ее за руку и подвел к главному компьютеру.- Хотите посмотреть, каков баланс вашего счета на данный момент?
        - Я и так представляю, сколько уже должна вам за ваше руководство.
        Когда Коул остановился перед письменным столом, Эмили обняла его за талию. Он положил руку ей на плечо и, подняв бровь, взглянул на нее.
        - Я считаю, что должна полностью выполнять взятые обязательства,- сказала она вкрадчиво.
        Он наклонил голову. С бьющимся сердцем Эмили закрыла глаза и слегка приоткрыла губы. Компьютер звякнул. Она пошатнулась, а Коул быстро отпрянул.
        - Садитесь,- распорядился он и скользнул мышкой по поверхности стола, не отрывая глаз от одного из мониторов.
        - Поскольку из нас двоих работаете вы,- сказала Эмили, одернув кофточку,- может быть, на этот единственный стул лучше сесть вам?
        Он бросил на нее взгляд через плечо.
        - Сидеть сейчас было бы мне более чем неудобно.
        - Правда?
        Она опустилась на стул. Интересно, причина заключается в ней или это тоже специфика его работы?
        - Да, правда.
        Эмили решила, что это можно выяснить только одним способом. Она протянула руку и медленно провела ладонью внизу его живота.
        - А у вас бывают фантазии?
        - И еще какие,- ответил он. Их взгляды встретились.- Я настроен на их осуществление.
        - Я это вижу.- Она снова провела рукой по его животу, на этот раз сильнее.- Но все же докажите.
        Коул оставил мышь, выпрямился и повернулся к ней.
        - Ваше желание для меня закон,- сказал он, расстегивая ремень.
        Звук был приглушенный, но отчетливый. Эмили замерла, прислушиваясь. За первым звуком послышался второй, а потом и третий.
        - В чем дело?- недовольно спросил Коул.
        Она быстро отпрянула и взглянула на него.
        - Я слышу, как хлопают дверцы автомобиля.
        Коул с недоверчивым и разочарованным видом бросился к окну. Секунду-другую он наблюдал, как Ида и три дамы с подсиненными волосами направляются по дорожке к дому.
        - Черт!- воскликнул он и стал лихорадочно застегивать брюки.- Это бабушка со всем своим клубом любителей бриджа!
        Он привел свою одежду в порядок, положил руку на высокую спинку одного из бабушкиных стульев и застыл как изваяние. Девушка улыбнулась.
        - Вы всегда принимаете такую позу, стараясь показать себя невинным агнцем? Должна вам сказать, что эта поза вам не поможет.
        - Господи!..- простонал Коул.
        Его плечи поникли. Он обвел глазами комнату и подошел к Эмили со словами:
        - Вставайте со стула.
        Девушка повиновалась.
        - А мне казалось, что сидеть вам неудобно.
        - Теперь никаких проблем не будет,- сухо сказал он, усаживаясь и подвигая к себе мышь.- Бабушка и ее подруги, идущие сюда, позаботятся об этом.
        Встав за его спиной, Эмили положила руки на спинку стула. Потом наклонилась к Коулу и мягко произнесла:
        - Я никогда не понимала, что значит «дефляционное давление». Теперь знаю. Каждый день узнаешь что-то новое.
        - Ваши экономические познания просто ужасны.
        Услышав, как Ида открывает ключом дверь, Эмили чмокнула Коула в мочку уха и прошептала:
        - Хотите повысить мой уровень знаний?
        - Как видите, не получится.
        - Вижу.
        Смеясь, Эмили выпрямилась и внимательно взглянула поверх его головы на экран монитора.
        - Коул!- радостно воскликнула Ида, входя в гостиную.- Эмили! Какой приятный сюрприз, мои дорогие. Вы играете в какую-то компьютерную игру?
        Эмили с улыбкой повернулась к подруге:
        - Привет, Ида. Какие там игры! Коул пытается объяснить мне основы биржевого инвестирования. Пока что ученица из меня никудышная.
        - Она очень отвлекается,- пояснил Коул, не сводя взгляд с экрана.
        - А мы вам не очень помешаем, если поиграем в бридж в столовой?- спросила Ида, пока ее подруги проходили в соседнюю комнату.- В Центре для пожилых людей вчера дезинфицировали кухню, и запах там сегодня все еще ужасный. Мы надеялись, что сможем не обращать на это внимания, но у Глэдис страшно разболелась голова.
        - Не помешаете, Ида,- успокоила ее Эмили: - Я думаю, что ваш бедный внук получил на сегодня всю свою норму разочарований, а мне пора возвращаться, чтобы проверить работу электриков.
        - Я отвезу,- предложил Коул, поднимаясь.
        Положив руки ему на плечи, чтобы остановить его, Эмили весело ответила:
        - Спасибо за предложение, Коул, но прогулка пешком пойдет мне только на пользу.
        Не дав ему возразить, она повернулась и направилась к двери, добавив:
        - Надо держать свои мышцы в тонусе и запасаться жизненными силами. Никогда не знаешь, когда тебя ждет какой-нибудь марафон.
        Подойдя к двери, Эмили остановилась и, взявшись за ручку, обернулась. Коул смотрел ей вслед как человек, на глазах у которого разворачивается стихийное бедствие.
        - Ой, так в какое время, вы говорили, мы идем ужинать, Коул?
        Он сразу повеселел и улыбнулся.
        - Кажется, мы решили, что около семи.
        - Отлично. Жду вас в ресторанчике «У Вито». Я - та, которая будет в зеленом платье.
        - А я предполагаю быть в сером костюме и красном галстуке. Это не будет чересчур?
        - По-моему, просто отлично.- Эмили улыбнулась его бабушке.- Крупного вам выигрыша, Ида. Обставьте их!
        Ида засмеялась. Эмили ушла. Девушка спускалась по ступенькам, очень довольная жизнью. Она надеялась, что Коул проведет весь день, играя на бирже и зарабатывая для нее огромную-преогромную кучу денег, за что она будет должна выплатить ему огромный, умопомрачительный гонорар.
        Идя по тротуару к зданию Центра, Эмили мысленно составляла список того, что ей предстоит сделать в оставшееся до ужина время. Самым главным пунктом было убедиться в том, что она все еще сможет влезть в свое зеленое платье. А если не сможет, ей придется купить новое в Канзас-Сити, куда в любом случае она должна съездить, чтобы зайти там в салон красоты и привести себя в порядок.
        Все остальное в этом списке было второстепенным. Да, свежие простыни на кровати, несколько свечей и пара бутылок охлажденного вина будут очень кстати, но этого все равно чертовски мало для завершения даже не совсем удачной поездки в лифте.
        Нет, не годилось ничего, кроме полнейшего воплощения фантазии. Вот она входит в ресторан «У Вито». Коул сгорает от нетерпения и ко времени десерта, слизывая с пальцев друг у друга сладкую начинку пирожных, они едва могут дождаться, когда наконец войдут в лифт. И как только двери лифта закрываются…
        Да, жизнь хороша и станет еще лучше, когда день сменится ночью. А на рассвете они проснутся радостные и счастливые. Может быть, если солнце будет светить так, как обещано синоптиками, они отпразднуют его восход дважды: сначала ночью, лишившись в изнеможении сил, а потом…
        - Надо принять душ,- сказала Эмили, входя в дом. Она остановилась и задумалась о том, что ей предстояло сделать. Ее сердце панически забилось. Она взглянула на часы и прикинула время. Два часа в Канзас-Сити и два обратно, час на то, чтобы привести квартиру в порядок, и час на то, чтобы привести себя в неотразимо прекрасный вид. Да, каждая минута на счету, но она справится.
        Коул Престон определенно заслуживал подобных усилий. Безусловно, убеждала она себя, поднимаясь на лифте, чтобы взять сумку и ключи от машины. Может быть, не столько сам Коул, сколько жаркая, потрясающая ночь любви с ним.
        Девушка включила компьютер и, пока ждала распечатку, достала из шкафа свое сексапильное зеленое платье и быстро примерила его. Ничего, но лучше все-таки купить новое.
        Эмили взглянула на часы. Десять минут ничего не изменят. Она села на софу и разложила перед собой на кофейном столике компьютерную распечатку, с каждой секундой все больше понимая, что от задуманной поездки придется отказаться.
        - И что тебе дома не сидится?- спросила она подругу Бэт, пока та наливала себе чашку кофе.
        - Бригада кровельщиков настилает крышу в дальней части здания.
        Совершенно неожиданная новость!
        - Я не нанимала никаких кровельщиков.
        - У этой фирмы образовалось два дня простоя, которые им надо заполнить, и они согласились взять с тебя за крышу на семь тысяч меньше, чем запрашивают все остальные фирмы. Я ухватилась за это предложение, пока их не нанял кто-то еще. А у тебя, между прочим, такая подпись, которую очень легко подделать.
        В устах подруги это прозвучало как комплимент.
        Да, ни о какой поездке в Канзас-Сити сейчас и речи быть не могло. И дело тут не во времени, а в этой бригаде кровельщиков, ползающих по ее крыше с ведрами горячей смолы… У кровельщиков могли возникнуть проблемы, которые Эмили должна будет решать. И как бы ей этого ни хотелось, она не могла позволить себе потратить целый день на подготовку к ночи с Коулом Престоном.


        Глава пятая
        Эмили заскрипела зубами, налила из банки еще больше растворителя на тряпку и снова потерла ладонь левой руки. Ничего более глупого она никогда в своей жизни не делала… Она в отчаянии взглянула на пятно от смолы. Может быть, не заметит?..
        Господи, что же ей делать, если пятно не сойдет? Не может же она появиться на людях вся в этой смоле! И уж конечно, не может пойти на ужин с Коулом. Никакое платье на свете не в состоянии отвлечь внимание от этих безобразных пятен. В отчаянии она вновь плеснула растворителя на тряпку и потерла еще сильнее.
        - Привет!
        У нее все оборвалось внутри.
        - Коул,- сказала она упавшим голосом, взглянув на мужчину, стоящего в дверях ее квартиры.- Что вы здесь делаете?
        Коул поднял бровь, но больше ничем не выразил своего удивления. Не слишком приветливый прием!
        - Мне надоело смотреть на экраны мониторов,- ответил он, неторопливо подходя к ней,- и я подумал, что приду и узнаю, не могу ли чем-то помочь.
        Эмили снова принялась оттирать свою руку.
        Коул почувствовал резкий запах. Он взглянул на банку. А, растворитель! Друг кровельщика.
        Прислонившись к краю кухонной стойки, он оценил масштаб урона. Смола была повсюду: на ее коленках, руках, даже на волосах и мочке левого уха. Он наклонил голову и посмотрел, как обстоят дела с тыла. Господи, джинсы и сзади были заляпаны этой смолой!
        Он подождал, но так и не дождался от Эмили добровольных объяснений, почему она стоит в кухне, измазанная смолой, и оттирает ее растворителем.
        - Хорошо, я спрошу прямо: вы что, катались по своей новой крыше?
        Перестав тереть руку, она опустила плечи и вздохнула.
        - Ладно, раз вы хотите знать… В порыве искренней доброты я понесла тарелку с только что испеченным шоколадным печеньем ребятам, работающим на крыше. Поднявшись туда и вручив печенье, я с истинной грацией попятилась, споткнулась о пустое ведро из-под смолы и плюхнулась на мягкое место на глазах у всех жующих мое печенье остолбеневших кровельщиков.
        Коул с трудом сдерживал смех, а она продолжала:
        - Пока они поспешно одной рукой запихивали в рот печенье, держа в другой руке швабры, от которых шел пар, я провела около десяти самых долгих и унизительных минут в своей жизни, пытаясь подняться на ноги, не ухудшив и без того ужасное положение.
        Он откашлялся прежде, чем решился заметить:
        - Как я понимаю, ваши усилия оказались не слишком успешными.
        - Да,- раздраженно сказала Эмили.- Мне удалось встать на колени, когда один из рабочих наконец освободил одну руку и поднял меня.
        - Нет худа без добра. Какая замечательная история, чтобы обсуждать ее сегодня вечером за ужином!
        - Просто прекрасная!- Эмили продемонстрировала банку с растворителем.- Мне сказали, что эта штука удалит смолу, но не предупредили о том, что надо будет так сильно тереть и что вместе со смолой снимутся два слоя кожи.
        - Хотите, я помогу?
        Взгляд Эмили был полон одновременно смущения и негодования.
        - Когда учился на первом курсе колледжа, я проработал все лето на, строительстве,- поспешно объяснил Коул.- У меня есть некоторый опыт того, как убрать смолу достаточно легко и без особых потерь.
        - Как?- тут же поинтересовалась Эмили, все еще немного смущенно, но по крайней мере взгляд ее больше не был негодующим.
        - Сначала надо принять горячий душ. Горячая вода размягчает смолу, смывает некоторую ее часть, и тогда легче удалить растворителем то, что осталось. Быстро шагайте в душ, размягчайте смолу, а я потом помогу вам все удалить прямо там.
        Эмили наклонила голову и подняла бровь.
        - В чем дело?- спросил он, уловив вызов.- Это действительно хороший способ. Я бы не стал вас обманывать.
        Она взяла банку с растворителем и направилась в спальню, сухо бросив на ходу:
        - Я не стану принимать душ вместе с вами, Коул Престон. Вам не увидеть меня обнаженной.
        Нахмурившись, Коул смотрел ей вслед. Ему не увидеть ее обнаженной? Как это понимать?
        Он стал вспоминать все, шаг за шагом. Он пришел сегодня утром. Они отправились в бабушкин дом, чтобы побыть наедине. В лифте предавались фантазиям. Когда уже были в доме у бабушки… Не прошло бы и минуты, как они оказались бы обнаженными, если бы не появились бабушка и ее партнерши по бриджу. А потом Эмили, уходя, фактически пригласила его на ужин.
        А теперь она не собирается позволять ему увидеть ее обнаженной? Качая головой, он пошел следом за девушкой.
        Ванная находилась с правой стороны от спальни. Никакой двери там не было, но висела непрозрачная занавеска. Ее джинсы и рубашка, перемазанные смолой, кучей валялись на полу.
        - Я в некотором замешательстве,- объявил Коул, останавливаясь на пороге в тот момент, когда из-за края занавески вылетели трусики и упали сверху на кучу вещей.
        Эмили включила душ на полную мощность и крикнула:
        - Представьте, что здесь есть дверь!
        Коул фыркнул. Он вошел и, опустив крышку унитаза, удобно уселся. Перекрывая шум льющейся воды, спросил:
        - Поправьте меня, если я ошибаюсь, но у меня сложилось впечатление, что у нас намечено сегодня романтическое путешествие в лифте.
        - Да, после ужина в ресторанчике «У Вито».
        Ну что ж, ответила она не запнувшись, и, похоже, ответила так, словно ждала этого.
        - Может быть, я что-то забыл? Вечер закончится после путешествия в лифте?
        - Искренне надеюсь, что нет.
        И снова без запинки. Что нисколько не ослабило его замешательства.
        - Тогда разве я не увижу вас обнаженной в какой-то момент сегодня вечером?
        - Так то вечером,- ответила Эмили,- а сейчас день.
        - Разве есть какая-то разница?
        - Есть. И огромная.
        Но Коул никак не мог эту разницу постичь. И как мужчина мог дать единственное объяснение этой загадке.
        - Не есть ли это одно из проявлений пресловутой женской логики, которую нам, мужчинам, не дано понять?
        - Да,- странным сдавленным голосом ответила она.
        - Вы там не плачете?
        - Нет.
        Господи, неужели слезы из-за какой-то смолы?
        - Почему вы плачете, Эмили?
        Она помолчала и наконец ответила срывающимся от слез голосом:
        - Все не так, как должно было быть.
        Коул закрыл глаза и провел руками по лицу. Ему хотелось утешить девушку, но куда больше хотелось рассмеяться.
        - Тогда,- сказал он, пытаясь найти золотую середину,- сделайте глубокий вдох, подставьте на минуту голову под воду и скажите мне, что именно не так.
        Стоя под горячей водой, Эмили задумалась над его словами. Смахнув слезы, она шмыгнула носом и начала:
        - Я собиралась поехать сегодня днем в Канзас-Сити и целый день провести в салоне красоты. Сделать маникюр и педикюр, навести блеск, подзагореть в солярии, чтобы…- Девушка вздохнула.- Но нет, я решила, что мой долг остаться здесь на случай, если возникнут какие-то проблемы с крышей.
        - Чувство долга - прекрасное качество, Эмили.
        - Ну да,- возразила она.- И вот теперь я стою под горячим душем, пытаясь растопить и смыть смолу со своего тела, а вы сидите на моем унитазе, стараетесь подбодрить меня и предлагаете помочь счистить то, что мне самой никак не удается. Фантазии в лифте совсем не включали такое.
        - Разумеется, нет,- поспешно и бодро согласился Коул.- Фантазии в лифте начинаются тогда, когда двери лифта закрываются, и заканчиваются, когда они открываются.
        Он так ничего и не понял!..
        - Вы должны были думать обо мне весь день, представляя меня в сногсшибательном платье,- объяснила Эмили.- И не должны были видеть меня до тех пор, пока я не появлюсь вечером в ресторанчике «У Вито», сразив вас наповал. А теперь все испорчено. Никаких иллюзий не осталось.
        Он ничего не ответил. Во всяком случае, она ничего не смогла расслышать сквозь шум льющейся воды. Выключив воду, Эмили прислушалась. И услышала приглушенный, рокочущий звук, который звучал как…
        - Вы… смеетесь?- спросила она.
        - Нет. Конечно, нет,- ответил он, явно солгав.- На самом деле мне самому хочется заплакать.
        - Тут нет ничего смешного, Коул.
        Он откашлялся и, сдерживая смех, спросил:
        - Может, мне уйти? Я уйду, если вы хотите.
        - Как будто это что-то изменит,- проворчала она, снова включая воду.- Как будто вы сможете сделать вид, что не видели меня в таком состоянии. Вы не смогли даже сделать вид, что в ванной есть дверь!
        - Эмили, дорогая,- ответил Коул терпеливо.- Я мужчина. Реальность не встанет на пути наших фантазий. Я все равно буду потрясен сегодня вечером, когда вы войдете в ресторан «У Вито».
        Удивительно, но Эмили ему поверила. Девушка улыбнулась, но, чтобы он не подумал, что она так легко сдалась, сказала:
        - Просто все уже не будет так, как я мечтала.
        Хотя Коул и понимал, что Эмили его не видит, он торжественно поднял руку.
        - Клянусь, что мое восхищение сегодня вечером будет тем же. Ничто не испорчено.
        Край занавески, закрывающей душ, отодвинулся ровно настолько, чтобы Эмили смогла взглянуть на Коула. Порозовевшая от горячей воды, с копной мокрых кудрей, обрамляющих ее лицо, она смущенно улыбнулась и сказала:
        - Будьте любезны, передайте мне банку с растворителем. Она стоит за вашей спиной.
        Коул встал, взял банку и протянул девушке.
        - Ты хоть представляешь, как очаровательно сейчас выглядишь?
        Уголки ее красивых нежных губ слегка дрогнули в смущенной улыбке.
        - Коул…
        Не сводя с нее глаз, он прошептал:
        - Сладкая и колючая. Непокорная и мягкая.
        Он медленно провел пальцем по ее точеному носику, затем по роскошным, манящим губам. Эмили поцеловала кончик его пальца, и волна желания пронзила Коула. Если он задержится на секунду дольше…
        - Увидимся вечером,- мягко сказал Коул, убирая руку и отступая на шаг.- Узнаешь меня по отвисшей от изумления челюсти.
        Эмили кивнула. По крайней мере, ей показалось, что она сделала это. В чем она была абсолютно уверена, смотря вслед уходящему Коулу, так это в том, что он заставил ее забыть о катастрофах и разочарованиях прошедшего дня и помог ей почувствовать себя особенной.
        Коул вытер голову полотенцем, бросил его на кровать и, завязав пояс халата, направился к своему шкафу. Краем глаза он увидел бабушку, идущую по коридору к своей комнате.
        - Привет, бабуль!- окликнул он ее.- Какие у тебя планы на сегодняшний вечер?
        Она остановилась на пороге его комнаты.
        - Собираюсь на соревнования по боулингу.
        Коул застыл, наполовину вынув свой костюм из шкафа.
        - Что, прости?- спросил он, повернув к ней голову.
        - О господи! Я не собираюсь играть сама,- успокоила она его, смеясь.- Хочу сесть в первом ряду и следить за игрой Эдгара Мура.
        - Он так неотразим?- спросил Коул, продолжив свое занятие.
        - Понятия не имею. Знаю только, что это единственный человек в городе, которому уже за шестьдесят, но все еще есть на что посмотреть.
        - Бабушка!
        - О, да он все еще женат на Эдит,- махнула старушка своей изящной рукой.- И, кроме того, его волосатые уши…- Она шутливо содрогнулась и, улыбнувшись, добавила: - Я может быть и стара, Коул., но совершенно не поддаюсь отчаянию. И слепа только до определенных пределов. Хочешь, я поглажу тебе рубашку?
        - Этого не требуется, бабушка,- уверил он ее.- Но спасибо за предложение.
        - Я так рада, что вы с Эмили преодолели свои разногласия. Вы так хорошо смотритесь вместе. Надеюсь, что вы проведете замечательный вечер. Я оставлю свет для тебя, но полагаю, что ты не чувствуешь себя обязанным вернуться к определенному времени. Я не собираюсь дожидаться твоего прихода.
        - Спасибо, бабушка,- сказал он ей вслед.
        Это было здорово, что его бабушка одобрила…
        Мысль Коула замерла. Он тяжело опустился на край кровати. Как он мог… Черт, она была… Не то чтобы он… Может быть, действительно…
        Коул обхватил голову руками и сжал виски, отчаянно пытаясь закончить мысль. Глубоко вздохнув, он встал.
        Коул шагал из угла в угол и старался привести свои мысли хоть в какой-то порядок. А когда ему это удалось, снова сел на кровать, пытаясь проанализировать их.
        Почему он оказался в спальне бабушкиного дома в этом ничем не примечательном городе? Неужели его так встревожило намерение старушки ликвидировать часть принадлежащих ей ценных бумаг, чтобы иметь возможность финансировать проект ее новой подруги? Ведь он забыл о всех своих насущных делах, бросился в машину и помчался сюда, дабы исправить положение вещей!
        И что же он обнаружил, приехав сюда?
        Роскошную задорную блондинку с длинными ногами, точеной фигурой и явной готовностью претворить любую его фантазию в жизнь.
        Умную, веселую и очаровательную. Он не мог отрицать этого, да даже и не стал бы пытаться.
        В этом-то и заключалась проблема. В чем он был уверен последние…
        - Неважно, сколько дней,- пробормотал он, сверяясь с календарем,- да сколько бы ни было, это не имеет никакого значения.
        Что действительно имело значение, так это то, что он совершенно забыл, зачем приехал в Аугсбург, о своих подозрениях и намерениях.
        Впрочем, его план не спускать глаз с Эмили Рейне, чтобы она не смогла мошенническим путем обмануть его бабушку или какого-то другого доверчивого пожилого человека, сработал великолепно. Так что ему не стоило беспокоиться об этой стороне дела.
        Что касается других вопросов, которые должны были его волновать… Самый главный из них - что делать с бабушкой? Не может же он, в самом деле, до конца своих дней торчать в этом Аугсбурге! То есть теоретически мог бы, конечно, при своих компьютерах и высокоскоростном Интернете переселиться сюда насовсем, но тогда пришлось бы тратить много времени на то, чтобы добираться до аэропорта, где находится его самолет. Да и о какой работе может идти речь, пока Эмили рядом?
        Коул поднял бровь. Было изначально ясно, что его внезапное увлечение Эмили не закончится к концу недели. Он слишком хорошо знал себя и то, как обычно протекали его романы.
        Эмили Рейне… В то время как расследования Джейсона никаких результатов не дали, а его собственная интуиция говорила, что никакая она не аферистка и ее мотивы исключительно искренни и честны, он пришел логически к интересным выводам. Пятидесятитысячное пожертвование Таинственного Санты выглядело слишком неправдоподобно. Что, если Эмили усмотрела теперь уже в нем самом недурной источник наживы? И хотя фактически Коул не дал Эмили ни единого цента, он открыл ей активный маклерский счет, используя свои деньги. И к тому же предложил бесплатно консультировать ее как опытный специалист.
        - Ну не совсем бесплатно,- признался он себе, улыбнувшись, и взглянул на часы.
        Полчаса вполне хватит на то, чтобы быстро взглянуть в Интернет и проверить общую тенденцию сделок. Тогда, пока он будет ждать Эмили в ресторанчике «У Вито», ему будет о чем подумать, а видит Бог, ему необходимо слегка отвлечься перед тем, как она появится во всем своем очаровании.
        Коул внимательно взглянул на лежащие перед ним на столике бумаги и отпил еще один глоток вина. Отобранные им два варианта не были окончательными, имели свои плюсы и минусы. Одно заведение, которое находилось во Флориде, напоминало круизный лайнер, вытащенный на сушу. Двенадцать столовых, многочисленный обслуживающий персонал, широкий набор медицинских услуг и роскошная территория. Ежемесячная плата тоже была роскошной, но это его не беспокоило. Главное, чтобы бабушка была счастлива. Впрочем, трудно увязать слова Эмили о том, что пожилым людям нужно больше домашнего тепла и уюта, с этим громадным комплексом.
        Второй вариант своими небольшими размерами вполне соответствовал ее критерию. Комплекс располагался в Седоне. Одновременно в нем находилось не более восьми обитателей. Индивидуальная кухня, врачи-физиотерапевты, круглосуточное медицинское наблюдение… Он перечитал описание услуг снова. Ни слова о каких-то запланированных развлечениях. Это, конечно, минус. Стоимость была такой же, как во Флориде, так что вопрос заключался в том, в каком комплексе бабушке будет лучше: в огромном, активном и роскошном или маленьком, интимном и комфортном. Окончательный выбор был, естественно, за бабушкой, но Коул хотел как следует вникнуть в суть дела, чтобы склонить бабушку к правильному решению.
        К столику, за которым сидел Коул, подошел официант.
        - Простите, что беспокою вас, сэр, но вы просили сообщить, когда ваша спутница прибудет сюда.
        - Спасибо,- ответил Коул, сложил бумаги конвертиком и убрал их в карман пиджака.
        Он бросил взгляд сквозь листву растений, окружающих импровизированную беседку, на Эмили, которая шла в его сторону по центральному проходу ресторана. Увидев его, девушка улыбнулась.
        Как и обещала, она была в зеленом платье, бретельки которого были завязаны на шее. Коул не мог определить на расстоянии, насколько легко будет развязать их, но это было не главным. Его взгляд скользнул ниже.
        Юбка Эмили оказалась не настолько короткой или узкой, как он ожидал, но это его не расстроило.
        - Добрый вечер, мисс Рейне,- сказал он и наклонил голову, чтобы запечатлеть легкий поцелуй на ее темно-розовых губах.- Позвольте сказать вам, что вы выглядите в этот вечер абсолютно ослепительно.
        - Спасибо, мистер Престон. Вы и сами довольно привлекательны.
        - К сожалению, все открытые столики были зарезервированы. Надеюсь, ты не возражаешь против кабинета?
        - Здесь просто отлично,- заявила Эмили, усаживаясь.- Прямо как в личных маленьких джунглях,- добавила она, оглядевшись вокруг.- Очень мило. Очень интимно.
        - Мне тоже так показалось,- заявил Коул, садясь рядом с ней.- Я взял на себя смелость заказать нам вино.
        - Ты все предусмотрел?
        - Надеюсь, что так.- Он поднял свой бокал.- За приключение!
        Она легко чокнулась с ним своим бокалом.
        - Слегка опасное. Да, кстати, об опасности.
        - Как там твои электрики? Все закончили?
        - Они наводили порядок, когда я уходила. Поэтому я решила надеть верхнюю юбку. Не хотелось сорвать их работу.
        - Верхнюю юбку?
        - Вроде той, которую надевают на купальник,- объяснила Эмили.- Ее обертывают вокруг талии и застегивают, чтобы выглядеть более прилично в общественном месте.
        - А что под твоей верхней юбкой?
        Она озорно улыбнулась.
        - Очень короткая и очень облегающая юбка.- Эмили помолчала секунду, а потом спросила: - Хочешь взглянуть?
        - Нет.
        Эмили заморгала, оторопев, а Коул наклонился к ней поближе и прошептал:
        - Я хочу увидеть полное разоблачение.
        Метнув взгляд из их укрытия, она потянулась к узкому корсажу юбки. Отведя полы верхней юбки в стороны, она отклонилась назад и закинула ногу на ногу.
        Боже праведный! Она совсем не шутила, говоря о том, какой короткой и облегающей была ее юбка. Его кровь вскипела. Видимо, у него еще и отвисла челюсть, потому что Эмили тихо засмеялась и потянулась за своим бокалом.
        - Ну, а как там поживают мои ценные бумаги?- спросила девушка, сделав глоток.
        - Пока никому из маклеров ничего не удалось достичь,- объяснил Коул, благодарный ей за то, что она так своевременно переменила тему.- Ты остаешься при своих изначальных финансах.
        - Лодыри!
        Разочарованный вздох… Было непонятно, в самом ли деле она расстроилась или просто продолжала вести маленькую шутливую игру, подтрунивая над ним.
        - Многое может произойти на бирже за ночь - успокоил он ее.- Ты можешь проснуться завтра утром богатейшей жительницей Аугсбурга.
        Ее озорная улыбка была совершенно очаровательной, а восхитительно заискрившиеся глаза заставили сердце Коула отчаянно забиться.
        - Быть богатой совсем не обязательно,- сказала Эмили,- но… желательно.
        Коул засмеялся, наслаждаясь ситуацией. Все-таки как ему повезло, что он встретил ее! Слегка подмигнув ему, Эмили взяла меню.
        - Вообще-то я не очень проголодалась, но нам, наверное, все же следует хоть что-то заказать.
        - Согласен.
        Коул открыл свое меню.
        - И что тебе понравилось?
        - Ты,- честно ответил Коул, бросив взгляд поверх ресторанного прейскуранта.- Замечательное платье!
        - Спасибо. Я надеялась, что ты найдешь его… вдохновляющим.
        - Не то слово.- Он наклонился и прошептал ей на ухо: - Если бы не скорый приход официанта, я бы немедленно дал волю своим рукам.
        Эмили не сказала ни слова, но у нее перехватило дыхание, а взгляд, устремленный в меню, застыл. Улыбнувшись, Коул провел подушечкой большого пальца по облегающему лифу ее платья.
        Девушка сделала глубокий вдох и заерзала.
        - Так расскажи мне о компаниях, в которые ты вложил свой капитал,- попросила она тихо, отгородившись от его руки с помощью меню.
        - Закажем цыпленка,- со смехом произнес он, убрав руку.
        - Я брала цыпленка табака, когда в последний раз ела здесь. Это было вкусно, но мне хотелось бы теперь попробовать что-то другое.
        - Лазанья тоже неплохая вещь.
        - Да, но это тяжелое блюдо. Я не хотела бы, чтобы к концу ужина меня стало клонить в сон.
        - Это было бы неприятно.
        - Пожалуй, я взяла бы креветок с чесночным соусом. А ты?
        Он хмыкнул.
        - Я к твоим услугам в любое время. Только скажи слово, дорогая Эмили, и нас здесь не будет.
        Она бросила на него едва ли не зловещий предостерегающий взгляд и отложила меню в сторону.
        - Так расскажи мне о своих компаниях, которые ты спонсировал.
        - А ты упрямая штучка, не так ли?
        - Бываю иногда.
        - Я заметил. А еще ты склонна к риску. Не могу передать тебе, каким возбуждающим я нахожу такое сочетание.
        Не успела Эмили открыть свой прелестный розовый ротик, как к ним подошел официант.
        - Добрый вечер,- сказал он.- Меня зовут Джино, и я буду обслуживать вас сегодня. Вы готовы сделать заказ?
        Коул разлил оставшееся вино в бокалы. Он был нешуточно удивлен. Да и было чему удивляться. Эмили сидела, поставив локти на стол и опершись подбородком на сплетенные пальцы, и задавала вопросы о рискованных финансовых проектах, а ему казалось, что это самый сексуальный разговор за ужином в его жизни!..
        - Итак, подведем итоги,- сказала она весело, пока официант бесшумно убирал тарелки со стола.- Ты собираешься инвестировать луизианскую компанию по переработке сахарного тростника?
        - Пока не решил,- признался Коул.
        - А что мешает тебе принять решение? Несовершенство технологии?
        Он покачал головой.
        - Нет, технология себя прекрасно зарекомендовала. За последние пять лет компания построила в Бразилии десяток предприятий по выработке биотоплива и считается лучшей в этой области.
        - Так что тебя сдерживает?
        - Я не уверен, что наше правительство станет поддерживать в качестве источника сырья для биологического топлива что-то помимо кукурузы,- объяснил он.- Никто не защищает интересы людей в Луизиане, которые выращивают сахарный тростник.
        - Но,- задумалась Эмили,- если ты сделаешь на них ставку и они добьются таких же успехов, как в Бразилии…
        - Тогда это будет моим самым выгодным вложением за последние несколько лет.
        - А сколько надо вложить?
        - Десять миллионов изначально, а если дело пойдет, то больше.
        - А ты можешь позволить себе потерять десять миллионов?
        Он хмыкнул.
        - Конечно, это бы меня не обрадовало, но я мог бы пойти на такой риск.
        - Мой голос считается?
        - Нет,- сказал он, зная, что бы она предложила.- Извини.
        Эмили глубоко вздохнула.
        - Верь мне.
        - Да? Насколько?
        В ожидании ее новых провокационных вопросов он приблизил свои губы к ее губам. Обвив рукой ее талию, он прижал девушку к себе.
        Голоса посетителей напомнили ему о том, что они находятся в ресторане. Когда он провел ладонью по ее кудрям, она слегка отстранилась, взглянула ему в глаза и прошептала:
        - Я готова к десерту. А ты?
        Коул улыбнулся.
        - Только расплачусь, и мы сразу же уедем.
        Достав из бумажника стодолларовую банкноту, он бросил ее на стол, встал и помог Эмили подняться. Девушка потянулась за своей верхней юбкой, собираясь снова ее надеть.
        - И не пытайся,- сказал Коул, отнимая у нее эту юбку.
        Эмили задумалась на долю секунды, потом сладострастно улыбнулась ему и, слегка пожав плечами, взяла его под руку со словами:
        - Спорить - только напрасно время терять.
        Перекинув через руку ее верхнюю юбку, Коул вошел в лифт и встал у стенки возле панели с кнопками. Не сводя с него горящих изумрудных глаз, Эмили протянула руку и, не глядя, нажала кнопку второго этажа. Двери бесшумно закрылись. Когда лифт двинулся вверх, уголки ее губ дрогнули в озорной улыбке.
        Ну разве мог Коул разочаровать ее? Он нажал на кнопку «стоп»…


        Глава шестая
        Жизнь хороша. Эмили, лежавшая в постели, закинула руки за голову, с улыбкой подняла глаза к потолку и прислушалась к шуму воды в ванной комнате.
        Но, как и все хорошее… Девушка вздохнула и встала. Уже давно рассвело, и дела ждали их. Пока Коул не вышел из ванной, она решила собрать его разбросанные вещи. Эмили накинула шелковый халатик и, завязывая пояс, вошла в гостиную.
        Она засмеялась, увидев дорожку из вещей от входной двери к спальне. Это о многом говорило… Наклонившись, она подобрала его носки, потом брюки. Следующей была рубашка, лежавшая в нескольких шагах от галстука. Последними были его туфли, Пиджак находился у входной двери, рядом с ее платьем.
        Она подняла его пиджак и хорошенько встряхнула. Из кармана выпали сложенные конвертиком бумаги и с глухим стуком ударились об пол. Эмили подняла бумаги и, собираясь положить их в карман пиджака, автоматически скользнула взглядом по тексту. Затем нахмурилась, развернула листы и прочла более внимательно.
        Черт. Сначала она решила, что уберет эти злополучные листки, притворится, что никогда не видела их, и будет вести себя так, словно ничего не знает. Но так притворяться просто немыслимо! Вовсе не так она планировала закончить их совместную ночь. А как ей вести себя сегодня, встретив Иду? Как рассказать Иде о том, что она нашла? Но ведь она нашла и знала, что это значит. Необходимо немедленно все выяснить!
        Она принесла вещи Коула в спальню, снова встряхнула и положила на кровать. Шум воды в ванной стих, когда. Эмили села на край кровати, развернула бумаги и стала их изучать.
        Центр во Флориде был чем-то средним между казино и круизным лайнером.
        Центр в Седоне… Почему-то у нее возникло такое чувство, что его владельцам не удалась попытка создать приют для породистых собак и тогда они решили заработать на доме для престарелых. Эмили не была уверена, что в этом они преуспеют больше.
        Девушка сложила обе распечатки в аккуратный квадратик и тут только заметила, что Коул уже вышел из ванной и стоял на пороге, обмотав полотенце вокруг талии. Второе висело у него на шее. Проводя пальцами сквозь спутанные волосы, он смотрел на бумаги, которые Эмили все еще держала в руке.
        Она была поймана. Он был пойман. Не было никакого смысла отрицать, что оба они понимают, что происходит.
        Эмили бросила бумаги на кровать.
        - Это выпало из твоего кармана, когда я подбирала твою одежду. Еще одна твоя рискованная финансовая затея?- спросила она в надежде, что услышит ответ, который чудесным образом успокоит ее.
        - Ты прекрасно знаешь, что нет,- ответил Коул, подходя к кровати.
        С одной стороны, ее обрадовала его честность, с другой - она с ужасом поняла, что они потеряют, вступив в борьбу из-за Иды.
        - А что думает Ида об этих центрах?
        Коул взял рубашку и ответил:
        - Я еще не обсуждал ничего с ней.
        - Славный выбор,- сухо заметила Эмили, подняв бровь.- На твоем месте я бы хорошенько подумала, прежде чем выбросить родную бабушку на свалку.
        - Эти центры никак нельзя назвать свалкой,- возразил Коул, застегивая рубашку, и протянул ей бумаги, словно она не видела их раньше.- Уютно, комфортно… Ты подробно прочитала, какие услуги они предлагают постояльцам?
        Он так настойчиво потрясал бумагами перед ней… Эмили со вздохом взяла их, моля Бога о том, чтобы Он дал ей терпение. Когда девушка прочитала все во второй раз, Коул застегнул последние пуговицы своей рубашки.
        - Хорошо,- сказала Эмили, кладя бумаги перед собой на постель.- Я все прочла. А теперь позволь задать тебе один вопрос, Коул… Для чего тебе тратить четыре тысячи долларов в месяц на то, чтобы Ида жила в одном из этих центров, когда она может иметь практически все то же самое за гораздо меньшую сумму там, где живет сейчас?
        - Ты ничего не понимаешь!- прорычал Коул, закатывая рукава рубашки.
        - Вероятно. Просвети меня.
        - Она моя бабушка, а не твоя.
        - Но Ида моя подруга, и я могу поспорить с тобой, что она скорее умрет, чем согласится переехать в дом престарелых.
        - Эти центры вряд ли отвечают твоему понятию о домах престарелых.
        Едва сдержавшись, чтобы не спросить его, бывал ли он хоть раз в подобном доме, Эмили решила подойти к этому вопросу издалека.
        - Да что ты? У них есть детские сады и ясли на территории? И программа продленного дня для детей тех родителей, которые заняты на работе? А девочки из отряда бойскаутов продают там печенье и воздушную кукурузу?
        - Это центры для пожилых людей,- буркнул Коул, садясь на кровать спиной к Эмили и натягивая брюки.- И это те места, куда люди приходят жить, чтобы им не надо было покупать навязанное им печенье и воздушную кукурузу, которые им совершенно не нужны. Или терпеть плохо воспитанных малышей и подростков.
        - Возможно, отчасти и так, но в основном это те места, Коул,- сказала Эмили терпеливо,- куда люди идут, чтобы иметь возможность умереть не на руках своих близких из стремления причинить им как можно меньше беспокойства.
        Коул встал и быстро застегнул брюки.
        - Это места, где пожилые люди чувствуют себя спокойными и защищенными.
        - Защищенными от чего?- спросила Эмили.
        Коул посмотрел на нее так, словно она не должна была задавать такой вопрос. А она задала, поскольку не знала, что он имел в виду.
        - Только не говори мне, что ты считаешь, будто за каждым кустом притаился серийный убийца, готовый выскочить из засады и забить до смерти бабушку, идущую к почтовому ящику за чеком социального обеспечения.
        - Ты говоришь ерунду!..
        - Так ответь,- сказала она.- И ответь честно. От чего надо защищать Иду?
        Коул снова сел на кровать и взял свои носки.
        - От назойливых просителей.
        - Что?- остолбенев, спросила Эмили.- Ты считаешь, что она не должна общаться с людьми?
        Опустив плечи, он тяжело вздохнул.
        - Бабушка - и это общеизвестно - чрезмерно доверчивый человек. Ты знаешь обо всех этих просьбах, которыми осаждают ее постоянно? Дети-инвалиды, дети-погорельцы, дети слаборазвитых стран, сироты, солдаты, моряки, миссионеры, дельфины, акулы, бизоны, слепые собаки, бесхвостые кошки, леса Бразилии, льды Антарктики…
        - Я поняла, Коул,- мягко перебила Эмили.
        Он покачал головой.
        - К тебе лично обращаются из Смитсоновского института, когда дело касается витражей. Это отлично. Это то, чем ты зарабатываешь на жизнь. А моя бабушка - объект для каждого душевнобольного человека и всех известных человечеству благотворительных фондов. Им нужны деньги, и они пишут письма Иде Бентли.
        Коул вздохнул и снова взъерошил пальцами волосы.
        - Господи, Эмили, в ее шкафу и сейчас полно коробок из-под обуви, доверху набитых адресами несуществующих организаций.
        - Совсем не каждый благотворительный фонд безумный или фальшивый,- возразила Эмили, пытаясь помочь Коулу справиться с ситуацией, которая его явно измотала.
        - Проблема в том,- печально сказал он,- что моя бабушка доверяет всем и каждому. В прошлом году она купила шесть телок для какой-то гватемальской деревни, восемь пар кроликов для деревни, расположенной где-то в Индии, и оплатила пластическую операцию троих сирот с «заячьей губой» в Нижней Трансильвании. А может быть, это было в Верхней Трасильвании, не знаю, да и знать не хочу. Важно то, что все вместе это обошлось ей в пятнадцать тысяч.
        - У нее не было таких денег?
        - Деньги у нее есть,- мрачно сказал он.
        - Тогда в чем проблема, Коул?- удивилась Эмили.- Это ее деньги, и она может тратить их так, как хочет. Ида явно считает, что помогает миру, выписывая эти чеки. Что здесь плохого? Мы все хотим, чтобы мир стал лучше.
        Коул натянуто улыбнулся.
        - В прошлом году к ней обратились также группа людей, захотевших объявить вне закона двигатель внутреннего сгорания, группа людей, издающих словарь языка общения китов, группа, которая взорвала три клиники планирования семьи…
        - Я слышала об этом,- подтвердила Эмили, неожиданно поняв, что его беспокойство имеет под собой реальную почву.
        Ведь если затеи выходят за рамки эксцентричных, они становятся опасными.
        - Щедрость Иды Бентли взрывоопасна,- продолжал Коул, шагая из угла в угол.- И скажу тебе, ты не представляешь, что такое настоящий кошмар, до тех пор, пока на пороге твоего дома не возникнут агенты ФБР и не начнут задавать тебе вопросы о подрывной деятельности твоей бабушки.
        - Я понимаю твою озабоченность,- сказала Эмили.- Но почему ты считаешь, что переселение Иды в дом престарелых что-то изменит? Разве там отслеживают почту обитателей?
        - Я не знаю,- сказал Коул, снова сев на кровать.- Это один из многих вопросов, которые я собираюсь выяснить перед тем, как приду к какому-то решению. Разумеется, с моей стороны просто необходим особый надзор за бабушкой…
        - Ну, надзирать можно и здесь. Нет никакой нужды отправлять Иду в ссылку.
        - Это не ссылка. Это чрезвычайно привлекательные места.
        - Но не для жизни, Коул. Моя бабушка давно умерла. Я уже это проходила. Эти дома не что иное, как очень дорогие, очень прибыльные склады для старых людей в конце их жизненного пути. Начинается с отдельного жилья, потом тебя переселяют в эдакую больничную палату, потом в приют, а потом отправляют в машине в морг.
        Похоже, он, по крайней мере, задумался над ее словами. А может быть, просто сосредоточился на надевании носков и ботинок?..
        - А какая альтернатива?- спросил Коул.
        - Остаться в своем доме, жить своей обычной жизнью. Организовать уход на дому, если потребуется, а если нужен более интенсивный или профессиональный уход, чем может обеспечить приходящий специалист… вот тогда-то и подумать о приюте. Но не стоит торопиться с этим.
        Коул встал, взял бумаги с кровати, сложил их и убрал во внутренний карман пиджака. Он старался не смотреть в сторону Эмили.
        - Почему бы тебе не сходить к нашему здешнему почтальону,- мягко предложила девушка,- и не узнать, возможно ли как-то отслеживать эти назойливые просьбы?
        Он поднял на нее глаза.
        - А к кому мне обратиться, Эмили, по поводу бесконечных воззваний каждого телевизионного канала? И к кому обратиться, чтобы ей не стучали в дверь разные мошенники, предлагающие починить крышу, подстричь деревья или покрасить дом?
        - Может быть, нанять ей эдакого финансового советника?
        - Ты так думаешь?
        Эмили не обратила внимания на его сарказм и бодро добавила:
        - Что вполне возможно и без того, чтобы перевернуть всю ее жизнь, отправив доживать в дом престарелых.
        - Но для этого надо заручиться ее согласием, а я не верю, что она согласится на какой-либо финансовый контроль.
        - Тогда тебе просто придется найти способ ограничить ее доступ к чекам,- дипломатично предложила Эмили, вставая с постели.- И к кредитным карточкам тоже, как я понимаю.
        Коул вновь натянуто улыбнулся.
        - Она использовала кредитную карточку, переводя деньги на счет террористической группы. ФБР потребовалось пять секунд на то, чтобы найти ее данные, и минут десять на то, чтобы выяснить в кредитной компании мою фамилию. Теперь действие всех ее кредитных карт блокируется, если она пытается оплатить какую-то сомнительную затею, а ее просьбы заменить кредитную карту игнорируются.
        - Похоже, все действительно непросто… Тебе не позавидуешь.
        - Да уж…
        Эмили подошла к нему и обвила руками его талию.
        - Ты хороший человек, Коул Престон,- сказала она, улыбнувшись.
        Он обнял ее и попытался улыбнуться в ответ.
        - Я жестокосердный мерзавец, который хочет отправить свою бабушку на свалку, помнишь?
        - Да, но я уверена, что ты обдумаешь все варианты и выберешь лучший. Ты не предпримешь ничего, что бы сделало Иду несчастной. Если я могу чем-то помочь, только скажи.
        - Что бы ты предпочла? Убрать почтальона или выкрасть почтовую сумку?
        Эмили усмехнулась.
        - И то и другое - федеральные преступления. Я уверена, что мы можем придумать решение, которое не приведет нас в тюрьму.
        - По крайней мере, ФБР будет знать, где найти меня.
        Она засмеялась и обняла его.
        - Пусть все идет своим чередом, Коул. Ни к чему заранее думать о неприятностях. Когда придет время по-настоящему позаботиться об Иде, ты сразу поймешь, что нужно делать. Этот день еще не наступил.
        - Ты в этом уверена?
        - Абсолютно.
        - Спасибо, Эмили,- прошептал он и приблизил свои губы к ее губам.
        - Ау! Эмили! Ты здесь?
        Коул отпрянул и поднял бровь. Они одновременно взглянули в сторону входной двери и обнаружили недоуменно моргающую Бэт, стоящую на пороге с зеленым платьем в руках.
        - Кончен бал,- сказала Эмили с грустной улыбкой, разжимая свои объятия.- Пойдем, познакомлю вас.
        - Черт возьми, Эм,- выдохнула Бэт, когда - они приблизились к ней.- Мне очень жаль. Я же не знала. Даже не подозревала!
        - Все в порядке,- успокоила ее Эмили.
        - Да,- добавил Коул.- Хотя история была бы совершенно другой, если бы мы все еще висели на люстре.
        Бэт тут же подняла глаза к потолку и посмотрела на стеклянный плафон, закрывающий единственную лампочку.
        - Он шутит,- успокоила подругу Эмили.- Бэт, познакомься. Это Коул Престон, внук Иды Бентли. Коул, а это - моя подруга Бэт Хардести, человек, совершенно лишенный воображения и понимающий все буквально.
        Коул с улыбкой шагнул вперед, протянул руку и произнес:
        - Приятно познакомиться, Бэт.
        - Мне тоже,- смущенно сказала она.- Очень надеюсь, что ничему не помешала.
        - Совершенно,- сказал он, чмокнув Эмили. в щеку.- Жизнь просто идет своим чередом. До вечера?
        Эмили, которую переполняли чувства, кивнула.
        - Я буду здесь.
        - Счастливо,- бросил Коул, направляясь к входной двери.- Не нападай на почтальонов без меня!
        Эмили засмеялась. Она проводила его взглядом до лифта и помахала рукой.
        - На почтальонов?
        - Слишком долго объяснять,- ответила Эмили, закрывая дверь и беря свое платье из рук подруги.- Пожалуй, я оденусь.
        Бэт кивнула и направилась в кухню со словами:
        - Пожалуй. Мне кажется, что Аугсбург еще не готов считать легкомысленный пеньюар приличной дневной одеждой.
        - Он совсем не легкомысленный,- возразила Эмили, идя в спальню.
        - Легкомысленный.- Бэт доставала кусок сыра из холодильника.- Интересно, сколько может стоить вещь, на которую пошло так мало материи? А он того стоил?
        - Ах…- Эмили остановилась в дверях спальни.
        - Больше ничего не говори,- проворчала Бэт, вынимая нож из ящика.- А то я порежусь.
        Эмили, улыбаясь, вошла в спальню, чувствуя необыкновенный подъем. Собирая влажные полотенца Коула, она нашла забытый среди смятых простыней галстук. Она схватила его и глубоко вдохнула пьянящий аромат одеколона. О да, он, безусловно, стоил ее нового белья.
        Может, ей как бы случайно забыть каталог белья на кофейном столике перед его приходом сегодня? Непринужденно обсуждая возможные приобретения, можно было бы выяснить, как долго он собирается быть тут. Что, если неделю?.. А если…
        Эмили остановилась, сделала медленный глубокий вдох и вздернула подбородок. Они провели ночь вместе. Потрясающую ночь, да, но это еще не основание для умной женщины полностью обновлять свой гардероб. Даже ради недели удовольствий и захватывающих дух игр. А она в глубине души не надеялась, что умопомрачительный секс может перерасти в долговременные отношения, которые могли бы продолжаться за стенами спальни.
        - Выброси из головы идею с каталогом,- пробормотала девушка, открывая ящик комода и доставая свои вещи.- Довольствуйся тем, что есть, и не жадничай.
        Подумать только! Он умудрился вспомнить почти все слова забавной детской песенки к тому времени, как подошел к дому бабушки. Это была песенка из его прошлого, из его детства. Он сидел на полу бабушкиной квартиры на сорок втором этаже дома на Манхэттене и смотрел старый диснеевский фильм…
        - Какой чудесный день!- сказал Коул, входя в дом.
        - Привет, дорогой!- отозвалась его бабушка из столовой.
        - Привет!- сказал он, вешая пиджак на спинку стула и глядя на то, как Ида сортирует какие-то бумаги на столе.- Я вижу, что сегодняшняя почта уже пришла.
        - И в ней много хорошего,- радостно ответила старушка. Она протянула внуку небольшую треугольную коробку из кедра, на крышке которой значилось название какого-то индейского племени. Коул никогда ничего не слышал о нем. Он открыл крышку и обнаружил там аккуратно уложенные карандаши, тоже из кедра и тоже с названием этого племени.
        - Это подарок, как я понимаю?
        - В прошлом месяце я отправила им тридцать долларов на внедрение программ по профессиональному обучению.
        Коул тяжко вздохнул и взглянул на коробку с карандашами, которую держал в руке.
        - Ты могла купить это в любом магазине канцтоваров меньше чем за доллар.
        - То, что там продают, не из кедра,- возразила. Ида, продолжая сортировать почту.- И на них не написано название племени.
        - Это не имеет значения, тебе не кажется?
        Старушка подняла глаза. Взгляды бабушки и внука встретились.
        - Нет, Коул, я думаю, что в этом-то как раз и дело. Карандаши, которые продают в магазине, не помогают никому, кроме отправителя и получателя. А эти помогают неимущим молодым мужчинам и женщинам освоить ремесло.
        Например, ремесло мошенников, с досадой подумал Коул.
        - Ну, хорошо,- сказал он, решив избежать ссоры.- Принято. Еще что-то?
        Он мысленно выругал себя в ту же секунду, как эти слова сорвались с его языка.
        - Собираешься прочитать мне еще одну лекцию о бдительности в благотворительном деле?- сухо спросила бабушка.- Не знаю, сколько раз я уже извинялась за ту злополучную группу террористов. Я понятия не имела, что это были за люди, и искренне верила, что финансирую покупку плетеных детских колыбелек и купальных простынок.
        Коул поднял руки в знак того, что сдается.
        - Никаких лекций, бабушка. Обещаю.
        - Спасибо.- Ида улыбнулась, и ее голубые глаза засияли.- Как прошел ваш ужин прошлым вечером?
        Ага! Начался допрос с пристрастием.
        - Славно,- уклончиво ответил он, зная, впрочем, что бабушка не оставит его в покое.
        - Что вы заказывали?
        Черт! Он сразу вспомнил о том, как Эмили приближалась к нему в своем убийственном платье…
        - Вы ведь ходили ужинать, правда?
        - Да, конечно. Я просто не…- Придумай что-то, шепнул ему внутренний голос.- Телячьи котлеты. Было очень вкусно.
        - А Эмили тоже понравилось?
        - Да, по ее словам.
        - А как она сегодня утром? О, это что-то новенькое!
        - Не знаю,- ответил Коул, небрежно пожав плечами.
        Брови бабушки медленно поползли вверх.
        - У Эмили все прекрасно, и это все, что я могу тебе сказать.
        - Ты собираешься увидеться с ней сегодня вечером?
        - У нее сегодня будет работать бригада кровельщиков. Не знаю, будет ли она в состоянии пойти куда-то вечером или так измотается, что рухнет спать. Буду действовать по обстоятельствам.
        Ида медленно кивнула, как делала раньше, когда внук утверждал, что это не он съел последние шесть трюфелей из коробки. А ведь оба они знали, что, кроме него, в доме никого не было!
        - Кстати, насчет сна. Судя по твоему виду, тебе тоже не повредит хорошенько выспаться.
        - Попробую, бабушка,- сказал Коул, усмехаясь.- Пойду сделаю себе какой-нибудь тостик. А ты не хочешь?
        - Спасибо, нет. Я уже давно позавтракала.
        «Давно позавтракала» означало, что ему, судя по всему, было не до завтрака. Он ничего не ответил, только ласково улыбнулся и оставил бабушку наедине с ее мыслями.
        Коул намазывал себе арахисовым маслом уже третий тост, когда дверь столовой распахнулась и ударилась о кухонную стойку.
        - Коул!- Глаза старушки гневно сверкали.
        - Да?- ответил он, прокручивая в голове все свои последние прегрешения и прикидывая, о скольких из них Ида могла знать.
        Она бросила до боли знакомые бумаги на стойку рядом с масленкой.
        - Я не собираюсь в дом для престарелых. Ни в какой. Никогда. Останусь в этом доме до тех пор, пока за мной не приедут санитары, чтобы отвезти в морг.
        Коул взглянул на бумаги.
        - Ты проверяла мои карманы?- спросил он единственное, что пришло ему в голову.
        - Я собиралась подгладить твой пиджак.
        Ох уж эти женщины со своим извечным стремлением подгладить что-то!
        - Я думаю,- начал Коул осторожно,- нам есть что с тобой обсудить, бабушка. Не обязательно прямо сейчас, но… Ты не вечно будешь способна…
        - Этот разговор может состояться в любое время, когда ты захочешь, Коул. Но не жди, что мы поймем друг друга. Переезд сюда был последним в моей жизни. И я не уеду отсюда до тех пор, пока мое многострадальное тело не вынесут из этого дома на носилках вперед ногами.
        И с этим заявлением Ида повернулась и гордо вышла из кухни. Коул откусил кусок тоста и начал медленно жевать, задумавшись над всеобщим, по-видимому, женским отвращением к идее жизни в приюте для престарелых.
        Может, женщинам отвратительна мысль об общих столовых? Или о том, что в домах престарелых, как правило, на одного мужчину приходится десять дам, и они не хотят провести свои последние годы в постоянных раздорах? Да он не мог и представить, чтобы его бабушка не была постоянно в центре внимания и при этом все мужчины не были бы у ее ног и не умоляли ее оказать им честь.
        Какова бы ни была причина такого женского интуитивного неприятия… Коул собрал бумаги, которые бабушка швырнула на стойку, и выбросил их в мусорную корзину.
        - Ну вот,- сказал он сам себе, откусывая следующий кусок,- ни слова больше об этом.
        Ему надо было прислушаться к Эмили и выбросить все прайс-листы еще тогда, когда он был у нее. Эмили действительно хорошо знает жизнь и людей.
        Решив, что проблема решенаа Коул доел тост, стер со стола крошки и пошел в свою комнату, чтобы подремать. Существовал шанс, что Эмили не придется весь день таскать по крыше банки с горячей смолой и она не будет валиться с ног от усталости ко времени ужина. По дороге к ней он купит в магазине какие-нибудь сэндвичи и, может быть, упаковку хорошего импортного пива. Они могли бы провести спокойный вечер вдвоем и поболтать, уютно устроившись на ее диване… Коул усмехнулся. Срочные сделки, товарные биржи, курсы иностранных валют и курс китайского юаня. После разговоров на эти темы он сможет делать с ней все, что захочет!..
        Коул задремал. Безлюдный пляж на Гавайях, пальмы и волны… Эмили, на которой нет ничего, кроме гирлянды цветов на шее… Но почему вдруг в его райский сон что-то врывается?
        - К-Коул…
        И вот снова:
        - К-Коул… П-п-проснись…
        Кто-то тряс его за плечо. Он попытался открыть глаза. Его бабушка сидела на краю кровати. Она держала его одной рукой за плечо, другая рука безжизненно висела плетью. У него сразу же упало сердце. Он сел и взял ее руку в свои.
        - Что случилось, бабушка?
        - Что-то…
        Старушка прерывисто вздохнула. Тонкая струйка слюны текла из уголка ее рта.
        - А ну-ка улыбнись,- приказал Коул, вынимая мобильный телефон. Ида попыталась, но, как он и предполагал, ей подчинилась только одна сторона лица.
        - Соедините со «скорой»!- едва не прокричал Коул в трубку.
        Не дожидаясь вопроса о том, что случилось, он выпалил адрес, фамилию и возраст бабушки и едва сдержал рыдания, выговаривая это пугающее ужасное слово - инсульт.


        Глава седьмая
        Эмили захлопнула дверцу машины и торопливо пересекла больничную парковку. В одной руке она сжимала ключи от машины, в другой держала сумку. Широкие двери приемного отделения раздвинулись, чтобы пропустить бригаду «скорой помощи», выкатывающую пустые носилки к санитарной машине. Эмили вошла, остановилась пред окошком регистратуры и выдохнула:
        - Ида Бентли.
        Женщина за окошечком долго вглядывалась в нее, потом медленно повернулась на вращающемся стуле, чтобы взглянуть на список на экране компьютера. Вновь повернувшись к девушке, она сложила руки на столе и сказала:
        - Она на обследовании. Если…
        - В каком кабинете?- нетерпеливо спросила Эмили.
        - К пациентам допускаются только ближайшие родственники.
        - Я. родственница,- не моргнув глазом солгала Эмили.- Это бабушка моего мужа.
        Женщина снова повернулась к экрану компьютера.
        - Ваша фамилия?
        - Эмили Престон,- ответила Эмили.- Ее внук Коул - мой муж. Мы - единственные ее родственники. Мне сказали, что Коул приехал вместе с ней на «скорой».
        Женщина чуть кивнула в сторону дверей и рассеянно нажала красную кнопку на своем столе со словами:
        - Комната номер три, вторая слева.
        - Спасибо!
        Вне себя от волнения, Эмили открыла дверь под номером «три». Никакой кровати там не было, только пустое пространство на том месте, где она должна была бы быть. Коул сидел на синем пластмассовом стуле у дальней стены, поставив локти на колени и обхватив руками голову.
        Эмили помедлила, сделала долгий медленный вдох, чтобы успокоиться, и только потом тихо позвала:
        - Коул!
        Руки мужчины взметнулись, словно в него выстрелили. Глаза Коула покраснели, темные ресницы слиплись от слез. Он проглотил подступивший к горлу ком, потер глаза и снова взглянул на нее.
        - Где Ида?
        - Ей делают компьютерную томографию,- сказал он, медленно вставая.
        - Что случилось?- Эмили бросила свою сумку на другой стул и шагнула к нему.- Она упала?
        Коул развел руки в стороны и, обняв ее, ответил:
        - У нее был инсульт.
        Прижавшись щекой к груди Коула, Эмили слышала и чувствовала, как тяжело и учащенно бьется его сердце.
        - А врачи еще не определили, насколько это может быть серьезно?- спросила она, стараясь с ходу узнать как можно больше о здоровье своей дорогой подруги.
        - Я ничего не знаю, Эмили,- ответил он напряженным голосом, теснее прижимая девушку к себе.- Ничего.
        Она слегка высвободилась, чтобы встретиться с ним взглядом.
        - А что тебе сказали Тим и Лэрри?
        Нахмурившись, он задумался.
        - А кто это?
        - Тим и Лэрри - это работники «скорой помощи», которые приезжали за Идой и привезли ее сюда. Они сказали что-нибудь?
        Коул отпустил ее и начал медленно ходить из угла в угол.
        - Сейчас подумаю,- начал он.- Они вошли, осмотрели бабушку, спросили у меня, когда появились первые симптомы, а потом положили ее на носилки. Я не мог ничего сказать им точно, Эмили. Бабушка была в полном порядке, когда я вошел в дом сегодня утром. Потом она разбудила меня, ее речь была смазанной и замедленной, а одна сторона тела безжизненной…
        - Ты смог сказать им примерное время, прошедшее между этими двумя ее состояниями?
        - Я сказал, что часа два. Но, честно говоря, не знаю точно. Я не посмотрел на часы перед тем, как лег.
        Эмили пыталась вспомнить поминутно все, что делала сегодня утром, в надежде точнее определить, сколько времени ушло на то, чтобы вызвать к Иде помощь. Коул произнес еще более напряженным, чем раньше, голосом:
        - Боже, Эмили, я не представляю, как она смогла добраться до моей комнаты в таком состоянии… Господи, какой же я негодный внук!
        - Коул,- твердо сказала Эмили,- не твоя вина в том, что Иду настиг удар.
        - Да? Хочешь, поспорим?
        Прекрасно понимая, что никакие доводы и логика тут не помогут, Эмили решила задать дурацкий вопрос:
        - Ты ведь не выбросил коробки с адресами ее просителей, правда?
        Он улыбнулся. Искренне. Но улыбка быстро померкла.
        - Она нашла те бумаги о домах престарелых в кармане моего пиджака. И это не доставило ей радости. Давление, видимо, подскочило.- Он взъерошил свои волосы.- Господи, ведь ты предупреждала меня, а я тебя не послушал!..
        - Ну, если ты, конечно, не вытащил чемоданы Иды и не начал паковать ее вещи, не думаю, что тебя можно считать причастным к ее инсульту.
        - Нет,- сказал он, качая головой.- Я сказал только, что вариант с домом престарелых - это то, что нам нужно когда-нибудь обсудить. Теперь я понимаю, что мне не следовало говорить этого.
        Эмили села на пластмассовый стул.
        - Неужели тебе всегда было присуще такое обостренное чувство вины?- спросила она, снова наблюдая за его хождением из угла в угол.
        - Здешний доктор вообще мало что сказал,- вновь заговорил Коул.- Просто провел два быстрых теста на рефлексы, проверил глаза и сердце, и они рысью увезли ее отсюда.
        - Ну, по крайней мере, не галопом,- сказала Эмили.- Вот это было бы плохо. А Ида находилась в сознании?
        Коул кивнул.
        - Бабушка помахала мне рукой, когда они везли ее на компьютерную томографию. Она что-то сказала, но ее речь была так смазана, что я не понял ни слова.
        - Никто не говорил, сколько времени занимает эта процедура?
        - Нет. Никто мне ничего не говорил, Эмили.
        В глазах Коула застыло отчаяние.
        - Так вот. У меня есть для тебя небольшая новость…- начала Эмили.
        Коул замер на месте и в упор посмотрел на девушку.
        - Ты же не можешь сообщить мне, что беременна. Как ты могла узнать так скоро?
        Господи, полное отсутствие логики! Для промышленного магната его реакция на «небольшую новость» никуда не годилась.
        - Нет, я не беременна,- успокоила она его.- Но на случай, если кто-нибудь здесь тебя спросит, я - твоя жена.
        Коул уставился на девушку в недоумении.
        - Мне пришлось представиться миссис Престон, чтобы меня пропустили сюда,- объяснила Эмили.- Допускаются только близкие родственники. Наверное, мне надо было сказать, что я тоже внучка, но это не приходило мне в голову до сих пор.
        Он кивнул. Очень-очень слабо, очень-очень медленно…
        - Спасибо, что пришла.
        - Я примчалась, как только услышала, что Иде вызвали «скорую». И останусь здесь до тех пор, пока буду тебе нужна.
        - А как же твоя бригада кровельщиков?
        - К моему удивлению, они сказали, что делали такую работу сотни раз и им не нужно от меня никакой помощи. Я была поражена.
        Он улыбнулся.
        - Вы неподражаемы, Эмили Рейне.
        - Да, знаю,- ответила она.- Ты говорил мне это прошлой ночью. Дважды, насколько я помню.
        - Сейчас это совсем другое.
        Эмили пыталась решить, хочет ли, чтобы он объяснил свои слова, когда в дверь постучали и на пороге комнаты возник высокий худощавый мужчина в синих бахилах, державший в руке медицинскую карту. Эмили встала. Она вгляделась в лицо вошедшего, готовая к тому, чтобы увидеть предательские признаки плохой новости. Но не увидела. Мужчина был спокоен и умиротворен. Девушка прислонилась к стене, чтобы не упасть от охватившего ее чувства облегчения.
        - Мистер и миссис Престон?- спросил мужчина.
        - Да,- ответил Коул.
        - Я доктор Уилсон, невропатолог,- представился он, затем раскрыл медицинскую карту.- Я осмотрел вашу бабушку и рекомендую оставить ее здесь на сутки - двое для обследования.
        - Для обследования?- осторожно переспросил Коул.
        Доктор Уилсон начал объяснять:
        - Компьютерная томография показала, что миссис Бентли перенесла так называемый ишемический инсульт. Из двух возможных типов инсультов этот - менее опасный. В то время как его симптомы являются пугающими для всех - потому что обычно все случается внезапно и неожиданно,- своевременное лечение, как правило, помогает предотвратить значительное и необратимое повреждение мозга. Мы ввели все необходимые лекарства, чтобы ликвидировать артериальную блокаду, и ожидаем, что состояние вашей бабушки резко улучшится в течение двадцати четырех часов. Тогда мы решим, какую терапию ей назначить, и выпишем ее. У вас есть какие-то вопросы?
        Эмили понимала, что пока доктор не мог ответить ни на какие вопросы. Вот через двадцать четыре часа…
        - В какой она палате?- спросил Коул.
        - Мы предпочитаем давать медперсоналу время на устройство пациентов. Не следует спешить. Почему бы вам не пойти пообедать? К тому времени, как вы вернетесь, миссис Бентли уже сможет принять посетителей. Но визит тем не менее должен быть коротким. Не стоит ее слишком утомлять. У нее был трудный день, и ей надо хорошо отдохнуть.
        И со словами «До завтра!» врач вышел.
        - Спасибо, доктор,- сказал ему вслед Коул.
        - Спасибо,- добавила Эмили и обняла Коула за талию.- Не знаю, как ты,- сказала она, улыбнувшись,- но хорошие новости всегда возбуждают мой аппетит. А тебе не хочется чего-нибудь поесть?
        - А ты уверена, что новость хорошая?
        - Я уверена, что все могло бы быть намного-намного хуже, Коул.
        - Ты меня убедила,- сказал он, и Эмили почувствовала, как спадает его напряжение. Он поднял бровь и улыбнулся.- Мы с тобой пировали на уединенном пляже, когда бабушка разбудила меня.
        Еще одна из его фантазий. Раз так, она не станет возражать, Пусть удивляет ее. Прямо сейчас…
        - Я думаю, что целого поросенка и горшок гавайского кушанья из корня таро будет найти нелегко, но в квартале отсюда есть одно местечко, где на гриле жарят колбаски и подают сэндвичи со свининой. Подойдет?- спросила Эмили.
        - Все подойдет,- согласился Коул, беря ее за руку.- Мне просто необходимо набраться сил перед тем, как мы пойдем навестить бабушку.
        Он повел ее к двери. Эмили по пути схватила со стула свою сумку. Коул Престон, человек железной воли и острого ума, снова становился собой. Радуясь этому, она молча шла рядом с ним. Они покинули здание больницы и направились в сторону ресторанчика с грилем.
        Перед ними уже стояли подносы с едой, когда Коул наконец заговорил.
        - Ты думаешь, что она поправится, Эмили?- спросил он, гораздо лучше владея собой, чем пять минут назад.- То есть я хочу сказать, ты считаешь, что лекарства, которые ей дали, устранят все нарушения?
        Девушка пожала плечами, продолжая разрезать пополам свой сэндвич.
        - Пока рано что-либо утверждать. Иногда случается чудо, и никаких признаков инсульта вообще не остается. А бывает, что нарушения части мозга все же имеют место, но они компенсируются за счет других частей мозга, и все функционирует почти нормально. А бывает…
        - Бывает что?- спросил он.
        - Все зависит от того, какая часть мозга была поражена и насколько сильно. У моей бабушки тоже был инсульт. Так вот, она частично потеряла способность контролировать свое поведение в обществе…
        - Бедняга!..
        Эмили откусила кусочек сэндвича и помотала головой.
        - Да будет тебе известно, Коул,- сказала она, промокнув уголки рта салфеткой,- что моя бабуля прожила долгую и на самом деле счастливую жизнь после удара.
        - Намного более счастливую, чем окружавшие ее люди?
        Эмили понимала, куда он клонит и о чем спрашивает.
        - Бывали дни, когда она была единственной, кому было хорошо, но в основном было хорошо всем.
        Коул надолго задумался. Эмили уже покончила со своим сэндвичем и доедала капустный салат, когда он прервал молчание:
        - Прости меня за такой вопрос, но как твоя бабушка умерла?
        Он явно не мог не думать о худшем.
        - Бабуля врезалась в автобус.- (Ужас появился на лице Коула.)- Точнее,- добавила Эмили,- стукнула своим ходунком в левую переднюю часть городского автобуса.
        Хмыкнув про себя, Коул покачал головой.
        - И чем вся эта история закончилась?
        - Она ударилась о край тротуара, сломала бедро, и ее положили, в частную клинику, чтобы она там поправлялась. Какое-то время так и было. Но потом ее разум затуманился, и в конце концов бабушка угасла. Говорили о душевном расстройстве.
        - Это многое объясняет, как ты понимаешь.
        Да, она понимала. И может быть, теперь, когда он тоже понимал, он по-иному посмотрит на свое решение относительно бабушки.
        Коул откинулся на спинку стула и задумался. Она увидела, как он погрузился в воспоминания. Его глаза повлажнели, он откашлялся.
        - Всем, что есть во мне хорошего, я обязан своей бабушке,- сказал он, моргая, и потянулся за своим бокалом.
        Сделав глоток, он продолжил:
        - Ребенком я проводил все летние месяцы и праздники с бабушкой. Ни разу в жизни я не слышал, чтобы она сказала хоть одно плохое слово о моей матери или отце. Ни единого. Но когда я оглянулся назад, став взрослым, я понял, что родители были слишком заняты собой. Бабушка заполнила эту брешь. В каждый День благодарения, в Рождество и Пасху мы устраивали обед в приюте для бездомных. Они были такими грязными, жалкими… В большинстве своем сумасшедшими… Не могу сказать, сколько раз я видел, как бабушка садилась рядом с ними, обнимала за плечи и рассматривала вместе с ними потрепанные старые фотографии, которые они доставали из своих котомок. Фотографии их матерей, детей, приятелей военных лет, любимых в детстве собак.- Коул тихо засмеялся.- И она всегда находила время, чтобы их выслушать и пожалеть.- Он облокотился на стол.- Знаешь, у нее всегда была с собой пачка однодолларовых купюр. Сколько денег она опустила в ящики для пожертвований за все годы! Вспоминая об этом, я думаю, что карандаши из индейской резервации лишь капля в море адресованной бабушке благодарности.
        - Карандаши?- повторила она.
        - Три набора адресов и коробка с карандашами из кедра пришли с сегодняшней почтой. Она отправила деньги на профессиональное обучение, а в знак благодарности ей прислали карандаши.
        - Это так важно - сказать «спасибо».
        - И «пожалуйста», а также «разрешите», и «извините», и. «я сожалею». Бабушка всегда была сторонницей хороших манер.- Коул снова засмеялся.- Ребенком я с ненавистью занимался в школе хороших манер мисс Таннер. День за днем меня учили тому, какая вилка для чего предназначена, как пить и есть, как правильно разрезать то, что лежит на тарелке. Представляешь?
        - Не представляю,- смеясь, сказала Эмили.
        - Мисс Таннер напоминала нам каждое утро, что хорошие манеры могут сгладить самые неловкие моменты, открыть такие двери, которые без этого останутся закрытыми, и помогут жить в более цивилизованном и спокойном мире.- Он усмехнулся и вздохнул.- Бабушка поместила в рамку мое свидетельство об окончании этой школы. Когда ты в следующий раз будешь в ее доме, я покажу тебе. Оно висит на стене в моей спальне. Прямо возле двери, чтобы я видел его и помнил об уроках мисс Таннер каждый раз, когда выхожу из дома.
        - И не только об уроках мисс Таннер, но и о том, чему учила тебя Ида.
        Его улыбка немного померкла, но не исчезла.
        - Ты знаешь, что интересно? Для меня, во всяком случае. Самые мои яркие детские воспоминания связаны с теми периодами, которые я проводил у бабушки. Остальное… Я помню, конечно, людей, места, вещи… Но все это мало для меня значит.
        Да, Эмили прекрасно понимала, как такое могло быть. Именно Ида вырастила Коула, отдала ему всю свою душу. Понятно, что бабушка была центром его сердца, его мира, его жизни. И так же понятно, что инсульт, который она перенесла, выбил почву у него из-под ног.
        До сегодняшнего дня Коул по-настоящему не задумывался о том, что Ида стареет и нуждается в заботе. Игнорируя тот факт, что когда-нибудь Ида не сможет сама себя обслуживать, он думал только о том, что ее надо защитить от мошенников, нечистоплотных сборщиков пожертвований и нечестных подрядчиков.
        В тот день, когда Коул столкнулся лицом к лицу с миром без бабушки… Глубоко в душе он знал, что его ждет пустота. И испугался. Страх определил все его дальнейшие действия. Каждый цент заработанных им денег был предназначен для лечения Иды, для приобретения лучших лекарств и любых средств, которые он мог найти.
        Иде очень повезло, что ее любят так глубоко и сильно. Эмили почувствовала боль в груди, и у нее перехватило дыхание. Чтобы не позволить эмоциям захлестнуть ее, она взяла свой бокал, долго тянула напиток через соломинку, а потом спросила первое, что ей пришло в голову:
        - А дедушка когда-то существовал?
        Коул закатил глаза и слегка подался вперед.
        - Они тайно сбежали из дома. Он трагически погиб во время какого-то инцидента, в котором фигурировали трехэтажный дом, рояль и потертая веревка. В Чикаго. За шесть месяцев до рождения моей мамы.
        - Слишком неправдоподобная история.
        - Да, я тоже никогда этому не верил.
        - Понимаешь, в те времена необходимо было иметь хоть какого-то мужа. Судя по тому, что ты рассказал, это была, возможно, единственная уступка общественному мнению, которую твоя бабушка сделала в своей жизни.
        Кивнув, Коул взглянул на часы.
        - Скорее всего, ее уже разместили. Ты готова вернуться?
        - Разумеется. Пошли,- ответила ему Эмили.
        Как и сказала им дежурная в регистратуре, бабушка крепко спала. Коул смотрел, как Эмили осторожно поправляет одеяло под рукой его бабушки и располагает капельницу под правильным углом. Она обращала внимание на такие детали, с такой любовью все делала…
        - Ты выглядишь уставшей,- прошептал Коул, когда девушка встала рядом с ним.
        - Да, я устала. Немножко,- так же шепотом ответила она.
        - Похоже, что устала сильно. Почему бы тебе не сесть в кресло и не вздремнуть?
        Эмили бросила взгляд на огромное кресло с откидной спинкой, стоящее в углу.
        - Оно напоминает скорее двухместный диванчик.- Она взглянула на Коула и добавила: - Честно говоря, ты и сам, кажется, на пределе. Мы могли бы уместиться там вдвоем и подремать, а когда Ида проснется, будем отдохнувшими и бодрыми.
        - Звучит заманчиво,- заметил Коул, беря ее за руку и ведя в угол.
        - Еще как заманчиво,- согласилась Эмили, когда он опустился в кресло, наклонил его спинку и поднял подножку.- Вот только как бы у твоей бабушки не случился вдобавок ко всему еще и сердечный приступ.
        Коул протянул к ней руки. Эмили, ни секунды не сомневаясь, устроилась рядом с ним. Повернувшись на бок, он привлек ее к себе. Девушка прижалась к нему, положила голову на его руку и удовлетворенно, как ему показалось, вздохнула.
        - Милая Эмили,- пробормотал он, целуя ее золотые кудри,- ты…
        - Если ты скажешь, что необыкновенная, я куплю себе какой-нибудь особенный наряд. С блестками.
        Коул хмыкнул. Его настроение вдруг значительно улучшилось, чего несколько часов назад он и представить себе не мог.
        - Вы совершенно особенный человек, Эмили Рейне. И я…- Он сглотнул.- Я благодарен судьбе за то, что ты вошла в жизнь моей бабушки. В мою жизнь.
        Эмили что-то ответила, но совершенно неразборчиво, в полусне.
        Коул прижался щекой к ее щеке и тупо уставился в окно. Это был чертовски трудный день, да и вся неделя тоже. Все происходило шиворот-навыворот. Его обычный график был полностью нарушен. Работа пущена на самотек.
        Как только бабушка выйдет из больницы и он обеспечит ее всем необходимым, следует незамедлительно вернуться к своей нормальной жизни. А когда он снова ощутит твердую почву под ногами и возьмет все под свой контроль… тогда сможет хорошенько проанализировать свои чувства и решить, действительно ли он полюбил Эмили Рейне.
        А если так… Коул закрыл глаза, отказываясь думать, что может прожить всю жизнь шиворот-навыворот.


        Глава восьмая
        Коул придерживал входную дверь для Иды и Эмили и чертыхнулся сквозь зубы, когда бабушка подняла ногу, чтобы переступить через порог. Эмили сразу поняла, что он занервничал.
        Девушка подняла руки, чтобы поддержать Иду, если та потеряет равновесие. Однако старушке удалось благополучно войти в свой дом, и Эмили услышала, как облегченно вздохнул Коул в то же мгновенье, как с облегчением вздохнула она сама.
        - Знайте, вы оба,- твердо сказала Ида, повернувшись к ним лицом,- нам надо все прояснить с этой же минуты.
        - Может, ты сядешь сначала,- посоветовал ее внук.
        - Коул, дорогой,- ответила Ида сухо,- если бы я захотела сесть, я бы села. А я не хочу.
        Коул ухитрился пробормотать «хорошо», а Эмили не произнесла ни слова. Господи, она никогда не видела раньше, чтобы Ида держалась с достоинством королевы!
        - Да, я немного приболела,- начала Ида, смотря куда-то между ними.- Но как вы ясно слышали, доктор, подписывавший мои бумаги на выписку не более часа назад, сказал, что я упрямая старуха. Я ни в коей мере не инвалид и не собираюсь терпеть, чтобы ко мне относились как к инвалиду. Это ясно?
        - Да, мэм,- сказал Коул уважительным, если не кающимся тоном.
        - Эмили!- обратилась, повернувшись к ней, Ида.
        И у Эмили екнуло сердце.
        - А тебе тоже ясно?
        Голос Эмили дрогнул, когда она ответила:
        - Да, мэм.
        - Хорошо.- Ида повернулась и осторожно направилась в гостиную со словами: - А вот теперь, когда мы закончили наш разговор, я сяду.
        Коул, шедший за бабушкой, заметил:
        - В разговоре обычно участвуют более одного человека.
        Ида, опустившаяся в кресло с подголовником, возразила:
        - Можете разговаривать сколько угодно, когда я уйду в свой кабинет, чтобы написать благодарственные письма.- Она повернула голову в направлении софы и спокойно сказала: - Садитесь.
        Они подчинились и сели на некотором расстоянии друг от друга.
        - Вы читали предписание доктора?
        Оба кивнули.
        - И знаете, какие лекарства я должна принимать? И что от них не стоит ждать никаких чудодейственных результатов?
        Оба опять кивнули.
        - Хорошо. Эмили, установили ли уже в Центре балетный станок?
        - Зеркальную стену сделали вчера утром,- доложила Эмили.- А станок установят сегодня около трех. Во всяком случае, так мне обещали.
        - Тогда мне надо быть там в четыре часа, чтобы приступить к занятиям для моей физической реабилитации.
        Коул покачал головой.
        - Не знаю, бабушка. Это…
        - Коул!
        - О господи,- пробормотал он, опустив голову.
        - Понимаю, что вы с Эмили имеете самые лучшие намерения, но я не нуждаюсь, чтобы со мной нянчились, и не потерплю, чтобы меня удерживали. Независимость - штука хрупкая, она не терпит компромиссов. Я не откажусь от своей независимости до последнего вздоха.
        Старушка переводила взгляд с одного на другого, и они послушно ответили в унисон:
        - Да, мэм.
        - Эмили, насколько я помню, тебе осталось чуть более недели до торжественного открытия аугсбургского Центра творчества. Я не ошиблась?
        - Восемь дней.
        - Тебе еще много осталось сделать?
        О, черт!
        - Да, много.
        - Тогда полагаю, что тебе лучше направить свою энергию на завершение твоего проекта, а не крутиться вокруг меня и не ждать, чтобы немедленно подхватить меня, если я завалюсь назад.
        И откуда Ида знала, что она это делала?
        - Коул!- обратилась Ида к внуку.- Насколько я понимаю, ты руководишь бизнесом. Кто тебя замещает сейчас?
        Он запнулся, потом ответил:
        - Мое личное присутствие не настолько необходимо.
        - Вот как?- воскликнула Ида тоном паука, поймавшего муху.- Кто же звонил тебе тогда сегодня утром как раз перед приходом доктора?
        Коул покраснел. Ида уже знала ответ. Они оба поняли, кто звонит, в ту же секунду, как он взял трубку.
        - Джейсон.
        - И что же такого сказал тебе твой помощник? Что заставило тебя выйти из комнаты, чтобы твой ответ не могли услышать?
        Он вздохнул и только молча посмотрел на нее.
        - Совершенно очевидно, что тебе пора вернуться к работе.
        - А что, если я этого не хочу?- возразил Коул.
        Ида медленно подняла седую бровь.
        - Если ты считаешь нормальным отвечать как семилетний ребенок, тогда совершенно определенно тебе пора снова заняться своим бизнесом.- Она снова поочередно посмотрела на них.- Благодарю вас обоих за доброе отношение, за помощь. Я глубоко тронута и навсегда запомню вашу заботу обо мне. И, пожалуйста, поймите, что из любви к вам я категорически настаиваю, чтобы вы оба вернулись к своим делам. И не потерплю никакого дальнейшего обсуждения этой темы.
        Ида поднялась.
        - А теперь с вашего разрешения,- заявила она, выходя из гостиной,- мне необходимо написать уйму благодарственных писем.
        - Ну и ну!- восхищенно сказала Эмили, когда Ида скрылась за дверью.- Никогда не видела ее такой. Тебе не кажется, что инсульт все же повлиял на ее характер?
        - Нет.- Коул откинулся на подушки и обхватил голову руками.- Она еще вела себя с нами спокойно. Жаль, что тебя не было в ту ночь, когда меня домой привели полицейские. Был застукан в Центральном парке купающимся нагишом… Вот тогда я всерьез собирался просить, чтобы меня взяли под охрану!
        Эмили улыбалась, но только до тех пор, пока не проследила за взглядом Коула. Он смотрел в потолок, и мысли его витали где-то очень далеко. Ей был знаком этот взгляд, она знала, что он означает. Не было никакого смысла делать вид, что она ничего не понимает. И никакого смысла оттягивать неизбежное.
        - Так что сказал тебе Джейсон, когда позвонил?- спросила она как можно равнодушнее.
        - На этой неделе подкомитет конгресса проводит слушания по биотопливу. Выступление группы, проталкивающей проект с сахарным тростником, назначено на четверг.
        - И они смогут убедить конгресс в том, что у них есть первичная финансовая поддержка, чтобы их посчитали серьезным игроком на этом рынке?- высказала свое предположение Эмили.
        - Да. Если их воспримут серьезно, тогда правительство выделит средства на дальнейшее развитие проекта.
        - Значит, вся надежда на тебя?
        Он кивнул, все еще глядя куда-то далеко.
        - Чтобы представить наш вариант в четверг, необходимо успеть подготовить документы самое позднее завтра.
        - Насколько я понимаю,- спокойно сказала Эмили,- тебе нужно отправиться в Луизиану сегодня.
        - Вероятно, меня хотят увидеть до заседания подкомитета. Чтобы я подготовил экономические выкладки и пообщался кое с кем во время коктейлей лично.
        - Как ты думаешь, эти заседания конгресса будут транслировать? Мне бы хотелось увидеть тебя в действии.
        В первый раз с того момента, как Ида вышла из комнаты, Коул устремил свой взгляд на Эмили.
        - Ты предполагаешь, что я все же уезжаю?
        - Это не предположение,- холодно возразила она.- Я поняла сразу же, как только ты возвратился в комнату после разговора с Джейсоном, что все уже решено.
        Коул оторопел, но уже через секунду пришел в себя.
        - Да? Как ты догадалась?
        - Ты был спокоен, сосредоточен. И я поняла. Ида тоже поняла. Она говорит, что в такие моменты у тебя взгляд охотника.
        Он на мгновение задумался, потом с решительным видом достал свой телефон. У Эмили все оборвалось в душе.
        - Привет, Джейс, как там наши пилоты?- спросил Коул, а она задумалась над тем, как ей суметь достойно выйти из этой ситуации.
        Эмили встала и взглянула на дверь, подумав, что, возможно, им обоим было бы легче, если бы она ушла, пока Коул разговаривает по телефону.
        - Хорошо. Я еду,- пообещал он своему помощнику.- Договорись и все подготовь. Встретимся в аэропорту.- Он убрал телефон и встал со словами: - Со стороны залива надвигается шторм, который на три дня зависнет над юго-востоком. Мне необходимо успеть вылететь до этого.
        Эмили кивнула и заставила себя улыбнуться.
        - Тогда я пожелаю тебе счастливого пути и успешных переговоров. Не буду мешать.
        - Послушай, Эмили,- ласково сказал Коул.- Мы провели замечательное время, но…
        Снова зазвонил его телефон.
        - Что, Джейс?- процедил он, сквозь зубы.- Да, действуй… Подожди секундочку,- попросил ее Коул, держа большой палец на кнопке телефона.- Мне надо…
        Телефон зазвонил, и он тут же поднес его к уху.
        - Здравствуйте, мистер Брисбен. Да, это я.- Последовала пауза, после которой Коул подошел к своему письменному столу.- Да, мой помощник прислал мне факс сегодня утром. Я только что вошел и не успел еще взглянуть на него. Да, он передо мной. Мне понадобятся Фонтейн, Ричарде и Беллю, а также Тинли, если он успеет за такой короткий срок.
        Коул продолжал говорить, отдавать какие-то распоряжения, когда Эмили послала ему воздушный поцелуй, которого он не видел, и вышла из дома. Она повернула ключ в замке зажигания, надеясь, что звук работающего двигателя заставит Коула выйти на крыльцо и помахать ей рукой. Этого не случилось.
        - Он миллионер,- сказала она себе, выезжая с дорожки и направляясь к зданию склада.- А миллионеры живут для того, чтобы делать большие деньги. Это сродни наркомании.
        Эмили оставалась внешне невозмутимой, пока не закрыла за собой дверь своей квартиры. Звук щелкнувшей щеколды эхом отозвался в сердце и наполнил душу такой пустотой, о существовании которой девушка даже не подозревала.
        Слезы навернулись ей на глаза и потекли по щекам, когда Эмили, ничего не видя, пошла к своей кровати. Свернувшись калачиком и крепко прижав к сердцу подушку, она зарыдала.
        - Еще порцию виски, мистер Престон?
        Коул отвернулся от иллюминатора и взглянул на стюардессу.
        - А сколько я уже выпил?
        - Две.
        - Пожалуй, мне лучше остановиться,- признался он.- Ничего хорошего не будет, если экипажу придется сводить меня по трапу, когда мы приземлимся.
        - Да, правда. Хотите что-нибудь перекусить?
        От одной только мысли о еде ему стало плохо. Он покачал головой и снова взглянул в иллюминатор.
        Взяв мобильник со столика, Коул открыл его и тупо уставился на дисплей, вдруг сообразив, что не записал номер Эмили. Он никогда не звонил ей. Ни разу. Она просто всегда оказывалась на месте, когда он хотел найти ее. И приходила к нему, даже без его просьбы, каждый раз, когда понимала, что нужна ему. Она стала неотъемлемой частью его каждодневного существования, и он никогда не спрашивал ее номер телефона, потому что ему и в голову не приходило, что может наступить время, когда ее не окажется рядом.
        Он набрал номер бабушки. На третьем звонке та ответила.
        - Привет, бабуль. Как дела?
        - Все хорошо, Коул.
        Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться.
        - Ты ходила сегодня в Центр, чтобы позаниматься у станка?
        - Ходила. Станок просто великолепный. Эмили делает все с таким шиком, таким… Проще говоря, классно.
        Да, видит Бог, Эмили классно делает все…
        - Как ты позанималась? Не слишком переутомилась?
        - Совершенно нет. Я понимаю, что не в форме для танцев, и знаю, как себя вести.
        Он сделал еще один глубокий вдох.
        - А Эмили тебе помогала?
        - Я разрешила ей быть поблизости, чтобы она не нервничала. Но мне не требуется никакой помощи, Коул.
        - Конечно,- сказал он.- У тебя случайно нет ее телефона?
        - Нет. Он мне никогда не был нужен. Если мне надо поговорить с Эмили, я просто нахожу ее.
        - Как ты понимаешь, бабуль, не могу же я это сделать, находясь на высоте в двадцать тысяч футов!..
        Коул не хотел показывать, что расстроился, но досада в его голосе говорила об обратном. Он собрался извиниться.
        Бабушка не дала ему сделать это, ласково сказав:
        - Коул, дорогой… Ну какой же ты все-таки сосунок.
        - Бабушка!
        - Я предполагаю, что, если тебе действительно важно разговаривать с Эмили по телефону, ты бы постарался узнать ее номер перед своим отъездом.
        Вот она, расплата за хладнокровие.
        - Ты не могла бы узнать у нее телефон и сообщить мне?- напрямую попросил Коул.
        - Нет. Я сделала свое дело, сведя вас с Эмили. Ты сам в ответе за то, как воспользовался этой возможностью. А теперь я с сожалением вынуждена закончить разговор. По телевизору начинается передача «Танцы со звездами», а я ее никогда не пропускаю.
        Коул знал, что заставить бабушку изменить данное решение невозможно.
        - Доброй ночи, бабушка.
        - Счастливо.
        Он выключил телефон и устремил пристальный взгляд на кабину пилотов. В голове был полный сумбур. Бабушка подстроила все. Сознательно. Вся эта история с ликвидацией части ее инвестиционных бумаг, чтобы передать деньги Эмили, была уловкой. Хитростью, чтобы заманить его в Аугсбург и удерживать до тех пор, пока его не… обольстят. Пока его не обольстит Эмили Рейне!
        Нет, тут он погорячился. Эмили такая же жертва сводничества его бабушки, как и он. Коул был абсолютно уверен в этом и мог бы поклясться хотя бы этим проклятым самолетом.
        И по мере того, как он занимался честным анализом, становилось ясно, что никто никого не обольщал. Их чувство было взаимным с первого же момента. Еще никогда он с таким удовольствием не ощущал, что остальной мир не существует для него, и не чувствовал себя таким… любимым.
        Коул закрыл глаза, ощутив полноту всего происшедшего с ним. Бабушка подставила его. Подставила любящему сердцу Эмили Рейне для обольщения!..
        А как же он распорядился таким драгоценным незаслуженным подарком? Выбрал свой бизнес, а не Эмили Рейне. Просто поджал хвост и убежал.
        Невозможно найти слова, чтобы описать, каким болваном он был и как бездарно все разрушил!


        Глава девятая
        Эмили отступила на шаг, чтобы оценить свою искусную работу. Работу, да, но отнюдь не искусную, решила девушка, когда увидела, что буква «Т» в слове «Торжественное» была на добрых три дюйма меньше буквы «О» в слове «Открытие». Что касается остальных букв, то все они вообще завалились вправо. Еще одна неудача в длинном списке того, что было загублено или забыто за последние два дня. Стараясь не особенно переживать, Эмили бросила кисточку в банку с водой и присела на одну из оставленных ей добрыми электриками катушек проволоки.
        Она мечтательно подумала о том, как проснется завтра, отдохнувшая и с нормально работающими мозгами.
        - Когда вы хотели бы разгрузить машины, мэм?
        Эмили бросила взгляд через плечо. Какой-то мужчина в сером рабочем комбинезоне с карточками на груди, на одной из которых значилось его имя «Джордж», а на другой - «Государственная доставка», стоял возле дверей грузового отсека. Он протянул ей дощечку с прижатыми к ней листочками.
        - Какие машины?- спросила Эмили, поднимаясь.
        - Давайте посмотрим, что там у меня,- ответил мужчина, листая бумаги.- Рейки, строгальные станки, столярные верстаки, пилы, сверлильные станки и ручные инструменты.
        Сжав пружинку на дощечке, служащий вынул листочки.
        - Вот квитанции,- сказал он, протягивая их ей.- Мне нужно, чтобы вы поставили свою подпись возле галочки.
        - Простите, но тут, должно быть, какая-то ошибка. Я ничего этого не заказывала. У меня нет таких денег!
        - Чек снизу,- сказал Джордж.- Наверное, мне следовало положить его сверху. Извините.
        Эмили вытащила чек. На нем значились ее имя и адрес. А еще… Она опустила взгляд под колонку цифр и на итог внизу. Сумма была такой запредельно огромной, что даже ее сбитый с толку мозг немедленно отреагировал.
        - Кто приобрел все это?- спросила девушка, поспешно переворачивая квитанцию, чтобы посмотреть, не - написано ли чего на обратной стороне.
        Там ничего не оказалось.
        - Не знаю, мэм. Мне дали документы, дали адрес и отправили. Мне ничего больше не нужно знать.
        Господи, как хорошо, что ее мозги снова заработали. Ей так этого не хватало!
        - Я действительно думаю, что произошла ошибка,- настойчиво повторила Эмили.- Вы не подождете с разгрузкой несколько минут, пока я не позвоню в магазин?
        - Конечно.
        Идя в свой офис, Эмили с благодарностью подумала о Бэт, которая напомнила ей сегодня утром поставить мобильный телефон на зарядку. Девушка снова бросила взгляд на чек. Боже всемогущий!
        Ида сидела в офисе на стуле и надевала балетные туфли, когда Эмили вошла туда и схватила свой телефон.
        - Какие-то проблемы, дорогая?- спросила Ида.
        - Сюда подъехал огромный грузовик, доверху набитый новенькими станками и инструментами, которые, по словам водителя, кто-то купил для меня,- объяснила девушка, дрожащей рукой набирая номер магазина.
        - Возможно, твой Таинственный Санта решил, что ты заслуживаешь больше того, что он тебе уже дал.
        - Мой Санта присылает деньги.
        В этот момент Бэт распахнула дверь и, задыхаясь, воскликнула:
        - Эмили! К северной стороне здания подъехал грузовик с оборудованием для кухни. Рабочие спрашивают, через какую дверь его лучше вносить. Где ты взяла деньги на такую роскошную профессиональную кухню?
        О господи!..
        - Я не покупала никакой кухни,- уверила Эмили подругу и, схватив телефон, бросилась к двери.- Равно как станки и инструменты.
        Грузовик оказался там, где сказала Бэт. Водитель был в синем комбинезоне. Его звали Эдмон, и он работал на фирму «Эксклюзивные кухни и другое». Она слышала о них. Высококачественные. Дорогие.
        Эмили сразу перешла к делу:
        - Сэр, боюсь, что это чья-то глупая шутка. Я не заказывала никакой кухни. Очень сожалею, что вы проделали весь этот путь, но вам придется везти все обратно…
        Водитель терпеливо ждал, пока клиентка закончит свою тираду.
        - За это тоже заплачено, Эмили,- раздался за ее спиной голос.
        Спокойный. Уверенный. Коул. Ее сердце забилось, ноги подогнулись. Еле дыша, Эмили вскинула голову и медленно обернулась, радуясь, что он не узнает, как лихорадочно бьется ее сердце.
        Коул стоял у входной двери, засунув руки в карманы брюк защитного цвета. Его черные волосы, как обычно, касались воротника рубашки. В его глазах светилась слабая надежда, когда их взгляды встретились… Ее предательское сердце забилось еще сильнее.
        - Ты купил все это,- сказала девушка то, что было и так очевидно.
        Констатация факта, не более того. Ничего другого она сделать не могла.
        - Покажи им, где ты хочешь установить кухню,- спокойно произнес он.- А потом поговорим.
        Господи, она не желала разговаривать. Не желала думать. Ей хотелось, чтобы он обнял ее, прижал к своей груди и сказал, что любит ее всем сердцем. Хотя вряд ли это было бы уместно сейчас. Мысль о том, что кто-то видит, как она пытается держать себя в руках…
        - В моей квартире,- спокойно сказала она и прошла мимо него.- Через двадцать минут.
        Коул смотрел ей вслед и еле сдерживался, чтобы не броситься к ней, обнять ее и умолять простить его, умолять снова пустить в свое сердце. Он понимал, что очень обидел Эмили, что повел себя невероятно глупо и эгоистично. Он хотел, чтобы у них все наладилось. Прямо сейчас. Но решение было за Эмили, и у него нет другого пути, как позволить ей сделать это на ее условиях и в выбранное ею время. Он глубоко вдохнул и подставил лицо весеннему солнцу, стараясь отогнать страх и продумать, что и как сказать, когда истекут двадцать минут и вся его жизнь будет поставлена на карту.
        Ей понадобилось тридцать минут. Пять на то, чтобы показать Джорджу, где столярная мастерская, десять, чтобы направить Эдмона к Бэт, и пятнадцать, чтобы ее сердце успокоилось, а руки перестали дрожать.
        Поднявшись с подлокотника софы, когда Эмили вошла, Коул повернулся к ней. Он начал говорить, но она прервала его, тихо сказав:
        - Ведь ты должен был быть сегодня в Вашингтоне,- и направилась в кухню под предлогом того, что ей надо достать напитки из холодильника.
        Все что угодно, только бы не оказаться с ним лицом к лицу и не смотреть ему в глаза! Все что угодно, лишь бы он не заметил ее волнения!
        - Они могут обойтись без меня. У меня есть более важное дело.
        Ей страшно хотелось, чтобы Коул сказал, что именно она самое важное дело для него, но поскольку он не…
        - И изображать Санту для тебя важнее, чем выступать перед конгрессом?
        - Сегодня бабушка в роли этого Таинственного Санты, Эмили,- спокойно сообщил он ей.- Не я. Я только продал несколько ее ценных бумаг, чтобы покрыть все расходы.
        - Я никогда не просила ее делать это,- возмутилась Эмили. Ее пульс лихорадочно забился.- Никогда не просила ее…
        - Я знаю,- тихо, но твердо перебил он ее.- Я теперь знаю многое, чего не знал еще пару дней назад, когда уезжал отсюда. Бабушка провела нас обоих. Ида подтвердила, что ее слова о том, что она хочет передать тебе деньги, были выдумкой. Она знала, что я все брошу и примчусь в Аугсбург, чтобы положить конец ее огромным пожертвованиям.
        - Что ты и сделал.
        - Этого следовало ожидать, правда?- сказал он со слабой улыбкой и пожал плечами.- Бабушка хотела, чтобы мы встретились, и поняла, что это самый быстрый и надежный путь. И все сработало так, как она планировала.
        - Значит, Ида - сваха,- подытожила Эмили, вспоминая все комментарии Иды, все брошенные ею взгляды, все ее вопросы.
        Теперь, когда все открылось… Черт возьми, ей с самого начала следовало понять, что задумала ее подруга. Она бы избавила себя от стольких страданий, если бы все знала и пресекла в корне!
        Коул кивнул.
        - Я даже не представлял, что у нее незаурядные способности в таком деле.
        - Что ж,- заметила Эмили, решив, что может, по крайней мере, оставаться любезной,- во всяком случае, ей удалось распознать потенциал для хорошей сексуальной совместимости. Эта часть была действительно великолепна. Но остальное…- Эмили набрала побольше воздуха в легкие и попыталась сдержать дрожь в коленках.- Послушай, если намерение дать мне большую сумму пожертвований было уловкой, чтобы заманить тебя сюда и заставить нас встретиться, зачем ты продавал ее ценные бумаги? Почему позволил ее уловке стать реальностью?
        - Потому что она хотела сделать это, и было бы неправильно с моей стороны вставать на ее пути.
        Неожиданное объяснение. Может, не единственное? Имеет ли смысл надеяться, что все это не закончится сердечным крепким рукопожатием и пустым обещанием держать связь?
        С бьющимся сердцем и пересохшими вдруг губами Эмили потянулась за стаканом содовой и сделала большой глоток. Нельзя сказать, что это очень помогло, но, по крайней мере, дало шанс собраться с мыслями.
        - Похоже,- сказала она,- что твое мнение разительно изменилось за последние сорок восемь часов.
        Наконец-то! Слава богу, они наконец-то приступили к тому, что действительно должно быть сказано. Коул подавил желание обогнуть кухонную стойку и обойтись без лишних слов. Вместо этого он медленно кивнул и признался:
        - Я о многом думал в последние несколько дней, Эмили. В том числе о бабушке и ее благотворительных устремлениях. Ты права. На все сто процентов и даже больше. Это ее деньги, и она хочет использовать их, чтобы сделать мир лучше. Я не имею никакого права вставать на ее пути.
        - Как далеко простирается эта твоя новая идея? Распространяется ли она на финансирование словаря разговорного языка китов? Или только на то, чтобы покрыть расходы на кухню и деревообрабатывающие станки для меня?
        - Я совершил ряд глупостей в последнее время,- признался Коул,- но не настолько глуп, чтобы пытаться вернуть таким путем твое расположение.
        Эмили удостоила его за честность легкой улыбкой, а потом спросила:
        - Ну, теперь ты видел, что все подарки Иды доставлены… Что дальше? Отправишься в Вашингтон?
        - Нет.
        - А мне казалось, твои подопечные хотели, чтобы ты приехал и представил их проект конгрессу.
        - Все ясно и просто, Эмили,- ответил Коул бодро и искренне.- Я не хочу быть там. Я хочу быть здесь. С тобой.
        С тобой. Ее сердце переполнилось радостью, а душа запела. Внутренний голос печально предупредил ее, что она хватается за надежду, которая может оказаться несбыточной. Эмили поскорее поставила стакан с содовой на стойку, чтобы Коул не увидел, как сильно вдруг задрожали ее руки.
        Изо всех сил стараясь, чтобы ее голос не дрогнул, она спросила:
        - И как долго ты собираешься пробыть здесь на этот раз?
        - Все зависит от тебя.
        Да, именно так. И она должна прочертить некую границу, чтобы Коул знал точно, где она проходит. И как бы это ни было больно, надо прочертить ее сейчас.
        - Коул.- Она обошла вокруг стойки и встала рядом с ним.- Я поняла, что мне не нравится, когда меня оставляют. Это ранит. Глубоко.
        Он кивнул, словно поняв, потом медленно провел пальцем по ее губам и прошептал:
        - Что надо сделать для того, чтобы ты дала мне еще один шанс?
        Еще один шанс для чего?- подумала она, хотя сердцем понимала, что это не имеет значения. Он здесь, и они вместе. В любви не бывает гарантий.
        - Еще один шанс сделать все правильно, Эмили,- пробормотал Коул, нежно взяв ее лицо в свои ладони.
        Девушка подняла на него глаза, и он увидел в ее вопросительном взгляде надежду.
        - Я никогда не был так опустошен и одинок, как в последние два дня,- признался он, вкладывая отчаяние своего сердца в каждое слово.- Я обращался к тебе тысячу раз, но тебя не было рядом. Я протягивал руку, чтобы прикоснуться к тебе, но тебя не было рядом. Весь этот бизнес, все эти дела… Я не ведал, что подписываю, Эмили. Просто ставил подпись на бумагах, чтобы поскорее отделаться и вернуться к тебе. Я не хочу провести остаток своей жизни, страдая без тебя. Это ужасная и глубокая боль. Пожалуйста, Эмили. Пожалуйста, дай мне еще один шанс. Позволь доказывать каждый день нашей жизни, как сильно я тебя люблю.
        С сердцем, переполненным радостью, Эмили улыбнулась ему.
        - Я люблю тебя всем сердцем, Коул!..
        От радости у него едва не подогнулись колени. Коул обнял Эмили и крепко прижал к себе. Сила ее бесконечной любви и нежности наполнила его абсолютной уверенностью в том, что его сердце и душа наконец обрели покой.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к